Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Виноватых нет Андрей Владимирович Максимушкин


        # Одно из первых произведений. Немного наивно, но тем не менее….
        Это пролог к Рионе.

        Андрей Максимушкин
        ВИНОВАТЫХ НЕТ


1

        Огромное устремленное в небо здание космопорта Почайна бурлило и кипело гигантским, деятельным водоворотом. Нескончаемые потоки людей и грузов исторгались и поглощались причалами и грузовыми пакгаузами. Пассажиры веселыми звенящими ручьями растекались по просторным залам космопорта. Деловитые киберы быстро и без суеты распределяли грузовые контейнеры по транспортным линиям, заполняли трюмы ботов грузами, отправляемыми к другим мирам. Час, полтора и тяжело груженый бот отрывался от тускло поблескивающего термопласта летного поля, и взмывал в высь, туда, где на орбите висели массивные шарообразные туши кораблей, ждущие конца погрузки. Почайна и еще пять космопортов планеты Голунь главной планеты княжества Русколань ежедневно принимали десятки крупнотоннажных грузовых нефов и сотни малых каботажников. Но и они еле справлялись с потоком грузов проходивших через одну из богатейших планет человечества.
        Всеслав Родионов (настоящая фамилия - Сибирцев) стоял у прозрачной стены зала ожидания, скрестив руки на груди, и задумчиво смотрел на улицу. Отсюда, с пятого уровня космопорта открывался великолепный вид на летное поле.
        Приземистые планетарные боты ровными рядами стояли у причалов. Периодически кто ни будь из них, с приглушенным гулом, поднимался в небо, растворяясь в вышине, и на его место моментально падал другой, резкий тормозной импульс у самой земли и катер замирал у причала. Не успевал бот замереть на взлетно-посадочной площадке, как кибер-докеры набрасывались на свою жертву, вскрывали трюмы, из причала выстреливались прямо в тело катера направляющие транспортеров и буквально высасывали грузовые контейнеры, одновременно заполняя трюмы новыми грузами. Людей на летном поле почти не было видно: все доковые работы были полностью автоматизированы. Только у пустого причала № 96 суетились двое ремонтников, видимо вышел из строя конвейер.
        Почти у самого здания космопорта стояли два элегантных белых катера. Портал причала исторгал из себя пеструю толпу отпускников-туристов, вахтовиков, бизнесменов стремившихся попасть на лайнер «Евгений Онегин» дрейфовавший сейчас над планетой. Всего лишь через 4 стандартных часа «Онегин» покинет Голунь и возьмет курс на матушку Землю. Всеслав давно мечтал побывать на Земле, но ни как не получалось.
        Самую дальнюю часть поля, на северо-западе, занимали корабли Военно-Космических Сил. Две дюжины сигарообразных фрегатов выстроились в линию. Несколько корабельных ботов замерли у своих причалов. Тренированный глаз Всеслава различал ровные ряды боевых катеров. С такого расстояния, они казались букашками по сравнению с фрегатами, грузопассажирский бот был раза в три-четыре больше чем космический штурмовик. Но не стоило обманываться. Полдюжины штурмовиков могли разнести в клочья любой фрегат, а полк справлялся даже с ударным крейсером. Эти маленькие кораблики, оснащенные двигателями надпространственного хода, как рассерженные осы набрасывались на тяжелые корабли противника и не прекращали яростных торпедных атак, пока враг не взрывался ядерной вспышкой или не терял ход, что равноценно гибели.
        Всеслав раздраженно отвернулся от окна и резким движением пригладил топорщившиеся волосы. Удобная вещь - короткая стрижка, не нужно следить за прической. В таких вещах Сибирцев младший был на редкость рациональным. До посадки оставалось еще целых полтора часа.
        Всеслав Сибирцев рослый плечистый молодой человек выглядел слишком серьезным для своих 27 лет. Узкие светло-коричневые брюки и белая рубашка обтягивали мускулистое тело. Серо-стальные глаза сердито глядели из-под кустистых бровей. Высокий лоб говорил о недюжинном интеллекте. Плотно сжатые губы саркастически подрагивали при виде счастливых пассажиров «Евгения Онегина», в отличие от них Сибирцеву предстояло лететь на грузовом нефе «Компас». Он прекрасно знал, что такое трех недельное путешествие на старом грузовике. Это вам не просторные каюты с линией доставки и комп-дворецким, роскошные рестораны, бары, спорт комплексы, бассейны, шикарная кают-компания, улыбчивая команда и вымуштрованный обслуживающий персонал.
        На «Компасе» придется рассчитывать максимум на конуру площадью 4-6 м2 совмещенный санузел и пару собеседников в крохотной кают-компании. Кораблестроители, мягко говоря, не заботятся о комфорте малочисленных команд каботажных судов, предпочитая за счет экономии увеличивать емкость трюмов и запас энергии. Даже на военном флоте условия обитаемости на порядок выше.
        Всеслав улыбнулся своим пессимистичным мыслям, если хочешь путешествовать с комфортом, нечего было идти работать в спецслужбы. Нет, некоторые сотрудники Службы Государственной Безопасности постоянно летали на лайнерах типа «Онегин» или
«Яванцев», селились в первоклассных отелях и носили форму, но это были, так называемые официальные сотрудники. А секретные агенты вроде Всеслава, выполнявшие львиную долю работы, ни когда не выделялись из толпы, ни когда не носили форму и не пользовались служебными удостоверениями и связанными с ними немалыми льготами.
        Впрочем, Всеславу было не привыкать, в свои 27 он пережил столько, сколько другому хватило бы до пенсии. Еще в школе, в 16 лет Всеслав был завербован в СГБ. Разумеется, в этом помогло происхождение. Сын Великого Князя Бравлина правителя Русколани, включавшей в себя кроме Голуни еще одиннадцать планет первого класса, мог себе позволить выбрать карьеру офицера спецслужб. Впрочем, если бы он не прошел изощренные тесты и экзамены и не доказал свою пригодность, не помогло бы и происхождение, в СГБ тупиц и недотеп не принимали ни под каким соусом.
        После школы Всеслав, по предложению своего наставника майора Владимира Крамолина, публично разорвал отношения с Семьей и сменил фамилию на Родионов. Продолжая обучение в разведшколе, новоиспеченный Родионов поступил в Словенскую Политехническую Академию и после пяти лет учебы, с блеском защитив диплом, к тому времени уже лейтенант СГБ, был принят на работу в фирму «ТрансЭнерго».
        Предприятие занималось производством тяжелого горнодобывающего, обогатительного и терраформирующего оборудования. Всеслава забавляло то, что большинство его сослуживцев и не подозревают, что «ТрансЭнерго» служит ширмой для отделения СГБ, а часть сотрудников меньше всего думает о своих прямых обязанностях. Большинство административных работников, в том числе и директор, имели офицерские звания. Работа это работа и операции спецслужб требуют легального прикрытия. В частых межпланетных командировках Всеслав и другие агенты выполняли сразу два задания. Одно официальное: доставка заказа, наладка и монтаж оборудования, переговоры, заключение контрактов и т. д., а второе по линии СГБ. Разумеется, это компенсировалось очень высокой зарплатой.
        Сегодня инженер-консультант «ТрансЭнерго» Родионов должен был доставить 4 горных комбайна на урановые рудники планеты Гремор и обеспечить их наладку и адаптацию. В то же время старший лейтенант Сибирцев был обязан провести скрытое расследование хищений обогащенного урана. Если подумать, какое еще можно найти прикрытие на Греморе, где работает максимум сто человек?! Офицер, проводящий официальное расследование привлечет нездоровый интерес к своей фигуре и, скорее всего, ни чего не добьется. В замкнутом коллективе автоматически срабатывает закон круговой поруки и недоверия к посторонним. А обычный командированный специалист может разнюхать за кружкой пива то, что посторонним обычно не говорят. Закон жизни! Раньше такая двойственность забавляла Всеслава, но сегодня было не до смеха. Из-за нерасторопности техников, начинявших контейнеры с оборудованием «контрабандой», пришлось задержать вылет. Хорошо еще удалось договориться с капитаном «Компаса», иначе пришлось бы искать другое судно и платить неустойку. Всеслав нервничал, когда дело с самого начала идет через пень колоду, трудно ожидать удачного
завершения.

        - Всеслав, привет - рядом раздался веселый девичий голосок. Резко обернувшись, Родионов на мгновение застыл от удивления.

        - Милана, ты?
        Симпатичная шатенка лукаво смотрела на него глубокими светло-карими глазами.

        - А ты изменился, стал такой серьезный.

        - Не ожидал, такая неожиданная встреча. Ты такая привлекательная, так похорошела - самообладание быстро вернулось к Всеславу.  - Кого-то встречаешь?

        - Нет, точнее да, груз с Высокой Радуги, больше некому было ехать.

        - Очень рад, давно не виделись. Пойдем, присядем - произнес Всеслав, и взял девушку под руку, от прикосновения по телу пробежала давно забытая дрожь электрических разрядов.
        Милана Ильина одноклассница и первая любовь Всеслава. Тот человек, с которым ни в коем случае нельзя было сегодня встречаться. Она прекрасно знала настоящую фамилию Всеслава. Они тихо мирно расстались на втором курсе института и до сегодняшнего дня ни разу не виделись.

«Надо обойти скользкие темы и культурно послать подальше. Черт возьми, она стала еще красивей!» - вихрем пронеслось в голове. Молодые люди присели за столик мини-кафе. Кибер-официант подкатился к столику и, обиженно гудя, отскочил в сторону, получив увесистый шлепок от Всеслава. Надо же было на ком-то снять стресс. Милана рассмеялась:

        - Обиделся, малыш.

        - Ну, рассказывай, как ты?  - Длинные каштановые волосы застывшей волной легли на точеные хрупкие девичьи плечи. Аметистовая брошка на обтягивающей и переливающейся всеми цветами блузке невольно притягивала внимание Всеслава к чувственным слегка округлым формам ее обворожительной хозяйки.

        - У меня все нормально: инженер-консультант, как и планировал,  - улыбнулся Всеслав после короткой паузы - все время в командировках. Но как видишь, на жизнь не жалуюсь. Как у тебя?

        - Так же как и ты. Работаю экологом, постоянные разъезды. Даже на личную жизнь времени не хватает.

        - Не замужем?  - Всеслав вопросительно посмотрел в глаза Миланы, уводя разговор от опасной темы. Почему-то он подсознательно не хотел говорить, где работает, а о Милане он мог при желании узнать всю подноготную. Большая часть населения Русколани и не догадывалась, что Большой Информационный Центр ведет подробное досье на каждого гражданина, но Всеславу уже приходилось обращаться в БИЦ с такими запросами.

        - Нет,  - Милана решительно качнула головой, отвечая на вопрос - нет, рано еще, да и подходящей кандидатуры нет.

        - А наш Неждан, помнишь, такой невысокий курчавый, в прошлом году женился.

        - Да ты что?! И на ком?
        Разговор плавно перешел в тихое безопасное русло школьных воспоминаний и рассказов о бывших одноклассниках. Неожиданно Милана, взглянув на часы, поднялась из-за столика.

        - Ой, Всеслав, я совсем с тобой заболталась. Извини, надо бежать - подхватив сумочку, она заспешила к лифту.
        Всеслав зачарованно смотрел ей вслед, потом перевел взгляд на часы: «Да, засиделся». Неторопливо поднялся и двинулся к багажному отделению. Достал из отсека увесистый саквояж и, отпихнув ногой не в меру услужливого кибер-носильщика, уверенной походкой направился к сектору таможенного контроля. После быстрого досмотра движущаяся дорожка пронесла Всеслава по туннелю и доставила на 83-ий причал, прямо к борту катера.

        - Родионов?  - Из люка высунулась голова в пилотском шлеме - быстрее, через десять минут взлетаем.
        Тем временем, Милана Ильина, так неожиданно прервавшая беседу с Всеславом, поднялась на шестой уровень в информационный зал и неторопливой плавной походкой вошла в пустую дисплейную кабинку. Быстро нашла нужный рейс.

«Так, 3 катера уже ушли, последний взлетает через 4 минуты. Груз уже на борту» - Милана лукаво улыбнулась, извлекла из сумочки косметичку и несколькими уверенными движениями поправила макияж.

«Дело сделано. Дождусь четвертого, и премия в кармане. Жаль, неловко получилось с Всеславом, он интересный мужчина, вот только слишком ограниченный, приземленный и неудачник» - Милана недовольно нахмурилась, только сейчас она поняла, что абсолютно ни чего о нем не узнала: ни где работает, ни как живет, ни даже что он делал в космопорту. Только женское чутье безошибочно подсказало, что он холост и еще не нашел свою пару.
        По дисплею пробежали строчки. Последний бот взлетел, и неф готов идти в рейс. Милана извлекла из кармана телефон и набрала номер.

        - Ало, Герман?

        - Да, слушаю - на экране возникло лицо, обрамленное окладистой курчавой бородой, делавшей своего обладателя похожим на православного священника.

        - Герман, спасибо. Та-акой подарок! Это великолепно!  - Милана закатила глаза, демонстрируя высшую степень восхищения.

        - Тебе понравилось?  - бородач расплылся в улыбке.

        - Да, твой компас всегда показывает верный курс.

        - Я рад, что тебе понравилось, встретимся на старом месте, у акаций. Пока, миленок.
        Всеслав нырнул в люк, на ходу отвечая на рукопожатие.

        - Всеслав.

        - Глузд старший механик «Компаса»,  - ответил пилот, закрывая входной люк - бросай чемодан в отсек и давай в кабину.
        Всеслав вслед за Глуздом пробрался в рубку и бухнулся в свободное кресло. Сработала автоматика, жестко пристегнувшая Всеслава к креслу. На обширном экране, занимавшем всю переднюю и часть боковых стен, были прекрасно видны космопорт, причальные позиции и застывшие на них боты. Глузд, расположившийся в пилотском кресле, оживленно переговаривался с диспетчером. Шлем на голове пилота глушил все звуки, но по непроизвольным жестам было видно, что разговор идет на повышенных тонах.
        Наконец, закончив разговор, Глузд включил двигатели, потянул на себя штурвал, и бот взревев, поднялся в воздух. Изображение космопорта на экране сместилось в низ, открывая бескрайнюю степь, окружавшую Почайну. Катер набрал скорость, и степь исчезла, сменившись облачной пеленой. За считанные минуты они вырвались из объятий атмосферы, и взгляду открылась яркая светящаяся мириадами звезд бездна. На миг почудилось, что они падают, погружаются в эту бескрайность. Внизу, на голубом фоне планеты проплыли два силуэта кораблей. Бот летел вперед, и через десять минут на экране вырос полукилометровый шар «Компаса». Резкое торможение и катер нырнул в открывшийся портал посадочной палубы.

        - Все, приехали - Глузд хлопнул пассажира по плечу - мы дома.


        Всеслав быстро познакомился с малочисленным экипажем нефа: капитан, штурман, радист, четыре судовых механика и два энергетика. Всего девять человек. Кроме Родионова был еще один пассажир Влад Игонин. Добродушный гориллообразный здоровяк сопровождал груз швейного оборудования с Винетты на Ирий. Влад был ужасно рад появлению на борту еще одного, как он выражался, «бездельника» и уже через два часа после знакомства, после обязательного представления капитану и вселения в чуланоподобную каюту, Всеслав и Влад с азартом стучали костяшками домино в кают-компании.

«Компас» продирался сквозь неевклидову метрику надпространства, пожирая парсек за парсеком. Серые однообразные дни на борту судна тянулись один за другим. Экипаж, занятый своим делом, практически не общался с пассажирами, только капитан Игорь Викторович подтянутый жилистый седовласый уроженец Ирия по утрам завтракал в обществе Влада и Всеслава. Все остальное время они были предоставлены сами себе, и само собой быстро нашли общий язык и даже сдружились. Кроме того, Всеслав, прекрасно знакомый с корабельной скукой, прихватил с собой хорошую библиотечку и убивал время чтением.
        Однажды, это было на пятый день полета, Влад без стука вломился в каюту к Всеславу, увешанный коробками с кристаллофильмами и переносным голопроектором в руках.

        - Слушай, нужна помощь - раздалось вместо приветствия - сюжет встал. Подкинь пару идеек.

        - Рассказывай - Всеслав оторвал голову от кровати, с нескрываемым интересом разглядывая взволнованную физиономию визитера.

        - Дело такое…  - Влад бесцеремонно занял проектором свободный угол и повернулся к Всеславу. Оказалось, что Влад увлекается любительской видео-анимацией (компьютерное моделирование фильмов), его Фильм «Сиреневая осень» даже занял призовое место на ежегодном фестивале анимации на Винетте. Сейчас Влад отчаянно мучился над детективно-приключенческим шпионским боевиком. Вот так, не больше и не меньше! Но сюжет дальше не идет и требуется свежий неискушенный взгляд человека далекого от искусства. Всеслав с энтузиазмом согласился помочь, и друзья расположились на койке, глядя на голопроектор.
        Вспыхивали взрывы, крошились стены, зловеще извивались затянутые ядовитым дымком коридоры. Главный Герой мужественно расстрелял в упор жутковатую бронемашину, бессмысленно палившую из орудий по стенам мрачного каземата. Бросил мимолетный взгляд на индикатор боезапаса своей плазменной винтовки «Аргумент» («Хорошая штука, в основном применяется штурмовыми и десантными частями» - подумал Всеслав. , небрежным движением закинул оружие за спину и, смахнув со лба капельки пота, как бы случайно повернулся к зрителям. Красивое мужественное лицо озарилось белозубой улыбкой.

        - Смотри,  - Влад с размаху хлопнул друга по спине, так, что тот поперхнулся - он выполнил миссию, нашел кристалл с чертежами новейшего истребителя Альянса, прорвался на подземную космобазу. И все!

        - По-моему, потрясающий хороший зрелищный фильм - Всеслав незаметно показал язык, застывшей на проекторе героической улыбке. Это же надо! Сохранить способность улыбаться после получасового бега с препятствиями с тяжеленным «Аргументом» в руках! Это надо уметь! Сибирцев в свое время прошел курс боевой подготовки в отдельной десантной бригаде «Гамаюн» и на своей шкуре познал, что после таких упражнений не только улыбаться, жить не хочется, а на лице застывает зверская маска голодного крокодила.

        - Нет, ты не понял, это на самом деле захватывающий фильм. Но нет главного! Нет Большой Идеи!
        С точки зрения Всеслава в фильме наоборот было много лишнего. Много взрывов, перестрелок, много врагов, необычайная везучесть Главного Героя, мощное оружие. Всеслав сильно сомневался в реальности сюжета. Вряд ли кто из его знакомых десантников, даже ребята из спецотряда «Черный Орел», сможет за двадцать три минуты пробиться через лабиринт нарисованный Владом, перебить роту охранников и при этом только дважды перезарядить «Аргумент» и получить две царапины от обломков взорванной ракетой стены. А «хитромудрый» поиск кристалла и по детски наивные диалоги с офицерами Альянса чуть было, не повергли Всеслава в состояние истерического припадка. По его мнению, все действующие лица были абсолютными, законченными идиотами. Только натуральный микроцефал мог не опознать в Главном Герое вражеского диверсанта, со всеми вытекающими последствиями. Внутренне потешаясь над «шедевром» Всеслав повернулся к Владу.

        - Подумай сам, сейчас Он - Влад ткнул пальцем в лоб Главного Героя - захватит катер и улетит на ближайшую планету Союза. И все!

        - Может на базе не окажется исправного корабля или его повредят на взлете - пожал плечами Всеслав.

        - Ерунда, это только затянет, удлинит действие. Но ни чего не добавит. Нужны чувства, пульс жизни, поединок умов, а не только вульгарная стрельба! Ты заметил, как он ловко разузнал местонахождение кристалла?

        - Да, это было весьма интересно - на самом деле это был потрясающий своим гротеском пример «как НЕ надо работать», но не стоило объяснять это Владу. Во избежание лишних вопросов.

        - Ладно, есть одна идейка - Всеслав взял в руки комп.

        - Сейчас я тебе покажу - добавил он, надевая на голову сенсорное кольцо.
        Главный Герой ожил и, насвистывая «Марш десантников», направился к остову сожженного им полминуты назад стального краба. Внезапно машина шевельнулась, Главный Герой моментально отскочил за кучу мусора, в его мускулистой руке оказался пистолет «Гранд». Машина еще раз шевельнулась, в закопченной броне открылся люк, человеческая фигурка в легком бронескафандре безвольной куклой выпала из машины на бетонный пол подземелья.
        Фигура увеличилась в размерах, все пространство проектора заполнил собой матовый тускло отсвечивающий в бликах пламени шлем. Потом он начал светлеть растворяться, из-под шлема проступили очертания девичьего лица. Легкая бледность нежной шелковистой кожи, девушка была без сознания. Небольшой трапециевидный подбородок, сбившиеся под шлемом длинные каштановые волосы. Прямой аккуратный носик, плотно сжатые чувственные губы. Она была прекрасна. Волшебный волнующий облик богини. От девушки веяло нежностью и в то же время детской беспомощностью. Вдруг она вздрогнула, пробуждаясь из небытия, из-под длинных ресниц вспыхнул умоляющий полный боли взгляд карих бездонных глаз.
        Всеслав нажал «паузу», глубоко вздохнул и перевел взгляд на Влада. Тот привстал с койки, поддался вперед и, почти не дыша, смотрел в голопроектор.

        - На, дарю сюжет. Давай спасай ее - Всеслав закрыл глаза и откинулся назад, срывая с головы сенсоры. Сердце громко стучало, по вискам стекали капельки пота.
«Черт! Почему именно Милана!? Зачем я ее нарисовал?» - размышлял Всеслав. Его захлестнуло, поглотило без остатка водоворотом, всесокрушающим приливом, цунами почти забытых чувств. Сердце бешено билось, готовое вырваться из груди, тело ломило приятной истомой совсем как тогда, когда он мчался над ночным городом, выжимая из машины последние капли скорости, а рядом на сиденье лежал огромный благоухающий букет белых роз. Это было в далекие прекрасные семнадцать лет, время надежд, наполеоновских планов и время первой любви. И сейчас через целых десять лет, на Всеслава неожиданно нахлынули те же чувства что и тогда, перед первым свиданием с Миланой.
        Та давняя самая первая, чистая как горный ручей, как пламя ночного костра на берегу широкой степной реки, как шелест прибоя на безлюдном морском берегу, пылкая юношеская любовь давно ушла. Тихо и безболезненно погасла. Но в душе осталась незаметная чуть тлеющая искорка и сейчас она вспыхнула чистым ярким пламенем поглотившим Всеслава. Сибирцев не знал, сколько он так просидел, поглощенный этой внезапной сладкой болью.
        Наконец пробудился и выбрался из дебрей подсознания трезвый холодный рассудок. Вспомнились слова майора Крамолина: «Молодой человек, любовь опасна. Она создает эйфорию, иллюзию непобедимости, превосходства, искажает оценку ситуации. Этим она ослабляет. Опасайся, не доверяй любви, она незаметно отнимает разум и волю, она медленно и незаметно убивает как наркотик».
        Всеслав открыл глаза и рывком вскочил: «Все, хватит! Надо брать себя в руки! Я на работе! Милана!? Милана давно ушла, догонять ее бессмысленно и опасно. Эта женщина не для меня!».
        Он выбежал из каюты и быстрым шагом направился в кают-компанию. Влад поглощенный своим Главным Героем и спасением Прекрасной Дамы даже не заметил, что остался один.
        Шел восьмой день полета. Всеслав обедал в кают-компании в обществе двух механиков. Космонавты отдыхали от вахты, и обед разнообразился рассказами о приключениях, на планетах, куда их забрасывала судьба.

        - Знаете,  - вставил слово Глузд, тот самый, с кем Всеслав познакомился еще на Голуни - на Хаузере, Южно Африканский Союз, я вляпался в такую историю, до сих пор мурашки по коже.

        - Да-а,  - протянул Олег молодой жизнерадостный парень лет 22-25-и - ты тогда галопом прискакал в порт, будто за тобой черти гнались.

        - Это было похуже чертей. Я тогда целую неделю ходил сам не свой. Значит, было так. Рейс на Землю. Берем попутный груз на Хаузере. Но из-за местных разгильдяев, задержавших погрузку, пришлось остаться на орбите на целых три дня.

        - Ты тогда до утра куражился в местных кабаках, а потом куда-то пропал - добавил Олег.
        Всеслав с интересом вслушивался в разговор, он бывал на Хаузере, славящимся своей индустрией развлечений и весьма и весьма примечательными обычаями.

        - Я тогда хорошо погулял. Представляете. Утро. Рассвет. Я сижу на веранде маленького ресторанчика, потягиваю джин, сам совершенно трезвый. Ни в одном глазу.

        - Значит, он хорошо надрался - шепнул Олег.

        - Краем глаза замечаю у стойки великолепную девицу - Глузд не обратил никакого внимания на перемигивание собеседников.

        - Вот это телка!!! Ноги стройные, груди как дыни. Настоящая мулатка. Фигура о-о-о! !  - Рассказчик восхищенно покачал головой.

        - Мулатки часто бывают очень красивы - заметил Всеслав.

        - Эта была просто великолепна. Чудные ножки. Мини-юбка. Клочок материи вместо блузки, обрамлял ее прелести. Бронзовая упругая кожа. Черные волосы до самой задницы. Это не забываемо! Это просто нельзя забыть!

        - И, за сколько ты ее снял?  - Поинтересовался Олег - рублей 70-80?

        - Нет, вряд ли - философски заметил Родионов - на Хаузере обычная такса 150 рэндов, это примерно 110 рублей. Можно хорошо повеселиться.

        - Уймитесь, пошляки,  - возмутился Глузд - вы все можете опохабить. Я говорю о любви!

        - А мы, о чем же?!  - хором ответили Всеслав и Олег.

        - Мальчики там раза в три дороже. Особый товар - еле сдерживая смех, добавил Всеслав, и заржал во все горло, не выдержав вида хохочущего Олега и покрасневшего от возмущения и злости Глузда.
        Через какое-то время все успокоились и Глузд, получив извинения, продолжил рассказ:

        - Я тогда влюбился с первого взгляда. Да с первого взгляда. Подошел, заказал выпивку, представился. Слово за слово и мы с Джулией, ее звали Джулия, почувствовали себя близкими друзьями, полное единство душ. Как она нежно смотрела! Этот взгляд, полный понимания и любви, невозможно забыть.
        Глузд и Джулия провели вместе весь день, наслаждаясь местными достопримечательностями, а вечером бравый космопроходец естественно оказался в постели страстной мулатки.

        - Утром меня разбудили три ее обезьяноподобных братца. Они в грубых выражениях объяснили, что я должен жениться на Джулии или меня закопают в землю живым. Только настоящие животные могут так ругаться при женщине!

        - Что мне оставалось делать.  - Звездный Казанова развел руками - ее братья были местными мафиози, и на самом деле убили бы меня, если что.

        - И как ты выкрутился? Выпрыгнул в окно?  - спросил Всеслав, пристально глядя на Глузда. На Хаузере на самом деле был обычай, согласно которого, молодые люди, проведшие вместе ночь, были обязаны жениться. Правда, только на три дня.

        - Нет, они бы этого не позволили. Но я обнял Джулию и заявил, что люблю ее больше жизни. И после проведенного с нею дня и особенно после такой чудесной ночи не мыслю своей никчемной жизни без Джулии. Представляете, рожи этих дуболомов расплылись в улыбках. Потом было братание, признание в вечной дружбе и подобная дичь. Младший братишка сбегал за текилой. Мы очень тепло отметили нашу с Джулией помолвку. Боги пространства! Как она на меня смотрела!

        - И ты, женился?

        - Нет, я вовремя вспомнил, что еще не уволился судна и надо проститься с ребятами. Я сказал, что прилечу через два часа. Вышел из дома. Прыгнул в флаер… Больше меня на Хаузере не видели.

        - Ты бежал прямо из-под венца?

        - Конечно. Что еще оставалось делать?! Джулия была прекрасна. Что она вытворяла в постели! Я буду помнить эту ночь до самой смерти. Но я не могу жить на земле, мой дом здесь - Глузд топнул ногой по полипластовому покрытию палубы.

        - А если надоест? Вернешься на Хаузер?

