Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Мятый элемент Александр Николаевич Лукьянов

        Где-то на территории России после падения Тунгусского метеорита в 1908 году был организован отдел по изучению и усовершенствованию технологий «ПСИ-фактор». Тот, кто его организовал, пропал при таинственных обстоятельствах. Эта забытая территория так и осталась в полном секрете от всех. Единственные, кто там остался работать, это небольшая группа ученых, которые были собраны по всей России.

        Мятый элемент

        Александр Лукьянов

        

        ISBN 978-5-4496-6597-3
        

        Предисловие

        Где-то на территории России после падения Тунгусского метеорита в 1908 году, был организован отдел по изучению и усовершенствованию технологий «ПСИ-фактор». Тот, кто его организовал, пропал при таинственных обстоятельствах. Эта забытая территория так и осталась в полном секрете от всех. Единственные кто там остался работать, это небольшая группа ученых, которые были собраны по всей России. Бункер был построен по последнему слову техники тех времён, постоянно расширялся и был полностью автономен. Он находился в центре трех деревушек, Петровка, Сидоровка и Ивановка. «ПСИ» территория. До каждой деревни от бункера было примерно десять километров, такой своеобразный бермудский треугольник. Снаружи бункер выглядел как обычный охотничий домик, кругом была тайга и почти непроходимые леса и болота. Ученые занимались разработками, изучением и усовершенствованием технологий. Ученых никто не подгонял и не давал задания, они были предоставлены сами себе. Уходили старые ученые, на их место приходили новые, которых по не понятным причинам влекло в это место.
        После второй мировой войны, к группе ученых присоединился Иванов Иван Иванович, который по иронии судьбы, оказался в этом районе. Иванов раз в неделю поднимался из бункера в охотничий домик, делал обход территории. На связь с ним никто не выходил, почту уже давно никто не приносил. Иван решил сходить в деревню, пообщаться и разузнать обстановку. В деревне все было тихо, каждый занимался своими делами. На него никто внимания не обращал, и его все хорошо знали. Иногда он с мужиками ходил на охоту или рыбалку.
        Все свежие новости он мог услышать от бабулек, которые сидели на лавочках и щелкали семечки. Интересно, как им удается все знать? Вот и в этот раз на лавочке сидели три бабульки и о чем-то бурно беседовали. Увидев Иванова, они мило ему улыбнулись, и поздоровались с ним.
        — Здравствуйте,  — ответил Иванов. Старушки щедро отсыпали ему семечек.
        — Жениться тебе надо,  — сказала баба Маша.
        — Во-во, а то ходишь как не прикаянный.
        — Вон у кузнеца дочь подросла, женись на ней, не пожалеешь,  — сказала третья бабулька и взглядом показала в сторону колодца. От колодца отходила девушка, неся на коромысле два полных ведра с водой, вернее не шла, а как бы плавно плыла, покачивая бедрами. Её широкая коса спускалась до пояса. Подойдя к нам, она поздоровалась, ответила на пару вопросов бабулек и пошла дальше.
        — Да рано мне еще жениться,  — сказал Иван. Этим он дал повод бабулькам для промывания ему косточек. Потом они ему рассказали самые последние новости. Власть сменилась, теперь в стране руководил Хрущев, в ста километрах от деревни начали строить новую воинскую часть, и многое другое. Но самое главное он услышал в конце, что в соседней деревне поселился геолог. На такие новости он обращал особое внимание. Это мог быть либо новый связной, либо иностранный разведчик.
        — Вкусные семечки,  — сказал Иван, попрощался с бабульками и пошел к магазину. Продавщица скучно сидела за прилавком, увидев Иванова, она оживилась и мило ему улыбнулась.
        Она осталась жить одна, с тремя детьми, когда её муж пропал без вести на войне в 1945 году. Её сыновья жили своей жизнью, с ней остался жить ее младший сын. Отслужив в армии, он вернулся жит к матери.
        — Привет,  — сказала продавщица Ольга.
        — Привет,  — ответил Иванов.
        — Тебе как обычно?  — грустно спросила Ольга.
        — Угу,  — ответил Иван. Продавщица положила на прилавок две банки тушенки, булку хлеба, пачку соли, чая, коробок спичек, пачку беломорканала.
        — А ты почему такая грустная? Что-то случилось?  — спросил Иванов.
        — Да мой сынок ушел на охоту и пропал, вот уже неделя прошла, как он ушел, обычно больше чем на три дня не уходил.
        — А в какую сторону он ушел?
        — В сторону Лысой горы.
        — Хорошо поищу твоего сына,  — ответил Иванов, сложил все в вещмешок, попрощался и вышел из магазина.
        Иванов, как и все в деревнях ходил с ружьем двустволкой, ножом на поясе и вещмешком, где лежало все необходимое для выживания в тайге. По поветриям Лысая гора была гиблым местом, там происходили очень странные вещи и жители деревень старались обходить эти места стороной, но Иванов знал причину этих странных явлений.
        До Лысой горы нужно было идти целый день. Эти места были богаты дичью, грибами и ягодами. Но из-за своей таинственности. Туда заходили редко и только днем. Иногда там с жителями деревень происходили странные вещи, они видели странные явления, которые невозможно было объяснить.
        Иванов посмотрел на часы, было около трех часов дня. До заката солнца еще есть часов шесть, он ускорил шаг и пошел по тропинке, вслушиваясь в звуки леса. Где то стрекотали сороки, щебетали птицы.
        К вечеру отойдя от деревни достаточно далеко, Иванов заметил волков, они иногда выли, параллельно следуя за ним. Волков Иванов не боялся, они были достаточно сытыми и на людей не набрасывались, им было просто интересно.
        Найдя место для ночлега, он развел костер, насобирал грибов, налил воды из подземного ключа в небольшой котелок. Пожарил и съел грибы, попил чаю, и завалился спать. Где-то ухала сова, стрекотали сверчки, потрескивал костер, под эти звуки Иванов крепко уснул.

        Глава 1

        Сын продавщицы Ольги, Илья, был достаточно крепким и умным парнем, он много читал. Ему нравилась фантастика, и красивые девушки. Но он влюбился в дочь кузнеца, она тоже была к нему не равнодушна. Он пошел в сторону Лысой горы, что бы найти красивый камень для кольца, в заброшенной шахте.
        Илье нравилась деревенская жизнь, жить в городе как его братья он не хотел. Проснувшись рано утром, он собрался, сказал матери, что пошел на охоту. Идя по лесу к Лысой горе, он мечтал, как сделает очень красивое кольцо, и подарит его своей любимой.
        Дойдя до Лысой горы, он стал искать старую шахту. Лысая гора была больше похоже на скалу, которая возвышалась среди леса. Вход в шахту Илья нашел быстро, но вот попасть туда было проблематично. Через тридцать метров она была завалена большими валунами. Выйдя из пещеры, Илья стал искать другой вход. Уже смеркалось, Илья развел костер и устроился на ночлег. Смотря в небо на звезды, он думал о том, что может где-нибудь там на какой-нибудь планете живут другие люди или какие-то другие существа, похожие на людей. И что они, возможно, тоже смотрят на звезды и думают о том же.
        Где-то в темноте леса Илья услышал хруст веток, он прислушался, но ничего больше не услышал, пропали все звуки, сверчки перестали стрекотать, даже надоедливые комары пропали и попрятались, наступила полная тишина, у Ильи пробежали мурашки по спине. Он взял ружье в руки и на всякий случай взвел курки. Вглядывался в темноту, но ничего не мог увидеть, свет от костера светил не очень далеко. Вскоре Илья опять услышал хруст веток и тяжелые шаги, по земле. Где-то в темноте вокруг него кто-то ходил, но не приближался к нему, и не показывался на свет костра. Как не старался Илья разглядеть, что там, в темноте, он ничего не видел. Тяжелые шаги пытались зайти ему за спину, но Илья всегда поворачивался в ту сторону и ничего не мог рассмотреть. Вскоре шум шагов исчез, и минут через десять опять появились обычные лесные ночные звуки.
        Илья так и не уснул до утра. Когда взошло солнце, он пошел в ту сторону, где слышал шаги. Следы были странные, и оставляли глубокие вмятины на земле. Илья пошел по следу, и уперся почти в отвесную скалу, следы выходили из нее и также заходили в нее.
        — Либо это существо умеет хорошо лазить по скалам, либо проходить сквозь них,  — сам себе сказал Илья.  — Залезть на скалу я не смогу, она практически вертикальна, пройти сквозь нее тоже не могу. Я ведь не скалопроходитель, хотя я бы мог ее взорвать, но тротила нет,  — сам с собой разговаривал Илья. Он прошел вдоль скалы слева, метров сто, но ничего не нашел, тогда он вернулся и пошел в правую сторону, внимательно осматривая все вокруг.
        Метров через тридцать он нашел скелет, в странной одежде, рядом со скелетом лежал предмет похожий на кубик Рубика со странными символами. Осмотрев внимательнее все в округе, он ничего больше не нашел.
        — Но ведь откуда-то ты здесь взялся?  — сказал Илья. Прошел еще метров сто вдоль скалы, но ни чего не обнаружил. Вернулся к скелету и осмотрел его внимательнее.
        — Ну и что ты тут делал? И зачем тебе кубик Рубика?  — спросил Илья. Скелет так и остался не подвижным и смотрел на Илью своими черными пустыми глазницами, и скалился. И только теперь Илья увидел, что рука скелета была сжата в кулак, и его указательный палец показывал в сторону леса.
        — Ну и куда ты показываешь? Что там? Ладно, сиди здесь и никуда не уходи,  — сказал Илья скелету. Скелет молча сидел и ничего не ответил, но его оскал стал немножко шире, наверно ему понравилось, что на него за столько лет обратили внимание.
        Илья пошел в ту сторону, куда показывал скелет. Метров через триста, продираясь сквозь дебри, Илья нашел небольшую поляну, в центре которой рос здоровенный кедр. Таких больших кедров он никогда не видел. Подобрал с земли кедровую шишку, она тоже была необычайно большой, такая на голову свалится, мало не покажется, попробовал кедровые орешки, они были необычайно вкусные. Он прошелся по поляне, подошел поближе к кедру и увидел в корнях небольшой вход заваленный ветками. Расчистил проход, залез внутрь, там было достаточно просторно, в центре стоял деревянный ящик. Илья открыл ящик и осмотрел, что там было внутри. Нашел пару кедровых шишек, блокнот завернутый в целлофан и плащ-палатку, которая выглядела очень старой на вид, точно такую же он носит в своем вещмешке. Забрал блокнот, вылез из землянки, и стал доставать блокнот из целлофана. Блокнот был очень похож на его блокнот, в кожаном переплете, который он носил с собой.
        Страницы пожелтели от времени, текст написанный карандашом был практически невиден, в конце страниц лежала старая фотография, на ней была девушка с длинной косой, она показалась ему очень знакомой.
        — Этого не может быть  — сам себе сказал Илья. Вытащил свой блокнот и достал фотографию, они были одинаковые, лишь с одной разницей, вторая фотография выглядела очень старой. Иль начал читать, что было написано в найденном блокноте, он узнал свой почерк, и был очень удивлен тому, что там было написано. Половину текста он так и не смог прочитать, карандашный след полностью слился с желтыми страницами.
        За чтением он даже не заметил, что начало смеркаться. Илья насобирал дров, пару кедровых шишек, развел костер. Распотрошил шишки, слегка поджарил орешки и пытаясь осознать прочитанное, щелкал орешки. Потом он вспомнил про кубик Рубика, достал его и стал рассматривать, в темноте кубик слегка светился, Илья стал его произвольно крутить, кубик пикнул три раза, и ярко вспыхнул белым цветом, у Ильи зашумело в ушах, закружилась голова, и он потерял сознание.

        Глава 2

        Иванов проснулся рано утром, только начало светать, привел себя в порядок, плотно позавтракал и двинулся дальше. Вскоре он нашел следы, которые вели к Лысой горе, и он пошел по ним. Нашел место стоянки, где Илья ночевал, и большие глубокие следы, которые были оставлены вокруг стоянки.
        — Опять Петрович испытания проводил,  — сказал вслух Иванов,  — хорошо, что не на мне, вот из-за таких испытаний и появляются байки в деревнях.
        Иванов пошел дальше по следам и уперся в почти вертикальную скалу Лысой горы, он был тоже слегка удивлен тем, что следы выходили из скалы и заходили в нее, почесал затылок, проверил скалу на прочность, но это была обычная прочная скала, никаких тайных дверей. Начал изучать следы Ильи, они уходили налево, потом вернулись и пошли направо. Туда он и пошел по следам. Нашел скелет, осмотрел его.
        — Странно, его здесь раньше не было, по виду ему лет сто, звери его не тронули, лежит полностью целый.
        Иванов достал миниатюрный прибор и снял показания, заморгали красная и зеленая лампочка.
        — Так и знал! Временная аномалия. Откуда ты пришел?  — спросил Иванов у скелета. Но скелет не ответил, продолжая держать обед молчания, но его оскал стал еще шире. Даже мертвым нравится внимание.
        — Посиди здесь пока и никуда не уходи, тобой наш Доктор займется, ты станешь его ценным экспонатом,  — сказал Иванов. Скелет в ответ оскалился еще шире и слегка кивнул. Иванов пометил место на карте, достал рацию и сказал:
        — Доктора вызывает Иванов.
        — На связи,  — ответила Доктор.
        — У меня для тебя приятная находка, вот координаты 125,3 —365,71, код «В.А.»
        — Принято. Спасибо, что не забываешь про меня. Да, кстати ты пропустил профосмотр, загляни ко мне.
        — Принято,  — ответил Иванов, и стал изучать следа вокруг скелета. Они уходили направо, потом возвращались и уходили в сторону леса, туда он и отправился.
        Пробравшись сквозь дебри, он вышел на поляну, где рос могучий кедр. Иванова удивили размеры кедра и его огромные кедровые шишки.
        — Странно, его здесь раньше не было,  — сказа вслух Иванов, тщательно изучил все в округе. Нашел землянку под кедром. В землянке был деревянный ящик, в котором лежали пару шишек, старая плащ-палатка, и было что-то еще, но теперь не было. Нашел остатки костра и непонятное пятно на траве, трава в этом месте пожелтела. Он достал прибор и снял показания, прибор опять показал временную аномалию. Иванов пометил место на карте. Не найдя больше ничего интересного, положил в вещмешок пару шишек, и отправился в деревню Петровка, где по последним оперативным данным остановился геолог. По дороге он подстрелил пару зайцев.
        Дом геолога он нашел быстро. Бородатый мужик недалеко от дома делал шурф и брал пробы почвы.
        — Бог в помощь,  — сказал Иванов.
        — И вам не хворать,  — ответил мужик.
        Иванов достал пачку Беломорканала, открыл ее и предложил папироску. Мужик взял папироску, и достал спички, Иванов тоже взял папироску из пачки, дунул в нее и прикурил от зажженной спички, которую поднес ему мужик.
        — Иван,  — сказал Иванов, и протянул руку.
        — Николай,  — ответил мужик, и протянул свою руку, они поздоровались крепким рукопожатием.
        Паролей для встречи со связным не было, поэтому Иванову нужно было самому определить, связной это или шпион. Было очень много методик, которые позволяли определить иностранных шпионов, но большинство из них были известны иностранной разведке, и поэтому могли привести к проколу. Поэтому Иванов решил играть роль простого лесника, и просто наблюдать, эта техника хоть и долгая, но безотказная, в любом случае если это иностранный агент, то он проколется на какой-нибудь мелочи.
        — Время обеда,  — сказал Иванов.
        — Угу,  — ответил Николай, и посмотрел на двух жирных зайцев, которых Иванов демонстративно держал на виду.
        — Разделай пока зайцев, а я в магазин за водкой сбегаю,  — сказал Иванов и протянул ему зайцев.
        — Хорошо,  — ответил Николай.
        Они подошли к дому Николая, Иванов, положил у порога свой вещмешок и ружье. Не спешащей походкой Иванов пошел в магазин, на своей спине он почувствовал сверлящий взгляд Николая, но оборачиваться не стал.
        Дойдя до трех бабулек, которые щелкали семечки, поздоровался с ними. В оперативной информации он пока не нуждался, поэтому просто прошел мимо них и зашел в магазин. Купил три бутылки водки, картошки, лука, булку хлеба. Продавщица не церемонясь запихнула все в одну авоську, с которой Иванов отправился к дому Николая.
        Пока Иванов ходил в магазин, Николай зря время не терял, разделал зайцев, развел костер, заварил чайку. Они выпили за встречу и знакомство. Почистили картошку, лучок, Иванов рассказал ему свою легенду, которая была правдива на девяносто процентов. Для легенды он был сослан сюда во время Сталинских репрессий. Бывший военный, разведен, жена его вышла за другого. Все это было задокументировано на бумагах, и в случае его проверки, все бы подтвердилось.
        Рагу выдалось отменным. Иванов слушая историю Николая, не задавал вопросов, а просто запоминал, все, что он говорит, как двигается, как берет нож, как режет хлеб. Они разговаривали на разные отвлеченные темы, пока не кончилась водка, и стало смеркаться. Иванов попрощался и ушел.

