Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Багровые волны Андрей Владимирович Максимушкин


        # От автора: Мне вообще пофиг все эти плутократии и рейхи. В данном случае мне интересен вариант истории с ВМВ без ВОВ.

        Андрей Владимирович Максимушкин


        Багровые волны

        Огненное море


1

        Океанские волны одна за другой перекатываются через покатую спину подводной лодки. Пенные валы играючи захлестывают орудийную площадку и с грохотом разбиваются о рубку. Атлантика штормит. Серое, затянутое плотной свинцовой пеленой, небо ощутимо давит на плечи. Кажется, над головой повисла тяжелая каменная плита.
        Огромный океан пустынен. От горизонта и до горизонта ни черточки, ни темного пятнышка, ни дымка. Только серые водяные валы сливаются с серым небом, и клочья пены срываются с гребней волн. Вокруг никого, только безграничная водная пустота, безбрежность, одиночество. Только одинокая подводная лодка упрямо пробивается на северо-восток.
        Иногда стиснутым в корабельных отсеках людям кажется, что они остались совершенно одни посреди бескрайнего океана. А вокруг ничего нет. Нет ни кораблей, ни суши, исчезли, утонули в волнах далекие континенты и острова, упокоились на дне пучины шумные города и родные порты. Нет ничего. Вообще ничего вокруг. И даже морские птицы покинули эту суровую залитую водой планету.
        На всей Земле есть только бескрайний штормящий океан, волны, клочья пены и тяжелое свинцовое небо, готовое в любой момент разродиться холодным дождем. Волны от горизонта и до горизонта, на все стороны света.

        - Штормит. Ветер усиливается - раздраженно пробурчал капитан-лейтенант Котлов, выколачивая трубку о поручень.
        Несмотря на защитные козырьки над ограждением носовой части мостика, по дождевику командира скатывались ручьи. Бившие в правую скулу волны дотягивались и до рубки, брызги перехлестывали через невысокие стенки защиты кормовой части мостика.

        - Меняем курс?  - деловито поинтересовался штурман, протирая глаза.
        Имевшего несчастье не вовремя пройтись до площадки зенитного полуавтомата беднягу окатило водой с ног до головы. Штурман хотел было протереть линзы бинокля и только грустно скривился - нечем. Все насквозь мокрое. Вода попала даже под дождевик. Придется после вахты первым делом переодеваться и сушить свитер.
        Мало того, что командир и вахтенный промокли насквозь, так еще было холодно. Начало октября в северной Атлантике весьма мерзопакостное время года. Впрочем, на подводных лодках в шторм всегда неуютно. Командир БЧ-1-4 лейтенант Серебряков с грустью на глазах размышлял о превратностях бытия и кривых руках судостроителей. Эмоциональная ругань про себя хоть немного согревала.
        Это только наши доморощенные корабелы могли додуматься соорудить морскую подлодку с такой низкой рубкой и врожденной склонностью к заливанию волнами. Сами, небось, море только на картинках видели! Идиоты безрукие! Халтурщики! Это ж надо додуматься, да еще суметь совместить в одном корабле недопустимо большой запас плавучести и отвратную мореходность! Нет, это только наши энтузиасты на такое способны.
        Склоняя корабелов на все стороны, лейтенант совершенно забыл, что ему еще несказанно повезло - Д-3 успела пройти капитальный ремонт и модернизацию. Как раз к началу войны успели. Экипажу однотипной Д-1 приходится куда хуже, вместо заводских стапелей корабль отправили в море. Рубка у них ниже, ограждение мостика не выше роста человека, как на «Красногвардейце», а в метр высотой. Да еще большую часть мостика занимает 102 мм орудие. Раритет послереволюционных времен возрождения флота, однако.

        - Сколько еще топать до пролива?  - интересуется Виктор Котлов.

        - Двое суток десятиузловым ходом если волнение не стихнет и солярки хватит.

        - Соляры нам хватит - усмехается командир.

        - А стоит ли ломиться через непогоду?  - осторожно интересуется штурман.

        - Сам вижу - капитан-лейтенант Котлов уже задумывался, а не стоит ли сбавить ход. Напоминание штурмана только утвердило его в этой мысли.
        Д-3, экипаж предпочитал старое название «Красногвардеец», корабль немолодой, один из первенцев советского подплава не отличался хорошей мореходностью. Командир представлял себе, что сейчас творится в отсеках. Если рубку захлестывало и люди на мостике цеплялись заледеневшими негнущимися пальцами за поручни, лишь бы не вылететь за борт, то в стальном чреве корабля все переворачивалось с ног на голову. Хуже всего приходилось обитателям носовых отсеков. От ударов волн в правую скулу стальной корпус грохотал как пустая бочка на дровнях.
        Даже представить себе невозможно, что кто-то сейчас мог бы уснуть после тяжелой вахты. Люди изматывались. Палубные настилы буквально проваливались под ногами при каждом ударе волны. Распиханные по отсекам мешки и ящики с провизией срывались со своих мест. Мало того, что в отсеках подлодки жуткая теснота, и порой кажется что люди там просто лишние, так еще рассыпанные по полу банки консервов и картошка добавляют бардака. Лодка только-только вышла в рейд, посему припасов на корабле много, не успели подъесть. Хорошо еще, никого из личного состава не сбросило с койки на палубу.
        Ко всему прочему добавлялись холод и сырость. Но это хоть лучше чем привычные подводникам спертый воздух и жуткая вонь испарений полусотни давно не мытых тел, смешанные с дизельной копотью, запахами соляры, масел, электролита и испортившихся продуктов.

        - Дизельного топлива хватит с лихвой - повторил Котлов.

        - Тогда почему нас отзывают с позиции? Поход безрезультатен. Никого, ни единого дымка, даже перевернутой шлюпки не встретили! Ни одного снаряда не потратили - взрывается штурман.
        Вопрос интересный. За время стоянки в Тронхейм-фьорде подводная лодка Д-3 авральными темпами завершила текущий ремонт, пополнила запасы торпед, снарядов и продовольствия с плавбазы «Умба», приняла полный запас топлива. Автономность по принятым в перегруз запасам провизии и пресной воды рассчитывалась в 30 суток. Это целый месяц крейсирования в Северной Атлантике на пути вражеских конвоев, без учета недели на выход в район рейдерства и возвращения на базу.
        Покинув порт, Д-3 прорвала линии вражеских дозоров южнее Исландии и вышла в океан. Достигнув заданного района, корабль четыре дня патрулировал свой квадрат, но все безрезультатно. Океан был пустынен. Мертвое безмолвие. Только один раз сигнальщик заметил пролетающий самолет. Немедленно пробили тревогу, и подлодка ушла на глубину.
        Естественное любопытство было пересилено еще более естественным инстинктом выживания. В походе любой самолет изначально рассматривается как вражеский. Это нехитрое правило уже успело получить подтверждение кровью. Все помнили трагедию Щ-320. Подлодку потопили всего в сотне миль от норвежских берегов. Как выяснилось, командир не поверил, что вражеские самолеты залетают в зону действия немецкой истребительной авиации. Свою ошибку он понял слишком поздно, когда на подлодку посыпались бомбы.
        Экипажу Д-3 пока везло. Подлодка ни разу ни попала под удар самолетов или эсминцев. Правда, везение штука относительная, на исходе четвертых суток патрулирования Котлов был бы согласен на встречу с английским эсминцем, лишь бы это был корабль охранения конвоя. По опыту немцев от эсминца можно уйти, главное вовремя погрузиться и правильно маневрировать на глубине, уходя от серий глубинных бомб. Да и не всегда английские сигнальщики успевают заметить между волнами рубку субмарины. Гидролокаторы тоже не у всех англичан стоят, да и чувствительность у него не такая уж замечательная, как бают некоторые "знатоки".
        Зато потом, разминувшись с эскортом, можно аккуратно догнать конвой параллельным курсом, дождаться темноты и атаковать. Заметить ночью низкий силуэт подлодки очень сложно, тогда как самим подводникам, ворвавшимся в середину строя конвоя, остается только выбирать цели.
        Невысокая, почти на уровне верхушек волн рубка дает отвратительный обзор. Видимый горизонт составляет всего 5-6 миль. Это мизер, буквально ничтожная точка по сравнению с океанскими просторами. Засечь корабль с такой наблюдательной позиции можно только случайно, если фортуна вынесет подлодку прямо навстречу судну. Котлов с периодичностью в полтора-два часа командовал «Погружение», позволяя акустику прослушать водные толщи. Вдруг да гидрофоны засекут шум винтов?
        На четвертые сутки бесцельного бултыхания вверх-вниз, командир задумался, а не стоит ли сменить район? Собравшиеся на экстренное совещание в кают-компании: старпом, штурман и командир минно-артиллерийской части лейтенант Борис Донцов убили полтора часа на размусоливание очевидной, в общем-то, сентенции: ничего не ясно. И как дальше быть, тоже непонятно.
        Разумеется, если совершить пробежку в 400 миль курсом на северо-запад, можно выйти на оживленную морскую трассу. Район юго-западнее Исландии считался перспективным, по данным разведки, англичане в последнее время переносили конвойные трассы севернее. Почти к самой границе льдов.
        Правда, с той же степенью достоверности это могла быть дезинформация. Пусть конвойная служба у противника пока была далека от идеала, опять же по данным разведки, на межконтинентальных трассах шастает немало одиночных судов. Желанная добыча для подлодки, даже торпеды тратить не нужно. Достаточно всплыть, догнать посудину и расстрелять ее из пушек, если команда сама не поспешит спустить на воду шлюпки.
        Мечты, мечты. А по радио тоже ничего хорошего не сообщили. Стандартный запрос из штаба и не менее стандартное требование: искать врага и при первой же возможности вступать в бой. Совет хороший, да только на горизонте пустынно, и гидроакустики ничего кроме пения китов не слышат.
        Где искать, если в штабе сами ничего не знают? Передают только сводку погоды, и все. Разведданных с других подлодок или самолетов нет. Коллеги тоже молчат, как рыбы. Плохой знак. При обнаружении конвоя подлодка обязана немедленно передать данные не только в штаб, но и всем нашим кто может слышать. Единственное, с С-3 сообщили об обнаружении и потоплении галоши в полторы тысячи тонн водоизмещением. Одиночное судно это не конвой, пользы от информации как от выеденного яйца.
        Замполит, правда, пытался утешить Котлова, дескать, все будет как прошлый раз. Подлодка тоже долго и безрезультатно патрулировала район, пока не получили разведсводку с немецкой субмарины. Тогда им повезло, удачно вышли на конвой, проходивший всего в тридцати милях от их позиции. Да, порезвились знатно. За время боя выпустили восемь торпед и потопили как минимум три транспорта точно. Еще один они повредили, купец уполз с торпедной пробоиной в носу.
        Лафа кончилась. Рассчитывать второй раз на такую удачу наивно. А верить словам замполита еще хуже. Не для посторонних ушей разумеется, но капитан-лейтенант Котлов недолюбливал своего заместителя по политической части. Натерпелся дури партийного руководителя во времена действия недоброй памяти приказа N 165. Политрук Эммануил Махнов человеком был недалеким, но деятельным и хуже всего: бездумно деятельным. От таких на военном флоте один вред.
        Все эти разговоры и планы по смене квадрата патрулирования в действительности стоили недорого. Виктор Николаевич прекрасно понимал, что командование бригады не будет сдергивать корабль с позиции как минимум неделю, и осторожные намеки и просьбы командира подлодки вызовут только раздражение. Командование само знает как надо. Спорить с начальствующими можно, но осторожно, только заранее подготовив позиции и выждав нужный момент. Иначе дело закончится переводом назойливого командира на более спокойную и менее ответственную должность. Так бывало и не один раз.
        Котлов планировал просидеть в своем районе еще пару-тройку дней, и если ничего не изменится, только тогда высказать инициативу. И как обычно бывает, все тщательные скрупулезные расчеты, все нюансы и оттенки русского языка, любовно втиснутые в короткие рубленые тексты заготовленных заранее радиограмм, все оказалось напрасным и излишним. Недаром армейские говорят, что еще ни один план наступления не пережил начало атаки.
        На исходе прошлой ночи Д-3 получила радиограмму из штаба бригады с недвусмысленным требованием срочно возвращаться в Норвегию. Коротко и четко. Командирам
«Красногвардейца» оставалось только гадать, в честь чего такая карусель? Подобные радиограммы получили и другие подлодки бригады Северного Флота. Наши штабные гении не любят мудрить с шифрами, и кодируют все сообщения для бригады одинаково.
        С тех пор прошли сутки. Налетевший с запада шторм не способствовал улучшению настроения командира «Красногвардейца». Неожиданно вспомнилась точно такая же история происшедшая два с половиной года назад.
        Кто не помнит знаменательные события начала 38-го года?! Четверка полярников на дрейфующей станции "Северный полюс-1"! Четверка смельчаков восемь месяцев проведших на льдине! Вся страна, затаив дыхание, следила за небывалой экспедицией наших ученых. Имена Папанина, Ширшова, Федорова и Кренкеля были у всех на слуху.
        В конце января достигнувшая района Гренландии льдина начала раскалываться. Пришло время снимать отважных ученых с ледяного поля. В экспедиции приняли участие гидрографические суда, дирижабль и три подводные лодки. В том числе из Полярного вышла Д-3. Виктор Котлов хорошо помнил пережитые в феврале 38-го тревоги, перенесенные испытания.
        Дирижабль потерпел катастрофу, и вмиг изменилась роль подлодок в экспедиции. Если раньше они должны были служить ориентирами для дирижабля и обеспечивать связь, то теперь вся надежда была только на флот. «Красногвардеец» полным ходом шел к Гренландии. Люди спешили. Каждый час задержки мог быть фатальным. Обломок льдины дрейфующей станции не устойчив, в любой момент может расколоться.
        Поход в сложных метеоусловиях, вдоль кромки льдов, через непогоду. В Датском проливе по курсу все чаще стал попадаться лед. Именно тогда Котлов провел смелый эксперимент - провел подлодку под льдинами. Первым в Советском Флоте! 13-го февраля «Красногвардеец» поднырнул под ледовую перемычку. Всего полчаса под ледяным панцирем, но эти полчаса стоили Котлову и его экипажу как два часа под непрерывной бомбежкой.
        Сухопутному человеку трудно понять, с каким риском был связан этот короткий участок пути, а моряк и объяснять не будет. Слишком очевидно. В случае поломки подлодка не может всплыть, если корабль собьется с курса и не найдет полынью, он так и останется подо льдом. Все могло случиться, любая мелочь могла оказаться фатальной. Эти полчаса подледного плаванья могли завершиться катастрофой.
        Никто из стоявших на мостике «Красногвардейца» перед погружением никогда в этом не признавался, но все они жутко боялись. Только благодаря стальной воле командира людям удалось пересилить свой страх и продолжать работать, как будто им предстоит обычное погружение. А что сам Котлов? Виктор Николаевич предпочитал не вспоминать о своих переживаниях. Он даже в кругу близких друзей, моряков-подводников за рюмкой чая, если кто проявлял настойчивость, переводил разговор в другое русло, или отвечал, что дескать служба такая, чувства и переживания в Уставах не упоминаются.
        В том походе «Красногвардеец» не успел дойти до ледовой станции, его опередили суда «Таймыр» и «Мурман». На траверзе Ян-Майнена подлодка получила приказ возвращаться назад. Папанинцев спасли другие, но само участие в походе запомнилось командиру и экипажу.
        Сейчас стоя на мостике посреди штормовых волн северной Атлантике, капитан-лейтенант Котлов вспоминал тот знаменательный поход февраля 38-го года. Счастливое было время, флот не воевал, а готовился к войне. Готовился радостно, по-стахановски, на всю катушку. Даже странно немного, боевой офицер сожалел о том, что ему приходится топить вражеские суда. Но на палубах и в отсеках английских транспортов такие же люди, как и экипаж Д-3. Они тоже хотят жить, и не виноваты, что из-за дурости и жадности Британского кабинета океан превратился в арену ожесточенной борьбы.
        Котлову хотелось вернуться в то, довоенное время, время дальних походов, научных экспедиций и нормальной человеческой взаимовыручки между моряками. Тщетно. Время вспять не повернуть. Океан пылает огнем, а замеченное на горизонте судно или самолет прежде всего воспринимаются, как враг, которого надо или утопить, или отразить его атаку. Время, когда одним из лучших океанских кораблей является подводная лодка - смертельно опасная и скрытная, корабль-невидимка.
        Д-3 не даром считалась одной из лучших подлодок Северного Флота. Пусть конструкция далека от идеала, по слухам корабелы взяли за образец дореволюционные разработки кораблестроительной программы 1915-го года, но зато экипаж подобрался неплохой, специалисты и командиры менялись редко. Сам Котлов как получил назначение на корабль в 38-м году, так до сих пор им и командовал. Правда, в штабе уже ходили слухи, что в ближайшее время Виктору Котлову дадут новый подводный крейсер серии
«К». И эти слухи имели весьма веское подтверждение в виде проектов штатов новых кораблей.
        Д-3 «Красногвардеец» принадлежал к первой очереди серии I. Это большая позиционная лодка с надводным водоизмещением 1361 тонна, практически по своим размерам, внушительной дальности плавания и автономности могла считаться эскадренным подводным крейсером. Единственное, проект отличался невысокой скоростью хода, всего четырнадцать с половиной узлов. Зато корабль мог находиться в море без пополнения припасов целый месяц и пройти за это время экономическим ходом в 8,9 узла почти десять тысяч миль.
        Внушительные цифры. Тем более если их сравнивать со знаменитыми немецкими
«семерками». Немецкая морская подлодка обладала дальностью в 8500 миль. Хотя, более крупные корабли серии IX, будучи немного крупнее советских «декабристов» могли пройти 12000 миль, и развивали скорость до 18-и узлов. Новые же советские подводные крейсера имели дальность в 16500 миль. Очень хорошо, внушительно - хоть у берегов Америки и в южной Атлантике работай.
        Соответствующим было и вооружение советской подлодки. Считавшие, что сила подлодки определяется числом торпедных труб, конструктора втиснули в корабль шесть носовых и два кормовых аппарата калибром 533 мм. Кроме того, в первом отсеке хранились шесть запасных торпед.
        На палубе размещалось орудие Б-24ПЛ калибром 100 мм. В кормовую часть рубки судостроители воткнули 45-мм полуавтомат. Пушка, которой лучше бы не было. Балтийские подводники, которым посчастливилось пострелять по финским транспортам во время Зимней войны, докладывали, что для потопления среднетоннажной посудины приходилось тратить минут сорок времени и половину боекомплекта.
        Д-3 в Финской войне не участвовала. Корабль попал в график по капремонту, и с осени по весну ленинградские корабелы возвращали ему вторую молодость. Заводчане переделали ходовую рубку, изменили форму носовой оконечности, опустили орудие на палубу, убрали лишние цистерны плавучести. В результате корабль стал более мореходным, устойчивее на волне, немного сократилось время погружения, улучшился обзор с мостика, с орудием обращаться стало не в пример удобнее и легче. Раньше артиллеристам мешало ограждение ходовой рубки.

        - Товарищ командир,  - из люка высунулась голова вахтенного краснофлотца - Вас зовут вниз. Радиограмма важнецкая пришла.

        - Тогда геть на мостик, смотреть за горизонтом - отреагировал Котлов.  - Штурман, прими на себя командование.
        Ответ Серебрякова командир уже не слышал. Да и не важно это было. Все равно мы в море одни, кораблей не видно, земля далеко. И отсутствие у лейтенанта Серебрякова допуска к командованию кораблем, не имеет ни какого значения. Человек он неглупый, не первый день в море. Справится.

2

        Зря говорят, что моряки не любят землю. Ерунда все это. Наоборот, отношение флотских к нашей родимой незыблемой тверди под ногами куда более бережное, нежное и трепетное, чем у сухопутных сограждан. Иначе и быть не может. Только тот, кто неделями и месяцами не видит земли, кто отвыкает от неподвижной твердой опоры под ногами, кому ночами снятся родимые осины и кто иногда готов выть на луну от того что родной дом находится на другом конце света может любить сушу, так как моряк.
        Есть поверье, что моряком надо родиться, капитан корабля должен вырасти на берегу моря и с детства слушать морской прибой вместо колыбельной, играть с ракушками на берегу и с молоком матери впитать любовь к соленому морскому воздуху. Наверное, есть в этом доля правды. Но так же верно, что любовь к морю может проявиться в любом возрасте.
        Виктор Котлов помнил, как год назад в Ленинграде на дружеской посиделке в теплой компании морских офицеров один из гостей распинался о высоком, о роли судьбы и места рождения, о наследственном морском характере несвойственном сухопутным крысам. Товарищ успел принять на грудь лишнего, и страдал недержанием речи. Спорить с ним никто не стал.
        Многие из гостей сами в душе соглашались с говорившим, они выросли на берегу моря, их отцы или старшие родственники в свое время служили на флоте. Те же, кто попал на флот по комсомольским наборам, помалкивали и про себя скептически усмехались. Не спорь с дураком - люди могут не заметить между вами разницы. А кто и не обращал внимания на разглагольствования набравшегося по ватерлинию капитан-лейтенанта, мало ли что сболтнешь под хорошую выпивку в дружеской компании, главное чтоб не вразрез с политической линией и не против начальства.
        Никто и не заметил, как сидевший за столом старший лейтенант со значками подводника на форменном кителе молча поднялся, бросил на болтуна красноречивый взгляд из-под бровей и вышел. Виктор Котлов не собирался с кем либо спорить. Ему просто было противно оставаться под одной крышей с самовлюбленным болваном, гордившемся тем, что его дядя в свое время десять лет служил на флоте, дослужился до унтер офицера и вовремя перешел на сторону Революции.
        Подводник спокойно вышел из квартиры, спустился во двор и, не оборачиваясь, двинулся в сторону Мойки. Только дойдя до мостика, Виктор набил трубку и закурил. Глупо получилось, но он не мог иначе. Обида, смешная в общем то, но оставаться с компанией он не хотел. Табак помог успокоиться, привел мысли и чувства в порядок. Ничего страшного не случилось.
        Гнев и злоба постепенно отступали, мало ли кто что сболтнет под загрузкой. Сам потом будет раскаиваться, да еще чего доброго побежит извиняться. Таких вещей Котлов не любил. Извинения это нечто старорежимное, поповское. Дескать, извинился перед человеком и с тебя как с гуся вода - ничего ему больше не должен.
        Виктор Котлов вспомнил, как в далеком детстве ему досталось от отца за разваленную поленницу дров. Поиграли с дружками в штурм Перекопа Красной армией. Игра шла весело и с размахом, так что проходящие мимо старушки мелко крестились, при виде с гиканьем прыгавшим по сложенным из дров «укреплениям» шкетов.
        Вечером наступила расплата. Извинениями и униженными мольбами о прощении не обошлось. Витьке и пойманным на месте преступления его друзьям и братьям пришлось до глубокой ночи складывать дрова обратно в поленницу. Урок пошел в прок - на собственной шкуре понял, что чужой труд надо уважать. Любой труд надо уважать.
        Длинный, летний вечер, спешащие по своим делам редкие прохожие, воркующая на скамейке парочка. Идиллия. В такие вот вечера не хочется возвращаться домой. Лучше неторопливо гулять по ночному городу. В голове Виктора сверкнула мысль, срезать напрямик до Невского, нырнуть под арку Генштаба, пройти мимо Русского музея и выйти к Катькиному садику. Пройтись по старым улочкам, над неспешно текущей по каналам темной водой. Выкурить еще одну трубку на Марсовом поле, наблюдая за целующимися под старыми дубами парочками. Молодость вспомнить.
        "О! Нашел старика!"  - расхохотался Виктор в ответ своим мыслям. Всего то 31 год исполнился. Забавно, до этого момента он напрочь забыл о своем возрасте - семейные заботы, двое шебутных беспокойных малышей, вековечный, испортивший сограждан квартирный вопрос и бытовые неурядицы, служба, ответственность за боевой корабль и полсотни человек экипажа. А всего то оказывается, третий десяток разменял.
        Впрочем, если так посудить - на подплаве в званиях растут быстро. Самые опасные корабли, в первую очередь для своего экипажа, самые жуткие условия во время похода и нулевая обитаемость. Старики у нас не задерживаются. Стариками у нас называют тридцатилетних командиров, таких как старший лейтенант Виктор Котлов.
        В свое время в училище имени Фрунзе курсантам на лекциях рассказывали об истории подводного флота. Когда в еще царском флоте только-только появились первые подводные лодки вместе с кораблями возник вопрос: какое жалование положить офицерам? Тогда все делалось по ранжиру, по инструкции, как начальство утвердило. А вот штатов на подводников не было.
        Говорили, штабные и финансисты и так рядили, и этак. Все не то. С одной стороны - много, не по погонам довольствие. А если иначе взглянуть - слишком мало выходит, под водой плавать, не зная всплывешь или нет, не каждый пойдет. Набирали в подплав самых отчаянных, а такие не только с противником, но и с начальством дерзко разговаривают.
        В итоге вопрос решил один старый заслуженный адмирал. Некоторые баяли, будто не адмирал, а чуть ли не великий князь. Но это не важно. Выслушал адмирал спорщиков да и предложил: "А сколько сами запросят, столько им жалование и положите. Для казны ущерба не будет. Все равно потопнут".
        Байка старая, жаль - те ставки ныне не действуют. Хотя честно, и при советской власти жаловаться было грех. Довольствие подводникам всегда выделяли по высшему разряду. Даже знаменитая винная порция сохранялась. Нынче ее назвали иначе, и обосновывали врачебной необходимостью. Но как бы там ни было, но вино подводникам выделяли исправно. В походе по 200 граммов на человека в сутки. Прочее довольствие тоже не задерживали, пусть не коммунизм, но жить можно, на семью хватает. Даже жилье выделяют вне очереди.
        В свое время Котлов очень удивился, когда, перегнав корабль в Ленинград на Балтийский завод, узнал, что ему уже выделили неплохую коммуналку на Васильевском острове на все время ремонта. Остальные корабельные командиры тоже не остались на улице: или комната в городе, или отдельная квартира на территории военной части. Больше всего этому факту обрадовалась Леночка - переезд из Полярного в Ленинград она восприняла как настоящее чудо.
        Виктор прекрасно понимал супругу, заполярье не самое лучшее место для молодой женщины, но служба есть служба. Задерживаться в Ленинграде сверх необходимости он не собирался. Влачить жалкое существование сухопутного моряка, видеть море только с берега было выше его сил. Да и какое это море?! Жалкая лужа, пресноводный залив, перекрытый со всех сторон берегами иностранных государств, лимитрофов, бывших российских колоний.
        Другое дело - Север! Открытые морские просторы, незамерзающий порт, постоянные походы, научные экспедиции, прекрасные, сильные, открытые люди. Недаром сосед семьи Котловых старый помор Саша Авраменко говаривал: "На юге легче гнутся спины. Воздух севера делает свободным". Такова жизнь, недаром поморы никогда не знали рабства и крепостного права. Не жаловали они и туповатых, гонористых чиновников, не видевших дальше своего носа и все меривших своим карманом.
        В тот вечер, Виктор Котлов с одной стороны грустил по Полярному, простым человеческим отношениям в бригаде подплава и штабе Северного Флота. И одновременно он не хотел уезжать из Ленинграда. Город Революции покорил его сердце еще во времена голодной и бесшабашной курсантской юности.
        Большой город, широкие улицы и проспекты, непривычные пареньку из Нижненовгородской губернии каналы и мосты. Новые друзья, флот, первое знакомство с морем, будоражащие кровь рассказы наставников о дальних походах. И любовь! Танцы по вечерам, свидания с местными скромницами и совершенно случайная встреча с Еленой. Случайная на первый взгляд.
        Только потом, через несколько лет, уже после окончания училища, получения Виктором первого в жизни назначения на флот и женитьбы они поняли, что встреча была неслучайной. Это было зимой, подводная лодка задерживалась в море, отмеренные сроки возвращения вышли, связи с кораблем не было. Один из первых кораблей советского флота, не особенно надежная техника, зимнее штормовое море, случиться могло все что угодно.
        На берегу начали беспокоиться, только когда прошли три дня с предписанного срока возвращения из похода. Поднявшиеся в небо гидропланы тщательно обыскивали прилегающую акваторию. Командующий бригадой подплава запросил помощь у штаба флота, но корабли не были готовы к выходу в море. С большим трудом удалось в авральном темпе снарядить и вывести из Полярного два сторожевика.
        Корабли шли через шторм по возможным маршрутам возвращения подлодки. Несмотря на непогоду, на мостиках и палубах держали усиленные вахты сигнальщиков и наблюдателей. Десятки биноклей неусыпно обшаривали морскую поверхность. Каждое мелькнувшее среди волн бревно, обломок дерева, ящик привлекали к себе внимание. Тщетно, два сторожевика и несколько гидросамолетов ближнего действия и не могли обшарить весь район.
        На пятые сутки с момента объявления тревоги, когда всем уже было ясно, что корабль не вернется, когда поиск продолжался только потому, что иначе нельзя, нельзя бросать товарищей, пока еще есть надежда, потерянная подлодка вошла в Кольский залив. К тому времени, когда корабль подошел к порту, на пирсе собрался почти весь наличный состав военной базы. И одними из первых к спускающимся по трапу усталым, небритым морякам бросились их жены.
        Официальная церемония встречи была безбожно скомкана, но оно и к лучшему. Командующий бригадой счел за благо не мешать людям, а спокойно подождать пока все не успокоится, и только потом выслушать доклад. Причиной задержки корабля оказалась банальная поломка дизелей. Подлодка неделю дрейфовала в штормовом море не границе плавучих льдов, пока механики не отремонтировали моторы. Кроме того, в шторм сорвало антенну, а передатчики вышли из строя от сотрясений корпуса. По идее, ЧП, но так как все закончилось благополучно, шум поднимать не стали, а командиры подлодки и БЧ-5 получили поощрения от начальства.
        Именно тогда, обнимая на продуваемом всеми ветрами пирсе плачущую от радости Леночку, штурман Виктор Котлов и понял, что та встреча в далеком Ленинграде была не случайной. Судьба ненавязчиво столкнула две судьбы и дала им шанс слиться воедино. Некто невидимый и напрочь отрицаемый коммунистической идеологией незаметно помог молодым людям встретить друг друга. Дальнейшее же зависело только от них. И они не упустили свой шанс. Через много лет, и вернувшись в Ленинград, и на мостике крейсирующего в Атлантике боевого корабля, и уже после войны Котлов ни разу не пожалел о случившемся и прожитых вдвоем с Леной годах.
        Воспоминания воспоминаниями, а время между тем идет. Идея пройтись одному по улицам выветрилась из головы так же, как и пришла. Дома ждут. Докурив трубку, старший лейтенант Котлов застегнул ворот реглана и направился вдоль Мойки к Адмиралтейству. Дальше его путь лежал мимо Зимнего, через мост, вдоль Биржи и по Среднему Проспекту домой.
        Время шло. Не смотря на грозные требования Наркомата флота, балтийские рабочие не спешили завершать ремонт. Их тоже можно было понять - план заводу навалили такой, что средств и ресурсов на ремонт кораблей почти не оставалось. Но зато начальство не оставляло своих застрявших на берегу моряков без внимания. На командиров навалились обязательные учебные курсы, кроме того, никто не освобождал их от обязанности готовить личный состав к службе.
        Пусть срочнослужащие экипажа море видели только с берега, пусть не все могли написать свою фамилию без ошибок, но нормативы существовали, сроки экзаменаций никто не переносил. За заваленные же результаты вполне можно получить по шапке. Можно ли сделать из призывников настоящих моряков, не выпуская их в море, только во время кратких выходах на учебных лайбах в Кронштадт и обратно, это другой вопрос. Как показал опыт, научить владению техникой и вбить в головы основы дисциплины и субординации можно. Остальное же зависит от командиров и старшин.
        Зачеты экипаж Котлова сдавал, людей готовили. Если уж нет возможности учиться на практике, делали упор на теорию. Начальство смотрело на заботы подводников благосклонно, помогало, чем могло. Хотя могло оно мало. Не смотря на настойчивые просьбы старшего лейтенанта Котлова и его замполита политрука Эммануила Махнова, пытавшегося поспособствовать делу со своей стороны, ни одного выхода в море на учебной подлодке им не дали.
        Грубо говоря, североморских подводников футболили. Командование балтийских бригад просило бумагу с официальной заявкой от штаба Северного Флота. Свои долго не могли понять, зачем это нужно, но в итоге разродились нужным рапортом. Пока бумага ходила по инстанциям, пока согласовывалась и утверждалась, шло время. В итоге наступила поздняя осень. Финский залив покрылся льдом. А еще раньше началась финская война. Естественно, ни о каких учебных плаваниях речи быть не могло.
        Виктор регулярно наведывался к балтийским коллегам. Благо пропуска позволяли почти беспрепятственно бывать в штабах и базах. Моряка интересовало: как идут наши дела на морских рубежах? Говорили разное. Но по крупицам, обрывкам, недомолвкам и намекам удалось собрать более-менее целостную картину войны. Да, не все было так хорошо, как писали в газетах. Будучи человеком неглупым, Котлов о своем открытии помалкивал, но на ус мотал.
        После нового года с началом большого наступления Красной Армии на Карельском перешейке флотское начальство неожиданно расщедрилось присвоением очередного звания. Пришлось устраивать банкет. Друзья и товарищи поздравляли целую неделю подряд. Хорошо время провели, и заслужено - капитан-лейтенанта не каждый день дают. Даже Махнов умудрился ничего не испортить и не перевести дружеский вечер в ресторане в политинформацию.
        Время идет. Война завершилась. В апреле 40-го заводчане наконец-то вывели многострадальный «Красногвардеец» из дока. Пришло время принимать корабль, сдавать учебные задачи и возвращаться в Полярный. Для Виктора Котлова далекий северный порт за полярным кругом был куда ближе и роднее многолюдного чопорного Ленинграда.
        Естественно, не все командиры корабля и специалисты разделяли мнение своего командира. Замполит однажды обмолвился, что мечтает сделать карьеру в столице, в политическом управлении наркомата. Старпом и командир БЧ-5 за последние месяцы прикипели душой к Северной Пальмире. Большой город давал куда больше возможностей весело провести время, чем небольшой поселок на берегу Кольского залива.
        И опять жизнь показала, что человек предполагает, а некто располагает. Не успели подбить итоги одной войны, как грянула следующая. Вероломный, подлый удар английской и французской авиации по Баку и Мурманску буквально перевернул мир с ног на голову. С этого момента возвращение подлодки Д-3 на Север было отложено на будущее. В первую очередь команду и корабль готовили к походам в Северную Атлантику.
        Не известно, о чем думало наше командование, скорее всего за неимением лучшего, использовали то, что есть. Показавший себя далеко не с лучшей стороны в финской войне подводный флот был вынужден бросить вызов конвойным силам Британской Империи. Не все это понимали, не все отошли от угара первых побед и патетики бравурных маршей, речитатива громких восторженных фраз с газетных передовиц и официальных собраний. Немногочисленные же командиры, владевшие ситуацией, предпочитали молчать. Одним из таких был капитан-лейтенант Виктор Котлов.
        Опять совершенно неожиданно вспомнилась старая история осени 39го. Та веселая компания, собравшаяся на квартире одного из молодых командиров Балтфлота, и пьяные разглагольствования перебравшего лишнего красноносого апологета флотской кастовости. В душе Виктор понимал, что капитан-лейтенант Шубин не так уж и ошибался. Действительно, моряка надо воспитывать с детства.
        Другое дело, не всегда получается, так как надо, как положено. Сам Виктор попал в морское училище по комсомольской путевке, как и большинство командиров советского флота, к слову сказать. Сухопутный человек, совсем сухопутный. До того момента, как в первый раз в жизни не увидел бескрайние морские просторы и не попал на палубу дряхлого ветерана флота «Авроры», служившего сейчас в качестве учебного корабля.
        Странно, но Виктор Котлов в отличие от многих таких вот, моряков в первом поколении, влюбился в море с первого взгляда, с первого глотка чистого соленого воздуха, с первых брызг воды в лицо, с первой минуты на качающейся, уходящей из-под ног палубы. Пусть его отец простой советский служащий, ни разу в жизни не видевший моря. Пусть сам Виктор вырос в небольшом городке Богородске Горьковского края. Пусть. Все это сейчас не имеет значения.
        Голос предков - так это называется? В душе Виктор считал, что так оно и есть. Или Предназначение, не при замполите будь сказано. Не поймет ведь, бедняжка. Сам коренной москвич Эммануил Махнов не понимал и не любил морскую стихию. А о Предназначении и подобных неподвластных диалектическому материализму вещах говорить просто опасно.
        Жизнь такая штука, что к ней нельзя относиться несерьезно, и слишком серьезно тоже нельзя. Когда-то очень давно жившая на окраине Богородска старая родственница со стороны мамы предсказала Вите Котлову, что когда тот вырастет, станет известным командиром большого корабля. Естественно, никто слова старухи всерьез не воспринял. Сам Витя образцовый пионер и атеист, считавший себя выше темных дореволюционных суеверий и религиозного дурмана, выслушал бабушку Алевтину только вежливости ради, из уважения к ее сединам и в тот же день напрочь все забыл.
        По прошествии многих лет Виктор уже не так скептично относился к словам старухи. Помнил уважительное и несколько боязливое отношение знакомых к бабе Але. Люди шептались: дескать, бабушка ведает, есть у нее сила, и крепка не по годам. Помнили, что не один раз баба Аля помогала кому словом, кому травами или снадобьем, а кому и Заговором. Не проста старушка, ой как не проста. И слова ее всегда сбывались, потому что, говорила только по делу. А может? Всякое на белом свете бывает, всякое.
        Через много лет, будучи курсантом, Котлов вспомнил слова бабушки. Ведь, он и не думал в свое время, что поступит в военно-морское. И помыслить такого не мог, самое большое, что он видел так это Волга. Да и то, несколько раз в жизни, когда с отцом ездил в Нижний. Однако получилось, так что Виктор выбрал себе судьбу моряка, или Судьба его выбрала. Трудно сказать.
        Жизнь показала, что бабушка Алевтина во многом была права. Котлов относился к этому философски: дескать, нечего на Судьбу надеяться - надобно и самому пошевеливаться, но иногда корил себя за то, что не внимательно слушал старших. Потому что, баба Аля говорила, что Витька не только станет большим командиром. В его жизни роковую роль сыграет непонятный, упертый круглолицый рыжий человек. Из-за этого человека Виктор может исчезнуть без следа в морской пучине, погибнуть. А может переломить судьбу и достичь больших чинов.
        К чинам Котлов относился спокойно, карьеризмом не увлекался, к начальству не подлизывался, не прогибался, но погибать раньше времени, ясно дело, не хотел. Только дурак рискует почем зря. И если до войны командир «Красногвардейца» не задумывался, о своем будущем, то во время походов в пылающую огнем Атлантику иногда сожалел, что невнимательно слушал бабушку. Может, что и говорила старушка, как избежать беды. Да разве теперь вспомнить?!
        В этом была и еще одна причина неприязни Виктора Котлова к своему круглолицему кучерявому замполиту. "Бойся круглолицего рыжего человека. С ним исчезнешь в пучине, и следа не останется"  - звучал в голове скрипучий, простуженный голос старухи. А что дальше, Виктор забыл. Кажется, он тогда в отрочестве и не дослушал, пробормотал обещание быть осторожным и сбежал к друзьям воздушного змея запускать. Идея же выпросить отпуск, приехать домой, да порасспросить бабу Алю как следует, как всегда, пришла в голову слишком поздно. Пять лет назад бабушка умерла.

3

        Сражение за Северную Атлантику в самом разгаре. Немногочисленные, слабые флоты континентальных держав не на жизнь, а на смерть сцепились с прославленным, непобедимым Гранд Флитом. Битва за линии снабжения шла с переменным успехом. Один за другим тонули транспорты, густые облака черного дыма поднимались над пылающими танкерами, бомбардировщики обрушивали свой смертоносный груз на зашедшие в зону их действия корабли.
        Камнем на дно шли закиданные глубинными бомбами подлодки. Эскортные силы конвоев и маневренные соединения крейсеров-охотников безжалостно расстреливали советские и немецкие рейдеры. Горели и рушились в океанские волны, попавшие под плотный зенитный огонь, самолеты. На всем пространстве океана вспыхивали яростные схватки между кораблями. Обе стороны дрались отчаянно, отступать им было некуда.
        Но, несмотря на ярость сражения, несмотря на накал битвы и героизм простых бойцов, исход грандиозной баталии решался не на корабельных палубах, не в тесных отсеках подлодок и эсминцев, не в кабинах самолетов, не на наблюдательных постах, и даже не в рубках линкоров. Нет, главное сражение шло за тысячи миль от океана, в окрестностях сугубо сухопутных городов.
        Люди, разыгрывавшие грандиозную шахматную партию, зачастую никогда в жизни не командовали даже рыбацкой лайбой, не то, что боевым кораблем. Но зато в их руках была огромная власть, неимоверные ресурсы, индустриальная и военная мощь держав. На плечи игроков давила страшная ответственность.
        Цена проигрыша или просто неверного хода зачастую измерялась сотнями тысяч, миллионами человеческих жизней, судьбами целых стран. На кону стояли не вульгарные транспорты с сырьем и продовольствием, не боевые корабли и эскадры самолетов. Нет, счет шел на годы и десятилетия невидимой гонки между державами.
        Поражение означало отбрасывание страны назад, потерю темпов роста, отказ от внешних дешевых ресурсов и необходимость жить и развиваться за счет своих граждан, за счет пота и крови своих людей. Победа же давала шанс удержаться на своих позициях, улучшить свое положение на глобальной шахматной доске, выиграть темпы развития, возможность не погибнуть, не потерять все, не скатиться на роль объекта большой политики, вынужденного вечно платить за свое поражение.
        Цена поражения была слишком велика. Не эскадры кораблей, не авиаполки, не танковые дивизии, а само будущее - вот ставка в глобальной игре. Не больше и не меньше. Ставка требовала серьезного, взвешенного подхода к войне, ответственность лежала на плечах Игроков неподъемным грузом. Вечная, непрекращающаяся ни на минуту борьба держав. Война же это только один из элементов этой борьбы, продолжение политики другими средствами.
        Летом 40го года два игрока схлестнулись в кровавом поединке. Один из бойцов, успел заручиться поддержкой пока нейтрального, дружелюбно нейтрального союзника, но совершил ошибку и неосторожно задел еще одного игрока. Этого до сего момента не считали противником, полагали не субъектом, а объектом, просто территорией, которую при удачном стечении обстоятельств можно взять под контроль.
        Как оказалось, слабость рыхлого, криворожего великана оказалась показной, и ноги у него были не глиняными. Получив неожиданный удар под дых, старый медведь резво ответил агрессору парой чувствительных оплеух. По всему выходило, что он должен драться против обидчика в союзе со своим соседом. Но сосед сам был не промах и оценивающим взглядом поглядывал на берлогу и шкуру медведя. Стоило ли драться при таком раскладе? Может лучше вовремя отойти в сторону, поднакопить силенок, пока враги с азартом колошматят друг друга? Или лучше вдвоем добить задиру? Что делать? Противник то не из слабачков.
        - Вы, товарищи согласны с участием нашего флота в десантной операции?  - Сталин обращался сразу к Кузнецову, Галлеру и Трибуцу, но при этом всем участникам совещания казалось, что вопрос обращен лично к каждому. Небольшие размеры и скромная обстановка кабинета усиливали впечатление. Спешить с ответом на вопрос не стоило. Необдуманные фразы бросают тень на говорящего, ставят под сомнение его компетентность.
        Сталин не даром считался опытным и умным оратором. При этом таланты вождя подкреплялись огромной властью. Мало кто рисковал спорить с носителем такой власти, и зачастую спор, или даже попытка оспорить Сталина, заканчивались с вполне предсказуемым и печальным результатом. Исключения тоже были, но таковыми становились люди по своим личным качествам мало чем уступающие вождю. Само по себе это было большой редкостью.
        Нарком тяжелого машиностроения Малышев тихо вздохнул и скосил глаза в сторону нового наркома судостроения Ивана Носенко. Малышев чувствовал, что как бы разговор не пошел, но он обязательно коснется качества и количества строящихся кораблей. Возможности нашей промышленности Вячеслав Александрович знал хорошо. Слишком хорошо, к сожалению. К счастью, Сталин тоже в последние месяцы избавился от части иллюзий питаемых по отношению к нашим верфям.
        Удовлетворить все запросы адмиралов мы не можем. Любимую Сталиным программу Большого Флота тоже не освоим. Хорошо, удалось на время притормозить строительство линкоров в пользу легких кораблей. И то хлеб. Потом конечно шишки посыплются, обязательно найдутся стрелочники, на которых и свалят всю вину за провал программы. И хорошо если таковыми назначат действительно никчемных, бесталанных и просто лишних людишек. По крайней мере, нарком на это надеялся.