        - Нет, прошедшее не вернуть, даже ту ночь. Наш капитан женат. У него на Ирии дом, любимая жена, дети. Он не живет ни там, ни тут. В пространстве он рвется домой, на Ирий, а через недельку жизни на планете рвется в пространство, к звездам. Я такой пытки не хочу.
        Обед закончился в тишине, разговаривать не хотелось, каждый думал о своем. Оправив пустые тарелки в утилизатор, Всеслав отправился навестить Влада. Тот сидел в каюте, с головой уйдя в работу над фильмом. Благодаря ходу, подсказанному Всеславом, сюжет получил законченность (с точки зрения Влада).
        Главный Герой спас Прекрасную Даму и увез ее с собой. В проекторе была видна рубка несущегося в надпространстве катера. Главный Герой в перерывах между поцелуями объяснял Прекрасной Даме, как хорошо жить в Союзе по сравнению с Альянсом. Дама неуверенно спорила, но в итоге соглашалась. Всеслав цинично подумал, что рядом с таким воплощением мужества любая женщина согласится с чем угодно, лишь бы подлить мгновения близости. Внезапно он поймал себя на мысли, что ему неприятно видеть самодовольную морду красавчика Героя, обнимавшего Милану. Пусть даже нарисованную компом.
        В тот момент, когда Прекрасная Дама в голопроекторе нежно прошептала Главному Герою: «Милый, я люблю тебя», ожила сеть всеобщего оповещения. На мониторе возникло озабоченное лицо Игоря Викторовича: «Всем. Общая тревога. Экипажу свободному от вахты занять свои посты. Пассажирам оставаться в каютах. Нас преследует неопознанный корабль. На запросы не отвечает. Пробую оторваться от погони».
        Влад и Всеслав молча переглянулись, планы обоих летели насмарку.

«Компас» скользил в надпространстве на предельной скорости. Механики выжимали из взбесившихся реакторов последние капли энергии. Капитан обесточил все вспомогательные системы. Энергия, вся до последнего джоуля отдавалась работавшим на износ двигателям. После короткого раздумья Игорь Викторович снял половину мощности с гравикомпенсаторов. Пиратский рейдер, в этом не было сомнений, неумолимо настигал свою жертву. Передатчики «Компаса» посылали в пространство тревожный сигнал: «QQQ грузовой неф «Компас». Атакован пиратским рейдером. Координаты… QQQ неф «Компас» планета приписки Ирий, Русколань. Координаты…». Сигнал «QQQ» известный всему торговому флоту еще со второй мировой войны означал
«помогите, атакован рейдером». Любой боевой корабль, уловивший тревожные сигналы
«Компаса», был обязан полным ходом идти на помощь. Передатчик транспорта уловил далекие колебания вакуума. По монитору поползли строчки полученного сообщения:
«Компасу». Крейсер «Великая Стена», КНР. Иду на помощь. Держитесь».
        Радиограмма с китайского крейсера казалось, дала свежие силы реакторам нефа.
«Компас» мчался стрелой. Люди застыли на своих постах. Датчики реакторов зашкалили далеко за красную черту, еще пара часов бешеной гонки и судно взорвется, но никто и не думал сбрасывать скорость. Хуже всего приходилось пассажирам. Не видя, что происходит с судном, мучаясь при половинной гравитации, каждую секунду ожидая услышать треск переборок прошибаемых импульсами боевых излучателей, они только по легкому почти не слышному гудению реакторов понимали: «Компас» все еще пытается оторваться от погони.
        Не смотря на все усилия рейдер, быстро сократил дистанцию до трети астроединицы и только сейчас нарушил молчание. В рубке «Компаса» раздался чуть хрипловатый голос:

        - Эй, на сухогрузе, ложитесь в дрейф. Глушите рацию. При попытке сопротивления я вас расстреляю.

        - По какому праву вы нас преследуете?  - Игорь Викторович пытался тянуть время - сообщите свое название и планету приписки.

        - Повторяю, ложитесь в дрейф, болваны. Через две минуты открываю огонь.
        Слабый импульс стегнул по корпусу нефа, оплавляя броню на корме. Игорь Викторович повернулся к побледневшему штурману, словно прося о помощи, но промолчал. В глазах капитана погас огонь, фигура согнулась. Он как будто постарел на двадцать лет. Капитан еще раз обвел взглядом рубку и твердой рукой остановил двигатели и выключил передатчик.
        Два десантных катера пришвартовались к дрейфующему «Компасу». Призовая команда в штурмовых бронескафандрах с импульсными винтовками наперевес быстро и слаженно взяла под контроль захваченный неф. Экипаж под конвоем двух молчаливых пиратов перевезли на рейдер. Через полчаса «Компас» включил двигатели и лег на новый курс.
        Всеслав скептически оглядел камеру, куда его впихнули конвоиры. Пластолитовый куб со стороной 2 м., световая панель на потолке, приваренная к полу кровать и удобства, примостившиеся в углу. «Не богато» - подумал он и, улегшись на койке, начал вспоминать все, что знал о пиратах.
        Космическое пиратство возникло около ста лет тому назад. Именно тогда стали пропадать корабли с грузами, спасатели находили шлюпки с экипажами захваченных транспортов, но сами суда и их похитители бесследно растворялись в пространстве.


        Не смотря на совместные усилия земных флотов и разведслужб, справиться с пиратством или хотя бы локализовать угрозу не удавалось. Бесплодными оказались все попытки обнаружить планету или базу пиратов. Разумеется, корсарские рейдеры гибли в схватках с правительственными крейсерами, несколько было захвачено в плен. Но на трофейных рейдерах флотские специалисты находили только обломки навигационных блоков. Даже сдаваясь в плен, корсары сжигали и взрывали все, что могло навести на след их планеты.
        Максимального успеха добились Североамериканцы, двадцать лет назад обнаружившие пиратскую базу на безжизненной планете. Разумеется, база была пуста. Пираты вывезли или уничтожили все оборудование, как только над их убежищем нависла угроза обнаружения.
        Наибольшую пользу дали допросы пленных. Удалось установить, что существует Пиратская Республика - своеобразное демократическое государство, объединяющее всех межзвездных романтиков большой дороги. 80 лет назад началось успешное терраформирование облюбованной пиратами планеты. Кроме того, существует несколько баз в периферийных солнечных системах.
        Спецслужбы добились больше чем флот. Они подошли к проблеме с другой стороны и обнаружили контакты пиратов с преступными кланами и контрабандистами земных миров. Кроме военных трофеев пираты в больших количествах поставляли на черный рынок синтетические наркотики. Но облавы полиции неизменно оканчивались провалом. В руки спецслужб попадали только местные мафиози ни чего не знавшие о своих партнерах. Разведка у корсаров была на недосягаемой высоте и всегда вовремя узнавала о готовящихся против них акциях.
        Не смотря на положение изгоев, романтики космоса были известны своим гуманизмом. При перехвате судов они ни когда не стреляли без особой необходимости, попавшим в плен космонавтам всегда давался исправный бот с достаточным запасом топлива, воздуха и провианта. Даже если транспорт активно оборонялся, и его приходилось брать с боем, отношение к побежденным было неизменно. Бот, полные баки, сломанный передатчик и пожелание: «Чистого пространства».
        Правда, перед тем как отпустить команду у каждого человека спрашивали: не желает ли он остаться с пиратами. Некоторые соглашались.
        От размышлений Всеслава оторвала открывшаяся дверь. В камеру заглянул конвоир, обладатель роскошных, черных как смоль длинных волос и орлиного профиля настоящего индейца.

        - Пошли к капитану - индеец говорил по-английски. Всеслав прекрасно знал это язык. Изучение основных языков: английского, русского и китайского было обязательным элементом школьной программы. Кроме того Сибирцев немного говорил по-арабски и по-французски.
        Всеслав легко оторвался от койки и вышел в коридор. Решение уже созрело у него в голове. В последствии он неоднократно удивлялся, с какой легкостью поддался на эту авантюру.
        Конвоир шел сзади и короткими фразами подсказывал, куда поворачивать, перед дверью с табличкой «Капитан» Всеслав остановился.

        - Открывай, не бойся, мы после обеда не расстреливаем - мрачновато пошутил индеец.
        Всеслав распахнул дверь и оказался в небольшом помещении со спартанской обстановкой. Конвоир остался в коридоре.

        - Входи, присаживайся - полноватый коротко стриженый человек лет шестидесяти смотрел на вошедшего. Всеслав не замедлив воспользоваться приглашением, опустился в кресло и закинул ногу на ногу, копируя жест хозяина каюты. Капитан метнул на него тяжелый взгляд из-под бровей. Всеслав выдержал, ответив открытым честным взглядом прямо в глаза.

        - На каком языке будем разговаривать?  - поинтересовался капитан, выбежав минутную паузу. Непринужденное поведение пленника произвело на него впечатление.

        - Можно по-английски. Мне все равно.

        - Прекрасно. Вы Родионов Всеслав Бравлинович - утвердительно заявил капитан - инженер фирмы «ТрансЭнерго», уроженец Голуни.

        - Да, все верно - последовал незамедлительный ответ.

        - Что Вы делали на «Компасе»?

        - Летел на Гремор. Я был должен привести и смонтировать горнодобывающие комбайны.

        - Далековато. Неужели Греморцы не могли найти поставщика поближе? Ивелия или Аль-Хадар?

        - Наши машины лучше, особенно в сложных условиях проходки - Всеслав откинул голову назад, в его голосе звучала гордость за свою фирму - тем более у них все оборудование с Голуни. Удобно работать с однотипным оборудованием, да и обслуживание выходит дешевле.

        - К сожалению, обстоятельства сложились не в Вашу пользу.  - Маленькие карие глаза в упор смотрели на Родионова,  - Каковы Ваши планы на будущее?

        - Черт его знает - задумчиво протянул Всеслав.  - Если отпустите, обратно домой, докладываться руководству.

        - А если нет?

        - Тогда зачем спрашивать?

        - Хорошо, мы ни когда, ни кого не задерживаем против воли. Вы и Ваши товарищи получите катер и можете проваливать на все шесть сторон, но при желании можете остаться.

        - А Вам то это зачем?  - Первой реакцией было искреннее недоразумение. Капитан с удовольствием наблюдал за Всеславом.

        - Думаете, где мы берем людей!? По-моему, уже всем известно, что мы с удовольствием принимаем волонтеров, так сказать свежую кровь.

        - Гм, сложный вопрос - Всеслав озадаченно почесал в затылке.

        - Думайте, думайте, у Вас целых три минуты на раздумья - Капитан показал пальцем на большое табло на стене.

        - Вы меня берете в команду?

        - Нет, Вы не космонавт, но хороший горный инженер - капитан многозначительно поднял указательный палец - без работы не останется. Хорошая зарплата, раза в два больше чем ваши 2-3 тысячи в месяц. Полная личная свобода, кабаки, девочки, свой дом, нет этой дурацкой общественной морали и глупых законов, нет бессмысленных запретов. Полная свобода, настоящая демократия.
        Всеслав бросил взгляд на часы: осталось две минуты. «Пора соглашаться, время идет. Но ладно, еще поторгуемся для порядка».

        - Через сколько лет я смогу вернуться на Голунь?

        - Ни когда! К сожалению, это билет в одну сторону.

        - То есть, я меняю комфортную обихоженную планету, перспективную работу, свободу, в конце концов, на черт знает что. Так что ли получается?

        - Свободу у Вас ни кто не отнимает. Мы ни кого не тащим насильно. Наш мир достаточно обустроен и пригоден для жизни.

        - Хорошо, я остаюсь с вами.  - Всеслав поднялся с кресла - всегда мечтал вырваться из этого ханжеского гадюшника «Демократической Монархии».

        - Добро пожаловать в страну Астронов, Астроленд - капитан встал, и мужчины обменялись рукопожатием - меня зовут Джордж Фрейзер.

        - Очень рад - Всеслав не нашел ни чего лучшего чем ответить дежурной фразой. Фрейзер нажал кнопку вызова. Моментально распахнулась дверь, пропуская конвоира.

        - Вилли, проводи Астрона в его каюту.


        Рейдер капитана Фрейзера «Солнечный ветер» и трофейный «Компас» шли причудливым петляющим курсом, избегая колонизированных миров и оживленных межпланетных трасс. Пираты после удачного рейда стремились незамеченными добраться до Астроленда.

«Солнечный ветер» был переоборудованным флотским танкером снабжения. Мощные форсированные двигатели, среднекалиберные импульсаторы и пара торпедных аппаратов. Типичный вспомогательный крейсер, он в случае чего мог выдержать бой с фрегатом, но встреча с ударным крейсером или дивизионом фрегатов не сулила ни чего кроме быстрой гибели. Это и многое другое Всеслав узнал из корабельной инфосети. Во время полета он часами сидел за компом и буквально впитывал информацию. Первые дни на борту «Солнечного ветра» он посвятил знакомству с кораблем и командой.
        Надо заметить, на рейдере были созданы все условия для комфортной жизни во время длительных походов. Комфортабельные каюты, просторная со вкусом отделанная деревом кают-компания, бассейн, спорткомплекс, богатая библиотека, даже бар-ресторан. Было видно, что над кораблем поработал хороший эколог-эргономист, не понаслышке знающий специфику жизни на вспомогательном крейсере и знакомый со стрессами, обрушивающимися на команду пиратского рейдера.
        В первый же день после вербовки Джордж Фрейзер дал Всеславу катер забрать с
«Компаса» свой багаж. В чемодане не было ни чего ценного, просто одежда. Всеслав привык в дороге обходиться минимумом и не стеснять себя громоздким багажом. Гораздо важнее были банковские карты, на Астроленде, по словам Фрейзера, их можно было обменять через банк на местные дублоны. Что говорило о постоянных контактах пиратов с окружающим миром.

«Что если, кто ни будь, узнает во мне Сибирцева?» - промелькнула паническая мысль, но ее тут же вытеснило состояние охотничьего азарта. «Я пират! Я Астрон, Я первый агент, попавший к пиратам!» - звучало в голове бравурным речитативом.
        После трехнедельного полета корабли Фрейзера подошли к системе Астроленда. Получив пароль, сторожевые фрегаты пропустили пиратов. При подлете Всеслав подключив комп к внешним сенсорам, жадно приник к монитору. Все так, как он и ожидал увидеть. Центральное светило обычный желтый карлик, один к одному похожий на Солнце Голуни, ни какой другой тип звезд не мог иметь планеты пригодные для жизни людей. Темно-коричневый Грааль третья планета системы, известный своей горнодобывающей промышленностью. Вот, он! Астроленд! Серо-голубая планета разрасталась на глазах. Светловатые очертания континентов, впадины океанов. Белая нашлепка полярной шапки, воронки атмосферных вихрей.
        Всеслав отчетливо представил себе этот мир. Тяжелые грязные облака сине-зеленых водорослей, моря, заполненные плавучими островами планктона. Редкие посадки деревьев и травы. Бескрайние просторы первозданных безжизненных гранитных скал, лавовые поля местами, тронутые пятнами мхов. До такого буйства жизни как на Земле, Голуни, Винетте или Новом Иерусалиме здесь еще много лет работы терраформистов. Тяжелый запах гнили окружающий биореакторы, перерабатывающие массы органики в почву. Сильные суточные и сезонные колебания температуры. Все прелести второй стадии терраформирования. Это уже было знакомо по Рубону, Ундине, Ретайлу и другим планетам со штампом: «Условно пригодна для жизни».
        Тем временем «Солнечный ветер» вышел на стационарную орбиту. Всеслав последний раз оглядел каюту, не забыл ли чего. Нет, все упаковано. Взял стоявший у двери чемодан и вышел в коридор.

2

        Легкий воздушный мостик тянулся вдоль стены просторного подземного зала. Внизу на самом дне суетились рабочие киберы, сновали автоматические погрузчики, извивались ленты конвейеров.
        Всеслав облокотившись на ограждение, наблюдал за муравьиной суетой внизу. Весь сложный слаженный механизм рудничного комплекса подчинялся ему и только ему. Здесь в этой пещере размещался центральный узел, сердце рудника. От этого зала от размещенных в нем перегрузочных отделений, ремонтно-наладочных цехов, управляющих блоков разбегались по туннелям и штрекам многокилометровые щупальца добывающих модулей, вгрызавшихся в тело рудоносной пегматитовой жилы. Было видно, как конвейеры выносят из шахт кучи черного тускло отсвечивающего ильменита.
        Всеслав улыбнулся. Одиннадцатый и восьмой штреки были головной болью компании
«Титаниум». Скрытые под гранитом полярного материка богатейшие залежи титановых руд ни как не давались горнякам. Слои твердых пород вперемешку с мягким туфом выводили из строя комбайны. Под частыми обвалами гибли люди. После пятого смертельного случая компания забросила этот участок и дала заказ флоту на специальные голуньские или куперовские комбайны. После захвата «Компаса»
«Титаниум» скупил все четыре трофейных агрегата и пригласил на работу новоиспеченного гражданина Родионова.
        Компания выиграла от этого приобретения. Новые добывающие модули вгрызались в горные породы как в сыр, с одинаковой легкостью перемалывая граниты, туфы и руду. Родионов в течение недели наладил работу комбайнов и изменил схему проходки, благодаря чему прекратились обвалы. Неудивительно, после того как начальника рудника Виктора Гире перевели в управление, его место занял Всеслав Родионов.
        Работа шла, рудник бесперебойно обеспечивал ильменитом и сопутствующими рудами находившийся рядом металлургический комбинат, несчастные случаи прекратились. Надо ли говорить, что руководство компании было довольно своим сотрудником, что выражалось регулярными премиями.
        Всеслав постоял еще пять минут, смачно плюнул вниз и, резко повернувшись быстрым, шагом направился в свой кабинет. Прошло уже полгода с тех пор, как он попал на Астроленд. С одной стороны Всеслав сумел легализоваться, занять стабильное положение в обществе, но с другой стороны он ни на полшага не приблизился к своей цели. Все это время он почти безвылазно провел на руднике: работа, знакомство с управленческим персоналом компании, шумные попойки в барах и ресторанах подземного городка горняков и металлургов, пара скоротечных командировок в Спейстаун столицу Астроленда. Все это было необходимо, но не могло заменить связей с космонавтами или просто работниками космодромов. То есть с теми людьми, которых можно было использовать для побега с планеты. Даже с устройством общества флибустьеров космоса Всеслав был знаком большей частью благодаря Планетарной Информационной Сети.
        Пора действовать!!!
        Насвистывая веселый мотив, Родионов тщательно запер за собой дверь, достал из холодильника бутылку пива и развалился в кресле, закинув ноги на стол. Янтарная жидкость приятно обожгла глотку углекислотой. Хорошо!
        Взгляд Всеслава остановился на мониторе компа и рассеяно фиксировал бегущие строчки отчета: " К настоящему времени добыто 23452 тонны руды. Поломка комбайна в штреке N 18, устранено за 23 минуты. Падение энергии на 114 минут. Повреждение энергопровода. Восстановлено аварийной бригадой. Дефицит снят за счет резервных аккумуляторов. В штольне на восьмом уровне северного участка авария транспортера. Поврежден кибер. Устранено. Устранено… Устранено…».
        Все мелкая рутина, ни чего серьезного.

«Обычная работа. Суета, сует, все суета» - ни к селу, ни к городу вспомнилась цитата из Еклезиаста.

«Камни я собираю успешно, пришло время их разбрасывать» - усмехнулся про себя Всеслав и переключился на канал прямой связи с президентом компании. На экране появилось волевое лицо мужчины в строгом деловом костюме. Прямоугольная челюсть, тонкий прямой нос, прижатые уши, короткая аккуратная стрижка. Брендон Фокс прямо таки светился энергией и внутренней силой, на вид ему можно было дать не более сорока лет. Сказывалось регулярное потребление гериатрических препаратов, замедляющих старение. По мнению имиджмейкеров, именно так должен был выглядеть руководитель преуспевающей компании с оборотом в 10 миллиардов дублонов в год.

        - Добрый день, Всеслав - Фокс совершенно не удивился внеурочному вызову.  - Как у Вас дела?

        - Спасибо, мистер Фокс, перевыполняем норму на 8 %. Внештатных ситуаций нет.

        - Можно просто: Брендон - президент в свое время поддержал кандидатуру Родионова на пост начальника комплекса, и с тех пор у него не было повода раскаиваться в своем решении.  - Рассказывай, в чем проблема?

        - Через три недели потребуется увеличить поставки армопласта и крепежа, будем пробиваться в юго-западный отрог.

        - Как я понял, ожидается концентрация до 17-20 %?  - осторожно спросил Фокс.

        - Да, прогноз очень хороший, до 20 %.

        - Оборудование нужно?

        - Нет, пока не требуется. У меня в резерве два роторных комбайна. Этого должно хватить.

        - Если что,  - Фокс выдержал паузу, пристально посмотрев на собеседника - срочно звоните, обеспечим вне очереди.

        - Нет, все по плану,  - Родионов ответил прямым честным взглядом - я отправил заявку в отдел комплектации. Мелочь: армопласт, металл, сервисные киберы, конвейеры и прочее.

        - Хорошо, я прослежу. Сам то как? Акклиматизировался?  - Фокс ни когда не упускал случая продемонстрировать заботу о сотрудниках.

        - Привык - Всеслав невольно поежился, вспомнив сорокаградусный мороз, царивший на поверхности над рудником.

        - Брендон, есть маленькая просьба. Пока особых проблем нет, одна рутина, хотелось бы взять отпуск. Пару недель - Всеслав испытывающе смотрел на президента. В компании отпуск при стаже работы меньше года не поощрялся.

        - Отпуск говоришь.  - В глазах Брендона мелькнула тень недовольства - а юго-западный отрог?

        - Работы начнутся не раньше чем через три недели, надо выбрать имеющиеся шахты. Есть время накопить силы - Родионов потупил взор - здесь, в поселке не больно-то отдохнешь.

        - Ладно, две недели - последовал легкий покровительствующий взмах рукой.  - Куда рванешь?

        - В Спейстаун. Надо посмотреть столицу, пройтись по улицам, погулять - Всеслав сделал ударение на последнем слове.

        - Хорошо, за два дня сдашь дела Рогожину, получишь отпускные и давай, гуляй. Только смотри, без перестрелок!  - Брендон шутливо погрозил пальцем.

        - Постараюсь - Всеслав смущенно почесал затылок, всем своим видом показывая что, только этому и собирался посвятить свой отпуск. Он правильно просчитал Фокса, тот в молодости был большим любителем острых ощущений. Рестораны, девочки, дуэли, гонки на городских улицах и прочие радости жизни.

        - Есть у меня пара адресов,  - мечтательно протянул Фокс, подняв глаза к потолку - если бы не работа, сам бы тряхнул стариной. Но на крайний случай, запоминай. Пальмовый бульвар 17, ресторан «Бушприт». Чудесное местечко. Тебе понравится.

        - Обязательно загляну - Всеслав с энтузиазмом откликнулся на отеческий совет президента. Несмотря на свои 79 лет, Фокс еще совершал круизы по злачным местам столицы. Родионов давно уже имел полную карту Спейстауна, с подробным описанием всех увеселительных заведений. «Бушприт» значился там как ресторан с первоклассным борделем.

        - Успехов в работе и отдыхе - Брендон весело подмигнул Всеславу и отключил связь.
        Всеслав недоуменно взглянул на возникшие, на мониторе строчки отчета и, откинувшись на спинку кресла, руки за голову, облегченно расхохотался. Все прошло как нельзя лучше. Отпуск получен, Фокс уверен, что его сотрудник проведет все это время в непрерывном загуле. Сибирцев не собирался его разочаровывать, всегда надо заботиться о прикрытии, неизвестно чем еще кончиться дело. Еще два дня и рейсовый грузолет доставит в Форт-Уэнверли одинокого путника, дольше пассажирский стратоплан. И вот она! Столица! Славный шумный веселый Спейстаун. Город, где сбываются мечты.
        Всеслав отвлекся от мечтаний, чтобы вызвать к себе Сергея Рогожина и потянулся за очередной бутылкой.
        Потомок выходцев из Евразийской Федерации, Рогожин был важным звеном плана. Его старший брат служил на флоте и, как рассказывал Сергей, сейчас должен был отдыхать после рейда в родительском доме в пригороде Спейстауна. Следовало использовать этот вариант.
        Когда Всеслав с сожалением разглядывал пену на дне бутылки, открылась дверь, впуская плотно сбитого рыжеволосого парня.

        - Входи, присаживайся - Всеслав поднялся навстречу посетителю, одновременно отправив, пустую бутылку в контейнер.  - Пиво будешь?

        - О чем разговор!  - ответил по-русски Рогожин. Наедине они предпочитали родной язык, принятому в Астроленде английскому.

        - Как дела? Все в порядке? Мать здорова?  - краем сознания Родионов отметил, что пиво ударило в голову.

        - Нормально. Только сегодня созванивались. Мать говорит, что у них уже малина созрела - грустно заметил Сергей.  - А у нас, как на спутнике, на свежий воздух не выйдешь.

        - Между прочим, через два дня, я уезжаю в отпуск до 17-го. Так что принимай дела.
        - Всеслав сцепил пальцы перед собой и добавил бодрым голосом - на время исполнения обязанностей положена тридцати процентная надбавка.

        - Это хорошо - довольно улыбнулся Сергей.  - Куда поедешь?

        - В Спейстаун. Развлечься, освоиться, я же не местный.

        - Да, там сейчас лето - мечтательно протянул Рогожин.  - Слушай, Всеслав! Сделай одно дело?!

        - Говори!

        - Ты сможешь заехать к моим? Передать одну безделушку?
        Сергей расстегнул комбинезон и извлек из внутреннего кармана коробочку фиолетового бархата. Легкий щелчок, и кабинет озарился лучистым светом крупного циркона.

        - Да-а, неплохо - выдавил из себя Всеслав, разглядывая прозрачный ярко желтый камень. Чистый, без изъянов, искусно ограненный циркон тянул на 70-80 карат.

        - Я его нашел во время разведки - заметил Сергей.  - Как думаешь, маме понравиться?

        - Это подарок!!! Черт возьми!!! Ты еще спрашиваешь?!  - Всеслав с сожалением захлопнул коробочку и отодвинул ее к краю стола - он с Носковой горы? Там встречались циркониевые вкрапления.

        - Да, верно, северный склон.

        - Потрясающе - лицо Родионова перекосилось глуповатой усмешкой - ни когда такого не видел. Твоим должно понравиться.

        - Это дело надо обмыть!  - Всеслав подошел к бару и извлек на свет пузатую бутылку виски и два бокала - давай, за твое назначение, мой отпуск, и твоих родителей!
        Сергей ловко разлил напиток по бокалам.

        - Ого, настоящее ржаное - в его зеленых глазах мелькнула веселая искорка - Как у нас принято, не чокаясь.
        Бокалы опустели. Всеслав и Сергей давно сошлись на короткой ноге и как-то незаметно стали близкими друзьями. Они были единственными русскими в поселке. Молодые жизнерадостные парни всегда готовые поболтать на родном языке, посидеть в баре за кружкой пива или бокалом синтетического виски и как следует поговорить по душам. Немаловажным в глазах Родионова был тот факт, что старший брат и отец Рогожина служили на флоте. Это был шанс и Всеслав собирался им воспользоваться, тем более он сам проникся симпатией к добродушному, чуточку романтичному инженеру, увлекавшемуся классической поэзией и своей коллекцией минералов.

        - Сергей, а почему ты стал горняком?

        - Все просто.  - Рогожин пожал плечами - еще в школе увлекся геологией, хотел стать планетологом. Потом в институте перешел на горное дело. Мне понравилось.

        - А как планетология?

        - В Астроленде для планетологов мало работы, а горное дело хорошо оплачивается. Надо заводить свой дом, семью.
        Всеслав промолчал, для него не было секретом, что Сергей неровно дышит к Хелене Нильс миловидной девушке технологе с металлургического завода, красавица отвечала взаимностью.

        - А ты как?

        - У меня сложнее, а может быть проще - промолвил Всеслав, наполняя бокалы.  - В школе тесты выявили у меня склонность к технике. В академии учился разрабатывать тяжелое и специальное оборудование для терраформистов.

        - И горное?

        - Да, это же связанно. Потом работал в «ТрансЭнерго».

        - Это те четыре «камнелома», которые ты налаживал?  - перебил Сергей.

        - Верно. Я их вез на Гремор, а попал на Астроленд. Пришлось осваиваться - Всеслав развел руками - куда попал, туда попал.

        - Ты молодец, быстро освоился - при этих словах Сергей бросил красноречивый взгляд на бутылку.
        Дружеская посиделка закончилась далеко за полночь. Всеслав закрыл дверь за горланящим «Звездную ночь» (на редкость похабное сочинение, любимое космическими корсарами) Сергеем и мутным взглядом оглядел кабинет.
        Ну и погром! Мусорная корзина была переполнена пустыми бутылками и обертками от закуски. Родионов подобрал с пола кусок обертки и, прищурившись, медленно прочитал двоящуюся в глазах надпись: «Ветчина говяжья. Синтезпродукт».

