Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Медведев Михаил: " Контрольное Вторжение " - читать онлайн

Сохранить .
КОНТРОЛЬНОЕ ВТОРЖЕНИЕ Михаил МЕДВЕДЕВ


        # Осень 2036 года.
        По окончании Третьей мировой войны Россия лежит в руинах, ее территория поделена на оккупационные зоны между странами НАТО, а население медленно вымирает. Что может сделать в такой ситуации настоящий русский патриот? Разве что изобрести машину времени и, вооружившись историческими знаниями, вернуться в прошлое, чтобы решительно переиграть те события, которые привели к краху некогда великого государства. Ученые Петр Васнецов, Александр Титов и Борей Готлиб так и поступили. И Россия действительно была спасена от последствий проигранной мировой войны. Правда, в результате у края пропасти оказалась вся планета. Грань между временами и пространствами была разорвана, и на человеческую цивилизацию обрушился сокрушительный удар коварного врага из параллельной реальности...


        ОГЛАВЛЕНИЕ:

        Михаил МЕДВЕДЕВ


        КОНТРОЛЬНОЕ  ВТОРЖЕНИЕ

        Пролог

        Осень 2036 года выдалась теплой. Кроны деревьев пылали большими добрыми кострами, и их не могла погасить путающая близость стылого ноября. Пожухшая листва еще скрывала облупленные фасады домов, но очень скоро зыбкая разноцветная пелена осыплется на асфальт, и голые ветви кленов перечеркнут стены и небеса четкими черными линиями.
        Пронзительно ясная погода обернется сырым туманным маревом, и люди привычно закутаются в плащи и куртки, отгородившись зонтами от слякотных небес.
        Веселые прохожие превратятся в серые тени на фоне унылого дождя и будут созерцать неуютный мир пустыми безразличными глазами. Но это будет потом. Может быть, завтра, может быть, на следующей неделе. А если у нас все получится, то плохая погода не наступит никогда, потому что этот мир исчезнет. Его едва уловимые следы сохранятся только в нашей памяти, а мы запомним его залитым призрачным осенним солнцем на фоне пронзительно-голубого неба, слегка испачканного ватными клочками облаков.
        Покрышки моего старенького «Опеля» тихо прошуршали по опавшим листьям, украсившим мостовую яркими пятнами собственных трупов. За сотню метров до неработающего светофора я привычно сбросил скорость и дисциплинированно показал правый поворот, хотя сзади никого не было. Мягко покачиваясь на выбоинах, машина неспешно въехала в захламленный двор старинного петербургского дома. У дома, как у человека или собаки, было имя. Его звали дом Перцова. Когда-то давно, после того как рухнула одна из стен, его было решено снести. Судебные исполнители и жандармы распихали жильцов по барачным поселкам в пригородах, после чего суета затихла, ибо где-то в бюрократических джунглях городской администрации что-то не срослось.
        Недобитый каменный монстр продолжал жизнелюбиво взирать на окрестности черными глазницами разбитых окон. Теперь он верно служил своим новым тайным хозяевам и надежно хранил их страшные секреты.
        Чтобы добраться до нужного парадного, мне пришлось объехать дворовый скверик, украшенный скелетированными останками больших деревьев, два раза свернуть направо и миновать арку, покрытую хитросплетениями глубоких трещин. Скромный «Форд» Титова, как обычно, приткнулся между ржавым мусорным баком и расплющенным контейнером с эмблемой морского порта. Непритязательный в обыденной жизни Сашка Титов и с машиной обращался с показушной небрежностью. Вот и сейчас несчастный
«Форд» был не заперт, а в замке зажигания доверчиво торчал ключ. От кражи Сашку спасала исключительная дряхлость его драндулета и мистический ужас, вызываемый нашей компанией у местных уличных банд.
        Я припарковался позади «Форда» с таким расчетом, чтобы Борей тоже смог впихнуть в маленький дворик свою коллекционную «Ладу» с золотистыми бамперами. Сегодня на нашей стоянке будет тесновато. Сразу три машины встанут здесь на вечный прикол. Чудом уцелевшие окрестные бомжи получат достойную награду за волю к жизни. Уже завтра самые смелые и жадные из них смогут завладеть дюжиной отличных высоколиквидных колес, и им не суждено будет разделить печальную участь собратьев, чьи скорбные останки покоятся ныне на воистину черной лестнице. Уверен, что пройдет всего три дня, и все три машины будут обглоданы до металлических каркасов. А еще через недельку не останется следов и от остального железа. Отбросы общества работают лучше и быстрее, чем ржавчина и гнилостные бактерии.
        Я хлопнул дверцей чуть сильнее и торжественнее, чем обычно, и, с трудом перебравшись через кучу древнего мусора, взобрался на разбитые ступени крыльца. Крысы брызнули в стороны, как ошметки взрывающегося апельсина в рекламе сока. Только розовые пятки засверкали в пыльном сумраке парадного. Уважают, твари. А ведь поначалу и в грош не ставили. Кроме поспешно ретировавшихся грызунов, на ступенях лестницы обнаружился представитель племени хомо сапиенс. Он лежал в луже собственной мочи и рвоты. Не местный?
        А может, напился так, что совсем страх потерял? Надо бы поколотить наглеца для его же пользы. Я поднял ногу, но сразу же опустил ее обратно. Жалко пачкать обувь, да и силы уже не те. Старость берет свое, и порой мне бывает проще пристрелить человека, чем аккуратно его покалечить. Пусть спит. Тем более что у меня осталось всего два патрона. Зачем мне больше, если сегодня мы все умрем?
        Я переступил через бродягу, миновал лестничный пролет и остановился на площадке второго этажа. Здесь остро воняло испражнениями, плесенью, пылью и тленом. Заурядные ароматы мертвого дома, умирающего города, погибшей Империи. Я не шевелился. Ждал, когда отработает сторожевая схема. Спешка на этой лестнице могла привести к тяжелым увечьям и преждевременной смерти. Из темного угла на меня молча пялился глазок видеокамеры. Красный индикатор казался чужеродным порождением порядка во враждебном хаосе мироздания. Мне всегда хотелось швырнуть в него камнем. Прошло пять минут, телефон в моем кармане молчал. Пришлось достать трубку, отыскать в списке контактов Сашкин номер и нажать кнопку вызова.

        - Васнецов? Вижу тебя. Сейчас отключу схему, - прогудел в трубке голос моего старого друга. - Готово. Поднимайся.
        Я начал медленно карабкаться по ступеням. До четвертого этажа все шло хорошо, но потом возраст напомнил о себе. Начала душить одышка, мелко затрепетало в груди изношенное сердце. Пришлось остановиться у оконного проема, в котором давно уже не было ни стекол, ни рам. Чем дальше от грешной земли, тем чище воздух. Наверное, поэтому рай всегда располагают на небесах. В раю должно легко дышаться. Жаль, проверить не получится. Не достоин я рая, а вот познакомиться с климатом в аду, наверное, доведется. Я долго стоял, опершись на потрескавшийся подоконник. Дышал.
        Взгляд лениво блуждал по серым стенам за окном, по деревьям, растущим прямо сквозь ржавые крыши. Этот дом чем-то напоминал мне меня самого, хотя и был гораздо старше. Он тоже подзадержался в этом мире.
        У него тоже не было внуков, с которыми можно нянчиться по вечерам. У него даже не было старенького верного «Опеля». Я представил себе свою смерть, которая должна наступить через несколько часов. Из-за электромагнитной пульсации в придуманных Сашкой обмотках температура внутри моей черепной коробки поднимется до девяноста пяти градусов. От такой жары должны лопнуть глаза и из глазниц повалит густой желтоватый пар. Я во всех подробностях вспомнил, что происходило с подопытными бомжами, но почему-то жуткая картина на этот раз не испугала меня. Наоборот, мне стало легче, и мое сердце начало биться спокойнее. Оставшиеся лестничные пролеты покорились мне с удивительной легкостью.
        Дверь на шестом этаже оказалась гостеприимно распахнутой. Александра нигде не было видно. Очевидно, обесточив защитный контур и отперев замок, он сразу же вернулся к своей аппаратуре. Его беззаботность в вопросах безопасности не имела никаких разумных пределов. Когда он работал над какой-либо проблемой, то забывал обо всем остальном. Настоящий маньяк науки, и в этом был его главный и, наверное, единственный плюс. Если бы не он, проект не сдвинулся бы с мертвой точки ни на сантиметр. Борей классно генерирует безумные идеи, но как только дело доходит до их воплощения, он становится молчаливым и скучным. Только термоядерная энергия Александра толкает проект вперед.
        Чем сложнее задача, тем с большим упоением Сашка бьется над ней. Его способности воплощать в железе все что угодно, абсолютно безграничны.
        Постороннему может показаться, что в этой компании талантов я человек лишний. Наука и я - понятия совершенно несовместимые. Слово «интеграл» вызывает у меня десятиминутный приступ зевоты, а изначальный смысл такого понятия, как синус, утерян мною лет пятьдесят назад. Зато я умею хорошо стрелять и драться. Точнее умел раньше, но даже того, что осталось, вполне хватает для успешной охоты на бомжей. Кроме того, за участие в проекте мне обещана вторая молодость. Неплохая награда, правда?
        Я миновал железную дверь и аккуратно закрыл ее за собой, отсекая жидкий поток света, льющегося с лестницы. Стало темно. Для порядка я пощелкал выключателем, но, как и ожидал, результата не добился. Пришлось немного подождать, пока привыкнут глаза. Пахло тухлятиной, канифолью и прокисшим табачным дымом. Когда очертания стен проступили сквозь тьму, я повесил плащ на ржавый гвоздик и двинулся по длинному коридору. Время от времени мы устраивали субботники и выносили весь скопившийся мусор в ближайший двор-колодец, однако наш очистительный энтузиазм почему-то никогда не затрагивал конкретно это место, поэтому здесь прекрасно сохранились все культурные слои. При строительстве дома в начале XX века захваченное нами помещение отделывалось, как богатая просторная квартира, с залом для приемов, несколькими спальнями и комнатой прислуги. Позже, при смене социального строя, квартира превратилась в коммуналку, о чем свидетельствовало несколько абсурдно рассекающих богатую лепнину перегородок. Великая война оставила следы бумажных крестов на уцелевших стеклах. Перестройка ознаменовалась новыми революционными
преобразованиями. В расселенной коммуналке разместился небольшой офис, маленький спортивный зал, парикмахерская и крошечное кафе на три столика. Очевидно, бывшую квартиру оккупировал элитный спортклуб для очень узкого круга посвященных.
        Скоротечная Третья Мировая расколола страну на сотню неравных кусков. После обретения Петербургом независимости старой элите стало не до физкультуры.
        Трупы городских вождей несколько недель украшали фонарные столбы на Невском проспекте. Новые правители вели себя скромнее прежних и не нуждались в эксклюзивных клубах. Потеряв клиентов, а может быть, и хозяев, заведение быстро пришло в упадок. О неожиданности краха говорило то, что большая часть оборудования не была ни распродана, ни разворована. В те тяжелые времена даже мародеры не всегда справлялись со своими обязанностями. Пару компьютеров мне даже удалось включить, и они напомнили мне о молодости, продемонстрировав незабываемый загрузочный экран «Виндоуз Икс Пи».

        - Александр, - крикнул я. - Сашка!
        Бродить в одиночестве по логову нашей банды было неприятно даже мне. Помимо доисторических компьютеров и акустических колонок странной сферической формы, за каждым углом здесь мог таиться самый настоящий скелет с остатками гнилого мяса на почерневших ребрах. Укусить не укусит, но аппетит испортит всерьез и надолго.

        - Здесь я, - почти сразу отозвался Титов из большой лаборатории, бывшей некогда маленьким спортзалом.
        Я обошел развалины стола с расколотой столешницей, толкнул тяжелую дверь и проник в помещение, где вскоре завершится моя суматошная жизнь. Три больших окна были надежно заколочены фанерой и задрапированы большими кусками темно-синей ткани. Благодаря почти военной светомаскировке мы могли безбоязненно включать свет любой мощности, не привлекая ничьего внимания.
        Александр корпел над настройкой главной схемы.
        Стоя на четвереньках, он запустил руки в потроха установки. Его высокий умный лоб был покрыт каплями пота, окладистая седая бородка тряслась от усталости и усердия.

        - Помочь? - предложил я.

        - Ходи в задницу, криворукий урод. - Грубо поблагодарил меня Сашка.
        Он все еще дулся на меня за то, что я заподозрил его в краже бутылки коллекционной водки. Но ведь кто-то же ее выжрал! И это абсолютно точно был не я и не Готлиб, который тогда несколько недель вообще не появлялся в лаборатории. Значит, Сашка. Больше некому.
        Только он способен употреблять тайком и в одно рыло.
        Дескать, гению нужен допинг. Я беззлобно пнул гения носком ботинка по лодыжке и совершил свой всегдашний круг почета вокруг главного стенда. Нет, не так. Вокруг Главного Стенда. Оба слова с большой буквы. Каждый раз, когда я видел сие величественное сооружение, меня переполняло благоговение перед человеческим разумом. Если бы я был верующим, то, наверное, крестился бы, глядя на нашу чудо-машину. Правда, внешне она выглядела не очень презентабельно. Цилиндрический помост, склепанный из гулких листов железа, был похож на пожарную цистерну диаметром четыре метра и высотой полтора метра. Одновременно он смахивал на гигантский барабан. Если пройти по нему, чеканя шаг, то грохот будет слышно даже на улице. Очень большой, смешной и неуклюжий предмет, но именно в нем были сокрыты самые сакральные интегральные схемы и уникальные, почти магические, приборы, нужные для трансляции личностной матрицы во времени и пространстве. Стоп! Вру. Только во времени, хотя и подобной мелочи вполне достаточно, чтобы отважиться на крупную авантюру.
        По моему дилетантскому мнению, у нас получилась очень красивая машина времени. Ничего, что она сильно смахивала на ржавую бочку. Любую вещь нужно видеть в перспективе, а у этой вещи была огромная перспектива. За листовым железом стокаратными алмазами сверкали прорывные озарения и гениальные догадки, способные своим блеском ослепить любого мудреца. К счастью, я был достаточно глуп, чтобы остаться зрячим, и достаточно образован, чтобы ежедневно наслаждаться грандиозным достижением человеческой мысли.
        Кроме прекрасной защиты от помех, железный цилиндр служил еще и пьедесталом для трех анатомических кресел. Подобно царским тронам они возвышались на полутораметровой высоте и, словно электрические стулья, были опутаны тугими пучками проводов.
        По лесенке, напоминающей корабельный трап, я вознесся к приготовленному для меня трону. На подлокотнике красовалась привинченная Бореем медная табличка с моим именем: «Петр Васнецов». Любит он дешевые изыски. Наверняка сам гравировал буквы на полированной пластинке. Я придирчиво осмотрел подголовник. Сашка должен был переделать его. Именно из-за неудачной конструкции подголовников нам пришлось отложить старт. На первый взгляд ничего не изменилось. Такое же, как и вчера, фиксирующее кольцо на трех металлических прутьях. Те же любовно приклеенные кожаные прокладки, нужные только для того, чтобы не поранить кожу зажимами, когда в черепе закипит мозг. Вроде бы все по-прежнему. Хотя нет. Вот отличие.
        Из мягкого поролона торчали кончики трех алчно поблескивающих сверл.

        - Зачем это? - осведомился я.

        - Что зачем? - буркнул Александр.

        - Сверла зачем?

        - Идейка одна возникла. - Он посмотрел на меня водянистыми глазами сытого болотного упыря. - Понимаешь, Петруха, кости экранируют излучение головного мозга. Сильно экранируют. Отправляться с целым затылком в прошлое - все равно, что по мобиле из лифта звонить. Такие дела.
        Пару минут я пытался понять полученную информации. Несмотря не беспредельное напряжение интеллекта, мне не удалось разгадать, какая связь существует между мобильными телефонами в лифтах, сверлами в подголовниках и мозговым излучением, в существование которого я, если честно, не очень-то и верил.

        - И что? - осторожно уточнил я.
        Взгляд Титова в одно мгновение стал бешеным.

        - Готлиб, тля лабораторная, выдрожор канючий, не работал с человеческим мозгом! Мышей портил и прочую мелкокостную дрянь. Потому результат у него всегда был хороший. - Сашка вскарабкался на помост и встал в позу Ильича у Финляндского вокзала. - Составляющую по времени можно получить только от человека, - громогласно провозгласил он. - Я говорил этому гетерогопнику, что нужно больше экспериментировать, а ему, видишь ли, жалко материал. Они, видишь ли, люди. А когда мы для решающих опытов бомжар начали в кресло пихать, то никаких гарантий добиться не могли. Фифти-фифти. Или получится, или не получится. Куда это годится? А вчера меня как жахнуло. Ой, думаю, недаром для правильного открытия третьего глаза реальные пацаны черепок себе сверлят. Померил. И точно, в глазнице напряжение выше. Понимаешь?
        Он постучал себя пальцем по лбу. Звук получился гулкий.

        - Тебя не стыренной бутылкой случайно жахнуло? - рассудительно поинтересовался я. - Нам не смотреть, нам информацию перемещать надо. На хрена нам третий глаз во лбу?

        - Предлагаешь багажник просверлить? - Александр серьезно кивнул. - Логично. Для ускорения. - Он обхватил меня за плечи и возбужденно запыхтел в ухо. - Без костного экрана надежность передачи очень сильно повышается. Соответственно время удержания канала сокращается, следовательно, появляется возможность дублирования информации. - По его лицу расплылась мечтательная улыбка. - В результате вероятность положительного исхода поднялась с сорока четырех до девяноста двух процентов. Понимаешь, Петька, что это значит?

        - Мы больше не смертники? - потрясенно выдохнул я. - Ты настоящий Дед Мороз.

        - Оле Лукойе, - самодовольно ухмыльнулся Сашка.
        Такого сказочного сюрприза я не ожидал. Морально мы были готовы к тому, что до места назначения доберутся не все. С полной гарантией - только один. Максимум двое смогут прорваться сквозь пятидесятилетнюю толщу времени. Теперь благодаря Сашке все волшебным образом переменилось.

        - Это надо отметить. - Титов всегда находил повод что-нибудь отметить, но сейчас было не самое подходящее время для выпивки.

        - Ты проверил, как работает система со сверлами?

        - Тебя ждал. - Сашка потупился и скорчил умильную рожицу. - Будь другом, сгоняй за
«кроликом». Последнего на замер коэффициента экранирования потратил. Думал, выдержит, а он хилый оказался. Удаление глаза перенес, а на вскрытии черепа скуксился. Откинул копытца безо всякой пользы для человечества, скотина.
        Если бы не борода, то в эту минуту Сашка стал бы похож на большого трогательного ребенка, выпрашивающего вкусную конфетку. Однако вопреки его надеждам я не проникся к нему нежностью. От одной мысли, что снова придется спускаться и подниматься по крутой лестнице, у меня защемило в груди.

        - Один не дотащу, - признался я.

        - Ладно, пошли вместе, - великодушно согласился бородач. - Зайдем в магазин, купим что-нибудь вкусное и булькающее. А потом поохотимся.

        - Охоты не будет. Прямо на нашей лестнице лежит отличный экземпляр.

        - Надо посмотреть, в каком он состоянии, - капризно поморщился Сашка. - Нам сейчас только первый сорт подходит.
        Мы вместе вышли в коридор. Я привычно потянулся к рубильнику, чтобы обесточить сторожевую систему, и с досадой обнаружил, что забыл ее включить, после того пришел. Проклятый склероз. Еще вчера мною был устроен разнос Титову, и вот сегодня я сам совершаю точно такую же оплошность. К счастью, мой рассеянный друг не заметил моего промаха, и мне не пришлось краснеть и огрызаться.

        - Лежит, говоришь? Значит, тащить придется, - затосковал Сашка. - Может, подманить получится? А? У меня спина ни к черту. Болит, зараза. Ничего не помогает.
        Каждый раз, когда появлялась возможность физически потрудиться на благо коллектива, Сашка вспоминал про свою больную спину. Его жалобы за много лет стали такими привычными, что их никто не слышал.
        Мне кажется, даже он сам произносил свои заклинания автоматически, исходя из неведомых ритуальных соображений. Мы привычно облачились в грязные рабочие халаты, покрытые бурыми пятнами засохшей крови, и натянули на руки вонючие резиновые перчатки. Без этих защитных средств работать с отбросами общества было совершенно невозможно. В свое время нам хотелось обзавестись респираторами или лучше изолирующими противогазами, но из соображений конспирации от них пришлось отказаться. Слоняющиеся по заброшенному дому люди в дыхательных масках могли вызвать ненужный интерес у горожан и окончательно распугать лабораторный материал.
        Идти вниз было гораздо легче, чем карабкаться наверх, и уже через пять минут мы с Александром придирчиво осматривали «кролика». Бомжик выглядел достаточно разумным, чтобы его мозг оказался в состоянии сымитировать передачу ментального сигнала в прошлое. К сожалению, никто, кроме людей, не способен породить полноценный сигнал. Именно поэтому у нас не было иного выхода, кроме как использовать в работе человеческий материал. Имелось у нас и еще одно оправдание, избавлявшее от звания палачей и убийц. В результате наших опытов этот мир должен был исчезнуть, а в ином мире, который мы создадим, этот несчастный бродяга станет архитектором, писателем, квалифицированным рабочим или крупным конструктором и никогда не узнает, что в некоей несуществующей реальности он умер в страшных муках. Разве что будет иногда видеть свою нереализованную судьбу в ночных кошмарах.
        Будущий крупный конструктор недовольно заурчал и даже попытался лягнуть Титова ногой.

        - Ну, как? - с надеждой поинтересовался я. - Годится?
        Перспектива искать где-то еще один образец меня совсем не радовала.

        - Ему недолго осталось. - Александр потер свой подбородок рукой в той самой перчатке, которой только что трогал бомжа. - Наша тонкая душевная организация нисколько не пострадает. Мы всего лишь избавим божью тварь от мучений. Будущему будет не стыдно за нас.
        Бомж взбрыкнул ногами, взвыл и попытался встать.
        Титов ему помог, я, в свою очередь, подпер нашу жертву с другого бока, и вместе мы сумели придать ей положение близкое к вертикальному.

        - С чего ты взял, что моя душевная организация пострадает? Думаешь, они вызывают у меня сочувствие? - прокряхтел я, пытаясь погасить циклические колебания «кролика».

        - Я же видел твое лицо, когда мы прошлых жмуриков околпачивали.
        Наверное, он прав. Мне действительно было жаль этих несчастных полулюдей-полуживотных, единственной осознанной целью которых является сокращение срока своего пребывания в этом негостеприимном мире. Их смерть не будет напрасной. Благодаря им реальность, где они были несчастны, сгинет, а в новом мире судьба этих людей обязательно сложится гораздо удачнее.

        - Водки хочешь? - спросил Титов у бродяги, для доходчивости пихнув его локтем в бок.
        Бомж ответил ему высокомерным молчанием, хотя и облизнулся. Еще один тычок.

        - Хочу, - утвердительно мотнул головой наш свежий «кролик».

        - Пойдем, налью, - предложил Титов.
        Мы начали медленно подниматься по лестнице. К счастью, бомж шел сам и не сильно нуждался в нашей помощи. Мы лишь слегка корректировали траекторию его перемещения. На третьем этаже наш орел встал на крыло, и я слегка поотстал, чтобы отдышаться. Сердце успокаивалось долго, и, когда мне все-таки удалось добраться до лаборатории, бродяга уже расположился в моем кресле на стенде. Он радостно скалился и жадно поглощал живительную жидкость, закусывая ее дешевой колбасой. Александр всегда выполнял обещания и, если посулил водку, значит, он ее обеспечит. А про сохранение жизни речи не было. Пусть не обижается. Но почему он выбрал именно мое кресло? Теперь придется дезинфицировать его хлорамином и перед смертью полной грудью вдыхать отвратительный химический запах.
        Бомж чавкал и жмурил от удовольствия маленькие глазки. Грязные слюни бежали по подбородку. Нет, не быть ему архитектором. Тупое создание. В лучшем случае слесарь-сборщик второго разряда.

        - Господа, - послышался у меня над ухом глубоко интеллигентный голос Готлиба. - Вы звери, господа.

«Опять забыл включить сигнализацию», - с тоской подумал я и посмотрел на вошедшего.
        В дверях стоял наш третий друг, коллега и сообщник.
        В отличие от полноватого Титова, Борей был неприятно худ. В его заостренных хищных чертах мне всегда мерещилась замаскированная угроза. Я знал Борея как очень хорошего доброго человека, но от его высокомерной пренебрежительной жестикуляции всегда веяло тошнотворным дешевым аристократизмом. Излучаемая им аура уничижала всех, кто имел несчастье попасть под ее действие. Борей умел произносить обычные и совсем необидные слова таким тоном, словно ставил себя на голову выше всех присутствующих, и мне иногда хотелось точным ударом в пах сбить его с пьедестала. Не делал я этого только потому, что очень сильно уважал этого человека за его исключительный ум, неподдельное благородство и несокрушимую принципиальность.

        - Наш чистоплюй пришкандыбал, - обрадовано буркнул Сашка и дополнил свое почти литературное изречение уникальным многоэтажным матом, разгадать все секреты коего мне так и не удалось за весь период нашего многолетнего знакомства.

        - Здравствуй, Борей, - я пожал руку Готлибу, его ладонь была хрусткой и сухой, как крылышко насекомого.
        Борей сдержанно поклонился и так посмотрел на меня, что я почувствовал себя второгодником в школе для даунов.

        - Кого мучаете? - задал он самый идиотский вопрос, который только можно придумать.

        - Сам не видишь? - Титов подошел и тоже протянул ему руку, предварительно вытерев ладонь грязной ветошью.

        - Вам не надоело убивать? - печально спросил Борей. - Кажется, уже можно успокоиться и прекратить бесчеловечные опыты. Программа подготовки завершена еще на прошлой неделе.
        Я почувствовал себя чудовищем. Александр, похоже, тоже, однако его было не так просто смутить.

        - Из-за тебя, между прочим, животинку тираним. Ты во всем виноват, - категорично заявил он. - Экранирующий эффект костной ткани кто проморгал?

        - Чушь, - отмахнулся Готлиб. - Кость не может быть экраном. То биополе, которое мы используем, включает только электромагнитные компоненты и Т-лучи. У крыс эти лучи на два порядка слабее, но…
        Ноздри Титова раздулись от ярости.

        - Чушь?! - взревел он и, сграбастав с верстака стопку распечаток, сунул ее в лицо Борею.
        Тот брезгливо отодвинулся, криво улыбнулся и двумя пальцами выдернул из распушившегося комка парочку листиков. Вчитался. Его лицо стало озабоченным. Он внимательно посмотрел на беспрестанно жующего и пьющего «кролика». Потом аккуратно забрал у Титова пачки смятой бумаги и вдумчиво изучил листы один за другим.

        - Чем решили удалять кость? - деловито осведомился он.

        - Сверлами, - гордо доложил Сашка.

        - Ерунда, - запротестовал Готлиб. - Тайм-компонента не может экранироваться…

        - Ты читай, читай. - Титов весь светился от самодовольства.
        Сегодня он превзошел самого Готлиба. Этим действительно можно было гордиться. Борей отбросил распечатки и торопливо взобрался на «бочку». На некоторое время с него слетело его стылое пренебрежение к окружающему миру.

        - Сверла не годятся, - послышалось сверху. - Очень маленькая площадь, а тут кубическая зависимость. Нужны фрезы. Хорошие хирургические фрезы. А лучше предварительно вскрывать череп специальной пилой.

        - Тогда одному из нас придется остаться, - мгновенно сообразил Сашка.
        Оба дружно повернулись и посмотрели на меня.
        Я сглотнул слюну и остро ощутил тяжесть пистолета в плечевой кобуре. «Никуда вы без меня не поедете, гаврики», - подумал я, но вслух очень сдержанно сказал:

        - Мне больше нравится идея с фрезами.
        Готлиб наполовину прикрыл глаза. Он всегда так делал, когда задумывался. Спустя мгновение его веки распахнулись, и он пронзил взглядом Титова.

        - Остаться придется тебе. Васнецов нужен на завершающем этапе операции. Без него там никак, а ты не сильно нужен.
        Сашка тут же скис и пробубнил себе под нос:

        - Без меня тоже никак. Я ваша главная страховка. Обязательная.

        - Никому нельзя оставаться, - поддакнул я. - Давайте с фрезами попробуем.

        - С фрезами так с фрезами, - кивнул Готлиб. - Хуже, по-любому, не будет. Александр, ты пойдешь в магазин. Потом настроим аппаратуру и еще раз ее проверим.
        Слегка насупившись, Титов послушно отправился за фрезами. По пути наверняка завернет в распивочную, после чего проверка аппаратуры станет невозможной.
        Похоже, что и сегодняшним вечером мы никуда не отправимся.

        - Плохо выглядишь. - Борей посмотрел на меня сверху вниз. - Тебе лучше поспать перед отправкой. Без тебя реализация нашего плана станет проблемной.

        - Ну, почему же? Как минимум, вы снова станете молодыми. Это не так уж и мало.

        - Станем молодыми, чтобы снова прожить эту жизнь не в силах что-либо изменить? - Глаза моего друга сузились в тонкие злые щелочки. - Спасибо, не хочется. Я лучше здесь подохну. В этом городе все, по крайней мере, уже устаканилось. Лучшее место в мире, чтобы умереть.

        - Пожалуй, вздремну, - вяло кивнул я, обрывая ненужный разговор.

        - А я пойду крошить диски. Никто и никогда не должен повторить нашу разработку. Все-таки во времена нашей молодости с уничтожением информации дела обстояли гораздо проще, - посетовал он. - Бумага прекрасно горит. А здесь придется помахать молотком.

«Ему хорошо махать молотком. Ему всего семьдесят», - подумал я, устраиваясь на пыльном диванчике в одной из крошечных комнатушек. Судя по непритязательной обстановке, здесь раньше отдыхал персонал спортклуба. На полу догнивал толстый ковер. На стене в специальном подвесе висел старинный телевизор с разбитой электронно-лучевой трубкой. По углам пылились горшки с засохшими трупами комнатных растений. Несмотря на усталость, отключиться не получилось.
        В последнее время у меня стало совсем плохо со сном.
        Не помогали никакие таблетки, а сейчас мне начало мерещиться, что на черной лестнице кто-то стонет. Интересно, это слуховая галлюцинация или загубленные нами души действительно вопиют об отмщении? Размышляя о вероятности посмертного возмездия, я забылся Буквально через несколько минут меня разбудил долгий нечеловеческий вопль. Он длился и длился, заставляя кровь холодеть в жилах. На этот раз определить источник удалось без проблем. Никакой мистики.
        Обычное завершение эксперимента. Я медленно встал, натянул туфли и, шаркая подошвами, направился в лабораторию.
        Александр стоял на подиуме и расстегивал ремни, которыми давешний бродяга был прикреплен к креслу. К моему креслу! Тело погибшего было практически обезглавлено. На больших фрезах, торчащих из подголовников, виднелись алые куски плоти. Мелкие кровяные брызги и кляксы неравномерно покрывали пол, потолок, стены и одежду моих друзей. Похоже, с тех пор как Борей уговорил меня отдохнуть, прошло несколько часов. Абсолютно трезвый Титов успел купить и установить фрезы, да еще и провести эксперимент. Значит, мне все-таки удалось заснуть.

        - Рот ему почему не завязали? - сварливо спросил я. - Хотите, чтобы какая-нибудь сволочь полицию вызвала?

        - Ты о чем? - Сашка посмотрел на меня круглыми от изумления глазами. - Он ни звука не издал. Я оглушил его перед процедурой. Даже не пискнул, собака. - Он сбросил труп вниз.

        - А кто кричал? - Сердце в моей груди снова затрепетало.

        - Никто не кричал. - Титов пожал плечами. - Тебе послышалось, старик.

        - Генеральную репетицию считаю успешной, - громко подытожил Готлиб. - Сигнал получен более чем устойчивый. Александр, ты был прав.
        Сашка картинно захлопал в ладоши. Борей не менее артистично поклонился. Я же прислонился к стене, потому что мою грудь словно сдавило раскаленным обручем. Казалось, что конец близок, но, к счастью, боль быстро отступила, так и не убив меня. Помню, потом мы долго сидели за синим пластмассовым столом в запыленном и заброшенном кафе спортклуба, пили водку и закусывали колбасой, которую не успел сожрать жертвенный бомж. Я с беспокойством прислушивался к своему сердцу, но оно никак не реагировало на алкоголь.
        Борей и Александр обсуждали какие-то технические детали. Их голоса очень таинственно гудели в затхлой полутьме.
        Свет мы не включали, и за грязными оконными стеклами застенчиво поблескивали тусклые ночные огни.
        Странный город, странная страна, странный мир прощался со мной. Если у нас все получится, ничего этого никогда больше не будет. Только три человека запомнят реальность, где не существует странной страны со странным названием Россия. Мир, где нет России, должен исчезнуть, и мы сотрем его так же легко, как ластик стирает карандашную пометку. А если у нас ничего не получится, то мы об этом никогда не узнаем. Завтра на интернет-сайтах напишут, что три полоумных старика покончили с собой изумительно экзотическим способом. Потом найдут трупы бомжей на черной лестнице, и целую неделю крошечная страна, чей размер чуть-чуть превышает размер старой Ленинградской области, будет ужасаться невиданному преступлению.

        - Пора. - Борей скрипнул стулом, вставая.

        - На посошок? - предложил Сашка.
        Мы выпили, стоя и не чокаясь. Как на поминках. Я не почувствовал вкуса. Страх превратил дешевую водку в горьковатую воду. Готлиб со стуком поставил стакан на стол.

        - Итак, товарищи, повторим вкратце наш план.
        Полузабытое обращение «товарищи» заставило всех улыбнуться.
        Аппаратура настроена на 24 октября 1986 года, - с нарочитым равнодушием сообщил Борей - Это будет… То есть была пятница. Наши нынешние личности перемещаются… Должны переместиться… - Я впервые слышал, чтобы он сбивался и мямлил. - Должны переместится в нас же самих, живущих в те времена. Это единственный способ межвременных перемещений не противоречащий физическим законам. В прошлое будет передана только нематериальная информация, которая изменит наши тогдашние личности, сделав их идентичными нынешним.

        - Планировали 30 октября, - напомнил Сашка.

        - Люблю пятницу. - Готлиб пожал плечами. - И еще… - на его лице появилось несвойственное ему смущение. - Хотелось вечером посмотреть «Музыкальный ринг» с БГ. Без пятнадцати восемь. Тогда не получилось… - Борей с осуждением посмотрел на наши понимающие улыбки и продолжил предполетный инструктаж. - Итак, 24 октября утром мы будем на месте.
        Если быть совсем точным: в районе шести по Москве плюс-минус два часа. В тот же день связываемся друг с другом по телефону. Пароль: «Бабушка выздоровела», отзыв:
«На выходные обещали дождь». И до часа икс забываем о существовании друг друга. Встраиваемся в жизнь. Стараемся никак не засветиться. К сожалению, наши личности, соответствующие тому времени, будут полностью затерты нами нынешними, но я надеюсь, что воспоминания помогут нам не наделать глупостей. Может быть, даже получится исправить какие-нибудь давно забытые нелепости. Васнецов, не забудь, на тебе оружие.

        - Не забуду, - хрипло ответил я.

        - Кто тебя знает. - Сашка бросил на меня насмешливый взгляд. - Пойдешь по телкам и член положишь на великую идею.

        - Я помню, что такое долг перед Родиной. - Мне захотелось ударить Титова по лицу, красному то ли от волнения, то ли от выпитого алкоголя.

        - По девочкам мы все пойдем, - примирительно сказал Готлиб и продолжил: - Дальше, первая контрольная точка - 11 января 1987-го в два часа дня, я встречаюсь с Петром на мосту Александра Невского.
        Это будет, было, воскресенье, и проблем возникнуть не должно. Если что-то не срастется, следующая встреча ровно через неделю.
        Я кивнул. Дескать, помню. Сколько можно повторять?

        - У нас будет больше трех лет на подготовку. Очередная точка только 7-го ноября
1990 года. Во время демонстрации на Красной площади сразу после выстрела господина Шмонова прозвучит еще один выстрел, который произведет присутствующий здесь Петр Васнецов.

        - К вашим услугам. - Я кивнул головой и щелкнул каблуками.

        - Если ты промахнешься, то я влезу на мавзолей и придавлю эту пятнистую тварь собственными руками. - Титов скрипнул зубами. - А потом тобой займусь.

        - Не бойся, не промахнусь, - пообещал я.

        - Ладно. Посмотрим еще. Может быть, и стрелять не надо будет. - Борей почесал подбородок. - Все варианты мы с вами еще сто раз обсудим на месте. Точнее мы с Петром обсудим, а ты, Александр, до 1995 года будешь ходить в школу и радоваться жизни. Твой черед наступит, если у нас ничего не получится. Тогда тебе предстоит собрать еще одну машину времени, чтобы мы могли послать новых агентов дальше в прошлое.

        - Мне тут пришла одна идейка. - Александр полез за пазуху и извлек оттуда какие-то листочки с числами. - Это тебе, а это тебе.
        Он сунул нам с Готлибом по бумажке, исписанной числами.

        - Спортлото? - спросил догадливый Борей. - Шесть из сорока пяти, - он посмотрел на числа. - Розыгрыш от 23-го ноября 1986 года. Финансы - не твоя забота. Если я погибну, то у Петра есть вся информация.
        Хитов огорченно скомкал свой листик. Мы выпили еще по рюмке и гуськом переместились в лабораторию.
        Меня шатало. В лаборатории густо пахло кровью и свежим мясом. Этот запах перебивал даже резкую вонь бомжа, труп которого никто так и не удосужился убрать. Плевать!
        Последний час перед отправкой, вместо того чтобы молиться и вспоминать во всех подробностях прошедшую жизнь, я повторял числа и даты, еще раз просматривал двести листов технической документации на машину времени и перечитывал архивные бумаги времен распада Союза. По прибытии на место я должен буду воспроизвести по памяти довольно толстый том с точностью до запятой. На зубрежку у меня было полгода, и я для лучшего запоминания уже раз тридцать переписал всю эту лабуду левой рукой. Осталось освежить в памяти схемы и таблицы и, главное, альтернативные варианты исторических событий, которые мы с таким трудом рассчитали. Именно от этих вычислений зависело теперь будущее всего человечества.

        - Готовьтесь, - приказал Титов, оторвавшись от консоли. - Десять минут до старта, пятнадцать до взрыва.
        Почему так быстро? Я думал, есть еще полчаса. Или даже час. Ну, хотя бы двадцать минут. Почему только десять? Внутри меня заметался страх. В груди стало холодно и пусто. И без того дряблые мышцы окончательно ослабли. Глупо и нелогично бояться, когда жизнь уже прожита. И хорошая жизнь, что бы там ни говорил Готлиб.
        Бояться нужно было тогда, когда был еще молод. Когда было что терять. В Анголе, в Никарагуа, в Штатах, когда подкрадывался к проклятой военной базе, когда этот чертов негр не умер после удара ножом. Да, там тоже было страшно, но не так, как сейчас. Сейчас ощущения были на редкость гадкие. Будто я замыслил украсть чужие, не принадлежащие мне минуты существования, и меня вот-вот схватят за руку. Я боюсь совершить кражу, а еще больше боюсь ее не совершить.

        - Зарядил сколько договаривались? - спросил Борей у Сашки.
        Под каменной маской царственной невозмутимости, которую снова натянул на себя Готлиб, я разглядел смертельный парализующий испуг. Однако высокомерный умник, никогда не державший в руках ничего страшнее скальпеля, выглядел спокойнее меня, и сей печальный факт придал мне сил. Страха меньше не стало, но я почувствовал, что могу его контролировать.

        - Зарядил чуть больше. Тонна морской смеси этажом ниже, - похвастался Титов, его побелевшие губы подрагивали, однако голос звучал вполне обыденно. - И не спрашивай, чего мне стоило организовать это.

        - Куда столько? И двухсот килограммов должно было хватить, - удовлетворенно хмыкнул Борей, устраиваясь в своем кресле.

        - Я брал не в супермаркете, сам понимаешь. Пришлось взять все, что предложили. Зато весь дом в пыль, и никаких следов.

        - Да что там дом. Весь квартал, - кровожадно поддакнул я, моя челюсть предательски дрогнула. - Если наш план сорвется, то ни одна сволочь не должна узнать тайну.
        Не уверен, что они поняли меня, потому что я сильно заикался.

        - Прошу пассажиров занять свои места, пристегнуть ремни и думать только о хорошем. - Сашка нажал кривым желтым пальцем на большую кнопку со стертой надписью «Enter» и, энергично размахивая зажатым в руке пультом дистанционного управления, взбежал на помост, чтобы плюхнуться в свое кресло. Я с трудом поднялся по крутым ступенькам. Ноги не слушались.
        Сердце колотилось так, будто собиралось, подобно инопланетному чудовищу, проломить грудину и выпрыгнуть наружу. Очень медленно я добрел до своего кресла, залитого кровью бродяги. Неприятно. И очень негигиенично, но что поделаешь? Стараясь не сосредотачиваться на производимых действиях, я сел в черную лужу, откинулся на липкую спинку и тщательно зафиксировал голову в подголовнике. Ледяной остро заточенный металл чувствительно царапнул кожу на затылке. «Хочется верить, что бомж не болел СПИДом», - с похоронной иронией подумал я.

        - Наверное, это больно, когда череп сверлят? - внезапно спросил Борей. - Почему мы не подумали про обезболивание?

        - Придется потерпеть ради светлого прошлого, - недовольно хрюкнул Сашка.

        - Не бойся, Борей, - сказал я и достал из плечевой кобуры пистолет. - После остановки сердца мозг живет еще пять минут. Ты ничего не почувствуешь.

        - Спасибо. - Готлиб благодарно улыбнулся. - Ты настоящий друг. Избавишь меня от неприятных воспоминаний. Не забуду. Только в голову стрелять не надо.

        - Я похож на дурака? - От ощущения превосходства страх ушел, и оружие в руке больше не дрожало. - Помнишь песенку? - спросил я и тихо напел: - Наша родина - революция, ей единственной мы верны.

        - Светом, солнцем озарены, светом правды своей сильны. - Борей закрыл глаза и улыбнулся.

        - И меня потом пристрели, - быстро прошептал бодрившийся до последней секунды Александр. - Только Готлибу не говори.
        Из-за охватившего его ужаса Сашка решил, что его свистящий пронзительный шепот никто, кроме меня, не слышит.

        - Не вопрос, - кивнул я. - Не скажу.
        Титов скосил глаза на крошечный экранчик пульта дистанционного управления в своей руке.

        - Еще пять минут осталось.
        Эти последние минуты показались мне длиннее всей моей не самой короткой жизни. Именно сейчас с невиданной доселе ясностью мною была осознана реальность смерти. Я вспомнил все. Забавно, что события, которые я считал очень важными для себя, на самом деле оказались равновеликими со всякими давно позабытыми пустяками вроде потерянной коллекции фантиков или проваленного зачета по электротехнике. Оказывается, в жизни важна любая мелочь и ничто не может быть слишком важным рядом с черной громадой небытия.

        - Десять, - произнес Титов бесцветным голосом робота. - Девять, восемь…

        - Не части, - буркнул я.

        - Семь… Шесть… Пять…
        Выстрел. Борей дернулся и повис на ремнях. На нагрудном кармане его пиджака образовалась крошечная черная дырочка, из которой не выступило ни капли крови. Мастерство не пропьешь.

        - Четыре… Три… В голову! - пискнул обезумевший от ужаса Александр перед тем, как пуля пробила ему сердце.
        Ни о каком выстреле в голову не могло быть и речи.
        Нашей аппаратуре нужен живой и целый мозг. Разве что немножко попорченный по краям. Сашка, правда, утверждал, что, невзирая на спешку при монтаже, фреза ни в коем случае не заденет кору. Вроде бы он смонтировал в крепеже надежный предохранитель. Судя по останкам подопытного бомжа, у него ничего не получилось. Посмотрим. Я затолкал бесполезный пистолет обратно в кобуру. У меня было только два патрона, и я потратил их на друзей, ничего не оставив для себя. Жаль, что такой хороший способ обезболивания придумался слишком поздно, и я не догадался навестить оружейный магазин. Думал, что двух патронов мне до конца жизни хватит. Ошибся. Патронов мало не бывает.
        Машина времени продолжала работать в автоматическом режиме. Я почувствовал, как фрезы выдвинулись из пазов в подголовниках, как напряглись обмотки электроприводов, как вздрогнули мертвые тела моих друзей. Фиксатор на голове стал тугим. Сейчас начнется.
        Дикая боль полоснула по сердцу. Инфаркт? Возможно. Почему бы и нет? Сейчас это уже не важно. Защелкали реле, активирующие энергетические контуры, взревели электромоторы, туман из красных брызг поднялся над подиумом. Инстинктивно я схватился незакрепленной рукой за фрезу и увидел, как мои пальцы разлетаются в разные стороны. Через секунду навалилась непроглядная темень. Кажется, я провалился в тоннель, из глубины которого прямо на меня несся поезд.
* * *


        Я заорал и проснулся от собственного крика. По белому потолку неспешно ползли блики от фар проезжающих по улице машин. Я слегка повернул голову. Полоса оранжевого света от уличного фонаря падала на красочный плакат, приколотый к стене канцелярскими кнопками. «Добро пожаловать в Анголу» призывала надпись на английском. Я сел на кровати и включил ночник. Наволочка на подушке была чистая, но очень мятая, как, впрочем, и простыня с пододеяльником. На тумбочке лежала книжка. «Валентин Пикуль „Мальчики с бантиками“», - автоматически прочитал я название. Помню. Это про школу юнг на Соловках. Я читал ее когда-то, и она была именно в такой обложке. Или это та самая книга и есть?
        Внезапно сердце затрепетало от восторга. Получилось! У нас все получилось! Я провалился в прошлое. В самое настоящее прошлое. Я четко вспомнил это время. Странно, что так много подробностей было записано в моей памяти. Я с абсолютной точностью знал, что происходило со мной вчера и что я буду делать завтра, отлично помнил, какие продукты лежат в холодильнике и какая одежда висит в шкафу.
        По квартире витал запах сбежавшего этим вечером кофе. По вечерам я всегда пью кофе и без большой чашки крепчайшего напитка просто не могу заснуть. Я встал с кровати и подошел к окну. Сильно ныл затылок.
        Я вспомнил, как фрезы вгрызались в мой череп, и у меня закружилась голова. Забавно помнить то, что никогда не случится. Мы перевернем этот мир, и то будущее, которое я видел, никогда не настанет.
        На соседнем доме краснела тускло подсвеченная надпись «СЛАВА КПСС!». Убогая реклама умирающей партии. Я бросил взгляд на часы. Четыре часа утра.
        Спать совсем не хотелось, и я отправился на кухню. Под морозилкой старого верного
«Саратова» ждали своего часа два треугольных пакета сливок и запотевшая бутылка кубинского рома. Почему бы и нет? Готлиб очень правильно назначил прибытие на пятницу. Зазвонил телефон.

        - Васнецов слушает, - строго сказал я в трубку.

        - Бабушка выздоровела, Васнецов, - на другом конце трубки захихикали. - Офигенно выздоровела.
        Голос мне был совершенно незнаком.

        - Какая бабушка? - осторожно переспросил я.

        - Ты забыл, что ли? - мой собеседник явно испугался. - Извините, наверное, я ошибся номером.

        - Борей, ты? - вскрикнул я.

        - Ага, - довольно ответил Готлиб.

        - На выходные обещали дождь, - мой голос дрожал от переполнявшего меня счастья, теперь я точно знал, что у нас все получится.

        - Врут. На выходные будет сиять солнце. Даже ночью будет сиять!
        Часть I.
        Светозар Ломакин

        Глава 1.
        Призрак Готлиба

        Резкий запах блевотины грубо царапнул мои нежные обонятельные рецепторы. От неожиданности я дернулся, звонко стукнулся головой об стену и попытался распахнуть глаза навстречу неприветливому миру. Не получилось. Веки склеились и не подчинились руководящим импульсам мозга.
        Пришлось разлеплять их вручную. Лицо было залито странной субстанцией, липкой на ощупь и сладкой на вкус. На кровь не похоже. Скорее всего, сироп или варенье. С огромным трудом мне удалось расклеить один за другим оба глаза. Радужные переливы кафеля медленно проступили сквозь слезливую муть, и я с беспредельной радостью узрел стены родного туалета. А ведь мне уже мерещились белые нары КПЗ и небритые рожи случайных сокамерников. Ну, или, в лучшем случае, стерильная чистота образцово-показательного вытрезвителя с вышколенным персоналом и наградными вымпелами на стенах. Обошлось. Не будет доносов по месту новой работы. Не будет долгих нудных разборок с очень ответственными лицами. Не будет понижения коэффициента общественного участия. И товарищеского суда тоже не будет. Жизнь прекрасна! Мою задницу греет родной, приобретенный по каталогу, стульчак с газоанализатором. Перед носом болтается рулон мягчайшей туалетной бумаги с коллекцией лучших афоризмов древности, а на стенке моргает красным индикатором автоматический освежитель воздуха, который, пока я спал, полностью исчерпал запас всех своих
патентованных ароматизаторов, но так и не смог одолеть запах, исходящий от омерзительной бурой лужи на полу.
        Кстати, почему она не убрана? Свойственная всем хомо сапиенсам тяга к совершенствованию окружающего мира проснулась во мне сразу же после осознания своей полной безнаказанности. Сколь мало нужно человеку. Достаточно не посадить его в тюрьму, как он сразу же озаботится чистотой своего туалета. Так в чем же дело? Почему грязно? Опять сломался робот? Я быстренько просканировал доступную моему взгляду кубатуру и убедился, что робот-уборщик действительно сломан. Его расплющенные обломки живописно валялись вокруг унитаза. Припомнилось, как с криком
«Мочи лунатиков!» я колотил сковородкой что-то движущееся и блестящее. Мне стало немного стыдно. Это был мой единственный робот-уборщик. Жалко. Хорошая модель. Иногда с ним можно было о чем-нибудь поговорить. Он умел не к месту цитировать Пушкина и прекрасно обсуждал погоду. «Погода - дерьмо», - бывало, говорил я ему.
«Да, хозяин», - отвечал он мне.

«И жизнь - дерьмо», - продолжал я. «Вы абсолютно правы, хозяин». В его программное обеспечение была заложена редкая для людей способность соглашаться со всем, что бы ему ни говорили. На моих глазах выступили слезы, которые я, впрочем, быстро унял, пообещав устроить домашнему любимцу похороны по высшему разряду. То есть не просто выкинуть обломки в мусоропровод, а предварительно их упаковать и украсить ярким бантиком. Впрочем, сейчас о подобных мелочах вообще не следовало думать. У меня была куча дел, помимо придания железного праха огненной стихии Вторчермета. Необходимо срочно восстановить порядок в ареале своего обитания и выяснить, какие неприятные последствия может огрести наша озорная компания после милой вечеринки.
        Дверь туалета долго не хотела открываться. Дверной демон почему-то отказывался признавать, что внутри помещения находится кто-то живой, и намертво заблокировал замок. Версию о том, что, возможно, я уже умер и больше не фиксируюсь датчиками тепла и движения, пришлось опровергнуть, выбив хлипкую пластиковую панель мощным ударом пятки. «Три трудодня, - с тоскливым сожалением подумал я, оценивая стоимость грядущего ремонта. - И еще четыре за убитого робота. Всего семь». Я прикинул сумму своих обычных ежемесячных расходов, вычел их из зыбкой и пока не до конца определенной суммы доходов на новом месте и пришел к выводу, что ближайший месяц мне придется обходиться «без сладкого». Не в буквальном смысле, конечно. На фрукты и конфеты по-любому хватит, а вот от купания в теплом море и встреч с гаитянской девушкой Джаной придется воздержаться.
        К моему глубочайшему сожалению, на числе «семь трудодней, блин» подсчет материального ущерба не закончился. Треснутое окно на кухне - два трудодня, большая вмятина на холодильнике - ерунда, сам выправлю. Разбитая люстра - полтрудодня. Два квадрата теплого полового покрытия разбиты вдрызг. Кто-то колотил по ним молотком, а потом топтал осколки ногами.
        Плевать. Если переставить в этот угол тумбочку из прихожей, то никто ничего не заметит. Производить осмотр комнаты не хотелось. Кухни было вполне достаточно, чтобы снизить мне настроение до уровня трех метров ниже плинтуса. А ведь, кроме комнаты, есть еще и прихожая, и, страшно подумать, ванная. Какие только сюрпризы не обнаруживаются в ванной комнате после добротно проведенного веселья. Интересно, почему я должен отдуваться один? Друзья просто обязаны разделить со мной тяготы расходов на ремонт и уборку. Куда все подевались? Ведь компания была довольно большая, а сейчас почему-то никого не видно. В милицию их, что ли, забрали? Тогда почему меня оставили? Потому что я грамотно спрятался в сортире и меня не нашли? Вполне вероятный вариант. Скорей всего, даже не пытались найти. Если в распоряжении ментов внезапно оказалось целое стадо пьяных гоблинов, то они просто не захотели искать себе на радость новые приключения. Опять повезло. И все-таки для восстановления целостной картины ушедшего праздника осмотр комнаты был просто необходим. Но начать следственные мероприятия я решил с холодильника. Если
там найдутся неопустошенные емкости со спиртным, то дело - дрянь, сегодня же вечером я увижу портреты своих друзей на стендах «Им должно быть стыдно».

«Надеюсь, в холодильнике нет трупа?» - вспомнив позавчерашний фильм, подумал я и потянул дверцу.
        Трупа не было. Емкостей с горячительным тоже. Следовательно, гости покинули мою квартиру добровольно, а не под конвоем. Картина начала проясняться. Они выжрали все, что смогли найти, и ушли в ночь, позабыв про хлебосольного и водкообильного хозяина дома. Неблагодарные скоты, вот кто они после этого. Холодильник начал деловито отчитываться о заказанных недавно продуктах. Его будничное бормотание я привычно игнорировал.
        Еще один подробный осмотр прохладных белых внутренностей окончательно подтвердил отсутствие трупа и водки. Зато была обнаружена большая лоханка с черной икрой. Уж лучше бы труп! На поверхности зернистого деликатеса ясно отпечаталось чье-то лицо. При желании можно было попытаться определить, кому принадлежит портретное изображение. Какая сволочь заказала икру с пульта моего холодильника? Давно следовало установить пароль, но уж очень хотелось выглядеть перед знакомыми девушками гостеприимным и щедрым.
        Фраза: «Закажи, что тебе хочется, мой цветочек», оказывается, может довольно дорого стоить. Гораздо дороже, чем порция клубники с взбитыми сливками и бокал имбирного коктейля «Пот парижанки». Вот и расплачивайся теперь! Сколько же стоила эта икра? Лучше не думать об этом.
        Я тяжело вздохнул, взял с полки пачку сока и жадно ее высосал. Нет, так пить нельзя! Впрочем, у меня был повод. Особенный. Не такой, как у всех. Мои приятели отмечали окончание своих институтов и кичливо размахивали новообретенными корочками. А я свой диплом так никому и не показал. Он был надежно заперт в водонепроницаемом и огнеупорном кармане куртки. Обложка коричневого или
«калового», как ее иногда называют, цвета, это не та вещь, которой стоит хвастаться перед друзьями. Два заваленных экзамена по идеологии мега-коллективизма не прошли даром, и начальник курса все-таки подложил мне свинью при выпуске. Но я не в обиде. Он честно предупреждал меня о неприятностях, если не подтянусь, но мои руки как-то так и не дошли до объемных и смертельно скучных учебников Каси-Муры и Санского. Впрочем, зачем я вру самому себе? И руки дошли, и времени я себе выделил достаточно. Просто после первого же тезиса о том, что «Мы - Человечество, посредством гармоничного развития каждой личности гарантируем успех всего общества», у меня каждый раз отключался мозг. Не понимаю, зачем нужна вся эта абракадабра простому разведчику?
        Оказывается, нужна. Нужна, хотя бы для того, чтобы нормально распределиться и не попасть туда, куда попал я - на лунную помойку трассировщиком маршрутов утилизационных роботов. «Не всем же быть первопроходцами, Ломакин, - вспомнились мне утешительные слова начальника курса. - На Луне ты тоже сможешь принести много пользы людям». Да пошел он…
        Вторую пачку сока я культурно перелил в последний чистый стакан и, неторопливо отхлебнув из него, опустился на стул. Вспомнился громоздкий прикол авторитетного юмориста: «У меня в квартире так грязно, что я жду, когда там заведутся альтернативные формы жизни и выселят меня на улицу». Мертворожденная шутка показалась мне сейчас не такой уж и тупой. Может быть, даже немного философской. Чувствовалось, что до появления альтернативных форм жизни в моей квартире ждать осталось недолго. Идти на разведку в комнату расхотелось совсем.
        Я дотронулся пальцем до виска, совершая телефонный вызов. Несущая появилась мгновенно, что довольно странно, если учесть не лучшее состояние моей нервной системы.

        - Бюро добрых услуг, - подумал я, не особенно рассчитывая на успех.
        С похмелья мыслетелефоны и вообще вся мыслеуправляемая техника подчиняется мне весьма неохотно.

        - «Невские зори». Здравствуйте. Готов принять ваш заказ, - мгновенно ответил робот.

        - Уборщика мне пришли, - попросил я.

        - Какова планируемая площадь уборки? Каков тип убираемого ландшафта? - деловито осведомился диспетчер.

        - Общая площадь квартиры - тридцать девять квадратных метров. - Я поднял глаза на обои, заляпанные чем-то вязким и красным. - Плюс стены и потолок. Возможно, потребуется мелкий ремонт замков, дверей и прочей хрени. Оконное стекло пусть захватит. На стандартный пакет 508-й серии. Самое обычное стекло. Стеклянное. Никаких изумрудных фильтров. Знаю я ваши фокусы.

        - Ноль семьдесят пять трудодня, не считая расходных материалов, - бодро и без задержки отбарабанил робот. - Возможно незначительное изменение цены, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения.

        - Почему так дорого?
        На дурацкий вопрос я получил, как водится, дурацкий ответ:

        - Цены регулируются центральным плановым комитетом. У вас есть право воспользоваться услугами любой конкурирующей фирмы. Переключить вас на «Московские окна»? Там дешевле.

        - Нет, спасибо.
        У андроидов из «Московских окон» была плохая репутация. Злые языки утверждали, что они халтурят на каждом шагу, тырят электричество из розеток и нагло обсчитывают заказчиков. Я не очень верил в эти байки, но предпочитал не рисковать.

        - Можно считать заказ принятым? - потребовал подтверждения диспетчер, сообразивший, что подлые конкуренты в очередной раз посрамлены.

        - Да, - я снова коснулся виска, заканчивая сеанс.
        Почему же я ничего не помню? Со мной никогда не случалось ничего подобного. Неужели дело дошло до этой новомодной дряни? Не может быть! Я бы без малейших сомнений пристрелил того гада, который попытался приблизиться ко мне с подобной мерзостью. Внезапно в моей душе стало холодно и пусто. Пристрелил бы! Ведь вместе с «каловым» дипломом я получил личное боевое оружие.
        Весь вчерашний день мгновенно воскрес в моей памяти. Я жалобно заскулил, отмахиваясь рукой от чего-то невидимого и страшного. Но кошмар не пропал. Это случилось на самом деле, и это случилось со мной. Мне захотелось умереть, а еще лучше никогда не рождаться.
        Еще вчера утром я так беспечно вышагивал по проспекту Стачек в направлении ближайшего телепортационного пойнта. Безумно гордый собой, я сам себе казался великаном. На самом деле природа не наделила меня богатырским ростом, и при любых построениях я всегда оказывался на левом фланге, но в тот день я казался себе правофланговым. Временами мне чудилось, что прохожие оглядываются, чтобы получше разглядеть мою форменную темно-синюю куртку косморазведчика. Каюсь, тогда я был уверен, что все окружающие завидуют моим нашивкам, блестящим пуговицам и значку выпускника училища имени Леонова.
        Я полной грудью вдыхал влажный морской воздух и любовался зеленью каштанов. Кривая усмешка незнакомого адмирала и брошенные на стол «каловые» корочки будут позже, а тогда я еще мечтал. Мне казалось, что очень скоро моя жизнь самым чудесным образом переменится, что буквально завтра мне предстоит шагать по однообразным стальным коридорам орбитальных станций. Если в распределении будет написано «ШГЮ-203», то я увижу огромное Солнце. Перед моим внутренним взором представало исследовательское судно «Ярило-НГТ», больше похожее на заводскую свалку, чем на сознательное творение разумных существ. Зеленая листва и призрачное ленинградское небо заслонялись сумбурным нагромождением промышленных модулей и причудливо выступающими из-под обшивки пакетами ракетных ускорителей. Корабль шел сквозь хромосферу по границе с короной. Были отчетливо видны огромные солнечные пятна, величаво плывущие по бушующей плазме, хищные щупальца протуберанцев нежно ласкали силовые экраны станции. А где же среди всего этого великолепия я? Ага, вот он я. Ну-ка, ну-ка. Каплей? Нет - кап-раз! А что это там у меня на груди поблескивает?
Герой Системы? Не может быть! Наверное, это за то, что первым высадился на какую-нибудь планету. Интересно, где она прячется, эта планета? В исследованной вдоль и поперек Солнечной Системе уже нет неоткрытых планет. А может, есть, и я найду ее? Или отправлюсь в первый пилотируемый полет к иным звездам? Все-таки я выбрал самую лучшую специальность на свете! Странно, что не все люди хотят стать разведчиками. Конечно, рискуешь, когда первым прокладываешь путь в неизведанное, но как приятно осознавать, что по протоптанной тобой дорожке двинутся геологи, строители, биологи. Вокруг оставленных тобой следов возникнут шахты, заводы, бескрайние поля космодромов и зыбкие, как мыльные пузыри, купола городов.
        Прекрасные вчерашние мечты были прерваны веселыми переливами звонка. За мной. Никогда не слышал о том, чтобы жандармы звонили в дверь.

        - Войдите, - тихо сказал я, давая ненужный приказ демону входной двери.
        Жандармы не нуждаются в хозяйских дозволениях.
        У них всегда и везде полный доступ.

        - Бюро добрых услуг «Невские зори» приветствует вас, - с невообразимой торжественностью провозгласило зеленое человекообразное существо, внезапно появившееся на пороге кухни.
        Я немного расслабился. Это всего лишь явился по моему вызову безобидный робот-уборщик. Дизайнера, проектировавшего его корпус, следовало отчислить с первого курса художественного училища, а еще лучше поставить к стенке и торжественно расстрелять за глумление над образом и подобием человеческим.

        - Новая модель, что ли? - проворчал я.

        - Самая последняя. Вам повезло, товарищ Ломакин. Я оснащен улучшенной системой распознавания грязи и стерилизационным излучателем повышенной мощности. Мой локальный позывной - Горней.
        Робот был низкорослый или, точнее сказать, компактный, с короткими ножками и ребристым цилиндрическим туловищем, увенчанным маленькой подвижной головкой, на которой с трудом поместились большие оптические детекторы и крошечная имитация лица, способная выражать лишь две эмоции: радость и недоумение. Для уборщика и этого было слишком много.

        - Можно приступать? - с кибернетическим энтузиазмом поинтересовался Горней, и его составная шея с двумя шарнирами просительно изогнулась.

        - Да, - рассеянно кивнул я, вставая на ноги. - Прибери здесь. Потом получишь дополнительные инструкции.
        Уродец победно пискнул и начал сгребать в кучу обертки от продуктов, пустые бутылки и консервные банки, живописно разбросанные вокруг дырки утилизатора. Я же медленно двинулся в комнату. Судьба даровала мне небольшую передышку, чтобы обдумать такие вопросы, как «Зачем? Как такое случилось? Как я мог пасть столь низко?». Ответов не было. Наваждение какое-то. Порой я и в самом деле любил
«воткнуться» и иногда даже участвовал в нелегальных виртуальных боях, но никогда до сегодняшнего дня не путал реальность с киберстимуляцией. Перед моими глазами снова предстала ужасающая картина: перепуганная девушка на мушке моего лучемета. Страх сковал бледностью ее перекошенное лицо. Губы слегка подрагивали, и глаза смотрели так пронзительно, словно хотели искрошить мое клокочущее ненавистью сердце. Я надавил на курок, и лишенное жизни тело упало на мой любимый надувной матрасик в углу комнаты.
        От воспоминаний меня затошнило. Свело живот. Чтобы не завыть от отвращения к себе и не убежать с места преступления, я ускорил шаг и бегом ворвался в комнату. Краешком сознания я все еще верил, что найду там обычный беспорядок, несколько пустых бутылок, коллекцию немытых чашек, ну и, может быть, утомленную парочку на коврике перед медиаэкраном. Я все еще рассчитывал на то, что кошмарная сцена убийства - это всего лишь воткнутая в мой мозг виртуальность. Может быть, по пьяни я вогнал в телепатическую обучающую систему запрещенный диск и поимел вот такой вот шикарный глюк?
        Подобно тому, как объявление диспетчера превращает все еще опаздывающий для встречающих рейс во взорванный аэробус, а живых людей в истерзанные трупы, реальность безжалостно обрушилась на меня, сметая жалкие препоны спасительных фантазий. Мертвая девушка недвижно лежала на моем спальном матрасике. Ее руки были раскинуты в стороны, а волосы расплескались по залитой кровью подушке.

        - Ноль-два, - пробормотал я, стуча себя косточкой указательного пальца по виску. - Совершено преступление. Светозар Ломакин убил человека.

        - Вызов принят, товарищ Ломакин, - отзывчиво проворковал приятный женский голос. - Участковый инспектор прибудет в течение трех минут. Желаете пригласить адвоката прямо сейчас?

«Они все знают, - с благоговейным ужасом подумал я. - Они знают даже то, что им не нужно спешить. Они не собираются посылать сюда жандармов с индивидуальными ранцевыми телепортами. Черные чудовища с оскаленными черепами на рукавах не материализуются из воздуха и не размажут меня по стене. Вместо них прибудут добрые волшебники с железными браслетами. Они отведут меня к другим волшебникам с деревянными молоточками, и те лет на пятьдесят превратят меня в придаток какого-нибудь полезного механизма.
        Отбойного молотка, например. Или экскаватора. И буду я до морковкиного заговенья реставрировать марсианские каналы. Но почему? Зачем я это сделал? Ведь я даже не знаю эту девушку! Может быть, я сошел с ума? Бред! У меня крепкая, проверенная множеством комиссий, психика. Тогда как получилось, что…»

        - Нет, - я мотнул головой. - Мне не нужен адвокат.

        - Зря отказываетесь, товарищ Ломакин, - сказал кто-то рядом со мной.
        Я повернул голову. Все-таки они воспользовались направленным телепортом. За моим плечом стоял милиционер с нашивками участкового. Почему-то он был один, хотя, как я помнил по фильмам, убийство - это такое увлекательное событие, на которое собирается целая стая ответственных товарищей.

        - Что вы сказали? - растерянно пробормотал я.

        - Зря, говорю, от адвоката отказываетесь, - проворчал участковый, неотрывно вглядываясь в обнаженное тело. - Вам все равно, а он бы лишний трудодень заработал за вызов. Что у вас произошло?

        - Я убил человека. - Мне, наконец, удалось обрести некоторую уверенность в себе, и мой голос зазвучал даже слишком твердо для будущего узника оберонских рудников.

        - Говорите конкретнее. Какого человека вы убили, каким образом и какие мотивы у вас были? - равнодушно отбарабанил милиционер и сделал шаг по направлению к мертвому телу.

        - Этого самого, - я махнул рукой, указывая на труп, - или вы полагаете, что женщина - это не человек?

        - Ничего такого я, конечно же, не полагаю. - Милиционер вел себя, на мой взгляд, как-то слишком спокойно, словно каждый день имел дело с жертвами убийств. - Может быть, я сам в чем-то немного женщина, - он улыбнулся какому-то старому неизвестному мне анекдоту. - В любом случае, я очень сильно ценю и уважаю женскую разновидность человека разумного. Однако с чего вы взяли, что Наталья Петровна Корф оставила наш лучший из миров? Она всего лишь спит, товарищ Ломакин. Крепко спит. Отдыхает. Понимаете? А вам я хочу напомнить, что применение наркоидентичных систем запрещено законом и недопустимо для вас, как космического разведчика. Даже для двоечника, которому дальше казахского космодрома дорога закрыта.

        - У меня распределение на Луну! - вспылил я. - И откуда вы знаете, что она спит? Там кровь на подушке! Вы же даже пульс не пощупали! Вы - разгильдяй!
        Он впервые с момента нашей встречи посмотрел на меня, и его неприязненный взгляд мне очень не понравился.

        - У нее телеметрия лучше, чем у тебя, разведчик. - Глазки участкового сузились, превратив заурядного европеоида с большой примесью кавказской крови в стопроцентного азиата. - Ты сегодня втыкался, что ли?

        - Втыкался? Я вообще не знаю такого слова. - Вялая попытка выкрутиться потерпела ожидаемое фиаско, служитель закона грозовой тучей надвинулся на меня, и я почувствовал, как холодные щупальца телепатического сканера коснулись моего мозга. - Ни к чему такому не подключался, ничего такого не принимал, - перестав корчить из себя дурачка, залепетал я. - Уже очень давно не баловался.
        Это была чистейшая правда, и он мне поверил. Не как человек человеку, конечно же, а как милиционер лицу, подозреваемому в нарушении общественного порядка.
        Ведь сейчас он не просто смотрел на меня. Он собирал из разных источников информацию, которая позволяла ему почти со стопроцентной вероятностью определить, лгу я или нет, и, кроме того, он загружал в свой мозг все данные о рабе божьем Светозаре, трепетно хранимые множеством «синих баз». Как я мог забыть, что милиционеру достаточно взглянуть на человека, чтобы сразу узнать не только его имя и место работы, но и то, какие передачи он вчера смотрел по телевизору, с кем провел ночь, с кем дружит и кого терпеть не может. А если проверяемый к тому же еще является счастливым обладателем пониженного социального статуса, то любой мент запросто выяснит, как именно он ублажает своих подружек и какие разговоры ведет с друзьями за кружечкой «Жигулевского». Не болтает ли лишнего и испытывает ли должный пиетет к нашему лучшему за всю историю Человечества государственному строю.

        - Очень давно - это сколько? - с расстановкой спросил он.
        Я понял, что ему лень слишком подробно ковыряться в моих извилинах, но в длинных паузах между словами мне отчетливо слышался бесстрастный голос, зачитывающий приговор: «Введение в заблуждение лица, находящегося при исполнении служебных обязанностей, наказывается лишением свободы…»

        - Вчера не подключался. - Я уже и так нарвался как минимум на каскадное детектирование, так что попасться на примитивной лжи представителю власти мне совсем не хотелось.

        - Хорошо. Дальше копать пока не будем, - смилостивился участковый. - Расскажи лучше, с чего ты взял, что убил девчонку? Ты бы у нее хотя бы сердце послушал, перед тем как панику поднимать.

        - Я прекрасно помню, как стрелял в нее. Я помню, как попал в нее, и как она упала. Вон, смотрите, вся подушка в крови. После таких ран не выживают. Проверьте, ваша телеметрия, скорей всего, неисправна.
        В его глазах я безо всякого телепатического сканера прочитал: «Как ты мне надоел, Ломакин. Откуда ты такой взялся? Сейчас закатаю тебя на пятнадцать суток мусорные бачки красить, будешь знать, как хороших людей ерундой беспокоить». Но вместо прочувствованного монолога я услышал:

        - Лучемет Громова 13443171 модель пэ-ха, - он безошибочно назвал тип и номер моего личного оружия. - Тащи сюда. И запомни, Ломакин, на будущее, при поражении из
«Громова» кровотечений не бывает. Очень чистоплотное оружие.

        - Мальчики, вы тут? - вопросило внезапно очнувшееся тело. - Наконец-то! Идите ко мне. Согрейте меня. Мне холодно.
        Голая девушка уселась на матрасе в позе «лотоса» и гостеприимно распахнула нам свои объятия. Она прекрасно себя чувствовала, и лучшего подарка для человека, который за последние полчаса мысленно побывал во всех исправительных учреждениях Солнечной Системы, быть не могло.

        - На твоей совести пока только ложный вызов, - хладнокровно констатировал участковый, предварительно запротоколировав взглядом роскошную сцену. - Может, я пойду, Ломакин? - неожиданно предложил он. - Я и так уже обязан сделать отметку в твоем личном деле. Боюсь, если задержусь еще на десять минут, ссылка на ледники превратится для тебя из далекой радужной перспективы в унылые будни. Давай гляну
«пушку» и пойду.

        - Какую отметку вы должны сделать? - Я торопливо открыл стенной шкаф и вынул из висящей на крючке кобуры лучемет имени товарища Громова образца столетней давности.

        - Ты пять минут назад признался в применении наркоидентичных систем. Забыл уже? А говоришь, что не втыканюга.

        - Но вы же не хотите испортить светлое будущее молодого специалиста? - Замявшись на секунду, я протянул ему оружие рукояткой вперед.
        За то время, пока я держал лучемет за ствол, на лице участкового отразилась целая гамма довольно сложных чувств от легкого испуга до отчаянной решимости и готовности к бою.

        - Конечно, хочу испортить, - со злостью выпалил он и с излишней резкостью выхватил у меня оружие. - Не имею права не испортить. Вдруг ты и в самом деле завтра кого-нибудь грохнешь. Поднимут показания с видеодатчиков, прогонят тебя и меня через каскадный детектор, выяснят укрывательство, и в ближайшие сто лет работать мне вахтером на марсианских приисках. Пятьдесят трудодней в месяц без премий и надбавок. - Милиционер повертел оружие в руках, случайно задел стопор, и три гибких жгутика звучно хлестнули его по лицу.
        Он поморщился.

        - На фига тебе снайперская оснастка?

        - Разведчикам - положено, - отрезал я, хотя, честно говоря, и сам не понимал, зачем «громычей» снаряжают приспособлениями для сверхточной стрельбы.
        Участковый проверил логический блок, неумело намотал опорные жгутики на рукоятку и вернул мне оружие.

        - Тебе повезло. Несанкционированного применения не отмечено. Сам логи посмотреть не мог? Мозги отключились? Мне думается, у тебя будут серьезные проблемы, Ломакин. На Луну можешь не рассчитывать. По-дружески советую хорошенько все обдумать и сегодня же вечером сдать лучемет. С такими глюками, как у тебя, и до статьи недалеко.

        - Какими глюками? - заинтересованно спросила девушка, но на нее никто не обратил внимания.
        Кажется, мне все-таки удалось добиться снижения социального статуса, и лунные помойки становятся для меня недостижимыми.

        - Я обещаю, что в ближайшее время будет поставлен вопрос о лишении тебя права на ношение оружия. До скорой встречи, Ломакин. - Он козырнул и совсем уж официально добавил: - На вашем месте я бы сократил употребление алкогольных напитков и полностью прекратил применение наркоидентичных систем. Считайте это предупреждением. Оно тоже будет занесено в вашу личную карточку.
        Милиционер ушел, а я остался стоять, изображая надгробный памятник самому себе. Все-таки правы были мои учителя, когда говорили, что я импульсивный, чрезмерно эмоциональный субъект с невысокими интеллектуальными показателями. Очень тактичная формулировка, заменяющая грубоватое, но более точное определение - дурак. Сегодня к их нелестным характеристикам добавилась еще одна - субъект с нестабильной психикой, склонный к галлюцинациям и применению нелегальных наркосистем. То есть в переводе на общегражданскую лексику - втыкан и псих ненормальный. Как только запись об этом появится в моем личном деле, я могу совершенно спокойно полить болгарским кетчупом свой «каловый» диплом и сожрать его. Больше он мне не пригодится, потому что даже на орбиту, даже туристом меня уже никогда не выпустят.
        А в том, что такая запись непременно появится, можно было не сомневаться. Участковый отчитается о проделанной работе сразу же, как только доберется до своей конторы. Я, правда, могу оспорить любую запись в установленном порядке. Но как? Нужны факты. Для того чтобы доказать, что мне не привиделось убийство, я должен буду привести факты о том, что на самом деле убил эту девчонку. Бред.

        - Неприятности? Да? - девушка накинула на ноги край одеяла, лишив меня весьма привлекательного зрелища.

        - Вроде того, - кивнул я. - Ты как здесь оказалась? С кем пришла?
        Наталья Петровна Корф задумчиво посмотрела на потолок, пожевала губами.

        - Ты будешь смеяться, - на ее лице отразилось некоторое смущение и растерянность, - но я не помню. - Спустя секунду она с нескрываемым удивлением уставилась на меня. - Ты не подумай, я не такая. Я всегда знаю, когда и с кем. Я даже записываю всех в наладонник. - Девушка вытянула вперед руку и растопырила пальцы, словно думала, что ее любимый наладонник сейчас материализуется из воздуха. - И вообще, обычно, когда рубит с водки, то помнишь, по крайней мере, начало пьянки. И сны потом снятся поганые, но не настолько. Прикинь, мне привиделось, будто я мост взрываю. А по нему как раз поезд идет. Вагоны горят, падают в воду, и из них вываливаются такие маленькие человечки в пылающей одежде… Если тут были наркотики, то я пойду писать заявление. Мне неприятности ни к чему. Мент и так меня пофиксил.

«Ничего не помнит. Какая-то эпидемия амнезии, - слегка повеселев, подумал я. - Похоже, кто-то притащил неконтактную наркосистему и скрытно включил ее. Есть шанс отмазаться от отметки в деле. Если удастся вычислить, кто это сделал, и сдать его, то я буду чист перед милицией и Человечеством. Тогда лунные помойки снова ждут меня!» Как мне хотелось поскорее оказаться на Луне и заняться хоть и непрестижной, хоть и малооплачиваемой, но такой нужной всем людям работой. То, что для достижения сей эпохальной цели придется кого-то засадить на несколько лет, меня нисколько не смущало. Такие подставы должны жестоко караться. Я не собираюсь отдуваться ни за чьи шалости. Каждый должен думать своей головой. В эту минуту я поклялся самому себе в том, что если пронесет и на этот раз, то я выучу наизусть самый толстый учебник по мегаколлективизму, пересдам все заваленные экзамены и, может быть, даже вступлю в Союз Активной Молодежи и стану самым правоверным самцом в Системе.
        Появившийся шанс выкрутиться обнадежил меня, но в животе, где-то под желудком, внутренности по-прежнему холодились осколком ледяного страха. Чужая криминальная наркосистема - это, конечно, славная отмазка, ну а вдруг зацепило? То, что я раньше подключал к своему мозгу, всегда проверялось лично мною, и там абсолютно точно не было никаких закладок. А как сейчас? Вдруг искусственная виртуальность внедрилась в мой мозг настолько глубоко, что сможет существовать автономно и самопроизвольно запускаться? Такое не часто случается, но если самопрограммирование произошло, то я буду регулярно стрелять по ни в чем не повинным девушкам и не смогу отличить, на самом ли деле это произошло или нет. Именно из-за таких зацепов и запрещены, в общем-то, безвредные электронные наркотики. И ладно бы заложилось что-нибудь безобидное вроде чтения бумажных книг на ночь или нюханья ромашек. Так нет, этот урод запрограммировал наркостимулятор на убийство. Кому подобное могло прийти в голову? В своих друзьях я был уверен. Никто из них не увлекается виртуальными реальностями, а тем более не станет скрытно применять
многопользовательскую систему в большой компании. И если бы все-таки с какого-нибудь чудовищного подрыва кто-нибудь из них и замутил нечто в этом роде, то максимум, на что хватило бы фантазии у любого из моих добрых друзей, так это на серию плоских шуток эротического или туалетного характера. Чтобы было над чем поржать и никому не было слишком обидно. Нет, это не они. Они бы прошили девчонок на гиперсексуальность или заставили бы Пыжика публично и под аплодисменты нагадить на столе. Убийство просто не придет никому из моих друзей в голову.
        Значит, остаются случайные гости. Вроде моей несостоявшейся жертвы.

        - Икры хочешь? - спросил я у девушки. - Черной. Много.

        - Я черную не очень люблю, - с неподражаемой жеманностью ответила она.

        - Ты не слишком наглей, красавица. Можно подумать, тебе каждый день предлагают икру столовой ложкой потрескать.

        - Столовой? Ты выиграл в лотерею? - Она изумленно захлопала глазами и от этого стала еще симпатичнее. - Ну-ка, выйди. Я при тебе стесняюсь одеваться.
        Хо-хо, стесняется она. Было бы что прятать, - я гаденько хихикнул, отомстив ей за позу «лотоса».
        Девушка в ответ очень мило покраснела и подобно вскипающему чайнику весьма очаровательно зашипела. Можно было продолжить шутку и плавно довести ее до легкого романтического приключения, но в моей голове и мышцах еще царил похмельный сумбур, и я предпочел пожать плечами и отправиться на кухню. Горней уже навел здесь порядок и теперь шумно возился в ванной комнате. Оттуда раздавались громкие вздохи, хрип и бульканье. Можно было подумать, что в моем душе поселился простуженный дельфин. Не обращая внимания на необычные звуки, я выставил на стол все съедобное, что удалось обнаружить в холодильнике, включая остатки торта, затерявшиеся между прокисшим молоком и заплесневевшими сосисками. Мысленно я уже приготовил коварные вопросы для допроса подозреваемой, но в мою светлую голову пришла неожиданно светлая мысль. Все-таки недаром я стал разведчиком. Я чертовски сообразителен! К чему расспросы, если существует великая и ужасная система тотального контроля? Даром, что ли, Большой Брат днем и ночью неотрывно смотрит на нас? Пускай пользу приносит! Ведь в каждом помещении моей квартиры установлено минимум по
четыре опломбированных видеодатчика, и единственный, кто имеет к ним доступ без прокурорской санкции, - это я сам. Ответственный, так сказать, квартиросъемщик. Если бы я и в самом деле совершил убийство, то участковый первым делом связался с прокуратурой и получил бы разрешение на подключение к датчикам.
        После чего либо уличил меня на месте, либо доказал мое алиби. Ему, наверное, из простого человеческого любопытства очень хотелось взглянуть, что творилось здесь в течение последних суток, но трупа в наличии не оказалось, а временное помешательство хозяина жилища не является достаточным основанием для снятия приватной информации. Во всяком случае, в отношении полноценных граждан, к коим я до сих пор и отношусь.
        Права, блин, человека - величайшее достижение всего стремящегося в светлое будущее Человечества. Аминь.

        - Локальная станция, - потребовал я, слегка повысив голос.
        Призрачный экран терминала заискрился прямо над обеденным столом. Легким касанием пальца я повернул его под нужным углом и зафиксировал кодовой мыслью. Пустое рабочее поле с парой любимых ярлыков быстро налилось красками и расцвело навязчивыми напоминалками о несделанных делах. Я раздраженно махнул рукой, сметая в отстойник полдюжины неотвеченных писем, пару не поздравленных с днями рождения приятелей и несчетное количество несостоявшихся знакомств. Одно особо живучее послание не пожелало сразу уходить в небытие. Оно настойчиво сигнализировало о своей офигенной важности и срочности. Однако я по инерции повторной директивой удалил и его. Когда нужно спасать свою репутацию, нет времени на ерунду, а послание можно будет восстановить, если я о нем когда-нибудь вспомню.

        - Информация с видеодатчиков в жилой комнате. - Я не слишком задумывался над запросом и, естественно, получил то, что заказал.
        Компьютер быстренько проверил мои полномочия и послушно вывел трансляцию сразу со всех датчиков, разбив экран на четыре сектора. На всех в разных ракурсах предстала моя гостья Наталья Петровна в обнаженном виде и в соблазнительно полусогнутой позе.
        Очевидно, она отчаялась найти свою собственную одежду и сейчас рылась в моем стенном шкафу в поисках чего-нибудь подходящего.

        - То же. Вчера, пятнадцать часов ровно, - конкретизировал я, не отказав себе в удовольствии ненадолго задержать взгляд на симпатичной попке.
        Вчера в пятнадцать часов в комнате было пусто.

        - Пятнадцать пятнадцать.
        Опять никого. Куда все делись?

        - Пятнадцать тридцать.
        На одном из датчиков промелькнула чья-то спина.
        Я промотал запись обратно. Все равно не разобрать, кто это был. Видно только, что мужской силуэт проследовал из полутемной прихожей на кухню.

        - Прихожая пятнадцать тридцать. Масштаб времени два к одному.
        Отвратительное изображение. Не разобрать даже узор на рубашке гостя.

        - Кухня пятнадцать тридцать.
        Ага, понятно. Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались. Сверху моя малогабаритная кухня выглядела, как загон для крупных обезьян в сухумском питомнике. Полдюжины гуманоидов что-то жевали, пили, махали конечностями и кричали друг на друга. Друзья. Все тута. И все вне подозрений. Нет ни одной незнакомой рожи. Процесс нарезания колбасы и дегустации первой бутылки эликсира радости был в самом разгаре. Разговор шел о сгоревшем в солнечной короне меркурианском танкере
«Брежнев». Спор вспомнился мне во всех подробностях. Я тогда сцепился с Пыжовым, доказывая, что штурман не мог ошибиться и сменил курс умышленно. Таська в это время строила глазки Нао и зачем-то хватала меня холодными пальцами за ухо.
        Прокрутив запись вперед, я понял, почему она так делала. На мою возмущенно-недоумевающую рожу невозможно было смотреть без смеха. Такое вот странное у меня строение лица. Хочется достойно выразить уничижающие собеседника эмоции, а на самом деле оказываешься в глазах окружающих потешным клоуном.
        Я раздраженно промотал запись еще дальше. Ничего особенно нового мне пока не открылось. Стоило экрану показать очередное событие прошлого вечера, как оно немедленно воскресало у меня в голове. Вот слегка захмелевшая компания вполне прогнозируемо переместилась в комнату, оставив на тесной кухне возбужденную агрессивную Таську и ее привычную сексуальную жертву - Пыжова.
        Я не стал смотреть, чем все закончилось, хотя всегда испытывал нездоровый интерес к тому, чем же все-таки занимаются уединившиеся Таська и Пыжик. Невозможно поверить, что они совершают банальные половые акты. Уж очень это была контрастная парочка.
        Она - смуглая мускулистая и крикливая, он - бледный, хилый и косноязычный. Она выросла на вольных островах Океании и, по ее словам, с трех лет не ночевала под крышей и до шестнадцати не носила никакой одежды. Даже бус и обязательных в ее племени браслетов. Он все детство провел на севере Канады, практически не покидал купол и не выходил на свежий воздух.
        Пыжик всегда одевался и устраивал истерику, если в гостях ему не доставалось шлепанцев и нужно было ходить по квартире в носках. Таська смеялась над ним, как, впрочем, и над всеми представителями сильной половины Человечества. Он уважительно звал ее дикаркой и возмущался, когда при нем про нее говорили скабрезности. Если когда-нибудь Таська и Пыж договорятся о чем-нибудь серьезном, очень интересная мутация человека может получиться.
        Просмотр шоу продолжился в еще более ускоренном темпе. Вот я и Нао побежали за добавкой, ибо по какому-то замшелому еще советскому закону спиртное на дом не доставляется. Наше возвращение встретили восторженными криками и рукоплесканиями. И хотя класс потребляемых напитков здорово снизился, веселье разгорелось еще жарче. Привычные сетования о том, что водка до сих пор не включена в список бесплатных продуктов, быстро затмились дуэлью между Графом и Пыжиком. В чем там было дело, я помню смутно. То ли Пыжов сказал, что Орлов не в состоянии удержать в голове десяти двухзначных чисел, то ли Орлов заявил, что мужское достоинство Пыжова в боевом состоянии не превышает шести сантиметров. Не помню. Помню, что проказливый Нао в последний момент ухитрился подменить математические опыты и научные измерения романтическим поединком в средневековом стиле.
        Дуэлянтам было выдано по два пирожных со сливочным кремом. Потом их развели в разные углы комнаты.
        Граф подтвердил свое аристократическое прозвище и оба раза попал Пыжику точно в лицо. Пыжов два раза промахнулся, размазав свои метательные снаряды по дверце шкафа, и теперь должен был, как проигравший, раздеться до трусов и пять минут кукарекать на балконе. Мстительный Орлов потирал руки и требовал линейку, Пыж заикался и вяло протестовал. Публика ревела от восторга.
        Пыжова спасла верная Таська. После того как она красиво разделась, только у Графа хватило наглости настаивать на наказании проигравшего. В ответ на это наглое требование Нао посоветовал ему утопиться в унитазе. На что Орлов довольно правдоподобно изобразил бешенство и, требуя сатисфакции, принялся поливать из сифона голую Таську и ее подругу Макки. Не обделил он сладким лимонадом и всю остальную компанию, включая меня. Я раздраженно крутанул запись вперед, сразу же оказавшись в районе трех часов ночи, где наткнулся на сексуальный дуэт, без вдохновения исполнявший обязательную программу парного катания.
        К моему удивлению, в главной роли выступал я сам. Господи, как я тривиален. А кто же моя партнерша? Перед кем мне должно быть стыдно? Юное дарование - Наталья Петровна Корф, планета Земля!

        - Хоть убей, не помню, чтобы мы с тобой э-э-э… Целовались, - смущенно пробормотал кто-то у меня за спиной.
        Я обернулся. Моя несостоявшаяся жертва, облаченная в старый спортивный костюм, из которого я давно вырос, стояла рядом и заглядывала мне через плечо. По ее лицу ползали живописные красные и белые пятна.
        Она и в самом деле была смущена.

        - А я зато помню, как стрелял в тебя, - мой печальный вздох на секунду заглушил мое же павианье рычание с экрана. - Иногда бывает не так уж плохо, когда реальность не совпадает с виртуальностью.

        - Виртуальность? Ты думаешь, мы все воткнулись?
        Я почувствовал, что мурашки, бегавшие по моей спине, перепрыгнули на мою близкую, хотя и малознакомую подругу.

        - Когда? - почти простонала она. - Я вообще не помню, как здесь оказалась, и хотела бы знать, кто это такой? Кто этот урод? Почему он на нас смотрит?

        - Какой урод? Где? - растерялся я.
        Компьютер озадаченно замигал сообщением: «Ваш запрос не принят. Переформулируйте». Я погасил надпись и приказал выделить все живые объекты в комнате. Кроме совокупляющейся парочки, трех мух на люстре и полудохлого комара на окне, в комнате присутствовал еще один живой объект. Пространство рядом со шкафом было густо заполнено некоей таинственной человекообразной тенью. Компьютер очертил подозрительную область тоненькой рубиновой линией.
        Я потребовал сменить несколько фильтров, но так и не смог разобрать лицо незнакомца. Нужен был хороший ретушер или даже милицейский эксперт, чтобы выдрать из этих серо-черных клякс хоть что-нибудь вразумительное.

        - Это тот тип, который поливал нас газировкой, - убежденно заявила Наталья.

        - Граф? Орлов? Не может быть…
        Пьяный Орлов способен абсолютно на все, но только не подглядывать. Это совершенно не соответствует его сложной душевной организации или, если вы не верите в существование души, то не совмещается с его генетическим кодом. Он просто не может спокойно смотреть на что-либо, ему обязательно нужно участвовать. Хотя бы советом. Я вернул запись назад в пьяный разнузданный вечер.

        - Это не Граф! - громкий, почти бабий возглас вырвался у меня помимо моей воли.
        Человек, поливавший нас из сифона, ни капельки не походил на Графа. Это был сутулый мужчина около сорока биологических лет с пепельно-серой кожей и худым неулыбчивым лицом. Надо сказать, что эта личность выглядела очень зловеще на фоне нашей беспечно веселящейся компании. Словно ржавый гвоздь, вбитый в розовую задницу. Но как я мог перепутать?
        Минуту назад я был уверен, что вчера у меня в гостях был Орлов, но сейчас я вспомнил, что он умотал в Пояс Астероидов и просил не дергать его по пустякам. Но моя жизнь - не пустяк, и я пробормотал формулу вызова.

        - Привет, Свет, - раздалось почти сразу.

        - Ты как? - формально поинтересовался я.
        Связь шла через телепортационный колодец, и задержек почти не было. Слабый шорох, перемешанный с легким эхом, можно было считать законной данью чудовищным межпланетным расстояниям.

        - Нормально. Еще две пещеры осталось и на Марс. Прилетай в отпуск. Гульнем. Половину билетов я тебе оплачу. Баблята есть.
        Граф уже год работал дипломированным спелеологом и перемещения между Землей и Марсом не считал слишком дорогостоящим мероприятием.

        - Боюсь, что не получится, - торопливо отказался я и спешно перешел к интересующему меня делу. - Ты вчера у меня был?

        - Ты дурак? Отсюда не меньше недели добираться!

        - Спасибо. До связи.
        Резкое прекращение разговора не очень вежливо выглядит, зато порой избавляет от необходимости лишний раз врать. Я оперативно произвел инвентаризацию всех остальных персон, присутствовавших в комнате в тот вечер. Нао, Пыжик, Таська - самые настоящие. Подделка незаметна при самом подробном рассмотрении, хотя ни в чем нельзя быть уверенным до конца. Геннод, Терентия и я - тоже вполне подлинные личности. Хоть пробу ставь и в музее вешай. Тонти и Денис к эпизоду с сифоном уже покинули нас, предпочтя нашему достойному, но слишком буйному обществу тишину нежного уединения. А вот Макки была фальшивая. Как я мог перепутать тощую, как швабра, Корф и пышную Макки?

        - Как я к тебе попала? - Наталья ткнула пальцем в свое изображение.

        - Дверь открылась, ты вошла, - усмехнулся я.
        Разве бывает как-нибудь иначе?

        - Не об этом речь. С кем я пришла? Я не могла прийти одна. Люди, находящиеся в беспамятстве, не могут ходить самостоятельно. Ими управляют, как куклами. Как марионетками. За ниточки кто-то должен дергать.

        - Железная логика.
        Я включил на компьютере режим слежения и обратную перемотку. Наталья, потешно взбрыкивая длинными ногами, забегала по квартире спиной вперед. Она восемь раз злоупотребила крепким алкоголем, три раза побывала в туалете и один раз была зажата в углу моим другом Нао, который при этом получил смачный шлепок по морде, но не утратил доброго расположения духа. Судя по улыбкам, инцидент доставил обоим немало удовольствия, и пощечина была не более чем формальностью. Я слегка притормозил просмотр.

        - Не помню, - потрясенно прошептала девушка. - Ничегошеньки не помню.
        Ласково расправившись с Нао, виртуальная Наталья продолжила пятиться в прошлое и, наконец, добралась до входной двери.

        - Он. - Ее наманикюренный пальчик погрузился в сферографический силуэт незнакомца, которого я опять принял за Графа. - Я пришла вместе с ним. У тебя дверной демон жив?
        Девушка продолжала поражать меня нечеловеческой рассудительностью. После ее вопроса я понял, что с моей стороны было довольно глупо запускать терминал и рыться в записях видеодатчиков. Почему я сразу не проверил лог дверного демона? Там же наверняка зафиксированы все, кто переступал порог моей квартиры за последние десять лет. Я перебросил канал локальной станции на входную дверь, добавил мысленный фильтр, и на экран выполз список моих вчерашних гостей.
        Взгляд сразу зацепился за незнакомое имя. Борей Готлиб. Строка автоматически развернулась во второй экран. Это, безусловно, был мой вчерашний незваный гость, хотя на фотографии в общедоступной анкете он выглядел гораздо лучше, чем на записи комнатных видеодатчиков. А ведь должен был выглядеть гораздо хуже, во всяком случае, печальнее, ибо портрет его был аккуратно перечеркнут черной траурной полоской с надписью «Скончался».

        - Ошибка в базе, - предположила Наталья.

        - Ага, я тоже так подумал, - мой голос звучал как-то очень тоненько и слегка подрагивал. - А могилка - это тоже ошибка в базе?
        Я развернул одну из прилагаемых фотографий. На ней был изображен весьма благообразный надгробный холмик. Надпись на серой табличке, прикрученной к временному фанерному обелиску, гласила: «Готлиб Борей, 1968-2392». 1968 год? Я сверился с анкетой. Все верно. Трудно представить подобное, однако ничего невероятного в этом нет. Первые успешные опыты по омоложению проводились где-то в начале XXI века, и некоторые подопытные везунчики вполне могли случайно дожить до наших дней.

        - Может быть, база ошибочно сопоставила могилу другого Готлиба с нашим.

        - Много ли ты встречала в жизни людей, у которых было бы имя Борей, а фамилия Готлиб. А возраст? Ему больше четырехсот лет было! Думаешь, много таких ветхих Бореев Готлибов в Солнечной Системе? Небось, каждый на учете. - Мне стало весело.
        Трагедия с пьяным убийством невинной… М-м-м… ни в чем не повинной, или точнее будет сказать, просто хорошей девушки. Да. Трагедия с убийством превращалась в дешевый фарс с ожившим покойником. И я из оттухшего втыкана, у которого надо срочно отнять оружие и половину гражданских прав, словно по мановению волшебной палочки оборачивался невинным…
        М-м-мля… Просто хорошим парнем - жертвой дебильного розыгрыша.

        - Вообще-то ни одного Готлиба я никогда не встречала. Борея одного знавала. Так звали кота моей подружки. Но ведь где-нибудь должны водиться Бореи Готлибы, - убежденно заявила Наташа и тронула пальцем виртуальный экран.
        Бореев на Земле и в космосе обитало несчитанное количество. Даже странно, что я ни разу не встречался ни с одним из них.

        - Ладно, - сдался я. - Допустим, что в мире есть два полных тезки с такими вот чудовищными именами и один из них умер. - Она снова потянулась к экрану, чтобы проверить мое допущение, но я хлопнул ее по руке. - Меня интересует, почему человек, в деле которого стоит метка «Скончался», спокойно ходит по городу, фиксируется сторожевыми демонами и его не хватает милиция? Разве это нормально?

        - Базы ЗАГСа и милицейские базы не синхронизированы, - гордо объяснила она. - Я это знаю, потому что управление базами данных - моя будущая специальность. Я думаю, милиция хватает на улицах только тех, у кого в досье есть отметка
«Разыскивается», а покойникам с отметкой «Скончался» бродить по городу не возбраняется. Нет такого закона, покойников ловить, вот и не контролирует никто.

        - Ясно, - кивнул я. - Значит, на живых мертвецов всем наплевать? Ты меня успокоила. А если допустить…

        - Никто не будет грузить систему слежением за событиями, которые в принципе не могут произойти, - перебила она меня.

        - А если предположить…

        - Никогда. - Наталья покачала головой и с напускным равнодушием спросила: - Ты веришь в призраков?

        - Уже не знаю, - неуверенно ответил я.

        - Значит, звоним ментам, - сделала она неожиданный вывод. - Здесь явно какая-то афера или даже антиправительственный заговор. Очень не хочется вляпаться.
        Второй раз за день вызывать милицию мне не очень-то хотелось. Повторение сегодняшнего неудачного опыта было чревато теплой беседой с бригадой психиатров и продолжительным отдыхом в дурдоме. А что еще прикажете делать с человеком, который сначала грезит убийством, а потом заявляет, что обнаружил в своей квартире ходячего покойника? В дурку, однозначно.

        - Мы уже вляпались, - осторожно сказал я. - У нас только один выход. Нужно связаться с Комитетом.

        - С Комитетом Безопасности Земли? С КБЗ? - Наташа произнесла это словосочетание с уважительным придыханием.

        - А с кем же еще? Ты видела участкового? Ему гопников по подворотням гонять, а не призраков ловить. Посмотри сюда, - я щелкнул пальцем по ссылке с официальной биографией Готлиба. - Разыскивался в связи с обвинением в убийстве, уничтожен при задержании.

        - Обалдеть, - потрясенно закивала головой Наталья. - Он очень опасен. Даже мертвый.
        Я пощелкал по ссылкам, скрывающим прочие подробности жизни Борея Готлиба, но они были неактивны.

        - Не открывается, - посетовал я. - Зато обстоятельства смерти посмотреть можно. Оказал сопротивление, покалечил жандарма.

        - И еще вот это посмотри, - ее рука оттолкнула мою, а пальчик полез в раздел управления дверным демоном. - Вчера был его пятый визит в твою квартиру.

        - Не может быть! - Надо признаться, что я опешил от такого сюрприза.
        Столбик из пяти пугающих дат светился красным в середине экрана. Последняя - вчера. С ней все ясно, но остальные? Две на прошлой неделе и две в начале прошлого месяца. Я попытался вспомнить, чем занимался в эти дни. Ничего особенного в последнее время со мной не происходило. Ну, кроме всяческих экзаменов и защиты диплома, конечно. Но поскольку почти всю сознательную жизнь я посвятил учебе, подобные вещи стали для меня вполне обыденными. Следовательно, никаких ориентиров в указанном промежутке времени у меня не было.

        - Можно я в туалет схожу? - Наталья дернула меня за рукав, не дав нажать на ссылку.

        - А почему ты спрашиваешь? Намекаешь, чтобы я помог тебе снять трусики?

        - Там у тебя кто-то живет. Мне страшно, - призналась она.
        Я прислушался. В туалете действительно кто-то шумно возился.

        - Это Горней, - сообразил я. - Гони его оттуда. Пусть этот бездельник в комнате приберется.

        - Хорошо.
        Девушка величественно удалилась, а я ткнул дату первого посещения Готлибом моей холостяцкой пещеры.
        Мысленно я уже сочинял заявление в прокуратуру. Неприкосновенность жилища еще никто не отменял, и никакая сволочь не смеет проникать в мою квартиру без моего разрешения. Готлиб вошел через дверь. Впрочем, в то время он официально был еще жив и не имел никаких оснований ходить через стены или летать по воздуху без специальных приспособлений. Он банально вошел через дверь, и мой верный демон пропустил его.
        Потом тайный гость на цыпочках прокрался в комнату.
        Я сменил ракурс изображения и увидел себя, мирно почивающего на любимом матрасике. Хотелось бы приврать, что лежал я в обнимку со стройной брюнеткой из аспирантуры, но буду честен даже в мелочах. В ту ночь я спал один. Часы показывали три двадцать две ночи. Рядом с матрасом мерцал непогашенный экран локальной станции, на нем я разглядел финальные титры какого-то французского фильма. Готлиб подошел к экрану и погрузил в него свои ручонки. На его лице появилась глумливая улыбочка. Какая скотина! Похоже, он ковырялся в моих личных файлах, и хилая бесплатная защита никак не препятствовала ему. Я раздраженно промотал запись вперед, но ничего интересного больше не произошло. Он повозился с моим компьютером и ушел, аккуратно закрыв за собой дверь. Я сразу же создал файл заявления в прокуратуру и в соответствии с шаблоном внес туда факт незаконного проникновения в жилище, дополнив информацию записями видеодатчиков и отчетом дверного демона.
        Дрожа от ненависти и нетерпения, я переключился на предпоследний визит Готлиба, который состоялся за четыре дня до вчерашней вечеринки. По уму, следовало бы просмотреть записи в хронологическом порядке, но я торопился. Мне не терпелось узнать как можно больше об этом подонке, подло проникшем в мой дом. Я жаждал скорейшего возмездия. Все записи сегодня же будут переданы в компетентные органы. Пусть там знают, что я не сумасшедший. Я - жертва преступления. Правда, пока еще не совсем понятно, какого рода это преступление. Кто его совершил, в общем-то, ясно, но зачем он это сделал и в чем оно состояло, еще предстоит выяснить. Не для дискредитации же Светозара Ломакина в глазах участкового милиционера затеяна столь хитроумная игра. Запись грузилась несколько секунд, и мне уже захотелось перезапустить просмотр, когда окошко, наконец, стабилизировалось, и я увидел себя сидящим на собственной кухне и мирно беседующим с Бореем Готлибом.

        - Борей, дружище, - сказал я так, будто не одну сотню лет знал этого мерзавца. - Мне потребуется некоторое время, чтобы найти подтверждение твоим словам. Я был уверен, что Сашка Титов умер три года назад. Я скорбел и исправно носил тюльпаны на его могилку. Кстати, мы с тобой вместе это делали.

        - Можешь мне не верить. - Готлиб брезгливо поморщился, будто я сказал какую-то несусветную непристойность, - Но попробуй хотя бы на этот раз воспользоваться своим мозгом. Принудительная смена тела и твое нынешнее положение втыканутого студента с ампутированной памятью ни о чем тебе не говорят?

        - Ровным счетом ни о чем, - голос, неотличимый от моего, звучал легко и уверенно. - У меня всегда было много жестких оппонентов. Если бы ты знал, сколько врагов мегаколлективизма я помножил на ноль, ты бы не удивлялся моему положению. Многие бы хотели отделить мою шкуру от мяса с помощью зубочистки и медленно поджарить то, что осталось на спичках, однако сейчас речь не об этом. Ты обвиняешь нашего общего друга в узурпации власти. - Я увидел, как мои губы на мгновение сжались, будто я пытался удержать во рту рвущееся на свободу змеиное жало. - Ты говоришь, что он положил болт на волю Человечества, за счастье которого всю жизнь сражался, - слова произносились с некоторой задержкой, словно их по очереди заряжали в тугой магазин. - Я в это не верю.

        - Не нужно верить. Нужно захотеть понять и не тупить, - пренебрежительно процедил Готлиб.

        - Какие у тебя есть доказательства того, что он пересадил свой мозг в тело Золина? Ты пользуешься непроверенной информацией. Я могу убить Золина, как ты просишь, но я не убийца. - Мой двойник сжал руки в кулаки. - Я не убиваю просто так! Даже если все, что ты говоришь, чистейшая правда, при устранении Верховного неминуемо погибнут ни в чем не повинные люди. Мне хватило пятнистого. Клянусь, что больше подобное не повторится. - Мое изображение на экране с неожиданной задумчивостью заглянуло в мои глаза.
        Мне показалось, что он увидел, как я наблюдаю за ним из будущего, и я в испуге отшатнулся, поспешно отключил экран и оглянулся, убеждаясь, что никто не слышал моих слов, сказанных на этой самой кухне четыре дня назад. О вызове комитетчиков не могло быть и речи.
        Покушение на Верховного Правителя всея Солнечной Системы товарища Теренца Золина - это вам не пригрезившееся в пьяном бреду убийство Наташи Корф. За такое и башку не постесняются оторвать. Если кто-нибудь увидит эту запись, у меня будут столь серьезные проблемы, что мои теперешние трудности покажутся незатейливыми детсадовскими неожиданностями. Невозможно доказать, что я в этом щекотливом деле ни ухом, ни рылом. Никто не будет меня слушать, пока существует подобная запись, а избавиться от нее не в моих силах. Она хранится на государственном сервере и будет оставаться там не менее пяти лет. Мое счастье, что записи с частных датчиков никто никогда не смотрит, если не случилось какое-нибудь преступление. Но как получилось, что я нес весь этот бред про покушение на Золина? Я сошел с ума? У меня раздвоение личности? Может быть, мне следует обратиться к врачу?
        За моей спиной послышался шорох. Я торопливо обернулся и чуть не вскрикнул от неожиданности. На пороге кухни в странной полусогнутой позе стоял Готлиб. В натуральном виде он был не таким отвратительным, как на видеозаписях. Немного угнетала надменность во взоре и бледная, как у изголодавшегося вампира, кожа.

        - Какого хрена? - задал я самый животрепещущий в данный момент вопрос.

        - Извини, что все так сложно, Петр, но из-за Большого Брата очень трудно заметать следы, - прошипел Готлиб, обращаясь явно не ко мне. - Очень жаль, что ты оказался сопливым чистоплюем. Впрочем, ты всегда им был. Если бы не твои заскоки, Золина бы уже не было, а Верховный Совет уже назначил бы срок новых выборов. Из-за тебя все катастрофически усложнилось.
        Я увидел направленный на меня ствол лучемета и инстинктивно бросился вперед. Глупо. Очень глупо. Ведь ни одного вида рукопашного боя я так толком и не изучил. В ранней юности пытался приобщиться к космосамбо. Не ради результатов, а исключительно из-за того, что два раза в неделю занятия проходили на орбитальной станции. Для обучения этому виду борьбы просто необходимо состояние невесомости. Отчислили меня тогда из-за двойки по биологии. Об этой несчастной двойке мне сейчас предстояло крепко пожалеть.
        Готлиб почему-то не выстрелил, хотя имел великолепную возможность сделать во мне пару сквозных дырок.
        Он лишь ударил меня рукояткой лучемета по лицу и хорошенько пнул ногой в живот. Я упал. Уж чему-чему, а падениям меня научили. Кидали и с маленькой высоты, и с большой, и в тяжелом скафандре с небоскреба, и головой вниз с пятого этажа. На тесной кухне спиной об батарею отопления еще не кидали, но мои навыки позволили мне изящно сымпровизировать. Я очень грамотно затормозил пяткой о подоконник и метко метнул во врага подвернувшейся табуреткой. Подбитый неприятель жалобно вскрикнул и спешно покинул поле боя.
        Я бросился в погоню и настиг Готлиба в комнате.
        В моей голове родился план спасения. Если удастся скрутить эту прыткую нежить, то общаться с ребятами из КБЗ будет гораздо проще. Имея свидетеля и обвиняемого в одном лице, я сумею доказать свою непричастность к антиправительственному заговору. Я бросился к стенному шкафу. У Готлиба был миллион возможностей изрешетить мою беззащитную спину. Пару раз он действительно нажал на курок, и один раз я почувствовал затылком тепло близкого промаха. Каждую секунду ожидая испепеляющего касания лазерного луча, я распахнул дверцы, выдернул из кобуры лучемет и повернулся лицом к врагу. Враг был жалок. Его руки дрожали, не давая ему прицелиться.

        - Мордой в пол! - торжествующе взвизгнул я.
        К моему удивлению, трус с трясущимися руками проявил отчаянную смелость и не подчинился. Он забился в угол, держа лучемет двумя руками и нагло целясь в мою переносицу. Ствол больше не дрожал. Зрачок Готлиба, мушка и мой драгоценный мозжечок надежно зафиксировались на одной линии. Сейчас он снесет мне голову, и никакая реанимация не спасет мою юную жизнь. Во рту стало кисло, в боках закололо. Надпочечники выгружали в кровь дополнительные порции бесполезного адреналина.

        - Брось оружие, - в моем голосе прозвучали просительные нотки.

