Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Манцаев Сергей: " Между Молотом И Наковальней " - читать онлайн

Сохранить .
Между молотом и наковальней. Дилогия Сергей Борисович Манцаев
        Между молотом и наковальней
        Возможно ли что-то исправить в 90-х годах. Что для этого надо и как повести людей за собой, а возможно ли вообще повести народ к трудной цели?… Сколько верёвочке не виться, но узелку быть. Второй шанс исправить ситуацию дан Усову Косте. Сможет он разобраться с ней? Ведь тут не только внутри проблемы, но и внешний силы не дают спокойно жить.

        Сергей Манцаев
        Между молотом и наковальней
        Дилогия

        Книга 1
        Между молотом и наковальней

        Пролог

        Сигнал служебного УАЗика давал понять, что пора распрощаться, быть может навсегда. Мальчишки и девчонки перекрикивая друг друга желали своему другу и товарищу по играм доброй дороги, Костя в ответ обещал, что приедет, что в следующем году, точно-точно уговорит родителей приехать в Слободу. Все быстро говорили, но в душе понимали, они прощаются навсегда. Костя не первый, кого родители увозят в дальние дали, офицеры всегда кочуют и семья вместе с ними накручивает километры по просторам великой страны.
        И никто еще не возвращался, не держал данное слово.
        На глазах девочек стояли слёзы, впрочем как всегда, ведь для них это нормально проявлять эмоции. И никто их не упрекнёт в мокроте и красном носе. Все, как обычно.

* * *

        Всю дорогу из дома родителей, до места службы я вспоминал слова моей мамы:
        — Сынок, в жизни всё взаимосвязано, каждый твой шаг, каждое событие в твоей жизни происходит для того, чтобы в неё вошло что-то новое. Вот и в твою жизнь стучится новая любовь. Только ты береги её, не спеши брать все и сразу. Смакуй каждым глотком аромата, каждым мгновением, которое проведете вместе и каждым днем, когда Вас будет разделять расстояние. Главное, чтобы ты был открытым и не оттолкнул ту, что захочет быть твоей жизнью.
        Шёл я и в голове слышался мамин голос, где-то на периферии сознания стучалась мысль: Как и где её искать? Мама, мама ты такая фантазерка, таких уже нет на свете.
        Тогда я и не предполагал, что будущее приближается с каждым шагом, который я делал к КПП моего места службы….
        — Здравия желаю, товарищ капитан!  — дежурный по КПП-1, старший сержант Семенов Виктор, с радостью поприветствовал ротного, прибывшего из отпуска с большой земли. Несмотря на жару, ведь на дворе Южной Осетии, он был одет по уставу. Конечно, ведь он же миротворец, и на КПП-1 один олицетворяет лицо российской армии здесь, в районе грузино-осетинского конфликта.
        Ротный — это я, Усов Константин Валентинович, капитан российской армии, 1965 года рождения. У меня в подчинении 120 парней из разных концов России.
        Сегодня 7 августа 2008 года.

        — За лентой непонятные телодвижения. Иногда прилетают и боевые снаряды. А сверху, как в июне 41-го — не реагировать на провокации.  — Почти прокричал майор Филатов, командир группы.
        — А как твои дела?
        Ну а что я могу ответить? Сказать, что неожиданный приезд мужа-это причина развода? Про то, как вместо объятий, пришлось наставить фингалы и уже бывшей жене и её, оказывается, очередному любовнику? Это ж какие ветвистые у меня панты?
        Или сказать, что мама утешала со слезами на глазах? Или про то, как батя молча наливал и пил в ночь после моего развода?
        — Да, нормально, командир. Зато я совсем свободен для службы, Вам на радость и моим подчиненным на лишние литры пота.
        — Хорошо, завтра ты дежурный. Иди готовься.  — это были последние слова, которые я услышал от майора в прошлой жизни.

        Так как дома никто меня не ждал, я остался в штабе, надо почитать, что произошло в моем подразделении за время моего отсутствия. Сходил в роту, пообщался с личным составом. Провел развод и пока есть время, вернулся в канцелярию. Читать было о чем: тут и обстрелы из стрелковки, и миномет один раз отметился. У меня в роте к счастью потерь нет. Но в группе есть и «300»-е и один «200»-й.

        После ужина, сходил в душ, посмотрел на компе фильм, ну люблю я старые еще черно-белые фильмы. Ну вот такой я.
        В конце второй серии «Щита и меча» на скайп позвонил Артемка, мой сын от первого брака. Так получилось, что у моих жен было одно имя — Аня. В итоге обе ушли. С одной разницей, с первой Аней все было спокойно, по-европейски, и уехала она во Францию. Где и живет мой сын. Иногда мы общаемся с ними, но чаще с Артемом. Если бы я знал, что это был последний с ним разговор, наверно, можно было бы больше и глубже раскрыться, предостеречь и посоветовать. Но получилось, как получилось. Все мы умны задним умом.

        Ближе к полуночи, вышел покурить. За воротами части расползлась тишина. Даже ночные птицы не щебечут.
        — Как перед боем — подумалось.
        И в этот момент мир вокруг превратился в ад. Последнее, что я видел — это солнце, которое падало на меня. Стало светло-светло. И все…… Темнота меня запеленала в себя и мое сознание пошло погулять.

        Глава 1

        Первое, что я услышал, это звук будильника: «тик-так, тик-так».
        Где-то на периферии слуха услышал голос мамы, она что-то говорила кому-то.
        — Валя иди буди Костика. Мама всегда называла меня Костиком, а папу Валей. ПАПУ!?

        Ещё не открыв глаза, я подскочил на кровати, она заскрипела. Как так? Мы давно купили мягкие матрасы на всех, мама еще год ходила радостная. Это я сейчас понимаю причину ее радости. После скрипа и страха, что дети проснуться, предаваться любовным утехам на новых кроватях — это блаженство.

        — Зачем его будить, судя по всему, твой Костик встал — папин голос констатировал факт.
        — Мама, папа, как я вас люблю. Какое счастье, что вы у меня есть.
        — Что с тобой сынок ночью случилось? Костик, скажи мне, что-то приснилось?  — мамин ироничный интерес меня не расстроил. Мои родители молодые и счастливые такие красивые. Они со мной.
        Как и что со мной приключилось, подумаю потом. Сейчас утренние процедуры, завтрак и в школу. Судя по учебнику, я учусь в 4 классе.
        Хотел быстро с рулить, но не тут-то было. Из комнаты напротив моей послышался писк младших сестер.
        — Мама, скажи Костяну, чтобы взял меня в школу с собой.
        Обалдеть, Катя, наша средняя, ученица второго класса, решила упасть мне на хвост.
        О мой Бог, за что ты меня так?  — это была моя обычная мысль при этих словах в когда-то далеком, а сейчас совсем уже близком 1975 году.

        В прошлой жизни Катина жизнь сложилась неудачно. Всех своих мужчин она ломала и сама их бросала. Оставляя себе на память об отношениях мальчика и девочку. Сильная, даже жесткая она могла некоторое время притворятся мягкой и пушистой, но в какой-то момент женщина срывалась и её стальной характер давал о себе знать.

        Поэтому я решил обкатать её дикую натуру, научить договариваться и правильно строить отношения. А для этого надо её сегодня приструнить.
        — Катюха, если хочешь что-то от меня, проси меня. А маму не впутывай в свои дела. Ей и так хватает забот о нас, о папе и вообще, побереги маму. Привыкай решать свои проблемы самостоятельно, научись просить. И поэтому сегодня идешь сама. А завтра посмотрим, может вечером позволю себя уговорить. Вот так кнопка.
        У мамы глаза полезли на лоб от неожиданной реакции её первенца. Это что же такое происходит? Пошто мальчуган отбирает право на воспитательный процесс у матери трех замечательных чад? Шутка.

        Мария Ефремовна, с улыбкой приняла воспитательный тон сына, подыграла, но свои пять копеек вставила:
        — Сынок, прости Катеньку, она маленькая, научится ещё.
        — Мам, мне не жалко, но ты же не сможешь до её пенсии ходить и подтирать за Катьку сопли и другие проблемы решать. Пусть привыкает, ей по жизни поможет сделать правильные выводы и она сможет создать такую же семью, как у нас.
        И уже Кате.
        — Сегодня ты идёшь одна, а вечером я с тобой поиграю. Понятно?
        Сестрёнка, еще мгновение сдерживавшая слезы в глазах, с визгом повисла на моей шее.
        — А вот это правильно, радость не стоит скрывать, её должны все видеть.

        На пороге меня ждала самая младшая сестрёночка — Верочка, Верунчик. Ей скоро будет пять лет и мне вести её в детский сад. Этот ритуал повторяется уже три года. Изменилось одно, второй год с нами ходит Катя, теперь уже в школу. Когда я водил обоих сестер в садик, воспитатели подтрунивали надо мной, называли героином. Кто бы знал, что такое героин в будущем?

        Но теперь только Верочка осталась и она сама бежит от ворот в свою группу.

        По дороге вспоминал про одноклассников и учителей. Так, погруженный в свои мысли я шел по тротуару, пока не уперся во что-то плохо пахнущее. Привык в будущем, что окружение моется.
        Подняв глаза, встретился взглядом с местным «авторитетом» Степкой — Бугром, фамилия его Бугров. Степан ходит в 8 класс. Именно ходит. Так как он не учится и создает проблемы в школе, учителя его тянут на выход. Поэтому нам его терпеть последний год. Но это ко мне не относится, мне с ним надо решать в ближайшие дни, потому что проблемы с ним мешают мне. Лучше всего и с ним выстроить деловые отношения. Но если не получится, придется его валить.
        Так это на потом оставим, а сейчас что делаем?
        Я вспомнил, как уже не раз получал от него на орехи. И вот по привычке, Бугор решил укрепить свой авторитет перед своей сворой, которая состояла из трех таких же облдуев, на мне.
        В прошлой жизни фингал я заработал в этот день и в этой потасовке, когда эти гопники от души мне надавали по шеям. Но сейчас я решил подправить ситуацию. Не говоря ни слова я сделал шаг к нему навстречу. Портфель скользнул на асфальт и носок моего туфля встретился с голенью Степки.
        — А-а-а-а!!!  — от неожиданности закричал бедняга. При этом он согнулся и локтем сверху я положил его на не очень чистый тротуар.
        — Дернитесь, я Вас по одному отловлю и сломаю.  — спокойно произнес я и подняв портфель медленно пошел ко входу в школу.
        Не понятно почему, но бугровский шавки послушались.
        Почему я шел не спеша? Потому что знал и не был разочарован Степой. Оглянувшись, я увидел, как бедолага встал и побежал за мной. Шаг в сторону и подставил руку. Аут, ноги Бугра поднялись выше его головы. И по закону о притяжении земли его спина и затылок, наверно больно, приложились об асфальт. Да нет, точно ему было больно, потому что он не встал, когда я развернулся и пошел своей дорогой. Толпа пацанов расступилась.
        Зашелестели. А во что превратится эта молва через пару дней. То ли еще будет.

* * *

        Первый урок ведет наша классная — Нина Яковлевна учитель русского и литературы. Что будет первым, а что вторым мы узнаем на уроке непосредственно.
        Непривычно бегать из класса в класс, то ли дело начальная школа, не выходя из помещения только учебники меняешь и к учителю привык, все стабильно. А теперь и учителя разные и подход у них свой, нам первое время было не очень комфортно. Но постепенно привыкаешь, человек вообще существо ко всему быстро приспосабливается.

        Но сегодня был особенный день, когда я вошел в класс, все замерли, образовалась тишина, такого еще никогда не было, все смотрели на меня. Пацаны с интересом и завистью, девчонки с восхищением. Миг и гомон заполнил каждый кубик классной комнаты. В классе нас было 20 человек. Маленький, что было необычно. В других классах училось по 35 -40 учеников. Мы были, как бы особенные. Но зато почти на каждом уроке спрашивали. Прийти без домашки было стрёмно. Наверно, поэтому уровень успеваемости в нашем классе был повыше, чем средний по школе. Из-за этого у нас уже провели открытый урок.

        Как я рад видеть моих одноклассников опять молодыми и здоровыми. Из-за переезда в Ростовскую область со многими связь была утрачена, но с тремя из них я поддерживал общение вплоть…. до сегодняшнего дня.

        Мое место на первом ряду за третьей партой. Сижу у окна. Справа сидит Томочка Сидорова. Я её частенько поддразниваю «Ивановой» или «Петровой». За что периодически она меня одаривает локтем или линейкой, но девочка она добрая. Учится Тома средненько и я частенько помогаю ей на контрольных.

        — Ой, Костя, ты такой сильный, как….. как. Ну короче ты понял.
        — Это с чего ты взяла?
        — Ну ты же побил этих хулиганов, которых все боялись, даже старшеклассники не хотели с ними связываться, а ты раз и все.
        — Ты ошибаешься, Том, всё только начинается.

        Даже прозвеневший звонок не смог отвлечь от меня моих одноклассников. Спрашивали и обсуждали то, что было, но при этом спорили о том, что будет. И многие ставили не на меня.
        Ну и пусть, сюрприз будет, как говорил Винокур устами одного перца.

        Что уроки, а что уроки? Пять их было. Пока вспоминаю, вживаюсь в роль пацана, но с опытом взрослого мужчины. Стоит ли экстерном сдавать экзамены, подумаю позже. Сейчас у меня один вопрос, насколько сильный мне наносить урон местной гопоте, чтобы не нарваться на пристальное внимание правоохранительных органов?

        С самого утра и на уроках я думал, что делать и как мне жить? Снова идти в строительный и в 87-м году добровольцем в Афган? Или что-то другое соорудить? Пусть я многого не понимаю, но основные вехи развития страны я могу использовать. Так это оставим на потом. Сейчас главная задача — собрать команду, сплотить её и подготовить их в нужном направлении. Пусть самые щепетильные вопросы буду решать пока сам. К 2000 году подготовлю пару человек для устранения преград, группу для экономического блока, производственников, несколько врачей, коммерсов на первый этап, и для серых схем в дальнейшем. Потом надо несколько политиков подготовить для 2010-х, а также силовиков для разведки и контрразведки и просто физической охраны наших людей и наших объектов.
        Фу-у-у-у. В черную план накидал. Теперь надо разбить на задачи и вперед к победе ком….. Стоп, коммунизм себя не оправдал. Просто к нашей победе.

        Последний звонок прозвенел. Никто не спешит, к моему удивлению. Я собираюсь, как всегда, но при этом успеваю выйти из класса первым. Что это с ними?
        А, так они ждут зрелища, ведь наверняка меня уже ждут, гаврики за воротами школы.
        Что ж. Будем посмотреть.

        Защелкнув замки портфеля, я пошел по коридору в направлении главного входа, а в отношении меня, выходу из школы. Судя по всему мои одноклассники решили развлечься за мой счет, посмотрев гладиаторский бой.

        По дороге я еще подумал как и чем мне провести акцию, по устранению доставшей меня личности. Но все имеет свой конец, и мой путь до места встречи с неизбежным привел меня к Степану.
        Он стоял в окружении своих шестерок, спиной ко мне. Наверно, ему сказали и он повернулся в мою сторону. В этот момент я увидел его глаза. В них была мысль. Его серые глаза излучали понимание и уважение.
        — Ты где учился так биться?  — его вопрос, даже не сам вопрос, а тон голоса меня удивил в приятную сторону.
        — Да нет, само получилось.
        — Не гони, так никто не дерется, я то знаю. Батя учит?
        — При чем тут отец? Я сам не понял, как так получилось?
        — Харе, замнем. Есть разговор, отойдем.
        Мы к сожалению собравшихся отошли в сторону, пообщались минут 20-ть. Ничего так пообщались.
        С этого момента моя жизнь резко поменялась. Потому что я нашел первого соратника. Степан Бугров стал моим проводником в мире криминала. Конечно позднее пришлось его немного пообломать, но погиб он, задерживая банду Кривого, давая мне время собрать группу для отпора тупому наезду зарвавшегося авторитета.

* * *

        — Ну за то, чтобы у нас все было, а нам за это ничего плохого не было.  — провозгласил тост, подняв стакан с «Пепси-колой» коротко стриженный мужчина с наколкой на правом плече.
        — Будем.  — ответили четверо пацанов с тем же напитком.
        Тостующим был Степан Бугров, по кличке «Бугор». А отмечали мы его освобождение из мест не столь отдаленных, куда он попал за кражу и ношение холодного оружия. Остальными участниками застолья были я, мои одноклассники Витя Белозеров, сын третьего секретаря горкома партии, Саня Перегудин, мой друг и будущий милиционер. Еще был Фима Гольдман, фарцовщик и будущий цеховик — кооператор.
        Догадливый читатель, надеюсь, понял, что это был сбор команды, которая собралась для важного разговора.
        За пять лет, которые прошли с момента моего возвращения в себя мальчишку, произошло не так уж много интересного. Ведь не скажешь первому попавшему о том, как развалится Союз, как будут вести себя люди в 90-е, какой разгул беспредела ждет нас через несколько лет. Вот и мне пришлось день за днем выбирать людей, с кем придется делить годы непростой и даже опасной жизни.
        Как я уже рассказывал первым в мою команду пришел «Бугор», одноклассники Витя и Саня подкатили как-то само собой.
        А с Фимой мы познакомились и сдружились в процессе моих поисков подзаработать.

        Первый разговор с Бугром был трудный и вязкий. Ну не хотел он становиться на равных с пацаном, младше себя и в прошлом спокойно глотавшим его издевательства. И чтобы он успокоился, ему пришлось сесть на три года. Я, то помню этот факт из его жизни, и не преминул ему сказать об этом. Попутно предложил ему альтернативу. Он не согласился и сел. Он сидел недалеко от нашего города, и мне удалось передать ему пару посылок. Несколько раз мы писали друг другу письма, и уже перед выходом Бугор сдался. Теперь он мой. И сейчас он не равный мне, хоть и мы делаем вид, что это не так, на самом деле он выполняет мои распоряжения, данные в очень уважительной форме. Ну как коучинг в будущем. Даже пить стал только коньяк и только не в моем присутствии.
        Витя, как сын номенклатуры, в будущем будет политиком — это я сказал. В настоящее время исподволь мне приходится готовить морально к тому, что он пойдет по этой стезе. Опыт и поддержка папы на первых порах ему поможет быстрее и крепче влиться в ряды будущей политической элиты России. Сегодня у него тоже праздник — его назначили председателем комитета комсомола нашей школы. Из разговора его отца, следует, что место в горкоме комсомола у него уже есть. Так, что будем ему помогать расти. Но потом надо готовить к выходу из КПСС.
        Саня, мой самый старый друг, я его готовлю к работе в милиции. Через Витькиного отца хотим протолкнуть его в ВВ-ники, с последующим поступлением в школу милиции, лучше в Волгоград, там следаков готовят.

        Сегодня самый важный день в нашей жизни. Я решил открыть им свой секрет. Человека можно использовать в тёмную, но долго это не работает. Без цели, без смысла жизни у него нет опоры и мотивации для того, чтобы терпеть трудности, проходить сложные этапы, которые случаются у каждого из нас.

        — А теперь парни самое сложное и интересное.  — начал свой спич я, глядя в глаза Бугру. Скорее всего у него были догадки, но он молчал, и это меня успокаивало. Но мои ровесники, как они отреагируют?
        Долгие два часа я рассказывал о том, что помню об их судьбе, о стране, о мире. В конце я подробно остановился на том, что хочу сделать с их помощью.

        Долгих 3 минуты стояла звенящая тишина. Где-то вдалеке за окном просигналила машина, перекрикивались малыши на детской площадке.

        И вдруг в один момент плотину прорвало. Все стали говорить одновременно, посыпались вопросы про знакомых и родных, про меня, про то, как я вернулся.
        На лице Бугра отразилось понимание и досада о том, что три года он потерял.

        До позднего вечера мы говорили, говорили, говорили. Пусть, на сегодня что-то решать не та ситуация. Слишком много изменилось, слишком невероятно, но факт сидит перед ними.

* * *

        «Вот сидит передо мной пацан пацаном Костя Усов. Пять лет назад он два раза смог меня удивить. Первый раз, когда дал отпор в ситуации, когда обычно получал на орехи. Во второй раз, когда отговаривал меня идти с тем жуликом, который позвал на дело. Взять квартиру, мы взяли, но после дела меня приняли. Подельник, сука, сдал меня. По пьянке нарвался на ментов и проговорился. Все рассказал. А я тогда радостный шел по парку с ножом на кармане. Вот дурак. И загремел под фанфары на 3 года. Сколько раз я думал, как, ну как мог этот ни чем не примечательный парнишка знать то, чего еще не было?» — Вот такие были мысли у Степана Бугрова, самого старшего в этой компании, собранной для будущих свершений.

        А сколько раз Степан пытался найти ответ этот вопрос с момента задержания и до окончания срока? День за днём вспоминал всё, что знал про этого непонятного парнишку. Про то, почему он решил в тот раз не разбираться по-обычному, а переговорить? Какое-то внутреннее чувство подсказало, что этот случай произошел не просто так, это начало чего-то особенного.

        И вот сейчас, слушая слова Костика, в голове просто произошел взрыв. И все встало на свои места. Вот почему пришли те письма и от чего он меня уберег. Вот почему я спокойно делаю то, что говорит мне этот мальчишка. А теперь получается, он взрослый и битый жизнью мужчина.
        А эта цель, создать небольшой мир для своих, который надо будет оберегать от «алигаторов» и всякой шушеры.
        Получается, я смогу создать семью, которая будет меня уважать? Вот так вот. А то, я считал себя никчемным, недостойным быть мужем и отцом. Ведь я думал, что моя судьба — это крытка или зона. А бабы, только за бабосы и по пьяни.

        Нет, надо это дело обмыть или обмозговать наедине с собой. А может объединить эти процессы.

        В эти минуты, мальчишки просто офигивали от того, что услышали. Но из-за возраста информация проходила на уровне фантастического романа. Все эти путчи и развал союза, расстрел Верховного совета и чеченские войны для мальчишек, у которых только стал пробиваться пушок под носом, не укладывалось в голове. Но присутствие взрослого и битого мужика в компании давало понять, что игры заканчиваются и начинается что-то серьёзное и опасное. Особенно меня напрягал Витя, его отец не просто партдеятель, но опытный и хитрый функционер, который стремится наверх и чует все на уровне инстинкта. Надо повнимательнее быть с Витьком. Да и на учебу всем им надо налечь. Чтобы меньше бездельничали, а то, как в армии, солдат не занятый ничем, начинает нарушать беспорядок и наводить всякую всячину на свою голову и на личное дело командира.

        А пока мне надо подготовиться к изменениям истории в границах моего окружения.
        Для начала мне надо определится с накоплением начального капитала. Составить список предприятий, который нужно будет перехватить. Нужно определиться с кругом людей, которых стоит локализовать. Половину придется самому решать, а часть передать Бугру. Ему тоже надо нарабатывать репутацию крутого человека.

        В ближайшее время через Степана надо найти пару стволов, нарезать глушители. Двух цеховиков я точно знаю, директора рынка обязательно берем в разработку, потом начальника отдела милиции, замов и начальника уголовного розыска нашего городка берем под колпак, начнем вести и собирать компромат.
        Нужны люди, очень нужны люди. Искать людей, точно, надо обязательно выйти на городской детдом. Там обязательно найдутся готовые агенты, с их способностью приспособится, поспорить никто не сможет. Плюс у них пока нет крючков. С одной стороны это плохо, с другой их можно взять на чувство справедливости.
        Решено, я лично этим займусь.

        А теперь займемся более долгосрочными целями:

        — в городе находится завод «Звезда», который обслуживает ВПК, что он делает сейчас никто не скажет, но я то знаю, что электрооборудование на военную технику. Это и электродвигатели и реле и приборы разные.
        Поэтому для него пропишем гражданский ассортимент, в него войдут:
        Насосы глубинные и поверхностные, набор электронных игрушек (гоночные машинки, катера, танки, самолеты и вертолеты, квадрокоптеры на радиоуправлении), зернодробилки, бетономешалки, электродрели, «болгарки», электролобзики, ударные дрели, миксеры бытовые и строительные, станки сверлильные, циркулярные пилы. Пока хватит.

        В области надо перехватывать: сахарный и спиртовой заводы (перевозить их сюда), деревообрабатывающий, стекольный.
        В областном центре, городе Сурске обязательно станкостроительный завод, авторемзавод, радиозавод, НИИФИ, НИИ Контрольприбор.
        Нужно иметь в виду постройку ТЭЦ!!! Без своего света нам не обойтись. Еще нужен завод электроники. Вспомнить!!!

        И ближе к проблемным годам съездить на алюминиевый комбинат в соседнюю область.

        Ну, пока все.
        Начнем, помолясь, есть слона маленькими кусочками.

* * *

        Вера Петровна Тихомирова, была педагогом старой закалки. Под её руководством городской детский дом приобрел вид уютной конюшни. Почему конюшни? Потому что дом для семьи — это Дом, даже если в нем живет папа упитый слесарь с завода и мама загнанная ломовая лошадка, но для пацана или девчонки — это её пространство и там им хорошо.
        А детский дом — это помещение, где душа размазана по стенам всего здания. Наш детдом выглядел достойно.
        Когда в кабинет директора вошел юноша из совершенно нормальной семьи, что было видно по одежде и по взгляду его глаз, в которых было спокойное ощущения защищенности и уверенности в завтрашнем дне, Вера Петровна очень удивилась, поэтому с интересом спросила меня:
        — У Вас что-то случилось?
        — У меня пока все хорошо.  — ответил я и чтобы усилить интерес, сказал:
        — Вот у Вас скоро все изменится.
        — Вот как? Вы меня смогли заинтриговать, молодой человек. Для начала Вы можете представиться?
        — Меня зовут, Усов Константин, мне исполнилось 15 лет. У меня есть предложение, от которого Вы не сможете отказаться. Я так думаю.
        — Интересно, и чем же Вам может быть полезен директор детского дома?  — её взгляд изменился, стал немного жесткий. При этом какая-то озоринка в них проскакивала.
        — Я предлагаю свою шефскую помощь Вашему дому.
        — Интересно, с каких это средств, Вы молодой человек собираетесь финансировать организацию, бюджет которой равен даже не десяти зарплат Ваших родителей?
        — Для начала, деньги не совсем мои, я только их направляю, в городе есть люди, которые хотят помогать государству, в частности детям, чтобы воспитанники детских домов становились полноправными гражданами нашей самой прогрессивной на свете страны. А то после детского дома, они не знают, что в чай надо накладывать сахар, чтобы он был сладкий, а чтобы он был непрозрачным, надо заваривать чай из пачки.
        — И как Вы представляете себе этот процесс?  — не без толики сарказма заметила Вера Петровна.
        — Пока не знаю, я хотел у Вас спросить. Что Вы можете подсказать? Может взять над Вами шефство от класса? Или может договориться в горкоме партии на счет решения-постановления?
        — Я посоветуюсь с опытными людьми и дам ответ. Давайте перенесем разговор на следующую пятницу. Хорошо?
        — Пусть будет так. Но, Вера Петровна, про то, что это предложение сделал Вам мальчик 15-ти лет, а мне действительно только 15, не стоит. Над Вами посмеются, что самое обидное за глаза, а это не только неприятно, но и не принесет пользы.

        Я ушел, а мысли директора детского дома еще долго не могли уложиться в голове много видевшей в этой жизни опытной и умной женщины. Откуда пойдут деньги? Был не праздный вопрос, но и объяснения этого мальчика позволяли думать, что пользы от его предложения для её детей будет не малая. Воспитанники дома, для одинокой женщины давно стали своими и о каждом у неё болела душа. Особенно про мальчиков, ведь они часто по своей простоте и чувству справедливости попадали под негативное влияние преступного мира. Женщина на интуитивном уровне чувствовала, что Константин знает что и как делать. У него есть какая-то цель, большая и непонятная. Главное, что она хорошая. Поэтому надо осторожно поговорить с однокурсниками по данному вопросу.

* * *

        Сидит Бугор в кафе «Лютик» и думает думу, где взять два ствола? Вот задал задачу Костик. Где в 1980 году в стране победившего социализма огнестрельное оружие? У ментов? Не реально. Его им даже на работу не дают, резиновыми дубинками обходятся. До чего доходит: один постовой привел в отдел 15 человек с драки. Другой вопрос, он их всех знает, и они его знают. Знают и то, что убегать бесполезно, по домам соберет. От родителей попадет сразу и потом, после разбирательства.
        Мысли думать хорошо, но срок назначен, задача поставлена, надо выполнять.
        — Придется идти к блатным.  — пробурчал Степан. Но под какой замес мне заваривать эту бодягу?
        — Здоров, Степа.  — Константин плюхнулся на стул, рядом с Бугром. Закругляйся, идем дело делать, работу работать. Есть тема. Сегодня я вспомнил про одного дедушку, который ветеран, но на самом деле совсем не ветеран. Он присвоил чужие документы, а сам был охранником в одном из концлагерей в Польше. В первые годы 90-х, когда архивы раскрыли, один журналюга нарыл про него много нехорошего. Посадить не посадили, но наград лишили, паспорт забрали, выдали на настоящую фамилию, пенсию дали мизерную. Короче у него нашли несколько стволов, будем брать. Живет он в Сурске, но в частном доме. За тобой наблюдение, я готовлюсь его потрошить.
        — Давай адрес и данные, сроки какие?  — Бугров с облегчением занялся конкретным делом. Степе было легче, когда все понятно и знаешь, что делать. А стратегией, пусть Костян разбирается.
        — Здесь все записано, я покопаюсь в библиотеке, может из открытых источников, что надыбаю.
        — Вот ты наговоришь непонятных слов, хоть стой, хоть падай. Вот что такое открытые источники?
        — Это документы, которые изданы для общественного ознакомления. А есть закрытые, которые только для служебного пользования и секретные документы. Ну ты понял.

        После кафе Константин пошел домой, надо приготовить ужин к приходу родителей, да и за Верочкой в школу надо зайти, сегодня ей в музыкалку, Катькины уроки проверить.

        Процесс готовки в то время, по сравнению с Вашим настоящим, мой дорогой читатель, сродни кухонного чародейства. Потому что перед тем, как приступить к нарезанию и натиранию продуктов, надо эти продукты купить. А чтобы их купить, надо найти магазин, чтобы туда «выбросили» искомые продукты. Про выбор разговора нет. Поэтому по дороге в школу, я зашел в гастроном, купил десяток яиц, сыра, хлеба (куда же без него?). Картошку, лук и морковь продается в овощном. Зайду туда после музыкалки.

        После ужина, где вся семья делилась своими историями, я пошел погулять. Ну как погулять? Надо было позвонить Бугру, чтобы скорректировать план операции.

* * *

        Два дня прошли в обычной рутине. В конце мая вечера уже тёплые. Люди разделись, на улице зажглись яркие бутоны женских платьев. Только парни на скамейке на окраине города были одеты в темное, можно даже сказать в черное. Сидели спокойно, старались не обращать на себя внимание. С ленцой переговаривались, наблюдая по сторонам.
        Когда совсем стемнело, по моей команде все разошлись по обозначенным местам. Бугор пошел первым. Его задача открыть входную дверь.
        По его команде, я проскользнул в приоткрытую дверь. В темноте, почти на ощупь, мы прошли в спальню псевдогероя.
        На крыльце пришлось снять обувь, чтобы не наследить. На руках одеты резиновые перчатки, чай в прошлой жизни детективы не только читал, но и фильмы смотрел в бессонные ночи дежурств.

        Дедуля мирно спал, когда рука Степана зажала его рот. От неожиданности дед чуть не взлетел. Как мне показалось. А может и не показалось?

        В рот кляп, руки связать, луч фонаря в глаза. Пока наш подопечный не очухался надо качать на инфу.
        — Где погреб?  — я читал, что в доме был погреб и там был найден основной схрон.
        — На кухне.  — прошипел пленник.
        — И какого быть жертвой? Лучше быть надзирателем?
        — Я не был надзирателем.
        — Ах, да. Ты же только охранял концлагерь. И скольких ты расстрелял лично?
        — Откуда вы знаете?…….
        Тут он понял, что прокололся.
        — Мезенцев Василий Кузьмич, 1920 года рождения, уроженец Тульской области. И т. д. и т. п.
        — Я, Кузнецов Дмитрий Алексеевич, и родился я в Могилеве. Вы с кем-то меня путаете.
        — Старый, я буду тебя пытать, ты не смотри, что я маленький, ты мне все расскажешь и про оружие и про деньги. Ты мне все напишешь, вопрос в том, насколько ты будешь целым после нашей беседы, и как ты умрешь. Ты можешь умереть тихо и похоронят тебя, как Кузнецова. А можешь умереть, как собака под забором Мезенцев Василий Кузьмич.

        Думаю не стоит описывать процесс потрошения при экспресс-допросы, но Степа был потрясен тем, как быстро и эффективно можно получить информацию из тела, которое обречено на смерть.

        В итоге у нас было: Один пистолет-пулемет Шпагина с двумя магазинами, три револьвера системы наган, один пистолет ТТ, три немецких штыка, патронов много, на первое время. Денег было тоже много. Для пацана ну очень много. Для меня взрослого, сумма в 95000 советских рублей впечатляла. Еще были доллары США и марки ФРГ.

        После операции меня слегка потряхивало. Собрав все в мешки, тело мы положили на кровать. Бугра я отослал собрать пацанов, чтобы они отнесли в укромное место, а сам прошелся по дому, разливая керосин на все, что может гореть. На выходе, оглянулся, вздохнув, зажег пучок спичек. Пламя огня сизым светом потекло по комнатам. А мне надо уходить.

        План только сдвинулся с мертвой точки. Еще предстоит сделать глушаки к наганам, поговорить с пацанами, как они себя ощущают после случившегося?

        Первая операция моей команды была проверкой новичков. Стажёрами были воспитанники Детского дома города Слобода. Пацаны были заражены ореолом романтизма блатной жизни. Я решил не отдавать уже «свои» кадры. Поэтому через Бугра мы привлекли четырех подростков, трое из которых сегодня участвовали, а четвертый обеспечивал их прикрытие в детском доме, создавая алиби.

        Самый перспективный из них был Паша Сидоров (вот я смеялся про себя), высокий светловолосый парнишка, агрессивный, при этом с чувством справедливости иногда слишком острым.
        Вторым был Ваня Первухин, средний во всех отношениях. В будущем я планирую его во внешнюю службу заманить. Рядом будет ходить, и объект даже ухом не поведёт.
        Третий мой стажёр Леша Николаев, будущий мой телохранитель, исполнительный, ответственный и преданный. Отправить его в армию в спецназ и после будет самый лучший бодигард.
        Наш четвертый рекрут, Андрей Самохвалов, самый хитрый малый во всем детдоме, поэтому ему и поручили ответственное задание, связанное с общением и что греха таить, обманом.

        Но все прошло на этом этапе без эксцессов. Хотя я до последнего момента ждал подвоха. После мероприятия, мальцы отбыли в детдом, я с Бугром пошли в снятый ранее дом. Нам надо было пройти километра три до нужного адреса, раскидать по тайникам добытое нелегким трудом. Попутно снять размеры для глушителей, выделить на их изготовление деньги. Мастера нашел Бугор. Мне предстоит провести операцию по отмыванию денег через детдом, и подготовить все для следующего дела.

* * *

        Следующим на очереди был директор рынка уроженец солнечного Азербайджана Мамедов Физули Алиевич, как он получил это теплое место, я не знаю, но из своей прошлой жизни, я помню многое. Главное, что деньги у него есть и будут даже после развала Союза. Поэтому этого кадра нам надо брать под свое крыло уже сегодня. Наш криминал его не будет защищать, поэтому надо посадить его на хороший крючок, и периодически подсекать, чтобы не забывал по чьей воле он ещё живет и процветает. При этом нельзя забывать принцип: Нельзя душить курицу, несущую золотые яйца.
        Еще Фима раздобыл информацию на четырех цеховиков, которые работают в Слободе. Кроме них есть выходы на пятерых передовиков нелегального производства товаров народного потребления из области.
        Витя надыбал данные на всех директоров предприятий у нас в Слободе и на некоторых из области. На днях надо распределить задания нашим новоявленным топтунам начать сбор подробной информации по будущим красным директорам.
        А цеховиков будем брать уже сейчас. Тем более у них начался подъем на олимпийской символике. Лишними деньги никогда не будут.

        Вечером на съемной квартире в компании Степана, я впервые в новой жизни напился. Надо было снять стресс после акции.
        — Понимаешь, Степа, скольких людей порешил этот упырь? Я когда слушал исповедь этого монстра, только опытом прошлой жизни держался, чтобы сразу не прикончить. Как так? Почему такие люди живут на земле? Представь, сколько их живет сейчас, и выползут в 90-е? Я клянусь, в Слободе такие просто не будут жить. Я их буду душить всегда и везде. И жду от Вас этого же. Не хочу бояться за сестренок, родителей, соседей. Хочу, чтобы и дети и взрослые хотя бы здесь чувствовали себя защищенными. Придется нам брать на себя этот грех, за знания, которыми нас наделил….. Кто мог такое сделать? Наверное, Бог? Пусть будет Бог.
        Так продолжалось часа два, я говорил, говорил, говорил. А Бугор слушал, и волосы у него становились дыбом, он только сейчас понял, что предстоит делать и как. Он явственно увидел, сколько смертей он принесет, сколько жизни отберет, сколь много человек могут потерять здоровья в масштабах Великой Страны.

        Чуть свет забрезжил за окном, меня разбудил Бугор. В теле была легкая слабость, но в основном самочувствие было нормальное. Может мало выпил? А может водка хорошая? В прошлой жизни я впервые выпил на проводах в армию, пару рюмок.
        На столе стоял стакан с чаем. Дымка пара витала над его гранями.
        Выпив чай с куском батона, я ощутил прилив энергии. Умывшись, мы с Бугром сели ждать наружку, наших топтунов. Говорить после вчерашнего не хотелось. И Степан это чувствовал, поэтому молчал.
        Так в тишине прошел час. На крыльце скрипнула доска. Постучались.
        — Кто там?
        — Это я, Ваня.
        — Открыто.
        Дверь открылась, и в дом зашел наш главный спец по наружному наблюдению. Как невидимка плавно перетек к столу. Рядом стоял табурет и Ваня сел на него, с интересом всматриваясь в мои глаза.
        — Ну, чем порадует нас, главный по работе с нужными вокруг нас объектами?
        — Мой объект, Снигирев Виталий Александрович, официально работает сторожем на автобазе, на самом деле держит мастерскую по пошиву модной одежды. Точки, куда он часто ходит я отметил, время всегда разное. Живет недалеко от рынка. Адрес записан там же.
        Брать его лучше в понедельник, по понедельникам он собирает деньги с точек, а во вторник уезжает в область. Наверно, закупается и долю отстегивает за крышу.
        — Замечательно, ты уникум, Ваня. Даже анализ делаешь правильный, не ошибся в тебе.
        — Сейчас ты свободен, в понедельник, проводишь товарища домой и сразу к нам. Мы будем мараковать операцию. Твоя задача проконтролировать и вовремя предупредить, если что изменится.
        — Понятно. А ствол когда дашь, Костян?
        — Лично тебе даже пилку для ногтей брать нельзя. Твоя работа быть незаметным. Если тебя выявят, никакой ствол не поможет, пока. Сейчас ходи на секцию, качайся и тренируйся, станешь хоть каким боксером или борцом, это тебе больше поможет в короткой стычке. Но туда подальше, когда мы возьмем Слободу под свой контроль и надо будет защищать город от наездов блатных, приблатненных и других борзых, получишь свой ствол. А пока, иди на тренировку.

        Ваня ушел, и час мы сидели с Бугром, пили чай, не спеша болтали ни о чем.

        На крыльца затопало несколько пар ног, это пришли наши парни, которые работали парами. Пришлось привлечь еще одного детдомовского, Славку Теличкина. Неплохой пацан, старательный.
        Чтобы ничего не забыть, все записывает. Надо предупредить, что некоторые записи могут привести до цугундера.

        Их отчет был менее подробный, но и задача у них не стояла брать под плотный контроль. Так наметки, чтобы потом Ване было проще организовывать работу с этими объектами.
        У меня головняк был с областными кадрами. Особенно с «Красными директорами», за ними нужен более квалифицированный присмотр. Будем думать.

        После того, как парни ушли, мы со Степаном сели над записями главного топтуна, составлять план операции.
        Подсчитывали: сколько надо привлекать человек, что с собой брать, как уходить?

* * *

        — Бегом по кругу, марш. Быстрее-быстрее.
        — Тренер, можно….
        — Разговорчики. Еще два круга дополнительно.
        — …..
        — Еще вопросы, предложения?….Нет. Продолжаем.
        Каждый день по три часа ребята занимались с тренером борьбе, потом приходил другой сенсей и они занимались боксом.
        Затем занятия по тактике, слежке и уходу от слежки. Тем, кто больше подходил, давались навыки телохранителей.
        Проблемы с воспитанниками не идут в сравнение с тем, что было вложено в поиск и уговоры инструкторов. Были привлечены все ресурсы, вплоть до связей директора детдома Веры Петровны. Кто-то из её воспитанников служил в нужных частях и службах, кто-то просто знаком с нужными людьми и помочь своему любимому директору не отказался никто.
        А у нас шел процесс подготовки кадров, которые нужны были ещё вчера.
        Кроме силовых и оперативных навыков пацанам давались и общеобразовательные дисциплины, так переплетались две задачи, получить образованный контингент с нужными специальными качествами. Кроме детского дома были привлечены и пацаны из других школ, но с ними работали опера более высокого класса, они проводили подготовку агентов более глубокой закладки, на перспективу.
        Работа набирала обороты, но процесс захвата Слободы шел медленно, очень медленно. Рано еще показывать зубы, чтобы их ещё молочными не вырвали. Это ведь только я реально знаю, что и как будет, остальные жители самой прекрасной страны победившего социализма пока не догадываются, что день грядущий им готовит.
        И чтобы не было эксцессов, подгребаем мы тихонько-тихонько.

        Я считаю, что к 1990 году у нас все должно сложиться, и городские милиция с прокуратурой, завод, жилой фонд, кафе с рестораном (есть один такой, пока), внешний периметр, подразделение ВВ я имею ввиду, всё должно под контролем или под управлением. Особо надо разобраться с криминалом. В области, не только в областном центре, имеют влияние воры. Этот момент надо менять. Пусть область будет «красной», потому что силовые структуры проще контролировать. Тем более со временем руководить будет мой одноклассник — Саня Перегудин. Сейчас он грызет гранит науки, который будет нужен для поступления в школу милиции. Но параллельно он занимается боксом и борьбой, нам нужно, чтобы он отслужил в ВВ, хотелось бы на периметре нашего закрытого города. В дальнейшем это упростит процесс подгребания этой структуры под нас.

        А пока мы с Бугром разрабатываем операцию по сокращению авторитетов в нашей области. Планирую, конечно, я, а Степан наводит осторожно справки про объекты. Их разрабатываем по другой схеме, никаких слежек, узнали адрес сходки, пришли и ликвидировали. Для акции готовим группу ликвидаторов. Их трое, обращаемся к ним только по позывным: «Злой», «Леший», «Мирон».
        Каждый день вместе со мной они стреляют. Благо глухих мест рядом с городом хватает. Одновременно с огневой подготовкой, я обучаю их тактике подхода к цели и подготовке отхода по двум вариантам.
        Основной упор на автономность, не хочется, чтобы их взяли или убрали. В прошлой жизни киллер «Матрос» нашел свою смерть в Греции. А почему? Потому что не умел держать себя в руках и много павлинился. Мои пацаны верны только мне, я их даже Бугру не показываю. Наш актив знает, что есть такие парни, но конкретно никто не знает.
        Пора начать процесс подготовки разведывательной и контрразведывательной служб. Для этого надо искать оперов-пенсионеров. Особенно тех, кого наши недалекие начальники съели, потому что не смогли ими управлять. По каналам Бугра нашли пятерых кандидатов. Завтра я иди общаться с одним из них.
        Но это завтра, а сегодня надо идти домой — спать.

* * *

        Как же плохо быть подростком. Сколько энергии тратится на то, чтобы взрослый деловой человек воспринимал меня более серьёзно.
        Сидит передо мной мужчина, настоящий Мужчина с большой буквы. Директор машиностроительного завода «Станкострой», Полевой Анатолий Викторович, 45-ти лет. Руководит предприятием не долго, 3 года, но уже заработал прозвище: «Хозяин». Женат, двое детей: сыну 22 года, дочери — 14 лет.

        Так как меня записали к нему на прием, я почти не ждал в приемной, секретарь в элегантном, но строгом костюме приятного бежевого цвета, посмотрела на меня и попросила зайти в кабинет. Пройдя двойную дверь, вошел в просторный кабинет типового стандарта, как у всех руководителей высокого уровня. А завод, на котором выпускают станки и агрегаты для турбин и ещё какой-то канители — это высокий уровень. В будущем, после шока 90-х можно будет создать много конкурентно-способного продукта. Но это будет позже, а сейчас все выполняют и перевыполняют план, который ведет страну к развалу.

        — Анатолий Викторович, Вы очень уважаемый человек, передовик и все такое, а я мальчишка, который ничего еще не создал. Поэтому я хочу сделать хотя бы детскому дому, который есть в Слободе. И сейчас я ищу варианты помощи. Ведь Вам же нужны будут работники, ответственные и подготовленные? Через пять — шесть лет они придут к Вам на завод и смогут сразу преступить к исполнению обязанностей, они будут Вам благодарны тем, что Вы смогли открыть им дорогу в будущее.
        — Так, молодой человек, чего Вы хотите от меня?
        — Я прошу Вас внести в бюджет Вашего завода в качестве шефской помощи оснащение станками, новыми станками наше профтехучилище, в Слободе. И все.
        — Я буду думать, постараюсь порешать, потому что мысль интересная. А ты с какого бока, ведь сам ты не учишься в ПТУ? Слишком борзый, настырный.
        — Я мечтаю о том, что через 20 лет Слобода станет образцом для подражания, чтобы к нам приезжали руководители других городов и учились, как надо выстраивать жизнь в городах, как обустраивать и облагораживать город, чтобы людям было приятно жить в своем городе.
        — А если по честному?
        — Анатолий Викторович, надеюсь, это не последняя наша встреча и я смогу разъяснить подробнее, то что Вас интересует.
        Смешно, но с этим дяденькой мы будем очень часто встречаться за семейным столом, потому что его дочь — Софья, станет моей женой и я открою свой секрет своему тестю.

        Вечером этого дня по дороге к автостанции, я встретил девушку, которая попросит меня помочь ей донести тяжелую сумку. Пока шли, мы познакомились, Софья, рассказала, что решила сделать сюрприз дома и купила продуктов на рынке, но не рассчитала силы, и решила свою проблему, как настоящая женщина. Откуда она знает, как просить? В женщин это заложено изначально. Они уже рождаются со всем, что им нужно для счастья. Просто многие об этом забывают, но никогда не поздно вспомнить и правильно простроить свои отношения.

* * *

        Почти полгода ушло на знакомства с руководителями промышленности области и нашего закрытого города. Каждую неделю, после тщательной подготовки я приходил и предлагал какой-нибудь вариант сотрудничества, на этом этапе мне надо только налаживать контакты. Вживаться, вживаться, вживаться. Как говорил герой В. Басова Иоганну Вайсу.

        В это же время я продолжал пополнять мою копилку полезных людей, переводя их в категорию своих. Пусть не преданных, пусть пока надо их контролировать, плотненько так, контролировать. Но все же, свой будущий банкир у меня есть. Это двоюродный брат Фимы Гольдмана, Иосиф Кац. Он учится на экономиста в МГУ. Пусть учится.
        Парень толковый, нескромный, при этом открытый и не злой. При этом он познакомил нас с Фимой со своим другом, по его информации, это сын очень крутого функционера.
        Никак не получается найти выходы на КГБ, в прошлой жизни, как-то не нужно было, а сейчас прям не могу ничего придумать. Но время терпит.

        Наши девочки из детдома проявили инициативу и решили поступать в ВУЗы, на памяти Веры Петровны, такое не случалось никогда. И теперь новый головняк, надо решать этот вопрос. Если бы это не было перспективным моментом, может я бы и отпустил ситуацию, но специалисты советской закалки нужны будут. От слова ОЧЕНЬ.
        Особенно преданные, свои.

        Но у меня наметились проблемы, времени катастрофически не хватает. Нет, учеба, знакомства, наблюдение, все идет по плану. Нарисовалась еще причина на которую надо выделить время: Соня.

        С одной стороны, приятно, у тебя есть девушка. С другой стороны сознание взрослого мужчины напрягалось от страха навредить молоденькой девочке, разочаровать на всю оставшуюся жизнь.

        Как ни странно с пацанами она не раньше не гуляла, может характер, а может понимание положения отца, может мама что напевала. Но факт остается фактом, на улице никто не предъявлял своих претензий и я спокойно возвращался в Слободу, даже поздно вечером.

        Скоро у Сони день рождения, о чем мне сегодня было сообщено, как бы не специально. Меня пригласили на небольшой банкет, который будет проходить за городом на даче. Адрес я записал, варианты проезда тоже. Теперь есть задача выбрать подарок, так как мне не сказали, что хочет виновница торжества.

        Главное я знаю к кому обратиться, конечно, к Фиме. Важно четко поставить задачу. Чего хочет девушка в 15 лет в 1980 году? Чего и в любое другое время — того, что будет только у неё, ну хотя бы не у всех. Надо думать.

        Подарок — это хорошо, но есть и другие дела, не менее важные.

        Глава 2

        Вчера над нами раздался гром среди ясного неба. Пришел Бугор и сказал, что местные воры ищут выходы на нас. Вернее тех, кто наводит шорох в Слободе. Конечно, будут искать, ведь на местных мелких жуликах я и моя четверка отрабатываем все элементы работы. Надо же готовиться к серьезным делам. Никто не знает тех, с кем я работаю отдельно от всех. Для остальных в моей компании, я езжу к Соне, вообще-то я к ней периодически езжу, но не так часто, как они думают.
        С каждым из них я сначала занимался отдельно, а потом и совместно.
        Сложнее всего было с чистильщиком Геной Одинцовым, тут надо быть очень внимательным и с быстрой реакцией. Потому что акция — это момент, но потом надо сделать так, чтобы на нас не вышли ни волки сыска советского разлива и спецы российской милиции-полиции. Сидеть не стоит, потому что и на воле много дел.
        Снайпера — Валеру Осипова я выбрал в детдоме, когда он на моих глазах попал в голубя, который пролетал над футбольным полем.
        Как он рвал мою душу на отработке терпения и теории баллистики.
        Но это после Гены было терпимо.
        С универсалом Олегом Лыкиным было просто, он интересовался химией, медициной, одним словом уникум. И работать с ним было одно удовольствие. Олег сам мне предлагал варианты умерщвления хомо сапиенса, то есть двуногих существ, человеком тех, кого мы планируем актировать, я бы не называл. Ну не могу я считать того старого упыря, который стал моим первым объектом в этой жизни, человеком. Ну не могу.
        Самым последним в группу пришел Вася Чагин, который был как тень, похож на Ваню Первухина. Но Ваня входит в открытую службу безопасности и многие знают, чем он занимается, а Вася — это мой козырь в рукаве.

        Вот из-за практических занятий этой компании наш криминал стал вибрировать от непоняток. А то, пропало по крайней мере пять залетных жуликов разного калибра. В основном воры-домушники, но были и бакланы-хулиганы, был даже какой-то авторитет. Наверно в основном проблемы в авторитете. То, что он авторитет не из последних в области, да и по Союзу известный, я узнал во время допроса. Пришлось с ним поговорить подробнее. Узнал не очень много, но информация интересная. Я решил использовать горячую инфу, надо бы помочь нашим силовикам подкинуть плюсов.
        Другой вопрос, как? Что я буду иметь с неё?
        А информация о том, что в области готовится ограбление кассы одного завода, для которой и прибыл залетный авторитет. Собирается группа из 6 человек, теперь уже 5-ти.
        Я лично написал письмо, в котором написал всё, что узнал в ходе теплой беседы с гостем нашей области. Писать пришлось в перчатках, карандашом. Почему карандашом? А что было под рукой, тем и написал.
        На следующий день, после предполагаемой даты налёта, по городу пронесся слух о случившимся. Наш начальник городского управления милиции стал известной фигурой. Как же и бандюков повязали и деньги сохранили и постреляли и ранение получил. По своей глупости и получил. Но все же, мне было приятно от осознания причастности. Не за награды дело делаем, за покой. Первый мой вклад в то, что область наша не станет бандитской вотчиной, я с удовольствием сделал. Ну и хорошо.

* * *

        — Костя-я-я-я-я-я!!!!!  — в окно громко кричал пацан из детдома.
        — Чего кричишь? На землю упал метеорит?
        — Там Ксюху обидели какие-то козлы.
        — Хорош орать, заходи в дом.
        Из сбивчивого рассказа мальчонки посыльного я узнал, что Ксюшу Завьялову изнасиловали три урода из Лесного. Город Лесной — это райцентр населением чуть больше 50 тысяч человек. Там в основном живут потомки бывших зк закрытых лагерей ГУЛАГа. Наша Ксюха поехала в область, где и нарвалась на этих особей с острым спермо-токсикозом. Хорошо хоть не убили. А чего бояться от детдомовской? Родичей нет, да и репутация у государственных детей не очень.
        Я решил этот случай использовать для того, чтобы повязать кровью своих мальчиков будущей службы безопасности, одновременно с этим отомстить и внушить всем страх, чтобы в народе пошла молва о том, что моих трогать опасно, не только лично, но и для родных и близких. Заодно экзамен тайной группы по зачистке следов приму.

        Вся операция состояла из трех частей: первая — открытая, когда весь детский дом, включая самых маленьких, на подъехавших автобусах, которыми поделились предприятия Слободы, приехали на площадь Ленина, и молча стали перед зданием обкома КПСС. По краям группы стояли парни, которые занимаются в секциях бокса и борьбы, у каждого на правой руке была повязана красная повязка. При этом малышня создавала иллюзию беспорядка, чтобы власти не сразу увидели подготовку всей этой суматохи.
        Вторая часть мероприятия шла параллельно, наши безопасники с оперским уклоном собирали данные на наших сексуальных гигантов.
        То что парни быстро вышли на следы фигурантов, результат правильного подбора в группу парней, их подготовки и количества групп. В конце концов их взяли на автостанции Сурска, сняли с уже отходившего автобуса. Трое подготовленных боевика против тупо наглых беспредельщика, ну понятен, какой был итог короткой потасовки.
        Когда за своих стали заступаться женщины из автобуса, к месту задержания уже подъехали милиционеры.
        Нашим пацанам осталось узнать данные на задержанных, и под контролем моего человека из секретных, поехали на базу.
        Третья составляющая была на базе, там мы с Бугром, Фимой, Витей и Саней, собирали данные и планировали операцию возмездия.
        Как говорится — месть это блюдо, которое подают холодным.

        Поздно вечером на окраине Лесного собралась наша группа возмездия. Сейчас по прошествии двух дней, после всеобщего кипиша, мы знали все об этих уродах. Наши опергруппы прошерстили все, что было можно, и что было не очень можно. Но нашли мы адреса и данные на родственников. Как я и предполагал гиганты большого секса были из неблагополучных семей. Но это я не считал оправданием их преступления. Даже считаю это отягчающим обстоятельством. Ведь они тронули девочку, у которой и этого нет. И тронули НАШУ девочку. Поэтому месть была неизбежна. То, что с задержанными за содеянное будет все плохо, нам подтвердил Бугор, Степан пообщался с местными жуликами и закинул маляву в СИЗО в КПЗ все и так уже знали. Менты держали этих козлов в одиночках, хотят до суда их сохранить. Пусть. Но до суда эти уроды узнают, что и их семей уже просто нет. Над этой задачей сейчас мы работаем.
        Хорошо, что все три семьи живут недалеко друг от друга в частных домах. По существу город Лесной только по бумагам город, а так деревня деревней.

        Получив инструкции три группы, ушли по адресам. За каждой пошли группы прикрытия. А зачищать будут мои опричники. Об этом никто из присутствующих не знал.

        Вскоре три костра взвились над спящим городом. Мы ждали еще полчаса, и когда все группы подошли мы выдвинулись к проселочной дороге к ждавшему нас автобусу. Его мы угнали в городе Каменске.
        Перчатки все сняли когда автобус подъехал к последнему повороту перед КПП в Слободу. Уже почти рассвело, к КПП подъехал автобус из детдома, в нем сидели группа старшеклассников с воспитателем, постовой спросил его о том, куда с утра пораньше, и открыл шлагбаум. Проехав за поворот автобус съехал на обочину и остановился. Из леса вышла наша банда. Дверь открылась и мы заполнили все свободные места. Всё. Операция завершилась.
        По плану мы должны поехать до поста ГАИ, развернуться, потому что воспитатель якобы забыла деньги, и вернуться в Слободу.
        И тогда уже точно можно подводить итог всего нами содеянного.

* * *

        Олимпиада 80 обошла нас стороной, сначала Ксюха, потом пожары, потом смерти всех трёх фигурантов в камере. По всем этим эпизодам нас допрашивали, опрашивали и расспрашивали. Малыши говорили три слова: ничего не знаю. Более взрослые тупо повторяли версию про то, что после площади все приехали в детский дом и больше никуда не выходили. Старшие дополняли историю про неудавшийся рейд в областной центр. Всё. И так по кругу. Да и адвоката нам дали хорошего, бывшего милиционера. Так что осадочек у них остался, а нам репутация. Теперь все в Сурске и в области знали, что нас трогать опасно не только для конкретного отморозка, но и его семьи.
        Скорее всего нас взяли на карандаш, но это уже не важно.
        Как говорил один герой стариков, которые одни идут в бой: будем жить.

        А жизнь становится веселей, к нам зачастили комиссии по разным инстанциям. Детский дом тоже перетряхивали, для профилактики.
        У меня развивался роман с Соней, дома назревал разговор про переезд. Скоро отцу должны предложить перевод в Ростов на Дону.
        Катька и Верочка хорошо учились, но Катя все равно становилась катком, и ничего не могу с этим сделать. С другой стороны, зачем менять то, что не лежит в зоне моего контроля. Это жизнь Катюшки, её выбор и не мне в него вламываться. Я просто буду рядом, буду братом, который всегда поможет. Все остальное придёт.

        Сегодня мы с моей личной командой будем разбирать ошибки, которые совершили впопыхах.
        Во-первых: нашим сборищем мы подставили Веру Петровну. Зачем пошли всей толпой в обком? Надо было пригласить председателя исполкома Слободы, начальника местной милиции, соорудить типа митинг здесь. Масштабы другие, но алиби такое же.
        Во-вторых: перекрывать вокзал, аэропорт, автовокзал надо сразу, предусматривать способы связи. В этот раз обошлось, но могло быть по другому, фигуранты могли уехать на другом автобусе, их могли отбить, у них могло быть оружие. Вариантов много и их надо иметь ввиду.
        В третьих: город закрытый, поэтому надо искать другие варианты проникновения. И для нас не лишним будет, и для охраны чужие лазы сдавать полезно. Очки зарабатывать. Пригодятся обязательно.

        Было и в четвертых и в пятых и в двадцатых. На трезвую голову в спокойной обстановке лучше думается.
        В минусе то, что власть будет знать нашу силу, и будет её опасаться. Это не есть хорошо. Возник вопрос о соответствии Веры Петровны занимаемой должности. Это надо решать через наше руководство города. И вопрос технического обеспечения моих опричников встал остро. Четверо даже очень подготовленных парней не могут расслоится и успеть везде. Но группу расширять нельзя. Её закрытость перестаёт такою быть.
        Кроме моей группы надо готовить несколько человек и мальцов и девчонок маркерами, их обязанность выявлять нужных людей, вешать на них метку, по которой снайпер будет видеть свою цель. Человек 5 -6 хватит.

        Пора-пора, голубчик, взяться за нашего не побоюсь сказать за….. нет, не за Шекспира, а за подготовку к переносу некоторых нужных производств в Слободу.
        Первым делом надо освоить технологию металлоконструкций из 21 века, чтобы к нужному времени навоять энное количество коробок, готовых принять оборудование, которое я куплю по цене металлолома. Одновременно надо подготовиться к выкупу всего жилого фонда Слободы, кроме развалюх, с тем, чтобы ненужный балласт выдавить на вольные хлеба. Хочу, чтобы в городе остались только те, кто будет бороться за своё счастье. Всё остальное лирика.

        Скоро умрет Леонид Ильич, и начнется череда громких похорон, из-за их значимости, никто не заметит, как страна покатится по наклонной.
        И до 1985 года надо уже знать с кем я иду вперёд, а кому надо готовиться к погосту. Потому что я не намерен оставлять за спиной живых врагов. Чревато.

        Первым, кому надо все рассказать, будет будущий тесть. Потом Витин отец. С этой крышей первые два-три года продержимся, а потом будем выбираться уже сами. Кое что знаю, о чем-то можно спросить, слава Богу память еще не подводила.

        Сегодня вечером идем на операцию по нейтрализации, а по простому стрелять будем, еще точнее я буду, одного вора, которого называют Крест. Смешно на жаргоне вор и есть Крест, но нам это не мешает поставить крест на неправедной жизни Креста.

* * *

        Крест обитал на квартире очередной своей любовницы, вернее на окраине нашего областного центра. Дом на двух хозяев. Это одна из проблем. Вторая проблема — это собака во дворе. С третьей проблемой — хозяйкой дома решил сам Крест, он её отправил из города с каким-то заданием. Поэтому мы и решили провести акцию сегодня.
        С утра за домом установлено наблюдение, люди из моей личной гвардии это внешний периметр, снайпер — Валера должен уже организовать свою позицию, Вася прикинулся ветошью и не отсвечивает, при этом улицу просматривает, для этого он расположился за забором дома, расположенного наискось от нужного адреса. Заодно он контролирует действия группы топтунов Пашу, Ваню и Андрея. Лучший из этой тройки Ваня Первухин, но и другие подтягиваются. Чтобы не примелькаться они меняются на своем посту — на скамейке у соседского двора.
        По плану операция будет проходить после попойки, приготовление к которой пацаны наблюдают почти весь день. А чего менжеваться? Хозяйки нет дома, можно с корешами оттянуться.
        Вот и мы решили, что шум гулянки поможет тщательно подготовится к акции.
        В первом часу ночи шум начал стихать, вскоре шум улёгся. Дав еще несколько минут пожить веселой гопкомпании, мы вошли в открытую дверь.
        На кухне за столом спал один из корешей нашего фигуранта. В правой руке я держал наган с глушителем, в левой руке был нож, подойдя к спящему сзади, с силой ударил в область сердца. Перед смертью мужчина чуть вскрикнул, его тело выгнулось назад. Потом уже мертвое тело упало мне на руки. Я осторожно положил убитого на пол и не оглядываясь вышел в коридор. Почему я решил применить нож, я понял уже перед дверью в комнату, за ней кто-то очень громко храпел. На этом деле надо дать проверить на слабо всех парней. Поэтому я передал нож Паше.
        Павел вопросительно посмотрел на меня, я поднял левую руку к шее и чиркнул большим пальцем по ней.
        Мгновение нерешительности и он зашел в открытую Лешей телохранителем дверь. Через несколько секунд храп прекратился, и мы услышали приглушенный хрип. Бледный Павел быстро вышел в коридор, где я взял у него нож и передал Леше, кивком головы в направлении комнаты показал, что теперь его очередь. А сам вывел Пашу на улицу. Там его принял Бугор.
        — Отведи его подальше, пусть отдышится.  — Степа только кивнул.
        Когда я вернулся в комнату, там все уже были мертвы. Алексей ножом убил только одного, двоим он просто сломал шею, где он этому научился? Где-где? Сам же и научил.

        Хитровану Андрею досталась маленькая комната, там было два человека. Один из них был Крест. Его я планировал оставить, второго ликвидировал Самохвалов.
        Креста связал спящего Леша Николаев, конечно в конце процесса тот уже не спал, но кляп во рту не позволил пошуметь вору. Оставив связанного полежать еще немного, я вышел в коридор, проконтролировать процесс шмона. Паша уже вернулся и присоединился к остальным в этом не очень благовидном, но нужном деле. Я же вернулся в комнату и начал экспресс-допрос обреченного к смерти вора. Вынув кляп я спокойно сказал:
        — Ты можешь и наверное будешь молчать, но у тебя есть выбор: будешь упираться, умрешь в мучениях, расскажешь о своих схронах, после проверки уйдешь быстро и безболезненно. Выбор за тобой.
        Минуту он молчал. Потом на глазах, как бы сдулся.
        — Буду говорить.
        Сам рассказ продолжался не долго, проверка его слов занимала больше времени. Но за час управились и я сам нанес ему удар в сердце. Я ведь обещал ему, а обещание надо выполнять.

        Нашими трофеями были пистолеты ТТ — 3 штуки, два запасных магазина к ним. Штук 6 ножей различного качества. Денег сто две тысячи рублей. И список людей, которые были связаны с ним по разным делам. Не из шестёрок, а деловые. Некоторых я и так знал, но были и новые фамилии.
        Самым сложным из добычи были драгоценные изделия, что с ним делать, надо будет думать.
        Как всегда все ценности отвезли на съемную квартиру, пацанов отвезли к детдому, а мы со Степаном пошли по домам.

        Теперь надо переждать бурю. По ходу мы взяли общаг местного криминала. Поиск будет очень тщательный.
        Поговорив с опричниками, я знал, что следов мы не оставили. Теперь главное, чтобы пацаны держали язык за зубами. А там мы остальными жуликами займёмся.
        Подводя итог операции, можно признать, что все четверо новичков прошли тест кровью. Теперь надо с ними поработать, чтобы не спеклись парни с непривычки. Они же не знают, что во мне живет взрослый мужчина, который убивал и не один раз. Они, наверное, думают, что я монстр. Может они и правы, но я хочу, чтобы Слобода, смогла защитить себя в будущей мясорубке 90-х. И для этого надо много чего сделать, и не все из сделанного будет чистенькое и пушистое. Если ты не признаешь правила предложенные миром, мир просто тебя раскатает по асфальту и никто не вспомнит. Поэтому мы будем соблюдать все правила, и будем играть на опережение.

* * *

        20 июня 1983 года в помещении столовой детского дома города Слобода.

        За столами сидели мои соратники. Часть из них еще не знают, что будущее нам готовит трудные времена, которые можно пройти только вместе. Мужчины и женщины, юноши и девушки весело переговариваются, едят и пьют. То в одной стороне, то в другой части зала гул взрывался смехом или хохотом. Легко и непринуждённо провожали меня в армию. Во второй раз я шел в армию. В этот раз я шел в погранвойска. Я специально заблаговременно договорился с нужными людьми и прошел ВВК.
        И вот завтра я уезжаю на западную границу в Белоруссию.

        Сегодня вечером, после официальной и неофициальной части торжеств в честь моего призыва, я еду в Сурск провожать Соню до дома. Надо много поговорить и с ней и с её отцом. Поговорить о моих планах, подсказать будущему тестю о событиях, которые предстоит пережить.

        Разговор с Анатолием Викторовичем получился серьезным и не легким. Я его понимаю, отдавать дочь мужчине, который по общему возрасту старше себя на одну жизнь. На это наложить события после 85-го года, предательство первого человека в иерархии власти.
        — Какой у тебя план?  — этот вопрос был задан после того, как я прекратил поток пока непонятной информации. Все вывалил.
        — Анатолий Викторович, я не смогу бороться с большими и очень большими пацанами финансового мира. Я планирую, пока Ельцин раздает суверенитета столько, сколько можем унести, создать в Слободе условия для спокойного проживания, до того момента, когда Путин начнет загонять всех в рамки конституции. Потом посмотрим. Надеюсь на помощь, опыт и жизненную мудрость своего будущего тестя.
        — Наконец то разродился. А то я стал терять терпение. Да и Соня переживает.
        — Анатолий Викторович, мне бы очень хотелось форсировать наши отношения, но я не хочу давить на Соню в её решении. Потому что знаю, что будет в стране очень скоро, да и про отношения много чего знаю. Ей будет трудно, не только потому что у меня характер, но и то, что я хочу сделать будет давить на неё. Но если через два года она скажет, что готова быть рядом со мной не смотря ни на что, я буду счастлив стать Соне супругом, потому что её очень люблю.

        Мы еще долго общались и про то где и с кем обговорить и подготовить технологию изготовления комплектующих для быстрого строительства зданий для заводов и цехов. Какие станки надо произвести для наших заводов на будущее. Очень много ещё вопросов не смогли охватить. А писать в письмах было нежелательно.
        Переночевал в доме будущих родственников, в гостевой комнате. Под утро Соня, как сон затекла под одеяло. Но в этот раз я руководил процессом. Мы просто спали, обнявшись, просто спали. В семье муж главный, а не его слабая половинка или инстинкты.

        Моя девочка была слегка разочарована. Думается, ей хотелось побравировать перед однокурсницами своим статусом мужненной жены. И утро у неё было немного смазанным.
        Пришлось перед уходом с ней поговорить, как муж с женой.
        — Милая, я люблю тебя и очень хочу быть твоим. И только это заставило меня сегодня ограничиться объятиями. Поэтому не стоит обижаться и дуться. Я хочу, чтобы после свадьбы на следующее утро твоя мама увидела, как ты берегла себя для самого лучшего мужчины.
        — Честно-честно? Ты меня так любишь?  — её глаза зажглись искорками.
        — Я попросил вчера у Анатолия Викторовича твоей руки, он согласен. Мы определились с примерной датой свадьбы. Твоя задача быть самой лучшей, верной и красивой невестой.
        — Сейчас я уеду, а когда приеду, только от тебя будет зависеть, будем мы вместе или нет. Но статус твоего жениха буду нести с гордостью и радостью.

        Слёзы на глазах контрастировали с такой нежной и милой улыбкой. В её взгляде было так много тепла и веры.
        — Я буду тебя ждать.
        — Но не стоит забрасывать учебу, я не хочу, чтобы рядом со мной была жена недоучка.
        — Да я буду кандидатом наук, вот увидишь.
        — Верю-верю. До встречи, моя суженная, душа моя.
        — До свидания сердечко мое, свет моих очей.

* * *

        Утро у Степана Бугрова началось интересно. Сегодня он должен проехаться по точкам, чтобы забрать дань с 8 человек, которые нелегально производят контрафакт, как называет это Костя. Пусть не сразу, но эти деловые люди, стали платить. При этом Командир дал им несколько советов и идей, которые позволили им повысить свой доход. Затем Константин предложил варианты легализации черного нала. Короче после нескольких встреч, деньги пошли в кассу.
        Мы проводили эти деньги через фонд детского дома, и тратили на оплату услуг и товаров, которые пользовались спросом в области, и реализовывали через комиссионные магазины.
        Короче эта канитель нужна была для того, чтобы наработать навыки многоходовых операций. По словам попаданца — это поможет нам в первые годы бардака.
        При этом надо контролировать наших студентов, с каждым был подписан договор на целевое обучение. И каждому нашему студенту выплачивалась стипендия 100 рублей в месяц. Если помнить, что зарплата преподавателей от 80 до 120 рублей, а стипендия 25 -50 рублей, наши девчонки и парни не чувствуют себя ущербными. Многих парней, которых в этом году призвали, смогли устроить в часть ВВ, которая охраняет Слободу, девчонки пошли в училище на который будущий тесть нашего Командира передал самые лучшие станки. Как он там вывернулся, но станки по одному в месяц оседают на складах училища. Завод «Звезда» пока не трогаем, но с директором настоящим и главным инженером, директором будущим контакт поддерживаем.
        Витя Белозеров, как и Саня Перегудин попали в нашу часть. Служат и налаживают связи с руководством. Тут надо ухо держать востро, Костя в прошлой жизни уехал и не знает, кого назначат начальником охраны города.
        Только Фима Гольдман, как и все еврей сделал ход конем. По справке не пошел в армию и уехал в Москву, учиться на бухгалтера. Будет наши деньги считать.
        И так получилось, что на Слободе я один остался. Ну не просто же так меня зовут Бугор?

        С таким настроением я дошел до рынка, это первый адрес, где моя сумка начнет заполняться купюрами госбанка СССР.

        — Уважаемый Степан, брат, торговля идет плохо, зелень вянет, овощи не покупают, дохода нет. Что делать бедному директору рынка?  — это Физули затянул свою обычную песню.
        — Так, гордаш, будем считать, что я весь твой репертуар услышал и подошел с итоговым вопросом, деньги где?
        — Ну вот, самое интересное пропустил, справа под капустой лежит конверт с «капустой», ха-ха-ха.
        — Хорошо, а то я уже подумал лишить тебя монополии на продажу овощей в Слободе. Не будем же мы сравнивать госторговлю твоим конкурентом?

        Так от точки к точки проходил мой маршрут, в конце которого я общался с директором кафе тире ресторана Савельевой Маргаритой Антоновной, в народе её все звали «Марго».

        По окончании еженедельной вахты, я сдаю деньги Вере Петровне, что она делала с ними не знаю, при этом все наши вопросы она решала.

        Командир пишет редко, и вопросы поднимает интересные, особенно его заботят молодые, ну с ними работаем и на площадке и в лесу. Подтягиваем их подготовку. Уже несколько групп скомплектовали. Но это на перспективу.

        Осенью должны вернуться парни из первого набора. С которыми мы проводили первые акции. Пишут, что вернуться все. Чувство значимости для мужчины очень важно. Особенно тем, кто видел, как складывалась жизнь у тех, кто вышел из детдома раньше. Не все из них нашли себя, не все живы. И поэтому наши парни верят в то, что с Костей они обретут не только достаток, но и высокую цель, наполненную важным смыслом.

        Глава 3

        — Доброе утро господа, как обстоят дела на сегодня в нашей корпорации? Начнем с безопасности.  — так начинался каждый понедельник в кабинете руководителя пока еще нелегальной корпорации, в моём кабинете. Вот и сегодня 15 мая 1988 года день начался с совещания. Второй год с 1986 года, формируется команда будущей корпорации. Названия пока нет, но будет. Еще время есть.
        — Константин Валентинович, на сегодня в моей службе полный комплект. В списке кандидатов еще 40 -50 человек. Все отслужили в армии. Проведены беседы, собран материал в досье. Вооружение, согласно закона — только спецсредства. Привлекаем сотрудников милиции на выходных, заодно обрабатываем на смене в плане будущих контактов или в список кандидатов. Намечены мероприятия по взятию объектов согласно Ваших списков под наш контроль. Все ЖЭКи мы контролируем. Как только поступит команда, все материалы будут переданы в наши структуры. Список ветхого жилья определен, ждем Вашей команды.  — как всегда четко отрапортовал Алексей Петрович Иванов — начальник службы безопасности. Кроме него в силовом блоке есть внутренняя безопасность, там у меня Виктор Саликов. Оба начальника бывшие гэбэшники, оба пенсионера. После прихода меченного атмосфера в верхах изменилась и те, кто что-то понимает стал готовить пути отхода. Так Алексей Петрович и Виктор Викторович вышли на меня, как они это сделали, тайна и для меня. Оба работали в областном КГБ. Алексей Петрович замначальника, Виктор Викторович начальник        Да какая это тайна, после дембеля я развернулся по полной, тесть (да в 1985 году мы с Соней поженились) меня свёл с нужными людьми. Я пробил несколько новых технологий и в Слободе уже стоят пока четыре здания, собранных по новой технологии. Через уже второго секретаря обкома КПСС, Витькиного отца, мы пробили ТЭЦ и теперь на период бардака электроэнергией мы будем обеспечены.
        Есть и другие достижения, которые эти опытные волки отследили. И вот в один прекрасный день лета 1986 года в кафе, где я сидел вошли два импозантных мужчины. Одеты были неброско, но с шармом, сразу видно «фирмА». Нарыли они много, но не все, что радовало. То, что в стране назревали революционные события они видели, начали давить на меня этим, но я же знаю больше и разложил им свой расклад. Да информация у них на меня есть, в дурку или тюрьму у них не получится меня кинуть, поэтому у них есть два выбора. Перспективы обоих я расписал. Назвал им адреса их места жительства. Перечислил состав их семей. По случаю рассказал одну историю, которая имела место быть в их жизни. Поэтому кто кого завербовал в тот день был еще вопрос. А теперь они контролируют мою безопасность, а мои опричники контролируют их.
        Опричников у меня стало 9 человек-три тройки. Так удобнее. И для акций и для контроля их самих. В прошлой жизни принцип контролировать тех кто контролирует я усвоил хорошо.
        — На момент разрешения регистрации кооперативов у меня будет расклад на весь ассортимент товаров. С нужными директорами заключен устный договор. Все их выгоды они понимают, наша проблема организовать своевременный монтаж оборудования в наших новых цехах.  — это разошелся Фима Гольдман, мой финансовый блок. Это он так шпильку запустил моему тестю, который отвечает за производство. Он еще остается директором «Станкостроя», но в моей корпорации он получает в три раза больше, да и дом ему строю в Слободе за свой счёт. Просто хочу защитить своих родных. Покой моей жены для меня очень важен.
        — У меня все готово. Станки, согласно заявки и новой документации собраны и лежат на складах Слободского ПТУ. Директор училища уже зверем на меня смотрит. Как только поступит команда, учащиеся и выпускники ПТУ приступят к монтажу. С новым оборудованием цехов это будет не сложно и не долго.  — моего тестя на кривой козе не объедешь. Нашел Фима с кем шпильками кидаться.  — но есть вопрос с жильем для работников заводов. Как идет строительства жилья?
        А это уже шарик в мою сторону, поэтому надо представить начальника строительного управления.
        — Хочу представить Сергея Григорьевича Янина. Он будет нам строить все.
        — Благодарю Вас, Константин Валентинович. Сейчас мы осваивали новые строительные технологии, а это: пенобетон, арболит, пенополиуретановые «коржики», композитные панели, каркасно — навесные конструкции. С июля месяца начнем строить жилые дома с использованием этих материалов. Пока четыре, потом еще четыре здания. Через год будем строить новый городской дворец культуры, торговый и бизнес центры. Хочу отметить, что при строительстве цехов были использованы стальные конструкции, обшитые легкими, термоизолированными фасонными композитными плитами — слойками, из металлопрофиля, с теплоизолирующими материалами.
        — Со строительством решили, теперь наука, чем порадует?
        Антон Ильич, руководитель нашего научного блока, долго готовился сказать своё слово, и пока он готовился, мне вспомнилось, как я его выковыривал из областного НИИ. Этот научный гений тихо спивался от того, что зубры научной номенклатуры задвинули и его самого и его работы в угол. Но его преподавательская яркая работа пробилась на свет и меня попросил его ученик помочь научному руководителю дипломной работы. Я собрал на «профессора» досье и решил его брать себе. Пока на пол ставки, а потом построю лаборатории и опытные цеха в Слободе и будет у меня свой НИИ.
        — Так вот, исходя из предпосылок развития радиоэлектроники, телекоммуникации, можно предполагать……  — начал Антон Ильич.
        — Уважаемый наш профессор, можно более сжато, Вы не на конференции.  — мне пришлось вмешаться. Любит Антон разлить научную воду.
        — Хорошо. У нас в этом году будет своя радио-аппаратура. Данные, которые дал нам Константин Валентинович, помогли нам создать аппарат массой в 0,4 кг, который сможет ловить радиосигнал на всей территории Слободы. Автомобильные работают на расстоянии до 70 км, то есть и по области работают. Стационарная станция покрывает 200 -300 км — она пока одна.
        — Вот спасибо, а когда можно будет получить хотя бы сто штук Ваших волшебных коробочек?  — это наши «безопасники» быстро сориентировались.
        — Пока освоим технологию, пока поставим на поток, думаю сто единиц получите через месяц. Сами радиостанции будут в четырех вариантах: стационарная массой 2, 5 кг, автомобильные массой 1, 2 кг, носимые 0,7 кг и скрытые 0,4 кг. У топтунов конторы таких пока нет. Я привез Вам 20 единиц разных модификаций.
        — Спасибо. Занесите после совещания.  — опа, моим всем группам выделю по одной. Безопасность — установите в дежурной части стационарку, которую сегодня организуете.
        — Понятно.  — Иванов, как всегда ответил коротко и ясно. Самое интересное, где он помещение будет брать?
        — Что скажет начальник транспортного цеха?  — присутствующие улыбнулись, потому что транспортного цеха не было. Я пошутил, а это значит все вопросы обговорены, совещание подошло к концу.  — короче по местам, а Алексей Петрович, Вас попрошу остаться.