«С приличной жратвой тут хреновато» - процедил он сквозь зубы, и смачно выругавшись, швырнул обертку на пол. В памяти всплыл живописный пейзаж окрестностей рядовой животноводческой фермы средней полосы Голуни. Искусственного мяса там не знали. Наконец, Всеслав пошатываясь и опрокинув по дороге стул, подошел к аптечке. «Черт, что же я хотел? А, вот оно». Он одним махом опрокинул в рот пол-упаковки «Алкосорбента» и, поморщившись, запил водой.
        Действие этого снадобья на организм сравнимо только с извержением вулкана и цунами в одном флаконе, но зато «Алкосорбент» полностью поглощает алкоголь и снимает все последствия опьянения. Через пятнадцать минут Сибирцев открыл глаза и дрожащей рукой вытер со лба крупные капли холодного липкого пота. Его бил озноб, страшно хотелось пить. Но в голове прояснилось, а после трех стаканов какого-то сока, вкуса он не почувствовал, прекратилась дрожь.
        Всеслав улыбнулся своему помятому отражению в зеркале и принялся за работу. Первым делом поставить комп-модуль на место, кто-то небрежно задвинул его в угол, освобождая стол. Потом отправить мусор в утилизатор, прибрать кабинет, умыться. Все, можно приступать к делам.
        Сибирцев окинул оценивающим взглядом помещение. Вроде все на месте, дверь закрыта,
«жучков» нет. После чего запустил руку в стол и уверенным движением нажал на нужную точку под верхней панелью. Щелчок и в его руке оказался инфокристалл. Вставил кристалл в плеер, включил воспроизведение.

«Входи, присаживайся. Пиво будешь?…» - Всеслав узнал свой голос.
        Вечер не прошел даром. Сибирцев получил приглашение в дом Рогожиных. Выяснилось что это довольно влиятельная семья в Астроленде. Отец Сергея Виктор Андреевич бывший капитан второго ранга Евразийского космофлота в свое время эмигрировал на Астроленд с женой Екатериной Николаевной и маленьким сынишкой Димой. Сейчас выросший Дмитрий, это Всеслав знал и раньше, служил артиллерийским офицером на рейдере «Черный метеор». Екатерина Николаевна вела домашнее хозяйство, а младшая дочь Ирина, очень симпатичная девица, если судить по стереографиям, училась на третьем курсе Экономического института.
        Но о самом интересном Сергей проболтался только сегодня, после изрядной дозы виски вперемешку с пивом. Виктор Андреевич был занят на ответственной работе в штабе крейсерского флота, связанной с торговыми операциями. Всеслав представлял себе, что это за операции.
        Родионов выключил плеер, сжег кристалл в утилизаторе и откинулся на спинку стула. Виктора Андреевича нужно использовать. Но вопрос как?
        Можно было просто попроситься на работу в штаб. За все свое время пребывания у пиратов Всеслав ни разу не сталкивался со следами деятельности контрразведки, но не факт, что ее не было. А привлекать к своей персоне внимание спецслужб неосторожными разговорами и просьбами было крайне нежелательно.
        В голове медленно вырисовывался план. В своей прежней жизни Всеслав работая, в отделе сбыта крупной фирмы, побывал на многих мирах. Рогожину старшему следовало это узнать. Надо сделать так, что Родионову самому предложат новую работу.
        Угнать скоростной катер и на форсаже домчаться до ближайшей военной базы Голуни! Как это казалось просто тогда, когда Всеслав принял вербовку, и как это сложно оказалось сейчас. На Астроленде можно прожить целую жизнь и ни разу не увидеть космический корабль, не говоря уже об угоне.

3

        Ледяная равнина проносилась под крылом флаера. Всеслав гнал элегантную двухместную машину на предельной скорости.

        «Ты должен быть сильным,
        Ты должен уметь сказать -
        Руки прочь, прочь от меня.
        Ты должен быть сильным,
        Иначе, зачем тебе быть».
        Настойчиво звучал в мозгу гитарный мотив. «Все, я в отпуске! Пора работать!» За последние два дня прошедшие со знаменательного разговора Родионов привел в порядок все свои дела и сдал рудник Сергею (возвращаться назад он не собирался). Первым делом Всеслав забрал из тайника замаскированного на складе резервного оборудования все свое снаряжение, спрятанное техниками СГБ в обшивке контейнеров с комбайнами. Спецсредства благополучно пережили захват судна Астронами и незамеченные при беглом досмотре на пиратской таможне попали на рудник «Порпойс». Только здесь, на складах компании Всеслав смог добраться до своего снаряжения. Ни чего особого. Все помещалось в карманах костюма и в нижнем дне саквояжа.
        Штурмовой пистолет «Аспид» Всеслав, после некоторого раздумья, поместил в плечевую кобуру, на Астроленде можно было свободно купить практически любое стрелковое оружие, в том числе и новейший пистолет Русколанского спецназа. На дно саквояжа лег купленный в поселке старый добрый европейский SG-17 «Мардер» и пара запасных обойм. В междудонный отсек легли: Сканирующая рация, набор «жучков» и армейская аптечка.
        В последний день перед отлетом Всеслав снял все свои «жучки» и напоследок прошелся сканером по кабинету и квартире. Раньше он ни когда не проверял жилье, в отличие от кабинета, а напоследок решил проверить все. Кабинет оказался чистым, но зато в квартире обнаружились два «глаза». Один в спальне, другой в ванной. Само по себе это не страшно, Родионов не хранил дома ни чего предосудительного, но факт наличия слежки говорил сам за себя. Скорей всего Всеслав находился под скрытым наблюдением с самого момента прибытия на Астроленд. Хорошо бы вычислить «опекуна». Но, во-первых, нет времени, а во-вторых, незачем светиться, предупрежден и ладно.
        Всеслав наведался в отделение госбанка и проверил свой счет. «Очень неплохо!» С учетом рублей, привезенных с Русколани, на счету было около 42 тысяч дублонов. Родионов снял со счета три тысячи наличкой и оформил вторую карточку. Наконец он отказался от мысли ехать попутным транспортом и арендовал служебный флаер компании. В крайнем случае, можно взять запасную машину на частной стоянке.
        Безжизненная ледяная пустыня проносилась за окнами флаера. Светило маленькое полярное солнышко. Машина шла на предельной скорости. Неожиданно приборная панель замигала красным, флаер резко сбавил скорость.

«Внимание, перегрев двигателя» - раздался механический голос киберпилота.

«Вот так всегда. Все через задницу» - процедил сквозь зубы Всеслав, тщательно выискивая площадку, пригодную для посадки. Флаер мягко приземлился, вцепившись в лед шипами посадочных опор.
        Всеслав нехотя натянул перчатки, взял в руки сканер и вылез из машины. Ледяной ветер мгновенно обжег лицо, заставил зажмуриться и задержать дыхание.

«Делать нечего. Сам напросился» - подумал Всеслав и полез под машину. Так и есть! Сканер запищал, луч указателя качнулся в сторону передней стойки шасси. Всеслав только покачал головой, разглядывая предмет размером с 50-и копеечную монету прилепившийся к посадочному щитку. Скорей всего маячок. Родионов подобрал обломок льда, выбитый при посадке, и одним ударом сбил датчик. Не смотря на тщательное исследование машины, больше ни чего обнаружить, не удалось. Стуча зубами от холода, Всеслав открыл панель радиатора и извлек из теплообменника целый пук обрывков изоткани и прочего мусора. Не удивительно, что мотор перегрелся. Но теперь можно лететь дальше. Довольный своей выдумкой, Всеслав забрался в кабину. Проверил системы и поднял машину в воздух.
        К вечеру, после целого дня полета над базальтовым плато, местами, прорезанным зеленью посадок, на горизонте показалась зеленоватая дымка океана. Прямо по курсу на берегу морского залива появился крупный город. Слева от города километрах в тридцати темнели приземистые постройки космодрома. Дальше виднелись несколько небольших поселков. Окрестности Спейстауна уже были облагорожены терраформистами. Флаер летел над сплошной ковыльной степью, местами разделенной перелесками и рощицами молодых деревьев. Всеслав сверился с картой и сбавил скорость, сворачивая чуть правее от города. Вскоре он оказался над пригородным поселком Симаунт.
        Машина почти все время полета шла на автопилоте, и у Всеслава было достаточно времени обдумать, сложившуюся ситуацию. Не слишком ли много возникло случайностей и незапланированных ситуаций с начала этой операции? Так не бывает. Надо тщательно обсосать эти случайности, постараться найти логику, закономерность, выявить все скрытые пружины. Если они есть. Бывают и просто случайные стечения обстоятельств.
        Сначала техники задержали погрузку на «Компас», чуть не сорвался рейс. Потом эта неожиданная встреча с Миланой. По идее, вероятность такой встречи минимальна, но, тем не менее, это на самом деле чистая случайность.

«Эх, Милана, Милана, я так про тебя ни чего не узнал» - с грустью подумал Всеслав. Потом захват «Компаса» пиратами. Возможно, эта акция была запланирована корсарами, возможно нет.
        Следующая случайность, знакомство с Рогожиным. Всеславу необыкновенно повезло найти такого друга: брат служит на флоте, а отец в генштабе флота. Тот самый вариант, о котором мечтает любой разведчик нелегал. И, наконец, Всеслав совершенно случайно обнаружил слежку. Впрочем, это и не было случайностью, обычная мера предосторожности при переезде на новое место.
        А маячок на флаере он уничтожил зря. «Опекуны» могут заподозрить неладное и усилить наблюдение. Легенда легендой, а недооценивать противника может только полный кретин.
        Тем временем флаер подлетел к пригородному поселку Симаунт. На границе поселка Всеслав сбросил скорость. На приборной доске светилась карта, ярким кружком выделялся дом Рогожиных.
        Сам поселок не представлял собой ни чего особого по сравнению с другими мирами. Обычное место проживания людей с уровнем дохода выше среднего. Ровные ряды двух- и трехэтажных коттеджей, окруженных парковой зеленью. В Астроленде буквально все были помешаны на живой природе. Даже в поселке рудничного комплекса многие умудрялись держать дома целые оранжереи. И здесь люди засадили кустами и деревьями буквально каждый свободный клочок земли. На одном участке Сибирцев увидел целые тропические джунгли, из-под которых едва проступали очертания крыши усадьбы. У некоторых садами были заняты даже крыши домов.
        Всеслав вспомнил из лекций в разведшколе, что такого рода «флоромания» наблюдается на всех мирах 3-го и 2-го класса, то есть там, где терраформирование еще не завершено, а жить под открытым небом уже можно. Агентам рекомендовалось, как можно бережнее относиться к любым растениям и животным, дабы не навлечь на себя гнев местных жителей. На некоторых мирах за «небрежное отношение к жизни» могли запросто выслать с планеты.
        Наконец флаер подлетел к искомому дому. Всеслав осторожно опустил машину на уличную стоянку и окинул взглядом родовое гнездо Рогожиных. Трехэтажный дом в классическом стиле и без архитектурных излишеств. Широкие окна-витражи. Белые полипластовые стены. Каменное крыльцо, Широкая входная дверь, на вид деревянная. Дом говорил о немалом достатке (не меньше чем 300-400 тысяч, прикинул Всеслав) и строгом консервативном вкусе хозяина. Невысокая ограда охватывала пространство в два раза превышавшее обычный котеджный участок.
        Рядом с домом виднелся бассейн с фонтаном. Рогожины сохранили чувство меры и при разбивке парка. Отдельно стоящие деревья и редкий кустарник оставляли место для солнечных лужаек, ровных дорожек и клумб с цветами. На участке росли в основном представители средней полосы: березы, сосенки, ели, орешник, рябина, пара дубков у входа. Видно, хозяину, родившемуся на Земле под Ярославлем, было знакомо чувство ностальгии.
        Всеслав занятый созерцанием усадьбы краем глаза увидел, как открылась дверь и из дома вышла девушка, махнув рукой на прощанье, она быстрым летящим шагом направилась к воротам. Было видно, что в доме она бывала не первый раз. Сначала Всеслав подумал, что это младшая сестра Сергея Ирина. Но нет, Ирина блондинка, Сергей показывал фото, а эта шатенка. Всеслав пристально вгляделся в показавшуюся ему знакомой девичью фигуру и медленно откинулся на спинку кресла, одновременно нажав пальцем на кнопку затемнения окон флаера.
        До дома было метров триста, но сомнений быть не могло. Из дома Рогожиных в Симаунте на Астроленде вышла и сейчас направлялась к стоянке Милана Ильина собственной персоной, или, по крайней мере, ее точная копия. Но в такие совпадения Всеслав не верил!
        Милана была одета в деловой костюм с длинной юбкой строгих расцветок. В руках была все та же сумочка, которую Всеслав запомнил еще в космопорту Почайна. Волнистые волосы спадали на плечи, симпатичное личико, прямой аккуратный носик, маленький подбородок, светло-карие глаза, высокий лоб, горделиво поднятая головка. Внешность, походка, манера поведения, все это узнавалось моментально. Да, это была Милана.
        Всеслав не мог ошибиться. Он помнил, как еще в десятом классе обнимал эту стройную восхитительную фигурку и целовал чувственные губы Миланы. Тогда дальше поцелуев дело не пошло. Но не в этом дело! Он просто не мог ошибиться!!!
        Милана плавной походкой прошла мимо смотревшего на нее из кабины флаера Всеслава и грациозно запрыгнула в спортивную двухместную машину перламутрового оттенка. Через пару секунд флаер взмыл в воздух и, мгновенно набрав скорость, рванул в сторону Спейстауна.

«Да, она и раньше любила быструю езду» - механически отметил Всеслав. В мозгах бушевал ураган сумбурных мыслей и эмоций, холодный липкий страх полз по ногам.

«Они все знают! Бежать, спрятаться, с боем захватить катер!» - билась под черепом паническая мысль, настойчиво ища выход. Рука сама потянулась к «Аспиду». На мгновение показалось, что в окне коттеджа напротив блеснул ствол импульсной винтовки.

«Стоп, без паники!» - Всеслав задержал дыхание и, пробежав внутренним взором по всему телу, успокоил сердцебиение. Хаос мыслей постепенно улегся. Первое, Милана работает на пиратов. Возможность того, что она завербована в течение последнего полугода, ничтожна. Надо исходить из худшего варианта.
        Второе, за мной следят, но это чисто превентивная слежка, скорей всего стандартное наблюдение за иммигрантами. Они поверили легенде и не знают, что я Сибирцев. Их спецслужбы, флот не могли бы отказаться от такого лакомого кусочка как сын Великого Князя. А может это поручение к Рогожиным и как бы случайное появление Миланы не случайность, а часть плана вербовки? Хорошо, подумаем над этим вариантом.
        Вернемся назад. Тогда в космопорту Милана встретилась не случайно, она следила за погрузкой «Компаса». Всеслав прокрутил в мозгу шаг за шагом все события в свой последний день на Голуни. Груз запаздывал, был шанс, что «Компас» уйдет без меня. Причем здесь я?! Комбайны вот в чем дело! «Титаниуму» были позарез нужны руссколанские горные комбайны «ТрансЭнерго». Фокс дал заказ флоту, а инженер-наладчик, это так, попутная удача. Если бы я не пошел на вербовку, местные специалисты спокойно могли разобраться с техникой. Тот же Сергей, к примеру. Но если уж я пошел к Астронам, естественно меня направили, именно направили работать с моими же «спрутами».
        Наконец случайности начали складываться в логическую цепочку. Всеслав вспомнил свой последний разговор с Миланой. Сам он не сказал ни чего лишнего, даже не упомянул, где работает, и не проболтался, куда летит. А Милана проговорилась: она якобы эколог и много времени проводит в поездках. В службах экологического мониторинга почти невозможно найти работу, связанную с частыми командировками, они годами сидят на одной планете или даже в одном районе планеты, наблюдают и корректируют окружающую среду.
        В тот день, она не встречала ни какой груз, просто ляпнула, что первым пришло в голову. Это просто не нужно, почтовая служба автоматически доставляет контейнеры из космопорта прямо «на дом». «Спруты» задерживались, «Компас» мог уйти без них. Милана оборвала разговор и исчезла в тот момент, когда, по всем расчетам, груз поступил на космоботы «Компаса». С терминалов космопорта можно узнать маршрут корабля и состав грузов на борту. Зато не сообщаются личные данные сопровождающих, вспомнил Всеслав. Именно это ему помогло. Дальше Милана удостоверилась, что комбайны попали на борт нефа, и дала сигнал сообщникам. «Солнечный Ветер» вышел в расчетный район и просто ждал свою жертву. Элементарно!
        События на Астроленде не поддавались однозначной интерпретации. Если бы не «жучки» в квартире и на флаере, Всеслав был бы уверен, что он еще не разоблачен, но сейчас такой уверенности не было. Во всяком случае, если меня вербуют, будем играть по принципу: «В семье не без урода». То есть сохраним имидж продажной сволочи.

«Таким верят» - усмехнулся про себя Всеслав и открыл дверцу флаера.


        Уверенным твердым шагом Всеслав поднялся на крыльцо дома и нажал кнопку звонка. Дверь открыл сам хозяин. Жилистый, среднего роста, на вид лет сорок. Строгая выправка говорила о долгой службе в армии, уверенный взгляд холодных синих глаз просвечивал посетителя насквозь.

        - Добрый день,  - улыбнулся Всеслав - я Всеслав Родионов друг Сергея.

        - Рад, проходите - Рогожин отступил в сторону, пропуская визитера.

        - Вы, Виктор Андреевич?  - утвердительно спросил Всеслав, отвечая на крепкое рукопожатие - Сергей рассказывал о Вас.

        - Друзья моего сына могут рассчитывать на радушный прием в моем доме.

        - Собственно я по поручению к Екатерине Николаевне. Сергей просил передать одну вещь.

        - Опять камень? Мы сейчас ужинаем. Приглашаем Вас к столу.

        - Спасибо, я целый день провел в дороге.

        - Тем более, молодой человек. Сережа рассказывал о Вас. И не вздумайте отказываться.
        Отказываться Всеслав и не собирался. Внутренняя обстановка произвела на него впечатление. Просторный холл, высокие потолки, дорогая деревянная облицовка стен, дубовая мебель, выдержанная в строгом стиле. Матовые световые панели, встроенные в потолок, мраморная лестница с бронзовыми перилами. Всеслав мысленно накинул еще сто тысяч на стоимость дома.
        В уютной столовой собралась вся семья. Родионов церемонно поцеловал руку Екатерине Николаевне стройной рыжеволосой женщине, сохранившей свою красоту до самой старости. Было видно, что хозяева регулярно проходят через курс омоложения. При таком доходе, это было не удивительно.
        Дмитрий Викторович, поднявшись из-за стола, ответил на рукопожатие Всеслава. Этот крупный широкоплечий мужчина похожий на Сергея сразу понравился Всеславу. Правда, выправка и жесткий взгляд сразу выдавали в нем флотского офицера привыкшего повелевать. Ирина напротив оказалась очень миловидной и застенчивой девушкой, ответив кивком на приветствие, она сразу же опустила глаза в свою тарелку. Домашний кибер поставил еще один столовый прибор между местами Виктора Андреевича и Дмитрия.

        - Присаживайтесь, угощайтесь, Всеслав Бравлинович - хозяин кивнул в сторону стула.

        - Можно просто Всеслав - долго упрашивать его было не нужно.

        - Екатерина Николаевна, Сергей просил передать Вам этот подарок - с этими словами Всеслав протянул коробочку - он сам нашел и огранил его.
        Всеобщий вздох восхищения пронесся по столовой. Циркон поразил воображение Рогожиных.

        - Молодец Сережка, теперь я понимаю, почему он стал геологом.

        - Мам, можно поближе - Ирина привстала со стула и потянулась к камню - какой красивый! Прелесть!  - девушка зачарованно смотрела на сверкающий прозрачный желтоватый камень.

        - Редкий экземпляр, надо держать его в сейфе - невозмутимо заметил Виктор Андреевич.
        Когда волнения вокруг Сергеева подарка улеглись, продолжилась трапеза. Всеслав порядком проголодался за целый день бешеной гонки на флаере и уминал ужин за обе щеки. Насытившись, он откинулся на спинку стула и огляделся. Рогожины чинно пили чай неторопливо беседуя. Виктор Андреевич с легкой улыбкой дождался, когда кибер принес Всеславу чашку ароматного четного чая.

        - По Вашему виду, похоже, Вы летели от самого рудника.

        - Да, вылетел утром, гнал машину почти без остановок, правда, не обошлось без приключений.

        - Сергей говорил, Вы недавно на планете.

        - Не в этом смысле,  - Всеслав весело рассмеялся - просто забился радиатор, мотор перегрелся, и пришлось сделать аварийную посадку на лед.

        - Но это невозможно,  - вмешался Дмитрий - радиаторы на флаерах защищены от любого загрязнения.

        - Не знаю, как они защищены, но я вытащил из теплообменника целую кучу мусора. Он был так забит, что не мог нормально работать даже за полярным кругом.

        - Скорей всего, чья-то неумная шутка - Виктор Андреевич задумчиво провел рукой по подбородку.  - Вы проверили машину перед вылетом?

        - Система работала нормально, а под капот я не лазил.

        - Вы на самом деле с Голуни?

        - Да, Ирина, я там родился. Аркона, Новый Славянск, Белополье, Семигорск прекрасные города, просторные светлые.

        - А родные? Скучаете по родителям?

        - Нет, я сирота. Мне некого терять. Наверно по этому и согласился на вербовку.

        - Простите, я не знала.

        - Нет, ни чего, Екатерина Николаевна, это было четырнадцать лет назад. Может, слышали. Ламкор. Взрыв на химическом комбинате.  - Всеслав говорил совершенно спокойно, в катастрофе на Ламкоре погибло полторы тысячи человек. Среди них были Бравлин и Ивена Родионовы, правда, у них не было детей, но когда Всеслав решил взять их фамилию, в Большом Информационном Центре были сделаны соответствующие изменения биографии семьи Родионовых. Легенда надежна.

        - Виктор Андреевич, извините за бестактность,  - Всеслав бросил испытывающий взгляд на хозяина дома - почему Вы ушли к Астронам?

        - Интересный вопрос,  - Рогожин задумчиво отпил глоток чая - скорей всего мне было скучно. Хотелось ощутить вкус жизни, риск, поиск приключений, романтику корсарского рейдера. Вы меня понимаете, молодой человек.

        - Может, Вы правы. В том мире трудно найти, что ни будь по настоящему будоражащее кровь. Все просто, слишком хорошо, слишком безопасно и слишком скучно.

        - Папа, вы оба романтики! Я от тебя такого не ожидала.

        - Ира, я тебе говорил - возбужденно заявил Дмитрий.  - В Астроленде собираются законченные романтики. Те, кому скучно в тесных регламентированных рамках правовых государств. Папа и наш гость, живые примеры. Сколько я таких встречал среди новообращенных! Люди к нам идут не за деньгами, не за идею, им просто скучно в старом мире.

        - Не скажи, деньги тоже играют свою роль - Виктор Андреевич слегка охладил пыл своего сына - в Астроленде уровень жизни гораздо выше, чем скажем в таких богатых государствах как Североамериканские Штаты или Русколань.

        - Интересно почему?  - вмешался Всеслав - почему я здесь зарабатываю больше чем на Голуни? За счет чего?

        - Всеслав Бравлинович, это элементарно. Вас в школе историю учили?

        - Было дело.

        - Вспомните XVII-й век. Карибское море. Маленькая флибустьерская республика Тортуга. Мы живем за счет Димы и его соратников.

        - Как я забыл!  - Всеслав хлопнул себя по лбу - Пиратство!

        - Мы называем себя корсарами.

        - Извините, Дмитрий.

        - Можно просто Дима.

        - Хорошо, неф, с которым я попал к Астронам, вез груз на пару миллионов рублей.

        - Верно. Вдобавок само судно можно продать за 500-700 тысяч русколанских рублей или 800-1200 тысяч долларов.

        - Вы торгуете со старыми мирами - понял Всеслав.

        - Не плохо, очень не плохо - после некоторого раздумья ответил Виктор Андреевич - Вы быстро схватываете. Эта информация считается закрытой. В мире около пятидесяти государств, в космосе летает несколько десятков тысяч грузовых галош, вроде вашей. Они продаются, перепродаются, строятся новые, старые списываются на свалку и если несколько из них, с нашей помощью, поменяют хозяев, на внешнем фоне это будет совершенно незаметно. Ни кому не интересно, с какой свалки взялся старый неф, купленный за пол цены каким ни будь китайцем или латиносом.

        - А новому хозяину тем более выгодно молчать - заметил Всеслав и, помолчав, спросил - Вы продаете не только корабли?

        - Слишком много вопросов, не все сразу - ответил Виктор Андреевич, давая понять, что разговор может иметь продолжение.

        - Понятно. Между прочим, я сейчас в отпуске, в городе бывал только пару раз и то, на несколько часов. Посоветуйте, где можно поселиться на пару недель.

        - Оставайтесь у нас - последовал незамедлительный ответ.

        - Что Вы, спасибо за приглашение, но не хочется Вас стеснять. У меня планы оторваться на всю катушку.

        - Всеслав, ни каких возражений. Вы останетесь у нас. Во-первых, мы всегда рады гостям, во вторых - Виктор Андреевич пригубил чашку и бросил на гостя хитроватый взгляд - Вы меня заинтересовали как любопытный экземпляр для моей новой работы по
«Психологии романтизма».

        - Ну, не знаю, я планировал снять номер в тихой спокойной гостинице, посмотреть город, погулять, как следует.

        - Всеслав, на самом деле, папа прав, поживите у нас, Дима в увольнении он вам составит компанию, тем более, Вы совсем не знаете город - от просьбы такой девушки как Ирина мог отказаться или полный чурбан или голубой. Всеслав тяжело вздохнул и демонстративно поднял руки вверх, тем более Дмитрий с энтузиазмом отозвался на предложение Иры, «показать местные достопримечательности». Это как нельзя лучше отвечало планам Всеслава.
        После ужина последовало вселение Родионова в гостевую комнату не уступавшую по комфортности и обстановке остальному дому.

«Надо тихо проверить ее на «жучки» - отметил про себя Всеслав. Разговор прошел удачно. Главное, удалось заинтересовать Виктора Андреевича. Правда, оставался вопрос: кто кого вербует? Сибирцев Рогожиных или наоборот? Но это не имело принципиального значения. Цель достигнута.
        Всеслав распаковал свой нехитрый багаж, «контрабанду» он умудрился незаметно оставить в флаере. После чего расположился в кресле и, закрыв глаза, отключил сознание от внешних раздражителей. От медитации его оторвал Дима.

        - Всеслав, извини за вторжение, я сегодня собираюсь в «Старый Череп», там будут наши. Поехали вместе!

        - О чем речь! Я готов!


        Не смотря на зловещее название, ресторан оказался весьма приличным заведением. Уютный зал, расторопные официантки, кабаре, весьма приличное меню. Дмитрия здесь хорошо знали, поздоровавшись с метрдотелем, как со старым знакомым, он сразу направился к столику, где уже расположились трое молодых мужчин. Последовало короткое знакомство, симпатичная официантка принесла заказ. После тостов: «за знакомство», «за флот», «за горняков» Всеслав почувствовал, что вписался в компанию.
        Невысокий жилистый брюнет, представившийся как Френк Гаррисон, усиленно налегал на ростбиф с кровью, изредка вставляя в разговор короткие замечания. Сидевший напротив, Эмиль Дюбок, оказавшийся близким другом Дмитрия, отчаянно жестикулируя, рассказывал о своем последнем рейде.

        - Мы догнали и остановили купца. Он уже лег в дрейф и поднял лапки вверх, бери тепленьким! И в это самое время на локаторе возникли три отметки.

        - Крейсера?  - спросил Джон Ливенс третий член компании высокий широкоплечий блондин, внимательно слушавший Эмиля.

        - Нет, слава Создателю! Фрегаты. Североамериканский патруль. Наш старик плюнул на добычу и дал полный форсаж. Повезло, призовая партия не успела отчалить.

        - Да, в этом вам повезло. Спорю, ваша скорлупка ни когда так не бегала - вступил в разговор Дмитрий.

        - Ты не проспоришь, наша «Принцесса» неслась как гоночный катер. Но патруль повис на хвосте.

        - Все три?

        - Нет, один остался с нефом, мы его слегка подпалили, пока останавливали. Почти два часа гонки.

        - Но вы оторвались?

        - Нет, нас догнали. Началось!  - Дюбок грохнул кулаком по столу - шесть торпед залпом! Нам бы хватило одной. Мы сбили все. А потом показали им, как стреляют наши импульсаторы!