        - Я полагаю, что мы можем не только участвовать, но и всеми силами содействовать успеху высадки в Англии. Решительно, смело атаковать противника, не считаясь с риском - по голосу Кузнецова чувствовалось, что последние слова он выдавил из себя с трудом.  - Операция «Гроза» это наш единственный шанс закрепить успехи этого года и выйти на новые рубежи.

        - Очень интересно. А Вы, товарищ Кузнецов, знаете, сколько народных средств ушло на флот, который Вы собираетесь бросить против английских дредноутов? Вы уже консультировались с товарищами Малышевым и Галлером?

        - И тем не менее, мы посовещавшись пришли к выводу, о необходимости нашего активного участия в операции по прикрытию десанта и самой десантной операции - уверено заявил Галлер - мы согласны с предложением Политбюро - вовремя поправился Лев Михайлович.
        Зам. наркома по кораблестроению всем своим видом демонстрировал, что полностью разделяет озвученное Кузнецовым предложение. В отличие от осторожного плана, озвученного Молотовым: поддержать союзника, помочь с десантными средствами, взять на себя отвлекающие маневры, моряки посчитали, что надо или браться за дело серьезно, или вообще отказаться от участия в операции. Любые промежуточные варианты вели к провалу высадки, поражению и некомпенсированным потерям.
        В устах Льва Михайловича данное заявление звучало непривычно. В бытность свою командующим Балтийским флотом Галлер зарекомендовал себя грамотным, опытным специалистом и осторожным человеком. Да, он обычно придерживался умеренной линии. И уж тем более, он прекрасно знал реальное положение дел на флоте, знал, сколько минут продержатся наши «Марат» и "Октябрьская революция" под огнем английских линкоров.

        - В операции необходимо участие не только ядра Балтфлота, но и вспомогательных сил, в том числе наши штабные специалисты настаивают на частичной мобилизации подходящих транспортных судов - Кузнецов быстро справился с волнением, не время мандражировать, от этого совещания и от того насколько убедительными будут его доводы зависело многое, в том числе и судьба самого Николая Герасимовича.  - Переброска в порты Северного моря будет производиться быстрыми темпами по мере комплектования флотилий.
        Лев Галлер коротко кивнул, соглашаясь со словами наркома, он сам принимал деятельное участие в разработке советской части плана. «Гроза» модернизированный и глубоко проработанный с учетом участия советских армии и флота вариант старой германской разработки "Морской лев". Более того, операция готовится под прямым руководством Галлера. В этой части Николай Кузнецов предпочел положиться на старого проверенного заместителя по кораблестроению в пику недавно назначенному главкому Балтфлота Владимиру Трибуцу.

        - Наш флот собирается пахать за немцев? Сумеете ли?  - усмехнулся Тимошенко.

        - Не за немцев, а вместе с немцами - парировал Кузнецов.
        Моряки рисковали, но этот риск был оправдан и тщательно взвешен. Все было рассчитано. При подготовке плана главный морской штаб учитывал реальное положение дел на флотах, опыт финской войны и работу наших подлодок и вспомогательных крейсеров в Атлантике. Нечего и говорить, опыт во многом был отрицательным, но это тоже опыт. Даже из неудач можно извлечь пользу.
        Иосиф Виссарионович человеком был умным и осторожным, на откровенную авантюру его не подбить. Многие уже убедились в этом на собственном опыте. Выжившие могут подтвердить. Зато если сегодня удастся развеять сомнения генерального секретаря партии, то наркомат ВМФ многое выиграет, в том числе уже потом после победы, будет хороший шанс на основе полученного опыта скорректировать кораблестроительные программы.
        Один из талантов Сталина - неожиданно получилось так, высказанная им идея, совет, обрели новых авторов в лице руководства наркомата флота. И сейчас уже не Сталин предлагал нашему флоту проработать план нашего участия в десанте, а флот выдвигал план полноценной военной операции. А вместе с планом брал на себя полную ответственность за результат.

        - Ставка делается на один единственный удар, одну десантную операцию - продолжал нарком флота - второго шанса ни у нас, ни у немцев не будет. Сейчас благодаря авиации и операциям флота против вражеского судоходства оборонный потенциал Британии ослаб. Особенно отличилась наша дальняя авиация, наносящая удары по военным заводам в глубоком тылу.

        - Всего два полка - пробурчал представитель авиации Валерий Чкалов.

        - А разве Вы не перебросили корпус полковника Судеца?  - заметил Сталин.
        Заместитель главкома авиации распрямил плечи, готовясь немедленно парировать внешне невинный вопрос, но его перебил Галлер.

        - Немецкие коллеги планируют операцию в конце октября. Сезон штормов. Английский флот будет вынужден отстаиваться в портах и прекратить патрулирование прибрежных вод. У нас же будет преимущество первого удара.

        - Смелое предложение - недоверчиво молвил Иосиф Виссарионович, прочищая свою знаменитую трубку - а что думают товарищи моряки?

        - Мы и подтолкнули немцев к этому решению. Они планировали перенести операцию на май следующего года. Спасибо Валерию Павловичу, помог убедить - заместитель наркома ВМФ вежливо кивнул Чкалову.  - Вражеский флот будет вынужден сократить патрулирование, мы же сможем подгадать несколько тихих дней и совершить бросок первой волны. Преимущество атакующего в неожиданности - Кузнецов повторил слова Галлера.

        - А шторма не помешают вашему десанту?  - взятый Тимошенко тон говорил о его скептическом отношении к проблеме.
        Впрочем, всем было известно, что нарком обороны недолюбливает флотских и настороженно относится к сближению с Гитлеровской Германией. Вынужденному сближению, надо сказать.
        Резкий поворот советской внешней политики в 39-м году и практически сложившийся союз с Антикоминтерновским Пактом после знаменитой франко-британской авантюры с ударами по Баку и Мурманску шокировали многих. До этого момента именно нацистский режим считался самым опасным противником Страны Советов. В Союзе до сих пор многие настороженно относились к перспективам сотрудничества с Рейхом. Непредсказуемость германского вождя и его явная антикоммунистическая риторика отпугивали руководство нашего НКИД. И только немногие понимали, что политика Германии направлена в первую очередь не против коммунизма, а против коминтерновщины и леваков.

        - Шторм в море не мешает авиации - вступил в разговор Чкалов - после того как четвертый дальнебомбардировочный корпус развернется на новых аэродромах и приступит к работе, положение англичан еще больше ухудшится. По сведениям из независимых источников, у противника уже проблемы с выпуском самолетов. Нам осталось поднажать, а вражеская авиация уступит небо.

        - Стратегическая победа ценой тактических уступок - прищурился Сталин - получается, флот воспользуется успехом, полученным ценой крови и пота летчиков? Вы готовы отдать первенство?
        Вождь понимал, что его любимчик действует заодно с моряками, это хорошо, так и надо, но въевшаяся в кровь и плоть привычка сталкивать оппонентов лбами сделала свое дело. Слишком много сил в свое время пришлось потратить в борьбе с партийной оппозицией, слишком дорого и тяжело дался ему путь наверх. Прошлое не проходит бесследно, шрамы на сердце рубцуются, но до конца не заживают.

        - Это не моя победа, товарищ Сталин. Это будет наша общая победа. Авиация, флот, воздушно-десантные бригады, морской десант мы все работаем на одну победу.

        - Вы хотите развязать большую войну?  - вмешался Малышев.

        - Мы уже ведем войну - в один голос заявили Кузнецов и Чкалов.
        Нарком флота недоуменно поднял брови, серьезное выражение его лица на миг сменилось озорной улыбкой. Чкалов же, воспользовавшись заминкой коллеги, с жаром продолжил:

        - Мы не можем остановиться на полпути. Капиталисты воспримут наше миролюбие как слабость.

        - Как я понимаю, в этом случае Гитлер не рискнет в одиночку форсировать Ла-Манш и повернет свои танковые армии против нас. Или я ошибаюсь?  - вождь задумался и подошел к натянутой на стене карте. На самом деле, Сталину карта была не нужна, он и так с закрытыми глазами мог нарисовать все европейские границы и безошибочно назвать все советские рубежи.

        - Так, товарищ Сталин. Англичане на словах уже предлагали нам союз против Германии, но сами предпочли исподтишка ударить нам в спину. Где гарантия, что они не обманут нас в очередной раз?

        - Вам нужны гарантии, товарищ Галлер? Прям как капиталист.

        - Нам приходится иметь дело с капиталистами и империалистами - с достоинством произнес начальник морского штаба.

        - И с нацистами - прищурился Сталин.
        Тимошенко во время этого жаркого спора спокойно рассматривал свои ногти и обгорелой спичкой вычищал из-под них грязь. По большому счету возражений у него не было. Наоборот, в душе он был согласен с тем, что эта авантюра закончится громким крахом. Моряки в последнее время оборзели, мало того, что вышли из состава НКО в самостоятельный наркомат, так еще требуют к себе внимания и уважения, совсем как большие.
        Провал будет хорошим уроком для «мокрозадых» самотопов. Несомненно, полетят головы, в первую очередь с высоким постом расстанется этот выскочка Кузнецов. Сам же флот вернут под армейское крыло, на их законное место. Потери авиации, экспедиционного корпуса Семен Константинович считал хоть и дорогой, но неизбежной платой за урок. Чкалову тоже не мешает немного прищемить хвост. Слишком вознесся всенародный герой. Сталин таких любит, но и спрашивает со своих выдвиженцев строже чем с других, и наказывает не оправдавших доверие по всей строгости.
        В случае же если авантюра Кузнецова и Чкалова оправдается (Тимошенко не знал, что инициатором выступал сам Сталин), наркомат обороны опять выигрывает, за счет дальнебомбардировочной авиации и десантников. Тимошенко буквально передернуло от мысли: сколько средств вбухано в флотофильские увлечения Сталина! Эти ресурсы с куда большей пользой можно было б пустить на насыщение армии транспортом и средствами связи. Одни только новые линкоры стоят дороже полноценного полностью снаряженного мехкорпуса. Бездумное расточительство!
        В отличие от наркома обороны Вячеслав Малышев ничего не выигрывал. Тоже самое можно было сказать и об Иване Носенко. От кораблестроительной программы им не отвертеться, в любом случае. А выполнить ее невозможно. В случае же провала операции виноватыми окажутся не только моряки, но и кораблестроители. Наша промышленность только создается, мы только учимся и все на своих ошибках.
        Носенко вспомнил, как месяц назад те же Галлер и Кузнецов устроили настоящий разнос на совещании с проектировщиками в наркомате судостроения. Дело касалось итогов боевого применения подлодок в финской войне и в Северной Атлантике. Разговор вышел жесткий, на повышенных тонах. Дошло до того, что мореманы на полном серьезе предложили сформировать экипаж из кораблестроителей и конструкторов, посадить его на подлодку и отправить в боевой поход к Исландии.
        Положа руку на сердце, Иван Исидорович во многом был с моряками согласен. Действительно, не умеем пока работать. Много приходится учиться у иностранцев, свои разработки пока уступают зарубежным образцам. Да, мы даже порой и скопировать то толком не умеем. Мореходность кораблей не высока. Металл верфи получают некондиционный. Плохо обстоит дело с весовой дисциплиной, из-за этого зачастую получается перегруз.
        Подводные лодки уступают немецким аналогам. У наркомата большие проблемы с поставщиками приборов и оборудования. Гидроакустические станции слабые и не надежные. Проектировщики накосячили с компоновкой. Доходит до того, что на субмарину невозможно загрузить провиант на штатную автономность. Моряки по этому поводу много ругались, и справедливо, впрочем.
        С вооружением кораблей не все в порядке. Вот только недавно наладили производство более-менее неплохой торпеды, скопировали с итальянской. Да и до сих пор не можем решить проблему с взрывателями и устойчивостью на курсе. Смех и грех один. Оказалось что, из 45-и мм. пушки, популярной на флоте, почти невозможно попасть в самолет и очень сложно потопить судно.
        Иван Исидорович сам более-менее понял ситуацию, только когда его назначили наркомом. До этого все валил на мелкие недостатки и временные трудности. Оказалось, не все так просто. Нет кадров, и все тут. Нельзя вырастить конструктора за пару лет. Нельзя сельского парня от сохи за месяц научить работать на современном станке. Да и станков тоже мало.
        Все эти вопросы решаемые. Дайте время, и люди научатся работать, вырастут, освоят технику. Квалификация по приказу не повышается, техническая грамотность сама по себе после прочтения пары книжек не возникает. Нам нужно нарабатывать опыт. Нам нужно время, а времени нет. Носенко надеялся, что еще лет через пять мы сможем утолить кадровый голод, а пока приходится работать, чем есть и как есть, пока приходится набивать шишки и набираться опыта, зачастую горького.
        Носенко удивился бы, узнав о чем сейчас думает Малышев. По мнению наркома судостроения, заместитель председателя Совнаркома зачастую требовал невозможного и не понимал реального положения дел в отрасли. На самом деле Вячеслав Малышев знал ситуацию не хуже Носенко, знал что кадры в голом поле не рождаются, но и отказаться от навязанных ему программ, уменьшить план не мог.
        Кроме того, Малышев понимал то, до чего Носенко еще не дошел. Например, не всем ясно, что у нас слабая судоремонтная база. С панталыку эту проблему не решить. Нарком тяжелой промышленности планировал при первой же возможности ввернуть вопрос судоремонта морякам, когда они придут жаловаться на задержки с плановым ремонтом кораблей. Дескать, надо было раньше мощности заказывать, а не когда жареный петух закукарекал. Под этим соусом можно будет пересмотреть планы, перераспределить ресурсы и выделить средства на ремонтные корпуса и доки.
        Тем временем Кузнецов, Галлер и Трибуц докладывали о состоянии немецкого флота и степени его готовности к форсированию Ла-Манша. По всему выходило, что ради удержания проливов и района плацдармов на 5-7 дней союзникам придется пожертвовать всем своим военным флотом и половиной каботажного тоннажа. Даже с участием советского Балтийского флота операция остается рискованной.
        Мало кораблей, мало подводных лодок для блокирования вражеских баз. Даже мин и то мало, для операции не хватит, придется делиться нашими запасами. Кроме того, сильное течение в проливе не способствует устойчивости заграждений. Сорванные же с минрепов мины отнесет к району плацдармов. Это повысит риск для транспортов, и без того недопустимый даже по нормам военного времени.
        Иногда во время доклада Малышеву казалось, что моряки намеренно сгущают краски, выставляют предстоящую операцию как принципиально невозможную. Зачем? Нарком тяжелой промышленности скосил глаза в сторону Валерия Чкалова. Тот сидел с невозмутимым видом и рисовал карандашом. Вячеслав Александрович удивился, было такой реакции летчика, но вовремя понял, что тот в курсе дела и владеет ситуацией не хуже моряков. Значит, мрачный тон выступления для Чкалова не является неожиданностью.
        Да, так оно и было. Заместитель главкома авиации пару раз вставлял в доклад свои короткие реплики, подкреплявшие выкладки Кузнецова и Галлера. По всему выходило, они полагают десант возможным, риск в пределах допустимого, а предполагаемые потери небольшой ценой за победу над Британией. Видимо, моряки сгущали краски только для того чтобы произвести впечатление на присутствующих, обеспечить себе беспрепятственное снабжение и резервы, убедить Сталина в допустимости потерь, в конце концов. Так оно и было. Малышев верно просчитал планы товарищей. Иосиф Сталин, впрочем, тоже не строил иллюзий относительно наркомов и прекрасно понимал, чего от него хотят моряки. Виду же между тем не подавал. Он любил такую игру.

4

        К вечеру волнение стихло. Обрадованный этим подарком стихии, командир подлодки распорядился увеличить ход до 14-и узлов. Корабль неплохо держался на курсе, качка слабая, легкая вибрация корпуса от раскрутивших полные обороты дизелей терпима. Можно попытаться наверстать упущенное из-за шторма время и выйти к рубежу прорыва в Северное море в удобное для нас время.
        Заглянувший на центральный пост штурман напомнил, что если ночью небо расчистится неплохо бы попытаться определиться по звездам. Последний раз координаты подлодки определялись 50 часов назад. Корабль за это время несколько раз менял курс и скорость, шел в штормовом море. Береговых ориентиров в океане нет. Естественно, если учитывать нехорошую особенность лага давать показания как бог на душу положит и не слишком высокую точность показаний гирокомпаса, координаты на карте, обозначавшие местоположение подлодки Д-3 были весьма приблизительными.
        Лейтенант Серебряков штурманом был неплохим, умел вести прокладку по счислению, грамотно определялся по солнцу и звездам. Ценный флотский кадр. Два года назад Котлов сманил Серебрякова со второго дивизиона подплава с чем и нажил себе смертельного врага в лице командира Щ-404. операция по переводу штурмана была обставлена по всем правилам жанра, с душевными разговорами, жалобами и докладными руководству и презентом флотскому начальству в виде сэкономленного ящика хорошего красного вина. Дело того стоило. Анатолий Серебряков прижился в новом коллективе и освоился на подлодке. Для человека плававшего в нечеловеческих условиях тесноты отсеков «Щуки» это было немудрено.

        - Где хоть мы находимся?  - недовольно пробурчал командир, наклоняясь над штурманским столиком.

        - Примерно вот здесь - Серебряков ткнул пальцем в карандашную точку в северо-восточной части Атлантики.

        - На сколько ошибся?

        - На лаг давно не смотрю. Гироскоп полетел. Видимо, обмотку мотора замкнуло. Так что, с учетом дрейфа в шторм, нас могло отнести миль на сто южнее.

        - Товарищ штурман, а почему у Вас приборы так сильно ошибаются?  - в люке третьего отсека нарисовалась круглая заросшая кучерявой с медным отливом шерстью физиономия замполита.

        - Потому что приборы ни в дыру, ни в ржавую гайку - не поворачивая головы, огрызнулся командир БЧ-1-4.

        - Политрук Махнов, не мешайте работать - с угрозой в голосе ответил Котлов.
        С тех пор как вышел приказ "Об укреплении единоначалия в Красной Армии и Военно-Морском Флоте", отношение экипажа к политруку Махнову сильно изменилось. Не несший практически ни какой ответственности, не имевший допусков к кораблевождению и не владевший элементарными знаниями, положенными командиру красного флота, Эммануил Александрович быстро скатился до роли заместителя по общим вопросам. То есть, по никаким вопросам.
        Котлов рассеяно почесал в затылке, с такой погрешностью, легко можно проскочить мимо конвоя и узнать об этом только во время утреннего сеанса связи. Будем надеяться на хорошую погоду и звездное небо и на то, что штурманский электрик разберется с железным нутром гирокомпаса, да оживит эту дуру.
        Командир очень надеялся на ночное сражение. Стыдно было б возвращаться, не потопив даже старой калоши. Радиограмма с курсом и координатами конвоя пришла очень кстати. Люди уже стали унывать, командир такие нюансы улавливал моментально, здесь ему замполит был не нужен.
        Но если ночь пройдет безрезультатно, если никого не встретим, моральное состояние экипажа опять упадет, как барометр перед бурей. И так в кормовых отсеках уже ходят нехорошие слухи. Непонятный приказ на срочное возвращение дал повод к брожению умов и "трюмному мифотворчеству". Этим выражением капитан-лейтенант Котлов называл всевозможные неимоверно фантастические слухи и невероятные сплетни, порой возникающие среди краснофлотцев, лишенных доступа к информации и не всегда понимающих планы командования.
        Впрочем, если быть честным, командир «Красногвардейца» тоже не всегда понимал смысл распоряжений старших командиров. Начальство оно такое - умом командиров не понять, аршином общим не измерить. У них особенная стать. В начальство надо просто верить.

        - Разрешите, товарищ командир - через центральный пост протискивался кок.
        Пришлось потесниться, прижаться к бортам, пропуская через отсек широкоплечего краснофлотца Машко, державшего обеими руками большую кастрюлю. При этом с левой руки кока свисали сетка с хлебом и термос. Следом за Машко прошли еще двое краснофлотцев с кастрюлями и судками. Ужин для команды, дело святое.
        Исходящие из кастрюль ароматы напомнили командиру, что через 10 минут будут накрывать в кают-компании. Пора передавать вахту командиру БЧ-2-3 и двигать на законный ужин, а затем на заслуженный отдых в своей каюте. Только послужив на подводной лодке, понимаешь - какое это счастье своя собственная каюта! Пусть размером с собачью конуру, но зато своя. Маленький кусочек личного пространства, положенный командиру корабля.
        Взгляд Котлова упал на барометр. Давление нормальное. Есть надежда, что погода не подкачает. Главное чтоб сильной качки не было. Людям надо хоть немного выспаться. Пережитый шторм был настоящим испытанием, все три вахты вымотались как черти в преисподней.
        После ужина капитан-лейтенант поднялся на мостик. До вечернего сеанса связи остается два часа. Можно спокойно закурить трубку, затянуться ароматным табачком. Вахту несут артиллерийский лейтенант Борис Донцов и два наблюдателя. Командир БЧ-2-3 мужик надежный, службу знает. Пока Донцов на мостике, командир спокоен. И по торпедно-артиллерийской части у лейтенанта полный порядок.
        Даже порой удивительно - человек всего два года как пришел на флот после морского училища, а освоился с первого дня, и технику знает, и с людьми умеет работать. Одним словом - прирожденный моряк. Да так оно и есть, Борис Алексеевич натуральный архангелос, из потомственных поморов.
        Порой кажется, что судьба компенсировала капитан-лейтенанту Котлову несчастье в виде замполита таким ценным подарком, как лейтенант Донцов. При этих мыслях Виктор Николаевич горько усмехнулся - у всех замполиты, как замполиты. Нормальные в большинстве люди. Конфликты с ними конечно бывают, не без этого. Но все по-человечески, люди с командами работают, технику изучают, только на Д-3 вместо замполита живой балласт в виде политрука Эммануила Махнова.

        - Политрук Махнов!  - пока командир скатывался по трапу в отсек, ему в голову пришла замечательная идея.

        - Здесь.

        - Надо сигнальщика на мостике сменить. Поднимитесь, помогите лейтенанту Донцову вахту нести. Заодно поговорите с лейтенантом об организации обслуживания штатной артиллерии в походных условиях - попросил командир чуть извиняющимся тоном.

        - Там же штормит!

        - Вот я и говорю: поддержите товарищей. Дайте им пример ответственного отношения к делу и настоящей стойкости перед тягостями боевого похода - при этих словах Котлов ободрительно хлопнул по плечу слегка опешившего замполита.

        - Краснофлотца Клименко отправите вниз, он уже три часа на мостике дрогнет. Дождевик не забудь.
        Командир понимал, что лейтенант Донцов точно не обрадуется такому напарнику, но так зато один из вахтенных немного отдохнет перед боем. Махнову все равно делать нечего, пусть развеется, помокнет на посту. С замполита хоть шерсти клок. Еще не хватало, чтоб его от безделья понесло проводить внеплановые политинформации, разъяснять экипажу текущий политический момент и матросов «исповедовать». Нет, лучше пусть к морю привыкает.
        Устроив таким образом командиру БЧ-2-3 и замполиту маленькую дружескую подлянку, Котлов еще раз пробежался придирчивым взглядом по отсеку, заглянул в радиорубку и отправился в свою каюту. Каютой конечно это помещение называлось по недоразумению. Больше всего сей закуток напоминал не слишком просторный и неуютный гроб.
        На койку командир завалился не раздеваясь. Что делать? Не на линкоре служим. Неряшливость подводников есть следствие нечеловеческих условий обитания в стальной сигаре. Может быть, когда ни будь, техника так шагнет вперед, что сильно уменьшившиеся дизеля и аккумуляторы освободят немного места для людей, а конструктора втиснут в подлодку дополнительные цистерны с пресной водой. Когда ни будь, такое счастье наступит. Виктор Котлов считал, что это будет, но не в этой жизни.
        Вырубился капитан-лейтенант мгновенно. Стоило только опустить голову на подушку, как в следующий момент он почувствовал толчок в плечо.

        - Командир, мы идем параллельным курсом к конвою - над ухом прозвучал взволнованный голос старпома - скоро можно начинать.

        - Якорь тебе обратным клюзом - беззлобно выругался Котлов, рывком вскакивая на ноги. Просыпался он мгновенно. Подлодка приучила.
        Наручные часы показывали 11-23. Проспал. Или точнее говоря, ребята дали выспаться, позволили себе не будить командира и всю работу проделали сами. Конечно, это старший лейтенант Соколов постарался. Неужели по-человечески пожалел? Или это ответная подначка по просьбе Бориса Донцова, вынужденного делить вахту с недалеким заместителем по политчасти? Все возможно, старпом и командиры боевых частей на
«Красногвардейце» подобрались один к одному, палец в рот не клади.
        Сейчас же Котлов был благодарен старшему помощнику за бесценные часы отдыха.

        - Докладывай - коротко бросил командир, приглаживая руками взъерошенную шевелюру.
        Рапорт был короток. Соколов все сделал правильно, происшествий за время отдыха командира не было. Когда на море опустилась ночь, а небо прояснилось, старпом изменил курс так чтобы уменьшить качку и дать штурману определиться по звездам. Навигаторская ошибка оказалась невелика, да еще в нашу пользу. Ветеран советского подплава совершенно случайно зацепил гребным винтом фортуну. Они оказались на 32 мили ближе к предполагаемому местонахождению конвоя, чем рассчитывали.
        Очередная радиограмма из штаба бригады подтвердила тот факт, что конвой близко и идет прежним курсом. Кроме того, радист поймал передачу с Л-3: балтийцы держатся рядом с конвоем и готовы атаковать, как только к ним присоединятся остальные участники охоты. Всего в ночной атаке будут участвовать четыре подлодки. Это кроме Л-3 и Д-3 две балтийские "Щуки".
        Перед тем как пройти на центральный пост, Котлов заглянул в рубку акустика.

        - Когда последний раз прослушивали?

        - Четверть часа назад - старшина Басманов нехотя повернулся к командиру.  - Пусто. Ничего не слышно, товарищ капитан-лейтенант.

        - Микрофоны исправны?

        - Перед выходом проверяли. Все работает, как часы. Помните?  - акустик пожал плечами, словно недоумевая.
        На самом деле Владимир Басманов был уверен в надежности своей аппаратуры. Сам разбирал станцию, прочищал контакты и тестировал ее при каждом удобном случае. Наверное, именно поэтому старый немецкий шумопеленгатор ни разу не отказывал. Форменное чудо на фоне постоянных жалоб командиров подлодок на ненадежность и капризность приборов.

        - Проверяли - повторил Котлов - на какой дистанции был уверенный прием?

        - "Фрауэнлоб" слышали за 70 кабельтовых - цифра приличная. Обычно шумопеленгаторы улавливали шумы и давали пеленг на куда более скромной дистанции. Особенно много нареканий вызвала система «Марс» первых модификаций. Впрочем, на работу акустика влияло немало внешних условий: течения, температура и прозрачность воды, соленость, наличие слоев воды с разной температурой. Значение имел и опыт акустика.
        Перешагнув через комингс дверей отсека, командир бодрым голосом поздоровался с товарищами.

        - Здравия желаю. Кто на мостике?

        - Старпом и артиллеристы. Идем полным ходом - отрапортовал лейтенант Серебряков.

        - Что говорит дед?

        - Обещал держать ход, сколько потребуется. Аккумуляторы заряжены. Торпеды проверены, аппараты исправны.

        - Какая готовность?

        - Вторая, командир!  - по раскрасневшемуся лицу штурмана было видно, что ему не терпится влезть в драку.

        - Объявить готовность N 1 - гаркнул Котлов.

        - Боевая тревога!  - заорал штурман, нажимая на кнопку сигнала громкого боя.
        Командир белкой взлетел вверх по трапу на мостик. Ночь. Темень, хоть глаз выколи. Над головой светят холодные россыпи звезд. На миг Котлову показалось, что вокруг стальной башни рубки ничего нет, борт обрывается в бездну. Командир и вахтенные и парят в пустоте над черной бездонной мглой.
        Нет, зрение постепенно приспособилось к темноте. Стали различимы орудие на носовой площадке, натянутый над головой трос подвески радиоантенны, разбегающиеся от форштевня буруны. По левому борту там, где тьма была гуще, вдалеке сверкнула искорка.

        - Дистанция 35-40 кабельтовых - заявил старший лейтенант Соколов.

        - Конвой?  - командир внутренне напрягся.
        До капитан-лейтенанта дошло, что там такое темнеет на горизонте. Да, параллельно курсу подлодки шла настоящая армада. Целая стена кораблей. Безлунной ночью их почти не видно. Только изредка на горизонте блеснет вылетевшая из дымовой трубы искорка или на мгновение загорится свет за распахнутой и тут же закрытой дверью. Требования светомаскировки англичане блюдут.

        - Пора приступать - Виктор Котлов потирает руки в предвкушении хорошей драки и тянется к своей любимой трубке.

        - Атака назначена на 12 часов ровно - замечает Соколов.
        Командир чиркает зажигалкой, раскуривает трубку и полной грудью втягивает в себя ароматный табачный дым. Котлова бьет мелкая дрожь. Это не от холода и не от страха. Нет, так всегда бывает перед боем. Трубка позволяет немного успокоиться, взять себя в руки, сбросить нервное напряжение.
        Стрелка наручных часов медленно ползет по циферблату. Слишком медленно. Виктору Котлову казалось, что последние десять минут растянулись на целый час. Слишком медленно. Ему хотелось, повернуть подлодку на конвой и как можно быстрее атаковать. Нельзя так бездарно тратить время. Ночь не бесконечна. Тем более, идущую параллельным конвою курсом подлодку может обнаружить эскортный эсминец. Такой жирный конвой просто не может идти без сопровождения. Сколько там боевых кораблей? Неведомо.
        "Красногвардеец" держит ход в 10 узлов и медленно приближается к темной, застилающей горизонт стене транспортов. Дистанция определяется на глазок, примерно в 30-40 кабельтовых. Сигнальщики во все глаза вглядываются в ночную тьму. Тусклый свет звезд помогает мало. Луны нет, ушла за тучи. Идеальное время для атаки - разглядеть скользящую над гребнями волн рубку подлодки дело нереальное. Рассказывали, немцы в такое время умудрялись проскакивать буквально перед носом эскортных кораблей и расстреливать транспорты в упор.
        А ночь между тем великолепная. Сейчас бы пройтись под ручку с женой по набережным Ленинграда. Под шорох волн рассказывать о морских походах, ночных вахтах, романтике дальних морей и высоких широт. А потом как бы невзначай предложить накинуть на плечи командирский кожаный реглан и легонько приобнять за плечи, вглядываясь в восхищенные, широко открытые девичьи глаза. Совсем как тогда еще до свадьбы. Эх, мечты, мечты. Все это осталось невообразимо далеко, за тысячи миль и совершенно в другой довоенной жизни.

        - Приготовится к атаке!  - лицо капитана приобретает серьезное выражение, руки ложатся на рукоять машинного телеграфа и командного аппарата. "Средний вперед".

        - Лево руля! Так держать!  - один из сигнальщиков репетирует команды с мостика, передавая их на центральный пост.
        Подлодка идет наперерез курсу конвоя. На мостик поднимается еще один краснофлотец
        - лишняя пара глаз не помешает. Во время ночного боя жизнь экипажа и успех атаки зависят в первую очередь от того, успеют ли подводники вовремя заметить приближающегося противника.
        Бинокли непрестанно ощупывают горизонт. Дистанция до конвоя сокращается. По правому борту мелькнула тень. Доносится приглушенный расстоянием и шелестом волн басовитый гул турбин. Нервы напряжены до предела. Капитан-лейтенант судорожно стискивает бинокль.

        - Сука - срывается с губ командира при виде белых бурунов разбегающихся от кормы эсминца.

        - Прошел в пяти кабельтовых - замечает старпом - пронесло.

        - Сейчас я ему пронесу. Командиру БЧ-2-3 приготовится к атаке.

        - Первый отсек готов. Седьмой отсек готов - доносится из рубочного люка.

        - Право руля - прямо по курсу виднеется громада транспорта. На судне и не подозревают, что сейчас на них направлены шесть торпедных аппаратов, спокойно держат прежний курс, как ни в чем, ни бывало.

        - Второй, четвертый товсь!  - пальцы с силой вдавливают кнопки командного аппарата.
        На панели загораются лампочки готовности. Англичанин держит 10 узлов. Дистанция примерно в 7-9 кабельтовых. Это почти стрельба в упор. На таком расстоянии трудно промахнуться.

        - Командир, не забудь упреждение - советует старпом.

        - Таблицы взял?

        - Штурман передает данные - усмехается Филипп Никифорович.

        - Левее на полрумба. Так держать!  - корабль послушно ложится на новый курс, нацеливаясь носом на расчетную точку, в которой торпеды должны пересечься с английским транспортом.

        - Пли!  - Котлов буквально бьет по кнопкам пуска.

        - Первая пошла!  - корпус подлодки ощутимо подпрыгивает.

        - Вторая пошла - кричит старшина отделения артиллеристов.

        - Право руля! Полный вперед!

        - Давай сразу следующему вжарим - глаза старпома горят огнем.
        Азарт захватывает старлея. Соколов нетерпеливо приплясывает на скользкому металлическому настилу - надо дать упреждение на полградуса больше и интервал между торпедами в 15 секунд.

        - Успокойся - смеется командир.  - Первый, второй товсь!
        Стрелять Котлов решил, как и в первой атаке с помощью командоаппарата. Пусть машинка дает фиксированный интервал между пусками в 10 секунд, пусть устройство несовершенное, не позволяет отменить команду, если в торпедном отсеке произошла заминка, но зато она экономит время. И не надо надрывая горло орать команды, так чтоб их услышали на центральном посту.
        Грохот взрыва раскалывает ночь пополам. У борта транспорта вырастает столб огня и воды. Вспышка на миг освещает апокалипсическую картину боя. Из ночной тьмы выхватываются стальные борта кораблей, возвышающиеся над водой трубы, увенчанные тяжелыми грузовыми стрелами мачты.

        - Попали!  - злобно щерится командир.
        В этот миг под кормовым срезом обреченного транспорта вырастает второй водяной столб. Огромная масса воды вздымается выше мачт. Сухогруз подпрыгивает над водой и с жалобным стоном кренится на борт. Агония судна длится считанные секунды. В огромные пробоины с ревом устремляется вода. Рвутся переборки, лопается палубный настил, трещат искореженные шпангоуты. Люди не успевают выбраться на верхнюю палубу, как корабль переворачивается и камнем устремляется в пучину.

        - Тысяч восемь водоизмещения, не меньше - замечает старпом.
        Командир не обращает внимания на помощника, сейчас он занят прицеливанием. Подлодка идет навстречу следующему транспорту. Ночь искажает ориентиры, темнота не дает точно определить дистанцию, курс и скорость цели. Котлов приказывает сбавить ход и жмет пуск. Еще две начиненные тротилом сигары устремляются к цели.
        Все. Теперь пора уходить. Где-то по правому борту грохочут взрывы. Словно по сигналу прямо по курсу всего в трех кабельтовых удар торпеды перебивает хребет еще одному транспорту. Началась потеха! Все четыре подлодки ворвались в середину строя конвоя.

        - Эсминец!!! С кормы! Он рядом!  - истошно орет сигнальщик.

        - Срочное…  - кричит Котлов оборачиваясь на вопль.
        Вот он, серый, еле различимый на фоне ночного моря хищный силуэт эскортника. Англичанин сбавляет ход и закладывает левый поворот. От форштевня разбегаются волны, на гребнях отсвечивают блики. Сейчас эсминец откроет огонь. Еще секунда, и…

        Капитан-лейтенант Котлов непроизвольно втягивает голову в плечи. Времени нет. Их заметили. Эсминец играючи догонит подлодку и, если не успеем погрузиться, расстреляет в упор или протаранит. По спине пробегают мурашки, поясницей чувствуется противный холодок. Неожиданно в голову приходит простое и надежное решение.

        - Отставить!  - рычит командир.
        Стрелка машинного телеграфа передвигается на "самый полный".

        - Командиру БЧ-5, давай полные обороты, выжимай, сколько можешь.

        - Не успеем - хрипло шепчет старпом.

        - Успеем - задорно звучит голос Котлова - проскочим.
        "Красногвардеец" увеличивает ход. Нос вздымается над волнами. Людям в лицо бьет встречный ветер, мостик захлестывает брызгами. Носовая оконечность с пушечным грохотом врезается в набегающие волны. Подлодка проскакивает прямо перед носом транспорта и поворачивает на правый борт.

        - Сбавить ход. И осторожненько - мурлычет себе под нос капитан-лейтенант Котлов.
        Машинный телеграф передвигается на «малый». Стихает грохот дизелей. Подлодка тихо скользит между колоннами транспортов. Эсминец не успевает уследить за маневром подлодки и отстает. Видимо они вообще не заметили «Красногвардейца», шли на взрывы торпед.

5

        Знаменитое совещание на Ближней Даче продолжалось. Не смотря на то, что стрелки часов давно перевалили за полночь, никто не мог сказать - сколько еще времени продлится разговор. И торопить товарищей тоже никто, ясное дело, не собирался. Только Тимошенко украдкой поглядывал на Вождя, какой либо цели на этом совещании он для себя не ставил и искренне изумлялся: зачем его пригласили? Или Сталин специально хотел столкнуть лбами моряков с армейцами? Тоже вариант. Об этом Тимошенко как-то не подумал.
        В тот момент, когда Галлер перешел к расписанию операции, через порог кабинета переступил Вячеслав Молотов. Председатель Совнаркома коротко, сухо поздоровался с товарищами, опустился на свободный стул и поставил на стол свой знаменитый портфель. По слухам, это раритетное, видавшее виды, потертое и потрепанное жизнью вместилище бумаг досталось товарищу Молотову в наследство от Столыпина или было обобществлено в годы революции в доме Столыпина. Здесь версии рассказчиков расходились.

        - Опять ты, Вячеслав, опаздываешь - недовольно пробурчал Сталин.
        В действительности он заранее знал, что Молотов придет поздно, поэтому и предупредил секретаря - не задерживать предсовмина в приемной.

        - Переговоры с немцами - с серьезным видом произнес Молотов, он тоже все прекрасно понимал, но правила игры требовали оправдаться за опоздание.

        - Мог бы оставить кого из молодых. У тебя и так времени мало - буркнул Вождь, нервным движением выколачивая трубку о каблук.

        - В следующий раз так и сделаю.

        - Дело обстоит так - товарищ Сталин разом прекратил бессмысленный спор и вернулся к главной теме разговора.  - Товарищи Кузнецов и Галлер задались целью во что бы то ни стало помочь Гитлеру высадиться в Англии и разгромить гордых сынов Британии. Так я понимаю.

        - Это только одна сторона медали - вставил Чкалов.

        - А товарищей военлетов мы пока не спрашиваем - Сталин добродушно усмехнулся в усы.

        - Предложение интересное. Может быть правильное, а может и нет. Я вот пока не знаю. А вы как думаете, товарищи?
        Высказываться первым никто не спешил. Даже сторонники умеренного курса предпочли выждать, посмотреть в какую сторону пойдет дальнейший разговор. Люди на совещании собрались опытные и неглупые - знали, вождь лукавит. Ждет, ловит на слове, если кто выскажется в неверном ключе. Выдержав паузу и обведя присутствующих тяжелым взглядом из-под бровей, Сталин повернулся к заместителю главкома авиации.

        - А что скажете Вы, товарищ Чкалов?

        - Раз мы влезли в драку, отступать нельзя. Надо добить лордов, вогнать их в гроб, так чтоб смотреть косо в нашу сторону боялись.

        - Хорошее мнение. Вы, товарищ Тимошенко?

        - Не стоит спешить - нарком обороны хитровато прищурился - пусть Гитлер набьет себе шишек, а мы посмотрим, кого поддержать. Может, англичане нам больше уступят?

        - Интересный взгляд на проблему, товарищ Тимошенко. Пока тигр дерется с китом, умная обезьяна ест яблоки. Занимательно, но политически неграмотно. Нельзя обманывать союзника. А что на это скажет товарищ Кузнецов?

        - Как я уже говорил, без нашего участия шансы немцев на победу невелики. Если война затянется на несколько лет, плохо будет всем. Плохо будет немцам. Плохо будет англичанам. Плохо будет и нам.

        - А что для нас плохого?  - вмешался Носенко. Про себя нарком надеялся, что Сталин и Молотов охладят запал флотских товарищей, вразумят не торопиться. А там глядишь, удастся за срыв планов оправдаться, своих корабелов в положительном свете выставить.

        - Разрешите?  - поднялся Малышев.

        - Слушаем Вас, товарищ.

        - Товарищ Сталин, советская промышленность задыхается без нефти.

        - А Баку?  - удивился Чкалов.

        - Разработанных Бакинских и Грозненских месторождений нам пока достаточно, но только на сегодняшний день. Дальнейший рост объемов производства, индустриализация потребуют увеличения добычи. Нам уже не хватает нефти для переработки в бензин. А где ее брать? Покупать у американцев?

        - Волжско-камский регион - усмехнулся Вождь.

        - Регион перспективный - согласился заместитель председателя Совнаркома - но практически неразведанный и требующий серьезных вложений. Сначала требуется провести георазведку, пробное бурение, оценить запасы нефти и ее извлекаемость. Только потом осваивать регион и строить мощности по переработке. Придется заново создавать инфраструктуру, регион бедный, не развитый. Надо прокладывать железные дороги, расширять речные порты, строить города и перерабатывающие заводы.

        - Так сложно? Сколько времени это займет?  - изумился Николай Кузнецов.
        Нарком флота сразу понял, что Малышев сделал хитрый и верный ход. Заинтересовать, подкинуть на первый взгляд верное решение. Показать его сложность, дать оппонентам возможность выговориться и только затем выдвигать главную идею. Главное в этом методе, ограничить восприятие оппонентов до предложенных альтернатив - одной правильной и одной ошибочной. Пока непонятно, куда клонит Вячеслав Александрович, но нефть это сильный козырь. В случае чего, не стоит пренебрегать этим аргументом.

        - Восемь лет если отдать месторождение в концессию, или пять лет, если разрабатывать собственными силами. Второе выгоднее.

        - Долго, очень долго, товарищ Малышев - процедил Иосиф Виссарионович - нефть нам нужна.

        - Мы при любых обстоятельствах обязаны освоить наше месторождение и создать инфраструктуру - Малышев спокойно выдержал тяжелый пристальный взгляд вождя - но не стоит забывать, что благодаря нашей армии и верному политическому ходу товарища Сталина….

        - Пустое - коротко бросил вождь.

        - Мы контролируем Персию и Месопотамию. Это значительные разведанные запасы нефти. Налаженная добыча, качалки, баки насосные станции. Причем в Месопотамии идет нефть легких фракций, в ней незначительное содержание серы и других вредных примесей, больше легких фракций. Это означает, что проще будет перегонка, меньше неприятностей с очисткой, из нефти получается больше высокооктанового бензина - пояснил нарком.