        - Предатель должен сдохнуть, - процедил Готлиб, и я увидел, как его указательный палец начал очень медленно сгибаться, легко сдвигая курок по направлению к точке моей смерти.
        Непропорционально длинная фаланга с заусеницами у основания желтоватого ногтя перемещалась в пространстве со скоростью уставшей улитки, и казалось, что пока силовой контур лучемета замкнется, я успею сделать множество дел. Кинуться вперед и сокрушить врага или, наоборот рвануться в сторону и выпрыгнуть в окно. Даже если бы я разбился после падения с 31 этажа, врачи легко воскресили бы меня, но я не сделал ничего. Моя кровь превратилась в вязкий кисель, и каждое движение давалось с неимоверным трудом. Преодолевая сопротивление перенапряженных мышц, мне едва удалось слегка сдвинуть голову. Раскаленный луч опалил скулу и превратил половину уха в удушливый смрад.
        Медленно, как во сне, я низвергся на пол. Я стрелял наобум, не целясь и не намереваясь поразить противника.
        Единственным моим желанием было заставить его отпрянуть назад и не дать ему сделать еще один, точный и окончательный выстрел.
        На мгновение в глазах потемнело. Яркая вспышка пронзила комнату, разделив свет и тьму. Я увидел безумные глаза Натальи Корф. Бесплотный кошмар бесповоротно извалялся в граните реальности. Никакого Готлиба больше не было. Он исчез. Его место необъяснимым образом заняла несчастная, ни в чем не повинная девушка, которая и упала на матрас с прожженным черепом.
        Несколько секунд я продолжал целиться в труп, решительно не понимая, где закончилась реальность, и начался бред. Может быть, один бред наслоился на другой, а мое сознание больше не в состоянии различать явь и наваждение? Я автоматически потрогал раненое ухо.
        Оно было в полном порядке. Самое тщательное ощупывание не обнаружило никаких повреждений. Я оглянулся. На стене рядом со шкафом должны были присутствовать отметины от неудачных выстрелов Готлиба. Ничего такого там не было. Кстати, обои давно нужно переклеить. Какие обои? О чем я думаю?! Я снова повернулся к матрасу - труп с дыркой в голове наличествовал на прежнем месте, невзирая на мое страстное желание его там не видеть. Бытие не желало определяться сознанием. Я опустил глаза - в руке лучемет, в памяти которого записано время выстрела и изображение точки прицеливания, поднял глаза - четыре видеодатчика по углам комнаты, бросился на кухню, на ходу тараторя:

        - Записи с видеодатчиков минуту назад.
        Я сильно рассчитывал на объективность электроники. Мой рассудок хватался за любую соломинку, прекрасно осознавая, что в его распоряжении нет ничего, кроме бессовестно врущих органов чувств. Как, в общем-то, и ожидалось, экран продемонстрировал мне загнанную в угол девушку и меня самого, неспешно ковыряющегося в шкафу, достающего лучемет и хладнокровно жмущего на курок. Безжалостный луч прошил плоть так, будто это было не живое тело, а всего лишь его жалкая тень. Никогда прежде я не видел, как взаправду умирают люди, а тем более, никогда не убивал сам. Почему это случилось со мной? Чья злая воля превратила меня в убийцу? Будущее Светозара Ломакина нарисовалось в моем воображении с потрясающей четкостью. Сознание в автоматическом режиме просчитало наиболее вероятные варианты развития событий и способы хоть как-то повлиять на свою судьбу. Перспектива провести лет пятьдесят на рудниках, а потом до конца дней жить с клеймом убийцы меня не прельстила нисколько. Возможность застрелиться на собственной кухне тоже не сильно воодушевила. Почему-то мне показалось, что лучше всего будет достойно погибнуть в
честном бою с милицейскими роботами. Пусть все считают меня борцом с системой, а не заурядным идиотом с воткнутыми мозгами, коим я на самом деле и являюсь.
        В прихожей меня ждала куртка разведчика с вшитыми в синтетическую кожу защитными элементами.
        Невзирая на совершенно чудовищный вес в 18 килограммов, я с удовольствием носил ее, когда нужно было покрасоваться перед друзьями и особенно перед подругами. На сегодняшнем бенефисе мне полагалось выглядеть безупречно, а ничего безупречнее форменной куртки придумать невозможно. Моим предсмертным желанием стало во всей красе предстать в вечерних новостях, в которых меня, вне всяких сомнений, покажут.
        Где-нибудь между сообщениями о неожиданных заморозках в северной Бразилии и вечно актуальными происками калифорнийских террористов вставят кадр с очерченным мелом
«мокрым местом». Начальник училища потрясет перед объективами простреленным
«каловым» дипломом и скажет прочувствованную речь о моем пренебрежении основами мегаколлективизма.
        А может, и не скажет. О чем ему говорить? После такого инцидента его наверняка снимут с должности.
        Размечтаться я не успел. Точнее, мне не дали. Дверь распахнулась. Демон дверного замка безропотно разблокировался перед пришедшими. В прямоугольном проеме нарисовались две угловатые фигуры в белых комбинезонах. Угрюмые озабоченные лица выдавали в этих существах натуральных людей, а не андроидов.
        Я автоматически поднял руки. Война с живыми представителями органов не входила в мои планы. Уж лучше пятьдесят лет каторги. Я согласен на все, лишь бы никто больше не пострадал.

        - Где больная? - рявкнула та фигура, что была крупнее.

«Реаниматоры, - дошло до меня. - Мыслетелефон автоматически связался со „Скорой“ и сообщил о внезапной смерти абонента, если уцелел, конечно».

        - Она там, - махнул я рукой в сторону комнаты и вышел на лестничную площадку.
        Лифт еще не успел захлопнуть двери после доставки врачей. Я поспешно заскочил в кабину и мысленно приказал: «Первый. Очень быстро». Автоматика безупречно отработала простое задание, и, испытав мимолетное состояние невесомости, я очутился на улице.
        Простор огромного голубого неба над головой подействовал ошеломляюще после тесной однокомнатной квартирки. Как же все-таки прекрасен этот мир и как не хочется с ним расставаться. «Из-за тебя другой человек никогда больше не увидит этого неба. Ты должен понести наказание», - безапелляционно сказал я себе, возвращаясь в реальность, где небо может быть только клетчатым.
        Ближайший пойнт телепортационной системы находился прямо во дворе моего дома, рядом со стоянкой антигравов. Всего десять шагов от подъезда, и в моем распоряжении вся Земля с ближайшими окрестностями.
        Трудодней можно не жалеть, больше они мне не понадобятся. Как назло, рядом с пойнтом выстроилась длинная очередь из школьников, одетых в теплые зимние куртки. Две учительницы, обильно упакованные в меха, поочередно переправляли пионеров куда-то в Гренландию или в Антарктиду. Они ставили своих подопечных на пойнт строго по одному, тщательно проверяли код пункта назначения, а после отправления несколько секунд ждали подтверждения доставки с другой стороны канала. Прервать сей сверхсложный процесс не было никакой возможности, и я рванул за угол, к универсаму. На площади перед ним недавно оборудовали сразу десять четырехканальных пойнтов. В это время дня там обычно не бывает очередей.
        Расчет оказался верным, и я без заминок переместился на свою любимую точку в Андах, вдохнул обжигающе холодный горный воздух и, не сходя с места, метнулся в центральный универмаг Красноярска. Потом через Абакан и Дели вернулся в родной Ленинград почти туда же, откуда стартовал. Таким образом, я рассчитывал хотя бы ненадолго ввести в заблуждение систему глобального контроля. Дескать, пока громоздкие вычислительные центры будут отслеживать мои перебежки, у меня, может быть, получится выгадать пять минут на чашечку кофе. Глупо. Сразу же после объявления Светозара Ломакина в розыск первый же пойнт, на который я встану, отправит меня в тюрьму.
        Местом для своего ареста я выбрал проспект маршала Казакова. Вполне достойное место, чтобы прожить последние минуты вольной жизни. Стрелять себе в голову или биться насмерть с милицейскими роботами я уже передумал. Безумно хотелось жить. Можно принять любые унижения ради того, чтобы еще раз увидеть Анды, у меня даже возникло искушение выбросить в урну лучемет, чтобы не провоцировать группу захвата, но я побоялся, что оружие может попасть в чьи-нибудь недостойные руки. Зря. Руки, которые были бы недостойнее моих, еще поискать нужно.
        Я, не спеша, шел по тротуару, мысленно репетируя свою сдачу властям. Впереди виднелась чугунная ограда Приморского парка. Сквозь решетки можно было разглядеть прилизанные аллеи и мамаш, мирно толкающих перед собой детские колясочки. Вдалеке над густой зеленью громоздились циклопические кубы Института Времени. Солнце играло на зеркальных гранях корпусов, и, казалось, здание само является гигантской машиной времени, пронзившей несколько веков и случайно очутившейся в старинном квартале. Забавно, что за всей этой древнеегипетской грандиозностью крылась такая малость, как перемещение кубического микрона свинца на две микросекунды в прошлое. Я перешел дорогу и свернул на улицу Котина. Небольшое кафе сверкало стеклянными витринами рядом с перекрестком.
        Внутри я разглядел всего три фигуры. Для завтрака было поздновато, а для обеда рановато, поэтому заведение почти пустовало. Парадная дверь празднично заискрилась и растворилась в воздухе, едва подошва моего ботинка коснулась первой ступеньки. Не успев войти, я сразу же услышал обрывок чужого разговора:

        - Думаю лететь на следующей неделе. Хотелось отгулять положенный месяц, но, боюсь, место займут.
        Трое парней моего возраста сидели за угловым столиком неподалеку от неработающего фонтана. Похоже, они, как и я вчера, отмечали завершение обучения и получение дипломов. Везунчики.

        - А я в среду на Плутон, - похвастался худощавый сутулый юноша с эмблемой Четвертой партии на стоячем воротничке.
        Непонятно, что этот «ботан» забыл на холодной каменюке, затерянной во вселенской тьме? Плутон - это ведь даже не совсем планета. Кусок твердой материи с ненормальной орбитой и населением в три тысячи одичавших астрономов. Там наверняка нет универсамов и бассейнов, без которых такие субтильные существа обходиться неспособны. Уж не знаю, с чего я взял, что «ботан» не сможет выжить без универсамов и бассейнов. Наверное, партийный значок натолкнул меня на мысль о папике с высшим социальным статусом.

        - Как ты и хотел, - удовлетворенно кивнул коренастый крепыш в спортивном костюме. - Не понимаю я вас, ребята. Что вы там потеряли? То ли дело я! Пять трудодней за смену, в выходные - на Луну или на Карибы за счет завода, квартира, льготы, статус через десять лет, а у вас там даже в кино не сходить, да и с девушками тяжеловато, наверное.

        - С девушками все будет нормально, - убежденно заверил партийный «ботаник». - И трудодней у меня накапает побольше, чем у тебя.

«Нисколько в тебе не сомневаюсь», - со злостью подумал я, усаживаясь за свободный столик. Чернокожий юноша появился почти сразу. Поначалу я принял его за андроида и подивился расточительности второразрядного пункта общепита. Спустя секунду выяснилось, что официант живой, и этот факт окончательно сбил меня с толку. Как разумное существо может браться за работу, с которой легко справится железный ящик на колесиках?

        - Вилли, - представился официант.
        Под его пиджаком, украшенным эмблемой системы сервисного обслуживания, виднелась мятая футболка с похабной надписью на убундийском. Из-за пояса обрезанных по колено брюк торчал дешевый планшет. Вилли был похож на студента-недоучку, зарабатывающего трудодни для покупки игрового процессора. Непонятно, правда, почему этот паренек пошел в малооплачиваемые «халдеи». На погрузочных работах в порту или в каком-нибудь другом, не менее интересном месте, можно заработать гораздо больше и быстрее. Практичный Нао, например, отпахав всего один сезон на марсианских раскопках, все последующие летние каникулы провел на морских пляжах, соря трудоднями и десятками покоряя женские сердца.

        - Чего изволите? - с незнакомым мне акцентом спросил Вилли.

        - Холодный борщ или рассольник, жареная курятина, рис с овощами, черный чай с лимоном и сахаром, два хлеба, - автоматически отбарабанил я свой всегдашний заказ, состоящий исключительно из бесплатных блюд.
        Опомнился я только тогда, когда Вилли закончил стучать пальцем по панельке наладонника и собрался удалиться.

        - Отменяется, - сказал я таким тоном, будто имел дело с роботом. - Новый заказ. Кофе натуральный. Кенийская арабика урожая прошлого года. Или нет! Лучше робуста.

        - По буквам, пожалуйста.

        - Ро-бу-ста.

        - Сложный специальный заказ от полутора трудодней, - предупредил Вилли.

        - Сахар желтый и сливки отдельно, - по-королевски распорядился я. - И выпить. Коньяк трудодней за 150. Грамм 600. Сорт на твой выбор. Еще бастурму. Не синтетическую. Нормальную. Человеческую.
        Вилли удалился, что-то невнятно бормоча себе под нос. Где-то вдалеке прогрохотал гром. Странно. Грозу назначили на среду, а сегодня только понедельник. По метеоплану предполагалась ясная солнечная погода с небольшими кратковременными осадками. Дождик нужен был исключительно для того, чтобы прибить пыль и не гонять зря поливальные машины. Опять метеорологи что-то напутали. Плевать. Уж что-что, а погода должна волновать меня в самую последнюю очередь. Я погрузился в размышления о том, что прибудет раньше, группа захвата или мой сложный специальный заказ. За окном текла обыденная жизнь большого города. Она будет точно так же течь и тогда, когда я окажусь в каталажке, и тогда, когда лет через сто с меня снимут судимость, и я точно так же буду сидеть в этом кафе и ждать заказ.
        Что-то было не так, и я на некоторое время отвлекся от грустных мыслей. По Ленинскому проспекту на непривычно низкой скорости в четыре слоя, вместо трех, предусмотренных на данном участке, шли легковые антигравы. Большегрузов здесь не было, ибо они в центр не допускаются. На развязке с проспектом Жукова плотность машин превысила любые разумные пределы.
        Там поток встал. Антигравы буквально лезли друг другу на крыши. Казалось, сейчас они заревут, отрастят клыки с рогами и начнут драться за место под солнцем. Некоторым водителям удавалось выбраться из превратившихся в ловушку силовых коридоров, и тогда их машины мухами разлетались в разные стороны в поисках нормально работающих дорог.
        Затор в середине рабочего дня мог означать только одно - где-то случилась авария или того хуже - террористический акт. Плохо, если это так. Хотя мне это должно быть безразлично. Я сам сейчас нахожусь вне закона, как какая-нибудь ультраправая
«Либеральная Армада». Чем я лучше террориста? Тем, что убил человека не из-за идеи, а из-за воткнутых мозгов? Но ведь я не хотел… Это было чудовищное стечение обстоятельств… Я же не виноват!
        По тротуару мимо кафе прошла высокая девушка в коротенькой юбочке, обнажавшей умопомрачительно красивые ноги. Я невольно проводил их глазами. Спустя мгновение на месте, где только что прошествовало неземное создание, распустился ослепительно яркий цветок взрыва. Огромное витринное стекло, отделявшее меня от улицы, в один миг превратилось в пар. Поток испепеляющего света сжег стойку. Сутулый «ботаник» повалился на пылающий пол, закрывая руками выжженные глаза. Его более удачливые друзья с криками бросились прочь. Их настигла и сбила с ног взрывная волна. По стенам и перевернутым столам застучали поражающие элементы, в форме оперенных дециметровых дротиков. Встретив препятствие, они ввинчивались в него и взрывались. За какие-то доли секунды адские приспособления изорвали на куски всех и всё. От трех друзей осталась лишь быстро обуглившаяся кровавая кашица.
        Судьба словно в насмешку уничтожила перспективных молодых специалистов и оставила коптить небо мерзкого втыкана и убийцу. Целый и почти невредимый, я распластался на полу. Форменная куртка успешно справилась с тяжелейшим испытанием. В момент взрыва ткань затвердела, и я не получил ни одной царапины, если не считать изодранных в кровь и местами обожженных кистей рук.
        Обычно террористы не ограничиваются одной бомбой, и в ближайшие секунды следовало ожидать продолжения кровавого фейерверка. Отпихнув в сторону изрешеченный и опрокинутый холодильник с напитками, я оторвал живот от обугленных половиц, вскочил на ноги и пробежал четыре шага. Мне хорошо запомнился каждый сантиметр этого неблизкого пути. Вот только момент, когда я укрылся за единственной уцелевшей стеной, не сохранился в моей памяти. Возможно, я потерял сознание и очнулся только оттого, что стих свист второй волны взрывающихся дротиков. Прямо рядом со мной мертвая повариха страстно обнимала покореженную плиту. На месте ее головы зияла пугающая пустота.
        Толстое тело не желало расставаться с жизнью и все еще трепетало в предсмертной агонии. Я отвел глаза.
        Официант Вилли лежал в углу. Из-за неестественно вывернутых конечностей я опять перепутал его с роботом.
        Из разорванного горла Вилли толчками выплескивалась кровь, из сломанной груди торчали острые осколки ребер. В глубокой ране темно-красными виноградными гроздьями надувались и лопались кровавые пузыри.
        Я бросился к официанту и большим пальцем зажал разорванную артерию. У этого парня еще был шанс выжить.

«Скорая», - подумал я и услышал унылый голос автоответчика: «Сеть недоступна, сеть недоступна, сеть…», быстро заглушённый короткими гудками. Невероятно.
        С тех пор как я во втором классе средней школы установил в свой череп лучшую, по тогдашнему моему мнению, модель мыслетелефона, не случилось еще ни одного сбоя. Сейчас же сверхнадежная система не работала, и это казалось самым страшным из всего, что могло произойти. Я смотрел на свои окровавленные руки, умирающего официанта и слушал гудки разрушенной телефонной сети.
        Вилли умер у меня на руках, так и не дождавшись помощи.
        Я вытер липкие пальцы об обмякшую куртку. Когда Вилли сделал последний судорожный вдох и затих, все мои переживания превратились в хрупкий сухой лед.
        Стали мелкими и неинтересными все неразрешимые проблемы. Одна мысль неустанно сверлила мозг: найти того, кто это сделал. Найти и уничтожить. Я был холоден и бесстрастен, словно робот, исполняющий безусловную программу. Я шел по улице и не вжимал голову в плечи при звуках взрывов. Я старался увидеть и запомнить все. Перевернутые и искореженные машины были похожи на трупы больших домашних животных. Их было жалко почти так же, как искалеченных людей, лежащих рядом. Между воющими от боли окровавленными человеческими существами метались, потеряв разум, те, кому повезло остаться невредимыми. Не в силах что-либо сделать они орали друг на друга и каждую минуту безуспешно пытались связаться с кем-нибудь по телефонам. Чем-то они напоминали верующих, чьи боги забыли про них и уже не отвечали им на их мольбы.
        Кое-где к раненым пикировали автоматические медицинские модули. Эти роботы не пользуются телефонной сетью. Они постоянно дежурят в стратосфере и распознают человеческую боль за много километров.
        К сожалению, их слишком мало и они слишком слабы, чтобы спасти всех, ведь создавались они исключительно для помощи детям, у которых еще нет мыслетелефонов.
        Глыба Института Времени празднично переливалась всеми цветами радуги. Кто-то умело манипулировал защитными полями, виртуозно отражая атаки трудноразличимых с большого расстояния летательных аппаратов. Происходящее не было похоже на террористический акт. Скорее напоминало хорошо спланированное военное нападение. Кто-то нанес по городу массированный бомбовый удар. Но кто? На Земле уже больше ста лет не велись крупные боевые действия. В Солнечной Системе у Человечества вообще нет врагов, если не считать Калифорнийской Конфедерации, но даже с поддержкой пиратствующих сепаратистов из Пояса Астероидов они не могли совершить ничего столь масштабного. Подобное выступление было бы самоубийством для этого карликового буржуазного государства, чьи часы и так уже сочтены. Тогда кто? Пришельцы из глубин космоса? Ерунда. Звездные войны так не начинаются. Хотя откуда я могу знать? Может быть, именно так они и начинаются: взрывы, бомбы, дротики. От мысли о дротиках я покрылся холодным потом, и гипотеза об инопланетных нелюдях перестала казаться мне такой уж невероятной.
        Спасательные службы наконец-то очнулись от шока.
        Большой грузопассажирский антиграв с громким скрежетом опустился рядом с руинами одного из домов.
        Оранжевые фигурки людей и синие силуэты андроидов разбежались по всем направлениям в поисках тех, кому еще можно было помочь. Из того же антиграва выползли три огромных кибернетических паука. Несмотря на чудовищные размеры, механизмы были легкими и мощными. Своими многочисленными захватами они принялись бойко раскидывать завалы, изредка испаряя аннигиляторами особо крупные обломки. Между членистыми лапами чудовищ роились летучие медицинские роботы, которые благодаря крошечным размерам легко протискивались в любую щель и на месте оказывали первую помощь пострадавшим. В совсем уж безвыходном положении эти роботы, скооперировавшись, могли отчекрыжить застрявшему человеку голову, чтобы спасти хотя бы мозг.
        Новый бомбовый удар превратил спасателей в визжащие от боли куски рваного мяса и тихие трупы. Меня сбило с ног взрывной волной и швырнуло на тротуар.
        Невыносимый грохот отвердел неодолимой тишиной, и прошло несколько минут прежде, чем я снова осознал себя живым. Голова раскалывалась на части. К счастью, не в прямом, а всего лишь в переносном смысле. Я подивился обилию своей крови на поребрике, отер тыльной стороной ладони лицо и попробовал встать. Мир качнулся, но устоял. На перекрестке очень страшно и тоскливо надрывалась сирена горящего пожарного антиграва. Антиграв исторгал из своего разодранного чрева шипящую пену и контуженых пожарников. Сквозь вой и ругань иногда прорывался истошный женский крик и чьи-то стоны.
        Десант спасателей полег в полном составе. В строю осталось четыре покалеченных медицинских робота, но они ничего не могли сделать. Раненых и недавно убитых было слишком много, а криоконтейнеров слишком мало. Ампутированные головы некуда было складывать.
        К счастью, подкрепление не заставило себя ждать. Над деревьями, выбирая место для посадки, уже барражировали еще два антиграва «Компакт-РАФ» с красными крестами на бортах и днищах. Один из пилотов решительно направил свою машину на газон рядом с галантерейным магазином, и близкий взрыв смачно впечатал пятитонный аппарат в фасад древней многоэтажки.
        Второй антиграв, слегка качнувшись на взрывной волне, мягко шлепнулся на иссеченную дротиками клумбу.
        Из него никто не вышел. Сквозь продырявленную во многих местах обшивку я увидел, как пилот, разжав окровавленные пальцы, отпустил штурвал и откинулся на спинку кресла.
        На Ленинском проспекте выросли серые поганки новых взрывов. Застрявшие в пробке легковушки, кувыркаясь, полетели в разные стороны. Они падали на газоны и тротуары, добивая выживших прохожих. Пропитанный железными осколками и вибрирующий смертью грохот буквально парализовал меня. Только через несколько секунд я вышел из ступора и нашел в себе силы распластаться на асфальте. Что-то больно царапнуло меня по лбу. В асфальте рядом с моей рукой образовались сразу три глубокие выбоины. Мелкое крошево больно оцарапало кожу. С трудом отжавшись от спасительной плоскости тротуара, я бросился вдоль улицы.
        Как мужчина, как гражданин, да и просто как вооруженный человек, на глазах которого совершается преступление, я должен был как можно скорее вступить в бой. Я ведь так и хотел поступить, но никак не мог найти, с кем драться. Кто противник? Неизвестно. Откуда наносятся удары? Непонятно. Какая цель у нападающих?
        Неведомо. Может быть, и нет никаких пришельцев со звезд? Просто наши яйцеголовые опять перепутали плюс с минусом и выпустили очередного джинна из очередной бутылки. А люди уже начали свято верить, что ничего страшнее самовзрывающихся термоядерных электростанций и нейроинформационных вирусов они выдумать не смогут. А вдруг смогли? Пробили дырку в проклятое прошлое или в светлое будущее и благодарные потомки, объединившись с полоумными предками, решили с нами разобраться? Нет, это фантастика. Скорей всего, дела обстоят не так плохо и это самые банальные пришельцы из космоса решили покорить нашу мирную трудолюбивую планету. Они мечтают похитить наши бессмертные души и выпить весь наш желудочный сок.
        Взрывов не было слышно уже сорок шесть секунд, но в небесах нарастал грозный, рвущий барабанные перепонки гул. Долг разведчика требовал от меня выяснить суть опасности, нависшей над Человечеством. Ведь не просто так я выбирал специальность. Совет по профориентации очень настоятельно рекомендовал мне учиться на экономиста, утверждая, что именно на этой стезе я принесу максимальную пользу людям, а для себя нарублю достаточное количество жирных трудодней.
        Но тогда, как, впрочем, и всегда, я пошел наперекор доводам разума. Вот и сейчас вместо того, чтобы прыгнуть на дно очень глубокой и безопасной канавы, я резко сменил курс и с максимальной скоростью ворвался в подъезд ближайшей уцелевшей высотки.
        Ступени под ногами вздрогнули синхронно с новыми бомбовыми ударами. Вместе со всем зданием затрепетали листья здоровенных фикусов, украшавших лестничные площадки. Перед глазами короткой очередью пронеслись номера этажей. Словно в древнем, мельтешащем кадрами фильме, сквозь пустые рамы промелькнул адский пейзаж подвергшегося штурму города. Дымные столбы подпирали помрачневшие небеса. Сквозь разрывы в облаках виднелись лоскуты голубого неба, напоминающие о совсем недавнем, но уже недостижимом беззаботном прошлом.
        Дверь на крышу оказалась распахнутой и висела на одной петле. Я подбежал к ограждению. Гул доносился со стороны Большого Ботанического сада, над которым метались вражеские летательные аппараты. Каждый раз, когда какая-нибудь из черных точек снижалась и вновь взмывала ввысь, на теле города оставалась огненная дымящаяся рана. То пылающая улица, то распластавшееся на земле здание. На нас напали дикари. Цивилизованные люди в первую очередь уничтожают военную технику, а уже потом убеждают безоружных граждан в своей правоте. У меня почти не осталось сомнений: ученые из Института Времени что-то напортачили в своих расчетах и вызвали из небытия наших психически неуравновешенных предков. Страшно представить себе, что начнется, если эти воскресшие из могил питекантропы начнут метать в нас ржавыми атомными бомбами и травить ипритом.
        Я завертелся на месте, стараясь одним взглядом охватить все вокруг. В душе смешались веселая злость, охотничий азарт и страх, ритмично сжимающий опустошенные надпочечники холодными костлявыми пальцами.
        На время были забыты ненависть и жажда мести. Забыт грядущий приговор, клеймо убийцы и общественное презрение. Забыто все! Так надо. Слезы потом. Сейчас моей планете нужен солдат и победитель.
        С башни Госплана небо рассек яркий луч. Он вцепился в одну из хищных мошек и не отпускал ее, повторяя все безумные маневры летательного аппарата. Я автоматически посчитал время. Луч горел ровно пять секунд. В тот момент, когда он погас, вражеский антиграв дернул носом, будто налетел на невидимую воздушную кочку, и устремился к земле, оставляя за собой дымный след грязно-землистого цвета. Агрессоры оказались беспросветно тупыми существами. Пятисекундная очередь - это минимальный стандарт для земного оружия нашего времени. Если они собирались победить нас, то их защита в любом случае должна была выдерживать такой выстрел.
        Я достал лучемет. Холодная уверенная тяжесть приятно оттянула руку к земле. По легкому движению пальца из рукоятки выскочила панель прицеливания, которую я немедленно прилепил себе на левую бровь. Черная мягкая бляшка с громким чмоком присосалась к глазу и позволила мне увидеть себя самого через обзорную планку лучемета. Не самое приятное зрелище. Избитый окровавленный гуманоид с испуганными до безумия глазами целенаправленно излучал ненависть и страх во все стороны света. Еще одно касание кончиком мизинца, и у лучемета выросли три мгновенно затвердевших жгутика. Снайперская оснастка работала великолепно, хотя никто никогда не интересовался ее исправностью.
        Словно боясь поранить или напугать зверушку, я осторожно посадил лучемет на ограждение крыши. Почуяв опору, он немного потоптался на месте, нахохлился, жгутики слегка искривились, напружинились и надежно закрепились на шершавом бетоне. Все готово. Я отбежал на десяток шагов в сторону и лег лицом вниз, натянув воротник как можно выше на шею, словно ожидал порывов очень холодного ветра. Мыслеуправляемый прицел начал прямую трансляцию изображения из ствола «Громова» прямо в мою глазную нашлепку. Мне осталось только выбрать подходящую цель, и можно считать, что жизнь прожита недаром. Не успел я об этом подумать, как в перекрестие прицела попал черный силуэт вражеского антиграва. Дважды моргнув глазом, я приказал уничтожить цель. Выстрела не последовало.
        Директива не прошла. Я продублировал приказ формализованной мыслью. Никакого эффекта. Похоже, слетел блок дистанционного управления. Пришлось, не теряя времени, вернуться к оружию.
        Чуя близкую поживу, лучемет стал похож на маленького голодного хищника. Он нетерпеливо перебирал лапками и не сводил твердого хоботка с будущей жертвы. Раньше я не думал ни о чем подобном, но сейчас, когда нужно было дергать ожившее оружие за курок, мне показалось, что есть в этом действии какое-то извращение. Стараясь не сбить прицел, я указательным пальцем нежно надавил на спусковой крючок и одновременно большим пальцем опустил фиксатор. Картинка в дистанционном прицеле пропала. Лучемет изрыгнул толстую струю разъяренных фотонов. Я отполз на полтора метра назад. Лазерный луч уносился вдаль, замысловато рыская по небосклону. Очевидно, цель пыталась уйти из-под обстрела, но интеллектуальный блок «Громова» не позволял ей этого сделать. Батарея лучемета иссякла раньше, чем через пять секунд. Сказалась безумная перестрелка в моей квартире. В прицеле опять появилось изображение антиграва. Вражеская боевая машина ничуть не пострадала. Она качнула крыльями и изменила курс. Клюв черной птицы теперь был направлен строго на меня. Мне почудилось, что я увидел злые глаза пилота сквозь непрозрачные
бронестекла кабины. Инстинкт самосохранения опередил мысль. Перепрыгнув через ограждение, я бросился прочь с крыши. Далеко внизу тошнотворно медленно поползла земля. На том месте, где только что находились мои ноги, неспешно расправлялись лепестки взрыва, разлетались во все стороны куски древних бетонных плит, гнулись обнажившиеся железные прутья и рушились межэтажные перекрытия.
        Я всей душой стремился вниз, к спасительному газону, но не успел. Раскаленные когти осколков вонзились в мою спину и погасили мир.
        Глава 2.
        Старые друзья

        Сознание вернулось внезапно и резко. Будто кто-то включил свет в пустой комнате, и черное звонкое небытие вмиг раскололось стерильной белизной больничной палаты, шорохом простыней и густой лиственной зеленью за огромным окном. «Наверное, мне все приснилось», - неторопливо подумал я и поверил в свою выдумку. На душе сразу стало хорошо и спокойно. Страшные воспоминания, словно детали детской головоломки, соединились между собой и образовали яркую смешную картинку. «Возможно, что в пьяном виде мне довелось свалиться с унитаза, - радостно предположил я. - Падение оказалось тяжелым и без травм не обошлось. Из-за удара головой о кафель мне прибредились два убийства одной и той же девушки, кошмарная бомбардировка города и кровавый фарш на тротуарах. Конечно же, это все не может быть ничем иным, кроме пьяного бреда!»
        С каким наслаждением я предстану теперь перед товарищеским судом и понесу заслуженное наказание в пятнадцать суток принудительных работ. Ведь с пьянством и в самом деле надо бороться, пресекать, так сказать, в зародыше. Мне представилось, как славно я буду рассекать по аллеям какого-нибудь парка на маленькой уборочной машинке, собирать мусор, чинить качели и рыхлить землю на клумбах. И так целых две недели.
        Красота! А может, выбросить этот свой «каловый» диплом и пойти в вольные дворники? Несложная высокооплачиваемая работа. Никакого риска. И плевать, что непрестижно и неперспективно, зато проживу долго и счастливо.
        Я бросил влюбленный взгляд на стены, покрытые снежно-белым кафелем, на светящийся фиолетовый потолок, на дежурного робота внимательно всматривающегося в меня тарелкообразными телеметрическими датчиками. Стоило мне сделать движение и машина, похожая на гигантское насекомое, приветливо заморгала индикаторами. Почти сразу в палату вошла медсестра. Какая красотка! Интересно, их специально одевают в короткие халатики, чтобы пробуждать в пациентах интерес к жизни? Или это личная инициатива благородных служительниц змеи и чаши? Я бы на месте руководства выдавал таким изобретательным сестричкам специальные премии в размере прямо пропорциональном длине обнаженных ног. Надо будет подать рационализаторское предложение. Вдруг трудодней на халяву нарублю?
        В руках медсестра держала проволочные «плечики» с помятым бесплатным костюмом очень старого покроя.

        - Товарищ Ломакин, ваша одежда пришла в полную негодность. - Медсестра строго оскалилась, показав длинный ряд ровных мелких зубов. - Мы были вынуждены утилизировать ее.

        - И куртку? - простонал я.

        - Да. И куртку. Вы остались без верхней одежды. Распределители сейчас закрыты и не выполняют заказы. Некоторое время вам придется пользоваться одним из наших дежурных костюмов. Мы будем очень благодарны, если вы его вернете, когда в нем отпадет необходимость. - Чувствовалось, что этот текст она произносит далеко не в первый раз и даже уже не очень понимает, что говорит.

        - Вернуть? Этот замечательный костюм? А то вам не в чем будет хоронить мертвых бродяг? - зло пошутил я, намекая на низкое качество одежонки. - Обязательно верну. Пол вашей тряпкой помою и верну.
        Только после того, как эти слова выскочили из меня, я сообразил, что распределители обычно закрывают по очень веским причинам. Всмотревшись в небрежно подкрашенное лицо медсестры, я без труда нашел на нем следы бессонной ночи и тень огромной непонятной ненависти. До меня дошло, что мне ничего не пригрезилось, бомбежка была на самом деле, и мое высказывание о мертвецах прозвучало просто отвратительно. От испепеляющего взгляда женщины мне сразу стало очень неуютно. Я замолчал и отвернулся.
        Было слышно, как она повесила костюм в стенной шкаф и, тяжело прошагав по палате, остановилась рядом с медицинским роботом. Робот жалобно пискнул, словно она дернула его за особо чувствительный рецептор. Медсестра теперь уже не казалась мне стремительной и грациозной. Очень некрасивая громоздкая женщина, которой давно следовало подумать о пластическом хирурге или даже о замене всего тела. Как тошнотворно смотрятся ее обнаженные коленки. Какое у нее сердитое лицо. Настоящее чудовище. Как она могла показаться мне симпатичной? Наверное, когда в первую секунду осознаешь, что каким-то чудом остался жив, все вокруг кажется привлекательным.

        - С вами все в порядке, - громогласно объявило чудовище, пощелкав кнопками на пульте управления роботом. - Мы заменили вам селезенку, оба легких, удалили восемнадцать осколков, срастили семь сломанных ребер и установили протез вместо раздробленного позвонка. - Выражение лица медсестры несколько смягчилось.
        По-видимому, список выполненных работ согрел ее профессиональное сердце.

        - По нормам мирного времени, вы еще не готовы к выписке, но сейчас у нас большой дефицит мест. Вам придется продолжить лечение амбулаторно. Соответствующие рекомендации и медикаменты вам будут выданы.
        Вот и прозвучало страшное: «по нормам мирного времени». Кровь на тротуарах мне не приснилась.

        - Сколько я здесь провалялся?
        Она задумчиво посмотрела в потолок и, очевидно, получив справку из регистратуры, бодро отрапортовала.

        - Двадцать два часа десять минут. Объективного времени, конечно.

        - Темпокамера? - со знанием дела поинтересовался я.

        - Безусловно. Человечеству нужны солдаты, и вас не стали откладывать в долгий ящик. Мы поместили вас в темпокамеру сразу после того, как провели все необходимые процедуры. Для вашего тела прошло полгода субъективного времени. Полностью завершить лечение не удалось из-за недостатка темпокамер.
        У меня возникло ощущение, что она дословно пересказывает мне все, что диктует ей робот из регистратуры. Только сленговый оборотец «долгий ящик» придал ее монотонному монологу некоторый налет человечности. «Долгим ящиком» в медицинских учреждениях называли анабиоз, в который погружали тяжелораненых или недавно убитых, когда не могли оказать им немедленную помощь.

        - Есть хочется, - пожаловался я, переварив полученную информацию.

        - Ваш организм обеспечен всеми необходимыми питательными веществами, - отрезала она и снова защелкала какими-то кнопками. - Следующий прием пищи - за пределами стационара. Документы для вашей выписки оформлены и зарегистрированы. Мы вас не задерживаем.
        Намек был более чем прозрачен, но я ждал, когда эта дамочка выйдет, чтобы спокойно облачиться в «дежурный костюм». Не в моем стиле - бегать голышом в присутствии малознакомой женщины. Однако медсестра безжалостно игнорировала мои мучения. Даже закончив работу, она так и торчала рядом с притихшим роботом. Наверное, ей нужно было подготовить палату для следующего пациента и она, в свою очередь, ждала, когда я оденусь. Вздохнув, я скинул одеяло прямо на пол и встал. Колени слегка дрожали. Шесть месяцев в темпокамере не прошли даром, и первое время меня будет покачивать из стороны в сторону. Но все же это лучше, чем полная замена тела, когда целую неделю попадаешь ложкой в ухо вместо рта, а ковыряние в носу превращается в опасную для зрения процедуру.

        - Я хотела предупредить вас, товарищ Ломакин, - сказала медсестра у меня за спиной.
        Ее голос и до этого не отличался нежностью, однако сейчас в нем лязгнуло самое настоящее железо.

        - Предупредить? О чем? - Я старался не очень поспешно натягивать бесплатные черные трусы, дабы она не решила, будто я смущен или стесняюсь.

        - Полчаса назад прибыли агенты КБЗ. Они ждут вас, - громким свистящим шепотом сообщила она.

        - Ка-Бэ-Зэ, - потрясенно повторил я.
        Как много в этом слове… У меня внутри стало холодно. За рядовыми втыканами
«кабздецы» не приходят.
        Значит, они обнаружили запись моей беседы с Готлибом. Все правильно: нашли труп Корф и подняли всю документацию. Странно, что мне дали прийти в себя, а не отправили сразу из темпокамеры в тюрьму. Надежда на то, что все будет хорошо, развеялась, как дым от сожженного в микроволновке диска с запрещенным фильмом. Все плохо! Все очень плохо! И самое плохое то, что я ни в чем не виноват. Гораздо легче подниматься на эшафот, если сзади волочится пыльный шлейф грехов. А когда безгрешен практически как ангел, любое наказание можно смело умножать на десять, и элементарная пощечина способна убить, если она незаслуженная. Кажется, я начинал понимать Христа. Вот кому было реально туго.
        Я неторопливо оделся, чувствуя себя Коперником, которому вот-вот предстоит предстать перед судом разъяренных инквизиторов. С беспредельным величием я застегнул пиджак на единственную пуговицу и помахал рукой медсестре. Она недвижно застыла рядом с роботом. Я так и не понял, сочувствовала она мне или нет.
        Если не сочувствовала, то зачем рассказала про агентов? Хотела увидеть, как я испугаюсь? Автоматическая дверь палаты хищно распахнулась, едва я сделал к ней шаг. Наверное, дверь тоже считала, что я отпряну назад, забьюсь в угол и начну хныкать от страха. Не дождетесь!
        В коридоре, справа и слева от дверного проема, двумя могучими атлантами высились массивные фигуры жандармов. Фосфоресцирующие черепа на их рукавах заставили меня на мгновение остановиться. Я почувствовал, как уменьшаюсь в росте, как моя спина изгибается, а лицо приобретает плаксивое выражение. Все еще не верилось, что они пришли именно за мной. «Отряд по подавлению мятежей», - прочитал я на нашивке одного из жандармов и похолодел. Мои еще не совсем окрепшие ноги стали совсем ватными. Я из последних сил изобразил неубедительное подобие улыбки и вышел в коридор, ожидая, что прямо сейчас на мои плечи опустятся тяжелые длани псов закона.
        Жандармы даже не посмотрели на меня. Арестантский ошейник не защелкнулся у меня на шее. Не за мной, что ли? Я начал неуверенное перемещение вперед. Шел нарочито неспешно, чтобы эти двое не подумали, будто я хочу от них сбежать. Они и не думали. Похоже, они вообще никогда не думали. Они просто двинулись следом. Услышав за спиной тяжелую поступь, я свернул к окну и остановился. Жандармы замерли у лестницы. Уходить они явно не собирались, но и не приближались, словно наивно полагали, что я не замечу их присутствия. Странное поведение страшных людей. Не очень похоже на то, что меня взяли под стражу. Скорее напоминает почетный караул. С какого втыка мне эскорт? Да еще такой, что врачи шарахаются.
        Мимо окна промчался дымящийся антиграв с эмблемой 26-го медкомплекса Ленинграда. Он вильнул скособоченным стабилизатором и с грохотом рухнул на посадочную площадку. Там, вокруг приемных порталов госпиталя, образовалась пробка из карет
«Скорой помощи». Среди застывших в жестком клинче машин метался одинокий гаишник, пытающийся хоть как-то разрулить ситуацию. У него под ногами путался младший медперсонал, норовивший чуть ли не по крышам антигравов доставить раненых внутрь здания. Некоторые сообразительные водители поднимали машины в воздух и разгружались прямо в окна второго и третьего этажей.
        Медсестры и медбратья при этих операциях проявляли воистину акробатическую сноровку и самоубийственную отвагу.
        Оглянувшись на свой жандармский эскорт, я помахал ему рукой и спустился вниз по лестнице. Тяжелые подошвы жандармов угрожающе грохотали вслед за мной.
        Я остановился. Грохот стих. Что все это значит, в конце концов? Кто-нибудь объяснит мне, в чем дело? Может быть, просто поговорить с этими ребятами? Я уже развернулся к жандармам, чтобы потребовать объяснений, в этот момент мне на плечо легла чья-то рука.

        - Товарищ Ломакин?

        - Да. Это я. - Оборачиваться не хотелось.
        Наоборот, появилось непреодолимое желание максимально оттянуть окончательное прояснение ситуации.
        Стараясь сохранить невозмутимое выражение лица, я повернул голову. Рядом со мной стоял взмыленный толстый и совершенно лысый негр. По моим ноздрям резанул запах пота, перемешанного с сомнительным ароматом очень сильного дезодоранта. Невероятное амбре!
        Живой человек не может так пахнуть. Мой нос наполнился соплями, а на глазах выступили слезы. Неужели у меня аллергия на негров? К счастью, платок с эмблемой госпиталя оказался на своем стандартном месте, в нагрудном кармане пиджака. Всякой ерундой, вроде раскладки платков, обычно занимаются роботы, а они никогда ничего не забывают.

        - Товарищ Ломакин, - негр был слегка озадачен моими гримасами и оглушительным чиханием. - С вами все в порядке?

        - Да. Простите. Все хорошо, - почти членораздельно произнес я и снова чихнул. - Немного не долечился. Извините, пожалуйста.

        - Я - Сис Лавилья, агент КБЗ. - Он сунул мне под нос жетон, хорошо знакомый мне по фильмам.
        Щит, меч и красная пятиконечная звезда с серпом и молотом в центре. Личный номер как будто случайно прикрыт большим черным пальцем со щербатым розовым ногтем.

        - Извините за конвой, - Сис мотнул головой в сторону жандармов за моей спиной. - Но вы теперь человек со степенью «А», то есть очень важная персона.
        Степень «А»? Неслабо. За какие заслуги мне такой королевский почет? Они все с ума посходили, пока я сращивал кости в темпоральной камере? Или это такая хитроумная технология ареста?

        - Вы, очевидно, ошиблись. - Я сделал шаг назад. - Вы перепутали меня с кем-то. Я не тот, кого вы ждали.

        - Пройдемте, товарищ Ломакин. - Сис Лавилья учтиво показал мне на дверь госпиталя. - Я здесь по поручению члена Правительства Солнечной Системы, имя которого не могу вам назвать. Я должен немедленно доставить вас в безопасное место. У меня есть приказ не настаивать, если вы твердо откажетесь следовать за мной, но в то же время я должен постараться быть максимально убедительным.
        Мою фамилию он называл правильно, следовательно, если кто и ошибся, то не Сис Лавилья, а его начальник. С ним и придется решать все вопросы.

        - Вы согласны последовать за мной? - Он с заметным интересом ожидал ответ.

        - Да. - Мой кивок послужил сигналом к появлению сразу двух десятков жандармов, которые заботливо обступили нас со всех сторон.
        Увидев мое озадаченное лицо, Сис успокаивающе заулыбался и очень выразительно показал жестами, что ему непременно отрежут голову, если со мной что-нибудь случится. Забавный негр. Он начинал мне нравиться. Агент галантно взял меня под локоток и препроводил к выходу. Старинные стеклянные двери были заблокированы в открытом положении двумя кирпичами и жалобно позвякивали, когда мимо них проезжали каталки с новыми пациентами. В вестибюле суетились люди.
        Все они были грязными и озлобленными. Отовсюду слышались короткие приказы, слегка усиленные усталым матом. Санитары в замаранных кровью балахонах с большими красными крестами на спинах и пожарники в потемневших от копоти скафандрах угрюмо перетаскивали раненых. Мускулистый хирург прямо на полу деловито отрезал голову милиционеру с пробитой навылет грудью. Рядом скулила от ужаса юная практикантка.
        Она держала в руках анабиозный бак, из-под крышки которого вырывались густые клубы испаряющегося азота.
        Мощные, закованные в броню и экзоскелеты, жандармы образовали живой коридор от ступеней госпиталя до гостеприимно распахнутой дверцы правительственной «Чайки». Подгоняемый Сисом, я не успел опомниться, как очутился в кожаном чреве бронированного лимузина. Рядом со мной плюхнулся на сиденье агент КБЗ. Едва слышно клацнула захлопнувшаяся дверь. Машина сорвалась с места. Меня отшвырнуло на мягкую, как облако, спинку кресла.

        - За что такое счастье? - спросил я, ошалело оглядываясь назад.
        За «Чайкой», окруженной эскортом одноместных антигравов, следовал патрульный космоплан дальнего охранения. Он не был предназначен для полетов на низких высотах, да еще и в плотных слоях атмосферы.
        Обычно эти аппараты сопровождали пассажирские лайнеры на рейсах между марсианскими космопортами и планетами системы Юпитера. Если это чудовище приволокли сюда, значит, кому-то очень сильно понадобилась невероятная мощь его орудий.

        - Выпьешь? - Сис откинул роскошную медийную панель, скрывавшую замаскированный бар.
        Все-таки у этого негра, несмотря на место работы, хорошие манеры. Пожалуй, я был к нему несправедлив.
        Не исключено, что в обычные дни и запах от него исходит вполне обыденный. Может быть, он даже благоухает, как утренняя роза, но сегодня день очень плохой. Пожалуй, если бы можно было извиниться за оскорбительные мысли, я бы сейчас так и сделал.

        - «Дюшес-СТК» есть? - нахально спросил я.

        - Дерьма-с не держим-с. У нас не подпольный свингклуб, чтобы стимуляторами баловаться. - Он протянул мне холодную банку клюквенного морса. - Пожалуй, тебе и этого хватит для бодрости.
        Гад! Африканское животное! Подумать только, за пять минут я два раза ошибся в одном и том же человеке. Удивительно. Всегда считал, что умею разбираться в людях.

        - Куда движемся? - поинтересовался я, принимая угощение.
        Сис не стал замысловато выкручиваться или нагло врать. Но не сказал и правды. Просто промолчал. Скорчил таинственную рожу, выпучил глаза и развел руками, показывая, как сильно он хотел бы все мне рассказать, но некие высшие интересы Человечества заставляют его держать язык за зубами. Почему эти чернокожие так любят кривляться?
        Космоплан ревел где-то над крышей несущегося на минимальной высоте лимузина. За окном промелькнула Лиговка, дом Перцова и свежие руины Московского вокзала. Низко парящая над дорожным полотном «Чайка» разбрызгала огромную лужу пожарной пены. У длинного ряда продолговатых блестящих свертков, разложенных на тротуаре, кортеж почтительно притормозил. Некоторые свертки были открыты, и спасатели упаковывали в них обугленные куски человеческих тел.

        - Кто на нас напал? - тихо спросил я, когда мы миновали унылую вереницу мертвецов.

        - Точно неизвестно, - быстро ответил Сис. - Люди.

        - Люди? Какие люди?

        - Генетически неотличимые от нас.

        - Откуда у них столько оружия?

        - Неизвестно. Не считая детей, они убили пятнадцать тысяч восемьсот сорок шесть человек. - Сис горестно покачал головой. - И продолжают убивать. Сейчас бомбят Дальний Восток и Новую Зеландию. Пятнадцать тысяч восемьсот сорок шесть человек уже мертвы.
        Похоже, что страшное число не выходило у него из головы и беспрестанно сверлило мозг.

        - Откуда такая точность? Многих ведь еще не откопали.

        - Мыслетелефоны. - Агент КБЗ постучал себя по виску.
        Действительно. Демоны телефонных станций мгновенно подсчитали количество внезапно отключившихся абонентов. Многие мобильники успели передать сообщения о тяжелых ранениях, многие доложили о смерти владельцев. Где-то в этой какофонии смерти затерялся сигнал, посланный телефоном Корф. Вражеская бомбежка на некоторое время скрыла мое преступление.
        Надолго ли? Скорей всего, нет. Ведь с каждым покойником будут разбираться отдельно. Поднимут все доступные материалы и просмотрят все видеозаписи. Каждый личный файл должен быть закрыт по всем правилам.

«Чайка», не успев разогнаться, притормозила и прижалась к обочине, уступая дорогу ревущей и сверкающей спецсигналами веренице машин «Скорой помощи». Негр достал носовой платок и начал шумно сморкаться, украдкой смахивая слезы. Я отвернулся. Страшно видеть здорового мужика плачущим от бессилия.
        Свернули. Проехали Александро-Невскую лавру и корпуса семинарии. Они уцелели. Наверное, Бог сохранил.
        Миновав набережную Обводного канала, лимузин нырнул в тоннель. Рев космоплана стих позади. Эскорт тоже отстал. За окном полыхнуло радужное зарево силового поля, реактор под капотом «Чайки» облегченно вздохнул, и скорость резко увеличилась. Машину принял под свое покровительство демон тоннеля.

        - Куда мы едем? - снова спросил я, не надеясь получить ответ.

        - В главный корпус Института Времени, - равнодушно сказал Сис.

        - А разве он не в другой стороне?

        - На Казакова пустышка. - Сис принялся тщательно полировать платком свою потную блестящую лысину. - Мы давно забыли, что такое война, но что такое секретность, мы еще помним. - В его словах сквозила нескрываемая гордость.

        - Если мы предприняли меры предосторожности, значит, мы ждали врагов? - предположил я.

        - Врагов, как и друзей, следует ждать каждый день.

«Чайка» миновала три телепортационных колодца и через несколько минут остановилась у массивных ворот, слабо освещенных тусклым светом, еле сочащимся из желтых плафонов на потолке. Было слышно, как неустанно двигаются челюсти шофера, жующего жевательную резинку, как стучит мое сердце, как потрескивает металл остывающего реактора. Прошла целая вечность, прежде чем тяжелые створки неторопливо разъехались в стороны. «Чайка» скользнула вперед и помчалась над обычным трехуровневым шоссе, нагло заняв четвертый спецэшелон. Вокруг расстилались бескрайние поля. Ближе к горизонту безупречная зеленая плоскость сминалась невысокими холмами, окруженными полупрозрачными рощицами. Машина жадно поглощала километры, неумолимо приближаясь к циклопическому сооружению Института Времени, точной копии здания, до недавнего времени украшавшего проспект маршала Казакова. Было довольно странно видеть знакомое с детства строение на фоне чужого пейзажа.

«Какая крутая секретность, - с насмешкой подумал я. - Надежно спрятанный от врагов институт можно запросто разглядеть с Луны в любительский телескоп».

«Чайка» затормозила у главного входа. По ступеням навстречу машине спустился высокий худощавый старик в строгом костюме. Едва моя нога коснулась дорожного покрытия, как его морщинистое лицо исказилось от отвращения, подбородок задрожал, а всклокоченные седые волосы зашевелились на голове подобно лапкам психически неуравновешенного паука. Ошибки быть не могло. Он ненавидел меня. Мне захотелось вернуться в уютную кожаную полость лимузина, но Сис уже тянул на себя ручку, чтобы захлопнуть дверь.

        - Ты? - прошипел старик, и его тонкие пальцы сжались в кулаки.

        - Не-а. Не я, - миролюбиво улыбнувшись, сказал я, хотя надо признать, грозный вид встречающего сильно меня смутил.

        - Васнецов? - Его брови удивленно изогнулись.
        Так и знал, что меня с кем-то перепутали. Степень «А» предназначалась вовсе не мне, а некоему Васнецову.
        Сис Лавилья - идиот. Он все перепутал! Сегодняшний вечер я встречу в тюрьме. В одиночной камере для убийц.

        - Вы ошиблись, меня зовут Светозар Ломакин, - тихо поправил я старика и беспомощно оглянулся на агента КБЗ, который, так и не захлопнув дверь, высунулся из «Чайки» и озадаченно воззрился на моего собеседника.

        - Сиська, ты кого привез? - Взбалмошный старикан сменил предназначенную для уничтожения цель и угрожающе двинулся на негра. - Тебе что было приказано? Я сейчас всю шкуру с твоей задницы спущу, бибизяна смердючая. По пальмам будешь прыгать вместе с родственниками.

        - Товарищ Брыгсин, я попросил бы вас обойтись без пещерного расизма. - Сис выскочил из машины и встал рядом со мной.
        Он упруго подпрыгивал на полусогнутых ногах, будто готовился к боксерскому поединку. Старик мне тоже не понравился, но не настолько, чтобы его бить. Однако теперь на моей стороне, кроме морального преимущества, был численный перевес, и если дело дойдет до драки, то я помогу агенту аккуратно скрутить ополоумевшего товарища Брыгсина. По напрягшейся шее негра и по его бычьему взгляду я понял, что старик рискует недешево расплатиться и за бибизяну, и за «родственников». Как бы не пришлось защищать его от Сиса.
        Ситуация разрешилась сама собой. Без моего участия.

        - Извини, Сис, - старик резко сбавил обороты, но это не выглядело как трусость, скорее как проявление мудрости. - Я очень нервничаю. Ты же понимаешь, на кону миллионы жизней. Ты уверен, что не ошибся?

        - Доставка произведена в соответствии с заказом товарища Первого. В заявке был указан Светозар Ломакин, степень «А». ДНК и личный идентификационный код полностью совпали. - Негр обиженно запыхтел. - Вы сомневаетесь в моем профессионализме?

        - Я думал… - Старик яростно куснул себя за нижнюю губу и сморщился от боли. - Извини, товарищ Лавилья. Очевидно, меня не полностью проинформировали. С меня коньяк. - Он протянул Сису морщинистую руку.
        Тот помялся и, умильно оскалившись, пожал ее.

        - Разопьем его вместе, но только после победы, товарищ Брыгсин.
        Сис поспешно вернулся в «Чайку». Дверь хлопнула, машина приподнялась над дорогой и, быстро набрав скорость, умчалась прочь. Я проводил ее взглядом.

        - Значит, тебя зовут Светозар. - Старик ласково обнял меня за плечи и подтолкнул к широкой парадной лестнице. - Прошу прощения за безобразную сцену. Нервы.

        - Ну что вы… Конечно же… Не стоит извиняться… - любезно залепетал я.

        - И все же, прошу простить меня, товарищ Ломакин, - голос Брыгсина снова стал жестким и злым.
        Я почел за лучшее заткнуться и кивнуть, принимая извинения.
        Мы быстро преодолели несколько десятков ступенек и выбрались на посадочную площадку перед главным входом. Вместо мирных антигравов на стоянке замерли пять приземистых модулей противометеоритной обороны. Судя по опознавательным знакам, их недавно притащили с Луны. Брыгсин быстрым шагом прошел миом модулей и вбежал в вестибюль, увлекая меня за собой.
        Длинный ряд пойнтов с номерами заменял сотрудникам института лифты и эскалаторы. После мгновенного перемещения через телепорт, помеченный числом «11», мы очутились в тесной низкой комнатке. Сквозь легкую муть мощного силового поля на нас взирал мрачный охранник, закованный в тяжелый меркурианский панцирь. Через прозрачное забрало шлема было видно, как по его лицу ручьями стекает пот. Другие два охранника, укрывшихся в нишах, выглядели посвежее и пободрее своего коллеги, но ни формы, ни боевых экзоскелетов на них не наблюдалось. Скорей всего, это были наспех вооруженные сотрудники института. Дилетанты! Один из них держал в руках
«Скорпион», а ведь почти все нормальные люди знают, что применять «Скорпион» без защитного скафандра нельзя. Испаришься сам после первого же нажатия на курок.

        - Имя-фамилия, - как из ведра прогудел закованный в панцирь охранник.

        - Владимир Брыгсин, - быстро и привычно сказал мой спутник. - Привет, Олег.

        - Привет. Допуск есть, - шлем утвердительно мотнулся вперед.

        - Светозар Ломакин, - не дожидаясь вопроса, представился я.
        На этот раз охранник довольно долго пялился на монитор.

        - На личное дело давно фотографировались? - наконец спросил он, с легкой угрозой в голосе.

        - Собирался зайти на следующей неделе, - я смущенно пожал плечами. - Какая разница? Ведь существуют другие способы идентификации.

        - Товарищ Брыгсин, подтвердите, пожалуйста, личность, посетителя.
        Старик замялся. Чувствовалось, что в его голове составляется длинная цепочка доводов и аргументов, объясняющих, почему меня надо пропустить, хотя он сам подтвердить мою личность не может, потому что пять минут назад впервые увидел мое лицо, приняв меня при этом за совсем другого человека.

        - Подтверждаю, - старик решительно кивнул головой. - Этот молодой человек прибыл по приказу товарища Первого. У него степень «А».

        - Под вашу ответственность, товарищ Брыгсин. Проходите.
        Силовое поле погасло. Охранник сделал шаг в сторону, пропуская нас к крошечной дверце, таившейся у него за спиной. Брыгсин, оттерев меня плечом, нырнул под низенькую арку и засеменил по коридору. Боясь отстать от шустрого старика и заблудиться, я поспешил за ним. Мы миновали несколько плохо освещенных развилок, два раза повернули направо и три раза налево. После каждого поворота нас куда-то телепортировало, но всякий раз мы оказывались в низком узком коридоре, неотличимом от того, из которого мы только что переместились. В конце концов, старик остановился рядом со старинной железной дверью. Усыпанная заклепками и коричневая от ржавчины поверхность внушала глубокое, почти атавистическое, почтение. Блестящая золотистая табличка, закрепленная на уровне глаз, гласила: «Бункер максимальной защиты». Несколько минут мы стояли молча. Я уважительно погладил шероховатый древний металл. Дверь была теплой и слегка вибрировала, словно живая.

        - Значит, так, товарищ Ломакин. Тебя ждет… М-м-м, - Брыгсин пожевал губами. - Назовем это комиссией. Тебя ждет комиссия, которая должна санкционировать одно очень рискованное мероприятие. Работа предстоит сложная, но она не выходит за рамки стандартного призывного контракта. Ты военнообязанный?

        - Дурацкий вопрос, - я возмущенно насупился.

        - Служил? - тон вроде бы немного смягчился. - Спасатель, пожарник, милиционер, медбрат?

        - Я на разведчика учился. У нас срочная входит в курс. - Очень странно, что этот человек так мало знает обо мне.

        - Отлично, - мрачно кивнул Брыгсин. - Задание почти полностью соответствует специальности разведчика, хотя лучше бы ты был милиционером. Другое дело, что молодой специалист без опыта нам на хрен не нужен. - Он с неожиданным отвращением измерил меня взглядом. - Я вообще не понимаю, почему пригласили именно тебя. Здесь должен стоять совсем другой человек. Человек, который не один раз прошел через ад, которому сам черт не брат. Он, конечно, подонок и мерзавец, но я бы предпочел, чтобы это дело поручили именно ему. Петру Васнецову!

        - Если я не ошибаюсь, товарищ Первый приказал прибыть мне, - торопливо перебил я. - Так что простите, но послужить Человечеству на этот раз придется Светозару Ломакину. Петр Васнецов пусть постоит в сторонке.

        - Подумай. Как только ты войдешь туда, ты не сможешь отказаться от того, что тебе предложат.
        По его голосу чувствовалось, что ему проще убить меня, чем пустить за ржавую дверь.

        - Открывайте! - потребовал я.
        Старик толкнул дверь кулаком. Створка не поддалась.
        Он налег на нее всем телом. Мне пришлось помочь ему, так как его хлипкая мускулатура явно не справлялась с примитивной механикой. Заскрипели ржавые петли. Лязгнули автоматические засовы. Средневековье какое-то. Не хватает только скелета, прикованного цепью к стене. За дверью таилась маленькая квадратная комнатенка с выгнутым в виде купола потолком. В центре помещения стояли три близко сдвинутых друг к другу кресла. При виде этих кресел мне стало тоскливо и страшно. Заныл затылок. Дверь со скрежетом закрылась за моей спиной. Старик остался снаружи.
        Кроме меня, в помещении находился только один человек, но и этого одного было вполне достаточно, чтобы замереть в почтительной позе и изобразить на лице высшую степень обожания. Впрочем, я никогда не страдал излишней впечатлительностью, хотя, надо признать, был сильно ошарашен, оказавшись без предварительных церемоний пред ликом Верховного Правителя Солнечной Системы. Теренц Золин совсем недавно сменил старца Ким Чен Ли, и его внешность еще не вызывала священного трепета или какого-то сверхглубокого уважения, но все же это был лидер Человечества.
        Увидев меня, Верховный проворно выскочил из кресла, сделал шаг вперед и демократично протянул мне руку. Его маленькие, широко расставленные глазки тщательно ощупали меня с ног до головы. Мне показалось, что из глубины его зрачков за мной внимательно наблюдает какое-то умное, расчетливое и не совсем живое существо. Нет, не робот, а нечто такое, что трудно объяснить и что страшно представить.

        - Золин, - представился правитель. - Теренц Золин.

        - Я знаю.

        - Совсем неудивительно то, что вы знаете про меня. Про меня любая собака знает. - Его лицо застыло, словно замерзшее желе, сквозь холодную равнодушную маску снова проступило что-то мертвенное. - А вот все ли вы знаете про себя? - Он бросил на меня быстрый взгляд и сразу отвел глаза, будто боялся, что я увижу в них что-то мне не предназначенное.

        - Конечно. - Я хотел ответить более резко, но должность собеседника требовала некоторого пиетета.

        - Я бы на вашем месте не был столь категоричен, - Верховный нахмурился. - Простите, забыл вашу фамилию, товарищ.

        - Ломакин, - подсказал я.
        На моей физиономии, очевидно, отразилось безмерное удивление. Он не помнил мою фамилию, хотя сам приказал доставить сюда именно меня, да еще и присвоил мне степень «А»!

        - Товарищ Ломакин, прошу вас сесть здесь, - он указал на одно из кресел. - Это ваше место. Оно было, есть и будет вашим всегда.
        Я присел на самый краешек, соображая, за что мне такая честь? Ни с того ни с сего стал владельцем столь авторитетного кресла. Почти что трона. Золин еще раз внимательно посмотрел на меня и усмехнулся.

        - Хм. Ну, разговаривать нам пока не о чем, поэтому перейду сразу к делу. Кстати, предупреждаю на будущее - я защищен индивидуальным силовым полем. Оно сработает, если дистанция между нами сократится до пятнадцати сантиметров.

        - Чего? - переспросил я и подумал, что по какой-то загадочной причине не понимаю, о чем он говорит.

        - Ничего, Ломакин. Я это вообще не вам сказал. Не напрягайтесь.

        - А кому? - я оглянулся. - Нас подслушивают?

        - Хватит ломать комедию. Смотри мне в глаза, - переход с демократичного «вы» к волюнтаристскому «ты» оказался очень резким и чувствительно резанул по ушам.
        Я уже хотел брякнуть что-нибудь насчет совместного выпаса свиней и невыпитого брудершафта, но он наклонился вперед и вперился мне в зрачки своим жутковатым полумертвым взглядом. У меня сразу пересохло в горле. Я попытался отвернуться, дернулся назад и застыл, сжатый обездвиживающим силовым коконом.

        - Вспоминай, Петя, вспоминай, - беззвучно бормотал Золин, тыкая мне в лицо крошечным блестящим цилиндриком.
        Губы правителя застыли в холодной акульей ухмылке и не шевелились. Голос раздавался прямо у меня в голове, будто он звонил мне по мыслетелефону, но я почему-то не мог сбросить входящий сигнал. Меня затошнило.
        Лицо Золина начало расплываться и покрываться пупырышками, все больше напоминая большой хорошо прожаренный блин, который неожиданно пророс острыми белыми шипами, вонзившимися мне в лицо. Я заорал и не услышал своего крика.

        - Готово! - очень четко произнес Золин, и в голове у меня прояснилось.
        Я ощутил себя сидящим в кресле, но не на краешке, как пять минут назад, а в свободной позе, слегка развалившись на мягкой спинке. Нога была закинута на ногу.
        Руки сложены на груди.

        - С возвращением, Васнецов, - мрачно пробурчал Золин.
        Мне показалось, что он испуган. Сцепленные на округлом животике пальцы побелели от напряжения, губы слегка подрагивали, глаза бегали из стороны в сторону.
        Я опустил веки. Мне нужно было время, чтобы привыкнуть к произошедшим со мной переменам. Оказывается, меня действительно звали вовсе не Светозар Ломакин, и я был значительно старше, чем думал раньше.
        С каждой секундой сознание Светозара скукоживалось, растворяясь в глубинах мощной и древней личности Петра Васнецова.

        - Значит, ты жив и все, что говорил про тебя Борей, - правда, - горько усмехнулся я.
        Теренц Золин, он же Александр Титов, мрачно кивнул.

        - Быстро соображаешь. Не ожидал, - буркнул он себе под нос. - Готлиб поработал?

        - Он, похоже, частично сломал твой блок. Но зачем тебе все это понадобилось? Почему ты официально не сменил тело? Почему не посоветовался с нами? К чему эти фокусы с цветами на могилке? Зачем ты вообще захватил власть? Мы же уже отошли от дел.

        - Слишком много вопросов, дружище, - глухо огрызнулся Титов. - Поверь мне, что не ради себя я все это делаю. Так надо.

        - Почему ты меня не убил, а только стер память? Я ведь очень опасен для тебя.
        Золин дернулся, будто от удара, коротко вздохнул, прокашлялся и своим обычным уверенным голосом ответил:

        - Берёг. На случай, если понадобишься.

        - Понадобился?

        - Да.
        Я встал и подошел к встроенному в стену холодильнику. Комната для тайных совещаний не предназначалась для принятия пищи, но некоторое количество еды и выпивки здесь все же имелось. В холодильнике нашелся благородно заплесневевший кусок сыра, пол-литра молока в «вечном» пакете и грустная засохшая селедка, распластавшаяся на овальной тарелочке. Не богато. Я вернулся на свое место, прихватив пакет молока. Теренц неотрывно следил за мной. Явно настраивал мыслеуправляемое силовое поле в ожидании, когда я на него брошусь. Заметив, что его взгляд пойман, он демонстративно посмотрел в сторону. Старый клоун.

        - Не дергайся, дурак, - мягко сказал я. - Захочу убить - убью. Сейчас не хочу. Не время. Твои мерзкие манипуляции с телами претендентов на выборах мы обсудим после войны, а сейчас меня интересует одно: кто они?

        - Они, - односложно выдохнул Золин-Титов. - Они!

        - Не говори загадками, - потребовал я. - Кто на нас напал?

        - Когда мы перемещались в прошлое, кто-то из нас троих остался жив, - промычал Сашка.

        - Ты издеваешься?

        - Нет. Мы все должны были умереть. Готлиб специально прожаривал нам мозги микроволновым излучением, хотя это было не очень нужно. Дополнительную гарантию давали фрезы, а третьим пунктом шла взрывчатка. Мы должны были исчезнуть, чтобы разорвать все логические связи парадокса времени, и тогда тот мир был бы полностью уничтожен. Остались бы только мы и наш нынешний мир. Мы с Бореем так рассчитывали.

        - А что получилось? - Я нервно рванул край пакета, и молоко пролилось мне на штанину.

        - Кто-то из нас выжил, и тот мир продолжил свое развитие. Они пришли сюда, как когда-то пришли в Союз, потом в Федерацию, а потом и в Директорию. - Он протянул мне платок, и я взял его, отметив, что Сашка перестал меня бояться и выключил силовое поле. - После твоего меткого выстрела, как ты помнишь, был кризис, крах перестройки, развал США и расцвет освобожденного Человечества. Мы думали, что тот мир, где восторжествовали жадные ничтожества, где деньги стали главнее людей, сгинул, как нереализованная реальность, но мы ошиблись. Он уцелел. Все эти столетия он существовал рядом с нами. И не только существовал, но и беспрестанно наблюдал за нами. Готовился к войне. Они знали про нас, а мы про них нет.

        - Никто не мог выжить. Тебя и Готлиба я лично пристрелил. Все умерли!
        Я в ярости швырнул пакет молока на пол. Белые брызги раскрасили стены и пол в веселенькую крапинку. Титов отпрянул и выпучил глаза, пытаясь активировать силовое поле, однако было уже поздно. Я крепко сжал его горло. Он понял, что если и сумеет отшвырнуть меня, то только вместе со своим выдранным кадыком, и обмяк. Смирился.

        - Тебе было мало власти над одним миром. Тебе понадобился второй! - злобно рявкнул я.

        - Я не виноват, - прохрипел Сашка. - Ты не знаешь всего. Мне и этот пост не нужен, но у нас нет выхода.
        В его горле забулькало, и я разжал пальцы. История мне не простит, если я оставлю Человечество без опытного лидера в начале тяжелой войны. А вождь из Сашки просто отличный. Можно не сомневаться, что он справится лучше всех.
        Отличный вождь обиженно хрюкнул.

        - Ты ничего не понимаешь, Петр. Ничего не понимаешь, - прошептал он.

        - Значит, ты плохо объясняешь, - сказал я и вздохнул.
        Переполнявшая мое сердце ожесточенность куда-то исчезла. Я почувствовал слабость во всем теле и опустился в свое кресло. Точно такое, как и то, в доме Перцова. Мы всегда держали наготове нашу машину времени, на случай, если что-нибудь надо будет подправить в прошлом. До сегодняшнего дня такой необходимости ни разу не возникло.
        Титов поднял руку и щелкнул пальцами. Я слегка напрягся. Этим незамысловатым жестом он мог запросто инициировать защитную систему, чтобы оторвать мне голову, но чистоплотный Сашка всего лишь вызвал уборочного робота. Паукообразная машинка выползла из стены и с тихим стрекотом расправилась с распластавшимся на железном полу молочным пакетом. После чего занялась истреблением мелких белых лужиц. И я, и Титов с неземной печалью взирали за полезной деятельностью неразумного механизма.

        - Петр, я не виноват, - тихо повторил Сашка. - И в то же время виноват, - добавил он, противореча сам себе.

        - Как это? - не понял я.
        На стене ожил большой мыслеуправляемый экран. На нем беспорядочно замелькали цветные пятна. Через секунду картинка стабилизировалась. Размытое мужское лицо расплылось на половину экрана и исчезло. Кто-то что-то говорил, размахивая руками и поминутно оглядываясь через плечо. На заднем плане виднелись мрачные параллелепипеды горящих небоскребов. Спустя мгновение один из них рухнул.

        - Попробую тебе объяснить. Мы очень мало знаем о том мире, где мы когда-то жили, - сказал Сашка, поворачиваясь к экрану.

        - Ну почему же? - возразил я. - Все-таки мы оттуда родом.

        - Ты не прав. Мы ничего про них не знаем. Триста пятьдесят шесть лет они развивались без нашего участия. Помнишь, когда мы ушли, на большей части планеты была преисподняя. Голод в Африке, Китае и Индии. Тотальное истребление мексиканцев и вьетнамцев, геноцид поляками украинцев, а немцами поляков, резня турок в Греции, оккупация Грузинского королевства Чеченским каганатом, война Московского царства и Казанского ханства. Атомная, между прочим, война. В общем, всемирная чистка и снижение человеческой нагрузки на окружающую среду. Я лично не могу вообразить, чем все кончилось и что там сейчас. Ты тоже не можешь. Никто не может.
        Монитор неторопливо показал морское побережье, одинокую пальму с красными листьями. В голубое тропическое небо черным пятном вклинивались корпуса огромного завода, изрыгающего дым из двух десятков труб.

        - Эти кадры получены с большим трудом, - пояснил Сашка. - Вообще, любая информация оттуда дается нам очень нелегко. Забросить в тот мир материальный объект, например автоматический зонд, не удалось ни разу. Есть только один путь - заменить объект, находящийся в том мире, на аналогичный, который имеется в нашем мире. Как ты понимаешь, эта операция не имела бы никакого смысла, если бы замена не предполагала возможности некоторых отличий. Минимальных отличий на молекулярном уровне. То есть…

        - Как они узнали про нас? - перебил я, возвращая заболтавшегося Верховного к самому интересному для меня вопросу.

        - Сейчас покажу. Смотри, - он ткнул пальцем в сторону экрана.
        Картинка моргнула. Знакомую серую глыбу Дома Перцова огибала светящаяся транспортная эстакада. Над ней мчались антигравы необычной конструкции.
        На заднем фоне виднелись все те же тошнотворные небоскребы. На этот раз они не горели.

        - Ингерманландия, - мрачно прокомментировал Сашка. - Один из субъектов Соединенных штатов Земли. Столица Петербург.

        - Мина не взорвалась, - догадался я.

        - Ага, - мрачно кивнул он, взирая на монитор с ненавистью и сожалением, как на раздавленную кошку под колесом автомобиля. - Они получили все наши секреты. Тот из нас, кто выжил, не мог рассказать им об успехе или неуспехе нашего предприятия, ибо сам не знал, чем все кончилось, но каким-то образом, они поняли, что эксперимент завершился удачно. Возможно, разделение реальности на два параллельных пространства порождает некие неизвестные нам артефакты. В любом случае теперь наши враги могут перемещаться во времени и создавать новые миры. Они способны вернуться в прошлое и убить нас в детстве, но, так как мы уже здесь, этот мир уцелеет.

        - Не понимаю, какая связь?

        - Мы и есть эта связь. Они начали военное вторжение, чтобы убить нас, а потом стереть эту реальность. Полностью стереть. Не будет никакого мегаколлективизма, не будет гармоничного общества, сгинут миллиарды счастливых сытых людей. Доходит до тебя? Мы - виртуальны. Нас можно просто выключить.

        - Не-а, - честно ответил я. - Мы точно так же можем выключить их. Похоже, что именно для этого я здесь. Правильно? Другой причины быть не может. Я же тебе не дам на высших постах крысятничать. Как только война закончится, стащу тебя с Олимпа и горло перережу.

        - Ты не представляешь, с каким удовольствием я сам бы сейчас ушел в армию рядовым, - тяжело вздохнул Титов. - И учти, я тебя не убивал. Я тебя прятал. От них.

        - Пусть будет так. Будем считать, ты спас меня.

        - На войне каждый боец ценен, - с явной издевкой сказал он.

        - Что ты задумал?

        - У меня есть план, который я не могу доверить никому, кроме тебя.

        - Короче!

        - Тебе опять выпала большая честь, товарищ Васнецов. Тебе предстоит спасти наш мир, защитить наш образ жизни. Преодолеть…

        - Попробуешь меня запрограммировать - я с тебя скальп зубами сдеру.

        - Не надо. Больше не буду. - Сашка посмотрел на меня с собачьей печалью. - У нас серьезные проблемы, Петр. Нам нечего противопоставить врагу. Мы не можем попасть в их пространство. Наши космопланы не имеют возможности пробиться к их базам. Наши орбитальные крепости едва сумели отбить элементарный авианалет. Ни одна защитная схема не сработала. Такое ощущение, что они знали про все наши планы. Полагаю, что наш мир нашпигован их агентами и у нас нет шансов на победу. - После этих слов Верховный смолк, забился поглубже в кресло и выжидательно уставился на меня жалобными глазами.
        Мне стало не по себе.

        - А может быть, вступить с ними в переговоры? - предложил я. - Плохой мир лучше доброй войны. В худшем случае будем платить им дань.

        - Я не отбрасываю и такой вариант. - Сашка сжал руки в кулаки. - Я пытался. Нашим специалистам удалось установить с ними связь. Это было сделано месяц назад. После того, как их самолет-разведчик пролетел над Салехардом. Мы получили их код и законнектились к их спутнику на нашей орбите.

        - К их спутнику?

        - Ага.

        - Плохо дело. С кем удалось переговорить?

        - С заместителем министра обороны Соединенных штатов Земли Джонатаном Копперфилдом, - с готовностью доложил Сашка.

        - И каковы успехи твоей межпространственной дипломатии?

        - Нулевые, - горестно вздохнул он. - Единственная тема, на которую они хотят вести диалог, - это наша безоговорочная капитуляция.

        - Ты разговаривал с вояками, которые не умеют по-другому. Надо попробовать связаться с дипломатами, с политиками. Скажи им, что мы готовы на уступки. Что им нужно?

        - Им нужно всё. Ты разве забыл, что если не дать им вовремя по башке, то они с легкостью пожирают целые народы? Сейчас, наверное, уже всех своих доели, и им стало мало их мира. До нас добрались.

        - Столько лет прошло. Есть шанс, что они изменились, - без капли надежды в голосе предположил я.

        - Нет ни одного шанса, что они изменились, - решительно отрезал Титов. - Ты отправишься в тот мир, Петр. - Его взгляд кинжальными лезвиями полоснул меня по лицу. - Ты найдешь там того из нас, кто остался жив, и уничтожишь его.

        - Это ничего не изменит. Прошло много лет. Даже если тогда из дома Перцова кто-то спасся, он уже наверняка умер по естественным причинам.

        - Ты не понимаешь простых вещей, Петр Григорьевич. Существование параллельных миров нарушает элементарные законы физики. Оба наших мира нестабильны и вероятностны. Первым рухнет тот мир, в котором исчезнет стержень, его породивший. Именно поэтому я спрятал тебя в Ломакине. Их агенты не должны были тебя найти, но сейчас я боюсь, они будут убивать всех, чтобы рано или поздно добраться до каждого из нас троих.

        - Мне кажется, что у тебя паранойя, - я постучал себя кулаком по лбу.

        - Не исключено, но результатов решения уравнения данный факт не отменяет. Мы должны победить их. Работа предстоит сложная, и главная трудность в том, что ты должен отправиться в параллельный мир в своем физическом теле.

        - Но ты же только что сказал, что мы не умеем…

        - Я сказал, что перемещать не умеем, - согласился Сашка. - Замещать можем. Когда я решил спрятать тебя от вражеских агентов, то не только стер тебе память и записал фальшивые воспоминания, но и пересадил твой мозг в тело, эквивалент которого имеется в том мире.

        - У твоих мозголомов не очень хорошо получилось настроить мою новую личность, - пожаловался я. - У меня были серьезные проблемы. Сегодня я убил девушку.

        - Знаю. - Титов поморщился. - Но это не из-за меня. Готлиб сломал защиту, и тебя заглючило. Все нормально. Пройдет. Уже прошло.

        - Что стало с мозгом бывшего владельца тела? - я ткнул себя в грудь.

        - Тебе интересно это знать? - Титов неприятно ощерился.

        - Да.

        - Забудь о нем. Это очень неаппетитная история.

        - А мальчики кровавые не мучают, Сашка? Ведь ты же заурядный убийца.

        - Ну, во-первых, не убийца. Во-вторых, не такой уж заурядный. А в-третьих, мучают, Петь, мучают, - Титов горестно хмыкнул. - Только если я все брошу на самотек, эти мальчики меня вообще загрызут. Короче, у тебя есть двойник там. У вас с ним одинаковые родители, и бабушки с дедушками, и вообще все предки вплоть до Адама и Евы. Мы сможем поменять вас местами, и ты, товарищ Васнецов, окажешься в параллельном мире.

        - Один, без оружия и абсолютно голый, - буркнул я.

        - Да. Как Терминатор.

        - Мне нужно будет найти и уничтожить неизвестно кого и неизвестно где.

        - Да! Все великие герои древности позавидуют твоей миссии.

        - Никаких шансов. Все-таки я не Арнольд, от меня пули не отскакивают.

        - Все не так плохо. Кое-какие подробности ты узнаешь позже. - Титов задорно сощурился.

        - А можно без сюрпризов? - Мне захотелось ударить его, чтобы сбить дурацкую ухмылку с его пухлых губок.

        - Нет, нельзя, - он помотал головой. - Это часть плана.

        - Ты думаешь, я могу доверять тебе?

        - Конечно. Ты же знаешь, что этот мир мне дорог не меньше, чем тебе. Поэтому даже если я замыслил тебя убить, то исключительно ради блага Солнечной Системы. Брыгсин тебя проводит. Ни о чем не беспокойся. В нужное время ты все узнаешь. Удачи. Даст Бог, свидимся.
        У меня имелось еще множество вопросов, но Сашка не был склонен продолжать беседу. Я пожал сильную ладонь Верховного Правителя и покинул комнату тайных совещаний. Брыгсин ждал снаружи. Он не сказал мне ни слова. Только посмотрел как-то особенно тоскливо. Мы снова долго шли по узким неустроенным коридорам. Всю дорогу старик молчал, хотя меня так и подмывало сообщить ему, что если он имеет какие-нибудь счета к Петру Васнецову, то самое время их предъявить. Странно, но, даже обладая полным комплектом воспоминаний, я не помнил Брыгсина. А может быть, комплект был не таким уж и полным? При первой же возможности задам этот вопрос Сашке, и пусть только попробует соврать мне.
        Там, куда привел меня старик, нас уже ждали. Довольно необычное место для Института Времени. У меня сразу сложилось впечатление, что в этом помещении шли съемки исторического фильма. Стены были затянуты средневековыми гобеленами с живописными изображениями мертвых фазанов и куропаток. Дальний угол занимал стол с муляжами больших сочных кусков жареного мяса. От них резко пахло стеарином и акварельными красками. Для полноты картины у нарисованного камина грелись две абсолютно натуральные борзые. Они вертели длинными мордами, наблюдая за перемещениями очень тучного, но очень подвижного человека с маленькой аккуратной плешью на макушке.
        Толстяк, аки лев, метался из угла в угол, и если бы у него, как у льва, был хвост, то он, наверное, исхлестал бы себе бока в кровь. Чем-то он напоминал старого обанкротившегося короля, все королевство которого не стоит и пары приличных коней, а ему срочно нужно устроить роскошный бал-маскарад с устрицами, икрой и массовым стриптизом. Кроме борзых, «короля», Брыгсина и меня, в комнате находились еще трое парней в рабочих комбинезонах. У дверей я заметил бойца из отряда по подавлению мятежей, но из-за скрытого непрозрачным щитком лица воспринял его не как личность, а как часть интерьера, вроде пустых рыцарских доспехов, что стояли в углу напротив.
        Заметив меня, толстяк прекратил свое броуновское движение, внимательно посмотрел мне в глаза и швырнул в меня прямоугольной коробкой, которую я автоматически поймал. Ко мне сразу же подскочил Брыгсин.
        Он вырвал из моих рук коробку, достал из нее какой-то прибор и начал нажимать на нем кнопки. При этом он притопывал ногой от возбуждения и злобно поглядывал на толстяка. Тот в ответ лишь прикрывал глаза и делал вид, что полностью отстранился от действительности.
        Закончив манипуляции с прибором, Брыгсин сунул его обратно мне и радостно оскалился.

        - Готово! - провозгласил он.

        - Скорее! Поехали! - неестественно бодро поддакнул толстяк. - Он уже вернулся домой.
        Что готово? Куда поехали? Кто вернулся домой? Парни в рабочих комбинезонах синхронно исчезли, будто кто-то отключил стереотрансляцию. Я даже икнул от неожиданности. Брыгсин потрепал меня по плечу и сам нажал нужную кнопку на моем приборе. Окружающая обстановка мгновенно сменилась. Будто я очутился внутри компьютерной программы по подбору домашней обстановки. Вот только в компьютерных программах уши не закладывает от перемены давления и воздух всегда один и тот же.
        Все стены новой комнаты скрывались за мятыми мягкими экранами. На них не было видно ничего вразумительного. Ползли какие-то цифры, и время от времени проскакивали помехи. Пол был усеян толстым слоем перепутанных проводов, кабелей и шлангов. Некоторые из них шевелились и подергивались, словно принадлежали недобитым морским моллюскам. В комнате было очень тесно. Слишком много людей работало на слишком маленькой площади. Наверное, имелся некий смысл в том, чтобы в столь микроскопический объем втиснуть столько умной электроники вперемешку с мыслящей органикой.
        У электрического щитка колдовала миловидная девушка с большой надписью «ЛЕНЭНЕРГО» на спине. Ее синий комбинезон потемнел от пота, на лице выступили большие капли влаги, которые она время от времени стряхивала тыльной стороной ладони. Девушка непрерывно что-то бормотала себе под нос. Из щитка сыпались искры. Удушающе воняло сгоревшей изоляцией.
        Четверо широкоплечих дядек, стоя на стремянках, прилаживали к потолку пучки кабелей, которые не поместились на полу. Крепежные крючья вываливались из перекрытий вместе с кусками штукатурки. Дядьки махали руками и матерились, рискуя свалиться на головы программистам, которые зависли на портативных антигравах над серыми от перегрузки системными блоками.
        Программисты пытались что-то наладить. Их стеклянные глаза говорили о том, что они полностью ушли в виртуальную реальность и в ближайшее время возвращаться оттуда не собираются. Еще три инженера возились с непонятным агрегатом, занимавшим почти половину комнаты. Округлая плоскость размером с двуспальную кровать с множеством ремешков и зажимов покачивалась в гравизахватах в тридцати сантиметрах от пола. Инженеры тщательно выравнивали ее с помощью лазерных уровней, корабельных гироскопов и модулей системы глобального позиционирования. Они непрестанно с кем-то консультировались по мобильной связи и так же непрестанно ругались между собой.

        - Кого вы привезли?! - заорал кто-то за моей спиной. - Я спрашиваю, кого вы привезли? Это саботаж! Вы под суд пойдете!

        - А в чем дело, товарищ Данилюк? - возмутился внезапно появившийся из воздуха Брыгсин. В его голосе сквозили истерически-скандальные нотки, таким тоном обычно произносится фраза: «Гражданин, вас здесь не стояло». - Что вас не устраивает? Это точная генетическая копия объекта.

        - Да хоть трижды копия хоть четырех объектов! Он же килограмм на десять тяжелее оригинала! - Высокий усач подскочил ко мне. - Посмотрите на эти бицепсы! - он бесцеремонно схватил меня за руки. - Вы хоть представляете, что мы получим на выходе? Кровавый брикет из человечины! С него же срежет пару сантиметров мяса по всему телу. А это что? - он сжал мне щеки пальцами. - Взгляните на его зубы!
        Ужас как не люблю, когда кто-то трогает мое лицо. Залезая ко мне в рот, усач рисковал расстаться с парочкой своих собственных зубов. Я едва сдержался.

        - Отличные зубы. - Брыгсин тактично оттер усатого. - Этими зубами можно гвозди грызть.

        - Вот именно! Вы слышали, что сказал этот человек? Отличные зубы! - заверещал Данилюк. - А у тамошнего козла во рту одни гнилушки да пара железных протезов. Аналоги можно увидеть исключительно в музее стоматологии. В том разделе, куда беременных женщин не пускают.

        - Даю связь! - громко сказал кто-то, и мониторы на стенах ожили.
        На всех экранах началась трансляция изображения одного и того же унылого помещения. Все присутствующие, кроме программистов, с большим интересом воззрились на убогую грязноватую комнату с обвисшими обоями на стенах, на старую потертую мебель, стол, заваленный немытой посудой и мятыми упаковками из-под еды. Слегка оживлял безрадостную картину немолодой усталый мужчина с небритым лицом, который меланхолично помешивал ложечкой в чашке с дымящимся кофе и глубокомысленно пялился в окно. Один из инженеров слегка отдернул экран в углу, и я неожиданно обнаружил, что в загроможденной аппаратурой и людьми комнате тоже есть окно и расположено оно точно так же, как то окно, куда смотрел мужчина. Похоже, что не только мое тело должно было точно соответствовать телу моего двойника из иного мира, но и географическое положение, и высота над уровнем моря, и многое-многое другое. Чтобы исключить любые случайности и ошибки, проще всего найти в двух мирах идентичные квартиры, что и было сделано.
        Я выглянул на улицу и был приятно удивлен, что снова оказался в Ленинграде. Цилиндрическое Здание Управления Морского Транспорта невозможно не узнать даже после бомбежки. Здесь проходила практику одна хорошая знакомая Светозара Ломакина, и мне, а точнее ему, приходилось несколько раз посещать это солидное учреждение. В руинах соседнего жилого дома вяло ковырялись спасатели. В ином мире точно такой же дом был цел и невредим, в нем светились окна, и текла, судя по всему, обыденная жизнь. Там улица была чистой и пустой. Здесь - суета, грязь, смерть и разрушение.
        Там - покой. Здесь - вечный покой. Только белая ночь и здесь и там одинаково укрывала город тихим покровом. Вот только здесь он больше напоминал мертвенно-свинцовый саван, а там романтическую голубую пелену.

        - Старый квартал. Построен еще до точки бифуркации, - как бы про себя отметил Брыгсин. - Поэтому дома одинаковые, и у нас не было проблем с определением координат. Повезло.

        - Вы знаете про точку бифуркации? - вполголоса удивился я. - Кто вам рассказал?

        - Не важно. Этот человек уже умер.

        - Вы уверены, что он действительно умер?

        - Я видел его мертвым, - уклончиво ответил старик и, не желая продолжать излишне откровенный обмен репликами, сменил тему. - Квартиру мы выбрали точно, но двойник никуда не годится. Данилюк ведет себя как истеричная баба, но в его словах много правды. Вы совсем не похожи. - Брыгсин жадно облизал губы.
        Вдруг до меня дошло, что человек на мониторах - это я. Точнее не совсем я, конечно. Мое подлинное тело сейчас гниет в забытой всеми могиле. В ином измерении обитало нечто, напоминающее Светозара Ломакина.
        Нечто якобы тождественное мне теперешнему. Сходство, насколько я мог судить, было весьма отдаленным. То есть настолько отдаленным, что, встретившись с ним на улице, я бы никак не выделил его из толпы. Думаю, что и мои знакомые тоже не приняли бы нас даже за родственников, а между тем человек, который меланхолично прихлебывал на экранах кофе, был больше чем мой брат-близнец. Он был больше чем моя точнейшая генетическая копия. Он был моим отражением в другом мире, то есть, попросту говоря, мною.
        Припомнив свое утреннее отражение в банальном зеркале, я попробовал разобраться, в чем же состоит столь разительное отличие между нами. Во-первых, двойник выглядел старше. Гораздо старше. У него были серые мешки под глазами, серая потертая, как старая замша, кожа и очень плохие зубы. Все его тело будто слепили из пластилина, а потом забыли на жарком солнце. Из обвислых плеч росли безвольные слабые руки с хлипкой, политой жирком, мускулатурой. Под рубашкой пузырился невзрачный, но хорошо заметный животик. Пальцы, державшие чашку, выглядели слишком длинными, тонкими и желтоватыми. Но самым страшным в этом существе были его глаза. Пустые, как у программиста, ушедшего в виртуальность. Но программисты видят вовсе не глазами. Даже сдохший рядом с системным блоком программер живее всех живых, ибо душа его навечно осталась в его творениях. А куда подевалась душа этого человека? Была ли она у него?

        - Срочно найдите косметолога, - послышался чей то приказ из соседней комнаты. - Диверсанту нужно похудеть. Срочно!

        - Чем он будет худеть? Носом? Ушами? У него же кругом сплошные мышцы, - сварливо ответил кто-то возрастом постарше, но должностью пониже.

        - Не знаю, - отрезал первый голос. - Должен похудеть. Головой отвечаешь!

        - Прошу, молодой человек, - Брыгсин потянул меня за рукав. - До тех пор, пока не прозвучит команда отбой, будем действовать по плану. Занимайте свое место. Скоро этот парень ляжет спать. Тогда можно будет рассчитать коррекцию и принять необходимые меры.

        - А на кроликах проверяли? - неуверенно осведомился я. - Работает?

        - Не вибрируй, товарищ, - усмехнулся Брыгсин. - Конечно, проверили. Прекрасно все работает. Вот только если уши у кроля длиннее, чем нужно, то их срезает начисто. Ты когда-нибудь видел, как у кроликов уши аннигилируют?

        - Нет, - буркнул я и покорно улегся на хитро сконструированное ложе.
        Усатый человек, чья фамилия, как я понял, была Данилюк, помотал головой и жестом приказал мне повернуться. Я повернулся на левый бок. Он согласно кивнул и опять же жестом велел мне лечь виском на сгиб левой руки. Я выполнил и это распоряжение. Данилюк недовольно поморщился и зашевелил губами, что-то нервно обсуждая по мыслетелефону. Брыгсин заботливо застегнул лямки, фиксирующие мои руки и ноги. Потом проверил надежность креплений. Мой двойник между тем закончил пить кофе и теперь меланхолично курил сигарету.

        - Товарищ Брыгсин, мне хотелось бы узнать у вас одну вещь. - Я попытался поймать взгляд старика, но тот упрямо отводил глаза.

        - Мне - это кому? - Брыгсин напрягся. - Светозару Ломакину?

        - Петру Васнецову интересно, почему вы считаете его подонком и мерзавцем?
        Старик прерывисто вздохнул и посмотрел на меня исподлобья.

        - Можно подумать, не знаешь, - проскрипел он.

        - Нет, - с детской искренностью сказал я. - Не знаю. Я час назад заново родился. Титов отнял у меня память и вернул ее только сегодня. У меня есть подозрение, что вернул не полностью.

        - На твоей совести чудовищное преступление, товарищ Васнецов, - прохрипел Брыгсин. - Когда-нибудь я заставлю тебя вспомнить про Мехико.

        - Мехико? Атомная бомбардировка была вполне оправданна, и вам это известно.

        - Нет! - прохрипел старик. - Ты лично несешь ответственность за гибель миллионов людей.

        - Ложь! - крикнул я и попытался вскочить, но надежный крепеж не дал мне даже пошевелиться.

        - Косметолог доставлен! - Данилюк оттеснил плечом Брыгсина и подвел к моей лежанке женщину.
        Разговор пришлось прервать. Все мое внимание обратилось на косметолога. В ее облике присутствовало что-то нечеловеческое. Что-то искусственное, будто ожила восковая фигура или скульптура, в которой была очень точно отражена форма, но полностью отсутствовало содержание.

        - Объект готовится ко сну, - голос из динамиков прозвучал с тошнотворным спокойствием и бесстрастностью.

        - Какова моя задача? - коротко спросила женщина, и фривольная татуировка на ее щеке начала переливаться всеми цветами радуги.
        С косметологом явно что-то было не в порядке. Какая-то ошибка не позволяла воспринимать ее как индивидуальность. Казалось, что ее собрали из неподходящих друг к другу кусков и, отчаявшись подогнать их, оставили все как есть. Возможно, ее профессия мало соответствовала четкому вопросу: «какова моя задача?» А может, весь ее облик не гармонировал с военной выправкой? Я предпочитаю иметь дело с цельными натурами.
        То есть, если рисуешь на своей роже знак любительницы анального секса и пишешь по-французски «Возьми меня сзади без спросу», то и ведешь себя соответственно, а тут: «какова моя задача».

        - Он очень тяжелый, нужно срочно снизить его вес. - Данилюк скользнул взглядом по татуировке и неодобрительно поморщился.

        - На сколько? - деловито осведомилась косметолог. - И за какой срок?

        - Килограммов на десять за полчаса.

        - На десять килограммов за полчаса? - спокойно переспросила она и внимательно посмотрела на Данилюка, не шутит ли. - Это невозможно!

        - Ну не за полчаса, - смягчил тот свои требования. - Пусть за два. В самом крайнем случае, можем дать вам часа четыре.

        - О чем вы говорите? - женщина нахмурилась. - У него совсем нет жировой прослойки. Что я буду сжигать? Вы посмотрите на этого красавчика. Сплошные мускулы. Вы хотите, чтобы я применила интенсивное истощение?

        - Да. - Данилюк отрешенно посмотрел сквозь нее. - Именно так.

        - Я отказываюсь. Это убийство. Я напишу на вас докладную в Комитет по нравственности. - Дама оказалась не только поклонницей экзотического секса, но и любительницей поскандалить.

        - Если вы откажетесь, то пойдете под суд за предательство интересов Человечества. - Данилюк запальчиво топнул ногой. - Я не шучу! Пожизненное клеймо врага человеческой расы вам гарантировано.

        - Арестовывайте! Судите! Клеймите! - Женщина встряхнула волосами и, кажется, стала немного моложе и выше ростом.

        - Вы не можете игнорировать указ Верховного, - вмешался в спор Брыгсин.
        Он дрожал от злости. Этакий шипящий, брызжущий слюной стручок. Еще одно слово, и взорвется, забрызгав окружающих омерзительно воняющими кишками.

        - Свяжитесь с ним, и он подтвердит наши полномочия! - скворчал старик. - Свяжитесь немедленно! У меня есть желание и возможность противодействовать любым проявлениям неповиновения! Я прикажу вас арестовать!

        - Арестовывайте. - Женщина расправила плечи с таким видом, будто ее уже поставили к стенке. - Интенсивное истощение приведет к смерти этого человека. Нет таких законов, которые вынудили бы меня сделать подобное. А если есть, то лучше убейте меня сразу. Я не хочу жить в обществе, где законом разрешено убивать.

«А ведь старушка еще Детройт штурмовала, - неожиданно подумал я. - Возможно, моя ровесница».

        - Объект ложится спать, - сообщил из динамика все тот же голос, лишенный эмоций.

        - Не препираться! - взвизгнул Данилюк. - Если мы сегодня не справимся с поставленной задачей, нас никто не осудит. Как вы это не понимаете? Мы все просто погибнем! И общество, где законом запрещено убивать, и вы вместе со своими дебильными заскоками, и…

        - Не кричите на меня! - взвилась косметолог. - Унижать меня вы не имеете права. Мы живем в цивилизованном мире.

        - Немедленно звоните Золину, - рявкнул Брыгсин. - Или я вызову его сюда.

        - Он…

        - Звоните, я сказал! Я организовал вам необходимый допуск. Он ждет вашего звонка.

        - Он не отвечает! - Железная мадам, судя по голосу, дала слабину, еще немного, и она развалится на звонкие чугунные осколки. - Я отказываюсь разговаривать с вами в таком тоне. Хам!

        - Товарищ Данилюк, - громко прошептал Брыгсин. - Заставьте ее. Я беру всю ответственность на себя.

        - Я ухожу. Вы оба сошли с ума. - Косметолог повернулась к двери, но Брыгсин преградил ей дорогу.

        - Я вызываю милицию! - Женщина дотронулась пальцем до виска. - Вы не имеет права!

        - Товарищ Данилюк, - укоризненно произнес Брыгсин.

        - Товарищ Захарова, - высокий усач неожиданно успокоился, - еще одна минута промедления и я гарантирую вам серьезные проблемы.
        Косметолог застыла на месте. Ее губы начали шевелиться. Похоже, она принимала телефонный звонок.
        Спустя минуту на ее лице появились сосредоточенность и хладнокровная решимость. Она отпихнула в сторону Брыгсина и сделала шаг ко мне.

        - Ты готов, солдат? - строго спросила она.

        - Кажется, готов, - неуверенно ответил я.
        Она открыла чемоданчик, услужливо поданный ей Брыгсиным, извлекла оттуда моток разноцветных проводов и, сжав их в кулак, поднесла к моему носу.

        - Значит, так, солдат. Интенсивное истощение - это очень болезненная и опасная для здоровья операция. Ты можешь от нее отказаться. Никто и ничто не посмеет заставить тебя. Если ты воспротивишься, я смогу преодолеть прямой приказ Золина. Ну?

        - Делайте свою работу, мадам, и не беспокойтесь обо мне, - я ободряюще улыбнулся. - Мне срочно нужно похудеть.

        - Я подам на твои мышцы специальный закодированный сигнал, который нарушит взаимодействие нервных и мышечных тканей. Метаболизм ацетилхолина даст сбой. Ты понимаешь, чем это для тебя чревато?

        - Прекратите подрывную агитацию, - возмутился Брыгсин. - Товарищ Данилюк, что происходит? Вы же получили приказ.

        - Идите на хрен, юноша, - коротко ответила косметолог, и старик покраснел как рак. - Ты еще у папки в яйцах сидел, когда я американские танки жгла под Детройтом.

        - Делайте свою работу, мадам, - твердо повторил я. - Человечество превыше всего.

        - Дефицит нейромедиатора вызовет мышечную дистрофию, - зашипела она. - Если воздействие произвести в короткие сроки, у тебя есть шанс сдохнуть в страшных муках. Ничто тебя не спасет.

        - Человечество превыше всего.

        - Слава Человечеству, - сдалась она. - Готовься. Сейчас я настрою технику, и у тебя мясо вместе с дерьмом прямо через поры полезет.

        - Ситуация изменилась. Остановитесь! - Все еще красный Брыгсин с рычанием вырвал провода из рук косметолога и швырнул их на пол. - Товарищ Захарова, вы свободны, - прохрипел он, отталкивая женщину в сторону. - Мы пока не нуждаемся в ваших услугах. Позднее я позвоню вам. Комитет по нравственности, с которым вы тайно связались, признал ваше поведение правильным. Вы будете поощрены. Я, как ответственный за данную операцию, буду наказан. Благодарю за службу. - Последняя фраза прозвучала как плевок.

        - Служу Человечеству, - оскалилась Захарова и вполголоса добавила: - Старый козел.
        Брыгсин обиженно поджал губы и сделал вид, что не расслышал оскорбления. Я же не успел поблагодарить ее, так быстро она покинула комнату. Своим ослиным упрямством эта женщина избавила меня от нескольких весьма неприятных минут. Такое не забывается. Если наш мир уцелеет, то я обязательно найду косметолога Захарову, чтобы сказать ей запоздалое «спасибо».
        Брыгсин махнул рукой двум программистам, и они с похвальной для обитателей виртуального мира шустростью распутали мои конечности.

        - Что случилось? - спросил я, слезая с ложа и растирая затекшие лодыжки.
        К своему стыду, признаюсь, что, почувствовав под подошвами привычный мир, я испытал облегчение, недостойное спасителя Человечества.

        - В черепе объекта обнаружено постороннее включение, - вздохнул Брыгсин. - Вот такенное, - он раздвинул в стороны руки, будто показывал пойманную на рыбалке щуку. - В случае межпространственного обмена вероятность летального исхода для тебя - 94 процента.

        - Многовато. - Я поежился. - Обычно я начинаю нервничать после сорока.

        - А я после пяти пишу заявление об уходе по собственному желанию, - признался Брыгсин.
        Он взял меня за локоть и проводил в небольшой зимний садик, оборудованный в соседнем помещении. Чахлые пальмы с пыльными листьями печально тянули ветви к неработающим люминесцентным панелям. На серых стенах томились блеклые стереопейзажи, пахло тленом и разрушением. Брыгсин опустился в потертое казенное кресло и показал рукой на соседнее. Я послушно сел.

        - Понимаешь, Светозар… - Голос Брыгсина зазвучал тихо и вкрадчиво, не подумаешь, что именно этот человек только что орал на женщину, а двумя минутами раньше обвинял меня в убийстве миллионов людей. - Не возражаешь, если я буду называть тебя Светозаром? - учтиво осведомился он. - Мне так проще.

        - Называйте, как хотите, - кивнул я. - И все же объясните мне…

        - Понимаешь, Светозар, - оборвал он меня. - Межпространственная телепортация требует исключительной точности. Если в том объеме пространства, куда мы переместим тебя, случайно окажется, например, одеяло или пижама, то твое тело и посторонняя ткань объединятся на молекулярном уровне. Сольются в единое вещество, которое уже не будет твоим телом. Пораженную область придется удалять хирургически. Избежать этого неприятного эффекта мы собирались при помощи точнейшего позиционирования. То есть мы планировали изящно вложить тебя внутрь чужой пижамы. Понимаешь, подобная задача вполне решаема, но возможны некоторые трудности. Мы допускали, что у твоего двойника могут иметься вживленные искусственные зубы или, наоборот, гнилые зубы с металлическими накладками. Тогда после обмена твой зубной нерв вполне мог оказаться внутри, допустим, металлического штыря. Понимаешь, Светозар…

«Если он еще хоть раз повторит свое тупое „понимаешь“, я его стукну», - подумал я и насупился.

        - Это больно. - Брыгсин покаянно потряс головой. - Очень больно, но не смертельно и не помешало бы тебе выполнить работу. Человечество ведь превыше всего, не так ли? Однако на предстартовом сканировании объекта наши специалисты столкнулись с непреодолимым препятствием. - Он помолчал, внимательно глядя на свои сжатые в
«замок» пальцы. - Они обнаружили в затылочной части твоего двойника штифт в палец толщиной. Он уходит в глубь позвоночного столба и там распадается на множество киберорганических проводников. Подробностей я пока не знаю, но думаю, что скопировать этот штифт нам не удастся. Произвести обмен в текущих условиях означает гарантированно убить тебя.

        - С вероятностью 94 процента, - бодро напомнил я. - Шесть процентов - это мой шанс.

        - Шесть процентов - это твой шанс остаться идиотом. Живым, визжащим от дикой боли, идиотом. Вероятность сохранения разума, а, следовательно, и выполнения поставленной перед тобой задачи равна нулю. Но у Верховного есть план «Б», который ты с этой минуты будешь воплощать в жизнь.

        - В чем он состоит? Почему я про него ничего не знаю?
        План «Б», очевидно, был настолько плох и глуп, что Сашка предпочел мне о нем не рассказывать.

        - План прост. Под личиной Светозара Ломакина ты сдаешься в плен и таким образом проникаешь в стан противника.

        - Титов не мог отдать такой приказ, не посоветовавшись со мной. - Я вскочил и стукнул себя указательным пальцем по виску, вызывая Верховного.

        - Титов умер, - твердо сказал Брыгсин. - Сейчас у власти Золин.
        Я не успел выбить из его рук крошечный блестящий цилиндрик, и яркая вспышка полоснула меня по глазам.
        На мгновение я зажмурился, а когда открыл глаза, старик по-прежнему стоял рядом.

        - Петр Васнецов? - с некоторым сомнением спросил он.

        - Вы ошибаетесь. Моя фамилия Ломакин. - Я похлопал глазами и повертел головой в поисках агента КБЗ Сиса Лавильи.
        Его нигде не было. Да и находился я вовсе не в лимузине, а в какой-то захламленной комнате.

        - Где я?

        - Не важно. Вам было сделано секретное предложение, вы отказались сотрудничать, - строго сказал незнакомый старик. - Вследствие чего часть вашей памяти была стерта. Вас ждет призывной пункт и новое задание. Несекретное. Желаю удачи.

        - Как отказ может повлиять на мою дальнейшую карьеру? - поспешно спросил я.

        - Вам больше не будут делать секретные предложения. Прошу вас больше не задавать никаких вопросов.

        - Служу Человечеству!