        - «Принцесса» против двух фрегатов?  - с сомнением покачал головой Ливенс - не верится.

        - Наша старушка еще может себя показать - в голосе Эмиля звучала неподдельная гордость.  - Мы беглым огнем поразили флагмана. Он не выдержал и отвернул. Но и нам всадили. Сущий ад! Два попадания в трюмы, одно в ангарную палубу, три «Ската» прямо в лепешку.

        - Люди погибли?  - влез в разговор Всеслав.

        - Да, двенадцать десантников, те, кто был в ангаре, даже хоронить нечего.

        - У нас такое бывает - тихо сказал Дмитрий - я сам был в бою, потеряли четверть команды.

        - Еще один импульс - продолжал Эмиль - пробил танки с водой. Я, грешным делом, подумал, корпус развалится. Но ни чего выжили, подбили второго противника и оторвались.

        - Хоть одного взорвали?

        - Нет, только повредили. Но им хорошо досталось. Четыре попадания в первый и три во второй.

        - Неужели этого достаточно?  - не поверил Родионов.

        - Патрульный фрегат меньше чем наш рейдер. Шесть, семь попаданий и он гибнет, но бывает и меньше.

        - А сколько выдерживает корсар?

        - По разному. Я как-то попал в переделку - ударился в воспоминания Дмитрий - наш
«Стерлинг» получил 6 попаданий с фрегата и пару тяжелых импульсов с крейсера. Хорошо двигатели уцелели, удалось уйти. Но корабль покалечили, 38 человек погибло,
6 ранено, корпус перекосило. Регенераторы, ангары, две зенитные батареи, как и небывало. Еле доползли до базы.

        - А Старку не повезло - заметил Френк, расправившись с ростбифом - во втором походе напоролся на крейсер.

        - Слышал эту историю - добавил Эмиль - ребята отстреливались, пока их не взорвали. Ни кто не спасся.

        - Не повезло, новенький корабль, и во втором походе погибли.

        - Бывает, я на «Принцессе» 8 лет служу, от курсанта до штурмана,  - заявил Дюбок - ни разу не попадались, только последний поход. Мы двадцать дней добирались до третьей базы, без воды на аварийных запасах. На базе подлатали старушку, закачали танки водой и домой, только вчера прибыли.

        - Раз на раз не приходится - тихо проговорил Френк - помню, мы как-то два месяца болтались в пространстве, ни одного купца. Повернули домой, и наткнулись на одиночный неф с плутонием.

        - Это большая удача.

        - Мы тогда хорошо поживились, а могли вернуться пустыми. В последнее время штабные наводчики стали лучше работать. Почти каждый третий рейд по заказу, выходишь в точку и спокойно ждешь добычу.

        - Тоже рискованно - вмешался Эмиль - мы в этом походе работали по наводке, а вместе с купцом наткнулись на патруль.

        - Ну что, корсары! Почему грустные?  - приветствовал компанию незаметно подошедший человек с жизнерадостной улыбкой на лице - Эмиль, ты успел раньше меня.

        - Знакомьтесь - повернулся Дмитрий - Вилли Хендрикс артиллерийский офицер
«Принцессы», Всеслав Родионов горный инженер начальник рудника «Порпойс».
        После обмена рукопожатиями Всеслав оглядел Хендрикса. Казалось, из этого человека била ключом энергия, внутренняя сила. Подтянутый, широкоплечий, с длинными мускулистыми руками, темные курчавые волосы, высокий лоб. С его открытого лица, казалось, никогда не исчезала широкая дружелюбная улыбка. С приходом Хендрикса разговор плавно перешел на гонки космокатеров и любовные приключения. И к тем, и к другим Вилли был неравнодушен.
        Всеслав тихо втянулся в разговор. Во время своей работы на руднике он периодически смотрел репортажи с соревнований и легко поддерживал беседу. Через пару минут он уже отчаянно спорил с Хендриксом о сравнительных характеристиках спортивных космокатеров. Выяснилось, что у Хендрикса есть свой личный катер, Всеслав решил поближе познакомиться с Вилли. Это было полезное знакомство. На гоночных катерах стояли мощные двигатели надпространственного хода, а угнать личный катер, было не в пример проще, чем корабль.
        Тем временем на эстраде началось выступление кабаре, бойкие озорные девицы танцевали под ритмичную музыку, демонстрируя посетителям ресторана свои прелестные ножки. Незаметно разговоры за столиком стихли, глаза молодых людей были прикованы к привлекательным, гибким телам танцовщиц. Родионов прикидывал, есть ли в ресторане отдельные комнаты для дополнительных услуг, но, заметив, как смазливая официантка увела клиента через незаметную дверь рядом со служебным ходом, пришел к выводу, что в «Старом Черепе» все организовано по высшему разряду. В Астроленде мужское население преобладало над женским, что положительно сказывалось на популярности древнейшей женской профессии. Многие красотки с не слишком богатых планет целыми партиями вербовались в бордели Спейстауна, Тонсбурга, Виндженса и других крупных городов пиратской республики. Впрочем, многие из них впоследствии выходили замуж и становились добропорядочными матерями семейств.

        - Дмитрий,  - неожиданно вспомнил Всеслав - сегодня, когда я прилетел в Симаунт, из вашего дома вышла хорошенькая девица. Кто она?

        - А эта,  - Рогожин младший нехотя оторвался от созерцания прелестей круглолицей большеглазой блондинки, ритмично крутившей бедрами под одобрительные выкрики публики, было видно, что он уже выбрал, с кем проведет ночь - сотрудница отца Милана Григ, она часто приезжает к нам по работе.

        - Интересная женщина, с ней можно познакомиться поближе.

        - Красивая, это верно. Но слишком себе на уме, слишком высокого мнения о себе. Извини, Всеслав, но она не для тебя, лучше найди кого попроще, подоступней.

        - Может быть ты прав - Всеслав понял, что Дмитрий уже пытался подъехать к Милане, и получил от ворот поворот. Но Родионову было жизненно важно как можно скорее встретиться с Миланой и любой ценой убедить ее молчать.  - Как тебе, та куколка, вторая с права!

        - Смазлива, но в постели хуже, чем кибер - Дима расхохотался над своей шуткой - лучше возьми вон ту, шатенку в серебристом. Эта творит такое!!! На всю жизнь запомнишь.
        Тем временем Вилли Хендрикс изловчился и задрал юбочку проходившей мимо официантки, выставив на всеобщее обозрение ее упругую попку и полупрозрачные, кружевные трусики. Девица легким грациозным движением поправила юбку, бросив на хохочущего Хендрикса лукавый недвусмысленный взгляд и покачивая бедрами, направилась к другому столику. Было видно, что она совершенно не обиделась на такое проявление внимания, скорее даже наоборот. Зато эта шутка пришлась не по вкусу смугловатому крепышу с орлиным носом и восточными чертами лица, сидевшему в компании своих земляков за два столика от наших друзей. Он резко встал, опрокинув стул, и направился к Хендриксу. Офицеры как один повернулись к южанину.

        - Ты не смеешь касаться и даже думать о моей женщине - медленно проговорил подошедший, в его черных глазах светилась угроза.

        - Ты ее купил?  - с холодной улыбкой спросил Хендрикс, его друзья поддались вперед, они прекрасно знали, что эта улыбка не предвещала наглецу ни чего хорошего.

        - Я тебе сказал - палец говорившего уперся в грудь Вилли - если не понял, задушу как котенка.

        - Хорошо, я тебя понял - Вилли как бы шутя, поднял руки вверх и резким движением толкнул противника в грудь, рывком вскочил со стула и, продолжая движение с полушагом влево, закрутил руку южанина за спину. Зал оглушил дикий рев полный злости и боли. Земляки вопящего крепыша, до этого спокойно наблюдавшие за стычкой, как один вскочили и с легко читаемыми на их лицах намерениями бросились на помощь. Но их порыв был остановлен направленными им на встречу стволами пистолетов. Быстрые скупые движения корсаров и Родионова, мгновенно выхвативших пистолеты говорили об умении обращаться с оружием. Френк Гаррисон сделал шаг вперед:

        - Ваш друг начал ссору с нашим товарищем. Он оскорбил офицера флота и получил по заслугам.

        - Иди, отдохни - с этими словами Вилли отпустил своего противника и демонстративно вытер руки салфеткой.

        - Ты меня обидел, свинья - побагровевший южанин обрел дар речи.

        - Ты меня вызываешь?  - Хендрикс бросил на него издевательский взгляд сверху вниз - не боишься?

        - Да, мы будем биться, один на один. На парализаторах. Ты горько пожалеешь об этом.

        - По правилам дуэли оружие выбирает, тот, кого вызвали на поединок - вмешался Френк.

        - Пусть выбирает - южанин был готов зубами перегрызть горло Хендрикса.

        - Завтра утром в 9:00, в тире на улице Армстронга, дуэль будет на пистолетах с разрывными пулями - отчеканил Хендрикс и, повернувшись к своим товарищам, добавил
        - господа, я вас приглашаю на представление.
        Ситуация разрядилась, драчуны вернулись за свои столики, девицы на сцене продолжили свое выступление. Подобные стычки в «Старом черепе» были привычным делом. Все вернулось на круги своя. Через какое-то время Хендрикс поднялся со своего места и, перекинувшись парой фраз с девицей послужившей причиной ссоры, увел ее из зала. Еще через полчаса Дмитрий снял со сцены приглянувшуюся ему танцовщицу и под одобрительные крики товарищей унес ее через служебный ход, было видно, что он прекрасно ориентировался в этом заведении.
        Всеслав огляделся по сторонам. Часть посетителей удалилась с выбранными женщинами, компания южан толи арабов, толи турок исчезла почти сразу после драки, оставшиеся за столиком Дюбок и Ливенс тянули жребий на понравившуюся им обоим девицу. Веселье помаленьку стихало. Подозвав официантку, Всеслав расплатился по счету и, пошатываясь, направился к выходу, было видно, что он хорошо набрался.
        На улице показное опьянение моментально исчезло. Еще на подлете к ресторану Родионов приметил прямо у стоянки кабинку уличного информатора, к ней он и направился. Войдя в кабинку, Всеслав включил адресную книгу и набрал имя «Милана Григ». К его удивлению комп выдал адрес: «Спейстаун, бульвар Архитектурный, д. 86, кв. 239. Телефон: 457-567-906.». Больше по этому адресу ни кто не числился. Оставался вопрос: на самом деле она там живет, или это просто ловушка для любознательных. Был только один способ это проверить. Всеслав вышел из кабинки и, заплатив за стоянку, забрался в свой флаер. Автопилот недовольно зажужжал, уловив запах алкоголя. В Астроленде весь легковой транспорт был оснащен нехитрым устройством, блокирующим ручное управление, если водитель не трезв. Весьма разумное решение при весьма демократичных порядках на этой планете.
        Первым делом Всеслав задал курс на ближайший магазин, запасшись там бутылкой хорошего вина и букетом белых роз, он направил машину на Архитектурный бульвар. Милана жила в стандартной башне модульной конструкции. Эта система была популярна на большинстве развитых планет. К центральному опорному стержню высотой 500-700 метров с лифтами, лестницами и инженерными коммуникациями пристыковывались квартирные модули, выбранной клиентом конфигурации.
        Всеслав вошел в пустынный холл, часы показывали около 11 часов ночи, и поднялся на четырнадцатый уровень. Перед дверью он несколько секунд потоптался под прицелом глазка видеокамеры и уверенно нажал звонок. Прошла пара тягостных долгих минут ожидания, наконец, дверь открылась.

        - Всеслав, ты?!  - Милана стоя на пороге с нескрываемым изумлением и испугом смотрела на Всеслава.

        - Это я - прозвучал тихий ответ - а это тебе.

        - Боже мой, какая прелесть - Милана прижала букет к груди - я забыла, что это такое.

        - Может, пустишь, неловко разговаривать в коридоре.

        - Конечно, проходи, не стой на пороге - девушка отступила в сторону.
        Всеслав вошел в дом, прошел в комнату, огляделся. Обычная квартирка, мягкий ковер на полу, встроенные в стену шкафы, эргономичная мебель, пара сувениров у комп-модуля. Ни чего лишнего. Временное жилье. Почувствовав затылком движение, Всеслав обернулся и встретился взглядом с бездонными светло-карими глазами Миланы.

        - Садись, рассказывай. Как ты сюда попал?  - приятный бархатный голос, но в нем проскальзывали требовательные нотки. Всеслав поставил вино на стол и с наслаждением опустился в глубокое кресло. Сказывалась накопленная за день усталость.

        - Все просто, очень просто. Ты сегодня была в Симаунте у Виктора Андреевича - Всеслав решил быть предельно откровенным - я случайно увидел, как ты садилась в флаер, перламутровый «Скайхок». Захотел встретиться.

        - А ты что там делал? Как ты попал в Астроленд?  - Милана грациозно опустилась в кресло напротив и, скрестив ноги, бросила на Всеслава пристальный взгляд.

        - Помнишь нашу последнюю встречу в Почайне? Я тогда летел на Гремор, сопровождал груз. По пути мой неф перехватили корсары - Всеслав чувствовал себя как на допросе, но смотрел прямо в глаза девушки, от него не укрылось легкое движение ресниц, Милана прекрасно знала, о чем идет речь - не знаю почему, но я пошел на вербовку. Наверно захотелось приключений.

        - И как, получил?  - в голосе прозвучали задорные нотки. В интригующем взгляде из-под длинных густых ресниц на миг блеснули озорные искорки. Было видно, что внутреннее напряжение спало, уступив место здоровому любопытству.

        - О! Больше чем ожидал. Столько всего! Полгода работы на руднике «Титаниума» за полярным кругом, я же в Русколани работал на «ТрансЭнерго», занимался тяжелым оборудованием плюс постоянные командировки. На руднике немного отдохнул. Тихая спокойная работа, интересные люди, мой зам. Сережа Рогожин прекрасный человек, уникальнейшая личность - Всеслав сделал паузу и машинально пригладил свои волосы, ситуация начала его забавлять - интересно, но скучно, вот на пару неделек вырвался в отпуск, остановился у Рогожиных, там я тебя и видел. Сейчас планирую хорошенько отдохнуть, оторваться, покуражиться.

        - Может, повезет найти новую работу, тихая спокойная жизнь в подземном поселке не для меня - в его голосе звучало неподдельное разочарование.

        - А я думала, что ты сейчас сидишь в офисе на Голуни и медленно по кирпичикам строишь карьеру.

        - Нет, Милана, такое не для меня - Всеслав понял, что надо делать ставку на поиск приключений, романтику, склонность к риску, это должно сработать.  - Да и в
«Титаниуме» работа оказалась не такой, о которой я мечтал. А как ты попала к корсарам?

        - Как сказать - девушка задумалась и опустила глаза - наверно экономист-эколог это не самая лучшая профессия, мне надо было пойти в СГБ, там бы мои способности пригодились.

        - Один мой приятель, просто знакомый - быстро поправила себя Милана - завербовал меня.

        - Это случайно не тебе я обязан своим попаданием в Астроленд? Неф «Компас» - уточнил Всеслав.

        - Ты догадлив, я работаю на разведку - Милана томно потянулась и с извиняющейся улыбкой спросила - но ты не обижаешься?

        - Нет, в конце концов, я нашел тебя.

        - Мы тогда расстались, все было так наивно и глупо.

        - Почему!?  - его взгляд был полон любви и грусти - я ни когда тебя не забывал, просто тогда я был слишком молод, наивен, амбициозен, глуп.

        - А сейчас?

        - А сейчас ни чего не изменилось, как был дураком, так и остался.
        Они просидели почти до рассвета, вино было давно выпито, цветы поставлены в вазу. Вся ночь прошла в разговорах, воспоминаниях. Всеслав старался обходить скользкие темы и играть на эмоциях. Встреча прошла на редкость удачно, удалось найти нужные струны в душе Миланы, пробудить старые чувства. Он был уверен, что еще пара таких встреч, и Милана полюбит его, и тогда можно будет воспользоваться ее связями, убедить помочь с побегом. Эмоции страшная вещь, но если умело на них сыграть, можно добиться многого. Только утром Всеслав покинул эту показавшуюся ему такой уютной квартиру. Выйдя из дома, он бросил прощальный взгляд наверх, туда, где по его расчетам находились окна Миланы и, запрыгнув в флаер, резко поднял машину в воздух.
        Он на автопилоте долетел до Симаунта, бросил флаер на стоянке и направился к дому. Свежий утренний воздух приятно холодил лицо. На улице было пустынно. Дверной автомат был уже настроен на голос Всеслава и без замешки впустил его в дом. Часы показывали начало шестого, в доме еще спали. Родионов поднялся в свою комнату и, закрыв за собой дверь, с тихим стоном рухнул в кресло. Только сейчас он понял, как устал. Ложиться в кровать не было смысла, все равно придется скоро вставать. Настроив будильник, Всеслав моментально погрузился в сон.
        Его разбудил бодрый голос компа-дворецкого: «Доброе утро, пора вставать. Доброе утро, пора вставать…». Всеслав вскочил с кресла и с полусна послал навязчивый автомат так далеко, что тот сразу же обиженно замолчал. Часы показывали 6:40 по местному времени. Продрав глаза, Всеслав принял контрастный душ, побрился и, придирчиво рассмотрев свое посвежевшее лицо в зеркале, направился в столовую. Все уже собрались, не было только Дмитрия. Виктор Андреевич с увлечением читал книжку, Екатерина Николаевна и Ирина были поглощены обсуждением какого-то видеофильма. Пожелав «Доброго утра», Всеслав опустился на свое место.

        - Ну, как впечатления, молодой человек - приветствовал его Виктор Андреевич, с видимым сожалением оторвавшись от книги.

        - Весьма не плохо. Хорошо погуляли.

        - Вы вовремя проснулись, Успели выспаться?

        - Вроде часок поспал, вернулся только под утро. У Вас в городе столько достопримечательностей - на лице Всеслава мелькнуло скабрезное выражение.

        - Да,  - с пониманием ответил Виктор Андреевич - у нас много возможностей для развлечения, Дима до сих пор спит.

        - О, легок на помине!  - дверь открылась, впуская слегка опухшего со сна Дмитрия.

        - Здрасте, привет папа, доброе утро мама, здорово Всеслав. Ты куда вчера подевался?

        - Стало скучно, решил прогуляться по улицам, посмотреть город - ответил тот, с усилием оторвавшись о яичницы с беконом.

        - И как? Посмотрел?

        - О чем речь - пожал плечами Всеслав - после кондиционированного воздуха на руднике приятно просто подышать ночной свежестью, развеяться.

        - То же самое, говорит и Сергей - добавил Рогожин старший.

        - Впрочем, Дмитрий, ты не забыл? Ровно в девять нас ждут.

4

        Тир представлял собой массивное приземистое серое здание, напоминавшее средневековый замок. Внутренняя отделка была соответствующей. Полумрак, царивший в холле, высокие потолки, широкие лестницы из нарочно грубо обработанного камня. Несколько регистрационных компов, сиротливо притулившихся в углу портили общую картину.
        Все уже были в сборе. Хендрикс радостно поздоровался с вошедшими Дмитрием и Всеславом. На его лице светилась жизнелюбивая улыбка, словно он пришел на дружескую вечеринку, а не на поединок с боевым оружием. Вчерашний араб с гордым, решительным видом прохаживался среди своих земляков. Не смотря на невозмутимое выражение лица, в его движениях проскальзывала нервозность. Наконец, ровно в 9 00 из расположенных под потолком динамиков раздался трубный рев, живо напомнивший Всеславу сцену рыцарского турнира из исторических фильмов. Грубый механический голос проревел: «Вильям Хендрикс офицер крейсерского флота и Бенадир Халек бизнесмен войдите в зал чести и решите свой спор в поединке».
        С противным визгом открылись большие ворота, оббитые ржавым железом, и дуэлянты молча шагнули внутрь. Зрители направились на второй этаж. Здесь, к изумлению Всеслава ожидавшего увидеть просто навесную галерею, выполненную в том же архаичном средневековом стиле, находился огромный, во всю стену, экран, на который собиралось и компилировалось изображение с видеокамер в дуэльном зале. Кроме того, было полдюжины индивидуальных мониторов, для желающих самостоятельно наблюдать за перипетиями схватки с избранных ракурсов.
        Дуэльный зал представлял собой просторное помещение со стенами из бронепластолита, заполненное хаотическим нагромождением каменных глыб. У противоположных стен были небольшие возвышения, позволявшие дуэлянтам увидеть друг друга в начальный момент поединка. Еще раз прозвучали трубы, и на возвышения вышли Хендрикс и Халек. Они были в стандартных армейских комбинезонах цвета хаки и с пистолетами в руках.
        Всеслав занял отдельный монитор и навел камеру на Хендрикса. Вилли стоял в обманчивой расслабленной позе со спокойным безмятежным выражением лица. Но, несмотря на обманчивую внешность, чувствовалось, что он в любой миг готов взорваться в молниеносной атаке. В момент удара гонга его буквально сдуло с места, только на стене, там, где он только что стоял, вспыхнули разрывы двух пуль выпущенных Халеком. В прыжке Хендрикс успел выстрелить на вскидку и, перекатившись, замер за гранитным блоком. Через пару секунд выглянул из-за укрытия и, выпустив несколько пуль в сторону противника, рванул вперед, нырнув за бесформенную кучу камней в тот самый момент, когда Бенадир Халек открыл прицельный огонь. Пули прошли мимо, только несколько каменных осколков ударили Вилли по спине. Немного выждав, Хендрикс повторил тот же маневр. Было видно, что противники стремятся сократить дистанцию до минимума.
        Пару минут они настороженно выжидали, стараясь обнаружить врага в каменном лабиринте. Наконец Халек рывком промчался метров пятьдесят отделявшие его от высокой пирамидообразной конструкции, находившейся всего сорока метрах от позиции Хендрикса. Вилли слишком поздно заметил этот маневр, и выпущенные им пули прошли мимо цели. Дуэль затягивалась. В поединке встретились серьезные противники, не уступавшие друг другу.
        Хендрикс медленно полз между камнями, отступая и одновременно обходя Халека с фланга. Араб тем временем как кошка пробрался в тыл позиции Хендрикса и бросился вперед, намереваясь расстрелять со спины ничего не подозревающего противника, но там уже ни кого не было. Он замер на месте с поднятым пистолетом в руке, напряженно вслушиваясь в тишину. Резко обернулся и остановился на полпути, увидев перед собой спокойно стоявшего прислонившись к каменной плите врага.
        Первая пуля попала точно в правую руку. Взрыв отбросил Бенадира на несколько метров. Он рухнул на землю, истошно крича и прижимая к груди брызжущие кровью лохмотья недавно бывшие его рукой. Следующие две разрывные пули попали в ноги, дробя кости и разбрасывая по сторонам рваные ошметья живой плоти. Араб больше не кричал, он только тихо поскуливал, его широко раскрытые глаза, не отрываясь, смотрели на приближающийся ствол пистолета. Последняя пуля «Удар милосердия» разнесла ему голову.
        Всеслав потрясенно мотая головой, оторвался от монитора. Он многое повидал в жизни, в том числе и кровь, но такая циничная немотивированная жестокость шокировала. Это просто не стыковалось с жизнерадостным, доброжелательным образом Вилли Хендрикса. Видимо что-то в нем сидело, глубоко на самом дне подсознания, какой-то след, душевная рана, и сегодня это вырвалось наружу, заставив превратить попавшегося под руку араба в кровавое месиво.

«Вилли, Вилли, надо тебя копнуть по глубже, докопаться до самых темных уголков твоей грешной души и, как следует, взять за жабры. Вилли, ты мне нужен и я найду подходящий крючок» - думал Всеслав, отрешенно смотря в спину уходящему Хендриксу. Его размышления бесцеремонным хлопком по спине прервал Дюбок:

        - Пошли, Вилли сегодня угощает.

        - Да, после такого, надо как следует выпить - Всеслав нехотя оторвался от монитора.


        На выходе из здания Всеслав задержался, внимательно разглядывая широкоформатную голографическую рекламу гладиаторских боев. В Астроленде существовало и такое развлечение. Наконец, когда друзья Всеслава уже начали терять терпение, из дверей тира вышла троица арабов товарищей погибшего Халека. Всеслав бросил последний взгляд на рекламный щит и побежал догонять компанию. Он успел, как следует разглядеть арабов, садившихся в большую восьмиместную машину темно-синего цвета, запоминая характерные черты всех троих.

        - Ни когда в жизни не видел гладиаторских боев - с довольной улыбкой бросил он в ответ на недоумевающий взгляд Дмитрия - надо заглянуть.

        - Быстрее, ребята нас ждут.
        Через несколько секунд флаер взмыл в небо и полетел вдогонку за машиной Хендрикса.
        Компания расположилась в маленьком уютном полутемном ресторанчике. Хендрикс заказал пиво и немудреную закуску: орешки, креветки, сухарики. После второй кружки атмосфера начала оживляться. Но разговоры крутились только вокруг утренней дуэли. Все чувствовали необходимость напиться, выговориться и забыть кровавые ошметья, оставшиеся от несчастного араба. Всеслав молча пил пиво и смотрел на самодовольную физиономию Хендрикса, снисходительно выслушивавшего хвалебные комментарии своих друзей. На конец он грохнул пустой кружкой по столу и с хмельными нотками в голосе заявил:

        - Что мы все о драке и о драке. Кокнул Вилли чумазого, и правильно сделал. Но нельзя же все время только об этом.

        - Но извини, Всеслав, не каждый же день бывает такое - расхохотался Дюбок - в последнее время дуэли бывают все реже и реже.

        - Я помню, еще, когда в школе учился, в день бывало по 15-20 поединков. И это только в Спейстауне - заметил Джон Ливенс, оторвавшись от блюда с креветками - а сейчас… Две три дуэли в неделю, не больше.

        - Самые драчливые погибли, а оставшиеся в живых развлекаются менее рискованными способами - с грустью в голосе добавил Вилли.

        - Через месяц начнется Большая Регата.  - Заметил Родионов, направляя разговор в нужное русло - интересно, кто ни будь, побьет Стравинского?

        - Что здесь думать!  - Заявил Дмитрий, искоса поглядывая на официантку, спешащую к их столику неся поднос, заставленный кружками с пивом. Сегодня его привлекало только пиво, в отличие от вчерашнего вечера - естественно первым будет Стравинский. Он уже взял пять гонок, возьмет и эту.

        - Все может быть, все может статься…  - Эмиль задумчиво почесал подбородок - но я ставлю на Акста. Именно на Рудольфа Акста.

        - Акст ни разу не поднимался выше третьего места - Всеслав в свое время, еще на руднике, регулярно просматривал репортажи с различных соревнований, да и сам был не равнодушен к таким зрелищам, как космическая регата - не спорю, он хороший гонщик, но Стравинский и Харкер лучше.

        - Ошибаешься, и Стравинский, и Харкер побеждали благодаря более мощным машинам. Но по моим данным, Акст купил «Крайслер «Империум». Он уравняет шансы.

        - Ты знаешь, сколько он стоит!?  - вмешался Френк.

        - Да, около полутора миллионов дублонов, катер сделан на Земле в Штатах, он стоит этих денег!

        - Заводская машина ни на что не годится - вступил в разговор до этого молчавший Хендрикс. Всеслав задержал дыхание: рыбка сама шла в сеть.  - Только для того, что бы на ней катались богатенькие мажоры.

        - Ты сам ни разу не поднимался выше восьмого места - не сдавался Дюбок, видимо он уже поставил крупную сумму на Акста.

        - Раньше не получалось, но на эту регату у меня свои планы. Я тоже купил новую машину.

        - Тоже «Империум»?

        - Нет, Евразийский «Союз-Планета» пятая модель. Я ее полностью переделал.

        - Седьмая модель лучше, не говоря о «Крайслере».

        - Нет, Дима, твои земляки сделали прекрасный прочный корпус, а все остальное я поменял полностью.

        - Какой движок? Два мегаватта дает?

        - Больше. На форсаже выжимает четыре.

        - И не боишься взорваться?  - Всеслав задумчиво покачал головой. У Вилли были все шансы выиграть гонку, если только его не размажет по всему космосу.

        - Нет,  - довольная улыбка сияла на лице Вилли, сегодня был день его триумфа - корпус надежный. Я все просчитал, выдержит.

        - А реактор? А мозг?

        - Реактор конечно слабоват, для такого движка, но на 8-10 парсеков хватит. А мозг,
        - Хендрикс выдержал паузу - мозг стандартный «Арктур» с обычного рейдера.
        Тихий стон пронесся по ресторанчику. Раньше ни кто не додумывался ставить на катер вычислительный мозг с боевого корабля. Кораблестроители оснащали свои изделия более слабыми компами, справедливо полагая, что для одноместного гоночного катера с лихвой хватит и такого полу дебильного мозга.