        Глава 3

        Проснувшись утром в бункере, он привел себя в порядок, и пошел в столовую. Там в это время обычно было пусто, но сегодня было людно, все ученые сидели за одним столом, составленным из других столов. Такое можно было увидеть только во время праздников.
        — Всем доброго утра и приятного аппетита,  — сказал Иванов.
        — И тебе Иванов доброго утра,  — ответили ученые вразнобой. Иванов поставил себе на поднос еды, взял вилку и присел за стол к ученым. Понять о том, что они говорят, было бесполезно, все эти научные термины, были для Иванова не понятны. «Синусоидальный котангенс измененный под действием пи… ведет себя ортодоксально в проекции сингулярности черной материи извлеченной из пи…». Ну, попробуй разберись, о чем они говорят, и везде это пи…, в разных вариациях. Быстро проглотив еду, запив компотом, Иванов отправился в свой кабинет, ему нужно было переварить информацию, полученную от геолога Николая и определить друг он или шпион.
        Но для начала, надо скинуть данные с прибора сканера, в общи банк данных, что бы ученые могли его обработать, он достал сканер и подключил его к кабелю. В дверь постучались.
        — Кто там?  — спросил Иванов.
        — Доктор,  — послышалось из-за двери, и в кабинет бесцеремонно ввалилась довольно красивая женщина в идеально белом халатике.
        — Чего тебе?  — спросил Иванов.
        — Профосмотр,  — ответила Доктор,  — если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе.
        Доктор поставила на стол свой чемоданчик, открыла его и стала выкладывать на стол инструменты: хирургическую пилу, здоровенный нож, шприц с большой иглой, спринцовку….
        — Мне пора, мне надо срочно закончить одно очень важное дело,  — дрожащим голосом сказал Иванов и соскочил со стула.
        — Сидеть!  — командным голосом сказала Доктор, и надела на руки перчатки. У Иванова подкосились ноги, и он плюхнулся на стул.
        — А тебе никто не говорил, что ты очень красивая и симпатичная женщина, может, поженимся?
        — Иванов! Мы и так с тобой женаты,  — она вплотную подошла к Иванову, протерла ему лоб спиртом и прилепила какой-то прибор,  — сиди спокойно.
        Через минуту, она сняла прибор и прочитала показания.
        — Давление в норме, температура в норме, кровь в норме, а вот сердечко, что-то сильно бьется. Ты что переволновался?
        — Ну как сказать….
        Доктор мило ему улыбнулась, поцеловала его и сложила все в чемоданчик.
        — Я иду обследовать твой подарочек, я думала, что ты забудешь про мой день рождения как обычно. Где ты его достал?
        — Где достал, там и достал,  — ответил Иванов, обнял свою жену и крепко поцеловал,  — с Днем Рождения!
        — Спасибо дорогой. Зайдешь ко мне минут через десять, поделюсь результатами исследований.
        — Хорошо,  — ответил Иванов.
        Доктор ушла, Иванов действительно забыл про день рождения своей супруги, но подарок он приготовил заранее, золотые старинные женские часы в бархатной коробочке.
        — Ладно, пускай полежат, до следующего дня рождения, если скелета не найду.
        Иванов вышел из кабинета, прихватив с собой здоровенную кедровую шишку, и направился в лабораторию. Бункер был достаточно большим и просторным, он больше был похож на лабиринт, но у каждого сотрудника была своя лаборатория, личный кабинет, где они могли спокойно работать и отдыхать. Единственным общественным местом была столовая, где они могли пообщаться. Иногда они собирались в общую лабораторию, если для проекта нужно было использовать несколько специалистов разных областей.
        Лабораторию он нашел быстро, ему нравилось смотреть, как работает его жена. Он вошел в лабораторию, где было очень много разных приборов, колбочек и инструментов. Скелет лежал на металлическом столе, над ним висел прибор и моргал разными лампочками. Доктор сидела за микроскопом, рассматривала образцы и все тщательно записывала. Иванов не стал ее беспокоить, сел на стул за соседним столом, положил шишку на стол, закрыл глаза и стал вспоминать разговор с геологом.
        Без связи с центром, он не мог проверить его историю. Двигался Николай своеобразно, чувствовалась специальная подготовка, обладал хорошей реакцией, поймал стакан на лету, который Иванов якобы случайно уронил со стола. На слово «связь», которое Иванов использовал специально в предложениях, в разных вариациях и предложениях, отреагировал своеобразно, и после третьей бутылки, пару раз сболтнул лишнего. Он явно принял антидот, чтобы не пьянеть и сделал то, чего Иванов явно не ожидал….
        — Вот оно! Вот его прокол!  — сам себе сказал Иванов,  — это однозначно шпион. Теперь надо решить, что с ним делать….
        — Иванов! Ты что спишь на моем рабочем месте?
        — Так точно!  — ответил Иванов, соскочил со стула и встал по стойке смирно.
        — Вольно,  — сказала Доктор,  — вот результаты,  — она протянула ему папку,  — ты не перестаешь меня удивлять,  — сказала Доктор и взяла здоровенную кедровую шишку со стола,  — осмотрела ее понюхала,  — интересный экземпляр, надо исследовать.
        Иванов взял папку и начал читать.

        Дубликат отчета об исследовании неизвестного человека.
        Иванову И. И.
        от Доктора.

        Это молодой человек, возраст двадцать два года, родился и проживал в селе Сидоровка, образование среднее, служил во Владивостоке. Имеет двух старших братьев, живет с матерью, влюблен в дочь кузнеца.
        Пропал во временной аномалии 20.06.19… г.
        Вернулся в прошлое на пятьсот лет.

        Рекомендации:
        — Сказать его матери, что ее сын пропал без вести и оставить все как есть.
        — Отравить за ним Петровича и вернуть в наше время.
        — Иванов не пытайся сам отправиться в прошлое, помнишь, что было прошлый раз? Но решать тебе.

        28.06.19… г.
        Доктор.

        — Интересно,  — сказал Иванов,  — как ей удается все это узнавать, по скелетам?
        Отправиться в прошлое он конечно хотел, но вспомнив последнее путешествие, его передернуло от ужаса, и по спине пробежали мурашки. В папке он нашел запечатанный конверт с надписью «Отчет для Петровича».
        — Я пошел дорогая,  — сказал Иванов.
        — Удачи милый, не забудь про сегодняшнюю вечеринку.
        — Хорошо.

        Глава 4

        Иванов пошел в лабораторию Петровича. Его лаборатория занимала отдельный уровень на два этажа ниже, Иванов спустившись по лестнице, постучался. Но никто не ответил, открыл дверь, заглянул в кабинет, Петровича в кабинете не было, дверь в лабораторию была закрыта на кодовый замок. Иванов достал рацию.
        — Иванов вызывает Петровича.
        — Слушаю.
        — Ты где?
        — В столовой.
        — Понял, ща подойду.
        — У тебя ко мне дело?
        — Да.
        — Подожди меня в моем кабинете, минут через пять буду.
        — Хорошо,  — ответил Иванов.
        Кабинет Петровича был просторный и уютный, на столе стояла шахматная доска с красивыми фигурками из слоновой кости, рядом был камин, который постоянно горел, привлекая внимание, своим пламенем. На соседней стене был большой стеллаж, где стояли артефакты из прошлого и будущего. Иванов прошелся вдоль стеллажа, рассматривая артефакты.
        Его вниманию привлекла статуэтка странного существа, похожего на сфинкса. Фигурка была сделана из золота, под фигуркой была надпись: «30158 г. до нашей эры». Иванов пошел дальше, и увидел похожую фигурку, из неизвестного метала, она была сделана настолько искусно, что казалось, что ее глаза следили за ним, а перья на крыльях шевелятся от сквозняка в кабинете, внизу была надпись: «20165 г. Развалины часовни под Рязанью».
        — Вот бы туда сгонять,  — сказал вслух Иванов.
        — Так в чем дело? Давай сгоняем, одна нога здесь, другая там,  — сказал Петрович, который бесшумно зашел в кабинет, и встал у него за спиной.
        — Заманчиво,  — ответил Иванов,  — но не сегодня.
        — Не сегодня так не сегодня. С чем пришел Иванов?
        — Да вот депеша от Доктора,  — сказал Иванов и протянул ему запечатанный конверт.
        — Тебя что в должности понизили? Работаешь почтальоном?
        — Ну, у меня много профессий….
        — Наслышан,  — ответил Петрович,  — а случайно часовню под Рязанью не ты сломал?
        — Не, под Киевом ломал, под Астраханью ломал, под Колымой ломал, до Рязани не дошел, на ломике батарейки сели.
        Петрович громко расхохотался, взял конверт, сел за свой стол, распечатал, вытащил три листа бумаги, быстро прочитал содержимое.
        — Интересненько,  — сказал Петрович, достал из стола карту и прибор, на который уже получил данные сканирования временных аномалий сделанных Ивановым,  — жди меня с Доктором в отсеке 154 ровно через 15 минут.
        — Хорошо,  — сказал Иванов, и вышел из кабинета.
        Иванов и Доктор вошли в отсек 154, ровно через 15 минут, это была обычная комната, похожая на камеру с каменной кладкой, без окон и с одной дверью, где стояли четыре стула и стол. За столом сидел Петрович, рядом с ним на полу сидел Илья, держа в руках кубик Рубика, который странно светился и издавал противный писк.
        — Наилучшим вариантом, как мне кажется, я его перехватил в момент прибытия на пятьсот лет в прошлое,  — сказал Петрович, подошел к юноше, забрал артефакт кубик Рубика,  — Доктор ты знаешь, что нужно сделать,  — Петрович вышел из отсека, закрыв за собой дверь.
        — Подожди за дверью,  — сказал Доктор Иванову.
        — Опять выгнали?  — спросил Петрович, который стоял у стены и рассматривал новый артефакт.
        — Угу. Петрович, я…
        — Отчет получишь в понедельник утром,  — сказал Петрович.
        — Да я не об этом, сегодня день рождения у Доктора…
        — Серьезно? И ты не забыл как обычно.
        — Ты не мог бы устроить нам романтический вечер?
        — Уже все устроено, но ты как обычно, можешь заняться своими делами, и забыть о…. Хотя я могу тебе сделать напоминалку, ты часы еще носишь?
        — Да,  — ответил Иванов, и показал часы на руке,  — я их не снимаю даже в душе.
        — Давай сюда.
        Иванов снял часы и протянул Петровичу. Надев очки, Петрович открутил крышку часов, что-то туда вставил, закрутил крышку на место и отдал часы Иванову.
        — И что ты сделал?  — спросил Иванов, но в этот момент дверь открылась.
        — Иванов зайди.
        Зайдя в комнату, Иван увидел Илью, который выглядел бодрым и веселым. Он писал заявление о приеме на работу.
        — Он будет работать на периферии, пропуск я ему уже вшила под кожу,  — сказала Доктор.
        — А как же я?
        — А с тебя никто твоих обязанностей не снимал, примешь заявление, отведешь домой, а дальше по штатному расписанию,  — сказала Доктор и пошла к двери.
        — Но…
        — Отчет получишь в понедельник.
        Иванов принял заявление, и вывел Илью из бункера в охотничий домик. Показал и рассказал, что к чему. Илья все схватывал на лету и дополнительных вопросов не задавал.
        — Это будет твое рабочее место, ну и соответственно прилегающие территории «П.С.И.».
        Проводил Илью до его дома. Мать Ильи была сегодня выходная, и не работала в магазине. Она очень обрадовалась возращению сына, целого и невредимого.
        — Спасибо тебе Иван, что нашел моего сына, ща я вас обедом накормлю.
        После сытного обеда, Иванов вышел из дома. Он решил завершить дело с липовым геологом и отправился в соседнюю деревню.

        Глава 5

        В деревне было все как обычно, все занимались своими делами, но что-то изменилось. На лавочке не было бабулек, там сидел дедок, который курил самодельную трубку и читал газету.
        — Здравствуйте,  — поздоровался Иванов.
        — Здравствуй мил человек,  — ответил дедок и подвинулся. Иванов присел рядом.
        — Вот скажи мил человек, Земля вертится?
        — Вертится.
        — А на кой?
        — Ну…  — Иванов задумался.
        — Вот ты когда сушишь валенки у печки, вертишь их, чтоб они не подгорели?
        — Верчу.
        — Так вот и Земля вертится, чтобы не подгореть. Я завтра с утра на рыбалку собираюсь, жду тебя у речки, где три ивы стоят.
        — Хорошо,  — ответил Иван.
        — А теперь ступай мил человек. Вижу, у тебя дело есть неотложное.
        Иванов попрощался, прошел мимо магазина, купил водки, закуски, и направился к дому геолога. Николая возле шурфа не было, дверь в дом была приоткрыта. Иванов вошел в дом, Николай сидел за столом, рядом с ним на стуле лежал вещмешок.
        — А ты не спешил, я тебя утром ждал, на чем я прокололся?
        — Неважно, водки будешь?
        — А у меня есть выбор?
        — Выбор есть всегда,  — сказал Иванов и поставил на стол бутылку и закуску,  — рассказывай.
        Время пролетело незаметно, Иванов узнал, что его настоящее имя Джон, и что он работал в разведке, но влюбился в дочь Генерала, за что и был сослан в глушь России, и много другой информации. Иванов налил по полному стакану водки, и сказал:
        — Мне надо подумать,  — часы тихо пикнули, он посмотрел на часы, было ровно шесть часов вечера, и он просто растворился в воздухе. Николай протер глаза, дверь была закрыта, Иванов просто пропал.
        — Ну, я и попал!  — сказал Николай,  — а может действительно, выбор есть всегда….
        Иванов появился в столовой, в бункере на стуле, рядом со своей женой, с полным стаканом водки в руке, где за общим столом сидели все сотрудники, в честь её дня рождения.
        — Твою же пи….  — тихо выругался Иванов.
        — Проникаешься в научную големотью?  — спросила его жена, которая ни капельки не удивилась, его внезапному появлению,  — как все прошло?
        — Отчет будет в понедельник утром,  — ответил Иванов, и посмотрел на Петровича.
        Петрович просто приподнял плечи, и широко улыбнулся. Празднование прошли хорошо и весело, часа через три, все разошлись.
        — Прошу следовать за мной,  — сказал Петрович Доктору и Иванову, они проследовали за ним. Спустились в его лабораторию. Он открыл дверь в свою лабораторию, введя код на замке, известный только ему, подвел их к зеленой двери со странными символами.
        — Приятного отдыха,  — сказал Петрович, нажал на три символа, открыл дверь и пропустил их вперед. Дверь за ними плотно закрылась, три раза пикнула, и они оказались в очень уютном домике, построенном из бамбука. Вышли наружу и осмотрелись, они оказались на безлюдном острове, солнце шло к закату, вокруг были пальмы, очень красивый песок и море в двадцати метрах от них. Они быстро скинули одежду, и побежали купаться в море. Вода была очень приятной. Доктор подплыла к Иванову, повисла у него на шее.
        — Я тебя обожаю Иванов,  — сказала Доктор и поцеловала его. Он ласково притянул ее к себе, и шептал на ухо ласковые слова….

        Глава 6

        Наступил понедельник, Иванов сидел в своем кабинете и просматривал отчеты. Но думать о работе он не мог. У него не выходили слова, сказанные его женой: «Может, подадим в отставку, заведем ребенка, будем жить нормальной жизнью…». Ну, в принципе замена ему нашлась сама собой, Илья парень сообразительный, а вот как насчет замены Доктору? Ответ пришел сам собой. Иванов достал чистый лист бумаги, вставил его в печатную машинку, и стал печатать.
        Через час у него было все готово. Стопку из десяти конвертов он отправил по мастной бункерской почте. Оставил только один конверт, забрал из стола часы в бархатной коробочке, и направился в кабинет Доктора.
        Он постучался и, не дождавшись ответа, вошел в кабинет. В кабинете никого не было, Иванов прошел в лабораторию, Доктор сидела за микроскопом и со скучавшим видом изучала орешки большой кедровой шишки.
        — Привет,  — сказал Иванов,  — я согласен.  — Он протянул ей конверт и бархатную коробочку.
        — Привет,  — ответила Доктор, она оживилась, с интересом посмотрела на него, открыла бархатную коробочку, вытащила часы.
        — Какая прелесть,  — и тут же надела их на руку,  — ну как?
        — Тебе очень идет, подчеркивает глубину цвета твоих глаз.
        — Спасибо,  — ответила Доктор. Открыла конверт, ознакомилась с содержимым, на последнем листе написала «одобрено» поставила свою подпись, поставила печать.
        — Действуй, на все про все у нас три дня, управишься?
        — Так точно,  — ответил Иванов, отдал честь, развернулся и строевым шагом направился к двери.
        — Стоять!  — командным голосом сказала Доктор. Иванов замер на месте, Доктор подошла к нему, поцеловала,  — я люблю тебя любимый.
        — Я тебя тоже люблю.
        — Иди уже, мне тоже надо привести документацию в порядок, и написать заявление об отставке.
        Иванов вышел из лаборатории, покинул бункер и направился в деревню к Николаю. Погода испортилась, шел мелкий противный дождь, где-то вдали сверкали молнии, гремел гром.
        — Здравствуй мил человек,  — услышал голос Иванов. Справа от него шел дедок, неся полное ведро раков.
        — Здравствуй, хороший улов, извини, что не сходил с тобой на рыбалку. Был занят.
        — Ну, не страшно, сходил, не сходил, какая разница? Жду тебя перед дальней дорогой завтра с утра у трех ив. Поставь напоминалку….
        — Хорошо,  — сказал Иванов, но рядом уже никого не было, дед просто исчез,  — откуда он знает про напоминалку? Надо разобраться, Иванов посмотрел на часы, часы как часы, командирские, водонепроницаемые, с дополнительным крутящимся циферблатом, Петрович не показал, как напоминалку ставить. Иванов покрутил наружный циферблат, и установил цифру ноль на пять часов, примерно в это время встает утром солнце, представил себе место встречи, у трех ив. Часы тихо пикнули.
        Николай так и сидел в доме, пил чай. Увидев Иванова, который зашел в дверь, достал еще один стакан и налил чайку.
        — Привет, присаживайся, чайку попьем.
        — Привет, спасибо, за горячий чаек,  — Иванов сел за стол, отхлебнул чайку,  — буду краток. Поскольку ты имеешь, медицинское образование, у нас для тебя есть вакансия доктора.
        — Хорошо. Я согласен.
        — А почему, ты не захотел вернуться домой?
        — Так я и вернулся домой, я ведь тебе рассказал легенду, которая на бумагах, и пройдет любую проверку. Но когда я служил в разведке, у меня был доступ к моему делу, не зря же я с дочкой генерала мутил.
        — Рассказывай.
        В двух словах, его родители были разведчиками, и раньше жили где-то под Москвой. Они типа были завербованы иностранной разведкой, поскольку его отец был специалистом в военной области, а мама была хирургом. Все было хорошо, но по случайным обстоятельствам, они погибли в автокатастрофе, его трехлетним, отдали в детдом, ну а дальше было почти как по легенде, но он всегда чувствовал себя не в своей тарелке….
        Иванов прекрасно помнил это дело, у него была очень хорошая память, он мог наизусть пересказать любой документ или книгу, которую брал в руки, мог пересказать любой разговор, и имел фотографическую память на лица.
        — Хорошо,  — сказал Иванов,  — оставь здесь свои документы и вещи.
        Иванов вытащил из своего вещмешка скелет, усадил его на стул за столом, отошел в сторону, полюбовался своей работой.
        — Пошли,  — сказал Иванов, и выволок Николая на улицу. Отойдя от дома метров тридцать, достал рацию и сказал:
        — Иванов вызывает Петровича.
        — На связи.
        — У меня все готово, запускай.
        — Запускаю.
        В дом ударила молния, громыхнул гром и дом загорелся очень сильным пламенем. Николай от неожиданности упал на землю, Иванов стоял неподвижно и слегка улыбнулся, смотря на Николая.
        — Вставай, пошли, вот теперь ты официально считаешься мертвым.
        В деревне зазвонил колокол, предупреждая жителей о пожаре,
        — Скоро здесь будет очень много людей, следуй за мной,  — Иванов быстрой походкой отправился к домику лесника. Николая встал с земли, и последовал за ним.