* * *

        С начальником службы безопасности мне надо обсудить криминогенную обстановку в области. По Слободе, понятно, патрульные патрулируют, околоточные углы околачивают, оперы носятся по земле, более менее порядок держится. Но областной центр — Сурск мы только наблюдаем со стороны. Но надо до 1991 года взять под контроль все значимые объекты, все рынки и оставшихся без контроля цеховиков. Особенно в свете подготовленного к опубликованию постановления и закона по кооперации.
        Надо взять под себя все колхозы, которые расположены вокруг Слободы. Всю область тупо не потянуть. Нужны подготовленные люди. «Быки» только навредят. А это значит нужно завербовать еще пару оперов, чтобы подтянуть наших парней. Кое — кого возьмем из безопасников, на их место подберем из списка кандидатов. Опять деньги выползают на первое место. Придется кубышку вскрывать. С другой стороны все сторублевки надо скидывать, чтобы к павловской реформе денег можно было не париться. Всем своим людям надо будет сказать ближе к дате.
        — Так, Алексей Петрович, подберите кандидатов на места в оперативном отделе. Те, что есть не справляются с нагрузкой, а нам еще надо подготовить человек 10 из Ваших парней. В розыске городского управления милиции поговорите, может кто захочет выйти на пенсию и поработать у нас. Или может порекомендуют кого из пенсионеров. Скоро будем подтягивать область под себя, надо быть готовым в кадровом вопросе. Это раз.
        Второе, ищите выход на Москву. Нужен контакт в «Альфе», их в 1991 году разгонят, нужно перехватить самых перспективных себе. Потом, проработайте вопрос с будущим губернатором, фамилия Кузьмин Василий Егорович. Он сейчас работает в лесхозе, простым инженеришкой. Надо его вести.
        — А почему не поставить сразу своего?
        — Потому что в стране будет такой бардак, что благосостояние народа просядет. И я не хочу подставлять своего человека. А Кузьмина мы потом скинем на выборах. Если он не прогнется. Ломать не будем, но если что просто посадим на наркоту и в утиль.
        — Понятно, есть еще что-то?
        — Алексей Петрович, чтобы не было непоняток, вся информация дается Вам в таком объеме, чтобы я не терял контроля над ситуацией. Тут не вопрос доверия. Тут вопрос выживания. Я хочу пожить и пожить долго. А чтобы еще и пожить хорошо, я вынужден подкладывать соломку под свою попку. Ну что я буду говорить бывшему заму начальника КГБ Сурской области.
        — Мне все понятно. Пока мне хватает и этих знаний, а потом Вы и сами поделитесь, я не сомневаюсь.
        — Время покажет.
        — Про помещение дежурки Вы продумали? Как на счет дежурных и дежурств, график и порядок несения службы, границы ответственности?
        — Сейчас с Виктором Викторовичем посидим и подумаем.
        — У Вас есть что мне сказать? Нет, Тогда я Вас больше не задерживаю. Все вопросы в рабочем порядке.
        Уф, тяжело с волком работать. Все время надо контролировать баланс. Но все будет так, как мне надо. А пока Советская власть еще есть, можно взять мою королеву красоты Софью единственную и поехать отдохнуть в пансионат. Через две недели времени на отдых не будет.
        Трубку взяла Соня, хотя в доме живет пока её мама, готовит всей семье обед и ужин, попутно учит мою красавицу.
        — Сонечка, соберись по быстрому на неделю в пансионат «Звезда», где отдыхают работники одноименного завода. Отдохнем перед напряженным периодом. Поговорить надо по экономике. Заодно здоровье подтянем.
        — Классно!!! Когда подъедешь? Мама мы едем за город, помоги собраться. Костик,  — это уже мне — я буду ждать, ты зайдешь покушать?
        — Нет, солнышко, на месте поедим. Там уже нас ждут.
        — Хорошо.

* * *

        На внеплановом совещании собрались руководители и лица их замещающие юридического, экономического, финансового и производственного блоков.
        — Вчера 26 мая был опубликован закон о кооперации. В связи с этим в недельный срок юристам подготовить документы на открытие запланированных организаций. Экономистам проверить планы, а финансам предусмотреть финансирование всех мероприятий. Слов: нет денег, я не признаю. Фима, деньги искать — это твоя проблема.
        Заодно надо поднять все контакты на закупку сырья и комплектующих для производственных процессов на заводах нашей корпорации.
        Степан, за тобой контроль за криминогенной ситуацией не только в Слободе, но и в области. Чтобы не один баклан голову не поднимал, а лучше пусть уезжают, страна большая. Актировать пока не будем, и без этого дел полно.
        Службе безопасности пристальное внимание на профилактику противоправных действий в отношении наших предприятий и фирм, а также контроль цеховиков, которые захотят легализовать свои ремесленные мастерские. Им надо сразу дать понять, что ничего не изменится, кроме сумм налога, в сторону увеличения.
        — Батя, производству начать монтаж оборудования на всех предприятиях. Подключай все контакты, привлекай рабочих со своего завода, оплатим вдвойне. Плюс, посмотрят в каких домах будут жить и на каком производстве будут работать. Я думаю, Вы своих многих захотите перетащить? И сроки, все надо сделать быстро, чтобы к моменту регистрации первые партии продукции по всему ассортименту. Пусть будет на складе, главное проработать технологии.
        — Витя, попроси своего отца проконтролировать прохождение наших документов по инстанциям, хочется, чтобы в неделю или 10 дней уложились.
        — Думаю, что все. Остальные вопросы в рабочем порядке.

* * *

        Бугров поехал в область на машине своего соседа, который работает на «Звезде» токарем. А что, он целый день на работе, почто машине просто так стоять. За то бензин всегда в баке, и с ремонтом Степа всегда поможет. Самому хозяину в очереди на СТО месяц стоять, а сосед утром загонит, вечером уже можно ехать.
        Белая копейка резво летела по трассе, из динамиков текла легкая музыка. Сегодня надо объехать несколько человек, чтобы дать задание и послушать новости криминальной жизни области.
        Вечером важная встреча с тренером подпольной секции каратэ.
        Костя просил подобрать мальчиков в охрану. Так для пыли. На самом деле телохранителями будут девчонки, которых готовит один спец из бывших комитетчиков. Наши слободские девчонки «кровьсмолоком». Высокие, стройные и опасные. А что, идет парочка, мужчина деловой с девахой, утырки наедут, они же не ожидают от красотки опасности, и тут им прилетит. То, что прилетит, на себе ощутил. Решил понтануться на очередной тренеровке. Рембо-доходяга местного разлива……….

        — Бугор, в Сурск приехал один деловой, «Золотым» кличут. Малява тоже пришла. Назначили «Золотого» смотрящим по области.  — «БрОня» с интересом посмотрел на Бугра.  — созывает сходняк.
        — «БрОня», ты че так меня смотришь? Я так понимаю, ты что-то еще хочешь сказать? Давай не тяни.
        — Слух идет, что с тобой будут разбираться, могут на правИло вызвать. Но я ничего не говорил.
        — Заметано, спасибо. Не забуду.
        Мысль побежала, как поток водопада. Надо с Костей поговорить. ПравИло — это серьезно.
        — Когда будет сходняк и где?
        — Чего не знаю, того не знаю. Я и этого не должен был знать, по случаю сорока нашептала.
        — Хорошо. Если что — обращайся.
        Так, сейчас к «Петюне», потом к «Резану», может они что скажут. Но с этими блатными надо что-то решать.
        Вечером того же дня в «Лютике» происходил такой разговор:
        — Кость, короче в эту субботу 4 июня на хате биксы «ВалькА» в области дом 67 на Северной будет сходняк. «Золотой» готовит мне правИло. Будет человек 8 -9. На стремё человека 2 -3.
        — Пошли пару человек из группы прикрытия, сначала Ваню, отдохнул дембель пару недель, пора работать. Паша с Лешей когда приедут?
        — Писали, что в конце июня будут.
        — Замечательно. Андрея Самохвалова пришли, надо подвезти к адресу стволы. Не повезем же палево с собой, гайцы тормознут…… зачем нам проблемы перед делом. Андрюша сможет.
        — Сам поедешь?
        — Буду работать сам, надо с ними решать сразу и конкретно. Нам в начале конкуренты не нужны. Нам надо разобрать все сладкие куски себе, отбивать будет проблематичнее. Крови будет стоить, нашей крови.
        — Понятно. Погнал я готовить операцию.

* * *

        Солнце уже зашло, сумерки постепенно опускались на город. В искомом доме свет горел, мелодия блатной песни била по струнам неопытной души. Это только в песнях уголовный мир благородный и щедрый. На самом деле все наоборот. Одному жулику кинуть или сдать другого цена копейка или вопрос года срока.
        Группа силовых операций была в сборе. Стоявшие на фишке парни доложили о том, что происходило на хате в течении дня.
        Я взял оба ствола, на которых были накручены глушители, после акции от стволов надо будет избавляться.
        Бугор открыл дверь левой рукой, в правой у него был пистолет. Глушитель на него нарезали непосредственно перед операцией. Всего у нас были приспособлено шесть стволов. Поэтому то я и решил от старых стволов избавляться.
        В коридоре никого не было, вся веселуха проходила в самой большой комнате. За гомоном разноголосицы пробивался гитарный перебор.
        Тягучие фразы пьяных голосов перебивались громкими угрозами в адрес какого-то «нехорошего» человека.
        Наверно, этим нежелательным лицом был я, но я не против. Пусть поживут еще пару минут.
        — Бугор, «Золотого» оставляем. Надо пошептаться с уважаемым гостем.  — сказал я шепотом.
        Степан только кивнул мне в ответ. Его лицо напряглось, убивать людей ему приходилось очень редко, не привык пока.
        Дверь открывалась к нам, и после того, как я кивнул ему, Бугор свободной рукой резко распахнул дверь. В открытый проём пахнуло запахом свежего перегара, давно бухают братки, 8 нетрезвых мужчин разом оглянулись, чтобы посмотреть, кто это такой борзый завалил к ним без предупреждения, ведь шныри, стоящие на стрёме стучались, прежде чем открыть дверь. Были случаи, когда прилетало не только легкие предметы, но и пули ловили не только зубами, фокусники ё*****ть.
        Гость дорогой сидел во главе стола, по этому ему прилетело меньше всего. Нам с ним еще шептаться. 10 щелчков, перекрытыми лязгом деталей Стёпиного пистолета, оставлили живым только одного «Золотого». Живого, но не целого. Ему прилетело в правое плечо и правую руку. По сигналу в дом забежали наши мальчики. Обшмонав домишко, мы нашли два ствола — ПМ и Наган. Несколько финок, пару золотых шейшых цепей и пять золотых печаток. Денег было не много — 5000 рублей сотками и мелочью сколько-то.
        Спустив «Золотого» в подвал, я продолжил общение с гостем от криминала.
        Проведя экспресс допрос, ничего нового не узнал. И готовиться к столкновению с блатными уже начал. Так что операцию: Чистый город, решил начать с самого утра.
        Ну не нравится, когда кто-то хочет меня убить. Еще мне не нравится, что хотят навредить моим людям. Не зря же я два года перед армией жил в детдоме при живых родителях. Мне главное осуществить свою цель.
        С утра в Сурске, да что там, во всей Сурской области началось интересное, жулики, воры и мошенники, гопники и бакланы ломились в отделы милиции с требованием арестовать их и посадить в КПЗ, потому что только в камере предварительного заключения они могут остаться живыми. В областном центре пропало больше 40-ка человек. Пусть это были не самые достойные граждане страны победившего социализма, но жить то хочется не только героям социалистического труда и передовикам производства.
        Для следователей областного УВД был праздник, раскрывались глухари двухлетней давности, даже карманные кражи закрывались.
        За эти дни показатели УВД достигли 126 %. Начальник докладывал в МВД о своих достижениях.
        Другой вопрос, что появились розыскные дела, так всего-то 45 дел. По сравнению с цифрами раскрываемости, так мелочь. Тем более за них никто не будет мозги полоскать. Даже газеты пели осанну доблестным сотрудникам внутренних органов.
        В тюрьму и СИЗО были засланы малявы, всем блатным было рекомендовано после окончания сроков валить из области в любую часть великого союза.
        Думаю, новые сидельцы эмоционально дополнят смысл нашего сообщения.

* * *

        Для эффективности управления своим хозяйством я решил применить схему корпорации, где есть управляющая компания и несколько компаний. Каждая компания ведут свою деятельность самостоятельно, но все взаиморасчеты проходят через счета УК. Для контроля и подстраховки в фирме гендиректор решает все основные вопросы с внешним миром, ведет безналичный расчет. А его заместитель несет ответственность за работу персонала и ведает наличными расчетами. Будут друг друга контролировать и мне сообщать. Плюс будет там работать служба безопасности, они вообще только мне подчиняются, но директор будет организовывать оперативное руководство безопасниками и докладывать про них на еженедельных совещаниях в УК.
        Юридически все компании будут закрытыми акционерными. К моменту принятия Постановления Совета Министров СССР от 19.06.1990 г «об утверждении Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственности и Положение о ценных бумагах», надо будет иметь три комплекта документов и поработать с населением Слободы. Я должен знать, на кого можно опереться в сложных ситуациях.
        Помню в прошлой жизни только страх и безграмотность населения позволило ребяткам прихватизировать самые сладкие куски государственного пирога.

* * *

        За три года в Слободе должно быть построено жилья не в квадратных метрах, а в квартирах — 2 -3 тысячи квартир. Они должны принадлежать мне, то есть управляющей компании.
        Лучше сдавать в аренду квартиры, чем выбивать с каждого владельца с местечковой психологией за каждую царапину на стене. А так, поставил камеры в подъезд, и выставляй счет за нанесения вреда частной собственности. Не нравится? Дорога из Слободы свободна для всех. Делить жилой фонд на социальные группы не будем. Пусть управляющие и работники живут по соседству. Будут решать проблемы не отходя от дома прямо во дворе.
        К этому надо всё ветхое жильё снести, это еще 350 квартир. Терпимо. По новой технологии за год решим эту проблему. Обязательно надо открыть свой банк. Как я помню, это поможет экономить деньги на налогах.
        В 90-х надо будет пропустить через чеченский конфликт всех своих силовиков. Особенно во вторую компанию.
        А в Слободе четко отслеживать появление кавказских диаспор. Их быть у нас не должно. Максимум три-четыре семьи. И не больше. Знаю я их, появился один, а потом не знаешь куда приткнуться в собственном доме.
        За всеми рабочими моментами, чуть не впал в советскую болезнь производственных перегибов, когда завод построили, а соцкультбыт оставили на победу коммунизма. Надо запланировать детские сады, пару школ, сеть магазинов — супермаркетов. Потом надо будет расширить сеть спортзалов, залов для фитнеса и танцев, подготовить пару групп чтобы песни пели, на хорошем уровне. Благо знаю, к чему стремиться. И поставлю на это направление Соню, пусть экономически все посмотрит.
        Фима, Фима, где же Йося? Как не хватает ушлых и пронырливых. Все ждут команду, а потом еще хотят, чтобы эти команды выполнялись кем-то другим, но плюшки при этом доставались нам, родимым.
        Будет выстраивать корпоративную культуру, с вкраплениями советской психологии. Никуда от этого не деться.
        Надо уже сегодня воспитывать в детских садах и школах правильные принципы, никто никому ничего не должен, но если ты что-то решил, ты должен себе, чтобы получить желаемый результат.
        Разработать программы дополнительного обучения и тренингов, с принципами коучинга, когда каждый человек понимает чего он хочет и знает, как этого достичь. Когда ты решаешь с кем и почему ты будешь идти к поставленной цели, и как достижение твоей цели помогает компании и обществу продвигаться к цели компании и наоборот, как достижение цели компании помогает достижению твоей цели.
        Надо будет при ЗАГСах открыть курсы молодой семьи, чтобы молодежь понимала законы и правила построения отношений, чтобы каждый знал, какую ответственность он берет, подписываясь в книге записи актов гражданского состояния. Если семья не смогла им дать эти знания, будем это делать мы. Сначала будет непонятно, но когда программа пойдет через детский сад, школу, думаю, все устаканится.

* * *

        Ура. Нет, УРА!!!!! Мне скоро в Слободу проведут мобильную телефонную связь. Когда я озаботился оперативной связью, стал собирать информацию по этому вопросу, к своему удивлению узнал для себя много удивительного. Оказывается в СССР есть мобильная связь.

        Так история знает переносной радиотелефон ЛК-1, разработанный Леонидом Куприяновичом.
        Советский радиоинженер Леонид Куприянович в 1957 году создал мобильный радиотелефон ЛК-1. Первый переносной мобильный телефон весил 3 кг и имел радиус действия 20 -30 км. Время работы без смены батарей 20 -30 часов. В 1961 году сделал телефон, помещающийся на ладони, весом всего 70 граммов и радиусом действия 80 км.
        Через несколько лет был создан полнофункциональный аппарат «Алтай», устанавливаемый в автомобилях партийной элиты. Новшеством пользовалась на первых этапах внедрения не только и не столько партийная элита, «Алтай» был установлен и на машинах такси, скорой помощи, большегрузных грузовиках, причём простые водители этих машин имели возможность позвонить родственникам на городской телефон, когда даже сам городской телефон был роскошью. Партийная элита превратила «Алтай» в элитный вид связи и уже к 1970-му более тридцати советских городов были охвачены такой мобильной связью. Уже в то время была внедрена возможность проведения конференц-связи. существовала иерархия пользователей, разные группы имели разные привилегии. Например, партийная элита, имеющая наивысшие полномочия, могла «сбрасывать» разговоры более низших чинов, если при попытке совершить звонок их линия была занята. В то время как одни могли звонить только на местные номера, другие имели доступ к междугородной и международной связи.
        И вот через три месяца в Слободе будет «Алтай» не только у таксистов. Мне дают несколько станций — ретрансляторов, и пока сто абонентских номеров. Кроме того научный отдел обещал кроме автомобильного варианта аппарат типа «Нокии-кирпича».
        Конечно, сто номеров — это мизер, но лиха беда начала. Там с помощью наших связей пробью дополнительные номера, накрою сетью всю Слободу, выход в область есть, да и по области связь присутствует, местами. Надо проплатить установку ретрансляторов.
        А может подождать мобильные системы GSM? Да, ладно, сейчас оперативная связь — это возможность быстрой реакции на изменения ситуации. Поэтому не стоит на связи экономить.

* * *

        Я совсем заработался, а семья тоже требует внимания. Нельзя забывать про самую свою любимую женщину, а что более важное — любящую. Опыт прошлой жизни вопиет, что скоро может быть взрыв. Соня — девочка не стервозная, но отсутствие моего внимания, постоянная занятость может превратить моё чудо в страшное чудище. Поэтому на завтра объявляю себе выходной, да что себе, всем. Скоро будет не до отдыха, напряжение усилится, поэтому перед тяжелыми временами надо отдохнуть.
        Далеко не уезжали, были в том же пансионате «Звезда». Ходили на процедуры, гуляли по парку, разговаривали. Соня все переживала, что не сможет справиться с тем направлением, которое я ей выделил.
        — Сонечка, девочка, ты не переживай, главное начни, а там определим человека с профильным образованием. Ты же экономист, от тебя мне нужно понимание каких денег будет достаточно для нормального функционирования на первых порах. В дальнейшем хочу, чтобы шоу-бизнес приносил прибыль. А у тебя будет задача поработать по другой теме, самой важной….
        Соня посмотрела с интересом в мои глаза.
        — Какая тема?
        — Самая важная, родить мне двух девочек и мальчика.
        — Ух ты. А почему именно двух девочек и одного мальчика? Может будут все мальчики или все девочки? Ты разве не будешь их любить?
        — Ну и славно, ведь сам вопрос рождения и воспитания детей не опротестовывается.
        — Вот ты хитрец. Опять меня разыграл.
        Так за два дня мы хорошо отдохнули, поговорили, расставили все точки над всеми непонятками. И вечером в пятницу приехали домой.
        Дома нас ждало известие, что приезжают мои родители, папа вышел в отставку. Вот и славно. Мне нужны верные люди, которым можно доверять. Конечно, соратники-это хорошо, но я же понимаю, что у каждого человека есть своя цена и свои амбиции. Поэтому контроль, контроль и еще раз контроль. Но постоянно быть в напряжении вредно не только для здоровья. Делу тоже вредит, если надо быстро реагировать в сложных ситуациях.

        Глава 4

        — Нина, позвоните Степану, скажите, чтобы поднимал людей. Звонили из Сурска, там на нашу точку наехали «спортсмены», он знает.
        — Алексей Петрович, по своим каналам пробейте, пожалуйста, инфу. Кто там руководитель, кто главный. Я думаю тренер или его помощник, а может оба. Эти областные боксеры выпали у меня из поля внимания.
        Вот же бл***, упустил, что катализатором рэкета были спортсмены. Это потом криминал увидел перспективы такой деятельности. Придется этим ломать хребет, чтобы другим неповадно было. Да и своим подопечным надо показать, что они платят не зря.
        Надо звонить Бугру, пусть наведет справки по своей линии, где можно выловить этих «редисок», нечего доить чужую корову.
        — Степа, будь добр пробей этих спортсменов, по моим данным это боксеры из областной секции, Там тренер такой крутой дядька, я думаю, что они с помощником решили поднять бабла на нашем огороде. Этих козлов надо примерно наказать, бери пару своих групп, Алексей по своим каналам пробьет всех спортсменов и вечером надо будет изъять по максимуму то, что они забрали у нас. Если нужно будет моё участие, звони. Я буду на линии.
        — Понял. Костян, не переживай, найдём мы этих крыс. Накажем. Надо показать городским, что наших трогать нельзя. А то подзабыли эти утырки прошлую историю.
        Мы едем, едем, едем в далекие края, ну не в такие уж и далекие. Так по адресам в самом Сурске и в других городах области. Группы внешнего наблюдения вышли на объекты сразу, как в дежурку поступили данные. Сейчас оперативный состав работает по выявлению лиц, причастных к наезду на наших людей.
        Плохо, что машины, которые используем знают уж очень много людей. Да и название нашей организованной как бы преступной группы ОПГ в народе уже есть, нас называют «Слободскими».
        Поэтому все машины оставили в центре возле рынка. Рынок в Сурске поболе нашего, но и там мы имели хороший навар. А здесь сумма намечается раз в 5-10 больше. Надо подумать туда подальше.

        Тройки разошлись по адресам. Решили актировать спортсменов днем, поэтому группа силовых операций выдвинулась к зданию, где находился зал секции «Удар». По нашим сведениям там будут присутствовать почти все фигуранты, которые нам нужны.
        Две группы по два человека блокировали двери запасного и пожарного выходов. Три тройки вошли в помещение, рэкетиры-неудачники быстро собрались в центре зала.
        — А ну ка покиньте зал! Вы кто такие?  — это пахан ОПГ спортсменов решил нас «базаром» потушить.
        — Я, Усов Константин. Ты знаешь, кто я?
        — Да, ты главный у слободских. И чо?
        — Я много говорить не буду. Сейчас у каждого из Вас проходит обыск. Вы взяли то, что Вам не принадлежит. Поэтому каждый из Вас компенсирует нам наши убытки.
        — Ребятки, покажите им, кто в доме хозяин.  — это пахан натравил своих бойцов на моих мальчиков.
        Я отошел за спины боевых троек, зачем мешать людям, которые только к этому бою готовились год. Это не акции, где большинство было всегда на нашей стороне. Это бой с подготовленным противником, тем более в меньшинстве. Победа в таком поединке почетна и дает ощущение силы. Опыт такого боя даст парням больше уверенности, чем десяток захватов или силовых операций.
        Наших бойцов страховали группы контроля. Они забирали выпавших из свалки боксеров, упаковывали и складывали на маты у стенки.
        — Главный уходит! Ребята тренера не упустите.
        — Командир, его внизу перехватят. Все будет в норме.
        — Тогда ладно. Хорошо, парни, разберитесь здесь. Группе разбора поработать с терпилами, может кто утаил наши деньги, выясните и боевикам решить вопрос с изъятием нечестно нажитого.
        После чего я вышел, парни опытные, все сделают как надо. Теперь надо добраться до машины и позвонить Бугру. Пусть соберет всех директоров кооперативов области, других деловых людей. Надо сделать предложение, от которого им трудно будет отказаться.

* * *

        Для общения с деловой частью нашей области мы сняли на весь вечер помещение ресторана «Прага», который находится недалеко от центра Сурска.
        За столами, стоящими буквой «П» сидели самые успешные не только областного центра, но и всей области, председатели колхозов-миллионеров, директора успешных совхозов, предприятий, бывшие нелегальные предприниматели, в народе — «цеховики».
        Так как их пригласили за час до момента моего приезда, в воздухе витало напряжение. Пусть приглашали всех с уважением и некоторых даже лично мой тесть и Витькин отец, второй секретарь горкома партии Слободы, но самооценка собравшихся требовала понимания ситуации.

        — Уважаемые товарищи, благодарю Вас за то, что отозвались на приглашение. Отдельное спасибо за то, что еще не все ушли, прошу Вас простить за задержку. Пусть это объективные причины, но Вас они не должны касаться.
        Хочу сразу ответь на вопрос, который, я думаю, всех интересует. Для чего здесь и сейчас находитесь именно Вы?
        Отвечаю: каждый из Вас находится здесь, потому что народ Вас считает и не безосновательно лидерами успешных команд, которые ведут за собой остальных и значит страну в целом. Ведь не секрет, что государство — это прежде всего люди. Но оставим идеологические идиомы, вернемся к экономике. На сегодняшний день экономика нашей области держится на Вас и Ваших предприятиях. Но в свете изменений, которые начаты в стране, нас ждут большие перемены. Сегодня я хочу обрисовать складывающуюся перспективу и обменявшись мнениями, заручившись поддержкой, тех, кто готов по новому строить нашу жизнь, идти к целям, которые здесь определим.
        Вы, конечно, можете сказать даже вслух, что я мальчишка и ничего не понимаю, но я потому и выступаю вначале нашего совещания, чтобы те, кто хочет идти в новое самостоятельно ушли и не мешали остальным выстраивать жизнь в области по своим правилам. Посмотрите на то, что творится в стране. Оглянитесь и задумайтесь, как долго может держаться эта неопределенность? Я думаю, что в политической жизни страны грядут большие перемены и не все смогут удержаться на поворотах. Поэтому те, кто хочет самостоятельно барахтаться дальше, тот может покинуть помещение.
        Зал затянула гнетущая тишина. Раз, два, три…семь секунд продержалась эта пауза. Потом почти половина присутствующих встала и покинула зал. В основном это были капитаны сельского хозяйства. Несколько человек попросятся ко мне на приём через пять лет, когда их хозяйства просто лягут на четыре кости, но этот выбор все решил, и мне не хотелось их тыкать в него носом. Слишком уважаю я старшее поколение.
        Зато зубры Сурской областной промышленности остались, не зря я их окучивал столько лет. Да и тестюшка постарался. Мы с ним несколько дней сидели и решали судьбы каждой фабрики или завода с прицелом на их работников и управленческий аппарат.
        Так получилось, что на сегодняшний день почти все старики остались у руля. Каких-то явных перемен не видно, но уже понятно, что корабль под названием СССР начал поворот. Я хоть и знаю, что это не поворот, а омут, но прожившие всю жизнь в СССР люди не могли даже представить, что возможен сценарий, который я прожил в прошлой жизни.
        Чтобы смягчить и скорректировать судьбы моих земляков, я и предпринял все свои действия. Возьму на себя грех, зато остальные спокойно пройдут перипетии 90-х и тряску 10-х.

        Заполнив освободившиеся места, все собравшиеся перемешались между собой. Рядом сидели председатель колхоза и директор фабрики, чуть дальше расположились директоры кооперативов и просто перекупщики. Короче, как у Ноя на ковчеге. Всякой твари по паре.
        Вынесли несколько стендов, где на графиках было изображено как изменяется экономическая обстановка по годам. И параллельно я говорил о тех мероприятиях, которые необходимы для локализации проблемы или её решении. Кроме этого я говорил, о необходимости создания регулирующего органа, который сможет быстро реагировать на изменения и оказывать точечную помощь самым нуждающимся. О необходимости открытия статистических данных тоже сказал.
        Чтобы не переливать из пустого в порожнее, совещание продолжалось пять часов сразу обозначил список тех предприятий, которые я гарантированно беру под своё крыло. С остальными пока ничего не решили, но я этого и не ждал. Слишком сильна инерция. А я то знаю, что некоторых из присутствующих до конца года не будет на своих местах, демократизация, гласность и перестройка сделают своё грязное дело. Но контакты этих людей мне пока нужны. После 93-го, когда почти всех «красных директоров» сменят молодые и голодные, будем решать свои задачи самостоятельно. А сейчас будем работать с теми кто есть.

        После окончания мероприятия был банкет, где под коньяк и хорошую водку закрепили договоренности с нужными людьми, назначили время и место встреч в более кулуарной обстановке, все же некоторые вопросы надо решать в тишине и без свидетелей.
        После банкета мы с тестем напились…… тещиного компота. И поехали ко мне, их дом готовится к сдаче.

* * *

        В темной комнате где-то на окраине города, каких на просторах СССР превеликое множество проходило совещание четырёх представителей нелегальной организации криминального толка, короче четыре вора в законе решали вопросы, возникшие с их коллегами по нелегкому и неблагодарному виду незаконной деятельности. Двое участников толковища были русские, а вид второй пары говорил об их кавказских корнях.
        Говорил самый авторитетный из них:
        — Пришла малява от наших пацанов из Сурской области, там какие-то фраера, которых называют «слободские» совсем рамсы попутали и угрожают всем сидельцам и каторжанам убивать, если останутся в области жить. Я пробил, фраера из новых и сидевший там только вор «Бугор», Бугров Степан. Пацан правильный был, когда сидел на кичи. А потом с корешами подмял закрытый город, и теперь занял всю Сурскую область. Там было два случая, когда бакланы их девку на хоряк пустили. Так «слободские» и этих вскрывателей волосатых сейфов кончили в СИЗО и их родственников сожгли.
        Недавно спортсмены их точку хотели отжать, так они всех их отоварили, бабки с процентами стрясли и некоторых просто закопали. Короче отморозки.
        Выходили на них несколько уважаемых людей, они просто исчезали. Вот так, приехали люди, поговорили с одним, другим и утром их след простыл. Заяву никто не писал и менты даже дел не заводили.
        Уважаемые вопрос, что будем делать? В свете будущих перемен, лишним куском эта область не будет, смотрящего назначить недолго. Но без утряски непоняток есть ли смысл?  — так долго «Белый» еще не говорил, поэтому сразу запил водой пересохшее горло.
        — Уважяемые, моего бизнеса в той области нет, так что решайте сами я приму любое решение.  — сразу съехал «Тимур» — вор из одной закавказской ССР и до окончания разговора спокойно пил чифирь.
        — У мэня там корыш прапал, поехал на гастроль и нет уже год. Я за то, чтобы проехаться и порешать конкрэтно.  — «Омар» давно планировал разобраться с непонятной областью. И сейчас был самым агрессивным сторонником жестких мер.  — Надо поехать, собрать сходняк и если что порезать на ремни всех, кто рамсы попутал.
        — А я бы по-тихому съездил, поспрошал осторожненько и потом бы решал.  — «Кот» всегда был самым осмотрительным и поэтому он был самым старшим на этой сходке.
        С этого разговора прошло два месяца и «Кот» приехал в Сурск на поезде, хороший транспорт, паспорт не спрашивают. И когда он прошелся по центру, по рынку, вора напугало то, что он за пол дня не встретил ни одного человека, хотя бы слегка похожего на специалиста криминальной промышленности. Даже карманников и то не видел. Пацаны бегают, но не шныряют и не щипают нисколько. И еще его напрягло ненавязчивое наблюдение. Явного не было, но он своим чутким шестым чувством это ощущал. Чуйка кричала ему, беги отсюда. Но он решил остаться и разобраться в этой мути. Для этого он добрался до окраины города в частный сектор. Долго ходил по дворам в поисках ночлега, и на самом краю города его впустила сердобольная бабушка за не очень большую плату.

* * *

        В это время в Слободе проходил разговор группы оперативного наблюдения с участием Степана Бугрова, на котором решался вопрос: Что делать с залетным вором?
        — Его надо валить. Просто исчезнет, в воздухе растворится.  — это наш молодой оперативник Паша Сидоров очень резко выразился. В последнее время он отвечал за силовые варианты. Его группа убрала больше 12 человек.
        — А может поговорить? А что, он же не тупой бык, должен понимать. А если не поймёт, тогда, конечно, придётся ликвидировать.  — это наш либерал Вася Филиппов — супер техспециалист.
        Других предложений в принципе не было.
        — Сделаем так, Алексей Петрович, займётесь его вербовкой, Виктор Викторович, за Вами упаковка объекта и доставка на базу.
        Техотдел подготовить фото, кино оборудование. Всем задействованным сотрудникам быть на месте в 20:00 часов.

        Группа Паши Сидорова ходила за «Котом» уже в течении часа. Объект все утро перемещался по адресам, на которых он получал стандартный ответ: «да, жил такой, но уже полгода его нет. Уехал куда-то.»
        На одном адресе его и взяли. Когда «Кот» выходил из подъезда хрущевки в старом микрорайоне областного центра, из стоявшей напротив двери «таблетки» УАЗ — 452 выскочили два молодых человека и резко втолкнули его в салон. Хлопнула дверь и машина рванула с места.
        Машина с надписью «03» подъехала к воротам, огороженное высоким забором территория выглядела необитаемой. Здание, находящееся в глубине двора было новым, построенное по новым технологиям создавало ощущение тревоги, какой-то тайны. Из-за забора никогда не слышали шума, разговоров, только звуки подъезжающих или отъезжающих машин. Даже двери не хлопали. Все было тихо и таинственно.

        Водитель, подъехавшей машины, ничего не делал, ни сигналил, ни кричал, но ворота стали открываться, отъезжая в сторону. Мотор взревел и ворота поехали обратно.
        Через 10 минут ворота открылись и пропустили уазик наружу. Двор окутала тишина и сумерки опустились на землю.

        А в подвале тихого здания жизнь била ключом. Иногда даже по голове людей, которые пришли сюда не по своей воле. В этот раз криков и стонов не было. В одной из комнат, оборудованной под будуар небедной мещанки, проходили съемки фильма с элементами порно. При чем все участники были мужчинами. У двух на лице были маски, а третий в роли пассивного гомосексуала был голый от слова «совсем». Правда вел он себя как-то не очень естественно, движения были замедленные, но выражение лица излучало удовольствие.
        То, что творила эта тройка, описывать не буду, желающие могут посмотреть любой подобный фильм самостоятельно.
        Другой вопрос, что в крупных планах участвовал только герой без маски, а орган был искусственный. Но на экране все выглядело натурально.

        На следующее утро «Кота» разбудили, облив холодной водой. От неожиданности уважаемый в определенной среде вор обложил кого-то матом, что в принципе присуще менее авторитетным криминальным личностям.
        Но открыв глаза, ему расхотелось участвовать в потасовке. В помещении находились бойцы с резиновыми палками. И опытный сиделец по опыту знал, что рыпаться бесполезно.
        В этот момент, сидевший на стуле мужчина в возрасте обратился к вскочившему на постели вору:
        — Знаешь, как называют тех, кого отымели два мужика?
        — В смысле, ты это про что?  — «Кот» еще не совсем пришел в себя.
        — В том смысле, что ты «Кот» уже не вор в законе, а петушок.
        — Да кто ты такой, и за пи**** ответишь. Я «Кот» уважаемый людьми вор в законе. А ты кто? Спрятался за спинами шавок, фраер недоделанный.
        — Я, Иванов Алексей Петрович, при благоприятных для тебя условиях твой куратор. Потому что ты захочешь быть моим агентом.
        — Да ты не пережрал случайно ханки? С какого перепугу, я под тебя, конь в пальто лечь должен?
        — А ты оденься, пойдем посмотрим одно кино, а потом расставим все точки над «ё».

        Через час, а может и меньше, но для «Кота» время превратилось в тягучую субстанцию, вор сидел в шоке от увиденного. Он не помнил, когда могло такое случиться, но он видел и свое лицо и все наколки были на месте. И шрам от ножа, который он получил на малолетке невозможно перепутать, очень он был своеобразный.
        — Что я должен делать?  — выдавил из себя раздавленный бывший авторитет.
        Пока ждал ответ, он думал о том, что хочет жить, все равно ему хочется жить. Слишком он много в жизни перетерпел, много и многих пережил. А теперь, когда он стал тем, кем всю жизнь мечтал стать, просто взять и умереть? Нет. Он должен жить. Пусть под тем волком, но жить.
        — Ты должен выбрать, как хочешь существовать дальше. Потому что при первом твоем срыве это кино уйдет на кассетах в свободную продажу. И я постараюсь, чтобы один экземпляр попал к нужным людям. И сколько продлится твоя жизнь? Часы или дни?
        — Что я должен делать?
        — Ты должен вернуться туда откуда приехал и сказать, что всё нормально, что берешь область под себя, что назначил смотрящего сам, что лезть сюда никому не стоит. А потом посмотрим. Нам надо пять лет, чтобы подготовиться. А потом ты займешься своими делами, мы своими. И никто не сможет нам помешать. Ну а ты получишь бабла, и отчалишь завтра утренним поездом. Канал связи получишь с билетом. До встречи. А пока ты можешь отдыхать.
        — Понятно. Будь по твоему, пока. Придет и на мою улицу первомай.
        — Ты даже не думай и не мечтай, тебе до записи не добраться, и обмануть меня сможешь только один раз, во второй будешь разбираться с братвой. Но все равно выбор всегда за тобой.
        На совещании в малом кругу было не то, что весело, но приподнятое настроение присутствовало. Операция прошла нормально, итоги подводить пока рано, но опыт, он и есть опыт.
        Ошибок ни одна группа не совершила, в городе все спокойно, в компании порядок. Можно и семье время уделить. Хотя бы вечер.

* * *

        Сегодня Верочке 18 лет. Студентка 2-го курса Сурского областного госуниверситета расцвела своей тихой, нежной красотой. Как подснежник весной, на фоне белого безмолвия её милая улыбка озаряла пространство вокруг себя.
        В зале кафе «Лютик» был накрыт стол по местным меркам очень круто: дорого — богато. Конечно, не ломились от блюд и напитков, но сервировка была достойная.
        За столом юбиляра сидели её подруги и однокурсницы. На мой взгляд расфуфыринные излишне ярко и безвкусно, но это на мой взгляд опытного мужчины, прожившего в будущем в более богатое время.
        Но на сегодня это эталон женской привлекательности. Пусть будет. Однако Верочке я нашел профессионального стилиста, сегодня это называется по другому, но смысл моих требований она услышала, а это самое главное.

        За столом родственников и близких сидели родители мои и Сони, Катюша с молодым человеком, мы с Соней, Фима Гольдман с пассией, Саня Перегудин и Витя Белозеров. Пара стульев оставались свободными, должны были подъехать Степка Бугров и Сергей Янин, мой начальник строительного кластера.
        Наш с Сонечкой подарок Верочке — квартира в Сурске. Однокомнатная, с ремонтом и мебелью, в кирпичном доме. Главное, что дом стоит практически в самом центре, в десяти минут медленного шага от площади Ленина, которая с памятником ему же и зданием областного комитета КПСС. Времена идут трудные, поэтому пусть будет.

        Наши родители подарили сервиз, и как изюминка, люстру подарили её однокурсницы. Сонины родители подарили Верочке деньги. Остальные подарки входили в обычный советский набор: книги, сувениры, платки, импортную мелочь.

* * *

        В кабинете одного высокого во многих смыслах здания в городе-герое Москве, сидели два солидных в возрасте мужчин. Разговор шел про нас, вернее наш завод «Звезда».
        — Василий Михайлович, это что же получается, 536 завод, который в Слободе Сурской области, подал документы на акционирование.
        — Геннадий Егорович, ты не видишь общей картины, там вся областная промышленность подсуетилась и чтобы мы не прокатили их бумаги, они первому написали ходатайство. А этот черт меченный подмахнул не глядя, видите ли область передовиков и ударников перестройки. Чтоб его.
        — Василий Михайлович, и что же нам делать? Такие куски уходят? Мы же их хотели между своими разделить? Они что самому что-то пообещали?
        — Да не знаю я, может. Но главное, что дело прогрессивной области на контроле, в открытую не надавишь. Подождем. Может что прояснится, а потом перехватим акциями.
        — Тогда, я даю ход бумагам своего завода?
        — Предварительно пошли комиссии по всем уровням, чтобы неповадно было, через голову прыгать.
        — Хорошо.

* * *

        Этот разговор проходил пять дней назад. И вот сидим мы гуляем, никого не трогаем, тут заходят мои парни и зовут к телефону.
        — Константин Валентинович, на завод приехала комиссия.
        — Кто именно, откуда из Москвы?
        — Командир, я не в курсе, передал, что мне сказал дежурный.
        — Батя у тебя комиссия. Поедем, познакомимся?  — тесть встал изо стола и мы пошли на выход. По пути я подошел к Верочке, поздравил её, попросил прощения. И мы поехали.
        В машине я позвонил на вахту завода, там помимо заводских вахтеров мои силовик и опер.
        — Ребята, вы там не отсвечивайте, смотрите, слушайте, но никуда не вмешивайтесь.
        — Все понятно, Константин Валентинович.
        — Предайте трубку заводскому вахтеру, с ним директор хочет поговорить.
        — Дежурный на вахте завода «Звезда» слушает.
        — Минуту, батя твой.  — и передал трубку радиотелефона тестю.
        — Михалыч, ты что ли?  — Анатолий Викторович, был руководителем старой закалки и знал по имени всех своих работников, поэтому и они к нему расположены всей душой. Вот с кого надо было бы учиться будущим «эффективным менеджерам».
        — Доложи обстановку, да, да, понятно, кто еще там есть из руководства? Хорошо, хорошо. Ну бывай. Приехали из главка комплексная проверка из-за акционирования. Решили стружку содрать, напоследок.
        — Я понял, дядька большой кем там сидит? Не знаешь?
        — А какая разница? Акционированию это не помешает, снять меня они не успеют, слава Богу общее собрание коллектива меня утвердило, а если и снимут, уйду на дублёр в Слободе и народ весь заберу.
        — Батя, а ты что не собираешься перебираться в Слободу? Я для кого цеха настроил, дома многоквартирные по последнему слову строительной технологии, тебе с мамой финский домик уже заканчиваю, шурину место на заводе ЭВМ зарезервировал?
        — Да собираюсь я переезжать, не пыли Костя. Но сам должен понимать, дорог мне мой завод. Да и люди не все хотят с места срываться. У многих дети, не хотят их срывать с места. Сам же был в такой ситуации не раз, пока с отцом по гарнизонам мотался.
        — Смотри, батя, ты сильно не залипай на один завод, ты у меня за весь комплекс производственный отвечать будешь. Обрати внимание на кадровую службу, они должны уже сейчас начать подбирать персонал с умом, с дальним прицелом. Страна катится в пропасть демократии, и нам надо область удержать на плаву, раз уговорил меня не сидеть в Слободе.
        Разговор, о котором я напомнил тестю, произошел через несколько дней, после того как я открылся ему и рассказал про свои планы на ближайшие 30 лет. Не знаю, сколько коньяка он выпил и сколько дней он не просыхал, но теща будущая на меня неделю косилась и выговаривала. И когда мы встретились он мне два часа доказывал и просил, чтобы я включил в свои планы и область. Он родился здесь, выучился, вырос профессионально и достиг таких высот, поэтому ему не хотелось своим землякам пусть и части, такой судьбы, какую они прожили в моей прошлой жизни. Я позволил ему себя уговорить, но поставил несколько условий, одно из них ему напомнил.
        — Всё, Костя, всё будет хорошо. А с руководителем комиссии я тебя познакомлю, видел его в министерстве на совещаниях у министра. Он курирует нашу область.
        Тут загудел зуммер радиотелефона, я нажал на кнопку ответа:
        — Слушаю, Усов.
        — Константин Валентинович, говорит директор завода «Звезда», Филатов Савелий Никитич, к нам приехала комиссия из нашего министерства, причина, скорее всего, поданные документы.
        — Понял Вас, Савелий Никитич. Всё будет хорошо. Не к Вам одним приехали «ревизоры», я так понимаю всю область приехали потрясти напоследок. Но у нас все документы в порядке, собрания коллективов проведены, Вы утверждены и Вас они тронуть не смогут. Физические меры воздействия применяться не будут,  — пока не будут, подумал я, а в слух сказал.  — поэтому спокойно делайте то, что скажут. Вечером я подъеду, хочу познакомиться с руководителем комиссии.
        — Хорошо, спасибо, Константин Валентинович.
        — Да не за что, Савелий Никитич, общее дело делаем. Отбой.
        Вставив трубку в держатель, я повернулся к тестю.
        — Вот, батя, и началась катавасия. Но в этом есть и положительная сторона. Значит нас решили отпустить, но перед этим пополоскать нам мозги, чтобы не трепыхались и давали план, как и прежде. На «Звезде» пустили на третьей линии две дополнительные номенклатуры гражданских товаров, скоро пойдёт компания по конверсии, а тут как тут. Готовлю им еще несколько наименований, надо еще по технологии помарокавать. А на твоем дублере заканчиваем монтаж оборудования. Хотя бы половина штата подготовишь к открытию?
        — Половину отпущу, часть твоя ФЗУ-ка подготовит, с остальными решу.
        — Ну добро. О, уже подъезжаем.
        — Я сейчас в контору, встречусь с руководителем комиссии, и тебя найду.
        — Хорошо. Буду ждать звонка.
        Тесть прошел через вахту на территорию, а я остался поговорить со своими парнями.

* * *

        — Добрый вечер, уважаемый Геннадий Егорович, разрешите представиться, Усов Константин Валентинович. Я в Слободе отвечаю за порядок и законность. Не успевает наша милиция за всем уследить, приходится помогать нашему государству.
        — Добрый вечер, молодой человек. А не могли бы Вы мне сказать причину, по которой отвлекаете от работы? Савелий Никитич, зачем здесь этот мужчина?
        — Геннадий Егорович, дело в том, что Константин Валентинович помогает нам в решении жилищного вопроса, потом с продуктами для заводской столовой и пансионата тоже. Константин Валентинович может решить много вопросов, ведь так, товарищ Усов?
        — Конечно, Савелий Никитич, ведь завод является градо — образующим предприятием, от него зависит само существование города и благосостояние жителей. Вот Геннадий Егорович, в свете последних решений партии и правительства, как Вы думаете, правильно будет, если народ начнет ощущать нехватку продуктов в магазинах?
        — Конечно, это будет плохо, Вы правы Константин Валентинович.
        — Вот мы и решаем этот вопрос, ездим по городам и районам, договариваемся напрямую. Вот Вам, Геннадий Егорович, что — нибудь надо из местного магазина? Может импортного вина, армянского коньяка, или икорки красненькой? Все по магазинной цене, чтобы Вы не думали. Мы же понимаем, что в Москве работают ответственные и честные люди.
        — Савелий Никитич, это правда, что в Ваших магазинах продается все это?
        — Да, Геннадий Егорович, можем завтра сходить в любой по Вашему выбору магазин. Цены правда высокие, но зато ассортимент широкий.
        — Хорошо живёте в Слободе, а зачем решили акционироваться?
        — Это только для повышения эффективности работы и включенности работников в нужды предприятия.
        — Ну это понятно, а как делить акции планируете?
        — 24 %, согласно устава передается государству, 36 % — берут себе работники и сотрудники завода по себестоимости, бесплатный сыр слишком расхолаживает, 40 % — выкупает администрация.
        — Геннадий Егорович,  — это я уже вмешался,  — дело в том, что как работник завода, я здесь работаю вахтером, мне по уставу разрешено выкупить 2 % акций нашего предприятия, но денег у меня нет. А как сотрудник нашего министерства Вы имеете право участвовать в приватизации и поэтому я хотел бы предложить Вам свои 2 %. Они стоят то всего 2000 рублей. Вы не против выкупить мои акции?
        — Кхм-кхм. Неожиданно как-то. Надо бы подумать.
        — А чего-то думать, акции именные и пока суть да дело, я напишу заявление об отказе в Вашу пользу от своих акций, Вы напишите заявление о согласии на покупку акций, после отъезда комиссии, устав и другие документы пройдут регистрацию и Вы получите сертификат, а потом и сами акции нашего завода. Ну как, Вы согласны?
        — А что, молодой человек, если Вы не можете купить акции завода, тогда я согласен.
        — Вот и славно, Савелий Никитич, подготовит документы и мы отметим это замечательное событие.
        Уже вечером, после посиделок, Савелий Никитич сказал:
        — Спасибо, Костик, выручил, я даже не знал, как его заинтересовать, а ты раз и вывернул коленце. Еще раз, благодарю.
        — Савелий Никитич, мы одно дело делаем, наш город готовим к бардаку, который приближается, как экспресс на переезд. Для Слободы я готов на многое, очень многое.
        — Завтра жду тебя в заводоуправлении, надо оформить документально все, что здесь решили.
        — Буду, до завтра, Савелий Никитич. Всё будет хорошо.
        Так, теперь едем домой, надо отдохнуть, завтра опять тяжелый день, надо решать с тестем вопросы его комиссии.

* * *

        Как по мановению волшебной палочки все комиссии свернулись и уехали. Вот, что с людьми делает интерес, который твой, личный. Так, один ответственный товарищ стал двухпроцентным акционером нескольких нехилых таких предприятий.
        Наш лоббист быстро провел документы в Москве, даже Витькиного отца не пришлось подключать. Зачем его подвешивать на чужой крючок, когда ему еще работать на наш интерес?
        При этом в уставах прописан пункт, ме-е-е-елким таким шрифтом, про то, что в случае смерти акционера, акции возвращаются в распоряжение совета директоров закрытого акционерного общества.
        Это на случай, безвременной кончины Гены — два процента. Потому что есть у меня подозрение, что в скором времени покинет нас и мир этот хитромудрый человек. Вот как-то так.

        Глава 5

        Приближался 1991 год, на моих предприятиях, которые мы уже запустили в слободе, начали выпускать пробные партии продукции, которые я вспомнил и придумал на основе своих воспоминаний. Особый упор мы делали на компьютерное железо. Коробки и платы получились легко, но блоки памяти, процессоры и другие причиндалы попили у нас крови. Пока в СССР не очень строго оберегали западное авторское право, мы тупо копировали и усовершенствовали оборудование, закупленное в Европе и Японии. Получилось даже по Фиминым и Иосиным каналам из Америки достать машинки IBM и Cray Y-MP C90 с 16 процессорами. Нашими компами мы не заморачивались, так как я продавил свое решение, сразу переходить на американские стандарты. Если бы наши элиты все таки решили по бодаться с империалистами, тогда я бы постарался пробиться к ним со своими решениями, просто бы подарил им все, что знал и помнил. Но бодаться с системой, никогда, я не самоубийца, у меня семья есть.

        Постепенно моя корпорация начинает формироваться в той конфигурации, которую представлял в самом начале:
        Производственную структуру возглавляет мой тесть.
        Научный блок принял Антон Ильич Полевой.
        Силовые структуры имеют двойное подчинение, для всех службой безопасности руководит Иванов Алексей Петрович, внутренней безопасностью управляет Саликов Виктор Викторович. Но есть структура, которая напрямую подчиняется мне, и никто точно не знает, кто именно работает на меня. Но я стараюсь всех контролировать. Скоро придет интернет и будет проще. А пока работаем на аналоговом оборудовании.
        Фима отвечает за финансы, Иосиф готовит наш карманный банк.
        Внешние контакты курирует Витин отец, готовит Виктора к этой работе.
        За милицию будет отвечать мой друган и в той и в этой жизни Саня Перегудин. Бугор готовит для него трамплин. Через 5 -7 лет, станет Александр замом в областном управлении ОВД.
        Бугров Степан отвечает за общие вопросы, но упор на криминальные контакты.
        Осталось заполнить внешнюю разведку, педагогический отдел и в принципе можно регистрировать управляющую компанию, сводить все в официальную структуру.
        Регламентация всех моментов, законность внешней деятельности даст нам возможность работать и за границей. Некоторую часть денег надо будет вывести за кордон. Надо играть по правилам, которые устанавливает государство и не стоит опаздывать, если оно захочет поменять эти правила. Против системы не устоять.

        Я вспомнил, что в 1989 году открылась АО «МММ». До 1992 года ни чем она не будет отличаться от других таких контор: купи-продай, но после развала союза Сергей Мавроди воспользуется финансовой безграмотностью и жадностью масс. За несколько месяцев он поднимет огромные деньги, даже посягнет на финансовую систему государства, и оно, почувствовав это быстро отреагирует. Значит надо воспользоваться моментом, но в области лучше предотвратить негативные последствия деятельности «МММ». Во всех населенных пунктах проводятся лекции и семинары по теме финансовой грамотности, в школах проходят открытые уроки. Готовим область к распространению акций, надо чтобы акции предприятий имело как можно больше жителей области. Подготовим народ к ваучеризации.
        В области организованы тренинговые центры, где готовим специалистов в наши отделения банков, расчетных центров, отделений разных финансовых контор. Так как жадность не победить, надо процесс сбора денег у населения, который понесет свои деньги в разные фонды и эмммы, чтобы эти деньги оседали в моих банках, а не утекали из области разным шустрякам в Москву. В Москве и так денег будет 85 % всего объема денежной массы. Мне много не надо, процентов 2 -3 от силы. Чтобы большие пацаны сразу меня не раздавили.
        Но всех, кто не в системе, будет закапывать. В наших лесах места много, да и областной крематорий простаивает, персоналу надо деньги зарабатывать.
        Пока у нас пауза в делах. Зато в личной жизни все бьёт ключом. Соня меня обрадовала, дважды. В первый раз, когда сказала, что у нас будет ребёнок, а второй раз после узи. После осмотра преподнесла подарок, будет двойня. Это просто праздник какой-то. Мои родители рады до седьмого неба, первые внуки, у Кати пока нет мужа, но намечается. Не знаю, виноват ли в этом я, но в прошлой жизни к 90-му году она уже один раз развелась, в этой жизни только начала ходить с мужчинами. Что интересно с взрослыми. Да и не захотят сосунки связываться с сестрой криминального авторитета, который держит область, но не страхом, просто уважают. При мне в области уличная драка или квартирная кража считается преступлением века, менты за такими фактами бегают сами. Им после прошлого всплеска раскрываемости перед начальством нечем хвастаться. Но зато, Саня Перегудин с нашей помощью уже руководит одним небольшим райотделом. По моим настоятельным просьбам, мотается по соседним областям, меняется опытом, обрастает знакомствами и нарабатывает авторитет.
        Верочка учится в универе, хорошо учится. Очень она старательная. Насколько можно, стараюсь напоминать ей о здоровье, очень хочется, чтобы у неё была полноценная семья с детьми, внуками.

        Папа с мамой решили заняться сельским хозяйством, в ближайшем совхозе им выделили землю, с правом выкупа, они завели скотинку, запахали несколько гектаров зерновыми, посадили овощи, небольшой сад для души разбили. Короче живут, как нормальные фермеры в Америке. Местные пару раз подъезжали к ним на тракторах, маму напугали слегка. Когда я узнал, позвонил Сане, это его земля, ну в его районе, и попросил решить вопрос без крови. Потому что мои гаврики просто закопают самых борзых, а тех, кто по тише просто отобьют ливер, зачем лишних инвалидов плодить. После того, что случится в 90-е их и так будет пруд пруди. На каждом перекрестке попрошайки без ног и рук будут кормиться.
        Тесть, все-таки переехал в Слободу и взял всю промышленность под себя. Уговорил. Больше половины своих рабочих перетащил на местный дублер его завода «Станкострой», свой мы назвали «Слободские станки». Номенклатура пока такая же, но готовим более современные и даже опережающие свое время станки выпускать. Пока отрабатываем технологические цепочки. Но думаю, у нас всё получится.
        На заводе «Радиоэлектрон» выпускаем рации, радиотелефоны и первые компьютеры с Windows 3.0, которую выпустила компания Microsoft. Получилось купить недорого лицензию на оснащение наших машин этими оперативными системами. Прибыль бешенная. Уже подъезжали заинтересованные лица, чтобы пощупать нас на слабину. Варягам от госструктур подарили по комплекту всего, а тех, кто наглому решил отжать кусочек чужого каравая, просто исчезали. Вот приехали, побыли и уехали, а что потом с ними случилось, а шут его знает? За взрослых дядек какой с нас спрос?
        Наш строительный трест, состоящий из домостроительного комбината, завода железобетонных и пенобетонных плит, цеха стеклопакетов, и других стальных конструкций, строительно — монтажного управления, как пирожки ваяет жилые дома и многоэтажные здания коммерческого значения. Ангары и склады в Слободе все построены по технологии будущего. Болгарские кары мы закупили с запасом, скоро на Балканах начнется бардак, надо быть готовым к закрытию этого рынка.
        В этом году будет сдана наша ТЭС. Будем со своей энергией. Пусть пока она входит в единую сеть, но с помощью рыжего беса и этот вопрос решим.
        Как только начнет работать на полную мощность электростанция, пустим стекольный завод и завод оптоволокна, а еще на очереди сахарный завод, завод по выпуску спирта и безалкогольной продукции. А про цеха, выпускающие: жалюзи, ворота и двери, алюминиевой посуды, труб, листов сколько было говорено в узком кругу. На всех не хватало рабочих рук, до драк доходит. Область не может покрыть наши потребности, а из других областей люди еще не привыкли ездить. Это потом в России мотаться на заработки будет в порядке вещей, а сейчас с этим туговато. Но я на одном из совещаний поднял вопрос по рекрутингу, надо забить своё место на рыке трудовых ресурсов.

* * *

        Так, Кира Николаевна Севцова, 1962 года рождения, местная, училась в Москве. Журналист. Работала по направлению в Слободской газетке, сейчас сидит в моей приемной по моему приглашению. Хочу с ней замутить холдинг. В нем будет ежедневная газета, ежемесячный журнал, пару еженедельников, тематическое что-то, желтая газетенка, и сборники кроссвордов и сканвордов.
        — Лика, пригласи, пожалуйста, Киру Николаевну. Благодарю.
        Дверь открылась и я увидел невысокую, серенькую мышку, с каштановыми волосами, на лице ни капли макияжа, губы средненькие, но если уделять некоторое время, будущий газетный магнат будет выглядеть очень даже ничего. Мужики косяками будут за ней ходить.
        — Здравствуйте, Кира Николаевна. Меня зовут Константин Валентинович. Вы знаете по какому вопросу я Вас пригласил?
        — Пока не знаю, но думаю, что Вы сейчас сделаете предложение от которого я не смогу отказаться, но я все равно откажусь.
        — И почему же, разрешите поинтересоваться?
        Человек, который в возрасте 15 лет самостоятельно выбирает жить в детском доме, отказываясь от переезда с родителями в Ростов на Дону, в 20 лет начинает создавать организацию, которая контролирует закрытый город, а в последствии и область, который решает вопросы союзного масштаба, приглашает к себе в кабинет женщину, которая только-только стала руководить отделом в местной газете. Мне это говорит, что и я стала нужна этому незаурядному человеку. А так как размах у Вас не ограничивается колхозом «Заря», значит предложение будет очень заманчивым. Ну для меня, по крайней мере.
        — Вы правы, Кира Николаевна, я считаю Вас очень талантливым журналистом и руководителем, не буду описывать Вам Вашу биографию, Вы её и так знаете. Поверьте, я её тоже изучил. И мне там все понравилось. Хвалить Вас бессмысленно. Вы не такой человек, чтобы ловиться на лесть. Поэтому предлагаю Вам место руководителя и соучредителя холдинга в который будет входить несколько газет, пару журналов, типография и кое-что еще, но это в среднесрочной перспективе. Потом Вам скажу. Денег будет достаточно, власти вполне даже будет хватать. Набираете персонал сами, мне нужен результат. Наша с Вами цель: уберечь наших с Вами близких людей от перипетий того, что надвигается на нашу страну. Хотя бы в рамках области.
        — Ого. Даже так, то есть цель великая, люди заинтересованы, а Вы их спросили, хотят ли они быть защищенными? Может им хочется в самую жопу мира залезть? Почему Вы хотите решать за других, как им жить?
        — Кира Николаевна, Вы не так меня поняли, я планирую создать в области благоприятные условия для проживания всех, кто мне дорог. А тем, кому это мешает самореализоваться, набить шишки, наступить на грабли, я никого не держу. Но я знаю, что ждет нас в ближайшие пару десятков лет и я не хочу, чтобы мои родные и близкие люди попали в это прокрустово ложе истории. Я хочу создать в области промышленный кластер, который поможет стране выползти из той ямы, в которую мы сейчас идем с упорством, достойным другого применения.
        — От Вас мне нужно услышать ответ, чтобы искать другого кандидата или начинать разворачивать медиа-холдинг уже завтра. Так какой Ваш положительный ответ?
        — А я согласна, Константин Валентинович, только у меня условие.
        — Какое?
        — Я набираю сотрудников, определяю редакционную политику и моя доля в холдинге 40 %.
        — 25%
        — 35%
        — 25%.
        — Хорошо, 25 %.
        — Ну вот и замечательно.
        — Вы не дослушали, 25 % и я рожаю от тебя ребенка, желательно в начале следующего года. И так как ты согласился, мне бы хотелось начать процесс уже сейчас.  — с этими словами будущая акула пера встала на колени передо мной и стала расстегивать пуговицы на моих брюках. Мне нужна эта сильная женщина и талантливая журналистка. Да и при всей нарочитой серости, страсть в ней просто кипела, и когда она села на мои колени сверху и мой напряженный член вошел в её горячую плоть, мысли про то, что вне её тела, просто испарились, а может сгорели в страстном движении двух разгоряченных тел.
        Пришлось очень сдерживать себя и Киру, чтобы из приемной чего дурного не подумали, например, что их руководитель взялся за старое и снова начал мучить тех, кто ему перешел дорогу.
        — Кир, зайди в комнату отдыха и приведи себя в порядок.
        — Хорошо, Костик. Мне было очень-очень хорошо. Я всё понимаю, но для закрепления результата, мы повторим это еще пару раз. Ты не против?
        — Кира, не забывайся, я подумаю. Ну может еще раз на этой неделе и всё.
        — Замечательно, но это должно быть не здесь, хорошо? Милый, ну пожалуйста.
        — Хорошо, я приеду к тебе послезавтра.
        — Ты самый прекрасный и желанный. Я хочу родить от тебя сына, чтобы он унаследовал наш холдинг.
        — Хорошая мысль.
        — Отличная мысль.
        А вечером, в меня стреляли. Просто вышли на дорогу, и выстрелили из охотничьего ружья. Водителя тяжело ранили, мне немного досталось, но стрелявший скрылся. В настоящее время не принято еще ездить с охраной в машине сопровождение. Хорошо радиотелефон был исправен. Я позвонил дежурному, сказал, чтобы прислали оперативников и сообщили начальнику службы безопасности.
        — Константин Валентинович, удалось выяснить, что стрелял Смирнов Роман Васильевич, брат одного из тех гавриков, которых мы ликвидировали с семьями, ну Вы помните.
        — Да помню, что дальше.
        — Он тогда сидел за мелкую кражу. Недавно откинулся и решил отомстить. Данное лицо найдено и мы ждем Вашего решения.
        — Мы всех жуликов предупреждали, чтобы после отсидки они сваливали из области, поэтому мы должны показать остальным, кто еще думает, что надо прислушиваться к нашим пожеланиям. Поэтому этого сжечь в крематории, но чтобы об этом знали все заинтересованные лица. «Коту» передайте, чтобы он по своим каналам довёл до нужных людей. На этом всё. Я домой к супруге.
        То ли стресс, то ли обратка от страха потерять семью, но сегодня ночью Соня несколько раз билась и кричала от страсти в волнах оргазма. И если они обе сегодня залетят, будем мне головная боль в будущем. Незаурядные у меня женщины и дети от них под стать им.
        Утром я позвонил Кире, предупредил, что не смогу сегодня выполнить обещанное. Тем более она уже знала о происшествии и согласилась, ну не очень уместно устраивать скачки после того, что случилось.

* * *

        В свете произошедшего пришлось принимать меры, создавать службу физической защиты. Алексей Петрович нашел бывшего сотрудника «девятки», будущее ФСО, который согласился заняться подготовкой телохранителей. Я организовал ему кооператив и Валерий Тимофеевич, из пенсионеров стал бизнесменом. И мне хорошо не надо раздувать штаты, и человек свободен в своих действиях. Думаю, в ближайшем будущем у его кооператива будет много работы. Всё только начинается.
        Теперь каждое утро надо привыкать к тому, что в личной жизни не будет места уединению. Даже по нужде придется входить после моих теней. Ну что ж, цель требует жертв, и я готов на них.
        Правда Сонечка переживает и куксится, не нравится ей этот ажиотаж. Но я то знаю, что приближается время беспредела. И новым бандюкам всё равно, женщину он давит или ребёнка. Пришлось немного несколько раз поговорить, но после этого случая долго ничего не случалось, но охранников я никогда не отсылал. Просто число лиц ограничил. Не стоит допускать в свою жизнь слишком глубоко слишком много людей. А кто его знает, как сложится дальнейшая жизнь, не всегда же парни будут бодигардничать, вдруг смалодушничают и решат, что можно по легкому срубить бабла? Поэтому нефиг.

        Небольшая колонна из трех машин с затонированными стеклами, абсолютно одинаковых черных «Волг» представительского класса позднего СССР ходко шли по трассе в сторону Москвы.
        Я ехал в министерство для решения вопросов, которые требуют личного участия. Да и денежег подкинуть нужным людям.
        А надо мне в мутной водице набрать спецов из группы «Альфа», и вообще из КГБ людей подтянуть. Я знаю, что скоро начнется агония государства, которое надорвалось по причине отсутствия цели. Когда в конце 50-х руководство страны выбило из под ног идеологическую основу, фундамент, который помог победить в Отечественную агрессию еврорейха, с этого момента здание дало усадку, покрылось трещинами и посыпалось. Вот процесс рассыпания и происходит пока на периферии. Но в августе 1991 года это случится и в Москве.
        А пока только информированные люди, еще те, кто может трезво оценивать ситуацию видят и готовятся к неизбежному.
        Я в принципе думаю, что можно было бы побороться за страну, но с другой стороны для кого его сохранять? Для кучки зарвавшихся от безнаказанности партийных бонз? Может для тех, кто уже живет при коммунизме? Народ в любом случае не получит ничего, а поэтому пусть все идет так, как идет. Мы просто воспользуемся тем, что нам история приготовила.
        В первую очередь надо проработать вопрос вывода всех средств населения в области начиная с 1 декабря 1990 года. До 22 января 1991 года на счетах в сберкассах должно быть не более 500 рублей. Пусть в Москве ох****т, мне главное своих вывести из под удара.
        Но с другой стороны лучше все пятидесяти и сторублевые купюры будут обмениваться в течении трёх дней. Поэтому надо заблаговременно вывести из оборота эти купюры. Оставить только купюры достоинством до 25 рублей. Это нереально. Но это важно сделать.
        Мне плевать на государство, мне важно только благополучие моих людей.
        Потом, нужно разрабатывать канал для получения валюты, это нужно ещё вчера. И поэтому тоже я еду сейчас в Москву. Со мной едут Фима с Кацем, в группе внешней охраны едет «Мирон», у него отдельная задача, по профилю, Витя Белозеров уже в Москве обживается, налаживает связи с нужными людьми. Но пока его знакомства на перспективу. Некоторые даже в фантазиях не предполагают, что будет через год. А год летит, как болт из арбалета. Алексей Петрович, занимает своё место справа от водителя и постоянно контролирует по радиосвязи все передвижения по маршруту. Периодически машины меняют свои места в колонне, и разминка и элемент маскировки. Хоть и стекла затонированы, но чем черт не шутит.
        За окном белая даль, сыплет с неба снежок. И настроение под стать. Спокойное, а чего переживать, я ничего поменять не могу, повлиять не могу, значит надо решать вопросы по мере их возникновения. Для очень острых вопросов, везу «Мирона», остальные порешают Фима, Витя да и сам тоже не бесталанный.
        Когда мы всем колхозом въехали в Москву, загудел зуммер моего телефона. Звонили из приемной одного важного человека. Важного для меня и моего дела. После путча я его спишу, да и еще несколько человек надо почистить. Зачем делиться акциями моих предприятий? Для того и везу «Мирона», чтобы он срисовал будущие объекты, в августе поедет с группой и приберется немного. К предстоящей реформе мы готовимся очистить закрома сберкасс, для чего я еду к нужным людям и везу денежку. Не хочу, чтобы на нас обратили внимание раньше времени союзные силовые структуры. Нам бы до осени дотянуть, а там пойдет такая пляска, Москве будет не до нас. Да и ельцинские слова про суверенитет, который можно брать, сколько нам надо, можно будет использовать по полной.
        Заехали в гостиницу «Космос», еще советский интерьер с претензией на роскошь, моим спутникам понравился. Я же после отелей Турции и Испании был немного разочарован, но сделал зарубку, нужно в курортных городах закупить участки и построить сеть отелей. Пусть не таких претензионных, как «Буржд аль Араб», но звезды на 4 -5 надо расстараться. А что, не только партийным функционерам хочется хорошо отдыхать, мои люди тоже этого достойны.
        По дороге в министерство тяжелого машиностроения, оно недавно третий раз было образовано 27 июня 1989 года на базе Министерства машиностроения СССР, Министерства химического и нефтяного машиностроения СССР, Министерства тяжёлого, энергетического и транспортного машиностроения СССР и Министерства строительного, дорожного и коммунального машиностроения СССР.
        Министром был назначен Величко Владимир Макарович. Правда не долго музыка играла, 1 апреля 1991 года министерство было упразднено. Но за это время всё, что можно и нельзя я из него отжал. И оборудование и людей мы собрали с мира по нитке. Короче на моих станкостроительных заводах работало 3500 человек, немного был недокомплект, но ПТУ уже готовило новое поколение рабочих.
        Сколько я вложил в это дело денег? О-о-о-!!! Короче много.
        Ездил в министерство финансов, договаривался о подвозе налички в отделения госбанка и сберкасс. Эти жуки знали про реформу, пихали мне деньги купюрами, которые должны будут менять. Мне пришлось договариваться на доставку уже новых купюр немного в больших количествах. Как говорил БАБ (Борис Березовский), не надо покупать все структуры, надо купить человека, который решает вопросы, и все проблемы перейдут в категорию расходов. Короче и на это пришлось потратиться, одно утешало, купюры были старые. Ну эти клерки найдут возможность из поменять. Но зато к павловской реформе в области все счета были облегчены, наличка была в мелких купюрах, а я имел запас новых купюр в областном банке. Буду и на этом делать профит. Скоро приедут наши деловые из соседних регионов, поменяю им по курсу — 5 к 3.
        Интерлюдия

        Где-то в Москве. Спальня. В постели двое не очень молодые мужчина и женщина. У мужчины вместо прически на голове размазанная кляксой родинка, у женщины маска на лице зеленого цвета.
        — Рая, что же делать? Я хочу просто денег и боязно мне, вдруг американцы расскажут, что я во время оккупации сдавал наших подпольщиков?
        — Успокойся, Миша. Они же не дураки, сделаешь, как они говорят и всё, союз распадется и тебя уже не за что будет судить. Страны то уже нет. Я хочу, чтобы наша дочь жила в Лондоне, хочу, чтобы мы могли ездить на заграничные курорты. Надоела это совковая серость. Хочу одеваться у лучших кутюрье.
        — Ладно, ладно Раечка. Будет тебе и заграница и пицца и кола.
        — Вот и славно. Тебе осталось малость, союз развалить. Вот и займись этим, Миша. Ты же меня любишь?
        — Конечно, дорогая. Я тебя очень люблю.

* * *

        — Дорогие друзья, в предверии наступления нового 1991 года, хочу пожелать Вам мудрости и терпения, настойчивости и гибкости. В этом году нас ждут периоды падения и взлетов, успеха и неудач. Мы долго готовились к изменениям и вот мы вышли на последний рубеж, за которым другой мир, другая страна, другие принципы. Еще Вам желаю осуществления мечт, ярких встреч, личного счастья и того, что реально хотите. С Новым годом!!!
        — Костя, Новый год, а ты так грустно. Всё будет так, как мы захотим. И постараемся дать возможность всем, кому это надо. За остальных переживать не стоит. Пусть живут, как знают.  — это тесть мой меня так поддержал.
        — Ну сынок, несмотря ни на что, выпьем за нас, за наши успехи и за то, чтобы в ненастье были друзья.  — отец встал вторым тостом.
        И в таком духе проходило наше застолье в последнем году существования СССР. То, что в следующем году страна уменьшится до РФ, знали очень ограниченный круг людей. Даже американцы до самого последнего момента не будут уверены в том, что победили в холодной войне. Но я точно знаю, а мои близкие с моих слов, что мир вступает в новый период: в однополярный мир американской гегемонии.
        Настроение было немного не много грустное, но в целом встретили 1991 год хорошо.
        В первых числах января у меня родились девочки-близняшки. Назвали их — Валя и Лика. Кто про что подумал я не задумывался, потому что клубок событий начал раскручиваться с головокружительной скоростью. И мне пришлось много сил потратить, чтобы распределить нагрузку равномерно между всеми членами команды.
        Соня была самым главным участником всех событий, потому что молодая мама — это королева. Мне пришлось найти несколько помощниц, которые попеременно были рядом с Соней. Но все равно Сонечка ходила, как сомнамбула. Весь этот мрак длился целых три месяца. В конце концов молодая мама освоилась, распределила свои силы на весь день так, что к вечеру перестала выглядеть, как зомби апокалипсиса.
        Пока Соня входила в состояние — опытная мама двойни, мир не остановился, он двигался с бешенной скоростью к развязке ситуации, которую запустили на 20-м съезде КПСС. И ничего с этим поделать было нельзя. Ну невозможно объяснить человеку, который хочет повесится, что это вредно для его здоровья, что это неприятно — шею веревка натирает. Если ему захотелось покончить жизнь самоубийством, рано или поздно это случится. В нашем случае я решил с этого поиметь свою выгоду.

* * *

        Какой бардак был в соседних областях. Приближенные к заду императора местного значения, конечно же, не потеряли ничего, но простые граждане пока еще союза, попали на огромные деньги в рамках страны.
        Но я подготовился к этой ситуации, помог всей области минимизировать потери. Попутно подмял под себя дорожное управление области. Просто пришел в ДУ?1 и попросил назначить заместителем директора одну девушку, которая работала в моей аудиторской структуре. Лена была из тех первых девичьего десанта в ВУЗы Москвы из нашего детского дома. Она после окончания Московского госуниверситета, получила диплом экономиста, и уже пять лет работала аудитором в городском исполкоме.
        Лене было дано задание провести ревизию всех средств управления, рассчитать примерный объем капиталовложений для модернизации технологических линий по строительству дорог, а потом жестко контролировать все денежные потоки. После развала СССР я планировал приватизировать Дорожное управление?1 и?2, за всеми перипетиями я совсем упустил дорожников. А это хорошие деньги. Да что там, очень хорошие деньги. Особенно если имеешь новые технологии, а деньги платят за старые асфальт и бетон.
        Таких замов имели все предприятия, которые не были акционированы и должны были приватизированы после развала СССР.
        Я решил не прибирать все предприятия себе, достаточно контролировать опосредованно.
        Иосиф Кац, наконец-то, начал организовывать банк, пока небольшой. На крупный банк денег, еще не достаточно. Планирую на волне психоза эмэмэмшной эпидемии, поднять нормально денег и сразу открыть банк с правом работы за кордоном. К 1998 году надо нарубить валюты, а то нормального канала её получения не смог организовать. Ну неправильный я попаданец. Не могу найти выход из любой ситуации.
        Каца я обложил по полной программе, а то помню из прошлой истории, как быстро лопались банки, и деньги исчезали с управляющими или владельцами в сторону городу Лондону. А из Лондона, как с Дона выдачи нет. Поэтому не буду хорошего человека искушать. Пусть чует дыхание в затылок и глаза за каждым углом. Да и в уставе надо прописать коллегиальность в подписи документов на операции более миллиона. А чего, рублей, долларов, фунтов или тугриков, решим по ходу.
        Группы по типу «Ласкового мая», «Миража» из моего прошлого окучивают города под новыми названиями: первая мальчиковая «Корни», вторая девочковая «Фабрика», а нефиг будут мои названия. И песни их же, что вспомнил, что до придумывал, собрал несколько составов, но в каждую включил одного поющего, остальные так рот открывают.
        Денег подняли достаточно, но почти все они ушли на поддержку наших предприятий, предпродажная подготовка американцам уже сказывается. Наши уроды валят промышленность, чтобы на волне спада эти утырки взяли отрасли по цене металлолома. Всех не спасу, но область хрен Вам дам.

* * *

        — Константин Валентинович,  — Иванов Алексей Петрович был взволнован, но паники нет, значит проблема в процессе её разрешения,  — тут такое дело, Вас готовятся ликвидировать.
        — И кто? Не тяните Алексей Петрович.
        — Наши областные комсомольцы. Они решили, что в мутной воде половить рыбку. И вот ведь стервецы не хотят брать под себя жилконторы или убыточные кирпичный завод или керамзитный цех, нацелилось племя молодое незнакомое на наших жирных карасей. А так как им уже пояснили, что это наша корова и мы будем её доить, по своей нетерпимости комсомольской решили нас руками бакланов и новопринятых комсомольцев убрать преграду, которая мешает им обеспечить их будущее на ближайшие пять-десять лет.
        — Звоните Вите Белозерову, пусть выяснит по персоналиям кто такие, кто за ними стоит и что нам будет разрешено сделать?
        — Хорошо, Константин Валентинович.
        — И еще, готовьте группы зачистки. В любом случае некоторых того, кто отдал команду и того, кто передал исполнителю, будем работать.
        — Даже если……?
        — Если мы этого не сделаем, то все будет повторяться через некоторое время. Не будем повторять ошибки царских сатрапов, мы помним, чем они закончили.
        — Всё понял. Будет исполнено.
        И эти активно тупые и жадные бездельники и горлопаны не хотят оставаться ни с чем. Им хочется продолжать свою легкую жизнь, когда можно ничего не делать, а пить, есть и спать сладко, иметь власть и деньги.