        - Да здравствует разум, - снисходительно кивнул старик.
        Глава 3.
        Тумана

        Тяжело дыша, я спрыгнул с пойнта в совершенно незнакомом месте. Бесплатный больничный пиджак промок от пота и прилип к спине. Барабанные перепонки еще трепетали от грохота взрывов. В последние сутки на Земле стало слишком интересно, и заурядное путешествие из Ленинграда в Тулу превратилось в увлекательное приключение. Обычно я попадаю в этот город через универсам на Октябрьской. Там готовят отличные бесплатные беляши, а я никогда не упускаю возможность воспользоваться преимуществами мегаколлективизма.
        Но на этот раз беляши обломались. Из-за неполадок в сети меня выбросило в Новомосковске, где я попал под настоящую бомбежку. Пришлось под свист взрывающихся дротиков в спешке и наугад набирать код первого попавшегося телепорта в Туле. Мне повезло. Горьковский парк располагался совсем недалеко от нужной мне улицы, и остаток пути можно было пройти пешком.
        С загадочным стариком, стершим кусок моей памяти, я распрощался каких-то полчаса назад и уже почти забыл о нем. Слишком много событий сконцентрировалось в эти тридцать минут. Первым делом я навел справки о судьбе убитой мною Натальи Петровны Корф.
        К моему изумлению, выяснилось, что несчастная девушка погибла не в результате преступления, а от вражеских бомб. Незадолго до смерти она по неизвестной причине потеряла сознание. Ей на помощь прибыли медики, но они ничего не успели сделать, потому что дом, где они все находились, был разрушен точным бомбовым ударом. Не спасся никто. Несколько часов назад из-под обломков извлекли изувеченное тело Натальи Корф. Среди десятка файлов, посвященных ее смерти, мне попалось приглашение на панихиду, составленное на мое имя. Очевидно, меня посчитали ее другом. Я отказался от личного присутствия, но оставил прочувствованное соболезнование, сопровождаемое лицемерным обещанием жестоко отомстить убийцам. Обвинений против меня никто не выдвинул. За бесчисленными жертвами военного вторжения не заметили криминального убийства.
        Судьба, или некие люди, трусливо укрывшиеся в провале моей памяти, решила помиловать меня. Светозар Ломакин теперь чист перед законом. Но что это меняет?
        Абсолютно ничего, ибо мне предстоит самому наказать себя. С этого момента моя жизнь должна коренным образом измениться. Никаких виртуальных боев, никаких втычек и вообще никаких глупостей. Завтра же я отправлюсь на призывной пункт и постараюсь попасть в самое опасное место. С квалификацией разведчика меня возьмут куда угодно. Там, на войне, я кровью искуплю все свои ошибки и с чистой совестью вернусь к мирной жизни. Но это будет потом. Завтра. А сегодняшний вечер я хочу прожить как обычный человек. Простой обитатель нашего лучшего из миров. Пускай пока кто-нибудь другой спасает Землю, а я буду дышать упоительно чистым воздухом и постараюсь не думать о судьбе мироздания, а равно и о своей вине перед ним.
        Если я зачем-нибудь понадоблюсь Человечеству, то достаточно одного звонка на мобильник, и я немедленно помчусь туда, куда скажут. А пока не позвали, имею полное право потратить одну ночь на себя. У меня есть очень-очень важное дело, и я не хочу отправляться на свидание со смертью, не покончив с ним.
        В воздухе стоял запах остывающего камня и зелени, истомленной дневной жарой. Группа подростков оккупировала пару садовых скамеек и беспечно наслаждалась пивом. Время от времени окрестности оглашались неприлично громким смехом. Судя по всему, ребятам удалось обмануть бдительный торговый автомат и получить гораздо более крепкий алкоголь, чем им положен по возрасту. Теперь ненасытные юные хомо сапиенсы будут резвиться до тех пор, пока не упьются до состояния плохо стоящих на ногах хомо эректусов. Я оставил за спиной катящийся вниз по эволюционной лестнице молодняк и двинулся по темной аллее, петляя между небольшими едва журчащими фонтанами и смущая своим появлением немногочисленных влюбленных.
        Беспорядочные и невнятные мысли вяло шевелились в недрах моего черепа. Судьба помиловала меня, а значит, я должен… Нет, я просто обязан… Кому обязан?
        Я должен сказать… А ей это нужно? Чем больше я погружался в путаные размышления, тем короче становились мои шаги, тем медленнее я переставлял ноги. Зачем я иду к ней? Глупо испытывать какие-либо чувства к человеку, которому ты абсолютно безразличен. Пока не поздно, я должен забыть ее имя. Ее прекрасное имя. Тумана Сентябрь. Нет. Невозможно забыть. Уже больше года я был безнадежно влюблен, но, признавая свои нулевые шансы, держал себя в руках и ничем не выдавал свои чувства. Я твердо знал, что она станет моей. Потом. В будущем.
        Я все хорошо рассчитал. Ожидаемая продолжительность жизни для меня и моих сверстников еще неделю назад прогнозировалась приблизительно в четыреста двадцать лет, а мне сейчас было чуть больше двадцати.
        Так вот, я был уверен, что добьюсь ее, но не сейчас и даже не в ближайшие годы, а через пару-тройку веков.
        Ведь хорошо известно, что самые крепкие пары не могут оставаться вместе дольше восьмидесяти лет, а средний срок одного супружества вообще не превышает и тридцати. В кого бы ни была влюблена Тумана сейчас, рано или поздно она станет моей. Исходя из этих соображений, я за ней не ухаживал. Просто старался почаще оказываться в одной компании с Туманой, радовался ее обществу, запоминал, что она говорила, на кого и как смотрела, собирал любую информацию в ожидании того счастливого часа, который обязательно когда-нибудь наступит. Сейчас я был не в ее вкусе, но вкусы со временем меняются. Я был готов ждать.
        Но за последние сутки все очень сильно изменилось.
        Впереди больше не было вечности, и в некоторые моменты мне казалось, что я уже не один раз умер. Бомбы разрушили не только дома и убили не только людей.
        Они уничтожили наше бездумное счастье. Даже если завтра мы сметем врага и втопчем в землю его пепел, Человечество уже никогда не сможет быть таким же беззаботным, как прежде. Редкий оптимист рискнет распланировать свою жизнь на сотню лет вперед, когда столько напастей угрожает нашему хрупкому миру.
        Космос чреват инопланетными вторжениями и вирусами, летящими сквозь пустоту на кометных хвостах.
        В глубинах океанов, вероятно, прячутся морские чудовища, готовые выбраться на сушу и с аппетитом схарчить наши мозги, а под землей, несомненно, таятся страшные земляные червяки. Проклятье! Почему все так плохо, если еще вчера все было хорошо?
        Улица Октябрьская сверкала огнями. Реклама, невзирая ни на что, вовсю двигала торговлю. Дело шло к полуночи. Вечный лимонадный праздник имени «Буратино» и
«Тархуна», назойливое морализаторство шоколадок «Хрум» и идиотские шутки изготовителей мороженого «Льдинка», покинули рекламные экраны и стенды. Вместо жевательных резинок с бесконечно долгим вкусом, собачьего зубного крема и полезных для желудка быстрых завтраков с витаминами и настоящим синтетическим мясом начали появляться типично ночные логотипы. Пиво «Бизон», коктейль «Гвоздодер», бодрящий напиток «Втроем», ну и, конечно, одурманивающие сигареты «Полет», «Веник» и
«Бамбук». Еще через пару часов на пустые улицы обрушится вал завуалированных предложений приобрести недорогие половые стимуляторы, посетить кибернетические публичные дома и даже поучаствовать в охоте на человекообразных биороботов. Что-нибудь вроде «мы гарантируем полное сходство с вашим начальником, вы сможете отрезать ему уши, вырвать сердце и надругаться над трупом. Из отрубленной головы вашей жертвы мы совершенно бесплатно изготовим уникальный сувенир для каминной полки». Порой наш мир выглядит не очень добродушно и способен даже вызывать отвращение, но я люблю его таким, какой он есть. Люблю за возможность быть тем, чем хочется, и не мешать при этом всем остальным.
        Уличные кафе были заполнены посетителями. Испуганные горожане не могли оставаться дома наедине со своими страхами. Они искали и находили поддержку среди своих соседей по дому, по городу, по планете. Бросалось в глаза обилие примитивного ручного оружия.
        На пластмассовых столах, между пивными кружками, поблескивали гранями охладителей автоматические лучеметы, ручные плазмометы архаичных моделей и даже древние пороховые пистолеты. Интересно, откуда столько барахла? В некоторых семьях в память о боевых заслугах предков иногда хранят что-нибудь смертоносное, но я никогда не думал, что этого оружия так много.
        В одном месте к стене дома аккуратным рядком были прислонены два десятка труб портативных антигрозовых комплексов. Их даже оружием назвать сложно.
        Хотя если бабахнуть из такой базуки по низколетящему спортивному планеру, то эффект может получиться достаточно разрушительный. Мужчины с эмблемами метеорологов бросали настороженные взгляды в небо и, соблюдая боевую дисциплину, пили исключительно лимонад «Колокольчик». Детский сад. Много ли смогут навоевать инженеры, врачи, учителя, рабочие, сантехники, водители автобусов и дворники? Люди весьма мирные, добрые, а зачастую и недалекие?
        Я почесал свой коротко стриженный затылок и окинул придирчивым взглядом будущих соратников. Братьев, так сказать, по оружию. Так много ли они смогут навоевать? Это с какой стороны посмотреть. Население планеты находится в великолепной физической форме.
        Стариков очень мало, а сейчас станет еще меньше. Многие носили «благородные седины» ради повышения авторитета. Некоторые стеснялись занимать солидные должности, обладая мальчишеской внешностью, и до последнего предела оттягивали процедуру омоложения или замены тела. Из-за войны в ближайшее время омолодятся все. В общем и целом, люди готовы к серьезным физическим испытаниям. На Земле очень популярен спорт, много экстремальных клубов. Итак, что мы имеем. Качественное пушечное мясо - это раз. Офицерский состав? Уж командиров-то у нас до дури, только вот умеющих воевать нет совсем. Это минус. Сколько у нас оружия? Мало. Планета очень давно не воевала всерьез. И все же сколько? Можно прикинуть. Позабыв о любовном томлении, я присел за свободный столик под зонтиком с надписью
«Абжорка!». Ко мне немедленно подкатился робот-официант. Очень старый, с потускневшим корпусом и разнотипными видеодатчиками на пластиковом лице, покрытом мелкими трещинами.

        - Здравствуйте. Закусочная «Абжорка» лучшая в нашем квартале. У нас две почетные грамоты за вежливое обслуживание и переходящее трудовое красное знамя всего микрорайона. Что пожелаете? - пророкотал он и сунул мне под нос меню в основательной кожаной обложке с золотистыми застежками.
        Список платных блюд нагло красовался на первой странице. Чтобы узнать, какую бесплатную снедь преподносят в этом уважаемом заведении, пришлось бы распотрошить папку и, может быть, даже расклеить «случайно» слипшиеся листочки. Я оттолкнул меню высокомерным жестом меркурианского шахтера, чей личный счет ломится от длиннющих, как лунная ночь, трудодней.

        - Сыр «Российский», растворимый «Нескафе» и бутерброд с «Докторской» колбасой, - с легким злорадством заказал я.

        - Что-нибудь еще? - голос робота прозвучал обиженно, ведь я взял только бесплатное.

        - Ладно, - смилостивился я. - Кофе заварной холодный. «Бристоль» или «Сухум», если сможешь. И добавь коньяка побольше. Лучше французского.

        - Будет исполнено, - радостно проворковала глупая железяка и поспешила заняться претворением в жизнь моих скромных пожеланий, а я невольно восхитился мастерством программистов: они сумели запихать в простейший речевой синтезатор целое море эмоций.
        Что ж, каждый зарабатывает трудодни как умеет. Кто-то добывает руду в преисподних Венеры, кто-то программирует роботов-официантов и добивается от них повышенной выручки. Если для увеличения прибылей потребуется, чтобы официанты лизали ботинки клиентам, - это будет сделано.
        Из динамиков послышалась музыкальная заставка последних известий. На рекламных панно синхронно появилась тройка резво скачущих лошадей. Дробный перестук нарисованных электроникой копыт странно прозвучал на притихшей ночной улице. По закону после двадцати часов у всех рекламных экранов в обязательном порядке отключали звук. Дети ложатся спать, и их сон ничто не должно беспокоить. Очевидно, это был закон мирного времени. Дай Бог, чтобы в будущем детей будил только этот перестук, а не вой сирен и разрывы бомб. Дай Бог… Черт! Я же не верю в Бога, но ради спокойного детского сна я готов стать мучеником любой религии. Да что мучеником! Это каждый может! Я готов тысячами и миллионами сжигать ведьм, колдунов и прочих врагов Человечества, лишь бы дети нашего мира, посмотрев «Спокойной ночи, малыши», укладывались в кроватки и в самом кошмарном сне не могли себе вообразить, что кто-то злой может разрушить их дом и убить их маму.

        - Опять что-то случилось, - проворчал мрачный мужской голос у меня за спиной. - Экстренный выпуск.
        Посетители кафе побросали на столы вилки и отодвинули от себя тарелки с недоеденными бифштексами.
        Я напрягся и приготовился услышать сообщение о новом налете. Обычно веселая и искрящаяся задором ведущая вечерних новостей Алена Глазунова выглядела подавленно, говорила отрывисто и сухо, будто била короткими очередями из пулемета. Вместо привычного «добрый вечер, друзья» она выстрелила лаконичным и жестким
«здравствуйте, товарищи». Похоже, что с учетом сложившейся обстановки «добрый вечер» стало звучать слишком оптимистично.

        - Продолжаются разборы завалов в жилых кварталах Ленинграда…
        Ее голос не дрогнул. «Молодец, девчонка, - подумал я. - Она выдержит. Также твердо и спокойно она расскажет о многомиллионных потерях, о сгоревших городах и неудержимом наступлении врага, а потом без запинки прочитает последнее постановление Верховного Совета Земли об уничтожении планеты, ради спасения Солнечной Системы. Прочтет и вместе с последними защитниками нашего мира споет
„Врагу не сдается наш гордый „Варяг““.»

        - Наиболее сильно от бомбардировки пострадала Юго-Западная часть города. В настоящее время данные о жертвах засекречены. Распространение панических слухов будет караться административными арестами. Спасатели сообщают, что обеспечили прохождение техники по проспекту Ветеранов, Ленинскому проспекту и проспекту Стачек.
        Я прекрасно знал все перечисляемые Аленой улицы.
        Более того, большая часть моей жизни прошла в окрестностях проспекта Стачек, но среди гор ломаных бетонных плит глаза не различили ничего знакомого. Будто на экране демонстрировался пейзаж незнакомой планеты.

        - Спасателям приходится применять тяжелую технику, чтобы организовать доставку воды и продуктов питания в пострадавшие районы.
        Ревущие бульдозеры безжалостно перемалывали гусеницами оставшийся от домов мусор и человеческие останки.

        - Эвакуация раненых затруднена многочисленными пожарами. Десятки людей, уцелевших после бомбардировки, задохнулись в каменных ловушках под завалами, - голос диктора все-таки дрогнул. - Госпитали и больницы Ленинграда переполнены. Ситуацию осложняет то, что в лечебных учреждениях не работает водопровод и отсутствует электричество. Применение портативных генераторов ограничено военным командованием. Раненые в спешном порядке телепортируются в крупнейшие лечебные центры планеты. В районе Комсомольской площади удалось оборудовать посадочную площадку спасательных космолетов, что в ближайшее время позволит организовать переброску беженцев в Минск, Таллинн, Хельсинки и на орбитальную станцию
«Асклепий-6».

        - Жаль, что не используют анабиозные камеры, - посетовал мужчина за соседним столиком. - Они могли бы замораживать тяжелых раненых и даже свежие трупы, а потом спокойно хранить их, пока не появится возможность оказать нормальную помощь.

        - Почему вы думаете, что не используют? - спросил я.
        Меня всегда бесили «специалисты», которые позволяют себе критиковать профессионалов, обладая при этом минимумом знаний и необходимой информации.

        - Применение анабиозных камер в настоящее время невозможно. Применив неизвестную технологию, пришельцы подавили работу наших гипергенераторов, - сообщила Алена, и я заткнулся. - Человечество несет огромные потери. Сейчас будет прямое включение с места событий.
        Стереокартинка на всех экранах стала плоской и какой-то ненастоящей. Появившийся на ней серый и зыбкий журналист внимательно посмотрел в объектив камеры и быстро затараторил:

        - Да, Алена, мы в эфире. Работы по разбору завалов не прерываются ни на минуту. Три раза в час вся техника останавливается, и объявляются так называемые «минуты тишины»…

«Которые больше всего напоминают минуты молчания», - добавил я про себя. Ненавижу журналистские штампы. При репортаже из мест стихийных бедствий и техногенных катастроф обязательно нужно рассказать про «минуты тишины», показать усталое лицо спасателя и трогательную детскую игрушку, лежащую на груде битых кирпичей. Информации - ноль, зато эмоции плещут через край. «Даже видавшие виды ветераны служб спасения были потрясены…» Тьфу! Кажется, я сам мог бы без труда переквалифицироваться в плохого журналиста.
        Репортаж из Ленинграда закончился, и на экранах замелькали кадры с набившего оскомину процесса по делу китайских людоедов. Даже в условиях начавшейся войны редакторы новостных лент не смогли оставить в покое этот сильно потрепанный сюжетец. Сейчас опять будут показывать маленького злобного повара, умеющего виртуозно готовить человечину, и гурманов, с удовольствием эту самую человечину пожиравших. В цепких пальцах журналистов трагедия уже давно превратилась в фарс, и зрители жаждали скорейшего смертного приговора, дабы не видеть больше мерзкие рожи каннибалов. К счастью, сидящий на пульте сотрудник оборвал новостной выпуск видеоклипом, превозносящим новый сорт пива «Фараон». В ролике утверждалось, что
«Фараон» воссоздан по органическим остаткам, найденным в желудках египетских мумий. Генным инженерам удалось вырастить настоящий фараонский ячмень, настоящий фараонский солод и полностью восстановить утраченную фараонскую рецептуру.

        - Следующим будет кофе «Ленин», - проворчал мужчина за соседним столиком.
        Невозмутимый робот-официант принес мой заказ и замер в ожидании оплаты.

        - Атака на Горький, - устало сообщила Алена Глазунова, прерывая рекламу пива. - Есть жертвы. Заместитель председателя мобилизационной комиссии Земли предупредил о запрете на отключение индивидуальных средств связи. В любой момент любой гражданин планеты может быть мобилизован для выполнения боевых и иных задач. Призывной возраст снижен до 16 биологических лет. Президиум Верховного Совета Солнечной Системы объявил об эвакуации с планеты Земля всех детей в возрасте до 13 лет включительно. Об эвакуации детей старшего возраста будет объявлено дополнительно. В расчет принимается только реальный календарный возраст. Лица, прошедшие глубокое омоложение, детьми не считаются. Подтвердились предположения о том, что агрессоры вторглись в наш мир через мощные телепортационные колодцы. Место их первоначального базирования до сих пор не выяснено. Это может быть любая из планет Солнечной Системы или, по наиболее смелым предположениям, неизвестный нам параллельный мир. Последнее утверждение решительно опровергается физиками.
        Дальше я слушать не стал. Расплатился с роботом по мыслетелефону, опрокинул в рот чашечку прохладного кофе с коньяком и покинул гостеприимную «Абжорку».
        В двух кварталах от кафе на чудом сохранившейся старинной улочке в блочном девятиэтажном доме жила Тумана Сентябрь. Я шаркал подошвами по узкому тротуару, заглушая невнятный гул ночного города. Тула спала беспокойным предвоенным сном. То и дело с широких проспектов доносился рокот последних выпусков новостей. За темными окнами мелькали отблески экранов, и город вздрагивал от далеких бомбовых ударов и чувствовал боль умирающих на другом конце планеты людей.
        Город хмурился и готовился к битве.
        С благоговением я переступил порог ее подъезда. Автомат зажег тусклый желтый свет, осветив выщербленные ступени и темно-синие стены с облупившейся краской. Торжественный и неспешный подъем на второй этаж занял у меня не меньше минуты. Мне вдруг стало тоскливо и одиноко. О чем говорить? Что обсуждать?
        Между нами никогда ничего не было. Мы даже по душам ни разу не говорили. Я всегда держал свои чувства при себе, и она о них не догадывалась. Неважно, какие воздушные замки построило мое воображение, я для нее чужой малознакомый человек.
        Демон ее двери приглашающе щелкнул замком. Ничего удивительного. Ведь я бывал у нее в гостях и вполне мог остаться в памяти домашнего компьютера. Я робко постучал и, не дождавшись ответа, вошел внутрь, на секунду раньше, чем решился убежать прочь. Будто прыгнул в открытый люк самолета. Шагнуть назад означало опозорить себя навсегда в своих собственных глазах.
        Странно. Никто и никогда не узнал бы о моей слабости, но до конца дней своих я остался бы опозоренным.
        Освещение в прихожей почему-то не включилось, и я, ориентируясь по памяти, двинулся в сторону гостиной. Здесь мало что изменилось после моего последнего посещения. Только справа от входа добавилось нечто угловатое и деревянное, высотой чуть пониже колена. Что это было, я так и не выяснил, но синяк после встречи с этой штуковиной остался знатный. Пока я брел по коридору, мне в голову пришла мысль о том, что Тумана может быть не одна, и я уже почти повернул назад, но снова передумал. Другой возможности поговорить у нас, вероятно, уже не будет. Плевать, что мой приход сюда мотивирован исключительно моими фантазиями. Плевать! Я должен поговорить с ней, иначе не будет мне покоя ни на этом свете, ни на том. А если у нее сейчас кто-то есть, то я спущу его с лестницы! Война все спишет. Время вежливости и всеобщей терпимости закончилось после падения первой бомбы.
        В гостиной мерцал робкий свет свечи. На ковре и стенах шевелились щупальца зыбких потусторонних теней. Они то скрывали нарисованные на обоях цветы, то заставляли их вновь распуститься. Пахло горячим воском и жжеными спичками. Из окна тянуло нежным ароматом уснувших тополей. Вторгнувшись в чужой романтический вечер, я почувствовал себя глупцом и невежей. Я даже сделал шаг назад, мечтая незамеченным раствориться в темноте.

        - Ты очень долго шел, Светозар, - тихо сказала Тумана.
        Она сидела в кресле с высокой спинкой, поджав под себя голые ноги. Ее саму почти не было видно, только крошечное пламя многократно отражалось в глубине широко распахнутых глаз.

        - Садись, - она показала рукой на пустое кресло.

        - Там открыто, - я сделал движение в направлении прихожей.

        - Никто не войдет. Садись, - ее голос звучал тепло и уютно, ему невозможно было противиться.
        Я сел. По ковру прошуршал мягкими лапками домашний робот. Он проворно откупорил бутылку вина, поставил на стол бокалы и корзинку с фруктами. В моей голове было пусто, как в шлеме древнего космического скафандра. Глупо как-то все получилось. Надо было хотя бы цветы купить, что ли. И торт. Ага, может, еще и в аптеку следовало зайти? Тьфу! Не за этим я здесь. Тумана - это же неземное существо. Что-то такое светлое, безвоздушное и безгрешное. Ее нельзя лапать руками, кормить тортами и… И вообще! Почему это другим можно, а мне нельзя? Все-таки свечи придумали очень умные и гуманные люди. В их теплых бликах легко прятать смущение и идиотски сосредоточенное выражение лица. Я почти чувствовал, как по моим щекам ползают красные пятна, а в мозгу шевелятся одинокие мысли.
        Если бы кто-нибудь их прочитал, я бы, наверное, умер от стыда.

        - Я думала, что у нас впереди много времени. - Тумана взяла в руки бокал, и тонкие пальцы обхватили искристую бордовую полусферу вина, заключенного в невидимом стекле. - А его нет совсем. Боюсь, нашей планете осталось совсем недолго. Мы ведь не умеем воевать. Слишком много лет мирной жизни. Наши предки выдержали бы, а мы… - Она замолчала.
        Я тоже взял со стола бокал. Красная нежно пахнущая жидкость притягивала взгляд. Была в ней какая-то магия. Доброе солнечное волшебство. Сгущенный солнечный свет. Вино чем-то похоже на кровь. А блестки - это разлагающиеся защитные термовирусы! От идиотской ассоциации меня затошнило.

        - Послушай, Свет, я ведь даже не человек, - тихо сказала она.

        - Не говори ерунды! Небольшие изменения на генетическом уровне. - Я поставил бокал с вином обратно на стол.

        - Меня родила машина, Свет. Мой зародыш рос в родильном автомате. У меня даже фамилия по месяцу производства, а имя по погоде в час рождения. Я не знаю, кто мои родители, и не уверена, есть ли они у меня. Зато у меня точно есть серийный номер и гарантийный сертификат.

        - Зачем ты мне это говоришь?

        - Меня, как робота, изготовили для решения определенной задачи. - Она сделала маленький глоток и зажмурилась то ли от удовольствия, то ли желая отгородиться от моего внимательного взгляда.

        - Ерунда. Крошечное вмешательство, чтобы дать ребенку выдающиеся способности в какой-либо области. Ты должна была стать гениальным высокооплачиваемым агрономом.
        Тумана кивнула.

        - А стала палеонтологом, - усмехнулся я. - Ты полностью свободна и не выполняешь никаких заранее заложенных в тебя программ. Ты даже элементарной логике не подчиняешься. Ты - человек.

        - Отсутствие программ главный критерий свободного человека? - вскинулась она.

        - Да. - Я снова взял в руки бокал.
        На этот раз, чтобы ускользнуть от ее цепких глаз.

        - Ты пришел сюда, потому что не мог не прийти. Это и есть программа, Свет. Мы все запрограммированы.

        - Мне больше нравится слово судьба. - Я глотнул вина и поморщился.
        Мне рассказывали, что Тумана любит бесплатные французские сорта, но я никак не ожидал, что это будет такая омерзительная кислятина.
        С улицы через открытое окно донесся далекий треск стрельбы и унылое бормотание диктора. Налетевший порыв ветра мгновенно заглушил и то и другое.

        - Опять бомбят, - тихо сказала Тумана. - Теперь Белград.

        - Я тебя люблю, - слова выскочили из меня сами собой, будто только и ждали этого не самого подходящего момента.
        В прежние времена я много раз пытался выдавить из себя эту фразу. Хотел сказать ее другим девушкам и при других обстоятельствах. По словам друзей, признание в любви ни к чему не обязывало, зато здорово сокращало путь к физической близости. Но всегда эти три слова застревали у меня в глотке, превращаясь в нейтрально-пошлые
«ты мне нравишься» и «какая ты красивая сегодня». А сейчас вот сказал…

        - Я тебя люблю, - повторил я тверже и громче, чем в первый раз.

        - Я знаю, - ее голос потеплел. - Мы должны были соединиться через сто пятьдесят лет, - мечтательно сказала она. - Ты бы к тому времени возмужал, заматерел. Думаю, что облик чуть-чуть седеющего мужчины среднего возраста подошел бы тебе больше всего. Твое лицо стало бы жестким и непроницаемым. Настолько непроницаемым, что при первой встрече люди считали бы тебя тупым солдафоном. Этаким холодным и несокрушимым айсбергом. Я бы тебе родила троих детей. Нет, даже четверых, и мы бы вместе их воспитали. Из тебя бы получился хороший отец. Умный, в меру строгий и очень-очень заботливый. Мы бы построили дом в тайге. На берегу реки. Большой просторный дом на берегу большой просторной реки. И чтобы зимой все вокруг заваливало снегом.

        - Никакой тайги. Детям надо ходить в школу, - возразил я.

        - Ничего. Поставим персональный телепорт. К тому времени ты будешь хорошо зарабатывать. Прекрасно будут мотаться в Тулу.

        - В Ленинград, - не согласился я. - Учиться они будут только в Ленинграде.

        - Жаль, что ничему не суждено сбыться. - По ее щеке пробежала ярко блеснувшая слеза.

        - Все сбудется, - убежденно сказал я и, отставив недопитый бокал, встал из кресла.
        Она поднялась мне навстречу.

        - Странно, я все еще вижу тебя седым стосемидесятилетним космическим волкодавом. - Она внимательно смотрела на меня снизу вверх.

        - С выпяченным боксерским подбородком и огромными плечами?

        - Ага.
        Совсем незаметно и абсолютно естественно она оказалась в моих объятиях. Будто ручеек, пробивающий подтаявший снег, вырвался наконец-то на простор. Ничего не изменилось, и в то же время изменилось все. Талая вода разлилась по черной земле и, отразив голубизну неба, перемешанную с белизной облаков, превратилась в бездонный океан. Чувства сошли с ума и перепутались. Звуки стали ярче, а запахи громче. Свет теперь пах воском, вином и тополиными листьями. Запах ее кожи и волос оглушал и не давал разглядеть, что шептали ее губы. Тонкое платьице Туманы ничего не скрывало и казалось всего лишь нематериальным свечением, окружающим ее крепкое тело. Я притянул девушку к себе, зажмурился, ослепленный стуком ее сердца, и поцеловал ее прямо в нежно вибрирующие губы. Она задрожала, но не отпрянула, а только крепче обхватила меня, вонзив мне в спину острые ноготки.
        Зазвенело стекло. Это перевернулся столик, когда мы опускались на ковер. Прошуршал лапками робот, убирая перевернутый подсвечник. Шелест листвы стал громче, и откуда-то издалека донеслась приятная переливчатая музыка. Кто-то пел на шотландском языке с сильным ирландским акцентом о любви моряка и дочери дровосека. Очень хорошо пел и играл на гитаре. Я не знаю шотландского языка и не представляю, как звучит ирландский акцент, но я уверен, что не ошибся. Когда человеческие сердца покоряются настоящей любви, люди становятся всезнающими и всемогущими. Музыка длилась вечно, и казалось, счастье тоже будет бесконечным. Я запомнил каждое мгновение этих волшебных часов. В самые черные времена лучик воспоминания об этой ночи воскрешал меня к жизни или утешал перед неминуемой смертью. Оказывается, умирать гораздо легче, если знаешь, что главное событие в твоей жизни уже произошло.
        Утро я встретил за маленьким круглым столиком в автоматической кормушке на набережной. Передо мной остывала тарелка бесплатной овсянки. Граненый стакан источал бодрящий запах какао. На десять ноль-ноль мы с Туманой назначили встречу у дверей юридической конторы. Оформление документов вещь не самая срочная, но в эту ночь две наши личные жизни стали одной общей, и, оглушенные открытием друг друга, еще плохо соображающие, мы не придумали ничего лучше, чем подать заявление о регистрации брака. Странный порыв, особенно если учесть, что зачинать детей в ближайшее время мы не собирались. И все же наше поведение может выглядеть непонятным только с точки зрения человека, живущего в мирное время. Когда вокруг тебя все рушится и жизнь твоя может окончиться в любое мгновение, возникает желание любой ценой зафиксировать текущий миг. Не знаю, как это объяснить, и прошу поверить мне на слово.
        Сразу же после решения оформить брак Тумана отправилась в поликлинику, чтобы получить генную карту. Я проводил ее и остался ждать в кафе. На душе у меня было спокойно и радостно. Война и гибель мира стали какими-то мелкими и незначительными событиями на фоне охвативших меня чувств.

        - Светозар Егорович Ломакин? - Чья-то рука легла мне на плечо.
        Легко преодолев желание сломать эту самую руку и дать в морду ее владельцу, я с беспредельным миролюбием ответствовал:

        - Чем могу помочь, сударь?

        - На вас разнарядка из военного комиссариата с ночи висит, уважаемый, а ваш телефон не отвечает.
        Я повернул голову и посмотрел на человека в белом милицейском мундире. Его лицо выражало глубочайшее сочувствие. Я растерянно вызвал справочную. Нет ответа. Телефон действительно не работал. То ли отключился сам, то ли я отключил его, чтобы никто не мешал, и забыл об этом. Лейтенант без приглашения присел за мой столик и щелкнул пальцами. Робот-официант со скрипом выехал из-за стойки.

        - Военный комиссариат внес вас в реестр без вести пропавших, но пять минут назад в центральную базу данных передали запрос на генетическую совместимость с вами, - продолжил милиционер. - Мы связались с вашей невестой и выяснили ваше местоположение.
        Какой позор! Я с ужасом подумал о том, что едва не превратился в дезертира, и одновременно возблагодарил судьбу за отключенный так вовремя телефон. Ведь неурочный звонок мог запросто испортить лучшую ночь в моей жизни.

        - Спасибо, лейтенант, - сказал я, вставая. - Вы спасли мою честь.

        - Одно дело делаем, - вежливо улыбнулся он и, полностью утратив ко мне интерес, ткнул пальцем в кнопку на жестяном пузике робота.
        Тот радостно заурчал и помчался за стандартным завтраком номер восемь, а я поспешил к площадке телепорта, чтобы как можно быстрее оказаться в распоряжении военного комиссара. Бракосочетание откладывалось до Далекого и нереального «после войны», но медлить я не мог.
        Мое появление на пойнте военкомата вызвало нездоровый ажиотаж. Какие-то подонки в коричневых комбинезонах накинулись на меня только на том основании, что моя персона не идентифицировалась автоматическим опознавателем. Мне пришлось пережить несколько весьма неприятных минут, когда меня поставили на колени и сразу три здоровенных придурка начали тыкать мне в затылок стволами ручных лучеметов.
        При этом они беспрестанно выкрикивали ругательства и пинали меня в бока. Попытки объяснить им, что я вовсе не диверсант, ни к чему хорошему не привели. Меня начали бить всерьез. Чем бы закончилось это безобразие, неизвестно, но меня спасла некая непонятная особь неопределенного пола и возраста. У особи имелись лейтенантские нашивки и планшет глубинной идентификации. Разогнав моих обидчиков, лейтенант поскреб мне лоб специальным датчиком. Мой генетический код был в спешном порядке проверен, а моя учетная карточка найдена. В «награду» за временное исчезновение из поля зрения государства я получил не только последнюю модель мобильного телефона, которую сразу же инсталлировали в мой череп, но и гадкую отметку в личном деле. Если бы не война, то эта запись сильно осложнила бы мне карьеру, а сейчас я даже не сильно огорчился. Любовь и война странным образом смещают приоритеты.
        Как быстро все меняется. Еще два часа назад я обнимал Туману, час назад глотал овсянку и строил планы на будущее, а сейчас уже стою в строю с каменным выражением на лице и преданно пожираю глазами начальство. Правда, это совершенно не мешает мне мило беседовать с моей невестой по новому телефону. Судя по непроницаемым физиономиям моих соседей справа и слева, они, так же как и я, мысленно находились далеко от военкоматовского дворика.

        - Любимая. Ты как? - спросил я, не разжимая губ.

        - Меня мобилизовали.

        - О чем ты говоришь? Это меня мобилизовали. Ты сдала анализы?

        - Я сейчас в орбитальном лифте. Еду на баржу. Я не смогу с тобой встретиться, - печально сообщила Тумана.

        - Каком лифте? Какую баржу?

        - Я еду на большую транспортную баржу. Мы будем готовить ее к перевозке детей на Марс, - терпеливо объяснила она. - Не знаю, чем им может помочь палеонтолог, но врач, как только приняла мои данные, сразу же выдала мобилизационное распоряжение. Я ничего не понимаю, Свет. Ты где?

        - В армии.
        Я наконец-то сообразил, про какую баржу говорила Тумана. Гигантские герметичные ящики давно и регулярно курсировали по маршруту Земля - Марс - Земля. Обладая посредственными скоростными характеристиками, они имели поистине чудовищную грузоподъемность и использовались для перевозки мяса, овощей, древесины и воды с Земли на Марс и продукции тамошних заводов, включая сжиженное электричество и диетические бактерии, в обратном направлении. В условиях военного времени баржи, похоже, решили использовать для спасения беженцев. Женщин же мобилизуют для обслуживания больных, раненых и детей. Детишки нуждаются в большом количестве обслуживающего персонала, а полет предстоит неблизкий.

        - Я хотела бы остаться на Земле, - посетовала Тумана.

        - Земля сейчас самое опасное место в Солнечной Системе, - возразил я. - Хорошо, что ты улетаешь. Мне будет спокойнее.

        - Равняйсь, Ыыырнооо! - рявкнул правофланговый, и в мое поле зрения вплыл поджарый космофлотец с майорскими погонами на плечах.
        Настоящий военный - это что-то вроде вымершей и воскрешенной птицы додо. Все про нее слышали, но мало кто видел. Мне офицер сразу не понравился. Было в его глазах нечто похожее на оптическую систему боевой машины, и двигался он как старый списанный робот. Явный поклонник чистого разума. Такие всех окружающих, а равно и самих себя сводят к упрощенным математическим моделями и обращаются соответственно не по-людски.

        - Здравствуйте, товарищи, - сказал майор очень тихо, но его услышали все, кто стоял на плацу перед зданием военкомата. - Мне не нужно говорить вам о том, что Земля в опасности. Сейчас в Ленинграде идет бой. Настоящий бой. Я бы даже сказал - битва. Срочно требуется подкрепление. Дорога каждая минута, но я считаю необходимым задержать вас, чтобы напомнить некоторые простые вещи, которые из-за их обыденной очевидности порой напрочь забываются.

        - Кажется, меня отправят в Ленинград, - сообщил я Тумане.

        - Расчищать завалы?

        - Думаю, наоборот. Похоже, там ожидается кое-что поинтереснее, - вместо того, чтобы успокоить невесту, я зачем-то начал рисоваться перед ней. Поняв это, я поспешил исправиться и бодро соврал: - Будем строить укрепления и размещать в них роботов. Только что сказали.

        - Вы все изучали теорию мегаколлективизма, - вкрадчиво поведал майор, - но не представляете, насколько это учение ценно для каждого из вас. Не представляете просто потому, что никогда не жили вне поля реального мегаколлективизма. Вы все думаете, что понимаете значение Человечества для вас, но на самом деле вы не можете этого осознавать в полной мере, потому что никогда не оказывались вне Человечества. Никто не сомневается, что и без мегаколлективизма, и без Человечества каждый отдельный индивидуум способен выжить, но будет ли он при этом счастлив? Будут ли счастливы его дети и близкие? Сегодня впервые у вас появится возможность выбрать. Вы вступите в бой с врагами Человечества, и я верю, что вы останетесь на правильной стороне и вашим наставникам не придется краснеть за вас.
        Оратор говорил не по-военному сложными фразами, и я быстро потерял нить его рассуждений. Он определенно нес какую-то чушь. Какой может быть выбор, когда враг у ворот?

        - Будь осторожен, Свет, у нашего ребенка должен быть отец, - пропищал в голове голос Туманы.

        - И мать тоже, - усмехнулся я. - Как только закончится эта дурацкая война…

        - Не тогда, когда закончится, - перебила она меня. - Ты уже почти отец. Все еще очень зыбко, но врач на обследовании сказал, что я беременна уже почти два часа. Как в анекдоте. К счастью, у тебя оказалась генная карточка первого класса, поэтому мы допущены к браку. Осталось получить твою подпись.
        В первый момент я ей не поверил. «Я - отец» звучало, как «я - скрипач». Совершенно несовместимые понятия.

        - Ты не шутишь? Разве подобное возможно?

        - Чудеса иногда случаются, - убежденно сказала она. - С вероятностью 84 процента ты через девять месяцев станешь папой.

        - Боюсь, что у вас нет ни одного шанса выжить. Поэтому в бой пойдут только добровольцы. - Взгляд майора рентгеновскими лучами прошил каменные лица призывников, мне даже показалось, что он перехватил мой разговор с Туманой. - Желающим отказаться приказываю немедленно покинуть строй. Мы отправим вас на разбор завалов в Пензу.

        - Мальчик или девочка? - спросил я.

        - Не знаю, не выясняла. Глубокое сканирование может быть опасным. Оно еще очень маленькое.

        - Я в вас не ошибся, - губы офицера дрогнули. - Прощайтесь со своими родными, через две минуты ваши индивидуальные коммуникационные системы будут переведены под управление военных компьютеров.

        - Я люблю тебя, Тумана.

        - Неправильно, Свет, - ее голос звучал глуше, чем прежде, военные компьютеры вступали в свои права, с непонятной вежливостью предупреждая абонентов о скором отключении.

        - Я люблю вас!

        - Мы тебя тоже, Свет. Возвращайся скорее.
        Добрый-добрый военный компьютер подарил мне еще немного мирного времени, и, продолжая ворковать с Туманой, я связался по параллельному каналу с ЗАГСом, отправил туда свою ментальную подпись, но так и не дождался подтверждения получения. Оглушительная тишина безжалостно отрезала меня от моей новорожденной семьи, а равно и от всего остального мира.
        В одно мгновение я превратился в крошечный винтик огромной военной машины Человечества.

        - Напра-во! Шагом-арш!
        Подошвы вразнобой зашаркали по бетонным плитам.

        - Диспетчер? - обратился я в странную пустоту в своей голове.

        - Слушаю вас, Ломакин, - мгновенно отозвался мужской голос.

        - На мое имя должен был поступить брачный запрос. Я его подтверждаю. Хочу быть уверен, что все сошлось.

        - Сейчас проверю. Секунду.
        Сговорчивость военного диспетчера показалась мне подозрительной. Не по уставу это. Неужели майор не врал и у нас действительно нет ни одного шанса выжить? Я покосился на идущих рядом со мной людей. Все мужчины. Все спокойны, уверены в себе. Не все физически развиты, но в современном бою это не так уж и важно. Да и внешний вид бывает порой очень обманчив.
        Облик в наше время выбирают, как одежду. Может быть, вон тот хлюпик и прошел три омоложения, и сто лет провисел над системным блоком в каком-нибудь конструкторском бюро, и вид у него плюгавей не бывает, но все это ровным счетом ничего не значит. Нравится ему казаться хлюпиком, а на самом деле весьма вероятно, что он лет пятьдесят каждое воскресенье палит из бластера на полигоне усложненного уровня, или посещает секцию рукопашного боя, или метает копья в мишень. В общем, совершенствуется в боевых искусствах и запросто оторвет голову любому врагу Человечества.

        - Точно. Есть запрос, - сообщил диспетчер. - В связи с военным положением и мобилизацией брачующихся возможно упрощенное оформление. Необходимо еще два ваших подтверждения, и все будет в ажуре.

        - Я готов.

        - Согласны ли вы вступить в брак с Туманой Осипо…

        - Согласен!

        - Подтверждаете ли вы принятие на себя обязательств в соответствии с брачным законодательством Солнечной Системы, планеты Земля?

        - Подтверждаю! - чуть не выкрикнул я вслух.

        - Поздравляю. С этого момента вы состоите в браке. - Мне показалось, что мужчина, чей голос синтезировался мыслетелефоном прямо в моем мозгу, широко улыбнулся.

        - Сообщите ей, - весело потребовал я.

        - Обязательно. Удачи тебе, Свет. Поздравляю.

        - Спасибо.
        Бодрым шагом мы поднялись на платформу большегрузного телепорта, который за один раз вместил всех будущих воинов. Громкий гул мощных гиперприводов, резкая смена температуры и освещенности отметили мгновенное изменение географических координат.
        Стало холодно, пасмурно и грустно. Ветер швырнул мне в лицо горсть стылой воды и окутал клочьями грязного тумана. Мы шли по какому-то безлюдному поселку, топча подошвами мокрую бурую грязь. Дома вокруг были старые, обветшавшие и, похоже, давно покинутые. Нестройной колонной мы вскарабкались по лестнице с растрескавшимися ступенями и вошли в мрачное серое здание, которое доминировало над одноэтажной улицей. Никогда не думал, что на благополучной Земле можно отыскать уголок, где не ступала нога скучающего Дизайнера. Однако я ошибался. Вот оно - убожество с зарешеченными оконными проемами и корявыми дверями. Уникальное место. Сюда надо водить экскурсии пресыщенных туристов.

        - Ну и вонь, - проворчал кто-то за моей спиной. - Так и обоняния можно лишиться.
        Пахло гнилью, старыми тряпками и многолетней лежалой пылью, от запаха которой у меня сразу начало ломить затылок. Майор провел нас в огромный зал, размером с лунный ангар для тяжелых транспортных космолетов. Все необозримое скудно освещенное пространство было плотно заставлено стеллажами. На пороге военной сокровищницы нас ждал толстый офицер, чью форму украшали совершенно непонятные мне знаки различия.

        - Какие задачи будет решать это подразделение? - донесся до меня вопрос толстяка.

        - Держаться зубами за родную землю, - мрачно ответил майор.

        - Тогда нам туда, - сказал военный, обозначив направление взмахом руки.

        - Бегом-арш, - коротко приказал майор и личным примером задал требуемый темп.
        Через пять минут легкой пробежки мы остановились.
        Запыхавшийся толстяк предложил нам приступать к экипировке. Майор беспокойно посмотрел на часы.

        - У вас есть ровно семь минут, - грозно объявил он. - После чего независимо от того, готовы вы или нет, подразделение отправляется на фронт.
        Короткое злое слово «фронт» неприятно резануло слух. Генетический страх подленько шевельнулся где-то внутри грудной клетки. Фронт. Линия, с которой трудно вернуться. Сердце забухало четко и часто. Фронт!

«Страх - это нормально. Не боятся только идиоты», - сказал я себе и подошел к стеллажам. На первый взгляд снаряжения было очень много, однако на самом деле выбор ограничивался уровнем «не хочешь, не бери».

        - А где экзоскелеты? - капризно проныл кто-то.
        Я не стал оглядываться, чтобы случайно не увидеть лицо говорившего и не составить мнение о человеке по его мерзкому голосу и дурацкому вопросу.

        - Экзоскелет ему подавай, - прошипел другой новобранец. - Вагоны разгружать собрался? В нас, между прочим, стрелять будут.

        - Запомните, - громыхнул майор. - Что бы вы о себе ни думали - вы плохо обученные новобранцы. Ценой своих жизней вы должны хоть ненадолго связать противника, давая возможность основным силам сосредоточиться для удара. Тем не менее, правительство сочло возможным дать вам лучшее, что у нас есть. Экзоскелеты шикарно смотрятся в кино и на парадах, но в реальных условиях боя я бы не советовал таким амебам, как вы, использовать их. Человеку, не имеющему должных навыков, лучше идти на врага с самой элементарной дубиной в руках, чем в самом лучшем экзоскелете.
        Мысленно я согласился с майором. Каркас с искусственной мускулатурой действительно тяжел и громоздок. Для людей непосвященных вещь, конечно, впечатляющая. Кажется, стоит в него влезть, и сразу станешь сказочным чудо-богатырем. Самый заурядный
«ботаник», облаченный в экзоскелет, может бегать со скоростью гепарда и легко поднимать железнодорожные вагоны, но, как и для любого другого снаряжения, здесь нужна серьезная подготовка. Куда лучше и спокойней нарядиться в знакомый со школы защитный комбинезон «Кольчуга- 703».
        Я вскрыл доставшиеся мне коробки. Содержимое пластиковых упаковок оказалось гораздо привлекательнее, чем ожидалось. Совсем неплохо для военного ведомства, обрюзгшего от длительного мирного времени.
        Вполне современная и модная, хотя и не сказать что шикарная «Кольчуга-906». Нам и вправду дали лучшее.
        В таком прикиде можно без парашюта или гравикомпенсатора упасть с небоскреба. Синяки будут размером со сковородку, но живым останешься наверняка. Еще в
«Кольчуге-906» можно купаться в расплавленном железе. Правда, совсем недолго, но секунд тридцать генераторы вполне вытянут. Само собой можно продержаться пару суток в безвоздушном пространстве. И защита от Радиации по классу «Б» прилагается. То есть по дневной стороне Меркурия во время солнечной бури лучше не гулять, а на околоземной орбите трепыхайся сколько влезет, и ничего тебе не будет. Короче, вещь более чем неплохая. Родина не собиралась экономить на своем «пушечном мясе», и это радовало до слез.
        Я скинул одежду, натянул прилагаемое к «Кольчуге» термобелье с телеметрическими датчиками. Потом аккуратно налепил на тело лепестки защитного комплекта, которые мгновенно срослись в единое целое, образовав не сковывающий движений комбинезон. С большим уважением я повертел в руках полититановый шлем с «третьим глазом», дальномером, встроенным лучеметом и прочей дребеденью. Добротно, практично, надежно. Голова уцелеет при любых обстоятельствах, остальное потом пришьют. Оп-па! Я чуть не взвизгнул от удивления. Там еще и локальное силовое поле имелось. Совсем небольшое. Только для того, чтобы надежно прикрыть череп, но, тем не менее, я преисполнился гордостью за родную цивилизацию. Нам действительно давали очень жирный шанс выжить практически в любой ситуации.
        Большинство новобранцев прекрасно справились и с «Кольчугой», и со шлемом. Не так быстро, как я, но без посторонней помощи. Иначе и быть не могло. Ведь все люди в детстве ходят в школу, а в юности тянут срочную. Хотя нет. Обладатель неприятного голоса и любитель экзоскелетов в школу, похоже, не ходил и службы под благовидным предлогом избежал. Он умудрился прилепить, лепесток, предназначенный для правого бедра, на спину и теперь никак не мог его оттуда снять.
        Подобные проблемы возникают разве что у невнимательных пятиклассников, но никак не у взрослых людей. Не удивлюсь, если выяснится, что его папочка является счастливым обладателем высшего социального статуса и в военкомате его чадо оказалось из-за чьей-то повышенной принципиальности.

        - Готовность три минуты. Принять оружие! - рявкнул майор и двинулся на помощь неумехе.
        Как я мог забыть про самое главное? Я потянулся к ящику, лежащему на верхней полке. В нем ждали своего часа электромагнитный карабин и два магазина к нему по двадцать четыре заряда в каждом. Немного старомодно, но вполне убедительно. В одном магазине патроны, начиненные антивеществом, чтобы мгновенно расщеплять любого врага на фотоны. В другом - заряды, способные образовывать сгустки высокотемпературной плазмы, дабы надежно испепелять супостата. Вроде бы не густо, но, учитывая очень скромное время жизни бойца в условиях реального боя, вполне нормально.
        Даже оптимистически щедро. И не надо будет таскать лишнюю тяжесть, а значит, не придется умирать уставшим. Я пристегнул к плечу расходники для автоматической аптечки, защелкнул в кистевом зажиме лазерный резак, прилепил к поясу десяток гранат и отошел от стеллажа. Можно было еще повесить на спину рюкзак индивидуального антиграва, однако я вспомнил слова майора о том, что нам предстоит
«держаться зубами за родную землю», и решил не отягощать себя крыльями.
        Возможность полетать вряд ли представится, а весит эта хрень не меньше половины пуда.

        - Осталась минута, - скучным голосом сообщил майор. - Стартовать будете прямо отсюда. Конкретную задачу вам поставят на месте. Неисполнение приказа приравнивается к предательству интересов Человечества и карается по законам военного времени. Напоминаю, что военное положение введено двенадцать часов назад решением Верховного Совета и подтверждено указом Золина в ипостаси Верховного Главнокомандующего. Прошу не забывать, что в ваши шлемы встроены персональные телепорты, поэтому о раненых можете не беспокоиться, их головы автоматически будут отправляться в госпиталь, равно как и головы убитых. Попытка покинуть поле боя без приказа приведет к вашей немедленной смерти. В кольчугу и шлем вмонтированы специальные устройства для автоматической ликвидации предателей. Спасать и воскрешать их будут в последнюю очередь.

        - По какому праву? Вы нарушаете Конституцию! Вы пойдете под суд! - выкрикнул все тот же порядком всем надоевший любитель экзоскелетов.

«Интересно, по каким законам карается неосторожное убийство на поле боя? - подумал я. - Если меньше пожизненного, то я не удержусь и грохну это пакостное существо».

        - Уничтожение предателей предусмотрено законом о военном положении! - проревел подполковник. - Эти законы вы должны были прочитать в том самом соглашении, которое подписывали при получении полного гражданства и первого права голоса на выборах. Там же записано, что отказ от полного гражданства, а вместе с ним и от воинской службы в военное время невозможен. Вернетесь с войны - откажетесь от гражданских прав и никогда больше не будете призваны на военную службу, а сейчас всем надеть шлемы!
        Я дисциплинированно сунул голову в полититановый футляр. Мягкие пневмозахваты быстро срастили шлем с основными конструкциями «Кольчуги». Присоска хитроумного устройства, именуемого в просторечии «третьим глазом», приклеилась к моему лбу, и я мгновенно «прозрел», то есть стал видеть не только глазами и не только перед собой, но и то, что происходит позади, сбоку снизу и сверху. Теперь я не только четко позиционировал себя в пространстве, видел, кто друг, а кто враг, но и мог в любой момент связаться и переговорить с кем захочу. Ну, не совсем, с кем захочу. Больше всего мне хотелось бы сейчас вступить в связь с Туманой, но это, к сожалению, было невозможно.
        Я попрыгал на месте и потряс головой. Сфера обзора функционировала нормально. Не мерцала, не плыла и четко держала горизонт. Я отключил «третий глаз» и осмотрелся через лицевой щиток, потом включил его обратно, закрыв глаза. Крутанулся вокруг своей оси. Открыл глаза. Две видимые картинки наложились, дополняя одна другую. Теперь у меня под ногами был не просто пол, а железный лист на бетонной плите, под которой находилась труба полуметрового диаметра. И даже не просто труба, а труба чугунная канализационная, соответствующая ГОСТ СССР 6942-98. А стена стала не просто стеной, а стандартизированной и сертифицированной пластиковой панелью, скрывающей пучки сигнальных и силовых проводов, информацию о напряжении и силе тока в которых я при желании мог бы немедленно получить.

        - Представьтесь, - попросил нежный женский голос «Кольчуги».

        - Пушкин, - скромно сказал я. - Александр Сергеевич. Тот самый. Я помню чудное мгновение, передо мной явилась ты.
        Ненавижу дурацкий ритуал знакомства с неодушевленными предметами. Тем более, что проклятая железяка наверняка идентифицировала меня, как только я сунул свою башку в дырку шлема. И не только идентифицировала, но и получила из центральной базы данных все сведения о моем здоровье, группе крови, привычках, физической подготовке, умственных способностях, выяснила наличие подходящих запасных органов в госпиталях и уже зарезервировала их для меня.

        - Очень приятно, - проворковал шлем. - Я система «Ангел-хранитель-6». При обращении ко мне используйте код-идентификатор «Ангел».

        - А не пошел бы ты, Ангел, к… Точнее, на… Не могу сказать матерное слово женщине, даже кибернетической.

        - Куда? - с вежливой наивностью поинтересовался шлем.
        Я собрался с силами и кратко, буквально тремя буквами и предлогом, сформулировал направление. И получил в ответ мощный поток отборной, первоклассной, ласкающей слух брани. Давненько я не слышал такого вычурного мата. Пару оборотов я даже запомнил, чтобы как-нибудь при случае блеснуть среди знатоков.

        - Сработаемся, - буркнул я, признавая, что программное обеспечение «Кольчуги» значительно улучшилось по сравнению с теми версиями, с которыми мне приходилось работать раньше. «Ангел-хранитель-6» - это все-таки не косноязычный и тормознутый
«Джеральд-4Ф» с его вечными «разрешите», «позвольте» и «не понял вас, повторите медленно».

        - Входящая информация, - доложил Ангел-хранитель.
        На виртуальном экране визуальной сферы появился портрет майора, рядом с которым моргнул синий индикатор низкого уровня важности. «Принять», - милостиво согласился я.

        - Удачи вам, воины! - сказал шлем голосом майора.

        - Служу Человечеству! - рявкнул я, и мой крик звонким ручейком влился в воинственный ор моих новоиспеченных братьев по оружию.

        - Направо! Вперед! - команды высшего приоритета не требовали санкции на получение и транслировались Ангелом без промедления.
        Между стеллажами заискрились диски проекционных телепортов. Кости сразу заломило от предвкушения жесткой переброски в пространстве. Мы друг за другом начали запрыгивать в висящие низко над полом бездонные ямы. Было жутко наблюдать, как люди исчезают в белых, будто нарисованных мелом на воздухе кругах. За тонкой мембраной, словно за некоей мистической гранью, нас всех ждала неизвестность. Здесь в этом ангаре мы оставались обычными мирными гражданами. Хоть и одетыми в военную форму, хоть и вооруженными до зубов, но мы все еще были инженерами, строителями, разведчиками, шахтерами, медиками.
        А там… Там мы станем солдатами Солнечной Системы.
        Превратимся в точки и закорючки военного компьютера Земли, в промежуточные звенья между людьми и покойниками. И самым главным жизненным вопросом для нас будет, какую память мы оставим после себя. Будут ли плевать на наши могилы и стирать наши фотки с семейных дисков или выпьют за нас, не чокаясь, и скажут что-нибудь хорошее. Почему-то в этот момент мне стало важно, что подумает обо мне мой будущий внук. Ведь у меня теперь будут внуки! Эта неожиданная мысль потрясла меня. Внезапно я ощутил себя бессмертным. Мое бессмертие таилось под сердцем Туманы.
        За три шага до телепорта потной волной накатил страх. Совершенно бессмысленный. Если бы нас отправляли в самое пекло, то наверняка предупредили бы.
        За гранью не было непосредственной опасности, но, тем не менее, сердце гулко забухало о грудину, в горле стало сухо, а во рту кисло. В губы услужливо ткнулась поительная трубочка. Я с благодарностью проглотил порцию апельсинового сока и прыгнул в круг. Перемещение оказалось на удивление мягким. Правда, диски телепортов в точке прибытия располагались на высоте трех метров над поверхностью почвы. Поэтому мне, как и моим предшественникам, пришлось пролететь некоторое время по воздуху.

        - Влево! - громыхнуло у меня в голове. - Вперед! Не задерживаться!
        Приземлившись, я послушно отпрыгнул влево. На освободившееся место немедленно шлепнулась подернутая маскировочной дымкой туша, которая, в свою очередь, тяжело сиганула вправо. Не успел я сделать и трех шагов, как перед моим внутренним взором вспыхнул красный транспарант: «Командир на связи».

        - Капитан Алексей Леоненко, - вежливо представился мой непосредственный начальник.
        Под его изображением на виртуальном экране была выведена полная информация об
«отличнике боевой и политической подготовки, полевом пехотном офицере седьмого класса и горном стрелке четвертого уровня».

        - Рядовой Светозар Ломакин, - доложил я.

        - Светозар Ломакин, - медленно повторил капитан, словно пробуя мое имя на вкус. Судя по интонации, вкус ему не очень понравился. - Займите точку и ждите дальнейших распоряжений. Повторение атаки прогнозируется через четыре минуты сорок пять секунд. Постарайтесь за это время окопаться и привыкнуть.

        - К чему привыкнуть? - не понял я.

        - К земле привыкнуть, - мрачно пошутил он и отключился.
        Точка, обозначающая мою позицию, высветилась на трехмерной схеме, проецируемой
«третьим глазом» прямо в мозг. Я бодро затопал по маршруту, который был выбран компьютером. Иногда начинает казаться, что кибернетические существа стали умнее и хитрее своих создателей. Они способны быстрее нас принимать решения, и даже я, венец эволюции, рядовой Ломакин, дипломированный разведчик, беспрекословно подчиняюсь компьютерной программе. Но что такое есть эта самая программа? Всего лишь способ спрогнозировать и обдумать заранее лучший вариант действий. Может быть, программист сутками не спал, выпил цистерну кофе и скурил контейнер стимулирующих сигарет, чтобы выдумать, как оптимально прокладывать маршруты по перепаханной взрывами местности, а я всего лишь воспользовался плодами его мучительных размышлений. И при чем здесь, спрашивается, подчинение искусственному интеллекту? Точно так же тот же самый программист мог бы написать длиннющую инструкцию на ту же тему, а я мог бы ее прочитать и научиться ходить коротким путем. Только чтение и заучивание заняло бы уйму времени. А так я, ни о чем не задумываясь, поднялся по какой-то лестнице, прошел через сожженную квартиру, инстинктивно стараясь не
запачкаться о прокопченные стены, почтительно обошел лежащий на полу черный скелет и вышел на улицу.
        Точнее на то, что осталось от улицы.
        От улицы осталось совсем немного. Справа виднелся обрушенный виадук. Двойная цепь каменных холмов обозначала место, где стояли дома. Некоторые из них уцелели. Старые добротные постройки выдержали вражеские удары, новые смело подчистую. Я затребовал у Ангела карту в гражданском формате и сразу же узнал район, где находился. Проспект Стачек рядом со старинной станцией метро «Автово». В прошлой жизни я не раз здесь бывал. Вон в той стороне должен быть парк, детские карусели и цирк-шапито. Сейчас там черная металлически поблескивающая плоскость. И именно там находится точка, в которую меня послал Леоненко. Уж послал, так послал. Голое, прекрасно простреливаемое место. Спасибо дорогому и горячо любимому командованию. Весь свой короткий век буду помнить о таком подарочке.

        - Угроза атаки, - угодливо предупредил меня Ангел.

        - Где? Откуда? Какого рода угроза? - быстро спросил я и ускорил шаг.

        - Нет информации, - мрачно ответствовал Ангел.
        Я перешел на бег. До позиции оставалось метров двести, а нужно еще успеть приготовиться. Привыкнуть к земле, как велел командир. Бежать было тяжело. Подошвы глубоко проваливались в рыхлую землю. Мускульные усилители не помогали движениям, а скорее мешали. Такое чувство, что они работали с какой-то задержкой и тормозили каждый шаг. Возможно, это было субъективное ощущение. К любому снаряжению нужно привыкнуть. Если бы я в свое время пробежал пару хороших кроссов в данной модели
«Кольчуги», то сейчас она бы сидела на мне как вторая кожа.

        - Выход на точку. - Ангел не дремал.
        Я остановился, получил из поилки поощрительный глоток сока и осмотрелся. Много ям, много черных закрученных штопором железяк. В ста метрах впереди догорала непонятная конструкция, состоявшая из длинных тонких палок. Немного сзади возвышался воткнутый в грунт фюзеляж тяжелого транспортника с эмблемой спасателей. М-да, невеселый пейзажик.
        Справа и слева появились фигурки, которые компьютер Услужливо раскрасил в зеленый цвет. Соседи выходили на свои точки.

        - Прогнозируемая атака перенесена на три минуты, доложил Ангел.

        - А вот за это спасибо, - сдержанно поблагодарил я и сделал несколько шагов по кругу, выискивая наиболее подходящий участок для окопа. Задача была не так проста, как могло показаться на первый взгляд. Выберешь место пониже, сократишь обзор и сектор стрельбы. Повыше - сам будешь как на ладони.

        - Ангел, посоветуй что-нибудь.
        Ангел прямо у меня в голове нарисовал прозрачными линиями десятиметровую траншею с глубокой норой-убежищем. Я почему-то всегда считал, что с помощью фортификационных взрывов можно выкопать только тесную щель. Век живи, век учись. По сравнению с моей задумкой вариант Ангела смотрелся комфортабельной трехкомнатной квартирой рядом с ободранной туристической палаткой. Через секунду Ангел рассчитал точки заложения зарядов. Мне осталось только воткнуть управляемые гранаты в указанных местах и отойти.
        Вспышка, грохот, и в земле, как по волшебству, появился окоп с затвердевшими до каменного состояния бортами. Несколько движений лазерным резаком довели композицию до полного совершенства.
        На второстепенном текстовом экране высветился штабной запрос: «ЦК ЮЗ ЛенУкрР-на: Готовность?» .
        Ангел ответил без моего участия: «СЛомакин - 100 %».
        За СЛомакина еще одно отдельное спасибо. По экранчику ползло много занятной служебной информации, не обязательной для ознакомления, но вполне пригодной для разгона окопной скуки. Ангел постоянно обменивался данными с военной вычислительной сетью.
        Еще даже не активировав оружие, я уже стал вполне работоспособной боевой единицей. Командование получало полную сферическую картинку с моего «третьего глаза», суммировало данные с теми, которые транслировались другими солдатами, зарывшимися в землю на передовой. Все это перерабатывалось, дополнялось и возвращалось ко мне, расширяя мой и без того немаленький кругозор.
        В наушниках зазвучал голос капитана Леоненко.
        Свой светлый лик он на этот раз демонстрировать не стал.

        - Приказ всем, кто меня слышит, а слышат меня только те, кому надо слышать. Приказываю: не допустить прохождения крупноразмерных наземных целей через линию обороны. На воздушные цели не отвлекаться. Уничтожение пехоты является второстепенной задачей. Только крупноразмерные наземные цели. Как поняли?

        - Вас понял, - ответил я, не повышая голоса. - Не допущу.
        Выполняя приказ, я привел в боевую готовность карабин, включил и выключил лазерный резак, провел рукой по бляшкам ручных гранат на поясе. Гостинцы готовы. Милости просим, гости незваные. Приходите, повеселимся. Кто к нам с мечом, как говорится, тому сюрприз. Ждать пришлось долго. Угроза атаки постоянно откладывалась на пять-десять минут, о чем меня незамедлительно информировал старательный Ангел. Напряженное ожидание постепенно трансформировалось в тупое безразличие. Я уже не следил за сферой, полностью доверившись электронике. Тянулись часы, а вокруг ничего не происходило. Искусственная мускулатура «Кольчуги» заботливо поддерживала меня в вертикальном положении, не давая мышцам устать.

        - Рядовой Ломакин, спать, - судя по шрифту текста и тембру голоса, приказ отдал штабной компьютер.
        Бездушная кремнийорганическая дрянь. Как, спрашивается, можно спать в такой обстановке? Даже если бы я прямо сейчас оказался в теплой постели в безопасном месте, мне потребовалась бы пара часов и несколько стаканов водки, чтобы забыться. Компьютерам нельзя доверять командование людьми.
        Что-то несильно кольнуло меня в плечо. Это Ангел ввел снотворное. Мое дыхание сразу стало ровным и редким, веки тяжело опустились, надежно и герметично скрыв от гаснущего сознания безжизненный пейзаж и цветные квадраты экранов. Мне стало немного стыдно за высший разум планеты. Впрочем, робота программировал другой человек, успокоил я себя, а человек, хоть и опосредованно, выполняющий волю другого человека - это норма. Мир неожиданно засиял сказочно не реальными красками. Я еще не заснул, но мне уже начал сниться сон. Будто иду я по парковой аллее. Рядом Тумана толкает коляску с упитанным улыбающимся всему свету карапузом. На плечах у меня сидит светловолосая девчоночка с голубыми глазками. Она с энтузиазмом трескает мороженое, время от времени, роняя сладкие капли мне на макушку. Карапуз, чье сходство со мной столь сильно, что даже немного обидно за свою индивидуальность, сосет здоровенную конфету и пускает карамельные слюни. Чтобы развеселить всех, я произношу монолог дельфиненка Димы из последнего мультсериала про бронзовых страусов. Дочь одобрительно и в то же время снисходительно хихикает.
Жена улыбается, а я пытаюсь, как можно потешнее, слизнуть со своей щеки очередную каплю мороженого. Мне это удается, но я чувствую на языке не предвкушаемую сладость, а солоноватый вкус крови. Я поднимаю глаза и вижу белые ветви деревьев на фоне черного неба. Рядом - никого.
        Мир пуст, а я одинок, свободен и мертв.

        - К бою, - холодный голос штабного компьютера вернул меня к реальности.
        Вокруг царила тьма. В плече остывала боль от укола, который меня разбудил. Сон длился почти девять часов.
        Мышцы затекли, и при первом же движении я ощутил мучительную ломоту во всем теле. Пришлось замереть, ожидая, когда станет легче. Новый укол окончательно вернул меня в строй. Я закрыл глаза и полностью доверился «третьему глазу», стараясь пропитать сознание доступным ему пространством. Темнота обрабатывалась сложными фильтрами и предоставлялась мне в кастрированном, беззубом и безопасном виде. Все проверялось, подгонялось и сглаживалось и только потом транслировалось в мозг. Однако эти ухищрения удивительным образом не сужали восприятие, а, наоборот, расширяли его до пределов, недоступных обычным человеческим органам чувств.
        Внимательно контролируя мою реакцию, «третий глаз» выбрал наилучший спектр пассивного восприятия. Применять любые сканирующие излучения после команды «к бою» и до команды «огонь» запрещалось, поэтому реальность вокруг меня полностью утратила краски и стала сиреневой, полупрозрачной и какой-то дряблой, словно черничное желе. Автоматически включился засадный режим. Я стал невидимым, неслышимым и совсем ничего не излучал. Как труп! Температура на поверхности скафандра в точности соответствовала температуре воздуха. Коэффициенты поглощения и отражения «Кольчуги» соответствовали таким же коэффициентам грунта. Единственное, что отделяло меня от окружающего праха, - это способность размышлять. «Интересно, откуда появятся „крупные наземные цели“? - думал я. - Телепортируются из параллельного пространства? Скорей всего, нет. Если бы они могли телепортироваться, то материализовались бы за нашими спинами и раскатали бы в лепешку штаб и основные позиции. Если бы враги могли совершать подобное, то они наверняка бы это уже сделали. Отсюда вывод: изменять точки доставки для них достаточно хлопотно.
Следовательно, существует не так уж много районов концентрации ударных сил, откуда наползает на нашу планету всякая погань. Тогда почему мы, как дождевые черви, сидим по уши в земле, вместо того чтобы штурмовать опорные точки противника? Что мы ждем?»
        Я начал мысленно составлять по этому поводу рапорт со своими соображениями, когда в поле зрения моего «третьего глаза» появился посторонний объект. Объект был малоразмерный и летающий, то есть меня его присутствие никоим образом не касалось. Ангел быстро исследовал цель и окрасил ее в нейтральный серый цвет.
        Значит, это всего лишь птица. Наверное, голубь. Странно, я всегда думал, что по ночам голуби спят. Хотя во время войны и люди, и птицы меняют свои привычки.
        Может быть, у голубя в парке, который еще вчера зеленел на этом месте, было гнездо с птенцами и сейчас он пытается отыскать свой дом и свою семью? У меня на глаза навернули слезы. С носа закапала соленая влага.
        Настроение изменилось так быстро, что я не успел ни толком испугаться, ни оказать должного противодействия никчемным эмоциям. Я отложил карабин, поднял забрало
«Кольчуги» и принялся тереть глаза тыльной стороной перчатки. Мне было очень грустно.

        - Рядовой Ломакин, немедленно восстановите защиту, - громыхнул в ухе голос Леоненко.

        - Там птенчики умерли, - всхлипнул я и, обессилев от горя, опустился на дно окопа.
        Моя душа была переполнена жалостью к невинно убиенным живым существам. Я больше не хотел ни в кого стрелять, мне было глубоко противно оружие и любое военное снаряжение. Я ненавидел себя, «Кольчугу», карабин, гранаты и верховное главнокомандование, которое по своей идиотской прихоти заставляло меня убивать. Начальство я ненавидел настолько сильно, что готов был использовать против него
«Кольчугу», карабин, гранаты, а также все, что только подвернется под руку.

        - Какие птенчики? Вы с ума сошли! - капитан был потрясен до глубины души. - Немедленно прекратить истерику и восстановить защитный контур! Вы демаскируете передовую!

        - Замочить на ночь в уксусе с водой пять-шесть голубей, - вклинился в разговор Ангел. - Поджарить и употребить с красным вином.
        Краем глаза я заметил, как справа и слева от меня вдоль всей линии обороны поднялись из земли фигурки солдат. Они неуверенно топтались на месте и тянули вверх руки. Мне тоже захотелось присоединиться к ним и сделать все, чтобы эта ужасная бессмысленная война поскорее закончилась. Чтобы больше не гибли маленькие трогательные голубята. Нужно обязательно убедить Леоненко прекратить вооруженную борьбу, ибо все люди - братья.

        - Капитан, давайте вместе восстановим чудесный зеленый парк, - предложил я. - Посадим деревья, проложим аллеи, сплетем гнезда и положим туда яйца.

        - Что положим?

        - Яйца… положим…
        Леоненко нечленораздельно выругался, и мое плечо разодрала дикая боль. Я завертелся на месте. Огонь потек по жилам, добрался до сердца и взорвался, на секунду парализовав все мыслительные процессы. В голове прояснилось. Друзья и враги вернулись на свои законные места, однако боль покинула тело не сразу. Она уходила толчками в течение минуты.

        - Внимание, противник применил психотронное оружие, - сообщил незнакомый мне голос. - Всем бойцам, которые не закрыты тактическими силовыми полями, немедленно доложить о самочувствии.

        - Самочувствие хреновое, - послушно сообщил я и захлопнул лицевой щиток скафандра. - Что это была за инъекция?

        - Представьтесь, - потребовал голос.

        - Рядовой Ломакин. Солнечная Система.
        На экранчике появилась лысая голова с маленькими колючими глазками, посаженными слишком близко к переносице. Как я успел прочитать, это был начальник противодействия. Чему именно он противодействовал, я прочитать не успел. Титул погас раньше, чем я полностью осознал его содержание. Впрочем, и так было понятно, что шишка знатная. Хотелось бы знать, кем он был до войны. Мне почему-то подумалось, что служил он на должности тихой, но авторитетной. Вроде директора зоопарка или заведующего домом культуры в преуспевающем райцентре.

        - Антидот будет вводиться каждые пятнадцать минут, - сообщил начальник противодействия. - При первых признаках нервной неустойчивости немедленно информируйте непосредственного командира. Тогда спецсредство будет применено заранее. Система «Ангел» временно отключается, как не выдержавшая психотропную атаку. Кроме того, будьте осторожны со своими соседями. Пока в себя пришли только вы один.
        От остальных докладов еще не поступило.
        Меня передернуло. Каждые пятнадцать минут испытывать такую боль, которую я почувствовал только что?
        Они там все с ума посходили! Ладно - один раз. Пока я не знал, что из себя представляет действие антидота, но сейчас-то я знаю. Пожалуй, лучше стать жалким хнычущим идиотом, чем сохранить рассудок такой ценой.

        - Направление ожидаемой атаки изменено. - Лысая голова начальника противодействия затуманилась и завертелась на экране, в его голосе появились визгливые интонации. - Всем развернуться на сто восемьдесят градусов и немедленно открыть огонь!
        Я развернулся. Приказ есть приказ, хотя и не понятно, почему его отдает не мой родной капитан Леоненко.
        Не по уставу это. Не буду стрелять, пока не поступит подтверждение от капитана. Через телепатическую систему коммуникации я потребовал продублировать приказ об открытии огня по своим позициям. Мне никто не ответил, а между тем зеленые отметины на экране одна за другой меняли цвет, превращаясь в красные точки целеуказания. Слева и справа от меня полыхнули режущие глаз вспышки. Стреляли из карабинов. Били плазменными сгустками по скоплениям красных точек. На моем экране тоже появилось перекрестие прицела, и в мозгу настойчиво замигали пять пугающих букв: «Огонь». Мой карабин продолжал смотреть стволом в землю под ногами. Я не торопился исполнять дурацкий приказ. Пускай меня ждет трибунал или даже расстрел.
        Я не хочу по чьей-то ошибке убить своего же товарища.
        Перед моими глазами появилось перечисление грозящих мне статей уголовного кодекса и законов военного времени. У меня был неплохой выбор: от пожизненного заключения и принудительного участия в опасных медицинских экспериментах до тридцати лет на кометных рудниках в поясе Койпера. За что я обожаю нашу политическую систему, так это за возможность выбора.
        Даже у самого распоследнего преступника всегда есть выбор способа, коим он сможет принести пользу Человечеству. Однако трибунал, расстрел и статьи всех на свете кодексов светили мне в далекой перспективе и не могли быть применены ко мне без участия человека, а вот приказ о болевом воздействии может отдать и штабной компьютер низшего уровня управления. В этой модели «Кольчуги» наверняка предусмотрена система физического воздействия, и сейчас мне будет очень больно. Чтобы не думать о плохом, я решил повнимательнее рассмотреть позиции, по которым мне, в соответствии с приказом, следовало, стрелять. Света от вспышек выстрелов оказалось вполне достаточно, чтобы перенастроить оптику. Я без труда различил суетящиеся фигурки солдат. Еще немного приблизив картинку, я разглядел нарукавные нашивки с цветастыми советскими гербами. Похоже, бойцам достались скафандры из старых запасов. Только кое-где виднелись синие всепланетарные эмблемы, и почти всегда они сочетались с офицерскими нашивками. Тем не менее, невзирая на знаки различия, все эти люди были отнесены «третьим глазом» к врагам.
        Мои соседи справа и слева вели плотный огонь, и посланные ими сгустки плазмы расцветали огромными багровыми розами над головами наших солдат. При каждом взрыве защитные поля подергивались радужными переливами. Ответный огонь никто не вел.
«Какого черта!» - мысленно выругался я.
        Наших компьютерщиков за такую работу следует натянуть на самые большие и ребристые фаллоиммитаторы, какие только существуют в нашем лучшем из миров.
        Противник творил в наших сетях все, что хочет! От вскипевшей во мне злости я хотел плюнуть себе под ноги, но вовремя вспомнил о закрытом лицевом щитке скафандра.

«Ладно, встречу какого-нибудь программиста, выскажу ему в лицо все, что думаю, - подумал я. - А лучше без лишних разговоров сразу дам ему в ухо. Пусть несет коллективную ответственность за собратьев по цеху».
        Немного успокоившись, я сменил частоту приема сообщений. Вообще-то эту простейшую операцию я должен был сделать сразу после потери связи. Обычно за такими пустяками следит Ангел, но сейчас он отключен.
        Неприятное упущение. Если даже специально тренированный разведчик, оставшись без кибернетической поддержки, становится беспомощен, как младенец, то что же будет со всеми остальными?

        - …омакин! - голос Леоненко был еле слышен на фоне оглушительного шуршания помех. Откуда, спрашивается, взялись помехи на цифровом шифрованном канале?

        - Здесь Ломакин, - радостно гаркнул я, пряча за демонстративной бодростью легкий стыд за свою несообразительность.

        - Молодец, Ломакин. Хорошо, что вы живы и не стреляете. Доберитесь до своих соседей, настучите им по голове и прикажите прекратить огонь. У нас фатальный сбой системы, а из-за силовых полей мы не можем контролировать пространство в вашем направлении.

        - Есть! - жизнерадостно ответил я и полез из траншеи. - Но до всех добраться не смогу.

        - Приведите в чувство хоть одного и пошлите его дальше, по цепочке. Даю вам все полномочия.
        Все-таки очень приятно, когда оказываешься прав.
        И участие в опасных медицинских экспериментах откладывается на неопределенный срок, и самооценка повышается до небес. Опять же вся ответственность снова ложится на широкие плечи начальства. Никогда не думал, что короткий сеанс связи может сделать меня абсолютно счастливым человеком.
        Первым делом я направился к бойцу, окопавшемуся справа от меня. Ни от кого не таясь, я шел в полный рост. Настоящих врагов поблизости не было. Даже те, кто был окрашен компьютером в красный цвет, не собирались в меня стрелять. Когда до соседнего окопа осталось метров десять, сработала система персонального опознавания, и у меня на экране появился портрет молодого человека. Очень молодого. Всего восемнадцать лет. Еще школьник. Фамилия - Смирнов, имя - Андрей. Рядовой.

        - Смирнов! - позвал я и спрыгнул в окоп.
        Он то ли не услышал, то ли не захотел услышать. Несовпадение диапазонов обмена исключалось, так как при малых расстояниях аппаратура переключается на другие каналы. Чаще всего ультразвуковой или оптический.

        - Андрей Смирнов! - крикнул я и сопроводил свое обращение легким пинком по заднице.
        Смирнов дернулся, но продолжил стрелять, даже не посмотрев в мою сторону. Я сменил тактику и похлопал солдата по плечу, решив, что если он и сейчас меня проигнорирует, то я отберу у него карабин и надеру паршивцу уши. Смирнов отодвинулся от меня и повысил темп стрельбы. Его карабин работал с сильной перегрузкой. Как бы не пришлось менять ствол. Неожиданно на наших позициях полыхнул мощный взрыв. Моему подопечному удалось пробить силовое поле и положить в разрыв несколько плазменных шаров. Три или четыре красные метки погасли, семь тревожно заморгали, обозначая раненых, нуждающихся в срочной помощи.
        Снайпер, блин! Бой с врагом еще не начался, а мы уже понесли потери.

        - Убей его, - прошипел Леоненко.
        Я поднял свой карабин и нажал на курок. Ничего не произошло. В моей системе опознавания Смирнов все еще был «зеленым», так же как и я в его. Мы не могли стрелять друг в друга.

        - Смирнов! Прекратить огонь! - Я снова толкнул солдата.

        - Умри, проклятый робот! - Он развернулся и бросился на меня.
        В его руке блеснул луч лазерного резака. Очень неприятно ощущать рядом с собой смерть, от которой не может защитить никакая «Кольчуга». Еще неприятнее убивать человека. Мне повезло - я был готов к нападению и оказался на полсекунды быстрее, чем противник.
        Смирнов упал на колени. Добивая, я нанес ему еще один удар в область сердца и выключил свое лезвие. По моим расчетам, персональный телепорт должен был сработать сразу. Прямо сейчас нужно переместить голову несчастного Андрея в госпиталь, чтобы полностью сохранить его мозг. Я ведь специально бил в сердце, чтобы потом было легче воскресить этого человека.

        - Почему его голова еще здесь? - озадаченно пробормотал я.

        - Наши системы персональной телепортации больше не работают, - огорошил меня Леоненко. - Уничтожена центральная коммуникационная станция. Оставайтесь на месте, - приказал он. - Сейчас я решаю вопрос о вашей эвакуации.
        Ноги стали ватными. Мне пришлось выползти из окопа и лечь на бруствер. Я не хотел убивать Смирнова.
        Я думал, что его непременно спасут, поэтому совершенно спокойно наносил смертельную рану. Проклятая война! Я ведь узнал его голос. Вне всяких сомнений, это он требовал на складе экзоскелет, и именно его я хотел прикончить на поле боя. Кто знал, что именно так и получится, что жизнь беспрекословно исполнит мое шутливое желание?
        Я поднял голову. Вокруг ничего не изменилось. Солдат из соседнего окопа продолжал вести огонь по нашим позициям. Ущерба от него не было никакого, поскольку он не использовал «шило», которого нам не выдали, а тупо лупил плазменными шарами по силовым панелям.
        С таким же эффектом он мог бы кидаться теннисными мячиками. Правда, стрелял он строго в одну точку, и очень скоро силовое поле перестало мягко переливаться всеми цветами радуги, а посерело, не в силах больше компенсировать мощный поток энергии. Еще несколько выстрелов, и панель придется менять. Это займет секунд десять. Вполне достаточно, чтобы лишить десяток матерей их сыновей. Я вскинул карабин и вхолостую щелкнул курком. Моя система опознавания продолжала считать этого дурака своим, а отключить ее я не мог.
        Опять придется резать человека, как свинью. Не хочется. Короткая и не очень яркая вспышка положила конец сомнениям. «Третий глаз» доложил о гибели стрелка.
        Какая странная война. Свои стреляют по своим. Навалилась усталость. Хотелось, чтобы все это поскорее закончилось.

        - Ломакин, - послышался в наушниках вкрадчивый голос Леоненко. - Это вы?

        - Я, конечно. Кто же еще?

        - Я пока не могу вас эвакуировать. Нам нужны данные с ваших датчиков. Не могли бы вы встать?

        - Вас понял.
        Я выпрямился и осмотрелся. В окружающем пейзаже появилось кое-что новенькое. На руинах жилого дома в ста метрах от меня проявился призрачный купол мегадеструктора. Он беспрестанно мерцал. То на пару секунд исчезал, то становился полупрозрачным и зыбким, то с невозможной реальностью прочерчивался на фоне черного неба. Похоже, что-то не ладилось с маскировкой. Я скосил глаза на индикатор трафика. Информация с датчиков моего скафандра широким потоком текла в штаб. От созерцания непрерывно меняющихся цифр меня отвлек шорох в наушниках. Поначалу совсем тихий. На грани восприятия. Спустя минуту шорох усилился. Я завертел головой в поисках источника звука.
        Что-то случилось. Силовые поля над нашими позициями побелели и покрылись синими извилистыми зигзагами. Раздался резкий электрический треск, и яркий свет залил передовую. Мир стал черно-белым и очень контрастным. Картинка напомнила мне восход Солнца на Луне. Те же длинные шипы угольно-черных теней и клинья ослепительно белого света. «Третий глаз» зафиксировал, что наши войска несут потери, но не смог определить направление, откуда наносится удар. Метки, отмечающие живых людей, гасли одна за другой. С ума сойти! Силовые поля рвались в лохмотья, солдаты падали замертво.
        Мегадеструктор бессильно крутился на месте, наводясь то на одну, то на другую точку совершенно пустого небосвода. Системы противовоздушной обороны плели в небе замысловатую сеть из паутины термических лучей и разрывов аннигиляционных ракет, словно точно знали, кого они ловят. Далеко за передовыми укреплениями, где-то в районе Комсомольской площади, неторопливо вспух огромный черный гриб. Померкли и рассыпались последние силовые панели. Люди растерянно застыли на месте. Некоторые подняли оружие, некоторые приготовили гранаты, но никто не знал, что делать.
        Заминка длилась не более половины секунды, после чего всех накрыла багровая стена мощного взрыва.
        Я ощутил себя лежащим на земле. Все тело разрывалось от непереносимой боли. Скрюченными пальцами я пытался сорвать раскаленную защитную панель с груди, но она не поддавалась. Пахло паленой шерстью и жженой костью. Уже ничего не соображая, я молил «Кольчугу» освободить меня от обжигающих объятий, но мыслеуправление не работало. Внезапно боль ослабела и кровь, мгновение назад переполнявшая мой рот и бурлившая в нос, куда-то пропала. Словно по волшебству наступил день.
        Я не знал, сколько времени пролежал без сознания.
        Вся электроника «Кольчуги» вышла из строя, и определить, который сейчас час, было невозможно. Когда я очнулся, передо мной моргали желтым и зеленым четыре куска расколотого виртуального экрана. Диагностика выдавала фатальную ошибку, а сквозь дыру над левым глазом в шлем сыпалась тонкая струйка сухой серой земли, больше похожей на пепел, чем на вечно сырую ленинградскую почву. Я попытался встать. Не получилось. Шарниры скафандра заклинило. С огромным трудом мне удалось выбраться из затвердевшей оболочки.
        На мне осталось только термобелье, украшенное кружевом телеметрических датчиков. Карабина нигде не было, гранаты намертво вплавились в пояс «Кольчуги».
        Я не стал их выковыривать, обоснованно опасаясь, что поврежденные взрыватели могут самопроизвольно активироваться. Разворошив остатки боевого снаряжения, я отыскал лазерный резак. Мне неприятно было держать его в руках. На лазерном лезвии, конечно же, не осталось следов крови, да и моя совесть была кристально чиста, однако никакие рассуждения не отменяли главного - этим оружием мною был убит человек.
        Я сунул проклятый резак в карман, который чересчур предусмотрительный модельер разместил на кальсонах.
        Нужно идти.
        Передо мной расстилался воистину лунный пейзаж. Только пронзительная голубизна неба слегка портила общее впечатление, а в остальном сходство было абсолютным. Даже фасадные стены домов, кое-где чудом уцелевшие, напоминали обвалившиеся границы лунных цирков. Я решил двинуться в сторону взорванного мегадеструктора. Если будет спасательная операция, то спасатели в первую очередь доберутся до крупных ориентиров.

        - Руки вверх! - вкрадчиво сказал кто-то рядом со мной.
        Я послушно положил ладони на затылок, с интересом озираясь по сторонам. Вокруг по-прежнему никого не было. «Отличная маскировка, - восхитился я. - Ни малейшего мерцания».

        - Представьтесь, - приказал все тот же голос.
        На этот раз мне показалось, что я различил легкое дрожание воздуха рядом с собой. Оптическая невидимость у ребят на пять баллов. Где они такую достали?
        С каких-нибудь старых советских складов? Сейчас такую прелесть уже не делают.

        - Рядовой Ломакин.

        - Руки за спину, рядовой.
        Я снова выполнил приказ. На моих запястьях защелкнулись наручники. Я хотел возмутиться, но быстро передумал. Глупо спорить с человеком, который гораздо лучше меня знает текущую обстановку. Наверняка для тех, кого они собирают на поле боя, существует какой-то карантин. Проверка просто необходима, если применялось психотронное оружие. Ведь совершенно неизвестно, кто свихнулся, а кто нет. Может быть, это только сейчас я вполне правдоподобно изображаю рядового Ломакина, а к вечеру превращусь в боевого зомби и отправлюсь в самый главный штаб нарезать ломтями верховное командование.

        - Иди по направлению от солнца, рядовой. Когда спросят, кто тебя взял в плен, то не забудь мое имя. Капрал Лоренц.
        Я почувствовал сильный толчок в плечо. Рядом кто-то захохотал. Капрал? На Земле нет ни воинского, ни гражданского звания капрал.

        - Шевели ляжками, лузер!
        Еще один болезненный пинок под зад. М-да, кажется, теперь на Земле есть такое звание. Все ясно. Как же мало мы про них знаем. Меня сбило с толку его прекрасное произношение. Я почему-то был уверен, что оккупанты не могут говорить по-русски. Во всяком случае, чисто и без акцента.
        Глава 4.
        Автово

        Я был ошарашен настолько, что даже не попытался сопротивляться. Да и что я мог сделать против вооруженного до зубов, да еще и невидимого противника?
        При мне не было совсем никакого оружия. Впрочем, я не прав. Кое-какое оружие у меня имелось. В кармане ждал новых жертв лазерный резак, уже отнявший жизнь у одного человека. Кажется, капрал Лоренц совершил фатальную ошибку, не обыскав меня. Мне осталось всего лишь выждать удобный момент и убить его.
        Только не спешить! Наверняка он тут не один, а со скованными за спиной руками много не навоюешь, но все же шансы рядового Ломакина отнюдь не нулевые.
        Скрипнув зубами, я направился туда, куда меня послали. Как будто так было и надо. Никогда прежде, даже в самом кошмарном сне, я не мог вообразить себе, что когда-нибудь попаду в плен. Попаду в плен на родной планете. В родном городе!

        - Двигайся, - гавкнул капрал мне в ухо.
        Судя по интонациям и тембру голоса, он был негром.
        Я легко определил это, потому что несколько месяцев учился по обмену в ангольской школе. Некоторые из моих бывших одноклассников до сих пор шлют мне открытки на Новый год и 23 февраля. Негроидов я по дикции отличаю без труда. Кроме того, судя опять же по голосу, конвоир показался мне физически подготовленным и уверенным в себе солдатом. Следствием уверенности обычно становится самоуверенность, а там и до переоценки собственных возможностей недалеко. Толчок чем-то твердым в бок позволил еще точнее локализовать местоположение противника. Сейчас главное ничем не выдать моей готовности к атаке. Проклятье!
        Хоть бы смутный силуэт разглядеть. Куда бить? Какое у него снаряжение? Как достать резак из кармана, чтобы конвоир не успел среагировать? Негр наверняка начеку, а резак вынуть - это тебе не лучемет из кобуры выдернуть. Там каждое движение продумано и предусмотрено еще при разработке, а тут чушка, рассчитанная на толстую перчатку, и к тому же руки скованы за спиной.
        Пока я колебался и терзался сомнениями, время было потеряно. Теперь я снова даже приблизительно не знал, где противник.
        Удар в спину направил меня в проход между двумя высокими грудами кирпичей. С большим трудом я начал узнавать местность. Справа, там, где сейчас торчит обугленный остов мегадеструктора, раньше сверкал витринами магазин модной одежды и косметики, дальше постоянно хлопала дверьми круглосуточная аптека, слева манил запахами грузинский ресторанчик, а вон та аккуратная круглая куча - это станция метро «Автово».
        Именно к ней мы сейчас и направлялись. Конвоир шел в двух шагах сзади. Теперь я четко мог определить это, так как он отключил звуковую маскировку. А может быть, и не отключал, но из-за какого-то счастливого несовершенства его аппаратуры я начал слышать шорох кирпичного крошева у него под ногами. Убить негра стало делом одной секунды. Несколькими неосторожными телодвижениями мне удалось переместить резак таким образом, чтобы кончик рукоятки показался из кармана.
        Теперь я смогу вытащить резак, активировать лезвие и рассечь цепь наручников. Возможно, придется пожертвовать мизинцами и безымянными пальцами, но это пустяки. Все эти действия займут крошечную долю секунды. Если перед этим я споткнусь и упаду, то совсем запутаю конвоира, и он не успеет правильно среагировать.
        Меня смущало обилие свежих следов на тропинке, по которой мы шли. Некоторые из них появлялись прямо на глазах. Похоже, здесь бродило целое стадо невидимок, и нападение на капрала Лоренца всего лишь поможет мне красиво покончить жизнь самоубийством, но ни в коем случае не спастись. Придется ждать развития ситуации. Тропинка плавно обогнула место, где раньше красовалась старинная станция метрополитена. Предки построили надземный павильон «Автово» в классическом храмовом стиле, и теперь я имел возможность любоваться вполне античными руинами. Моя попытка определить направление и силу использованного оружия по расположению сломанных колонн и разрушенного купола ничего не дала. Колонны беспорядочно упали в разные стороны, купол вообще перевернулся и лежал рядом, словно взрывная волна шла изнутри павильона.
        На ободе с внутренней стороны купола уцелела надпись: «Вечная память героям». Это про нас. Точнее про моих товарищей. Сам я еще не удостоился, но и у меня есть возможность отпечатать свою фамилию на памятной доске, которая когда-нибудь будет стоять рядом с отреставрированной станцией метро «Автово».
        Несмотря на катастрофические разрушения, спуск под землю уцелел. На этой станции никогда не было восхитительно скрипящих старомодных эскалаторов. Их заменяли широкие гранитные лестницы в изогнутых полукругом галереях. Во время боя пострадали обе галереи, ведущие к платформам, однако одна из них была расчищена от обломков, в то время как вторая так и осталась непроходимой. Грустно смотреть на бесценные интерьеры, безжалостно уничтоженные варварами, реставраторам придется очень хорошо потрудиться, чтобы вернуть к жизни это сокровище подземной архитектуры. Не легко будет восстановить расколотые плиты, обломки которых сейчас нагромождены вдоль стен.
        От бесценных фонарей не осталось вообще ничего, а отполированные миллионами ладоней перила скручены в спирали, подобно бивням мамонтов.
        Чувствительный шлепок по уху заставил меня направиться к расчищенному проходу. Словно зачарованный странник я спустился по лестнице в подземный зал станции. В моем мозгу отпечатались слова, набранные начищенными медными буквами и прибитые к почерневшей от времени доске: «Выхода нет». Пару раз меня толкали, и один раз я врезался в чью-то твердую спину.
        Чьи-то враждебные взгляды беспрестанно ощупывали меня. Мне мерещился издевательский смех и чудились снисходительные улыбки. Проклятые невидимки! Пожалуй, если я выйду живым из этой переделки, меня долго будут преследовать кошмары. Пустая платформа старого метро, заполненная ордами невидимых призраков-убийц, вспомнится мне и в следующей жизни.
        Конвоир вел меня в дальний конец станции. Мы шли мимо жалких остатков всемирно известных хрустальных колонн. Шедевра древнего зодчества больше не существовало. Теперь только уродливые железобетонные столбы подпирали свод, напоминая о былом величии.
        Чем-то они походили на наш весь мир, с которого безжалостный враг содрал красивую шкурку, обнажив страшное кровоточащее мясо и ржавые металлические прутья. «Автово» из сверкающей жемчужины ленинградского метро превратилось в сырое и грязное подземелье. По стенам стекала вода, под ногами скрипела щебенка. Пахло кирпичной пылью, раскаленным железом и мочой. Большие бронзовые люстры лежали на шпалах. Я пригляделся к мусору на путях, и у меня перехватило дыхание. Я разглядел там множество трупов. По большей части это были изувеченные детские тела. Скорее всего, ученики младших и средних классов. Ворвавшись на платформу, пришельцы первым делом безжалостно расстреляли прятавшихся здесь беженцев.
        С трудом сдерживая тошноту, я старательно записал чудовищную картину в памяти. Поворачивая голову из стороны в сторону и не отрывая взгляда от мертвых тел, я запомнил каждую окровавленную детскую конечность, каждую пробитую головку, каждое испуганное личико. Если мне повезет и я выживу, следственные органы получат в свое распоряжение всю мою память. На будущем суде она пригодится. Мы отыщем каждую мразь, посмевшую поднять руку на ребенка. И покараем. Индивидуально и беспощадно.
        В конце платформы на фоне красно-золотистого мозаичного панно с надписью «Миру - мир» светилась арка стационарного телепортационного перехода. Раньше там был изображен солдат с мечом в руке и с девочкой на плече. Я никогда не мог понять, почему у солдата меч. Когда строилась станция, мечами уже лет пятьсот никто не воевал. Мне очень не хотелось идти под арку.
        Конвоир ткнул меня стволом в затылок, и я, сам того не желая, ускорил шаг. Проклятье! Пора прекращать унижение. Еще мгновение, и я брошусь на врага. Нет, сейчас досчитаю до трех и тогда уж обязательно брошусь. Никак не могу решиться. Я с досадой сплюнул в сторону. Слюна до пола не долетела. Она исчезла где-то в тридцати сантиметрах от меня. Тогда я резко шагнул вправо, а потом сразу же влево. И справа, и слева я натолкнулся на чьи-то плечи. Наш мир переполнен невидимыми убийцами, и я превращусь в труп в ту секунду, когда перестану подчиняться им.

«Погибнуть в бою никогда не поздно», - смалодушничал я и сделал шаг под арку. Спустя мгновение, я оказался в другом измерении. Там, где не бывал еще ни один представитель Человечества. Вот так, под прицелом вражеского оружия, со скованными за спиной руками я получил боевое крещение разведчика и ступил в иной мир. В том, что это именно отвергаемое физиками параллельное пространство, а не перемещение в пределах нашей родной планеты, у меня не было никаких сомнений. Каким-то образом, я почувствовал не только изменившийся состав атмосферы, но и подавляющую ауру миллиардов чужаков. Вы можете мне не поверить, но это именно так. Чужой мир можно почувствовать.
        Мои наблюдения ненаучны, но их легко проверить. Достаточно покинуть привычную родную местность и уехать куда-нибудь за море. Только не на курорт или в крупный город, а в то место, где редко бывают туристы.
        Вы сразу поймете, что находитесь не у себя дома. Через некоторое время неприятные ощущения обычно исчезают, но при первом контакте появляются почти всегда.
        Как только по моим ушам прошуршала пленка гиперсканирования, на барабанные перепонки обрушился шквал звуков. Глаза ослепило обилием световых вспышек. Мгновение назад я слышал только шарканье собственных подошв по мраморной крошке и разглядывал обнаженный ребристый бетон старых стен, а сейчас передо мной раскинулись внутренности циклопического человеческого муравейника. Все-таки нашими врагами были люди. А я до последнего мгновения заставлял себя верить, что люди неспособны на такие преступления.
        Ошибся. На много сотен метров вверх и в стороны уходили уровни, эстакады, мосты, переходы и виадуки. На Десятках этажей шевелилась многоголовая человеческая масса вперемежку с неисчислимым количеством механизмов. И вся эта кошмарная смесь стремилась пропихнуться в узкую горловину телепорта. В настоящее время на станцию
«Автово» отправляли пехоту. За несколько метров до телепорта солдаты включали невидимость и исчезали. Неподалеку с железнодорожных платформ сползали тяжелые танки. Вот они «крупные наземные цели». Они есть, но мы не смогли их увидеть.
        За угрюмыми грозными тушами бронированных машин виднелись аппараты, напоминающие старинные вертолеты со сложенными лопастями. Скоро вся Земля заполнится ползающими, летающими и марширующими монстрами. У сколоченных наспех армий Солнечной Системы будет великолепная возможность продемонстрировать свою преданность Человечеству и погибнуть в полном составе. Погибнуть, но не победить.
        Потрясенный отрывшейся передо мной картиной, я застыл на месте, но пинок в зад снова заставил меня идти дальше. После короткой пробежки по узкой дорожке конвоир резким окриком направил меня к ведущей вниз винтовой лестнице. Грохот военной техники остался где-то наверху, а в узком коридоре, куда мы попали, было тихо и холодно, как в могиле. На длинной лавке, стоящей вдоль стены, сидели люди. Судя по пыльным волосам, грязным злым лицам и рваной окровавленной униформе - все они были моими соратниками по борьбе и товарищами по несчастью. Я бросил взгляд на своего конвоира, который, почувствовав себя в безопасности, отключил маскировку. Такого лося даже лазерным резаком нашинковать было бы проблематично.
        Помимо чешуйчатых силовых полей, боевой скафандр врага оказался оснащен легким полуполевым экзоскелетом. Не чета нашим металлическим поделкам для грузчиков. Бронирование уязвимых точек выполнено очень аккуратно и, можно даже сказать, изящно, в отличие от наших угловатых «Кольчуг». Кроме того, почти все поверхности прекрасно озеркалены и коэффициент отражения, я думаю, не меньше чем с шестью девятками после запятой.
        Солдат пробормотал что-то невнятное и толкнул меня к лавке.

        - Не вопрос, - буркнул я, опуская задницу на железную поверхность.
        Нормально сесть мне мешали скованные за спиной руки, Какой идиот придумал такие бесчеловечные сиденья? В трех метрах от меня, устало прислонившись к стене, застыла молодая женщина. На вид ей было лет тридцать, но на самом деле, если верить нашивкам, несколько больше. Трудно стать полковником в столь юном возрасте, значит, в реальности ей не меньше сорока. В сорок лет редко делают омоложение. Обычно тянут до пятидесяти-шестидесяти, а потом сбрасывают возраст не до тридцати, а сразу до четырнадцати-пятнадцати, а то и до восьми. Следовательно, если она прошла одну процедуру омоложения, ей сейчас где-то в районе девяноста. Впрочем, какое это имеет значение?
        Женщина смотрела в одну точку и покусывала губы.
        Мне захотелось наплевать на субординацию и приободрить ее. Я присмотрелся к ее знакам различия и с нарочитой беззаботностью сказал:

        - Никогда не думал, что на Земле есть танковые войска.

        - Я тоже не думала, - она взглянула на меня с такой злостью, что мне захотелось вскочить и вытянуться по стойке «смирно». - Пока не получила приказ выдвинуться на рубеж и занять оборону.

        - Как это? - не понял я.

        - Я работаю в оружейном музее в Новгороде, - снисходительно объяснила она. - Уже тридцать лет заведую отделом танковой техники. Тематика военная, поэтому наши вояки дали мне звание и прибавку к жалованью в полтора трудодня на смену. Кто же откажется от лишних трудодней?

        - Кажется, начинаю немного соображать, - кивнул я - И как же вы занимали рубежи с музейными экспонатами?

        - Последние танки, которые выпускались на Земле, были полностью автоматическими. Мы поддерживали их в работоспособном состоянии. Дети любят покататься и поболтать с настоящими боевыми машинами. Когда поступил приказ, я смогла вывести к энергетическому Центру в Сосновом Бору сто двадцать четыре разнотипных аппарата. Все они были полностью снаряжены и могли держать абсолютный купол над городом в течение трех часов на автономных источниках и неограниченно долго с подпиткой от энергоцентра. Вы знаете, что такое абсолютный купол?

        - Имею некоторое представление.

        - Ни одно материальное тело и никакое излучение не должны были попасть в защищаемое пространство, - назидательно поведала она.
        Все-таки было в ней что-то от настоящего полковника. Чуть-чуть от полковника, чуть-чуть от преподавателя высшей математики, остальное от книжного червя, искренне презирающего любого, кто не читал Тургенева в бумажном издании.

        - А на самом деле вы даже не заметили, откуда подкрался враг, - с грустью констатировал я.

        - Да, - кивнула она. - Невидимки скрутили меня в моем бункере, и ни один датчик не зафиксировал вражеского присутствия. Ни одно силовое поле их не остановило. А там было несколько слоев разноформатных полей. Охрану и обслугу перебили на месте, а меня зачем-то оставили.

        - Там, где я воевал, им все-таки пришлось ломать нашу защиту.

        - Это хорошо, - моя собеседница улыбнулась. - Значит, есть надежда. Наверное, мои танки были слишком старыми.
        В стене напротив открылась дверь. Странно, что перед этим я не заметил там даже щелки. Из двери выдвинулся огромный детина с такой мощной мускулатурой, что, казалось давление мышечной массы сейчас разорвет его изнутри. Он схватил человека, сидящего справа от меня, и утащил в моментально исчезнувший дверной проем.

        - Оттуда никто не возвращается, - сообщила мне женщина. - Очевидно, там есть второй выход или кирпичная стенка и крупнокалиберный пулемет.

        - Может быть, это и к лучшему, если нас поставят к стенке, - я натянуто улыбнулся. - Мне уже почему-то совсем неинтересно, чем все закончится.
        Не надо паниковать. Звучит банально, но побеждает не тот, у кого тяжелее лом, а тот, у кого дух тверже.

        - Против нас они хлипковаты, - уверенно сказала она. - Но в одном вы правы, когда мы победим, наш мир станет другим. Совсем другим, а я слишком давно живу, чтобы увидеть еще и это. Тот, новый мир, будет постоянно держать пистолет под подушкой и каждую минуту будет готов отразить внезапный удар. Наша планета станет совсем не такой, как привычная мечтательная и немного ленивая старушка Земля. Не уверена, что захочу жить, постоянно помня, где находится бомбоубежище.
        Я посмотрел в ее молодое лицо. Даже самый искусный косметолог не способен изменить человеку выражение глаз, и если на какой-нибудь забойной вечеринке можно легко ошибиться с реальным возрастом своей новой подруги, то в ситуациях, подобных этой, вековая мудрость определяется безошибочно. Эта женщина была очень стара и умна. С высоты своих лет и опыта она, в отличие от меня, была твердо убеждена в нашей победе. Она говорила не «если победим», а «когда победим». Я, мальчишка, сомневался и не верил, а она знала точно.
        Дверь открылась вновь. На этот раз наступила моя очередь. Мускулистый ублюдок поманил меня пальцем.

        - Прощайте, - прошептал я женщине. - До встречи в новом мире.

        - До встречи, юноша. - Она дотронулась до виска, пытаясь сбросить мне номер своего телефона, но наша сеть здесь не действовала. - Верьте в лучшее, - пожелала она мне.

        - Буду верить, - пообещал я.
        В небольшом помещении кубической формы за квадратным столом сидел невероятно толстый человек в угловатой военной форме. Погоны на его плечах топорщились подобно рудиментарным крыльям нелетающей Птицы. Каким-то невероятным способом этому сапиенсу удалось превратить себя в кошмарное нагромождение жира. Достигнуть такого впечатляющего результата можно, лишь специально набирая массу по примеру борцов сумо. Возможно, что среди местных варваров большой вес являлся признаком авторитета и положительно выделял толстую особь среди худосочных соплеменников. Помнится, нечто подобное наблюдалось в примитивных племенах. Толстяк плотоядно хмыкнул и гостеприимно указал мне на стоящий перед его столом квадратный табурет. Я бы не очень удивился, если бы он сейчас достал из шкафа глубокую тарелку, вилку и облизнулся, поглядывая на меня.
        Несмотря на потрясающую воображение массу тела, враг выглядел вполне здоровым, крепким, у него было хорошее настроение, он непрерывно что-то жевал и улыбался, демонстрируя великолепные ровные зубы.

        - Я сержант Эш, - представился толстяк и самодовольно оскалился.

        - Очень приятно познакомиться, - сдержанно кивнул я и сел на предложенную табуретку.

        - Рад вас видеть, рядовой. - Эш хлопнул пухлой ладонью по столешнице, и за его спиной, там, где только что была гладкая крашеная стена, прямо в воздухе появился простенький двухмерный экран.
        Эш горделиво покосился на меня. Неужели он хотел меня удивить? Вероятно, для местных дикарей летающий двухмерный экран является серьезным достижением. На полупрозрачной плоскости появилась моя фотография и какой-то текст. Я присмотрелся к аккуратным прямоугольным абзацам. Родился, поступил, учился, окончил… Невероятно! Это же мое личное дело!
        Доступ к нему могу иметь только я, паспортная служба и мое начальство рангом не ниже руководителя предприятия.

        - Вы видите, рядовой Ломакин, что мы очень многое знаем о вас, поэтому допрос не имеет никакого смысла. - Эш снисходительно махнул рукой, и экран послушно рассыпался на тысячи серебристых пылинок. - Буду с вами полностью откровенен, солдат, - он говорил по-русски абсолютно чисто, и мне почему-то это было очень неприятно. - У вас есть шанс на хорошую карьеру, но вам придется многое изменить в себе. В новом свободном мире, который мы построим на руинах вашего тоталитарного лагеря, нам будут не нужны сторожевые собаки тиранов. Вы, конечно, еще не собака, вы - щенок, но…

        - Что за бред, сержант? - перебил я его. - Какая карьера? Какой свободный мир? Какой тоталитарный лагерь? Какие сторожевые собаки? Вы с кем вообще разговариваете?
        Я демонстративно огляделся по сторонам. Кроме меня, толстяка Эша и его мускулистого бугая, который скучал у двери, в комнате никого не было.

        - Не горячитесь, солдат. Вам еще многое предстоит узнать. Думаю, что некоторые вещи станут для вас настоящим откровением. Сейчас вас освободят от наручников. - Он сделал знак своему шкафообразному помощнику, и после нескольких неприятных рывков я почувствовал, что мои затекшие руки повисли вдоль тела.
        Эти дуралеи так и не догадались меня обыскать. Наверное, понадеялись, что всю грязную работу сделали до них.

        - Я понимаю ваше состояние, - сержант Эш сочувственно склонил голову. - Вы находитесь под присягой и имеете понятие о чести. К вам не может быть никаких претензий. Никто не любит предателей. Даже сами предатели себя не любят. И я не тешу себя надеждой, что после первой же беседы вы начнете сотрудничать с новыми властями. Просто своим небольшим предисловием я должен предварить те события, которые произойдут с вами в ближайшие два часа. Сейчас ваше сознание глубоко отравлено коммунистической пропагандой и вы неспособны воспринимать, в общем-то, самую элементарную информацию, которую жители свободного Мира впитывают с молоком матери.
        Эш говорил приятным, хорошо поставленным голосом, без малейших признаков какого-либо акцента, но все же я чувствовал, что русский язык для него неродной. Он его выучил. Причем выучил сам, не пользуясь системами прямой загрузки знаний. Каждое слово он произносил с удовольствием, смакуя и пробуя на вкус как немец, недавно освоивший красивое французское произношение.

        - Одурманенное тиранами население неспособно оказать сопротивление деструктивной идеологии, насквозь пропитавшей ваше общество. Апатичный и озлобленный народ используется деспотами для сохранения деспотической структуры подавления личности, - Эш неторопливо излагал заранее подготовленные и многократно обкатанные формулировки. - Зомбированных человекоподобных существ вроде вас могут убедить только бомбы. Дрезден, Хиросима, Нагасаки, Рязань, Пекин, Минск, Хабаровск - эти названия вам что-нибудь говорят?

        - Хиросима ассоциируется с первой атомной бомбардировкой, - вяло ответил я, мне не хотелось вести осмысленные беседы с дикарем, пусть этим занимаются этнографы.

        - А Рязань, Пекин, Минск?

        - Очевидно, эти города в вашем мире были уничтожены аналогичным образом.

        - Точно. Массовая гибель мирного населения повлекла за собой быструю капитуляцию и соответственно минимизацию жертв. Таким образом, точечное применение тотальных убийств стало благом для освобождаемых народов.
        Пожалуй, древние сказочные чудовища, именуемые фашистами, кои, как известно, варили мыло из человеческого жира и делали абажуры из человеческой кожи, побрезговали бы пить из одного писсуара с сержантом Эшем.

        - Мы хотим спасти вас, - убежденно поведал Эш.

        - От кого? - с абсолютно искренним любопытством спросил я.

        - От вашей ужасной идеологии. Вы сами не понимаете, что вы рабы. Миллионы ваших соотечественников гибнут в лагерях смерти, на них ставятся жестокие опыты, их заставляют голыми руками добывать урановую руду. За малейшее несогласие с властями любой из вас может быть расстрелян на месте. Агенты спецслужб убивают вас прямо на улицах. Ваша промышленность неспособна производить ничего хорошего. Вы все бедны и униженны.

        - Что за бред? - потрясенно пробормотал я. - Вас обманули. Все, что вы сказали сейчас, - ерунда.

