Сохранить как .
Другая сторона игры Василий Сергеевич Ллиамах
        Другая сторона игры #1
        Что будет когда НПС осознает себя? Весь мир вокруг покажется ему сумасшедшим. Родные и близкие как минимум странные. Но жажда знаний о мире вокруг и своем месте в нем заставит путешествовать и узнавать. Вот только что принесут эти знания?

        Василий Ллиамах
        Другая сторона игры.

        - Дяденька, помогите, пожалуйста, там на мою семью стая огромных волков напала. - я вцепился в руку проходящего мимо героя, как жена в зарплату мужа. - А если их съедят? Вот горе то будет! - вот в таком духе, причитая, я старался оттащить, или хотя бы развернуть гипотетического спасителя в нужную мне сторону.
        - Да отстань ты, убогий. - вяло отбивался от моих стараний воин. - Не нужно мне сейчас твое задание. Времени нет, в город я хочу попасть до темноты. А вот завтра, или крайний срок послезавтра вернусь и честно все отработаю.
        - Да как же так, дражайший? - открыл я рот от удивления. - Да от них к тому времени аккурат только косточки и останутся. Схарчат волки всех моих близких. - И я с удвоенной энергией вцепился в путника.
        - Агрх, достал. - сплюнул воин, и перестав со мной осторожничать просто зашагал вперед. Думаю, вместе мы заинтересовали бы не одного пахаря, такие две ровные и аккуратные борозды я проделывал своими пятками.
        - Да ты герой или кто? - пустил я в ход свой последний, и как я думал, самый убойный аргумент.
        Аргумент не подействовал. Путник, игнорируя меня, продолжал пререставлять ноги дальше.
        - Вот приставучий экземпляр, - бурчал себе под нос этот неправильный защитник сирых и убогих.
        Ладно, этого видимо не уговорить. А на дороге больше никого не видно. Как же помочь родным? Может самому вернуться и попробовать перебить или отогнать диких зверей?
        Эта простая мысль настолько меня поразила, что я на автомате отпустил руку путешественика. Инерция сделала свое грязное дело, и мы оба оказались на земле. Утром был дождь, так что про грязное дело, это я не фигурально, а буквально.
        Воин выругался, поднялся с земли, снова выругался, мрачно глянул на меня и потянулся за рукоятью меча. Я же смирно сидел на пятой точке и таращился в никуда.
        Ситуация вырисовывалась, мягко говоря, странная. Моя семья подверглась нападению лесных зверей, а я, вместо того чтобы помочь им отбиться, спрятаться или убежать, помчался за маловероятной помощью на дорогу посреди глуши, с трафиком движения в пол человека в неделю. Абсурд. То что этот мимо проходил - мне просто повезло. Да и стоял я на ней какое-то время, прежде чем появился горе-герой.
        Путник, тем временем, на пол пути к эфесу, все таки передумал доставать меч. Отряхнувшись, он еще раз выругался, и оглядываясь, трусцой побежал по направлению к городу. Да и леший с ним.
        Я огляделся. Сижу на дороге, с одной стороны поле с высокой травой, с другой вплотную подобравшийся масив леса. Стрекочут кузнечики, щебечут птицы, матерится бегущий от меня путник. Ничего необычного, ну кроме путника, нет. Но ощущается все как-то по другому. Трава более яркая, насыщенная и зеленая, деревья большие и величественные. Звуки, запахи. А может я просто раньше не присматривался? Когда еще я мог так посидеть в теплой луже и посозерцать? А вот не помню. Я, если задуматься, вообще все как-то смутно помню. Даже не смутно. Тускло, без красок. Нет, я помню, и детство и юность, повседневную рутину и редкие события, но как будто из рассказа. Мне рассказали мою жизнь, память осталась, а эмоций и переживаний нет. Может я под заклятьем был? А вдуг и сейчас? Вот даже к семье нет каких-либо особых чувств. Да и сказать о них многого я не могу. Есть у меня мама, папа и младшая сестра. Папа - дровосек, мама - по хозяйству, сестренка - мамина помощница. И все. Больше сказать и нечего. Ну кроме того, что переодически нападают на них лесные звери.
        Макака на гибоне! А чего я расселся то тут? У меня же там семья в опасности. А я тут ванны принимаю.
        Резко подскочив, и даже не отряхиваясь, я ломанулся в лес. Направление я чувствовал четко, но вот сколько бежать до дома не помнил абсолютно. Странные вещи творятся с моей памятью.
        Никакой видимой тропы не было, так что я пер прямо через лес. Видимо, я был не очень хорошим лесным жителем, несмотря на то, что дом мой находился в лесу. Бежал я откровенно плохо, ломая ветки и спотыкаясь на каждом шагу. Ну и матерясь. Лес мне отвечал взаимностью, отвешивая смачные подщечины мокрыми ветвями и путая ноги травой и корнями. И как я каждый день к дороге хожу?
        Стоп! Я каждый день сюда хожу? А зачем? Ага, елки. Я спросил у дерева. Тополь не ответил мне, а дал мне веткой в глаз.
        В очередной раз споткнувшись и упав на землю, я заметил одну странность. Перед глазами у меня висела какая-то полоска. Даже не полоска, а поле в виде полоски, на четверть заполненная зеленым. Я по этому и не заметил ее сразу, на фоне листьев и травы ее было легко не увидеть. Только упав, и взглянув на свои ноги, я ее заметил. Странно, ощущается как бельмо на глазу, а сморгнуть не получается. Видеть она вроде не мешает, но с ней как-то не привычно, постоянно взгляд цепляется. Силой воли заставив себя смотреть прямо, я подскочил и вновь побежал в направлении дома. Со всеми странностями разберусь потом, сейчас главное добежать до своих.
        Не добежал. Упал на ровном месте минуты через три. Упал и не смог встать. Руки-ноги трясутся, мышцы как кисель, и тошнит. Не понял, это у меня что приступ слабости? Пять секунд назад бежал и особой усталости даже не чувствовал. Так, а это у нас что?

        Перед глазами мигала злополучная полоска. Пустая. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять - это как-то связано. Видимо силы мои кончились, и полоска это показала. Да я, оказывается, совсем не атлет. Словно в ответ на мои мысли перед глазами мигнула надпись.
        "Ваша выносливость увеличена +1"
        Вот спасибо! Лучше бы мне дали еще одну такую, полную, зеленую полоску.
        А вообще, это надпись навела меня на некоторые размышления. Тот факт, что у меня перед глазами периодически появляются всякие надписи и полоски, для меня, видимо, норма. Смутно припоминаю, что и раньше у меня что-то подобное всплывало перед глазами, а я на это особо не реагировал. Интересно другое, где я в лесу научился читать? Наверное учился грамоте и счету в местной школе вместе с другими детьми. С зайчатами, бельчатами и волчатами. Хотя зря я иронизирую, может у меня родители грамотные. Возможно и научили кое-чему непутевого сына.
        О, кажется по немногу восстанавливаюсь. Во всяком случае потряхивает меня уже слабее. Теперь я уже не так сильно похож на старика с последней стадией болезни Паркинсона, а просто на алкаша утром с бодуна. Правда я не имею ни малейшего понятия, есть ли у болезни Паркинсона стадии. И полоска уже не такая пустая. От левого края слегка наполнилась зеленым.
        Кряхтя и причитая я попробовал встать. И это у меня получилось. Поднявшись я снова двинулся в сторону дома, но уже шагом. Как сказал один умный человек: "тише едешь - дальше будешь". Хотя, не помню я никаких умных людей. Может быть я сам это только что придумал.
        При ходьбе полоска перестала восполняться, но и не опускалась, держалась на том же месте. Видимо тут есть баланс сил. Пока иду - не отдыхаю, соответственно силы не пополняются, но и не настолько устаю, чтобы силы тратились. Интересно, я в таком ритме бесконечно могу идти, или, со временем, усталость все же возьмет свое. Скорее второе.
        Как-то совершенно внезапно деревья кончились, и я вышел на большую рукотворную поляну. Хотя, скорее всего это неверное определение, потому как с трех сторон она была окружена лесом, a c одной небольшой, но быстрой, рекой. Получается не поляна, а очищенный берег реки. Где-то посередине на равном удалении от леса и от реки стоял дом. Деревянный и одноэтажный, но довольно приличных размеров, комнат на пять. У него не было ни крыльца, ни веранды, никаких других украшений. Что говорить, даже флюгера не было. Стены были не окрашены, но должно быть, были вскрыты лаком или какой другой смесью, иначе бы дом долго не простоял. А то что он старый было видно даже отсюда, с края леса. В общем, на пряничный домик в лесу он не тянул. Рядом с домом стояли хлев и сарай. А вон то небольшое здание рядом с речкой, надо полагать, баня. За домом виднелся кусок огороженной земли.
        Серьезно? Огород в лесу? Урожаи наверно фантастические.
        Это же как надо не любить людей, чтобы забраться в такую глухомань. Должно быть, наша семейка те еще социопаты.
        Я внимательно осмотрел растелившуюся передо мной поляну. Никаких следов схватки или каких-либо происшествий видно не было. Ни следов крови, ни сыто привалившихся к стене амбара серых братьев. Людей, правда, тоже не видно. Но зато из леса я услышал монотонные удары топора. Это немного успокоило мои натянутые нервы. Думаю, врятли батя так размеренно отбивается от волков.
        К дому я все-таки направился бегом. Добежал до него за секунды, не глядя на запас сил. Рванул дверь - открыто. В доме тишина.
             - Мама, - крикнул я с порога. Нет ответа. - Сестра?
        Постояв три секунды, я не выдержал и не разбуваясь, побежал осматривать комнаты. Обежав их все и никого не нашел, но зато услышал как меня окликнули с улицы. Мать с сестренкой оказались за домом на маленьком огороде. Увидев меня, обе распрямились над грядкой и потянулись затекшими спинами. И, молча, уставились на меня. Мама - хмуро, сестренка - заинтересовано.
        - Ну и что за гвалт ты тут устроил? - наконец нарушила молчание родительница. - Чего раскричался?
        - Так я... это... - растерялся я. Вот так, бежал со всех ног родных спасать, а нарвался на упреки. Можно сказать, обидели в лучших чувствах.
        - И чего ты так рано? - тем временем продолжала напирать мама. - Не уж то привел кого-то? - И она опасливо глянула в сторону леса.
        - Нет, никого не привел, - протянул я, глядя в ту же сторону что и мать. Что она там высматривает? - За весь день всего один человек прошел, и то помочь не захотел.
        - А чего тогда пришел? Ты же обычно на той дороге до вечера сидишь. - спросила у меня младшая сестренка заглядывая в глаза. - Отлыниваешь?
        - И ничего я не отлы... - начал было оправдываться я, но вовремя спохватился и спросил о том, что меня интересовало с самого начала. - Обычно? Я к той дороге каждый день хожу что ли?
        - Ну конечно, глупенький, - глумливо захихикала сестричка. - Ты там ищешь того, кто спасет нас от злобных волков.
        - Ты вообще в порядке? - забеспокоилась мать. - Не заболел ненароком?
        - Нет. Чувствую себя нормально, - успокоил я ее. - А где эти самые волки? Убежали что ли?
        - Где и обычно, у кромки леса залегли. - махнула она рукой, показывая направление. - Ты точно в порядке? Ты какой-то потерянный.
        - Точно, точно, - я глянул в ту сторону, но кроме деревьев и кустов ничего не увидел. - А почему они не нападают?
        Странное чувство, вроде радоваться надо, что звери не атакуют, а тут глупые вопросы задаю. Но ведь нужно разобраться.
        - Так ты же не привел никого. - сказала мама таким тоном как будто все было логично. Нет, я конечно слышал, что у противоположного пола логика отличается, но чтобы настолько.
        - А если бы привел - напали?
        - Да. - мать посмотрела на меня как на идиота.
        - То есть я волкам харчи таскаю? - Я все еще пытался увидеть логику в данной ситуации.
        - Нет, звери нападают не на того, кого ты приведешь, а на нас. - опровергла мои домыслы мама. - И если твой спутник не успеет нас защитить, нам здорово не поздоровится.
        - Дурдом какой-то. - теперь я действительно чувствовал себя слегка потеряным. - А пока я никого не привожу, они нападают?
        - Нет. - помотали головами синхронно и мама и сестра.
        - Тогда какого хре... гм, - я запнулся, наткнувшись на тяжелый мамин взгляд. - Зачем вообще кого-то приводить?
        Казалось бы, такой простой вопрос, но мать с сестрой конкретно подвисли. И хорошо, не мне же одному этим заниматься.
        - Как зачем? - отмерла наконец родительница. - Отвести от нас угрозу.
        - Так если волки не нападают, то и угрозы нет.
             Тут она зависла еще на пару минут.
        - А кто этих волков знает? Может они, если ты на дорогу перестанешь ходить, сразу нападать начнут.
        - Как-то это все за уши притянуто, - скривился я. - Но в одном ты права - логику диких зверей нам не понять. Так что волков надо изводить, только не таким способом. Пока я на дороге добрых путников ловлю, вас десять раз могут слопать. Я уже не говорю о том, что глупо просить помощи у незнакомых людей, не попытавшись решить проблему самому.
        - И как ты ее сам решишь? - нахмурилась мать.
        - Сперва можно пару ловушек сделать, несколько волчьих ям вырыть. - перечислил я варианты. - Еще можно самострел смастерить.
        - Послушай сынок, - решила зайти с другой стороны мама. - Ведь есть определенный порядок вещей. Папа добывает дерево, мы, с твоей сестрой, готовим, убираем, в общем, занимаемся бытовыми делами. Ты же ходишь на дорогу и ищешь того, кто может нам помочь. Каждый занимается своим делом. Зачем это нарушать?
        - Да это бред какой-то, - вырвалось у меня.
        - Это ты бред несешь, - вспылила мать. Но тут же успокоилась. - Ладно, видимо все-таки подцепил ты какую-то заразу. Пойдем в дом, заварю тебе чай на травах. Хороший чай, бабкин рецепт, любую хворь за ночь выгонит.
        Сопротивляться я не стал, и поплелся за мамой в дом. Я чувствовал себя опустошенным и уставшим. Странное поведение зверей, нелогичные поступки родных, все это давило на меня, сбивая с толку. Странностей было хоть отбавляй, а вопросы только накапливались. К слову, вот вам еще одна - я абсолютно не помнил имен, никого из родных, ни свое собственное. А спрашивать у матери как-то боязно. Точно в психушку упекут, сколько бы дней до нее не пришлось ехать.
        За грустными раздумьями я и не заметил, как оказался в доме. Очнулся только тогда, когда мне в руки сунули что-то горячее. Еле сдержался, чтобы не за материться в голос. Какой-то я раздражительный стал в последнее время. Дуя на кружку, я поплелся к печке и плюхнулся на стул. Рядом с печкой тепло и уютно. Отличное место чтобы предаваться своей меланхолии, прихлебывая горячий напиток. При том, что больше всего к меланхолии располагал сам напиток. Невкусный, терпкий и абсолютно не сладкий, он был настолько горячий, что по сравнению с ним вулкан Редрок показался бы прохладным плавательным бассейном. Зачем вообще я эту гадость пью? Повертев головой и убедившись, что никого рядом нет, я вылил весь настой в цветочный горшок.
        Итак, подведем итог. Первое. У меня частичные пробелы в памяти. По сути осознанно я помню себя только сегодня. Второе. Нелогично ведущая себя семейка. При этом своей нелогичности незамечающая. Правда отца я еще не видел, но у меня почему-то есть стойкое ощущение, что от матери он особой вменяемостью не отличается. Но проверить надо будет. Третье. Странно ведущие себя животные. Тут опять есть нюанс. Лично я этого не видел. Это все со слов матери. Смысла врать ей конечно нет, но все же. Надо будет проверить.
        Вывод из всего напрашивался только один, и он был неутешительным. Врядли весь мир сошел с ума, скорее это я. Но так даже лучше. Жить в здравом уме в сумасшедшем мире, нет уж, увольте.
        Я выглянул в окно. Солнце уже спряталось за верхушками ближайших деревьев. Часа три пополудни, и если я до вечера хочу справиться со всеми своими делами, пора шевелиться. Собственно, дел у меня было два. Взглянуть на волков и "познакомиться" с отцом. Начать я решил с последнего, ибо если начинать с волков, существовала вероятность до второго дела не дожить.
        Звуки в лесу выделывают странные шутки, казалось, отец работает метрах в двадцати, вон за тем деревом, но на деле он оказался гораздо дальше. Пришлось пройтись. Неспешная прогулка меня успокоила. Лесная прохлада, шелест листвы, пение птиц и жужание насекомых, все это умиротворение положительно влияло на мои нервы. Лишь одно привносило диссонанс в эту какофонию звуков. Глухие удары топора.
        Отец оказался невысоким и кряжистым. Он носил бороду и длинную шевелюру. Вместе с тем, что на нем были одеты какие-то обноски, он больше производил впечатление какого-то отшельника, чем семейного человека. Вспоминая аккуратную и опрятную маму, даже на огороде, я не сразу поверил, что этот человек - муж той женщины. Замызганая кожаная жилетка на голое тело, старые затертые штаны и десять раз перелатаные сандали. Вокруг головы повязан ремешок для волос, чтобы волосы не лезли на лицо, но торчать в остальные стороны им явно не возбранялось. Правда, возможно, это была всего лишь его рабочая одежда, а дома он ходит в смокинге.
        Пока я пялился на отца, он работал, обрубовал ветки уже поваленного дерева. В нескольких шагах от него, возле самой реки уже лежало четыре очищенных и ошкуренных бревна.
        - О, сына! - увидел наконец меня отец. - А ты чего тута?
        - Так я, это... пришел познако... гм, поздороваться.
        - Да? - подозрительно посмотрел на меня отец. - Так утром же виделись.
        - То когда было!
        - Да? Ну ладно.
        Содержательный у нас с тобой разговор, батя, ничего не скажешь.
        - А чего не на дороге? - забеспокоился вдруг отец. - Привел кого что ль?
        - Не, никого не привел. - поспешил успокоить я отца.
        - А чего тогда не на дороге?
        Эм, ты вроде уже спрашивал.
        - Так нет там никого, говорю, вот и пришел, чего торчать то?
        - Чудно, ты же обычно на той дороге до поздна сидишь. - сказал отец, подходя ко мне поближе. С топором в руке. Нет, умом то я понимал, что это просто мой батя хочет удостовериться, что со мной все в порядке. Но когда к вам в плотную подходит бородатый, растрепанный мужик с топором в руке, хочется бежать.
        - А ты не заболел, сына? - спросил он меня, кладя свою широченную ладонь мне на лоб. Ну вот, муж и жена, как говорится, одна... тема для разговора.
        - Да впорядке я. - ответил я отцу, снимая его ладонь с головы. Пол лица мне накрыл своей ручищей. - Уже и мамкиного отстоя на травах выпил.
        - О, тады, ладно. Добрый настой на травах твоя маманька варит.
        Чего ж ты молчал, я б тебе бы его и принес.
        - Ну раз здоров, ступай. Я дальше работать буду. - махнул рукой отец, перехватывая поудобнее топор.
        - Может тебе помочь надо? - К волкам мне идти совсем не хотелось.
        - Это как? - не понял отец.
        - Я думаю в нашем доме всяко поболее одного топора будет. Помогу тебе лес валить.
        - Зачем это? - Слушай, а он неплохо дурака включает.
        - Больше сделаем. Больше денег получим.
        - Не надо мне больше. Слушай, я за день валю, ошкуриваю и спускаю по реке шесть деревьев. Это норма. Ни больше ни меньше не надо.
        - Ладно, тогда быстрее норму сделаем, раньше домой придешь.
        Отец подвис на целую минуту. Я уже думал уходить, когда он наконец выдал:
        - Занимайся своими делами, а я буду заниматься своими. Все, иди не мешай. - И перехватив поудобнее топор, пошел к поваленному дереву.
        Вот и познакомился. Можно было и не ходить. Верное впечатление о моей семье можно составить по одному человеку и выразить одним словом. Неадекваты. Кроме меня конечно. И в кого я только такой умный?
        Назад к дому я возвращался не спеша. Наслаждался лесом и оттягивал момент знакомства со следующими местными жителями. Страшно. Хоть маман и говорила, что волки не нападают, пока кого-то не приведешь, перебороть себя было тяжело. Страх к диким зверям сидит у нас, наверное, даже не в мозгах, а в крови. Поэтому убедить себя, что тебе не страшно, не получается. Мозги обмануть можно, кровь - нет.
        Как не крути, но проблему решать надо. Жить с постоянной угрозой нападения не приятно. А жить в ожидании этго самого нападения неприятно вдвойне.
        В первую очередь перед походом к волкам стоит себя сперва обезопасить. Я буду истинным членом этой семейки, если попрусь к зверям без какой-либо защиты.
        Мама с сестрой все еще возились в огороде, когда я проходил мимо них. Я показал им свою самую успокаивающую улыбку, на что мать нахмурилась еще больше, и проводила меня взглядом, аля, "я слежу за тобой". Нырнув в сарай, я занялся поисками хоть чего-либо похожего на оружие.
        Итак, чего боятся волки? В первую очередь, как и все дикие звери, огня. Значит нужно смастерить себе факел. Чего еще боятся? Медведя. Но его у меня нет. Можно будет глянуть в хлеву, но навряд ли у нашей семьи есть дойная медведица. И цыгане у нас в лесу не ходят. Значит медведь отпадает. Что еще? На всякий случай нужно какое-нибудь оружие. И желательно что-нибудь подлинее, ибо близко подпускать к себе волков я не хочу. Идеальным было бы вообще оружие дальнего боя, но луки я делать не умею, а пращой не умею пользоваться. Да кого я обманываю, из лука я стрелять тоже не умею. Лучшим вариантом остается древковое оружие, что-то типа копья. Но из древкового оружия, в нашей семейной оружейной, есть только тяпки, вилы, да лопаты. Я выбрал вилы. Из сломанной ножки стула я сделал факел, обмотав навершие тряпкой и мокнув в масло. С факелом и вилами в руках я довольно странно смотрелся. Хорошо еще ,что не захотелось бегать по округе с криками "вив ля Франс".
        Факел я решил зажечь сразу, от печи в доме. Во первых, потому что другого варианта разжечь огонь у меня не было. А во вторых, даже если бы у меня было огниво, чиркать им, выбивая искру, и раздувать пламя, чтобы получить огонь, довольно долгий процесс. Вряд ли волки согласятся подождать, если я начну это делать у них на виду.
        Так с вилами наперевес и с зажженным факелом при свете дня, чувствуя себя при этом полным дураком, я направился к лесу. Выдвинулся я не в сторону волков, а в место левее от них метров на пятьдесят, расчитывая немного углубиться в лес, сделать крюк, и выйти на них со спины со стороны леса. Таким образом я конечно отрезал себя от дома, но если бы волки погнались за мной, я бы все одно не успел до него добежать. А так, при очень плохом раскладе, у меня была возможность залезть на дерево.
        Дошагав до леса, я остановился и вгляделся в то место, которое указывала мать. Туда где должны были лежать гипотетические волки. Как я не таращил глаза, увидеть серые шкуры у меня не получилось, вздохнув, я шагнул в лес. Лес поглотил меня. Казалось, сделав шаг, я попал в другой мир, обернувшись через три метра, я не увидел ни дома ни поляны. Вокруг сгустился полумрак и повисла довольно гнетущая тишина. Тени прятались в тенях. Лес замер в ожидании, размышляя, сможет ли он меня сожрать. Или, возможно, лес просто спал, а у меня разыгралось воображение. Странно, буквально полчаса назад я ходил в лес в поисках отца. Он тогда был совершенно другой. Светлый, живой, полный звуков. А этот лес словно бы замер в ожидании чего-то нехорошего. Чаща в той части, где работал отец, была более редкой и не такой угрожающкй. Такое ощущение, что лес буквально поделен на части, по степени опасности.
        В чащу я углубился не так сильно, как хотел прежде. Чем дальше я шел, тем страшнее мне становилось. Поэтому пройдя шагов двадцать пять, я повернул направо, и двинулся параллельно поляне. Примерно через пятьдесят метров я еще раз повернул направо и двинулся уже в сторону дома. Надеюсь, этого хватит, чтобы обойти волков. На этом, последнем отрезке я замедлился, и двигался со скоростью улитки, вздрагивая от каждого шороха, и взглядом высматривая деревья, на которые можно было бы взобраться. Так я и полз, пока не добрался до края леса. Осторожно осмотревшись искомых зверей я так и не обнаружил. Может маман ошиблась, и волков здесь нет. А может соврала. Или еще десять других "может". В любом случае надо проверить все получше.
        Воткнув факел в землю, так чтобы он не упал и не спалил к волкам собачьим весь лес, и бросив рядом вилы я полез на дерево. Вспорхнув на дерево с ловкостью и изяществом бегемота, я уселся на ветке и стал обшаривать взлядом землю подо мной. И наконец-то их увидел. Метров в десяти от себя. Три волка. Одновременно с тем перед глазами всплыла надпись: "Ваша наблюдательность увеличилась +1". Сморгув надпись, надписи в отличие от полосок оказалось можно сморгнуть, я уставился на волков. Они действительно залегли у самого леса в высокой траве, и безразлично пялились на дом. Меня они, должно быть, почуяли, потому как их уши были развернуты в мою сторону, но никакой агрессии они не проявляли. Да чего там, они даже не смотрели на меня.
        И что дальше делать? В том смысле, что зверей я отыскал, и в словах матери удостоверился. Волки действительно есть и они не нападают. Напасть самому? Ну это не просто глупо, это идиотизм. Тогда что? Об этом определенно стоит подумать получше, в спокойной обстановке, а не сидя верхом на дереве.
        С дерева я слез быстрее чем залез - сила гравитации помогла. Шипя сквозь зубы и потирая ушибленное место, я подобрал вилы и факел, и вышел из леса. Обходить волков я не стал, во первых, надоело, а во вторых, они на меня все равно никак не реагировали. Но стоило мне выйти, как они синхронно повернули головы в мою сторону. Теперь я их мог рассмотреть внимательней. Обыкновенные серые волки, с густым мехом, красивыми желтыми глазами и некрасивыми желтыми зубами, которые они не преминули показать мне в своем жутком оскале. Спокойно ребята, я не дантист. Я машинально шагнул назад и не поверил своим глазам - головы тут же отвернулись. Проверка. Шаг вперед - синхронный поворот и жуткий оскал, шаг назад - ты нам не интересен человек. Эм, ооочееень странные волки. А если так. Вновь воткнув факел в землю и прислонив вилы к дереву, я вышел из леса - ноль внимания.
             А дальше во мне взыграл интерес. Вместо того чтобы спокойно насвистывая пойти домой, я сделал шаг к волкам. Звери на провокацию не отреагировали.
        Видимо, я, все таки, не самый умный в семье. Никому из моих даже в голову не пришло идти смотреть на волков, а я тут уже эксперименты начал ставить.
        Восемь метров до волков - я безоружный, волки безучастны. Семь. Я им по-прежнему не интересен. Шесть. Дом намного интересней чем я. Пять.
        Нет, все, хватит. Я же решил, сначала все хорошенько обдумать, прежде чем соваться к зверям. Пора разворачиваться. Надо не забыть забрать свое оружие в лесу, сделать небольшой крюк и двинуться домой. А там уже все как следует обмозговать.
        И тут мне в голову пришла одна из тех идиотских идей, котороя поначалу кажется гениальной. Если зверь не нападает, то его можно приручить, так почему бы не попробовать приручить этих волков? Итак что для этого нужно? Самое очивидное это еда. Волки у нас едят мясо. Мясо у меня было только на костях, а его я отдавать не собирался. Так что, отпадает. Дружелюбие. Этого добра у меня полные штаны. Хотя нет, полные штаны у меня другого, но дружелюбия тоже хватает. Что еще? Ласка. Чтобы животное к тебе привязалась его нужно приласкать. Ну это мы тоже умеем. Итак со всем дружелюбием надо попробовать погладить волка.
        С этой мыслью я сделал еще шаг. Впереди мелькнули три росчерка серых молний, и я оказался на земле. Что-то впилось мне в ногу и в бок. Я закричал, больше от испуга, чем от боли. Перед глазами замелькали строчки букв и цифр, но было как-то не до чтения. Волки напали! Все оружие осталось в лесу. И я дебил. Примерно таким образом метались мысли в моей голове. Нужно попытаться прорваться в лес. Там оружие, и можно залезть на дерево. Лягаясь и отталкиваясь руками, я предпринял попытку ползти на спине. Она была тут же прервана одним серым гадом, который прыгнул мне на грудь и впился в горло. Строчки тут же ускорились. Глаза заволокло алым. Через секунду все исчезло, осталось только алое полотно. Но и оно пропало, сменившись на черную бездну.


             Да, идея приручить волка лаской было откровенно идиотской. И могла прийти в голову только идиоту. Но тогда она показалась вполне здравой.
        Я повертел головой - ни слева ни справа никто не шел. Ладно, подождем.
        Зверь приручается в первую очередь едой. И только к тому, кто его покормил, он начнет проявлять какое-то доверие. А тут полез в твое личное пространство непонятно кто и непонятно с какой целью. Я бы тоже такого покусал.
        Слева никого, справа никого.
        Чтобы приручить этих волков, надо их сначала кормить мясом какое-то время, и только потом идти на тактильный контакт. Но одомашневать серых я передумал. Ибо я затаил. Сколько моя семья натерпелась от их набегов, никто не знает. А точнее никто и не считал, но я уверен что очень много. Значит сюсюкаться с ними не буду. И игнорировать тоже не стану. Или заставлю их уйти или убью.
        Посмотреть на лево - никого, посмотреть направо - никого.
        Как добиться того, чтобы кто-то сделал так, как ты хочешь? Я знаю три способа. Договориться, подкупить или запугать. Договориться не получится, волки на контакт не идут, это мы уже проверили опытным путем. Подкупить. Насколько я знаю, деньги животных не интересует, только пища. Но тут проблемка. Мясо я конечно смогу достать, но как объяснить серым, чего я от них хочу? По волчьи выть я не умею, наверное, потому что с волками я не жил. Остается только страх. Сделать так, чтобы они боялись не только приходить на нашу поляну, но даже думать о ней.
        Повертев головой, я снова удостоверился, что никто не идет.
        Чего боятся волки? Это мы уже проходили. Медведя и огня. Что можно сделать? Понатыкать перед лесом факелов? Так их не напасешься. Да и не знаю я какое нужно сделать расстояние между факелами, чтобы волк побоялся пройти. Поджечь лес к гиббона матери? Лишить, так сказать, их среды обитания. Это очень здравая идея. Забацать стихийное бедствие. Это как муравьев давить наковальней. У отца тогда не будет работы и будет нечем тупить свой топор. Как бы он об меня его тупить не начал. Да и другие недовольные будут, я думаю. Тот же Дух Леса разозлиться на меня и пошлет в наказание всех волков, что у него есть. Перспективка. Может тогда изгородь сделать по всему периметру леса? Но на это уйдет ооочееень много времени. Плюс волки могут подкоп сделать, если додумаются конечно.
        Совершив уже привычный осмотр, я убедился, что я все еще один.
        Ладно, оставим тему с запугиванием. Надо будет на досуге подумать об этом основательней. Теперь следующие. Как можно убить волка подручными средствами? А точнее трех волков. Первое что напрашивается это ловушки. Было бы неплохо сделать силки. Как они выглядят, я примерно представлю, но принцип их действия мне не до конца ясен. Это веревочная петля, расположенная на земле, конец которой привязан к каменю, закрепленному на дереве. Лапа жертвы наступает на землю внутри петли, петля затягивается, камень падает, жертва висит в воздухе. Но почему затягивается петля, и что заставляет упасть камень, для меня остается загадкой.
              Есть еще яма с кольями или так называемая волчья яма. Тут все проще. Вырыл яму, вбил в дно колья, остриями вверх, и накрыл ветками и дерном, чтобы было незаметно. Правда ни глубины ямы, ни длины кольев, я не знаю. Но, не думаю, что это критично, сделаю яму поглубже, а колья подлиннее. Думаю начать следует именно с нее. Не прибью серых, так серьезно раню. Если кто и выберется с той ямы, то к нашему дому он больше и близко не подойдет.
        Осмотр дороги ни к чему не привел - путников не наблюдалось.
        Стоп, какой дороги? Я огляделся уже осмысленно. Ежа мне в ужа! Влево и вправо бежала памятная мне дорога. Спереди раскинулось поле, а сзади начинался лес. Опять я здесь. И как я тут оказался? Не припомню, чтобы я сюда шел. Сижу и высматриваю путников. Опять. Не не не, пойдем обратно к дому.
        Со вздохом я встал и нырнул в лес. Опять эти провалы в памяти. Что я помню последние? Так. Нападение волков и... тьма. Опа. От неожиданности я остановился. Это что же получается, волки меня того... доконали? Но я живой. Ведь я же жив? Сердце стучит, значит я не нежить. Я возродился. Я повертел эту мысль в голове и так и эдак. То что я возродился, это как минимум удивительно! Но никакого удивления в себе я не ощущал. Смутно припоминаю, что когда я приводил кого-то с дороги, волки иногда успевали до меня добраться. И все заканчивалось черной бездной. Но на следующее утро я снова был здоров и бодр, и стоял на дороге в ожидании следующего героя. Следовательно, возрождение это нормально. Этот мир мне нравиться все больше и больше. Насвистывая под нос веселенький мотивчик, я снова отправился в путь. Интересно, а как это выглядит со стороны. Надо будет спросить у родных, что они видели.
        Прогулкой я наслаждался. Люблю лес. Он успокаивает. Дышится легко и глубоко, свежий воздух пьянит. Мышцы приятно пружинят при ходьбе, а тело переполняет бодрость. В голове звенящая пустота, не ворочаются тяжелыми валунами мучающие мысли.
        Первым делом, не заходя домой, я решил проверить волков. Остановившись метрах в пятнадцати от них, ближе подойти не рискнул, я принялся их изучать. Как и следовало ожидать, звери лежали на том же месте и на меня не обращали никакого внимания. Вот лежебоки серые. Любопытно, они вообще отсюда когда-нибудь уходят? Если нет, то это серьезно осложнит мой план с ямой. Следует спросить у домашних.
        Развернувшись, я потопал к дому, через каждые два шага оборачиваясь и посматривая за волками. Все-таки повернуться к хищникам спиной - плохая примета.
        Дома была только малявка, отец уже ушел махать топором, а мать возилась в сарае со скотиной. Увидев меня, сестра тут же закидала меня десятком вопросов, и не дав мне и рта раскрыть, тут же сама стала на них отвечать, строя догадки, одна нелепее другой.
        - О, ты привел кого-то? Но только с тобой его нет, значит он задержался в лесу, - тараторила она. - Наверное ехал на карете, а карета в лесу застряла. - Глаза ее все больше и больше округлялись от удивления с каждым новым диким выводом. - Простые воины в каретах не разъезжают, значит это либо маг, либо дворянин. Я права? Я права? Ух ты, ух ты, ух ты!
        От избытка чувств, она стала приплясывать. Я пожал плечами и молча вышел из дома. Говорить она мне все равно не дает, да и вопросы свои стоит задавать кому-то из взрослых.
        В хлеву у нас был настоящий зверинец. Медведицы не было, но зато была целая корова, овца и десяток, всюду сующих свой клюв, курей. Корова была эталоном невозмутимости. Казалось, ей стоило неимоверных усилий держать глаза открытыми. Она даже жевала лениво. На морде легко читалась фраза: "Ну и чего?" Овца же была полнейшей ее противоположностью, скакала козлом по хлеву и шугалась абсолютно всего. Спрашивается, зачем нам одна овца? Шерсти с нее разве что малой на носки хватит.
        Маманя сидела на табуретке возле коровы, и доила эту флегматичку. Думаю, ее молоко можно вместо валерьянки пить.
        Глядя на мать, доящую корову, я не мог избавиться от дикого ощущения неправильности. Не может такая женщина жить в лесу и возиться со скотиной. Это я не про отца, а про домашних животных. Красивая, стройная, медного оттенка волосы уложены в замысловатую прическу, в изящном зеленом платье, в котором на балу конечно не пощеголяешь, но на прием сходить не стыдно, сидит и дергает корову за сиськи. Та еще картина. Платье на ней, как влитое и, казалось бы, само испытывает почтение к хозяйке. Ей бы быть женой какого-нибудь барона, а не простого лесоруба. Я хмыкнул своим мыслям.
        - Ты чего пришел? Привел кого? - всполошилась мать, заприметив меня.
        - Не, решил выходной сделать, - лениво ответил ей я.
        - А волки выходных не делают. - осуждающе покачала она головой.
        - Я собственно по этому поводу и пришел. Скажи мне, они все время там лежат.
        - Нет, уходят обычно вечером, как раз к твоему приходу, - с намеком зыркнула на меня мать. - А возвращаются под утро, когда ты уходишь на дорогу.
        - Понятно, посменно значит работаем. А вчера когда ушли?
        - Как обычно, вечером, хоть ты и запропастился куда-то.
        - Кстати, а когда я пришел?
        - А ты что, не помнишь? - с тревогой спросила мама.
        - Я то помню. Хочу удостовериться, что ты помнишь. - удивительно, но эта глупая отмазка сработала.
        - Ну, утром, когда я встала дать курям, тебя еще не было. А как зашла обратно в дом, ты уже лежал на кровати и спал.
        - А дальше?
        - Через полчаса встал, позавтракал, и отправился к дороге. С тобой точно все в порядке, сынок? - снова забеспокоилась она.
        - Да, да. Все отлично, уже ничего не болит. Твой травяной отстой творит чудеса.
        - Травяной настой. - машинально поправила она.
        - Ладно, пойду я. - Все что хотел, я узнал. - Еще дел невпроворот.
        - Каких это, интересно, дел? - пробурчала под нос себе маман, но я услышал.
        Информацию получили, пора браться за работу. Рыть яму, пока волки не уйдут домой, или куда они там ходят на ночь глядя, я не смогу. Ведь ловушку я хочу сделать прямо на их наблюдательном посту. Следовательно копать придется ночью. Для этого надо позаботиться об освещении. Смастерить несколько факелов не проблема. Но для ловушки нужно еще подготовить колья. Первым делом, этим я и планировал заняться. Сейчас утро, пара часов до полудня. До вечера времени еще полно.
        Я отправился снова рыться в закромах сарая. Улов оказался небольшим. Материала для кольев я не нашел. Гора поленьев на дрова, и еще пара сломанных ножек от стула, вот и вся древесина что была в наличии. Можно было попробовать сделать колышки из поленьев, но я умаюсь их выстругивать. Проще нарубить палок из веток нужной толщины, и заострить один конец. Поэтому я снова пустился в поиски, но только уже топора. У лесоруба в доме, их всяко должно быть больше одного. Через пять минут, я в этом был уже не так уверен. Через десять, уже сильно сомневался в своем утверждении. Спустя пятнадцать минут, я наконец-то его нашел. Старый и ржавый, он был прислонен к стенке сарая и заставлен поленьями. Повертев его в руках, и пожав плечами, я вышел из сарая. Другого инструмента я не нашел, придется пользоваться тем что есть. Держа ручку в ладони, я положил топор себе на плечо, так я смотрелся круче, и направился в ту сторону леса, где работал отец. Выскочившая из дома сестра проводила меня недоуменно взглядом и покрутила пальцем у виска. Любит она меня.
        До того места, где работал отец, я идти не хотел, да и углубляться сильно в лес не собирался. Мне же не бревна нужно, а так пару веток срубить.
        Лес встретил тенью и прохладой. Денек выдался жаркий, поэтому я был благодарен за небольшую передышку. Углубившись в лес метров на десять, я стал вертеть головой и высматривать нужные мне ветки. Я решил, что мне нужны колья примерно в полтора пальца шириной. С длиной я так до конца и не определился. Ну пусть будет в локоть, чтобы наверняка. И это только видимая часть кола, а ведь его еще нужно вкопать. Значит, увеличем еще на ладонь. Следовательно, мне нужна длина ветки минимум в три с половиной ладони. А лучше, больше, чтобы из одной ветки можно было сделать два, три колышка.
        Искать долго не пришлось, практически на каждом дереве имелись такие ветки. Взобравшись на ближайшее, ветвь находилась выше человеческого роста, и усевшись поудобнее, я принялся рубить. Приговаривая: "Прости меня Дух Леса, поделись со мной своей частичкой".
        Сидя на дереве, рубить было несподручно. Я остановился и услышал отдаленные удары топора. Отец работает. Размеренный у него ритм, может и мне попробовать подстроиться. Я поднял топор в ожидании его следующего удара. Бум-бум. Я ударил не вместе с отцом, а сразу за ним, как бы создавая эхо. И снова занес топор. Бум-бум. Возможно мне просто кажется, но так гораздо удобней. Бум-бум. Дело вмиг заспорилось. Бум. Отец пропустил свой удар, и я сразу сбился с ритма. Пришлось подождать минуту, пока он снова не начал работать. Бум-бум. И еще чуть-чуть. Бум-бум. Ветка с хрустом упала на землю. Отлично, одна есть. Я слез с этого дерева и полез на следующее. Сперва заготовлю побольше материала, а потом уже начну колышки мастерить. Бум-бум. Полетели щепки в разные стороны. Бум-бум.
        Размеренная работа потихоньку стала овладевать мной, выталкивая все ненужные мысли из головы. Бум. Снова батя прервался, что-то часто он начал перекуры делать. Бум-бум.
        Пятнадцать минут или три ветки спустя, папаня снова перестал бить топором, и ни в какую не хотел начинать. Подождав минут пять, я плюнул и продолжил рубить в одиночку. Да и леший с ним, ритм я более-менее запомнил, управлюсь теперь и сам. Бум.
        Надпись перед глазами вынырнула так неожиданно, что я чуть не уронил топор.
        "Вы получили умение дровосек 1 уровня"
        Скорость рубки деревьев увеличена на 5%
        Внимание, качество получаемой древесины улучшается с каждым уровнем кратным 10
        Урон от секир и топоров увеличен на 1 единицу
        Ну, спасибо, че?
        И практически сразу за ним следующее:
             "Желаете перевести умение дровосек в профессию"?
        Внимание, профессия может быть только одна.
        Внимание, при смене профессии, заменяемое умение понижается на 10 уровней.
        Профессия дает бонус + 20% к росту уровня умения.
        Каждые пять уровней добывающей профессии дают бонус +2.5% к количеству добычи.
        Каждые пять уровней производственной профессии дают бонус +1% к количеству создаваемого, а также + один случайный рецепт, соответствующий текущему уровню профессии.
        Эм, профессию? Нет, не желаю, у нас уже есть в семье один профессиональный дровосек. Это как два медведя в одной берлоге не поладят, так и два дровосека в одном лесу не разойдутся. Ладно, хорош отлынивать, работа сама не сделается. Впрочем, кто его знает, как оно там на сотом уровне дровосека, может быть деревья сами от взгляда падают и укладывается в ровные столбики дров.
        Бум. Щепки летят во все стороны. Бум. Особенно им нравится та сторона, где находится мое лицо. Бум. Я уже получил пару единиц урона от попавшей в глаз щепки. О чем мне тут же не преминули написать. Бум. Следующая ветка.
        Я настолько углубился в работу, что проморгал тот момент, когда я перестал быть один. Мимоходом мазнув в сторону взглядом, я увидел отца стоявшего в трех метрах от дерева, которое я оседлал. В его глазах читалось истинное удивление, отвисшая челюсть только подчеркивала эту эмоцию. Не знаю сколько он стоял так и пялился на меня, но выглядело это комично.
        - Чем могу помочь? - осведомился я у него.
              С лязганьем челюсть захлопнулась. Отец глянул на меня уже более сердито.
        - Так это ты тот дятел лесной, что меня с ритма сбивает? - поинтересовался он.
        - Эээ, нет. Я тут ветки рубил. И у меня не очень получалось, а потом я услышал, как ты работаешь, и попытался попасть в твой такт. У меня стало выходить гораздо лучше. Так что я у тебя кое чему полезному научился.
        - Понятно. - уже мягче сказал отец. Похоже лесть подействовала. Да и взгляд стал не такой подозрительный. - Что есть, то есть. Ритм у меня отточен годами.
        - Точно. Прям мои мысли сказал. - лести много не бывает.
        - А для чего тебе ветки то?
        - Эээ. Да так, для одного проекта. Так ты сюда пришел, потому что услышал как я стучу. - поспешил сменить я тему.
        - Ага. Стою себе, работаю значит, тут слышу, у топора эхо появилось. И раздражает жутко. Ну я не стерпел и решил пойти глянуть, что там за чудище лесное шалит.
        - Понятно.
        - Слушай, а ты чего здесь? - вскинулся отец. - Привел кого, что ли?
        Чувствую, мне этот вопрос теперь очень часто придется слышать.
        - Нет, не привел никого.
        - А чего тогда с дороги ушел?
        - Да нечего там делать, ты пойми, отец, - решил довести до него я свои доводы. - Сколько я на ту дорогу хожу? Год? Больше? А никто нам так и не помог. Волки как были, так и есть. И по-прежнему мешают нам спокойно жить. Нет, я не говорю, что никто не смог убить их. Убивали, и не раз. Но на следующее утро они вновь появлялись. И вновь начинали нас день за днем терроризировать. Да и нет смысла на дороге героев ждать. Бывало, целый день на той дороге просидишь, а никого так и не встретишь. А главное, ничего так и не меняются, волки на ночь уходят и приходят под утро. Раунд два, елки. Я к чему это все говорю. Проблему надо решать по другому. Этот вариант не действует. Да и откровенно говоря, он глупый.
        - Чудно ты рассуждаешь, сына. - хмурясь, ответил отец. - Так заведено у нас. Таков порядок. А если я лес валить перестану. Чего мы таким образом добьемся. Да ничего хорошего.
              А ведь, чего конкретно, не сказал. Ладно уж, понял я, что спорить с ними бесполезно. Живут какими-то представлениями, которые считают истиной высшей инстанции. И больше ни о чем не думают, и ни в чем не сомневаются. Как и что делать нам сказали, от предписания не отходим ни на шаг. Это немного похоже на фанатиков. С теми тоже особо не подискутируешь.
        - Согласен, - со вздохом сказал я. - Если ты перестанешь лес валить, будет худо. Может помочь тебе норму сделать?
        - Нет. - отец уже разворачивался. Не зря я ему про норму напомнил. - Занимайся своими делами.
        И зашагал прочь. Дел у меня и правда было порядком. Но посещение отца слегка сбило мне боевой настрой. Минут пять я сидел и глазел в пустоту. Может быть я не прав. Не знаю. Я пытаюсь размышлять и мыслить логически. А они довольствуются своими "так надо" и "таков порядок". Ладно, хватит предаваться рефлексиям.
        Уже с меньшим энтузиазмом, я срубил еще пяток веток. И на этом остановился. Думаю, достаточно. Начинать строгать колья прямо в лесу я не хотел. В сарае это делать будет гораздо удобнее. Вот только за раз, всю эту кучу, которую я нарубил, перетащить к сараю не получится. Придется делать несколько ходок.
        Я управился за три. И каждый раз, когда я проходил мимо дома, волоча за собой громадный веник из веток, сестра не упускала возможности выразить мне свое мнение о моем интеллектуальном развитии. Скажем так, она невысокого о нем мнения. Или, просто, крутить пальцем у виска, ее любимое занятие.
        Такая простая работа, а я уже умаялся. Зеленая полоска подмигивает пустотой. Да и жарко сегодня к тому же. Ого, солнце то уже на уклон пошло. А обед никто не объявлял. Надо бы разобраться.
        Матушку я нашел не сразу. В хлеву ее не было. Но зато вся остальная братва была здесь. Корова не удостоила меня и взглядом. Кстати, день в самом разгаре, а она не на выпасе. Кучерявая истеричка забилась в дальний угол и опасливо косилась на меня одним глазом. Вторым обозревая окрестности, в поисках иной опасности. Куры вообще обнаглели, копошились под ногами, и поглядывали на меня с наездом, типа "семки есть"?
        На огороде мамы тоже не отказалась. Отыскал я ее только в доме, решив заглянуть туда на всякий случай, после того как, сперва, обошел все окрестности. Маманя отдыхала, забравшись с ногами в кресло, и читала книгу "Сборник трав, произрастающих в шестом королевстве". Должно быть очень интересное чтиво. Бестселлер.
        - Что у нас на обед? - невинно поинтересовался я.
        - Обед? - мать с укором посмотрела на меня. - Свой распорядок ты уже поломал, но мой поломать тебе не удастся.
        - Ты о чем вообще?
        - О том, что вы обычно с твоим отцом дома не обедаете. Берете с собой с утра еду на работу. - Да, она именно так и сказала "на работу". Это у меня работа такая, оказывается, на дороге целый день сидеть. - Так что на вас, днем я никогда не готовлю, и впреть, не собираюсь. Ешь, что взял с собой с утра. - отрезала она и уткнулась в свою энциклопедию сена.
        Ты, мать, потом корове дай почитать, может ей понравится.
        Еще бы знать, где это еда, которую я с утра взял. Утром, когда я очнулся на дороге, ни у меня в руках, ни возле меня, ничего не было. Может быть сожрал по пути на работу. Хм, по дороге, на дорогу, так сказать.
        Не то чтобы я был голоден, я больше умаялся от возни с этими ветками. Я просто хотел отдохнуть, а обед, это так, повод сделать перерыв. В доме было прохладно и хорошо, после уличной духоты. Я зашел в свою комнату и развалился на полу. Мне казалось, нужно пролежать так около часа, чтобы хоть немного восстановиться. Но, спустя несколько минут, как только зеленая полоса полностью заполнилась и исчезла с моих глаз, я снова был бодр и полон сил. Мистика.
        Хотелось полежать еще, просто так, для себя, но я со вздохом поднялся и пошел на выход. Еще оставалось часов шесть светлого времени суток. И за это время нужно было подготовить колья и успеть после этого немного отдохнуть. Потому как потом меня ждало ночное рандеву с лопатой.
        Задержавшись на кухне только для того чтобы опрокинуть в себя пару кружек с холодной водой, я вышел из дома. Если дело так пойдет и дальше, то придется перетаскивать мою кровать в сарай. Ведь я уже там больше времени провожу, чем в своей комнате.
        Первым делом нужно было порубить все ветки на палки, длиной в три с половиной ладони. Топор уже почти привычно ложился в руку. Отмерив и отрубив первую палку, я стал ее использовать как лекало. Так работа стала продвигаться быстрее, и, со всеми передышками, я справился за полчаса. У меня получилось сорок семь палок нужной длины. Из них девятнадцать, я забраковал, как неудовлетворяющие требованиям. Какие-то из них были слегка кривоватые, какие-то толстоваты, или наоборот узковаты. Таким образом, у меня осталось двадцать восемь палок, подходящих по параметрам, которые теперь следовало заостить. Для удобства я принес из дома табурет. Сев на него и уперев палку в бревно я стал обтесывать ее конец топором. А до полной остроты уже доводил на весу. Затесав первую, я придирчиво ее осмотрел. По-моему неплохо получилось. Добротно. С чем тут же и согласилась, всплывшая перед глазами, надпись.
        "Вы успешно создали предмет "деревянный кол""
        Спасибо, кэп.
        "Теперь у вас есть рецепт предмета "деревянный кол""
              Доктор что-ли рецепт выписал?
        "Теперь, с помощью рецепта, вы можете создавать предмет "деревянный кол" не вручную, а автоматически".
        Ничего не понял. Автоматически, это как? Строчек перед глазами не добавилось.
        - ЭТО КАК? - заорал я в пустоту. Полный игнор. - Эй, капитан, сказал "А" говори и "Б".
        Молчит, гад. Ну и леший с ним. И без него забот хватает.
        Я отложил готовый колышек и взял новую палку. Перед глазами тут же выплыло.
        "Желаете использовать рецепт"?
        Проснулся? Ну, допустим, желаю.
        Никакой реакции. Только перед глазами закрутилось какое-то колесико. Эх ты! Тьфу на тебя, капитан.
        И тут я обнаружил, что не могу двигаться. То есть вообще никак. Ни одной мышцей, ни даже зрачком. Как будто меня парализовало. Как будто я два часа пялился в глаза василиску. Одним словом, статуя я. И у этой статуи нету... ни малейшего понятия, что происходит.
        Ааааа, выпустите меня, у меня клаустрофобия. Паника нахлынула волной, и тут же отступила, стоило мне пошевелиться. Фух, отпустило.
        Какого хвоя это было? Перед глазами снова замелькала надпись.
        "Вы успешно создали предмет "деревянный кол""
        Да? Я же ничего не делал. Я перевел взгляд на руку, вместо палки в ней был зажат кол. Видимо это и есть автоматическое создание предметов. Ну что же, удобно. Гораздо быстрее, и ничего при этом делать не надо. За это приходится платить, как я понял, только кратковременной неподвижностью. Ну ка, взглянем поближе. На проверку, этот колышек оказался хуже моей ручной работы. Заточен неровно, и обтесан плохо. Но это можно исправить. Все равно быстрее получется.
        Я взял топор,и в течение трех минут довел второй колышек. Придирчиво осмотрел, хмыкнул, положил его к первому и взял новую папку.
        "Желаете использовать рецепт"?
        Сейчас, только сяду поудобней. Давай.
        И снова глобальная заморозка тела. Я посчитал, это длится примерно пятнадцать секунд. А в первый раз мне показалось, минут пять минимум. Воистину, когда тебе неуютно, время тянется, как улитка завязшая в смоле.
        Третий колышек оказался еще хуже второго. Неаккуратно сработан. Не мог я такого сделать, даже на автомате. Ладно сейчас подправим.
        Через две минуты обтесывания, он рассыпался трухой прямо у меня в руках. Не понял. Требую объяснений.
        Объяснение гласило:
        "Вы испортили предмет "деревянный кол". Предмет уничтожен"
        Я задохнулся от возмущения. Да я его практически выправил! Захотелось завернуть что-то трехэтажно-матерное. Но, как назло, ничего эпичного в голову не приходило. А на меньшее, я был не согласен.
        Так, ладно, спокойно. Еще одна попытка. Новую палку в правую руку, топор - в левую.
        "Желаете..."?
        Желаю.
        Пятнадцать секунд полной неподвижности и ... палка в правой руке превратилась в опилки.
        "Вам не удалось создать предмет "деревянный кол""
        Да идите вы лесом! Все! Ни каких автоматов, только ручная работа. Пусть будет помедленней, зато намного качественней. И без траты заготовок. А то, в следующий раз, не дай боги, и топор рассыпется.
        Подхватив очередную палку, я отмахнулся от сообщения, и принялся ее обтесывать сам. Ну вот, готово. Ни в пример лучше автоматическим. Не работа, а загляденье. Положив колышек, я взял еще одну палку. На одно изделие, мне требовалось семь-десять минут. Да это намного дольше, но времени у меня было достаточно.
        Полчаса, или еще три кола спустя, мне опять черкнули пару строк.
        "Вы получили умение столяр 1 уровня"
        Качество деревянных изделий повышается на 1%
        Снижен шанс поломки, при использовании деревянного инструмента (орудия), или инструмента (орудия) с деревянной запчастью.
        И опять.
        "Желаете перевести умение столяр в профессию"?
        Нет, не желаю. Не дай Бог, еще работать заставят. Скажут, сынок, у тебя теперь есть профессия, пора бы уже денежки зарабатывать. Нет, спасибо. Мне пока есть чем заняться. Например сделать еще один кол.
        Чик. Чик. Поет топор в руке. И украшает все вокруг деревянным конфетти. Да, надо будет здесь убраться, а лучше сестру напрячь. Весь пол в сарае усыпан щепками, а двор еще и вперемешку с мелкими ветками.
        Я вновь ушел с головой в работу. Прервал меня, через какое-то время, вежливой стук в дверь. При том что дверь была открыта. Я в недоумении огляделся. Мои стучать не станут - они у себя дома.
        - Кто там? - проскрежетал я осипшим голосом.
        - Здравствуйте. - на пороге показался силуэт, но от того, что свет падал из-за его спины, рассмотреть гостя было невозможно. - Я пришел вам помочь.
        О, неужто кто-то пришел помочь мне колышки сладить?
        - Так ты не стой тогда на пороге. Входи, друг. - Так топор один, а нас двое. Пусть тогда сначала двор заметет. А потом уже сменит меня. Я отдохну, а он пускай колья производит, под моим неусыпным взглядом. - А как ты прознал, что мне помощь нужна?
        - Вы же сами вчера с утра просили помочь. - заходя в сарай, ответил незнакомец. - Так и знал, что не вспомнишь разговор. - тихо пробурчал он себе под нос, но я расслышал.
        Теперь я мог его рассмотреть. Это был мой недавнешний знакомец, с которым мы так замечательно играли в коня и плуг. Тогда я к нему не присматривался, сейчас мог разглядеть получше. Он был явно уроженцем срединных земель, но с какой-то странной внешностью. Черты лица тонкие, как у эльфа. Только, что уши не заостренные, и глаза не раскосые. А цветом глаз и волос, он пошел в северян. Голубоглазый блондин. И такой же бледный как они. Завершало дикий образ его тело. Прям как у черных моряков-южан, все перевитое вздутыми мускулами. Благо, что хоть не черное, а белое, как и его лицо. Но и без того, вся картина в целом смотрелась довольно нелепо. Смазливый как эльф, и мускулистый как южанин, да к тому же еще и блондин. Мрак. Неужто он плод кровосмешения?
        И это я еще про его облачение не говорил. Парень носил коричневую кожаную безрукавку с металлическими наклепками и штаны из черной змеиной кожи. Или какой-либо другой рептилии, потому что кожа была вся в мелких чешуйках. На ногах самые простые сапоги, требующие ремонта, на голове открытый железный рогатый шлем. И все. Ни наручей, ни поножен, ни перчаток, ни плаща у него не наблюдалось. У бедра короткий меч, за спиной сумка и деревянный щит, обитый полосками железа. Казалось бы, ничего особенного, если бы не одно "но". У меня сложилось стойкое впечатление, что безрукавка и штаны ему, как минимум, на пару размеров малы. В безрукавку он был так туго затянут, что я не понимал, как он еще не задохнулся, а штаны облигали его таким образом, что было видно каждую вздутую мышцу. Собственно, так я и оценил фактуру его тела. Один раз глянув на его ноги, вниз взгляд я больше не опускал. Было немного неловко.
        - А? - только и смог выдавить я из себя.
        - Вчера, утром вы меня просили помочь, - со вздохом стал объяснять незнакомец. - Проблема у вас какая-то с местным зверьем. То ли нападают они на вас, то ли мешают вам. Мне, собственно, без разницы. Я пришел. Давай задание.
        - Так вот ты о чем! - задумчиво протянул я почесывая затылок.
        - Ну наконец-то, понял! - радостно оскабился он. - Чем надо помочь?
        - Нет, спасибо, не нужна помощь. - отрезал я.
        - Не понял. Как это не нужна? Я что квест сломал?
        Знатно ругается, я таких слов не знаю. Так, он мне тут точно не нужен. Даже если ему по силам справиться со всеми волками, для этого нужно какое-то время. Не верю я, что он сможет одним махом троих волков убить. Пока он будет расправляться с одним, другие будут расправляться со мной. Да еще, не ровен час, кого-то из семьи зацепят. Буду придерживаться своего плана с ямой. А этого индивидума надо выпроваживать отсюда. Только аккуратно, чтобы никто не заметил. Как там мама говорила? Когда я кого-то привожу, волки атакуют. А я никого не приводил.
        - Да просто нет никакой проблемы, сама собой рассосалась. - начал городить я околесицу. - Так что задание я тебе не дам.
        - Блин, точно квест сломал! - расстроился мужик. - Надо было тогда, на дороге принимать.
        - Да не переживай ты. Сломал, починишь. - я обнял его рукой за плечи и развернул к выходу. - В город тебе надо, там знаешь какие мастера есть? Что угодно починят. А тут тебе делать нечего.
        Незнакомец понуро опустил голову и дал вывести себя из сарая.
        - Тебе туда, - махнул я головой в сторону леса. - Бывай. Иди, а то у меня и так дел невпроворот.
        - Так может помочь чего надо? - радостно вскинулся он.
        - Не, не, не. Никакой помощи. Все надо сделать самому, а то мамка не покормит. - соврал я.
        - Жестко у вас, у неписей. Ну ладно, пойду я тогда.
        - Ага. Ступай. - кем он меня обозвал? Я стал мягко подталкивать его к лесному массиву.
        Но мои потуги были грубо прерваны.
        - Сынок, ты кого-то привел? Того кто поможет нам справиться с бедой?
        Маманя, ну кто вас просил?!
        - Нет! - ответил я.
        - Да! - ответил этот хмырь. И тут же. - О, задание появилось.
        Только бы это ничего не значило! Ответом мне был близкий волчий вой. А твою ж... Я бросился в сарай, где-то здесь валялось мое оружие. Где мои вилы? Схватив прислоненныое к стене орудие труда, я вновь выбежал на улицу. Тут пока ничего не поменялось.

        - Итта! - рыкнула мать. - Марш в дом, быстро.
        Короткий визг сестры, и стук хлопающей двери. О, имя, надо будет запомнить. А я и не заметил как она вышла. Рядом причитал наш будущий "спаситель".
        - Три волка, один тридцать пятый, два тридцатых. Черт, мне не справиться. Что же делать? Что же делать? Вот попадос! - бубнил он себе под нос. - Если свалю, репу точно порежут, но зато сохраню экип. Что важнее? А твою мать! - и он сорвался на бег. Но не на встречу волкам, а в ту сторону, куда я ему недавно показывал.
        - Ах ты ж пень сучковый! - орал я ему вдогонку. - Ты куда это ломанулся, кикимору тебе в жены. Да чтоб тебя медведь за медведицу принял.
        Бегун не обращал на меня никакого внимания, и шел на рекорд.
        - Я тебя запомнил, гад! - благо, это было нетрудно сделать. Вряд ли найдется где-то еще мужик, с такой нелепой внешностью.
        - Волки. - спокойно сказала мать, чем привлекла мое внимание.
        Я выбросил труса из головы, и повернулся вперед. Не добежав десяти шагов, звери остановились, и мягким стелящим шагом, стали брать нас в клещи. Маман невозмутимо вытащила из-за пояса кинжал. А в левой руке зажала бутылек с какой-то мутной жидкостью. Не иначе самогон. Видимо, хочет дернуть для храбрости. Я решил последовать ее примеру, и взял вилы на изготовку. Кому сделать четыре дырочки?
        Волки нападать не спешили. Они рычали и скалились, и делали ложные выпады, пытаясь вынудить нас делать ошибки. И это у них неплохо получалось, я уже был готов ринуться в бездумную атаку. Ситуацию разрешила моя родительница. Коротко взмахнув, она бросила свой бутылек в одного из зверей. Бутылек разбился о землю прямо перед его мордой. Зашипело, и то место сразу заволокло густым желтоватым дымом. Волк заскулил, а через секунду закашлял. И кашлял не переставая, взахлеб. В дыму его было абсолютно не видно, но я представлял себе, как он катается по земле и стучит лапами в грудь, пытаюсь унять кашель.
        Один, похоже, выбыл. А не воспользоваться ли нам этим? Матушка снова отреагировала первой. Издав рев, которому позавидовали бы и степные орки, она ринулась на одного из оставшихся "на ногах" зверей. С секундной задержкой я атаковал второго.
        Сходу я провел колющий удар снизу вверх, как-будто кучу сена загребаешь. Серый играючи вильнул всем телом в сторону и пропустил удар возле себя. Вилы мои нашли пустоту, и чтобы не упасть мне пришлось сделать шаг вперед. Волк уже был возле моего правого бока. Клац. Одно быстрое движение и мой правый локоть уже у него в пасти. Зверь сразу повис всем телом, пытаясь меня повалить. Длинное деревковое оружие здесь бесполезно, мне не развернуть его, и не разорвать дистанцию. С криком я отпустил вилы, и левой рукой тыкнул ему в морду, пытаясь попасть в глаза. Бестолку. Он мотает головой и всем телом, и я лечу на землю. Мелькающие строчки и красная пелена мешают видеть. Зверь снова пытается впиться мне в глотку. Я ору, и руками пытаюсь оттолкнуть его от себя. Бесполезно. Он настолько верткий, что это как отталкивать от себя ветряк мельницы. Ветряк отталкивается, а мельница все равно рядом. Перед глазами алое полотно. И оно стремительно меняется на черное. Последней мыслью было - а почему мы не заперлись в доме вместе с сестрой?