* * *

        И вот тогда, когда партия, правительство и весь народ сплотились в борьбе за повышение и улучшение всего и навсегда, вот в этот момент звонит мне Полевой Антон Ильич и требует денег. Вот так и говорит:
        — Константин Валентинович, Вы должны дать мне денег.
        — И для чего же Вам нужны эти грязные субстанции мирового капитализма и в каком размере, уважаемый нами Антон Ильич?
        — Я сделал квадрокоптер, пока это концепция, можно сказать игрушка, но если Вы дадите мне примерно 30 тысяч долларов, я смогу довести изделие до серии. И еще, ребята смонтировали камеру, не кино, там что-то с трансляцией связано, расстояние примерно 10 метров, правда наш коптер её не может поднять, но при нормальном обеспечении, за пару-тройку лет нормальные габариты точно будут.
        Константин Валентинович, Вы понимаете, сколько это будет стоить? Это милиция, армия, геология, телевидение, да что там, каждый человек сможет снимать своё кино про все на свете. Константин Валентинович, дорогой, ну пожалуйста, не бросайте нас и Вы. Государство плюнула на всё, кроме нефтянки и газодобычи, экономика на коленях стоит. А у нас в области прямо оазис технологий, даже станки и танки можно, как пирожки печь.
        — Тихо-тихо, Антон Ильич, успокойтесь, а то кто чужой услышит про Ваши умения, нас зачистят не глядя. Государство не любит, чтобы кто-то был сильнее его. Знаете ли, государство одно должно иметь монополию на убийство. И я с этим согласен. Если каждый будет иметь право убивать, через сколько умрет последний человек в стране. Америку не будем притягивать. У неё другая история. Россия это страна без границ, и широта души русских в любую сторону показывает два события: гражданская война 1918 -1921 годов и Великая отечественная война. Мы можем уничтожать врагов также, как и своих родных. И еще не факт, что делаем ожесточеннее.
        Поэтому все разговоры про сферы, которые лучше отдать государству будем вести тихо, в узком кругу.
        А теперь на счет квадрокоптера и видеокамеры, пока ведете работы по прежнему варианту финансирования, а после 1994 года я дам Вам столько денег, сколько попросите. Правда и отвечать придется по самому высокому уровню, где на кону ставится сама жизнь.
        — Я понял, ВСЁ понял, Константин Валентинович, и я заверяю Вас, что весь научный сектор не подведут ни Вас, ни Родину.
        — Вот и замечательно, а чтобы не терять время, на базе квадрокоптера наладьте выпуск игрушек, радиоуправляемых. Пусть молодежь готовится к будущей работе операторами беспилотников.
        На этом спонтанное совещание закончилось. Только Бугор меня подколол:
        — Это как понять твои слова, Командир?
        — Ты про что?
        — Я про монополию.
        — Степа, не смеши меня. Антон Ильич он, как ребёнок. Нельзя ранить его душу грязными делами. Каждый должен делать, что должен. И будь, что будет.

* * *

        Ученые стали такими распущенными, а потому что в 1990 году уболтали меня выкупить «Буран». Да-да, тот самый «Буран».
        «Буран» — орбитальный корабль-ракетоплан советской многоразовой транспортной космической системы (МТКК), созданный в рамках программы «Энергия — Буран». Один из двух реализованных в мире орбитальных кораблей МТКК.
        «Буран» предназначался для:
        — выведения на орбиты, обслуживание на них и возвращение на землю космических аппаратов, космонавтов и грузов — проведения военно-прикладных исследований и экспериментов в обеспечение создания больших космических систем с использованием оружия на известных и новых физических принципах;
        — решения целевых задач в интересах народного хозяйства, науки и обороны;
        — комплексного противодействия мероприятиям вероятного противника по расширению использования космического пространства в военных целях.
        Первый и единственный космический полёт «Буран» совершил 15 ноября 1988 года. Ряд технических решений, полученных при создании «Бурана», до сих пор используются в российской и зарубежной ракетно-космической технике.
        Как это у меня получилось, отдельная песня, но по советским меркам, так копейки, больше времени потерял на болтологию и поиск ключевых лиц. И вот стоит бандура в выстроенном специально для него ангаре по новым для Советского союза, но не для меня технологиям. А пусть будет, заодно наши умники проверили нашу компьютерную технику, другие наработки. Вот даже сварганили мне квадрокоптер. Ну и пусть не самый совершенный на мой предвзятый взгляд. Для моих соратников их изделия есть рывок в технике и электронике.
        А я жду августа, чтобы начать закрывать область экономически от всех этих любителей халявы.
        Буду брать суверенитета столько, чтобы хватило не отстать от Казани и Уфы. Буду в рамках существующих правил делать всё возможное и невозможное, чтобы к приходу Путина у меня накопился жирок из промышленности и золотого запаса. А то какой я атаман без «золотого запасу»?

        Глава 6

        В воздухе пахло гарью, это не лес горит и не торф. Даже не квартира и не склад. Это горела страна. На глазах все расползалось по швам. Те, кто по наглее, просто отказывались выполнять плановые задания и смежникам приходилось очень трудно. После реформы наличные деньги просто исчезли. И нам приходилось в инкассаторских броневиках собственного производства, были у нас и такие умельцы, сопровождать наших снабженцев, которые доставали, выпрашивали нужные нашим заводам ресурсы. Но чаще обходились продукцией нашей областной промышленности. Тут и консервы и стройматериалы. Да чего уж там, простые патроны под обычные лампочки и то уходили в раз.
        Прибалтика совсем распоясалась, некоторых ретивых националистов отработали мои группы. Хай поднялся такой, что пришлось на несколько месяцев вывозить киллеров за границу, но область сильно потоптали спецы из КГБ. С некоторыми удалось пообщаться, кое-кому даже предложил места в моей команде. Было приятно, что и мы смогли удивить много видавших кгб-шников. Для них было открытие наличие в области беспроводного телефона. Появились трубки весом 200 грамм, они работали в режиме телефонного разговора, но передача коротких сообщений прорабатывается. На вопрос, почему только у нас, пришлось констатировать слишком неповоротливую систему бюрократии. А так, подарил им по трубе и отправил восвояси.
        Перед самым выступлением ГКЧП мои группы были в союзе. Направил всех на работу с теми, кто реально решил наложить лапу на мои активы. Особенно я выделил наших кураторов, которым мы отписали по 2 % акций наших предприятий. Мавры сделали своё дело и пора им уходить. Желательно совсем.
        Хотел я разобраться с олигархами, рыжим демоном, но решил что проблема не в персоналиях, а в правилах игры. И на место «Гуся», «Берёзы», «Миши-юкоса» и так далее всегда найдутся Вася, Петя и Андрюща. Этих я знаю, а кто придет вместо них и что от них ждать ещё вопрос. Так что будем работать с известными персонами.
        Пока я не вижу причин вмешиваться в то, что не могу изменить. К развалу СССР шли долго в этом процессе участвовали, хоть и не осознанно тысячи людей, много «хорошего» внесла творческая интеллигенция, кстати в будущем им воздадут сторицей, и просто движением руки повернуть огромную страну в сторону? Вы как это представляете? Мне не очень хочется вставать на пути бронепоезда, который набрал скорость и летит под откос. Я постараюсь использовать свои знания для того, чтобы минимизировать потери для ограниченного количества людей. Всем, кому важно жить в стабильном, но не жирующем обществе некоторое время, будут созданы условия. Тем, кто хочет движухи и экстрима, милости прошу в постсоветское пространство 90-х. Никого не держим, но и закрываться железным занавесом не будем. Только Слободу оставим эдакой цитаделью для защиты от жесткого нападения.
        Пока все в стране идет без изменений. 17 марта 1991 года в Советском Союзе прошёл Всесо?зный рефер?ндум о сохран?нии СССР — единственный за всю историю существования СССР всесоюзный референдум.
        В результате: «Да» союзу сказали 113 512 812 граждан, это — 77,85 % проголосовавшего населения, «Нет» ответило 32 303 977 человек, что составляет — 22,15 %, участников голосования при явке 80,03 %.
        После чего по стране прокатилась волна разных референдумов, на которых голосовали о выходе из состава СССР, короче, спусковой крючок Миша — меченный спустил и ответственность никто не понёс. Много позже Горбачев каялся и объяснял всё моментом и другими причинами, конечно, тяжело нести ответственность, которую всю жизнь хотел избежать, но теперь он никто и его никто не слушает, и самое страшное он не стал примером, как нельзя руководить страной, так на Украине в более мелком масштабе Янукович шаг за шагом повторил путь Горбачева и точно также что-то мямлил из Ростова на Дону, хотел миру объяснить и переложить ответственность с себя на других. Но по той же причине и его никто не услышал. Слабый политик всегда умирает в забвении, особенно, если он перестает быть нужным сильным мира сего.

* * *

        Служба безопасности получила задание внимательно отслеживать сотрудников госбезопасности и внутренних дел, которые будут уходить из своих структур. Из тех, кто пожелает продолжить свою деятельность в наших структурах, я планирую создать аналитический отдел и силовое подразделение. Короче свою армию хочу создать с разведкой, контрразведкой, службой тыла и спецотдел. По примеру кадыровских батальонов. Потом переведу их в структуры МВД, но часть оставлю при себе.
        Для всех вокруг я ушел в отпуск, для своих готовлюсь к августу. В этом месяце в Москве ожидаются народные волнения из-за снижения уровня безопасности, благосостояния. Людей обмануть трудно, в воздухе витал запах чего-то неприятного. Вот и мы ждали. Ждали и готовились. В столице находились наши снайперские группы, группы защиты и зачистки. Я хотел локализовать американских снайперов, которые должны были спровоцировать народный бунт. Пусть, волнений не избежать, но снайпера получат по заслугам. Может тогда в 1993 году желающих пострелять в наших солдат и в защитников Верховного совета будет не так уж много. Как говорили на войне: лучшее ПВО — это танки на аэродромах врага. Так и в нашем случае: лучшая профилактика стрельбы в спину, это уничтоженный заказчик, в крайнем случае стрелок. В узком кругу компетентных людей такая информация быстро распространяется. И может быть такая репутация Москвы и России спасет от приезда нежелательных элементов. Разница ведь большая между: приехал-пострелял и уехал и когда точно знаешь, что после первого выстрела тебя однозначно убьют. Во втором случае как-то не очень
хочется рисковать. Тем более в моем прошлом снайперами были американцы, прибалты, поляки. Ну гейропейцы, короче.
        И вот настал день «Ч». Накануне в 22:00 часов на всех автотрассах, железнодорожных станциях в аэропорту были развернуты блокпосты. Я заранее дал команду построить из железобетона, по типу долговременной огневой точки с оборудованием по последнему слову науки и техники, на этот момент. Так посты на автодорогах были укомплектованы низкоуровневыми телевизионными (НТВ) приборами ночного видения. Они представляют собой пассивные НТВ ПНВ на базе суперкремниконов ЛИ-702, обеспечивающие дальность распознавания танка на дальности 1200 -1500 м при естественной освещенности 10-3 лк и угле поля зрения 6oх4o. Не ахти по меркам моего опыта в прошлой жизни, но по стандартам сегодняшнего дня — это был последний писк…. Фима, не то что пищал, а верещал от того, сколько было затрачено средств на оснащение 7 блокпостов только по этим приборам. А кроме этого были обычные видеокамеры, радиотелефоны и радиостанции, как стационарные, так и носимые. На каждом блокпосту была две машины, непосредственно закрепленный за постом УАЗ-469 и легковой автомобиль ГАИ по графику. Вся милиция стояла на ушах, даже мои группы
наблюдения, охраны, оперативники, все были в городе на патрулировании. Вся суматоха была легендирована под учение Гражданской обороны ГО, в будущем Сергей Кажугетович сформирует на её базе министерство по чрезвычайным ситуациям. Наружные патрули и посты оружием не были обеспечены, это Вам не 90-е, и так сойдет. Но некоторых начинающих либерастов запланировано числа 20-го примерно уничтожить. Для этого одна группа сидит на базе в ожидании команды «фас». Каждый час в нашу дежурную часть, которая перешла на усиленный вариант несения службы, стекается информация от всех источников. Даже из обкома передают сведения. Милиция, КГБ, прокуратура в ожидании, чего ждут? Непонятно.
        В Москву снайперским группам передана команда «Чистое небо», по которой все пары заняли исходные точки, группы наблюдения, зачистки и эвакуации должны были встали по позициям в 06:00.
        Примерные точки я указал заранее и люди должны были проверить точки, которые подходят для работы снайперов.
        Сценарий событий полностью совпал с тем, что было в моей истории, только жертв было не так много, снайпера сделали только по одному выстрелу. Вот, наверно, удивляются кураторы, почему только семь человек погибло? Официально погибло только 3 человека в ночь на 21-го августа в тоннеле на Садовом. Это государство по привычке решило не афишировать смерти нескольких людей с пулями в теле.
        Причинами путча принято считать решение нескольких человек локализовать Горбачева с его реформами и желание вернуть всё на круги своя, но если капнуть глубже, будет понятно, что более информированные члены элиты не захотели терять власть, ведь они так долго к ней стремились. Горбачевы были невыгодны условия нового договора и он решил слить голосование по этому договору. Начались шаманские танцы, и всё получилось….. У американцев, они победили в холодной войне. Проиграли граждане Советского союза.
        На волне трехдневной реставрации будущие бывшие члены КПСС побежали платить просроченные взносы, даже кооператоры со своих барышей скинулись в кассу партии. И только Витя Белозеров 20-го августа демонстративно сдал партийный билет. И в интервью областной газете он провозгласил полную поддержку Ельцину. К нему подтянулись еще несколько человек, среди них был будущий губернатор, Кузьмин Василий Егорович.
        После 21-го ажиотаж пошел на спад, предприятия перешли на нормальный режим работы, ТЭС исправно дает 60 % электроэнергии от нужд области, нужно искать еще мощности. Я планирую построить один вертолетный завод в скором будущем, еще пару производств открыть, так что надо искать откуда энергию качать.
        Так как в области кроме полка внутренних войск, других войск нет, остро встал вопрос, где искать вооружение для наших структур.
        Я сразу предупредил, что за границей будем покупать только экипировку. Стрелковое оружие, гранатометы, минометы, ПЗРК, вооружение для вертолетов будут только отечественного производства. Не хочу попадать в зависимость от врага. А гейропейцы и пиндосы нам враги. Это я точно знаю, даже сам факт моего попадания в моё прошлое произошло по вину этих прогрессивных сверхчеловеков.
        Безопасники не спорили и теперь они ищут выходы на склады вооружения. В армии пока робко, но процесс разложения идет. Но это только пока. Скоро начнется всеобщий бардак и в этой мутной воде надо половить жирную рыбку для себя.
        Фима через Каца нашли выход на американских евреев и теперь на декабрь готовится поставка экипировки для наших бойцов. Я предполагал, что товар пойдёт из америки, но оказалось, что будут потрошить европейские склады.
        — Алексей Петрович, необходимо в срочном порядке наладить контакты с Украиной. Там скоро начнется такой бардак, надо закупиться под завязку там вооружением и боеприпасами.
        — Откуда такие сведения, Константин Валентинович?  — этот вопрос периодически мне задается уже не первый год. Но кроме моих родных и тестя никто не знает моей тайны.
        — Отвечу, как всегда, источник надежный и достоверный.
        — Хорошо, пусть будет так, но чувствую, Константин Валентинович, не до конца Вы мне доверяете.
        — Это плохо?
        — Это не плохо и не хорошо. Но с точки зрения спеца, это нормально.
        — Ну вот и ладненько, прошу больше этот вопрос не поднимать, когда будет можно, я сам Вам раскрою карты.
        — Добро. Поеду к однополчанам посоветуюсь по Вашему указанию. Может что и наклюнется.

* * *

        Все фигуры расставлены, область закрылась, как мидия в своих двух створках. Первый секретарь обкома, Косачёв Олег Викторович, оборвал мой телефон, кричал, угрожал, ругался. Но я то знал, что его песенка спета, в декабре Союз прикажет долго жить. Все союзные структуры ликвидируются, а республиканским эти ставленники Москвы будут не нужны. Конечно, он попробует прорваться в КПРФ, Аграрную партию, и даже в Демократический выбор России, но на руководящие должности его не пустили.
        Милиция, КГБ и прокуратура даже не рыпались, охрана Слободы из ВВ была под нашим контролем, почти всех пацанов через них пропустили. Конечно, штаб, министерство-это руководство, но кто тебе обеспечил квартирой? Кто дал работу жене, и место в садике ребенку? Вот поэтому ни командир части, ни его офицеры, даже не подумали ничего такого, что шло в разрез с нашими решениями. Слобода, как жила, так и продолжает жить. Жителей только стало больше, заводов уже не один и даже не два, а так обеспечение на уровне, заработки присутствуют. Что ещё нужно обывателю? Чтобы была стабильность в хорошем. Вот мы её, эту стабильность им и предоставили.
        А как мы это делаем — наше дело. Главное, чтобы народ не трогали.
        В октябре 1991 года к нам приехали эмиссары от Ельцина. Первый секретарь обкома хотел присутствовать, но его даже не предупредили, был председатель исполкома, директора предприятий и председатели колхозов. Сформировался актив из самых авторитетных руководителей, некоторым из них придется переходить в политики, для начала местного масштаба.
        В зале Дворца культуры профсоюзов проходило закрытое заседание всех более или менее авторитетных людей области, каждый район прислал своего представителя.
        Московские варяги приехали узнать наше настроение. Ельцин решил брать власть. И зондировал почву. Хотел проверить на предмет гражданской войны. Очень он её не хотел провоцировать. В это мясорубке можно и жизнь потерять, а он не для этого так долго притворялся коммунистом, чтобы добравшись до верха пирамиды становиться героем посмертно.
        Говорили долго, просили много. Нам обещали всё и столько мы сможем унести и не подавиться. Я знаю, что до 1999 года можно будет всё, а потом придётся каждый год ужиматься. Но для России централизация власти самое то. А мы только насобираем крохи и отойдём в сторону, пусть другие несут наше знамя дальше. Шутка.
        Этих тоже поразила наша телефонизация, у каждого сидящего в руке был «Алтай-Н», трубка радиотелефона «Алтай-носимый», у охраны из уха торчала гарнитура рации, все машины были с маленькими антеннами «Алтаев-А», автомобильных. Да, что там говорить, даже у прохожих не у всех, но были трубки в руках или в карманах брюк.
        Ну что же тут поделать, пришлось им дарить по штуке в одни руки.
        Подарок для знающих людей был знатный. Для сведения: 9 сентября 1991 в СССР появился первый оператор сотовой связи стандарта NMT-450 — ЗАО «Дельта Телеком». Цена телефона Mobira — MD 59 NB2 (массой около 3 кг) с подключением составляла около 4000 долл., минута разговора стоила около 1 долл. За первые четыре года работы «Дельта Телеком» подключила 10 000 абонентов.
        А наш «Алтай-А» весил намного меньше и был подключен к нашей телефонной сети. Но все же с импортом новых систем, особенно GSM нам не тягаться. Думаю, к 2005 году мы свернём нашу мобильную связь. Я же не фантаст, я реалист, один завод не сможет тягаться с промышленностью всего мира, да и китайцы уже начинают разгон в своей экономической и товарной экспансии.
        А мы будем развивать то, что у нас возможно развивать — это компьютеры, радиостанции, телевизоры и другую бытовую технику. Рынок у нас большой, всё съест. И первые наметки надо делать в мутные 90-е. И в 98-м надо воспользоваться экономическим кризисом. Да на всех кризисах надо поднять максимум денег, завести производство, по примеру Калуги в моей прошлой жизни.
        И чтобы не забыть, скоро народу будет нечего есть и в Россию хлынет американское мясо курицы, вернее окорочка, которые в Америке просто выбрасывают. И мне надо на этой волне половить рыбку, золотую. Этот вопрос надо провентилировать с соседними подшефными колхозами.
        В УВД области надо создавать ОМОН, из Москвы придут штаты РУБОПа, областное управление КГБ будет реформировано, Иванову надо напомнить, чтобы он подобрал нам нормальных профессионалов. И Фиму надо поторопить с формой для моей службы безопасности, и оснащение с оборудованием для парней, которые поедут на первую чеченскую войну. Особенно надо обратить внимание на средства связи, шифрования, личные средства физической защиты, компьютеры и многое другое. Мне нужны обстрелянные бойцы, трупами пусть будут их противники. Параллельно надо застолбить акции в «Норильском никеле», «АлРосе», «Газпроме», «Трансгазе», «Сбербанке», остальное на усмотрение Фимы и Иоси. Много не надо, но процентов 10 -12 будет в самый раз.

* * *

        Софья Усова встала сегодня пораньше, надо заняться собой, а то к мужу молоденькие куколки подбивают клинья, к самому прекрасному мужчине на свете. Близняшки еще спят им нужно только кушать и спать, ну еще пописать и покакать. Папа со свёкром рады, конечно, и внучек они боготворят. У брата есть дети, но он живет в другом городе. Костя отправил Алекса в Москву, он вместе с Витей Белозеровым обрастают связями в столице. Витю прочат в Верховный совет, а Алекса в администрацию президента России.
        Зарядка заняла 30 минут. Потом был завтрак, где Костя, как обычно быстро накидал на ясли омлет и кусок ветчины. Благо все продукты от свекра, он же у нас фермер новой волны. Папа часто к нему ездит пообщаться, на рыбалку и охоту. Мама со сватьей перетирают косточки мужьям, но за пределы семьи эта информация не уходит. И слава Богу. Костя очень ревниво относится к частной жизни нашей семьи и особенно точки давления на него. Он их очень серьёзно оберегает. Мне даже пришлось порвать с парочкой подруг, которые начали распространять мутные слухи: про него и нашу семью. Понятно, что это зависть, но от этого ещё больнее, ведь с девочками мы были знакомы со школы.
        Костя говорит, что дальше будет еще сложнее. Конечно, он сделает всё, что возможно, чтобы людям было легче пройти этот период смуты, но он не волшебник, всем мил не будешь.
        Зато его друзья из детского дома в основном — это настоящие друзья, даже больше — соратники. Они пашут не за страх, а за совесть. Хотя страх в отношении детдомовских в народе еще присутствует. Многие помнят, как за одну девочку пострадали не только сами насильники, но и их семьи. Вплоть до двоюродных.
        С девочками мне помогают две женщины, поэтому Костя мне обещал разрешить выйти на работу в управляющую компанию экономистом. Но мне больше нравится работать с конкретным проектом. Вот думаю, попросить мужа какое-то направление. Мой король подберет, он очень богат на придумки, которые приносят успех и прибыль. Надо посоветоваться.

* * *

        После того, как гости из Москвы убыли к месту постоянной дислокации в нашем большом хозяйстве начались терки. Каждый начальник хотел урвать себе кусок побольше, а ответственность взять поменьше. Так предисполкома хотел себе забрать автобусный парк, дорожное управление и пару магазинов. Ну автобусный он получил, но остальное ему придется выкупать. Мои ребятки, первые замы прошустрили и теперь почти на всех прибыльных предприятиях контрольный пакет принадлежит моей управляющей компании.
        Какой был шум, когда огласили весь список лакомых кусочков нашей области. Остались нерентабельные и дотационные предприятия, которые брать никто не хотел. Мне они тоже не нужны, я планировал на своих мощностях создать некоторые предприятия с нуля. Потому что на старых оборудование было ну очень устаревшим. На некоторых станках стоят клейма на немецком языке. Остатки репатриаций после Отечественной. Поэтому нафиг-нафиг, пусть распродают, а рабочих я заберу, не всех и не всех надолго. Да они и сами не смогут работать не воруя. А на своих заводах и фабриках система безопасности и профилактики краж будет поставлена на «хорошо и отлично».
        На том толковище в принципе все обговорили, но чую не все удовлетворились решением совещания. Будут еще разборки с применением. Но меня уже это не беспокоит, это проблемы Бугра и Иванова. Это их хлеб и не стоит мне у них его отбирать. Скоро события понесутся вскачь, а поэтому не надо распылятся. При этом о собственной безопасности буду помнить.
        И вот наступил вечер 26 декабря 1991 года. По телевизору, кстати моего завода, первый и последний президент СССР, Михаил Сергеевич, добровольно, без борьбы, распустил страну. И никто ему не предъявил обвинение в нарушении присяги, которую он давал народу СССР о том, что он обязуется защищать целостность страны, будет бороться с врагами народа. НИКТО. Ну значит мы этого достойны. Нас предали потому что мы позволили это с нами сделать.
        Что же, будем идти вперёд, без этой сдохшей лошади.
        Новый год по понятной причине был скомкан, надо было защитить свои активы. Всех наших силовиков и оперативников расставили на вахты и проходные НАШИХ уже предприятий. Приходилось мгновенно реагировать на попытки отжать то, что получено активными действиями. Короче веселое времечко настало. Хорошо в Слободе все заводы и фабрики были новые и никто не мог на них претендовать. На «Звезду» хотели наехать после преждевременной кончины ответственных товарищей, но сначала внешняя охрана не пропустила сотрудников вневедомственной охраны не местного УВД, из соседней области притащили козлы, а потом на вахте двойной наряд, мой и заводской продержали варягов до нашего приезда. И гости уехали не солоно хлебавши.
        Одновременно с этим Кац Иосиф начал процедуру открытия частного банка. На том памятном совещании, мы отдельно оговорили вопрос открытия собственного банка. В установочных документах выделили момент возможности выхода на международный рынок финансов и ценных бумаг. Не все же Стерлигову с его «Алисой» деньги создавать из воздуха тупо на посреднической деятельности. Но я ещё решил Мавроди пощипать, все равно его государство обует. А так хоть часть его денег пойдет на важное и полезное дело, повышение моего благосостояния.
        Остро ощущается дефицит кадров. Просто работяги есть и с избытком, а специалисты по финансовым операциям, логисты, юристы. Это в 10-е годы этих спецов будет переизбыток, а сегодня они нужны, как воздух. Соня на аудите зашивается, но контроль ослаблять нельзя. Есть прецеденты.

* * *

        Вечер, тишина, скоро Соня придет. Сижу дома, никого не трогаю.
        Не помню даже, когда у меня в последний раз был свободный вечер.
        Входит моя ненаглядная и с порога меня озадачивает:
        — Костик, лапочка, а почему ты так спокоен, когда меня обворовывают? Это почему кто-то может безнаказанно брать у меня мои деньги?
        — Не понял, по подробнее, пожалуйста,  — чертыхнулся я.
        — Коротко — у тебя воруют безбожно. В команде завелась крыса.
        — А по точнее?
        — В управляющей компании несколько человек в сговоре с директором твоего завода радиотехники выводят деньги. И еще поступление с подконтрольных точек снизилось, хотя предпосылок нет.
        — Надо звонить Иванову. Да он толком не понимает в финансах. Нужен опер из ОБХСС.
        Я вызвал машину, так как не нужно было выезжать из Слободы, только одну. Машина подъехала.
        — В контору.
        Водитель-охранник, Миша Орехов, кивнул головой, и машина тронулась.
        — Рвать не надо. Спешить некуда.
        — Понятно, Константин Валентинович.
        В приемной собрались все, кого я хотел видеть.
        — Проходите, рассаживайтесь.
        Я прошел за свой стол, сел в высокое кресло, люблю комфорт. Посмотрел в лица людей, с которыми меня свела жизнь, и судьба которых кардинально изменилась с моим возвращением в прошлое.
        Изменения изменениями, но крысу буду душить жестко и показательно. Теперь спустишь одному, потом все начнут воровать, и дело прое***м и деньги проедим. И что дальше? Снова проходить через 90-е без штанов? НЕТ, НЕТ и НЕТ!!!
        — Так, что мы имеем? Екатерина Давыдова, зам генерального управляющего УК в сговоре с директором завода «Электрон» выводила наличку с наших счетов путем оплаты за не оказанные услуги заводом. Всего они похитили 200000 рублей. Вопрос: что с ними будем делать?
        — Надо жестко наказать.  — как всегда поспешил мой тесть, при этом ничего конкретного не сказал, сказывается поздне — партийный инстинкт.
        — А конкретно? Или Вы хотите оставаться чистенькими, а грязную работу должны за Вас делать другие? Чтобы потом цедить нам сквозь зубы и брезговать подавать руку?
        — Костя, ты не так понял, за крысятничество надо наказывать, чтобы не повадно было, а как это сделать, выбирать тебе, что скажешь, то и сделаем.
        — Я предлагаю забрать всё.  — это Бугор одной фразой всё все поняли.  — но не лишать жизни.
        — Константин Валентинович, я думаю надо отработать окружение, семью, найти деньги, поставить на проценты и пустить слух по области, что происходит с теми, кто не оправдывает доверие коллег.  — как всегда ёмко сказал начальник СБ Иванов.
        — А где она сейчас?  — я задал вопрос Иванову, может уже поздно что-то решать?
        — Она у нас на базе в подвале дежурной части.
        — Хорошо, у неё есть муж и дочь, шестнадцати лет, вечером обоих привезти на базу. Родители у неё еще живы?
        — Нет, умерли не так давно.
        — Всё, жду клиентов в 21:00.
        Вечером того же дня, в темном помещении, с тускло горящей лампочкой под потолком, Екатерина Давыдова, бывшая шахиня, лежала на белом столе совершенно голая. Белое, как мел лицо безобразила боль и страдание. Только что ей показывали по телевизору, что происходит в другом помещении с её дочерью. Её уже бывший начальник смотрел на экран, а перед ним лежала Машенька, когда-то первая красавица школы, у неё даже мальчика не было, а тут взрослый мужчина грубо насилует это беззащитное создание.
        «Что же я наделала? Зачем мне эти деньги понадобились? Еще пришлось спать с этим козлом за нужные бумаги» — такие мысли взрывали мозг женщины, которая еще утром восхищала окружающих её мужчин, да и просто мимо проходящих.
        — Что тебе надо? Изверг!!!  — кричала в пустоту Екатерина, я всё сделаю, только дочку отпустите!!!
        Ей никто не отвечал, а на экране в это время поменялись действующие лица, камера повернулась в сторону и теперь на первом плане был её муж, Валера. Ему было только 41, а на экране показывали глубокого старика, он что-то кричал, но привязанные к стулу руки и ноги не позволяли ничего, кроме как кричать.
        — Хоть бы сойти с ума, почему я еще в своем уме? Я хочу умереть!!!  — кричала несчастная женщина, только теперь она осознала всю правду, Костя, Константин Валентинович, он не человек, правду о нём говорили шёпотом, что он жестокий и кровожадный, что у него руки по локоть в крови, что он может легко убить человека. Но как может, такой спокойный, добрый к детдомовским детям, быть таким, таким, таким. Даже слов подобрать не могу. Как же хочется умереть.
        Дверь открылась, и в камеру вошел он, тот, кто только что измывался над моей доченькой. За что же её, она же ничего не сделала.
        — За что ты так с девочкой?  — прохрипела женщина, от крика в горле першило, но в состоянии, пережитого Екатерина не замечала дискомфорта.
        — Не за что, а потому что ты поступила с ними так же. Ты изнасиловала наше доверие, наше к тебе отношение, ты украла деньги, которые мы используем на благо всех.
        — Ха-ха-ха. На благо всех. А зачем нам горбатиться на всех? Каждый сам должен заботиться о своей семье, о себе.
        — А кто тебе дал такую возможность? Зачем ты приняла моё предложение? Ты знала условия и всё же решилась. Ты забыла, что я сказал в момент подписания тобой контракта?
        — Я помню, но эти деньги так манили, нужно ведь было просто нагнуться и взять. Вот я и взяла. Но зачем ты надругался над моей дочерью? Как она будет дальше жить?
        — А кто тебе сказал, что она будет жить?
        — Ты не посмеешь, ты НЕ ПОСМЕЕШЬ! НЕТ!!!
        — Я уже это сделал. При осмотре на ней найдут следы спермы. Ты уже догадалась, чьи это будут следы?
        — Ты подлец!!!
        — Да, я такой. Но мой выбор уже сделан. Ты, вернешь все до копейки компании, и тебя отпустят на все четыре стороны.
        — Ты не боишься, что я пойду в милицию?
        — Ты не пойдёшь никуда, потому что тебя предварительно сломают, накачают наркотой и выбросят на дороге. А там, никто тебе не поверит. Кто будет слушать конченную наркоманку, которая за дозу сделает всё что угодно, не то что скажет. Но на твоём примере те, кто подумывает стать крысой поумерят свой аппетит.
        — То есть ты, Костя, всё знал?
        — Конечно, даже если бы ты не взяла, мне бы пришлось найти другую крысу. Скоро у меня будет много дел, которые будут приносить большие деньги и не все я смогу проконтролировать, а страх — на первом этапе хороший контролёр.
        — Усов, ты монстр.
        — Пусть будет по — твоему. Главное результат, а как его достигаешь, сейчас не важно. Через несколько лет, когда большие пацаны наберут столько, чтобы сохранить и передать по наследству своим потомкам, они придумают другие правила. Но ты уже в этом мире не поживёшь. Существовать то ты ещё сможешь, но из обоймы сегодня ты выпала.
        Еще недавно такая красивая женщина беззвучно плакала и сквозь рыдания что-то говорила, только шевеление губ, можно было понять, Екатерина просила, умоляла пощадить кого-то другого, но я понимал, что не за себя.
        Через две недели по Сурску стала ходить одинокая женщина со следами былого лоска, в рваной одежде, с пустым взглядом в бесцветных глазах. О ней шептались, что раньше это была очень холёная, гордая и весёлая женщина, у которой была семья, престижная работа, достаток. Но по какой-то причине она в несколько дней сошла с ума, её семья пропала, а сама женщина стала ходить по улицам в поисках потерянных счастья и успеха. Периодически она что-то кричала, особенно когда мимо проезжала машина местного начальства, но кто будет прислушиваться к бормотанию умопомешанной со справкой? И кому повезло, ей или убитым её родным и подельнику. У них все проблемы позади, а бывшей красавице еще пятнадцать лет бродить по городу в поисках чего-то потерянного.
        Интерлюдия

        На кухне в двухкомнатной квартире на третьем этаже не нового дома, сидели муж и жена. Дети еще не пришли, играют во дворе. Вот родители в тишине говорят о житье-бытье в ближайшие годы.
        — Дорогой, тебе не кажется, что мы весной сглупили? Ну, когда тебе предлагали перевестись на «Звезду» в Слободу?
        — Да, я уже не раз пытался укусить свой левый локоть. Смотри, что в городе творится? А это областной центр, как — никак. Что ни день, то кого ограбили, то ли убили, а если не убили, то изнасиловали. Бандюки распоясались, менты совсем не работают. Да и где этим убогим успеть, привыкли по-советски пьяных гонять и подростков в детскую комнату милиции таскать.
        — Ты бы сходил к «Хозяину» попросился на приём. Говорят он уже всей промышленностью области рулит. Может на какой завод тебя пристроит? Вон Светка сказала, что её мужа, ну ты знаешь, Васька Мухин который, пошел и уже работает на новом заводе, делает компютеры, будь они неладны.
        — Хорошо схожу, дорогая. Говорят для рабочих построены дома трехэтажные, со всеми удобствами. Аренда не большая, зарплату платят аккуратно. Родичи пишут из других областей, уже два-три месяца зарплату не платят, только авансы дают. И говорят еще хуже будет. Наш «Станкострой» еще держится, но когда Анатолий Викторович, бывший директор завода ушел в Слободу, рабочие почувствовали ощутимую разницу. Да и в городе стало опасно. Девок портят, могут за сто рублей убить.
        — Вот, вот, за Лиличку и боюсь я. Говорят в Слободе не то, что к девушке подойти с непристойным предложением, пьяных то не увидишь. Там Усов, который «Командир» крепко держит народ в кулаке. И у него не забалуешь. Дети до ночи на улице, как раньше бегают, родители даже не беспокоятся. Правда, говорят, за лишнее слово, или украдешь с завода чего, можно и голову потерять, но тебе зачем с завода тащить, зарплату получил, в магазине продукты купил, дома ужин готов, тебя дожидается. Чего тебе ещё нужно?
        Ты, родной, не тяни, иди к «Хозяину» на прием. Чтобы потом не было поздно.
        — Хорошо-хорошо. Завтра утром поеду в Слободу, запишусь на прием, хорошо, если на этой неделе попаду на приём. Всё сделаю, чтобы наши ребятки ничего не боялись, выучились и нашли работу по душе.

* * *

        В Слободе заложили медцентр высокого уровня. Врачей подбирал поштучно. Хочу, чтобы мои люди были здоровыми. Больной человек — это дополнительные расходы и нагрузка на тех, кто не болеет. Устанет рабочий, больше брака даёт. Так что будем следить за состоянием нашего здоровья.
        В планах строительство, благо новые технологии позволяют, военного городка на две дивизии: танковую и мотострелковую, все равно из восточной Европы нагонят в поле, а тут только заезжай, всё готово и казармы и техпарк и соцкультбыт. По возможности хочу еще вертолетный полк выпросить, а что, чем больше армии, тем больше возможности привязать и оставить в области больше здоровых парней, девчонкам мужья, мне рабочие руки. А кадры мне нужны ох сколько. Отдельно для офицеров построю микрорайон. Посыльным меньше бегать по тревоге. А тревог в период смуты до Путина будет много, особенно, когда начнется прессинг на меня лично. Думаете я просто так нагоняю и обеспечиваю армию? Я в областном центре заложил несколько домов 120-ти квартирных для военных пенсионеров. Буду дарить их тем офицерам, которые поддержат меня в трудное время. И я честно об этом скажу, пусть знают и делают осознанно выбор. А когда правила станут понятными, армия и сама сможет создать нормальные условия для службы своим воинам. Нам бы эти десять лет продержаться, а там легче будет.
        Для того, чтобы укрепить защиту от внутренних катаклизмов, батальон ВВ, охраняющий Слободу, хочу развернуть в дивизию. Над этим вопросом работает Белозеров старший, по линии МВД пробивает Иванов, думаю, получится. В Москве не до нас, там делят шкуру мертвого медведя.
        Еще в Москве наши ищут выход на Юрия Петрова, в августе он стал руководителем администрации Президента, карьеру руководителя он начал в Свердловском областном комитете КПСС, где работал под началом Бориса Ельцина, а затем в 1985 г. сменил его на посту первого секретаря, в 1988 -1991 гг., был советским послом на Кубе.

        Наметки есть, но надо поработать. Параллельно идет поиск уволенных альфовцев. Вообще Ельцин боится спецслужбы, да и американцам, которые его ведут плотно, не нужны квалифицированные контрразведчики. Конечно, в двухтысячные этим дельцам предъявят в Америке за уварованное, но когда это будет? А мы пока собираем полезные кадры.
        Работы непочатый край, это как в страду, не успеешь с уборкой, зерно осыпется на грунт, потеряешь урожай. Так и здесь, упустишь опытного сотрудника, его квалификацией воспользуются твои конкуренты.
        Сергей Мавроди начал свои опыты с человеческой жадностью. «МММ» и другие пирамиды начали проводить операции с «Ваучерами», выпускались разные сертификаты, проводилась активная рекламная компания по телевидению и радио, хорошо интернета не было.
        Народ валом повалил на халяву, некоторые просто продавали непонятные бумажки за бутылку водки. Самые умные начали по дешевке скупать ваучеры и на них покупать акции предприятий, которые не были интересны американцам.
        Фима с Иосифом машинами возили наличку на нашу базу. Наши гаврики по открывали липовые конторы всех фондов, и под эту марку тупо собирали деньги и ваучеры с населения области. На меня выходили люди из искомых контор, но ничего не получалось у них. Что может сделать тело, которое засыпано землей в свежей могиле на местных кладбищах. Как-то после разборки с очередным уполномоченным, я вспомнил один сериал, где по сюжету так прятали тела ненужных трупов. Вечером и проделали этот трюк. Ничего так, аккуратненько получилось. Месяца три — четыре продолжало паломничество, потом наезды прекратились. В милицию приходили запросы, но в ответ отправлялись отписки и на этом все затихло.
        Конечно, со временем нам это аукнется, но на данный момент нельзя чужих запускать в область. Мы еще не закрепились, еще не все позиции закрыты нашими людьми, вот наконец-то прибыли наши воинские части. Даже вертолетный полк удалось перетащить. К лету все устаканится. В батальон охраны Слободы пришли новые штаты, теперь это будет дивизией ВВ. Командир на днях приедет, новый городок для опричников построен, техника уже стоит в боксах, личный состав прибывает. Мы договорились с военкомматом, что основной набор в нашу дивизию будет из призывников нашей области. Сейчас в министерстве обороны такой бардак, что проходит всё, главное вовремя заноси и ложи на лапу.
        Не успели оглянуться, уже весна. Как-то вечером сидели с Соней на веранде, возле дома, разговаривали.
        Соня с грустью сказала:
        — Костя, посмотри вокруг, на дворе весна, а ощущение, что серость объяла всё вокруг. На лицах людей напряженность, злость.
        — Сонечка, это еще ничего, в Слободе не так плохо, да и в области нормально, но в Москве, в других регионах бардак полный. Там люди совсем в панике, чтобы не видеть свою беспомощность, они тупо ходят на работу, за которую не получают зарплату по полгода, по вечерам смотрят разные шоу и пьют горькую. Женщины от безнадёги ищут способы выжить, посмотри сколько открывается ларьков и на рынке продают в основном они.
        — И что же делать?
        — Для них? Ничего. Каждый сам должен выбрать путь. Ведь они не захотели сохранить союз? Не захотели. Им надо было демократию? Пусть получают. Просто любое право автоматически предполагает соответствующую ответственность. Но об этом людям не говорят. Сейчас люди, которые находятся рядом с властью, наберут всё, что могут удержать, а остальное раздадут своим приближенным, и тогда начнется процесс выстраивания новых правил, которые позволят сохранить наворованное.
        — Ты тоже занимаешься тем же?
        — В принципе тем же, но у меня есть цель, к которой мы с тобой идём не первый год. И поэтому я постараюсь сделать всё, чтобы наши люди подготовились к новым условиям. Посмотри, у нас зарплата выплачивается, в магазинах есть ассортимент товаров. Пусть не как в заграницей, но голодных нет. Просто я знаю, какие катаклизмы нас ждут и стараюсь избежать негативных последствий, ну или свести их к минимуму.
        — И как я могу тебе помочь, дорогой и любимый?
        — Верь в меня и принимай таким, какой я есть. И мы пробьёмся сквозь тернии к звёздам ну или к тому, чего искренне хотим.
        Соня улыбалась, её губы так манили, в глазах мелькали озорные искорки, захотелось обнять любимую и раствориться в этом океане чувств.
        Неожиданно раздался звонок радиотелефона. Звонил тесть.
        — Слушаю, мой голос немного хрипел, Усов.
        — Костя, ты можешь говорить?
        — Да, батя, что-то случилось или можно включить громкую связь? Соня рядом со мной.
        — Не стоит, дело серьезное. Приехали бандиты не местные, хотят с тобой поговорить.
        — Чего они хотят?
        — Точно не могу сказать, думаю долю в нашем пироге.
        — Шантаж?
        — Пока просто предлагают защиту.
        — Хорошо, скоро буду. Пусть подъедут к 18:00 в ресторан на Октябрьскую.
        — Всё, передал. Будут ждать.
        — Добро, всё будет хорошо, не волнуйся батя. Соне трубку передать?
        — Не надо, я вечером преду.
        — Тогда до встречи.
        Сразу набрал номер Бугра.
        — Стёпа, снова наезд, стрелку забили на Октябрьской в Сурске. Сначала пообщаемся, узнаем кто за ними стоит и потом будем решать. Пару групп направь туда, пусть осмотрятся на месте.
        — Понял, будет сделано. Двух групп будет достаточно?
        — Там хватит, потом отправим несколько групп на пустырь, пусть железо не забудут.
        — Делается. Машину отправил.
        — До встречи.
        Сонечка смотрела в глаза, она волновалась, но её вера в мужа, который сможет решить любой вопрос, удерживала от более резких и громких реакций.
        — Ты на долго? Там не будет опасно?
        — Сонечка, некоторое время это займёт, но я приеду и вечером вместе поужинаем. Так что приготовь что-нибудь из любимого.
        — Буду ждать, мой повелитель.
        — Жди меня и я приду.

        Глава 7

        В первые годы после развала страны, когда правила новой жизни не были еще сформулированы, когда жадные до денег и свободы потеряли голову до беспредела, наезды, рэкет, грабежи и мошеннические схемы были обычным явлением в бизнес среде.
        Несколько попыток тупого наезда на наши предприятия, от заводов до магазинов пришлось решать очень кровавым способом. Несколько раз обстреливали мой кортеж, машины тестя, даже Бугра задело пулей. Но каждый раз вместе с исполнителями мы актировали и их родных, так что через пол года к нам подъехали люди и от криминала и от новых бизнес-структур, приехал даже из Москвы дяденька, хотел спросить о судьбе акций, которые были закреплены за союзными министерствами, со всеми были обговорены условия работы в области, порядок налоговых отчислений, отката. Короче сделали так, что и от нас проблем никто не ждёт и мы понимаем, что к нам никто не лезет. Тут и Ельцин со своим: Берите суверенитета сколько сможете. Мы и смогли.
        Самое важное на первых порах было настроить наш медиа-холдинг по меркам 21 века моей прошлой жизни. Вся информация проходила через Киру Севцову, матерую акулу пера. У неё в подчинении было больше тысячи человек, выходило пять газет разного качества от информационных, до рекламно-желтых, два журнала, много печатной продукции, рекламы, сканвордов и кроссвордов, астрологические и гастрономические. Ежемесячный оборот был на уровне газеты «Правда» в хорошие годы. Но я то знал, что скоро желтая пресса будет давать половину нашего дохода. Поэтому в перерывах между бурным сексом я накачивал Киру информацией по этому направлению.
        В марте 1992 года она родила мне мальчика, назвала Костей. Говорит, чтобы рядом всегда был любимый человек с любимым именем.
        После рождения сына мы прекратили нашу связь. У Киры и так хватала инструментов удержаться рядом со мной, а мне было неудобно перед Соней.
        Отношения перешли на более высокий уровень, она стала еще одним членом нашей команды, которая укреплялась и обретала свой конечный вид.
        При этом о человеческой натуре я никогда не забывал и толику контролируемой паранойи поддерживал у себя в голове.
        Контроль за всеми, желательно двойной или тройной. Безоговорочно доверяю только тестю, такой он человек, честный, справедливый, главное имеет трезвый взгляд на жизнь. Понимает, что без меня и моего знания, его судьба была не такая успешная. Он общается с коллегами из других регионов, и даже пригласил несколько человек из Средней Азии, там уже начались погромы и притеснение русских.
        Батя и мама в бизнес не лезли, пользовались моментом и развивали своё хозяйство. Пока все было хорошо. Сестрёнки выросли, Катя наконец, вышла замуж, живет в Москве, пробил ей квартиру в кооперативе, оформил на неё без права отчуждения и раздела. Пусть муж крутится. Екатерине сказал, что лично ей помогать буду, а её мужу только подскажу и всё. Он по образованию инженер-строитель. Придёт время, когда строители с советским образованием будут пользоваться спросом, я дал Виталию контакты своих предприятий, которые выпускают стройматериалы из будущего, обещал дисконт по некоторым позициям. И всё. По другим каналам зятьку довели информацию о том, что разные махинации с расчётами и мысли про попытку кинуть мои заводы, будут стоить ему жизни, а мне сестры, поэтому он не обращался пока ни по одному из контактов.
        Верочка закончила в прошлом году областной университет, стала технологом пищевой продукции. Замуж пока не вышла, гуляет с парнями, что за дела, они боятся к ней прикасаться, особенно на глазах моей охраны. Шутка. Вся область помнит, как ответили насильники за девочку из детдома, и конечно же понимают, что им светит за мою родную сестру. При этом Верочка знает, что её мужу от моих щедрот светит только понимание, и каждую копейки по договорам с моими компаниями ему придётся отвечать за несколько километров до здания суда. Недавно недалеко от Сурска в глухом култуке я построил новый крематорий, как бы для нужд города, но весь персонал набирал я, точнее через моих кадровиков под патронажем Иванова.
        Поэтому Верочка пока работает на моем пищекомбинате «Слободские деликатесы», ездит на своей машине и проводит свободное время в компании подруг. В прошлой жизни я Веру познакомил с одним хорошим парнем, инженером строителем, в этой жизни решил ей не мешать, может что-то случится и ей Бог даст ребенка с другим мужчиной.
        В основном к лету 1992 года моя корпорация обрела свои очертания. Не хватает только энергии чуток, сырья малёхо, кадром поболе и времени. Времени катастрофически мало. Почему в сутках не 25 часов, а лучше бы все 30-ть.
        Худо-бедно на всех уровнях на сегодняшний момент вопросов нерешенных нет. Пока нет. Скоро Москва расставит своих людей на ключевые точки, разные мальчики-назначенцы миллиардерами войдут во вкус и начнут подминать под себя жирные куски. Конечно, реальными хозяевами будут забугорские воротилы, но нам от этого не легче. Хорошо, хоть в нашей области нет таких гигантов, как Норильский никель, всяких азот, фосфат и других суперкомбинатов, даже нефтеперерабатывающих заводов нет, пока нет. Но ближе к 2000-му построю. А может и не буду, посмотрю по конъюнктуре.
        Скоро придет время, когда надо будет иметь много денег, грядет расстрел Верховного совета, с последующим бардаком в приватизации.
        После этого начнется череда выборов в регионах, надо подготовить основной закон области, для удобства надо составить его блочно, чтобы по приходу к власти Путина просто отменить некоторые места и все. Но за народные недра, леса и водоемы природного происхождения, стоять насмерть. Ну не мою, конечно же. Тех, кто хочет прибрать все себе. А такие даже у нас в области есть.
        Мешать Кузьмину не буду, но и помогать тоже не стану. С другой стороны обстановка по области совсем не такая, как была тогда. Поэтому будем думать. Наши предлагали мне возглавить область, в принципе и так все серьёзные решения без согласования с нашими структурами не проходят, но окунаться в рутину ежедневных проблем, как-то не хочется. Может возглавить Законодательное собрание? Надо подумать. Посоветоваться.

* * *

        Наконец-то выбрал время для своей армии. Пусть для читателя третьего тысячелетия это звучит дико, но в середине 90-х XX века маленькие армии в России — это необходимость. В отсутствии государственной монополии на насилие каждый у кого есть деньги, чтобы проплатить шайке бандитов, мог убрать того, кто мешает ему обогащаться. Чтобы у окружающих не было иллюзий или желания оторвать у меня кусочек другой, я с самого начала планировал такие структуры в своей организации. В дальнейшем это может мне аукнуться, но там этот вопрос мы урегулируем, а сейчас мне нужен инструмент, для того чтобы дожить до этого «в дальнейшем».

        Полигон мы устроили на территории области между ППД наших дивизий (пункт постоянной дислокации), чуть ближе к Слободе дислоцируется вертолётный полк, к нему примыкает дивизия ВВ, короче вся наша военная мощь собрана в кулак. Пусть зарплату им платит федеральный центр, но коммуналка, питание будет за счёт моих структур в области. Пока промышленность работает и пока наши экономические связи держаться, все будет хорошо. По крайней мере у наших военных. Таким положением дел я убиваю несколько зайцев: это стабильность в области, ни одного массового выступления в населенных пунктах не проходило, на предприятиях побузили малеха, но приезд моих уполномоченных, проведенная разъяснительная работа, успокоили людей. Директора, которые меня не поддержали были смещены, их места заняли лояльные мне заместители. На предприятиях, входящих в мой консорциум все спокойно, немного снизилась зарплата, но это было компенсировано продуктовыми наборами. В магазинах ужался ассортимент, но в целом промтовары даже стали более яркими и почти все обзавелись лейблами популярных брендов.
        В городах появились стационарные посты милиции, которые в круглосуточном режиме быстро реагировали на сигналы граждан. При этом того бардака на улицах, какой был в моём прошлом не наблюдалось. Люди ходили на работу, и днём на улицах было малолюдно. Вся веселуха начиналась после 18:00. Открывались ночные клубы, кафе, рестораны и даже открыли казино. Но пока всё шло в рамках нами обозначенных. Несколько раз наезжали деловые, но «Кот» заблаговременно сообщал нам и леса вокруг областного центра обрели еще три тайных могилы.
        На полигоне проходил обычный день подготовки моих боевиков. Каждый боец был экипирован в штатовскую амуницию, форма была штатовская, вооружение со кладов мотострелковой дивизии, спецсредства из дивизии ВВ. Гоняли по площадкам волки из отслуживших в спецназе воспитанники нашего детдома. В группах, которые сейчас занимались, были и военнослужащие разведбатов наших дивизий, верхняя одежда у них стандартная, но это сверху, а под ней все из наших запасов. Закупились недавно, Фима по делам нашей корпорации с Иосифом Кац мотались в Европу, там нарвались на единоверца, который промышляет этим товаром. Ну и купили четыре вагона. А что, продали по случаю кое что из нашей продукции, завязали нужные связи и обозначили наш интерес на покупку банка в Германии. Придётся делиться с диаспорой в Западной Европе, но пока пойдёт. А там будет проще, зарегистрируем несколько фирм в оффшорах и будем гонять деньги туда-сюда. Чтобы не попасть в налоговую кабалу в ельцинского недогосударства.
        Но с началом путинской эры надо будет договориться с ВВП, как это сделал Сергей Галицкий — российский миллиардер, владелец сети «Магнит».
        На поле бегали люди, ездила техника, даже танки периодически бухали холостыми выстрелами. Так будет проходить с утра до вечера. Наши бойцы должны быть лучшими. Даже слух про то, что едет гвардия Командира должна приводить к паническому бегству любого количества боевиков других олигархов. И была еще одна причина такой подготовки, это предстоящая первая чеченская война. Не хочу, чтобы парни из моей области, солдаты дивизий, которые я считаю своими, ведь уволившись военнослужащие, пусть не все, останутся поднимать область с колен. Это будущие мои соратники. И они должны быть готовыми ко всему, чтобы выжить в бойне первой компании.
        — Здравия желаю, Константин Валентинович.
        — Здравия и Вам товарищи генералы, поприветствовал я в ответ, находившихся на командном пункте полигона, командиров дивизий. Им всем недавно присвоили звания генерал-майор. Так что мои визави Самойлов Валерий Аркадьевич — командир танковой дивизии, Краснов Александр Иванович — командир мотострелковой дивизии и Петряев Владимир Петрович — командир дивизии ВВ сверкали золотом своих витых погон.
        — Поздравляю Вас с заслуженным званием, я то не понаслышке знаю, как вырос уровень подготовки Ваших подразделений, мне приятно принимать на работу Ваших уволенных в запас подчиненных, зная их уровень знаний и умений. Поэтому вечером жду Вас на прием в ресторане «Прага». Весь командный состав, свободный от несения службы может прийти.
        — Благодарю Вас Константин Валентинович, пробасил, самый близкий мне из всей тройки командир. Танкиста и мотострелка скоро переведут, а Петряева только назначили и он скорее всего прослужит в области долго. Очень приятно услышать от Вас слова поздравления, мои офицеры обязательно будут на приёме.
        — А чем хуже военные, мы тоже будем.  — ответили командиры остальные генералы.
        — Это всё лирика, а я Вас пригласил сейчас поговорить о нашем будущем. Я слышал, что Вас, Валерий Аркадьевич и Вас, Александр Иванович скоро переведут в другие округа, поэтому хочу Вас заверить, что для Вас в областном центре будет зарезервированы квартиры. Ключи от них получите перед отбытием на новое место службы.
        — Константин Валентинович, это лишнее, государство и так нам выдаст положенное, но все равно благодарю.
        — Валерий Аркадьевич, я уважаю Вас, как командира и руководителя, но признайтесь, стратег Вы еще не очень. Посмотрите на страну, мало она ужалась, но и к тому же прогнулась под американцев. То ли еще будет, скоро Вы будете стесняться носить форму вне части, и офицеры станут по вечерам таксовать, чтобы прокормить семьи.
        — Да что Вы говорите, Константин Валентинович, такого не может быть,  — это уже Краснов вставил свои пять копеек.
        — Можете мне не верить, но время покажет кто был прав. А Вас я уверяю, что Вам в области всегда будут рады и работу Вашего уровня мы всегда найдём.
        Владимир Петрович, а нам предстоит много и плодотворно поработать. И с новыми командирами выстроить деловые отношения.
        — Это Вы не беспокойтесь, всё будет под контролем, как в швейцарских часах.
        — На ближайшее будущее: в стране грядёт большой переполох, на Северном Кавказе начинает разгораться огонь сепаратизма. Ельцин и его клика подливают бензин в горящий котел. Завтра-послезавтра полыхнёт. И Вас скорее всего привлекут. Паша — мерседес хренов десантник похвастает, что возьмёт чечню двумя дивизиями ВДВ. И ввяжется в эту бойню. На вопрос об источнике информации скажу только одно — он заслуживающий доверия. Поэтому предлагаю Вам подготовиться, Владимира Петровича мы обеспечим по высшему разряду, а Вашим частям поможем, чем сможем. Но советую занизить уровень своей готовности в на порядок. С Вас и спроса будет меньше и парней сбережём.
        — Ну и задали Вы нам задачку, Константин Валентинович. Не знал бы Вас так хорошо, подумал бы, что Вы враг и агент зарубежной разведки. Но если посмотреть трезво на ситуацию в стране, то картина вырисовывается не очень. Так что, согласен на Ваши условия, говорите что надо.
        Уф, танкист сдался без боя, а я готовился дать бой, три дня ходил, не знал, как к ним подъехать.
        Ну теперь легче, Краснов он попроще и Самойлова уважает, да и так у них хорошие, дружеские отношения.
        — Тогда скажу коротко, списывайте и вывозите весь ГСМ, расстреливайте всю стрелковку, артиллерию можно и наполовину, закидывайте жалобами на нас своё министерство, и начинайте готовиться к трудностям. При этом питание и коммуналку моя компания Вам обеспечит, комиссии принимайте и делайте вид побитых собак.
        Я Вам гарантирую поддержку в администрации области, в любом населенном пункте, по любому вопросу, связанным с несением службы. Но чтобы не было обид, кто поймается на воровстве, не обессудьте. Крыс не люблю.
        Лица генералов застыли в напряжении, но никто не полез в бутылку. Все понимали, что поодиночке нас раздавят, а вместе мы еще побарахтаемся.
        Интерлюдия

        В гараже на окраине небольшого города сидели три молодых мужчины, чтобы было больше места в помещении машину выгнали наружу, пусть проветрится, пока хозяин отдыхал душой с товарищами.
        — Вася, ты помнишь Костяна, который нас звал к себе на родину?
        — А то, вчера отправил телеграмму. Попросил его позвонить мне. Завтра жду звонка.
        Звонок телефона с настойчивостью танка Т-72 наезжал на уши и бил по голове, которая вчера приняла слишком много белой жидкости.
        — Какого х**? Какой м*дак с утра давит на мозг?  — хозяин квартиры, по имени Василий, вставая выражал своё негодование вмешательством внешнего мира в его мирную жизнь. Но сделав несколько шагов от кровати к звенящему аппарату, мужчина преобразился, его движения стали похожи на походку кота, который готовится к броску на воробья, глаза потеряли мутный налёт. И как это не странно трубку поднял уже другой человек, подтянутый, сконцентрированный, готовый к любому изменению ситуации.
        — Слушаю, это ты Костя?
        — Привет, «Барс», или ты стал «Барсиком»?
        — Это зависит от ситуации, если рядом красивая кошечка, я «Барсик», мурлыкаю и ластюсь. А если надо порешать какой-нибудь вопрос, тогда я «Барс» и лучше об этом не забывать.
        — Харе, Вась, постебались и будет. У меня свободно пять-десять минут и поэтому не будем растекаться.
        — Костя, мы с пацанами решили ехать к тебе, твоё предложение в силе?
        — Вась, прекрати менжеваться, я не отменял же его? Значит всё в силе и я жду. Но предупреждаю, что проверять буду, как всех. Чтобы без обид. Вы мне нужны с потрохами, и я должен Вам доверять, как себе. Я планирую создать ещё одну группу, которая будет подчиняться только мне. В группе будет человек 12, два снайпера, три — четыре топтуна, бойцы силовой группы. И нужны инструктора по нашей погранцовой работе. Соберешь группу, приезжай.
        — Всё понятно, через месяц жди. А то у нас тут в Белоруссии начинается бардак демократический.
        — Ничего, скоро выберете хорошего мужика и все станет намного лучше, хотя не так богато, как у нас.
        — Тогда до встречи.
        — До встречи. Отбой.
        И в трубке пошли короткие гудки. Разговор закончен, а дел навалилось море. Скоро в это море подойдет пятый американский флот. Шутка.

* * *

        В сентябре 1992 года я приехал в Санкт Петербург, быстренько город отказался от великого этапа в своей истории. Но это их дело. Теперь можно было и Волгограду вернуться к великому, известному всему миру названию: Сталинград. А что, в других странах Сталинград закреплено в названиях улиц, площадей, музеях, а в стране родины ни одного значимого объекта, который бы напоминал бы о подвиге нашего народа. Как-то смешно звучит: панорама Сталинградской битвы в Волгограде. И Ленинградская блокада тоже не существовала? Ведь такого города уже нет?
        Ну пусть такие вопросы решаются постепенно, история выведет правильный ответ на них.
        А я иду по Невскому пешком, давно мечтал, и в той жизни тоже. Иду, гуляю. Сегодня пятница, 4 сентября. Погода настоящая питерская, нудный дождь проверяет меня на прочность. Вечером иду в мэрию. Хочу пообщаться с руководителем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Председателя зовут Владимир Владимирович Путин, он курирует вопросы привлечения инвестиций в экономику города, открытие совместных предприятий, сотрудничество с иностранными партнерами. Вот эти инвестиции я и предлагаю. Хочу поставить завод по переработке картофеля и сахарной свеклы. Будем выпускать сахар и спирт. В нефтянку не лезу, чревато. Оружием не торгуем, самим надо. Еду в Курган, прикупить несколько единиц боевых машин, изготовленных по программе конверсии, БМП-3 не были вооружены, но все приспособления наличествовали. Пушки нам ни к чему, обойдёмся пулемётами.
        Вечером меня принял ВВП. Конечно, он не знал, что его ждёт в будущем, да никто не знал, кроме нескольких человек далеко отсюда. Я помню, что нельзя пройти наверх, если на тебя нет точек давления. Поэтому не стал ничего говорить, всё происходило в рамках делового общения, где я предлагал для Санкт Петербурга рабочие места и налоговые отчисления. Финансирование будет проводиться через Кипр, что поделать, такие условия игры. Кое-какие планы озвучил на будущее, и на этом встреча была завершена. Договорившись, что это не последний наш контакт, мы попрощались.
        Сегодня вечером «Красной стрелой» еду в Москву. Там надо пообщаться с Шойгу Сергеем Кужугетовичем, он с 1991 года председатель Российского корпуса спасателей; председатель Государственного комитета РСФСР по чрезвычайным ситуациям. С 1991 по 1994 год — первый председатель нового Государственного комитета Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.
        В 1992 году назначен заместителем главы временной администрации на территории Северной Осетии и Ингушетии во время осетино-ингушского конфликта.
        Я хочу поговорить с ним об организации управления Государственного комитета РСФСР по чрезвычайным ситуациям.
        Кавказ начинает закипать, зная, что нас ожидает, предложил Сергею Кужугетовичу своих «спасателей» в качестве его телохранителей. Он дипломатично отказался. Но думаю, это предложение будущий министр обороны запомнит.
        В тот же день я вылетел в Курган. Ну очень надо обеспечить своих парней нормальной техникой. Нечего беспринципным проводникам американских интересов выгребать из моей области соки.
        Пока летел в голову пришла мысль, на базе нашего детского дома организовать технический колледж по типу интерната. Набрать туда лучших преподавателей, все равно в Средней Азии их будут гонять, а мы предложим хорошие условия, думаю согласятся многие. Упор будем делать на прикладные специальности, но общий кругозор надо поддерживать на лучших советских стандартах.
        По приезду в Курган остро встала проблема нестыковки образов мышления. Старые капитаны военно-промышленного комплекса никак не могли принять реалии нового этапа развития страны. Приходилось на пальцах объяснять, что через несколько лет они с радостью будут хвататься за любой заказ, даже штучный, потому что наши общечеловеки либерального толка провозгласят неограниченную любовь всему американскому и ненависть всему советскому, в том числе и военной технике. И со следующего года они будут собирать крохи на ремонте старой техники. И эти 12 БМП-3, которые они мне продадут, будут чуть ли не последней партией проданной новой техникой. Целую неделю пришлось танцевать шаманские танцы, и только распоряжение из министерства промышленности сдвинуло дело с мёртвой точки. Ну не знают «красные директора», что в Москве уже можно не только телеграммы из министерств фабриковать, можно и из администрации президента бумажку организовать. Не зря же Витя Белозеров уже несколько лет тусуется во властных структурах. Да и я кое-кого помню, и он вовремя успевает подкатить к нужному человеку уже заранее. Получается,
человеку приятно и нам полезно.
        Так после разрешения из Москвы, которое никто не давал, мне продали 15 БМП-3 по программе конверсии, но полностью снаряженных под штатное вооружение. В принципе мне не нужно столько машин, но генерал Петряев очень просил для своих разведчиков новые машины. Я думаю, что минимум полк из дивизии ВВ отправят в Чечню. Так что до 1994 года мне надо своих парней подготовить не только в плане личного уровня, но и технически. Помнится в эту компанию в войсках не будет нормальной связи, экипировка бойцов будет хуже, чем у самого последнего боевика. Да и старая советская техника не будет соответствовать необходимому уровню.
        Из Кургана я помчался в Арзамас. Там по инерции готовится к госприемке новые БТР-90. Боевая колёсная плавающая броневая машина, оснащённая вооружением, предназначенная для использования в мотострелковых подразделениях сухопутных войск. Впервые БТР-90 будет представлен публике в 1994 году.
        Разработчик — ОАО «Горьковский автомобильный завод», производителем заявлен ОАО «Арзамасский машиностроительный завод». БТР-90 оснащён автоматической гидромеханической реверсивной коробкой передач, независимой подвеской всех колёс с полным приводом. Броня, по сравнению с БТР-80, была существенно усилена. Значительно улучшена противоминная защита, в частности, днище машины имеет V-образную форму — более стойкую к воздействию ударной волны, чем традиционная плоская.
        Вооружение, размещённое в боевом отделении, стабилизировано в двух плоскостях. Это позволяет вести огонь в движении по пересечённой местности. Несмотря на то, что БТР-90 тяжелее и больше в сравнении с БТР-80, он значительно маневреннее своих предшественников. Так, машина может разворачиваться на месте — это возможно благодаря вращению колёс разных бортов в противоположные стороны (подобно танку).
        Машина оборудована бортовой информационно-управляющей системой (БИУС).
        Базовое вооружение состоит из:
        Автоматической 30-мм пушки 2А42 (500 выстрелов).
        Автоматического гранатомёта АГС-17 (400 выстрелов).
        7,62-мм пулемёта ПКТ (2000 патронов).
        ПТРК «Конкурс-М» (четыре ПТУР).
        Вооружение мне, конечно, никто не даст, но вояки и сами должны проявить военную смекалку. Зато в первую компанию у них будет меньше потери в личном составе, а железки мы еще купим.
        До августа 1993 года надо все советские деньги превратить в валюту, товары народного потребления, оборудование или сырье. Оставить на оперативные расходы немного, а остальное конвертировать. Пусть Фима Гольдман и Иосиф Кац этим занимаются очень плотно.
        В Арзамасе всё прошло проще, потому что новая машина была только в виде прототипов, их в ручную изготовили всего 4 единицы. И в кутерьме заявленных правительством миролюбивых инициатив, заводчане боялись остаться без заказов. А тут я, еще и с бумагами из министерства оплатил стоимость 15 БТР-90 в базовой комплектации, и пообещал помогать им продуктами, товарами первой необходимости. В городах уже ощущалась нехватка всего. Экономика постепенно захватывал бартер. И машиностроителям еще повезло, кому нужны будут военные машины, когда министерство обороны перестанет закупать новую технику, ограничиваясь модернизацией и ремонтом старой? Завязав нормальные связи с ключевыми людьми, ведь мы не знаем, может канал и пригодится, я возвращался домой.

* * *

        — Ура, папка приехал!!!  — радость моих близняшек была слышна далеко. Сонечка просто обняла и поцеловала. Нашу радость мы еще успеем выразить ночью в супружеской постели.
        Дела для мужчины это очень важно, но провести хотя бы день в семье не только полезно, но и нужно для того, чтобы сама семья существовала. Очень часто мужчины забывают, что все их достижения в социуме нужны не только для похвальбы и гордости в тиши рабочего кабинета. В первую очередь самореализация в социуме нужна для того, чтобы заложить более крепкий фундамент и начальные условия для детей. Пусть ты достиг очень много, но если тебе не с кем этим поделиться, какой смысл в тупом зарабатывании денег? А если отсутствует даже личная цель, то процесс получения денег превращается в рутину. А рутина еще никому не приносила удовольствия.
        И поэтому все телефоны выключены, внешняя охрана предупреждена и доступ ко мне закрыт. Только Иванов и Саликов вечером зашли на огонек, по моему приглашению.
        Валюша и Лика были на седьмом небе. Валя более спокойная и хозяйственная, Лика живая и безалаберная, но в паре их тандем давал удивительные результаты. Лика всегда что-то придумывала, а Валя аккуратно и скрупулезно собирала, склеивала, складывала, то есть делала всё что надо. И в итоге получались или красивая вещица или прикольное озорство. Тут всё зависело от настроения Лики на сегодня.
        На сегодня по просьбе мамы мои проказницы решили взять тайм-аут. Поэтому мы просто гуляли, посидели в кафе, сходили в кино и поигрались в детские игры. Не без бурчания как бы взрослых двухлетних непосед. Им до двух лет еще полгода, но по общению с нянями, крови они попили, как трехлетние озорницы.
        Мне было приятно провести этот день в кругу родных мне женщин. Ведь придёт время и сегодняшние заботы и думы, в сравнении с проблемами взрослых девушек покажутся милыми забавами. Все нужно проживать вовремя. И сегодня был один из самых приятных дней за последнее время. А какая была ночь. Хорошо, что я изначально подумал о звукоизоляции в спальне. Потому что крики в ночи могли разбудить весь дом. Но утром я проснулся бодрый и счастливый. Пора приниматься за дела.

* * *

        Нам надо разобраться с градостроительным планом на 20 лет, особое внимание надо уделить дорогам. Лучше раз построить хорошо, а потом деньги направлять на более насущные вопросы, чем потом латать тришкин кафтан. Плюс надо решать с естественными монополиями, их надо раздать ушлым пацанам, они грамотные экономисты и не будут душиться за копейку, лучше расширят сеть и будут больше снимать за оплату услуг. Тут поможет наша репутация и задержки платежей мы не позволим никому.
        Проблема 90-х была в том, что стало модно кинуть партнёра. И чем больше цифра, тем круче тот, кто кинул. И только простые люди оставались под ударом. Каждый человек остался в одиночку и самостоятельно решал свои проблемы. Страх мешал принимать разумные решения. Много семей остались без жилья, многие остались без средств к существованию. В моей области таких людей будет как можно меньше, потому что только люди могут быть самым благодарным ресурсом. Но для этого человека нужно готовить к изменениям. И первый урок должен дать им Сергей Мавроди. Параллельно с открытием офисов «МММ», будем открывать свои под тем же названием. Когда начнется вал этих фондов будем дублировать и их, затем в нужный момент просто закроем все пункты приема денег и изымем всю наличку в свои закрома. Если наедут москвичи, а они наедут, придётся открыть сезон охоты на мигрирующую дичь. Но по каналам наших безопасников передадим предупреждение, что в области их законы не действуют. И предложим к нам не приезжать, чтобы не подвергать опасности свои семьи. В моем распоряжении было уже 7 групп, которые специализировались на розыск
нужных мне людей и решение проблем очень аккуратно, но кардинально.
        Плюс «Кот» еще сидел на крючке, хотя поводок я не сильно натягивал. От него шла информация по линии криминала и пока проколов не было. При этом в соседних областях его конкуренты просто исчезали, при наличии железного алиби у нашего человека.
        Думаю, наше плодотворное сотрудничество не напрягало такого авторитетного человека.

        Иванов, с присущей ему педантичностью докладывал мне по тем вопросам, которые я ему задавал во время поездки по стране, он наладил контакт и в Чечне, через своего друга сослуживца. Лом-Али, был капитанов госбезопасности, который попал под сокращение одним из первых. И по приглашению Дудаева выехал на родину.
        От него мы много знали про ситуацию в Грозном и в республике в целом. После принятия 4 июня 1992 года Верховным Советом РФ был Закона «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации» Чечня ушла в свободное плавание. Народ еще не понимал, что его готовят к войне, которая принесет много горя и самим чеченцам и соседям и жителям остальной России. Но это только информированные люди понимали, их было мало и никто не слушал не очень приятные слова. Всем хотелось верить, что после разделения каждый будет получать пайку побольше, а работать станет поменьше. Наивные люди. Но они сами выбрали свою судьбу.
        Первый вопрос — в области находится две колонии и одна тюрьма. Кроме этого есть СИЗО. Скоро МВД раздербанят и нам надо сделать так, чтобы из трёх учреждений ФСИН осталось одно. Иванов должен был проработать этот вопрос и в областном УВД и в Москве. Пока там бардак, можно под шум волны провести эти мероприятия. Мне не нужны лишние раздражители и концы для «Кота» и вообще для криминала. Приближаются горячие деньки и мне надо вывести из области горюче-смазочные материалы.
        Что делать со штатами, порешаем по ходу. Скоро в системе МВД будет созданы СОБР, ОМОН, а налоговая полиция чего стоит. Так что людей в силовых структурах нужно будет много. А за счёт чего их кормить? Вон готовятся к развалу тридцать колхозов, они это пока не видят, но председатели начали выводить живые деньги из оборота и открывают в моём банке личные счета. Все хозяйства, которые не ушли тогда с собрания деловых людей, твёрдо стоят на ногах, их продукция закупается по нормальным деньгам и уходит и в Курган и в Арзамас и в другие регионы. В Москву пока не трогаем, слишком затратно, таскать с машиной картошки автобус силовой поддержки. Пусть уляжется немного пыль. Весенние полевые работы обошлись в мизер, из дивизий собрали все топливо и осенью они бесплатно затарятся на зиму продуктами. Командиры дивизий уже ощутили заботу из вышестоящих штабов, деньги шли нормально, но в ценах советского союза. При том, что цены уже совсем не те.
        Но на нужды своих военных топливо найдём, другой вопрос, танкиста и мотострелка переводят. Кто придёт на их места не знает никто, дивизии считаются хорошими, находятся недалеко от областного центра, цивилизация и всё такое. Поэтому конкурс имеется.
        Зато с дивизией ВВ всё нормально, Владимир Петрович четко стоит на защите наших интересов. С утра до вечера бойцы бегают по полигону. Техника ездит и стреляет. Думаю, что к первой компании ребята подойдут более или менее подготовленными, а там война проверит и закрепит опыт.
        Когда по стране пройдёт волна цунами развала целых отраслей экономики в нашей области останется 75 % предприятий, которые будут работать на благо моих земляков. Я считаю, что с большого пирога отщипнуть кусочек вкуснее, чем отрывать от дотационного бюджета. Да и хочется влиять на что-то, ведь в прошлой жизни только зубами скрипел от бессилия.

* * *

        Скоро назначат Черномырдина Виктора Степановича премьером и тогда можно будет дать команду «Марш» моим девчонкам, которые грызли гранит наук, чтобы стать незаменимыми помощниками нужным людям при власти. Сейчас им нужны расторопные квалифицированные и не страшненькие девочки. Мода на длинноногих секретуток. С ними поработали психологи, что-то почитал им сам, но им было втолковано и вбито в голову, что постель и работа не должны пересекаться. Надо стать полезными и еще лучше незаменимыми. Ну а если человек к тому же хороший, просто правила игры требуют соответствующего поведения, так и они не безгрешны, почему бы не устроить свою жизнь?
        Надо не забыть про декабрь, думаю, что можно начинать работу в этом направлении.
        В прошлой жизни на физику время уделял систематически, сейчас даже пол часа в два-три дня получается с трудом, но все же приходилось напрягаться, ужиматься, чтобы пробежаться или потаскать тяжести. И даже во время занятий в зале нашего центра ООО «Защита», именуемой база, приходили негодники и отвлекали своими очень важными проблемами. Конечно, с мелочами уже перестали подходить, но не всегда и не все имеют смелость брать на себя ответственность за возложенное дело.
        Вот и сейчас Леша — телохранитель передал мне, что пришел председатель колхоза «Заря», один из тех, кто ушел с собрания и просит принять по неотложному делу. Какой у него ко мне вопрос или предложение, на вахте не сказал, но говорит, что дело важное.
        Разрешил его пропустить, и после обязательного досмотра и проверки на металл, Марусев Филипп Иванович образовался передо мной. Почему образовался, да потому что мужчина габаритами с румынскую стенку не может просто прийти или появиться, он образуется.
        — Я внимательно Вас слушаю, Филипп Иванович.
        — Константин Валентинович, я прошу Вас взять моё хозяйство на свой баланс, то есть включите нас в свою систему. Пусть наши земли не прилегают к Вашему консорциуму, но у нас есть выход к реке, крупного рогатого скота много, пахоты немного, но на фураж всегда хватает. Мы готовы на все Ваши условия.
        — И с какого перепугу я должен брать на себя ответственность за тех, кто меня кинул, когда я предлагал хороший вариант для сотрудничества?
        — Меня батя прислал, как узнал, что я ушел тогда с собрания, каждый день тыкает. А недавно ко мне подъехали из соседней области, там у меня родня живет, с предложением. К ним обратились деловые в связке с какими-то московскими мутными людьми и предложили миллион за Вашу жизнь. Мне обещали 100 тысяч за наводку. И теперь я чувствую, что мне будет пи**ц, в любом случае, зачем им лишний свидетель.
        — А почему именно к Вам пришли с таким предложением?
        — Да был я в гостях у родичей и там по пьяне бочку на Вас накатил, угрожал достать и разобраться. Утром мне батя пропиз**н поставил, но слово уже вылетело. И вот вчера приехали, пятеро, все в наколках и с фиксами, оружие было или нет — не знаю, но чую пришел мне конец. Вот с утра на машину и к Вам. Константин Валентинович, спасите. Всю жизнь молиться за Вас буду. А колхозники все хотят к Вам. У нас не скроешь, что Ваши колхозы живут намного лучше тех, кто тогда выпендрился, но у меня сейчас совсем швах. И дома батя мозг выносит и эти наехали, полный пиз**ц. Только Вы мне можете помочь. А я сделаю все, что надо и должен буду всю жизнь и детям накажу на Вас молиться.
        — Хорошо, я подумаю, как Вам помочь, Филипп Иванович. Алексей Петрович, зайди ко мне, пожалуйста.
        — Пять минут.
        Пока Иванов шёл ко мне, я думал, кого привлекать для работы с Марусевым? Понятно, что я наступил некоторым большим пацанам в Москве. Оторвал кусок. Я же понимал, что «Звезду» кто-то хотел взять себе. А что перспективное предприятие, недавно весь станочный парк поменяли, то что это были мои деньги никого не интересует, всех на этом этапе истории интересуют только деньги. А я взял и слил тех людей, кто курировал наши заводы из Москвы. Тем самым объявил всем, что я сам себе король. А это значит должен нести полную ответственность за свои поступки и разговаривать с большими дядями придётся мне. Хорошо, что эти деятели вышли на этого слабака. И у меня есть время подготовить ответные меры, но на будущее надо готовиться заранее к таким ситуациям.
        — Константин Валентинович, к Вам Алексей Петрович.
        — Хорошо, пусть войдёт.
        — Здравия, Константин Валентинович.
        Сколько общаемся, но перейти на ты не получается. Сказывается разница в возрасте и вбитые в голову следователя принципы начальник-подчиненный.
        — Добрый день, Алексей Петрович. В приемной Марусев, пообщайтесь и в 18:00 жду Ваши предложения по решению этой ситуации. Привлеките пару групп в Москве, нужно определиться с местом жительства и связей фигурантов, информацию сегодня получите.
        Если нужна будет поддержка — обеспечьте. Подготовьтесь к приему киллеров. Нужно будет проработать все контакты как в области, так и в других регионах. Выявлять и зачищать. Народа забылся, что наших трогать нельзя. Поэтому надо им напомнить, чтобы не было даже в мыслях, что нас можно задевать. Это же вопрос безопасности наших семей. Грядут беспредельные времена. Киднеппинг, паяльник в онал, утюг на живот, рэкет, рейдерские захваты, шантаж с заложниками, будут скоро обычным явлением. Поэтому надо в зародыше давить паровозы, пока они ещё чайники.
        — Всё понятно, я так понимаю, с приезжими будут работать Ваши опричники?
        — Вы правильно всё понимаете, Алексей Петрович. И я попрошу, с понимаем отнестись к моему желанию не афишировать этот момент в разговорах, даже внутри нашей корпорации.
        — Учту, буду ждать дополнительной информации. Могу идти?
        — Через час отпустите Марусева, ему надо ехать за гостями.
        И процесс пошел, как говорил один нехороший человек с пятном на голой голове.
        Две пары затонированных микроавтобусов выехали из ворот базы моей службы безопасности, недавно построили на окраине областного центра. Сначала планировал все прятать в «Слободе», всё-таки закрытый город, но передумал. Не очень удобно завозить на охраняемую территорию охраняемого объекта лиц, которые могут и не выехать оттуда. А так, есть на окраине города, огороженная высоким забором из металло-профиля, территория. В глубине стоит обычное одноэтажное здание, вокруг растут деревья, между ними проложены дорожки из брусчатки, по краям расположены открытые беседки. Тишь и благодать. И только узкий круг лиц знает, что под этим зданием находится комплекс подземных сооружений. И время там течет своим чередом, люди занимаются своими делами. Дела разные, и не каждому надо знать, какие они эти дела.
        Снайпера заняли свои позиции, группы захвата приготовились к штурму небольших домиков, в которых почивали гости дорогие.
        Не сговариваясь мои опричники, полностью экипированные по американскому образцу, от касок-сфер сверху и до кожаных ботинок с высоким берцем на ногах, начали штурм помещений в разных селах, почти в одно и тоже время. Всё было исполнено по отработанной не один раз схеме, вскрыта дверь, осторожно затекли во внутрь, быстрый захват и фиксация наручниками рук пьяных и сонных тел. Разбираться кто и почему он находится в доме, будем на месте. Заклеенные рты не дали возможности договориться нашим языкам. Это у бабы базарной язык, как помело. У нас всё на контроле, даже чужой рот говорит только тогда, когда у него спрашивают и говорит он только правду. А правду он говорит потому что другого варианта нет.
        Под утро информация потекла, исходные данные мы отправили в Москву сразу после совещания в 18:00, но более подробная информация ушла сейчас.
        Всю ночь наш силовой блок не покладая рук и ног снимал показания с восьми задержанных. И сейчас мы готовимся к выезду в столицу нашей уменьшившейся родины Москву.
        Нами были определены три цели. Первая, бывший замминистра СССР Колосков Владимир Васильевич, видите ли ему был выделен наш завод, но мы вывернулись и он остался с носом. Вторая, бывший третий секретарь ЦК ВЛКСМ Носов Сергей Валерьевич, обычный кусочник, захотелось крох со стола барина. И третья, Демченко Виктор Иванович из ЦК КПСС, та ещё сволочь, хочет подмять под себя всю областную промышленность. Рот разинул, но нас то не спросил. И поэтому все трое и их семьи пострадают от завышенных потребностей бывших.
        Шесть микроавтобусов на большой скорости летели по московской трассе. Вся техника была оборудована радиотелефонами «Алтай», у каждого старшего был носимый вариант «Алтая», у всех участников операции были носимые рации.
        Три группы ликвидации приготовились к завершающему броску.