        - Я слышал, у нас не так много железнодорожных составов, чтоб наладить доставку нефти из Южного Ирана, а морской путь перекрыт англичанами. Суэцкий канал в их руках - заметил Молотов. В глазах Вячеслава Михайловича блеснули холодные искорки. Знаменитый «каменозадый» председатель Совнаркома сразу понял, куда клонит заместитель. Дело хорошее, но связанное с большими внешнеполитическими сложностями.
        Взваливший в последнее время на свои плечи обязанности наркома иностранных дел, Вячеслав Молотов понимал, что просто так никто нам не позволит удержать за собой Персидский залив и Месопотамию. Слишком много желающих установить свой флаг над стратегически выгодным, перспективным регионом. Будут проблемы и с местными племенными вождями. Советская идеология им не понятна, а вот у немецких товарищей давно налажены контакты с бедуинскими наибами. Вплоть, до прямой поддержки и контрабанды оружия.
        Регион сложный, настоящий гордиев узел противоположных интересов, завязанный на страшненьком местном самосознании. Восстановить добычу из английских скважин это одно, впрочем, товарищи на местах уже давно запустили английские перегонные установки и обеспечивают потребности нашей армейской группировки за счет местных ресурсов.
        Доставить бесценное топливо в СССР это другое. А удержать за собой район Персидского залива это третье. Последний вопрос наиболее сложный, англичане никогда не согласятся отдать нам Ближний Восток. Французы в свое время сами планировали потеснить англичан. Немцы тоже не прочь закрепиться в Египте, районе Суэца и Сирии. Непонятно, какова будет реакция американцев, когда они поймут, что мы не собираемся уходить из Месопотамии. Вопросы, вопросы, вопросы, и все как снег на голову наркомату иностранных дел. А мы еще до сих пор Литвиновские конюшни не разгребли. Грустно.

        - Мы можем расширить железную дорогу через Тегеран. Проложить вторую колею. Это будет быстрее и дешевле чем…  - Малышев вовремя остановился и схватил стакан с водой. Увлекся и чуть было не ляпнул лишнего. Сталин слишком близко к сердцу принимает все отдаленно напоминающее прожектерство Троцкого. Молотов тоже не любит, когда люди лезут в его дела и дают советы по внешней политике.

        - И для того чтобы удержать за собой этот район, мы должны гарантированно пресечь любые попытки англичан вернуть под свой контроль Ближний Восток. Самым лучшим и единственным способом является разгром Великобританской Империи - поддержал Малышева Кузнецов.
        Нарком флота сообразил, что речь Вячеслава Малышева как нельзя лучше подкрепляет планы моряков. Сегодня тяжелая промышленность на нашей стороне. "А что? Удержание Месопотамии это хороший козырь. Можно поставить на карту нефть. Тем более, флоту она тоже нужна"  - мелькнуло в голове наркома Кузнецова. Естественно, Малышев в последствии потребует от моряков некоторые уступки в обмен на сегодняшнее выступление. Николай Кузнецов уже догадывался, что именно. Но все это ерунда, главное сегодня убедить товарищей в своей правоте.

        - Интересная точка зрения. Скажем так, империалистическая - заметил Сталин и, выдержав паузу, добавил - или антиимпериалистическая. Смотря, с какой стороны глядеть.
        Сталин умел выдерживать в разговоре нужные паузы, привлекая внимание к своим словам и делая акцент на нужной фразе. Хорошее нужное умение, освоенное им еще в юности на уроках в семинарии.

        - Хотят ли народы Персии и Месопотамии строить коммунизм?  - взгляд вождя уперся в Молотова.

        - Много несознательного элемента. Феодальные пережитки. Отсталая экономика и засилье азиатской коррупции. У нас и в Прибалтике полно дел, приходится этих свинопасов подтягивать до нашего уровня - недовольно пробурчал председатель Совнаркома.

        - Есть мнение не заострять внимание на этом вопросе. Какая разница, что выберут арабы и персы: народную республику или советскую союзную республику?
        Желающих спорить не нашлось. Впрочем, по интонациям вождя Молотов понял, что тот предпочтет предоставить Ирану и Месопотамии независимость, но под нашим чутким руководством. И то хлеб. Меньше расходов для Союза. В отличие от любителей помахать шашкой, Вячеслав Михайлович не брезговал бумажной работой, знал во сколько нам обходятся воссоединение с историческими землями. Дорогое удовольствие, брать под свою руку нищие окраины и бесштанных лимитрофов.
        Николай Кузнецов вежливо кашлянул, привлекая к себе внимание, и вернулся к своему вопросу. Он если честно, не рассматривал вариант с обустройством нефтяных полей и импортом топлива в Союз. Молодец, товарищ Малышев! Добрую идею подкинул, хороший козырь для Рысеглазого полунощника.
        По плану наркома флота, Союз должен получить в первую очередь базу в Персидском заливе. Это выход в Индийский океан. Это серьезные перспективы, и близость к Суэцкому каналу. Железная дорога до Басры тоже входила в планы Кузнецова, но не в первую очередь. О проблемах снабжения передовой базы Николай Кузнецов как-то не задумывался.
        После освобождения Англии моряки и руководство авиации хотели взять в долговременную аренду пару портов и аэродромы на полуострове Корнуолл. Считалось, что согласовывать размещение нашей дальней авиации и передовых баз флота в Англии придется только с немцами, а они возражать не будут. Кроме того, Кузнецов уже положил глаз на остатки английского флота, верфи и недостроенные корабли. Пусть НКИД поторгуется. Надо подкинуть идейку.
        Был в мыслях флотского руководства и поход в Индию, но это только в случае счастливого стечения обстоятельств, при всемерной поддержке руководства и в первую очередь как заманчивый фантик для Буденного и других заслуженных кавалеристов. Среди армейцев единства не было. Течения наблюдались разные. Даже после разгрома путча Тухачевского НКО был не в силах причесать всех под одну гребенку. На этом можно было сыграть.

        - Все высказались? Есть мнение заслушать товарища Молотова и выяснить, о чем он так долго беседовал с немецкими товарищами - судя по последней фразе, к переговорам Сталин отнесся весьма благосклонно.

        - Риббентроп хочет получить от нас гарантии нашего участия в войне до победного конца. Это если коротко.

        - Война?! считалось, что мы не воюем, а проводим акцию по умиротворению агрессивной, излишне агрессивной державы - притворно удивился Сталин.

        - С момента высадки немцев на Остров, это будет настоящая война. И если англичане отразят немецкий десант, обезопасят метрополию и перебросят значительный контингент в Переднюю Азию, это тоже будет серьезная война - констатировал Молотов
        - Гитлер политик умный и хитрый, но он завяз в английской компании и уже не может маневрировать. У нас тоже сузилось поле маневра, но мы в лучшем положении. Для Союза английская война остается периферийным конфликтом. Мы можем себе позволить, один раз напрячь мускулы, как следует стукнуть Черчилля в лоб и принять капитуляцию.
        Германии придется нести основное бремя оккупации Великобритании, добивать английские группировки и флоты в Средиземноморье, нести на своих плечах борьбу с остатками британского флота в Атлантике. И не факт, что Гитлер сможет заключить мир с английским правительством в изгнании и бывшими доминионами. Я не могу сказать, сможет ли Рузвельт переизбраться на третий срок, но если он удержится у власти, Северная Америка не смирится с немецкой оккупацией Англии.

        - Какие могут быть неприятности с оккупацией? Англичане не испанцы, на сильное повстанческое движение у них духа не хватит - высказал свое мнение Тимошенко.

        - Ошибка мерить боевой дух по колониальным войнам, когда речь идет о защите отечества. Английское подполье и партизанское движение создаст сам Гитлер, в тот момент, когда прекратит подвоз продовольствия в Англию. А он обязательно прекратит подвоз. В Германии наличествует дефицит продуктов питания. Внешний экспорт в Британию прекратится с момента капитуляции. На острове наступит голод. Англичане просто будут вынуждены драться с оккупантами или умирать от голода.

        - Получается, Гитлер своими руками выроет себе яму?  - в желтых рысьих глазах Сталина блеснули искорки.

        - Он не сможет поступить иначе, и будет вынужден усмирять голодные бунты силой - Молотов утвердительно кивнул и поправил очки.

        - Гитлер будет занят усмирением покоренных территорий. Это очень хорошо. Это просто замечательно, товарищи - Сталин восхищенно цокнул языком. Вождь невольно проговорился, сболтнул, то, что военным пока знать рано. А лучше, вообще не надо.
        Никто из присутствующих так и не понял, почему именно эта мысль, его так обрадовала. Никто не заглядывал в будущее так далеко, как вождь и учитель. Зато Сталин после слов Молотова смог вздохнуть спокойно, до сегодняшнего дня он серьезно опасался неожиданного изменения планов Германии относительно СССР. Гитлер политик непредсказуемый, от него можно ожидать чего угодно. Это пугало и одновременно манило, притягивало такого рационально мыслящего, расчетливого и ненавидящего риск человека как Сталин.

        - Разрешите?  - поднялся Валерий Чкалов и, не дожидаясь дозволения, перешел к делу
        - мы уже влезли в конфликт. Наше участие в воздушном наступлении на Остров это свершившийся факт. Отступить? Вывести наши части из Франции? Да, это возможно.

        - Вы так думаете?  - Сталин бросил на докладчика заинтересованный взгляд.

        - Мы может отступить - невозмутимо продолжал летчик,  - но каковы будут последствия? Мы испортим отношения с нашим единственным европейским союзником. Мы не сможем наладить контакт с англичанами и американцами, даже на уровне довоенных отношений. Нам придется ждать, когда Англия отбив немецкую атаку на метрополию нанесет удар по нашей территории - рубил Валерий Павлович - нам придется уйти в оборону.

        - Мы прекрасно помним политику Лондона и Парижа как во времена Судетского кризиса, так и при нашей последней попытке остановить германскую агрессию - добавил Молотов.

        - Надеюсь, все понимают, как мы тогда ошибались - задумчиво молвил Сталин.

        - Наша армия отразит любое нападение с любого рубежа - заметил нарком обороны. Тимошенко постарался лишний раз напомнить о вкладе РККА в решение военных конфликтов последних лет. Впрочем, здесь он дал маху - Сталин довольно скептически отнесся к нашим «успехам» в Финляндии.
        По мнению всех присутствующих, эту войну можно было провести куда быстрее, с большими результатами и меньшими потерями. И если прорыв "Линии Маннергейма" по праву считался успехом, то о действиях частей 8-й армии говорить можно было только диким матом. Попасть в окружение при наступлении на заведомо более слабого противника, это надо было суметь.
        Пусть Тимошенко назначен на пост наркома недавно, но это не снимает с него ответственности за недоработки на прежнем посту и ошибки предшественников. Таково было устоявшееся мнение. Тоже самое касалось и других участников совещания, пусть большинство принадлежали последней волне выдвиженцев, работать на результат надо было с первого же дня назначения, с момента утверждения, а желательно еще раньше.
        Совещание подходило к концу. Наконец-то совместными усилиями производственников, моряков и заместителя главкома авиации удалось протолкнуть назревшее решение.

        - Товарищ Поскребышев, приготовьте пожалуйста всем чаю - попросил Сталин, приоткрыв дверь кабинета - и посмотрите, что у нас осталось. Печенье там, сахар, может, сухарей найдете.
        Это был сигнал к окончанию работы. Основные вопросы решены, политика выработана. Воплощение планов ляжет на плечи исполнителей. Разумеется, никто не снимает с участников совещания ответственность за успешность дела, но по крайней мере им не придется искать вражеские конвои в штормовом море, вести бомбардировщики сквозь зенитный огонь и высаживаться на простреливаемые со всех сторон пляжи.
        Да, соединенные военно-морские силы Германии и СССР были значительно слабее британского флота. Даже по численности кораблей британцы превосходили европейские флоты. Британия правь морями! Над империей не заходит солнце! Это так. Но тем не менее, даже у англичан были слабые точки. Британский флот понес значительные потери не в бою, а в мирное межвоенное время, не от врага, а от недальновидной политики Кабинета, от экономического кризиса и экономии.
        Сейчас осенью 40-го года величие и неохватность Британской империи сыграли с англичанами злую шутку. Флот не мог прикрыть все зоны интересов империи. Морякам приходилось держать крейсерские соединения в колониях и на стратегически важных, ключевых базах, надо было бороться с вражескими рейдерами, удерживать Средиземноморье.
        Сложным было положение на линиях снабжения. Сопровождение конвоев легло на плечи Гранд Флита тяжелым бременем. Никто бы не подумал, но англичанам банально не хватало эскортных эсминцев. Дошло до того, что Черчилль вел с американцами переговоры о покупке кораблей в обмен на военные базы в западном полушарии.

6

        Нахальные чайки с протяжными криками кружат над кромкой прибоя. Волны с грохотом разбиваются о береговые скалы, с шорохом накатываются на узенькую полоску галечника. Холодный, пронизывающий до костей ветер с фьорда срывает с гребней волн клочья пены. Серое свинцовое небо нависает тяжелой твердью. Погода предвещает скорый нудный осенний дождь.
        На дворе середина октября. Длинные ночи становятся все холоднее и холоднее, с Атлантики постоянно нагоняет дождевые тучи. В море бушуют шторма. Кромка плавучих льдов смещается к югу. Пусть теплое течение вдоль побережья Норвегии не позволяет морю замерзнуть, но от этого не легче. Оно только создает иллюзию, обманывает своей кажущейся безопасностью. Северная Атлантика не самое лучшее место для человека, и уж тем более зимой.
        К сожалению, война давно не признает такие вещи, как отдых на зимних квартирах. Время романтики парусных флотов осталось в далеком прошлом. Современная война не делает скидок на непогоду. Наоборот, шторм, низкая облачность, дождевая пелена благоприятствуют дерзким рейдам подлодок. Нелетная погода спасает от самолетов, а сильное волнение позволяет скрываться от корветов и эсминцев. На глубине нескольких десятков метров шторма нет.
        Именно этими словами всего полчаса командир североморской бригады подплава капитан первого ранга Кошелев подбадривал своих подводников. Не многие поняли, что каперанг так шутит - дошло только когда, Александр Владимирович перешел к делу и объявил приказ: срочно готовить корабли к выходу в боевой поход. И это после громко зачитанной метеосводки в которой черным по белому было сказано, что на ближайшую неделю погоду над северной Атлантикой будет определять циклон с Гренландии. Прогнозируются туманы, облачность, резкий ветер до 10-и балов, осадки.
        Новость большинством офицеров была воспринята спокойно. Все понимали, что приказ пришел с самого верха, оспаривать его себе дороже, да и не по Уставу. Только командир Щ-422 Дмитрий Самойлов попытался напомнить, что «Щуки» в общем-то не предназначены для действий в открытом океане.

        - Не предназначены?  - задумчиво протянул командир бригады - ошибаетесь, товарищ старший лейтенант, с этого момента подводная лодка Щ-422 считается океанским крейсером. Усек?
        Сказано это было таким тоном, что напрочь отбило всякое желание спорить с начальством. Обведя присутствующих уверенным подавляющим взглядом, командир бригады задержался на капитан-лейтенанте Котлове. Командир «Красногвардейца» держался сегодня спокойно, с ленцой, вопросов не задавал, практически ни с кем не перешептывался, на приветствия товарищей отвечал односложно. На мгновение у Кошелева возникло подозрение, как будто Виктор Котлов заранее знал, о чем пойдет разговор, и даже знал: что будет сказано в боевых приказах, которые командиры подлодок распечатают в море.

        - Капитан-лейтенант Котлов, что у Вас с матчастью?  - для порядка поинтересовался командир бригады.

        - Отремонтировали, товарищ капитан первого ранга. Дизеля в порядке. С электрикой штурман сегодня разберется, должны новый гирокомпас установить. Аккумуляторы…  - Котлов запнулся - аккумуляторы заряд держат, но выделение водорода выше допустимого.

        - Когда сможете устранить? Помощь бригадных специалистов нужна?

        - Менять надо батареи, четыре секции точно.

        - А почему на заводе не заменили?

        - Сами знаете, не входило в утвержденный перечень работ - поддержал своего командира старший лейтенант Соколов.

        - Когда будете готовы к выходу в море?

        - Через два дня - Котлов хитровато прищурился и по привычке полез в карман за трубкой. Курить хотелось страшно, но нельзя, пока идет совещание, Кошелев сам не курил и другим не разрешал.

        - Сегодня мои люди заменят гирокомпас и перепроверят системы. Боцманская команда к
16-и часам доложит об исправности клапанов и рулей глубины. Остается принять боеприпасы, погрузить торпеды, продовольствие, принять топливо, и мы готовы.

        - Ишь, ты, какой правильный: к 16-и доложат - хмыкнул Кошелев, но про себя командир бригады был доволен ответом, так и надо докладывать. Знал: на Д-3 все будет в порядке, и командир корабля, хоть себе на уме, но службу знает. Если бы не война, Котлова назначили бы на новый подводный крейсер. Штатное расписание было утверждено, но тут сам Кошелев притормозил назначение. Ему была важнее старая, но боеспособная и с хорошим командиром подлодка, чем новый, мощный, но пока небоеспособный корабль.
        Совещание завершилось, подводники и флотские специалисты рванули вон из кабинета на улицу, по пути доставая портсигары и зажигалки. Одним из первых на крыльцо выскочил Виктор Котлов. Настроение у него было похоронным. На совещании капитан-лейтенант специально напустил на себя делано равнодушный вид, но на душе как будто камень лежал.

        - Будем Скапа-Флоу перекрывать?  - полюбопытствовал старпом догоняя неторопливо марширующего в сторону пирсов командира.

        - Или в Ла-Манше тонуть - невозмутимым тоном, не вынимая правую руку из кармана, ответствовал Котлов. Затянувшись и выпустив прямо в лицо Соколова облако ароматного дыма, Виктор Николаевич продолжил - ты, это самое, язык придерживай. Мало ли какая дрянь услышит, а нам пока знать о цели операции не положено.

        - Разумно - согласился старпом, на всякий случай, озираясь по сторонам.
        Узкая грязная улочка рыбацкого поселка с непроизносимым названием. Людей невидно. Местные сидят по домам и кучкуются в питейных заведениях. Изредка попадаются спешащие по своим делам краснофлотцы и немецкие солдаты из комендантских и интендантских подразделений. Передовая база советского флота.
        Со стороны отдельно стоящего здания штаба хорошо видны замершие у причалов и бортов плавбаз похожие на спины акул подводные лодки. Полтора десятка кораблей, большинство успели провести предпоходный ремонт, только С-5 и Щ-317 будут готовы к выходу в море не раньше чем через две недели. У обоих балтийцев обнаружились серьезные неполадки с электромоторами. Приходится ждать транспорт с запасными частями. Как выяснилось, своими силами моторы не восстановить.
        Котлов и Соколов неторопливо спустились на берег. Под ногами скрипела свежее отсыпанная щебенка. Дорогу отремонтировали считанные дни назад. До этого здесь была обычная вдрызг разбитая колесами грунтовка. С первого же дня после перебазировки во фьорд, флотские командиры бомбардировали сухопутное начальство рапортами с мольбами навести порядок на территории новой базы и разобраться с интендантским бардаком. Не помогало. И только две недели назад, когда на спуске опрокинулся грузовик, везший торпеду, командование всполошилось, отодрало зады от стульев и организовало ремонт дороги.
        К слову сказать, делать ничего не нужно было, все решили немцы. Комендант выехал на место, прикинул объем работ. Через два дня фельджандармерия пригнала толпу английских и норвежских военнопленных, обеспечили дополнительный транспорт, открыли карьер, и работа закипела.
        Наблюдая от нечего делать за копошением дорожных рабочих и курировавшими ход работ строителями, Виктор Котлов невольно проникся к союзникам чувством уважения. Они все делали добросовестно, надежно, быстро и при этом без наших вековечных рассейских авралов и неразберихи. Каждый знал свое дело. Бригадам заключенных указали фронта работ, заранее подсчитали нормы времени и распределили рабочую силу.
        Получилось так, что из карьера завозилось ровно столько камня, сколько в сутки укладывалось в дорожное полотно. Машины выделили с расчетом того, что часть техники обязательно сломается и встанет на ремонт. Они даже среднее время ремонта заранее рассчитали! Педанты, одним словом. Неизбежный на большой стройке бардак каким-то волшебным образом испарился и устаканился в первый же рабочий день.
        Немцы быстро отсыпали новую дорогу от шлагбаума на въезде в поселок и до причалов, отремонтировали два полуразвалившихся, размываемых волнами пирса, соорудили полдюжины каменных складов под береговым обрывом, но точно и четко выше захлестываемой в шторм волнами береговой полосы. На все про все - ровно две недели и примерно две тысячи человек рабочих, подгоняемых полудюжиной специалистов и взводом лагерной охраны.

        - Сработано рабами Рейха - хмыкнул Соколов, вышагивая по кромке дороги.

        - А заметил: к заключенным у них отношение скотское, хуже, чем к собакам - вторил старпому Котлов.

        - Нет, не заметил.

        - Глядеть надо было. Я то наблюдал, людей держали в неотапливаемых сараях, кормили из рук вон плохо, люди все отощавшие, на обед и ужин чуть ли не галопом бежали.

        - Так немцы запрещали бегать!

        - Вот, а все равно чуть ли не бегом поспешали, а какие глаза при этом были - протянул Котлов - за кусок хлеба готовы глотки рвать и пахать до упаду.

        - Я то внимания не обращал, работают и все тут. Не думал, что немцы на еде экономят. У меня один знакомый в свое время срок мотал, за саботаж, так рассказывал, что голодом заключенных не морят, работать заставляют, но и не издеваются почем зря.

        - Так это у нас, а у немцев пока эту дорогу строили, с полсотни человек передохло
        - при этих словах капитан-лейтенант злобно пихнул ногой примостившийся у обочины валун - это навскидку. Трупы они машинами увозили, обратным рейсом вместо досок и цемента.

        - Я и не думал - извиняющимся тоном ответил старпом.

        - Работают они хорошо, есть чему поучиться, но люди для наших союзников, это расходный материал, грязь - пробурчал Котлов и резко оборвал разговор - все, пришли.
        "Красногвардеец" стоял, пришвартовавшись левым бортом к плавбазе «Умба». С берега подлодку почти не было видно, только небольшой кусочек покатой, обрывающейся в воду кормы. Все остальное закрывал корпус старушки плавбазы. Как помнил командир, у носовой раковины «Умбы» должна стоять Д-1 "Декабрист".
        Не смотря на то, что в Тронхейм-фьорде сконцентрировались две балтийские и одна североморская бригады, организационную структуру и службы обеспечения не смешивали. Каждая бригада обслуживалась своими плавбазами и со своих береговых складов. Общими были только госпиталь и база ГСМ. С одной стороны это служило источником вечных склок между командирами дивизионов и интендантами, но зато позволило упростить переброску тылов и не сорвать текущий ремонт кораблей. Дело важное, так как после каждого похода приходилось заново приводить подлодки в боеспособное состояние. Механизмы в отличие от людей имеют обыкновение ломаться.
        Поднявшись на борт «Умбы» подводники прошли на корму судна и спустились в механическую мастерскую. Как Котлов и предполагал, именно здесь обнаружились штурман Серебряков и лейтенант Чернавский, молодой и энергичный командир БЧ-5, он же стармех, он же дед. Смугловатый, коротко стриженный и гладко выбритый, сверкающий большими карими глазами царь и бог моторной группы подлодки. Полновластный хозяин шестого и седьмого отсеков с установленными там дизелями и электромоторами.

        - Здравствуйте, командир - первым поздоровался стармех, со смущенной улыбкой разводя в стороны блестящие от масла с разводами грязи ладони. Дескать, рад бы пожать руку да….

        - Как работа?  - кивнул в ответ капитан-лейтенант Котлов и, вытянув вперед руку, стиснул запястье Андрияна Чернавского. Серебрякову командир просто кивнул, сегодня уже виделись.

        - Идет, командир,  - механик кивнул в сторону собиравших какой-то механизм краснофлотцев.

        - Что с гирокомпасом и почему мы в прошлом походе чуть было, не влетели в Исландию?

        - Электрики уже установили и подключают - отреагировал штурман.

        - Молодцом. А это что перебираете?

        - Муфта правого винта немного греется - зная Чернавского можно было сказать, что механизм слегка перегревается при форсаже моторов. Но для командира БЧ-5 и это был непорядок - к вечеру успеем.

        - Хорошо. Через час в центральном посту собираются все командиры корабля. Прошу не опаздывать - с этими словами Котлов развернулся и быстрым шагом направился к трапу. Он хотел успеть пройтись по своей подлодке, самому осмотреть все отсеки, заглянуть в трюмные ямы, проверить состояние корабельных систем. Надо еще проинспектировать работу боцмана и возившихся с носовым орудием артиллеристов.
        Пока Котлов в сопровождении командиров БЧ-1-4 и БЧ-2-3 обходил корабль, у него все не выходил из головы сегодняшний разговор у командира бригады. Виктор Котлов был бы рад ошибиться, но факты штука упрямая, к сожалению. Ближайшее будущее открывалось ему нерадостным и недолгим. Это в виду серьезного риска несвоевременной кончины вместе со всем экипажем корабля. Своими сомнениями командир поделился только со старпомом, тот после недолгих размышлений полностью согласился с выводами Котлова.
        Первый раз догадка блеснула в голове капитан-лейтенанта, когда «Красногвардеец», расстреляв все торпеды, отрывался от охранения конвоя. Слишком необычен был приказ, предписывающий всем подлодкам срочно возвращаться в Тронхейм-фьорд. Причем распоряжение касалось как североморцев, так и балтийцев.
        Победные реляции в газетах и радиосводках трубящие об успехах нашей дальнебомбардировочной авиации и союзных Люфтваффе в небе над Британией. В последнее время тон газетных сообщений изменился, стал по-настоящему бравурным, гремел фанфарами и медью горнов.
        Повлиял на Котлова случайно услышанный перед походом разговор в штабе, речь шла о проблемах со снабжением и обеспечением соляркой. Высокий чин из интендантства беспокоился, хватит ли в Бергене топлива для балтийских крейсеров и эсминцев. Кроме того, разговор коснулся вопроса рассредоточения транспортов с боеприпасами. В частности речь зашла о проблемах с выгрузкой 305мм снарядов. Калибр наших
«Марата» и «Октябрины». Не моряку задаваться вопросом: что бы это значило. Раз начальство перегоняет в Норвегию не только боевое ядро флота, но и старые дореволюционные калоши, дело пахнет большим купанием.
        Подозрительным командиру и старпому «Красногвардейца» показался и нездоровый оптимизм непосредственного начальства. На вернувшихся из похода подводников нагрузили ускоренные курсы повышения мастерства, заключавшиеся в прослушивании пары абсолютно бесполезных лекций о методах атаки эскадренных соединений противника с рекомендациями не бояться вражеского охранения. Дескать, не так страшна ПЛО, как ее малюют.
        Пользы от лекций было немного, но зато боевых командиров заставили еще раз как следует проштудировать опознавательные таблицы, заучить силуэты военных кораблей, кои могли встретиться в море. Заодно впервые с начала войны удалось собрать вместе наиболее удачливых и энергичных командиров подлодок, дать им поговорить по душам, поделиться своими тактическими находками.
        Стоянка во фьорде тоже имеет свои плюсы. Моряки наконец-то вырвали время встретиться с боевыми товарищами, плотно посидеть и обсудить накопившееся за рюмкой чая. А как же без этого?! На берегу можно. Говорят, в царское время мореманам специально давали возможность побузить в порту от всей души, так чтоб чертям тошно стало. Давно подмечено: моряк на берегу и моряк в море это два совершенно разных человека.
        Вечером на пути к добротному каменному дому в центре поселка, служившему морякам-подводникам общежитием, уставшего, но довольного капитан-лейтенанта Котлова догнал старпом. Поднимавшийся по склону вверх Котлов остановился заслышав за спиной скрежет камней под подошвами ботинок и учащенное дыхание. Филипп Соколов молча кивнул командиру, подождал, пока тот прикурит свою знаменитую трубку. Начинать разговор с бухты-барахты не хотелось.

        - Что? На корабле непорядок?  - миролюбивым чуть усталым тоном процедил Котлов.

        - Что там может быть не в порядке?  - усмехнулся в ответ лейтенант Соколов - сам знаешь: мы хоть завтра можем выйти в море.

        - Как думаешь, почему мы берем полный запас топлива, а продовольствия только на две недели?  - командир первым затронул тревоживший обоих вопрос.

        - Ближний рейд, блокировать Ла-Манш - согласился Соколов.

        - Глупости. Даже наши на такое не пойдут, и Гитлер хоть и сумасшедший, но котелок у него варит. Будут выманивать английский флот из баз и пытаться подвести линкоры под завесы подлодок и воздушные удары.

        - Отвлекающий маневр? Да, может быть и такое. Эх, нас с училища готовили к эскадренным боям, атакам на вражеские линкоры и крейсера, а сейчас…  - старпом замялся.  - Сейчас понимаешь, какая это глупость.

        - Привык к охоте на беззащитные транспорты?  - ехидно усмехнулся Виктор, в душе же он был согласен с товарищем: подлодка должна бить по вражескому судоходству, рубить линии снабжения, топить купцов. Эскадренное сражение это от безысходности. Любой эсминец на порядок превосходит любую подлодку в бою на поверхности. И любой корабль спокойно уйдет от находящейся на перископной глубине подлодки. Это аксиома.

        - Они не так беззащитны. Сколько наших погибло в Атлантике?

        - Пять экипажей - согласился Котлов.

        - Соболев и Карманников налетели на мины в Северном море. Остается три корабля на счету английских эскортников. Тоже много. У немцев только два корабля не вернулись.

        - Ладно, пошли - оборвал разговор командир, заслышав за спиной шаги.
        К стоявшим посреди дороги командирам приближалась группа краснофлотцев из службы боевого обеспечения флота. Котлов первым отступил к обочине и увлек за собой Соколова, давая людям дорогу.

        - Балтийцы, с заградителя - заметил старпом.

        - Скоро выходим в море - задумчиво протянул Виктор Котлов глядя в спину матросам.
        На душе командира кошки скребли. Неожиданно вспомнилось то старое предсказание бабушки. Неужели все так и закончится? Совсем некстати перед внутренним взором предстало круглое улыбающееся, обрамленное густыми вьющимися рыжеватыми волосами и окладистой курчавой бородкой лицо замполита. Неужели этот дурак погубит корабль? "Надо за Махновым приглядывать"  - пришло в голову простое решение. По-хорошему, надо найти предлог оставить замполита на берегу, но как на зло, ничего путного в голову не приходило.
        Тяжело, когда знаешь что, впереди ждет беда, а ничего сделать не можешь. Неприятное чувство, как будто твой корабль прет полным ходом на мель, а дать задний ход или переложить руль нельзя. Так и приходится стоять на мостике и считать про себя последние минуты. Делиться с сослуживцами своими опасениями Виктору не хотелось. Чего доброго засмеют. А еще хуже, если воспримут слова командира в серьез и обеспечат замполиту долгосрочный отдых в госпитале с тяжелыми телесными. Дело, мать их за ногу, подсудное.
        Последние дни перед отплытием прошли скомкано. Все куда-то спешили, неожиданно возникали непонятные проблемы и вопросы, и как всегда все планы и графики отправились коту под хвост. Знакомая военным морякам предпоходная суета и неразбериха. Беготня, спешка, суетящееся начальство, сыплющиеся одно за другим распоряжения, нередко противоречащие друг другу. Одним словом - большой аврал.
        Наконец все улеглось, успокоилось. Неожиданно в последний момент выяснилось, что всё мы успели, всё подготовлено, запасено, отремонтировано и снаряжено. А то, что не успели, оказалось неважным, несущественным, не стоящим выеденного яйца по большому счету. Привычное дело. Знающие моряки относились к таким авралам спокойно, дескать: всё знаем всё понимаем, что от нас требуют, исполним, а если начальство дурное, так виду не подадим, отрапортуем как положено, а сделаем все как надо.
        Во второй половине дня 20го августа наконец-то собравшиеся в Тронхейм-фьорде дивизионы подлодок отдали швартовые и одна за другой отчалили в море. Капитан-лейтенант Котлов в момент отхода стоял на мостике своего
«Красногвардейца». Радостное и одновременно грустное событие. Построение команды на палубе корабля. Равнение на флаг! Лица ребят светятся, глаза горят, все в чистой отутюженной форме, все гладко выбриты. Даже замполит глядит орлом, горделиво выпячивает подбородок. А что уж говорить о моряках?!
        Короткие команды, доклады старпома и командиров боевых частей. Все в порядке. А иначе и быть не может. Идем в боевой поход. Командир командует: "По местам!". Сам спускается в центральный пост вслед за людьми. Радостно фыркают дизеля. От выхлопных труб идет сизый дымок. Боцманская команда отдает концы, и подлодка медленно отваливает от борта "Умбы".
        Д-3 «Красногвардеец» идет восьмым. Первыми военную базу покидают быстроходные
«эски», следом идут комбинированные «Ленинцы». За ними два «Декабриста». Последними от причалов и плавбаз отваливают «Щуки». Колонны кораблей движутся неторопливо. Фарватер считается сложным, ни у кого нет желания опозориться перед лицом трех бригад и налететь на камни в двух шагах от пирса.

        - Как прокладывать курс?  - как бы невзначай интересуется у Котлова штурман. Лейтенант Серебряков хитрит. Знает же, что о цели похода не ведают даже командир и замполит, а все равно на всякий случай интересуется. Наивно.

        - В море. Выводи нас в открытое море - добродушно усмехается Котлов,  - а там посмотрим.

        - Есть: идти в открытый океан - лицо Серебрякова расплывается в улыбке.
        Командир недовольно косится на старпома, коротко подбадривает наблюдателей и отворачивается к зенитному полуавтомату. Двое артиллеристов держатся рядом с пушкой. Сам командир БЧ-2-3 прохаживается по палубе рядом с носовым орудием. Пусть мы в норвежских водах, но война есть война - бдительность не терять. Мало ли что?
        Во фьорде чувствуется небольшое волнение. В глубь залива тянет легкий ветерок. Погода хороша, редкий спокойный день для поздней осени в Северной Атлантике. Правда, спокойствие и благолепие моря обманчивы. Курсирующие над Атлантикой, забирающиеся в высокие широты вплоть до Исландии и Гренландии, облетающие по большой дуге с запада осажденную крепость британских островов тяжелые самолеты дальней разведки передали, что со стороны Гренландии и Лабрадора идет шторм.
        С одной стороны непогода заставит сбавить ход, а то и загонит на глубину, но зато крейсерским патрулям будет не до подводных лодок, да и не разглядишь среди пенных валов невысокую, скрывающуюся между волнами рубку подлодки, и авиации можно не опасаться. Если погода позволит, можно будет проскочить Северный Барьер в районе Фарерских островов днем, в надводном положении и крейсерским ходом.
        Хотя, у Котлова было нехорошее ощущение, что в этом походе им не придется прорываться в Атлантику. Он пока вообще не знал, куда они идут. Полученный перед отплытием в штабе бригады пакет полагалось вскрыть после форсирования фьорда на удалении 50-и миль от берегов Норвегии, погрузившись на глубину, в присутствии замполита и старпома, о чем все трое должны расписаться на конверте.
        Предосторожности непривычные даже для советского флота. От этого капитан-лейтенанту Котлову было не по себе. Вида он при людях не показывал, даже наедине со старпомом отшучивался, что дескать: шпиономания-с. В душе же командир побаивался предстоящего похода.
        Все сходилось один к одному, Котлов даже сам с собой поспорил, что им выделили позицию у Оркнейских или Шетландских островов с приказом атаковать только тяжелые боевые корабли английского флота. Кузнецов и Редер похоже решили дать надменным лайми эскадренный бой. Пусть бой будет на наших условиях, по планам штабов, но Котлов опасался, что в итоге все будет как всегда, через известное место.
        Противник силен, он сильнее соединенных немецкого и советского флотов. Вслух говорить об этом не рекомендуется - распространение панических слухов, так это называется. В условиях военного времени пахнет трибуналом. Сам же для себя Котлов как разумный человек готовился к худшему варианту. Самому худшему по его разумению. Командир «Красногвардейца» еще не знал, что все его опасения, все его наивные расчеты окажутся сущим пустяком по сравнению с тем, что на самом деле им уготовило союзное командование.

7


        - Новости есть?  - деловито поинтересовался командир, просовывая голову в люк, ведущий в центральный пост.

        - Чисто, товарищ капитан-лейтенант - отрапортовал штурман, не отрывая головы от окуляров перископа.

        - Есть радиограммы с базы - высунулся из своей конуры радист.

        - Добро - Котлов прошел через отсек, на ходу ловко обогнул старшину отделения рулевых и лейтенанта Серебрякова, умудрился разминуться с ввалившимся на центральный пост заспанным замполитом и втиснулся в радиорубку.
        В помещении корабельных Маркони и без того было тесновато. Все пространство занимала радиоаппаратура. Немного места оставалось для шкафов с журналами и кодовыми таблицами. Сам командир отделения радистов Антон Черемизов скорчился за заваленным журналами и таблицами крохотным столиком. Как там еще поместился Котлов уму непостижимо!
        Первым делом радист протянул командиру сводку погоды, затем последовали два запроса о местоположении подводной лодки. Черемизов и дежуривший до него радист Седлецкий сразу же после получения отбили квитанции. Заурядная процедура благодаря которой командование знает, что на корабле получили сообщение и все живы-здоровы, подлодка боеспособна.
        Последним, на самое сладкое Черемизов приберег приказ по бригаде, требующий сменить позицию сегодня ночью. Судя по завитушке подписи на бланке, старпом уже успел ознакомиться с этим приказом. Это как раз было его дежурство. Будить командира ради сомнительной радости прочесть несколько коротких строчек старший лейтенант Соколов не стал. И правильно сделал.
        Перечитав радиограмму дважды, Виктор Котлов негромко выругался и, выскочив из радиорубки, поспешил к штурманскому столику. Да, все точно, указанный в приказе квадрат позиции находился северо-западнее Оркнейских островов, как раз у выхода из Скапа-Флоу.
        Кроме того, в приказе рекомендовалось быть осмотрительными - в квадрате должны быть наши подводные лодки. Сколько и кто именно не уточнялось. Конспираторы фуевы!

        - Прикинь курс, лейтенант Серебряков - ворчливо бросил командир.

        - Четырнадцать часов хода в надводном положении.

        - А если экономическим?

        - Я рассчитывал на девять с половиной узлов. Это здесь у берега волнение слабое, стоит выйти из-под защиты острова и придется побултыхаться.

        - На нет и суда нет - пробурчал Котлов.
        Подводная лодка провела на позиции двое суток. Над Атлантикой бушевал шторм, и капитан-лейтенант специально держал свой корабль близ береговой линии острова Мейкленд. Здесь в тени скалистой громады острова волнение было терпимым. Здесь можно было крейсировать вдоль побережья в надводном или полупогруженном положении, не превращая стальные отсеки корабля в грохочущий, вибрирующий и вырывающийся из-под ног ад. Вражеских самолетов Котлов не боялся. В такую погоду только сумасшедший рискнет подняться в небо, и только очень везучий человек сможет это сделать.
        Кроме того, восточное побережье Шетландских островов считалось прекрасным охотничьим местом. Возвращающиеся с патрулирования в высоких широтах корабли, по разумению командира «Красногвардейца», должны были стремиться проложить свой курс вдоль восточной линии береговой черты, дабы дать своим командам небольшой отдых от шторма. Раз уж распечатанный после выхода в море приказ предписывал не отвлекаться на безоружные транспорты и атаковать только боевые корабли и вспомогательные крейсера, то грех было не воспользоваться удачной нарезкой позиции.
        Котлов не знал кому из товарищей не повезло получить квадраты западнее и севернее архипелага. Можно было предположить, что у Шетландских островов патрулируют
«Декабристы», "Ленинцы" и «эски». А может быть из больших и средних лодок на этом участке только Д-3. Крупных морских лодок у нас мало, куда больше средних «Щук» с небольшой дальностью плавания.
        Как бы то там ни было, но за двое суток патрулирования наблюдатели
«Красногвардейца» заметили только один эсминец и крупное торговое судно, шедшие курсом на север. Дистанция и курс в обоих случаях не позволили выйти в атаку. Гоняться же на подводной лодке за эсминцем считается развлечением для полных, абсолютных, отчаянных безумцев.
        Подлодка может только надеяться, что корабль пройдет на расстоянии в 10-15 кабельтовых от субмарины и подставится под удар. В противном случае пуск торпед приведет только к тому, что охотник и дичь поменяются местами. И как показывает опыт, у современных противолодочных кораблей неплохие шансы если не потопить, то серьезно повредить подлодку.
        Поразмыслив, капитан-лейтенант решил не мешкать с исполнением приказа. Хронометр показывает 12-36. На поверхности волнение в 3-4 бала. Метеосводка обнадеживающая, шторм утихает, к ночи должно распогодится. Самое время совершить пробежку до новой позиции, пока облачность и снегопад закрыли небо для самолетов.
        Лично решив проверить дизельный отсек и поинтересоваться у командира БЧ-5 состоянием моторной группы, командир направился в кормовые отсеки. Не успел он взяться за комингс люка дизельного отделения, как из центрального поста донесся громкий, радостный вопль штурмана:

        - Вижу корабль!

        - Боевая тревога!  - вторил ему сонный вопль лейтенанта Донцова.
        Командир торпедно-артиллерийской части только-только выполз из жилого закутка. Крик Серебрякова застал его по пути в гальюн, но среагировал лейтенант как надо. Сказались выучка и приобретенный за два боевых похода опыт.

        - Мотористы, приготовиться к погружению - бросил Котлов и мелкой рысью метнулся на центральный пост. Быстрее, пока тесный коридор не наполнился спешащими по своим постам моряками.
        Прильнув к окулярам, командир повернул зенитный перископ вокруг своей оси. Точно, со стороны кормы приближается крупный корабль. Судя по силуэту старый крейсер или эсминец. Подлодка медленно идет в полунадводном положении на электромоторах. Дистанция 20-25 кабельтовых, точнее пока не определить. Заметить на фоне берега низкую ныряющую между волн рубку подлодки немыслимо, но Котлов командует погружение на 10 метров.

        - Носовой отсек к бою готов - докладывает лейтенант Донцов.
        Торпедист успел оценить ситуацию и приготовился к атаке. Впрочем, скорее всего, свою роль сыграл старшина группы. Анашенков мужик серьезный, своих людей не распускает, держит в ежовых рукавицах. Торпедисты в тихую скулят, жалуются на старшину, но зато дело знают. В торпедных отсеках всегда порядок, аппараты исправны, баллоны с жатым воздухом проверены и заправлены, торпеды надежно принайтованы и смазаны тавотом. Еще не было такого случая чтоб, при выстреле торпеда заклинила, или аппарат беспузырьковой стрельбы отказал.
        Зато с командиром группы комендоров лейтенанту Донцову не повезло. Владик Сомов хоть и прослужил на флоте 15 лет, но в чинах дальше старшины не поднимался. Всему виной были его безалаберность и любовь к спиртному. За это неоднократно и горел. Владика спасали только его беззаветная верность флоту, легкий характер и наивная полудетская улыбка, которую он нацеплял, как только вляпывался в очередную историю. Замполит как-то в сердцах обозвал Сомова Швейком. Так это прозвище к комендору и прикрепилось, после того как Махнов объяснил людям, кого он имел в виду, да еще притащил на подлодку книгу Ярослава Гашека.
        Неизвестный корабль идет прежним курсом, дистанция медленно сокращается.

        - Малый вперед - срывается с губ Котлова - право руля. Так держать

        - Атакуем?  - кивает старпом и тут же добавляет - лезет в первый угол.