        - Черт побери! Надо взглянуть на твою лошадку. Ни когда не думал, что познакомлюсь с настоящим гонщиком.

        - На самом деле, Вилли, ты столько прожужжал нам уши своей «Голубой стрелой», что грех не показать ее - поддержал неожиданную идею Эмиль. После того как вся кампания бросилась уговаривать его поехать в космопорт, Вилли сдался и, бросив официантке пару купюр, направился к двери.

        - Поехали, ребята.
        Повторять приглашение не требовалось, через пару минут все расселись по флаерам и машины на полной скорости понеслись к частному космопорту «Уоллинс». Через пол часа они подлетели небольшому летному полю. За высоким решетчатым забором с тремя прожекторными вышками виднелись две дюжины ангаров полукольцом окружавших сверкающую черным пластолитом взлетно-посадочную площадку. Оставив флаеры на стоянке, они направились к приземистому одноэтажному зданию, видимо совмещавшему диспетчерскую, администрацию и пропускной пункт. Впрочем, для «Уоллинса» и не требовались раздутые штаты. Человек 10-15 на все про все, прикинул Всеслав.
        Трое охранников, сидевших на проходной бросили мимолетный взгляд на Хендрикса, набравшего пароль на пульте, и вернулись к прерванной партии в карты. Дисциплиной здесь и не пахло. Но возможно охрана на самом деле находилась на проходной «для мебели», создавая обманчивое впечатление на потенциальных угонщиков, а основную работу выполняли электронные системы наблюдения. Пройдя через проходную, Вилли прямо по летному полю направился к своему ангару и, набрав код на замке, широким взмахом руки пригласил войти внутрь.
        Катер поразил впечатление Всеслава. Вытянутая каплеобразная машина метров двадцать в длину занимала большую часть ангара. Сверкающий свежим голубоватым покрытием катер был просто красив. Красив своей идеальной геометрически правильной формой корпуса, не нарушаемой ни какими выступами или внешними устройствами. Только овальный контур входного люка выделялся на идеально гладкой поверхности.

        - Великолепно - выдавил из себя Всеслав - а как попасть внутрь?
        В ответ Хендрикс небрежно махнул карманным пультом, и люк плавно отошел в сторону. Друзья, не дожидаясь приглашения, полезли в машину. Во внутренних помещениях катера царил тот же принцип, что и снаружи: «Ни чего лишнего». Большую часть корпуса занимали двигатель, реактор, вспомогательные механизмы. Пилоту оставались только крошечная каюта и миниатюрная рубка. Точнее говоря, рубки как таковой не было. Стены с огромным экраном и пультами управления обтягивали пилотское кресло наподобие кабины боевого катера. Бросив умоляющий взгляд на Хендрикса, Родионов забрался в кресло и включил бортовой мозг. На висящем прямо перед глазами обзорном экране вспыхнуло изображение ангара. Пунктирами протянулись контуры космодрома, и близлежащих зданий, вспыхнули отметки двух пролетавших мимо флаеров.
        Всеслав включил режим тестирования систем. По экрану побежали строчки отчетов. В глаза бросилась несогласованность работы реакторов и двигателей. Замигал экран, предупреждая о неполадках системы жизнеобеспечения. Касание клавиши, и изображение ангара на экране расплылось, смазалось. Возникла трехмерная картина системы Астроленда. Замигали яркие отметки патрульных фрегатов на орбитах. Подчиняясь командам Всеслава, увеличился масштаб. Контуры планет и спутников сжались в точки, солнце переместилось почти в центр экрана, плавно уменьшаясь в размерах. Откуда-то сбоку выплыли соседние звезды. Побежали строчки прокладываемых «мозгом» маршрутов. Всеслав сразу уловил неточность, непривычность, «урезанность» карты. Не было известных всем астронавтам векторов на, так называемые, навигационные звезды Солнце, Сириус, Арктур и Денеб. Карта была не полной, ограниченной системой Астроленда и близлежащих звезд. Подчиняясь командам пилота, корабельный мозг выплюнул на экран яркую линию курса, на звезду обозначенную как SO-11. Дальность -
2.346 парсека, ориентировочное время полета 4. 2 часа.
        И почти одновременно вспыхнуло предупреждение: «Корабль не готов к полету!!!». Родионов нехотя выключил систему. Экран медленно погас, исчезло, растворилось в обесточенных шинах чувство полета, пространства, бесконечной свободы до боли знакомое любому, кто хоть раз в жизни пилотировал корабль или даже обычную яхту.
        Всеслав почувствовал прикосновение к плечу и, повернувшись, поймал изумленный взгляд Хендрикса.

        - Ты раньше летал!?

        - Приходилось - Всеслав выдавил из себя мученическую улыбку - правда, давно и не на таком красавце.

        - Вилли,  - голос моментально обрел деловую окраску - с ним еще работать и работать. Ты не пробовал балансировку реакторов по методу Дейкинса?


        День незаметно клонился к вечеру. Всеслав медленным шагом прогуливался по набережной. Прохожих, таких же беззаботных гуляющих почти не было. На встречу Всеславу шел невысокий человек неопределенного возраста, с мелкими чертами лица. Всеслав называл его за глаза «крысенком».

«Крысенок» подошел к Родионову.

        - Привет, Джеймс, все окей?

        - Да, товар на месте. Можно забирать.  - Джеймс подозрительно взглянул на Всеслава
        - деньги с собой?

        - Да, как и договаривались, половину получишь в машине, половину, после того как я увижу товар.

        - Хорошо, но я хотел бы увидеть деньги.
        Всеслав бросил на него холодный взгляд сверху вниз и ни чего, не говоря, направился к флаеру. Джеймс, оглянувшись по сторонам, словно ища поддержки, последовал за ним. В машине он первым делом пересчитал, протянутую ему Всеславом пачку денег.

        - Ровно двадцать штук, как и договаривались.

        - С тобой можно иметь дело - удовлетворенно хмыкнул «крысенок», пряча деньги - летим к кислородному заводу.
        Равнодушно пожав плечами Родионов, включил двигатель и поднял флаер в воздух. До старой атмосферной фабрики, именуемой в просторечье кислородным заводом, было 15 минут лета.


        Неделя, прошедшая со времени известной дуэли, оказалась на редкость плодотворной. Всеслав много времени проводил в ангаре Хендрикса, помогая ему в работе над катером. Сегодня они потратили почти весь день на настройку силовых энергореакторов. Зато теперь оба реактора были идеально согласованны с двигателем. Правда, по расчетам Всеслава, всей их мощности должно было хватить только на 38 часов полного хода. Но так как на прохождение всей гоночной трассы требовалось в среднем 25-30 часов, Вилли решил, что этого ему хватит.
        Всеслав не без оснований считал, что в лице Хендрикса мир потерял талантливого инженера-кораблестроителя. Вилли был типичным самоучкой. Он сумел самостоятельно сконструировать свой катер, лишь изредка обращаясь за помощью к техническим специалистам. Естественно, не всегда хватало теоретических знаний, и тут помощь Родионова оказалась для Хендрикса поистине неоценимой. Всеславу нравился энергичный, целеустремленный Вилли Хендрикс, иногда Родионову становилось жалко этого человека. Казалось, что победа в Большой Регате была смыслом всей жизни Хендрикса, и он отдавал этой цели все свое время и деньги без остатка. Он любил свой катер, любил как женщину. И не подозревал, что новоприобретенный друг планирует нагло угнать эту великолепную машину.
        Кроме того, Всеслав почти каждый вечер проводил в обществе Миланы. Жизнерадостная, задорная, бойкая и в то же время нежная и чуткая девушка импонировала Всеславу. Он просто влюбился и забыл про контроль над эмоциями. Забыл все, о чем его неоднократно предупреждали в разведшколе, забыл и потерял контроль, не смотря на то что, приходилось ежесекундно рассчитывать каждый свой шаг, рисковать, и опасаться разоблачения. Самое главное, Милана отвечала взаимностью. С каждым днем, с каждой встречей в ее сердце тоненьким ручейком проникало глубокое всепоглощающее чувство. Всеслав видел, еще немного и она пойдет за ним хоть на край света. Как ни странно, он был этому рад.
        Родионов оторвался от раздумий. Флаер подлетел к раскинувшемуся на краю большого озера заброшенному заводу. Озеро представляло собой заполненный дождевой водой гигантский котлован, образовавшийся еще в те времена, когда рабочие модули завода вгрызались в тело планеты, переваривая базальты и туфы и высвобождая чистый кислород. Разумеется, атмосферная фабрика поставляла и побочные продукты своей деятельности: кремний, основные металлы, редкие элементы. Завод давно уже не работал, и его заброшенные корпуса облюбовали для своих операций дельцы черного рынка.
        Впервые же дни своей жизни в Спейстауне Всеслав вышел на этих романтических бизнесменов, готовых продать Вам все, что пожелаете, ни мало не интересуясь мнением полиции и таможни на этот счет. Даже в более чем демократичном Астроленде существовали запрещенные товары и услуги, но которые, тем не менее, можно было легко купить, если знаешь где искать.
        Всеслав успел пополнить за счет черного рынка свой арсенал мощным портативным устройством, улавливающим присутствие человека в радиусе трехсот метров, сейчас оно было установлено и тщательно замаскировано на флаере. Вдобавок он прикупил несколько медицинских препаратов особого рода, запрещенных практически на всех обитаемых планетах.
        Два дня назад он вышел на Джеймса, зарабатывавшего на жизнь продажей оборудования со списанных кораблей. Многие Астроны имели частные катера и космические яхты. Всеслав искренне надеялся, что предложение продать корабельный навигационный блок со списанного крейсера, не вызвало подозрений у Джеймса. Впрочем, это был человек того склада, который может продать Вам звезду с неба и свою мать в придачу, лишь бы хорошо заплатили. Совершив сделку с Родионовым, он спокойно перепродаст информацию тому, кто больше заплатит, к примеру, спецслужбам.
        Следуя подсказкам «крысенка» Джеймса Всеслав снизил скорость, опустил машину почти до земли и аккуратно влетел в открытый портал просторного и абсолютно пустого помещения. Видимо бывшего склада.

«И почему, все мафиози любят обделывать свои делишки на старых складах?» - подумал он, опуская машину почти в центре помещения.

        - Ну, пошли за блоком - Всеслав повернулся к Джеймсу - аванс уплачен.

        - А остальное?  - на сером крысином личике промелькнуло выражение озабоченности. Всеслав подумал, что Джеймс отчаянно боится обмана, или сам ведет нечестную игру.

        - Нет, сначала покажи товар. Оплата при получении. Как договаривались - жестко добавил Родионов, всем своим видом показывая, что дальнейшие споры бесполезны.
        Ни чего, не говоря, «крысенок» выбрался из машины и, сделав пару шагов в сторону, обернулся и вопросительно посмотрел на Всеслава. Родионов замешкался в машине, делая вид что, достает из тайника деньги, на самом деле он включил сканер и оценивал обстановку. Два человека направлялись к машине, вот они - вышли из двери у дальней стены помещения. В руках у одного из них увесистый чемодан. Третий находится сзади, видимо снайпер на огневой позиции. Всеслав вышел из машины, умудрившись при этом бросить взгляд назад. Так и есть! Невозмутимого вида человек стоял на галерейке, примерно на высоте четырех метров.
        Родионов направился на встречу парочке с чемоданом, обогнав при этом Джеймса. Контрабандисты, перекинувшись взглядами, двинулись вперед. Несшему чемодан было лет тридцать, атлетическая фигура, из-под короткой куртки выглядывает краешек бронежилета. Второму за пятьдесят, держится с видом хозяина. Видно, они серьезно подготовились к сделке. Ситуация осложнялась тем, что у Родионова не было с собой денег. Джеймс запросил целых 40 тысяч за навигационный блок, а у Всеслава не было в наличии и тридцати. За последнюю неделю он сильно поиздержался, покупая необходимое снаряжение.

        - Все, в порядке?  - спросил старший подбежавшего Джеймса - проблем нет?

        - Сначала товар - Всеслав с холодной улыбкой повернулся к боссу.

        - Мы ни когда, ни кого не обманываем. Товар у нас - босс ответил с такой же холодной улыбкой - ты принес деньги?

        - Да, но сначала я посмотрю блок.
        Подчиняясь легкому кивку головы босса, охранник поставил чемодан перед Всеславом и открыл его. Родионов присел, разглядывая открывшийся перед ним корпус из белого пластика. Откуда знать, не пустышка ли? Делать нечего, надо играть до конца.
        Всеслав утвердительно хмыкнул и полез левой рукой по куртку. В этот момент охранник потянулся за пистолетом. Всеслав качнулся назад и, падая на спину, всадил пулю прямо в глаз амбала. Тот отлетел назад, даже не поняв, что уже мертв. Перекатившись по полу, Родионов двумя выстрелами поразил босса и перенес огонь на второго охранника. Тот дернулся пару раз и мешком повис на перилах галереи. Пистолет выпал из его руки и с негромким стуком упал на пол. Все произошло в течение нескольких секунд.
        Всеслав мысленно поблагодарил своих инструкторов по разведшколе. Они в свое время приложили не мало усилий, обучая своих подопечных одинаково хорошо владеть обеими руками. Сегодня это пригодилось. Родионов оглянулся, ища глазами Джеймса. Инстинкт самосохранения не подвел «крысенка», и сейчас он несся во весь дух к двери, откуда незадолго до того вышел его босс. Видимо за дверью стоял флаер. Всеслав аккуратно прицелился и всадил две пули в затылок Джеймса, почти добежавшего до спасительного проема.

«Джеймс первый раз в жизни пораскинул мозгами» - ухмыльнулся Родионов. «Что за мафиози!? Даже стрелять не умеют!» - проворчал он себе под нос, отряхивая брюки от пыли. По правде, говоря, второй охранник успел сделать три выстрела, но промахнулся. Впрочем, на этот случай на Всеславе был одет специальный бронекостюм. Купленные на черном рынке рубашка и штаны из полиметалла ни сколько не стесняли движений, но зато выдерживали выстрел в упор из штурмового пистолета.
        Перезарядив оружие, Родионов направился к двери, куда так стремился покойный Джеймс. Так и есть! За дверью был короткий коридорчик, выходивший в точно такой же, как и первый пустой склад. В центре помещения стоял восьмиместный флаер, людей не было.
        Удовлетворенно хмыкнув, Всеслав занялся обыском трупов. Малоприятное занятие, но ни чего не поделаешь! «Обычная грязная рутинная работа агента спецслужб» - проворчал себе под нос Родионов, натягивая перчатки. Первым делом надо было вернуть свои деньги, что он и сделал, забравшись в карман Джеймса. Досмотр в целом дал неутешительный результат. У бандитов в общей сложности обнаружилось не более двух тысяч дублонов, три пистолета, Всеслав после некоторых раздумий оставил себе тяжелый длинноствольный «Браунинг», и банковская карточка, найденная в кармане босса. Ни документов, ни записных книжек, ни чего способного пролить свет на имена, связи и общественное положение покойников. Зато во флаере оказался настоящий навигационный блок. Как и следовало ожидать, в чемодане была «липа». Видимо контрабандисты с самого начала готовились к честной сделке, но, увидев, что Всеслав прилетел один, решили его просто ограбить и убить.
        После недолгих поисков, Всеслав обнаружил работающий мусоросжигатель и запихнул в него трупы, туда же полетели фальшивый навигационный блок и трофейная карточка, без знания кода она была бесполезна. Кровь на полу осталась, как и бесхозный флаер. Начало темнеть и Всеслав махнул рукой на оставшиеся улики, справедливо решив, что в ближайшее время ни кто сюда не забредет, а если и забредет, то в полицию стучать не будет.
        Через полчаса свежевымытый флаер вернулся в маленький автосалон, где Всеслав арендовал его пару часов назад. Родионов заплатил за аренду и, перекинувшись парой ни чего не значащих фраз с хозяином салона, вышел на улицу. Стемнело. Везде горели огни, на углах улиц светились рекламные голограммы. Всеслав постоял пару минут у входа, вдохнул полной грудью свежий вечерний воздух и направился к расположенному в паре кварталов отсюда кинотеатру.
        Родионов успел во время. Сеанс только что закончился, и, смешавшись с толпой зрителей покидавших кинотеатр, он дошел до уличной стоянки. Флаер, тот самый, на котором Родионов прилетел с рудника «Порпойс», спокойно дожидался своего хозяина. Уже через сутки после приезда в Спейстаун, Всеслав обнаружил на машине два новых
«маячка» но не стал их трогать, справедливо решив не дразнить собак раньше времени. Гораздо проще было делать вид, что не замечаешь слежку и при необходимости пользоваться наемным транспортом, как, к примеру, сегодня.
        Всеслав задумчиво смотрел из кабины на прохожих. Стоял теплый майский вечер. Толпы праздношатающихся граждан спешили отдохнуть после трудового дня. Сегодняшний день был на редкость удачным. Удалось достать навигационный блок, сейчас он спокойно лежал в тайнике вместе с пригодившимся сегодня ультразвуковым сканером, дожидаясь своего часа. Оставалась самая малость: найти корабль, способный долететь до ближайшей руссколанской планеты. Всеслав случайно вспомнил своего бывшего шефа Брендона Фокса и его совет: при случае заглянуть в «Бушприт». На вечер, ни каких планов не было. И Родионов решил воспользоваться советом Фокса. Не все же время работать! Надо иногда отдыхать.
        Ресторан выглядел именно так, как Всеслав его представлял. Просторный но, тем не менее, уютный зал. Грубая деревянная отделка стен, деревянные полы, пара лестниц декорированных под корабельные трапы. Официанты в средневековых камзолах и кожаных штанах с яркими цветными платками на головах. Все до самой последней мелочи должно было имитировать разудалую, бесшабашную атмосферу кают-компании пиратского брига. Посетители в отличие от небритого персонала бандитской внешности выглядели респектабельно. В основном за пятьдесят, хотя двое молодых людей расположившиеся у эстрады в обществе девиц известной профессии выглядели ровесниками Всеслава. В зале было тихо. Шумные, задиристые клиенты здесь не приветствовались. Оркестр играл кантри. Несколько красоток у стойки бара беззастенчиво бросали оценивающие взгляды на посетителей. В «Бушприте» поддерживалась спокойная стильная атмосфера элитного, респектабельного ресторана.
        Всеслав занял столик в углу и заказал легкий ужин. Официант с уродливым шрамом через все лицо и серьгой в ухе принес заказанные жаркое и кружку с пуншем. Его внешность с лихвой оправдывала название и общий стиль ресторана. Но, приглядевшись, Всеслав понял, что шрам не что иное, как искусственная имитация. В заведении такого уровня подавали только натуральную еду и напитки. Механически ковыряя вилкой в тарелке, есть не хотелось, Родионов незаметно огляделся по сторонам. Несколько человек с серьезными лицами вели неторопливые беседы за своими столиками. Сильно захмелевший седовласый джентльмен в нескольких метрах от Всеслава что-то увлеченно рассказывал сидящей напротив девице, годящейся ему во внучки. Та отвечала короткими фразами, с видимым усилием сохраняя заинтересованность на красивом личике. Всеслав решил, что девицу в первую очередь интересовало, способен ли старичок, на что ни будь кроме рассказов, или ей придется искать нового клиента.
        Всеслав брезгливо отодвинул почти не тронутое жаркое и откинулся на спинку стула, медленно потягивая пунш. Напиток был великолепный. Обстановка приятная расслабляющая. Привлекательная зеленоглазая брюнетка у стойки бара улыбнулась Всеславу. Всеслав утвердительно кивнул в ответ и коротким жестом пригласил ночную бабочку за свой столик. Девица незамедлительно воспользовалась приглашением, грациозной волнующей походкой она подошла к столику и примостилась на стуле, закинув ногу на ногу. Она была великолепна. Слегка полноватые аппетитные формы, рассыпавшиеся по плечам ухоженные длинные волнистые черные волосы, брови в разлет. Нежно-розовая блузка с глубоким декольте, открывающим изумительный вид на полные чуть подрагивающие груди. Коротенькая юбочка, длинные стройные ножки. На вид ей было лет 18-20.

        - Привет, меня зовут Стелла.

        - Всеслав, будем знакомы - с этими словами он повернулся к подскочившему официанту и заказал бутылку вина и фрукты.

        - Ты скучаешь один - полувопросительно проворковала Стелла - это плохо. Надо иногда расслабляться. Нельзя быть одному.

        - Согласен, хороший ресторан, красивая подруга, легкое вино, что еще нужно человеку после тяжелого дня!  - Всеслав с наслаждением потянулся и поднял свою кружку. Вскоре официант принес заказ. Постепенно исчезало напряжение, обстановка действовала успокаивающе. Спокойная музыка, необременительная беседа со Стеллой. Так, ни о чем серьезном. В голове прояснилось, появилось приятное ощущение ленивой вальяжной расслабленности.
        Джентльмен за соседним столиком, наконец, поднялся и, пошатываясь, проследовал за своей девицей к неприметной двери в глубине зала. На лице проститутки читалась плохо скрываемая неприязнь, но работа есть работа, и она, поддерживая клиента за локоть, что-то нежно шептала ему в ухо. На лице старика застыла счастливая пьяная улыбка.

«Интересно, утром он, что ни будь, вспомнит или нет?» - подумал Всеслав и цинично ухмыльнулся своим мыслям.

        - Стелла, а как на счет продолжения вечера? Скажем, в уютной комнате, вдвоем.

        - У меня здесь есть уголок - девица бросила на него недвусмысленный взгляд - но надо заплатить за аренду.

        - Сколько?  - Всеслав откровенно забавлялся сложившейся ситуацией. Можно было просто назвать тариф за ночь или за час, но видимо репутация заведения требовала соблюдения условностей.

        - Три сотни дублонов - Стелла совершенно спокойно назвала сумму в три раза превышающую обычную таксу проститутки. Всеслав еще раз окинул взглядом девицу и решил, что она стоит того.

        - Пойдем - проговорил он, чувствуя нарастающее возбуждение.  - Официант, счет!


        Захлопнув за собой дверь, Всеслав буквально набросился на Стеллу. Горячие объятья возбуждали, пьянили, затуманивали рассудок. Его руки тискали упругую попку, сжимали ее молодое возбуждающее тело, ласкали бархатистую нежную кожу. Всеслав лихорадочно расстегнул молнию на блузке и на мгновение замер, наслаждаясь открывшейся картиной больших упругих девичьих грудей. Но через пару секунд он стиснул телу в объятьях и запустил руку к ней под юбку. Его ноздри раздулись, когда он понял, что на девушке нет трусиков. Нежные пальчики, лаская, бегали по его спине, опускались ниже пояса, доводя до исступления. Грациозно покачивая бедрами, Стелла сбросила мини-юбку и прильнула к мускулистой груди Всеслава. Всеслав не заметил, как сам оказался без одежды.
        Рыча, как зверь, он повалил Стеллу на кровать и, навалившись сверху, резко вошел в нее. Глаза застилала пелена, нежная пульсирующая плоть объяла его, даря неземное наслаждение. Еще! Еще! И еще! Кипящая, огненная волна медленно наполняла каждую клеточку тела, струилась по нервам, непрерывно нарастая, перетекала вниз, туда, где сконцентрировались все ощущения, вся его сущность иступленного, неукротимого самца. Исчезли все мысли. Осталось только жгучее поглощающее желание, страсть. Стремление еще и еще раз обладать этой женщиной. Бурлящая, бушующая волна поднималась, и в тот момент, когда казалось, что она затопит, захлестнет, растворит в невыносимой пылающей страсти последние, жалкие остатки рассудка, все взорвалось и огненным вулканом выплеснулось наружу. Всеслав вскрикнул от наслаждения, но не остановился ни на минуту, продолжая движения. Вскоре поднялась новая еще более яркая, жгучая, пульсирующая яростная волна восторга и неземного блаженства.

5


        - Всеслав Бравлинович,  - Рогожин старший отставил в сторону чашку чая, завершавшую завтрак и внимательно посмотрел на сидящего напротив Всеслава - нам надо поговорить. Если Вы не против, сразу после завтрака.
        Всеслав утвердительно кивнул головой в ответ, он сразу понял, о чем пойдет речь. Как вежливый ненавязчивый гость он обычно виделся с Виктором Андреевичем только по утрам. Остальное время суток, он без остатка посвящал своим делам. Несмотря на ставший обычным трех-четырех часовой сон, и вчерашний бурный вечер в «Бушприте», Всеслав был, как всегда гладко выбрит и выглядел хорошо отдохнувшим. Что резко выделялось на фоне заспанной опухшей физиономии Дмитрия.
        Домашний кабинет Рогожина был обставлен по последнему слову техники. Универсальный кибер-стол, включавший в себя кроме мощного компа выделенную линию связи, прямое управление «дворецким-охранником» и еще черт знает что. Всю правую стену занимал экран, сейчас на нем была подробная карта Спейстауна. Для посетителей были предусмотрены два квазиживых эргономичных кресла и журнальный столик.
        Виктор Андреевич расположился в кресле у столика и широким жестом предложил Всеславу присаживаться. Кресла моментально подстроились под фигуры людей.

        - Ну-с, начнем - Рогожин бросил тяжелый испытывающий взгляд на Всеслава - во время нашего первого разговора Вы коснулись некоторых закрытых тем.

        - Да помню, Вы обещали продолжить разговор позднее.

        - Хорошо, не буду скрывать,  - Рогожин откинулся назад, сцепив пальцы рук перед собой - мы за Вами наблюдали с самого момента нашего знакомства. Вы интересный человек, неординарный, не закомплексованый, интеллект выше среднего. Нам такие люди нужны.

        - Предложение поступает от штаба флота?

        - Не совсем. Видите ли, Всеслав Бравлинович, существуют два вида людей. Одни живут по принципу трех П: пожрать, поспать и переспать. Вы с ними прекрасно знакомы, они составляют мычащее и блеющее большинство в любом обществе. Это те, кому абсолютно наплевать на все, что выходит за их узенькие серенькие рамки. Так называемые, добропорядочные граждане, обыватели. Тупая жрущая основа общества. И есть те, кто не ограничивает себя рамками условностей. Те, кто думает головой, а не только головкой - Рогожин рассмеялся над своей шуткой.  - Мы принимаем решения, управляем обществом, контролируем правительство, мы и есть правительство.

        - Вы представляете спецслужбы или мафию?  - перебил его Всеслав.

        - Мы официальная, но закрытая структура. Вы согласны работать с нами?

        - А если я откажусь?  - Всеслав решил не проявлять открыто свою заинтересованность. Это была очередная вербовка, почти так же говорил тот самый капитан с рейдера, захватившего «Компас».

        - Если откажетесь, вернетесь на свой рудник и все. Повторного предложения ни когда больше не будет.

        - Хорошо, я согласен. Вы предлагаете работать на разведку. Я согласен сотрудничать.

        - Вы догадливы. Надо сказать, что Дмитрий и одна известная Вам особа дали положительные отзывы - Рогожин забыл только добавить, что наблюдение за Всеславом велось с самого прибытия на Астроленд, но Родионов решил оставить это при себе. Нельзя демонстрировать излишнюю осведомленность.

        - Между делом, а как вы познакомились?  - холодный колючий взгляд буквально буравил Всеслава насквозь.

        - Вы имеете в виду Милану? Мы были знакомы еще на Голуни. А здесь я ее увидел случайно - Всеслав выдержал паузу - выходящей из Вашего дома.

        - Да, это прокол. Так и проваливаются наши люди, на мелочах.

        - Продолжим о работе?  - спросил Родионов, он уже понял, что сдал экзамен.

«А Милана чертовка, доложила руководству обо мне. Но это даже к лучшему» - промелькнула шальная мысль.

        - Хорошо, продолжим - на лицо Виктора Андреевича вернулось благодушное выражение.
        - Вы будете работать в Службе экономической разведки штаба крейсерского флота, в аналитическом отделе. Мы изучаем мировой рынок, контактируем с внешним миром, обеспечиваем операции флота. Вы сами со временем все узнаете.

        - Внешняя торговля, это тоже ваше?

        - Да, в том числе и внешняя торговля.

        - Когда приступать?  - Всеслав подался вперед, его лицо выражало готовность немедленно вскочить в седло и броситься в бой.

        - Не торопитесь, спокойно догуляете отпуск, уволитесь в «Титаниуме» и придете в отдел кадров фирмы «Автосмит», вот адрес - Рогожин протянул визитку.

        - Это прикрытие?