        Глава 8
        Интерлюдия

        В каминном зале загородного дома разговаривали пять солидных мужчин. Трое из них доживали последние дни. Правда этого они ещё не знали, и поэтому очень жестко разговаривали со своими собеседниками. Новые лица были не русские и даже не кавказцы и не среднеазиаты. Эти двое были американские советники, которые работали в правительстве РСФСР. Их было много, очень много. Им был выделен целый седьмой этаж в здании дома правительства на Краснопресненской набережной. Вот парочка таких вот управителей России и присутствовала на встрече с нашими целями. Место этой встречи выяснили наши группы внешнего контроля, данные на фигурантов они получили ранее. В стороне от загородного дома, где трое россиян клянчат куски от былой советской промышленности у прибывших после беловежского сговора по приглашению Ельцина латино и чернокожего американцев. Свершилась мечта миллионов цветных американцев, белые люди лебезят и умоляют о милости.
        По большому, представителям цивилизованного мира нет дела до проблем этих белых варваров, ну не поделили, а тем более упустили крохи на черный день, так они тут причем? Они честно вывели из списков предприятий обязательного контроля заокеанских денежных мешков несколько заводов и фабрик, так только за это они и получили свои кровные пару миллионов долларов. К ним какие претензии? Они что, должны ехать в дебри русских лесов, чтобы у медведей вырывать чужие куски? Нашли дикарей. Ничего они не должны, тем более этим… снежкам. Ха-ха-ха.
        — Господа, по нашему договору, мы с Гонсалесом сделали всё, о чем мы договаривались.
        — Да, Джонсон, им объясняешь. Мы вычеркнули указанные этими гринго объекты? Убрали. Так, что наша часть сделки честно отработана. А то, что Вы лузеры, так мы с моим другом не виноваты, разбирайтесь с Вашими дикарями сами. Прощайте, нам некогда.
        От услышанного, в зале на мгновение установилась звенящая тишина. Люди, которые ещё вчера могли сломать другому жизнь, судьбу, сегодня стоят и слушают оскорбления в свой адрес и тупо обтекают.
        — Да как Вы смеете?  — это комсомолец немного забылся. Ведь такие как он и разваливали свою страну, видите ли не хотелось вытягиваться перед московскими начальниками. Ну а теперь они стоят перед мелкими американскими клерками, которых в Вашингтоне даже на большой праздник в честь победы в холодной войне не пригласили.
        — Мистер, мы смеем, потому что Вы сейчас никто и звать Вас никак, потому что Вы проиграли войну и потому что я здесь решаю. А Вы просто дикарь, индеец, которого надо поставить на место.
        — Ну перестань, Джонсон, поехали. Не стоит долго находиться вместе с этими неполноценными, а то может заразимся и станем как они лузерами. Ха-ха-ха.

* * *

        И не обращая внимания на недовольство бывших подельников, два американца, поймавших удачу за хвост, вышли из дома, прошли по дорожке к машине. Настроение у молодых людей было хорошее, а почему бы и нет, деньги сделали, партнеры слились, ну и замечательно.
        Машина наших американцев, крутой мерседес, хоть и не новый, не успел набрать скорость, когда ей перегородили путь два чёрных микроавтобуса. Резко нажав на тормоза, Джонсов выскочил из салона, он хотел возмутиться, но крик ложись работает спецназ, как подрубил его. Гонсалес сам вылез из машины, и быстро лег на землю лицом вниз. Американские копы чётко вбили в подсознание, как надо вести себя обывателям, где бы они не были.
        Две пары, подстраховывая друг друга зафиксировали руки наших американских друзей, и после обыска закинули их в салоны разных автобусов, чтобы было страшнее.
        Все группы собрались у ворот загородного дома, обговорив планы действий по шагам, шесть групп направились к зданию, где по словам группы наблюдения, еще находились наши заклятые друзья. От них нам нужна информация о семьях, потом созваниваемся с базой и на основе полной информации, я приму решение. Чтобы не наломать дров в этот раз я поехал на эту операцию.
        Долго думал и решил, что в череде смертей высокопоставленных самоубийц, смерть нескольких мелких винтиков и их семей не вызовет большого ажиотажа.
        Долго эти предатели не упирались. Выложили всё. И даже адреса своих любовниц. В основном ради этих молодых телочек был весь этот сыр-бор. Решили девочек покатать по заграницам. Ну теперь пусть девочки ищут новых покровителей.
        У двоих из пока ещё живых бывших наших врагов дети были взрослые, только у комсомольца дочке недавно исполнилось пять лет. С другой стороны, смысла нет жалеть эту «золотую молодёжь», потому что оба сына старших товарищей только покровительством папаш отмазывались от ответственности несколько раз. Один два раз участвовал в групповом изнасиловании малолеток, а другого отмазывали, когда он с подельниками ограбили магазин, водки захотелось в час ночи. И каждый раз звонки от пап освобождал дитятей от встречи с судьёй. А дочь нашего партийного босса перетрахала пол Москвы, и так получалось, что её ухажеры попадали в истории. Один украл на работе секретные документы, другой у знакомых своровал крупную сумму денег, у некоторых её знакомых подозрительно «зряче» вынесли квартиры. И что самое интересное, были вскрыты тайники о которых знали только члены семьи. И так как это происходило не в середине 90-х, ни о каких утюгах или паяльниках речи не шло. В отсутствии хозяев квартиры были вскрыты и обворованы. Единственным связующим звеном во всех эпизодах — была это красотка. В одном случае она была подружкой
сына хозяина квартиры, в других случаях любовницей глав семейств.
        Ознакомившись с досье на самих задержанных и их семьи, я принял решение всех ликвидировать. Включая дочь комсомольца.
        И мы приступили к заключительному этапу операции. В дом были заведены американские советники. В данном случае они будут выступать в роли расстрельной команда. Вдоль глухой стены, бойцы расположили наших фигурантов, вид их был неприглядным, они уже не сопротивлялись, как в начале, и сил не было и сознание уже их отпустило. Наш оператор приготовился к съемке очень драматической сцены, я бы сказал трагической. И так как нам надо было поторапливаться, оказалось, что нам придется ехать не по трём адресам а на пять квартир в разных концах Москвы. Поэтому, чтобы не выслушивать, эти американские: «I do not understand you» (я тебя не понимаю), один из парней, говорящих на языке Шекспира, давал команды на английском. Чтобы эти хозяева жизни не хулиганили и не вздумали выстрелить не туда, где стоят их цели им в голову были направлены стволы шести автоматов.
        Точно по команде моего полиглота, наши стрелки нажали на спусковые крючки одолженных у жертв пистолетов. После чего чистильщики были оставлены на всякий случай, а остальные выдвинулись по выявленным адресам.

* * *

        Уже дома, я подумал, о завербованных американцах. Материал на них убойный в прямом смысле этого слова, чтобы его реализовать нужно передавать эти пленки в разработку. И теперь я решал кому? Кто лучше это сделает или всё таки своим для практики. Решил остановиться на опричниках. Пусть учатся.
        На совещании по итогам выезда были определены варианты распространения нужной нам информации. Те, кто должен узнать, должен узнать это в нашей интерпретации. И если кто-то захочет еще посягнуть на нашу землю, он её получит, правда размер надела может им не понравится. Больше 1,5 кубов земли не получится взять. Но выбор места мы организуем.
        «Бугор» от скуки и однообразия попросил себе ещё какой-нибудь новый участок работы. Говорит, что одинаковые рожи и одинаковые ситуации уже надоели.
        — Хорошо, Стёпа. Будет тебе новое дело. Будешь зачищать соседние области. Обговори с «Котом», в каком направлении у него налажены связи, остальных просто вырезаешь. А то новая волна беспредельщиков начала выбираться на свет божий. Трасса на юг уже стала опасной для проезда. Одну машину нашу обстреляли, одну ограбили, хорошо ещё водил оставили. Это будет продолжаться недолго, если не принять меры, мы будем терять и водил и машины и грузы и деньги. Так что «Бугор» на тебе очень грязное, но интересное дело.
        — Вот это другой разговор, а ларьки крышевать и кооператоров ставить на место, я человека нашёл. Из наших детдомовских. Парень умом не блещет, но исполнительный и честный, очень справедливость любит. Думаю года два поработает и отдам тебе, нельзя на наличке людей долго соблазнять.
        — Хорошо. Пусть будет по-твоему. Главное дело.
        Оперативка закончилась и мы с тестем поехали на заводы довести до сведения, что они все окончательно переходят под нашу юрисдикцию. Надо определиться с банком, пусть переводят все свои счета в мой банк «Развития и безопасности», заключают договора с моей охраной и инкассацией. Мои девочки и мальчики уже давно стажируются на всех заводах и в исполкоме, как сейчас называется Мэрия. Некоторые уже выехали к Вите в Москву. Старой гвардии надо готовить себе замену. Они это понимают и всё же с ревностью наблюдают, как молодежь начинает подпирать их в спину. Ну не получается специалистам старой закалки быстро перестроиться в голове на новые рельсы. Для тех, кто работает со мной время на раскачку ещё есть, а тем, кто решил самостоятельно выходить на рыночный путь, ну что ж, белой дороги вам.
        Пока ехали с Анатолием Викторовичем из Слободы в область вспомнилось, как приехав по адресу, где жил золотой мальчик бывшего партийного функционера, мы попали на очередную вечеринку с обязательным групповым изнасилованием. Шесть здоровых лбов обступив лежащую на столе девушку, по трое совершали половой акт. Из-за шума, стоящего в квартире, нас не заметили пока мои бойцы не ворвались в комнату и не устроили маски-шоу. Девочка не плакала, думаю, даже получала удовольствие, а может цена её удовлетворяла, поэтому я принял решение и первый выстрелил в ближайшую ко мне голову. Через 15 секунд всё было закончено. Обязательные чистильщики приступили к своей работе, а мы уехали. И я поймал себя на мысли, что у меня нет ни капли сожаления, ведь эти уроды в будущем будут определять нашу жизнь, а мне это не надо. Я хочу, чтобы в моей стране зарождалась новая элита. И я буду отстреливать всех, кто начнёт унижать нашу страну и мой народ. Первым будет министр иностранных дел СССР Шеварднадзе Эдуард. Вторым Козырев Андрей — «мистер, что угодно».
        Иванов выехал в Шали, там находится танковая дивизия, которую Ельцин под рюмку отдал Дудаеву. Надо с Лом — Али поделиться оружием. Вырвать всё, что возможно. Нам не будет лишним, а в первую компанию у духов будет на некоторое количество стволов будет меньше. Пусть из-за кордона оружие подкинут, пусть. Но я то буду знать, что из того конкретного оружия наши пацаны не будут обстреляны.
        Недавно мне представили одного дядьку, бывшего полковника СА Швыдко Михаила Апанасовича. Родом он был из Украины. Но он всю жизнь прослужил на территории РСФСР. И поэтому после увольнения в запас он обратился к своему другу, Краснову Александру Ивановичу с просьбой, подсказать где ему лучше обосноваться. И Краснов уверенно посоветовал переезжать в нашу область. А так как он знает, что мне нужны люди, он нас свёл.
        Из общения с новым человеком я открыл много интересного. И главное в том, что его двоюродный брат был заместителем начальника склада вооружения?29 в Балаклее Харьковской области. Что для меня было очень интересно. И как первое задание для проверки Михайло был отправлен к брату, чтобы отработать канал доставки вооружения из Украины.
        За всеми перипетиями чуть не упустил проблему 1993 года. Надо подготовить группы контроля и анти-снайперские группы. Заодно проверю информацию про то, что провоцировали кровопролитие иностранцы. Во время путча толком не получилось вмешаться, откуда у моих парней спецподготовка. А после развала союза в наши ряды были рекрутированы два суперспеца, классные снайперы из «Альфы». А те, кто знает как работает снайпер, всегда сможет поработать и против такого умельца. Вот и гоняют наших парней они и в хвост и в гриву.
        Недавно поехал на полигон, так эти стервецы отстрелили кончик сигареты у моего водителя. А я ему говорил, бросай курить. Теперь может задумается. Для этой тренировки я приобрел новую винтовку, «Винторез» называется. Похвастался, на вопрос: откуда? Ответом был: из леса вестимо.
        Потом переоделся в кикимору, взял кусок материи, обвязал винтовку и ушёл в лесной массив. Минут тридцать путал следы, конечно, против этих волков, бессмысленно, но в знак уважения потратил время. Занял позицию почти на ровном месте, так как место незнакомое не стал мудрить. Дело на один выстрел, пойдет. Ожидание продлилось не очень долго. Им понадобилось меньше времени меня найти, чем мне спрятаться и в какой-то момент на меня свалилась отстрелянная ветка. Вот и всё, понты в сторону. Хорошее оружие никогда не заменит хорошую подготовку. Победитель получил приз, моё оружие, остальным достались такие же винтовки, но без моей подписи на прикладе.
        Это конечно косяк, но эта винтовка и так никуда с базы не денется, а потом её поставят на баланс спецназа, но это другая история.

* * *

        В городе, может это был поселок, но точно не село и не деревня. Так как в этот населенный пункт «Бугор» со своей группой поддержки заехал поздно ночью, он толком не понял, где это он. Да и не принципиально, главное работа. А дело тут у него было и простое и сложное одновременно. Простое, потому что обычное, приехать найти нужных людей, выбить информацию о нужных людях, найти уже этих друзей-товарищей, а потом отработать их и не по-тихому. Нужно, чтобы пошла молва, о том, что Слободские не приветствуют нарушение своих границ, и их нелюбовь выражается очень наглядно. С милицией было обговорено, что ниточки будут железные, даже не ниточки, а канаты. Для этого из соседних областей были вывезены пять беспредельщиков, на которых никто не даёт показаний, а тут показания будут, Степа их обеспечит. Разрабатывал операцию Иванов и он проработал два варианта, но работаем по первому. По нему с трупами местных бандюков будут найдены наши привезенные тушки, предварительно приведенные в беспамятное состояние.
        Кровь «Бугра» не пугала, хотя и отвык от неё за эти два года, пока он налаживал канал сбора средств с первых кооператоров, махинаторов и других деловаров, не желающих честно платить несправедливые налоги государства, которое пошло в разнос.
        Там тоже приходилось применять физическую силу, но чаще обходились словами и намёками. Уж очень у Кости репутация была громкоговорящая.
        Вот Костя, никак не могу привыкнуть, что он старше меня в два раза, ведь помню, как гонял его по улицам Слободы. Но то, что он сотворил за это время, это фантастика. И страшно становится по вечерам, когда представлю, какой могла стать моя жизнь, если бы я в ТОТ день избил бы его или просто обошелся подзатыльником. Ну и что бы меня ждало? Украл, выпил в тюрьму? НЕТ. НЕТ. И ещё раз НЕТ.
        Так, трупы разложены, наша дань ментам расположены по местам, как обозначил наш СБ-ник, группа зачистки начала работать. Нам можно уезжать.
        Так, звонок по «02».
        — Ало, милиция? Тут, тут трупы, убийли-и-и-и!!!! А? Что? Адрес? Записывайте…
        И ноги, ноги. Команда: по коням. И домой.
        Утром в газетах нашей и соседних областях вышли заметки на целый разворот, с фото и комментариями героев-милиционеров. Как же, простые ППС-ники задержали пятерых упырей из соседней области, на которых крови по щиколотку или по колено. Помимо того, что подозреваемые были задержаны на месте и со следами крови, с залапанным ими оружием, в распоряжении следователей были и очевидцы, которые связно указывали на искомых лиц, как на совершивших эти ужасные преступления. Отметился медиа-холдинг Киры Севцовой, её газеты, как респектабельные, так и откровенно «желтые», подробно освещали ход процесса. И незаметно сформировали нужное общественное мнение. Из ящика лился поток непотребностей в адрес людей, покровительствующих убийцам. Особенный цинизм проявили «желтые листки», в них публиковались недоказанные материалы по рэкету, разбоям и грабежам, которые не были доказаны, но газетам это и не надо было, главное шум и гам. А репутация нужна привилегированным газетам респектабельных хозяев. На Киру хотели наехать, но приехавшие бойцы, просто растворились….. А чего Вы хотели, в серной кислоте всё растворяется.
Сигнал был понят и все движения переместились в зал суда.
        За два месяца, пока шло следствие, на свидетелей пытались надавить, но после этих попыток исчезли еще несколько фигурантов других уголовных дел. Пришлось перевести их дела в разряд «висяков».
        Суд прошел, пятерым дали по вышаку. Президент помиловал троих, заменив на пожизненное лишение свободы, двоих расстреляли. (Всего в 1992 г. В России к этому виду наказания было осуждено 159 человек, было казнено в указанном году 18 человек).
        — С одной стороны, зачем нам нужны были проблемы не нашей области? Конечно, у нас с этим строго, но этот покой стоил мне ранения, пусть и пустякового. Еще это тёрки с ментами, при том чужими. Да, Славка порешал эти вопросы, и там не так уж переживают, вон, даже начальник на повышение ушёл, но нам кроме головняка ничего не обломилось? Костян, разъясни мне, не очень далёкому человеку, к чему был весь сыр-бор?
        — Стёпа, всё на виду: для начала мы показали свои возможности, потом Кира пропиарила наш медиа-холдинг. Общий тираж подскочил в трое. Даже «желтая газета» и другие не очень высококачественные издания и наш телеканал пользуются доверием. Теперь мы можем на этом пару раз пропустить такую туфту, но нам всё равно поверят. Потом придётся еще что-то стоящее прогнать, но это решаемо.
        — Вот ты жук, а ещё есть навар?
        — Те, кто должен знать или понимает, тоже увидели наши возможности по решению трудных вопросов, на нашем уровне никто не готов переходить нам дорогу. Об этом мне уже отзвонились. И из соседних областей и немного подальше тоже передали уверения, что в нашу область они будут приходить с нашего разрешения или по приглашению. Всех залётных можем мочить. Нам никто ничего не скажет. Это вопрос решённый.
        — Класс. А чем я буду заниматься? Ты Костя меня совсем без работы оставил. Прикинь, барыги сами бегут в контору и деньги несут, да что там, их бухгалтера принесли на сверху обе бухгалтерии. Так что мне осталось отправить их в наш финотдел к Фиме.
        — А ты, «Бугор», переходишь в разряд смотрящих. И мы тебе доверяем областную колонию, она одна у нас осталась, СИЗО, поселение. Потом ты работаешь со своими по контролю за «финансовыми пирамидами», первая уже работает — это «МММ», она открыла свои офисы у нас в области, ты просто снимаешь наши 30 %, они будут недовольны, но это твоя забота. Там дальше подтянутся «Властелина», «Русский дом селенга», «Хопер-инвест» и т. д. Твоя проблема решать вопросы с их московскими крышами. Параллельно мы откроем свои офисы под их названием и будем крутить свои деньги там. А когда все схлопнется, проблемы этих людей нас касаться не будет.
        — Вот теперь понятно. Вот теперь интересно. Хоть и опасно. За эту копейку нам по шапке могут дать.
        — Вот и ответ на твой первый вопрос — Зачем весь шум с теми гавриками? Для этого, чтобы люди знали, что «Стёпу» трогать нельзя — будут проблемы. Время такое, люди озверели и понимают только силу. А силу мы показали. Вот и будут держать себя в руках.

* * *

        — Степан Иванович, Степан Иванович. Помогите, пожалуйста, Степан Иванович.
        — Что тебе «Краюха» нужно? В чём помочь?
        — Степан Иванович, одна точка платить отказывается, хозяйка магазина одежды говорит, что не будет платить нам, потому что ведёт дело честно.
        — Что за магазин? Где он стоит?
        — Да на Герцена, почти в центре, но место козырное. Почему Командир это место не застолбил?
        — Ты не ох**л часом? Ты считаешь Командира глупее себя? Если он не взял весь город под себя, значит так надо. А то место держит Валера Шуруп. Он нам честно отстёгивает долю, как договаривались. Нельзя загонять людей в угол, чревато. А так мы держим область в руках и другим не мешаем зарабатывать. Главное, чтобы деньги через наш банк проходили и лезли поперёк нас. А с точкой, порешаем. Вот закончу пару дел, Командир озадачил, и вечерком подъедем. Позвони на точку, чтобы не слиняли, парней пошли, пусть подержат, если захотят слинять.
        — Вот спасибо, «Бугор», а то, скоро отчет, а Командир, сам знаешь, всё про учёт и контроль твердит.
        К магазину «Венера» подъехали две затонированные машины. То, что они были бронированные всем знать не обязательно. Это Костя, упёрся рогом, ездить только на них. А если хочется на разных покататься? Так нет, бронированные только эти «Ленд Роверы».
        К задней правой двери подскочил один из охранников, открыл, выпустив хозяина машины. Стёпа потянулся, незаметно просканировав окрестности, и по знаку того же охранника пошел к главному входу магазина.
        Дверь открылась наружу, посетитель вошел в торговый зал. Ассортимент магазина был чисто женский, и по меркам позднего советского союза, очень широкий. За стойкой на кассе сидела молодая женщина. Рыжие волосы горели и без солнца, взгляд зеленых глаз проскакивал искрой. Чувствовалась в женщине тревога, но внешне она старалась не подавать вида. Её звонкое сопрано выдало сочное:
        — Что Вы хотите? Я платить бандитам не намерена. Я буду жаловаться в милицию и КГБ, я честно работаю…..
        И тут пружина лопнула и женщина заплакала. В её слезах были страх и обида за свою женскую слабость, её тревога за дочь, которую воспитывает одна. Этот магазин она открыла на кредит, который ей организовала её одноклассница по старой памяти, и теперь ей приходится почти все деньги отдавать в Банк «Развития и безопасности», принадлежащий Усову Константину, который Командир. И подруга постоянно твердит, что в случае неуплаты вовремя взносов, её не будут теребить и просить, её просто закопают, а дочь отдадут в детский дом. Правда наш областной детский дом, можно сравнить с английским Оксфордом. Но какая радость будет маме в безвестной могиле в соседнем лесу. А ещё эти рэкетиры, приходят и требуют долю за безопасность. Сказали, что «Бугор» её порвет на куски, если не буду платить.
        У людей денег не так много, чтобы мне платить и в банк и бандитам. Банк, хоть понятная организация, а за что платить бандитам, ведь у меня легально всё. По всем правилам.
        Нет. Платить не буду, пусть хоть бугор, хоть скала придет. Через некоторое время девушка плакать перестала и в зале установилась временами нарушаемая звуками с улицы, тишина. И в этой тишине прозвучал вопрос, спокойно так:
        — Как Вас зовут, прекрасная незнакомка?
        — Меня зовут Зоя, Зоя Михайловна, я хозяйка магазина. А Вы кто?
        — Меня зовут Степан Иванович Бугров. Некоторые знают меня, как «Бугра». Так ребятки, сделайте здесь тишину, посмотрите там, снаружи, чтоб нам не мешали.  — это уже своим бойцам.
        Когда в магазине остались только двое, девушка немного успокоилась, перестал хлюпать её остренький носик, и в глазах страх трансформировался в интерес.
        — И как Вас понимать, мужчина? Или мне Вас называть «Бугор»?
        — Называйте меня, Степан, и расскажите в чем проблема? Почему Вы нарушаете правила ведения дел в нашей области?
        — Я не нарушаю никаких правил. Всё у меня по закону, как прописано. Я взяла кредит в банке «Развития и безопасности» и теперь я должна платить каждый месяц взнос без опозданий, потому что в противном случае моя дочь останется сиротой. А тут пришли Ваши и говорят, что я им должна платить 20 %. — тут слёзы опять полились из глаз. Степан растерялся, он не знал, как на это реагировать и что делать, чтобы этот поток слёз прекратился. Была бы это стрелка и вместо этой красивой и привлекательной девушки был бы шкаф два на два, тогда да, удар, выстрел и всё, проблема решена. А тут….
        Пауза затянулась, Степан впал в ступор, девушка заметила реакцию мужчины и в ней проснулась Женщина.
        — Степан, Вы же можете в нашей области всё, ведь так? Вы можете мне помочь? Я, как расплачусь с банком, рассчитаюсь с Вами. Честно-честно.
        И взгляд кота в сапогах ударил «Бугру» по голове. У Стёпы в мозгу произошёл атомный взрыв. Мужчину повело. Его голос потерял силу и для того, чтобы сказать следующую фразу ему пришлось пару раз откашляться. И всё равно голос ломался и скрипел.
        — Зоя Михайловна, а может нам поговорить в каком-то другом месте? Например в ресторане «Прага»? У Вас есть время?
        — Ну, на этот вечер я ничего не планировала, так как ждала очень серьёзных людей. Вы уже пришли, поэтому час могу Вам выделить. Можно я закрою магазин? И через 20-минут я буду готова. Хорошо?
        — Я буду ждать у служебного входа в машине.
        Конечно, пауза продлилась больше 20-ти минут, ведь девушке надо было позвонить домой, предупредить, что задержится, навести лоск и красоту, создать незабываемый образ. Страх прошёл и его место занял интерес и мотив. А что, разве я не смогу вскружить голову этому мужлану? Да на счёт раз-два.
        Почти через час во двор дома, где стояли две черные большие внедорожника вышла эффектная, знающая цену своей красоте Женщина. У задней двери первой машины она остановилась и стала ждать. После некоторой заминки дверь с другой стороны открылась и из неё выскочил мальчишка, нет-нет, это был Степан собственной персоной, но в этот момент это был не тот мужчина, которого боялась вся область и не только. В нем пробился парнишка из прошлого. Он стал снова таким же стеснительным с девушками, он так же не мог собрать мысли в кучу. И опытная Женщина заметила состояние мужчины. Степан открыл перед ней дверь, на что его погладили комплиментом.
        — Вы, самый галантный мужчина в нашей области.
        Обалдеть, Степану никто и никогда не говорил такие слова, он не был готов к тому, что красивая женщина искренне скажет слова, которые он ждал всю свою жизнь.
        — В Прагу, Коля. Позвони, Андрей туда, пусть подберут мне кабинет.
        — О, Вы можете заказывать нужный Вам столик? Вы такой всемогущий? Вас так боятся или Вы такой нужный человек?
        — Да, что Вы. «Прага» ресторан, где мой шеф имеет свой столик, еще с советских времен у нас сложились хорошие отношения с руководством этого заведения общественного питания. Ну еще мы поставляем туда свежие продукты по божеским ценам. И они это понимают. Поэтому мы и едем туда. И хочу отметить, за всё, что мы там съедим и выпьем я заплачу сполна. По секрету, в ресторане есть маленькая доля, которая принадлежит и мне. Но это секрет.
        — И даже Командир не знает Ваш секрет?
        — Увы, наш Командир знает про нас всё. И думаю, что вечером он узнает, что его правая рука влюбилась, как мальчишка. И вызовет меня утром на ковёр. Будет серьёзный разговор. Но это будет завтра, а сегодня я хочу провести этот замечательный вечер с самой прекрасной женщиной на свете.
        Вечер длился не час и не два, поздно ночью две машины въехали во двор в центре города, остановившись выключили фары. Несколько минут постояли в тишине. Смотревшая в окно мама Зои увидела, как её красивая доченька вышла из большой иностранной машины, о чем-то поговорила с мужчиной, который открыл дверь для неё. И пошла к подъезду. Даже сверху женщина видела, как светится её дочь. Ей пришлось так много пережить, и вот теперь доченька снова зажглась, как лампочка. Можно спокойно спать.
        А в это время Зоя просто летела, несколько лестничных пролетов проскочили, и вот уже дверь в её квартиру. Как мне было хорошо. И как же хочется продолжения этой истории.
        Лёжа в постели она мечтала о том, как будет в её жизни успех, достаток, а особенно Зоя мечтала о любви и счастье. Хотела, чтобы её дочь смеялась и не скучала по пропадающей на работе маме. Она знала, что для этого ей придётся много работать, но не представляла себе, что работать придётся на таком уровне, с такими людьми…. Ого-го. Сейчас для неё они и в фантазиях не обращали внимание на хозяйку магазинчика на тихой улочке. Но сегодняшняя встреча круто изменит её жизнь. И человек, который приложит к этому свою руку ехал в черном броневике в Слободу. Утром он поговорит с Костей и компенсирует банку сумму кредита Зои, вечером они перешли на ты. И потом попросит Иванова проверить заинтересовавшую его женщину по линии безопасности. Пока он даже себе боялся признаться, что она ему нравится не как тело или кукла. Она ему нужна для жизни. Для того, чтобы Зоя родила ему детей. Вон у Кости две егозы, пусть и Зоина дочка с ними подружится.
        «Ну вот и решили.» с этой мыслью, Степан уснул. Приближался новый день и обычные дела никуда не исчезли. Только у Бугрова Степана начиналась новая жизнь. Новая в новой жизни.

* * *

        Свадьба моего старшего товарища и соратника была не громкая, но интересная. Два дня гуляла наша корпорация. Во всех уголках нашей области были люди, которые хотели поздравить виновника торжества. Далеко не все это делало от чистого сердца, но по прошествии лет, каждый из них поймёт, что наша область прошла по самому мягкому сценарию развития ситуации в стране. В других областях всё было намного жестче и кровавее. У нас просто была сила, которая ввела весь процесс развала страны в жесткие рамки порядка, каким его видел я, Усов Константин. А всем остальным я всегда могу направить в Москву, Казань, бандитский Петербург, Ростов-папу, да и мало ли горячих точек было в 90-е на просторах нашей родины?
        После свадьбы магазин Зои мы закрыли. На этом месте был открыт ресторан. Зое мы выделили сеть торговых центров, которые я начал открывать во всех городах области. Первый, конечно, я построил в Слободе. Кстати, мне было доверено перерезание красной ленточки. На данный момент под управлением и частичным владением Зои Бугровой находилось 12 торговых центров. Мы постарались сделать так, чтобы в каждом таком центре был один и тот же набор магазинов. В дальнейшем планирую отдавать площади международным сетям. Пусть сразу люди привыкают к порядку на рынке потребительских товаров. При этом я категорически запретил захватывать все ниши на рынке. Пусть у нас будут помещения и земля, а торговлей занимаются простые люди. Надо поощрять предпринимательский дух у народа. Нам нужны активные люди, пора приучаться к ответственности и активному образу жизни. Паразитов и трутней надо выдавливать в другие регионы. Мы в последнее время не сильно нуждаемся в рабочих руках. В область съезжаются инициативные люди пока из соседних областей. Узнают от знакомых, родственников, что у нас порядок и предсказуемость, заводы и
фабрики акционировались, при этом у каждого работника есть доля в своих предприятиях, бандиты не стреляют средь бела дня, милиция работает, зарплаты не задерживают. И потихоньку поток начинает наполняться уставшими от беспорядка первых месяцев безвластия людей.
        Удачное время мы использовали на все 100 %. Пока власти делились и распределяли полномочия, мы в связке с Белозеровым Александром Викторовичем, отцом моего другана Витька, тестем, еще несколькими товарищами, смогли прибрать во владение нашей корпорацией не только предприятия, но и интересные земельные участки. Тем более с моими знаниями о будущем, почему бы не приватизировать никому ненужный сегодня пустырь, на котором в будущем уже мной будет построен бизнес центр или жилой квартал.
        Чую через несколько месяцев начнётся попытка передела собственности. Но я то понимаю суть проблемы, поэтому подстраховываюсь. Вся недвижимость закрепляется по частям на несколько фирм, а эти фирмы принадлежат даже не мне, а управляющей компании. Так что смерть кого-то из нас не поможет тем, кто опоздал к столу, все жирные куски уже наши.
        Однако на всякий случай несколько показательных порок мы провели. Первым в нашем списке ненужных людей был бывший первый секретарь обкома партии, фамилия уже не так важно, но сам факт прыжка без парашюта из окна его квартиры, при этом там находились члены его семьи, правда уже в виде хладных трупов, обозначили для тех, кто уже подумывал побороться с нами на нашей нише. Через тестя, было доведено до ушей некоторых сильных мира сего (в областном масштабе), через «Бугра» до криминальных структур о том, что коммерческое строительство, недвижимость, сельское хозяйство — это наши ниша. А в остальном они могут бодаться друг с другом сколько им будет угодно. Заметьте дорожное строительство мы себе не взяли, хотя за качеством дорого я прослежу. Со всей своей пролетарской принципиальностью. Шутка, просто будем наказывать рублём.
        Кроме того мы оставили пассажирские и грузовые перевозки, пусть до границы от нас не близко, но интерес в деньгах не маленький, жилое строительство тоже я не брал. Пусть крутятся деловые люди. Автосалоны, мебель, бытовая химия, стройматериалы, да мало ли какой вид бизнеса можно придумать. Главное, чтобы никто не трогал стратегические объекты, от которых зависит благополучие области.
        Всё идёт к выборам новых органов власти. На следующий год произойдет конфликт законодательной и исполнительной власти, армия снова проявит себя ну очень плохо. Нужно было разбираться и с Верховным советом и с Ельциным. Обе стороны вели к проблемам. Одни хотели старыми инструментами строить новый мир, другие просто взять власть. Только армия могла бы внести что-то среднее. Но беззубость власти захватила и армейские верхи. Все в оцепенении тупо ждали. И дождались. Смены элит и в армии в том числе. Пусть идёт все своим чередом. Много мне не удержать, позаботимся о себе и своих родных.

* * *

        Сегодня с утра мы с Соней и дочерями завтракали вместе. В кои веки я не спешил и моя семья рано встала. Необычное явление разбавил мой тесть, Сонин папа. Анатолий Викторович, предварительно позвонил и через 15 минут, как и предупреждал, зашел в гостиную.
        — Батя, присаживайся, перекуси. Соня, налей отцу чай.
        — Благодарю, доча. Костя, послушай, у меня есть идея. Прочитал я тут недавно перевод немецкой статьи про тепловые электростанции, которые работают на мусоре. И нашел один завод, который выпускает оборудование, производит монтаж и обучение персонала. Мы можем выделить на это деньги в валюте?
        — Батя, через пару лет у нас будут свободные средства в долларах. Но на это будет небольшое окно возможностей. Поэтому я сейчас не планирую никакие затратные проекты. По твоему вопросу, там еще будет нужны прессы, измельчители и еще кое-что. Тогда можно будет говорить об безотходном производстве.
        — Ладно, пару лет вопрос терпит. Пусть подёргаются, может скинут несколько процентов.
        — Вот и славно, Батя, ты только держи это на контроле, хорошее дело вообще-то.
        — Хорошо сынок. А ты, доченька, когда внука мне подаришь?
        — Ой, папуль, тут эти две егозы мной крутят, а еще к ним сынка в помощь хочешь?
        — Ты мне внука дай, а там отдыхай, сколько надо будет.
        — Ладно, папа, мы рассмотрим твоё предложение — заявку.
        — Вот и славно, я на Вас надеюсь, дети мои. Ты едешь, Костя?
        — Да, батя, пять минут и выезжаем.
        По дороге перекинулись словами-мыслями, в наступившей паузе загудел зуммер звонка «Алтая». Я ответил.
        — Слушаю, Усов.
        — Константин Валентинович, Вы скоро?  — звонил Иванов.
        — Минут 25 -30. Что случилось, Алексей Петрович?
        — От «Кота» пришла инфа, к нам едет поезд казанской дружбы. Казанская молодежная банда решила подъехать и показать, что они круче гор и выше неба.
        — Проверили из других источников информацию?
        — Да, информация подтверждается, на одной станции есть у меня информатор, как раз для таких случаев.
        — Хорошо, сейчас подъеду и поговорим. Недавно я об этих ребятах думал, а они сами к нам в гости едут. Надо будет прояснить, кто их на нас направил, а то ведь они сами, наверное, и сами не знают, где наша область находится.
        — Понял, жду, Константин Валентинович.
        Ну вот и пришло время проверки нашей готовности к внешней агрессии. Я столько лет готовился и ждал этого момента, сколько нервов, сил и денег было вложено и вот она, проверка на вшивость, тест на лояльность. Заодно надо посмотреть, как будут себя вести новые командиры наших дивизий: полковники Васильев Петр Семенович и Пешков Анатолий Исаевич. Первый танкист, а второй — мотострелок.
        Первый звонок я сделал нашему обережнику, генерал-майору Петряеву, он самый понятный, с ним проще. Да и задачи для него обычные, блокировать ЖДвокзал, подходы к нему. Отфильтровка нежелательного элемента, передача в милицию задержанных.
        — Владимир Петрович, доброе утро.
        — Доброе утро, Константин Валентинович. Что-то случилось или намечается? Утренний звонок — необычное явление.
        — Вы, как всегда правы, Владимир Петрович. К нам едут нежеланные гости. Говорят: нежданный гость хуже татарина, ну а к нам едут самые не на есть настоящие татары из Казани. Какая группировка точно, сказать не могу. Да и какая разница кого Вам упаковывать. Хочу сразу предупредить, среди них вооруженные люди, после фильтрации надо будет проверить вагоны и около на предмет обнаружения оружия, как холодного, так и горячего.
        — Действую по плану?
        — Да, вокзал и территория вокруг. Только передавать задержанных мне. Милицию не задействуем.
        — А как же закон? С меня же спросят.
        — С Вас спросит кто? Пока в области бардак, никому нет дела до моих дел. Для всех у Вас внеплановая проверка готовности по приказу из Москвы.
        — Добро. Во сколько начинать операцию?
        — Завтра с 06:00 Ваши объекты должны быть взяты под контроль.
        — Хорошо. Пришлите ко мне к 05:00 Ваших людей для организации взаимодействия. Вот скажите, Константин Валентинович, сколько Вас знаю, и не перестаю удивляться, Вы простой солдат, пусть и пограничник, но хватка и манеры как минимум майор-полковник.
        — Владимир Петрович, просто у меня много людей в подчинении, приходится соответствовать.
        — И то правда. До встречи. И удачи нам.
        — Пусть будет так.
        Следующий звонок был полковнику Васильеву, мне нужно было у него пару БМПшек, солдат для массовки я возьму у мотострелков.
        — Петр Семенович, здравствуйте.
        — Константин Валентинович, доброе утро.
        — Петр Семенович, тут такое дело, мне нужна помощь нашей армии. Вы можете выделить сегодня в ночь и на сутки несколько БМП и БТР?
        — Константин Валентинович, я понимаю, что с бывшим командиром у Вас были особые отношения и квартиру ВЫ мне дали, но без приказа сверху не могу я выпустить машины из расположения.
        — Понимаете, Петр Семенович, если бы время не поджимало, я бы не звонил Вам напрямую, да и вообще бы Вам не звонил, но я хочу соблюсти правила и не хочу задевать Ваше чувство собственного достоинства, ведь часть находится под Вашим командованием. Я прошу Вас помочь области отразить нападение казанских бандитских групп. Мне от Вас нужны только машины, личный состав я найду.
        — Мне не удобно отказывать Вам, но без приказа из округа я не могу ничего сделать.
        — Хорошо, Петр Семенович, я понял Вас. Я сам решу свою проблему, а у Вас возник квартирный вопрос. Сегодня до 18:00 прошу освободить квартиру, так как в ней будет проживать слесарь с моего завода.
        — Как Вы можете? Я же только заехал. Мне округ не сможет обеспечить жильё. Я не съеду.
        — Дело Ваше, мне нет дела до человека, которому нет дела до проблем области. Вам страна платит деньги, чтобы Вы могли оберегать её покой. Но Вам надо указания получить, а в боевой обстановке отражать нападение Вы будете только если будет на то приказ из вышестоящего штаба?
        — Ну то боевая обстановка.
        — А тут разве не так? Больше 500 вооруженных человек едет на поезде, чтобы организовать у нас побоище, и наша армия отказывает народу в защите. Так зачем нам ужиматься и создавать Вам хорошие условия? Да лучше я отдам квартиру многодетной семье моего рабочего, чем зажравшемуся носителя погон. Вот из-за таких как Вы и просрали страну в 1991 году. Армия в ответственный момент предпочла прикинуться ветошью. И не удивляйтесь, когда Вас выкинут на улицу с копеешной пенсией, а молодежь будет стесняться носить форму вне части. Из-за таких как Вы, полковник.
        — Константин Валентинович, попрошу Вас меня не оскорблять.
        — Я всё понял, вечером в свою квартиру заедет слесарь Тихонов семьёй. Постарайтесь успеть к назначенному времени.
        — Вы не посмеете.
        — Я нет, а слесарь посмеет. И народ ему поможет. Посмотрим, что Вы сможете сделать против народа?
        — Вы меня толкаете на воинское преступление.
        — Я Вас призываю защитить население области, отразить нападение бандитов. И то по минимуму.
        — Хорошо, в 18:00 20 единиц техники со старшими будут стоять на выезде из города в южном направлении. Старшим будет назначен майор Павлов из особого отдела. Все вопросы через него.
        — Петр Семёнович, Вы не пожалеете, Константин Усов никого никогда не подставлял.
        — Рад это слышать. Но руки выкручивать Вы умеете. Знаете, наверное, что моя супруга из квартиры, какой даже у генералов в Москве нет, не выедет, даже если случится война.
        — Петр Семенович, это только служебная, по выходу на пенсию Вам будет предложена другая недвижимость. В поселке «Березка» на берегу реки строится коттеджный поселок, дома будут стоять между деревьями, вся инфраструктура будет внутри. Кроме детских садиков. Школа будет в райцентре, туда будет ходить автобус, как в Америке.
        — Замечательно. И рыбалка там будет?
        — Сколько угодно. Петр Семёнович, я рад, что мы пришли к соглашению, мне еще Пешкову звонить, поэтому разрешите откланяться. Благодарю за понимание. До свидания.
        — До свидания, Константин Валентинович.
        Интересный молодой человек, этот Усов. Не зря мой предшественник меня просил не конфликтовать с ним. Может выдавить свой интерес, но при этом и оппоненту его интерес предложит. И знает куда давить, и соизмеряет силу, я даже оскорбиться не успел, а согласился удовлетворить его просьбу. Интересно, Валера Самойлов какую квартиру получит в «Берёзке», наверно по соседству. Вот будет о чем поболтать на речке за удочкой. Или ухой.
        Пока полковник раздумывал, я начал разговаривать с мотострековым полковником. Пешков Анатолий Исаевич, был проще Васильева, и сразу задал мне вопрос про санкции в случае отказа. Ему я пообещал проблемы с офицерскими женами, а еще комитет солдатских матерей организовать в области. И еще кучу проблем вне части. Потому что Анатолий Исаевич был командир старой закалки, давно должен был бы получить генерала, но его жесткая принципиальность довела до нашей области. Но его супруга совсем не жалела об этом переводе, наоборот, даже радовалась. Ведь такой квартиры она не видела в своей жизни, не то что не жила. Трёшка в непосредственной близости от части позволяли кормить своего мужа обедами, и магазин и рынок были в шаговой доступности. И жены подчиненных мужа жили тут же. Вот и женсовет организованный до неё функционировал.
        А если жене хорошо, то и мужу служить и командовать проще. Нет домашнего пиления, выноса мозга. Значит подчиненные не будут отдушиной. Просто надо служить Родине.
        — Анатолий Исаевич, у меня к Вам просьба, мне нужен будет батальон личного состава для создания массовки на одно мероприятие.
        — Константин Валентинович, я вынужден спросить для чего и во имя чего должны рисковать мои солдаты и офицеры?
        — Анатолий Исаевич, про риск никто не говорит. Основные мероприятия будут проводить мои люди, Ваш личный состав будет олицетворять присутствие государства при проведении профилактических мероприятий. Если по существу, казанские бандиты едут навести шорох в нашей области. Я хочу массой запугать тех, кто думает, что власть потеряла контроль над ситуацией. Пусть у них в Татарии бардак, но в нашей области порядок чёткий и власть в лице нас твердо держит нити управления в своих руках.
        — Так, за какой счёт будет организовано питание моих солдат? Где и во сколько они должны быть? Как они будут перемещаться на место временной дислокации?
        — Сегодня в 18:00 на южной дороге. Если, Вам не сложно согласуйте свои действия с Петром Семёновичем.
        — Замечательно. Кто будет старшим?
        — Старший прибудет к назначенному времени. Сейчас операция разрабатывается в моей компании. Надо перекрыть три станции от границы области до города, в городе вокзал и прилегающую территорию перекрывает дивизия ВВ.
        На этом мы распрощались, и я поехал к себе на базу. Там уже стоял шурум-бурум. Все носились так, как мог разогнать Алексей Петрович.
        На совещании я сообщил о моих договорённостям с нашими вояками. Иванов назначил руководителем мобильной группы своего товарища, бывшего майора из «Альфы» Алфёрова. Кирилл Матвеевич, присоединился к нам после путча. Что и как там случилось, я не лез в душу, но то, как он работал с нашими бойцами, впечатляло.
        Обговорив с моим штабом всё возможные варианты развития ситуации, мы разъехались. Война войной, но рабочим, служащим, сфере обслуживания надо работать. У меня были встречи с моими шоуменами. Соня уговорила меня передать это направление одной из девочек — помощниц. Таких профессиональных помощников было подготовлено 40 человек. Из них пять девочек уже нашли свои места. Все нашли работу в перспективных компаниях. Часть информации подкинул я, но всего помнить я не могу. Кстати одна девочка вышла на Мавроди. И теперь работает в «МММ», передавая нам актуальную информацию. И вот Юлия сегодня начнет входить в руководство моей фирмы по продвижению наших шоу-групп.
        Сама Соня переходит в аудиторскую компанию. Ей будут подконтрольны все подразделения. Вплоть до службы безопасности и контрразведки. Своей Сонечке я полностью доверяю. А если ей не доверять, тогда зачем жить.

        Книга 1
        Потерянная Россия

        1
        Интерлюдия.

        Где-то в Поволжской области, город средних размеров, спальный район, обычная двушка в 12-этажном доме.
        — Мать, что там твой брат тебе пишет? Что у них интересного происходит? А то у нас, как в болоте, тишина и покой. Вон по телеку показывают, в Москве шахтёры бузят, в Чечне стреляют, а у нас, как при союзе тишь да гладь, да божья благодать.
        В комнату из кухни вошла, нет, не вошла, а влетела, как фурия, та, кого сидящий на диване перед новым телевизором хозяин дома, называл «Мать». И с порога сразу вывалила на ничего не ожидавшего от доброй и покладистой супруги мужчину:
        — Так, дорогой, ты, конечно, в доме хозяин и всё такое, но если в МОЁМ доме ты ещё хоть раз заикнёшься плохими словами на «Костю-командира», я тебе сразу соберу чемоданы и быстро выпровожу в хостел на Советскую улицу. Ты меня понял?
        — Людочка, золотко, ты, что так завелась-то? Я же пошутил, ничего я про Усова даже не думал, грех хаять благодетеля, если бы не он, такого оборудования на заводе никогда бы не было, любо дорого на нём любой план выполнять. Стой себе и заготовки вставляй, да убирай. Не то, что на старом, ещё немецком, которое по репарации в 46-м из Германии вывезли.
        — Гриша, прошу тебя, не шути так больше, а то, что случится с Усовым, придёт такой, как у брата в области, и начнутся у нас проблемы. Ты думаешь, Константина убрать не хотят? Область у нас ой какая жирная. Хапнуть, даже по верхам и правнукам останется на безбедное житьё, только и терпят, что у Командира служба охранная крепкая. Бабы говорят, на неделе опять в него стреляли, спас Костю телохранитель своим телом прикрыл. И да, брат спрашивает, сможем мы ему помочь здесь устроиться? Хотя бы на первое время?
        — А что в Самаре плохо так?
        — А что хорошего? На ВАЗе целая линия на мафию работает, заводы и фабрики закрываются, зарплату люди не видели уже полгода, и авансы не всегда выдают. Это ты, оглоед на своем оборудовании, да с Зоей-хозяйкой горя не знаешь, а люди вон последние вещи на рынок выносят. Лёша спрашивает, на твоём заводе слесарю 6-го разряда будет место? И с жильём сможем помочь, на первой время?
        — Людок, на моём заводе пока мест нет, но в Поволжске слесаря такие, как шурин днём с огнём ищут, так что пусть туда съездит, с жильём у Кости-командира нет проблем, особенно для специалистов. На заводе говорят, что пять-шесть лет в области новые производства открывать не будут, но работающие будут улучшать и менять оборудование, как у нас. Так, что пусть не боится, и едет. Завтра я поспрашиваю поподробнее, тогда вечером тебе скажу, а сейчас, дорогая, надо воспользоваться моментом, и пока дети гуляют, провести ревизию твоей красоты, ну и моей мужской силы……

* * *

        Несмотря на погожие деньки середины весны, областной центр притих, на улицах на флагах, вывешенных вдоль дорог, трепещут чёрные ленты. Даже шумные в обычные дни улицы и рынки, как бы застыли в эти прохладные дни. В преддверии майских праздников настроение в области было не таким праздничным.
        — Товарищи, предлагаю почтить минутой молчания наших земляков, погибших при штурме Грозного.
        В зале заседания областного совета, а ныне Госсобрания Поволжской области зазвенела тишина. Казалось, был слышен рокот артиллерийских канонад в далекой Чечне, или как называют себя сами чеченцы Ичкерии.
        Но это только иллюзия, а фактом остаются только 7 цинковых гробов, с телами парней, которых провожали в первых числах декабря 1994 года в составе сводного батальона дивизии внутренних войск.
        Конечно, губернатор постарался, укомплектовал отряд всем необходимым, даже своих техников отправил с аппаратурой РЭБ, но на месте горе-командиры решили сыграть по своим правилам, и спецов отправили, как простую пехоту, на штурм подготовленного к обороне города. Как было можно микроскопом забивать костыли в шпалы?
        Только слова, сопровождающего, капитана Чернова, что жертв могло бы быть и больше, теплило сердце бывшего капитана, погибшего в ночь на 8 августа 2008 года.
        Минута прошла, мысли перестали клубиться в голове. Надо продолжать путь, который выбрал сам, который поддержали твои люди, ведь в тебя верят столько людей.
        — Прошу садиться. Начнем наше совещание в таком расширенном составе, потому что на 1995 -1996 годы намечены большие планы, а в 1996 году пройдут выборы на должность Президента России.
        Начнём с наших, внутренних вопросов.
        Первое — необходимо создать условия для сохранения и модернизации имеющейся производственной базы и создание новых производств. Новая экономическая и политическая линии федерального центра благоприятны для нас. Всем департаментам, а также службе трудоустройства граждан необходимо в шестимесячный срок подготовить планы мероприятий для рекрутинга нужных специалистов. Модератором назначен аппарат правительства области. Хочу проинформировать всех ответственных лиц о персональной и не только материальной ответственности за срывы сроков и тихий саботаж моих распоряжений. Ответственным за контроль исполнения распоряжений губернатора назначается руководитель Контрольно-ревизионного отдела аппарата губернатора — Саликов Виктор Викторович. Общее руководство этого направления возлагается на Иванова Алексея Петровича.
        Второе — всем бюджетным организациям вести свои финансовые операции через областной банк, тем более его ставка не 500 %, а нормальная по нашим временам — 45 %. Но ответственность за целевое использование кредитов и фондов будет не только личное, за Ваши выкрутасы будут отвечать и Ваши родственники. Так что не советую записывать свои покупки на тестей и племянников, вывод средств за рубеж не приветствуется, с теми же последствиями. Это положение будет сохраняться до 2003 года.
        Третье — к 2000 году газифицировать все населённые пункты области, вплоть до железнодорожных разъездов. Ответственный руководитель Облгаза Пушилин Владимир Олегович. До выполнения распоряжения или срока исполнения об отставке можно забыть. Но спрос будет строгий.
        Четвертое — авиазавод «АвиаЗвезда» должен постепенно переходить на новые технологии. Ни о каком влиянии иностранных корпораций не может идти речи. Наша авиа компания будет покупать самолёты в должном количестве, чтобы не оставлять заводчан без зарплаты. Кроме этого необходимо провести мероприятия для выпуска АН 124-х, а не просто обслуживать «Русланы», они будут нужны в будущем. Со следующего года завод должен перейти на выпуск Ил-76МД-90А, документация уже на заводе есть, поэтому надо ускорить переход на серию.
        По Поволжскому авиазаводу, мы его закрываем для всех. Рабочих переучиваем. На нём будем выпускать беспилотники. Тем более им мы «Буран» загнали, пусть пользуются технологиями. До 2006 года завод переходит на закрытый режим.
        Пятое — наша энергетическая корпорация переходит на единый тариф, то есть и физические лица, и частники и бюджетники будут платить по единой ставке. Это снизит себестоимость продукции. Я сказал снизить, а не перекачать в карманы назначенных миллионеров. Если кто-то забудется, товарищ Саликов напомнит им о сказанном мной сейчас. Ну или родственникам этих хитрож****х деятелей.
        Шестое — инфраструктурные проекты становятся первоочередными, то есть бюджет в ближайшие пять лет приоритетно будет подводить к будущим производствам и жилым микрорайонам дороги, с асфальтным покрытием, газ, воду и канализацию. Так что заявки на открытие предприятий и жилых комплексов должны подаваться до 1 декабря, чтобы можно было своевременно планировать работы на следующий год.
        Седьмое — сельское хозяйство, в ближайшие месяцы будет решен вопрос с переводом в область институт селекции и семеноводства из Самары. Поэтому в ближайшие годы будем обеспечены своим семенным материалом. Иностранные семена закупать запрещаю. Нарушителям лучше сейчас уехать.
        Восьмое — все мы граждане бывшего Советского Союза и поэтому должны помнить, что все происходящее это временные трудности и исторический процесс приведёт нас к тому, чего Россия достойна, поэтому желающих нахапать и уехать за рубеж, не держу, но нахапать Вам придётся где-то в другом месте. Внутренняя безопасность будет работать и в направлении коррупции. Если вдруг кто-то из Вас решит наворовать и с ворованным поплавать в наших водоёмах или поохотиться в лесах и там пропасть, я не буду горевать долго, просто поезд пойдёт дальше без оных деятелей, и их ближайших родственников, так что уже можете переживать про заложников и другие страшилки, думать никто не может Вам запретить. Но факт остаётся фактом, область будет идти вперёд несмотря ни на что.
        Хочу озвучить и приятную информацию, мы планируем строительство нескольких отелей в странах с теплым климатом, выбор пока не сделан, предложения и выкладки, пожалуйста, направляйте в офис медиа-холдинга, они опубликуют самые реальные и перспективные. Из пяти самых популярных, выберем два, а может и все пять. Посмотрим на наличие средств.
        Наблюдая за лицами слушателей — чиновников и руководителей предприятий, можно было наблюдать интересную картину. Кто-то улыбался, предвкушая реализацию задуманного, кто-то потирал руки, чувствуя прибыль предприятия и в своих личных закромах. А кому-то было не очень комфортно, кто-то тёр шею, как бы ощущая лезвие топора, а кто-то просто слушал, как бандерлог шёпот Каа. Для них слова губернатора были, как откровение. Не привыкли они с трибун слышать жесткие слова про ответственность не просто анкетную или уголовную, и даже не про личную, а тут им просто говорили, что за твои «косяки» будут отвечать все твои близкие, так что или грудь в крестах или твоя голова и головы твоих близких будут в кустах. И то, что слова имеют вес, знали все, хоть и по слухам. А кому нужны доказательства, может поехать в Сурск, там ходит одна дюже вумная в лохмотьях, питаясь подаяниями. И она не единственная думала, что умнее и хитрее всех, просто прах этих умников давно удобряет близлежащие леса и поля.
        Ещё долго в кулуарах совещания шли разговоры будущих строителей капитализма с человеческим лицом в рамках области, но все когда-нибудь заканчивается, подошло к концу и это совещание. Все выступавшие на совещании были выслушаны, некоторые даже предложили интересные и перспективные проекты, не все же Косте из будущего вспоминать, и на хорошей ноте понимания, что задуманное выполнить в их силах, ответственные товарищи разъехались по домам.

* * *

        Несмотря на позднее время в зале заседания УВД по Поволжской области не было свободных мест. Проходила коллегия. По случаю представления нового начальника УВД из Москвы прибыл генерал Новиков. Серая кадровая мышь.
        Совещание началось с представления всем нам известного генерал-лейтенанта Петряева Владимира Петровича. Теперь он начальник, большой-большой. Аж дух захватывает. Чего мы с ним можем наворотить!!!!
        Мышь, не мышь, но говорить, московский гость умеет. Наверное из комиссаров. Описал все достижения нашего генерала, я то знаю их больше, но перед подчинёнными стоит лишний раз отметить нужные места биографии.
        Ответное слово Владимир Петрович начал с минуты молчания по погибшим товарищам. Он много сделал для них, будучи командиром, и сейчас он сделал, всё что мог для их памяти.
        — Товарищи, я благодарен руководству министерства внутренних дел Российской Федерации за оказанное доверие и постараюсь оправдать доверие нашего народа, ведь наша первая задача сделать так, чтобы простой человек не боялся за свою жизнь и жизни своих близких. За это он платит налоги, и мы должны отработать те деньги, которые государство нам выдает через денежное содержание. Как вы знаете, в других регионах жизнь сотрудников милиции и вообще правоохранительных органов столкнулась с валом преступности, нахлынувшей на страну. Кому не понятно, того я отправлю на полгодика в командировку — для обмена опытом. У нас всё пока на уровне лучших лет советской власти, поэтому нам надо сделать выводы и своевременно начать перестройку нашей работы на новые рельсы. Каждый милиционер несет персональную ответственность по службе. А в случае правонарушений вне службы и превышения служебных полномочий, ответственность с ним разделят и его семья, вплоть до родителей его и его жены. Так, что стоит подумать перед тем, как задумать что-то неправильное. Ну а если меня кто-то поймает на таком, я сам смою позор с
себя…..кровью.
        — Владимир Петрович, не стоит перегибать.  — Константин Усов решил поубавить пафос, имеется у генерала Петряева такая черточка — мы все и так знаем Вас не один десяток лет.
        — Хорошо, Константин Валентинович, переживаю за парней, они мне, как сынки…. были.
        Вернёмся к нашим делам внутренним и не очень. Криминальная обстановка в области начинает нагреваться, криминал хочет присосаться к нашим финансовым потокам, ведь в других областях уже всё поделено, а у нас внешне ничего не изменилось. Людям кажется, что всё и вся общее-общественное. Но на сегодня почти все крупные предприятия принадлежат корпорации «Слободская». Согласно нашей конституции. Ну, какую конституцию приняли по такой и живём. И поэтому нам предстоит столкнуться наездам из других регионов и стран сил, которым хочется откусить от наших заводов и фабрик жирные куски. А наши предприятия очень вкусные. Это я Вам говорю. Мои коллеги из других областей мне завидуют, ну и пусть. На основании изложенного, приказываю всем службам в трёхдневный срок составить план мероприятий, и если подписавший не сможет организовать исполнение запланированного, разговор будет прост: понижение в должности, затем понижение в звание, увольнение по статье. Ни о каком снисхождении не будет идти речь.
        Так 1 февраля убит генеральный директор «Белойла», занимавшегося поставкой и реализацией нефти и газа, 10 апреля — вице-президент банка «Югорский», 1 марта убит В. Листьев — известный тележурналист, легенда российского телевидения. В стране продолжается великий передел денежных потоков. В основном нефтянка нагревает обстановку. Но и другие сектора экономики могут взорваться в любой момент….
        Совещание продолжалось три часа, можно было бы и больше толочь воду в ступе, но время можно и получше использовать. Поэтому мы поехали в дивизию, представлять нового командира, в принципе полковник Савёлов Леонид Ильич всем знаком, Владимир Петрович давно готовил себе замену, поэтому назначение было для всех ожидаемо. Неожиданным было назначение их уже бывшего командира начальником УВД, а остальное прошло в рамках понятного и воспринято спокойно. Главное для военных это стабильность, чтобы всё было понятным. И мероприятие прошло быстро, потому что основной разговор должен был пройти в кулуарах, в тиши кабинета губернатора. Пока это единственное помещение, где гарантировано не было прослушки.
        — Константин Валентинович, начал новоиспеченный командир дивизии,  — благодарю Вас от имени всего соединения за то, что не забыли о наших парнях. Для нас это много значит. Пусть и не сразу после того дурацкого и преступного штурма Грозного, Вы всё-таки объявили траур в области. Я понимаю, как это было трудно, даже по линии нашего главка нам затыкали рты и не выдавали тела наших боевых товарищей, какого было Вам, мы понимаем. И я лично и мой личный состав заверяем Вас, что мы всегда выполним Ваш любой приказ. Мы будем Вашей личной гвардией.
        — Леонид Ильич, благодарю Вас за тёплые слова. Я это делал не только для Вас или близких погибших товарищей, я делал это для всех нас, чтобы мы не оскотинились, чтобы не превратились в сволочей, шакалов и гиен. Каждый должен знать, что государство не только требует, но и благодарит, и будет помнить тех, кто за него отдал свою жизнь. То, что сейчас происходит в исторических мерках мгновение и всё станет на свои места, нам надо пройти этот этап истории нашей страны, накопить сил, опыта, знаний и с новой силой выйти на мировую арену, чтобы занять место, достойное нашей стране. Такие люди, как наши погибшие товарищи, должны быть эталоном для наших детей и подростков. И я лично буду делать всё, от меня зависящее, чтобы память в людях оставалась надолго, навсегда. Мы не иванынепомнящиеродства, мы люди, которые помнят подвиги отцов и готовые повторить их путь.
        — Благодарю Вас Константин Валентинович. Я понял Вас. Будут какие-либо распоряжения?
        — Ничего пока нет срочного. Владимир Петрович, будет нужно, Вам передаст.
        — Перейдём к нашим ближайшим планам…..

* * *

        — Зооооя, Зайка моя, ну пожалуйста, дай поспать немного.  — всесильный глава местной кровавой гэбни отбивался от ослепительно красивой женщины. При этом все его движения были сдержанны и хорошо контролировались, не дай Бог, что. Стёпина элегантная королева была в самом женственном положении, она ждала ребёнка, пусть, он и ждал сына, Зое было всё равно кого родить для любимого мужчины.
        — Вставай засоня, нас ждут великие дела.  — Зоя, по прозвищу — «Хозяйка» была непреклонна. Её слово для многих в области было сильнее конституции, крепче брони на танках, но с мужем её не возможно было узнать. Кошка, нет не так, кошечка, такая нежная и милая. При этом и Степан ощущал остроту её коготков.
        — Хорошо, хорошо моё золотко. Как много я потерял в своей жизни, живя без тебя. Такое счастье знать, что ты моя, только моя.
        — Степан, как думаешь, если сегодня начать проект нового комплекса для женщин, успеем до моих родов?
        — Что за напасть — этот женский центр? Можешь, милая поподробнее мне рассказать?
        — Какой ты непонятливый? Центр для женщин, в который будет входить родильный дом, отделение патологий, отделение оплодотворения и что-нибудь для просвещения. Думаю, что зданий 4 -5 в десять этажей хватит.
        — Надо спросить у Янина. Сергей Григорьевич сегодня будет у Кости, я спрошу. Но я думаю, что ты половину дел уже сделала, раз спрашиваешь сроки, а не саму возможность строительства комплекса. Я даже предполагаю, что с Яниным ты уже говорила, но он по своей натуре перевёл стрелки на Костю, но ты решила пойти путём наименьшего сопротивления, зная, что я ради нашего ребёнка в лепёшку разобьюсь. Ведь так?
        — Слово в слово, мой повелитель.
        — Хорошо, я посмотрю, что можно будет сделать. Но не обещаю.
        — Мне этого достаточно, и хватит валяться, завтрак на столе.
        Зоя была рада, она знала своего мужа и понимала, что ни Костя, ни Сергей Янин никуда не денутся. Как минимум роддом они построят. А там и весь комплекс будет, тем более она уже собрала костяк из специалистов, бежавших из среднеазиатского и северокавказского бардака.
        Улыбка у обоих не сходила всё утро. У неё от предвкушения нового проекта, несвязанного с основным делом, можно сказать для души, у него от понимания того, как ему повезло встретить такую женщину, как Зоя. И счастье его безмерно, и радость делать для неё переполняет душу до самых глубин её.

* * *

        Утро губернатора началось с беготни. Соню вырвало. Спросонья он не понял, побежал на кухню, принёс таз, потом побежал в кладовку за тряпкой. Потом опять на кухню за водой, и только вытирая пол от содержимого Сониного желудка, он спросил:
        — Сонечка, что ты съела вчера?
        — Вчера ничего такого, но пару недель назад я съела арбуз с косточкой.
        — Не шути так, какой арбуз? А-а-а-а-а-а! И когда нам ждать ребёнка, который сын?
        — Не знаю про сына, но в феврале узнаем точно.
        — А пораньше можно узнать пол нашего сына?
        — Пока не думала, но спрошу Зою, у них со Стёпой стаж уже три месяца.
        По дороге на работу, Константин переваривал утреннюю новость, и не мог переключиться на рабочий режим. Когда проходил через приёмную в свой кабинет, чуть не столкнулся с «Бугром», вернее с руководителем СБ и по совместительству другом детства, Степаном Бугровым.
        — Здорово, друг сердечный. Хорошо, что сам пришел. А то хотел пригласить, на «ковёр».
        — В чём дело, что-то случилось? Кого порвать? Или прикопать будет эффективнее?
        — Какими словами бросаетесь, сударь? Сразу видно влияние Зои-хозяйки. А на счёт случилось, пока нет. По плану в феврале.
        — Что там в феврале? Почему я не знаю?
        — Да ничего страшного, даже наоборот. У нас с Соней будет ребёнок.
        — Класс, теперь точно перинатальный центр будет.
        — Что за центр? Кто запланировал?
        — Центр для женщин, с роддомом, консультацией, больницей для лечения женских заболеваний и искусственного оплодотворения.
        — Зоя надоумила? Соня говорит уже три месяца. Что ж ты молчал, а ещё друг называешься?
        — Да мне самому только сказали, сначала не поняла, потом испугалась, а потом боялась сглазить. Вот сегодня сподобилась из-за центра. Хочет, чтобы через полгода был, даже людей нашла, специалистов подтянула, осталось только построить и оснастить оборудованием. Как думаешь, Янин успеет?
        — Надо подумать, проект был, я его под Сурск готовил, небольшой такой перинатальный центр, но здесь нужно будет побольше что-то городить.
        — Костян, что мне Зое сказать? Ты же знаешь её, мне будет очень плохо, точнее очень ПЛОХО. Выручай брат.
        — Хорошо, сегодня я еду на стройку, там пообщаюсь с Сергеем Григорьевичем, порешаем. Заодно пару новых технологий опробуем, если начать только два здания одновременно, то к ноябрю роддом откроем. С помпой. Так что, можешь спать спокойно, сделаем. Но ты с Алексеем Петровичем и Фимой обговори про деньги и оборудование. К октябрю, чтобы было на складах.
        — Костя, будет, Зоя уже и про цены знает и примерные сроки проработала, осталось дело за помещениями и финансами. Думаю, Фима порешает, Зоя с ним нашла общий язык.
        — Какой? Идиш или иврит?
        — Он её боится. Зоя моя, как ураган, сметёт любого, кто не понял своей выгоды от её предложения. Думаешь, просто было в соседних областях торговые центры открывать? Там даже мне тяжело, ведь я теперь официальное лицо и многие рычаги использовать мне нельзя. Поэтому она сама решает многие вопросы.
        — Я понял, можешь звонить своему, да и не только твоему сокровищу. Она бриллиант как минимум областного масштаба, что будет она первым пациентом нового перинатального центра «Жизнь». Зоя, ведь в переводе с греческого — жизнь.
        — Благодарю тебя, Костя. Я ни на миг не пожалел, что познакомился с тобой в тот день, даже то, что получил от мальца, не задевает ни миллиметр моей души. Ты самый лучший друг. И если надо, ты только скажи, я любого порву или жизнь отдам. Тем более это ты мне подарил новую и насыщенную жизнь счастливого мужчины.
        — Никого рвать не надо. Подготовь пока людей к зиме, к этому времени построят лагерь для подготовки групп на югославский фронт. Твои люди будут обеспечивать режим секретности. Полной. Ты меня понял?
        — То есть по варианту безымянной могилы или в трубу их?
        — По обоим можно. Нам только пару рот отправить, а там, как пойдёт. Вот и к Чечне надо подобрать парней, эта бодяга ещё даст оторваться.
        — Я понял, Командир. Где будем лагерь строить?
        — Я думаю, что самое лучшее место — это на виду. Подбери пару вариантов, а там посмотрим.

* * *

        Утро в майском Севастополе было не жарким, на 17 мая обещали днём только 18 градусов. Но при этом работа у парней Иванова, а теперь уже Бугрова кипела и бурлила. По всему Крыму разъехались вербовщики и уже по установленным ранее данным собирали нужных области людей, оборудование, а также создавали сети информаторов на будущее. Кое-где остались резиденты, чтобы направлять работу старых и искать новых агентов. В Крыму предстоит много потрудиться, чтобы подготовить регион к возвращению. Крым был, и будет русским.
        После подавления крымской весны, когда 5 мая 1992 года на сессии Крымского парламента был принят акт о государственной самостоятельности Республики Крым, но сданный ЕБНом Верховный совет Крыма, вынужденно объявил 9 июля мораторий на свое же постановление о проведении референдума, население легко шло на контакт и некоторые даже соглашались уехать в Россию, тем более там предлагали работу и какое-никакое жильё на первое время. А в среде остававшихся создавались группы нашего влияния. Хоть, Костя и погиб в 2008 году, он точно знал, что рано или поздно Крым вернётся в состав России. И для этого он хотел сделать максимум возможного.
        Параллельно со скрытой работой, шла напряженная легальная деятельность. Открывались небольшие фирмы по торговле и туризму. Открывались магазины и мини гостиницы. С кафе и ресторанами решили пока не заморачиваться, но в будущем будут и они в списках наших активов. То, что помнил Усов из прошлой жизни, в Крыму все решали деньги и сила. Нужно будет брать под контроль и крымских татар, почти плотно сидящих на турецкой денежной игле. Степану на этот счёт даны распоряжения. Пока пара есть, но нужно больше. Трудность представляет их менталитет, и синдром негатива к русским. Татарам внушили, что во всех их бедах виноваты русские гяуры. Сначала они забрали себе их Крым, а потом совсем выслали с родной земли. То, что большинство крымчаков поддерживала гитлеровцев и сдавала наших бойцов в гестапо, эти униженные и оскорблённые предпочитали забыть и не вспоминать. Ну что ж, если это нужно для дела, значит и нам на время лучше обходить скользкие вопросы. Но это пока.
        Придёт время и история все точки расставит там, где нужно, и что надо предъявит каждому, а сейчас нам надо мобилизовать максимум людей на долгий путь Крыма в Россию. Постараемся и материально помогать крымчанам, особенно гуманитаркой: учебниками, книгами, кинофильмами.
        Настороженность и легкое недоверие исчезло в день подписания ЕБНом и Кучмой соглашения о разделе Черноморского флота. Людям окончательно стало ясно, что Россия их кинула. До этого момента крымчане надеялись на восстановление союзного статуса Севастополя, и официального оформления его анклавом Российской Федерации, как Калининград, но 9 июня 1995 года перечеркнуло эти ожидания. И поток желающих съехать из «незалежной» увеличился. Все помнят, как происходил исход русских из других республик, особенно из Средней Азии. Боялись, что и в Крыму начнётся татарский реваншизм. Украинцы пользовались татарской картой нагло и бесцеремонно. По своей местечковой ограниченности, не понимая, что эта палка ударит и их. Ведь татары имеют и свои планы на жемчужину Чёрного моря.

* * *

        Пока в Крыму набирает оборот людского потока в нашу сторону, на улицах городов поволжской области началось непонятное движение. Периодически на площадях стали собираться люди, пока только после шести вечера и не очень громко высказывали свои требования по усилению демократии, проведению выборов на предприятиях и другие требования в этом духе.
        Генерал Петряев пришел на доклад в назначенное время и по военному чётко доложил об обстановке.
        — Что Вы предлагаете, Владимир Петрович?
        — Константин, я предлагаю ряд мероприятий, но не хотелось бы утечки.
        — В этом кабинете всё под контролем.
        — Хорошо. Слушаю Вас, товарищ генерал.
        — Для начала в СМИ должны печататься материалы про то, как приезжие сбежав от бардака в своих регионах умоляли их принять, а теперь решили подмять под свои порядки и нашу область. Потом надо описать положение в этих областях. В подробности лезть не буду, ты сам знаешь. Потом мы пробьём данные на основных фигурантов и передадим в твою СБ, Степан справляется?
        — Степан понемногу входит в курс дела. Замашки бандита ещё пробиваются, но Зоя ему помогает вырасти над собой.
        — На этом этапе опера работают с приезжими. Пока выявили трёх мутных пассажиров, но думается их будет больше.
        — Владимир Петрович, по моим данным готовится ох****ая провокация. Через дня два-три я ожидаю на улицах массовый митинг, который будет обстрелян неизвестными снайперами. Одновременно убьют или ранят Ваших сотрудников, чтобы спровоцировать массовые силовые мероприятия. Потом в мировых СМИ объявят меня диктатором и убийцей детей и безоружных рабочих, которых я эксплуатирую на уровни рабов. Меня смещают, а в область заходят доморощенные олигархи, подставные лица мирового закулисья.
        — И что ты планируешь? Не боишься, что против нас пойдут, как в Чечне?
        — На нас не пойдут, потому что здесь живут русские, да и Чечня показала властям, что у них нет армии. У них есть части, подразделения, но нет АРМИИ, которая может и готова выполнять задачи. Любые. А у меня она есть. И вооружена она на порядок лучше федеральной. Не хотелось бы вылупляться, но если жизнь поставит вопрос ребром, я готов сделать всё, чтобы Чечни здесь не было. Я устрою Тянь Нянь Мынь. Лучше убить двадцать человек и спасти миллионы, чем оберегать жизнь этих подлецов и подвергать опасности всех остальных, тех, кто мне поверил и пошёл за мной в самые трудные годы нашего пути.
        — Хорошо, Костя, я тебя понял. И можешь на меня рассчитывать. Я с тобой до конца.
        — Благодарю Вас, Владимир Петрович. Я буду помнить. И Вы тоже можете на меня рассчитывать. Я позднее предоставлю некоторую информацию Вам на уровне ОГВ. Завтра вечером, у меня дома, я буду Вас ждать.
        Надо бы подумать, какие шаги нужно предпринять, чтобы проскочить этот опасный этап. История уже изменилась, некоторые деловые парни из Америки и Европы не наелись, им нужна вся русская промышленность, а тут такой жирный кусок. Власти в Москве нет, так что можно и половить в мутной воде денежки. Авиазавод устал отбиваться от наездов из-за кордона жадных до технологий концернов. Пока удаётся устоять, но без господдержки это будет трудно сделать. Скоро все советские и русские самолёты перестанут пускать в европейское небо. Надо быстрее переходить на европейские стандарты, опять деньги вкладывать. Снова Фиме с Йосей напрягать извилины и мышцы в поиске необходимых ещё вчера средств.
        Хорошо, что опыт Тянь Нянь Мыня даёт надежду на благополучный для меня исход. Повторять опыт СССР и Югославии не стоит. Лучше поучиться у китайцев, их экономика доказала, что и коммунисты могут многое. Надо только выработать нужную систему управления и передачи власти без подковёрной борьбы, по крайней мере явной, дестабилизирующей жизнь в стране.
        Собираем мозговой штурм, завтра днём, приглашаем Киру, Иванова, Саликова, Бугрова, Петряева, Саню, безопасника, прокурора, председателя заксобрания, а спецов проинструктирую отдельно без лишних ушей.

* * *

        Соня сидела в кресле с высокой спинкой, держала в руках список дел, которым её одарил любимый муж, напротив неё сидел мужчина, сорока лет с уже заметной проседью, если не знать род его деятельности, можно было бы подумать, что перед Вами сидит воспитатель из детского сада, как герой знаменитого фильма с Леоновым в главных ролях, «Джентльмены удачи», вот точно. Но нет, перед Соней сидел хладнокровный киллер, один из воспитанников Кости, все кто его знал, называли этого мужчину «Мирон».
        Вместе с Мироном Соне предстояло проехаться по области и посветиться, а потом исчезнуть. Ненадолго, недель на пять. Но женщина была не из пугливых, ей надо что-то делать, после смерти отца прошло время и апатия уже прошла, и Соня решила помочь мужу. Вот напросилась, теперь её охраняют и отстраняют от активных дел. Но и тут она нашла вариант, тем более Мирон был не прочь размяться.
        Первым делом она решила проехаться по крупным заводам, принадлежащим управляющей компании. Провести проверку финансовой дисциплины, потом проехать в отделения банков области, прошерстить и их. Пусть Фимины девочки немного порастрясут свои бока и поволнуются.
        А напоследок надо заехать на авиазаводы, Костя просил передать им, что все указания в силе и за них будут биться до конца.
        И после этого двухнедельного вояжа надо будет ехать к свёкру со свекровью к близнецам. Конечно, хотелось бы ещё что-то сделать, но муж сказал к маме, значит к маме. Тем более мама пока живёт у сватов. После смерти папы ей ещё тяжело в одиночестве. А так на природе с внучками и сватами всё же легче.
        Несмотря на тревогу, Соня верила мужу, она ехала в деревню, чтобы не мешать ему в этот трудный период. Мужчине что нужно от женщины? Не так уж и много: он должен ей доверять, должен ощущать её веру в него и дети, чтобы оставить свой след в этом мире. И женщине лучше принять условия этой игры, называемой отношениями. Ведь успешный мужчина может всё, что может мужчина, а успешная женщина может всё вдвойне. И как женщина, и как мужчина. Иногда даже лучше. Другой вопрос, зачем это ей?
        И если в семье всё движется и течёт, значит отношения живут, плохо, когда жизнь в паре застыла, и энергия в стоячем состоянии, как вода тухнет и её токсины отравляют жизнь не только ему и ей, достаётся и их детям, друзьям и близким.