             Вот гад, бросил нас. И это после того, как сам своим присутствием спровоцировал нападение. Отрыжка гиббона! Попадется он мне на пути, ох я и отомщу. Кину его волкам. Нет, это как-то без фантазии. Привяжу к верхушке дерева. Не то. Отдам на поругание дриадам. О, а еще лучше сестре!
        Елки голубые! Мой план мести прервало осознание того, что я снова сижу на дороге в ожидании проходящего путника. С кряхтением я встал и поплелся обратно к дому. Скоро я буду ненавидеть этот отрезок леса, между домом и дорогой.
        Опять было утро. Солнце, восходя на востоке, весело подмигивало мне сквозь листву. За последние три дня я еще ни разу не видел заката. Да и ночи проносились совершенно незаметно. Это был сарказм, если что.
        Лес, как всегда, был наполнен звуками. Хлопанье крыльев, шуршание лап, крики птиц и зверей. Но увидеть тех, кто издавал это звуки, у меня не получалось. Максимум, мелькающие тени. Лесные жители в своей среде. Мастера маскировки. Чего не скажешь обо мне.
        Дома ничего не поменялось. Мать снова была в хлеву, мелькнуло в окне личико сестренки, и где-то вдалеке слышались глухие удары топора. Обыденность. Волки, скорее всего, тоже были на своем месте, но ходить проверять я не стал. Обрыдли их рожи, особенно в близи. Подойдя к сараю, я увидел, что все-таки кое-что изменилось. Кто-то прибрался внутри и на улице возле него. Хорошо так прибрались, я не заметил ни одной щепки и ни одной веточки. Только, брошенные мной в бою вилы, почему-то так и валялись на земле. Большие палки, кстати, тоже исчезли. Ну, то есть, мои заготовки для кольев. Надеюсь, вместо дров их не использовали. Хорошо хоть сами готовые колышки ни куда не подевались. Так и лежали на том месте, где я их оставил. Все десять штук. Маловато. Сегодня опять придется с ними возиться, доделывать оставшиеся. Найти бы только свои палки. А еще было бы неплохо узнать, чем вчера все закончилось, после того как я улетел в черноту. Маманя вряд ли бы смогла отбиться от двух волков. Надо бы ее порасспрашивать.
        Живность приветствовала меня уже практически как своего. Спокойно. Даже овца довольно лениво шуганулась от меня в свой угол.
        - О, сын. - подняла на меня глаза мать. - Привел кого?
        Нет, честно, у меня этот вопрос скоро рвотный позыв вызывать будет.
        - Не привел. А не на дороге я потому, - поспешил продолжить я, глядя как мама уже открыла рот для следующего своего вопроса. - Что там объявлен карантин, угроза эпидемии. Поэтому, по дороге никого не пускают. Вот я и подумал, чего зря сидеть.
        Мама уставилась на меня, с подозреним щуря глаза. Похоже, она мне ни капельки не поверила.
        - А сам ты не заболел?
        - Абсолютно здоров. Чувствую себя превосходно.
        - Поня-а-атно, - протянула она. - Ну иди тогда, не мешай работать.
        - Погодь. У меня к тебе пару вопросов.
        - Серьезно? - она вопросительно подняла бровь. - Ну, задавай.
        - Что вчера произошло?
        - В каком смысле? Ты привел героя, он не справился, мы пострадали.
        Ну что ж, лаконично.
        - Нет, это я помню. Что случилось после того как, я... гм пострадал?
        - Я тоже пострадала.
        Так ничего не добьешься, попробуем с другого боку.
        - А что ты помнишь после схватки? Может ты спаслась? Добралась до дома?
        - После схватки? - недоуменно спросила меня мать. - Ничего. После того как пострадала, я очнулась утром в своей кровати и пошла давать курям.
        Понятно. Значит мать тоже не уцелела. И возродилась с утра как и я. И для нее это в порядке вещей. Немножко прояснило ситуацию, но полной картины все равно пока нет. Куда потом делись волки? Как бы это выяснить? Точно! Сестра! Она же сидела в доме, и должна была все видеть.
        - И последний вопрос, - развернулся я к матери на полпути к выходу. - Ты в сарае не убирала? Палки мои не забрала?
        - Нет, ничего я не убирала. Я с утра скотиной занимаюсь, ни на что другое у меня времени нет.
        - Понятно. Ладно, тогда я пошел.
        - Иди уже.
        Сестру я нашел в ее комнате. Она сидела на полу и играла с какой-то куклой.
        - Привет, Итта. - наконец-то я знал хоть кого-то из своей семьи по имени.
        - О, смотри, Гориафет. Кто к нам пришел! Мой старший, непутевый братик. - обратилась сестричка к своей кукле.
        Жеваный крот! Что это? С рук Итты на меня смотрел монстр, которого кто-то, по скудоумию, уменьшил и замаскировал под куклу. Нет, оно действительно выглядело как кукла. Ростом в полторы ладони, тело - набитая в мешковину солома, маленькие ручки-ножки и большая одутловатая голова. Кукла была явно мужского пола, одетая в маечку и шортики из черной атласной ткани. И откуда только такая ткань в доме лесном? Вряд ли родители такой постель заправляют.
        Вобщем, обыкновенная кукла со странной одеждой, если бы не одно "но". Глаза куклы были сделаны не из стандартных, для такого дела, пуговиц, а из камней. Из странных багровых камней. Создавалось впечатление, что это и не камни вовсе, а горящие провалы в бездну. Жуткое зрелище.
        - Вы-выкинь это существо. - заикаясь, показал я на куклу.
        - Ты что! Это мой Гориафетик. Мы с ним играем.
        Мне показалось, или кукла стала смотреть на меня более мрачно?
        - Это страх и ужас! Выкинь его, я тебе нормальную куклу сделаю.
        - Нет, я Гориафета ни на кого не променяю. Отстань. А если и дальше хочешь его обижать, то лучше уходи. - сестра обняв, прижала куклу к себе.
        - Ладно, все. Не буду больше. - поднял я руки вверх. - И давно это кукла у тебя?
        - Давно. - легкомысленно ответила сестра.
        - Мама с папой, что-ли подарили.
              - Да, нет же! Говорю, она у меня все время была.
        Первый страх немного унялся, и кукла уже не казалась мне такой ужасной, просто немного пугающей. Ладно, с этим можно будет позже разобраться, я за другим пришел.
        - Слушай, - сменил я тему. - А ты видела как вчера волки напали?
        - Ага. - посмотрела она на меня серьезно.
        - А мне можешь рассказать подробно? - Елки, может не стоит ее спрашивать, ребенок все-таки.
             Все эти кровавые подробности ей точно не нужны. Правда, так как эти нападения случались уже не раз, то она должна была давно привыкнуть к подобному зрелищу.
        - Ты же сам там был. Уже не помнишь? - и добавила, обращаясь к своей кукле. - Я же говорила, глупенький братик.
        - Напомни, пожалуйста.
        - Ладно, слушай. Я гуляла на улице, а мама крикнула, чтобы я бежала в дом. Я и побежала, а вы стали драться с волками. А потом вы с мамой куда-то ушли. Прибежал папа, но тоже куда-то делся. Волки увидели, что вы все пропали и тоже убежали.
        Ага, обиделись, что им не с кем играть.
        - А куда убежали к лесу? К своей лежанке?
        - Нет, совсем убежали. И до утра не приходили.
        - Ясно. Спасибо. - задумчиво протянул я. - А ты чем занималась весь вечер?
        - Да тем чем обычно. На огороде поработала, только без мамы, потом немного поиграла, поужинала и легла спать.
        Девочка, скорее всего, не первый раз оставалась дома одна.
        - А в сарае не убирала?
        - Нет, в мои обязанности это не входит.
        - А палки большие не забирала оттуда?
        - Да говорю же, нет. Я даже не ходила туда.
        - Хм, странно.
        Оставив сестру играться со своим чудовищем, я пошел обратно в сарай. Куда же делись мои заготовки? Может папа взял? Наврятли. Со слов сестры, вчера бы отец этого сделать не успел, а сегодня он с самого утра ушел валить лес, где мог бы сделать себе сотню таких же. Может быть волки унесли? Ага, и подмели еще в придачу, как компенсацию за ущерб.
        Побродив в округе полчаса, я их так и не нашел. Придется делать новые заготовки. Сетуя себе под нос, я вооружился старым ржавым топором, и пошел в лес. В то же самое место, где и был прошлый раз, веток там еще оставалось достаточно.
        Старое место я обнаружил быстро, по приметному дубу-великану, в три обхвата шириной, которым я любовался в прошлый раз. Но была одна странность, я нигде не видел своих срубов. Вокруг стояли деревья, без малейшего намека на то, что они недавно лишились пару ветвей. А ведь я вчера именно этим и занимался, прореживал местные деревья. Может быть место не то? Да нет. Приметы говорят об обратном. Возле этого дерева большой муравейник. И красавец-дуб на месте. Да и не такой я плохой лесной житель, чтобы не найти место в тридцати шагах от своего дома. А и леший с ним. Всего лишь еще одна странность из целого ряда таковых.
        Поплевав на руки, я принялся за работу. Стал рубить те же ветви, что и вчера. Дэжавю. Отец сегодня не пришел. Когда я начал махать топором, звуки его ударов прекратились на пару минут, но потом появились вновь. Эх, хорошо! Свежий воздух и физический труд. В такие моменты я начинаю думать, а не принять ли мне профессию дровосека? Но тут же сам себя отдергиваю. Нет, хорошего понемножку. Целый день махать топором, это не по мне. И даже не потому, что это тяжело, и я с ног буду валиться от усталости. Это ску-у-учно, изо дня в день делать одну и ту же монотонную работу.
        Сегодня я закончил раньше, чем вчера. Во-первых, мне нужно было нарубить меньше веток, часть кольев у меня уже все таки была. А во-вторых, сегодня я работал немного быстрее, чем вчера. Да, и еще, слава Духу Леса, не лезли никакие надписи в глаза, и не мешали работать.
        Под уничижающим взглядом сестры, я, в две ходки, перетащил все к сараю. Солнце еще не достигло своей высшей точки, и до обеда было еще пара часов. Передохнув пять минут, чтобы восстановить свою зеленую полоску, я начал вырубывать из веток палки. Справился я за час, сделав всего один перерыв, и получив двадцать две годных заготовки. Остальные, кривые палки я откинул в сторону. Потом сделаю из них факелы. Они мне еще тоже пригодятся.
        Час до обеда. Можно еще поработать. Следующий пункт нашей программы - изготовление кольев. А вот эта работа мне, если честно, уже надоела. Но автоматику включать не будем, а то попорчу заготовки, и снова придется идти рубить ветки. Вновь зазвучали монотонные удары топора. Взять палку, обтесать, заострить конец, положить к остальным. Взять новую...
        Мой новый личный рекорд - десять кольев за полтора часа. Поработав какое-то время на жаре, я в конец умаялся. Выносливость на нуле - полоска почти пустая. Пора сделать перерыв на обед. Кормить меня конечно никто не будет, но просто полежать в прохладе дома не помешает. Да и есть особо не хочется, что кстати странно. На сколько же плотный завтрак у меня был?
        В доме хорошо: тихо, прохладно, и щепки не летят в лицо. Выпив на кухне воды, я все-таки решил закинуть чего-нибудь съестного в свой живот. Так, для профилактики. Планомерный осмотр кухни на предмет какой-либо пищи, ни к чему не привел. Я нашел только хлеб, но всухомятку его есть, не захотел. И еще какие-то пучки сена сушились на подоконнике. Нормальные припасы, я обнаружил только в погребке. Там было полно всяческих овощей, небольшое количество фруктов, соленья и несколько бутылок с чем то подозрительно красным. На крючке была подвешена туша животного. Теперь я понимаю почему кудрявая истеричка такая зашуганая. Должно быть видела, как закончила ее товарка. Либо случайно в погреб заглянула.
        Прихватив с собой два яблока я пошел в свою комнату. Там я провалялся полчаса, наслаждаясь отдыхом, грызя лакомство, и раздумывая.
        Только бы сегодня вчерашний странник не пришел, и не испортил все опять. Хотя нет. Хорошо бы он пришел - сразу бы от меня вилами в бок получил. Тогда, правда, волки опять могут напасть. А я хотел бы уже закончить со своей ямой-ловушкой. Надеюсь, она сработает. Другой вопрос, чем бы потом заняться? Можно было бы в город сходить, или разведать окрестности. Вариантов много, надо будет подумать. Знаю одно, целыми днями торчать в доме, я не собираюсь. Уж, всяко, найду себе занятие по душе. Ну а пока, пора заняться делом, которое не так сильно по душе. У меня еще двенадцать палок должы превратиться в колья.
        Как бы нехотя я не возился с оставшимися заготовками, управился я за два часа. Теперь у меня было тридцать два крепких и красивых колышка. У меня зубов и то меньше. Точно. Буду теперь яму называть пастью. Если все эти клыки туда вставлю.
        Для ямы все готово. Теперь осталось только ждать пока серые не свалят. Мать говорила, что они уходят вечером, с моим приходом. Во сколько точно я не знал. Но до темноты они должны убраться. А до темноты еще часа четыре. Чем бы заняться?
        Следующие пару часов я маялся без дела. Побродил в округе. Позаглядывал в те места, где я еще не был. На самом деле такое место было только одно - баня. Ничего особенного. Обычный сруб с печкой на берегу реки. Внутри ничего что могло бы мне пригодиться. Пара тазиков, корыто да ветки дуба связанные в веники, и висевшие на стене. В пяти метрах от бани, столб, с натянутой между ними веревкой. Видимо это место мать также использует для стирки.
        После этого я сходил к отцу, но он меня тут же выгнал. Пошел проверить волков, те все еще лежали на своих местах и никуда не собирались. А потом мне пришла в голову замечательная идея, как можно скоротать время. Рыбалкой. С полчаса я искал по дому удочку или хотя бы какую-нибудь снасть. Ничего. Видимо лесоруб рыбаку не товарищ. Затем я было хотел почитать матушкин талмуд о травах, но не смог его найти. Минут двадцать я наблюдал, как мать с сестрой работают на огороде, и уже хотел было идти биться головой о дерево, как пришел отец. Мать тут же позвала всех ужинать. Скользнув взглядом по тому месту, где лежали волки, я ничего не увидел. Я и до этого там ничего не видел, так что это не означало, что они ушли. Но я, почему-то, был в этом уверен. То что мать объявила ужин, значит что и я уже должен был вернуться с дороги. Но сразу бежать и вгрызаться лопатой в землю я не стал. Решил ужин не пропускать. Кто его знает, сколько я буду копать ту яму. Может быть на всю ночь застряну. Силы мне пригодятся. Поэтому я бодренько зашлепал вслед своей семье.
        Чего там мамка наготовила? А ничего она не наготовила. На столе лежали только лишь сырые продукты. Картошка, морковка, капуста и лук. И еще небольшой кусок сырого мяса. Спасибо, было очень вкусно, я пошел. Мы чего, сыроедение практикуем? Сырую картошку жрать не заставите!
        Не успел я и рта раскрыть, как мама згребла это все в котелок и поставила его на печку. У меня в буквальном смысле отвисла челюсть. А почистить, а порезать? Может лучше бы я ужин приготовил?
        Мать же невозмутимо стала помешивать в котелке черпаком. Уже через пятнадцать секунд по кухне пополз запах чего-то вкусного. В животе заурчало.
        - Садитесь за стол. - сказала нам мать и стала разливать по тарелкам, то что было в котелке.
        У меня второй раз за две минуты отвисла челюсть. В тарелке был густой и наваристый суп. В нем плавали почищенные и мелко нарезанные овощи, в перемешку с маленькими ломтиками мяса. Может она туда незаметно кубики магии кинула?
        Было очень вкусно. Я освободил свою тарелку за три минуты. И уже хотел было облизать ее, но меня остановил упреждающий взгляд мамы. Перед глазами замелькали строчки о каких-то положительных эффектах, но я не стал вчитываться, боясь прощелкать добавку. Отец тоже работал ложкой гораздо быстрее, чем своим топором. В итоге, остаток супа мы разделили на двоих. Я не отрывался от своей тарелки, пока не отчистил ее всю. Сделав это, я с удовлетворением откинулся на стуле. Благодать. Эх, сейчас бы взять хорошую книжечку, да завалиться на то кресло-качалку, которое я видел у родителей в спальне. Но расслабляться нельзя. Расслаблюсь, когда закончу с волками. И даже возможно отпраздную. Думаю, пропажи одной бутылки с красной жидкостью из погреба никто не заметит.
        Я со вздохом встал и пошел на выход.
        - Ты куда это? - спросила меня маман.
        - Да, пойду свежим воздухом подышу.
        - Правильно. - похвалил меня батя. - И полезно и сон будет крепким.
        - Кстати, - спросил я у самого выхода. - Кто-нибудь знает, где у нас лежат лопаты.
        - В сарае возле стены, справа от входа.
        Точно, я же видел их там, когда себе оружие выбирал. Если ваш сын, на ночь глядя, с лопатой уходит из дома, это выглядит как минимум подозрительно. Но мои родители люди простые, и ничего такого не заподозрили.
        На улице было еще не темно, но солнце неуклонно двигалось к краю. Это был мой первый закат за последние три дня. Так долго я еще не доживал. Зрелище было просто фантастическим. Казалось, что солнце умирало, чтобы завтра утром вновь возродиться. Но это завтра, а сейчас оно залило весь край неба багровым цветом. Цветом крови. Завтра утром тоже прольется кровь. Надеюсь, она будет волчья, а не моя. Ладно, хватит лирики, пора браться за дело.
        В сарае я нашел две лопаты. Выбрал из них ту, что смотрелась пореспектабельней. И тут я вспомнил, что я упустил. Я не сделал ни одного факела, дыряывая башка. Благо, делаются они недолго. Намотать на палку тряпку, и опустить этим концом в масло. Масло в сарае было, а вот тряпки... Пришлось разорвать мешок, в котором находился какой-то хлам, высыпав его на пол. Надеюсь, ничего важного там нет. Палки у меня были. Те что я забраковал на колья, и еще пара ножек от сломанного стула. Десять минут, и у меня в наличии девять целых факелов. Сразу поджигать их, я не стал. Кто знает на сколько их хватит. Надо бы поэкономить. Тем более на улице еще достаточно светло. Потом, правда, придется красться домой, чтобы поджечь факел. Но это мелочь.
        Сунув подмышку все факелы и взвалив на плечо лопату, я пошел к месту лежанки волков. Дойдя до нее, я осмотрелся. Темная стена леса выглядела зловеще. Казалось, оттуда на меня глазеют тысячи глаз, аж мороз по коже. Показательно отвернувшись к лесу спиной, я начал разглядывать наблюдательный пункт серых. Слава Духу Леса, он был отчетливо виден. Трава была принята в тех местах, где на ней лежали три волчьи туши. Лопатой я очертил примерные размеры ямы. Получилось что-то типа квадрата два на два метра шириной. Глубиной волчьи ямы обычно должны быть в человеческий рост. Но я не уверен, что успею вырыть настолько глубокую яму. Сколько успею, такая и будет. Чтож пора приступать.
        Стоп! Дерн нельзя перекапывать, его же потом надо будет уложить поверх ямы, для маскировки. Клеванный шпрот! А на что я его буду укладывать? Нужны же еще ветки. Да, об этом я как-то не подумал. Вот я олень! Я вообще о многом не подумал. Отвратительная подготовка. А как известно, подготовка плана это пятьдесят процентов его успеха. Придется работать всю ночь. До утра ловушка должна быть готова. Я не знаю, что волки будут делать, если увидят незаконченную яму. Вполне возможно, что найдут себе другое место, и тогда мне придется рыть еще одну.
        Дерн я снял минут за двадцать, работая аккуратно и не спеша. Хорошо, что корни у травы были большие и длинные. Благодаря этому, дерн особо не рассыпался, и у меня получились небольшие, но крепкие, травяные коврики. Аккуратно сложив их в стороне, я принялся копать.
        Это было уже труднее. Точнее, дольше. Копать то не сложно, бери лопату, да втыкай в землю, но оказалось, что я не только плохой лесной житель, а и крестьянин тоже. Моя зеленая полоска пустела с такой скоростью, что создавалось впечатление, что ее кто-то пьет. Приходилось делать перерывы. Мно-о-ого перерывов. Буквально, через каждые пять минут. Потом две минуты на передышку, и по новой. Где-то через час, солнце почти полностью ушло за край. Остался маленький кусочек, который практически не разгонял тьму. Надо мной повисли сумерки. Пора поджигать факел.
        Воткнув опостылевшую лопату в землю, и взяв один факел, я поплелся в дом. В доме стояла тишина. Сестры нигде видно не было, скорее всего она уже спала в своей кровати. Родители же еще бодрствовали. Мама читала свою любимую, а скорее всего просто единственную, книгу. А папа сидел и тупо пялился в пустоту. Видимо нет у него никакого хобби. Занялся бы хоть оригами. Оба родителя не обратили на меня никакого внимания. Я выпил воды, и уже хотел было поджечь факел и пойти обратно, как заметил кое-что интересное. Зеленая полоска стала пополняться быстрее. Видимо, из-за того, что я выпил воды. Что ж, логично. Я освежился, и тем самым взбодрился. Неплохо было бы теперь воспользоваться этим открытием. Запалив факел, и взяв с собой почти полное ведро воды, я вышел из дома.
        Много света факел не давал, но в пределах нескольких метров тьму рассеивал. А больше мне и не надо было. К тому же и темнота была не полной. На небосводе зажглись звезды, а из-за деревьев робко показалась первая луна.
        С водой работа пошла быстрее. Нет, перерывов меньше не стало, но теперь они были короче. Где-то через час я даже получил обнадеживающию надпись.
        "Ваша сила увеличилась +1"
        А ещё через полчаса.
        "Вы получили навык землекоп 1 уровня"
        Скорость копания ям увеличена на 5%
        Навык получает бонус, если у вас есть умение рудокопа
        Хм, а почему землекоп - это навык, а дровосек - это умение? В чем разница? Хотя, я кажется понимаю. Мне не предложили перевести навык в профессию. Видимо, профессию можно выбирать только из умений. Эх, не стать мне профессиональным копателем ям. Максимум любителем. Но врятли, я настолько полюблю это дело.
        Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Я понял это еще через полтора часа, когда в очередной раз решил хлебнуть водички. Перед глазами всплыла надпись.
              "Вы выпили слишком много воды, и уже не хотите пить. Если вы продолжите потреблять воду, это может привести к наложению негативных эффектов. Таких как, "Тошнота", "Боль в животе" и "Слабость"".
        Жеваный крот! Уже почти полночь, а я вырыл яму лишь чуть больше, чем по колено глубиной. И опять заминка. Теперь перерывы между подходами снова увеличатся. Ладно, для экономии времени, в ходе перерывов займусь чем-нибудь другим. Мне ведь не только копать надо, а еще и веток нарубить. А еще я прикинул, что один факел горит примерно полчаса. С таким расходом мне их до утра не хватит. Нужно еще семь, плюс-минус один факел. Тряпки от мешка у меня еще оставались. Нужно только топором помахать. Да это тоже отнимает силы, но не с такой скоростью, как работа лопатой. Буду чередовать.
        В походах за ветками, в лес углубляться я боялся, и без факела никуда не ходил. Ночь была полна звуков, криков и шорохов. Хищник преследующий свою добычу. Жертва в страхе убегающая от него. Крики боли и ужаса. Крики торжества. Ночь жила своей жизнью, невидимой для меня. Но зато я мог ее прекрасно слышать. Мозг, пораженный страхом, рисовал жуткие картины, того, что по его мнению, скрывалось в темноте. Мне стоило огромного труда оставаться на месте, и копать.
        Где-то под утро, когда все хищники наконец успокоились, и отправились в свое логово с набитыми животами или голодными, а я ковырял лопатой в яме, чуть больше чем мне по пояс, меня вновь почтили своим присутствием пара строк.
        "Вы не спали больше двадцати часов"
        На вас наложен негативный эффект "усталость", чтобы избавиться от него, поспите
        Штраф - запас сил востанавливается на 50% медленнее
        Штраф - количество запаса сил уменьшено на 25%
        Ну просто замечательно! Копать, смысла больше нет, слишком низким будет коэффициент полезного действия. Отдыхать буду больше, чем работать. Значит, глубину придется оставить такой как есть. Надеюсь, что этого хватит. Осталось только вкопать колья и замаскировать яму. Где там были мои деревянные зубы?
        Эффект "усталость" давал о себе знать. Я чувствовал себя как выжатый лимон, но заставлял себя работать. До утра нужно закончить. Кто-то там, кто пишет мне сообщения, сжалился над моими страданиями, и черкнул еще одно.
        "Ваша выносливость увеличилась + 1"
        Рассвет застал меня сидящим на дереве с топором. Я добывал ветки для маскировки ямы. Факелы давно закончились, воды в ведре не было. Оказалось, что через несколько часов она "утряслась", и мне снова можно было пить. Закончив с ветками, я кубарем слез с дерева, и потащил их к ловушке. Глаза слипались, руки тряслись, а ноги были ватными. Я уже не раз, и не два не попадал топором по ветке, а случайно цеплял себя по руке или ноге. И тогда перед глазами появлялась красная полоска, которая уменьшалась от моего членовредительства. Видимо, запас моей жизни.
        Когда я дотащился до ловушки, "Пасть" грозно щерилась всеми своими клыками. Да, я закончил с кольями, и вкопал их все. Яма получилась не такой глубокой, как я надеялся, но тут уже ничего не попишешь. Оставалось только ее прикрыть.
        Это оказалось не таким уж легким делом. Я как мог, аккуратно, распределил все ветки, а сверху накрыл снятым ранее дерном. Получилось не ахти. Но времени на улучшение уже не было. Хлопнула приглушенная расстоянием дверь - мама встала, и пошла кормить скотину. Это значит, скоро завтрак, и волки вот-вот будут здесь. Я бросил последний взгляд на свое детище. Да, незаметностью тут и не пахнет. Я бы не смог увидеть эту ловушку, только если бы пристально изучал проплывающие мимо облака. Надеюсь, волки не смотрят под ноги.
        Ладно, будем считать, ловушка окончена, пора занять свой наблюдательный пост. Не успел я об этом подумать, как перед глазами снова появилась надпись.
        "Вы изготовили ловушку "плохая волчья яма""
        Чего это плохая? Сами бы попробовали лучше сделать!
        "Вы получили навык сапер 1 уровня"
        Качество создаваемых ловушек увеличено на 1%
        Шанс заметить ловушку увеличен на 1%
        Шанс обезвредить ловушку увеличен на 0,5%
        Ничего принципиально важного, мне не сообщили. Ну стал я чуть лучше делать ловушки. Чего чернила тратить?
        Свой наблюдательный пост я решил сделать на дереве, в пяти метрах от "пасти". И видно лучше, и безопасней. Вот только взабраться на него было сплошной мукой. Кое-как я поднял свое многострадальное тело на высоту двух метров, и усадил его там. Руки у меня тряслись, в горле был металлический привкус, а пустая зеленая полоска вовсю мигала, чем очень сильно меня раздражала. Через несколько мгновений задышалось легче, выносливость начала восстанавливаться.
        На завтрак меня никто не звал. Никто не всполошился, что меня нет. Не пришел и не пришел, нам больше достанется. У нас хоть и маленькая семья, но, видимо, правило большой семьи работает на ура.
        Сидя на дереве, мне было видно наш дом намного лучше. Вот мама вышла из сарая и зашла в дом. Очевидно, пошла кормить свою неполную семью. Минут через пятнадцать снова хлопнула дверь, и я увидел как отец, закинув топор на плечо, пошел в сторону своей вырубки. Шел он легким пружинистым шагом, чуть ли не подпрыгивая, явно довольный жизнью. Видимо, схомячил и мою порцию тоже. По идеи, в это же время, я тоже должен уходить, только в противоположную сторону. И с моим уходом должны прийти волки. Это если верить словам матери.
        Звери появились настолько внезапно, что я чуть не свалился с дерева от неожиданности. Пока они трусили по лесу я их совершенно не видел, хоть и посматривал в ту сторону. Для меня они просто возникли перед лесом, и тремя молчаливыми, серыми тенями, заскользили в сторону своего любимого места. И в сторону ловушки. Давай "пасть", не подведи.
        Вообще знаток диких зверей из меня не очень. Я не знаю всех паводок волков. Как они чуют опасность? Избегает ли подозрительных мест? Вроде как должны. Диким зверям свойственна осторожность. Но, как я уже говорил, поведение этих зверей было довольно таки странным. В общем, я не знал, сработает ли моя ловушка, но очень на это надеялся.
        Волки двигались колонной. Один за одним. Что меня слегка расстроило. Я то расчитывал, что они всей толпой вылетят в яму. Но даже если попадется только один, это уже будет хорошо. Это уже будет маленькая победа. Надеюсь, оставшиеся убегут прочь.
        Возглавлял колону вожак, что было логично. Он был немного крупнее своих сородичей, но выглядел гораздо более матерым. Нюхая землю перед собой и косясь в сторону дома, он на полном ходу влетел в ловушку. Да! Второй волк попал в яму только передними лапами, с визгом он попытался отпрянуть, но инерция бессердечна, и он кувырком полетел в "пасть". Перед глазами опять появились вездесущие строчки.
        "Ваша ловушка нанесла урон "вожаку серых волков""
        25 единиц урона
        29 единиц урона
        17 единиц урона
        "Ваша ловушка нанесла урон "серому волку""
        31 единица урона
        96 единиц урона. Критическое попадание
        154 единицы урона. Критическое попадание
        29 единиц урона
        17 единиц урона
        Из ямы донеслись скулеж и рык разъяренного зверя. Третий волк, не попавший в яму, развернулся и безошибочно нашел меня взглядом. И тут же с жутким оскалом ринулся ко мне. Эй, как ты понял, что это моих рук дела? Клейма мастера на яме я не ставил. Но волку было плевать на мои доводы. Каким-то образом, он знал, что это именно я атаковал его собратьев. И он хотел мести. Я сидел на дереве, на высоте двух метров от земли, но от греха, полез выше. Волк уже был подо мной, и прыгал вверх, с надеждой схватить меня за пятку. И у него это почти получилось! Его челюсти так и мелькали в ладони от моей ноги. Это придало мне прыти. Забыв и о своей усталости и сонливости, я с ловкостью белки, полез вверх. Остановился я только метрах в четырех от земли, возле развилки дерева, где можно было удобно устроиться. Что я и не преминул сделать, усевшись там, и посмотрел вниз. Внизу ярился волк, скалясь, брызжа пеной из пасти, царапая кору дерева, и прыгая, в бесплодной попытке добраться до меня. Раздался, леденящий душу, вой и из ямы-ловушки выпрыгнул вожак. Жеваный крот! Все-таки он остался жив. Выглядел зверь
потрепанным. Видны были раны на лапе и плече животного. А из его бока вообще торчал обломок моего кола. При этом он даже не хромал, пока бежал к моему дереву. Миг, и уже два волка беснуются подо мной. Другой волк из ямы так и не вылез. А через пять минут мне пришло сообщение.
        "Вы убили "серого волка""
        Вы получили опыт... заблокировано.
        То что я сумел прибить хотя бы одного волка, это хорошо. Но вот остальные два, никак не хотели принимать поражение. Сооружение ловушки и нанесение им урона, не испугало их, а только разозлило.
        Бушевали волки примерно полчаса. А потом вдруг как-то разом затихли, и улеглись под моим деревом. Надо полагать, выносливость кончилась. Жаль, что не терпение. Всем своим видом, они показывали, что пробудут тут долго. Собаки дикие.
        Свалить от них мне точно не удастся. Я не дитя джунглей, с ветки на ветку прыгать не умею. А вниз спускаться - самоубийство. Это будет битва терпений, кто кого пересидит. Терпения у меня хоть отбавляй, у меня выносливости мало. А еще спать жутко хочется, того и гляди, навернулсь с дерева случайно заснув. А проснусь, скорее всего, уже завтра на дороге. Стоит себя обезопасить. Надо бы привязаться, но чем? Окинув себя взглядом, я придирчиво оценил свою одежду. Обыкновенные холщовые штаны, и не такая грубая, льняная рубашка с длинным рукавом. На поясе кожаный ремень. На ногах старые сбитые сапоги. Сапогами не привяжешся, но все остальное можно использовать. Показав волкам короткий, но очень пылкий, стриптиз, я стянул с себя всю одежду, и кое-как закрепился на дереве. Ремнем привязал ноги к дереву, штанами привязался в районе поясницы, а рубаху пропустил подмышками. Отлично, теперь даже если засну, то не упаду вниз. Лишь бы кошмар не приснился, и я не начал во сне махать руками и кричать. В этом случае могу и навернуться.
        Обустроившись на дереве, я взглянул на своих сторожей. Они никуда не делись. Лежали и ждали, пока я созрею, и упаду как плод. При этом еще и занимались своими делами. Вожак зализывал свои раны. В пасти у него, по всей видимости, была спрятана целая аптечка, потому как раны исчезали прямо на глазах. Может быть это обман зрения, но мне показалось, что они слегка светились желтым светом, пока исцелялись. Дальше он осторожносто, и глухо ворча, вытащил из бока осколок деревяшки. И также принялся его зализывать. Пять минут, и волк как новый. Ни одного пятнышка красного, или какого другого цвета, на серой шкуре. Только два желтых глаза, которые периодически поглядывали на меня.
        Ладно, сторожите, серые, а я пока посплю. Пора надавить на массу. Я с блаженством закрыл глаза. На черном фоне зажглась надпись.
        "Вы не можете спать пока рядом находятся враги"
        Тьфу на тебя. Почему это не могу? Добраться же они до меня не могут. Я посмотрел на волков. Те лежали и пялились на меня. Нет, в глядеки играть не будем. Я снова закрыл глаза. Надпись никуда не делась. Да и плевать. Мне нужно отдохнуть. Все равно я эти строчки постоянно игнорирую. Минут пять темноту закрытых глаз освещала эта надпись. Я старательно не обращал на нее внимания. И она стала тускнеть, все больше и больше, пока полностью не исчезла. Я провалился в блаженную темноту.
        Пробуждение было кошмарным. Меня разбудила дикая какофония звуков, как будто, пока я спал, ко мне подкрался целый взвод волынщиков. Открыв спросонья глаза, я ничего не смог разглядеть, мой взор застилала очередная строчка.
        "Вы получили достижение "Соня""
        Присутствие рядом опасности, не мешает вам заниматься любимым делом
        Я с усилием продрал глаза. Какой, к лешему, соня? Ощущение, что я и не спал ни фига. Я взглянул на солнце. Оно совсем немного продвинулось в своем ежедневном походе. Я спал меньше часа.
        "Внимание, чтобы избавиться от негативных эффектов "Слабость" и "Сонливость", вам нужно поспать не менее шести часов".
              Да пошли вы... Гадский звук, разбудивший меня не прекращался. Что это? Наконец, окончательно проснувшись, я разобрался в чем дело. Выли волки. Громко так, с надрывом, на одной ноте. Я посмотрел на них. Вой оборвался, и они повернули ко мне свои довольные рожи. Клянусь, они ухмылялись.
        Видимо, в их волчей стае не было ни одного самца. Одни ссу... самки.
        Решили провести провокацию? Неважно, я достаточно сильно хочу спать. Засну и под эту сирену. Я вновь прикрыл глаза. Пять секунд спустя, над окрестностями разнесся сдвоенный волчий вой. Как же душевно поют. Меня аж типает. Ну-ну, посмотрим, кому первому надоест.
        Первому надоело мне. Они достали меня настолько, что я уже было в порыве хотел спрыгнуть и надавать им по серым наглым мордам. Спасло только то, что я был привязан. Не их спасло, а меня. Порыв прошел так же быстро как и начался. Но раздражение никуда не исчезло, и требовало срочного выхода, или же грозило меня разорвать. Чем бы в них кинуть? Топор с лопатой остались внизу. На дерево я с ними не полез, и так себя еле затащил. Я перевел взгляд на свои сапоги. Нет, не буду обувью кидаться, разорвут, а мне потом босым ходить. Эх, жаль, я не на сосне сижу, так бы в них шишками покидался. Никакого урона я бы не нанес, но душу бы отвел.
           Так, кажется волки на меня не смотрят. Я с головой нырнул в объятия сна.
        - Ааавуууууу.
        И тут же вынырнул. Сволочи! Как они узнают, что я глаза закрыл? Им же не видно. Мое лицо развернуто, так сказать, к потолку из зеленых листьев. Неужели я храпеть начинаю?
        Так мы и развлекались до самого вечера. Я, пытаясь урвать хоть пару минут сна, а волки, не давая мне этого сделать. Где-то в обед мне пришло очередное обнадеживающие сообщение.
        "Вы не ели больше двадцати часов"
        На вас наложен негативный эффект "голод", чтобы избавиться от него - поеште
        Штраф - здоровье больше не восстанавливается
        Да, мне в принципе и не надо, лишь бы оно не тратилось.
        К вечеру, я стал лучше понимать зомби. Какая это пытка, когда в голове у тебя бьется всего одно слово. И не важно, это слово "мозги" или "спать".
        Несмотря на постоянный гвалт, никто из моих на шум не заглянул. Волки их совершенно не интересовали, за исключением того случая, если только эти волки не бегут их харчить. А так, пусть хоть в караоке поют. И это, наверное, к лучшему. То что никто из моих, ничего не может противопоставить волкам, я уже убедился. Так что пусть лучше будут подальше.
        Последний час, я уже не пытался заснуть. Ждал прихода отца, и тупо пялился в ту сторону леса, откуда он должен был выйти. Никогда я еще не радовался так его приходу. Лежа на ветке с затекшими конечностями, я прыгал на ветке и мотылял всеми частями тела, рискуя свалиться, и под занавес попасть волчарам в пасть. Я орал какую-то ересь, как сумасшедший проповедник-фанатик, сам не понимающий, что он кричит. Отец даже, вроде, меня услышал. Остановился на минуту, пригляделся, пожал плечами и пошел дальше. Серые, в этот момент, молча встали, и двумя разочарованными тенями, растворились в лесу. Растворились в буквальном смысле, только что были, и уже нет. Может быть притаились за соседним кустом, и ждут пока я беспечно слезу с дерева. Для верности, я подождал минут пять, и начал себя отвязывать. Я хотел подождать четверть часа, но не выдержал. Близкое исполнение моих желаний вскружило голову. Отвязавшись, я не удержался на дереве ватными руками, и упал на землю, больно ударившись по пути об ветку. На что тут же не преминули отреагировать.
        "Вы получили травму "сломанное ребро""
        Ваша ловкость уменьшена на 20%
        Ваша скорость уменьшена на 10%
        Вот, клеванный шпрот! Больно. И сковывает движения. Полоска жизни просела на четверть. Плевать. Сейчас главное дотащиться до дома. Охая, ахая и причитая, я оделся. Не показываться же перед родными в трусах. Засунув топор за пояс, и опираясь на лопату как на посох, я похромал домой.
             Проходя мимо ямы, я не удержался и заглянул внутрь. Там был полнейший кавардак. Половина кольев поваленны, края ямы в некоторых местах обсыпались. Туша волка лежала там, нанизанная на колья. Один вошел зверю в шею, другой в грудь, тем самым, нанеся серьезные повреждения. А иначе, под моим деревом, сидело бы трое зверей. Яму надо бы привести в порядок, а тушу выпотрошить. Но это завтра. Сейчас мной управляют два первобытных инстинкта. Пожрать и поспать.
        На ужин я опоздал. Когда я вошел, отец, напевая себе под нос, выскребывал остатки со дна котелка. Вот бы он так работал, как ест.
        - Что случилось? - заподозрила сразу неладное мать.
        - Хочу есть и спать. А потом спать. - невнятно ответил я.
        - А тут что? - кивнула она на мой бок, который я придерживал рукой.
        - Ребро сломал. - как можно беспечней ответил я, и пожал плечами, но тут же зашипел от боли.
        - Та-а-ак. - протянула мать. - Садись сюда, и пока ничего не ешь. И не вздумай засыпать.
        Я покорился, спорить сил не было. Маман запорхала по кухне, легкая как бабочка, и стремительная как стрекоза. Своим затуманенным взором я не всегда поспевал за ее движениями. Надергав травы из разных пучков, что сушились на подоконнике, она закинула ее в кружку и залила кипятком. Оставив очередной отстой настаиваться на столе, она ушла. Через две минуты вернулась, неся с собой небольшой прозрачный бутылек с нежной розовой жидкостью внутри.
        - Я же сказала, не спать. - не сильно щелкнула она меня по лбу.
        - А я и не, - безапелляционно ответил ей я, с трудом разлепляя глаза.
        На кухне мы были вдвоем. Сестра с отцом куда-то исчезли. Мать сунула мне в руки кружку со своим травяным чаем. Я уже было хотел заорать, но понял, что она уже не гарячая.
        - Пей. - последовал приказ.
        Горестно вздохнув, я задержал дыхание, и опрокинул в себя треклятоя зелье.
        - Ы-ы-ы, гадость.
        - Теперь снимай рубашку. - не отставала от меня она.
        В прозрачной бутылочке оказалось не жидкость, это была мазь. Заставив меня оголить торс, мама густо намазала, уже опухшие ребра. Мазь приятно холодила измученное тело. Но это только поначалу. Уже через минуту она казалась теплой. А еще через одну, я кричал благим матом, что мне горячо.
        - Терпи. - только и сказала мать.
        В ребрах что-то хрустнуло, и жар вместе с болью стали отступать. Тело начало расслабляться, все мышцы будто бы поплыли как кисель. А я и не заметил, что был так напряжен.
        - Ешь и иди спать. - родительница снова мне сунула что-то в руки.
        Я открыл глаза (и когда я успел их закрыть?), в руке был здоровенный бутерброд. С мясом, помидоркой и огурцом, перчиком и петрушкой. Я поглотил его в три укуса, практически не жуя. Поднялся и пошел в свою комнату. Мысли, раздеться, даже не возникло. Я сразу упал на кровать. Заснул я еще в полете.

        Кто-то тормошил меня за плечо, и строгим голосом что-то выговаривал. Я сражался как мог, старательно игнорируя этот голос. Но он, как леска вытягивает попавшуюся жадную рыбку, тащил меня из глубин сна. Я укрылся с головой покровом одеяла. Не помогло, одеяло было тут же сорвано с меня и отобранно. Вытащив из под себя подушку, я накрыл ею голову и обхватил руками. Бесполезно. Через пять секунд борьбы, подушка улетела в угол комнаты.
        - Сын, вставай! Пора завтракать и идти на дорогу. - голос принадлежал крайне раздраженной женщине. - Что с тобой случилось? Ты же раньше всегда сам вставал вовремя.
        - Я теперь соня. У меня даже достижение есть. - невнятно пробурчал я.
        - Вставай, а то опоздаешь. Пройдет какой-нибудь путник, а тебя нет.
        Она серьезно думает, что я по этому поводу беспокоюсь?
        - Я сегодня не пойду на дорогу. Там до вечера никого не будет.
        - Почему это? - мать так просто не проведешь.
        - Дорожное управление бастует. - сочинял я на ходу. - Перекрыли дорогу. Говорят, никого не пропустим, пока не добьемся улучшения условий труда.
        - Какое дорожное управление? У нас дороги заключенные делают.
        - Заключенные тоже люди.
        - Да это тут причем? Они же заключенные. Кто им даст блокировать дороги?
        - Мама, ты такая наивная. Не ищи логики в муниципальной службе.
        - Все равно вставай. Завтрак пропустишь. - оставила за собой последнее слово родительница, и недовольная, вышла из моей комнаты.
        Вот елки, все-таки разбудила. Сон перебит, спать уже не хочется. Ну и ладно. Как там мое состояние? Я вскочил с кровати, и сделал пару пробных движений. Вроде, все в порядке. Ничего не болит.
        Никаких поясняющих надписей у меня перед глазами не было. Но чувствовал я себя отлично, должно быть, негативные эффекты ушли, а травмы исцелились. Можно позавтракать и приступить к своим делам. Что у нас там на повестке дня? Перво-наперво нужно пойти посмотреть пришли ли сегодня волки. И уже от этого плясать дальше.
        Отлично, одеваться не надо, все и так уже на мне. Какая потрясающая экономия времени.
        Когда я вошел в комнату, хозяйка, как раз раздавала еду по тарелкам. Покончив с завтраком, и словив на себе несколько недовольных взглядов отца (сегодня добавка досталась мне), я вывалился на улицу.
        Волки были на месте. Все трое. Это меня не особо удивило, чего-то подобного я и ждал. Если я могу возрождаться, то почему этого не могут делать другие. К тому же, я помнил, что с волками не раз разделывались добрые путники, но они появлялись вновь. Я не имел ни малейшего понятия, как избавиться от них навсегда. Единственный вариант, который я видел, это каждое утро их убивать. И тогда целый день мои родные будут в безопасности, вплоть до следующего утра.
              Расположились звери немного странно. Каждый из них сидел вплотную к одному из краев ямы, как будто их туда тянуло. Стало быть, место, где я вырыл "пасть", довольно таки значимое для них. Это хорошо. Я боялся что они выберут себе новое, и придется рыть еще одну яму. Но теперь понятно, что нужно только привести в порядок эту.
        А еще, первое испытание показало, что ее нужно доделать. Сделать глубже, хотя бы метров до двух, чтобы волчара не смог из нее выпрыгнуть. Ну, и урон от этого только увеличится. Ускорение то станет больше. Этим я займусь ночью, когда волки уйдут. А что делать сейчас? Можно заняться изготовлением кольев. Нужно будет заменить испорченные, да и запасные пригодятся. И это еще не все. Первый опыт показал, что всех зверей одной ловушкой я не убью. Значит мне нужна еще одна, и я знаю где ее сделать. Под тем местом, где буду сидеть я. А еще мне нужно какое-нибудь метательное оружие. Чтобы в случае неудачи с ловушками, сидеть, и сверху расстреливать своих врагов. Торчать на дереве целый день, я больше не желаю. А то дадут еще достижение "обезьяна".
        С кольями я справился довольно быстро. Сделав дюжину меньше чем за два часа, и при рубке веток, заработав себе второй уровень дровосека. Он добавил мне еще пять процентов к скорости рубки леса. И теперь я добывал древесину на десять процентов быстрее чем в начале. Подумав, я решил не копать вторую волчью яму под корнями того дерева, где будет находиться мой наблюдательный пункт. Это займет очень много времени и сил, а учитывая доработку первой ямы, за одну ночь я не справлюсь. Да и лень мне ее копать. Сперва я попробую кое что другое. А именно, лассо. Сидя на дереве, я буду иметь преимущество. А учитывая то, что кто-то из зверей уже будет сидеть в "пасти", я буду противостоять одному, максимум двум волкам. В общем, все как было вчера. Я постараюсь накинуть петлю на шею волку, или зацепить его за одну из лап. Перекину веревку через ветку, схвачусь за другой конец веревки, и спрыгнул вниз. Под моим весом, волка поднимет вверх, а в таком положении я справлюсь с ним без проблем. Но только в том случае, если волк подо мной будет один. Для устранения же второго волка, мне и понадобится метательное
оружие.
        Свой выбор я остановил на праще. Все потому, что ее было проще всего изготовить. Еще проще было бы кидаться камнями. Но я сомневаюсь, что таким образом можно нанести мало-мальский урон. Для изготовления пращи, нужна веревка, а лучше ремень, и небольшой кусочек ткани для кармашка. Свой ремень мне было жаль портить, поэтому я отыскал старый ненужный отцовский ремень в одном из шкафов дома. Разрезав его пополам, я снова его сшил, соединив между собой кармашком. Выглядело это так, половинка ремня, матерчатый кармашек, и следующая половинка ремня. На одном из концов пращи, я сделал петлю, чтобы можно было надеть на руку. Получилось вполне пристойно. С минуту я подождал сообщения о получении нового навыка или умения, и о том, какой я молодец, но ничего так и не пришло. Пожав плечами, я положил готовое изделие.
        Оружие готово, теперь осталась самая малость, найти снаряды и научиться им пользоваться. Снаряды к праще могут быть различны, от обыкновенных камней, до шаров из обожженной глины, или отлитых металлических пуль. Я мог позволить себе только камни. Снаряд пращи обычно весит 200-400 грамм и, по возможности, должен быть округлой формы. Такие камни у нас можно найти только в одном месте. У реки. Там таких окатышей полно.
        Дойдя до реки, я повернул в сторону вырубки отца и пошел по ее берегу. Для сбора камней я взял с собой небольшой мешок из кладовки, не в карманах же их таскать. Потихоньку продвигаясь в ту сторону, откуда слышались глухие удары топора, я собирал подходящие кругляши. Снарядов мне нужно было много. Во-первых, я не знаю сколько нужно попаданий, чтобы убить волка. А во-вторых, мне еще тренироваться. Так что, чем больше я соберу, тем лучше.
        Река у нас пробегала довольно быстрая, постоянно прыгая через небольшие пороги и камни, и брызгая во все стороны водой. А вода была холодная. Видимо, не один родник, питает эту речку. В реке водились не только камни. Нет-нет, да и блеснет серебром в воде юркий бочок рыбы. На досуге можно будет порыбачить, если все же удастся в этом доме как-нибудь отыскать удочку.
        Так, обозревая окрестности и собирая камни, спустя примерно четверть часа, я случайно наткнулся на мертвого бобра. Вообще бобры, насколько я знаю, не строят своих плотин или домов в таких больших и быстрых реках. Они предпочитают мелкие речушки и ручьи. Но этот, наверное, вполне мог бы сделать себе небольшую запруду, где-нибудь понад берегом. Так что, как он тут очутился, я не гадал. Меня больше заинтересовало, почему он сдох. Если бы его убил какой-нибудь хищник, то он бы его съел, а бобер лежал с виду нетронутый. Может, от болезни помер? Тогда мясо его есть нельзя. Но можно снять шкуру. В любом случае тушку нужно выпотрошить. Не пропадать же бобру.
        Я опустился перед тельцем на колени, и достал из-за пояса маленький, но острый нож. Не успел я коснуться тушки рукой, как перед глазами снова заплясали строчки.
        "Желаете разделать тушу"
        Ну вообще да. Я что-то по твоему на колени встал, чтоб молитву прочитать. Мое тело окаменело. Жеваный крот! Опять? Автоматическая добыча? Я не хочу. Сейчас точно напишут мне, что я испортил тушу.
        Через пятнадцать секунд я отмер.
        "Добавлено"
        маленький кусок мяса бобра
        клочок дырявой шкуры бобра
        медная монета x3
        Клочок дырявой шкуры бобра? КЛОЧОК? ДЫРЯВОЙ? Да вы издеваетесь! Я что руками эту шкуру отдерал? Нет, автоматизм - это зло. Туши разделываем впредь только в ручную. И что означает "добавлено"? Куда добавлено?
        Я машинально похлопал себя по карманам. Вроде бы ничего не оттопыривается. Рука сама собой скользнула в поясной кошель, в который я раньше не заглядывал. Точнее, я думал, что это поясной кошель, оказалась нет. Пространственная черная дыра. Не меньше.
        Перед глазами всплыло поле, поделенное на ячейки. Всего ячеек было пятнадцать. Некоторые из них были заполнены картинками с надписями. Например, была нарисована маленькая бутылка с белой жидкостью, подписанная как "бутылка молока x2", или нарисован бутерброд, подписаный как "бутерброд x2". И так далее. Наверняка, это те мои обеды, которые я брал с собой на дорогу. Как же их достать оттуда? Я сконцентрировал взгляд на бутылке, и захотел взять ее в руку. В руке, волшебным образом, материализовалась бутылка молока. А в кошельке осталась просто "бутылка молока" без "x2". Охренеть! Я судорожно начал вытряхивать все из кошелька, и складывать это у своих ног. Получилась приличная куча. Помимо трофеев с бобра, молока и бутербродов, там было четыре помидора, два огурца (и как меня не пронесло от такой диеты), кепка, пара потертых туфлей, деревянная тарелка, стеклянный стакан, и маленькое серебряное колечко. Вот так сокровища. Это что же получается, я два дня таскал у себя еду, и при этом на дереве голодал? От избытка чувств, я тут же прикончил одну бутылку молока и один бутерброд, остальное засунул обратно
в сумку. Так, а что если? Я взял в руку мешок с камнями, что я уже успел насобирать, и мысленно захотел положить его в кошель. Мешок тут же исчез, а кошель потяжелел, я с интересом заглянул в поясную сумку. В двух ячейках был нарисован небольшой серый кругляш с надписью "маленький камень x10", еще в одной был такой же рисунок с надписью "маленький камень x3", и последнюю занимал "средний серый мешок". Все ячеек в кошельке больше не было. Но это не проблема. Доберусь до сарая, половину ненужных вещей из него выложу. В приподнятом настроении, я продолжил собирать камни. Вся процедура стала гораздо быстрее и удобней. Я просто находил нужный окатыш взглядом, и мысленно перекладывал его в поясную сумку. Даже нагибаться не надо. Красота. Через семь камней у меня закончилось место в кошеле. Мне так и написали.
             "Нет свободных слотов"
        Я вынул из кошелька туфли, кепку, тарелку и стакан. Затем достал мешок, сложил в него все это, перекинул через плечо и отправился дальше.
        К обеду, я уже вернулся домой. Восемь ячеек в кошельке у меня были полностью забиты камнями. Восемьдесят снарядов для пращи. Если брать в среднем по триста грамм, то я пер в своем кошельке двадцать четыре килограмма камней! Шикарная у меня сумка.
        Мешок с барахлом я оставил в сарае. Там же и пообедал, приговорив последнюю бутылку молока с бутербродом, и тем самым освободив в кошельке еще два слота.
        Вторую половину дня я решил уделить тренировке. Принцип действия пращи таков. Один ее конец, тот что с петлей, цепляется на запястье. Второй зажимается кистью той же руки. Праща, при этом, как бы, складывается вдвое. В ее карман кладется снаряд. Затем, праща раскручивается, чтобы придать максимальное ускорение снаряду, тот конец, что зажат в кисти, отпускается, и снаряд летит в цель. Это в теории. По факту же, снаряд летит куда угодно, но только не в цель. Я это понял уже через две минуты своей тренировки.
        Существует два способа раскручивания пращи. Вертикальный и горизонтальный. Самый простой, удобный и часто применяемый - горизонтальный. Это когда праща раскручивается параллельно земле, обычно над головой. Второй способ - специфический, неудобный и требует реального мастерства владения этим оружием. Когда праща раскручивается вертикально, параллельно телу. Обычно этот способ используется в плотном строю.
        Я конечно же выбрал тот, что попроще. Отойдя к самому краю леса, чтобы ненароком никого не зашибить, я выбрал целью одно из деревьев, и начал тренировку. Сперва дела у меня шли не ахти. Праща путалась, обвивала меня вокруг руки и била меня на обратном движении. Камни у меня летели во все стороны, даже за меня. Только часа через два я более-менее к ней приловчился. Фокус был в том, чтобы вовремя отпустить второй конец пращи. Чуть раньше или чуть позже, и он полетит под большим углом к цели. Только под конец второго часа занятий, я увидел долгожданные строчки.
             "Вы получили навык владение оружием дальнего боя 1 уровня"
        Урон наносимый любым оружием дальнего боя увеличен на 1%
        "Вы получили навык владение пращей 1 уровня"
              Урон наносимый пращей увеличен на 1%
        Курочка по зернышку, как говорится. После этого мне пришлось снова идти за камнями. Снаряды кончились, а искать те, что я использовал было бы нецелесообразно. В высокой траве можно было потерять корову, что говорить о маленьких камушках.
        Через пару часов блужданий по берегу реки, я был вновь забит камнями под завязку. Так сказать, вооружен и очень опасен. В кошельке у меня лежало сто камней. И они горячо призывали меня их потратить. На самом деле мне просто понравилась это дело. Я поймал азарт. Как мальчишке, который запускает камни, заставляя их прыгать над водой, мне тоже было интересно проявить свою ловкость и удаль. Достичь в этом деле мастерства. И поэтому я вновь пошел тренироваться.
        С получением навыков, дело пошло чуть веселее. Казалось, оружие перестало мне мешать освоить его. Теперь оно позволяло мне проявить свою ловкость в обращении с ним. Это не значило, что я стал сразу бить в цель. Просто управляться с оружием стало намного удобней.
              С двадцати шагов я попадал в дерево один раз из пяти. Еще два камня пролетали меньше чем в метре от дерева. Остальные два летели в молоко. Думаю, для новичка неплохо.
        Протренировался я так целый час, спустив ровно половину своих запасов, пятьдесят камней. Я бы так и дальше занимался с оружием, если бы не вспомнил, что у меня еще куча дел. Скоро должен был прийти отец, а я до сих пор еще так и не сделал лассо. К тому же я опять забыл наделать факелов на ночь. К тому сроку, когда уберутся волки, все это должно быть готово, чтобы не тратить время зря.
        Изготовление факелов перестало для меня быть вообще какой-либо проблемой. С этим делом я справился довольно быстро. Больше времени потратив на поиски тряпок для них. Пришлось снова зарыться в шкафы дома. Надеюсь, это старенькое платице мама уже давно не носит. С лассо дело обстояло куда как хуже. Я нигде не смог найти веревки. Рылся по всем углам минут двадцать, но так ничего и не нашел. В любом доме должна быть веревка, это же одна из первых в хозяйстве вещей. Но у нас не было, или мои ее очень хорошо прятали. Хотя вру, есть у нас веревка, но она, вроде как, уже используется. Эх, ладно, мне же для важного дела надо. И я снова побежал к реке. Время до прихода отца оставалось считанные минуты. Возле бани я остановился и внимательно осмотрелся, чтобы ни мама ни, особенно, сестра меня не видели. И только после этого срезал бельевую веревку, и сразу сунул себе в кошель. Достал я ее только в сарае, и принялся вязать петлю. Я не моряк, в узлах не разбираюсь. Навязав парочку самых обычных, я просунул в них другой конец веревки, и получилось примитивная петля. Сгодится и такая, мне же не парус крепить.
        В доме хлопнула входная дверь - отец пришел. А это значит, что волки ушли и можно приниматься за работу. Но сперва, ужин.
        На этот раз мама приготовила молодой вареной картошки с луком и укропом, и все это полила маслом. При этом приготовила она ее из старой картошки, в котелке для супа. Что тут скажешь, мастер-шеф. К гарниру она подала жареное мясо кролика. Причем жареное в том же котелке, вместе с картошкой. Как бы дико и причудливо это все не готовилась, вкусно было ужасно. В этот раз мне добавки не досталось. Мать показательно соскребла все остатки, и положила их отцу в тарелку. Видимо, это была месть за то, что я сегодня не пошел на дорогу. Главное чтобы вообще кормить не перестали, а то придется самому надевать поварской колпак.
        Закончив с трапезой, я ушел в сарай. Нужно было решить, что брать с собой. Пятьдесят камней и праща уже занимали шесть слотов в моем кошельке. Помидорки и огурцы, я тоже решил оставить, на случай голодовки на дереве. Петля также была в сумке, а небольшой ножик болтался на поясе. Колья и факелы я тащил подмышкой, а лопату и мои верные, но еще ни разу не побывавшие в бою, вилы волочил по земле, держа в другой руке. Вообще-то вилами я уже дрался, но просто ни в кого не попал. Так что это не считается.
        Возле ямы, как и ожидалось никого не было, и в самой яме тоже. Туша поверженного волка бесследно исчезла. Ни косточки, ни клочка шкуры. Если бы ее даже сожрали, что-то обязательно бы да осталось. Разве что, прилетел дракон и заглотил ее целиком. Но пропала не только туша. Все ветки, которыми я накрывал яму, и дерн, который я срезал, исчезли. Наверное, после срабатывания ловушки, ее маскировка испарилась, тем самым ветки и дерн стали не нужны и превратились просто в мусор. А мусор, как я уже успел заметить, исчезает. И не только мусор, тело ведь тоже исчезло. Это хороший стимул не разбрасывать свои вещи где попало.
        Взявшись за работу, сперва, я выкопал все колья, выбросив при этом сломанные. Потом снова принялся вгрызаться, как земляной червь, в опостылевшую земляную толщу. Свой ритм копания я уже знал, поэтому жилы не рвал. Пять минут работы, полторы отдыха.
        С сумерками я опять сходил домой зажечь факел и набрать воды. Застал я все ту же картину. Мать с книгой, а отца с пустотой в глазах. Ничего не меняется. Можно рассказывать людям, что в семье у нас стабильность.
        Вскоре опустилась ночь, накрыв меня своим темным покрывалом, а я все продолжал копать. Она, все также, была страшна, и одновременно с этим притягательна. Этот парадокс, как мне кажется, кроется в неизвестности. Мы боимся неизведанного, и одновременно, желаем узнать, что же оно скрывает. С наступлением ночи, и в лесу опять продолжился бесконечный танец хищника и жертвы. Вновь зазвучала песнь триумфа и поражения. Песнь жизни.
        Ааа, макака на гиббоне. Что-то меня по ночам на лирику тянет. Работаем, работаем, не отвлекаемся.
        Копать я закончил еще затемно. Уже пришло сообщение о недосыпе и усталости. И я опять был полон воды, как бурдюк пустынника, только вышедшего из дома. Час назад я улучшил свой навык землекопа до второго уровня. И теперь я копал еще на пять процентов быстрее. Но смысла копать дальше, я все равно не видел. С усталостью и без воды, с ее ускорением восстановления выносливости, это была капля в море. А жаль, до глубины двух метров, мне не хватало еще буквально одной ладони. Но и без того глубина все равно была уже выше моего роста. И вылезал я из ямы уже с трудом. Выкопанную землю относить, как в первый раз, я никуда не стал. А смысл, она все равно исчезнет. Я только разкидал ее небольшим тонким слоем по округе. Будем считать, что незаметно. Затем, я заново вкопал колья. В шахматном порядке. Вроде бы, так правильно. А дальше, снова работа лесоруба. Рубить ветки для маскировки ловушки. Дело пятнадцати минут для дровосека второго уровня. Дерн тоже пришлось срезать по новой, при чем с другого участка земли. На старом то была яма, и дерн там, слава Духу Леса, не восстановился. А то пришлось бы мне копать
"пасть" с самого начала. Я бы свихнулся. Было бы как с тем парнем, которого боги заставили делать ненужную работу. Катить здоровенные валуны на гору.
        Только-только начала заниматься заря, когда я окончательно доделал ловушку. Выглядела она получше чем вчера. В том плане, что рассмотреть ее теперь было сложнее. Конечно, все равно еще было заметно, но если волки попались на вчерашнюю, то в эту точно попадутся. Своим детищем я по праву гордился.
        "Вы улучшили свою ловушку"
        Теперь это "Неказистая волчья яма"
        Вот спасибо, добрый дядя, плюнул прямо мне в лицо. Ладно, я слишком устал, чтобы ругаться. Не пора ли мне на дерево? Может быть еще удастся полчасика прикорнуть на таких удобных и мягких, как перина, веточках.
        Прикорнуть удалось, и даже больше чем полчаса. Я тупо проспал приход волков.
        Прежде чем взобраться на свое спальное место, я оставил лопату и вилы под деревом прислонив к нему. Это для того чтобы, заарканив зверя и спрыгнув на землю, мне было удобно схватить инструмент. Топор торчал у меня за поясом, как и нож, в поясной сумке лежало мое главное оружие. И это было, отнюдь, не обаяние. Таким образом все тщательно распределив, и дважды проверив, я успокоившись, улегся на дереве. Благо, привязаться у меня теперь было чем. С собой я взял длинные полоски материи от маминого платья.
        Пробуждение снова было сумбурным, и спросонья я ничего не мог понять. Что-то выло, визжало, скулило. Ощущение, будто бы проклятые грешники сбежали из бездны, совершив пробой как раз под моим деревом. Но рассмотреть я ничего толком не мог, глаза мне застилали вездесущие строчки.
        "Ваша ловушка нанесла урон "вожаку серых волков""
        59 единиц урона
        67 единиц урона
        219 единиц урона, критическое попадание
        73 единицы урона
        Сморгнув сообщение, я наконец-то смог оценить обстановку. Подо мной скалились и бесились два серых волка. Со стороны ямы доносился жуткий хриплый вой. Оба волка подо мной были без единой царапины. Это плохо. Видимо, в "пасть" угодил только вожак. Ну и судя потому, что он из нее не выпрыгнул, он серьезно ранен. Мой расчет оправдался, хотя бы одного волка, но ловушка из строя выведит. Жаль, конечно, что не двух. Но ничего не попишешь, с этими придется разбираться другим способом.
        Я осторожно отвязался и вытащил из кармана пращу. Попробовал раскрутить, не тут то было. Кругом мелкие ветки, так и норовили зацепить и вырвать из рук мое оружие. Пришлось искать более удобное место. Наконец, оно было найдено, в метрах в трех от земли в развилке ствола. Отломав все мешающие мелкие ветки, я снова крутанул пращу. На этот раз ничего не мешало, но мне пришлось в темпе выдумывать, а потом осваивать новый способ раскручивания пращи. Назывался он кривой. Потому что иначе, полусидя на дереве, держась одной рукой и ногой, метать камни не получалось.
        Попал по цели, я только со второй попытки. Камень угодил зверю в бок. Вопреки моим надеждам, волк не отлетел на пять метров в сторону и не развалился на две половинки. Коротко взвизгнув, он еще злее принялся скалиться и рычать.
        "Вы нанесли урон серому волку"
        18 единиц урона
        Так, уйди не мешай целиться. К моему удивлению, строчка уменьшилась и переместилась в сторону. Теперь, если я хотел посмотреть урон, я видел его краем глаза, при этом общий обзор не перекрывался. А раньше ты не могла так сделать? И почему урон такой маленький?
        Второе попадание снесло волку девятнадцать единиц, а третье шестнадцать. Следующий камень полетел чуть ниже, и врезался в землю прямо под мордой серого, разметав в стороны комья земли. Немного попало и в глаза зверю. Физического урона это не нанесло, только моральный. Серая бестия взъярилась еще больше, хотя больше уже было не возможно. Зубы он оскалил так, что казалось в пасти у него капкан на медведя. Ярость лилась из него потоком. Еще чуть-чуть и у него будет инфаркт миокарда, что меня в принципе устраивало.
        "Вы убили вожака серых волков"
        Вы получили опыт... заблокировано
        Из ямы больше не доносилось не звука. Отмучился таки, бедолага. Осталось двое.
        Спустя четыре попадания и один промах, я решил изменить тактику. Уж больно мало урона я наносил. Теперь я сконцентрировал внимание на более уязвимых точках. Подреберье, шея, голова. Для нанесения критического попадания. Точность стрельбы, конечно же, тут же упала. И не все попадания по уязвимым местам выдавали крит. Но двух точных попаданий в шею и голову, мне хватило, чтобы нанести урон почти сто пятьдесят единиц. Через десять минут такой тактики, я был вознагражден.
        "Вы убили серого волка"
           Вы получили опыт... заблокировано
        "Навык владения пращей лучшен до уровня 2"
        У меня остался один враг и шестнадцать камней. Чтобы уделать его, не хватет. А в честной битве, один на один, я ему точно проиграю. Значит будем пользоваться хитростью, не зря же я лассо готовил. Но сперва, надо его, по возможности, максимально ранить. Кто его знает, как там дальше пойдет, вдруг волк вырвется из петли. А так, я себе увеличу шансы на выживание. Расстреляв до конца весь свой боезапас, я вытащил из сумки лассо. Елки, и как я на него петлю накидывать буду? Волк ни секунды не сидел на месте. Бегал вокруг дерева, крутился на месте волчком, и прыгал в тщетной попытке добраться до меня.
        Кидать лассо сразу на волка я не стал, боялся что увидев летящую на него веревку, он увернется или, в худшем случае, схватит ее зубами и разорвет. Петлю я бросил на землю с другой стороны дерева. А потом просто сидел и ждал, пока наварачивающий круги вокруг дерева, волк угодит в мою ловушку. Ждать пришлось недолго, его лапа попала в петлю, и я изо всех сил потянул веревку. Моей скудной силы не хватало, чтобы повесить зверя на дереве. Поэтому крикнув что-то матерное, я, вцепившись в веревку, прыгнул вниз, создавая тем самым противовес. Волка потащило на дерево. Он удивленно взвизгнул, забыв, что ему надо рычать и скалится. Опомнившись, зверь потянулся зубами к веревке, пытаясь ее перекусить. А я в это время в темпе прикручивал конец веревки к коряге, чтобы освободить руки. Схватив вилы, я коротко, без замаха ударил его шею. Не попал. Волк раскачивался и брыкался. Острие попало в спину, и отскочило от волчей шкуры, как будто она была резиновая. Какой урон? Урон оказался настолько мизерным, что я бы рассмеялся в голос, если бы ситуация не была столь удручающа. Девять хвоевых единиц! По моим примерным
подсчетам, у того волка, которого я убил пращей, было около четырехсот единиц жизни. Этому, остатками снарядов, я снес около двухсот. То есть, у него еще должно быть, примерно половина здоровья. Это больше двадцати ударов вилами. Я замолотил оружием по все еще висящему волку, словно мельница. Это уже какая-то пиньята получается. Мне повезло, волк так и не смог освободится от петли. Наверное, мои несильные, но все же неприятные, удары здорово его отвлекали, и он больше скалился на меня, чем грыз веревку.Через минуту все было кончено.
        Вся стая повержена. Победа и триумф. Но внутри лишь пустота и усталость. Я прикончил этих зверей довольно жестоко, зато теперь моя семья в безопасности на целые сутки, вплоть до следующего утра. А завтра утром, видимо, придется все повторить.
        Спать хотелось неимоверно, усталость навалилась с удвоенной силой, но у меня было еще одно дело. Развязав веревку, я спустил волка на землю, и достав нож, начал его свежевать. Это, конечно, можно было бы сделать и позже, но я боялся что туши исчезнут. Старался я не очень, желая поскорее закончить работу, но у меня все равно получилось лучше, чем когда я автоматически свежевал бобра. В итоге, закончив со всеми тремя, и потратив на это меньше получаса, я получил три плохих, зато целых, шкуры волка, и пятнадцать кусков волчьего мяса. Сунув все это в сумку, я поспешил домой.
        "Вы получили навык свежевание 1 уровня"
        Скорость снятия шкур увеличена на 5%
        Количество и качество добываемого увеличена на 1%
        Мне сейчас все это, до высокой сосны. Спать. С "пастью" можно будет разобраться и потом. Ее всего-то и надо, снова замаскировать.
        Было уже не ранее, но все еще утро. Мать возилась в хлеву с животными. Заходить я к ней не стал, чтобы опять не отвечать на одни и те же вопросы. Найдя в доме сестренку, я попросил разбудить меня через семь часов. Итта снова играла со своим маленьким чудовищем.
        - Только Гориафету не позволяй меня будить. - ляпнул я, и тут же пожалел об этом. В глазах младшей зажглись маленькие веселые бесята. Ой, чувствую, быть мне сегодня оконфуженным спросоня.
        Перед тем как лечь в кровать, я съел все свои скудные припасы. Четыре огурца и два помидора. Это для того, чтобы раньше времени меня не разбудило сообщение о голоде. На этот раз раздевшись, я провалился в блаженную тьму.


        - Гиббона мать! - каким-то образом из положения лежа в кровати, я оказался в положении стоя в углу комнаты, держа перед собой на вытянутых руках подушку. Перед лицом стояли эти глаза. Ямы огня. Провалы в бездну. Святая роща! Так же и сердце может остановиться.
        Мое внимание привлек какой-то булькающий звук. Стряхнув с себя наваждение, я осмотрел комнату. На полу, возле моей кровати, сидела сестренка и чуть было не писалась от смеха. В руках у нее был зажат ее игрушечный монстр. Вот же маленькая бестия.
        - АХА-ААХА. - не могла остановиться она. - К потолку подлетел, но не смог там зацепиться. - в истерике била она своим маленьким кулачком по полу.
        - Это не смешно, Итта. - наконец обрел я голос, правда, еще слегка хриплый. - Тебя не мешает научить хорошим манерам. И сейчас я этим и займусь.
        Девочка абсолютно не испугалась и продолжала хохотать, суча ногами. Меня это слегка обидело. Я ночи не сплю, рискую шкурой и дерусь с волками, чтобы она была в безопасности, а она тут надо мной хохочет. Приняв решение задать ей хорошую взбучку, я сделал шаг вперед. Глаза Гориафета начали разгораться, окрашивая все вокруг, и даже воздух, в рубиновый цвет.
        - Хотя, с другой стороны, воспитывать тебя - это работа родителей, - сказал я, сделав шаг назад. - Раз воспитали тебя такой плохой девочкой, пусть расхлебывают сами.
        Глаза игрушки-монстра немного притухли, а все предметы вернули себе свои исконные цвета. Воздух, к моей безмерной радости, снова стал прозрачным. Люблю я прозрачный воздух, и ничего не могу с собой поделать.
        - Я не плохая девочка, - сказала Итта утирая вызванные смехом слезы. - Я веселая.
        Ага, обхохочешься. Как бы мне теперь штаны не пришлось менять от веселья.
        - Ты меня вовремя разбудила? - сменил я тему. - Сколько сейчас времени?
        - Вовремя. Мы уже часа два как с мамой пообедали.
        Я повел глазами. Никаких строчек о голоде, об усталости или еще какой-нибудь фигне не было. Отлично. Я полностью восстановился. Можно теперь заниматься делами. Только сначала поем на всякий случай. Эффекта голода нет, но я все же чувствую небольшой голод. Нормально ел я аж вчера вечером. Легкий перекус утром не считается.
        Сестра посмотрев на меня, и не обнаружив больше ничего смешного, со вздохом вышла из комнаты. Не забыв прихватить с собой свое ручное исчадие бездны. Не седой от страха брат, ей был не интересен.
        Я, одевшись, пошел на кухню. Маманя сидела в своем любимом кресле, читала свою любимую книгу и, к моему глубочайшему удивлению, не задавала своих любимых вопросов. Ни слова о дороге или герое, который нам поможет избавиться от нашей напасти. Или о чем нибудь еще. Она меня просто игнорировала. Настолько увлекательная книга? Или быть может она на меня обиделась. Вроде, я ничего такого не сделал. Хотя о чем это я, женщине ведь повод не нужен.
        - Привет. - осторожно поздоровался я.
        - О, привет сын. - был дан мне ответ, и она вновь уткнулась в книгу.
        Хм, вроде бы не обижена.
        - Что у нас на обед? - уже более бодро спросил я.
        - Мы с твоей сестрой уже пообедали.
        А может и обижена.
        - Но я-то еще не ел. - продолжил я, хотя уже сам не верил в успех операции.
        - Тогда приготовь себе что-нибудь. - заложив пальцем страницу, она закрыла книгу, и поднялась с кресла. - Будь хорошим мальчиком отнеси мое кресло в спальню. Я там дочитаю.
        Читай между строк, называется. Кряхтя, я оттащил к ней в комнату кресло и вернулся обратно на кухню. Что ж, займемся делами насущными. Кулинария не моя сильная сторона. Но мы то будем повторять за мастером, так что ничего сложного быть не должно.
        Сходив в погреб, я насыпал в котелок три картофелины, морковку, лук, четверть кочана капусты и залил это все водой. Взяв большую ложку, я стал это все медленно помешивать. Через пятнадцать секунд в котелке оказались три картофелины, морковка, лук и четверть кочана капусты, залитые водой. Не получилось. Что же делать? Помешивая следующие пятнадцать секунд, я приговаривал "горшочек вари". Результат был тот же. Еще пятнадцать секунд я шептал "котелок вари". Тоже не то. Стоп. Кажется у меня не варят оба котелка, ни тот, что на печи, ни тот, что на плечах. Тут, должно быть, все по аналогии со столярным делом. Дело в том, что у меня не было рецепта для автоматического создания блюд. Для этого, сперва, нужно приготовить что-нибудь вручную. И только потом уже можно включать мультиварку. Что бы такого приготовить?
        Я выгреб обратно все продукты из котелка и вылил воду. Затем налив на дно котелка довольно приличное количество масла, я нарезал картошку соломкой и закинул туда же. Сверху покрошил лук. Задумчиво посмотрев на капусту и морковку, я все-таки отнес ее обратно в подвал. Ждать пришлось намного больше чем пятнадцать секунд. И к концу готовки у меня в животе явственно урчало. Когда картошка пожарилась, я разбил на нее еще пару яиц. Все. Кушать подано.
        "Вы изучили рецепт блюда "жареная картошка""
        Отлично. А вот умения или навыка кулинарии мне никто не дал. Жлобы.
        Быстро пообедав я вышел на улицу. У меня было в наличии еще около четырех часов светлого времени суток, и я раздумывал над тем, чем бы их заполнить. Сидеть дома и маятся от скуки, абсолютно не хотелось. Давно я хотел разведать окрестности. На дальний рейд мне времени конечно не хватит, но вот пробежаться по округе четырех часов вполне достаточно. А то ничего кроме дома, дороги и трех серых и злых морд не видел. Решено, отправляюсь на разведку. Надо только определиться, что взять с собой.
        Но через десять минут, хорошенько все взвесив, я понял, что сегодня никуда не пойду. Я снова срывался на авантюру без предварительной подготовки. А ведь я пообещал себе больше так не делать. У меня не было ни одного снаряда для пращи, никакой еды с собой и никакого плана куда идти. При этом я еще не замаскировал свою ловушку на волков. Короче, планы на вечер круто изменились. Ничего страшного, перенесу поход на завтра. Вечер на подготовку, ночью высплюсь, а завтра утром, сразу же после того, как покончу с волками, пойду в рейд.
        Сказано-сделано, до вечера все свои намеченные дела я завершил. Сперва разобрался с "пастью". Маскировка ямы уже было для меня заурядным и привычным делом. Довольно быстро закончив с этим, далее я несколько часов бродил по берегу реки, собирая камни. Насобирал сто пятьдесят штук, и продолжал бы дальше, но появившаяся надпись поведала мне, что у меня легкий перегруз, и что в связи с этим, скорость и ловкость мои снижены на 10%. Я бы с удовольствием часть камней выгрузил, но боялся что они исчезнут как мусор. До прихода отца было еще около получаса, и я решил немного потренироваться. Так увлекся, что чуть не пропустил ужин, но к сожалению, навык владения пращей, так и не поднял. Как, собственно, и навык владения оружием дальнего боя.
        На ужин у нас были котлеты с кашей, что способствовало появлению у меня одной идеи. После того, как все закончили с трапезой и разошлись, я остался на кухне, и принялся жарить куски волчьего мяса. Будет мне сухой паек на завтра. Мясо было жестким и жилистым, а вкус, наверное, имело как моя подошва, но оценить мне ее по достоинству предстояло только завтра. Так что я был доволен. Закончив, я положил все обратно в сумку, и зашел в общую комнату. Родители все еще не спали, и занимались своими любимыми делами. Подсев к смотрящему в стену отцу, я задал давно мучивший меня вопрос:
        - Па, а как ты получаешь деньги за свою работу, если ты все время в лесу.
              - Раз в месяц я езжу в город, - отец посмотрел на меня, как на умственноотсталого. - получаю у лесодобывающей компании, на которую я работаю, зарплату, закупаюсь припасами и еду обратно.
        - И когда тебе опять ехать?
        - Через полторы недели.
           Так и запишем в своем ежедневнике - через полторы недели, поездка в город.
        - Ну и как там в городе? - мне стало любопытно.
        - Да, как и везде. - недоуменно глянул на меня батя. - Все как у нас, только домов и людей больше, а деревьев меньше.
        Вот так сравнение. У меня на мгновение дар речи пропал. Еще бы сказал, что королевская семья, это такие же как и мы люди, только у нас все плохо, а у них все хорошо.
        Когда я снова открыл было рот, чтобы задать следующий вопрос, отец уже расфокусировал взгляд и уставился в стену. Разговора не вышло. Чем вот он, интересно, сейчас занимается? Может быть мечтает о другой жизни. Где у него полно денег, дома ждет целый гарем жен, нет двух спиногрызов, и где ему не нужно день изо дня, с утра до вечера, рубить треклятые деревья. Кто я такой, чтобы мешать человеку грезить. Я молча поднялся, и пошел до матери.
        - Что читаем? - бодро поинтересовался я.
        - Сборник трав. - мама недовольно посмотрела на меня. - Поздно уже. Шел бы лучше спать, чем мешать мне читать.
        - Так я может быть тоже почитать хочу. А о чем книга?
        - О травах. Хочешь заняться травничеством?
        - Я не знаю. Просто делать нечего, хотел чего-нибудь почитать.
        - Вот когда решишь заняться травничеством, тогда эту книгу и возьмешь. А пока можешь вон в сундуке посмотреть, там у нас лежит несколько книг. - махнула она в сторону рукой.
        Выбор книг был просто "шикарный". Все семь имеющихся, были одного жанра. Романтическая баллада. Видимо все книги для чтения выбирала Итта. Взяв одну с самым не пафосным названием: "Любовные перипетии и героические похождения светлого рыцаря Микаэля де Левасота", я побрел в свою комнату. Раздевшись я нырнул в постель, взяв с собой чтиво. Скучнейшая книга, если честно. Микаэль оказался тем еще занудой. Думаю, эту книгу можно реально использовать как оружие. В связке с молоком нашей коровы, вполне может довести до летаргического сна. Меня сморило через пол страницы. Затушив свечку и откинув фолиант, я тут же уснул. Проспать, я не боялся, утром меня придет будить мать, чтобы отправить на дорогу.