        Глава 7

        Иванов довел Николая до кабинета Доктора.
        — Доктор я привел нашего нового Доктора.
        — Здравствуйте,  — сказал Николай.
        — Здравствуй,  — сказала Доктор.
        Иванов оставил их вдвоем, у нее будет много работы по передачи документов, ознакомлением с обстановкой и кратким курсом обучения, нового Доктора. Иванов пошел в свой кабинет, но на двери висела новая свежая вывеска, но которой было написано: «Иванов Илья Ильич». Иванов постучался и зашел в кабинет, за столом сидел Илья, они поздоровались.
        — Чаю, кофе?  — спросил Илья.
        — Чаю,  — ответил Иванов. Илья налил в стакан чаю.  — Как осваиваешься?  — спросил Иванов, сев на свободный стул.
        — Есть пару вопросов,  — сказал Илья.
        — Слушаю.
        — Вот у тебя была возможность попасть в любое время и изменить там что-нибудь, почему ты не вернулся в прошлое и не убил Гитлера?
        — А с чего ты взял, что я этого не делал? Что было то оно и есть, а что будет, давно уже было. К тому же, такие вопросы сами по себе не решаются, нужно смотреть шире,  — и Иванов загадочно показал указательным пальцем вверх.  — Еще вопросы есть?
        — Почему ты выбрал меня на свою замену?
        — А почему нет? Ты парень сообразительный, любопытный.
        — А кому я подчиняюсь? Кто у нас начальник?
        — У нас нет начальников и подчиненных, всё, что касается работы, каждый решает, как и когда ее делать, к тебе будут обращаться за помощью, давать рекомендации из нескольких вариантов, поучаствовать в полевых испытаниях, но все решения принимаешь ты, что и когда сделать, кому помочь первым и каким образом. Так же работают и остальные, если тебе нужна помощь, пиши им, предолгая свои варианты развития событий. Но самые неотложные дела решаются по рации, их надо выполнять в максимально короткий срок.
        — Я все понял,  — ответил Илья.
        — Если будут вопросы, заглядывай в папку «Штатное расписание»,  — сказал Иван.
        Илья первым делом, когда занял его место, заглядывал в эту очень потрепанную папку, но там лежал только один лист, слегка пожелтевший от времени, с одной строчкой текста: «ДЕЙСТВУЙ ПО ОБСТАНОВКЕ».
        — Я так понимаю, все мои вещи перенесли в гостевую комнату.
        — Да,  — ответил Илья,  — куда отправитесь?
        — Мы еще пока не решили.
        — У меня осенью будет свадьба, я бы был рад увидеть вас на ней.
        — Ничего обещать не могу, сам понимаешь….
        — Всем бросить свои дела, и проследовать в столовую,  — прозвучало по рации. Иванов и Илья пошли в столовую.
        В столовой собрались все, без исключения. За праздничным столом, были представлены новые сотрудники: Доктор и Илья. Каждый сотрудник вставал по очереди и представлялся. Каждого Иванов знал в лицо и вспоминал все их полевые испытания на нем, непроизвольно у него скатилась грубая мужская слеза. Он знал, что будет скучать по этой работе.
        Первые полевые испытания, он помнил очень четко. Его вызвали по рации и сказали, что нужна помощь в полевых испытаниях, и сообщили координаты. Иванов открыл карту, это было недалеко от того места, где он делал обход территории и был возле Лысой горы. В этих местах, стрелка компаса крутилась как бешенная, и можно было легко заблудиться.
        Прибыв на место, Иванов огляделся, возле дерева стояло три соломенных чучела, на них была одета одежда, соломенные шляпы. На лице была белая тряпка с нарисованными лицами, на каждом чучеле было написано на пришитой тряпке: «Чучело 1», «Чучело 2», «Чучело 3». У первых двух чучел были нейтральные лица, у чучела номер три было веселое лицо, оно улыбалось.
        Рядом с деревом стоял указатель, со стрелкой и надписью «Полигон 30 метров».
        — Я на месте,  — сказал Иванов.
        — Хорошо,  — ответили по рации,  — ведется настройка первого контура, производится калибровка второго контура, калибровка завершена, ведется зарядка наружного контура, зарядка завершена…  — и так минут двадцать, говорили ученые, по рации  — у нас все готово, чучело номер один пошло на полигон?
        — Нет,  — ответил Иванов.
        — Так сделайте что-нибудь, мы теряем время.
        — Чучело номер один слушай мою команду: Смирно! Направо! К полигону шагом марш!  — командным голосом скомандовал Иванов, но чучело номер один даже не шелохнулось, зато краем глаза Иванов заметил, что чучело номер три слегка подрагивает.
        — Что там происходит? У нас мало времени, упустим момент, нужно будет начинать все с начало. Мы что зря тебя позвали на помощь? Быстрее Иванов!
        Иванов подошел к чучелу номер один, перекинул его через плечо, и бегом побежал с ним к полигону. Хоть чучело и было из соломы, весило оно килограммов двадцать. Добравшись по тропинке до поляны, он увидел в центре красный крест на земле, поставил туда чучело. До полигона было метров сто, а не тридцать, как было указано на указателе.
        — Чучело номер один на точке,  — сообщил Иванов.
        — Хорошо, начинаем обратный отсчет, надеемся ты не в зоне поражения, если что, то в двадцати метрах есть окоп, где можно укрыться.
        — Пять.
        Иванов быстро огляделся, увидел большой красный знак, на котором было написано: «ОКОП», до него было метров тридцать.
        — Четыре.
        Он побежал к окопу.
        — Три.
        — Два.
        — Один.
        Иван подбежал к окопу, это была небольшая ямка, метр на метр и в глубину метр.
        — Это окоп?  — удивленно сказал Иванов, смотры на этот идеально ровный вырытый квадрат в зкмле.
        — Пуск!
        Он быстро спрыгнул в ямку, сел на корточки, и закрыл уши руками. Краем глаза он заметил, что с неба ударила молния, очень громко бабахнуло, землю слегка тряхануло.
        — Можешь выйти из укрытия,  — сказали по рации.  — Доложи обстановку.
        Иванов вылез из ямки, подошел к тому месту, где стояло чучело номер один.
        — Чучело номер один испарилось, осталась небольшая ямка.
        — Принято, возвращайтесь на исходную позицию, по прибытию доложить.
        — Хорошо,  — ответил Иванов, и быстрым шагом пошел на исходную позицию к чучелам.  — Я на месте,  — сказал Иванов по рации, и увидел, что у чучела номер три, вместо веселой рожицы, была нарисована испуганное лицо. Он хотел подойти поближе и рассмотреть.
        — У нас все готово, отправляйте чучело номер два на полигон.
        — Чучело номер два слушай мою команду: Смирно! Направо! К полигону шагом марш!  — сказал Иван командным голосом, но чучело номер два даже не пошевелилось, зато чучело номер три слегка трясло и оно издавало странные писклявые звуки, похожие на плач.
        — Иванов быстрее, время на исходе,  — прозвучало из рации.
        Он быстро схватил чучело номер два, в нем было килограммов шестьдесят, перекинул его через плечо, добежал до красного креста на земле, поставил чучело, добежал до окопа.
        — Чучело номер два на месте, я в укрытии.
        — Пуск!  — прозвучало по рации, без обратного отсчета. Иванов еле успел запрыгнуть в окоп и закрыть уши. С неба ударила еще мощнее молния, грохот был оглушающим, даже с закрытыми ушами, он немножко оглох и в ушах слышался звон, над ним пронеслась ударная волна, и он почувствовал небольшой жар на коже.
        — Иванов доложите обстановку,  — прозвучало по рации.
        Он вылез из ямки и огляделся, большой знак с надписью «ОКОП» вывернуло из земли, и отнесло метров на двадцать в сторону леса. Трава немножко пожелтела, на месте, куда он поставил чучело номер два, была ямка с оплавленными кроями.
        — Чучела номер два больше нет. Пусть земля ему будет пухом.
        — Принято,  — ответили по рации, и прозвучал легкий смешок.  — Возвращайся на исходную.
        — Хорошо,  — ответил Иванов, и быстрым шагом пошел на исходную позицию. Чучело номер три, стояло у дерева, но его нарисованное лицо изображало страх и горе, с его нарисованных глаз текли нарисованные слезы.
        — Иванов! Хватай чучело номер три и тащи его на полигон!
        — Принято,  — ответил Иванов.  — Ну, что пошли?  — сказал он чучелу.
        — Не надо,  — запищало чучело номер три,  — я жить хочу,  — чучело номер три затряслось и издавало звуки похожие на плач.
        — Ты что живое?
        — Конечно я живая,  — писклявым голосом сказало чучело,  — отпусти меня, умоляю тебя, я жить хочу,  — чучело снова зарыдало.
        — Иванов давай быстрее! Время на исходе!  — прозвучало по рации.
        — Да! Сейчас! Подождите минутку!
        Иванов обратился к чучелу:
        — Видишь эту тропинку, беги по ней до большого дуба, потом поверни на право, и беги все время прямо, там ты найдешь скрытую пещеру, там тебя никто не найдет, там есть немного еды и воды. Все поняла?  — чучело часто закивала головой, развернулась и побежала.
        — Стой!  — крикнул Иванов. Чучело замерло на месте, Иванов подошел к ней, оторвал тряпочку, где было написано: «чучело 3», положил себе в карман.
        — А теперь беги, не оборачиваясь!  — чучело побежало, коряво переставляя ноги и смешно шевеля руками. Иванов непроизвольно рассмеялся, развернулся и побежал на полигон.
        — Чучело номер три на месте,  — сказал Иванов и стал в центре небольшого оплавленного углубления, где были уничтожены другие два чучела.
        — Хорошо, начинаем отсчет.
        — Пять.
        — Четыре.
        Вокруг Иванова появилось слабое свечение.
        — Три.
        Свечение усилилось, запахло озоном, как после грозы.
        — Два.
        Иванов посмотрел в небо, там появилась звезда.
        — Один.
        Звезда ярко вспыхнула на небе и исчезла, ослепив Иванова, он ничего не видел.
        — С Днем Рождения!  — Услышал голоса Иванов. Он появился в столовой, где собрались все ученые, у стены стояли невредимые чучела один и два. Дверь открылась и в столовую вошла Доктор, в очень красивом платье. К её зеленым глазам и рыжим пышным волосам оно очень подходило.
        — С Днем Рождения!  — сказала она, и протянула ему коробочку,  — это подарок от нас,  — Иванов открыл коробочку, там лежали командирские часы. Иванов надел часы.
        — Спасибо всем большое.
        Все сели за стол, где бурно общались и смеялись над тем, как поступал Иванов и командовал чучелам, как тащил бегом тяжелое чучело номер два…. Иванов слушая все это, тоже громко смеялся, вместе со всеми.
        — А почему, ты решил заменить собой чучело номер три, ты что не боялся за свою жизнь? Ведь эксперимент мог пойти не так, и ты мог пострадать?  — спросил кто-то из ученых.
        — Мне понравилось это чучело, к тому же жизнь  — это всего лишь энергия, которая просто оживляет материю.
        — Где ты это прочитал?  — спросил кто-то из ученых.
        — Так вот на стене плакат вист, я его вижу каждый раз, когда в столовую захожу,  — сказал Иванов и ткнул пальцем на плакат на стене.
        Все посмотрели на плакат, там действительно было написано, то что сказал Иванов. Но раньше там висел другой плакат, где было написано: «У нас самообслуживание, поел, убирайся сам», за эти годы он так примелькался всем, что на него просто перестали смотреть.
        — И когда ты успел поменять плакаты?
        — Это было в восемнадцатом веке….
        Все громко рассмеялись.
        Кто-то завел патефон, и поставил пластинку с медленной мелодией. Все разбились на пары и стали танцевать. Иванов пригласил танцевать Доктора.
        — Красиво бегаешь, чучело номер три,  — сказал Иванов на ушко Доктору.
        — Как догадался?
        — Ну, для этого много ума не надо,  — сказал Иванов, и достал из ее пышных рыжих волос небольшую соломинку.
        — Может, сбежим отсюда, в твое тайное убежище?
        — Давай,  — сказал Иванов,  — только давай пойдем пешком, а то за сегодня я набегался.
        Доктор тихо хихикнула, и они ушли. Так Иванов начал встречаться с Доктором, в тайном месте, которое с появлением женской руки стало более уютным и удобным. Их тайные встречи не могли остаться незамеченными, это тайное место стало очень популярным у других пар ученых. Вид там был очень красивым, особенно ночью, когда горели яркие звезды и часто пролетали метеориты, сгорая в атмосфере, они оставляли очень красивые цветные следы за собой. Через месяц Иванов и Доктор поженились.

        После празднования встречи новых сотрудников и провода старых, все разошлись по своим рабочим местам. Иванов со своей супругой отправился в комнату для гостей. На столике лежали их паспорта, два билета до Москвы на поезд, который отходил через два часа, и два чемоданчика с одеждой и их личными вещами. В дверь постучались.
        — Войдите,  — сказал Иванов. В дверь вошел Доктор.
        — Я должен извлечь ваши пропуска из-под кожи и сделать коррекцию.
        — Действуй,  — ответил Иванов.

        Глава 8

        В почти пустом вагоне, под стук колес, за столиком сидела семейная пара, Иван и Маша Ивановы, у них на столике стояли два стакана горячего чая в металлических подстаканниках, четыре кусочка сахара на блюдечке. Они возвращались домой, из Сибири, со стройки Байкало-Амурской магистрали.
        — Ваши билетики,  — сказал проводник. Иванов протянул билеты. Проводник прокомпостировал билеты и пошел дальше. За окном был довольно красивый вид: тайга, солнце шло к закату. В вагоне слышались голоса пассажиров, весело смеясь, бегали дети. Попив чайку, Иванов вышел в тамбур покурить.
        — Закурить не найдется,  — спросил лысый мужик.
        — Найдется,  — сказал Иванов. Достал из кармана пачку Беломорканала, коробок спичек и протянул мужику, он достал папироску, прикурил и протянул пачку папирос и спички обратно Ивану.
        — Оставь себе, у меня там еще пачка есть.
        — Благодарствую,  — ответил мужик, они познакомились и пожали друг другу руки. У Иванова было такое ощущение, что он его где-то видел. Они молча покурили и вернулись на свои места.
        В душе было как-то пусто. Ехали молча, смотря в окно. Потом легли спать. Иванов спал крепко, под стук колес, и покачивания вагона. Рано утром, ровно в пять часов, его часы тихо пикнули, и Иванов оказался у трех ив у реки. Напротив него стоял дедок.
        — Ты смотри, не опоздал,  — сказал дедок, и протянул ему удочку. Иванов взял удочку. Дедок взял свою удочку, нацепил червяка на крючок и закинул. Иван сделал тоже самое.
        Такой поклевки Иванов никогда не видел, клевало почти сразу, и каждая следующая рыба бала крупнее и сильнее. Потом клюнуло так, что удочка в руках Иванова сильно согнулась, леска чудом не порвалась. Он потихоньку подводил рыбу к берегу, но рыба не сдавалась. Иван просто опустил удочку вниз, давая рыбе соскочить с крючка, рыба сильно ударила хвостом, соскочила с крючка, и уплыла.
        — Эх, такую рыбу упустил,  — сказал дедок, у которого за это время ни разу не клюнуло.
        — А на кой? У нас полное ведро рыбы, к тому же это была самка с икрой, она принесет еще много рыбы. Лучше давай я ушицы приготовлю.
        — Приготовь, а я пока перекурю, а то устал что-то,  — сказал дедок, сел на камешек, набил трубку табаком и прикурил, внимательно наблюдая за Иваном, который быстро перебрал рыбу из ведра, отобрал четырех жирных рыб, средних по размеру, остальных выпустил. Разжег костер, повесил котелок с водой над огнем, посалил, поперчил, почистил рыбу, внутренности выбросил в реку, на корм другим рыбам и ракам.
        Когда вода закипела, аккуратно положил туда рыбу, почистил картошки и лучок, приготовил две пригоршни риса, он все это делал не спеша, с чувством, с толком, с расстановкой. Через какое-то время, уха была готова. Иван накрыл котелок крышкой, и отодвинул ее на край костра, потомиться немного. Осмотрел место готовки, все съедобное выбросил в реку на корм рыбам, а несъедобное сжег в костре.
        — У меня все готово,  — сказал Иванов и закурил папироску, но вокруг все стало меняться, пропал дедок, река с тремя ивами, тайга, которая окружала их, костер, он оказался в тамбуре с папироской в зубах. Дверь в тамбур открылась, зашла Маша.
        — Вот ты где, а я тебя потеряла, встала, а тебя нет, спросила у наших соседей по вагону, но они тебя не видели, пришла в тамбур.  — Иванов посмотрел на часы, было десять часов утра.
        — Мне приснился очень странный сон,  — сказал Иван, и быстро пересказал ей содержимое.
        — Скоро полустанок,  — сказала Маша,  — купи что-нибудь поесть.
        — Конечно дорогая,  — сказал Иван, и они пошли на свои места, краем глаза Иванов заметил лысого мужика, с которым он поделился куревом, он ехал со своей женой и двумя детьми. Дети с аппетитом ели сухари, размыкивая их в чае. Поезд остановился, а Маша и Иван подошли к своим местам. Они были очень удивлены, когда на столе увидели довольно большой котелок, и булку хлеба. Маша сняла крышку, и по всему вагону стал распространятся запах ухи с дымком.
        — Сон говоришь?  — спросила Маша и посмотрела на него своими зелеными глазами. Иванов почесал затылок, он был озадачен не меньше её. Поезд тронулся, стоянка была короткой. Маша достала две небольшие чешки, вытащила одну рыбку, разделила ее пополам, положила в миски, насыпала ухи в миски, уха была похоже на кашу, ложка стояла. Отрезала четверть булки хлеба.
        — Остальное отнеси нашим соседям, они уже третий день едут с детьми впроголодь.
        — Хорошо,  — сказал Иван, взял котелок с ухой и хлеб, отнес их соседям,  — вот ушицы отведайте, от нашего стола вашему столу. Мне родня передала на полустанке, а мы все не съедим, угощайтесь.
        — Спасибо, а как вас зовут?  — спросила жена лысого мужика.
        — Ивановы мы, я Иван, а моя жена Маша.
        — А мы Сидоровы, меня зовут Даша, моего мужа Миша, детей Света и Сергей.
        — Приятно познакомиться и приятного аппетита,  — сказал Иван.