* * *

        Все знают, что зима всегда приходит неожиданно. Хотя она ни разу не пропускала свою очередь, её приход каждый год приносит неприятности городским властям.
        Так и ожидаемые несанкционированные акции в Поволожске начались как бы вдруг. В 09:00 из администрации Ленинского района позвонили в приёмную губернатора, что на площади Ленина собирается молодёжь с плакатами и транспарантами с требованиями освободить задержанных накануне учащихся ПТУ-19 разбивших стекло в магазине Океан на проспекте Строителей. Всем было понятно, что это только повод, но факт остаётся фактом, молодые и агрессивные парни собрались на площади. Кто-то им пообещал, что милиция не будет вмешиваться, что власти не посмеют применять силу. И эти обещания не были лишены смысла. Не прошло и часа, как толпа собралась, из Москвы по разным каналам пришли указания — «Не вмешиваться», пока только устные (ещё бы, кто захочет самостоятельно накидывать себе петлю на шею. Все знают, что Усов никогда не жадничает на ответные жесткие ходы). Но ситуация продолжала накаляться.
        Площадь оцепили сотрудники милиции и военнослужащие внутренних войск. Генерал Петряев несколько раз выходил к протестующим с просьбой и требованием покинуть площадь. Но все его действия не принесли результата. А толпа всё больше распалялась.
        Телефон в кабинете губернатора раскалялся от звонков из администрации Президента России, Правительства РФ, федеральных министров, даже отметился посол США, и все, как один требовали не применять силу в отношении «онижедетей». Константин спокойно выслушивал всех и всем обещал, что законность в его области будет соблюдаться согласно конституции РФ, и что он лично будет контролировать ситуацию в городе. Хотя это было в компетенции мэра Поволжска.
        Оправдывая ожидания нашего попаданца в 10:00 ОРТ, НТВ напропалую визгом исходили про то, что в Поволжской области губернатор нарушает права человека, установил свою диктатуру и зажимает демократию.
        А в 11:00 по проспекту 50 лет Октября начала движение колонна демонстрантов с транспарантами и плакатами в поддержку губернатора. На кумаче каждое слово било по конкретному человеку. Каждый лидер беспорядков был отмечен с перечислением всех членов его семьи. Колонна в сто тысяч человек шла молча. Ни один человек не то, что не кричал, даже не проронил ни слова. На плакатах и транспарантах не было угроз, просто написаны фамилия и имя, название населенного пункта и имена с пометкой: жена, сын, дочь, отец, мать.
        Жуткая по красоте картина. Толпа, кричащая про произвол и преступления. И приближающаяся к ней колонна объятая тишиной. Вдоль дороги стоят сотрудники милиции, солдаты внутренних войск, по их лицам было понятно даже самому глупому наблюдателю кому они симпатизируют, а кому они готовы оторвать что-нибудь. По мере приближения колонны, на площадь надвигалась тишина. У бузотёров без видимой причины стал опадать запал. Чтобы поддержать настрой протестующих, лидеры бригад стали выкрикивать срифмованные кричалки: «Демократия вперёд, нам не нужен тупой народ», «Мы не рабы, а вы Усова рабы», кричали много, но толпа не спешила подхватывать эти произведения народного творчества. Они видели свою участь. И им было страшно. Вспомнились страшилки про ГУЛАГ, про то, как люди пропадали в старой области, как под рюмку другую рассказывали про «Слободских», но на трезвую голову ни-ни. А тут некоторые «непримиримые» видели свои фамилии, с именами членов своих семей и им становилось страшно, нет даже СТРАШНО. На мгновение на площади застыла тишина….
        И в это время со стороны улицы Мира на площадь выкатилась большая группа молодёжи в спортивных костюмах, и без лишних слов, спортсмены ворвались в толпу протестующих и как по команде разделили эту массу на две части. Как нож в масло вошла группа рассредоточения из историко-патриотических организаций, разбавленных сотрудниками службы безопасности, которые выхватывали самых активных зачинщиков беспорядков и без лишних слов выносили их в сторону автобусов с затемнёнными окнами. Куда они увозят задержанных, никто никогда так не узнал. Родным сказали, что людей с называемыми фамилиями ни в милицию, ни в другие учреждения не доставляли. Открыли дела о розыске пропавших без вести и всё. Никого по этим событиям не наказали и не наградили. Только в России все всё поняли правильно.

        2

        По итогам произошедших событий в администрации Президента прошло совещание, собирался и Совет Безопасности. Принимались решения, но в свете конфликта в Чечне решили всё оставить пока как есть.
        Всё время, пока конфликт развивался, ни на секунду не прекращались прямые эфиры событий, которые транслировались федеральными телеканалами и всеми средствами медиа-холдинга Поволжской области. Кира накачивала свои группы, настраивая на поиск связей активистов выступлений, отправляла на родину протестующих своих корреспондентов. Больше сотни репортажей из городов и посёлков нашей огромной страны осветили реалии жизни в глубинке. Федеральные каналы выкупили несколько роликов, что ещё больше привлекло внимание к нашей медиа акуле.
        Подводя итоги прошедших событий, можно признать нашу локальную победу, мы смогли отстоять свои рубежи, как экономические, так и политические. В области сохранились все производственные мощности, пусть некоторые пришлось перепрофилировать, но рабочие места остались. Да, некоторые виды сырья подорожали, но собственная энергетика, осталась нашей, никакая рыжая самка собаки не смогла подобраться к нашим генерирующим и распределительным мощностям. Себестоимость продукции держится на приемлемом уровне. Сельское хозяйство переходит на круглогодичные технологии производства своей продукции. Тепличные хозяйства растут, как грибы. Особенно рентабельно выращивать вблизи электростанций. Но и у остальных корпорация закупает по хорошей цене всю продукцию по графику. Есть ещё эксцессы психологии колхозов, но с этим работаем. В магазинах появились и импортные продукты, стали завозить польский и турецкий ширпотреб, но ажиотажа сильного нет, потому что приоритеты у людей пока не трансформировались. Инерция в головах ещё сильна. В ближайшее время планируется поездка на Кубу. Основанная недавно авиакомпания проводит
переговоры об организации постоянных рейсов на остров Свободы. Опыт лечения в кубинских лечебных заведениях и санаториях есть, так что сотрудничество обещает быть взаимовыгодным. Кофе, сигары и бананы с сахаром в трудные времена не будут лишними. Да и нашим людям надо увидеть воочию жизнь за границей. Иллюзии мешают двигаться вперёд. С Китаем Фима уже давно работает, так что оттуда тоже товарный поток пошёл хороший, но пока ничего интересного для них мы не предлагаем. Не стоит их пропускать к нам, а то я знаю, нагонят к нам по настоящим паспортам неграждан, а потом и разные триады и мафии подтянутся, не нужен нам такой хоккей.
        Ну и политически мы вышли на уровень татар и чеченцев, единственный регион не национальный, теперь мы представляем реальную силу, которая может защитить не только себя, но и своих жителей от внешнего и внутреннего врага. И не только физически, юридически, но и информационно. Киру уже звали и Берёза и Гусь в Москву, соблазняли бриллиантовыми горами и реками расплавленного золота. Но акула решила быть главной здесь, под защитой своих людей, чем быть красивой птицей в клетке чужого дяди.
        И генералу предлагали место в аппарате, но Владимир Петрович решил доработать до пенсии в области и осесть здесь же, тем более коттеджных поселков мы понастроили достаточно. Никаких 6 соток, всем желающим по полгектара нарезали, посёлки на тридцать-пятьдесят домов со всей инфраструктурой появились в самых красивых местах области. При этом за нарушение санитарных и природоохранных норм штрафы взыскиваются кусачие. Были прецеденты. Конечно, были и факты взяточничества и вымогательств, но хорошие сроки, когда факт работы на должности в госструктурах было отягчающим вину обстоятельством, поумерило аппетиты наших чиновников и сотрудников правоохранительных органов.
        Про милицию, госбезопасность и военных стоит сказать отдельно. Решением Заксобрания области всем сотрудникам и офицерам МО РФ область выплачивала фиксированную компенсацию за высокую инфляцию, по уровню государственных зарплат, было примерно 85 -90 %, но с учётом фонда служебных квартир, строящихся областной строительной компанией по новым технологиям, наши плюшки были намного вкуснее. И по выходу на пенсию за выслугу в 25 -30 лет офицерам давались скидки на дом в коттеджном поселке, а сержантам и прапорщикам квартиры в жилых комплексах в любом населённом пункте области на выбор. Халявы, конечно, уже не было, но своё жильё по приемлемым ценам и условиям, плюс работа в структурах безопасности или возможность заниматься бизнесом, мотивировало людей и удерживало их от дурных поступков. За принесённую взятку, жена могла такого ухаря и по мордасам надавать. Тем более хорошие примеры были освещены в нашей прессе, когда прапорщик Савельев по выходу на пенсию получил квартиру под 5 % кредит на десять лет в новом жилом комплексе на окраине Поволжска. Он мог, получить её по лучшим условиям, но решил
уволиться по истечению минимального срока выслуги. Просто ему предложили работать в службе Стёпы Бугрова. Вот и решил ответственный и опытный сотрудник поработать по более интересной линии.
        Что до военных офицеров, то к концу 1995 года, планировалось обеспечить их служебным жильём. В районах дислокации частей были построены микрорайоны 12 -24 этажных домов, старались, чтобы офицеры одной части жили в одном доме. В наш округ стояла очередь из офицеров. И полковники и майоры, искали пути перевода к нам. Всем хотелось встретить старость в своём доме в красивом месте, где можно пешком ходить на рыбалку или охоту. Что ещё нужно воину, который честно отдал свой долг Родине?

* * *

        Но самое главное, что было сделано, это ликвидация двух из трёх подписантов беловежских бумаженций. Первым в марте 1995 года ушёл Станислав Станиславович Шушкевич, белорусский Председатель Верховного Совета Республики Беларусь. Не может человек жить с половиной головы, долго «Злой» готовил эту операцию, но я попросил сделать это ярко. За год после снятия с должности он поддался обещанию Лукашенко, что его не тронут и расслабился. Вот и получилось так…. По моему удачненько так.
        Летом этого года Лёня Кравчук пошел прогуляться по своему саду, который своими руками вырастил. Хорошо так погулял, нагулялся до конца. До своего конца. Крупнокалиберная пуля к сожалению не продлевает жизнь человеку, но сокращает её кардинально. Вернее лишает жизни, насовсем.
        Шум поднялся на весь шарик. Особенно пересра…… перестраховался ЕБН. Тупые на такие должности не попадают. Зависимые могут, но не тупые. Недели три он не выезжал за пределы своей дачи. За подписью к нему выстраивалась очередь. Одно хорошо, в этот период Президент был трезв. И на картинке пары репортажей выглядел более или менее достойно.
        Может эти переживания и заслонили мои выкрутасы от внимания администрации ЕБНа. Но со временем они ещё покажут себя.

* * *

        Пока ЕБН думал о своей шкуре, в стране стал формироваться режим семибоярщины, свято место пусто не бывает, вместо усопшего моими молитвами Миша Ходор, стал другой Миша — Прохор.
        Эти люди решали какую отрасль крушить сейчас, а какую пока еще можно подоить. Разделили кресла министров и назначали их по своему усмотрению. Каждый назначенец занимался только одним — выкачиванием из своего бюджета ресурсы на нужды своего патрона. Всё остальное никого не интересовало.
        А народ начал нищать. На местах моно-города стали превращаться в мёртвые города времён после золотой лихорадки в Америке. Тишина на заводах стояла звенящая. Мужчины спивались, женщины начали брать всё в свои руки. Челноки поехали в первые рейсы.
        А Поволжская область погрузилась в политическую тишину. Каждая сторона конфликта делала свои выводы, зализывала раны и строила планы на будущее. Процесс ни на секунду не останавливается. И какой в итоге будет результат не имеет значения. В любом случае найдётся кто-то, кому не будет нравится сложившийся «status quo». И как прежде всё начинается сначала. Но губернатору было некогда впадать в прострацию или почивать на лаврах. Впереди было много дел, от которых зависит судьба страны. Может для этого его забросило так далеко? Чтобы снять с себя груз предательства. В этот раз он готов на решительные шаги, чтобы америкосы подавились своей победой в холодной войне. А местным шавкам уготована участь расходного материала. Но каждый сам выбирает свой путь, даже когда его заставляют копать себе могилу перед расстрелом.
        Первым делом надо избавиться от тел задержанных на площади. Потом пройтись по спискам и выдворить к чертям тех, кому не нравится жить под «пятой» диктатора. Пусть с семьями едут туда, где им будут рады. А нам надо укреплять то, что есть и строить новые мощности. В прошлой жизни положили столько заводов и фабрик, ради того, чтобы обеспечивать работой забугорских работяг. Наши сами хотят хорошо жить. И нам надо обеспечить своих куском хлеба, желательно с маслом. На икорку пусть уж сами ищут возможности. А мы создадим им условия. Дороги, воду, электричество подведём, а персонал, сырьё и сбыт — это уж сами. На первые пять-шесть лет хватит внутреннего рынка, а потом надо будет поработать локотками и за границей. Но это уже с приходом ВВП, а сейчас надо разгребать авгиевы конюшни ЕБНа.
        Рыжий пару раз наезжал на наших электриков, но парни Степана Бугрова популярно ему объяснили, чья это корова и кто её доит. Конечно, не с первого раза до него дошло, и исчезновение четырёх его эмиссаров в лесах и полях Поволжья, успокоили этого горячего дерьмократа. Ой, простите, либераста.
        Приходили энергетики, просили повысить тарифы. Тяжелый был разговор.
        — Константин Валентинович, в связи с тем, что в стране сложилась тяжелая экономическая обстановка, закрываются производства в соседних регионах, потребление энергии сократилась в разы. Наши партнёры стали задерживать платежи. Мы пока держимся. Но это пока. Нынешние тарифы не обеспечивают наши потребности. Близится зимний сезон, нам нужны запчасти, трубы, электрические провода и столбы. На это нужны деньги. Того, что нам выделяет бюджет не хватает. Поэтому мы просим Вас повысить тарифы на электроэнергию и тепло. Хотя бы на 50 %.
        — Я понимаю, что в стране инфляция, не хватает денег, цены скачут. Но в области эти проблемы не так остры. У Вас даже потребители из соседних областей выплачивают до 90 % всех платежей. Скажите спасибо нашей СБ. И плакаться не надо, Вы простые управляющие подразделением. Управляющая компания отслеживает ситуацию и когда они посчитают нужным, мы рассмотрим Ваши выкладки. А пока у Вас есть выбор, работать в нынешних тарифных цифрах или искать работу в РАО ЕЭС, то есть в другом регионе.
        — Константин Валентинович, меня устраивают всё. Но мы хотели увеличить эффективность работы наших подразделений, ведь прибыль увеличится, и мы сможем развиваться более быстрыми темпами.
        — Валерий Олегович, не надо меня разочаровывать. Я знаю Вас, как очень внимательного и умного управленца. Я пока ни разу не говорил об увеличении эффективности в Вашей отрасли. Энергетика на сегодня — это локомотив развития промышленности нашей области. Только на нынешних тарифах продукция наших предприятий конкурентно-способна. Сейчас у нас проходит поэтапная замена оборудования и технологий. В ближайшие пять лет нам нужно наращивать производство товаров народного потребления, сельхозпродукции, новых станков и двигателей. Наши автозавод и авиазаводы требуют полной модернизации технологических линий. Если сейчас повысить тарифы, их продукция не сможет конкурировать с иностранными аналогами. А на автозаводе сейчас начинают выпускаться новые микроавтобусы, пикапы и мини-грузовики.(решил отобрать нишу у ГАЗа).
        Когда «Волгари» займут рынок малой спецтехники, тогда и поговорим по Вашим проблемам. И ещё, со следующей недели готовьтесь принять на АЭС новую охранную компанию. Лицензию мы получили, и сейчас помимо батальона ВВ, которой остаётся внешний периметр, наши спецы будут охранять станцию и проводить оперативную работу с персоналом. Проконтролируйте, чтобы не было конфликтов.
        — Хорошо, Константин Валентинович. А что на счёт повышение зарплат, жизнь дорожает.  — это подал голос административный директор энергетического блока Сидоров Иван Павлович.
        — Иван Павлович, Вам бы не стоило поднимать вопрос, Ваши доходы и без этого напрягают наших безопасников, сколько Вам подносят, чтобы Вы приняли на работу родственников «нужных людей»?
        — Константин Валентинович, это поклёп. Да, предлагают, даже всучивают, но я не беру. А если и принимаем кого, то только после проверки и только специалистов высокого класса. Благо желающих достаточно. Вот вчера приходили на приём люди из Прибалтики, там разговоры идут, что Игналинскую АЭС будут закрывать. И самые умные уже ищут пути отхода. На сегодня по бытовым условиям, по безопасности и по зарплате мы идём на первом месте по России. К нам едут со всего бывшего союза люди. И даже украинцы наезжали.
        — Так с хохлами поосторожнее. Крымчан берите, остальных пока не надо.
        — Понятно.
        — Иван Павлович, про всё сказанное не забывайте, но и не стоит бояться всего вокруг. Наша задача на ближайшие годы собрать в области костяк кадров для дальнейшего развития всего энергетического комплекса России, и наша с Вами компания будет локомотивом. Подбирайте кадры и не бойтесь избавляться от балласта, тихих саботажников, чтобы не было обидно терять всё нажитое и близких за поступки других людей, даже очень близких. Я понятно изъясняюсь, товарищи?
        — Константин Валентинович, мы всё поняли и задачи и проблемные места, и ненужных вопросов больше задавать не будем.
        — Тогда по рабочим местам, товарищи. Желаю Вам успехов в делах, а Вас Валерий Олегович поздравляю с рождением третьего ребёнка, в связи с этим Вам выделена четырёхкомнатная квартира в новом доме. Зайдите в административный отдел, Вас ждёт ордер.
        — Благодарю Вас, Константин Валентинович. Как раз с женой думали подавать документы на расширение. А тут такое.
        — Вашу старую квартиру оставляем за компанией, можете поощрить кого посчитаете нужным. До свидания, товарищи. Ещё раз поздравляю Валерий Олегович.

* * *

        — Здравствуйте, Ефим Григорьевич,  — убелённый сединой волк финансов одной из европейской страны начал свой разговор, Вы такой молодой, но уже завоевали уважение у нас, старых финансистов Европы. Мы много видели таких скороспелых нуворишей из Вашей страны, но Ваша персона заинтересовала серьёзным подходом к вопросу инвестиций и вложений. Почти все Ваши операции на бирже успешны, на таких небольших по размерам, но не по количеству пакетах Вы делали до 50 % прибыли. При этом, хочу отметить, в отличии от большинства Ваших соотечественников Ваши активы имеют прозрачные источники. Как Вам удаётся так успешно угадывать момент для покупки или продаже пакетов акций? Понимаю, Вы не станете распространяться или расскажете старому человеку сказку про внутренний голос или про провидение, но прошу Вас избавьте меня от пустого словословия, мне и так осталось не много лет, чтобы тратить их так бестолково.
        — Добрый день, господин Ленц, благодарю Вас за добрые слова. Я знаю, что они сказаны не для того, чтобы затуманить мой ум, поэтому не буду ходить по кривой, скажу просто, мой босс — Усов Константин очень талантливый человек и большая часть моего успеха его рук дело. Поэтому я и представляю его интересы и здесь в Европе и на западе. Мне с каждым Вашим словом становится интереснее, для чего Вы меня пригласили.
        — Ну, Вы, как американец сразу переходите к делу. Хорошо. Я согласен. Переходим к основному вопросу. Ваш руководитель становится игроком крупного масштаба на русском рынке, и в перспективе может выйти на мировой рынок. Но здесь правила игры не похожи на Ваши внутренние танцы. Мы не сможем принять его в наш круг, если не сможем его контролировать. У Вас нет крупных вкладов в наших банках, Ваши активы зарегистрированы в России. Как мы сможем защищать наши деньги в случае Ваших действий, которые будут нам вредить? Хотя именно в Вашу область наши финансисты планируют вложить несколько миллиардов долларов.
        — Я понимаю Ваши опасения, хочу Вас успокоить, и предложить самый эффективный вариант: Ваши компании создают дочки, которые регистрируются в Поволжске. Под гарантии господина Усова. В свою очередь управляющая компания «Слободская», которая на 50 % принадлежит ему размещает свои акции на лондонской бирже. Сумма размещения будет соответствует сумме Ваших вложений.
        — Господин Гольдман, это хорошо, но недостаточно. У нас будут только деньги, а у Вас будут активы, которые будут всегда стоить много денег и чем дальше, тем больше. Поэтому паритета недостаточно для того, чтобы мы себя чувствовали защищёнными.
        — Что Вы нам предлагаете?
        — Наше предложение состоит из двух частей: первая — в любом офшоре создаётся компания, которая будет принадлежать господину Усову и нам в равных долях, УК «Слободская» продаёт этой компании все свои активы по минимальной цене. Финансы для этой операции мы предоставим в любой момент. И вторая часть предложения, Вам будет разрешено проводить операции на Лондонской бирже со всеми бонусами, включая юридическую помощь в Лондонском высоком суде.
        — Я услышал Ваше предложения. В какой срок господин Усов должен дать ответ?
        — Думаю, одного месяца будет достаточно для рассмотрения нашего предложения.
        — Благодарю Вас за встречу, мы дадим ответ в указанные сроки.
        А теперь надо быстро думать и в первую очередь надо обсудить всё с Костей. Ближайший рейс на Москву уже через три часа, потом пересадка. Так, ну бери же трубу, господин губернатор.
        — Алло, слушаю тебя мой друг.
        — Хватит придуриваться, мы выходим на следующий уровень, в 11:00 собери всех, будем думать.
        — Понял тебя, Фима. Подъезжай.

* * *

        Думать, думать, думать. Чёрт, мозги уже вскипают. А что тут думать, делаем шаг вперёд. Ладно, будем решать вопросы по мере их поступления. А острые вопросы будем решать кардинально. ЕБН молчит, снова бухает. Кучма наложил кучу и уже неделю сидит в Алма-Ате и о чём-то совещаются с подъехавшим батькой и НАНом. Местные царьки не в счёт. Как Абишевич скажет, так и будет. Но Президент Казахстана ничего не говорит. И по местным каналам тишина, только весёлые девчонки песни поют про любовь, глаза и поцелуи-луи-луи.
        Кое-где начали голову поднимать националисты и сепаратисты разных мастей. Дальний Восток забурлил, Москва далеко, про окраины подзабыла, показала слабину, вон мелкая Чечня и то зубы оскалила, а верховная власть ничего не сделала, даже Грозный не смогла взять. Хорошо, жертв было не много. Обошлись техникой и пару генералов по пуле получили. Ходили слухи, что свои им отдарились за слитые данные про офицеров и их семьи, но по результатам расследования списали всё на «белые чулки». Удобно, все непонятные трупы списывать на прибалтийских биатлонисток. Кому удобно? А Вам какое дело? Кому надо, тому и удобно. А про потерю связи в момент передачи распоряжений об отступлении или открытия коридора? Когда вместо прохода, «духи» огребали минометных подарков, не считая стрелковых очередей.
        И все же потери в армии были большие, не так, как в прошлой истории, но кто же её знает кроме Кости Усова. А сегодня уже много пошло по другому пути, хотя история штука инертная, но с каждым годом разница становилась заметной. Уж очень много людей остались живы, те кому стоило бы в прошлом умереть, ушли по нужному маршруту, да и ЕБН не получил полной власти и его дочери не успели напиться власти вдосталь.
        Паша «мерседес» от «больших успехов» запил, глядя на своего главнокомандующего, и всё идёт к тому, что снимут его с поста раньше 1996 года. В Москве бардак и власть уже шатается.
        Нам такой хоккей не нужен, поэтому придётся поездить по стране и поговорить с губернаторами и президентами. Не стоит рисковать большим, чтобы оторвать кусок. Народ в области за восстановление союза. Конечно, на Кубе отдыхать хорошо, но «мамкины пирожки», я СССР имею в виду, ещё не остыли. И правильная работа в СМИ делает своё дело. Не только Поволжская область готова вновь проголосовать за восстановление СССР, но и соседние регионы, общаясь со своими родными и знакомыми, которым повезло жить «под Усовым» всё чаще говорили в слух, что хорошо бы было вернуть границы прежние, но законы сделать, как в Поволжске. А то несправедливо как-то, едешь по дороге, которая как после бомбёжке, а границу пересекаешь и попадаешь в Европу. Можно читать, кушать, спать. Дорога, как стекло.
        А дома? Мало что высотные, так и строятся быстро, весной фундамент вырыли, а в октябре уже в квартиры заезжают очередники(пока мечта, но надо к этому стремиться).
        Мало того, в Поволжск, Сурск и Симбирск люди стали ездить за колбасой. И не только. Имя Зои Бугровой знают не только покупатели торговых центров Поволжской области, её имя было известно далеко за пределами нашего субъекта федерации. Только мало кто знал, сколько сил и энергии она вкладывала в то, что выглядит красивым, высоким зданием торгового центра «ВОЛГА» и никаких Мег и Икей.
        А пока поездим по России. Принимали местные власти по разному, Курган принял по братски, не первый год работаем в тесной связке, и помощь наша наличкой, когда нужно и физически, когда стали наезжать забугорские наймиты. Челябинск встретил с прохладцей. А что тут удивляться? В сравнении с Курганом, тут мы никак не отметились. И поэтому кроме положенного по статусу, ничего лишнего (а может и личного). Помотался по разным регионам, где-то прямо сказали, что не хотят обратно в общую коммуналку, кто-то съехал с темы, перейдя на местные проблемы и просьбы подкинуть халявы. Но были и те, кто готов был рискнуть, чтобы вернуть ещё незабытое ощущение гражданина Великой Страны.
        Интерлюдия

        — Здорово, братан. Чё хотел этот ухарь — купец?
        — С чего это Костя Слободской стал купцом?
        — Так, он всех толковых управленцев России уже скупил и союзных тоже. В области понастроил заводов и фабрик, не только на свои деньги, но и совместно с иностранцами. Говорят евреи европейские и американские ему кредитную линию открыли.
        — А, тогда понятно. То-то он кружил возле нашего директора завода, ну ты понял, какого?
        — Ну-ка, ну-ка. Разговор становится интересным.
        — Так вот, Костя Усов предложил нашему главному кредит на 2 миллиона долларов на любые проекты, то есть просто так, он же понимает, что ему кредит не вернут, а просит он ни много, ни мало контрольные пакеты четырёх самых крупных заводов: металлургического, химического, авиамоторного и нефтеперерабатывающего. А ещё десять крупнейших совхозов.
        — И что? Отдадим?
        — А ты как думаешь? Ты разве не понял, что Костя по любому оторвёт, что хочет. Ему всё равно, какая фамилия будет фигурировать в документе.
        — Да ну, не свисти.
        — Вот тебе и ну. Пару таких смелых уже исчезло. Но ни одна собака не может привязать его к их смерти. Говорят, что он начал готовиться к происходящему уже при союзе, поэтому создал команду не только ту, что видна, но и группу для щепетильных мероприятий. Я слышал, что из комитета есть люди и не только бойцы, но и аналитики, и следаки. Поэтому пока с ним никто не связывается. И ещё, есть мнение, что двух подписантов он актировал, но этого я не говорил.
        — Ну дела.
        — Ты меньше трещи, Костя прямо не сказал, но вопрос восстановления союза без прибалтов ещё не снят. Вот и думай теперь, что делать. Я решил, что позиция обезьяны на дереве, сегодня самая выгодная.
        А за окном загородной резиденции губернатора одной из восточной области сгущались сумерки. Две еле различимые тени промелькнули и снова исчезли.
        На этот раз никого не нужно ликвидировать, поэтому бойцы просто выехали из области в сторону дома. Дом — это там, где тебя ждут родные тебе души.

* * *

        Почти месяц ничего не происходило, Кучма и Лукошенко подуспокоились и разъехались по домам. В Белоруссии началась реакция, свободы ужали и улицы поутихли. На Украине прошли демонстрации в поддержку незалежности, но ни один руководитель не появился на этих мероприятиях.
        В Москве даже не заметили переполоха за границами МКАДа. ЕБН прислушался к словам Чубайса и нежной Наины, снова обрел уверенность в своей харизме, и продолжил сидеть на беленькой.
        Приближенные к власти люди, готовились к первым залоговым аукционам, назначались банки, через которые пойдут огромные денежные средства, Чубайс определялся с персоналиями назначенных миллионеров и олигархов.
        Американцы пачками печатали законопроекты для принятия в Думе. Министр иностранных дел Козырев без советов американского посольства даже в туалет не ходил, не то что произнести речь или подписать документ.
        Однако, в сравнении с прошлой истории ситуация не была такой уж острой.
        Народу было тяжело, но пока в власть на местах не теряла голову от безнаказанности. Особенно после показательной смерти двух своих коллег. При этом история шла к выборам по прежним рельсам, по указивкам пендосов.
        Благодаря введенному в июле валютному коридору в экономике наметилась оперативная пауза, все ждали, каждый чего-то своего, но по сценарию заокеанских партнёров денежки наши должны пойти на развитие экономики США, а белые туземцы могут радоваться тому, что заберут у них не всё.
        Благодаря публикациям и передачам по телевидению жители области и близлежащих регионов уже знали про планы запада, который по словам либерастам спит и видит, как нам помочь избавиться от социальных льгот и рабочих мест, от суверенитета и целостности. Поэтому приезжающие доброхоты с сильным аглицким акцентом получали отлуп и быстро сворачивали свою деятельность в области. В московских СМИ появились статьи про недемократичного диктатора Усова, но после скоропостижной смерти двух главных редакторов и одного журналюги тон публикаций понизился и постепенно волна сошла на нет. Всё таки наши люди очень вумные, всё понимают без слов. Виновным объявили того же неизвестного, кто убил Влада Листьева, а «Берёзе» было на эти слухи наплевать. Он шёл к своей цели, власти над властью. И главным на этот период он считал войну на Кавказе. Представляете, человек на свои деньги организовывал похищение своих журналистов, потом показывал картинку переговоров со своими карманными террористами и под объектив видеокамеры передавал портфель с якобы миллионами доллАров за освобождение «несчастных» людей. При этом он имеет
три профита: официально профинансировал свои криминальные структуры, отмыл грязные деньги, добытые через организацию пирамид и заработал популярность у пипла, который хавает.
        Вот так и живет на свои 3 %, имеется в виду 3 по сто.
        Но и тут у него не всё срастается, наши парни со своей аппаратурой периодически перехватывали их разговоры и пару операций ему срывали. Он уже догадывается, что тут что-то не чисто, но пока нет доказательств, «Берёзе» приходится терпеть. И думаю, после выборов крышу у него может сорвать. Поэтому пока паровоз ещё только самовар, с ним надо что-то делать.
        — Степан, тут назревает конфликт с «Берёзой», поэтому подготовь несколько вариантов решения этой проблемы. Лебедя эти голубки и сами актируют, нам надо поддерживать связь с Хлопониным, в Красноярске можно будет поработать. Там много лакомых кусков есть. Для местных они не подъемных, а москвичей туда пускать не стоит. Потом их оттуда не выковырять.
        — Хорошо, пару групп я в Москву отправлю, пусть посмотрят и подготовят несколько вариантов.
        — Пусть работают параллельно, ещё лучше, пусть не знают друг о друге. Нет, стоп. Они могут пересечься и наломать дров. Проинструктируй, чтобы не мешали друг другу, но работали по разным местам. И Стёпа, по линии криминала пусти пару человечков, на всякий случай, чтобы иметь запасной вариант. За фигурантом стоят американцы и наглы, не хочу подставляться. Тем более такая комбинация нарисовалась. До выборов они меня не тронут, я обещал ЕБНу 45 %, Гене тоже пообещал 30 %. Поэтому я им нужен, а после выборов за меня возьмутся основательно, думаю пристегнут посольских.
        — И ты так спокойно об этом говоришь? Ну Костя, ты даёшь.
        — Стёпа, политика это такая штука, которой всё равно, как я говорю, она конкретна и холодна, если за тобой нет силы, тебя просто сомнут. У меня пока есть область, инфы про мои конкретные ресурсы тоже пока ни у кого нет. Поэтому они и ждут выборы, а если бы всплыло хотя бы о части наших операций и акций, нас уже бы танки проутюжили и авиацией отработали до объединения субъектов.
        — Хорошо, что ты Костя на этом месте, я бы уже дров наломал или море крови пустил. Власть не моя ипостась. Мне и одной королевы хватает.
        — Да, твоя Зоя настоящая королева, повезло тебе.
        — А то я не знаю.
        — Хорошо, брат, сейчас придёт Кира, надо закругляться.
        — Тогда до завтра.
        — Зое привет передавай. Дружеский, не по работе.
        — Замётано.

* * *

        — Костя, тут такое происходит, голос Виктора Белозёрова чуть не срывался на фальцет. Наш главный рвёт и мечет. Мне кажется, что он тебя боится. Не физически, а как конкурента.
        — Витя, папагойзя.
        — Не понял, ты про что?
        — Говорю, успокойся, братан.
        — А, понял. Ты что там творишь?
        — Я ничего такого, в чём дело, Витя, из-за чего сыр-бор?
        — Наши провели опрос по стране, и ты в рейтинге на первом месте с хорошим отрывом. Представляешь? Наш совсем обоср… обпереживался. Короче, я приехал узнать, ты будешь баллотироваться?
        — Я не буду пока выпячиваться, у меня ещё не все ключевые позиции закрыты. Так что пусть Гена не боится, я вне игры. По крайней мере не в эти выборы. Но если ситуация потребует ты должен быть готовым перехватить эстафету. Ты понял?
        — Это серьёзно?
        — Очень.
        — Мне нужно ещё года три.
        — Они у тебя есть.
        — Хорошо. А как у тебя дома? Как родители, жена, дети?
        — У меня то хорошо, а как у тебя?
        — Пока в раздумьях. Твои кандидатки из кожи лезут, чтобы я решил, как ты хочешь. Но брат не стоит за меня решать мои личные вопросы. Хорошо?
        — Девочки делают свою работу по продвижению тебя наверх. То, что они хотят тебя застолбить, так это их личная инициатива, я не экстрасенс, я просто начальник. Ты слишком лакомый кусок, чтобы не попытаться его проглотить. Так что успокойся, я им не ставил задачу затащить тебя в ЗАГС.
        — Хорошо, Костя, я тебя понял. А так у меня всё хорошо. Думаю, через пару лет картина будет более ясная. Но Гена тебя стремается очень серьёзно.
        — А что с родителями?
        — Батя пока в бюро КПРФ, готовится к выборам. Мама с ним, как всегда.
        — Осталось сыну остепениться и одарить их внуками.
        — Ну это ещё только в планах.
        Неожиданно заиграла музыка, Константин взял со стола телефон.
        — Саня звонит.
        — Пусть едет сюда.
        — Алло, бродяга, по делу звонишь или по дружбе?
        — Это как понимать? Друг приехал, а мне об этом сообщают агенты. Вите что, трудно позвонить?
        — Тут дело было, но мы уже порешали всё. Приедешь?
        — Нет уж, лучше вы к нам. Приезжайте ко мне домой, все уже готово.
        Вечер плавно перешел в ночь, когда старые друзья расставались, звёзды на небе тихо переливались точками и тире. Ночная прохлада приятно бодрила, но утренние заботы опять не дали насладиться моментом.
        — Всё парни, по домам.  — Костя, как и раньше начал рулить.
        — Хорошо посидели, почаще бы так.  — Саня несмотря на работу остался романтиком.  — Да куда там, запряг эксплуататор.
        — Помолчал бы, ты хоть дома, а я в этом гадюшнике, каждый день слушаю и вижу такое вещи….
        — Ну добре, разъехались.

        3

        В середине ноября в Казани встретились три разных человека, один из них очень молодой, но амбициозный руководитель рукотворного субъекта Усов Константин Валентинович, хозяин дома был опытным бойцом на политическом ринге, бывший Председатель Верховного Совета Республики Татарстан Минтимер Шарипович Шаймиев мудрый и хитрый татарин. Ещё один гость Муртаза Губайдуллович Рахимов башкирский нефтяник, также сумевший отжать в удобный момент для своего региона максимум преференций. Этих троих людей объединяло одно — они хотели своим людям успеха и процветания. Умные лидеры понимали, что с маленького пирожка даже украденный кусок меньше взятого почти законно, но с огромного пирога, какой бы ни была его начинка: нефтяная, газовая или замешанная из сельского хозяйства, промышленности и науки. В отличии от остальных горе-губернаторов и президентиков, эти зубры не раскидывались деньгами на никому ненужные футбольные и хоккейные клубы, и связанные с ними затраты на договорные матчи и покупку дорогих игроков. Когда-нибудь попозже, может быть. Да не может быть, а точно будут они рубиться друг с другом на
футбольных полях и в хоккейных коробках. Но сегодня все деньги нужно использовать на укрепление и развитие всего того, что в будущем позволит украсить старые города, построить новые, создать условия для промышленного роста и научного прорыва. С такими думами смотрели они друг на друга.
        Шаймиев не забывал, как Усов первым пришел на помощь в первый день после пожара на «Камазе», да и Рахимов не раз обращался за наличкой к молодому коллеге. И сами они не раз и не два помогали Косте в разных вопросах, особенно в Москве на разных уровнях. Вот и сейчас они оперативно среагировали на его просьбу пообщаться.
        — Здравствуйте, товарищи,  — первым начал разговор инициатор встречи, я считаю Вас своими товарищами на этом поле политической гражданской войны. Пусть мы не раз друг другу помогали и я благодарен Вам за каждый рубль и совет, а за поддержку отдельный «рахмат». Но я попросил Вас о встрече по такому вопросу: восстановление союза без прибалтов. Я проехал по стране этот вопрос витает в воздухе. Народ поддержит. Вопрос в нашей выгоде, что нам с этого? Хотелось бы услышать Ваше мнение, что скажете?
        В комнате установилась тишина.
        — Молодой человек,  — хозяин дома начал свою речь,  — всё что Вы сказали интересно, очень интересно, даже понятно, в какой-то мере. Но мы так много потратили сил и средств на то, что имеем, что не хочется ничего пока менять. Что Вы на это скажете?
        Глава Башкирии только согласно кивнул, отпив из пиалы небольшой глоток изумительного зелёного чая.
        — После моего предупреждения и помощи мы втроём приобрели хорошие куски не только на территориях наших субъектов, но и в других областях. Там наши интересы труднее блюсти, поэтому мной проведена определённая работа по предотвращению силовых захватов наших активов. Но долго это продолжаться не будет. Рано или поздно те, кто не успел к дележу советского пирога, решит, что мы имеем слишком много и попытается отжать у нас нужные им предприятия. Поэтому сейчас у нас есть возможность на более высоком уровне закрепить сложившийся статус, если Вы переговорите с Назарбаевым, Алиевым и с Туркменбаши, тогда можно будет говорить о создании нового сильного государства.
        — А почему ты не упомянул Каримова и Акаева?
        — Каримов не пойдёт на контакт, он очень хочет быть ханом. Акаев слизняк, пойдёт туда, куда ему скажет Назарбаев.
        — А что с Украиной, Молдовой, Грузией и Арменией?  — это уже Рахимов решил вступить в разговор.
        — Так давайте вместе подумаем, посоветуемся с мудрыми людьми.
        — Молодой, но умный, ты Костя. И какие твои мысли?
        — Я думаю, что надо собрать по максимуму союз воедино, на базе России. То есть мы должны рулить на принципах, которые работают у наглов. Хотя бы на первых порах. Мои операции принесли некоторые суммы, если Вы добавите, мы сможем за полгода-год подготовить в этих частях нужные мысли в головах населения. Союз совсем недавно распался, и некоторые уже заболели ностальгией по благополучию эпохи «застоя». Так что много времени и денег не потребуется. Вы готовы к борьбе?
        — А что мы получим от твоих художеств? И кто будет руководить этим новым образованием?
        — Для начала, я не претендую на место первого лица, даже и на второе не хочу подниматься. Мне пока не потянуть. Вы сможете рассчитывать на министерские места. А мне и это место нравится. Свято место пусто не бывает. Поэтому первое место найдётся кому занять. Наши регионы получат обширнейшие рынки сбыта. У нас много чего надо продавать, пока российский рынок не наполнился, это не критично, но через несколько лет вопрос сбыта станет остро. А на западе нас никто не ждёт. Плюсом нам будет тупизм местных элит, которые выдавили русских, татар и башкир с насиженных мест. Этим они разрушили свою промышленность, и теперь будут полностью зависеть от наших мощностей, на которых работают их бывшие земляки.
        — А как ты видишь внутреннее устройство государства?
        — На опыте развала СССР и попыток развала РФ, структура государства должно выглядеть просто, унитарное государство, где у верховной власти должно быть минимум прав и обязанностей, например: сбор налогов, охрана государства, производство военной продукции, генерация и распределение электроэнергии, строительство авто и железных дорог, транспортировка нефти и газа за границу, внешняя торговля стратегических товаров, наука и образование, ну и здравоохранение, конечно же. Деление на субъекты по географическому принципу и по количеству населения. 15 -25 миллионов жителей на субъект, будет хватать для само-обеспечения и достаточных отчислений в центр. Интересы национальностей должно быть обеспечено отдельным министерством, из федерального центра должно обеспечиваться сохранение и изучение национальных языков, традиций и особенностей. Национальные школы должны иметь дополнительное финансирование из бюджетов субъектов, в дополнение к союзным деньгам. Понимаете, товарищи, национальные языки более защищены, когда их носители живут в одном месте и живут по своим народным традициям, под контролем старших и
поддержкой государства через построенные производства на месте, обеспечением достаточного уровня жизни там, где жили и живут родственники и близкие, и где растут их дети. Тем самым решается много вопросов: от воспитания детей и до безопасности. А мир могут посмотреть пассионарии, от них никуда не деться.
        — Тебе молодому русскому руководителю просто говорить об упразднении своей области, тем более ты только её собрал, а мы только-только сформировали свои микрогосударства и сразу растворяться в больших субъектах? Ты думаешь, нас поддержат наши народы?  — Рахимов повысил голос, слегка, но он сдержал себя, под пристальным взглядом Шаймиева.
        — Костя, я тебя уважаю, не только за то, что ты смог сделать с крупной областью несмотря на давление из Москвы, даже за то, что ты сразу мне помог после пожара на «Камазе», но твои слова о территориальном принципе формирования субъектов, меня очень огорчило. Ты же умный человек и должен понимать, сейчас никто не сможет уговорить даже маленькую Адыгею, снова стать частью Краснодарского края, не то что моих татар. И если мы вдруг с Муртазой пойдём на эту авантюру, ты сможешь гарантировать успех твоей затеи?
        — Минтимер Шарипович, я понимаю глубину Вашей боли от моих слов, но и Вы примите тот факт, что нам надо делать правильные выводы из тех событий, которые мы проживаем. Нас расчленяют только по национальному признаку. И СССР и Россию теперь долбят по больному. По лицу, у кого-то оно круглое и светлое, а есть ещё и смуглое вытянутое. Кому-то светлые волосы дал Бог, а кому-то черные подарил Аллах. И только мудрость Вас обоих не даёт нашим врагам разделить нашу страну. Я и весь русский народ Вам за это благодарны. Но этого мало, на Вас лежит ответственность за будущее не только своих республик, но и всего нашего мира, если Россия распадётся, нас просто сотрут в порошок эти наглосаксы. Нас, как индейцев загонят в резервацию и будут отбирать на работу в качестве подсобников или уборщиков, в самом лучшем случае охранять своих соплеменников.
        — Эх, молодой ты ещё, Костя. Жизни не знаешь. Мы с Муртазой уже много видели, но такого бардака, как при Ельцине не было в нашей стране даже в войну. И если мы не сможем защитить свои народы от жадности московских прихлебателей и предателей, то цена нам драная шкурка больной овцы.
        — Минтимер Шарипович, Вы очень мудрый человек, это видно по тому, что именно Вас народ республики выбрал своим руководителем. Хочу отметить, что и русские отдали за Вас свои голоса не потому что дураки. А потому что доверились Вам. Да что там Ваши русские, в соседних областях умные люди ищут родственников в Вашей республике, чтобы переехать и осесть в успешном регионе.
        — Тебе самому грех жаловаться, как пылесос собираешь во всём бывшем союзе спецов во всех, я повторяю, во всех отраслях жизни.
        — Ну, что Вы, Минтимер Шарипович, не надо преувеличивать, не во всём союзе и не во всех отраслях. Да и Вам нужных спецов десятками и сотнями направляем. Вот и в Башкирию недавно группу педагогов отправил. А врачей? Средняя Азия скоро останется с шаманами и шарлатанами у которых нет знаний, но есть красивый купленный диплом.
        — Ну хорошо, допустим ты нас двоих убедишь. А как нам работать с нашими людьми? Мы только оформились в отдельную республику, только начали вставать на ноги, и тут такой поворот на 180°. Ты думаешь легко, так просто разворачивать большое количество людей? Это в строю можно организовать военнослужащих, но люди не солдаты, им всё равно, что в голове их руководителя, они хотят сытно есть и сладко пить, и чтобы меньше труда отдавать. И руководитель должен пройти по лезвию бритвы, чтобы и людей не сильно растревожить и дело сделать. А ты предлагаешь на ходу перестроиться и продавить свои решения в головы неподготовленных людей.
        — Муртаза Губайдуллович, я дико извиняюсь, но у Вас не совсем достоверная информация. Дело в том, что наши люди читают газеты и смотрят телепередачи моего медиа-холдинга. И периодически мы проверяем обратную связь от наших читателей и зрителей. Так по последним опросам более 73 % наших земляков за то, чтобы в стране был порядок, чтобы была стабильность. В Поволжской области практически 100 % за восстановление союза по новым принципам.
        — Ещё бы, сколько недовольных, после последнего мероприятия «американских друзей» переехало в дальние дали. Ты не знаешь, куда «уехали» самые горячие головы?
        — Ну головы уехали вместе с остальными частями их тел, но куда они направились я сказать не могу, не мой уровень.
        — Я понял, и скорее соглашусь с тобой, нельзя безнаказанно покушаться на власть, даже за американские деньги.
        — Ну это всё лирика. Что мы решим по главному вопросу? Сможете съездить к НАНу на этой неделе? Или у него запись на несколько месяцев вперёд?
        — Поехать-то я смогу, но что я ему могу предложить? Кто будет главным, и что будет представлять новой государство конкретно?
        — Начнём с главного: государство должно быть унитарным. Государственным языком должен быть русский, но на местах местные языки будут региональными. Экономика будет не эффективной, а поддерживающей. То есть будет почти как в СССР. Но для начала пусть восстанавливают свою промышленность за свои деньги. Что смогут, то восстановят, остальное мы достроим, но полностью промышленность на окраинах ставить не будем. Пусть зависят от нас. Переработка, ширпотреб, логистика и торговля пусть будет. Вся промышленность пусть будет у нас в центре России.
        На внешнюю политику, оборону, охрану границ, образование, здравоохранение, инфраструктуру, энергетику, капитальное строительство стратегических производств каждый субъект должен будет отчислять конкретную сумму денег, остаток тратит на свои нужды.
        Но, и тут переходим на внутреннюю политику, все силовые структуры, прокуратура должны быть только союзные. На местном уровне останется общественный порядок и экономическая безопасность. Местные советы народных депутатов должны приспосабливать союзные законы к местным реалиям, но руководитель должен назначаться сверху. Пусть будут друг друга контролировать. И ценз не должен превышать 15 лет. Промышленность пусть делится на местную и федеральную. Сельское хозяйство тоже пусть делится также. Например, совхозы будут союзные, а колхозы местные. Но деньги платить по труду. Сделал больше, получи соответственно. Хрущевщину не будем воспроизводить.
        Теперь определимся с мотивацией Назарбаева, что можно предложить человеку, у которого есть всё?
        — Может он согласится на место премьера?
        — Начнём с двух сторон. Для начала определимся с должностью, но параллельно поработаем с личностью Амана Тулеева. Он ещё коммунист? Подготовим программу пиар-компании в Казахстане. Чистого казаха не стоит пиарить, не сможем его эффективно контролировать. А варяга держать за ниточки проще. Потом надо поработать с его дочерями. Сильные личности, но у каждой есть свои слабости. Не стоит забывать русских на севере Казахстана. Надо по максимуму закупить акции добывающих компаний, особое внимание обратите на Гурьев. Там нефть начнут скоро добывать в хороших объемах.
        — Костя, а ты зачем нам говоришь про такой куш?
        — Это для того, Минтимер Шарипович, чтобы Вы поверили в мои слова об остальном. Я уже начал закупку акций и планирую продолжать свою экспансию в Казахстан. А Вас привлекаю, потому что против пиндосов не потяну в одиночку.
        — Спасибо, дорогой, за доверие, ты красиво всё обрисовал, сам ничего не хочешь. Но такую кашу заварить и соскочить — нехорошо получается. Умные люди не поймут. Да и Нурсултан Абишевич также может подумать. Ты твёрдо решил не лезть в борьбу?
        — Я то точно решил, но если нужно будет сделать шаг и стать локомотивом, что ж, я готов. Мы погранцы не привыкли просто так сдаваться.
        — Слова не мальчика, но мужа. И я отвечу тебе так, про тебя я знаю давно, много хорошего слышал, и много не очень приятно тоже о тебе говорят. И очень нехорошие вещи про тебя, и твои дела шепчутся по углам. Но я так скажу, всё что ты делаешь, делаешь для своих людей. И это достойно уважения. А в белых перчатка великие дела не делаются. Ведь чем больше дело, тем оно задевает интересы больших людей. А они не готовы просто так спускать кому бы то ни было. И тут, кто быстрей и решительней, тот и победил, а победитель всегда устанавливает правила. А правила твои просты и понятны: делаешь свои дела, не мешаешь другим, кому надо помогаешь.
        И сейчас, великое дело решил сдвинуть. Я думаю, что ты сможешь потянуть и союз, но тут игры другого порядка. Тебе придётся общаться с такими акулами, только держись. Но мудрые люди тебе помогут. Я помогу, Муртаза поможет. Но твоё деление на регионы — мы пока не сможем поддержать. Вон калмык только-только успокоился после 1993 года. Как он пересра**ся в 1994 году. Думаешь он просто так откажется от мести за тот страх? Нет. Вот и думай, как сделать так, чтобы не поджечь новую гражданскую войну. Русские победят, конечно, но на кой нужна будет им такая победа, когда последний прибалт сможет им приказывать из-за спины, как у тебя в газетах пишут, пиндоса.
        — Благодарю, Минтимер Шарипович, за доверие. Я подумаю о том, что Вы сказали. И при следующей встрече, дам ответ.
        — На случай вопросов от ЕБНа, скажем обсуждали вопрос строительства моста через Волгу.
        — И где этот мост будет?
        — Так не решили же, только обсуждали.
        — Хорошо, пусть так и будет. А наше дело, пусть осуществится. И каждый получит то, что заслужил.
        Сразу после совещания гости разъехались, а хозяин ещё долго сидел в своём кресле и думал.

* * *

        23 ноября в 12:00 по местному времени вся область замерла и экранов телевизора и у динамиков радиоприёмников и репродукторов. Народ ловил каждое слово, сказанное и несказанное тоже. По привычке ещё с советских времён.
        Разминались вопросами о личной жизни и работе. Прошлись по бюрократии и волоките. Хорошо, хоть про коммуналку в этой истории не было вопросов. Почти все высотные дома были государственными. Поэтому реорганизаций ЖКХ не было, повысили спрос и подкинули денег, заменили трубы и провода. Канализацию обновили. На кооперативной недвижимости не стали останавливаться тоже, там есть кому разбираться. Через полчаса простых вопросов, стали задавать и более острые вопросы, выходившие за рамки компетенции губернатора, но народу было всё равно. Они верили, что Костя их может, если не всё, то очень-очень много.
        — Константин Валентинович, скажите пожалуйста, когда будет отремонтирована дорога на трассе Поволжск — Самара? Я водитель, зовут меня Владимир.
        — Владимир, на своей территории мы обновили дорожное полотно ещё год назад, сейчас там ведутся работы по благоустройству. Построены заправки и кафе, имеется даже небольшой мотель, в котором наши молодые парочки проводят вечера в интимной обстановке.  — губернатор хитро улыбнулся, но это только между нами. А за границей области мы не можем ничего поделать, так как бюджет области тоже не резиновый и мы не можем делать чужую работу. Жителям Самарской области надо самим добиваться от своего руководства выполнение им своих обязанностей. Роль власти на местах — благоустраивать населенные пункты, строить инфраструктуру и поддерживать предпринимательские инициативы своих жителей. Ну и общий контроль за общественным порядком. За законность должны отвечать федеральные органы правопорядка. Ответил я на Ваш вопрос, Владимир?
        — Спасибо. Всё понятно. Но при этом нам водителям от этого не легче. Пусть дороги между областными центрами курируют федеральные власти, а внутри области, так уж и быть отдать губернаторам.
        — Это не нам решать, для этого есть Государственная Дума, мы только исполняем законы и бюджет.
        Ведущая очередной встречи губернатора Поволжской области Усова Константина Валентиновича с жителями области, Севцова Кира, озвучила вопрос, пришедший по почте:
        — Уважаемый наш губернатор, что нужно сделать, чтобы наша Родина опять стала сильной и уважаемой? До какого уровня мы будем падать? Что нам надо делать, народу то есть, чтобы закон и порядок вернулся на улицы городов и сёл? Подпись: Варвара Тимофеевна, жительница поселка Кондоль.
        — Благодарю за вопрос. Я всегда гордился своими земляками. Вопрос не в бровь, а в глаз. Для начала нам надо понять, что хотите построить? Лично я не хочу выполнять непонятные указания непрофессионалов из любой партий, пусть даже самой народной. Я хочу, чтобы у каждого из нас был выбор. Не выбор: быть порядочным или быть подлецом, но быть счастливым или быть успешным. Всё остальное от лукавого. Потом нам надо приготовиться к тому, что наши «друзья» начнут нам люто «помогать». Помогать скатиться в гражданскую войну. И события в Чечне, это только мелкая зыбь, по сравнению с тем, на что горазд наш народ в братоубийственной бойне. Чтобы дать отпор нашим недругам, нам надо быть вместе. Всем, всему народу. Только сильных уважают на западе. Да и на востоке тоже. Скажу по секрету, наша область могла бы жить намного богаче и сытнее, если бы не большие расходы на строительство и финансирование наших военных объектов. Вы знаете, что на территории нашей области переведены несколько воинских соединений из соседних областей, из групп наших войск за границей. Строительство военных городков строит много денег. Но
при этом жители области и в таких условиях умудряется жить лучше соседей. Вы знаете, сколько к нам приезжает делегаций из всех соседних субъектов с просьбами о присоединения к нам. Всем надоел бардак псевдодемократии. Мы не можем помочь всем, сами знаете. Причины отказов Вы и сами помните. Кто были зачинщиками прошлых беспорядков? Вот. Не забыли. И мы тоже имеем это в виду. Но и в этой ситуации, я благодарен своим землякам. Спасибо Вам, что не скатились к самоуправству и самосудам. Отдельно хочу поблагодарить работникам всех учебных заведений. Только Вашими усилиями наши дети не стали преступниками. Благодарю Вас.
        И наконец, в ответ на третий вопрос уважаемой Варвары Тимофеевны, определитесь с человеком, за кем Вы захотите идти, а это произойдёт тогда, когда будет найден ответ на первый мой вопрос: Что будем строить?
        — Следующий вопрос от работников «АВИАЗВЕЗДЫ», Константин Валентинович, мы рабочие и служащие завода обеспокоены за наше будущее. Говорят, что авиакомпании будут переходить на иностранную технику. И ремонт, и обслуживание будет заграничное. Что же нас ждёт?
        — Очень важный вопрос, очень рад, что он был задан. Как все знают, в области работают две областных авиакомпаний: «Волга-Авиа» и «Русские авиалинии», и две московские: Аэрофлот, Московия. При этом с нами сотрудничают и другие авиакомпании. Количество рейсов растёт. Для внутренних направлений нужно в год более 20 новых бортов. Для внешних рейсов будем выпускать самолёты новых модификаций. Оборудования и технологии уже закуплены. Его пока не завезли, но в ближайшее время для него будут освобождаться площади, и после этого будут монтировать. За это время Вам надо будет пройти стажировку, руководство завода решит, как это организовать. А если не смогут, будем решать сами, что и как делать. С руководством завода тоже решим, кардинально.
        Последние слова губернатора были встречены в тишине, вся область восприняла его слова буквально. И каждый зритель и слушатель в самом захолустном закутке огромной области знал, насколько реально и что будет с неназванными фигурантами. И это поняли те, кого имел в виду руководитель области. Сразу же затрещали телефоны на столах подчинённых, в приёмных высоких начальников, шестерёнки закрутились. И ещё одно дело сдвинулось с мёртвой точки. Чтобы в некоторые люди не перешли в мёртвое состояние.
        — Следующий вопрос пришёл из села Солёное. Этот вопрос из соседней области, но он актуален и для нашей области. Пишет нам Павел Аркадьевич Сытин: почему в Поволжской области насаждается диктатура и произвол чиновников? До каких пор будут бесчинствовать менты и комитетчики? И как Вы можете быть руководителем области без высшего образования и без опыта руководящей работы?
        — Вопросов много, но я отвечу. По первому вопросу: у нас нет диктатуры, потому что в Российской Федерации имеется Президент и федеральная власть. По Конституции страны у нас демократическая республика. А республика значит власть народа. Про чиновников, в нашей области чиновники не имеют власти. У нас верховная власть у Законодательного собрания, губернатор представляет исполнительную власть по поручению народа, который его выбрал на выборах. Если жителям области что-то не понравится, на следующих выборах меня не переизберут.
        По поводу правоохранительных органов, у нас все они работают согласно Федеральных Законов о милиции и государственной безопасности. А контроль за ними проводится силами нашей прокуратуры. Кроме того есть и контроль со стороны местных властей.
        Судя по содержанию и лексике, этот житель села имеет, как минимум, два гуманитарных образования. То есть наличие дипломов не гарантирует наличие достаточной компетенции для работы на ответственной должности.
        После это фразы в студии прошелестел гул сдерживаемого смеха. Да и в атмосфере, как-то стало свежее. Напряжение спало и народ, смотревший трансляцию по телевизору и слушавший по радио, расслабился с улыбкой на счастливых лицах. Но передача продолжалась. Вопросы посыпались один за другим. Вот с улиц города Сурска женщина спросила про водопроводные трубы. У части города уже поменяли стальные трубы на пластиковые, а у части нет. Другой вопрос был про цены на сахар, хлеб и крупы. Волна проблем житейских нахлынула и вновь сошла, когда оператор зачитал вопрос про ближайшие планы:
        — Константин Валентинович, Вы планируете баллотироваться на ближайших выборах?
        — Вам не жалко будет, что я уйду? Не будете по мне скучать? И что я Вам такого плохого сделал?
        Тут вступили участники мероприятия, которые находились на площади Ленина в Сурске:
        — Мы гордимся тем, что Вы наш земляк, и мы скучаем по годам, когда Вы жили постоянно в Слободе. Мы с пониманием отнеслись к тому, что Вас избрали губернатором большой области. Но мы, считаем, что Вы сможете больше. Даже на уровне бывшего союза. А мы всегда Вас поддержим.
        — Спасибо Вам, мои родные.  — слеза заиграла в свете софита и люди увидели её, наверно в первый раз за все годы жизни Константина Усова. Даже на похоронах тестя — это были другие слёзы. А вот так, просто от душевного порыва, такое было впервые. Однако, пока, в области очень много проблем и я ещё не думал о таком далёком будущем. Может в следующем тысячелетии?
        Как не хотел Константин избежать этого скользкого вопроса, но слово было произнесено. Это услышат те, кому надо и не надо, по крайней мере донесут до ЕБНа. Рано, ещё бы пару лет. Эх, но кто нам эти два года даст?
        Прямой эфир губернатора Поволжской области длилась три часа. По окончании помощники собрали все вопросы, которые не вошли в эфир и уехали. Бумаги пройдут проверку в аналитическом отделе, некоторые вопросы передадут в СБ, Бугров разберётся с самыми отъявленными. А те, кому хочется жить, сделают выводы. Надеюсь, сделают. Но если нет, так новая волна выпускников из когорты птенцов Усова уже подтягивается. Молодые, злые до подвигов и главное преданных своему Командиру, смогут со временем занять все ключевые позиции. А там посмотрим, может можно будет и на федеральный уровень переходить?

* * *

        На прошедших залоговых аукционах всё прошло также, как и в прошлой истории. Только несколько жирных кусков осели в закромах тройки: Шаймиев, Усов, Рахимов. Всё таки история очень инертная штука. Рыжий крыс самозабвенно раздавал предприятия, делая случайных людей миллионерами и миллиардерами. Главным критерием была личная преданность и наличие крючков для контроля. Несмотря на то, что Усов не претендовал на много, из Москвы приходили тревожные новости. ЕБНу преподносили информацию из которой можно сделать вывод, что Константин Усов собирается конкурировать с ним на предстоящих выборах Президента. В перерывах между попойками руководитель аппарата администрации Президента, Сергей Филатов, первый заместитель председателя правительства Чубайс в два уха пели одну песню: этот Усов совсем оборзел, живёт, как король, законы не исполняет, Москву не слушает, Президента игнорирует.
        Витя Белозёров через день звонит и рассказывает слухи, которые гуляют по столице про то, как Поволжский удельный князёк буреет и наглеет, подмял под себя всю область и планирует стать самостоятельной фигурой, и только ждёт момента, чтобы вырваться из под опеки Москвы.
        И предпосылки такие имелись: промышленность в области не только сохранилась, но и прошла недавно модернизацию. Были получены и в большинстве уже освоены новые технологии. Сельское хозяйство не упало и не рассыпалось. Колхозы и совхозы реорганизовались и стали производить продукцию весь год. Треть территорий сельхозугодий покрылись теплицами. Излишки тепла и электричества благополучно перенаправили туда. В соседних регионах потребление энергии сократилось в разы из-за обвала экономики, поэтому спрос на продукцию предприятий Поволжской области растёт с каждым днём, да что уж скрывать, с каждым часом. Очереди в офисах стоят, как за водкой при лысом пятноносителе. А человеческий ресурс? Второй по популярности регион для трудовой миграции после Москвы. При этом чистота на улицах и порядок поддерживается исключительная. Тут «вина» местных властей и правоохранительных органов. Да и мигранты не дехкане среднеазиатских республик и не молдавские спецы мастерка и лопаты, а русские, украинцы и культурный слой других национальностей бывшего союза, нашли работу и кров во всех городах области. Губернатор
изначально расставил приоритеты в миграционной политике, а также назначил конкретных ответственных исполнителей, наглядно показав, что будет если кому-то захочется половить рыбку в мутной воде. Несколько начальников отделов милиции и руководителей предприятий просто потеряли работу. От слова совсем. Их просто вывезли за пределы области с одним чемоданом на всю семью. Первый обиженный хотел бы побороться с системой, но после пропажи его дочери, он всё понял и спокойно выехал в Москву. На вокзале его встретила испуганная дочь, уже бывшая студентка ПГУ.
        По мере приближения даты регистрации кандидатов на пост Президента РФ, обстановка накалялась. Из Москвы постоянно кто-то звонил, на Костю выходили разные люди. На всех пресс-конференциях или интервью задавался один и тот же вопрос: «Будете баллотироваться на пост?». И даже не назвав должность, все понимали, о чём идёт речь.
        — Костя, пожалуйста, реши вопрос с выборами. Тут меня прессуют со всех сторон, Гена каждый день, а от ЕБНа через день.
        — Витя, сообщи всем, что я решил этот вопрос.
        — И что мне говорить?
        — Брат, я решил выборы провести областные. Поэтому мне будет не до федеральных проблем.
        — Фу, наконец-то. И когда ждать официального сообщения?
        — На этой неделе Заксобрание примет закон о проведении в один день с выборами на пост Президента, выборы губернатора области.
        — Замечательно. Нашим скажу, чтобы готовили походную кандидатуру, дабы не позорились.
        — Решайте сами, мне не до этих мелочей.
        — А то.
        — Вить, приезжай на неделе, обсудим вопросы, есть планы.
        — Хорошо, брат, приеду.
        1 декабря 1995 года все СМИ, подконтрольные Кире Севцовой на первых страницах газет и в новостных выпусках разместили текст постановления Законодательного собрания Поволжской области о проведении выборов на пост губернатора в первую субботу марта 1996 года.
        И с этого дня звонки сразу прекратились. Как — будто кто-то вырубил рубильник. На ближайшие полгода эта проблема снята.

* * *

        — Нурсултан Абишевич, наш молодой коллега, не претендует на первую роль, у него свои планы. Но в любом случае, мы контролируем ситуацию.
        — Минтимер Шарипович, ты такой опытный интриган, должен видеть, что без него вся твоя игра будет пустым звуком. Он заложил очень хитрый заряд, а может и сам не заметил, наверно.
        — Это Вы про то, что русских в союзе всё равно больше всех остальных вместе взятых?
        — И про это тоже. Кроме этого в предложении есть момент, который без него не сможет развиваться, это про экономические связи. Ведь он планирует всю основную производственную мощь сконцентрировать в центре России. А нам остаётся только треть всех экономических возможностей. Так за эти куски мы друг другу глотки рвать будем, а молодой волк будет контролировать всё.
        — Но кто ему позволит? Ведь глава союза сможет и на него управу найти. Мало ли какие знаковые люди погибали? Даже Кеннеди не смог уберечься.
        — Ты не путай папенькиного сынка и этого волчару. Усов в своей вотчине, как царь. Попробуй его тронуть, народ за него любую власть снесёт. По моему мнению, рано или поздно нам придётся его принять. Но знаешь, брат, не хочется становиться в строй. Только-только начал привыкать к Власти. А тут, твой партнёр предлагает самому всё отдать.
        — Так, может, лучше сейчас его сбросить?
        — Ты веришь, что тебе позволят это сделать? Меня он ещё потерпит, немного. А с тобой быстро порешают. Мне мои безопасники доложили, что в смерти твоих коллег тень Усова маячит. Так, что думай.
        — Да мы сразу на него подумали, но подкопаться не получается. Да и мотивов нет.
        — Тут Кучма у меня прятался, так и его архаровцы на Усова грешат. Ой не простой у тебя компаньон.
        — Иншалла, Нурсултан Абишевич.
        — На аллаха надейся, но сам тоже не забывай подкладывать соломку, а то упадёшь и что-нибудь сломаешь. Прецеденты имеются. Да и Бориска отрабатывать американский хлеб должен. По моим данным вашингтонский обком готовит Вас к разделу. Росселю пообещали поддержку, за что он в Ёбурге самый крутое консульство отгрохал. Там у него американцев чуть ли не столько же, сколько в посольстве в Москве. И мне сказали, что скоро у него будет своя валюта, «Уральский франк» называется. В Швейцарии уже печатают первую партию. Откуда знаю? А где ты думаешь я печатаю свои деньги? Там же. И в очереди я после него.
        — И получается, Усов решил по бодаться с Америкой? Энен сек…. Прошу прощения.
        — Вот и я об этом. Опасно сейчас выпячиваться. Подождём года три-четыре. Там видно будет. Но Усову передай, что я не против. Только пусть перенесёт все мероприятия на 98-й год. Может на 99-й. Хорошо?
        — Я услышал Вас, и передам Ваши слова нашему другу.
        Интерлюдия.

        — Здравствуй, сестрёнка!
        — Ну, здравствуй, Леша. Как у тебя дела в Поволжске? Как работа? Как устроился с жильём?
        — А где Григорий? Поблагодарить хочу за рекомендательное письмо и за поддержку.
        — Да, где ему быть? Опять со станками чего-то маракует. Он с новыми станками совсем сросся. Я уже его ревновать собираюсь. Костя опять новинки хочет выпускать и вот завод отрабатывает новую технологию. Что-то там перепрограммируют, переустанавливают. Но это их вопросы, да и коммерческая тайна. Лучше туда не лезть.
        — А понятно, у нас тоже планируют новую продукцию осваивать. Но я пока на испытательном сроке и поэтому туда не лезу. Безопасники предупредили, я и сижу тихо, как ты мне и говорила.
        — А как вообще поживаешь?
        — Да как? Нормально, работаю, записался на курсы повышения квалификации, по вечерам читаю. А так скука. Вон из дома кенты пишут и звонят, рассказывают, что на выборах в Думу творится. Кандидаты водку машинами подгоняют, продуктовые пакеты раздают. У нас стреляют, особенно в Тольятти. Пару раз цеплялся языком с соседями по малосемейке, да мне чуть по голове не настучали.
        — И за что же это?
        — Да ляпнул, что сидим тут, как при эсэсэсэре, всё у нас понятно, кто будет от партии, кто от беспартийных, тишь да гладь. Так мужики взбычились, типа я могу к себе на пешкарусе хоть завтра улепётывать. Я их спросил, что их так напрягло? Ведь свобода слова у нас. Так они на пальцах расставили всё по местам: кто тот кандидат, кто стоит за этим будущим депутатом. И что нам надо делать, чтобы не превратить нашу сегодняшнюю стабильность, в соседский бардак. Это они на меня.
        — Вот братик и я же тебе говорю, пока не освоишься, даже не пробуй высовываться. У нас тут не стучат, но на заметку возьмут. Были тут такие, что бучу развели и хотели нас подставить под раздачу. Но Костя с ними разобрался и следов от них не осталось. А тебе чего не хватает? Отработаешь на испытательном, семью перевезёшь и будет моя сноха спокойно сидеть дома, не боясь по вечерам отпускать детей погулять во дворе. А племяши выучатся и будут нас радовать своими успехами. Ну хватит болтать, присаживайся, пообедаем, скоро Гриня придёт, сейчас позвоню ему на трубу.
        — Что за труба?
        — Да на неделе ему от завода телефон подарили, работает от аккумулятора, можно носить с собой. Гриня радостный ходит. Не понимает, что теперь он сам себя на привязь посадил. Выключить телефон ему нельзя, вдруг с завода позвонят, и мне удобно, всегда могу ему позвонить, узнать где он и при нужде за хлебом отправить или ещё за чем.
        — Ну ты мудрая, сестра моя. Я хотел себе трубу покупать, теперь подумаю, а стоит ли это делать?
        — Ну хватит лясы точить, ешь давай.

* * *

        Как и обещал Константин, все партии получили свои проценты. Коммунисты набрали 20 %, «Наш дом-Россия» — 15 %, ЛДПР — 11 %, «Власть народу» — 4 %, остальные партии наагитировали ещё меньше. Другой вопрос, за какую партию отдал свой голос губернатор Поволжской области? Но узнать ответ на этот вопрос не мог ни один человек, а супруга вообще не ходила на избирательный участок. Просто не пошла. И глядя на неё многие женщины проигнорили эти выборы. Все готовились к мартовским дебатам.
        Коммунисты выдвигали на пост губернатора Поволжской области проходного кандидата, Филатова Владимира Тимофеевича. Сначала планировали выдвинуть Витькиного отца, но он решил не обострять и взял самоотвод.
        Жириновский тоже не стал быковать и совсем проигнорировал наши выборы.
        Но про властные нашисты решили попробовать пободаться, выдвинули своим кандидатом Грушина Николая Павловича.
        Предвыборная компания и агитация шла непривычно для этого времени тихо и чинно. Каждый кандидат приезжал на собрание, чего-то обещал и в тишине также спокойно уезжал на следующее мероприятие.
        А что могли предложить бывшие секретари райкомов областей, которых в целом никто толком и не знал? Один из них хорошо так с душой катался на севере области, второй на юге, а Сурскую часть и Поволжск никто не мог сдвинуть, не то что расшатать.
        И только Усов приезжая на сход граждан не собирался ничего обещать. Ему это было не интересно. Он просто предупреждал о том, чтобы народ готовился к серьёзной и сложной работе, освоению новых технологий и продукции, о том, что не хватает и что для достижения надо предпринять.
        После отъезда губернатора народ уходил не просто впечатлённый, но и воодушевленный перед теми картинками, которые им нарисовал их настоящий и будущий руководитель.

        4

        — Мне к Бугровой. Она лежит в VIPе.
        — Ходють тут разные, а после них полы грязные.  — даже бурчание уборщицы не смогло испортить настроение всесильного начальника «кровавой гэбни». Ему было всё равно, чем недовольны или довольны все вокруг. У него родился сын. Хоть на УЗИ и назвали пол плода, но так оно вернее.
        — Доброе утро, господин Бугров. Одну минуту, Вас проводят.
        — А можно побыстрее?
        — Зоя Михайловна с Вашим сыном никуда не уйдут. А вот и санитарка, можете пройти за ней.
        — Благодарю Вас, сестра.
        Предварительно переобувшись в местные тапочки, Степан, чуть ли не в припрыжку кружил вокруг пожилой сопровождающей. Женщина, пряча улыбку показывала путь новоявленному отцу. А папаша шёл и думал, что первым подарить своей любимой женщине: цветы или документы на новый дом, который подарил Костя? А может просто обнять? А пакеты? А цветы, куда их деть?
        И только открыв дверь в отдельную палату, где прибывали его жена и ЕГО ребёнок, все вопросы просто растаяли. Букет и продукты взяла санитарка, их место в объятиях мужа заняла счастливая мать. Пусть без макияжа и причёски, с не накрашенными ногтями и не в обычной фирменной одежде. Это была самая любимая и любящая сейчас женщина. И силу любви она почувствовала в буквальном смысле физически.
        — Осторожно, медведь, раздавишь же.
        — Ой, прости, милая, забылся. Отвык за три дня.
        — Опять уезжал куда-то?
        — Да, по делам в Москву смотался.
        — Костя?
        — А то, как же. Надо было разрулить дела по авиазаводу. Довезли немного денег и теперь мы полностью владеем акциями предприятия.
        — Так, кому я самолёты буду продавать?
        — Стоп, пока сын не встанет на ноги, тебе я запрещаю думать о работе.
        — Как скажешь, мой господин. Доктор сказал, что через месяц буду в норме и мы вернёмся к этому разговору.
        — Как через месяц? Я сказал, как сын пойдёт. А что через месяц уже будет можно?  — Вдруг до него дошёл смысл слов Зои.
        — А ты думаешь, я смогу больше ждать?
        — Моя желанная, как я скучаю.
        — Спасибо, дорогой за этот центр.
        — Да что там, это всё Костя.
        — Знаю, кто и что делал. Если бы не ты, то навряд ли строители успели к нужному сроку.
        — Веришь, дорогая, я даже не угрожал никому.
        — Да знаю я, что происходило, после твоего разговора. Твои парни приходили к поставщикам и тихо так шептали о том, что ожидает этих самых умных и хитрых вместе с их семьями.
        — И кто тебе об этом рассказывает?
        — Да эти бедолаги сами ко мне прибегают и божатся, что всё будет хорошо. И просят меня заступиться. Что я сейчас и делаю. Пусть к родам Сонечки всё построят.
        — Да я что, я ничего. Пусть будет так, как ты скажешь….
        В этот момент санитарка вышла из палаты, и никто не узнал, что было потом между любящими друг друга супругами.

* * *

        После короткого разговора с Шаймиевым, в котором он сообщил об отказе НАНа принять мой план, пришлось корректировать свои планы. При этом ничего страшного не случилось, башкир с татарином ничего не скажут, потому что и сами попадут под раздачу. Что ж, сконцентрируемся на выборах губернатора и июньских Президента. Так получилось, что на губернатора никто не хочет идти, хотя формально могут пробовать все. Однако местные элиты ещё не сформировались, а старые были разобщены. Хорошо всё-таки, что додумался собрать область из нескольких частей.
        Во время предвыборных мероприятий подъезжали ко мне и северные соседи из национальной республики. В прошлой истории они поднялись за счёт того, что отдельные области не смогли сохранить свои экономические позиции и Мордовия смогла перехватить экономическое лидерство, да и вообще мокша и эрзя были предприимчивыми и свой интерес блюли испокон веков. Но в этой истории получилось не очень. Власть перехватили ставленники организованной преступности, а куда деваться? Раньше после окончания срока сидельцы могли уехать и осесть на юге и на востоке, а теперь путь не только туда, но и даже транзитный проезд грозил им большими неприятностями, а бывало и смертью. Хотя ни трупов, ни вестей зачастую не оставалось. Вот и попёрли бывшие каторжане устраиваться на местах. Но пирога на всех не хватало и начались в республике кровавые разборки. Простой люд, особенно из городов потянулся в нашу область, благо квалифицированные кадры нам нужны. А сельское население в силу своей консервативности оставалось под прессом новоявленных господ.
        И вот к выборам терпение стало заканчиваться и у них. Приехали под покровом ночи и стали уговаривать забрать их область к себе. Поволжский край, звучит заманчиво, но проблем поднимает очень много. Сможем ли мы организовать референдум? Сил нам хватит на разборки с местными орками?
        Но с другой стороны их стройматериалы нам пригодятся. Кроме этого Саранцы выпускают продукцию для железных дорог, а это нам нужно. Что ещё можно там взять? Ну сельское хозяйство и у нас, слава Богу, на подъёме. Металлообработка, стекло, машиностроение. Да, заманчиво, но…..
        Вопросы, вопросы, вопросы. А где же искать ответы?
        Хватит, оставим этот вопрос на следующий год. А пока готовимся к походу Радуева 9 января 1996 года.