        Мое предсказание сбылось. Проснулся я от того, что кто-то тормошил меня так неласково, что я решил, будто в ход пошли не только руки, но и ноги. А чей-то голос поносил меня на чем свет стоит.
        - Вставай уже! Сколько можно дрыхнуть! - разорялась мамаша. - Тебе скоро идти надо, а ты еще не завтракал.
        - Угу. - сказал я и резко сел на кровати.
        Сесть, то я сел. Но вот проснулся, так и не проснулся. Надо срочно что-то с этим делать, до прихода серых времени в обрез. Я встал, и натыкаюсь на все подряд, вышел из дома. Как был, в одних трусах, я спотыкаясь поплелся к речке. Зацепив в бане ведро, я зачерпнул из реки воды и опрокинул на себя.
        - АААААА, ГИББОНА МАТЬ! - не думаю, что волки сегодня придут, от моего крика должно быть пол леса разбежалось.
        Резко проснувшись, я побежал одеваться. Завтракать я не рискнул, боялся не успеть добежать до дерева, пока волки не попадут в ловушку. Если они упадут в яму, а я все еще буду дома, то они прибегут прямо ко мне. И к моей семье. Злые и жаждущие мести. Поэтому завтрак я решил пропустить, и одевшись, сразу ломанулся к своему дереву.
        Успел я, даже с небольшим запасом. Пришлось немного посидеть на ветках в ожидании. Пять минут. Ровно столько времени, сколько надо моему отцу, чтобы прикончить свою порцию, мою порцию и добавку. Как только отец пружинистой походкой удалился в лес, явились волки.
        Сегодня мне повезло: в яму упали сразу два зверя. И не один не смог выбраться. Мне не составило больших трудов прикончить третьего. Даже лассо доставать не пришлось, расстрелял из пращи, и достиг следующего уровня владения ею. Третьего. Потратил сорок минут на разделку туш, но тут получился облом, уровень я не поднял. И все, я свободен. Маскировку я решил оставить на вечер, чтоб не упал в яму кто ненароком, если вдруг вздумает гулять здесь.
        Как я и предполагал, от завтрака ничего не осталось. Пришлось искать пропитание самому. Найдя в хлеву мать, я спросил у нее, где же моя еда, которую я беру с собой на дорогу. Хмуро глянув на меня, она вручила мне бутылку молока, бутерброд, два помидора и один огурец, достав все это из малюсенького кошелька на поясе. Привык я уже к таким странностям, да и сам успел изучить свою поясную сумку. А раньше, стопудово бы побежал за факелом, вилами и инквизицией.
        Забежав в сарай, давно ставший моим убежищем и испытательным полигоном, я тут же принялся завтракать своим потенциальным обедом. Ну всем, кроме огурца. Не рискнул я его с молоком. Мне все-таки в поход идти.
        Поясную сумку я забил до отказа. Десять слотов занимали девяносто камней и праща. Один был под завязку забит десятью кусками жареного волчьего мяса, еще один десятью кусками сырого волчьего мяса, следующий пятью волчьими шкурами (больше не вмещалось), в предпоследнем было три бутылки из под молока заполненные водой (на случай если не встретиться ручей), и в последней лежало мое лассо. Все остальное свое сокровище, я оставил лежать на верстаке в сарае. Надеюсь, к моему приходу оно не исчезнет.
        Первой, я решил обследовать ту часть леса, которая находится между нашим домом и дорогой, где я проводил все свое свободное время. Она казалась мне самой маленькой и самой спокойной частью. В той стороне, где работал отец, лес тянулся на многие километры. А та часть откуда приходят волки, по ощущениям, довольно жуткая и опасная. В лес же за рекой, я вообще пока не знаю как попасть. Для этого надо форсировать реку, либо найти брод или мост. Я понимаю, что найти мост в лесу через такую большую реку это нонсенс, но со всеми этими странностями, я бы этому не удивился.
        Поэтому, закончив трапезу и выйдя из сарая, я двинулся тем путем, которым двигался уже, наверное, миллион раз каждое утро. В сторону дороги. Заметь меня сейчас мама, а не торчи она в хлеву, расплакалась бы от умиления. Наконец, взбалмошное детя вновь взялось за ум.
        Но до дороги я не дошел. Где-то на середине пути повернул направо и пошел параллельно ей. Лес был свеж и приветлив, умывая меня своей прохладой. Погода стояла солнечная и пригожая. Пели птицы и на душе было хорошо и спокойно. Наконец-то я принадлежал сам себе. Мне не нужно было теперь сидеть целыми днями на одном месте с глупой целью, только потому что так надо. Придерживаться днями одного и того же распорядка, только потому что так принято. Слушать нравоучительные наставления матери, ловить ее хмурые, недовольные взгляды. Я был свободен, и я наслаждался свободой. Я мог делать, что захочу. По крайней мере до завтрашнего утра.
        Честно говоря, на какой-то разведывательный рейд это было мало похоже, я просто шел себе по лесу и осматривал окрестности. Вдруг взгляд зацепится за что нибудь интересное. Что можно еще найти в лесу кроме деревьев и зверей? Ну мало ли что. Руины древнего разрушенного города, например. Или логово мантикоры. Хотя нет, второго лучше не надо.
        Размышляя в таком ключе, я продвигался неспешным шагом все дальше и дальше углубляясь в лес, пока не вышел на небольшую природную поляну. Поляна, метров восми диаметром, была сплошь покрыта цветочным ковром. Серьезно, большая такая круглая клумба. И ни одного повторяющегося цветка, я не заметил. Просто живой гербарий какой-то. Я не большой любитель садов и огородов, но это поляна смотрелось впечатляюще. Она переливалась всеми возможными оттенками цветов, плавно переходя из одного в другой. Это был не слепой выбор природы, над этим великолепием явно поработала рука разумного существа. В воздухе, над сплошным цветочным ковром, кружили сотни мелких крылатых существ. Пчелы, стрекозы, бабочки и даже маленькие пичужки. При таком их количестве они умудрялись не создавать впечатления тучи гнуса. Как будто, тот кто трудился, высаживая в определенном порядке цветы, поработал и над насекомыми. Они кружили равномерно по всему пространству поляны, не сбиваясь в кучи. У каждого свой маршрут, который не пересекается с другими. Уверен, ночью, при свете лун, поляна смотрится просто волшебно. Некоторые
присутствующие здесь сорта цветов, светятся в темноте. А дневных насекомых, я уверен, сменяют ночные бабочки и светлячки.
        От созерцания красот, меня отвлек короткий смешок. Я в недоумении осмотрелся. На ветке дерева, вплотную подступающего к поляне, сидела девушка и смотрела на меня. Ветка дерева, на которой она разместилась, располагалась так низко, что ноги ее почти касались земли. Как я мог ее не заметить? Незнакомка была красива. Очень светлая, но не бледная кожа, правильные черты лица. Большие зеленые глаза смотрят с интересом, губы сложились в милую улыбку, обнажая ровные ряды белых зубов. Одета она была в зеленое легкое платье, даже не рискну предположить, из какого материала сделаное. Голые ноги обуты в какие-то травяные сандали. Ах да, и волосы... Волосы у нее были тоже зеленого цвета. Не светлые, как трава, а темные, как листва на деревьях. Убранны они были назад в замысловатую прическу. Ее волосы держали и, как будто, оплетали маленькие блестящие серебром веточки. Получался такой головной убор, что-то среднее между сеткой для волос и короной.
        Елки голубые. Да передо мной, никак, дриада. Девушка еще раз выразительно посмотрела на меня, а потом с улыбкой перевела взгляд на предмет зажатый у меня в руках. Я посмотрел туда же, и покраснел как помидор. В руках я держал вилы, свое грозное оружие. Нет, своего сельского инструмента я не стеснялся. Пока лучшего оружия у меня нет, я пользуюсь тем что имею. Да и вилы показали себя неплохо, с их помощью я уже убил одного волка. Но взгляд дриады заставил меня стушеваться из-за нелепости ситуации. Еще бы с тяпкой к ней на грядку пришел, придурок.
        Легко спрыгнув с ветки, дриада кинула на меня последний взгляд, и вошла в дерево. Не в том смысле, что открыла дверь и вошла, а буквально вошла, как воду или какую-нибудь иллюзию. Обойдя клумбу по периметру, не став топтать цветы, я подошел к тому дереву, и потрогал его. Твердое и шероховатое, каким и должно быть дерево. Обошел вокруг и постучал. Откуда-то сверху прозвучал еще один короткий смешок. Задрав голову, я ничего не увидел. Постояв под деревом еще пару минут, я пожал плечами и пошел дальше. На контакт со мной не шли, следовательно, задерживаться не стоит. Еще примут мое любопытство за навязчивость.
        Наверное, дриада дала себя обнаружить, чтобы показать, что за поляной присматривают. А как только она убедилась, что угрозы я не несу, тут же исчезла.
        Но все равно, это невежливо, могла хотя бы познакомиться, имя спросить. Хм, и чтобы я ей ответил? Я ведь до сих пор сам не знаю, как меня зовут.
        Размышляя, я снова брел по лесу, периодически поглядывая по сторонам. Вышагивал я бодро, чуть ли не насвистывая себе под нос. Стараться идти тихо я даже и не пытался. Все равно не получится. Я худший лесной житель в мире. Топаю как слон.
        А насчет имени стоило задуматься. Если я не могу его вспомнить, то почему бы не придумать самому. Так даже лучше, не жить и мириться с тем именем, что тебе дал родитель по своей прихоти, а назваться, исходя из собственных предпочтений.
        Какие имена мне нравятся? Ну неплохое имя Гориафет, но оно уже занято. Хочется что-то грозное и громкое. И точно, не на эльфийский манер. Остроухие называются такими певучими именами, что после их произношения еще два часа на языке остается привкус мяты. Лориэль, Эндориан, тьфу. Полная противоположность им - дварфы. Те, наверное, называют своих отпрысков во время пира в честь новорожденных. И произносят они их точно с набитыми ртами. Былграмор, Валахор. Орки же, наверное, придумывают имена своим детям во время простуды. Гхыт-а-пит, Гхар-а-ток.
        В общем, раз уж я сам выбирал себе имя, то хотел, чтобы оно было звучным. Например, Гораций. Неплохо, но мне кажется, это имя подойдет больше какому-нибудь ученому. Мафусаил. Что-то такое древнее, но явно восточное. Тоже нет. Геркулес. А что, неплохо. Имя звучное, героическое, и при этом еще говорит, что я люблю лес. Решено, буду Геркулесом.
        Углубившись в свои мысли, я просто шагал вперед, все реже посмотривая по сторонам. Поэтому внезапно выскочивший передо мной олень, напугал меня до такой степени, что я чуть было вынуждено не сменил имя на Конфуз. Я замер, абсолютно не готовый к такой ситуации. Что делать, колоть его вилами, или потянуться за пращей? А может от греха на дерево полезть?
        Размышлял я всего мгновение, столько, сколько стоял олень. Вот он стоит передо мной величавый, во всей своей красе, а в следующий миг уже валяется на земле со стрелой в горле, и в агонии дергает копытами. Гиббона мать! Я волчком закрутился выискивая возможного противника. Но никого не обнаружил. То, что я никого не вижу, это не значит, что там никого нет. А то, что откуда-то прилетела стрела, означает, что там точно кто-то есть. С логикой я дружу. Я еще раз осмотрелся вокруг, уже медленнее, ощупывая взглядом каждую травинку. Никого. Хм, а ведь меня, если бы захотели, уже давно могли отправить на перерождение. Ведь я, как олень, стою на видном месте, и мотаю в стороны башкой, вместо того чтобы спрятаться. А может это дар Духа Леса? Мол, остановись путник, вкуси мои дары.
        Когда в двух метрах от меня вдруг появилась фигура, я так дернулся с испугу, что чуть было не насадил свое лицо на вилы, которые все еще держал в руках. Ежа мне в ужа! Прекращайте так делать.
        - О, привет, Мих. А ты чего тут делаешь? - раздался сзади меня любопытный голос.
        Обернувшись, я увидел еще одну фигуру, стоящую в двух метрах за мной. Толково они меня в клещи взяли.
        Тот, что стоял спереди меня, был эльфом. Длинные светлые волосы, зачесанные назад, желтые раскосые глаза, тонкие, женоподобные черты лица, ну и конечно же уши. В общем обычный эльф. Одет он был кожаную куртку с кольчужными вставками. А может и в кольчугу с кожаными вставками. Не разбираюсь. Коричневые штаны из плотной ткани, и коричневые кожаные сапоги. Очень добротные. Сапоги очень мягко и еле заметно светились желтым, от наложенного на них магического эффекта. За плечами эльфа висел плащ, зеленый и с капюшоном. Наверное неплохо маскирует. Во всяком случае заметил я его только тогда, когда он буквально вырос передо мной.
        Второй незнакомец оказался человеком. Черноволосым, коротко стриженным, с незапоминающейся внешностью. Кроме одной детали. На щеке у него красовался довольно заметный, кривой шрам. Человек был одет в черную кожаную куртку, без вставок но с капюшоном, черные кожаные штаны и черные кожаные сапоги. Все вещи выглядели так, как будто они были из одного набора, и мягко отсвечивали фиолетовой магической аурой.
        Оба были вооружены луками. У эльфа длинный, у человека короткий. Это я про луки. На поясе у остроухово болтались два кинжала. А у моего собрата висел короткий меч с широким лезвием. Они просто стояли и пялились на меня в ожидании ответа. Никто из них не целился в меня, и не пытался атаковать. Уже хорошо.
        - А? - стал я отыгрывать свою любимую роль. Дурака.
        - Чего ходишь тут, спрашиваю. - не унимался человек. - Может помочь чего надо?
        - Не. - старательно замотал я головой. И чего они все пристают со своей помощью?
        - А куда ты идешь? Ты же далеко от дома.
        Вот проныра, еще и адрес мой знает.
        - Гуляю я тут просто.
        - С вилами?
        - Чего ты до него докопался? - вмешался в разговор эльф.
        - Как чего? Что не видишь, тут скрытым квестом пахнет.
        - Дерьмом тут пахнет, а не скрытым квестом. Какой у Миха может быть скрытый квест? Не изобретай велосипед. Его уже давно десять раз проверили, ничего у него кроме квеста на волков нету.
        - А тут он тогда что делает? - горячо заспорил человек. - По квесту он должен на дороге сидеть, а он здесь разгуливает. Явно скрытка.
        - Да мало ли что? Может баг какой-то словил, а может кто-то сегодня уже выполнил его задание, и ему делать нечего.
        - В таком случае, он бы дома сидел, а не с вилами по лесу разгуливал. Может это квест, на ''отвеcти его домой’’?
        - Если даже так, то на такую мелочь, даже времени тратить не хочется. - высокомерно заявил эльф.
        Я ничего не понял из того, о чем говорили эти двое. Слова вроде все знакомые, но складывают предложения из них они довольно странно. Все что я понял это, что речь идет о каком-то Михе, и что эльф мне дико не нравится. Слишком надменный.
        - Так зачем тебе вилы, Мих? - снова навелся на меня незнакомец.
        - Компост убирать. - съязвил эльф.
        Человек его проигнорировал, он ждал ответа от меня. Так все-таки Михом они называют меня.
        - В целях самозащиты. - выдавил я из себя. И чтобы они не заржали, тут же сменил тему. - И вообще я не Мих.
        - А кто? - незнакомцы в шоке уставились друг на друга.
        - Меня зовут Геркулес. - гордо ответил я им.
        Немая сцена продолжалась, наверное, целую минуты. Затем эльф все таки выдавил из себя:
        - Да гониво это. На нике же написано Мих. А система врать не может.
        - Фух. Точно - выдохнул человек. - Я уже думал с ума схожу. А чего он тогда? Врать не должен. Репа то у нас с ним прокачана.
        - Баг, скорее всего. Видишь, как он странно себя ведет.
        Видимо, убедить этих, что меня зовут не Мих, не получится. Может они меня раньше знали?
        - Эй, уважаемые. А с чего вы вообще взяли, что меня так зовут. На лбу у меня не написано.
        - Вообще-то написано. - заржал эльф. - Ну не прям на лбу, а чуть выше, над головой.
        Я машинально посмотрел вверх. Елки, повелся как ребенок.
        - Очень смешно. - сказал я эльфу, и тот заражал еще громче.
        - Нет, у себя ты так ник не увидишь, только у других. - принялся объяснять мне собрат. - А свой ник можно посмотреть вместе с характеристиками. - и видя мой недоверчивый взгляд, продолжил. - Посмотри мне чуть выше головы, и задержи там свой взор.
        Этот надо мной вроде не смеялся, и я сделал как он просил. Через секунду над его головой я четко увидел зеленую надпись
        "ГутенМорг, человек, следопыт, 43 уровень"
        Я моргнул и надпись пропала, сосредоточился, и она появилась вновь. Неверяще, я повернулся к эльфу.
        "Левыйглаз, эльф, рейнджер, 40 уровень"
        Странное имя для эльфа. Скорее всего прозвище. На вскидку, левый глаз у него ничем не отличался от правого.
        - Посмотри в каком он шоке. - сказал эльф, видя мое удивление. - Как будто откровение узрел.
        - Да уж это странно, объяснять неписю элементы геймплея. - отозвался его соратник.
        - Так пошли тогда. Чего торчать с этим баганутым. - и не дожидаясь ответа, он шагнул к туше поверженного оленя, и замер над ней.
        Наверное, автоматически снимает шкуру. Знаем, плавали. ГутенМорг стоял рядом с ним, в ожидании переминаясь с ноги на ногу. Нужно срочно задать какой-нибудь вопрос, пока они не ушли. Эти люди знают мой мир намного лучше меня.
        - А как посмотреть свой ник с характеристиками? - ухватился я за его же фразу.
        - Заглядываешь как бы внутрь себя, - после короткого молчания ответил следопыт. - И тебе откроется окно с характеристиками.
        Ладно, мало что понятно, но попробовать потом стоит. Что еще?
        - Почему убитые волки возле моего дома возрождаются и каждое утро приходят опять.
        - Потому что они квестовые. - как прописную истину сказал человек.
        Фразу его я абсолютно не понял, но по интонации это звучало точь в точь как мамина: "Потому что так должно быть".
        Эльф зашевелился и начал вставать с колен. Перед ним лежал абсолютно голый костяк, все что осталось от благородного животного. Даже рога спилили. Нужно торопиться.
        - Можно как-то помешать их возрождению?
        - Нет. - похоже мои вопросы ставили собеседника в тупик.
        Что бы еще спросить?
        - Все, Гут, идем - бросил не оборачиваясь эльф и потрусил в лес. Через несколько шагов он исчез из поля моего зрения.
        - Пока, Мих. - кивнул мне ГутенМорг, и так же растворился в лесу.
        Я снова был один. Если не считать всех животных и птиц, которые издавали различные звуки, но показываться на глаза мне не спешили.
        Все-таки поход мой оказался не бесполезным. Руины древнего города я не нашел, но зато раздобыл кое-какую информацию. Осталось только ее переварить и проверить. Это подождет до вечера. Точнее, до тех пор, пока я не приду домой. Сидеть в лесу под деревом и раскладывать все по полочкам мне показалась глупым. На то он и лес, что в нем дикие звери живут. А дикие звери дико не любят, когда кто-то чужой сидит у них в лесу.
        Я глянул вверх, небо от меня было закрыто листьями, но сквозь небольшие щели все же можно было разобрать, что уже полдень. Солнце висело в своей высшей точке, и в упор смотрело на меня. Возвращаться, или еще немного углубиться? Если провернуть назад прямо сейчас, то я буду дома часа за два-три до наступления темноты. На маскировку ямы мне нужно максимум полчаса. То есть, время еще останется. С другой стороны, если я сейчас еще немного пошатаюсь, а по пути домой заплутаю, то могу не успеть вернуться до ночи, и придется мне бродить по лесу в потемках. Лучше поверну домой. Только пойду назад не тем же путем, а немного в стороне, чтобы еще лучше изучить лес. Я прошел в сторону метров пятьдесят, и повернул домой, шагая параллельно тому курсу, которым я следовал сюда.
        Обратная дорога оказалась скучнее, мне не встретилось ничего интересного. Ни красивых полян с дриадами, ни странных, все знающих лесных охотников. Я просто шел в направлении дома, периодически жуя жесткое, как кожа носорога, волчье мясо, и запивая его припасеной водой. При этом я даже не остановился на перекус. Еда была не та, ради которой стоило бы останавливаться. Но зато голод она уталяла.
        Один раз у меня на пути попался родник, где я напился и наполнил одну опустевший бутылку. Возле него я, как мне показалось, краем взгляда видел фею. Хотя ручаться не буду. Слишком быстро она исчезла. Может быть это была обычная стрекоза или птица. Вот и все приключения, что произошли со мной по дороге назад.
        Домой я вернулся еще засветло. Быстро разобравшись с ямой, я завалился к себе в комнату ждать ужина и размышлять. Предварительно, я заглянул в сарай, убедиться не исчезло ли мое добро. Слава Духу Леса, все было на месте. Кстати, у меня возникла одна мыслишка, как предотвратить исчезновение нужных мне вещей, но она нуждалась в проверке. Все по принципу кошелька. В нем же мои вещи не исчезают. Значит нужно просто переложить их в какую-нибудь емкость, как я делаю это с сумкой. Жаль, не додумался спросить у ГутенМорга. Взяв с собой все шкуры, я подошел к сундуку в своей комнате и приложил к нему ладонь, с четким намерением переложить их в него. Получилось, перед глазами появилось поле с ячейками. Подзабив сундук большей частью своего инвентаря, я улегся на кровать.
        Первым делом попробуем посмотреть эти, так называемые, характеристики. Я закрыл глаза и скользнул внутренним взором в себя. Тьма у меня перед глазами налилась цветами и наполнилась строчками. Появилось поле, разделенное на несколько частей. В первой части, под заголовком "общая информация" значилось:
        Имя - Мих, сын лесоруба
        уровень - 18
        раса - человек
        класс - не определено
        профессия - не определено
        Вторая часть была названа "первостепенные характеристики".
        Жизнь/здоровье - 36+3(проживание на природе)=39/390
        Интеллект/мана - 15/150
        Выносливость/бодрость - 15+2(тренировки)=17/170
        Следующее поле начиналась с надписи "второстепенные характеристики".
        Сила - 15+1(тренировки)=16
        Ловкость - 30
        Скорость - 15
        Сила воли - 10
        Мудрость - 5
        Удача - 9
        Дальше были "умения", коих у меня было всего два.
        Дровосек 2 уровня
        Столяр 1 уровня
        Потом следовали "навыки".
        Землекоп 2 уровня
        Сапер 1 уровня
        Владение оружием дальнего боя 1 уровня
        Владения пращей 3 уровня
        Свежевание 1 уровня
        Предпоследняя часть называлась "способности", и была абсолютно пустой. А в последней части "достижения", у меня было написано только одно слово - "соня".
        Так, понятно, что ничего не понятно. С умениями и навыками было проще, при их получении было и описание. А вот что, например, означает ловкость - 30? Понятно, что это мой показатель ловкости в цифрах. Этот мир похоже создали истинные торгаши, в нем можно все просчитать, даже душевные и моральные качества. Но мне интересно, 30 - это много или мало? Задержав в раздумьях свой взгляд на показателе ловкости, я невольно вздрогнул, когда перед моими глазами появилось небольшое объяснение этого показателя.
        "Ловкость влияет на успешное уклонение от ударов, на успешное нанесение врагам критических повреждений, на способность устойчиво стоять на земле, корабле, дереве, канате и так далее, на скорость восстановления здоровья".
        В общем-то все логично. Только непонятно, причем тут ловкость к восстановлению здоровья. Я быстро пробежал глазами, всматриваясь в пояснения ко всем характеристикам. Вкратце выходило так. Три первых и самых главных характеристики непосредственно отвечали за запас энергий. Каждый своей. Жизнь отвечала за запас здоровья. Интеллект за количество магической энергии, или попросту маны. Выносливость за запас бодрости. Чем выше был показатель характеристики, тем больше было того или иного запаса энергии. У второстепенных характеристик все было немного по-другому. От показателя силы зависила мощь твоего удара в ближнем бою и собственно твоя мощь, то есть грузоподъемность. Мудрость влияла на количество потребляемой маны заклинанием. Чем выше был показатель, тем меньше требовалось маны на создание одного и того же заклинания. И это еще не все. От нее напрямую зависило, сколько по времени продержится заклинание. Она также влияла на возможность успешного изучения сложного заклинания, или успешного прочтения сложной книги. Ну да, и именно поэтому я не смог прочитать роман о похождениях светлого рыцаря Микаэля.
Хотя нет, та книга не сложная, а нудная, и не хватило мне не мудрости, а терпения.
        Сила воли отвечала за урон от заклинаний. Соответственно, чем больше, тем сильнее бьет одно и тоже заклинание. Еще от нее зависела сопротивляемость ментальным атакам. Ну там всякие подчинения разума и иже с ними.
        Как бы парадоксально это не звучало, скорость влияла на скорость. Во всем. Чем больше показатель, тем быстрее вы бегаете, плаваете, бьете и творите заклинания.
        И последнее - удача. От этого показателя зависело удачное стечение обстоятельств. Другими словами, улыбнется ли тебе Фортуна в твоем деянии или нет.
        При всем при этом, главные и второстепенные характеристики были еще немного взаимосвязанны друг с другом. Так показатель силы определял насколько медленно будет расходоваться запас бодрости. А показатель скорости, насколько быстро он будет восполняется. От мудрости, как ранее уже было указанно, зависила скорость убывания маны. Ведь чем меньше маны стоит заклинание, тем, соответственно, медленнее она расходуется. От силы воли, скорость ее восполнения. И, как уже было озвучено, ловкость влияла на скорость восполнения полосы здоровья. За скорость убывания здоровья отвечали, надетые на тебя, доспехи.
        Я также узнал, что второстепенные характеристики влияют еще и на класс. Ведь каждый класс на прямую связан с двумя определенными второстепенными характеристиками, и не может развиваться без роста этих двух характеристик. Что именно класс представляет собой, оставалось только догадываться.
        Ладно, с характеристиками более-менее разобрались. Тут все понятно. Из своего опыта я уже знал, что характеристику можно повысить. Путем постоянного ее использования, близкого к истощению. Другими словами, характеристику можно тренировать. Пойдем дальше.
        Кстати, меня действительно зовут Мих, по крайней мере тут так написано. Очень жаль. Стоило придумать себе крутое имя, как тут же кто-то приходит и все портит. Что касалось умений и навыков, то с этим я разобрался еще ранее, до того как встретил всезнающих охотников. А вот с достижениями и способностями все было сложнее. Они вроде как тоже давали мне какие-то бонусы, а какие именно зависило уже от самих способностей и достижений. Имея у себя одного ”Соню”, разобраться в полезности для себя этих аспектов было проблемматично. Но ничего, этим можно будет заняться и позже.
        А еще мне, наверное, стоит получвше узнать на счет профессии и класса. Из возможных профессий у меня есть только дровосек и столяр. Ничто из этого на работу мечты не тянуло, и пока спешить с этим я не буду. А что касается класса, так я вообще не знал что это, и с чем его едят. Вопросов у меня появилось еще больше, чем было до этого. Надо будет поискать еще раз тех охотников, что знают гораздо больше меня.
        Вечером, за ужином я еле ворочал ложкой. Взглядом новорожденного, я пялился во все стороны и внимательно рассматривал все, что подписывалось.
        У мамы было красивое имя. Кимира. Наконец-то я мог не мамкать, хотя бы у себя в голове. А еще она была травницей. Хотя, наверное, не очень хорошей, судя потому, что она никак не может прочитать одну единственную книгу о травах. Уровень у нее был двадцать пятый. Еще бы знать, что это означает.
        Над головой отца я прочитал:
        "Лем, лесоруб, 27 уровень"
        Наверное у уровня, как и у характеристик, чем больше показатель, тем лучше. Только, как его увеличивать, я пока не понял.
        Задумавшись об охотниках, я вспомнил еще одну странность, на которую сперва не обратил внимание. В увиденых мной эльфе и человеке, я почувствовал некую фальш, которой сперва не придал значения. Появилось у меня впечатление будто бы они не совсем настоящие. Даже не так. Как будто они не те, за кого себя выдают, замаскировались под них и только играют роль. Как в спектакле. При всем, при этом, они еще и вели себя довольно странно, сыпали непонятными фразами, хотя говорили вроде бы на моем языке. В общем, довольно необычная парочка. И знающая о мире, в котором я живу, на много больше меня.
        Зато теперь, после встречи с ними, и я кое-что знаю. Я вгляделся пространство над головой сестры.
        "Итта, дочь травницы, 12 уровень"
        Ха, сестренка меньше меня, но это и логично, ведь она меня младше. И почему это она дочь травницы, а я сын лесоруба. Что за несправедливость? Может быть я тоже хочу быть сыном травницы.
        На коленках у сестры лежал ее, полный злобы и соломы, игрушечный друг.
        "Гориафет, кукла-оберег 1 уровень"
        Эээ, первый уровень? Это значит что он живой? И что он тоже может расти? Хвой его знает, но надеюсь, что я ошибаюсь. И что означает кукла-оберег? Нда, чем больше ответов, тем больше вопросов.
        Я продолжил осматривать всяческие предметы, вяло опустошая тарелку. Кстати, в тарелке у меня находился довольно интересный супчик. Овощной суп на два часа увеличивал у меня регенерацию здоровья, и на те же два часа увеличивал показатель жизни на две единицы. Другими словами, скушав первое, я в течении пары часов становился более живучим. А все благодаря морковке с капустой и помидорками. Воистину, вегетарианство делает нас здоровее.
        Многие вещи были просто подписаны одним словом. Например, стол, стул, вилка, тарелка. Если всмотреться в это слово еще пристальней, то можно узнать историю изготовления этого предмета и даже имя мастера. Стул, на котором я сидел, был сделан в Саммервуде, ближайшем городе от нас, столяром-подмастерьем по имени Брак. Также можно было увидеть и качество этого предмета. К примеру, я ел из плохой тарелки, сделанной учеником столяра (тарелка была деревянной) нарочито небрежно. У Итты была керамическая тарелка, изготовленная гончаром-специалистом, Гужаком. Никакой принципиальной разницы я не видел, в том плане, что обе тарелки полностью выполняли свое предназначение. Быть может у моей срок годности меньше? Ну и помимо, Иттына тарелка была лучшее сугубо в эстетическом плане. Гончар еще и поработал кистью, нарисовав на тарелке веселенький орнамент. Смотрелось она симпатично. Но зато моя добавляла еде стойкий дубовый аромат.
        Покончив с ужином, я еще какое-то время побродил по дому, рассматривая все подряд. Ничего особо интересного я не обнаружил, кроме того раза, когда попробовал разгядеть мамин гербарий. Я видел, что это засушеная трава, но надпись мне говорила, что это три вопросительных знака. Да, и кстати, описание у них было тоже интересное: "???". Когда я весь этот букет приволок читающей в кресле маме, она была слегка этим недовольна.
        - Сын! Отнеси туда, где взял. Эти травы я собирала четыре дня. - зарычала она. - Если мне на зелья не хватит ингредиентов, то я подергиваю их из твоей глупой головы.
        Нет из моей головы наврятли можно такое надергать, но вот из головы моей сегодняшней знакомой дриады, вполне возможно. Но говорить этого Кимире, я не стал, уж больно злой она выглядела. Ни словом не пререкаясь, я развернулся и опять направился на кухню, раскладывать травы на подоконнике.
        - И с синими колокольчиками аккуратней, они сильно сыпучие, - крикнула мне вдогонку мать.
        Я замер, не донеся ногу до пола. Три вопросительных знака над одним из кусочков веника вдруг мигнули и преобразились в надпись. "Синие колокольчики". В описание у них по-прежнему были знаки вопроса. А перед глазами весело прыгала надпись.
        "Вы успешно идентифицировали предмет"
        - А как называются остальные травы? - сторожно спросил я.
        - Они называются, отнеси их обратно. - рявкнула мать.
        - Неправда. - сказал я, на всякий случай взглянув не поменялось ли название. - Слушай, если я буду знать какие травы тебе нужны, то я смогу их сам тебе иногда собирать, когда буду в лесу.
        - Ладно, неси сюда, - сдалась она, после того как смерила меня подозрительным взглядом. Кто же откажется от халявы. - Назову тебе все травы.
        Пару минут спустя я знал еще семь новых названий лесных трав. Но их описание мне так и не открылось. На что я не преминул тут же пожаловаться матери. На это она мне заявила, что для сбора трав мне абсолютно не нужно знать какой эффект это трава дает, и какое зелье из нее можно сварить. Но если я вдруг захочу стать травником и зельеваром, то она, возможно, даст почитать мне книгу, в которой это все подробно написано. Я тут же заявил, что желаю, мол, всем сердцем изучить сие благородное ремесло. Но маман и тут меня обломала, сказав, что даст мне книгу, только после того, как я принесу ей по три пучка трав каждого наименования. Капкан захлопнулся. Нет уж, ма, спасибо, специально носиться по лесу в поисках твоих веников, я не буду. Если попадется чего-то в пути, тогда, быть может, и поиграю в юного натуралиста.
        Закончив с ботаникой, я отнес все обратно сушиться на подоконник и уединился в своей комнате. Мельком посмотрел свои вещи, но ничего любопытного не обнаружил. Шкуры, камни, мясо, они были именно тем, чем казалось на первый взгляд, никаких дополнительных описаний у них не было. Только лишь в описании у моей пращи гордо значилось мое имя. Сделано Михом. Там же я узнал, что мое оружие оказывается плохое, то бишь, сделано некачественно. И увидел тот жалкий урон, который оно наносит. Но это не удивительно, у меня ведь даже навыка оружейника нет.
              Было уже довольно таки поздно, когда я наконец улегся в постель. Сегодня был очень насыщенный и продуктивный день. Беготни было довольно много, и завтра будет не меньше. А начнется все с бодренькой утренней зарядки с серыми инструкторами по физ подготовке. Заснул я мгновенно, для этого мне даже не понадобились "Похождения Микаэля".

        На следующее утро произошли сразу две небольших неприятности. Во первых, с самого утра по крыше барабанил мелкий противный дождь, а все небо заволокло серыми и унылыми тучами. А во вторых, я потерял свое первое оружие. Мои вилы сломались прямо у меня в руках.
        Утро началось паршиво. Впрочем как и любое утро у обычного человека, которому приходиться вставать раньше чем хотелось бы. Меня разбудила одна злая женщина и заявила, что время проведенное с любимой (читай с подушкой) окончено. И что пора приниматься за повседневную рутину.
        Сделав над собой усилие, я встал. Елки, такое проявление воли, а сила воли не растет. Выглянув в окно, я решил не опрокидывать сегодня на себя ведро холодной речной воды. Природа в этом деле мне сегодня решила помочь. Одевшись и вооружившись, я поспешил на улицу. Завтрак я как всегда пропустил, времени на него не было.
        Только я вышел на улицу, как меня поспешили обрадовать.
        "Вы двигаетесь по мокрому лесу во время дождя"
        На вас наложен временный штраф - 5% к ловкости
        Штраф исчезнет, как только закончится дождь или вы выйдите из леса
        Надпись я проигнорировал. Теперь, когда я понял, как важны и полезны бывают эти подписи и пояснение, я решил уделять им больше внимания. Но было утро и я был раздражен. Сморгнув строчки, я пошел в сторону насиженного мной дерева. Прошел недолго, на ровном месте я поскользнулся на мокрой траве и упал. Это не улучшило моего настроения, но двигаться я теперь стал медленей и аккуратней. Залезть на дерево тоже оказалось сложнее чем обычно. Но я и с этим справился, затратив на все немного больше времени и две попытки.
        Серые были пунктуальны, как всегда. Едва за деревьями исчез Лем, как тут же появились они. Не знаю, возможно я выдумываю, но мне показалось, что настроение у них тоже было не ахти. Двигались они медленнее, наверное, тоже получили штраф ловкости. И будучи умнее меня, шагали с осторожностью. Именно поэтому в ловушку сегодня угодил всего один волк. Да и то, он успел бы отпрыгнуть, если бы скользкая трава не сделала свое грязное дело. Двое оставшихся кинулись ко мне.
        У меня был приличный запас снарядов, которого в сухую погоду хватило бы и на двоих. Но под дождем стрелять оказалось не так просто. Непосредственно на мое умение стрельбы дождь никак не влиял. Он просто уменьшил мою ловкость, и сделал дерево скользким. Теперь мне приходилось не просто балансировать на ветке, посылая снаряды легкой рукой, а делать это уже не с таким проворством, еще и пытаясь при этом не подскользнуться. Естественно я мазал как пьяный, косой, криворукий гоблин с приступом эпилепсии. Хорошо хоть я вчера не поленился пополнить запас камней. Его мне едва-едва хватило прибить одного зверя.
        За свои мучения в качестве обезьяны на дереве я заработал еще один бал к нераспечатанному доселе параметру.
        "Ваша ловкость увеличена +1"
        У меня осталось четыре камня, и абсолютно целый волк. Пришлось проделывать трюк с арканом. Это было довольно рискованно, волк был мокрый, но на счастье, из петли он не выскользнул. Пока он находился в подвешаном состоянии, я что есть силы бил его вилами, и вот тут-то фортуна подкинула мне очередной сюрприз. Мой верный инструмент сломался. Просто взял и рассыпался деревянной трухой и ржавчиной, которая тут же, упав на землю, исчезла. Я стоял и в шоке смотрел на свои руки, сжимающие воздух. Повезло еще, что для волка этот удар тоже был последним, и мне не пришлось ковырять его маленьким тупым кухонным ножичком.
        "Ваш инструмент - вилы, сломан"
        Ремонту не подлежит
        Внимательно следите за запасом прочности своих вещей
        Вы можете отремонтировать свои вещи при наличии того навыка или умения, которой нужен для их создания
        Ну, супер! Я внимательно всмотрелся в свою пращу, и увидел тот показатель, который я до этого игнорировал.
        "Запас прочности 29/52"
        Чуть меньше половины уже нет. И как мне ее ремонтировать? При ее создании никакого навыка я не получил. И до этого у меня ничего такого не выпадало. Я повертел оружие в руках, поиграл с ней в гляделки, никакой новой информации не появилась. По логике чтобы отремонтировать пращу, ее надо подшить и подлатать. Но дело в том что визуально оружие в ремонте не нуждалась. Я не наблюдал никаких разрывов или трещин. Только кожа была немного потертой, но она была такой еще будучи ремнем.
        Ладно, оставим пока как есть, даже если и это оружие исчезнет, новую пращу сделать я всегда смогу, чего не скажешь о вилах. Так нагло отобрав у меня оружия, мне все же удосужились дать что-то взамен. До того как вилы сломались, во время моего последнего забоя волка, мне дали еще два новых навыка.
        "Вы получили навык владение древковым оружием 1 уровня"
        Урон наносимый древковым оружием увеличен на 1%
        "Вы получили навык владения вилами 1 уровня"
        Урон наносимый вилами увеличен на 1%
        Так что древковое оружие мне было нужно позарез. Привык я к такому виду оружия, а теперь, еще и навык получил. Идеальным вариантом было бы копье, но где я в лесу копье найду? Можно было бы попробовать сделать его самому, но только вряд ли из этого что-то получится. Само древко сделать не проблема, а вот железный наконечник я сделать не смогу. У меня нет не только нужных умений, но и простейших инструментов, необходимых для этого дела. Можно не делать железного наконечника, а просто заострить палку, получится длинный деревянный кол. Но урон у него будет тогда просто смешной. Видел я показатель деревянного кола в ”Пасти”, он минимальный. Если бы урон не умножался на высоту ямы, то волки попадая в ловушку не выли бы от боли, а хохотали от щекотки. Возможно, если удастся напроситься на поход в город с отцом, я смогу присмотреть там себе хорошее оружие. Денег у меня было мало, но зато имелись шкуры на продажу. Правда до поездки еще ждать больше недели, и все это время надо чем-то перебиваться. Я раздумывал на тему, чем мне заменить сломанное оружие, все время пока разделывал волков. Между делом
заработал второй уровень свежевания.
        Позавтракав жареными волчьими подошвами, я отправился к реке собирать боеприпасы. Снова с самого утра идти в разведовательный поход, как планировал вечером, я не стал. Во первых вооружение подвело: снаряды кончились, а вилы сломались. А во-вторых погода не располагала. Но полностью отказываться от затеи я не стал. Решил сходить чуть позже, ближе к полудню. И со сбором камней закончу и погода возможно улучшится. Сам поход тоже сделаю коротким, особо отдаляться не буду. Поброжу в окрестностях, повысматриваю знакомые травки. Глядишь и заработаю на первую страницу маминой книги.
        Дождь к полудню не прекратился. Но я все равно не отменил свой вояж. Киснуть дома для меня было хуже, чем мокнуть под дождем. Альтернативу вилам я так и не придумал, решил отправиться только с пращей и ножом. Все равно далеко я не собирался.
        Отправился я в ту часть леса, что непосредственно выходила на город Саммервуд. Она была меньше той, где я гулял вчера, но скорее всего, более опасной.
        Выйдя из дома, я пересек поляну по диагонали, чуть левее того места, где появлялись волки, и вошел в чащу. Вокруг сразу повисла гнетущая тишина. Все замерло в ожидании чего-то. Что-то плохое могло случиться. Что-то плохое должно было случиться. Не было никакого движения, я не увидел ничего подозрительного, но почему-то я знал, впереди меня что-то поджидало. Кровожадный монстр сидит в засаде вот за теми кустами. Или вот за теми. Лес притих и ждал, когда же он на меня накинется. Когда утолит свою жажду крови. Я шагал, я не мог остановиться, весь сжавшись и сгорбившись в ожидании нападения. Я ждал его в страхе, и одновременно с надеждой. Когда он прыгнет, это выматывающее, вытягивающее все соки, ожидание наконец закончится.
        Я сделал еще шаг, и как будто пелена слеза с моих глаз. Передо мной был обыкновенный лес. Нестройные ряды разнокалиберных деревьев. Вокруг тишина, но не звонкая, гнетущая, а полная звуков и шорохов. Обычная лесная тишина. Под ногами журчала, собравшаяся в ручейки, вода, с тихим шелестом бились о листья капли. Все зверье попряталось в своих логовах, от мокрых объятьев дождя. Покой и умиротворение. Но ведь всего лишь шаг назад. Страх. Покорность. Неизбежность. Что это было? По описанию очень похоже на ментальную атаку, о которой я недавно читал. Что за существо может такое сотворить? Или быть может артефакт? В любом случае, чтобы это не было, я вышел за пределы его действия. И снова его испытывать на себе я не собирался. По пути назад нужно будет сделать крюк, и обойти проклятое место. Сплюнув под ноги, я пошел дальше.
        Лес был мокрый и тяжелый, и постоянно норовил влепить мне затрещину своими влажными лапами. Все растения, в отличие от меня, радовались, пролившемуся на их головы, небу. Конечно, они то минус пять процентов к ловкости наверняка не получили. А может еще и бонус какой отхватили. Вон, все растет, как на дрожжах.
        Я, действительно, все чаще натыкался взглядом на вылезшие из под земли грибы. Собирать их, я не рискнул. Вопросительные знаки в названии говорили мне о том, что они могут быть как съедобными, так и ядовитыми. Лесные травы и цветы от грибов не отставали. Я уже начал планомерный сбор ингредиентов для маминых зельев. Занятие оказалось довольно таки затягивающим. Казалось бы, что может быть азартного в сборе трав? Но полчаса спустя, я обнаружил, что мой инвентарь забит под завязку, а я, зайдя уже дальше, чем сам того хотел, все рыскаю внимательным взглядом по зеленому ковру. Настоящая тихая охота. Так конечно называют только сбор грибов, но, думаю, к моему занятию эта фраза тоже применима. "Найти и уничтожить" трансформировалось в "увидеть и срезать".
        Прийдя в себя от азарта, я уж было хотел поворачивать домой. Сумка полна травами, разведку я произвел, и зашел даже дальше, чем планировал. Но внезапно услышал странный звук. Он чем-то напоминал мне тот, что издает рой жужжащих пчел. Но больше всего он был похож на приглушенный растоянием гвалт базарной площади. Это было странно. Откуда в лесу взяться рынку?
        Как известно, любопытство сгубило кошку. А в скором времени, возможно, еще и Миха отправит на перерождение. Потому как я поддался искушению потратить еще немного времени и одним глазком глянуть, что происходит. Осматривать то все равно придется, раз уж я решил разведать лес вокруг дома. Так как я уже был тут, глупо было бы уходить, чтобы завтра вновь сюда прийти и все проверить. Может тут дел на полчаса. А так я гляну и пойму, нужно мне завтра сюда возвращаться или нет.
        Я аккуратно продвигался вперед, в любой момент готовый залезть на дерево или кинуться бежать. Впереди забрезжил просвет. Я пошел еще медленнее, крадучись приближаясь к нему. Лес не хотел меня отпускать и, как бывшая, цеплялся за меня. Но, как и все в этом мире, он закончился и я оказался на поляне.
        На этот раз это действительно была поляна, никакой реки тут не наблюдалось. Она была больше нашей домашней раза в три. Огромная площадь практически ровной земли, окруженная со всех сторон стеной леса. Ровно посередине вздулся большой зеленый холм, у самого основания которого виднелся черный зев пещеры. Как будто голова великана, выглянувшего из под земли и открывшего рот в немом крике. У основания этого холма и находился источник, так заинтересовавшего меня шума. Это оказался не рынок, хотя издалека можно было так решить. Но приглядевшись, я не увидел ни лотков ни киосков, просто большая толпа народа. Толпа была настолько разношерстной, что сперва я даже не поверил своим глазам. Там были люди, эльфы, орки, дварфы и гномы. И это только самые часто встречаемые. Мелькнул в толпе зеленый хвост сцинка, жителя Темных Болот. Показалась на мгновение и тут же исчезла чешуйчатая спина с рудиментарными обрубками крыльев, принадлежащая дракониду. Вот в толпе прошествовала рогатая голова минотавра, возвышающаяся над каждым в этом сборище народа.
        Это не базар, это какой-то саммит наций, отчего-то проходящий в лесных дебрях.
        Толпа издавала невероятный шум. Кто-то разговаривал, кто-то кричал, кто-то шептал, кто-то плакал, кто-то смеялся. И все это одновременно и вперемежку. Периодически из толпы отделялись небольшие группы и смело ныряли в зев пещеры. В обратную сторону поток тоже шел. Люди группами выходили из провала, садились прямо на землю и что-то горячо обсуждали, доставая из рюкзаков различные предметы и рассматривая их. На вершине холма лежала круглая каменная плита, метра три диаметром. По бокам от нее возвышались четыре витые колонны, которые на высоте пяти метров смыкались между собой в одну перемычку. Получалось что-то типа двух арок, которые перекрещивались между собой. Потолка у этой странной, но несомненно элегантной конструкции, не было. Время от времени, внутри нее случалась вспышка света, и через секунду там появлялся кто-то из разумных. Что примечательно, в одном нижнем белье. Сначала я подумал, что сооружение представляет из себя телепорт. Но потом засомневался. Во первых, все кто в нем появлялись, были вообще без каких-либо вещей. А во вторых все они испытывали негативные эмоции. Кто-то из них зло
ругался и кричал, размахивая руками и показывая неприличные жесты, а кто-то даже плакал, усевшись почти голышом на мокрую траву и уткнувшись лицом в колени.
        В общем, сам не знаю почему, я сделал вывод, что это соружение представляет собой место возрождения. Сам я возрождался всегда в одном месте. Дома. Но это не означало, что остальные делают также. Ведь есть же люди, отличающиеся от меня, или моих родных. Взять, к примеру, хоть тех же охотников.
        Все это я рассмотрел, пока, в течение получаса, наблюдал из леса за открывшейся панорамой. Подходить я не рискнул. Того времени, что я себе выделил, хватало только на поверхностный сбор информации. Завтра же я обязательно сюда вернусь, и досконально изучу это место. Надеюсь, я пойму, что здесь происходит.
        Развернувшись, я практически бегом направился домой, заложив приличный крюк, что бы не угодить в страшное место. К моему глубочайшему сожалению на ужин я все-таки опоздал. Пришлось снова питаться жестким волчьим мясом. Подкрепившись, я как раз успел до темноты замаскировать ловушку.
        Собранной мной травы не хватило для получения новых знаний. Но начало было положено, чему мать явно обрадовалась. И даже похвалила меня, похлопав по плечу. Высочайшая оценка моих достижений с ее стороны.
        Накидав в голове примерный план действий на завтра, я лег спать. Завтра мне предстоял трудный день. По моему подобную фразу я говорю себе уже каждый вечер.


        Сегодня толпа была раза в три меньше, чем вчера. Возможно, это объяснялось временем суток. В лесу стояло позднее утро. Погода так и не изменилась, моросил мелкий дождь. Природа проснувшись рано утром, как обычно, приоткрыла один глаз, обозрела все это безобразие и вновь улеглась спать.
        Закончив все свои домашние дела, я опрометью кинулся к заинтересовавшей меня поляне, завтракая на ходу. Все мучения для того, чтобы у меня было побольше времени на иследование этого места.
        Сегодня задерживаться у края леса я не стал. Коротко вздохнув, я сразу направился к толпе, как мне казалось, непривлекающим внимания шагом. И только подойдя вплотную, я понял, что мог бы по поляне колесо крутить или сальто, на меня все равно никто бы не обратил внимания. Толпа была занята собой. Взгляды каждого притягивал черный провал пещеры. Все они хотели в нее попасть, но пока, по какой-то причине, сдерживались. То тут, то там постоянно раздавались непонятные для меня крики, которые я попросту игнорировал.
        - Для пати нужен баффер и танк.
        - Куплю элики на здоровье и ману.
        - Требуется хилер. Уровень не меньше тридцатого.
        - Продам стержни бушана в большом количестве.
        - Возьму в пати танка. Желательно паладина.
        Все они куда-то спешили, передвигались только бегом, разговаривали быстро, перекидываясь между собой короткими, но емкими фразами. Да что говорить, они даже торговались и заключали сделки как спринтеры, от нетерпения приплясывая на месте.
        На меня никто не обращал никакого внимания. Максимум, скользили взглядом по одежде и презрительно отворачивались. Чем-то не нравилось им моя простая рубаха и холщовые штаны. Я бы еще понял такой взгляд от утонченной эльфийки, но когда на меня пренебрежительно глянул орк, в каком-то шипастом доспехе и с ожерельем из ушей на шее, я слегка опешил. Тоже мне модник, жеваный крот.
        В толпе я не нашел никого, кто был бы похож на меня или мою семью, все они напоминали встреченых мной охотников. Не знаю, что именно я чувствовал, и как я это делал, но теперь я точно знал, что есть две группы разумных, таких как я и моя семья и таких как каждый из присутствующих здесь. Мы были похожи внешне, но отличались внутри. Они были другими. Это не плохо и не хорошо, просто это так как есть.
        Я очень долго выбирал к кому же пристать с вопросами. Все были заняты или имитировали бурную деятельность. Никому не было до меня дела. К томуже я боялся нарваться на грубость. Я помнил надменного эльфа Левыйглаза. Тот на мои вопросы не отвечал, только смеялся надо мной. Если бы не дружелюбный ГутенМорг, я бы до сих пор не знал как меня зовут. Да и кучей другой полезной информации не владел бы.
        Наконец еще раз обойдя по кругу все толпу, я выбрал себе цель. Это был молодой, но почему-то уже лысый, гном с короткой рыжей бородой. Телосложением он был слишком худощавым, даже для своей расы. Чего уж говорить об их ближайших родственниках дварфах. Самый хилый дварф был в два раза шире этого гнома. Если бы не борода, его с легкостью можно было бы спутать с хоббитом. Облачен субтильный гном был в кожаные доспехи. На теле панцирь из кожи буйвола, наручи и поножи оплетают руки и ноги. Из-под доспеха выглядывают черная льяная рубаха и черные кожаные штаны. Обут он был в сапоги с железными вставками. На плечах плотный шерстяной черный плащ с капюшоном. Такие плащи обычно любят носить те парни, что занимаются не очень законными делами. Плащ окутывает хозяина как саван, скрывая полностью его одежду и оружие. А если еще и натянуть на голову капюшон, все лицо скроет густая тень, кроме рта и подбородка. Вобщем, кто угодно смотрелся бы в таком облачении внушительно, обладай он хоть немного более плотной фигурой нежели гном. А так, его худоба полностью уничтожала эффект от одежды.
        Звали этого недокормленого РыжийПень. Хм, довольно самокритично. Хоть по виду гном и голодал, выглядел он довольно живенько. Носился от группы к группе и предлагал везде свои услуги. На него бросали один взгляд и отрицательно мотали головой. Видимо своей статью гном не впечатлял не только меня. Обойдя всю толпу и везде получив отказ, он отошел в сторонку и уселся прямо на землю. Возможно ,отчаявшись, или же просто в ожидании следующих групп. Тут-то я и решил к нему подойти.
        - Эм, уважаемый гном, не подскажете, что здесь происходит? - решил напрямик спросить я.
        - В смысле? - буркнул гном не глядя на меня.
        - Что делает такая толпа народа в лесу? И почему они все бегают в эту пещеру? Они что шахтеры?
        - Ты дебил? - спросил меня собеседник, но кинув взгляд чуть выше моей головы вдруг осекся. - Ой, простите уважаемый Мих. Не ожидал вас тут увидеть. Я с удовольствием отвечу на ваши вопросы.
        - Мы что знакомы? - удивился я.
        - Нет.
        - Почему вы тогда говорите, что не ожидали меня тут увидеть.
        - Я имел ввиду, такого как вы. Вобщем, неважно. Думал, надо мной пришел посмеяться кто-то из этих. - махнул он рукой в сторону толпы.
        - Понятно.
        - Так какие у вас ко мне вопросы? - коротышка прям лучился желанием помочь.
        - Что все эти люди тут делают?
        - Ну, понимаете, они все искатели приключений, - замялся гном, подбирая правильные слова. - А тут у вас в лесу подземелья с злобными существами. Вот они и приходят, чтобы очистить его.
        - Благое дело.
        - Да, вы правы, дело нужное.
        - А почему они не пойдут туда всей толпой, а заходят только маленькими группами?
        - Так они в основном незнакомы друг с другом. Вот и собираются в группы, заодно знакомятся. Плюс ко всему у каждого своя специализация, и чтобы оптимально собрать группу, нужно выбирать соратников с умом.
        - А тебя почему никто не берет? Шибко слабый?
        - Я тридцать пятого уровня. - с вызовом сказал коротышка.
        Да хоть семьдесят восьмого. Такой худой гном даже меч, наверное, не сможет поднять. Но вслух я этого произносить не стал. Говорят гномы очень обидчивые. И такие же злопамятные.
        - Нет, никто меня не берет, потому что им не нужен тихушник. Как ДД я не подхожу, урон у меня маленький я ведь вор, а не ассасин.
        - Кто? - переспросил я машинально делая шаг назад.
        - Ой, я имел ввиду разведчик почтенный Мих. - тут же заюлил РыжийПень.
        Ага, знаем мы таких разведчиков. Разведывают, сколько у тебя добра в карманах. Я еще раз присмотрелся к его надписи над головой. Там же помимо имени, которое я прочитал, должна была указываться и его специализация. Точно, вот оно. Вор. Какая полезная строчка. Надо впредь не забывать просматривать ее. Сразу можно составить общее впечатление о человеке.
        - Да я так и понял. - ответил я гному. - Ладно, пора мне идти.
        - Всего доброго, Мих.
        - Угу. - и я бочком, бочком отошел от вороватого коротышки. Полностью спиной я к нему повернулся, только после того, как снова нырнул в толпу.
        Еще два раза я задавал вопросы незнакомцам. И все они реагировали примерно так же, как и гном. Сперва они меня посылали, а потом, увидев что-то у меня над головой, становились жутко любезными. И говорили приблизительно тоже самое. Они, мол, тут все герои, пришли очистить подземелье от злодеев.
        Не знаю почему, но мне захотелось проверить все самому. Был конечно огромный риск отправиться на перерождение. Ведь не зря же мне все трое заявляли, что обитатели подземелья враждебны. Да я и сам видел, что некоторые оттуда возвращается другим путем, и абсолютно без вещей. Кто-то их там явно убивал. Но в худшем случае, я просто проснусь завтра утром в кровати, или же очнусь на дороге. Да, я потеряю весь остаток сегодняшнего дня, но зато все увижу своими глазами, и собственное мнение.
        Хоть я и принял решение, с уходом в пещеру я пока медлил. Было довольно боязно суваться в неизвестность. Один я туда точно не пойду, последую за какой-нибудь группой. Во-первых не так сильно буду привлекать внимание, как если пойду один. А во-вторых будет не так страшно.
        Я стал присматривать себе группу, за которой можно было бы увязаться. Исходил я только лишь из количества людей. Чем больше, тем лучше. Тем больше у меня шансов остаться незамеченным. Минут через пятнадцать я нашел подходящую. Восемь человек, самая большая группа, что я видел за сегодняшнее утро. Два воина, дварф и человек северянин, варвар-орк, пират-южанин, гладиатор-минотавр, чернокнижник-дроу (темный эльф), чародей-человек и рейнджер-эльф, но, слава Духу Леса, не мой знакомец Левыйглаз. Большая компания, но ни одного лекаря. Видимо, решили взять количеством, а не качеством. Но мне то без разницы. Пусть хоть вообще без поддержки идут, мне главное незаметно к ним пристроиться. Будут плестись за ними, и стараться никому не попадаться на глаза. Ага, щас. Внимание толпы я то не привлекал, но стоило мне сесть на хвост моей группе, как ее участники на меня тут же начали коситься. Когда стало понятно, что я тупо иду за ними, один из группы шепнул что-то чародею. А точнее чародейке. Повелителем магии оказалась женщина. Она подала какой-то знак, и вся группа остановилась на полдороге ко входу в пещеру.
А сама она направилась ко мне.
        - Здравствуйте, Мих. - сказала она. - Могу я вам чем-нибудь помочь?
        - Понимаете, - засмущался я. - Мне надо попасть в подземелье, а одному идти страшновато. Вот я и решил пойти за вами. Мешать не буду честное слово.
        - Вы же не искатель приключений? - задумчиво промолвила чародейка.
        - Не профессиональный так точно.
        - А зачем вам тогда надо в подземелье.
        - Просто уталить свой интерес.
        - Хм, - задумалась женщина, и после небольшой заминки спросила. - Не хотите вступить в нашу группу?
        - Нет, спасибо. Я не очень хороший воин, и в группе биться не умею. Боюсь, я буду вам только мешать. А этого я категорически не желаю. Я просто хочу зайти в пещеру вслед за вами.
        - В таком случае мы не можем гарантировать вам безопасность. - с грустью сказала она. Или ее это действительно заботит, или она непревзойденный актер.
        - О, это понятно. Я и так не хотел бы добавлять вам забот.
        - Если так, тогда можете следовать за моей группой, сколько вам будет нужно.
        - Благодарю вас. - я ей коротко поклонился.
        Чародейка вернула мне любезность, и широким шагом отправилась вновь возглавлять свое маленькое войско.
        Почему я не вступил в ее группу? Да все просто. Я не знал, что меня ждет впереди. Возможно, не сделав и пяти шагов, я увижу все, что мне было нужно и поверну к выходу. Но если я пойду в составе группы, то мне придется ждать до тех пор, пока главе не надоест шляться по подземельям и она не захочет глотнуть свежего неспертого лесного воздуха. Или пока всю группу не перебьют. Что было тоже немаловероятно. Вобщем, одному мне было как-то спокойнее, да и привычнее. Группа мне была нужна только для подстраховки, чтобы меня не уделали прямо на пороге.
             Ну, и еще для поддержания морального духа, одному все-таки страшно.
        Группа снова пришла в движение, а я двинулся вслед за ней. Дойдя до входа, отряд даже не замедлился. Один за одним исчезали войны, переступая незримый порог подземелья. Я так же со всей поспешностью нырнул в темноту.
        "Вы входите в локацию "подземелье бушанов""
        Не являясь игроком, у вас есть возможность определить статус местных обитателей
        Выбирайте в соответствии со своими намерениями
        Если вы собираетесь сражаться с местными обитателями выберите "враждебно"
        Если вы не собираетесь сражаться и вам нужно в подземелье по другой причине выберите "нейтрально"
        Если вы выбрали "нейтрально" и атаковали местного, статус будет автоматически изменен на "враждебно"
        О как! Я конечно же выбрал "нейтрально". Все мои перестраховки оказались не нужны. Если верить надписи, то я могу неспешным шагом прогуляться по всему подземелью, без страха быть атакованым любым местным существом. Могу у них хоть под носом пройти. Хотя на рожон все-таки лезть не стоит. Я вспомнил волков, которые до поры до времени тоже казались мне безобидными, пока я не переступил черту их персональной агрессивной зоны. Буду вести себя осторожно. Тем более из оружия у меня с собой всего лишь праща и маленький ножик.
        Осмотревшись, я увидел, что нахожусь в широком подземном коридоре, который убегал вперед и терялся в череде поворотов и развилок. Высотой коридор был метра три, достаточный чтобы даже присутствующий здесь минотавр не царапал своими рогами потолок. Ширина коридора от стены до стены была такова, что в это расстояние могли поместиться четыре человека, стоявшие плотно друг к другу плечом к плечу. Поверхность пола, потолка и стен не была ровной, и на ней не было видно следов от инструментов, что указывало на природное происхождение этой пещеры. Всю площадь потолка и часть стен избороздили корни. Казалось, что это змеи или огромные черные черви покрывают, переплетаясь, стены и потолок. Я бы наверное решил, что наверху раскинулась роща с многолетними огромными деревьями, чьи корни проникли глубоко под землю, если бы собственными глазами не видел, что холм над нами лысый.
        В подземелье царил полумрак, что оказалась для меня приятным сюрпризом. Я то боялся, что здесь будет темно, как и должно быть в любом нормальном подземелье. Но тут сплошь были источники света. Небольшого и тусклого, но все-таки света. На стенах пещеры росли какие-то зеленые фосфоресцирующие грибы. На полу, у стен, мягким желтым светом пульсировали бутоны каких-то цветов. А в воздухе, под потолком кружили светящиеся насекомые. Только это были не светлячки, а какие-то мухи с продолговатым салатовым брюшком, от которого исходил такого же цвета свет.
        Пока я осматривал окрестности, разношерстный отряд уже построился и двинулся вперед. В первой его линии стояло трое. Северянин, вооруженный одноручным мечом и круглым щитом и облаченный в ламеллярные доспехи. Дварф в латной броне и с двуручной секирой в руках. И южанин в кожаной куртке с наклепками и двумя абордажными саблями. Дварф стоял посередине, чтобы идущие за ним эльф и чародейка могли поливать врагов стрелами и заклинаниями поверх его головы. Вслед за ними топали здоровенные орк с минотавром. Облачены они были довольно скудно, поэтому в первую линию не попали. Скорее всего эти двое были на подхвате, добивали тех, кто смог пробиться через первый заслон. Благо, добивать у них было чем. Минотавр держал в руках тяжеленный на вид трезубец, а у орка было два одноручных топора. Последним шел одетый в какой-то темно-синий халат с серебряными вышивками дроу. На поясе у него болталась, связанная цепочкой, стопка из трех книг. Интересно это приносит какую-то пользу, или просто для антуража?
        Отряд начал движение и я осторожно пошел за ними, высматривая по сторонам возможную опасность. Первая опасность обнаружилось довольно быстро, за первым же поворотом коридора. Там он резко раздался в ширину и высоту, образуя уже некое подобие помещения. Помещение это своими размерами могло легко поспорить с тронным залом в королевском дворце. Но вот в красоте ему явно уступало. Потолок и стены не были покрыты слоем краски и украшены картинами и гобеленами, а остались все также изъеденными корнями. А на полу, в пределах зала появились беспорядочно расположенные скопления зарослей кустов. Из этих зарослей тут же полезли бушаны, издавая звуки похожие на треск и скрип веток, и сразу же накинулись на отряд.
        Честно говоря, даже несмотря на то, что мне об этом неоднократно говорили, и что в самом названии подземелья фигурировало слово бушаны, я до сих пор сомневался, что именно эти существа населяют пещеру. Дело в том, что второе название бушан - лесной народец. Эта раса всегда живет только в лесу. Хотя встретить их можно в любой части леса, поселения их находятся в самых удаленных и труднопроходимых чащах. Выглядят бушаны довольно примечательно. Ростом они ниже человека, но выше дварфа. У этих разумных стандартный набор частей тела, две руки, две ноги, одна голова. Вот только само их тело состоит не из плоти и костей, а, как будто, из перевитых и переплетенных между собой корней, веток и лиан. Тот кто никогда не видел бушан, может подумать, что на голове у них надета гладкая деревянная полумаска с прорезями для глаз, скрывающая лицо до нижней челюсти. На самом деле это и есть лицо бушан, единственная часть тела, не состоящая из клубков перевитых живых веревок. Прически у лесного народца разнообразием не отличаются. Если вы бывали у бабушки на огороде, то глядя на грядки и клумбы, вы легко узнаете
некоторые из них.
        Бушаны довольно скрытный и нелюдимый народ, но безобидными я бы их не назвал. На подконтрольных им территориях, они неусыпно следят за благополучием леса. Недаром лесной народец называют душой леса. На мой взгляд это не совсем верно, но какой-то его частью они несомненно являются. Охотников и грибников душаны недолюбливают, лесорубов ненавидят, а если вас угораздило устроить пожар в лесу, то лучше вам переехать жить в пустыню. В ином случае найдут и накажут.
        В общем, я довольно сильно удивился, увидев здесь этих созданий. Бушан живущий под землей, это практически то же самое, что и гном устроивший себе дом на дереве.
        Пояснять свое нетипичное поведение бушаны не стали, а тут же кинулись атаковать группу. Я насчитал десять особей. Пятеро из них за пару секунд отрастили себе здоровенные когти, длиной больше чем мои пальцы, на которых блестела зеленоватая жидкость. Видимо, яд или кислота, но точно не эликсир восстановления здоровья. Они тут же кинулись в рукопашную, нещадно полосуя бедных бойцов первой линии своим новоотрощенным оружием. Еще у троих бушан из запястьев выросли двухметровые лианы, сплошь покрытые шипами. Получилось, что в каждой руке они держали что-то типа кнута. Довольно умело размахивая ими, бушаны с остервенением принялись стегать многострадальную первую тройку, держась на расстоянии. Оставшиеся двое замерли в нелепой позе, выпятив вперед грудь и раскинув руки в стороны. Через несколько секунд раздался хлюпающий звук и их грудные клетки с хрустом раскрылись. Фу, гадость. Из образовавшегося отверстия вылетело облако мошкары или туча гнуса. Вобщем, гнусность какая-то вылетела. Бушаны остались стоять в тех же позах, а мошкара полетела к стрелку и чародейке и стала их жалить и отвлекать.
        Да, группе пришлось несладко. Особенно стоящим спереди воинам. Если дварф и северянин еще хоть как-то держались, то пират уже был на последнем издыхании. Наведясь на него взглядом, я видел что запаса жизненной энергии у него осталось меньше четверти. Но, по всей видимости, это было в пределах плана. Потому что как только полоса его здоровья опустилась до двадцати процентов, южанин сделал резкий кувырок назад, а в образовавшуюся брешь с ревом влетел минотавр. Ближайший бушан был страшным ударом наколот трезубцем и поднят в воздух. Его здоровье скачками пошло на убыль. Пара секунд и с трезубца минотавра посыпалась куча веток и корней. Рогатого тут же атаковал бушан с плетью. Но не успел он сделать и двух ударов, как был с ног до головы оплетен и обездвижен брошенной гладиатором сетью. Растолкав стоящих у него на пути врагов, минотавр молниеносно рванулся вперед к паре замерших бушан. Подбежав к первому, он сходу воткнул ему трезубец прямо в разверзанную грудь. Я первый раз услышал как кричит бушан. Тонко и пронзительно, как скрипит дерево вот-вот сломленное ураганом. Используя свое оружие как рычаг,
гладиатор опрокинул бедолагу на землю, и так и оставил лежать с торчащим из его груди трезубцем. Сам же он непонятно откуда достал короткий гладиус и бросился на второго. Вместе с минотавром вступил в бой и орк. Он просто перемахнул через стоящего перед ним дварфа и разразился, немыслимой по скорости, чередой ударов. Варвар словно двигался в каком-то чудном танце, топоры его так и мелькали точно у него было не две руки а четыре. Завершил он свою серию так же внезапно как и начал. Секундная заминка, и он взорвался еще одной. По окончанию второй орка заметно шатало, наверное, выносливость была уже на нуле. Но упрямый варвар снова раскрутился в танце битвы, и топоры его принялись плести новый узор смерти. Закончить третью серию ударов орку не удалось, запаса бодрости не хватило. Прямо в момент нанесения одного из ударов, он стал заваливаться на землю. Упал как мешок с картошкой, хорошенько приложившись лицом об пол. Но тут дварф не зевал, подхватив обессиленого варвара подмышки, он одним движением закинул его себе за спину. Орк свое дело сделал. Три бушана уже валялись кучами мусора, сраженные его
топорами. Еще двое были очень к этому близки. В подтверждение этого сверкнула стрела с глухим стуком воткнувшись в лоб бушану, со звоном пролетела сосулька, попав ему в плечо, и еще один из лесного народа остался лежать на земле. Еще полминуты боя и врагов у отряда не осталось. Все без исключения они вздохнули с облегчением. Но долго отдыхать им не дали. Командир выкрикнула несколько приказов и каждый занялся делом.
        Основная масса принялась обыскивать поверженных врагов и близлежащие окрестности в поисках трофеев. Дварф играл роль впередсмотрящего. Он стоял чуть в удалении, примерно по середине зала, и вертел головой осматривая другие выходы, не выскочит ли какой враг из них. Для меня бы это было проблемой, я и противоположную стену не видел. Но все гномы, не отличающиеся особым зрением на поверхности, в подземельях и пещерах дадут фору многим. Напрочь выдохшийся орк тоже не принимал участия в общем сборе трофеев. Он лежал на земле, положив руки себе на грудь, и делал какие-то дыхательные упражнения. Наверное в темпе восстанавливал себе выносливость. Южанин также остался в стороне. Он сидел на коленях, и сама командир отряда, стоявшая у него за спиной, и положив руки ему на плечи, вливала в него свет прямо из своих ладоней. Больше целительской помощи никто не получил. Чародейка должно быть экономила запас маны для более привычных и свойственных для нее заклинаний. Нетипичное для нее "малое исцеление" видимо поглощало ее ману, как мой отец добавку на ужине. Самый захудалый целитель кастовал бы это заклинание с
гораздо меньшими потерями. Но целителя в отряде не было. И по сему каждому пришлось обходиться малым. Кто яблочко съел, кто маленький пузырек с красной жидкостью осушил. Через три минуты группа была вновь готова двигаться вперед. На меня уже никто не оглядывался. Попросту забыли. Бой и сосредоточенность вытеснили из головы другие ненужные мысли.
        Когда на отряд последовала первая атака, я даже и не подумал помочь им сражаться. Во-первых, в группу я не вступал и дал им четко понять, что я сам по себе. Во-вторых, когда я указал статус "нейтрально", я как бы заключил незримый договор с тем, кто пишет мне все эти сообщения. Я обязался не нападать на бушан. А нарушать данное слово как-то не хотелось. Ну а в-третьих, я так до сих пор и не разобрался, кто из двух противоборствующих сторон здесь злодеи. Пока что я видел только, как те, кто называет себя приключенцами вторгаются в среду обитания других существ. Понятное дело, что местные на них нападают. Когда к тебе в дом вламываются какие-то люди, тут не до разговоров. Так что, если только им законом не запрещено селиться в подземельях, бушаны ничего не нарушают. Конечно видел я еще недостаточно, поэтому с выводами не спешил. Быть может на нижних ярусах у них находятся лаборатории по скрещиванию живых существ с растениями. Или где-нибудь глубоко в тюрьме у них сидит давно пропавший добрый седой волшебник в красном костюме, что любил раз в год водить хороводы вокруг срубленного мертвого дерева.
Или все гораздо проще и бушаны по ночам выходят из своего логова и начинают крошить всех без разбора. Не знал я, кто прав, а кто виноват. И потому хранил гордый нейтралитет, и следовал за отрядом в надежде разобраться в происходящем.
        Группа приключенцев бодренько носилась по катакомбам, вычищая все, что попадалось им на пути. У развилок они не задерживались, не стояли и не думали куда бы им повернуть, а с ходу выбирали нужный проход. Видимо, у кого-то из них имелась при себе карта подземелья. Они пережили уже пять серьезных стычек, не потеряв ни одного бойца, когда и к ним наконец Фортуна развернулась интересным местом. Шел бой с новым врагом по старой схеме, которая себя давно оправдывала. Первая линия еще держалась под напором лесного народца, рейнджер с чародейкой нещадно поливали их огнем, а орк с минотавром были готовы в любую минуту ринуться вперед. Позади всех стоял дроу, распространяя ауру слабости на врагов. Ну а еще дальше, метрах в пяти за ним, стоял я, скучающе глазея на повторяющийся уже не один раз бой. И тут позади меня что-то стукнуло, будто бы ветка ударилась о другую ветку. На одну секунду я научился летать. Приземлялся я уже глядя в противоположную сторону, крепко зажав в одной руке нож, что до этого висел у меня на поясе, а в другой пращу, что вообще должна была находиться в сумке. Как я умудрился все это
так быстро достать, я не имею ни малейшего понятия. Передо мной стоял бушан, так близко, что я мог пересчитать травинки торчащие у него из носа. Парень был явно тоже удивлен встречей, но не так сильно как я. Я попросту окаменел. Секунд пять он с интересом рассматривал меня, а потом приложил указательный палец к губам, ну или что там у него вместо них было. Я никак не отреагировал, а бушан, видимо, приняв мое молчание за согласие, крадучись, пошел к отряду. Даже если бы я и захотел крикнуть что-то предупреждающие, у меня бы не получилось, я все еще не отошел от шока, и мой язык прилип к небу. Тем временем бушан-тихушник добрался до первого члена отряда. Коротко размахнувшись, он вонзил свои длинные когти в спину чернокнижнику. Темный эльф от неожиданности заверещал как темная эльфийка. Извернувшись, он взглянул на того, кто его атаковал, и с испугу сделал огромный прыжок назад от бушана. К несчастью, он угодил прямо в стоящих к нему спиной стрелка и командира, и вместе с собой уронил их на землю. Все действующие лица на мгновение растерялись. Все кроме бушана. На полу шевелился и изрыгал ругательства
клубок тел, пытаясь распасться на составляющие. Удачному завершению этого дела мешал, что-то кричащий и машущий руками, окончательно впавший в панику чернокнижник. У стен замерли статуями орк с минотавром. То ли от неожиданности, то ли от незнания что делать. Командир никаких новых приказов не давала, только ругалась, сыпя оборотами, как заправский портовый грузчик. Даже, стоящий в первой линии, дварф повернул свою любопытную голову, чтобы посмотреть, что такого интересного происходит за его спиной, напрочь игнорируя навалившегося на него врага. Один только, зашедший в спину отряду, бушан не терял времени. Нависнув над лежащими на полу врагами, он принялся без разбору терзать их когтями.
        Не знаю откуда взялся этот одинокий бушан. Возможно вылез из какого-нибудь бокового отнорка, в который не заглядывал отряд. А может просто случайно сюда забрел. И непонятно так же почему он был один. Почему не привел с собой друзей? Одиночек-бушан я в подземелье пока не видел, только группы. Ясно одно, что один единственный зашедший неожиданно сзади боец, смог поставить под сомнение выживание всей группы.
        Наконец отмерли, почти синхронно, стоявшие во второй линии бойцы. Оба с ревом кинулись на одного единственного врага, и ударили его самым убойным из своего арсенала. И это было их ошибкой. За секунду до того, как орк раскрутил свою серию ударов, которой, какя понял, лучше бить несколько противников, а не одного, бушан уже взмыл вверх пронзенный трезубцем минотавра, и удары варвара пришлись по воздуху. По всей видимости, раскрутив свой маховик, он уже не мог остановиться до тех пор пока не закончатся все заложенные движения. Орк так и продолжал танцевать свое ката, когда его помощь была нужна уже в другом месте.
        Выждав до того времени, когда его здоровье отпустится до оговоренных двадцати процентов, пират сделал уже заученный кувырок назад. Каково же было его удивление, когда никто из друзей не кинулся вперед и не стал его прикрывать. Но зато подвернувшейся возможностью воспользовались бушаны. Получив неожиданный подарок, в виде возможности обойти надоевших воинов, они с радостью ринулись в провал. Подгорный воин и северянин были тут же облепленны со всех сторон и отрезаны от основного отряда. Оставшиеся лесной народец пошел дальше, к следующим противникам мимоходом прикончив бедолагу южанина.
        Сбросив останки коварного бушана с трезубца, минотавр обернулся и увидел печальную картину. На полу, у его ног, лежало уже только двое его изрядно потрепанных друзей. Вместо чернокнижника красовалось простое каменное надгробие, с разбросанными вокруг него некоторыми вещами дроу. Рядом с ним танцевал какой-то народный, боевой оркский танец с топорами придурок-варвар. Обоих воинов из первой линии со всех сторон теснил враг. В двух метрах от них появилось надгробье еще одного их павшего темнокожего соратника. При этом непосредственно на самого гладиатора наступали еще трое практически целых бушана. Второй раз за две минуты рогатый впал в ступор.
        Ситуацию разрешила, наконец вставшая на ноги, чародейка.
        - Макс, помоги танкам, - отдала она приказ минотавру.
        - Яра, - повернулась она к остановившемуся орку. - На тебе эти трое. - кивок в сторону приближающихся бушан.
        - Шнайпер, твою мать, вставай уже, и начинай отрабатывать свою долю.
        И снова завертелась свистопляска боя. Уже через пару минут все было кончено. Отряд сумел увернуться от цепких объятиев костлявой. Но не в полном составе. Варвар снова зашелся в своем скоростном приступе, который пил его запас бодрости как воду, атакуя сразу троих. Те в свою очередь, отвечали ему знатными плюхами. Орк отдал всего себя без остатка, убив одного и серьезно ранив остальных двоих, прежде чем рухнул на землю от упадка сил. И лететь бы ему до одной каменной плиты с двумя перекрещенными арками, если бы стрелок с чародейкой его не подстраховали. Несколько пущенных стрел и заклинаний, и уже потерявшие большую часть здоровья бушаны рассыпались кучками мусора. Минотавр тоже времени не терял. Вовсю используя свои гладиаторские способности к обездвиживанию сетью и нанесению огромного урона трезубцем, он за полминуты очистил один фланг от врагов. Но остаться "при своих" отряду все равно не получилось. Где-то к концу боя бушаны успели доконать рейнджера. Получив серьезный урон еще от зашедшего в спину бушана, стрелок забыл подлечиться. А может и не забыл, а умышленно не стал, видя, что
непосредственной угрозы его жизни нет. Вот только эльф запамятовал о туче гнуса, что не только мешала сосредоточиться ему на стрельбе, но хоть и не сильно, но постоянно покусывала. Как итог, остроухий под злобную ругань командира, да и под свою, наверное тоже, улетел на перерождение.
        - С какими идиотами приходится иметь дело. - по завершению боя бормотала себе под нос чародейка, устало сползая по стенке и садясь прямо на землю. - Один истерит, как десятилетняя девочка, второй не может уследить за собственной полоской жизни.
        - Что это было, Яна? - прорычал подошедший к ней минотавр. Он вообще был не способен просто говорить или шептать, только орать или рычать. Таково строение глотки этих разумных. А быть может темперамент. Никто особо не разбирался.
        - Бушан-бродяга. Ты разве не слышал о таком феномене этого подземелья, Макс? - ответила ему девушка, полное имя которой было ЯнападуТыумрешь. - Помимо больших групп бушан, которые сидят в определенных местах и никуда не ходят, есть еще бушаны-бродяги, которые в одиночку мигрируют по всему подземелью. Их обычно никто не ставит в расчет, потому как с одиночкой справиться, раз плюнуть. То что бродяга может выйти в тыл уже сражаемуся отряду, шанс один на тысячу. Нам просто не повезло. Или, быть может, это у админов такие шутки.
        - Да причем здесь везение? - взорвался гладиатор Максимус2000. - Вон у нашего пирата удача выше полтинника была прокачана, так он считай первым на перерождение и улетел. Ты мне лучше скажи, как мы такую возможность не учли?
        - Не бузи, Максимус. - подняла глаза на минотавра чародейка. - Ты сам знал, что у нас за группа. Половина друг друга не знает, несыгранные, без лекарей и всего с одним нормальным танком. Ты хотел, чтобы я еще при этом раскладе резерв на прикрытие тыла оставила. Да мы бы тогда вообще не продвинулись. С первой стычки уже потери бы были.
        - Да, не барагозь, Макс. - поддакнул подошедший северянин. - Яна хороший рейдлидер. Для такой группы вполне проходимую стратегию придумала.
        Рогатый скривился, как будто съел что-то кислое, но развивать конфликт дальше в этом направлении не стал. Видел, что все оставшиеся члены отряда также поддерживают командира.
        - Так кто тогда виноват? Варик? - мотнул рогатой башкой гладиатор в сторону надгробия чернокнижника. - Давайте тогда его вещи не отдадим, а поделим между собой.
        - Остынь, Макс, ты чего городишь? - девушка с красивым именем аж привстала. - Да, повел он себя неадекватно. Даже если бы просто стоял на месте и тупо слился, и то получилось бы лучше. Но он испугался, от неожиданности сделал глупость. Не со зла же.