        - Может быть, для вас это и ерунда, даже чушь, - легко согласился сержант, слово
«чушь» он произнес очень сочно, с любовью. - Ваш мозг травмирован, и вы не можете узреть истину, но следующее поколение, которое родится в вашем мире, будет считать именно так, как я сказал. Мне жаль лично вас. Если вы, подобно последнему динозавру, будете верить, что нет ничего лучше, чем мезозойская эра, то у вас нет будущего. Очнитесь, на дворе четвертичный период. Дует ветер перемен.
        Я молчал, размышляя о том, как симпатично будет выглядеть этот сержант с отрезанной головой. Было в этом жестоком мерзавце что-то от несмышленыша, хладнокровно отрывающего крылья у бабочки. Только вот ребенку можно объяснить, что все живое обычно испытывает боль, когда его рвут на куски, и он не будет так делать, а этот кретин обитает внутри замкнутого виртуального мира, где есть место только для его собственной правды. Ему невозможно объяснить, что мир сильно отличается от вбитого в его нейроны ущербного эталона.

        - Население вашего мира неспособно сделать правильный выбор. Мы пришли спасти вас, - ласково щебетал сержант. - Ваш разум отравлен. Лично вы, наверное, неплохой человек, потому что не причинили никакого зла своим соотечественникам. Вы не сделали и нам ничего плохого, но, судя по показаниям приборов, вы категорически отвергаете идею присоединения к победителям. Данный факт для меня совершенно непонятен. - Он скорбно скрестил свои удивительно маленькие и пухлые лапки на груди. - Крепость, которую вы продолжаете защищать, пала или падет в ближайшие часы. Нет смысла сопротивляться. Никто не оценит ваш подвиг. Вы должны признать нового сюзерена или погибнуть. Если вы выберете смерть, то это не станет следствием вашей доблести. Вы проявите себя как очень глупый человек, не желающий принять изменившиеся правила игры.
        Я почему-то опять тянул с последней самоубийственной атакой. Вроде и руки свободны и рукоять резака отчетливо чувствуется запястьем, но я по-прежнему убеждал себя, что должен дождаться самого-самого подходящего момента для того, чтобы ударить наверняка.

        - Вы не хотите слушать меня, но у нас имеется надежный способ быстро добиться понимания, - пообещал Эш.
        Помощник сержанта неожиданно обхватил меня за плечи и швырнул на пол. Затылок пронзила ослепляющая боль от удара чем-то твердым. Перед глазами поплыли круги. Второй удар пришелся по уху и частично по зубам. Рот наполнился соленой кровью. Что-то в этом роде я и ждал с того самого момента, когда понял, что попал в плен. Дикари не могут иначе. После третьего удара я отключился. Сознание вернулось ко мне почти сразу, но не целиком, а как-то ступенчато, рывками.
        Вначале я увидел амбала. Глаза б мои на него не смотрели! Потом в поле зрения проявился шприц, который он выдергивал из моего бедра. До чего же отсталая у них медицина. Шприц выглядел в точности, как в старых еще плоских фильмах: стеклянная трубка с рисками и металлический поршень. Спустя секунду я различил кровожадную ухмылку Эша и только после этого начал понимать слова.

        - Больно?

        - Зачем же по голове-то бить? - Я с трудом поднялся с пола и тяжело опустился на табурет.

        - Больно, - с сочувствием кивнул Эш, в руках он вертел мой лазерный резак. - Это только начало. Из-за своей тупости вы еще не догадались, что сегодня у вас великий день. Вы всю жизнь были рабом, и только сейчас у вас появился шанс стать свободным человеком, полноценным членом демократического общества. Наш мир милостив и терпим к людям, имеющим мнение, отличное от привычного для нас. Общечеловеческие ценности заставляют нас быть гуманными, даже тогда, когда нам не очень хочется быть гуманными.
        Когда он сказал эту фразу, у меня возникло ощущение, что передо мной сидит робот. Причем робот довольно примитивной конструкции с усеченной логикой и собранный на самых медленных процессорах.
        Эш сделал величественный жест левой рукой, и на столе перед ним появилось стереоизображение старенького компьютерного монитора.

        - Это детектор лжи, - пояснил он.
        Я едва не расхохотался. Сдержаться стоило некоторого усилия, но лицо у меня заметно перекривилось. Эш посмотрел на меня с такой брезгливостью, будто я в его присутствии сожрал собственные испражнения.

        - Это идеальная, никогда не ошибающаяся модель фирмы «Эпл». Я повторяю, - отчеканил сержант, лицо которого слегка одеревенело от осознания собственной значимости, - у вас есть шанс пойти на сотрудничество с нами и стать полноценным членом нового свободного общества. У вас есть шанс занять высокое положение и под нашим руководством повести ваших заблудших соотечественников к свободе. Вы согласны? Да или нет?
        На прямой вопрос следует отвечать прямо и честно.

        - Нет, спасибо, - я помотал головой. - Прикипел душой к родной тирании.

        - Как хотите. - Эш пожал плечами с таким видом, будто другого ответа от меня и не ждал. - Подождем, пока подействует инъекция.

        - Что вы мне вкололи?

        - Эликсир. Эликсир любви. Любовь - страшное оружие, которым можно победить любое зло. Вы сейчас все сами поймете. - Эш приблизил запястье к глазам и очень долго смотрел на наручные часы, будто не совсем понимал, что означают цифры на светящемся экранчике.

«А может, убить его?» - подумал я с неожиданной нежностью и окинул дознавателя оценивающим взглядом. Мне представилось, как я слегка сдвинусь влево, выброшу перед собой правую руку. Вот мой указательный палец со сладострастным всхлипом входит в глазницу сержанта. Кровь брызжет во все стороны, по щеке стекает глаз. Эш верещит от боли, а я с хохотом верчу пальцем внутри его головы, ломая тонкие косточки и пытаясь добраться до мозга.
        Сержант удивленно приподнял бровь. Я облизал пересохшие губы. Эш отскочил к стенке, и тяжелая ладонь его помощника легла мне на плечо. Похоже, что хваленый эликсир подействовал как-то не так. Может быть, название «эликсир любви» не совсем точно характеризует действие этого препарата? Эш еще раз посмотрел на часы и тихо спросил:

        - Вы готовы?

        - Смотря к чему, - процедил я сквозь зубы.

        - Вы ничего не чувствуете? - Эш озабоченно потер переносицу.

        - В смысле? Что я должен почувствовать? - Я почти пожалел своего врага, уж очень несчастным он сейчас выглядел.
        Жалость к врагу? Странно. С чего бы это? Может, эликсир все-таки работает?

        - Вы ничего не чувствуете по отношению ко мне? - Сержант тяжело задышал, его лицо стало красным, а глаза слегка вылезли из орбит.

        - Не понимаю вопроса.

        - Элизабет. - Сержант с хрустом щелкнул пальцами.
        Буквально через секунду за моей спиной лязгнул дверной фиксатор. Красивым женским именем Элизабет обозначалась заплывшая жиром бочкообразная особь. Мой мозг отказывался причислять ее к земным приматам. Это ходячее недоразумение больше смахивало на сухопутного моллюска с другой планеты, чем на человека. Рядом с ее чудовищной полнотой сержант казался худеньким голодающим подростком.

        - Вы удивительно скоро явились, моя быстроногая мисс, - восхитился Эш.

        - Я была в соседнем кабинете, - ответила она по-итальянски, - Помогала Смиту. У него были трудности.

        - Полагаю, что и вы столкнулись с чем-то похожим.
        Элизабет подошла к столу Эша. Я скользнул взглядом по ее надутым щекам, по редким нездоровым волосам, туго стянутым в пучок на затылке, по многоэтажному складчатому подбородку, лоснящемуся от жира, проступающего сквозь большие поры. Если бы ученые умели превращать животных в людей, то приблизительно так выглядела бы очеловеченная свинья.

        - Проблемы с эликсиром любви? - проницательно спросила Элизабет, буравя меня крошечными глазками.

        - Угу, - мрачно кивнул Эш и добавил тоже на итальянском: - Не знаю, что делать.

        - Не волнуйся, - отмахнулась толстуха. - Все достаточно просто. У них нет понятия об однополой любви. Ты его не возбуждаешь.

        - Ерунда. Гомосексуальность - врожденное природное свойство каждого нормального человека.

        - Сейчас увидишь. Ну-ка, комми, - на этот раз она, похоже, обращалась ко мне. - Да, да, ты, комик. Смотри на меня. Я тебе нравлюсь? Хочешь меня?
        Я с трудом сдержал рвотный позыв. Похоже, враги перешли к настоящим пыткам. Животные!

        - Понятно. - Элизабет махнула рукой помощнику Эша. - Алекс, еще одну дозу эликсира красавчику.
        Сержант протестующе замотал головой и замахал руками, но на женщину его смешные телодвижения не произвели никакого впечатления.

        - Все будет хорошо, Эш. У этих коммунистов такой зверский иммунитет, что они любую химию минут за пятнадцать разлагают на глюкозу и аминокислоты.
        Я почувствовал укол в шею и дернулся всем телом.

        - Ну а теперь, комик, как я тебе? - Элизабет гордо выпятила бугры, которые должны были символизировать женские груди.
        Меня снова перекосило от отвращения.

        - Полагаешь, сработает? - обиженно вопросил Эш по-итальянски. - Я вообще не уверен, что они способны на любовь. Настоящие роботы. В башке идеология и никаких эмоций. Собираюсь написать рапорт о том, что их бесполезно цивилизовывать. Лучше всего уничтожить поголовно всех. Они злы, тупы и кровожадны.

        - Расслабься. И не таких обламывали. Кстати, как зовут твоего робота? - Женщина разглядывала меня с нарастающим интересом, будто не я, а она получила дозу
«эликсира любви».

        - Светозар, - сержант презрительно скривил губы.

        - Серб, что ли? - она грубо и отрывисто хохотнула.

        - Он русский. Пятый за сегодня. Тут их очень много.

        - Русский? Настоящий? - В ее взгляде мелькнул страх, смешанный с отвращением. - Тот самый ущербный генотип? Выглядит, как человек, но на самом деле ни по интеллектуальным, ни по эмоциональным параметрам человеком не является. Забавно. Он действительно внешне ничем не отличается от нас. Откуда такое чудо? - спросила она очень тихо, будто надеялась, что от этого ее итальянский станет для меня менее понятным.

        - Оттуда! Из ада. - Сержант тягостно вздохнул. - Ты что, забыла, куда мы несем свет свободы и демократии на этот раз?

        - Зря мы это затеяли.

        - Тебя не спросили. Они готовились к тому, чтобы первыми на нас напасть. Если бы мы не спустились в преисподнюю, то преисподняя явилась бы к нам.

        - Посмотри на меня, марксист недорезанный, - сказала Элизабет по-русски и снова начала трясти своими телесами.
        Я хотел отвернуться, но потом подумал, что не так уж отвратительно выглядит эта женщина. У нее очень пикантные е пухлые губы, глубокие, красиво посаженные глаза, роскошная грудь. Как я мог не заметить сразу ее аккуратные ушки удивительно правильной формы и тонкие нежные волосы. Наверное, их приятно гладить рукой.

        - Он сварился. Допрашивай, - Элизабет толкнула Эша в плечо.
        Сержант оживился и зашуршал какими-то бумажками. Откуда они взялись? До последнего момента на столе не было никаких бумажных документов. Похоже, я действительно
«сварился».

        - Скажите, рядовой, - Эш строго посмотрел на меня, - обладаете ли вы информацией, которая могла бы представлять интерес для нас как представителей свободного мира?

        - Нет, - решительно ответил я.

        - Все правильно. - Эш швырнул какой-то листок на стол. - Что может знать рядовой?

        - Тут надо тоньше. Позволь мне, - перебила его Элизабет и обратилась ко мне: - Расскажи, Светозар, все, что может быть интересно мне. Очень тебя прошу. Пожалуйста.
        Как я мог соврать этому небесному созданию? Раскрыть ей все тайны мира стало для меня в этот момент главным всепоглощающим желанием. Я должен был быть искренним, и тогда, возможно, она благосклонно посмотрит на меня.

        - По неизвестной причине сразу после начала войны мне была присвоена степень «А»!
        Это должно заинтересовать ее, с восторгом подумал я и не ошибся.

        - Что есть степень «А»? - с любопытством спросила она.
        Я задохнулся от счастья. Она смотрела на меня. Она слушала меня. Ничего прекраснее этого и вообразить было невозможно.

        - Степень «А» - это степень, присваиваемая только самым важным персонам в Солнечной Системе, - таинственно поведал я. - И еще я хочу сообщить очень важную вещь. У меня частично стерта память. Думаю, что…
        Договорить я не успел. Свет перед моими глазами померк, из горла вырвался хрип. Я замолк не в силах говорить дальше. Элизабет и Эш переглянулись. Я собрался с силами и продолжил:

        - Очевидно, со мной произошло нечто очень важное и интересное для вас, но я не помню, что именно.
        Мои челюстные мышцы свело судорогой. Я застыл, потеряв дар речи. Потом меня начало корчить от каждого удара сердца. Кровь сильно билась о барабанные перепонки, пыталась выбить глазные яблоки из глазниц и звонко колотилась о свод черепа. Мне показалось, что еще мгновение и моя голова лопнет, как расстрелянный разрывными пулями арбуз. Не в силах сохранять вертикальное положение, я сполз на пол и распластался у ног Элизабет.

        - Похоже на блок, - глубокомысленно изрек Эш. - Паренек не так прост.

        - Как бы не сдох, - с беспокойством сказала Элизабет, брезгливо отступая на шаг. - На твоем месте я бы отправила эту мокрицу вверх по паутине, иначе вместо награды ты рискуешь огрести груду проблем на свою большую волосатую задницу.

        - Наверное, я так и сделаю, - вздохнул сержант. - Благодарю тебя за дельный совет.

        - Не забудь поделиться премией. - Элизабет похлопала его по плечу. - В ней есть и моя доля.

        - Не вопрос, красотка, - ухмыльнулся Эш. - Половина твоя.
        Я, не отрываясь, смотрел на прекрасную фигуру Элизабет и впитывал ее божественный образ. А когда весь мир скрылся за серой пеленой, перед моим внутренним взором предстал ее воображаемый лик, которым я продолжал любоваться до тех пор, пока я не осознал себя сидящим в неудобном жестком кресле. Мои конечности были надежно зафиксированы, а голова зажата между двумя ребристыми пластинами.
        Где я? Это была не та комната, в которой я изволил лишиться чувств. Там был серый матовый потолок, а здесь потолок белый и густо покрыт неяркими точечными светильниками. Я повертел глазами, но увидел только гладкую стену и края пластин, сжимавших мой череп.
        Прислушался. Где-то рядом беседовали трое. Двое, судя по голосам, мужчины и одна, судя по запаху духов, женщина. Ни Эша, ни моей возлюбленной Элизабет, к которой я уже почти охладел, среди них не было. Разговор велся на ломаном австралийском, и я с трудом разобрал, о чем идет речь. Мне помогло то, что беседа шла неторопливо и с большими перерывами. Похоже, говорившие ели и пили, лишь изредка перебрасываясь фразами.
        Один из невидимых собеседников с выражением вселенской скорби произнес:

        - Господи, сколь примитивны твои творения. Вы знаете, Тэн, что устроили дилетанты из предварительной фильтровки?
        Конкретно поставленный вопрос оказался риторическим, поскольку Тэн не знал ответ на него и промолчал.

        - Они накачали его «эликсиром любви». Нужно запретить тупоголовым уродам пользоваться такими опасными средствами. Еще немного и они бы погубили уникальный экземпляр. Я прошу вас, господин Тэн, обратить ваше внимание на этот вопиющий случай и принять меры по недопущению подобных инцидентов в будущем.
        Господин Тэн тяжело вздохнул, но на этот раз не счел нужным отмалчиваться.

        - Не думаю, что будет разумно запрещать им использовать эликсир, господин Гло, - возразил он и, испугавшись своей смелости, уважительно добавил: - Сэр.

        - Почему же? - с ласковой угрозой поинтересовался Гло.

        - Я хотел бы обратить ваше внимание, что на низшем уровне дознания работают по большей части, как вы правильно заметили, дилетанты и в их распоряжении должен быть простой и надежный инструментарий. Небольшой процент жертв в данной ситуации вполне оправдывается высокой скоростью проведения допросов.

        - Я принимаю ваш довод, - пропыхтел Гло, смилостивившись. - Пожалуй, вы правы, и я не буду настаивать на служебном расследовании в отношении Эша Пристли и Элизабет Сакс. Возможно, я даже прикажу освободить их из-под стражи, если они еще живы. Придется учесть, что результат их деятельности оказался не так уж и плох. В серой массе пленных им удалось найти человека, причастного к некоей тайне. Ваше исследование показало, что совсем недавно он имел контакт с самим Золиным, и эта встреча была стерта из его памяти.

        - Я хотел бы услышать подробности.

«Мне бы тоже хотелось услышать подробности», - потрясенно подумал я.

        - Сэр, - благодарно простонал Тэн. - Вы переоцениваете мои более чем скромные достижения.

        - Ничуть. Вы очень талантливы, Тэн. Вы на многое способны.
        Когда говорил господин Гло, до меня доходили плотные волны резкого табачного запаха. Кроме этого малоприятного аромата от него явственно несло мертвечиной. Позже я понял, что так воняют гниющие легкие.

        - Спасибо, сэр, - из груди осчастливленного Тэна вырвался отчетливо различимый хрип восторга.

        - Не думайте, что я вас похвалил. Я имел в виду, что вы чрезвычайно умный пройдоха, - резко отрезал господин Гло, и в горле его собеседника что-то громко заскрежетало.
        Я ждал, когда в разговор вступит женщина, но, к моему удивлению, человек, обильно политый духами, заговорил глубоким и, несомненно, мужским баритоном.
        Он с гротескной важностью вымолвил:

        - Никто не мог предположить, что под личиной солдата, находившегося в самой гуще сражения, может оказаться важная птица, связанная с карточной мастью. Люди такого уровня традиционно укрываются в тылу воюющих армий. Я полагаю, что он попал в наши руки не случайно. Тем более что на кибердопросе им было упомянуто имя Петра Васнецова, который является едва ли не главным тузом в колоде разыскиваемых нами лиц. Считаю необходимым предупредить вас, господин Гло, об опасности, которую, несомненно, представляет этот странный субъект. Полагаю, нужно усилить охрану, и, кроме того, предлагаю, как можно быстрее переместить его в безопасное место, вроде атомного убежища. Сделать это нужно, соблюдая полную секретность.
        Мужчина, пахший духами, говорил много, медленно и невнятно. Из его речи я понял не больше половины. После него в разговор снова вступил господин Гло.

        - Мы ведем очень странную войну, - веско произнес он. - Войну, в которой возможно все, что угодно. В связи с этим я настоятельно требую от фронтовой контрразведки с предельной внимательностью относиться к каждому пленному. Будь он хоть рядовым, хоть гражданским мойщиком сортиров. Я хочу получить в свое распоряжение близких родственников их лидеров. Учитывая морально-этические нормы противостоящего нам общества, они обязательно должны быть в воюющих подразделениях. Найдите их, Томас. Вы поняли? Это мое личное поручение. Не вздумайте его игнорировать.

        - Да, сэр. То есть, нет, сэр. В смысле, все будет сделано, сэр. - Мне показалось, что я услышал, как скрипнули шейные позвонки Томаса, так энергично он закивал головой.
        Строптивый Тэн был настроен несколько пессимистичнее:

        - Чтобы исполнить ваше требование, нужно задействовать множество низших исполнителей. На это потребуется время, господин Гло. Допускаю, что, когда мы будем готовы к охоте на родственников, война уже закончится, и у нас будут другие проблемы. В частности, мы еще намучаемся с их так называемым мирным населением.

        - Так называемое мирное население привыкло жить в комфорте, и оно очень скоро поймет, чью задницу следует вылизывать, чтобы сохранить в тепле свои собственные задницы, - с энтузиазмом провозгласил Томас.
        Волна цветочных запахов докатилась до моего носа и заставила поморщиться. Не люблю, когда мужчины пахнут, как женщины.

        - Не все так просто, - сдержанно не согласился Гло. - Этот мир строили русские. Государством, вокруг которого произошло объединение, был Советский Союз, а не Соединенные Штаты, как у нас. Вы понимаете, о чем я?
        Томас снизил пафосность и ответил достаточно спокойно и рассудительно:

        - Нет, сэр. Я не предвижу особенных сложностей. У нас большой опыт усмирения строптивых. Их собратья в нашем мире частично ассимилировались, частично вымерли. Много крови и чуть-чуть сладостей излечивают от любого фанатизма. Думаю, и здесь проблем не будет.
        Гло усмехнулся и плеснул в бокальчик весело булькнувшую жидкость.

        - Приятно слышать оптимиста, - промурлыкал он. - Ваше здоровье, Томас. Через недельку мы с вами вернемся к этому разговору, и вы будете удивлены своей сегодняшней глупостью. Дело в том, что у них очень много людей живет за пределами Земли. Придурки из Белого Дома еще не поняли, в какую кучу медвежьего навоза они наступили. Они думали взять безоружных комми тепленькими. Не вышло. Мы можем захватить планету, но получим такой ответный удар из космоса, что все, кто останется в живых, будут учить аксиомы мегаколлективизма и радоваться каждому прожитому дню.
        Эдгар Тэн сделал шумный глоток и удовлетворенно облизнулся.

        - Вам тоже придется их учить, сэр, - мстительно сообщил он.

        - Ошибаетесь, Тэн, - хмыкнул господин Гло. - Мне не придется их учить. Я их уже знаю и нахожу основные идеологические постулаты весьма разумными, а их избирательную систему довольно совершенной. Если они победят в этой войне, то я не пущу себе пулю в лоб, как некоторые. Я буду делать то, что умею делать очень хорошо. Карьеру. Вы понимаете, о чем я говорю?

        - Вы абсолютно серьезно допускаете возможность их победы, сэр? - голос Томаса прозвучал потрясенно.

        - Да, Томас, вы не ослышались. Что-либо бессмысленнее нашей последней военной авантюры сложно себе представить. Кстати, можете донести на меня в ФБР и получить почетную запись в личное дело. Я не обижусь. Они прекрасно осведомлены о моем мнении. Я не раз высказывал его этой демократической свинье конгрессмену Райсу.
        Снова послышалось журчание скупо разливаемой по емкостям жидкости. До меня донесся тонкий аромат неплохого коньяка.

        - Простите, сэр, что задаю вопрос немного не по своему профилю, но, если они улетят в космос, как мы их оттуда достанем? - спросил Тэн.
        Господин Гло задумчиво выпустил в воздух несколько густых клубов табачного дыма, от которых я чуть не задохнулся, и неторопливо ответил:

        - Вы умнее, чем я думал. Скажу вам по секрету, вы умнее, чем наш президент, который полагает… - Он почмокал губами, хрюкнул и скрипнул зубами. - Впрочем, не важно, что он полагает. - Гло глубоко вздохнул, и воздух снова наполнился табачным зловонием. - Конечно же, все наши враги не улетят в космос. Кто-то умрет, кто-то останется, кто-то станет верно служить нам. Делать прогнозы очень сложно, но, по моим данным, ничего хорошего не предвидится. А то, что предвидится, вам лучше не знать. Легче жить, Эдгар, если не знаешь лишнего. Лучше доложите мне, что интересного вы откопали в мозгах этого Ломакина? В первую очередь меня интересует Золин.

        - Конечно, сэр. - Тэн суетливо зазвякал посудой, в его голосе снова появились подобострастные нотки. - Дело - прежде всего. Хотите, я попрошу принести горячий кофе?

        - Не откажусь. Ваша ассистентка прекрасно делает кофе и великолепно исполняет кофейную церемонию.

        - У вашей ассистентки, Тэн, весьма тесная… - Томас сказал непонятное мне слово и хихикнул. - Никогда не встречал ничего подобного. Как у вас получается нанимать сотрудников с такими замечательными талантами?

        - Никаких секретов. Я предпочитаю набирать обслуживающий персонал из русских, - скромно объяснил Тэн. - У меня есть доступ к закрытым базам данных, поэтому я всегда точно знаю национальность кандидата на вакансию. Русские обычно скрывают или даже не догадываются о своем ущербном генетическом наследстве, но мне всегда известна их маленькая тайна. Это очень покорные и жадные существа. За очень небольшую плату они готовы абсолютно на все. По моим наблюдениям, русские покладистый и робкий народец, поэтому я не очень верю в те ужасы, которыми нас пугает многоуважаемый господин Гло.
        По комнате поплыл аромат кофе. Послышались непонятные влажные причмокивания. Через три минуты табачный смрад безжалостно уничтожил благоухание благородного напитка.

        - Итак, Тэн, мы насладились отличной работой вашей ассистентки. Кофе - превосходен. Сигары тоже, - удовлетворенно пророкотал Гло. - Надеюсь, ваши слова порадуют меня не меньше губок вашей русской красавицы. Я внимаю.
        Эдгар Тэн несколько секунд молчал, потом, будто очнувшись от легкого забытья, сказал:

        - Да, сэр… Понимаете, сэр… Как бы поточнее выразиться… Предложенный мне для исследования мозг оказался почти стандартным. Без кибернетического штифта и электронных стимуляторов, но с тщательно скрытыми следами пересадки. Никогда не видел ничего подобного. Явно штучная работа. Внутри черепной коробки мною было обнаружено устройство, напоминающее по конструкции мобильный телефон, только очень маленький и с очень сложной системой нейроконтроля. Я не рискнул демонтировать аппарат из-за риска осложнений. В нашем мире он все равно не будет работать.

        - Не томите, Тэн. Меня не интересуют железки. Расскажите скорее: что дало вам считывание информации из нервных клеток? Я повторяю, в первую очередь меня интересует Золин.

        - Этот солдат действительно имел секретную беседу с Золиным, о которой он не помнит. Вот распечатка того, что удалось добыть.
        После этой фразы я затаил дыхание и, кажется, остановил сердце. Я имел беседу с Золиным? Что за чушь?
        Простому смертному вроде меня проще поговорить с воскресшим марсианином, чем с Верховным Правителем Системы. Часть моей памяти, возможно, заблокирована, но там не может быть спрятано ничего подобного. Я был уверен в этом на сто десять процентов.
        Зашуршала бумага.

        - Дерьмо! - выругался Гло. - Что вы мне суете? Здесь же ничего нет. У вас имеется что-нибудь еще, кроме этой подтирки?

        - Да, господин Гло. То есть нет. Пока нет, господин Гло, но я очень постараюсь, господин Гло. - Всю ершистость Тэна как ветром сдуло.

        - В вашей команде, Тэн, - по-учительски строго сказал Гло, - хорошо работает только ваша ассистентка. От вас же самого исходит одна болтовня и никакой конкретики. Если так будет продолжаться и дальше, вы рискуете поменяться местами с вашей русской сучкой. Я не думаю, что у вас такая же тесная… - господин Гло издал шипящий звук, долженствующий означать сдержанную усмешку, - но мне кажется, что на ее месте от вас будет больше пользы, чем на вашей теперешней должности.

        - Я прошу вас не оскорблять меня, - вяло возмутился Тэн.

        - Я не оскорбляю вас. Я, как ваш непосредственный начальник, заботливо обрисовываю вам ваши ближайшие перспективы, которые вполне могут стать реальностью, - снова зашуршала бумага. - Мне неинтересно, какого цвета рубашка у Золина. Мне безразличен фасон его обуви, который вы столь подробно описываете. Я должен знать, о чем они говорили. Я должен знать, почему Золин называл нашего пленника Петром Васнецовым, если по всем базам он проходит как Светозар Ломакин. Кроме того, у меня имеется еще много вопросов, которые я не буду задавать, потому что вы все равно не ответите на них. Вы - бездельник, Тэн.

        - Мне удалось только частично снять звуковую информацию. Блокировка очень надежная, - залепетал Тэн, - но пятнадцать минут записи аудиосигнала сейчас находятся на дешифровке, и есть небольшой шанс, что удастся…

        - Мне нужно больше информации, - перебил его господин Гло. - Лезьте глубже. Мне необходим второй слой. Я должен знать все, что этот человек знает про Петра Васнецова. Мне нужны гарантии, что он не подсадная утка и не дезинформатор. Понятно?

        - Даже волшебник не сможет дать вам подобных гарантий, - испуганно огрызнулся Тэн. - Наши враги долго и умело прятали свои секреты. Я не могу развязать все узлы быстрее, чем они их завязали.

        - Можете! Вы же узнали про их встречу. Вы даже умудрились получить несколько незначительных фраз из их беседы. - Гло едва сдерживал раздражение. - Почему вы не можете добыть все остальное?

        - Большая часть самой ценной информации надежно и преднамеренно заблокирована. Любая попытка насильственного вскрытия блока приведет к разрушению мозга и немедленной смерти объекта.

        - Я же говорил, что это ловушка! - возликовал Томас. - Они оставили приманку, а когда мы доберемся до начинки, он наверняка взорвется! Ба-бах!!!

        - Абсурд! Мы получим информацию любым способом! Даже через ба-бах.

        - Из разрушенных мозговых тканей? Вы смеетесь? - дрожащий Тэн иронизировал на грани изощренной издевки. - Вы думаете, они не учли подобный пустяк? Его мозг разрушится раньше, чем я успею слить информацию.

        - Но зачем-то они его сюда послали? - Гло немного снизил напор. - Вы полагаете, что они могли случайно допустить присутствие носителя ценной информации в опасном районе?

        - Лично я подобный вариант исключаю, - снова вмешался в разговор благоухающий Томас. - Коммунисты, как слоны, ничего и никогда не забывают. У них башка устроена иначе. Не как у нормальных людей. У них все по плану. Они даже пончиками торгуют по плану. Я думаю, передача Ломакина в наши руки была специально организована.

        - Я тоже так думаю, - согласился Гло. - Но тогда должен быть способ вскрыть это проклятый ящик Пандоры. Иначе ловушка не имеет смысла.

        - Господин Тэн, неужели вы не можете предложить нам ни одного варианта решения проблемы? - вкрадчиво и с плохо скрываемой угрозой поинтересовался Томас. - У нас ведь есть первоклассные специалисты в области физического, психического и химического воздействия. - Мне показалось, что я слышу, как стучит сердце перепуганного Эдгара Тэна. - Почему вы столь безапелляционно отбрасываете их опыт? Кроме того, вы сами являетесь профессионалом по прямому считыванию информации. Неужели эти коммунисты столь хитры, что нам нечего им противопоставить? Вы рано сдаетесь, Эдгар.

        - Я вовсе не сдаюсь, - голос Тэна дрожал, - но и гарантировать успех не могу.

        - Не скромничайте! Вы же не тупица, вы просто лентяй, - презрительно изрек господин Гло. - Все люди устроены одинаково. И коммунисты, и демократы, и даже республиканцы. У всех две руки, две ноги, один мозг. Иногда половина мозга. Еще никому не удалось победить примитивные рефлексы. Абсолютно все боятся остро заточенных раскаленных предметов. Все, что вы должны сделать, это не дать ему отключать боль и страх, если он это умеет делать, и через двадцать четыре часа он заговорит, как миленький. Вам известно, что мои сотрудники прозвали вас Владом? Мне ли вас учить? Сотрите ненужные воспоминания, запишите нужные, внушите ему ужас, любовь, покорность. Работа должна быть выполнена. Отговорки не принимаются. У вас есть какие-нибудь вопросы?

        - Частичная амнезия приведет к нарушению логических связей и, скорей всего, закончится сумасшествием! Так нельзя! - Тэн был возмущен указаниями дилетанта, и я был с ним полностью солидарен.
        Однако господин Гло не унимался. После каждой его рекомендации у меня во рту становилось сухо, а тело, в соответствии с законом сохранения материи, покрывалось холодным потом.

        - Вставьте в его мозги ложную память, разберите его мозг на нейроны и соберите в другом, более благонадежном черепе, - шипел он. - Сделайте хоть что-нибудь разумное. Не ставьте меня в идиотское положение.

        - Результат имплантации ложной памяти будет таким же, как и при полном уничтожении массивов модифицированной памяти. - Тэн пыхтел и ерзал на своем месте, источая запах пота и страха.

        - Слушайте мой приказ, - твердо сказал господин Гло. - Вы достанете из этого комми все, что только можно достать. Если он подохнет - не страшно. Постарайтесь получить от него хоть какую-то информацию, а если не удастся, значит, такова воля богов.
        У меня внутри все похолодело, но за меня снова вступился Тэн.

        - Мне необходимо письменное разрешение на умерщвление ценного объекта, - еле слышно потребовал он.

        - Ого! - восхитился Томас. - Вы умнеете прямо на глазах, Эдгар. Я начинаю уважать вас.

        - Спасибо, - сдержанно поблагодарил его Тэн.
        Гло молчал почти минуту, а когда заговорил, в его голосе громыхала сталь.

        - Письменное уведомление о том, что я не против уничтожения объекта, вы получите по электронной почте. Но, если его смерть не принесет никакой пользы, на успешную карьеру можете не рассчитывать. Вы до пенсии просидите на должности тюремного палача где-нибудь в Магадане. Это всё!
        Глава 5.
        Тьма

        Беседа была завершена. Господин Гло и Томас ушли.
        Я услышал приближающиеся шаги и закрыл глаза, притворившись спящим. Несколько минут Тэн стоял рядом и неотрывно пялился на меня. Я кожей чувствовал его колючий изучающий взгляд на своем лице. Вдоволь насмотревшись, он деликатно дотронулся до моей щеки холодным пальцем. Мне пришлось «проснуться» и непонимающе захлопать ресницами, изображая изумление очнувшегося в незнакомом месте человека. Тэн уныло взирал на меня бесцветными невыразительными глазами. Некоторое время мы изучали друг друга. При этом у меня возникло устойчивое ощущение осьминожьих щупалец, скользящих по извилинам моего мозга, и я непроизвольно опустил веки, пряча взгляд. Мне стало очень страшно.
        Почему-то я сразу возненавидел этого человека. Только что он ратовал за гуманное отношение к моей персоне, но я не то что не испытывал к нему ни грамма благодарности. Наоборот, мне невыносимо хотелось плюнуть в его безрадостную харю, в которой воплотились для меня все мерзости этого потустороннего мира. Если же подходить непредвзято, Тэн выглядел вполне заурядно.
        Самый обычный худощавый мужчина средних лет невысокого роста, с крючковатым носом и слегка оттопыренными ушами. Широкий открытый лоб замысловато испещрен мелкими морщинками, голова, на свежий взгляд, казалась великоватой. Чем-то Эдгар Тэн напоминал карикатурного космического пришельца из старой комедии. Именно такие большеголовые твари, по предположениям предков, должны были оккупировать Землю. Вот только цвет не соответствовал. Тех красили синим, а у Тэна кожа была бледно-бежевой с несильным зеленоватым оттенком, что свидетельствовало скорее об усталости и неправильном питании, чем об инопланетном происхождении.

        - Вы очнулись, господин Ломакин? Прекрасно-прекрасно, - запричитал Тэн. - Я поздравляю вас. - Движения его губ напоминали ротовые спазмы выброшенной на берег селедки. - Сегодня для вас начнется новая прекрасная жизнь. Вы даже не представляете, как вам повезло.

        - Говорите медленнее, - проворчал я, с ненавистью косясь на сжимающие мой череп пластины. - Я плохо понимаю ваш австралийский. Нельзя ли поменять этот редкий язык на что-нибудь более распространенное? Мне трудно правильно воспроизводить слова.

        - Я говорю на самом распространенном в мире английском языке, - теперь каждое слово он произносил громко и медленно, будто вел беседу с глухим идиотом. - Вы, кстати, тоже. Если вы не возражаете, то я повторю: вы даже не представляете, как вам повезло.

        - Очень мило, - хмыкнул я. - После того, как я попал в плен, уже второй человек утверждает, что мне сказочно повезло, но каждый раз я оказываюсь связанным.

        - Извините, господин Ломакин. - Моя просьба неожиданно быстро нашла отклик в сушеном мозге человека-селедки. - Сейчас я все исправлю.
        Он засуетился, послышались щелчки переключателей. Устройства, фиксировавшие мою голову, исчезли.
        Отключились фиксаторы на конечностях. Я попробовал пошевелить руками и ногами. Они оказались свободными, но слушались плохо. Затекли.

        - Меня зовут Тэн. Эдгар Тэн. - Мой освободитель лучезарно улыбнулся.
        Лучше бы он этого не делал, потому что от его улыбки мне стало по-настоящему жутко. Если меня в течение двух часов заставят смотреть на эту оскаленную рыбью пасть, я, пожалуй, не выдержу и выдам все военные тайны, которые только знаю. К счастью, мне известно немного. Хотя некоторые вещи, судя по беседе господина Гло, Томаса и моего большого друга Тэна, надежно скрыты от меня в моей собственной черепной коробке.
        Я осмотрел помещение. Прямоугольная, не очень большая комната. Вдоль трех стен размещены компьютерные консоли, оснащенные весьма скромно и однообразно. Я насчитал двенадцать двухмерных мониторов.
        Возле каждого по два манипулятора и усеченной клавиатуре без нейросмычек. Все рабочие места в комнате выглядели абсолютно одинаково. Трудно сразу сообразить, где у них располагался руководитель группы. По теории мегаколлективизма, лидеру всегда следует выделяться, и он просто обязан обладать несомненными материальными и административными преимуществами.
        У него должен быть самый мощный компьютер, самое мягкое кресло, самый длинный отпуск и самый большой оклад в группе, иначе у его подчиненных пропадет интерес к личному совершенствованию. Я тяжело вздохнул.
        Вид этой комнаты сразу показал мне, в каком диком мире я очутился.

        - Тэн, - еще раз представился Тэн и протянул мне ладонь для рукопожатия. - Я здесь, чтобы сделать вас свободным и счастливым человеком.

        - Ломакин. - Я изо всех сил сдавил его костлявую, похожую на рыбий скелет, пятерню. - Я здесь, чтобы убить вас всех.
        Мне доставило большое удовольствие видеть, как побледнело его лицо и как расширились зрачки. Наверняка он подумал о том, что совершенно напрасно пренебрег охраной. Только насладившись его страхом, я ослабил хватку.

        - Не надо причинять мне боль, - попросил Тэн и с тоской посмотрел на свои помятые пальцы. - Вы - чудовище. Кстати, предупреждаю вас на будущее - я защищен индивидуальным силовым полем и могу поставить вас на место в любой момент.
        Не очень давно я уже слышал подобную фразу. Интересно, от кого? И где? Не могу вспомнить.

        - Прошу вас, не делайте глупостей. Не усложняйте свое и без того непростое положение, - миролюбиво предложил Эдгар. - Следуйте, пожалуйста, за мной.
        Он двинулся к двери. Я с сомнением посмотрел на свое обнаженное туловище. Из одежды на мне были только боевые телеметрические термотрусы из комплекта
«Кольчуги». Секунду поразмыслив, я встал и последовал за Тэном. Мы вышли в пустой коридор, и я зашлепал босыми ногами по полосатому кафелю, совершенно не стесняясь своего вида. Пусть будет стыдно тем, кто заставляет меня ходить голым и показывать всем тело, сплошь покрытое грязными потеками проводящего геля и квадратными следами электродов. К чести Тэна надо сказать, что первым местом, куда он отвел меня, оказался душ, а первым предметом, который он торжественно мне вручил, был пакет с одеждой. Впервые после пленения я очутился под упругими горячими струями воды, и мне на мгновение показалось, что я каким-то чудом вернулся домой, в свою уютную квартирку.
        Я с наслаждением вытерся тонким бумажным полотенцем, которое расползлось у меня в руках, и распотрошил пакет с одеждой. М-да. Самый тупой разнорабочий, с самым низким окладом, в самом отдаленном и недоразвитом районе Земли мог рассчитывать на нечто более достойное, чем то, что принес мне Тэн. Начнем с того, что я никогда не носил вещей, которые надевал кто-то, кроме меня. Во-вторых, это был не мой размер.
        В-третьих, одежда оказалась просто грязной. Куда я попал? Невероятно. Даже если бы в нашем мире кто-то горячо возжелал вручить кому-либо подобную дрянь, то он бы ее просто не нашел.
        Я хотел возмутиться, но вовремя вспомнил о своем незавидном статусе и решил не роптать. Пусть глумятся, сколько пожелают. Все равно победа будет на нашей стороне. Морщась от брезгливости, я натянул рабочий комбинезон с протертыми коленями и маслянистыми пятнами на заднице. У рубашки оказались слишком короткие рукава, и от нее плохо пахло, но ничего другого не было. Самым большим шоком для меня стали кеды с толстыми стельками, скрывавшими дыры в рваных подошвах. Так как склизкие от грязи носки уже были отправлены мною в мусорный ящик, я оказался лицом к лицу с перспективой непосредственного контакта с чужой обувью. Мои пятки должны были коснуться пропитанной прогнившим потом ткани. Еще раз напомнив себе, что солдат Солнечной Системы должен быть готов ко всему, я преодолел и это жестокое испытание. В моем мире никому в голову не приходило надевать чужие вещи. Зачем это делать, если всегда можно в любом магазине взять новые нужного тебе размера и фасона?
        Бесплатно те, что попроще, за трудодни те, что покрасивее.
        Злой, как собака, я вышел из душевой в коридор, где меня терпеливо дожидался Тэн.

        - Прекрасно выглядите, - похвалил он меня и торжественно улыбнулся.
        Я хотел его ударить, но сдержался и вместо парочки справедливых оплеух бурно высказал ему все, что думаю. И хотя говорил я по-русски, он, похоже, многое понял. Во всяком случае, его тонкие и прозрачные, как сухие березовые листья, уши покраснели до самых кончиков. Убедившись в эффективности родной речи, Я отшлифовал достигнутое на немецком, чем вызвал непонятный восторг этого костлявого, как сама смерть, существа.

        - Вы говорите по-немецки! - Он в восхищении сплел тоненькие пальчики перед впалой грудью. - Почему-то наши приборы не зафиксировали этого.

        - Выбросите ваши приборы на помойку, - посоветовал я.

        - Как я мог забыть, - он звонко хлопнул себя по лбу. - Ведь Карл Маркс с Фридрихом Энгельсом тоже творили на немецком. Наверное, вас заставляли изучать их труды в подлиннике. Верно? - Тэн выглядел абсолютно счастливым и взирал на меня с неподдельной любовью, мне снова захотелось стукнуть его.

        - Кто это такие? - спросил я, с отвращением принюхиваясь к своей рубашке.
        Тэн ошарашено воззрился на меня.

        - В смысле, кто такие эти ваши Маркс и Энгельс? - переспросил я, слегка удивленный его реакцией. - Гениальные романисты? К сожалению, в нашем мире они неизвестны.

        - Светозар, вы не знаете, кто такой Маркс? - голос Тэна звучал печально, как будто он спрашивал, на какое число я назначил съедение его любимого хомячка, и выяснил, что это число наступило еще вчера.
        Кстати, я бы сейчас не отказался поесть. Пожалуй, я согласился бы даже на жареного хомяка, лишь бы он был пожирнее и не очень волосатый.

        - Я не знаю, кто такой Маркс, если вы не имеете в виду того идиота, который ведет
«Спой или сдохни». Кажется, его зовут Юрий Маркс.

        - Вы не знаете, кто такой Карл Маркс, - потрясенно повторил Тэн.

        - Да подавитесь вы своим Карлом Марксом. Поговорим о нем после. У вас существует система общественного питания? Я хотел бы с ней познакомиться. Там мы сможем спокойно поговорить о Карле Марксе.

        - Вам, возможно, будет странно узнать, но у нас есть множество конкурирующих систем общественного питания, - Тэн натянуто улыбнулся, - но мы с вами туда не пойдем.

        - Ладно. Где у вас кормят арестантов? Давайте пойдем туда. Я буду есть, а вы сможете постоять рядом и расспросить меня про Карла Маркса.
        Он погрозил мне пальцем столь длинным, что на секунду показалось, будто в нем на пару суставов больше, чем у обычных людей.

        - Перед тем как начать полноценно питаться, вы должны доказать нашему обществу, что принимаете его ценности. Вас же не станут кормить в вашем мире, если вы отвергаете идеи…. Идеи… - Он замялся, извлекая из памяти нечто совершенно ненужное и по этой причине давно позабытое. - Идеи Кастро. Вот!

        - А какая связь между идеями какого-то там Кастро и едой? - На моем лице появилось искреннее удивление. - Я, конечно, не настаиваю, чтобы меня кормили. Учитывая мое положение военнопленного в дикарском обществе, я не требую регулярного питания, однако…

        - Вы - демагог. - Тэн, наверное, сплюнул бы мне под ноги, если бы не считал себя беспредельно культурным и цивилизованным человеком и не хотел бы сохранить свой драгоценный имидж в своих собственных глазах. - Следуйте за мной.
        Он шел и бормотал себе под нос что-то очень злое и поучительное. Я прислушался.

        - У вас будет возможность включиться в жизнь нашего общества полноценным гражданином, - быстро говорил он. - Я добьюсь этого. Вы убедитесь в преимуществах свободного мира перед вашим… - он замялся, подбирая слова, не нарушающие возвышенность торопливого монолога, - перед вашим миром ограниченной свободы. Я буду счастлив, если вы окажетесь в состоянии оценить нашу доброту и милосердие. - Он резко свернул направо. - Но учтите, от вас потребуются серьезные доказательства приверженности идеалам свободы и демократии.

        - Почему-то я в этом ни капельки не сомневался, - вздохнул я.

        - Вы, безусловно, чудовище, но вы в этом не виноваты. Виновато общество, которое вас сформировало. У меня есть возможность исправить эту ошибку.
        Мне захотелось рассмеяться. Вот рядом со мной идет человек. Он мне неприятен, но никогда в прежней жизни мне не пришло бы в голову не то что убить его, а даже ненароком задеть словом или обидеть. Я постарался бы изо всех сил, чтобы он не заметил моей неприязни. Сейчас же я готов лично расправиться и с ним, и со всем его потомством. Он часть мира, убивающего меня и моих близких. Без молчаливого попустительства таких, как он, никакая война не была бы возможна.

        - Наше справедливое общество всегда предоставляет возможность выбора. - Его подбородок гордо задрался вверх. - Даже если вы враг и не скрываете этого, у вас всегда есть способ изменить свою жизнь.

«Не томи, - со злостью подумал я. - Говори уже, что придумал. Как ты собираешься добраться до секретной шкатулки в моей голове?»

        - Мы согласны освободить вас и дать вам абсолютно все гражданские права, если вы поведете себя как полноценный член нашего общества. Защищая ценности нашего, а отныне и вашего мира, вы должны поведать мне о ваших встречах с Теренцем Золиным.
        Мои встречи с Теренцем Золиным? Мемуарно звучит. Зачем ему было встречаться со мной? Кто он, а кто я? Какие у нас могут быть общие дела? Коридор сузился так, что мне пришлось сбавить шаг. Теперь я шел позади Тэна, наблюдая его узкую костлявую спину. Разгадка может быть только одна, печально подумал я, в моем мозгу содержится дезинформация, до которой враги обязательно доберутся, но с огромным трудом. Иначе они в нее не поверят. У меня к ней доступа нет, и, значит, она откроется сама собой, когда наступит подходящий момент. Не в моих силах повлиять на этот процесс.
        Скорей всего, я сам согласился принять участие в этой операции. Наверняка у меня спрашивали согласие на подвиг, и я не смог отказаться. Дурак.

        - Я ничего не знаю о своих встречах с Золиным, господин Тэн, - мой голос вполне натурально дрогнул. - А если бы и знал, то ничего бы вам не рассказал.

        - Я вас понимаю, - смилостивилось рыбообразное. - Но разумные люди не должны следовать на поводу эмоций. Члены общества обязаны брать на себя ответственность. - Мы вышли к маленькой площадке перед двумя лифтами, и Тэн нажал кнопку вызова кабины. - В настоящее время вы не представляете для нас никакой ценности. Вы также бесполезны и для своего мира, который давно списал вас на военные потери. Тем не менее, у вас есть возможность изменить ход войны и принести пользу как себе, так и вашим соотечественникам. Вы должны понимать, что самое важное сейчас как можно скорее завершить войну, и сделать это нужно с минимальными жертвами. Ваша помощь может оказаться неоценимой.
        Двери лифта открылись, и Тэн любезно пропустил меня первым. Я вошел и встал у дальней стенки. На экранчике над дверью бодро замигали номера уровней. 119, 114,
109… Спускаемся. Я вспомнил пингвиньи силуэты спасателей, медленно бредущих по мертвым Руинам жилого дома. «Минимальные жертвы, говоришь, - мысленно процедил я. - И не надейся. Тот, кто видел окровавленный трупик ребенка, не станет думать о минимизации жертв во вражеских городах. Глаз за глаз, и никакого милосердия».

        - Вы не согласны с тем, что я сказал? - Глазки Тэна стали колючими и злыми.
        Почему это случилось именно со мной? Почему Золин выбрал меня? Как же хочется врезать этому господину Тэну, чтобы его зубы вылезли наружу через щеки.
        Так, чтобы позвоночник сломался сразу в четырех местах и чтоб ни один медик не взялся потом за воскрешение того, что останется от этого ничтожества. Нельзя.
        Только он может включить бомбу, заложенную в моей голове. Все остальные убьют меня безо всякой пользы.

        - Прошу извинить, господин Тэн. Вы, как ученый, прекрасно понимаете, что мои возможности адаптироваться в новых условиях не безграничны. - Я сложил губы в вежливой улыбке, лицо Эдгара разгладилось и вернулось к стандартному восторженно-идиотскому выражению. - Я вижу, господин Тэн, что вами движут весьма высокие нравственные установки и жизнь каждого человека является для вас высочайшей ценностью, поэтому я обещаю вам, что когда придет ваш час, вы умрете совсем не больно.
        Моя улыбка стала широкой и искренней. Мой собеседник побледнел. Если за те минуты, пока мы спускались на лифте, он приобрел устойчивый синдром клаустрофобии, то я могу считать, что жизнь прожита мною не зря.

85, 80, 75… Небоскребы очень легко и приятно разрушать. Нужно всего несколько не очень мощных бомбовых ударов для полного уничтожения инфраструктуры города, а уж психическое состояние горожан после хорошей бомбардировки и представить себе сложно.
        Очень-очень скоро господин Тэн будет трепетать от страха, поднимаясь в свою контору на 119 этаже. Достаточно рухнуть одной высотке, чтобы испортить настроение всему этому поганенькому мирку.

        - На большее я и не рассчитывал, господин Ломакин, - выдавил из себя Эдгар Тэн. - Тем более в первый день нашего знакомства. Но в любом случае спасибо за искренность.
        Кабина лифта остановилась, и внутрь вошли сразу пять человек в строгих черных костюмах, черных очках и черных галстуках-бабочках. Вначале я подумал, что это роботы, настолько они были одинаковы. Но от них пахло пивом, одеколоном и нестираными носками. Пришлось признать в них людей. Они доехали до нулевого уровня и выбрались из лифтового параллелепипеда на вольный воздух. Мы же с Тэном остались внутри и проложили путешествие теперь уже в преисподнюю. Экранчик грозно перебирал отрицательные числа.

        - 10, -11, - 12… Уши заложило. По спине пробежал холодок. Что меня ждет? Каменная сырая одиночка, холод и голод?
        Минус 24-й уровень. Прибыли. Снова коридор. На этот раз серый и совсем узкий. В такой тесноте легковооруженный карлик запросто остановил бы продвижение железных орд Адольфа Черного. Стало тоскливо и очень страшно.

        - Нам сюда, - сказал Тэн и показал на одинокую дверь в стене.
        Он долго копался в карманах, извлекая одну за другой связки старинных ключей. Долго выбирал нужный. Наконец замок щелкнул, и мы вошли. Тэн нажал на клавишу выключателя. Тусклая спираль лампы накаливания, с трудом преодолела сопротивление тьмы. Бледно-розовые стены озарились чахлым желтым светом. Мне показалось, что я видел, как неторопливо проползли по полу тени, прежде чем занять свои места в углах. Комната была обставлена с претензией на комфорт. Поверх неровного паркета распластался потертый пыльный ковер с разлохмаченной бахромой на одном краю и треугольной дырой на другом. У стены доживала свои последние Дни ребристая кровать, чем-то похожая на сдохшего от дистрофии бегемота. Стену справа украшала большая картина в тяжелой резной раме. На ней бородатые люди с серьезными лицами что-то обсуждали на фоне злобных полосатых флагов. Я подумал, что за этим полотном непременно должно скрываться что-нибудь безобразное. Например, никогда не высыхающее кровавое пятно. Рядом с картиной шершавый монолит стены был пробит стеклянной дверью, скрывавшей, судя по журчанию воды, душевую комнату и туалет. Стена
напротив предполагаемого туалета, наоборот, была идеально гладкой и больше всего напоминала боковину гигантского аквариума или старинный медийный экран.

        - Это комната, в которой вам предстоит сделать выбор, станете ли вы свободным или умрете, как и жили, в кабале человеконенавистнических идей. До свидания.

        - А пожрать?
        Дверь за человеком-рыбой закрылась, и я остался в полном одиночестве. Совсем один в недрах вражеского мира. Даже компания Тэна казалась более желанной, чем страшное одиночество. Я почел за лучшее лечь спать. Усталость должна победить голод, а сон позволит мне набраться сил перед грядущими испытаниями. Еще раз окинув взглядом убогое помещение, я выключил свет, и комната погрузилась в плотную, физически ощутимую тьму, которую не рассеивали уличные фонари или свет из окон соседнего дома. Это была иная тьма.
        В такой тьме обитают чудовища, и если капельку напрячь фантазию, то они вполне могут материализоваться. Мне стало не по себе, и я еще раз щелкнул выключателем. Лучше буду спать при свете, как в детстве.
        Постельное белье оказалось несвежим, и я сбросил его на пол вместе с одеялом. Голый матрас показался мне предпочтительнее в плане гигиены, чем откровенно грязные простыни. Теперь можно было попробовать заснуть, то есть выключить мозг и на время забыть обо всем. Я лег, оглядел удручающе прямоугольный периметр потолка и зажмурился. Перед глазами поплыли руины станции метро «Автово», толстое лицо Эша, кадры из рекламы стимулирующего напитка «Эгрегор», где милый Буратино, хряпнув стакан, оборачивался кошмарным деревянным чудовищем. Потом из сумятицы образов, рожденных засыпающим разумом, выплыла Тумана. Она была в синем рабочем комбинезоне. С эмблемы 26-й марсианской палеонтологической экспедиции на ее груди весело скалился череп какого-то неведомого страхозавра. Лицо Туманы скрывала дымка, и я не мог разглядеть, хмурится она или улыбается. Я что-то торопливо говорил ей и сам не понимал, что несу. Она кивала, ежилась и смотрела куда-то вниз. Мне почему-то показалось, что она торопится поскорее уйти. Я протянул к ней руки и с ужасом увидел, что рук у меня нет.
        Из плеч торчали окровавленные костяные шипы. Я заорал и сразу захлебнулся в соленой теплой жидкости, внезапно переполнившей мой рот. Силуэт Туманы замерцал и рассеялся. Только страхозавр еще некоторое время плавал в воздухе и щелкал кривыми желтыми зубами.
        Оказывается, щелчки издавались не во сне, а наяву ключом в замке моей камеры. Спрашивается, какой кошмар кошмарней? На пороге стоял Тэн.

        - Гутен морген, - оптимистично провозгласил он с хорошим берлинским выговором.

        - Чтоб ты сдох, - пробурчал я, садясь на кровати.

        - Вы хорошо подумали о том, о чем я вам говорил? - быстро спросил он, не обратив ни малейшего внимания на мою реплику.

        - Вы говорили мне очень много разных слов. Над какими я должен был подумать?

        - Я говорил вам о лучшей жизни в цивилизованном обществе. О том, что вы должны помочь себе и своему народу. - Похоже, у Эдгара сегодня было хорошее настроение, во всяком случае, он не использовал ненавистный мне австралийский язык, а говорил на понятном немецком. - Я всю ночь размышлял о вашем уникальном случае, - доверительно поведал он и, выглянув за Дверь, махнул кому-то рукой. - Ваш блок представляет собой интереснейшую головоломку, и разгадать ее дело чести для любого ученого. И, кажется, мне это удалось. Полагаю, у меня есть ключик.
        Два дюжих негра в военной форме внесли в камеру кресло с высокой спинкой и мягкими подлокотниками.
        Со спинки и подлокотников свисали расстегнутые кожаные ремни. Я обыскал взглядом солдат и, убедившись, что оружия при них нет, молча вышел в крошечную туалетную комнатку. Помочившись в грязный унитаз, изготовленный из желтоватого стекла или какого-то другого стекловидного материала, я открыл кран и умылся. Я старался не касаться раковины, покрытой коричневыми разводами. Странная прихоть делать сантехнические системы не из синтетического золота, а из железа и стекла. Дикий мир. Бокс для бумажных полотенец оказался пуст, тряпка на гвозде неприятно пахла, и я вытерся рукавом своей рубашки, тоже не очень чистой, но к запаху которой я успел привыкнуть.

        - Завтрак будет? - деловито осведомился я, вернувшись в камеру.

        - В виде исключения, будет. Вам понадобятся силы. - Тэн лучезарно улыбнулся и показал рукой на кресло. - Присаживайтесь. Если позволите, я буду прислуживать вам.

«Началось, - подумал я. - Интересно, что придумал этот мерзавец? Что-нибудь оригинальное или мне предстоит свидание с банальным каленым железом и щипцами для вырывания ногтей? Выдержу ли? А если и не выдержу, то что? Военную тайну я все равно не знаю. Анекдот, блин. Говорил, давай запишем, а ты запомним, запомним».

        - Господин Ломакин, вам в любом случае придется сесть в это кресло. Для вас же будет лучше, если вы не будете спорить, - поторопил меня Тэн.
        Дабы эта мразь не подумала, что сумела запугать меня, я неспешно устроился на мягком сиденье. Тэн извлек из шкафчика в стене пластиковую тарелку и принес мне. На тарелке высилась горка странной субстанции. При некотором напряжении воображения это было похоже на мелкую лапшу, перемазанную томатной пастой.

        - Что это? - опасливо спросил я.

        - Ваш завтрак, - уверенно ответил Тэн.

        - А ложка?

        - Не положено.

        - Руками ешь сам.
        Цацкаться со мной никто не собирался, и тарелка незамедлительно отправилась обратно в шкафчик.

        - Теперь, когда с завтраком покончено, - Тэн ехидно ухмыльнулся, - позвольте мне все-таки довести до вас мысль, которую вы так и не дали мне высказать до конца.

        - Я весь внимание.

        - Замечательно. - Тэн сложил ручки на впалом животике. - Я понял, что разумными доводами мне не удастся заставить вас отказаться от ваших убеждений. Даже если вы и воспримете их, ваши инстинкты будут сопротивляться. Но все же я надеюсь дать вашему разуму необходимое оправдание для принятия правильных решений, ибо ключ к скрытой в вашем мозгу информации, безусловно, упрятан в вашем сознании. Нарушение логических цепочек может сломать блокировку.

        - Вы уверены?

        - Вы желаете ознакомиться с методикой моих расчетов? Нет проблем! Как только наши отношения станут дружескими, я предоставлю вам доступ ко всей документации.
        Эдгар сделал знак неграм, и буквально через две секунды мое тело оказалось надежно прикрепленным к креслу. Меня охватило ставшее почти привычным ощущение физической несвободы. Я не сопротивлялся. Сопротивляться нужно было раньше, когда меня оставили одного. Тогда нужно было бить унитаз и перепиливать себе глотку острым осколком. Теперь поздно. Если уж решил воевать и дойти до конца - вперед! Последний бой начинается. От ожидания чего-то невероятно страшного в животе похолодело. Я шумно сглотнул.

        - У меня есть гипотеза о наличии у вас и подобных вам особей неких устойчивых императивов, в некотором приближении аналогичных нашей морали, - с лекторской убежденностью сообщил Тэн. - Вы, как человек, рожденный в тоталитарном обществе, не привыкли делать выбор, но если все-таки заставить вас его сделать, то возможен интересный эффект, который и приведет к нужному результату. Скажите, пожалуйста, сколько будет два плюс два?

        - Восемь, - буркнул я.

        - Отлично.

        - А если бы я сказал четыре?

        - Неважно, что бы вы сказали. Так же неважно, что вы выберете и как себя поведете. Меня устроит любой результат. - Тэн отодвинул в сторонку негра, встал на его место и положил мне на плечо свою сухую костлявую ладонь. - Каждому из нас время от времени приходится менять свои принципы. Только покойники остаются вечно верны своим заблуждениям. А жизнь очень изменчивая штука. Именно этим она отличается от смерти. Жизнь, хоть и бывает, уродлива, беспрестанно развивается и часто на одни и те же вопросы дает разные ответы, а смерть, как бы она ни была совершенна, не может сотворить ничего нового. Любые убеждения - это смерть.
        Тэн щелкнул пальцами, и серая скучная плоскость, рубившая пространство моей камеры, отпрыгнула и преобразилась, засияв белоснежным кафелем, медицинской сталью и бактерицидными лампами. Гладкая стена оказалась толстым голубоватым стеклом, за которым скрывалась довольно большая пустая комната.
        Единственным предметом мебели там было кресло, совсем не похожее на то, в котором сидел я сам. Вместо потертого кожзаменителя все его части сверкали нержавейкой. Металлическая спинка смахивала на крупную терку из-за покрывавших ее овальных отверстий.
        Подлокотники с зажимами выглядели так же, как и мои, только окаймлялись узкими желобками.

«Все-таки изувечат, - решил я. - Скверно. Но почему я здесь, а не там?»
        Мои пальцы сами собой сжались в кулаки. Ну, изувечат. Ну и пусть. Не я первый, не я последний. Сколько нас таких на нашей веселой планете страдало в разные времена. Ничего нового в этом нет.

        - Через минуту у вас не будет возможности остановить процедуру, - сказал Тэн скучным голосом. - Вам следует прямо сейчас сделать небольшое эмоциональное усилие по преодолению заложенных с детства барьеров.
        Ну почему? Почему я выжил в том бою у «Автово»?
        Все равно моя смерть - вопрос времени, и только от меня зависит, станет ли она гнусно-пакостной или торжественно-праздничной. Как там в классике? Летят самолеты - салют Мальчишу. Но не будет ничего такого.
        Тот фарш, который от меня останется, скинут на какую-нибудь грядку для удобрения местной почвы или просто сожгут и забудут. А что дома? Поставят в файле отметку:
«Погиб при выполнении боевого задания» и тоже забудут. Мать вспомнит. Обязательно вспомнит. На то она и мать. Даже такая, как моя. Тумана будет помнить всегда. Всю свою, надеюсь, бесконечную и счастливую жизнь, если нас, конечно, не победят эти безумные «освободители». В общем, не будет никакого салюта Ломакину, и даже я сам очень недолго буду гордиться своим подвигом, ибо меня тоже не будет.

        - Время на размышление истекло. Я жду вашего решения, - проскрипел Тэн. - Предупреждаю, у вас нет ни одного шанса выдержать наше воздействие.

        - Давайте попробуем.

        - Ответ неправильный. Возможно, у вас имеется иной вариант. - Рыбообразное ощетинилось и напряглось.

        - Пошел ты, - со скукой в голосе сказал я и назвал конкретный адрес, который не может быть упомянут в общедоступном тексте.

        - Каждый человек сам делает свой выбор. Не вините потом никого, кроме себя. - Тэн обиженно выпятил вперед нижнюю челюсть и стал окончательно похож на глубоководную рыбину.
        В комнату за стеклом ввели знакомую мне женщину.
        У Меня перехватило дыхание. Прежде я видел ее только один раз, но запомнил навсегда. Полковник танковых войск Солнечной Системы. «Железная старуха» с лицом и телом молодой женщины. Двое негров, неотличимых от тех, что стояли рядом со мной, быстро приковали ее к стальному креслу. Она не вырывалась и не протестовала. Она просто смотрела на своих мучителей, и в ее глазах клокочущее море ненависти. Казалось странным, почему враги не умирают от одного этого взгляда.

        - Это Татьяна Грозная, - голосом циркового конферансье сказал Тэн. - Она примет мучительную смерть у вас на глазах. Сейчас вы можете отменить пытку. По вашей просьбе возможна также отмена смертного приговора относительно этой женщины. Учтите, что она в настоящий момент видит и слышит нас.
        Она действительно заметила и узнала меня. Улыбнулась. Очень светло и радостно. Будто я неожиданно подошел к ней на улице и угостил мороженым. Хоть и была она бледна, и дрожала всем телом, и кусала губы, покрытые кровавыми сгустками, и все-таки она улыбнулась мне. «Эти твари слишком хилы против нас», - вспомнились мне ее слова. К Татьяне приблизился человек в белом комбинезоне. Он был похож на резиновую надувную куклу. Таких часто используют на полигонах для изображения пострадавших. Почему-то до последнего момента я не замечал его и так и не понял, откуда он взялся. Может быть, в соседней комнате имелась какая-то потайная дверь или малозаметная ширма. Очень скоро этот вопрос перестал меня волновать. Через минуту мне уже было совершенно безразлично все, что происходило вне металлического кресла. Весь мир, вся Вселенная сосредоточились на двух квадратных метрах.
        Человек в комбинезоне загородил от меня Татьяну Грозную. В его руке блеснуло лезвие скальпеля. Не лазерного, а самого обычного - стального. Такими вскрывают нарывы и чистят стекла от налипшей краски. Я закрыл глаза. Запахло кровью. Послышался тошнотворный треск, сдавленный стон. Мои веки поднялись сами.
        Чувство долга не позволяло мне спрятаться или трусливо отвернуться. Я должен был видеть это, и я увидел изуродованное лицо женщины. Я даже не сразу понял, что она. На меня смотрела красная блестящая кровью маска. Ни губ, ни щек, ни век не было. Кошмарный оскал окровавленных зубов растянулся от уха до уха. Лоб был гладкий и красный, и только на затылке топорщились остатки волос. Палач сумел за один раз снять все лицо. Мастер! Сколько же ему пришлось упражняться, чтобы научиться этому страшному искусству? Женщина шумно дышала, выдувая из обезображенного рта большие алые пузыри.

        - Подонки! - Я рванулся из кресла, но путы были прочны, и меня отбросило назад, осталось только скалиться и рычать. - Вы все спятили! Вы все пойдете под суд! Для таких преступлений даже срок давности не предусмотрен! Вы сгниете заживо в поясе Койпера, но вам все равно не позволят умереть.

        - Суд удел победителей. - На губы Тэна вернулась вежливая улыбка. - Действия, которые вы наблюдаете, ничуть не противоречат общечеловеческим понятиям о гуманности и принципах человеколюбия. Эта женщина не боготворит свободу и является убежденным врагом демократии, следовательно, она человек лишь по форме, а не по сути. А раз она не является человеком по сути…
        Палач взял пилу с небольшого столика на колесиках и снова вернулся к Татьяне. На некоторое время у меня отключился слух. Я услышал только глухой стук, с которым на пол упала нога, отрезанная выше колена.

        - Зачем? Зачем вы это делаете? - спросил я, безуспешно подавляя дрожь в голосе.

        - Не стройте из себя дурачка, господин Ломакин. Мы делаем это для вашего же блага. Сознание этой женщины очень сильно изуродовано тоталитаризмом. Она не смогла бы жить в свободном обществе даже в тюрьме, а у вас есть шанс. Итак, я вас слушаю.
        Тэн пытливо заглянул мне в глаза. Человек в белом комбинезоне вопросительно поднял окровавленную пилу.

        - Я согласен сотрудничать и сделаю все, что вы скажете, - скрипнув зубами, сказал я. - Остановитесь.

        - Хорошо, но недостаточно, господин Ломакин. Ваша психика выдержала испытание, и согласие, данное вами - формальное. Мне нужна искренность. Эта женщина оказалась не вполне удачным экземпляром. В ней мало эмоций, но мои специалисты сумели подобрать для вас один исключительный экземпляр. Как только вы его увидите, вы уже не сможете отвергнуть нашу дружбу. Пока мы всего лишь продемонстрировали вам наши возможности. Познавательно, не правда ли? Главное - впереди.
        Опять послышался хруст.

        - Прекратите! - не выдержал я. - Буду сотрудничать. Честное слово.

        - Мальчишка! - я с трудом узнал голос Татьяны. - Сотрудничать он будет! Ты перед кем собираешься пресмыкаться? Уйди, дай мне сказать, - последние слова относились к человеку в белом комбинезоне.
        Как ни странно, он послушался и отошел. Женщина смотрела на меня не моргая. У нее не было век, чтобы моргать.

        - Солдат.

        - Да, товарищ полковник.

        - Слушай, щенок. Каждое твое слово может помочь этим нелюдям. Ты не в силах угадать, что им на пользу, а что нет. - Она замолчала, собираясь с силами.
        Было слышно, как она часто сглатывает, как булькает кровь в ее горле. Ни я, ни Тэн не прерывали это жуткое клокочущее молчание. Спустя минуту она продолжила.

        - Каждое твое слово принесет смерть тысячам, а может быть, и миллионам. Как только ты подумаешь о том, чтобы помочь им, сразу представь себе тысячу мертвых младенцев. Именно такой будет цена твоей искренности. Они убивают нас, а ты хочешь сотрудничать с нашими палачами. Подумай, кто ты после этого. Очень хорошо подумай, перед тем, как открыть рот.

        - Она лжет! - вмешался Тэн, до которого, похоже дошло, что мученица говорит что-то не то. - Мы не трогаем детей. Дети еще не пропитались духом вашей лживой идеологии. Если они гибнут, то только случайно. Они нужны нам живыми. Мы воспитаем из них граждан настоящего свободного общества.

        - Это ты врешь, козявка, - прошептала Грозная. - Я знаю, что говорю. Слушай меня, солдат. По каким-то древним нормам здания всех детских садов и многих школ в нашем мире строятся в форме буквы «Н» или «О». По старой номенклатуре это обозначало
«госпиталь» или что-то в этом роде, как раз на случай воздушных бомбардировок. Чтобы не бомбили. Эти буквы хорошо видно с высоты. Очень удобно настраивать боевые компьютеры. - Она громко сглотнула. - Эти мрази в первую очередь разбомбили все здания в форме букв «Н» и «О». Я знаю. Я читала сводку.

        - Она лжет! Она находится под действием тоталитарной пропаганды! Какая чудовищная дезинформация! - Тэн патетически всплеснул руками. - Заткните фанатичку!
        Шумное дыхание полковника прервалось. Звуковую связь отключили.

        - В ее словах нет ни слова правды. - Рыбообразное раздраженно сжало кулачки и потрясло ими перед своей мордашкой. - Но вы-то умный человек и должны понимать, что ни одна война не обходится без случайных жертв. Наши солдаты проявляют максимальную осторожность, но враги свободы имеют обыкновение укрепляться в городских кварталах, и их очень трудно оттуда выковырять. Вы должны это понимать.
        Даже этому существу с ампутированной совестью было трудно осознавать себя слугой детоубийц.

        - Я все понимаю. Я все видел своими глазами. Мне известно, что военные компьютеры ошибаются крайне Редко и то, что роботы никогда не бывают убийцами. Убийцы те, кто их программирует. - Я уперся взглядом в его переносицу, и он отшатнулся. - Объясните мне, Тэн: зачем вы пришли на нашу землю? Вы называете наше правительство тоталитарным. Допустим, что так оно и есть, но это наше правительство. Хотим - терпим, хотим - по столбам развешиваем. Вы-то тут при чем? Мы вас не трогали и нападать на вас не собирались. Зачем вы к нам приперлись? Зачем разрушаете наши города, убиваете наших детей и женщин? Для того чтобы сделать нам хорошо и приятно?

        - Мы пришли, потому что вы не в состоянии освободиться самостоятельно. Ваш мозг отравлен. Вы - машины, винтики огромного безжалостного к людям механизма и сами не осознаете своей ужасной участи. Лучше быть мертвым свободным человеком, чем живым рабом, но разговор сейчас не об этом. Вам все равно пока не понять даже самых элементарных вещей.

        - Неужели?
        Голова Татьяны Грозной красным мячиком прокатилась по кафельному полу. Человек в белом комбинезоне сделал шаг назад, и обезглавленное тело в кресле засветилось оранжевым сиянием, потом вспыхнуло и распалось на черные пепельные облачка, быстро осевшие на пол, откуда их шустро смели роботы-уборщики. Вечная тебе память, Татьяна Грозная. Мои глаза наполнились слезами, но я старался сдержать их, чтобы враги не увидели моей слабости.
        Тэн щелкнул пальцами, и в комнату снова ввели женщину. И снова знакомую. Меня затошнило, и мышцы мгновенно обмякли. Если бы мое тело не опутывали ремни, то я бы непременно выпал бы из кресла. Тумана!
        Как? Почему? Она сейчас должна лететь на Марс или сидеть в барже на орбите Земли. Почему она здесь?
        Этого просто не может быть. Мозг отказывался верить глазам.

        - Если вы думаете, что это совпадение, то ошибаетесь. - Эдгар Тэн сиял. - Мне удалось получить информацию о Тумане Сентябрь из ваших нервных клеток. Эта область памяти не была заблокирована. Я передал данные своему руководству, и наши бравые маринеры взяли на абордаж баржу, которая не успела покинуть орбиту Земли. Нам повезло. На ее борту мы нашли вашу жену, и нам удалось взять ее живой.

        - Убейте меня.

        - Ваша просьба лишена смысла. Неужели вы хотите, чтобы столько усилий и даже жертв с нашей стороны пропали даром. Я хочу услышать ваше мнение о сложившейся ситуации.

        - Она же беременна… Как вы можете впутывать женщину в мужские игры? - По моему лицу побежали слезы, и я больше не пытался их скрыть. - Отпустите ее.

        - Здесь все зависит исключительно от вас. Вы думаете, мне доставляет удовольствие устраивать подобные спектакли?

        - Думаю, что да.

        - Вы глубоко ошибаетесь. У меня ведь тоже есть жена, и еще я кормлю самку-славянку, которая рожает мне детей. У меня восемь прекрасных детей, Светозар. Как вы можете допустить, что мне доставляет удовольствие мучить женщину?
        Туману посадили в кресло и закрепили ремнями руки и ноги. Ее прекрасные руки и божественные ноги стягивали окровавленными ремнями.

        - Прикажете начинать? - Тэн артистично изогнулся и заглянул мне в глаза.

«А ведь эта двуногая рыба торжествует, - подумал я. - Не преодолевает внутренние барьеры, не заставляет себя делать то, что надо, хотя этого делать очень не хочется, а именно радуется представившейся возможности повластвовать. Хоть на мгновение стать пупырышком, выпирающим над серой равниной посредственностей».

        - Я убью тебя, Тэн, - пообещал я. - И умрешь ты не сразу. Обещаю тебе.

        - Ваша любимая женщина сейчас будет страдать. - Градус оптимизма в его голосе несколько снизился, однако он по-прежнему верил в успех. - Одно только слово, господин Ломакин, и кошмар немедленно закончится. Искреннее слово.

        - Я всегда мечтал отдать за нее весь мир.

        - Так в чем же дело? Вы действительно очень умный человек! Сделайте это немедленно.
        Мне вдруг захотелось, чтобы самое страшное началось поскорее. Проклятый блок! Я даже не знаю, зачем мне его поставили. Какую дезинформацию в меня залили. Если бы меня предупредили… Сказали, что я должен делать, а не использовали как известное защитное средство. Сволочи! Ненавижу! Ожидание неизбежного превратилось в кошмарную пытку. Неразрешимая дилемма буквально разрывала меня на две части. Я должен был сделать выбор, зная, что он уже сделан.

        - Вы должны быть готовы на все ради своей любимой женщины, - продолжал увещевать Тэн и вдруг запнулся. - Ведь вы ее любите. Как вы можете? - он растерялся.

        - Я не могу платить жизнями сотен детей за жизнь даже самого дорогого для меня человека. Просто не могу, - мертвым голосом произнес я.

        - Какая патетика, - вздохнул Тэн. - Кто вам сказал, что из-за смены вашей политической ориентации кто-то погибнет? Вы поверили болтовне этой выжившей из ума воительницы? Она обманула вас. Мы делаем все, чтобы дети не пострадали. И учтите, от вашего выбора ровно ничего не зависит. Блок будет сломан в любом случае. Либо через разрушение высокого чувства к женщине, либо через разрушение не менее высокого чувства к Родине. Вы уже проиграли, и ваша Родина почти мертва. Спасите хотя бы женщину. Она вам еще пригодится. Хоть раз сделайте то, что вам действительно хочется.

        - Я вам не верю, - тихо, почти мысленно, сказал я. - Можно мне поговорить с Туманой?

        - Нет! - Тэн отрицательно дернул подбородком. - Вербальный контакт исключен. Вы будете слышать ее крики и только.
        Я вгляделся в лицо Туманы, запоминая каждую черточку, каждый штришок. Я хотел, чтобы она вся отпечаталась во мне. Если бы я мог скопировать ее сознание!
        Тогда бы я вынес мою Туману из этого ада и воскресил в новом теле. Но, к сожалению, нам еще далеко до богов.
        Я смотрел, слушал, глотал слезы и запоминал. Запоминал все. Уже тогда я знал, что отомщу. Сидя связанным в кресле, я знал, что отплачу этому миру за все. Когда Тумане вспарывали живот, я потерял сознание. Помощники Тэна привели меня в чувство, и палач продолжил с того места, где я отключился. Мне не дали пропустить ни секунды омерзительного зрелища. Мою жену потрошили гораздо дольше, чем полковника. Она кричала и молила меня о спасении. Она знала, что я здесь и слышу ее.
        Почему я не сдался? Разве стоит одна слезинка самого любимого человека всей Солнечной Системы? Я не знаю, как объяснить. Те, кто способен понять, поймут и без слов. Остальные понять просто неспособны. Нет у них участка мозга, нужного для понимания подобных вещей.
        В какой-то момент во мне что-то сломалось, и даже тэновским профессионалам не удалось меня откачать.
        Я пришел в себя ночью, в пустой полутемной камере.
        Я по-прежнему сидел в кресле. Стеклянную стену оставили прозрачной и свет не выключили, поэтому, открыв глаза, я пожалел о том, что не ослеп. Картина, представшая передо мной, отпечаталась в моем мозгу навсегда. Я вижу ее во всех подробностях, стоит мне подумать об Эдгаре Тэне и о том мире, который его породил. Большая выскобленная изнутри грудная клетка, горка внутренностей в железной лоханке и туловище без рук и ног. Отсеченные конечности сложены рядом. И лицо…
        Ее лицо…
        Я вылез из кресла, подошел к шкафчику, из которого Тэн доставал еду, и, едва не сломав крышку, открыл его.
        Внутри что-то было. Я ел. Очень трудно себе представить, что человек в моем состоянии способен есть. Однако это было именно так. Я, как робот, поглощал энергию, вводил в организм калории, чтобы сохранить в себе силы для мести. Мысли в голову я старался не допускать. Стоило задуматься, вспомнить, и всё. Конец.
        Я просто разорву в клочья первого, кто войдет в камеру.
        Убью одного, а остальные останутся жить. Ну, уж нет!
        Они все ответят за то, что сотворили с Туманой. Я приду ко всем и каждому. Лично. Персонально. Мне удалось заставить себя лечь в кровать. Уставший мозг подчинился и отключил эмоции. Тело расслабилось. Оно жаждало отдыха. Мои мышцы - мое единственное оружие, и я должен позаботиться о них.
        Никто не беспокоил меня несколько дней. Если быть точным, то дверь в мою камеру не открывалась пятьдесят четыре часа. За это время я успел провести курс индивидуальной психотерапии и сумел почти полностью восстановиться. Я много думал и пришел к выводу, что этот мир не имеет права на существование. Я не стану разбираться, кто из его жителей хороший, а кто плохой.
        Мне это безразлично. Меня больше не заботит, есть ли здесь приличные люди. Я просто хочу, чтобы их не было.
        Когда через пятьдесят четыре часа и тридцать две минуты дверной запор скрипнул, я стоял посреди камеры чисто вымытый, в выстиранной одежде и улыбался испуганному Тэну, который бочком протиснулся внутрь.
        За его спиной я разглядел плечистого чернокожего тюремщика. Эдгар меня боялся и не скрывал этого, хорошо понимая, что даже силовое поле не гарантирует ему безопасность. Наверняка думал, что я его загрызу. Правильно думал, и, если бы мне было достаточно только его крови, он бы сейчас уже корчился в предсмертных муках. Моим первым порывом и было оторвать ему голову, но я жаждал гибели всего этого мира и не хотел испортить праздник убийством ничего не значащего ничтожества.
        Тэн несколько мгновений колебался, войти ли ему одному или все-таки пропустить вперед охрану. Наконец он решился и прикрыл за собой дверь, оставив тюремщика в коридоре. Честно говоря, я был удивлен его отвагой.

        - У меня для вас хорошая новость, господин Ломакин, - с наигранной веселостью сообщил Тэн. - Ваш блок был успешно сломан. Мы знаем, кто вы, и ваша ценность для нас несколько снизилась. В связи с этим комитет по сбору информации решил смягчить ваш режим содержания. Вас переведут в другое место. Возможно, там вы сможете лучше проникнуться духом нашего свободного мира. - Он невольно покосился на стеклянную стену.

        - У меня уже была хорошая возможность проникнуться духом вашего свободного мира. - Я демонстративно сел в кресло и уставился на останки за стеклом.
        Куски трупа, наверное, уже начали гнить. Странно, что сюда не доходит запах. - Если мне будет позволено, я бы предпочел остаться здесь.

        - Честно признаться, я и сам не очень понимаю, зачем понадобился переезд. Миссия, с которой вас послали к нам, оказалась жалкой попыткой не очень умной дезинформации, и разумнее всего было бы уничтожить вас прямо здесь, - разоткровенничался Тэн. - Однако у меня приказ, который я должен выполнить. Если вы будете сопротивляться, то вас поведут силой. Собирайтесь.
        Я встал и сложил руки за спиной.

        - Я готов.
        Тэн поспешно выскочил в коридор. Все-таки не выдержали нервишки у недочеловечишки, и в последнюю секунду он дал волю инстинктивному малодушию. Боится. Не может просчитать и поэтому очень боится.
        Я вышел вслед за ним. Кроме Тэна к новому месту заключения меня должны были сопровождать уже знакомые мне охранники, высокие и очень габаритные негры. Один двинулся вперед, второй показал рукой направление и пристроился в хвост процессии. Тэн засеменил у моего левого плеча, время от времени забегая вперед, и что-то лопоча прямо в ухо идущему впереди охраннику. Негр чинно кивал ему и с непередаваемым хладнокровием вытирал белоснежным платком шею, забрызганную слюной Тэна.
        Вчетвером мы едва уместились в тесном лифте. Как ни выкручивался Тэн, его прижали ко мне. Я заглянул в лицо своего мучителя и слегка оскалился. Рыбообразная физиономия сморщилась, как будто он пытался втянуть выпирающий, изогнутый, как у попугая, нос внутрь черепа. Понимал, гад, что силовое поле здесь не включишь и если сейчас я решусь напасть, охранники ему помочь не смогут. Понимал и трусил. Лифт поехал наверх и спустя полминуты открыл двери на нулевом уровне. Тяжело дышащий Тэн пулей вылетел наружу, с неожиданной силой вытолкнув своих стражей. Потрясенные мощью его напора, негры открыли рты, а один из них произнес короткое ругательство и озадаченно почесал стриженую макушку.
        Холл оказался огромным, почти что беспредельным.
        Сверху его накрывал гигантский купол, имитирующий небо. Искусственная полусфера не могла заменить прозрачности настоящего воздуха, однако, несмотря на поддельную иллюзорность пространства, я несколько секунд смотрел наверх. В одной половине фальшивого небосвода расплескались по облакам лучи восходящего, а может быть, и заходящего солнца, во второй сверкали звезды и уплывали в недосягаемую бесконечность спиральные галактики. Небо подпиралось стеклянными колоннами, внутри которых вверх и вниз скользили кабинки лифтов.
        Соблюдая прежний строй, мы двинулись сквозь унылую массу строго одетой публики. Впервые я увидел многочисленную толпу мирных обитателей этого странного мира. Было в них что-то от роботов, и я никак не мог понять, что именно. Никаких сомнений в натуральной человечности присутствующих у меня не возникло, но какие-то мелкие черточки роднили их всех с машинами. Может быть, покрой костюмов? Он у всех, даже у женщин, был довольно стандартным, словно они получали их с одной фабрики бесплатной продукции. Но совпадающих расцветок галстуков почти не было. Да и разновидностей ботинок я насчитал не менее пяти. Безусловно, люди, но насколько они примитивны! Среди сотен индивидуумов ни одного индивидуально одетого человека. А, в общем, я, наверное, излишне строг. Подобная простота должна быть характерна для элементарно устроенных сообществ. Набедренная повязка, бусы из зубов акулы, какое еще разнообразие может быть у папуасов. Разве что живописная раскраска на лице или яркая тряпка на шее.
        Тэн потянул меня к широкой стойке, где за стеклянным барьером сидели люди с натянутыми, будто приклеенными улыбками. Тэн обратился к одной из женщин, которая за секунду до этого о чем-то беседовала, приложив к щеке трубку старинного телефона. Я видел такие в кино. Симпатичная мордашка девушки осветилась безумной радостью, когда в поле ее зрения попал Тэн, и я, признаться, сперва подумал, что они уже не один год встречаются и, возможно, имеют пару общих детей.

        - Это для вас, мистер Тэн, - женщина протянула ему серый бумажный конверт и сразу же вернулась к телефонному разговору, продолжая ненаправленно излучать в пространство фальшивую улыбчивую радость.
        Тэн разорвал конверт и извлек оттуда зеленый прямоугольник размером с визитку.

        - Держите при себе, - буркнул он, сунув мне карточку. - Это временный паспорт. В ближайшие сорок пять минут вы можете находиться вне охраняемых помещений. Если за это время мы не успеем добраться до места, вы будете задержаны полицией.
        Удача сама плыла мне в руки. За три четверти часа можно многое успеть.

        - Что это за здание? - спросил я, снова задирая нос к вершине купола.
        Подавляющая масштабность местной архитектуры начинала мне нравиться.

        - Мы находимся в межпространственном штабе по противодействию коммунизму, - важно изрек Тэн, и его худощавое тело даже немного раздулось от гордости. - Перед вами лишь незначительная часть одной из семи парадных полостей. Если вам доведется увидеть здание целиком, то вы будете потрясены до глубины души. Никакой фантазии не хватит, чтобы описать всю грандиозность замысла архитекторов и строителей. К сожалению, с близкого расстояния разглядеть что-либо сложно, так как постройка огромна. Для полного понимания величия идей антикоммунизма, воплощенных в этой громадине, нужно подняться на вертолете и посмотреть на штаб сверху. - От возбуждения на лице Тэна отразились некоторые простейшие человеческие эмоции, похожие на радость и гордость.
        Мы направились к выходу. Справа от десятка посекундно открывающихся и закрывающихся дверей высился огромный мутный параллелепипед с гладкими правильными гранями. Я невольно изменил курс, увлекая за собой всю группу. Меня почему-то не остановили, давая приблизиться к странному объекту. Что это такое? Может быть, произведение местного искусства, абстрактный памятник или система массового зомбирования? По моей коже пробежали едва уловимые уколы, и стало понятно, что гигантские серые грани сгенерированы очень мощными силовыми полями. Недаром плотность толпы была здесь заметно меньше. Люди обходили это место стороной. Что же там внутри? Наверняка что-то страшное и в то же время достойное всеобщего обозрения. Священная бомба? Древний бессмертный демон? Памятник великому подвигу? Я вгляделся в параллелепипед, словно намеревался пронзить его взглядом. Похоже, устройство имело какие-то мыслеуправляемые элементы и на двух ближайших ко мне гранях появились оптически прозрачные пятна. Сквозь них проступили контуры небольшого военного корабля. Не космического, а морского. Или речного. Уж не знаю, как они
классифицируются и какие имеют отличия. Корабль был довольно примитивный. Возможно, из тех, что использовали в качестве источника энергии дрова и появились сразу после парусников.

        - «Аврора», - сказал Тэн, встав позади меня. - С нее все началось. Ею все и закончится. После крушения последнего коммунистического режима ее переплавят в памятник жертвам коммунизма.

«Аврора», Ленин, большевики, Гражданская война в России. Смутные образы из школьного курса. Жаль, что на уроках истории я предпочитал читать боевую фантастику. Сейчас бы не стоял тут, как дурак, и не хлопал бы глазами, а сказал что-нибудь умное. Ладно, не буду прибедняться. Про «Аврору» я знаю, только я никогда не думал, что этот ветхий крейсер, как-то связанный с историей архаичных мегаколлективистских режимов, является столь мощным символом. Этот мир населен сумасшедшими! Какую угрозу может представлять собой утлое суденышко, уже давным-давно неспособное причинить никому ни малейшего вреда? То ли дело орбитальная крепость «Брест», сожженная Орденом Лунного Храма и воссозданная из мелких обломков и космического мусора. Вот реальное, зримое и мощное воплощение светлых идей мегаколлективизма.
        Чему можно научить школьников на примере старой железной калоши? Ничему. Наверное, по этой причине «Аврора» была забыта в нашем мире. Молодые любят все большое и умопомрачительное. Даже если это большое и умопомрачительное весьма и весьма тривиально по конструкции. Никого, кроме ученых, не волнуют похождения одинокой амебы в первобытном океане, хотя важнее, чем она, для возникновения жизни ничего и не было. А вот судьбой тупых безмозглых динозавров проникаются абсолютно все, хотя от них почти никто не произошел, а на возникновение человека разумного эти Древние рептилии вообще никак не повлияли. Именно поэтому Кливлендская операция и Четвертый Оберонский десант - это круто, а другие, менее эффектные события в электронных учебниках убираются за синие ссылки, необязательные для изучения. Въедливые отличники, вероятно, получают удовольствие, разбирая подробности всяческих исторических событий. Я, к сожалению, к подобным «ботаникам» никогда не относился и про «Аврору» знал только потому, что во втором классе побывал на ней во время школьной экскурсии.
        До сих пор помню всю глубину постигшего меня разочарования, ибо при словах «боевой крейсер» в моем мозгу складывался совсем иной образ. И сейчас, вспоминая свои детские эмоции, я подумал о том, как я был неправ.
        Старый корабль оказался так страшен для наших врагов, что они заковали его безобидный ржавый корпус в самые мощные силовые поля, которые только смогли сгенерировать.
        Мы молча прошли между услужливо распахнувшимися стеклянными створками и очутились на оживленной улице. Непривычно узкие тротуары заполняли люди, спешащие по каким-то весьма неотложным делам. Все они шли с одинаковой скоростью, все были одеты в похожую одежду. Даже рост у всех приблизительно один и тот же. По правой стороне тротуара прохожие шли в одну сторону, по левой - в другую, и только на перекрестке в ста метрах от нас людские потоки перемешивались, но не теряли своей нечеловеческой упорядоченности и проходили друг сквозь друга, как зубья колес в хорошо отлаженной зубчатой передаче.
        По проезжей части мчались автомобили. А может быть, это были вовсе и не автомобили, а электромобили или газомобили. Просто я тогда посчитал, что в примитивном обществе и транспорт должен быть соответствующим. Машины постоянно перестраивались и беспорядочно обгоняли друг друга. Глядя на эти броуновские перемещения, я затруднился определить, кто или что контролирует транспортный поток. Для людей управление было слишком быстрым и сложным. Для роботов слишком бессистемным. Скорей всего, направляющую роль играли люди, причем весьма безответственные, а ограничивали и упорядочивали хаос компьютеры.
        Я поднял голову и убедился, что проезжая часть состоит не меньше чем из дюжины уровней, каждый из которых нависает над предыдущим, и все это пахнущее наэлектризованным железом, трещащее искрами, нарезанное ломтями пространство скрывает не только небо, но и вершины домов.
        Мы влились в по-военному строгие колонны туземцев. Мне стало немного не по себе, будто вокруг шагали не живые люди, а роботы со сбитым программным обеспечением. Было непонятно, что они станут делать в следующую секунду: отрывать друг другу конечности или копать ямы для посадки деревьев. Мой взгляд постоянно натыкался на неживые остановившиеся глаза, непроницаемые лица и резиновые улыбки. Казалось, что если закончится завод таинственной пружины, движущей этим примитивным механическим миром, то все куклы остановятся, замрут в нелепых позах и немедленно начнут гнить, превращаясь в кучи дурно пахнущей улыбающейся дряни.

        - Здесь очень дорогие места для парковки, - суетливо сообщил Тэн. - Поэтому я оставил машину рядом со сквером. Нам придется немного прогуляться. Вы не возражаете?
        Шедший позади меня негр прогудел что-то весьма невразумительное. Мне удалось разобрать одно слово - «идиот». Похоже, он был против прогулки, но сделать ничего не мог. Некоторое время мы двигались в общем потоке. Я смотрел на прямые спины идущих впереди людей, на их одинаково подстриженные затылки.
        Женщины носили волосы подлиннее, мужчины - покороче. У женщин - одна модель стрижки, у мужчин - другая, но тоже одна на всех. Тяжелый случай.
        Мы свернули на узкую улочку и по пологой лестнице спустились в подземный переход. От открывшейся передо мной картины я замер, и только чувствительный тычок в спину заставил меня шагать дальше. Подземелье отличалось от поверхности так же, как мифический ад отличается от не менее мифического рая. Интересно было бы определить, где на самом деле в этом мире рай, а где ад. Наверху стерильная чистота морга, здесь смердящие кучи саморазлагающихся бутылок и пакетов. Наверху - люди-машины, здесь - люди-животные. Человекообразные чудовища, воняющие, как просроченные упаковки с креветками. Мне бросились в глаза заскорузлые руки и темные обветренные лица обитателей подземного перехода. Самое смешное, что я не смог бы точно ответить, кем бы я предпочел стать в этом мире, если бы у меня, конечно, был выбор: зловонным бедняком с раскрашенными волосами или затянутым в строгий костюм роботом?

        - Прошу прощения. - Тэн потупился. - Почему-то их сегодня очень много. Если бы я знал об этом, то мы бы пошли другой дорогой. Но, я надеюсь, вы понимаете, что у каждого общества есть изнанка.

        - Изнанка? Вы превращаете людей в отбросы и скромно называете это изнанкой? - в моем голосе сквозили нотки плохо скрытого превосходства.

        - Антисоциальные элементы присутствуют в каждом обществе. В том числе и в вашем. Только вам об этом не говорят, а вы сами слишком ленивы, чтобы поинтересоваться самостоятельно, поэтому до сих пор пребываете в плену иллюзий.
        Я промолчал, не желая тратить силы на переубеждение такой мрази, как Тэн. Придет время, и он сам, безо всяких понуканий начнет петь хвалебные песни мегаколлективизму, только это его не спасет. Любой суд даже по самым гуманным законам самого мирного времени приговорит его к смерти за гибель двух женщин, одна из которых была беременна. «А ведь могут и оправдать», - с ужасом подумал я. Найдется какой-нибудь адвокат-гуманист, который как дважды два докажет, что людоед, выросший в нормальном людоедском обществе, просто не может не кушать людей, а, следовательно, судить его по нашим законам - недопустимо.
        Охраняющие меня негры ускорили шаг. Происходило что-то не совсем понятное. Охранники нервничали и усиленно вертели головами, стараясь проконтролировать каждого обитателя перехода. Я спиной почувствовал многочисленные заинтересованные взгляды, но стоило мне оглянуться, как глаза сразу же отводились в сторону. На секунду у меня появилось ощущение, что я снова, как когда-то, отбился от тренировочной группы и случайно попал под прицелы свихнувшегося боевого киборга. Тогда преподаватели обманули меня, убедив, что киборг чокнулся по-настоящему, но теперь все абсолютно точно было взаправду. Никаких учебных заданий и холостых патронов. Окружающие нас «антисоциальные элементы» были очень опасны. Опасны для людей-роботов. Мне же они давали шанс.
        Я бросил взгляд на Тэна. Тот опять отчаянно трусил.
        Он смотрел в пол и очень выразительно сутулил плечи, демонстрируя свое миролюбие и отсутствие желания нарываться на конфликт. Возможно, с киборгами или, скажем, с тиграми такая трусливая тактика и сработала бы, но здесь обитали животные иной породы. Покорный вид Тэна только раззадорил подземных монстров.
        Их активность резко возросла. Мимо заскользили какие-то невнятные тени, и из темного угла послышались звуки ударов, стоны и ругань. Сторожевые негры напружинились и заняли позиции слева и справа от меня, выпихнув Тэна в боевой авангард.

        - Обычно такое здесь бывает только ночью. Днем полиция очищает переход, чтобы добропорядочные граждане… - запричитал Тэн и вдруг резко остановился, затравленно оглядываясь по сторонам.
        Мой почетный караул, а вместе с ними и я тоже застыли на месте. Послышался звон бьющих плафонов.
        Нас накрыл полумрак. Нечеткие фигуры окружили нашу группу плотным кольцом. Тэн что-то быстро забормотал себе под нос. Я прислушался. Удалось разобрать обрывок фразы на австралийском: «Зачем вам мой адрес?» и «Я на вас в суд подам, срочно высылайте наряд». Похоже, он вызывал милицию, ибо ребятам, которые нас окружили, абсолютно точно был неинтересен адрес Тэна, да и красивый наряд они ему высылать не собирались.

        - Русские свиньи! - прошипел Тэн.

        - Не думаю, что они русские, - возразил я, всматриваясь в чумазые желто-черно-серые хари. - Вид у них вполне интернациональный. Кстати, в нашем тоталитарном мире за озвучивание подобного словосочетания можно и в тюрьме месяцок отдохнуть. У вас разве не так?

        - Они русские, - прошипел Эдгар. - Ущербные гены неистребимы.
        По окружившей нас толпе прошел неприятный, холодящий кровь шелест. Будто насекомые внезапно затрещали своими жесткими надкрыльями и сразу же смолкли. Мордатый небритый парень ткнул пальцем в мою сторону и требовательно взвизгнул:

        - Кард, перо, кэш давай сюда фастли. Ну!
        Герои-охранники отступили назад и встали спиной к спине, оставив меня один на один с толпой. Они были готовы защищать общество от меня, а вот целесообразность защиты меня от общества не была прописана в заключенных ими контрактах. Тэн начал поспешно хлопать себя по одежде и выворачивать карманы, хотя его лично еще никто ни о чем не попросил. Удивительная предупредительность в сложившихся условиях. Ни малейших признаков гордости или недовольства. Еще и заискивающую улыбочку на мордочку повесил. Раб! Настоящий всамделишный раб.

        - Они имеют право так поступать? - изобразив детскую наивность, поинтересовался я у Тэна.
        Пусть думает, что я никогда не читал исторической и приключенческой литературы, не смотрел старых фильмов и не имею представления о преступности в неуравновешенных примитивных сообществах. В школе я учил, что использование обезличенного золотого и валютного эквивалентов приносило гражданам много неудобств в связи с возможностью несправедливого перераспределения материальных ценностей. Теперь у меня появилась возможность убедиться в этом на практике, действительно, очень неудобно. В нашем мире грабеж невозможен в принципе, ибо для каждого числа на личном счете известен источник, и незаконным он быть по определению не может.

        - Нет, они не имеют права так поступать. Они нарушают закон, - хрюкнул Тэн и попытался спрятаться между неграми.
        Те плотнее сомкнулись своими могучими корпусами, и ученый садист устремился за мою спину, но враги были повсюду, и нигде он не мог почувствовать себя в безопасности.

        - Я те грю, дрын-дрэх, кэш скидай. - Небритый парень демонстративно помахал коротким ножом и даже сделал несколько фальшивых выпадов в мою сторону.
        Негры засеменили в сторону. Толпа расступилась, выпуская их из круга. Если бы Тэн был чуточку смелее, то и он мог бы уйти. Нападающих интересовала только моя персона. То, что ограбление ненастоящее, я понял после повторного требования кэша. Только выдающийся глупец мог предположить, что у человека в такой одежде, как у меня, может отыскаться ценный кэш. С гораздо большей вероятностью все это имелось у Тэна, но до него никто не докапывался. Следовательно, грязным обитателям подземелья был нужен я как личность.
        В следующую секунду мне вдруг стало ясно, что меня непременно будут бить. Понарошку, но очень больно.
        Драться не хотелось. Честно говоря, эти грязные, плохо одетые люди были мне симпатичны. Они казались ближе и понятнее человеко-роботов, с которыми приходилось общаться до сих пор. Эти, по крайней мере, не пытались перекрестить меня в свою веру. Они просто добывали себе кусок хлеба. О методах можно спорить, но право на еду - одно из главных и нерушимых прав человека со времен великого оледенения.

        - У меня ничего нет. - Я улыбнулся и развел в стороны руки, демонстрируя пустые ладони.
        Парень ударил. Я слегка отклонился, и кулак прошелестел рядом с моим лицом. Ответить пришлось адекватно и строго в рамках уголовного кодекса. Кажется, я сломал ему нос. От боли нападающий издал оглушительный крик. У меня даже в ушах зазвенело. Люди отступили и насупились. Вокруг нас с Тэном образовалось пустое пространство.

        - Мы пропали, - запричитал Тэн. - Зачем вы его покалечили? Надо было сделать все, что он скажет!
        Толпа напряглась, уплотнилась и вновь двинулась в атаку. Я завертел головой, стараясь отследить все ножи, цепи и кастеты, угрожавшие мне отовсюду. Не отследил. Кто-то повис у меня на плечах. Рядом жалобно пискнул Тэн. Я рванулся, кто-то застонал, кто-то вскрикнул. Я бил навалившиеся на меня тела короткими злыми ударами. Еще несколько сломанных пальцев и выбитых зубов, и я вырвусь на оперативный простор. Победа казалась совсем близкой, но в этот момент мне под нос сунули резко пахнущую тряпку. Я вдруг почувствовал, что не могу двинуть ни рукой, ни ногой. Мир опрокинулся, и перед моим лицом замелькали чьи-то ноги в рваной обуви. Тэн попытался ускользнуть. Его тело окуталось полупрозрачной муаровой пленкой, и люди, державшие его за руки, с воплями прыснули в стороны. Ярко светящееся силовое поле окружило Тэна защитным коконом.
        Он, пошатываясь, двинулся к лестнице, ведущей на поверхность, но ему не дали уйти. Чей-то темный хищный силуэт на мгновение скрыл его от моих глаз, и спустя секунду я увидел Эдгара лежащим на грязных каменных плитах. Очень худая, похожая на скелет девушка с нечеловеческой яростью колотила его железной палкой по окровавленному затылку. Он кричал и пытался отползти в сторону.
        Меня протащили несколько метров и бросили лицом в глубокую лужу. Дышать водой я никогда не умел, а повернуть голову не мог. К счастью, кто-то заметил пускаемые мною пузыри и выпихнул мою голову из лужи.
        В этот же момент девушка-скелет выхватила кривую саблю. Клинок со свистом рассек воздух и аккуратно снес Тэну его рыбообразную голову. Лезвие выбило искры из каменного пола и молниеносно исчезло из моего поля зрения. Гаснущие глаза Тэна осуждающе уставились на меня. Казалось, что он все еще способен видеть, понимать и молить о помощи.
        Кто-то поднял крышку канализационного люка в сорока сантиметрах от моего носа, и обезглавленный труп полетел вниз. Грохнуло так, будто Тэн при жизни был не человеком, а авиабомбой. Из люка в потолок подземелья ударил аккуратный цилиндрический столб пламени.
        Мою кожу опалило жаром. Завоняло жженой проводкой. Кто-то вычурно выругался по-русски.
        Вслед за этим стены ритмично качнулись. Мелькнули, сменяя друг друга, потолок, пол, бегущие люди. Меня куда-то несли, и я все еще был жив. Остался я живым и потом, когда меня долго и неуклюже спускали в какую-то щель, обвязав тросом лодыжки. Помню, что постоянно ударялся о ржавые скобы. Помню, как меня уронили, и в моем плече что-то хрустнуло, но я ничего не почувствовал. Люди, спустившиеся вслед за мной, натянули на лица темные блестящие полумаски. Меня снова понесли. Стало совсем темно, и в течение следующих девяноста минут я не видел ничего. Из всех органов чувств только обоняние и слух продолжали верно служить мне, однако запахи канализации не несли никакой полезной информации, а уши транслировали исключительно шорох подошв и тяжелое дыхание двух десятков человек.
        У многих из них были нездоровые легкие. Некоторые похитители были простужены и регулярно закатывались сильным лающим кашлем.
        Болтаясь в чьих-то руках и время от времени царапая спину о каменистый пол, ослепший и парализованный, я, тем не менее, пытался размышлять. Кому и зачем понадобилось это похищение? Ясно, что нападение было хорошо спланировано и организовано, но смысл всей операции оставался непонятен.
        После короткой остановки число сопровождающих меня лиц сократилось до пяти. Остальные, судя по коротким вскрикам и треску проламываемых черепов, быстро и болезненно скончались. Расправа не задержала группу. Один из оставшихся побежал впереди, остальные четверо понесли меня. Скорость движения возросла. Теперь мою не очень-то легкую тушу волокли абсолютно здоровые и отлично подготовленные парни. Дышали они ровно и глубоко, двигались плавно и свободно.
        Прошел еще час. Стало немного светлее. Сквозь тьму начали проступать человеческие силуэты, стены с коричневыми подтеками ржавчины и потолок, затейливо раскрашенный черными пятнами плесени. Миновав лестницу и журчащий сточными водами коллектор, мы вышли к платформе, залитой серебристым светом.
        У дальней стены виднелась машина каплевидной формы. Судя по прилизанным выступам и широкому ветровому стеклу, аппарат предназначался для быстрого перемещения в воздушной или водной среде. Мои похитители остановились. Послышалась тихая короткая команда, меня опустили, и, к своей великой радости, я почувствовал спиной холодную шершавую поверхность.
        Кружилась голова, тошнило, было тяжело дышать, но я ощущал себя абсолютно счастливым оттого, что к моему телу начала возвращаться чувствительность. Паралич спадал, и я с величайшим трудом сумел слегка повернуть голову и посмотреть на людей, доставивших меня сюда. Они ничуть не походили на существ из подземного перехода. Эти ребята явно не любили ярких расцветок и презирали любое разнообразие в одежде. Все пятеро были облачены в одинаковые черные комбинезоны. У всех было очень похожее телосложение, а схожесть их лиц снова навела меня на мысль о промышленном производстве обитателей этого мира. Похитители дисциплинированно выстроились в одну линию и синхронно переминались с ноги на ногу, будто подавая кому-то сигнал о том, что готовятся к длительному ожиданию. Но заскучать в этот раз не довелось ни им, ни мне.
        Из каплевидного аппарата вышел человек, и первым, что я обратил внимание, было то, как он это сделал.
        Он появился из твердой на вид оболочки. Из этого несусветного происшествия существовал единственно возможный вывод: машина окружена комплексом силовых полей совершенно невероятного качества. Дело в том, что, когда нужно преодолеть стандартное поле, не отключая его полностью, в нем организуется дыра довольно большого размера, дабы завихрения на краях разрыва случайно не оторвали человеку ухо, нос или какую-нибудь другую выпирающую часть тела. Здесь же грань поля с микронной точностью очертила фигуру мужчины. Мои средненькие познания в современной физике позволили мне весьма приблизительно представить, на сколько порядков скорость их процессоров и мощность их энергетических устройств превышает наши возможности. Число получалось просто убийственное.
        Мужчина, в отличие от его машины, выглядел весьма заурядно. Почти буднично. Полноватый лысоватый человек средних лет. Широкое доброе лицо внушало симпатию и даже какую-то непонятную приязнь, однако цепкие жадные глаза, укрытые за прозрачными стеклами античных очков, больше подошли бы голодному пауку, чем представителю хомо сапиенс. Его костюм казался чрезвычайно ярким, хотя в нем присутствовало всего два цвета: черный и белый. Черный фрак с длинными фалдами, похожими на тараканьи надкрылья, и белая рубашка с черным же галстуком-бабочкой. Эта вполне заурядная и в нашем мире «бабочка» вызвала в моей душе труднообъяснимое омерзение. Будто это была не деталь одежды, а настоящее мертвое насекомое.
        Человек в бабочке строго посмотрел на команду моих похитителей. Те сразу подтянулись. Один из них, похоже, главный, с размаху коснулся виска двумя пальцами. Отдал честь. Человек в бабочке благосклонно кивнул и перевел взгляд на меня.

        - Отлично, господа, - сказал он по-австралийски. - хорошо поработали.
        К моему глубокому удивлению, его голос был мне хорошо знаком. На секунду я подумал, что ошибся, но очень характерный запах, исходящий из его рта, не оставил места для сомнений. Это был знаток мегаколлективизма господин Гло.

        - Грузите, - Гло ткнул пальцем в мою сторону.

        - Хотелось бы вначале получить расчет. - Главный похититель нахмурился и сделал шаг вперед.
        По его виду было понятно, что наступил самый важный и самый опасный момент во всей операции. Стоило Гло сделать хоть одно неверное движение или сказать хоть слово с неправильной интонацией, и вся стая сразу же набросится на него. Уголки губ господина Гло слегка вздернулись вверх, он очень медленно сунул руку за пазуху и извлек оттуда невзрачный пакет, крест-накрест перемотанный синей лентой. Главарь приложил к пакету тонкий стерженек размером с авторучку, удовлетворенно хмыкнул и забрал плату. Один из его подельников, не дожидаясь дополнительных распоряжений, забросил меня на плечо и втащил внутрь каплевидного аппарата. Я пошире распахнул глаза, чтобы зафиксировать момент прохождения грани силового поля по зрачку, и действительно сумел заметить проблеск ярко светящейся полосы, но у меня даже ресницы не шелохнулись, настолько точно был очерчен мой контур. Потрясающе.
        Внутренняя конфигурация аппарата оказалась вполне стандартной. Можно сказать, классической до примитивизма. Мне приходилось видеть нечто подобное в авиационном музее. Системы управления с множеством экранов, ручек и переключателей широко применялись до изобретения телепатического контроля. А вот пара противоперегрузочных кресел выглядела вполне привычно. Наверное, ничего лучше или хуже придумать просто невозможно.
        Мы протиснулись в носовую часть аппарата, и похититель вознамерился сгрузить меня в правое кресло. С сумасшедшей скоростью я просчитал ситуацию и сообразил, что более удобного момента для побега мне не представится никогда. Нежно обняв за шею ничего не подозревающего противника я напряг мышцы, молясь том, чтобы организм, долгое время находившийся в полной неподвижности, выполнил приказ должным обозом. Рука согнулась так, будто я всю жизнь сворачивал шеи врагам Человечества. Позвонки с хрустом сломались. Мужчина молча рухнул в проход между креслами, я быстренько ощупал свеженький труп и без труда отыскал под мышкой нечто, похожее на ручное оружие.
        Правда, сразу сообразить, что именно попало мне в руки, было сложно. Вроде лучемет, но слишком легкий.
        Смахивает на детскую игрушку, стреляющую резиновыми пульками, краской или еще какой-нибудь чепухой. Не к месту вспомнилось, как в детстве я дал длинную очередь зеленой краской по прохожим, а потом целую неделю ходил отбывать срок в детской комнате милиции. Странные вещи происходят в жизни. Измазать краской несколько человек или разбить лицо мерзавцу - это наказуемое зло, а убить сотню человек на войне - поощряемое добро. Грядущие, более развитые поколения будут сильно удивлены нашей сложной моралью.
        Я улыбнулся вошедшему в капсулу человеку с «дохлой» бабочкой на шее. Он вежливо поклонился в ответ.
        По моей спине пробежал холодок, губы пересохли, и я облизал их. На лице господина Гло не отразилось никаких чувств, кроме благожелательного любопытства и легкой брезгливой жалости. Он не испугался меня, а значит, мною была допущена серьезная ошибка. Решив играть до конца, я положил палец на курок и прицелился противнику в лоб. Тот лишь усмехнулся. Его желтоватые зубы отчетливо пахли мертвечиной.