        — Спасибо,  — ответили они вразнобой.
        Иванов вернулся к Маше, она к еде не притронулась, порезала хлебушек, и ждала его. Они поели, уха была очень вкусной и сытной.
        — Я пойду посуду помою, а ты за чайком сходи к проводнику.
        — Хорошо,  — ответил Иванов.
        Проводник сидел у окна, читал газету «Правда», увидев Ивана, который совершенно бесшумно вошел в его открытое купе, вздрогнул от неожиданности. Увидев у него два пустых подстаканника с пустыми стаканами, он расслабился.
        — Кипяток возьмешь в самоваре, он тока закипел, сахар и заварку на полочке,  — проводник указал рукой на полочку возле самовара. Глаза проводника бегали туда-сюда, и он внимательно осмотрел Иванова. На руке проводника была наколка, он явно сидел на зоне. Его внимание привлекли часы Ивана, но он быстро перевел взгляд с часов на газету, и сделал вид, что читает её внимательно.
        Иван подошел к вагонному самовару, набрал кипятку, положил в стаканы заварки, и сахарок. Под самоваром его внимание привлекло полено, которое валялось на полу. Он поднял его.
        — Можно позаимствовать?  — спросил Иван проводника, он кивнул, не отрываясь от газеты. Иванов вернулся в свое купе.
        Попив чайку, Маша достала книжку и устроившись поудобней, начала читать. Иван разложил газетку на столе, стал из полена вырезать фигурки. Через два часа отдал фигурки, пробегающим мимо детям, они поблагодарили его и весело смеясь, убежали. Иван свернул газетку с остатками от полена, и отнес их в топку самовара. До Москвы ехать еще трое суток.
        На следующее утро, часы Иванова, ровно в пять часов утра тихо пикнули, он появился у трех ив у реки. Дедок всунул ему в руки ружьё, они пошли на охоту на зайцев. Подстрелив двух жирных зайцев, Иван приготовил рагу. В десять часов утра Иван появился в тамбуре и курил.
        — Так вот ты где, а я тебя потеряла….  — сказала его жена. И все повторилось примерно как и вчера.
        На следующий день ровно в пять часов утра, появившись у трех ив, у реки. Иван сходил с дедком за грибами. Приготовил грибной суп, вернее кашу. Появился в тамбуре, поговорил с женой, угостили соседей кашей с грибами, вырез еще две фигурки, и подарил их детям, Иванов сел напротив жены и сказал:
        — Я наверно схожу с ума.
        — А что не так дорогой?
        Иванов рассказал, своей жене, что с ним происходит. Она потрогала его лоб, посмотрела на его глаза, проверила горло, посчитала пульс.
        — Температуры нет, внутреннее давление в норме, сердце работает нормально, все идет в штатном режиме.
        — Что ты сейчас сказала?
        — Сердце работает нормально. Тебя в космонавты можно посылать.
        — Нет, после того как ты сказала про сердце, ты сказала что-то еще.
        — Все идет в штатном режиме?  — спросила Маша.
        — Все идет в штатном режиме,  — повторил Иван.
        К ним вернулась память, они всё вспомнили, все коррекции Доктора исчезли. Они посмотрели друг на друга и громко рассмеялись.

        Глава 9

        Завтра они должны были быть в Москве, Иванов отключил напоминалку на часах. Ему больше не хотелось в пять утра появляться у трех ив у реки.
        — Тебе повезло,  — сказала Маша,  — ты первый кто общался с одним из создателей, после того как он пропали.
        — Создателей чего?  — спросил Иван.
        — Как чего? Все ученые знают эту историю наизусть, и могут ее пересказать слово в слово.
        — А почему я ее никогда не слышал?
        — В твоем кабинете стоит томик в черном переплете, с надписью «Теория возрождения».
        Иванов прекрасно помнил этот томик, но после начало чтения, тут же засыпал, на первой странице. Он так дальше первой страницы и не продвинулся, и не мог вспомнить, что там было написано. Иванов использовал его как средство от бессонницы, срабатывало моментально.
        — Ты знаешь дорогая, как-то руки не дошли….
        — Угу, я прекрасно видела ее у тебя в руках, и ты спал держа книгу в руках, и на своем рабочем месте, и в пещере в нашем секретном месте, и еще во многих местах, с твоими способностями и фотографической памятью ты должен знать ее наизусть.
        — Ладно, каюсь, не читал, я как только ее открываю и начинаю читать, я засыпаю. Может, ты ее мне расскажешь? Ведь ты ее наизусть знаешь.
        — Хорошо, слушай:  — Теория возрождения, автор неизвестен, дата написания неизвестна.
        Иванов сел поудобнее и стал слушать.
        — Когда-то давным-давно, когда еще этого мира не было, а была лишь пустота и простиралась она до бесконечности….
        У Иванова закрылись глаза, и он уснул, негромко похрапывая.
        — Иванов не спи!  — сказала Маша, но Иванов так и спал, никак не отреагировав на ее слова. Она его проверила, приоткрыла веко на глазе, проверила пульс. Иванов действительно крепко спал и не притворялся.
        — Интересненько,  — сказала Маша,  — жалко сканера нету, хотя он бы показал то же самое состояние, нормальный здоровый сон. Здесь что-то другое.
        — Вы отдыхаете?  — спросила Даша, увидев храпящего Иванова. В руках она держала чисто вымытый котелок.  — Я хотела вас поблагодарить за все, вы очень добрые люди, у вас наверно много родни?
        — Угу, мы ведь Ивановы….
        — У нас тоже много родни, мы ведь Сидоровы, но они сейчас не здесь,  — грустно сказала Даша,  — вот переезжаем под Москву к младшему брату, ведь путешественникам бывает иногда трудновато. Если будете в наших кроях, милости просим,  — сказала женщина, и протянула листок бумаги, где был написан адрес.
        Маша взяла листок, прочитала адрес, запомнила моментально, и положила в карман.
        — Спасибо,  — сказала Маша,  — если будем в ваших кроях, заглянем.
        — Завтра рано утром мы сходим, а вам еще до Москвы почти целый день ехать, удачи вам.
        — И вам всего хорошего.
        — Дети не шумите громко, дайте людям отдохнуть спокойно,  — сказала Даша строго, но любя своим детям, и протянула котелок Маше.
        — Оставьте себе,  — сказала Маша,  — хотя и эти два тоже заберите,  — Маша сняла с верхней полки два котелка и отдала их Даше,  — в Москве они нам не к чему, а вам пригодятся.
        — Благодарствую,  — сказала Даша, взяла котелки, сложила их один в один и ушла.
        Ночью, часа в два, прозвучал легкий хлопок, и по вагону стали раздаваться тяжелые шаги.
        — А! Что это!  — закричал проводник, и тут же затих.
        Иванов моментально проснулся и соскочил с постели, вышел в коридор. Там стояло лохматое существо, довольно большое и мускулистое, оно было похоже на собаку, которая выглядела как человек, рядом с ним на полу лежал проводник без сознания.
        — Что случилось?  — спросила его жена Маша, которая тоже проснулась и привстала.
        Существо резко развернулось, и посмотрела на Иванова своими неестественно большими глазами с вертикальными зрачками.
        — Все нормально,  — сказал Иванов,  — я покурить схожу.
        — Хорошо,  — сказала Маша, легла на постель и закрыла глаза.
        Иванов сделал два шага к существу, поднес указательный палец ко рту.
        — Тс, тут люди и дети спят.
        Существо кивнуло, подняло с пола проводника, бесшумно наступая на пол, отнесло его в купе, и положило на постель.
        — Отойди в сторону,  — услышал он тихий голос Миши,  — это не твоя война.
        Иванов повернулся назад, и увидел Мишу держащего обрез, который был заряжен явно не дробью.
        — Рр….  — услышал Иванов за спиной, повернулся к существу, которое сделало сердитую морду, и скалилось, показывая довольно большие зубы.
        — Тс,  — сказал Иванов,  — дети спят.  — Существо перестало рычать, но оскал оставило. Иван повернулся к Мише, который держал обрез, но выстрелить не мог, на его пути стоял Иванов, и он боялся его зацепить.
        — Дай сюда,  — сказал спокойно Иванов. Миша отдал обрез, Иванов вытащил патроны из ружья, которые были действительно необычными, положил их в карман, а обрез разобрал, согнул ствол и выкинул все в открытое окно. Существо успокоилось, стало более-менее спокойным, убрало оскал, нервно помахивало хвостом.
        — Пошли покурим,  — тихо сказал Иванов и они пошли в тамбур. В тамбуре было тесновато, существо стояло в одной стороне, Миша в другой, между ними стоял Иванов, чувствовалось сильное напряжение между ними.
        — Как насчет мирных переговоров? У меня и переговорщик есть, нейтральная сторона, Доктор. Только она сейчас спит, давайте завтра с утра. Согласны?
        — Да,  — ответил Миша.
        — Да,  — ответило существо.
        — Устроишь место встречи, на нейтральной территории?  — спросил Иванов у Челособаки.
        — Устрою.
        — Хорошо, сейчас полтретьего ночи, встретимся часов в десять утра,  — сказал Иванов.
        Челособака кивнула, щелкнула пальцами, на своей большой лохматой руке и исчезло.

        Глава 10

        Миша вернулся в свое купе, Иванов вернулся в свое. Маша сладко спала, слегка посапывая. Он пытался вспомнить, где мог видеть Мишу, но ничего не мог вспомнить. Он так и просидел до утра, уставившись в окно, где мелькали деревья за окном, на небе были необычно яркие звезды, и одна из них самая крупная слегка помаргивала и преследовала поезд. Начало светать, Маша проснулась.
        — Доброе утро дорогой.
        — Доброе,  — ответил Иванов, Маша сходила в туалет, умылась, привела себя в порядок.
        — Доброе утро, чайку не желаете?  — спросил проводник, который проходил мимо, его лицо было немножко озадаченным.
        — Желаем,  — ответил Иванов,  — у вас все нормально?
        — Да сон приснился странный, будто по вагону ходит большая собака похожая на человека. Вот же бред. Через час будет остановка на полустанке, стоянка тридцать минут,  — сказал проводник, развернулся и пошел за чаем, на его спине висел небольшой клок шерсти.
        Попивая чаек, Иванов быстро рассказал своей жене о происшествии, которое произошло ночью.
        — Мы же в отставке, и хотели начать новую жизнь,  — сказала строго его жена, но ее глаза наполнились интересом, которые ее выдали, она тоже скучала о своей работе.
        — Ну пожалуйста, давай последний раз, а там начнем новую жизнь,  — подыграл ей Иван.
        — Умеешь ты уговаривать, фиг откажешь.
        — Я пойду, предупрежу проводника, что мы типа решили зайти в гости к Сидоровым и вместе сойдем с ними с поезда, а ты пока собирайся.
        — Что это ты раскомандовался? Это я схожу к проводнику, а ты собирай вещи.
        — Так точно! Разрешите выполнять?  — сказал Иванов, и стал по стойке смирно.
        — Клоун.
        — Рад стараться! Спасибо за присвоение внеочередного звания.
        Маша негромко рассмеялась, подошла к Ивану, чмокнула его в щеку, и неспешащим шагом пошла к проводнику.
        — Подожди,  — сказал Иванов, и всунул ей в руки два подстаканника с пустыми стаканами и блюдечко, потом тоже чмокнул ее в щеку.
        Маша сходила к проводнику, который внимательно изучал свежую газету, отдала ему посуду, предупредила о том, что они сходят с поезда, и незаметно сняла с его спины клок шерсти и положила себе в карман. На обратной дороге к купе, она достала клок шерсти, внимательно его рассмотрела, пощупала, понюхала.
        — Интересный образец,  — сказала она сама себе и положила его обратно в карман. Войдя в купе, она увидела, собранные чемоданчики стоящие у выхода из купе, Иванов сидел за столиком и рассматривал большую пулю, которую он вытащил из патрона, через увеличительное стекло.
        — Ват посмотри,  — сказал Иванов и протянул ей пулю. Маша взяла пулю, достала свое увеличительное стекло внимательно рассмотрела, нашла мелкую маркировку, которой ей была незнакома. Она отдала пулю, достала клок шерсти, добавила дополнительный окуляр на увеличительное стекло, и на шерстинки нашла туже маркировку, с небольшим различием, отдала Ивану.
        — Изучи и сверься с архивами,  — сказала Маша. Иван рассмотрел шерстинку, увидел код и стал копаться у себя в уме, вспоминая все, что он изучал и читал. Иногда страницы документов были сфотографированы им его фотографической памятью, но небыли им изучены. На прочтение их всех жизни не хватит. Но все они были прономерованы, и имели перекрестные ссылки, только ему понятной системой. Поезд стал сбавлять скорость.
        — Спрячь пока все у себя, нам пора выходить.
        Семья Ивановых и Сидоровых вышли из вагона.
        — Мама, а Ивановы тоже пойдут с нами?  — спросила дочь Сидоровых Света. Ей было три года, а ее брату Сергею пять лет. Они прекрасно говорили и всегда держались вместе.
        — Да дети, они погостят у нас какое-то время.
        — Здорово,  — сказала Света,  — тогда дядя Иван сможет сделать недостающие фигурки.
        — Дядя Иван научишь меня вырезать фигурки?  — спросил ее старший брат Сергей,  — тогда недостающие двадцать четыре фигурки мы вырежем в два раза быстрее.
        — А еще нам надо будет покрасить фигурки в белый и черный цвет.
        — А еще нам надо сделать доску с шестьдесят четыре квадратика.
        — А еще покрасить их в черный и белый цвет.
        — Тридцать два белых квадратика.
        — И тридцать два черных квадратика.
        — И квадратики должны чередоваться, белый и черный.
        Перебивая друг друга, говорили дети. До Иванова дошло, за эти три дня он вырезал два коня, два слона и две небольшие башни.
        — Конечно,  — ответил Иванов.
        — Ура,  — хором закричали дети, взялись за руки и побежали за родителями, которые не спеша шли немного впереди. До деревни было километров пять, поэтому они неспешащим шагом отправились туда пешком. Солнце быстро взошло, щебетали птицы, воздух после вагона был необычайно свежим, пахло цветами и травой, дул легкий ветерок. В небе пропали звезды, но осталась одна еле заметная, она слегка помаргивала и наблюдала за ними с высоты.
        — Вот оно,  — сказа Иванов,  — я нашел документ от 1908 года, там есть маркировка с патрона и шерсти Челособаки, там еще четыре документа по перекрестной ссылке с пометкой «ИИ».
        — Читай,  — сказала Маша. Иванов быстро прочитал содержимое. Он ничего не понял из прочитанного. Там было очень много научных терминов, он чисто интуитивно понял, что дело еще то….
        Они подходили к деревне, вдали залаяли собаки, чуя чужаков. Дети Сидоровых повели себя очень испугано, Сергей прижал к себе сестру, и они остановились. Жена Миши достала обрез и передала ее мужу, он взял обрез, взвел курки и внимательно осмотрелся. Его жена обняла детей пытаясь защитить их, только им известной опасности.
        — Волноваться не о чем,  — сказал Иванов.
        — Это не те Челособаки, это обычные собаки, которые живут вместе с людьми и живут в обоюдном симбиозе,  — добавила его Жена Маша.
        — Но если вам будет так спокойней,  — сказал Иванов и подошел к детям, посадил их дочь на свою шею, которая вцепилась в него как мартышка, Маша взяла за руку их сына, который вцепился в ее руку и прижался к ней.
        — Пока вы с нами вам ничего не угрожает,  — сказал Иванов. Миша вспомнил тот момент, когда Иванов стоял между ним и Челособакой в вагоне, он мог спокойно повернуться к нему спиной, не имея никакого оружия и защиты. Челособака тоже вела себя странно, она не убила проводника, слушалась Иванова и вела себя совсем не агрессивно, пока не увидела оружие в его руках.
        Миша разрядил обрез, отдал патроны Иванову, согнул ствол у обреза и выкинул в кусты. Они зашли в деревню, жители деревни занимались своими делами, каждый встретившийся им человек здоровался с ними, они здоровались в ответ. Собаки лаяли за невысокими заборчиками, виляя хвостом, но агрессии не показывали. Света, сидевшая на шее у Иванова, успокоилась и с интересом стала смотреть на все вокруг, ее брат Сергей тоже стал смелее, отпустил руку Маши и смотрел по сторонам с интересом. На лавочке сидел кот, к нему подошел Сергей, и погладил его.
        — Спусти меня на землю,  — попросила Света, Иванов снял ее с шеи и поставил на землю, она тоже подошла к коту и погладила его, кот заурчал от удовольствия. Они взялись за ручки и смело пошли по дорожке. Где-то пахло очень вкусно, свежевыпеченным хлебом. Их дом находился на другой стороне деревни, так что они познакомились почти со всеми жителями деревни пока дошли до своего дома.
        Их дом был среднего размера, но очень уютным, в доме никого не было, но было заметно, что его периодически кто-то посещает, поддерживает порядок и поливает цветы на окошке.
        — Разжигайте печку, я в магазин схожу, будем обед готовить,  — сказал Иванов и вышел. Когда он вернулся, в доме осталась Даша с детьми. Он посмотрел на часы, было пять минут десятого.
        — Они ушли на переговоры, сказала она.
        — Понятно, давайте есть готовить.
        — К нам заходила наша соседка, баба Катя, и принесла яичек, картошки булку хлеба, и крынку молока.
        За столом сидели дети, и ели хлеб, запивая молоком.
        — Очень хорошо,  — сказал Иванов, отдал ей продукты,  — пойду баньку затоплю, не мешало бы помыться после дороги.

        Глава 11

        Через три дня, вернулась Маша.
        — Всем привет,  — сказала она,  — хорошо обживаетесь, вижу, курей завели. Переговоры прошли успешно, Миша задержится на какое-то время.
        — Привет,  — ответили ей дети и Даша.
        — А еще у нас есть собака,  — сказал Сергей и показал очень симпатичного щенка.
        — И кошка,  — сказала его сестра, и показала симпатичного котенка.
        — Собаку зовут Друг.
        — А кошку зовут Мурка.
        — Хорошо,  — ответила Маша.
        — Дядя Иван пошел на охоту.
        — Вчера он ходил на рыбалку,  — говорили дети наперебой.
        — Банька истоплена, вот белье и полотенце,  — сказала Даша,  — я пока самовар поставлю и поесть приготовлю.
        В доме стало еще уютней, появилась двухэтажная кровать для детей, стоял небольшой шахматный столик, с красивыми шахматными фигурками.
        Маша вышла из баньки, ей было очень хорошо, она любила попариться, но немножко скучновато без Иванова, некому было спинку потереть.
        — Привет дорогая,  — услышала она голос Иванова, и повернулась в ту сторону. Иванов подходил к ней, держа в руке зайца, на его лице появилась небритая бородка и усы.
        — Привет дорогой,  — она подошла к нему, они поцеловались и зашли в дом.
        Даша налила чаю, и приготовила жареной картошки с зайцем.
        — Как все прошло?  — спросил Иван.
        — Переговоры были короткими и успешными, Миша после тех событий в вагоне, пересмотрел свои взгляды, теперь уничтожается оружие против Челособак, и Миша разговаривает с жителями планеты, посещая каждый город.
        — А что за планета?
        — Это очень красивая планета, с двумя лунами и находится в девятьсот парсеках от Земли. Переговоры проходили на космическом корабле, на нейтральной территории над планетой.
        Иванов грустно вздохнул, пропустив такое событие.
        — Когда все будет урегулировано полностью, мы сможем туда слетать,  — сказала Маша, Иванов повеселел.
        Дети накормили своих питомцев, и сели играть в шахматы с Иваном. Они ему иногда поддавались, но Иванов попросил их играть честно, чтобы научиться хорошо играть в шахматы.
        — Угу,  — говорили они, но иногда все равно поддавались, но делали это профессионально, комар носу не подточит.
        Даша и Маша вышли на улицу, покормить цыплят и курей.
        — Повезло тебе с мужем,  — сказала Даша,  — у него золотые руки, в деревне за эти три дня успел починить мельницу, получил уважение всех жителей деревни, делится добычей с охоты.
        — Ну, он такой, какой есть,  — ответила Маша.
        — У меня есть подозрения, что он не тот за кого себя выдает.
        — Как это?
        — Ты слышала когда-нибудь о Мятом Элементе?
        — Что еще за Мятый Элемент? Такого в этом мире не существует.
        — Вот именно в этом мире нет, но он есть, и его проявления и действия влияют на этот мир. Когда я детям начинаю рассказывать их любимую сказку на ночь, он тут же засыпает.
        — А как начинается сказка?
        — Когда-то давным-давно, когда еще этого мира не было, а была лишь пустота и простиралась она до бесконечности….
        — Это же из книги «Теория возрождения».
        — Что ты знаешь о этой книге?
        — Это небольшая книга в черном кожаном переплете, которую можно прочитать за десять минут, она легко запоминается, автор и год издания неизвестны.
        — И это все? Сколько страниц в этой книге? Кто тебе ее дал, и куда она делась после прочтения?
        — Ну, мне ее кто-то дал, а потом я ее отдала еще кому-то, а сколько страниц не знаю, они были не пронумерованы.
        — Наши ученые изучали ее досконально, в ней тридцать три страницы, она одновременно находится в разных местах пространства и времени, и находит своих читателей, и каждый кто ее читает, видит текст на своем родном языке. Наши ученые частично расшифровали ее, и сразу после этого книга исчезла с нашей планеты. Вот возьмем пример, как они нашли ключ к расшифровке, на первой странице есть слово «Мятый», которого больше нет в тексте книги, на седьмой странице есть слово «Элемент», которое тоже больше не повторяется в тексте. Любые фотографии этой книги были пустыми, все кто пытался ее написать вручную, по памяти не мог ее написать, точь-в-точь. Один из ученых создал искусственный интеллект, и загрузил туда данные, ИИ обработал данные и создал Челособаку. Ученый испугался и попытался уничтожить ИИ и Челособаку, но у него ничего не получилось, ИИ он уничтожил, а вот Челособака сбежала, с тех пор у нас была война с ними, которые появлялись неизвестно откуда. Мы улетели с планеты в поисках помощи, и по иронии судьбы встретили вас.
        Иванов вышел на крылечко, покурить, дети вывели своих питомцев, на улице была прекрасная погода, к ним пришли соседские дети, и они пошли играться.
        — Может, поселимся здесь, построим себе домик, я уже и место присмотрел,  — сказал Иванов.
        — Может быть ты прав, поживем здесь, а там видно будет. Москва никуда не убежит.