        - Да, фирма официально занимается грузоперевозками - при этих словах Всеслав невольно улыбнулся. Все спецслужбы маскируют свою деятельность под такими безобидными шапками. Его родная СГБ не исключение.

        - А пока будете выполнять другое задание - Виктор Андреевич подошел к столу, пробежал пальцами по клавиатуре, и на настенном экране карта города сменилась стерео портретом Вилли Хендрикса в полный рост. Снимок был сделан на фоне городского парка. Вилли стоял, прислонившись к дереву, и улыбался своей самой лучезарной и жизнерадостной улыбкой.

        - Вильям Джеймс Хендрикс - Рогожин вернулся к журнальному столику - Вы должны узнать о нем все: чем занимается, с кем общается, о чем думает, чем дышит. Выясните его прошлое, контакты, планы на будущее. Действуйте, молодой человек.
        Всеслав покинул кабинет, будучи серьезно озабоченным. Задание «пощупать» Хендрикса было не таким простым, как казалось. Вполне возможно это была просто проверка на способность к оперативной работе. Но в последнее время Всеслав был не склонен недооценивать складывающуюся обстановку и своих противников. Вилли, вечно улыбающийся жизнерадостный красавчик Вилли тридцатилетний гедонист, артиллерийский офицер крейсера, гонщик, талантливый инженер-самоучка, любимец женщин и душа компании. Но за этой яркой искрометной фигурой скрывалась тайна. Всеслав интуитивно чувствовал, что Вилли Хендрикс был, не так прост, как казался. Что-то в нем сидело, старая хорошо спрятанная, но не забытая до конца самим Хендриксом история. Грязное пятно на крахмальной скатерти, старый скелет в шкафу, черная метка в кармане. Иногда это вылазило наружу, провоцировало вспышки немотивированной жестокости, как тогда на дуэли с арабом. Друзья говорили, что и раньше у Вилли бывали подобные вспышки. К примеру, полгода назад он жестоко избил прямо на улице турка имевшего несчастье наступить ему на ногу.
        Родионов заперся в своей комнате и плюхнулся в кресло, закинув ноги на рабочий стол. Надо было приниматься за работу, поднимать все официальные архивы, изучать прошлое Хендрикса.

«Растяпа! Балван!» - Всеслав с размаху хлопнул себя полбу. Только сейчас он понял, что ни чего, абсолютно ни чего не знает о прошлом своего друга. Он молнией бросился к компу и лихорадочно набрал запрос в поисковой системе. Машина выбросила на экран порции файлов. Вильям Джеймс Хендрикс родился на Астроленде. Спецшкола с техническим уклоном, закончил с отличием. Академия космического флота. Так, ни одного взыскания за время учебы, видно, что молодой Хендрикс серьезно относился к своей карьере. Далее служба на флоте. Последовал список кораблей, на которых Вилли проходил службу. Опять поощрения, награды. Ого! Орден «Звездного орла» за последний бой «Принцессы», а сам Вилли ни словом не обмолвился о награде. Даже в разговоре не упомянул, как будто это была не одна из высших наград Астроленда, а обычная премия за хорошую службу. Ни какого самого элементарного честолюбия!
        Родители: Отец Герберт Виктор Хендрикс офицер флота в отставке, с экрана на Всеслава смотрел серьезный седовласый джентльмен чертами лица похожий на Вилли. Мать Помела Луиза Хендрикс в девичестве Джонсон экономист Планетарной Энергетической Сети, сейчас на пенсии. Появилась фотография пожилой женщины, еще сохранившей остатки былой красоты. Двое детей: сын Вильям и дочь Джина. Дальше ни чего интересного.
        Стоп! Всеслав почувствовал, что нащупал тонкую ниточку. Вилли в разговоре часто говорил о своих родителях, периодически навещал стариков, но ни разу не упомянул о сестре! Как будто ее и не было! Пальцы Родионова сами метнулись к «электронному перу».
        Так, что там интересного о сестренке?! Ясно, на четыре года моложе брата, сейчас ей должно быть 26 лет. Должно было быть, но так и не стало.
        Всеслав вскочил с кресла, и возбужденно приплясывая, сделал круг по комнате. Зацепка, старая рана Вилли Хендрикса лежала на поверхности. Достаточно было просто поднять общедоступные сведения, покопаться в архивах и все встало на свои места. Всеслав вернулся к столу и с довольной улыбкой лисы попавшей в курятник открыл файл полицейского отчета.

«11 марта 23… года…». Так это было шесть лет назад, Вилли только закончил Академию и получил свое первое назначение. Но не будем отвлекаться. «В парковой полосе на окраине Лейстинга обнаружено тело молодой женщины, опознанной как Джина Хелена Хендрикс. Смерть наступила в результате множественных ножевых ранений в область грудной клетки и шеи. Экспертиза установила факт группового изнасилования незадолго до момента смерти потерпевшей…».
        Родионов мельком просмотрел отчет. Больше ни чего интересного. Полиция, не смотря на все старания, не смогла найти преступников. Это было интересно. В Астроленде изнасилования были редкостью. Первые места по популярности занимали убийства и уклонение от налогов, далее следовало мошенничество. Воровство и грабежи были редкостью, а такая популярная в остальном мире вещь как изнасилование была редчайшим и почти всегда раскрываемым преступлением.
        Всеслав расширил поле поиска и через полчаса усиленного копания в хрониках провинциального Лейстинга наткнулся на три заинтересовавших его файла. В течение недели после смерти Джины Хендрикс в окрестностях Лейстинга были найдены еще три трупа. На этот раз это были мужчины, все трое арабы. Смерть их была не легкой, похоже, действовал маньяк. Всеслав скривился, читая скупые строчки отчетов, к горлу подступил комок. Многочисленные переломы, отрезанные гениталии, следы пыток, у одного потерпевшего обрезок металлической трубы в заднем проходе. Видимо молодой Хендрикс от всей души отрывался, мстя за сестру.
        Довольный собой, Всеслав откинулся на спинку кресла и положил ноги на стол. Все встало на свои места. И патологическая нелюбовь Вилли к «лицам восточной национальности», и вспышки жестокости, и самозабвенное, другое слово трудно подобрать, отношение к службе, и увлечение гонками, хобби, поглощавшее все наличные средства и свободное время Хендрикса. Непонятно только одно. Как полиция не связала воедино эти четыре убийства и не поймала мстителя? Подобная близорукость объяснялась только тем, что полицейские прекрасно поняли, в чем дело, но решили не вмешиваться. Вполне понятное человеческое желание. Всеслав и сам поступил бы так же на их месте.
        Немного отдохнув в глубокой медитации, Родионов, принялся за отчет. Надо было спешить. На сегодня была запланирована встреча с Хендриксом на частном космодроме, а вечером он обещал Милене поход в театр. Кроме того, неожиданно появилось несколько срочных дел. Быстро наговорив на микрофон свой первый отчет, Всеслав первым делом связался крупным маклерским агентством и после недолгих поисков снял квартиру на окраине Спейстауна всего в двух кварталах от офиса «Автосмит». Отдав Виктору Андреевичу кристалл с отчетом, Родионов собрал свой нехитрый багаж и отправился смотреть свое новое жилье.
        Квартира ему понравилась. Удобная, небольшая, две комнаты с мебелью и стандартным комплектом бытовой техники. Хороший дом. Стоянка прямо у крыльца. И все это удовольствие всего за 700 дублонов в месяц. Всеслав сразу перевел деньги на счет агентства на полгода вперед.
        - Привет, Всеслав!  - Вилли оторвался от тестера, над которым только что сосредоточенно колдовал - я тебя заждался.

        - Здорово. Извини, задержался.  - Всеслав отпихнул ногой паукообразного робота и наклонился над тестером - так, что там у тебя.
        Через час слаженной работы молодые люди выбрались из машинного отсека. Катер был почти готов к полету, оставалось вылечить несколько мелких сбоев в системах и, можно будет испытывать машину в полете. По лицу Хендрикса было видно, что он готов хоть сейчас вывести катер из ангара.

        - Мы с тобой молодцы - Всеслав опустился на контейнер с тритиевым топливом и с наслаждением вытянул ноги.

        - Да, ты мне хорошо помог. Спасибо, Всеслав - Вилли оседлал ящик с инструментом и машинально пригладил свои волосы. Его взгляд задумчиво скользил по гладкому яйцевидному корпусу «Голубой стрелы». Хендрикс не мог прийти в себя от мысли, что катер, над которым он бился последние полгода, наконец-то собран и почти отлажен.
        Мысли Всеслава были заняты совсем другим. Подлетая к космодрому, он заметил подозрительного человека. Араб товарищ убитого Хендриксом Халека бесцельно прогуливался по стоянке. В целом ни чего подозрительного, но Всеслава не покидало ощущение, что за Хендриксом следят. Следовало во всем разобраться и не допустить покушения, Вилли был нужен живой и здоровый, по крайней мере, в ближайшее время.

        - Слушай, есть один вопрос - Всеслав, наконец, принял решение.  - Зачем ты пристрелил того чумазого? Помнишь, драка в «Черепе».

        - Он сам нарвался на проблемы, и получил свое - невозмутимо ответил Хендрикс.

        - Это понятно, но один из его приятелей сейчас ошивается у космодрома - Всеслав говорил спокойным тихим голосом, его глаза смотрели на дверь ангара - может, я ошибаюсь, но похоже, он здесь не случайно.

        - Ты уверен?  - Вилли оторвался от созерцания корпуса катера и резко повернулся к Родионову.

        - Уверен,  - кивнул тот в ответ - я запомнил всю компанию. На крайний случай.

        - Ладно, пойдем, тряхнем этого наблюдателя - Хендрикс поднялся с места и снял с крючка кобуру.

        - Подожди,  - остановил его Всеслав - давай сделаем так…


        Всеслав покинул здание космопорта и прямиком направился к своему флаеру. Через пару минут красная спортивная машина взмыла в воздух и понеслась в сторону города. Проходя по стоянке, Родионов обратил внимание, что араб изменил свою позицию и сейчас располагался на веранде небольшого кафе, стоящего прямо у входа на космодром.
        Пролетев около пяти километров, Всеслав свернул в сторону и, сбавив скорость, приземлил флаер на опушке леса. Высокие раскидистые клены скрыли машину от случайного наблюдателя. Всеслав выбрался из кабины и набрал номер коммуникатора Вилли. Оставалось только ждать. Ожидание было недолгим. Вскоре мимо пролетел флаер Хендрикса, за ним, сохраняя дистанцию в полкилометра, прошел небольшой двухместный флаер. Всеслав досчитал до пятнадцати и поднял свою машину в воздух. Араб видимо не заметил слежку и, не отрываясь, следовал за машиной Хендрикса, озабоченный тем, чтобы не потерять крутившегося по Спейстауну подопечного. Наконец, Вилли после бесцельного часового мотания по городу увеличил скорость, нырнул под акведук и, закрутив резкий вираж, влетел в примеченный ранее заброшенный ангар. Преследователь некоторое время кружил над районом, где так неожиданно исчез Хендрикс, а потом направился в сторону центра города.
        Довольный своей выдумкой Всеслав поднял машину и пристроился в хвосте, чтобы не быть обнаруженным он приземлился и наблюдал с земли за хаотичным кружением араба, потерявшего своего ведомого. На этот раз полет был недолог. Незадачливый «топтун» прямиком двигался к бульвару Геодезистов, где и оставил машину на уличной стоянке. Всеслав не останавливаясь, пролетел мимо и, свернув за угол, приземлился. Бросив машину прямо на улице, он быстрым шагом направился к бульвару. Успел во время, чтобы заметить, как араб входил в, расположенный рядом со стоянкой дом.
        Запомнив номер дома, Всеслав спокойным шагом двинулся обратно к своей машине. Дело было сделано, можно лететь домой. До встречи с Миланой оставалось целых четыре часа, можно было спокойно поесть и немного поспать. Даже железный, тренированный организм агента требовал отдыха.


        На ночном небе не было ни облачка. Ярко светили звезды. Три луны висели прямо над головой, отбрасывая свой неяркий свет на ночной город. С моря дул легкий бриз. Спектакль очередная версия «Ромео и Джульетты» давно закончился. Над головами прогуливающихся по аллее городского парка Всеслава и Миланы тихо шелестели листья деревьев. Изредка встречались гуляющие пары.

        - Как здесь хорошо! Такой восхитительный вечер.

        - Да, великолепно. Тихо, свежий воздух, безоблачное небо - Всеслав ни как не мог собраться с духом. Они уже гуляли больше часа, наслаждаясь летней ночью.

        - Милана,  - Всеслав запнулся, подбирая слова. Аромат духов молотом ударил по голове, по телу пробежала дрожь, голова кружилась от возбуждения.

        - Да, милый - нежный девичий голос проник в самые глубины сердца, и Всеслав решился.

        - Милана, я боюсь признаться. Я люблю тебя! Люблю, как никого в жизни! Милая, прекрасная, нежная я не знаю как жил без тебя, любимая.
        Он обнял девушку. Запах сирени от ее волос, нежный, любящий взгляд ее больших карих глаз, шелковистые каштановые волосы, рассыпавшиеся по плечам. Всеслав смотрел в эти бездонные глаза и не мог оторваться.

        - Всеслав, любимый - прошептали ее губы и приникли к его губам. Молодые люди слились в долгом страстном нежном поцелуе.
        Они долго гуляли по ночному парку, наслаждаясь, обществом друг друга. Прекрасное чистое чувство объединило их. Слова были не нужны. Все было понятно без слов. А когда на горизонте заалел рассвет, Всеслав отвез Милану домой.

        - Милый, любимый мой - глаза Миланы источали потоки нежности - мы скоро расстанемся, но не надолго.

        - Да, любимая, до вечера.

        - Нет, я уезжаю,  - девушка потупила взгляд - на полгода, очередная командировка.

        - Куда, на Голунь?  - в голосе Всеслава чувствовалась горечь - Я опять тебя теряю, Милана.

        - Нет, я вернусь, вернусь. Обещаю тебе, мой Всеслав, мой единственный, любимый. Я и не знала раньше, что ты такой, такой хороший.

        - Скоро улетаешь?

        - Через пять дней, у нас еще есть время - щечки Миланы покраснели, а в глазах мелькнули озорные искорки.

        - Я буду ждать, любимая - Всеслав обнял девушку, от ее жаркого поцелуя зашумело в голове, страстные объятья горячили кровь, всепоглощающее, непреодолимое желание заполнило собой всю сущность Всеслава.

        - Все-таки тебе везет,  - решение созрело мгновенно - постоянные командировки, новые впечатления. Полет на большом крейсере.

        - Нет, обычный почтовый пакетбот, минимум удобств, экономия воды и энергии. Ни чего интересного.  - Милана нежно пригладила непокорный вихор на голове Всеслава - и полгода без тебя. Но они быстро пролетят.

        - Да, как жаль. Но можно хотя бы проводить, хотя бы посмотреть на твой отлет?  - лицо Всеслава выражало такую глубокую горечь и в тоже время мольбу, просьбу о снисхождении, что Милана сдалась.

        - Ладно, только ни кому не говори. Отлет 18 июня в 15:25, 127-й пирс Большого Космодрома, Синий сектор. Пакетбот «Шеннон».

        - Я провожу тебя, Милана, не знаю, как я проживу без тебя эти полгода.
        Всеслав долго смотрел на подъезд, в котором скрылась, махнув рукой на прощанье, его надежда. В голове успел оформиться план действий. Все шло как по маслу. Милана и заподозрить не могла, что ее невинное признание имеет далеко идущие последствия. А на «Шенноне» к моменту отлета появится безбилетный пассажир.
        Посмотрев на часы, Всеслав включил двигатель флаера и полетел в Симаунт, надо было срочно встретиться с Рогожиным.
        Виктор Андреевич молча выслушал доклад, явившегося ни свет, ни заря Родионова. По его явно читалось недовольство.

        - Так, молодой человек, спешка нужна при охоте на блох,  - медленно произнес Рогожин, дослушав до конца Всеслава - Вы поторопились и чуть не подставили Хендрикса.

        - Но почему? За ним следят, и возможно собираются убить.

        - Ты не умеешь вести наблюдение! Дилетант-самоучка! Ты мог подставить и Хендрикса и других людей. Пацан!  - Рогожина прорвало. Только невозмутимость Всеслава спокойно глядевшего на это извержение вулкана и молча ждавшего, когда оно кончится, спасла ситуацию.

        - Ладно,  - Виктор Андреевич выговорился и продолжил разговор в своем обычном деловом тоне - ты хорошо поработал. Быстро вычислил слабое место, изюминку Хендрикса. Смог засечь наблюдателей. И правильно сделал, что предупредил Вильяма. Пусть побережется, нам он нужен. Но ты должен был первым делом доложить ситуацию, а уже потом предпринимать какие либо действия!

        - Я понял - смиренно потупив голову, произнес Всеслав - я на самом деле слишком увлекся. Постараюсь не повторяться.


        Огромный стадион ревел сотней тысяч глоток. Знаменитый Тиль Шепнинг расправился со своим последним, восьмым за это выступление противником. Гладиатор стоял в центре арены, отираясь на тяжелый двуручный меч, и снисходительно взирал на беснующиеся трибуны. Это была его сотая победа. Служители торопливо уносили безжизненные тела и посыпали песком пятна крови. Двое гладиаторов были еще живы. Если поправятся, в следующий раз поостерегутся бросать вызов Тилю Сокрушителю. Окинув прощальным взглядом, рукоплещущие трибуны Шепнинг медленным шагом покинул арену, в полной мере наслаждаясь своим триумфом. Постепенно зрители успокоились, крики поутихли, приближалось новое выступление.
        Всеслав толкнул локтем в бок сидящего рядом Дмитрия:

        - Замечательно! Я ни когда не видел, ни чего подобного!

        - Это еще что! В прошлом году на Дне Основания Тиль зарубил одного за другим пятнадцать человек. И получил только пару царапин - с видом знатока рассказывал Дмитрий - а сегодня. Ты заметил!? Пятый боец чуть не распорол Сокрушителю брюхо.

        - Но и сам потерял голову.

        - Жаль, это был хороший боец. Но Тиль обозлился и изрубил его в капусту!  - в голосе Димы сквозило неприкрытое восхищение.
        Всеслав первый раз в жизни был на гладиаторских боях. Сначала он с любопытством наблюдал за выступлением рукопашников. Реслинг не произвел на него особого впечатления. Обычный бой без правил. Интереснее было наблюдать за трибунами, взрывавшимися овациями после каждого удачного удара. Но когда начались поединки с оружием, Всеслав вошел во вкус. Вид крови будоражил, доводил до безумия. Родионов не заметил, как сам вскочил с места, потрясая кулаками и скандируя: «Убей! Убей! Убей его!».
        Сражения малоизвестных гладиаторов разогрели стадион, и на арену вышел сам Тиль Шеппинг. При появлении мускулистого, накачанного великана стадион буквально взревел, в едином порыве приветствуя своего любимца. Тиль не обманул ожидания публики. Гигант мастерски владел мечом, несколько стремительных ударов и очередной противник падал на землю. Кровожадный рев трибун приветствовал очередную победу Сокрушителя. После последней восьмой победы стадион взорвался в безумном диком вопле. Всеславу показалось, что его барабанные перепонки лопнут от звериного рева исторгнутого глотками беснующихся зрителей, когда обезглавленное тело последнего противника Тиля медленно опустилось на землю.
        Восторги постепенно утихли. Зрители замерли в ожидании очередного зрелища. Открылись главные ворота, и на арену вышел невысокий худощавый человек. Пластинчатый доспех плотно облегал его жилистую фигуру. В руках был узкий прямой меч. Раздавшиеся было, приветственные крики быстро утихли. В воздухе повисло безмолвное напряжение. Наэлектризованная атмосфера давила, напрягала натянутые нервы зрителей. Откуда-то издалека донеслось приглушенное злобное шипение. На трибунах взвизгнула женщина. Гладиатор медленно прошел в центр арены и встал прямо напротив ворот.

«Ник Раффнер, «Бой со зверем» - Родионов убран в карман мятую афишку и приготовился к новому зрелищу. Шипение повторилось, на этот раз его источник был гораздо ближе. Раздались испуганные крики, несколько торопливо направились к выходу. Распахнулись створки ворот, и на арену медленно выползла гидра. Три змеиные головы животного, непрерывно шипя, раскачивались на высоте целых трех метров. Гидра сделала пару шагов к замершему гладиатору и остановилась. Ослепительный свет прожекторов пугал, но в тоже время рядом была еда. Голод пересилил страх, и чудовище бросилось вперед, быстро перебирая короткими лапами, раскрытые пасти метнулись к Нику Раффнеру. Боец отскочил в бок и рубанул мечом по правой шее гада. Скользящий удар только рассек кожу, и рассерженная гидра рванулась в новую атаку.
        Всеслав с замиранием сердца следил за поединком. Трехглавый монстр был специально создан для гладиаторских боев. Генетики, конструировавшие его, прекрасно справились с задачей. Широкое приземистое туловище на коротких сильных ногах, три змеиные головы, каждая размером с лошадиную. Длинный гибкий хвост, увенчанный двадцатисантиметровыми шипами. Маленький мозг, спрятанный в грудной клетке. Прочная чешуя, покрывавшая тело. Все это делало гидру смертельно опасным противником. Две трети боев с гидрой заканчивались гибелью гладиатора, а насытившийся монстр возвращался в свою вольеру до следующего боя.
        Смертельный танец на арене продолжался. Гладиатор ловко ускользал от следовавших один за другим ударов голов и хвоста, стараясь подобраться к туловищу зверюги. Но гидра, не смотря на свою тупость, не подпускала человека на ближнюю дистанцию.
        Неожиданно у Дмитрия зазвонил телефон. Коротко ответив звонившему, Дима наклонился к Всеславу.

        - Звонил отец. Нас срочно вызывают.

        - Как срочно?  - Всеслав нехотя оторвался от леденящего кровь зрелища.

        - Пошли, досмотрим в записи - коротко ответил Дмитрий, поднимаясь со своего места. Всеслав тяжело вздохнул и поплелся следом. У самого выхода их догнал восторженный рев, всколыхнувший стотысячный стадион. Обернувшись, друзья увидели, что левая голова гидры висит на клочке кожи, а из перерубленной шеи бьет струя сине-зеленой крови.

        - Ну вот. На самом интересном месте - огорченно проронил Дмитрий и, махнув рукой, решительно двинулся к лестнице.

        - Надеюсь, мы успеем к Вилли на праздник - добавил Всеслав.
        Сегодня утром ему позвонил Хендрикс и пригласил отметить свое новое назначение старшим помощником на рейдер «Касатка». Мероприятие назначалось на 19 вечера в ресторане «Земляника». До срока оставалось еще целых два часа, но неожиданный вызов к Рогожину старшему мог нарушить все планы.
        Нахмурившийся Дмитрий полностью сосредоточился на управлении флаером. Во время полета молодые люди не проронили ни одного слова. Остановив машину на тихой окраинной улочке, Рогожин выскочил из кабины и быстрым шагом направился к белому трехэтажному зданию. Всеслав не отставал. Здание, судя по вывеске, оказалось офисом строительной фирмы «Джинджер». Кивнув вахтеру, Дмитрий взбежал по лестнице на второй этаж и, свернув в коридор, остановился перед дверью украшенной табличкой
«Менеджер по персоналу».
        В кабинете их встретил Виктор Андреевич.

        - Молодцы, ребята, быстро прилетели - начал Рогожин старший вместо приветствия - у нас мало времени. Сегодня на Вильяма Хендрикса будет покушение. Информация верная.

        - Старые знакомые? Арабы?  - поинтересовался Всеслав.

        - Верно, те самые - Виктор Андреевич выложил на стол три стерео снимка, на его лице промелькнула легкая одобрительная улыбка.  - Вам поручается прикрыть Хендрикса на сегодняшней пьянке. Не забудьте оружие и передатчики. Будьте осторожнее, много не пейте и доставьте его живым до дома.

        - Есть ли вероятность, что нападут раньше, чем мы его встретим?  - озабоченно спросил Дмитрий.

        - Нет. Наши южные друзья будут заняты до полвосьмого. Это я гарантирую. Остальное, ваша задача. Не допустите покушение и сами не попадите под пули. Это особенно касается тебя, Всеслав.

        - Ясно. Не допустить покушение и не попасть под пули. Отстреливаться можно?

        - Нежелательно. Постарайтесь обойтись без шума. И постарайся поучиться у Димы, он хороший оперативник - этим напутствием инструктаж закончился.

        - Интересно, почему он так заинтересован в Хендриксе?  - поинтересовался Всеслав, когда они покинули офис «Джинджера».

        - Ты еще не понял!?  - Дима удивленно поднял брови - Хендрикс прирожденный астронавт, один из лучших офицеров, еще не много и он станет адмиралом. Хорошим адмиралом. Флот не может потерять такого человека.

        - Тогда почему в прикрытие выделили нас, а не специалистов?

        - Сложно ответить, тут ты прав. Но, скорее всего отец считает противника несерьезным. Обычные любители. У нас мало людей. Почти все оперативники находятся во внешнем мире или заняты. Но думаю, даже при таком раскладе мы только ближнее охранение. Еще работает минимум одна пара оперативников.

        - А полиция?

        - Зачем им знать о наших проблемах?  - Дима пожал плечами - полиция и контрразведка играют в свои игры, а мы в свои. Но ладно, куда тебя доставить?

        - Давай домой. Пальмовая улица 17 - отозвался Всеслав.

        - Вот так, а кто-то навсегда остается квалифицированным пушечным мясом - тихо прошептал он, разглядывая проносящийся за окном пейзаж.


        Дома Всеслав первым делом поддел под одежду свой бронекостюм и проверил оружие. Он решил обойтись «Мардером». Большого риска не ожидалось. Виктор Андреевич был прав: действовали любители. Обычная месть. Но в тоже время не следовало расслабляться. По своему опыту Всеслав знал, что группа поддержки часто появляется только к концу перестрелки. Он еще раз прошелся перед зеркалом, бронекостюм не стеснял движений, пистолет был незаметен под специально сшитым пиджаком. Ни чего не выступало из-под одежды. Еще раз проверить, как выхватывается пистолет и можно двигаться.
        В назначенное время Дмитрий уже ждал у подъезда. Всеслав ловко запрыгнул в машину и показал товарищу большой палец. Дмитрий ответил ободряющей улыбкой и, не говоря ни слова, включил двигатель.

«Земляника» встретила друзей шумом, гамом и бесшабашным весельем. Видимо, Хендрикс не дотерпел до назначенного времени и начал праздновать, не дождавшись большинства приглашенных. При виде входящих Всеслава и Дмитрия, Вилли вскочил из-за стола и заключил обоих в объятья.

        - Друзья, будем пировать, сегодня я стал старпомом на «Касатке» - радостно заявил Хендрикс, дыхнув перегаром - Джеймс согласился с моим назначением, и мы отмечаем.
        При этих словах плотный круглолицый офицер приподнялся из-за стола и приветственно махнул рукой, показывая на пустые стулья.

        - Джеймс Стайлинг - шепнул на ухо Всеславу Дима - командир «Касатки» самый удачливый капитан флота.

        - Рад познакомиться с новыми сослуживцами моего друга - Всеслав бесцеремонно опустился на стул и, взяв ближайшую бутылку виски, наполнил рюмку до краев - давайте выпьем за нашего Вилли. Чтоб враги боялись, а друзья любили!