* * *

        Колонна из десяти единиц техники, сопровождаемая беспилотником, шла в направлении южных республик. Местный сотрудники придорожных пастбищ старались не замечать этих участников дорожного движения, которые вместо денег могли причинить проблемы и не где-то там и кому-то, а здесь и сейчас и конкретно тебе. Парни слышали про Поволжских бойцов, которые творили в чеченскую компанию страшные вещи и не только с террористами, но и с теми, кто их предавал. Само собой доказательств никто предоставить не смог и поэтому к «бойцам Кости Усова» претензий никто не предъявлял.
        Так без отклонения от плана группа капитана Смирнова в составе двух БТР-90, которых выпустили всего десяток, и в прошлой истории эти две машины были на вооружении чеченских боевиков. Сам Смирнов ехал в КШМ на базе бронемашины «Тигр», в таких же специальных транспортных средствах с противопульной бронёй ехали его бойцы. Операторы БПЛа размещались в своей спецмашине, дополнительный БК везли в шестиколесных бронемашинах. Так как операция планировалась краткосрочная, автомашин обеспечения с собой не брали.
        — Хорошо едем, Петрович, ещё десять часов и будем на месте.  — Слава Смирнов переживал, но в голосе эти эмоции были незаметны.
        — Нормально, командир — его заместитель капитан Володин Семён Петрович, не переживал, участник чеченской компании знал куда и зачем ехал. Он понимал и риск и то, что о проделанной работе никто никогда не узнает, но долг перед погибшими ребятами вёл его к месту рандеву. И кто кого положит, Семён знал точно. Не зря же птичка летела над ними. Вообще-то БПЛА мог работать всё время до конца операции, но командир решил, что перестраховаться лишним не будет. Поэтому днём операторы дозаправят свою «птичку» и вперёд в небо, чтобы показать своим хозяевам, что творится в мире, заодно и бомбочку на всякий случай прицепят.
        По плану въехать в Кизляр должны были под утро 8 января. Местом дислокации выбрали городской лес. Во-первых для того, чтобы подстраховать детскую больницу, мало ли, а во-вторых удобно контролировать выезды из города в сторону Чечни.
        Предполагаемая численность противника 200 -250 человек. Перемещаться будут несколькими группами. Начало операции 04:00 по Москве.
        В ночь с 8 на 9 января БПЛ(беспилотный летательный аппарат) будет обеспечивать картинку с помощью тепловизоров. Снайперские группы выходят на исходную в 02:00, штурмовые группы и зачистки приступают к работе после уничтожения БПЛ транспорта с боеприпасами боевиков.
        Аппаратура РЭБ включается по команде руководителя операции. Хорошо, что все силовики предупреждены, но группе придётся всё делать самой. Эти начальнички только о своей заднице и думают. Своих родственников вывезли, а о народе даже пальцем не пошевелили. Уроды.
        Играть краплёнными картами нечестно, противно, но эффективно.
        Так ровно в 03:50 по Москве на подъезде к блокпосту у Кизляра непонятно от чего взорвался микроавтобус УАЗ-452. При этом вся радиосвязь пропала через 10 секунд. И полностью разобраться в изменении обстановки боевики не смогли. Сам Атгириев был тяжело ранен и выбыл из дальнейших событий по причине отсутствия признаков сознания.
        А в это время снайперские группы распределились так, чтобы простреливать улицы, не мешая друг другу. Бронемашины были замаскированы, но пулемёты контролировали перекрёстки. Так как аппаратура РЭБ была включена и связи не было, переговоры с вертолётной базой и батальоном ВВ МВД России по обычному телефону. Наши технари как-то смогли подключиться к линии ГТС.
        Боевики начали штурм вертолетной базы, личный состав базы оказал ожесточенное сопротивление с использованием автоматических пушек с вертолётов, не говоря о стрелковке. В прошлой жизни террористам удалось уничтожить два вертолёта Ми-8, два бензовоза и разграбить склад неуправляемых реактивных снарядов (НУРС). В этот раз сгорело только две вертушки, которые и так ожидали сроков для списания.
        При этом потери подразделению Айдамира Абалаева были катастрофическими. Практически этого отряда больше не существовало. Айдамира уничтожил в самом начале боестолкновения один из снайперов.
        Но об этом никто не узнал до тех пор, когда всё стало не важно. «Сводному отряду Северо-Восточного фронта ВФ ЧРИ» под командованием Сулеймана Радуева была поставлена задача захватить авиационный завод, расположенный недалеко от вертолетной базы, уничтожить находящееся там оборудование, затем, собирая из близлежащих домов заложников, направиться вместе с ними к больнице. По прибытии к зданию больницы это подразделение попало под перекрёстный обстрел двух групп блокирования, которые поддерживали «Тигры» и БРТ-90. С крыш соседних домов работали снайпера. И с первых выстрелов они локализовали гранатометчиков с пулемётчиками. Кто убил руководителей отряда так в последствии и не выяснили. К обеду 9 января всем было понятно, что штурм Кизляра был отбит и враг отступил. После отключения аппаратуры РЭБ появилась связи и стало возможным запустить БПЛА. По картинке с камер беспилотника группы, сформированных из бойцов батальона ВВ и местных жителей, преследовали бандитов по дорогам и лесных массивов до самой границы с Чечнёй.
        В 19:00 колонна из Поволжска убыла из Кизляра. Их очень просили задержаться, уговаривали старики, руководство города и района, но старший группы был непреклонен. Приказ Константина Валентиновича для него был, как конституция.
        Всю дорогу до дома капитан думал о многом, но не знал, что своим подвигом он повернул историю России с чёрной полосы. Он просчитывал ходы в данной операции, свои ошибки и промахи своих подчинённых.

* * *

        Ну вот и ещё один шаг сделан. Теперь и «чехи» поутихнут, американцы возьмут паузу, наши олигархи не дополучат бабла и на выборы ЕБНа меньше денег уйдёт. Жаль, что НАН не захотел подняться повыше, но и это хорошо. В Казахстане есть другие достойные люди, которые смогут руководить этой частью будущего союза. Но на их поиск и наведение мостов нужно время. А оно уходит. С каждым днём американцы глубже и глубже проникают в наши секреты и нашу экономику. Всё больше людей погибают в этой экономической бойне, устроенной внуком самого молодого комполка и «рыжым шокером». И поколение пропадает, кого они возьмут в примеры: проституток и бандюков?
        Оставляем пустые мыслепричитания. Для начала готовим выборы меня на мой пост. Потом пусть ЕБН останется Президентом понимаешь. А там начнём свою экспансию на соседние регионы и не только соседние. Будем делать, как англосаксы. Потом отжимаем крупные производства, не всё так процентов 45. Но ключевых, чтобы кооперировались с нашими предприятиями. СМИ в первую очередь подминаем под Киру. И начинаем свою пропагандистскую работу. Обкатаем на выборах депутатов Заксобраний регионов. Пробуем губеров и презиков зацепить на крючки, а там смотрим, как пауки московские будут жрать друг друга. Хотя лучше своих продавить на нужные губернии.
        Денег нужно будет много, но Фима обещал кредиты из-за бугра. Главное не сесть на кредитную иглу, но это решаемо. Тем более в 1998 году будет такая возможность.
        Люди живут в иллюзиях, что кризис это когда деньги исчезают, на самом деле деньги не исчезают, они перетекают из Ваших карманов в чужие. И если Вы это не заметили, значит, Вас хорошо и профессионально обворовали. Так и в кризис 1998 года народ России поимели все, кто был у государственной кормушки, а народ потом оплатил это из своего кармана. Ну как обычно, Вы понимаете.

* * *

        Тиха и скучна наша политическая жизнь. Ничего не происходит в Поволжской области. То там, то здесь вывешивают билборды кандидатов, кое-где даже листовки расклеят на рекламные тумбы. В очереди на общественный транспорт может кто-то рассказать про собрание, где проходной кандидат обещает золотые горы. А на кухнях рассказывают только про то, как маленькая в садике в очередной раз начудила, а старший снова пришел с порванными брюками. И тишина.
        Только иностранные наблюдатели недоумевали по этому поводу. По всей России на выборах такой хай стоит и грязи льётся, как из брандспойта. А тут.
        В первые недели они пытались ковырять, но пару раз им женщины настучали своими дамскими сумочками. Правда ссадины и синяки были, как будто в этих маленьких предметах женского ансамбля были не тушь и пудра, а камни или по крайней мере свинцовые пластины.
        Местные СМИ хотели было разместить информацию про эти случаи, но из администрации Президента попросили не освещать эти прискорбные факты, так как не хотели получить издевательской реакция общественности.
        А в стране начиналась борьба гигантов, народ думал, что они могут решать, кому быть их руководителем. Это иллюзия, которая тешит душу, но результат принесёт не очень приятные плоды. Даже победитель в угаре очередной пьянки ужаснётся и подшутит над кукловодами. Но это будет позднее, а сейчас ЕБНовские агитаторы призывали голосовать не умом, а сердцем. И женская составляющего каждого индивидуума была не прочь сделать так.
        И только Соня поступила в разрез общему настрою, 14 февраля, в день когда ЕБН подписал указ о направлении в Боснию и Герцеговину российских миротворцев численностью до 1600 человек, 600 из которых набрали в нашем округе. И техника вся была нашей. Константин подумал, что будет, когда в аэропорту в Приштине приедет новенькая броня, а не те еле дышащие БТРы, заглохшие сразу по приезду в его прошлом? И в этот момент его мобильник, номер которого знали всего три человека, завибрировал.
        — Слушаю, Усов.
        — Костя, у тебя родился сын.
        — Соня, ты самая прекрасная, моя волшебница.
        — Ну, допустим и твоё участие в этом событии, не будем преуменьшать. Тем более процесс сотворения принёс удовольствие и мне тоже. Роды прошли легко, врачи в центре самые лучшие, не зря Зоя собирала супер специалистов со всего бывшего союза. Спасибо за них глупым и шакалистым дуракам с окраин великой страны.
        — Благодарю за хорошую мысль, надо в Таджикистан направить несколько коробочек и стрелковки.
        — Ну вот, ты снова о делах. Так должна хныкать обычная жена, но мне остаётся гордиться своим супругом, я ведь его люблю. А ты как относишься?
        — Я отношусь соответственно, как ко мне, так и я. Вот ты меня любишь, я тебя обожаю. А есть в мире люди, которые меня вместе со страной ненавидит, так я по мере возможности им стараюсь гадить.
        В милом щебетании любимой женщины незаметно проскочили полчаса. В голосе Соне стали мелькать нотки усталости.
        — Всё мой дорогой, разговор перешёл на скользкие темы, да и мне надо отдохнуть.
        — Конечно, милая, отдыхай. Я тебя люблю.
        — И я тебя люблю, мой Костя.
        Надо со Степаном поговорить, пусть решит вопрос с передачей колесной техники и вертушек в 201 мотострелковую дивизию. Она же входит в наш округ, хоть и дислоцируется в Таджикистане. Как-то затерялась в рутине местных разборок. Хотя офицерам округа служебное жильё выделяется своевременно.
        Но это частности, а сейчас нам нужно создать такую судебную систему, которая будет отстаивать интересы справедливости. Пусть это будет пока в ручном режиме, но сделать так, чтобы вопросы арбитража, организованной преступности, самообороны, охраны детей все хотели рассматривать в наших судах.
        И с командующим округа надо уточнить вопрос обеспечения разогнанных по разным тупикам два железнодорожных состава с 6 пусковыми установками и двумя БК.
        Зазвонил зуммер коммутатора, секретарь решила побеспокоить своего начальника, чтобы не расплывался от хорошей новости. Шутка.
        — Константин Валентинович, из Москвы первый вице-премьер О. Сосковец(который возглавит Координационный совет по проведению избирательной кампании ЕБНа).
        — Хорошо, соедини.
        — Доброе утро, господин губернатор.
        — Доброе утро, Олег Николаевич, я всё ещё товарищ.
        — Прошу прощения, товарищ губернатор.
        — Поздравляю Вас с назначением, я понимаю, что ещё рано, но хотелось бы быть в первых рядах.
        — И откуда Вы знаете, ведь указ пока даже не написан.
        — Чтобы выжить в наше время надо знать больше и действовать быстрее.
        — Хорошо, если Вы в курсе, на какой пост меня прочат, значит, и по какому вопросу я звоню, Вы понимаете. Так?
        — Ну думаю, Вы хотите узнать сколько в моей области будет отдано голосов за Вашего кандидата. Я угадал?
        — Если не так категорично, то в принципе верно. И какой будет ответ?
        — Я задам встречный вопрос: сколько Вам надо и что мне за это будет?
        — Ну зачем же так, Борис Николаевич ведь демократ и думает, что электорат его поддержит, как гаранта всех преобразований в стране.
        Наверно Константин очень выразительно состроил рожу, на том конце телефонного провода почувствовали и после небольшой паузы сказали:
        — В первом туре 30 %, во втором туре 55 %.
        — И что я за это буду иметь?
        — Ну мы и так смотрим сквозь пальцы на Ваши вояжи по стране и по СНГ, и не вмешиваемся во внутренние разборки.
        — Олег Николаевич, это не серьёзный разговор, Вы же понимаете, что я сейчас начну говорить про то, что меня поддерживает большая часть жителей и избирателей области, что мои поездки имеют сугубо экономический характер и так далее.
        — Я всё понял. Борис Николаевич согласен на особый договор, на 55 % всех налоговых сборов, руководители силовых структур Ваши, прокурор наш, военком наш, но и обеспечение частей из федерального бюджета. Что ещё хотите?
        — Нам не нужен контроль из-за рубежа. На территорию области никакие контрольные проверки из-за рубежа не приезжают, мои бизнес интересы не пересекаются с интересами московских деловых кругов. Ни сейчас, ни потом. В думе законодательно подтвердить создание в области особой экономической зоны. С минимальными налогами и максимально либеральными правилами ведения бизнеса.
        — Ну Вы хватили, Константин Валентинович. Это насколько снизятся поступления в бюджет? Надо будет подсчитать. Когда Вы сможете приехать в Москву, чтобы оформить всё документально?
        — Думаю в конце месяца буду, как раз коммунисты просили денег, и другие дела требуют моего присутствия.
        — 23 -25 февраля мы увидимся.
        — Хорошо, тогда до встречи.
        — Всего доброго.
        После минутной паузы, вызвал через секретаря, новая девочка волнуется, но собрала актив очень оперативно.
        — Так, товарищи, мне звонили из Москвы, просили и предложили. Нам надо подготовить пакет документов на особую экономическую зону, это главное. Потом надо подготовиться к тому, что на нас начнут давить по всем фронтам, скорее всего с осени. Слишком много нам дают, значит планируют позднее отжать. Национальные республики побоятся в открытую трогать, а на нас оторвутся по полной. Поэтому нам надо хорошо подготовиться. Народ мобилизуем, силовиков подтянем, военных я отдал, но на местном уровне, Петрович, надо пообщаться с офицерами.
        — Хорошо, Константин Валентинович.
        — Фима, на тебе ещё пару банков, надо оформить. Лучше совместных, если не получится, хотя бы деньги оттуда выдави.
        — Затем, Зоя, готовься налоговики соседних областей начнут прессовать, Степан, прозондируй там почву. Научный сектор, нужно ужаться, денег на всё хватать не будет, определитесь с самыми перспективными направлениями, список и смету мне в течении недели. Промышленность, замена оборудования и внедрение новых технологий закончилось. Кто не успел, того наказать, отследить их денежные потоки, надеюсь не забыли? Дадим им свободу от нас и от незаконно нажитых средств. Кира, максимально подробненько про каждого. Я думаю, народ подустал читать об одних достижениях, как при советской власти. Надо бы и правды жизни им подбросить.
        — А про нынешних кандидатах подноготную вытаскивать?
        — Через желтые газеты, обязательно. Про всех без исключения.
        — Хорошо.
        — По нашим выборам, не стоит внутренние разборки выносить на всеобщее обозрение. И предупредить всех, что «черный пиар» в нашей области не приемлем. Владимир Петрович, особое внимание этому вопросу. Разбираться тщательно, а то кандидаты сами напишут про себя всякое, а подписи конкурентов поставят. Чтобы тех сняли с гонки.
        — Это делается, Константин Валентинович. Да и так поговорили с ними на совещании недавно. Так что ситуация под контролем.
        — Тогда не буду задерживать, все свободны.
        А теперь можно и к моим поехать. Мой сыночек с мамой ждёт своего отца. А родители знают про внука? И сестрёнкам надо позвонить.
        — Здравствуй, сестрёнка моя. У меня родился сын. Вот.
        — А у меня будет девочка… И Верино «ой» резко оборвало моё желание сказать что-то поддерживающее. В прошлой жизни у Верочки не было детей, по крайней мере до 2008 года. А тут, как хорошо получилось. И парень ей встретился хороший и вот деточка будет в 26. Это как же понимать, Вера. Ты что же молчишь и скрываешь такие новости от старшего брата?
        — Костичка, я даже маме не говорю, боюсь сглазить. Мы с Андреем решили никому не говорить пока, ты же не проболтаешься?
        — Верунчик, конечно, твой старший брат сохранит твой секрет. Но я очень за тебя рад. А мужу скажи, если он тебя обидит, то пожалеет.
        — Ну, Костя, он у меня хороший и сам добивается. А квартиру, которую ты мне подарил, я сдаю. И вообще решила между делом заняться этим бизнесом. Буду покупать потихоньку квартиры и сдавать их в аренду. Тем более муж строитель, каждый год по два-три дома сдаёт. С ремонтом вопросов нет.
        — Ну, Верунчик, ты голова. А с деньгами что будешь делать?
        — Ну-у-у Костя, вот можешь ты испортить настроение? Так и знала, что задашь мне вопрос от которого настроение испортится.
        — Да не переживай, сестрёночка моя любимая. Предлагаю тебе взять на баланс кукольный театр «Орлёнок», а то скоро там начнётся бардак.
        — Ой, Костик, как мило. А сколько надо будет денег? А кто там главный?
        — Стоп, стоп Верочка. Это уже вопросы не по моей зарплате.
        Следующий звонок был Катюше. Она жила в Москве. Была замужем уже во второй раз, всё такая же заводная и ершистая. Из-за своей супер самостоятельности, Катюша, временами выпадала из нашего поля зрения, но минимум раз в месяц по просьбе родителей я отправлял ей посылочку с продуктами и подарками. Двое детей всё ж таки, не шутка.
        — Здравствуй, Катюша. Хочу поделиться своей радостью, у меня родился сын.
        Так что готовься. Отмечать рождение наследника будем через месяц.
        — Ой, Костик, поздравляю, теперь я трижды тётя. Соне от меня передай поздравления, я очень рада за Вас.
        — Ты мне зубы не заговаривай, ты меня услышала?
        — Да, брат, конечно приеду.
        — Как сама? Как племяши мои?
        — Как-как? Всё хорошо, работа есть, зарплату платят, так что жаловаться не на что.
        — Может приедешь, у меня куча проектов, человек, которому я бы мог безоговорочно доверять, был бы очень кстати.
        — Костя, я тебя благодарю за предложение, но я хочу прожить жизнь сама, без подсказок и опеки. Поэтому не стоит каждый раз меня уговаривать. Хорошо, братик?
        — Хорошо-хорошо, не буду больше. Но ты приезжай, Соня будет рада, да и родители переживают.
        — Я с мамой говорила после новогодних, успокаивала.
        — Но всё же приезжай почаще, маме так будет спокойнее.
        — Буду стараться, но ты и сам знаешь, как я работаю, да и дети пока маленькие. Но я постараюсь.
        — Катя, если захочешь, позвони перед приездом, и я зарезервирую тебе билеты на борт нашей авиакомпании.
        — Это дорого, Костя.
        — Для родителей не дорого. У папы теплиц, как пара Лужников, а ты переживаешь.
        — Всё-всё, Костя, мне пора.
        — До встречи сестрёнка. Всего тебе доброго.
        — Ещё раз поздравляю тебя, мой дорогой брат с рождением сына. Удачи, пока.
        Только положил трубку, в кабинет влетает Стёпа.
        — Командир, только что звонили из Саранска, эти долбодятлы, по другому и не скажешь, приняли постановление о проведении референдума о вхождение в нашу область. И теперь у них началась резня. Чёрные подняли своих и понеслась. Несколько депутатов попало в больницу, двоих уже свезли в морг. Начальник милиции просит Петровича помочь силовиками, сам знаешь, сколько там ИТУшек.
        — Так понятно, будем думать. Позвони Вите, в Москву, пусть прозондирует почву. Сам, что думаешь?
        — Я ничего не думаю, некогда. Да и расклады пока не понятны.
        — Мне они в х…, короче, совсем не упираются. Но люди тут при чём?
        — Это ж сколько нам придётся людей положить, чтобы уровнять ситуацию? Мне их трупов не жалко, мне моих парней, каждого, не то что жалко, да западло обмениваться.
        — Хорошо, я сейчас звоню Кире, пусть подготовит опрос и пару передач на телевидении. А потом собери наших, надо решать.

* * *

        Утром следующего дня в кабинете губернатора проходило совещание, главным вопросом рассматривался предстоящий референдум в Мордовии.
        — У меня вопрос, с кем они обговаривали этот вопрос?  — губернатор еле сдерживал свои эмоции. В преддверии выборов губернатора и Президента такой финт ушами саранцев был очень даже лишним. Я понимаю их мотивацию, но нам это совсем не помогает разрулить ситуацию.
        — Константин Валентинович, это не тот вопрос, который должен нас беспокоить. Главное в нашей ситуации выбрать самый выгодный вариант.
        — Алексей Петрович, это не ответ, мне нужно принимать решение, на основании более полных данных.
        — Константин Валентинович, по моим данным, они решили как обычно на хапок сделать шаг, а там выплывать по ситуации. Если мы откажем, значит поволжане жадные и зазнались, если мы согласимся, то все проблемы решать нам, а они будут сидеть на завалинке и ждать, когда за них все всё сделают и принесут им на блюдечке.
        — Я это понял сразу. Но кто им дал надежду? Ведь мы можем сделать по другому, просто на референдуме откажем и всё, а наезжать они будут, мы разведём руки и скажем, что народ у нас такой. И не только, Кира их размажет по асфальту.
        — Константин Валентинович, они уже год окучивают всех поволжских чиновников. Там чёрный беспредел происходит,  — это Горячев, Представитель Президента РФ по области решил вызвать огонь на себя. Редкое по нынешним временам качество. Я ездил пару раз к ним по делам. По сравнению с нами у них разгул преступности и беззакония.
        — Константин Валентинович, по нашим данным,  — встал и начал чёткий доклад Алексей Петрович, причиной сложившейся ситуации является наши действия, повлёкшие к миграции всего криминального элемента области в Мордовию и Пермскую область. На местах произошло сращивания власти и организованных преступных группировок в коррупционные кланы. Бюджет дербанят по-чёрному, контроля, как такого нет, население не имеет возможности изменить ситуацию. Всех недовольных просто уничтожают. Был человек вечером, утром его нигде не могут найти.
        — И во сколько нам это обойдётся?  — все поняли, что решение принято и можно расслабиться?  — сколько времени наши люди будут упираться и ущемлять себя?
        — Константин Валентинович,  — это уже Белых, Председатель Заксобрания области решил сказать своё веское слово, депутаты поддержат любое Ваше решение, но оставлять соседей на произвол судьбы нельзя. Когда на Руси добрые дела оценивались деньгами. Если надо мы ужмёмся, зарплаты подсократим, штаты не будем расширять, так что по деньгам много не потеряем.
        — Вы мне по экономике обоснуйте, что мы будем иметь по промышленности, по деньгам? Может овчинка выделки не стоит? Может просто силовиками поможем и всё? Может денег подкинем? Нет, они их распилят. Ну давайте, предлагайте.
        — Константин Валентинович, на сегодня там более 25 предприятий, где мы имеем более 50 % акций. Более сотни наше участие не менее 25 % акций. Общая сумма наших инвестиций в десять миллионов американских долларов. Уточню, на момент покупки акций. Реальная стоимость наших вложений пока не ясна. Там пока бардак, чёрный.
        — Ближе к делу, какой будет баланс, сколько мы потеряем? Или что-то получим?
        — При самых пессимистических прогнозах мы просядем с их профицитом на 300 миллиардов рублей. По предварительным прикидкам на 58 миллиардов с учётом нашего профицита. Но по итогам года цифры могут сместиться, мы пока не знаем точных цифр. У них инфраструктура с 1991 года не обслуживалась, дороги на уровне 1976 года, водопровод и канализация латается круглый год, электрические сети не стабильны из-за систематического воровства проводов и столбов. Придётся все силовые структуры перелопачивать. По моим прикидкам проблем при положительном решении будет больше, чем при отказе.
        — Так, Алексей Петрович, я Вас понял. Что скажет нам наш экономический блок? Ефим, ты как?
        — Костя, тут вопрос не столько финансовый, сколько политический. Чисто по деньгам ничего страшного не будет. Заграница нам поможет, на западе не будем брать пока, возьмём в Китае и в Сингапуре. Так что решать надо вопрос в политическом ключе. Мои контакты в Москве обеспокоены твоим усилением, но пока выборы не прошли, ты им нужен с учётом твоего обещания. Плюс твои выборы под успокоили олигархов, и Чубайс всё своё внимание направил на ЕБНа, уж очень низкий у Президента рейтинг.
        — Согласен, что вопрос политический, затрагивает не только обычные вопросы законотворчества, но и изменения в конституцию. Главное, что мы опять будем создавать думе головную боль. А депутатам не до нас, им надо допилить то, что осталось.
        — И всё же иметь в своём составе национальную республику в статусе автономной, даже выгодно. Мы станем краем, со всеми вытекающими. Подомнём под себя их сельское хозяйство, его там дербанят все кому не лень. И животноводство даст нашим людям мясо и мясомолочку. А там и птицефабрики понастроим, будут нам и куры и яйца.
        — Ну, Алексей Петрович, тебе волю дать, ты всех под себя подомнёшь, а потом с местными элитами резаться придётся.
        — Константин Валентинович, Мордовия нам не будет в тягость. Да и наша вина в их ситуации имеется. Ведь это мы туда выдавили наши криминальные элементы, поэтому я считаю, что нам и надо разгребать, ну ладно, помочь местным исправить, навороченное. Тем более крупную стратегическую промышленность мы контролируем, а это электорат, который будет точно с нами.
        — Хорошо, соглашусь с Вами. Плюсы есть. И один из них — это проверка нас на возможность присоединения нового субъекта с приведением законодательства и других составляющих к одному знаменателю. Подготовимся к воссоединению с Крымом и другими частями бывшего союза.
        — Ну ты Костя хватанул. Тут со своими болячками разобраться, а ты уже про реставрацию думаешь.
        — Не про реставрацию, Степан, а про воссоединение на новых принципах. И первый принцип — территориальное деление нового государства. Поэтому Мордовию будем растворять в себе, как наши области.
        — Ты думаешь, что мордва не рыпнется?
        — Ну пусть попробуют, Петровичу дам полный карт-бланш.
        — А что скажет Москва?
        — Москва скажет то, что я озвучу. Потому что к этому времени ситуация изменится. Ну, на этом думаю, хватит. Решение приняли, завтра вносите в Заксобрание наше предложение. Проведём референдум с выборами, но саранских предупредите, что это их косяк и они за него ответят. Я еду в Москву, нужно утрясти этот вопрос. Да и в Думе надо согласовать изменения в Конституции.

* * *

        Как не странно выборы прошли тихо и спокойно. Никто не бузил и не выходил с протестами. День голосования в северном крае не радовал хорошей погодой, но настроение у людей было праздничным, хотя шёпотки кое-где присутствовали. Болезненным был вопрос о присоединении Мордовии. Республика находилась рядом и все её болячки на уровне обывателя не были секретом. Да и «понаехавшие» оттуда рассказывали не очень приятные истории. Особенно много приезжало молодёжи, преимущественно женского пола. Родители старались устроить своих дочерей в спокойном регионе, ведь в своём городе или посёлке их дитяток нередко насиловали средь бела дня. И никакая милиция не могла не то, что уберечь, даже привлечь не скрывающихся насильников, за которыми стояли «воры в законе» и главари банд.

        5
        Интерлюдия.

        Снова двушка в обычном городе Поволжской области. Муж и жена пьют чай, дети уже легли спать.
        — Гриш, что у тебя говорят про суд над Вялых? Правду говорят, что ему дали срок за то, что он голосовал против Усова?
        — Люд, ну кто тебе сказал эту чушь? Вялых под шум волны и выборы решил прокрутить зарплатные деньги в Москве на бирже. Сама знаешь, какая сейчас инфляция и как скачут цены на валюту. А людям выдавал авансы. Люди терпели полгода, а потом написали Косте письмо. Этот хрен узнал, и начал увольнять тех, кто подписал письмо. Мы думали, что губернатор даст команду Степану «Бугру», но оказалось проще. Директора и главбуха вызвали в прокуратуру, на видеокамеру сняли попытку передачи взятки и вот начался суд. Говорят, что нахапали эти дельцы под миллион долларов. Так что будем ждать решение суда.
        — Да говорят, откупятся. Вон брату рассказывают, что в Самаре был такой случай. В итоге, людей уволили, того, кто писал избили, а директор до сих пор работает. Шепчут, что половину украденного ему стоило замять это дело.
        — Так то Самара, а у нас закон другой. У нас за такие художества можно и головы лишиться и не только своей. Костя и с семьи проценты возьмёт, сама что ли не помнишь?
        — Так то оно так, но что-то боязно. Телек смотришь, а по Росее такая буча идёт. Убивают, стреляют, режут за сто рублей, прям страшно становится.
        — А ты поменьше смотри центральные каналы, лучше включай местные, там, как при союзе фильмы советские, передачи те же, даже ведущие прежних пригласила лиса — Кира. А про закон — не беспокойся, Усов сам сказал на выборах, что закон у нас будет железный и справедливый. Недавно парень девчонку защищал от троих залётных, приехали в область наших девчонок посчупать, одному глаз выбил, двоим руки-ноги переломал, и ничего, оправдали. Девчонка в суде выступила и судья там же признал виновными этих архаровцев. Дали им по нескольку лет. Правда про воровство денег не помню, чтобы такие громкие дела были, но шептали, что Костя по-тихому таких прикапывает. Но если решил этот случай через суд пропустить, значит политика его меняется.
        — А про тех, Гриш, ну которые с села на границе с нашей области, ну Гриш. Забыл что ли?
        — Ты мне загадками не говори, ты кого имеешь ввиду?
        — Которые двух стариков из-за наград военных чуть не убили.
        — А понятно, ну тут совсем понятно, родственники стариков приехали на приём к Усову и пожаловались, что их местные менты совсем ничего не делают, старики в Балашовской больнице лежат, сын одного из орденоносцев там работает. И когда тамошние бандиты приехали угрожать в больницу, местные милиционеры их и повязали. И чтобы не пускать всё на самотёк, невестка избитого и пошла на приём к губернатору.
        — И что там Костя?
        — Что-что? Вызвал начальника областной милиции, дал ему указание — разобраться. Вот недавно суд прошел. Всем кого нашли, всем пятерым дали по пятнашке. Вот и весь сказ. Соседний губернатор приезжал, чегой-то там бухтел, так Усов ему при народно и сказал: что мудаков, которые защищают упырей, поднявших руку на героев войны видеть не хочет и руки никогда не подаст.
        — А то, это ж Костя — Командир.
        — А теперь народ шумит, что нашим судьям теперь все соседние области начнут такие дела перекидывать. Ну не сами судьи, так народ будет ехать и судиться в наших судах.
        — Не, по закону не получится.
        — Получится, Костя что-нибудь придумает.
        — Это ж, что же получается? На Руси только наш култук теперь всех править будет? А местные что же только зарплату будут получать и в разборках участвовать?
        — Ну то не наша забота. Там пускай сами решают. Но наш губернатор много на себя грузит, как бы не сломался. Не дай то Бог, а то и нас в эту гнусь спихнут. Не хочу за детей переживать.
        — Ну ты Люд, кормить меня будешь или зубы заговаривать?
        — Всё, дорогой, погрето и накрыто, приятного.

* * *

        Приближались выборы Президента РФ, страна была на гране гражданской войны. Рейтинг ЕБНа был на уровне статистической погрешности. И в Америке забеспокоились. В Москву зачастили эмиссары, которые консультировали окружение первого Президента России, накачивали деньгами штаб ЕБНа. Коржаков плевался, но пока терпел. В области строили жилые дома, открывались новые предприятия, а это новые рабочие места.
        В ажиотаже выборной гонки Госдума приняла изменения и на один субъект стало меньше. Мордовия просто была поглощена. Ни о каких автономиях не шло речи, только два представителя бывшей республики пробурчали, но на них никто не обратил внимания. Потому что Усов пообещал Сосковцу реально 45 % в первом туре и 70 % во втором. Так что все остались при своих, только Степану Бугрову подвалило работы и Владимир Петрович чаще стал говорить про пенсию.

* * *

        Первым распоряжением вновь избранного губернатора предполагалось привести к унификации законодательной базы бывшей республики и Поволжской области. Все распоряжения Президента Мордовии отменялись. Конституция республики упразднялась. При этом вопросы образования на национальном языке, содержание национальных школ перешло в областной бюджет отдельной строкой. Также национальный театр и ансамбли финансировались из бюджета области напрямую.
        Самый болезненный вопрос о приватизации предполагалось рассмотреть после летних каникул на осенней сессии Заксобрания. Компетентные органы получили задание проверить правомерность всех крупных операций. Кафе, рестораны, магазины, гостиницы и ателье от этих мероприятий были освобождены.
        На местах в сельских, поселковых и городских муниципальных образованиях ревизии должны быть проведены аудиторами управляющей компании. Сонечке грозит полгода весёлых и опасных дней. Поэтому Степан Бугров заранее приехал в Саранск со своей командой. И в городах и весях начался процесс продажи недвижимости и движимости. Нотариусы, которые не подумали об ответственности, загребали деньги лопатами.
        Были задеты интересы многих людей, местные элиты затихли в ожидании. Но брожение, пока кухонное уже начиналось. И в отличии от советских времён, у них было что терять и было чем защищаться.
        Интерлюдия.

        Ещё не темной ночью, но за окном шикарного дома на окраине Саранска смеркалось, в зале у камина сидели трое. Ещё вчера ресурса у них было в масштабах республики были очень значимы, но сейчас картина кардинально изменилась. Поволжане стали иметь подавляющую роль во всех основных сферах жизни и во всех мыслимых смыслах. И присутствующих здесь это не устраивало. Бог с ним, с уровнем влияния. Больнее всего била новая-старая система разделения экономики. Все значимые предприятия и отрасли переходили под контроль и управление управляющей компании Поволжской области. И жирные куски утекали из рук этой тройки.
        — Вот уроды, какого х*я было ввязываться в эти передряги? Вася, ты куда смотрел?
        — Толян, ты не пыли. Сам-то прое*ал парламент. Как они смогли договориться? Мы чё, мало платили?
        — Хорош, мужики, кончай наезды. Трещать не мешки ворочать, делать чё будем?
        — А ты, Слава, чего предлагаешь?
        — Я думаю надо припугнуть этих ревизоров. Ведь это не автомат и не компьютер считает и проверяет, а человек. Живой, говорящий, со своими настоящим, будущим и прошлым. Сердце стучит, голова кушает.
        — Слава, ты не тяни кота за яйца, что нам делать, конкретно?
        — Вот тебе, Васёк, дело: наберёшь человек сто-двести и выведешь на проспект Ленина.
        — Толя, на тебе техника и материалы для баррикад.
        — А ты, что будешь делать?
        — А я, друг мой, Горацио буду исполнять самое грязное дело. Тебе лучше об этом не знать. Чтобы не было предъяв, если что.
        — Если что — это что такое? Типа меня считаешь стукачком?
        — Не стукачком, а болтаешь ты много, как бухнёшь. А бухаешь ты в последнее время каждый день.
        — На когда нужно всё?
        — Давайте через неделю в 10:00 утра.
        С последними словами боевая троица влила в себя золотистый напиток, ну что же поделать, не могём мы красиво пить благородные напитки.

* * *

        Соня приехала в Саранск утром 1 апреля. Костя обещал подъехать на днях. Пока шла подготовка мероприятий по празднованию вхождения республики в состав Поволжской области. Так как республика просто вливалась даже не на правах автономии, было решено отметить очень ярко это событие. Степан разрывался на части, Владимир Петрович не спал ночами, после того, как пришла информация о подготовке террористических актов. Кто конкретно и какой теракт готовит, никто пока не знал, но все носились, как наскипидаренные.
        Но это были проблемы не её служб. А у Сони начинались свои пляски с саблями. Как и было определено, сфера услуг и легкой промышленности нас не интересовали. Аудиту подвергались крупные предприятия бывшего ВПК, сельского хозяйства и другие производства, которые ещё УК не успела включить в себя. Планировалось акционировать тех, кто ещё не успел это сделать, или провести дополнительную эмиссию уже акционировавшихся компаний, с выкупом блокирующего пакета акций. Зачем отбирать у людей чувства хозяина. А так, и контроль будет, и работники будут иметь свою долю. Особенно это важно для пенсионеров. Государству сейчас не до них. А так, хоть какой-то приварок. Не то, что у Лёни Голубкова.
        Блуждание в бумажных дебрях день пролетел незаметно. За окном пошёл дождь. Соня задумалась, то ли попросить охрану привезти плащ и зонтик, то ли потерпеть.
        — Софья Анатольевна, возьмите моё пальто, у меня зонтик есть.
        — Ой, спасибо, тебе Саша.  — Александра Валеева, главный ревизор УК улыбнулась. Как и все девочки Слободской когорты, души не чаяла в супруге кумира. Даже самая последняя соплячка из детдома знала свою судьбу, в которой выше бригадира штукатуров или швей, прежде ей не светила. А с приходом в их жизнь Кости Усова, горизонты возможностей расширились до умопомрачительных масштабов. Могла ли Саша представить в детстве, что такие солидные дядечки будут перед ней шапку ломать и спрашивать, всё ли ей нравится? А сейчас, даже привыкла к такому отношению. И зная цену этим улыбкам, давила, как бульдозер все поползновения зарвавшихся дельцов, шакалов, ищущих возможность урвать кусок пожирнее, желательно нахаляву.
        — Да, что Вы, Софья Анатольевна, мне даже приятно.
        — Хорошо, ты когда освободишься?
        — Да, через пару часов.
        — Тогда Володя привезёт тебе пальто, через часик.
        — Ой, Софья Анатольевна, не стоит. Я добегу.
        — Привезёт, и проводит. Я же вижу, как он на тебя смотрит.
        Щёчки молодой красавицы зарделись. Чуть припухлые губы стали ещё пунцовее.
        — Ну, Софья Анатольевна, Вы скажете.
        — Я правду скажу, прекращай зарываться в макулатуру. Ты красивая девчонка и достойна иметь счастливую семью. Так что через час закругляйся и на свидание, шагом марш.
        Грациозно, как по подиуму Соня шла по длинному коридору в ярко красном пальто своей протеже. Глухое эхо шагов отражалось от стен и высоких потолков здания городской администрации. К постоянному сопровождению супруга губернатора уже привыкли и после смерти отца признала необходимость наличия охраны. И даже пеняла временами мужу, что у него не очень большой штат. В душе страх был, но узнав поближе кухню службы безопасности, через призму денежных потоков, старалась его держать в рамках.
        — Софья Анатольевна, на центральный вход не идём.  — старший смены Володя, аккуратно направил процессию в подвал. Поплутав по лабиринту подземных помещений, группа вышла ко второму выходу, где стояла машина. И в тот момент, когда Соня остановилась перед открытой охранником дверью, громом прозвучал выстрел. Женщина упала на мокрый асфальт, так и лежал ярким бутоном уже мёртвый цветок.
        Второго выстрела не было. Телохранители, уже без «тела», пригнулись и рассредоточились. Из-за эха место лёжки снайпера определить было невозможно.
        Несмотря на предпринятые действия, стрелок ушёл. Саранск забурлил. Опытные «бродяги» и их приближённые решили затихориться и залечь на дно.
        Поздним вечером в обычной такой квартире зазвонил телефон. Трубку взял мужчина, и так по-хозяйски прогудел в трубку:
        — Кто?
        — Вася, вали из города и тормозни народ.
        — А чо такое?
        — Я завалил Усову. Сейчас Костя приедет и будет резать всех.
        — Ёбть. Да ты чо. Ох**л совсем? Ты какого х*я нас всех под нож подставил? Ты же должен был попугать ревизоршу.
        — Вась, тормозни народ, по нему на нас выйдут.
        — Да понял я. Я сейчас валю, нахрен за кордон. И если ты мне попадёшься на дороге, даже не переживай, завалю.
        — Да понял тебя, Вась.
        — А ты стрелка почисть. Не забудь, и будь.
        — Уже. И тебе не хворать.

* * *

        — Соня, не переживай, Валентина выживет, на ней был броник, хорошо стрелок не в голову метился.
        — Костя, зачем было нужно так подставлять девочку?
        — Так надо было, теперь у меня руки развязаны. Я этих шакалов порубаю в капусту. И никто не пискнет. А ты выздоровеешь потом.
        — А как же дети? Их же нельзя будет привезти ко мне?
        — С родителями побудут. И тебе надо отдохнуть. Вон сколько нарыли компромата. Я этими бумагами их прикапывать буду постепенно.
        — Иногда Костя я тебя боюсь. Даже сейчас мне страшно, ты так просто отправляешь людей на смерть. Девочка совсем юная, жизни не видела.
        — Эта девочка сама вызвалась, она всю свою жизнь готовилась к этому моменту. С самого детского дома. И не думай, мы старались сделать так, чтобы риск был минимальным. А Валя через пару дней выпишется из медцентра. Там к ней очередь уже выстроилась. Наши парни как глухари токуют друг перед другом. А чего? У девочки дом свой в коттеджном посёлке, должность у Степана, с соответствующей зарплатой. Скоро на Кубу поедет отдыхать в областной пансионат. А какая красавица?
        — Это что правда, она парней только из-за денег и должности привлекает?
        — Ха-ха-ха, шутка. Да шучу, я Соня. За ней с первого класса пацан ходит. Вот и решила она, что от добра добра не ищут. И в отпуск поедут вместе, как бы в свадебное путешествие. Я им как губернатор премию выписал и путёвку подарил.
        — Ну и славно. Мне до сих пор не по себе. Как вспомню момент, когда ты меня схватил и в кабинет втолкнул.
        — Сонюшка, ты же понимаешь, что так было нужно. И вовремя этот Вячеслав «Борзый» пришёл с повинной. Я то понимаю, что после чистки в Мордовии только он хочет остаться и криминал под собой держать. Но в данном случае пусть будет он, чем тот, на кого у меня не будет компромата.
        — Ну это Ваши мужские игры, меня огради от них. И того через, что я прошла, мне вполне достаточно.
        — Хорошо. Но и ты не спеша собирайся. Тебе я тоже через пятое лицо забронировал бунгало в уединённом месте. Восстанавливайся. У нас очень много работы.

* * *

        15 мая 1996 года в 10:00 часов губернатор проводил совещание оперативного штаба по проведению выборов Президента России. Как обычно на нём присутствовали только самые доверенные люди. Степан Бугров, Иванов Алексей Петрович, генерал Петряев, Севцова Кира, председатель Законодательного Собрания Поволжской области Белых Юрий Васильевич и представитель Президента РФ Горячев Юрий Фролович, Саликов Виктор Викторович, Гольдман Ефим, Кравцов Сергей Семёнович — председатель областного избиркома и представители партий, основных федеральных и одной местной. Усов решил не прыгать из партии в партию, от одного выборного процесса в другой.
        — Так дорогие мои друзья-товарищи, отложим формальный повод, все мы знаем, какие результаты от нас ждут. Я знаю, что Сергей Семёнович держит руку на пульсе. Так что поговорим о более важных вопросах.
        — Костя, тебе будут предлагать Совет Безопасности, хотят вырвать из крепости.  — Иванов Алексей Петрович взволновано посмотрел на своего босса.
        — И пусть предлагают. Меня выбрали, честно выбрали, не то, что ЕБНа. Сделали ему цифру, а коммуняка обосрался. Я «крокодилу» говорил, что поддержу его. Но вбитая в молодости функция сидеть-бояться и ждать указивки даже тут сыграла своё.
        — Какие будут дальнейшие распоряжения?
        — А дальше будет орех. Шутка из Ералаша.
        — Как долго смеяться?
        — Смеяться будем, когда положим в гроб «понимаешь».
        — Я понял, а по Саранску какие планы?  — Иванов не может успокоиться, ведь интеграцию новых районов проводить придётся ему. А там и экономика и политика и законодательство. Тем более самостийники напринимали законов, что конституция рыдала от нестыковок.
        — А по этому вопросу мы заслушаем начальника транспортного цеха, шутка. А если серьёзно, процессы очистки проходят очень сложно.
        В этот момент прозвучал зуммер, Усов нажал кнопку коммуникатора:
        — Что-то важное?
        — Константин Валентинович, голос Екатерины, секретаря был взволнованным от необычной ситуации, ведь был прямой запрет на звонки, но входящий звонок был из администрации Президента, звонит Президент.
        — Хорошо, Катя, соединяй.
        — Здравствуй, Константин, Ельцин говорит. Как поживаешь?
        — Всё хорошо, Борис Николаевич, работаем.
        — Это как там работаете, понимаешь, жалуются на тебя из бывшей Мордовии. Чуть ли не 37-й год устроил, понимаешь.
        — Борис Николаевич, это поклёп и наговор. Да и не просил я их входить в состав области, своих проблем хватает, а теперь ещё почти миллион человек обустраивать. В Думе законов понапишут, а денег не закрепляют, а на местах вынь да положь.
        — Ну-ну, ты осторожно словами бросайся. Думу народ выбрал, а не просто рядом проходили.
        — Борис Николаевич, Вы же дали нам суверенитета сколько сможем унести? Дали. Спасибо Вам за это. А они отказались от него. Но они хотели, как всегда, и рыбку съесть и косточкой не подавиться, думали, что будут в области также жить. Тут в их законах сам чёрт ногу сломит.
        — Ну это понятно, но зачем же людей хватать и пытать?
        — Борис Николаевич, никто никого не хватал и не пытал. Были эксцессы. Но вопросы решаются. Да и что мне было делать, эти негодяи мою супругу хотели убить, а когда не получилось, что «невиноватая я, он сам пришёл?».
        — Так, хорошо, хорошо. Решай сам. Ты Константин мне честно скажи, в области как цифры дашь, как обещал?
        — Борис Николаевич, все до десятых процентов.
        — Ну хорошо, тогда бывай.
        — Всего доброго, Борис Николаевич.
        Связь прервалась. Усов посмотрел в глаза своей команды.
        — Всем всё понятно? В данный момент ЕБНу и его команде плевать на всё, главное остаться у руля. В свете этого положения вещей, нам необходимо разработать план наших действий на ближайшие 5 -7 лет. Какие будут предложения? С чего начнём?
        — Константин Валентинович, может вернёмся к мордовским делам?  — представитель Президента решился таки обратить на себя общее внимание. В прошлой жизни он был в первых рядах в границах области, но сегодня он не первый, однако масштабы его влияния были несравнимы, в большую сторону.
        — Юрий Фролович, там у нас кровавое месиво, мы контролируем процессы, но предоставили самое грязное местным кадрам. Когда будем поспокойнее, Вы сможете занять свою нишу. Даже не переживайте. Кроме того, там можно будет химическую промышленность развивать, думаю, что ещё один химкомбинат по производству азота и его производных наш банк сможет профинансировать. У Вас, Юрий Фролович, нет кадров и желания?
        — Константин Валентинович, я буду иметь это в виду и подберу подходящих специалистов.
        — Остальным товарищам мы тоже подберём направления для развития. Ну и подзаработать никогда лишним не бывает.
        То, что Усов не обманет каждый знал не понаслышке, однако тут имелась и обратная сторона. Так, каждый из присутствующих мог получить не один лакомый кусок, но по итогам года был риск потерять не только прибыльное дело, или счёт в местном банке. На кону стояли судьбы близких людей. Тут ведь какая закавыка? Все финансовые перемещения должны проходить только через два местных банка, которые обслуживают интересы экономики области и кредитуя и оплачивая все операции купли-продажи на внутреннем и внешнем рынках. Поэтому скрыть хотя бы часть прибыли не получится. Были правда умельцы, которые пытались некоторые операции проводить и в сторонних банках, но где они, эти хитрые парни? Нет таких, а их места занимают собравшиеся здесь уважаемые люди.
        При этом такого уж страха нет, некоторые даже сами участвовали в чистках, но пример бывших губернаторов частей области, говорит о том, что тут всё честно, приносишь пользу области, её жителям, пожалуйста живи хорошо, и даже очень красиво. А если хочется больше, забирай свои деньги и езжай куда хочешь. Но пока никто никуда не хочет. Какое там уезжать. Если заикнёшься случайно, так жена же сама тебе накостыляет. И будет права. На сегодня только в Поволжской области народ живёт лучше, чем в СССР. В области каждый месяц открывают предприятие. И продукция расписана на год вперёд. Военная пока идёт не очень. Но это терпимо. Главное технологию освоили, кадры сохранили, и на мирной продукции денежку хорошую зарабатываем. Даже отдыхать на Кубу своими самолётами летаем. А как города похорошели? И уличное освещение и дороги на европейском уровне. Знаем, поездили по Европам. Не только отдохнуть, но и по делам, многие хотят наши технологии закупить, и открываем их дочерние предприятия. Не Китай, но всё же.
        Недавно в Сурске открыли новый завод электроники. Правда по телеку показывали только цех по сборке компьютеров. Там ещё были цеха военной продукции. Но это другая история.

* * *

        Приближаются выборы: из ниоткуда всплывают коробки с деньгами. В Форосе доморощенные олигархи разделили всю российскую промышленность, на мелочи не разменивались. Звали на пир и Усова, но он не приехал. Тем самым дал понять, что на его активы им не надо рот разевать.
        Пипл хавает, хавает всё, что им втюхивают медиа-инструменты Берёзы, Гуся и других крутых и шустрых. На Киру попытались наехать в духе 90-х. Но Степан оперативно среагировал. И поэтому все областные СМИ чётко и честно транслировали информацию про реалии жизни в стране, о ходе выборов и о личностях всех претендентов. Никакой чернухи, никакого компромата, только чистая правда.
        В Москве очень многие переживали о своих перспективах в будущей России. Самые ушлые не складывали яйца в одну корзину. Так у Лебедя судя по рекламе и количеству поездок и выступлений появились дополнительные денежки. Гена коммунист тоже стал чаще улыбаться. В последнем репортаже засветилась его новая недешёвая машина. Жириновский был оптимистичен, впрочем, как всегда. И только Явлинский с каждым появлением на экране всё больше грустил и лицо походило на силикатный кирпич, такое же неуместное и бледное, как у мертвеца.
        Раз в два дня Сосковец звонил, каждый раз уточняя процент поддержки электоратом его кандидата. Витя пару раз звонил и недавно подъезжал на счёт перспектив своего патрона. Но делал это так с ленцой, вся картина ему была видна, Иванов подкидывал ему инфы. И только генерал с дерьмократами даже не пытались найти пути в кабинет губернатора одной из самых сильных областей. Может и хотелось бы, да тямы то нет. А нет тямы, лучше бежать на других дорожках.
        Кстати, Жириновский недавно дозвонился, жаловался, что Кира не даёт про него правдивую информацию в своих СМИ. При этом на просьбу подсобить с оной, предпочёл перевести разговор на другую тему. Посетовал на поволжан, что не поддерживаем его, а он за русских, чуть не ляпнул, за бедных. Всё же у нас и заводы работают и преступность в нормах СССР, передовики отдыхают на Кубе. Про свои перспективы не спросил, так и закончил разговор. Чего хотел, зачем звонил?
        11 июня в Москве произошёл взрыв. В вагоне метро на станции «Тульская» погибли 4 человека, ранены — 12. В принципе Костя про этот взрыв забыл. В прошлой жизни этот факт пронёсся в череде ажиотажа выборной акции: «Голосуй или проиграешь». Вал мусорной информации, замутил головы ещё советских людей, которые пока верили всему тому, что выдают им СМИ. Первый удар пирамидных обвалов вызвал болевые ощущения, но желание верить ещё жило в человеке.
        Как плохо, что голова не может сохранять всю нужную информацию. И почему же всем попаданцам или комп подкинут или планшет, на крайняк сверхспособность подвесят. А меня пустым вернули назад. И пользуйся тем, что смог запомнить. Вот гадство, знал бы, что так будет, хотя бы почитал перед переносом. Это как в фильме, тут помню, а тут не помню.
        Хорошо хоть про Кизляр не забыл. А про Будённовск 1995-го забыл и не успел, даже к шапочному разбору. Теперь вот выборы, что и как там было замылилось, но итог то я помню. И как ЕБН с больным сердцем канкан выдрючивал, и Генин обосран, сука, сдал своих людей, урод. А «Птица» американская прокладка с крылышками, продался за пост, с которого скинули в Сибирь.
        Решение сформировалось постепенно: после выборов за два года новые районы интегрируем в экономику области, как раз к дефолту 98-го года, будем менять историю.
        Интерлюдия.

        Осталось несколько часов до победы. Не зря. Да не зря он так низко унижался в 91 году перед американцами, не зря он уничтожал конкурентов, которые могли привести партию к власти раньше, в том 1993 году. И всё сделанное скоро, совсем скоро принесёт свои плоды.
        Как трудно он шёл к этому дню. И вот сегодня, 3 июля 1996 года, пришёл день его триумфа. Он победил. По всем данным он получит 56 % голосов.
        — Геннадий Андреевич, Вас к телефону.
        — Кто там ещё?  — его полный энергии голос просто звенел от предвкушения всех полагающихся событию плюшек.
        — Посол, Пикеринг.
        Настроение резко упало. Этот звонок ничего хорошего не предвещал. Или станет выбивать новых уступок или будет проталкивать свои шкурные интересы. Крыса.
        — Здравствуйте, мистер Пикеринг. Чем могу быть Вам полезен?
        — Мистер Зюганнофф, я бы хотел с Вами встретиться сегодня, лучше прямо сейчас. Приезжайте ко мне в офис.
        — Господин посол, в нынешних условиях, мой приезд в американское посольство может меня скомпрометировать. Слишком я на виду.
        — Хорошо, тогда на нашем месте, через час.
        Через час, на одной из конспиративных квартир американской разведки, почему бы не пользоваться возможностями, посол США Томас Пикеринг сидел в высоком кресле, наверное хозяева оставили, когда уезжали, и пил из бокала виски с содовой.
        В комнату зашел победитель этой сумасшедшей гонки. От Геннадия Зюганова, в 1989 -1990 годах был заместителем заведующего идеологическим отделом ЦК КПСС, а теперь без пяти минут Президент Российской федерации. Всё таки он победил, но никому не нужна его победа. Ни самой России, ни хозяевам, американскому истеблишменту. Им нужно подготовить этот огрызок когда-то великой страны к очередному разделу. Не очень удобно высасывать богатства из пока ещё сильного объединения. И хорошо, что эти русские сами не понимают и не чувствуют свою силу. И чтобы они не очухались, как они говорят, надо раздробить большой кусок на маленькие. И для этого великой Америке нужен ручной Ельцин.
        От легитимного Зюганова всего можно будет ожидать, вдруг на старости лет, ему захочется стать героем? А от Ельцина, которому мы нарисуем победу, никаких взбрыков не будет.
        — Ещё раз здравствуйте, господин посол.
        — Добрый день, господин Зюганов.
        — Мне очень приятно, что Вы захотели со мной встретиться накануне оглашения итогов выборов. И со своей стороны хочу заверить Вас, что все взятые ранее правительством России обязательства, мы и впредь будем неукоснительно исполнять.
        — Геннадий Андреевич, по этому поводу я и пригласил Вас на разговор.
        — Внимательно слушаю Вас, господин посол.
        — Мы считаем, что выборы выиграл Ельцин. И Вы с этим нашим мнением согласитесь.
        — Но как это возможно? По телевизору все говорят, что я победил.
        — Это не Ваша забота, мы сможет скорректировать данные.
        — А если я не соглашусь?
        — В таком случае мы будем вынуждены опубликовать документы, в которых Вы обязуетесь выполнять все мои указания, вынесем на всеобщее обозрение все Ваши походы к молодым женщинам и контакты с мужчинами лёгкого поведения.
        — Никто Вам не поверит, и я не шляюсь по проституткам.
        — А верить не надо, главное опротестовать итоги выборов, а после Вас просто забудут.
        — Всё равно, я не могу предать моих избирателей.
        — Если Вы будете упорствовать, нам придётся истребовать с Вас все деньги, которые Вы получили от нас напрямую и я лично попрошу тех людей, список которых у меня имеется, забрать из Ваших фондов все свои деньги и поставить Вас на счётчик, я правильно выразился?
        — Вы мерзкий и беспринципный тип.
        — Ничего личного, это ведь всего лишь бизнес.
        — Но есть ведь и другие люди, которые знают, кто реально победил на выборах?
        — А это уже Ваши проблемы, Геннадий Андреевич. Со своей стороны, я обещаю Вам постоянное присутствие в Государственной Думе, государственные ассигнования и положение системной оплаченной оппозиции.
        — Хорошо, я всё понял.

        6

        14 августа 1998 года Президент РФ Б. Н. Ельцин заявил: «Девальвации не будет. Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано…»
        Ну вот и началось. Через три дня, 17 августа 1998 года Правительство России и Центральный банк объявили о техническом дефолте по основным видам государственных ценных бумаг и о переходе к плавающему курсу рубля в рамках резко расширенного валютного коридора (его границы были расширены до 6 -9,5 рублей за доллар США). И понесётся вскач и курс и цены и экономика под откос. «Киндер-сюрприз» слетит со своего места, подозреваю, что и ставили его под этот фортель. Но, как говорят великие финансовые гуру, если у кого-то убыло, в чьём-то кармане обязательно прибудет. И нам надо сделать так, чтобы в нашей кубышке прибыло больше и самое нужное.
        Как пролетели два года после выборов? Очень быстро. Многое не получилось, в Ичкерии продолжается война, в стране бардак, экономика приближается к обвалу. Под шум волны через конфликт пропускаем всех своих спецов, в полевых лагерях готовятся бойцы для Сербии, там скоро начнётся операция НАТО, пусть дермократизаторы умоются.
        Некоторые взрывы удалось предотвратить, какие-то не смогли, но ущерб постарались уменьшить. Правда у спецов появились вопросы, но пока к стене не припирали.
        По программе интеграции экономики присоединённых районов были образованы новые компании: на основе Саранского вагоноремонтного завода, Энгельсских заводов транспортного машиностроения и локомотивного был создан Поволжский вагоностроительный холдинг. Он начал выпускать новые локомотивы, электрички метро, электропоезда для местных линий, вагоны для поездов дальнего следования, спецпоезда(зенитные, ракетные и стратегического вооружения).
        Радует сельское хозяйство. Площади под теплицами увеличиваются в разы. Так освободившиеся мощности атомной ЭС перенаправлены на внутренние нужды, и на обогрев нескольких десятков гектаров теплиц в Балаковском районе. В других районах области вместе с газификацией деревень и сёл расширялись площади утеплённых земель.
        Личная жизнь губернатора не изменилась, любимая жена, трое детей, родители и друзья. Соратники тоже не обделены вниманием любимых и любящих их людей.
        15 августа 1998 года в загородном доме губернатора собралась вся верхушка областной движущей силы. Детворы было предостаточно, взрослые не мешали шалить малышне. Ведь такие моменты в последнее время были крайне редки. Заботы о настоящем и будущем, в свете открывшихся знаний, особенно неофитов, захлестнули высокой волной. И теперь, когда события понеслись вскачь, надо успевать отдохнуть, чтобы мозги не взорвались от напряжения.
        Степан и Зоя представляли собой замысловатую пару. Одетый в дорогой костюм, который ну никак не хотел сидеть на коренастом, широкоплечем мужчине, белая рубашка кричала, что не может быть на таком несуразном теле. А галстук? Красиво завязанный умелой рукой хозяйки всех крупных точек, где продавались мужские аксессуары, он сбивался в сторону от стыда. Что же тут поделать? Степан — это типичный гопник и никакой раскрас не мог это скрыть. И вот этот увалень, на котором даже подкожный жирок не удерживался, мог так просто удерживать рядом с собой женщину, с которой можно было снимать мерки, как образцы идеала русской красавицы. Иссиня-белое платье с тонкой полосой узкого пояса придавало Зое строго-ослепительный шарм. Весь её образ кричал, что здесь и сейчас спустилась откуда-то с вершин богиня.
        Иванов и его супруга выгодно отличались от пары самого первого соратника тем, что и внешне и внутренне подходили друг к другу. Среднего роста русоволосый мужчина прошедший полувековой рубеж, но после обретения мышки профессорши Аллы. Они, как актёры, хорошего театра, могли выглядеть по ситуации. Оделись в серое, советского производства прикид и их никто не заметит в толпе горожан. Но как они преображаются, когда на них одежда самых дорогих марок и брендов? Строгий аристократический вид на энергетическом уровне удерживает нежеланных людей на безопасной для тех дистанции. Вот и теперь, их образы негромко кричит, что очень статусная пара почтила своим присутствием уважаемое ими общество. Маленький на руках Алексея Петровича, как будто понимал ситуацию и своими умными глазами внимательно обозревал окружающую обстановку.
        Виктор Саликов с супругой приехали позже всех, его супруга поздно освободилась. Очень много дел после приёмных экзаменов. Подготовка к новому учебному году и к приёму заочников и вечерников занимало очень много времени. И когда она успела родить двух девочек? В окружении трёх красавиц жгучий брюнет в черном костюме прошествовал к столам, стоящим буквой «П» в центре сада. Да, сдал немного, Виктор. Конечно, время уходит, хотя многие думают, что оно идёт. Время это единственный ресурс, который невозможно восстановить, восполнить или купить. Но всё также этот зубр безопасности внимателен и при этом пользуется интересом у компетентных женщин. А наши женщины чётко выкупают дешёвок и видят бриллиант в запыленном невзрачном камне, лежащем на обочине. Малиновые пиджаки в области не стали модной необходимой принадлежностью, хотя у соседей банды сформировали массовую культуру.
        Наши денежные мешки: Фима Гольдман и Йося Кац были с подругами, мама Фимы никак не может определиться с кандидатками в невестки, жена родного племянника тоже невестка, и опять же забота Леи Абрамовны, истинной львицы избранного народа.
        Сразу после выборов эти деятели финансовой культуры закольцевали внутренние денежные операции на наших двух банках, тупо закупали золото и серебро, кредиты были исключительно безналом, даже внешнеэкономические операции умудрялись проводить постфактум. Никаких предоплат. А авизо из кавказских банков не принимались ни при каких условиях и никакие звонки и мольбы не могли поколебать их решительного «НЕТ».
        Основная масса работяг получила пластиковые карточки, банкоматы были редкие, но очередей к ним не было. Это потому что Кира через все свои СМИ провела подготовительную работу и немногочисленные казусы из-за новизны системы и неопытности держателей карт не смогли нарушить спокойствие на этом участке нашей интересной работы.
        Двоюродные братья были рады расслабиться, после трудов праведных. И сегодня веселились, как подростки. Пить не пили, но искрились юмором и подстёгивали всех вокруг.
        Кира снова не пришла, Костян всё больше становится похожим на отца и шепотки уже начали пробивать свои тропки к ушам первой леди.
        Да и не досуг ей сейчас. Перед тем бардаком, который разразится послезавтра надо очень много поработать нашим средствам массовой информации. То, что мы скупаем валюту где только можно, даже цена подскочила у соседей. Губернаторы уже звонили. Сами то они затарились, а народ? А что народ, никто не обещал им лёгкой жизни. Нечего было голосовать за развал союза.
        Некоторые могут сказать, что люди на референдуме сказали, что они хотят быть в союзе. Так и сосед часто говорит, что пить не будет. И что? Пьёт, зараза. Каждый день. Жена уже на грани. Скоро терпение лопнет и подаст на развод. К чему я это? Ах, да. Говорить и клясться — это только пол шага. А делать кто будет? Да проголосовали за СССР, а бороться и отстаивать, будет дядя? Почему никто не вышел на площадь и не сказал, что власти зарвались и поэтому пусть идут лесом. Никто не вышел за союз рисковать жизнью. Конечно, можно и получить, но кто сказал, что твоё счастье должно тебе упасть с неба? Нет. Ты его сформулируй, найди, обереги и защити. И если тебе не хочется рисковать, ешь то, что тебе оставят после себя те, кто оказался в нужное время в нужном месте.
        Зато пришли военные как пенсионеры, так и те, кто сегодня несёт свой крест в погонах новой российской армии. Даже описывать подтянутых, атлетически сложенных и ровных, как аршин сильных мужчин не получится. Их штатский прикид не мог скрыть сущность военной косточки.
        Командующий Приволжско-уральского военного округа, штаб которого уже освоился в своём новом городке, ходил, как новый пятак, источал радость и гордость. Словно маленький мальчик обращался ко всем, чтобы окружающие могли его поздравить. Буквально на днях указом Президента генерал-полковника Сергеева Анатолия Ипатовича наградили орденом «За заслуги перед Отечеством». Высший орден Российской Федерации был учрежден 2 марта 1994 года. Предназначен для награждения граждан за особо выдающиеся заслуги, связанные с укреплением российской государственности, социально-экономическим развитием страны, научно-исследовательской деятельностью, развитием культуры и искусства, выдающимися спортивными достижениями, укреплением мира, дружбы и сотрудничества между народами, за значительный вклад в укрепление обороноспособности страны.
        Девиз ордена «Польза, честь и слава» повторяет девиз императорского ордена Святого Владимира.
        Орден «За заслуги перед Отечеством» учреждён 2 марта 1994 года Указом Президента Российской Федерации? 442.
        С 1994 года и до учреждения ордена Святого апостола Андрея Первозванного в 1998 году (Указ Президента РФ? 757 от 1 июля 1998 года) орден «За заслуги перед Отечеством» являлся высшей государственной наградой Российской Федерации.
        ЕБН не знал, как ещё поощрить генерала, который смог сохранить и поддерживать в полной боевой готовности свои подразделения. Откомандированные части подчинённых генералу Сергееву, смогли внести огромный вклад в локализацию ситуации в Чечне(Ичкерии). И пусть полностью конфликт не был разрешён, на то были причины. Особенно «Берёза» хлопотал. Но отметить полезного человека ЕБН смог.
        В море больших генеральских звёзд терялись майорские капли между красных просветов на плечах начальника розыска УВД области, Александр Перегудин только и успевал проплывать мимо больших пацанов, злился за шутку губернатора. Ведь это Костя сказал приходить по форме. И теперь ему приходилось тянуться перед верхушкой погонной власти области.
        — Костя, я буду долго помнить этот день. И обещаю припомнить, всё что сегодня пережил. Хорошо жена с Соней и Зоей в детской, а то бы посмеялась, как её бог розыска области, которого боятся не только жулики, но и некоторые деловые перцы, прогинается перед каждой непонятной личностью с золотыми погонами.
        — Саня, ты посмотри на это с другой стороны. Сегодня ты здесь самый заметный на этом пиру тщеславия. И к тому же самый молодой. Рано или поздно, а вернее рано, эти мастодонты переедут в коттеджные посёлки области, рыбку ловить и в тепличке клубнику внукам выращивать. На своё место им надо будет искать своего человека. И сегодня у тебя появилось, как минимум три места, так что жди в ближайшие дни предложений.
        — А, в таком ракурсе я не думал. Отвык уже летать на полусогнутых. Я понял, брат. Пойду ещё чего-нибудь присмотрю. Тем более генералы уже поддали и не так строги в обращении с младшими по званию.
        Саня пошел в народ, а Константин нашёл глазами Виктора Белозёрова, который разговаривал с трудом, судя по напряжённому лицу, с женой нашего Петровича. Увидев, что Костя его зовёт, Витя извинился перед дамой кивком головы, показал на губернатора и с ускорением чуть ли не бегом переместился к столикам с напитками.
        — Вот спасибо, брат, выручил. А то госпожа Петряева уже достала меня до печёнки. Как Владимир Петрович с ней 25 лет прожил?
        — Так и прожил, думаешь как он до генерала дослужил? Дома его жена накрутит, а он приходит в часть и офицеров в шеренгу выстраивает. А те своих подчинённых отшлифовывают до зеркального блеска. Так и живут. Дома генерала строят, а на работе он поднимает уровень боевой и политической.
        — Честно сказать, верю. Я бы тоже так сделал, наверное.
        — Ты мне зубы не заговаривай, когда планируешь жениться? Соня уже платье приготовила, так и сказал, в нём пойду на Витькину свадьбу.
        — Ну вот и ты тоже, родители дома, ты даже на приёме плешь мне протереть хочешь. Да женюсь, скоро. Может на следующий год.
        — Ну, Витя, ты это мне уже который год говоришь….
        — Костя, слово даю, до Нового года погуляем на моей свадьбе.
        — Виктор, я услышал. Больше не пристаю. Теперь по делу. Подготовь документы по признанию КПРФ правопреемником КПСС. Будем пробивать в судах Европы активы за рубежом. Потом, Гену надо уходить. Он не допустит ситуации с признанием, потому что ему разрешили рулить компартией и получать денежку за то, что ничего не делает и не шумит.
        — Ну по бумагам я понял, а по второму вопросу — не знаю. Или это ты будешь решать?
        — По Гене работа идёт. Подводим к нему людей. Но скорее всего будем разрабатывать силовой вариант. Посмотрим.
        В этот момент к ним подошла Соня и разговор перешёл на нормальные мужские темы: оружие, женщины, а также, стоит или не стоит объявлять войну марсианам?
        — Дорогой, тебя наша мама просит подойти, я пока с Витей пообщаюсь.
        — Хорошо, ну братан, оставляю на тебя мою супругу, не подведи.
        — Всё будет, как в швейцарских банках.
        — Не дай Бог, но пока пусть будет хотя бы так.
        По дороге к дому, где Мария Ефремовна с Ольгой Афанасьевной присматривали за внуками, Константин поговорил с промышленными и научными капитанами.
        — Так, товарищи, с завтрашнего дня все операции остановить. Отправка и оплата только в валюте.
        — И как долго это будет продолжаться?
        — Думаю, пару-тройку месяцев на фиксацию курса валют будет достаточно.
        — Константин Валентинович, как нам поступать с активами за пределами нашей области? Например, в Курганской области наши колхозы и строительные компании рискуют в этот кризис просесть и потерять хорошие деньги. Подорожают тарифы, и покупка недвижимости сократится на половину и больше.
        — Мы их поддержим, но и они пусть не теряются и перехватывают привлекательные контракты и участки земли. Сейчас всем нужны будут наличные, нам нужны золото и платина, будем помогать друг другу. Где будут находить металлы заинтересованные лица, не наше дело, нам надо подготовиться к кризису, который случится после 2001 года. Обратитесь к Иосифу, определитесь с рамками и границами. Вывернитесь, но максимум активов на следующей неделе мы должны отжать. Это будет наш экономический фундамент, на котором будем строить новый союз.
        — Хорошо, что у нас есть неделя. Нам и с Крымом надо решать и несколько производств с Украины планируем вывезти.
        — С Донбасса не трогайте, лучше заберите ЛАЗ со Львова, Антонова потрясите, металлургов и машиностроителей вытягивайте. В области места много, энергия есть и будет ещё.
        — А это откуда? Мы планируем строительство электростанций?
        — Не без этого, но после нескольких экономических кризисов мы прогнозируем у соседей закрытие 85 % производственных мощностей. И наши ЭСы будут вырабатывать невостребованную энергию. Под эти лишние ватты и омы будем строить новые предприятия. Но в следующем десятилетии будем ТЭСы ставить. Так что товарищи, сегодня отдохнём, а с завтрашнего дня начнётся напряжённая работа без выходных. Сколько не знаю, на пару месяцев можете точно рассчитывать. Ну ладно, заговорились, меня мамы ждут.
        — Да-да, мама это святое, а две мамы — это уже серьёзно.
        Открыв дверь, Константин ничего не услышал. В доме была тишина. Здание по меркам сегодняшнего дня было роскошным, конечно, не те дворцы из прошлой жизни нуворишей, которые изгалялись от вседозволенности, но в инерции советских мерок вполне себе губернаторская усадьба.
        — Т-с-с-с, сынок, детушки спят.
        — Ты меня звала, мам? Вот сынок твой пришёл.
        — Пойдём на кухню, там Оля чай заваривает, вот и поговорим. Ты такой занятой, я конечно понимаю, ответственность и всё такое, но у моё сердце побаливает, не знаю чего ждать?
        — Прости меня мамочка. В последние годы совсем нет время на Вас, даже детям и то приходится довольствоваться краткими минутами перед сном. Но сейчас такой момент, от этого будет зависеть наше будущее. И я не про нас лично, а про страну. Про каждого человека в России.
        — Ох, сыноча, сыноча. Какую ты ж ношу на себя взвалил. Тяжело тебе, чую я. Но оттого, что помочь не могу, как в детстве твоём, ещё больнее. И что нас ждёт? Ведь не зря сегодня собрал столько народа. И ведь не все пришли, я же вижу, ты переживаешь.
        — Что ты, мама. Наоборот, это то и прекрасно. Понятно на этом берегу, кто чего стоит. А будет борьба. Сейчас наши дерьмократы и либерасты готовят нашу экономику к распродаже. Набрали долгов, распилили деньги, не завозя даже в страну. И когда пришло время расплачиваться, они объявят отказ от оплаты. Чтобы серьёзных людей не подставлять, подставили под удар Сергея «Киндерсюрприза». Послезавтра они объявят «дефолт», рубль рухнет, государство начнёт распродавать активы по бросовым ценам. Иностранцы что-то перехватят, через подставных лиц, что-то я возьму, что-то татары с башкирами возьмут, но народ ограбят.
        — А что там с зарплатами и с оружием?  — это Сонина мама решила вступить в разговор, звонила мне Вера из Сурска по старой памяти, просила помочь. Им там зарплату задержали на месяц, и что за закон об оружии Вы приняли по области? Вера говорит, что всем будут продавать автоматы и пушки, аж страшно на улицу выходить.
        — По деньгам будет всё нормально. Ну насколько можно смягчить, сделаем, но по большому ничего страшного. Цены подрастут процентов на 20 %. Но не критично. Про оружие, да будем продавать народу винтовки и автоматы. Про пушки речи нет. Пистолеты и револьверы будут в продаже, может их «пушками» называют?
        — А в твоих банках деньги и акции не пропадут, как в сберкассах?
        — Ну про тот случай нашим грех жаловаться. Мы же всё подготовили и народ вовремя снял деньги с книжек. Сейчас будет ещё проще. Наши вклады защищены золотом. Мы в последнее время в Казахстане закупали золото в слитках, платину тоже прикупили. Так что на этот раз мы подстраховались.
        — А про автоматы? Зачем народу столько оружия? И что Москва скажет?
        — Народ должен мочь защищать себя и своих детей. И государство должно понимать, что просто грубой силой не сможет нас раздавить. Пример Чечни показателен. Если бы не наши парни, ситуация была бы совсем страшная. Сейчас хоть аппетиты у них не такие. Некоторые одиозные кадры уничтожены, но всё равно в Ставрополье и на Кубани людей воруют. Власти молчат, но молва людская прорывается. Наши спецы ездили несколько раз выкупать из рабства. Но это государственная тайна.
        — И как будет реагировать власть на твои выкрутасы?
        — Пока никак, но через четыре-пять лет придётся отменять все неконституционные законы, и про оружие тоже. Правда закон не имеет обратной силы, так что новым властям придётся терпеть и помнить, что мы можем постоять за себя не с палкой и булыжником. При этом в любой момент можем приструнить любую пятую колонну просто тем, что мы есть.
        — Костя, а твои головорезы из ВЧК, за них голову не оторвут?
        — Мама, ну во-первых не ВЧК, а ЧВК. То есть частная военная компания. А во вторых, она не моя. Я же госчиновник и не имею право на предпринимательскую деятельность. И за них мне ещё «Спасибо» скажут.
        — Как так? За что благодарить тебя? И почему за них?
        — А просто, вот например, скоро в Югославии начнётся такая заваруха, а у России своей армии можно сказать и нет. Не сможет ЕБН мускулами поиграть, будет утираться в уголке и потеть. А ЧВК заключит контракт с правительством Сербии и заедет в Белград с полной боевой экипировкой. Это секрет, но контракт уже подписан, квартирьеры уже на месте. Готовим список объектов, которые надо закрыть с воздуха и с земли. А за них, потому что их у меня три.
        — А Ельцин тут причём?
        — А когда пару самолетов упадёт, когда выяснится, кто их опустил, тогда шум поднимется выше крыши. И вот тогда ЕБН просто скажет, что он не при делах. Типа бизнес, а власти ни за что бы и никогда.
        — Ох, сыночек, рискуешь ты сильно.
        — Риск есть, но если зубы не показывать, амеры нас сожрут с удовольствием и не подавятся. Югославия — это генеральная репетиция перед основной операцией. Главная цель это мы.
        — И что тогда будет? Война? Сынок, ты веришь, что мы сможем выстоять?
        — Я знаю, русские долго запрягают, но быстро едут. Нам опять надо поверить в свои силы.
        Разговор с родителями продолжался не долго, Константин, как любящий сын постарался успокоить переживающих женщин, перевёл разговор на более приземлённые темы, внуков и виды на урожай, и через некоторое время выскользнул на свежий воздух.
        На улице всё ещё было по летнему жарко. Солнце начало скатываться по небосклону к горизонту вечернего заката. В кутерьме людского ажиотажа, детских радостных писков и криков, звона бокалов и рюмок, никто не заметил зависшего в синеве неба крылатого объекта.
        И только когда над головами прогремели несколько хлопков, все собравшиеся посмотрели вверх. В блесках конфетти и гроздей маленьких парашютиков только специалисты оценили то, что сейчас произошло. Раньше беспилотники использовались исключительно для наблюдения и корректировки огня, а теперь был произведен обстрел. То, что на головы выпали лепестки блестящей бумаги и парашютики с конфетами не обмануло силовиков. Им продемонстрировали атаку с БПЛА на небольшую группу людей. Кто-то даже припомнил, что видел летающий объект на подъезде к усадьбе, но не обратил внимания. Кто-то только сейчас понял, каким оружием обладает Константин. И никто не сомневался, кто хозяин этого страшного оружия.
        — Костя, мне первому — это генерал Петряев — мне надо разработать и освоить приёмы использования беспилотников.
        — Константин, первым делом этот аппарат нужно передать в ФСБ.  — гэбисты не отстали.
        А военные не стали озвучивать свои просьбы, они знали, что губернатор их не оставит без «птичек», по совести говоря, экспериментальное изделие прошло проверку в Кизляре. Но это было испытание, а теперь была показана открытое использование БПЛА в городе, перед заинтересованными людьми. И эти люди не разочаровали. С лёту схватили суть вопроса и проблем с заказами быть не должно.
        — Будем готовить пару аппаратов в Югославию…..
        Интерлюдия.

        Всё тот же город в Поволжской области. Тот же спальный район, дом правда совсем не такой, каким предстал нам в начале повествования, четыре комнаты индивидуального проекта, потолки три метра, с учётом подвесного потолка, мебель свеже-купленная, что-то в кредит, что-то на премию главы семьи. Мужчина немного постарел, женщина, как будто заспиртованная, такая же свежая и совсем не тощая, всё как нравится мужу.
        — Дорогой, в субботу едем на дачу? Жара замучила. А там на речке поплаваем.
        — Люд, а Люд, купила новый купальник что ли?
        — Ну ты всё прям знаешь. А если и купила, не то что ты, всё оружие покупаешь. То пистолет, то автомат, прости Господи. На кой тебе сдались эти железки? Накличешь беду на нашу голову.
        — Дорогая, ты не права. Времена вишь, какие. На юге шумят, в соседних областях не спокойно. Да и шурин гутарил, что в Самарской области бандиты совсем обнаглели, грабят средь белого дня. Вон недавно полчок писал, что у них на Дальнем Востоке банды и днём и ночью стреляют. В Ёбурге шепчутся, что Россель хочет из России уходить с областью.
        — А мы то тут причём? Пусть они там думают, чо хотят, а мы здесь сами с усам.
        — Вот умная ты баба, Люда, но такая глупая аж прям стыдно пред людьми. Сама сколько говорила, что мы живём, как у Бога за пазухой. И что мы такие и что мы сякие. А что это всё Командир тащит на себе и нас защищает от московских и западных умников и акул бизнеса, должна понимать. И то, что это не нравится многим и в Москве и в Вашингтоне и в Европе, не будешь спорить, я думаю.
        — Ну не буду.
        — Не на лошади, не нукай тут мне.
        — Ой, Гринь, брось меня шпынать, я кто? Я баба, а значит женщина в меру глупая, но что отличает меня от других, любимая.
        — Вот это правда. Что есть, то есть. Люблю тебя, моя душенька. Но это лирика. А в жизни получается то, что придёт момент и Москва решит Костю Усова сковырнуть. Если перевыборами не получится, захотят просто убить или войска ввести. И вот тут нужны будем мы все. Без него нас всех обуют и разденут. И будем, как в остальном бывшем союзе лапу сосать и бухать. Бабы будут передком детей кормить, ну может на рынке будут сидеть, хотя там уже все места забиты. И чтобы такого не допустить нам Губернатор оружие и по выдавал. Думаешь, сколько за все стволы я отдал?
        — Да не знаю, ты же просто приносил и всё.
        — По советским деньгам пяти тысяч не вышло. Так что, выходит он народу оружие просто так выдал, а чтобы не было шума, цену назначил.
        — И что же теперь будет? Война? Гражданская?  — на Людиных глазах заблестела слеза.
        — Ну-ну, милая, не плач раньше времени. Я думаю, ничего не будет, ведь за нас милиция и армия встанет. Те же ЧВК «Восток».
        — А что за ЧВК такое?
        — Это значит: частная военная компания. В неё принимают мужчин, для которых воевать призвание. После Афгана сейчас много. Да и другие горячие точки приготовили хороших боевиков.
        — Раньше в «Крокодиле» были шаржи про «диких уток», а теперь мы своих создаём.
        — А ты хочешь, чтобы нашего сына посылали, да вот хотя бы в Чечню? Пусть едут воевать без войны те, кто готов и может. Но если за Родину встать, тогда и я и сын пойдём защищать, благо и НВП в школах проводят, и сборы недавно прошли. Ты думала «Калаш» мне просто так разрешили купить? Конечно пришлось пройти сборы. Там нас учили как воевать в городе и в близи населённых пунктов. И теперь никто не сможет безнаказанно решать за нас, как нам жить и кому у нас быть главой области.
        — Но сыну в армию придётся идти? По телеку показывали, как там служат мальчики. Парней бьют, а как и чем кормят? Страхи божие.
        — Цыц, мужчина должен в армию идти. Пусть поймёт, что такое трудности и боевая дружба. Тем более Костя обещает, что наши пацаны будут служить в частях нашего округа.
        — Ну тогда, нормально. Видела я полк наш. Недавно на экскурсию возили нас. Но совет солдатских матерей Командир не разрешил.
        — Вот и правильно, нечего бабам в мужские дела свои носы совать.
        — Как так, разве мама не должна заботиться и защищать своих детей?
        — Матери могут защищать своего кровиночку до того момента, пока ребёнок помещается на её коленях. Потом мужчина должен сам решать свои проблемы и защищать не только себя, но и страну, свою Родину.
        — Так, дорогой, я хочу сказать….
        Но крепкие объятия любимого мужчины сбили дыхание, а его сухие, шероховатые губы встретились с её мягкими, сладкими и…. А всё, кина не будет. Пусть супруги останутся наедине, в наше время это важно.