        - Не делайте глупостей, товарищ, - сказал он на прекрасном русском языке. - Вы не сможете выстрелить. Бластер настроен на биополе владельца или по маске на биополя членов его команды. Опустите орудие. Я не желаю вам зла. Я всего лишь пытаюсь помочь вам найти самого себя. Вы ведь для этого прибыли к нам? Я помогу вам.

        - Врешь, - буркнул я и надавил на курок.
        Рифленая пластинка курка мягко ушла в рукоятку Выстрела не последовало. Господин Гло сунул руку за пазуху, откуда совсем недавно доставал пакет с платой за мое похищение. Я не стал дожидаться ответного выстрела и прыгнул вперед. Не успел! Парализующая боль колючей волной прокатилась по позвоночнику. Хватая ртом воздух, я рухнул вниз подобно мухе с отсеченными на лету крыльями.

        - Как больно, - невольно пожаловался я и подтянул ноги к животу.

        - Ощущение, воспринимаемое вами как боль, на самом деле не является болью, - нравоучительно сказал господин Гло и вынул руку из-за пазухи. - Правда, вам от этого факта ничуть не легче.
        Его ладонь была пуста. Адская машинка, превратившая меня в червяка и продолжавшая зверски терзать мое тело, осталась там же, где и была, в его внутреннем кармане.

        - Это не боль, - повторил господин Гло. - То, что кажется вам болью, на самом деле реакция на миллисекундное смещение во времени. Мы с вами сейчас находимся в разных временных потоках, и вы не можете мне навредить, даже если у вас будет оружие. Поверьте, вашей жизни ничто не угрожает. Если вы пообещаете в ближайший час не делать никаких глупостей, то я, в свою очередь, не стану применять против вас никаких специальных средств.

        - Обещаю, - выдавил я.
        Выбора у меня все равно не было. Еще несколько минут таких мучений, и я если не свихнусь, то стану трусливой дрожащей и очень сговорчивой тварью, согласной на все.

        - Выключите, - униженно попросил я.
        Он снова сунул руку во внутренний карман, и боль мгновенно исчезла.
        Кроме невыразимого наслаждения от того, что страдание завершилось, я испытал непонятную благодарность к своему мучителю и даже невнятно пробурчал: «Спасибо». Еще трясясь от пережитого кошмара, я устроился в кресле и пожил локти на жесткие подлокотники. Пальцы по-прежнему сжимали добытое в честном бою и совершенно бесполезное оружие. Я посмотрел на бластер, печально вздохнул и бросил его себе под ноги.
        Никчемный кусок пластика! Оружие Гло гораздо интереснее. Миллисекундное смещение во времени! Вот бы добыть этот прибор. Да еще и доставить к своим. Каких прекрасных вещей можно наделать с использованием подобной технологии. Спасательное средство, которое срабатывает раньше, чем наступила опасность, оружие, которое включается до того, как появился враг.
        Пока Гло вызывал двух человек из похитившей меня команды, пока он объяснялся с ними и пока они забирали своего мертвого товарища, я пробежал взглядом по экранам и не обнаружил никакой доступной для понимания информации. Много чисел, несколько схем с движущимися пиктограммами и ни одной знакомой надписи.

        - Скоты, - презрительно буркнул Гло, плюхнувшись в свое кресло. - Они были только рады тому, что их стало меньше. Доля каждого увеличилась. Болваны.

        - Почему болваны? - удивился я. - По-моему, они хорошо сделали свою работу и, наверное, получили достойную награду.

        - Да. Достойную, - господин Гло бросил на меня быстрый злой взгляд. - В течение часа они все умрут. Умрут также те, кто убьет их. И те, кто убьет их убийц, тоже не выживут.

        - К чему такие сложности?

        - Ради сохранения тайны.

        - Тогда в первую очередь надо было убить меня, - Дельно посоветовал я.

        - Вас-то мы и сохраняем. Тайна в вас.

        - Во мне?
        Гло поджал губы, показывая, что слишком занят и не намерен больше отвечать на мои вопросы. Он быстро надавил пальцем на несколько клавиш. Кресло подо мной завибрировало. На самом большом экране загорелся ярко-красный круг, вокруг которого замигали два быстро меняющихся числа, очерченных мерцающими поясняющими надписями. Очевидно, они несли в себе архиважную предстартовую информацию, которую я не понимал. Одно число ступенчато увеличивалось, второе плавно уменьшалось ровно на одну единицу за одну секунду, отмеряя время до какого-то предстоящего события. Я мог допустить, что так отражается на приборах пуск главной энергетической установки. Бесполезная информация. Бесполезная до тех пор, пока я не узнаю, что это за аппарат, на каких принципах он работает, и куда вообще мы собираемся двигаться из каменного мешка, в котором заперта эта странная машина. Мысль о том, что я нахожусь в элементарном телепортационном лифте, пришлось отбросить. Слишком сложное управление для лифта. Эта система не может быть предназначена для перемещения между телепортами. А для чего тогда она предназначена? Для путешествий
под землей? Этакий подземный корабль? Смешно. Хотя что еще можно ожидать от дикарей? Они способны на любую глупость.
        В момент, когда одно из больших чисел сравнялось с нулем, сила тяжести уменьшилась. Вначале я не придал этому значения, решив, что включилась искусственная гравитация, которая не всегда работает корректно. Особенно часто погрешности случаются на старых аппаратах с допотопными вычислительными устройствами.
        Однако мой попутчик одним движением погасил все мониторы и вылез из кресла, недвусмысленно намекая на то, что путешествие завершено. Я тоже встал на ноги и слегка топнул по полу, примеряясь к новым ощущениям. По силе притяжения очень похоже на Марс. Очевидно, хорошая имитация. Вот только зачем?

        - Следуйте за мной, - приказал господин Гло и направился к выходу.
        Мы миновали силовую перепонку, выбрались из капсулы и оказались в длинном узком тоннеле, уходящем в бесконечность.

        - Это Марс? - осведомился я.

        - Угу, - Гло утвердительно кивнул.
        У меня внутри все оборвалось. Если они с такой легкостью перемещаются с Земли на Марс, то у Человечества нет ни единого шанса отсидеться во Внеземелье.

        - Как мы сюда попали? Что это за аппарат? - торопливо спросил я.

        - У вас есть мозг, чтобы понять? Или нет? Полагаю, что есть.
        Я не ответил. Гло был абсолютно прав. Действительно, зачем мне знать, как оно называется, если я видел это в действии. Загадочная штуковина способна мгновенно перелетать с планеты на планету, используя совершенно неизвестные мне физические принципы.
        Предел наших телепортов - сорок тысяч километров, и сей предел установлен общеизвестными и неоспоримыми законами физики. Может быть, мне померещилось? Может быть, Тэн меня загипнотизировал и все, происходящее со мной, является наведенным извне кошмаром?

        - Следуйте за мной, - приказал Гло. - Не отставайте. Нормальное давление в этом секторе поддерживается ограниченное время и регулируется автоматикой. Очень несовершенной автоматикой.
        Он с удивительной для его возраста легкостью зарысил по тоннелю. Я поспешил за ним, настороженно втягивая ноздрями разреженный воздух. Было холодно и сыро. Пахло плесенью и мокрым снегом. На стенах лежал иней, а под ногами поскрипывал ледок. Мы ненадолго задержались у герметичных створок, открывшихся весьма неохотно. Потом минут пять скучали в шлюзовой камере. В тесном узком ящике пришлось стоять, прижавшись животами друг к другу, пока где-то за стеной шипели воздуховоды. Господин Гло совершенно меня не боялся, а я не видел смысла в немедленном нападении на него. Впервые, с тех пор как я попал в плен, мне было интересно, что произойдет дальше.
        Когда мы покинули шлюз, господин Гло перешел на размеренный неторопливый шаг, и у меня появилась возможность посмотреть по сторонам. Ничего особенного я не увидел. Вполне заурядное подземелье. Только если учесть, что мы на Марсе, то проявятся любопытные детали. Цвет кирпичей, которыми были выложены стены, и некоторые особенности кладки заставили меня вспомнить читанные в детстве книги по марсианской археологии. Перед глазами встали картинки, позволявшие сравнить земную готическую кладку и похожую на нее марсианско-псевдоготическую. Вне всяких сомнений, мы сейчас находились в помещениях, построенных до появления людей на красной планете. Кто и когда обитал здесь в незапамятные времена, так и осталось загадкой. Историки предполагают, что местная цивилизация сумела дорасти до уровня нашего Средневековья, но погибла из-за изменения климата. После нее не осталось ни костных останков, ни скульптурных памятников, ни фресок, ни даже наскальной живописи, поэтому определить, как выглядели марсиане, до сих пор не удалось. Ясно только то, что по размерам они были сопоставимы с людьми. Может быть, самую
малость ниже нас ростом.
        Мы спустились по узкой спиральной лестнице. Ступеньки были прикреплены к стене огромного, уходящего в недра планеты, цилиндра. Если бы не пониженная тяжесть, то я бы непременно свернул себе шею, так как на всей лестнице не было двух одинаковых по высоте и ширине ступеней. Шли мы долго, и, случись что, падать пришлось бы целую вечность. Однако все рано или поздно кончается. Закончилась и эта лестница. На нижнем уровне лампы ласкали глаза мягким светом, пол сверкал гладким кафелем, а стены были обшиты материалом, похожим на дерево. Вполне земной дизайн грел душу. Впрочем, не только душу. Температура воздуха здесь была гораздо выше, чем наверху. Мы прошли по просторному удобному коридору мимо множества дверей и, никого не встретив, вошли в комнату с номером 203.
        Вытянутое помещение без окон было перегружено крупногабаритными вещами и несколько смахивало на сельский промтоварный склад. Вдоль левой стены в ряд стояли одинаковые железные шкафы, выкрашенные в унылый серый цвет. На их дверцах помаргивали красными огоньками большие черные замки. Сверху на шкафах громоздились толстые конторские папки, из которых торчали кипы разлохмаченных распечаток. Всю правую стену занимали стеллажи с настоящими бумажными книгами. В конце комнаты позади сваленных в беспорядке картонных ящиков имелось удобное место для бесед с глазу на глаз. Здесь с потолка свисала большая лампа с абажуром. Рядом с низеньким журнальным столиком приткнулись два старомодных кресла с высокими наклонными спинками. Запах еды и хрустящие под подошвами крошки указывали на то, что в этом уютном тупичке иногда пьют чай с печеньем и что сюда никогда не пускают уборщиц. Даже кибернетических.
        Господин Гло жестом предложил мне сесть.

        - Я вынужден покинуть вас, - сказал он. - Надеюсь, вы не успеете соскучиться.

        - Я подожду. Не спешите, - вежливо произнес я и опустился в кресло.
        Часть II.
        Петр Васнецов

        Глава 6.
        Убить отражение

        Сидеть было удобно. Я прикрыл глаза, решив, что не мешало бы использовать представившуюся возможность для легкого освежающего сна.
        Судя по виду комнаты, непосредственная опасность моей жизни не угрожала. Было бы довольно глупо устраивать в подобном помещении пытки или казни, сопровождающиеся, как правило, брызгами крови, непроизвольной дефекацией, мочеиспусканием и всякими прочими прелестями вроде рубленых кишок и выбитых мозгов на корешках бесценных бумажных книг. Нет, в этой комнате никого не убивали. Здесь беседовали. Может быть, иногда подсыпали яд в банку с пивом или душили капроновым шнурком, но не более того. Вполне безопасное место. Максимум, что могло меня ожидать здесь, - это серьезный разговор. Строить предположения о теме разговора, из-за которого меня перетащили на другую планету, убив по дороге несколько человек, было лень, и я на самом деле сумел задремать. Сказалось нервное напряжение последних дней. Была бы возможность, я бы уснул стоя на одной ноге, а тут подвернулось удобное теплое кресло. Мне даже приснился сон. Я долго и нудно брел по затопленному грязной водой тоннелю. Где-то в темноте прятались стаи голодных крыс, и каждый шорох за спиной заставлял меня застывать на месте.
        Плохой сон хотелось прервать, и, когда рядом послышалось тихое покашливание, я с радостью открыл глаза.
        В кресле напротив меня сидел щупленький человечек с сутулым тельцем, тонкими длинными руками и большой головой неправильной формы. Я с некоторым испугом вгляделся в расплывчатые и искривленные черты его лица. Редкостный урод! Водянистые глаза, кустистые брови и большие уши имели не вполне симметричное расположение относительно скошенного набок носа.
        Пухлые губы слегка кривились, обнажая большие крысиные резцы и выпирающие вперед клыки. Я снова поразился тому, какие необычные формы способны принимать человеческие тела в этой странной реальности.
        За спиной урода высился спокойный и, как всегда, слегка ироничный господин Гло.

        - Здравствуй, милый друг, - с легкой картавинкой сказал человечек. - Светозар, если не ошибаюсь.
        Я кивнул и сел ровно.

        - Льюис Бартони, - отрекомендовался он. - К сожалению, у меня очень мало времени, поэтому я постараюсь изложить суть дела как можно короче.

        - Как вам будет угодно, господин Бартони, - с поразившей меня самого учтивостью ответил я.
        Льюис говорил на караманском диалекте турецкого, чем сразу расположил меня к себе. Обожаю этот язык. Он у меня ассоциируется с морем, солнцем и вином. Здесь не было ничего из вышеперечисленного, но хорошие мысли почему-то появились сами собой.
«Вот теперь все будет так, как надо», - подумалось мне.

        - Вы меня понимаете?

        - Великолепно понимаю. Мне очень нравится, как вы говорите.

        - Забавно, - сказал он, внезапно переходя на русский. - Никогда не думал, что нам доведется встретиться, Петр Васнецов.

        - Как вы меня назвали?

        - Не откажешься от куриного бульона? - Господин Бартони улыбнулся. - К сожалению, из-за возраста я не могу употреблять ничего другого из обычной пищи Основное питание вводится мне внутривенно. Рад, что ты сумел сменить тело. Научишь меня?
        Старик произносил фразы, смысл которых мне был совершенно непонятен. Я хотел сказать ему об этом, но помешал худенький слуга, просочившийся в комнату через боковую дверь. Он поставил на стол две большие кружки куриного бульона и тарелочку с белыми сухариками.

        - Кто вы? - тихо спросил я, беря двумя руками чуть теплую кружку.

        - Мое первое имя Петр Васнецов, - Бартони хихикнул. - Смешно?

        - Что в этом может быть смешного? Я не понимаю вас.

        - А я не очень понимаю, зачем ты здесь. - Он пододвинул мне тарелку с сухариками. - Ешь, мне нельзя мучного. Тебе повезло, что я узнал о твоем воплощении. У меня нет ни одной версии того, с какой миссией ты прибыл сюда, но интуиция подсказывает, что ты с этой миссией не справился. Наверняка хотел убить президента? А? Зря. Наш президент всего лишь кукла, за которую голосует плебс. У кукловодов таких кукол целый мешок. Испортишь одну - достанут сразу две и устроят демократические выборы.

        - Постойте, - перебил я его. - Вы назвали и себя, и меня Петром Васнецовым. Это такая секта? Петры Васнецовы.

        - Нет. Мы с тобой один человек. Не клоны, не близнецы, а просто один человек. Я выжил тогда, когда должен был умереть. Бомба, заложенная Титовым, не сработала, и меня спасли. Мне даже простили тех бомжей, которых мы истребили во имя светлого будущего. Из благодарности, только из благодарности, я помог великим американским ученым разобраться с нашей аппаратурой, и мне неплохо заплатили. Мне повезло. Полученный капитал позволил оплатить первоклассную медицинскую страховку и дотянуть до нынешнего неспокойного времени. Я очень хотел жить. Все очень просто, Петр.

        - Все очень непросто, - сказали мои губы помимо моей воли. - О чем вы говорите? - перебил я сам себя.

        - А я не тебе рассказываю эту историю. Мое повествование предназначено для Петра Васнецова, который меня сейчас очень внимательно слушает. Я очень стар, Васнецов. Сейчас я чувствую себя гораздо хуже, чем тогда, когда мы затевали наш эксперимент, но в те времена я готов был отдать свою жизнь за эфемерные идеалы. А сейчас я хочу жить. Я променяю весь этот поганый мир со всеми его вонючими потрохами на сотню лет жизни. Скажи, Петр, ты дашь мне новое молодое тело? Такое же, как у тебя. Я хорошо заплачу за операцию, и тогда мы оба будем жить.
        Неужели этот сумасшедший меня отпустит? Неужели мне удастся вырваться из этого ада? Мне потребовалось довольно сильное напряжение воли, чтобы подавить идиотскую щенячью радость и заставить себя настроиться на бой, ибо враг по определению не может предложить ничего хорошего.

        - Не вопрос. - Я решительно осушил кружку бульона и пододвинул себе вторую, к которой старик так и не притронулся. - Хоть я и не Петр, но я поручусь за вас. Если вы согласны на сотрудничество с нашим правительством, то нормальное медицинское обслуживание вам гарантировано.

        - Прекрасно, - уголки его губ задрались кверху, что должно было символизировать искреннюю радость. - В таком случае, в знак доброй воли, я хотел бы передать тебе некоторое количество разведывательных данных. Насколько я знаю, должность Верховного Правителя в настоящий момент занимает Сашка Титов.

        - Теренц Золин, - поправил я его.

        - Не влезай, Светозар, - отмахнулся уродец. - Васнецов, дай знак, что ты здесь. Меня смущает твоя маскировочная оболочка.
        На несколько минут в комнате воцарилась напряженная тишина. Я, как меня и просили, молчал, а таинственный Васнецов никак себя не проявлял. Было слышно, как в одном из шкафов что-то щелкает и искрит. Бартони ни беспокойно поерзал в кресле и вопросительно посмотрел на Гло. Тот успокаивающе показал ему ладони Дескать, не дергайся, все нормально.

        - Ты получишь координаты наших военных баз, просительно пообещал уродец. - И план наступательных боевых действий на ближайшие дни тоже получишь. А еще я передам тебе график открытия телепортационных тоннелей между нашими мирами, и ваша армия сможет наносить эффективные удары по нашей территории. - Бартони сделал знак рукой, и господин Гло положил мне на колени старомодную папку. - Полистай это.
        Я схватил папку. «Помни о том, что Бартони - враг», - подумал я, адресуя эту мысль прежде всего тем, кто, возможно, будет считывать информацию из моего мертвого мозга. Не исключено, что меня хотят использовать в хитрой игре по дезинформации. Сейчас я в спокойной, почти дружественной обстановке ознакомлюсь с якобы секретной информацией, а потом меня пристрелят и подбросят труп нашим, которые решат, что мне удалось добыть достойные доверия сведения. Я снова обратился к неизвестному психотехнологу: «Помни, что я среди врагов, проверяй любые сведения», - после чего улыбнулся Бартони и открыл папку на первой странице. Цветная карта мира была плотно покрыта отметинами аэродромов, космодромов, стоянками надводных и подводных кораблей. На следующей странице оказались изображены, привязанные к мелкой координатной сетке РАС с секторами обзора, гравитационные локационные станции и не очень подходящие по теме зоны патрулирования воздушных авианосцев. Многие обозначения мне были непонятны.

        - Не слишком ли дорого вы покупаете себе жизнь? Спросил я, медленно и вдумчиво перелистывая страницы.

        - Не слишком. До тех пор пока я не знал, что у нас тогда все получилось, я ценил этот мир. Но когда я нашел самого себя, эта реальность утратила для меня всякую ценность. Здесь не умеют бесконечно продлевать жизнь, а у вас это обычное дело. Я должен был стать таким, как ты, Петр, бессмертным и вечно молодым. Помнишь эту песню? - Он погрозил кому-то сухоньким кулачком. - Как я жалею, что фрезы не убили меня. Тогда бы мне не пришлось искать путь в твой мир.

«Мне тоже очень жаль, что ты не сдох. Тогда бы ты не приволок на своем хвосте орды убийц. Ведь это наверняка ты их навел», - подумал я. Или не я? Неужели у меня шизофрения? Внезапно я почувствовал несокрушимую уверенность в своем скором спасении. Чей-то многовековой опыт ожил во мне, и я понял, что уже почти победил.

        - Мне даже не верится, что очень скоро я снова буду юн, резв и силен. - Глаза Бартони светились от счастья. - И тогда ты расскажешь мне, зачем тебе нужно было рисковать своей прекрасной вечной жизнью. Ведь ты чуть не сгинул в застенках Тэна. Если бы не Гло, ты уже был бы мертв. Надеюсь, ты понимаешь, что мой друг Гло тоже достоин вечной жизни, так как первым сумел разобраться с вытянутой из твоей головы информацией.
        Маскировочная ломакинская кожура начала медленно сползать с моего мозга. Туман рассеивался, и старые шершавые воспоминания занимали свои привычные места. Я постепенно становился самим собой. Внешне ничего не изменилось. Все те же два человека сидели друг напротив друга. Один изучал картинки на больших жестких листах, другой сверлил его глазами и не видел происходящих в его собеседнике чудовищных изменений. Мутный поток прошлых жизней, быстро затопивший мое сознание, никак не отражался на сосредоточенном туповатом лице Светозара. Несколько раз я терял связь с текущей реальностью. Безрадостные контрасты моря холода, обнулившийся счетчик кислорода, бездонная пропасть под ногами кадрами порванной киноленты мелькали перед моим внутренним взором, Но ни Бартони, ни Гло не проявили никакого беспокойства, они не сомневались, что знают про меня все. И они действительно знали про меня почти все. Бартони-Васнецов правильно угадал, что я появился здесь под личиной Ломакина с некоей секретной миссией, но не сообразил, что целью миссии был он сам. Задумка Титова удалась, и я мысленно снял шляпу перед Верховным.
Он точно рассчитал, что как только в этот мир проникнет кто-то хоть как-то связанный с Петром Васнецовым, то любой из нашей троицы, если он остался жив, обязательно постарается с ним встретиться. Так оно и случилось. Теперь мне осталось сделать сущий пустячок, выполнить грязную, но вполне привычную работу. Уничтожить ошибку. Стереть самого себя, чтобы весь этот ублюдочный мир отправился в черное и унылое пространство нереализованных реальностей.
        В какой-то момент я понял, что меня раскусили. Оператор, сканировавший мои мысли, почуял неладное, и у меня за спиной раздался шорох шагов. К спинке кресла приблизились двое, а между мной и Бартони замерцал зыбкая пелена силового поля. Я ощутил чьи-то ладони на своих плечах и сразу перестал нервничать. Теперь дела пошли так, как надо. Меня боялись.

        - Почему же вы не сменили тело, господин Васнецов? - глумливо осведомился я. - Сребреников не хватило?
        Старик в кресле захохотал. Смех его был страшен и жалок. Так иногда смеются потерянные детьми игрушки, чей кибернетический мозг по недосмотру создателей оказался в состоянии осмыслить никчемность собственного существования.

        - Ты все такой же, - восторженно хрюкнул Бартони. - Ты даже не повзрослел. Все тот же романтик. Желторотый комсомолец. Борец за счастье человечества. Мне будет приятно побеседовать с тобой.

        - На допросе, - отрезал я. - Тебе светит пожизненное. Уж я постараюсь.

        - Как скажешь, - кивнул он. - В вашей тюрьме я готов сидеть целую вечность. Только пообещай, что, если я выпущу тебя, ты спасешь мне жизнь. Местные врачи не в силах обеспечить мне бессмертие. Оно есть только в твоем мире, но надо спешить, - он горестно потряс головой, - я слишком поздно нашел дорогу.

        - Ты показал им дорогу?

        - Я не желал войны. Я всего лишь хотел жить. Обещаешь, что я буду жить?
        Мне захотелось плюнуть в его защищенное силовым полем лицо, но интересы дела требовали от меня осторожных действий.

        - Да. Обещаю. - Я решительно встал, и два охранника за моей спиной не посмели меня задержать. - Если те сведения, которые ты мне передал, помогут нам победить, ты будешь жить вечно. Твой друг Гло тоже получит шанс дотянуть до четвертой эпохи мегаколлективизма. Обещаю.
        Я протянул руку Бартони, и моя ладонь зависла у мерцающей завесы. Старик засуетился. Он попытался подняться, но силы оставили его. Он что-то злобно пробормотал на незнакомом мне языке. Господин Гло поморщился, и столь сильно мешавшее мне силовое поле исчезло.

        - Я знаю… - зашептал Бартони. - Я помню себя и точно знаю, что ты не обманешь меня. Я могу положиться на твое благородство и…
        Прежде чем он успел договорить, я схватил его поперек туловища. Его тело было легким и гнулось во все стороны, будто принадлежало театральной марионетке.
        Оно удобно расположилось у меня под мышкой, почти не стесняя движений. В самый последний момент я решил не убивать его. И вовсе не из-за того, что пообещал ему вечную жизнь. Я уже вырос из детских игр в честное слово. Просто я ясно увидел путь к спасению, и на этом пути мне до зарезу нужен был живой Бартони.
        Я прыгнул с места назад. Обратное сальто через голову не совсем удалось. Ломакинское тело слушалось плохо, а у мордоворотов оказалась неожиданно хорошая реакция. Они слишком быстро вертели своими большими головами на толстых шеях. Пришлось метнуть в них тушкой Бартони, но меня все равно едва не сбили на лету. Огромный кулак просвистел в миллиметре от уха.
        Мои мышцы сокращались слишком медленно для приличной драки. Я отставал от собственного графика уже на две пятых секунды! Еще одна задержка, и меня изрешетят выстрелами. К счастью, смертельно испуганный организм чуть-чуть ускорился, и я почти идеально поднырнул под локоть ближайшего громилы. Тот немедленно принялся душить меня левой рукой, но я уже накрыл ладонью его пальцы, сжимавшие лучемет. Выстрел. Второму охраннику снесло полголовы. Кровавый фейерверк славно забрызгал корешки старинных книг. Люблю, когда враги умирают красиво. Запаниковавший господин Гло сунул руку во внутренний карман. Курок еще раз упруго щелкнул. Знатоку мегаколлективизма разворотило грудную клетку. Бесценный прибор, умеющий смещать время, теперь был утрачен навсегда. Жаль.
        Удар! В глазах потемнело, и я выпустил оружие. Следующий удар припечатал меня к стене. Кровь заполнила рот, хлынула из носа. Громила сделал шаг назад, готовясь добить меня ногой. Я швырнул себя вперед и вцепился ему зубами в кадык. Пульсирующий поток крови ударил мне в нёбо, хлынул в желудок и легкие. Не разжимая зубов, я отскочил назад. Кусок плоти свисал у меня изо рта.
        Агонизирующее туловище рухнуло на Бартони. Пока старик скулил и дергался под центнером теплого судорожно сокращающегося мяса, я отплевывался и обыскивал карманы своих жертв. Почти сразу мне попался отличный нож. Стандартное мультилазерное лезвие было эффектно стилизовано под стальное. С помощью удобного ползунка у меня получилось изменить длину и ширину полотна, а также его энергонасыщенность.
        Бывший владелец оружия знал толк в лазерных резаках.
        На всякий случай я проверил лучеметы обоих охранников и убедился, что в моих руках, как и ожидалось, они совершенно неработоспособны.
        Пока я разбирался с оружием, Бартони выбрался из-под умирающего телохранителя и, стоя на четвереньках, злобно поглядывал на меня. Очень хотелось пнуть его в бок, чтобы он залаял или заскулил. Бурча ругательства, я приподнял оскотинившегося двойника за шкирку, поставил на ноги и продемонстрировал ему все возможности ножа в непосредственной близости от его дрожащих губ. Лицо моего пленника вытянулось, посерело, а глаза слегка вылезли из орбит, однако он сумел удержать себя в руках и не запаниковал, чем вызвал у меня легкий приступ извращенного самоуважения.

        - Зачем? - хладнокровно осведомился он. - Я же тебя и так отпускал.

        - Зачем тебе меня отпускать? - ответил я вопросом на вопрос. - Я - это ты. Ты мог сам прийти к нам и получить все то, о чем сегодня у меня просил. За просто так. Не унижаясь и никого не предавая. До того, как началась война, тебе были бы только рады. Совсем небольшое усилие с твоей стороны, и тысячи людей остались бы живы. Почему ты не сделал этого усилия?

        - Дурак, - его голос дрогнул от обиды. - Я не виноват. Меня заставили. Когда мы отправлялись в прошлое я, ну или ты… Ты должен помнить, как стрелял в Сашку и Борея, а на себя самого у меня… У нас… Пули, короче, не хватило. Микроволновый излучатель, который Борей делал, вообще не включился, а фреза лишь слегка повредила мозг, но не разрушила его. Я пятнадцать лет в коме провалялся, и все эти пятнадцать лет они пытались вытащить из меня наши секреты. Ты понимаешь, что я прожил целую жизнь, даже две, в настоящем аду. - Бартони покосился на труп господина Гло и поморщился.

        - Но ведь был же способ умереть? - с горечью вопросил я. - Почему ты остался жить?

        - Умирать еще труднее, чем жить. Ты не представляешь, каково мне было здесь жить, но я не смог убить себя. Я привык к тому, что вокруг меня одни уроды. Уроды поработили весь этот никчемный мир. Они перестали прятаться и уже ничего не боялись. Убивали всех лишних, стирали с карты целые страны. Те народы, которые осмелились сопротивляться, истребили полностью, как опасных животных. А остальных, не вошедших в число избранных, теперь разводят на специальных фермах.

        - Разводят?

        - Выращивают, как сексуальный и биологический материал. Ну и на мясо, само собой. Никогда не пробовал человечину? Довольно вкусно. Вначале из нее готовили дорогую собачью еду, а потом стали делать и обычное жаркое.

        - И ты служил людоедам? - спросил я почти спокойно.

        - Да. Служил. Служил и был счастлив, потому что страшнее смерти ничего нет, - печально ответил он, и мне показалось, что я услышал свой собственный голос, записанный на магнитофонную ленту.

        - Как тебе удалось продержаться столько лет в одном и том же теле?

        - Я кое-что значу в этом мире, - с непонятным высокомерием изрек он.

        - Но как ты прожил столько? - Мне захотелось взять его за горло и хорошенько встряхнуть. - Никакая медицина неспособна столько времени поддерживать полноценное существование человеческого организма. Ты должен был разложиться лет сто назад.

        - Почему же? - В его взгляде на секунду появилось и сразу же исчезло горделивое превосходство. - Наши врачи очень хорошо умеют пересаживать органы. Главное, чтобы донор был качественный.

        - Донор? Качественный? То есть для пересадки вы клонируете людей, а не органы?

        - Почему клонируем? Натуральные лучше и дешевле. Если тебе понадобится, то рекомендую косовский товар. Могу устроить. У меня там друг лесником работает…
        Он осекся, потому что я зарычал. Кровь закипела на моем заледеневшем сердце. Мне стало страшно. Страшно за свой мир, который столкнулся с чем-то непостижимо чудовищным. Реальность, где даже я сам, не копия, не клон, а именно я продался дьяволу ради сохранения своей никчемной жизни, не должна была существовать. Моя рука дрогнула, и лезвие слегка изменило положение, готовясь вонзиться в беззащитную глотку старика. Одно движение, и этот мир исчезнет.

        - Моя смерть уже ничего не изменит. Пожалуйста, не надо, - старик умоляюще сложил руки на груди.
        Ну почему он не умер тогда, в доме Перцова?

        - Помоги мне выбраться, - потребовал я.

        - Ты можешь идти. Я гарантирую тебе жизнь.

        - Мы пойдем вместе.

        - Это невозможно, - он застонал. - Я слишком важен. Меня не выпустят.

        - Тогда мы умрем вместе.
        Из его глаз брызнули не по возрасту обильные слезы.

        - Тут есть телепорт… - всхлипнул он, плаксиво растягивая слова. - Я планировал отправить тебя через межпространственный телепорт. Тебя бы высадили на плато Большой Сирт.

        - Там нет городов!

        - Тебя нашли бы по твоему мобильнику. - Он жалобно всхлипнул.
        Я, наверное, пожалел бы старика, будь он не имеющим ко мне отношения посторонним человеком, но он был мною, а жалость к себе не в моих правилах.

        - Веди!!

        - Только не убивай!
        Бартони дрожал. На его шее выступили крупные капли желтоватого пота. Мысленно я называл это существо Бартони. Он, конечно, я, и зовут его, как и меня - Петр Васнецов. И все-таки он - Бартони. Потому что его тело состоит из органов убитых людей и он ел человечину.
        Я тоже ел человечину. И не раз. Жизнь длинна, и нельзя зарекаться ни от чего. Иногда приходится питаться чем попало. Однажды мы с моим напарником съели свои ноги, когда застряли на Ганимеде, а спасательный рейдер разбился в Поясе Астероидов, но мне никогда бы не пришло бы в голову жрать человеческое мясо ради развлечения. Хотя почему бы не пришло? Пришло. И именно в мою голову. Я с ненавистью пнул Бартони.

        - Придется переодеться, - прохрипел он. - В скафандры…

        - Где скафандры?!
        Бартони неопределенно махнул рукой. Я слегка двинул его кулаком по скуле. Из его рта послушно брызнула слюна, а с уголка губы поползла бледная струйка розовой пузырящейся крови.

        - Я покажу, - почти беззвучно всхлипнул он.
        Мы двинулись к выходу. Бартони показывал дорогу.
        Он опасно покачивался из стороны в сторону, приседал и изредка опирался на костяшки пальцев, как обезьяна.
        Я шел за ним, борясь с искушением раскромсать ему затылок лазерным лезвием. Меня удерживало только то, что как только он умрет, этот мир исчезнет, а вместе с ним исчезну и я. Умирать не хотелось. Да и зачем умирать, если есть шанс выполнить миссию и остаться в живых? Я всегда стараюсь выжить, когда имеется такая возможность. Мы прошли несколько десятков метров по коридору, свернули под арку и оказались в широком холле с высоким потолком и мягким половым покрытием. Справа у стенки, рядом с разлапистой декоративной пальмой, уютно расположился круглый постамент поста охраны. На постаменте скучал солдат. Услышав шаги, он напрягся и вытянулся в струнку, но, заметив нас, снова уныло ссутулился, согнул ногу в колене и недружелюбно выпятил вперед нижнюю челюсть.

        - Я попробую договориться с ним, чтобы нас пропустили, - пролепетал Бартони. - Но я не уверен, что меня послушают.
        Если бы у этого старика был хвост, то сейчас он бы непременно им завилял.

        - Давай. Договаривайся, - кивнул я и ткнул лезвием лазерного резака в сторону охранника.
        Тот держал в руках великолепный двуручный лучемет с толстым стволом, безразмерным аккумулятором, системой автонаведения и двойной силовой подводкой.
        Мне безумно захотелось завладеть этим волшебным инструментом.

        - У вас какие-то проблемы, господин Бартони? - по-английски спросил охранник.
        У него самого были серьезные проблемы с мозгами, если он после первого взгляда на нашу сладкую парочку не сообразил, что происходит. Нужно быть поосторожнее. Такой обалдуй и бабахнуть может сдуру.

        - Не будь таким глупым, Джерри, - окрысился Бартони. - Слушай мой приказ и беспрекословно его выполняй, и тогда никто не пострадает. Положи оружие на пол и пропусти нас. Немедленно.

        - Я не имею права. - Охранник неуверенно приподнял ствол своей большой красивой игрушки. - Мне нужен приказ командира.

        - Твоему командиру приказываю я, - с грозной надменностью заявил Бартони. - Выполняй.

        - Перед тем как положишь оружие на пол, не забудь отключить систему распознавания, - вежливо попросил я.

        - Что выполнять? Что отключить? - Туповатый Джерри был не в силах осознать и проанализировать сразу две вводные.

        - Я приказываю тебе, - медленно, почти по буквам, произнес Бартони, - опустить красный флажок на правой стороне приклада, положить оружие и отойти на два Шага назад.

        - Вы не имеете права мне приказывать, - с просветленной улыбкой воскликнул солдат. - Я не имею права выпускать из рук оружие, но могу не задерживать вас, так как ваше имя есть в списке наивысшего приоритета Вы можете идти туда, куда вы хотите.

        - Дегенерат, - простонал Бартони и с надеждой покосился на меня.
        Может быть, я соглашусь просто пройти мимо часового и получить выстрел в затылок? Я не согласился и кровожадно взмахнул лезвием над головой Бартони, уповая на то, что его скальп хоть немного ценится в этом мире.
        Оказалось, что ценится. Охранник немедленно получил необходимую инструкцию. Оружие безоговорочно легло ему под ноги.

        - Лицом в пол! - я слегка охрип от напряжения, но мой крик прозвучал достаточно убедительно.
        Джерри безропотно подчинился. Мои пальцы немедленно вцепились в вожделенный лучемет, и я сразу же испытал его, расстреляв ни в чем не повинный потолочный плафон. Оружие работало великолепно и по параметрам превосходило мои самые смелые ожидания. Окрыленный легким успехом, я с удвоенной прытью погнал вперед несчастного Бартони. Мы почти бегом миновали еще один коридор, повернули направо и остановились. Новых противников было трое. Они стояли в ряд, надежно перегораживая проход своими закованными в силовую броню телами. Меня без лишних разговоров взяли на мушку. Хорошо подготовленные ребята. Очень спокойные и рассудительные, прекрасно умеют обращаться с тем оружием, которое держат в руках.
        Я понял, что через долю секунды они отстрелят мне голову, а я не успею даже поцарапать заложника. О применении трофейного лучемета думать не стоило. Мне из него не дали бы даже застрелиться. Честно говоря, в тот момент я приготовился к смерти. Именно так, наверное, и умирают многие воины. За мгновение до нулевой точки осознают ее неотвратимую неизбежность. Однако трагичная торжественность момента была нарушена Бартони, который внезапно заверещал:

        - Назад, кретины! Не стрелять! Оружие на землю! «Это должны были быть мои слова», - с недовольством подумал я.
        Бойцы беспрекословно послушались и очень аккуратно сложили лучеметы на пол, после чего, повинуясь моему жесту, повернулись носами к стене. Я уже не боялся, что кто-то попробует напасть на меня с тыла, и мы спокойно двинулись дальше. Бартони продолжал разоряться. Кричал о том, чтобы освободили проходы и ни в коем случае не применяли оружие, иначе плохо будет всем. Я согласно мотал головой и угрожающе хмурился.
        В помещении, предваряющем внешний шлюз, всё уже было готово к нашему прибытию. Пять человек из обслуживающего персонала лежали на животах, закинув руки на затылок, и не смели поднять головы.

        - Оденьте его, - приказал я и оттолкнул от себя Бартони.
        Двое медленно поднялись с пола. Они с опаской поглядывали на меня. Я поощрительно помахал стволом, и они вытянули из стенного шкафа герметичный комбинезон, похожий на большую надувную куклу.

        - Положите на место. Я возьму его себе, - распорядился я.
        Один из служащих побледнел от страха, другой покраснел от ярости, но, ни тот, ни другой ничего не могли поделать. Они безропотно вернули скафандр обратно в шкаф и достали другой. Пусть считают меня самодуром, однако теперь я буду уверен, что, когда выйду на поверхность Марса, в моей дыхательной смеси не будет ничего, кроме дыхательной смеси. Техники работали слаженно и быстро. Уже через пять минут на голову моего пленника надели шлем, а его скафандр слегка раздулся от внутреннего давления.

        - Все вон, - приказал я.
        Повторять дважды не пришлось. Обслуга испарилась с похвальной прытью. Стараясь смотреть сразу во все стороны, я поспешно облачился в свой комплект, не забыв положить трофейный нож в наружный карман.
        Скафандр оказался очень неудобным. Очевидно, он не был предназначен для ведения боевых действий или для серьезной работы в почти безвоздушном пространстве.
        Дешевый, гражданский образец для непродолжительных экскурсий по поверхности. Держать лучемет рукой в толстой перчатке было почти невозможно. Я даже случайно сделал выстрел, когда пропихивал указательный палец под защитную скобу. Лазерный импульс, к счастью, пришелся на пустую стену и не причинил никакого вреда моему драгоценному заложнику.
        Стальная створка внешнего люка упала вниз. Операторы не потрудились предварительно стравить воздух, и нас с Бартони выстрелило наружу, словно пробки из подогретых бутылок шампанского. Я сумел среагировать и аккуратно приземлился на три точки, а вот моей ипостаси повезло меньше. Будучи более легким, он пролетел дальше и по более высокой траектории. Судя по вою в наушниках и неестественно вывернутой вбок верхней конечности, Бартони сломал руку или вывихнул локтевой сустав. И то и другое было неприятно, но не смертельно, если, конечно, перелом закрытый. В ином случае острые осколки костей могли запросто повредить материал скафандра. Я помог Бартони встать на ноги.

        - Моя рука… Мне очень больно… Отпусти меня, - услышал я его скрипучий голос.

        - Чем раньше мы окажемся на месте, тем раньше ты сможешь получить медицинскую помощь, - соврал я.

        - Нужно пешком пройти тысячу метров по направлению к радиомачте, - он мотнул головой, указывая направление. - Я не дойду. Я очень стар.

        - Дойдешь!
        К счастью, грунт под ногами был твердым. Идти по скалистой чешуе оказалось легко, несмотря на неудобные сапоги, которые почему-то не облегали ступни, а болтались на ногах, мгновенно сдирая кожу с пяток.
        Сам скафандр ерзал, цеплялся за одежду и даже царапал спину чем-то острым. Шлем всю дорогу приходилось придерживать рукой, потому что он пытался съехать набок или повернуться вокруг своей оси. Несмотря на все эти неудобства, мы довольно быстро доковыляли до места. Бартони подгоняла дикая боль, меня страх и близость к цели, в достижение которой я все еще не очень верил. Совершенно невероятно, чтобы мне дали уйти. Я гнал от себя надежду, но с каждой секундой вера в спасение становилась все сильнее.
        Целью нашего короткого марш-броска оказалась трехсотметровая ажурная вышка, служившая, судя по всему, не только местным ретранслятором, но и системой беспроводной передачи энергии. У подножия конструкции сиротливо приткнулись три ангара и красная будка, опутанная проводами. Я толкнул заложника вперед и перехватил оружие поудобнее. Если я что-нибудь в чем-нибудь понимаю, то впереди меня ждет теплая встреча.

        - Скажи им, чтобы открыли переход, - потребовал я.
        Он что-то пробубнил по-английски, и прямо перед нами замерцала радужная завеса перехода. Не может быть, чтобы все было так просто. Здесь какая-то ловушка! Вполне вероятно, что это не межпространственный, а самый обычный географический телепорт и на другом конце меня ждет тщательно подготовленная засада. Как проверить? Меня осенило. Переход уже работает, и мобильник у меня в голове исправен, значит, можно кого-нибудь вызвать.

«Диспетчер!» - мысленно позвал я.
        Тишина. Я приложил ствол к шлему Бартони.

        - Твои люди пытаются обмануть меня. Ты труп.
        Старик опять что-то быстро залепетал. Завеса промигнула, слегка изменила цвет, и я впервые за долгое время плена ощутил присутствие несущей частоты.

        - Откуда вы взялись, рядовой Ломакин? - строго произнес в моей голове незнакомый голос. - Вы пропали без вести в боях за Ленинград. Немедленно объяснитесь, или будете уничтожены.
        Вот так! Сразу засекли, опознали и пообещали грохнуть. Свои!

        - Не стреляйте! - попросил я, стараясь как можно четче формулировать мысли. - Я совершаю побег из плена. Имею ценную информацию. Нужна помощь.
        Я схватил Бартони за сломанную руку и рванул к себе.
        Почти сразу из ангаров и из-под вздыбившегося грунта появились люди с оружием. Я направил ствол лучемета в небо. Пока враги не знают, кто из них выбран в качестве мишени, они будут вести себя осмотрительно. А стоит мне прицелиться, как все остальные сразу же примут меры. Заложник визжал и вырывался, пока я усердно отгораживался его тщедушным тельцем от преследователей и целеустремленно пятился к переходу.

        - Рядовой, продержитесь семь минут. Мы уже идем к вам.

        - Через семь минут будет поздно, - процедил я. - Обложили, сволочи.
        До грани между мирами осталось всего несколько шагов, когда первый меткий выстрел впился в ляжку Бартони. Всё! Они получили разрешение действовать жестко. Сейчас отключат телепорт и загасят меня, не сильно заботясь о целостности заложника. Я прыгнул. Неуклюже. Боком вперед. Волоча за собой непрерывно верещащего Бартони. Мой утративший защитные свойства талисман еще находил в себе силы материться и упираться. Сразу два удачных выстрела почти одновременно разорвали плотный материал моего скафандра. Одна дыра появилась на рукаве. Луч слегка опалил кожу, не причинив особого вреда. Второе попадание оказалось более серьезным. Боль полоснула по ребрам. Дышать стало трудно. Скафандр автоматически зарастил все дыры, но воздуха все равно не хватало. Внезапно оказалось, что я лежу на грунте. Перед глазами плыли какие-то цветные пятна, пахло жженой резиной. Я встал и пошел. Во всяком случае, я думал, что иду. На самом деле я полз.

«Врача. Я ранен», - в отчаянии подумал я.

        - Держись, - сочувственно отозвался мобильник. - Три десантника идут с орбиты. Будут через пять минут, если не расшибутся, конечно, - обнадежил голос, олицетворяющий для меня всю Солнечную Систему, ради которой я жил и умирал.
        Я почти вернулся домой. Только вот пять минут и вечность понятия для меня сейчас абсолютно тождественные. Не прожить мне этих пяти минут. Меня снова кинуло на грунт, межпространственная завеса мерцала в трех шагах слева. Радиомачты и фургонов не было видно. Значит, я сумел перебраться в свой мир. Ничего не соображающий Бартони корчился рядом. Он прижимал к груди и нежно гладил сломанную руку. Из сквозной дыры в его ноге шел дым. За завесой колыхались грозные силуэты преследователей. Ничто не мешало им перейти зыбкую границу между мирами и прикончить меня. Не спешат, значит, боятся. Пока они там будут собираться с духом, мне на выручку придут десантники, которые запросто порвут на тряпочки целую армию.

        - Стреляйте! - заверещал Бартони и бросился к завесе. - Стреляйте в него!
        Я прицелился в спину старика и нажал на курок. Лучемет ответил жалобным писком. На рукояти латиницей замигало гадкое красное словцо: «блокед». Я отшвырнул кусок пластика, бывший недавно оружием, и настиг беглеца уже по ту сторону перехода. Два солдата бросились к нам. Я схватил Бартони за шею и начал пятиться назад, отгораживаясь от врагов невесомой тушкой заложника. Мне удалось снова пройти через завесу.
        Солдаты, не особенно спеша, но и не медля, преодолели переход вслед за мной. Их догнали еще двое. Вчетвером они легко окружили меня. Теперь я вынужден был крутиться на месте, и все равно моя спина была не защищена.

        - Что у тебя, Ломакин? - участливо поинтересовались по мобильнику.
        Только его мне не хватало для полного счастья. Уж лучше бы молчал, скотина, если помочь не может.

        - Подыхаю, - честно ответил я.

        - Береги голову. Тебя уже засекли. Идут по прямой. Через сто десять секунд начнут стрелять.
        Враги двинулись в атаку. Получив приказ, они одновременно убрали лучеметы и, выставив вперед руки, пошли на меня. Похоже, их хозяева все еще рассчитывали отбить Бартони. Их тщетным надеждам не суждено было сбыться. Я выхватил нож и зигзагом три раза рассек голову старика. Луч легко разрезал железный шлем, с шипением испарил твердые кости черепа и неощутимо мягко раскромсал мозг. Всё закончилось раньше, чем я успел досчитать до одного. Обмякшее тело, внутри которого я когда-то впервые осознал себя, осело на грунт. В моей руке остался только кусок шлема, внутри которого, как капустный кочан в кастрюльке, болтался обрезок головы.
        Опасный для Человечества мозг был уничтожен. Человечество спасено, атавистический мир, неряшливо оставленный нами в параллельном пространстве, исчез. От него остались только четыре солдата, которые застыли на месте, будто я приласкал каждого хорошим милицейским парализатором. Я с радостью подсчитывал выигранные у судьбы секунды. Все равно не хватало. Я - один. Без оружия. И у врагов больше нет причины медлить.
        Через завесу переправилось еще четыре бойца. Титов ошибся! Враждебный мир не исчез! От ужаса у меня остановилось сердце. Когда оно забилось вновь, мне почудилось, что сейчас у меня треснут ребра, так сильны были его удары.

        - Свет? - испуганно-радостный голос Туманы прозвучал в моих ушах как живой.
        Прошла очень долгая доля секунды, пока до меня дошло, что я всего лишь принял вызов по обычному мыслетелефону. Глупая девчонка! Она же мертва! Совсем мертва. Я ясно помню, что ее убили.
        Оправившиеся от потрясения враги начали сжимать кольцо.

        - Свет, ты где?
        Мистика. Почему она появилась именно сейчас? Не могла подождать пару минут, пока меня убьют, и тогда уже на законных основаниях поприветствовать меня в загробном мире?

        - Свет, у меня не срабатывает определитель координат. Ты где? Тебя спасли из плена?
        Понятно. Тэн надул наивного простачка Светозара. Никакую Туману они, конечно же, не искали, не ловили и не пытали. Эти твари просто просканировали мозг Ломакина, отыскали в нем самый дорогой для него образ и сгенереривали картинку жестокой казни, а для того чтобы он поверил в фальшивку, они по-настоящему, расправились с Татьяной Грозной.

        - С тобой все в порядке? - буднично и спокойно спросил я, прекрасно зная, что по сравнению со мной с ней все абсолютно нормально. - Как малыш?
        Окружившие меня враги на время перестали существовать, они словно вернулись в иное пространство. Сейчас для меня не было ничего важнее Туманы, последнего живого человека, с которым мне суждено было говорить.

        - Растет, Свет. Растет. Это будет мальчик. А ты где? Вначале меня уверяли, что ты погиб при защите Ленинграда. Потом сказали, есть шанс на твое спасение, что ты будто бы в плену, - Тумана захлебывалась от счастья.

        - Я в плену, крошка, - мне совсем не хотелось ей врать. - В плену. Эти олухи не сообразили, что иногда связь срабатывает и отсюда. Сейчас я отключусь, но ты не волнуйся. Все будет хорошо.
        Я не сводил глаз с черных дыр лучеметных стволов. Они смотрели мне прямо в лицо и казались такими огромными, будто засасывали в себя весь мой мир. Если бы я упал или встал на колени, то у меня было бы еще несколько лишних секунд, чтобы закончить разговор, чтобы дать десантникам самый последний шанс открыть огонь и успеть спасти меня. Мне безумно хотелось прожить эти секунды, но я физически не мог унизиться перед теми, кого ненавидел и с кем воевал всю жизнь. Я стоял в полный рост и не пытался бежать.

        - Ты не волнуйся, крошка. Главное, не волнуйся. Береги малыша.

        - Свет, ты вернешься?

        - Я постараюсь, Тумана. Я очень постараюсь.
        Первый же выстрел разворотил мне грудь. Я немедленно отключил связь, чтобы девушка не услышала предсмертного бормотания умирающего мозга. Все перевернулось. Перед тем как тьма поглотила мое сознание, я увидел три Бэ-Эм-Дэшки, рушащиеся с рыжего марсианского неба. Весьма рискованный маневр, но пилоты боевых машин очень спешили. Спешили мне на помощь, и я подумал, что ранение в грудь не повод, чтобы умирать. Особенно если живешь в мире, где можно вообще не умирать.
        Глава 7.
        Мексиканская чума

        Древние утверждали, что когда жизнь человека заканчивается, душа его отправляется путешествовать по миру. Она может поселиться в дереве или камне, выбрать себе обличье животного или рыбы, а может обосноваться в тельце новорожденного ребенка. Ученые доказали, что приблизительно так оно и происходит на самом деле. Личностная матрица действительно способна бесконечно долго бродить в пределах магнитосферы, а потом воплощаться вновь. Вот только посмертная амнезия делает сие приятное событие совершенно бессмысленным. После смерти вся накопленная информация теряется, так как ее материальным носителем является такая неустойчивая структура, как головной мозг.
        Основные черты характера и обрывки воспоминаний иногда сохраняются при новом рождении, но не более того. Поэтому, чтобы продлить жизнь, медики производят сложнейшие операции по пересадке и омоложению нервных клеток, протезированию погибших нейронов и даже добавляют дополнительные объемы памяти, дабы человек не забыл ни одной подробности своего долгого и поучительного существования. Моя жизнь была короткой, поэтому, даже если мое тело и было распущено, хирургам не пришлось слишком долго возиться со стандартными настройками моего серого вещества.
        Пожалуй, с ними за несколько часов мог бы справиться и не самый расторопный робот.
        В первые мгновения после возвращения сознания мне почудилось, что я снова оказался в плену. Едва слышно шелестели невидимые вентиляторы. Пахло нержавеющей сталью, кровью и лекарствами. Я буквально на полмиллиметра приподнял веки. Мягкий свет коснулся зрачков, и туманное пространство медленно трансформировалось в фиолетовый прямоугольник потолка, а спустя минуту в параллелепипед больничной палаты. Никаких сомнений, я - в нашем госпитале.
        В Солнечной Системе принят глобальный стандарт на бактерицидное освещение в лечебных учреждениях.
        Наверняка у врагов не может быть такого восхитительно фиолетового потолка. Успокоившись относительно своего текущего статуса, я ощупал рукой грудь. Похоже, мне повезло. Заштопали. Решили обойтись без замены тела. Сэкономили мне целую жизнь. Вот и славно, ведь количество операций по замене тел ограничено.
        Я слегка приподнял руку, проверяя силу тяжести. Где я? На Марсе или на какой-нибудь орбитальной станции? Скорее всего, Марс. Орбитальная станция с марсианской силой тяжести только одна - «Буй-43», но она очень старая, и там нет госпиталя. В этом я был уверен на сто процентов, потому что провел на сорок третьем два нескучных года, выслеживая банды последних маринеров. Помню, мы замораживали раненых и возили их на «Глаз орла», который тогда крутился около Сатурна. «Какой „Глаз орла“? - потрясенно спросил я самого себя. - Его же сбросили на Юпитер за сто лет до моего Рождения». Меня затошнило. Я никак не мог вспомнить, когда это я охотился на маринеров. Их ведь всех перебили давным-давно. Или нет? Но ведь я абсолютно Ясно помню, как своей собственной рукой перерезал глотку Эрику Аронсону. Но я не мог этого сделать! Я про него в детстве в кино смотрел. Он умер давно.
        Просветление было внезапным и очень неприятным. Моя кожа стала шершавой от пупырышек и покрылась холодным потом, волосы встали дыбом, а во рту пересохло. С перепугу я попытался вызвать кого-нибудь по мобильной связи, но, к счастью, несущая отсутствовала. Осознание того, что мой возраст не двадцать три года, а гораздо больше и на самом деле я являюсь не тем, кем считал себя всю свою короткую жизнь, оказалось очень тяжелым. Больше часа я почти ничего не соображал, с отвращением впитывая поток хлынувшей из подсознания визуальной, звуковой, тактильной, обонятельной и прочей информации. Увешанный старомодным оружием, я полз к передовой где-то под разбомбленным Сан-Франциско и спустя мгновение еле переставлял ноги по лунной пыли, волоча на спине мертвого, как потом оказалось, товарища. Еще секунда, и на меня прут мутанты нью-йоркской подземки. Почти сразу Байконур, мучимый жаждой я слизываю густую кровь с собственной иссеченной ножом руки. А вот я стою над могилой своей жены, погибшей от информационного вируса в черном 2272 году. Мы прожили с ней вместе больше девяноста лет. Вирус сжег ей мозг. Врачи
были бессильны.
        Почему-то когда воплощаешься, сразу вспоминается только самое плохое, а хорошее возвращается позже, в течение нескольких недель, исключительно в сновидениях. Там, в гостях у Бартони, у меня не было возможности восстановиться до конца. Ошметки ломакинской личности все еще сидели во мне, путая мысли. Нужно избавиться от них. Если затянуть процесс, то можно запросто превратиться в шизофреника.
        Наконец тошнота прошла, и голова перестала кружиться. Я сразу же выпрыгнул из кровати, благо указаний соблюдать постельный режим ниоткуда не поступало. Как, впрочем, и каких-либо других интересных предложений, вроде участия в многочасовом допросе по поводу моего возвращения из плена. Но это даже к лучшему. Если меня ни о чем не спрашивают, значит, все устаканилось. Немного беспокоило отсутствие медперсонала, но подобную странность можно списать на военное время. Все медики сейчас наверняка перегружены, и возиться индивидуально с каждым выздоравливающим никто не станет. Можно ведь и самостоятельно найти в шкафу прогулочную пижаму, а под кроватью мягкие шлепанцы. Одевшись и сполоснув лицо, я отправился на поиски столовой. Статью 31 Конституции «каждый человек имеет право на здоровое безвозмездное питание» никто не отменял, следовательно, свою законную тарелку картошки с жареной колбасой и солеными огурцами я непременно получу.
        Коридор оказался удручающе длинным и мог бы служить наглядным пособием для изучения законов перспективы. Выкрашенные кремовой краской стены, фиолетово-бактерицидный потолок и синий пол сливались вдали в одну точку, не давая надежды на завершение бесконечной дороги даже в виде тупика. Я с кошачьей мягкостью двигался по прорезиненному пружинящему под ногами покрытию и мечтал встретить хоть какое-нибудь самое завалящее живое существо.
        Слева и справа проплывали прозрачные двери. В просторных холлах и палатах никого не было. В некоторых отсутствовала даже мебель. Меня окружали абсолютно голые, девственно-чистые стены, не испорченные обязательными «планами эвакуации» и табличками «Не курить!». Может быть, это новый, не до конца оснащенный госпиталь? Вполне вероятно, что на Марс еще не успели доползти тихоходные транспортные баржи с ранеными. Мысль о баржах напомнила мне о Тумане.
        Никчемное воспоминание о любимой девушке Ломакина не вызвало во мне абсолютно никаких эмоций. Ломакина больше нет, и его девушка не имеет ко мне никакого отношения.
        Обнаружив лифтовую площадку, я не стал вызывать кабину, а спустился по лестнице. Мышцам, которые, наверное, долго кисли в биоактивном растворе, полезно поработать, чтобы выгнать из себя всякую дрянь. Столовая находилась на первом этаже. Может быть, я пришел слишком рано или слишком поздно, но найти компанию мне не удалось. Здесь тоже никого не было. Жаль. Надо узнать расписание завтраков, обедов и ужинов, чтобы в следующий раз прийти вовремя. Я поискал глазами часы, но и их почему-то нигде не было. Непонятно. Похоже, госпиталь действительно находился в стадии отделки и его готовили к приходу транспортов. Тогда, спрашивается, где рабочие? Где матерящиеся прорабы? Где пыльные изношенные роботы с погнутыми от вечных перегрузок конечностями? Где строительный мусор, наконец?
        Официант появился сразу. Моя надежда, что это будет человек и я смогу задать ему пару вопросов, не сбылась. Ко мне подкатил стандартный общепитовский робот, предельно примитивный и не оснащенный голосовым интерфейсом. Побеседовать с ним о последних новостях можно было только после экспресс-употребления литра водки, которой в наличии, естественно, не имелось. Вздохнув, я ткнул пальцем в несколько пунктов унылого больничного меню. Заведение находилось на нижнем уровне иерархии общественного питания и не имело никаких перспектив перебраться хоть на одну ступеньку выше. Впрочем, полный ассортимент диетических и лечебных блюд был здесь доступен круглосуточно.
        Робот отправился за бульоном, морковными котлетками и вишневым киселем, а я откинулся на спинку стула и, осмотревшись, заметил вмонтированную в стену синюю полоску медиасистемы. «Новости», - мысленно приказал я. Полоска позеленела, а экран засветился, изобразив в воздухе некое подобие стереопространства. Бесплатная дешевка, но лучше, чем совсем ничего. Из длинного списка новостных каналов я взглядом выбрал самый рейтинговый: «Сибирский новоскоп». Меня оглушили фанфары военного марша. По Дворцовому мосту в Ленинграде бодро маршировала пехота в экзоскелетах. «По мосту нельзя идти в ногу», - автоматически подумал я. Диктор бормотал что-то бодрящее и вдохновляющее, но его совсем не было слышно за грозовым грохотом ударных и духовых инструментов.
        Впрочем, слова были не важны. Мой взгляд сразу зацепился за почерневший от пожара фасад Эрмитажа.
        В нескольких местах стены древнего музея обвалились, и сквозь проломы был виден карандашный огрызок Александрийского столпа. «Следующий по рейтингу», - потребовал я. Немецкий «ДДР-монитор» показывал выступление Золина. Верховный говорил очень эмоционально и весьма выразительно размахивал руками.
        Бешеные глаза и синхронный перевод на хохдойче делали его похожим на незабвенного Адольфа Алоизовича. Я немного послушал. Речь шла о всеобщей эвакуации и тотальной мобилизации. Потом Верховный немного порассуждал о мучениках, которые умирают у пультов на автоматических заводах, но не покидают своих рабочих мест, о пилотах, геройски штурмующих вражеские порталы, и о новых моделях гигантских человекоподобных роботов, которые нас всех непременно спасут. Ну, или, в крайнем случае, достойно за нас отомстят. «Дальше», - вздохнул я. Дальше было как в сказке. Все страшнее и страшнее. Обугленные трупы, руины и дороги, пробитые между каменными курганами, в пустынях, раскинувшихся на месте разрушенных городов.
        Нигде, кроме речи Золина, я не услышал ни единого слова с надеждой на нашу победу. Человечество всерьез настроилось умирать. Полная безнадега и смирение сквозили в информационных выпусках. Уничтожение, смерть, бегство и прочувствованные выступления вождей всех масштабов мелькали на экранах. Судя по обреченным лицам областных и республиканских властителей, все они держали в карманах ампулы с ядом или заряженные лучеметы, чтобы прострелить себе лоб в случае угрозы плена, но мне почему-то не верилось, что кабинетные чинарики станут убивать себя. Многие из них при первой возможности займут очередь за должностями у дверей оккупационной администрации.
        Мерзкая порода. Я еще немного попрыгал с канала на канал, но больше ничего толкового не встретил.

        - Музыкальный, - обиженно буркнул я.

        - Дорогие соплеменники, - радостно провозгласил с экрана негр, выряженный в яркие лохмотья, шелестящие разноцветной фольгой. - Я приветствую всех тех, кто решил остаться. Тех, кто не будет покидать многострадальную Землю. Мы умрем вместе с ней. Мы должны принести себя в жертву, чтобы Человечество было прощено за уничтожение своей колыбели. Мы истребили столько живых созданий, что, безусловно, достойны Мучительной смерти. Вспомните о тиграх, тюленях и о несчастной птице додо. Мы последуем за ними. С Человечеством не произойдет ничего исключительного. Мы всего лишь разделим судьбу многих и многих вымерших видов. Им тоже было страшно и больно, но…

        - Примат, - пробурчал я, принимая тарелки у робота. - Чтоб ты сдох, скотина.
        Уловив мое настроение, медиапанель отключила негра. Его визгливый голос мягко трансформировался в довольно приятную музыку в спокойном современном стиле. На экране появилась вокально-инструментальная группа, состоящая исключительно из девушек в белых фраках. Девушки мне понравились, а вот их мешковатые костюмы не очень. Я бы предпочел увидеть что-нибудь в купальниках, а лучше даже без них. Медиапанель быстро сменила несколько каналов весьма фривольного содержания, отсканировала мою реакцию и, решив, что хорошая музыка все-таки лучше способствует правильному пищеварению, вернула девушек во фраках. Ну и ладно. Я отвернулся от экрана и взял ложку.
        Еда выглядела и пахла неожиданно неаппетитно.
        Даже музыка не могла раззадорить меня на поедание пресной морковки и совершенно несоленого куриного бульона. Поискав глазами солонку и не найдя ее, я, не жуя, проглотил большой кусок вареной курятины и отодвинул тарелку. Есть расхотелось. Завершив трапезу большим стаканом киселя, я встал и вышел из столовой.
        В пустом холле пахло свежей краской. Эхо шагов гулко отражалось от стен. Когда за спиной стих клекот медиасистемы, меня окружила ничем не нарушаемая тишина.
        Очень странное место. Госпитали такими не бывают.
        Почему нет персонала? Не слышно даже вечного шуршания неутомимых роботов-уборщиков. Меня все больше удивляло, что после того, как я пришел в себя, мне не встретился ни один человек. Куда подевались медсестры, врачи и все остальные? Ведь кто-то меня сюда доставил, таскал мое израненное тело по этажам, запихивал его в чрево лечебной машины, ставил диагноз, зашивал развороченную грудь. Где они все? У кого мне спросить, какое у меня сейчас сердце? Свое или искусственное? А если искусственное, то механическое или биологическое и нужно ли мне беспокоиться о зарядке аккумуляторов?
        Чувствуя себя героиней сказки «Аленький цветочек», которая очутилась на далеком острове и каждую минуту ожидала встречи с чудовищем, я заглядывал во все незапертые кабинеты. Везде царили идеальный порядок и стерильная чистота. На письменных столах стояли стаканчики с ручками и карандашами, планшеты были аккуратно накрыты новенькими чехлами, на мониторных стержнях поблескивала несодранная защитная пленка.
        Я подошел к одному из рабочих мест. Подчинившись мысленному приказу, компьютер послушно завелся и загрузил операционную систему «Групп-Фортос 3.11».
        Новенькую и абсолютно пустую, как и все в этом здании. Махнув рукой на компьютер, я отправился на поиски рекреационной зоны. Если в госпитале есть еще бездельники кроме меня, то они непременно топчутся где-то среди бассейнов, баров и игровых автоматов.
        Указатели на стенах информировали о местоположении чего угодно, только не того, что мне было нужно. На всякий случай, следуя по стрелкам, я завернул в администрацию и приемное отделение. Пусто. Попытался отыскать транспортный терминал. Куда-то же доставляют больных, воду, продовольствие и сжиженное электричество? Там наверняка должен быть дежурный. Хотя бы старый робот с голосовым интерфейсом и красным кнопочным телефоном для экстренной связи с начальством. Ни зону отдыха, ни терминал я не нашел. Дежурные службы тоже обнаружить не удалось. У меня появилась мысль устроить небольшой пожар, дабы огонь и дым привлекли хоть кого-нибудь, но после небольшого размышления я отказался от этой заманчивой затеи. За такие шутки и срок можно получить. Ну, если не срок, то по морде точно огребу.
        Устав бродить по пустым коридорам, я решил вернуться в свою палату. Так как дорогу я помнил не очень четко, пришлось немного поплутать. К счастью, медиапанель в столовой продолжала работать. По грохоту взрывов в очередной сводке новостей я легко отыскал путь. Теперь до родной палаты было рукой подать. Пересекая по диагонали пустой зал, я не сразу заметил стоявшую у стены девушку. Она сложила руки на животе и не двигалась, внимательно наблюдая за мной. Вначале краем глаза я зафиксировал ладную фигурку в коротком белом халатике и крепкие стройные ноги, а уж потом определил, что девушка, оказывается, хорошо мне знакома. Это была убитая Ломакиным Наталья Корф.

        - Наташа? Откуда ты здесь?

        - Здравствуй, Свет, - она сдержанно кивнула головой. - Ты нарушаешь больничную дисциплину. Лечебные процедуры должны были начаться полчаса назад, а я все никак не могу найти тебя. Нехорошо.

«Похоже, мне не удалось вырваться, - с тоской подумал я. - Это кукла. Я хотел увидеть человека и увидел его. И человек этот взялся из моей собственной памяти Они его сделали, пока я бродил по этажам». Мне стало страшно.

        - Если бы твое начальство догадалось включить мобильную связь, то найти меня было бы совсем несложно, милашка, - я растянул свои губы в пошлейшей донжуанской улыбочке и демонстративно уставился на ее коленки.
        Главное, не переиграть, изображая дурачка. Пусть думают, что я ничего не понял. Мне нужно время, чтобы разобраться, с кем я имею дело.

        - Иди за мной. - Она по-военному развернулась и начала подниматься по лестнице.
        Я последовал за ней, не отрывая взгляда от обтянутых тонкой тканью ягодиц. С ними явно было что-то не так. Какая-то непонятная искусственность. Или я схожу с ума? Нормальная задница! Натуральная и соблазнительная! Мне невольно захотелось провести рукой по красивому полушарию, чтобы развеять сомнения, но я вовремя остановился. Элементарную вежливость нужно соблюдать всегда. Даже с роботами.

        - Какими судьбами, Наташа? - спросил я, переводя взгляд на ее затылок.

        - Давай не будем на ходу, Свет. Нам надо многое обсудить в спокойной обстановке.
        Ее голос прозвучал абсолютно естественно, и мои сомнения стали жухнуть и скукоживаться, а интерес к ее ягодицам, наоборот, возрастать.

        - А почему госпиталь пустой? - осведомился я.

        - Здание было законсервировано. Персонал привезут только завтра. Еще через два дня прибудут первые раненые с Земли.
        У меня немного отлегло от сердца. Наверное, мне надо посетить психотехнолога. Это же ненормально, если я в обычных вещах вижу всеобщий заговор против своей персоны. Время тяжелое, и люди порой ведут себя необычно. Что в этом такого? Я тоже совсем не тот жизнерадостный юноша, коим был месяц назад. И выгляжу я совсем не так, как тогда, и даже пахнет от меня по-другому. И все же противоестественно, когда убитая девушка ведет тебя куда-то по пустому госпиталю. Есть в этом нечто потустороннее.
        Мы быстро добрались до моей палаты, Наталья повелительно указала рукой на койку, открыла стенной шкаф и выкатила из ниши аппарат, внешний вид которого мне сразу не понравился. Переплетение множества пластмассовых трубочек, блестящих стержней и цветных проводов смахивало на крупномасштабную модель внутренностей насекомого и не сулило мне в ближайшей перспективе ничего хорошего.

        - Не волнуйся, Свет, - она успокаивающе улыбнулась. - Все неприятные процедуры я сделала, когда ты был без сознания. Сейчас мне нужно проверить, как идет процесс заживления, и подсадить тебе в кровь тысячу-другую свежих нанороботов, чтобы не началось отторжение. Твои легкие были в очень плохом состоянии.

        - Еще бы! - оскалился я. - Мне их прострелили навылет. Там, небось, и от сердца мало что осталось?

        - Сердце - ерунда. Простой насос. Синтетическое ничуть не хуже натурального, а вот то, что легкие пришлось заменить, - это не очень хорошо. Похоже, ты надышался какой-то дрянью.

        - Ничем, кроме воздуха.

        - Не знаю, не знаю. Образцы твоих тканей отправлены на анализ, а тебе пересажены донорские легкие.

        - Хорошие?

        - Не очень. Ждать не было возможности, поэтому взяли на складе то, что было. Им третий век недавно пошел. Еще не модифицированные. Взяты у трупа. Тогда так было принято. В общем, устаревшая модель и срок годности на пределе, но лет на двадцать хватит, а потом придется проходить полный курс омоложения. Впрочем, не волнуйся. Остальные органы начнут отказывать раньше. Ты очень сильно посадил свой организм, Свет. Когда только успел? До старости не дотянешь.

        - Ну, надеюсь, родная медицина не даст мне так уж просто ласты склеить. Токмо на нее, родимую, и уповаю.

        - У нас так легко еще никто не умирал. Перед смертью помучиться должен. - Она подошла ко мне и профессионально расстегнула пуговицы на моей пижаме, от чего я почувствовал некое вполне определенное томление в нижней части живота.

        - Больной явно идет на поправку, - удовлетворенно констатировала Наташа. - Я обязательно отражу это в своем отчете. Ложись.
        Несколько секунд я колебался, стоит ли доверяться ей, но желание верить в лучшее оказалось настолько велико, что я отринул сомнения и распластался на мягком больничном лежбище. Наталья что-то переключила в агрегате, и он бодро зажужжал. Звук успокаивал.

        - Ну что там? - нетерпеливо поинтересовался я.

        - Ерунда, - отмахнулась она. - Мелочи всякие. Сейчас подкрутим, подрежем, подвяжем, подклеим.

        - Постой, ты же не медик! - словно очнувшись ото сна, воскликнул я. - Ты же эта, как ее…

        - Сейчас все медики. Или солдаты, - отрезала она и приставила к моему плечу пистолет для инъекций.
        Спуск сработал с громким оружейным треском. Три использованные ампулы, словно стреляные гильзы, со звоном упали в пластиковый мешочек, прикрепленный к рукоятке аппарата.

        - А как тебе удалось вы…

        - Сейчас будет больно, - с легким злорадством перебила меня Наташа.
        Не обманула. Правда, поначалу в месте укола чувствовался лишь легкий неприятный холодок, потом ощущения стали похожи на растянутый во времени удар молотком по ключице. Спустя минуту уже казалось, что кто-то сверлит мои кости электродрелью. Я сел. Наташа уперлась ладошкой мне в грудь, пытаясь повалить обратно, но меня выгнуло в пояснице, и я со стоном стал сползать с койки. Девушка грубо, по-мужски выругалась и попробовала поймать меня. В своем ломакинском воплощении я не очень высок ростом, но весьма мускулист и плотен, поэтому далеко не каждый сумеет удержать мой вес на руках даже в условиях пониженной Марсианской гравитации. Не получилось и у Наташи.
        Я свалился на пол и скорчился в позе эмбриона. Действие препарата быстро усиливалось. Мышцы начали сокращаться беспорядочно и очень сильно. Временами я боялся, что мои же мускулы переломают мне кости, настолько резкие, мощные и неправильные движения выполняло взбунтовавшееся тело.

        - Доктора! - прохрипел я, когда сумел выдавить из себя членораздельный звук. - Подыхаю! Доктора срочно! Твари!
        Шею вывернуло. Казалось, что еще немного, и я смогу укусить себя за ухо. Руки начали мотаться так, словно суставы превратились в резинки. После того как я чуть не выбил себе глаз оттопыренным пальцем, пришлось крепко зажмуриться. Судороги становились все сильнее. После особо удачного удара головой об пол мое сознание на время угасло, а когда я снова пришел в себя, то почувствовал, что меня крепко держат. Не в силах разорвать чьи-то стальные объятия, перенапряженные мышцы начали успокаиваться. Судороги сменились мелкой дрожью. Еще через пару минут я отважился открыть глаза. Сверху на мне лежала Наташа. Она тяжело дышала. По ее лицу катился крупный пот. Одна капля упала мне на губы. Я облизнулся. Во рту остался странный маслянистый привкус. Наташа устало улыбнулась и, разжав руки и ноги, растянулась рядом со мной на полу.

        - Отпустило? - спросила она и шумно сглотнула.

        - Ага. Ты как?

        - Не очень. - Она поправила растрепанные влажные волосы.
        Ее халат был порван в нескольких интересных местах. Я хорошо видел идеально круглый сосок на обнажившейся правой груди и толстые кровоточащие царапины на загорелом животе.

        - Что со мной было?

        - Не знаю. - Она неторопливо поправила одежду. - Похоже на побочное действие блицглицирамина, но я его тебе не вводила. Как ты себя чувствуешь?

        - Почти нормально, - соврал я.
        Она повернула голову, и мне на мгновение показалось, что что-то нехорошее приключилось с моим зрением. Полупрозрачное перламутровое ушко Наташи висело на двух тонюсеньких проводках! Красном и синем. Я провел тыльной стороной ладони по векам. Видение не исчезло, а, наоборот, стало подробнее. Красный провод оказался слегка надломленным, и сквозь трещину в изоляции нагло поблескивала медная жилка. Все-таки Наташа не человек, подумал я. Она робот. Ее большие печальные глаза всего лишь искусно изготовленные фоторецепторы, а нежный голос синтезирован нехитрым звуковым устройством. Она - машина. Вещь.
        Я поднялся на ноги. Робот тоже. Он еще не понял, что разоблачен, и не переключился в боевой режим. От моего первого удара его зрачок покрылся трещинами, а от лица отлетел целый шмат резиноподобного материала. Обнажились зубы. Казалось, что он криво ухмыляется. В нижней части клыков я разглядел тонкие полосочки резьбы. Еще удар, и с его головы слетел парик, хрустнул нос, брызнула теплая красная жидкость, заменяющая кровь машинам, имитирующим человека.
        Из обширного опыта близких встреч с роботами я накрепко усвоил, что для их уничтожения твердую голову лучше оставить в покое. Как и у большинства людей, у кибернетических устройств там нет ничего ценного.
        Чаще всего в их пластиковых черепах размещаются оптические датчики, радиоантенны, сканеры всех сортов, голосовой интерфейс и иногда взрывное устройство.
        Все остальное конструкторы обычно прячут в просторную и прочную грудную клетку. Именно там скрыты силовые генераторы, набор процессоров, запоминающие устройства и прочая дребедень, без которой не может обойтись ни одна машина, претендующая на интеллектуальность.

        - Немедленно прекратите, - потребовала Наташа мужским голосом, ее нижняя челюсть не двигалась.

        - Ну, уж нет. Ты будешь сломан, - пообещал я. - Твое место на помойке.
        Моя злость сменилась веселым азартом, тем более что модель оказалась не из драчливых и боевого режима, похоже, не имела. Я эффектной подсечкой сбил Наташу с ног и совсем уже собрался выломать ей все, что только можно, когда она взревела, как стартующая ракета. Ее халат разошелся по швам, мелькнувшее под ним тело треснуло, и я увидел нечто такое, что не должно было находиться внутри робота. Зеленоватая тягучая жижа выплеснулась на пол, образовав огромную дымящуюся лужу.

        - Какого хера ваще?! - озадаченно крякнул я, отпрыгивая к стене.
        Из странной жидкости и кусков корпуса за пару секунд воздвиглось двухметровое нечто на двух ногах с шестью руками и большой головой, усыпанной маленькими глазками. Потрясенный увиденным, я стоял на месте и глупо хлопал ресницами. То, что тварь может быть смертельно опасной, дошло до меня не сразу. Мой разум был слишком поглощен вопросом, что же это такое. Инопланетянин? Робот? Энергетическая форма жизни вроде призрака или привидения? На призрака не очень похоже, скорее смахивает на быстрорастущий самовоспроизводящийся холодец. У меня одно время жил такой в холодильнике. Удобная штука. Если не забываешь на время отлучки переложить его в морозилку. Я как-то раз забыл, а когда вернулся через неделю, обнаружил на кухне распахнутый холодильник и полтонны протухшего вонючего холодца на полу. С тех пор я не очень люблю холодец.

        - Ты кто? - спросил я.

        - Ты меня знаешь, - с неожиданной членораздельностью сказал монстр. - Сашка Титов перепрограммировал твое восприятие, и каждый раз я в твоих глазах превращаюсь в какое-нибудь чудовище.

        - Ты кто?! - выкрикнул я.

        - Моя фамилия Готлиб, - тихо сообщило шестирукое нечто.

        - Ты врешь. - Я сделал шаг в сторону и встал так, чтобы между мной и непонятным организмом была кровать. - Зачем Борею превращаться в кальмара?

        - Идиот, - злобно проскрипел монстр. - Я стою перед тобой в нормальном человеческом обличье и не знаю, что ты видишь на самом деле. Ты мне чуть челюсть не сломал, громила.

«Если я хочу кому-то сломать челюсть, то я ее ломаю. Никаких „чуть не сломал“ здесь быть не может. Кроме того, я четко помню, как все было на самом деле», - мысли в голове стали тяжелыми и неуклюжими, словно тараканы, обожравшиеся вкусной отравой. Я почувствовал, что возвращаюсь в шкуру Ломакина, который только что убил свою Наташу.

        - Присмотрись получше. - Тварь втянула в себя лишние четыре руки и приняла форму, близкую к гуманоидной. - Покорись, и обретешь счастье, - тембр голоса опять изменился и стал близок к страстному кошачьему мяуканью. - Покорись! Покорись! Покорись! - Стоп! - приказал я. - Помедленнее. Не части.

        - Мне нужно сделать тебе еще одну инъекцию, чтобы окончательно снять психокоды.

        - Психокоды снять хочешь? - понятливо закивал я. - А не пошел бы ты в задницу со своими инъекциями?

        - Я не собираюсь тебя ни к чему принуждать, - обиженно буркнуло чудовище. - Ты абсолютно свободен. Завтра здесь появится обслуживающий персонал, и у тебя будет возможность вернуться на Землю, чтобы погибнуть вместе с остатками Человечества.
        Голос монстра теперь был совершенно неотличим от голоса моего старого друга Борея Готлиба. Тот же пренебрежительный высокопарный тон. Те же уничижительные интонации. Никакой речевой синтезатор не способен сымитировать подобное.

        - Ты стоял у истоков этого мира, - продолжал он, - и сдохнешь вместе с ним, хотя можешь спасти всех, кто еще жив. Человечество нуждается в тебе сейчас так же сильно, как и тогда - в конце двадцатого века.

        - Я не верю тебе. Ты думаешь, я забыл про Корф?

        - Не верить мне - это твое право, - монстр покорно закивал глазастой шишковатой башкой. - Только знай, у Сашки ничего не вышло. Он уже несколько раз пытался исправить прошлое, но ничего не добился. Кохоны продолжают атаковать.

        - Я не верю тебе, - занудно повторил я.

        - Как хочешь, - чудовище печально вздохнуло. - Прошу тебя об одном, Петр. Когда будешь бросаться с гранатой под танк, вспомни, что у тебя был шанс спасти Человечество.
        Я отступил назад и взялся за дверную ручку. Еще шаг, и можно будет выйти из палаты. Точнее, можно будет попробовать выйти из палаты.

        - И еще, - остановил он меня. - Не было никакой Корф. Это Титов закатал твою психику в защитный кокон. Как только я появляюсь в поле твоего зрения, у тебя сразу начинаются галлюцинации. Может, все-таки сделаем укольчик и поговорим нормально?

        - Лучше сдохнуть.

        - Право на смерть прописано в нашей конституции, вот только делать инъекции трупу занятие довольно бессмысленное. Поэтому твое условие я считаю абсурдным, - размеренная речь Готлиба сменилась торопливым бормотанием. - Если ты не согласишься на процедуру добровольно, мне придется тебя заставить.
        Я рванул ручку двери, но монстр ловко сбил меня с ног и придавил к полу плоской, как у слона, подошвой. Пара щупалец крепко спеленала мне руки. Я напряг мускулы, пытаясь разорвать железные объятия. Бесполезно. Монстр между тем отрастил еще одну конечность и дотянулся до валявшегося в углу инъекционного пистолета. Ствол машинки он направил мне прямо в лицо. Я скорчил прикольную рожу, убирая правый глаз с линии огня. Щелчок. Меня ослепила резкая боль в скуле. Будто зуб выламывали плоскогубцами. Через мгновение я очутился на больничной койке. Сердце билось спокойно. Боли не было. Липкие холодные щупальца чудовища не обвивали мое тело. Наоборот, я был укрыт теплым и очень уютным одеялом, раскрашенным казенной черно-бордовой клеткой.
        На табуретке рядом с койкой сидел грустный немного постаревший Борей. В руках он держал планшет и что-то задумчиво чертил в нем золотистым стилусом. Я ошалело окинул взглядом палату. Чистота и порядок. Нигде не видно ни кусков Наташи, ни следов монстра. Приснилось, что ли?

        - Ты как? - коротко спросил Готлиб, заметив, что я очнулся.

        - Дай руку, - потребовал я.
        Он посмотрел на меня с недоумением, но ладонь протянул. Я крепко схватил его за пальцы и притянул их к глазам. Рука как рука. Обычная человеческая рука. На тыльной стороне поры и бесцветные короткие волоски. Ногти пострижены неаккуратно. Похоже, что Борей воспользовался большими канцелярскими ножницами и поторопился, отхватив кое-где кусочки кожи. Некоторая небрежность по отношению к себе всегда сочеталась в Готлибе с непреодолимой тягой к дешевому пижонству. На его безымянном пальце блестело хорошо знакомое мне золотое кольцо с тонкой арабской вязью по ободку. Сашка Титов в насмешку называл это украшение кольцом всевластия. Я перевернул руку ладонью вверх. Здесь обнаружились мелкие брызги зеленой краски и неглубокие бороздки, по которым, говорят, можно определить судьбу. Если бы это было правдой, то линия жизни Готлиба несколько раз огибала бы его запястье. В целом абсолютно нормальная честная рука.
        Никакого органического пластика, никаких подделок.

        - Кажется, все в порядке, - сказал я, отпуская его пальцы.

        - Ты уверен в своей адекватности? - Борей участливо заглянул мне в лицо. - Титов сапожник. Он чуть не запорол твой мозг.

        - Желание набить тебе морду является свидетельством психологической адекватности? - тактично осведомился я.

        - Безусловно, - мой друг слегка улыбнулся. - Только давай отложим это изысканное удовольствие до «после войны».

        - Хорошо. Что с вторжением?

        - Как бы тебе объяснить. Если быть кратким… - Он тяжело вздохнул, его лицо покрылось потом, который он стер рукавом. - Одним словом, мы проиграли войну.

        - Это целых три слова, - автоматически поправил я.
        Борей оскалился. Он не любил матерщину, но на этот раз произнес такое, что я, запутавшись в падежах, не разобрался, к кому именно относилась заковыристая многоэтажная конструкция. К его старинному другу Петру Васнецову или к ситуации, сложившейся вокруг Человечества.

        - Совсем плохо? - на всякий случай уточнил я.

        - Хуже не бывает. На Земле остались отдельные очаги сопротивления вокруг порталов. Тебе следует знать, что вся центральная часть Москвы в пределах старой кольцевой дороги провалилась под Землю. Колоссальные жертвы.

        - У меня есть… были друзья в Москве. А Ленинград? - Я сделал судорожное глотательное движение.

        - Северная часть города разрушена. Чудовищный взрыв, - Готлиб неуклюже взмахнул руками. - Похоже, рванул токамак. А может, военные применили какое-то старое оружие, которым уже разучились пользоваться. Мы несем неисчислимые потери по всей Земле. Немногим беженцам удалось спастись в лунных городах. Несколько барж сейчас направляются к Венере и Марсу. Больше нет Свердловска, Владивостока, Рима, Берлина, Рио, Горького… Перечислять не имеет смысла. Все крупные города уничтожены. Кохоны ведут войну на тотальное истребление населения. Не жалеют ни женщин, ни детей. Земля почти потеряна для нас, и именно поэтому пробил твой час, товарищ Васнецов.
        Несколько минут я молча обдумывал сказанное Бореем. Мое сознание отказывалось принимать новую картину мира. Человечество погибло. Все, что я знал, и почти все, кого я знал, больше не существуют. Целые города и народы ушли в небытие, и даже наша грядущая блестящая победа уже ничего не вернет.

        - Кохонами ты называешь чужих? - равнодушно спросил я. - Если слово японское, то как-то слишком уважительно.

        - Все правильно. Они сильные, жестокие и тупые, как тигры-людоеды. Кроме того, у них полосатый флаг. - Он смущенно поскреб ногтем металлическую грань планшета. - Хочу предупредить, что у тебя очень мало шансов остаться в живых. Практически мы убьем тебя до начала выполнения миссии.

        - Экий ты затейник, - хмыкнул я. - Все равно выкручусь. Жизнь штука многовариантная. Тебе ли не знать? Рассказывай, как я буду спасать Человечество на этот раз.
        Он посмотрел на меня несчастными глазами.

        - Что такое рапестис объяснять, надеюсь, не надо?

        - Рабие пестис? Мексиканская чума? Ты собираешься использовать эту пакость? - Я почувствовал, что бледнею. - Только не это.

        - Именно это, Петр. Кохоны слишком сильны.

        - Ты понимаешь, что это очень опасно? Безумно опасно?

        - Опасно для людей, дружище, но на Земле почти не осталось людей. Рапестис использует в качестве среды распространения человеческие мысли и биополя. По принципу компьютерного вируса, он проникает из мозга в мозг, попутно уничтожая носителей. Я передам тебе последнюю копию вируса, которая много лет хранилась в замороженной голове преступника. Кстати, недавно закончилось расследование причин появления мексиканской чумы. Тебе интересно узнать подробности?

        - Нет.

        - За полчаса до катастрофы в центре по изучению искусственного интеллекта молодой аспирант совершил то ли ошибку, то ли диверсию. Один из экземпляров нового искусственного мозга, предназначенного для разработки контроллеров мыслеуправления, был заражен древним компьютерным вирусом. По логам выходит, что в испытательную систему установили старый диск, который, к сожалению, успешно распознался, - Готлиб тяжело вздохнул. - Гибель Мехико не была напрасной, Петр. Возмездие, которое мы обрушим на кохонов, должно стать самым сокрушительным за всю историю.

        - Да, уж, - подавленно кивнул я. - Во всяком случае, они его запомнят. А ты подумал, как потом остановить распространение инфекции?

        - Вирус модифицирован. Он не действует на людей, оснащенных мыслетелефонами нашей сети. Ты отправишься во вражеский мир и станешь распространителем заразы. Твоя задача - инфицировать вирусом как можно больше кохонов.

        - Людей, Борей, людей. Не нужно играть словами. Они такие же люди, как и мы.

        - Во-первых, не такие же, а во-вторых, либо мы, либо они, - он развел руками.
        Борей был абсолютно прав. Не мы придумали эту игру, но у нас есть возможность разрешить смертельное противоречие в нашу пользу. На кону стоит существование Человечества, и нельзя гнушаться абсолютно никакими средствами. Рапестис - это величайшая мерзость, от которой погибла моя жена. Меня бросало в дрожь при мысли о применении подобной дряни, но кохоны - это смерть Человечества, а от смертельного недуга не существует сладких лекарств. Эффективные таблетки могут быть только очень горькими.

        - Когда старт? - без лишних рассусоливаний осведомился я.

        - Я знал, что ты все поймешь правильно, - сказал Борей с таким облегчением, словно до самой последней секунды сомневался во мне. - Старт уже почти сейчас. До Земли доберешься очень быстро. В твоем распоряжении будет лучший пилот Человечества.
        Готлиб вытянул из-под стула небольшое серенькое ведерко и непочтительно брякнул его на прикроватную тумбочку.

        - Вот. Вскроешь контейнер, когда будешь в мире кохонов.

        - Это что? - я осторожно потрогал пальцем странную тару.
        В сравнительно небольшом предмете чувствовался мертвящий холод, хотя на ощупь ведро было теплым, сухим и абсолютно мирным.

        - Последнее и единственное хранилище вируса, - с почтением сказал Готлиб. - Другого экземпляра нет. - Он нервно облизал губы. - Вирус передастся тебе в момент вскрытия контейнера, после чего голову преступника можно будет выбросить. Она все равно больше получаса не проживет. Специальными вакцинами мы тебя уже накачали, поэтому первое время вирус для тебя не опасен. Ты будешь лишь переносчиком заразы. Твой мыслетелефон отключен. Включишь сам, когда возникнет необходимость. Но учти, после включения телефона вирус в твоей голове немедленно погибнет. До того, как тебя убьют, постарайся побывать хотя бы в двух крупных городах. Радиус поражения небольшой. Всего тридцать два метра плюс-минус лапоть. Именно на это расстояние вирус передается из мозга в мозг. Могут быть флюктуации вблизи линий электропередачи, но их можно не учитывать. Сразу после инфицирования вирус десять минут спит, никак себя не проявляя, потом носитель инфекции становится заразным на двадцать минут, после чего умирает от сгенерированной больным мозгом внутренней и внешней стигматизации.

        - Подробностей не надо. Они мне известны лучше, чем тебе, - вздохнул я.

        - Тут есть еще одно дело. - Готлиб смущенно посмотрел на носки своих ботинок. - Тебя домогается какая-то вздорная дама. Утверждает, что она твоя жена. Мне не очень верится…

        - Тумана Сентябрь? Это не моя жена, - я решительно замотал головой. - Это его жена, - мой указательный палец уткнулся в мою в грудь.

        - Понятно, а то я немного удивился, - пробурчал Борей. - Что ей передать?

        - Передай ей… - На мгновение я задумался, мой взгляд уперся в контейнер со смертельной инфекцией. - Передай ей, что Светозар Ломакин умер.

        - Зачем же так жестоко? - вопросительно прошипел Борей и обильно оросил мое лицо брызжущей слюной. - Ты всегда слишком легко относился к человеческим страданиям, Петр. Ты очень просто решаешь все проблемы.

        - А ты? - спросил я, хладнокровно вытирая щеки пижамной манжетой.
        Мой друг понурился.

        - Знаешь, Васнецов, - печально сказал он. - Я ничего не буду ей говорить.

        - Не говори. Я сам разберусь со всем, когда… В смысле, если вернусь. А если не вернусь, то ты присмотри за ней. Ну, чтобы все нормально было.
        Борей посмотрел на часы.

        - Пора.
        Я встал. Мое облачение по-прежнему состояло лишь из больничной пижамы, на которую я не замедлил обратить внимание Готлиба. Он отмахнулся и сунул мне в руки тяжелый контейнер с инфекцией. Мы долго шли по пустым коридорам. Сквозь прозрачные стены я видел искусственный парк, раскинувшийся вокруг больницы.

«Почему деревья пластмассовые?» - спрашивал я.

«Потому что их нет», - отвечал мне сын Светозара, мальчик, отца которого я стер.

«Почему трава мертвая?» - интересовался я.

«Потому что весь этот мир - фальшивый», - отвечала Тумана, женщина, мужа которой я стер. Или всего лишь заставил исчезнуть? А если не играть словами, то просто убил. По-настоящему убил.
        Миновав транспортный терминал, переполненный пахнущими краской новенькими вездеходами, мы влезли в обшарпанную телепортационную кабинку с выломанными дверцами и разбитым дисплеем. Похоже, что она досталась госпиталю в наследство от строителей, которые поленились возиться со списанием дорогостоящего оборудования. Лицо Готлиба на миг стало вдохновенно-сосредоточенным, он мысленно набрал код, и мы очутились на поверхности планеты. Как и водится на провинциальных внеземных космодромах, открытое пространство прикрывалось лишь тонкой завесой силового поля. Радужное мерцание, хорошо заметное на фоне ночного марсианского неба, не очень надежно защищало от жгучего космического излучения и стылого безвоздушного пространства. По технике безопасности при выходе на подобные площадки полагалось облачаться в скафандр, но у Человечества осталось слишком мало людей, чтобы следить еще и за соблюдением дурацких регламентов.
        Корабль стоял на компактном стартовом столе метрах в двухстах от телепорта. Необычная обтекаемая конструкция будто сошла с рисунков мечтателей середины двадцатого века. В реальности таких аэродинамически прилизанных корпусов никогда не делали. Этот стал первым, который мне довелось увидеть. Я двинулся к кораблю, но Борей остановил меня и указал рукой на картонную коробку, которая дожидалась меня на космодромном бетоне. В коробке лежали штаны и куртка спортивного покроя. На самом дне, имитируя зодиакальный знак Рыб, расположились спортивные же туфли. Я сбросил с себя больничную одежду. Всю. Перед смертью полагается переодеваться в чистое. Странное, наверное, зрелище - голый человек под открытым марсианским небом.

        - Надеюсь, свидимся, Светозар, - сказал Борей, дождавшись, когда я закончу. - Иди. Пилот ждет. Он знает, что делать. Удачи тебе.
        Говорить рублеными фразами было не очень характерно для Борея. Обычно, даже в критической ситуации, он любил растечься мыслью по древу. Но сейчас, он так расчувствовался, что с трудом произносил и короткие предложения. Его лицо стало белым. Черные зрачки глаз отразили яркие марсианские звезды, и казалось, что я смотрю на бескрайнюю вселенную сквозь две большие дыры в его голове.

        - До встречи. - Я развернулся и двинулся к стартовому комплексу.
        Крошечный космический кораблик своей игрушечной компактностью напомнил мне двухместный подводный аппарат. Столь миниатюрные конструкции по определению не способны летать в космическом пространстве самостоятельно и могут попасть на космодром исключительно в виде груза или по ошибке. Пребывая в некотором недоумении, я поднялся по короткому трапу и, слегка согнувшись, вошел в тесную полость кабины. В кресле первого пилота сидел маленький человечек с раскосыми монголоидными глазами. Он улыбнулся и весело подмигнул мне. Я занял свободное место второго пилота. Контейнер пришлось водрузить себе на колени.

        - Поехали? - спросил пилот с интонацией радушного робота-таксиста на маршруте Сестрорецк - Луноград-4.

        - Поехали, - кивнул я. - Когда будем на месте, командир?

        - Через полтора часа. - Пилот с яростным хрустом размял пальцы, словно собирался пилотировать джойстиком, а не телепатическими командами. - Это очень быстрая машина. Прототип. Существует в единственном экземпляре. - Он усмехнулся, увидев мое удивление. - В два счета покроем ноль-семь а.е.

        - А не расплющит при разгоне? - оживившись, поинтересовался я и попытался в уме высчитать скорость чудо-аппарата.
        Получалось что-то совсем уж несусветное. Если он не врет, то на таком можно запросто патрулировать внешние границы Солнечной Системы и при этом не слишком уставать.

        - Поверишь? Чашка кофе не разольется. - Пилот гордо погладил полоску главного монитора. - Первоклассные гравикомпенсаторы стоят. Даже ремней не предусмотрено. Жаль терять такую машину. - Он протянул мне руку и представился. - Бато.

        - Петр. - Я пожал руку. - Крепкая у тебя рука, Бато, как и имя.

        - У тебя имя тоже не мягкое. Откуда знаешь, что мое значит? - Он изучающе заглянул в мое лицо.
        Взгляд у него был цепкий, сканирующий.

        - Бурятский учил, - признался я.

        - Зачем учил? Чтобы с девушкой на ее языке разговаривать? - Он скорчил лукавую рожицу.

        - Реферат в школе готовил по доламаистским верованиям Забайкалья, - медленно ответил я и растянул уголки губ в улыбке.
        Бато уважительно присвистнул.

        - Какой ерунде тебя в школе учили, - восхитился он.

        - Почему же ерунде? Довольно интересный курс.
        Врать было неприятно, но и правду рассказать я не мог. Зачем постороннему человеку знать, что его прекрасный язык я выучил, сидючи в плену у сибирских сепаратистов. Давно это было. Не в этой жизни, даже не в прошлой, а в позапрошлой. Еще до того, как мы собрали машину времени, мне пришлось повоевать «за единую и неделимую». До сих пор, когда встречаю бурята, у меня начинают зудеть вырванные тогда ногти.
        Контрольный монитор моргнул и развернулся. На нем появился транспарант готовности. Бато немедленно утратил интерес к разговору и все свое внимание обратил на систему управления. Он несколько раз обежал взглядом экраны, в некоторой задумчивости поменял их местами, отрегулировал яркость и прозрачность. Потом провел пальцем по тумблеру с незнакомой мне маркировкой, вдавил какую-то кнопку и, не глядя на клавиши, ввел цифры защитного кода. Пару минут мы чего-то ждали. Бато сидел, закрыв глаза, а я вглядывался в ползущие по информационным панно непонятные графики. Неожиданно пилот вздохнул, задрал подбородок вверх и, словно обращаясь к небесам, произнес священную для каждого пилота фразу:

        - К взлету готов.
        Я вжался в спинку кресла. Мне не очень-то верилось в те чудеса, которые Бато рассказал про гравикомпенсаторы.

        - С Богом. - Пилот положил ладонь на джойстик управления и слегка шевельнул пальцем.
        Числа на экранах мгновенно изменились. Линия горизонта ушла вниз. Через пару секунд мы миновали навигационные маяки, расположенные в дальних окрестностях Марса. На пассажирском лайнере «Космофлота» эти маяки обычно проходят через тридцать минут после старта. И именно в это время стюардессы начинают принимать заказы. Наше бешеное ускорение совсем не чувствовалось, и от этого становилось жутковато.
        Солнечный диск прополз по основному экрану и замер в правом верхнем углу. Корабль лег на курс. Он шел к Земле по прямой, не размениваясь на маневрирование в гравитационных полях и использование инерции движения планет.

        - Как танк, - восхищенно прошептал я.

        - Точно, - согласился Бато. - Даже неинтересно. Кофе будешь?

        - А есть?

        - А как же? - Он произвел какую-то манипуляцию с панелью, неудобно расположенной у самого пола, и из круглого паза в нижней части пульта выскочил пластиковый стаканчик с черной жидкостью. - Сахара нет. Не зарядил, ибо не употребляю. Извини.
        Я взял стаканчик и несколько минут наслаждался милым сердцу каждого землянина запахом. Кофе получился отменный. Я даже хотел поинтересоваться маркой кофейного автомата, но потом решил, что, скорей всего, в этой жизни мне эта информация уже не пригодится, а в загробную я не очень-то верил.

        - Мы действительно убьем их всех? - неожиданно спросил Бато.
        Я заметил, что он часто-часто моргает.

        - Не думаю. Человеки очень живучи. Кто-нибудь да останется.

        - Они почти уничтожили нас, - голос пилота дрогнул, и он отвернулся, сделав вид, что внимательно изучает какой-то второстепенный экран. - Неизвестно, поднимемся ли мы когда-нибудь на ноги. Может, лучше, если хотя бы они будут жить? Людей не так уж много, чтобы уничтожать их миллиардами. Сейчас все в наших руках, Петр. В твоих и моих.

        - Ты можешь изменить курс, и я не смогу тебе помешать, - сказал я, с трудом сохраняя спокойствие. - У меня наверняка нет допуска на управление этой машиной. Тебе решать, Бато.

        - Я уже все решил. - Мне почудился скрип его зубов. - Я солдат Земли. Служу Человечеству, - без малейшего пафоса сказал он. - Но если бы ты предпочел отказаться от миссии, то я бы не стал тебе мешать.

        - Я тоже служу Человечеству, - эхом повторил я. Служить Человечеству - вот она, истина. Простая, как вода, и надежная, как титан. Человек, семья, дом, улица, город, страна, планета, Солнечная Система - звенья неразрывной цепи мегаколлективизма. Цивилизация родилась из общества и без общества существовать не может. Сейчас в моих руках сила, способная сокрушить самого страшного врага в истории нашего мира. Я не имею права задумываться и терзаться нравственными проблемами. «Убей врага общества», - древнейшая заповедь. Общество, неспособное вложить эту заповедь в сознание своих граждан, обречено на быструю и болезненную гибель.
        Я окинул взглядом половину Вселенной. У меня была такая возможность, потому что Бато перевел все экраны в оптический диапазон и минимизировал числовые данные. Теперь ничто не мешало обзору, и космическая бездна клиньями экранов рассекла кабину. Солнце, похожее на медузу, шевелило щупальцами протуберанцев где-то совсем рядом. Блестящие звезды сверкали шляпками серебряных гвоздей, вбитых в неподвижную сферу. До них легко могли достать рукой два жалких человечка в хрупкой скорлупке, затерявшейся в игрушечном черном безмолвии.

        - Почему молчишь? - поинтересовался Бато.

        - С жизнью прощаюсь, - мрачно буркнули, надеясь пресечь дальнейшую беседу.

        - Это надо. Это ты правильно, - согласно закивал он. - Ты не волнуйся. Совсем немного потерпеть осталось. - Его голова исчезла внутри материализовавшегося из воздуха шлема телепатического управления.
        Звезды сразу же поплыли вокруг корабля по сжимающимся спиралям, и голубой шарик Земли, висевший до этого прямо по курсу, медленно сполз в щупальца злого Солнца. Я погладил смертоносный контейнер и начал думать о числах. И чем больше я о них думал, тем меньше они мне нравились. Десять минут после инфицирования зараза будет спать, после чего останется только двадцать минут на то, чтобы жертва загнулась. Всего в сумме полчаса. Следовательно, люди в радиусе тридцати двух метров от меня начнут гибнуть через тридцать минут после того, как оружие начнет действовать. Тридцать два метра и тридцать минут - это очень мало.
        Меня легко вычислят и запрут в какую-нибудь тюрьму.
        А тюремщики с заключенными вымрут слишком быстро, и есть шанс, что зараза не вырвется наружу. Самый элементарный карантин остановит эпидемию. Если бы мы знали эти подробности, когда принимали решение бомбить Мехико, то жертв было бы значительно меньше. Однако сейчас передо мной стоит обратная задача.
        Жертв должно быть как можно больше.

        - Бато. - Я положил руку на плечо пилота. Тот повернулся ко мне, но его лицо все равно не было видно за непрозрачным щитком шлема. - Предупреди меня за пятнадцать минут до перехода. И не высаживай сразу. Мы должны пройти над несколькими крупными городами и транспортными узлами. - Я помолчал и добавил: - На высоте тридцать метров.
        Телепатический шлем растворился в воздухе.

        - Ты с ума сошел! - В глазах пилота вспыхнули яростные искры. - Я, конечно, ас и самоубийца, но всему же есть предел. То, что ты хочешь, - невыполнимо! - Он грозно нахмурился, его правый кулак нервно сжался рядом с моей левой щекой.

        - Пролет нужно совершить на минимальной скорости, - продолжал я, фиксируя взгляд на его зрачках.

        - Во-первых, - яростно пропыхтел пилот, - это скоростная машина, которая просто неспособна лететь медленно и низко, во-вторых, при приближении к опорным пунктам наверняка возрастет плотность локации, и у меня не будет возможности выполнить скрытную высадку. - Бато разволновался, но старался сдерживать эмоции. - В-третьих, нас быстро собьют.

        - Если будет совсем плохо, сбросишь меня в центре самого крупного населенного пункта, который будет по курсу. Дальше я сам как-нибудь разберусь.

        - Ты уверен в том, что задумал? - в вопросе чувствовался малодушный подтекст: «А может быть, ты передумаешь?»

        - Абсолютно уверен.

        - Я попробую. - Он обиженно материализовал шлем и отвернулся.
        Земля быстро увеличивалась в размерах, и через несколько минут распухшая планета уже не помещалась в экраны.

        - Почему-то нет ни одного маяка, - пробормотал Бато.

        - А орбитальные станции? А межпланетные транспорты? Не может быть, чтобы никого не было. Цепляйся за первого попавшегося и качай «решетку» с него.

        - Без тебя знаю, - огрызнулся пилот. - Учить он тут будет. Вообще ничего нет. А кто есть, молчит. Кстати, если страдаешь воздушной болезнью, то могу погасить экраны. Перед смертью нам суждено хорошо покувыркаться.

        - Обо мне не беспокойся.

        - Ну, если так, тогда смотри по сторонам. Будет красиво.
        Бато сказал правду. Нет ничего красивее родного дома. Другого у нас нет, несмотря на усилия многих поколений покорителей космоса. И на Марсе, и на Венере, не говоря уже о других планетах, мы все еще в гостях.
        Нужно много работать, чтобы эти чуждые, а порой и враждебные нам миры стали хоть сколько-нибудь приемлемыми для полноценного существования. За всю историю освоения космоса еще не было человека, который прожил бы всю свою жизнь за пределами родной атмосферы. Практически все население Солнечной Системы земляне по рождению. Роды вне Земли - это экзотика, которая не поощряется правительством, хотя роддома есть на всех не очень диких планетах. Теперь они нам пригодятся. Нас выгнали из нашего дома, и какое-то время нам предстоит скитаться среди безразличных к нам небесных сфер. Интересно, на что рассчитывали оккупанты? На то, что мы погибнем? Ошиблись.
        Мы изменимся, эволюционируем, мутируем, озлобимся, но не погибнем. Возможно, они надеялись, что мы смиримся и сдадимся на милость победителей? Опять ошиблись. Свободный человек никогда не сдается, ибо тогда он превращается в раба. Единственное, чего добился враг, - это нашего запредельного озверения.

        - Скоро портал?

        - Через шестнадцать минут, - механическим голосом сообщил Бато.
        Он уже слился в единое целое со своей машиной, и мне больше не доведется поговорить с ним, как с живым человеком. Теперь это киберорганический симбионт.
        У него единая нервная система с бортовым компьютером, иначе бы он просто не смог управлять столь сложным и столь скоростным аппаратом.
        Еще минута и… Пора! Я сорвал предохранительные пломбы с контейнера. Послышался свист. Из клапана на краю крышки вырвалось облако холодного газа. Все внутренние поверхности кабины, за исключением виртуальных экранов, покрылись тонким слоем изморози. Загудела система климатического контроля, снова стало тепло.
        Пятнадцать минут, - на мгновение мне почудилось, что говорит не Бато, а бортовой компьютер, которой использует его голосовые связки в качестве стандартного динамика.
        Меня всегда немного пугали люди, воплощающиеся в роботов, и роботы, превращающиеся в нечто человекоподобное. Детские страхи. Ведь мне и самому не раз приходилось встраиваться в сложные энерго-вычислительные структуры, и ничего ужасного ни со мной, ни с окружающими при этом почти никогда не случалось.

        - Четырнадцать минут.
        Крышка сама соскочила с контейнера. Внутри, за тонкой пленкой защитного поля, покоилась человеческая голова. Лицо пожилого мужчины с узким морщинистым лбом и мясистыми губами ожило, едва на белую кожу упали цветные блики от работающих экранов. Синие веки поднялись, и глаза внимательно посмотрели на меня. Губы зашевелились, будто произносили какие-то слова, но я ничего не услышал. У головы не было легких, чтобы воспроизводить звуки.

        - Двенадцать минут, - доложил Бато и одним движением пальца задрал нос корабля в зенит.
        Мы мягко оттолкнулись от разряженного слоя воздуха и, крутанувшись вокруг продольной оси, плавно вышли обратно на орбиту.