        - Не могу привыкнуть к русскому обычаю, пить залпом - тяжело дыша, проговорил Хендрикс, ставя, пустую рюмку на стол и потянулся к вазе с салатом. Веселье было в самом разгаре. Подходили все новые и новые приглашенные и, поздравив счастливого, довольного собой Хендрикса, усаживались за стол. Среди гостей Всеслав заметил уже знакомых ему Дюбока и Ливенса. Тосты и поздравления следовали один за другим, расторопные официанты еле успевали подносить бутылки и блюда с закусками. Дмитрий после очередного тоста поста расстегнул ворот рубашки, обвел собравшихся мутным взглядом и заплетающимся языком изъявил желание подышать свежим воздухом. Не обращая внимания на посыпавшиеся со всех сторон шутливые советы, он поднялся и, пошатываясь, направился к выходу, при этом умудрившись задеть Всеслава. Родионов резко повернулся и отпустил вслед Диме едкий комментарий при этом его взгляд незаметно пробежал по залу.
        Так и есть! За дальним столиком ужинали двое знакомых Всеславу арабов. Они даже не маскировались, видимо, будучи полностью уверенными, в своем успехе. Всеслав взъерошил волосы, стараясь выглядеть пьянее чем, есть на самом деле. За весь вечер он выпил не более двух рюмок, сначала приходилось незаметно выливать виски под стол или в тарелку. А когда вся компания заметно опьянела, Всеслав почти в открытую стал наполнять свой бокал тоником и апельсиновым соком. Дмитрий действовал тем же методом.
        Через пятнадцать минут Дима вернулся за стол. Судя по его виду, свежий воздух произвел отрезвляющее действие. Но Всеслав заметил, что правая рука Димы как бы невзначай теребит верхнюю пуговицу пиджака, готовая мгновенно выхватить пистолет. Отворилась дверь, впуская нового посетителя. Высокий худощавый мужчина со смуглым лицом и орлиным носом несколько секунд постоял в дверях, осматриваясь, и направился прямиком к туалету. Всеслав потянулся через весь стол к приглянувшемуся ему рыбному филе, заслоняя собой Хендрикса, вошедший был последним из троицы мстителей. Начиналась самая главная часть празднества. Оба араба покинули свой столик и двинулись вслед за новым посетителем. Всеслав несколько секунд тупо смотрел на закрывшуюся за ними дверь туалета. Решение пришло неожиданно: «Нечего сидеть и ждать когда они решат нанести удар. Лучшая защита - нападение». Всеслав подмигнул сидящему напротив Диме и поднялся со стула.
        Дверь с легким щелчком захлопнулась на замок. Мягкий свет, пластолитовые пол и стены, ряд умывальников, зеркала, полдюжины индивидуальных кабинок стандартная для мест общего пользования обстановка. В туалете было пусто, только известная троица разговаривала у дальней стены. К ним Всеслав и направился.

        - Простите, а где здесь делают обрезание?  - на его лице расплылась глупая улыбка. Компания одновременно повернулась к Всеславу, на их лицах читались досада и недоумение при виде в дупель пьяного Родионова.

        - А, извините,  - Всеслав сделал несколько неуверенных шагов - я думал, вы знаете - кулак со свистом врезался в челюсть стоявшего ближе всех араба. Оставшиеся двое моментально сориентировались в обстановке и бросились на Всеслава. Кулак прошел всего в сантиметре от лица, Родионов успел отклониться назад и в сторону, одновременно выбросив вперед ногу, целя противнику в пах. В тоже время самый молодой мститель выхватил нож. Всеслав шагнул навстречу, перехватил удар и, резко завернув руку, толкнул нападавшего в объятья его товарища. Через пару минут все было кончено. Всеслав обыскивал неподвижные тела горе мстителей, освобождая их от оружия, когда в туалет заглянул Дима.

        - Ловко ты их, помочь?  - восхищенно протянул тот, закрывая дверь на задвижку.

        - Давай, впрягайся, распихивай их по кабинкам - отозвался Всеслав, пряча за пазуху отнятый штурмовой пистолет.
        Вскоре друзья вернулись в компанию и были сильно огорчены, когда обнаружилось, что ни кто не заметил их отсутствия.

«Хоть бы кто ни будь оценил! Пьянь подзаборная!» - выругался про себя Всеслав, наполняя свою рюмку шотландским. Крепкий не разбавленный виски мгновенно ударил в голову, опьяняя и унося прочь все сегодняшние стрессы.


        Утро выдалось ясным солнечным. Всеслав поднялся в половине десятого, сегодня он мог позволить себе выспаться. На календаре было 17 июня последний день отпуска и последний день пребывания на Астроленде. Всеслав суеверно сплюнул через левое плечо. Не хватало еще сглазить! Принял холодный душ, медленно оделся, наслаждаясь законным отдыхом, плотно позавтракал и покинул свою квартиру. Оставалась еще пара незавершенных дел, с которыми требовалось разобраться.
        Вчера поздно ночью они с Димой оттащили в стельку пьяного Вилли домой и, только тщательно закрыв за собой дверь, вздохнули с облегчением. Дело было сделано. В дороге Хендрикс счастливо улыбался и с точностью хронометра каждые две минуты громко изъявлял желание выпить еще. К его искреннему удивлению Всеслав и Дмитрий равнодушно отнеслись к этой идее и, не обращая внимания на протесты, оттащили Вилли домой, бросили тело своего друга на кровать и быстро ушли. Покинув квартиру Хендрикса, Дмитрий первым делом связался с Виктором Андреевичем и коротко доложил обстановку, после чего передал телефон Всеславу.

        - Молодец, Родионов, справился!  - прозвучал знакомый голос - завтра, точнее, сегодня у тебя отдых. Закругляйся с «Титаниумом» и все. Официально поступаешь в штат компании.

        - Есть, Виктор Андреевич,  - не смотря на усталость, голос Всеслава звучал бодро - а как Хендрикс?

        - О нем не беспокойся. Двое наших друзей в больнице, раньше чем через десять дней не выйдут. Отдыхай, доделывай дела и готовься к новой работе - на этой оптимистичной фразе разговор закончился. Рогожин определенно считал, что для Всеслава целого дня отдыха после сегодняшней драки больше чем достаточно. Родионов не стал его разочаровывать.


        Утром Всеслав первым делом направился к офису «Титаниума». Оставив машину на площадке перед, сверкающей на солнце полированным полипластом, башней. Всеслав вошел внутрь и, предъявив охране пропуск, прошел в просторный холл. Скоростной антигравитационный лифт плавно вознес его на сорок шестой этаж. Он уже бывал здесь пару раз. В громадной приемной он представился секретарше и уже через пару секунд открывал дверь в кабинет Фокса.

        - Всеслав, входи, присаживайся. Как отдохнул?  - Брендон Фокс поднялся навстречу визитеру, демонстрируя искреннее радушие. Ответив на рукопожатие, Всеслав не преминул воспользоваться гостеприимством и расположился в кресле напротив Фокса.

        - Спасибо, отдохнул прекрасно. Великолепно провел время.

        - Завтра на работу? Соскучился по ребятам? Рогожин ждет, не дождется, когда ты выйдешь. Он уже готовится приступать к новой жиле.

        - Нет, мистер Фокс.

        - Просто Брендон.

        - Хорошо, Брендон, я пришел проститься - Всеслав решил не тянуть резину и сразу перейти к делу - я увольняюсь.

        - Подожди, мы прекрасно сработались - Фокс озадаченно провел рукой по подбородку - я уже планировал в ближайшие полгода перевести тебя в головной штат. В технический отдел. Естественно с повышением зарплаты.

        - Спасибо, но я на самом деле решил уйти - было видно, что идея технического отдела только сейчас пришла Фоксу в голову. Он просто не хотел терять такого сотрудника как Родионов.  - Расчет получен, арендованный флаер внизу, на стоянке. Было приятно с Вами работать, Брендон, но приходится уходить.

        - Жаль, очень жаль. Ты хороший специалист - в голосе чувствовалось неподдельное огорчение - жаль с тобой расставаться. Если не секрет, куда переходишь?

        - Ни какого секрета - Всеслав искренне рассмеялся, разряжая обстановку - в
«Автосмит», решил попробовать себя на поприще грузоперевозок.

        - Понятно, переманили.  - Тихим голосом отметил Фокс - и как они умудряются платить такие бешеные зарплаты!?

        - Брендон, на мое место лучше всего подходит Рогожин - Всеслав уловил оживление, промелькнувшее во взгляде собеседника. Фокс слишком долго просидел в кресле Президента концерна, чтобы пропускать мимо ушей дельные замечания подчиненных - он хороший специалист, горный инженер, рудник знает как самого себя.

        - Спасибо, я поговорю с ним.

        - Мне пора,  - Всеслав поднялся с кресла - спасибо за все. Мне было приятно с Вами работать.
        Подмигнув на прощание серьезного вида секретарше, разговаривавшей по коммуникатору, он быстро покинул приемную и спустился в отдел кадров. Еще полчаса ушло на формальности, и без пяти двенадцать Родионов покинул здание «Титаниума», чувствуя себя абсолютно свободным и независимым человеком. Флаер остался на стоянке, Всеслав намеревался арендовать другую машину. «Маячки» еще сегодня утром были на месте, исправно докладывая неведомому наблюдателю обо всех перемещениях машины. Всеслав еле удержался от соблазна переставить один «маячок» на соседнюю машину. Вот бы вытянулось лицо оператора, когда отметка флаера на экране разделилась бы на две самостоятельные части.
        Ярко светило солнышко, стояла восхитительная летняя погода, Всеслав без видимой цели гулял по улицам. Только сегодня выдалась такая возможность, беззаботно ни куда не спеша бродить по Спейстауну. За прошедшие две недели у Всеслава не было ни одной свободной минуты. А сейчас он торопился запечатлеть в памяти красоту этого большого шумного и веселого города. Он успел выучить карту города, обследовать почти все злачные места. Знал, где обычно бывают контрабандисты, дельцы черного рынка, побывал в наркопритонах. Изучил, как следует окрестности Спейстауна. Даже умудрился пару раз побывать в театре вместе с Миланой. Всеслав с гордостью подумал, что многие коренные жители не знали свой город так, как он изучил его за неполные две недели.
        Но спокойно в одиночку прогуляться по улицам ни разу не получалось. Всеслав с любопытством разглядывал красивые устремленные в небо здания делового центра, широкие улицы, тенистые аллеи, в кажущемся беспорядке пересекавшие город. Но в этой показной хаотичности чувствовался определенный порядок. Аллеи и бульвары превращали город в один огромный парк, щедро одаривая горожан чистым кислородом, и радовали глаз своей зеленью. Вдобавок почти все грузоперевозки осуществлялись по разветвленной сети подземных туннелей. Улицы были предоставлены пешеходам и пассажирским флаерам.
        Всеслав невольно сравнил Спейстаун с родной Арконой, и у него защемило под сердцем. Он целых полгода не был дома. Хотелось пройтись по улицам Арконы, посидеть, медленно потягивая медовое пиво, в любимом еще со студенчества кафе «Под ясенем». Всеслав вспомнил шумные дружеские посиделки в этом заведении, жизнерадостного усатого бармена Стаса. Перед глазами возникли гранитная набережная широкой Весты, знаменитая на всю ойкумену площадь Тысячи Фонтанов, построенная еще при прадеде Всеслава Великом Князе Будимире Владимировиче. Ярким контрастом возникли подземный рабочий городок рудника «Порпойс», многочисленные кабаки и бордели Спейстауна. Постоянные пьянки со своими новыми друзьями, в целом неплохими людьми, навязчивые проститутки, показная роскошь элитных кварталов. Все это успело приесться, хуже горькой редки. Всеслав чувствовал, что еще месяц такой жизни, и он деградирует, опустится, до уровня обычного корсара, за неделю прогуливающего свою долю добычи от тяжелого двух - трехмесячного рейда.
        Неприятные ассоциации вызвало воспоминание об искусственной еде и синтетических виски и коньяках. На Голуни давно уже забыли таких прелестях жизни на планете с еще неустановившейся биосферой. В княжестве Русколань даже осваиваемые миры, где население ютилось под куполами и в подземных городах с искусственной атмосферой, регулярно снабжались натуральными продуктами.
        От размышлений Родионова оторвала бросившаяся в глаза вывеска автосалона. Салон встречал немногочисленных посетителей прохладой кондиционеров. Всеслав в сопровождении предупредительного менеджера, с энтузиазмом рассказывавшего о достоинствах предлагаемых моделей флаеров, прошелся между рядами сверкающих заводской краской машин. Наконец его взгляд остановился на элегантном спортивном
«Эдвенчере». Именно на такой машине Всеслав прилетел в Спейстаун. Бесцеремонно прервав менеджера, принявшегося описывать флаер, Всеслав поинтересовался об условиях сдачи машины в аренду с последующим выкупом. Через час он уже летел на новенькой машине над городом. До прощального ужина с Миланой оставалось сделать еще одно маленькое дельце.

6

        Джон Ливенс нехотя высвободился из объятий своей подружки и, невразумительно ругая заливающийся трелями звонок, открыл входную дверь. При виде Всеслава Родионова его брови в изумлении поползли вверх.

        - Ты?  - вот кого Джон меньше всего ожидал увидеть, так это Всеслава.

        - Привет! Извини за беспокойство - На лице Родионова играла лучезарная дружелюбная улыбка.  - Возникла серьезная проблема. Требуется твоя помощь. Можно пройти?

        - Гм, я сегодня не в форме - пробормотал Ливенс - понимаешь.

        - Ты с дамой?  - Всеслав шагнул вперед, оттесняя хозяина в прихожую и одновременно прикрывая за собой дверь - я вам не помешаю. Я только на минутку.

        - А в чем проблема?  - настороженно поинтересовался Ливенс, отступая к спальне.

        - В тебе - при этих словах в руке Родионова мелькнул пневматический пистолет, и прозвучал тихий хлопок. Всеслав быстро подхватил под руки тело хозяина и аккуратно помог ему опустится на пол. Затем он выпрямился, прислушался и, резко распахнув дверь в спальню, дважды выстрелил в разлегшуюся на кровати полуголую девицу. Обследовав квартиру и убедившись, что больше ни кого нет, Всеслав тщательно закрыл входную дверь. Оттащив Ливенса в спальню и положив на кровать рядом с неподвижным телом подруги, Всеслав вколол обоим ударную дозу снотворного. По его расчетам действие препарата прекратится не раньше чем через двое суток. А к этому времени Всеслав рассчитывал находиться за пределами Астроленда.
        Насвистывая себе под нос, мотив модного шлягера Всеслав занялся квартирой Ливенса. Первым делом он включил домашний комп и проверил все телефонные звонки за последние сутки. Не обнаружив ни чего подозрительного, Всеслав перевел телефон на автоответчик. Затем принялся за обыск. Его усилия увенчались успехом. В шкафу обнаружилась форма лейтенанта крейсерского флота, а в кармане летного комбинезона нашлась карточка пропуска на космодром. Документы Ливенса находились в ящике рабочего стола. Засунув паспорт, офицерский патент и пропуск себе в карман и упаковав офицерскую форму в сумку, Всеслав покинул квартиру, с удовлетворением почувствовав за спиной щелчок замка. Дверь была надежно заперта от нежелательных посетителей.
        После налета на квартиру Ливенса Всеслав покружил по городу, проверил флаер на наличие следящих устройств и только после этого отправился домой. Все было готово к завтрашнему дню. Джон Ливенс к своему несчастью был слишком похож на Всеслава и вдобавок имел право беспрепятственного доступа на военные космодромы. Родионов давно уже просчитал возможные пути проникновения на космодром. Прорваться через хорошо охраняемый периметр или подделать пропуск было почти невозможно, но зато можно было завладеть настоящим пропуском и, загримировавшись под его владельца, беспрепятственно пройти через проходную. Что Всеслав и собирался сделать.


        На следующее утро Всеслав подходил к офису «Автосмит». Это было большое ультрасовременное здание на окраине города. Всеслав медленно вышел из машины, мысленно проверил, не забыл ли чего. Нет, все было в порядке. Ни чего не забыто. Не смотря на то, что сегодня он должен был покинуть гостеприимный Астроленд, Родионов решил придерживаться выбранной линии поведения. Во всяком случае, до обеда.
        Родионов вошел в здание и, поинтересовавшись у охранника, где находится Менеджер по персоналу, направился в указанном направлении. В отделе кадров две девицы серьезного вида, сосредоточенно работавшие за дисплеями, синхронно повернули головы при виде вошедшего Всеслава.

        - Доброе утро, я по поводу работы. Где можно найти Виктора Марена?

        - Вы к Виктору? Проходите у него не занято - ответила коротко стриженая брюнетка с восточными чертами лица и повернулась к своему компу, разом потеряв интерес к вошедшему. Всеслав прошел мимо девиц к двери с табличкой «Менеджер по персоналу» и вежливо постучав, открыл дверь.

        - Здравствуйте, проходите - приветствовал его хозяин кабинета невысокий коренастый брюнет в коричневой рубашке с короткими рукавами.

        - Здравствуйте, я по рекомендации Виктора Андреевича.

        - Хорошо, а как Вас зовут?  - Виктор Марен бросил испытывающий взгляд на Всеслава, одновременно опуская руку в выдвинутый ящик стола.

        - Всеслав Бравлинович Родионов - отрекомендовался Всеслав, от него не ускользнули маневры Марен за столом. Видимо там тревожная кнопка или оружие.

        - С этого надо было начинать,  - облегченно вздохнул Виктор - присаживайтесь. Начнем вводный инструктаж.


        Родионов покинул кабинет Марена только через два часа. Он был зачислен в штат компании экспертом технического отдела. Как стало ясно из разговора с Виктором, отдел полностью состоял из сотрудников Экономической разведки флота. Всеславу предстояла работа аналитика. Кроме того, Маре провел с новым сотрудником краткий ликбез. В основном речь шла о конспирации, личной безопасности, и подобных вопросах. Всеслав прекрасно знал, что именно такие «мелочи» чаще всего приводят к провалу, и слушал внимательно. За время разговора девицы кадровички оформили все бумажные дела и принесли две корочки удостоверений. Одна была стандартным удостоверением личности сотрудника «Автосмит», а другая представляла собой удостоверение лейтенанта Службы Военно-Политической и Экономической Разведки Штаба Крейсерского Флота. Всеслав мысленно усмехнулся при виде такого названия и спрятал корочку во внутренний карман.
        В конце концов, инструктаж завершился, и Родионов отправился знакомиться со своим новым отделом. Это не заняло много времени. Всеслава быстро ознакомили с обязанностями и засадили за комп выискивать в периодике все упоминания о разработках нового голографического экрана мало известной Европейской фирмой.
        Только в обеденный перерыв удалось покинуть здание «Автосмит». Естественно он не собирался возвращаться назад. Первым делом Родионов остановил машину на тихой улочке и тщательно проверил сканером. «Жучков» не было. Затем он наведался к своему тайнику и забрал содержимое. Навигационный блок, добытый с таким риском, оружие и набор спецсредств перекочевали в салон флаера. Когда Всеслав собрался лететь к себе домой готовиться к «маскараду», прозвучал вызов коммуникатора.

        - Всеслав?  - на экране появилось лицо Виктора Андреевича - Вы сильно заняты?!

        - Через 20 минут у меня заканчивается обед, надо вернуться на работу.

        - Возникла проблема, срочно прилетайте в Симаунт - в голосе Рогожина проскальзывали командные нотки - считайте, с работы я Вас отпросил.

        - Хорошо, через пятнадцать минут буду у Вас.

«Ну и дела!» - Всеслав с опаской посмотрел на отключившийся коммуникатор и нехотя поднял машину в воздух. До отлета оставалось всего три часа. Времени в обрез. Вызов к Рогожину грозил спутать все карты. В голову Всеслава закралось подозрение. Слишком не вовремя. Слишком странный неожиданный вызов, по всем прогнозам Рогожин не должен был сегодня встречаться с Всеславом, тем более вызывать к себе домой. Только если не произошло что-то чрезвычайное. Родионов решил, что лучше перестраховаться и, опустив машину на краю небольшого перелеска, раскинувшегося на окраине Симаунта, занялся своим багажом.
        Подлетая к месту встречи, Всеслав специально прошел почти над самым домом Рогожиных. На экране сканера засветились яркие отметки пяти человек находившихся в доме. Ситуация складывалась не в его пользу. Всеслав опустил машину почти у самых ворот и решительно вышел из кабины. Бронекостюм был на теле, оружие на месте, голова на плечах. Остальное оставалось решить по ходу дела. «Дворецкий» отреагировал на голос и радушно распахнул двери. Окинув взглядом безлюдный холл, Всеслав быстро поднялся на второй этаж и, постучавшись, вошел в кабинет.

        - Наконец-то - поприветствовал его Виктор Андреевич, поднимаясь из-за стола - присаживайтесь, есть разговор.

        - Что-то случилось?  - озабоченно поинтересовался Всеслав, занимая кресло, напротив Рогожина.

        - Пока нет, но возможно возникнет одна проблема. Что Вы делали в обед?  - поинтересовался Виктор Андреевич, одновременно изучая висевшую на стене репродукцию Тициана. Картина появилась недавно, во время последнего визита Родионова ее не было.

        - Перекусил в кафе «Ланселот» на углу Дизраели и Кленовой и прогулялся за городом
        - Всеслав понял, что Рогожин начал разговор не просто так. Где-то он прокололся. Вопрос: «Где?». Еще входя в кабинет, Всеслав заметил замаскированный излучатель, направленный прямо на любезно приготовленное для посетителя кресло. Оставалось продолжать ту же игру, что и раньше, и надеяться на лучшее.

        - Кто Вы такой?!  - Рогожин резко повернулся к Всеславу. Серо-стальные прищуренные глаза прицелами впились в Всеслава.

        - Я!? Вы и так все знаете!  - недоуменное лицо Всеслава одновременно выражало весь спектр эмоций от легкого испуга до искреннего изумления.

        - Вы интересный человек, Всеслав Бравлинович,  - обманчиво мягкий голос собеседника не сулил ни чего хорошего - Вы редкий, прямо-таки уникальный человек.

        - За полгода жизни в Астроленде выбиться в люди, сделать карьеру, попасть в экономическую разведку, влюбиться в моего лучшего агента. Это не каждому под силу. Кстати, она Вам сказала, во сколько улетает с планеты?

        - Да, после четырех.

        - На самом деле старт ровно в 15:25.

        - Да?!  - Всеслав выглядел растерянным и сбитым с толку - ну и секретность у Вас! Я думал, она сказала правду.

        - На самом деле Вы неординарная личность. Я говорю совершенно серьезно - Виктор Андреевич не стал отвлекаться на наивную попытку Всеслава увести разговор в сторону. При этом правая рука Рогожина старшего находилась под столом, он страховался от неожиданностей со стороны Всеслава.

        - Наши эксперты проанализировали Ваше прошлое и поведенческие реакции и выявили несколько интересных нестыковок. Высокий интеллект, аналитический склад ума, умение рисковать, настойчивость, высокая коммуникабельность и в тоже время расчетливая осторожность. Прекрасная физическая подготовка вдобавок. Неужели с такими способностями Вы не могли найти более квалифицированную и оплачиваемую работу, чем инженер-наладчик?

        - Вы же знаете, что я сирота - в голосе Всеслава звучало отчаяние человека, которого обвиняют неизвестно в чем - приходиться всю жизнь надеяться только на себя!

        - Допустим. Работа, связанная с постоянными командировками, хорошо ложится в общую схему. Но мне более интересны последние полгода Вашей жизни. Сначала работа на руднике, быстрая карьера, еще пару лет и гарантированный перевод в головной офис на ответственную и перспективную должность. С Вашими способностями это не проблема. Потом отпуск - Виктор Андреевич сделал паузу, Всеслав слушал его не перебивая.

        - Всеслав Бравлинович, за эти две недели Вы развили бурную деятельность. Познакомились с нужными людьми, подвернулись под вербовку в Экономическую разведку, закружили голову Милане и, помимо прочего, на самом деле выполнили стандартную программу отпускника. И всем этим еще раз продемонстрировали свои недюжинные способности: выносливость, контактность, интеллект, боевая подготовка. На кого Вы работаете?!

        - То есть?  - Всеслав изумленно уставился на Рогожина - неужели Вы подозреваете всех, кто отличается от общего уровня серости?

        - Нет не всех. Вы хорошо играете, но сделали пару ошибок. Разумеется, я могу передать Вас специалистам, они вытянут все, все полностью. Но мы можем договориться - Виктор Андреевич, словно в раздумье почесал затылок - можно подумать о перевербовке.

        - Так в чем Вы меня подозреваете?!  - Всеслав был готов сорваться на крик, но сдерживался.

        - Зачем Вам потребовались документы и форма Ливенса? Не отрицайте, Ваш визит зафиксирован видеокамерой.  - Слова Рогожина обрушились, как снег на голову. Всеслав тяжело вздохнул и начал «колоться».

        - Я оперативный агент СГБ Всеслав Святович Николин - при этих словах он судорожно сглотнул, признание давалось с трудом, фразы застревали в горле - летел под прикрытием на Гремор. Скрытое расследование хищений на шахтах.

        - Верю, так и должно было быть - в голосе Рогожина чувствовалось искреннее сочувствие.

        - На Астроленд попал совершенно случайно. Подвернулся случай, и я им воспользовался.

        - Ваше руководство знает?

        - Должно знать, что я попал к корсарам, но возможности выйти на связь не было. Уже здесь, на руднике познакомился с Сергеем. Через него вышел на Вас.

        - Зачем?

        - Был шанс выйти на штаб флота. Получить должность или завербоваться на корабль. А когда узнал, что Вы работаете в разведке…  - Всеслав развел руками.

        - Как в схему вписывается Милана?

        - Я знал ее раньше - Всеслав поднялся с кресла и, нервно жестикулируя, сделал пару шагов - а влюбленная женщина способна на многое. У Вас легко проникнуть на космодром. Подлинный пропуск и грим. Я хотел проникнуть на пакетбот, перевербовать Мила…
        Всеслав прыгнул. Удар ногой пришелся прямо в голову Рогожина. Еще один короткий удар под вздох и Всеслав повернулся к столу. На встроенном мониторе светились контуры здания и четыре отметки агентов, перекрывших выходы. Виктор Андреевич лежал на полу без сознания Всеслав вколол ему наркотик и вернулся к компу.
        Через пару минут он разобрался с кодами и послал всем агентам сигнал собраться в кабинете. Первый же человек открывший дверь был испепелен излучателем. Всеслав повел стволом из стороны в сторону, начисто снося стену и всех, кто за ней был, потом метнулся к лестнице, перепрыгивая через обломки пластика и кучи мусора. Начавшийся пожар был моментально погашен потоками пены, извергавшимися из автоматических огнетушителей. Из-под лестницы раздались выстрелы. Всеслав отскочил в сторону и, зажмурившись, метнул пару световых гранат. Затем спрыгнул вниз. Он приземлился прямо перед ослепленным яркой вспышкой противником. Пуля из «Аспида» в голову, нельзя было оставлять свидетелей, и Родионов выскочил на улицу. Людей не было. Флаер стоял у ворот. Через две секунды машина взмыла в воздух и со свистом понеслась в город.
        Всеслав бросил флаер на тихой улочке на окраине Спейстауна и, забрав свой саквояж, неторопливо направился к ближайшему автосалону. На военный космодром лучше было не соваться, охрана, скорее всего, хорошо приготовилась к встрече. Но оставался еще один вариант.
        Вилли Хендрикс выбрался из люка «Голубой стрелы» и раздраженно пнул ремонтного кибера. Робот отскочил к стене ангара и замер в ожидании приказа. Хендрикс громко выругался, и в изнеможении рухнул на подвернувшийся контейнер. Ни как не удавалось настроить работу локаторов. Всеслав обещал помочь, но только через пару дней, сейчас у него были какие-то срочные дела.
        Скрипнула входная дверь. Вилли метнул быстрый взгляд в сторону входа и медленно распрямил плечи, на его лице расцвела радостная улыбка. В воротах, небрежно облокотившись на косяк, стоял Всеслав Родионов собственной персоной.

        - Привет, Вилли. Как дела?!  - Всеслав поставил на пол чемодан и направился к Хендриксу.

        - Привет, я тебя вспоминал - Вилли хлопнул рукой по крышке контейнера, приглашая присаживаться и замер. Улыбка медленно сползла с его лица при виде нацеленного пистолета. Раздался тихий хлопок, Хендрикс дернулся в сторону, пытаясь уклониться от пули, и упал на пол прямо под ноги ремонтного кибера. Последним что он увидел, был серьезный озабоченный взгляд Всеслава.
        Всеслав Родионов убрал в карман свой верный «пневматик» и направился к воротам ангара. Закрыв дверь на замок, он аккуратно усадил неподвижное тело Хендрикса обратно на контейнер и принялся за изучение содержимого своего чемодана. Основной проблемой для Всеслава было не угнать катер, а благополучно взлететь с планеты, не вызывая подозрений у пограничников и наземных диспетчерских служб. Всеслав не был уверен, что Хендрикс добровольно выдаст пароли и коды. В разведшколе Всеславу читали лекции по наркотическому допросу. Этот весьма действенный метод дознания появился еще в XX-ом веке и в настоящее время был повсеместно запрещен. Но все спецслужбы им пользовались. Всеслав помассировал виски, вспоминая, чему его учили. В этом деле самое главное было подобрать оптимальную комбинацию и дозу психотропных препаратов, чтобы с одной стороны полностью снять все «блоки» и запреты с подсознания «пациента», а с другой стороны не сломать психику человека. Всеслав с содроганием вспомнил, во что превращаются люди после слишком грубого
«взлома мозгов».
        Наконец он подготовил инъекторы, прикинул схему допроса и, мысленно попросив прощения, сделал первый укол. Через полчаса все было законченно. Хендрикс со счастливой детской улыбкой микроцефала на лице и мокрыми штанами лежал на куче тряпья.