* * *

        Середина осени 1998 года в Херсоне выдалась облачная, но тепло не уходило. Самая комфортная температура. Все перипетии политической жизни обходили этот город-областной центр. Не смотря на то, что тут находился крупный судостроительный завод, машиностроительный завод выпускающий сельхозтехнику, и много других предприятий казалось, что жизнь в Херсоне замерла.
        На рынках и на тротуарах вдоль центральных улиц продавали не только плоды полей щедрой украинской земли, но и выданная в счёт зарплаты продукция предприятий на которых работало большинство жителей этого южного города.
        В одном из домов на улице Терешковой за богато накрытым столом сидели три друга-полчка. Служили в Афганистане три товарища. Ходили в рейды, зачищали кишлаки, отбивались от моджахедов. Всё было, и сегодня был тот день, когда мужчины могли вспомнить когда-то прожитые моменты. Они понимали друг друга, не то что те, кто с наглой рожей говорили таким, как они: «не мы вас туда посылали».
        Уже и солнце зашло за горизонт и песни все перепели, благо хозяин попросил гитару у соседей. О чём эти милые люди жалели, а может и не жалели. Такие гулянки у Коли — соседа очень редки, но когда в первые годы после развала союза к ним в дом приехали братки, только Николай вышел и разобрался. До сих пор во дворе дети не боялись ничего.
        Как не странно, но мужчины не были пьяны, так расслабились. И когда вторая бутылка обнажила дно, крымчанин Толя начал разговор, ради которого все и собрались.
        — Так, браты, приехал я предложить Вам одно дело. Но это секрет, который не мой. Поэтому прошу, в случае отказа никому.
        — Толян, ты не темни, мы друг друга не первый год знаем и делили не только пироженки и тортики.  — хозяин решил ответить за двоих, третий их товарищ не был многословен, Дмитрий был самым большим за столом и слыл тихим и спокойным. Но за внешней безобидностью скрывался очень опасный боец.
        — Коля, Дим за Вас я не беспокоюсь, но два наших земляка с Полтавщины знаться со мной не хотят, стали «щирыми украиньцями». А тут дело такое, ежели что пятнадцатью сутками не обойдёмся.
        — Толь, да ты не тяни Машку за ляжку, говори, как есть.
        — Короче перед самим развалом союза на меня вышли парни из России. Предложили с ними сотрудничать. Вот я например с их помощью открыл сеть минимаркетов и стрелковый клуб, построил недавно отель на второй линии в Алуште. Поднакопил денежек и вот недавно подъехали мои спонсоры с предложением.
        — И что же они хотят? И чего это нам будет стоить?
        — Вам будет стоить времени и сил. Поволжские дают бабки на раскрутку, а с нас создание бизнеса, который будет финансировать прорусские движения и организации. А в нужный момент поддержит людей в движении вхождения Новороссии в состав Российской Федерации.
        — И с чего ты решил, что мы хотим в Россию? Может нам ненька ближе?
        — Ну это решать всему юго-востоку Украины. И если Вы против, то просто отдохнём и я поеду домой. Отдохнём, оттянемся и по домам. А разговора не было.
        — Толя не кипишуй, не спеши, говори по делу.  — Колян примирительно разлил по стаканам сока, запей и продолжай.
        — Через меня пройдут деньги, на которые Вы откроете сеть кафешек и продовольственным магазинов. И есть предложение открыть книжные магазины, но это так в будущем.
        — А как и чем мы будет отчитываться за деньги?
        — Начальный капитал Вы отдадите полностью, эти деньги нужны будут для вложения в других областях, а свои деньги в пропорциях 60Х40 процентов вкладываем в бизнес и в прорусские организации. Каждые полгода выбранные Вами люди будут выезжать в Поволжск, где их будут готовить и теоретически, и практически. За свои бабки отчитываться будем проведёнными акциями, мероприятиями и накопленным оружием.
        — Каким оружием?  — это Дима услышал что-то родное.
        — Да-да, оружие: стрелковку, взрывчатку, средства защиты, средства связи можно будет использовать открыто.
        — Вот так да! Ох**ть не встать. Ты под что нас подписываешь, братан?
        — И это ещё не всё,  — продолжал гость, всё будет тогда, когда на всех ключевых постах будут стоять наши люди.
        — И какие-такие ключевые места?
        — Первым должен быть председатель облрады, второй пост — руководитель милиции, третий пост мэр города. Это нужно сделать до 2012 года. Потом будет труднее. Когда начнутся события Херсон будет обеспечивать наземное сообщение Крыма с материком.
        — Картина проясняется. И с чего надо начинать?
        — На неделе тебе, Колян, надо будет подать документы для регистрации фирмы, лучше трёх-четырёх. Дим, за тобой физическая защита всех предприятий. Ищите людей. Кадры решают всё.
        — Ну, людей искать легко, заводы закрываются, а где ещё работают, зарплату месяцами не платят. А как с клубом решать?
        — Ты сначала материальною базу создай, а потом и об основном деле говори. Короче, пацаны, на всё про всё у Вас год. Через пять лет нужно стать на ноги, и к 2010 году Вы должны взять под контроль область на нижних этажах. Первых лиц Киев будет часто тусовать, а средний уровень он нужен всем, пи**ть могут все, но работать ведь кто-то должен? Хотя бы, чтобы отчёты в столицу отправлять.
        — Ну, ты полчок дал. Голова опухла от перспектив. Надо выпить.
        — Раз надо, значит выпьем.

* * *

        В новом кабинете губернатора места было не так много. Теперь здесь был только стол хозяина кабинета, к нему приставлен небольшой столик для общения один на один, вдоль стен стояли шкафы с книгами, напротив стола на стене висел телевизор, из новинок научников, на столе кроме обычного канцелярского набора стоял монитор компьютера, и всё. Ничего лишнего. Большие совещания проводились в переговорной с длинным столом и системой видеоконференций.
        На сегодня ничего такого не планировалось, чтобы переходить в зал, поэтому обошлись кабинетом. Тем более разговор предполагал конфиденциальность.
        — Степан, сколько «Игл» мы можем поставить в Сербию?
        — Штук 10 -12, точнее смогу сказать через неделю. А сколько надо?
        — Пока не знаю, но десять труб отправь обязательно, 4 -5 БК к ним. Там скоро Косово взорвут. И «Восток» должен быть готовым к зачистке. Пусть по максимуму поработают.
        — Сделаем. А по Чечне что-то планируем?
        — Пока оставим Чечню воякам. И ещё, БПЛА ударный в Сербию надо протолкнуть, всех снайперов обеспечь по максимуму.
        — Сделано. Профи собирались. Наши кладовщики за голову хватались от каждой единицы заказа. Почти половина из новинок.
        — Тогда перейдём на наши внутренние дела. Что у нас с Новороссией?
        — Крым уже работает на само-обеспечении. Несколько сетей торговых, отелей и общепита работают. Не пересекаются. Пятёрки друг друга не знают. Но эта конспирация мешает, были тёрки. Пока без жертв. Послать бы координатора?
        — У Зои своей спроси человечка, там нужны такие зубры, которые и в торговле и в управлении людьми толк знают. Королева должна таких собирать. Пусть с мужем поделится.
        — Только ты сам, Костян, ей позвони.
        — А сам что не можешь?
        — Я недавно у неё пару человечек переманил, она меня дома месяц прессовала.
        — Хорошо. Серый кардинал, а жену боишься.
        — Зато ты никого не боишься.
        — Ну, хватит. А то мы договоримся.
        — Тогда по конинке и по коням.
        Друзья посмаковали дорогим напитком и «Серый кардинал» убыл в неизвестном направлении.

        7

        Проскочили новогодние праздники и 9 января 1999 года в зале заседаний администрации Поволжской области собрались руководители всех промышленных предприятий. Сельское хозяйство решили собрать ближе к посевной.
        — Товарищи, прошлогодний дефолт принёс нам очень много преференций. Да-да, не удивляйтесь, экономика области на сегодняшний день выросла на 30 %, это произошло за счёт инсайда, мы заранее знали о том, что случится в конце августа и подготовились. Наши заводы и фабрики не пострадали, чего не скажешь про наших партнёров и соседей. Энергетики потеряли 20 % на внешних рынках, но за счёт переноса производств из Украины, Узбекистана, Прибалтики потери смогли компенсировать.
        Некоторые товарищи жалуются на снижение доходов и усиление конкуренции. Да, прошли лихие 90-е, почти, экономика России прошла этап стагнации и глубокого кризиса. Приватизированные предприятия в металлургии, нефте-газовой и химической промышленности встряхнулись и начали работать. Они закупают новые технологии и выходят на внешние рынки. А что же Вы? Чем Вы занимаетесь? Почиваете на старых плюшках? Они заканчиваются. Автомобилисты, где новые модели? Где серийный броневик? «Новые русские» хотят защитить свои тушки. И ищут себе подобную технику. Военные тоже готовы покупать новые виды вооружения.
        — Ага, воякам зарплату не платят, а Вы технику.
        — Пусть пока у них бардак в Москве и в других регионах, но части нашего округа готовы закупать технику не только чисто боевую, но и специальную. Так что не надо искать отговорки, а то я тоже найду пару отговорок и бездельники будут искать себе работу в другом месте.
        — Не, Константин Валентинович, нема дураков, тут все хотят работать, но Вы, как вождь дайте направление, и мы пойдём, впереди бульдозер пустим.
        — Тогда, как говорил герой Михаила Ульянова: рабочие работают 10 часов, управление 12. Шутка. Но в каждой шутке лишь доля шутки. Нас ожидают серьёзные испытания. Американцы решили в Югославии обкатать вариант развала страны, чтобы использовать его у нас. Поэтому мной были предприняты некоторые мероприятия, которые должны создать им сложности и трудности. С тем, чтобы цена этих усилий была не соизмерима с полученным результатом. В следствии чего на Россию начнётся давление, которое может сопровождаться с обострением, как политической так и военной опасности. Для предупреждения негативных последствий приказываю: на всех предприятиях провести необходимые мероприятия для усиления контроля пропускного режима, никакие комиссии и лица без нашего разрешения не могли проникнуть на территорию. Перед въездом установить блок-посты из железо-бетонных блоков и плит. На въездах в область устанавливаются такие же блок-посты. Предприятия по графику выставляет необходимое количество людей. Ответственные военкомы и начальники ОВД, директора предприятий персонально.
        Затем, в населённых пунктах провести проверку документов у всех, тех у кого нет причин находиться в области — выдворять. Ответственные председатели муниципальных советов и начальники милиции. По линии спецслужб ответственные назначены.
        По финансам, все предприятия должны отчислять по 2 % от прибыли в фонд обороны области в нашем областном банке. Под эти деньги мы начнём закупать продукты и сырьё для производства боеприпасов и спецсредств.
        Начальники железнодорожных станций, Вам необходимо провести аудит всех тупиков, нигде не должны стоять неучтенные вагоны и составы. Кроме указанных в списке.
        Товарищи, я не могу всего сказать, но приближаются трудные времена, и я, как Ваш руководитель прошу, пока прошу, на полном серьёзе примите меры по организации людей, мероприятий по усилению мер безопасности. Времени нет совсем.
        Совещание закончилось поздно вечером, Усов вышел во двор администрации, там его уже ждали пять одинаковых броневиков. Чёрные красавцы были изготовлены на областном автозаводе, это были не серийные машины, так пыль в глаза. Управляющий хотел задобрить, вернее он знал, что не получится, ну хотя бы экзекуцию немного смягчить. Что ж, ему это удалось, но это я такой добрый, но Алексей Петрович и Степан не такие, они спросят по полной. С них я буду спрашивать намного серьёзнее. У меня на них такие планы, такие планы. Привыкли автомобилисты, что «бобики» и так армия и милиция выкупят. Если ситуация не изменится, придётся принимать меры. Время не терпит.

* * *

        25 марта 1999 года.
        — Константин Валентинович, Вам звонит Президент России.  — ровным, как всегда, голосом секретаря отозвался новый многофункциональный телефонный аппарат. Новинка научно-производственного объединения «Слободской» с недавних пор украшал стол губернатора. На светло-бежевом корпусе помимо кнопок набора выстроились кнопки вызова руководителей департаментов администрации, службы безопасности, некоторые директора управляющей компании также удостоились быть на прямой связи с первым лицом области.
        — Хорошо, Лера, соединяй.  — на часах было 10:45.
        — Костя, ты, что подлец творишь?  — хрипловаты, но трезвый голос ЕБНа был полон тревоги и страха.
        — Вы про что Борис Николаевич?  — вот, началось, пронеслось в голове.
        — Ты, понимаешь, не прикидывайся дураком и меня им не делай. Ты отправлял в Югославию ракеты «Игла» с самолётиком?
        — Лично нет, но мне директор частной военной компании говорил, что заказчик просил.
        — Ты знаешь, что они сбили американский разведчик? И теперь из госдепа на меня наорали, как на мальчишку, а я даже не в курсе. Ты почему без разрешения самовольничаешь?
        — Борис Николаевич, согласно закона о частных военных компаниях перечень оружия, которые они везут с собой зависит от цены заказа. В рейдер заказа входили 10 ПЗРК «Игла», и от меня на испытания отправили БПЛА «Ударный» с одним БК.
        — Ты мне зубы не заговаривай, ты зачем поганец меня подставил, американцы требуют наказать тебя и посадить. Где твои головорезы взяли Буки?
        — Борис Николаевич, я играю в рамках наших договорённостей. Это Вы меня просили не баллотироваться на Россию, это Вы меня просили Вас поддержать и Вы в Поволжской области получили 55 %, и я всё сделал. А 14 Буков и по 10 БК к ним продали хохлы. По дороге сами подошли и предложили. ЧВК был уже за границами России и сами принимали решение.
        — А где деньги они взяли? Бук что пять копеек стоит?
        — Борис Николаевич, а в чём проблема? У директора ЧВК «Восток» имеется определённая сумма на чрезвычайные нужды, вот и купили по случаю. Почему не купить за очень маленькие деньги?
        — Да ты, бл*ть мне зубы не заговаривай, твоя выходка подставила меня, меня! Мне звонил посол и отчитывал меня, как мальчишку. Сказал, что Клинтон приказал разобраться с виновным, то есть со мной. Я тебя бл*ть размажу.
        — Борис Николаевич, Вы пожалуйста успокойтесь, это вредно для здоровья.
        — Ты меня не успокаивай, щенок! Я тебя в песок сотру! Завтра чтоб был здесь. И отзывай своих головорезов, срочно.
        — Я понял, Борис Николаевич. До встречи.  — и положил трубку.
        Секундная пауза и снова трубка телефона в руках.
        — Лера, срочно весь совет безопасности через пять часов, потом созвонись с руководителями районов, они должны быть в большом зале в 19:00.
        — Всё поняла, Константин Валентинович.
        Следующий звонок был Степану. Формально в совет безопасности он не входил, но на него были завязаны все негласные структуры. А также он был связан с нашими людьми за границей.
        — Степан, началось. Готовь наших людей в Москве. Первым идёт красный, вторым идёт деревянный, а третьим рыжий. Это срочно. Больше никого не трогаем.
        — Всё понял, Костя. По регионам клининг будет?
        — Это на следующем этапе. Сейчас нам надо отразить первый удар. А когда наши обломают себе зубы, придут люди из вашингтонского обкома, и вот тут нам надо быть готовыми к очень жесткому наезду. Может даже к удару.
        — Наши действия?
        — Вот их мы сегодня будем искать на совете.
        — Всё, я побежал дело делать, чтобы работу работать.
        Интерлюдия.

        Ночь, зал оформлен в готическом стиле, с вкраплениями хай-тека, ну часы с электронным табло, телевизор последней модели, но в остальном всё строго и величественно. И камин, куда же без него.
        Несмотря на поздний час в зале находилось много людей. Обстановка была нервная, и от некоторой неопределённости в воздухе витал запах опасности.
        — Господа,  — мужчина в сером костюме, коротко стриженными седыми волосами начал говорить, в России происходят непонятные события. Некоторые элементы соответствуют нашему сценарию. Имеется правительственный кризис, Ельцин ревнуя к премьеру устраивает ему козни. Но по нашему сведению Примаков не является самостоятельной фигурой и не будет оспаривать позиции Президента, тут у нас всё хорошо. По нашим прикидкам через год можно будет провести ещё один парад в Вашингтоне.
        — И что же Вас так беспокоит, что Вы собрали нас всех здесь,  — это выступил вперёд поляк, не смог удержать свой шляхетский гонор, что-то пошло не так?
        — К сожалению нужно констатировать, что у нас перехватили инициативу, и наши аналитики прогнозируют усиление позиций России.
        — Что там может такого случиться? И если случится, то нам надо просто посильнее ударить. Пока их армия не может набрать достаточно боеспособных частей, мы можем ввести туда миротворческие силы НАТО.
        — И что там случилось в Югославии? Мои партнёры беспокоятся, наши вложения в процесс разделения на Балканах должны принести нам дивиденды.
        — Там тоже не всё, как планировалось. Наши самолеты подверглись атаке с земли. Применялись русские «Бук-2М» и «Иглы», сбито 13 самолётов и повреждено 2. Кроме этого погибли наши вертолётчики. Мы потеряли 12 «Апачей». Вертолёты атаковали с помощью русских гранатомётов: РПГ-7 советский многоразовый ручной противотанковый гранатомет. Предназначен для борьбы с танками, самоходными артиллерийскими установками и другой бронетехникой, может быть использован для уничтожения живой силы в укрытиях, а также для борьбы с низколетящими воздушными целями.  — И как это случилось? Откуда у сербов такие средства? Кто им их дал?
        — А это не сербы, это русская ЧВК «Восток», её реальный хозяин Усов Константин Валентинович, губернатор — миллионер. Руководит в России Поволжской областью. Очень хитрый, жесткий и амбициозный человек. Собрал под себя четыре субъекта, три области и одну республику, через аффилированные структуры владеет УК «Слободская», под которой вся область, и земля и крупное производство. Кроме того у него есть пакеты акций многих предприятий в других регионах бывшего союза. На последних выборах Президента России наш ставленник больше всего опасался его. Но по непонятным нам причинам Усов отказался от этой должности, проведя выборы губернатора.
        — И зачем Усов полез в Югославию? Разве это не противоречит их конституции?
        — Формально ЧВК «Восток» принадлежит УК «Слободская», и на сегодня юридически не зависит от Усова, но по нашим скудным данным всем в области руководит он. Что ему нужно в Югославии? Пока не понятно, но мы уже работаем над этим вопросом, другой вопрос: Ельцин решил разобраться с Усовым силовым путём. Он уже забыл про Чечню, его пугает бунт именно русского региона.
        — Тогда срочно надо провести переговоры с Усовым, понять его мотивы и сыграть на них.
        — Хорошо, завтра посол вылетает из Москвы в Поволжск, и оттуда уже организует встречу с поволжским волкодавом.

* * *

        26 марта 1999 года Поволжск.
        Вчера передали из МИДа, что с Усовым хотят встретиться. И это не ельцинские прихвостни, там уже крысы побежали с корабля. Эти мелкие твари уже почуяли, что ситуация меняется. Передали просьбу из госдепа о встрече с послом США Джеймсом Коллинзом. Он уже вылетел из Москвы.
        Алексей Петрович летает, как электро-веник, Поволжск на ушах. И только Степан Бугров спокоен. С послом приедет только два человека, так что больших проблем не предвидится.
        В 14:00 по местному времени к зданию администрации губернатора Поволжской области подъехала подъехал новенький бронированный вездеход. Из машины вышел импозантный мужчина, который знает когда нужно посмотреть свысока, а когда стать таким демократичным и прогрессивным до оскомины.
        Уверенной походкой он восшествовал по лестнице и коридорам до приёмной губернатора. Чуть заметным движением брови он привлёк внимание секретаря и девушка привычно приняла пальто. Посол зашёл в кабинет.
        Его сразу удивил этот необычный выбор губернатора. Джеймс Коллинз часто бывал в кабинетах высокопоставленных чиновников в России. Он привык к огромным помещениям, с каким-то вызовом и пафосом внутреннее убранство они как будто кричали о своём пренебрежении к мелким и никчемным людишкам, приходящим клянчить себе крохи, чтобы не умереть с голоду.
        В кабинете Усова всё было подчинено работе. Вся обстановка подразумевало конкретность и чёткость, всё остальное выдавливалось. Никакого искусственного и неестественного, что мешает работе. Только дело, это по нашему, по-американски, подумал американец в нескольких поколениях, который знает и гордится каждым своим предком.
        — Здравствуйте, мистэр Усов. Очэн рад познакомится с Вами.
        — И я рад, добрый день, господин посол.
        — Американское правительство в моём лице хотело бы узнать причину Вашего демарша? Почему Ваши луди сбивают наши самольоты?
        — Господин посол, Вы же представитель правового государства, Россия также государства, где правит закон, почему такой уважаемы человек приезжает и обвиняет гражданина России без предъявления доказательств.
        — Мистэр Усов, у нас ест данные, что Ваши люди из компании «Восток» ведут в Югославии боевые действия с Вашего попустительства, нэт, по-русски точно — по указке. Из-за их действий гибнут наши солдаты. Вы признаьоте, что «Восток» Ваша компания?
        — Для начала ЧВК «Восток» частная компания, а я государственный чиновник. Мне запрещено законом владеть частным бизнесом, поэтому Ваши обвинения считаю безосновательными. Но сразу хочу Вас попросить переходить к делу, про пушечное мясо не хочу даже думать. Что Вы хотите мне передать от тех людей, которые Вас сюда прислали?
        — Вы меня опять удивили, мистэр Усов. Хорошо, перейдьом к делу. У нас есть пара вопросов и в зависимости от ответом мы можем сделать и очень выгодное предложение.
        — Внимательно слушаю, Вас, мистер посол.
        — Первый вопрос, как Вы видите будущее Российской федерейшен?
        — Я никак не вижу будущее России. Я считаю, что в таком виде и с нынешним руководством будущего у страны нет.
        — Олрайт. Каким Вы видите своё будущее?
        — Своё будущее я вижу очень успешным. Скорее всего не на этой должности.
        — Вы интересный и амбициозный человек. Если Россия будем распадаться, Вы будете готовы встать во главе одной из частей?
        — Готов и делаю всё, чтобы эта часть была самой богатой и успешной.
        — А тогда понятно, почему нам не удалось войти в Вашу область. Хорошо. И как далеко Вы готовы пойти?
        — Я готов пойти на самые экстраординарные меры.
        — Вплоть до вооруженных?
        — Вплоть. И если Америка мне поможет, то я не останусь в долгу. И сейчас мои слова Вы не сможете записать, потому что здесь стоит глушилка.
        — О, Вы очень предусмотрительный человек.
        — А Ваш диктофон не работает. Так что можете не радоваться. Вы меня не сможете шантажировать.
        — Что Вы, я даже не предполагал ничего такого.
        — Господин посол, не будем друг друга разочаровывать. Вы дипломат, я губернатор и давайте проигрывать достойно.
        — И что я могу сказать моим кураторам?
        — Вы можете сказать, что я готов разрушить эту страну, и буду драться за свою область с любым агрессором.
        — Я Вас понял, а по вопросу Югославии, Вы готовы вывести в Россию свою ЧВК?
        — Я пока не готов ответить на этот вопрос, тут же речь идёт о контракте, а Вы, как истинный американец понимаете, что значит контракт и репутация?
        — О, я Вас понимаю, но мы готовы Вам оплатить компенсацию и штрафные санкции, главное, чтобы в течении двух месяцев Ваша компания выехала в Россию. Никаких личных претензий к Вашим людям мы не будем предъявлять.
        — Господин посол, я Вас услышал и сделаю всё, чтобы как можно быстрее урегулировать этот вопрос. Но я хотел бы получить конкретные гарантии того, что я смогу присоединить к своей области Нижний Новгород, Самару и Волгоград, Воронеж и Оренбург. И прошу отметить, я не Ваш любимый «горби» на слово не верю. Поэтому имейте ввиду, что похлопать по плечу и кинуть потом у Вас не получится.
        Вот смотрим друг другу в глаза, и говорим как бы правду, но каждый при этом врёт. Я потому что мне нужно время, а этот упырь, потому что что он «белый человек», а я белый туземец, которого нельзя в серьёз воспринимать и всегда можно обмануть. Но роль надо доигрывать…
        — О, господин губернатор, я очшен Вас понимаю. Мои доверители рассмотрят Ваши предложения и условия, и через неделю или через месяц, Вы получите наш положительный ответ.
        — Замечательно, господин посол, не буду Вас задерживать, Ваш борт уже готов к вылету. Прощайте.
        — Мне было приятно говорить с деловым человеком. Спасибо за оперативность и понимание. До свидания, господин губернатор.
        Все слова сказаны, точки расставлены, продолжать разговор не было смысла. Да и дел у обоих собеседников было невпроворот. Самое интересное все стороны получили своё. Но кто в реале получит то, чего хотел покажет время.
        Время, время, время. Его всегда не хватает. И сейчас надо разгонять маховик истории. И постараться все условия не сильно нарушить и получить своё.

* * *

        Ночью, после беседы с послом, работа в администрации губернатора не останавливалась ни на минуту. Трели телефонных звонков, гул человеческих голосов создавали напряжённый фон. В зале совещаний находился штаб операции. Никто не произносил вслух, но все понимали, что пришёл он тот момент, к которому все готовились с момента знакомства с этим необычным человеком. Для кого-то Усов был глыбой и тайной за семью печатями, для других он был самым близким и дорогим, несмотря на резкость и сухость, а иногда и жесткость. Народ вообще считал его волшебником. И если кто-то забывал или предпочитал закрыть глаза на разницу в жизненном укладе Поволжской области и окружающих её субъектов, находились те, кто мог и по мордасам настучать за короткую память и чёрную неблагодарность. Самое интересное в том, что после таких воспитательных бесед никто никогда не обращался ни в милицию, ни в профком.
        — Алексей Петрович, срочно, впрочем как всегда, переговори с соседями, обязательно с татарами и башкирами, в Москву тоже, объясни им ситуацию и предупреди, что будет плохо, но может быть и хуже, если они начнут бочку катить.
        — Я понял, но что им предлагаем?
        — Сразу скажи, что главным я не буду. Будем выдвигать нового человека. Чтобы не переживали. В Совете Федерации есть такой Сергей Собянин, всё хочет Ханты-Мансийск отделить от Тюменской области. Хороший администратор, относительно честный человек. Пообещай ему пост губернатор Тюменской области, пусть в СФ меня поддержит. Год назад мы с ним пересекались в Тюмени.
        — И кем он там был?
        — Губернатором Тюменской области и был, а потом ему Путин Москву отдал.
        — Хорошо.
        — И ещё, по своей линии подкиньте людей и денег на юго-восток окраины. У них там скоро начнётся бардак.
        — Степан, по твоей линии Крым и Новороссию усиливаем, оружия надо переправить, денег хватит, пусть сами крутятся. Но полиграфией, электроникой помогите.
        — Хорошо.
        — Кира, на тебе основная работа с населением России, Казахстана, Украины и Белоруссии. Информация для всех, я надавал послу столько обещаний, что он от радости только не подпрыгивал, сказал, что готов идти на раздел России. У них есть план, сейчас раздербанить Югославию, а потом и нас. Обкатают на них все процессы и за нас возьмутся. Мне дали два месяца, им надо вывести средства борьбы с авиацией. Боятся вояки, что сербы их снимут с неба, а по земле косовары против армии не пляшут. Так что Кира, каждый день твои должны давать такой материал, чтобы «сначала душа развернулась, а потом свернулась».
        — Как всегда, я побежала.  — и Кира собрав свои бумаги, спокойно вышла. Стальная, это она ещё не знает, сколько человек погибло и было убито из-за неё. Но это другая история, сегодня ещё не закончилось, надо собраться.
        — Витя, готовься, на днях помочь Калашникову из Тольятти перехватить власть. Гене долгая память. Хорошее дело сделал. Но хороших процентов на выборах не получите. Кира начнёт вытаскивать всю подноготную сговора товарища Зю с амерами, сколько и за что он получил, чтобы в 1996 году он слил выборы. Ну и другие махинации с американскими и олигархическими деньгами. Ну и про Березовского и Прохорова. Куда же без них?
        — Сейчас позвоню в Москву в секретариат, пусть организуют встречу.
        — Витя, ты совсем в Поволжске расслабился. С первым твоим словом вся Москва будет знать, что Усов что-то мутит.
        — Всё понял, Костя, прости, забылся.
        — Тогда все по местам. Жду только положительных результатов.
        По дороге в личный кабинет Костя набрал номер защищённой трубы.
        — «Злой», ты на этой операции старший, вызываешь все пятёрки и снайперские группы. Сегодня ночью пришлю тебе оперативки на цели. Сроку тебе неделя, в край десять дней, но не дольше. Способ выберешь сам. Разницы нет, всё равно повесят на меня. Можешь даже продублировать группы на каждую цель.
        — Я понял всё, Костя. И ещё, после завершения этой операции нужно переговорить.
        — Тогда через месяц я назову место и время.
        — Отбой.
        Ну, кажется все фигуры расставлены, задачи розданы, осталось подготовить свои семьи к очередному напрягу. Константин нажал на кнопку мини-АТС на своём столе.
        — Слушаю, Константин Валентинович.
        — Машину приготовьте. И ещё, напоминаю, меня называют Командир.
        — Простите, я запомню.
        — Вот и хорошо. Жду.
        По дороге домой Костя перебирал в уме сколько раз его любимые дорогие люди вынуждены были срываться, бросать дела и ехать куда он скажет. Но никогда, никогда Константин не слышал ни слова в упрёк, даже не видел недовольства на лице близких людей. Это очень важно, когда твоя семья тебе верит и как он рад, что не ошибся в этой жизни. По крайней мере по крупному.

* * *

        Через неделю.
        Все газеты и телеканалы мира взорвались от новостей из России. Вечером 31 марта на выходе из американского посольства погибли российские политики: Анатолий Чубайс, Геннадий Зюганов и Борис Березовский. Все задавали вопрос, о чём такие разнонаправленные политики могли вместе говорить под одной крышей? И не просто в одном помещении, но чтобы в американском посольстве, это же вообще ни в какие ворота. У каждого из них был чемоданчик. При падении, один так 'удачно' раскрылся и из него выпали купюры американских рублей. Какой скандал!!!
        Больше всего попало коммунистам, как партия, которая позиционируется защитником народа от капитала и иностранного давления может заседать в здании главного врага. И в какой компании? В некоторых СМИ в названиях статей выносился вопрос: а не продал ли в 1996 году Зюганов свою победу в выборах? А аффилированные с поволжаниным опубликовали документы, которые прямо на это указывали. И внутри КПРФ началось брожение. Зюгановские прихлебатели в отсутствии лидера стали выезжать в свои регионы, где планировали найти поддержку. Но большинство функционеров давно не были «на земле» и по приезду получали в основном отлуп. На 10 апреля был назначен внеочередной съезд партии, и внутрипартийные дрязги получили направление.
        ЕБН забухал. В администрации Президента стоял дым столбом. Никто не знал что делать, все искали силу, к которой можно будет прислониться. Решения не принимались, все дела зависли. В министерстве обороны начались под ковёрные копошения, Игорь Сергеев не был принят генералитетом, и поэтому остался как бы в вакууме. В Генеральном штабе и в аппарате министра обороны были сильны корпоративные связи и в последнее время Приволжско-Уральский округ имел большой вес. Как же, только там каждый офицер имел служебное жильё в военном городке, и не какую-то малосемейку или комнату в общаге, а хорошую двухкомнатную квартиру в доме, построенном по современным технологиям, а на пенсии каждый офицер мог получить свой дом в коттеджном посёлке на берегу реки. Да что там офицеры, «сверчки» и прапорщики жили, лучше офицеров других округов и по выслуге получали сертификат на квартиру в любом населённом пункте Поволжской области. Очередь на перевод в ПУрВО была чуть ли не длиньше, чем в арбатский военный округ. И командующий ПУрВО совсем не спешил никуда переводиться. Там он был фигура, а в Москве один из.
        В такой обстановке, когда в стране непонятки и бардак военные обратили свой взор не заграницу, нет. Они стали звонить в Поволжск с вопросами: что делать и кого слушать?
        В соседних странах, бывших советских республиках началось копошение. В Москву поехали эмиссары султанов и корольков для зондирования почвы. Всем было понятно, что ситуация изменилась и каждый искал для себя самый безопасный и выгодный вариант.
        В промежуток между бутылками ЕБН вызвал министра внутренних дел генерала Куликова. Чётко выраженный штабист заставил всех своих подчинённых вплоть до командиров отделений завести ежедневники в которых почти ничего не писалось. Опера потому что такая работа, командиры подразделений, потому что компромат на себя кто будет готовить? Много распоряжений не соответствовало законам, но кто же министру об этом скажет?
        — Вот, Анатолий, понимаешь, Усов совсем с катушек слетел. Его надо приструнить. Чечня пока успокоилась, так что займись теперь Поволжьем.
        — Есть, товарищ главнокомандующий.  — а как ещё должен отвечать тупой служака?
        — И разберись по быстрее. А то американцы меня уже достали.
        — В неделю управлюсь.
        И события понеслись вскачь.

* * *

        На первых страницах мировых и российских газет, все новостные программы начинались с новости: «В России новая Чечня», «В центре России народные волнения», «Свободу Русскому Поволжью», «К административным границам Поволжской области подводятся войска», «Воинские части снимаются с Северного Кавказа и перемещаются к Самаре».
        Конечно, ни о каких частях Министерства обороны не идёт речь, по конституции это запрещено, но внутренние войска и спецчасти МВД подводятся к Поволжской области. Однако газетчикам ведь какая разница? Им лишь бы погорячей и по кровавее. Все подконтрольные олигархам СМИ лили воду на мельницу опять запившего ЕБНа. И пока тоненький ручеёк альтернативной информации выдавался Кирой Севцовой. Когда-то давно, а для неё тот день был очень-очень давно, она согласилась на неожиданное и щедрое предложение страшно загадочного и для женщины донельзя притягательного Константина Усова. И с тех пор ни на мгновение Кира не жалела. И сына родила от него, чтобы всегда быть с ним. Нет жалела, будем честными, жалела. Жалела, что родилась не в Сурске, жалела, что не была рядом с самого начала. Да много ли о чём она жалела. И только сегодня она поняла, для чего её выбрал и выпестовал этот загадочный повелитель её ума и сердца. И даже в такие трудные минуты, только Костя знал, что делать и как не потерять веру. Веру в себя, в свои силы, в людей.
        И вот оперативка 3 апреля началась после телефонного звонка губернатора с новыми вводными и вариантами решения.
        — Так, Валера, на тебе слив информации в Европе. Что хочешь делай, но в трёх-четырёх газетах нашу информацию опубликовать. Губернатор хочет, чтобы и Москва и мир услышали очень жесткий ответ. В ближайшее время ожидается череда инфарктов у руководителей ряда регионов страны, потом скорее всего умрёт ЕБН. Молчите пока, но готовьте материалы про их грязь и чернухи подберите.
        — Кира, я всё понял, но чернуха не моя поляна. Это к Паше.
        С самого первого дня в медиа-холдинге царила демократия. Все всех называли по имени, даже уборщице было запрещено выкать, одна даже рассказывает, как её Кира оштрафовала за «Вы», так что «Кира» на совещании, никого не напрягало.
        — Валера, я же сказала тебе, значит тебе.
        — Понял.
        — По телевидению, задача аналогичная. Готовьте документальные фильмы про нашу оборону, про беспредел Москвы. И побольше сюжетов с родителями солдат и офицеров вэвэшников.
        — Хорошо, Кира.
        — Ну Паша, тебе сейчас и карты в руки, даже в сканвордах и комиксах пишешь всё, что тебе нароет СБ.
        — Вот спасибо, Кирочка. У меня и своей грязюки хватает, но разбавить реальной инфой будет кстати.
        Таким макаром проходили все совещания в холдинге, который начал приносить не только деньги, но и реальные победы в информационной войне. А что, не только англосаксам нас в грязи возюкать. Пора и нам учиться приёмам создания нужного общественного мнения. Поупражнявшись в России, можно будет переходить и за границы нашей родины. Тем более Поволжский университет готовит классных лингвистов. Интересно, сколько Бугров и Саликов в группы по обмену своих кадров отправляли?

* * *

        Площадь Ленина в Поволжске заполнилась народом за час с небольшим, да что там Поволжск, во всех городах и посёлках Поволжской области жители вышли на улицы. Красные стяги предприятий и организаций шли рядом с транспарантами нового времени, в словах чувствовалась сила и уверенность, в поддержку губернатора выступали все, как один. И даже милиция, которую начали реформировать в области по предложенному губернатором Усовым принципу разделения ответственности. Формально начальник УВД был федеральным чиновником, но его заместитель по милиции общественной безопасности был региональным чиновником. При этом деление было не формальным. Все руководители местной милиции утверждались не руководителем региона, а на выборах местного самоуправления. Даже участковых могли отослать в область. Так что на местном уровне точек давления у федералов не было. Кстати, обеспечение на областном бюджете было даже лучше, чем на федеральном. Даже с учётом особого отношения к Поволжскому УВД после событий 1993 года.
        И вот в этих условиях министр внутренних дел Российской Федерации ничего не мог сделать из Москвы, начальник местного УВД докладывал, что сотрудники криминальной милиции и следствия готовы выполнить приказ, но сотрудники дежурных частей, которые подчинены местным властям просто не выдают им оружие и спецсредства. А спецназ вообще убыл в неизвестном направлении. На связь не выходят и дома их нет. Члены их семей изолировали, информация об их месторасположении есть, но доступа в них нет. Армия, в ПУрВО это не проходной двор или решето. В частях служат за совесть, а офицерам есть что терять, поэтому операм туда доступа нет. А прокурорские только улыбаются, и просят зайти позднее.
        На просьбы федерального министра коллеге из оборонного ведомства натолкнулась на стену непонимания. На доклад в ЕБНу идти страшно, но что-то делать надо? И решил министр послать в Поволжск ОМОН.
        Но последовавшие события сделали этот шаг бессмысленным.
        Рано утром на всех федеральных каналах прошёл сюжет с границ Поволжской области, на всех автострадах и железнодорожных станциях, в зданиях аэропортов и вокзалов были выставлены блок-посты с вооруженными людьми. Гражданскими людьми. Только сейчас в Москве поняли для чего Усов проплатил бешенные деньги под закон об оружии, только сейчас все увидели, что ждёт нерадивых губернаторов и президентиков, если они доведут народ до ручки.
        Днём в кабинет ЕБНа ворвался посол США Джеймс Коллинз. С порога он стал кричать:
        — Господин Президент, что это такое? Вы чей Президент? Вы кого-нибудь в этой стране контролируете? Вас кто-то ещё слушает? Или нам надо Вас поменять?
        — Господин посол, Вы что себе позволяете? По какому праву Вы на меня кричите?
        — Я веду себя по праву победителя! Если бы не Америка, Вас бы смели и в 1991 году и в 1993 году, и только позиция Вашингтона позволила Вам пить водку в этом кабинете. Я хочу, чтобы Вы господин президэнт быстро разобрались в этой ситуации и решили проблему в кратчайшие сроки. Вам это понятно?
        Посол покинул кабинет, ЕБН налил в рюмку, потом махнув рукой, взял бокал для воды и налил водку туда. Выдохнул, поднёс ёмкость ко рту. И в этот момент сердце первого Президента Российской Федерации, ослабленное многодневными излияниями, остановилось.
        Государственная машина дала задний ход, внутренние войска заняли свои пункты постоянной дислокации, спецназ и ОМОН разъехались по базам, в Поволжске отменили чрезвычайное положение, Россия замерла в ожидании.
        И под шум волны в Югославии вооруженные силы заняли Косово, вылетевшие самолёты НАТО 'неожиданно' были частично сбиты, частично согнаны с воздушного пространства Сербии, шума в ООН не получилось, потому что дубина наткнулась на стрелу с буком, а это непозволительные потери. Тем более Россия подписала договор на отправку нескольких дивизионов С-300 и С-400 в кредит. Мир остановился перед опасной линией. Американцы были взбешены, как это? Всё было уже понятно: Югославию делим, подминаем под себя слабые балканские огрызки, выкачиваем ресурсы под ноль, и переходим к разделу «тортика» — России. И тут такой облом. Кто-то должен за это ответить. И эта жертва была найдена. Билл Клинтон!!!
        После покаяния Моники Левински как раз прошёл месяц, публика была прокачена, атмосфера достаточно накалена и голосования в сенате ничего ещё не успело успокоиться.
        И тут в газетах вышло интервью Моники, где она сообщила публике, что покаяться её заставила Хиллари Клинтон, угрожала смертью ей и её родным. Была предъявлена аудиозапись разговора. В печати разразился скандал.
        Конгресс, сенат и губернаторы «республиканских» штатов выступили с требованием привлечь первую леди к уголовной ответственности. А на время следствия отстранить Президента от власти.
        На какое-то время внимание мировой общественности переместилось от бедной Югославии к внутренним делам мирового гегемона. И сербы полностью воспользовались этой возможностью. Были введены войска в Боснию и Герцеговину, Македонию, Черногорию. ЧВК «Восток» напоследок порезвилась вволю. Парни получили приказ на свёртывание базы и передали вооружение в Армию Республики Сербия. В этом варианте она была сильнее и агрессивнее.
        С опозданием на месяц НАТО возмутилось, но к тому времени позиция России была озвучена и западные страны, как всегда внешне смирились, но это на время и никто не обещал оставить всё без последствий.

        8

        30 апреля в кабинете Премьер Министра Российской Федерации было не протолкнуться. Весь Совет Безопасности, руководители Думы и фракций, Совета Федерации, просто нужные люди решали глобальный вопрос: кому брать власть? И многие уже просчитали варианты, но ведь был и вариант с тёмной лошадкой. Всё чаще в кулуарах власти проскальзывала фамилия Усова. С момента развала союза он занял позицию обезьяны на высоком дереве и никак не проявлял свои планы на власть в стране. Хотя на экономическом и внутриполитическом олимпе его звезда была не самая мелкая. А если учитывать его долю в УК «Слободская», и то, что она законна по любому, то и в крупные фигуры можно смело записывать. И в этом случае многим действующим пока лицам места не будет у кормушки. Однако смерть знаковых людей, которые были связаны с западными партнёрами говорила многим много чего. И главное, что смерть может застигнуть врасплох любого, кто как-то замаран связями с геополитическими противниками России. Некоторые компетентные, ну очень компетентные лица шепнули нужным людям, что след Усова такой тонкий-тонкий, но есть. На доказательства не
потянет, но принять меры и подстраховаться никогда лишним не бывает.
        — Евгений Максимович, Вам надо принять власть, по конституции, по крайней мере.  — сказал секретарь Совета Безопасности России Путин Владимир Владимирович.
        — По конституции готов исполнять обязанности до выборов. И на большее не просите, не получится.
        — Вы самый популярный и авторитетный человек на сегодня.
        — Ну на счёт самого популярного, я бы поспорил. По крайней мере в центральной России есть более популярный человек, а Вы его не спросили. Боитесь? Правильно боитесь. Потому что у каждого из Вас есть крючок. В прочем и на нём можно найти тёмные пятна. Но при этом люди за него пойдут на смерть. На днях кто захотел, тот увидел. Но никто из Вас не спросил, какие планы у Усова на власть?
        — Он сам не отвечает на звонки.
        — Вы совсем без башки, кто по телефону будет говорить про такие дела? Владимир Владимирович, так уж и быть, поеду в Поволжск. Обсужу с Усовым вопросы, останьтесь, пожалуйста, обсудить перечень вопросов.
        — Хорошо, Евгений Максимович.
        Интерлюдия.

        Железная дорога, вокруг леса, вправо уходит ветка. В глубине путь перекрывают ворота, из досок и колючей проволоки. За ними находятся три ангара. Таких мест на самом деле несколько. И везде на внешнем периметре стоят исключительно парни Степана Бугрова. Эти мужчины несут службу вахтами по месяцу. Отдыхают в двух коттеджных посёлках в глубинке Поволжской области. Два раза в год с семьями они летают на самолётах областной авиакомпании на Кубу. Там они лечатся, если нужно, отдыхают, набираются сил и здоровья перед следующей вахтой. По словам «Бугра» время их секретной работы заканчивается, содержимое ангаров будет расконсервировано и эшелоны, оснащенные ракетами с ядерными боеголовками выйдут на маршруты по стране, чтобы ни одна американская дурная голова не захотела обострять ситуацию в отношении к нашей стране. Освободившийся личный состав не будет брошен, как в последнее время часто происходило в МО и МВД. Командир никогда своих не бросал. Каждый, кто попал в группу сюда пришёл после долгого мыканья по кабинетам чиновников, как под погонами, так и в гражданском платье и чувством благодарности и
памятью не были обделены.
        — Лёха, ты осмотрел периметр?  — старший объекта старался не выносить мозг, но держать парней в тонусе.
        — Сергеевич, ты же видел, я только пришёл.
        — Лёха, ты что после кубинского песочка мозги засорил? Или Командир тебе не указ?
        — Валерий Сергеевич, прошу прощения. Периметр осмотрен, видеооборудование в норме, проникновения на объект не допущено.
        — Вот, а то видел-не видел. Парни, потерпите ещё год-два, снимут красную секретность и будем работать по более масштабным задачам. Но с коттеджами придётся распрощаться.
        — Это как так? Я только обставился, жена третьего ждёт. И куда нам?
        — Бугров приезжал, показал проекты новых городков. Наши бригады будут жить в одном городе-спутнике Поволжска. Маршрутки и автобусы уже запланированы, работа я уже сказал, будет масштабнее, но без секретности. Машины сами купите.
        — Вот это классно. В лесу, конечно, хорошо и для здоровья неплохо, но рядом с Поволжском лучше. Вот и девкам моим там мужей проще найти и сыну интереснее будет.
        — Это какой сын? Лёха, у тебя же две девки?
        — Ну дык, я же сказал, что жена третьего ждёт.
        — А кто сказал тебе, что в этот раз ты не повторишь свой подвиг?
        — Сергеич, ну хоть ты не сыпь мне соль на рану. Мужики и так меня подколками забодали. И туда же.
        — Ха-ха-ха. Ну ладно-ладно, не переживай, в закрытом блоке перинатального центра примут твоего сына, ну на крайний случай дочь.  — Лёха покраснел, и Сергеевич поспешил успокоить своего любимчика — Ну, прости. Всё будет так, как надо. Но давай не расслабляйся. Неси службу.
        — Всё понял, Валерий Сергеевич.
        Старший объекта вышел и в помещении поста снова установилась тишина.

* * *

        Встреча на высшем уровне прошла в тёплой и дружественной обстановке. Такими словами обычно описывали в советских газетах встречи партийных руководителей со своими коллегами из дружественных стран Европы и Мира. Но сегодня 7 мая, в преддверии праздника Великой Победы, когда только в Поволжске проводят военный парад и чествуют ветеранов войны, где каждый участник войны обеспечен квартирой или домом, а коммуналку и за проезд в последний раз они платили при советской власти, встреча двух зубров политики: внешней — Примаков, а внутренней Усов проходила очень напряжённо. Обе стороны не хотели полностью раскрываться и при этом очень желали понять позицию собеседника.
        — Константин Валентинович, многие говорят, что Вы на сегодня самый популярный человек в центральной части России.
        — Ну что Вы, Евгений Максимович. Не стоит преувеличивать. Сегодня «Батька» из Белоруссии популярнее Пугачёвой. А я так, среднее между Берией и Косыгиным.
        — Я, конечно, понимаю, что скромность украшает человека. Но зачастую скромность заметна там, где больше нечем хвастаться.
        — Может быть, Вам более мудрому виднее. Я же считаю, что нашёл своё место. По крайней мере в ближайшие 10 лет.
        — А если Россия попросит?
        — И как Вы это представляете? Кто меня поддержит на федеральном уровне? Вы же сами понимаете, что на сегодня там рулит семибанкирщина.
        — Это так, у них сейчас сильная поддержка из США. Но этот момент можно решить.
        — И как Вы, Евгений Максимович, представляете? Вы серьёзно думаете, что американцы просто так позволят народу России выбрать того, кого они не контролируют?
        — Самое грустное, что напрямую это не получится, но если Вы решите начать с должности премьера, или станете спикером Госдумы….
        — Надо обдумать этот вариант.
        — Хорошо, обдумайте. Но на сегодня надо что-то решать. В Москве есть планы, на место второго Президента — Путина Владимира Владимировича. Тем более что-то уже в этом направлении было сделано. У меня вопрос только, потому что Путин не очень хочет впрягаться, нет у него команды. У Вас она есть. В некоторых кругах очень не хотят прихода Вас к власти.
        — Я понял и поддержу его на этих выборах.
        — Благодарю за понимание, но как быть с Вашими решениями за рубежом?
        — В смысле?
        — Ну Вы же в ближайшее время планируете раздел Украины.
        — И откуда это известно Вам. И кто ещё в курсе моих планов?
        — Об этом знают очень немногие. И ВВП входит в этот круг. По многим причинам у нас нет рычагов влияния на Вас. И мы просим Вас повременить с этими шагами.
        — Тогда встречное предложение, первым указом Президента я прошу образовать в Российской Федерации федеральные округа. Думаю 8-10 хватит. Во первых лишний надзор за губернаторами и президентиками на местах лишним не будет, ну и по кадрам десяток верных людей первому лицу подобрать проще. Центральный округ мой. Остальные меня не интересуют.
        — Хорошо, Константин Валентинович, мы рассмотрим этот вопрос, но это только после выборов.
        — Я понял и буду рад снова с Вами поговорить в более спокойной обстановке.
        — И мне было приятно с Вами пообщаться.

* * *

        Несмотря на усиление веяний западенских политических ставленников Кучмы, который хотел держать в страхе центральную и восточную Украины, потому что экономических успехов как не было, так и нет, да и страх после смерти Кравчука и Шушкевича не давал Леониду Даниловичу чувствовать себя в безопасности, да несмотря на это Крым и юго-восток страны с воодушевлением отмечал Праздник Великой Победы. Никто не подозревал, что львиную долю денег на этот праздник выделяли структуры, созданные губернатором Поволжской области, пусть и нелегально. Пусть Лужков по телеку рассказывает, сколько чего он направил в Севастополь и в Крым, пусть другие политики вещают на всех углах, как они переживают о судьбе русских на Украине. Но народ помнит, как эти же люди в 91 -92 годах позволили усопшим захапать жемчужину союза со всей инфраструктурой и военно-морской базой Черноморского флота, как из года в год галичане заползают в души жителей русских областей и не стыдясь начинают топтаться на памяти предков, проливших своей кровью каждый квадратный метр украинской земли. Только несколько человек знали о роли Усова в
незаметной борьбе за души людей. Склады оружия, снаряжения, полигоны, где под видом патриотических лагерей готовили боевиков, обеспечение боевых групп. И это только более или менее видимая часть. Всё остальное пока не выпячивалось. Да и зачем? Кому интересно, что большая часть местных депутатов прошли подготовку в лагерях поволжской области, многие сельские и городские «головы» были связаны невидимыми ниточками со структурами Степана Бугрова, а до него Алексея Иванова. С областными руководителями было не так однозначно, но большая часть милицейских начальников были «свои». И они точно знали, кто им свои.
        — Так, хлопцы, давайте без заходов, с чем пришли?  — начальник одного из районов Донецкой области занимал эту должность ещё с советских времён и понимал много. Но этих мужчин, которые пришли без записи(да, надо разобраться, как им это удалось) он не мог просчитать. Некоторое время назад, начальник розыска докладывал, что в области появились левые структуры. Денег не так уж и много, но то, что они проходят мимо его денежных потоков, было обидно. Курочка по зёрнышку, как говорится. Давно хотелось прояснить вопрос, и вот они в кабинете.
        — Александр Валерьевич, мы пришли с предложением, наш фонд содействия ветеранам боевых действий решил открыть по примеру Одесской, Херсонской, Николаевской и других юго-восточных областей сеть молодёжных клубов.
        — И чем эти клубы будут заниматься?
        — Ничего криминального. Совместно с воинскими частями члены клуба будут проходить начальную военную подготовку, встречаться и помогать ветеранам Великой отечественной и других конфликтов, где участвовали наши земляки. Из оружия стрелять на полигонах и в тирах. Пусть ветераны расскажут молодёжи каково им было на фронте. Скоро последние участники войны уйдут, а так останется память. Летом в Крыму за счёт фонда будут организованы совместные соревнования по прикладным видам. Туда приедут команды из других областей Украины и России.
        — А милиция тут причём? Мне то какая от Вашей деятельности польза?
        — По Вашей линии мы планируем старших парней и девушек привлекать на охрану общественного порядка. Будут Вам и свидетели и понятые. Дружинников же отменили. А так и Вам помощь и нам практика.
        — Вот это хорошо.
        — К тому же, Ваши сотрудники могут подобрать кандидатов на службу в милиции.
        — И это добре.
        — И ещё, активную молодёжь вытянем из уличных банд, пусть пользу приносят.
        — С этого ракурса мне Ваша затея нравится. И что от меня нужно?
        — От Вас нам нужно распоряжение, согласно которому нам не будут мешать оборудовать помещения, собирать людей в определённых местах и чтобы не отпирались привлекать на патрулирование улиц с милиционерами.
        — Хорошо, будет такое распоряжение. А с какого числа ждать Ваших помощников?
        — Через месяц, человек 15 -20 будут готовы.
        — Вот и замечательно. Держите связь с моим замом Самойленко Владимиром Михайловичем.

* * *

        10 июня 1999 года. Четверг.
        В зале совещаний администрации Поволжского губернатора пятый час шло совещание. Вернее шла работа по расширению влияния самой большой и сильной области-края в России. В шуме гомона сотни голосов решалась судьба большого количества людей. То и дело в зале раздавались реплики: 'А почему Рязань пропустили?' или 'Астраханцы чем Вам насолили?'.
        Но одновременно все понимали, что в Центральный округ все области не собрать. Усов несколько раз останавливал разошедшихся соратников. Перерывы не могли успокоить людей, которым очень хотелось добра для своих родных и близких. Радовало одно, Константин видел, что не только личная мошна была важна собравшимся. Не вся душа ещё изъедена ржавчиной потребительства, у коллег в сердце теплился огонёк человечности и общности с малой родиной каждого из них.
        После бурных перипетий в Москву ушло письмо с перечнем следующих областей: Поволжская, Самарская, Тамбовская, Липецкая, Воронежская, Рязанская, Нижегородская, Волгоградская и Астраханская. То есть Центральный федеральный округ контролировал Волгу в средней и нижней её части. Больше решили не брать формально, но на закрытом совещании составили список субъектов, который будут контролировать по факту, опыт проведения выборов с получением нужного результата имеется, торговые центры 'Волга' являются не столько торговыми точками, а объектами влияния на умы, вернее желудки граждан тех регионов, где Зоя Бугрова захотела поставить свой объект. Имея такие точки в каждом субъекте, поволжане могли влиять на общественное мнение, а если не забывать про Киру с её газетами и телевизионным каналом, то всё становится совсем шоколадным. Во второй список вошли: Смоленская, Курская, Белгородская, Тюменская, Новосибирская, Иркутская области и Приморский край. Так как на совещании были реалисты, поэтому взяли только то, что можно не просто захватить, но и удержать.
        Через неделю из Москвы приехал Примаков, он очень дипломатично попросил поубавить свои аппетиты, но не настаивал. Усов помнил, как в прошлой его жизни Путин выстроил зарвавшихся регионалов. Но тогда каждый царёк был властен в своей земле и не дружил ни с кем из соседей, татарин с башкиром дружат и будут дружить, но это вынужденная мера, а в настоящей реальности у Кости есть не просто хорошие позиции в области, у него есть явная поддержка тех же Шаймиева и Рахимова, но и поддержка в армии и силовых структурах государственной безопасности. Многие генералы в конфликте поддержат не Президента, а его Усова, губернатора области, в которой стабильность и уважение к человеку в форме на уровне СССР после Отечественной войны. Никто и никогда не посмотрит косо на офицера или прапорщика в любом населённом пункте области, пенсионеры не только окружены заботой, они получают гарантированный уровень благосостояния. И в Москве это знали. Но в свете запланированных мероприятий по унификации законодательства и уменьшения уровня самостоятельности регионов, требование поволжан были очень не в струю.
        — Константин Валентинович, мы понимаем, что прежний Президент потакая аппетитам местных элит раздавал суверенитета с горкой. Но это не может продолжаться долго. В планах нового Президента после решения чеченской проблемы привести властную вертикаль в должное состояние. И только Ваша фигура мешает нашим планам.
        — И чем же может мешать простой российский губернатор? Я что кричу по площадям, что Москва зажралась и не надо ей платить налоги? Или уже напечатал собственные деньги, припрятав их в подвалах отделения нацбанка?
        — Что Вы, Константин Валентинович, мы о другом. Я хочу попросить, не могли бы Вы выделить некоторую сумму на избирательную компанию нашего кандидата? Лучше взять кредит внутри страны, чем унижаться перед американцами. Они то дадут, но потому придётся отдавать и не деньгами.
        — Я поговорю с министром финансов, и дам ответ в течении трёх дней.
        — И хотел бы напомнить по вопросу с Украиной, не торопитесь, пожалуйста, хотя бы до решения вопроса на Кавказе.
        — Хорошо, мы будем готовиться к 2001 году. К этому времени Владимир Владимирович освоится на должности и сможет контролировать ситуацию, но в целом вопрос уже решён. Пока Украина не проела все советские запасы, её надо встраивать в наши экономические и финансовые системы.
        — Я всё услышал и поговорю с Президентом. Всего доброго.
        — До свидания, Евгений Максимович.

* * *

        С Божьей ли помощью, или просто стечения обстоятельств, но на Кавказе обстановка была не такая напряжённая, как в РИ. Массовое использование ударных беспилотников для уничтожения банд и руководителей сепаратистов свело сопротивление к минимуму. Ни о каком походе Басаева в Дагестан, а тем более в глубь России не могло быть и речи. Тем более самого Басаева уже не было. Хаттаб ещё прятался по горам, но спецы вели себя в горах, как у себя дома. А как они должны себя вести? У каждой группы были свои БПЛА. Круглые сутки в небе барражировали эти 'птички', показывая обстановку вокруг и предупреждая об опасности встретиться с плохими мальчиками. И при необходимости они могли аккуратно так положить 100 килограммовую бомбу с точностью до одного метра.
        Мировая общественность осталась без источников информации с мест боёв, во-первых, потому что самих боёв не было, а во-вторых, потому что никто не хотел ехать туда, где боевики просто отрезали головы слишком любопытным писакам. То, что в основном этим занимались головорезы(в самом прямом смысле слова) ЧВК 'Юг', но кому это интересно? Главное, что боевиков не представляли повстанцами и борцами за свободу Ичкерии.
        На фоне успокоения Северного Кавказа, не такого уж и глубокого провала экономики в России, смерти лидера коммунистов на пороге американского посольства, позиции ВВП были очень даже ничего.
        Кредит, выданный команде Путина, в основном был направлен на выплаты пенсий и зарплат бюджетников, частникам было рекомендовано погасить долги, хотя бы сейчас. Что будет завтра, был интересным вопросом, но какой делец думает о завтра?
        Статьи и другие материалы в поддержку нужного кандидата холдинг Киры Севцовой выпускал за счёт средства УК 'Слободская', счета за них собирались в досье, и по договорённости с администрацией Президента, для погашения уже после выборов.
        Но пока суть да дело, к выборам Президента, на местах готовились к выборам губернаторов и депутатов местных Заксобраний. Команда губернатора Поволжской области сформировала для этих нужд целый департамент. Сотрудники готовили мероприятия по регионам ЦФО своих кандидатов, создавали команды на местах, обеспечивали полиграфией и разнообразной техникой, вплоть до автомобильной и специальной. Где-то использовался бульдозер, где-то седельный тягач. Креатив приветствовался.
        Так в Астраханской области был арендован дирижабль, который целыми днями кружил над городом, разбрасывая листовки в поддержку нужного кандидата. Усов каждый день выступал в разных городах, напрямую не агитировал, но почему то он присутствовал только на тех мероприятиях, которые организовывал его человек. Печенек не было, в основном от имени кандидата от народа дотировали 50 % хлеба и молока, в магазинах Зои Бугровой. Такой вот прозрачный намёк тем, кто совсем уж далёк от политики.
        Местные элиты сопротивлялись, как могли. Но горький опыт Саранска, Челябы и что тут скрывать и Чечни, удерживали горячие головы от кровавых сценариев. В Поволжск потянулись засланцы. Рано или поздно, но царьки приходили к выводу, что Усов пришёл основательно, и что с танком на джипе бороться бесполезно, а главное опасно.
        Хуже всего было криминалу. Если самый завалящий депутат сельсовета мог при случае приподняться, если голова есть, то любому криминальному авторитету, особенно, если у него голова есть, то с головой может произойти несчастный случай, и не только с головой, но и другими частями тела вплоть до летального исхода.
        Единственным, кто выигрывал в случае успеха усовских действий, это простой народ. Он получал стабильную жизнь, безопасные улицы, возможность заработать нормальные деньги. Ну и возможность законно и выгодно их потратить. Вопрос кому выгодно при любой власти неоднозначен, но в любом случае простой работяга по крайней мере думал, что он выиграл. И это опять таки шло в копилку выгод властей. Человек, которому есть, что терять никогда не будет поддерживать ухарей, которые захотят поменять власть. Он уже имеет то, чего хочет, а при смене верхов, никто не может гарантировать повторения ситуации после 1991 года. Тфу-тфу-тфу, не дай-то Бог. Пусть Костя там рулит, а мне бы план месячный выполнить, а то жена проела плешь со своей(то есть с будущей своей) новой шубой. Да и машину, хотелось бы поменять. Тем более на ВАЗы Усов обещал хорошие скидки и программу по кредиту. Рабочий завода брал кредит в областном банке, в котором обслуживается предприятие и потом каждый месяц бухгалтерия перечисляла на кредитный счёт определённую сумму. При этом процент кредита был всего 12 % годовых. Это при ставке
рефинансирования центробанка 55 %. Как это получается в Поволжской области, простому человеку неинтересно. Главное, что он покупает новую машину.
        Понимая это и многое другое, народ пошёл на выборы. Как и следовало ожидать, во всех субъектах с подавляющим отрывом победили кандидаты, которых поддержал новый руководитель Центрального Федерального Округа.

* * *

        5 сентября 1999 года. Будапешт.
        В загородной резиденции Премьер-министра Венгрии Виктора Орбана проходил небольшой такой приёмчик. Среди приглашённых гостей был мало кому известный российский губернатор, Константин Усов, чуть более известный польский политик националистического толка Тадеуш Мазовецкий, лидер партии Уния Свободы. После последних выборов позиции его партии сильно просели и он приехал к венгерскому националисту Орбану за помощью и финансовой поддержкой.
        При этом Виктор Орбан не спешил лезть в польский котёл, уж очень непредсказуемые пшеки. Когда им что-то надо, они готовы целовать в засос хоть лягушку, хоть прокажённого, но как только почуют запах денег, а ещё лучше запах очень больших денег, без раздумья всадят нож в спину. А то, просто сдадут с потрохами. Болтуны, язык без костей.
        В отличии от польского коллеги, русский был человеком загадкой, ворвавшись на политический небосклон России, Усов не стал размахивать саблей во все стороны, подобрал неплохие куски бывшей империи, создал в нём приемлемые условия для бизнеса и для народа, почистил элиту и сейчас приехал с предложением, от которого он, Виктор Орбан, ни за что не откажется. А предлагает этот русский, ни много, ни мало Закарпатскую и Черновицкую области Украины.
        Кто-то скажет, как это можно? По какому праву эти тут сидят и делят чужие территории? Они даже не украинцы. А кто там выделяет от широты душевной? Русский!?
        Но есть у латинян такое выражение: 'Vae victis', горе побеждённым, а украинцы и есть побеждённые. Они пока являются Украиной, только потому что ЕБНу это было нужно, чтобы легитимизировать своё воцарение. Но царь умер, а другому льву нужно другое. За восемь лет без оков-гирь балласта в виде среднеазиатских и кавказских частей бывшего союза, Россия смогла встать с колен и накопить жирок. Чтобы ей никто не мешал наращивать силы, шакалам нужно было дать кость, грызя которую им было бы не до неё. А зачем для этого что-то своё давать, лучше уж воспользоваться тупостью другого. Вот и приехал Усов в Венгрию с заманчивым таким куском. А что Будапешту подкидываем Черновцы, так — это, чтобы Румыния не давала покоя младоевропейцам.
        — Так, господа, я приехал к Вам с неофициальным, но очень выгодным предложением. Каждому из Вас оно принесёт огромные политические дивиденды, не побоюсь этого сказать на века. С помощью моих людей, на Украине вспыхнут народные волнения. Украинские националисты начнут убивать этнических поляков, венгров и румын.
        — Как это возможно, пан Усов?
        — Для начала во Львове изнасилуют и убьют девушку — полячку. Потом начнутся погромы польских костёлов и жилищ польских граждан в разных областях западной Украины.
        — Вы, господин Усов говорите так, как будто, общались с организаторами этих безобразий.
        — Я с ними не общался, я их финансирую и отдаю приказы.
        — Это неслыханно. Как можно так спокойно говорить о готовящихся преступлениях?
        — Очень просто, мой штаб их не только профинансирует, но организует. Уже закуплены палатки, полевые кухни, продукты и спецсредства. Уже наняты люди, готовые в нужный момент привести в движение все механизмы, для начала присоединения Львовской, Ровенской, Ивано-Франковской, Тернопольской и Луцкой областей к Польше, а Закарпатской и Черновицкой областей к Венгрии.
        — Но Черновцы это больше румынская территория?
        — Это пусть так мамалыжники думают, Черновицкой области лучше будет в составе сильной Венгрии.
        — Да, пан Константин, задали Вы мне задачку. Но я даже не премьер, чем я могу быть полезен?
        — Для начала избавитесь от Туска. ОН вас дискредитирует. Уж очень он на Европу поглядывает, готов немцам зад лизать. Подберите себе более смелого национально-ориентированного заместителя.
        — Ну Вы скажете. Может мне ещё жену выбрать по Вашей рекомендации?
        — Не стоит лезть в бутылку, пан Мазовецкий. Я хочу. Чтобы Вас не окружали потенциальные предатели. Ведь эта операция выгодна только нам троим, Европе от этого будет очень тошно, она может помешать нам.
        — Тут Вы правы, пан Усов, Берлин будет вне себя.
        — Мало того, к Вам прибегут и будут выкручивать руки, будут угрожать и шантажировать, в Польше спровоцируют протесты.
        — Хорошо, господин, Усов — Виктор Орбан для себя всё решил, когда нам ждать, обещанных событий?
        — Думаю, что летом 2000 года самое то.
        — Почему не раньше?
        — До этого времени в Польше, пану Мазовецкому нужно занять выгодную позицию в Сейме. Обрасти своими сторонниками на улице, скоординировать наши действия и подготовиться к политическому давлению с помощью экономических рычагов. Не стоит забывать, что Вы экономически не очень-то и самостоятельны. Надо что-то делать.
        — И что Вы сможете посоветовать или помочь?
        — Чтобы помочь, мне и нужны эти полгода. А посоветовать только одно — готовьте полицию к расширению своих территорий. На бывших украинских землях им придётся сделать очень много грязной работы.

* * *

        Это было пять месяцев назад, а сегодня Россия всех удивила, Путин в своём выступлении по телевидению сообщил зрителям о том, что он своим приказом создал две дивизии РВСН оснащенных стратегическими ракетами, установленных на железнодорожных составах. Их районами работы определена европейская часть России. Радиус действия ракет свыше 5000 км. Умные люди понимают, что свыше 5000 км — это значит, что ракеты могут послать и на 3000 км и на 2500 км, то есть вся Европа оказалась под ударом, который невозможно отследить. Какой поднялся шум.
        Европейцы просто обоср…. Ну ладно не будем о личном, неприличном. ВСЕ газеты и телеканалы, независимо от целевой группы и репутации на первых страницах и в тайм-прайм вылили кучу насерен… Хорошо, наболевшего, на головы своей аудитории. Все вместе они обращались к своим правительствам и к правительству США с мольбой, спасти их от этих ужасных русских.
        Не успели гейропейцы заглотить железнодорожную пилюлю, Россия преподнесла следующий неприятный дар: Путин подписал указ о создании стратегической авиадивизии в составе трёх полков самолётов ТУ-160. Общим числом 150 крылатых стратегов и соответствующего количества сил обеспечения. Кроме того создавались отдельные полки стратегической авиации, с одновременным сокращением тактических авиаподразделений. Местом постоянной дислокации авиадивизии был назначен город Энгельс.
        Все спецслужбы мира взвыли от бессильной злобы. В хозяйство Кости Усова и раньше трудно было попасть без его разрешения, а теперь в некоторые места направляться было смертельно опасно.
        Снова волна негодования и требований в Европе, снова в ООН шум и гам. И только в России Минтимер Шаймиев был удостоен звания 'Герой России'. Что и было с помпой отмечено не только в Казани, но и в других регионах. Особенно радовались промышленники, теперь им тоже можно хвастаться успехами и получать награды родины. В некоторых субъектах народ вышел на улицы, люди задавали справедливые вопросы: почему соседи и не только работают и заводы у них не закрывают, а это значит, что есть заработки. И что такое случилось у них? Почему они теряют работу и вынуждены уезжать из родных мест? Раньше они ведь считали, что вся Россия так живёт, а теперь получается, что не вся, а только они? И всё чаще стали задавать острые вопросы: Кто виноват? И что делать?
        Под шум волны в Москву подъехали средназиатские лидеры, закавказские царьки пока выжидают. Но в Москве никто никого не принуждает. Самим надо разобраться с проблемами.
        Первым, как и всегда Москву посетил Назарбаев. По привычке стал ждать особого к себе отношения, но…… не дождался. Это было не привычно. И его стало потряхивать. От волнения он чуть к Усову не рванул, но звонок от Рахимова его остановил, его пригласили в Казань.
        — Друг мой, Минтимер, как это понимать?  — наконец после обязательных восточных приветствий НАН перешёл к основному разговору. Почему новый Президент не хочет со мной иметь дело? Меня, что уже списали?
        — Нурсултан Абишевич, не стоит так переживать, с одной стороны. Тут вопрос не в Путине, он только приступил к работе. Страна большая, пока со всем разобрался, пока американские прихвостни получили своё, и проблема Югославии много сил отнимает. Думаете, почему меня наградили? Всё для того, чтобы позлить США. Разве на Вас не стали сильнее давить?
        — Да, американский посол совсем распустился. Моих оппозиционеров прикармливает, готовится натравить на меня. А тут Москва игнорирует. Даёт сигналы моим бунтарям, что мои позиции пошатнулись.
        — Ваши позиции пока не определены. Путин пока вынужден согласовывать свои позиции с разными людьми, пока не создал свою команду, а у некоторых бывших оруспайских на Вас зуб имеется. Слишком казахи русских в Казахстане ущемляют.
        — Но так это же Казахстан.
        — Но ведь Вы сейчас в России, и они в России. Но при этом Казахстан зависит от неё. Или как?
        — Минтимер, зачем Вы так? Конечно, Казахстан политически зависит от позиции России, но во внутренние дела Казахстана не надо вмешиваться, мы сами разберёмся.
        — Вот и разбирайтесь, зачем в Москву то приехали?
        — Я понял, прошу прощения. Забылся. Куда мне без Москвы. Как только вы от нас отвернётесь, нас сразу Китай проглотит. Даже сейчас приходится кусками земли откупаться, а если Вы нас кинете, как Афганистан в 1989-м, тогда совсем швах будет.
        — Ну тогда решать придётся вопрос северных территорий.
        — А при чём тут мы и северные территории? Мы что японцы?
        — Не надо делать вид, что Вы не поняли. Я про северный и восточный Казахстан. Придётся эти земли отдать России.
        — Казахи не отдадут, по крайней мере они сметут меня, если я предложу это.
        — А если Россия предложит Казахстану вариант с обменом?
        — Что может предложить нам Россия такого, что казахи забудут про Боровое и Павлодар?
        — Россия может предложить жизнь и достойное благосостояние в будущем. Это раз. Второе, Россия даёт гарантию дочерям отца нации от уголовного преследования. Это два. И третье, самое главное — это судоходный канал из Северного Ледовитого океана в Аральское море.
        — А про внуков и зятьёв мне, что позабыть?
        — Если они не будут нарушать законы и вернут украденное, в бюджет страны, тогда никто про них и не вспомнит.
        — Хорошо, но как мне это преподнести казахам?
        — Нурсултан Абишевич, давайте каждый будет решать свои проблемы самостоятельно. Мы и так слишком много Ваших вопросов решаем, и будем решать.
        — Ладно, на всё воля Аллаха. Пусть будет так, как Вы сказали. Но кто будет гарантировать выполнение условий?
        — Этими гарантами будем мы с Муртазой и Путин.
        — Мне этого мало. Этот парень пока никто в российской политике.
        — Кто тебе нужен ещё?
        — Другой молодой. Усов с Центрального Федерального округа.
        — Нурсултан Абишевич, это не серьёзно.
        — Я говорю на полном серьёзе.
        — Хорошо, я поговорю с ним.
        — Минтимер Шарипович, позвони сейчас. Я знаю, ты с ним на прямой связи, помнишь, рассказывал, как он тебе подарил после пожара на КАМАЗе радиотелефон. Сейчас, наверное, что-то покруче.
        — Вы правы Нурсултан Абишевич. Спутниковый аппарат с его Сурского завода электроники.
        В кабинет зашёл мужчина средних лет в строгом чёрном костюме с серым чемоданчиком. С лёгкостью раскрыл его, поднял трубку, произвёл какие-то манипуляции и через несколько секунд передал трубку своему шефу.
        — Здравствуй, Константин. Шаймиев тебя беспокоит. Понял, да? Тут у меня в гостях наш казахстанский друг. Просит гарантий. Ну зачем же ты прошлое ворошишь? Уважаемый человек….. Да. Да. Я с Путиным согласовал. Он просит, чтобы ты сам ему сказал. Ну хорошо, я передаю ему трубку. Нурсултан Абишевич, Усов на связи.
        — Здравствуйте, Константин Валентинович.
        — Здравствуйте. Нурсултан Абишевич.
        — Минтимер Шарипович передал мне предложения и некоторые гарантии. Мне бы хотелось, чтобы и Вы их подтвердили.
        — Ну, Нурсултан Абишевич, зачем Вы меня искушаете, не дорос я ещё до международного уровня.
        — Не стоит прибедняться, один такой не до оценил и теперь готовится к большому шухеру. Я про Кучму.
        — Я понял, и да, я тоже гарантирую точное выполнение полученных Вами предложений и условий.
        Через две недели в Москве в торжественной обстановке были подписаны несколько договоров между Россией и Республикой Казахстан. В одном из них был список областей, которые перешли в состав Российской Федерации.
        Повезло семи субъектам: Уральской, Уктюбинской, Кустанайской, Петропавловской, Кокчетавской, Павлодарской и Усть — Каменогорской областям.
        Для большинства жителей это был праздник, мужчины просто плакали навзрыд. Несколько выступлений казахских националистов были жестко подавлены. Ну, хорошо, не жестко, пусть будет жестоко. Тем, кто не захотел было дано право не принимать российское гражданство. Но по какой-то причине, более 90 % населения, включая и казахов подали документы на российские паспорта.
        Другим важным договором стало открытие пяти военных баз на территории Казахстана. Три из них были дислоцированы на юге в Алма-Ате, в Джамбуле и Чимкенте, одна на востоке(поближе к Китаю), и одна в городе Кызыл-Орда(рядом с Узбекистаном). Комплектовался личный состав из частей ПУрВО, денежное и иное довольствие было по уровню службы за границей, как и у военнослужащих военных баз в Грузии и Армении. При этом все льготы и жильё в Поволжской области и офицеров и прапорщиков сохранялось.
        Так что кроме положительных эмоций в армии такое положение дел не проявлялось. Ну кому будут лишними дополнительные деньги? При том, что служба проходила в нормальной, русскоговорящей стране, бывшей части союза. Да, ни за что.
        Казахи поначалу встрепенулись, но по привычке быстро успокоились, ведь из отошедших России областей приехавших в Казахстан почти не было. Да и у тех своих проблем было выше крыши. Вопрос выбора нового жилья, чего стоил, а поиск работы? Ведь на местах и местным не всегда можно было найти работу с нормальным заработком. А тут эти понаехали.
        Конфликтов больших не было, так в селе побузили, в городах так совсем не заметили десяток семей. Выиграли быстро те, кто устроился на работу в компании, которые обслуживали военные базы. Подвозить продукты, обеспечивать бесперебойную работу коммунальных служб, как самих военных объектов, так и вновь построенных по новым технологиям военных городков. Платили русские по местным меркам очень хорошо. Так что через полгода на каждое рабочее место, даже сантехника был конкурс в 20 человек. Что сантехник, даже в дворники брали людей с высшим образованием. Образование, полученное в России, имело приоритет при выборе соискателя.
        На местах начались мероприятия по приведению в соответствии с российским законодательствам документооборота и работу государственных учреждений. Всё остальное осталось без изменений. Пока.
        Это был первый опыт по интеграции субъектов, а не по раздроблению. И этому приходилось учиться заново. Было много ошибок, особенно на селе, там люди более консервативные, сначала они с трудом становились 'казахами', теперь с таким же трудом становились 'русскими', хотя с большим энтузиазмом. С перегибами на местах пока не боролись, собирали информацию, с тем чтобы в дальнейшем знать с чем придётся работать и какие ошибки больше не повторять.