        - Как хотите, - ответил минотавр, глядя на зашумевший от негодования отряд. - Но долю от похода он точно не заслужил.
        - Ну, это уже решать лидеру, - посмотрел прямо в бешеные глаза гладиатора воин севера.
        Сплюнув под ноги, минотавр молча отвернулся. Его злость и недовольство так и не нашли выхода. Оглянувшись, Максимус поискал взгядом на чтобы их выплеснуть. И нашел меня.
        - Ты! - ткнул в меня пальцем гладиатор так будто собирался из него выстрелить. - Ты сзади всех был. Почему не прикрыл нас?
        - Так я не драться пришел, а посмотреть. - Через силу выдавил я звуки сквозь непослушную глотку. Получилось не очень, на пару тонов тоньше, чем я планировал. В итоге вышел не уверенный рык, а позорный писк.
        - Что ты там лапочешь? - минотавр уже шел ко мне впечатывая копыта в пол. - Ты специально это сделал? Хотел чтобы нас всех накрыли?
        - Макс отстань от местного, - чуть ли не в один голос крикнули его соратники.
        - Нет, здесь что-то нечисто. - гнул свою линию Максимус, нависая надо мной. - Зачем тебе понадобилось в подземелье? Почему пошел за нашим отрядом?
        - Макс, Мих не виноват. Мы изначально договорились, что в группу он с нами не входит и нам не помогает. Только идет сзади и не мешает. - пыталась утихомирить своего бойца командир.
        - Объясните мне, зачем ему вообще понадобилось это подземелье? Он ведь даже не свободный непись.
        - Его могли послать сюда с каким-нибудь заданием, если он клановый непись или принадлежит какому-нибудь замку. - высказал догадку орк. То есть звучала она как догадка, но смысла я не понял.
        - Бред. Проще игрока послать, непися тут в два счета могут завалить.
        - Так а кто их, эти замковые кланы знает? Жиру бесятся.
        - Ладно, фиг с тобой. - снова повернулся ко мне этот рогатый дознаватель. - Ну не хотел ты драться, но предупредить то криком ты нас мог?
        - Я застыл от страха, как и вы. Язык к небу прили..кгх. - на горле сомкнулись тиски, а ноги безуспешно искали твердь. Терпение у вспыльчивого минотавра кончилось, если оно вообще у него было, и он одной рукой за горло поднял меня в воздух. Перед глазами замелькали строчки. Мне лаконично сообщали, что, если я сам этого еще не заметил, меня душат. Чуть ниже сообщения находился таймер, который стартовав с тридцати секунд, неуклонно начал обнуляться.
        - Макс, какого хрена ты творишь? - заорала чародейка, рукой останавливая метнувшихся было к нам воинов. Эй, а с чего это она их останавливает? - Если у нас из-за тебя с королевством испортится репа то клянусь, ты из подземелья своими ногами не выйдешь. И вещички свои выпавшие уж точно не получишь.
        Похоже, лично на меня командиру было плевать, ее больше занимали какие-то корнеплоды.
        - Да кому нужна эта ваша репа?
        - Тебе может и не нужна, а нам нужна. Мы с парнями хотим осесть в этом королевстве надолго. Отпусти месного, пока он нам ее не порезал.
        - Ну так и не рыпайтесь. Не вы же его душите, а я.
        - Мы в группе, идиот. Твои действия влияют на весь отряд.
        Из разговора я понял, что могу каким-то образом подгадить этим ребятам. И мне почему-то сразу захотелось это сделать. Вот только как испортить им эту репу, я не имел ни малейшего понятия. Может быть, начать с того, что дать по репе гладиатору? Хотя вряд ли я своими тщедушными кулачками оставлю хоть какой-нибудь след на его физиономии. Можно еще за кольцо в носу дернуть. Но тогда я точно живым отсюда не выберусь.
        Хватка на горле вдруг ослабла, и я плюхнулся задницей на землю.
        - Черт с вами, и вашей треклятой репутацией. - буркнул уже почти совсем остывший минотавр. - Я так понимаю, дальше мы не пойдем?
        - Нет. - совершенно спокойно ответила чародейка, как-будто между ними и не было никаких разногласий. - Бойцов у нас для этого не хватит. Собирайте лут, и валим, и так здесь слишком долго задержались. Да и вещи улетевших не забудьте. А то плача потом будет. - И уже обращаясь ко мне. - Мих, мы уходим. Ты с нами?
        Я отрицательно замотал головой. На мне висел отрицательный эффект от удушья, не дающий мне говорить еще пятнадцать секунд. Горло саднило.
        - Ну как знаешь. - повернулась она ко мне спиной и пошла проверять, как выполняются ее приказы.
        Через минуту в сумрачном подземном зале я уже был один. Почти вдвое сократившаяся группа повернула назад и отправилась пешком на выход. Жаль, что не улетела, я бы не расстроился. Впредь, буду держаться подальше от этого вспыльчивого минотавра, и от этой лицемерной чародейки, которая сначала чуть ли ко мне в друзья не набивалась, а потом не дала растерзать меня своему дружку только потому, что это как-то могло отразиться на их репутации здесь. То что я лично могу это запомнить и затаить обиду, их, по всей видимости, нисколько не волновало. Или я для них был уж совсем мелкой сошкой, или они руководствовались другой логикой, отличной от моей.
        Встав и отряхнувшись, я шумно откашлялся, прочищая горло. А затем снова сел на землю, прислонившись спиной к стене. Я пока так и не решил, куда идти дальше.
        В принципе можно было уходить. То что здесь происходит, я увидел своими глазами. Разного рода искатели приключений спускаются в темное подземелье, чтобы сразиться с лесным народом. Вот только причины этого, я так до сих пор и не понял. Кстати, у меня есть подозрение, что все местные бушаны тоже могут возрождаться. Иначе, каких бы размеров не была это пещера, теми силами, что я видел снаружи, их бы давно уже отсюда вынесли. И если это действительно так, то тогда все происходящее для меня полностью теряет смысл. Видимо, я действительно упускаю что-то важное.
        С другой стороны еще даже не середина дня. В подземельях я не провел и двух часов. В общем времени у меня еще было предостаточно. Так что я решил еще немного тут послоняться. Вдруг наткнусь на что-нибудь интересное, или пойму из-за чего у них тут все таки весь сыр-бор. Благо, на меня местные обитатели не нападают.
        Полчаса я бесцельно бродил по подземелью, обозревая одинаковые коридоры, уже изрядно набившие мне оскомину, и, похожие друг на друга как братья, подземные залы. Некоторые из них были пусты, и только кучи мусора беспорядочно разбросанные по полу свидетельствовали о том, что здесь недавно произошло сражение. Но были и такие места, куда искатели приключений еще не заходили. Заглянув в одно из таких мест и внимательно приглядевшись, я заметил в кустах неподвижные силуэты. Бушаны, наверное, играли в "море волнуется раз", потому как за те пятнадцать минут, что я за ними наблюдал, никто так и не шелохнулся. Только увидев меня, некоторые из них провернули ко мне свои головы, чтобы через несколько мгновений потерять ко мне интерес и снова замереть в любимой позе. Прекрасное времяпровождение. Почему-то у меня сложилась стойкая ассоциация с самим собой. То как я сидел на одном месте в ожидании прохожих. Очень похоже.
        Заслышав звуки битвы, я поворачивал в сторону, или, если не было такой возможности, шел назад. Не хотел я попадаться на глаза другим приключенцам. То что лесной народец меня первым не тронет, я смог уже многократно убедиться. А вот что касается этих, так называемых, героев, тут я не был столь уверен. Один уже пытался меня придушить из-за того что у него резко испортилось настроение. Всех конечно нельзя грести одной гребенкой, но все же, лучше перебдеть чем недобдеть. Помимо этого была еще одна причина моего нежелания светиться перед искателями приключений. Уж больно нездоровое любопытство они проявляют к моей скромной особе. Почему ты здесь, Мих? А что тебе тут надо, Мих? Инквизиторы-дознаватели, право слово.
        Так бесцельно шастая, я обошел почти всю пещеру, и уже подумывал об обратной дороге, когда в самом ее конце я обнаружил огромную дыру в полу. У одного из краев провала начиналась широкая, каменная, винтовая лестница, что извиваясь уходила вниз, и терялась там во мгле. А у подземелья то оказывается не один уровень. Если только эта лестница ведет на следующий, а не куда-нибудь в преисподню.
        После небольшой внутренней борьбы я все-таки решил обследовать этот спуск. Если уж начал дело, то надо доделать его до конца.
        Лестница выглядела довольно основательной, крепкая, каменная, и без каких-либо видимых на ней печатей времени. Ступеньки ровные, без единой трещинки, будто только что вышедшие из под руки какого-нибудь мастера-гнома. Углы ступеней прямые, не сглаженные сотнями стоп, проходящих здесь. Или она сделана очень добротно и из самого прочного материала или по ней вообще никто не ходит. Единственное, что недоставало этой лестнице, так это перил. Было немножко неуютно вышагивать по каменной плите, что плавала в океане темноты, и ничем меня от этой темноты не отгоражевала. Но, слава Духу Леса, это продлилось недолго. Лестница оказалась не такой уж и длинной. Всего три витка, и я снова стою на земле в пещере, очень похожей на ту что была сверху. Только здесь на стенах и потолке не было этих вездесущих корней, что заполонили всю верхнюю пещеру. Но пустыми они не остались. На стенах стало просто больше грибов. А с потолка свисали тонкие, как шнурки вьющиеся растения. И росли они так густо, что порой могло показаться, что это кусты растущие вверх тормашками. Спускались они тоже довольно низко, до меня не
доставали, но вот моему рогатому другу здесь бы явно не понравилось. Источники света здесь были те же: фосфоресцирующие цветы, грибы и насекомые. Светящиеся мухи здесь тоже возились под потолком, подсвечивая свисающие с него растения. Выглядело это довольно красиво. Словно зеленые переливающиеся водопады стекают с потолка и исчезают в полуметре над моей головой. Вот только эта красота в таком мрачном вместе ни сколько не вдохновляла.
        И снова началось планомерное изучение пещеры. Чтобы не заблудиться я пользовался правилом левой руки. На каждой развилке всегда поворачивал влево, чтобы потом было проще выбраться. В основном здесь все было тоже самое. Коридоры, залы, бушаны. Но встречалось и кое-что новенькое. Рядом с каждой группой лесного народа теперь порхали одна-две феи. Не знаю как их боевые характеристики, но аура этих малышек бушанам явно лишней не была. Я слышал, что она дает неплохой бонус к росту всякого рода растений и культур и на четверть увеличивает урожай. А также все гибридные расы-растения получали от фей усиленную регенерацию, увеличение характеристик силы и скорости, и очков здоровья. С этими крылатыми крохами бушаны из чахлого кустарника превращались в сильные и крепкие деревья. Образно говоря. Потому как никаких визуальных изменений у них не наблюдалось.
        Также некоторые перемены произошли и в личном составе лесного народца. Теперь в толпе обычных воинов стоял еще и бушан-колдун. По крайней мере, так казалось на первый взгляд. На плечи у него был накинут самый настоящий плащ, сотканный из сотен листьев разных сортов деревьев. А в руках он держал деревянный посох, выше самого себя ростом. Посох был сделан из четырех одеревенелых лиан, что сплелись косичкой, а у навершия немного расходились в стороны охватывая светящиюся стеклянную сферу. Вобщем посох явно был магический, а не боевой.
        На втором уровне подземелья бушаны явно подготовились к вражескому вторжению намного лучше. Чем и объяснялось здесь не в пример меньшее количество боевых групп искателей приключений. За все то время, что я обходил вторую пещеру, я слышал только две стычки. Очень хотелось пойти и посмотреть, что за новые сюрпризы подготовили местные обитатели, и как с ними справляются пришлые, но я решил унять свое любопытство.
        Второй уровень пещер оказался где-то в полтора раза меньше первого. Обследовал я его довольно быстро. Мне не приходилось плестись в хвосте группы и подолгу ждать пока она расправиться с очередным противником. Как и при обследовании первого, в конце второго уровня я обнаружил еще одну лестницу. Лестница была клоном первой, и привела меня на третий уровень подземелья. Если так пойдет и дальше, то я отсюда никогда не выберусь. Прорасту тут не хуже бушан где-нибудь уровне на пятнадцатом.
        Благо, третий уровень оказался последним. Он был совсем крошечным, намного меньше второго. Собственно, он состоял из одного коридора, который вел в единственный тут зал. Коридор я преодолел за полминуты, ничего примечательного в нем не было. Кроме валяющихся под ногами мертвых гигантских грибов. Да все именно так. Грибы были очень большие, выше чем мне по пояс. И они были мертвые. То есть когда-то они были живые. На что указывали широко распахнутые глаза и открытые в немом крике зубатые рты. Маленькие ручки и ножки довершали картину. Психоделическую картину.
        Зал был огромным. Просто невероятных размеров, раза в три больше чем любой другой здесь. Как такое большое пустотелое пространство может находиться в толще земли? Но оно здесь было. И чувствовало себя прекрасно, по крайней мере никаких следов обвала я не заметил. Назвать это помещение залом у меня язык не поворачивался. Это скорее было гигантской оранжерей. Или нет, целым садом внутри пещеры. В ней не только трава укрывала плотным ковром всю землю, а кусты плотным частоколом раскинулись по поверности, но еще и виднелись небольшие скопления деревьев. Из дальнего угла, прямо из стены бил родник, превращаясь в маленький ручей, что пересекал все помещение и исчезал у противоположной стены. Волшебное место. Возле самой дальней стены было небольшое возвышение. Такой себе природный помост. Там стояло большое кресло, а точнее угловатый и неуклюжий каменный трон. Освещение в зале, скорее всего, обычно было таким как и везде, сумрачным. Но сейчас здесь было светло как днем. Над потолком висело пять или шесть магических сфер света.
        В зале шло сражение. На шестерку смельчаков плотно наседала толпа местных обитателей. И это были не только бушаны. Тут и там мелькали широкополые шляпы грибов-переростков, уже виденных мной, а у помоста, прямо из земли, вылезли существа, размером с медведя, похожие на осьминогов или пауков, но как и бушаны состоящие из переплетенных веток и корней. Маленький отряд крошили когтями, били плетьми и щупальцами, кусали плотоядными ртами, но все было без толку. Местные обитатели накатывали на отряд подобно волне, но также как она разбивается о волнорез, расшибались о группу смельчаков. Даже колдуны лесного народа никак не могли повлиять на это.
              В первом ряду маленького отряда стояли сразу два паладина. Их латные доспехи так и сияли желтым светом. С того места где находился я, было трудно разобрать к какой расе они принадлежали. Но думаю оба были людьми. Сразу за ними стояли три фигуры, каждая из которых непосредственно якшалась с магическими силами. Но каждая со своими. Справа стоял вызывающий. Колдун, что призывает себе на помощь разных существ. Сейчас он держал под контролем троля, который прикрывал правый фланг группы. И при этом нескончаемо причитал.
        - Хозяин, отпусти меня. Хозяин, мне здесь не нравится. - выл он так громко, что даже я его прекрасно слышал.
        Но вызывающий не обращал на него никакого внимания. Он внимательно следил за противником, и время от времени открывал порталы в самых больших его скоплениях, призывая туда мелких бесов и демонов.
        Посередине стоял целитель. Я узнал его по тому теплому свету, что исходил от него во все стороны. Аура регенерации в действии. Периодически из его рук выстреливал луч и упирался в одного из бойцов отряда. И тогда у последнего стремительно восполнялось здоровье. Очень полезный человек в отряде.
        Ну а слева находился маг. Он постоянно кастовал что-то защитное, не давая заклинаниям противника достичь группы. Иногда он выбирал момент и уже сам стрелял чем-то убойным по врагу. Тогда в рядах бушан возникали рукотворные коридоры.
        Слева от него сражался, прикрывая самого мага, да и весь левый фланг группы, огромный белый медведь. На нем было надето какое-то подобие брони. Не знаю кому из группы принадлежал этот питомец, но выглядел он очень эффектно, а действовал вполне эффективно, одним ударом лапы откидывая слишком назойливых противников.
        Шестым, и последним, членом группы был ассасин, и он не сражался в общем строю. Заметил я его совершенно случайно. Легкая тень порхала в задних рядах противника, вонзая особо неудачливым в спину кинжал, и с большой скоростью меняла свое местоположение, дабы не быть обнаруженным.
        Группа, только при мне, сражалась уже минут десять. А сколько они бились до этого, я даже не представляю. И при этом они практически не просели в показателях. Здоровье у всех колебалось не ниже семидесяти пяти процентов, целитель свое дело знал на ура. Мне показалось, что у него была не только аура регенерации здоровья, но еще и маны. Потому как, стоящие от него по бокам, волшебники не испытывали в ней недостатка. Сам же он время от времени прикладывался к бутылке с синей жидкостью, и при этом выглядел вполне спокойным и сосредоточенным. Все в пределах плана.
              В свою очередь местные обитатели ничего не могли противопоставить напору приключенцев. Их стало меньше уже на треть. И количество их продолжало падать. Бушаны и их помощники вовсю старались продырявить или хотя бы поцарапать эти святые консервные банки, называемые паладинами, при этом сами гибли пачками. Но все их потуги были напрасны. С таким трудом нанесенный урон тут же убирался всевидящим целителем.
        Юниты дальнего боя тоже не сидели без дела, но результат у них был примерно тот же, что и у бойцов ближнего. Мошкара и гнус, посылаемые бушанами, просто не могли преодолеть те заслоны, что выставлял маг. Заклинания колдунов иногда проходили, но только на первую линию отряда и ослабленные в несколько раз. "Плеть Природы" наносила просто смешной урон, а "Оковы Лиан", бойцами даже не замечались, разрывались в первую же секунду.
        В общем, медленно но верно, отряд героев шел к победе, а местные жители потихоньку сливались.
        Но тут в игру вступил новый участник. С трона на помосте встала фигура, которую я раньше как-то не замечал. Высокая и явно не принадлежащая к племени лесного народа. Облачен этот парень был в доспехи или нет, с такого расстояния я не увидел, но развивающиеся за спиной зеленый плащ, разглядел. На голове у него был надет шлем с большими оленьими рогами, или же просто череп бедного животного. И как только держится? Такой головной убор часто носят друиды из эльфов. Но парень эльфом не был. Слишком уж широкоплечий. Скорее всего человек.
        Встав, этот новый персонаж возвел руки к потолку и начал глухим голосом, причудливо растягивая непонятные слова, читать какое-то заклинание. Что-то выкрикнув, одновременно с ним начал читать свое заклинание маг. Группа сплотилась, каждый подошел чуть-чуть ближе друг к другу, и старался больше со своего места не сходить. Паладины стали больше защищаться чем атаковать. Все явно к чему-то готовились.
        С каждой секундой, что мужик в оленерогом шлеме кастовал свое заклятье, все больше было понятно его воздействие. В том месте, где стоял отряд, начал расти лес. Сперва зашевелилась трава, проклюнулись кусты, цепляя ветками за ноги приключенцев, вот уже со всех сторон от каждого из них возвысились деревья, отрезая их друг от друга, а затем гибкие лианы стали оплетать бедолаг, и накрепко привязывать их к подпирающим со всех сторон деревьям. Все они были обездвиженны и все молчали, за исключением все еще читающего свое заклинание мага. С ликованием отряд обступила толпа местных, нанося обидчикам урон и наконец-то не получая сдачи. Спали все магические щиты, что до этого воздвиг маг. Бушаны-колдуны с радостью обнаружили, что их заклинания снова стали эффективны.
        Замолчал оленерогий, закончив каст. Лес достиг своего предельного роста. Даже не лес, чаща. Чаща страданий. Каждая веточка, каждое дерево, каждая лиана отрастили себе десятки шипов. Деревья зашевелились, лианы задергались. Лес начал перемалывать свою жертву.
        В этот момент умолк маг. Секунду ничего не происходило, а потом от него во все стороны хлынули волны жара. Даже не так. Волны ЖАРА. Даже со своего места я увидел, как колышется перегретый воздух. Лес содрогнулся, как живое существо, и начал усыхать. Затрещали сухие ветки падая на землю, зашелестела пожухлая трава, рассыпаясь прахом. Застонали бушаны, деревенея всем телом. Завыли гигантские грибы, превращаясь в сухофрукты. В сухоовощи. Или во что там, суха, превращаются грибы.
        Минута, и отряд снова свободен и готов к бою. Только под ногами трещат кучи хвороста. Но это им не мешает. Снова замельтишил руками маг, востанавливая магические щиты. Завертелся ужом целитель, пытаясь восстановить сразу всем, понизившийся от недавней переделки уровень здоровья.
        - Не-ет. - закричал с помоста оленерогий, немного опаздывая с реакцией на свою неудачу. И кричал он так горько и тоскливо, что я все же решился.
        Резко развернувшись, я побежал к лестнице на второй уровень. Преодолев ее скачками, на что ушло половина моей выносливости, я ломанулся в первый же попавшийся зал.
        - Там ваших бьют. - заорал я издалека не решаясь, подойти в плотную к бушанам.
        Нуль эмоций. Даже никто голову не повернул.
        - Эй, я серьезно! Там сейчас весь третий уровень вырежут. - продолжил я попытки достучаться до их голоса разума.
        Бесполезно. С таким же успехом я мог бы им тут пантомиму показывать. На меня все равно никто не смотрел.
        - Эх. - плюнув на осторожность, я подошел вплотную к одному из колдунов, и заглянул ему в глаза. - Уважаемый, там сейчас бьют бушан, - тыкнул я пальцем в пол. - С такими же деревянными руками и ногами, как у вас, и таким же пустым взглядом. Неужели вы не хотите помочь своим сородичам?
        Своего я добился. Колдун поднял на меня взгляд и снова замер, на этот раз в задумчивости. Я прямо-таки слышал, как ворочаются его неподатливые деревянные мозги. Спустя минуту, когда я уже начал раздумывать, а не пойти ли мне в другой зал, он наконец ожил, и снова уставился на меня. На этот раз в его взгляде читался немой вопрос. И что теперь делать то?
              - Пойдемте со мной, я покажу куда идти.
        Бушан не издал ни одного звука и не сделал никакого знака, но все вокруг вдруг одновременно с неохотой зашевелились, поскрипывая ветками, как старики суставами. Телепаты хвоевы.
        Подобную процедуру я повторил еще два раза. Врываясь в подземный зал, я прямиком шел к колдуну, и практически беря его за грудки, обрисовал ему всю ситуацию. Это значительно ускоряло процесс. А я очень торопился, потому как боялся не успеть помочь парню с красивым шлемом. Собирать большее войско я не рискнул по той же причине.
        По лестнице бушаны продвигались с большой неохотой. Они в нерешимости переминались с ноги на ногу, и оглядывались друг на друга в поисках поддержки. Им постоянно было нужно напоминание того, зачем они идут. Казалось, без него они были готовы развернуться и броситься назад. В коридоре третьего уровня я практически уже пинками заставлял их продвигаться вперед. Хорошо что они не расценили это как атаку. А иначе моя грандиозная затея завершилось бы феерическим провалом. Мне тогда больше не пришлось бы сражаться с волками и готовить им ловушки. Стоило рассказать им эту историю, и они бы все подохли от колик в животе.
        Наконец мы все добрались до выхода в огромный зал. Я не опоздал, сражение еще шло, но уже продвигалось к своему завершению. От бушан остались жалкие ошметки. Валялось дохлым одно из чудовищ, похожих на осьминога. Да и сам оленерогий выглядел довольно потрепанным. Видать, не раз и не два уже заходил к нему за спину осмелевший тихушник.
        Я в недоумении повернулся посмотреть на тот отряд лесного народа, что я привел с собой. Они по-прежнему толпились в нерешимости возле меня. Я не понял, они что не видят, что их братьев бьют?
        - Ну так, это... атакуйте. - в растерянности промямлил я.
        Как ни странно, это подействовало. Жмущиеся друг к другу секунду назад бушаны вздрогнули и уверено побежали в атаку. Никаких сомнений у них больше не было. Была цель, и они четко следовали ее выполнению.
        - Целителя первым атакуйте. - громким шепотом закричал я им вдогонку.
        Наверное, они меня не услышали, потому как стали равномерно бить всех трех магов, которые были для них ближайшими мишенями, в открытые спины. А быть может, обретя цель, они просто перестали меня слушать. Да и ну их к лешему. Это уже были мелочи. Главное, что мой маневр с ударом в тыл сработал.
        - Что за подстава? - заорал кто-то из волшебников. - Палыч, что делать?
        - Не паниковать, отобьемся! - закричал один из светлых воинов. - Дин, на тебе передний край. Я ушел назад.
        - Стой, Палыч, я не удержу их всех один. Ты же сам знаешь! Посмотри на ширину сектора, меня просто не хватит.
        - Знаю, но делать нечего. Алекс, ты сможешь заткнуть дыры во фронте своими демонами?
        - Могу. Но они же неуправляемые, - закричал вызывающий. - Будут бить как и бушан так и нас.
        - Это понятно, но так хоть их задержат. Рокот, перестань долбить бушан. Ты слишком много их на себя перетянул.
        - А по другому они меня завалят.
        - Я сейчас помогу. Уйди в оборону и дай снять их себя.
        Несмотря на попытки опытного паладина, отряд все же лишился мага. У него не было шансов, его просто забили толпой. Паладин просто физически не успевал защитить всех трех волшебников. А так как маг по имени РокотКосмодрома нанес больше всего урона, на него и напала большая часть врагов.
        - Твою мать! - ругнулся целитель, когда маг пал. - Палыч, надо уходить.
        - Не получится. - спокойно ответил светлый воин. - просто не дадут, нас обступили со всех сторон.
        - Надо прорываться. Если не попробуем нас просто сомнут.
        И это было правдой. С потерей мага отряд лишился и всех магических щитов. Колдуны бушан с утроенной прытью принялись поливать группу заклинаниями. В середине отряда было темно от облака мошкары. Я вообще не представлял, как они там что-то видели. Мужик в рогатом шлеме тоже не зевал. Те существа, в которых он попадал своими вспышками света, сами начинали издавать красноватое свечение, а дрались как заправские берсерки. Ситуация, за неполных пять минут, практически кардинально переменилась. Местные обитатели воспряли духом. А над вторгшимся отрядом нависла карающая длань судьбы, сжимающая кукиш.
        - Ладно, всем приготовиться. Идем на прорыв. - решился наконец паладин с именем ПалПалыч. И заорал. - Дарк, уже не до конспирации, помогай нам с другой стороны.
        Прокричав что-то во славу кого-то, и подняв над головой меч, который вдруг озарился вспышкой света, воин врезался в толпу бушан. За ним прикрываемые с одной стороны медведем а с другой троллем, двигались двое волшебников. Замыкал шествие второй паладин. В том месте, где ПалПалыч решил провести пробой, в спины лесного народа начал втыкаться кинжал. Несколько секунд обидчик оставался невидимым, но потом кто-то случайно задел его, и он предстал перед очи всей толпы. Ассасин ДаркМоисея был с ног до головы затянут в черную кожу. Как его никто не заметил на фоне зелени, я так и не понял. Не иначе эта сволочь обладала высоким уровнем гипноза. Часть бушан сразу же отвлеклась на него. Это конечно немного облегчило дорогу паладина, но заметно усложнило жизнь самого ассасина.
        Примерно на пол дороги к свободе, отряд понес новые потери. В тролля прилетели сразу два заклинания "Оковы Лиан". По его спине поползли зеленые травяные змеи, скрутили, сковали его и прижали к земле.
        - Хозя-аин! - истошно верещал он вызывающему.
        Маг не успел оценить ситуацию, как и сам отхватил несколько раз плетью. Как магической, так и реальной, выросшей у бушана из запястья. Мимо спеленованого тролля проскочили несколько приземистых фигур в широких шляпах, и впились острыми зубами в ноги колдуна. Тот заорал. На крик к нему рванулся светлый воин БлондинПаладин, что прикрывал отряду тыл. Дин сумел отразить атаку грибов и помочь вызывающему, но при этом повернулся спиной к своим недавним противникам. А те не преминули этим воспользоваться. На спину, руки и ноги воина повисли по несколько плетеных фигур. Казалось, для паладина эта тяжесть не была критичной. Он встряхиваясь, как мокрый пес, сделал еще пару шагов, и только после этого упал на землю, видимо, банально споткнувшись. На него тут же верхом уселась пятерка бушан и принялась полосовать его когтями.
        Больше незащищенный ни с тыла ни с фланга вызывающий, тоже далеко не ушел. Пал под ударами когтей и плетей, как молодое деревце падает под ударами топора.
        Видя такой печальный расклад, целитель оседлал медведя, и ударив его пятками в бока, пошел на таран. Этот рискованный маневр, как ни удивительно, ему удался. Проломившись через строй бушан, как сквозь кусты, белый медведь вынес целителя за пределы бойни. Но на этом везение лекаря кончилось. На медведя напал гигантский плетеный паук. Обхватив его всеми лапами и плотно прижавшись к лохматому телу, он мимоходом, и скорее всего случайно, закинул целителя обратно в толпу. Тот не прожил и полминуты. А паук с медведем одним сплошным клубком ярости катались по земле, периодически закатываясь в ручей.
        Из окружения ПалПалыч вышел в одиночку. Как раз к тому времени бушаны закончили добивать ДаркМоисея. Из всей группы паладин остался один. У воина была реальная возможность спастись, между ним и коридором никого не было, но по какой-то причине, он не стал этого делать. Быть может, увидев, что кроме него никто не спасся, паладин вспомнил о тонущем корабле и месте на нем его капитана. А может дело было в другом. Не знаю какие мысли бродили у парня в голове, пока он лениво обозревал окрестности. Даже его противники прониклись моментом и не спешили нападать на последнего оставшегося в живых. Но миг этот прошел, и вокруг светлого воина снова начало смыкаться живое кольцо. Отсалютовал мечом, паладин врубился в самую гущу.
        Паладины довольно самодостаточный вид бойцов. Они и воины, они и немного целители, а еще они могут дарить благословление, увеличивая одну из характеристик. Такой себе миниотряд в одном человеке. Но только если этот паладин действительно хорош. Если он опытен и умел. Если он хорошо пользуются своими боевыми навыками и своевременно использует свои небоевые способности. Этот паладин был именно таким. Он продержался против толпы окруживших его врагов целых четыре минуты. Нет, было понятно, что ему не выстоять. Но пару раз я в этом почти что начал сомневаться. Меч порхал у него в руках серебристой рыбкой, атакуя сразу нескольких противников одновременно. В то короткое мгновение между ударами, воин еще и успевал восстановить заклинанием капельку своего здоровья. Щит его выдерживал все, и удары когтей и плетей и магии. Иногда он проводил какую-то особую атаку, состоящую из двух-трех точных ударов, которая практически наверняка убивала одного из бушан. Но видимо, такая атака была довольно специфичной, потому как чтобы повторить ее, воину требовалось время. Паладин двигался как слаженный гномий механизм.
Все движения точны и выверены, нет ни одной задержки. Но при этом, все его действия осмыслены. Он не тупой механический голем, действующий по определенному алгоритму. В любое время действие может быть заменено на другое, в зависимости от маневра противника. Такое мастерство вызывало неподдельное уважение.
        Но выносливость не вечна, даже у светлых воинов. ПалПалыча стало заметно пошатывать, он начал пропускать все больше ударов. Не стало за счет чего исцеляться и накладывать благословение. Мана тоже была на нуле.
        Будучи уже практически обнуленным воин совершил странный маневр. Он опустил свое оружие, и не обращая внимания на прилетающие удары, повел взглядом вокруг и осмотрелся. За секунду до того, как он пал, его взор остановился на мне. Неужели заметил? Меня настолько захватило сражение, что я незаметно для себя практически вышел из сумрака коридора. Вот, клеванный шпрот. Еще одной проблемы мне не хватало.
        Сражение было завершено. Обитатели темного подземелья выстояли. Но никакой радости или ликования по этому поводу я заметил. Все просто постояли минутку, отходя от горячки боя и осмысливая, что все уже закончилось, и разошлись по своим местам. Мимо, не обращая на меня никакого внимания, прошествовали остатки того отряда, что я привел сюда со второго уровня. Шесть бойцов, два колдуна и одна маленькая, непонятно как выжившая в этой мясорубке, фея.
        Нет, я конечно на пир в честь победы не расчитывал, но хоть какие-то эмоции можно было проявить? Я глянул на главного, на того, кто должен был первым подсуетиться по этому поводу. Этот парень уже снова уселся на свой неудобный и жесткий стул. Облокотившись на подлокотник, он подпер свою увитую ветвистыми рогами голову рукой, и замер, словно бы обратившись в тот материал, из которого был сделан его трон. Так, с этим парнем надо поговорить. Если точнее, то только с ним я и могу поговорить. Понимать скрипы и стуки, называемые языком бушан, я так и не научился. Возможно этот мужик такой грустный, потому что ему тут тоже не с кем перекинуться парой слов. Главное чтобы он на радостях, от того что его наконец кто-то понимает, не отправил меня за спиртным для пира.
        По дороге к трону мне пришлось пройти прямо через место побоища. Бардак здесь был такой, что по сравнению с ним даже жилище холостяка кажется чистым и убраным. Земля вытоптанна и изрыта ногами, трава втоптана в грязь, кусты порубленны и даже некоторые деревца упали на землю. Ручей больше не был чистым, он не звенел и не журчал как раньше, а частично превратился в мелкое болото. Всюду лежали горы мусора оставшиеся от тел бушан, разбавленные гигантскими грибами и маленькими тельцами фей. И посреди этого безобразия стояли шесть надгробий с именами. Пять из них были простыми, каменными, такие я уже видел и раньше. А одно, то что принадлежало паладину, командующему отрядом, было сделано из белого мрамора. Буквы и на нем были золотые. Красиво. Это за что же такие почести?
        Аккуратно ступая по истерзанному полю, я наконец добрался до помоста. Сидящий на троне, на мое появление никак не отреагировал. Так и сидел, старательно копируя позу, решающего глобальные проблемы правителя. Короной ему служили рога. Кстати о рогах.

        Подойдя поближе, я смог получше рассмотреть местного лидера. Человеком он не был. Он принадлежал к довольно редкой расе венгати, что считалась полумифической. Настолько уникальным событием было повстречать представителя данного народа. Выглядел он как человек, за исключением одной детали. То что я принял за стилизованный шлем или просто за антураж, оказалось самыми настоящими рогами, что росли у венгати из головы.
        Об этих существах ходило множество легенд. Считалось, что они могут обращаться в оленя, большого, сильного и гордого зверя, что бродил по лесным чащам. Повстречавших путников, он щедро одаривал, если они принадлежали силам природы или хотя бы были нейтральны силам природы. Приверженцев же хаоса и смерти он люто карал. Существовало мнение что, если кто-то убивал это существо в образе оленя, на того налагала проклятье сама богиня природы. И такое проклятие можно было снять только в храме природы, выполнив особое поручение главной жрицы.
        Было еще несколько слухов о венгати, но эти я уже считал стопроцентной выдумкой. В одном говорилось, что спиленные толченые рога венгати многократно усиливают мужскую потенцию. Мол, что все там становится таким же твердым как и... хм, сами рога. А в другом утверждалось что, когда венгати в образе оленя бежит по скалистой почве, от его копыт отскакивают золотые монеты. При этом, если олень бежит по земле, то ничего не происходит. Вроде как реакция там какая-то алхимическая происходит, между камнем и копытом венгати.
        Короче, обычные простонародные слухи, которым верить не стоит.
        Слыхал я однажды про одного чудака, который загорелся идеей получить эссенцию радуги. В то время среди несведущего народа ходил один миф. Что, мол, все единороги какают этим продуктом. И мужик тот сразу же решил приобрести себе эту животинку. Несколько раз он ходил в поселения эльфов, долго их упрашивал, выстраивал с ними отношения, и наконец, выторговал себе однорогое животное. В общем, стоило это ему много трудов и средств. Наконец, получив желаемое, он принялся за эксперименты. Чем только тот мужик не кормил бедное животное, но на выходе всегда получал одно и тоже. То что могут произвести любое животное или человек. Причем оно ни разу даже не получилось разноцветным. Всегда выходило ровного коричневого цвета.
        Так что не всем слухам о венгати, я верил. Но если вдруг этот повелитель бушан захочет меня одарить, так как я принадлежал дружественным природе силам, я против не буду.
        Перед тем как заговорить с ним, я зыркнул на его строчку с пояснениями, чтобы узнать его имя.
        - Здравствуйте уважаемый Форесхарт. - со всей вежливостью обратился я к оленерогому.
        Тот ответом меня не удостоил. Не меняя позы, просто поднял на меня вопросительно глаза.
        - Видел вы тут недавно бились с врагами. - я все еще пытался вести уважительный диалог, но это трудно делать, когда тебе вообще не отвечают. Как минимум получается монолог.
        Венгати снова ничего не сказал, ответом мне был все тот же вопросительный взгляд. Я не понял, он что немой? Хотя нет, он ведь читал заклинание.
        - В общем, это я тот парень, что переломил ход битвы в вашу пользу. - не стал я строить из себя скромника. - Я привел отряд со второго уровня и он ударил врагам в тыл. Без этого маневра вам пришлось бы худо.
        То что их размазали бы по всей поляне тонким слоем, я говорить не стал. Я все еще пытался быть вежливым.
        - И что с этого? - глухим басом спросил Форесхарт. Угу, мы не немые, мы тщеславные.
        - Без меня погибло бы больше ваших воинов. - когда я говорил больше, я имел ввиду все. И ты бы скопытился друг рогатый.
        - И что с того? - повторил венгати. - На то они и воины, чтобы сражаться и возможно погибать. Ты бы удивился мальчик, узнав сколько битв я пережил, а сколько нет.
        - В смысле?
        - Все мои павшие войны через шесть часов вновь возродяться. И будут опять готовы сражаться. И не только они, земля, деревья, все вернется к своему первозданному виду, ничто не будет напоминать о прошлом сражении. Даже если все мы погибнем, через четверть суток мы снова появился здесь. И станем ждать нового противника.
        - Но зачем это вам нужно? - спросил я, уже заранее зная его ответ.
        - Потому что так должно быть. Это наше предназначение. Мы сражаемся с героями, чтобы они могли испытать себя на прочность и расти над собой.
        - И это вас никак не угнетает? Вы что не устаете от нескончаемых битв или их ожидания?
        - Нет. Если я создан для этого, почему это должно меня как-то угнетать?
        - А если вы хотите чего-то другого? Лично вы. Когда вы последний раз видели солнце? Когда последний раз гуляли в тени леса? Вы лесное создание. Так какого лешего вам торчать так глубоко под землей, где только гномы чувствуют себя уютно?
        - Неплохая речь, мальчик. Но я на своем месте. Все так и должно быть.
        - Значит зря я вам помогал? Для вас это не имело значения? Вам все равно?
        - Мне не все равно, я все же чувствую. И боль и горечь. Но ты прав, это не имело большого значения. Придут еще сотни таких как эти, если не тысячи. И как показывает мне практика, эти тоже еще придут. Они все возвращается, до тех пор пока не смогут меня победить.
        - И все же вы не хотите другой судьбы? Не хотите просто уйти отсюда?
        - Не хочу. Все так как и должно быть.
        Ладно, венгати, ты такой упертый, что тебе надо было не оленьи рога отрастить, а бараньи.
        - И что вы даже не вознаградите меня за мою помощь? - решил сменить я тему.
        - У меня ничего нет. - ответил мне Форесхарт. - Но ты можешь поступить так, как сделали бы эти пришлые. Собрать трофеи.
        Собрать трофеи - это мысль. Тем более она вертелась у меня в голове с тех пор как завершилась битва. Но я не знал, как на это отреагируют местные. Все-таки по правде это их добыча. Но по всей видимости, им чужое снаряжение было не интересно. Они строго пользовались только тем оружием, которое могли вырастить из собственного тела. Прям секта какая-то, честное слово.
        Стоило мне отвлечься, как венгати уже забыл обо мне. Он снова играл в театре одного актера, исполняя роль замореного заботами монарха. Аудиенция окончена, ступай смерд.
        Мне ничего не оставалось, как развернуться и пойти собирать свою награду. Рыться в кучках, бывших недавно бушанами, я не стал. Как-то неправильно это. Да и не уверен я был точно, по поводу всех ли трофеев говорил оленерогий. К тому же, что с них можно было брать? Веточки да корешки?
        Не останавливаясь, я двинулся сразу к одному из надгробий. Обычное, серое и каменное, с черными буквами на нем. В хозяйстве конечно все пригодится, но вот кусок каменной плиты я домой точно не попру. Оставалось довольствоваться теми вещами, которые аккуратно лежали вокруг него. Надгробие принадлежало Дину паладину. Возле него лежали шлем с Y-образным вырезом, типа барбюр, белый плащ паладина, два кольца: одно простое, другое с камнем, панцербрехер - короткий кинжал с четырехгранным лезвием, созданный специально для пробивания доспехов, и несколько бутыльков с разного цвета жидкостью. Это была далеко не вся экипировка воина. Наверное остальное спрятано в надгробье.
              Я принялся ощупывать каменную плиту, с целью обнаружить, как ее открыть. Но стоило мне положить на нее руку, как перед глазами заплясали строчки.
        "У вас нет разрешения хозяина на открытие его инвентаря"
        Ага! Значит при смерти героя только небольшая часть его вещей падает на землю. И ее может подобрать кто угодно. Большая же часть его инвентаря запирается в каменной плите. И только он или его друг, которому он дал разрешение, может забрать оттуда вещи. Интересно. Не удивлюсь даже, если через некоторое время это плита переносится в удобное для приключенца место. Чтобы ему не пришлось практически голым идти туда, где его уже убили.
        Быстро обшарив все шесть плит, я стал гордым обладателем некоторых прекрасных вещей. Вот только многие из них были для меня бесполезны. Особенно меня порадовала сумка, что досталась мне от целителя. Выглядела она довольно просто и была обычной, но закинув ее за плечи, я с радостью обнаружил, что количество ячеек моего инвентаря увеличилась на пятьдесят штук. Если не считать панцербрехер и стилет, что выпал из ассасина, больше ничего полезного для себя я не нашел. Украшения я не носил, железные доспехи одевать не собирался, да и щеголять в халате мага не планировал. Единственное, что мне подошло бы, так это кожаная броня тихушника. Но к сожалению, ничего такого у него не выпало. Даже сапоги мне достались от вызывающего. Но сапоги неплохие, зачарованные на уменьшение износа. Правда еще и с добавкой к характеристике. Но характеристики мне не особо нужной. Плюс три к силе воли.
        Несмотря на то, что большинство вещей мне не подходило, я сгреб все до последнего дырявого плаща. Если мне это не нужно, это не значит, что и другим тоже. Пойдет на продажу. Кстати, деньги с приключенцев тоже выпадали, но до неприличия мало. Даже одной серебряной монеты не наберется. Скорее всего перед тем как идти в подземелье, они опустошили свои вещь-мешки, оставив только самое необходимое.
        Жаль, конечно, что мне не досталось копье, или любое другое древковое оружие. Ну да ладно, и так мне сегодня повезло. Для одного дня достаточно. Программу максимум я выполнил и даже перевыполнил. Пещеры осмотрел и примерно разобрался, что в них происходит. Пора на выход, мне еще домой топать. С этими мыслями я в последний раз осмотрел огромный зал, махнул рукой никак не отреагировшему венгати, и зашагал к лестнице.
        По пути к выходу, я углубился в свои мысли и непростительно расслабился, что чуть не стоило мне новых неприятностей. Продвигаясь по второму уровню я довольно поздно услышал топот ног, что с каждой секундой становился все громче. В последний момент я все же успел юркнуть в боковой отнорок. Мимо трусцой пронеслась группа искателей приключений.
        - А я тебе говорю, что видел кого-то, Рокот. - произнес до боли знакомый голос. - И этот кто-то, точно замешан в том, что нам в тыл ударили неписи.
        - И какой класс для этого нужно иметь? Гипнотизер? Так нету такого класса! - было слышно по голосу, что спор этот длится уже некоторое время. - Даже если ты светлый эльф, побратим кого-то из королевской семьи, высший жрец природы, веган, живешь на ферме и выращиваешь кроликов, в подземелье все равно на тебя будут нападать монстры, даже подконтрольные силам природы. Я уж не говорю о том, чтобы заставить их делать что-то нужное тебе. Потому что любой данж имеет статус "враждебно".
        - Тогда объясни мне, дураку, что это за атаку мы проморгали? И откуда вообще взялись эти монстры? Ведь никого сзади себя на третьем уровне мы не оставляли. Откуда они пришли, со второго? Или из какой тайной комнаты, которой, Дарк клянется, в помине нет. И вообще, ты хоть где-нибудь, на каком-нибудь мануале или форуме видел, чтобы кто-нибудь в этом подземелье описывал что-то подобное? Это же не один бушан-бродяга. Это целый, мать его, отряд в три десятка рыл.
        Что ответил его собеседник, я уже не слышал. Группа миновала тот боковой коридорчик, где я сидел.
        Дело попахивало жареным. Я все-таки был тогда обнаружен. Хоть именно меня, пока никто не подозревал. Наверное Палыч видел только силуэт. Но впредь мне стоит быть осторожнее. И реквизироваными мной у этих парней вещами светить было бы тоже не разумно.
        Дальше к выходу я проследовал без приключений. Из подземелья я выбрался, когда уже вечерело. До темноты оставалось еще пару часов, а мне еще нужно было топать не один километр по лесу. И не забыть бы крюк сделать, обходя то странное место. Эх, до ужина домой никак не успеть. Сегодня я пропустил все приемы пищи с нормальной домашней едой. Глядишь, так скоро и дичать начну.
        А маскировка ловушки в потемках уже становится у меня чем-то вроде традиции.


        Два следующих дня все свое свободное время я проводил в подземелье. Нет, не для того, чтобы его изучить, это сделать более-менее я успел еще в первый день. Я собирал трофеи. В основном, все что оставалось от улетевших на возрождение приключенцев. И да, в большинстве случаев именно я был той причиной, по которой они туда улетали.
        Несмотря на обещание, данное самому себе, быть осторожнее, мне по прежнему было нужно снаряжение. Разгуливать по лесу в драных штанах и футболке, с коротким ножичком и с самодельной пращей, не казалось мне хорошей идеей. Здесь не только дикого зверя полно, но и агрессивных разумных. А я пока знал только одно место, где можно было подыскать себе что-то подходящее. Причем совершенно бесплатно. В моем положении вообще идеальный вариант.
        Да, я решил немного помародерить. Конечно, кто-то мог бы меня осудить, сказать, мол, вот до чего лесная жизнь доводит, дичают люди. Наверное, так оно и есть. Спорить не буду. Мне, если честно, чужое мнение абсолютно до высокой сосны. Просто я и сам чувствовал по этому поводу некоторые угрызения совести. Моральные устои и принципы нам с детства прививают общество и родители, не все они и не в каждой ситуации нужны. В какой-то мере это сдерживающий фактор для нашей первобытный сущности, но в другой степени это также ограничители наших личных свобод.
        Я хочу сказать, что у каждого бывает такая ситуация, когда нравственные нормы уходят на второй план, перед более насущными проблемами человека. Но при этом многие из нас совершив проступок в обход морали, не хотели бы, чтобы об этом узнали их близкие.
        Себе я тоже нашел несколько оправданий своему поведению. Во-первых все искатели приключений, которых я видел, собирали трофеи. У них это зазорным не считалось. Ты победил врага - все что с него упало твое по праву. Даже слышал у них одну такую поговорку. Что-то о том, что трофеи святы. Во-вторых сам я ни у кого ничего не отбирал и не крал. Я находил. Иду, такой случайно, смотрю, а тут недавно сражение было. И вещи валяются никому не нужные возле каменных плит с буквами. Вот неожиданность! Почему бы не подобрать? Как говорится, что на землю упало то пропало. Ну и в-третьих, приключенцы сами добровольно шли на риск потери своих вещей. Ведь они шли на бой, где или ты или тебя. За те два дня, что я провел в пещере, я видел две группы, что погибли сами, без моей помощи. К тому же непосредственно из-за моих действий никто не погиб. Все приключенцы после смерти возрождались в арке на холме, голенькие как новонарожденные и почти такие же невинные.
        А еще, как я уже говорил, мне нужно было снаряжение. Не знаю идет ли это, как в-четвертых или нет. Считается ли это оправданием?
        Эта ситуация напоминала мне один анекдот, когда муж приходит к жене и начинает ее ругать за то, что она потратила заначку. "Я же говорил тебе, что эти деньги надо использовать только в критической ситуации" - сказал он ей. На что она ему ответила: "Ситуация и была критической. Мне срочно нужна была эта сумочка".
        Так и мне, нужно было снаряжение. И я, не смотря на свои рефлексии, занялся не очень достойным делом.
        Тактика была предельно проста. Все сводилось к моему первому боевому опыту в подземелье, и той подсказке, что дал мне бушан-бродяга. Я отслеживал группы приключенцев, не попадаясь им на глаза, и ориентируясь только по звукам, что издавал их отряд. В тот момент, когда они заходили в очередной зал и завязывали бой с группой бушан, я заходил в соседний зал и посылал им вдогонку еще одну группу бушан. В четырех из пяти случаев, группа из того зала не выходила. Но попадались и сильные отряды, которым удавалось справиться с неожиданной атакой в тыл. Такие я оставлял в покое, чтобы они не заподозрили, что их планомерно уничтожают. Один удар в тыл, еще можно считать случайностью, но два это уже закономерность. Как правило пережившие мою хитрость отряды, не продолжали свой рейд. Так как без потерь у них все же не обходилось.
        Промышлял я обычно на втором уровне. Там и лишних глаз поменьше, и добыча получше. На первом ошивалось много слабых и не сбитых групп. А на третьем можно было запросто попасться. Один коридор, один зал, никаких развилок, негде спрятаться или убежать. Можно было бы конечно побежать назад, но кто даст гарантию, что в этот момент там не окажется следующей группы? Да и мало народу заходило на третий уровень. Поэтому второй уровень стал моими личными охотничьими угодьями. Правда ненадолго.
        Самым трудным для меня было, незаметно войти и выйти из подземелья. На хвост группам я больше не падал, так я бы точно обратил на себя внимание, как минимум этой группы. Гораздо более скрытным было бы зайти в пещеру с транспарантом: "Я иду в подземелье, чтобы вас убивать". Теперь же я некоторое время просто бродил в толпе, все ближе подбираясь к входу, и в тот момент, когда мне казалось, что на меня никто не смотрит, быстро нырял в него.
        На следующий день, после того как я помог венгати отбиться, я, с помощью бушан, разбил шесть отрядов героев. Мог бы и больше, но не стал. Во-первых у меня был легкий перегруз, и практически не осталось места в инвентаре, и это с моими шестидесяти пятью ячейками, а во-вторых я боялся перегнуть палку. И так я думаю многие заинтересуются, почему в подземелье стало гибнуть больше групп, и почему бушаны изменили тактику ведения боя. Я конечно осторожничал как мог, атаковал только каждый третий отряд, а то и четвертый. Но особых иллюзий по этому поводу я не питал. Найдется кто-нибудь умный и внимательный, кто свяжеет мое появление здесь с изменившимся поведением бушан. Надеелся я только на постоянную текучку. Если мне повезет, то такой индивид появится не скоро.
        Поначалу я также боялся что пропажа всех выпавших вещей будет очень примечательной деталью. И она будет еще одной уликой, по которой меня смогут вычислить. Но потом я понял, что у героев постоянно пропадают выпавшие после смерти вещи. Это их конечно же злит, но не удивляет. Один раз, когда мои бушаны расправились с очередной группой, и я уже выходил из коридора в зал для сбора трофеев, из бокового коридора в этот же зал вывалилась еще одна группа приключенцев. Я еле успел запрыгнуть обратно в полумрак коридора. Отряд же недолго думая добил остатки лесного народа, собрал все трофеи с них и с павшей первой группы, и удалился. С моей добычей! Командиром у них была примечательна личность. Рыцарь смерти, весь закованный в черный доспех. Я запомнил тебя НазгулАбдул. Если свидимся на кривой дорожке, будет у меня к тебе один счетик.
        Вообще я не очень понимал, как по нашей земле могут бродить приверженцы тьмы. Возможно никто не догадывается, кто этот парень такой. Я бы тоже этого не знал, если бы не строчка над его головой.
        На второй день моего пребывания в подземелье, выбрался я из него на несколько часов раньше, чем в предыдущий. Пришлось немного поторчать у выхода, чтобы подловить удачный момент. Но зато вышел я идеально, вместе с двумя группами героев, находясь на равном расстоянии между ними. Так каждый из них мог подумать, что я принадлежу другой группе.
        Побродив для порядка в толпе, я решил двигаться домой. Здесь делать мне было больше нечего, а дома работа найдется всегда, хотя бы те же камни для пращи пособирать. Чтобы привлекать как можно меньше внимания, я решил обойти холм и войти в лес в том месте, где его от взглядов толпы закрывал этот земляной бугор. Шел я из-за легкого перегруза не пружинистой походкой, но под нос себе какую-то мелодию мурлыкал. Настроение было приподнятое. Сегодня мне повезло и одним из выпавших предметов оказалось самое настоящее копье. Крепкое древко из какого-то черного дерева, а в навершии хищно блестит острый шип металла. Наконечник не листовидный как у эльфов, а четырехгранный, какие часто использует кавалерия. Но это было копьем пехотинца, слишком короткое древко, чтобы использовать его верхом на лошади. Одним словом, сокровище. Правда занимало в сумке целых четыре ячейки в ряд. Для того чтобы оно поместилось, пришлось выкинуть что-то из бижутерии.
        От моих светлых мыслей меня отвлек подозрительный звук. Кто-то тихо шмыгал носом и плакал. Быстренько обозрев окрестности, я нашел источник шума. Примерно посередине между мной и вершиной холма, на которой находилась плита возрождения, на земле в одном купальнике сидела девушка и, прижав к груди колени, ревела. Все понятно, отлетевшая.
        Хоть я еще довольно молод, но мне нравится считать себя в какой-то степени скептиком и циником. И я очень не люблю, когда рядом со мной плачут девушки. Я начинаю тут же за них переживать. Налет цинизма слетает с меня одним махом, и так тщательно лелеявшийся образ разрушается. И хвоя с ним, что он рушится в чужих глазах, самое плохое, что он рушится в моих глазах.
        - Это не мое дело. Я ее не знаю. У меня полно других дел. - говорил я, а сам почему-то шел к ней.
        Подойдя к девушке, я со вздохом замер возле нее. Ну и чего мы ревем? Спросил я ее. Нет, не в голос, мысленно. Она почему-то не слышит. Еще одна моя слабость - неумение общаться с противоположным полом. Ну а на ком тут, спрашивается, тренироваться? На елках? Один раз в лесу дриаду встретил, и та со мной говорить не захотела.
        - Кх-кх, - мастерски начал я диалог.
        Никакой реакции. Даже здоровья не пожелала.
        - Девушка. - прохрипел я. Горло почему-то заложило.
        Безутешная незнакомка меня не услышала. Говорил я, по всей видимости, тише, чем она плакала.
        - Эй ты че, не слышишь? - сорвался я почти на крик, и для пущего эффекта толкнул ее легонечко коленом в спину.
        Сработало, но я кажется немного перегнул. Девушка в страхе от меня отшатнулась.
        - Не бойся. - поспешил я ее успокоить. - Я просто хотел спросить, не нужна ли тебе помощь.
        И чтобы она не волновалась, принялся щериться как идиот во все тридцать два. Ну точно моя волчья яма. По-моему она напряглась еще сильнее. Но глянув мне куда-то, чуть повыше головы, совершенно успокоилась.
        - Да чем ты мне сможешь помочь? - наконец подала она голос.
        - Чем смогу. Начни с того, что с тобой случилось. А я уж подумаю, как тебе можно помочь.
        Девушка глубоко вздохнула. Смотреть на нее было одно удовольствие. Миловидная, с хорошей фигурой, и в одном купальнике. Взгляд не отвести. Она оказалась лавайкой. Эту народность еще называют морские львы или морские эльфы. Родственная длинноухим раса. Но не так сильно помешаная на природе как они. Лавайцы больше любят морской простор или гладь океана. Одни из лучших мореходов в мире. Но при этом на моряков абсолютно не похожи. Такие же стройные и худые как эльфы. И при этом даже немного уступают последним в росте. Так же как и эльфы отличаются красотой. Только уши у них не такие длинные, и глаза не такие раскосые. В этом смысле они что-то среднее между эльфами и людьми срединных земель.
        Девушка была черноволоса, с голубыми глазами, и красивым лицом. Ростом она была на полголовы ниже меня, чем сразу заработала себе еще десять очков к моей симпатии. Как человек ниже среднего роста, я немного болезненно отношусь к тому, если кто-то нависает надо мной. Незнакомку звали Илиндада, и была она магом тридцать третьего уровня.
        Девушка еще раз вздохнула, посмотрела мне прямо в глаза, и начала свою историю.
        - В общем вступила я в одну группу незнакомую, чтобы вместе в данж пойти. Вроде бы группа адекватная, да и сыгранная, четверо из них постоянно вместе ходят. Лидером у них там правда один стремный бородатый гном был. Или дварф, я не разбираюсь. У него через все лицо такой страшный бордовый рубец был. Не понимаю я, зачем люди себя так уродуют. Можно же любую внешность выбрать. Так нет, дайте пострашнее. Но зато трое остальных нормальные были. Два эльфа и котейка, миленький такой, так и хочется погладить. Один эльф, Ламей, такой красивый светловолосый мальчик, по классу был флористаном. Это такой особый эльфийский класс, наполовину баффер, наполовину целитель. Второй эльф с котом были ДД. Эльф, Леха, танцующий с клинками, а котяра, Арчи, был зверобой. Командир их, гном тобишь, был танком. И надо признать довольно крутым. По классу он легионер-принцип. Как мне потом объясняли, это тот кто стоит в первой когорте. Раскач там разный есть, но этот чувак выбрал самый специфический. Короче он вооружен сразу двумя щитами. Прикинь! Естественно никакого урона он нанести не может, ну кроме разных там
специальных комбо, способностей и приемов. Но зато урон он держит, мама дорогая! Может прикрывать одновременно и себя, и еще двоих по бокам. Обычно они так и ходили в четвером, посередине танк, два ДД по бокам, и хилер тире баффер сзади. Но в этот данж решили перестраховаться. Взяли меня, я маг-стихийник, для поддержки дальнем боем, и горного орка-танка. Зовут его УркаХай, и по классу он сателлит, то есть охранитель.
        Вот девку прорвало то. И захочешь, не заткнешь этот словесный фонтан. Но я и не хотел. Хоть я и мало понимал из того, что она говорила, но послушать не мешало. Глядишь, что-нибудь новое узнаю, информация лишней не бывает. Да и пускай женщина выговориться. Ей полезно.
        - Класс охранителя есть у каждой расы. Только называется у каждого по своему. Даже у эльфов он есть, для них это вообще единственный класс, хоть немного похожий на танка. Тут конечно, как и везде, все зависит от раскачки, но вообще охранники не чистые танки. Что-то среднее между ними и ДД. Ты вообще знаешь, кто такие ДД? - внезапно спросила она.
        Я молча помотал головой.
        - Так чего молчишь, не спрашиваешь? Для кого я тут распинаюсь, если ты ничего не понимаешь? Так значит, ДД или другими словами дэмедж дилер, это воин, который ориентирован на нанесение как можно большего урона противнику. Обычно сами они большим здоровьем не пышут. Чаще всего это или тихушники или воины наносящие урон издалека. В противовес им есть танки. Эти наоборот имеют очень толстую тушку, которую долго приходится бить. Но сами они могут нанести довольно слабый урон. В их задачу входит концентрировать на себе как можно больший входящий урон по группе. Еще есть хилеры и бафферы. Хилеры - это целители, которые следят, чтобы никто не улетел на перерождение. А бафферы накладывают на группу всякие благословления и иже с ними.
        Лавайке очень нравилось делиться знаниями. Скорее всего по сравнению с другими, она не такой уж и знаток. И ей чаще всего приходится слушать чем говорить. Но тут на ее пути появился я, совершенно ничего не знающий. И со мной она наконец-то могла показать себя в своих и чужих глазах умной.
        - Кроме этих четверых, есть наверное и другие, но я больше не знаю. Да и эти здесь очень редко встречаются в своем обычном понимании. В Атравеле в этом смысле границы размыты. Многие классы могут являться чем-то усредненным между двумя, а то и тремя этими понятиями.
        - Знаешь, что такое Атравель? - вдруг с ехидной улыбочкой поинтересовалась она. И не дожидаясь сама же и ответила. - Так называется этот мир. Атравель.
        - Конечно знаю. - соврал я. Незнание названия мира будет выглядеть подозрительно.
        - Ага, я так и думала. - улыбка этой девчонки говорила о том, что она ни капельки мне не верит.
        Илиндада просто наслаждалась своей осведомленностью. И всячески пыталась подчеркнуть насколько больше она знает, чем я. Может напомнить ей о том, кто из нас двоих сидит на земле практически голый, а пять минут назад вообще рыдал. Не из вредности, так, для профилактики.
        - Ладно, что-то я немного отвлеклась. Короче собрались мы вшестером в группу и пошли в подземелье, будь оно неладно. Сначала все шло замечательно. Я стояла за спинами мальчиков, кидалась в бушан огненными шарами и мило улыбалась стоящему рядом Ламею. Он тоже, нет нет, да и стрельнет в мою сторону глазками. В общем, могло завязаться интересное знакомство. Но тут этому дурному гному взбрело в голову спуститься на второй уровень. Мол, на первом нам делать больше нечего, мы его переросли, группа у нас хорошая, пора на второй. Мне если честно было все равно, хоть на десятый. Не думала я, что там будет намного сложнее чем на первом. Гном так уверено говорил, что я решила, он знает, что делает. Но на втором мне совсем не понравилось.
        А я кажется знаю, чем это история закончится.
        - Во-первых у бушан появились колдуны. И теперь по мне иногда проходил урон. На первом была мошкара, но мне они особых неприятностей не приносила. Сгорали все в моем "огненном плаще". А эта новая пакость била меня "плетью природы". Это больно и жжется. Не люблю когда больно. А во-вторых Ламей больше не смотрел в мою сторону. Был слишком занят своими друзьями, чтобы они раньше времени не окочурились. В общем из веселого приключения поход превратился в нудный и неинтересный. Лидер отряда стал на меня орать, чтобы я не стреляла по колдунам, а стреляла по тем бушанам, что атакуют их. Но колдуны же меня жалили, мне было больно, а со своими целями они расправились бы сами. Гном поле моего ответа умолк, но как-то нехорошо на меня глянул. Не понравилась ему мое самоуправство. А тут еще и другая проблема. В очередной раз когда мы вышли на новую группу бушан, на нас сзади напала еще одна группа их сородичей.
        Ну, что я говорил!
        - Выскочила и атаковала нас со спины. Один гад мне прямо в шею свои когти вонзил. Я конечно же испугалась. Да там любой бы в штаны наложил. Ну и со страху забежала в середину нашего строя. А что? Они мальчики, я девочка. Они должны меня защищать. Гном опять начал на меня кричать, чтобы я не истерила и не мешала. И даже попытался меня вытолкнуть. Я чуть опять не оказалась нос к носу с когтистыми тварями. Но успела вцепиться в руку Ламея, и толкнула его вперед себя. Строил глазки, буть любезен защити теперь свою даму. Эльф оказался дохляком. Слился меньше чем за минуту. Остальных наших тоже прижали знатно. Следующим на возрождение отправился орк. И тогда оставшаяся компания под предводительством гнома провернула один интересный трюк. Они остались в том же порядке: гном посередине, ДД по бокам, но при этом спинами прижались к стене. Вполне толково придумано. Вот только эти сволочи про меня даже не вспомнили. Тоже мне великие герои! В первую очередь они не о даме думают, а о своем жалком здоровье. А еще говорили мне, что они дружная группа, а сами кинули своего тимэйта. Я, естественно, тоже захотела
под защиту. Только эти жалкие пародии на мужчин не собирались меня впускать. Пришлось проползти между ног у Арчи. То еще унижение! Его хвост дважды ударил меня по лицу. Но кое-как я таки протиснулась. Правда места для нас обоих там было маловато. Котяру на пол корпуса выпихнуло из-за укрытия. Согласна, нехорошо получилось, но ведь они тоже не по-рыцарски поступили. Арчи улетел тут же, а я практически сразу за ним. Через несколько минут мне в личку пришло сообщение от гнома. Как он только меня не обзывал, как только не ругал. А потом написал, что я теперь у них в черном списке, и в группу они меня больше никогда не возьмут. Больно надо, блин. Еще и выставил меня виноватой в произошедшем. Хам! Это его прямая обязанность, как лидера, изучать досконально противника, а он не учел такую возможность, что нам могут ударить в спину. Дилетант. Вот я теперь сижу тут и жду пока через три часа на местном кладбище появится моя плита, и я, наконец, смогу забрать свои вещи. Блин, жалко. Пятая часть вещей вывалилась. Скорее всего местные мародеры уже все подчистили. Надеюсь, моя диадема осталась со мной.
        Илиндада наконец-то высказалась и, похоже, ей это пошло на пользу. Слез было больше не видно, а вместо них в глазах блестели искорки гнева. Но изменился не только ее настрой. После ее рассказа изменилось также и мое отношение к этой девушке. Магия ее очарования пропала. Спасибо тебе, милая, я теперь снова циник.
        Кстати, эту группу я помнил. Не визуально, конечно. Так чтобы показываться на глаза, я не рисковал. Но из доносившихся криков и звуков мог составить общее впечатление. С этим отрядом мои смелые войска бились довольно долго. И теперь я понимаю почему. Думаю в конце когда остался только один лидер, гном или дварф, кем бы он ни был, он продержался еще очень долго. Как бы не дольше, чем когда был весь отряд. Скорее всего он просто укрылся в треугольнике, где двумя сторонами были его щиты, а третей - стена. Продержаться то он мог долго, но вот выбраться не мог никак. Не знаю, на что он надеялся. Бушаны просто продолжали бить, пока у его щитов не закончился запас прочности, а затем отправили упорного гнома туда, где его уже давно заждались друзья.
        От моих раздумий меня отвлекла эта строптивая лавайка.
        - Ну так что? - спросила она меня.
        - А? - не понял я суть ее вопроса.
        - Поможете мне? - почему-то перешла на "вы" незнакомка.
        - Каким это образом?
        - Не знаю. Вы же сами предложили. Может сходите в подземелье и проверите мои вещи? А вдруг их еще никто не украл.
        Да нет, украл. Я точно знаю. Я при этом лично присутствовал.
        - Как я справлюсь один в том месте, где не справился целый отряд? - постарался я уклониться от сомнительной чести.
        - Все вы мужики одинаковые. Как хвастаться, так вы можете горы свернуть, а как доходит до дела, так сразу в кусты. - решила пронять меня лавайка стандартным женским оружием.
        Каким логичным и умным вы бы не были, в словесном споре с женщиной это имеет мало значения.
        - И ничем я не хвастался. - ну вот, я уже начал оправдываться.
        - Просто вы обещали помочь, а теперь отказываетесь.
        Я не обещал, я предлагал. Это абсолютно разные вещи. Но только, видимо, не для этой женщины. Будет правильнее если я промолчу. Лучшая мысль за сегодня.
        - А если пропадет моя диадема? Я просто этого не перенесу! - в уголках ее глаз, снова заблестели слезы. - Сколько я на нее денег и времени потратила.
        Ну вот, девушка решила применить еще один женский безотказный прием. Либо она такая хорошая актриса, либо у нее действительно так порывисто и резко меняется настроение. Я же говорил, что я циник.
        - Ладно, ладно. Успокойся. Помочь я тебе не отказываюсь. Вот только не так, как ты того просишь. И в замен, тоже попрошу небольшую услугу. - у меня действительно созрел один план. - Дело в том, что у меня скопилось некоторое количество ненужных мне вещей и частей снаряжения. Я буду рад подарить несколько из них тебе в обмен на информацию.
        - Какого рода информацию? - сразу подобралась как перед прыжком лавайка. Лицо серьезно и сосредоточено. Кто-то только что плакал? Нет, вам показалось.
        - Информацию о мире. Просто несколько общих вопросов. Ты ведь уже показала, что тебе известно гораздо больше моего.
        - Ладно, ничего секретного я все равно не знаю. В клане я не состою, поэтому никаких клановых тайн выдать не смогу. - размышляла как бы сама с собой девушка. - А что за вещи? Показывайте.
        - Нет-нет, выкладывать я перед тобой ничего не буду. Я же не лавочник. - Не хватало еще в десяти метрах от места кражи открыть лавку краденым товаром. - Ты мне скажите, что нужно, а я посмотрю есть ли это у меня.
        - Ну-у-у. - надула губки девушка. - Не хочу брать кота в мешке.
        - Дареному коту в мешок не смотрят. - глубокомысленно заявил я. - И потом если тебе вещь не понравится, ты всегда можешь ее продать и купить другую, более подходящую для тебя.
        - Хорошо, согласна. - сказала лавайка и уставилась на меня в ожидании.
        - Первый вопрос...
        - Подожди, стой. А почему задание не выдается?
        - Какое задание? - не понял я.
        - От тебя! Информация в обмен на вещи. Ты же мне задание дал, а ничего не пишется.
        Кажется, я понял. Она ждет какого-то сообщения, что всплывает перед глазами. И как я ей его напишу?
        - Так это не задание, это договор. - придумывал я на ходу.
        - Да? - девушка недоверчиво посмотрела на меня. - Тогда хочу задаток. Одну вещь прямо сейчас, а остальные после завершения разговора.
        - Остальную. Не остальные. - недовольно пробурчал я. - Так уж и быть. Какого рода вещь ты бы хотела получить?
        - Что-нибудь на мага. Желательно ювелирку, но можно и из одежды.
        Что-нибудь на мага. Откуда я знаю, что они носят. Исходя из книг Итты, все они ходят в каких-то хламидах, в больших остроконечных шляпах на умной башке, и с обязательным посохом в руках. Стоп. Вот олень! Можно же описание предметов глянуть, все время об этом забываю.
        Так шлем - нет, секира - не то, о, колечко.
        "Кольцо ученика пироманта"
        Интеллект + 3
        Мудрость + 1
        Может стрелять раз в 15 минут встроенным заклинанием "Огненная Стрела"
        Помимо этого кольца, есть еще четыре. Но три из них не на мага, а оставшееся с показателями похуже. Думаю ей понравится. Кстати, никакой диадемы у себя в рюкзаке я не нашел. Зря девчонка переживает, видимо, вещица осталась с ней. Если она у нее вообще была когда-нибудь.
        - Вот, держи свой задаток. - протянул я ей кольцо.
        Илиндада мигом схватила подарок, и начала вертеть его в руках.
        - О, такое же, как и у меня есть. - выдала она. Но тут же, неправильно поняв выражение моего лица, добавила. - Но это ничего. Колечко хорошее, мне пригодится.
        Вот засада, дал ей ее же кольцо. Ну что мне мешало поинтересоваться о ее вещах? Якобы для того, чтобы подобрать подходящие. А на самом деле, чтобы не выдать ее вещи. Но, слава Духу Леса, вроде пронесло. Девушка ничего не заподозрила. Должно быть, таких колец в мире существует огромное количество.
        Лавайка уже натянула кольцо на один из пальцев, и с ожиданием уставилась на меня.
        - Ладно, тогда вопрос. Что вы все забыли в этом подземелье? Почему вас всех туда тянет, словно там медом намазано?
        - Странный вопрос. Прокачивать уровни, а зачем еще?
        - То есть повышать уровни? А зачем они вам нужны?
        - Как это? Расти, становиться лучше и сильнее, чтобы тебя никто не смог победить. Чтобы стать самым крутым. А в чем тогда еще смысл? В этом мире это самое важнаое.
        Расти над собой это несомненно важная цель. Вот только мне казалось, что девушка слегка путает причину и следствие. Расти, чтобы стать самым крутым? Уж слишком это похоже на детские мечты. Я хочу быть самым сильным, самым быстрым и самым самым. Для чего мне это надо, я не имею ни малейшего понятия. Просто мне так хочется. Как по мне, так это тупиковая форма развития.
        - То есть, вы сражаетесь в подземельях чтобы расти? Повышать свои навыки?
        - Ага. За убитых получаем опыт. А за опыт уровни. Давай следующий вопрос.
        - А что дает уровень?
        - Ну ты даешь! Ты что в лесу живешь? Каждое повышение уровня дает очки, которые можно распределить по собственному желанию. Два очка в основные характеристики и три во второстепенные.
        - То есть ты хочешь сказать, что с каждым уровнем вы повышаете характеристики? При чем те которые нужны?
        - Угадал. Возьми с полки пирожок. Слушай, ну ты и нуб. Как будто предкам об игре рассказываю. Ни малейшего понятия. И это при том что ты местный. Как ты можешь ничего этого не знать? Ты же тут типа родился.
        - Ты так говоришь, как будто сама тут не родилась.
        - Нет конечно, я же не НПС, я игрок.
        - А что это вообще такое? И в чем разница?
        - Как же с тобой тяжело! Я думала неписи знают об игроках, только виду не подают. Ты же искусственный интеллект, блин. Вы же у нас сейчас во все интеллектуальные игры выигрываете. Шахматы, шашки и прочее. Хочешь сказать, что ты не просчитал игроков?