        - Лишь бы не отвернул. Мы его не догоним. Не могу понять, что за посудина. Лидер
«Харви» или «Джервис»? Эсминец?

        - Это крейсер - уверенно заявляет, завладевший вторым перископом, командир БЧ-2-3
        - старый крейсер тип «Ц». И дистанция 25 кабельтовых, не меньше.

        - "Карслай", «Серес» и прочие - проявляет свою осведомленность штурман.  - Старая посудина времен прошлой войны. Небольшой, четыре с половиной тысячи тонн, скорость до 29-и узлов, бронирован, несет пять шестидюймовок в щитовых установках, несколько зениток.

        - Противолодочного вооружения нет - продолжил Донцов.

        - Кто бы там ни был, цель хорошая. Стоит колупнуть.
        Подлодка тем временем неторопливо ползла навстречу противнику. Английский крейсер не менял скорость и курс, видимо его командир и не подозревал, что у Шетландских островов могут патрулировать советские или немецкие подлодки. Или же он надеялся на скорость - крейсер держал ход в 16 узлов.

        - Лейтенант Донцов, рассчитайте торпедный угол на дистанцию в 5 кабельтовых.

        - Пять?!  - брови Бориса Алексеевича медленно поползли вверх.

        - Трехторпедный залп - Котлов буквально выстреливает короткими командами.
        Не время размусоливать и гадать: что почем. Противник приближается. Острый скошенный нос режет волны, вдоль бортов корабля бегут пенные буруны. Над обеими трубами клубится легкий дымок.
        "Две трубы!"  - щелкает в мозгу Виктора Котлова: "Английские эсминцы все однотрубники". По меткам на визирном кольце перископа уже видно, что дистанция сократилась до десяти кабельтовых.
        В отсеках подлодки тишина, люди невольно переходят на шепот, как будто противник может их услышать через толщу воды. Только тихо жужжит гирокомпас, и из кормовых отсеков доносится гул вентиляции. Стармех готовится к немедленному пуску дизелей, на случай экстренного всплытия.

        - Четвертый, пятый, шестой аппараты товсь!

        - Торпедный отсек к стрельбе готов. Выставлена глубина 4 метра.

        - Хорошо, это очень хорошо. Давай, помаленьку, давай родимый - шепчет командир.
        В это момент боцман роняет гаечный ключ. На центральном посту все невольно вздрагивают от грохота. Штурман резко выпрямляется и чувствительно бьется затылком о шкаф манометров балластных цистерн.

        - Тьфу, ты черт! Напугал, ирод - срывается с губ замполита.
        Неожиданный возглас и особенно последнее замечание вызывают на лицах жизнерадостные улыбки. Почувствовав себя в центре внимания и понимая, что сморозил нелепость, политрук Махнов пытается исправить положение. Он подходит к штурману и внимательно разглядывает через его плечо карту. Удовлетворительно хмыкает, и негромки интересуется:

        - По нормативам на крейсер требуется две торпеды. Почему Вы, Виктор Николаевич, собрались стрелять тремя? Перерасход боеприпасов.

        - Для верности. Чтоб ни одна сука не всплыла - безразличным тоном бросает в ответ Котлов не отрываясь от перископа. В душе у него все кипит, но внешне командир сохраняет спокойствие. В отличие от замполита он надеется хоть на одно попадание. Даже новые торпеды не отличаются надежностью, уже были случаи, когда взрыватели не срабатывали.

        - Начинаю отсчет - звучит голос старпома. Соколов готовится взять на себя командование стрельбой.

        - Машинам стоп.
        В этот момент подводная лодка сбрасывает ход. Вперед она движется только по инерции. Еще полминуты и корабль останавливается. На глубине волнения нет. Ничего не может сбить корпус подлодки с линии прицеливания. Торпедные треугольники рассчитаны. Остается только дождаться, когда крейсер доползет до расчетной точки и можно стрелять. Крышки трех аппаратов открыты, торпедисты стоят у пусковых приборов. Руки на рычагах и кнопках.
        На крейсере до сих пор не поняли, что они на мушке. Три часа назад командование флота метрополии получила панический рапорт от патрулирующей в Норвежском море крейсерской эскадры: обнаружен «Шарнхорст». Линкор в сопровождении трех крейсеров идет по направлению к Исландии. Новость ждали давно. Адмиралтейство готовилось к очередной попытке прорыва в Атлантику вражеских рейдеров.
        На перехват немцев вышли тяжелые корабли. Два линейных крейсера, форсируя машины, понеслись напрямик к Фарерско-Исландскому порогу. Следом за ними готовятся сниматься с якоря «Худ» и три восьмидюймовых крейсера. Патрулировавший в проливе Святого Георга «Арк-Ройал» взял курс на запад, ему предстоит полным ходом проскочить через зону шторма, поднять самолеты и немедленно начать поиск вражеских кораблей, если таковым удастся прорваться в Атлантику. Для огневой поддержки и прикрытия авианосца выделено крейсерское соединение.
        Все конвои и одиночные суда в восточной части океана получили предупреждение и ложатся на новый курс. Тяжелая махина королевского флота пришла в движение. Раскрутился огромный маховик, готовый накрыть и раздавить своей массой дерзких бошей.
        Одним из винтиков, ниточкой гигантской сети был и крейсер «Кардиф». Ему предстояло пройти восточнее Шетландских островов и встретиться с двумя легкими крейсерами и дивизионом эсминцев на траверзе острова Анст. Дальнейшие действия соединения зависели от уточненных разведданных. Либо им придется догонять и добивать вражескую эскадру, или вести поиск, либо перехватывать немецкие транспорты снабжения и русские вспомогательные крейсера. Лорды Адмиралтейства были уверены, что кораблям противника не обойтись без дозаправок в океанской зоне.
        Командование эскадры считало, что угроза вражеских подводных лодок восточнее Фарер ничтожна. В основном вражеские подводники действуют на западных подступах к Британии и в Бискайском заливе. Тем более, разведка докладывала, что немецкие и русские подводники снизили свою активность. Корабли концентрируются в портах и проходят среднесрочный ремонт, видимо техника не выдержала напряжения во время последних конвойных битв.
        Радиограммы с крейсера «Саутгемптон» и эсминца «Викинг», потопивших вражескую субмарину у о. Анст, пришли слишком поздно. На мостике «Кардифа» до последнего момента не подозревали об опасности.

        - Малый вперед. Держать глубину - командует капитан-лейтенант Котлов.  - Пятый пли! Шестой пли!
        Подлодка вздрагивает. Нос подпрыгивает вверх. На мгновение ограждение рубки показывается на поверхности и вновь скрывается под волнами. Данный электромоторами импульс позволяет боцману среагировать рулями и быстро вернуть лодку на глубину.

        - Цистерны не трогать!  - старпом останавливает, потянувшегося было к вентилям боцмана - рулями работай. Рулями.

        - Четвертый пли!!!  - выпаливает Котлов и в азарте бьет кулаком по бронзовой трубе перископа - пошли родимые.
        Дистанция ничтожна. Поставленные на максимальную скорость в 44 узла торпеды 53-38 меньше чем за минуту достигли борта английского крейсера. Два водяных столба почти одновременно выросли у носового плутонга и первой трубы «Кардифа». Ужасный грохот. Взметнувшиеся выше надстроек массы воды обрушиваются на палубы корабля. Одновременно подводные удары бросают крейсер на правый борт. Люди не успели придти в себя и понять, что происходит, как под винты ударила третья торпеда.
        Агония «Кардифа» длилась считанные минуты. Капитан-лейтенант Котлов мог быть доволен - на этот раз оружейники не подкачали, загрузили хорошие, надежные торпеды. Разумеется, командир бригады перед выходом в море предупреждал подводников, что специально для них привезли особокачественные торпеды бригадирской сборки, но поверили ему только когда сами убедились: торпеды с курса не отклоняются, на поверхность не выскакивают, взрыватели работают как надо, а не как сами захотят.
        Убедившись, что цель поражена, командир скомандовал всплытие и повернул корабль курсом на юг. Преследования подводники не боялись, вражеский крейсер шел один, без сопровождения эсминцев. Единственно, существовала опасность быть замеченными с береговых наблюдательных постов. Угроза по большому счету незначительная, если кто и заметит подлодку, так пока передадут разведданные морякам, пока разберутся и отреагируют, время уйдет.
        Котлов не намеревался задерживаться в этом районе. Даже если радисты потопленного крейсера не успели дать SOS, на берегу должны были обратить внимание на гибель корабля. Такое зрелище трудно не заметить. Через пару часов здесь будет шумно - подтянутся сторожевики или большие катера.
        "Красногвардейцу" давно уже было пора зарядить аккумуляторы. Так почему бы не совместить это дело с броском в заданный штабистами новый район патрулирования? Солярки в цистернах с избытком, команда устала от спертого воздуха герметически закрытого корпуса, да и самому командиру жутко хотелось курить. С трубкой в зубах, жадно затягиваясь крепким табаком, Котлов и стоял на мостике, вглядываясь вдаль через залитые водой стекла ограждения.

        - Идем к Скапа-Флоу?  - как бы невзначай спросил замполит.
        Махнова тоже вынесло на открытую с боков и тыла, продуваемую ветрами и заливаемую водой подпрыгивающую под ногами крошечную площадку на крыше рубки. Видимо, решил подышать свежим воздухом и немного успокоиться после боя. Командир понимал, на корабле не осталось ни одного человека, который мог бы пожаловаться на недостаток впечатлений от прошедшего боя. Далеко не в каждом походе подлодка выходит в атаку на крупный, хорошо вооруженный быстроходный военный корабль, и еще реже атака завершается победой.

        - Я не Гюнтер Приин - усмехнулся Котлов - в пасть льву не полезем.

        - В приказе сказано: патрулировать у восточного прохода.

        - Вот там мы и будем караулить - отрезал командир.
        Командир не собирался раскрываться перед замполитом, и так уже сболтнул лишнего, но он до дрожи в коленках боялся предстоящего рейда. Знал, что англичане ведут плотное патрулирование акватории в районе своей главной базы.
        После знаменитого прорыва в Скапа-Флоу U-47 и потопления "Ройал Оук", британцы постарались запечатать все лазейки и перекрыть все подходы еще на дальних подступах. Опасения вызывали и противолодочные корабли со знаменитым прибором АСДИК. Специальные эхолокаторы, позволяющие обнаруживать подлодки и прицельно сбрасывать глубинные бомбы. Страшная, должно быть, вещь.
        Виктор Котлов считал, что его экипаж приближается к смертельно опасному району. В действительности «Красногвардеец» с каждой пройденной милей удалялся от яростного сражения за Фарерский барьер. Простых командиров подлодок не информируют об не касающихся их оперативных планах. Вот и капитан-лейтенант Котлов пребывал в счастливом неведении о ночном десанте на Фареры, гибели на минах эсминцев
«Куйбышев» и "Теодор Ридель", отчаянном рейде «Шарнхорста» и крейсеров к берегам Исландии, дерзком броске через Норвежское море «Гнейзенау» и "Максима Горького".
        Да, на севере разворачивалось большое сражение. Вроде бы разрозненные группы немецких и советских кораблей вышли в море, демонстрируя попытку прорыва в Атлантику. Одновременно произошла дерзкая сумасшедшая высадка полка СС на Фареры и переброска на единственный гидроаэродром архипелага поплавковых самолетов. Занявшие заранее позиции подводные лодки сторожили море, вытягивались завесами на возможных путях подхода английских эскадр.
        Уже гремели первые залпы, ледяные волны захлестывали палубы тонущих кораблей. Над холодными просторами раздавался безмолвный вопль утопающих моряков и десантников. Среди туч скользили силуэты поднятых с норвежских аэродромов дальних разведчиков. Сражение за Фарерский барьер началось. Темные водяные валы окрасились кровью.
        Никто кроме немногих посвященных пока не знал, что все это только прелюдия, отвлекающий маневр перед началом сражения за Англию. В штабах уже были заготовлены приказы, предписывающие соединениям прекратить бой и отрываться от противника. Готовились маршруты отхода. В море вышли флотские танкеры и транспорты, готовые пополнить припасы и боекомплект, залить под завязку топливные цистерны эсминцев и крейсеров. Главной целью Фарерской операции было вытягивание английского флота в море, выматывание противника, навязывание ему искаженной картины театра военных действий, отвлечение от действительно важного морского района.
        Поздней ночью наблюдатели на мостике «Красногвардейца» заметили огни на далеком берегу. Суша. Остров Сандей. Несмотря на военное положение к светомаскировке на Оркнейском архипелаге относились спустя рукава.
        Переход к новой позиции прошел спокойно. Волнение стихало. Шторм прекратился. Легкие патрульные суда противника еще не успели выйти из портов, заливов и других укрытий. Только один раз с Д-3 заметили на горизонте вражеский корабль. Дистанция была приличной, и подлодка спокойно проскочила мимо эсминца в надводном положении. Еще пару раз наблюдатели видели дымы на горизонте.
        Кто там, и что, и куда шло, командиров подлодки не интересовало. Атаковать транспорты командование запретило, а встречаться с боевыми кораблями в невыгодной позиции Котлов сам не хотел. Удача девица ветреная, любит только умных и расчетливых, тех, кто не рискует почем зря.

8

        Ночью Д-3 крейсировала малым ходом на траверзе острова Мейнленд. При здравом размышлении Котлов решил не заходить на мелководье и держаться на дистанции предельной видимости островов. Опасения вызвали минные поля в районе английской базы.
        Под утро наблюдатели с мостика заметили корабельное соединение идущее 16-и узловым ходом вдоль берега. Расстояние и ночная тьма не позволяли даже приблизительно определить типы кораблей. Похоже на линкоры в сопровождении крейсеров и эсминцев. Но только похоже. Белкой взлетевший на мостик капитан-лейтенант Котлов до рези в глазах вглядывался в темные силуэты кораблей. Далеко, идут быстро, не догнать.

        - Что там?  - старший лейтенант Соколов бесцеремонно дернул командира за рукав реглана.

        - Эскадра, десяток вымпелов должно быть - задумчиво протянул Котлов и, резко обернувшись, скомандовал - полный ход! Руль вправо!

        - Погоня?  - лицо штурмана расплылось в широкой улыбке.

        - У нас 14 узлов - заметил старпом - не догоним.

        - Ну, так хоть согреемся - хохотнул Толя Серебряков.
        Штурман искренне полагал, что лучше пробежаться вслед за вражеской эскадрой, чем болтаться в опасной близости от вражеской базы. Чего доброго, если не на мину, так на противолодочный патруль напорешься.

        - Радисту, срочно радиограмму в штаб - прокричал в люк Виктор Котлов - обнаружено вражеское соединение. Идет курсом норд-ост со скоростью 15 узлов. В составе два линкора, крейсера, эскорт миноносцев. Удерживаю визуальный контакт.

        - Светает - старпом махнул рукой в сторону открытого моря.

        - Передай замполиту, пусть шифрует сообщение и подписывает - пробурчал командир.
        Да, позиция не самая лучшая, лучи поднимающегося солнца осветят подлодку, тогда как вражеская эскадра еще несколько часов будет в тени.

        - Идем дальше - жестко с нажимом произнес Котлов.
        Погоня продолжалась еще час. Английские корабли держали 14-15 узлов, это как раз предельная скорость «Красногвардейца». Небо над головой светлело, на востоке из-за моря выглянул багровый диск солнца. Не смотря на опасения старлея Соколова, англичане подлодку не обнаружили, или просто не предпринимали ни каких действий, чтоб отогнать нахалов.
        Наконец вражеское соединение повернуло на норд-ост-ост. Теперь уже можно было разглядеть, с кем пришлось иметь дело. В голове ордера три эсминца. За ними идет крейсер типа «Таун». Следом два линкора: «Родней» и старичок класса "Куин Элизабет". На флангах держатся еще 5 эсминцев. Эскадра сильная, не дай нашим встретиться с ней в открытом море. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» в случае чего могут рассчитывать только на скорость, а нашим «Октябрине» и «Марату» и надеяться не на что.

        - Как думаешь, куда их несет?  - пробормотал Котлов, и сам же себе ответил - на север к Фарерам или Ирландии.

        - Надеешься перехватить? Курс неудачный. Придется догонять.

        - Не догоним. Сейчас они форсируют проход в заграждении. Видишь, скорость сбросили. В море наберут 16-18 узлов, и ручкой помашут.

        - Что делать?  - вопрос принадлежал замполиту.
        Никто и не заметил, как Махнов поднялся на мостик.

        - Держать прежний курс - улыбнулся Котлов - посмотрим.
        Над морем сгущалась дымка тумана. Еще полчаса и видимость упадет до 10-и кабельтовых, а то и меньше. Все понимали, что в любом случае придется отказаться от погони. Еще полчаса, час и командир будет вынужден вернуться на прежнюю позицию и ждать когда туман рассеется.
        Вражеское соединение удалилось от берега на 3-4 мили. Очередной поворот, корабли ложились на прежний курс. Значит минное заграждение пройдено. Вдруг у борта
«Роднея» взметнулся водяной столб. Пять-шесть секунд и до застывших от неожиданности на мостике подлодки моряков докатился глухой рокот подводного взрыва.
        Столб воды осел. Линкор шел дальше как будто ни в чем, ни бывало. Но зато эсминцы почти одновременно метнулись на левый фланг ордера. Еще полминуты и над морем зазвучала грозная музыка грохота взрывов глубинных бомб. С мостика
«Красногвардейца» видно было, как два эсминца отстали от эскадры и кружатся в смертоносном хороводе противолодочного танца. Брум. Брум. Брум. За кормой корабля вырастает цепочка взрывов. Разворот. Новая атака. Еще одна серия глубинных бомб.
        Чем закончилась дикая охота на «Красногвардейце» так и не узнали. Сгустившийся туман намертво закрыл горизонт. Вражеские корабли медленно, один за другим утонули в белесом мареве. Только за кормой подлодки еще долго звучали взрывы. Затем стихли и они.
        Котлов распорядился лечь на обратный курс и снизить скорость до 7-и узлов. По разумению старпома и этого было много, но спорить с командиром на людях не стал. Капитан-лейтенант спустился на командный пост и направился к радистам. В радиорубке его уже ждала шифровка из штаба бригады.
        Зашифровав отчет об увиденном бое, Виктор Котлов отдал бланк радиограммы радисту и вернулся в свою каюту. Расшифровка нового приказа не заняла много времени. Закончив писать и перечитав заново текст, командир негромко присвистнул. Содержание радиограммы того стоило. Приказ касался всех подводных лодок Балтийского и Северного флотов.
        Сиим предписывалось незамедлительно идти в Северное море и ложиться курсом на Ла-Манш. При обнаружении вражеских боевых кораблей и вооруженных транспортов атаковать не считаясь с риском быть обнаруженным. При достижении траверза залива Уош подлодки должны будут заполнить бреши в перегородивших подходы к Проливу лодочных завесах. В случае исчерпания боекомплекта торпеды можно получить в портах: Гавр, Дюнкерк, Остенде, Гаага, Харлинген.
        Требовалось, категорически требовалось топить все вражеские корабли, направляющиеся к Ла-Маншу. В конце приказа шло краткое разъяснение. Сегодня ночью
24-е октября высажены массированные морские и воздушные десанты на южное побережье Англии. Необходимо любой ценой защитить транспорты с подкреплением и прикрыть плацдармы от бомбардировки с моря.

        - Твою мать!  - Виктор Котлов с размаху долбанул кулаком по столику. Стало немного легче.

        - Что случилось?  - в дверь просунулось озабоченное лицо лейтенанта Донцова.

        - Аппараты после вчерашней атаки перезарядил?

        - Сразу после боя - не понял командир БЧ-2-3.

        - Вот, еще раз перезарядите, и чтоб все работало как часы!


        Туман продержался несколько часов. Этого времени хватило для того, что бы дойти до северной оконечности Шотландии. Шли в надводном положении. Уточнив положение корабля по наземным ориентирам, Котлов передал вахту лейтенанту Донцову и устроил обход корабля. Сам лично прошел все семь отсеков, придирчиво осмотрел оборудование, выискал пару мелких замечаний, перекинулся ничего не значащими ободряющими фразами с матросами.
        Отловив в четвертом отсеке Махнова, командир поручил замполиту провести ревизию корабельных припасов, кислородных баллонов, поглотителей углекислоты и спасательных средств. Корабль готовился к бою. Возможно, последнему бою в этой жизни. Котлов с удивлением поймал себя на мысли, что отнесся к этому слишком спокойно, буднично. Как будто, так и должно быть. Он отдавал себе отчет, что если
«Красногвардеец» дойдет до района разворачивания лодочных завес, шансы погибнуть возрастают в разы, но и саботировать приказ он не мог и не хотел. Военный моряк слишком хорошо представлял, что такое войсковой транспорт под прицелом орудий. А на транспортах люди, наши и союзники.
        Переход до южной части Северного моря занял больше двух суток. Не смотря на хорошую погоду, большую часть маршрута подлодка проделала в надводном положении. Основной и самый страшный враг субмарины авиация куда-то подевалась. На Д-3 всего три раза играли срочное погружение в виду вражеских самолетов. Да и то, замечавшие воздушного противника наблюдатели не могли толком сказать, англичанин это был или наш.
        Куда больше беспокойства доставили легкие противолодочные силы. Если ночью шли спокойно, только в районе мыса Киннэрдс-Хед, несший вахту старпом с удивлением обнаружил, что подлодка неизвестно сколько времени идет параллельным курсом со сторожевиком. Старлей не растерялся, сориентировался в обстановке и не поднимая тревоги, распорядился переложить руль налево. Вскоре неопознанный корабль растворился в ночной тьме.
        Жизнь это жизнь. О происшествии было доложено только при смене вахты. Виктор Котлов сначала выговорил помощнику за то, что тот не разбудил командира и не вызвал артиллеристов к орудиям, но при здравом размышлении согласился с правотой Филиппа Соколова. Противник вполне мог оказаться зубастым и дать сдачи как следует.
        Возможность пострелять по движущейся цели выдалась на следующий день. Подлодка шла в открытом море, держась на достаточном удалении от английских минных полей вдоль восточного побережья Острова. В 10-23 несший вахту на мостике матрос обнаружил на кормовой раковине небольшой корабль. Дистанция в 4 мили. Идет быстро.
        На этот раз на Д-3 объявили боевую тревогу. Несший вахту командир БЧ-2-3 решил принять бой. Противник по силуэту напоминал небольшой противолодочный катер. Быстроходное судно, вооруженное парой скорострельных автоматов или устаревшим "слоновым ружьем", то есть поставленной на морской станок армейской пушкой времен Германской войны.
        Главная задача катера-охотника - заставить подлодку погрузиться и закидать ее глубинными бомбами. Вот этого командиры «Красногвардейца» хотели меньше всего. Экипажу потребовалось всего две минуты, чтоб приготовить корабль к бою. Развернувшись курсом на пересечку противника советские подводники увеличили ход до полного.
        Первыми огонь открыло носовое орудие. Банг! Первый выстрел дал перелет.

        - Твою мать! Черт косой!  - донеслось до мостика.
        Лейтенант Борис Донцов оттолкнул от орудия наводчика и сам встал к прицелу. Следующий снаряд лег с накрытием. Взметнувшийся у борта катера водяной столб обрушился на полубак и рубку. Поэтому первые выстрелы англичанина ушли в молоко.
        Банг! Банг! Банг! Артиллеристы подлодки перешли на беглый огонь. От грохота орудия у, стоявшего на мостике, Котлова заложило уши. Командир болезненно поморщился, поднял воротник реглана и приложил к левому уху шарф. Помогало мало.
        Англичанам приходилось еще хуже. Осыпаемый градом снарядов, охотник отчаянно маневрировал. Об ответном огне и речи быть не могло. Несколько выстрелов в разнобой и без прицела. Короткая очередь из скорострельного автомата оборвалась после очередного близкого накрытия. Двоих англичан снесло за борт взрывной волной.
        Еще через полминуты снаряд бакового орудия охотника лег перед носовой оконечностью подлодки. Наступал критический момент. Кто кого! Если Донцов не добьется прямого попадания, англичанин сметет артиллерийский расчет частым огнем и заставит подлодку уйти на глубину. Дистанция сократилась до 24-х кабельтовых. В этот момент в дело вступил 45-и миллиметровый полуавтомат на рубке "Красногвардейца".
        Нет, Донцов не зря прикрывал своего непутевого Владислава Сомова, отстаивал его перед начальством. Один из первых снарядов скорострелки вошел в рубку охотника. Еще два, по-видимому, попали в корпус. Англичане не выдержали и резко отвернули в сторону, разрывая огневой контакт. Напоследок они получили еще один мелкокалиберный снаряд в площадку кормовой пушки. Эх, возьми Сомов чуть ниже, и попал бы прямо в черные бочонки глубинных бомб. Ладно, и без того англичанин ушел сильно обиженным, с креном на левый борт.
        На этом бой завершился. Котлов распорядился держать полный ход и сменить курс, от греха подальше. Он оказался прав - уже через час по правому борту были замечены темные точки скоростных катеров. На этот раз пришлось уходить на глубину и стопорить машины. Вскоре акустики засекли шумы быстроходных кораблей, молотивших винтами воду в миле от подлодки. Выждав для уверенности два часа, Котлов распорядился всплывать и идти дальше. До вечера подлодка еще три раза погружалась, обнаружив вражеские корабли. Чем ближе к Проливу, тем больше море напоминало оживленный проспект в центре города.
        Когда Д-3 шла на поверхности моря, все радисты, напрочь забыв вахтенное расписание, сидели в радиорубке, крутили радиостанции, пытаясь выловить любые осмысленные сигналы, зацепившиеся за антенны подлодки, на всех доступных диапазонах. Дело того стоило. Эфир буквально гремел, стрелял оглушительными очередями радиограмм, полыхал тревожными сигналами, кричал на всех голосах.
        Большинство пойманных передач шло в незнакомых кодах, но и на открытых волнах попадалось немало интересного. Да, в восточной Атлантике, южнее Британии и в районе Фарерского барьера шло жестокое сражение. По тревожным сигналам с горящих и тонущих кораблей, переговорам летчиков, паническим передачам с, напоровшихся на крейсера, английских транспортов можно было сложить общую картину. Горечи и боли добавляли короткие, скупые строчки с идущих на дно Ла-Манша десантных и транспортных судов союзников.
        В ночь на 24-е октября наши форсировали Пролив. Как это удалось, никто не понимает, но англичан мы обманули, за одну ночь перебросили на Остров несколько дивизий, укрепились на плацдармах и сейчас наращиваем силы. На утро в Ла-Манше завязалась мясорубка. Маневр с демонстрацией прорыва крейсеров в Атлантику и отвлекающий маневр с десантом на Фареры сыграли свою роль. Основные силы Гранд Флита рванули на север, но и без того в Северном море и проливе кораблей у противника было больше чем достаточно.
        Сейчас наши блокируют подходы к плацдармам, удерживают противника на минно-артиллерийских позициях, пытаются перехватывать вражеские корабли на подступах к Проливу. Днем, благодаря авиации баланс сил смещается в нашу пользу, удается проводить конвои с войсками и снаряжением. Пусть и с сильным ближним прикрытием. Ночами же в проливе господствуют вражеские эсминцы и катера. Чудовищная мясорубка не останавливает свой маховик ни на минуту, постоянно подтягиваются свежие силы, корабли, завязавшие сражение на северном участке, спешат к Ла-Маншу.
        С каждым новым докладом радистов капитан-лейтенант Котлов все больше и больше уходил в себя. А корабль тем временем шел Северным морем в направлении проклятого всеми богами и марксистским учением пролива между континентом и оплотом мирового империализма. Последняя фраза принадлежала неунывающему замполиту. Товарищ Махнов не разделял пессимизм командира и его помощников. Или делал вид, будто не разделял? Черт его не разберет этого ответственного по политической части и воспитанию личного состава.
        Впрочем, приказы из штаба тоже лучились оптимизмом. Командование интересовалось текущими координатами и курсом подлодки Д-3, состоянием моря, требовало немедленно сообщать обо всех замеченных на горизонте кораблях. В свою очередь штабисты поддерживали моральный дух подводников короткими сводками с перечислением потопленных и тяжело поврежденных вражеских кораблей. Список получался внушительным, оставалось только догадываться, в какую цену обошлись эти победы.
        При пересечении 55-й параллели, советский корабль встретился с немецкой подлодкой U-24. Легкая зыбь позволила кораблям сблизиться буквально вплотную. Впервые с момента выхода из Тронхейм-фьорда встреча с живыми людьми. Все свободные от вахты моряки высыпали на мостики и палубы подлодок. Море огласилось радостными возгласами.
        Виктор Котлов помахал биноклем своему немецкому коллеге, невысокому обросшему светло-русой щетиной мужчине средних лет. Как всегда в таких случаях возникла проблема перевода. Командир Д-3 разбирал только отдельные слова и не мог понять, что ему кричат союзники. Но как только на мостике появились радисты, дело сдвинулось с мертвой точки. Антон Черемизов с радостью взял на себя перевод.
        После короткого обмена новостями выяснилось, что немцы вышли из Остенде 22 октября. Старший лейтенант Дитрих Борхерт, вот он держится одной рукой за перископ и широко улыбается, говорит, что еще не потопил в этом походе ни одной треклятой посудины, но уже дважды попадал под удары сторожевиков. Только сегодня утром на подлодку сбросили 29 бомб. Тяжелое испытание для маленького кораблика серии II-B, самими немцами прозванной «айнбаум». В переводе на русский - "однодеревка".
        Политрук Эммануил Махнов как якорным клюзом почувствовал, что дело пахнет подозрительными, неорганизованными политически благонадежными товарищами контактами и вражеской пропагандой. Моментально вылетел на палубу, словно ему в гузно скипидара плеснули. Котлов неодобрительно покосился на своего приснопамятного заместителя, но в слух ничего говорить не стал. Командир просто легонько пихнул в бок старпома и кивнул подбородком в сторону замполита.

        - Вижу - процедил сквозь зубы старший лейтенант Соколов.
        Дело ясное, капитан-лейтенант Котлов у начальства на хорошем счету. Если вернемся в порт, да не потопнем до конца войны, Котлову светит назначение на новенький подводный крейсер, а старушка Д-3 достанется в наследство старпому. И замполит вместе с большей частью специалистов и экипажа останется на корабле. В последнее время командование старается людей сверх необходимости с корабля на корабль не перекидывать. А все это означает, что Филиппу Соколову уже сейчас пора думать о своем будущем командовании и решать проблемы с корабельным балластом.
        Проблему старпом решил быстро, подошел к Махнову и что-то прошептал тому на ухо. После чего замполита как ветром сдуло, моментально провалился в люк.

        - Что ты ему сказал?  - полюбопытствовал командир.

        - Пустое,  - махнул рукой Соколов - сболтнул, будто в дизельном отсеке пахнет брагой.

        - Ну, ты даешь!

        - Поверил - лицо Филиппа Никифоровича расплылось в самодовольной улыбке.

        - Андриян свет Семенович ругаться будет - безмятежно отозвался Котлов.

        - А пусть, ревизия мотористам не повредит, глядишь, бочонок смазки из-под фундамента выкопают или еще что давно потерянное и списанное.
        Как бы там ни было, но переговорам с союзниками никто больше не мешал. Стоило замполиту исчезнуть, и оба командира подлодок принялись с азартом обсуждать последние новости и события. Вопрос животрепещущий, точные разведданные не раз спасали людям жизнь.
        Под конец разговора немцы попросили дать им немного соли. Вчера на закате при бомбежке лодки глубинными бомбами во втором отсеке образовалась течь. Мелочи, ерунда, в общем-то. Повреждения устранили, но оба мешка с солью упали грязную, покрытую пленкой нефти воду. Продукт оказался безнадежно испорчен.
        Естественно советские моряки поделились припасами. Доставка соли на борт U-24 представила из себя волнующую эпопею. Оба корабля легли в дрейф. Комендоры встали у орудий, дабы успеть отогнать подлых английских стервятников буде таковые появятся на горизонте и попытаются оставить немецких подводников с пресной похлебкой. Между рубками подлодок перебросили трос и надежно его закрепили.
        Затем на сцене появилась вожделенная банка с солью. Николай Машко самолично поднял емкость на мостик, бережно прижимая ее к груди. Здесь герметично запечатанную пятилитровую банку обернули брезентом, поместили в прорезиненный мешок и подвесили к тросу. Далее немецкий боцман осторожно как маленького ребенка перетянул мешок на свой корабль и бережно передал ценный груз в руки командира корабля.
        Секунда и флагштоке U-24 взвился флаг. Немецкие подводники вытянулись во фрунт на сколько это позволяло волнение, а старший лейтенант Дитрих Борхерт прокричал в рупор слова благодарности своему русскому коллеге.
        Кажется смешно? Но только для того, кто не ходил в море, не знаком с морскими обычаями и кому никогда в жизни не приходилось поливать кашу и картофельное пюре рассолом от солонины. Моряки прекрасно понимали друг друга, взаимовыручка дело святое. Конечно, никто не требовал за соль ничего взамен, но и немцы не могли упасть в грязь лицом и дать повод усомниться в своей порядочности. Обратный рейс мешок проделал с грузом столовой зелени. U-24 недавно вышла в море, и кок еще не успел потратить запас свежих продуктов.
        Простившись с немцами, советские моряки продолжили свой путь. Чем ближе корабль подходил к району боевых действий, тем чаще наблюдатели объявляли тревогу. Вахтенные командиры благоразумно командовали срочное погружение при появлении любого корабля или самолета, не пытаясь разобраться, чей корабль.
        Уже после войны выяснилось, что осторожность не была излишней. В эти горячие дни сражения за Англию восемь английских подлодок стали жертвами своих же противолодочных кораблей. А эсминец «Грозящий» прославился потоплением двух субмарин: английской «Оберон» и немецкой U - 32.
        Средняя скорость на маршруте неизбежно упала, но зато корабль благополучно достиг заданного района. Темной ночью на 28-е октября подводная лодка Д-3 подходила к проливу Па-де-Кале. Не смотря на то, что по графику вахту должен был нести командир БЧ-2-3, корабль вел капитан-лейтенант Котлов. Пусть лейтенант Борис Донцов человек надежный, проверенный, но так спокойнее для самого командира.
        Впрочем, никто из начальствующего состава подлодки не спал, готовность N2, подразумевала максимально быстрый переход к режиму "боевой тревоги". Так надежнее, так безопаснее. Да и смог бы ни кто заснуть в такой момент, для этого надо иметь поистине стальные нервы. Даже замполит нашел себе уголок на командном посту и всем своим видом демонстрировал готовность не пощадить живота своего за други своя.
        Днем в Северном море бушевал шторм. К вечеру волнение стихло до трех-четырех балов, но на входе в пролив чувствовалось сильное поверхностное течение. Навигация в этом районе и в мирные годы считалась сложной, сейчас же все было еще хуже.

        - Как думаешь, сколько наши успели за день провести транспортов?  - старпом опустил бинокль и повернулся к командиру.

        - Ни одного - Котлов отнял ото рта трубку и выпустил облако дыма - в Ла-Манше шторм. Высадка на пляжи невозможна. Порты в руках лимонников.

        - Потерянный день и потерянная ночь - вздохнул прислушивавшийся к разговору лейтенант Донцов и, повернувшись к наблюдателям на корме, прикрикнул - не зевать. Смотреть зорче.

        - Прибавить обороты, полный ход - резко бросил Котлов.

        - Есть, полный ход - донеслось из люка.
        Недостатки конструкции подводной лодки доставляли немало неудобств экипажу. Связь мостика с центральным постом реализовывалась только методом звуковой связи. Голосом то бишь. Приходилось выделять специального человека, чтоб передавал команды с мостика и обратно.

        - Мин нет, звезды закрыты. Можно проскочить - хмыкнул Борис Донцов.
        Лейтенант быстро сообразил, что хочет командир. Последний приказ требовал, не задерживаясь идти к Па-де-Кале и занять позицию на входе в пролив. Видимо, наши завесы подлодок на дальних подступах исполнили последний долг. Вражеская ПЛО оказалась сильней.
        Ночь. Время вражеских эсминцев. Ночью они не боятся самолетов. Время несущейся по волнам смерти. Время рвущихся под брюхом подлодки глубинных бомб. И в тоже время, ночь время смелых и решительных. Такой темной ночью тихоходная, слабо вооруженная, но зато почти невидимая на фоне волн подлодка может играть с противником на равных.

        - Орудие заливает - Донцов кивнул в сторону перекатывающихся через носовую орудийную площадку пенных бурунов.

        - Пустое,  - махнул рукой старпом - на таком волнении ты даже в упор в крейсер не попадешь.

        - Им тоже придется не сладко - добавил командир и бодро заявил - идем на прорыв. Если штурман не врет, через три часа приступаем к патрулированию.

9

        Ночь принесла не только тревогу, но и добрые вести. Вечером распогодилось. Короткий отдых заканчивался. Чистое небо принесет с собой новые налеты армад бомбардировщиков джерри и азиатов. Опять утро начнется с бесшабашной драки отчаянных смертельно уставших парней на латаных-перелатаных «Спитфайрах» против полнокровных эскадрилий "Мессершмиттов".
        Возвращавшийся домой после визита в будку метеорологов лейтенант Чарльз Стоун насвистывал себе под нос веселый мотивчик. Все не так плохо, как кажется. Три дня отдыха. Целых три дня отдыха для обескровленных эскадронов это настоящий дар Божий! И мы их получили.
        Вчера на аэродром Рочфорд прибыло свежее пополнение. Целых восемь летчиков. Пусть это неоперившиеся юнцы, еще не почувствовавшие на губах вкус крови, еще не привыкшие надеяться только на себя, свой самолет и товарищей в строю, еще неуверенно держащиеся в воздухе, но зато это наше свежее пополнение. Через неделю, а то и раньше половину пополнения вычеркнут из списков, но выжившие станут истребителями.
        Был и еще один повод для хорошего настроения. Даже целых два повода. Командир эскадрона сегодня ездил в Хорнчерч и совершил невозможное: выбил новые самолеты. Целых шесть «Спитфайров». Настоящее сокровище, этого как раз хватит довести численность эскадрона до штатной. И что еще лучше, завтра днем Чарльз отправляется на завод за новыми машинами. Это еще два-три дня отдыха. А если на заводе будет задержка, ребята говорили, могут и на неделю задержать, получится настоящий отпуск.
        Какое счастье не слышать вой сирен, спать в постели, а не под крылом самолета, гулять по улицам, не бросая на небо тревожные взгляды! Как оказывается мало надо человеку для счастья. Всего полгода назад, да нет, это в июле было, Чарльз Стоун и не думал, что война докатится до Британии. Он и не подозревал, что немцы заставят нас зарыться в землю, что мы будем бояться чистого, безоблачного неба.
        Командировка за самолетами это хорошо. Это одно удовольствие, даже предстоящая драка с заводчанами не могла испортить настроение Стоуна. Ничего страшного, проверим птичек на заводском аэродроме, отбракуем дефектные машины. Ни одна сопля штатская не подсунет нам третьесортный товар. Выросший в припортовом районе Ливерпуля Чарли с детства привык отстаивать свое право на жизнь. Иначе нельзя. Дашь слабину - сомнут и втопчут в дерьмо. Те же самые дети бедных кварталов, уличные друзья не откажут себе в удовольствии поиздеваться над слабачком.

        - Чарли, постой - послышался за спиной голос капитана Мазефильда.

        - Да, Дэн, что-то случилось?

        - Я вот по поводу командировки - капитан запнулся.  - Понимаешь, в чем дело: самолеты надо получать не Ковентри, а в порту. Наши заводы, только ты никому не говори, нечего ребят раньше времени….

        - Говори прямо. Русские разбомбили завод. Так?

        - Сам все понимаешь - Мазефильд облегченно вздохнул.  - Два дня назад пришли два транспорта из Америки с "Вархавками".

        - Хорошая машина, не хуже «Спитфайра». Но нам самолеты выделяют?

        - Выделяют - капитан с виноватым видом развел руками - в Ливерпуле.

        - Значит, поеду в Ливерпуль - надежды на отдых испарились как дым.
        Мазефильд, зараза, все понимает, знает, что с тех пор как эта проклятая бомба попала в подвал дома родителей Стоуна, лейтенанту лучше не напоминать о родном городе. Проклятая война. Чарли, после того как получил извещение о смерти мамы и сестры, и дома то ни разу не был. Не мог себя пересилить, и все тут. Оправдывался тем, что командование не отпускает, не может оставить эскадрон, когда товарищи дерутся с гуннами и азиатскими варварами. Оправдывался, а в душе понимал, что не сможет сойти с поезда в родном городе.
        Даниэль Мазефильд все понял, когда Чарли спокойно скомкал и швырнул под стол проездные документы. Больше капитан ни разу не напоминал летчику о положенном тому отпуске на похороны родных. Все равно, жертв той бомбежки похоронили на ближайшем кладбище. Отец и старший брат в море. Они, как и Чарльз дерутся за Британию, только на своем фронте, служат на торговом флоте. Сейчас уже можно прямо говорить
        - служат.
        Сам лейтенант Стоун получив похоронку на следующий же день сбил немецкий бомбардировщик. В жуткой собачьей свалке над побережьем быстрокрылый «Спитфайр» Чарли Стоуна бульдожьей хваткой вцепился в хвост «Хейнкеля». Пока ведомые дрались с «мессерами» Чарли упрямо прощупывал оборону вражеского бомбардировочного строя. Атака за атакой. При виде тянущихся навстречу огненных струй, лейтенант только упрямо стискивал зубы. Ему везло, вражеские стрелки мазали, ни одна из пуль не задела мотор или летчика. Сам же он подошел на пистолетную дистанцию и буквально располосовал вражескую машину длинной очередью в упор из всех шести стволов.
        С тех пор прошел месяц. Война продолжалась. Стоуну до сих пор везло. Лейтенант дважды возвращался на аэродром на изрешеченной, с разбитым радиатором, с заклинившими элеронами, прошитой очередями машине, но всегда садился вместе с самолетом. Он терял ведомых, бывало выскакивал из собачьей свалки с пустыми патронными ящиками. Английские летчики-истребители немало могут порассказать о жарких боях осени 40-го. Не многим тогда посчастливилось выжить. Зачастую свежее пополнение сгорало за неделю, и эскадрон превращался в два неполных звена. Чарли Стоуну везло, ни разу не был ранен и даже ни разу не покидал горящую машину.

        - Может не стоит?  - с этими словами капитан положил руку на плечо Чарльза - Меррик безлошадный, пусть едет за самолетами.