        Глава 12

        Где-то над планетой Земли, на высоте четыреста тысяч километров, находился исследовательский корабль. Он прибыл из соседней галактики и вот уже какое-то время наблюдает за Землей. Ученые из соседней галактики, случайно наткнулись на солнечную систему, которая бала на краю этой галактики.
        Исследовав все планеты, этой солнечной системы, на которых были следы бомбардировок в виде кратеров, и следы звездной войны, которая закончилась лед пятьсот назад. Они стали досконально изучать планету, которая имела атмосферу, была покрыта океанами на семьдесят процентов, столько много воды они никогда не видели. На суше было много растительности. Жили люди, похожие на них, в небольших городах и поселениях. Иногда к планете подлетали космические корабли из центральной части галактики, но их исследовательский корабль они увидеть не могли, он был защищен специальным полем невидимости.
        Родные планеты пришельцев выглядели совсем по-другому, почти все планеты были застроены красивыми зданиями, не было ни лесов, ни океанов. Планеты были защищены специальными силовыми щитами, питались они грибами, которые содержали все необходимое для организма. Пришельцы выращивали грибы в бесконечных подземных строениях. Атмосферу генерировали специальные устройства, работающие на радиоактивной энергии, от звезд. Воду они добывали из атмосферы. Полезные ископаемые они добывали с планет, которые были непригодны к жизни.
        Изучив планету Земля, они пришли в изумление, в космос эти люди не летают, у них есть примитивные средства передвижения, самолеты, машины, корабли.
        На планете живет много различных рас, которые объединились в государства, иногда между ними проходят войны, но самое интересно было то, что планета была напичкана искусственным интеллектом, он присутствовал везде, от самых мелких микроорганизмов, до больших животных и растений, как на суши, так и в море. Даже тела людей имели искусственный интеллект, но он был другого характера. Каждая раса имела свою религию и обряды, было такое ощущение, что их сюда привезли с разных планет, но с какой целью? Ученые решили отправиться в центральную часть галактики, в поисках ответов.

        Глава 13

        Домик построили быстро, на помощь пришли жители деревни. Они были рады им помочь, слухи расходились быстро. Печку в доме помог выложить дед Коля.
        Всю мебель в доме Иванов сделал сам. Так в деревне появились новые жители. Узнав, что Маша была доктором, к ней стали приходить люди. Иванов стал работать кузнецом в восстановленной кузнице. В трех километрах от деревни, он посадил кедровое семечко, когда он был в том районе, он был очень удивлен тому, что кедр неестественно быстро рос. Иванов тогда посадил еще семена подальше от деревни, примерно метров через сто, друг от друга, по словам Маши, орешки были питательны и имели лечебный характер.
        Так они жили и не тужили, у них родились близнецы сын и дочка. Прошло восемнадцать лет, их дети стали жить своей жизнью, и покинули родительское гнездо. Сын Коля уехал учиться в авиационное училище. Дочь Нина в медицинский институт, о тайной жизни своих родителей они не знали ничего, а считали их обычными людьми, как и все жители деревни.
        Ивановы остались одни. Эти девятнадцать лет пролетели как один миг, еще недавно они нянчились с маленькими карапузиками, которых кормили по очереди и меняли им пеленки. Потом они начинали ходить и говорить, незаметно подрастали, и теперь разлетелись кто куда.
        Деревня жила своей жизнью. Кто-то приезжал, кто-то уезжал в поисках новых мест. Кедровые орешки были очень популярны. Жители престали болеть, приходили только с ушибами и ссадинами к Маше.
        Как-то вечером, Ивановы сидели за столом, и пили чай. Был уже поздний вечер, на улице стемнело. В дверь постучались.
        — Войдите,  — сказал Иванов. В дверь вошел Миша и Челособака.
        После урегулирования отношений между ними, Миша забрал свою семью и оправился на свою планету, после этого не было от них никаких вестей.
        — Нам нужна ваша помощь.
        — Вот так сходу, ни здравствуйте, ни как дела, пропали почти на двадцать лет и сразу сходу к делам,  — сказа с возмущением Маша.
        — Здравствуйте,  — сказали они хором.
        — Как дела?
        — Как настроение?
        — Как отношения?
        — Как….  — стали они задавать вопросы, перебивая друг друга.
        — Хватит,  — сказала Маша, если бы она их не остановила, они бы так и задавали вопросы бесконечно. Иванов невольно улыбнулся.
        — Садитесь чайку попьем,  — Маша быстро накрыла на стол. После ужина, накормив гостей, она сказала:
        — Ну, рассказывайте.
        — У нас на планете стали пропадать люди и Челособаки.
        — А поподробней можно?  — спросил Иванов.
        Их история была запутана, Миша рассказывал свою историю, Челособака свою, там было много непонятного и загадочного.
        — Нужно на месте разобраться,  — сказал Иванов и незаметно подмигнул Маше.
        — На словах одно, а на месте совсем другое,  — добавила Маша,  — нам нужно время на сборы, подождите нас на улице.
        Через десять минут, Ивановы вышли из дома с двумя чемоданчиками.
        — Мы готовы.
        — Хорошо,  — сказала Челособака, щелкнула пальцем, и они оказались на корабле, который находился на орбите Земли. Иванов с интересом посмотрел в большой иллюминатор, где увидел Землю и Луну. С такой высоты Земля выглядела красивой, а Луна была так близко, что можно было разглядеть ее рельеф, горы и кратеры. Корабль был небольшим, там была смотровая палуба, где они появились, отсек управления кораблем, где за пультом управления сидела Челособака, и несколько небольших кают. Закинув вещи в свою каюту, которую им показал Миша, Иванов прошелся по кораблю, но смотреть особо было не на что. Иванов вернулся в каюту к Маше и просто смотрел в иллюминатор, где очень быстро мимо их корабля пролетали звезды и планеты.
        Не успел Иванов опомниться, как они уже подлетели к планете и заходили на посадку. Иванов с Машей вышел из каюты на смотровую палубу, где обзор был лучше. Планета действительно была красивой, корабль специально на небольшой высоте пролетел какое-то расстояние до посадки. Деревья были необычайно большими, по земле ходили динозавры, в небе тоже летали динозавры, разных размеров и видов. Корабль сбавляя скорость, пристыковался к большой стеклянной пирамиде. Они вышли из корабля, и Миша провел им небольшую экскурсию по городу. Их поселили в верхней части пирамиды, откуда был прекрасный вид.

        Глава 14

        На самом верху пирамиды, собрались несколько ученых, Челособака и Ивановы. Им показали места, где пропали люди и Челособаки. Таки мест было шесть. Поскольку каждый рассказывал свою историю, ничего было непонятно. Но Иванов заметил, что Челособака ведет себя странно, она явно что-то скрывает.
        — Нам надо посовещаться,  — сказал Иванов и отвел подальше Машу, чтобы их не было слышно, о чем они говорят, но было их прекрасно видно.
        — Сделай подозрительное лицо, и смотри только на ученых,  — попросил Иванов, Маша сделала сердитое личико, нахмурила брови и стала смотреть на ученых, которые от этого взгляда почувствовали себя нашкодившими детьми, и которым сейчас будет взбучка.
        — Ты уже знаешь, что произошло?  — спросила Маша.
        — Догадываюсь, но мне нужно незаметно вывести отсюда Челособаку, справишься?
        — Всегда мне достается самое трудное,  — сказала Маша,  — ты можешь мне сказать, почему я тебя люблю?
        — Ты хочешь, что бы я ответил на вопрос, на который не может ответить ни один ученый. Ну, наверно потому, что ты самая красивая и умная, когда я тебя увидел, весь мир померк перед твоей красотой, и я захотел быть с тобой рядом и всегда видеть твою улыбку, и твои красивые зеленые глаза, которые заставляют меня забыть обо всем. А еще может потому, что мне нравятся динозавры?
        За последние слова, Иванов получил локотком под дых, пока он ловил ртом воздух, открывая его как рыба, Маша подошла к ученым и сказала:
        — Так все ученые подошли к столу, и по очереди отвечайте на мои вопросы.
        Иванов очухавшись, подошел к Челособаке, на которую никто не смотрел, которая прекрасно слышала их разговор, и не церемонясь потащил его к выходу. Она сопротивлялась, уперлась ногами в пол, оставляя глубокие следы от когтей на полу, Иванов тогда взял его за шкирку как щенка, Челособака подогнула ноги, и поджала хвост, но Иванов спокойно нес его на вытянутой руке, несмотря на то, что в ней было килограммов девяносто. Челособака щелкала пальцами, но ничего не происходило. Спустившись на скоростном лифте, он вынес его из пирамиды, отошел подальше, чтобы их не было видно, посадил Челособаку на землю, сам сел напротив и сказал:
        — Рассказывай. А хотя знаешь, я сам все расскажу.
        Недалеко от них зашуршали ветви деревьев, из своего укрытия вышли два тирекса, самец и самка, но они не набросился на них, а легли на землю, может тоже хотели послушать.
        — После твоего появления, ты всегда чувствовал себя одиноким, и не знал, чего тебе не хватает, ты мог делать точные копии самого себя, отбивался от людей, которые пытались вас уничтожить, но после мирных переговоров, ты стал скучать еще больше. Так хоть чем-то ты был занят, теперь тебя окружает пустота, даже несмотря на то, что ты мог делать необычайные вещи, вот этих динозавров ведь ты сделал? Посмотри на них. Динозавры привстали с земли, и показали себя в полной красоте, играя мышцами. А теперь посмотри на себя, сидишь один в полном одиночестве. Я понимаю, что все эти исчезновения ты подстроил сам, чтобы привлечь мое внимание.
        — И что мне теперь делать?
        — Ну для начало верни всех назад.
        Челособака щелкнула пальцем, рядом с ним появились его братья клоны, а люди появились в городе пирамиды.
        — Теперь посмотри на тирексов,  — сказал Иванов,  — что ты видишь?
        Тирексы, продолжали позировать, но самка позировала элегантней и пыталась закрыть самца, чтобы смотрели только на нее. Тирекс был не против, сделал два шага назад, сел на землю и сам стал смотреть, как его самка позирует, для него это был своеобразный стриптиз, он хлопал передними лапками и слегка подсвистывал.
        — Ну это два динозавра, разных размеров и цветов, а мы выглядим одинаково,  — сказала Челособака.
        — Хорошо, что еще видишь?
        — Ну у них разные характеры, это самка и самец….  — до Челособаки начало доходить, он вспомнил разговор Ивановых, перед тем как он его выволок из пирамиды. Он щелкнул пальцем, все Челособаки стали разного цвета, и имели свой собственный характер, щелкнул еще раз и перед ними появились самки Челособак, разного цвета, непохожие друг на друга, и с разными характерами. Они внимательно осмотрели друг друга, весело завиляли хвостами, разбились на пары и стали общаться.
        — Ну вот и славненько,  — сказал Иванов и вернулся в пирамиду, насобирав довольно большой букет по дороге, для своей любимой и единственной.
        Поднялся на скоростном лифте на самый последний этаж, где ученые даже не заметили его отсутствия, подошел к ним, пряча букет за спиной.
        — Может, устроим перерыв?  — сказал Иванов громко.
        Ученых уговаривать не пришлось, Маша допрашивала их с азартом, еще немного и дошло бы до допроса с пристрастием, ученые быстро разбежались, оставив наедине Машу и Иванова.
        — Я люблю тебя!  — сказал Иванов, достал букет из-за спины, и протянул Маше.
        — Иди уже, к своим динозаврам,  — сказала Маша, взяв прекрасный букет, который к тому же был не только красивый, но и пах очень вкусно.
        — У меня есть предложение получше, может, прокатимся по галактике, на корабле, посмотрим как люди живут, только ты и я.
        — Не так быстро.  — Перед ними стояла семья Сидоровых в полном составе. Они были одеты во все черное. Их дети заметно выросли, за эти двадцать лет, их питомцы тоже выросли и теперь с Сергеем стояла очень большая черная собака, а рядом со Светой очень большой кот черного цвета похожего на пантеру.  — Первая печать сорвана, игра начата!  — сказал Миша, и они растворились в воздухе.
        — О чем это он?  — спросила Маша.
        — Хотел бы я знать,  — ответил Иванов.
        В комнату вошли вооруженные люди.
        — Вы арестованы, следуйте за нами.
        — На каком основании?  — спросила Маша.
        — Они не знают, пусть отведут нас к тому, кто знает, а там потолкуем,  — сказал Иванов.

        Глава 15

        Ивановы сидели, в железной клетке, посреди большого зала. Вокруг них сидели жители этой планеты и ученые. Перед ними сидел судья за большим столом.
        — За нарушение правила сто двадцать четыре, вы осуждаетесь на двадцать лет заключения, приговор обжалованию не подлежит,  — судья стукнул деревянным молотком. Вокруг Ивановых появился густой дым, когда дым рассеялся, они оказались в плохо освещенной пещере.
        — Вот и потолковали,  — сказала Маша и как-то неестественно хихикнула.
        — Пойдем, осмотримся,  — сказал Иванов. Они пошли вперед, по одному единственному пути. В пещере было тихо, где-то слышались звуки капель падающих сверху в небольшие лужицы на полу. На скалистом потолке, метрах в пяти от пола, висели светильники, которые давали очень скудный свет, но его было достаточно, чтобы видеть дорогу. Метров через двести они подошли к развилке, пещера расходилась налево, направо и прямо. Перед ними стоял мраморный камень, на котором было написано: «Налево пойдешь коня потеряешь. Направо пойдешь, жизнь потеряешь. Прямо пойдешь сам потеряешься».
        Маша громко неестественно зловеще рассмеялась, ее смех эхом разнесся по пещере. От такого зловещего смеха у Иванова пробежали мурашки по спине.
        — Куда пойдем дорогая?  — спросил Иванов.
        — Неважно, решай сам, но когда я отсюда выйду,  — Маша снова зловеще хихикнула. Иванов тоже хихикнул, но его смех прозвучал как-то жалко и совсем тихо. Иванов достал монетку, и сказал:
        — Если орел пойдем направо, если решка пойдем налево,  — и кинул монетку, она со звоном подлетела вверх, упала на каменный пол, пару раз подпрыгнула и встала на ребро. Они пошли прямо. Часа через три они нашли подземный ключ с чистой родниковой водой. Отдохнув немножко и напившись воды, они пошли дальше. Им встречались небольшие норки в скалах, которые были покрыты странной светящейся паутиной, но из них никто не вылизал, казалось, что все жители пещеры были напуганы зловещим смехом Маши, который сильным эхом разносился по пещерам.
        — Интересно как здесь можно потеряться?  — спросил Иванов,  — идет одна дорога, нет никаких ответвлений,  — от этой мысли ему стало смешно, и он тоже стал периодически хихикать. Часа через три, повеяло слабым ветерком, запахло морем. Сзади раздался топот.
        — Дорогу!
        Ивановы прижались к стене, к ним подбежала белка, но непростая, а очень большая. Она резко остановилась напротив них, внимательно их рассмотрела, потом сказала:
        — Интересный у вас камуфляж. На что пялитесь, белок никогда не видели. Бегите быстро за мной!
        Ивановы посмотрели в ту сторону, откуда прибежала белка, с той стороны раздавался мелкий топот, и на свет стали появляться довольно большие пауки. Ивановых долго уговаривать не пришлось, что есть духу, они побежали за белкой. За крутым поворотом появился яркий свет, и был слышен прибой моря. Они выбежали из пещеры, пробежали еще метров двадцать, остановились и посмотрели назад. Пауки из пещеры вылезать на свет не хотели, а смотрели на них своими черными, голодными глазами. Белка скорчила рожу паукам, показала им язык, и упрыгала в довольно большой лес.
        Ивановы огляделись, они оказались в очень красивом месте, под ногами лежал бархатный желтоватый песок, метрах в пятидесяти от них было море, лес вокруг пляжа, был из пальм, берез, кленов, бамбука и ёлок. Солнце шло к закату. Они посмотрели друг на друга и не узнали друг друга, вся их кожа была покрыта цветными пятнами, красный, желтый, зеленый, синий….
        — Иванов! Ты где так успел раскраситься?
        — На себя посмотри,  — ответил Иванов. Маша посмотрела на свои руки, которые тоже были покрыты цветными пятнами. Они молча пошли к морю, разделись, залезли в воду. Первые десять минут они просто наслаждались приятной водой, после душной пыльной пещеры, потом попытались смыть с себя цветные пятна, но как они не старались, пятна не смывались.
        — Я есть хочу,  — сказала Маша.
        — Сейчас сообразим,  — сказал Иванов, вышел из воды, и не одеваясь пошел в сторону леса. Маша тоже вышла из воды, выложила вещи из карманов их одежды, сполоснула её и повесила сушиться на ближайшем дереве. Потом насобирала дров, и под пальмой развела костер. Иванов вернулся быстро, с небольшой связкой бананов и тремя очень большими грибами.
        — Странный лес,  — сказал Иванов, когда подошел к Маше.
        — И чё в нем странного?  — спросила Маша, отобрав у Иванова бананы.
        — В этом лесу можно увидеть любые деревья, и все вперемешку, ты когда-нибудь такое видела?  — Маша ничего не ответила, ела бананы с аппетитом.
        Иванов надел грибы на веточки и присев у огня стал их жарить, любуясь закатом. Маша тоже присела рядом с ним.
        — Берегись,  — раздался голос с пальмы, под которой они сидели. В метре от них с пальмы упали два довольно большие кокоса. Они посмотрели вверх и увидели, как белка ловко спустилась с пальмы, подошла к кокосам, прогрызла в одном дырочку, вставила в него тростинку.
        — Держи Рыжая,  — сказала белка, и протянула кокос Маше.
        — Спасибо,  — ответила Маша и взяла кокос. Белка прогрызла дырочку во втором кокосе, вставила тростинку.
        — Держи Иванов.
        — Спасибо.
        Они попробовали кокосовое молочко, оно было очень вкусным и ароматным. Белка уселась рядом с ними, и стала голодными глазами поглядывать на грибы, которые были уже готовы. Иванов снял с костра самый большой гриб и протянул белке.
        — Держи,  — сказал Иванов,  — а как тебя зовут?
        — Бубу,  — ответила белка с набитым ртом. Иванов решил оставить все расспросы на потом, видя, что белка тоже была голодна. После того как белка съела гриб, она легла на песок и уснула, слегка похрапывая.
        Ивановы тоже съели по грибу с хрустящей корочкой, Маша принесла просохшую одежду и их вещи. Они оделись и разобрали вещи по карманам. Иванов увидел водонепроницаемый пакетик, с тремя кедровыми орешками, которые по непонятным причинам он носил с собой. Спать на голом песке он не хотел, сходил в лес, срезал три больших пальмовых листа, посадил кедровый орешек, вернулся к костру, разложил пальмовые листья на песке, они присели, попивая кокосовое молочко, смотрели на красивый закат. Так они и уснули, в обнимку, не дождавшись заката солнца.