        - В чем дело? - полюбопытствовал я.

        - Пудрю мозги системе локации, - голос пилота снова стал живым.
        Похоже, он отключился от бортового компьютера и превратился в заурядную автономную человеческую личность.

        - Смотри не перемудри, - предупредил я. - По-любому должно хватить времени, чтобы выпить по чашечке кофе. - Он щелкнул пальцем по пульту. - Не страшно умирать?

        - Страшно. Каждый раз страшно, - признался я. - Но они должны заплатить за все.

        - Зря кохоны с нами связались, - согласился он и протянул мне стаканчик с обжигающим напитком. По последней, Петр.

        - По крайней, - оптимистически усмехнулся я, вспомнив старое суеверие.

        - Точно. По крайней. Еще неизвестно, как обстоят дела с загробным миром. Будет повод проверить лично. - Он залпом выпил раскаленный кофе, смял стаканчик и вернул руку на джойстик.
        Земная сфера опрокинулась и завертелась вокруг корабля. Я инстинктивно вцепился в драгоценный контейнер, но гравикомпенсаторы работали великолепно. Все маневры отображались исключительно на мониторах и никак не фиксировались ни вестибулярным, ни опорно-двигательным аппаратами. Поверхность родной планеты стремительно приближалась. Космолет пикировал практически вертикально. Бато потянул джойстик на себя. Перед носом корабля промелькнули деревья и пара лесных озер. Я могу поклясться, что видел отражение красной звезды на нашем борту, в покрывшейся рябью воде. Стаканчик с кофе выскользнул из моей руки, и черная жидкость растеклась по полу.
        Впереди прямо по курсу разверзся дымный зев тоннельного телепорта, вокруг которого кипел яростный бой. Вспышки и взрывы непрерывно окрашивали небо и землю бело-багровыми всполохами. Ослепительные лучи рассекали клокочущий воздух, обрушивая вниз обломки огромных машин. Буря из огня и пылающего металла рвала в клочья мыльные пузыри силовых полей.
        В самом центре смертоносной мешанины недвижной скалой клубился портал. Он был очень большим и в то же время слишком крошечным для несущегося на безумной скорости летательного аппарата.
        Нас заметили, и стая вражеских истребителей преградила нам путь. Я понял это по красным ярлыкам, которые бортовой компьютер щедро рассыпал на курсовом экране.

        - Гады! - прошептал Бато и штопором ввинтился в самую гущу врагов.
        Полупрозрачные серые молнии беззвучно блеснули в нескольких метрах от кабины и исчезли, едва коснувшись грани сознания. Ослепляющая ярость битвы внезапно угасла, сменившись темнотой, на фоне которой уютно фосфоресцировали экраны. После краткого мгновения покоя на нас обрушился неожиданно яркий и солнечный день. Внизу промелькнул вражеский укрепрайон, тщетно протянувший к нам жесткие лапы лучей и силовых полей.

        - Как заказывал, - весело доложил Бато. - Крупный культурный и промышленный центр.

        - Как называется? - деловито осведомился я и растянул губы в палаческой ухмылке.
        Внизу метрах в двухстах мелькали пригороды гигантского гиперполиса.

        - Киев, - сообщил пилот, сверившись с надписью на информационном мониторе. - Не повезло.

        - Мать твою… - выругался я. - С Киева начинать не хочется.

        - Мы, знаешь ли, не в ресторане. Им всем тут недолго осталось, так что днем раньше, днем позже… - успокоил меня Бато. - Решай, кто будет следующим. Мне курс рассчитать надо.

        - Москва, - сразу решил я. - Знакомый город. Может быть, будет проще скрыться.

        - Добро.

        - Ниже давай. Не достаем.

        - Не писай, девочка, я улицу подходящую ищу. Не хватало на излете шеи свернуть.
        Я открыл рот, чтобы ответить колкостью на «девочку», но слова застряли у меня в глотке. Машина упала вниз. Справа и слева замелькали крыши грандиозных зданий. Под нами раскинулся проспект с мчащимися в пять слоев машинами. Бато виртуозно вплетал замысловатую траекторию полета в угловатый городской рельеф. Мы снизились еще больше и пролетели между ярусами многоуровневой эстакады. Я с трудом преодолел острое желание зажмуриться и заверещать. Скорость корабля уменьшилась до невозможного, и я ясно увидел прохожих. Мужчин, женщин и детей, которые еще двигались, но уже были убиты мною. На секунду мне показалось, что по мановению какой-то очень злобной волшебной палочки мы пришли сеять смерть в наш собственный мир. Здесь все было как у нас. Те же дома, те же улицы, газоны, парки.

        - Дай запрос в диспетчерскую, - взвизгнул я.

        - Отвали. Я уже все проверил. Кохоны это. Слушай эфир.
        Динамики разразились лаем ругательств на английском языке. Языке, почти исчезнувшем в нашем мире.

        - Молитесь, бляха-муха, - прошипел Бато. - Высота двадцать пять метров.
        Слева и справа я увидел легковые машины, несущиеся по верхним эшелонам эстакад. Водители и пассажиры пялились на крылатое, краснозвездное чудовище, рухнувшее на них с небес. Плазменные струи наших планетарных движков отражались от мостовой, расшвыривая машины и сжигая прохожих. Дорожное покрытие вздыбливалось вслед за нами, оставляя позади три глубокие дымящиеся траншеи.

        - Ты убиваешь их! - возмутился я. - Они должны жить и заражать других.

        - Ну, извини. - Бато еле заметно пожал плечами. - Попробуем по-другому. - Корабль прыгнул вверх и, взяв крутую горку, помчался к скоплению уродливых серых небоскребов.
        На экране заалели отметки перехватчиков. Три звена по четыре аппарата в каждом. Настроены, судя по лихим маневрам, весьма решительно. Один даже отважился пальнуть по нам из крупнокалиберной лазерной пушки. Сверхъестественным образом Бато сумел увернуться. Думаю, ему сильно помогла кибернетика.

        - Ничего не получается. Буду уходить, - сообщил Бато и нервно покашлял. - Мне с ними не справиться, у нас и вооружения-то нет.

        - К Москве, - приказал я. - Выброси в ближнем пригороде.
        Через мгновение Киев скрылся за горизонтом, а перехватчики безнадежно отстали.

        - Удачи тебе, Свет, - печально сказал пилот. - И вечная тебе память.

        - Спасибо, брат.

        - Контейнер оставь мне. Ты и так заразный, а я еще немного полетаю. Пока не собьют.
        Спихнутое с коленей ведерко еще не успело упасть на пол кабины, когда ветви деревьев больно хлестнули меня по щекам, а острые щепки впились в пластиковый подголовник кресла. Спустя мгновение защитное поле с треском разнесло несущийся на меня ствол дерева.
        Кресло рухнуло на землю. Вслед за ним посыпались куски расколотого векового дуба. Когда все стихло и радужная пелена силового поля растворилась в воздухе, я перевел дыхание и вычурно поздравил себя с мягкой посадкой. Выбраться из деформированного кресла оказалось непросто, но после непродолжительной борьбы оно сдалось. Я встал на ноги и осмотрелся. Разрушения впечатляли. Березовую рощу рассекала просека, усыпанная сломанными ветками. По земле тянулась глубокая борозда вспаханной земли. Из-за какого-то сбоя в бортовом компьютере система направленного телепортирования сработала неточно. Вместо того чтобы нежно поставить кресло на травку, она переместила меня в воздух над лесом. Кроме того, скорость в точке прибытия сильно отличалась от ожидаемого нуля. Спасибо и на том, что она не равнялась скорости космолета. Иначе мой труп находился бы сейчас в земле на глубине гораздо большей, чем заветные тридцать два метра.
        Я вытер тыльной стороной ладони поцарапанную щеку. Кровь испачкала рукав. Несколько капель упало на одежду. В таком виде нельзя показываться людям. Даже кохонам. Неширокая прозрачная речушка очень кстати журчала в двух шагах от места посадки. Прохладной водой было приятно умываться. Приведя себя в относительный порядок, я спихнул кресло в ручей, но оно не утонуло, как ожидалось, а закачалось на поверхности, медленно вращаясь вокруг своей оси. Я сплюнул Времени на то, чтобы топить или закапывать упрямую мебель, не было. Нужно было бежать и прятаться. Прятаться и бежать. Интересно, как работает система персонального контроля в этом мире? Если у них все устроено так же, как у нас, тогда меня уже ведут. Ибо когда нечто, выглядящее, как человек, излучающее, как человек, и дышащее, как человек, не имеет персонального идентификатора, это может означать только то, что это не простой человек, а шпион, диверсант или преступник, сбежавший из закрытой зоны. В любом случае он должен быть задержан и допрошен.
        В преддверии близкой опасности мозг и тело заработали с невероятной мощью. Наверное, организм понял, что на долгую жизнь ему рассчитывать не приходится, и с энтузиазмом принялся сжигать небогатые внутренние резервы. Я ощутил легкость и силу каждого мускула, мои мысли стали яркими и быстрыми, словно молнии.
        Казалось, еще немного, и я смогу пронзать взглядом стены и читать тайные чаяния людей. Кроме того, у меня почему-то поднялось настроение. Болезненной бодростью и почти безумным весельем я сейчас мог переплюнуть любого паркового клоуна, а моему оптимизму позавидовал бы самый выдающийся составитель пятилетних планов. Наверное, так должна себя чувствовать атомная бомба перед самым взрывом.
        Нельзя было терять ни секунды. Каждая потерянная секунда означала сотню тысяч выживших врагов. Преисполненный жаждой деятельности, я побежал, не разбирая дороги, прямо через лес. На ходу я обдумывал сложившуюся ситуацию. Итак, если у них есть такая же система всеобщего контроля, как у нас, то шансов выполнить задание у меня нет практически никаких, но независимо от мощи врага, я обязан действовать так, будто не сомневаюсь в успехе. Для начала я должен добраться до Москвы и слиться с толпой. В этом пункте могли возникнуть некоторые сложности. Моя одежда выглядела не очень опрятно. Локти были перепачканы грязью, ворот закапан кровью, а из волос торчали листья.
        Первый же кохон, который меня увидит в таком виде, заподозрит что-нибудь нехорошее. Плевать! Этот человек сдохнет спустя тридцать минут.
        Скоро мне попалась хорошо натоптанная тропинка.
        Я, не задумываясь, двинулся по ней. Первым испытанием моей решимости убить всех на свете стала шедшая навстречу группа подростков. Четыре парня и девушка.
        Судя по возрасту, школьники старших классов. Все обнажены. Нудисты? Или какая-нибудь местная секта голозадых? М-да. Если возникнет необходимость замаскироваться, то сделать это будет совсем несложно.
        Впрочем, брюзжать не стоило. Наша молодежь тоже наполовину состоит из помешанных на сексе втыконавтах. То есть состояла. Сейчас большинство из них погибло под бомбами кохонов. Я почти физически почувствовал, как расстояние между мной и подростками стало меньше тридцати двух метров. В голове что-то щелкнуло, фиксируя первые пять трупов. Мертвецы даже не посмотрели в мою сторону. Странное отсутствие бдительности в воюющем мире.
        Снисходительная улыбка вмерзла в мое лицо, как только я осознал, что через полчаса этих ребят уже не будет в живых. Настроение испортилось, но, в конце концов, сейчас идет война и уже не важно, кто первый ее начал и на чьей стороне правда. Главное, победить, а правда всегда будет на стороне победителя. Ибо добро всегда побеждает зло. Кто победил, тот и добрый. Через четверть часа бодрого марша я вышел к шоссе. По пути мне встретилось еще несколько человек. Мамаша с дочкой, парочка стариков, о чем-то оживленно болтавших на финском, и крупный слегка обрюзгший индус, судя по военной выправке, бывший военный. Никто из них не посчитал меня сколько-нибудь примечательной личностью и не отреагировал на мое появление. Каким-то чудом моя персона была абсолютно неинтересна, а значит, и невидима, для местного общества. По обочине шоссе я добрел до группы людей, клубящихся вокруг небольшого жестяного навеса, и, подражая им, принял задумчиво-рассеянную позу. Потом осторожно осмотрелся и понял, что вместе со всеми ожидаю некое транспортное средство, носящее древнее и гордое наименование:
«автобус». Не знаю, что у них тут подразумевалось под вымершим в нашем мире видом общественного транспорта, но на табличке, прикрученной к навесу, было ясно написано на английском, китайском и почему-то грузинском языках: «Маршрутный автобус № У1739».
        Бросая осторожные взгляды на окружающих меня кохонов, я начал мысленный отсчет времени. Если через тридцать минут уехать не удастся, то нужно будет оперативно
«делать ноги», ибо человек, одиноко стоящий на остановке, заваленной трупами, однозначно вызовет подозрение. Автобуса не было. Прошло двадцать пять минут. Я предпочел не рисковать и, постаравшись не привлекать к себе внимания, удалился в сторонку.
        Время шло. Ситуация не менялась. Целую вечность я уговаривал себя не паниковать и доказывал самому себе, что полчаса - это не аксиома, а некий абстрактный показатель, усредненный с большой погрешностью. Спустя еще несколько минут, я стал замечать некую, пока еще неявную, трансформацию на лице одной из женщин. У нее слегка поменялся цвет кожи. Будто дизайнер применил слабенький красный фильтр в графическом редакторе. На щеках появился нездоровый румянец, через пару мгновений превратившийся в уродливые разлапистые пятна, быстро увеличившиеся в размерах и расползшиеся по всей голове и верхней части груди. Женщина почувствовала на себе испуганный взгляд стоящего рядом старичка и машинально поправила прическу. Ее красивые кудрявые волосы плавно осыпались на землю. Сразу все.
        Кто-то вскрикнул, кто-то вскинул вверх руки и узрел свои изрытые язвами ладони. Через пять секунд на остановке дарила паника. Люди разбегались. Несколько человек выскочили на проезжую часть. Мчащиеся по шоссе антигравы тормозили, подпрыгивали вверх, уворачиваясь от столкновений, но какой-то мужчина все-таки сумел врезаться в бампер и, взлетев высоко над капотом, упал на обочину. Я отвернулся. Мои зубы сжались, а рот наполнился слюной с солоноватым железистым привкусом. В ушах застучала кровь, заглушая крики гибнущих кохонов. «Очень уж быстро они умирают, - с досадой подумал я, давя в себе сложное чувство протеста, жалости и ненависти. - Если так будет продолжаться, то эпидемия быстро затухнет. Нужно действовать активнее».
        На дороге образовался затор. Водители останавливали машины и пытались оказать первую помощь пострадавшим. Нормальное поведение обитателей нормального мира. Странно даже думать о том, что отцы, братья и сыновья этих добрейших людей бомбят детские сады в моем мире. Некоторые антигравы начали подниматься во второй эшелон и торопливо покидать место трагедии.
        Они быстро уносились прочь, прихватив с собой свежие экземпляры смертельного вируса. Мне тоже оставаться здесь было нельзя, и я быстро облюбовал себе средство передвижения. Нечто красное, ужасно старомодное с круглым рулем и четырьмя декоративными колесами. Я плюхнулся на водительское место и наорал на дородного мужчину в строгом костюме, который загораживал мне путь. Похоже, этот мужчина был владельцем захваченного мною аппарата и совсем не собирался расставаться со своим имуществом. Пришлось на минутку выйти из кабины и разбить ему лицо. Досадуя на задержку, я наконец-то тронулся с места. Управлять машиной оказалось совсем несложно. Почти как леттером в плоскостном режиме. Если бы еще удалось найти рычаг смены высоты, то было бы совсем хорошо.
        Скоро дорога приятно расширилась, попутных машин прибавилось. Еще через пару десятков километров автострада стала двухэтажной, и нижнее полотно ушло под землю. Скорость возросла, антигравы двигались уже в несколько слоев, и мне стало трудно держаться в потоке. Появилась мысль о том, чтобы где-нибудь припарковаться. Дождавшись разрыва в потоке машин, я крутанул руль. Сзади раздалось обиженное гудение, но ожидаемого скрежета я не услышал, бортовые компьютеры предотвратили столкновение. Светящаяся стрелка с надписью латиницей «Домодедов-слив» гостеприимно указывала направо. Слив так слив. Я довольно точно вписался в поворот. Дорога резко взмыла вверх. Уши заложило от перепада давления. За ветровым стеклом на мгновение мелькнуло голубое небо, и, спустя секунду, машина снова провалилась в тоннель. Вокруг замелькали надоевшие разноцветные корпуса летящих сломя голову антигравов и серые, подсвеченные тусклыми фонарями стены. Впереди заискрилась россыпь красных огоньков. Машины начали тормозить. По старой памяти я отдал мысленный приказ снизить скорость и, только когда антиграв не послушался, переместил
ногу с правой педали на левую. Движение замедлилось. Потом мне пришлось остановиться совсем. Затор. Бездарная потеря времени. Я выключил двигатель и начал отсчитывать тридцать смертельных минут.
        Первые признаки надвигающегося кошмара появились уже на двадцать четвертой минуте. Из зависшей в верхнем эшелоне машины выпал человек. Он распластался на капоте моей машины. Мне было прекрасно видно его бледное перекошенное страданием лицо.
        Мужчина плакал. Кожа на его лице трескалась и дымилась. В глубине глаз светилось зловещее багровое зарево сжигаемого вирусом мозга. Отовсюду слышались крики. Один из водителей попробовал вырваться на свободу на своем антиграве. Его смелый бросок в просвет между эшелонами завершился встречей со вторым таким же умником. Отброшенные в разные стороны машины послужили затравкой цепной реакции. Спустя десять секунд в тоннеле образовалась гигантская груда искореженного и обильно политого кровью металла.
        Я хладнокровно дождался, пока стихнет какофония смерти. Под последние стоны умирающих я опустил стекло на левой двери и выбрался на крышу своей колымаги.
        Мертвецы были повсюду. На их искаженные лики падали мерцающие отблески аварийных сигналов. В замысловатой игре световых вспышек они, казалось, оживали и начинали неотрывно следить немигающими глазами за каждым моим движением. Интересно, как мои деяния будут отражены в файлах исторических учебников? Кем я буду? Спасителем нашего Человечества или палачом иного Человечества? Скорей всего, люди предпочтут забыть о том, что обязаны своим будущим именно этой чудовищной бойне, и запомнят меня как кровавого убийцу.
        Я зашагал вперед, перепрыгивая с крыши на крышу.
        Голову приходилось втягивать, потому что сверху вяло колыхались грязные днища антигравов второго эшелона. В очередной раз я превратился в палача. Но кто-то же должен брать на себя сей неблагодарный труд. Мне не повезло, что жребий опять пал именно на меня, но эту работу все равно нужно было сделать. Не мне, так кому-нибудь другому пришлось бы убить ту семейную пару в маленькой серебристой машине, или вон того мускулистого мужчину с дурацкими бантиками на лысине, или старика, который умер, склонив голову на руль грузовика. Я мотнул головой. Не о том думаю! Все мысли должны быть только о деле. Я приказал себе забыть про сомнения и вспомнить о долге. Война - это всегда грязь и смерть. А эту войну начали не мы. Вот о чем нужно помнить постоянно.
        Тоннель кончился, но проезжую часть справа и слева ограничивали две отвесные и совершенно непреодолимые стены. «Какой остолоп строил эту трассу? - мысленно возмутился я. Должны же быть лестницы для экстренной эвакуации! Где они? Стоп! Вот одна. Она даже отмечена несколькими красными фонарями. Странно, что я ее сразу не заметил. Старею». Я рванулся вперед и споткнулся о чью-то лодыжку. Всегда нужно смотреть, куда ступаешь, особенно когда каждый мертвец норовит поставить тебе подножку. Сгруппировавшись, я довольно удачно упал в щель между машинами.
        Немного поцарапался и испачкался. Ерунда! Только вот когда выбирался обратно на крышу, случайно встретился взглядом с мертвыми глазами ребенка. Я так и не понял, мальчик это был или девочка. Удивительно другое, детская кожа почему-то не пострадала от стигматизации, и мне на мгновение показалось, что ребенок все еще жив. Я уже поднимался по лестнице, а его глаза все еще смотрели на меня. И я тогда подумал, как было бы хорошо, если бы меня звали совсем не Петр Васнецов, а как-нибудь по-другому. Чтобы мной был не я, а кто-то совсем мне незнакомый. И чтобы самого меня не было бы. Совсем не было. Не было нигде и никогда.
        Лестница привела меня в небольшой уютный скверик, главным украшением которого был бродяга в драном зеленом пальто. Он возлежал на газоне рядом с перевернутой урной. Проверять, жив ли он, мне не хотелось. Тем более что пах он так, будто умер неделю назад.
        Других людей, ни мертвых, ни живых, поблизости не наблюдалось. То ли разбежались, то ли не попали в радиус поражения. В задумчивости я обошел клумбу, неторопливым шагом миновал тенистую аллею. Ее безлюдность рождала обманчивое ощущение мира и покоя, а шевелящиеся под подошвами тени листьев создавали иллюзию обыденной жизни. Я остановился рядом с виадуком, перекинутым через широкую магистраль. По ней все еще неслись машины. Средняя скорость потока, если прикинуть на глаз, около двухсот километров в час.
        Следовательно, за полчаса они успеют унести заразу на сотню километров от этого места. Я повертел головой и восхищенно присвистнул. Вокруг раскинулась замечательная, очень сложная и очень многоуровневая транспортная развязка. О такой удаче можно было только мечтать. Я опустился на вымощенный булыжниками тротуар, прислонился спиной к каменному ограждению и закрыл глаза, стараясь не думать о том, что сейчас я по своей смертоносности вплотную приблизился к атомной бомбе, сброшенной в незапамятные времена американцами на Хиросиму. Когда-то, лет 350 назад, я осуждал их за это зверство. С тех пор я поумнел.
        Приблизительно через полтора часа мерный гул тысяч двигателей сменился леденящим кровь скрежетом сминаемого автомобильного металла, скрипением царапаемых о дорожное покрытие днищ и звоном разбитых стекол. Движение остановилось. Я встал на ноги и осмотрелся. Некоторое время у меня была возможность наблюдать фигурки людей, бегущих в разные стороны.
        Когда и они успокоились, я испытал безмерное удовлетворение от хорошо выполненной работы и одновременно глубочайшее отвращение к самому себе по той же самой причине. Подвергнув еще одному контрольному осмотру замершие в мертвенной неподвижности окрестности, я двинулся к странному пузырчатому зданию. Нечто похожее образуется, если дунуть через трубочку для коктейлей в стакан с густым кефиром, поэтому вначале я принял сооружение за оранжерею, но веселенькая вывеска с изображением дельфина и хвастливой вывеской на английском
«Тера-Маркет-Минус-Терра» ясно указывала на торговую функцию строения. Мое внимание привлекла большая посадочная площадка, окаймляющая верхнюю часть скопища гигантских стеклянных пузырей. Я решил поискать там какой-нибудь аппарат, способный стабильно лететь на небольшой высоте. По местным дорогам благодаря мне уже никогда нельзя будет проехать.
        Автоматические двери магазина безуспешно пытались закрыться. Им мешал труп толстого мужчины, живот которого колыхался, как пудинг, каждый раз, когда его пихали створки. Когда фотоэлемент системы управления засек мое приближение, двери облегченно замерли в открытом положении. Я вошел внутрь. В лицо мне ударил густой запах крови. Картина произошедшего здесь кошмара немедленно смоделировалась в моем мозгу и за долю секунды промелькнула перед внутренним взором. Обезумевшие от ужаса люди метались по магазину, не разбирая дороги, и собственными телами разбивали выпуклые зеркальные витрины высотой в три человеческих роста. Огромные осколки сыпались на несчастных, рассекая, уродуя и калеча еще живых покупателей. Кровь была повсюду. Мне пришлось идти прямо по лужам крови. Ею были заляпаны стены, обильно политы листья декоративных растений. Вода в фонтане стала темно-розовой. Кровь ручьем текла по лестнице, по которой мне пришлось подниматься. Целое озеро натекло из груды трупов в нижней части двух эскалаторов. Присмотревшись к телам, я остановился и вернулся назад. Кажется, в произошедшем здесь
кровопролитии был виноват не только неудачно выбранный материал для витрин. В трупах обнаружилось множество больших дыр, оставленных крупнокалиберным ручным оружием. Порыскав глазами по холлу, я быстро нашел двух покойников в военной форме. Бойцы устроили позицию в секции нижнего женского белья и перебили немало своих соотечественников перед тем, как откинуть копыта. Возможно, это они и организовали ту панику, из-за которой я теперь вынужден вброд переправляться через реки крови.
        Я осмотрел мертвых военных. Первый был рядовым или чем-то вроде того. Бедность нашивок вполне соответствовала юности лица. В белых пальцах с выпирающими суставами солдат сжимал старомодную электромагнитную винтовку. Ее толстый короткий ствол все еще был направлен на офицера, в груди которого зияла рваная дыра. На лице офицера навсегда застыло мимолетное предсмертное изумление. О том, что здесь произошло, можно было только догадываться. Возможно, старший по званию отдал незаконный приказ открыть огонь по мирным гражданам и был убит своим подчиненным, или, наоборот, у рядового снесло крышу и он начал палить во все, что движется. Вирус навсегда сокрыл от Человечества тайну этой трагедии.
        В кобуре у мертвого офицера отыскался вполне пристойный лучемет с полностью заряженной батареей и предохранителем, равнодушным к моему неправильному биополю. Для проверки боевых качеств оружия я расстрелял пальму, раскинувшую листья над маленьким водопадиком. Обугленный ствол дерева рухнул в воду, а я сунул лучемет за пояс и торопливо поднялся на второй этаж. Здесь тоже имелось изобилие окровавленных трупов и разбитых витрин, но потоки прохладного воздуха, дувшие из вентиляционной системы, развеивали запах свежерубленой человечины. Чтобы забраться еще выше, на третий уровень, мне пришлось пройти более ста метров по длинному коридору, декорированному замысловатыми светильниками и красивыми чугунными скамейками. В некоторых витринах зазывно двигались манекены, рекламирующие одежду, и я каждый раз шарахался в сторону, принимая их за живых людей.
        Перепрыгивая через очередной труп, я споткнулся, въехал рукой в кровавую кашу и вляпался коленом в чьи-то испражнения. Пришлось сменить курс, чтобы отыскать какую-нибудь тряпку. Рядом был отдел постельного белья, и, распотрошив упаковку с комплектом простыней, я вытерся чистой тканью. Когда я собрался двинуться дальше, откуда-то слева послышались человеческие голоса, звучащие весьма жутко в этом царстве мертвых. Мне пришлось замереть на месте, чтобы перевести дыхание и немного успокоить расшалившееся сердце, которое грохотало в груди так громко, что заглушало насторожившие меня звуки. Похоже, молодое тело еще не привыкло к настоящим передрягам.
        Стараясь двигаться как можно медленнее, я осторожно выглянул из-за угла. Раскинувшийся передо мной огромный зал был заполнен приспособлениями, воспроизводящими звуки и изображения. Испугавшие меня голоса шли именно отсюда. Техника отлично обходилась без людей, для которых была создана. Точнее сказать, обходилась без живых людей. Виртуального объемного японца, висящего в трех метрах от пола, можно было посчитать живым человеком лишь условно, хоть он с похвальной бодростью и объяснял умопомрачительные преимущества загадочных многослойных сковородок. Очень скоро японец так распалился от собственных речей, что сначала порвал на себе всю одежду, а затем, прыгая и потрясая эрегированным мужским достоинством, провозгласил, что только владелицы многослойных сковородок смогут заполучить себе такого классного самца, как он. Я поморщился. Ничего не имею против эротики в рекламе, но мне кажется, что в данном конкретном случае местные рекламщики переборщили. Впрочем, какие могут быть претензии к умирающему миру? Его часы сочтены, и уровень культуры кохонов в самом скором времени будет интересовать
исключительно историков.
        Попытка отдать экрану мысленный приказ ничего не дала. Японец продолжал верещать и даже призвал в кадр сразу двух голых японок, которые, похоже, тоже пылали нешуточной страстью к многослойным сковородкам. Я отыскал аппарат, генерирующий непристойное изображение, и наугад нажал первую попавшуюся кнопку. Канал сменился. Новости. Прямая трансляция с улиц Киева. Уже знакомая мне по Москве картина: бегущие люди, трупы на газонах. Оператор стойко не сходил с места до тех пор, пока объектив его камеры не ткнулся в асфальт. За кадром был отчетливо слышен чей-то предсмертный хрип. Комментатор хладнокровно докладывал о потерях и о варварском оружии, примененном злыми пришельцами против белых и пушистых туземцев. Его слова звучали слишком четко и воинственно для произносимого им слезоточивого монолога. Грузовики, заполненные мертвыми солдатами, сменялись на экране изображением самолетов с трупами летчиков в кабинах. Особенно меня порадовали танки, замершие на обочине шоссе. Огромные тяжелые машины наделали много бед в моем мире. Снова передача из Киева. На этот раз был показан общий план с трехсотметровой
высоты. Над городом вспухали сразу три ядерных гриба. Спустя секунду ударная волна смела камеру, и диктор уже из студии начал торопливо вещать о гибели Киева и заградительных карантинных отрядах, сжигающих беженцев из огнеметов.

        - Недобитые коммунистические орды, к которым мы отнеслись с излишней гуманностью, коварно нарушили безмятежную жизнь наших граждан, потревожили наш мир, оплот счастья, свободы и демократии, - с осуждающей строгостью поведал телевизионный голос, - Применение варварского оружия погубило несчетное количество жизней, а также несколько тысяч особей третьего и четвертого рангов. Великой трагедией для всего человечества стала безвременная смерть ста тридцати четырех подданных Европы и восьми американцев, в их числе было шесть чистокровных афроамериканцев. В ответ на дерзкую вылазку безумных медведей министерство обороны Соединенных Штатов Земли предприняло массовые бомбардировки городов противника.
        На экране появилось искаженное животной яростью лицо жандарма. Были ясно видны нашивки с символикой Солнечной Системы и черепами алма-атинской жандармерии. Только вел себя боец как-то очень странно. Схватив за ствол винтовку незнакомой мне системы, он яростно колотил прикладом по голове лежащей у его ног женщины. При этом он подпрыгивал, сучил ногами и подвывал. Бред какой-то! Дальше пошел общий план с ползущим по пыльной дороге модулем противометеоритной обороны, парящими в небе антигравами и шустрыми маленькими человечками, которые споро монтировали генераторы силовых полей вокруг растущих прямо на глазах бункеров. Голос за кадром вещал о том, что бравые солдаты Соединенных Штатов все как один готовы сложить головы за идеалы демократии и свободы и что лучшее во Вселенной оружие непременно сокрушит кровожадного и глупого противника.
        Отягощенный новыми знаниями, я продолжил свой бег. Очень скоро за малоприметной пластиковой ширмой мне попалась тесная пожарная лестница. Теперь до искомой посадочной площадки было рукой подать.
        Я быстро преодолел несколько пролетов и уже пребывал в предвкушении скорого успеха, когда запертая дверь преградила мне путь. На жестяной табличке красовалась гордая большая надпись на английском: «airstop», чуть ниже и мельче, но не менее гордо, на мове: «посадковий майданчик» и в самом низу фломастером от руки почти по-русски: «пасатачная плащатка». Буквы «о» и «д» русскоязычные туземцы, похоже, утратили в ходе эволюции. Тестовый удар кулаком показал, что металл, из которого изготовлена дверь, очень толстый.
        Жаль было тратить батарейку на выжигание по железу.
        Озадаченно отступив на шаг назад, я уперся пяткой во что-то мягкое. Рядом со ступенями лицом в пол лежал вахтер, выряженный в смешную пеструю униформу.
        Он был мертв. Почему я не заметил его, когда поднимался по лестнице? Неужели нетренированное тело оказывает на меня столь сильное влияние? Я склонился над трупом. Белый пластмассовый ключ почти сразу отыскался на поясе, и мне не пришлось шарить по карманам. Карабинчик брелка легко расстегнулся, и я снова повернулся к двери. Ключ мягко вошел в замочную скважину, раздался щелчок. Дверь приоткрылась.

        - Ты кто? - спросил хриплый голос у меня за спиной.

        - Конь в пальто, - автоматически ответил я.

        - Руки за спину, - приказал тот же голос.
        Я медленно сложил дрожащие ладони сзади. Сердце снова бешено колотилось в груди, все тело покрылось холодным потом. Каждую секунду я ожидал ощутить, как лазерный луч сокрушает мой позвоночник. Прошло пять секунд. Дрязг в коленях пропал. Сердце забилось ровно и сильно. Проклятый Светозар Ломакин едва не погубил меня. Парализующий липкий страх принадлежал, безусловно, трусливому щенку, воскресшему из недр моего подсознания. Ведь из нас двоих только Ломакина можно было напугать направленным в спину лучеметом. Когда же этот сосунок сдохнет окончательно?! Какие могут быть вообще страхи? Ситуация абсолютно стандартная. Можно расслабиться и получать удовольствие. Для вахтера обстановка тоже привычная. Он не ожидал никаких сюрпризов и поэтому не нервничал.
        Скосив взгляд в сторону, я хладнокровно вычислил местоположение противника по его тени на стене. Зазвенели наручники. Холодные кольца сомкнулись на моих запястьях. Сначала на правом, потом на левом.
        Мой трофейный лучемет исчез у меня из-за пояса. Я невозмутимо дождался, пока вахтер сделает все свои дела.
        Наконец ствол, направленный мне в спину, сдвинулся в сторону. Мою персону больше не считали опасной. Резкий разворот на месте позволил мне выиграть полсекунды времени и уйти с линии огня. Не ожидавший нападения противник так и не сообразил, что произошло. Понимание пришло, когда я проломил ему переносицу.
        Голова - оружие не очень быстрое, но изумительно сокрушительное. Мой крепкий лоб раз за разом опускался на его лицо, грудь, шею. Скованные за спиной руки мне совершенно не мешали. Надо отдать ему должное: он пытался сопротивляться. Даже разок нажал на курок и прострелил себе ступню. Я слегка попинал поверженного врага, а потом поставил ногу ему на горло.

        - Ты здесь один?

        - Не знаю, - голос вахтера был тих и жалобен. - Я себя плохо почувствовал. - Его испачканные кровью губы задрожали. - Потом стало темно, и появился ты. Что случилось?

        - Смерть пришла в твой мир, - провозгласил я с загадочным видом.

        - Мне нужен врач, - простонал он. - Мне нужен врач!

        - Ключ от наручников, - потребовал я.
        Он сунул палец в нагрудный карман, и браслеты на моих руках мгновенно распались. Похоже, у наручников имелся пульт управления. Удобная придумка.
        Я потер запястья с таким видом, будто провел в кандалах не менее пятидесяти лет. Все хорошо, что хорошо кончается, но каким образом этому человеку удалось выжить в эпицентре эпидемии? Почему я, несмотря на весь свой опыт, принял его за мертвеца? Впрочем, не стоило идеализировать свои способности. После длительной амнезии я и от манекенов шарахался, и под дулом лучемета потел. В таких условиях каждый мог обознаться, но все же почему он не умер? Я поднял с пола свое оружие. Вахтер побледнел и уставился на меня с предсмертным ужасом. Стрелять не хотелось, но оставлять за спиной недобитого вражеского бойца хотелось еще меньше.

        - Мне нужен врач.
        Я молча нажал на курок, удовлетворенно оценил большое черное пятно, образовавшееся на месте головы, и, толкнув плечом дверь, вышел на «посадковий майданчик». Поверхностный осмотр территории показал, что к аппаратам с реактивной или комбинированной тягой майданчик не подходил из-за большого количества декоративных ажурных конструкций по периметру.
        Их бы сдуло при первой же посадке самой хилой машины. Одно неверное движение джойстиком, и горящие декорации посыплются вниз, на головы прохожим. Следовательно, здесь могли быть представлены только аппараты, использующие для полетов исключительно силовые поля. Это меня вполне устраивало.
        Два больших, по-видимому, грузовых антиграва стояли справа. Я не сразу сообразил, что это транспортные средства, а не архитектурные элементы здания. Огромные обтекаемые горы металла и пластика слились с бетоном в единое целое. Нет, для меня, пожалуй, это будет чересчур глобально. К подобной технике нужен профессиональный подход. Я немного прошел по дорожке, выкрашенной зеленой краской, и увидел три персональных аппарата и семь семейных машин, с четырехместными кузовами. Выглядели они коряво, вычурно и безвкусно, как, впрочем, многие вещи в этом мире. Я решил подобрать себе модель подороже, чтобы быть уверенным в надежности движков и генераторов. Дорогая модель определяется по крутым наворотам. Вот только как понять, что у них здесь считается крутым? Багажные ящики, похожие на воздухозаборники древних истребителей? Гребень на крыше? Ядовитая фиолетово-желтая раскраска?
        Я остановил свой выбор на аппарате классической конструкции, понадеявшись, что и управлять им будет просто и привычно. Все-таки у наших миров общие корни, и в некоторых вещах мы должны быть очень похожи. За штурвалом антиграва сидела мертвая старуха в лихой ковбойской шляпе. Присутствие хозяйки меня нисколько не смутило. Бабуля больше не нуждалась в личном транспортном средстве, но рядом с ней в детском креслице расположился крупный питбуль, которого я не сразу заметил. Пес внимательно наблюдал за мной умными глазами и скалил клыки, намереваясь защитить частную собственность от любых посягательств.
        У меня не было ни одной веской причины, чтобы убить собаку. Животное не имело отношения к нашим чисто человеческим разборкам. Решив не брать еще один грех на свою многострадальную душу, я шагнул в сторону крошечного фургончика с выпирающими из-под днища антигравитационными панелями. На борту этой машины призывно фосфоресцировали яркие цветные шары и переливались всеми оттенками голубого большие пушистые снежинки.
        Спустя секунду оказалось, что собака и сделанные из-за нее два крошечных шажочка спасли мне жизнь. В тот самый момент, когда я укрылся за бортом фургона, мир вздрогнул и стал ослепительно белым. Рефлекс распластал мое тело на бетоне. В мозгу сочными красными буквами высветился список поражающих факторов ядерного взрыва. Первым пунктом шел поток лучистой энергии. Как известно, он включает видимые, инфракрасные и ультрафиолетовые лучи. Защита - любой непрозрачный объект. Фургон со снежинками подошел идеально. Ядерный свет был безмерно ярок. Даже сквозь крепко стиснутые веки было видно его отражение от стены торгового центра. Через пятнадцать секунд мне показалось, что я ослеп или внезапно наступила ночь. Это закончилась вспышка. Я вскочил и побежал. В небе сияли целых два солнца. Настоящее и рукотворное. Деревья и трава из зеленых стали черными, листья осыпались на землю черным снегом. Весь мир обесцветился. Из него исчезли все краски. Именинный торт превратился в пожухшую газетную бумагу, и на нем похоронными свечами горели далекие небоскребы.
        После ядерной бомбардировки Киева я ожидал, что нечто подобное повторится и в Москве, но не рассчитывал на столь высокую оперативность кохонов. Принять решение о ядерной стерилизации гиперполиса совсем непросто. Я это хорошо помнил по Мехико. Двенадцать депутатов тогда покончили жизнь самоубийством, двое пытались убить меня и Верховного. Чтобы спасти мир в такой ситуации, нужен человек, способный на действие, за которое его потом разорвут на куски и проклянут. У них есть такой человек, а значит, их система государственного управления вполне эффективна. Впрочем, сейчас это неважно. Нужно играть свою игру и во что бы то ни стало продолжить выполнение миссии.
        Если мне удастся выбраться из атомного ада и добраться до какого-нибудь Парижа, Пекина или, на худой конец, Еревана, то враг потеряет как минимум еще один крупный город. Интересно, есть ли у них местность, которую они не подвергнут атомной бомбардировке ни в коем случае? Вот бы попасть туда!
        Мысли мельтешили в моей голове со скоростью лазерного луча, запертого внутри зеркального шарика.
        Какие приятные сюрпризы ждут меня в ближайшие секунды? Проникающая радиация и ударная волна?
        Нервных просят застрелиться. Потом еще будет радиоактивное заражение местности, но на него можно наплевать, потому как все равно не доживу. Итак, по пунктам. Проникающая радиация. Вероятно, уже проникла.
        Скорей всего, я уже получил смертельную дозу, но на подобные мелочи не стоит обращать внимание. Какое-то время я все равно буду жить и гадить кохонам. Остается ударная волна. Пустячок. Однако стоит поторопиться. Ударная волна приближается со сверхзвуковой скоростью. Могу и не успеть.
        Внезапно мне захотелось остановиться. Повернуться лицом к пульсирующему пузырю взрыва, глубоко вздохнуть пропитанный смертью воздух и красиво попрощаться с жизнью. Я сделал все, что мог. Пора уходить. Я и так прожил слишком длинную жизнь. Нет. Нельзя. Нужно драться до конца. Не помню, как я добрался до лестницы, перепрыгнул через труп вахтера. Здание снова вздрогнуло. Сквозь оконный проем лестницу залил поток ярчайшего света. Мне пришлось зажмуриться и прижаться к стене. Всё! Больше спешить некуда. От двух бомб мне не убежать.
        Снова стемнело, а я все еще был жив. Не думая уже ни о чем и полностью отдавшись глубинным инстинктам, я допрыгнул до окна и вышиб плечом толстое стекло вместе с пылающей пластиковой рамой. Подо мной разверзлась бездонная пышущая жаром пропасть. Почему-то мне очень захотелось узнать, успею ли я долететь до тротуара и раскроить себе череп раньше, чем меня сметет, разорвет и развеет в молекулярную пыль дьявольская мощь ударной волны. Снова стало очень светло. Было слышно, как трескаются кирпичи в тех местах, где ползают ослепительные ядерные «зайчики».
        Вспышка длилась совсем недолго, и излучение снова не задело меня. Я все еще был жив, а внизу простиралось двадцать метров пустого пространства. Не так уж и много, но и не так мало, как хотелось бы. Весь мой многовековой опыт съеживался и куда-то пропадал перед подобным препятствием. Только Ломакин мог спасти меня. Проходя курс подготовки разведчика, он выдерживал похожие прыжки, но и то не более дюжины раз и под присмотром опытных преподавателей. В сердце промелькнула обида. Ну почему этого бездельника не заставили прыгнуть с вышки 125 раз? Сейчас мне было бы гораздо легче. Сначала я хотел использовать для торможения стенку, но до нее было далеко. Пришлось вспомнить стандартный ролл с кувырком через правое плечо. Он никогда не удавался Светозару. И у меня ролл вышел не вполне чисто, хотя и был лучшим в нашей общей жизни. Приземлился я на тройку с минусом. Скрипя зубами от боли в спине, ребрах, ногах и локтях, я затравленно оглянулся по сторонам. Я все еще был жив.
        Воздух стал густым и плотным, как кисель. В нем безо всякой опоры висела угловатая красная буква «М».
        Метро! Я побежал. Думаю, никто и никогда не бегал быстрее, но мне казалось, что я еле переставляю конечности и двигаюсь со скоростью медузы, заснувшей в желе.
        Неожиданно для себя я обрел способность к сферическому зрению. Я увидел, как у меня за спиной треснуло пузырчатое здание торгового центра, как параллельно поверхности земли полетели, изгибаясь, словно листы картона, огромные куски бетонных плит, большие черные автобусы и мертвые люди, похожие на порванные тряпичные куклы. Прямо под моими ногами вздыбился асфальт, перемешанный с землей, галькой и гнутыми трубами. Тротуар, по которому я бежал, на какие-то жалкие доли секунды оказался защищен от ударной волны рушащимися стенами, и у меня хватило времени, чтобы оказаться у спуска в метро до того, как каменная лавина похоронила под собой всю улицу. По лестнице, ведущей к эскалаторам, я уже не бежал, а летел, низко наклонившись вперед, бешено отталкиваясь от ступеней и едва не задевая подбородком за гранит. Главный удар застал меня под спасительными бетонными перекрытиями. Лестница в мгновение ока была завалена бетонным и асфальтовым крошевом. Мощный поток воздуха подхватил меня и швырнул на стеклянные двери, которые за мгновение до столкновения с моей головой разлетелись в мелкие радужные брызги. От
чудовищного грохота я оглох. В кошмарной тишине стены вестибюля выгнулись, пол пошел трещинами. Меня нагнал шквал обжигающей пыли.

«Ну, вот и все», - подумал я. Рот, уши, горло и бесполезные глаза были забиты пылью. Я споткнулся и упал на что-то мягкое. Мертвец. Первым делом я зарылся носом и ртом в его одежду и сделал судорожный вдох, рискуя повредить легкие острыми камешками, буквально повисшими в воздухе. Следующая минута ушла на то, чтобы оторвать от чьей-то одежды кусок ткани, сунуть его себе в штаны и хорошенько смочить собственной мочой. Влажная материя неплохо фильтрует всякую дрянь, а мне сейчас был полезен даже такой примитивный респиратор. Одной рукой прижимая к лицу вонючую тряпку, а другой ощупывая дорогу, я на четвереньках преодолел турникеты и спустился вниз по эскалатору.
        Пыль медленно оседала, и дышать с каждой минутой становилось легче. Очень скоро насущная потребность в кислороде сменилась другой насущной потребностью - видеть. Для этого мало было отскрести глаза от грязи. Нужен был источник света. Я принялся обыскивать карманы всех трупов, которые попадались мне на пути. Женские тела я пропускал, считая, что ощупывать мертвых женщин не вполне прилично. Не правда ли курьезно? Убийца сотен тысяч, а может, и миллионов кохонов считает непристойным обыскивать трупы своих жертв женского пола? Но тогда я как-то не задумывался об этом. Просто пропускал женщин, и все. В карманах мужчин я искал зажигалки, которыми пользуются курильщики сигарет, светящиеся брелки с чипами доступа или электронные записные книжки, оснащенные яркими экранами. Суперпризом для меня сейчас был бы карманный фонарик. Ни одной зажигалки и ни одной записной книжки я не нашел. Зато мне попались электронные часы с вмонтированным в корпус мощным светодиодом. Теперь у меня был хоть какой-то источник света. Я поднял часы над головой и двинулся к путям.
        Идти по шпалам было неудобно. Чтобы наступать на каждый бетонный брусок, приходилось семенить, а шагать через одну почему-то не получалось. Ноги слушались плохо, и можно было запросто переломать себе ноги. Но, невзирая ни на что, я неудержимо двигался вперед, не задумываясь о том, что направление движения мне совершенно неизвестно. В любом случае, каждый шаг приближал меня к чему-то. Вот только к чему?
        Дурацкий вопрос, ответ на который уже известен.
        К смерти я приближался. К родимой избавительнице.
        Мысль о скорой кончине показалась мне приятной. Немного потерпеть, и падет черный полог, который избавляет от боли, сомнений и угрызений совести. Закончится затянувшаяся жизнь Петра Васнецова. Каждый шаг отдавался болью в голени, но не так уже много осталось этому телу бродить по свету, чтобы беспокоиться о его своевременном лечении.
        Впереди послышался шум. Стараясь двигаться как можно тише, я прокрался почти сотню метров, прежде чем увидел красные габаритные огни подземного поезда и силуэты людей в замершем на месте вагоне. Вот и первые выжившие в эпидемии. Я хотел, было, приблизиться к ним на критическое расстояние в тридцать метров, но сразу передумал. Жизнь застрявших в подземелье людей не обещала быть слишком длинной, и причинить какой-либо вред моему миру они при всем желании не сумеют. Эти несчастные перестали быть врагами, и их ни в коем случае нельзя было убивать, ибо жизнь человека - бесценна.
        Я вернулся на станцию, с которой начал свой путь.
        Можно было попытаться пройти по параллельному тоннелю, но и там мне наверняка встретятся люди. Люди будут попадаться почти на каждой станции, и почти на каждой станции мне придется убивать, убивать и убивать. Я почувствовал, что смертельно устал от убийств.
        Пора, наконец, остановиться и закончить войну. Пора.
        Боль в ноге стала нестерпимой, и я посмотрел вниз, штанина была залита кровью. Я аккуратно поддернул ткань и едва не задохнулся от ужаса. Из почерневшей кожи на голени торчал белый осколок кости. Похоже, я сломал ногу, когда прыгал из окна торгового центра.
        К черту! Сдохну сейчас! Я сел на каменный пол и достал лучемет. Рукоять мгновенно стала скользкой и липкой от пота, висок ощутил холод избавительного металла, и, казалось, сам покрылся потусторонним инеем. Одно движение пальцем, и все закончится. Нет! Не таракан же я, в самом деле, чтобы подыхать в подземелье!
        Медленно, скуля от боли и волоча сломанную ногу, я пополз к эскалаторам. Путь в сотню метров занял у меня почти тридцать минут. Еще полтора часа я карабкался вверх по ступеням, преодолевая завалы из трупов. Было очень больно, но остановиться я не мог. Лучше хоть какая-то цель, чем черная безнадега среди тысяч умерщвленных мною людей.
        Уже на верхних ступенях я выбросил часы. Они стали не нужны. Свет пробивался из разрушенного подземного перехода. Перекрытия там были сломаны, и у меня получилось выбраться на улицу по грудам щебенки и мусора. Не в силах двигаться дальше, я прилег на бетонную плиту, пристроил сломанную ногу поудобнее и полной грудью вдохнул радиоактивный воздух. Вот он финал жизни. Всегда мечтал о чем-то подобном. Вокруг раскинулся низведенный до почти идеальной плоскости город. Небо скрыто черным дымом, слегка расцвеченным красноватыми облаками пыли. И ни души. В принципе, меня все устраивало. Я благодушно взирал на дело рук своих. В ста метрах справа раздался взрыв. В то же мгновение рядом со мной упала большая железяка, а из-под земли навстречу ей вырвался столб огня и дыма.
        Я смежил веки. Мертвый город, умирающий мир. Все-таки зря они начали эту войну. Сейчас мне очень хотелось посмотреть в глаза тем, кто сидел за штурвалами бомбардировщиков, первыми пересекших границу нашего мира. Посмотреть и спросить:
«Вы этого хотели, гады? Вы получили все, что заслужили! Теперь ваши жены, дети и матери лежат в куче хлама, теперь ваши города похожи на гигантские помойки. Теперь на месте ваших домов десятилетиями не будут селиться люди. Вы получили по заслугам. Вы довольны?»

        - Тумана, - неожиданно для самого себя прошептал я. - Не судьба нам снова встретиться.

        - Почему, милый? - ответ в моей голове прозвучал ясно, но с некоторой задержкой, сигнал шел через ретранслятор с узким каналом приема-передачи. - Что случилось? Ты где?
        Проклятье! Какого черта дохлый Ломакин захватил контроль над моим мозгом? Мне и так уже совсем немного осталось, а тут еще он со своими нежностями. Почему работает связь? Я не включал телефон! Попытка сбросить соединение не удалась. Кто-то активно противодействовал моим мысленным сигналам.

        - Ты где? - повторила она.
        Ответить я не смог. Меня вырвало чем-то желтым, перед глазами поплыли большие красные пятна. Я вытянул из-за пояса лучемет. Если станет совсем плохо - застрелюсь. Очень не люблю болеть. Еще больше не люблю мучительно умирать.
«Нуждаюсь в срочной эвакуации», - подумал я, ощупывая курок дрожащим немеющим пальцем.
        Глава 8.
        Озеро мертвецов

        Инопланетный пейзаж разбомбленной Москвы раскололся и, мерцая, растворился в бледно-сером тумане.
        Мне показалось, что нить моего сознания не прерывалась ни на секунду. Просто сменились декорации. Вдруг стало холодно и сыро. Запахло плесенью, и со всех сторон послышались стоны, причитания и сдавленные крики. Рука еще ощущала рифленую рукоять лучемета, а взгляд уже блуждал по фиолетовой глади больничного потолка, неожиданно скрывшего дымное московское небо.
        Я лежал в больничной койке. Сильно болела нога. Хотелось есть и пить. Полное отсутствие мыслей действовало успокаивающе, и какое-то время я бездумно созерцал воздушное пространство над собой, однако чей-то громкий вопль заставил меня повернуть голову. То, что я увидел, вынудило меня поверить в подлинность существования ада. Пространство, стиснутое двумя длинными бетонными стенами и ограниченное сверху бактерицидным потолком, было переполнено болью и страданием. Предсмертные хрипы и мольбы перемешивались здесь с густыми облаками зловония, скрывавшими бесконечные ряды больничных коек. Пациенты, которые лежали на них, казались настоящими выходцами из преисподней. Почти у каждого не хватало одной, двух или даже всех конечностей. На ближайшей ко мне кровати покоилось оплетенное проводами тело, к которому посредством тоненькой трубки крепилась обритая наголо безносая и безухая голова. Своим единственным глазом голова с мольбой взирала на меня. Чуть дальше беззвучно билось закрепленное в шипастом каркасе мускулистое туловище. Над ним колдовали два старых робота.
        Они старательно запихивали в распоротую брюшную полость нечто очень похожее на кишечник. Я перетерпел рвотный позыв и перевернулся на левый бок.
        С другой стороны от моей койки дела обстояли ничуть не лучше. Многорукий медицинский кибер обрабатывал обезглавленное женское тело. Он отсекал зазубренные куски затылочных костей и обломки шейных позвонков. Кровь заливала подушку и снежно-белую простыню, капала на пол, где метался крошечный робот-уборщик, на бурой спинке которого жалобно поблескивал индикатор перегрузки.
        В проходе между койками плелся сутулый седой санитар. Шаркая подошвами, он толкал перед собой тележку с целой пирамидой криоконтейнеров знакомой мне формы. Именно в таком ведерке я получил от Готлиба инфицированную мексиканской чумой голову преступника. Когда я увидел, что санитар раздает криоконтейнеры роботам-хирургам, в голове у меня немного прояснилось. Никакой это не ад. Обычный прифронтовой госпиталь, оборудованный, судя по граффити на стенах, в автомобильном тоннеле. Потусторонний туман - это всего лишь испаряющийся из криосистем азот, а обезглавленные изуродованные тела используются медиками для временного подключения ампутированных голов. Потом эти головы заморозят.
        Мне стало немного легче. Я поднял руку и тщательно ощупал шею, чтобы проверить, не готовят ли меня самого к подобной операции. Никаких разрезов, трубок или больших отверстий обнаружить, к счастью, не удалось.
        Голова крепко держалась на плечах. Согнул ногу. Все нормально. Сустав цел, кость срастили. Еще болит, но скоро все будет в порядке. Обошлось. Я хотел стереть холодные капли пота, выступившие на лбу, но ладонь застыла на полпути. На запястье моргал синими светодиодами арестантский браслет. На сероватом металле ясно читались четкие буквы «ТСО-Кандалы-56». Серьезная вещь. В такие штуки встраивают не только системы географического позиционирования, но и устройства для физического воздействия, если заключенный попробует нарушить закон. В некоторых моделях генератор боли активируется при первой же мысли о побеге или неподчинении блюстителю закона. Я мысленно затребовал информацию о причине ареста. На ободке браслета засветилась бегущая строка. «Ордер на арест Ломакина Светозара №…». Мое зрение еще не пришло в норму. К тому же я разволновался, поэтому значения слов и предложений прояснялись для меня в случайном порядке, никак не желая превращаться в связный текст. По обвинению… С поличным… Повлекшие многочисленные жертвы среди мирного населения… Преступление против человечности… Военные преступления…
Кое-как дочитав ордер, я откинулся на подушку, пытаясь понять, что же произошло и как мне следует действовать в сложившейся ситуации. Никаких идей не было.
        Пришла медсестра. Угрюмая женщина средних лет.
        Не здороваясь и не говоря ни слова, она подкатила моей кровати передвижной столик, сервированный для полноценного обеда, и молча ушла, окатив меня на прощание взглядом, полным такого концентрированного презрения, что даже нескольких мелких брызг хватило бы, чтобы отравить водоем средних размеров. Я меланхолично перекидал в рот безвкусный салат, жиденькие несоленые щи и несладкую кашу. Запил все это противным комковатым киселем. Внешне я выглядел абсолютно спокойно, но в моей душе нарастало возмущение.
        Как они посмели раззявить свои смердящие пасти в мою сторону? Я воевал с врагами, я спасал их жалкие шкуры. Я вообще создал этот мир и установил в нем свои правила игры. О каких нарушениях может идти речь? О каких статьях уголовного и нравственного кодексов может писать скудоумный прокурор Ефремовского района Московского гиперполиса? Чушь! Я чист перед Человечеством Солнечной Системы. К счастью, прокурор Подтэр - не последняя инстанция. А обвинение в измене - это вообще такая возмутительная ложь, что имеет смысл потребовать от этого Подтэра моральной компенсации, если она, конечно, присуждается в военное время. Суд! Нужно требовать проведения судебного заседания. Я так воодушевился, что спрыгнул с кровати. Кожу под браслетом чувствительно кольнуло.

        - Стоять на месте! - взревело в ушах.
        Мышцы сразу одрябли и безвольно обвисли на скелете, как старые тряпки на огородном пугале. Моя голая пятка оказалась в липкой луже чуть подсохшей крови, но я не смог сдвинуться даже на сантиметр, чтобы встать на сухое. Проклятый браслет парализовал не только тело, но и волю.
        В полусотне метров от меня полыхнула вспышка. Такие обычно сопровождают телепортацию. Почти сразу по проходу между койками размашистой рысью пробежали два амбала с жандармскими черепами на рукавах.
        Роботы-уборщики и санитарки испуганно шарахались от них. Пациенты, способные осознавать реальность, затравленно провожали их глазами. Бравые блюстители закона встали справа и слева от изголовья моей кровати, будто это был мой гроб, а они изображали почетный караул. Оглушительно щелкнув каблуками, жандармы синхронно сложили руки за спиной и устремили бессмысленные взгляды в некую уставную точку, расположенную в полутора метрах от их мужественных носов.
        Спустя минуту по тому же проходу неуверенной слегка танцующей походкой прошествовал молодой человек с живым улыбчивым лицом. Только вблизи стало понятно, что юноша вовсе не улыбается. Его лицо искажено мучительной гримасой сочувствия и отвращения. Похоже, что он впервые в жизни увидел столь много концентрированной человеческой боли. Заметив мою окаменевшую фигуру, молодой человек сморщился еще больше и пронзил меня злым презрительным взглядом.

        - Александр Лебедь, - холодно представился он, останавливаясь в трех шагах от меня.

        - Генерал? - автоматически переспросил я.

        - Судебный исполнитель, - слегка смутился молодой человек.
        Кажется, он был немного польщен моим предположением. Конечно же, откуда ему было знать про черного генерала, ставшего президентом Российской Федерации после казни Ельцина. Он не помнил бы о нем, даже если бы те печальные события происходили в его собственном мире. Слишком давно это было.

        - Светозар Ломакин? - осведомился он, снова став смертельно серьезным.

«Молодой или омолодившийся», - подумал я, нагло разглядывая судебного исполнителя.

        - Прошу подтвердить голосом свою персональную идентификацию, - жестко и с чрезмерным внутренним напряжением потребовал он.

«Юнец», - решил я.

        - Прошу подтвердить…

        - Хау, - смилостивился я. - Подтверждаю.
        Парализующее действие браслета начало проходить, и я смог слегка передвинуть ноги.

        - Спасибо, - сдержанно поблагодарил юноша и легким движением руки сотворил прямо в воздухе виртуальный экран.
        Промелькнула компьютерная заставка: «Аппаратно-программный комплекс „Трибунал“». Я коротко, но весьма выразительно выругался. Это была судебная компьютерная программа. Я сам придумал ее когда-то, чтобы хоть как-то снизить жестокость мексиканских военно-полевых судов. Помнится, смуглые чикано во время освобождения Северной Америки всеми правдами и неправдами пытались перевешать как можно больше бледнолицых гринго. Тогда «Трибунал» позволил спасти от мести озверевшего человечества много бывших граждан бывших Соединенных Штатов. Это была очень примитивная и во многом наивная программа. Этакое нагромождение нелепостей, объединенных по надуманным принципам и действующих по странной логике.
        Где они ее нашли? Ведь ее место в музее. Из-за плохой совместимости программного обеспечения с новейшим виртуальным планшетом резкость изображения оставляла желать лучшего, да и цветов было как-то совсем маловато. Всего два. На бледно-сером фоне неспешно проявлялись мерзкие зеленоватые буковки.

«537644ДРД, - прочитал я. - Ломакин Светозар».
        Кибернетический маразматик сумел меня опознать, и это не могло не радовать.

        - Компьютер будет выносить мне приговор? - спросил я, ни к кому особо не обращаясь.

        - Вероятность ошибки при вынесении приговора аппаратно-программным комплексом
«Трибунал» не превышает десяти процентов, - сообщил Александр Лебедь ласковым бархатистым голосом.

«Семнадцати, - мысленно поправил я его. - Хотя возможно, что с легендарных времен Третьей Мировой алгоритм улучшили. Только вот зачем это было нужно?»

        - Ошибочные решения судебных органов, состоящих из людей, при той же скорости принятия решений, неприемлемо часты и составляют около 35 процентов. Так много? Вот этого я не знал.

        - Спасибо за информацию.

        - Пожалуйста.
        Взгляд судебного исполнителя из презрительного стал насмешливым и пренебрежительным. Мне захотелось показать ему язык и щелкнуть по носу, но я сдержался.
        На экране появилась надпись «Процедура принятия судебного решения начата», снизу поползла синяя полоска, отмеряющая время. Я вставил эту полоску, чтобы программа выглядела более солидно. На самом деле обсчет вариантов даже на старой технике происходил мгновенно.

«Вероятность добровольной сдачи в плен - шестьдесят девять процентов, - написалось на мониторе. - Доказано».
        Стоп! Сейчас должен быть допрос обвиняемого. Потом загружаются показания свидетелей и экспертов с приблизительной оценкой уровня их достоверности по каждому факту. Почему нарушена процедура?

        - В чем дело? - возмутился я. - По какому закону судебные функции исполняются компьютером?

        - По закону военного времени, - спокойно объяснил Лебедь. - Есть такое положение. Я не помню пункт и параграф, но, если вы настаиваете, могу все выяснить.

        - Я вам верю, - из моей груди вырвался горестный вздох. - Дайте мне объясниться.

        - Система не предусматривает диалог с подсудимым. Она принимает решение на основании объективных данных.

«В связи с отсутствием физических повреждений, относящихся к запрашиваемому периоду, вероятность предательства признана высокой и приравнивается к 4 по
5-балльной шкале».

        - Это ложь! В компьютер заложены неверные сведения! По каким данным производилась проверка? У меня полно повреждений! Программа обязана была давать полную информацию об источниках, на основании которых выносились решения. Сейчас в правом верхнем углу экрана должны были демонстрироваться данные учетной карточки медицинского эксперта и номер экспертизы. Кроме того, «Трибуналу» полагалось расспросить по данному эпизоду самого обвиняемого, то есть меня, и проверить мои показания детектором лжи. Хотя бы дистанционного. Ничего этого сделано не было. Программа работала неправильно.

«Сотрудничество с официальным представителем враждебной государственной структуры, именуемой Соединенными Штатами Земли, Эдгаром Тэном признано доказанным. Виновность 5 из 5».

        - Откуда ты это взял? Ты думаешь, я по своей воле с ним общался? - моему возмущению не было предела, но зубчатые колеса свихнувшегося правосудия были равнодушны к моим крикам, они продолжали медленно проворачиваться, экран неумолимо покрывался зелеными буквами.

«Отягчающим вину обстоятельством является массовое уничтожение мирного населения…»

        - Что ты несешь?

«Геноцид кохонов несомненен. Виновность 6 из 5. Вердикт: признать виновным по следующим статьям…».
        Кажется, я расплакался. Все-таки моя душа была измотана испытаниями. Слезы сами собой потекли из глаз. Мир, ради которого я не жалел ничего и никого, отвернулся от меня и даже страшные обвинения бросил Мне в лицо посредством бездушной вычислительной машины.

        - Сволочи! - прошипел я. - Я подыхал за вас.

        - Читайте приговор, - потребовал судебный исполнитель.
        Я, еще на что-то надеясь, сфокусировал взгляд на ненавистном мониторе.

«В связи с высокой вероятностью судебной ошибки предполагается временная замена смертной казни тюремным заключением вплоть до повторного рассмотрения дела
537644ДРД после отмены чрезвычайного и катастрофического положения».

        - Спасибо, - благодарно прошептал я и растроганно всхлипнул.

        - Читайте дальше!

«Из-за высокой опасности осужденного и невозможности гарантировать надежное содержание под стражей замена смертной казни отменена, - с ужасом прочитал я и, словно ища спасения, дочитал текст до конца. - Осужденный может воспользоваться средствами внесудебного оправдания с момента подтверждения уяснения всех пунктов приговора. Подтвердите голосом уяснение приговора».

        - Мерзавцы! Я же хотел спасти всех вас!

«Факт уяснения приговора подтвержден», - промелькнула последняя строчка, и экран погас.

        - Как я могу воспользоваться средствами внесудебного оправдания? - торопливо спросил я, мой голос заметно дрожал.

        - Никак, - равнодушно ответил судебный исполнитель. - В отношении вас приговор безусловный, безвариантный и будет приведен в исполнение незамедлительно. Преступления против человечности очень сложно искупить участием в медицинских экспериментах. Вам придется понести полную ответственность.
        Он немного подождал, не продолжу ли я хныкать, и деловито осведомился:

        - Будете оказывать сопротивление? - после чего широко и счастливо улыбнулся. - Не советую. Вы более не находитесь под юрисдикцией законов Солнечной Системы. Вы лишены гордого звания человека. Вам следовало учитывать подобный вариант, когда вы начали массово истреблять женщин и детей. Подобное поведение и в более примитивных сообществах расценивалось как терроризм и жестоко преследовалось.

        - Это был не терроризм, это была нормальная диверсионная деятельность, - вяло парировал я. - На войне как на войне.
        Он махнул рукой, стирая из воздуха виртуальный экран с последними строками моего приговора, и щелкнул пальцами. Прямо рядом с моей койкой появилась платформа телепорта. Не виртуальная, а самая настоящая. Стационарная. Жужжащая и воняющая озоном.

        - Каждый арестованный имеет право на телефонный звонок, - вежливо напомнил я, подумав о том, что Титов в одно мгновение разрулит ситуацию, если, конечно, не он сам ее организовал. - Конституционное право на защиту личности распространяется на всех.
        Мой голос звучал вкрадчиво и липко. Я был противен самому себе.

        - Даже в военное время каждый гражданин Солнечной Системы действительно имеет право на защиту, - покорно подтвердил Лебедь, потом многозначительно помолчал и веско продолжил: - После ареста, но не после вынесения приговора. Десять минут назад я был бы обязан либо удовлетворить вашу просьбу, либо задержать рассмотрение дела. А сейчас, гражданин Ломакин, приговор вынесен, и вам никто ничем не обязан. Вам гарантирована только смерть.
        Я ударил Лебедя в лицо. Я ударил беззащитного человека, когда он не ждал нападения, и я был прав. Подонок, лишивший меня единственного шанса избежать казни, перелетел через соседнюю койку. По пути он опрокинул медицинского робота. Большой железный богомол куда-то спешил, волоча в клешнях тазик, полный человеческих внутренностей. В одно мгновение робот, чьи-то потроха и судебный исполнитель смешались в живописную кучу на полу. Справедливость была временно восстановлена. Лебедь должен сказать мне спасибо за то, что я не убил его. А ведь мог, и мне бы за это уже ничего бы не было. Собственно, именно поэтому он и остался в живых. Его смерть ничего не меняла в моей судьбе, а убивать безо всякого смысла я не люблю.
        Мой выпад оказался настолько внезапным, что возмездие обрушилось на мою голову с некоторой задержкой. Жандармские громилы пару секунд недоуменно взирали на своего поверженного предводителя, еще секунду пялились на мою довольную физиономию. Казалось, сейчас я услышу скрип их извилин. Наконец информация была пропихнута через немногочисленные нейронные узлы, обработана гипофизом, или чем там они думают, после чего на меня обрушился град ударов.
        От нескольких выпадов я уклонился, пару отбил, но, когда они отцепили от поясных ремней силовые дубинки, мне пришлось совсем туго. Они повалили меня на пол и принялись самозабвенно лупить по плечам, спине, ногам. По уязвимым местам, надо признать, не били. Наверное, считали меня не слишком опасным.

        - Отставить! - заорал судебный исполнитель, брызжа слюной и кровью. - Прекратить немедленно! Всех в карцер! Недоумки! Гоблины! Не сметь портить материал!
        Жандармы еще пару раз, исключительно ради сохранения собственного достоинства, пнули меня по ребрам, а потом ловко подхватили под локти и рывком поставили на ноги. Мои колени подогнулись, но защитники закона удержали меня на весу. Лебедь медленно выпрямился и стер рукавом кровь с лица. На чистой ткани остались безобразные красные разводы.

        - Уведите его, - процедил он и ткнул пальцем в платформу телепорта.
        На его шее галстуком болтался обрывок прямой кишки. Я криво ухмыльнулся и сдался. Сил сопротивляться не было. Жандармы легко втянули меня на телепортационную площадку. Спустя секунду мы уже стояли на платформе пункта назначения. По резко уменьшившейся силе тяжести я понял, что мы находимся на какой-то околоземной орбитальной станции. Никуда дальше земной телепорт забросить не мог. Жандарм, охранявший приемную платформу, секунд тридцать целился в меня и моих сопровождающих из крупнокалиберного лучемета и, только получив от начальства разъяснения по мыслетелефону, утратил к нам интерес.
        Справа от телепорта вплотную к платформе притерся межорбитальный грузовичок с эмблемой конторы по доставке тропических фруктов. Краска на герметичном кузове обгорела, и горка апельсинов на рекламной картинке смахивала на ржавые пушечные ядра. Из грузовика выкатывали бочки со сжиженным электричеством. Слева от нас ощетинился лазерными пушками истребитель метеоров. В его борту зияла пробоина размером два на три метра. Из истребителя выгружали трупы.
        Штатный экипаж «ИММ-71» составляет пять человек, вспомнил я. На погрузочном пандусе лежало три блестящих мешка. Пожилой спасатель, стоя на четвереньках, складывал в эмалированное ведро с надписью «44 - от-к. сануз.» черные страшные куски - останки еще двух членов экипажа.
        Меня стащили вниз по ступеням. Здесь платформа телепорта была довольно высокой и чем-то напоминала одноместный средневековый эшафот. К счастью, невзирая на войну, Человечество еще не дошло до того, чтобы четвертовать своих преступников, плахи на платформе не было. Меня поволокли по пешеходной дорожке, не давая встать на ноги. Я уперся пятками в пол и выпрямился. Жандармы неожиданно подчинились моему молчаливому требованию, остановились и ослабили захваты. Прибывший вслед за нами Лебедь поощрительно пихнул меня ладонью в спину, и дальше я смог идти сам.
        Интересное место было выбрано для моей казни. Памятное. Оказалось, что я очень хорошо помню строительство орбитальной крепости, на которой мне суждено завершить свой жизненный путь. Сквозь сотни лет я четко видел, как тысячи сварщиков с риском для жизни скрепляли циклопические конструкции прямо на орбите. Никаких силовых супинаторов и презренного синтигрона тогда еще не существовало. Только титан и сталь. Сплошной металл и могучая пневматика. Крепость «Товарищ Киров» предназначалась для ликвидации Кливлендского укрепрайона, но противник сдался раньше, чем подняли второй бронепояс, и станцию так и не довели до ума. Не встав в строй как боевая единица, она превратилась в тюрьму для врагов социального прогресса. Когда враги кончились, тут разместили научные лаборатории и перевалочные базы, а двадцать лет назад Верховный Совет решил реконструировать крепость и заново переоснастить ее на случай внеземного вторжения. Человечество очень встревожилось, когда к внешним границам Солнечной Системы приблизился чужой космический флот. Инопланетяне тогда всего лишь расстреляли из лазерных пушек ничем не
примечательный астероид и исчезли, так и не послав нам ни одного вразумительного сигнала, а озадаченное Человечество сразу же начало готовиться к войне. К сожалению, враг оказался гораздо ближе, чем мы думали.
        На посадочных площадках прямо под системами сброса я насчитал десяток грузовиков и пару пассажирских лоханок. И те, и другие были изрядно потрепаны и во многих местах заштопаны. Мне удалось заметить несколько мусоросборщиков. У всех были выжжены огромные дыры на месте водительских кабин. Очевидно, эти безобидные аппараты представляли какую-то опасность для врага и их старательно уничтожали.
        Повсюду суетились беспредельно усталые люди с серыми неживыми лицами. Слышались злые окрики маленьких начальников и вялые ругательства их задрюченых подчиненных. Нас никто не замечал. Если и обращали внимание, то только для того, чтобы уступить дорогу или не раздавить транспортной тележкой. Жаль, что у гарнизона орбитальной крепости не было сил удивляться. Со стороны наша процессия выглядела довольно забавно. Впереди, прихрамывая, брел изможденный босой человек в больничной пижаме. Это был я.
        Мое лицо украшали свежие кровоподтеки, а на руке мигал синим глазком арестантский браслет. На один шаг позади меня следовали два жандарма. Их искрящаяся новенькая броня и цветущий здоровый вид вызывающе смотрелись на фоне потрепанной техники, покореженного снаряжения и изможденного персонала. Думаю, мои конвоиры были в немалой степени смущены своей незавидной ролью и предпочли бы при первой возможности отправиться в атаку на врага, а не сопровождать на казнь беззащитного осужденного. Замыкал процессию судебный исполнитель, который своим изысканным офисным костюмом не мог вызвать у окружающих ничего, кроме отчетливой классовой ненависти.
        Мы немного задержались в архаичном шлюзе. Похоже, что из-за повреждений внешней оболочки давление в разных отсеках станции было неодинаковым. Нас слегка потрепало сквозняком, когда открывались створки, и чуть обожгло горячим воздухом от тепловой завесы. В новом отсеке было холодно. Кое-где на стенах поблескивал иней. По углам виднелись лужи, покрытые коркой льда. Мы остановились и довольно долго проторчали под большим и пестрым, как леденец, гербом Советского Союза. Еще романовским, с девятнадцатью ленточками. Я все это время жался к тепловой пушке, обдувавшей затянутую синтигроном пробоину в борту.
        От пробоины веяло космической стужей, а сквозь неаккуратные швы посвистывал вырывавшийся в вакуум воздух. От одного этого звука становилось труднее дышать, хотя рассудок подсказывал, что автоматика бдительно держит в отсеке нормальное давление.

        - Все готово для приведения приговора в исполнение, - неожиданно громко провозгласил судебный исполнитель. Очевидно, он получил информацию о приготовлениях к казни по мыслетелефону. - Думаю, что не имеет смысла затягивать печальную процедуру, - добавил он с некоторым сожалением.

        - Действительно, - хладнокровно поддакнул я. - Надеюсь, печальная процедура будет стандартной?

        - Не факт, - пожал плечами Лебедь. - В тяжелый для Человечества час даже преступники обязаны служить нашей победе.
        Его слова меня несколько озадачили, но задать конкретный вопрос я почему-то не решился. Мы двинулись дальше. Холод обжигал голые пятки. Успокаивало только то, что обратно мне идти не придется. На этот раз процессию возглавлял не я, а встретивший нас человек в комбинезоне техника. Даже в своем нынешнем плачевном состоянии я мог бы взять его в заложники, добраться с ним до какого-нибудь орбитального грузовичка, которых здесь было полно, и попытаться бежать. Наверное, я бы так и поступил, если бы не электронные кандалы. Стоило мне подумать о побеге, как запястье пронзало болью. Вне всяких сомнений, браслет убьет меня, если я сделаю хоть два шага в сторону. А может быть, лучше умереть таким образом? Кто знает, что приготовил для меня судебный исполнитель с птичьей фамилией Лебедь?
        Мы вошли в ангар. Если учесть, что изначально помещение проектировалось под невесомость, а уже потом в него напихали кучу всяких лесенок, помостов и дорожек для пешей ходьбы, то здесь было, мягко говоря, тесновато. Рабочие суетливо бегали по стенам и потолку, где с сюрреалистической непосредственностью были прикручены толстые панели искусственной гравитации. По краям ангара в мощных металлических захватах покоились угрюмые цилиндры ракет самых примитивных модификаций. Такие устройства обожают рисовать дети младшего детсадовского возраста. Много красного огня, черного дыма, и такой вот обрезок трубы чудесным образом взмывает в синее небо. Техник подвел нашу компанию к одному из реликтов архаичного ракетостроения. Кроме самой ракеты и восьмирукого робота-ремонтника, нас встретил угрюмый мужичок в заляпанном бурыми пятнами халате. Он посмотрел на меня исподлобья и погладил грязноватыми пальцами многодневную щетину на сизой щеке.

        - Этот вроде короткий, - неприятно растягивая слова, сказал он и с надеждой добавил: - Может, обойдемся без кровянки, Кириллыч?

        - Может, и обойдемся, - мрачно предположил техник, который нас привел. - Лишь бы голова прошла. Остальное некритично.
        Во рту у меня стало сухо. Я беспомощно оглянулся на судебного исполнителя.

        - Да, Ломакин. - Лебедь с каким-то детским раскаянием развел руками. - Вы все правильно поняли. Ваш мозг будет использован в качестве дополнительного вычислительного устройства в кибернетической системе ракеты. Так нужно Человечеству.

        - Но в этих ракетах никогда не использовались белковые нейросистемы. - Я так растерялся, что невольно вышел из образа Ломакина. Ну откуда Светозар мог знать, чем оснащались эти чертовы ракеты, которые следовало сдать в металлолом за двести лет до его рождения.

        - Вот именно, что не оснащались, - сварливо пробурчали Кириллыч. - Машинка середины двадцать первого века. Летает классно, но кибернетика никуда не годится. Мы со штатовской ракеты интерфейс приспособили. Теперь можно расширять возможности белковыми устройствами. К сожалению, исключительно одного типа, - он зверски оскалился. - Только пиндосы могли додуматься живой человеческий мозг в машину встраивать. Наши-то в те времена обезьяньими да собачьими мозгами обходились. А эти…
        Техник махнул рукой и выругался. Он явно был гораздо старше, чем выглядел. Он знал давно вышедшие из Употребления слова «штатовский», «пиндосы» и очень вычурно посылал всех на Луну. Старая школа. Сейчас так не умеют. В отличие от своего заляпанного кровью напарника, Кириллыч был чисто выбрит, и от него вкусно пахло одеколоном. Если память мне не изменяла элитным сортом «Русского леса». Его мутноватые глаза и рассеянный взгляд подтвердили мое предположение.
        Он был пьян, хотя ничем не выдавал своего почти бессознательного состояния. Сказывался вековой стаж.
        Я протянул Лебедю запястье с браслетом. Судебный исполнитель недоуменно встрепенулся. Он, кажется, собирался пожать мою руку, потом сообразил, в чем дело, и снял электронные кандалы. Может, все же попытаться напоследок? Я прикинул сценарий возможной схватки. Могла получиться неплохая партия, но пока я фантазировал, время было упущено. Жандармы скрутили меня раньше, чем браслет исчез в кармане Лебедя.
        И все же еще оставался небольшой шанс. Мне довольно легко удалось освободить руку, и я уже четко знал, что буду делать в следующую секунду, но тяжелый удар по затылку погасил мои радужные мечты.

        - По голове не бить, - послышался строгий окрик Лебедя.
        Когда я восстановил способность фокусировать взгляд и во мне снова проснулся интерес к окружающему миру, судебный исполнитель зачитывал приговор.
        Пару раз дернувшись, я понял, что жандармы надежно фиксируют меня и при попытке вырваться просто сломают мне руки. Пришлось прекратить сопротивление.
        Все присутствующие делали вид, что слушают Лебедя, который своим нудным голосом способен был усыпить даже меня, невзирая на всю запредельную критичность моего положения. После того, как каждый присутствующий подтвердил голосом ознакомление с документом, техник Кириллыч установил небольшую лесенку прямо под открытой дверцей в борту ракеты.

        - Кость толстая, хотя, может, и повезет, - вздохнул он, бросив на меня короткий оценивающий взгляд. - У меня еще есть полбутылки подсолнечного масла, но рассчитывать на него не стоит. Готовься к худшему, приятель.

        - Лучше, если повезет. Хирург повесился, - горестно всхлипнул его помощник.

        - Игорек? Опять повесился?! - удивился техник. - Говорил я ему, застрелись! Надежней будет. Как он?

        - Еще не откачали. Темпокамера занята. Сейчас в анабиозе лежит. А ассистентка евоная резать вообще не умеет. Она эта… Как его… Гомеопат.

        - Херово, - огорчился Кириллыч, и до меня докатились клубы густого многодневного перегара, слегка замаскированного нежным запахом «Русского леса».

        - Ребята, вы на самом деле людей режете? - спросил я и невольно заискивающе улыбнулся.
        Наверное, мне хотелось, чтобы они рассмеялись в ответ, радуясь удачному розыгрышу.

        - Ноги, руки для нормального обеспечения работы головного мозга необязательны, - мрачно прогундосил Кириллыч. Похоже, он меня немножко ненавидел из-за того, что ему предстояло со мной сделать. - Будет лучше, если ты там поместишься сам. Без доработки. Всем будет лучше, поверь мне.

        - Ты уж исхитрись, браток, - промямлил его помощник. - А мы тебе поможем.
        Мне вспомнился госпиталь, в котором я очнулся. Так вот зачем размороженные головы скрепляли с обрубками тел. Руки-ноги для нормальной работы мозга необязательны. Ненавижу войну.
        Все три ступени короткой лесенки были густо политы кровью. Жандармы закинули меня сразу на верхнюю ступень, и, обняв гладкий цилиндрический корпус ракеты, я заглянул в свой титановый саркофаг. Места было не просто мало, а очень-очень мало, однако если я не хотел, чтобы мне поотрубали все выступающие части тела и переломали ребра, я должен был просочиться внутрь любой ценой.

        - А повыше лестницы нет? - мертвым голосом спросил я. - Упереться надо.

        - Нету другой лестницы. - Кириллыч вскарабкался на вторую ступеньку и приготовился толкать. - Рванули! - скомандовал он.
        И мы рванули. Удар по голове был очень силен. Мне сразу залило кровью лицо. Я попытался ее стереть рукавом, но следующий толчок впечатал меня зубами в металлический блок с тремя большими буквами «ХЗР». Дабы избежать дальнейших увечий, пришлось, не глядя, хвататься за что ни попадя и пропихивать себя в щель.

        - Грудная клетка не лезет, - послышалось снизу. - Сейчас ломик принесу.
        Я уперся руками. В груди что-то хрустнуло, стало трудно дышать, но я сдвинулся еще на несколько сантиметров. Кровь, сочившаяся из ссадин и царапин, служила неплохой смазкой.

        - Нога чуть-чуть торчит, пальцы подожми, - приказали мне снизу. - Вот так. Отлично вошло. Все бы так. Вынимай. Будем оснастку ставить.
        Меня дернули за ногу, за руку и, в конце концов, потянули за волосы. Но я настолько плотно притерся к ракетным потрохам, что вытащить мое тело наружу оказалось еще труднее, чем затолкать внутрь. Кириллычу пришлось попотеть, прежде чем я свалился на окровавленные ступеньки.

        - Поосторожнее можно? - сварливо возмутился я. - Ценное оборудование все-таки.

        - Я бы на твоем месте не привередничал. - Помощник Кириллыча подкатил к ракете тележку с набором то ли очень хороших слесарных, то ли очень плохих хирургических инструментов. - Ты - везунчик. Наслаждайся последними минутами жизни. - Он взял с подноса шприц, зарядил в него капсулу без маркировки. - Извини, брат, обезболивание только местное, и эффект быстро пройдет. Мозг нельзя ничем тормозить, а значит, получишь напоследок море новых впечатлений. Небось, лучше, чем в тепленькой постельке помирать? А?

        - Выпить дайте.

        - По технологии не положено.

        - Звери.
        Рядом с соседней ракетой послышалась ругань. Крупный мужчина с отвислым животом и широким задом вывалился из люка. Он хрипел, брыкался и плевался.

        - Педерасты! - ревел он. - Только извращенец может влезть в эту дырку! Покажите мне ту сволочь, которая все это выдумала!

        - Доброволец, - хмуро пояснил Кириллыч. - Хочет отомстить за семью, а в солдаты не годен.
        Толстяк застонал и вырвал у обслуживающего его техника лазерный резак.

        - Где резать?

        - Нигде! Вы не подходите! Вон отсюда! - взвился техник. - Охота сдохнуть - убейте себя как-нибудь еще! Я-то здесь при чем? Кто вам дал разрешение, тот пусть вас и режет!

        - Мне плевать на все ваши разрешения, - рычал доброволец и, активировав лазерный резак, двинулся на техника. - Я хочу уничтожить как можно больше кохонов. Они убили Томку, маму и всех остальных. Говори, где резать?

        - Левая рука полностью, левая нога по колено, правая нога на двадцать сантиметров выше колена, - торопливо пролепетал щуплый техник, поняв, что толстяк не остановится ни перед чем. - Сейчас я дам местное обезболивание.

        - В задницу обезболивание!
        Я отвернулся и спросил у Лебедя:

        - Много добровольцев?

        - Все, кроме вас, - буркнул он.

        - И в криоконтейнерах то же?

        - В криоконтейнерах - казненные преступники. Их не спрашивают.
        Кириллыч махнул рукой жандармам, и те снова скрутили меня. Из их шлемов с колокольным гудением доносился многоэтажный жандармский мат. Парням не нравилась грязная работа, но делали они ее на совесть. Я не смог даже дернуться, когда техник всадил мне иглу в шею. Процесс обезболивания оказался очень болезненным. Кожа на голове одеревенела и, судя по ощущениям, начала трескаться.

        - Не боись, браток. - В руке Кириллыча загудела дрель.
        Меня прижали к полу. Я сделал последнюю попытку вывернуться, но не смог даже пошевелиться. Моя крепко зафиксированная голова мелко затряслась. Кириллыч сверлил мне затылок. История моей жизни повторялась с тошнотворной цикличностью. Снова закат жизни, и снова сверло вгрызается в череп. Я закричал.

        - Готово. Пускай тест, - пропыхтел Кириллыч в тот момент, когда в моих легких закончился воздух, и я замолчал, чтобы сделать судорожный вдох.

        - Не жмет? - участливо поинтересовался техник и похлопал меня по плечу.

        - Что? - не понял я.

        - Разъем. - Он взял мою ладонь и положил ее мне на затылок.
        Я ощутил под пальцами скользкую от крови цилиндрическую поверхность, уходящую в глубь черепа.

        - Через эту дырку бортовой компьютер будет осуществлять прямой контакт с нервной системой, - объяснил Кириллыч. - Специальное устройство снимет боль в ране, но не полностью, чтобы не затормозить скорость прохождения импульсов. Американская технология, мать их. Никакого человеколюбия. Теперь забирайтесь в люльку. Мы вас запаяем, а дальше программисты пусть вами занимаются.
        Жандармы подняли меня на ноги и заставили вскарабкаться по окровавленной лестнице. Знакомой дорогой лезть оказалось гораздо легче. Маленькая заминка произошла из-за того, что мне пришлось продырявленным затылком надеться на интерфейсный штырь, но в этом деле мне помог Кириллыч. Было почти не больно.
        А дальше тело само впихнулось в щель и легко нашло выстраданное положение. Я почувствовал, что мои ноги и руки крепят какими-то ремнями, туловище фиксируют липкой лентой. Вся работа была сделана очень быстро. Буквально через пять минут лязгнуло железо, и свет померк. Откуда-то сверху послышалось шипение, стало жарко, потом что-то обожгло ногу. Я попытался изменить положение туловища, но ничего не вышло. Я был надежно встроен в архаичные потроха древней ракеты.
        Никогда не думал, что меня ожидает столь мучительная смерть. Впрочем, о подобных вещах мало кто задумывается. Почти каждый свято верит, что именно для него судьба наверняка не приберегла за пазухой кошмарного подарочка. Уж он-то точно попрощается с жизнью под ласковым надзором врачей, которые заботливо накачают его умирающую тушку самыми лучшими обезболивающими препаратами. Оптимисты вообще верят, что не умрут никогда. Реалисты трусливо рассчитывают на легкую смерть. Например, на внезапную гибель в катастрофе, или, на худой конец, планируют быстренько задохнуться из-за сломанного клапана в скафандре. Однако жизнь такая вредная штука, что только начинается для всех одинаково, а финал у каждого свой.
        И не всегда заслуженный.
        Безумно болела нога. Кроме плохо залеченного перелома, ее жег раскаленный металлический патрубок, который упирался в надежно зафиксированное колено.
        Нос резало запахом паленой кожи и горячей резины.
        Огромный колючий шар пульсировал в голове. Обезболивание было не химическим, а электронным. При этом датчики имели весьма большой допуск. Боль быстро нарастала до максимума, и, когда я почти терял сознание, срабатывала обезболивающая схема. Мне становилось легче, но всего на несколько секунд. Потом волна боли накатывалась вновь. Впрочем, мелкие неприятности не стоили и капли моего драгоценного внимания. Боль всего лишь служила доказательством того, что я все еще жив, и она закончится вместе с жизнью. Теперешний полет, как и мое далекое рождение, промежуточный этап в преддверии великого таинства смерти. Таинства, которое избавит меня от страданий и подведет итог под несколькими сумбурными веками затянувшегося земного пути.
        В ушах затрещало. Звук становился все громче и очень скоро перешел в мерзкий скрежет ржавой пилы, вгрызающейся в металл. По глазам полыхнуло красным и горячим. Вначале я наивно обрадовался брызгам света, но очень скоро выяснилось, что короткие вспышки существовали только в моем мозгу. Душное нутро ракеты оставалось темным и пыльным. Во рту стало кисло, сладко и горько одновременно. Зубы застучали с частотой в пятьдесят герц. С огромным трудом мне удалось сформулировать догадку:
«Загружают программное обеспечение». Мозг был явно занят какой-то неведомой работой. Мысли цедились тонюсенькой струйкой, словно вода из старого ржавого крана. «Вот и славно, - расслабился я. - Бездумно умирать не так противно».
        Я ошибся. Несмотря на неспешность умственной деятельности, страх и боль никуда не исчезли. По-видимому, на обработку столь примитивной информации остаточной мощности сознания вполне хватало.
        Загрузка программ завершилась внезапно. Одновременно с прекращением дребезга в ушах исчезла режущая боль в ноге, что принесло мне ни с чем не сравнимое наслаждение. Через мгновение боль вернулась, но теперь страдание осталось где-то за гранью рассудка, словно я уже имел весьма слабое отношение к своему организму. Словно я уже превратился в чистый разум, направляющий смертоносное железо к далекой цели.
        Ракета стартовала, и ускорение знакомо легло мне на плечи. От перепада давления заложило уши. Стало холодно, но я не ощутил неудобств и перегрузок. Больше всего на свете мне хотелось увидеть, что происходит за пределами корпуса. Хотелось пронзить взглядом прочную оболочку и еще хоть разок увидеть этот мир. Как было бы прекрасно лицезреть рушащуюся прямо на меня гигантскую чашу Земли и далекие горизонты, жадно пожирающие космическое пространство.
        Ракета начала боевое маневрирование. Мысли снова стали густыми и липкими. Кажется, я потерял сознание, а когда пришел в себя, корпус ритмично вздрагивал. Наверное, часть информации из системы управления все-таки проникала в мой мозг, иначе откуда я узнал бы, что начался отстрел боеголовок. Внезапно я ощутил невероятное удовлетворение и понял, что умираю абсолютно счастливым. Мне стало легко и спокойно. Жизнь прожита не зря. Я радовался каждому новому сбрасываемому на цель заряду, будто в них воплощалась главная мечта моей беспокойной души. Потом пришли тишина и невесомость. Меня так и не сбили, и теперь опустошенный корпус ракеты должен был упасть на землю вместе с ненужными уже вычислительными и навигационными системами.
        Обжигающая волна пробежала по телу от макушки до пяток, прожарив, казалось, каждую клеточку кожных покровов. Ракета медленно распадалась на крупные фрагменты. Я смотрел на огромные трещины, разрывающие корпус, но почему-то не слышал ни звука. Через секунду я обнаружил себя падающим сквозь облака вместе с разнокалиберными обломками. Время от времени части огромных железных конструкций сталкивались друг с другом, грозя раздавить крошечное человеческое существо, выжившее по чистому недоразумению. Припомнив азы парашютной подготовки, я попытался спланировать подальше от опасной летающей помойки, в которую превратилась некогда грозная ракета, и немедленно получил удар по затылку. Интерфейсный штырь с хрустом сломался, и я чуть не задохнулся от собственного крика. Весь мир исчез. Осталась только боль в разламывающейся на куски голове. Спустя вечность боль исчезла. То ли сработала анестезия, то ли сгорел от перегрузки кусок нервной системы. Поток воздуха дернул меня за ресницы и поднял мне веки.
        И узрел я стремительно приближающуюся землю. На равнине прямо подо мной совсем недавно шел кровопролитный бой. Обожженный грунт живописно украшали огрызки боевой техники. Прежде чем отвести глаза от места своего будущего упокоения, я успел разглядеть множество неподвижных тел. Не менее двадцати человек полегли на крошечном пятачке размером сто на сто метров. Вполне подходящее место и для моего трупа.
        Тут он точно не затеряется, и в будущем мне гарантирована благоустроенная братская могила с мраморным обелиском.
        Горизонт полыхал огненными зарницами. Клубы черного дыма растворялись в серых облаках и отбрасывали на землю кровавые тени. Настоящий ад. Что-то ударило меня по ногам. Неужели конец? Нет. Еще есть триста метров жизни. С каждым мгновением земля приближалась все быстрее. Еще немного, и она сокрушит мои кости и навсегда примет меня в свои материнские объятия.
        Стоявший точно подо мной гусеничный транспортер, о крышу которого я планировал разбиться, начал медленно уползать в сторону. Сначала мне показалось, что он завелся и поехал куда-то по своим делам, но это не могло быть правдой. Я точно видел, что он не двигается. Тем не менее, случилось чудо, и в моем стремлении вниз к вертикальной составляющей добавилась еще и горизонтальная. При этом скорость моего смещения в сторону быстро возрастала. Я почувствовал, что скольжу по какой-то идеально гладкой поверхности. Ощущение бреда быстро сменилось просветлением. Ну, конечно! Остаточное силовое поле! Один из защитных генераторов не заглох полностью и продолжает прикрывать свой участок обороны. В сердце шевельнулась надежда. На мгновение я воодушевился, просчитывая варианты, но реальность быстро вернула меня к прежнему ожиданию скорой смерти. Силовые поля бывают разной формы: сферические, конические, пирамидальные, однако из-за полного отсутствия трения при скольжении по полевым плоскостям, я врежусь в грунт ровно с той же скоростью, что и при свободном падении. Разве что под другим углом.
        Как в дурном сне, я падал и падал и все никак не мог окончательно упасть. Спустя пару секунд снижение почти прекратилось. Я мчался вдоль поверхности земли, и высота моего полета почти не изменялась. Нужно было очень сильно повредить логический блок генератора силового поля, чтобы он сумел сотворить подобное.
        Рядом со мной, не сильно удаляясь, но и не приближаясь, летели обломки ракеты. Они, так же как и я, двигаюсь не вниз, а параллельно горизонту. Нам с ними повезло. Нам попалось силовое поле удивительной, весьма нестандартной конструкции. Благодаря какому-то редкостному феномену я превращусь не в определенную мне судьбой плюшку, а в оригинальную размазню. Впрочем, моя посмертная структура целиком зависела от плотности грунта, ожидающего встречу с моим телом.
        Внизу промелькнул лес. Точнее обугленные пеньки, обозначавшие, что раньше на этом месте был лес. Черная кривая канава отметила русло испарившейся реки. Ряд глубоких ям служил напоминанием об уничтоженной дороге, а груда камней - о погибшем мосте. Вообще пейзаж сильно смахивал на схему, где все объекты были отмечены символическими значками, совершенно непохожими на настоящие предметы. Неожиданно поверхность земли начала удаляться. «Помер», - с досадой подумал я. Никогда не думал, что идиома «душа отлетела» так точно отражает реальность. Обломки ракеты тоже вознамерились войти в царствие небесное вместе со мной. Это было уже слишком! Мой уставший мозг отказался как-либо реагировать на действительность. С полным равнодушием я наблюдал, как уменьшается моя скорость, как снова изменяется траектория полета, и как медленно я опускаюсь на перепаханное взрывами поле. Точно в центр аккуратной круглой воронки. Обломки ракеты совершили посадку на безопасном от меня расстоянии. Было самое подходящее время пасть на колени и возблагодарить какое-нибудь божество за сказочное спасение. «Чудес не бывает», - с
атеистическим надрывом простонал я и потерял сознание, однако боль быстро вернула меня к жизни. Болела нога, болела голова, болело все тело. Довольно долго я просто лежал на спине, осознавая себя живым. Все-таки это был приятный факт, несмотря на мелкие недочеты.
        С большим трудом я снял с ноги обломок фиксирующего зацепа, который все еще крепко держал меня за коленку. Пришлось повозиться. К счастью, рядом из земли торчал обрезок трубы, до которого я без труда сумел дотянуться. Только с его помощью у меня получилось разбить блокиратор, после чего железка отвалилась сама. Расправившись с зацепом, я бегло ощупал свое тело и удивился тому, что оно не только способно выполнять мои приказы, но и находится во вполне удовлетворительном состоянии. Может быть, Бог и вправду существует? Ну не Бог, а некое высшее предназначение, ради которого меня не убили у станции метро «Автово», не замучили до смерти в плену, я выжил под ядерной бомбежкой в кохоновской Москве и уцелел сейчас, после казни. Зачем-то я нужен? Не может же столько чудес совершиться просто так? Для всего есть причина.
        А какая есть веская причина для моего существования?
        Что я должен сделать, чтобы оправдать сегодняшнее спасение?
        Быстро темнело. Заковыристо браня терзаемую болью ногу, я вылез из воронки и встал в полный рост. Пространство, сплюснутое между кроваво-красными тучами и угольно-черной поверхностью земли, зыбко трепетало, искрило и источало запах гари. Отблески пожарищ и далеких взрывов с огромным трудом пробивались сквозь дымный сумрачный воздух. Казалось, что мировая константа скорости света изменилась и сравнялась со скоростью звука, столь вязким и густым стал окружающий мир. Мне пришлось ждать, пока глаза привыкнут к новому физическому порядку и начнут различать хотя бы силуэты ближайших предметов. Когда кривые тени обгоревших деревьев проступили на фоне близкого горизонта, я медленно двинулся вперед.
        Меня вел инстинкт, а не разум. Разум только давал советы, к которым древние слои мозга не особенно и прислушивались. Ведь именно дарованные эволюцией никчемные наросты на гипофизе и довели мир до столь унылого состояния. Инстинкт же, чья история насчитывает миллиарды лет, всегда четко знает, что и зачем он делает. Инстинкт гнал меня вперед, хотя разум требовал прекратить сопротивление и сдаться. Инстинкту было безразлично, что спасение невозможно. Ему были нужны вода и лекарства, которые в этом мире можно найти только у мертвых людей. И я шел вперед, навстречу мертвым людям.
        Идти босиком было неудобно. Острые камни больно резали пятки. Я медленно переставлял ноги, бездумно веря в то, что мне удастся остановиться на краю скрытой во тьме ямы. Напрасно. Пару раз мне довелось упасть в оставшиеся незамеченными траншеи. Поняв, что после очередного падения могу запросто остаться лежать со сломанной шеей или разбитым черепом, я перестал полагаться на обманчивое зрение и целиком доверился осязанию и, как ни странно, обонянию. Воронки воняли резко и угрожающе. От окопов несло сыростью, кровью и тушенкой. Выгребные ямы источали хорошо различимый запах человеческих испражнений.
        Эти ямы были самым безопасным препятствием, но попадать в них хотелось меньше всего. Обходя взорванный противометеоритный модуль, я споткнулся о порванный трак, упал и неожиданно выяснил, что ползти на четвереньках гораздо удобнее, быстрее и безопаснее, чем ощупывать дорогу ногой. Я использовал этот, бесценный опыт, и скорость моего перемещения здорово увеличилась. Правда, и в движении на четырех конечностях имелись определенные тонкости, о которых усталый мозг не успел предупредить меня, а когда я распорол руку об обрывок колючей проволоки, было уже поздно. Пришлось снова встать на ноги и, прижимая к груди окровавленную ладонь, двинуться дальше пешим ходом. Буквально через несколько шагов я поскользнулся и рухнул в сырую, пахнущую прелой листвой яму.
        Здесь было неожиданно уютно, и мне захотелось остаться в этой яме навсегда. Я почти уже сдался, почти уломал глупый инстинкт прекратить бессмысленное сопротивление и спокойно дождаться конца, когда увидел впереди слабый проблеск белого света. Не красные языки пламени и не монохромное лазерное излучение, а самый обычный белый свет стандартного спектра.
        Этот лучик заставил меня собрать самые последние силы, которых оказалось больше, чем я предполагал, и в считанные минуты добраться до неожиданной цели. Путеводной звездой оказалась единственная целая фара гусеничного тягача. Я никогда не видел таких машин, но, разглядев надпись «КамАЗ» на капоте, успокоился, как пес, почуявший запах родной конуры. Свои. В темной кабине сидел человек. Заметив его, я помахал рукой. Никакой реакции. Водитель откинулся в кресле, слегка завалившись влево, и не шевелился. Заснул? Нет.
        Глаза строго смотрели в ветровое стекло, покрытое паутиной трещин. Ранен? Я открыл дверь, и тело сползло мне под ноги. Водитель был мертв. С большим трудом удалось втолкнуть его обратно в кабину и усадить на пассажирское место. Хлопнув рукой по потолочному плафону, я зажег внутреннее освещение и осмотрел труп. Голова мертвеца была прострелена насквозь. Над ухом виднелась аккуратная дырочка. Второе отверстие отыскалось в нижней челюсти рядом с шеей. Такие раны обычно оставляют выстрелы из легких пехотных лучеметов. Я поднял глаза. В крыше тоже нашлось отверстие. Шальная очередь с антиграва? Бедняга. Не повезло ему.
        Мой взгляд остановился на приборной панели. Энергии хоть ушами ешь, и ходовая в порядке. Кажется, жизнь начала налаживаться. Я представил себе, как отправлюсь в путь на этом чудесном транспортном средстве, да еще освещая дорогу яркой электрической фарой, и воодушевился. Первым делом я разул и раздел покойника. Противно, конечно, отбирать вещи у мертвого, но мне обувь и одежда были нужнее, чем ему. Ботинки оказались в самый раз, а вот куртка была маловата и не застегивалась. Пустяки. Переодевшись и выкинув в окно свою больничную пижаму, я обыскал кабину.
        Нашел целых две бутылки спирта и огнетушитель. Ни аптечки, ни бинтов не было. Полбутылки найденной огненной воды сразу ушло на распоротую колючей проволокой руку. Пришлось хорошенько потереть ладонь, чтобы дезинфицирующее средство добралось до раны сквозь слой засохшей крови и грязи. Почувствовав жжение, я закупорил бутылку и продолжил обыск. Мне хотелось найти фонарь или хотя бы спички, чтобы сделать факел, но ни того, ни другого обнаружить не удалось. Зато из-под кресла я извлек пехотный лучемет того самого калибра, что убил водителя. Бесполезный кусок металла. Батарея на нуле, но ствол еще теплый.
        Недавно стреляли. Есть вероятность, что смертельный выстрел, убивший водителя, был произведен не сверху, а снизу. То есть водитель застрелился сам. Какая разница? Мне следовало в первую очередь думать о себе.
        Я был еще жив и нуждался в медикаментах и оружии.
        Почему-то вспомнилась старая как мир игра «Дум». Осталось всего десять процентов жизни, а поблизости нет ни аптечек, ни патронов. Очень похоже на мою ситуацию. На секунду возникло ощущение, что и сам я ненастоящий, что кто-то управляет моими действиями, неторопливо нажимая клавиши и время от времени прихлебывая кофеек со сливками из большой красивой чашки.
        Во рту появился привкус кофе. Захотелось сойти с ума.
        По-прежнему ведомый в большей степени инстинктом, чем разумом, я выскользнул из уютной теплой кабины обратно в грозную тьму. Снова пришлось ждать, пока привыкнут глаза. Через некоторое время я разглядел в десяти метрах справа средний строительный танк.
        Такие используют для скоростного пробивания тоннелей через горные хребты. Строительные танки обычно оснащены мощным лазерным вооружением, предназначенным сверлить, резать и плавить самую прочную породу, и имеют очень крепкий корпус на случай, если эта самая порода завалит машину где-нибудь в сердцевине горы размером с марсианский Олимп. Трудно себе представить силищу, способную повредить подобное чудовище. Однако танк был раздавлен и сейчас больше всего напоминал гигантскую кучу расплющенного и местами расплавленного пластилина.
        Я двинулся в обход танка. Позади него стоял фургон с переломанными осями и разъехавшимися в стороны колесами. Я подошел к толстой металлической двери и дернул за ручку, в лицо ударил запах горелой изоляции, раскаленного железа и густой аромат спирта. Стараясь оставаться вне зоны возможной стрельбы, я с опаской заглянул внутрь фургона. В кресле, стоящем перед большим треснувшим по диагонали экраном, кто-то стонал.
        В мертвенном синем свете аварийных ламп я разглядел руку, свисавшую с подлокотника, и черную лужу крови на полу. Стоны прекратились.

        - Кто здесь? - равнодушно спросил усталый мужской голос.

        - Рядовой Ломакин. - Я переступил порог и приготовился прыгнуть вперед, если кресло развернется слишком резко. - Бывший рядовой. За военные преступления приговорен к смертной казни.

        - Как я понимаю, приговор приведен в исполнение? - В темной поверхности монитора отразилось бледное худое лицо.

        - Да, приведен, - тихо сказал я, осознавая, что ответ звучит довольно глупо.

        - Значит, это тебя я ловил, - доброжелательно хмыкнул собеседник.
        Загадка чудесного спасения разъяснилась самым простым и незатейливым образом. Оператор силового поля виртуозно поймал меня и нежно опустил на землю. Далеко не каждый спец способен на подобное, но в любой области есть свои кудесники. Мне, например, встречался оператор, который с помощью стокилометрового параметрического поля ломал карандаши, зажатые в руке напарника.

        - Слушай, Ломакин, у тебя обезболивающее есть? - осведомился мой спаситель. - Сил моих нет терпеть.

        - Сам ищу, - я пожал плечами.

        - А ты не ищи. В ста метрах отсюда стоит… Стоял госпиталь. Иди туда и тащи все, что найдешь. Лучше всего, если ты найдешь там живого доктора, тогда у меня появится шанс встретить Новый год дома.

        - Не вопрос. Хоть сто докторов. Вот только там не видно ни пениса. Доктора точно не разгляжу.