        - Не надо Меррика, подсунут ему утиль или оставят с носом - зло отрезал Стоун.  - Сам поеду и пригоню американцев.
        На этом разговор завершился. Чарли не хотел ехать в Ливерпуль, всеми фибрами души противился необходимости покинуть родной эскадрон, боевых товарищей, друзей, но по-другому не получалось. Завтра утром или до обеда еще один боевой вылет, если боши захотят воспользоваться хорошей погодой и заглянут к нам на огонек, а во второй половине дня получаем проездные, командировочные и первой же машиной до Лондона.
        Поезд на Ливерпуль отходит вечером, Чарли это помнил еще с прежних времен, до войны. Хорошо, Лондон пока не бомбят. Немцы и русские не рискуют лезть в зону ПВО столицы. Город защищают десятки зениток, расчеты прожекторов, аэростаты-заградители, в пригородах базируются эскадроны истребителей. Лондон врагу просто так не взять. К сожалению, другие города они бомбят. Все военные заводы, химические комбинаты, знаменитые английские порты превратились в цели вражеских налетов. А бомбы не всегда летят в цель, частенько начиненные взрывчаткой стальные оперенные чушки падают рядом с заводом или доками, на город. Тогда гибнут мирные люди.
        Утро вопреки ожиданиям было спокойным. Сектор по тревоге не поднимали. Наблюдатели и радарные посты не засекли ни одного вражеского самолета осмелившегося приблизиться к границам сектора. Капитан Мазефильд собрал летный и технический персонал в штабном домике. Молодежь уже успела вчера познакомиться с ветеранами эскадрона и особо не стеснялись, на лету впитывали демократичные обычаи боевых летчиков без казарменной муштры и кретинского чинопочитания уместного в Штабе истребительного командования, а не на полевом аэродроме.
        Даниэль Мазефильд затребовал доклады авиационных специалистов и механиков. И без того все знали, что эскадрон располагает шестью истребителями на семь летчиков, включая командира. Все машины не один раз ремонтировались, но в воздухе пока держатся, драться с «мессерами» на них можно на равных. Еще один самолет числится в ремонте, хотя небо он больше не увидит. Механики сказали, что им проще не писать заявки на новые запчасти, а в двух словах сказать, что можно оставить от старой машины. Как старина Пол Хьюман сумел сесть на этом самолете, осталось неизвестным, летчика вытащили из кабины мертвым.
        Совещание шло в обычном размеренном темпе. В окно светило низкое осеннее солнышко. Чарли по праву старичка развалился в видавшем виды кресле у окна и скрестил руки на груди. Доклады он слушал в пол уха, и так все давно всем известно, все всё давно знали наизусть.
        За прошедшие три дня нелетной погоды на аэродроме Рочфорд не произошло ровным счетом ничего интересного. Машин не прибавилось, а с учетом этого прискорбного факта пополнение не сильно увеличит боевые возможности эскадрона. Вот если бы зазвонил телефон, из трубки донесся бы голос Черчилля, вещающий, что война окончена, нацисты и коммунисты запросили мир, тогда другое дело.
        В тот момент, когда капитан Мазефильд в очередной раз представлял новичков и расписывал их невидимые невооруженным глазом достоинства, его действительно прервал телефонный звонок. Даниэль Мазефильд прервался на полуслове и прижал трубку к уху.

        - Командир 54-го эскадрона флаинг-капитан Мазефильд у телефона.
        На этом официальном представлении равноправное участие капитана в разговоре и завершилось. Неведомый собеседник не требовал от него, каких либо ответов. Это был монолог начальствующего перед подчиненным. Именно так можно было понять по лицу капитана. Сначала недовольная мина отвлеченного от важного дела человека. Через полминуты командир эскадрона вытянулся по стойке смирно, челюсть подалась вперед, выделилась ямочка на подбородке.
        Взгляд капитана беспокойно бегал по комнате, на доли секунды останавливаясь на лицах летчиков. На лицах молодежи глаза капитана остекленели, лицо приобрело какое-то странное выражение. Такие лица Чарльз Стоун видел только на похоронах. Под конец разговора глаза командира эскадрона метали молнии. В помещении сгустилась тяжелая давящая тишина.

        - Понял. Поднимаю весь эскадрон. Задача провести разведку района Дувра о результатах радировать немедленно. При встрече с транспортниками атаковать незамедлительно. Любой ценой.
        Положив трубку, Мазефильд расправил плечи и заложил руки за спину. Казалось, что он при этом стал выше на целую голову.

        - Парни, над побережьем в южных секторах идет бой. Немцы ночью высадили десанты. Вражеская авиация висит над плацдармами и препятствует переброске наших войск. Командование сообщает, что перевес в силах на нашей стороне. Подтягиваются свежие резервы, в том числе истребительные эскадроны из северных авиагрупп. Положение пока тяжелое. Гунны решились на рывок. Сообщается о воздушных десантах. Связь с аэродромами 10-й авиагруппы нарушена.

        - Когда взлетаем, командир?  - невозмутимо прогудел первый лейтенант Арчер.

        - Немедленно. В бой идут: Стенли, Росс, Барнет, Мак Кевин и Стоун. Вы, ребята, остаетесь. Остальных прошу покинуть кабинет и готовить самолеты к вылету. Баки под завязку, пулеметы проверить и зарядить.
        Один из молодых летчиков хотел было возразить, но метеоролог приобнял парня за плечи и вывел на крыльцо. Дождавшись, когда закроется дверь за последним человеком, Даниэль Мазефильд сел в пустое кресло и забросил ногу на ногу.

        - Дерьмовые дела, парни. Никто ничего не понимает. Штабные стоят на ушах. О нас вообще забыли, пока не устроили перекличку между еще живыми. На побережье идут бои. Немцы напирают. Полковник говорит, что немцы высадили 5 корпусов, из них два танковые. Врет, конечно - Мазефильд злобно сплюнул сквозь зубы.  - Нам ставят задачу разведать обстановку в районе Дувра. Связи с береговыми батареями нет. Доклады полиции самые противоречивые. Ходят слухи о немецких танках.

        - Дуврские батареи - протянул Уилли Барнет.
        Вслед за этими словами наступила пауза. Чарльз невольно поежился. Дуврские батареи. От этих слов веяло могильным холодом. Обрыв линий связи. Панические слухи. Неясность. Немецкие десанты. Лейтенанту на миг показалось, будто на солнце за окном набежала туча, свет померк, а из углов потянулись темные холодные тени. К горлу подступил комок.
        Батареи Дувра. Знаменитая береговая крепость, оснащенная десятками морских орудий. Врезанные в береговые скалы казематы, глубокие штольни, неисчерпаемые снарядные погреба. Батареи Дувра. Ключ к Ла-Маншу. Выкованный из первосортной английской стали, замок на воротах Британии.

        - Пойдемте, парни - капитан рывком вскочил на ноги - идем все вместе, вставим джерри по первое число.
        В дверях Мазефильд на секунду задержался и негромко добавил:

        - Если что, резервным аэродромом назначается Хорнчерч.
        Взлет прошел без сучка и задоринки. Два звена «Спитфайров» сделали круг над аэродромом и повернули на юго-восток. Залив Темзы пересекли на высоте 10 000 футов. Подниматься выше капитан не хотел. Так лучше наблюдать за землей. Если же появятся вражеские самолеты…. Летчики все еще инстинктивно надеялись на систему раннего оповещения. В прежние дни она спасала, почти всегда.
        Под крыльями истребителей раскинулся аэродром Менстон. Пока тройка капитана Мазерфильда кружила над окрестностями, лейтенант Стоун снизился и прошел над самым аэродромом. Да, на земле видны следы недавней бомбежки. На краю летного поля застыли три поврежденных «Бленхейма». Раньше здесь базировался целый эскадрон ночных перехватчиков.
        Конечно, за последние недели ребятам хорошо досталось. Как и все эскадроны 11-й авиагруппы ночники летали хорошо если половинным составом, но все равно их должно было быть больше одного звена! Стоун сам не один раз слышал, что командование особое внимание уделяет ночным истребителям, потребности в людях и технике удовлетворяются в первую очередь.
        На земле у домиков летного и технического состава видно какое-то шевеление. Бегают люди. Два грузовика тронулись с места и покатили в направлении Детлинга. Сесть и разобраться самому?  - Чарльз только скривился. Капитан не разрешит. Боится задерживаться над опасным районом сверх необходимого.

        - Чарли, подтягивайся - звучит в наушниках искаженный помехами голос командира - идем на Дувр.

        - Вас понял.
        Прибавить оборотов и штурвал на себя. В пяти километрах от аэродрома Стоун догнал звено Мазефильда. Командир эскадрона намерено кружил над этим районом. Внизу на каменистой осыпи и в русле небольшого овражка лежали два «Бленхейма». Сбиты в воздушном бою. Что ж, теперь понятно, куда подевался шестисотый эскадрон. По крайней мере, ясна судьба его экипажей. Вон, на краю оврага белеет купол парашюта. Дальше на краю поля обгорелый остов одномоторного самолета. На отлетевшем при ударе о землю куске крыла чернеет крест с белой окантовкой.
        Эскадрон летит на юг по направлению к Дувру. Капитан выбрал маршрут вдоль побережья. Небо чистое. Ни одного самолета. Зато внизу видны колонны машин, все как один спешат в сторону Лондона. Лишь как исключение, летчики заметили две группы тяжелых тентованых грузовиков, пробивающихся по запруженных беженцами дорогам к Дувру. Группы небольшие, по полторы дюжины машин. Но зато второй отряд везет четыре пушки.
        Связи с землей нет. Что там внизу происходит непонятно. Чарли заметил и пеших беглецов. Люди тащат нагруженные скарбом тележки и тачки. Еще дальше у небольшой деревеньки солдаты роют окопы. Что случилось?! Чарли крутит головой из стороны в сторону, в поисках какой либо подсказки творящемуся внизу. В душу летчика закрадываются нехорошие подозрения.

        - Поднимаемся выше и расходимся по звеньям. Держать дистанцию в две тысячи ярдов - командует Мазефильд.

        - Командир, вижу на земле планеры - в наушниках звучит взволнованный голос Джеймса Мак Кевина.

        - Внимание за воздухом!  - рычит командир.
        Эскадрон прошел над крепостью с набором высоты. Самые худшие предположения оправдались - противник ночью выбросил воздушный десант. Парашютисты и планеристы. Что стало с гарнизоном батарей одному богу ведомо. Чарли Стоун надеялся, что ребята заперлись в казематах и отстреливаются. Ведь не бывает же так, что у немцев второй раз пройдет трюк с захватом бельгийских фортов? Не проходит такое повторно. Не может быть. Не бывает!
        Проведя разведку, капитан Мазефильд передал по рации подробный доклад и положил самолет на обратный маршрут. Предложение лейтенанта Росса, проштурмовать немецкие позиции осталось без ответа. Командир посчитал риск излишним. Как в воду глядел.
        Первым приближение вражеских самолетов заметил ведомый Стоуна Уилли Барнет. Немцы шли со стороны пролива. Не менее полусотни машин. Впереди на высоте 12 тысяч футов истребители, за ними два десятка двухмоторных бомбардировщиков. Перевес сил не в нашу пользу. Пришлось форсировать моторы и что есть мочи гнать к родному аэродрому.
        Шесть «Спитфайров» против трех десятков «Мессершмиттов» это даже не смешно. Даже такие бесшабашные задиры, как Стоун и Барнет сразу поняли, чем закончится дело, стоит им рискнуть влезть в драку. Сожрут в мгновение ока и не подавятся.
        С тех пор прошло четыре дня. О командировке за новыми самолетами Стоуну пришлось забыть. Ситуация была такова, что Дэн Мазефильд не мог себе позволить откомандировать одного из лучших своих летчиков. Эскадрон каждый день поднимался в небо. Истерзанный, обескровленный маленький отряд дрался не на жизнь, а насмерть. Два, три, а то и четыре вылета за день.
        Чаще всего приходилось драться над Дуврским плацдармом. Прикрывать свои бомбардировщики, удерживать небо над головами пехотинцев, отражать налеты
«Юнкерсов» и русских ДБ-3. Работы «Спитфайрам» было много. Смертельно уставшие, еле волочившие ноги, с осунувшимися, заостренными чертами лица и горящими глазами люди вновь и вновь садились в кабины истребителей и шли в безнадежные атаки против накатывающихся на Остров волн самолетов.
        Люди сгорали как спички. Каждый день, на аэродромы Южной Англии перелетали свежие эскадроны из северных авиагрупп, и каждый день составлялись многострочные списки потерь. 54-й эскадрон успел получить полдюжины новых самолетов, но за четыре дня боев опять сократился до четырех истребителей.
        В последние вылеты они ходили двумя парами. Капитан Мазефильд со своим бессменным, живучим Филиппом Россом и везунчик Чарли Стоун со своим ведомым лейтенантом Барнетом. При этом Уилли Барнет успел сменить «Спитфайр» на новенький американский Р-40 "Вархавк".
        Сводки с фронтов приходили несвоевременно и крайне противоречивые. Зачастую, увиденное своими глазами абсолютно не стыковалось с новостными сообщениями по радио и газетами. Было бы у людей время обдумать, сравнить официальные заявления и разворачивающуюся прямо перед глазами картину вражеского наступления, не избежать стойкой шизофрении. Рассудок не выдержал бы попыток совместить эти несовместимые картины в одно малопротиворечивое целое. К счастью, свободного времени не было. Даже на сон.
        Утром 29-го октября вернувшиеся с боевого задания летчики получили приказ немедленно приступить к патрулированию водного пространства на северных подступах к проливу Па-де-Кале. Дежурный офицер, сам с красными от бессонницы глазами, спокойным голосом доложил приказ командира сектора спрыгнувшему на землю с крыла самолета капитану Мазефильду и молча опустился на мокрую от дождя траву.

        - Мы же не морская авиация, дерьмо собачье!  - в сердцах выругался командир.

        - Нет больше морской авиации, в нашем районе точно нет - невозмутимо заявил лейтенант Меррик из позиции, лежа на боку.
        В любой другой ситуации, в любой другой воинской части такое вопиющее нарушение субординации расценивалось бы как настоящий мятеж, не меньше. В любой другой кроме
54-го истребительного эскадрона и именно утром 29-го октября. Генри Меррик уже 26 часов не покидал пост дежурного по аэродрому. Потому как он единственный кроме летчиков имел допуск к управлению полетами, и у него не было самолета.
        Капитан Мазефильд сам устал как собака, поэтому не нашел ничего лучшего, кроме как рухнуть на землю рядом с Мерриком. Вскоре к ним присоединились остальные летчики эскадрона. Целых четыре бойца, включая командира.
        Механики и технические специалисты, не мешкая, взялись снаряжать самолеты к очередному вылету, а пилоты лежали на земле под пляжными зонтиками, подложив под головы парашюты. Зам. по технике вовремя заметил, что с неба сыплет мелкая морось, и послал двух механиков соорудить над отдыхающими летунами временную защиту от дождя. Ничего другого кроме солнечных зонтов на аэродроме не нашлось, но никто не жаловался.
        Через два часа четверка истребителей оторвались от летного поля и взяла курс на восток. Летчики могли позволить себе поворчать на командование, а саботировать приказ, нет. Понятно, что майор Коллинз с радостью послал бы на патрулирование свежий эскадрон, дал бы отдых потрепанным в боях частям, обеспечил бы всех пополнением, новыми машинами и первосортным бензином. Другое дело - ничего этого у начальника сектора D 11-й авиагруппы не было. От сектора осталось то два обгрызенных как кость эскадрона. А задачи ставят как перед полноценным авиакрылом.
        Пролетая над устьем Темзы Чарльз обратил внимание на стоящие на якорях приземистые, увенчанные массивными башнями мониторы. Ветераны прошлой войны вновь призваны в строй и готовы задать гуннам трепку, буде те полезут, не спросивши дорогу. Здесь же под берегом отстаивались несколько десятков небольших эскортных кораблей, тральщиков и катеров. Последний эшелон на пути к столице. Вид британских кораблей внушал уверенность - не все еще потеряно, не зря мы строили флот, морское могущество в очередной раз спасет Британию.
        Но и противника пока не видно. Погода пасмурная, над головой висит облачная хмарь, на северо-востоке небо перегородила серая стена дождя. Море под крылом самолета покрыто белыми барашками. Штормит.
        Удалившись от берега на три мили, капитан Мазефильд приказал звену Стоуна отвернуть влево и держаться на дистанции прямой видимости. Благоразумно. Увеличивается полоса наблюдения. Скорость 200 узлов. Спокойный полет над водными просторами, по заданному маршруту. Для морской авиации это обычное патрулирование. Другое дело, летчики истребительного эскадрона чувствовали себя не в своей тарелке.
        Драться над морем им приходилось, но в виду берега и при первой же возможности ребята старались оттянуть противника к суше. Неприятно ощущать себя над бездонной пучиной, осознавать, что прыгай с парашютом, не прыгай, все равно…. Шанс на спасение минимален. Он проходит по разряду чуда.
        В восьми милях от берега лейтенант Стоун заметил темнеющий на горизонте корабль. Немедленно сообщить командиру и повернуть самолет в сторону неизвестного судна. Вот и не зря вылетели на патрулирование. Осталось выяснить, кто это там борется с волнением и можно докладывать на наземный пост.
        Корабль медленно приближается. Идет курсом на юг, и получилось так, что самолеты его догоняют. Корабль большой двухтрубный, на корме две орудийные башни, одна над другой. Наш? Или нет? На корме и кормовой мачте развеваются какие-то флаги. Нет, пока не видно и не понятно.
        Чарли пытается вспомнить картинки с силуэтами кораблей. В свое время командование пыталось научить истребителей различать основные типы военных судов. Жаль, командиры не проявили в этом начинании должной настойчивости. Все давно выветрилось из голов летчиков. Им куда важнее были силуэты самолетов, и желательно со всех возможных ракурсов.
        Пара капитана проходит над кораблем и, качнув крыльями, ложится на обратный курс. Наш? Точно. Теперь и Чарли различает на флагах крест Святого Георга. Гордый символ Королевского Флота. Несколько человек на палубах крейсера машут руками. Крейсер? Точно! Неожиданно в голове всплывает картинка из старой газеты - крейсер
«Манчестер». Он самый! Две трубы, четыре трехорудийные башни, тяжелые спаренные зенитки в средней части корпуса. Навряд ли под нами «Манчестер», скорее всего его систер-шип, родной брат близнец последней серии океанских крейсеров.
        Доложив земле о встрече с крейсером, эскадрон возвращается к патрулированию. Время идет. В баках осталось меньше половины запаса топлива. Однако, бензин спалили не зря. Кроме крейсера летчики обнаружили два наших патрульных корабля и тяжело поврежденный эсминец.
        Избитый вражескими снарядами корабль шел, зарываясь носом в волны, с сильным креном на правый борт. Надстройки разбиты, мостик сорван со стоек, одно крыло задрано в небо, второе лежит на палубе. Шлюпки разбиты. Мачта лежит на торпедном аппарате. Дымовая труба скошена набок.
        Ровно через минуту, после того как капитан Мазефильд доложил об обнаружении корабля, передал курс и описал видимые повреждения, в наушниках прохрипел голос наземного диспетчера:

        - Орлы, примите благодарность от флота. Это «Грейхунд». Мы уже как 6 часов считали его погибшим.

        - Рад помочь - отвечает Дэн Мазефильд.
        На этом разговор обрывается. В наушниках слышен треск и шорох помех. Дистанция великовата, и радиостанции на истребителях слабенькие.

10

        В предутренние часы Д-3 встретилась со своей первой жертвой. Подлодка шла в густом тумане, видимости нет. Вокруг корабля расстилалось белое молоко. Несший вахту старпом устал вглядываться в непроницаемую стену в нескольких десятках метров от рубки и в очередной раз скомандовал погружение на перископную глубину. Привычный маневр во время океанского патрулирования, оказавшийся к месту в узостях южной части Северного моря.
        Сразу после включения аппаратуры акустик уловил шумы по левой кормовой раковине. Крупное судно, идет курсом по направлению к проливу, держит скорость в 14-16 узлов. Старший лейтенант Соколов не стал долго раздумывать и по получении доклада от акустиков, объявил готовность N 1.

        - Кого видели? Где идем?  - бодрым голосом полюбопытствовал командир, перешагивая через комингс люка.
        Видок у капитан-лейтенанта Котлова был заспанный, китель расстегнут, один глаз полуоткрыт. Спутанная шевелюра и недельная растительность на щеках добавляли колорит. Словно не боевой красный командир на центральном посту готовой к бою подлодки, а вылезший из стога сена, пытающийся определиться на местности после недельного запоя тыловик. Впрочем, конкуренцию Виктору Котлову по части неряшливого вида могла составить половина экипажа. Издержки походной жизни на подводном корабле.

        - Идем на перископной глубине. Скорость 3 узла, курс чистый ост - отрапортовал старпом - цель идет на зюйд-вест, приближается.

        - Где торпедисты? Приготовиться к бою! Старшина Басманов, доклады через каждые три минуты.
        Стряхнув с себя сонливость, командир встал у зенитного перископа и крутанул трубу вокруг своей оси. На поверхности чисто. В окуляры видны только темные волны и обволакивающая белая хмарь.

        - Лево руля. Средний ход. Первый, второй, пятый аппараты товсь - следуют одна за другой команды.

        - Дед передает, заряд аккумуляторов почти полный - сходу докладывает заскочивший на центральный пост моторист.

        - Добре - улыбается старпом.

        - Неизвестный приближается, курс сближения 40 градусов - рапортует старшина акустиков.

        - Лейтенант Донцов, где твои люди?  - раздраженно бросает Котлов, не отрывая лица от обрезиненных обкладок перископа.

        - Первый, второй, третий…. Тьфу, ты черт! Пятый готов.

        - Давай на второй перископ - ворчит командир и резко добавляет - стрелять, только когда определим, кто там топает. Уразумели?

        - А если времени не будет?  - некстати интересуется штурман.

        - Это может быть наш - поясняет замполит - сначала опознать цель, только потом топить.
        Подлодка медленно движется курсом перехвата. Судя по углам шумопеленгации, надводный неизвестный сейчас находится во втором торпедном углу. Курс держит прежний. Еще немного, и он попадет в первый угол, тогда можно будет стрелять. Если удастся разглядеть противника сквозь туман.

        - Проклятье!  - резко бросает командир - видимости нет.

        - Он рядом - взволнованно выкрикивает акустик.

        - Всплытие! Три сигнальщика на мостик!
        Боцман включает продув цистерн и дорабатывает рулями. Д-3 выскакивает на поверхность, носовая оконечность с грохотом шлепает по волнам. Артиллерист обезьяной взлетает по трапу и распахивает верхний люк. Поток свежего морского воздуха врывается на центральный пост. Люди невольно втягивают свежую утреннюю прохладу полной грудью. После застоявшегося воздуха подлодки, холодный, сырой воздух кажется божественной амброзией.
        Командир взбирается на мостик, разматывая за собой кабель командоаппарата. В этот же момент мотористы заводят дизеля. Корабль увеличивает ход. Поднявшись на мостик, Виктор Котлов первым делом осматривает горизонт, довольно хмыкает при виде деловито занимающих свои места и сходу разделивших углы наблюдения сигнальщиков. Только затем командир укрепляет командоаппарат на стойке.
        Теперь остается только идти вперед. Если неизвестный не изменит курс, они однозначно встретятся. И здесь все будет зависеть от того, кто первым заметит противника, кто первым пойдет в атаку.
        Медленно разматываются минуты. Нарастает напряжение. Командир виду не подает, но внутри у него все сжалось как пружина. Наконец, до рубки подлодки доносится плеск волн о борт корабля, приглушенный гул машин. Судя по направлению шумов, курс выбран правильный.

        - Давай, покажись - шепчет командир.
        Он пытается выколотить остывшую трубку, но роняет ее на палубу. Миг, и трубка летит к ограждению и исчезает в шпигате.

        - Держите, командир - один из сигнальщиков протянул капитан-лейтенанту новую трубку.
        Тот машинально сунул трубку в карман, затем снова извлек, оглядел со всех сторон, удовлетворенно хмыкнул, подмигнул матросу и, развязав кисет, принялся старательно набивать трубку табаком. Привычные движения позволяют отвлечься, немного расслабиться. Прикурив от зажигалки, командир глубоко затянулся и поднял глаза. В этот миг в разрыве туманной стены проглянул высокий, в ломаном северном камуфляже борт вражеского корабля.
        От неожиданности Виктор Котлов выронил трубку. Но на это раз он успел наклониться и поймать пеньковый чубук на рифленой палубе. Табак, естественно, высыпался.

        - Эсминец. Нет, легкий крейсер - восторженно протянул артиллерист.

        - Похоже на «таун» - заявил штурман.
        Никто и не заметил, как лейтенант Серебряков поднялся на мостик.

        - Или «графство»? Кажется, у него три трубы - задумчиво протянул Котлов.

        - Вашингтонский крейсер типа «Кент» - уверенно отбарабанил сигнальщик - трубы высокие, вторая толще других, катапульта решетчатая, четко выделяется. Рубка, надстройки, да все отличается.

        - "Графство" типа «Кент» говоришь - восхищенно молвил командир.  - Молодец.

        - А точно не немец или "Киров"?  - не поверил Серебряков.
        Пока на мостике спорили, крейсер скрылся в тумане. Котлов приказал довернуть влево на полрумба. Враг рядом, никуда он не денется. Мы лежим на верном курсе. Прошла минута. Случайный порыв ветра разорвал клочья тумана, перед подводниками во всей своей грозной красе предстал английский крейсер. Теперь уже ни у кого не возникало сомнений в принадлежности и типе корабля.
        Высокий надводный борт океанского корабля, четыре орудийные башни, три тонкие высокие трубы, из которых средняя в полтора раза толще (характерный признак), сравнительно небольшие надстройки, возвышающаяся над спардеком катапульта, зенитки в одиночных установках - да, это был он. Один из первых «вашингтонских» крейсеров, достойный представитель знаменитого, прославленного в сражениях начального периода войны класса, океанских защитников торговли.

        - Приготовится к торпедной атаке!  - в отличие от товарищей, капитан-лейтенант Котлов не терял времени на любование неприятельским кораблем.

        - Дистанция 12 кабельтовых. Лейтенант Донцов, рассчитать данные для стрельбы с
10-и кабельтовых.
        Команда подлодки Д-3 работала четко, как один человек. На цель Котлов заходил с носовых углов, поэтому поправки к стрельбе давались минимальные. Одна из самых лучших позиций для торпедной стрельбы. Правда, если промахнешься, и не успеешь поднырнуть под врага, он тебя разрубит форштевнем. Такие корабли, как «Кент» легко разгоняются до 30-и узлов. Подлодка может не успеть убраться у него с дороги.

        - Первый, второй пли!  - прокричал Котлов, вдавливая кнопки командоаппарата.
        Две смазанные тавотом торпеды, лениво выпрыгнули из торпедных аппаратов и понеслись навстречу вражескому крейсеру.

        - Погружение! Донцов, к перископу! Готовь третью торпеду - рубанул Котлов, прыгая к люку.
        На командный пост командир спустился последним. Люк над головой задраен, подлодка скрывается среди волн, опускается под перископ. Не успел боцман зафиксировать глубину, как командир БЧ-2-3 выпустил последнюю, контрольную торпеду.
        Котлов оттер старпома от зенитного перископа и прильнул к окулярам. Вражеский корабль держит прежний курс. Прет себе в тумане, как танк по полю. Может, надеется на радиодальномеры? Говорят, появилась у империалистов такая штука, да и у нас на одном черноморском крейсере секретное загоризонтное оборудование есть.
        Есть попадание! У борта крейсера вздымается водяной столб. Прямо под носовую башню загнали!

        - Ура-а-а!!!  - гремит на центральном посту Д-3.
        Крикам командиров и боцманской команды вторят радостные возгласы в отсеках. Котлов представлял себе, что сейчас творится у торпедистов. Ребята за этот поход уже второй крейсер завалили. Молодцы!!!
        А вторая торпеда прошла мимо. Крейсер сбавляет ход и разворачивается бортом. Еще десять секунд, и в него попадает еще одна торпеда. Третья из выпущенных. И опять в носовую оконечность. Корпус корабля не выдерживает второго удара подводным молотом. Над морем проносится жалобный стон рвущегося железа, утробный гул низвергающейся в отсеки воды, как-то незаметно к ним добавляется высокий противный рвущий душу звук.
        Крейсер кренится на правый борт. Носовая оконечность отламывается и быстро тонет.

        - Жуткое зрелище - бормочет себе под нос капитан лейтенант Котлов и громко требует: - шестой аппарат товсь!

        - Шестой готов - докладывают из первого отсека.

        - Пли!
        Командир отворачивается от перископа и вытирает рукавом враз вспотевший лоб. Последний выстрел сделан почти в полигонных условиях, по неподвижной мишени. Здесь трудно промахнутся. Десять секунд и по корпусу подлодки бьет грохот подводного взрыва.

        - Засадили под кормовую надстройку. Машинное отделение - докладывает лейтенант Донцов.

        - Не выживет - добавляет политрук Махнов.
        Заместитель по политчасти отмечает что-то в блокноте, чешет пятерней волосы на щеках и довольным тоном провозглашает:

        - Из четырех торпед, три в яблочко. Товарищ командир, у нас снайперский экипаж.

        - Точно, хорошо стреляете, командир - поддерживает замполита штурман.

        - Все мы одна команда - соглашается командир - поздравляю с победой!
        Ждать пока крейсер затонет, подводники не стали. Тихо отошли на пять миль западнее, вплыли и повернули на чистый норд. Командование в своем последнем приказе задало весьма обширный район маневрирования. Свободная охота. Видимо, наши дела уже были так плохи, что ставить подводникам конкретные задачи не было смысла.
        Передав в штаб отчет о бое, командир распорядился уйти на перископную глубину и держать самый малый ход. Течение сносило подлодку в пролив. Глубины здесь достаточно большие, мин нет. Можно спокойно дрейфовать, не выдавая себя лишними шумами и караулить какую либо дичь.

        - Товарищ капитан-лейтенант, у нас в носовых отсеках осталось пять торпед - констатировал замполит, когда суматоха на корабле улеглась, и экипаж вернулся к обычному повахтенному несению службы.

        - Да, пять - кивнул Котлов, не понимая к чему клонит Махнов.

        - В кормовых еще две заряжены. Так?

        - Так.

        - Я тут прикинул, мы вполне можем перетащить одну торпеду из седьмого отсека в первый и перезарядить аппарат - глаза замполита светились от радости.

        - Ыы?  - командир в буквальном смысле уронил челюсть. Мозги отказывались понимать смысл сказанного Эммануилом Махновым, или представить себе эту картину с перетаскиванием торпеды по отсекам подлодки. А самое главное - результат этого эксперимента.

        - Но ведь мы больше стреляем из носовых аппаратов - на лице Махнова вырисовалась гримаса искреннего непонимания, почему это командир выпучил глаза на лоб и издает нечленораздельные звуки.

        - А как ты ее переворачивать будешь?  - наконец выдавил из себя Виктор Котлов и, будучи не в силах больше сдерживаться, оглушительно расхохотался.

        - Так ведь…  - до замполита дошло.
        Даже под растительностью на лице было видно, что лицо замполита покраснело, как спелый помидор - извините, товарищ командир, я хотел как лучше.

        - Как ее переворачивать?  - со сдавленным стоном повторил Котлов, в его голове рисовалась картина заряженной в аппарат винтами вперед торпеды. Надо ли говорить, что командир был не в силах разогнуться и только сжимал руками болевший от смеха живот.
        Смеялся не один капитан-лейтенант. Половина услышавших предложение Махнова моряков молча сползла на палубный настил или держалась за стены отсеков. Вторая половина просто хохотала, наплевав на всякие приличия и субординацию. Нет, анекдоты не придумывают, не в человеческих силах такое сочинить. Анекдоты берут из жизни. В реальности еще не такое бывает.

        - Подожди, замполит,  - Котлов схватил за руку готового сгореть со стыда Эммануила Махнова - знаешь, у меня на столике лежат пара книжек по устройству корабля и по тактике. Возьми и почитай на досуге. Да не обижайся, ты. Со всеми бывает.
        Происшествие и бурная реакция товарищей так подействовали на замполита, что тот действительно направился прямиком в каюту командира, взял два томика учебных пособий и, пристроившись в углу кают-компании, погрузился в чтение.
        В этот день подводная лодка еще один раз выходила в атаку. Торпеда поставила точку на судьбе уже жестоко избитого, тяжело поврежденного сторожевого корабля, выползавшего из жестокого боя с немецкими конвойными силами. Нанеся удар милосердия, Котлов приказал погрузиться на 50 метров. И правильно сделал.
        Д-3 специально ни кто не бомбил, но, судя по докладам акустиков и рокоту взрывов, на поверхности заварилась кровавая каша. Негромко выругавшись себе под нос, командир решил опуститься еще глубже, пока подлодка не легла на дно. Здесь советские моряки и провели день, прислушиваясь к гулу разыгравшегося прямо над их головами сражения.
        Акустики пытались составить рисунок боя, представить, что там на поверхности происходит, но тщетно. По шумам винтов можно было только приблизительно определить типы кораблей, а по взрывам судить о калибре снарядов, но не об их принадлежности.
        После заката, Котлов приказал продувать цистерны и всплывать. Уставшие от томительного, тревожного ожидания на глубине, от жуткого чувства беспомощности, охватывающего подводников, когда над их головами рвутся бомбы, люди с радостью разбежались по боевым постам. Всплывали медленно. Акустики докладывали о каждом постороннем шуме за бортом.
        Когда Д-3 поднялась до 40-а метров, над ней прошел крупный корабль. Пришлось зависнуть в толще воды, дожидаясь, пока не стихнет шум винтов. Достигнув поверхности, моряки подняли перископы. Первым делом оглядеться по сторонам. Быть готовыми при первом же намеке на опасность нырнуть в спасительную бездну. Выждав еще пять минут, командир разрешил всплытие.
        Утром подлодку отнесло в Ла-Манш. В проливе штормило. Волны поднимались выше рубки. На моряков действовала качка. Правда, это лучше застоявшегося воздуха, в буквальном смысле давящей на плечи толщи воды над головой и тревожных взглядов в сторону поглотителей углекислоты.
        Несмотря на холод, захлестывающие мостик брызги и сырость, на крыше рубки было тесно. Все кто мог, под разными предлогами нашли себе дело на мостике и зенитной площадке.
        Небо закрыто облаками, уточнить свое местоположение по звездам не удалось. Штурман не был уверен в правильности прокладок по счислению. Силу течения в проливе он оценивал приблизительно. А район опасный, даже в мирное время в Ла-Манше постоянно тонули суда.

        - Куда прокладывать курс, командир?  - задал животрепещущий вопрос Анатолий Серебряков.

        - Курс? А давайте в Северное море - хитровато усмехнулся Котлов.  - В Канале и без нас полно охотников, а на подступах больше целей.

        - Принято, командир - уважительно кивнул старпом - не будем стеснять себе маневр.
        Уточнив у командира БЧ-5, как обстоят дела с запасом соляры, капитан-лейтенант распорядился дать полный ход. Топлива в цистернах достаточно, хватит обойти вокруг Англии, да еще останется на возвращение в Североморск. Виктор Котлов искренне надеялся, что торпеды на подлодке закончатся раньше горючего.
        А в проливе между тем было оживленно. После того как по левому борту подлодки на пределе видимости проскользнули две быстроходные тени, командир прогнал с мостика всех лишних. Через час хода на горизонте появилось зарево. Котлов повернул в сторону пожара. Была надежда встретить что ни будь интересное с точки зрения подводника. Гоняться за эсминцами бесполезно, попасть в идущий 16-18 узловым ходом корабль можно только при очень большом везении.
        Одновременно со сменой курса командир скрепя сердце вызвал на мостик командира БЧ-2-3 и еще одного сигнальщика. Чем больше на палубе и мостике народу, тем больше времени им надо чтобы скатиться в отсеки в случае опасности, но и усилить наблюдение за морем тоже не мешает.
        Мотористы держали дизеля на полных оборотах, но благодаря волнению и сильному встречному течению скорость «Красногвардейца» не превышала 7-9 узлов. Береговых ориентиров не видно, небо закрыто облаками, над морем сгустилась кромешная тьма. В таких условиях можно столкнуться с противником буквально нос к носу.
        Разумеется, по экипажу была объявлена готовность N1, торпедисты стояли на боевых постах, готовые при первой же команде не мешкая готовиться к стрельбе. Хорошо тренированному экипажу под командованием грамотных офицеров хватает минуты между обнаружением противника на пистолетной дистанции и выстрелом. Но именно этой самой минуты может и не быть. Не только у нас нервы напряжены, не только мы напряженно вглядываемся в ночную тьму, выискиваем любую тень над гребнями волн.
        Время идет. Подводная лодка проходит узости Па-де-Кале. Самое опасное место, район, находящийся под плотным прикрытием береговых батарей, как наших на французском берегу, так и английских над скальными обрывами Дувра. Виктор Котлов не знал и не хотел знать, сколько кораблей погибло в этом районе за последние дни. Его куда больше беспокоила судьба собственного корабля и экипажа, естественное человеческое желание не пополнить собой многостраничный, пространный список боевых потерь.
        Зарево на горизонте приближается. Уже можно понять, что это горит большой корабль. Странно, судя по пеленгу, он должен быть в наших прибрежных водах. Неужели наш?

        - Эсминец!!!  - над мостиком прозвучал многоголосый возглас.

        - Срочное погружение!  - заорал командир, бросаясь к люку.
        Успели. Рубка подлодки уже скрывалась между волнами, когда последний человек скатился вниз по трапу, невольно задержав дыхание, когда над его головой глухо хлопнула прочная крышка люка прочной рубки.

        - Немец. Миноносец класса «Ильтис» - констатировал старпом.

        - Смотри, он не знает, что мы не англичане - проворчал командир, дружески пихнув Соколова в бок.
        Старпом ни как не отреагировал на это панибратство, он только что-то неразборчиво буркнул и повернул перископ на два румба вправо. С немцем они счастливо разминулись. Похоже, союзники так и не поняли, что в их районе появилась подводная лодка.
        Через три мили «Красногвардеец» всплыл и продолжил путь в надводном положении. Еще три мили и Котлов приказал сбавить ход до малого. Прямо по курсу в трех милях от подлодки горел линкор. Несмотря на ночную темень и полученные в дневном бою тяжелейшие повреждения в корабле легко узнавался балтийский линкор, «Марат» или "Октябрьская революция".

        - Досталось братишкам - прошептал Борис Донцов, опуская бинокль.
        Корабль был жестоко избит. Вторая труба рухнула на башню главного калибра несуразной грудой рваного металла, носовая рубка разбита. На корме полыхает пожар. Судя по отсутствию хода и неестественно приподнятой корме, командир линкора намеренно посадил свой корабль на мель.
        Однако, несмотря на тяжелейшее положение, линкор не собирался спускать флаг. На палубах суетились люди, аварийные команды заливали водой кормовую надстройку и четвертую башню. Рядом с кораблем, как сторожевые собаки крутились три миноносца и с дюжину катеров.

        - Давайте отсюда убираться подобру-поздорову - высказал свои опасения старпом.
        Возражений не последовало. Д-3 ушла так же тихо, как и пришла. Все понимали, что попадаться на глаза эскорту линкора чревато тяжелыми последствиями. Миноносники сначала потопят появившуюся в пределах досягаемости субмарину, а затем будут разбираться, кого потопили. Да и то, если найдут на это время.
        Госпожа удача, доселе благосклонно взиравшая на экипаж подлодки Д-3, ближе к утру решила показать свой ветреный характер. Крейсировавшую перед заливом Темзы подлодку обнаружили английские сторожевики. Хорошо, вахтенные вовремя заметили темнеющий над волнами, стремительно приближающийся силуэт вражеского корабля и скомандовали погружение.
        На глубине 50 метров, капитан-лейтенант Котлов попробовал уйти от противника на самых малых оборотах, но не тут то было. На подлодку посыпались глубинные бомбы. Начиненные взрывчаткой бочонки рвались со всех сторон. Пришлось погружаться еще глубже и стопорить машины. Новая серия бомб рванула где-то выше.
        Пауза. Напряженные лица акустиков, вслушивающихся в забортные шумы. Грозный шелест винтов над головой. Командир приказывает дать средний ход и переложить руль на правый борт. Вовремя. Новая серия глубинных бомб ударила за кормой.
        Четыре румба на левый борт и стоп машинам. Подлодка затаилась. Два английских сторожевика еще полчаса выписывали круги на поверхности, но тщетно. Две очередные серии бомб легли вдалеке от подлодки.
        Экипаж Д-3 тем временем ремонтировал свой корабль. От близких взрывов лопнуло несколько трубопроводов, вышли из строя вспомогательные механизмы. В пятом отсеке образовалась течь. Сущие мелочи по сравнению с тем, что могло случиться. Все поломки были устранены за два часа работы. К этому времени англичане прекратили поиск и ушли. Шумопеленгаторы четко зафиксировали медленно затихающий шум винтов, уходящих кораблей.
        Корабль благополучно вернулся к патрулированию. А вскоре фортуна опять улыбнулась капитан-лейтенанту Котлову и его людям - в предрассветные часы подлодка удачно вышла в атаку на вооруженный пароход. Из трех выпущенных с дистанции 12 кабельтовых торпед в цель попала только одна. Этого оказалось достаточно. Взрыв перебил вражескому кораблю хребет. Переломившийся пополам вспомогательный крейсер затонул в считанные минуты.

        - На этом достаточно - довольно промурлыкал командир, отворачиваясь от перископа.
        В глазах Котлова играли веселые искорки. Весь экипаж, даже помполит разделяли энтузиазм своего командира. Поход близится к завершению. В носовом отсеке осталась только одна торпеда. Мы сделали все что могли и с полным правом можем идти в ближайший порт пополнять боекомплект.

11

        Четверка истребителей продолжает облет прибрежной акватории. Вскоре Уилли Барнет замечает подводную лодку. Узкий сигарообразный силуэт скользит между волн. Башнеподобная рубка плывет над пенными гребнями. Не смотря на шторм, корабль упрямо пробивается к берегам Франции.

        - Стоун, Барнет, атакуйте! Вы ближе - кричит капитан.  - В этом районе нет наших подлодок.

        - Понял, командир - усмехается Чарли, вот и наступил момент, когда можно поквитаться за сгоревших в огненном небе Британии товарищей, еще раз заплатить варварам за Ливерпуль.
        Пара истребителей разгоняется в пологом пикировании. Дистанция стремительно сокращается. Вражеский корабль растет в размерах, приближается. Видны люди на мостике, несколько неуклюжих фигур в дождевиках. Подлодка идет без флага, но какая здесь разница? Если это враг, то совсем не нужно ждать пока он объявит свою национальность. Стрелять, пока они не заметили, топить их как можно быстрее!
        Гунны - конечно, это немцы - спохватились, на мостике подлодки суета, двое моряков бросаются к зенитной пушке на кормовой площадке, яростно крутят маховики, разворачивая орудие в сторону самолетов. Поздно. Самолет куда быстрее неуклюжих людишек, оставшиеся мили за доли секунды сгорают в цилиндрах авиационного мотора, отбрасываются за хвост воздушным потоком пропеллера, спрессовываются в ничто плоскостями крыльев.
        Чарльз подправляет курс истребителя и когда, мостик и вражеские моряки вползают в перекрестье прицела, давит на спуск. По средней части подлодки проходит огненная метла. Трассера впиваются в борта, ограждение рубки, палубу, тела людей. С запозданием на пять секунд бьет второй залп, это Уилли Барнет добавляет огонька.
        Быстрокрылые истребители с воев проносятся над субмариной. Разворот. В небе расплывается клякса разрыва зенитного снаряда. Поздно. Подводники безбожно мажут. Стоун и Барнет заходят на повторную атаку. На этот раз опаздывают англичане. Подлодка успевает погрузиться. Чарли дает короткую очередь по уходящей под воду корме субмарины.

        - Воздух!!!  - звенит в наушниках истошный вопль капитана Мазефильда.
        Голова летчика крутится как шарнирная. Вправо-влево. Где?!

        - Гады!  - орет Филипп.
        Пока англичане расстреливали подлодку, на командира эскадрона и его ведомого свалилась четверка «Мессеров». Небо режут дымные очереди. Вспыхивают пунктиры трассеров. К тому времени, как Чарли и Уилли подтягиваются к свалке, самолет лейтенанта Росса уже кувыркается к волнам. Командира зажали с двух сторон. Третий немец уверенно заходит в хвост.

        - Держись!!!  - орет Чарли Стоун, добавляя мотору оборотов. Еще немного. Еще полминуты.
        По крылу «Спитфайра» барабанят пули. Кабина наполняется пороховым дымом. Летчик успевает закрутить правый вираж. Жив остался. Рядом с английским истребителем проскакивает самолет с черными крестами на крыльях. Стоун с усилием удерживает самолет от срыва в штопор, убирает обороты с молотящего воздух винта и легонько тянет штурвал на себя.
        Оглядеться по сторонам. Где капитан? Нет! Три «Мессершмитта» расходятся в стороны, набирают высоту перед новой атакой. А чуть ниже тянет за собой черный дымный след
«Спитфайр» Дэна Мазефильда.