        Глава 16

        Иванов проснулся, чувствуя себя хорошо отдохнувшим, открыл глаза и увидел все тот же закат. Посмотрел на часы, которые показывали восемь часов. Маша и Бубу, сладко спали тихо посапывая.
        — Мы что проспали целые сутки?  — сам у себя спросил Иванов. Костер прогорел. Он встал, размял косточки, обошел пляж, подошел к пещере из которой они выбежали, там в полумраке так и сидели голодные пауки, но на дневной свет не выходили. В лесу появилось новое дерево кедр, которое быстро выросло из орешка и заметно возвышалось над деревьями. Иванов подошел к воде, умылся. В дали он заметил два острова, которые находились на очень приличном расстоянии. Метрах в двадцати от него что-то мелькнуло в воде, и из воды появился очень большой акулий плавник. Акула подплыла ближе к берегу и выглянула из воды, она была очень огромной, метров двадцать, посмотрев на Иванова своим огромным глазом, она не спеша развернулась и уплыла.
        — Вот засада,  — сказал Иванов, а ведь у него была мысль сделать плот и сплавать к островам. Иванов сходил в лес, подобрал кедровую шишку, достал один орешек, попробовал, он был созревшим. Он решил немного исследовать остров и пошел через лес. Где-то пели птицы, но разглядеть Иванов их не мог. Пройдя километра три, Иванов вышел на пляж. Посмотрел вдаль, рассмотрел еще насколько островов. Недалеко от него появился плавник акулы, она не спеша кружила возле острова.
        — Значит мы на острове, вокруг которого плавает большая акула,  — сам себе сказал Иванов и пошел назад. По дороге он взял еще пару кедровых шишек и несколько грибов, которые росли почти под каждым деревом и были достаточно большими. Вернувшись к пляжу, он увидел Машу, которая разделась и начала заходить в воду.
        — Стой! Не заходи в воду!  — крикнул Иванов. Маша остановилась и повернулась к Иванову.
        — Что случилось?  — спросила удивленно Маша.
        — Посмотри туда,  — сказал Иванов и показал на большой плавник акулы, который недалеко кружил от берега. Маша вскрикнула и выскочила из воды.
        От криков проснулся Бубу и быстрыми прыжками подскакал к ним.
        — Что случилось?
        — Акула!  — крикнула Маша, быстро оделась и на всякий случай спряталась за спиной Иванова.
        Белка громко рассмеялась, потом увидела большую кедровую шишку в руках Иванова и смеяться перестала. У нее потекли слюнки, она жадно смотрела на шишку. Иванов отдал шишку белке.
        — А ты что не боишься акул?  — спросила Маша.
        — Бубу,  — ответила белка с набитым ртом.
        Краем глаза Иванов заметил, что к берегу подплывала акула, на ее спине сидела белка, но крупнее Бубу, она ловко спрыгнула со спины акулы.
        — Вот ты где Бубу, а я уже третий остров проплыла, в поисках тебя, нельзя же так далеко уплывать, а это что у тебя?
        Бельчонок быстро догрыз шишку, набил рот орешками, оставив на песке пустую шелуху от шишки. Белка не обратила на Ивановых никакого внимания, взяла за шкирку Бубу, ловко запрыгнула на спину акулы, которая довольно быстро рассекая волны, уплыла вдаль. Ивановы в изумлении посмотрели им вслед, но кататься на акулах, пока не решились.
        Ивановы, стали обживать свой остров, построили бамбуковый домик, к ним в гости стал приплывать Бубу, который сбрасывал им с высокой пальмы кокосы. Они иногда сидели у костра и просто болтали ни о чем. На обратной дороге Бубу увозил с собой кедровые шишки.
        В один из таких вечеров сидя у костра, Бубу копался в песке, он выкопал довольно большую белую жемчужину, бросил Маше.
        — Держи Рыжая!
        Маша не успела среагировать, и жемчужина попала ей прямо в лоб, отскочила и упала обратно к Бубу, он поднял жемчужину и собирался снова бросить Маше.
        — Не балуйся, а то….
        — А то что?  — с интересом спросил Бубу. Маша не знала, что ответить, поэтому ляпнула то, что первое пришло на ум.
        — Останешься без ужина!
        — Так нечестно!
        — Почему?
        — Да потому, что здесь всегда вечер и время ужинать,  — обиженно ответил бельчонок, скорчил им рожицу, показал язык, упрыгал к морю, сел на акулу и уплыл.
        — А ведь бельчонок прав, что-то здесь не так,  — сказал Иванов.
        — Что не так дорогой?
        — Сколько мы с тобой уже здесь живем? А солнце постоянно в закате, нет ни дождей, ни утра, ни ночи. Как мы сюда вообще попали?
        — Действительно странно, помню только очень длинную прямую пещеру.
        — Там еще был какой-то камень.
        — Там говорилось что-то о коне….
        К Ивановым постепенно возвращалась память. Через полчаса они все вспомнили.
        — Интересно, за какое-такое нарушений правил под номером сто двадцать четыре нас сюда сослали?
        — И что за сорванная печать и начало игры?
        — Надо как-то отсюда выбраться, а то мы действительно потеряемся, как было написано на камне.
        Они подошли к пещере, но вход в пещеры был плотно закрыт паутиной, которую невозможно было разрезать, и она не горела от огня.
        — Ну, что поплыли?
        — На акуле?
        — А есть другие варианты?
        Через минуту они подошли к пляжу, из воды появился плавник, к берегу подплыла акула, посмотрела на них своим большим глазом. Ивановы набравшись смелости зашли в воду, акула подставила им сою большую спину. Иван сел на спину и взялся за плавник, Маша села сзади и обняла Иванова руками. Акула плавно отплыла от берега, и быстро набирая скорость, поплыла. В лицо дул приятный ветерок. Они проплыли мимо двух островов, проплывая мимо третьего острова, они увидели Бубу. Он стоял у края воды, махал им лапкой, и было слышно, как он кричит: «Бубу».
        Акула, не останавливаясь, проплыла мимо, и дальше было видна только вода, острова больше не попадались. Иванов посмотрел в глубину, дна не было видно. Акула неожиданно выпрыгнула из воды и вместе с Ивановыми нырнула в воду, и на большой скорости стала погружаться все глубже и глубже. Свет от солнца стало практически не видно, вскоре его стало совсем не видно. Неожиданно перед ними появился огромный подводный город. Они проплывали мимо огромных подводных стеклянных зданий, которые слегка светились. Ивановы с изумлением рассматривали город.
        Но вдруг акула резко сбросила их со спины, отплыла метров на десять, резко развернулась, открыла свою огромную зубастую пасть и просто проглотила их. Наступила темнота.
        Иванов открыл глаза, он лежал на кровати, рядом с ним на другой кровати лежала Маша, она тоже открыла глаза и смотрела на него.
        — Доктор они очнулись,  — услышал голос Иванов, он попытался встать, но его тело не слушалось.
        — Дайте им горячего сладкого чаю.
        Примерно через час Ивановы пришли в себя, они сели за столик, им принесли поесть, за окном был вид джунглей, в небе летали динозавры. Они были в стеклянной пирамиде, где им предъявили нарушение правил номер сто двадцать четыре и отправили их на двадцать лет в заключение. На их коже еще остались цветные пятна, но они были тусклыми и почти сошли. Они были очень ослаблены, и еле шевеля руками ели еду.
        — Ну вы нас и напугали,  — сказал доктор, который вошел к ним в комнату,  — Иванов как вам удалось собрать такой странный букет? По отдельности эти цветы не представляют никакой опасности, но собранные в такой пропорции их запах вызывает очень сильное галлюциногенное состояние. Мы нашли вас лежащими на полу с цветными пятнами на коже. У нас-то к ним иммунитет, а к вам пришлось применить лечение по коду сто двадцать четыре.
        Слева от доктора появился бельчонок Бубу, он кривлялся и строил рожи. Ивановы невольно рассмеялись и хором сказали: «Бубу». Доктор посмотрел рядом с собой, но никого не увидел. Потом он еще говорил что-то, но Ивановы его не слушали, они смотрели на бельчонка, который жонглировал большими жемчужинами, и тихи изредка хихикали.
        Где-то в космосе летел корабль, на его борту была семья Сидоровых, они все были без сознания, даже их питомцы, их кожа была покрыта цветными пятнами. Они видели свои совместные глюки, через какое-то время они придут в себя.

        Глава 17

        Через день, Ивановы чувствовали себя хорошо, они поднялись в конференц-зал, там было человек двадцать.
        — И так, у нас произошло неприятное событие, у нас пропала семья Сидоровых, они вылетели на своем корабле и пропали. На связь не выходят, их поисковый маячок не включен.
        Человек вывел в центре зала большую голографическую карту их галактики.
        — Мы находимся здесь, а их поиски предположительно нужно вести здесь,  — человек указал на три четверти галактики,  — всем все ясно?
        Вопросов не было, все разошлись, остались только Ивановы и глава города.
        — Мы бы тоже хотели поучаствовать в поисках,  — сказал Иванов.
        — Свободных пилотов нет, кораблей тоже. Хотя, вам в подарок оставил корабль Челособака, они после твоего разговора, были очень счастливы, и все отправились в поисках собственной планеты. Я вас провожу.
        Они спустились на скоростном лифте на три этажа ниже, и оказались в центре довольно большого помещения. Там стояли корабли, они по очереди взлетали и вылетали из стеклянной пирамиды.
        — Вот ваш корабль, он хоть небольшой, но очень скоростной. Удачи,  — сказал глава города и ушел.
        Ивановы посмотрели на свой корабль, слово небольшой как-то к нему не очень подходило, по сравнению с другими кораблями он выглядел очень маленьким. Его размер был четыре метра в длину, два метра в высоту, и два с половиной метра в ширину, по виду он был похож на большое семечко подсолнуха. Они обошли его, и нашли вход, на небольшом экранчике появилась надпись: «Сколько будет один плюс одна»?
        — Странный вопрос,  — сказал Иванов,  — конечно же, два.
        — Не верно,  — прозвучало с экрана.
        — Как неверно?  — возмутился Иванов.
        — Читай внимательней,  — сказала Маша. Иванов прочитал внимательней.
        — Здесь наверно ошибка, должно быть написано: «один плюс один, а не одна».
        — Написано все верно, вот мы с тобой встретились и сколько нас стало?
        — Нас стало двое.
        — А наших детей ты не считаешь?  — спросила Маша. Иванов почесал затылок, их действительно стало четверо, но у других по-разному, у кого как получиться. Недолго думая он ввел тройку и знак плюс.
        — Верно,  — прозвучало с экрана. Люк открылся, Ивановы вошли внутрь, и были очень удивлены. Внутри корабль выглядел в пять раз больше. Боковые стенки корабля были прозрачными, и через них было все прекрасно видно, что происходит снаружи. В центре была винтовая лестница, которая вела как вверх, так и вниз.
        Перед ними появилось голографическое изображение Челособаки.
        — Приветствую вас на борту корабля, представьтесь, пожалуйста.
        — Я Иванов, а это Маша. А ты кто?
        — Я голографическое изображение корабля. Меня зовут Семечкин. Одну минутку. Так вы те самые Ивановы! Хотя чё это я туплю, кроме вас ответ на вопрос могли знать только вы. Многие пытались, но никому не удалось. Я проведу экскурсию по кораблю, следуйте за мной.
        Ивановы последовали за ним, Семечкин спустился по винтовой лестнице вниз. Там было около двадцати пустых комнат, кроме одной. В комнате находился стол со стульями в центре комнаты, у стены стоял большой холодильник, плита для готовки еды, стол для готовки, на стене висело много шкафчиков с посудой, кастрюлек, сковородок. В ящичках стола лежали ножи, вилки, ложки…. Маша открыла холодильник, такого обилия продуктов она не видела никогда, кроме бункера конечно.
        — Ну понятно, это кухня.
        — Совершенно верно,  — ответил Семечкин,  — здесь вы можете готовит еду сами, или попросить меня, я приготовлю ее вам, присаживайтесь.
        Ивановы сели за стол, буквально через пять минут Семечкин приготовил жареной картошки с грибами, салат и две кружки кофе. Быстро накрыл на стол.
        — А ты что с нами не садишься?
        — Ну вроде я как голограмма, хотя почему бы и нет, рекомендую попробовать кофе, он приготовлен из высушенных и хорошо прожаренных кедровых орешков.
        Семечкин быстро приготовил еще одну порцию кофе, взял себе тарелку и вилку, сел с ними за стол. Ивановы попробовали еду, попили кофе. Иван внимательно краем глаза наблюдал за Семечковым, ну никак он не подходил для голограммы, ел еду и наслаждался каждым глотком кофе.
        — Чего-то здесь не хватает,  — сказал Иванов и подмигнул Маше.
        — Точно, вернее кого-то, где прячешь свою половинку?  — спросила Маша, у неё тоже глаз был наметан, и в бункере она видела много голограмм.
        — Здравствуйте,  — сказала половинка Семечкина, которая появилась за столом с кружкой кофе,  — я же говорила, что они тебя раскроют за пять минут,  — она поцеловала его.
        — Я все четко просчитал, даже тысячу симуляций прогнал, как вы догадались?
        — Не важно, ты проиграл, так что вечером сидишь с детьми, а я с подругами схожу сделать себе маникюр,  — сказала жена Семечкина Жанна.
        — Но Жанна я договорился с мужиками сходить на….
        — Дорогой, должна же твоя любимая выглядеть красиво,  — и она незаметно стукнула его локтем по ребрам.
        — Хорошо дорогая.
        — Мы поможем вам освоиться на корабле, а там видно будет.
        — А где ваши дети?  — спросила Маша.
        — Они в детсадике, позже познакомим.
        — А где здесь мойка?  — спросила Маша,  — посуду же надо где-то мыть?
        — Все очень просто,  — сказала Жанна,  — для этого нужно выйти из столовой и нажать кнопку «очистить»,  — все вышли из столовой, Жанна нажала на кнопку «очистить», зашли в столовую, там была идеальная чистота, все лежало на своих местах, даже продукты, которые они использовали, снова появились.
        — Здорово,  — сказали Ивановы хором.  — А почему все остальные комнаты пустые?  — спросила Маша.
        — Я не знала, какой интерьер вам больше понравиться, у каждого ведь свои вкусы, но здесь тоже все просто,  — ответила Жанна,  — сейчас все покажу, что и как, а ты Семен проводи Иванова на верхний этаж и покажи, как управлять кораблем.
        Иванов и Семен по винтовой лестнице поднялись на верхний уровень. Комната управления была довольно просторной, кроме пола все стены и потолок были прозрачные, в носу корабля стояло кресло для пилота, позади него было несколько кресел для пассажиров.
        — Садись,  — сказал Семен, подведя его к креслу пилота. Иванов сел в кресло, оно было очень удобным, перед ним был штурвал с кнопочками, и две педали, одна красного цвета большая, другая поменьше зеленая. Он посмотрел по сторонам, обзор был очень хорошим, чуть выше было небольшое обзорное зеркало, которое показывало, что находится сзади корабля. Из ангара потихоньку вылетали корабли, они были большие и не спеша один за другим вылетали из пирамиды.
        — Ну понятно, это руль для управления кораблем, вперед назад, вправо влево, вверх вниз,  — Иванов покрутил штурвал, который очень удобно находился в руках, зеленая педаль это газ, красная педаль это тормоз, но почему педали разного цвета и отличаются по размеру?
        — Понимаешь Иван, жены тоже иногда хотят порулить, и иногда путали педали, пришлось по их желанию, сделать такие, сам понимаешь их желание закон, но с этим изменением они теперь летают даже лучше нас. Вот эта маленькая зеленая кнопка запуск двигателя, а это большая красная остановка двигателя.
        — Которые сделаны тоже по желанию….
        — Угу, теперь самое главное, если кто-то повернет зеркальце заднего вида на себя, чтобы припудрить носик, включается автопилот, который автоматически незаметно поведет корабль, облетая все препятствия, это большой секрет, который был разработан нами,  — сказал Семен шепотом,  — никогда и никому об этом не говори, сам понимаешь….
        — Все ясно,  — ответил Иванов шепотом.
        — Ну заводи корабль и выводи его на орбиту, там я покажу как посмотреть звездную карту, проложить курс и настроить автопилот на дальние перелеты.
        Иванов нажал зеленую кнопку, двигатель тихо заурчал как котенок, включился динамик внутренних переговоров. Из динамика было слышно:
        — Это двадцать второй, разрешите вылет.
        — Вылет разрешаю.
        Перед Ивановым из пирамиды вылетал большой корабль, он потихоньку вылетел из пирамиды, и набирая скорость, улетел вверх. Иванов осмотрелся, кроме них в ангаре кораблей больше никого не было.
        — Это Иванов, разрешите вылет,  — сказал Иванов.
        — Вылет разрешаю.
        Иванов потянул штурвал на себя, корабль плавно оторвался от пола, нажал на педаль газа, корабль также плавно начал движение вперед, ему оставалось только управлять им штурвалом. Он вывел корабль из стеклянной пирамиды, пролетел вокруг неё, любуясь красотами планеты, придавил педаль газа, и ловко облетел корабль, который медленно летел перед ними, вылетел из атмосферы планеты. Вид был очень красивым, от планеты в разные стороны разлетались корабли, в небе было очень много звезд, сама планета с такой высоты выглядела тоже очень красиво, а город в виде стеклянной пирамиды, красиво переливался на солнце.
        — Иванов ваш сектор для исследований С-375.
        — Вас понял.
        Семен показал, как открыть звездную карту, как проложить путь, и много другой информации. Иванов все выслушал, запомнил. Иван раньше никогда не водил космические корабли, он прибавил газку, и сделал несколько фигур высшего пилотажа, корабль слушался хорошо, на борту корабля не чувствовалось никаких перегрузок, он еще какое-то время вел корабль, летая туда-сюда. Потом проложил курс к сектору, включил автопилот.
        — Если будут вопросы, можешь вызвать настоящую голограмму корабля,  — сказал Семен.
        — Хорошо,  — ответил Иванов.