        9

        Посмотрев на Казахстан, многие бывшие республики стали лучше относится к русским на своей территории. Но прецедент произошёл. И уже нельзя будет сказать, что такого не было. БЫЛО. И если сейчас кто-то из бывших бандеровцев или лесных братьев будет бухтеть, можно будет смело показывать на этот пример мирного воссоединения русских районов. Да и не русских районов. И первыми на себе почувствовали плоды событий, произошедших далеко на востоке, галичане.
        В один из летних вечеров на окраине Черновцов произошло очередное преступление. Были изнасилованы и убиты две девушки. На первый циничный взгляд ничего не обычного не произошло. Бывает между людьми секс. Бывает, что девушка отказывает. Иногда её за это бьют. В редких случаях 'динамо' убивают. Но в данном случае девушки были несовершеннолетние, девственницы и самое главное, они были этнические венгерки из близлежащего села. Пошли на своё несчастье в лес ягоды собирать.
        Сутки народ замер в ожидании. Власти молчали, местные в ожидании команды из Киева, киевские просто не обратили внимания. Ну двух мокрощёлок убили, ну и что тут напрягаться? На носу уборочная, надо бабла попилить на ГСМ, на зерне и его хранении. Да мало ли на чём можно и нужно делать деньги. А тут какие-то девки. Ну дали бы хлопцам пару раз, так нет же выкобенивались дуры.
        Ни в Киеве, ни в Черновцах не знали, что команда 'фас' по каналам связи уже поступила, и все ждали только конкретики. Когда, на какие деньги организовывать народные волнения.
        В этот момент в городе Ровно произошёл подобный случай, только жертвой стала 14-летняя этническая полячка, которая не пользовалась хорошей репутацией, но от этого не переставала быть полячкой.
        По какой-то причине второе событие стало спусковым крючком дальнейших не мирных акций. На улицах стало опасно ходить украинцам. Их стали бить не только на западной Украине, но и в Польше, и в Венгрии. Начались украинские погромы. Отделы милиции и военные склады подверглись нападениям. На руках у людей появилось много оружия и боеприпасов. Начали раздаваться не просто выстрелы, очереди и залпы. Девчонок-украинок останавливали и насиловали средь белого дня. В центральную часть Украины потянулся поток беженцев. Областные администрации стали захватывать местные сепаратисты.
        В Киеве заметили, что действия восставших были очень хорошо организованы. Беспредел первых дней быстро сошёл на нет. В городах и сёлах организовалась местная власть. И 1 июня то, что так долго готовили польские власти, наконец-то произошло. Семь западно-украинских областей провозгласили свою независимость.
        На Банковой поднялся шум, в войска ушёл приказ выдвинуться в сторону взбунтовавшихся областей с целью привести к конституционному порядку сепаров.
        В Будапеште и в Варшаве выступили с протестами. Представитель Венгрии в ООН обратился к российскому визави с просьбой вынести на рассмотрение СовБеза ООН вопрос о защите граждан Украины венгерской национальности и граждан Венгрии, проживающих на территории Украины от надвигающейся угрозы со стороны правительственных войск. Про запрет использования армии в решении внутренних конфликтов никто не вспоминал. Да и ситуацию можно было рассматривать двояко, ведь западные области объявили о своём суверенитете? Объявили. Тогда ловите армейский каток вдогонку.
        Россия согласилась экстренно созвать СБ ООН. Тем более поляки поломавшись тоже принесли свою писульку про своих соплеменников.
        Дискуссия проходила бурно, страны ЕС не хотели войны в своих границах, США поддерживали Украину, ведь они так много вложили денег, и вот когда подошло время получать дивиденды, эти венгры и поляки решили оторвать лакомые куски. При всё при этом об интересах России не стоило бы забывать. Что она себе потребует от остатков Украины? А она потребует. Время Ельцина в России прошло безвозвратно. Про Крым ни у кого не было сомнений, а ещё что? С такими мыслями и Брюссель и Вашингтон бились в СБ ООН против проекта, предложенного Москвой с подачи Будапешта.
        14 часов бурных переговоров не прерывались ни на минуту. Перекусили, быстро сходили в туалет и в зал. В конце концов за дипломатов решили люди на местах.
        Две области попросились в состав Венгрии, остальные обратились в Варшаву. Депутаты быстро приняли постановления об ускоренном приёме новых субъектов в свой состав. И мир замер.
        Пользуясь временной паузой на новые территории были введены полицейские силы. В Будапеште проходили народные гуляния. Венгры танцевали и пели гимн страны. Имя Виктора Орбана стало непререкаемым. Даже либеральная оппозиция признала его авторитет. Под шум волны, Венгрия заключила контракты на закупку ЗРК С-300 и С-400. Пока дивизиона, но главное в том, что личным составом установки были уже укомплектованы. Выяснилось, что военнослужащие проходили обучение на новую технику в России в Поволжской области на полигоне ПУрВО.
        С Польшей ситуация была веселее. Так как польские власти не были готовы к данной ситуации, инициативу в принятии нужных решений проявила партия Уния Свободы. Её лидер Тадеуш Мазовецкий в одночасье стал народным вождём, организованные его партией народные дружины в течении нескольких часов зашли в областные государственные администрации бывших украинских областей, вынудили депутатов проголосовать нужные решения, затем выбрать нового главу и попроситься в состав Республики Польша. После чего без жертв и применения оружия были захвачены воинские части и склады вооружения, в сельской местности большинство местных администраций с помощью агентуры Усова, были взяты под контроль. Некоторые поначалу отказались подчиняться новым властям, но в течении двух-трёх дней, оставшись без указаний из Киева(какие могут быть указания без связи?), головы сел и городов тихо съехали в восточном направлении.
        После недельной паузы вся Польша взорвалась. Полувековая мечта поляков была осуществлена. И кем? Не выбранными властями, а не популярной, но крепкой партией. И её лидером паном Мазовецким.
        Первого июля 2000 года Тадеуш Мазовецкий стал самым популярным лидером. И чтобы в полной мере воспользоваться своим триумфом, он вывел народ на улицы Варшавы. Требование народа было одно: досрочные выборы. У власти должен быть тот, кто может держать слово и совершать невозможное. Ведь даже после распада СССР ни один поляк и в мыслях не мог представить, что Львов, Ровно, Тернополь, Ивано-Франковск и Луцк когда-то будут снова польскими. Мечты, конечно, были. Но то мечты, а реальность….. И вот пан Мазовецкий показал народу, что и невозможное возможно в одночасье став спикером Парламента вновь великой Польши.

* * *

        Киев негодовал. Да что уж там, визжал он, как поросёнок, которого тащат к столбу, чтобы зарезать. Хотя в реальности Украину зарезали. И кто? Европейские братья и сёстры. К кому бежать? Кому жаловаться? В Москву? Ага, москали помогут. Не могут не помочь. Они же братский народ, сколько веков вместе.
        Но на все звонки в администрацию Президента ответ был один: нет времени, у нас много сложных вопросов. Российский посол закрылся в посольстве и не идёт на контакт.
        Американцы очень вежливы и корректны, но кивают на своего союзника — Польшу и разводят руками.
        Только Бухарест, обиженный Венгрией, согласился поддержать Киев в ООН и всё. Все остальные страны, как воды в рот набрали. Вот плохо, что сейчас лето, а то бы можно было перекрыть газовую трубу и подмерзшие европейцы сразу бы прибежали на поклон.
        Леонид Данилович Кучма был в бешенстве, как так получилось? Ведь всё шло прекрасно, Россия на халяву давала газ и нефть, украинцы мило улыбались и воровали всё что хотели и до чего могли дотянуться, получали деньги за Севастополь и всем было хорошо. А теперь что? 7 областей просто так взяли и оторвали. А мировое сообщество молчит. Нас то за что?
        Как жаль, что друг Борис умер, и Кравчук с Шушкевичем на том свете, даже посоветоваться не с кем. Новый российский Президент ещё не в полной мере освоился, и не имеет сильного авторитета. К Усову ехать бесполезно, он Украину видит только в прицел снайперской винтовки. Хотя прямых доказательств нет, да и косвенных мало. Но то, что предшественник ушёл не без участия Усова — это факт. Так что же делать?
        — Господин Президент — в кабинет ворвался помощник, Леонид Данилович, Крым, Харьков, Одесса, Херсон и…
        — Что там ещё, Саша — Кучма заволновался ещё сильнее, Разумков просто так не врывается, всегда позвонит и спросит, есть ли у меня время.
        — Господин Президент, Крым, Харьков, Одесса, Херсон, Луганск и Донецк объявили о своём суверенитете. Решили пойти по Польскому варианту.
        — Час от часу не легче.
        — Что будем делать? Какие будут распоряжения?
        — Прикажи готовить самолет и машину во двор. Срочно!
        Помощник выскочил, Кучма сидел и думал, а ведь всё так здорово было. Сколько можно было ещё денег наскирдовать? Даже внукам бы хватило. Как раз Виктора Януковича подготовил бы и за его спиной можно было ого-го делов натворить. А что теперь? Венгры своего не отдадут ни за что. Про пшеков говорить нечего. Они свою мечту осуществили. И теперь тот, кто захочет сдать назад рискует просто недожить до утра после своего выступления. Вот и юго-восток почуял слабину. Тут без Москвы не обошлось. Не верю, что Россия не сунула свой нос, в Крым уж точно ногами залезли.
        — Леонид Данилович,  — неожиданно прозвучало из динамика селектора, машина ждёт.
        — Хорошо, иду.
        Сев в машину, Кучма на мгновение задумался и произнёс:
        — Валера, едем в российское посольство.
        — Понятно, Леонид Данилович.

* * *

        В российском посольстве на Украине стоял дым коромыслом. Казалось только вчера с западенцами что-то стало понятно, а сегодня юго-восток решил обрадовать. И как? Хрен с ними, рагулями, пусть с ними венгры с поляками разбираются. Но эти-то сто-пудово попросятся в состав России.
        Пока официальных обращений не было, но всё шло к тому. И в этот 'замечательный' момент появление кортежа украинского головы, ну прямо скажем не проясняла ситуацию. Это если матом не говорить.
        — Василий Егорович,  — новый посол России на Украине был из колоды серых и незаметных элементов системы, но без них работа всего механизма ощущает дискомфорт, и вот сегодня внешняя картинка обманула 'хромую украинскую утку' Леонида Даниловича Кучму. Что происходит? Почему вы вмешиваетесь во внутренние дела Украины? Кто ты такой, чтобы творить такое!!!
        — Леонид Данилович,  — я представляю собой Великую Державу, которой не интересно отчитываться перед всякими проходимцами в своих действиях и решениях. Если вас что-то не устраивает передавайте черед свой МИД ноту или ноты, в должный срок наше ведомство даст свой ответ в письменном виде.
        — Да как ты смеешь? Ты, никчёмная мышь?
        — Ребята,  — это посол обратился к помощникам и сотрудникам безопасности, выведете с территории России хулигана.
        В звенящей тишине, воспользовавшись минутной паузой Кучмы, три крупных мужчины в черных костюмах, просто вынесли небольшого росточком Лёню из кабинета. Уже в коридоре Президента страны, пусть и убогого, опустили на пол(не головой, на ноги), и вежливо попросили покинуть здание посольства.
        — Я…. Да я вас…. Вы у меня….  — точки это не мат, просто у Данилыча дух захватило, что словарный запас резко обнулился.
        Короче, настроение у Кучмы, было хуже, чем у ишака из сказки про Винни Пуха.
        Всю дорогу в свою резиденцию Президент Украины, когда-то пятой экономики Европы, кипел и обсер***ся. Он кожей почувствовал, как над его головой повис топор забвения и позора.
        Что же делать? К кому ехать? Как же не вовремя Боря сдох. Теперь у руля Путин, этот мальчик из КГБ. Х*й с ним, но на сегодня в России есть более крутой человек, но этот губернатор, а теперь уже Полномочный представитель Президента России, да ну нах**, он такой же представитель, как я космонавт, серый кардинал и властитель половины страны. И с ним хрен договоришься. Он, как изуит, смотрит в глаза, обещает и клянётся. Но стоит отвернуться, хоть на миг, и нож уже в спине. Бориска через него откинул копыта.
        Тут Леонид Данилович слукавил, если бы не его генералы, жадные до долларов, то в Югославии сейчас бы громыхали взрывы бомб и слышен был бы стон женщин и детей, потерявших своих близких и кров. Да и самой Югославии уже бы не было де-факто.
        — В американское посольство,  — сквозь зубы процедил Кучма, садясь в автомобиль.
        — Понял,  — коротко ответил начальник охраны, чувствуя настроение своего патрона.

* * *

        Несмотря на метания Президента Украины, через полгода ситуация более или менее устаканилась. Венгрия уже успокоилась, Виктор Орбан получил всё, что хотел на этом этапе истории. Польшу колбасило. Всё-таки получить такой кусок территории с нежелательным населением — это было что-то. Проблема возникла сразу, ведь Кучма объявил, что не собирается принимать жителей отвалившихся областей к себе. Обвинив их в предательстве, он просто закрыл границы. Из-за этого он не смог ввести войска в юго-восточные регионы и раздел Украины прошёл относительно бескровно. Относительно реальной истории, конечно. Но без смертей не обошлось.
        Но это проблема украинцев, которые в очередной раз хотели пересидеть в сторонке, но как всегда огребли по полной. Хотя Николаев успел таки впрыгнуть в последний вагон уходящего из незалежной поезда.
        Для этого Бугрову пришлось привлекать всех своих людей на Украине, в николаевской области были организованы народные волнения, население всех городов в разной степени массовости вышло на улицы, подконтрольные сотрудники силовых и правоохранительных структур проявили пассивность и сценарий цветной революции был с блеском осуществлён только уже против про-американских властей. И только Запорожье с её лидером Игорем Коломойским осталась верной Киеву. Коломойский не был глупцом, в России он был бы никем, а здесь на остатках Украины он стал народным героем, отстоявшим целую область. Другой вопрос, русским было не до них, в сложной ситуации надо было быстро решать проблему на нескольких уровнях, и оставшийся клочок земли, окруженный нелояльными территориями не играл большой ни экономической, ни политической роли.
        Берлин до сих пор находился в растерянности, не зная как реагировать, телефон с госдепом и администрации Президента США накалился от переговоров. Париж не рыпался, ожидая команды. И только прибалты визжали, как резанные. Особенно распереживались литовцы. У них ведь тоже было что-то польское, ну вы понимаете… Виленская область. И по всему становится понятным, что Россия не будет протестовать, если Варшава вернёт оторванное. Несмотря на заверение Москвы, что по этому вопросу решение не принято и скорее всего Россия будет против, если Польша поднимет вопрос о возврате Вильнюса и Вильнюсской области, Литва со-товарищи громко визжали об опасности оккупации и отторжении территорий соседним государством. А тут Полномочный Представитель Президента России по Центральному Федеральному округу Усов Константин Валентинович на очередном своём прямом эфире на федеральном канал, хоть и не центральном, объявил о том, что выделяет дополнительные финансовые средства на модернизацию старых портов на Балтике и создании на его деньги нового порта в Усть — Луге. Планируется в новом порту построить терминалы для приёма
как жидких, так и сыпучих грузов, контейнерные перевозки пока останутся в Санкт-Петербурге и Приволжске. В связи с этим, ожидается резкое падение грузоперевозок через порты прибалтийских к 2010 году на 80 -90 %. Это была катастрофа. По сравнению с такой перспективой территориальный вопрос как-то терял свою остроту. Ведь европейские деньги скоро закончатся, как раз к 2020 году, и ещё Россия выведет свои деньги из её экономики, и даже самые далёкие от финансов граждане Литвы, Латвии и Эстонии понимали, что дальше будет коллапс.
        На этой волне большую популярность начали получать партии и общественные движения, которые ратовали за дружбу с Россией, за ликвидацию института 'неграждан'.
        По старой привычке лидеры Литвы, Латвии и Эстонии приехали в Москву покачать права, а как же, за ними же стоит вся Европа и США, и они имеют право на наследство СССР. Правда про долги союза, выплачиваемые Российской Федерацией, все предпочли не вспоминать, но в любом случае ни Вайру Вике-Фрейберга, ни Валдаса Адамкуса, ни Леннарта-Георга Мери ни Президент, ни Премьер министр не смогли принять. Один был поездке по стране, другой был тоже в поездке по стране. По крайней мере президентам 'великих' стран так сказали.
        Что и как переживали младо-европейцы, это не наши проблемы, но в будущем никто из них не изменил отношение к России, за что как всегда несли ответ граждане стран, забывших историю.
        Что делать?…. Вопрос, который остро встал перед суверенными и свободными. В Москве им нечего было делать, тем более их никто тут не ждал, хотя по телевизору оба российских лидера принимали иностранных гостей, проводили встречи как со своими чиновниками, так и с гражданами российских регионов… Оплеуха была знатная. И это только начало. Шёпотом им передали, что Усов вообще хотел провести программу по полному прекращению транзита по ж/д до 2010 года, но либералы не дали принять его предложение. Так что радуйтесь, что 20 лет Россия будет делиться с ними хоть какой-то денюшкой.
        И тут прибалты по полной ощутили холодок экономической, а значит и политической смерти.

* * *

        Совещание совета безопасности Поволжской области начался с представления нового губернатора им стал молодой политик из Москвы, член коммунистической партии Российской Федерации Виктор Белозёров.
        Внимательный читатель заметил, что руководителем самой сильной в России области стал человек, который был у истоков создания и формирования этого субъекта. И даже больше, он был с самого начала, когда области как таковой и не было. А были три обычные области и одна автономная республика в составе РСФСР, в которых было всё, как у всех. Но слившись воедино она смогла выстоять в трудные моменты истории государства, прошла период трансформации из социалистического государства в капиталистический с наименьшими потерями, и теперь представляет собой пример для подражания других областей и республик. Как для закоренелых империалистов был Советский Союз, который заставлял денежные мешки создавать хорошие условия для трудящихся своих стран, так и Поволжская область стала бельмом на глазу тех, кто предпочёл бы просто ограбить народ и свалить за бугор. Но своеобразная экономическая и не очень законная кадровая политика властей Поволжской области не позволили стране сползти и докатиться до состояния народа в нашей истории.
        После возвращения из Москвы Виктор узнал, что будет губернатором. И никакие отговорки не были услышаны. Первым делом, которое он сделал — это было свадьба. Сподобился будущий губернатор жениться. Женой стала землячка из Сурска, Говорова Светлана. Серая мышка, до свадьбы ничем не выделялась, работала бухгалтером у Сони Усовой. Подругой не была, но теперь ей предстоит влиться в дружный коллектив УК 'Слободская', уровень допуска самый высший, поэтому придётся соответствовать.
        После совещания малый круг собрался в резиденции Полномочного Представителя Президента РФ по ЦФО. Так посидеть, поболтать. Давненько не собирались друзья вместе. Всё дела и заботы.
        — Ну, други мои погоняли ветер языком, а кто мне ответит, что мы поимели на украинской истории?  — улыбка на лице Кости не сходила целый вечер. Что нам скажет начальник транспортного цеха?
        — А начальник транспортного цеха скажет — не ох**ли вы все?  — Фима тоже недавно женился на девушке по маминому выбору. И немного был не в себе.
        — Ну ладно, Фима, не стоит при людях показывать своё счастье. Тем более твоя супруга не так строга к твоим походам и похождениям.
        — А зачем вы меня начальником транспортного цеха обзываете?
        — А потому что ты самый важный человек в нашем коллективе и эта кличка бережёт тебя от излишнего внимания завистливых конкурентов.
        — Шутка не прошла. Хорошо, на Украине мы смогли заработать 750 миллионов долларов США. И это только деньгами. Ещё перевезли кучу оружия, это вояки тебе доведут, а ещё нам перепало несколько ещё не ржавых корыт. Не представляю, что с ними будем делать? Они же океанские.
        Про Югославию говорить?
        — Не стоит, оставим на потом.  — Костя махнул рукой, прищурив хитро глаза.
        — Понятно, продолжим. На территориях, вошедших в состав Российской Федерации УК 'Слободская' контролирует 12 % земельных угодий. На Донбассе нами контролируется 12 угольных шахт и 1 металлургический комбинат. Ренат Ахметов было дёрнулся, но потом мы разошлись краями. Харьковский танковый ухватили край. Зато Николаевские верфи нам отдали, но взамен Северодвинских заводов.
        — Ну Бог с ними, мы своё сделали, зато нам отдали Усть — Лугу.
        — Вернёмся на Украину. К газовой трубе нас не допустили, Виктор Черномырдин, как бульдог всё под себя подмял.
        — Пусть. Он осуществил свою мечту. И теперь бульбашам туго придётся.
        — Далее. Крым.
        — По Крыму не стоит. Он не Украина. Там будем работать на паритете с Москвой. Готовьтесь к строительству моста.
        — Какого?
        — Крымского.
        — Это невозможно.
        — Зато оставим память на многие годы.
        — А разве?
        — Нет, даже разговоров не было, но я хочу.
        — Ну раз хочешь, значит придётся сделать.  — это уже Саня подтянулся. Он хотя и мент, но с научным уклоном, в последнее время решил раздвинуть границы своих возможностей.
        — Сань, подбери учёных по бывшему союзу.
        — Будь сделано, Командир. И ещё, Фима, про главного человека — это на полном серьёзе. Ты пока идёшь на первом месте по количеству предотвращённых покушений.
        — От ёбт***. И чегой то Вы братья и сестры молчали, держали меня в неведении?
        — Фима, всё в норме, обычные попытки отжать денег у богатенького буратины.
        — И никакой я не буратина. Я самый прекрасный на свете человек. По крайней мере так говорит мне моя…. Стоп, не мама — жена.
        — Но ведь богатенький?
        — Этт точно. Не без похвальбы, но признать данный факт могу. Хотя, если сравнить с присутствующими здесь людьми, не такой я и богатенький. Мой кузен не далеко отстаёт.
        — Ну это только пока,  — Ёся, хоть и скромный парень, но подначить своего двоюродного брата никогда не упускал возможности.
        — Ну мы на это ещё посмотрим. Но в любом случае я буду самым богатым человеком на Земле, потому что в этой жизни у меня есть вы, люди, которые мне так дороги. Ну и за возможность на вас сделать гешефт.
        Зал наполнился смехом, и басовитыми раскатами, и звонкими переливами и тонкими ехидными хиханьками. В атмосфере пропала напряжённость. Наконец то, все расслабились.
        — Ну продолжим,  — после весёлой разрядки Константин, снова взял бразды руководства в свои руки. С Украиной разобрались. Перейдём к Югославии.
        — Фима сядь. Начальник транспортного отдела выступает в конце. Шутка. Алексей Петрович, слушаем Вас.
        — Сколько Вас всех знаю, столько поражаюсь Вашей легкостью и чувством юмора. И любви друг друга. И я рад, что один пацан в своё время позвал меня с собой. Ни на секунду с тех пор не жалею о принятом решении. Хотя временами было не только интересно, но и страшно осознавать, какие вещи мы делаем и к каким результатам это может привести. Теперь о Югославии. Первое — хоть и с территориальными потерями, но эта страна осталась а карте мира. Второе — Слободан Милошевич, хоть и признан диктатором, но в свете сложившегося статуса кво, реальных санкций он не получил. Третье — в связи с опасностью повторения попытки агрессии западных стран Югославия попросила Россию о кредите для закупки вооружения. Путин деньги дал, вернее оружие. МО передало всю устаревшую авиацию, средства ПВО и дополнительно систему ЗРК С-400. Вашингтон рвёт и мечет. Горбачёв криком кричит о предательстве демократического выбора в 1991 году. Про 1993 год никто не вспоминает. Но это лирика. Армия Югославии сейчас по ударной мощи лучшая в Европе. Бойцы обстреляны и готовы на подвиги. Наши ЧВК уже выведены. И вопрос, парни просятся в бой.
Хотя бы в Чечню.
        — Мы подумаем, есть ещё вариант с Венесуэлой и Центральной Африкой. Будем думать и говорить с нужными людьми.
        — Понятно, продолжим. Четвёртое — ситуация стабилизировалась только благодаря нашим действиям на Украине. Поэтому считаю, что Милошевич должен нам.
        — Он это знает и на счёт контрактов уже почва зондируется. Он хочет заводы, технологии, вооружения и весь ассортимент промышленности нашего округа. Их есть у нас. И мы дадим. Тесть мой, царствие ему небесное, хороший фундамент заложил. Не зря он со станкостроением так носился.
        — Список можно посмотреть?
        — На днях его получите, если надо быстрее, зашлите человечка в секретариат.
        — Замечательно. На сегодня с югославами подписаны двенадцать контрактов на общую сумму 194 миллиона долларов в оборудовании и продукции наших предприятий. В основном сельское хозяйство, переработка и авиация. Они хотят 20 пассажирских самолетов, но с американскими двигателями. Ведём переговоры с Боингом.
        — Хорошо. Слободан просит наши броневики и беспилотники. Но это по закрытым схемам.
        — Понятно, будем делать.
        — Виктор, а что скажет наш опричник?
        — Что я могу сказать? Про предотвращённые покушения, сказали. Про движение чёрных на новых территориях? Несколько воров в законе решили, что они умнее и хитрее предшественников. Решили, что ВАЗ остаётся их вотчиной. Поработали с Бугровым и теперь автозавод может спокойно выпускать свои вёдра.
        — Не вёдра, а конструктор, сделай всё сам и постоянно ищи потерянные железяки.  — Антон Ильич, руководитель научного сектора не смог не подколоть своего шефа.
        — Антон Ильич, и Вы туда же. Придёт время и всех пересажу в новенькую 'Ладу'. Но это будет что-то похожее на кроссовер. Продолжай Виктор.
        — Несколько этнических банд пробовали нас на зубок. Сколько осталось человек не знаем, пока. Но на время проблемы с чеченами и грузинами сняты с повестки.
        — Бугрову слово не даю, пусть будет сюрприз всем. Хочу послушать Аллу Васильевну. Как идёт подготовка к переходу в ЦФО на раздельное обучение?
        — Константин Валентинович, когда Вы меня просили заняться этим делом, я не думала, что это такое болото. Чуть не сказала — задница. Ой, сказал.
        Присутствующие улыбнулись. Хотя по рожам было видно, что хотелось им заржать. Очень умильно выглядит здесь железная Алла. Так её называют коллеги за глаза.
        — Всё нормально, Алла Васильевна, для болота у нас всегда найдётся бригада мелиораторов.
        — Да что Вы, мальчики. Я справлюсь и так. Уже сейчас готовы к реформе 85 % школ округа. Готовятся методички. Этот процесс выполнен на 70 %. Думаю, что к сентябрю 2002 года всё будет готово. Ну а если не буду успевать, попрошу помощи у Вити. Поможешь?
        — Аллочка, я всегда рад помочь.
        — Ну тогда всё будет хорошо.
        Совещание продолжалось, планы озвучивались, ставились сроки, и ни разу никто из соратников даже не подумал о том, что запланированное не может осуществиться. Фундаментом их уверенности был пройденный путь, экономические успехи и команда единомышленников. Но самое главное — это поддержка людей, для которых они работали, рисковали жизнью и забирали жизни тех, кто угрожал будущему малышей в любой семье любого города, посёлка или села Российской глубинки.

* * *

        Как обычно 25 декабря, когда вся страна готовится смотреть историю про традицию ходить в баню 31 декабря, в администрации Поволжской области проходила отчётное совещание руководства с одним отличием, на совещании присутствовал Представитель Президента РФ по ЦФО. Правда этим чиновником был всё тот же Усов К.В.
        Одним из выступавших был руководитель Облгаза Пушилин Владимир Олегович. Ещё год назад он не был уверен в том, что будет не только продолжать работать на своей должности, но и просто работать. Но на сегодняшнем совещании он сиял, как новая золотая монета. Сколько ему это стоило, сколько человек потерялось на этом трудном пути, но Владимир Олегович сделал это.
        — И на сегодня нашим предприятием завершена программа полной газификации области в полном объеме.
        На этих словах зал наполнился аплодисментами. Несмотря на то, что некоторые лица выражали не очень радостные эмоции, выступающий был счастлив. Никто до него, ни в СССР, ни в Российской Федерации не мог к подобному даже приблизиться.
        В этот момент на трибуну поднялся бывший губернатор, в зале установилась тишина.
        — Товарищи, я благодарю всех за нашу совместную работу и думаю, что и без меня вы будете также работать на благо области и на своё личное. Я не оговорился, личное благо не лишнее. Когда-то мы приняли решение и вот сегодня, мы услышали о том, что трудная задача выполнена. И я рад, что именно я сегодня имею честь вручить орден За заслуги перед Отечеством IV степени Пушилину Владимиру Олеговичу.
        Зал взорвался овациями.
        — Кроме того,  — когда в зале установилась тишина Усов продолжил, я официально предлагаю Владимиру Олеговичу должность генерального директора компании 'Газтранс Поволжье'.
        — Я согласен,  — остальная фраза потонула в аплодисментах.

* * *

        Так получилось, но проведённые в РИ разделения системы МВД в АИ не проходили. В МЧС создали единую диспетчерскую службу, в оперативном порядке подчинили ей оперативных дежурных отделов милиции дежурные наряды противопожарной службы МВД, скорую помощь и дежурные наряды ЦентроСпаса. Этим было убито несколько зайцев: поставили под контроль ранее независимые друг другу системы минздрава и МВД, создали систему отчетности, которая пересекается и дублирует, но моменты сокрытия обращений и вызовов снизилось до ничтожных размеров.
        Кроме того, система ИТК осталась в составе МВД, а это не только личный состав, но и хорошие денежные потоки, которые на местах можно было использовать для укрепления материально-технической базы. Воровать не перестали, но это лучше, чем дежурная машина без бензина в ночное время.
        Со временем реформы будут нужны, но на данный момент, когда не все горячие точки локализованы, боевой и оперативный кулак должен находиться в одних руках. А то доходило в РИ до смешного: следственный отдел вместе с оперативниками раскрывали дело, задерживали преступников, доводили до суда, а потом к осуждённому для дополнительной работы добраться можно было только через тернии переписок и ожидания хорошего настроения сотрудников системы ФСИН. Нет, такого нам здесь и сейчас не надо.
        А паспортно-визовую службу, для чего выводили? Чтобы потом опять затащить на старое место? Деньги лишние? Так вы только скажите, мы быстро найдём куда их с выгодой пристроить.
        Так получилось, что единственная система в бывшем союзе, которая сохранила профессиональные кадры — это было МВД. Поэтому основная нагрузка при проведении операции по воссоединении русских земель легло на сотрудников правоохранительных органов. Армия не может решать вопросы внутри страны. За армией оставили проблему Афганистана, где бывшие моджахеды стали выходить на бывших противников с предложениями о сотрудничестве.
        Как только пограничники закрыли новые рубежи в новые субъекты были срочно переброшены группы со всех горрайотделов для проведение мероприятий по приведению к единообразию конституционных и других законов на новых территориях. Внешне на местах ничего не поменялось. Форма сотрудников милиции не сильно разнилась, поэтому менялись только нашивки и шевроны. Ну и внутренние инструкции и приказы вводились к руководству под контролем прикомандированных товарищей. Не всем нравилась сложившаяся ситуация, но приказ из Москвы был однозначным и на любую жалобу местного сотрудника реакция была мгновенная — жалобщика увольняли сразу же. Москва решила взять в ежовые рукавицы новеньких, уж очень незалежная расслабила чиновников. Почти половину приехавших оставляли на новом месте, для этого было в бюджете заложена определённая сумма, поэтому контроль за ситуацией был поставлен хорошо. Местные стучали на пришлых, восточники чётко следили за хохлами, чтоб не расслаблялись. Так и жили.

* * *

        Мировые проблемы возникают всегда, потому что сильные страны хотят становиться ещё сильнее и одновременно мешают развиваться другим, чтобы в будущем не было конкурентов. Вот и теперь, не смогли американцы на хапок взять и развалить Югославию, решили заняться Ближним Востоком. Хоть США не считает себя чем-то связанными с Объединённым Королевством, но принципы и приёмы переняли они хорошо. Даже на отлично. И сегодня, вчерашние друзья вынуждены расплачиваться за то, что где-то кто-то не захотел добровольно ложиться под каток англосаксонской беспринципности. Первыми под удар попали Ливия и Ирак.
        России пришлось в ответ на создаваемые проблемы американцами сделать шаг навстречу Кубе. В нынешних условиях кубинцы продержались на контактах с Поволжской областью. Не шиковали, но и не переживали такие кризисы, как в РИ. Продавали в Россию, вернее в Поволжскую область, сахар, сигары, ром, никель, морепродукты, но главным продуктом были пляжи, чистый воздух, лечение. Получали за это разную технику, крупный рогатый скот, нефтепродукты, станки, зерновые, мясо курицы, автомобили.
        За всей мишурой из цифр и строчек оставались закрытыми некоторые факты, например, что базы советских войск, хоть и остались пустыми, но содержание территории и помещений не прекращалось ни на один час. Вся техника и оборудование были законсервированы, охрана периметра осуществлялось частной охранной компанией. Правительство Кубы получало оплату за аренду в полном объёме, но не деньгами, а необходимыми товарами.
        В ответ на враждебные шаги со стороны США, Россия подписала с Кубой договор о взаимопомощи в экономической, политической и военной сферах.
        Несмотря на вой и стоны из Вашингтона и бешенные вопли либерастов на улицах Москвы, в Гавану вошёл конвой из военных и гражданских кораблей. Что выгружалось из трюмов океанских исполинов, не было известно. Но американский пятый флот подтянулся к Гуантаномо. В воздухе запахло войной.
        Из Пекина в Москву прибыла очень многочисленная делегация партийных деятелей, крупных бизнесменов и руководителей государственных предприятий. Среди них выделялись мужчины в стильных дорогих костюмах, сквозь которую пробивалась военная косточка.
        Путин принял руководителей посланников госсовета КНР в Кремле. Всех договорённостей никто и никогда не узнает, но отведённые от российских границ военная техника и артиллерия НОАК говорили всем, кто хотя бы немного разбирается в политике, что в мире снова появился сильный игрок.
        Из Ханоя приехали гости. Скромненько постучались в кабинеты российского правительства. После китайских предложений, Вьетнаму нечем было выделиться. Но к их удивлению на второй день пребывания делегации в Москве их пригласили в Поволжск. На встрече их выслушали, надо сказать, очень внимательно так выслушали. И через два дня, на следующей встрече им передали пакет документов с предложением о сотрудничестве с Поволжской областью и ЦФО. Спектр предложений был очень широкий. Сумму не озвучивали, но факт бессрочной и безвозмездной аренды военной базы в Камрани, о чём-то говорит. По крайней мере тем, кто в таких вопросах разбирается. Москва по этому поводу дипломатично промолчала. Но весь мир правильно таки понял этот финт ушами.
        Интерлюдия.

        Знакомый город, знакомая квартира простых жителей Поволжской области. Тихий зимний вечер, детей ещё нет, гуляют где-то. Людмила и Григорий только что поели. Включили телевизор, под его тихий шёпот супруги перекидывались фразами.
        — Слышь Людк, а Людк?
        — Чегой тебе, Гриня?
        — В Николаеве мужика расстреляли на дороге.
        — Вот изверги, Командира на них нет. За что это его?
        — Короче ехал этот перец на своём джипе, ехал. А на переходе пешеход чапает.
        — И чо? Если на переходе человек идёт, остановись. И чо там дальше?
        — Чо-чо. Пешеход не уступил и пошёл себе, а конь на джипе тормознул и вылетел на дорогу. В одной руке бита, в другой травмат.
        — Ты, чой это матишься? Какой такой мат?
        — Не мат, а травмат — травматический пистолет.
        — А, так бы сразу и сказал, что ствол.
        — Мне продолжать или тебе лучше идти посуду мыть?
        — Хватит что ль? Рассказывай давай, за что это убили и кого?
        — Короче, выскакивает из джипа этот бык и с криком: Ты ох***л, куда прёшь? Не видишь тут человек на машине едет? Дерёвня.
        — Это кто там дерёвня?
        — Уймись, Люд. Дай до расскажу. Ну, значит, поскачил он до пешехода и размахнулся, чтоб ударить битой, но этот молодчик выхватил пистолет из кобуры, что была на поясе, и сразу выстрелил в голову. Бычара с копыт и навернулся. Короче насмерть три выстрела.
        — Вот изверг. Это что прям там на дороге стрелял?
        — Прям там. Насмерть.
        — И что там с этим стрелком? Небось под белы ручки и в каталажку?
        — Ага, с разбегу. Приехала милиция, опросили очевидцев, у убитого в машине была видеокамера — регистратор.
        — Ну не тяни кота за яйца…
        — Сняли показания и отпустили стрелка.
        — Ну дают. Это как так-то?
        — Ты разве не в России живёшь? Если у тебя есть разрешение на оружие, в случае применения хозяин оружия должен обосновать законность применения. Если ты правомерно применил оружие, то тебя даже в милицию не повезут. А водила — бандюган, привык оружием размахивать, да людей калечить. Но тут наш зёма не растерялся и дал отпор зарвавшемуся быку. Говорят, что на убитом не один труп весит, при украх ему всё сходило с рук, а в России за свои действия каждый должен отвечать.
        — Ну и славно. А как там западенцы поживают?
        — Ну галичане живут прелестно. Вернулись, наконец в лоно своей матери Польши. Не хотели под пятой кацапов жить, теперь радуются европейским ценностям.
        — Тююю. То-то наши хохлушки примолкли. Всё время горлопанили, что ненька кормит всех вокруг, что украинские хлопцы самые хорошие, а девчины самые красивые. А тут тишина.
        — А они стремаются, что их Костя выпнет в 24 часа на родину в Европу. Ха-ха-ха!!!
        — Ты чо, дурень смеёшься. А вдруг выгонит?
        — Дура, дура, хоть и моя любимая жена, Люська. Командир это настоящий Человек. Он за своих жизнь отдаст, точно отдаст, все жизни своих врагов. Но если надо и недругов тоже не пожалеет. Шутка. Все, кто здесь живёт — это его народ, и он наш. И поэтому никто никогда никого не отдаст. И не выгонит. А хохлушки молчат, потому что сказать то больше нечего, Украины можно сказать, и нет. Что там от неё осталось? Вся промышленность и моря отошли к нам. А Киев? Да что Киев без Донбасса и Одессы? Да ноль без палочки.
        — Хватит, уже. Раздухарился муж мой. Поел-попил. Можешь перебираться на диван. По телеку снова Кира будет рассказывать, как у нас хорошо. Что правда. А правду можно и посмотреть. Да, дожили. Деток вырастили и опять в одиночестве сидим, кукуем.
        — Ты, мать давай Бога не гневи. Я тут подумал, детей дома нет. А время есть. Телек посмотрим и можно следующую картинку опробовать.
        — Ну ты шалун, и где ты эту Кама-Сутру раздобыл? Как вспомню в очереди на кассу, так забываю, зачем пришла в магазин? Меня кассир спрашивает, что пробивать? А я сказать не могу…
        — Ну ты мать даёшь. Хорош болтать, быстрее мой посуду, я буду вытирать. И пойдём почитаем. Ха-ха-ха!!!

        10

        На пограничном переходе на новой границе между Польшей и Украины шла обычная работа. Ну если честно, обычная для последних недель. Пограничники Украины в новых границах передавали польским коллегам их невольных сограждан, у которых были проблемы с документами. Ну какие там проблемы? У них не было документов совсем. Как это получилось?
        Такое случается, когда страна, из которой человек выехал полгода-год назад, сжалась в размерах. Ну, большая часть Украины будет проходить период адаптации в течении трёх лет, медленно плывя по течению. А западные области бывшей страны просто рассосались в составе других государств, правда без передышки. Венгрия и Польша просто ввели в состав своих стран свои новые области, заменили паспорта и ввели в своё законодательное пространство. Поэтому на те документы, которые были на руках новых граждан этих стран считались недействительными и пребывание на территории Украины им было отказано. На оставшейся территории и так не хватало места местным, а тут эти поджигатели сепаратизма, пусть с ними поляки мучаются.
        Так одна из групп, собранных с отдалённых областей России Была передана украинским властям, а они транзитом отправили их на новый переход украино-польской границы на реке Збруч, для передачи их на новую Родину.
        — О, друг мой, здравствуй. Как поживают твои, Слава?  — польский офицер стражи граничны, как всегда был весел. А что ему не радоваться? Он въехал в квартиру, которая ранее принадлежала его деду. Смешно было вспоминать, как он приехал ранним утром на своей служебной машине в Ровно, найдя нужный дом по карте с решением Краковского суда о реституции имущества, незаконно отторгнутого у пана Лисовского Е.Д. в 1940 году. И вот он потомок реального хозяина квартиры, Томаш Лисовский, стучит в свою дверь. Из-за закрытой двери слышен голос человека, который знает себе цену, и как он скукожился, когда понял, что он сейчас никто. Пропустив в помещение сопровождающих стражников граничны, Томаш зашёл в своё жильё. Внимательно осмотрел обстановку, подождал когда бывшие жильцы соберутся в гостиной комнате. Посмотрел в глаза этих хлопов, которые возомнили о себе слишком много, спокойно объявил, что хозяин этой квартиры он, показал решение суда и потребовал, чтобы лица, не являющиеся членами его семьи немедленно убрались к чертям собачим. Пся крев.
        На возмущённые слова хлопа, один из подчинённых просто ударил того по лицу. Кровь, потекла изо рта и носа. Женщина взвизгнула, но увидев взгляд офицера, замолкла и сжалась. В отличии от пожилого бывшего жильца, его женщина была молода и привлекательна. Мужское естество Томаша всколыхнулась, но вспомнив, что внизу в машине сидит его жена, Агнешка, передумал. Сегодня прекрасный день, осуществилась мечта его дедушки, и портить его семейной ссорой, да ну её. Сейчас можно будет найти и молоденьких и нетронутых девок, немного поголодают, станут более покладистыми, за кусок хлеба, сами будут рваться в постели настоящих хозяев.
        — Привет, Томаш.  — Вячеслав Тишко, капитан погранвойск Украины, был рад видеть знакомого офицера, надоело слушать стоны и ложь от бывших западенцев, которые плевались в спину и готовы были лизать сапоги, когда на него смотришь. Теперь эти гордые хлопцы, вернулись в обычное своё состояние холопов польских шляхтичей.  — Мои вчера уехали отдыхать к тёще под Полтаву. Не всем же возиться с вашими согражданами.
        — Да, какие они сограждане? Не смеши меня, Слава. Это быдло и хлопы. Они будут работать наших полях. Моя Агнешка на днях получила землю своих предков, вот набираем холопов. Много платить не хотим, так что её мужу придётся потрудиться, чтобы найти дешёвых работников. Моя пани не хочет брать молоденьких девок, боится, что её мужу будет некогда работать, так что придётся набирать взрослых мужчин и старух, лет 45-ти и старше.
        — Интересный, Вы народ, поляки, с виду нормальные европейцы, а поскрести, паны-шляхтичи.
        — Ты, Слава не переживай, этих хлопов только так нужно держать, в кулаке. Думаешь, эти Иванки и Марийки уважали вас? Они готовы были вас резать и грабить. А если не получалось бы исподтишка, то обмануть и обворовать.
        — То есть Вы наши благодетели?
        — Да какой там. Мы только мечтали получить то, что русские, нам дали. И мы им благодарны. Но мы не благодетели. Это реальность, с которой надо мириться и использовать нужный инструмент.
        — Да понимаю я. Всё понимаю.
        — Думаешь в Венгрии лучше для хлопов? Совсем нет. Недавно мы были на встрече с коллегами из Венгрии по вопросам связанных с новой обстановкой и ситуации на присоединённых территориях. Там у них похлеще. Паспорта украинцам не выдают, они считаются негражданами. Тех, кто хочет выехать, обдирают до нитки и выпихивают в Европу. А почему вы, украинцы, их себе не берёте?
        — Почему не берём? Берём, только русских и только со специальностью. Нахлебники и уборщики нам не нужны.
        — А нам нужны, особенно за мизерную плату.
        — Вот и берите себе побольше.
        — Нет, нам бы население этих пяти областей переварить. Нет уж, увольте.
        — Бедная матушка Европа, это ж, сколько ей народа надо будет обиходить?
        — Ну так это уже не наши проблемы. Пусть немцы с французами разгребают весь бардак, а нам с вами надо будет границу обустраивать, экономику поднимать, и жить. Особенно сейчас, когда дедушкина мечта сбылась.
        — Товарищ капитан, там из отряда звонят!  — проговорил динамик рации, на плече офицера погранслужбы.
        — Ну вот, служба, не дают поговорить приятелям. Честь имею, коллега.
        — Чесчь мам, пан капитан.
        Офицеры попрощались, и пошли каждый на свой пост. А колонны людей без гражданства и без родины шли к своему будущему. Ирония было в том, что в прошлой истории, за этот переход люди отдавали жизнь. А сегодня эти испуганные неизвестностью люди, шли в Европу, со страхом.

* * *

        В российских СМИ разразился скандал. Талантливая актриса Лика Кулиджакова в своём интервью высказала резкие, да что там резкие, она просто матом выразила своё отношение к воссоединению с Россией юго-восточных областей Украины. Какой был визг в зале, где проводилась запись беседы.
        На следующий день, телевизионный канал и газета, где появилось это нечто подверглись жесткой обструкции со стороны коллег и общественности. В главный офис этих СМИ, принадлежащих российскому олигарху второго эшелона Евтушенкова, приносили письма мешками. В каждом письме люди выражали своё возмущение тем, что редакция сравнила экспертное мнение реальных политиков, депутатов и членов правительства с частным мнением женщины, которая в политике, в экономике и в жизни ничего толком не понимает, но своё мнение высказывает не просто в кулуарах, а в публичном пространстве.
        В СМИ, подконтрольных Поволжским структурам публиковались интервью очень авторитетных экспертов в политике, экономике, истории и разных отраслей промышленности о недопустимости публикаций разных мнений некомпетентных людей, позиционируя их не с личностью собеседника, а его ролей или имиджа. За поволжскими СМИ подтянулись газеты и телевизионные каналы союзников и подконтрольных субъектов Федерации.
        Дело бы закончилось простым пшиком, но в один из вечеров в травмпункт московской больницы Скорой помощи имени Склифосовского была доставлена актриса с множественными переломами позвоночника и конечностей после падения с высоты.
        Как позднее выяснилось, актриса совершила попытку самоубийства, спрыгнув с пятого этажа дома, в котором она проживала в полном одиночестве.
        На похоронах актрисы никого не было. Оплату похорон взял на себя театр 'Современник', в котором она служила долгое время.
        Забегая вперёд хочу сказать, что научившись на этом жестком примере ни актёры, ни певцы, ни писатели не соглашались давать интервью на политические темы. Про творчество — пожалуйста, про личную жизнь, можно, про планы — сколько угодно, даже грязное бельё потрясти, всегда рады. Но на вопрос о власти или политических событиях ответов не было. Даже Сергей Доренко и Александр Невзоров не могли выдавить ответы из людей творческих профессий.

* * *

        В США назревал кризис. Нет. КРИЗИС. В нём переплетались и экономическая и политическая составляющие. Увеличивалась безработица, заработная плата снижалась и уходила в тень. Зарплата наличкой в конвертах стала обычным делом. Покупательная способность населения упала на порядок. Что может вытерпеть человек? Очень многое. Может выдержать даже удары по лицу и по печени. Но когда его бьют по карману, он становится беспринципным и ему становится всё равно, какими приёмами, он сможет вернуть всё на круги своя. На Ближнем Востоке активизировали свою работу американские посольства. Доходило до смешного, в очереди за подачкой и инструкциями сидели два врага шиит и суннит, которые по их словам на одном поле не сядут пос… Ну ладно, посидеть, подумать.
        В воздухе запахло порохом и кровью.
        И 30 апреля 2001 года кровь пролилась. Несчастные 'башни-близнецы' высотки Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и в этот раз попали под раздачу. Погибло более 12 тысяч человек. Досталось и зданию Пентагона. Самолёт в этот раз всё таки долетел.
        Президентский самолёт с самого утра барражировал в небе над Америкой, изображая спасение от риска главу государства, которое в очередной раз подстегнуло своё население с помощью страха. Реакция была предсказуема. Народ сбился в кучу, в страхе им можно спокойно манипулировать. И удавка контроля на шее граждан затянулась. Но по просьбе и чаяниям народа. Ничего своего, лишь бы людям было спокойней.
        Как и в РИ истории нашлись саудовские паспорта, и точно также вину свалили на Афганистан и Аль Каиду. Мир замер в ожидании действий США. В России произошли события, которые на первый взгляд не влияли на мировые проблемы. Вернее не в самой России, но с участием русских и в долгую в интересах всего мира. И в первую очередь в интересах наших потомков. Потому что мы сами свои ошибки наделали, надо их исправлять, чтобы оставить потомкам мир более чистым и светлым.
        В первых числах мая 2001 года из Поволжска вылетел очередной чартер Поволжск — Анталия. На борту было не протолкнуться. На зависть всей России поволжане каждый год летали на самолётах областной авиакомпании БЕСПЛАТНО на курорты Турции, Кубы и Таиланда.
        В этой толчее выделялись семь мужчин, которые ехали в строгих костюмах из дорогого, но не вычурного материал, самое странное в том, что их никто не задевал, нет страха не было. Но народ знал двух человек из этой группы. Не просто знал, они гордились своими земляками. И по понятным причинам их старались не беспокоить. С другой стороны статус авиакомпании ещё немного подрос. Ну и что, что самолёты российские, да что там, областные авиазаводы выпускают. Зато вон какие люди летают на них.
        Так кто же эти знаменитые герои, и зачем они забрались так высоко? Первый — Алексей Петрович Иванов — премьер Поволжской области, второй — Краснова Александра Ивановича — бывший командир мотострелковой дивизии, давний соратник поволжского губернатора, для которого эта поездка стала первой в статусе советника губернатора Поволжской области. Ехали они к Реджепу Эрдогану, с которым у Константина Усова были неофициальные отношения. Всё началось в 1999 году, когда Эрдоган был мэром Стамбула. И после истории с осуждением и арестом, на него вышли люди Усова, какие-то контакты поддерживались, но это было очень неофициально. И вот новая встреча.
        Официально делегация приехала провести переговоры с руководством Турции о сотрудничестве в сфере туризма и сельского хозяйства. Закупать овощи и фрукты в зимний период, продавать пшеницу, строить отели и санатории, участвовать в инфраструктурных проектах. Но всё же главная цель — поговорить с Эрдоганом и провести предварительные переговоры на случай победы его партии в будущем. При этом генерал Краснов должен был придать встрече в глазах восточного руководителя статус. На востоке такие моменты очень важны. Генерал порекомендовал некоторые варианты решения своеобразной ситуации, связанной с особым положением турецкой армии в политике страны.
        Беседа продолжалась несколько часов и обе стороны по её окончании получили всё, что им было нужно. Русские получили выходы на нужных людей в турецких коридорах власти, а умный и амбициозный политик получил так необходимую ему информацию и возможность воспользоваться её источниками в будущем.
        Чтобы отвести внимание от этой встречи Иванов и Краснов провели несколько встреч с руководителями профильных министерств турецкого правительства. По их итогам были подписаны договора и подготовлена почва для покупки участков земли на побережье Средиземного моря. Усов хотел построить пару отелей и санаторий в Турции, скорее в память о прошлом будущем. Ведь нужны же стране опорные точки для сотрудников спецслужб?
        Конечно, нужны, кто бы говорил. Вот и будут здесь места для встреч и источник наличных денег. Да мало ли чего можно проворачивать на своей территории.
        Когда русские гости уехали Реджеп Эрдоган дал команду разобраться своей службе безопасности с утечкой. Ведь эти русские спокойно говорили о том, что он планировал сделать только через пару-тройку месяцев. Откуда они узнали о его планах учредить свою Партию справедливости и развития. И говорили о её победе, как о свершившемся факте.

* * *

        В Москве стал чувствоваться какой-то напряг. Нет, внешне всё было пристойно. Президент издавал указы, Государственная дума штамповала законы. Совет Федерации тоже, что-то там делал, если не запрещали. И всё же в воздухе что-то назревало. Все ждали августа. Каждый август в последнее время приносил России какие-нибудь сложности и неожиданности.
        И вот 30 августа 2001 года Президент России предложил для рассмотрения на референдуме новой конституции. Референдум был запланирован на 25 сентября 2001 года.
        Это была бомба.
        Первыми взорвались в Вашингтоне. Белый дом был вне себя. Москва забурлила. Либертосы вышли на Театральную площадь в количестве 20 тысяч человек. Они громко выкрикивали требования не трогать первую демократическую Конституцию России. Толпа либерастически настроенных отрыжек 90-х в истерике повторяла, как мантру: 'Руки прочь от нашей демократии!!!'.
        По телевизору в разных программах шла словесная баталия. И сторонники и противники нынешней Конституции больше брали горлом и эмоциями. Складывалось впечатление, что ни один из участников теледебатов в глаза не видел текст Конституций, не то что читал или анализировал статьи и пункты.
        Народ смотрел на эти зрелища и веселился. В большинстве своём жители ЦФО определились со своим решением. Прочитав статьи региональных политиков и учёных, поняв, что их Костя за новую Конституцию, люди в большинстве своём переключали свои телевизоры на местные каналы, где больше рассказывали о местных проблемах, ну и куда же от них деться, и о достижениях в экономике, науке и просто жизни.
        Новые области Российской Федерации безоговорочно поддержали новую Конституцию. А что тут думать? Надо законодательно закреплять факт вступления в Россию, чтобы казахи и хохлы не одумались и не стали пургу нести.
        За три дня до референдума либералы подготовили марш протеста. Назвали его — 'Марш несогласных'. Планировалось, что на него выйдут до 100 тысяч людей.
        Накануне в Москву стали прибывать автобусы из Поволжска, Сурска, Самары, Тамбова. Молодые и не очень мужчины выходили на автостанции и организованно собирались у палаток с опознавательными знаками УК 'Слободская'.
        Оперативный штаб руководства операции 'Марш за Россию' находился в администрации представителя Поволжской области в Москве. Несмотря на ФЗ 'Об оружии' ни у кого из приехавших не было даже палки.
        И вот настал этот день….
        Утро 22 сентября 2001 года не радовало ни теплом, ни солнцем. Переменная облачность ещё больше нагнетала тревогу. В московской атмосфере было сконцентрировано опасностью. Никто не осознавал точно, что будет? К чему всё идёт? Чего ждать от завтрашнего дня? Кто победит: демократия или диктатура? И каждый делал выбор в эту ночь.
        А утром на улицу выплеснулась всё скопившееся за эти месяцы, в основном это были неопределённости и непонятности простых людей. Несмотря на то, что информационные каналы были жестко контролируемы, по старой советской привычке люди искали смыслы между строк. А это было сложно, ведь СМИ это понимали и вкладывали больше в эти междустрочии выгодную для себя мысль.
        По данным ЗАГСа и судов за месяц до референдума в стране был зафиксирован всплеск разводов по политическим мотивам. Гражданская война прошлась по линии супругов, вернее бывших супругов. Дети уходили из дома, в школах срывался учебный процесс. Директора школ с тревогой и надеждой ждали день референдума.
        И вот началось. В 10:00 на пушкинской площади стали собираться сторонники демократии и западных ценностей. В это же время на Васильевском спуске пространство заполнялось группами, поддерживающими новую Конституцию.
        Милиция и внутренние войска осуществляли оцепление улиц, прилегающих к Красной площади и площади перед мэрией.
        В воздухе запахло кровью….
        К 12:00 организованные колонны с Васильевского спуска начали движения в сторону Тверской улицы. В небе Москвы кружили вертолёты МВД. В какой-то момент практически вся связь в центре города пропала. Ни радиотелефоны, ни начавшие входить в моду мобильные телефоны, ни пейджеры ничего не работало. Телефонная связь также перестала функционировать. Первыми забеспокоились телевизионщики. Это какой для них был момент. Кому-то уже виделись повышение и перевод из варварской России в благополучный Брюссель. А кто-то думал, что после этих событий перейдёт в аппарат компании на тёплое место. На все их вопросы сотрудники милиции с улыбкой отвечали просто: 'Иди ты на ху*'. А на возмущённые протесты и жалобы начальники и руководители подразделений даже не удосужились повернуть голову.
        В какой-то момент всем иностранным журналистам было настоятельно рекомендовано удалиться за линии милицейских кордонов, во избежание проблем. Некоторые прислушались и не пожалели в дальнейшем. Оставшиеся просто пропали в месиве человеческих тел. Представьте, в одном месте собрались все те, кто был против страны, кому проблемы Родины было, как бальзам на душу. Согласитесь, сильный соблазн, решить все свои проблемы одним ударом?
        Но произошло всё спонтанно. Хотя, кто-то может сказать, что случившееся было хорошо спланированной акцией устрашения…..
        Интерлюдия

        В дверь знакомой квартиры позвонили. Из комнат в коридор вышли и взрослые и дети. Открывать пошла хозяйка. Молодёжь понимала, что это важно, чтобы папу и дедушку встретила его любимая. Ещё миг и в помещение зашёл хозяин дома. За спиной висело два чехла с оружием. В правой руке он держал свою походную сумку. В квартире загомонили, глаза супруги светились чуть встревоженным счастьем. Лицо Григория излучало спокойная радость. И только в глубине глаз пряталось чёрная пелена боли.
        Поздно вечером, когда взрослые дети и маленькие внуки разъехались по домам, утром всем надо было идти на работу, взрослым на взрослую, детям на детскую, семейная чета сидела на кухне, Людмила мыла посуду, Григорий вытирал ложки и тарелки.
        — Там было страшно?  — не выдержала первой Люда, ты такой напряжённый, весь вечер почти не разговариваешь. Обычно тебя приходится одёргивать, а тут клещами слова вытягивать надо.
        — Люд, честно сказать, было. Но не за жизнь или тела. А за души. Ты не можешь понять, даже представить у тебя не получится, что и как там было. Только теперь я начал понимать Костю Командира.
        — А причем тут Командир?
        — При том…. Я думаешь не понимаю, сколько людей было убито в Сурске, в той ещё области людей? А сколько трупов стоила новая область? А потом, когда вся Россия сыпалась, как карточный домик, а мы при этом ворчали про только десять сортов колбасы? Думаешь, все принимали то, что делается командой Константина для нас, его земляков? УУУУ, этих шакалов столько….. Было. Не одно городское кладбище можно было бы открыть. Но Костя всё взял на себя и нёс этот груз сам.
        — А что теперь?
        — А теперь, он разделил с нами свою ношу, потому что она не просто за жизнь и благополучие жителей Поволжской области, а за всю Россию, да что там Россию, за мир, за планету.
        — Ну, ты, дорогой хватанул. Гриня — несёт планету на своих плечах…
        — Ну не один твой Гриня, и не всю планету. Но то, что я понял и узнал — это очень тяжело.
        — Ну, так давай, рассказывай, дорогой.
        — Люд, половину я сказать не могу, а половину не стоит, слишком это грязно. Зачем тебя расстраивать? Ты же у меня такая чувственная…
        — Так, дорогой, твоя вторая половина требует своей части общей ноши, ведь мы семья, СЕМЬЯ, понимаешь?
        — Ладно. Кое-что расскажу. Ну вот, слушай. Приехали мы в Москву….

* * *

        В окнах большого дома, называемым 'Усадьба' горел свет. В радиусе 100 метров вокруг стояла мёртвая тишина. На диване в гостиной были двое, мужчина и женщина. Стройная красавица, одетая по-домашнему держала в руках бутылку с водкой, её муж в такие моменты пил только её. Мужчина, а это был наш главный герой, что-то мычал, на щеках блестели слёзы, глаза были красными, причёска была никакая. Ворот рубашки был расстёгнут, галстук ослаблен и висел, набок.
        — Ну, выпей ещё, дорогой, выпей. Будет легче.  — Соня ни о чём не спрашивала, знала, если можно, и нужно, Костя ей всё расскажет. Потому что он знает, всё сказанное в Соне умрёт. Что-то случилось? Может надо что-то делать?
        — Сонюшка, это было страшно. Страшно не то, сколько людей мы убили, страшно то, как мы это делали. Мы это делали хладнокровно. И это не только наши сбшники, но и простые работяги из дружин. Ты представляешь, идет тройка вооруженных партизан сквозь толпу этих ренегатов, как нож в масле, а после них только трупы в два ряда. Толпа мечется, стремится между домов просочиться и уйти, но группы заграждения выталкивает обречённых назад, ор стоял на всё протяжении улицы от памятника Пушкину и до Манежа.
        — Это было так необходимо?
        — В тот момент и в прошлой жизни, я думал, что да. Сейчас, уже в новой реальности я не уверен.
        — Но ты же отдал приказ.
        — Да, я взял всю ответственность на себя. Я не буду тебе говорить про Китай с их Тян Нян Мынем. Я про нас. Я про дружины. Представь, ни один человек не отказался и не ушёл. НИ ОДИН. Это что же получается, мы создали роботов? Или как это понимать? На последнем построении, я поблагодарил и сказал, что вся ответственность за эти события полностью лежат на мне. И ты знаешь, что сказали они мне?
        — Я догадываюсь, но лучше скажи.
        — Они сказали, что ни на миг никто из них не жалеет ни за один свой поступок и за каждое свое действие они будут нести ответственность не только перед судом, но и перед своими потомками. Вышел один взводный и сказал: Костя, не обижай народ. Каждый из нас осознанно поехал в Москву, каждый из нас чётко понимал, когда услышал приказ. Потому что каждый из нас знает и понимает, для чего это нужно и что для нас сделал ты. Мы не слепые котята, которым каждый тычет свою морковку, мы взрослые люди и понимаем, что в Поволжске люди живут, как люди и каждый чувствует себя Человеком, и то, что в области преступность осталась, как при Советах — это твоя заслуга, и наше спокойствие — это твоя работа. А этих на Тверской мы убрали не для тебя, этих уродов мы убрали со своего пути, потому что такие, как Немцов, Гайдар, Собчак враги народа, враги каждого из нас. И мы тебя благодарим за эту возможность, своими руками сделать что-то для себя и для своих детей.
        — Ну теперь в пору мне тоже напиться, но как назло у меня снова задержка, так что Командир, тебе снова быть папой. Осторожным быть не прошу, всё равно не сможешь сдержать слово, но думать о нас, было бы не лишним.
        — Сонюшка, спасибо, моя лапонька, за детей и за то, что ты такая…
        — Это какая, такая?
        — Самая лучшая, мудрая и понимающая, смелая и думающая. Заботливая и справедливая.
        — Ну понятно, тебе повезло, а мне…..?
        — Не понял?
        — Чего не понял? Я счастлива, что ты тогда меня встретил и не прошёл мимо.
        — Мимо такой пройдёшь…
        — Ах так…
        Вечер выдался длинным и тягостным, поэтому оставим мужчину и женщину наедине. Им надо много сказать друг другу, ну и не только сказать, но и показать.

* * *

        На 1 ноября 2001 года была назначена большая пресс-конференция теперь уже Представителя Президента России по Центральному Федеральному округу Усова Константина Валентиновича.
        С самого утра в здание Поволжской администрации стекались журналисты и корреспонденты российских и зарубежных печатных изданий.
        Данное мероприятие проходило после громких событий и ожидалось, что чиновник ответит на очень острые вопросы. То, что он ответит ни у кого не было сомнений. История проведения подобных встреч с журналистами говорило об этом. Но само содержание его ответов интересовало не только простых читателей, но и сильных мира сего.
        Накануне конференции на новой границе Украины и России произошёл инцидент, который год назад взорвал бы медиа-сферу, но после принятия новой Конституции России, не смог поднять высокую волну на просторах европейской и мировой общественного мнения.
        Так в ночь на 29 октября на дороге Весёлый Яр — Широкое(Запорожской области РФ) при попытке незаконного пересечения государственной границы неизвестными, были уничтожены огнём с БПЛА погранвойск Российской Федерации 5 человек, трое мужчин и две женщины. Данная группа передвигалась на внедорожнике 'Чероке'. Машина двигалась с выключенными фарами, на небольшой скорости. С беспилотника было выпущено две ракеты. При осмотре места происшествия, было обнаружено: 5 тел, документы на имя граждан Украины, оружия и боеприпасов не было. Следствие предполагает, что убитые пытались выехать с территории Украины, из-за жутких условий жизни в бывшей братской республике, 10 лет назад, которая была самой развитой и сильной из всех субъектов союза. Либеральная пресса на западе подняла вой, газеты и телеканалы России поддержали действия своих пограничников, выполнивших свой профессиональный долг.
        За неделю до встречи с журналистами Усов исчез из медиа-пространства, его не видели ни в Москве, ни в Поволжске. По информации от лиц, приближённым к руководителю всех СМИ Поволжска Севцовой Киры, Усов находится в доме своих родителей в Сурском районе, готовится к предстоящему мероприятию.
        Отсутствие какой-либо информации подстёгивало интерес прессы и всех заинтересованных лиц, и к началу трансляции публика была подогрета достаточно, чтобы в 12:00 по московскому времени страна замерла перед телеэкранами.
        Хотелось бы немного отойти от предстоящего события и пояснить, почему пресс-конференция назначена была на 1 ноября, а не как обычно на 22 декабря. Ну, во-первых, потому что на декабрь запланировано подобное мероприятие Президента России. Во-вторых, потому что есть повод, недавнее принятие новой российской Конституции. И в третьих, очень просила Кира, она хотела закрепиться на медиа олимпе, как самая влиятельная женщина в Европе. Зарубежные медиа гиганты по старой привычке ломились в высокие кабинеты, ногой открывая дверь. Но после принятия новой Конституции ситуация резко изменилась. Теперь же ВСЯ информация проходила через МИД и только с разрешения пресс службы Представителя Президента России по ЦФО.
        — Добрый день, коллеги, товарищи и противники.  — с таких резких слов начала мероприятие Кира. Этот выпад был её ответом на предотвращенное на днях очередное покушение на неё спецслужбами пока ещё Великобритании. Через несколько минут подойдёт Представитель Президента России по Центральному Федеральному округу Усов Константин Валентинович. Прошу всех отключить имеющиеся у Вас средства связи, дабы не отвлекаться во время пресс-конференции, в ходе встречи разрешаются любые вопросы, кроме вопросов о детях и родителях. На все остальные вопросы Вы получите ответы.
        В зал вошёл тот, кого все так ждали. Быстрой походкой, в обычной манере, Константин почти взлетел на сцену, без пауз и раздумий сел за стол. Журналисты на своих местах приготовились записывать слова самого влиятельного человека на востоке Европы. Человека, который разделил одну страну, повязал её кровью две другие, спас большую страну и сохранил свою.
        На мгновение в зале установилась звенящая тишина.
        — Добрый день, коллеги. Прежде чем отвечать на Ваши вопросы, я хочу сказать несколько слов о своём видении ситуации в стране и мире, о ближайших планах на посту Представителя Президента России. Хорошо?
        Через весь зал прошла волна то ли слов, то ли эмоций, главное, что негатива Константин не почувствовал.
        — Тогда начнём. 2001 год был очень напряжённым, не скажу, что было очень легко, но было интересно. Не только, как человеку, но и как руководителю. Ведь видеть, что люди, которые решили идти за тобой не только не разочаровались, но и рады вкладываться в порученное дело, отдаваясь до последней капли сил и энергии. Это очень вдохновляет. Хочу отметить сразу, тот результат, который граждане России ощутили в этом году, был запланирован ещё до распада СССР.
        Журналисты напряглись и многие зашелестели ручками в своих блокнотах.
        — Коллеги, просьба по тише вести себя, у Всех будет возможность задать вопросы Константину Валентиновичу.  — Кира сразу сбила накал. Профессионал…
        — И подготовку новой Конституции наша команда начала ещё в 1993 году, после моего приезда из Москвы. Новое устроение страны плод совместной работы с командой нового Президента. А моя сегодняшняя должность — это его условие принятия наших предложений по дальнейшему развитию России. Видение будущего современной России у меня и моей команды сформировалось уже давно, поэтому я могу рассказать о том, к чему мы стремимся, и я меня есть уверенность в успехе нашего дела. На чём эта уверенность основана? На всемерной поддержке каждого моего шага и в этом я убедился на днях.
        Что нас ожидает? В скором времени в России ожидается резкий подъем экономических показателей, от ВВП, до доходов населения. Всё это связано с принятием новой Конституции. В ней закреплено право народа на все ресурсы, которые есть в земле, воздухе и воде на всей территории России. То есть все добывающие компании становятся только добывающими. Вся разведка, переработка и продажа всего добытого от нефти и газа до редкоземельных элементов переходит под контроль государства. В связи с чем, часть компаний объявило о своей ликвидации или уходе с нашего рынка. Пусть идут, их там ждут с нетерпением. Национализации не будет, будут созданы новые государственные компании, которым будут переданы некоторые месторождения и лицензии на строительство перерабатывающих производств. В связи с ожидаемым увеличением доходов государства начиная со следующего года Правительство России переходит на принцип пятилеток. Воссоздаётся Госплан, который будет исключительно следить за выполнением планов, выработка самих планов будет возложена на Кабинет Министров. Утверждать план будет Федеральное собрание, после подписи
Президента этот план будет иметь силу закона.
        Это что касается внутренних планов. Перейдём к внешней политике. За всю внешнюю политику у нас отвечает Федеральное Правительство. На места переданы только внешнеэкономические контакты. То есть торговать с заграницей мы будем, но налог с этого будет более высокий, кроме сферы высоких технологий. Сырьё продавать можно, но платить с этого надо будет много, расчёты разрешаются только в рублях и только в государственном банке. Данное положение не относится к сельскому хозяйству. Зерно, лес, рыбу, мясо можно продавать и покупать частным компаниям хоть за валюту, хоть за рубли.
        По вопросу о восстановлению союза. Дальнейшее присоединения бывших республик союза на ближайшие 50 лет не предусматривается. Нам надо переварить то, что есть. При этом прибалтийские страны могут спать спокойно, ни наших войск, ни наших денег им не надо ждать. Даже если они будут настойчиво проситься. Мы считаем, что России не нужна витрина на окраине страны. Лучшая витрина — это благоустроенная и обеспеченная центральная часть государства. Пусть в стране превалируют центростремительные силы, а предатели, причём дешёвые предатели нам не нужны.
        Про республики Средней Азии и Закавказья можно много говорить, но если коротко — помогать будем, но только помогать. Россия сможет защитить своих бывших сестёр от внешней агрессии, если попросят правильно, можем давать обеспеченные кредиты, но просто так вливать свои деньги, получая в ответ хамство и неблагодарность, Россия больше НИКОГДА не будет.
        Эти слова не относятся только к одной стране — Казахстану. Казахстан делом доказал, что он является настоящим нашим союзником, реально смотрящим на вещи и знающий цену не только словам, но и делам. В ближайшие годы будет осуществлён один совместный проект, который позволит Казахстану ввести большие территории в сельскохозяйственный оборот: строительство канала до Аральского моря. Канал будет судоходный, что позволит зарабатывать нашим странам хорошие деньги. Стоит вопрос с Узбекистаном, но это уже не наши проблемы. Вопрос объединения Киргизии и Казахстана назрел, но это тоже не наше дело. Мы поддержим наших товарищей при любом исходе их референдумов.
        Вступительное слово длилось больше 30 минут, Усов озвучил много планов, немного похвалил своих соратников, а что кто может на сегодня похвастаться 100 % газификацией крупного субъекта? Да никто. А цены на электроэнергию? Во всей России этот показатель выше, чем цены в ЦФО на 20 -30 %. И вопрос приватизации и разделения единой энергетической системы России как-то отпал сам по себе. Да и смерть главного лоббиста — рыжей крысы, не придало импульса для продвижения глупой идеи в Правительстве.
        — А теперь перейдём к Вашим вопросам, коллеги.  — Кира чётко уловила паузу и повела мероприятие в нужное русло.
        Зал взорвался. От услышанного журналисты просто офигели. Особенно были задеты представители СМИ демократических стран. У них же считалось, что СССР проиграл 'холодную войну', что демократия победила тоталитаризм, а получается всё это было спланировано. И кем? Губернатором небольшой области. Ну пусть с командой, что не делало выступление менее горячим.
        — Начнём с разминки? Московский Комсомолец. Просьба представляться.
        — Благодарю за предоставленную возможность. Александр Хинштейн, Московский Комсомолец. Благодарю за возможность задать вопрос первым. Константин Валентинович, Вы сказали, что произошедшее в России в этом году Вы планировали давно. А как Вы связаны с событиями 22 сентября на улице Тверской в Москве? И второй вопрос: сколько крови на Ваших руках?
        — Как обычно не в бровь, а в глаз. По первому вопросу: к событию я имею непосредственное отношение, потому что был во главе группы за Конституцию. Причину, надеюсь, объяснять не надо. Я всецело поддерживаю народный порыв к истинному народовластию. Я искренне переживаю о судьбах и душах погибших, но если ты борешься за свою идею, будь готов умереть за неё. По публикациям в газетах Вы знаете, что на меня было совершено 5 покушений. Сейчас я могу сказать, что их было чуть больше — 16. Я понимаю все риски и меру ответственности за свою действия и решения. И готов предстать перед народом, если кто-то сможет собрать доказательства моих противоправных действий. Это по первому вопросу. Какой был второй вопрос?
        — Сколько крови на Ваших руках?
        — Могу ответить так, столько же, сколько и на Ваших.
        — Я не кого не убивал.  — Хинштейн вскочил со своего места и прокричал, я журналист и доношу до народа информацию.
        — Я не обвиняю Вас в прямом преступлении. Я про то, что мы все несём равную ответственность за то, что предали в 1991 году нашу Родину, которая нам дала всё, с помощью чего Вы зарабатываете на свой хлеб, я руковожу субъектом, коллеги делают своё дело. И я искренне прошу прощения перед теми, кто погибал на фронтах Отечественной, в трудовых подвигах терял здоровье.
        — Следующий, вот Вы, Вы девушка в жёлтом костюме.
        — Благодарю, НТВ, Татьяна Миткова. У меня вопрос о ситуации на канале НТВ. Как Вы относитесь к тому, как государство обошлось с компанией?
        — По ситуации на НТВ много сказать не могу. Государство в праве защищаться от лжи и оскорблений. Но в данном случае коллектив не виноват, что их содержит человек, который является олигархом. То есть вмешивается в дела управления и кадровой политики Правительства и администрации Президента. Служите народу и Вас не тронут. У Вас есть возможность в данном случае сделать хорошую карьеру.
        — Передайте микрофон на третий ряд.
        — Спасибо, Самарские ведомости, Мария Рогова. Если позволите два вопроса.
        Первый: Вы сказали, что без Прибалтики России будет лучше. Почему? И второй вопрос, что планируется сделать в Самарской области в новых условиях?
        — Рад, что меня так внимательно слушают. По первому вопросу: в советское время из наших учебников были вымараны моменты, которые показывают реальное отношение к нам некоторых народов. Такие например, как Хатынь, Волынь, Львов, Саласпилс и другие факты деятельности эсэсовских частей в которых на добровольных принципах граждан украинской, белоруской, литовской, латвийской и эстонской национальностей. Другие национальные части войск СС не так отметились на службе германской военщине. В Прибалтике уже сейчас видны контуры реабилитации подобных моментов. А положение русских и их статус 'неграждан'? Наш добрый первый Президент слишком потакал и прощал им наплевательское отношение к нашей общей истории. Но этому надо дать чёткий ответ. ЦФО намерен к 2020 году полностью прекратить транзит через порты прибалтийских стран, закупку у них продукции, любой. Как этот вопрос будет решать федеральный центр, я не знаю, это в их компетенции. Из бюджета УК 'Слободская' выделяются средства на строительство двух новых портов. Первый в Усть — Луге уже построен на 30 %, второй в районе Мурманска на этапе разработки
документации. Два этих порта и модернизация уже существующих позволит нам, начиная с 2005 года, резко сокращать транзит любых грузов через все порты наших прибалтийских 'уженебратьев'. В связи с этими планами официальные лица этих государств днюют и ночуют в коридорах федерального Правительства и администрации Президента. Почуяла кошка, чьё мясо съела. Но планы уже утверждены и меняться могут только в сторону ускорения строительства и увеличения и объемов перевалки. Кроме этого в Мурманской области будет построен второй незамерзающий порт. Это нам нужно для увеличения грузопотока через Северный морской путь.
        Теперь по Самарской области. Первый пункт плана — это разобраться с тем, что нам досталось после дерьмократического руководства областью. Второе — это приведение всего законодательства с новой Конституцией. На это потребуется время, сами понимаете, что тут наворотили либерасты во временя самибанкирщины. Третье — дороги и газификация. По примеру Поволжской области во всём Центральном Федеральном округе будет принята программа развития всей инфраструктуры. Строительство будет вестись на двух принципах: государственные компании будут строить исключительно социальное жильё, частные компании дома класса: комфорт, бизнес и люкс. Коттеджные посёлки будут строиться на участках, где селькохозяйственная деятельность нерентабельна. По всем фактам незаконного перевода земель из одной категории в другую будет проводиться расследования. При этом государство не будет нести ответственность за принятые решения граждан. То есть не хотите остаться без квартиры, дома и денег, аккуратно подходите к вопросу выбора объекта недвижимости. Будем восстанавливать колхозы и совхозы за счёт хитроумных граждан, которые
восспользовались трудностями государства и обманным путём присвоили паи работников хозяйств. По Самаре, мы будем приводить в соответствие запасную столицу страны. Как я уже говорил, в наших планах собрать в ЦФО максимальное количество предприятий промышленности. При строительстве будет особое внимание уделяться экологичности и безопасности.
        Также в планах развитие речного грузового транспорта. Для этого в Николаеве будут заказаны речные буксира и баржи. Надо пользоваться географическим положением Самары, сделав её портом 10 морей.
        То есть планов много, нужно время для их осуществления.
        — Следующий вопрос — девушка с табличкой Дальний Восток. Представьтесь, пожалуйста.
        — Спасибо. Александра Вешнякова, газета Приамурье. У меня один вопрос: почему были соединены Хабаровский край и Сахалинская область без обсуждения и референдума?
        — По Вашему вопросу, всё просто народ в референдуме о новой Конституции дал свой ответ. По вашим субъектам 'за' проголосовало 77 %. 'Против', всего 23 %. Я думаю, что больше говорить не надо. А то привыкли либерасты каждое слово перетирать и переворачивать. А если кто текст не читал, то это проблемы тех, кто не читал. Следующий вопрос, мужчина в вышиванке.
        — Спасибо, агенство УНИАН, Роман Цимбалюк. У меня простой вопрос, скоро Вы уйдёте с Украины? И когда Вас будут судить за преступления против народа Украины?
        — Хорошие вопросы. Для начала надо определиться с тем, какие территории Вы называете Украиной. Общепринятыми границами и Россия и Польша с Венгрией, а с ними и вся Европа считают то, что есть на сегодняшний день. То есть Россия не зашла ни на метр на чужую территорию. Другой вопрос, что народ, проживающий в Днепропетровске и в Виннице, считает, что Российская Федерация слишком расточительна, что и эти две области хорошо бы себя чувствовали в составе моей страны. По второму вопросу, мой ответ будет коротким — Если народ Украины создаст такой суд, и сможет меня туда привести, то я буду вынужден подчиниться беззаконию. В остальных случаях ждать Вам придётся очень долго. И я рад, что все три виновника развала, заметьте не распада, а именно развала верхушкой Советского Союза уже мертвы. Но и другие фигуранты должны понести ответственность за свои преступления. Следующий вопрос.
        — Ирма Вискуле, Литовская правда. Скажитте пожалуйстта, в Польше идут разговоры о том, что нужно ставить вопросс о возращении Вильнюса и области в состав Польши. Как Вы смотрите на этто их желание?
        — Я считаю, что каждая страна имеет столько земель, сколько может удержать. Вот СССР в 1991 году ослаб и потерял все союзные территории. И Москва не плакала и не канючила перед мировым сообществом. Верните пропажу, а то мы будем плакать. Нет. Мы просто работали над тем, как сделать так, чтобы ушедшие захотели вернуться. И некоторые подвижки уже есть. Но мы сделали правильные выводы. Теперь новая формация будет сбалансирована на других принципах. Но вернёмся к Польше. Я считаю, что польский народ может говорить всё, что ему придёт в голову. Главное, чтобы нас не оскорбляли и не задевали наших предков. По территориальному вопросу могу сказать одно: если Польша сможет взять Вильно и Виленскую область, Россия не будет ничего предпринимать. Но если Польша забудется, то мы можем также поддержать Берлин в его желании вернуть восточные территории с городом Данциг.
        — Слободан Гржчек. Пражска веста. Скажите пожалуйста, Константин Валентинович, что ждёт Европу в свете произошедших событий в России, что нам ждать от России, какие планы на ближайшие пять лет лично у Вас?
        — Начну с последнего вопроса. В ближайшие пять лет округ должен стать промышленным и инновационным центром Европы. В связи с чем у меня есть в планах много поездок по миру и во округу. Главная задача не ставить планы, а найти кадры, которые будут эти планы осуществлять. Плюс предстоит напряжённая работа с субъектами-партнёрами. Уж очень сильно семибанкирщина раздербанила нашу промышленность. Да, кстати, я поставил задачу перед компетентными органами, о сборе материала и привлечении к уголовной ответственности всех причастных к этому клубу. И в связи с принятием новой Конституции ни о каком моратории на расстрел сейчас нет. Сами понимаете, чем всё закончится. Стоимость казни войдёт в счёт, который будет предъявлен наследникам. По первому вопросу: Европу ждёт то, что она хочет построить. И от событий, которые произошли у нас, почти ничего не зависит. По следующему вопросу: от нас Вам ждать можно только стабильные поставки энергоресурсов, туристов и хорошего настроения.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к