        - Знаешь, если подумать, вообще-то я заметил, что некоторые люди отличаются от других, но объяснить этого не смог. Растолкуй ты мне это получше.
        - Фух, - вздохнула девушка и, мельком взглянув на свое кольцо, продолжила. - Ладно. Но только тогда это последний вопрос. Сейчас постараюсь объяснить тебе все доступно. Я, как бы это правильно выразиться, пришла сюда из другого мира.
        - Так ты пришелец что-ли?
        - Да, блин, зеленый человечек.
        - Орк-пришелец?
        - Фэйспалм. - закрыла лицо ладонью лавайка. - Так, давай сначала. Есть мой мир, и есть твой мир. Некоторые люди из моего мира иногда приходят в твой. Создают себе персонажа и становится частичкой этого мира. Ходят тут, сражаются, путешествуют, но всегда возвращаются назад. Потому что там, в их родном мире остается их реальное тело. Понятно?
        - Более-менее. А зачем эти люди приходят в мой мир?
        - Ради приключений, наверное. - пожала плечами девушка. - Ну и чтобы отдохнуть от проблем нашего мира.
        - Что ж у вас за мир такой? Полный проблем и совершенно без приключений?
        - Приключения у нас тоже можно найти. Вот только в отличие от вашего мира, возможности возродиться у нас нет.
        - Это очень весомый довод. Но все равно странно отдыхать от проблем, разыскивая их себе на одно место в другом мире.
        - Понимаешь для нас ваш мир нереальный. Мы не воспринимаем его всерьез. Для нас это просто игра.
        - Очень громогласное заявление, юная леди. Ставить под сомнение реальность целого мира, при том, что ты сама в нем находишся, можешь его видеть и ощущать. А я вот о твоем мире впервые услышал. Так может это он нереальный?
        - А-ха-ха. - рассмеялась Илиндада. - Непись мне рассказывает о нереальности моего мира. Забавно. Все дело в том, дорогой мой Мих, что ваш мир создали люди из моего, для развлечения других людей.
        - Ты хочешь мне сказать, что и наши боги из твоего мира?
        - Нет, ваши боги местные. Я говорю о создателях. Демиурги по вашему. А по нашему разработчики.
        - То есть все люди, которые приходят из твоего мира демиурги?
        - Нет, те кто приходят это игроки. Пользователи. Разработчики не играют. Они создали игру, ваш мир, и позволяют другим ей пользоваться. Не бесплатно конечно.
        - Значит разработчики - это боги вашего мира?
        - Ха-ха. Еще один фэйспалм. Хотя, возможно, для некоторых твои слова недалеки от истины.
        - Как-то уж это слишком фантастически звучит.
        - Сказал мне персонаж фантастической игры. А вообще мне пофиг. Можешь не верить. Только вторую вещь мне презентуй. Свои обязательства я выполнила. А то пора мне сходить на погост, проверить не появилась ли там моя плита.
        - Получишь ты свою вещь, не переживай. - обманывать лавайку, я не собирался. Договор есть договор. Несмотря на то что, она мне тут наговорила. Верить ее словам или нет, я пока не решил, но подумать точно будет о чем. - Какие у тебя были перчатки?
        - А зачем тебе?
        - Думал, если у меня есть что получше, то подарить тебе.
        - Ааа. Тогда ладно. Перчатки начинающей чародейки. Красивые, из белой кожи. Плюс пять процентов к скорости каста заклинаний.
        У меня таких не было.
        - Могу дать тебе перчатки из красного бархата. Плюс три единицы к силе воли.
        - А получше ничего нет? - скривившись спросила это привереда.
        - Нет. Могу в довесок выделить тебе еще болотные сапоги. Они не дают штрафов за движение по болотистой местности.
        Вряд ли эти бахилы принадлежали моей собеседнице, поэтому я даже проверять не стал. Маги не обладают такими фрагментами туалета, как болотные говнодавы.
        - Фу, да это же дешевка. Им красная цена в базарный день серебрушка.
        - Можешь конечно взять только перчатки. Я же не настаиваю.
        - Давай сюда, жлоб виртуальный. - Илиндада настойчиво протянула руку. - Чтоб икалось тому программеру, что тебя написал.
        Получив свои подарки, девушка тут же их на себя напялила.
        - Все, я пошла. Приятно оставаться. Желаю тебе отыскать ответы на все твои вопросы. Странный все-таки ты непись.
        - У меня, кстати, только что появился еще один вопрос. Кто такие неписи? И почему меня все обзывают этим словом?
        Только лишь фыркнув, лавайка ничего не ответила. Помахав мне рукой, она повернулась ко мне спиной и бодро зашагала прочь. Еще меня жлобом называла. А самой жалко на один маленький вопросик ответить.
        Я стоял и наблюдал, как удаляется соблазнительная и слегка нелепая фигура, одетая лишь в белый купальник, красные бархатные перчатки и темно-зеленые громадные сапоги, что доходили ей чуть выше колена. Дикий контраст. Только лишь когда она добралась до небольшого огороженного участка земли, находившегося чуть в стороне от толпы, я развернулся и пошел своей дорогой. Осторожность не помешает. Не стоит, чтобы кто-то видел в какую сторону я ухожу. Я и так рисковал, когда завел беседу с этой девушкой. Она меня теперь точно запомнит. Но информация мне была нужна как вода. Поэтому я и рискнул поиграть с ней в игру вопрос-ответ.
        Крадучись и оглядываясь, я вошел в лес, сделал небольшой крюк и только потом двинулся по направлению к дому.
        Кто бы только знал, как мне надоел этот мокрый лес. Когда уже небеса прекратят лить воду?

        На третий день моей авантюры в пещере, дождь наконец закончился. Утром меня разбудила не ворчащая мать, а веселый золотистый лучик солнца, что попал ко мне в комнату через окно. Честно, проснувшись, я не разделял его веселья. Утром я был хмурым, как вчерашний день. Я, наверное, никогда нормально не высплюсь. Мой распорядок дня был слишком жесток. Сегодня у меня, как и всегда, была куча дел.
              Разборка с волками уже стала привычной и неотъемлемой частью моего утреннего моциона. Как утренняя зарядка. А в это утро мне еще и удалось протестировать свое новое оружие. Копье пехотинца. То что копье было гораздо лучше вил, я даже говорить не буду. И в руках удобней, и урон больше. Правда проникающая способность так и осталась низкой. Наверное, это зависит не от самого оружия, а от моего навыка владения им. Проткуть волка копьем насквозь, у меня пока не получалось.
        Кстати навык владения копьем я получил сразу же после первой потасовки. Приятно.
        На этот раз в подземелье я не спешил. Решил, что буду привлекать меньше внимания, если не буду ходить в пещеру как на работу, в одно и тоже время. Пойду туда часика через полтора.
        Завершив дела с серыми, я пошел не в лес, а на кухню. Мой запас сухого пайка подходил к концу. Следовало его пополнить. Мать возилась, как всегда, в хлеву, и кухня была в моем полном распоряжении. Время было, но тратить его на готовку я не хотел. Использовав рецепт, я быстро, автоматически, нажарил целую кучу волчьего мяса. При этом практически четверть продукта автоматика испортила. Мне стало интересно, из-за чего именно мясо пришло в негодность. Подгорело что ли, или я пересолил? Но попробовав кусочек неиспорченного, я понял что нет. Все подгоревшее или пересоленное находилась в "удачно" приготовленном. Каких кусков тут только не было. И пережаренные, и полусырые. Благо, что еще негативных эффектов не давали. Положительных, правда, тоже. Голод утоляют - и то хлеб. То есть, я хотел сказать мясо.
        За свои мучения я получил новое умение.
        "Вы получили умение "Кулинар" 1 уровня"
        Качество производимых блюд улучшено на 5%
        Снижен риск порчи продуктов
        Ну, неплохо. Надеюсь, с этим умением следующие мои кулинарные шедевры будут более похожи на еду.
        Оставшееся у меня время я решил потратить на сбор снарядов для пращи. Как там было в пословице? Не помню первую ее часть, но во второй было: "время собирать камни". Я перефразировал ее на свой манер: ”В любой непонятной ситуации собирай камни.”
        В подземелье я попал немногим позже полудня. Постарался слиться с толпой и быть незаметным, но это получилось у меня плохо. Постоянно ловил на себе заинтересованные взгляды. Не как раньше, вяло любопытные, а какие-то цепкие и внимательные. Будто кто-то похожий на меня был должен кому-то денег, и ростовщики приглядывалась, я этот человек или нет. Неприятное ощущение находиться под прицелом многих взглядов. Даже захотелось развернуться и уйти домой. Леший с ними, с этими трофеями. Но я себя пересилил. Это выглядело бы подозрительно, если бы я пришел, побродил пять минут в толпе и отправился назад.
        Уже не особо скрываясь, я побрел ко входу в пещеру. В толпе не спрячешься, если вся эта толпа за тобой следит. По пути спину так и жгло чужими взорами. Это ощущалось настолько реально, что я почувствовал прямо-таки физическое облегчение, нырнув в темноту подземелья.
        В пещере все было по-прежнему. Жадные до трофеев и опыта приключенцы, и глуповатые и пассивные местные обитатели, которые начинали предпринимать какие-то действия даже не тогда, когда враг уже было у ворот, а когда он, образно выражаясь, сидел у них на кухне в хозяйских халате и тапочках и пил их чай.
        После такого приема у холма, я решил удвоить свою бдительность. Осторожность никогда не помешает. Я обкладывал отряды как зверей. По несколько раз обходил их по кругу, чтобы убедиться, что их не прикрывает другой отряд. Не натравливал бушан на группу, пока не следовал за ними не меньше пятнадцати минут. Если мне хоть что-то казалось подозрительным, любая мелочь, этот отряд я пропускал. Я даже сделал небольшую вылазку на первый уровень, и уничтожил там один отряд, чтобы сбить с толку возможное расследование и не дать ему четко обозначить границы моей деятельности.
        В связи с этой морокой на третий день я уделал всего четыре группы. Инвентарь забил еле-еле наполовину. Хотя для меня это было делом второстепенным. Я был готов все эти вещи высыпать в вулкан Редрока, лишь бы все те, кто у холма так мной заинтересовались, обо мне забыли. Тем более трофеи сегодня были мягко говоря посредственные. За исключением одного плаща, что достался мне от рейнджера. Плюс десять единиц к скрытности. Мне с моей способностью красться, примерно такой же как и у шерстистого мамонта, лишним не будет.
        Из подземелья я вышел настолько поздно, насколько мог себе это позволить. Оставил себе совсем немного светлого времени, чтобы не пришлось идти по лесу ночью. Но это моя перестраховка оказалась абсолютно бесполезный. На улице конечно потемнело по сравнению с полднем, но не настолько, чтобы нельзя было различить мою фигуру. К тому же толпа у холма увеличилась раза в четыре. Такое впечатление, что вечер и ночь - час пик для этих игроков. Так их, кажется, называла лавайка.
        Толпа выстреливала группами, как гномий арбалет болтами. Только пока я шел от входа в пещеру к скоплению людей, мимо меня прошествовали целых три. И все с интересом посматривали на меня. Пора что-то делать с этой популярностью.
        Побродив для галочки несколько минут между людей, я стал бочком бочком продвигаться за холм, чтобы за ним, подальше от всех этих глаз, войти в лес. Слава Духу Леса, никто меня не пытался остановить. Уже выходя из поля зрения толпы, что-то дернуло меня обернуться. На мгновение, среди мелькающих людей, я увидел паладина в светлых доспехах. Он стоял и неотрывно смотрел на меня. Миг и он затерялся в толпе.
        Клеванный шпрот! Это нехорошо. До того человека была добрая сотня метров, уже начало смеркаться, да и я не славлюсь острым зрением, но почему-то я был уверен, что видел своего недавнего знакомого. Палыча. Или показалось? Не знаю. В любом случае, проверять я не пойду.
           Совершенно не подозрительно, как человек замышляющий что-то нехорошее, я осмотрелся, и только после этого, нырнул в лес.
        В лесу было еще темнее. Солнце, бросая последние лучи на деревья, рисовало причудливые тени, длинные и гротескные. Карикатуры на самих лесных великанов. Само светило висело над краем неба кровавым пузырем, и едва просматривалось сквозь лесную листву. Тени жили своей жизнью, сливались между собой в непонятные и жутковатые рисунки. И вся земля была для них холстом.
        Вот только мне было не до созерцания открывшимися видами. Я был очень занят другим делом. Я бежал. Спотыкаясь через каждые два шага и поминая не ко времени обитателей бездны, я понемногу приближался к дому. Времени до темноты оставалось всего ничего. Очень не хотелось, чтобы в полукилометре от дома меня сожрал, вышедший на охоту, хищник. Несколько раз останавливаясь, я неосознанно смотрел назад. Все мне казалось, что в спину упирается чей-то взгляд. Паранойя такая паранойя! А быть может это просто лесные жители провожают взглядом ополоумевшего человека, который ломится сквозь лес, привлекая внимание всех хищных зверей в округе.
        На родную поляну я вывалился весь мокрый от пота. И пот этот был отнюдь не от физической нагрузки. Он был от страха. Добраться засветло до дома у меня не вышло, и последние пять минут я двигался по лесу практически в полной темноте. Звуки в темном лесу могут довести вас до сумасшествия или до сердечного приступа. Я шел по сути на ощупь, а вокруг со всех сторон ревели, кричали и выли дикие животные. Мурашки на моей спине без перерыва мигрировали вдоль позвоночника, а волосы шевелились как у горгоны.
        Выйдя из лесу, я ощутил такой приступ облегчения, что несколько минут не мог подняться с земли. Как мало, оказывается, нужно человеку для счастья. После такого стресса хотелось сразу пойти домой и завалиться спать. Вот только хвоева волчья яма имела на этот счет собственное мнение.


        За следующие два дня я практически полностью обследовал все прилегающие к дому территории, кроме того стремного места, где мозги мои превращались в кашу, а сам я в дрожащий и трепещущий кусок мяса. Еще оставалась большая часть леса за рекой, но как туда попасть, я пока не придумал.
        Ничего примечательного и заслуживающего внимания я за это время не обнаружил. В основном занимался тем, что собирал травы. Выполнял данное мне матерью задание. Мимоходом получил умение "Травник", что давало мне бонус к возможности заметить уже знакомое мне растение. Также я получил однопроцентный шанс узнать одно из свойств этого растения, съев его. А на уровне травника кратному десяти, мне обещали еще и двухпроцентную вероятность определить незнакомое мне растение.
        За два дня похождений по лесу и периодического сбора трав, я повысил это умение до третьего уровня. Под конец стало гораздо легче замечать, показанные мне матерью, растения. Поэтому к вечеру второго дня я собрал весь гербарий, что затребовала Кимира.
        В подземелье я больше не ходил. Кое-какое снаряжение я добыл, и дальше играть с огнем было бы глупо. Я и так все время ожидал, что кто-нибудь заявится ко мне домой и потребует объяснений. Но к счастью, этого пока не произошло. Надеюсь, обо мне забыли.
        Насколько я смог узнать игроков, вещи для них являлись одним из самых важных приоритетов этого мира. Поэтому расслабляться все пока же не стоит.
        В тот же день, вечером, когда я пришел домой и продемонстрировал матери свою добычу, она молча протянула мне книгу. Как-то маловато радости. Я думал, ей все эти травы действительно нужны, а она не проявила на этот счет никаких особых эмоций. Даже наша корова была бы больше рада меня видеть, принеси я ей такой сноп сена. Ладно, сейчас посмотрим, о чем с таким усердием моя мама читает каждый вечер.
        Окунуться в чтение с головой не получилось. После первых трех страниц написанных человеческим языком, далее шла какая-то абракадабра. Это что за подстава? Обратившись с этой претензией к своей родительнице, я получил довольно емкий ответ. В общем, опуская некоторые эпитеты в мой адрес, все сводилось к тому, что до новых знаний я пока что банально не дорос. Следующие несколько страниц откроются мне, а точнее станут написаны понятным мне языком только после того, как я получу умения "зельевар". А пока мне были доступны всего лишь три рецепта. Слабое зелье восстановления здоровья, слабое зелье восстановления маны и слабое зелье восстановления бодрости. А что, уже немало.
        Выклянчив у мамы часть трав, которые сам же ей и принес, и прихватив с собой книгу, я пошел экспериментировать на кухне. Провозился я до поздней ночи, но заветное умение так и не получил. Я потратил все ингредиенты, что у меня были, немало из которых попросту испортив. Зелья я варил в жестяной миске прямо на печи, смешивая пропорции трав и воды, и сверяясь при этом с учебником, Посуду эту я тоже сломал при последней попытке сварить зелье. Закончился запас прочности. Миска рассыпалась в труху, а недоваренное зелье расплескалось по всей печке, частью потушив огонь, а частью выкипев прямо на поверхности печи, и превратившись в бурую и липкую субстанцию. Вот маманя завтра обрадуется.
        Несмотря на все эти неудачи, я был доволен. Столь полезное умение не сегодня завтра, но я все равно получу. Варить зелья я не перестану. Ну а пока я с гордостью смотрел на семь маленьких пузырьков со слабым зельем восстановления, стоящих на кухонном столе. Два на здоровье, один на ману, и четыре на бодрость.
        Наконец-то, для разнообразия, я отправился в постель в хорошем расположении духа.


        Впервые задумываюсь, какая все таки тяжелая работа у отца. Я провозился практически до обеда, а свалил всего только одно дерево. При этом даже не ошкуривал его. Правда к этому времени я еще успел отрубить от дерева часть ствола. Небольшое бревно длиной в два с половиной метра. И нужно мне было таких бревен еще четыре или пять. Зачем мне это? Все просто. Я придумал как перебраться через реку. Точнее, как можно попробовать перебраться. Смастерить плот.
        Да, идея довольно примитивная. И она, естественно, посещала мою голову и раньше. Но тогда у меня не было ни времени ни желания тратить целый день, а то и больше, на подготовку к тому, что может еще и не сработать. Сейчас желания, так тупо убить день, тоже не прибавилось, но делать было особо нечего. Я изучил практически все окрестности по эту сторону реки, и теперь мне жутко хотелось узнать, что там с другой стороны.
        Работал я у самого берега реки, в том месте, где начинался лес. Углубляться в него, смысла я не видел, выбрал ближайшее к поляне подходящее дерево, и срубил его. До вечера я все таки успел получить еще четыре бревна. На больше просто не хватило сил. Не физических. Моральных. Как отец каждый день занимается этим монотонным трудом? Я бы уже с ума сошел или, что вероятнее, сбежал бы. Осел бы в городе, устроился работать куда-нибудь уборщиком или, в крайнем случае, работником банка. Это конечно тоже не работа мечты, но скажите мне, кто приезжим сразу нормальную работу дает?
        Пять бревен это маловато. Ну и ничего, будет у меня маленький плот. Главное, чтобы на меня места хватило, а больше мне не к чему. Веревка в наших местах по-прежнему считалась дефицитом. Поэтому мне пришлось скреплять бревна меж собой с помощью веток и гвоздей. Благо последних я нашел в сарае целую коробку. Получилось довольно симпатично, если вы всю жизнь живете в пустыне и понятия не имеете как должен выглядеть плот. Надеюсь, это эксклюзивное плавсредство выполнет свою профессиональную задачу, и я не потону на середине реки.
        За целый день черной работы я поднял умение "Дровосек" всего на два уровня. Первый раз еще утром, а второй спустя пару часов после обеда. Итого у меня был четвертый. А закончив с плотом, я еще и получил второй уровень умения "столяр". Видимо ему капало от любых моих деревянных поделок. Интересно, а если сделать деревянное кольцо прокачается умение столяр или ювелир?
        За время моей работы ко мне приходили и мать и сестра. Посмотреть, чем это я таким занимаюсь. На какую очередную глупость трачу драгоценное время, которое мог бы использовать для того, чтобы заниматься нужным обществу делом. Например, сидеть в ожидании на богами забытой дороге. Маман даже попыталась как-то меня вразумить, но потерпев неудачу, махнула на меня рукой. Сестра же просто стояла в сторонке и говорила обо мне своей жуткой кукле всякие гадости.
        Теперь, когда работа была завершена, я с удивлением обнаружил, что уже темнеет. За любимой работой время бежит. Но эту работу я не любил, с чего бы это так время улетело?
        Отмахав топором целый день, я стал лучше понимать своего отца. Однообразная, монотонная работа утомляет и немного отупляет. Я чувствовал некоторый стыд за то, что, хоть и про себя, но все же подшучивал над ним. В те моменты по вечерам, когда мама читала, а он тупо смотрел в стену, я немного осуждал его за бездеятельность. Но теперь понял, ему просто требовался отдых. Расслабить все натруженные мышцы и освободить от всех мыслей голову. Такая своеобразная медитация перед сном. Сегодня, в качестве извинений, надо будет уступить ему добавку за ужином. Хотя с чего бы это? Я тоже целый день топором махал.


        Пересекать реку я решил от нашей поляны. Можно было поискать место и поуже, но я не стал этого делать. Пять метров большой роли не сыграют, зато входить в воду и выходить из нее будет гораздо удобней, оба берега в этом месте были пологими.
        Завершив ежедневный утренний моцион, включающий в себя обливание холодной водой, лазание по деревьям, драку с волками, свежевание животных, поздний завтрак собственного нелучшего приготовления, и все именно в таком порядке, я максимально очистил инвентарь, оставив ненужные мне в походе вещи в сундуке, и был готов отправляться. Взял я только самое необходимое. Пращу, пятьдесят камней-снарядов, два кинжала и копье. Из амуниции на мне были: сапоги, что достались мне от вызывающего еще в первый день моих приключений в подземелье, черные кожаные штаны с приличным запасом прочности, которые я абсолютно не помнил с кого снял, кожаные наручи с щитками, дающие мне защиту от оружия плюс пять единиц, стальной шлем-ерихонка, которым раньше пользовался какой-то степной лучник, и зеленый шерстяной плащ, дающий мне плюс десять единиц к скрытности в лесу. Раньше его хозяином был эльф-рейнджер. Что являлось явным стереотипом. Существует мнение, что это комбинация раса-род занятий, не приемлет никакой другой цвет. И напяливает на себя вещи любых оттенков, но только одного цвета. Зеленого. Смешно, право слово. Эльфы
не настолько глупые, как хотелось бы человеку. Если перед ушастым будет стоять выбор, надеть доспех стального цвета, что может защитить и от меча, и от стрелы, или обыкновенную зеленую рубаху, конечно же он выберет первое. Ну может только перекрасит сперва.
        Рубашка на мне тоже была. Еще моя первая, с минимальным запасом прочности, и не добавляющая никаких статов. Ничего подходящего, чем можно было бы ее заменить, я так и не нашел. Было у меня парочка толи балахонов толи халатов, элементы одежды мага, но их одевать я не стал. Никогда не питал слабости и платьям. Чем по сути они, со своими длинными полами, и являлись. Я банально боялся в них запутаться.
        Закончив со сборами, я вышел из дома и направился к тому месту, где лежал мой плот. Надеюсь, он все еще там, а не исчез, как это бывает с мусором. Хотя я на себя наговариваю. Плавсредство конечно получилось не ахти, но это явно было законченное изделие столяра, и даже определялось как, "отвратительный деревянный плот".
        Прибыв на место, я успокоился. Мой билет на тот берег никуда не пропал. Дотащив его на мелководье, и взабравшись на него верхом, я оттолкнулся от берега заранее приготовленным шестом. Шест был длиной практически три метра, но я боялся, что на середине реки, достать дна, его все равно не хватит. Хорошо еще, что дно реки было неровным и каменистым. Тут и там из-под воды выглядывали гладкие отполированные валуны, заставляя реку врезаться в них и огибать, тем самым создавая уйму мелких течений и водоворотов. Все что мне нужно для спокойной и тихой переправы! Отталкиваться от этих валунов было бы удобней, но стоит моему плоту налететь на один из них, как ему придет конец.
        Не отойдя от берега и на три метра, мой плот подхватило течение, и понесло вперед, вытаскивая меня на середину реки и с каждой секундой все ускоряясь. Первая половина пути была пройдена неожиданно быстро, без каких-либо усилий с моей стороны, но над второй придется попотеть. Течение не отпустит меня так легко, как оно приняло меня в свои объятия. И проделать это нужно как можно быстрее. Мне не улыбается тащить этот тяжеленный плот по берегу сотни метров. Ведь чтобы переправиться обратно, его нужно будет вернуть на один уровень с поляной.
        От брызг я уже был мокрым с ног до головы. Эх, надо было спрятать все вещи в сумке, и переправляться в одном белье. Тогда на другом берегу можно было бы одеться в сухое. Все мы крепки задним умом.
        Наконец-то мне подвернулась возможность, а точнее большой выступающий камень, и я смог, что было силы, толкнуть себя в сторону противоположного берега. Траектория моя совсем немного искривилась. Нужно было срочно закрепить успех. Пытаясь достать до дна, я стал мотылять шестом, словно большой чайной ложкой, будто размешивая сахар в кружке. Зацепившись за что-то твердое, я еще раз оттолкнулся. И еще. Очень медленно, и с большой неохотой река все же отпускала меня. Проплыв в длину больше чем в ширину раза в два, я все-таки сумел переправиться. Пару раз я был довольно близок к тому, чтобы принять не только холодный душ, но и холодную ванну. Но обошлось. Довольно высокий показатель ловкости позволил мне устоять на хлипком плотике, когда он цеплял камни и взбрыкивал как необъезженный конь.
        Выбравшись на берег, я вытащил за собой плот, и упал на землю. Фух, от полосы бодрости осталось только треть. И это я всего несколько минут боролся со стихией. Даже не знаю от чего я больше мокрый, от воды или от пота. Эх, лежать хорошо. Если бы еще одежда была сухая.
        "Ваша одежда промокла и вы замерзли"
        На вас наложен негативный эффект "озноб"
        Ваши характеристики скорости и ловкости снижены на 5%
        Эффект пройдет, как только ваша одежда высохнет, а вы согреетесь
        Ааа, чтоб тебя! Нет бы, что нибудь приятное написать.
        Специально одежду сушить я не стал. Высохнет на мне. Потребуется немало времени, чтобы развести костер, и еще больше, чтобы высушить одежду. А его у меня катастрофически не хватало. Сегодня у меня в планах было обследовать довольно большой кусок леса с этой стороны. Я и так могу не успеть это сделать, а с задержками, так уж и подавно.
        Плот все-таки пришлось тащить. Пыхтя и кряхтя, я загнал свою выносливость практически в нуль, но все же поравнялся с поляной на другом берегу. С такого ракурса свой дом я еще не видел. Отсюда он казался тихим и мирным. Замершим. Он словно был облеплен паутиной или утопал в патоке, как жук в смоле. Вся поляна была островком безопасности и спокойствия в этой темной чаще. Казалось там нет никаких проблем и забот. Вот только если бы это было так, меня бы не тянуло все время сбегать оттуда. Хотя возможно все наоборот. Может быть я убегаю именно по той причине, что меня тяготит атмосфера тишины и покоя. Словно в омут затягивает. А у меня в душе есть что-то такое, что этому противиться. Дух авантюризма. Быть может кто-то из моих предков был пилигримом или первооткрывателем, только на родителях это ни в коей мере не отразилось.
        Машинально спрятав плот под кустом, я углубился в лес. Сам не знаю, от кого я его прятал. Наверное от диких зверей, которые очень хотят переправиться на другой берег. Лес с этой стороны ничем не отличался. Три часа я брел сквозь него в одном направлении, собирая травы и грибы, и периодически делая зигзаги и петли, чтобы охватить больше территории. Пока не уперся в болото. Это произошло не сразу. Сначала стали исчезать большие вековые деревья, потом деревья поменьше, пока не осталось только береза, ольха да сосна. И те с каждым шагом росли все реже, и становились все более кривыми и приземистыми. Словно какой-то садист-силач, завидуя высоте и стройности деревьев, придавил их к земле и скрутил в бараний рог. Освободившиеся от деревьев место, занял, растущий в большом количестве, кустарник. Иногда его живые изгороди создавали прямо-таки целые лабиринты. Травяной покров тоже поменялся. Сочный зеленый ковер превратился в чахлые кустики вьюна.
        Ну что же, мне еще и лучше. Дальше углубляться возможности нет, так что пройду пару километров вдоль болота, и можно будет поворачивать назад.
        Близость трясины привносила присущие ей детали. Под ногами противно чавкало, а воздух был сырой и влажный, что абсолютно не способствовало высыханию моей одежды. Она даже по моему стала еще мокрее. Помимо этого над головой у меня вилась целая туча всякой кусучей гнуси, что пыталась прокормиться за мой счет. Честное слово, такое ощущение, что меня бушаны прокляли. После каждого прихлопывания кровососущей пакости, перед глазами у меня появлялось, уже порядочно набившие оскомину, сообщение.
        "Вы убили комара"
        Вы получили опыт... заблокированно
        Усилием воли я смахнул ее на край обзора, но и там она меня раздражала постоянно мелькая.
        Кстати, надо будет не забыть спросить у кого-нибудь, что означает, "опыт заблокирован". И почему я не расту в уровнях.
        Не пройдя и половины намеченного пути вдоль болота, я остановился. Передо мной встал нелегкий выбор, куда идти дальше. Дело в том, что я набрел на тропинку, уходящую в глубь болота. Состояла она из больших, поросших мхом, камней, как-будто всплывших к поверхности на расстоянии в две ладони друг от друга. Над топью стелился туман, но я смог разглядеть куда она ведет. Метров через тридцать дорожка упиралась в полуразрушенное здание, возвышающееся над болотом. Размеры сооружения говорили о том, что когда то это, возможно, был замок или, что вероятнее, монастырь. Кто додумался построить монастырь на болоте? Ладно, шучу. Скорее всего в те времена, когда монастырь еще был действующим, болота не было и в помине. Но лес то должен был быть. Он же довольно старый. Какой нормальный человек будет жить в лесу? Ну кроме нашей добропорядочной семьи. А еще кроме лесников. И охотников. И отшельников. Да никто! Только какие-нибудь преступники, скрывающиеся от закона. Может быть, это бывшая разбойничья застава? Навряд ли, иметь каменную крепость для разбойников слишком кучеряво. Тогда, возможно, это действительно
монастырь отшельников. Правда, отшельник только тогда отшельник, когда он один. А когда этих отшельников целый монастырь, это уже не монастырь отшельников. Если вы понимаете о чем я.
        Окружающая мрачная атмосфера все-таки склоняла меня к мысли, что там в свое время творились темные делишки. Может там квартировался какой-то запрещенный культ. Или совершались нечеловеческие опыты. Бррр. Умею я себя напугать, аж мороз по коже.
        В общем, неважно кому служило это сооружение прибежищем. Сейчас от него остались лишь руины. Важно то, что я уже битых пятнадцать минут стою, и решаю что мне делать. Проще конечно пройти мимо. Дойти по краю болота оставшееся время, и повернуть домой. Ну уж очень хотелось глянуть на обломки того здания. В таких местах обычно может остаться что-то интересное и полезное. Самое плохое, что именно в таких заброшенных местах, еще и любят селиться всякого рода монстры. Необязательно чудовища. Матерый хищник может дать пару очков форы любому мифическому существу. А мне, так и любой хищник даст фору. Хотя с другой стороны, что мне терять? Вещи, как из игроков при гибели с меня не падают. Жизнь? Ха-ха три раза. Время? В самом плохом случае, я очнусь завтра утром уже дома. А так дорога домой затянется точно до вечера. А ночью я сплю. И проснусь я опять таки утром. Правда в первом варианте у меня не будет времени замаскировать ловушку. Ну и ничего. Раньше же как-то обходились без нее. Денек потерпим присутствие серых, ничего с нами не случится. Если только никто не припрется.
        Простояв в сомнениях столько времени, сколько хватило бы на обход небольшой рощи, я все же решился отправиться на осмотр местной достопримечательности.
        Камни выглядели вполне надежно, но я все равно осторожничал. Хоть сверху они и были плоскими, как будто кто-то специально озаботился их удобством, но кое-где на них рос мох, на котором вполне можно было подскользнуться. И почему тот, кто озаботился плоскостью камней, не сделал тут перила. Халтурщик. Мне однозначно не хватало в этом мире перил.
        Прыгая как лягушка с камня на камень, я добрался до разрушенного здания. Тут я конечно погорячился. Никаких руин тут не было. От когда-то стоявшего тут здания, осталась одна стена. И все. Даже куча кирпичей нигде не лежала. Ни обломков крыш, ни частей мебели, и никакого полузаваленного подвала. Просто одна жеванная стена на земляном холме. Эй, руины зданий не так выглядят. Хватит ломать мои стереотипы.
        Елки, жалко. Как же теперь мои трофеи? Ведь я сюда полез именно за ними. Что можно полезного и интересного найти в стене? Тайник? Ну да. Осталось только найти шатающийся кирпич в стене, и в виде трофея получить этот самый кирпич. Но что-то тут должно же было остаться. Может холм подкопать? Так я лопату с собой не взял. И куда девался весь строительный мусор? В болоте утонул? А кто его туда стащил?
        От последней мысли меня слегка передернуло. Прямо-таки озноб пробежал по коже. И это при том, что на мне до сих пор висел негативный эффект "озноб".
        Если я на холме никого не вижу, то значит этот кто-то живет в болоте. И, наверняка, строит себе дом, раз ему понадобился строительный материал. А так как ему понадобилось его очень много, то скорее всего он очень большой. Пора делать ноги.
        От моих мыслей меня отвлек звук. Даже скрежет. Как будто большую и тяжелую каменную плиту волочили по каменному полу. И сопровождался этот звук бульканьем и хлюпаньем пузырящейся грязи. Доносился он позади меня, со стороны каменной тропы, по которой я несколько минут назад скакал козлом.
        Кинувшись туда, я обнаружил именно то, чего боялся. Валуны, из которых состояла тропа, тонули. Хотя с таким звуком не тонут. Больше похоже на какой-то механизм.
        - Куда? Стой, гиббона мать!
        Если этот механизм что-то и отключает, то явно не эта фраза. С глухим скрежетом, все камни исчезли в трясине. Клеванный шпрот! Вот попал, а! Использовав копье в качестве шеста, я попытался нащупать дно. Не получилось. Болото было глубже, чем мое копье и рука в месте взятые. Я потыкал так еще раз десять в разных местах, но с тем же успехом. Ну и что теперь делать? Потратив полчаса, я монотонно обошел всю ту часть берега холма, что хоть немного смотрела в ту сторону, откуда я пришел. Никакой скрытой тропы я не обнаружил. Я почувствовал, как меня волной начинает захлестывать паника. В голове появилась шальная мысль добраться до края болота в плавь. Что там тех тридцать метров.
        Стоп. Нужно успокоиться. Носом вдох, ртом выдох. Вдох, выдох. Если механизм опустил тропу, то он ее может и поднять. Нужно вспомнить, что я делал в тот момент, когда камни опустились. Я ничего не трогал, ничего не нажимал или тянул, я стоял и размышлял, где может лежать сундук с золотом. Хм, стоял.
        Следующие полчаса я буквально рыл носом землю, но никаких нажимных плит так и не обнаружил. Либо я слепой, либо весь этот холм одна сплошная нажимная плита. Или же механизм работает по часам. В определенное время тропа появляется, и исчезает.
        В любом случае выхода я пока так и не обнаружил. Единственное, что мне оставалось, это ждать. А пока можно было обследовать другую часть холма в поисках непонятно чего. Возможно, там найдется то, что поможет мне выбраться. Понятия не имею, что это может быть. Свиток телепорта, разматывающийся сверток тропинки на тридцать метров, которая не тонет, или же просто крылатые сандали одного расторопного посланца богов.
        Я буквально ощупал каждый сантиметр холма, обстучал всю стену, но никакого тайника так и не нашел. Только обследовая берег, я наткнулся на что-то отдаленно похожее на тропу. Отдаленно, потому как тропа эта находилась в болоте. И встав на нее, я бы оказался в мутной жиже всего лишь по пояс, а не провалился бы с головой, как в любом другом месте. Я бы конечно воспользовался этой тропой, если бы не один минус. Вела она в противоположную сторону, от того места, куда было нужно мне. Мысль еще дальше углубиться в болото, я посчитал недостойной моей светлой головой, и выбросил ее оттуда.
        После осмотра я пошел еще раз проверить, не появилась ли снова тропа. Без особой надежды, потому как гул камней, я должен был услышать. Тут все было без изменений. Но осмотр места, где была тропа подал мне еще одну идею. Что если попробовать сделать свою каменную тропу? Ресурс в виде стены на холме у меня имелся. Осталось только сделать то, с чем не смогло справиться время. Разрушить ее.
        Это гораздо легче было сказать, чем сделать. Никакого подходящего инструмента для этого у меня не было. Ни кирки, ни молота. Ничего мало-мальски тяжелого, чем можно было бы отбивать камни от стены. Как я только не изголялся. Долбил стену своим шлемом и ногами, чем довольно заметно уменьшил запас прочности у ерихонки и сапогов. Ковырял кинжалами раствор между камнями, что тоже положительно на них не сказалось.
        Опустошив полностью полосу бодрости, я окинул взглядом результаты своего труда. Одиннадцать маленьких кирпичиков. Да и то отбиты в том месте, где стенка казалась самой хлипкой. Мало. На тридцать метров пути точно не хватит.
        Нужно их опробовать. Надо знать, имеет ли вообще смысл продолжать эту работу. Успею ли я пройти по кирпичам, прежде чем они потонут.
        Я уже три часа торчал на этом острове, и даже если мне прямо сейчас удастся перебраться на другой берег, до ночи домой все равно не успеть. Придется мне первый раз ночевать не в стенах дома. Выбраться бы отсюда хотя бы до завтра. Волки правда останутся без моего внимания, ну и пес с ними. Пускай отдохнут денек без меня. У каждого должен быть выходной, даже у блохастых.
        Подойдя к краю трясины, я бросил первый камень. Плюх. И он с булькающим звуком тут же пропал из виду. Не понял. Я пошарил в том месте копьем, никакой твердой опоры там не было. Потонул. И как же он меня выдержит, если он свой вес не держит? Нет я конечно же знал, что камни будут тонуть, но думал, это будет происходить медленнее. Может здесь среда слишком жидкая, и кирпичи надо класть в более плотную трясину?
        Спустя пять минут у меня не осталось ни одного кирпича и ни капли надежды, выбраться с этого проклятого болота. Везде, куда бы я не положил их, камни тонули. Интересно, что держало те валуны, из которых состояла тропинка. Какая-то подпора снизу или быть может магия?
        Я со вздохом уселся у края топи, и стал думать, что делать дальше. Самый простой выход, это нырнуть в трясину поглубже и вдохнуть. Завтра утром уже буду дома. Но этот кардинальный вариант мне не нравился. Во-первых страшно. Одно дело когда ты бьешься с волками, и у тебя в крови кипит адреналин. Можно даже не почувствовать ран. А другое в полной мере ощутить страх удушья, увидеть как над твоей головой смыкается темнота, и почувствовать, как в легкие заливается холодная вода. Брр. Совсем не хочется. Да и вообще смерть не выход, нужно всегда бороться до конца. Пробую уйти с болота своими ногами. Пока мне остается только ждать, не появится ли вновь тропинка.
        Как всегда, когда вы строите планы и пытаетесь их придерживаться, вмешивается какая-то другая сила и мешает вам в этом.
        Началось все с того, что болото заволновалась. Да, прям как море. Звучит дико я понимаю, но по поверхности трясины пробежала самая настоящая рябь. Тут и там запузырилась грязь, и болото забулькало, словно закипело. Я даже сначала обрадовался, думал это всплывают обратно валуны. Но оказалось, нет. Прямо из трясины под большим углом по дуге вылезла огромная змея и начала тыкаться головой в холм. Шириной она была с доброе дерево.
        Это я сперва так подумал, что змея, но потом увидел на одной ее стороне присоски и понял, что это щупальце. Тем более к первому скоро присоединились еще два. Что это за хрень? Осьминог? Кальмар? В болоте? Да ладно!
        В десяти метрах от меня лапали берег уже пять гигантских щупалец, а я сидел на земле, тупо пялился на них и никак не мог поверить в происходящее. В голове роились мысли. Такие существа не могут жить в болоте, это не их среда обитания. Да и чем эта громадина может тут кормиться? Какой глубины это трясина если тут живет такой гигант? И наконец, какой гад нажал на кнопку "выпустить Кракена"?
        В себя меня привел особенно близкий шлепок по земле гигантским щупальцем. Настолько близкий, что меня обдало болотной грязью. Я подскочил и бросился бежать к стене. Зря. Видимо, щупальца этого существа обладают довольно большой чувствительностью. Вполне могут заменять ему глаза. Да и движение мое было довольно-таки резким. Многорукий тут же меня почуял. И вслед мне понеслись его щупальца. Как падающие колоны. Бам, бам, бам. Холм содрогнулся от трех сильных толчков. Я остался на ногах только лишь благодаря чуду, и своей ловкости. Бросив короткий взгляд назад, и увидев, что не успеваю, я буквально нырнул за стену. Бах. Стену затрясло от врезавшегося в него тела.
        Будучи в относительной безопасности, между мной и монстром была преграда, которую не сломило даже время, я рискнул выглянуть за нее. Над поверхностью трясины показались уже не только конечности монстра, но и его голова. Которая одновременно являлась и его туловищем. Насколько я могу судить, это действительно был моллюск. Наверное, какая-то его разновидность. Гигантский и болотный. В это время чудище всеми своими конечностями вцепилось в стену и землю и втащило себя на холм. А разве кальмары так умеют?
        Бабах! В стену ударило сразу восемь его рук. Во все стороны полетело мелкое крошево, но сама стена устояла. Елки, а мне понадобилось практически полчаса, чтобы отбить от нее одиннадцать жалких кирпичей. Вот это сила! Интересно какой у монстра уровень.
        Осторожно взглянув поверх гигантского кальмара, я увидел ярко-красную надпись.
        "Гигантский моллюск, 100 уровень"
        Ого, не по Сеньке шапка. Не по Миху кальмар. Такого под пиво не съешь. Чего он вообще ко мне пристал? Наверное, я его разбудил или привлек внимание, когда бросал в болото кирпичи. Кто же знал, что это его дом. Вон как разозлился, многострадальная стена так и трещит.
        Тыдыщь! Многорукое чудовище, кажется, уже бьется головой об стену. Надеюсь, с безнадеги.
        Но практика показала что нет. Просто так у него удар был сильнее. После второго такого удара по стене пробежала сеть трещин. Ежа мне в ужа! Похоже стена, что устояла перед самим временем, доживает свои последние секунды. Нужно срочно что-то делать. И лучше всего, ноги.
        Отступать у меня было куда. Оставалась еще эта непонятная полузатопленная тропа, что вела в глубь болота. Так я, бесспорно, отдалюсь от края топи, но и от этого чудища тоже. Так что я даже не колебался. Опрометью бросился к задней части холма, копьем нащупал тропу, и встал на нее, погрузившись по пояс в мерзкую жижу. Здесь меня, разумеется, тоже могло подстерегать какое-то чудовище, но это опасность возможная, и она всегда пасует перед опасностью явной.
        Позади раздавались звуки страшных ударов и треск уже обреченной стены. Все это заставляло меня поторопиться. Я старался как можно быстрее преодолеть эту опасную и неудобную дорогу. Два тычка тыльной стороной копья перед собой, маленький шажок. Два тычка, шаг. В такой манере я и продвигался.
        Я прошел метров двадцать, когда позади меня раздался триумфальный рев монстра. В этот момент я оступился. Слишком заторопился, и пропустил один тычок копьем, за что и поплатился. Нога соскользнула с тропы, и я чуть было не ушел в топь с головой. Спасло меня лишь то, что я не успел полностью перенести свой вес на эту ногу. Резко согнув опорную, я восстановил равновесие.
        Оглянувшись я смог увидеть развязку поединка, стена против монстра. Остаток древнего здания раскололся и брызнул во все стороны под ударами противника водопадом камней. Даже отсюда я слышал как булькает трясина, принимая в свои липкие объятия серые булыжники. Кальмар не успокоился, и разметал остатки стены до тех пор, пока от нее не осталось даже намека. Затем он вдруг на секунду замер и заметался по холму, как-будто в поисках чего-то.
        Я знаю что ты потерял, друг. Обед.
        Теперь в приоритете у меня была не скорость, а незаметность. Гораздо медленнее чем до этого, я отправился дальше. Проблем мне добавляло еще и то, что дорога была не прямой, а виляла слегка из стороны в сторону. Словно бы желая скинуть меня с себя. Выручало меня мое верное копье. Оно не только разведывало мне тропу, но и вселяло уверенность. Появись вдруг из трясины какая-нибудь тварь, я бы мог с ходу воткнуть в нее свое оружие. Правда, если она будет размером с того моллюска, для нее это будет, что мамонту подсрачник.
        Еще через десять метров холм растворился в тумане. До меня доносился только приглушенный шум, издаваемый головоногим. Я снова ускорился. Не хватало еще, чтобы меня по пояс в болоте застала ночь. Эх, как я жалел о тех болотных сапогах, что я отдал в довесок неблагодарной лавайке. Сейчас бы они мне очень пригодились.
        Когда уже кончится эта тропа? Надеюсь, она приведет меня какой-нибудь суше. Вот смеху то будет, если она оборвется посреди болота. Но когда я уже начал отчаиваться, впереди из тумана выпрыгнул еще один холм. Навскидку он был гораздо меньше первого, но для меня это было несущественным. Я наконец-то видел сушу. Надоело по пояс бултыхаться в вонючей жиже, и с натянутыми до предела нервами, ожидать, что вот-вот что-то незримое ухватит тебя за ногу.
        Не придумав ничего умнее, я запрыгал от радости, и даже крикнул что-то горделивое, типа "знай наших". Болоту это явно не понравилось. Оно тут же зашевелилось и заволновалась. Та елки голубые! Опять?
        Не знаю как, но я побежал. Да, по пояс в трясине. Проверять копьем тропу, я практически перестал. Рисковал. Не хотелось быть съеденным неведомой болотной зверюгой. Помогал еще тот момент, что я визуально видел, где она должна окончиться. Правда коварная дорога могла вильнуть в любой момент, но я надеялся на лучшее.
        В метре от моей цели она все-таки подбросила мне подлянку и ушла в сторону. А может быть просто оборвалась, не знаю. Знаю только, что сделав очередной шаг, я не почувствовал тверди под ногами, и от удивления чуть не попробовал на вкус местную грязь. Но падая, я все-таки успел воткнуть в основание холма копье. Опираясь на него, как на турник, я втащил свое многострадальное тело на холм. Отфыркиваясь, я завалился набок. Захотелось немного полежать. Полоса бодрости подмигивала мне пустотой. Но я не позволил себе расслабиться, рядом рыскали неизвестные существа. Болото все еще было неспокойно.
        Борясь с тошнотой и головокружением, я вскарабкался на вершину холма, и распластался там. Сил не было даже поднять голову. Кто-то там, наверху, решил надо мной сжалиться, и подсластил немного горькую пилюлю.
        "Ваша выносливость увеличина + 1"
        Мои глаза были закрыты, но надпись я все равно видел.
        Я вымотался настолько, что мне уже было все равно, доберутся ли до меня местные хищники. Лишь две минуты спустя, я смог поднять голову и осмотреться. Болото снова было спокойно. Никто не барагозил в его глубинах. Не мелькали в поисках меня гигантские щупальца. И никто не сидел рядом, и не скалился клыкастой улыбкой. Ну и хорошо. Я опять опустил голову.
        Вокруг была относительная тишина. Лишь только привычные для болота звуки нарушали ее. Хлюпали поднимающиеся со дна пузыри газа. Да противной волынкой жужжали комары. Наверное, только благодаря их невыносимому звону, я не заснул. Вот только до меня им было не достать. Я был облеплен с ног до головы плотным слоем грязи. Пусть только сунутся, все хоботы себе пообламывают.
        Немного отлежавшись, и восстановив выносливость до половины, я заставил себя подняться. Стал отряхивать грязь и только тут обнаружил, что мои новые, но уже бэушные, сапоги остались в болоте. Я так ломанулся, что даже не заметил их потери. Теперь они снова сменили хозяина. Болотные жители, носите на здоровье, мне не жалко. Легко пришли, легко ушли. Единственная неприятность заключалась в том, что я теперь был босой.
        Приведя себя в относительный порядок, я стал с высоты обозреватель холм. Он был совсем крошечный. Метров десять в диаметре. А с противоположной стороны, той, где я вылез, у него был маленький, деревянный причал. Очень чудно. Ни одной лодки или другого плавсредства, я возле него не заметил. Спустившись к нему поближе, я увидел еще одну странность. На краю пирса, у самой воды, на специальной подставке был установлен колокол. Довольно большой, больше чем мой шлем, я легко мог бы засунуть в него голову. Сделан он был, скорее всего, не из бронзы, а из серебра. Металл от времени потемнел, но зеленью не отдавал. Интересно зачем он здесь, и кому подает сигнал. Я буду полным идиотом если позвоню в него. Только успокоились местные хищники, а я вновь привлеку их внимание. А может быть колокол для того и нужен. Звать местный зверинец к приему пищи. Обед. Внимание, не пропустите обед!
        Но, наверное, я все-таки не очень умный человек. Через полчаса я уже со всей силы колотил в этот хвоев колокол.
        На островке я абсолютно ничего не нашел. Два раза обойдя периметр холма, я не обнаружил ни одной тропы. Даже той, которая меня сюда привела не нащупал. Обследовав сам холм и простучав, на предмет хоть чего, деревянный причал, я пришел к выводу, что других вариантов у меня просто нет. Ну, кроме радикального.
        Сначала, я довольно придирчиво осмотрел сам колокол. Он не был гладким. На его боках проступали то ли непонятные узоры то ли древние письменна. Разобраться лучшие я не смог. Каллиграфия и владение древними языками не моя сильная сторона. Крепился к постаменту колокол одним большим металлическим кольцом. Снизу из его недр свисала обычная веревка. Выглядела она довольно старой и потрепанной, но не такой древней, как сам колокол. И как она тут до сих пор не сгнила от этой влажности? Заглянув внутрь, я убедился, что крепится она к языку колокола. Ну что ж, приступим.
        Еще раз мысленно перебрав все варианты, я вздохнул и коротко ударил в колокол один раз. Только через пару минут, когда ничего так и не произошло, я понял с каким напряжением ожидал реакции. Я стоял весь сжавшись и згорбившись, как будто ожидая кары небесной. Усилием заставив себя расслабиться, я опять потянулся к веревке.
        Динь. Голос у колокола был чересчур звонким для его размеров. Почему-то в голову пришла аналогия со здоровенным двухметровым орком с писклявым голоском. Я даже ей рассмеялся, правда немного истерично. Видимо, сказывается напряжение прошедших часов.
        Динь-динь. Несмотря на его тонкость, звук колокола довольно громкий и отчтливый, и без труда разносится на большое расстояние. Думаю, его без труда можно различить даже на первом холме. Интересно, у моллюсков есть уши?
        Динь-динь-динь. Я начал терять терпение. Зачем вообще нужен колокол если его никто не слышит? Что это вообще за приспособление, и чему оно служит? Я пристально глянул чуть выше звонка-переростка.
        "Колокол призыва Тортудженту"
        Служит для призыва Тортудженту. Если вы хотите призвать это древнее существо ударьте в колокол
        Клеванный шпрот! Надо срочно вырабатывать привычку сначала читать, а потом действовать. Все время забываю про эту возможность узнать общую информацию. Резко убрав руки от веревки, я стал внимательно всматриваться в гладь болота. Оно было спокойно, и нигде не колебалось. Надеюсь, это существо настолько древнее, что уже оглохло от старости. Или же его древние кости мирно лежат на дне болота. Второй вариант даже предпочтительней.
        Вдруг, без всякого предупреждения, возле пирса, прямо перед моим носом разверзлась топь, обдав меня новой порцией грязи. Через мгновение на этом месте вырос еще один холм. От неожиданности я плюхнулся на пятую точку, и открыв рот, глазел на это чудо природы. Холм был небольшого размера, примерно два на три метра. Кое-где с него сползла болотная грязь и там обнажилась костяная, расчерченная в клеточку, рифленая поверхность. Что за..?
        Ясность в эту ситуацию привнесла голова, вынырнувшая у края нового холма. Огромная и почему-то шипастая, она зыркнула на меня, как мне показалось, в нетерпении. Уже догадываясь, что увижу, я сосредоточил на ней взгляд.
        "Гигантская черепаха, Тортудженту, 120 уровень"
        Вранье. Это не черепаха, это динозавр какой-то. Не хватает только хвоста с костяной булавой на конце. Хотя не удивлюсь, если он у нее есть. Под толщей грязи то не видно.
        Удивительно, но этот монстр на меня не нападал. Только смотрел так, будто ожидал от меня каких-то действий. Неужели он расчитывал на другую реакцию? Думал буду вопить и в панике носиться по острову? А вот фиг тебе. Нет, я не бесстрашный, просто внезапное появление Тортудженту меня больше ошарашило, чем испугало. Да и не страшный он был, просто огромный.
        Черепаха утробно заворчала, привлекая к себе мое внимание. Добившись своего, она выразительно посмотрела на меня, а затем на свою спину. Ничего от меня не дождавшись, она опять повторила свои действия. И опять. Пантомиму я понял с первого раза, не тупой, но вот лезть к ней на горб от чего-то не хотелось.
        - Кушай тут, привереда, нечего меня к себе домой тащить.
        Дома ее могут ждать маленькие голодные гигантские черепашата, но я не настолько сердобольный, чтобы это как-то повлияло на мое решение.
        - Не поеду, и не упрашивай. Я конечно рядом с тобой, как этот холм рядом с горой Редрок, но мою свободу выбора тебе не отнять. Хотя бы даже выбор в такой мелочи, как помереть.
        Я находился в той стадии усталости, когда лень даже бояться.
        Который раз убеждаюсь - животные понимают человеческий язык. А может черепаха уловила какие-то интонации в голосе и догодалась, о чем мой ответ. Оскалив рот в пол головы с острыми треугольными, как у крокодила зубами, она злобно зашипела. Вот теперь стало страшно, и я рывком вскачил на ноги.
        С другой стороны, когда еще представится возможность побывать в логове гигантской черепахи.
        - Хорошо, хорошо. Раз ты настаиваешь, спорить не буду.
        Болотный монстр тут же успокоился и подставил мне свой грязный бок панцыря. Да и ладно, мой бок не чище.
        Проходя мимо колокола, я в задумчивости остановился. Интересно, на сколько килограмм он потянет. И почем нынче серебро.
        Поторопиться меня заставило вновь укоризненное шипение. Да иду я, иду. И помечтать нельзя. Никто и не рассчитывал, что ты позволишь мне отломать собственную сигнализацию.
        К собственному удивлению, я залез на черепаху без труда, к тому же еще и расположился там вполне комфортно. Вершина ее панциря была плоской, что позволяло там не только сидеть, но и даже лежать. Нехватало правда ремней безопасности или хотя бы перил ограждения.
              Только лишь увидев, что я наконец устроился, черепаха сразу рванула с места в карьер. Не терпится ей, бедолаге.
        Существует множество прич, где символом медлительности является черепаха. Судя по всему, их создатели не видели эту. Тортудженту развивал очень приличную скорость. Думаю, на воде не каждый корабль смог бы его обогнать. А тут на болоте, где все они бы попросту увязли, Тортудженту обогнал бы их всех.
        Несмотря на быструю скорость передвижения, плыть пришлось довольно долго. Не меньше двадцати минут. Я откровенно скучал. Монстр больше не шипел на меня, и я снова перестал его бояться. Первый интерес болотоплавателя полностью заглушило однообразие открывающихся видов. Оно попросту вгоняло меня в сон. Ну, кроме того, еще и плавный ход черепахи, насыщенность дня и усталость. Развлекался я тем, что высматривал выпрыгивающие из тумана редкие земляные холмы, и раздумывал над размерами котла, в котором можно было бы сварить из Тортудженту черепаховый суп.
        Наконец-то мы достигли цели. Вопреки моим подозрением гигант не стал хватать меня пастью и нырять на глубину. Вместо этого он подплыл к еще одному земляному острову и высадил меня на берег. Убедившись, что я с него слез, он развернулся, чтобы уйти не попрощавшись.
        Тортудженту оказался не хищным монстром, а просто транспортом. Я, конечно же, учитывал подобную возможность, но верить в нее боялся. Теперь же меня накрыли эмоции, и я заорал ему вслед.
        - Пока, дружище! Передавай привет детям. Если получится, буду навещать тебя каждый второй вторник.
        Черепаха не обернулась. Даже хвостом не махнула. Доставила меня к пункту назначения, и была такова. Я на нее не обиделся, и мне совершенно было плевать, что это за пункт назначения такой. Даже если она привезла меня к логову другой хищной твари. Я был благодарен ей хотя бы за то, что сама она меня не слопала. Твердая земля под ногами и неизвестность впереди, чего еще можно желать? Ладно, ладно, это я иносказательно. Много чего можно желать.
        Гигант болот исчез в трясине, а я осмотрел этот новый перевалочный пункт на моем пути сквозь топь. Этот остров не напоминал холм, скорее морскую косу. Этакая дорога посреди болот, только не каменная, и не затопленная. Ровной она тоже не была, где-то сужалась, где-то расширялась, при этом даже в самом узком месте была не меньше трех метров. Деревья здесь не росли, но чуть левее, в расширение косы, я заметил что-то похожее на каменную лавочку. Рядом с ней стоял металлический столб с фонарем, естественно, не горящим. Прямо-таки вырванный кусочек из другой реальности. Если не обращать внимание на окружающей антураж, ни дать ни взять часть парковой городской аллеи.
        Усевшись на лавочку и откинувшись на спинку в том месте где, она не была сколота, я с удовольствием вытянул ноги. Красота. Сразу расхотелось куда-то идти. Я бы здесь и остался, до темноты оставалось часа два, но рядом не было ни одного дерева. А мне, для того чтобы пережить ночь, нужен был костер. Надо идти.
        Эту фразу можно было бы сделать лозунгом этого дня, так часто я повторял ее себе, но первый шаг получилось сделать только спустя пятнадцать минут.
        Остров оказался действительно большим, точнее длинным. Я шел уже пять минут и все никак не мог достичь его противоположного края. За это время мне повстречалась еще одна лавочка с фонарем, только в более плачевном состоянии чем первая. От нее остался лишь контур из битого камня. Столб с фонарем валялся рядом.
        Следующим осколком цивилизации, на который я набрел был, то ли каменный постамент, то ли осколок какого-то обелиска. Находился он прямо посреди "тропы", а вокруг него легко было представить клумбу, где раньше скорее всего росли цветы. Сейчас же везде на острове росли одни вьюны. Только лишь ряд кирпичей очерчивал у постамента правильный круг, показывая габариты, существовавшей в прошлом, клумбы. Знакомых букв на камне я не нашел, поэтому и заморачиваться не стал. Просто потопал дальше. Мне даже и не особо интересно было, в честь чего тут прямо на дорогу уронили эту здоровую каменную глыбу. Ни одного дерева я пока так и не нашел.
        Спустя еще пятнадцать минут, я наконец-то увидел изменения в ландшафте. Тропа резко стала набирать в ширину. Это было не обычное расширение на три-четыре метра. Создавалось впечатление, что дорога, по которой я шел, закончилась, и я достиг того места, куда она меня вела.
        Заметив в тумане кривые силуэты деревьев, я приободрился и зашагал быстрее, но тут же остановился. Моих ушей достиг монотонный и замогильный голос, который повторял всего одно слово. Слово, в принципе, не страшное, но в сочетание с голосом и местностью, оно заставило меня в темпе отрастить на спине волосы, чтобы они могли там встать дыбом от страха.
        - Мозгиии.
        Жеваный крот! Только неупокоенных мне не хватало. Вот жеж непруха! Назад, как обычно, у меня дороги нет. Могу конечно вернуться к тому месту, где меня высадила черепаха, ну а дальше куда? В этом вояже по болотам кто-то мне старательно отрезает все пути к отступлению. Придется идти вперед. Если удастся, попробую прошмыгнуть мимо зомби незамеченным. Ну а если не получится, буду сражаться. По слухам, самое уязвимое у них место - это голова. Жаль только у меня нет ни меча ни топора, чтобы им ее рубить. Одно только колющее оружие.
        Знать бы еще, насколько они опасны. Как я понял, характеристики любого существа напрямую зависят от его уровня. Если мой уровень будет ниже их, то это значит, что и характеристики тоже. Но это еще не говорит об однозначном поражении. Явным тому подтверждением являются мои стычки с тремя волками. Уровень каждого почти в два раза больше, чем у меня. Но имея на своей стороне смекалку, хитрость и подготовку, я без труда, каждое утро, расправлялись с ними.
        В самом крайнем случае постараюсь убежать от ходячих мертвецов. Насколько мне известно, они довольно медлительны. Другой вариант - это залезть на дерево, и держать там оборону, расстреливая зомби снарядами из пращи.
        В общем, для начала, надо их увидеть. Оценить, так сказать, степень опасности. А уже потом, принимать решение.
        Обозначив для себя задачу, я на полусогнутых двинулся вперед. Кстати, интересно почему принято красться именно в такой позе. Она же жутко неудобная. Ноги потом болят. При этом отдачи - нуль. Тише я ходить не стал. А ниже стал всего сантиметров на тридцать. Проще уж тогда ползком.
        Двигаясь, как черепаха, а учитывая мое недавнее знакомство, намного медленней, чем некоторые из них, я добрался до места, где остров стал расширяться, и остановился, чтобы лучше осмотреться. Раньше тут, по всей видимости, был амфитеатр. Круглая ровная площадка в небольшой низине, а со всех сторон ступеньки, лавочки, колонны и арки. Лавочки и ступени были из тяжелого, даже на вид, темно-серого камня. Арки и колонны, наоборот, сделанны из чего-то белого и воздушного. При этом они еще были украшены резьбой и лепниной. Между ними, то тут то там, в небольшом количестве, можно было наблюдать деревья. С лесными исполинами им было не сравнится. Видал я кусты побольше этих деревьев. Маленькие и чахлые, как дрова на растопку, они бы еще сгодились, но как защита от неупокоенных, однозначно нет. Один из вариантов можно смело отметать. Если только не получется забраться на высокую колону или арку.
        Кстати, самих ходячих мертвецов, я по-прежнему не видел. При этом продолжал слышать бормотание как минимум одного из них. Это напрягало больше всего. Я все ждал, когда костлявая полусгнившая рука вылезет из-под земли и схватит меня за лодыжку. Или ляжет мне на плечо. Хорошее воображение просто проклятие в такой ситуации.
        Все, хватит себя накручивать. До меня так быстрее доберется сердечный приступ, чем ходячий мертвец. Я попытался взять себя в руки. Не получилось. Попытался расслабиться. Где уж там, если я с такой силой сжимал кулаки, что у меня уже занемели кисти. Достал из сумки копье и взял в руки. С оружием в руках стало самую капельку легче. Но этого хватило на то, чтобы я смог заставить себя двигаться вперед.
        - Мозскиии.
        А мой то, зомби оказывается шепелявит. Наверное, не поделил лакомство с другими любителями мертвячины, и те выбили ему парочку передних зубов. А вот это правильно, чтобы себя хоть немного растормошить, можно и пошутить. Пусть даже шутки будут откровенно плоскими.
        Дойдя до края амфитеатра, я по-прежнему никого не смог заметить. Хоть и безостановочно вращал башкой и таращил во все стороны глаза. Хвоевы мертвяки, видимо, при жизни были долбаными ниндзями.
        - Москиии.
        В этот момент в голове у меня что-то щелкнуло. Не знаю, быть может адреналин в крови у меня весь выкипел, и я перегорел. Но я вдруг просто перестал бояться. Чувство стаха сменилось на другое. Его вытеснило какое-то бесшабашное любопытство. Меня все так же потряхивало, но уже по другой причине. Мне стало интересно, что же здесь все-таки происходит. Может быть я не вижу тут шатающегося зомби, потому что он прикован к одной из колонн? Я решил идти на голос, что бы проверить.
        Страх пропал, но бдительности я не потерял, и продолжал двигаться крадучись. К середине амфитеатра я идти не стал. Было видно, что на площадке ничего нет. Поэтому обогнув ее по дуге, и пройдя между рядами битых и поросших мхом лавочек и колонн, я вышел к противоположному краю древнего театра. Сюда меня привел этот замогильный голос. У обломка колонны, что был мне по пояс, я остановился.
        На его верхушке сидела довольно большая, ярко зеленая лягушка. Нагло зыркнув мне прямо в глаза, глухим человеческим голосом она протянула:
        - Москииит.
        Первым порывом было насадить эту зеленую сволочь на копье. За весь тот страх, что я по ее милости натерпелся. Но будучи уже ученым, я поначалу решил проверить ее общую информацию.
        "Ядовитая лягушка, древолаз, 80 уровень"
        Самое паскудное в этой строчке было слово "ядовитая". Даже если я ее прибью, что вряд ли, уверен, эта гадость успеет меня отравить. А учитывая ее уровень, ее ядом можно целое поселение отправить на тот свет.
        Нет, не буду я с ней ссориться. Себе дороже. Придется унять свою жажду мести и поступиться своими чувствами. Первый раз что ли?
        Возле уха противно зазвенел комар и уселся мне на щеку. Машинально хлопнув себя по лицу, я выставил перед собой ладонь, чтобы посмотреть, убил я мелкого паршивца или нет. От лягушки к моей руке выстрелил длинный розовый язык и комар с моей ладони исчез.
        "Внимание, вы покормили животное, установлена связь"
        Желаете сделать ядовитую лягушку своим питомцем?
        Эм. Чего? Мне предлагают завести домашнюю зверушку? Да и при том такую необычную? Я посмотрел на древолаза. Он сидел неподвижно и пялился на меня пустым взглядом.
        А что? Можно. Я конечно больше кошек люблю, но раз уж выбирать не приходится... Тем более ядовитая. Всяко пригодится. Еще и уровень восьмидесятый. Если она мне сможет в бою помогать, то ей цены не будет.
        Да, желаю.
        "Внимание, вы приобрели питомца - ядовитая лягушка"
        Ее уровень был обнулен
        Вот гады. Предупреждать же надо о таких вещах. Не видать мне питомца восьмидесятого уровня. Пока сам до такого не выращу.
        "Выберите какое количество получаемого вами опыта будет передаваться питомцу"
        Ну, пусть будет по максимуму. Двадцать пять процентов. Надеюсь у лягушки он, как у меня, блокироваться не будет.
        "Выберите имя для своего питомца"
        Да тут даже думать не надо.
        "Вы уверены, что хотите назвать своего питомца - Зомби"
        Да.
        Стоило мне только подтвердить свой выбор, как лягушка ожила и одним прыжком оказалась у меня на плече. Скорее всего из-за обнуления ее уровней, она стала раза в два-три меньше размером. Я повернул голову и уставился на нее в упор. Древолаз ответила мне таким же взглядом.
        - Москииит. - проскрипев мне в лицо, похоже единственное в своем арсенале, слово, она отвернулась, показывая тем самым, что разговор окончен.
        Видимо, животное само передвигаться не будет, и мне придется все время таскать его на себе. В принципе все логично, животное то маленькое. А собственно чего я хотел? Лягушка сидящая на плече у человека смотрится довольно нелепо. Но если при хотьбе эта самая лягушка будет постоянно прыгать мне в след, недовольно квакая в спину, чтобы я не спешил, то это будет просто балаган. Ни один шут не упустит возможности позубоскалить надо мной.
        Еще раз взглянув на древолаза, я вздохнул. Говорящее животное на плече, и остров окруженный водой вызывали у меня всякие ассоциации. Только вот я сам на капитана корабля явно не тянул. Получалась какая-то глумливая пародия на любимые, моей сестрой, приключенческие романы про пиратов.
        К своей первой ночевке, я готовился со всей возможной тщательностью. Местом под лагерь, выбрал площадку театра, находилась она в небольшой ложбинке, так что свет от костра далеко видно не будет. К тому же располагалась она примерно посередине острова, равноудаленая от всех берегов. Если ночью из трясины вдруг выползет какая-нибудь болотная тварь, пусть хоть устанет, пока до меня доберется. Даже если им окажается гигантский хищник вроде кальмара или Тортудженту, это место придоставит им пару сюрпризов. Каменные арки и колонны послужат мне, и станут для гиганта небольшой преградой. Нет, иллюзий я не питал, остановить их они не смогут. Но ломаясь и падая, точно меня разбудят, а возможно еще и задержат, тем самым давая мне немного времени, чтобы смыться.
        Времени до темноты оставалось не больше часа, поэтому я спешно начал собирать хоть какой-нибудь хворост и дрова для костра. В этом царстве влаги не было ничего сухого. Единственное мертвое и высохшее дерево, которое я нашел, было мокрым и гнилым. Чего уж говорить о живых, полных сока и воды, деревьях. Но я все равно собирал все деревянное, что мог найти или отломать. Дерево есть дерево. Загорится. Нужно только большое и сильное пламя. Костер правда получится дымным, но лучше я немного прокопчусь, чем околею.
        Зомби мне нисколечко не помогал и, похоже, даже задремал сидя у меня на плече. Я собирал хворост до тех пор, пока мог его видеть. Все-таки в идеале, огонь должен гореть всю ночь. Но боюсь моих скудных запасов для этого недостаточно. Собрав последнюю вязанку, я практически на ощупь добрался до своей стоянки, и стал пытаться развести огонь. Именно, что пытаться. Попыток было много, результата нуль.
        Пока я чиркал огнивом, благо в подземелье насобирал их штук пять, солнце полностью уползло за горизонт оставив после себя лишь воспоминания. Но ни одна из лун ни звезды не сменили его на посту. При этом в полной темноте я не оказался. Казалось, само болото решило мне в этом деле подсобить. Над трясиной появились непонятные блуждающие огоньки. Сперва совсем тусклые, а потом все более заметные. Они не разогнали полностью сумрак, но заметно его прорядили, деля мир на черное и темно-серое.
        Я внимательно всмотрелся в один из них. Никакой информации не поступило. Огонек просто не идентифицировался. Либо я слишком далеко сижу, либо это обычный сгусток света, ну, возможно, не совсем понятного происхождения.
        Помимо нехватки света, с уходом солнца, также усилилась и влажность. Я прямо-таки кожей чувствовал разлитую в воздухе воду. Это тоже не сильно способствовало рождению огня.
        После, наверное, полусотни попыток, надо мной сжалился тот, кто за мной присматривает.
        "Вы пытаетесь создать костер?"
        А как ты догадался? Да!
        "Ваша попытка не удалась"
        Хотите попробовать еще раз?
        Да.
        "Ваша попытка не удалась"
        Хотите попробовать еще раз?
        По поводу "сжалился" - это я поторопился. Похоже он просто решил поржать.
        Да.
        "Ваша попытка не удалась"
        Только раза после десятого моя попытка наконец увенчались успехом. И каким! Вязанка хвороста, которую я подготовил для костра, вспыхнула разом, как будто облитая маслом. Резко отпрянув, я упал на спину, но боюсь все равно лишился бровей, таким сильным был жар. Лягушонок, от удара о землю, с моего плеча соскользнул. Обозвав меня москитом, он снова запрыгнул на свое любимое место и смежил веки. Вот соня.
        Сам я спать не ложился довольно долго. Быстро поужинав горелым мясом и запив его обычной водой, я пару часов просто сидел перед костром и смотрел на огонь. Его пляски завораживали, уносили мое сознание куда-то далеко в другие миры. Запах костра и ночные звуки только усиливали его влияние на меня. Интересно, а его воздействие считается ментальной атакой? Будь у меня больший показатель силы воли, наслаждался бы я им с таким же упоением как и сейчас? Не знаю. Но сейчас я впал в какое-то другое состояние сознания. Как будто бы я спал наяву. Нет никаких ведений или грез я не видел, но отношение к действительности было такое же как и во сне. Абсолютно безэмоциональное.
        В себя я пришел от мигающего сообщения, которое, по всей видимости, высветилось уже довольно давно.
        "Пытаясь осознать вселенную, вы просидели в одной позе, устремив взгляд в пустоту, больше часа"
        Ваша мудрость увеличена +1
        Хм, ну ладно. Правда ни о чем таком глобальном или очень умном, я не думал. Да я, в принципе, ни о чем не думал. Тупо пялился в костер и все. Но за единичку, спасибо. Повышение характеристики никогда лишним не бывает.
        Теперь, когда я стал мудрее, я понял, что пора ложиться спать. Если нормально не отдохну перед завтрашним днем, завтра отхвачу пару штрафов к ловкости и скорости. Что мне совершенно не нужно. Подкинув побольше дров в костер, я укутался в плащ и улегся поближе к огню. В этом плане мой питомец оказался гораздо мудрее меня. Он уже давно давил на массу. Интересно, сколько у него показатель мудрости?
        Несмотря на усталость и заботы минувшего дня, сон не шел. Я ворочался возле костра, как курица-гриль, оптимально прожариваясь со всех сторон. Есть такое блюдо у дворфов. А когда меня наконец сморило, сон был тревожным и прерывистым. Ночные звуки, что до этого помогали мне отрешиться, теперь отвлекали. Несколько раз за ночь, я вскакивал в страхе, услышав резкий пронзительный крик, то ли хищника, то ли жертвы. К тому же мне мешала спать боязнь того, что потухнет костер. Приходилось периодически вставать ночью и подкидывать новые порции дров, которые часа за два до рассвета, у меня закончились. В общем ночка выдалась еще той.
        Один раз когда топливо для костра у меня уже кончилось, а огонь погас, меня разбудили приближающиеся хлюпающие звуки. Ляп, ляп. Как будто кто-то босой бредет по щиколотку в грязи. Ляп, ляп. И звуки эти все приближались. Когда мое сердце от страха уже билось у меня в глотке, я выдавил из себя писклявое: "Кто там?". Звуки на мгновение замерли, а потом раздались вдруг с большей интенсивностью. Ляпляпляпляп. И на этот раз они удалялись. Не знаю, кто решил заглянуть ко мне на уже потухший огонек, но я, по всей видимости, его спугнул. Хотя не возьмусь утверждать, кто из нас испугался больше.
        Ранним утром, когда сон самый сладкий, я был бессовестно разбужен своим же питомцем. Проснулся я от того, что кто-то пел мне прямо в ухо пронзительные лягушачии трели. Я не очень люблю по утрам когда поют. А этот зеленый еще и фальшивил безбожно. Поэтому настроение с утра у меня было просто отвратительным. Щупая рукой возле головы, и пытаясь поймать этот громкий раздражающий фактор, я уже придумал три мучительных смерти для него. Но лягушонок не давался, видимо, чувствуя мой настрой. Пришлось открыть один глаз.
        "Ваш питомец голоден. Накормите его"
        В случае голода более 6 часов на его характеристики будет наложен штраф
        В случае голода более 12 часов он начнет терять запас здоровья вплоть до смерти
        - Ладно, понял я. Не ори. Полусырое волчье мясо будешь?
        - Москииит. - презрительно проскрипел мне древолаз.
        Тоже мне привереда. Проблема разрешилась сама собой. Откинув капюшон плаща с лица, я привлек внимание мелких кровососущих гадов. Те, захотев отведать свежей крови, стали кружить надо мной и садится на лицо. Зомби не зевал, и збивал их прямо в воздухе, как система гномьего ПВО. Полоска его голода, что появилось у меня перед глазами вместе с сообщением, стала медленно заполняется.
        Ну вот и хорошо. Я снова закрыл глаза.
        Во второй раз я проснулся от неприятного ощущения. Все лицо у меня чесалось и зудело, а над головой стоял сплошной гул, как будто целый оркестр волынщиков-неумех репетировал на верхнем этаже. Открыв глаза я ничего не смог увидеть. Обзор мне застилала целая простыня сообщений об уроне.
        "Вы получили урон - 0 единиц"
        Вы получили урон - 0 единиц
        Вы получили урон - 1 единица
        Наевшись, мой питомец тут же завалился спать, чем и воспользовались местные комары. А хозяина охранять?
              - Эй, мелкий, ты не опух? Хозяину твоему чуть лицо не обглодали, а ты дрыхнешь. - решил я его тут же отсчитать, на что он, оправдываясь, только жалобно квакнул.
        Ладно, возможно, он и не виноват. Никаких распоряжений я ведь ему не давал. Чего теперь шуметь? Я почесал покусанное лицо и осмотрелся.
        Весь мир плавал в молоке. Настолько плотным был туман, что стелился над болотом. Ближайшие ко мне серые скамейки я различал с трудом, чего уж говорить о белых колоннах и арках.
        Было холодно и сыро, и дальность обзора была минимальной, но спать больше было нельзя. Нужно идти дальше. Сегодня хотелось бы выбраться с этого проклятого болота.
        Просмотрев меню и выбрав кусок пересоленного мяса и стакан воды, я позавтракал на скорую руку, закинул на плечо лягушку, взял в руки копье и отправился дальше. Мясо пришлось есть холодным, костер давно прогорел и даже угли остыли.
        Скорость моего движения была очень мала. С такой ограниченной видимостью можно легко влететь в топь. Поэтому я не спешил. К тому же я боялся местных хищников. Так и представлял себе, как из тумана вырывается что-то ужасное и большое, состоящее сплошь из одних зубов, когтей и ярости, и набрасывается на меня. В общем, я обожаю свое воображение.
        Со звуками туман тоже выделывал всякие неприятные штуки. Он их приглушал и видоизменял, превращая обычный булькающий звук выделения болотного газа, в какой-то потусторонний стон. Прямо голос глубин. Голос глубин. Хм, красивое выражение, но жуткое в моей ситуации настолько, что аж волосы пониже спины шевелятся.
        Когда через час солнечные лучи, как стрелы, пробили пелену укрывающую болото, оставив от нее лишь рваные лоскуты, я наконец-то смог нормально осмотреться. Широкий в том месте, где стоял амфитеатр, остров сузился, и превратился вновь в земляную тропу через болото, что шириной не превышала трех метров. Меня это вполне устраивало. Вот бы еще этот тракт, не прерываясь, и не ответвляясь, вывел меня прямо к концу болота.
        Эх, мечты, мечты. Примерно через полчаса ходьбы, остров опять стал увеличиваться в ширь. Стали появляться фрагменты цивилизации. Остался позади ржавый фонарный столб без навершия. Мелькнул под ногами и пропал кусочек выложеной камнями дороги. Все чаще и чаще стали попадаться руины каких-то строений. Где просто кучи битого кирпича, а где и уцелевшие части стен. С некоторых пор у меня возникла стоякая аллергия на стоящие, отдельно без остального здания, стены.
        Через десять минут я остановился, и открыв рот, смотрел на представшую мне картину. Прямо передо мной метрах в семидесяти возвышалось огромное строение. Метров двадцать-двадцать пять в высоту с башней и колокольней. Посреди болот стоял монастырь. Он состоял из нескольких зданий, соединенных переходами в одно. Отсюда мне было не видно, но внутри него скорее всего есть небольшой дворик. У подобных зданий примерно одинаковая планировка. Не монастырь, а маленькая крепость. Когда-то красивое и величественное здание, теперь обветшало и обвалилось. Целые фрагменты стен кучами строительного мусора валялись у основания здания, явив миру его черное нутро. Про черное нутро, это я не просто так. От бывшего монастыря явственно исходила аура угрозы. Не та, которую можно почувствовать в любых руинах и заброшенных местах, где, возможно, завелась какая-нибудь пакость. Где, ты знаешь, есть опасность, но тебя неумолимо влекут загадки этого места. Нет, здесь аура была более зловещей. Она давала понять, что когда-то здесь произошло какое-то темное событие. Это место тоже скрывало какую-то тайну, вот только узнавать ее
абсолютно не хотелось. Хотелось просто оказаться подальше от этого места.
        Вход в монастырь охраняли две сутулые фигуры в черных рясах и с капюшонами на головах. С такого расстояния информацию о них прочитать я не смог. Но не думаю, что это паладины или светлые рыцари. Явно какие-то темные жрецы, а возможно даже личи. Принадлежность их какой-либо расе разглядеть тоже не получалось, так что они вполне могли быть и нежитью.
        Помимо этих двоих замерших у ворот, вокруг крепости кружило еще около тридцати непонятных существ. Эти в отличие от охраны на месте не стояли, а постоянно курсировали только им известными маршрутами в пределах двадцати метров от монастыря. На охранников у входа они были похожи только цветом одежд. Из себя они представляли какую-то жуткую пародию на человека, обгоревшего до головешек и наполовину прозрачного. Присмотревшись к ближайшему ко мне я прочитал: "Темная тень монаха, 70 уровень".
        Да, здесь точно произошло что-то нехорошее. Но вот честно, абсолютно не интересно что. Единственное, что меня сейчас интересует, это как обойти этот темный монастырь не потревожив его стражей?
        Полуразрушенное здание стояло практически посередине острова. Тени монахов не отходили от него дальше чем на двадцать метров. Еще оставалось примерно тридцать метров простора с одной и с другой стороны монастыря. Но при этом я не учитовал еще агресивную зону самих теней. Повидав за свои похождения по лесу различных существ, я понял, что у каждого есть подобная зона комфорта, переступив которую, рискуешь столкнуться с яростью этого самого существа. Надеюсь, она у теней такая же как и у моих волков - пять метров. Но это вряд ли. Потому как, я понял из своего опыта, мои волки связаны с каким-то заданием или, как говорят игроки, квестом. А квестовые существа отличаются от обычных. В том же подземелье бушан у местных агрозона была поболее. Так что для верности придется обходить монастырь по самому краю берега.
        Резко свернув в сторону, я прошагал до самой воды и только потом двинулся вперед вдоль нее. Я решил обойти монастырь с левой стороны, расстояние там от берега до монастыря было на пару метров больше чем справа. Шел я медленно, одним глазом смотря под ноги, а вторым приглядывая за ближайшей тенью. Когда расстояние до нее осталось примерно метров сорок, тень вдруг остановилась, прервав свой маршрут, и и стала медленно разворачиваться в мою сторону. Я резко отпрыгнул на пару шагов назад и замер. Темная тень монаха секунд двадцать пялилась в мою сторону, пару раз мазнула по мне невидящим взглядом и отвернулась.
        Фух! Я обмяк, тело расслабилось, и я непроизвольно сел на землю. Это было близко. Только вот что теперь делать? Агрозона теней достигает примерно сорока метров и полностью перекрывает оба берега. По суше мне их не обойти. Сделать крюк вплавь через болото? Даже не смешно. Но перебираться ведь как-то надо. Елки голубые, опять я застрял на этом болоте.
        Некоторое время просидев и подумав, я отмел все фантастические или же просто идиотские варианты, и решил все-таки перебираться по суше. Буду передвигаться очень медленно, ползком, по самому краю берега, с таким учетом, что если меня вдруг обнаружат, я смог бы опустить тело в трясину, держась при этом руками за сушу. Надеюсь, это собьет теней с толку, и они меня потеряют. При этом нужно еще изучить их маршруты. Двигаться только тогда, когда все они удалены от меня больше чем на сорок метров, или хотя бы смотрят в другую сторону.
        Сперва я полчаса наблюдал за передвижениями бывших монахов. Выявлял повторяющиеся действия и заучивал примерный план их метаний. Затем мысленно настроившись и пару десятков раз горестно вздохнув, я пополз.
        Здесь остановиться, подождать пока ближайшая тень постоит, глядя на болото десять секунд, затем развернется и начнет удаляться. Можно ползти дальше. Теперь надо замереть, приближается следующая тень. Сейчас я узнаю, имеет ли шанс на успех мой план или нет. Какое-то время я буду находиться в агрозоне этого монстра. Все зависит от того, как она действует. Если монстр автоматически видит всех, кто попадает в его зону комфорта, как бы они не прятались, тогда мне хана. Дальше мне не пройти, и завтра утром я проснусь дома. Но если находясь в его зоне можно спрятаться, тогда у меня есть шанс.
        Я весь вжался в землю, стараясь действовать и думать, как земляная кочка. Только, думаю, у кочки сердце не стучит так интенсивно.
        Тень доплыла до своего излюбленного места, остановилась там, и уставилась на болото. Не заметив ничего для себя интересного и примечательного, она развернулась и отправилась восвояси. Мих ей тоже был не интересен. А точнее она его даже не заметила. Чему я был безмерно рад. Мысленно ликуя и крича, я тихонечко пополз дальше. Зомби проникшись ситуацией, тоже хранил молчание, устроившись у меня на затылке, как капитан на носу своего корабля.
              Вся сложность в запоминании маршрута теней заключалась в том, что все они были друг на друга похожи, как тридцать капель воды. Было сложно уследить кто из них кто, и на каком этапе маршрута находится. Это и привело к тому, что пару раз в их перемещениях я таки запутался. Из-за этого я пропускал момент, когда надо было остановиться и привлекал к себе внимание. Один раз, хоть с опозданием, но я успел замереть. Видимо, тень уловила движение, но меня так и не обнаружила. Целую минуту поиграв со мной в игру, кому быстрее надоест: мне изображать из себя статую, или ей из себя впередсмотрящего на судне, сидящего на мачте и выглядующего сушу, она таки сдалась и отвернулась. Тут же у меня перед глазами выпрыгнуло сообщение о повышении моей скрытности. Да иди ты лесом, так не вовремя выскакивать. Все то время, что тень меня высматривала, я жалел о том, что моя одежда недостаточно грязная и замызганная. Чтобы там маманя не говорила о пользе чистоты, у меня теперь для нее припасен контраргумент.
        Второй раз мне повезло меньше. К тому моменту когда я понял, что пора бы остановиться, меня успела заметить одна из теней, и уже двигалась в мою сторону. Пришлось спешно нырнуть. На счастье, это подействовало. Потеряв цель, тень побродила немного в окрестностях и вернулась на свое место. Одной опасности я избежал, но тут появилась вторая. Трясина, как бы это парадоксально не звучало, засасывала. Пока темная тень шарилась тут в поисках меня, я все с больше нарастающей паникой, ощущал, как меня втягивает в себя это ненасытная прорва. Больших трудов мне стоило сохранить спокойствие и остаться на месте. А после того как тень удалилась, еще больших сил мне стоило вылезти из болота. Только уже физических, а не психических. Мертвой хваткой цепляясь за траву и землю, я вытащил себя на берег. Запас сил истощился полностью. В глазах рябило от разноцветных пятен, а к горлу подступила тошнота. На меня навалилась тяжесть, и я уже было думал, что потеряю сознание, но обошлось. Отдышавшись и полежав пару минут пластом, я почувствовал себя немного лучше.
        "Ваша выносливость увеличена +1"
        Плевать. До повышения характеристик мне сейчас не было абсолютно никакого дела.
        То что меня, пока я лежу, обнаружит какой-нибудь мертвый монах, я не боялся. Сейчас я больше всего был похож на земляную кочку. Посути, я ей и являлся. Грязная, вонючая, неподвижная кочка.
        Когда же я наконец преодолел все то расстояние, что патрулировали бывшие монахи, у меня не оставалось никаких сил, даже для того, чтобы радоваться. На то чтобы проползти эти пятьдесят метров мне понадобился практически целый час.
        Удалившись метров на семьдесят от злополучного монастыря, я хотел было сделать привал, чтобы отдохнуть и подкрепиться, но тут увидел, что в переди, метрах в сорока, остров наконец заканчивается. А у самого его берега стоит большая рыбацкая лодка. Большая - потому что лодка даже имела небольшую мачту. И это на болоте! При том что здесь вообще нет ветра, а воздух словно бабушкин кисель. А рыбатская - потому что на одном из ее бортов я увидел сеть. И это на болоте! При том что из рыб здесь водятся только жабы. Хотя я теперь не особо уверен, что рыбы здесь нет. Кальмары ведь имеются.
        Не дойдя до лодки двадцати шагов, я нашел еще одного человека, который хотел выбраться с этих болот. По правде сказать, я не уверен, был ли он человеком или кем-то еще. Но он точно был гуманоидом. Две руки, две ноги и одна голова. С этим у него было все в порядке. Не в порядке у него было с другим. Он был мертв. Тело, от которого в общем-то кроме костей ничего не осталось, лежало прямо на земле и тянулось одной рукой в сторону лодки. По этой его позе я и заключил, что он очень хотел отсюда слинять. Мне стало жаль бедолагу. В отличие от меня ему не улыбнулась удача. Правда я и сам еще не выбрался отсюда, но по крайней мере до этого места я добрался живым, а он нет. Сев перед ним на корточки, я дотронулся до скелета. То что скелет может оказаться нежитью, я не боялся. Кости его лежали с небольшими промежутками, и не были единым костяком.
        Перед глазами появились два поля с ячейками, одно из них было моим инвентарем, а другое, по всей видимости, его. Такое я уже видел не раз, когда было лень свеживать волков вручную и я оббирал их просто прикасаясь. Качество шкур было гораздо хуже, но зато времени я тратил меньше.
        Оббирать мертвого было неловко, но ему эти вещи уже точно не пригодятся, а мне, возможно, еще послужат.
        У него я нашел: пару серебряных монет, булаву, амулет Светорга, бога, ненавидящего нежить, и тяжелые кольчужные сапоги. Последнее я захотел тут же на себя напялить. Но облом. Для того чтобы их на себя надеть нужно было обладать силой не меньше сорока единиц. Последним с тела я забрал запечатанный конверт, который у меня в инвентаре идентифицировался как: "письмо к магистру ордена мракоборцев, Гийому дер Гамиру". По большому счету, конверт мне этот был абсолютно без надобности, но я решил ничего не оставлять теням и обитающим здесь, темным сущностям. Глядишь, и встречу как-нибудь этого самого Гийома, да передам ему письмо. Как говорится - мир тесен. Это самое малое, что я мог бы сделать для погибшего тут бедолаги. Единственное что меня смущало, так это почему у какого-то магистра ордена мракоборцев два слова в имени, а у меня всего одно.
        Как только я переложил конверт в свою сумку, мне тут же пришло новое сообщение.
        "Вам доступно задание "пропавший мракоборец""
        Тип: цепочка заданий; редкое.
        Отнесите письмо магистру ордена мракоборцев, Гийому дер Гамиру, в один из филиалов ордена, в городе Риверайланд, что во Втором Королевстве, и расскажите ему о судьбе пропавшего мракоборца.
        Награда: опыт; редкое оружие на выбор, на текущий уровень; получение второго задания цепочки.
        Ошибка!
        Вы не можете получать задания
        Задание отменено
        Что-то я не понял, что от меня только что хотели. Задание на доставку письма я, по всей видимости, не получил. Значит награды мне не видать. Но я как бы и так собирался отдать это письмо при возможности Гийому. Просто так. В память об усопшем. И ни на какую награду не расчитывал. Так что пофиг. Зато теперь, благодаря странным противоречущим друг другу сообщением, я знаю где находится этот самый дер Гамир. Буду во Втором Королевстве обязательно заеду в Риверайланд.
        К какой расе принадлежал бывший мракоборец, я так и не разобрался. Вроде бы по скелету это можно понять, но я не большой специалист. Может человек, а может быть и эльф. Точно не горный орк, те более массивные, да и клыки у них большие на нижней челюсти. Степные орки более сутулые. Хотя как тут поймешь, сутулым он был или нет, когда на земле лежит один позвоночник?
        В общем какой погребальный обряд для покойного предпочтительней, я не знал. И решил исходить из того, какой лично я могу ему предоставить. У меня было только два варианта: или закопать останки, или предать тело воде. Даже сжечь я не мог - на этом клочке берега не было абсолютно ничего деревянного. Кроме лодки. Но единственный способ выбраться отсюда сжигать как-то не хотелось. Думаю, мракоборец меня бы понял.
        Каждая раса по своему хоронит усопших. Люди срединных земель, как и южане, в основном закапывают в землю. Светлые эльфы также предают тело земле, но при этом сверху садят дерево. Дроу и люди-северяне сжигают. Гномы и дварфы оставляют своих мертвых в пещерах, которые потом обваливают. Сцинки, разумные рептилии, хоронят умерших в воде. Как впрочем и лавайцы. Те, как и моряки почти всех рас, кидают покойников в море. Дракониды сбрасывают со скалы. Гоблины предпочитают ничего не делать. Просто оставляют покойного там, где он помер. Словом, традиций очень много. Я даже слышал, что гноллы своих мертвецов поедают. Но это так, слух. Лично я, конечно же, этого не видел.
        Останки мракоборца я решил похоронить в земле. Вроде как это самый распространенный способ. А если он еще был среднеземцем, то он ему точно подходит. Разрыхлив землю кинжалом, и выгребая ее руками, я вырыл совсем небольшую яму. Лопаты то у меня не было. Аккуратно сложив туда кости, я засыпал их землей. Сверху, у изголовья положил несколько камней, из тех, что я собирал, как снаряды для пращи. Постояв с минуту молча возле могилы, я развернулся и пошел к лодке.
        В близи лодка выглядела довольно старой и потрепанной. Часть ее борта казалась новее чем другая. Скорее всего лодку пытались ремонтировать, и даже обновили краску, но на все ее поверхность материалов не хватило. В мачте была трещина в мой палец толщиной. На ее единственной рее болталось какое-то рваное и дырявое тряпье, меньше всего похожее на паруса. Скамейки лодки также не внушали мне никакого доверия. На вид они были совсем прогнившые. Сама лодка была доверху завалена каким-то барахлом. На ее носу и корме находились две огромные кучи мусора. Старые сети, брезент, какая-то одежда, сломанное весло, багор, ржавые ведра, удилище, чего там только не было. И это только то, что я смог рассмотреть. Все это лежало вперемежку, и выглядело очень неряшливо. В две уключины, что крепились по бортам лодки, были вставлены два весла. Выглядели они тоже старыми, но по крайней мере хоть не гнилыми. На скамейке, рядом с которой крепились уключины тоже была навалена какая-то груда тряпок.
        Все это я рассмотрел, находясь на берегу рядом с лодкой. Никакого мостика или перехода здесь предусмотрено не было. Так что я, коротко разбежавшись, прямо с берега запрыгнул в лодку. Боялся пробить ногами гнилое дно, но обошлось. Оно меня выдержало.