        Английские самолеты появились внезапно. Уставшие после тяжелой ночи, измотанные бомбежкой, подводники банально проморгали противника. Неожиданно к шуму волн добавился злобный вой моторов. Виктор Котлов успел повернуться к источнику звука, глаза командира превратились в блюдца, на губах застыл крик:

        - Полундра!!!
        Краем глаза Виктор заметил, как двое сигнальщиков метнулись к зенитному полуавтомату. Поздно. На крыльях англичанина трепещут огоньки. Через секунду на мостик подводной лодки обрушивается волна смерти. Котлов инстинктивно падает на палубу, сверху на него наваливается что-то тяжелое.
        На мостике царит ад. Истошные крики, дробный стук пуль, сухие кашляющие хлопки зенитки. Мгновение и наступает тишина. Командир приподнимается на локте и сталкивает с себя окровавленное тело краснофлотца. Медленно встает на ноги и трясет головой. Все вокруг заляпано кровью.
        Взгляд Котлова застывает на фигуре прислонившегося к тумбе перископа старпома. Спину старшего лейтенанта Соколова перечеркивает аккуратная стежка пулевых отверстий. Рядом лежит помполит. Махнов еще жив, одной рукой держится за фальшборт, а второй зажимает рану на груди.

        - Все вниз! Срочное погружение!!!  - хрипит капитан-лейтенант и, схватив за шиворот старпома, тащит непослушное, тяжелое тело к люку.
        Ребята молодцы. Трое матросов поднимаются на мостик и помогают спустить на центральный пост тела убитых и раненых товарищей. Сам Виктор Котлов помогает стащить вниз помполита и встает к зенитному перископу.
        В небе между тем разворачивается очередной акт трагедии. На атаковавших подлодку англичан наваливаются «Мессершмитты». Короткий бой, и надменные островитяне разменивают три самолета на одного немца. Последний «Спитфайр», форсируя мотор, уходит к побережью.
        Вражеский налет дорого обошелся экипажу «Красногвардейца». Кают-компания моментально превращается в операционную. Судовой врач вступает в свою схватку со смертью. Работы ему много. Штурман, помполит, старшина артиллеристов и один краснофлотец тяжело ранены, еще один матрос отделался переломом руки и пулевым ранением в голень. Старпому и младшему артиллеристу уже не помочь - в отсек спустили мертвые тела.
        Пока врач борется за своих пациентов, подлодка полным ходом идет к Остенде. На мостике бдят сигнальщики. Мотористы кроют матом засорившиеся фильтра и греющиеся подшипники, но держат дизеля на максимальных оборотах. Корпус подводной лодки содрогается от ударов волн в скулу. Раненым приходится несладко, килевая качка и вибрация корпуса даже здоровыми моряками воспринимаются крайне тяжело.
        Сбавить ход? Нет. До порта осталось всего несколько часов хода. Узости южной части Северного моря. Здесь все близко. Все рядом. И на каждом кабельтове поджидает белая старуха с косой. А до Остенде всего несколько часов хода. До Остенде 40 миль по скрывающему смерть на каждом шагу, пылающему огнем холодному Северному морю.
        Обманчивые тропики


1

        Яркое летнее солнце заливает своим светом колышущуюся от горизонта и до горизонта океанскую зыбь. Редкие облака отбрасывают на волны легкую тень. Небо пустынно, ни черточки, ни следа от самолета. Только одинокий альбатрос парит над океанским простором. Птица расправила крылья и плывет над восходящим потоком воздуха. Глаза морского охотника ощупывают катящиеся по серой водяной шкуре волны. Не плеснет ли где рыба? Не мелькнет ли в волнах плавничок?
        Нет. Все вокруг тихо, мирно и пустынно. Слышна только вечная разносящаяся над волнами песнь ветра. Океан кажется безжизненным, лениво дремлющим под жарким экваториальным солнышком.
        Вдруг глаза альбатроса замечают нечто плывущее против поперек волн. Гребень из трех труб режет волны, оставляя за собой короткие, затухающие буруны. Птица лениво шевелит крылом, подправляя курс по направлению к непонятному морскому обитателю.
        Странное существо продолжает свое неторопливое, совершенно независимое от волн, ветра и течения движение. Нет, альбатрос никогда раньше не встречал такое существо. Невиданный, совершенно незнакомый морской зверь. Птица издает громкий полный возмущения и разочарования крик и взмахивает крыльями. Нет, рыбкой тут не разжиться. Морской зверь продолжает свое неторопливое движение. Над третьей, более низкой и толстой трубой зверя вьется легкий почти незаметный дымок. К небу поднимается теплая струя воздуха от тяжелого дыхания морского животного.
        Если бы альбатрос мог видеть сквозь водную толщу, он бы понял, что трубы это только тонкие усики, растущие на высоком горбу огромного стального зверя. Когда этот обитатель морских глубин всплывает на поверхность, любому видно, что он крупнее самого большого кита, превосходит по размерам любого, когда-либо жившего на земле морского обитателя. Да и плавает он куда быстрее кита, и может держать
17-и узловый ход сутками напролет.
        Естественно это не зверь, а подводная лодка. Океанский странник, построенный людьми охотник, истребитель подводным водоизмещением в 2300 тонн, несущий в своем стальном чреве 72 человека экипажа. Корабль носил имя Б-27, всего 2 года назад он родился на стапелях Северного Машиностроительного Предприятия в Молотовске и вошел в состав Северного флота СССР. В списках североморцев подводная лодка продержалась восемь месяцев. Ровно столько времени, сколько потребовалось экипажу освоить корабль. В начале 1950го года субмарину перевели в Плимут и включили в состав советского Атлантического флота.

        - Как обстановка?  - бодрым голосом прогудел командующий первой бригадой подплава Виктор Котлов, заглядывая на центральный пост.

        - Порядок, товарищ контр-адмирал,  - отрапортовал старпом.
        Капитан-лейтенант Зубко отложил в сторону судовой журнал и вытянулся по стойке смирно. В этот момент на лице старпома отразилась целая гамма противоречивых чувств: это и досада оторванного от дела человека, и раздражение на не вовремя появившегося на центральном посту адмирала, и невольное чувство уважения, возникающее у подводника при встрече со знаменитым героем войны. Всего доля секунды, и старпом взял себя в руки, сейчас на Котлова глядело лицо чуточку уставшего, занятого, уверенного в себе и своих людях человека.

        - Вольно. И расслабьтесь, молодой человек - улыбнулся контр-адмирал, проводя рукой по своему гладко выбритому подбородку. Это счастье, невиданное в молодости удовольствие бриться на подводной лодке и умываться каждый день.
        Виктор Котлов хорошо понимал чувства вахтенного командира, сам был таким в молодости. Тридцатилетний командир над экипажем молодых бесшабашных парней. В тридцатые годы в званиях росли быстрее, больше была ответственность, риск, а техника наоборот, хуже.

        - Гидроакустики докладывают, контакт. Дистанция 46 кабельтовых, пеленг 2 румба влево, подводная лодка - доложил командир БЧ-4, не снимая наушников.

        - Лейтенант Бергадзе, продолжайте наблюдение - реагирует старпом, и добавил - это "Махновский бегемот" топает. Простите, товарищ контр-адмирал, предположительно идет наша Б-32 под командованием капитана второго ранга Махнова - поправился Станислав Зубко.

        - Бегемот, говорите - хмыкнул Котлов.
        Меткое народное прозвище лучше всего характеризовало проведенную с Б-32 операцию. Корабль еще иногда называли "беременной «Букой». Совершенно секретная разработка, первый советский носитель атомного оружия. И уродец, каких еще поискать.
        Как командующий бригадой слышал, урановые бомбы штука страшная, необычайной разрушительной мощи. Одна такая бандура равноценна армаде тяжелых бомбардировщиков, выжигавших в 44-46 м годах японские города. И как у любого супероружия, достоинства атомной взрывчатки компенсируются ее недостатками. Боевая часть получается очень большой и тяжелой. Бомбу может нести только сверхтяжелый многомоторный бомбардировщик наподобие наших Ер-6 и Ту-4, американских Б-29 или немецких Ме-278. И делается такая бомба долго и сложно, на нее идут остродефицитные материалы.
        Подводная лодка Б-32 еще на стапеле стала жертвой наших оружейников, решивших любой ценой впихнуть новое оружие в подводную лодку, не считаясь ни с ценой, ни со здравым смыслом. В итоге с новенькой большой подлодки серии 611 сняли почти все торпедные аппараты, убрали запасные торпеды, сняли одну артиллерийскую установку, а к подводной части легкого корпуса пристыковали два внешних торпедных аппарата калибра 1430 мм.
        Характеристики торпеды Т-14 поражали воображение: чудовищный калибр, длина в 24 метра, дальность хода 21 морская миля на скорости 34 узла. Предназначалось это болезненное детище НИИ «Гидроприбор» для ударов по вражеским портам и эскадрам с предельной дистанции.
        К сожалению, когда строили это чудо, всей научной братией насиловали нормальную субмарину, учесть мнение моряков забыли. В итоге Б-32 оказалась тихоходной, неустойчивой на курсе, приобрела отвратную привычку к рысканью на перископной глубине. Для экипажа выходы в море превратились в сущее мучение. Дальность плавания тоже резко упала.
        Виктору Котлову искренне было жаль своего старого сослуживца Эммануила Махнова. Бедняга так надеялся получить боевой корабль, стать полноправным командиром, и вот тебе! Назначили на "беременную «Буку». Любой от такого подарка судьбы призадумается о смысле бытия и тщетности своих потуг принести пользу обществу. Иной может запить, наплевать на службу, опуститься.
        Кто угодно, но не Махнов. Нулила Махнов - как его называли близкие друзья - в свое время быстро поднялся по политической части, во время Английской войны служил помполитом на подлодке Д-3. Немало он тогда попил крови Котлову, все больше не из вредности, а по неграмотности и своему неуемному энтузиазму. Был ранен, долго лечился. В госпитале Махнов и взялся за ум, попросил друзей прислать хороших книг, тетради с лекциями наставников военных училищ и серьезно занялся своей подготовкой.
        К знаменитому двадцатому партсъезду 46-го года отменившему руководящую роль партийных органов, Махнов уже был достаточно грамотным и опытным офицером-подводником, получившим допуск к самостоятельному несению вахты и управлению подводным кораблем. Он безболезненно перевелся командиром БЧ-2-3 на североморскую С-26 и продолжил службу.
        В отличие от других помполитов Эммануилу, повезло, вместо перевода в тыловые части или увольнения остался на подплаве. Прошло совсем немного времени, и Махнова вновь перевели, на этот раз в Плимут, главную базу Атлантического флота и назначили старпомом корабля С-88 новой подводной лодки 613го проекта. И вот весной 50го года Махнову присвоили капитана второго ранга и вызвали в Ленинград принимать свой корабль. До встречи с заводчанами бедолага и не подозревал, какое чудо с подбрюшьем ему досталось. А потом стало поздно.

        - Мы искать U-бот?  - в тесном помещении центрального поста появился фрегат-капитан Дитрих Борхерт проходивший в судовой роли как помощник штурмана, в действительности являвшийся военным наблюдателем Кригсмарине.

        - Еще один - еле слышно прошептал старпом.
        С точки зрения капитан-лейтенанта Станислава Зубко в этом походе на борту корабля было слишком много высокопоставленных гостей. Плохая примета. Или экипаж замучают придирками, или командир устроит показуху с утренними построениями на палубе, подъемом флага, и прочими формальностями, или вообще фортуна повернется к подводникам своим задним лицом, и тогда жди беды. Нет, что ни говори, а подводники не любят когда их назначают адмиральским кораблем со всеми вытекающими последствиями. Хуже бывает, только если на борту находятся иностранцы, и не в качестве пленных, а как друзья-союзники.

        - Подходим к точке рандеву, гидроакустики слышат чужую подлодку - просветил немецкого коллегу Котлов.

        - Гер контр-адмирал, «чужую» это есть означает американско, или советская?

        - Выясним - кивнул в ответ командующий бригадой.  - Подойдем поближе и выясним. А вахтенному начальнику не мешает вспомнить положения касающиеся порядка действий при обнаружении неизвестного корабля.

        - Так точно, товарищ контр-адмирал - покраснел старпом не забывая вдавить кнопку.
        По отсекам Б-27 зазвучала тревожная трель боевого сигнала. Готовность N2. Это означает - на боевых постах находится только вахтенная смена. Обе остальные смены отдыхают в непосредственной близости от постов, оружие и технические средства готовятся к немедленному использованию.
        Вскоре на центральном посту стало тесновато. Через люки отсека протискивались спешащие по своим постам моряки. Один за другим прибежали те, кому по расписанию положено находится в третьем отсеке. Одним из первых пролез через комингс люка командир подлодки капитан второго ранга Дмитрий Самойлов. Как и положено командиру, он выслушал рапорты вахтенных и лично переговорил с гидроакустиками по внутрикорабельной связи.

        - Поворот влево на один румб - скомандовал Самойлов и как бы невзначай включил громкую связь. С этого момента доклады всех постов передавались через установленные в отсеках динамики.
        Хороший психологический прием. Виктор Котлов сам ввел это метод боевого управления и требовал того же самого от своих командиров подлодок. Опыт войны. Зажатые в тесноте отсеков моряки не видят и не слышат, что там творится над головой. Нервы не всегда выдерживают напряжение, пытку безвестностью. Людям остается только вслушиваться в шумы за бортом подлодки гадать, что же собираются делать командиры?
        Возможность же слышать тоже самое, что и офицеры, получать информацию с наблюдательных постов, от гидроакустиков и радистов создает атмосферу причастности, сплачивает экипаж в один многоголовый и многорукий организм. Ошибки отдельных товарищей тоже становятся достоянием гласности, что заставляет моряков работать аккуратнее и внимательнее. Одно дело, когда забывшему проверить автоматику безпузырьковой стрельбы матросику сделает внушение старшина, и совсем другой оборот, когда его после боя вразумят такие же обитатели подвесных коек, матросы-срочники. Погибать то из-за чужого разгильдяйства никто не хочет.

        - Сорок кабельтовых. Шумы раздваиваются. Пеленгуется вторая цель.

        - Щелкните его гидролокатором - требует командир.
        Пока идет сближение с неизвестными, Виктор Котлов берет немца за плечи и увлекает его за собой во второй отсек. Нечего мешать, людям работать. На центральном посту и так не повернуться.
        Понг-понг-понг. Неприятный противный звон заставляет людей втянуть головы в плечи. Облучение вражеским гидролокатором. Мы уже на прицеле.

        - Локаторное пеленгование подтверждает данные шумопеленгатора - бодро рапортует рубка акустиков - две подводные лодки. Лидирующая водоизмещением до полутора тысяч тонн, вторая крупнее, сигнал глухой, нечеткий. Амплитуда скачет.

        - Как нечеткий? Включить фильтра - требует Самойлов.

        - Дважды просвечивали, товарищ капитан второго ранга - обижается акустик, Котлов узнал голос: мичман Петренко, одно время плавали вместе на К-22.

        - Сигнал расплывается.

        - К черту сигнал!  - вмешивается старпом, смущение, вызванное несвоевременным визитом контр-адмирала, прошло, сейчас это спокойный, ответственный, владеющий ситуацией офицер.  - Пора всплывать, товарищ командир.

        - Боевая тревога! Всплытие! Расчетам зенитных автоматов приготовиться!
        В это время развалившийся на пристенной скамье в кают-компании, Котлов радостно улыбаясь, извлек из кармана трубку и кисет с табаком.

        - Я понял! Это был противопокрытие - с этими словами немец постучал по декоративной панели облицовки.

        - Противопокрытие?  - Виктор Котлов недоуменно посмотрел на свою трубку.

        - Покрывать корпус U-бот - пояснил Дитрих - мешает локатору, делает тише.

        - Понял.
        Речь шла о специальном покрытии корпусов подводных лодок. Флотские специалисты возлагали на это новшество большие надежды. Толстый слой мастики действительно рассеивал эхосигнал и немного сокращал дистанцию уверенного обнаружения подлодки локатором.
        Одним из первых кораблей с антилокаторным покрытием была Б-32. Немцы тоже обливали свои новые подлодки упругим компаундом. И их покрытие было долговечнее и прочнее нашего. Что до американцев, то по данным флотской разведки, они еще до такого не додумались. Все экипажи докладывали, что эхосигнал от американских субмарин четкий, звонкий, идет без искажений.
        Через три минуты люди почувствовали негромкий хлопок, и легкую качку. Слышно было, как во втором отсеке открыли люк, по трапу прогрохотали ноги артиллеристов. Включилась вентиляция отсеков, в помещениях сразу запахло морем.

        - Пошли, проветримся - Котлов рывком вскочил на ноги, распахнул дверь кают-компании и поспешил в торпедный отсек.
        Гость держался за контр-адмиралом след в след. Фрегатен-капитан Борхерт быстро освоился на советской подлодке. Дело житейское. Но в присутствии командира бригады, по-немецки эскадры, срабатывала приобретенная еще в кадетские годы привычка к чинопочитанию. Сам Котлов старался быть проще, авторитетом без необходимости не давил, но как-то само получалось, что молодые офицеры в его присутствии прекращали неуставные разговоры и вытягивались по стойке смирно. Касалось это и иностранцев, особенно не обремененных великими заслугами, высокими званиями и хорошими знакомствами.
        Поднявшись на палубу, Виктор Николаевич первым делом закурил. Табачок хорошо успокаивает, прочищает мозги, немного расслабляет и помогает найти контакт с людьми. Пусть врачи ворчат, бурчат и капают на мозги, дескать - вредная привычка. А что в нашей жизни не вредно?! Зато от затяжки доброго трубочного табака жизнь кажется веселее и дышать легче.
        На поверхности слабое волнение. Солнце светит. Облака по небу плывут. Вольготно и благостно так, что хочется наплевать на приличия и бултыхнуться в море с разбегу. Жаль, нельзя - люди не поймут, да и правилами безопасности пренебрегать нельзя. Остается наслаждаться редкими минутами прогулки на свежем воздухе, хорошим табаком и морскими пейзажами.
        В последние годы многое изменилось. Подлодки больше ходят под РДП, люди с опаской смотрят на небо. А уж на палубу выйти - редкое дело. На новых кораблях даже рубки полностью закрытые. Новые времена, новые корабли, новые враги и новые способы борьбы за море. Воспоминания о прослушанных в академии лекциях вызвали на лице Виктора Котлова многозначительную ухмылку. Взаимодействие с авиацией, оборона транспортов, прикрытие соединений подводных лодок крейсерами и авианосцами - раньше о таком и помыслить не могли, фантастика.
        Перекурив, контр-адмирал тщательно выколотил трубку о стойку леера. Пора спускаться вниз. Немец в это время с любопытством разглядывал носовую 57-мм спарку. Да, есть чему удивляться, на немецких подлодках ставят один 20-мм автомат с радарным наведением и все. Считают, что подлодка все равно не сможет отразить воздушный налет, а значит, нечего перегружать корабль.
        Заглянув на центральный пост, Виктор Котлов первым делом поинтересовался обстановкой. Гидроакустики сохраняют контакт, оба объекта приближаются, повернули навстречу нашей подлодке. На радаре пока чисто. Что ж, через пару минут узнаем -
«бегемот» это топает, или кого из чужаков нелегкая принесла.
        Квадрат для сбора подлодок второго дивизиона контр-адмирал Котлов выбирал лично. Экваториальные воды, хорошая в это время года погода, пересечение морских путей связующих Южную Америку с Северной и с Европой - самый лучший район для разворачивания охотничьих завес. Самый лучший район для сбора ударной группы Атлантического флота.
        Сегодня 23 июля 1951года командование флота объявило днем начала больших маневров "Линия терминатора". Это знали все участники маневров. Немногие же, в том числе и командующий второй бригадой подплава Атлантического флота контр-адмирал Виктор Котлов были в курсе, что "Линия терминатора" это только прикрытие крупнейшей за последнее время операции советского и германского флотов по срыву американской агрессии против Аргентины.
        Командующий бригадой не знал, как нашему руководству стали известны планы американской военщины, не его уровень. Ему только сообщили, что в Аргентине зреет антиправительственный заговор, подогреваемый американскими магнатами, «ястребами» и местными наполеончиками. Законное правительство президента Хуана Перона не может справиться с опасностью своими силами, не может надеяться выстоять в случае прямой агрессии североамериканцев, а провокации очень вероятны, и по сему было вынуждено обратиться за помощью к СССР и национал-социалистической Германии.
        Наши приняли предложение, согласились поддержать южноамериканскую демократию. Естественно, развязывать большую войну никто не собирается. Требуется только продемонстрировать решимость защитить свои интересы и при необходимости перехватить суда с американскими наемниками, под видом учений помешать концентрации американских флотов у берегов Аргентины.
        Ради этого дела, сейчас на транспортном узле в районе острова Сан-Паулу разворачивался дивизион подлодок, еще два дивизиона вытягивались в поисково-ударные завесы в восьмистах милях южнее. Это ударное соединение. Основные силы флота, разделившись на авианосную и линейную эскадры, шли параллельными курсами к островам Мартиника и Гваделупа. Еще одна крейсерская эскадра направлялась с официальным визитом в Рио-де-Жанейро.
        Немцы тоже не сидели без дела. Сейчас три линкора, в том числе сверхтяжелый "Фридрих Барбаросса", два легких авианосца и целая свора крейсеров подходили к заливу Ла-Плата. Следом за ними шла "эскадра обеспечения" с элитной дивизией СС на борту. Подводные силы Кригсмарине несли дальний дозор и прикрывали эскадры надводных кораблей. Отдельная эскадра из двух линкоров и трех авианосцев крейсировала в районе Огненной Земли.
        Странное дело. Внутри Виктор Николаевич не понимал сути происходящего. Кадровый военный, не мыслящий себя без военного флота, дальних походов и торпедных атак внутренне противился полученному приказу. Он не представлял себе, как подводные лодки могут найти войсковые транспорты среди бороздящих воды Атлантики десятков и сотен торговцев. Всплывать по курсу и проводить досмотр? Но это противоречит морскому праву. Это пиратство, по сути. Да и риск для кораблей. Подводная лодка должна действовать скрытно, в этом ее единственное преимущество.
        Не понимал Котлов, и зачем мы лезем в Аргентину? Странным было резкое сближение с нацисткой Германией после периода охлаждения отношений в конце сороковых. В правительстве Гиммлера слишком много людей, не испытывающих теплых чувств по отношению к Советскому Союзу. Эсесовцы это не кадровые военные, поднявшиеся и пробившиеся к власти в последние годы жизни Гитлера, это страшные люди, считающие всех вокруг, даже русских людьми третьего сорта.
        Однако жизнь не стоит на месте. Даже казавшиеся такими незыблемыми, неизменными явления, как политика Правительства и Партии постепенно менялись. Говорить в слух о таких вещах не стоило, но Котлов на память не жаловался. Советский Союз тридцатых годов, времен первого этапа индустриализации и Советский Союз начала пятидесятых это две большие разницы.
        Контр-адмирал помнил, что творилось с людьми, когда два года назад Сталин на внеочередном съезде вдруг объявил, что уходит на покой, а на свое место председателя Совета Министров СССР советует выбрать товарища Жданова. Это был удар. Никто не мог понять: как жить дальше? Что будет? Людям казалось, что без завтра Сталина рухнет Мир. Империалисты объединятся с Германией и нападут на СССР. Тем более, всего как год назад советское правительство объявило о создании оружия невероятной разрушительной силы.
        На флоте знали, что их оснащают атомными торпедами. Разработчики обещали резко уменьшить размеры и массу зарядов, так чтобы ими можно было снаряжать снаряды для главного калибра линкоров и тяжелых крейсеров. Дело хорошее, пусть не только стратегическая дальняя авиация и подводный флот, но и надводные корабли получат новое оружие. Чем сильнее флот, тем крепче наши рубежи, тем миролюбивее империалисты.
        Допущенные к секретам знали, что новое оружие есть только у нас и немцев, американцы опоздали с началом разработки. Редкое дело! Мы оказались первыми! Не только в газетах и речах ответственных товарищей, но и в жизни. Большинство же сограждан допуска к секретам не имело, и по стране ходили слухи, что североамериканцы давно уже построили сотни атомных бомб и снарядов и готовы в любой момент обрушить свою мощь на Советский Союз.
        Время шло. Мир не стоял, небо не собиралось падать на землю. Товарищ Сталин хотя и редко появлялся на публике, отошел от дел, но старался быть в курсе всех событий. Знающие товарищи говорили, что Хозяин может вернуться в любой момент. И Андрей Жданов не забывает заезжать на Дачу советоваться с Вождем. Даже недавний, почти никому неизвестный заговор партийцев не прошел мимо всевидящего ока Хозяина, первого заместителя предсовмина Лаврентия Берии и главы МГБ Абакумова.
        Когда было нужно, Сталин реагировал, реагировал четко, быстро и эффективно. В результате группа товарищей, готовившаяся сместить руководство СССР, сама была смещена со всех постов и отправилась знакомиться с народным хозяйством на местах, а некоторые из них сели, лет на десять.
        Нет, Советский Союз сильная держава. Народ и партия едины, не смотря на отмену руководящей роли. Руководство страны как всегда принимает мудрые решения, трезво оценивает обстановку и не выпускает из рук штурвал. Все идет хорошо. С каждым годом страна живет все лучше и лучше. Строятся новые заводы, колхозы снабжают горожан продовольствием, реализуется молодежная программа, благосостояние народа растет. Все хорошо, а будет еще лучше. Вот только на душе контр-адмирала Котлова не спокойно, и не с кем опасениями поделиться.

2

        Странное дело, в последнее время Чарли Стоун все чаще ловил себя на мысли, что забывает Англию. Вроде еще молодой, до склероза рано, на память никогда не жаловался, а воспоминания о молодости, той войне, ребятах из 54-го эскадрона тускнеют, теряют четкость. Многое забывается.
        А вчера утром Чарли с ужасом понял, что совершенно не помнит лица капитана Дэна Мазефильда и лейтенанта Уилли Барнета. Старые добрые друзья, верные товарищи с которыми Чарли просиживал ночи в пабах, ухлестывал за молоденькими девицами, дрались в небе Британии. Тот самый Дэн, сгоревший в бою над Ла-Маншем. Верный ведомый Уилли человек спасший Чарльза ценой своей жизни. Всего то прошло одиннадцать лет, а проклятая память затерла его лицо.
        Много воды утекло. Чудом, Господним провидением вырвавшись с охваченных пламенем Британских островов, Чарльз Стоун осел в Америке. Ему и бежать было больше некуда. Да, приходилось тяжело. Деньги быстро кончились. Без паспорта в армию не брали, а мирной профессии у Чарли не было. Приходилось выкручиваться. Чарли и выживал, хватался за любую работу, экономил каждый доллар.
        Когда совсем прижало, Стоун согласился на предложение серьезных ребят из Бунда убить одного итальяшку. Какой-то хлыщ, возомнивший о себе яйцеголовый умник, ненароком оскорбил уважаемого человека из синдиката. Как там его звали? Кажется Энрико Ферми. Застрелив несчастного, Чарли ни разу в жизни не сожалел о содеянном. Выбор был прост: умереть с голоду или выжить. И Чарли Стоун выжил. Заплатили ему хорошо, хватило снять квартиру в приличном районе, обновить гардероб, немного поправить здоровье, и даже осталось, что положить в банк на черный день. Со временем он получил официальное гражданство.
        Кем только Чарли не работал: официантом, таксистом, строительным рабочим, одно время устроился коммерческим агентом. Все изменилось 23 мая 1942-го года. Война с Японией. Удары авианосных соединений по базам американского флота в Перл-Харболе и Маниле. Удивительно, но долго готовившаяся к войне Америка пропустила первый удар. Национальная катастрофа, так писали в газетах. Трагедия для страны и шанс для иммигранта Чарльза Стоуна.
        Соединенным Штатам потребовались солдаты, в том числе и летчики. На мобилизационном пункте долго изучали документы англичанина, расспрашивали: почему он хочет служить? Наконец, пройдя все круги бюрократического ада, Чарльз Стоун получил мобилизационное предписание, направление на учебную базу Варент-Хилл и подтверждение своего воинского звания. Правда, заносчивые янки понизили его до старшего уорент-офицера. Обидно, но поправимо.
        В учебной эскадрилье Стоун задержался не на долго - опыт штука великая и полезная. Для человека летавшего и дравшегося на «спитфайре» освоить П-40 «Вархавк» не велика проблема. Инструктора только качали головами и грозились снять с полетов "этого чертова англичанина" за нарушение летной дисциплины, пренебрежительное отношение к технике, систематическое невыполнение летных заданий и прочие грехи.
        Чарли же просто было тяжело вновь раз за разом отрабатывать «детские» упражнения, он не понимал учебную программу, пару раз срывался, пытаясь доказать, что так летают только на парадах, а не на войне. Со стороны казалось, что ершистый курсант ходит на грани, рискует быть в любой момент отчисленным и переведенным в пехоту. В действительности инструктора понимали Стоуна, с интересом наблюдали за его маневрами на учебной спарке, подмечали особенности пилотирования, но и позволить себе признать его правоту они не могли.
        Как потом оказалось, учебный полигон был раем, ад начался, когда старшего уорент-офицера Стоуна перевели в действующее 14-е авиакрыло, базировавшееся на атолле Уэйк. Сражение за атолл шло две недели, за это время американская базовая авиация сгорела как восковая свеча в камине. Люди гибли один за другим. Старуха с косой обрушилась на несчастный островок, аэродром, свежее построенные укрепления штормовым ураганом, закаленных в боях, великолепно подготовленных, беспощадных самураев. Многие тогда погибли, а Стоун опять выжил.
        В последний день сражения, когда японские СМДЧ уже высаживались на остров, укрепления и постройки перепахивались градом снарядов корабельных орудий, а горсточку уцелевших в боях истребителей бросили в безнадежную атаку на японские бомбардировщики Чарли Стоун, расстреляв почти все патроны, догадался не возвращаться на Уэйк, а искать американское авианосное соединение.
        И опять ему повезло. Мало того, что вовремя заметил потрепанную эскадрилью
«Девастайторов» и пристроился к ним в хвост, так еще умудрился сесть на авианосец на необорудованном сухопутном самолете. Как потом выяснилось, старший уорент-офицер Чарльз Стоун оказался единственным выжившим из пятитысячного гарнизона крепости.
        Короткий отдых в Перл-Харборе, присвоение заслуженного офицерского звания, небольшая премия от финчасти за спасение самолета и опять в бой. На этот раз Стоуна бросили на Гуадалканал. Прибывший в расположение 374-й истребительной эскадрильи 48-го авиакрыла второй лейтенант Стоун попал к таким же, как он молодым ветеранам, успевшим пообгореть в пламени войны. Эскадрилья повоевала на Филиппинах, и самое главное - личный состав успел эвакуироваться на одном из последних транспортов с Палавана.
        Соломоновы острова до конца 42-го года считались относительно спокойным местом. Японцы пока ограничивались набеговыми операциями, раз за разом откатываясь, как только натыкались на более-менее организованное сопротивление. Основные бои шли гораздо западнее. Летчики и гарнизон острова с тревогой следили за событиями, жадно впитывали новости и слухи, гадали - когда наши остановят японцев? В марте
43-го Старуха с косой добралась до Соломоновых островов.
        Адмирал Ямамото серьезно относился к войне, он не оставлял слабостей в своей обороне. И естественно после очередного разгрома американского флота на этот раз у острова Мидуэй, взор японского главнокомандующего обратился на юго-восточный фланг. Впрочем, и американцы постепенно набирались опыта, а строили и ремонтировали корабли они гораздо быстрее противника. Североамериканская империя могла терпеть поражения, могла сдавать заокеанские позиции, но войны она выигрывала.
        В кровавой каше сражения за Соломоновы острова погибли десятки кораблей и сотни самолетов, из списков были вычеркнуты тысячи, десятки тысяч бойцов с обеих сторон. Личный состав и материальная часть американской базовой авиации сменилась несколько раз. Авианосцы возвращались на Гавайи с пустыми ангарами, с торпедными пробоинами в бортах, с искореженными бомбами палубами. Два американских и один японский линкоры, немало крейсеров и эсминцев пошли на дно с большей частью своих команд.
        Сражение продолжалась до середины лета. В этой мясорубке был перемолот наступательный потенциал Японии. Победа далась ценой значительной части авиации и флота Соединенных Штатов. В августе 43-го года наступило затишье. Обе стороны копили силы. Японцы спешно готовились к обороне, укрепляли периметр "Зоны Благоприятствования". Американцы в очередной раз сменив командование флотами все не могли прийти в себя, понять, как им удалось выстоять, но на крайний случай, по инерции копили наступательный потенциал, наращивали резервы.
        Чарльз Стоун опять выжил. Последние залпы сражения отгремели, когда он был командиром эскадрильи. И единственным летчиком из тех, кто отражал первые налеты японцев на Соломоны. Все остальные погибли. Пришедшие им на смену молодые парни, зеленое пополнение, переброшенные на авиатранспортах и авианосцах вместе со своими машинами тоже по большей части ушли на закат, другими словами не вернулись из боя.
        С 44-го года Америка перешла в наступление. Великолепная промышленность возродила армию и флот из пепла. Новые авианосцы, линкоры и крейсера превосходили японцев не только числом, но и боевой мощью. Учебные части выдавали на гора тысячи молодых летчиков, сразу же садившихся на новые самолеты. Количество вновь сформированных частей росло.
        Чарльз Стоун прошел Тихоокеанскую войну до конца. Несколько раз горел, терял боевых друзей, два раза его вылавливали из воды. Он привык к смерти и не боялся ее. Росли опыт и боевой счет летчика.
        В последние годы войны 183-му авиакрылу майора Стоуна приходилось встречаться не только со старыми знакомцами «Зеро», но и с новейшими машинами немецкого и русского производства. Немецкие наемники на реактивных Ме-262 и Хе-280 наводили на американских пилотов ужас. Закаленные в боях над Европой, прошедшие огонь и воду, налетавшие тысячи часов "Черные бароны" жгли американцев десятками.
        Майор Стоун сам наблюдал, как пара Ме-262 играючи развалила строй эскадрильи Б-25
«Митчелл», разогнала прикрытие «Корсаров» и спокойно удалилась, оставив на земле костры из полутора десятков самолетов. К счастью, немцев было мало. На каждого наемника на реактивном истребителе приходилось по сотне американских самолетов.
        Японцы на русских высотных перехватчиках МиГ-5 тоже творили дела, выходили победителями из схваток против двукратно превосходившего их противника. Говорили, будто русские самолеты выделяли только самым лучшим летчикам, потому МиГи и Ла-7 и выходили победителями из боев с числено превосходящим противником. Прекрасный самолет с опытным, умывшимся кровью пары десятков воздушных противников, пилотом штука страшная.
        Пережив войну, Чарльз Стоун не оставил военную авиацию. Он продолжал служить своей новой родине. Небо стало его профессией. Америка достойно оценила заслуги бывшего иммигранта, а ныне полноправного гражданина Чарльза Стоуна. Звание подполковника, солидный налет и командование авиакрылом приносили неплохой дивиденд в виде жалования. Дом в Филадельфии, молодая жена, любимая работа, хорошая машина - что еще нужно мужчине от жизни? Чарли получил все. Не получил, а заслужил, вырвал у судьбы зубами, отобрал у Старухи с косой - так будет вернее.
        Жизнь шла, техника не стояла на месте, страна, победившая в Великой войне, не хотела повторения позора Перл-Харбора и Манилы. Америка вышла из тихоокеанских битв с сильнейшим в мире флотом и всесокрушающими воздушными силами. Война закончилась, но враги у молодой державы оставались. Старый Свет находился во власти нацисткой Германии и коммунистической России. Сильные, опасные враги. Опасные своей чуждостью, непримиримостью к самим принципам, на которых строились Соединенные Штаты.
        Многие американцы ждали, что вскоре русские и немцы нападут на Америку. Чтобы этого не произошло, следовало крепить оборону. Появилась реактивная авиация - следовало строить новые самолеты. Появились зенитные ракеты - пришлось создавать наземные ракетные батареи и перевооружать корабли ПВО. Русские победили в атомной гонке - Америка напрягла мышцы, мобилизовала свои лучшие умы и получила атомную бомбу в 50-м году, всего через два года после русской, почти в одно время с немцами.
        Перевооружение армии не прошло мимо командира 183-го истребительного авиакрыла, прославленных "Ржавых вампиров" полковника Стоуна. Пришлось осваивать новую технику, принимать на вооружение реактивные самолеты. А самое главное - новые самолеты приходилось учить летать. Реактивные моторы оказались ненадежны и пожароопасны. Не все летчики справлялись с управлением скоростных и неустойчивых машин.
        После того как число катастроф перевалило все допустимые рамки, пришлось менять систему подготовки летного персонала. Чарльз Стоун справлялся. Он первым в авиакрыле облетывал реактивные «свистки», дотошно расспрашивал заводских специалистов, общался с конструкторами и головастиками из технических комитетов. Незаметно у летчиков исчез страх перед новой техникой. Снизилось число аварий. Благодаря своему командиру "Ржавые вампиры" одними из первых получили истребители Ф-86 "Сейбр".
        Время шло, незаметно подкрадывалось, чтобы в один прекрасный момент ошарашить добрым ударом по голове. На рождественские праздники перед новым 1951-м годом Чарли вдруг понял, что молодость давно прошла. Остановился перед зеркалом, да так и застыл, глядя на серьезное, испещренное морщинами и шрамами, с побеленными серебром висками лицо тридцатипятилетнего мужчины. Молодость прошла, сгорела в огне воздушных схваток, юность осталась в далеком, туманном прошлом, в Стране-которой-нет. А что осталось? Что осталось?  - спрашивал себя Чарльз, вглядываясь в отражающиеся в зеркале серо-голубые, светящиеся ледяной сталью глаза.
        Ответ был рядом. В гостиной двухэтажного каменного коттеджа суетилась жена, совсем еще молоденькая, длинноногая, эффектная брюнетка с тонкими чертами лица и скрываемым в обычной обстановке умом. Да, ум у Кармы был не девчоночий. Иначе выпускница школы, мечтавшая о колледже не разглядела бы в случайно подошедшем к ней с дурацким вопросом, выглядящим на все сорок, побитом жизнью, украшенном шрамами мужчине перспективного офицера, уверено стоящего на ношах человека и свою судьбу.
        Свадьба состоялась всего через три месяца после знакомства. А еще через год у Чарли и Кармы родился сын, еще через два года дочурка. Старая детская мечта воспитанника припортового района Ливерпуля о домашнем тепле и уюте начала сбываться. И как часто бывает, Чарльз этого не заметил. Герой Америки, человек сделавший себя сам не понял, что молодость была приемлемой, достаточно скромной ценой за право жить и наслаждаться мирным семейным счастьем.
        Проклятое зеркало! Оно все изменило. Чарли впал в депрессию. Жена предлагала ему обратиться к специалисту, был у нее на примете хороший психолог, но Стоун не привык жаловаться на жизнь, даже врачам. Стрессы лечились по-старинке ударной дозой неразбавленного виски. Долго так продолжаться не могло, Чарльз Стоун это понимал, но справиться с хандрой не получалось.
        Помощь пришла неожиданно, и откуда не ждали. В один прекрасный день к полковнику Стоуну якобы по делам заглянул один малознакомый мистер из разведывательной службы. Человеком майор Кевин Крайтон был неплохим, хотя и служил в не самой популярной у кадровых военных фирме.
        Поговорив с полковником о малозначительном непонятно каким боком касавшемся "Ржавых вампиров" деле, Крайтон незаметно перевел разговор на недавние события в Африке, припомнил инцидент с парой «заблудившихся» самолетов над Северной Японией. Незаметно, само собой так получилось, что дела были забыты, а два ветерана Тихоокеанской войны продолжили беседу в тихом уютном баре за воротами военной базы. Угощал Крайтон, будучи человеком стеснительным и немного сентиментальным он сам предложил Чарльзу Стоуну компенсировать потерянное время парой стаканчиков хорошего пойла.
        Разговор получился теплый, дружеский, как и положено между настоящими мужчинами. На следующий же день Крайтон опять заглянул на военно-воздушную базу, и на этот раз разговор был совсем другим. Сотрудник спецслужбы предложил боевому ветерану немного развлечься и развеяться за счет правительства.
        Предложение было заманчивым. Из разряда - только для близких друзей и хороших людей. Отказаться от него было сложно, особенно для страдавшего от депрессии Стоуна. Тем более все оформлялось почти официально - оплачиваемый годовой отпуск, лечение и реабилитация за счет заказчика, очень хорошее жалование, плюс премиальные, страховые и прочие выплаты, на случай ранения или каких непредвиденных неприятностей. Сама работа несложная, а уж для Чарли еще и связанная с возможностью немного расплатиться за первую родину и погибших на той давней европейской войне друзей.
        Вот так и вышло, что летом 1951-го года полковник авиации Чарльз Стоун нежданно-негаданно стал участником морского круиза на борту потрепанного «Либерти» в далекую Аргентину. Плыл он не один, на борту наскоро переоборудованного под войсковой транспорт сухогруза находились еще пятьсот ветеранов и просто крепких, умеющих постоять за себя парней, готовых защищать свою страну на дальних рубежах.
        Может быть, общение с близкими по духу людьми, может предвкушение доброй драки, может быть морской воздух или еще что, но депрессия у Чарльза Стоуна незаметно прошла. Настроение изменялось от хорошего к прекрасному. Жизнь хороша, и жить хорошо!
        Делать на борту нечего, посудина неторопливо ползла к экватору без заходов в порты. Возглавлявший группу полковник Честер Першинг, благоразумно ограничил потребление спиртного среди добровольцев и тщательно следил за исполнением своего приказа. Человек он был сильный, немало потрепанный, пообтертый жизнью, поэтому желающих оспаривать решения Першинга не находилось.
        После первых организационных дней, когда люди знакомились друг с другом, привыкали к кораблю и своей роли добровольцев, полковник Першинг исподволь начал готовить контингент к грядущей операции. Участие разведывательной службы в акции было настолько своеобразным, носило такой специфический запашок паранойи, что большинство завербованных военных имели весьма смутное представление о своих задачах и обязанностях на новой работе.
        Тех, кто слишком настойчиво интересовался условиями, географией, и прочими "военными секретами" отсеяли в процессе утверждения штатного расписания. По словам полковника Першинга, руководство побаивается утечки информации и вражеских шпионов. Озвучено это, конечно, было несколько другими словами, с другими интонациями, но смысл сказанного был именно таким.
        Пока «Камбения» неторопливо топала по Карибскому морю, Першинг разбил своих подопечных на отряды, кратко ввел в курс дела, и занялся подготовкой. Любой военный старше сержанта прекрасно знает, что самый страшный враг личного состава это безделье. Именно от бесцельно проводимого времени и возникают все беды, горести, несчастья и ЧП. Старый танкист это знал и всеми силами заботился о благополучии своих людей, сиречь гонял их как новобранцев.
        В первые дни нашлись недовольные правдоискатели, заявлявшие, что дескать не дело технических специалистов прыгать как макаки и нарезать круги по шлюпочной палубе. Ерунда. Командиры команд и отделений, сами все как один прошедшие горнило Тихоокеанской войны ветераны, быстро выбили из пустых голов инженеров гражданскую чушь. Отслужившие же в армии не пищали, они сразу поняли на чьей стороне сила, уразумели, что славных обычаев гражданской милиции времен войны за независимость полковник Першинг не допустит.
        Заодно выяснилось, что мирные годы не пошли на пользу знаменитой американской системе снабжения, так прославившейся во время войны. Полковник Стоун должен был не месте возглавить истребительную эскадрилью. Так вот: из восемнадцати летчиков на борту «Камбении» плыли только 11 человек, остальные попали на другой транспорт. Да и из этих пилотов у двоих не было навыков работы на реактивных истребителях. Тогда как в Аргентине эскадрилью должны ожидать "Шутинг Стары". Примерно такая же картина наличествовала среди технических специалистов аэродромного обеспечения.
        Беседуя вечерами с другими командирами подразделений за баночкой пива - не более трех на человека - Чарли выяснил, что не он один пострадал от перестраховщиков и разгильдяев. Честер Першинг объяснял это прискорбное происшествие сложностями комплектования команды, необходимостью забирать людей из разных портов,
«Камбрения» вышла из Майами, и риском задержки одного из транспортов на переходе. Сказано это было таким тоном и с такой мимикой, что любому стало понятно - Старик Честер сам не верит своим словам.
        Зато к своему удивлению Чарли познакомился с земляком. Роберт Шойман, потомственный британец иудейского вероисповедания бывший рядовой территориальной дивизии, в свое время успевший повоевать под Лондоном. Слушая неторопливый рассказ Роберта о минувших днях, Чарльз Стоун заново переживал те горячие дни лета и осени
40-го года.
        Энтузиазм мобилизованных, готовых грудью остановить врага молодых парней. Первые разрозненные панические слухи о вражеской высадке. Слухи успевшие обрасти нелепыми подробностями. Даже странно, что мы им тогда верили. Марш-бросок к линии фронта, атаки на немецкие плацдармы. Горечь потерь, страшная солдатская правда войны: висящие над головой «мессеры», удары «Хейнкелей» и ДБ-3 по тылам и узлам обороны, горящие железнодорожные станции.
        Рядовому Шойману немало выпало пережить, он до дна испил горькую чашу поражений. Бессмысленные атаки на вражеские пулеметы, огонь вражеской морской артиллерии, выстрелы в лицо, заваленные телами брустверы окопов. Одна винтовка на двоих. Безнадежное ожидание неминуемой смерти. Безнадежное потому что смерть тогда казалась меньшим из зол.
        Шойман был таким же везунчиком, как и Стоун. Он умел выживать. Попав в Лондонский котел, парень не отчаялся, не погиб под развалинами зданий, а сумел пересидеть штурм и уйти из города, когда все кончилось. Рассказывая о своем бегстве, Роберт всего в двух словах упомянул путь до Шотландии. Они и понятно, не всегда можно ворошить прошлое, есть вещи, о которых лучше забыть. Оккупированная немцами территория вообще не лучшее место для бывшего английского солдата, особенно черноглазого и с характерным носом.
        Дальнейшая судьба Роберта как один повторяла историю Чарли Стоуна. Набитая людьми яхта, встреча в море с английским крейсером. Америка. Выживание в чужой, равнодушной к иммигранту стране. Новая война, снова выживание, карьерный рост и как финал хорошая пенсия, свой дом, купленный на федеральной распродаже, неплохая работа и ностальгия, тягостная душевная боль по давно минувшим дням.
        Надо ли говорить, что Чарли и Роберт быстро сдружились. Слишком похожие были у них судьбы, чтобы просто так отказаться от прошлого. Даже вербовщики обоих поймали на одну и ту же приманку. Острый приступ ностальгии, депрессия, острое желание вернуть, реанимировать сгоревшую, растертую гусеницами танков, растреляную авиационными пушками молодость.