«Надеюсь, через пару часов проснется» - прошептал Всеслав, вытирая со лба крупные капли холодного липкого пота. Пошатываясь от внезапно нахлынувшей усталости, он направился к воротам ангара, открыл их настежь и вернулся к катеру. Внезапно Всеслав остановился и, достав из кармана пачку денег, положил ее рядом с Хендриксом. Ему было искренне, жаль, что так получилось, но другого выхода не было. Катер был застрахован, компания будет рвать волосы, но выплатит все убытки. Жизнь и здоровье Хендрикса тоже застрахованы, флот в обязательном порядке страховал своих офицеров и астронавтов. Материального урона Вилли не понесет, вот только моральный… Но об этом Всеслав старался не думать, катер был для Хендрикса как любимая женщина. Последний раз, Всеслав окинул взглядом ангар и решительно полез в люк катера. «Голубая Стрела» была готова к полету, топливо, воздух, запас воды и провизии на неделю полета. Немного пошаливали локаторы, но это было терпимо. Всеслав взглянул на хронометр, пакетбот «Шеннон» с Миланой должен был взлететь 12 минут назад, времени в обрез, и включил канал связи с наземной диспетчерской
службой.

        - Катер 976 SN 815, прошу разрешение на взлет.

        - Хендрикс, ты, старый пират!  - незамедлительно отозвалась «земля».

        - Да, я, обкатываю свою лошадку.

        - Хорошо, смотри, не врежься в луну, я на тебя поставил - диспетчер был знаком с Вилли и радовался возможности перекинуться парой фраз.

        - Пожелай чистого пространства, черепаха - ответил Всеслав, подражая манере Хендрикса, и, не дожидаясь ответа, медленно вывел катер из ангара. «Голубая стрела» на секунду замерла над взлетной площадкой и свечой взмыла в небо. Через полторы минуты, когда Всеслав вывел машину в стратосферу, ожил динамик внешней связи.

        - Катер 978 SN 815, назовите пароль и цель полета.

        - Синий, синий, бардовый, 911 Мичиган 537, испытательный полет вокруг системы.

        - Хорошо, удачи на гонках - ответили с орбитального форта.
        Всеслава еще дважды запрашивали патрули, но, получив пароли, пропускали. Видимо, контрразведка и штаб флота еще не вышли на след. Только выйдя за орбиту второго спутника, Всеслав вздохнул с облегчением. На объемном экране локатора вырисовывались контуры звездной системы, две дюжины фрегатов крейсировали на периферии, несколько межпланетных транспортов шли по своим маршрутам. Ни чего не нарушало общую идиллию, только небольшая отметка скоростного пакетбота быстро удалялась от Астроленда по нормали к плоскости эклиптики. Всеслав увеличил скорость и, нырнув в надпространство, повел «Голубую стрелу» вдогонку. Через два часа погони, сократив дистанцию до половины астроединицы, Родионов вызвал пакетбот.

        - Пакетбот «Шеннон», у меня на борту пакет для вашего пассажира.

        - Кто, Вы?  - немедленно прозвучал ответный вопрос, видимо на корабле внимательно следили за неизвестным преследователем.

        - Курьерский катер «Большой Чарльз». Повторяю, у меня поручение для вашего пассажира, приказ экономического отдела штаба.

        - Ладно, стыкуйся, посыльный. Кто, говоришь, тебя послал?

        - Ребята, приказ Рогожина, если знаете такого,  - Всеслав дал форсаж, быстро сокращая дистанцию - лучше дайте пеленг и луч-проводник.

        - Первый раз стыкуешься в надпространстве?  - сочувственно спросили с пакетбота.  - Лови пеленг.

        - Спасибо.
        Мозг «Голубой стрелы» взял на себя стыковку и, поймав пеленг с корабля, вел катер по лучу. Всеслав вылез из тесной конуры рубки и, прихватив по дороге портативный десантный лучемет, направился к выходу.
        Легкий толчок и последовавшее за ним шипение говорили, что стыковка прошла удачно. Люк плавно отошел в сторону, открывая проход на другой корабль. В стыковочном узле
«Шеннона» стоял корсар с пистолетом в опущенной руке. Всеслав выстрелил почти в упор и бросился к рубке пакетбота. Благо, он был знаком с планировкой таких кораблей. Короткий коридор и в конце открытая дверь в корабельную рубку. Всеслав ворвался внутрь. Пилот сидел в своем кресле в центре маленького помещения прямо перед центральной панелью управления, Милана находилась рядом в кресле второго пилота, третье кресло пустовало.

        - Руки за голову, быстро!  - проревел Всеслав, ткнув стволом лучемета прямо в затылок пилота.

        - Всеслав, ты!  - странно, но в голосе Миланы не были ни капли страха - я ждала тебя.

        - Я пришел, любимая, больше мы не расстанемся ни когда. Обещаю, любимая.
        Через пять минут «Шеннон» отстыковался от «Голубой стрелы» и, развив полный ход, лег на новый курс. Надежно связав пилота, Всеслав сосредоточился на управлении пакетботом. Система была знакомая, корабль послушно лег на заданный наугад курс. Оставалось разобраться с навигационной картой. Наконец удалось найти знакомые навигационные звезды, определиться с координатами. Всеслав даже присвистнул от удивления: оказывается, Астроленд располагался на самой границе освоенного космоса между Китайским и Североамериканским секторами! Под самым боком у китайцев. С другой стороны, это самое безопасное место, ни кто не додумается искать!
        Разобравшись с управлением, Всеслав повернулся к Милане. С момента появления Родионова на корабле она почти ни чего не сказала. Сейчас она внимательно смотрела на Всеслава, удобно расположившись в кресле второго пилота, на ее лице читалось плохо скрываемое любопытство, в тоже время побелевшие костяшки пальцев и сгорбившаяся фигура выдавали овладевшие девушкой чувство страха и неуверенности.

        - Всеслав, кто ты?

        - Я? Я сам не знаю - этот простой ответ успокоил Милану. Всеслав повернулся лицом к девушке и начал рассказывать.

        - Я старший лейтенант Службы Государственной Безопасности Русколани оперативник. Случайно попал к корсарам, дал себя завербовать, потом угнал катер и сейчас возвращаюсь домой.

        - А я!? Ты меня использовал. Подлец!  - последовавшая пощечина звонко отозвалась в ушах оторопевшего Всеслава. Милана разревелась. Всеслав бросился к девушке, прижал к себе.

        - Прости, прости меня дурака. Милана, милая, я люблю тебя! Люблю! Люблю! Ты мое солнышко, прости, любимая - его губы шептали слова, а руки нежно гладили плачущую девушку. В этот момент он сам понял, какую глупость сотворил, не рассказав раньше о своей работе. Он был готов понести любое наказание, остаться навсегда на Астроленде, лишь бы ни когда не было тех страшных минут, когда Милана решила, что он играл с ней, использовал как ключ от Астроленда.

        - Ты меня любишь?  - заплаканные глаза смотрели прямо на него, в них светилась чистая и бескорыстная Любовь. Всеслав медленно прикоснулся к ее губам. Робко, словно нехотя девушка ответила на поцелуй, а через мгновение они слились в порыве страсти. Слова были больше не нужны. Всеслав обнимал Милану, стараясь слиться с ней в одно целое. Горячее прерывистое дыхание любимой, ее пальцы, скользившие по плечам, влажные горячие губы, дарящие глубокие страстные поцелуи. Прикосновения к самой прекрасной, самой восхитительной, самой любимой женщине вызывали в душе Всеслава взрывы, ураганы, торнадо страсти и нестерпимого желания. Милана любила его! Только сейчас он осознал, что его любовь взаимна. Его губы опускались ниже и жадно ласкали шею и плечи. Нарастающее чувство, поглощало, заполняло собой рассудок, поглощало Всеслава в своей сверкающей глубине, вызывало неукротимое дикое и в тоже время нежное желание ласкать, целовать, дарить наслаждение самому любимому человеку в мире. Всеслав аккуратно поднял девушку на руки и понес в каюту…
        Всеслав приподнялся на локте, стараясь не потревожить прильнувшую к его груди девушку. Он не знал, сколько времени они провели в каюте поглощенные охватившим их чувством. Казалось, само время остановилось, даря им возможность отбросить все дела, с головой нырнуть в океан чувств и дарить друг другу свою Любовь. Всеслав огляделся по сторонам. Маленькая каюта, голубые пластолитовые стены, ворох одежды на полу, рабочий стол в углу, закрытая дверь, мягкий свет, льющийся с потолочных панелей. Всеслав аккуратно высвободился из-под Миланы, прикосновения к ее нежной бархатистой коже, рассыпавшиеся в беспорядке длинные шелковистые слегка волнистые темно-русые волосы, вид ее волнующего обнаженного тела, подняли в нем новую волну нежной искренней страсти. Он легонько прикоснулся губами к ее щеке и, отвернувшись, стал одеваться. Оставались еще проблемы, которые требовалось срочно решить.
        В рубке ни чего не изменилось, корабль шел заданным курсом, выжимая из двигателей максимальную скорость, на локаторах не было ни кого, ни одной отметки. Родионов включил передатчик, и задумался: надо было срочно послать сообщение на Голунь. Но вопрос: кому?
        Требовалось быстро принять решение, без лишней волокиты скоординировать отправку боевых флотов и десантных частей, выслать крейсер на встречу Всеславу и Милане, наконец! Всеслав не был на связи больше полугода, возможно, считался пропавшим без вести, или ренегатом, его внезапное появление коллеги по СГБ могли и обязаны были счесть за дезинформацию, попытку ввести в заблуждение. Они бы конечно разобрались, что к чему, но на это ушло бы драгоценное время, могла произойти утечка информации. И это тогда когда дорога каждая секунда! Надо ударить по Астроленду, пока корсары еще не разобрались, что к чему, не подготовились к нападению!
        Неожиданно для самого себя Всеслав расхохотался во все горло. Он вспомнил свой полет на «Компасе» тогда давно, миллион лет назад. Вспомнил увлеченного своей видео-анимацией Влада Игонина, и его последний «шедевр». А ведь все получилось, как в том бездарном опереточном боевике! И удачно провернутая рискованная операция на грани фола. И угнанный катер. И кристалл с информацией, правда, вместо него в реальности оказался целый навигационный блок, но это мелочи. И Прекрасная дама. И мужественный Главный герой. И даже перестрелка в финале! Все как в кино! Всеслав имел определенные сомнения в способностях Влада, как постановщика, но то, что он оказался пророком, это было точно!
        Отсмеявшись, Всеслав вернулся к пульту управления и, настроив передатчик на узконаправленный луч, набрал личный код-пароль прямой связи с отцом.

7

        Великий князь был не в духе: только что закончилось совещание Государственного совета по обороне. Генералитет запросил слишком большие средства на модернизацию флота. Бравлин Яросветович, скрепя сердце, утвердил 70 % от запрошенного, больше выделить не было ни какой возможности. Еще раз подтвердилось, что власть князя имеет определенные рамки. В принципе, он мог принять любое решение, даже выделить в десять раз больше чем требовалось, но фатальную роль сыграла ограниченность бюджета. Министр обороны Асмуд Минеев в запале высказал: «Народ не способный содержать свою армию, вынужден содержать чужую!». Бравлин Яросветович сам прекрасно понимал, что корабли устаревают и необходимо срочно проводить глобальную модернизацию, но был непреклонен: «17 триллионов и точка!».
        Да, Русколань держала второй по боевой мощи флот после Европейского Союза, и четвертую по численности армию в мире, но это была жизненная необходимость. Княжество имело весьма протяженные границы, и флот был буквально «размазан» по десяткам опорных пунктов. Для надежной защиты требовались силы в полтора, два раза большие, чем располагала Русколань, но на это не было денег. Еще прадед Бравлина Яросветовича князь Владимир Жданович принял закон: «20 % бюджета выделяется на науку и образование, и 20 % на здравоохранение и социальную сферу». Как это не было парадоксально, но именно это неукоснительно выполнявшееся правило помогало стране благополучно переживать все кризисы и потрясения. Министры силовых ведомств скрежетали зубами, деля оставшиеся крохи, но ни кто серьезно не покушался на защищенные статьи бюджета. Все понимали, этот закон работает на будущее, поддерживает стабильность в стране и приносит колоссальные дивиденды в виде огромного научного потенциала, высокого уровня жизни и лояльности граждан. Кроме того, социальная защищенность, высокий уровень жизни, бесплатные образование и медицина,
этническая однородность обеспечивали крайне низкую преступность и отсутствие разрушительных центробежных сил, всегда возникавших в многонациональных государствах. Благодаря чему страна экономила на полиции и внутренних войсках.
        Присутствовавший на совещании министр финансов уколол «звездного Асмуда» (прозвище было заработано благодаря долгой службе на флоте) тем, что до сих пор не решена проблема пиратов. Стрела прошла мимо цели, Асмуд Олегович был поглощен спором, с пеной у рта доказывая жизненную необходимость выделить еще пять-шесть триллионов. Но это замечание разворошило рану в душе Бравлина. Полгода назад пропал Всеслав, СГБ установила, что он завербовался на пиратский рейдер и с тех пор ни разу не выходил на связь. Директор Службы Владислав Демин считал, что агент просто не может дать о себе знать и спокойно работает, накапливая информацию и подбираясь к передатчикам пиратских крейсеров. Но, тем не менее, неизвестность давит сильнее, чем самые плохие известия.
        После исчезновения Всеслава Демин рекомендовал своим агентам при благоприятных обстоятельствах идти на вербовку пиратами. Месяц назад еще один оперативник воспользовался «благоприятными обстоятельствами»: неф, на котором он летел, был захвачен рейдером. Человек пошел на вербовку и исчез. О нем тоже не было ни каких известий.
        Пульсирующий тревожный сигнал вырвал князя из состояния отупляющей задумчивости. Бравлин вздрогнул и бросил недоверчивый взгляд на лежащий на столе ППС-17 МС
«персональный пункт связи» небольшой чемоданчик, в котором помещались мощный надпространственный передатчик, компьютер и термоядерный блок питания. Устройство обеспечивало устойчивую связь в радиусе 200 парсеков и использовалось как экстренный канал передачи информации. Не более ста самых доверенных людей знали код-пароль и могли связаться с князем через ППС.
        Бравлин Яросветович открыл крышку и включил прибор. На экране возникло лицо Всеслава, за ним виднелась рубка небольшого корабля, малотоннажного нефа или пакетбота.

        - Привет, отец!  - лицо Всеслава расплылось в улыбке - я вырвался от пиратов.

        - Принимай координаты их планеты - по экрану побежали строчки цифр, Всеслав перекачивал информацию с навигационного блока пакетбота. Кроме Астроленда там были координаты двух планетарных баз пиратов.

        - Всеслав, ты жив! Молодец, сынок! Ты где? Я вышлю крейсер.

        - Все хорошо отец. Я был у пиратов, это целое государство, корсарская республика. У них терраформированная планета, космические базы, хороший флот, эффективная разведка. Я угнал пакетбот, угонял с «шумом», возможна погоня - доклад Всеслава был короток и точен.  - Отец, постарайся как можно быстрее собрать флоты, подключай союзников, Всемирный совет и ударь, пока они не эвакуировали планету. Астроны знают, что я бежал с координатами их планеты. Они будут готовы к вторжению.

        - Хорошо, я собираю малый совет, через полтора часа мы будем готовы к вторжению - князь был предельно собран, восторги по поводу спасения Всеслава будут потом, а сейчас надо работать, надо собирать эскадры, поднимать десантные корпуса, оповещать союзников.  - Передай свои координаты, вышлю ближайший крейсер. Постарайся подготовить полный доклад.

        - Хорошо - Всеслав наклонился к пульту, и экран выстрелил очередной порцией цифр - я в районе китайского приграничья, вектор на Алькор. Через 90 минут выйду на новый сеанс связи.
        Бравлин Яросветович несколько секунд смотрел на погасший экран, переваривая информацию.

        - Офицер, быстро! Собрать малый совет! Сокоморова, Минеева, Демина, Волкова, срочно!  - влетевший в кабинет адъютант невозмутимо выслушал приказы, лишь краем глаза косясь на отбитый угол стола и, отдав честь, исчез за дверью. Работа началась. Князь подул на ушибленную руку и аккуратно убрал обломки. Стрессы лучше снимать на мебели, а не на людях. Бравлин это прекрасно знал. Недаром он уже девятый год занимает Великокняжеский престол.
        Ровно через пятнадцать минут вошли члены малого совета. Мужчины быстро, по-деловому расположились вокруг круглого стола, предназначенного для таких собраний. Премьер-министр Славер Игоревич Сикоморов, министр обороны Асмуд Олегович Минеев, главнокомандующий флотом Зимник Бориславович Волков, директор СГБ Владислав Крепович Демин, министр иностранных дел Петр Игоревич Кожемякин именно эти пять человек, составляли ближнее окружение князя. Практически все вопросы, требовавшие максимальной оперативности и секретности, решались на малом совете.
        Бравлин Яросветович приветствовал каждого коротким крепким рукопожатием и включил, занимавший полстены, экран. Ни кто не произнес, ни слова, пока шла запись разговора с Всеславом.

        - Значит, парень нашелся. Замечательно,  - прервал молчание Демин - я верил в него.

        - Судя по координатам, это где-то в районе китайского пограничья - Зимник Волков задумчиво потер подбородок - сектор Лимбит. Далековато, надо подключать союзников.

        - Простите, Бравлин Яросветович, но Вы уверены, что информация верна?

        - Славер, я уверен в своих людях - с жаром вступился Демин - надо срочно принимать меры. Готовить флотскую операцию. Зимник Бориславович прав, надо срочно оповещать Всемирный совет, клянусь Сварогом!

        - Может быть, может быть - тихо протянул князь - опять волокита, споры болтология. Совет затянет свое решение на целую неделю, а потом еще убьет месяц на согласования и состязания в ораторстве. Я не говорю, что они разболтают все журналистам. Таким образом, мы провалим операцию еще до ее начала.

        - Попробовать личные контакты?  - Спросил Кожемякин - я могу в течение двух часов выйти на председателя компартии Китая. Они среагируют оперативно и без проволочек.

        - Хорошо. Думаю, все считают, что информация достоверная?  - Бравлин Яросветович обвел собравшихся пристальным взглядом.  - Дождемся полного доклада Всеслава и займемся друзьями союзниками. Я переговорю с Евразийцами и Американцами. Петр Игоревич подключает Китайцев, Европейцев и Арабскую федерацию. Владислав Крепович, Вы говорили, у Вас хорошие отношения с Индийской разведкой?

        - Не совсем хорошие,  - со смехом ответил Демин - но Раджаб меня послушает.

        - Подождите,  - перебил Звездный Асмуд - надо встречать парня. Зимник Бориславович, у тебя кто ни будь, есть в Лимбите? Если что, уточним в штабе.

        - Подожди, надо вспомнить - на загорелом лице Волкова мелькнула тень замешательства - да точно, «Святослав» крейсер дальней разведки. Они должны возвращаться из научной экспедиции.

        - Разрешите?  - Волков кивнул в сторону ППС.

        - Действуй - ответил Бравлин. Главком флота подошел к прибору и быстро набрал код вызова, через полминуты он уже разговаривал с командиром «Святослава».

        - Когда Вы сможете собрать ударную группу?  - князь повернулся к министру обороны.
        - Мы должны появиться на их орбите как можно скорее.

        - Сегодня к вечеру - Асмуд Олегович бросил взгляд на часы - выйдут маневровые соединения: примерно дюжина крейсеров, четыре катероносца и полсотни фрегатов. А через четыре дня мы соберем основные силы и десант из двадцати дивизий. К цели они выйдут примерно через двадцать дней.

        - Не забудьте, моих людей, я к вечеру подготовлю оперативную бригаду - напомнил о себе Демин - на планете придется поработать и моим орлам.

        - И шагу нельзя сделать без шпионских игр - возмутился Минеев, демонстрируя кастовое пренебрежение к спецслужбам.  - Если только зачислить в экипажи уборщиками.

        - Не беспокойся, мы мешать не будем, а специалисты по компьютерным системам, технической разведке и допросам тебе пригодятся. В крайнем случае, научат твоих космонавтов читать и писать.

        - Тихо, тихо, без мордобоя - прервал пикировку Бравлин. Все давно привыкли к стычкам Демина и Минеева, они были старыми друзьями, но не представляли жизни без взаимных колкостей. Вечная как мир конкуренция между армией и спецслужбами находила выход именно в таких дружеских перепалках.

        - Я переговорил с командиром крейсера Игорем Кащеевым - Волков вернулся к круглому столу - в течение десяти часов они встретят нашего разведчика.

        - Хорошо, на чем мы остановились?

        - Я могу выйти на вице-президента Северной Америки - звонок ППС прервал Сикоморова. Бравлин Яросветович с юношеской прытью бросился к коммуникатору. Предчувствие не подвело, это был Всеслав.


        Через девять часов локального времени «Шеннон» вышел к точке рандеву. Полутора километровая сигара крейсера дрейфовала в пространстве. Пара истребителей встретившая пакетбот шла параллельным курсом, сопровождая корабль как на параде. Всеслав подвел пакетбот к самому борту крейсера. Гравитационные поля поймали пакетбот и мягко опустили в разверзшийся портал ангарной палубы.

        - Ну, вот и все. Приехали - Всеслав обернулся к застывшей в кресле второго пилота Милане и выключил двигатели.

        - Скоро все закончится, любимая. Мы почти дома - добавил он, глядя прямо в глаза девушки. Их губы слились в долгом нежном поцелуе.


        Небольшой планетоид медленно кружился вокруг рядового красного карлика. На лишенной атмосферы поверхности ничем не примечательной каменной глыбы размером с Меркурий царили вечный полумрак и космический холод. Сорок лет назад планетоид был обнаружен корсарским рейдером, и вскоре на его орбите появились транспорты службы обеспечения крейсерского флота. Пираты оборудовали на поверхности посадочные площадки, вырубили в толще базальта ангары и склады. На поверхности выросли броневые башни, грозно смотрящие в небо толстыми короткими стволами излучателей. В шахтах разместились торпедные аппараты. Две дюжины спутников повисли на орбитах, непрерывно ощупывая пространство своими локаторами. Безымянный планетоид стал называться «База №3», и честно служил своим новым хозяевам, обеспечивая мелкий ремонт и дозаправку пиратских крейсеров.
        Этот день начался как обычно, ни чего не предвещало беды, как на экранах локаторов вспыхнули отметки двух десятков кораблей идущих полным ходом прямо на третью базу. Протяжно завыла сирена громкого боя, гарнизон быстро занял боевые посты. Излучатели вздрогнули и пришли в движение, нацеливаясь на непрошеных гостей, плавно открылись крышки торпедных аппаратов. Неопознанная эскадра разомкнула строй, на ходу перестраиваясь в кольцо.
        Корабли приближались, до планеты оставалось только полторы минуты хода, и в этот момент ударили корабельные излучатели. Энергетические импульсы обрушились на планету, расплавляя камень, сжигая наземные сооружения базы. Гигантские молнии пронзали разряженную атмосферу, пробивали базальтовую кору, выбрасывая в космос десятки кубических километров пыли и газов, оставляя за собой глубокие кратеры. Гарнизон базы успел сделать только два залпа, пока боевые башни и пусковые установки не были превращены в облака ионизированного газа. Через 43 секунды все было кончено. На поверхности обезображенного свежими кратерами планетоида не осталось никаких следов человеческой деятельности.
        Всеслав выключил запись и отвернулся от экрана. Настроение было наипохабнейшее, с самого утра Всеслава не покидало ощущение, что он где-то серьезно ошибся. Два часа назад произошел неприятный разговор с Миланой. Девушка буквально ворвалась в каюту Всеслава, уже находясь на грани истерики. Глотая слезы, Милана заявила, что ее ни кто не слушает, что кругом собрались только тупоголовые солдафоны, мечтающие только о массовых убийствах. Всеслав попытался ее успокоить, но в ответ получил только сумбурные несправедливые упреки. В конце концов, Милана обозвала его
«бездушным кретином» и выскочила из каюты, размазывая по щекам слезы.
        Через два дня к международному флоту, блокировавшему систему Астроленда, должны были подойти десантно-транспортные эскадры, после чего планировалось начать высадку. Милану бесил тот факт, что все знали, что корсары не продержатся и получаса, но ни кто и не помышлял о переговорах. Командование флота было буквально опьянено своим успехом: за неделю с начала операции эскадры уничтожили все шесть пиратских баз (атаковали без предупреждения, уничтожая гарнизоны огнем тяжелых излучателей), блокировали Астроленд и уничтожили или захватили около полусотни пиратских рейдеров. Планировалось дождаться транспортов с десантниками и нанести последний удар по пиратской вольнице.
        Полсотни пиратских рейдеров и двести фрегатов висевшие над Астролендом будут сожжены и разнесены на атомы сокрушительным огнем ударных крейсеров международного флота. Затем в дело вступят силы планетарного подавления, уничтожая бомбами и ракетами наземные форты, космодромы, локаторные станции. Завершит операцию высадка десанта. Всеслав представил себе гордый и веселый Спейстаун. За две недели, проведенные в Спейстауне, он полюбил этот красивый, богатый и шумный город. Ни когда столица Астроленда не будет такой как прежде: взятый штурмом город как изнасилованная девица. Печать позора и унижения остается надолго.
        Всеслав отдавал себе отчет, что корсары будут драться до последнего, все мужчины и многие женщины возьмут в руки оружие. Значит, будут огромные жертвы. Ополченцы недорого стоят против прекрасно обученных, вооруженных до зубов профессионалов. И не помогут ни родные стены, ни отчаянье, ни даже чудо. Он представил себе картину высадки десанта.
        Глубокая воронка на месте космопорта, горящий город. Над вжавшимися в землю ополченцами проносится звено штурмовиков, расстреливая уцелевшую после бомбежки технику. С неба опускаются десантные «Медузы» и «Рейнботы». Ревя моторами, танки и машины огневой поддержки съезжают с аппарелей ботов. Закованные в броню десантники цепью окружают точку высадки. Солдаты стреляют по каждой движущейся тени, ожидая в каждом окне увидеть вражеского стрелка. Слабо вооруженные, растерянные защитники города бросаются в отчаянную, самоубийственную атаку. Их встречает массированный огонь десантников, рвутся вперед танки, с грохотом разрываются снаряды и сгустки плазмы танковых орудий, установки огневой поддержки, заняв позиции, методично расстреливают городские кварталы.
        Всеслав открыл глаза и ошеломленно уставился на экран, где замерло изображение разбомбленной планетарной базы. «Надо же быть таким впечатлительным!» С другой стороны, Милана права. Нельзя так делать! Надо дать людям шанс спастись! Но командование ослеплено идеей, примерно наказать пиратов. Час назад завершилось совещание штаба, Всеслав приглашаемый на совещания как «специалист по обороне противника» осторожно предложил обойтись без стрельбы, предложив противнику сдаться, и наткнулся на стену непонимания. Большинство адмиралов и слышать не хотело о сдаче противника. Как выразился североамериканец Джеймс Вильвинг: «Да, я знаю, что виноватых нет, но надо примерно наказать пиратов».
        Неожиданно в голове Всеслава возникла идея. Он отмахнулся от нее, слишком она была рискованной, но, хорошенько подумав, он понял, что это единственный шанс остановить штурм. После тщательного анализа план представился Всеславу не таким сумасшедшим, как показалось сначала. В конце концов, почти половину международной эскадры составляли корабли Русколани, князь решил, пользуясь случаем, провести учения флота в боевой обстановке. А Всеслав Сибирцев являлся наследником великокняжеского престола и обладал значительными правами и полномочиями. Всеслав достал из кармана фотографию Миланы, грустно улыбнулся, глядя на ее профиль и перевернув карточку, прочитал в слух написанные твердым уверенным почерком строки:

        Здесь нет той чистой красоты,
        Она не каждому дается.
        Здесь только девичьи мечты,
        И сердце редкостное бьется.
        Всеслав поднялся и решительным шагом покинул каюту.
        Серебристый диск ударного крейсера «Беловодье» дрейфовал на окраине звездной системы. Могучий корабль, воплощавший в себе все последние достижения инженерной мысли человечества. Рядом висели корабли эскадры: крейсера, катероносцы, фрегаты. Такие же эскадры плотной сферой окружали систему Астроленда, осуществляя блокаду. От крейсера отделилась маленькая песчинка космического истребителя и, почти мгновенно развив полный ход, рванулась к лежащей далеко впереди планете.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к