        - Разглядишь. Фонарь у двери слева от тебя.
        Звук, похожий на детский всхлип, прорвался сквозь его крепко сцепленные зубы. Следовало поторопиться.
        Обидно будет, если спасший мою жизнь человек умрет Нужно непременно вернуть ему не такой уж и маленький должок. Я покрутил головой и действительно обнаружил большой фонарь, закрепленный в специальных зажимах у притолоки. Фонарь оказался весьма добротным, с восемнадцатью плазменными искрами на водородных генераторах, и, если верить индикатору, аппарат был готов добросовестно работать в ближайшие десять тысяч лет. Я щелкнул выключателем и, пообещав скоро вернуться, ушел в ночь. В ночь моего загробного мира.
        Фонарь, вопреки ожиданиям, светил не очень ярко, и пришлось хорошенько пошарить по рукояти, чтобы нащупать нужный регулятор. Толкнув пальцем ползунок, я легко выжал из устройства могучий световой поток, достойный стадионного прожектора. Госпиталь, а точнее место, где он когда-то был, нашелся почти сразу.
        На небольшой площадке разместился длинный ряд санитарных машин с трудноразличимыми красными крестами на обожженных бортах. Метрах в пятидесяти приткнулся почти целый грузовой антиграв типа «АН-400-2» с большой синей надписью «Министерство здравоохранения Солнечной Системы» на фюзеляже.
        Каким был уничтоженный кохонами госпиталь, я так и не понял. Был ли это палаточный городок, надувное строение или иное порождение роботизированной пневматической архитектуры, так и осталось тайной.
        Сейчас на месте полевого лечебного учреждения высилась куча, состоящая из труб, кирпичного крошева и каких-то тряпок вперемешку с кусками белой медицинской мебели. Разглядев все, что нужно, я хотел выключить фонарь. Держать в руках ярчайший источник света было жутковато. Темнота делала меня невидимым для врагов, а сейчас мое беззащитное тело являлось отличной мишенью для любого желающего в него выстрелить. Погасить луч оказалось еще страшнее. Лучше заранее заметить опасность, чем столкнуться с ней вслепую. Поколебавшись немного, я предпочел остаться зрячим и видимым.
        В конусе света местность выглядела более путающей и удручающей, чем когда я изучал ее почти на ощупь.
        Передо мной предстал самый настоящий загробный мир. Дым, гарь, воронки, обломки больших боевых машин. Мне кажется, я даже сумел различить нечто похожее на головную рубку межорбитального корабля.
        Мертвый покой, тотальные разрушения и при этом ни одного трупа или хотя бы куска человеческого тела. Неужели успели всех вывезти? Тогда почему оставили оператора силового поля и водителя в кабине тягача?
        Значит, организованной эвакуации, скорей всего, не было, но все каким-то образом успели разбежаться.
        Странно. Неужели атака была столь ужасающа и одновременно нетороплива, что наши солдаты, побросав технику, покинули позиции, не забыв при этом прихватить с собой почти всех раненых и убитых? Ерунда какая-то.
        Сзади раздался резкий звук, похожий на треск разрываемой ткани. Я распластался на земле и погасил фонарь. Тьма ласково укрыла меня от опасности. Довольно долго ничего не происходило. Минуты через три звук повторился на некотором удалении, и я отважился включить свет. По воздуху прямо над моей головой величественно проплыл двухметровый радужный пузырь.
        От неожиданности я снова погасил фонарь и включил его, только сбросив яркость на минимум. Пошарил вокруг тусклым лучом. Пузырь исчез. Соблюдая осторожность и замирая на месте через каждые десять шагов, я двинулся по направлению к источнику непонятных звуков. Пока я крался, треск раздался снова. Решив не искушать судьбу, я уже совсем собрался отступить, но в этот момент воздух разорвала трескучая очередь, и сразу четыре пузыря выплыли из темноты раньше, чем я успел погасить свет. Один из них наткнулся на ветку обгоревшего дерева и лопнул, распространив вокруг себя хорошо ощутимый запах сероводорода. Мучимый страхом и любопытством, я вскарабкался на небольшой бугорок и включил фонарь на полную мощность. Прямо у моих ног проявилось из темноты огромное бурое озеро.
        Противоположный берег терялся за коричневатой дымкой, стелющейся над маслянисто блестящей гладью.
        Время от времени поверхность озера покрывалась мелкой рябью и вспухала горбами, из вершин которых выдувались огромные пузыри. Некоторые из них лопались с тем самым звуком разрываемой ткани, который так напугал меня. Некоторые беззвучно взлетали вверх и бесследно исчезали в черноте неба.
        Я сделал несколько шагов к озеру. Оно манило своей непонятностью. Однако мысль об умирающем операторе заставила меня вернуться к насущным делам. Я торопливо зашагал к руинам госпиталя. Подошвы тонули в мягком песке. Возможно, здесь когда-то был пляж. Или карьер. Сейчас уже не разобрать. Поиски в развалинах показались мне малоперспективными, и я сразу полез в ближайшую санитарную машину. Рассудок подсказывал, что там есть, чем поживиться. Больше всего мне бы подошел добротный докторский саквояж с набором медикаментов. Его-то я и нашел почти сразу. Пузатый железный ящик с двумя крепкими ручками по бокам терпеливо ждал меня в специальной стойке по соседству с разнообразным и непонятным лечебным барахлом. Добраться до него мешали сломанные носилки, но мне достаточно быстро удалось сдвинуть их в сторону. Следующим препятствием оказался сидящий в фельдшерском кресле человеческий скелет. Нормальный такой скелетик. Свеженький. С ошметками плоти на ребрах. Интересно, каким образом так получилось, что от человека остались только кости, а обивка на кресле уцелела? Может, взрыв содрал все мясо? Хотя нет. Не
все. Ниже колена нога неплохо сохранилась. Уцелели даже кудрявые волосы на лодыжке и нестриженые желтые ногти.
        Стоп! Я замер. Мне показалось, что пальцы слегка пошевелились!
        От неожиданности я рванулся назад и, перевалившись через передвинутые мной же носилки, ударился спиной о какой-то острый угол. Внезапно ожил бортовой компьютер санитарной машины. Он пространно доложил обо всех неисправностях двигателя и ходовой части, выругался на казахском и замолк на полуслове.
        В наступившей тишине особенно отчетливо был слышен новый треск со стороны озера. Я медленно встал и выставил перед собой фонарь. Можно подумать, луч света поможет отразить внезапное нападение! Отступать не хотелось. Добыча была так близка. Достаточно протянуть руку и взять саквояж. «Бред! - прошипел я сам себе. - Пальцев испугался. Наверняка привиделось. Самая обычная ошибка восприятия. Нервы ни к черту».
        Вооружившись этой воодушевляющей гипотезой, я сделал шаг вперед. Подумаешь, шевелящиеся пальцы.
        Что они могут мне сделать? Пальцы действительно дергались! Но на этот раз непонятное явление не было неожиданным и уже не произвело на меня сногсшибательного впечатления. «Ничего удивительного, - решил я. - Какие-нибудь остаточные мышечные импульсы и больше ничего. Может, владелец со стимуляторами переборщил при жизни или боевые нанороботы в крови буянят». Новое толкование увиденного оказалось вполне приемлемым для разума, и, брезгливо отпихнув в сторону кости, я выдернул из стойки вожделенный саквояж.
        Фирменная запечатанная коробка с десятком заряженных макомином шприцов лежала сверху. И хотя мои руки дрожали от вожделения, мне почти стразу удалось сковырнуть активатор. Сил ждать не было, и, едва моргнул зеленый индикатор готовности, я сделал инъекцию. Автоматически охладившаяся до минус двухсот градусов, игла нежно и безболезненно проникла в мышцу бедра. Мои глаза закрылись от удовольствия. Через тридцать секунд изнуряющая боль в ноге, сильно донимавшая меня, сменилась тупой бесчувственной тяжестью. Тратить ценное лекарство на лечение больной головы я не стал. Крепление нейроинтерфейса отдавало резью при каждом шаге, но терпеть ее было можно. Моему спасителю макомин нужнее. Я закинул на спину саквояж и побрел обратно к фургону. У меня появилось обманчивое ощущение, что больше ничего плохого со мной случиться не может. Я беззаботно помахивал фонариком, освещая по большей части землю у себя под ногами и ничуть не беспокоясь об окружающем мире.
        За минутную беспечность пришлось заплатить быстро и сразу. Из темноты в двух метрах от меня неожиданно появилась человеческая фигура. Сутулый мужчина шел не глядя по сторонам. На его груди мерцал круг с гербом Солнечной Системы. Я окликнул его и поднял руку в приветствии, но он продолжал идти странной качающейся походкой заводного медвежонка.

        - Эй! - крикнул я и попытался перегородить ему дорогу.
        На этот раз он меня заметил. На его лице отразился испуг, он прыгнул в сторону и побежал.

        - Свои! Стой!
        Я не успел ничего предпринять. Нужно было сразу бросаться за ним, но я на пару секунд замялся. Побоялся оставлять драгоценный саквояж без присмотра, а когда сообразил, что нужно делать, мужчина уже добежал до озера и прыгнул в бурую жижу. Спустя секунду он исчез в глубине. Я рванулся за ним, но в десяти шагах от кромки остановился. Мерзкий бугрящийся студень словно почуял мое приближение. Сразу несколько склизких струек направились ко мне, бодро преодолевая прибрежную гальку. Ноги сами отступили назад.
        Потоптавшись на берегу, я вернулся к саквояжу, ругая себя за трусость и несообразительность. Впрочем, ладно. Есть вещи, которые невозможно изменить, отменить или забыть. На войне как на войне. У этого человека была такая судьба. У меня судьба другая. Но зачем он прыгнул в озеро? Что заставило его так поступить? Боевой гипноз? Зомбирование? Что?
        За спиной что-то хищно чавкнуло. Я быстро оглянулся и порыскал лучом фонаря в том направлении, откуда был слышен непонятный звук. Сутулая фигура мужчины уныло торчала над поверхностью озера метрах в двадцати от берега.

        - Сюда, - крикнул я, совершенно не понимая, что происходит. - Иди сюда.

        - Сам иди сюда, - прохрипело в ответ озеро.
        Безвольно оброненный фонарь откатился в сторону и погас. Ноги стали мягкими и бессильными. Против своей воли я опустился на землю. «Видал я котов без улыбок, - вспомнилась мне бессмертная психоделика Кэрролла, - а вот улыбок без котов… Эхо! - возопило мое перепутанное сознание. - Ну, конечно же, эхо!»

        - Не вопрос. Эхо, - легко согласилось озеро.
        Я нащупал фонарь и щелкнул выключателем. Сутулый мужик медленно погружался в бурую жижу. Он махал руками, подзывая меня к себе. Озеро убедительно бормотало что-то успокаивающее и источало зеленоватый газ.

        - Иди сюда, - гулко проревело у меня голове.
        Я почувствовал, что мне хочется встать и пойти к озеру. Желание было настолько сильным, что я бы, наверное, не удержался, если бы не страх. Так страшно мне не было никогда в жизни. Раньше, оказывается, я вовсе не боялся, а всего лишь испытывал легкое бодрящее ощущение, щекочущее надпочечники и приводящее в должный тонус мускулатуру. Получал, так сказать, порцию адреналина, которая стимулировала быстрые и безошибочные действия. Сейчас же бессмысленный животный ужас охватил все мое тело. Мышцы скрутил парализующий спазм, который едва не вывернул мне все суставы.
        Мужчина с эмблемой Солнечной Системы на рукаве скрылся в жиже по пояс, но продолжал призывно размахивать руками. Я ясно видел его огромные, наполненные каким-то неземным восторгом глаза и вдруг понял, что как только жижа поглотит их, озеро всерьез возьмется за меня. И тогда никакой страх не удержит Петра Васнецова от заплыва в бесконечность. Я схватил саквояж и бросился прочь. Тем фактом, что саквояж тогда не остался на берегу, я буду гордиться всю оставшуюся жизнь.
        Чем больше была дистанция между мной и озером, тем спокойнее билось мое сердце, тем легче сгибались конечности. А когда я почувствовал тяжесть в ноге, то понял, что и на этот раз выжил. Власть страха была обратно пропорциональна расстоянию до загадочного водоема. Осмелев, я оглянулся. Человеческого силуэта не было видно. Вероятно, мужчина утонул. Навсегда.

        - Ломакин, тебя за смертью посылать хорошо, - прохрипел раненый, когда я, чертыхаясь, забрался в фургон. - Я уж думал, не дождусь. Так и подохну, скрипя зубами. Что произошло? Куда ты запропал?

        - С озером разговаривал, - коротко ответил я, на глаз оценивая состояние своего подопечного.

        - Ты с ума сошел!

        - Возможно.
        Фронт работ был весьма обширен и разнообразен.
        Слишком разнообразен. До применения поправки к закону о праве на жизнь осталось совсем немного. Канонические условия для убийства из милосердия полностью совпадали с тем, что я видел перед собой. В наличии имелись абсолютная невозможность получения медицинской помощи, нечеловеческие мучения и травмы, совершенно несовместимые с жизнью. Если мой спаситель попросит его добить, у меня не будет законного права отказать ему.
        Я сразу пожалел о том, что ограничился доставкой всего одного саквояжа. Нужно было искать дальше. Девять порций макомина это совсем немного при таких кошмарных ранениях. Тело несчастного было густо нашпиговано осколками и опалено многочисленными ожогами. Кое-где не хватало больших кусков мяса.
        К счастью, все раны покрывал толстый слой жидкого бинта, поэтому раненый не истек кровью. Прежде всего, необходимо было стабилизировать состояние, чтобы оставить его хотя бы на полчаса. В любом случае придется отправиться на поиски переносного криоконтейнера. Ведь единственный способ спасти этого человека - отрезать ему голову и попытаться доставить ее в ближайшее лечебное учреждение в замороженном виде.
        Итак, по две инъекции в каждую конечность. Всего восемь. Остается одна на туловище, а нужно минимум три. Уже не хватает. Может, начать с живота? Я невольно отвел глаза от его паха, представлявшего из себя дыру, в которой смешались изрубленные мышцы, внутренности и кости таза. Как он держится? Должен был давно умереть от болевого шока. Нужно что-то решать.
        Значит, пусть будет два укола на каждую ногу. Я щелкнул активаторами инъекторов. Есть. Осталось пять доз.
        Ладно, сэкономлю на руках. Я один раз уколол левую руку и уже собрался направить инъектор на правую, но остановился, потому что не нашел ее.

        - Если хочешь сделать все по инструкции, - ухмыльнулся раненый, - то она должна быть где-то здесь. Посмотри в углу за шкафом.
        Он смеялся и явно не собирался просить меня об убийстве из милосердия.

        - Больной, будете ржать - кишечник выпадет, - огрызнулся я и сделал ему четыре укола в пах, прямо в рану.
        Он несколько раз вздрогнул, потом откинулся в кресле и затих. Дальше я работал без его едких комментариев. За каких-то полчаса мне удалось образцово выполнить почти весь комплекс восстановительных процедур.
        Я залил в изувеченное тело пару литров искусственной голубой крови. Зеленой, самой подходящей для экстремальных условий, в саквояже почему-то не оказалось. Зато там обнаружился неплохой набор нанороботов.
        Я применил почти всех. И нанофагов, уничтожающих инфекцию, и кардиокиберов, восстанавливающих сердечную мышцу, и даже полный набор костежорок, удадяющих из организма осколки костей. В результате получился не раненый, а образцово-показательный экспонат для выставки, посвященной оказанию первой помощи в полевых условиях. Напоследок я выпустил из специальной коробочки десяток медицинских «мух», которые начали с жужжанием виться над раненым, непрерывно снимая биометрические показания. Время от времени они садились на открытые участки кожи, чтобы сделать экспресс-анализ крови. Выглядели они почти так же, как настоящие насекомые, отличаясь от своих гадких прототипов лишь ненатуральным блеском толстых лапок.
        Впервые с момента нашего знакомства у меня появилась возможность подробно разглядеть своего спасителя. Забавно, но в нем действительно было что-то от Христа, и прозвище, которым я его мысленно называл, подходило бедняге наилучшим образом. Спаситель был человеком средних лет, худым, высоким, жилистым. Его впалые щеки покрывала густая жесткая щетина. На лице странным образом отпечатались следы перенесенных страданий, смирение и какая-то непонятная азартная злость. Знаки различия на рабочей спецовке отсутствовали. Только на рукаве алела большая надпись
«Рея». Вначале я подумал, что до мобилизации он работал в известном чешском отеле, но еще раз всмотревшись в сухое резкое лицо, решил, что моя догадка далека от истины. Люди с такими лицами никогда не работают гостиничными служащими. Наверное, Рея - это тот серый унылый мирок в окрестностях Сатурна, где я случайно побывал пятьдесят лет назад. Нас отбуксировали туда после поломки маршевого двигателя. Скорей всего, до войны мой спаситель занимал должность оператора силового поля на тамошнем космодроме. Система Сатурна славится своими внезапными метеоритными шквалами, и опытные операторы там всегда на вес золота. Сотня трудодней за шестичасовую смену обычное дело в тех местах, и люди, умеющие ценить риск и личный доход, очень любят Систему Сатурна.
        От размышлений меня отвлекли «мухи». За пару минут они собрали достаточно информации и сгенерировали прямо в воздухе виртуальный экран, на котором появилась таблица со списком необходимых препаратов. Я порылся в саквояже, нашел и применил все, что требовалось. Рой снова активно зажужжал и обновил данные. Теперь по прогнозу «мух» раненый должен был прожить не менее четырех часов. За это время мне следовало либо найти квалифицированного врача, оснащенного хирургическим отделением средней мощности, либо разыскать банальный криоконтейнер. И то и другое было совсем непросто, но четыре часа давали неплохую фору.
        Мой спаситель зашевелился. Учитывая его состояние дозы полученных препаратов, он просто не мог прийти в сознание. Я покосился на мушиный экран. Характеристики в пределах запредельных норм, то есть прямо сейчас он не умрет. А потом? Потом мы все умрем.

        - Молодец, солдат, - пробормотал мой подопечный, блаженно щуря глаза. - Отлично все сделал. Нигде не болит, нигде не жмет. Можешь получить награду, - он показал забинтованной рукой на пластмассовую канистру, стоящую рядом с пультом. - Ты просто волшебник.
        Я поднял емкость, отвинтил крышку и понюхал. В канистре был спирт. Почему бы и нет? Немного поколебавшись, я сделал большой глоток и едва не задохнулся. Через мгновение позорный кашель согнул меня пополам. Судя по ощущениям, спирт был чистым и качественным, однако мое новое тело не имело должной подготовки для употребления сей амброзии.

        - Юнец, - сокрушенно покачал головой раненый.
        Своей единственной рукой он отобрал у меня емкость и сам приложился к канистре. Его кадык мерно задергался, переправляя огненную воду в желудок. Культя правой руки при этом двигалась из стороны в сторону, будто дирижируя внутренними ощущениями. Чувствовалась старая закалка. Наверняка ему гораздо больше лет, чем это кажется на первый взгляд, и наверняка он пережил очень много, но мешать выпивку с лекарствами недопустимо даже пожилым людям с высоким социальным статусом. Следовало его остановить.

        - Как вы себя чувствуете? - вопрос был задан исключительно для того, чтобы оторвать раненого от смертельно опасного для него напитка. - Если вы позволите, я хотел бы отправиться за помощью.

        - Расслабься, рядовой. - Канистра мягко опустилась на пол. - Помощи не будет. Нас бросили. Все порталы закрыты. По эту сторону границы осталось не так много живых, чтобы ради их спасения рисковать будущим всей Солнечной Системы. Ты слышишь этот звук? - Он поднял над головой канистру. - Если это то, что я думаю, то нам предстоит короткая, но очень яркая и интересная жизнь. Мы увидим много такого, что дано увидеть немногим.

        - Какой звук? - перебил я начавшего бредить собеседника.
        Он не ответил. Его взгляд был устремлен мне за спину. Я замер и насторожился. Что-то не очень опасное и слишком маленькое, чтобы впадать в панику, скреблось в углу фургона. Нечто вроде мыши или крысы. Не люблю грызунов. Не терплю даже хомяков и морских свинок. Гнусные твари. Всегда подозревал, что они вместе с тараканами наследуют Землю после людей. А может, это все-таки не крыса? Уж очень остекленевшие глаза были у моего нового друга. Я медленно развернулся, готовый абсолютно к любому сюрпризу. Устрашающее шкрябание производилось оторванной рукой. Травматическая ампутация не очень сильно повредила конечность, и на уцелевших обрывках рукава можно было разглядеть нашивку с надписью «СС. Холодный», что должно было означать «Система Сатурна, космопорт „Холодный“». Моя догадка про оператора силового поля на космодроме оказалась верной.
        Ожившая рука шевелилась, слегка сгибаясь и разгибаясь в локте. При этом ногти скребли по металлическому полу, производя довольно гадкий звук. Мне припомнились дергающиеся пальцы, виденные мною в санитарной машине, и дешевые фильмы ужасов, которые были популярны в безумном двадцатом веке. Мерзкое зрелище.
        Я выругался и оглянулся по сторонам в поисках швабры или любой другой палки, чтобы выкинуть пакость из фургона. Лучше всего, если палка окажется стреляющей. Где-то здесь должен быть оружейный шкаф. Я же на военном объекте! Точнее на гражданском, переделанном в военный. Фургон, скорей всего, притащили сюда с провинциального космодрома, где он был включен в систему силовой генерации. Очень может быть, что здесь вообще нет оружия. Я опасливо покосился на шевелящуюся руку и еще раз обежал взглядом стены.
        Шкаф нашелся не сразу только из-за того, что находился у меня перед носом, и на нем большими буквами было написано: «Осторожно! Оружие». Чтобы надежно спрятать очень нужную вещь, следует положить ее на самое видное место.

        - Знаешь, Ломакин, смерть - это великое благо для всех людей, - тихо сказал мой спаситель. - Она позволяет забыть многие совершенно ненужные вещи. Человечество напрасно изобретает бессмертие. Бессмертие - зло. Бессмертие…

        - Как открываются закрома? - перебил я его и подергал дверцу оружейного шкафчика.

        - Замок реагирует на папиллярные линии. Старая добрая и очень примитивная технология. Приложи, деточка, мою руку к датчику, дверка и откроется.
        Я направился к нему, но он решительно замотал головой.

        - Не трогай старика, я и так скоро сдохну. Возьми оторванную руку. Тебе не все равно, что ли?

        - На мертвую ткань замок может не среагировать, - аргумент показался мне неотразимым, и я продолжил движение, намереваясь подтащить раненого к шкафу.

        - Во-первых, ткань не такая уж и мертвая, - съязвил он. - А во-вторых, замок самый простой и рассчитан на мирное время. Мы раньше в этом шкафу хранили документацию, запчасти и водку. Замку плевать, мертвый ты или живой. Действуй, солдат.
        Мне пришлось сменить курс. Я придавил шевелящиеся пальцы подошвой и схватил наглую конечность за запястье. Рука оказалась теплой на ощупь и пульсировала, будто у нее внутри было спрятано самое настоящее сердце.

        - Почему она двигается? - деловито спросил я.

        - Хороший вопрос, - хмыкнул раненый. - Не знаю.

        - Хороший ответ, - буркнул я.
        После того как дверца шкафа открылась, ожившая конечность отлетела в дальний угол. Почти минуту я приходил в себя, восстанавливал дыхание и тер ладонь об штанину. Только после этих очистительных процедур я заглянул в вожделенное нутро оружейного шкафа.
        Добыча оказалась скудной. Лишь в одном из десяти держателей томился одинокий, всеми позабытый лучемет «Спартак». В специальной выемке под ним хранилась обойма. Я достал и то и другое. Вогнал обойму в рукоять и переключил предохранитель. Индикатор рядом с мушкой моргнул зеленым. Значит, диагностика завершилась нормально. Можно стрелять. Я взглянул на уровень заряда и удрученно покачал головой: меньше половины.
        Для хорошего боя не хватит, а вот для того, чтобы отчекрыжить голову - вполне.

        - Как вас зовут, товарищ? - спросил я, разглядывая свое приобретение.

        - Тебе зачем? - равнодушно осведомился спаситель.

        - Для памятника. - Черная шутка заставила его улыбнуться, но как-то совсем невесело, и мне даже стало немного неудобно за свой дурной язык.

        - Бобров я, - представился он. - Сергей Бобров.

        - Что здесь произошло, товарищ Бобров? Мне нужно это знать, чтобы придумать, как нам с вами жить дальше.
        Бобров угрюмо посмотрел на меня.

        - Ты еще не понял, рядовой, что дальше мы жить не будем? - он тяжело вздохнул.

        - Вы же собирались встречать Новый год дома, - напомнил я и сразу же поделился своим сакральным планом. - Полагаю, что если заморозить вашу голову, то у вас будет хороший шанс посидеть за праздничным столом.

        - Мы не выберемся отсюда, - безнадежно сказал Бобров и с неожиданной силой топнул ногой. - Порталы в Солнечную Систему закрыты навсегда.

        - Не думаю, что все так мрачно. Рано или поздно за нами придут. Нужно верить и ждать. - Я заглянул в ствол лучемета, стараясь рассмотреть, не мутная ли у него спираль.

        - Никто не придет, Ломакин. Не жди. Рассчитывай только на себя. Наш заслон стоял тут четыре дня. Мы взяли штурмом портал под Курском и прошли полста километров в глубь территории кохонов. Мы вгрызлись здесь в землю намертво. Нас предали, Ломакин. - Его рука сжалась в кулак. - Нас даже не попытались вывести из-под удара. Золин принес всю группировку в жертву новым союзникам. Мы ничего не могли сделать. Противник попер так, будто ему кислотой под хвост плеснули. Кохонов подгоняло нечто такое, что все наше вооружение не смогло остановить их бегство через наши позиции. Если ты…
        Он дотянулся до канистры и сделал большой глоток.

        - Если ты пройдешь два километра на север, - его голос слегка охрип от дозы крепкого алкоголя, - то увидишь горы трупов. Бой длился всего две минуты. Только представь, Ломакин, всего за две минуты сотни тысяч людей расстались с жизнью. Мы перемололи их, как в мясорубке, а потом они нас смяли. Наша техника тонула в крови. Кто за это ответит? Золин никогда не откроет порталы, потому что, если люди узнают правду, его распнут.

        - Что за союзники? - озадаченно поинтересовался я.

        - Перед тем как все началось, прошло сообщение, что к нам идет помощь из какого-то нового неизвестного мира. - Его лоб скептически сморщился.

        - Нового мира? Невозможно.

        - Если есть два мира, наш и кохонов, то почему бы не быть трем? Мы были счастливы, потому что эпидемия мексиканской чумы лишь поколебала врага, но победить нам все равно было не суждено. Командование отдало приказ быть внимательными и не открывать огонь по нашим новым друзьям. Однако никаких вводных о том, кто это и как они выглядят, нам не поступило. Судя по тому, что они сделали, я не уверен, были ли это люди.
        Затяжной приступ кашля прервал его повествование. Казалось, что сейчас Бобров вывернется наизнанку, как старый носок, прилипший к потной ступне. Я посмотрел на
«мушиный» экран и бросился к медицинскому саквояжу. Нужный препарат никак не хотел находиться.

        - Янет, Янет, - забормотал Бобров, закатывая глаза. - Гиперион, Титан, Мимас… Назад, идиоты…
        Нужная коробка наконец-то скользнула мне в руку. Роняя на пол ампулы, я торопливо зарядил инъектор и сделал укол. Бобров несколько раз порывисто втянул воздух и затих. Его сердце остановилось. На экране высветилась надпись: «Требуется немедленное вмешательство медицинского робота не ниже четвертого класса». Где я возьму робота? Спустя минуту добавилась еще одна строка: «Без немедленной госпитализации смертельный исход неизбежен». В фургоне стало тихо, как в гробу, и только мухи с жужжанием вились вокруг головы Боброва. Я ничего не мог сделать. Экран моргал красным. «Клиническая смерть. Для проведения анабиозных мероприятий осталось 5 мин 59 сек». Количество секунд стало быстро таять. Нужно срочно найти криоконтейнер. За шесть минут, отведенных наукой на заморозку мозга, вполне можно успеть. Я уже повернулся к выходу, но какое-то неуловимое движение заставило меня замереть на месте. Бобров следил за мной!

        - Вы живы?
        Бобров напрягся, дернулся и встал из кресла. Вокруг него в бешеном танце метались медицинские «мухи».
        Обратный отсчет на экране остановился, через мгновение там высветился транспарант:
«Критическая ошибка». Боброва качнуло. Он махнул культей, словно хотел несуществующей рукой схватиться за подлокотник, и упал лицом вперед. Я бросился ему на подмогу, но он сам встал на ноги и, фыркнув что-то нечленораздельное, твердой походкой пошел к двери.

        - Стоять!
        У любого нормального человека подобный окрик должен вызвать хотя бы минимальную заинтересованность. Бобров же невозмутимо продолжил движение.
        Мне пришлось двинуть спасителя кулаком в ухо. Ответный удар отшвырнул меня в дальний угол. На какое-то время я потерял ориентацию в пространстве, а когда сообразил, где нахожусь и что со мной происходит, Боброва уже не было в фургоне. Я выскочил наружу и увидел метрах в пятидесяти силуэт однорукого человека на фоне бурого озера.
        Я отвернулся, потому что мне не хотелось видеть, что произойдет дальше. Честно говоря, поведение мертвых организмов в этом мире ставило меня в тупик. Они, никого не трогая, абсолютно миролюбиво шли и топились в своем священном озере. И само озеро, скорей всего, было образовано из биомассы мертвецов, пораженных неизвестной инфекцией. Что, спрашивается, во всем этом спектакле могло столь сильно напугать кохонов, что они, утратив страх смерти, как сумасшедшие лемминги, перли на наши позиции? А может быть, именно инфекция делала из них бесстрашных берсерков?
        Со стороны озера раздался плеск, и я услышал голос Боброва:

        - Иди сюда, солдат. Смерть - главный смысл жизни.
        Я три раза сплюнул через плечо и, кажется, перекрестился.
        Глава 9.
        Призрачный мир

        Боль снова дала о себе знать. Следовало срочно восполнить запас макомина. Я уже шел к знакомым руинам, когда в мой измученный мозг пришла простая и гениальная мысль: «Какой смысл передвигаться пешком, если есть возможность прокатиться с комфортом?»
        Меньше чем через минуту я сидел в кабине гусеничного тягача, который когда-то осветил мне дорогу своей единственной фарой. Тела мертвого водителя в кабине не оказалось, хотя я точно помнил, что оставил его в пассажирском кресле. Впрочем, ничего странного. Наоборот, было бы удивительно, если бы труп остался на своем месте. Это разрушило бы ставшую привычной картину мира, где покойники имеют обыкновение ходить и разговаривать.
        Моя ладонь ласково легла на гладкую и холодную пластину системы управления. Подушечки пальцев погладили чуткую контрольную схему. Двигатель послушно завелся. Дав ему всласть потарахтеть на холостых оборотах и дождавшись, пока завершится процедура самотестирования, я дал команду тронуться с места. Сзади раздался оглушительный скрежет. От неожиданности я отдернул руку от пульта. Неприятно чувствовать себя дураком. Еще неприятней наглядно убеждаться в своей глупости. Тягач не мог никуда поехать, потому что на буксире у него висел разбитый прицеп с завалившейся на бок станиной от лазерной пушки. Ну почему каждое мое действие обязательно сопровождается целой гроздью неразрешимых трудностей? Почему я не могу просто сесть и поехать?
        Отсоединить буксировочные цепи вручную не получилось. Две сцепки погнулись и сплелись намертво.
        Жечь металл лазером я посчитал непозволительным расточительством, поэтому пришлось потратить полчаса на поиски инструментов. С помощью зубила, молотка и фомки мне с большим трудом удалось освободить тягач. Потом я долго сидел в кабине, пережидая тягучую волну головной боли. Если в ближайшее время я не доберусь до толкового врача, установленный впопыхах нейроинтерфейс сделает меня инвалидом.
        Брезжил рассвет. Тьма уходила, но красная полоса на востоке почему-то не вызывала радости. Наоборот, от нее исходила непонятная, но ясно ощущаемая угроза.
        Серое небо будто ухмылялось гигантским окровавленным ртом. В неверном свете прячущегося за горизонта Солнца вся Земля расплылась в зловещем мареве без теней и контрастов. Она обрамляла зыбкой плотью чужеродную кляксу озера. Озеро бурлило и мерцало, будто являло собой самый настоящий провал в иное измерение. Алые и синие полосы перемежались зелеными и желтыми пятнами, над которыми поднимались облачка лазоревого и розового тумана. Пузыри, время от времени надувавшиеся на поверхности, были малиновыми и изумрудными. Иногда они не лопались, а взлетали на полтора-два метра и минуту-другую парили над радужной жижей. Свой курс они выбирали независимо от направления ветра, и за время, пока я наблюдал за ними, несколько пузырей столкнулись. Перед столкновением их скорость увеличивалась, словно они бросались в объятия друг друга и погибали от любовного экстаза, забрызгивая пространство коричнево-сиреневыми каплями.
        Я дотронулся до пластины, и за какую-то минуту тягач доставил меня к обломкам разрушенного госпиталя. У машины имелся телепатический интерфейс, но я предпочел стучать подушечками пальцев по появляющимся на пластинке пиктограммам. Такой способ управления хоть и делал движение тягача конвульсивно-дискретным, зато укреплял во мне ощущение надежного физического контакта с механизмами. Мне нужен был такой контакт, чтобы сознание могло хоть как-то привязаться к изменчивой, мало похожей на правду реальности. Я уже собирался покинуть кабину, чтобы вдоволь порыться в мусоре, когда мне померещилось какое-то движение в зеркале заднего обзора. Даже не само движение, а всего лишь его полупрозрачный след на сетчатке глаза. Первым делом я положил руку на лучемет и только после этого медленно повернул голову.
        Холмики, ямки, канавки. В складках местности могло спрятаться все что угодно. От одинокого танка до кавалерийского эскадрона. Возможно, мне почудилась тень бродячей собаки или силуэт какого-нибудь другого безобидного существа. Несколько минут я неподвижно впитывал зрачками окружающий мир, пытаясь вычленить из него признаки опасности. В потоках пыльного воздуха шевелился газетный обрывок, зацепившийся за кусок ржавой проволоки, да качались обугленные стебли чудом уцелевшей травы. Жажда макомина победила смутные опасения и заставила меня вылезти из кабины.
        Вначале я держал наготове лучемет и поминутно оглядывался, но через некоторое время успокоился, сунул оружие за пояс и начал действовать двумя руками. Вместительный докторский саквояж быстро отыскался под обгоревшим матрасом. Вот только макомин кто-то уже забрал.

        - Место! - рявкнул над ухом испуганный мужской голос.
        Радовало, что кричали по-русски, а на рукаве куртки, снятой мною с мертвого водителя, весьма удачно красовалась эмблема Транспортного Космического флота с профилем космонавта Гречко. Благодаря этой этикетке Меня не перепутают с местными.

        - Какими судьбами? - я постарался говорить как Можно дружелюбнее.

        - Руки верх поднимать. Очень быстро.
        За моей спиной послышались осторожные шаги двух человек. Позор на мои седины. Как я мог их прозевать?

        - Представьтесь, - попросил я.

        - Обойдешься без церемоний, комми. - В мою левую лопатку уперся ствол.
        Слово «комми» было произнесено с надрывом. Чувствовалось, что у моего собеседника палец так и дрожал на курке. Случайное неверное движение, и мои мучения закончатся навсегда. Я слегка повернул голову. Их было трое, а не двое. Еще один стоял на некотором отдалении. Все облачены в одинаковую незнакомую мне форму. Все вооружены. Враги! Первым со сломанной шеей упал тот, кто посмел приставить оружие к спине гражданина Солнечной Системы. И да будет так всегда!
        Второй успел выстрелить, но мои рефлексы оказались лучше, чем у него. Тело выгнулось, обтекая застывший в воздухе раскаленный луч. Меткий выстрел из
«Спартака» разорвал гада пополам. Он нелепо взбрыкнул ногами и распался на две неравные части. Когда я повернулся лицом к третьему, тот уже стоял на коленях и тряс над головой широко растопыренными пальцами. Нож, кобура и лучемет были аккуратно сложены рядом. Я прикинул, сколько времени ему понадобилось, чтобы разоружиться, и сглотнул загустевшую слюну. Получалось, что он мог гарантированно прикончить меня два-три раза. Если бы не трусость, то сейчас не я, а он праздновал бы победу.

        - Имя?! - мой рык прозвучал так грозно, что вызвал уважение даже у меня самого, пленника же он поверг в панический ужас, сопроводившийся непроизвольной дефекацией.

        - Джеки, - пролепетал он и дернулся, будто я его ударил.
        Продолжать беседу не хотелось. Нормальные люди редко беседуют с предметами вроде этой куклы, похожей на субстанцию, запах которой распространяли его штаны.

        - Фамилия?!

        - Колбаса, - тихие слова сложно было расслышать из-за громких всхлипов.

        - Как?!! Говори разборчивее!!! - Я легонько стукнул его носком ботинка по лбу.
        Не чтобы унизить или сделать больно, а чтобы привести в чувство, не пачкая рук.

        - Колбаса, - прошептал он и расплакался. - Фамилия такая.
        Мальчишка! Кого они посылают на войну? Небось, гребут всех подряд. Минимум подготовки - и в бой. Пушечное мясо из вчерашних школьников. Мой пленник рыдал от страха и позора, стараясь сделать это как можно тише и незаметнее, чтобы не вызвать моего раздражения. Мне не было его жалко. Некоторые люди рождаются рабами, и коленопреклоненная поза их нормальное состояние. Впрочем, причинять ему вред я не собирался. Никто и никогда не заставит меня воевать с безоружными. Я поднял кобуру, собрал оружие и зашагал к госпитальным обломкам. Кобуру я прицепил себе на пояс, а трофейные лучеметы в полном соответствии с местной традицией оказались настроенным на биополя владельцев, поэтому я забросил их в самую большую кучу мусора и через минуту уже забыл о неприятном инциденте и о его выжившем участнике.
        Боль требовала макомина. Макомин нужно было искать. Боль мешала поискам и требовала макомина. Заколдованный круг. Прокусив себе губу и оросив язык кровью, я заставил себя сосредоточиться и действовать.
        Приоритетным местом для мародерства были выбраны санитарные антигравы. Во-первых, мне там один раз уже повезло, а во-вторых, за их обгоревшими титановыми бортами несложно было спрятать спину. Юнец не отважится напасть, но ведь мы с ним не одни в этом гадостном мирке. Кроме меня здесь могут быть и другие хищники. В первом антиграве не нашлось ничего, кроме трухи, пепла и обугленного собачьего скелета. Салон полностью выгорел, медицинский саквояж отсутствовал. В следующем пожара не было, и я поначалу понадеялся на хорошую поживу. Тщательнейший обыск, проведенный с воистину жандармским усердием, не увенчался ничем. Кто-то уже забрал все медикаменты.
        Чтобы дать больной ноге отдых, я уселся в фельдшерское кресло и с тоской посмотрел сквозь покрытое трещинами ветровое стекло на унылый пейзаж. Ну, найду я макомин и что дальше? Куда ехать? Где искать своих?
        Я закрыл глаза и почти сразу услышал торопливые шаги.

        - Господин, - захныкал знакомый голос.
        Паренек не дошел до меня двух десятков шагов и остановился. Наверное, наивно полагал, что с такого расстояния мне будет сложнее убить его. Я с трудом вылез из кресла. Боль усилилась, и через некоторое время я смогу перемещаться только на четвереньках, поджимая больную ногу под живот, как собака.

        - Господин, не оставляйте меня. Возьмите меня в плен или убейте, пожалуйста, - захныкал мой знакомый. - Мне страшно.
        Он снова стоял на коленях и тянул ко мне выпачканные в грязи руки, демонстрируя таким дикарским способом свои чистые намерения. Детский сад, штаны на лямках! Следовало грохнуть его в пылу схватки, и сейчас не нужно было бы думать, что с ним делать. Держать при себе подобную тварь не хотелось. Прогнать тоже жалко. Человек все-таки. Чей-то сын, внук и все такое. Кто-то с ним нянчился и радовался его первому зубу, готовил ему обеды. Пропадет один. Нет, гнать нельзя. И с собой тащить опасно. Кто знает, как он себя поведет?
        Может быть, только и будет ждать момента, чтобы порвать глотку своему новому господину? И ведь лично он не будет ни в чем виноват. Среда его сформировала именно таким, какой он есть, а битва всех со всеми у них тут норма жизни. Всадит стилет в затылок и не усомнится ни на секунду в своей праведности. Послать его, что ли? Впрочем, сначала надо подумать, куда мне самого себя послать. Ни карты, ни дороги, ни цели в жизни.

        - Подойди сюда, - приказал я, и он, не вставая на ноги, торопливо прополз на коленях все двадцать шагов.

        - Я вас умоляю, господин… - хныкал он на ходу.

«Господин. Надо же», - с отвращением к самому себе восхитился я и мысленно примерил пробковый колонизаторский шлем. Почему он так унижается, называя меня
«господином»? Ведь господа бывают только у рабов. Я же не принуждаю его ни к чему подобному. Почему?

        - Скажи мне, приятель, - я взял парня за шкирку и заставил его встать на ноги. Так мне было легче с ним разговаривать, - как называется сия благословенная местность, где обитает такая знатная быдлятина вроде тебя?

        - Курск дистрикт, - по-военному четко ответил Джеки.
        Умеет служить, засранец. Курск дистрикт. Ну, конечно же! Опять тот же язык, который Ломакин называл австралийским. В нашем мире он сохранился только в Австралии. На самом деле это был американский вариант английского. Ну, или подражание ему. Курск дистрикт, вероятно, означает Курскую область.

        - Хорошо. - Я поправил ему воротник, стряхнул пыль с волос и похлопал по плечу.
        При каждом движении он испуганно втягивал шею в плечи и опасливо косился на мою руку, будто ожидал, что сейчас на ней вырастут когти, которыми я располосую ему лицо.

        - До Курска далеко? - спросил я его как можно ласковее, дабы окончательно не искалечить неокрепшую кохоновскую психику.

        - До Курск-Таун? Тридцать миль.

        - А в километрах это сколько? - Мне был противен мой притворно-приторный голос, но на юношу фальшивые интонации действовали весьма благотворно.

        - Не знаю, френд, - он расплылся в улыбке и тоже похлопал меня по плечу.
        Я мгновенно сменил тон. Люди, вроде Колбасы, вслед за потерей страха перед собеседником могут утратить и уважение к нему.

        - У меня для тебя задание, - мой голос стал строгим, а брови сошлись на переносице.
        Я едва успел схватить его за локоть, прежде чем он опять бухнулся на карачки. В моем сердце начало просыпаться сочувствие к древним рабовладельцам. Они делали очень полезную и очень трудную работу. Жестоким обращением они добывали из таких существ, как Джеки Колбаса, вполне нормальную человеческую ненависть к поработителям, продвигая их, таким образом, вверх по эволюционной лестнице.

        - Иди туда, - я указал пальцем на разрушенный госпиталь, - и притащи мне все, на чем есть красный крест и красный полумесяц. Меня интересуют коробки, где могут быть лекарства. Понял?
        Джеки торжествующе закивал.

        - Действуй. - Я устало оттолкнул его от себя.
        Толчок оказался неожиданно сильным и пренебрежительным. Джеки упал на спину, но ничуть не огорчился. Быстро вскочил и побежал исполнять задание.
        Он казался мне чем-то похожим на насекомое в человеческом облике с одним-единственным, но очень большим отличием. У насекомых инстинкты разнообразные, а у этого только один - подчиняться. Стоило ему потерять прежнего хозяина, как он тут же нашел себе нового среди врагов своего племени. Впрочем, чему я удивляюсь? Пора привыкнуть к тому, что некоторые территории на девяносто процентов заселены подобными особями. Если завтра правительство Солнечной Системы падет, то целые народы завопят о том, что столетиями мечтали освободиться от гнета богопротивного мегаколлективистского режима. Сначала будут красочно вещать, как их всех мучили и обижали, заставляя вылизывать сапоги мерзким оккупантам, а потом начнут смачно харкать на могилы своих же предков, которые и были этими самыми
«оккупантами». Может, даже музей оккупации создадут. В моем родном мире подобные вещи были вполне обыденными. Даже в Петербурге был музей московской оккупации.
        Я уже знал, что обыскать оставшиеся антигравы у меня не получится. Внутри нижней конечности что-то дергалось так, будто она пыталась оторваться от туловища и получить независимость. В глазах временами темнело. С руганью, сдавленными стонами и зубовным скрежетом я доковылял до «КамАЗа» и влез в кабину.
        Липкими от пота пальцами нащупал рукоять лучемета.
        Немедленная ампутация ноги уже не казалось мне такой уж плохой идеей. Переждав особенно сильную волну боли, я запустил двигатель и рванул тягач с места.
        Если проехать десяток метров, то потом можно будет доползти до еще одного санитарного антиграва, а уж там-то наверняка найдется все, что мне нужно.
        Наперерез машине бросился Джеки. Наверное, он решил, что я хочу его бросить. От неожиданности я отдал «КамАЗу» два противоречивых приказа. Один мысленный: «Стоп!!
». Другой, движением пальцев: «Объехать препятствие слева и остановиться». Тягач крутанулся на месте, и, несмотря на то, что скорость была небольшой, меня швырнуло на приборную панель. От чудовищной боли в ноге я на некоторое время выпал из реальности.

        - Господин, - палец Джеки осторожно дотронулся до моего плеча, - вы живы?
        Я открыл один глаз. Колбаса сидел на пассажирском сиденье, вжавшись спиной в дверцу. У него под ногами лежал пузатый докторский саквояж с красным крестом и красным полумесяцем на выпуклом боку. «Прямо туземец с дарами, - подумал я, благосклонно взирая на Колбасу. - Что ж, буду прилежно нести бремя белого человека».

        - Открой, - распорядился я, и перед моим взором, подобно ларцу с несметными сокровищами, распахнулся саквояж.
        Надорванная пачка макомина лежала сверху. Неужели пустая? Нет! Есть восемь ампул. Я не запомнил, как выдернул инъектор из пачки, как вонзил иглу в ногу, как ждал, когда отступит боль. Макомин не подвел.
        Меня захлестнула волна умиротворения, и я чуть было не заснул, так хорошо и спокойно мне стало.

        - Господин…
        Уход в нирвану откладывался. Ох, уж эти рабы…

        - Чего тебе?
        Джеки скуксился и показал пальцем на свой рукав, на котором запеклось бурое пятно крови. Я разорвал тонкую материю рубашки и осмотрел рану.

        - Болит? - спросил я, извлекая из саквояжа набор мелких медицинских инструментов, дезинфицирующие средства и все остальное, что могло понадобиться для качественной перевязки.
        Джеки кивнул.

        - Сейчас починю. - Я вогнал ему в плечо порцию благословенного макомина, да будет здоров и счастлив тот, кто придумал сие чудодейственное средство.
        Рана оказалась довольно старой. От нее воняло гноем, и, кроме того, из порванных мышечных тканей торчало три металлических осколка. Один из них извлечь не удалось. Он то ли зацепился за сухожилие, то ли впился глубоко в кость. Я не стал превышать уровень своей хирургической компетенции и выполнил только те действия, в пользе которых был уверен абсолютно, после чего залил рану консервирующим и изолирующим составом. На какое-то время сойдет и так.

        - Больно больше не будет. - Я почти по-братски разломил упаковку с макомином.
        Четыре ампулы забрал себе, а две сунул ему в нагрудный карман. Должно хватить на пару дней. Гордясь своим благородством, я тронул рукой контрольную пластину тягача. Тяжелая машина очень плавно сдвинулась с места и мягко набрала скорость. Оказалось, что громоздкой махиной совсем несложно управлять. Главное, чтобы водитель знал, куда ехать и у него не очень сильно тряслись руки. Тягач добрался до проторенной дороги, вальяжно покачиваясь на ухабах. Дорога была не самой лучшей, но и две накатанные в плотном грунте колеи показались мне весьма привлекательными для быстрой езды. Вот только направление я пока не знал, поэтому остановился и попытался получить консультацию у бортового компьютера. Ни мануальным, ни телепатическим способом ответа я не добился. Система географического позиционирования в этом мире не работала.
        Скорей всего, здесь просто отсутствовали спутники, которыми издревле пользовались земные машины для определения своего местоположения. Не выпытав ничего у кибера, я повернулся к пленнику.

        - Как войска Солнечной Системы попадают в ваш мир?
        Джеки посмотрел на меня, как на идиота. Что-то было не так с терминологией. Он меня не понимал.

        - Как наши, - я похлопал себя по эмблеме на рукаве, - приходили сюда?

        - Ваши? - с легкой дрожью переспросил он. - Руськие свиньи?
        По голосу чувствовалось, что ему очень хочется мне угодить и он очень боится вызвать мое недовольство.
        Однако слова были сказаны, и кое-кому пришлось их съесть. Бил я не во всю силу, но удар все равно получился чрезмерно эффективным. Теперь этот юноша нуждался в услугах стоматолога. Если он еще раз повторит оскорбительное словосочетание, то ему предстоит знакомство с хорошим пластическим хирургом.

        - Повторяю вопрос, - строго сказал я. - Солдаты, техника. Вот эта техника! - я стукнул кулаком по крыше кабины. - Откуда это все?

        - Из портал ин Курск-Таун, - с готовностью ответил он и ощерился окровавленным ртом.

        - Понятно, - я кивнул. - Показывай, где Курск-Таун?

        - Меня будут убивать? - со здоровым прагматизмом поинтересовался Джеки и выплюнул окровавленные осколки зубов на пол кабины.
        Мне захотелось ударить его еще раз. Уже не ради наказания, а просто так. Для души.

        - Не думаю, - сдержанно процедил я. - Но в воспитательной колонии посидеть придется. Ты с оружием в руках противостоял армии Солнечной Системы. Может быть, учтут твою молодость, но отвертеться совсем ты не сможешь.

        - Как долго буду сидеть тюрьма?

        - Не знаю, - теряя терпение, прошипел я. - Но, вообще-то, ты можешь идти. Я тебя не держу. Покажи, где Курск, и свободен.

        - С тобой поеду. В тюрьма сидеть буду. Подосов боюсь сильно. Туда ехать надо, - он махнул рукой, обозначив направление.
        Мы тронулись с места. Тягач очень медленно разгонялся и даже на максимальной скорости выдавал не больше сорока километров в час. Бегом обогнать можно.

        - Кто такие подосы? - равнодушно осведомился я.
        Честно говоря, меня не очень интересовало, кого боялся Джеки. Похоже, что в этом мире он боялся всего и всех, включая своих родителей. Подосами могли в равной мере называться и местные полицаи, и боевые антигравы Солнечной Системы или, возможно, какое-нибудь чудо военной механики, примененное нашими таинственными союзниками. Однако незнакомое слово задело мой слух, и я посчитал нелишним справиться о его значении.

        - Арт-ро-по-до-сы, - медленно выговорил Колбаса сложное для него слово. - Так правильный. Так было написано в сообщении из главный город Вашингтон. Так сержант называть их. Я сам видел ихних. Огромные. Очень большие. Вот такие, - он воодушевленно раскинул в стороны руки, чтобы показать размер, но кабина оказалась маловата, а подходящего слова Джеки подобрать не сумел. - Один такой нашего пулеметчика Ганса был сожрать. У них много ног, огромные тузы. Страшные глаза. Они откусывают солдатами головы. А еще я говорить, есть такие тварс, которые могут просачиваться.
        Паренек оказался разговорчивым, но информации в его болтовне было маловато. Люди в экстремальных ситуациях склонны к мифотворчеству. Кроме того, из-за его дурацкого акцента я многого не понимал. Что он имел в виду? Кто откусывает головы кохонам? Кто просачивается?
        Машина резво прыгала по проселку. Уцелевший лес скрыл выжженную равнину, страшное озеро и руины госпиталя. За покровом нежной зелени больше не было видно следов войны. Казалось, что мир натянул на свою оскаленную морду личину мирной безмятежности. Я не верил в это карнавальное перевоплощение и сбросил скорость, ожидая встретить за поворотом неприятный сюрприз вроде воронки, долговременной огневой точки или вооруженного до зубов аборигена. Кусты на обочине зашевелились. Что-то серое и большое поползло по траве. Моя рука на панели управления дрогнула, машина пошла рывками, вильнула в сторону и затормозила, едва не упершись капотом в ствол березы.

        - Подос! - взвизгнул Джеки и сполз с кресла.
        Земля вокруг «КамАЗа» ожила. Она шевелилась и подрагивала. Тяжелая машина закачалась, будто поплыла по волнам. Я дал задний ход. Двигатель взревел. Куски грунта взлетели на десяток метров вверх, но тягач словно пустил корни. Он дергался, дрожал, скрипел траками, но не мог сдвинуться с места. Перед капотом расплывалась большая лужа бурой жижи. Она сочилась из почвы и быстро захватывала десятки квадратных метров. Пузырящаяся субстанция напомнила мне о разговорчивом озере. «Если позовет, застрелюсь», - мелькнуло в голове. Зеленые листья ближайших кустов почернели и задымились, будто их облили кислотой.
        Рядом с водительской дверью выросла кочка, чем-то похожая на большой муравейник. Я ошарашенно уставился на нее. У кочки были глаза - десяток белых крапинок с зелеными подвижными зрачками. Стоило мне пробормотать ругательство, как все глаза синхронно шевельнулись и уставились на меня.
        В это время на экранчике бортового компьютера высветилось неожиданно приятное сообщение о готовности к дальнейшему движению. Компьютер сумел подобрать правильный режим, и липкий грунт перестал быть препятствием. Мой палец погладил пластину, и машина послушно отползла на пару метров назад. Теперь можно было развернуться и на всех парах покинуть это странное место. Однако любопытство заставило меня немного задержаться. Не убирая руки с контрольной панели, я неотрывно вглядывался в глазастую кочку, которая еще больше раздулась и начала превращаться в шар. Она совсем не походила на те гладкие радужные пузыри, которые я видел на озере. Поверхность кочки была какая-то неопрятно-волосатая с коричневыми прожилками. Количество глаз увеличивалось пропорционально росту поверхности. Очень скоро размер непонятного создания стал угрожающим, и я уже начал примериваться как бы поаккуратнее «сделать ноги», а точнее траки, когда сфера медленно оторвалась от земли и зависла над «КамАЗом». Чудище поддерживали на весу десять толстых гибких стеблей, похожих на накачанные водой пожарные шланги. Они гнулись в любом месте
и не могли быть слишком прочными. Небольшое внешнее воздействие, и они непременно лопнут. Снизу из шара торчала дюжина перепачканных землей клешней с блестящими зацепами и зубьями на концах. Инструментарий непонятный, но весьма грозный на вид.

        - Быстро, - прошептал мой пленник откуда-то из-под кресла. - Это подос. Их нельзя убить. Ганс пробовать. Только бежать! Очень быстро.
        Посчитав мысль не связываться с этим то ли устройством, то ли боевым мутантом весьма здравой и своевременной, я бодро дал задний ход. Подос бесстрашно двинулся вслед за тягачом. Я скрючил пальцы, чуть ли не до вывиха в суставах, задавая максимальную скорость, но ее все равно не хватило. Кошмарный шар настигал нас. Тогда я резко затормозил и бросил машину вперед, стремясь в первую очередь сокрушить хилые стебли-ноги противника. Монстр ловко отпрыгнул в сторону и сразу же перешел в атаку. Я разглядел внутри разверзшейся ротовой полости маленькие щупальца, усыпанные крошечными крапинками глазок, присоски, истекающие клейкой слизью, и тонкие стебельки с крючками на концах. В глубине бездонной глотки виднелись куски человеческого скелета. Если до этого момента у меня еще были сомнения, машина это или биологический организм, то теперь я знал точно - это живое существо и состоит оно из белков, жиров, углеводов и прочей дряни. А если оно живое, то его можно сделать мертвым, ибо жизнь и смерть две стороны одного явления.

«Такая зверюга не могла появиться на свет сама, - подумал я. - Его однозначно сделали люди. Джеки боится эту пакость, следовательно, сделали ее не кохоны. А если она наша или союзническая, то… У созданной для военных действий биологической машины обязательно должна быть система распознавания „свой-чужой“».
        Я замахал руками и заорал.

        - Уйди отсюда, дура! На хрен пошла! Кому сказал?!
        Догадка оказалась правильной. Мутант был нашим. Можно сказать, родным. После того как я начал материться, шар замер над ветровым стеклом. Было слышно, как чудовище дышит, как разбиваются о капот капли бурой слюны.

        - Прочь! Пошел отсюда, урод. - Я сжал кулак и хлопнул себя ладонью по бицепсу, обозначая неприличный жест.
        Подос отпрянул назад. Наверное, его рецепторы зафиксировали нашивку Транспортного флота на рукаве.
        Монстр, словно в испуге, сделал несколько шагов назад, замер и почти сразу вернулся. Его явно притягивало нечто, находящееся в кабине. Я посмотрел на сжавшегося в комок Джеки. Все понятно. Логика биологов и программистов не сложнее логики какого-нибудь доисторического прапорщика. Тварь не пропустит человека в военной форме вражеской армии. Если, конечно, она реагирует на форму, а не на какие-нибудь генетические метки.

        - Колбаса, раздевайся, - распорядился я вполголоса.
        Шар устрашающе захрипел.

        - Пленный это. Понимаешь? Пленный, - мой крик отвлек монстра от Джеки, и, слегка обнадеженный этим, я продолжал орать: - Чего вылупился? Ты по-русски понимаешь, придурок? Нельзя убивать!
        Джеки был напуган настолько, что не сразу начал выполнять приказ, а когда он, глядя на меня непонимающими глазами, расстегнул первые пуговицы, было уже слишком поздно. Страшный удар обрушился на кабину.
        Огромные, мгновенно выросшие зубы монстра легко прогрызли крышу и выломали кусок ветрового стекла прямо над тем местом, где прятался несчастный Колбаса. Тягач приподнялся над землей, немного покачался в воздухе и тяжело рухнул обратно. Толстый металл разорвался, как фольга. Джеки испуганно пискнул и юркнул под кресло. Невероятно, что он сумел там так легко поместиться.
        Я двинул машину вперед и наехал гусеницами на гибкие ноги чудовища. Вопреки ожиданиям, стебли не порвались. Они просто вдавились в почву. Шар с громким хлюпом рухнул на дорогу. Двигатель взревел, и машина опять забуксовала. Монстр оказался невероятно прочным для органического существа. Он вытянул помятые стебли из земли и снова кинулся на нас. Я открыл огонь из лучемета. Энергия батареи расходовалась мною без малейшего скупердяйства, но все дыры, оставляемые выстрелами в шаре, мгновенно затягивались. Тварь проявляла совершенно потрясающую способность к регенерации. Биологам - пять баллов. Я изобретательно перенес огонь на стебли. Четыре ноги удалось легко пережечь. Подос снова шлепнулся в бурую жижу, но почти сразу поднялся и выпустил из своего тела пучок новых стеблей. Они были тоньше прежних, но зато гораздо длиннее. И если старые выполняли опорно-двигательные функции, то новые работали как захваты. Они проворно проникли в кабину и оплели мою руку, сжимавшую лучемет, до самого плеча. Щупальца напряглись и, если бы я не выпустил оружие, то тварь сломала бы мне запястье.

        - Беги! Джеки, беги! - закричал я.
        Пленный хрюкал и повизгивал где-то под креслом. Из издаваемых им звуков я сделал закономерный вывод, что Колбаса решил храбро умереть на месте, дабы ни в коем случае не показать спину врагу. Поступок достойный героя.

        - Джеки, беги! - снова крикнул я и, надавив на ручку, открыл дверь со своей стороны.
        Подос мне не препятствовал. Он с увлечением выковыривал Джеки из-под сиденья.
«Этот слизняк не должен быть слишком умным, - подумал я, - если загрузить его центральный процессор решением непосильной задачи, то у Колбасы будет время убежать. Вот только чем его занять? Решение уравнений его, скорей всего, не увлечет». Я вылез из кабины, обежал монстра сзади и дернул его за щупальце. Он не попытался вырвать его из моих рук, а, наоборот, оставил в покое Джеки и покорно переместил свою тушу ближе ко мне.
        Монстр явно был озадачен. Воспользовавшись ситуацией, я решил отвести его подальше от тягача. Однако не успели мы с моим новым приятелем сделать и пяти шагов, как Джеки Колбаса совершил последнюю в своей жизни глупость. Он не дал нам уйти и слишком рано выполз из кабины. Я рванул то щупальце, что было у меня в руке, но оно удлинилось, позволяя мне отправляться туда, куда я захочу, и не мешать патриотично настроенному подосу воевать с врагами Человечества. Отвернуться я не успел, поэтому во всех подробностях увидел, как уродливое создание раздирает человека на части, а потом заталкивает брызжущие кровью куски в свою безобразную ротовую полость.
        Хруст костей длился бесконечно. Он почти заглушил последний крик Джеки, давно затихший в реальности, но еще звучавший в моих ушах. Мне уже хотелось, чтобы вторым блюдом мутанта стал я сам, но судьба не послала мне избавления. Закусив моим пленником, чудовище перестало быть агрессивным. Оно, удовлетворенно пыхтя, опустилось на залитую бурой жижей траву и затихло. Я разжал пальцы, отпуская щупальце. Существо синхронно похлопало полусотней глазок и выбросило стебель по направлению ко мне. Рядом с моим правым ботинком лег «Спартак». Рукоять лучемета была теплой и влажной.
        Монстр с громким хлюпом встал, оставив на грунте кучу вонючих экскрементов. Я отпрянул, но ноги-шланги шелестели очень миролюбиво. Они неторопливо переместили тело подоса к дороге. Он шел в ту сторону, откуда мы приехали. Мы. Еще минуту назад я находился в составе некоего множества, именуемого «мы», а сейчас я опять в угрюмом единственном числе. Рука сама собой поднялась, и прицел уперся в удаляющийся волосатый шар. «Глупо стрелять», - подумал я и опустил оружие. Подос неуязвим для стрелкового оружия, а, кроме того, в своих стрелять нельзя. Даже если они действуют как безжалостные убийцы. Потом «благодарное» Человечество все всем, конечно же, припомнит.
        В первую очередь мне, конечно, но и создатели волосатых шаров тоже получат по полной программе. Многих посадят, кого-то даже казнят, как меня. Наверное, не устоит и Верховный. На него повесят огромную стаю дохлых собак, но я не сомневаюсь, что, если прямо сейчас провести общесистемный референдум и спросить, одобряете ли вы массовое убийство кохонов, доброе Человечество радостно взвоет:
«ДА-А-А». Большая часть истребляемых нами в этом мире человекообразных скотов ни в чем не виновато, и если бы мы были хоть чуточку сильнее, то, наверное, решили бы вопрос меньшей кровью. А впрочем! Если бы мы были сильнее, они никогда бы не отважились на атаку. Они все рассчитали правильно, но все-таки ошиблись. Рабы неспособны понять, что свободных людей нельзя победить. Их можно обмануть, убить, но покорить нельзя. Почему-то мне стало страшно от осознания того, что мы творим. По извилинам робко бродила мысль: «Они начали первыми, они получили по заслугам», и все же то, что устроили здесь мы, жертвы агрессии, ужасало. Мы сильные и умные, а значит, должны быть добрыми и великодушными. Но ведь, если бы мы не обрушили на них всей доступной нам и нашим союзникам разрушительной мощи, кохоны по-прежнему убивали бы нас и радовались тому, что могут делать это безнаказанно. Они ликовали, видя нашу слабость, так пусть же теперь поплачут, созерцая нашу силу.
        Проводив взглядом подоса, я вернулся в кабину тягача. Неожиданно мне подумалось, что моя война близка к завершению. Враг повержен. Победа уже не за горами, и если у меня осталась хоть капля везения, то мне следует потратить ее на спасение своей собственной жизни.
        Сердце радостно заныло. Неужели чудесный приз снова не минует меня, и я увижу мир после этой самой чудовищной в истории войны? Спокойный и уверенный в себе мир, неторопливо зализывающий раны. Мир, стесняющийся своего счастья и скорбящий по тем, кому не суждено было дожить и увидеть славный день всеобщего торжества.
        Я забрался в покореженную кабину, и тягач послушно зашлепал траками по накатанной колее. Минут через пятнадцать впереди показался въезд на шоссе. Покрытие давно не ремонтировали, и дорога выглядела заброшенной. К счастью, тягачу были абсолютно безразличны как срок последнего ремонта полотна, так и его качество. Он с одинаковой бодростью скакал по кочкам на обочине и по уцелевшим участкам относительно ровного асфальта. На перекрестке я остановился и, подобно великим воинам древности, встретившим на своем пути Дорожную развилку, глубоко задумался: в какую же сторону мне ехать. Передо мной был перекресток абсолютно равнозначных дорог без указателей и дорожных знаков, а значит, вероятность правильного решения составляла целых тридцать три процента. Я положился на удачу и поехал прямо.
        Сломанная крыша кабины оглушительно хлопала и скрежетала, оповещая о моем приближении всех заинтересованных лиц. Следовало остановиться и закрепить наполовину оторванный кусок железа, но потом я решил, что двигатель и так ревет достаточно громко, поэтому ремонт крыши ни капельки не улучшит мою акустическую скрытность. А вот если я пойду пешком, то смогу стать совсем незаметным. Вот только продолжительность моей прогулки по гибнущему миру увеличится до бесконечности.
        Не успел я обдумать все прелести пешего похода, как вынужден был снова затормозить. Сразу за крутым поворотом трассу перекрывали два танка неизвестной мне конструкции. Я слишком поздно заметил их, и, кроме того, оказалось, что мой тихоходный аппарат здорово разогнался и его не так-то легко остановить. Он согласился сбросить скорость, только когда его капот почти уперся в борт вражеского танка. Еще немного, и получилось бы нечто похожее на беспощадный таран.
        Впрочем, и без столкновения меня вполне душевно приложило грудью к приборной доске. Почему я не предусмотрел наличие вражеских кордонов? Совсем страх потерял. Вообще-то я о них думал, но размышления на эту тему происходили в каком-то параллельном режиме, совершенно не затрагивая область мозга, ответственную за принятие решений. Я абстрагировался от подобной ситуации и вот, пожалуйста, огреб неприятности по полной программе. Танки были явно не наши. Значит, если я сейчас поведу себя правильно, то они меня быстро и экономично уничтожат на месте, а если неправильно, то надают по башке и возьмут в плен. Исходя из моего печального опыта - первый вариант гораздо предпочтительнее. Вот влип! Еще и на «КамАЗе» прикатил.
        Герб Солнечной Системы на крыше, небось, с орбиты разглядеть можно. Почему же они не стреляют? Хотят взять в плен? Живым не дамся! Лучемет мягко лег в руку. А может, это союзники? Или даже наши? Какая-нибудь новая неизвестная мне модель танка? Или что-то забытое, многие годы пылившееся на складах. Старое редкое оружие, уцелевшее только потому, что сохранить его было дешевле, чем уничтожить.
        Я развернул тягач и, опасливо косясь на угрожающе насупившиеся боевые машины, съехал в кювет. Никто не проявил ни малейшего интереса к моей персоне.
        Было даже немного обидно. Прибыл к ним с таким выдающимся праздничным тарарамом, а они, видишь ли, игнорируют. Танки сохраняли полную неподвижность, хмуро врастая в дорожное полотно и вполне правдоподобно изображая памятники самим себе. Мой страх постепенно сменился восхищением. Не каждый образец смертоносной техники может вызвать у меня неподдельный восторг, но эти дивные машины были достойным порождением беспокойного и жестокого человеческого разума. Несмотря на внушающие почтение размеры, они выглядели легкими и стремительными. Изящность обводов гармонично сочеталась с угловатостью выпирающих из брони разнообразнейших средств поражения. Ребристый от крупной магнитной намотки ствол застыл в четырех метрах над моей головой. А еще выше над ним щетинился целый выводок приспособлений непонятного назначения. На лобовой броне, слегка выпирая из синеватого металла, расплющилось нечто вроде орла с тремя коронами на двух головах и державой со скипетром в когтистых лапах. Значит, Россия в этой реальности уцелела, и даже сохранила какие-то элементы суверенитета, о чем свидетельствовали белые буквы
латиницей на сплюснутой башне: «Russian Army». Чуть ниже и мельче кириллицей:
«руская армия». Именно так с одной буквой «с» - «руская».
        Когда-нибудь у меня будет возможность во всем этом разобраться. Я представил себе, как лежу на диване с планшетом, лениво листаю нечто глубоко заумное вроде «Причины отсутствия мегаколлективистических тенденций в альтернативном пространстве кохонов». Нет. Ну, его на фиг, такое читать. Лучше что-нибудь вроде «Кровавых преступлений буржуазных режимов» или «Липких пальцев межпространственного олигархата». На худой конец сойдет и «Майор Шторм против машины смерти». Лежу, значит, читаю, духовно обогащаюсь, подкачиваю из Ленинки свежачок и грызу яблоки вперемежку с персиками. Или лучше наворачиваю тушенку с макаронами. Или поедаю мясной пирог… Или…
        Мысли начали крутиться вокруг еды, и мне пришлось признать, что я проголодался. Взять еду было негде. Не на охоту же мне идти, в самом деле?
        Тягач прокрался мимо неподвижных танков, выбрался на дорогу и рванул с места на максимальной скорости. Удалившись от кордона на безопасное расстояние, я притормозил. Дальше предстояло ехать гораздо медленнее, сбрасывать скорость перед каждым поворотом и напряженно вглядываться вперед. Навязшая в зубах народная мудрость про «тише едешь, дальше будешь» в очередной раз подтвердилась, и наглядный урок пошел впрок. Больше я не собирался с разгона атаковать очередного затаившегося врага, предпочитая обнаружить опасность загодя и вовремя смыться. Иногда я даже останавливал машину и отправлялся на пешую разведку.
        Довольно глупое занятие, ведь тягач грохотал так, что о моем приближении знали не только те, у кого были уши, но и те, кто обладал хоть каким-нибудь осязанием и был достаточно чуток к сотрясениям почвы. Абсурдно в подобных условиях пытаться скрыть свое присутствие, но я ничего не мог с собой поделать. Очевидно, после смертного приговора что-то случилось с моей психикой.
        Явно ощущался некий сбой в рассудочной деятельности. Мне требовалась срочная помощь хорошего психотехнолога, а лучше - полугодовой отдых на Карибах.
        Ни того, ни другого в обозримой перспективе не предвиделось, зато во время одной из дурацких вылазок мои нервные клетки получили освежающий душ в виде свидания с большим стадом мутантов. Рандеву состоялось настолько внезапно, что я даже не успел шлепнуться на гостеприимную и всегда готовую спрятать землю. Так и застыл на всеобщее обозрение в скрюченной позе с искаженным от ужаса лицом.
        К счастью, чудовища не проявили ко мне ни малейшего интереса. Только на мгновение я почувствовал мимолетный оценивающий взгляд сотен глазок и легкий, но вполне ощутимый укол в затылочной части головы.
        Обычно так воспринимается подключение устаревших телепатических интерфейсов. Помнится, была у меня антикварная кофеварка, которая делала запрос точно таким же едва уловимым уколом в затылок. Я попробовал взять под мысленный контроль всю группу или хотя бы отдельную особь, но у меня ничего не вышло. Монстры не подчинились моей воле. Я не стал настаивать и, присев на ствол поваленного дерева, упер локти в колени и положил подбородок на сжатые кулаки. Хорошая опора позволяет поднять качество изображения для последующего снятия информации с нервных волокон мозга. Это может потребоваться, если я захочу когда-нибудь сделать фильм о своих приключениях. Думаю, что в домашних сетях подобная киношка будет иметь некоторый успех. Мои глаза жадно впитывали необычное зрелище, я водил носом из стороны в сторону, стараясь, чтобы вся компания неуклюжих фантасмагорических существ попала в «кадр». Если бы у меня внезапно появилась возможность выскочить из своего тела, то я, наверное, не упустил бы шанс запечатлеться на их фоне.
        Монстры шли колонной. Все они были очень разные, и поэтому заложенная в них программистами потребность соблюдать некий упорядоченный строй выглядела комично. Шлангоногие подосы, неотличимые от той твари, что сожрала Джеки, маршировали строго по разделительной полосе и с высоты своего роста обозревали окрестности, дабы в любую секунду обнаружить и расправиться с любым врагом. Их непропорционально крупные головы-шары плавно покачивались на тонких и гибких опорах. Чувствовалось, что они составляют основную ударную силу и, возможно, мозговой центр, всего подразделения. По окрестным кустам с громким треском носились разведчики. Это были существа, напоминающие своим видом крабов-переростков, они сочетали в себе довольно противоречивые черты проворства и неуклюжести. Их сплюснутые толстые панцири острыми гранями легко срезали небольшие деревца.
        Одна из этих тварей подбежала ко мне и некоторое время бесцеремонно изучала мои ботинки. Она даже потрогала телескопическим усиком подошву. Я, в свою очередь, внимательно рассмотрел испачканные кровью клешни, качающиеся в опасной близости от моих лодыжек. От краба омерзительно несло разлагающейся плотью. Подумать только - это мой брат по оружию. Убивать надо таких братьев.
        В воздухе зашелестели крылья, и я невольно вжал голову в плечи. Стая полутораметровых стрекоз бдительно прикрывала процессию сверху. Летающие монстры больше всех остальных походили на созданные человеком механизмы. Фасеточные глаза блестели вполне стеклянными на вид линзами, шарниры у основания лапок отсвечивали полированным металлом, да и способ полета не очень походил на натуральный, взятый из мира насекомых. Крылья двигались, как и положено стрекозиным, но мне показалось, что систему управления конструкторы в спешке «слизали» с самой допотопной вертолетной схемы. Уж очень старательно огромные насекомые удерживали свои тела параллельно поверхности земли. Казалось, стоит им на мгновение потерять баланс, и они с лязгом начнут сыпаться на землю. Обманчивое впечатление было развеяно почти сразу. «Стрекозы» одновременно, как по команде, изменили курс и вертикально спикировали в кусты на другой стороне дороги. Оттуда послышался громкий вопль, автоматная очередь, несколько лазерных лучей прошили воздух, заставив меня упасть на траву.
        Когда спустя секунду я поднял голову, все было кончено. «Краб» протащил мимо моего носа сочащуюся кровью человеческую ногу. За ним неотступно следовала пара его менее удачливых собратьев. «Стрекозы» тоже успели поживиться. Их лапки и мордочки были густо измазаны красным. Мое сердце преисполнилось благородным негодованием. По какому праву эти чудовища смеют нападать на людей?! Однако очень скоро рассудок взял верх над эмоциями. Если бы «стрекозы» не обнаружили и не ликвидировали вражеского бойца, то с ним непременно встретился бы я сам, и еще неизвестно, чем бы закончилось это свидание.
        Я продолжил наблюдение. Если с тремя разновидностями подосов все было по большей части понятно: «стрекозы» защищали подразделение монстров с воздуха, волосатые шары исполняли роль тяжелых танков и служили для прошибания брешей в обороне противника, «крабы» обеспечивали наземное прикрытие и зачистку местности. Было непонятно, зачем понадобились существа, очень похожие на людей, но обладающие четырьмя руками, и твари, совершенно неотличимые от собак. Их было немного, и никакой серьезной военной силы они собой не представляли.
        Из-за поворота послышался громкий скрежет. Похоже, боевые мутанты жестоко расправлялись с моим любимым тягачом. Интересно, чем он им не понравился?
        Над лесом раскатился грохот взрыва. За ним еще один.
        И еще, и еще… «Стрекозы» засуетились, заметались из стороны в сторону. Потом, словно получив приказ, куда-то умчались. «Крабы» и остальные монстры быстрее задвигали ногами, лапами, клешнями и прочими приспособлениями для ходьбы, в разнообразии коих у них наблюдался явный избыток. Бой за лесом разгорался все жарче. Спустя минуту дорога освободилась от экзотической живности, но к тягачу я решил не возвращаться. В нем не было ничего такого, из-за чего имело смысл пройти несколько сотен метров в направлении канонады. Сейчас у меня появился хороший повод избавиться от громоздкой обузы и продолжить путь налегке. Лучемет я сжимал в руке, а макомин покоился в нагрудном кармане. Других ценных вещей для меня в этом мире не существовало.
        Меньше чем через час пути подошвы моих ботинок ступили на покрытие небольшого моста, переброшенного через узкую речушку. Дорожный указатель гласил: «Рэт Ривер». В переводе с австралийского, то есть английского, - крысиная река. Плохое название, но идти через мост не хотелось совсем по другой причине. Множество машин образовывали на нем многослойный и почти непреодолимый затор в обоих направлениях. Судя по тому, что вся остальная дорога была пуста, где-то в районе моста мутанты устроили засаду и славно поохотились. Помятые крыши, обильно помеченные свежим пометом, гарантировали мне отсутствие неприятных сюрпризов. И все же я остановился под табличкой с названием реки, постоял, неуверенно двинулся вперед, потом вернулся и замер в задумчивости. Пахло кровью.
        Над мостом реяла грозная черная туча мух. Я подумал о переправе вплавь. Однако от идеи сразу пришлось отказаться. Берег выглядел очень топким. Того и гляди завязнешь. Кроме того, внизу тоже лежали помятые машины.
        Некоторые водители в отчаянии пытались форсировать преграду вне поверхности моста и не рассчитали мощности двигателей.
        Пришлось собрать волю в кулак, придушить природную брезгливость и идти, протискиваясь между перилами и мятыми кузовами легковушек. Немного повышало настроение отсутствие мертвецов. Чистоплотные монстры не оставляли неряшливых следов. Если бы еще и кровь слизали - цены бы им не было. Нужно подать рацуху, чтобы в следующей версии человекоистребительных биомеханизмов была предусмотрена подобная опция. Ну а пока сойдет и так. После первого дождика следы будут смыты, и станет непонятно, кто, где и как умер.
        Сейчас же стереокартинка произошедшей трагедии воспроизводилась моим мозгом во всех ненужных подробностях. Вот здесь водителя доставали через ветровое стекло. Он верещал и цеплялся руками за руль. Обрывки кожи и мяса так и остались на краях рваной дыры в триплексе. А в этом приземистом аппарате со спортивными обводами человек прятался в багажнике, и его оттуда выгрызали через маленькое отверстие в борту, а может быть, жрали прямо там, заливая бруснично-красной кашицей протекторы и бампер. Вокруг стоявшей рядом большой черной машины явственно читались следы боя. По мокрым местам я легко локализовал позиции двух стрелков. Вечная память героям. Они дрались, как львы, и продержались не меньше минуты против убийственно превосходящего противника. Пулевые отверстия, лохматые пробоины от осколков и изящные зигзаги от лучеметных выстрелов испещряли пластик, стекло и металл всех окружающих антигравов.
        Защищая себя от монстров, эти люди не смотрели, куда стреляли. Наверняка было много невинных жертв, и наверняка эти жертвы были благодарны своим убийцам, избавившим их от куда более страшных мук. Я остановился не в силах двигаться дальше.
        Казалось, весь предсмертный ужас умерших на этом мосту людей воплотился в черные, оглушительно жужжащие мушиные стаи. Мне представилось, как я стреляю в надвигающегося подоса, и он отгрызает мне руки вместе с оружием. Мои кости с хрустом трескаются на его резцовых пластинах. Я ощутил пальцы четвероруких тварей на своей шее. Пальцы были теплые и сильные. «Стрекоза» пожирала мои кишки, и моя черная кровь заливала ее блестящие линзы. Мне хотелось кричать, но из груди не могло вырваться ни звука, потому что у меня уже не было ни легких, ни горла. Пришлось сильно помотать головой и немного повыть, чтобы прогнать наваждение. Как только мой взгляд прояснился, я двинулся вперед, стараясь больше не смотреть по сторонам.
        Мост быстро остался за спиной, а впереди показались три одинаковых белых домика, отделенных от дороги низеньким забором и аккуратно постриженными кустиками. Похоже, что я вышел к окраине какого-то поселка, а может быть, даже и небольшого городка. Дорожная обочина у меня под ногами закончилась, и я без опаски ступил на тротуар, мощенный декоративным камнем. Монстры уже подтвердили высокое качество своей работы. А то, что они зачистили город, было видно по фирменным пятнам крови на тротуарах и по характерным повреждениям домов. По мере моего неспешного перемещения становилось понятно, что каждый дом брали штурмом. Причем чаще всего разрушения производились либо от недостатка ума, либо ради самих разрушений. Иначе трудно объяснить такой эстетский изыск, как пролом в стене рядом со стеклянной дверью.
        Над головой со свистом пронеслась стая гигантских «стрекоз». Вслед за «стрекозами» на предельной скорости мчался антиграв, раскрашенный в уже подзабытые, но такие родные и прекрасные цвета ленинградского такси. Желтые двери, белые бамперы, золотистые направляющие силовых потоков и небесно-синие «шашечки» по всему днищу. Даже номер, как и положено, шестизначный с индексом «АД» и ярлык телепатического вызова до боли знакомой формы. Стоит только представить себе его, как мобильник сразу соединит тебя с диспетчером таксомоторного парка. Это было самое настоящее ленинградское такси. Пять сотых трудодня за километр. Ночью - десять сотых.
        Я не стал махать руками и стрелять в воздух, привлекая к себе внимание. Я стиснул зубы и молча бросился в погоню. Гоняться за такси занятие нелепое, но другого выхода у меня не было. Пригнувшись, я пробежал вдоль забора, резко свернул во дворик, благо ворота были сломаны, торопливо прокрался через разгромленный дом, прямо по залитому кровью паркету и, оставив кровавые следы на садовой дорожке, оказался на соседней улице.
        Сразу три желтых антиграва беспорядочно метались над крышей серого сильно разрушенного здания, поливая огнем рой «стрекоз». В каждой машине сидело по четыре человека: один за штурвалом, остальные трое беспрестанно стреляли через открытые окна, делая перерыв только для того, чтобы перезарядить оружие. Попыток атаковать со стороны «стрекоз» я не видел. Псевдонасекомые пассивно кружились на высоте пятидесяти метров, стойко перенося потери.
        После недолгого наблюдения я разумно предположил, что в такси сидят наши солдаты и на них распространяется индульгенция, оптом выданная всем гражданам Солнечной Системы, поэтому «стрекозы» их и не трогают. Но почему тогда мои соотечественники с таким энтузиазмом палят по столь милым моему сердцу монстрам? Делать им, что ли, нечего? Почему допускается подобный вандализм по отношению к казенному имуществу? Ответ был прост и очевиден. Вероятно, мы окончательно победили кохонов и поступил приказ на ликвидацию ставшего ненужным оружия. Эта приятная мысль воодушевила меня, и мне захотелось поскорее присоединиться к охотникам. Стрельба по беззащитным тварям не входила в сферу моих интересов, а вот выпить водки за нашу победу нужно было срочно.
        Осторожной рысью я двинулся к месту побоища.
        Меня обогнала группа четвероруких человекообразных. Довольно крупное подразделение в составе дюжины особей. Они взрыкивали и подпрыгивали на ходу.
        Некоторые лупили себя в грудь нереально большими кулачищами. Звук получался такой, будто бригада портовых грузчиков била пустыми пивными кружками по деревянным столам. Дабы меня случайно не перепутали с воинственными мутантами, я предпочел залечь на аккуратно подстриженном газончике и подождать, чем же все закончится.
        При появлении четвероруких двигатели антигравов зажужжали бодрее и интенсивность выстрелов резко возросла. Я видел, как пассажиры такси очень трудолюбиво активируют гранаты и, не особо целясь, швыряют их вниз, на головы мутантам. Грохот от отдельных взрывов на несколько минут слился в непрерывный гул. Потом стало тише, и я неторопливо двинулся к перекрестку. Спешить в подобных ситуациях не стоило. С высоты меня сложно отличить от местного военного или даже от мутанта. В запарке какой-нибудь излишне ретивый деятель обязательно бросит в мою сторону осколочную гранату. И ведь не пожадничает, гад. Бросит, даже если она будет у него последней.
        Учитывая данное обстоятельство, я с предельной осторожностью выглянул из-за угла. Перед моим любопытным носом немедленно сверкнул толстый лазерный луч. Тротуарная плитка под ногами взорвалась, каменное крошево больно расцарапало лицо. Я прыгнул назад раньше, чем понял, что стреляли именно в меня. Похоже, что в такси сидел как минимум один профессиональный стрелок. Может быть, даже киборг-охотник или робот. Любые шутки с ним могли закончиться очень грустно. Решив не рисковать, я обошел полуразрушенный дом, прополз на брюхе по сточной канаве и добрался до помойки. Воняло от нее ужасно, зато возможностей «слиться с местностью» среди мусорных куч было больше, чем где-либо еще. Я накрыл голову рваным полиэтиленовым пакетиком и продолжил наблюдение.
        То, что я увидел, меньше всего напоминало сафари или геноцид несчастных животных. Все-таки это был бой, и нападающей стороной были мутанты. Как и в любом сражении, здесь имел место некий ценный объект, который одни хотели отнять у других. С тех пор как первые мартышки не поделили доисторический банан, принципиально ничего не изменилось. Только средства уничтожения стали значительно совершеннее, а ценности бессмысленней. И здесь, как это обычно заведено в подобных случаях, одни владели и защищали, а другие вожделели и нападали. Нападали мутанты. Объектом штурма служило большое круглое здание. Этакий трехэтажный цилиндр с плоской крышей. В мирные довоенные времена его фасад был полностью застеклен, и теперь, когда все витрины разбились, здание походило на несколько гигантских бетонных блинов, нанизанных на огромный столб. Эскалаторы и лестницы, ведущие с первого этажа на второй, обрушились, поэтому монстры не могли просто подняться по ступенькам. Им приходилось карабкаться по гладким колоннам под сильным встречным огнем.
        На втором и третьем этажах я разглядел многочисленные огневые точки. В спешке сложенные из битых кирпичей и мешков с песком брустверы ощетинились огромным количеством стволов. Несмотря на наличие этих архаичных укреплений, бойцы и не думали прятаться. Они спокойно сидели на перевернутых ведрах, кучах строительного мусора, а самые везучие с удобством угнездились в ярких пляжных шезлонгах. Словно в тире они совершенно спокойно целились и стреляли в «стрекоз», вьющихся над крышами соседних зданий.
        Самые трудолюбивые бойцы перебегали с места на место и рискованно свешивались вниз, чтобы пальнуть в очередного четверорукого, лезущего вверх по колонне.
        После удачного выстрела монстр падал вниз и, жалобно стеная, уползал в недоступную для обстрела зону, а боец, бросив горделивый взгляд на своих менее успешных коллег, приступал к поиску новой жертвы.
        Постепенно стрельба смолкла, стих стрекот крыльев, и мир окутала пугающая своей непредсказуемостью тишина. Стало слышно, как пыхтят монстры, укрывшиеся на первом этаже разрушенного здания, как щелкают лучеметы, переключаясь в режим экономного охлаждения. Наступил подходящий психологический момент для легализации моего присутствия.

        - Эй, додо! - громкий крик прокатился по всей улице и отразился эхом в пустом мусорном баке рядом с моей головой. - Додо! Тебе говорю!
        Я не шевелился, размышляя о том, кому же принадлежит такая странная кличка:
«додо»?

        - Вылезай из мусорки. Я повторять не буду. Гет ап, твою мать. Или стенд ап? Хенде хох, короче. Гитлер капут, блин, - крикун перешел на ломаный немецкий. - Кончай корчить из себя кошачье дерьмо, у меня на сканере твое сердечко отлично видно. Сейчас поджарю тебе задницу, будешь знать, как дохлым притворяться.
        Кричали, похоже, мне. Рядом со мной на помойке больше никто не прятался, следовательно, это меня называли «додо» и мое сердце рассматривали на экране сканера. Я поднял голову. На втором этаже круглого здания разорялся плотный приземистый мужчина в серой спецовке. Он размахивал карабином, подпрыгивал и топал ногами, обутыми в большие альпинистские ботинки.

        - Вылезай, придурок! Или я тебе сейчас башку отстрелю! Слышишь, додо? Считаю до трех и стреляю. Раз, два… Ну? Где ты там?
        Я медленно выпрямился. Меня мучили сомнения.
        Все-таки наши или не наши? Судя по антигравам - наши. Однако этот толстяк говорил по-немецки с жутким акцентом, что совершенно невозможно для гражданина Солнечной Системы, ведь немецкий входит в список обязательных языков. «Враг», - сделал я неутешительный вывод. В плен не сдамся. Только вот перед тем как принять последний бой, нужно все-таки уточнить, кто передо мной? Уж очень меня смущали желтые такси, переоборудованные под боевые машины, да и форма некоторых стрелков до боли напоминала мундиры спасателей, пожарников и жандармов. Может быть, этот тип плохо учился в школе или у него генетическая неспособность к запоминанию языков?

        - Оружие на землю. - Крикун наставил на меня карабин.
        По тому, как он его держал, я понял, что этот парень не промахнется. Может быть, с языками у него и есть какие-то проблемы, а вот с меткой стрельбой никаких трудностей он не испытывает. Порвет позвоночник с первого выстрела, невзирая на двести метров расстояния. Кроме того, еще два бойца подняли лучеметы. Эти с оружием были на «вы», но эффектно покромсать мою драгоценную тушку они, скорей всего, смогут. Ну, знаете, как это бывает в кино: голова и куски туловища уже упали на землю, а ноги еще стоят. Кстати, на одном из этих бойцов была черная жандармская форма, а значит, сомневаться он не станет.

        - Представьтесь! - крикнул я, решив, что терять мне уже нечего.

        - Оно еще и разговаривает? - удивился жандарм. - Можно я ему ухо отстрелю?

        - Ты совсем охренел, додо? - крикун вытаращил глаза и без акцента выругался на итальянском. - Сам представляйся!

        - Имя! - рявкнул я. - И звание, - добавил я уже тише, так как от моего рыка один из стрелков чуть не нажал на курок.
        Кто-то может сказать, что нельзя разглядеть дрогнувший палец с такого расстояния, на что я отвечу - очень даже можно. Особенно если ствол направлен лично на вас.

        - Лейтенант Степанов, - сдался мой собеседник. - Солнечная Система. А ты?

        - Рядовой Ломакин, Солнечная Система. Уберите оружие.

        - Покомандуй мне тут. Чем докажешь, что ты рядовой Ломакин?

        - Иди в задницу.
        От столь сердечного пожелания лейтенант Степанов смягчился и немного подобрел. Это выразилось в том, что ствол его карабина отклонился от центра моего живота.

        - Что ж ты сразу не сказал, что свой? Топай сюда скорей.
        Я уже топал. Мне казалось, что я не видел своих уже очень-очень долго. Год, два, вечность. Все родное, домашнее и знакомое мгновенно приблизилось и обняло меня, защищая от дурацкого мира вокруг. Мира, куда нас никто не звал и куда мы не собирались приходить.
        Мне сбросили веревку со второго этажа. Четверорукие немедленно проявили к ней плохо скрываемый интерес.
        Сразу шесть экземпляров удивительно мерзких тварей повылезало из каких-то щелей. Очень сильно отвращало их поразительное сходство с людьми. Особенно бесило туповато-радостное выражение на лицах-мордах. Такое бывает у не очень умных людей, когда те понимают, что их оскорбили, но не знают, как ответить, и вместо ругани глупо улыбаются обидчику. Я срезал одного мутанта, прицелился во второго, но справиться со всеми, наверное, не смог бы. К тому же на помощь четвероруким примчалась стайка «стрекоз». Они закружились у меня над головой, яростно треща крыльям.

        - Не шевелись! - приказал Степанов, и на моих противников обрушился шквал огня.

«Стрекозы» заметались. Одно из подбитых псевдонасекомых врезалось мне в грудь и сбило с ног. Стрельба немедленно прекратилась, и с третьего этажа спикировали два бойца с антигравитационными ранцами на спинах. Поднять меня наверх они не могли из-за низкой мощности летного оборудования, но зато сумели организовать хорошее огневое прикрытие. Монстры, почуяв запах жареного, который исходил от их попавших под обстрел соплеменников, благоразумно попрятались. Я вскочил на ноги, поймал веревку и намотал ее себе на запястье. Сильный рывок едва не порвал мне локтевой сустав. К счастью, подъем длился совсем недолго. Ровно через две секунды я был на втором этаже.

        - Виктор, - представился крикливый толстяк, протянув мне широкую испещренную царапинами ладонь. - А фамилию и звание ты уже знаешь.

        - Петр, - сказал я неожиданно осипшим голосом. - То есть Светозар.
        Из моей груди вырвался глупый и счастливый смех, на глазах выступили слезы. Меня хлопали по спине, мне говорили что-то веселое и ободряющее. Надо мной беззлобно шутили и всеми силами старались показать, как мне здесь рады. Неужели все? Неужели и эта война закончилась? Когда я нашел в себе силы говорить, мы быстро перезнакомились. Жандарма, мечтавшего отстрелить мне ухо, звали Пабло. Его приятеля, одетого в оранжевый комбинезон с нашивками горноспасателя, - Карлом. Они дружно набросились на меня с расспросами, но Виктор начальственным жестом притормозил их.

        - Ему покушать надо. Кроме того, руководство в лице меня должно подвергнуть товарища Светозара доскональному допросу, - веско сказал он и с паучьей цепкостью схватил меня за локоть. - Пойдем.
        Растолкав любопытных, Степанов утянул меня в глубь здания. Невозможно описать, как мне было хорошо. Я все еще находился в мире кохонов, все еще оставался приговоренным к смерти преступником и должен был быть готов умереть в любое мгновение, но чувствовал я себя так, будто никогда не покидал родную Солнечную Систему. Будто не было этой кровавой войны и будто со мной ровным счетом ничего не случилось. Сейчас я совершенно не беспокоился о своем будущем. Бояться было нечего, потому что на этом клочке вражеской территории соблюдались понятные и привычные человеческие законы. Мне казалось неоспоримым фактом то, что я обязательно буду жить, и больше никакая компьютерная программа не посмеет грозить мне смертью. Что же касается проблем с Титовым, то у меня не одну сотню лет с ним проблемы, и никто еще не умер из за этих проблем. Жизнь в тот момент представлялась мне такой прекрасной, что на какое-то время меня охватила иллюзия, что плохо мне никогда уже не будет. Абсолютное счастье исключает возможность страданий даже в грядущем. И то, что проклятая «стрекоза» расплющила мои бесценные ампулы с макомином о
мои же ребра, уже не имело ровно никакого значения.
        Несущий столб, на который были нанизаны диски этажей, оказался полым и достаточно просторным внутри. Помимо лифтовых шахт в нем разместилось несколько дешевых магазинов, сильно смахивающих на провинциальные бесплатные распределители. Мне в глаза сразу бросились полки, заставленные однообразной обувью блеклых расцветок, вешалки с одинаковыми плащами и куртками примитивных моделей. В тесных и душных торговых залах я увидел множество туземцев. Можно даже сказать, толпы, стада туземцев.
        Стаи дикарей. Шумные, злобные и агрессивные приматы. То и дело по углам вспыхивали драки, а крики и скандалы не прекращались ни на секунду. При этом почти все кохоны были хорошо одеты, мужчины чисто выбриты, а женщины ухожены и надушены. Война для этих людей закончилась так быстро, что когтистая лапа лишений не успела наложить отпечаток на их сытые лица и тела, а душ у них, похоже, и не было никогда. Как еще объяснить бесстрастное равнодушие к истреблению моих соплеменников, совершаемому армиями их мира? Сейчас, когда их войска разгромлены, они старались наглядно продемонстрировать нам свое почтение.
        Некоторые кланялись, остальные широко и фальшиво улыбались. На моих глазах одна женщина попыталась поцеловать руку лейтенанту Степанову. Тот грубо оттолкнул ее. Она упала, но продолжала улыбаться.
        В толпе было удивительно много неопрятных страшноватых, если не сказать уродливых стариков. Почему-то их морщинистые лица не вызывали у меня обычного уважения. Этих людей не хотелось называть на «вы».
        Местные старики были вовсе не так стары, как казалось. На самом деле они были гораздо моложе большинства граждан Солнечной Системы. Просто они «носили» старость по необходимости. Они не могли от нее избавиться. Я попробовал вспомнить, как это - стареть и не иметь возможности омолодиться. Не получилось.
        Мне стало жалко этих, в общем-то, очень юных людей. Ни один из них наверняка еще не перевалил столетний рубеж.

        - Сюда, товарищ, сюда. - Виктор растолкал группу местных подростков, перегородивших нам путь.
        Место, куда мы пришли, оказалось небольшой закусочной. Несмотря на трудные времена, заведению удалось полностью сохранить свой убогий довоенный интерьер. Стены были покрыты никогда не мывшимся бежевым пластиком с коричневыми разводами, на полу лежал протертый до дыр старый линолеум. На нем некогда имелся замысловатый узор, но восстановить его сейчас не взялся бы и лучший реставратор Эрмитажа.
        В углу заведения на специальной, очевидно, очень почетной подставке пылился полосатый флаг, украшенный множеством звезд. У его подножия, словно жертвоприношение на алтаре, лежал человеческий череп с отсутствующей нижней челюстью и круглой дыркой посередине лба. По утолщенным надбровным дугам и специфическому строению носовой полости я легко определил, что череп принадлежал мужчине негроидной расы. Очень милое украшение для третьесортного пункта общественного питания. Страшно представить, что тут могли подавать на обед.
        Окна в помещении отсутствовали, зато вентиляция работала бесперебойно, что невероятно подняло рейтинг забегаловки в глазах запутанных мутантами посетителей. Было шумно. Женщины в розовых комбинезонах с нашивками санитарной службы города Пензы разносили подносы. На столах теснились тарелки с грудами толсто нарезанного хлеба, в металлических мисках дымилась не очень аппетитная на вид и запах похлебка.
        Степанов окинул помещение ищущим взглядом и двинулся к флагу. Там на двух сдвинутых вместе столах жандармы играли в карты. Шестеро играли. Еще пятеро стояли за их спинами, выражая свое одобрение или недовольство глубокомысленными замечаниями. Из-за обилия в забегаловке лиц женского пола и детей младшего школьного возраста, жандармы воздерживались от крепких выражений и вообще вели себя в высшей степени пристойно. На кону стояло три банки консервированных ананасов.

        - Вста-а-а-а-ть!!!
        Львиный рык лейтенанта заставил меня вздрогнуть, а жандармы - так те вообще вскочили с таким проворством, будто на стол перед ними бросили гранату с выдернутой чекой. Шея Степанова побагровела, и он весь, от пяток до кончиков ушей, задрожал от ярости.

        - Азартные игры запрещены! - проорал он в ухо ближайшего нарушителя дисциплины.
        В зале воцарилась гробовая тишина. Стихло звяканье ложек, стук тарелок и другие звуки, обычно сопровождающие жевание-глотание пищи. Степанов обвел побледневших
«преступников» холодным ненавидящим взглядом.

        - Немедленно доложить о нарушении своему начальству! - с надрывом возопил он. - Будете наказаны. По закону военного времени.
        За соседним столиком заплакал ребенок.

        - Есть доложить начальству, - вразнобой и вполголоса пробасили жандармы.
        На их лицах было написано искреннее недоумение.

        - Вон отсюда, - уже тише, но с глубочайшим презрением приказал Степанов.

        - Ты бы так сильно не надсаживался, командир, - неожиданно сказал сухощавый жандарм с длинным невытравленным шрамом на правой щеке. - Нам всем недолго осталось землю топтать. Пусть ребята отдохнут и развлекутся напоследок. Тебе жалко? На твои трудодни, что ли, играем?
        Мой слух больно резануло слово «напоследок».

        - Не зли меня, Пьюзо, - тихо попросил Степанов. - Закон остается законом, пока его соблюдают. Нельзя прощать ни малейших нарушений. Сегодня в «очко» играем, завтра
«очко» играет. Валите отсюда, парни, или я за себя не отвечаю.
        Челюсти Пьюзо сжались, сдерживая оскорбительные слова, крутившиеся у него на языке. Понурившиеся жандармы потянулись к выходу. Правда, один из них все-таки успел прихватить со стола замусоленную колоду.

        - Ты, конечно, главный, Виктор, - медленно выговорил Пьюзо. - Тебе принимать решения и отвечать за них. Только не забывай, завтра нам рядом умирать придется. Будь помягче. Карты - это баловство.

        - Не вопрос. У тебя звание выше. Ты - майор, и опыт руководства есть. С людьми работать умеешь. Хочешь, я уступлю тебе свою должность?

        - У Солнечной Системы была очень маленькая армия, - горестно вздохнул жандарм. - Ты единственный армейский офицер среди нас, тебе и рулить. Можешь рассчитывать на меня, но мой тебе совет - будь помягче с людьми.
        Он сгреб оставленные жандармами банки с ананасами и расставил их по ближайшим столам, чем вызвал неподдельную заинтересованность на детских лицах.

        - Садись, Ломакин, - Степанов пододвинул мне стул. - Озверели мы тут совсем. Друг на друга кидаемся. Скоро глотки грызть начнем. Понимаешь, я - технарь. Я могу любого робота выдрессировать, но меня никто не учил правильно управлять людьми, а школьного курса психологических основ мегаколлективизма явно недостаточно.
        Я сел на предложенный стул.

        - Дело даже не в моем опыте, - продолжил оправдываться лейтенант. - Все плохо, потому что никто ничего не понимает. Вначале все было ясно. Ура труба. «Прощание славянки», Гимн Солнечной Системы. Кристальная слеза Верховного крупным планом на всех уличных экранах. Человечество в опасности. Мы с огромным трудом захватываем несколько кохоновских телепортов. Держим плацдармы. Ни шагу назад. Окруженные полки гибнут от мексиканской чумы, потому что какой-то умник приказал отключить мыслетелефоны. А не отключать было нельзя, из-за роботов-убийц, которые наводились по этим самым телефонам. Слышал что-нибудь об этом?

        - Нет, - покачал головой я. - Меня почти сразу в плен взяли.

        - Понятно. - Он сел и помахал рукой девушке с подносом, но та спокойно проигнорировала призывный жест главнокомандующего.

        - Я через «Автово» сюда вошел. Точнее, меня ввели, - доверительно сообщил я, решив пока не афишировать свое участие в распространении чумы.

        - А я сам вошел. По трупам. И тоже через «Автово». - Степанов разломил в руке кусок хлеба и протянул мне половинку. - Страшная была рубка. Кровь текла по шпалам рекой. - Он помолчал. - Сначала бросили вперед роботов, но они не сдюжили. Хлипкие оказались. Послали людей, а кохоны телепорт схлопнули. Все жертвы коту под хвост, - Степанов говорил сбивчиво и в то же время абсолютно спокойно, будто рассказывал про неудачный выходной. - Не прорвались бы мы, если бы новых роботов не подвезли. Старые-то против их бойцов слабы оказались. И защита никакая, и регенерация - отстой. Первые версии боевых роботов на основе строительных систем делали. Там лимитов почти нет. Свалился с крыши и восстанавливайся хоть три минуты, а в реальном бою счет идет на секунды. Да и медленные они были, - посетовал он. - Впрочем, люди не лучше. Мы только до хрустальных колонн дошли и уже не о наступлении думали, а о том, как удержаться. И тут наши модернизированные роботы в атаку пошли. Загляденье. Скорость. Напор. Красота! Опередили кохонов на целые секунды. Те ничего не успели сделать. Даже портал не закрыли. Только питание
рубанули. Думали, что он и сам после этого схлопнется, но мы уже свой кабель успели подтащить и подключить. Красиво повоевали. Жаль, красиво помереть не получится, - неожиданно подытожил Степанов. - Придется будущим историкам кое-что присочинить, дабы гармонию не порушить.

        - Что за пессимистические настроения, товарищ лейтенант? - официальным тоном спросил я. - Вроде победа уже состоялась.

        - Как тебе это объяснить, дружище, чтобы не сильно огорчить? Победа, конечно, состоялась, вот только… - Степанов задумчиво почесал свой большой нос. - Нас здесь бросили.

        - Не понял… - Мое настроение мгновенно и, возможно, бесповоротно испортилось.

        - Человечество решило не рисковать головой ради состриженных волос. И все бы хорошо, и вроде бы мы действительно победили, только вот какая закавыка - состриженные волосы это мы. Ты, я, Пабло, Пьюзо, все остальные. Даже эти вот, - он круговым движением руки показал на сидящих за соседними столиками кохонов. - И всем нам придется сдохнуть, потому что карантин объявлен до тех пор, пока вообще все не сдохнут.

        - Карантин? - скучным голосом переспросил я.

        - Ты дурной или притворяешься? - покровительственно хмыкнул Степанов. - Применено биологическое оружие. Применили его не мы, а союзники, но дабы всякая дрянь не лезла к нам в Солнечную Систему, все порталы были сразу же перекрыты. Сказали, что на двести лет. Пока на двести лет. Однако никаких гарантий никто не давал. Может быть, и через пятьсот не откроют. В последний момент кто-то сообразил вбросить сюда передвижной госпиталь с полным штатом врачей-геронтологов, так что у всех нас есть шанс вернуться домой. Хотели еще прислать несколько эшелонов с консервационными камерами, но не получилось. Кохоны разбомбили дорогу. Но беспокоиться все равно не стоит. У нас впереди века, а наладить выпуск анабиозных систем - не проблема. Справимся.

        - Выходит, что все не так уж и плохо, - кисло улыбнулся я. - С геронтологами мы здесь целую вечность просидим.
        Степанов вздохнул и немного помолчал, раскатывая на столешнице хлебный мякиш.

        - Расчет вроде бы правильный, - подтвердил он. - Мутанты перегрызут всех местных, утратят агрессивность и постепенно вымрут от голода и нападок туземной фауны. А мы спокойно доживем до счастливого возвращения домой. Расплодимся. Обустроим тут все. Может быть, так бы оно и вышло, если бы союзники контролировали своих тварей, а мы бы не вступались за оставшихся кохонов. Теперь, столкнувшись с нашим сопротивлением, горги эволюционировали, чтобы любой ценой выполнить свою сверхзадачу по истреблению тутошнего человечества. Два часа назад они сожрали первого нашего. Мне передали с сочинского портала: горг откусил голову пехотинцу. Полагаю, что скоро всем нам придется очень туго.

        - Горгами ты называешь милых и добрых зверушек людоедов?

        - Да. Это какая-то аббревиатура. Не знаю, как расшифровывается. Горги каким-то совершенно непонятным образом вычисляют местных и уничтожают их везде, куда могут добраться.

«Джеки все равно бы умер, его военная форма была совершенно ни при чем», - с горечью подумал я.
        Ловко лавируя между столиками, к нам подошел оранжевый горноспасатель Карл. Он решил исполнить роль официанта и принес нам на подносе чашки, чайник и завернутую в полотенце кастрюльку. Плюхнув поднос на середину стола, он высыпал рядом пригоршню крупной соли.

        - Извините, товарищи, масла нет, - он развел руками. - Жрите так. Не мародерством же заниматься.

        - Артур обещал достать масла, - вспомнил Виктор.

        - Обманул, как всегда. - Карл открыл кастрюлю и первым выхватил из нее самую большую картофелину, сваренную прямо в кожуре.
        Я пододвинул к себе чашку с треснутой ручкой и сколом на ободке и плеснул в нее из чайника темную совершенно непрозрачную жидкость. Принюхался. Оказалось, чай. Только очень крепкий. Попробовал на вкус - сахара здесь не экономили. Еще бы маслица к картошечке, и жизнь стала бы совсем прекрасной и удивительной. Вечно человеку не хватает для полного счастья какой-нибудь мелочи. Пары трудодней до получки, глотка «конины» поутру или, как сейчас, надежной перспективы остаться в живых.

        - А может быть, в Сочи была случайная мутация, и больше они не будут атаковать? - оптимистично предположил я и взял себе картофелину.
        Она была очень горячей и сильно жгла пальцы.

        - Ты знаешь, что такое горги? - спросил Степанов.

        - Нас проинформировали по этому вопросу, - он многозначительно посмотрел на меня. - Горги - это внеземная неразумная форма жизни, обнаруженная союзниками на одном из спутников Юпитера. Ее слегка модифицировали и перепрограммировали. Наши друзья, как и мы, воевать не любят, а значит, и не умеют. Зато в науках достигли такого, что нам и не снилось в самых страшных кошмарах.
        Я начал осторожными резкими движениями сдирать тонкую кожуру с вожделенной картофелины. Чтобы не получить ожог, приходилось действовать быстро и беспрестанно дуть на пальцы.

        - Про самих союзников что-нибудь известно? - поинтересовался я.

        - Люди, - коротко ответил Карл. - Мир похож на наш. До новой истории вообще все совпадает. Это я вам как учитель истории говорю. Только если с кохонами у нас точка бифуркации во времена правления Горбачева случилась, то с этими ребятами расхождение началось где-то в двадцатые годы двадцатого века. В их России ни Троцкий, ни сместивший его Киров никогда не правили государством.

        - А кто же правил? - заинтересовался Виктор.

        - Без понятия, - мотнул головой Карл. - Не успел дочитать. Помню еще, что Вторая мировая у них закончилась в 1945-м, а не в 1949-м, как у нас, и до Урала фашисты не дошли. Остановились на Волге. Войны с Китаем тоже, кстати, не было.
        Меня очень огорчило то, что рядовой учитель истории легко рассуждал о точках бифуркации. Еще немного, и нас могут вычислить. Признали же Сципиона Африканского инопланетным прогрессором, так и до нашей троицы, оснащенной череполомной машиной времени, доберутся. Вот только кто мог сотворить бифуркацию в двадцатые годы двадцатого века? Известная мне технология подобный фокус не допускала. И Титов, и Готлиб, и я родились гораздо позже и не могли переместить себя в те легендарные времена. Значит, эту развилку устроили не мы. А кто? И с какой целью они это сделали?

        - Откуда берутся эти самые бифуркации? - спросил Степанов.

        - Пока никто не знает. Предполагают естественное расслоение пространства-времени.

«Ага. Сейчас. Естественное расслоение», - мысленно усмехнулся я и, ткнув картофелину в горстку соли, равнодушно осведомился:

        - Какой у них общественный строй?
        Карл пожал плечами.

        - Какая разница, какой строй у этих выродков? - он брезгливо поморщился. - Столько невинных людей положили, мерзавцы. Хуже фашиков.
        Степанов крякнул и очень внимательно посмотрел на жующего Карла. Когда тот поперхнулся, не выдержав холодного немигающего взгляда, лейтенант проникновенно спросил:

        - Ты бы предпочел умереть вместо кохонов, дружище? Или маму свою в жертву готов был принести?
        Спасатель закашлялся.

        - Человеки, Карл, они всегда есть человеки, - непоследовательно продолжил Степанов. - Они во все времена и при любой идеологии человеки. Хоть ты их на кострах жги, хоть яйца повидлом мажь. Одни умрут за друга своя, а другие будут лежать на брюхе и шерсть на заднице на пробор расчесывать.

        - Это ты к чему? - нахмурился Карл.

        - Пойми, дружище, эти твари, - он мотнул головой в сторону соседнего столика, - не одни и не другие. Они вообще не люди. Вроде бы выглядят как нормальные гуманоиды. Может быть, даже у них есть какой-то внутренний мир, но они способны удавиться за трудодни. Не за свой покой, не за идею, не за семью, а за трудодни. У них это называется деньги. Сечешь? Фишка в том, что деньги в отличие от трудодней можно поиметь ни за что. В смысле не работая.

        - Читал про такое в книжках, - вяло буркнул я. - Дикое общество. Капитализм.

        - И я читал, но так и не смог понять, как так можно жить, - Степанов вздохнул. - Вообще не понимаю, как можно пользоваться результатами чужого труда, если ты сам не принес равноценной пользы обществу? Кусок же в горло не полезет. Это же как украсть.
        К лейтенанту подошел тщедушный солдатик с усталым серым лицом и положил перед ним распечатку стандартного формата. Виктор, не читая, прихлопнул лист ладонью. Посыльный козырнул и удалился.
        И теперь я занимаюсь тем, что прикрываю от наших же, можно сказать, родных и лично мною сильно любимых горгов этих недостойных уважения существ в человеческом обличье. Они ведь, как бараны, не вникая в подробности, одобряли своим тупым голосованием убийство моих близких. Можешь смеяться, Карл, но у них здесь демократия. Их никто не заставлял нападать на нас. Они сами захотели. А теперь мы защищаем даже их вояк. Пока это нам ничего не стоит, но очень скоро мы будет платить своей кровью за их гнилые души. Охренеть можно, но они именуют себя русскими. Рашенами, если быть точным. Говорят с диким акцентом. Кириллицу читать не умеют, но любят использовать ее как орнамент. - Степанов смял распечатку. - Два часа назад мы отбомбились по ближайшему резервуару, где плодятся горги, но, боюсь, результата это не даст. Может быть, замедлится эволюционный процесс. Хотя не факт. В общем, когда эти милашки нас окончательно разлюбят, то хана всему.

        - А что за резервуар? - спросил я, подливая себе чай.

        - Озеро с биомассой, - объяснил Карл. - Они туда стаскивают всякую органическую дрянь и дружно варятся в этом супчике. Никто не знает, что оттуда вылезет в следующий раз. Правда, сейчас процесс идет медленнее. Наш биохимик полагает, что разрушился какой-то специфический катализатор или мутировали некие архиважные бактерии. Есть небольшой шанс, что эволюция горгов остановится.
        Где-то наверху протяжно и тоскливо заухала лазерная пушка. Послышался похоронный звон компонентных гильз.

        - Кончаем жрать, - вздохнул Степанов. - На этот раз что-то серьезное. У нас всего сотня зарядов, а они там строчат как из пулемета.

        - Ты донесение-то прочитай, - Карл показал пальцем на смятый лист бумаги, про который Виктор явно позабыл. - Может, что-нибудь важное.