3

        Над Москвой вставало яркое ослепительное солнце. Прекрасная летняя погода. Не смотря на ранее утро, на улице уже жарковато. В такой день хорошо махнуть за город, на дачу или в дом отдыха, также неплохо слетать в Ленинград провести день на Сестрорецком разливе. Простые немудреные места отдыха простых граждан, но недоступные сильным мира сего.
        Председатель Совмина СССР Андрей Жданов грустно вздохнул, глядя на проносящуюся за окном машины Москву. Летний отдых не для него, только если удастся разгрести дела и вырвать у работы денек на поездку в Ленинград. Фантастика. Такое только товарищ Беляев, который писатель, может придумать.
        Раньше в свою счастливую бытность секретарем ЦК Ленинградского горкома товарищ Жданов и не думал, что придется во второй половине жизни переезжать на работу в Москву. Все изменил тот самый двадцатый партсъезд. Никто и помыслить не мог что Коба даже не посоветуется со старыми партийными товарищами, а поручит проработку бывшему энкэвэдешнику Берии, сам все переиначит и самоличным решением отменит главенствующую роль Партии. Неприятная новость для партийного работника.
        К счастью Коба не забыл своего старого верного друга и пригласил в Москву заместителем председателя Совнаркома, вскоре ставшего Совмином. Пришлось Андрею Александровичу срочно расширять кругозор и вникать в суть хозяйственных проблем. Рабочий день у Жданова незаметно увеличился, а редкие дни отдыха стали еще реже. С работой новый заместитель справился, директора заводов и руководители облсоветов приняли своего куратора и даже помогали осваиваться на новом месте. Впрочем, новые обязанности мало чем отличались от прежнего руководства Ленинградом и областью. Только масштаб изменился, а так та же самая работа с людьми, те же самые проблемы, заботы и все это надо решать. И незамедлительно!
        Новый удар Жданов получил в 49-м году на двадцать первом съезде Партии. Пусть значение ВКП(б) изменилось, но все равно большинство ответственных работников и руководителей советского государства коммунисты и съезд был для них событием. И опять съезд оказался эпохальным, в не лучшем значении этого слова. Первым делом по предложению Сталина партию переименовали в КПСС. Это мелочи, это незначительное событие, суть от названия не меняется. Куда хуже были события третьего завершающего дня партсъезда - товарищ Сталин поднялся на трибуну, взял слово и объявил о своем решении уйти на покой.
        Шок. Ужас. Катастрофа. Рухнувший мир. Как еще можно описать поразивший депутатов шок?! Да, Хозяин любил эффектные жесты, сказывалось юношеское увлечение театром, любил разыгрывать целые сцены и представления с участием членов Совмина и приближенных товарищей, но это его выступление было самым громким за все его время работы на ответственных постах. Люди слышали и не верили своим ушам.
        Вначале после слов Сталина как всегда раздались аплодисменты, короткая, внезапно оборвавшаяся овация. Как можно аплодировать после таких слов?! Разве можно не аплодировать после слов Сталина?! Потом зал, да что там зал - весь огромный недавно построенный Дом Советов пришел в движение. Люди рвались к микрофонам, просили слова, кричали из зала. Все просили, кричали, требовали только одно - чтоб Сталин, Великий Вождь и Учитель остался.
        Еще минута и началась бы паника. Охрана не тщетно пыталась восстановить порядок. Бедный Власик носился по залу с белым перекошенным лицом и лично успокаивал депутатов. Спас положение Сталин. Он постучал пальцем по микрофону, выдержал паузу и произнес четыре слова: "Товарищи, я вас прошу…".
        Сталин говорил, и люди успокаивались. Они слишком привыкли внимать словам Вождя. Люди слишком привыкли к тому, что у них есть Великий и Непогрешимый Учитель, Вождь, Лидер. Только он мог одним словом, мановением руки подчинять людей и посылать их на великие дела. Ему верили и его любили.
        Все остальное было как в тумане. Многие потом рассказывали, они не могли вспомнить, что было после того как Сталин заявил…. Сам Жданов только через несколько дней после съезда, когда внезапно навалившиеся на него новые дела и заботы немного отступили, понял смысл сталинского решения. Люди привыкли к Вождю, люди привыкли к роли ведомых. Это хорошо для умного, сильного и справедливого лидера, это страшно для мудрого вождя.
        Прошло два года, Андрей Александрович свыкся с новой работой и ответственностью, привык к каждодневному нечеловеческому напряжению сил. Все более-менее устаканилось, вошло в колею. Естественно, окружение не сразу приняло нового руководителя СССР. Были интриги, была попытка партийного реванша, провалившаяся, не всегда ровно складывались отношения с заместителями.
        На Жданова даже жаловались Сталину. Спасибо Кобе, нашел время приехать в Москву и вручил Жданову пачку доносов. Что делать с кляузниками, председатель Совмина разобрался сам: кого просто понизил и сослал в глубинку, кого простил, а кого и пришлось передать в руки МГБ. С этими, как и с космополитами, оказавшимися агентами США, не церемонились - 15 лет или высшая мера. Однозначно и без права на обжалование.
        Жданов незаметно для себя много перенял у Кобы, он научился стравливать между собой противников, вовремя реагировать на угрозы, иногда и превентивно. Научился товарищ Жданов проводить многочасовые совещания и удерживать в голове сотни имен, десятки дат и событий, одновременно вести несколько несвязанных между собой дел. Привык всегда быть в курсе всех событий. Он даже создал свою личную внутреннюю разведку. Освоил высокое искусство внешней политики, оказавшееся на самом деле не таким высоким, как о нем пишут, а наоборот весьма грязным делом.
        К чему не мог Жданов привыкнуть, так это работать ночами. Новый хозяин Кремля приучил министров и ответственных товарищей к утренним совещаниям и старался не звонить людям после полуночи. Так же, не смотря на все просьбы начальника охраны, товарищ Жданов не переехал в Кремль, а жил в правительственном доме на Смоленской Площади. В том самом, желтом с башенкой.
        Кремлевский кабинет для Жданова естественно тоже был не сталинский. У Андрея Александровича рука не поднялась на такое святотатство, как потом выяснилось, сработал инстинкт самосохранения.
        Каждый день на работу в Кремль. Каждый день работа до позднего вечера. Иногда поездки по стране, редкие визиты за рубеж. Сегодняшний день 23 июля 1951-го года не был исключением.

        - Здравствуйте - Жданов коротко кивнул дожидавшимся его в приемной товарищам - пройдемте, пора за работу.
        Зная любовь нового предсовмина СССР к утренним часам, все собрались еще до восьми. Секретарь Жданова товарищ Белоусов как всегда пришел на работу в начале восьмого и успел разобрать почту, подготовить документы и составить график приема.
        Хорошо, список сегодня маленький. Кроме утреннего совещания, два товарища записались на послеобеденные часы: это Молотов и министр легкой промышленности Алексей Косыгин. Странно, Молотов вот он, специально приглашен для разговора по аргентинской проблеме. Значит, есть у Вячеслава Михайловича еще один вопрос, который он хочет обсудить лично. Старый прожженный аппаратчик, лучший в мире дипломат и руководитель правительства, известный товарищам как "каменная задница". Вполне заслуженное прозвище, между прочем.
        Пройдя в кабинет и пододвинув к себе лист чистой бумаги, Жданов молча махнул рукой, дескать, садитесь, без церемоний. Пришли все, задержавшихся нет. Успели понять, что манкировать своими обязанностями не стоит, у Жданова, как и у Сталина, всегда есть под рукой люди способные заменить любого «незаменимого» товарища.

        - Приступим - Андрей Александрович взял в руки карандаш - меня интересует вопрос: почему наше министерство внешней торговли так заинтересовано в контактах с Аргентиной?  - вопрос провокационный. В действительности проблема была поднята совсем другими товарищами, связанными с внешней политикой и обороной.

        - А почему именно торговля?  - притворно обиделся Анастас Микоян - Почему бучу поднимают одни, а отвечать приходится другим?

        - Потому что, если мы потеряем Аргентину, твоих людей выгонят из страны. Торговать будет не с кем - парировал маршал Жуков.

        - Скажите, каковы наши торговые интересы в этой стране?  - медленно по слогам произнес Жданов.

        - Мы очень дешево покупаем сельскохозяйственное сырье, шкуры, шерсть. Сейчас продавливаем концессию на разработку рудных месторождений. Товарищи металлурги подтвердят. Продаем - тут Микоян запнулся - много разного продаем. Все сразу не вспомнить.

        - Хорошо. А они нам так нужны, эти руды?
        Андрей Александрович ждал, что на вопрос ответит Молотов или Микоян, но огонь на себя принял министр тяжелого и среднего машиностроения Берия.

        - Очень нужны, товарищ Жданов. Сырье для победитовых сплавов. Без них наше машиностроение уже не обойдется. Это рост производительности труда, обработка таких металлов и сплавов, какие без победита невозможно резать.

        - Немцы тоже не прочь наложить лапу на Вашу руду. А влияние Германии в Латинской Америке сильнее нашего. Не получится ли так, что нам выпадет таскать каштаны из огня, а съедят их немцы?

        - Им придется делиться - пробурчал Молотов - Вы же сами знаете.

        - Повод усилить наше влияние в Аргентине - поддержал товарища Лаврентий Берия - это повод намекнуть Хуану Перону на необходимость плодотворнее сотрудничать с Союзом и не забывать о наших интересах.
        Берия пока сдерживался, он не понимал, зачем нужно это совещание, когда все уже обговорено и решено? Новый кремлевский хозяин пытается еще раз показать и доказать свою значимость? Работать надо, а не амбиции строить.

        - Я хочу увидеть, что все присутствующие понимают смысл и цели нашей поддержки режима Перона - Жданов не стал затягивать прелюдию.

        - Нам надо уяснить себе, до какого предела мы можем позволить затянуть себя в немецкие игры, где тот рубеж, преступать который выйдет себе дороже. Я не зря пригласил товарища Микояна, от него зависит, что выиграет советский народ от этой авантюры - Жданов не скрывал своего отношения к операции флота в Латинской Америке. Будучи человеком практичным, он больше интересовался условиями присоединения СССР к Европейской таможенной и промышленной Унии.
        Возможность получить доступ к немецкой экономической зоне, размещать заказы на шведских, немецких и французских заводах напрямую без связанных контрактов и необходимости согласовывать каждую сделку на высшем уровне, возможность продавать наше сырье, химическую продукцию, металлопрокат без пошлин и лимитов были для товарища Жданова дороже всей Южной Америки. Ради присоединения к Европейскому Союзу он и летит через два дня в Вархау на встречу с Гиммлером. Давно пора переделать договора о сотрудничестве и двусторонние торговые соглашения на более выгодные для Советского Союза соглашения. Конечно, придется в ответ пустить в СССР европейские фирмы, но это не страшно. Плановая экономика - великая вещь! Позволяет легко управлять внутренним сбытом.
        К сожалению, еще одним из немецких условий была поддержка нашим флотом прогерманских режимов в Аргентине и Уругвае. Разумеется, поддержка не бесплатная, Молотов и Громыко урвали хороший, жирный кусок, обговорили наши интересы в этом регионе. Также связанными с Аргентиной оказались и переговоры о поставках урановой руды из Бельгийского Конго.

        - Я не понимаю смысл и цели нашей поддержки режима Перона - мрачным тоном пробасил маршал Жуков, хотя минуту назад его слова носили противоположный смысл.
        Министр обороны намерено копировал слова Жданова. Известный факт: взаимная неприязнь между Жуковым и главкомом флота Николаем Кузнецовым постоянно приводила к конфликтам. Сталин в свое время умело направлял эту неприязнь в нужное русло, как бы невзначай подливал масло в огонь, прилюдно хваля или порицая флотских и армейских начальников и тут же ставя им в пример противников. Сейчас Сталин ушел, а конфликт остался. И с этим надо было что-то решать. Жданов все чаще ловил себя на мысли, что Жуков намерено прет на рожон, специально оспаривает не только решения Кузнецова, но и руководства СССР. Таким образом, маршал намекал, на свое право и желание получить еще больше власти, чем сейчас.
        Назревший гнойник пора вскрывать. Жданов уже исподтишка готовил преемников на оба поста, приглядывался к людям и с интересом изучал прежние грешки обоих главнокомандующих. В этом деле Жданов хотел обойтись без Берии, нечего лишний раз давать Лаврентию козыри в руки, он и так сильнее чем нужно. Но ведь нужен, поганец! Атомный и недавно начатый ракетный проекты не обойдутся без хорошего организатора, владеющего собственными конструкторскими бюро и резервами спецслужб. Берия пока нужен, но и усиливать его не надо.

        - Тоже самое говорил Тимошенко в сороковом году - кротко улыбнулся Николай Герасимович.  - Он тоже не понимал смысл и цели нашего участия в Битве за Британию.

        - Дурак!  - коротко бросил главком авиации Голованов. Этот маршал наоборот поддерживал флотских, особенно сильно сблизились позиции моряков и летчиков после гибели Валерия Чкалова в авиакатастрофе 44-го года. Тогда же благодаря Кузнецову и Трибуцу Александр Голованов выдвинулся на руководящие посты в наркомате. Сталинский сокол не забывал друзей и всегда действовал заодно с моряками.

        - Хорошо, что Вы, товарищ Кузнецов, напомнили о прошлой войне - Жданов наклонил вперед голову и упер в моряка тяжелый взгляд из-под густых черных бровей.  - Я надеюсь, в этот раз наши морские начальники избегут прошлых ошибок.

        - Соотношение сил примерно такое же, как в операции «Гроза», но у нас нет поддержки авиации, наоборот американские авианосные группировки превосходят возможности наших и немецких авианосцев, у американцев за плечами опыт тяжелой кровавой и победоносной войны. У нас такового опыта нет.

        - Вы хотите сказать, что если в Северном море потеряли половину флота, то в Атлантике пустите на дно все свои кораблики?  - съязвил Жуков.

        - Я хочу сказать, что наш флот в случае полномасштабной войны сможет прикрыть Европу, передовые базы и устроить американцам крейсерскую войну в океане. Переброску механизированных корпусов в Америку мы не обеспечим. Командование флота сделает все возможное и невозможное для защиты Родины….

        - Но не рекомендует трогать империалистов - перебил Жуков.

        - При Хозяине такого бардака не было - задумчиво протянул Молотов, глядя в потолок.

        - Интересы нашей внешней политики требуют защиты наших дальних рубежей и демонстрации флага - Лаврентий Берия попытался вернуть разговор в деловое русло.

        - Зарубежный опыт говорит о необходимости защиты торговых интересов и мирных инициатив армией и флотом - заметил Микоян.

        - Ты за войну?  - поинтересовался Жданов.

        - Я за вооруженный мир, я за нашу легкую промышленность и металлургию, я за наших тракторостроителей, готовых продать аргентинскому пролетариату пять тысяч тракторов и сельскохозяйственную технику.
        Это горячая фраза Микояна невольно вызвала улыбку на устах Берии - "аргентинский пролетариат" покупает трактора - смешно. Покупают воротилы-оптовики и перепродают крестьянам под кабальные кредиты и по бешенным ценам. А создавать свои торговые представительства, строить ремонтные мастерские, везти технику напрямую к крестьянам мы не можем, мы не члены европейского торгового союза.

        - Все говорят о кризисе правительства Перона, о готовящемся перевороте - задал неожиданный вопрос Голованов,  - если о перевороте известно, почему аргентинцы не могут арестовать заговорщиков и навести порядок?

        - У них своя специфика - мягко поучительным тоном, как двоечнику на уроке, проговорил Молотов - заговор зреет, почти открыто поддерживается североамериканцами. При попытке нанести упреждающий удар по хунте полыхнет по всей стране. Начнется гражданская война, в которой проиграют все, кроме США.

        - Социалистическая революция?

        - Нет кадров. Позиция компартии слаба, популярностью пользуются пероновские полусоциалисты с кулацким уклоном, националисты и хунтисты. Последние ориентируются на США.

        - Даже если революция победит, результат будет хуже, чем в Ираке - добавил Берия.
        Товарищи заулыбались. Всем были известны "национальные особенности" иракского социализма с полукрепостными крестьянами, мусульманскими фанатиками, держащейся на штыках Национальной Гвардии властью и дичайшей азиатской коррупцией. В соседнем Иране дела шли на порядок лучше. Надир-шах прижал фанатиков, взял под свой контроль крупный капитал и реально улучшил положение трудящихся. Впрочем, эти азиатские страны мало интересовали руководство СССР, поперек Москвы не лезут, нефть качают, наши военные базы исправно снабжают, порядок на дорогах, нефтепромыслах и в районе военных баз поддерживают. А куда они тратят нефтерубли - это их дело. Лишь бы не против СССР.

        - В Ираке есть нефть - заметил Жуков - а что есть в Аргентине кроме пастбищ? И почему наша разведка не докладывает о влиятельной просоветской силе в этой стране?

        - Георгий Константинович, это не та сила, на которую можно возлагать определенные надежды - Жданов поддался вперед.
        Незаметно для себя председатель Совмина повысил голос. В этот момент он уловил легкий кивок Берии. Короткий почти незаметный жест Лаврентия красноречиво говорил, что пора менять министра обороны. Такие ошибки не прощают. Мало того, что Жуков перешел границы дозволенного, так он еще озвучил информацию о контактах ребят Сурдоплатова с русской диаспорой в Аргентине. Всего два слова, два слова способные много сказать умеющему слышать и думать, строить аналогии.
        По глазам товарищей Жданов понял, что все кроме Голованова догадались об истинном смысле слов Жукова. Диаспора. Потомки белогвардейцев, люди бежавшие от советской власти, но не забывшие о родине. В Аргентине действует сплоченное и влиятельное землячество, способное отстаивать свои интересы и если надо, влиять на Буэнос-Айрес.
        В свое время наши специалисты поддержали не только японских марионеток, но и русскую диаспору в Харбине и получили устойчивую позицию в Манчжурии. Белоэмигранты вместе с японцами отбили китайское наступление на Гирин. Благодаря чему удалось увеличить территорию Монголии, создать и удержать в фарватере советской политики независимую Манчжурию и усилить свое влияние в Северной Японии. Шахматная партия - один верный ход, и позиция противника сыплется как карточный домик.
        В Аргентине люди Берии готовили нечто подобное Харбинскому варианту. Контакты с диаспорой установлены, помощь оказывается. Благо пример лояльного отношения Советской Власти к бывшим подданным Империи перед глазами.
        Надо ли говорить, что операция секретная, о ней знали далеко не все члены Верховного Совета СССР, не говоря о привлеченных к работе второстепенных исполнителях. В случае утечки информации могли пострадать люди, могли начаться целенаправленные репрессии против сочувствующих нашей политике, все могло быть. По этому наша разведка и специалисты МГБ так ревниво относились к своим секретам.

        - Разговор зашел не в ту сторону - разумно заметил Кузнецов - а время идет. Наши соединения заняли районы ожидания в центральной и южной Атлантике. Начинаются большие флотские учения "Линия терминатора". Разведка докладывает об усилении активности американского флота в интересующем нас районе. Немцы готовы приступить к блокаде Аргентины.

        - Вы ждете решение ответственных товарищей?  - Жданов попал в точку, несмотря ни на что, не смотря на определенные намеки, главком флота не собирался брать на себя ответственность за возможные последствия наших маневров. Ради этого Андрей Александрович и пригласил сегодня всех причастных к операции.

        - Авантюризму на флоте не место, мы привыкли работать совместно с генштабом и Совмином.

        - Решение давно принято, осталось решить: до какой степени распространяется ответственность командующего учениями и операцией прикрытия. Как вы думаете, товарищи?

        - Не доводить дело до большой войны, не подставлять союзников и не позорить наш флаг - высказался Голованов.

        - Война нам не нужна, у страны нет ресурсов на войну - заметил Берия - наоборот, мы выдвигаем предложения по сокращению армии и перепрофилировании части оборонных заводов. Стране не нужны 18 мехкорпусов в западных округах.
        Жуков угрюмо покосился на первого заместителя председателя Совмина и молча отвел глаза в сторону. До него начало доходить, что не все в этом мире так хорошо, как казалось. Эх, недооценил этого интеллигентишку в пенсне, пропустил интриги мокрозадых кузнецовских выкормышей, ошибся: посчитал ленинградского козла слабаком
        - теперь придется платить по счетам. Интересно, куда сошлют?
        В том, что дело ограничится публичной поркой, выявлением недочетов и понижением до командующего округом Жуков был уверен. В последнее время опала крайне редко сопровождалась политической статьей, расстрелом или тюрьмой. Были и реабилитации, тот же Кузнецов счастливо пересидел недовольство Сталина на Дальнем Востоке и вернулся в Москву на прежнюю должность.

        - Зачем воевать? Мне каждый день докладывают с мест о дефиците отдельных товаров. Легкая промышленность нужна, сырье для кожевников, лен и хлопок - Микоян безусловно поддерживал высказавшихся первыми товарищей.

        - А Вы, товарищ Кузнецов?  - Жданов видел, что главком флота выжидает, и намерено поинтересовался его мнением.

        - Лично я против излишне агрессивной политики, но и уронить честь флага не дам. У меня просьба, ускорить переброску дополнительных дальнебомбардировочных дивизий на Корнуолл.

        - Товарищ Голованов?  - взгляд Жданова повернулся в сторону летчика.

        - Можно ускорить. По нашему графику, тылы развернутся к пятнадцатому августу, а вот самолеты с экипажами можно перегонять прямо сейчас. На первое время подсядут на довольствие к английскому корпусу.

        - Товарищ Жданов, надо ли освещать в прессе Ваш предстоящий визит в Варшаву?  - Вячеслав Молотов всегда называл столицу бывшей Польши ее историческим именем, напрочь не принимал современное германизированное название.

        - Освещайте, товарищи редакторы уже получили указания - ответил Берия - и не забудьте связать деловую поездку товарища Жданова с переговорами по предоставлению большей самостоятельности Израилю. Мы заинтересованы в создании положительного образа еврейских борцов за свободу, особенно в свете последнего этапа борьбы с космополитизмом.
        Больше вопросов по аргентинскому вопросу не возникало. Сразу перешли к обсуждению проблем судостроительной промышленности. На этот раз досталось морякам, Жданов и Берия выступили единым фронтом, навязав решение высвободить часть судостроительных мощностей на нужды гражданского флота. Программу военного кораблестроения придется ужать.
        Товарищу Кузнецову предложили подумать - какие именно заказы можно отменить, а без чего флот не обойдется. Николай Герасимович давно был готов к такому разговору и отреагировал совершенно спокойно, сразу отказавшись от строительства новых линкоров «супер-республик» и согласившись подумать над сокращением программы обновления подводного флота. Все равно, по мнению флотского командования, новые малые подлодки нам не нужны, хватит имеющейся дюжины типа М-XV, пяти экспериментальных «зажигалок» с единым двигателем и двух десятков кораблей более ранних проектов. Средних субмарин в советском флоте тоже хватало, можно сократить серию, а вот обрезать программу больших подлодок 611-го проекта и новые крейсерские субмарины Кузнецов не собирался.

4

        Дивизион собрался в назначенном месте в назначенное время в полном составе. Контр-адмирал Котлов переговорил с командирами подлодок по звукоподводной связи. Все дошли до точки рандеву благополучно, корабли исправны, готовы к бою, моральный дух личного состава высок, больных нет.
        Учения начинаются. Командир дивизиона капитан второго ранга Дмитрий Самойлов распечатал пакет с приказами и инструкциями. Присутствовавшие при этом торжественном и радостном событии офицеры расписались в журнале, подтвердив тем самым, что печати были целы, внешних повреждений на конверте не видно.

        - Что там, товарищ командир?  - протянул мичман Петренко.

        - Не по Уставу обращаешься - зыркнул на гидроакустика Самойлов.

        - Виноват. Товарищ контр-адмирал, разрешите обратиться к капитану второго ранга Самойлову!

        - Да, обращайся, чего уж там - махнул рукой Виктор Котлов.
        Официально контр-адмирал и немец находились на корабле в качестве посредников, наблюдающих за тем, чтоб моряки не заигрывались, придерживались легенды учений и не начали бы палить в «синих» боевыми торпедами. Так что на подводной лодке его как бы не было. Этакая роль рефери, спокойно отсиживающегося весь матч на скамейке и выходящего на ринг, когда что-то идет не так.

        - Тихо всем!  - громкий, уверенный, командный голос Самойлова заставил отступить напирающих на него младших командиров.

        - Товарищи, разрешите Вас поздравить с началом больших флотских учений "Линия терминатора"!

        - Ура!!!  - прогремело по отсекам Б-27.

        - С этого момента наш второй дивизион входит в эскадренные соединения «красных». Боевая задача: скрытный переход в заданный квадрат, поиск и перехват авианосного соединения «синих». К сведению, ядром соединения являются "Красный октябрь" и
«Фрунзе». В обеспечении идут «Сталинград», два 68-х и десяток эсминцев, почти все
34-го проекта.
        Слушая командира подлодки, Виктор Котлов задумался, на его губах появилась легкая улыбка: если все пойдет по плану, после короткого учебного боя с подлодками эскадра развернется в поисковый гребень и пойдет на правом фланге линии подлодок.
        На «Октябре» - в девичестве «Индефатигейбл», захваченный осенью 40-го на верфи и достроенный для советского флота - базируются дальние разведчики Ту-2к. Неплохая машинка, способная держаться в воздухе несколько часов и вести поиск на удалении до тысячи километров. Кроме того, ангары «англичанина» вмещают те же Ту-2к в бомбардировочном и торпедоносном вариантах и реактивные истребители МиГ-9. Всего
64 самолета и четыре вертушки. Неплохо, даже по сравнению с тяжелыми американскими суперавианосцами.
        Младший собрат авианосного гиганта, «Фрунзе» несет только 28 самолетов. По большей части поршневые истребители Ла-11 и штурмовики Су-6. Небольшие размеры переделанного из легкого крейсера авианосца не позволяют, пока не позволяют кардинально обновить авиагруппу. Что ж, «Фрунзе» изначально проектировался как вспомогательный корабль. Такова его судьба - быть во втором эшелоне, обеспечивать действия старших товарищей. Этакий мальчик-паж в пятнадцать тысяч тонн водоизмещения.
        В Плимуте говорили, что «Фрунзе» собираются поставить на модернизацию, приспособить под обслуживание реактивных самолетов. Либо, об этом Котлову по большому секрету после хорошего, растянувшегося за полночь банкета рассказал один товарищ из управления материально-технического обеспечения, переделают в противолодочный авианосец, или десантный корабль.
        Да, корабль пора отправлять на завод, контр-адмирал Котлов был с этим согласен, даже если первый советский авианосец лишат его украшения в виде двухсотметровой летной палубы и перестроят в десантный корабль, это будет лучше, чем держать в составе флота авианосец с морально устаревшей авиагруппой. В чем там загвоздка, почему нельзя уже сейчас перебазировать на «Фрунзе» нормальные МиГ-9, Котлов не знал. Выросший и воспитанный на подводном флоте, контр-адмирал плохо разбирался в проблемах командиров надводных кораблей. Всё руки не доходили изучить для себя этот вопрос.
        Сейчас же поршневые истребители и древние штурмовики «Фрунзе» вполне соответствовали поставленной задаче. Им предстоит поиск, разведка, тот вид боевой деятельности, с которым винтовые старички, ветераны авиации справляются лучше сверхсовременных скоростных "летающих труб".
        Котлов искренне надеялся, что если и придется с кем драться, так только с бразильскими припевалами Североамериканского пахана. Здесь самолетов «Фрунзе» хватит за глаза. Если же добавить авиагруппы "Красного октября", "Советской Прибалтики" и "Червонной Украины", то у нас подавляющее преимущество. Все равно, бразильский флот это одно плавучее недоразумение, а их авиация есть летающая кунсткамера и музей воздухоплавания с горячими и редкотрезвыми летчиками.
        Костяком работающего у берегов Бразилии соединения является тяжелый крейсер
«Сталинград». Неплохой корабль проекта 69бис, гроза легких и вашингтонских крейсеров, достойный соперник американских супрекрейсеров типа «Аляска». Введен в состав флота всего три года назад, командир у него хороший, команда корабль знает.
«Сталинград» в прошлом году получил переходящий вымпел отличника боевой подготовки. Кому-то покажется формальностью и ерундой, а военный моряк знает, как достаются такие вымпелы и знамена, знает, как ценятся командиры, умеющие добиваться от людей результата, знающие истинное значение выражения "порядок на корабле".
        Учения начались. Сейчас дивизиону капитана второго ранга Дмитрию Самойлова предстоит пройти пятьсот миль к югу, стараясь при этом не привлечь к себе внимание самолетов с «Октября» и «Фрунзе», развернуть подлодки поисково-ударной завесой и ждать когда Виктор Котлов объявит об очередном этапе учений. Планируется, что это будет перехват авианосцев на переходе по данным авиаразведки. Хорошо, если так оно и выйдет. И хорошо если хоть одной из пяти подлодок удастся увидеть в перископ авианосцы пока ее не «пометят» гидроакустическими буями бомбардировщики или эсминцы.
        На "махновского бегемота" никто и не надеялся, в расчет брались только три большие подлодки проекта 611 и две средние 613-е. Контр-адмирал искренне недоумевал: на кой кнехт в штабном клюзе командование погнало Б-32 в море? Пользы от "беременной
«буки» в предстоящей операции как от козла молока, только мешает, охрану требует, ползает чуть быстрее весельной шлюпки, да еще считается секретным кораблем.
        А любой моряк скажет, что от этой секретности одни горести - не дай кто, случится авария, потом особисты до смерти запытают, заставят целые тома отчетов и объяснительных писать, будут допытываться: почему не смогли избежать, да мог ли кто из иностранцев неположенное увидеть?
        Если наши рассчитывают на прямое боестолкновение с американцами, тогда да -
«бегемот» ой как пригодится. Два удара мегатонными торпедами будут весьма неприятными сюрпризами. Как минимум можно будет с дальней дистанции потопить пару тяжелых кораблей и как следует повредить еще с дюжину всякой разнокалиберной мелочи. Пока американцы разберутся, что это за фантасмагория, почему океан вскипает, и небо рушится вниз, получат наших горяченьких. И надводный флот, и палубная авиация, и подводники наведут им шороху.
        Другое дело, перед выходом в море контр-адмирала Котлова предупреждали о нежелательности прямого столкновения с потенциальным противником. Не надо - говорили ему - устраивать большую войну. Ни какая Аргентина вместе со всей Латинской Америкой не стоят цены, какую придется заплатить за победу над янки. Тем более, мы только поддерживаем союзника, демонстрируем нашу решимость, не более того.
        Переход прошел без приключений. Большую часть пути подводники проделали на перископной глубине под РДП. Только на второй день перехода с С-164 заметили на горизонте неопознанный самолет. Корабли шли походным ордером, сохраняя дистанцию уверенной звукоподводной связи. Получив сигнал тревоги, все подлодки ушли на глубину. Самолет прошел над совершенно пустынным участком морской поверхности и скрылся за горизонтом.
        По истечении двух суток с момента начала учений, кавторанг Самойлов распорядился рассредоточиться, оставшийся участок маршрута подлодкам предстояло идти самостоятельно. Выход на связь строго по расписанию. В случае обнаружения кораблями или самолетами «синих» уходить от погони, сигнал тревоги давать, только если совсем прижмут.

        - Работайте без наставников, волчата - произнес в микрофон Дмитрий Самойлов,  - но если не выйдете вовремя в квадрат - командир дивизиона выдержал паузу - пеняйте на себя: всем экипажем запрягу на хозработы, вместо увольнительных раствор месить и овощехранилище чистить.

        - Маленькая ошибка,  - недовольно буркнул находившийся рядом Котлов - никогда не обещайте сделать то, что не можете. А сил привести угрозу в исполнение Вы, Дмитрий Сидорович, не имеете. Права командира дивизиона не распространяются на санитарные и медицинские нормы. Учтите на будущее.

        - Понял - командир подлодки невольно втянул голову в плечи. Мягкий, нравоучительный тон комбрига действовал на подчиненных сильнее начальственного рыка. Хороший психологический прием. Когда-то этот метод воздействия Котлову порекомендовал один хороший друг, долгое время работавший главным инженером крупного завода.

        - Докладывает пост гидроакустиков - загремело в динамиках - контакт с надводным судном. Направление юго-запад. Скорость семь-восемь узлов. Дистанция восемь миль.

        - Уточнить характеристики по шумовому портрету - отреагировал вахтенный офицер командир БЧ-2-3 старший лейтенант Владимирский.

        - Одновинтовая лохань. Каботажник топает.

        - Куда его несет - бурчит себе под нос Самойлов.  - Как будто нарочно.

        - Удивительно, что мы до сих пор ни кого не встретили - парирует старпом - атлантическая магистраль. Здесь торговцев, как собак нерезаных должно ошиваться.

        - На сотню миль западнее так и должно быть - подключается штурман.

        - Все равно, оживленный район. Прямая трасса до Европы - каплей Зубко упрямо сжимает губы и наклоняет вперед голову.
        Котлов со смешанными чувствами наблюдал за спором офицеров. Салака. Горячие, молодые парни пытаются строить из себя просоленных, многое повидавших морских волков. Со стороны это кажется смешным, и одновременно контр-адмиралу немного завидно.
        Молодежь. Почти никто из них не воевал. Самойлов в 40-м году служил командиром отделения на балтийской «малютке» и участвовал в одном боевом походе. Никого они тогда не потопили, в Северном море попали под глубинные бомбы, получили течь корпуса и вернулись на базу. Из младшего состава, кажется, только мичманы Петренко и Забубенный хлебнули той войны. Все остальные офицеры и мичманы войну видели только в кино и на страницах газет. О матросах и говорить нечего - свежий призыв, год на флоте, из них полгода в учебке.
        Из командиров остальных подлодок дивизиона Виктор Котлов был уверен только в капитане второго ранга Махнове, командире Б-30 капитан-лейтенанте Анатолии Серебрякове и командовавшем Б-24 кап-три Борисе Донцове. Со всеми тремя Котлов служил еще на Д-3 «Красногвардеец», ходил с ними в море, прорывался через покрасневшие от крови воды Ла-Манша.
        В этих людях командир бригады был уверен как в самом себе. Недаром он постарался свести всех троих в одном дивизионе. Так спокойнее, в случае чего, любой из них легко может заменить нынешнего командира дивизиона. Кавторанг Самойлов блестящий офицер, моряк, но огнем не проверен, неизвестно, как поведет себя под бомбами.
        В свое время Котлов был против назначения этого человека командиром дивизиона, и в качестве поисково-ударной группы на этих учениях он хотел назначить первый дивизион капитана первого ранга Лунина. К сожалению, мнение вице-адмирала Виноградова перевесило. Дмитрий Самойлов в свое время чем-то приглянулся командующему подводными силами Атлантического флота, тот его и продвигал по службе, да еще в пику рекомендациям своих командиров бригад и дивизионов.
        Впрочем, командует дивизионом капитан второго ранга Самойлов уверено, дело знает, море и флот любит, корабль у него в порядке, командиры средних С-164 и С-178 подтягиваются за более опытными товарищами и не визжат, когда служба прижимает. Может Виноградов прав? Может, выйдет из Димы Самойлова толк?  - поживем, увидим, решил про себя Котлов. Сам же решил отпустить поводья, дать командиру дивизиона проявить себя, не давить начальственным авторитетом.
        За время перехода к району учений Самойлов успел привыкнуть к присутствию на корабле контр-адмирала, по началу он немного смущался, чувствовал неловкость, но быстро свыкся с постоянным контролем и держался, как положено полновластному командиру. Разумеется, это не касалось уставных отношений с младшими по званию, иногда Самойлов сам напоминал подчиненным, кто контр-адмирал, а кто всего лишь капитан второго ранга.
        Получив доклад из рубки гидроакустиков, командир позволил офицерам пару минут поспорить о характеристиках судна и причинах его нахождения в районе учений, затем распорядился подвсплыть на перископную глубину и проложить курс с таким расчетом, чтоб пройти в двух милях от неизвестного корабля.

        - Посмотрим, кого это там несет - пояснил командир подлодки.
        Остальные корабли дивизиона получили приказ продолжать выполнять поставленную задачу, на второстепенные цели не отвлекаться. К таковым целям, прежде всего, относилась разведка. Командование нашего флота всегда интересовалось всем происходящим в мировом океане. Старшие офицеры каждого вернувшегося из похода корабля были обязаны составить отчеты по специальной форме, расписать по пунктам, что, кого и где наблюдали, приложить выписки из бортового журнала и лично все сдать в разведотдел дивизиона, бригады или эскадры.
        Гидроакустики доложили о прекращении контактов с подлодками дивизиона. Последней в океанской глуби растворилась Б-32. Не смотря на специальное покрытие корпуса, шумы
«бегемота» улавливались на дистанции в пять миль, особенно хорошо слышно было, когда Эммануил Махнов пытался идти под РДП. Подлодка на перископной глубине все норовила или выскочить на поверхность, или провалиться на десяток метров. Сущее мучение для вахтенного командира и боцманской команды. Доставалось и мотористам, капитан второго ранга Махнов докладывал, что во время перехода через Атлантику у него дважды заливало дизеля.
        В отличие от толстопузого Махновского уродца, Б-27 уверено держалась на курсе, могла идти под РДП при волнении до четырех балов. Дальше начинались проблемы с заливанием воздухозаборников водой. Сейчас на поверхности колыхалась легкая зыбь около двух балов. Идеальные условия для большой подлодки. Командир подлодки и пользовался природными условиями, корабль скользил под поверхностью океана на скорости 7 узлов. Над водой выступали только перископы, трубы РДП и усик антенны. Легкое волнение скрывало, размывало буруны от перископов. Засечь подводную лодку сейчас можно было только радаром, да и то с ближней дистанции.
        Через час хода, дежуривший у торпедного перископа, старшина доложил о замеченном на горизонте судне. Гидроакустики давно слышали и пеленговали шумы каботажника. С периодичностью в десять минут на центральный пост докладывались пеленг и дистанцию цели. Всем было ясно, что это мирный торговец, но слышать одно, а увидеть судно в перископ совсем другое дело.

        - Однотрубный пароход. Встречным. Идет в балласте. Семь-восемь тысяч тонн - с губ старшины Марклена Саблина слетали короткие рубленые фразы.

        - Какой у него флаг? Дай сам гляну - с этими словами кавторанг Самойлов подошел к зенитному перископу.

        - Что писать в журнал?  - деловым тоном поинтересовался штурман.

        - Что слышал, то и пиши. Флаг у него немецкий.
        Встречное судно прошлепало мимо подводной лодки, никто на его палубах и мостике даже и не понял, что всего в двух милях по левому траверсу встречным курсом прошел подводный крейсер. Привычное и обычное дело для подводников. Контр-адмирал Котлов с удовлетворением отметил, что никто из находившихся в отсеке моряков не предложил всплыть и запросить у союзника свежие газеты, к примеру. Привычку к скрытности в головы подводников вколачивали еще в первый год учебы в военно-морском училище, или на срочной, буде кто из офицеров успел отслужить рядовым матросом.
        Уточнив национальную принадлежность встречного судна, командир подлодки Б-27 распорядился вернуться на прежний курс. Следовало как можно быстрее идти в район сбора дивизиона. Дмитрий Самойлов чувствовал, что высокопоставленный посредник хоть и не вмешивается в командование кораблем и дивизионом, вежливо пропускает вперед командира, но при этом отмечает все правильные действия, решения и промахи экипажа. Особенно промахи.
        Это сейчас контр-адмирал Котлов сама вежливость, по возвращении в Плимут он устроит экипажу и лично Самойлову профилактический разнос, мало не покажется. Подводники знали, что командир бригады любит подмечать мелочи, малейшие ошибки и недочеты в работе экипажей. Бывало, такое углядит, что хоть вешайся от позора. Выставит командиров подлодки как последних бездарей, сухопутных Ванек и бездельников. Правда, в большинстве случаев устраиваемые Котловым погромы звучали устно и в рапорта не превращались. И за то спасибо.
        Молодой командир дивизиона еще не понимал, что придирки начальника справедливы, в первую очередь Котлов заботится о своих людях. Командир бригады в свое время на собственной шкуре познал, что за такие вот мелочи зачастую приходится платить кровью и сейчас пытается это донести до нового поколения подводников.
        Оставив за кормой немецкий сухогруз, Б-27 продолжила свой путь на юг. Во время очередного планового сеанса связи со штабом, контр-адмирал Котлов передал свой доклад и получил в ответ именную шифровку.
        В сообщении говорилось, что разворачивание сил флота идет полным ходом, немцы выходят на рубежи дальней блокады Аргентины. Американские авианосные соединения и линейные флоты покидают Карибское море и полным ходом идут по направлению к экватору. Контр-адмиралу Котлову рекомендовалось усилить бдительность, быть готовым переориентировать действия второго дивизиона по плану N3. В случае осложнений разрешалось по своему усмотрению применять обычное оружие.
        Раздумывать о нюансах текущего политического момента и почему в приказе сделали акцент на применении обычного оружия, было некогда. На Б-27 объявили боевую тревогу. Наблюдатели засекли двухмоторный самолет. Последовало срочное погружение. Восемь минут, и гидроакустики засекли звук удара тяжелого предмета о водную поверхность. Затем еще, и еще один. Пеленг на правую кормовую раковину.
        Командир подлодки благоразумно сбавил ход до малого и дал кораблю лево руля. Начинается охота. Малоприятное для подводника дело. Ибо дичью в таких случаях выступает подводная лодка.