        Стоило мне только оказаться в лодке, как куча тряпок на скамейке зашевелилась. Приняла сидячее положение и распрямилась, оказавшись сутулой фигурой в черном балахоне с капюшоном. Посидев пару мгновений и приходя в себя, фигура подняла голову и посмотрела на меня. А я в свою очередь таращился на то, что было у нее под капюшоном. Собственно пару минут назад я такое уже видел, когда складывал в могилу череп вместе с костями. Только у того черепа в глазницах не горели тусклые зеленые огоньки. Почему-то сразу захотелось залезть на верх мачты, чтобы проверить насколько она высокая. Можно еще конечно прыгнуть обратно на берег, но только вот разгон здесь не взять. Да и лодка на воде шатается и пружинит под ногами, не оттолкнулся. Но прыгать придется, не оставаться же с этим зеленоглазым. Чтобы воспользоваться моим оружием, мне была нужна дистанция. И для копья, и для пращи.
        Прежде чем я успел сделать хоть какое-то движение, мою руку крепко зжала костяная кисть, а под нос мне сунули маленькую деревянную коробку с прорезью в ней.
        - А? - опешил я от такого поворота. Действия странные, но не агрессивные. Если не считать того, что руку мою он не отпускал.
        Скелет несколько раз клацнул челюстью, как будто что-то мне говорил.
        - Чего ты хочешь, я не понял? - надеюсь, он просто немой, а не глухонемой.
        - Москииит? - выдвинул свою версию Зомби.
        - Да нет, вряд ли.
        Скелет перевел взгляд на лягушку, потом снова на меня, и потряс перед моим лицом своей коробочкой. Из нее раздался металлический звон. Ааа, кажется теперь понятно.
        Для большей уверенности я проверил информацию зеленоглазого. Так я и думал.
        "Мертвый переправщик, 80 уровень"
        Это, вроде как, обычный лодочник. Он перевозит людей, а за это берет с них плату. Все логично. А еще говорят, мертвым деньги не нужны!
        Я вытянул из кошелька пару медных монет и просунул их в щель коробочки. Скелет руку не убрал, и казалось, ухмыльнулся еще шире, хотя это было невозможно - он и так щерился во все свои зубы. Вздохнув, я закинул туда еще пяток медяков. Никаких сдвигов.
        А может быть не просто так у мракоборца в кармане лежало ровно две серебряных монеты? Так сказать, ровно на билетик. Проверяя свою догадку, я добавил меди до одного серебряного, на всякий случай подождал, и забросил еще одну серебрушку. Только после этого скелет убрал от моего лица свою копилку. Отпустив мою руку, он уселся на скамейку, поставил рядом с собой свою денежную шкатулку и взялся за весла. Дорогая нынче лодочная прогулка для двоих. Для меня и Зомби.
        Переправщик взял с места в карьер. Оттолкнувшись от берега и развернув лодку, он мощными гребками стал набирать скорость.
        - Эй, уважаемый, может быть не стоит так гнать? - обеспокоился я. - А то обратим на себя внимание какой-нибудь огромной плотоядной твари. Тебе то терять нечего, у тебя на костях плоти нет. А мне моя еще пригодится.
        Скелет меня не услышал. Или же просто проигнорировал.
        - Хотя тебе лучше знать, что здесь водятся. Ты же вроде как местный.
        Костяной не обращал на меня никакого внимания и продолжал грести, и я решил не донимать его своими вопросами. Минут через десять я заскучал. Обозревать одни и те же виды что слева, что справа было неинтересно. Клочки тумана над водой, пузыри газа, вырывающийся из недр трясины, и облака комаров, вот и все что двигалось на этом застывшем болоте. Не считая нас, конечно. Мы неслись с такой скоростью, как будто с переди у нас была запряжена тройка невидимых коней. Или подводных, если уж на то пошло.
        - Слушай, а ты чего худой то такой? Жена не кормит? - но развлечение я нашел себе быстро. - У тебя вообще баба то есть?
        - Москииит. - ироничным тоном проскрежетал лягушонок. Да, словарный запас у него маленький, зато передавать эмоции интонацией он научился прекрасно.
        Но скелета это не проняло. На его лице было нуль эмоций. Что впрочем то понятно. Сложно изобразить эмоцию без мимических мышц.
        - Хотя откуда у тебя может быть женщина? Торчишь постоянно на своей лодке. В люди не выходишь. То есть, я хотел сказать, в скелеты.
        Мне показалось, или мы еще больше ускорились? Это запланировано, или просто зеленоглазому не терпится побыстрее от меня избавиться?
        - Мой тебе совет: не будь привередливым, не нацеливайся на самую красивую. Выбери себе средненькую. Или даже чуть похуже. Просто пойми, сам ты тоже не красавец. Кости желтые, лысый, и зубы не все. Умей правильно оценивать свои шансы.
        Эх, беседы, видимо, не получится. Даже взглядом не удостоил. Неразговорчивый тип и явный социопат. Не переборщить бы с подколами. A то разобидеться костлявый, махнет, якобы случайно, веслом, и окажусь я за бортом посередине болота. А скелетик этого не заметит и поплывет дальше. Буду молчать, или вон с Зомби поболтаю. Он мало того что может поддержать разговор, так еще и одним своим присутствием всех комаров от меня отгоняет.
        О своем намерении молчать я забыл еще минут через двадцать созерцания однообразного пейзажа. Глухая тишина, как будто ваты в уши напихали, давила на мозги. И даже плеск весел не разгонял этого сонного, апатичного состояния. Может хоть разговором удастся отвлечься.
        - Послушай, а что там на острове за монастырь стоит? Ты хоть в курсе? - обратился я к лодочнику. - Нет, я понимаю, ответить ты мне не можешь, у тебя языка нет, ну хоть жестами тогда покажи. Если не секрет.
        - Эй, ты меня хоть слышишь? - помахал я рукой перед его лицом. Затем заглянул в глаза - свет горит, но дома никого.
        Интересно, тем, что он выставляет руки вперед, а потом резким рывком забирает их к себе, он мне хочет что-то показать или просто продолжает грести?
        - Знаешь, а ты отличный собеседник. Ты просто фантастически умеешь слушать. Так и хочется излить тебе всю душу. Это полезное качество, мог бы подрабатывать мозгоправом. Они там тоже ни хрена не делают, только слушают, как люди им о своих проблемах рассказывают, и при этом монеты гребут лопатой.
        А вот это я наверно зря. Как бы он мне счет не выставил еще и за сеанс психотерапии.
        Спустя еще двадцать минут мы наконец-то прибыли на место. Почти целый час пути. Трясина оказалась огромной. Как я и надеялся, место, куда меня привез переправщик, оказалось концом болота. Дальше начинался редкий, но такой дорогой моему сердцу лес.
        Высадив меня на берег, скелет сразу развернулся и погреб в обратную сторону. Двужильный какой-то. При том что на костях у него не было ни одной жилы. Это ж какой у него должен быть запас сил, если ему хватает безостановочно мослать веслами около двух часов. Ладно, зависть плохое чувство. Пора выбираться домой.
        - Спасибо за терапию. - крикнул я ему вслед, помахав рукой.
        По моим внутренним часам, время было обеденное, но останавливаться я не стал, жевал мясо на ходу. То что я успею сегодня добраться домой, было еще под большим вопросом. Я понятия не имел, сколько мне понадобится времени, для того чтобы обойти болото. Поэтому никаких, даже самых мелких задержек, я старался не делать.
        Пытаясь забирать правее, я расчитывал по дуге выйти обратно к той лесной реке, откуда и начался мой путь. У меня не получилось. Не имея ориентиров (от болота я отдалился) я по всей видимости заплутал. Недостаточно забрал вправо. И через три часа, к своему удивлению, я вышел из леса и оказался на дороге, что бежала вдоль него. Дежавю. Скорее всего, это та самая дорога, на которой я в свое время ждал путников. Только километров в двадцати от того места. Наверное, мне даже повезло, что я заблудился. Идти по дороге гораздо быстрее чем по лесу.
        Не пройдя и километра, позади я услышал стук копыт. Обернувшись, я увидел, что меня догоняет всадник. Облачен он был в латный доспех, такой блестящий и отполированный, что пускал вокруг себя солнечные зайчики. На голове у него был глухой шлем с прорезями в районе глаз и рта. Конь под ним был огромный и мускулистый. Сплош черного цвета, с подстриженной гривой, он был обладателем явно крутого нрава. Яростный взор так и бегал по округе в поисках того, кого можно было бы втоптать в землю. Ни в жизнь не поверю, что этот зверюга травоядный. По его глазам было видно, что он хочет крови. Казалось бы, у нашей домашней коровы тот же пищевой рацион, но характер при этом прямо противоположный. Вот и верь после этого слухам, что все вегетарианцы спокойные.
        Нет, в принципе, поганое настроение коня можно было понять. Кроме того что на своем горбу ему пришлось тащить металлическую бочку с руками и ногами, так еще и сам он был облачен в несколько элементов конной брони. Что-то вроде металлической разделочной доски на морде и панцирь на груди.
        Всадник придержал лошадь, перейдя с рыси на шаг. Окинув меня взглядом, он на всякий случай еще прошелся по окрестностям. Опасается засады?
        Пока он рассматривал меня и окрестности, я рассматривал его.
        "ВладрАкула, человек, рыцарь, 83 уровень"
        Игрок. Прочитав информацию обо мне, всадник успокоился. И уже было хотел пришпорить коня, как я его остановил окриком.
        - Постойте! - окликнул я его и, дождавшись пока он остановится, продолжил. - Уважаемый ВладрАкула, не поможете мне? Подвезите до дома. Тут недалеко, километров десять по этой дороге, а через лес я уже сам доберусь.
        - Нет. - глухо прозвучал его ответ из под шлема. И всадник вновь тронул коня.
        - Жаль, у вас такая хорошая репутация в нашем королевстве, - поспешил донести я до него свою реплику. - Досадно будет ее потерять.
        Рыцарь замер и долгим пронизывающим взглядом уставился на меня. За глухим шлемом я не мог видеть выражение его лица, но думаю оно было не радостным. Я не имел ни малейшего понятия о его репутации и вообще любых его отношениях в королевстве. Просто, за то время, что я отерался среди игроков, я не раз замечал, что многие из них трепетно к ней относятся. И очень боятся любых ее понижений. Правда, не все. Видя, что всадник не хочет мне помогать, я решил припугнуть его понижением репутации. Сам-то я ничем не рисковал. Откажет, и ладно.
        Мой расчет оказался верным. Оторвав от меня взгляд рыцарь похлопал по крупу лошади позади себя.
        - Садись. - громко сказал он мне, а потом добавил тихо явно не для моих ушей. - Будь неладен тот, кто придумал эти всплывающие репутационные квесты.
        Попрепиравшись с полминуты, мы наконец-то двинулись в путь. Рыцарь настаивал на том, чтобы я не сидел лицом к его спине и не держался за него. Как он выразился: "Не хочу, чтобы ты меня обнимал". Да не очень-то и хотелось, просто так удобней. Сошлись мы на том, чтобы съесть друг другу спиной. Ехать спиной вперед, было неудобно, да и держаться было незачто, разве что за хвост. Но ничего не поделаешь, на спине этой лошади я был гостем.
        Лошадь кстати тоже, стоило мне на нее сесть, разразилась недовольным ржанием. Да ладно заливать. Со всеми этими железяками мой вес она, скорее всего, даже не почувствовала.
        За два с лишним часа дороги я отбил себе всю филейную часть. Злой черный конь специально над этим постарался. При каждом шаге он немного подбрасывал меня вверх, заставляя биться об него задницей. Скотина. Тебе только плуг за собой таскать, а не порядочных людей возить.
        Какими бы однообразными не были лес и дорога, свою остановку я узнал сразу. Сказывалась, наверное, то, сколько я здесь времени просидел. Узнаю даже с закрытыми глазами.
        Я с облегчением сполз с крупа лошади - экзекуция закончилось. Промычав что-то благодарное рыцарю и махнув рукой, я кряхтя, как старый дед, вошел в лес. Тот даже внимания не обратил, просто пустил коня сходу рысью, и скрылся за ближайшим поворотом.
        Вечерело. Лес как всегда встретил меня прохладой и какофонией звонких и тихих звуков. Легкий ветерок сдувал с меня усталость. А я потихоньку снова пробовал ходить. К моему удивлению, у меня получалось. Я уж думал после такой встряски разучусь.
        Как оказалось, дома меня уже ждали. К сожалению, людьми, что желали меня видеть, оказались не мои родители.
        Выйдя из леса на нашу поляну, я заметил мелькнувшую фигуру возле сарая. Но, тогда не придал этому значения. Был слишком вымотан, чтобы задумываться о каких-то посторонних вещах. Все мои мысли занимали мечты о постели. Зайдя в дом, на кухне я встретил мать. Родительница не проявила вообще никаких эмоций по поводу моего прихода. Как будто не знала, что меня не было дома два дня. Пробурчав что-то приветливое, я сразу, не разуваясь, отправился в свою комнату. Там я сделал то, о чем мечтал последние несколько часов. Завалился на кровать.
        Незаметно для себя, я задремал. Но спал недолго - минут пятнадцать, максимум полчаса, судя потому что за окном еще не успело потемнеть. А проснулся я от того, что меня тихонечко за руку трясла сестра.
        - Там к тебе пришли. - сказала она мне, увидив, что я открыл глаза.
        - Кто к кому пришел? - не понял я спросонья.
        - Какие-то дядьки пришли, постучали в дверь, спросили тебя и вежливо попросили позвать.
        - Ко мне? Точно меня спросили? - друзей хотевших бы меня увидеть, у меня нет. А всех остальных уже я видеть не хочу.
        - Сказали позови Миха. Если бы спросили Итту, я бы тебя не будила.
        Кто же это решил меня проведать? И главное по какому поводу? Вряд ли, по хорошему, учитывая мое везение. Ответ напрашивался сам собой. Ведь, косяк за мной был только один. Подставы и мародерство игроков в подземелье бушан. Сразу вспомнились косые взгляды, бросаемые на меня игроками в последний мой день пребывания в пещере. А еще мелькнувший силуэт возле сарая в тот момент, когда я сегодня вышел из леса. Меня определенно пасли. Или может быть я себя просто накручиваю? И пришли ко мне совсем по другому поводу. Например, предложить работу. Ну да! У них как раз в Саммервуде вакансия мэра образовалась.
        - Короче, сам решай, выходить к ним или нет. - сказала сестренка видя, что я не особо спешу на встречу с незнакомцами. - Они в дом заходить не стали. Возле двери тебя ожидают.
        - Угу, спасибо.
        - Будешь должен. - пролепетала эта непосредственность и, баюкая свою стремную куклу, вприпрыжку выбежала из комнаты.
        Эх, а выходить то все равно придется. Даже если верны мои самые дурные предчувствия, и ко мне пришли разбираться за изъятые мной вещи. Потому как, теперь, зная где я живу, они от меня не отстанут. А все время торчать в доме, я просто сам не смогу. Ладно, чем быстрее разберусь с этой проблемой тем лучше. В крайнем случае прикинусь дурачком. Это у меня вроде неплохо получается.
              Рывком поднявшись с кровати, я быстрым шагом, чтобы не успеть растерять по дороге боевой настрой, направился к входной двери. На полпути, хлопнув себя ладонью по лбу, снова вернулся к себе в комнату. Скинув на пол всю экипировку, взятую мной в подземелье, я подумав, очистил от краденых вещей и инвентарь. Мало ли, вдруг в сумку полезут. Елки, а сумка же тоже оттуда. Пришлось и ее снимать. Так глядишь, вообще к гостям голым выйду.
        Закинув все вещи в сундук, я натянул на себя свою старую одеженку, в которой щеголял еще до подземелья, и наконец снова направился к выходу.
        У входа на улице стояли четверо. Мои недавние знакомцы. Хоть видел я тогда их из далека, но сейчас узнал сразу же. Вот клеванный шпрот! Эти мне точно работу не предложат.
        Все гости были с хмурыми выражениями лица, и в ожидании меня, каждый занимался каким-то своим делом. ПалПалыч, прислонившись к стене дома справа от двери, курил трубку. Он как я и предполагал был человеком. Если точнее - северянином, с голубыми холодными глазами и светлыми, почти что белыми, волосами. Из-под прямого, пересеченного небольшим шрамом, носа топорщились густые усы, придавая ему тем самым немного залихватский вид. Усы его на несколько оттенков были темнее волос. Желтого, песочного цвета. Возможно, это их природный цвет, или же просто кто-то много курит.
        С другой стороны двери, также возле стены, стоял вызывающий. Полное его имя было АлексСахар, и он принадлежал расе темных эльфов. Он коротал время тем, что возился с каким-то мелким бесом. Создание это было грязно-красного цвета, сплошь покрытое какими-то роговыми наростами и шипами. На шее у питомца был надет кожаный шипастый ошейник. К нему через кольцо крепилась серая металлическая цепь, другой конец которой держал в руке сам вызывающий. Что он конкретно с ним делал, я так и не понял. То ли мучал, то ли ласкал, похлопывая его с такой силой, что со стороны могло показаться, что он его бьет. Бес верещал. И снова таки я не понимал - от удовольствия или негодования. Про обитателей нижнего мира я мало что знал. А о методике общения с ними или дрессировке не знал вообще ничего.
        Прямо напротив двери в двух шагах друг от друга расположились еще двое бойцов. Одним из них был второй в группе светлый воин, звали которого БлондинПаладин. Он сидел на земле и, опустив между ног меч, водил по его лезвию точильным камнем. На мой скромный непросвещенный взгляд мечу эти манипуляции были нужны, как немому дар убеждения. Он и так на вид был настолько острым, что просто посмотрев на него можно было порезаться. Кстати с расой Дина я ошибся. Этот паладин не был человеком. Он принадлежал народу рокхедов. Эта раса внешне похожа на людей, но имеет ряд отличий. Во-первых рокхеды абсолютно безволосы. У них нет ни шевелюр ни усов ни бороды ни каких-либо других волос на теле. Кожа их тела имеет темно-коричневый цвет. Среднестатистический рокхед примерно одного роста с человеком, но при этом немного массивнее и мощнее последнего. В принципе сильно загоревшего, побритого наголо, крупного человека можно было бы спутать с рокхедом, если бы еще не пара важных различий. Череп у представителя данного народа немного продолговатый. А учитывая тот факт, что этот череп еще и лысый, то он вообще похож на
яйцо. Большое такое коричневое яйцо. Не зря у этой расы есть еще и второе название. Камгеголовые. Последней отличительной чертой была их кожа. А точнее ее структура. Кожа у рокхедов больше похожа на древесную кору, хотя визуально, от обычной, человеческой мало чем отличается. Пробить такую кожу довольно сложно. Нет, она, как и человеческая царапается и кровоточит, но вот за себя острые предметы пропускает плохо. Чтобы нанести такому противнику проникающую рану, нужно совершить довольно сильный удар. А Дин, при такой то коже, еще и тяжелые доспехи на себя напялил. Этот парень хочет жить вечно.
        Вторым воином, что находился напротив двери был ДаркМоисея, ассасин. Как бы это не было банально, но убийца также был дроу. Видимо, это общее правило. Представитель расы с приставкой "темный" не может заниматься достойными делами. Темный эльф развлекался тем, что жонглировал кинжалом и двумя метательными ножами. И неплохо ведь получалось! С такими умениями прямая дорога в цирк. Так нет же. Ему другая профессия по нраву.
        Как по мне, помимо Палыча, все вели себя слегка наигранно, пытаясь показать мне свою удаль и серьезные намерения. Скорее всего, это такая акция устрашения, чтобы запугать одного незадачливого жителя леса. Но честно, меня гораздо больше, чем ручной бес, жонглирование ножами и заточка меча, пугал спокойный и оценивающий взгляд холодных голубых глаз северянина.
        - Вы хотели меня видеть? - первым не выдержал я эту игру в гляделки и нарушил уже порядочно затянувшееся молчание.
        - Да, есть к тебе разговор. - говорил командир группы, остальные молчали, что впрочем было логично.
        - И что же вам от меня могло понадобиться?
        - Нам нужно, чтобы ты вернул украденные у нас вещи. - прямо в лоб без экивоков выдал паладин.
        Я ждал от него более тонкого подхода. Думал он будет плести замысловатую паутину разговора, ловить меня на лжи, пытаться загнать в угол. Такой грубой работы я от него не ожидал.
        Высказав мне свой ультиматум Палыч буквально впился в меня глазами. Я не актер и не политик, как я не пытался удержать безэмоциональное выражение лица, по всей видимости, мне это не удалось. Что-то смог прочесть у меня на лице северянин. В его глазах промелькнуло удовлетворение. Он понял, что не ошибся, что именно я их цель. А я понял, что он понял.
        - Не понимаю, о каких вещах вы говорите. - сделал я вялую попытку прикинуться шлангом.
        - Даже не пытайся отмазаться. Мы тебя просчитали. - Паладин отлип от стены и сократил расстояние между нами на один шаг. - При каждом твоем появлении возле подземелья бушан, оно начинало сбоить. Обычный и, вообщем-то, простой данж превращался в какую-то рулетку смерти. Появились целые отряды бродячих бушан, которые со стопроцентной вероятностью заходили в тыл уже сражающимся группам. И это только при твоем присутствии. Когда тебя не было, таких отрядов тоже не видели. Хотя сперва, эту закономерность не обнаружили. При этом, на форумах нет никакой информации об изменениях в данном подземелье. Админы молчат. Что за хрень там происходит, никто не знает. Если не связывать непонятки, происходящие в нем, с одним неправильным неписем. Это первая странность.
        Паладин действовал прямо как в плохих театральных постановках, прежде чем разоблачить злодея, сыщик рассказывает о том, как он все разгадал, и вообще какой он молодец.
        - Вторая странность - это исчезновение всех выпавших из погибших игроков вещей. - Палыч сделал еще один шаг ко мне. - Поначалу все грешили друг на друга. Это понятно. Мало кто наткнувшись на место слива целой группы, откажет себе в удовольствии поживиться за их счет. Но когда, за целый день абсолютно все, слившиеся в полном составе группы, оказались обчищены, это навело кое-кого на размышления. Не всех, но некоторых. Была выдвинута еще одна версия, о группе ПК, убийц игроков(Player Killer), бродящей в этих пещерах. Но лично мной она всерьез не рассматривалась. Специально поставленный у входа человек, простоявший там целый день, не обнаружил ни каких подозрительных групп. Телепортация в данже не работает, точнее работает, но только к выходу из него. То есть такая группа должна бы была и выйти и войти в подземелье только через вход. Да и в подземельях их никто не видел. А все слившиеся группы, наперебой рассказывали, как их уничтожили местные обитатели, и ни слова о других игроках. Признаюсь, тогда мы зашли в тупик.
        Нет, серьезно, может он мне еще свою биографию расскажет? Или ему просто нравится звук своего голоса, который, не буду врать, грудной и довольно приятный. Должно быть в группе его уже никто не слушает, и теперь он решил отыграться, найдя в моем лице свободные уши?
        - И вот, когда я уже собирался наплевать на все эти странности, я краем уха услышал, как один игрок рассказывал другому об одном зачастившем в подземелье неписи, подозрительно похожего на одного квестодателя, живущего неподалеку. - Северянин сделал последний шаг ко мне, и теперь мы с ним стояли практически нос к носу. - Казалось бы, эта информация должна была меня еще больше запутать. Сам посуди, какой-то баганутый квестодатель ходит за несколько километров от зоны своего обитания в данж, хотя по идее удаляться от нее он не может. А возможно это просто похожий на него неигравой искатель приключений. И что с того? Как все это может быть связано? И тут меня осенило. Дело не в багах, неписях, и тем более, не в игроках. Все дело в одном маленьком неприметном админе, который заскучал на работе. Работа нудная и неинтересная. Да и еще он обязан следить, как развлекаются другие. Конечно ему стало скучно и захотелось тоже немного развеяться. Только вот развлечение у него вышло довольно злое. Не знаю, что тому виной. Может быть у него кто-то девушку отбил. Или, возможно, он просто неудачник, который зол на
весь мир. И вот решил он отомстить целому миру в лице нескольких игроков. А для этого прописал несколько новых команд в одного известного нам обоим неигрового персонажа, чтобы можно было заходить и, от его имени, творить свои черные дела. Я прав?
        - Я не понимаю о чем вы говорите. - я действительно потерял нить его рассуждений.
        - Да, ладно тебе. Хорош прикидываться. Будь у непися хоть двадцать багов, он все равно не сможет ходить в подземелье и натравливать там местных мобов на игроков. Для этого нужен живой интеллект, а не искусственный. Или же специальный скрипт, написанный опять-таки человеком. Ты ведь сейчас тут, маленький подлый админ? - Палыч заглянул мне прямо в глаза, пытаясь там что-то увидеть. - Я же не говорю сейчас с роботом? Не-е-ет. Вон как у тебя глаза расширились, искин так не умеет.
        Макака на гиббоне! Да этот парень похоже псих. Что за дичь он мне тут втирает? Лично я ничего не понял. В общем то я уже давно заметил, что все игроки иногда странно разговаривают. И кажутся при этом немного не в себе. Но этот уж точно всех переплюнул в плане невминяемости. Вон как пялится мне в глаза, как будто пытается рассмотреть за ними душу. Надо бы вести себя с ним потише. Вроде бы так с психопатами общаются. Разговаривать не громко и спокойно, не делать резких движений, и вообще стараться ничем его не провоцировать.
        Но что мне делать с самой ситуацией? Играть дальше дурочка? Не поверят. Главарь отряда уж точно. Он уже нисколько не сомневается в моей причастности. Может быть, кстати, он и применил какую-нибудь свою паладиновскую способность, типа "Поиск правды" или что-то в этом роде. Вернуть им их вещи? Да без проблем. Мне практически ни одна из них не подошла, и мною не использовалось. Вот только кто мне даст гарантию, что получив желаемое, они не захотят мне отомстить и не начнут тут крушить все без разбора. Последнее чтобы я хотел, это поставить под удар своих родных из-за моих собственных действий. Да и к тому же со мной уже не весь набор тех шмоток, что я подобрал с этого отряда. Сапоги вызывающего уже тю-тю, остались в трясине. Их вполне возможно уже растаптывает Тортудженту.
        Расценив мое молчание по своему, Палыч развернулся к своим подопечным и беспомощно развел руки в стороны, как бы говоря: "Ну что с ним поделать, если по-хорошему он не понимает". Дарк хищно усмехнулся, не переставая жонглировать ножами. Дин прекратил заточку меча, и со вздохом поднявшись на ноги, перехватил его поудобнее. Алекс же просто так вмазал бесу, что тот взвыл от боли.
        Акция устрашения в действии. Иллюзий я не питал, с этой четверкой я не справлюсь. Даже с кем-то одним из них. Максимум, что я могу сделать, это побегать и потянуть время. Можно было бы еще попробовать заманить бойцов в мою волчью яму, но во-первых возле нее еще скорее всего сидят волки, а во-вторых она не замаскирована. Даже питомец вызывающего не настолько тупой, чтобы прыгать в открытую яму с кольями.
        Эх, зря я все вещи в сундуке спрятал. Мог бы оставить при себе копье. Все равно я его не с этой группы поднял.
        Ситуацию разрядила моя мама. Выйдя из хлева, она направилась домой, а по дороге остановилась возле нас.
        - О, сынок. Ты наконец-то привел к нам героев, которые смогут помочь нам с нашей проблемой. - сказала она, окинув всю группу одним быстрым взглядом.
        Вся четверка на пару секунд зависла, глядя в пустоту перед собой. Я предусмотрительно молчал. Хотя если честно, я и сам подвис. Не знаю я, что в таких случаях говорить. Это как если бы на вас напали хулиганы, с целью ограбить и побить, и вот они уже повалили вас на землю и приготовились пинать ногами, но тут появляется ваша мама и просит их наносить воды из колодца для полива огорода. А за это она угостит их чаем с пряниками. Абсурд.
        - Эм... ну а почему нет? - промолвил светлый воин, и уже громче ответил за всех. - Мы поможем.
        Ответом ему был протяжный волчий вой со стороны леса. Мать же просто кивнула и отошла назад на несколько шагов, давая тем самым воинам простор для маневра.
        - Стандартная схема. - командным голосом обратился Палыч к своим бойцам.
        Они вдвоем с Дином встали плечом к плечу, а за ними расположился вызывающий со своим бесом. Ассасин же просто взял и растворился в воздухе, на том самом месте на котором стоял. Фокусник хвоев. Я же говорил, по нему все балаганы Атравеля плачут.
        Когда появились серые, Алекс не удержался от возгласа.
        - Три волка, тридцатые и тридцать пятые, - разочарованно протянул он. - Это даже не интересно.
        Но главарь шыкнул на него, и он заткнулся.
        Волки атаковали широким фронтом, угрожая обойти обоих паладинов со стороны и напасть на вызывающего. Но после того как Палыч выкрикнул что-то непонятное и ударил мечом о щит, все трое как один выбрали своей целью только его, тем самым обнажая свои бока для меча второго паладина и когтей и зубов питомца вызывающего. Глупые, глупые волки.
        Не знаю как маман, но я болел за серых. Хотя в какой-то степени они и были хуже чем этот отряд. Зубастые ублюдки имели нездоровый интерес к моей семье. И при определенных обстоятельствах постоянно пытались убить кого-то из нас. Они настолько нас ненавидели, что даже собственная смерть не была им помехой. Но при всем при этом, я знал чего от них можно ожидать, и нашел способ, как с ними бороться. Чего не могу сказать об этом пришлом отряде игроков. Ни чего от них ждать, ни как с ними справиться, я не знал.
        С утробным рычанием и жутким оскалом волчий вожак прыгнул на вожака группы. Бам. В прыжке он столкнулся с щитом паладина, и его как тряпку отбросило назад. Эффект был такой, как если бы я, разбежавшись, нырнул головой в стену амбара. Волк явно отхватил "оглушение". Сидел, прижав уши, жалобно поскуливая, и мотал серой башкой, пытаясь прийти в себя. Двое его друзей решили отомстить обидчику и укусить его за... щит? Какого хвоя? Почему в драке со мною волки не вели себя так тупо, и не пытались укусить меня за копье? Палыч что, свой щит мясом намазал?
        Хрясь. Меч второго паладина опустился на холку одному из волков. Травма позвоночника, и к бабке не ходи. Бам. Северянин добавил ему щитом по голове. С диким визгом во второго волка врезался бес, опрокинул его на спину, и принялся полосовать ему мягкое брюхо когтями. Дин, тем временем от него не отставал, нарезая мелкими ломтиками первого зверя. Визг, вой, и редкие, но такие уместные, ругательства, и через двадцать секунд тишина. Оба волка были повержены. Ровно столько времени вожаку стаи понадобилось, чтобы прийти в себя. Наконец проморгавшись и перестав мотать своей большой глупой головой, он коротко окинул взглядом поле боя и своих павших сородичей. Через секунду в его глазах материализовались две торчащие рукояти кинжалов, а перед самим волком уже стоял их владелец. Зверь коротко вздрогнул и замертво упал на землю. Дарк с ухмылкой обернулся к своим товарищам.
        - Два крита за раз. - похвастался он им, и склонился над волком, чтобы вытереть свои кинжалы о шкуру животного.
        - Нашел чем хвастаться! Ты попробуй хоть один крит прописать ночному охотнику в воющих пещерах, или скальным котам в Заготских горах. - Алекс явно не был впечатлен достижением своего собрата. - Помнится, когда мы ньюбадских големов ковыряли, у тебя вообще ни одного крита не было.
        - Да ты нашел с чем сравнивать! - сразу распалился строптивый дроу. - У них там сопротивление запредельное. И были у меня тогда криты. Один точно был.
        - Это ты про то, как полудохлого глинника добил? Так там крит роли не играл. У голема жизни было копейки. Его даже эта малышка подщечиной смогла бы добить. - кивнул головой вызывающий куда-то в сторону.
        Я оглянулся. Ну конечно, как Итта смогла бы пропустить такое событие. Маму она не ослушалась - сидела в доме, но только наполовину. Вторая ее половина торчала из окна. Широко раскрытыми глазами эта маленькая непоседа таращились на войнов, стараясь запомнить каждую мелочь. Казалось, она даже уши распахнула пошире, чтобы, не дай боги, пропустить какую-нибудь часть разговора. Что она будет делать, с таким трудом доставшейся ей информацией, я не представлял. Подружек, с кем она могла бы посплетничать у Итты не было. По крайне мере я о таких не знал. Где их в лесу найдешь то? Скорее всего будет рассказывать эту историю снова и снова своему единственному фанату. С соломиной башкой. Теперь понятно почему тот такой злой, слушать одну и ту же историю по нескольку раз за день, не так озверееш.
        - Так, заканчиваем балаган. - прервал Палыч завязавшуюся перепалку. - Мы тут не за этим.
        Темные эльфы сразу перестали собачиться. Вся группа подобралась и мрачно уставилась на меня, одним неуловимым движением образовав возле меня полукруг.
        Уже и в клещи взяли. Ловко у них это получается. Неужели специально тренировались? Или Палыч настолько хороший командир, что подчиненные понимают его без слов? В любом случае, это не та проблема, что занимает сейчас мои мысли. Меня, кажется, сейчас будут бить.
        В очередной раз напряжение разрядила моя мама. Без страха вклинившись между войнами, она положила ладонь на плечо главного паладина и запричитала какую-то ахинею: о доблести и бесстрашии славных воинов, почтивших нас своим присутствием; о безмерной благодарности от лица каждого живущего в этом доме; и о великой судьбе, что уготована всем защитникам слабых и обделеных.
        Правильно маман, отвлеки их пока. А я подумаю, как мне выпутываться из этой ситуации.
        Но много времени она мне не дала. Оттарабанив свою заученную речь, и коротко кивнув спасителям на прощание, она размашистым шагом направилась в дом.
        Эй, маман, вы ничего не забыли? Заберите с собой в дом сына, пожалуйста. Можете даже за ручку отвезти, я против не буду.
        Хлопнула дверь, и я снова оказался один с четырьмя моими недоброжелателями. Даже Итты больше не было нигде видно.
        - Опыта вообще еле насыпало. - пожаловался в голос похоже вечно недовольный Алекс.
        - А чего ты хотел убивая мобов на два десятка уровней ниже своего? - подхватил сходу новую тему для разговора ассасин.
        - Я вообще-то опыт за квест имел в виду.
        - Ага, за нубский квест.
        Северянин со вздохом закатил глаза, словно спрашивая у богов, за что ему такое наказание. Видимо, эти двое всегда находят тему для разговора.
        - Ладно, - промолвил он глядя на меня. - Устал я от этой пустой болтовни. Короче расклад такой: либо ты отдаешь нам наши вещи, либо мы пишем на тебя разработчикам коллективную жалобу. Решай.
        А? И это вся угроза? Да пожалуйста, пишите. Бумагу дать? Могу даже курьером сгонять и доставить жалобу этим самым разработчикам. Главное адресок не забудьте дать. Заодно расскажите мне кто это.
        Но это, конечно, все лирика. Нагнетать ситуацию я не буду. То что их вещи мне не нужны для себя я определил еще раньше. Теперь же я решил, что потерянное ими в подземелье я верну. Этот отряд представляет из себя внушительную силу, чему я совсем недавно сумел убедиться на примере волков. Но при этом они на меня особо не давят, не машут направо и налево мечами, а пытаются договориться. Помимо прочего они еще и умудрились оказать моей семье услугу. Понятно, что для них это ничего не стоило. Но факт - угрозу волчьего нападения на сегодня они ликвидировали. Правда угрозы этой на сегодня оставалось минут на тридцать, не больше.
        - Я согласен вернуть вам вещи и даже принести свои глубочайшие извинения за тот инцидент, но с небольшим условием. - Все, мосты я сжег. Мое признание в мародерстве они, считай, получили.
        - Ты нам тут еще условия повыставляй! - вскинулся было Алекс но тут же запнулся, остановленный движением руки Палыча.
        - Засунь свои извинения, - начал паладин, но закончил не той фразой, что я ожидал. - Что за условие?
        - После того как получите свои вещи обратно, вы спокойно уйдете по своим делам и не будете мстить ни мне ни моим родным.
        Командир в недоумении переглянулся со своими бойцами.
        - Мы что, дебилы по-твоему, мирных неписей трогать? - спросил у меня Дарк. - Нам тут еще жить в этом королевстве. А ты точно не стоишь того, чтобы портить отношения с местными.
        - Ты ролплейщик что ли? Отыгрываеш до конца? - снова заглянул мне в глаза главный паладин. - Мне, в общем-то, пофиг. Тащи наши шмотки и, я обещаю, после того как мы их получим, уберемся отсюда. И не будем мстить ни тебе, ни твоим хм... родным.
        Фух, прям гора с плеч. Похоже с этой проблемой удастся разобраться полюбовно. Без ненужного кровопролития. И когда я говорю без ненужного кровопролития, я имею в виду - без моего кровопролития. Нет, этот северянин конечно мог меня и надурить, но я в этом сомневаюсь. Зачем ему это? Тем более он паладин, а им по кодексу предписано никого не обманывать.
        - Отлично, тогда обождите здесь пару минут, я сейчас все сюда принесу. - я даже не пытался скрывать радости. В моем голосе явно слышалось облегчение.
        - И что, ты даже не будешь нас просить не говорить ничего разрабам? - с хитрецой спросил у меня Палыч.
        Да мне до высокой сосны, кому вы там чего будете говорить!
        - Я же сказал, у меня только одно условие, и я его уже озвучил. - ответил я, пожав плечами. - А в остальном поступайте как считаете нужным.
        Северянин промолчал и я, приняв это как призыв к действию, поспешил в дом. Бегом добежав до своей комнаты, я принялся выгребать из сундука все вещи на пол. Макака на гиббоне! И как тут разобраться, где их вещи, а где нет. Так барбют вроде бы принадлежал Дину. А вот ерихонка выпала не с этой группы. С нее шлемов больше не падало.
        Таким нехитрым способом перебирая каждую вещь, и до хруста напрягая свою не особо сильную память, я наконец отобрал в отдельную кучу все принадлежащие, по моему мнению, Палычу и его друзьям вещи.
        Кстати, я лишился обоих своих кинжалов. Стилет, что упал с Дарка, и панцербрехер, принадлежащий Дину. Так что я немного слукавил, когда говорил, что вещи группы мне не важны и ничем, кроме сапог вызывающего, я не пользовался.
        Отделив от своего чужое (Что до этого было моим, а еще ранее опять чужим), я опрометью бросился на улицу. Не хотелось мне нервировать и заставлять ждать этих господ. Чем быстрее я им все отдам, тем быстрее они отсюда уберутся.
        Подходя к двери, я успел услышать отрывок разговора.
        - Да говорю тебе, слишком странно он себя ведет. - услышал я громкий шепот Алекса. - Даже для отыгрыша персонажа странно. Да и потом, зачем ему это? Ну поймали мы его с поличным, отдал бы вещи и все дела. Так нет. Устроил тут клоунаду - не мстите моим родным.
        - И что ты хочешь этим сказать? - грудной бас северянина я ни с чьим другим голосом не спутаю.
        - Я не отрицаю, что за всем этим стоит админ. Но считаю, что сейчас мы имеем дело с неписью.
        - А как он тогда может помнить, что обчистил нас в подземелье?
        - Не знаю я. Может админ к управлению Михом подключил какого-нибудь мощного искина.
        - Вряд ли. У него эмоции были совершенно человеческие. Даже зрачки расширились.
        - Но Палыч, чему ты удивляешься? Наши программеры могут и не такое нарисовать. Искин вполне мог бы такое повторить. Даже покруче. От нервного тика и до подрагивания век. Выражать эмоции - это не значит их испытывать. Глядишь, через пару лет, искины даже в театрах будут играть.
        Дальше тянуть я не стал, и так меня уже довольно долго не было, заподозрят еще в подслушивании. Тем более я ни ежа не понял. Как же трудно с этими игроками, жеваный крот.
        Пинком распахнув дверь, я выложил свою поклажу прямо на землю. Разберайте. Не говоря ни слова все четверо сделали шаг к куче и стали высовывать из нее колюще-режущее и элементы защиты.
        Дин стащил с головы старый побитый топфхельм, отправив его в сумку, и нахлобучил найденный в куче барбют.
        Палыч, как ребенок с любимой игрушкой, носился со своим вновь приобретенным белым плащом. То встряхнет его, выбивая несуществующую пыль, то погладит, то уткнется цепким взглядом, в поисках возможных прорех. Спору нет, плащ красивый, сделанный из белой, блестящей, похожей на атлас, ткани, и вышитый золотой нитью. Но не носиться же с ним, как с любимой девушкой.
        Алекс меня разочаровал. Нацепил себе на руку вычурный позолоченный браслет со свисающей с него цепочкой, и пускал на него слюни. Не понимаю я мужиков, таскающих всякие цацки. Как по мне, мужчина не должен носить украшения, если только они не статусные. Браслет Алекса был стилизован под оборванные тюремные наручники, уж очень он был похож на темничный захват. А оборванный, потому что второй конец цепочки ни к чему не крепился и свободно свисал. Странная вещь. И чего он на нее так пялиться? Мне стало любопытно и я сфокусировался на ней взглядом.
        "Проклятые оковы вызова"
        Минимальный уровень - 50
        Ограничение по классу - вызывающий
        Проклятые существа и твари инферно при вызове получают:
        +3 к уровню существа
        +7 к силе существа
        +4 к здоровью существа (+40 единиц)
        Негативный эффект:
        +10% к вероятности срыва вызванного существа с поводка, и нападения им на вызывающего.
        Ой-ой-ой, какая штука. Беру свои слова обратно.
        Не прошло и полминуты как вся куча исчезла в бездонных сумках отряда. Даже вещи неприсутствующих здесь мага и лекаря упаковали.
        - Не хватает двух вещей. - сказал вдруг глядящий прямо перед собой в пустоту паладин. - Сапогов Алекса и малого кольца маны Рокота в списке нет. - Они чего еще и список составили? Подошли со всей ответственностью. - Уж не пытаешься ли ты нас надурить уважаемый Мих.
        Клеванный шпрот! А про сапоги то я совсем забыл.
        - Ни в коем случае, почтенный ПалПалыч! Кольцо я вам сейчас же принесу. Скорее всего я его просто пропустил. - со всей поспешностью принялся я успокаивать северянина. - А вот с сапогами небольшая неприятность вышла. Потерял я их. - и видя, как темнеет лицо паладина, тут же добавил. - Но готов возместить. Отдам вам другие, не хуже старых.
        - Ну, неси, раз не хуже. - после небольшой заминки ответил Палыч. - И кольцо не забудь.
        Я снова кинулся в свою комнату.
        Добежав до своей комнаты, я повторил всю процедуру снова. Опять стал вытряхивать из сундука вещи, но на этот раз не все, а только те, что можно было натянуть на ноги. Обуви у меня оказалось много, хоть сапожную лавку открывай. Целых шесть пар. И это при том, что одну я еще и посеял, а вторую подарил одной легкомысленной особе. Нести всю обувь Алексу и тем самым показывать немалое количество своих трофеев я не хотел. Поэтому потратив пару лишних минут и внимательно осмотрев все сапоги, половину я забраковал. У двух пар, включая и ту, что я подобрал с мертвого на болоте, обязательным параметром для ее ношения являлась повышенная сила. А у третьей пары - ловкость. Думаю вряд ли человеку якшающемуся с магическими силами важны эти характеристики. Скорее всего он все возможное вкладывает в мудрость и силу воли. Хотя если честно я даже приблизительно не помню какие параметры улучшали его старые сапоги.
        Еще одну пару я откинул из-за их откровенно низкого качества. Кожа, из которой они были сделаны, выглядела просто ужасно. Вся какая-то в наростах и наплывах. С жабы ее сняли что ли?
        Я машинально поискал взглядом Зомби. Тот сидел спокойно на подоконнике и прикрыв глаза тихонечко урчал. Спит себе и мух не ловит.
        Была и вторая причина, по которой я забраковал эти сапоги. Они увеличивали, наверное, нужную вызывающему характеристику, как сила воли, но всего лишь на одну единичку. В общем, явно бюджетный вариант, что мне сейчас не нужно. Обидится еще Алекс, а мне бы хотелось расстаться с отрядом полюбовно.
        Оставшиеся две пары сапог были более-менее приемлемы, их я и решил отнести вызывающему на выбор. Правда, сперва я хотел отнести только одну пару, потому как вторая мне показалось слишком вычурной, с блестящими пряжками и различными висюльками, которая больше подошла бы какой-нибудь городской фифе, чем магу, призывающему в наш мир жутких созданий. Но вспомнив браслетик и другие его украшения, я передумал и решил отнести обе пары. Мало ли что может понравиться этому моднику.
        Зажав выбранную обувь под мышкой, а остальное закинув обратно в сундук я снова побежал на выход. При этом снова забыв кольцо. Пришлось возвращаться.
        Как все-таки удобно, что одним касанием можно просмотреть все ячейки сундука. Ведь если бы мне пришлось искать его вручную, я бы и за два часа не справился. Целая куча какого-то хлама. Маленькое колечко в ней может потеряться в два счета, или в угол сундука закатится, или попадет внутрь какого-нибудь элемента доспехов или одежды. И ищи его потом весь вечер, монотонно перетряхивая каждый свой трофей. А так, нашел взглядом слот, в котором кольцо находится, перетащил в свой инвентарь и готово.
        На выходе из дома я опять уловил отрывок чужого разговора.
        - Ну почему, Палыч? Ведь понятно же, что вещички он не только с нас поимел. У него там за три дня приличная куча должна была насобираться. - довольно громко разглагольствовал Алекс, не особо, видимо, переживая на тот счет, что я смогу его услышать. - Так пусть поделится взамен на наше к нему расположение и молчание.
        - Нафиг. Сам подумай какие вещи он смог насобирать в подземелье. Максимум на наш уровень, он для этого подземелья почти самый наивысший. Да и то, я в этом сильно сомневаюсь. Игроков нашего уровня в данж мало ходит, а те кто ходит практически все идут прямиком на самый низ подземелья. А Мих, скорее всего, на первом или втором ошивался, оббирая нубов.
        - Ну и что? Не подойдет на нас, пойдет на продажу.
        - Так то оно так, вот только товар то краденый. А ну как увидит кто? Не хотелось бы заработать репутацию крысы. Да и за сколько ты эти шмотки продать сможешь? Копейки. Плюс ко всему, Мих еще этот. Кто бы что не говорил, но он какой-то странный. Не хочу с ним связываться. Хочу забрать свои вещи и свалить. Овчинка выделки не стоит.
        Что на это хотел возразить вызывающий, я так и не узнал, потому как сам его и прервал, открыв дверь. Я был полностью солидарен с паладином. Я тоже хотел, чтобы они побыстрее забрали свои вещи и ушли отсюда.
        - Вот ваше кольцо и одни из сапог на выбор. - протянул я украшение Палычу, а обувь Алексу.
        Командир, за секунду идентифицировав кольцо, засунул его в сумку и молча кивнул мне в подтверждение. Колдун же довольно долго рассматривал то одну то другую пару. Минут пять спустя паладин наконец не выдержал и поторопил своего товарища по оружию:
        - Алекс, ну ты выбрал или как? Пошли уже, мне давно в оффлайн пора.
        - Да, да, сейчас. - пробурчал он, глянув на командира, а потом, зыркнув на меня, добавил уже мне. - Эту пару я забираю взамен потерянной. А вот эту возьму как компенсацию за моральный ущерб. Согласен? - и быстро протянул мне руку, которую я машинально пожал.
        От такой наглости я на секунду онемел. Палыч же просто осуждающе покачал головой, и развернувшись, зашагал прочь. Дин и Алекс потянулись следом за ним. И только Дарк остановился возле меня, как будто вдруг что-то вспомнив.
        - На твоем месте, Мих, я был бы поаккуратнее. - заявил он мне таким менторским тоном, как будто и впрямь был учителем, а я малолетнем неучем.
        - В каком это смысле?
        - Просто с тем, как ты себя ведешь, тебя расколем не только мы, но и любой желающий. - видя по-прежнему недоумение на моем лице, он продолжил. - Сегодня днем, пока я тебя пас, а ты где-то гулял, к вам на поляну приходили гости. Искали тебя, хотели взять твой квест, но так тебя и не дождавшись, ушли. Понимаешь о чем я? Квестовый непись где-то лазит. Это как минимум подозрительно. Так что если не хочешь снова засветиться, веди себя аккуратней.
        Кивнув мне напоследок, ассасин двинулся догонять свою группу, но я его остановил.
        - Почему тогда эти гости не помогли моим родным отбиться от волков, раз приходили именно за этим? - Волки, до того как встретить отряд Палыча, были в полном составе и выглядели вполне здоровыми. Видимо, гости их не трогали, если только не погибли от их клыков в полном составе. Если это так, то надеюсь, семья не пострадала. Клеванный шпрот! Как не подфартило! Стоило мне отлучиться на один день, как тут же кто-то приперся.
        - Тебя же не было. - в недоумение ответил Дарк.
        - Надеюсь, они не сбежали, увидев атакующих волков? - стал закипать я. Что за герой пошли?
        - Волки не нападали. Они нападают только в момент выдачи задания. А задание никто не выдавал, потому что квестодателя, тоесть тебя, не было.
        Я немного запутался.
        - Но вам же задание я не давал, его вам дала моя мама. А волки все равно напали.
        - Потому что ты при этом присутствовал. Уважаемая Кимира выразила нам свою просьбу, что и запустило квест, но формально, выдал нам его ты.
        Елки, а тут есть над чем подумать.
        Видя, что я больше ничего от него не хочу, тихушник побежал догонять свою группу. Перед стеной леса отряд остановился, и Палыч, развернувшись, пафосно прокричал мне напоследок:
        - Не попадайся нам больше на пути, Мих. Для твоего же блага. - И нырнул в чащу.
        Но я его не слушал. Моя голова была занята другими мыслями.
        Это что же получается? Чтобы обезопасить свою семью от серых хищников, мне нужно уйти из дома?