        - Штабнюки никогда не присылают ничего важного. Единственная их работа - перекидывать друг другу дохлых кошек, - пробурчал Степанов, но с документом соизволил ознакомиться.
        По мере усвоения материала его лицо становилось грустным и бледным. Губы одновременно с этим растягивались в радостной, почти детской улыбке.

        - Люблю Человечество. Никогда своих не бросает, - удовлетворенно хмыкнул он и уже набрал в легкие воздух, чтобы огласить текст, но, с опаской покосившись на соседние столики, молча передал листок мне.
        Карл обошел меня сзади и, глядя через плечо, тоже прочитал документ.
        Короткий, на треть страницы, текст носил гордое наименование «Приказ» номер такой-то дробь сякой-то от такого-то сякого-то, скорей всего, сегодняшнего числа.
        Приказ предписывал всем гражданам Солнечной Системы, застрявшим в европейской части мира кохонов, в течение двадцати четырех часов явиться на площадь Ленина города Курска, дабы через специально открытый межпространственный переход вернуться в родной мир. Отдельно в приказе сообщалось о том, что после эвакуации все порталы будут закрыты на неопределенный срок и что из-за низкой пропускной способности порталов допущены в наш лучший из миров будут только граждане Солнечной Системы. Остальные должны остаться здесь. Приказ был подписан подполковником Джонатаном Груком на основании циркуляра Верховного Совета и Верховного Командования. Верховным Главнокомандующим почему-то значился Виктор Земсков, а не Теренц Золин, что само по себе показалось мне довольно странным. Только переворотов нам не хватало.
        Я посмотрел на сидящую за соседним столом девочку.
        Она с таким энтузиазмом уплетала пирожное, что умудрилась испачкать в креме даже уши.

        - Что будем делать, командир? - угрюмо поинтересовался Карл. - Может, под сукно?

        - Я не могу нарушить приказ, Карлуша, - весело прощебетал Степанов. - И я не хочу жертвовать нашими людьми ради невыполнимой задачи спасения всех упырей на свете. Если бы тебе предложили убить несколько мужчин и женщин ради продления жизни таракану, ты бы что ответил? Куда бы ты меня послал? Вот и я тебя пошлю туда же. Пускай эти чмыри хорошенько подумают в следующий раз, когда будут щелкать кнопками в избирательной кабинке. Они могли воспротивиться войне, но не сделали этого.

        - Следующих выборов здесь не будет никогда. - Карл понурился. - И вообще здесь ничего больше не будет. Командир, нужно втолковать руководству необходимость эвакуации хотя бы женщин и детей. У мужчин все-таки есть шанс выжить. Кохонские солдаты должны будут прикрывать отход и уйти в последнюю очередь. Это справедливо. Если мы сбежим просто так, бросив на съедение горгов всех, кого можем вытащить, то вовек не отмоемся.

        - Смирно! - Степанов рявкнул так неожиданно, что даже я вздрогнул и, помедлив секунду, вскочил, вытянув руки по швам.
        Снова стих ропот застольных разговоров. Где-то в полутьме обеденного зала снова заплакал ребенок.

        - Товарищ Вангард, - снизив громкость до минимума, очень четко выговорил Степанов, - напоминаю вам, что я являюсь вашим командиром и на этом основании категорически требую прекратить обсуждение приказа. Все граждане Солнечной Системы уйдут через курский портал. В том числе и вы. Понятно? Если вам кажется аморальной забота Человечества о вашей персоне, то в будущем, по прибытии на место, вы сможете выставить претензии в обычном порядке, и тогда я отвечу перед судом. И знаешь, кого в свидетели позову? Мамку твою позову. И спрошу у нее: кого я должен был вытаскивать? Этих зверьков, - он обвел рукой примолкших аборигенов, - или ее сына? Ясно?

        - Так точно, товарищ лейтенант, - четко отбарабанил Карл Вангард и добавил: - Вы свинья, товарищ лейтенант.
        Степанов печально усмехнулся.

        - Я не собираюсь приносить кровавых жертв на алтарь гуманизма, Карл. Может быть, я неправ, но здесь решаю я, и будет так, как я сказал. Собери всех людей на крыше. Будем готовиться к переходу.

        - Собрать людей? Вы называете людьми тех, кто воспользуется этим приказом, чтобы спасти свои шкуры?
        Степанов посмотрел на него, как на большую полураздавленную мокрицу, плавающую в супе. Карл щелкнул каблуками.

        - Есть, товарищ лейтенант. - Он по-уставному развернулся через левое плечо и удалился, чеканя шаг.
        Пушка наверху затихла. То ли опасность миновала, то ли кончились заряды. Степанов повернулся ко мне.

        - Ты тоже считаешь, что я не прав? - с нескрываемой обидой в голосе спросил он.

        - Да, - честно ответил я. - Пока они были врагами, их следовало убивать. Сейчас они для нас никто. И не враги, и не друзья. Следовательно, обрекать на смерть невинные души мы не имеем морального права.

        - Нет у них никаких душ. И разума тоже нет. Примитивная компьютерная операционка. Пожрать-погадить. Горги сложнее устроены. У горгов есть цель в жизни. У этих нет ничего. Они думают кишечником. - Лейтенант отмахнулся от меня и пошел к выходу.
        Я последовал за ним, мысленно терзая себя за свою прекраснодушную глупость. Не стоило ссориться со Степановым даже ради спасения женщин и детей. Он, как человек, занимающий определенную должность, не может действовать иначе. Невозможно требовать от него нарушения приказа. Те, кто готовил жестокий приказ, должны были продумать все последствия, в том числе и этические. Хочется верить, что они это сделали и не нашли иного способа минимизировать потери. Тогда остается смириться и признать, что по-другому нельзя.
        Вот только девочка с лицом, испачканным сладким кремом, никак не укладывалась в замечательную, справедливую и оправданную всеми законами схему.
        На крыше митинговали. «Стрекоз» отгоняли, походя, словно назойливых мух. Впрочем, псевдонасекомые не очень-то стремились умереть от выстрелов и дребезжали крыльями на приличном расстоянии, лишь изредка беспокоя людей единичными осторожными сближениями. Нелетающие разновидности горгов вообще не рисковали появляться в зоне обстрела, поэтому значительная часть защитников здания маялась без дела и вполне могла поучаствовать в общественной жизни коллектива. Речь толкал Карл Вангард. Мысли он излагал весьма умело и последовательно. Я всегда завидовал тем, кто свободно себя чувствует перед большими скоплениями людей. Наверное, это особый талант четко и понятно доводить свои аргументы до аудитории. У меня такого таланта нет и никогда не было. Даже на элементарнейшем докладе я всегда начинал мяться и мямлить.
        Карл же говорить умел. Его речь лилась мерно и непринужденно. Мило журчал он что-то про белый фрак мегаколлективизма, грехи общества, передающиеся по наследству, и невинных детей, кои не должны страдать за преступления взрослых. Говорил он, в общем-то, по делу, и во многом я был с ним согласен, но вывод из его речей получался нехороший. Типа дружно все умрем за идеалы человеколюбия, а кто против, того к стенке.
        И первым, конечно же, к стенке следовало поставить Степанова, как самого кровавого злодея всех времен и народов. В моем мозгу всплыло неприятно-колючее словосочетание «подстрекательство к бунту».
        Степанов, который оказался здесь раньше меня, слушал оратора, сохраняя каменное выражение на лице.
        Изредка он криво ухмылялся и теребил пальцем воротник комбинезона, будто кто-то невидимый пытался исподтишка его задушить, а он вяло отмахивался от слабых холодных пальцев. Я ожидал, что лейтенант применит свою офицерскую власть и арестует мятежника или, на худой конец, просто прекратит это безобразие.
        Свобода слова на войне - хуже предательства, и ее необходимо подавлять в зародыше. Однако время шло, Карл мягко подвел людей к необходимости голосования, причем расставил все акценты так, что тот, кто согласится выполнить приказ командования, тот убийца и ущербный генетический урод.
        Степанов все выслушал, а потом, так и не сказав ни слова, потянул из кобуры лучемет. «Пристрелит и будет прав», - рассудил я, но поступил, как всегда, по-дурацки. Взял и встал между Степановым и Вангардом. Встал строго на линии огня.

        - Уйди, Ломакин, - прошипел Виктор. - Если из-за твоей глупости кто-нибудь из наших погибнет, в живых тебя не оставлю.

        - Товарищи, - громко сказал я, сделав вид, что не расслышал угрозу лейтенанта, - предлагаю и приказ выполнить, и постулаты соблюсти, и в живых остаться.

        - Так не бывает, - проворчал Карл.
        Степанов посмотрел на меня с хмурым интересом.

        - Приказ командования и постулаты не противоречат друг другу. Наш долг защитить мирных жителей, а пропускать или не пропускать их через портал, решать, в любом случае, не нам. Когда мы доберемся до места, у нас будет прямая связь со Столицей, и мы утрясем все вопросы непосредственно с правительством или подчинимся непосредственному приказу Верховного.

        - Технически невозможно, - отчеканил Степанов. - У нас в наличии около трех сотен беженцев, полста военнопленных и всего лишь тридцать человек личного состава армии Солнечной Системы. С тобой тридцать один. Подкрепление нам никто не даст. Как прикажешь добираться до Курска? Вне здания мы не удержим сферическую оборону и пяти минут.

        - Ну не удержим, значит, не удержим. По крайней мере, попробуем. Предложи что-нибудь лучше, - я пожал плечами. - Бросить здесь детей? Женщин? Тебе потом ни один психотехнолог не поможет, даже если суд оправдает.

        - Я знаю. - Степанов повернулся к людям, которые внимательно вслушивались в наш диалог. - Н о и заставлять кого-либо умирать за кохонов не собираюсь, - сказал он громко. - Все желающие могут отправиться в Курск немедленно. Группу возглавит майор Пьюзо.

        - За что, командир? - возмутился старый жандарм.

        - Не нравится приказ - командуй сам, - огрызнулся Степанов. - Роверо, Круз, Андрушенко, - выкрикнул он, и на первый план выдвинулись три парня с умными лицами и широкими плечами. - Возьмите добровольцев и с максимальной скоростью доставьте сюда автобусы. Столько, сколько сможете найти. Желательно повместительнее. В них мы посадим беженцев. Те, кто не поместится, останутся на съедение горгам. Вопросы?

        - Я уезжаю в Курск, - сказал один из парней, его обвислые усы мелко задрожали, и сам он покраснел в ожидании обидных упреков.

        - Хорошо, - согласно кивнул лейтенант после десяти секунд тягостного безмолвия. - Пьюзо, заберите Андрушенко. Роверо, Круз и… И Конецкий, - снова пауза в ожидании возражений, которых не последовало. - Приказ вы слышали. Роверо - главный. Поторопитесь, пожалуйста. Я не знаю, сколько у нас времени.
        Он озабоченно посмотрел на «стрекоз», мирно парящих над крышей соседнего дома.

        - Ломакин!

        - Я!

        - Вангард, Поздеев, Субочев, Доу, Лезин, Корсак. Расчистить подъездную дорогу. Путь к шоссе должен быть стерильным и хорошо пахнуть. Трасса в той стороне, - лейтенант махнул рукой, указывая направление. - Я хочу, чтобы на нашем пути не было ничего ползающего и ходячего. С летающими тварями сложнее, но вас они пока не касаются. Делать! - рявкнул он кровожадно.
        Несколько человек отделились от общей массы.
        Я двинулся за ними, но меня остановил Карл Вангард.

        - Так и пойдешь?

        - А что?
        Я был немного зол на него. Если бы не его детское человеколюбие, то моей жизни сейчас абсолютно ничего бы не угрожало. В соответствии с приказом мы бросили бы беженцев и остались живы. Еще больше я был зол на самого себя. Не стоило мне лезть в эту свару. Разобрались бы и без меня.

        - Твой лучемет только раздразнит тварей. Сходи в арсенал, - посоветовал Карл. - Там можно найти что-нибудь более пригодное для боя с горгами.
        Я сдержанно кивнул, и он объяснил мне, как добраться до нужного места. Арсенал оказался совсем близко.
        Он располагался в никем не охраняемой полутемной комнате рядом со столовой. Унылая лампочка едва освещала стопки оружейных ящиков с голографическими эмблемами КБЗ на бортах. В углу комнаты я разглядел человека в форме спасателя. Он копался в большой железной коробке и старательно набивал чем-то карманы.

        - Магазинов к гранатометам нет, - торопливо пробурчал спасатель, заметив мое появление. - Гранатометов тоже нет. Возьми плазмомет. Только заряды ставь малые. Средними и большими своих порвешь.
        Его короткий монолог я расшифровал следующим образом. Во-первых, самыми эффективным средством против горгов являются гранатометы, но их уже расхватали. Во-вторых, бой обычно ведется на коротких дистанциях, поэтому заряды должны быть слабыми, чтобы и самому не огрести и товарищей не попалить. Ящик с надписью
«ПВ-2112/54-ФАД» нашелся без труда. Меня обрадовало наличие именно этой модели, так как плазмомет Веретягина - аппарат очень хороший. Компактный, надежный и простой, как мушкет. Время автоматического перезаряда - одна десятая секунды, дальность стрельбы - пять тысяч метров. Правда, попасть, скажем, в человека с пяти километров трудновато, потому что системы кибернетического наведения у
«веретягина» нет, но взорвать мост вполне реально. Если поставить максимальный заряд.
        Я взял сразу пару плазмометов. Таскать их за поясом было неудобно, и, распотрошив несколько ящиков, мне удалось отыскать две вполне пристойные кобуры. Изначально они были предназначены для штурмовых «аллигаторов», но и «веретягины» в них сидели очень неплохо. Пришлось потратить десять минут, чтобы настроить одну кобуру для работы с левой рукой и привесить ее за спину, а вторую приладить на законное место под мышкой. Усилия стоили результата. Оружие хорошо выходило из пазов, когда это было нужно, и не вываливалось, когда это было не нужно. Дорога до Курска предстояла долгая и трудная, поэтому я пессимистично набил зарядами два подсумка и повесил их на пояс слева и справа.
        Лучемет удобно разместился сзади за поясом. Про бронежилет я вспомнил, только когда покинул помещение арсенала. Возвращаться не стал. Не захотел искушать судьбу. Странно. Раньше я не замечал за собой склонности к суевериям.
        Чтобы выбраться из здания, нужно было спуститься на первый этаж. Для этого мне пришлось, рискнув многострадальной ногой, спрыгнуть в проем, оставшийся от обрушенных эскалаторов. Внизу царила деятельная суета. Я слишком долго провозился в арсенале, и многое было сделано без меня. Три больших желтых автобуса уже ждали беженцев. Вокруг них в задумчивости бродили спасатели в оранжевых комбинезонах. Полдюжины бойцов выкуривали из подвала банду четвероруких.
        Неспешно так выкуривали, по-доброму, стараясь никого из горгов случайно не покалечить. Действительно, если они не делают нам ничего плохого, почему мы должны обязательно убивать их?
        Я осмотрел площадь и уходящую к трассе улицу. Проезжая часть была слишком узкой. Даже если колонна пойдет по центру, буферное пространство с каждой стороны не превысит пятнадцати метров. Горги смогут атаковать нас из зданий и с прилегающих улиц. Мы будем беззащитны, в то время как монстры легко найдут себе укрытие в канализационных люках, небольших скверах или в кронах растущих вдоль тротуаров деревьев. Я бросил взгляд на стаю «стрекоз», вьющихся над нашей цитаделью, вспомнил, как паукообразный подос жевал кабину тягача, и направился к ближайшему переулку. Там было тихо, чисто и спокойно.
        Первым мною был осмотрен небольшой квадратный дворик, окруженный пятиэтажками. У подъездов гнило несколько старых антигравов, а посреди газона покоился большой железный ящик, из которого отвратительно воняло. У аборигенов имелась странная привычка хранить мусор неподалеку от жилых домов. Двор оказался проходным, и я перебрался в следующий, не выходя на улицу. Здесь было почище. Отсутствовала помойка, и антигравы показались мне более новыми. Кроме того, тут имелась клумба с чахлыми цветочками. На клумбе возлежал сытый четверорукий горг. Он лениво поднял голову, разглядывая непрошеного гостя. Идентифицировав меня как запретный плод, он равнодушно откинулся на спину и продолжил вдумчиво созерцать небесный свод. Наивное беззащитное существо. Может быть, у него даже есть зачатки разума, а может быть, это первый философ нарождающейся цивилизации. Я представил себе, как этот философ запросто разрывает на части ребенка, и безжалостно выпустил в него плазменный заряд. Горг красиво взорвался, забрызгав цветы каплями крови.
        В переулке меня ждала «стрекоза». Перед тем как я ее побеспокоил, она с большим аппетитом потрошила свежий человеческий труп. При моем появлении тварь развернулась и, угрожающе застрекотав крыльями, поднялась в воздух. «Интересно, это уже новая модель или еще старая миролюбивая», - подумал я, поднимая плазмомет. И в этот момент до меня дошло, что недоеденный труп облачен в форму, очень похожую на спасательскую. Когда я нажал на курок, фасеточные глазные полусферы «стрекозы» были уже в трех метрах от моего лица. Я едва успел зажмуриться, спасая зрение. Жар от взрыва опалил мне щеки и лоб. Я отпрыгнул в сторону и выхватил лучемет, но стрелять не пришлось. От твари осталось лишь облачко горячего газа плюс мои теплые воспоминания на всю оставшуюся жизнь.
        Внезапный бой произвел на меня приятный бодрящий эффект. Я будто опрокинул в себя большую кружку крепчайшего кофе с коньяком. В голове слегка помутилось, кровь быстрее побежала по жилам. Захотелось двигаться, жить и убивать. Жить, чтобы убивать. Я зашагал дальше по переулку. Нужно перебить всех тварей до того, как Степанов выкатит на дорогу автобусы с вкусными беженцами. За углом меня встретила дюжина четвероруких. Все они, к моему безграничному удивлению, были вооружены. Каждая уродливая двухсуставчатая рука сжимала какой-нибудь смертоносный предмет. По большей части это были большие кухонные ножи и столярные инструменты вроде дрелей, пил и топоров, но присутствовало и нечто похожее на пистолет, а у одного даже имелся карабин. Он держал его за ствол и очень грозно помахивал прикладом над своей безобразной головой. Несколько секунд мы тупо хлопали глазами и размышляли о том, как же нам жить дальше.
        Я оказался сообразительнее. Прикинув в уме, что расстояние в десять метров позволяет мне особо не церемониться, я пустил в дело плазмомет.
        Двоих горгов порвало на куски. Их конечности разлетелись во все стороны, а кишки размазались по асфальту. Просто праздник какой-то! Однако второй выстрел оказался последним. Кончились заряды. В другом «веретягине» у меня была полная обойма, но вытащить его я мог только левой рукой, в которой сейчас сжимал лучемет. В моих мозгах что-то заклинило, и вместо того, чтобы бросить ненужное оружие и достать нужное, я начал палить по четвероруким снопами лазерных лучей. Торги, как по команде, бросились вперед. Я побежал. Лучемет и пустой плазмомет полетели под ноги преследователям. К счастью, четверорукие не особенно спешили Разрыв между нами почти мгновенно превысил двадцать метров, и у меня появилась возможность завершить нашу трогательную встречу нежным прощанием.
        Я резко развернулся, встал на одно колено и аккуратно отстрелялся из второго
«веретягина». Четыре вражеских организма сразу прекратили свое существование, распавшись на мелкие ошметки плоти. Оставшихся опалило и повалило на землю близкими взрывами. Пока они вставали и готовились к новой атаке, я перезарядил оружие и спокойно, как в тире, добил их.
        Живые существа превратились в груду изорванного мяса. Когда я вгляделся в кровоточащие, местами обугленные куски, меня вырвало полупереваренной картошкой. Неопытное тело так и не привыкло к кровавым зрелищам. Бормоча ругательства, я собрал свое брошенное оружие, зарядил плазмометы и вернулся на улицу, где должна была пройти колонна с беженцами. Странно, почему я не вижу своих соратников? Они сейчас должны заодно со мной дружно прочесывать близлежащие дворы, а их нигде нет. Может быть, работают внутри зданий? Я неспешно осмотрел пару магазинов, безжалостно истребил десяток сонных «крабов», которые не оказали мне ни малейшего сопротивления. Прошел мимо фасада ресторана, внимательно всматриваясь в его пустынные внутренности, и почти случайно оказался неподалеку от нашей цитадели.
        Подготовка к отъезду шла полным ходом. Людям Степанова удалось добыть вполне пристойный бронетранспортер, а автобусов я насчитал целых пять штук. На крышу одного из них на тросах затягивали здоровенный многоствольный лучемет с поворотным механизмом.

«Вот это правильно, - восхитился я. - Виктор человек слова. Пообещал позаботиться о „стрекозах“ и позаботился». Судя по интенсивности мельтешения, сборы займут еще какое-то время. Мне его должно хватить, чтобы обследовать оставшиеся магазины и зачистить поворот на шоссе.
        Глава 10.
        Возвращение

        Горги терпеливо ожидали меня у поворота. Сразу сотня «крабов» укрылась за насыпью, через которую я беззаботно перепрыгнул в стремлении обнаружить врага.
        Обнаружил. И не только «крабов». У ближайших кустов, упираясь в землю ногами и руками, застыла стая человекообразных. Избыток верхних конечностей делал их похожими на больших сказочных пауков. «Засада», - буднично подумал я. Понятно, куда делись Вангард, Поздеев и другие. Они пришли сюда раньше меня и были убиты. Я насчитал четыре обезображенных тела на забрызганной кровью траве. От остальных, наверное, совсем ничего не осталось.
        За спиной послышалось угрожающее рычание. Я медленно повернул голову и увидел двух огромных собак, которые приближались ко мне скорой рысью. Рукояти плазмометов в моих ладонях сразу стали горячими и мокрыми. Нужно было стрелять, но стоит мне поднять оружие, как все горги гурьбой бросятся на меня. Псы уже снизили скорость и опустили головы к земле, готовясь к прыжку. С их обнаженных клыков капала коричневая слюна. На перепачканных кровью холках топорщилась шерсть. В это время со стороны домов раздался гул двигателей. Броневик с ревом вырулил на шоссе. За ним следовали автобусы. Мне повезло. Колонна двинулась в путь раньше, чем я рассчитывал. Страшные псы сразу же забыли обо мне и изменили курс, устремившись наперерез технике. Сонные «крабы» оживились и начали рассредоточиваться вдоль дорожного полотна.
        Я тоже вышел из ступора, совершил молниеносную перебежку и прямо на ходу разрядил плазмомет по разворачивающейся цепи «крабов». В их стройных рядах образовались обширные проплешины. Еще два кучно положенных плазмоида эффектно разметали ударную группу, но не остановили основную массу наступающих. В моем поле зрения снова появились проклятые псы. Они неумолимо приближались, прыгая по спинам «крабов». Я прицелился в ближайшую оскаленную пасть. Зверь рыкнул и, изрыгая дым, рванулся вперед.
        Плазмоид превратил его в кровавое облако. Во второго пса я тоже выстрелил, но не попал. Тяжелая туша сбила меня с ног. Я ощутил на лице смрадное дыхание. Не знаю, почему он не убил меня. Возможно, сработала старая дружелюбная к гражданам Солнечной Системы программа поведения. Лишь слегка измазав мой воротник слюной, пес убежал. Я же встал на колени и, глотая сопли вперемешку со слезами, перезарядил оба плазмомета.

«Крабы» огибали мое скрюченное тело так осторожно, словно кто-то заботливо накрыл меня локальным силовым полем. Пять автобусов летучими голландцами плыли над дорожным полотном, слегка покачиваясь на гравитационных подушках. Светило солнце. По необычайно красивому голубому небу бежали белые облака.
        Их пухлые добрые силуэты зло рассек огромный черный рой. Я выпрямился и поднял оружие. Словно почуяв опасность, компактная группа «стрекоз» разбилась на несколько плотных слоев и почти сразу брызнула в стороны, готовя «звездный» налет. Умные гады! Со стороны колонны к атакующим «стрекозам» устремились пучки лазерных лучей. Несколько десятков тварей сразу повалилось на землю. Однако через несколько секунд эффективность стрельбы снизилась. По мере рассредоточения роя стрелкам приходилось уменьшать плотность огня, распределяя его по всей небесной сфере. Воющий гул крыльев заглушил все звуки.
        Я нырнул в придорожную канаву и вжался в землю. Вокруг все свистело и грохотало. Поднять голову не было никакой возможности. Мне бы ее непременно оторвали. Что-то жаркое и быстрое ежесекундно рассекало воздух рядом с моими ушами. По спине то и дело пробегали «крабы». С огромным трудом я повернулся и бросил взгляд на приближающуюся колонну. Авангардный броневик уже подошел совсем близко. Под его большими колесами с треском лопались панцири. Я пополз к дороге и заорал так, что на несколько мгновений заглушил рев двигателей и гул роя. В ответ на призыв рядом со мной появилась чудовищная харя «стрекозы».
        Ветер, исторгаемый четырьмя огромными прозрачными крыльями, больно дернул меня за волосы. Спустя мгновение тварь исчезла во вспышке взрыва, а рядом с моей ступней проскрежетало колесо бронетранспортера. Не успел я поджать ногу, как на меня кинулась еще одна «стрекоза». Я почти почувствовал, что-то холодное и живое в своей брюшной полости, когда мимо моего лица просвистел шнурованный ботинок. Он со страшной силой врезался в голову насекомого. «Стрекоза» с громким писком перевернулась на спину. Чья-то рука схватила меня за шкирку, и я понял, что меня волокут к притормозившему и слегка присевшему на гравиподушке автобусу.
        Только оказавшись внутри салона, мне удалось разглядеть лицо своего очередного спасителя. Это был лейтенант Степанов собственной персоной. Отпустив мой воротник, он сразу же забыл о моем существовании и начал увлеченно палить из большого элитного гранатомета прямо через окно. Земля и небо сотрясались при каждом его выстреле. «Стрекозы» в испуге шарахались от мощных взрывов, но потерь почти не несли. Я мысленно поставил галочку возле фамилии лейтенанта, отмечая свой должок перед ним. При случае надо будет тоже спасти ему жизнь.
        Изнутри автобус выглядел вполне заурядно. В нашем мире такие еще совсем недавно ходили между райцентрами и небольшими поселками в глуши, пока и там не установили вездесущие стационарные телепорты. Даже кресла здесь выглядели почти как наши. Вот только силовые пленки в окнах были отключены, для того чтобы с удобством вести прицельную стрельбу с любого пассажирского места. Сами пассажиры очень компактно разместились на полу в центральном проходе и совершенно не мешали воевать. Прежде чем присоединиться к общему веселью, я задрал куртку и тщательно изучил свой живот. В том месте, куда меня укусила «стрекоза» было много крови, но повреждения оказались поверхностными и неопасными. Забыв про раны, я выбрал себе свободное местечко прямо за спиной водителя.
        Следовало, конечно, полить свое брюхо каким-нибудь антисептиком, но окружающим было не до того, а у меня самого под рукой не оказалось ничего подходящего.
        Боевая обстановка была вовсе не такой тяжелой, как виделось мне снаружи. Некоторые тактико-технические характеристики противника сводили к нулю его численное превосходство. У «стрекоз» оказались слишком большие крылья, которые не позволяли им влезать в окна. Следовательно, горги не могли организовать полноценный абордаж. Нам достаточно было держаться на некотором отдалении от бортов, чтобы чувствовать себя в относительной безопасности. На шоссе колонна набрала приличную скорость. Рой быстро рассеялся. Я так и не успел поучаствовать в сафари. Все «стрекозы», будто получив команду, внезапно бросились врассыпную и мгновенно исчезли из виду. По автобусу пронесся вздох облегчения. Человеческая масса в центральном проходе зашевелилась, индивидуализировалась в отдельные особи и начала переползать в кресла.
        Силовые пленки погасили сквозняки, затянув окна.
        Внутри салона стало уютно и тихо. Какой-то солдат из военнопленных бросил мне на колени пластиковую коробку с пайком. Почувствовав зверский аппетит, я не стал активировать термоэлемент на упаковке плова, а сожрал его холодным. Хорошо, что не забыл воспользоваться ложкой, а то бы получилось совсем неудобно перед гражданским населением. Заправив организм, я почувствовал себя абсолютно счастливым. Даже усиливающаяся боль в ноге показалась мне привычной и уютной. Автобус мчался вперед без остановок. Перспективы казались безоблачными. Населенных пунктов на пути почти не встречалось. Если и попадались деревеньки, то были они настолько крошечными, что моргнешь и не заметишь, как проехал мимо.
        Я уже собирался задремать, когда слева, в сотне метров от дороги, появилось большое озеро знакомого буро-багрового цвета. Скорость автобуса снизилась.
        Я схватился за рукоятку плазмомета и, встав с кресла, посмотрел вперед. Дорога от края до края была перегорожена огромной, в три человеческих роста, кучей мятых машин. Головной броневик в растерянности остановился неподалеку от препятствия.

        - Засада, мать вашу, долбаная засада, - прорычал Степанов, продираясь к передней двери.

        - Стой. - Я перегнулся через женщину с ребенком и схватил лейтенанта за плечо. - Отведи автобусы назад и расстреляй эту помойку на хрен. Горги рядом. Мы не можем рисковать.

        - Без тебя знаю, что делать. Не лезь!
        Лейтенант выскочил из автобуса. Я последовал за ним. Мне, как и Степанову, не понадобилось много времени, чтобы понять - дорога перегорожена специально для нас, и возвести подобное укрепление могли только горги. Тяжелые дорожные грузовики, наземные легковушки и семейные антигравы, слегка смятые и причудливо переплетенные толстыми зелеными канатами, похожими на лианы, надежно преграждали путь. Кое-где в салонах машин, подобно защитникам крепости, маячили скелеты и полуобглоданные трупы. Горги так торопились, что не успели употребить в пищу всю органику.
        Кое-что оставили про запас. Я представил себе, как дюжина шлангоногих укрылась за кучей машин, и мне стало не по себе. Самым разумным было бы расстрелять препятствие из гранатометов, вынудив противника покинуть укрытие, а потом по-богатырски биться в чистом поле. Однако лейтенант принял иное решение.

        - Эй, в банке, - рявкнул Степанов. - Гляньте, что там с другой стороны. Быстро!
        Он производил такие громкие звуки, словно хотел без посредничества систем связи докричаться до закупленного под многослойной броней водителя. Возможно ему это удалось. Броневик грозно забухтел, сполз в кювет и неуверенно двинулся в обход препятствия.

        - Остальным прикрывать, - приказал Степанов и повернулся к колонне. - Приготовиться к открытию огня!
        Невзирая на смертельную опасность, мне было безумно любопытно заглянуть за барьер. Над бронетранспортером заискрилась радужная сфера силового поля, и он неспешно пополз вперед. Несколько солдат и я вместе с ними обошли вал, стараясь не высовываться из-за зыбкой защитной завесы. Позади кучи мятых машин никого не было. Мы растерянно разбрелись вдоль дорожного полотна. Один отчаянно смелый пожарник вскарабкался наверх по мятым крышам антигравов. Когда он достиг вершины, стало понятно, что если горги и устроили засаду, то не здесь. Я отошел в сторону. Мое сердце отчаянно колотилось. У меня горели пятки и топорщились волосы на загривке. Всей своей многоопытной шкурой я чуял близкую опасность. Столетия жизни даровали мне не вековую мудрость, а безошибочные инстинкты. Я не сомневался в том, что враги где-то рядом.
        У меня даже мозг вспотел от напряженных размышлений, где именно они могли укрыться. В почве? В озере? Где? Скорей всего, в озере.
        Я оглянулся на автобусы. Беженцы теснились у окон.
        Бойцы с поднятым оружием стояли вдоль бортов. На крышах замерли в ожидании расчеты стационарных лучеметов. Степанов махал руками и громко распоряжался. Его по-муравьиному беспорядочная деятельность довольно быстро обрела некий вектор. Буквально спустя пару минут сколотилась команда с лопатами. Ребята начали бодро закапывать придорожный кювет. Наш командир решил не сносить препятствие, а на скорую руку построить обходную дорогу. Вероятно, он был прав. Если взорвать преграду, то можно случайно повредить дорожное полотно. Неизвестно, пройдут ли тяжелые неповоротливые автобусы над воронками от взрывов. С другой стороны, в мягком грунте автобусы могут завязнуть. Гравитационные подушки штука очень капризная.
        Я повернулся к озеру. Бугристая поверхность пузырилась, источая струи синего и желтого дыма. Пока никто не собирался нас атаковать. Видимо, это все-таки не засада. Машины свалены в груду давным-давно. Например, вчера. И горги, соорудившие эту замечательную пирамиду, ушли по своим делам, совершенно не беспокоясь о том, что загромоздили нам проезд. В окружающем мире царило безмятежное спокойствие, и я, распихав плазмометы по кобурам, сел на траву. Строительство обходной дороги продвигалось быстро. Спустя четверть часа после остановки автобусы начали форсировать препятствие. Грунт оказался достаточно плотным. Три машины прошли легко, а вот водитель четвертой оказался не столь умелым, как его коллеги. Одна из гравитационных подушек взревела и ушла на полметра в землю.
        Рев автобусного двигателя перекрыл вычурный мат Степанова. С криками и руганью из салона застрявшей машины начали высаживать беженцев. Заголосили женщины, заплакали дети. Водитель продолжал давить на газ, зарывая гравиподушку еще глубже в грунт и закидывая грязью тех, кто пытался вытолкнуть автобус обратно на дорогу. Использовать бронетранспортер в качестве буксира никому не пришло в голову. Я решил не лезть со своими умными советами и отвернулся, чтобы не видеть всего этого первобытного хаоса. Надо сказать, очень вовремя отвернулся. С озером что-то произошло. Бугры стали больше, пузыри крупнее, а дым гуще. Я уже открыл рот, чтобы заорать, когда над багровыми волнами появились мерцающие всеми цветами Радуги
«стрекозы». Совсем небольшие. Гораздо меньше тех, что я видел раньше.
        Пока твари еще не успели набрать высоту, я двумя непрерывными очередями опустошил оба плазмомета.
        К моему огромному удивлению, сбить удалось только трех насекомых. Остальные стремительными маневрами увернулись от плазмоидов. Одна из радужных моделей выбрала меня своей целью. Она заложила немыслимый вираж и вцепилась в мою левую руку. Брызнула кровь. Другая «стрекоза» попыталось схватить правую руку, но я сунул ей в пасть плазмомет и провернул его в глотке. Мразь забилась у меня под ногами, не в силах подняться. Ее подруга в это время продолжала жевать мой бицепс. Я вырвал из-за пояса лучемет и с огромным трудом отрезал насекомому голову. После трудоемкой ампутации хватка чудовищных челюстей ничуть не ослабла. Мне пришлось поскрипеть зубами, извлекая крючковатые жвала из глубоких ран. К счастью, остальные «стрекозы» мною в это время не интересовались. Легкой добычи вокруг хватало и без меня.
        Линия бойцов, прикрывавших колонну, была сметена в первые же секунды нападения. Позиционного сражения не получилось. Как в Средневековье, общая битва мгновенно распалась на отдельные схватки. Многие воины уже лежали на земле и одни «стрекозы» крепко держали их зубами за конечности, в то время как подоспевшие на подмогу
«крабы» вырывали им внутренности. Стационарные лучеметы на крышах автобусов не подавали признаков жизни. Только из-под ближайшего ко мне автобуса ритмично извергались горячие смертоносные лучи, но их поток быстро иссяк. Казалось, все уже кончено, но боеспособность машины под названием человек до сих пор не изучена. Первый шок спал, и ожесточенное побоище запылало с новой силой. Бой продолжился вокруг тех автобусов, которые успели объехать препятствие. Оттуда слышались отрывистые приказы Степанова. Неуязвимый и неустрашимый, словно бог войны, он метался среди сражающихся и успевал везде, где был нужен его грозный рык. Одна группа беженцев оказалась под защитой всего четырех солдат. Каким-то чудом парни сумели активировать генератор силового поля. Правда, не сферического, а секторного, но оператор очень умело орудовал этим жалким огрызком, сбивая на землю целые стаи «стрекоз».
        Детальные бойцы очень слаженно и эффективно работали гранатометами, плазмометами и лучеметами. Похоже, им удалось нащупать слабые места новых модификаций торгов, и они вполне успешно валили их десятками. Этим бравым воякам помощники были не нужны, поэтому, недолго думая, я полез на крышу автобуса.
        Страх и злость куда-то подевались. Я был спокоен, как дохлая лошадь, и думал исключительно о том, чтобы нанести врагу максимально возможный урон.
        Есть в бою некое странное очарование. Оттуда, из огненного вихря смертельной битвы, все выглядит иначе.
        Я никому не желаю увидеть мир с этой точки зрения, но и тех, кто не оказывался под прицелом вражеского оружия, в глубине души считаю не совсем полноценными людьми. Что они могут знать о жизни, если никогда не смотрели в железное лицо смерти?
        Крыша автобуса была липкой от крови. На гашетках стационарного лучемета болтались оторванные по локоть руки. Солдат погиб, так и не бросив оружие. Я сел в маленькое креслице стрелка и положил свои ладони поверх мертвых пальцев. Отрывать их от гашеток показалось мне кощунством. Почувствовав человеческое тепло, установка ожила и завертелась, предлагая выбрать цель. Система управления понимала меня с полумысли.
        Мне даже не пришлось формулировать приказы, она сама перехватывала мои инстинктивные позывы.
        Я мгновенно сдружился с кибернетическим существом, жившим внутри оружия. Мы стали единым организмом. Захлебываясь от восторга, мы вместе открыли огонь по огромной туче «стрекоз», вьющихся над автобусами, объехавшими преграду. Не ожидавшие подлого нападения с тыла, горги в панике рассредоточились, потеряв не меньше дюжины особей.
        Одержав впечатляющую победу, мы с лучеметом решили отдохнуть и охладить ствол, однако теперь «стрекозы» решили выбрать своей основной целью нас. Они собрались в два клина и атаковали нашу позицию с двух противоположных направлений. Возможно, мы показались им легкой добычей, потому что у нас не было никакого прикрытия. Я выпустил длинную очередь по одной из стай и спрыгнул с крыши автобуса. Надо признать что в этот момент я чувствовал себя настоящим предателем по отношению к стационарному лучемету, с которым за несколько секунд боя буквально сроднился. Еще совсем немного столь близкого единения, и я, как и предыдущий стрелок, не смог бы разжать пальцы, предпочтя смерть измене кибернетическому другу.
        Два роя столкнулись в том месте, где я находился секунду назад. Ревущий клубок стрекозиных тел сразу же был накрыт шквалом дружественного огня из лучеметов и гранатометов. Стволов и зарядов не жалели. Целый каскад взрывов отшвырнул меня в канаву. Сверху посыпались обрывки крыльев и мокрые куски псевдонасекомых. Потом взорвался автобус. В нем еще оставались люди, но сейчас гуманизм был неуместен. В ход шла простая арифметика. Нужно спасти тех, кого еще можно спасти. Остальные не в счет. Новый взрыв. Несколько секунд безмолвной темноты я воспринял как наступление смерти. Этого желанного бесконечно долгого сна без снов. Но судьба выломала меня обратно в грохот боя и сверкание лазерных лучей.
        Вокруг бушевала смерть. Каждую секунду кто-то умирал, и чья-то горячая плоть с криком превращалась в горячий пепел. Бешеная энергия распада пронизывала пространство, искажая количество измерений и смешивая потоки времени с дерьмом и кровью. Добро и зло сплелись в буйном танце взаимного истребления, а мне вдруг стало скучно. Холод бесконечного одиночества кольнул меня в самое сердце. Ничто не изменилось в этом мире. Мне показалось, что и тысячу лет назад я точно так же истекал кровью на поле брани, а бесчисленные орды врагов точно так же кромсали огнем и сталью тела моих товарищей. И я тогда, как и сейчас, не знал наверняка, с какой стороны окопов находится добро, а с какой зло, где белоснежные эльфы, а где кровожадные орки. Жизнь слишком сложна, и ни один мудрец никогда не ответит на подобный вопрос наверняка.
        Абсолютным знанием, как всегда, обладают только глупцы.
        Скелет стационарного лучемета дымился над ребристым остовом взорванного автобуса. Небо застилал постоянно трансформирующийся рой. Я перевернулся на живот и, стараясь не сильно выпирать над окружающим ландшафтом, пополз к головным автобусам. Мне казалось, что я пролежал без сознания несколько часов и колонна с беженцами давно уехала, что мою истерзанную плоть бросили гнить в чистом поле. Как это банально!
        А ведь я вовсе не умер! И даже не собирался этого делать! Я хотел жить. Мой двойник за спасение своей никчемной шкуры целый мир предал. И я могу! От последней мысли мне стало тошно, и, поднявшись на ноги, я увидел три готовых к отходу автобуса в какой-то сотне метров от себя. Они уже зависли над дорожным полотном и вот-вот должны были сорваться с места.
        Из-за панической спешки моя нога скользнула по грязи, и я растянулся, ткнувшись носом в землю. Вскочил, но меня остановил какой-то звук за спиной. Кто бы мог подумать, что меня можно остановить в такой момент?
        Это был чей-то тихий, едва слышный стон. Я застыл на месте, вертя головой и локализуя источник. Стон раздавался из последнего уцелевшего автобуса. Он по самую крышу был забит копошащимися «стрекозами». Мне не хотелось к нему идти, но я сделал шаг. Что-то непреодолимое заставило меня пойти к нему. Еще десять шагов окончательно отдалили меня от спасения и приблизили к неминуемой смерти.
        Автобус чем-то напоминал смертельно раненное животное. Он зарылся широкой доброй мордой в землю, беспомощно задрав вверх задние гравиподушки, и, казалось, дрожал от страха, дребезжа всей своей металлической шкурой. Из разбитой левой фары вытекла лужица черной жидкости. Выбитая правая фара висела на проводах, неритмично помаргивая. По ступенькам, ведущим в салон, сплошным потоком лилась кровь. Она собралась в большую лужу у порога, и в эту лужу мне пришлось наступить, чтобы максимально приблизиться к жующим тварям. Несколько секунд я вслушивался в шуршание сотен лапок, брюшек и жвал. Стон снова раздался совсем близко. Трясясь от отвращения, я схватил одну из «стрекоз» за крылья и вытянул наружу. Потом точно так же выдернул следующую. И еще одну. И еще…
        Почему-то они не атаковали. Может быть, их рецепторы стали нечувствительными от крови, или сытость пробудила генетическое миролюбие по отношению к гражданам Солнечной Системы. Насекомые удивленно пялились на меня своими окровавленными фасеточными глазками и через окна лезли обратно в салон.
        Наконец я увидел тянущуюся ко мне человеческую руку. Моя ладонь крепко сжала скользкие пальцы. Рывок. Из-под груды «стрекоз» мне на грудь упал окровавленный скелет с волокнами мяса на поцарапанных ребрах. Я равнодушно перекинул кости через голову и полез дальше. Не представляю, как в этой лязгающей челюстями груде смогло выжить человеческое существо, но уже в метре от дверей я увидел окровавленное лицо с огромными перепуганными глазами. Женщина что-то шептала. Я схватил ее за подмышки и потянул наужу. Вслед за ней из кучи показалась «стрекоза», вцепившаяся ей в спину и шею. «Стрекоза» была мертвой.
        Шальной выстрел прикончил ее в тот момент, когда она только приступила к трапезе. Своим трупом насекомое закрыло страдалицу от остальных хищников.
        Пришлось пару раз треснуть кулаком по наглым стрекозиным мордам, возомнившим, что это ради них я старался, извлекая на свежий воздух еще один аппетитный кусочек. Ног у женщины почти не было. Их объели почти до самых бедер. Уцелели кости и частично стопы. Это хорошо. Свои кости всегда лучше искусственных. Врачи сумеют все починить, если, конечно, она доживет до больницы. Интересно, почему она не отключилась из-за болевого шока? Ведь ее ели заживо. Я поднял женщину на руки и только сейчас заметил крошечный сверток, который она прижимала к груди. Там хлопал глазками маленький живой и совершенно невредимый комочек, ребенок. Она закрыла его собой.
        Колонна двинулась в путь и уже проехала метров двести, когда меня заметили. Или услышали. Орал я так, что «стрекозы» сбивались с курса и зависали на месте. Обратив на себя внимание, я мгновенно превратился в желанную для них добычу. Все насекомые в радиусе километра заинтересовались моей персоной. Буквально секунды отделяли меня от смерти. Мог ли Степанов рисковать десятками жизней в такой ситуации? Не знаю. Я спасал ребенка, но в автобусах детей было больше. В любом случае, если бы я нес на руках только женщину, думаю, что колонна не задержалась бы ни на секунду, а сейчас бой на дороге закипел с новой силой. Какой-то солдат мастерски расчистил для меня проход в рое атакующих насекомых. Он взрывал тварей буквально в метре от меня, но единственное, что я чувствовал, - это порывы теплого ветра и горячие брызги на своей коже. Потом кто-то прикрыл меня узким силовым полем, и я беспрепятственно пробежал по коридору, стены которого состояли из раззявленных жвал, раскоряченных лап и жадных глаз.
        Автобус сорвался с места, едва я ввалился на заднюю площадку. Толчок при резком разгоне сбил меня с ног.
        Кто-то на лету подхватил ребенка. Кто-то поднял женщину и разместил ее в одном из кресел. Над ней сразу же склонились два спасателя. Запахло дезинфицирующими средствами и жидкими бинтами, защелкали регуляторы хирургических скальпелей. Про меня, похоже, сразу забыли. Кто-то даже наступил на мою изгрызенную «стрекозой» левую руку. С огромным трудом я дополз до свободного места. Никем не занятых мест оказалось много, а людей мало. Горги здорово проредили ряды солдат и беженцев, но теперь все было позади.
        Можно поздравить себя с тем, что я жив.
        Колонна быстро набрала скорость, и «стрекозы» отстали. Стрельба прекратилась.

        - Как она? - спросил я у спасателя, который устало опустился в кресло рядом со мной.

        - Хреново, - мрачно ответил тот и принялся раздраженно сдирать с рук тонкие резиновые перчатки.
        Часа три протянет, потом ампутируем тело.

        - Ребенок?

        - Без понятия. С ним Чарли возится, - спасатель сказал эти слова таким тоном, что мне захотелось немедленно оставить его в покое, но я не мог этого сделать, потому что имел к нему одно неотложное дело.

        - Макомин есть? - сдержанно осведомился я, с тоской вспоминая свою раздавленную стрекозой пачку.
        Спасатель недовольно сморщился и бросил ненавидящий взгляд на мой окровавленный живот. Казалось, еще секунда, и он меня стукнет. Вроде бы даже руку поднял для удара. Немного успокаивало знакомое сочетание старых глаз и молодого, хотя и серого от усталости, лица. Люди, прошедшие омоложение, обычно обладают очень высокими профессиональными и моральными качествами, совершенно недоступными тем, кто живет в первый раз. Спасатель действительно поднял руку, почесал затылок, пробурчал старомодное ругательство и ушел в головную часть автобуса. Странно.
        Может, у них нет макомина? Я закрыл глаза и уже собрался попытаться заснуть, когда почувствовал укол в плечо. Спасатель вернулся с явным намерением вплотную заняться моими ранами. Он склонился надо мной с инъекционным пистолетом в одной руке и активированным лазерным скальпелем в другой. В зубах спасатель держал дезинфицирующий фонарик. Я снова закрыл глаза и почти сразу отключился. Наверное, айболит сделал мне успокаивающую инъекцию.
        Громоподобный рык Степанова вернул меня к реальности.

        - Все из автобусов! Приехали! Дальше пешком!
        Еще не очнувшись от действия лекарств, я выскочил из кресла. Ногу сразу же прорезала обжигающая боль. Будто раскаленный гвоздь вогнали в кость по самую шляпку. Едва не упав, я оперся на подлокотник. Глаза открылись мгновенно. Даже чуть раньше, чем включился мозг. Мой исцелитель, к счастью, все еще был рядом.
        Он без лишних церемоний вколол мне двойную порцию благословенного обезболивающего. Сразу стало легче, и я, переведя дух, заинтересованно осмотрел свою левую руку. Она была залита толстым слоем бинта и почти не гнулась. Под стекловидной пленкой виднелись очищенные от жира и кожи рваные волокна мускулов. Похоже, что руку спасти не удалось. Медик потратил все свое мастерство на защиту от инфекции и сбережение сустава и костей, справедливо рассудив, что мясо как нибудь нарастет. Живот тоже был залит эластичной прозрачной субстанцией, но, в отличие от бесчувственной руки, кожа вокруг пупка нестерпимо чесалась.
        Поблагодарить спасателя я не успел. Он куда-то исчез. Очевидно, отправился помогать другим страждущим. Выбравшись из автобуса и сделав несколько шагов в сторону, чтобы не мешать царившей вокруг суете, я осмотрелся. Аккуратные белые многоэтажки укрывались в зелени деревьев по берегам широкого проспекта, который от края до края был запружен машинами.
        Здесь было так много антигравов и стояли они так плотно, что становилось не понятно, как мы здесь пройдем.

        - Два километра, - закричал Степанов, маша руками. - Нам осталось пройти всего два километра. Навстречу уже идет помощь.
        Его красное и потное лицо сияло от счастья. Я подумал о том, что этот человек дважды спас мне жизнь и наверняка уже забыл об этом. Зато у меня хорошая память, и у меня будет много возможностей посчитаться с Виктором Степановым за все. Мое положение позволяет по-настоящему отплатить благодетелю. Он даже и не узнает, откуда и что ему привалит. Отныне мне суждено неусыпно наблюдать за его судьбой, чтобы время от времени отгонять неудачи и организовывать приятные неожиданности. Хорошо быть влиятельным человеком.
        Осталось только вернуться в тот мир, где я не бывший военнопленный и не случайно выживший преступник, а большая лохматая шишка.
        Два километра - путь неблизкий, особенно в моем состоянии, поэтому я решил проверить, получится ли у меня управляться с лучеметом или плазмометом одной рукой. К моему глубокому огорчению, оказалось, что никакого оружия при мне больше нет. Все растерял!
        Один плазмомет остался во внутренностях напавшей на меня «стрекозы», второй я уронил, когда другая «стрекоза» отгрызала мне руку. Про то, где остался лучемет, никакой информации в моей голове не сохранилось.
        Немногочисленные солдаты выстраивали беженцев, чтобы провести их между плотно стоящими антигравами. Носилок не было, поэтому раненых и тех, кто не мог идти сам, сажали на закорки. Я занял позицию на левом фланге. Несмотря ни на что, я не собирался относить себя к беспомощным беженцам. Я - солдат, а то, что у меня нет оружия, не так уж и важно. В бою бывают потери, и если первым убьют не меня, то я вооружусь и смогу занять место погибшего. Степанов метался из конца в конец редкой цепи беженцев и командовал. Его усилия не пропали даром, и уже через десять минут мы сдвинулись с места. Очень скоро выяснилось, что между антигравами идти почти невозможно. Первыми по крышам начали прыгать бойцы из авангарда. Потом к ним присоединились фланги. Мне тоже пришлось прыгать, придерживая мотающуюся во все стороны левую руку.
        Боль и усталость на какое-то время отступили. Война излечивает от многих болезней. Очень часто вообще от всех.
        Беженцы быстро отстали от авангарда. Кое-где носильщикам приходилось пробиваться через замысловатые заторы, обходя стороной непреодолимые участки и протискиваясь в очень тесные щели. Степанов опять начал бегать вдоль всей цепи. Он краснел, потел, матерился и размахивал руками. Подчинившись его воплям, фланги снизили скорость, и порядок был почти восстановлен, но свободные от груза женщины и детвора тоже принялись скакать по крышам вслед за авангардом.
        Опять все перемешалось. Жидкие фланговые цепи растянулись и распались на отдельные боевые единицы.
        Пришлось опять останавливаться и восстанавливать порядок. К счастью, нам так и не повстречались горги.
        Только один раз над домами блеснуло нечто напоминающее плотный рой «стрекоз». Беженцы немедленно залегли, охранение приготовилось к обороне, но рой исчез раньше, чем бойцы успели навести оружие. А уже через каких-то полчаса в небе загудели тяжелые антигравы. Потом я увидел впереди башни модулей противометеоритной обороны, а кое-где на крышках домов замаячили человеческие фигурки в тяжелой броне. Теперь мы были в полной безопасности на территории, контролируемой Солнечной Системой. Скоро мы все дружно переправимся через портал, за которым будет только счастье и долгая, может быть, даже вечная жизнь в лучшем из миров. Я лег на крышу первой оказавшейся под ногами машины и закрыл глаза. Прошло полчаса, прежде чем кто-то тронул меня за плечо.

        - Эй, товарищ, с тобой все нормально? - спросил незнакомый голос.

        - Отвали, отдыхаю, - блаженно отмахнулся я.

        - Вставай, давай.
        Меня бесцеремонно стащили в щель между антигравами. Я осуждающе посмотрел на наглеца, размышляя над тем, не дать ли ему по уху. Молодой пожарник обезоруживающе улыбнулся и объяснил:

        - Заварушка намечается. Лучше иди туда, - он показал на высокий серый дом. - Там скажут, что делать. - Солдат двинулся дальше, но я остановил его.

        - Когда эвакуация?

        - Уже идет. Портал узкий. Сначала всех гражданских выпихнем, а потом сами пойдем. Думаю, еще пару суток тут проторчим.

        - Значит, местных все-таки вывозим? - спросил я.

        - Если бы не они, то управились бы за несколько часов, - посетовал он и зашагал дальше.
        Я же направился к указанному дому. Чем ближе я подходил к нему, тем шумнее становилось вокруг, тем больше людей я видел. Это были именно люди, а не туземцы, дикари и приматы, как я мысленно именовал местных жителей. Меня окружали нормальные человеческие лица. Хмурые, озабоченные, иногда злые. Некоторые улыбались, но это были искренние улыбки, а не приклеенные скотчем коммерческие имитации. Все были чем-то заняты, и мне стало немного стыдно за то, что я позволяю себе бездельничать в то время, когда вокруг кипит захватывающая созидательная суета.
        Транспортные и строительные модули трудолюбиво разгребали завалы на улицах, резались на куски легковые антигравы, которые потом сминались в крошечные кубики и сжигались на месте. Там, где лазерные клыки модулей оказывались бессильны, в дело вступали управляемые людьми «Кировцы». Громадные громко гудящие трактора лихо расправлялись с большегрузными машинами. Так же безжалостно они разделывались с трупами горгов и кохонов. Смолянистые органические остатки сгребались к обочине и сваливались в большие дурно пахнущие кучи. Системы утилизации дыма не справлялись, и траурные столбы поднимались к небу тут и там.
        Тела граждан Солнечной Системы, по большей части обезглавленные, аккуратно укладывались спасателями в рефрижераторы Горьковского хладокомбината № 1.

        - Дорогу! - рявкнул над ухом многократно усиленный мегафоном мужской бас.
        Я инстинктивно метнулся в сторону. Пятиметровый экзоскелет протопал мимо, едва не отдавив мне ноги. Он был такой огромный, что человека среди нагромождения металлических конструкций я разглядеть не смог.
        Рукотворное чудовище волокло в исполинских клешнях гигантский ящик с эмблемой
«Электросилы».

        - Ломакин! - окрикнул меня знакомый голос. - Ты жив?
        Я пожал руку радостно скалящемуся Карлу Вангарду.
        Похоже, он был очень доволен собой. Еще бы: столько спасенных жизней. Правда, если из выживших туземцев вычесть наших погибших ребят, то его улыбка должна бы стать ровно в два раза уже.

        - Видел, как ты рубился со «стрекозами» и, честно говоря, думал, что ты там с ними и остался, - радостно поведал Карл.
        Встреча со мной была для него очень приятна, и он этого не скрывал. От него пахло потом, кровью и стрекозиными внутренностями. Он поминутно щурился и вытирал грязный лоб тыльной стороной грязной ладони. Он не верил в то, что выжил, и в этом ничем не отличался от меня.

        - Повезло, - буркнул я.

        - Думаешь? - Вангард резко помрачнел, и мне сразу стало грустно, будто у нас на двоих было только одно душевное состояние.

        - Что? - коротко спросил я.

        - Плохо с порталом. - В его руке появилась плоская квадратная фляжка.
        Он сделал торопливый глоток и протянул ее мне.
        В нос шибанул удушливый запах плесени и гнили.

        - Грибанчики? - удивился я. - Откуда?

        - От верблюда! Никак не могу бросить. Надо бы к доктору наведаться. Ха… ха… ха…
        Обозначив шутку троекратным отрывистым «ха», он закрыл глаза и качнулся. Я поймал его и поспешно спросил:

        - Что не так с порталом?
        Карл молчал. Из уголка его рта к воротнику потянулась струйка черной слюны.

        - Что не так с порталом?!
        Я с силой припечатал его к стене дома. Его веки приподнялись, и мутный взгляд устремился сквозь меня в иные пространства. Пришлось сделать ему больно, чтобы вернуть на Землю и получить ответ.

        - А ты не в курсе? - Карл вяло оттолкнул мою руку. - Портал сужается. Не хватает энергии для удержания. Энергоблоки горят как свечки. Ничего нельзя сделать. Сейчас мы пропихиваем тысячу беженцев в час. Вот в такую дырочку, - он слегка развел руки в стороны. - Выбираем тех, кто погабаритнее. Через сутки дырочка станет гораздо меньше, и мы будем пропихивать туда тех, кто потоньше. И ползком. А народу здесь до хренища. Одна надежда на горгов. Придут и уменьшат наше количество. Ха… ха… ха… Иначе через два дня мы будем резать друг другу головы, чтобы прокатить их в оставшееся отверстие и хоть так оказаться дома. А по…
        Он замолк на полуслове, и я осторожно посадил его на асфальт, заботливо прислонив спиной к стене. Грибное опьянение скоротечно, и через час Вангард будет в норме. Пускай покайфует, пока есть такая возможность.
        Будучи Светозаром Ломакиным, и я бы не отказался отхлебнуть из фляжки, но сейчас мне что-то мешало уйти в блаженную отключку. Может быть, многовековой опыт торкает лучше всяких грибанчиков? Я еще раз взглянул на Карла, убеждаясь, что ему ничего не грозит, и двинулся дальше. Потребовалось несколько минут, чтобы добраться до высокого серого здания, на которое мне указывал пожарник. У главного входа толпилось много местных, и я почувствовал себя не очень уютно под их чрезмерно внимательными взглядами. Пришлось ускорить шаг, чтобы побыстрее миновать этих примолкших при моем появлении людей.
        В просторном вестибюле меня остановил длинный барьер, состоящий из очень больших и тяжеловесных канцелярских столов. Из таких получаются хорошие баррикады. Еще на подобной мебели удобно разделывать бычьи туши или танцевать нагой канк. Все остальное на них делать невозможно. В том числе почти невозможно вести прием посетителей. Тем не менее, работа кипела. Ссутуленные клерки что-то неутомимо вводили в мобильные консоли и перебрасывались короткими непонятными фразами.

        - Торно не внял? - спрашивал один.

        - Он не кросс, - отвечали ему.

        - Кинь мне. Я атремайка, - вмешивался начальник, и несколько минут трудолюбивый треск клавиатур ничем не прерывался.
        С моей стороны барьера тесными спиралями завивалось несколько грустных, покорных судьбе очередей, составленных исключительно из туземцев. Между ветвями спиралей, заложив руки за спину, важно слонялись жандармы. Чувствовалось, что они счастливы выполнять привычную роль блюстителей порядка. Одним своим видом они добивались от посетителей тишины и полного смирения. Казалось, что туземцы задерживают дыхание и вытягиваются в струнку, когда к ним приближается преисполненный собственной значимостью жандарм Солнечной Системы.
        Над наиболее популярными столами висели криво склеенные плакаты: «Регистрация беженцев и перемещенных лиц». Текст был на русском и английском. На малоизвестном в Системе английском - с ошибками.
        Не оставались без внимания посетителей и столики с надписями «Регистрация бывших военнослужащих армии Московской республики, Новгородской республики, Курского доминиона, Ингерманландии и иных колоний (штатов) СШЗ». Здесь очередь была прямее и немного напоминала армейский строй. Вспотевший от старания оператор детектора лжи тестировал всех военнослужащих одного за другим. Некоторых после проверки заковывали в знакомые мне браслеты с синими огоньками и уводили куда-то в глубь здания. Из всей компании клерков откровенно скучала только одна девушка. Она сидела за маленьким письменным столом с крошечной табличкой «Регистрация беженцев и бывших военнопленных, имеющих статус граждан Солнечной Системы». Я подошел к девушке и присел на специально приготовленный стул. Кажется, это был единственный стул для посетителей в этом заведении. Таких поделок из гнутого металла, цветного кожзаменителя и поролона полно в нашем мире и совсем нет здесь. Похоже, что кто-то не поленился притащить сюда эту примитивную мебель, которая сейчас в моих глазах казалась почти святыней. Кусочек родного мира в огромной и враждебной
вселенной.

        - Какими судьбами в этой дыре? - спросил я, не здороваясь.
        У современной молодежи приветствия не в моде.
        Считается, что все люди - одна семья и не должны особо подчеркивать свою близость или, наоборот, отдаленность. Я слишком стар, чтобы понимать подобные вещи, хотя иногда пытаюсь маскироваться под юнца. Девушка тоже не поздоровалась. Лишь скользнула по моему лицу ненавидящим взглядом раскосых глаз. Рыжая, курносая и очень злая девчонка.

        - Жизнь - какашка, судьба - отрыжка? - процитировал я главного героя последней комедии Рашидова.
        Как я помнил, в студенческих рейтингах эта картина была на втором месте после жесткого порнотриллера «Оборванец», но его я цитировать, по понятным причинам, не стал.

        - Свой, - взгляд девушки немного смягчился. - У местных глаза другие, и скалятся они все время, как идиоты.

        - К вам кохоны ходить не должны, - я ткнул пальцем в табличку.

        - Не должны. Но ходят. Еще как ходят, - она с отвращением посмотрела на очередь. - Твари! Мы же тоже русские люди… Вы не имеет права… Права человека - высшая ценность, - повторила она слова кого-то из посетителей, и ее симпатичное личико гадливо сморщилось. - Не пойму, при чем здесь национальность? Я вообще-то полька.

        - Пани, это всего лишь несчастные женщины и дети, - возразил я, переходя на польский. - И они нуждаются в помощи.

        - Давно здесь? - спросила она, помрачнев еще больше.

        - Практически с первого дня. С перерывами.

        - А я без перерывов, - прошипела девушка. - И тоже с первого дня.

        - Плен?

        - Почти. - Ее лицо исказилось и даже изменило цвет, став мертвенно-серым. - Я была в маленьком польском городке. Они пробили портал ночью и напали на спящих жителей. Они ловили нас, как животных… - ее глаза округлились и покраснели, - многих убили. Тем, кто пытался защищаться, вспарывали животы и бросали умирать на мостовой. Когда нас гнали к порталу, то под ногами…

        - Не надо, - тихо попросил я. - Я понимаю.
        Мне не хотелось слушать, но она решила высказаться.

        - Ничего ты не понимаешь. Они хотели нашей смерти и наших мучений. Все! Включая этих твоих несчастных женщин и детей. Это сейчас они выпрашивают у нас похлебку, а совсем недавно они только в самом крайнем случае соглашались видеть в нас рабов. - Она злобно ощерилась. - Они звали нас грязными комми, а сами мылись раз в неделю, потому что за воду надо платить по счетчику. Даже саксы, самые богатые из них, экономили на мыле, но не жалели денег, чтобы купить китайскую девочку, оттрахать ее на вечеринке, а потом перерезать глотку. Чем больше китаянок кокнут, тем круче вечеринка.
        Я потрясенно оглянулся на стоящих в очереди людей.

        - Думаешь, вру? Тебе предстоит еще многое узнать о них. Например, они делили всех на сорта…

        - Это я в курсе.

        - И убийство человека низшего сорта не наказывалось даже штрафом. Наоборот, убийце оказывали психологическую помощь, если вдруг ему на одежду попало немного крови и он от этого факта расстроился.

        - Не может быть, - мрачно проворчал я.

        - Это правда, - она вздохнула. - Они нас убивали, а мы их спасаем. Надо бросить все это стадо на съедение горгам и уйти. А то ведь еще и заботиться о них будем, вместо того чтобы в зоопарк посадить.

        - Не думаю, что именно эти люди…

        - Ты ничего не знаешь, - девушка устало покачала головой. - Когда мы вернемся, я сделаю мемуарный файл. Если хочешь, то с ощущениями и запахами. Тогда ты поймешь, что в том числе и эти люди виноваты в нападении на Систему. Будешь смотреть?

        - Буду, - я обреченно кивнул.
        Ненавижу влезать в чужую шкуру и прогонять через собственную нервную систему чужие переживания, Но, боюсь, в ближайшие годы это станет главным развлечением у всех граждан Солнечной. Уж очень много событий произошло в последнее время. И не все из них были приятными. А чтобы сочувствовать, нужно понимать.

        - Давай телефон, - она дотронулась пальцем до виска.

        - Ловлю, - я инстинктивно повторил ее жест и рассмеялся.

        - Не работает, - усмехнулась она. - Тогда я напишу.
        Девушка накарябала на обрывке бумаги свое имя и телефонный индекс.

        - Обязательно свяжись со мной, - строго сказала она, протягивая мне листок.

        - Обязательно свяжусь, - пообещал я и спросил: - Зарегистрируешь меня?

        - Легко. Ты кто?

        - Вас… - Я помотал головой и нервно хихикнул. - Ломакин Светозар, бывший рядовой, ныне преступник. Приговорен к смертной казни. Приговор приведен в исполнение.
        Она с уважением посмотрела на меня.

        - У тебя хорошее имя. Сербское?

        - Не знаю, - я пожал плечами. - Не у кого было спросить. Может быть, и сербское.
        Ее пальцы застучали по клавишам, и девушка снова заулыбалась. Ее лицо стало веселым, злобным и удивленным одновременно. Очевидно, она читала приговор.
        Если это так, то, я думаю, она простила мне мой нынешний чрезмерный гуманизм по отношению к кохонам.

        - Ранения есть? - спросила она, наконец.

        - Есть.

        - В медицинской помощи нуждаешься?

        - Было бы неплохо.
        Она еще немного поколдовала над консолью и выдернула из щели печатающего устройства лист бумаги.

        - Как выйдешь отсюда, сразу направо. Там будет медпункт для наших. Местных в нем не принимают, - сказала она так, будто для меня это имело решающее значение. - Передашь привет Ярику, а потом, если он тебя не госпитализирует, идешь к посту номер 18 в распоряжение капитана Оболенского. Вопросы есть?

        - Вопросов нет. - Я забрал у нее бумажку.

        - Я тебе распечатала схему, где у нас баня, экипаж и столовая. Рекомендую посетить все эти места, помыться, переодеться и покушать. Ты выглядишь очень усталым и голодным. А еще ты грязен, и от тебя очень сильно воняет.

        - А что такое экипаж? - спросил я, немного обидевшись на последнее замечание.

        - Военный распределитель. Новую одежду получишь. Счастья, Светозар.

        - И тебе счастья, пани. Через год в день победы жду тебя у колонны Сигизмунда Третьего.

        - Вместе с женой придешь? - она подмигнула.
        Женой?.. Я замер. У Ломакина действительно была жена. Точнее есть… Но мне-то какое дело до этого? Я не испытываю никаких чувств к Тумане Сентябрь. Жизнь в теле Ломакина - всего лишь крошечная и не самая приятная частица моей большой полноформатной жизни размером в несколько веков. Воспоминание о том, как, лишенный памяти, я прозябал в жалком мирке куцых представлений и жалких устремлений курсанта двоечника, вызвали во мне отчетливую внутреннюю дрожь. Ломакин мертв. Я должен забыть о нем. Даже если забыть - значит убить человеческую личность.
        Пускай. Мы несовместимы. Или он, или я. Я выбираю себя.

        - Она ищет тебя. - Полька озабоченно защелкала клавишами.

        - Здесь есть связь с всеобщей сетью? - равнодушно спросил я.

        - С десятью из двенадцати глобалов. Кохоны удружили. Хочешь узнать, что с ней?
        Я промолчал.

        - По последним данным, актуальность шесть часов тридцать минут, она пребывает на Дуне. Лагерь беженцев «Панама-2», четвертый городок, сектор 13, уровень 22, комната 530. В комнате есть стационарный телефон.

        - Распечатай, - перебил я ее.

        - Приятно видеть счастливого человека. - Она с улыбкой подала мне листок. - Лагерь
«Панама-2» находится в старом секторе базы «Ленинский комсомол». Сейчас она принадлежит оранжерейной корпорации «Лето». Исторически это советская база
«Тверь», основанная в 2037 году для размещения ядерных пусковых установок.

        - Ты хочешь сказать, что она подземная? - уточнил я, убедительно изобразив искренний интерес.

        - Да. Жилища для беженцев расположены в оранжереях на глубине двух километров.

        - Отлично! Спасибо. - Я забрал распечатку и отвернулся, чтобы уйти.

        - В госпитале есть коммутатор, соединенный с большой землей, - выстрелила пани мне в спину. - Оттуда ты сможешь позвонить ей.
        Не попрощавшись, я вышел на улицу и присел на низенькую оградку аккуратненького газончика. Сидеть на узкой перекладине было неудобно, но стоять хотелось еще меньше, и, немного поерзав, я нашел не очень болезненную точку равновесия. Что же мне делать с этим Ломакиным? С одной стороны, он - часть меня и мне понятны его жалкие чувства и порывы. С другой, он долго заключал в себе мое сознание, помимо своей воли превращая могущественного джина в ничтожного обитателя пивной бутылки. Я развернул распечатки. Левая рука не действовала, и мне пришлось разглаживать мятую бумагу у себя на колене. Баня, экипаж, столовая, адрес и телефон Туманы. Листик с адресом и телефоном, жалобно шурша, превратился в крошечный комочек и упал на стриженую траву. К черту! Я не собираюсь воплощать мечтания ограниченного малолетнего бездельника. У меня и своих дел по горло! Где этот госпиталь?
        Надо наконец-то позаботиться о себе. Дурацкие схемы!
        Ничего не понятно!
        Окончательно запутавшись, я поднял голову, чтобы осмотреться. Вот же госпиталь! Прямо перед моим носом. На огромных магазинных витринах красовались наспех намалеванные кресты и полумесяцы. Из припаркованных рядом фургонов санитары вытаскивали носилки с окровавленными людьми, а вместо них загружали ящики с боеприпасами. Похоже, где-то шел тяжелый бой.
        В холле лечебного заведения я обнаружил все тот же ряд столов и уже знакомые очереди. Только здесь в очередях стояли раненые и больные. Не очень гуманно заставлять страдальцев дожидаться помощи на ногах, и эскулапов прощало только то, что всех, кто не мог стоять, провозили на каталках и проносили на носилках сразу в глубину здания. Пани меня обманула - кохонов здесь было большинство. Будем надеяться, что все остальное, сказанное ею, чистейшая правда. Я подошел к крайнему столику. Какая-то дама из местных злобно зашипела мне в спину, но я не посчитал нужным даже обернуться.

        - Где я могу найти Ярика? - спросил я у очень молодого врача, заклеивавшего рану на руке трехлетней девочки.

        - Ярик погиб два часа назад. - Врач внимательно посмотрел на меня. - А вы кто?

        - Никто, - я помотал головой. - Просто человек.

        - Обезболивающее, стимуляторы и медицинскую помощь вы, как гражданин Солнечной Системы, можете получить на третьем этаже. Там же вас накормят и дадут возможность отдохнуть, - заученно протрещал он и отвернулся.
        Больная девочка интересовала его гораздо больше.
        Немного поколебавшись, я направился к лифтам. Пришло время воспользоваться преимуществами, которые дает гражданство Солнечной Системы. Мое нерешительное перемещение было неожиданно прервано парой часовых. Застывшими выражениями лиц эти люди смахивали на роботов, и только по запаху пота можно было определить в них человеческих существ. Один из бойцов вопросительно и, я бы даже сказал, почти вежливо направил ствол лучемета мне в живот. Его помощник оказался не столь любезным и нахально приставил к моему уху плазменную винтовку.

        - Я свой, - честно сказал я, демонстрируя пустую правую ладонь.

        - Уверен? - глумливо осведомился старший. - Что надо?

        - Макомин, стимуляторы, еда, сон, сочувствие, - вяло сообщил я, почуяв, что гнуть пальцы перед этими вояками не следует.

        - Проходи, - неожиданно легко смилостивился старший и отступил в сторону. - Добро пожаловать домой, солдат.
        Я благодарно кивнул и втиснулся в лифт между двумя каталками, на которых лежали раненые с бледными как простыни лицами. Один из них, кажется, уже умер и мог рассчитывать только на ампутацию тела. Второй скулил и плакал, а санитар почему-то не спешил дать ему обезболивающее. Бедолаг везли в операционную на пятый этаж, и я не посчитал возможным задерживать их. Поднявшись вместе со всеми, я, не дожидаясь пока их выгрузят, спустился по лестнице вниз.
        Граждан Солнечной Системы на третьем этаже было много. Слишком много. У кабинетов врачей толпились нервные страждущие. Мужчины и женщины суетились в коридорах, перебегая из очереди в очередь. Они хватали за руки спешащих куда-то врачей и устраивали перепалки около закрытых дверей. Духота, шум, свары.

«Добро пожаловать домой, солдат». Почувствовав, что силы покидают меня, я отошел в угол и сел прямо на пол.
        Навалившаяся усталость быстро и незаметно утянула меня в сон. Черные тени вышли из тьмы. Вокруг все так же бегали люди. Я видел их лица и слышал, что они говорят. Медсестра склонилась надо мной. Я отмахнулся, и она ушла, не заметив черных теней, обступивших меня со всех сторон. Я всегда знал, что эти тени живут рядом, что они прячутся в извечной бездне, скрытой за зыбкой реальностью мира. Лишь изредка проникали они сюда, принося с собой страх и ужасающий вой фрезы, вгрызающейся в черепную кость.
        Очнулся я из-за того, что меня кто-то толкнул. Молчаливый полукруг теней все еще мерцал рядом, и мне пришлось помотать головой, чтобы они растворились в небытии. После их ухода остался туманный полумрак, изредка подрагивающий от чьего-то сдавленного шепота.
        Коридор был пуст. Только в дальнем конце виднелись три человеческих силуэта. От них по клетчатому линолеуму тянулись осьминожьи щупальца обычных теней, рожденных электрическим светом. Силуэты курили и что-то обсуждали. До меня донеслись обрывки дымных фраз.

        - Стрелять выродков…

        - Из стационарных лучеметов…

        - По колено в крови…

        - Хрена лысого…

        - Подмоге не пробиться…

        - Сдохнем тут…
        Не было видно ни врачей, ни пациентов. Даже воздух стал пресным и мертвым. Только кровожадный шепот силуэтов сотрясал пустоту.

        - Идти через толпу…

        - Прямо по живому мясу…
        Я встал и подошел к окну. На улице зажглось освещение. Несколько неярких фонарей рубили ненавистную темень на большие кровоточащие куски. По тротуарам двигались вооруженные люди. Около палаток горели костры.

        - А если «Кировцем» на дистанционке…

        - Забуксует на потрохах, мать…
        Небо прорезали праздничные лучи лазеров. Невидимый в ночи антиграв неожиданно расцветил низкие облака красочным ежиком выстрелов и почти сразу рухнул вниз. Хвостатые следы выпущенных им напоследок гранат очень похоже сымитировали фейерверк. Прямо Новый год. Мне захотелось, как в детстве, прижаться лбом к холодному стеклу и выпасть в иное измерение.
        Туда, где нет людей и свойственного им свинства.
        Сколько еще крови должно пролиться, чтобы человек стал наконец человеком? Удар в спину швырнул меня вперед. Звон царапнул барабанные перепонки и остался где-то сзади и сверху. Сердце остановилось. Через долю секунды я осознал себя летящим по воздуху вместе с кусками рамы и осколками разбитого стекла. Ослепительно белый свет очерчивал мою рельефную тень на мостовой. Еще немного, и я сольюсь с ней, чтобы навсегда уйти за грань бытия. Туда, где ждут меня вечно ревущие фрезы. Высота была слишком маленькой, и я не успел ничего предпринять. Вспышка света и боли на мгновение сменилась тьмой. И почти сразу огонь, крики, выстрелы смешались в привычную тошнотворную кашу боя. Темнота отказалась принимать меня и выплюнула обратно в жизнь.
        На третьем этаже госпиталя пульсировал огненный сгусток. Оттуда на землю сыпались горящие обломки мебели и куски кирпичной кладки. Часть здания просела, и среди обрушившихся стен виднелся оставленный взрывом кратер. Вдоль улицы двигалась стена пламени.
        На оранжево-красном фоне четко различались угрожающе резкие контуры паукообразных горгов и разбегающихся в панике людей. Несколько бойцов растерянно водили из стороны в сторону стволами лучеметов.
        Они не могли вести огонь, не рискуя подстрелить какого-нибудь запаниковавшего кохона.
        Вспышка нового взрыва окрасила улицу печальным осенним багрянцем. В стены и мостовую минорно забарабанили осколки. Кто-то вскрикнул. По серому асфальту размазались пурпурные капли. Я встал на четвереньки и пополз. На земле рядом со мной кривлялись тени огромных человекообразных существ. Казалось, что сейчас они встанут на меня. Словно хромая собака, я перемещался неуклюжими полупрыжками и мечтал только о том, чтобы не умереть на коленях. К счастью, на моем пути встретился канализационный люк. Тяжелую крышку было очень трудно открыть одной рукой.
        Кажется, мне пришлось использовать зубы. В моей памяти сохранился железный вкус этой крышки. Краем глаза я заметил, что прямо на меня катится пятнадцатиметровый металлический шар. Каждую секунду в его поблескивающих бортах открывались амбразуры, из которых вырывались толстые, как бревна, лазерные лучи.
        Уподобившись мухе, я пополз головой вниз по хрустящим ржавым скобам. Спасительная тьма канализации вот-вот должна была поглотить мое уязвимое тело, но тут мне в нос ударил резкий запах горга. Никакой ошибки быть не могло, из колодца навстречу мне лезла «стрекоза». Когда я выпрыгнул обратно на поверхность, улица выглядела совершенно пустой, будто миновало не несколько секунд, а несколько часов и в городе успели хорошо поработать каратели. Я короткими перебежками рванул вдоль изгрызенной взрывами линии домов.
        Бежать пришлось мимо горящего госпиталя, сожженного палаточного городка, черных скелетов машин и обезображенных человеческих трупов. Близким взрывом меня подкинуло в воздух и швырнуло в глубокую воронку. Не успел я отдышаться, как из-за угла выкатилось сразу два огромных металлических шара. На крыше ближайшего здания активизировался стационарный лучемет. Отработать он успел не более секунды. Шары сразу же обрушили на него совершенно немыслимую огневую мощь. Вечная память солдату. Бетон стен вспыхнул, как газетный лист. Угол дома испарился, превратившись в густое облако раскаленной пыли, а толстый ствол лучемета с сухим треском раскололся о мостовую в метре от моего укрытия. Осколки оптического силового контура печально зазвенели по вздыбленному асфальту.
        Рискуя быть испепеленным, я выпрыгнул из воронки.
        По глазам резанул тяжелый запах горячего металла и тлеющей плесени, где-то совсем рядом с моим ухом просвистело в хватательном выпаде огромное щупальце.
        Сжавшись, я заскочил в ближайший подъезд и, споткнувшись о труп, растянулся на ступенях. Погони не было, и у меня появилось несколько секунд на отдых.
        Несколько секунд, чтобы судорожно втянуть в легкие дымный и пыльный воздух, стереть с лица грязный пот и откашляться. Солдат, о тело которого я запнулся, сжимал в скрюченных белых пальцах одноразовый микроволновый излучатель. Довольно редкая штуковина.
        Прожигает большие дыры в чем угодно. Мгновенно взбодрившись, я схватил оружие, сорвал предохранительную чеку и побежал вверх по лестнице. Уже на четвертом этаже, укрывшись под подоконником, я еще раз со всех сторон осмотрел короткую трубку. Все правильно - микроволновый излучатель. Жаль, конечно, что раньше подобное оружие мне приходилось держать в руках всего один раз в жизни, и то в образе Светозара Ломакина. Машинку показывали нам на ознакомительном занятии по противодействию крупным ксеноорганизмам. Помнится, урок тогда прошел очень весело.
        С шутками и прибаутками. Никто не верил, что на Земле могут появиться организмы, которых нельзя будет порезать на куски обычным лучеметом.
        Затаив дыхание и досчитав до пяти, я вскочил, прицелился и выстрелил через разбитое окно. Все действия были выполнены одним движением на одном дыхании.
        Я двигался так складно, четко и быстро, будто целый месяц тренировался стрелять именно с этой позиции именно по этому огромному шару. Мишень была огромной и медленной. Я не мог промахнуться, но… Промахнулся! Буквально через миллисекунду после моего появления в окне и на миллисекунду раньше, чем я успел навести излучатель, у меня над головой взорвался плазмоид. Рука предательски дрогнула, и микроволновый заряд прошил рекламный стенд, который на чистом английском призывал приобретать настоящие русские антигравы «Ниссан-Блу-Ганс». Мою смертельную атаку никто не заметил. Шару, на который я покушался, было не до меня. Он яростно обстреливал ползущий по соседней улице противометеоритный модуль. Лазерные пушки торгов испаряли кубометры почвы под гусеницами модуля, но боевая машина в ответ лишь оглушительно ревела и шумно переключала системы гравиподушек.
        Прикрываясь пленками силовых полей, модуль неумолимо двигался вперед. Я поспешно ссыпался вниз по лестнице. Этот чертов аппарат способен за долю секунды испарить железистый астероид диаметром в полста метров, и если стрелок сейчас надавит на гашетку, то от меня останется лишь файл в Глобальном банке данных и строчка на мемориальной плите какой-нибудь братской могилы. Вот только праха под этой плитой не будет.
        Впрочем, и фамилия будет чужой, ибо Петр Васнецов давно умер, а Светозар Ломакин не имеет ко мне никакого отношения.
        Улица ожила. Из подъездов и окон нижних этажей выпрыгивали люди. Из подвалов, люков, просто из земли на газонах появлялись почерневшие грязные фигуры. Я обогнал двух жандармов, которые за руки и ноги волокли раненого товарища. От всех троих несло дымом, кровью и дерьмом.

        - Помощь нужна? - торопливо предложил я.

        - Себе помоги, - зло огрызнулся один из жандармов, окинув меня быстрым оценивающим взглядом.
        Сзади громыхнуло. Мостовую залил ослепительно белый свет, расчерченный черными тенями бегущих. Мне в спину ударила горячая волна, и все тело мгновенно покрылось потом, который буквально через секунду высох. От испепеляющего жара кожа сразу стала горячей, сухой и хрупкой. Она натянулась, и казалось, что еще миг и мои потроха сварятся или даже изжарятся внутри треснувшего живота.

        - Последний рубеж, - прохрипел за моей спиной один из жандармов. - Еще чуть-чуть.
        Мне казалось, что я сильно обогнал их, но на самом Деле они отстали всего на три шага, когда дорогу нам перегородила неопрятная баррикада, состоящая из сваленных грудами машин и выстроенных в ряд тракторов.

        - Почему последний? - с академическим интересом спросил я, обдирая сухим языком шершавые, как древесная кора, губы.

        - Дальше портал, - неохотно объяснил жандарм. - И люди. Много людей.
        Орущего во все горло раненого протащили сквозь кабину разбитого вдребезги тягача. Вслед за ним и жандармами я тоже просочился в узенький лаз.
        Людей за линией обороны действительно было очень много. Слишком много. Беженцы не помещались в подвалах и палатках. Женщины, дети и старики сидели на тротуарах, жались к стенам, выглядывали из разбитых окон и бесцельно слонялись с места на место, мешая солдатам подтаскивать боеприпасы. Их всех, невзирая на различия в одежде, возрасте и социальном происхождении, объединяло одно. Они были очень слабы физически. С увеличением расстояния от укрепления концентрация крепких кохонов резко возрастала, и уже в двухстах метрах от меня улицу перегораживала непроницаемо плотная толпа. Мужчины стояли спиной к баррикаде и участвовать в ее обороне явно не собирались.
        Они были увлечены гораздо более интересным делом.
        Они спасали свои шкуры. Из толпы доносились крики, электрический треск парализаторов, а иногда и хлопки лучеметов. Где-то там, очевидно, скрывался вожделенный портал.

        - Здоров, Ломакин, - кто-то сильно толкнул меня в плечо.
        Я оглянулся. Какая встреча! Это был Степанов собственной персоной. За те часы, что мы не виделись, жизнь успела сильно попортить его внешний облик. Правая рука лейтенанта висела на грязной перевязи. Из локтевого сустава торчали острые шипы сломанных костей.
        Лицо превратилось в сплошной синяк и имело изумительный инопланетно-лиловый оттенок. Левый глаз был неаккуратно залеплен нашлепкой из желтого пластыря, с кровавым пятном на месте зрачка.

        - Не хило тебя приложило, - посочувствовал я, пожимая его здоровую руку своей здоровой рукой.

        - Ага. Труп получится очень неаппетитный. Горгам не понравится. Впрочем, твой будет ничуть не лучше, - злорадно усмехнулся он и ощупал кончиком языка прореху между зубами. - Чтоб они подавились.
        На его языке виднелась глубокая красная царапина.

        - Совсем плохо? - проницательно осведомился я.
        Он кивнул.

        - Продержимся час, если повезет, - грустно поведал он. - Максимум два. За это время через портал пропихнутся около двух тысяч человек, а здесь сейчас больше ста пятидесяти тысяч. Правда, половина передавит друг друга, - цинично усмехнулся он. - Естественный отбор, блин. Еще треть перегрызут друг другу глотки. Но все равно их слишком много. Никто из наших не сможет уйти.

        - А может…

        - Кохоны вооружены. Нам не справиться. Было бы разумно разогнать очередь и ввести через этот портал подкрепление. Три сотни пехотинцев в экзоскелетах помогли бы нам продержаться сутки, а за это время союзники сумели бы что-нибудь предпринять.

        - Так в чем же дело?

        - Кохоны рехнулись от страха. Их невозможно отогнать от портала. С той стороны обещали пустить усыпляющий газ, но почему-то уже сутки тянут время. Думаю, им легче угробить несколько сотен достойных граждан Солнечной Системы, чем рискнуть здоровьем этих двуногих животных.
        Мне вспомнилась беседа силуэтов в госпитале. Вот, значит, какую проблему они решали, предлагая на «Кировцах» прорубаться через толпу.

        - К бою! - пронеслось над баррикадами.

        - Пошли, - Виктор приглашающе мотнул головой. - Постреляем. Будет интересно. Обещаю.

        - Да я бы рад. Вот только нечем.
        Он взглянул на меня с осуждением. Стало понятно, что невооруженный человек, по его мнению, теряет статус полноценной личности и являет собой жалкое природное недоразумение. Убедившись, что волна его презрения накрыла меня с головой, он пробурчал что-то успокаивающее и присел на корточки. Откуда-то из-под грязной разлохмаченной штанины появился старый добрый «Спартак». Модификация «Каширка» с пижонскими деревянными вставочками. Я жадно вцепился в исцарапанную рукоять. Пальцы мгновенно впитали в себя ощущение силы. Меня нисколько не смутил покрытый густой сетью трещин дульный радиатор. Не так уж долго мне предстоит стрелять, чтобы беспокоиться о ресурсе системы охлаждения.
        На баррикаде было немноголюдно, и мы со Степановым без труда выбрали себе неплохую позицию с редким сочетанием хорошего обзора и надежного прикрытия. С одной стороны нас защищал ковш огромного экскаватора, с другой - толстая стопка бетонных плит.

        - Не продержаться нам, - обреченно вздохнул Степанов. - Ты видел, сколько у них гигаджоулей на выстрел? Уму непостижимо. Даже не хрюкнем.

        - Похоже на то, - с грустью согласился я.
        В конце улицы живописно дымились обломки противометеоритного модуля. Его красиво обрамляли куски взорванной железной сферы. Один-один не в нашу пользу. Горги быстро заполняли пространство между домами. За облаком «стрекоз» угадывались силуэты гигантских шаров. Макушки паукообразных артроподосов временами показывались над завихрениями трещащего радужными крыльями роя. По асфальту стелилась стая «крабов» и прочей псевдоживой нечисти.

        - Это конец, - сказал кто-то рядом со мной. - Нам не удержать их.
        Я мысленно кивнул. Жизненный опыт подсказывал, что на этот раз мы обречены.

        - Служу Человечеству! - рявкнул Степанов.

        - Служу Человечеству! - ответил ему слаженный хор голосов, охрипших от простуды, боевого куража и задавленного страха.

        - Подпустите их ближе. Стрелять по команде сразу из всех стволов, - послышался чей-то начальственный рык, и на душе сразу стало спокойнее, ибо войско без генерала - это даже не полвойска, это вообще ничто.
        Команды «Огонь» так и не прозвучало. Рой «стрекоз» внезапно распался, и вопль ужаса пронесся над баррикадой. Некоторые бойцы побежали. Трусливо. Как зайцы. Не отступили, пятясь и стреляя по противнику. А побежали без оглядки, побросав оружие. Один из паникеров сбил меня с ног, и несколько секунд я не видел то, что напутало моих товарищей, а когда поднялся, уже был морально готов к чему-то экстраординарному. Невообразимо огромный монстр заполнял улицу от края до края. Бесформенная туша, ощетинившаяся гигантскими щупальцами, стремительно неслась на наши позиции. Она убивала, давила и расшвыривала горгов, попадавшихся ей на пути. Даже огромные шары не избежали печальной участи своих собратьев. Я сам видел, как один из шаров лопнул и был мгновенно поглощен безбрежной биомассой. Не дождавшись приказа, те, кто все-таки остался на баррикаде, открыли огонь. Каждый стремился израсходовать весь боезапас раньше, чем чудовище сметет укрепление. Гранаты и плазмоиды легко входили в бурую шкуру монстра и взрывались где-то там внутри, отметившись на поверхности огромного туловища разлапистыми красными пятнами.
        Баррикада содрогнулась от удара. Волна биомассы вспухла, сметая бетонные блоки и трактора. Устоявшие на ногах солдаты уже не убирали пальцы с курков. В огненном вихре с криком сгорали те, кого схватил, но еще не успел поглотить монстр. Баррикада сотряслась от близких взрывов. Сразу три щупальца оплели и выдрали из укрепления громадный бульдозер. Я ясно различил волокнистые мускулы, напрягшиеся в неимоверном усилии. Многотонная машина легко взвилась в воздух и, описав классическую параболу, рухнула где-то позади.
        Мне с трудом удалось заставить себя не обернуться.
        Я орал, не слыша своего крика, и стрелял веерными очередями от живота. Каким-то чудом баррикада устояла.
        Волна биомассы отхлынула, и через секунду щупальца преобразились в толстые дряблые трубы двухметрового диаметра. Трансформация была настолько быстрой и неожиданной, что я даже прекратил огонь. Мои товарищи по оружию тоже замешкались. Над позицией повисла многосекундная напряженная пауза. А спустя мгновение нас всех накрыло защитным полем. Спасены!
        Я не успел облегченно вздохнуть, как из направленных в нашу сторону раструбов выметнулись огромные комки серой слизи. По всем физическим законам они не могли причинить нам никакого вреда, но один из комков, легко преодолев силовое поле, шлепнулся рядом со мной и с оглушительным шипением растворил обломок железной трубы. В трех метрах справа еще один комок упал на стрелка, одетого в ярко-красную форму пожарника. Одежда и плоть несчастного, распространяя дымное зловоние, стекли с костей, обнажив ослепительно белый скелет. Спустя секунду исчез и он.

        - Кислота! - пронесся ропот над линией обороны.
        Одним из последних я успел спрыгнуть с баррикады, смываемой бурлящими потоками слизи. Меня толкали в спину крики тех, кто не успел убежать. Совсем рядом, едва не задев меня, скользнуло толстое пупырчатое щупальце. Оно тащило за ноги очередную жертву. Жертва дергалась, вырывалась и пачкала мостовую алыми полосами крови. Времени на поиски хорошего убежища у меня не было, и перевернутый ковш экскаватора показался мне самым надежным укрытием. Я на животе въехал в узкую щель между острым обломком осветительной мачты и зубчатым краем ковша. Почему-то сразу стало очень темно. Мир окутала звенящая черная тишина, и невероятно усилившийся грохот моего сердца заполнил всю Вселенную. Я с трудом нащупал на стволе лучемета кнопку встроенного фонарика. Ослепительно яркий луч ударил в щель, через которую я только что прополз. Там в промежутке между асфальтом и железом виднелись лоснящиеся серой слизью складки биомассы. Ковш скрипел и проседал под тяжестью исполинского монстра. С каждой секундой места под ковшом становилось все меньше. Еще чуть-чуть и конец!
        Пока меня не расплющило окончательно, я согнул руку и приложил ствол лучемета к виску. Когда начнут ломаться ребра, быстрая смерть избавит меня от мучений.
        Скрежет перенапряженного металла внезапно прекратился, и я с облегчением снял палец с курка. Чудовище уползло, однако сей приятный факт еще не означал моего автоматического спасения. Просевший ковш вдавился краями в асфальт и лишил меня возможности не только покинуть убежище, но даже пошевелиться. Я напряг мускулы. Многотонная конструкция осталась недвижна, как надгробная плита. Влип! Металл толстый.
        Если резать лазером, то появится хороший шанс поджариться, проклятая теплопроводность убьет меня. А что, если выжечь асфальт и сделать подземный ход? Быстрым мыслям противопоказано скорое воплощение, но я забыл об этом непреложном законе бытия. Рыча от боли и царапая в кровь спину, я кое-как сместился в дальний угол своего микроскопического жизненного пространства. Выстрел коротко ударил куда-то вниз. Во вспышке было хорошо видно, как брызнули черные капли расплавленного асфальта и куски щебенки. Воздух мгновенно пропитался вонючим дымом. Из глаз потекли слезы. Я почувствовал, что задыхаюсь… Нужно было срочно сверлить дырку в ковше. Переключив лучемет на режим резки, я нажал на курок. Железо быстро разогрелось и начало жечь спину. Пришлось терпеть до тех пор, пока в крошечном отверстии не блеснул свет. К этому моменту боль стала нестерпимой. Теперь мне точно не вырваться. От обширного ожога я умру раньше, чем от жажды и голода. Уж лучше бы задохнулся!
        Кажется, я потерял сознание, а когда очнулся и не увидел света, решил, что сейчас ночь. Долго кричал. Охрип. Колотил рукоятью лучемета по ковшу. Заснул от усталости. Меня разбудил страшный грохот. Вначале я подумал, что рядом идет бой, но потом сообразил - дождь. Самый обычный ливень. Мне даже удалось дотянуться рукой до пробитой наружу дырки и поймать несколько тяжелых капель, источавших сказочно прекрасный аромат дождевой воды. Наверное, я бы так и умер, радостно внимая стуку капель и покорно вдыхая запах дождя. Наверное, так было бы лучше для всех. Но судьба распорядилась иначе. Неожиданно мне подумалось, что поток воды должен хорошо охлаждать ковш.
        Словно в полусне я нажал на курок, и горячая красная точка смертельно медленно поползла по черному железу. Дождь не прекращался. Он, наоборот, усилился, и края разреза окутались клубами пара. Звон выпавшего железного блина вернул меня к жизни. Струи теплой воды залили мою несостоявшуюся могилу, и я нежился в них, будто лежал в самой лучшей ванне, которую только можно придумать.
        Прошло много времени, прежде чем мне удалось выбраться. Лаз получился слишком узким, и каждый сантиметр свободы давался мне с огромным трудом. Если антропологи будущего заинтересуются моим скелетом, они сильно удивятся количеству прижизненных царапин на костях. Когда я наконец-то обессилено распластался на тротуаре, была звездная ночь. Тело, покрытое ожогами и глубокими ранами, больше не подчинялось мне. Только пролежав несколько часов без движения, я нашел в себе силы встать.
        Первым делом я направился к тому месту, где, по моим представлениям, должен был находиться портал.
        Если в этом мире остались люди, то они непременно будут дежурить там. Даже если переход закрыт, они будут ждать, когда он откроется снова. Светало. В лучах восходящего солнца асфальт под моими ногами приобрел странный бурый оттенок. Его сплошь испещряли белые линии, напоминающие сетку трещин на пробитом камнем стекле. Я остановился и даже встал на колени, чтобы изучить занятный феномен. Прошло не меньше минуты, прежде чем стало понятно, что странный орнамент создается высохшей кровью и обломками вогнанных в асфальт костей. Ломая ногти, я выковырял осколок ребра и фалангу большого пальца. «Беженца - понял я. - Все здесь. Оно переварило их». Слегка покачиваясь от совершенного открытия, я прошел еще пару кварталов. Ничего и никого. Я выпустил в небо пару лучей из «Спартака». Немного покричал, призывая хоть кого-нибудь, способного меня услышать. Долго кричать поостерегся. Мало ли какие твари обладают слухом в этом мире? В моем состоянии для перехода в иной мир мне вовсе не нужен портал, вполне достаточно одной голодной «стрекозы».
        Вначале я хотел укрыться в подвале ближайшего дома и ждать открытия портала. По моим расчетам, его обязательно должны были включить снова хотя бы ненадолго, хотя бы для того, чтобы разведать обстановку и узнать судьбу оставшихся здесь граждан Солнечной Системы.
        Но потом я вспомнил, что на «большой земле» прекрасно осведомлены о здешних событиях. Может быть, через несколько лет, когда Человечество изобретет оружие, способное стирать в порошок монстров размером с городскую улицу, порталы и откроются. Только придут через них не добрые спасатели, а штурмовики в экзоскелетах. Ждать их нескорого прибытия нет никакого резона. Нужно предпринять хотя бы одну безнадежную попытку вернуться домой. Нужно сделать все от меня зависящее, чтобы, когда я буду умирать в пасти случайно встреченного горга, мне не было мучительно больно за бездарно потраченное время. Где-то должны быть еще порталы. Курск пал, но ведь есть и другие города, где не так много беженцев и горгов.
        Чувствуя себя реликтовым представителем вымерших в этом мире хомо сапиенсов, я миновал пару сотен метров и вышел на перекресток. Если бы в этот момент из соседнего подвала выскочил десяток верещащих клоунов с бубнами, я бы даже не шелохнулся, чтобы посмотреть в их сторону. То, что издали было принято мною за огромную кучу мусора, вблизи оказалось настоящим кладбищем горгов. Кости чудовищ почти до самых крыш загромождали половину улицы и прилегающие переулки. Скелеты шаров походили на останки огромных глобусов, между обглоданных меридианами которых виднелись высушенные до полного мумифицирования четверорукие твари, перемешанные с мертвыми «стрекозами». Любопытство заставило меня приблизиться к нагромождению фантастических останков и с прилежным тщанием осмотреть их. Что погубило монстров? Может быть, лично мне в тот момент это было не очень интересно, но на уровне инстинкта я подчинился мегаколлективистскому требованию: в любых условиях служить интересам Человечества. Возможно, потом, скачав информацию из моего мозга, ученые смогут разобраться в произошедшем.
        Вспомнив про Человечество, я понял, что мне нужно делать. Неожиданно у меня появилась цель. Странно, еще десять секунд назад ее не было, а сейчас она возникла практически из ниоткуда. Теперь я знал, куда хочу попасть. В Ленинград! Только в Ленинграде есть квартира, за которой из нашего мира наверняка наблюдают. Хотя бы одним глазком. Хотя бы роботы. И если мне удастся подать оттуда сигнал бедствия, то можно будет с некоторой долей уверенности допустить, что за мной придут. Отлично! Цель поставлена. Но каким образом можно добраться до Ленинграда? Пробиваться по дорогам? Несусветная глупость. Для меня открыт только воздушный путь. Тогда сразу следующий вопрос. Где взять подходящее транспортное средство? Желательно с пометкой «Изготовлено на Луне. Солнечная Система».
        Учитывая тяжелую обстановку и дефицит с поставками, согласен и на продукцию заводов Венеры или Марса.
        Даже на оберонские поделки с иероглифами. Лишь бы машина была неместного производства, иначе есть риск сломать шею, разбираясь в тонкостях управления туземным оборудованием. Где же найти нормальный антиграв? Вот пакость какая! И спросить не у кого! Я засмеялся. Почему-то мне вдруг стало невероятно весело.
        Такое бывает после тяжелейшего психологического напряжения. Меня веселили залитые кровью улицы и потешали кучи костей, среди которых можно было разглядеть и скелеты торгов, и человеческие грудные клетки.
        Мне было хорошо и легко. И все у меня получалось.
        И антиграв я нашел почти сразу. Он стоял на транспортной платформе, сцепленной с бронированным меркурианским тягачом. За рулем тягача кто-то сидел. Он выглядел как живой, и, распахнув дверь, я толкнул его в плечо.

        - Привет, друг! - крикнул я ему. - Как житуха?
        Житуха была не очень. Друг уже закоченел, и я, так и не сняв с лица счастливую улыбку, запрыгнул на платформу. Новенькая машинка манила меня, сверкая полированными боками. Модель показалась мне не совсем знакомой. Возможно, аппарат выпустили уже после начала войны. В качестве образца использовали модифицированный вариант обычного женского аэроседана.
        Усилили корпус, на крышу поставили крупнокалиберный лучемет, а к бортам приварили пусковые ракетные установки. Правда, цвет остался розовым, да и веселенькие узоры на бортах не закрасили. Похоже, в запарке забыли поменять программу для автоматической линии. Ну да ладно. Не буду придираться к мелочам.
        Я обошел машину вокруг, отстегивая крепления, потом влез в кабину и нажал кнопку запуска всех систем. У каждой машины есть большая зеленая кнопка для включения всего. Имелась она и здесь. Меня мягко вдавило в кресло страховочным силовым полем. Окна переключились в режим обзорных экранов и резко изменили картину окружающего мира, сделали стены домов прозрачными. По почерневшему небу поползли отметки далеких орбитальных аппаратов. На соседней улице я разглядел одинокого четверорукого горга. У него были перебиты ноги, но он все равно куда-то полз, цепляясь пальцами за мостовую. Своим идиотским жизнелюбием он очень походил на меня.

        - У меня есть допуск к управлению? - мысленно спросил я у бортового кибера.

        - Подумайте индивидуальный код, - приветливо отозвался тот.
        Я с трудом вспомнил код Светозара Ломакина. Плевать, что он приговорен к смертной казни. Петр Васнецов вообще давно умер, а если кибер знает про это, то запросто может уничтожить меня на месте.

        - Гражданство Солнечной Системы подтверждено. Готов выполнить любой ваш приказ, товарищ Ломакин, - раздалось у меня в голове после секундной заминки.
        Киберу была безразлична моя замаранная массовыми убийствами анкета. Он всего лишь проверял возможность существования предъявленного кода и не более.
        Наверняка у него отсутствовала связь с актуальной базой данных, а в локальных версиях я все еще оставался добропорядочным гражданином Солнечной Системы.
        Проверка всех систем заняла меньше пяти минут. Машина была в полном порядке. Батареи заряжены под завязку. Телепатическое управление очень чуткое и без погрешностей. Состояние корпуса - великолепное.
        Навигационная система антиграва была частично унаследована от седана, а частично от охотничьего вездехода «Лесовик». С ней проблем не предвиделось. Движки форсированы для высокого полета. На свежих батареях можно выбраться на орбиту, а при некоторой сноровке вполне реально добраться и до Луны. Сноровка у меня была, и я сразу же подумал об орбитальных станциях.
        Может быть, на орбите есть кто-нибудь из наших? Бортовые приборы позволили мне одним взглядом окинуть ближайшие окрестности Земли. Только одна точка с отметкой
«свой» висела почти точно над Хабаровском, но на мой призыв она не отозвалась. Робот. Не повезло.
        Значит, буду действовать, как задумал. Я быстренько проложил курс. Никаких изысков. По прямой до Ленинграда. Александрийский столп по-любому должен стоять и в этом мире. Я забил в задание крут почета вокруг шпиля Петропавловской крепости с дальнейшим переходом на ручной режим.

        - Старт, - прошептал я, почти не веря в свою удачу.
        Антиграв подпрыгнул вверх, быстро набрал высоту и спустя десять секунд после отрыва от платформы вошел в эшелон междугородних сообщений. Скорость возросла до предельной, и никакие «стрекозы» уже не могли добраться до меня. От усталости и нервного напряжения я неожиданно для себя заснул, и мне приснился сон про то, как я заснул, и только голос бортового компьютера в голове вывел меня из состояния забытья.

        - Доложите о готовности к переходу на режим ручного управления, - потребовал он.

        - Готов, - ответил я, яростно протирая глаза. - Кофе есть?

        - Нет. Только вода.
        В передней панели открылась полость, где аккуратным рядком лежали подсвеченные снизу пластмассовые бутылки. Не спуская глаз с обзорных экранов, я торопливо утолил жажду. Вода была теплой и безвкусной.
        Кибер вывел антиграв на штатную «коробочку» в сотне метров над серыми параллелепипедами огромных небоскребов. Искромсанное прямыми углами пространство казалось унылым и не совсем трехмерным.
        Словно третье измерение скукожилось, сплющив мир до состояния мятого газетного листа. Мне даже показалось, что в воздухе появился отчетливый запах старой мокрой бумаги. Удивленный кибер впрыснул в систему вентиляции аромат ландышей. Я поморщился. Впрочем, на кибера нельзя было обижаться. Изначально он программировался для розового дамского седана, а не для боевого летательного аппарата. Генетическая память, ничего не поделаешь.
        Вылив остатки воды себе на макушку, я сунул пустую тару в утилизатор и принял телепатическое управление.
        По старинке его еще называют ручным. Первым делом я поднял машину до четырех тысяч метров. С этой высоты чувствительные датчики смогли уловить свет звезд и дать абсолютно точные координаты. Выяснилось, что компьютер ничего не напутал. Я находился точно над Дворцовой площадью. Откуда же эти унылые коробки?
        Подчинившись моей воле, антиграв нырнул в щель между двумя зданиями, и через несколько секунд полета я наконец-то узрел Александрийский столп, арку Главного штаба и часть фасада Эрмитажа. Обрубок площади был втиснут в большой прозрачный куб и обрезан по периметру толстыми стеклянными стенами. Ни набережной, ни Адмиралтейства, ни Исаакия, ни Невы в этом мире не существовало.
        Я снова рванул машину вверх, не желая больше видеть, что сотворили кохоны с моим городом. Будь они прокляты! Мою злость кибер воспринял как приказ атаковать. Страховочное силовое поле вжало меня в кресло. Антиграв выполнил боевой разворот и устремился к одному из небоскребов. В ожидании последней отмашки прицелы скрестились на огромных гладких гранях гигантского кристалла. Я представил себе, как острые гарпуны ракет впиваются в стены, лавины стекла и полированного бетона величественно рушатся в узкие русла улиц, а веселые огоньки взрывов расцвечивают изнутри ажурные останки небоскреба. С трудом подавив тягу к уничтожению, я заставил аппарат остановиться и зависнуть. Мертвые здания окружали меня со всех сторон. Никто не смотрел на меня сквозь большие окна, никто не ступал на недвижные ступени эскалаторов, никто не шел по коридорам. Дома-надгробия внушали лишь жалость и презрение.
        Я мысленно закатал рукава и приступил к кропотливой работе. Мне предстоял поиск крохотной квартирки в дебрях чужого, практически инопланетного города.
        Для начала я обратился к бортовому компьютеру и попробовал его запрограммировать на решение проблемы. Получилось. Примитивная машинка прекрасно понимала «Альтер», и мне удалось довольно быстро состряпать запрос для выборки бетонных коробок высотой не более шестнадцати этажей без развитой подземной инфраструктуры. Кибер сканировал окружающее пространство целых три минуты, а потом дал координаты всего лишь трех районов с подходящей застройкой. Какой из них выбрать для начала? Я стукнул себя по лбу. Как можно было забыть, что поблизости от нужного мне здания в нашем мире располагается Управление Морского Транспорта по восточному полушарию? Координаты наверняка есть в справочнике.
        Уловив мои мысли, антиграв незамедлительно вычислил нужное место и взял курс на юго-запад. Через несколько минут машина мягко перешла на бреющий полет и снизилась. Прибыли. Теперь главное - не спешить. Под днищем царил хаос, слегка тронутый разложением. Мостовую заполнял битый транспорт с обглоданными трупами в салонах, по тротуарам бродили сытые ленивые четверорукие. Они провожали плывущий над улицей антиграв заинтересованными взглядами. Некоторые пытались преследовать, но я летел слишком быстро, и они отставали. Одна из улиц показалась мне знакомой.

        - Стоп, - скомандовал я.
        Аппарат послушно завис между обшарпанными многоэтажками. С обступивших меня грязных стен пялились прямоугольники окон - неумолимые и бессмысленные, как глазницы слепцов. Почти во всех окнах сохранились стекла, в которых отражались улица и двигающиеся по ней горги. «Черви в трупе», - подумал я и повертел головой. Вон знакомая стоянка, расположенная на месте Управления Морского Транспорта.
        А там жилой дом, который ничуть не изменился за те дни, что длилась эта самая короткая в истории мировая война. Нужная квартира должна находиться в правой многоэтажке. Туда придется добираться пешком, а, следовательно, надо выбрать место для посадки. Удобная и почти пустая стоянка мне не понравилась. У подъездов было слишком много человеческих трупов, среди которых слонялись отяжелевшие от мертвечины «крабы».
        Я предпочел подняться повыше, чтобы сесть на крышу.
        Там нашлась оборудованная парковка, и мой антиграв плавно скользнул на расчерченную прямоугольниками плоскость посадочной площадки.

        - Ждать здесь. Место не покидать. Врагов не подпускать, - приказал я киберу и понял, что сам не верю в успех своих планов, ведь если все пойдет нормально, то вернуться на эту крышу мне уже не суждено, а значит, мои строгие распоряжения лишены смысла.

        - Кого считать врагами? - философски осведомился кибер.

        - Все, что движется, безусловно, враждебно, - категорично заявил я и, немного подумав, на всякий случай ограничил полномочия бортового компьютера. - Все, что движется, кроме граждан Солнечной Системы, разумеется.

        - Быстрое дистанционное определение гражданства невозможно.

        - Просто не стреляй сразу по людям. Вначале поговори.

        - Принято к исполнению, - пробубнил в моей голове кибернетический голос, и