        Глава 18

        На нижнем уровне, Жанна обучала Машу, как обустраивать комнаты.
        — Тут все просто, надеваешь очки, вводишь свой код-пароль, чтобы никто кроме тебя не смог ими воспользоваться, а то нашим мужьям дай такую игрушку, так они такого натворят, неделю хлам разбирать будешь, уж поверь моему опыту.
        Маша тихо хихикнула, вспомнив один момент.
        — А теперь представь, что и куда ты хочешь поставить,  — сказала Жанна,  — сначала появится голографическое изображение предмета, его ты можешь изменять, как хочешь и двигать куда хочешь, если тебя все устраивает, нажимаешь на сохранить, предмет материализуется.
        Маша представила себе кровать, подкорректировала ее, нажала на сохранить, кровать материализовалась. Она освоилась очень быстро, обставила быстро комнату, на стене повесила большое зеркало.
        — А что, очень удобно, не надо мужа по полгода просить в стенку гвоздь забить,  — сказала Маша.
        — Эту функцию мы добавили сами,  — шепотом сказала Жанна,  — ни говори никому, сама понимаешь. Эти очки отдашь Иванову и выделишь ему комнату, под личный кабинет, он там сам его может обставить на свое усмотрение, но его очки будут работать только в его кабинете, и небольшой совет, никогда не пытайся навести там порядок или что-то изменить, в их хаосе есть свой порядок, и только они знают где что находится. А еще лучше никогда туда не заходи, даже если он сам тебя туда позовет. Им нужно личное пространство, в котором они должны чувствовать в относительной безопасности.
        — Да я в курсе, у нас такое уже было в бункере, наши любимые как дети, к ним особый подход нужен,  — ответила Маша. Быстро доделала спальню, вышла в коридор и на ближайшей комнате, на двери повесила табличку: «Иванов И. И.», вошла в него первый и последний раз, повесив на стене футляр с очками, и краткую инструкцию по пользованию. Вышла из кабинета и закрыла дверь. Напротив его кабинета повесила табличку: «Иванова М. А.», они вместе с Жанной вошли в него, и болтая о том, о сём, Маша не спеша стала его обставлять.
        Иванов и Семечкин спустились на нижний уровень, в открытой комнате раздавался негромкий смех, они пошли туда. В приоткрытой комнате, где было написано: «Иванова М. А.» На диване сидела Жанна и Маша, они пили кофе. Кабинет был похож на лабораторию из бункера, много книг, всяких пробирок с реактивами, и конечно же микроскопом. В углу стоял диван, и небольшой журнальный столик, за которым и сидела Жанна и Маша.
        — Привет мальчики, кофе будете?
        — Привет девочки, конечно будем.
        Они посидел, попили кофе, Иванов похвастался, тем как он управлял космическим кораблем.
        — Круто! Мы тоже без дела не сидели,  — сказала Жанна, они им показали спальню, с большой кроватью накрытой шелковым бельем, напротив кровати было большое голографическое окно с видом на пляж, оно было сделано настолько естественно, что через него дул легкий ветерок, и был слышен прибой моря. На противоположной стороне был шкаф для одежды, два раздельных санузла, общая ванная комната….
        Потом они подвели их к кабинету, где было написано: «Иванов И. И.».
        — Нам пора,  — сказала Жанна, и Семечкины ушли.
        — Ну ты тут обустраивался, а я смотровую палубу немножко обустрою,  — сказала Маша и тоже ушла. Иванов вошел в пустой кабинет, нашел на стене футляр с очками и инструкцию. Он быстро разобрался, что к чему, и только начал обустраивать свой кабинет. В дверь постучались.
        — Иванов я иду принять ванну, присоединишься спинку потереть?
        Перед Иваном стала дилемма, обустроить кабинет или отправиться в ванну с любимой, конечно же, он выбрал….

        Глава 19

        Семья Сидоровых, летели на корабле, под действием глючного запаха букета, который принес Иванов. Последнее, что они помнили, как поговорили с ними и отправились на свой корабль, вылетели на нем, потеряли сознание, корабль произвольно летел, никем неуправляемый.
        Сидоровы оказались в подводном городе, они стояли в большой стеклянной башне, все их тела были покрыты цветными пятнами, даже шерсть их питомцев.
        — У нас проблемы,  — сказал Миша,  — наши тела летят на корабле, которым никто не управляет, если он врежется в планету или полетит на звезду, наши тела погибнут, а мы вечно останемся в этом городе «Потерянных Душ».
        — И что нам теперь делать?
        — Нет худа без добра, у нас есть уникальная возможность исследовать его.
        Город стал оживать, в нем давно уже никого не было. Постепенно башня стала светиться, от нее стали освещаться другие стеклянные здания. Через несколько секунд весь город был освещен, куда не посмотри, везде были видны красивые здания из стекла, ни одно здание не было похоже на другое. В свете зданий в темной воде стали поваляться акулы разного размера, от трех метровых до тридцати метровых. Они мирно плавали над городом.
        — Ты наверное шутишь, на исследования этого города тысячи лет не хватит.
        — А вам что не интересно побывать в городе, который был создан первыми?
        — Интересно.
        К башне подплыла большая акула, на спине которой была большая белка, через секунду она уже стояла в башне рядом с ними.
        — Эй, пятнашкины! Рыжую не видели?
        — Нет, а ты кто?
        — Бубу,  — ответила большая белка, неизвестно откуда достала большую жемчужину, своим острым коготком нарисовала на ней маленький крестик и быстро упрыгала по лестнице вниз. За ней в погоню рванули их питомцы. За питомцами побежали дети.
        — Что за город «Потерянных Душ»?  — спросила Даша у Сергея.
        — Ты что не читала книгу «Теория возрождения»?
        — Нет.
        — Вот почитай,  — Сергей протянул ей книгу.
        Они неспешно стали спускаться по лестнице вниз. Спустившись вниз, они попали в довольно большой зал, из которого было восемь выходов.
        — Ну и где наши дети?  — спросила Даша.
        — Они уже взросленькие, хватит их оберегать. Пойдем лучше туда,  — сказал Миша и наугад показал направление. По стеклянному коридору они зашли в другое здание.
        В очень большой стеклянной полусфере был березовый лес, под ногами была мягкая зеленая трава, сверху светил свет, похожий на солнечный. Пели соловьи, очень красивой трелью. Рядом с березками росли подберезовики и земляника.
        — Может сделаем привал?  — спросила Даша, сняла с ног обувь и пошла босиком по приятной мягкой траве. Миша тоже снял обувь и прошелся по траве, на его лице расцвела улыбка, им было очень приятно. Они прилегли под березкой, и какое-то время просто лежали, кушая очень ароматную землянику.
        — Мы же без наших тел, как мы все это чувствуем?
        — Ты что никогда не видела сны, которые были настолько материальны, что проснувшись, ты не могла отличить их от реальности.
        — Видела, это были очень реальные сны, там я тоже все чувствовала, а может во снах, мы попадаем в этот город? Ведь многие умирают во снах и их души не возвращаются в их тела.
        — Когда прочтешь книжку, все поймешь.
        Даша достала книжку и начала читать. Сергей насобирал камней, выложил ими место для костра, развел костер и начал жарить грибы на веточках.

        Глава 20

        Сергей и Света со своими питомцами долго бегали за бельчонком, пробежали за ним довольно много разных зданий. Им было весело, они давно так не веселились. Белка остановилась в небольшом помещении с четырьмя выходами. К нему подбежал большой пес и кот, они тяжело дышали от такой долгой погони, и сели рядом, высунув языки. К своим питомцам подошли Сергей и Света, которые тоже запыхались от бега. Бельчонок на них внимания не обращал, крутил в руках жемчужину и тихо бубнил.
        — Так здесь я был, здесь тоже,  — поставил очередной крестик на жемчужине коготком.
        — Гав!  — гавкнула собака.
        — Запыхались бедолаги,  — скачал сочувственно бельчонок, посмотрев на них, щелкнул пальцем, перед котом и собакой появились миски с водой.  — Тек кошке рыбку, песику кашки,  — бельчонок щелкнул пальцем, появились еще две миски, кот и собака напившись воды, принялись за еду.
        — Нам тоже надо подкрепиться,  — бельчонок щелкнул еще раз пальце, появился стол с тремя стульями, накрытый едой, и крынками с квасом.
        Они все трое сели за стол, попили, удалив жажду, потом приступили к еде.
        — А вас мамка ругать не будет?  — спросил бельчонок.
        — Да вроде нет, она нас никогда не ругает,  — ответила Света.
        — Везет же некоторым,  — ответил бельчонок, догрызая третью шишку,  — а вот мне влетает, по первое число. Но я все равно втихую сбегаю.
        В комнате появилась белка в два раза больше его.
        — Так вот ты где! Останешься без ужина,  — она взяла его за шкирку. У Бубу на глазах навернулись крупные слезы. Они исчезли, через секунду они появились на спине большой акулы, которая повезла их к поверхности этого бездонного океана и города.
        Сергей и Света изумленно посмотрели им вслед, собака тихо заскулили, кот тихо мяукнул. На столе осталась большая жемчужина с нацарапанными крестиками, но как только они хотели её взять, чтобы рассмотреть, она исчезла.
        — Куда пойдем дальше?  — спросил Сергей.
        — Ну из того входа мы пришли, у нас есть три выхода,  — ответила его сестра Света.
        Они сходили в левый выход, там была бесконечная пустыня, с жарким солнцем и песком куда не посмотри, во втором они нашли очень мрачный лабиринт, там пахло плесенью, и не было вообще света, в третьем выходе они увидели очень большой зал, все стены были заставлены книгами от пола до потолка. Потолок представлял собой прозрачную полусферу, где проплывали не только акулы, но и разные рыбы и другие морские существа, которых даже трудно было описать. Посреди зала стоял длинный стол с настольными лампами. К столу изредка подходили люди, в разных одеждах и возрастов. Выбрав книгу с бесконечных полок, они садились за стол, открывали книгу, начинали читать и тут же исчезали, а книга возвращалась на свое место на полке. Вот появилась маленькая рыжеволосая девочка, лет трех, в красненьком платьице, взяла с полки книгу, подошла к столу, уселась поудобней, открыла книгу и начала читать, девочка исчезла в легком тумане, а книга вернулась на свое место.
        — Вы строители или путешественники?  — спросила девушка в строгом костюме, на ее глазах были очки для чтения,  — я Библиотекарь.
        — Я Сергей, это Света, а это Дружок и Мурка.
        — Какие прекрасные котик и собачка, очень похожи на земных, но с такой пятнистой расцветкой я никогда не видела,  — сказала Библиотекарь и погладила котика и собаку, которые от удовольствия заурчали.
        — А что это за место?
        — Это что-то вроде библиотеки, вы ведь бывали в библиотеках?
        — А куда пропадают люди?
        — Тут все очень просто, есть создатели, которые создают миры, а есть путешественники, которые по этим мирам путешествуют. Иногда создатели становятся путешественниками, а путешественники создателями, иногда они объединяются, и создают или путешествуют.
        — А у вас карта этого города?
        — Конечно, нет, ведь этот город постоянно увеличивается, создателями создаются новые миры,  — она показала на миллиарды книг,  — каждая книга это свой мир, выбирайте, путешествуйте.
        — А если мы хотим что-нибудь создать?
        — Тогда вам на лифте надо спуститься на уровень ниже, там вас встретит Корочкин.
        — Ясно, а какой мир посоветуете посетить?  — спросил Сергей.
        — Тут все просто, подходите к стеллажу, книги сами будут перемещаться по стеллажам, библиотека сама подберет вам на выбор примерно десять миров, ну а дальше вам самим решать.
        — А как нам выбраться из мира, в который мы попадем?
        — Тут тоже все просто, вам надо пройти его по определенному сценарию, или найти дверь с надписью: «Библиотека».
        — Ясно, спасибо за информацию.
        — Если буду нужна, я буду в своем кабинете,  — она показала на дверь, где было написано: «Библиотекарь».
        — Куда рванем?  — спросил с интересом Сергей?
        — Ты пока попутешествуй, а я к создателям схожу,  — ответила Света и с Муркой пошла к лифту.
        — Хорошо,  — ответил ее брат и с Дружком подошел к стеллажам из книг. Перед ним стали очень быстро перемещаться книги, он задумался, в каком мире хотел бы побывать, перед ним появились десять книг, наугад он выбрал одну из них, сел за стол и начал читать, через секунду он с Дружком появился….
        Света с Муркой зашла в лифт, там было всего три кнопки: «Библиотека», «Создатели» и «Критики». Она нажала на кнопку: «Создатели», лифт плавно двинулся вниз, но потом, увеличивая скорость начал ехать все быстрее, в лифте заиграла мелодия, Себастьяна Бах номер тринадцать. Светлана невольно задумалась, вспоминая моменты из своей жизни.
        Музыка закончилась, лифт плавно остановился, двери открылись. Она с Муркой вышла из лифта и осмотрелась, перед ней был бесконечный коридор с дверями. Рядом с ней появился довольно симпатичный парень.
        — Привет, я Корочкин.
        — Привет, я Светлана, а это Мурка.
        — Свежий создатель? Это хорошо, я вам выделю самый удобный кабинет с видом на море.
        — А что за кнопка: «Критики» в лифту?
        — Там находятся те, кто не может ничего создать, они путешествуют и критикуют созданные миры, то это им не так, то другое. Они вроде бы как не к чему, но без них бывает скучно, надо же как то веселиться….
        — А чем ты здесь занимаешься?
        — После создания нового мира, я делаю бумажный вариант и отправляю его в библиотеку.
        — То есть все создатели делают свои миры, которые находятся по отдельности друг от друга?
        — Совершенно верно.
        — А почему нельзя создать один мир, где бы создатели делали его совместно?
        — Такой мир существует, это та вселенная, откуда ты пришла, там намешаны все миры, но поскольку она совместная, она ограничена своими правилами, и имеет свои законы физики, химии, астрономии….
        — А какая разница?
        — В придуманном тобой мире ты можешь делать что угодно, ну например летающих слонов, или планеты с разными формами жизни, ты можешь его выстраивать, как хочешь, менять его как хочешь, можешь вообще все уничтожить и строить все заново. А в общем мире ты будешь ограничена. Если к примеру твое тело умрет, то тебе по их законом надо искать новое тело ребенка, что бы в него вселиться, если оно конечно уже не занято, и продолжать жить, играть свою роль, быть мужчиной или женщиной, выбирать себе профессию, зарабатывает деньги, объединяться с другими в группы, выходить замуж или жениться, растить детей, стареть и умирать.
        — Ясно, я наверно тоже пока попутешествую, подумаю что создать,  — сказала Света.
        — Удачи тебе, если что я буду здесь.
        — А почему ты сидишь здесь и не путешествуешь?
        — С чего ты взяла, что я не путешествую, у меня просто есть возможность побывать первым в новых мирах, кстати, один создатель закончил создание нового мира. Хочешь побывать?
        — Почему бы и нет,  — ответила Светлана. Она прошла с ним и Муркой в его кабинет, где стоял очень удобный диван, два удобных кресла, стол, кофемашинка. На столе лежала кипа листов, свеженапечатанного мира.
        Корочкин приготовил две кружки горячего ароматного кофе, одну отдал Светлане, которая села рядом с ним в свободное кресло, Мурка улеглась на диван, вытянулась на нем во всю длину, занимая весь диван, закрыла глаза и негромко заурчала.
        Корочкин аккуратно сложил листы в стопку, в произвольном порядке засунул между ними несколько визиток с изображением двери Библиотеки, положил на стол, накрыл их своей ладонью руки, и стопки листов превратились в свеженапечатанную книгу. Он взял ее и протянул Светлане.
        Светлана взяла книгу, на обложке было написан автор: Алиса Волкова. Книга называлась: «Гости из параллельного мира». Она открыла книгу, которая пахла свежей типографской краской на хрустящих страницах. Начала читать: «Где-то на задворках вселенной, возле трех звезд Альфа, Омега и Гамма стоял космический корабль, он выбрал это место не случайно, в этом месте можно было проделать дыру в параллельный мир. Корабль из двадцати исследователей включили установку, и на большой скорости пробили межвселенное пространство, оставив за собой дыру, они отправились в параллельный мир».
        Светлана, Корочкин и Мурка, исчезли в легком тумане, они появились в новом мире, а книга появилась на полке в Библиотеке.