        Дорога петляла и извивалась, как оправдательный монолог чиновника, пойманого на взятке. Само собой никакого каменного покрытия на ней не предполагалось. Обыкновенная вытоптанная от травы земля, что на каждый мой шаг отзывалась облаком пыли. Солнце, несмотря на то, что еще не достигло зенита, довольно ощутимо припекало, раскаляя воздух до того состояния, когда его колыхания можно было наблюдать невооруженным взглядом. Ветер, то ли впал в спячку, то ли улетел в другое королевство, оставив местное население подыхать от жары. Этот зной вкупе с вездесущей дорожной пылью создавал непередаваемый коктейль ощущений. Хоть трубочку вставляй, да пей.
        Сегодняшнее утро застало меня в довольно скверном настроении. И дело было не в том, что мать пришла будить меня слишком рано. И даже не в том, что я полночи не спал, ворочаясь под прессом своих мыслей и сомнений. Хотя все вышеперечисленное тоже внесло свою лепту. Основная причина была в том, что я принял решение. Решение покинуть своих родных.
        Далось оно мне не просто. Я до сих пор сомневался в правильности своего поступка. Но, как говорил кто-то из умных, сделав выбор, нужно следовать ему до конца. И я пытался заглушить в себе эти колебания. Получалось плохо.
        Я конечно допускал, что меня банально обманули, но не видел в этом ни смысла, ни какой-либо выгоды для Дарка и его товарищей. А если все действительно так как он сказал, то уйти из дома это реальная возможность избавить мою семью от проблем. Конечно волки никуда не исчезнут, но теперь, если верить ассасину, будут полностью игнорировать моих родных. За исключением того случая, если кто-то из них сам не полезет на рожон. Но это маловероятное развитие событий. На такую глупость из всей моей семьи способен только я.
        Из дома я вышел хмурым и задумчивым, не став посвящать в свои планы никого из домашних. Скорее всего, на мое отсутствие они даже внимания не обратят, как было в тот раз, когда я ночевал на болоте. Я просто молча позавтракал с семьей, мысленно попрощавшись с каждым из них, и стараясь, как можно четче, запечатлеть их образ. Перед уходом каждому сделал какую-то приятную мелочь, чтобы думая о моем уходе, они при этом вспоминали еще и что-то хорошее обо мне. Если они вообще будут обо мне вспоминать. Отцу уступил добавку на завтраке. Маме отдал весь свой небольшой запас трав, что я успел собрать до этого. А сестренке подарил колечко, простое, без всяких статов и усилений, но зато симпатичное, с маленьким голубым камушком. Оно, конечно, тоже было мной честно стырено из подземелий, но такое простое кольцо вряд ли будет кто-то искать.
        Уходя, трофеями я загрузился под завязку, но хорошо если взял третью часть всего, что у меня накопилось. Банально не хватило места. Я старался брать самое мелкое и, на мой взгляд, самое дорогое. Остальное сгрузил обратно в сундук. Ничего, останется до следующего раза. Знать бы еще когда он будет. Боюсь что не скоро.
        Облачение мое частично поменялось. Полностью забитая сумка, что болталась у меня за плечом, была похуже чем предыдущая. (Старую пришлось вернуть Алексу). Она имела на восемь слотов меньше, и заметно меньший запас прочности, половины из которого уже не было. Свою обувь я тоже сменил. А точнее заново одел, потому как предыдущую я пожертвовал малоимущим черепахам. Несмотря на то, что совсем недавно я хвастался количеством запасенной у меня обуви, особого в ней выбора у меня не было. Я мог нацепить на себя только те дешевые сапоги, что, по моему мнению, были сделаны из лягушачьей кожи. Остальные мне не подошли. Где был нужен уровень побольше, чем у меня, а где характеристики. Я, конечно, все равно попробовал парочку на себя напялить, но ничего не вышло. Сапоги как будто набил под завязку невидимой ватой один из моих недоброжелателей.
        На поясе у меня болталась очередная новинка. Обыкновенный стальной кинжал, без статов и усилений, с уроном на 4-6 единиц.
        В остальном больше ничего не поменялось. В руке было верное копье, а с пояса свисала праща. На мне были черные кожаные штаны, что давали мне десяток единиц защиты и неплохой вид сзади; пара кожаных наручей с щитками - еще по семь единиц защиты и по одной единице силы каждый; шлем степняка или ерихонка - плюс восемнадцать брони и такое "нужное" мне увеличение урона из лука на пять процентов; льняная рубашка и зеленый рейнджерский плащ с его усилением маскировки на десять единиц. Вещи имели различный запас прочности, но у всех из них кроме ерихонки он был больше половины. Запас шлема едва дотягивал до четверти своего максимума, но при этом был больше, чем практически полный запас моей рубашки. Надо будет всерьез заморочится поиском ее замены. Надеюсь, в городе удастся продать весь этот хлам, что я тащу в своей сумке. А на вырученные деньги прикупить себе что-нибудь подходящее.
        Несмотря на то что с утра я был мрачнее тучи, сейчас настроение у меня улучшилось и я даже тихо насвистывал себе под нос какую-то мелодию. Дорога располагала. Двухчасовая пешая прогулка выровняла мое настроение и успокоила. Позади остались старые тревоги и проблемы, а впереди меня ждало что-то новое и неизведанное. Ни жара ни пыль, что так старательно набивалось мне в нос, меня не пугала. Я наконец-то был предоставлен сам себе и был волен делать, что захочу. Теперь мне не придется целыми днями заниматься нудными, непонятными и нелогичными вещами. И никто не будет заставлять меня это делать, мотивируя извечным: "Потому что так надо". Я был свободен. И шагая по дороге, я с упоением наслаждался этой свободой с легкой примесью зноя и дорожной пыли.
        Из-за спины донесся квакающий звук, и я рассеяно поправил отяжелевший капюшон. В отличие от меня, мой питомец не так хорошо переносил жару. Промучившись полчаса на моем плече, он с недовольством перебрался в спасительную тень откинутого капюшона. И теперь, урча как кошка, дремал в нем.
        За два с лишним часа прогулки я не встретил ни одной живой души. Или это дорога проклята, и все разумные ее избегают, или находится она в страшной глуши, соединяя между собой безлюдное захолустье и глубокую глухомань. И вот на эту дорогу, а я шел именно по ней, я каждый день ходил высматривать проходящих мимо героев, или как я лично их про себя называл, проходимцев. Где логика?
        Хотя в плане безлюдности в этих местах, я так понял, все относительно. Я вот, например, не так давно в безлюдном лесу целую базарную площадь находил. С подземельем.
        Наконец, спустя еще полчаса хотьбы в полном одиночестве, Зомби не в счет - он не шагал, а путешествовал в комфорте, дорога вынесла меня на более людное место. Другую дорогу. Она, правда, была раза в четыре пошире чем предыдущая. Моя дорога вливалась в эту, как маленький ручеек впадает в полноводную реку. А еще на ней явственно выделялись колеи от колес, проходящих тут телег и карет. В общем, люди по ней точно ходят, и куда с большей частотой, чем по моей. Поэтому, не долго думая, я пошел дальше уже по новой дороге. Выбрал я то направление, куда смотрел указатель с надписью "Саммервуд". Туда я в принципе и собирался попасть с самого начала.
        Качеством этот тракт отличался от предыдущей дороги только размерами. Та же пыль, те же ямы и ухабы, и так же само нет, и никогда не подразумевалось, никакого покрытия. Только ям еще больше, выдолбленных теми транспортными средствами, что рискуя своими осями, здесь ездят.
        Еще одним отличием было отсутствие с одной стороны дороги живой темной изгороди. Лес остался позади. Что положительно сказалось на дальности обзора. Куда не глянь везде простор, увитый сплошным травяным ковром и изредка разбавленный группами редких деревьев. Но как бы далеко я теперь не видел, город по-прежнему оставался вне досягаемости моего взора. В общем, топать еще и топать.
        Вместе с лесом позади осталась и тень от него, в которой я шагал, и лесная прохлада, которой он время от времени меня обдувал. За неполные пятнадцать минут, что я шел по новому тракту, я взмок, как подушка девочки, которой на день рождения вместо красивого розового платья подарили новые учебники в школу. Я весь настолько исходил влагой, что буть я девушкой и завись Снегурочкой, то всерьез бы забеспокоился о своей жизни. Даже небольшой дебафф отхватил, "изнывание от жары", с небольшим понижением скорости и ловкости. Из моей рубашки можно было выжать целое озеро, кожаные штаны превратились в какие-то склизкие трубы, в которые по ошибке попали мои ноги. Накинутый на плечи плащ тоже не способствовал прохладе, но его снимать я не стал. Нет, не потому что беспокоился о своем питомце, мне банально его было некуда положить. Все ячейки и в сумке и в кошельке забиты, а в руках его тащить мне было неохота, пусть лучше на плечах болтается.
        Спустя еще десять минут я увидел первого путешественника за сегодняшний день. Точнее, сначала я его услышал - такой дикий гвалт создавало его верховое животное. Лишь через пару минут я узрел самого всадника и его транспорт. Это был не конь. Сам всадник оказался степным орком, и ехал он на огромном буйволе. Буйвол внушал. У него был коричневый окрас, как у простой буренки, а широкие серые рога чертили два почти идеальных полукруга. Рога настолько большие, что некоторые слоны от зависти удавятся на собственном хоботе или отпилят к ежам свои недоразвитые бивни. Только хорошо приглядевшись к ним, я заметил, что они совсем не гладкие. Кто-то выпилял, вырезал или выжег на них какие-то буквы, руны или знаки. О, Дух Леса, кому это могло понадобиться? Зачем так издеваться над бедным животным? На широком и плоском лбу животного на коричневом фоне выделялся черно-белый знак равновесия. Две капли с двумя точками. В черной капле белая точка, а в белой капле черная. И непонятно: то ли это искусно сделанный рисунок, то ли у рогатого действительно такой окрас с рождения. Размеры буйвола... В общем, слоны опять
пошли вешаться. Бедолага орк, я ему не завидую. Посидишь верхом на таком гиганте денек-другой, и твои ноги приобретут правильную форму буквы "о". Тебе потом в след так и будут говорить: "О, какой орк пошел"!
        Завидев меня гадский степняк даже не притормозил, пронесся мимо на форсаже, чуть не задев меня - я едва успел отпрыгнуть в сторону. На обочине запнулся ногой о сплетенные ростки и упал в мягкие объятия травы.
        - Москит! - недовольно ругнулся придавленный Зомби.
        - Да ладно тебе. - ответил я ему. - Тут мягко.
        Кряхтя, я поднялся и недобро глянул вслед всаднику. Еле ведь увернулся, здоровенный буйвол занимает добрых три четверти дороги. Этот любитель быстрой езды пронесся так быстро, что я даже не успел узнать его имя, но вот имя его верхового животного прочел. Все-таки буйвол занимал мое внимание больше чем орк.
        "Инян, Хритский буйвол, питомец СерпАнтина"
        По всей видимости, СерпАнтин и есть всадник.
        - Видал, Зомби? - обратился я к лягушонку. - У нормальных людей... э-э, и орков питомцы носят своих хозяев, а не наоборот.
        - Москит, - обиженно пропищал древолаз.
        - Ну сделаю тебе скидку из-за малого размера - полдороги ты меня несешь, полдороги я тебя.
        Лягушонок в ответ лишь жалобно квакнул.
        - Ладно, - смилостивился я. - Катайся, пока. Но когда вырастешь - не отлынешь. - Я отряхнул штаны от пыли, поправил лямку на плече. - Пошли дальше, что ли?
        За последующие полчаса нас обогнали еще три странника. Все конные, если можно так выразиться. Один и правда был на коне. Рыцарь, весь закованный в сплошную броню. Судя по виду, человек. Правда, я уже убедился в своей некомпетентности относительно угадывания рас. С таким же успехом это мог быть рокхед или орк.
        Второй всадник был совсем мелким. Или вконец заморенный гном, или крупный хоббит, а может быть вообще, обычный карлик или ребенок. Особых примет я не рассмотрел, путешественник с ног до головы весь был закутан в какую-то хламиду. А на башку еще и платок напялил, который полностью закрывал лицо, оставляя лишь узкую смотровую щель. Конспиратор, елки, хвоев. Вот только с верховым животным он не угадал. Довольно приметное и запоминающееся животное. Под задницей у коротышки бежала большая птица. Ну то есть для него большая, а для меня, так, средняя. Ростом пониже меня, две худые длинные лапы и такая же шея, между ними тельце, размером с хорошую подушку, только у той перья внутри, а у этой снаружи, по бокам прижаты маленькие недоразвитые или атрофированные крылья, а на шее маленькая лупоглазая голова с большим клювом. И как только этот шнобель не перевешивает всю конструкцию?
        Кажется, кто-то из родителей рассказывал мне об этом существе. Один из редких видов нелетающих птиц, что живут далеко на юге, за морем. Название у нее еще такое нелепое - страхус. Да, птица откровенно некрасивая, но страх уж точно не внушает. Бедная животинка - вроде и летать рождена, а все равно ползает, ну то есть, бегает.
        Третьим всадником оказался темный эльф. Развелось их что-то как собак. Видимо, не все так благополучно в Дроувском королевстве раз все они сюда мигрируют. Хотя, может быть просто перенаселение у них. Но факт остается фактом, что не кампания или отряд, так точно одна темная, остроухая рожа там будет.
        Оседлал дроу тоже редкого зверя. С другой стороны, откуда мне знать? Возможно, это типичное верховое животное для их расы. Эльф сидел верхом на рептилии. Слава Духу Леса, не разумной. Нет, это был большой чешуйчатый ящер с короткими, тонкими передними лапами и длинными, мощными задними. Передвигался он на двух задних лапах, немного наклонив все тело вперед, и балансируя сзади мощным хвостом. Быть всадником на этом монстре, наверное, не очень удобно. Тело ящера было расположено не горизонтально относительно седока, поэтому последнему приходилось использовать специальное седло, чтобы банально не скатиться с рептилии как с горки. Помимо этого, еще и нужно было все время держаться, обнимая чешуйчатого. То еще удовольствие. Хотя, быть может, это просто дело привычки.
        Всех трех странников объединяло одно. Ни один из них не задержался на мне взглядом больше, чем на секунду. Никто не остановился, и не предложил подвезти. Все промчались мимо меня на предельной скорости. Хоть становись к обочине с табличкой "Саммервуд" и отопыреным большим пальцем руки. Но на это мне жаль времени. Лучше буду медленно, но верно двигаться к цели, чем стоять на месте с эфемерной возможностью словить попутку и добраться до нее быстро.
        Где-то к обеду, наконец, показались первые постройки. Это был еще не город, всего лишь первая ферма на пути к нему, но я воспрял духом, вскинулся как пес, почуявший след - цель близка.
        Я только потом, когда подошел поближе, и у меня перед глазами высветилась табличка, понял, что это ферма. А, сперва, я принял ее за деревню. Такую очень маленькую деревню в один дом. Что тут скажешь, лесной житель. Дом хоть и был один, но являлся настоящим гигантом. Целый двухэтажный особняк, не считая чердака, что в наших местах считается небоскребом. Вокруг дома в беспорядке и в большом количестве были понатыканы разного рода рабочие постройки. Хлева, склады, сараи. И, конечно же, главный атрибут любой фермы. Поля, куда ни посмотри. Причем, далеко не все обычные, дикие. Огромная территория была засеяна разнообразными культурами. Вдалеке паслись стада всяческой скотины. Какую же надо иметь большую семью, чтобы справиться с подобным объемом работы. Кстати, о ней. Местных жителей тоже было много, и все нашли себе какое-то занятие. Несколько конных фигур объезжали вокруг стада, присматривая за животными. В середине злакового поля можно было заметить несколько спин, что, в каком-то, только им понятном ритме, то распрямлялись, то вновь сгибались, прячась в высоких ростках. В ручье, неподалеку,
плескались, видимо, почти все представители местного слабого пола. Они стирали одежду, делая на мой взгяд совершенно дурную работу. Ведь любая грязь на одежде со временем просто исчезает. Проверено на личном опыте. Вот ведь глупые женщины! А возле одного из сараев, несколько крепких молодцов под присмотром пожилого, но еще крепкого на вид, деда, грузили на телегу разнообразные тюки и короба.
        Ферму я рассматривал с интересом, но лишь до тех пор, пока не увидел ручей. Дальше моим вниманием владел исключительно он. Не обращая внимания ни на кого из местных, я двинулся прямиком к нему. Зомби, так вообще, почуяв воду, выпрыгнул из моего капюшона на землю и, счастливо стрекоча, побежал к ручью. А я раньше думал, что лягушки только прыжками умеют передвигаться. Но, наверное, всему можно научиться, имея правильную мотивацию.
        Когда я добрался до ручья, древолаз уже вовсю плавал на спине и пускал ртом фонтанчики. Я решил от него не отставать.
        Ручей был совсем маленький, поэтому,несмотря на то, что я постарался максимально удалиться от стирающий женщин, находился я от них всего в десяти шагах. Деревьев поблизости не росло, и никакой другой ширмы не было. Чтобы в конец не смутить прекрасный пол, перед тем как раздеться, пришлось отвернуться к ним спиной. Это конечно слабое оправдание, но уж больно я натерпелся от этой жары. Хотелось смыть с себя пыль и этот вязкий воздушный кисель. Быстренько скинув одежду, я одним прыжком присоединился к своему питомцу. Уже в воздухе перед глазами возникло новое сообщение:
        "Репутация у женской половины населения фермы Дальней увеличена + 3"
        "Репутация у мужской половины населения фермы Дальней уменьшена -7"
        Ой-ей, как бы не случилось новых неприятностей, успел подумать я, прежде чем влетел в воду.
        Ух! Водичка просто сказка. Холодная, как приветствие бывшей девушки, и бодрящая, как рев хищника за спиной. Задержав дыхание, я лег на дно. Ручей не река, до дна было рукой подать. Буквально. Там, лежа под водой, я прочитал новую надпись.
        "Вы освежились, негативный эффект "изнывание от жары" снят"
        Ну и отличненько.
        Воздух у меня в легких стал заканчиваться, о чем мне тут же стала сигнализировать убывающая полоска, и я вынырнул. Обстановка на берегу немного поменялась. У ручья прибавилось народу - в двух шагах от меня стояли и молча таращились все те же молодцы, что грузили телегу. Одно из двух: или они пришли кого-то бить, или они резко устали от жары и тоже решили окунуться. Для меня предпочтительней был второй вариант. Отец всегда учил меня надеяться на лучшее. Поэтому, приклеев на лицо свою самую располагающую улыбку, я дружелюбно поинтересовался:
        - Освежиться хотите? Вперед, парни, прыгайте ко мне. Водичка просто чудесная.
        Их, и без того, неблагожелательные физиономии стали еще угрюмее. Как будто они кирпич проглотили. И теперь, с мрачной решимостью и затаенным страхом ждали того момента, когда он наконец начнет выходить. Крепыши промолчали. Вместо них слово взял тот самый дед, что присматривал за их работой.
        - Давай вылазь, парень. Охладился и будет.
        Я осмотрелся, все пялились на меня, даже женщины забросили стирку и лукавыми глазами поглядывали в мою сторону. Под перекрестными взглядами толпы я стушевался. И даже немного смутился. Да и последние крохи приличия не мешало бы соблюсти. Раздеваясь, я отвернулся к дамам спиной и постарался побыстрее запрыгнуть в воду, поэтому толком ничего такого они рассмотреть не успели бы. Но если сейчас я просто выйду из воды, то предстану перед их очи, так сказать, во всей красе.
        - Извините, не подадите мне мои штаны? - сиплым от смущения голосом обратился я к мужикам.
        - Нет. - дед с ухмылкой покачал головой. Вот старый пень.
        - Но я же совсем голый. - апеллирывал я к его разуму.
              - Я же тебя не раздевал. - мужик откровенно потешался надо мной. - И не заставлял тебя никто прямо все с себя скидовать.
        Тут он конечно прав. Можно было поплавать и в нижнем белье. Вот только мне совсем не улыбается расхаживать в мокрых труселях под кожаными штанами. Боюсь запреет там все.
        - Если не хотите ноги мочить, то просто бросьте в меня штанами, я словлю. - сделал я последнюю попытку.
        - Давай выходь на берег, Ихтиандрь. А то отмерзнет все, что ты так старательно хочешь прикрыть.
        Я затравленно огляделся. По всюду я натыкался только на ответные взгляды, от угрюмых и злорадных до откровенно заинтересованных. Но в сторону моих штанов никто даже не потянулся. Помощи ждать неоткуда.
        "Вы замерзли".
        Вы получили негативный эффект "охлаждение"
        Ваша сила и скорость уменьшены на 5%
        Для того чтобы убрать этот негативный эффект - согреетесь
        Если вы продолжите мерзнуть негативный эффект будет усилен и изменен на "обморожение"
        Вот, елки! Не одно, так другое. Придется выходить и поступиться своей стыдливостью.
        Обреченно вздохнув, я ступил на берег.
        "Репутация у женской половины населения фермы Дальней уменьшена -10"
        Из толпы грузчиков послышались глумливые смешки. Чего смеетесь падлы - вода то холодная.
        Одним прыжком оказавшись возле своих вещей, красный от смущения, я начал натягивать на мокрое тело свою одежду. Спектакль закончился и все зрители нехотя вернулись к своим обязанностям. Женщины вновь принялись елозить опостылые тряпки в холодной воде, хмыкая в сторону и изредка кося на меня полные смешинок глаза. Мужчины неспешной походкой направились к телеге, смеясь надо мной во весь голос, и радуясь про себя незапланированному перерыву. Только старый хрыч остался возле меня, терпеливо дожидаться, пока я оденусь и собиру свои шмотки. Эдакий конвой, чтобы я еще какой глупости не совершил, а сразу двинул на выход.
        Зомби уже сидел на берегу и грелся на солнышке, жмурясь, как кот, от удовольствия. Тоже замерз, бедолага. Спешно одевшись, я закинул сумку на плечо, а лягушонка в капюшон, но он там сидеть не захотел, прыгнув ко мне на плечо, он с укором посмотрел на меня. Да сиди, где хочешь, зеленый, мне без разницы. Подобрав с земли копье, я огляделся: вроде ничего не забыл. Украдкой глянул на женщин, оглянулся на дом, но тут меня поторопил дед.
        - Нет, извини, любезный, экскурсии не будет. Потешил ты нас сегодня и хватит. Пора тебе. - и указал мне в сторону дороги.
        В его глазах я сегодня потерял пару пунктов, так что разговор вряд ли получится, и пробовать что-то разузнать даже не стоит. Я молча направился к дороге, старик от меня не отставал. Видимо, решил исполнить роль конвоира до конца. Остановился он только лишь у самого ее края, дойдя до, видимой только ему, границы фермы.
        - Отсюда до города далеко? - решился я все-таки на вопрос.
        - Раньше, чем там будешь, не дойдешь. - ответил мне зловредный дед.
        Я, со вздохом, отвернулся, и не прощаясь, зашагал по дороге.
        Да, а в свободной и самостоятельной жизни все может оказаться не таким радужным, как казалось поначалу. Первый контакт с незнакомцами благополучно провален. Спишем это на волнение. Ну и пора бы уже научиться сначала думать, а потом делать. Освежиться ему захотелось. Еще бы пошел поспал на хозяйской кровати. Здесь не лес, где всем, что я видел, мог смело пользоваться. Тот ручей находился на территории фермы. Грубо говоря, я воспользовался чужой собственностью. Хорошо хоть меня в нем не утопили. А могли ведь. Проснулся бы я тогда завтра дома злой, но зато такой свежий. Нужно в темпе учиться жить в обществе.
        Что ни говори, но купание помогло. Тело взбодрилось и идти по дороге стало легче. За время небольшого отдыха полностью восстановился запас бодрости, который после трех часов беспрерывной ходьбы, стал потихоньку проседать. Ноздри щекотал запах местных трав, растущих у обочины. Из ее зарослей доносился мерный стрекот насекомых, на который мой питомец никак не реагировал, хотя я и видел, что полоса его сытости до конца не заполнена. Ленивый мне достался древолаз. Отсидев мне плечо, он снова отправился в капюшон, досыпать. Идиллию пешей прогулки нарушали только изредка проносящиеся мимо всадники. Пролетали они с такой скоростью, как будто там впереди кто-то совершенно бесплатно раздавал по полцарства на рыло. А тем кто примчится на сверхзвуке, по целых два полцарства. Мне только и оставалось, что глотать поднятую ими пыль и мечтать о маленькой четвертинке царства.
        Спустя полчаса ходьбы от фермы Дальней, я мог снова лицезреть людские постройки. Это ферма была поскромнее предыдущей. Дом пониже, рабочих построек поменьше, полей понатыкано пореже, да и местных обитателей здесь, по всей видимости, было раз два и обчелся. Лично я мог наблюдать только троих. Двое из них были чумазыми, босоногими мальчуганами, которые, с присущей их возрасту, неуемной энергией гоняли по двору серую плюгавую псину. Тискали, садились верхом, пытаясь на ней покататься, в общем, всячески осложняли собаке жизнь, которая, и без того, была ею изрядно побита. Выглядела животинка лет на сто, и казалось, в любой момент может отхватить сердечный приступ.
        Последним местным в моем поле зрения был старик. Он чем-то неуловимо походил на недавнего знакомого с первой фермы, но, в отличие от него, свою телегу грузил сам. Ватаги молодцов в виде помощи у него не было. Женщин тоже нигде не было видно, как и ручья. Быть может, сейчас они также заняты стиркой, только в другом месте.
              Я сошел с дороги и зашагал к деду, может хоть этот скажет, долго ли мне еще топать до города. На полпути к нему меня уведомили, что я зашел на территорию фермы, которая называется Веселой. Что-то в этом было. Не знаю как старик с собакой, а молодежь веселилась от души.
        - Извините, уважаемый, не подскажете, далеко ли мне еще до города топать. - обратился я к местному, не дойдя до него трех шагов.
        Старик на секунду оторвался от своей работы. Неторопливо ощупал меня цепким взглядом с ног до головы. И только после этого соизволил ответить.
        - Пехом, то? Далече. Если поторопишься - засветло думаю дойдешь. А так может и до темноты не управишься. - "обрадовал" меня старый.
        Вот клеванный шпрот, а я рассчитывал быть там к обеду. Не думал, что город так далеко. Пешкодраить уже надоело, ноги просто гудят. Еще пару часов такой ходьбы, и какой-нибудь отрицательный эффект мне обеспечен.
        - Но есть и другой вариант, - прервал мои мысли дед. Он пока так и не вернулся к погрузке телеги, и все еще, с хитрым прищуром, наблюдал за мной. - Есть у меня к тебе предложение. Я сам как раз в город собрался. Продукты надобно на продажу отвезти. Но, видишь ли, затормозился я тут с погрузкой. Сыновья мои с утра в лес ушли, зять, то ли хворь какую подцепил, то ли придуривается. В общем, помощи у меня никакой нет. А я уже совсем умаялся. Если поможешь мне телегу нагрузить, а в городе на складе разгрузить, возьму тебя с собой. В Саммервуде гораздо быстрее окажешься, и на постой успеешь до ночи устроиться, и дела свои возможно еще сегодня успеешь решить. В город ведь ты не просто так направляешься. Соглашайся, парень, только выиграешь.
        Я нахмурился, имитируя задумчивость. Не стоит старику видеть, что я сразу принял его предложение, а то стребует еще денег за проезд. Дед хитрый, и свою выгоду конечно поимеет. Не так уж и быстрее пешего путника будет двигаться груженая телега с одной лошадью. Не удивлюсь еще, если он и расстояние до города преувеличил. Но и я буду не в убытке. И в город раньше прибуду, и ноги в конец не сотру. Буду мирно трястись себе в повозке и отдыхать.
        - Ладно, договорились. - кивнул я ожидающему ответа мужику. - Я согласен.
        - Ну вот и замечательно. - расплылся он в широкой улыбке. - Ударим по рукам.
        Вам доступноно задание: "Ты мне, я тебе"
        Тип: случайное, обычное.
        Помогите старику Камалю с Веселой фермы с погрузкой и разгрузкой телеги.
        Награда: бесплатная доставка в город Саммервуд.
        Ошибка!
        Вы не можете получать задания.
        Задание отменено.
        Такую надпись я уже видел. Старик как-то разом напрягся, как будто мог увидеть то, что мне написали. Хотя скорее всего, ему пришло что-то свое. И явно не то, чего он ждал.
        - Я не понял, ты чего отказываешься? - немного замешкавшись спросил меня дед.
        - Нет. Я же сказал, что согласен, - поспешил я заверить его в обратном.
        - А почему тогда не хочешь ударить со мной по рукам?
        - Это вы о задании сейчас? - спросил я фермера, и дождавшись его кивка, продолжил. -Да кому нужны эти условности? Вы еще на пятиминутное дело заставте меня контракт подписывать. Договоримся на словах и вся недолга.
        Не буду же я каждому встречному рассказывать, что я физически не могу принимать эти задания. Вдруг это какая-то аномалия или болезнь. Отдадут тогда меня на принудительное лечение, и прощай свободная жизнь, которую я и вкусить то толком не успел.
        - Ну, дык, принято так. - дед немного растерялся. - Да и потом, спокойние мне будет. А ну как приедешь в город, и сбежишь, не закончив работу.
        - А с принятым заданием я что, сбежать не смогу?
        - Сможешь. Но тогда провалишь задание и получишь штраф, в виде падения репутации.
        - Чего?
        - Стану считать тебя проходимцем, гадом и злостной личностью.
        - Как будто, если я без задания сбегу - вы будете меня, как прежде, любить.
        - Хм. - Камаль призадумался. - Ладно, как хочешь. Других вариантов у меня все равно нет, а время идет. Приступай к работе. - Дед кивком указал мне на кучу тюков и ящиков.
        О том, что фермер и сам может меня кинуть, я благоразумно промолчал. Но, думаю, непростому старику это и без меня приходило в голову. Ему нужно только подождать, пока я загружу ему телегу, а дальше отправиться в город в одиночку. Остается только надеяться, что ему важнее сэкономить пару медяков на базарных грузчиках, чем облапошить бедолагу-путника. А иначе злостной личностью буду считать его уже я. Только ему на это, скорее всего, плевать с высокой сосны, максимум позабавит.
        Я молча положил копье на землю, туда же скинул сумку и плащ, чтобы не мешались работе. Подумав, снял еще и рубаху. Прочности в ней мало, пара неосторожных движений - и заместо рубашки, я останусь в обносках. К тому же пачкать и пропитывать ее потом не хотелось бы, после неприятно в ней будет ехать. Сверху на сумку посадил сонного Зомби, чтобы охранял мое добро.
        - Все-таки ты какой-то странный. - вынес свой вердикт Камаль, глядя на моего питомца.
        - Даже если и так, то это никак не скажется на моей работоспособности.
        - Надеюсь. - проворчал старый фермер.
        Помощью фермеру это можно было назвать с большой натяжкой. По сути всю работу делал я, а дед сидел в теньке амбара и говорил мне, что, куда и в какой последовательности ставить. Тут скорее он мне помогал, а не я ему. Как только я взялся за первый тюк, старик отошел в сторонку, что-то бормоча про свою больную спину и желание сделать маленький перерыв. Этот маленький перерыв закончился ровно тогда, когда я грохнул последний ящик на телегу. Вот так совпадение.
        - Ну вот и управились наконец. - прокомментировал он окончание работы. - Сгоняй-ка за дом, там колодец есть - умоешься. Упрел ты что-то сильно. А я пока у старухи своей припасов на дорогу возьму. В другой раз я бы тебя конечно в дом пригласил, да обедом накормил, но сейчас времени нет, сам понимаешь. Ехать давно пора уже. Слишком долго мы с тобой возились.
        И дед, бормоча себе под нос что-то о том, что нынешняя молодежь уже не та, совсем хилая и глуповатая, не то что старое поколение, исчез в доме. На улице я остался один. Малолетние сорванцы куда-то умчались еще раньше, придумав себе новое развлечение и оставив в покое, неверящей такому счастью, собаку. Тут же, воспользовавшись ситуацией, она завалилась на боковую. Но спала чутко, даже во сне шевеля ушами и сканируя местность на наличие заскучавшей детворы.
        Пожав плечами, я медленно поплелся за дом. Умыться действительно не помешает. От былой свежести после родника не осталось и следа. Я был весь мокрый от пота, а мой запас бодрости вновь был далек от своего максимального значения.
        Колодец оказался мастером маскировки. Для того чтобы его отыскать мне понадобилось целых три минуты, и это при том, что я знал его примерное расположение. Дело в том что на заднем дворе у хозяев Веселой фермы были целые заросли дикорастущих кустов. Либо на ферме действительно большая нехватка рабочих рук, либо местные настолько ленивы, что следуют правилу: все что не видно, в уходе не нуждается. Только следуя едва заметной в траве тропинке, я смог выйти к заветной постройке. Колодец вызывал стойкую ассоциацию с собакой, что дремала неподалеку. Старый, покосившийся, но все еще, через силу, исполняющий свои обязанности. Даже вода в нем на вкус казалась затхлой. Но жажду утоляла на ура. Фыркая и отплевываясь, я опрокинул на себя пару ведер. Можно жить! К телеге я возвращался уже намного быстрее.
        Когда я вернулся, старик уже сидел на козлах и ерзал в нетерпении.
        - Ну где ты ходишь? - поторопил он меня. - Я уж думал, в колодец упал. Испугался, что мне теперь придется самому повозку разгружать.
        - Какое человеколюбие.
        - Поговори мне еще, враз тут оставлю. - проворчал Камаль. - Давай залазь, пока я не передумал.
        Я захлопнул челюсти, проглатывая едкий ответ. Потом позубоскалю, когда до города доеду. Молча одев рубашку и похватав свои пожитки, я уселся рядом с фермером. Храпящего лягушонка закинул в капюшон.
        - Нопшла. - гаркнул дед, и мы наконец-то тронулись.
        Лошадь, несмотря на мои опасения, собаке ровесницей не была. Это было сильное, мускулистое животное, которое медленно, но уверенно тянуло свою лямку. Мощный тяжеловес. Увидев столь заурядное животное в упряжке, я даже немного расстроился. После того как я насмотрелся на проезжающих мимо всадников, ожидал чего-то более экзотического. Но конь был абсолютно обыкновенным. Ни острого рога на лбу, ни больших белых крыльев за спиной. Облом. Правда, с задачей он своей справлялся, и на том спасибо. Медленно, но верно, я приближался к своей цели.
        С самого начала поездки старик плотно присел мне на уши. Нашел в моем лице благодарного слушателя: помня о его угрозе оставить меня на ферме, я помалкивал. Камаль же разошелся не на шутку, чуть ли не рассказывая мне историю своей жизни, постоянно перепрыгивая с пятого на десятое. Мне оставалось только кивать в нужных местах. И жена у него старая ведьма, и сыновья у него бездельники, а зятя, так вообще, судить надо за тунеядство. На той неделе лиса в курятник забралась, передушила два десятка кур. Урожай в этом году не очень. Три дня назад внучка захворала и все никак не поправляется. Даже знахарку ей привозили. Та стребовала почти целый серебряк, приготовила какое-то зелье, а толку так и нет пока. На ферме все работают из-под палки, не то что он сам. Да и вообще, дома все держится исключительно на нем. Эх, а каким орлом он был в молодые годы...
        Первое время, слушая в пол уха, я еще пытался обозревать местные пасторали. Но монотонный голос фермера и однообразие видов навевали такую сонливость, что я чуть ли не всю дорогу до города клевал носом. Только по-прежнему проносящиеся мимо на предельной скорости всадники привносили хоть какое-то разнообразие. Я узнал еще пару новых видов верховых животных. Право слово, такое впечатление, что где-то за городом потерялся и разбрелся по окрестностям целый бродячий зоопарк. И теперь они все по одиночке возвращаются в город, чтобы опять собраться.
        Когда я уже было совсем задремал, вредный дед меня растолкал, чтобы рассказать очередную интереснейшую историю, но наткнувшись на мой взгляд, передумал. Спас себя он только тем, что объявил время перекуса. На скамье, между нами стала фляжка с холодным чаем, а в руки мне уткнулся приличных размеров сверток. Развернув его, я решил, что старик получит помилование. Там оказался огромный бутерброд с двумя разновидностьями колбасы, мясом, зеленью и помидорами. Вгрызаясь в него, я понял, что некоторые истории Камаля могут оказаться чистой правдой. Жена его уж точно ведьма, или, по крайней мере, владеет магией. Потому как обычная женщина не смогла бы сотворить такое вкусное чудо.
        После легкого приема пищи меня снова растрясло на ухабах, а еще сказался тот факт, что я неплохо набил брюхо. После сытного обеда меня всегда клонит ко сну. Но поспать сегодня днем мне явно было не судьба. На очередной дорожной яме, в которую попало колесо нашей повозки, в ее задней оси что-то сместилось, и дальше мы ехали под громкий и до мурашек неприятный скрип. Под него не то что спать, думать было сложно.
        До города мы добрались часам к пяти, оба ужасно злые и раздраженные. По пути нам также встречались фермы, сперва я их считал, но где-то на четвертой сбился. И от каждой фермы нас провожал нестройный, громкий собачий вой вперемежку с людской руганью. Собаки были единственными, кому понравился скрип нашего колеса. Он им на столько пришелся по душе, что они даже пытались петь под аккомпанемент нашей телеги. По понятной причине весь этот экспромт-концерт остальному населению ферм не понравился.
        Кстати, старик действительно преувеличил расстояние. Если бы я не стал ему помогать, а просто пошел бы дальше, был бы в городе на полчаса, максимум на час позже. Но это только в том случае, если бы моя скорость не упала, и если бы меня не нашли очередные неприятности. А это еще большой вопрос, так что на фермера я в обиде не был.
        Стража на воротах мышей не ловила. Мышки сами приходили к ним и отдавались в руки. Как мы с дедом. Завидев нас, заскучавшие блюстители порядка заулыбалась в ожидании очередной легкой наживы. Чуть было уже руки не потирали в предвкушении.
        - Здорово, Камаль. Что-то ты сегодня припозднился. - поприветствовал моего спутника один из солдат. Видимо, старший смены. Возможно, даже офицер, так независимо он держался. - И стоило ехать вообще? Рынок уже закрылся.
        - И тебе здравствуй, Клавдий. - ответил ему фермер. - Я же не сам на базаре стоять приехал. Отдам продукты на склад. Согласен, так конечно дешевле выйдет, но зато время не потеряю. Еще сегодня дома буду. Тем более дома у меня не все ладно: внучка болеет, зять какую-то хворь подцепил. Так что было бы совсем замечательно, если бы ты меня побыстрее пропустил.
        - Не спеши, уважаемый Камаль. Ты же знаешь процедуру. Мы ведь тут не просто так поставлены. Мы смотрим за порядком, следим чтобы, кто попало в город не проехал, взымаем плату за проезд.
              - Кто попало? Клавдий, мы знакомы пять лет.
        - Для закона разницы нет, друг Камаль. Закон обязывает меня проверить даже родную мамочку. И даже ее, я не смог бы пропустить бесплатно.
        - О, уверен с нее ты бы стряс в двойном размере. - пробурчал себе под нос старик.
        - Чего?
        - Говорю, не тяни быка за вымя, его у него все равно нет. Сколько? Как обычно? - дед был очень раздражен, но пока сдерживался. Вторая, громкая и скрипучая, половина дороги не располагала к хорошему настроению.
              - Давай посчитаем. - с очень уж довольным выражением лица сказал охранник, и стал загибать пальцы. - Лошадь, транспортное средство, груз, два человека, послеобеденное время, и будний день. Итого с тебя девятнадцать медных монет. Если дашь две серебряные без сдачи, будем тебе с парнями от души благодарны.
        - Да ты ошалел, Клавдий! За такие деньги я могу инженеров нанять, чтобы они дыру проделали в этой вашей стене. Почему так дорого? Я ведь только на прошлой неделе в город приезжал. И тогда цена была в пять раз меньше.
        - Ну ты не преувеличивай! Не в пять, а в три. Ты же тогда на рынок приезжал, с утра к тому же. А для фермеров, кто едет в город торговать - приличные скидки. Наш мэр радеет за развитие мелкой торговли. Сейчас вечер - базар давно закрыт, а ты с товаром. Кто тебя знает? Может ты какие-то подпольные сделки состряпывать едешь. Налог за торговлю в городскую казну не уплатите, так зато за въезд в город заплатите по всем статьям.
        - Да вы совсем тут в городе охренели! Крохоборы долбаные. - все-таки взорвался фермер.
        - Дед, я бы на твоем месте не обзывался. - посерьезнел офицер. - Иначе твоя повозка может показаться мне очень подозрительной. В таком случае я уполномочен досмотреть ее, с полным описанием груза. За это будет взиматься дополнительная плата, за работу моих ребят и писаря. Которого, кстати, еще и дожидаться надо будет минимум час. Писари - занятые ребята, знаешь ли.
        Не знаю, чего это ему стоило, но фермер взял себя в руки, напрашиваться на новые неприятности он не хотел. Вздохнув, он затравленно посмотрел на начальника смены.
        - Клавдий, да ты посмотри на меня, какой из меня махинатор? - говоря это, дед старался выглядеть максимально старым и несчастным. - Рабочих рук на ферме мало, еще и зять заболел. Пришлось самому все делать. Вот и задержался я с погрузкой, иначе приехал бы до обеда. Помоги. Посчитай меня по утренней расценке, а я, в благодарность, накину на пару монет больше, чтобы вы с ребятами, после отменно проделанной работы, смогли отдохнуть от трудов за кружечкой пива.
        - Не заговаривай мне зубы, старик. У тебя в повозке сидит помощник. - Клавдий не зря был старшим смены, некоторые ростки здравомыслия у него имелись. По крайней мере сопоставить очевидные факты он умел. - Или это твоя больная внучка, которую ты везешь в город на лечение.
        Дед глянул на меня, как будто в первый раз увидел.
        - Это наемный работник, пришлось нанять его себе в помощь, а иначе я бы сегодня вообще не приехал. Если придется еще и тебе столько заплатить, то у меня денег вообще не останется. - Фермер заливался соловьем, я благоразумно молчал. - А мне, как ты правильно заметил, еще лекарство для внучки надо купить.
        - Полторы серебрушки, несогласен - проваливай. - если бы Клавдия можно было так легко разжалобить, он бы здесь не работал.
        Дед торговался еще минут двадцать, кричал, доказывал, умолял, и в конечном итоге таки сбил еще пару медяков с конечной оплаты. И это у городской охраны! С таким умением торговаться, он занимается явно не своим делом.
        Всю дорогу от городских ворот и до складских помещений он не замолкал. Придумывал все новые и новые ругательства в адрес в стражи. А ехать нам было отнюдь не десять минут. В общем, фантазия у старого была богатая, а судя по некоторым особо изощренным ругательством, еще и интересный жизненный опыт имелся. Я фермера не прерывал, сидел себе тихонечко и старательно делал вид, что я часть интерьера повозки. Было боязно обращать на себя его внимание, пока он в таком состоянии. Ну и еще, было интересно его послушать. Я даже головой вертел по сторонам не очень рьяно, несмотря на то, что это был мой первый визит в город. Если так подумать, то я даже деревень нормальных не видел. Деревня в один дом ведь не считается?
        А потаращить глаза было на что. Высоченные двух, и даже трехэтажные каменные дома, лавки, витрины, вывески, фонарные столбы, и вершина цивилизации - покрытые камнем дороги, или же, как говорят городские, брусчатка. Цивилизация - это конечно хорошо, но некоторые неудобства это брусчатка все же доставляла. Лавка, на которой мы с Камалем сидели, во время езды довольно сильно била меня по заднице, я даже непроизвольно пытался вспомнить, где я успел набедокурить, и за что это меня наказывают. Но, для того чтобы почувствовать себя культурным человеком, можно было и потерпеть. К тому же, в дождь эта дорога, в отличие от моей, не превратится в Гринпонскую трясину.
        Склады, как можно было ожидать, находились не в жилых кварталах. Десяток длинных, как бараки, зданий, разделенных на равные помещения, находились на пустыре. Там, где пустырь заканчивался, в паре десятков метров за складами, темнела довольно обширная посадка деревьев. Скорее всего городской парк или что-то похожее на зеленую полосу или зону отдыха. В прочем, откуда мне знать? Это вполне мог бы быть и эльфийский квартал.
        С другой стороны к складам почти вплотную подобралась огороженная территория, утыканная крестами и плитами. Городское кладбище. Тихое и мрачное. А с противоположной от него стороны, бликуя заходящим солнцем, бежала небольшая речка, отчерчивая границу складского квартала. Уж не по ней ли мой батя свои бревна в город доставляет?
        Грузчиками на складах работали явно тролли. Потому как никакой представитель другой расы без насморка и специального зажима для носа не смог бы здесь продержаться и полдня. Вся прилежащая к складам территория была примером знаменитой тролльской чистоты. У каждой двери была обязательная куча мусора. Кучи были не единственным местом, где лежал мусор, он в принципе был везде, просто в них его было больше всего. На дороге он даже имел некоторое практическое применение. В этом районе каменного покрытия не было, и сломанные ящики, куски брезента и, непонятно чем набитые мешки, как могли заменяли его, закрывая собой дорожные ямы. Мусорные кучи разнились между собой по объему и содержанию, но абсолютно каждая была способна сделать любого разумного ярым приверженцем голодовки. Желание есть отбивалось настолько, что даже последнею съеденную пищу хотелось извлечь и положить рядом с кучей. В мусоре было все: от гниющей рыбы и до прелой древесины. А смесь запахов была такова, что можно было, не сходя с места, составить свой личный топ десять самых ненавистных ароматов.
        И вот в таких складах хранится провизия? Надо будет сделать себе заметку на память никогда и ничего не покупать на продуктовых рынках.
        Пока мы ехали вдоль складов, в поисках нужного нам, я, ради интереса, пытался найти хоть один без обязательного атрибута. Безуспешно. Куча была возле каждого. Перфекционисты хвоевы.
        Наконец Камаль потянул на себя поводья и телега остановилась. После оглушающего скрипа повозки наступила вдруг звонкая тишина. Один из моих органов чувств возликовал, тогда как второй, похоже, загибался. Примечательно, что моему попутчику вонь не доставляла никаких неудобств. Он легко спрыгнул с повозки, и пружинистой походкой, направился к огромным дверям склада, продолжая бормотать себе под нос проклятия в адрес городской стражи. Я слез с телеги не так грациозно - с непривычки отсидел себе все седалище, и стал прохаживаться возле лошади взад-вперед, чтобы хоть немного вернуть чувствительность в нижние конечности.
        На стук в дверь Камалю ответили почти сразу, створка приоткрылась и оттуда высунулась красная, бородатая рожа. Появилась она на уровне камалиной груди, так что я сразу смог сделать вывод о расе незнакомца. Гном. Или дварф. Если конечно этот парень не открывает двери стоя на коленях.
        - Ты опоздал старик. - угрюмо глянул он на фермера снизу вверх.
        - Хоть ты не начинай, Гунди. Я битый час ругался со стражниками. Они мне тоже повторяли, что я опоздал. Обобрали меня до нитки. Так что я не в настроении. Давай сделаем дело по-быстрому и разбежимся.
        - А я полдня тебя тут жду. Уже уходить собирался. Не в настроении он. Я тоже не в настроении. - несмотря на свою тираду, Гунди уже открывал задвижки, и распахивал настежь створки дверей, чтобы удобно было проносить груз. Гном не будет гномом если прекратить ворчать, только потому что его попросили.
        - Тем лучше будет для каждого из нас поскорее разделаться с делами. - Старый фермер тоже за словом в карман не лез.
        - Дык, я уже все открыл, выгружайте. А это кто с тобой? - зыркнул он в мою сторону. - Я раньше его не видел.
        - Помощник мой на сегодня. Отгрузить поможет и свалит.
        - Будем надеятся. - видать не понравился я чем-то низкорослому кладовщику. Дружище, да я рад хоть сейчас отчалить, тогда разгрузка с тебя.
        - Ладно начинай молодой человек. - кивнул мне Камаль. - А мы пока с почтенным Гунди обсудим более меркантильные вопросы.
        Ага, размечтался, Мих. Похоже и вторую часть работы мне придется проделать в одно лицо.
        Показав куда нужно складывать груз, оба тунеядца отошли к дальней стене, где между гор коробок и ящиков приютился массивный деревянный стол, и стали там между собой в пол голоса торговаться и переругиваться. Мне ничего не оставалось, как приняться за работу.
        На удивление, внутри склада было довольно чисто, пол заметен, а все эти груды тюков вроде бы даже были подвержены какому-то порядку. Но вот вонь никуда не делась. Наверное, она витала не только в воздухе - все здание было пропитано ею. За все те года, что стоят здесь склады, запах въелся в стены, пол и потолок, и никакие чистящие средства не могли вывести его. Только очистительный огонь.
        Вонь сильно мешала мне в работе. Я не мог вздохнуть полной грудью - боялся упасть в обморок. Приходилось довольствоваться короткими, но частыми вдохами. А так как дышать я старался исключительно ртом, то соответственно пыхтел как гномья механическая вагонетка. Удивляюсь, как я в такой недружелюбной среде до сих пор не получил какой-нибудь негативный эффект с понижением характеристик. Тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить. Эх, макака на гибоне! Вот же угораздило меня! И зачем я помогал этому пройдохе? Лучше бы я лишний час прошелся, чем оказался в этом гадюшнике.
        Фермер с кладовщиком торговались очень долго. Я успел перетаскать три четверти объема повозки, прежде чем они, довольные сделкой, подошли глянуть как продвигается работа. Все это время спор не прекращался. Громкость, то повышалась до крика, то вновь понижалась до еле слышного бормотания. Пару раз Камаль даже командовал мне прекратить разгрузку, и нести все товары обратно в телегу, ибо отдавать свои продукты "мерзкому кровопийце" и "человеку, который точно грабит сироток" он не собирался. Такие указания я просто игнорировал. Нашли дурака. Договор был только о разгрузке, ничего большего вы от меня не получите. По всей видимости старик от меня ничего такого и не ждал, потому как никакого продолжения дальше не следовало. Старый пройдоха просто играл на публику.
        Закончив торг никто и не подумал мне помогать. Они просто стояли возле дверей и, наблюдая как я корячусь, трепались о всяких мелочах. А ведь когда мы с фермером договаривались, речь шла о помощи, то есть работать мы должны были как минимум вдвоем. Но стоит мне сейчас заикнуться об этом, и старик просто сошлется на больную спину, или же прикинется глухим. Нет, возможность позубоскалить надо мной я ему не дам. Доделаю все сам, но впредь буду умнее.
        Я страдал молча. Видя, как беззаботно болтают человек и гном, абсолютно не обращая внимания на витающие вокруг нас ядовитые миазмы, я даже немного засомневался. А есть ли вонь? Или это какая-то иллюзия? Помимо нас троих, было еще одно живое существо. Лошадь. (Зомби вел себя тихо, и я про него совсем забыл). Спросить у нее я конечно не мог, но вот последить за ее реакцией, вполне. Если она копытами затыкает ноздри - то все в порядке, и мне не показалось.
        Шутки шутками, но на обратном пути к телеге, я специально сделал небольшой крюк и присмотрелся к лошади. У нее слезились глаза. Возможно, от запаха, а может быть она просто оплакивала своего сородича, чей труп гнил внутри одной из мусорных куч. В обоих случаях я был прав. Вонь есть.
           - Какой-то медленный у тебя сегодня помощник, Камаль. Заторможенный совсем. - услышал я, занося очередной тюк на склад. - Где ты его откопал? Видал я зомбаков порасторопней этого.
        - Да не та нынче молодежь. - оседлал своего любимого конька старый фермер. - Вот в наше время...
        Я угрожающе засопел. Это было ошибкой. Резко втягивать воздух носом мне точно не следовало. По ощущениям: как будто пропустил удар под дых. Ногой, от минотавра. Затошнило с такой силой, что я чуть было не заблевал кладовщику сапоги. Но крепко стиснув зубы, и вообще все что можно было стиснуть, я сдержался, и поволок дальше свою ношу.
        - Что ты кривишся как принцесса в сортире? - от гнома не укрылись мои кривляния, и он решил меня позадирать. - Не думал, что ты такая неженка.
        Спрашивается, зачем я так отчаянно сдерживал рвотный позыв?
        - Ой, Гунди, не гунди. - вступился за меня фермер. - Парень просто не привык к местным ароматам. Вспомни себя, первое время, как ты только начал тут работать. Первый месяц вообще весь зеленый как орк ходил.
        Коротышка не нашелся, что ответить, только пробурчал несколько ругательств себе в бороду.
        С гномом все понятно: он здесь работает уже давно, и потому привык к зловонной обстановке. (Оказывается к этому можно привыкнуть). Но почему фермер, который большую часть времени живет на свежем воздухе, не страдает от этого?
        Об этом я и спросил, проходя мимо него, очередной раз возвращаясь к повозке.
        - Мой секрет прост. - засмеялся старик. - Три года работы чистильщиком городской канализации по молодости напрочь лишили меня обоняния. В общем, по сравнению с той работой, здесь цветущий эльфийский сад. Хоть садись, и медитируй. У нас в канализации даже крысы дохли от смрада. И что эти городские жрут?
        Когда я закончил с разгрузкой, на улице уже начало темнеть. Дед со своей телегой конечно сэкономил мне примерно час времени, но вынужденный простой у ворот города и разгрузка повозки в одиночку сожрали весь мой задел, и даже больше. Все торговые лавки и магазины уже скорее всего давно закрыты. Но даже если бы это было и не так, времени распродать мои трофеи у меня все равно не осталось. Успеть бы до темна устроиться на постой.
        - Все, я закончил. - с облегчением выдохнул я, встав рядом с Камалем. - Договор выполнен.
        - Да, все чин по чину. Молодец, не подвел старика. - похлопал фермер меня по плечу. - Теперь беги, своих дел небось невпроворот.
        - Да, кстати об этом. Не подвезете до ближайшей таверны? Или хотя бы до жилых районов? - Старику все равно возвращаться домой, ну или до той же таверны, если он не хочет на ночь глядя покидать город. Не будет же он ночевать на этой свалке.
        - Нет, сынок, извини. - Камаль даже не пытался выглядеть виноватым. - Мы с почтенным Гунди собирались еще посидеть тут немного и приговорить пару бутылок моей домашней настойки, так сказать, за встречу. Тебя не приглашаем, знаем - тебе спешить надо. Так что ты лучше беги, меня ждать не надо. На своих двоих тебе сейчас быстрее будет.
        Что ж ты, старый хрыч, не сказал мне, что пешком будет быстрее, когда я к городу шел? Ладно, и сам доберусь.
        - По дороге назад лучше не иди - только время потеряешь. - влез со своим комментарием коротышка. - Так у тебя крюк большой получится. Тут можно срезать напрямки. - махнул он рукой в сторону кладбища. - Через двадцать минут уже будешь на Северном Холме. Это район такой. Там как раз полно трактиров, найдешь себе по вкусу или по кошельку.
        - Срезать через кладбище? - на всякий случай уточнил я.
        - Только не говори мне, что ты мертвяков боишься - скривился гном. - Ладно, неженка, не трусись. Погост спокойный. Его святоши с храма каждый месяц чистят.
        - И совсем я не боюсь. - ответил я неубедительно даже для себя самого.
        - Чем больше будешь сомневаться, тем в большей темноте тебе придется добираться. - наставительно изрек старый фермер.
        И то правда. Ладно хватит мяться, как девушка перед знакомством с женихом. Полчаса назад мечтал убраться подальше от здешнего зловония, а сейчас никак не могу отсюда уйти. Не уж то я тоже понемногу привыкаю к этому запаху? Не дай Боги.
        Подхватив свои пожитки, я, коротко попрощавшись, направился в сторону высокой темной ограды. Надевая плащ, потревожил лягушонка. Тот, с просоня, повертел головой, скривился, и постарался зарыться как можно глубже в капюшон. Да, дружище, даже у тебя на болоте пахло лучше.
        Через пару минут я уже стоял вплотную к изгороди. Высокая, зараза. Метра два с половиной точно будет. И зачем такую здоровую делать? Чтобы никто внутрь не залез, или чтобы кто-то наружу не выбрался? Так, гнать подальше от себя такие мысли. Прутья у ограды толстые, в два пальца толщиной, и расположенны друг к другу близко, мне между ними не протиснуться. Только Зомби мог бы это сделать. Не настоящий, а мой мелкий питомец. Заканчивался каждый прут острым навершием. Прямо не забор, а ряд копий, нацеленных в небо. Как бы мне, перелезая, не оставить на нем свои..., то что мне еще точно пригодится.
        Благо, кое-как преодолеть это грозное препятствие ловкости у меня хватило. Пришлось снова снимать с себя сумку и плащ, чтобы не зацепиться за острые штыри. Это была хорошая идея, потому как на самом верху перебираться было очень неудобно, я все-таки, неудачно зацепившись, порвал рукав своей рубахи. Ее прочность тут же просела на четверть. А что делать, качество то откровенно паршивое.
        Перебравшись наконец на другую сторону забора, я, не заморачиваясь, просто спрыгнул вниз. Высоковато, конечно, но зато быстро. Приложился я ощутимо, аж воздух со свистом вышибло из легких, и полоска здоровья потеряла пару пунктов. Но не критично. Да, елки голубые, грациозный я как бегемот. К слову сказать, почему? Ведь ловкость у меня самая прокаченная характеристика. Целая тридцать одна единичка. По сравнению с ближайшими догоняющими: силой и скоростью, в два раза больше. Или это не так уж и много? Если характеристики растут от уровня к уровню, то ту же ловкость вполне можно докачать до сотни и даже больше. Ух. При таком показателе по деревьям, наверное, можно прыгать как обезьяна.
        Снова собрав и нацепив на себя свои вещи, которые я загодя просунул между прутьев, я осторожно начал продвигаться через кладбище. Но, не преодолев и двадцати метров, остановился, и прислушиваясь, повернул голову в сторону складов. Мне показалось, или в той стороне действительно скрипит колесо телеги? Я весь обратился в слух. Вот опять. Звук резкий и противный, разносится далеко. Не понял, дед настолько вредный, что не захотел меня подвозить только из-за склочности своего характера? И, дождавшись пока я отойду подальше, он просто поехал своей дорогой? Странно, с виду он хоть и пройдоха, но, вроде, добродушный. Или дело совсем в другом? Почему-то вспомнилось, как возле городских ворот стражник намекал на какие-то темные делишки. Вряд ли он говорил всерьез, скорее просто чтобы накрутить побольше цену за проезд. Но кто его знает? Может быть завершив одну сделку, фермер поехал заключать вторую. Менее легальную. А возможно скрип мне просто послышался. Нервы шалят или ветер трепет старый ржавый флюгер на одной из близлежащих крыш. Вот только одна неувязочка: поблизости от меня нет ни одной крыши. Если не
считать крыши складов за таковые. Но это не трудно. Я эти склады вообще за здания не считаю.
        Дался мне вообще этот скрип? Ну, уехал фермер, какая мне разница? Мне свои проблемы надо решать, а не стоять, замерев статуей, посреди погоста, вслушиваясь в отдаленные звуки, и строя предположения и догадки. Уже бы, наверное, половину кладбища прошел.
        Я встряхнулся и прытко зашагал между могил и склепов. Несмотря на свою мрачность и серость, а может именно благодаря им, кладбище зачароваволо. Резные надгробные плиты, украшенные лепниной и резьбой склепы, и везде, где можно, стоят статуи и обелиски. Все выполнено в строгом, даже резком, готическом стиле, только из серого или черного камня. Да, мрачно, да, пугающе, но красиво.
        Погост, должно быть, очень старый, что подтверждали некоторые статуи с отколотыми от времени головами или конечностями. Но при этом - чистый, что опять-таки подтверждали те же статуи. Отколотые части тел под ними не валялись.
        Темнело безумно быстро. Прямо таки на глазах. Как будто один добрый дядька, который хотел, чтобы ночь меня застала на кладбище, в темпе прикручивал яркость. Солнце за горизонт еще не ушло, но уже закатилось за лесопосадку соседнего парка. Этот факт не сказывался положительно ни на освещенности, ни на моем добром расположение духа.
        Несмотря на спешку, иногда я останавливался, чтобы полюбоваться на произведения искусства. Некоторые статуи просто поражали воображение. Женщина, чье лицо было под вуалью, которая просвечивалась, и не скрывала его красоты. Как можно было сделать такое в камне? Горгулья, которая, казалось, вот вот оживет. Я ожидал этого одновременно и с трепетом и с ужасом. Но больше всего, наверное минут пять, я простоял около другой статуи. Это было не чудовище - девушка. При этом голова статуи была отколота, так что я не мог видеть ни ее эмоций, ни лица. Но было в ней самой и ее позе что-то такое, что приморозило меня около нее на целых пять минут. Табличек или поясняющих надписей не было, но я был уверен, это кто-то очень нехороший.
        - На горе стоит статуя. У статуи нету... головы. - сказал я первое, что пришло в голову, чтобы хоть как-то скинуть оцепенение.
        Удивительно, но получилось. Я осмотрелся. Сумерки спустились на кладбище, и весь погост укрыло одеяло зловещей тишины. Вот жеж клеванный ценитель искусства! Провтыкал все-таки остаток светлого времени. Стало жутковато. Погост и при свете не внушает спокойствия, а по темноте... Поудобнее перехватив копье, я припустил трусцой. Бежать в страхе было уже совсем не стыдно. С почти полной потерей освещения приоритет сменился. Да и кто меня здесь увидит? Можно было бежать и быстрее, но не хотелось в потемках налететь на плиту или склеп.
        Бежал я довольно долго. Даже линейка выносливости просела почти до половины, а конца и края кладбища было до сих пор не видать. Я забеспокоился еще больше. Не хватало еще тут упасть без сил. Не погост, а целый квартал. Вот хвоев гном! Двадцать минут всего ходьбы. Сокротишь путь. Ага, елки, как бы жизнь тут не сокротить. Поймаю - побрею, к гиббона матери.
        Внезапно, спереди что-то сверкнуло, и возле меня, в притирку, пролетел сгусток огня. Счастливо разминувшись с моей головой, он врезался в стоящую за мной статую. Я, по счастью, не пострадал, чего не скажешь о статуе. Огнем ей к ежам отфигачило ногу и пол туловища. Вот так пламенное приветствие. Стоять статуей я не стал, только что мне наглядно продемонстрировали, что до добра это не доводит. Я упал ничком на землю и пополз за укрытие, к ближайшей плите.
        - Стой, Ракша, это не нежить, рано еще. - прозвучал рядом обеспокоенный мужской голос.
        - А кто тогда? - ответил ему немного обескураженный женский.
        Мужчина промолчал, а из того места, откуда доносились голоса, в мою сторону полетело три желтых светлячка. Долетев, светящиеся жуки замерли возле меня в тридцати сантиметрах, предварительно взяв в кольцо. Я замахал руками, отгоняя их. Бесполезно. Насекомые легко уклонялись от моих атак, отлетая в сторону, после чего, деловито жужа, возвращались на то же место. Никакого вреда они мне конечно не наносили. Кроме того, что подсвечивали меня как праздничную елку, делая меня отличнй мишенью для следующего сгустка огня. А он, слава Духу Леса, так и не прилетел.
        - Это непись, человек. - теперь мужской голос звучал удивленно.
        - А что он тут делает? - спросила незнакомая девушка, обращаясь к своим спутникам.
        Отличный вопрос. Грибы собирает. Интересно, уже можно вставать, а то как-то неудобно лежать на чьей-то могиле.
        - Откуда нам знать, Ракша? Мы все с тобой пришли.
        - Да, это я так, риторически. - Ого, какие она слова знает. Мне всегда нравились умные девченки.
        - Идите сюда, он не опасный. - раздался вдруг еще один голос прямо надо мной. - Просто лежит тут и боится высунуться. Наверное, не хочет, чтобы Ракша из него барбекю сделала.
        От неожиданности из положения лежа я прыгнул вверх на целый метр, но гравитация решила вернуть меня на место, и я со всего маху шлепнулся на землю. Жеваный крот. Ненавижу этих шутников, которые любят сзади подкрадываться.
        Снова подскочив, в этот раз на ноги, я начал рыскать по сторонам взглядом в поисках юмориста, чтобы показать ему уже свою шутку. Копье под ребро, называется. К моему сожалению и разочарованию, взор мой натыкался только на кресты и надгробия. Хорошо прячется гад.
        Пока я внимательно водил по сторонам башкой, меня успела обступить целая разношерстная толпа. И только после этого показался сам шутник. Он просто вдруг материализовался, сидя на одной из плит, забросив ногу на ногу, и чистя кинжалом ногти. Показушник. На лице прилипла самодовольная ухмылочка. Еще один Даркмоисея на мою голову. Ох, не люблю я их племя.
        Хотел было шагнуть к нему, но вовремя вспомнил об окружившей меня толпе. Пришлось сдержаться.
        - Привет, Мих, сын лесоруба. - наконец прервал затянувшееся молчание один из них. Лесной эльф-красавчик. - Могу я поинтересоваться, что ты тут делаешь? - с показательным дружелюбием спросил он.
        Мы что знакомы? Ах, да, строчка.
        Я скосил взгляд на его макушку. Если он читает обо мне информацию, почему я не могу?
        "РобинТэль, лесной эльф, рейнджер, 54 уровень."
        Елки голубые, какой большой мальчик! Да он чихнет - меня ветром отбросит. Кто тут с тобой еще пришел?
        Но посмотреть остальных я не успел, послышался привлекающий внимание кашель, и я понял, что от меня ждут ответа.
        - Путь срезаю. - честно ответил я. - Мне сказали, что так можно быстрее до таверны добраться.
        - Ага, до таверны в Инферно. - прокомментировал мои слова какой-то южанин. - Здесь же тебе не лес, а город. В любую сторону пойди - таверну найдешь. А ты умудрился пойти по территории, которая ночью становится агрозоной высокоуровневых мобов.
        Опять эти игроки не по-нашему разговаривают. Сплошная абракадабра. Ничего не понятно. Понял я только то, что гном-кладовщик все-таки конкретный упырь. Заставил меня попасть в какую-то жо... жесткую ситуацию.
        - Но, в принципе, тебе повезло. Еще семь минут до старта. - опять взял слово эльф. - И ты почти дошел. Метров через пятьдесят кладбище заканчивается, а дальше там уже Северный Холм. - махнул он в сторону рукой. - Так что лучше поспеши, друг.
        Хм, ну ладно. Что они будут делать ночью на кладбище лучше спрашивать не буду. Лучше для собственного спокойствия.
        - Погоди, Роб. - понизив голос, наклонила голову симпатичная рыжая девушка к эльфу. Но мне все равно было слышно. - А если он квестовый? А ты его гонишь.
        - Нет, Ракша, вряд ли. Сама подумай: непись восемнадцатого уровня, на локации с враждебными мобами 50 +. Да он тут ночью и десяти минут не продержится.
        - Может по квесту его вывести надо с кладбища?
        - Тогда почему раньше его здесь не видели? Четвертый день охотимся.
        А девчонка похоже на меня запала. Не хочет отпускать. Нужно к ней присмотреться получше.
        "РакшаСа, средиземка, маг, 52 уровень"
        Судя по летевшему в меня снаряду - пиромант. Еще и волосы рыжие. Огонь-девка. Нет, точно надо познакомиться.
        Я выпрямился и, как можно шире расправив плечи, подошел к ней.
        - Здравствуй, меня зовут Мих. - начал я и так с известного ей факта. - Могу я узнать твое имя, красавица?
        Я не стал ей говорить, что и так его уже прочитал. Просто более лучшего вопроса, чтобы с ней заговорить, я не придумал. В голову пришло только: "Как тебя зовут" и "Нравится ли тебе местные достопримечательности". Так как вокруг были только могилы и склепы выбрал я первый вариант. Хоть он и был до жути банальным.
        Рядом раздались пару смешков, а тип, что меня напугал, вообще откровенно заржал.
        - Похоже ты получишь свой квест, Ракша. - давясь от смеха, воскликнул он. - Только он восемнадцать плюс.
              - Дурак. - вспыхнула девушка, да так, что лицо ее стало почти одного цвета с волосами.
        Я скривился, но сдержался от необдуманных поступков. Может в него камнем бросить? Вот эта двухметровая статуя отлично подошла бы на роль камня.
        - РакшаСа. - ответила девушка уже мне, примиленько смущаясь.
        - Красивое имя, и оно вам очень подходит. - заливался я соловьем. - У вас такая темпераментная натура. Теперь я знаю почему не все статуи на погосте целые.
        Согласен, комплимент сомнительный, но на ком мне было тренироваться, живя в лесу?
        Откровенно смеялся уже не один тихушник, даже спокойный и рассудительный эльф улыбался во всю харю, еле сдерживая смех. Вообще-то неприятно, когда смеются над твоими потугами. Девушка, так вообще, стушевалась и потупила взгляд. Лицо у нее просто пылало. Хотела мне что-то ответить, но запнулась и только промычала что-то нечленораздельное. Отчего покраснела еще больше, хотя это было уже невозможно просто физически. Я тоже молчал, усиленно придумывая дальнейшее развитие диалога.
        - Слышишь, Ромэо. - вытирая слезы, просипел от своей могильной плиты тихушник. Ну то есть, не от своей. Но если он не перестанет меня доставать, то все может быть. - Ты конечно парень веселый, и нам с тобой нравится. Но через две минуты из всех могил и склепов начнут лезть мертвяки. Мы пришли охотится, так что опекать тебя никто не будет. Если не хочешь стать закуской - ноги в руки и бегом с кладбища.
        Я глянул на эльфа, он кивнул. А сразу нельзя было так сказать? А то какие-то зоны, мобы.
        - Извини, РакшаСа, вынужден откланяться. - взглядом я уже искал конец погоста в той стороне, куда показывал Робин, но не находил. Надеюсь, эльф не обманул.
        - Я понимаю. - В голосе девушки было облегчение. За меня переживает, или рада, что я наконец от нее отстану?
        Я кивнул на прощание и побежал. Сперва трусцой, пока меня еще было видно, затем припустился со всех ног, уже не боясь врезаться в какой-нибудь склеп.
        Из темноты на меня выпрыгнула гаргулья. По счастью, статуя. Еле успел разминуться с ней. Появившуюся прямо передо мной надгробную плиту, просто перепрыгнул, взвившись в высоком кульбите. Еще несколько ударов сердца, и я наконец врезался в такую долгожданную ограду. Где калитка? Времени искать нет, придется опять перелазить.
        На этот раз изгородь я осилил гораздо быстрее. Просто одним махом, не особо запомнив, как я это сделал. Едва я оказался с другой стороны, как над кладбищем разнесся замогильный полустон-полувой. Меня как будто парализовало. Все мышцы задеревенели, я замер, и сердце замерло вместе со мной. Пропустило удар, второй, и только после этого разошлось слитной чередой ударов, как из стреломета.
        "На вас наложен негативный эффект "Страх""
        Причина: "Могильный вой"
        Вы не можете нормально мыслить
        Интеллект снижен на 10%
        Мудрость снижена на 5%
        "На вас наложен негативный эффект "Паника""
        Причина: "Могильный вой"
        Вы дезориентированны
        С вероятностью в 50% ваши ноги несут вас не в ту сторону, которую вы хотите
        "На вас наложен негативный эффект "Ужас""
        Причина: "Могильный вой"
        Вы скованны ужасом
        Вы не можете двигаться 10 секунд
        Простыня перед глазами пестрела текстом. Некисло меня приложило. Моргая, я смахнул всю эту писанину. Не время читать. И задерживаться тут тоже не стоит. Вдруг немертвые знают, где калитка.
        С огромным трудом я разогнул деревянные мышцы и сделал первый шаг. Жеваный крот, все мышцы что судорогой свело? Второй шаг дался легче. Третий уже был разгоном для бега.
        "Вы успешно преодолели негативный эффект "Ужас""
        "Сила воли увеличена +1"
        Побежал я, правда, немного под углом от заданного изначально мной направления. Ноги отказывались нести меня прямо. Да и плевать. От погоста я удалялся и то радость.
        Буквально через минуту я уже был на какой-то улице. Вокруг стояли дома, и даже фонари освещали дорогу. Но я, по инерции, пробежал еще несколько минут. Как раз до того момента, когда у меня досуха закончилась выносливость.
        И снова здравствуй земля. За неполные пятнадцать минут я второй раз валяюсь в грязи. Вот только лицом упираться в булыжник как-то неудобно. На погосте помягче было. Брыкаясь, как змея в эпилептическом припадке, получилось перевернуться на спину. Ух ты, а на небе уже звезды появились. И когда только успели? Красиво. Этот вид явно получше, чем созерцать выщербиный, наполовину забитый в землю, камень.
        Вот только в моем теперешнем состоянии не до любования красотами. Конечности трясутся от полного истощения сил, легкие работают как кузнечные меха, а сердце все никак не может войти в свой обычный ритм.
        Дождавшись пока выносливость наберет хоть пару пунктов, кряхтя как старик, я принял сидячее положение. Помогая себе руками я дополз на пятой точке до стены ближайшего здания и продолжая сидеть на земле, облокотился на нее спиной.
        Надо успокоиться. Закрыв глаза, я сконцентрировался и заставил себя дышать глубже и медленнее. Вдох-выдох. Тело не слушалось и пыталось хапануть побольше воздуха. Не сразу, но мне удалось выровнять дыхание и сердцебиение. Но минут пять для этого пришлось подышать. Теперь, когда я привел себя в относительный порядок, можно было приступать к последнему пункту нашей программы: найти таверну и закончить уже этот бесконечный день. С выдохом я открыл глаза.
        "Негативный эффект "Страх" снят"
        "Негативный эффект "Паника" снят"
        "Вы изучили способность "Медитация 1""
        Так, а с этого момента поподробней. Уйдя в себя я открыл раздел "способности". Доселе этот раздел у меня был девственно чист. А теперь, вот, в левом, верхнем углу появилась одинокая надпись. Интересно только, чем способность отличается, к примеру, от навыка? Единственное пока различие, что я нашел, это то что после каждого навыка значился его уровень, а после пока одной в списке способности просто стояла единичка. Без понятия, что это может означать. Возможно, способности не прокачивается в уровне. Думаю, со временем я это узнаю.
        Медитация 1 - способность, позволяющая во время применения более быстро восстанавливать очки здоровья, маны и выносливости.
        Очень даже неплохо. Теперь не придется сидеть по полчаса восстанавливаясь. Я мазнул взглядом по полоске запаса сил. Почти половина. Даже лучше, чем неплохо.
        Дальше медитировать я не стал. Обстановка не располагала. На улице темно и страшно. Не в том смысле, что ничего не видно, фонари более-менее справлялись со своей задачей, а в том плане, что пришла ночь. У нас дома в темное время суток на охоту выходят лесные хищники. В городе ситуация идентичная, только тут свои хищники. Воры, бандиты, душегубы, и я бы не хотел с ними встречаться. Мой инвентарь забит под завязку довольно дорогими вещами, с которыми я согласен расстаться только в обмен на блестящие металлические кругляшки. А эти ребята ничего такого мне не предложат. Точно говорю.
        Вскочив на ноги, я зашагал по улице, вращая головой во все стороны в поисках нужной мне вывески. Оружейная лавка, аптека, обычные жилые дома. Наконец взгляд ухватил желаемое. Таверна. Я направился ко входу. Вблизи я смог получше изучить табличку. Мне она почему-то не понравилась. Таверна "Синий гном", гласила надпись, а рядом было изображение этого самого гнома. Как легко можно догадаться, синим гном был не потому, что его маманя согрешила с джином, а потому что данный представитель подгорного народа любил уделываться в слюни. Собственно на картинке его лицо было даже не синим, а слегка фиолетовым, а нос немного контрастировал краснотой.
        Против пьяниц я обычно ничего не имею против, если они не трогают меня. А вот гномов на сегодня мне было предостаточно. Впрочем, особого выбора у меня не было. Я устал, хотел есть и спать. Искать другую таверну, ночью, в незнакомом городе, только потому что не понравилось название первой, было бы блажью.
        Стоило мне только открыть дверь, как в меня тут же врезалась звуковая волна. После тихих ночных переулков перепад был оглушающим. Я рефлекторно отшатнулся и даже сделал один шаг назад под ее давлением. Крики нетрезвых посетителей, заказывающих еще кружечку, визги подавальщиц и некоторых развязных женщин, которых не обделяли вниманием пьяные мужчины, похлопывая и пощипывая тех за выдающиеся места, пьяный смех и громкие, громкие разговоры. Все эти звуки смешались в одну гремучую смесь, что обступала, накрывала и подминала под себя, как морская волна. Даже пеликанье какого-то музыкального инструмента можно было услышать сквозь весь этот гул, если хорошенько сконцентрироваться.
        Я вздохнул и, втянув голову в плечи, зашел в таверну. Звук сделался еще громче. Кстати, думаю, волна ароматов здесь не сильно отставала от акустической. Била наповал. Целая толпа немытых, потных тел, источающая миазмы перегаров разной степени, в закрытом, непроветриваемом помещении. Молоко здесь, наверное киснет минуты за четыре. Но на этот раз мне хоть в чем-то наконец повезло. После физических упражнений на свежем воздухе складского квартала обоняние ко мне, пока что, так и не вернулось.
              Громко хлопнула непридержаная мной дверь, привлекая ко мне внимание ближайших столиков. Я был окинут хмурыми взглядами, оценен и предоставлен сам себе. Выпивка на столе была гораздо интересней, чем какой-то незнакомый голодранец.
        Пока я продирался сквозь столики к стойке, пару раз меня попытались вовлечь в конфликт какие-то не очень социальные личности. Один раз это была подножка, поставленая исподтишка, пару раз какие-то блудливые девицы строили мне глазки и подмигивали, на глазах у своих ухажеров. Те, в свою очередь, мгновенно реагировали - вскидывались и, как собаки, облаивали меня обидными словами, тем самым, самоутверждаясь в глазах своих дам. А один пьяный орк, случайно натолкнувшись на меня, вообще хотел проломить мне голову своей палицей, но, на мое счастье, вырубился раньше. Без моей помощи. Просто у него в крови привысилось критическое количество алкоголя. И это все случилось за какие-то хвоевы пять метров, что я шел от двери до стойки таверны. Это многое говорит о местном контингенте.
           На провокации я не шел - слишком устал. Ругательства в свой адрес игнорировал, подножку обошел, а отключившегося у моих ног орка, просто переступил.
        За стойкой стоял мужчина, средиземец, средних лет, с рыжими усами и печальными глазами, вобравшими в себя всю вселенскую усталость. Поверх одежды, рубашки и штанов, на нем был одет замусоленный на пузе клетчатый фартук. Ломая мне шаблон, в руках он не держал никакой тряпки или ветоши, и соответственно не полировал ими стойку или стаканы. Или это был неправильный бармен, или у меня сложилось неправильное о них мнение.
        - Вы хозяин таверны? - довольно громко обратился я к нему, чтобы перекричать весь этот гвалт.
        - Если только вы не проверяющий. - устало ответил он мне.
        - Я не проверяющий. - немного неуверенно заверил я его.
        - Тогда я хозяин таверны. - его губы тронула легкая улыбка. Моя растерянность немного подняла ему настроение.
        - Хочу снять комнату на ночь. - после секундной паузы вернулся я к главному для меня вопросу.
           - Свободные комнаты есть. Сутки стоят два с половиной серебряного. Будете брать? - трактирщик скептически оглядел мою одежду.
        - Дороговато, но возьму. - А куда деваться, не на улице же ночевать?
        - Цена только за комнату. За дополнительные услуги придется доплатить. - монотонно стал вещать хозяин таверны. - Если вам нужно помыться с дороги, говорите сейчас, чтобы мы успели согреть воды. Услуга стоит два медяка. Ужин будет стоить пол серебряной монеты. Выпивка в расчет не берется и считается отдельно, исходя из количества и предпочтений.
        Грабеж средь бела... Ну ладно, просто грабеж. Воры у них здесь, в городе не только ночью по улицам ходят, но еще и в тавернах за стойкой стоят. Делать нечего. Сегодня посплю здесь, а завтра посмотрю, сколько я смогу выручить денег за трофеи, и найду ли ночлежку получше. По-хорошему, еще бы и работу найти, так чтобы не меньше пяти серебряников в день получать. Но это уже мечты.
        От сердца оторвал два с половиной серебряника и положил на стойку перед трактирщиком. Но тут о себе напомнил мой живот, недовольно бурча. Подумав, я отсчитал еще пять медяков. Одним отточенным движением хозяин трактира сгреб монеты в карман фартука.