        - Что за самолет?  - гремел на центральном посту голос Самойлова.

        - Большая летающая лодка. Похоже на «Маринер» - отвечал Марклен Саблин.

        - Сразу надо было интересоваться - тихонько проворчал контр-адмирал.
        Деливший с Котловым каюту, Дитрих Борхерт отложил в сторону и опасливо покосился в сторону двери.

        - Мы грузнуть?  - осведомился немец?

        - Я, натюрлихь - кивнул головой контр-адмирал.

        - Говорите на русски. Это маневры?

        - Не похоже.
        Вслед за этой фразой Котлова, корабль накренился на нос. Подлодка погружалась.

        - Черт!  - выругался командир бригады. Воздух в отсеке ощутимо густел. На лбу появилась испарина. Самойлов продолжал погружение. Винты неутомимо толкали подлодку в морскую пучину.

        - Всплеск по левому борту.

        - Право руля.

        - По отсекам смотреть в оба. Держать ход в три узла - через открытый люк слышны уверенные команды Самойлова и капитан-лейтенанта Зубко. Подлодка пытается уйти от кружащего над морем и периодически сбрасывающего противолодочные буи гидроплана.
        Откуда-то донесся высокий, еле слышный противный скрежет. Поунг. Запищала струна неведомой скрипки прочного корпуса. В унисон ей отозвались переборки и шпангоуты. Полминуты, и скрипы стали громче. К разноголосью корпусных конструкций добавился тревожный шорох в трубопроводах.
        Виктор Котлов невольно стиснул кулаки. Проклятье, он всю жизнь ненавидел эти звуки. Протяжный, потусторонний стон сжимаемого чудовищным давлением корпуса подводной лодки. Слышать это невозможно, человеческая психика не рассчитана на такую пытку.
        Наконец палуба под ногами выровнялась. Погружение прекратилось. Корабль медленно, на малых оборотах уходил от преследования. Буквально крался на глубине. С момента объявления тревоги прошло двадцать минут. Новых всплесков не слышно. Гидроакустики скрючились над шумопеленгаторной станцией, внимательно прослушивают весь доступный диапазон. Нет, ничего не слышно.
        Котлов пригладил руками волосы и вышел в коридор. Пора поинтересоваться происходящим. Сейчас контр-адмирала больше всего интересовал вопрос: что это была за летающая лодка? И какого черта с нее сбрасывали буи? Для наших патрульных самолетов слишком далеко. У Союза нет баз в западном полушарии.
        Американцы или местные бразилейрос? Первым нет смысла провоцировать советских моряков. Последний вооруженный конфликт с янки приключился в 47-м году, когда американская базовая авиация с Исландии завязала драку с истребителями авианосца
«Фрунзе». Якобы наши залезли в исландские территориальные воды, или американцы слишком агрессивно вели себя в зоне ближней ПВО авианосца. Черт их сейчас не разберет. Тогда обе стороны потеряли по паре истребителей, флоты и дальняя авиация были приведены в состояние повышенной готовности. Дело замяли дипломаты. Да и немцы помогли урегулировать конфликт - Гитлер публично заявил, что Германия придерживалась и впредь будет придерживаться условий Договора о взаимопомощи 40-го года.

5

        Через три часа после инцидента с гидропланом Б-27 посчастливилось напороться на пару палубных бомбардировщиков. Сигнальщики вовремя заметили опасность, и подлодка успела погрузиться и сменить под водой курс. Наблюдавший за действиями команды, Виктор Котлов как бы невзначай проронил в слух:

        - Скорей всего выжили.

        - Стоп машинам. Акустикам бдить!  - скомандовал старпом.
        Похвала контр-адмирала польстила капитан-лейтенанту Зубко. Тем более, происшествие выпало на вахту старпома. Командир корабля в это время отдыхал от дежурства. Вся ответственность за корабль, экипаж и выполнение учебных задач лежала на вахтенном офицере.

        - Слышен приглушенный сигнал на норд-норд-вест. Шумы быстроходного корабля, дистанция не менее десяти миль - положительно Зубко сегодня везло. Второе интуитивно принятое решение и опять верное. Если в первый раз офицер приказал погружаться, даже не дослушав до конца рапорт наблюдателя, как и положено по уставу. То сейчас идея заглушить моторы и дать акустикам "минуту тишины" полностью принадлежала капитан-лейтенанту.

        - Малый вперед. Акустикам щелкнуть цель гидролокатором.

        - Есть, малый вперед - ответили из кормовых отсеков - заряд аккумуляторов пятьдесят процентов.

        - Вот так, и не следовало спешить с гидролокатором - проворчал Котлов.
        Наблюдателю было ясно, что если на поверхности идет эсминец, и у него работает станция, то сейчас начнется охота. Почувствовав звуковые волны от гидролокатора, акустики противника будут очень злы, и посчитают делом чести подвести нахальную подлодку под свои бомбометы.

        - Акустики, где доклад?  - старпом нервно рыкнул в микрофон.

        - Эхо слабое. Предположительно, большой сторожевик или эсминец, скорость 17 узлов. Повторяю простукивание.

        - Отставить гидролокатор!  - выпалил влетевший на центральный пост командир корабля
        - погружение.

        - Мы на глубине 60 метров - невозмутимым тоном ответствовал боцман.
        Старший мичман Окунев стоял возле манометров и стрелочных указателей положения рулей, внимательно разглядывая пузырек кренометра, да с таким видом, будто от этого зависела судьба подводной лодки и всего экипажа. Заслуженный, приросший к флоту боцман иногда посматривал на своих командиров с некоторой долей снисходительности. Дескать, молоды еще командовать.

        - Нырять на сто метров. Командиру БЧ-5 доложить ситуацию в пятом и шестом отсеках.

        - Заряд аккумуляторов пониженный - немедленно отозвались из дизельного отсека - машины и оборудование в порядке. Можем идти малым ходом пять часов.

        - Хреново. Не успели зарядить - с этими словами старпом вытер со лба испарину.
        Подводная лодка быстро погружалась с креном на нос. Как только стрелка глубиномера достигла отметки сто метров, боцман стабилизировал корабль рулями. Двое краснофлотцев в это время выравнивали лодку перекачкой балласта между цистернами.
        Акустики докладывают, что быстроходная цель приближается. Корабль идет прямо на подлодку. Ситуация критическая. На центральном посту на мгновение повисла тяжелая гробовая тишина. Обстановка в буквальном смысле слова давила на плечи. Моряки, насупившись, склонились над своими рабочими местами. Чудовищное забортное давление камнем тяготело над людьми.

        - Полный ход - в глазах Дмитрия Самойлова сверкнули искорки.

        - Право руля! Стоп машине.
        Разогнавшись до шести узлов, подлодка резко сменила курс и легла в дрейф.

        - Эсминец по левому борту. Удаляется - в голосе акустика звучали отчетливые нотки восторга.

        - Рано радуетесь. Меня так в сороковом эсминец три часа подряд мурыжил - пробурчал Виктор Котлов.
        Державшийся рядом с контр-адмиралом немецкий наблюдатель согласно кивнул и вдруг быстро перекрестился. Жест фрегатен-капитана Дитриха Борхерта не остался незамеченным офицерами советской подлодки. Старпом ехидно усмехнулся и отвернул голову в сторону. Командир БЧ-4 лейтенант Бергадзе пробормотал что-то по-грузински.

        - Остановился. Шумы стихли - звучит громкий шепот акустика.

        - Отрубить вспомогательные механизмы - реагирует капитан второго ранга Самойлов.
        Стих привычный гул вентиляции. Одновременно погасло основное и включилось аварийное освещение. «Дед» по-своему расценил приказ командира, и решил экономить электроэнергию.

        - Шум. Он приближается. Левый борт. Пеленг….
        Гидроакустика оборвал глухой рокот подводного взрыва. Брум. Брум. Пауза и еще один удар. Подлодку чувствительно качнуло ударной волной.

        - Твою мать!  - одновременно слетело с губ Котлова и Самойлова. Остальные слишком поздно поняли, что происходит.
        Боцман громко ойкнул и присел, закрывая голову руками. Палуба под ногами дрогнула, качнулась, подлодка подпрыгнула, старший мичман опрокинулся набок и чувствительно приложился головой об угол кожуха блока контроля. Командир БЧ-2-3 прыгнул к пультам управления торпедной стрельбой. В голове старшего лейтенанта Владимирского была только одна мысль - найти эту гадину, и засадить ей пару приветов под киль. Только переключив приборы на режим залповой стрельбы, он вспомнил, что вообще-то говоря, идут учения. Наверху должны быть наши.

        - Найн. Это не маневры - отчетливо произнес Дитрих Борхерт.

        - Потом будем разбираться. Самойлов, командуй - контр-адмирал Котлов нехорошо прищурился. По его напряженному лицу и сведенным судорогой скулам было видно, что вскоре кому-то сильно не поздоровится.
        Три бомбы, и тишина. Акустики напряженно вслушивались в шумы эсминца. Неприятель прошел в пяти кабельтовых за кормой подлодки, развернулся и начал удаляться. Шум винтов опять затих. Самойлов медленно обвел взглядом отсек, громко вздохнул и потянулся к микрофону связи с постом старшего механика. На плечо командира подлодки легла тяжелая рука контр-адмирала.

        - Не надо - одними губами прошептал Виктор Котлов.

        - Ждем?  - так же тихо отозвался Самойлов.
        Полчаса показались подводникам целыми сутками. Наконец после долгих тягучих, свинцовых минут напряженного выжидания гидроакустики доложили, что эсминец дал ход и удаляется.

        - Малый вперед - капитан второго ранга Самойлов прищурился, выпячивая вперед нижнюю челюсть. Он остро переживал свою ошибку. К счастью рядом оказался командир бригады и вовремя остановил молодого командира.

        - Бывает - кивнул бровями контр-адмирал, он чувствовал состояние подчиненного и не хотел, чтобы тот корил себя за надуманный проступок.
        Неоднократно попадавший под глубинные бомбы, Котлов знал, что решение Самойлова тоже могло быть верным. Здесь нет однозначного ответа. Опытные повоевавшие подводники действовали по большей части интуитивно, не раздумывая. Уход от корабля ПЛО это ведь поединок, дуэль двух человек с завязанными глазами, ничего не знающих друг о друге. Все делается на слух, маневрируя пытаешься предугадать встречный маневр противника. Де-факто выигрышных рецептов нет. Противник может оказаться умнее, разгадать твою хитрость, или наоборот - не понять, что ты ему за медузу подкладываешь, и тупо ударить, где не ждешь.
        Только убедившись, что на поверхности чисто, командир Б-27 разрешил всплыть. Поднявшись на перископную глубину, подводники минут десять осматривали горизонт и небо через окуляры, и только затем Самойлов приказал продуть балласт. Первым делом боевая часть наблюдения и связи включила радар.
        Невидимый луч обежал окружность в 360 градусов, сканируя горизонт. На экране электронно-лучевой трубки чисто, ни одной отметки. Только сейчас кавторанг Самойлов почувствовал, что с его плеч свалился тяжелый груз. Командира качнуло так что он был вынужден схватиться за планшетный столик. Сердце в груди бешено колотилось. Не смотря на свежий воздух, затягиваемый в чрево подлодки вентиляторами, в отсеке было нестерпимо душно.
        Самойлов оглянулся в поисках командира бригады, но тот уже ушел в радиорубку. Котлов спешил. Он понимал, что это были не учения. И это не ошибка. Шифрование радиограммы не заняло много времени, благо сейчас есть специальные машинки. Короткий доклад о ЧП, запрос об изменениях обстановки, согласование перехода на дополнительный график радиосвязи и все это адресовалось главкому Атлантического флота адмиралу Головко.
        Виктор Котлов будучи человеком опытным прекрасно знал, когда можно и нужно раздвинуть рамки инструкций, превысить свои полномочия, а когда нельзя. Сейчас был именно первый случай. Шифровка улетела в эфир и, минуя непосредственное начальство контр-адмирала Котлова в виде командующего подводными силами флота вице-адмирала Виноградова, была поймана паутиной антенн флагманского линкора "Советская Россия" и, пройдя все положенные инстанции, легла на стол командующего флотом.
        В тот момент, когда адмирал Головко читал сообщение с Б-27, подлодка полным ходом шла к точке рандеву с дивизионом. Корабль отставал от графика движения, и кавторанг Самойлов решил рискнуть пробежаться в надводном положении не жалея дизелей. Не все были согласны с этим решением, старлей Владимирский тихонько пробормотал что, дескать, лучше аккуратненько, под РДП чапать, так оно спокойнее.
        Бурчание командира БЧ-2-3 долетело до ушей Самойлова и не вовремя. Раздосадованный неудачно начавшимися учениями, встречей с чужим гидропланом, атакой какого-то эсминца полупиратского происхождения, а больше всего тем, что все эти безобразия творились на глазах командира бригады и немецкого гостя, командир подлодки устроил подчиненному публичный разнос. Бедного начальника минно-артиллерийской части разложили по полочкам, проперчили, пропесочили, торжественно поимели самым извращенным способом и послали в первый отсек.

        - Твои бурундуки тавот жалеют, «рыбок» не смазывают вовремя, того и гляди, ржа проступит, контакты позеленеют. Вольно. Можете идти - завершив этой фразой профилактическую смазку клюзов, капитан второго ранга проводил бедного старлея уничижающим взглядом и молча повернулся к пульту управления насосами. Взгляд командира уперся в свежие сколы краски.
        Теперь настала очередь боцмана. Бедняга не успел смениться с вахты, за что и пострадал. Досталось старшему мичману Окуневу за все и про все хорошее. Как заподозрил, с восхищением глядевший на неповторимое зрелище, Котлов в первую очередь за нотки превосходства, иногда проскальзывавшие в голосе Окунева и за недостаточно уважительное отношение к командирам.
        По мнению Виктора Котлова, досталось людям зря, на авторитет командира они не посягали, все делали, как надо или как положено. Но вмешиваться в конфликт, принижать своим авторитетом командира корабля последнее дело. За подлодку и экипаж отвечает в первую и последнюю очередь кавторанг Дмитрий Самойлов. Ему и держать дисциплину на борту.
        К району встречи Б-27 вышла с задержкой на полчаса против назначенного. Последние тридцать миль пришлось идти на перископной глубине. Хотя переход завершился благополучно, небо над головой было не так солнечно, как хотелось, над подлодкой ощутимо нависала тень угрозы. Опрос командиров подлодок по звукоподводной связи подтвердил худшие опасения Виктора Котлова. С-164 и Б-30 подверглись воздушным атакам. Капитан третьего ранга Серебряков доложил, что опознал в бомбардировщике
«Авенджер». Самолет сбросил по курсу подводной лодки серию мелкокалиберных бомб.
        Тревогу и неуверенность добавила шифровка с "Советской России". Полученное в назначенное время, радиосообщение адресовалось контр-адмиралу В. Н. Котлову лично, и было подписано адмиралом флота Арсением Головко. "Усилить бдительность. Возможны провокации со стороны флота США. Продолжать выполнять поставленной задачи". Коротко всеобъемлюще и понимай, как знаешь.
        Наше командование умеет ставить задачи, да так, что и народная смекалка не поможет. К счастью, за успешное решение вопроса, у нас премируют ненаказанием за все то, что ты совершил, выполняя приказ. Котлову вспомнился Плимут голодного сорок первого года. Д-3 тогда стояла на приколе в плимутском порту, ждала очереди на капитальный ремонт. Экипаж жил на берегу в пригороде Плимута. Эх, насмотрелся тогда Виктор Котлов на английскую жизнь. Впечатлений надолго хватило.
        Город сохранился неплохо. Бомбили его мало, при штурме не пострадал, ибо был взят за один день лихой атакой неполного полка десантников. Командовавший десантурой капитан госбезопасности Анатолий Верхотин догадался не разбрасывать свои силы в безнадежной попытке окружить город, а бил сжатым тяжелым кулаком по прямой, заставив англичан поверить, что город атакует минимум стрелковая дивизия. Говорят, у Верхотина даже было два-три танка. Разумеется английские «Валентайны». Если бы десантники не поспешили бы с атакой, то англичане быстро бы выяснили, что превосходят наступающих по численности в 3-4 раза, у атакующей стороны почти нет танков и артиллерии. Тогда десантникам в лучшем случае пришлось бы перейти к обороне. Это в лучшем случае.
        После войны и подписания договора на аренду полуострова Корнуолл Плимут стал базой сначала передовой эскадры Балтийского флота, а с 44го года отдельного Атлантического флота. Бессменным комендантом базы был полковник Кривошеев, как получивший это назначение в декабре 40го, да так и приросший к городу и порту. Много воды утекло, многое поменялось в стране и мире, но ни у кого из командующих рука не поднималась сменить ставшего неотъемлемой частью Плимута заслуженного ветерана.
        Много пришлось пережить коменданту и его немногочисленному гарнизону. Командование требовало: поддерживать порядок на вверенной территории, обеспечить лояльность местного населения, выловить и ликвидировать весь криминальный элемент, наладить работу порта, доков и ремонтных мастерских да еще обеспечить противодесантную оборону Плимута. Каждый пункт требовал серьезной кропотливой работы, требовал немалых средств и людских ресурсов, да еще нередко противоречил остальным требованиям.
        Владимир Кривошеев выкручивался, как мог. Помогала крестьянская смекалка, умение работать с людьми, да резервы балтийской эскадры. Капитан первого ранга Левченко сам получил задачу закрепиться на Корнуолле и поддерживал сухопутный гарнизон всеми своими силами и резервами.
        В городе и окрестностях было неспокойно. На полуострове скрывались дезорганизованные остатки разгромленных английских частей, больше похожие на оборванцев, партизан, но все с оружием. Население косо смотрело в сторону
«оккупантов». Ночами на улицах царствовали банды грабителей и налетчиков, с ними не справлялись даже армейские патрули. Да ко всему прочему на Англию обрушился голод.
        Раньше большая часть продовольствия завозилась с континента и из колоний. После разгрома Британии все изменилось. Если что и везли на остров, так это только оружие и американских наемников. Сильно поредевшие после битвы за Британию советский и германский флоты не могли обеспечить блокаду, авиация тоже не справлялась с защитой острова.
        Голод был страшен. Враз выросли цены на продовольствие, фермеры спешно вооружались и не спешили продавать излишки со своих хозяйств. Склады в городах быстро опустошались, а по большей части разворовывались ушлыми дельцами и английской администрацией. Оккупация привела к остановке промышленности, тоже питавшейся за счет импортного сырья. Выброшенные на улицу люди потеряли свои накопления, фунт стерлингов обесценился. Немногие сохранившие работу счастливчики еле сводили концы с концами, но им хотя бы не грозила голодная смерть. Обеды в заводских столовых порой ценились выше любых денег.
        В это страшное время, когда в Англии убивали за буханку хлеба, комендант Плимута принял неординарное решение, разом избавившее его от многих проблем. Началось с мобилизации всех желающих поработать на судоремонтных предприятиях, все плимутские мастерские получили заказы от советского флота. Одновременно советская власть установила контроль за владельцами предприятий, чтоб те не воровали у рабочих и вовремя платили зарплату. Заказы комендатура оплачивала полновесными советскими рублями и продовольствием. Были организованы общественные работы, за которые тоже платили, причем продовольствием по флотским нормам довольствия.
        Флотское командование быстро поняло суть проблемы и обеспечило снабжение советской зоны, пусть и не как в Союзе, но терпимо. Проблема голода отступила на второй план. Зато население очень быстро поняло, в чьей руке миска с похлебкой и само навело порядок на полуострове. Повстанцы и бандиты без разговоров выдавались военным патрулям либо расстреливались самими обывателями.
        К весне 41го года о самоуправстве коменданта стало известно в Москве. В Плимут вылетела комиссия во главе с наркомом Николаем Кузнецовым. Сопровождавшие моряков специалисты НКВД быстро разобрались в ситуации и увеличили лимиты на снабжение Корнуолла с учетом нужд местного населения. Также были рассмотрены и удовлетворены заявки местной промышленности на сырье, топливо и материалы. Полковник Кривошеев вместо нагоняя получил орден и немалые права почти полновластного хозяина военно-морской базы.
        Слухи о корнуольском островке благоденствия быстро распространились по всей Англии. Весной советским пограничникам уже приходилось отбиваться от толп голодающих, стремящихся любыми путями попасть в советскую контрольную зону. Опять помогло НКВД и товарищи из трофейных комиссий. Прямо на границе организовали фильтрационный лагерь. Теперь все желающие могли предложить Советскому Союзу свои услуги. Специалистов, высококвалифицированных рабочих, ученых трудоустраивали в советской зоне или вместе с семьями вывозили в Союз.
        Летом 41го было достигнуто соглашение с Германией об английских репарациях. Получивший несколько недостроенных кораблей СССР взял под свою опеку часть судостроительных заводов и быстро загрузил их работой. При этом советские управляющие платили рабочим и специалистам в полтора раза больше, чем немцы, организовывали при заводах столовые и общежития. Понятно дело, местные и потянулись к нашим.
        Вот так, буханка хлеба помогла нашему флоту, спасла немало человеческих жизней и закрепила за Союзом Корнуолл. Плебисцит среди местного населения способствовал установлению советского протектората и закреплению аренды полуострова на 99 лет. Арендная плата была установлена в размере одной копейки за квадратный километр в год и пересмотру не подлежала.
        Воспоминания о делах полковника Кривошеева незаметно повысили настроение Виктора Котлова. Жизнь уже не казалась такой мрачной и безысходной, да и в отсеках подлодки вроде стало светлее.

        - Переживем - буркнул себе под нос контр-адмирал.
        Под рукой Виктора Котлова целый дивизион подлодок, а рядом крейсируют еще два. Это сила, это 18 добротных средних и больших подводных лодок с крепко сколоченными экипажами и прошедшими огонь и воду офицерами. Многих своих командиров контр-адмирал знал не один год. Со многими он делил место в кают-компании, обед и глоток воздуха в тесных отсеках субмарин. В своих людях Котлов был уверен.

        - Я понимать, мы драться с янки?  - опять этот немец не вовремя пристал.

        - Да, они пытаются нам помешать.

        - Но мы в тельняшках - лицо фрегатен-капитана Борхерта расплылось в широкой улыбке.

        - Товарищ контр-адмирал, с Б-24 передают, что у них внештатная ситуация - доложил старпом.

        - Что?!

        - Вышел из строя радиолокатор.

        - Когда смогут починить?

        - Сейчас уточню.

        - Подожди, я сам переговорю с кап-три Донцовым - с этими словами Котлов сунул в карман бланк шифровки и поспешил в рубку гидроакустиков.
        Подлодки дрейфовали на перископной глубине одной плотной группой. Связь была устойчивой. Контр-адмирал Котлов по дороге к гидроакустикам успел привести мысли в порядок и разговор вел спокойно. Повлиял на него и деловой тон командира Б-24. Борис Донцов вкратце пояснил, что из-за скачка напряжения в корабельной сети перегорели два каких-то там блока.

        - Связисты и электрики устраняют повреждения, ищут причину скачка. Радиолокатор починить можно, но для этого нужны новые детали.

        - Позови своего командира БЧ-4 и пусть он поспрошает коллег.

        - Мы уже связались с «бегемотом». Они обещали передать нужный блок - отозвался Донцов.

        - Вот и добре, сами со всем разобрались, и нечего было меня тревожить - добродушно проворчал командир бригады.
        В действительности он сам вызвал на связь командира подлодки, но такие мелочи имеют обыкновение забываться.
        Операция по передаче запасных частей с борта на борт прошла без сучка и задоринки. Легкое, почти незаметное волнение не мешало морякам. Заодно подводники получили редкую в походе возможность размяться на палубе, подышать свежим воздухом. Наблюдавший за коллегами в перископ, Виктор Котлов отметил, что капитан третьего ранга Донцов лихо выполнил маневр причаливания к атомоносцу Б-32. С корабля на корабль перекинули мостки, связисты обменялись мешками с аппаратурой.
        А вот с отчаливанием вышла заминка. Котлов был готов поспорить на коробку кубинского табака, что задержка искусственная. Просто, моряки упросили командиров подлодок не спешить с погружением. Знакомое дело. Высыпавшие на палубы моряки осмотрели надводные части легких корпусов, проверили зенитные установки. На Б-32 успели разобрать и вновь собрать кожух РДП.
        Операция с обменом ремкомплектами таким образом растянулась на два часа. Дмитрий Самойлов уже собирался дать командирам Б-24 и Б-32 сигнал к срочному погружению и потребовать отчет о проделанных работах, то те и сами вовремя догадались не испытывать начальственное терпение свыше допустимого. Три минуты, и подлодки ушли на глубину, над гребнями волн остались только тонкие трубы перископов и РДП.

6

        Дивизион шел курсом на восток. Строй подлодок вытянулся поисковой сетью. Погода по-прежнему радовала любителей загорать под жарким тропическим солнцем. Легкий ласковый ветерок, редкие облака, теплое море - курорт. Настоящий курорт. Для пассажиров круизного лайнера сущая благодать. К сожалению, командир второго дивизиона капитан второго ранга Самойлов не относил себя к участникам морского круиза.
        Разномастная полуодетая публика, принимающая солнечные ванны на прогулочной палубе огромной пассажирской «Нормандии», и не подозревала, что кто-то может мечтать о затянутом тучами небе, шквалах и бушующих волнах. А между тем всего в пяти кабельтовых от белоснежного лайнера прошел подводный корабль.
        Капитан корабля получил предупреждение, что в этом районе проводятся маневры советского флота, но не придал этому факту большого значения. Полная ерунда. Новый навигационный радар предупредит о кораблях и самолетах. Быстроходный лайнер в любой момент может изменить маршрут и обойти опасный район. И естественно, само собой разумеется, иного и быть не может - русские не будут стрелять по пассажирскому лайнеру, тем более под флагом члена Европейской Унии.

        - Радиограмма из компании - пробурчал третий помощник, протягивая капитану бланк.

        - И что пишут?

        - Напоминают о русских маневрах. Предупреждают, что в районе Ла-Платы и Огненной Земли собираются немецкие эскадры. Американцы заявили о своих учениях.

        - И все в Южной Атлантике? Безумный век, безумные сердца - продекламировал капитан, стряхивая невидимую пылинку с рукава белоснежного кителя.
        Радиограмма так и осталась не прочитанной, командирам «Нормандии» было не до параноидальных предупреждений представителя компании. Куда важнее следить за морем, погодой, контролировать отдых пассажиров, чтоб никто и не подумал жаловаться на сервис. Да, меню в корабельных ресторанах занимало капитана куда больше, чем маневры русских варваров и неотесанных бошей.
        Тропик Рака щедро одаривал людей небесной благодатью, теплой, солнечной погодой с легким освежающим ветерком. В южном полушарии сейчас зима, но субтропический океан сглаживает температурные колебания. Здесь в Атлантике всегда вечное лето. Главное вовремя получить штормовое предупреждение, разминуться с циклоном, уйти от шквала и можно ни о чем не беспокоится. А война? Какая право глупость! Война закончилась десять лет назад. Немцы ушли из Франции, оставили Париж. Правда, они оттяпали Эльзас и Лотарингию, но это небольшая цена за членство в Унии, право беспошлинной торговли и защиту колоний.
        Пассажиры и команда французского корабля не подозревали, что они целых пять минут находились под прицелом океанского подводного крейсера. Нежившиеся на прогулочных палубах лайнера люди и помыслить не могли, что кто-то сейчас, здесь, всего в полумиле от них может мечтать о штормах, затянутом тучами небе, грозе, перекатывающихся через палубу валах, стене дождя на горизонте.
        Такова жизнь - безветренная солнечная погода сущее проклятие для подводного флота и небесный подарок для сил ПЛО. К вражеским авианосцам можно подобраться только в шторм, под прикрытием тропического ливня. Это когда даже сумасшедший не рискнет поднять самолет в воздух. Буруны от перископов маскируются пеной на гребнях волн. На радарах видится всевозможная хрень. Команды эсминцев больше обеспокоены борьбой за живучесть, а не поиском подлодок. Несильный шторм, вот что нужно было командирам второго дивизиона второй бригады флота ведущего сейчас поиск авианосной эскадры.

        - Нежатся - злобно пробормотал себе под нос старлей Владимирский - лимонад пьют. Вона, холуи с подносиками бегают. Кофей с коньяком разносят - вид наслаждающихся круизом буржуев невольно заставил офицера вспомнить своего отца, комиссара красной армии времен Гражданской войны.

        - Что за посудина? "Нормандия"?  - контр-адмирал Котлов с наслаждением разогнул спину, потянулся, заложив руки за голову.
        Последние полчаса командир бригады корпел над разложенными на штурманском планшетнике картами. Рассчитывал ходовые часы, курсы, рисовал зоны уверенного обнаружения. Что-то у него не получалось, и тогда Виктор Котлов с раздражением бросал на стол логарифмическую линейку, негромко матерился и лез в карман за трубкой. Вахтенные на центральном посту с интересом следили за контр-адмиралом - закурит или нет? Пока комбриг вовремя останавливался. Один раз он даже успел извлечь зажигалку, но опомнился. Он сам всегда придерживался жесткого правила: не курить на подводной лодке, только на палубе или на мостике. И другим никогда не позволял дымить в герметичных отсеках корабля.

        - Знаменитый корабль, эта «Нормандия» - дело не шло, цифры отказывались складываться в что-то вразумительное, и командира понесло.  - Самый лучший, самый быстроходный и красивый лайнер тридцатых годов. Да и нашего времени тоже. Обладатель "Голубой ленты Атлантики". Сам видишь: красивое судно, водоизмещение суперлинкора, а корпус изящный как у крейсера.
        "Нормандия" в первом же своем рейсе побила рекорд скорости на трансатлантическом маршруте. Потом, к сожалению, проиграла в состязании англичанке "Куин Мэри" полузла. Но у «Машки» машины на четверть мощнее, и выглядит она как плавучий бордель.

        - Красавица. Обошла нас тридцатиузловым, только волной перископы захлестнуло. А корма у нее высоченная, как тяжелый авианосец. Вот бы на такую махину ночную атаку провести. Думаю, надо полным носовым залпом садить, да и то, мало ей будет - восхищенно протянул Антон Владимирский.

        - Ты, вахтенный, не отвлекайся, не зевай - подначил старшего лейтенанта Котлов - или ставь к перископу мичмана, вон двадцатый раз стекла манометров протирает, и займись своими обязанностями. Штурманские прокладки проверь, акустиков и механиков шевельни, чтоб носом не клевали.

        - Гордый корабль - продолжал контр-адмирал - в плену побывал, но вырвался, сбежал от звезднополосатых прохвостов.

        - Это как? Расскажите!

        - Молодежь! Мать вас так и раз так - в уголках прищуренных глаз Виктора Николаевича играли озорные искорки - Такие вещи надо с пеленок знать. В 41-м о побеге «Нормандии» все газеты писали. Ладно, слушайте, балбесы. Перед началом войны лайнер готовился выйти в море из Нью-Йорка. Очередной рейс. Но американцы намерено задержали рейс, надеялись погреть руки на европейской войне. Франция, как вы знаете, не долго сопротивлялась. Нокаут. Чистая победа.
        В мае 41го года уже после того как наши заключили с французами и англичанами мир, американы арестовали все французские, бельгийские и голландские суда в своих портах. Жалко было возвращать чужое, искали повод прибрать к рукам. Особенно им
«Нормандия» понравилась. Судно хорошее, дорогое. Американцы решили его перегнать в Филадельфию и перестроить под свои нужды.
        Так как своих моряков способных освоить французский лайнер не нашли, или времени не было искать, то перегон поручили французскому экипажу. Но тут наши лягушатники не сплоховали, взыграл галльский гонор. Стоило судну выйти в море, как французы разоружили охрану, вышвырнули полицейских за борт и дали полный ход. Не все коту масленица. «Нормандия» оторвалась от сторожевиков, одного чуть было не протаранила, недомерок успел увернуться, и пошла прямиком на родину.
        Вот так, настоящие моряки действуют. Учитесь, парни - на этом Виктор Николаевич завершил свой рассказ. Чуточку помолчал и добавил - с тех пор «Нормандия» ни разу не заходила, ни в один североамериканский порт. Корабельными правилами запрещено, дабы не оскорблять флаг корабля присутствием всякой швали.

        - Так и сказано?!  - не поверил мичман Забубенный.

        - Не имеет права заходить в порты стран, не соблюдающих международное морское право - продекламировал контр-адмирал.
        Завершив лекцию, Виктор Котлов ушел в свою каюту. Пора было отдохнуть, постараться заранее выспаться, да и в гальюн заглянуть не мешает. Нечего людей смущать словоизлияниями на отвлеченные темы. Это у контр-адмирала на подлодке работы практически нет - ни забот, ни хлопот. А парням приходится трудиться в поте лица. Причем, в буквальном смысле слова.
        Это все «Нормандия» виновата. Романтика морских походов. Училище. Первое знакомство с морем. Вспомнилось, захотелось выговориться, напомнить ребятам, что есть не только военно-морской флот, и по большому счету мы военные моряки защищаем моряков гражданских. Ну и топим их, если жизнь заставляет.
        В тесной конуре, по недоразумению названной каютой, на нижней койке посвистывал Дитрих. Настоящий подводник, прошедший суровую школу жизни на «айнбауме», на большой подлодке чувствовал себя как в салоне океанского лайнера. Флот научил ценить редкие минуты отдыха, реагировать на бытовые неудобства специфическим черным юморком и всегда быть готовым к авралу.
        Вот и сейчас Дитрих Борхерт спит в брюках и рубашке, натянув шерстяное одеяло до подбородка. Носки он благоразумно запихнул под нижнюю койку. Запомнил урок, полученный тогда в первую ночь на Б-27. Вынужденный делить каюту на троих с немцем и командиром подлодки, контр-адмирал к своему изумлению обнаружил брошенный на столик носок. Пришлось бесцеремонно растолкать фрегатен-капитана и на сносном немецком объяснить человеку, что ежели еще раз такое повторится, то сей предмет одежды будет аккуратно свернут трубочкой и впихнут в глотку неряхи. Помогло, с тех пор Борхерт вещами не раскидывался и койку во внеурочное время не занимал.
        Виктор Николаевич повесил китель на крючок, расстегнул верхние пуговицы рубашки, хотел было стянуть вязаную жилетку, но махнул рукой и запрыгнул на койку так. Въевшаяся в кровь и плоть привычка спать на корабле в одежде. От этого никуда не уйти. В случае тревоги, лишние секунды, потраченные на поиск штанов и одевание, могут стоить жизни.
        Несмотря на усталость, сон не шел. Духота, спертый воздух мешали расслабиться. В голове роились и никак не могли успокоиться, прийти в систему суетные мысли. Неожиданно вспомнилась, казалось бы давно выветрившаяся из памяти обида на того капитан-лейтенанта, разглагольствовавшего под сорокаградусным балластом о флотской кастовости и врожденном морском характере.
        Как там того дурака звали? Кажется Шубин. Забавно, но после той дурной дружеской посиделки Котлов пару раз встречался с Шубиным в интендантстве и штабе флота. Ничего личного, только служба. А потом после войны Виктор Котлов случайно узнал, что капитан-лейтенант Шубин погиб на «Марате». Погиб как мужчина, срезало осколком при тушении пожара. Он пробивался через груды искореженного металла к снарядным погребам. Корабль спас, а себя не успел.
        Вот и финал дурацкого спора. Совсем не дурацкий итог. Прирожденный моряк доказал свою правоту своей смертью на посту. А Виктор Котлов? Вроде тоже стал моряком. Начальство ценит, подчиненные уважают. Звезды на погонах большие, и заслуженные. Чувствовать себя на подводной лодке как дома невозможно, что бы ни писали на этот счет газетчики. Море оно такое, его не только любить, его уважать надо. Море не допускает панибратского обращения, это тебе не приятель, не сосед по квартире.
        В океане, на мостике подлодки ощущаешь себя как в величественном вселенском храме. Восхищение, преклонение перед безграничностью, невообразимой мощью стихии, нестерпимое желание кричать от восторга при виде грозного буйства штормовой стихии, неописуемое наслаждение от единения с океаном, когда ты один на один с древней божественной силой моря.
        Мысли в голове Виктора Котлова жили своей собственной независимой от хозяина жизнью. Неведомая прихоть памяти выбросила на поверхность воспоминания о бабе Але. Бабушка говорила, что дескать если Витя Котлов не погибнет из-за круглолицего рыжего человека, то станет большим человеком.
        Интересно, время идет, уже за сорок перевалило. Войну пережил, прошел через огонь и воду. Выжил. Всегда возвращался в порт. Не один раз сталкивался со Старухой в белом, и всегда ему везло, взгляд смерти скользил мимо, только один раз краем глаза мимолетом скользнул по подлодке Котлова.
        Когда-то Котлов думал, что это злодейка-судьба подкинула ему испытание в виде Нулилы Махнова. Упертый как танк, звезд с неба не хватает, лицо круглое, нос картошкой, волосы мало того что темно-рыжие, так еще вьющиеся - один к одному тот роковой червонный валет из предсказаний бабы Али. Однако, Нулила Эммануил оказался неплохим человеком, вырос из помполита в боевые офицеры подплава. Не зря контр-адмирал Котлов рекомендовал Махнова командиром большой подлодки. И в штабе подводных сил возражений не было, что даже не странно, учитывая послужной список рыжего Нулилы.
        Судьба дама интересная, любит она подкидывать задачки, сталкивать между собой людей, которые вроде не хотели друг другу ничего плохого. Вон живой пример, дрыхнет на нижней койке. Грозной осенью 40го года командовал подлодкой U-24, работал в Северном море. Дитрих Борхерт отличился, потопив пару английских кораблей береговой обороны. Выжил в кровавой бане сражения за Ла-Манш. И навсегда запомнил встречу с советской Д-3 и выменянную на салат и укроп банку поваренной соли.
        Море любит сводить друг с другом хороших людей. Не удивительно что, встретившись в Плимуте с немецким наблюдателем, контр-адмирал Котлов расплылся в широкой улыбке и поблагодарил немца за мешок с зеленью. Штабные понять не могли, с чего это оба с такой теплотой пожали друг другу руки, обнялись, и о чем это они говорят? Какая еще соль?! Какая суповая зелень?!
        Пока контр-адмирал отсыпался, подлодке пришлось уходить от воздушных разведчиков. На этот раз действительно были самолеты с нашей эскадры. Вахтенный легко опознал знакомый силуэт Ту-4К. Пришлось уходить на глубину, пережидать пока небо не очистится.
        Время шло к ночи. Дивизион уверенно шел к району местонахождения авианосцев. По крайней мере, координаты указывались в радиограмме с "Красного октября". По легенде учений, это были данные авиаразведки. В 18-2 °Cамойлов решил всплыть в позиционное положение и включить радар. Всплыть подлодка успела. Но стило только включить и прогреть радар, как из радиорубки раздался громкий мат, затем по внутренней связи голосом лейтенанта Беградзе доложили, что наблюдают 12 воздушных целей. Дистанция 10-14 миль.

        - Погружение!  - взревел командир подлодки.

        - Закрыть люки!  - успел выпалить старший лейтенант Владимирский.
        Возникло секундное замешательство. Проблему разрешил сам командир БЧ-2-3, ударив кулаком по кнопкам управления гидравликой рубочного люка. Повезло. Механики работали куда слаженнее персонала центрального поста. Стармех меланхолично, как по инструкции, остановил дизеля, перекрыл воздухозаборники, выхлопные трубы и опустил заслонки шнорхеля. Только затем включил электромоторы.
        Подлодка провалилась на глубину 50 метров. Здесь капитан-лейтенант Самойлов остановил погружение. Дальше они шли на электромоторах. Гидроакустики прослушивали океан. Курс зюйд-зюйд-ост. Скорость 6 узлов. Не стоит спешить, подкрадываясь к противнику. Чем выше скорость, тем больше шумит подлодка, тем легче ее засечь пеленгаторами. И чем выше обороты электромоторов, тем быстрее расходуется заряд аккумуляторов, а они не бесконечны. Очень даже не бесконечны.
        Через полчаса хода акустики засекли всплески по правому борту. Последовал поворот налево. Командир Б-27 решил оторваться от преследования на полном ходу. Следующие двадцать минут подлодка разогналась до 15-и узлов подводного хода, затем сбросила скорость до шести узлов. Шумопеленгаторы на скорости не работали, мешали собственные шумы, поэтому подлодка была практически глухая и слепая.

        - Слышу шумы винтов. Два румба по правому борту - докладывает рубка гидроакустиков.

        - Самым малым - реагирует командир.
        Начинается война нервов. Противник засек кого-то из дивизиона. Противолодочные силы соединения с азартом гоняют подлодку. Хорошо если не нас. При групповой атаке не всегда можно понять, что охотятся именно на тебя, а не товарища.
        Акустики опять засекают шумы. Надводный корабль. Приближается. Эсминец. Прет двадцатиузловым. Еще пять минут, еще один всплеск на поверхности. Гидроакустический буй. Проклятые самолеты кружат над головой. Засекли? Или просто оконтуривают подозрительный квадрат? Все может быть.
        Проснувшиеся при резком погружении на глубину, Котлов и Борхерт примостились у уголке центрального поста и наблюдают за работой экипажа корабля. Контр-адмирал невозмутимо пишет что-то в блокноте. Иногда поглядывает на часы. Все ясно - ведет хронометраж, дублирует для себя сценарий атаки. Подводники стараются в свою очередь не замечать наблюдателей. Сейчас Котлова и Борхерта как будто нет. На сцену они выйдут только если что-то пойдет не так, при чрезвычайном стечении обстоятельств, либо в случае грубой ошибки командиров подлодки.

        - Эсминец на носовых углах. Скорость 12 узлов. Дистанция 14 кабельтовых.

        - Гидролокатор?  - задумчиво тянет Самойлов и резко обрубает - отставить! Право руля на три румба. Держать четыре узла.

        - Есть четыре узла - рапортуют механики.

        - Посторонний шум. Неразборчиво. Как будто лопатой шлепнули - недоумевает старшина гидроакустиков.

        - Дистанцию и курс!

        - Так точно. Шесть румбов по левому борту. Примерно…. Ориентировочно 17 кабельтовых.

        - Гидроплан - восклицает каплей Зубко.

        - Буи собирает - щерится Владимир Окунев.  - Они подотчетные. За потерю на берегу по головке не погладят.

        - Отставить болтовню - недовольно бросает Самойлов.
        Кавторанг отметил про себя, ежели гидросамолет собирает гидроакустические буи, то это точно наши. У американцев сбрасываемые буи держатся на воде 4-5 часов, затем самозатапливаются. Наши проектировщики решили сэкономить на тонкой электронной начинке автоматических станций и смонтировали их в прочных корпусах, раскрасили в яркие цвета и оснастили грузовыми захватами.
        Идея интересная, но вызвавшая в ответ необычайно бурную реакцию военных моряков, и именно тех, кому по делу службы приходится собирать эти злосчастные буи. Оно и понятно, если на учениях все красиво, гладко и по инструкции, то в случае реального боестолкновения ни один здравомыслящий командир не будет задерживаться в опасном районе дольше необходимого, и не будет посылать гидросамолеты и эсминцы на поиск автоматических станций.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к