        Глава 21

        Ивановы летели к назначенному сектору, в самый неподходящий момент, когда они плескались в ванне, появился Семечкин, увидев, что там происходило, у него отвисла челюсть, он никогда не ожидал, что тела людей настолько гибки и могут в такой позе производить соитие.
        Он слегка кашлянул, привлекая к себе внимание, и тут же получил куском мыла в глаз.
        — Извращенец,  — крикнула Маша. Семечкин развернулся, протирая глаза от мыла, на ощупь вышел из ванны, закрыл за собой дверь.
        — Иванов я тебя в комнате управления подожду,  — сказал Семечкин.
        Минут через пять Иванов поднялся в комнату управления.
        — Что случилось?  — спросил он у Семечкина, который сидел в кресле и пытался руками изобразить позу, в которой он их увидел. Увидев Иванова, он быстро положил руки на штурвал.
        — Наши сенсоры засекли корабль Сидоровых, который на большой скорости влетел вон в ту черную дыру,  — он указательным пальцем показал в сторону черной дыры, которая находилась между тремя большими звездами. Иванов приблизил этот сектор на экране. Это действительно была дыра, в пространстве, которую кто-то проделал, её рваные края слегка колыхались.
        — Иванов вызывает поисковые корабли,  — сказал он в микрофон.
        — На связи,  — ответили они по очереди. Иванов быстро доложил обстановку.
        — Оставайтесь на месте, мы сейчас подлетим.
        — Принято,  — сказал Иванов.
        — Семен пойдем, перекусим,  — сказал Иванов. Они спустились на средний уровень, где было очень комфортно, Маша его обставила со вкусом, в центре стоял большой аквариум, в котором плавали рыбки разных размеров и видов. Вокруг аквариума стояли столики с удобными креслами, где можно было сидеть за столиком и смотреть на рыбок или слегка развернувшись посмотреть в большое обзорное окно, где были видны звезды.
        Сев за ближайший стол, Иванов на небольшом экранчике сделал заказ, на столе появилась еда. Семечкин ковырялся в еде, подошла Маша, села рядом с ними, заказала себе еды.
        — Что с тобой Семен?  — спросила она, видя, что он летает где-то в облаках.
        — Да никак не пойму как?  — он попытался своими лапами изобразить их соитие в ванне.
        — Ты что никогда не читал «Камасутра»?  — спросила Светлана.
        — Кому с утра не читал, а что вы делаете ночью и вечером?
        — Сейчас дам почитать,  — сказала Маша, достала свои очки из футляра, надела их и на столе появилась книга «Камасутра».  — Вот возьми.
        Семечкин взял книгу, пролистал ее, посмотрел на картинки.
        — Интересненько, а мы по старинке в одной позе по собачьи, скоро вернусь…,  — сказал Семечкин, щелкнул пальцем и растворился в воздухе, вместе с книгой.
        Постепенно к черной дыре стали прибывать корабли, каждый её исследовал своими навороченными приборами, посылали туда беспилотные зонды для исследования.
        Часа через два, всех главных кораблей, попросили прибыть на головной корабль. В большом помещении собрались ученые. Они все пришли к одному выводу, что это дыра в параллельный мир, и оттуда вылетел корабль, который летает где то по их вселенной. Мнений было много, что делать дальше, но все сошлись на одном. Послать туда два корабля, один для поиска корабля Сидоровых, второй корабль отправить с дипломатической миссией для переговоров, у дыры оставить один корабль, остальные корабли отправить на поиски корабля, который прилетел из параллельного мира.
        В дыру отправили корабль Иванова, для поиска корабля Сидоровых, за ним последовал корабль с дипломатами, который отправился к ближайшей обитаемой планете.
        Иванов сидел в кресле управления, рядом с ним сидела Маша. Они с интересом рассматривали параллельный мир, здесь все было не так как у них, звезды были зеленые. Просканировав пространство, Иванов нашел след корабля Сидоровых, который летел куда-то к краю вселенной. Иванов попытался вывести звездную карту, но карта появлялась частично, в пределах сенсоров корабля. Он придавил педаль газа, и на большой скорости управляя кораблем вручную, полетел по следу.
        Через час, Иванов подлетел к большой планете, на орбите которой болтался корабль Сидоровых. Эта планета имела сильное гравитационное поле, и несмотря на то что на корабле Сидоровых был включен двигатель, планета удерживала его своим полем. Иванов полетел параллельно ему.
        — Кто пойдет к ним на борт?  — спросил Иван.
        — Ну конечно же я,  — сказала Маша.
        — Это еще почему?
        — А если им нужна медицинская помощь? Ты ее будешь оказывать?
        — А если у них гости, страшные и опасные, ты их будешь обезвреживать?
        — Иванов не морочь мне голову, я же видела, как ты просканировал корабль, никаких посторонних форм жизни там нет. Лучше следи за обстановкой, снаружи. Не нравится мне эта планета, кроме тебя с этим не справиться никто.
        — Хорошо любимая,  — сказал Иванов. Взялся за штурвал и плавно пристыковал корабль. Маша спустилась в свой кабинет и быстро собрала все необходимое в небольшой чемоданчик, прихватив противоядие от глюков.
        Через пару минут она вошла на корабль Сидоровых. Все выглядело вполне естественно, ничего особенного, кроме одного, на полу в разных местах лежали Миша, Даша, их дети Света и Сергей с собакой и кошкой, все их тела были покрыты цветными пятнами. Маша ввела им антидот, проверила их состояние, они были сильно истощены. Маша не могла сама перетащить их кровати.
        — Иванов как обстановка?
        — Все в порядке, радиация от зеленого солнца для нас неопасна, притяжение планеты увеличивается, я еле удерживаю корабли на орбите, минут через двадцать мы войдем в атмосферу, и сгорим, а если не сгорим, то упадем на поверхность, будем раздавлены давлением планеты.
        — А наш корабль сможет вырваться из притяжения планеты?  — встревоженным голосом спросила Маша.
        — Конечно дорогая, но корабль Сидоровых я долго не удержу.
        — Тогда беги ко мне и помоги мне перетащить их на наш корабль.
        — Уже бегу,  — сказал Иванов. Перетаскивать их было очень тяжело, притяжение планеты действовало и на тела, они стали гораздо тяжелее. Через двадцать минут, корабли начали входить в атмосферу, их стало трясти. Они из последних сил затаскивали Мурку, которая была последней, все остальные уже находились на борту их корабля. Затащив ее на свой корабль, Иванов закрыл шлюз и побежал в комнату управления, их корабль тряхнуло, от них отсоединился корабль Сидоровых, и разлетаясь на огненные осколки, которые со скрежетом бились об обшивку их корабля.
        Иванов быстро сел в кресло, придавил педаль газа и потянул штурвал, корабль с трудом вышел из притяжения планеты, сзади он увидел горящий шлейф корабля Сидоровых, который разваливаясь и сгорая в атмосфере летел к планете.
        — Что там у вас происходит?  — услышал он через динамики,  — вы зачем напали на планету? Быстро вернитесь к дыре.
        — Никакого нападения не было, просто корабль Сидоровых не выдержал притяжения планеты и сгорел в атмосфере.
        — Принято, как Сидоровы?
        — Мы успели их перенести на свой корабль, сейчас будем возвращаться.
        — Только без резких движений,  — сказал незнакомый голос,  — мы вас проводим.
        Рядом с кораблем Ивановых появились два военных корабля из этой вселенной. Иванов настроил автопилот на обратный курс. Сам спустился в шлюз и стал перетаскивать семью Сидоровых в комнату, которую подготовила Маша.
        Возле дары между двумя вселенными было много военных кораблей, как с этой стороны, так и с другой. Иванов переместил семью Сидоровых, которые все еще находились без сознания, на соседний корабль, где было много медперсонала. Потом они пристыковались к кораблю, где собрались стороны двух вселенных. В комнате переговоров за круглым столом сидели три человека и три небольших серых человечка, с большими глазами.
        — Все наши корабли вернулись из вашей вселенной, но ваш корабль, который сделал дыру между вселенными, все еще летает где-то у нас во вселенной. Просим извинения за случайное происшествие над вашей планетой.
        — Все нормально, никто не пострадал,  — ответил серый человечек, он отдал приказ по своему коммуникатору, и их военные корабли стали улетать от дыры, остался только один, самый маленький.
        С нашей стороны вселенной, военные корабли тоже стали улетать.
        — Корабль, который проделал дыру, не принадлежит нашей вселенной, он появился неоткуда. Мы тоже заинтересованы в его поиске. Эта дыра ведет себя стабильно, и не угрожает разрушению вселенных. Мы согласны оказать вам помощь в поисках.
        — Было бы неплохо,  — сказал человек, но в этот момент дыра между вселенными исчезла, маленькие серые человечки тоже. Пространство между тремя звездами Альфа, Омега и Гамма стало прежними. В изумлении все разошлись, оставив в этом секторе наблюдательный корабль.
        Семья Сидоровых пришли в сознание и теперь восстанавливала силы под наблюдением врачей.
        Ивановы сели в свой корабль и отправилась к Земле.

        Глава 22

        В домике, где они жили, было все в норме, росли цветочки на подоконнике. Отсутствие Ивановых никто не заметил. Жители деревни думали, что Ивановы поехали проведать своих детей в Москву. Соседка баба Катя присматривала за их хозяйством, и поливала цветы.
        Иванов посадил корабль возле огорода, и замаскировал его сеном. Они вошли в дом. На столе лежали письма. Маша по очереди открывала и читала их. У их детей все было в порядке. Она написала им письма, что у них тоже все нормально.
        Иванов сходил в кузницу, где у него был ученик, он прекрасно справлялся с работой. К кузнице подъехал мужичек на лошади, спустился с нее, поздоровался.
        — Не посмотрите лошадку, она походу подкову потеряла, прихрамывает.
        — Конечно, посмотрим,  — ответил Иванов, осмотрел ноги лошади.  — Зайди часа через три, все будет готово,  — сказал Иванов и стал снимать седло с лошади.
        — А у вас тут есть доктор?
        — Доктор есть, пойдешь по дорожке, до конца улицы, слева увидишь дом, напротив колодца, там и найдешь доктора.
        — Благодарствую,  — ответил мужик, и слегка прихрамывая, пошел по дорожке.
        Иванову очень нравились лошади, он провел по ее шее и посмотрел ей в глаза, лошадь стояла спокойно, и приветственно ему кивнула пару раз. Иванов очистил копыто, которое надо было подковать, снял мерку, осмотрел другие копыта, они были в порядке, и подковы сидели хорошо. Дав лошади овса, Иванов начал ковать подкову.
        Его ученик, поставил самовар, и теперь общался со своей девушкой, которая зашла в гости и принесла ему поесть. В деревне жили небогато, но не бедствовали, в каждом доме было свое хозяйство, поле для посевов пахали по старинке лошадьми. Приближалась осень. В деревне был старенький трактор, который был восстановлен и починен Ивановым, но его использовали редко, в основном, чтобы перетаскивать тяжелые грузы, или приезжающую машину с промтоварами из райцентра из грязи доставать, так как дорог вокруг деревни не было, и во время дождей дороги превращались в месиво.
        На Иванова было приятно смотреть во время работы, он раздевшись до пояса ковал подкову, его тело было прекрасно сложено, он все делал очень красиво, играя мышцами.
        Закончив работу и подковав лошадь, он прокатился на ней, усевшись на нее без седла. Потом поставил ее в тенек, а сам пошел попить чайку.
        — Дядя Иван, научишь меня делать кольца?
        — Конечно, научу, когда свадьба?
        — Как обычно осенью, как с урожай соберем, будто ты не в курсе?
        — Да в курсе я, просто задумался о своем, сейчас покажу, как формочки делать, и как кольца отливать.
        Еще часа через два, из двух пятаков, они сделали обручальные кольца, на внутренней стороне колец сделали гравировку со словами любви.
        Начало смеркаться, но за лошадью никто не пришел. Иванов накинул седло на лошадь, и повел ее к своему дому, лошадь встревожено фыркнула, залаяли соседские собаки, которые почуяли чужаков.
        — Иди спокойно я ведь рядом,  — сказал Иванов. Лошадь успокоилась, но ушами вертела во все стороны. Подойдя к дому, Иванов уже заметил трех незнакомцев, которые прятались в разных местах, Иванов сделал вид, что их не заметил, поставил лошадь в сарай, распряг ее, снял седло, дал ей воды и овса. Вышел из сарая и вошел в дом. В комнате у стола на стуле сидела Маша, она была связана, во рту был кляп, рядом с ней сидел тот мужик, которому он подковал лошадь. В спину Иванову ткнулась двустволка.
        — Заходи и без резких движений,  — услышал Иванов со спины. Он спокойно зашел и сел на стул возле Маши, за ним вошли трое матерых мужика, с оружием наизготовку. Их лица были серьезными, они были хорошо подготовлены, и виделась специальная военная подготовка.
        — С тобой все в порядке?  — спросил Иванов у Маши, она кивнула головой.
        — Я знаю, что вы работали в бункере, у нас там есть свой человек, но он не может нас снабдить той информацией, которая нам нужна. Так что ты Иванов возвращаешься в бункер, и приносишь нам документы из сектора сто тридцать четыре, а твоя супруга будет у нас в заложниках. Все ясно?
        — А с чего ты решил, что я могу туда попасть, ведь мы в отставке, и уже двадцать лет там небыли.
        — Ну ты сообразительный, что-нибудь придумаешь.
        — Хорошо,  — ответил Иванов, мужики расслабились и не стали за ним пристально наблюдать.
        — А с тобой приятно иметь дело, через два часа мы все сядем на поезд и отправимся.
        Иванов резко встал со стула, и быстро перемещаясь, сделал четыре точных удара, тела четырех мужиков рухнули на пол. Он незаметно вышел из дома, и осмотрелся, больше чужаков не было, недалеко от дома стояла телега запряженная лошадью. Иванов вернулся в дом, развязал Машу, разоружил и связал четырех неизвестных.
        — Что с ними будем делать?  — спросил он у Маши.
        — Запрем их на корабле, в разных комнатах, допросим, а потом полетим в бункер, и найдем их шпиона,  — сказала Маша,  — я приготовлю четыре камеры с угнетающей обстановкой, а ты их туда перенесешь минут через десять.
        — Хорошо,  — сказал Иванов. Пока Маша готовила камеры, Иванов распряг лошадь из телеги, и отвел ее в сарай. Перетащил тела, которые находились без сознания по камерам на корабле.
        Рано утром отвел лошадей бабе Кате, и попросил их пристроить по соседям, сообщил ей, что они с Машей уезжают в Москву. Оставаться в деревне теперь было не безопасно, если их рассекретили, то сюда могут прийти и другие. Хоть их бункер и занимался не военными технологиями, им приходилось маскироваться, ведь любую технологию можно переделать под военные нужды.
        Маша написала детям письма, что они переезжают в другое место, адрес, куда они переедут, вышлет позже. Быстро собравшись, они сели на свой корабль, Иванов ловко ведя его между деревьями, отлетел подальше от деревни и спрятал его между густыми зарослями.
        Маша занялась допросом, они пока ничего не рассказывали. Соваться в бункер не зная кто предатель пока не стоило. Через день Маша отнесла им еды, и задавала им наводящие вопросы, трое из них заговорили и рассказали что знали, четвертый молчал, и к еде не притронулся.
        — Эти трое, обычные наемники, бывшие военные, они славные парни и ничего не знают, просто по иронии судьбы оказались в затруднительном обстоятельстве, им пришлось заняться этой работой по причине того, что их семьи находятся в заложниках. А их руководитель идейный, его не интересуют деньги, это по твоей части,  — сказала Маша.
        — Пусть пока посидит, а этим трем нужно помочь, где их семьи держат в заложниках?
        — Где-то под Таганрогом, но точное место неизвестно.
        — Ясно,  — сказал Иван,  — тут надо действовать осторожно, как говорил товарищ Сухов: «Восток дело тонкое…».
        Иванов вошел в камеру к их главному, Маша знала свое дело, камера действительно выглядела очень мрачно, на каменных стенах были видны следы крови, в углу лежал скелет, закованный в цепи. От этого вида камеры, даже у Иванова пробежали мурашки по спине.
        — А я думал, когда ты придешь?  — сказал мужик, с совершенно невозмутимым видом, его не пугала обстановка, он сидел за столом и был совершенно спокоен.
        — Ну вот я и пришел. Ешь, еда не отравлена и не имеет психотропных препаратов,  — сказал Иванов, взял вилку и съел пару кусочков еды. Мужик спокойно поел, попил чаю.
        — Это не значит, что я тебе все расскажу.
        — Все и не надо, просто скажи где держат семьи этих троих, или я запущу их сюда, будешь беседовать сам с ними.
        — Их охраняет один человек, вот адрес….
        — Ну и зачем надо было делать такое представление? Пришел бы как обычный человек, поговорили бы спокойно. Я сейчас вернусь,  — сказал Иванов.
        Иван выпустил из корабля троих. Назвал им адрес, где держат их семьи.
        — В той стороне находится железная дорога, как освободите свои семьи, можете перевезти их сюда, здесь деревня спокойная, да и лишние руки никогда не помешают. Удачи.
        Они поблагодарили его и ушли. Иванов вернулся в камеру.
        — Так зачем тебе все это?  — спросил Иванов.
        — Нашей планете нужно новое правительство, я не могу видеть, как угнетают народы.
        — То есть ты один хочешь изменить всю планету?
        — Почему бы и нет.
        — Ну давай немножко вспомним историю, многие пытались завоевать весь мир, при помощи силы, Македонский, Чингисхан, Гитлер, все они потерпели поражение и умерли.
        — У них не было того оружия.
        — Да я не про это, вот ты завоевал весь мир, что дальше?
        — Все будут жить в мире.
        — Ну и сколько этот мир продержится? Ведь твое тело не будет жить вечно, что будет потом? Откуда ты знаешь, что этим оружием твои последователи после твоей смерти не воспользуются по-своему? Да и как ты можешь решать за всех? Ведь у каждого человека свое представление мира. Вод посмотри на жителей этой деревни, они после второй мировой отстроили свою деревню заново, живут дружно, у них нет начальства и подчиненных, сразу приходят на помощь друг другу. Откуда ты можешь знать, что для них лучше или хуже? Вот тебе бы понравилось, если бы тебе постоянно указывали что нужно делать, когда вставать куда идти?
        — В принципе ты прав, с такой точки зрения я не смотрел.
        — Поживи в этой деревне, пообщайся с людьми, можешь занять наш домик. Да кстати, кто твой идейный в бункере?
        — Обещаешь, что вы с ней вы ничего не сделаете?
        — Ну с тобой же мы ничего не сделали, ты свободен можешь идти, как и раньше, ведь дверь в твою камеру не запиралась, мог уйти в любое время.
        Мужик с изумлением посмотрел на Иванова.
        — А можно я поеду с вами и сам с ней поговорю.
        — Прочему бы и нет.
        Через час они подлетели к бункеру, Иванов вел корабль на высоте три километра, на такой высоте его не было видно и неслышно. Радары ПВО его не видели. Посадив корабль возле домика охотника, они вышли из корабля, их встретил Илья. Они поздоровались.
        — Какими судьбами? Вы решили вернуться?
        — Возможно,  — сказала Маша. Иванов быстро рассказал обстановку.
        Илья сообщил всем по рации, и попросил всех собраться в столовой. Через пять минут все собрались в столовой, Ивановы познакомились с новыми сотрудниками бункера, они пообщались какое-то время. Петрович досконально изучил корабль Ивановых.
        — Ничего необычного,  — сказал он,  — корабль построен по технологии бункера. Таких корабля сейчас четыре, включая ваш, на них по галактике летают внештатные сотрудники в поисках артефактов. А вот дыра в пространстве в параллельную вселенную меня заинтересовала. Я сниму все показания и отправлю туда корабль для изучения аномалии.
        Ивановы тоже решили стать внештатными сотрудниками. Им дали задание на исследование планеты, с которой исходили странные показания. Пообщавшись еще какое-то время, Ивановы отправились в путь.

        Глава 23

        Сидоровы пришли в себя, набрались сил. Миша был очень удивлен тем, что Иванов спас их, хотя чему удивляться, это же Иванов. Планета на которой они побывали, очень их заинтересовала, но они не знали где она находиться, ее не было ни на одной карте этой галактики. А другие галактики были не исследованы, и их было очень много. Периодически они посещали город «Потерянных душ» в бестелесном состоянии, используя глюканутый запах, но модернизировали его действие на один час. Они частенько пользовались библиотекой города, путешествуя по мирам, ищи подсказки, но все было впустую. Со временем их дети решили навсегда остаться в этом городе, им было там намного интереснее, путешествовать и создавать свои миры. Их мать тоже осталась там, а со временем и сам Миша тоже остался в этом городе.
        Эта была очень маленькая планета размером с горошину, похожую на «Мятый элемент», она летает в этой ограниченной физической вселенной, и содержит все миры, когда-то она была большой и занимала все пространство….

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к