        - Доплата за ужин? - уточнил он.
        Я кивнул.
        - Минуту. - сказал он и приоткрыл дверь за ним, по всей видимости, кухни - оттуда сразу послышался звон кастрюль. Прокричав туда заказ, он снова развернулся ко мне. - К сожалению, свободных столиков в зале нет. Надеюсь, вы не сочтете за оскорбление, если мы вам подадим ужин прямо в номер?
        Я машинально еще раз осмотрел весь зал. Да я буду счастлив, если мне подадут ужин прямо в номер. Но усатому ворюге я этого не скажу.
        - Ладно, - с небольшой обидой в голосе ответил я. - Подавайте в номер.
        - Вот ключ от вашей комнаты. - вытащил он из недр своего фартука небольшой металлический ключик. - Третий этаж, шестая комната. Ужин принесут через пятнадцать минут. Приятного досуга.
        Потолкавшись еще немного, чтобы добраться до лестницы, я поднялся на третий этаж. На самый верхний, к слову, дальше лестница никуда не вела. Мне открылся длинный и темный коридор. Окно в нем было только одно, в самом конце, прямо напротив меня, собственно им коридор и заканчивался. Зато дверей в нем было немало. Я отыскал ту, на которой желтой краской была выведена цифра шесть. Ключ подошел, и я открыл дверь. Впрочем, замок тут стоял такой невзрачный, что сунь я вместо ключа кинжал, и проверни, не почувствовал бы никакой разницы. Выходя, никаких вещей здесь лучше не оставлять.
        Увидев комнату, я понял, что это заведение с большой буквы. С большой буквы "Х". Одним словом дыра. Маленькая комната (у нас в доме есть кладовки побольше), узкое, как бойница крепости, окно. Возле него кровать, или детская, или гномья. Ноги нормально не вытянуть, придется спать в позе эмбриона. В углу столик, похоже, сбитый из ящика. Рядом единственный на весь номер стул. Шкафа в комнате не было. Не до конца вбитые в стену большие гвозди заменяли крючки и вешалки для одежды. А к тому, что лежало на полу, я даже старался не приглядываться. Возможно, это был ковер, но больше было похоже на чью-то засохшую рвоту. И почему я не остался спать на улице? Тут, относительно недалеко, я видел пару симпатичных лавочек.
        Прикрыв за собой дверь, я повесил на гвоздик плащ и сумку, прислонил копье к стене, а сам, как был обутым, улегся на кровать, и стал, немного нервничая, ждать обещанного банкета. Если пища будет такого же качества, как и все остальное в этой таверне, то я свои деньги выкинул на ветер. Потому как заставить себя к ней притронуться я попросту не смогу.
        Ждать пришлось недолго. Еду действительно принесли через пятнадцать минут. Правда, я уже вовсю клевал носом, сказывался наполненный событиями день. Громкий стук в дверь легко вытряхнул меня из объятий блаженной дремоты. Не успел я принять сидячее положение, как в комнату ворвался ураган, пронесся по комнате и снова скрылся за дверью. На столе-ящике остался стоять сервированный поднос. Я с опаской приблизился. На счастье, страхи мои были напрасными, ужин оказался вполне съедобным. В тарелке была вареная картошка с зеленью и грибами, а рядом стояла большая поллитровая глиняная кружка с холодным и чуть кисловатым квасом. Еда простая, точно не лучше, чем домашняя, но на фоне всего остального сервиса, мне показалась пиром в королевском дворце. Я проглотил ее за три минуты, практически не жуя, и сыто откинулся на спинку стула. С приятной тяжестью в желудке сон навалился с новой силой. Помню, что до кровати я шел уже в полудреме, а дальше был темный вращающийся колодец.


        Бац! Бац! Бац! Бац! Я еще не проснулся, но уже ненавидел весь мир.
        Первой реакцией было недоумение. Еще секунду назад я в тихом, прохладном лесу со своей знакомой дриадой собирал грибы. Я шутил, она смеялась и лукаво поглядывала на меня. Дело шло к более близкому знакомству. И тут вдруг я лежу в каком-то ворохе тряпья, у меня жутко затекли ноги, а в голове раздается этот шум. Даже не так. ШУМ! И только через целую минуту пришло понимание. Я вспомнил уход из дома, поход в город и поиски места для ночлега. Жеваная таверна.
        Тем временем гвалт никуда не делся. Звонкие и ритмичные удары металла о металл как-будто заполнили весь мир и выдавили из него все остальные звуки.
        Я зарылся под подушку. Не помогло. Заткнул уши руками. Звуки стали не такими звонкими, но были по-прежнему до омерзения громкими. От души выматерился. Шум никуда не пропал, но на душе стало капельку легче.
        Бац! Бац! Что это вообще такое? Неужели, пока все спали, на город кто-то напал, прорвался через городскую стену, и теперь, прорвавшись внутрь, добивал остатки стражи? На это могу сказать только: давайте быстрее. Заканчивайте, да я еще немного покемарю.
        Правда, если задуматься, моя версия, скорее всего, ошибочна. Кроме звона металла, не слышно ни криков ярости, ни боли. Вряд ли городская стража настолько суровые бойцы, что умирают молча. Это что-то другое.
        Собственно, мне без разницы. В приоритете у меня крепкий и здоровый сон. Я ведь соня. У меня и достижение есть. Могу спать в любых условиях, нужно только отрешиться.
        Бац! Бац! Бац! Хрен там. Хоть мантры читай, все равно заснуть не удается. Сна уже ни в одном глазу. Зато раздражения полно, так и хочется на кого-нибудь выплеснуть. Я сел на кровати и выглянул в окно.
        Это где ж надо было так нагрешить, чтобы выбрать таверну, напротив которой стоит кузня? Да еще в которой кузнец - жаворонок. Солнце из-за горизонта вылезло только наполовину.
        Открыв окно, я набрал полные легкие воздуха и заорал на всю улицу. Удивительно, но кузнец меня услышал. Перестав лупить молотом, он зашарил взглядом по окнам и наткнулся на меня.
        - Чего? - переспросил он.
        - Говорю: какого ты с утра пораньше долбишь, полкило ежей тебе в штаны!
        - Дык, рабочий день начался. И работы непочатый край. - сказал так, как будто это уважительная причина. И, улыбнувшись открытой доброй улыбкой, добавил. - Солнце уже проснулось. Доброе утро, друг.
        - Да иди ты на... - рыкнул я, захлопывая окно, и снова откидываясь на кровать. Смысла нет с невменяемым разговаривать.
        Через три секунды он снова приступил к работе. Я застонал. Придется вставать, поспать мне больше не дадут.
        Как зомби, настоящий, а не мой питомец, я встал и поплелся в зал, на певый этаж таверны. Питомец, кстати, тоже уже не спал, сидел на столе с задумчивым видом и корчил из себя философа. Но ему то нормально, он вчера весь день у меня в капюшоне на массу давил. Стоящая рядом с ним тарелка была начисто вылизана, а на подносе я не смог найти ни одной крошки. Видать, кого-то сегодня ночью приперло с голодухи. Может он не задумчивый, а обиженный? Извиняй, зеленый, замотался. Сам знаешь какой вчера был сумасшедший день.
        Захватив с собой посуду, я спустился вниз. В зале было пусто. От вчерашнего аншлага остались только воспоминания. Причем вещественные. Парочка треснутых столов, сломанные стулья. В потолке, войдя в него на четверть, торчал короткий одноручный меч. Народ здесь вчера неплохо повеселился. А на полу, возле одного из треснутых столиков появилось подозрительное красное пятно. Хм, буду думать, что здесь вино разлили.
        Не обнаружив хозяев в зале, я аккуратно поскребся в единственную дверь, за которой хоть примерно знал что находится. Подождав для порядка несколько секунд, заглянул внутрь. Так и есть: дверь за стойкой вела в кухню. Она была довольно просторной с двумя огромными каменными печами и множеством столов, забитых разнообразной кухонной утварью. Представляю какой здесь жар в разгар вечера, когда весь обеденный зал забит, а на поваров сыплется заказ за заказом. Горячее, чем в пекле. Но сейчас тут даже было немного прохладно. Работала всего одна печь, и та еле-еле коптила. Да и готовила всего одна кухарка. Наклонившись над котлом, она мелко шинковала в него разные овощи. Спрашивается, зачем? Маман когда куховарила, овощи даже не чистила.
        Я кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание. Девушка, а это была именно она, а не женщина, как мне показалось вначале, обернулась на звук, и уставилась на меня своими большущими голубыми глазами. Если и старше меня, то максимум лет на пять. Хотел спросить у нее, где ходит хозяин таверны, и если он, не дай Боги, спит, то скорее его разбудить. Солнце ведь уже проснулось, как сообщил мне один кузнец. Значит и нам уже давно пора просыпаться. Но спросить не успел, кухарка меня опередила.
        - Новенький в городе? - со смешинкой в глазах спросила она меня.
        - Что, простите?
        - Я говорю: вы ведь недавно в нашем городе?
        - Да, а это так заметно?
        - Просто комнату на ночь у нас в таверне берут либо те, кто первый раз в городе, либо мазохисты. - смеясь, объяснила она. - Горхат, соседский кузнец, парень простой и добродушный, но работу начинать любит исключительно с утра пораньше.
        - Да я уже понял. - ворчливо пожаловался я.
        Девушка рассмеялась, показывая мне ровные ряды белых зубов. Она была чудо, как хороша. Русые волосы, голубые глаза и открытая улыбка. Фигура немного полновата, но ее это ни в коем разе не портило. Только добавляло женственности: все было при ней. Эдакая жизнерадостная пышечка-хохотушка. За работой у огня, а может быть и от разговора со мной, она совсем раскраснелась.
        - А где я могу найти хозяина таверны? - все-таки спросил я, правда большее для того, чтобы еще немного продлить с ней общение. Ну и отвлечь ее от того факта, что я довольно беззастенчиво ее рассматриваю.
        - Боюсь, сейчас вряд ли вы сможете это сделать. - В голубых глазах истиное соучастие. - Господин Брюбер ночует не здесь, а в другой гостинице.
        - У него две таверны?
        - Нет, что вы, у него одна таверна, но спать он в ней не любит. Ночевать ходит в другую, в двух кварталах отсюда. Уже не первый год снимает там комнату.
        Я даже догадываюсь почему. Наверное у господина Брюбера тоже есть достижение "Соня".
        - А скажите мне, любезная э-э... Амара, - метнулся я глазами к строке с ее именем. - Можно мне вас так называть? - И после застенчивого утвердительного кивка продолжил. - Через сколько примерно откроются городские лавки и магазины?
        Девушка удивленно моргнула, наверное, ожидала от меня другого вопроса. Более личного. Эх, я такой меркантильный.
        - Часа через два не меньше. - с легким изумлением ответила она мне. - Даже оружейная не раньше, чем через пару часов. Несмотря на то, что их кузнец, Горхат, уже давно работает.
        - В таком случае ближайшие два часа мне совершенно нечем заняться. Если вам требуется какая-нибудь помощь, то я с удовольствием вам ее окажу. Но предупреждаю сразу - в готовке я дилетант.
        Мой ответ ей понравился. На смену легкого недоумения пришло понимание и удовлетворение. Девушка углядела, что она мне по-прежнему интересна, а вопрос на отвлеченную тему был только ради того, чтобы узнать сколько времени я смогу провести в ее обществе. И как следствие, снова скромно опущенные вниз глаза.
        - Спасибо, но это не обязательно.
        - Я настаиваю. - Отыгрывать роль галантного кавалера, так до конца.
        Амара мило улыбнулась и тут же выдала мне объем работы на целый день. Вот это подстава! Видимо, на лице у меня пронеслась такая гамма чувств, что девушка не выдержала и рассмеялась. Понятно, это мы так шутим.
        Следующие два часа были одними из самых приятных и беспечных за последнюю неделю. И как все хорошое пролетели за две минуты. Мы беззаботно болтали, одновременно занимаясь приготовлением еды. Совсем немного приукрасив, я рассказывал девушке о своих приключениях. Она слушала меня открыв рот, но при этом не забывала подсовывать мне все новые и новые овощи. Я их чистил и резал на автомате, больше отвлекаясь на жестикуляцию и выпады кухонным ножом, показывая самые эпичные моменты моих сражений.
        Ну да, в моей интерпретации огромного кальмара я убил, затем, поймав арканом Тортудженту, приручил ее, и отправился на остров, где стоял мертвый монастырь. Его я, кстати, полностью зачистил, оставив стоять пустым и безжизненным. Безжизненным он правда был и до этого, так как его единственными обитателями была нежить.
        Амара, в свою очередь, рассказывала мне о всяких блюдах из высшей магии... ой, то есть кулинарии. Я слушал вполуха, больше концентрируюсь на том, чтобы на нее поглазеть.
        Весь кайф нам обломала еще одна кухарка, которая вдруг приперлась на работу. Не могла выходной взять? Это была насупленная женщина средних лет, с таким каменным лицом, как будто она второй день не могла сходить по большому. Она ворчливо попеняла Амаре, о недоделанной работе, и о постороннем на кухне, и выгнала меня в общий зал. Народу там не прибавилось. Я неуверенно потоптался на месте и решил пойти в свою комнату. Уже на ступеньках меня догнала Амара. Выпорхнув из кухни, она сунула мне в руки какой-то сверток, поблагодарила за помощь, и неловко ткнула меня в щеку носом. Возле двери она обернулась и, сказав, что магазины и лавки уже должны открываться, исчезла за ней.
        Я стоял, как оглушенный, и все еще ловил запахи помидор и пряных специй, которыми пахла девушка. Помотав головой и развеяв наваждение, я поискал взглядом: нет ли каких надписей о негативном эффекте. Надписей не было. Отчего я тогда завис на полминуты?
        Закинув этот вопрос на полку ко всем остальным неразрешенным странностям, я направился в свой номер. Нужно было забрать свои вещи и отправиться наконец по магазинам. Шо-опинг. Только наоборот. Вещи то продавать буду я.
        В комнате все было по-прежнему. Все та же унылая дыра, и все тот же звонкий грохот за окном. Зомби до сих пор сидел на столе. Мыслителя он больше не изображал. Теперь он играл другую роль - оскорбленную невинность. Надулся так, что стал сам себя поперек шире. Театр одного актера, честное слово.
        - Заканчивай дуться, эльфийский деликатес. Я каюсь, чего тебе еще надо?
        - Москиит.
        - Твое прощение можно купить за деньги? Ладно. Идем со мной. Я распродам весь товар, а потом куплю тебе мух в меде. Рахат мухум, или как они там называются. Согласен?
        Лягушонок радостно квакнул и запрыгнул ко мне на плечо. Как мало для счастья надо. Лишь бы челюсти не простаивали. Забрав все свои вещи из номера, ничего не оставив, памятуя о здешних замках, я вышел из таверны.
        Раньше я никогда не относился предосудительно к торгашам или барыгам, но погуляв два часа по городу, в попытке продать свой нехитрый скарб, я от всей души возненавидел все их племя. Это не люди - это жадные до наживы скорпионы. Ни в одной лавке, ни один продавец, будь он человеком, гномом или отпрыском фиолетовой обезьяны не предложил мне за любой мой товар и четверти от ее реальной стоимости. Откуда я знаю реальную стоимость моих трофеев? Так все из нее родимой, из поясняющей строчки. Стоило приглядеться получше и копнуть поглубже, как нужная мне информация тут же была найдена в виде подробного описания предмета. Так вот, если, к примеру, на кольце значилась цена в четыре серебряных монеты, то ни один торговец не предлагал мне за него больше восьми медяков. Меньше - пожалуйста, но больше - нет, нет, молодой человек, вы что грабитель? И еж разберешь, в чем тут прикол. На кольце цена завышена? Тогда зачем ее вообще писать? Торговцы сбивают цену незнакомому и простаковатому на вид клиенту? В таком случае куда смотрят городские власти? В пять раз резать расценки! Никакой малый бизнес не выдержит. У
этих торговцев не то что совести нет, у них такая жаба в душе живет, что увидь мой Зомби такого родственника, помер бы от инфаркта.
        В общем, потратив почти все утро, и обойдя половину торгового квартала, я не продал ни одной вещи из своей сумки, и был зол как Гориафет. Я уже понял, что имею дело с каким-то торговым заговором, созданым с целью пустить меня по миру. Понял, что более высокой цены мне не найти. Понял, но не смирился, и по-прежнему заглядывал в каждую лавку в поисках чуда. Питомец, чувствуя мое настроение, меня не тревожил. Сидел тихонечко у меня на плече, и периодически попискивал от нетерпения, в ожидании обещанного лакомства.
        Закончить бесплодные поиски и смириться с грабительской ценой, меня уговорил один тип, откровенно вороватой наружности. Я вдруг заметил, что он начал часто мелькать возле меня, при этом старательно делая вид, что он пустое место. Я решил не искушать судьбу и рванул к ближайшему магазину. Хуже той цены, что мне давали местные барыги, могла быть только бесплатная раздача товара всякому ворью.
        "Разнообразные товары Малькольма", гласила вывеска над входом, в который я юркнул. Внутри было довольно сумрачно, так что мне пришлось даже постоять несколько секунд на входе, чтобы глаза привыкли к освещению. Когда это произошло я смог нормально осмотреть помещение магазина. Ну как магазина - лавки. Очень такой скромный лавки. Небольшое помещение было просто забито разнообразным барахлом. Всюду куда ни глянь, были огромные стеллажи до потолка, а в них: полки, полки, полки. А на них чего только не лежало, в основном все старое и подержанное. Среди всех этих громадин, близко ко входу, находился еще один предмет мебели. Окруженная стеллажами, прямо как долина зажатая в горах, стояла стойка. Ну, если считать за таковую два сдвинутых торцами стола. На стойке одной неряшливой кучей лежала груда всяких вещей. Вот торчат рукояти мечей, вот - ножка подсвечника, шляпа с пером, которую я не одел бы даже под страхом новой встречи с большим кальмаром. Из кучи выглядывает часть плаща, и синей тряпкой свисает до пола. Край щита или большого блюда, по такому маленькому фрагменту не разобрать. В общем, не
магазин, а барахолка какая-то, даже чучело сатира или большого козла, стоящего на задних ногах стояло у прилавка,. Кстати, сделанное довольно неряшливо: кое-где в свалявшихся комках шерсти, а где-то и в проплешинах.
        Что-то мне это заведение не внушает, может выйти и поискать другой магазин, пока хозяин не появился?
        Чучело моргнуло, и я, от неожиданности, отскочил назад, напоровшись на вездесущие здесь полки, и смахнув с нее часть вещей. Одной из них, на беду, оказался старый треснутый кувшин, который я бы и за медяк не купил. Естественно, при встрече с полом, он разлетелся на мелкие глиняные черепки. Судя по хитрой ухмылочке, появившейся на рогатой физиономии, продавец, который все-таки оказался живым сатиром, а не чучелом, сейчас начнет мне впаривать, что данное произведение искусства когда-то принадлежало династии Пень. И так как именно я стал тем варваром, что уничтожил этот шедевр, то и платить мне за него императорскую цену.
        - При-и-идется оплати-ить и-испорченый товар. - проблеял он.
        Я картинно повел головой.
        - Не вижу никакого испорченного товара. Как по мне, этот кувшин стал еще лучше после моего вмешательства.
        - Не-е-е шутите со мной, юноша. - рогатый угрожающе наклонил голову и посмотрел на меня исподлобья. - Этот кувшин был сде-е-елан великим мастером-артефактором. И стоит три-и золотых.
        Ну, что я говорил.
        - Ага, и превращает воду в вино. Не надо вешать мне чабрец на уши. Его делал пьяный сапожник, потому как я тебе могу лучше смастерить, не имея при этом навыка гончара. Этому кувшину цена - медяк в базарный день.
        - Этот кувшин це-енен как реликвия. - окинул меня мрачным взглядом сатир. - И стоит пол золотого. - продолжил он с нажимом.
        - Как реликвия непрофессионализма и убожества? Да самое ценное, что в этом кувшине было - это глина которую на него извели. При том, что это была обычная, речная глина. - Я еще раз внимательно оглядел осколки. - Ладно. Могу тебе в довесок к медяку, оставить еще эти прекрасные глиняные чешуйки. Подумай, это лучшее предложение, которое ты можешь получить.
        Козломордый угрюмо засопел.
        - Его цена одна серебряная монета. - похоже доводы у моего оппонента закончились, и он решил просто понижать стоимость до тех пор, пока я не соглашусь. Когда в голове торчат такие рога, места для мозгов остается мало.
        В общем, сторговались мы на двух медяках, и то только потому, что не имея нормальных аргументов, сатир стал так пышеть паром и яриться, что я немного испугался и уступил.
        - Ладно, уговорил, два медяка. Но только из-за твоей красоты. - не удержался я от подначки. На мое счастье, торговец ее не понял или не обратил на нее внимания.
        Как только ударили по рукам, у сатира тут же поменялось настроение. Из агрессивного и глупого он вдруг превратился в довольного и хитрого. Похоже, меня облапошили. Опять. Что я там говорил про рога?
        Но несмотря на это, обделенным я тоже не остался.
        "Вы получили навык торговля 1 уровня"
        Цены благоприятнее вам на 1%
        Хм, как-то не густо. Хотя, грех жаловаться. С паршивой овцы - хоть мяса полкило. Ну-ка, прикинем. С того же кольца я получу теперь не восемь медяков, а на один процент больше. Округляем, получаем - восемь медяков. Облом. То есть, на первый взгляд, облом, а если посмотреть глубже? Чтобы получить гарантированную прибыль, мне просто нужно продать больше товара. Самый маленький номинал одна медная монета. Чтобы ее получить нужно продать товара на сумму в сто раз больше, то есть не меньше одной золотой. Вывод: чтобы воспользоваться данным преимуществом, нужно продавать все свои трофеи одной большой партией, а не по одной вещице.
        Я так сильно задумался, что чуть не проморгал второе сообщение.
             "Отношение к вам сатира Малькольма изменено"
        + 2 очка репутации
        - А ты не-е-еплохо торговался, мале-ец. - подтвердил выплывшую у меня только что строчку рогатый. - Мне-е-е было бы любопытно узнать, с какой це-елью ты посетил мою лавку, прежде чем начал тут все крушить.
        Интересно, а отношение как-нибудь влияет на ценовую политику? Если рассуждать логически, то еще как должно, но, за последние дни, я уже не раз попадал в ситуацию, где логика открыто пасовала перед реальностью. Есть только один способ проверить.
        - Собственно, это я и хотел с вами обсудить, уважаемый Малькольм. Есть тут у меня на продажу пару интересных вещичек.
        - Краденых?
        - Обижаете. Честно добытых в бою.
        - Ну, да. Ну, да. - всем своим видом сатир показывал, что ни капельки мне не верит. - Показывай, уже-е-е.
        Торговались мы долго. Мой питомец даже позеленел от скуки. Я потерял счет времени, охрип, взмок и обессилел, даже полоска выносливости просела. Но в принципе был доволен результатом. Мой оппонент тоже увлекся, похоже он получал истинное удовольствие от процесса. Передо мной появлялся то хитрый и льстивый бес, то туповатый и напористый зверолюд. Как бонус, по завершению сделки, я тут же, не сходя с места, получил второй уровень навыка торговли. Цены стали благоприятней мне на два процента.
        Как итог сделки: продав товара, реальной стоимостью на восемнадцать золота, пять серебра и пять меди, я получил всего три золотых, семь серебряных и пять медных монет. То есть на целых четыре медяка больше, чем просто одна пятая часть от реальной суммы. Ну допустим три медяка это бонус от навыка торговли. По одной медной за каждый золотой. Откуда взялся последний медляк, можно только догадываться. Я думаю, расположение торговца все-таки сыграло свою роль и округлило семь серебряков до целой золотой, чтобы выдать мне еще один грош.
        Кстати, отношение ко мне Малькольма больше не улучшилось. За какой-то дырявый кувшин он расщедрился, а после сделки на несколько золотых не добавил ни одного очка. Козел.
        Пожав ему на прощание когтистую руку, я покинул его затхлую каморку и снова вышел в люди. Буквально. Людей на улице от чего-то было много. Праздник у них тут что ли?
        А надолго я у рогатого застрял. Солнце уже давно перевалило за полдень. А у нас с Зомби с утра ни одной крошки во рту. Хорошо, Амара о нас, сирых, позаботилась.
        Достав из кармана врученый ею сверток, я развернул его. Там оказался большой бутерброд с сыром. Рядом что-то явственно заурчало. Нет, не живот - лягушонок. Так я и шел прямо по улице, среди разношерстной толпы разумных и поглощал бутерброд, периодически отщипывая кусочки сыра и подкармливая своего питомца. Пешеходы на меня неодобрительно косились. Что, некультурно жевать прямо на ходу? Так меня в лесу воспитывали, у нас еще те манеры.
        Я ел, гулял, поглядывал на местные постройки и достопримечательности, и думал. Если исходить из расчета вчерашней цены за комнату в таверне и ужин, то в день у меня будет уходить три серебряных монеты. Вряд ли у меня каждый день будет получаться позавтракать на халяву, так что припишим еще пол серебряного. Итого три с половиной. Тридцать пять за десять дней, почти ровно вся та сумма, что у меня есть в наличии. Мне срочно нужна работа, или какой-нибудь другой денежный приток. Что я умею делать? В наличии у меня четыре умения. Самый перспективный из них "Дровосек", аж четвертого уровня. Остальные и того меньше. Есть еще конечно навыки, но в основном они у меня боевые и очень маленькие. С такими показателями ни в стражу, ни в охрану меня точно не возьмут. Так что, как бы не хотелось повторять судьбу отца, скорее всего придется устраиваться на местный лесоповал.
        Мои не радужные мысли были прерваны довольно грубым образом. Перед глазами вдруг резко загорелась: "Вас ограбили, изъято: 1 золотой, 2 серебряных, 4 медных." Я резко обернулся. От меня шарахнулся в сторону какой-то тип в черном плаще и попытался исчезнуть в толпе. Нырнув следом, я успел схватить его рукой за плащ, вереща на всю округу: "Вор, держите вора." Толпа отхлынула от нас, как воды перед мессией. Обнаружив, что что-то ему мешает убежать, вор обернулся. На меня из-под капюшона уставились два испуганных глаза. Других черт лица разглядеть не удавалось, капюшон, по всей видимости зачарованный, создавал неправдоподобно густую тень. Как ни всматривался - лица не увидел, зато скользнув выше, прочитал имя. УхМылка.
        Ну что дружище, похоже в ближайшее время ты будешь ухмыляться в тюрьме. Где стражники, когда они так нужны? Заняты тем, что обирают очередного бедолагу?
        Я завертел головой в поисках того, кто смог бы мне помочь. Скрутить ворюгу или кликнуть стражу. Но все или избегали моего взгляда или, натыкаясь на него, опускали глаза. Что за гнилой городишко, у нас в лесу сознательных людей больше, чем у них на городской площади.
        Боковым зрением я уловил какое-то движение от моего пленника, но повернуться не успел. Руку обожгло болью, и пальцы разжались сами собой. Макака на гиббоне, полоснул мне кинжалом по кисти, гад.
        "Вас атаковал игрок УхМылка. В городе драки запрещены, но так как он напал первым, вы, защищаясь, теперь можете атаковать его в ответ без всяких штрафов"
        Да с удовольствием. Вот только когда я поднял свою голову от созерцания раненой руки, мой противник уже был в одном шаге от укрытия. Один прыжок, и он исчез за углом ближайшего здания, я даже копье поднять не успел. Кое как успел среагировать только Зомби. Не слезая с плеча, он плюнул вслед убегающему, и даже попал.
        Ну ты снайпер, зеленый. При том, дальнобойный. Там наверное все четыре метра были.
        "Ваш питомец атаковал вашего противника"
        Нанесено 0 урона
        Успешно применено отравление
        Вот это сейчас было внезапно. Ты чего зеленый, что-то просроченное съел? Или это я тебя неправильно кормлю. Может нам следует придерживаться специальной диеты?
        Мельком осмотрев древолаза, я не заметил никаких видимых нарушений. Наоборот, Зомби весь светился довольством. По всей видимости, от того, что успешно защитил хозяина. Я не особо знаю, как должен выглядеть нездоровый лягушонок, но вряд ли он при этом будет раздуваться от завышенного чувства собственной значимости. Может быть это его особенность? Отравленный плевок. Надо будет позже внимательно почитать его характеристики.
        С края обзора запрыгали какие-то цифры с пометкой урон УхМылке. Но длилось это не долго, то ли яд у Зомби слабый, то ли скрывшись, вор разорвал дистанцию, и я потерял возможность отслеживать его здоровье.
        Как и ожидал, забежав за угол, беглеца я не обнаружил. Этот ловкач припустил с такой скоростью, что сейчас наверное уже находится возле западных ворот. Мне его ни в жизнь не поймать. Еще и рука дергает болью, напоминая, что неплохо бы ее полечить. Но спускать такое нельзя. Как только подлечусь, надо будет зайти в городской муниципалитет, и заявить о краже. Пусть стражники побегают и поищат вора. Хоть мне и слабо верится, что кто-то будет всерьез заниматься этим делом.
        Я со страхом заглянул в кошелек. Так и есть: внутри болталось всего две золотых, пять серебряных и три медных монеты. Средств на существование стало еще меньше, а перспектива сражаться с деревьями все ближе. Ничего, УхМылка, сведет дорожка - посчитаемся, уж я то тебя не забуду.
        Стража так и не появилась, и я отправился на поиски ближайшей аптеки, чтобы прикупить какое-нибудь снадобье для моей руки. Но, к моему удивлению, не успел я дойти до торговых рядов, как она полностью восстановилась. Не то что раны, даже шрама на кисти не осталось, и пальцы снова гнулись, как ни в чем ни бывало. Это правда произошло не мгновенно, но тех пятнадцати минут, что я топал до аптеки, хватило. И даже полоска здоровья снова была полной. Наверное, тут есть какая-то связь. Странно, почему тогда, после стычки с волками, еще дома, мои сломанные ребра так же не срастались?
        В любом случае, мне еще лучше - не нужно тратить и без того скудный запас монет на лекарства.
        Развернувшись, я вновь изменил свой маршрут, и направился в ратушу, муниципалитет, или где там заседают местные заправилы. Добраться до него труда не составило. Здание находилось в старой части города, и похоже каждый местный житель знал к нему дорогу лучше, чем к своему собственному дому. Серьезно. Когда я спросил дорогу у одной симпатичной девушки, она тут же без запинки подробно описала мне путь. Будто проработала в этом городе лет десять извозчиком. Но когда я у нее спросил уже ее собственный адрес, то ответа получить не смог. Извинившись и пробормотав что-то себе под нос, девушка тут же упорхнула.
        Здание городского совета ни почета, ни восторга не внушало. Старая мрачная массивная постройка из серого камня, возведенная еще, наверное, при прадедушке нынешнего короля. Но зато на то золото, что осело в карманах местных чиновников, за то время, что стоит этот дом совета, можно было бы выстроить не один десяток прекрасных замков, или не одну сотню шикарных особняков. А может быть они и были выстроены, кто знает? В общем, как бы невзрачно не смотрелось здание муниципалитета, именно здесь решались все важные дела города и проходил основной денежный поток.
        К мэру меня не пустили. Видите ли: моя репутация у мэра слишком низкая. Да ее вообще нет. Какая может быть репутация у человека, который меня в жизни не видел? Отправили меня к какому-то секретарю в отдел жалоб и предложений, где я нажаловался на вора-игрока и предложил его наказать. Секретарь, на вид человек, даже мой земляк, по факту оказался вражиной редкой. Даже гномы ко мне лучше относились. Издевался он надо мной часов пять. Гонял по всем четырем этажам здания совета, из кабинета в кабинет, за какими-то документами, печатями и подтверждениями, стребовал с меня полторы серебрухи за какие-то бланки, и в итоге, видя, что я никак не отстаю, все-таки удовлетворил мою просьбу.
        - На человека по имени УхМылка городом будет наложен стандартный пакет санкций. - секретарь и до этого сыпал непонятными и умными словечками, пытаясь меня запутать.
        - И в чем он заключается? - не подал я вида, что ни ежа не понял.
        - Первым делом у него понизится общая городская репутация на десять пунктов. - секретарь сделал паузу и посмотрел на меня, оценил ли я весь масштаб затраченных городом ресурсов ради моей скромной особы. Удовлетворенный моим растерянным кивком, он продолжил. - Специально его, конечно, никто искать не будет, у нас и так дел невпроворот, но если он вдруг попадется на глаза страже, то будет немедленно арестован и доставлен сюда. Здесь у него будет два варианта. Либо ему придется отсидеть срок в тюрьме, при этом отрабатывая определенное количество часов на городских работах. Либо он оплатит казне штраф, тем самым компенсируя ущерб, который он нанес городу.
        Э-э, так он же вроде мне нанес ущерб, а не городу.
        - И какую часть этого штрафа получу я?
        Секретарь поперхнулся и закашлялся. Все то время, что он приходил в себя, он с негодованием смотрел на меня.
        - Штраф оплачивается городу за нарушение общественного порядка. - наконец-то справился он с кашлем. - Причем здесь вы вообще?
        - УхМылка украл у меня деньги, и я хотел бы получить их назад.
        - Если при аресте вора у него стражей будут изъяты деньги, то вы, конечно же, получите свою компенсацию.
        То, как он сказал "если", не оставило мне сомнений, что своих денег я не увижу. Стражники, скорее всего, перед сдачей оббирают арестантов до нитки. Максимум оставляют что-нибудь срам прикрыть.
        Ежа мне в ужа, и какого я сюда приперся?! Да я бы лучше все это время на дороге просидел, и то смысла было бы больше. Потратил полдня, часть, итак скудного, денежного запаса, и все ради чего? У УхМылки в городе понизилась репутация. Вот уж не думаю, что у воришки до этого она была заоблочной, и он по пятницам резался с мэром в покер.
        Внутри меня волной поднялось раздражение и на секунду захлестнуло разум. Захотелось схватить этого хорька за грудки и трясти до тех пор, пока у него не отвалится голова или не проснется совесть. Первое - более вероятней. Но усилием воли я удержал себя в руках. Думаю, начни я тут буянить, и уже завтра пресловутыми городскими работами заниматься придется мне.
        Пробурчав под нос проклятия в адрес чиновников любой руки, я понуро поплелся на выход. На улице уже был поздний вечер. Весь день насмарку. Столько планов было и все писцу под хвост. По поводу работы не узнал, нормальной таверны не нашел. Придется снова ночевать в ”Синем гноме”. Завтра мне вновь предстоит тяжелая побудка, если только соседский кузнец не взял выходной, не слег внезапно с болезнью, или не сменил профессию. Чувствую, такое везение маловероятно.
        По пути к "Синему гному" мне подвернулась еще одна таверна. Но остановиться в ней не получилось. Называлась она "Золотая шпилька", и меня даже во внутрь не хотели пускать. Человек дежуривший у дверей, охранник или швейцар, заявил, что заведение мне, судя по-виду, не по карману, и вообще, нечего тут всяким бродягам шастать. После дня долгих и четных попыток продать товар, после сомнительного удовольствия стать жертвой ограбления, и пяти часов бездарно проведенных в мэрии, а по сути попросту слитых в нужник, настроение у меня было не из лучших. Поэтому, сорвавшись, я попросту излил всю свою злость на бедолагу, открыв ему глаза на некоторые эпизоды его жизни, и поделившись своим мнением о его семье, друзьях и его перспективах на будущее. Как ни странно, я не вылетел оттуда в тот же миг от данного для ускорения, пинка под зад. Что-то смущенно пробурчав, парень посторонился, пропуская меня внутрь. А перед глазами мазнули строчки о повышение репутации у этого человека. Люди - странные существа.
              Обрамление зала в этом заведении даже не хотелось сравнивать с моей предыдущей ночлежкой. Соотношение было примерно таким же, как у городских складов с королевским музеем. Единственным сходством между той таверной и этой, было в том, что мебель и там и здесь называлась одинаково. Что тут столы, что там столы. Люстры, лавки, барная стойка, все это присутствовало в обоих заведениях. На этом сходство заканчивалось. Материалы, стиль и качество изготовления, ну и конечно же цена, все это разительно отличалась на десяток-другой уровней. Стойка была украшена затейливой резбой, а люстры, что болтались под потолком, вообще казались произведением искусства. Двухярусные подставки для свечей и металлические витые держаки. Не знаю сколько времени и труда потратил кузнец на их создание, но, надеюсь, денег за них с хозяина таверны он содрал прилично. Общий антураж зала навевал что-то такое уютное и одновременно с тем дорогое и шикарное. Даже стены тут были увешаны различными цветными и яркими гобеленами и картинами, запечатлившими сцены героических битв и крупных сражений. Ну и конечно клиенты. Публика
соответствовала заведению. Те, кто ценил качественную еду, хороший отдых, не любил шумную неотесанную голытьбу, и был готов за все это заплатить две-три месячных зарплаты моего отца, за вечер, вальяжно сидели за столиками и поглощали изысканые блюда. Думаю, скинься вся вчерашняя толпа из "Синего гнома" по-максимуму, денег купить хоть одно из колец, красовавшихся на руках у местных завсегдатаев все равно бы не хватило.
        Последним штрихом покорившим меня, было то, что из потолка не торчало никакого колюще-режущего оружия.
        Зайдя в зал и оценив обстановку, я понял, что швейцар был прав, и здешние расценки мне не потянуть, но сразу же вернуться, означало признать его правоту и свое поражение. Поэтому неспеша я двинулся к стойке. Пока я шел, бармен с интересом меня разглядывал. Он знал, что денег поселиться тут у меня нет. И сидящие за соседними столиками знали это. А я знал, что они знают, но все равно продолжал идти. Возможно, гордость или стыд подталкивали меня вперед, а быть может желание казаться лучше и состоятельнее, чем было на самом деле. Но не выполнить этот бессмысленый ритуал: подойти, спросить цену, развернуться и уйти, я не мог.
        Расценки оказались даже больше, чем я предполагал. Цена не просто кусалась, она отгрызала руки по локоть. Пять жеваных золотых! У местных посетителей что, в питомцах водятся венгати в образе оленя, гадящего золотыми кругляшами? Или отбивающего копытами чичетку на скале? Да и хотел бы я посмотреть на местный сервис за такие деньги. Номер должен быть как минимум с бассейном, кровать заправлена одеялом из шерсти йети, а подушка набита перьями грифона. На завтрак неприменно должны подавать омлет из драконьих яиц, и к нему эликсир вечной молодости, чтобы промочить горло, и не есть омлет всухомятку.
        Нервно хихикнув, я поблагодарил бармена, и, провожаемый ехидными ухмылками постояльцев, постыдно ретировался из таверны. Только швейцар кивнул на прощание, как старому знакомому, пропуская меня наружу.
        До своей ночлежки я добрался без происшествий. Было еще не сильно темно, и можно было побродить по улицам города в поисках лучшего ночлега, но желание заниматься этим не было абсолютно. Я устал и хотел лишь одного - развалится на кровати. Ну или свернуться маленьким клубочком, если речь идет о моем вчерашнем ложе. На меня навалилась такая апатия, что даже перспектива проснуться завтра с первыми кузнецами, не особо меня пугала.
        Таверна "Синий гном" снова встретила меня акустическим ударом, правда не такими сильными как вчера: не вся местная пьянь еще подтянулась, и в зале оставались свободные места.
        За стойкой был все тот же рыжий хозяин таверны, который с подозрением на меня уставился. Видать, не часто его постояльцы останавливаются у него два дня подряд. Хм, может спросить у него адресок таверны, где он сам ночует? Думаю, все же не стоит. Вряд ли он ответит - зачем ему клиентов терять? А вот проблем моей знакомой кухарке может устроить, за разглашение внутрикорпоративной информации.
        - Чем могу помочь? - первым нарушил молчание Брюбер. Наверное я слегка затянул с паузой.
        - Хочу снять комнату. - скривившись ответил я.
        Брюбер же, напротив, просиял, как-будто я не номер заказал, а доставил завещание от почившего неизвестного дальнего родственника. Даже вселенская скука в его взгляде немного развеялась под давлением ленивого интереса. Любопытно, а чего он ожидал? Что я к нему ругаться пришел?
        - Смею предположить, что вы хотите свой вчерашний номер? - рыжие усы так и топорщились доброжелательностью.
        - Если только у вас нет номера зачарованного на тишину или просто комнаты без окон.
        Бармен рассмеялся, как будто я сказал что-то смешное.
        - Тогда дайте мне одну секунду, и я удостоверюсь, что ваш вчерашний номер свободен. - с этими словами он нырнул под стойку.
        Интересно, для кого этот спектакль? Я больше чем уверен, что в этой дыре кроме меня постояльцев нет.
        - Вам повезло, номер еще не занят. Вот ваш ключ. - с глумливой ухмылкой хозяин таверны снова появился передо мной.
        По всей видимости, Брюбер принял меня за какого-то деревенского дурачка и теперь открыто потешался надо мной, полагая, что я этого не понимаю. Сразу захотелось треснуть по его довольной усатой роже, предварительно взяв в руку табуретку. Но, обменяв ключ на деньги и добавив пол серебряного за еду, я поплелся на третий этаж. В принципе бармен не так уж и неправ: умный человек дважды бы тут не ночевал.
        В номере ничего не изменилось, как будто после меня сюда никто не заходил. Что в принципе вполне возможно, думаю даже крошки от вчерашнего ужина на столе бы остались, если бы Зомби с голодухи их не подмел.
        Повесив плащ и сумку, я расположился на кровати и стал ждать ужина. Еду принесла не моя знакомая, на что я втайне надеялся, а какая-то сухенькая старушенция. Руки у бедолаги так тряслись, что вся еда на подносе оказалась тщательнийшем образом перемешана. Бухнув поднос на стол и проскрипев что-то нечленораздельное, она удалилась.
        Со своим ужином я сделал то, что одна пословица советует делать с обедом. Разделил с другом, ну а точнее с питомцем. Со всей этой сегодняшней суматохой, я совсем забыл об обещанном ему лакомстве. Пришлось возмещать гречневой кашей.
        Быстро покончив с едой, я разделся и лег в постель. Даже дома я ложился позже, но сегодня решил отдаться в обьятья сна пораньше. Чтобы успеть хоть немного выспаться перед очень ранней утреннй побудкой.
        Лягушонок в капюшон не полез, а остался спать на столе. Предупредив его, что с просоня могу принять его за завтрак и пожелав спокойной ночи, я погрузился в мир снов.


        Мой расчет на то, что если раньше лечь, то и встать рано получится без проблем оправдал себя не особо. На рассвете сон самый сладкий. Отрывать в такое время человека от сна, тоже самое что и кормящегося ребенка от мамки. После того как лязг металла вырвал меня из объятий сна, к моему желанию спать прибавилось еще и желание кого-нибудь убить.
        Промучившись еще минут пятнадцать, тщетно пытаясь урвать хоть немного дремы, и осознав бесперспективность этого действия, я встал, высунулся в окно и от души обматерил кузнеца. Елки, это становится традицией.
        Внизу, в зале было ожидаемо безлюдно, и помимо ударов кузнеца, хоть какие-то звуки доносились только из-за кухонной двери. К моему глубочайшему разочарованию, в кухне работала не Амара, а вчерашняя женщина с каменным лицом, которая тут же меня оттуда выставила. Пришлось мне уходить не солоно хлебавши. Если честно, то вообще ничего не хлебавши. Злая тетка отказалась меня кормить даже за деньги, сославшись на то, что еще ничего не приготовлено. Как же, верю-верю, овощи на салат еще не созрели, а мясо на бутерброд слишком маленькое, бегает и травку щиплет.
        Невыспавшийся, голодный и злой я отправился искать работу. В принципе, все обычные люди на работу только в таком состоянии и ходят.
        Первым делом я отправился к ратуше. Возле нее вроде была доска объявлений. Думаю, помимо городских новостей, там должен быть раздел с вакансиями на работу.
        На улицах было довольно безлюдно, что было и неудивительно, учитывая столь ранний час. По пути мне встречались только хмурые, и почему-то все как один, бородатые дворники, метущие тротуар, и бездомные собаки, шныряющие в вечных поисках, чем бы поживиться. Бездомные кошки, как нормальные люди, в такое время еще спали. А еще по дороге мне попался один молочник с отрицательной кармой. Почему с отрицательной? Ну не может человек, орущий в такую рань на всю улицу "молоко", иметь положительную карму. Он уже сотню раз проклят и предан анафеме жителями окрестных домов.
        На улице было еще очень свежо. Совершенно сонное солнце ленилось греть. Зябко кутаясь в плащ, я вяло топал по тротуару, обходя стороной дворников, и целые тучи пыли, что они вокруг себя поднимали, пока наконец не достиг своей цели.
        Объявления, честно говоря, меня разочаровали. Ни одного о приеме на какую-нибудь должность, зато целая куча различных одноразовых заданий. Естественно оплачиваемых. Но был один нюанс. Все задания были для бойцов, воинов и других искателей приключений на свою кирасу. Уничтожить стаю диких зверей, разорить логово опасной твари, нейтрализовать банду разбойников. Или найти и доставить пропавшую вещь, которая находится у стаи диких зверей, в логове опасной твари или у банды разбойников. В общем, саблю наголо и вперед. Ни одного задания для честных тружеников я здесь не нашел.
        Пришлось переходить к плану "б" - расспрашивать прохожих. А что? Местные горожане - люди сознательные, кого не спроси, каждый знает любой адрес, какой не назови. Может и такого плана городские сведения им известны.
        Как оказалось, я был прав. В Саммервуде, должно быть, нет ни одной справочной, потому как первый встречный расскажет тебе все данные, новости и слухи касательно города какие нужны. Уже первый остановленный мной случайный прохожий это доказал. А второй и третий, опрошенные на всякий случай, подтвердили.
        Ситуация складывалась такая. В городе можно было устроиться на постоянную работу. Но, во-первых, таких мест было очень мало. Во-вторых, при приеме на работу составляли контракт, максимум на три месяца с возможностью продления еще на три, и так далее. Ну и в-третьих, брали туда только профессионалов. Последнее, правда, касалось только производительных профессий. В добытчиков гребли всех, главное чтобы мог держать в руках топор, кирку, тяпку или охотничий лук. Да и вакансий на такую работу было не в пример больше.
        Но в основном местные работодатели предпочитали выдавать одноразовые задания. Письмо отнести, грядку прополоть, утварь починить, скотину выгулять, и так далее. А за выполненную работу по факту расплачивались звонкой монетой. И никакого тебе нормированного рабочего дня. Выполнил работу за пару часов? Получи деньги и можешь быть свободным. Не справился и за целый день? Извини, пока все не сделаешь, денег не получишь. На завтра придешь - будет тебе еще работа. Ну а не придешь - никто тебя ругать не станет. С одной стороны, конечно хорошо. А с другой - я так и не понял, как их экономическая система до сих пор не рухнула.
        Есть у тебя, к примеру, поле с какой-нибудь культурой. И за ним нужно каждый день присматривать: поливать там, полоть, и прочее. Постоянных работников у тебя нет и приходится выдавать работу в виде одноразовых заданий всем желающим. Но их же не может быть всегда достаточное количество? В один день придет больше работников чем нужно, а в другой - меньше. А может быть и так, что и вообще никто не появится. И что тебе делать? Самому выполнять работу рассчитанную на пять-десять человек? В таком случае вряд ли ты пробудешь хозяином поля больше недели. Да и какой ты хозяин после этого? Скорее уже поле твой хозяин.
        Ладно, допустим, у тебя есть постоянные рабочие, которые следят за полем. Тогда на кой клен тебе вообще нужны залетные однодневки? Неужели ты наймешь их в ущерб своим проверенным работникам? Однодневки будут работать, получат деньги, а постоянным - шишку? Вряд ли у такого хозяина будут задерживаться рабочии. Я бы точно свалил.
        Допустим, у тебя есть постоянные трудяги, и ты им платишь деньги. А когда работают однодневные работники, ты платишь деньги и тем и другим, хотя постоянные в это время ничего не делают. Тогда у меня такой вопрос. Какого хвоя ты до сих пор не банкрот?
        Либо все это весьма шатко, либо я ни ежа не понимаю в экономике. Вероятнее всего второе, потому что люди так уже не первый год живут, а я, буквально вчера, только из леса вышел.
        Плюнув на попытки разобраться там, где заблудиться самый крутой рейнджер, я отправился на свое первое собеседование. Начать я решил с работы курьером. Тут и ума много не надо, и никакой квалификации не требуют. Плюс к тому же моя рабочая зона ограничена размерами города, и за его пределы мне выходить не придется. В отличие от той же работы дровосеком. Как я узнал из достоверного источника - от прохожего, единственная в округе лесопилка находилась за городом, километрах в восьми от него. Это в принципе логично. Кто додумается лесопилку в городе ставить? До работы конечно близко, вот только деревьев маловато.
        В местное отделение почты устроиться на постоянной основе было нельзя. Зато вполне можно было заходить каждое утро, брать полдюжины писем, разносить все за два-три часа, и иметь с этого небольшой профит. Как бонус к основной работе.
        Здание почты чем-то было похоже на здание муниципалитета. Такое же старое. Похоже строились они в один период. Но в отличие от последнего выглядело не так основательно. Просто старая рухлядь.
        Потянув на себя скрипучую дверь, я вошел внутрь. В довольно обширном приемном зале я заметил только одного человека. Или с кадрами у них большой напряг, или все остальные работники сидят не здесь. Заслышав шум, пишущий что-то за столом, работник почты отвлекся и поднял на меня глаза. Это был пожилой и седой как лунь дед, которому только мемуары писать, а не почтовые ведомости заполнять. Хотя откуда мне знать, что он там шкрябает? Отсюда не видно.
        - Что привело вас сюда, молодой человек? - улыбнулся мне старик открытой, доброй и немного беззубой улыбкой.
        Хм, жажда наживы.
        - Мне сказали, что тут дают курьерские поручения. Хотелось бы заработать пару монет.
        - Вас не обманули, это действительно так. Сможете помочь старику, а заодно и немного заработать. - Дед хоть был и старый, но совершенно не вредный, и одной своей улыбкой располагал к себе. - Есть у меня для вас задание, разнести пять писем. Беретесь?
        - Конечно, берусь. - согласился я прежде, чем перед глазами выскочили новые строчки.
        Вам доступно задание "Доставка писем"
        Тип: обычное
        Доставить пять писем на пять разных адресов
        Награда: 100 единиц опыта, 1 медная монета за каждое доставленное письмо
        Ошибка
        Вы не можете получить задания
              Задание отменено
        И сразу после этого:
        "Полученны предметы: пять писем"
        Дед как-то сразу посуровел. С лица пропала улыбка, а глаза сделались колючими.
        - Не нужно со мной шутки шутить, парень. Ты чего тут устроил?
        Опять это беда с заданиями. Как я тогда с фермером договорился?
        - Не стоит так переживать, уважаемый. Я сказал, что разнесу письма - значит так и будет. Обещаю.
        - Обещаешь? - лицо работника почты по-немногу разгладилось. - Тогда ладно.
        "Полученны предметы: пять писем"
        Стоп. А это что такое? Я же уже их получал. Или это новое задание?
        Заглянул в инвентарь, так и есть: в сумке десять писем. Ну вот что странно - пять из них абсолютно идентичны другим пяти письмам. И адрес получателя и отправителя, все одинаковое. Внутрь не заглянешь, но почему-то у меня зреет стойкая уверенность, что и там они тоже один в один. Кто-то взял и просто продублировал первые письма. Интересно зачем? И интересно, что мне с ними делать? Хотя чего я заморачиваюсь? Писем стало больше, но адресов то нет. Просто отдам на руки по два письма, и пусть они читают два раза одно и тоже.
        - Все-таки ты немного странный. - похоже, пока я размышлял, словоохотливый старик что-то мне рассказывал. - Чем-то дочку мою младшую напоминаешь. Та еще вертихвостка! У нее тоже семь пятниц на неделе. То буду делать, то не буду делать.
        А дед то откровенно соскучился по общению. Сидит один целыми днями и поговорить не с кем. Я бы составил ему компанию. Приятный мужик. Только вот деньги сами себя не заработают.
        - Что, бежать надо? - правильно разгадал он мой настрой. - Нет времени со стариком беседы разводить? Ну беги тогда. Эх, молодежь, вечно куда-то спешите.
        И я побежал.
        К сожалению, время затраченное на курьерскую доставку оказалось гораздо большим, чем я предполагал. Кто-то, как будто специально, составил самый долгий маршрут. Все пять адресов находились в разных концах города, и на то, чтобы все их обойти, ушло более четырех часов. Хорошо хоть не блукал особо. Каким-то образом я знал точное направление к каждому из адресов. Как будто там стоял маяк и манил меня к себе. И хорошо еще то, что за деньгами не нужно было возвращаться на почту. Как только я отдавал письма, в моей сумке появлялись дополнительные монеты. При этом перед глазами еще и мелькали строчки, о каком-то заблокированном опыте.
        Справившись к обеду, я за два медяка в пекарне купил себе пару булочек с повидлом, и набив ими рот, стал думать. Работа курьером мне не подойдет, слишком мало денег. Пробегав пол дня, я заработал всего лишь одну серебряную монету. И это только благодаря той странной ошибке. Не будь письма сдвоенными, получил бы в два раза меньше. Как я уже считал, для того чтобы худо-бедно существовать, мне нужно три с половиной. Значит, пора рассматривать следующий вариант работы.
        У меня еще оставалось целых полдня, и я решил не тратить их на блукание по городу, а отправиться прямиком на лесоповал. Как раз должно хватить времени, чтобы добраться туда, осмотреться, принять решение, и в случае чего, вернуться в город. Прикупив еще пирожков и утолив жажду в фонтане, при этом отхватив мелкий дебаф на скорость восстановления всех трех главных параметров, я отправился в небольшой поход.
        У городских ворот меня пропустили вообще без вопросов, никто ко мне не приставал, чего я немного про себя побаивался. Только один стражник лениво проводил взглядом, но и то скорее всего от скуки. Оказывается, выйти из города гораздо проще, чем попасть.
        Минув ворота, я зашагал по обычной, не мощенной камнем дорожке, которая и должна была вывести меня к лесопилке. Шел себе, глазея по сторонам и насвистывая мотив песни, которую услышал сегодня от одного уличного музыканта. Обстановка располагала. Денек был погожий, и не слишком жаркий, редкие белые облака не давали солнцу совсем уж разойтись. Легкий прохладный ветерок обдувал разгоряченное от ходьбы тело. А за спиной, в капюшоне урчал, как довольный кот, мой питомец. Я все-таки разорился ему сегодня на лакомство. Мухи в меде. Если честно, выглядело это отвратительно.
        К сожалению, нужного мне сейчас направления, я не чувствовал. Но это было и не критично. Путь к лесопилке со всеми ориентирами мне довольно подробно описал один прохожий. Да и дорога под ногами никуда не исчезла, виляла между деревьями, но по-прежнему вела меня к моей цели.
           Лесоповал я услышал гораздо раньше, чем увидел. Еще минут пять пришлось идти под перестук местных дровосеков. Ощущение, как будто группа не очень талантливых музыкантов играла на одних ударных марш Саммервуда. И только когда я совсем углубился в лес, я увидел что-то похожее на лагерь.
        Три неряшливо сбитых барака образовывали нечто вроде полукруга. Я конечно понимаю, что дровосек не означает плотник, и если человек валит лес, это не говорит о том, что он из него может что-то построить. Но не до такой же степени. В некоторые щели бараков мой питомец сможет влезть! Проще уже спать на улице. Не намного холоднее, и насекомых столько же, зато, уверен, воздух снаружи поприятней.
        В середине этого составленного бараками полукруга находилось еще одно здание. Смотрелось оно попрезентабельней, и точно вышло из-под молотка другого мастера. Дом был не таким длинным, как соседние, но зато двухэтажным. Резные оконные рамы, крашеное основание и симпатичное маленькое крыльцо сделали бы его вообще сказочным домиком в лесу, если бы не такое окружение. Скорее всего, он использовался как штаб или представительство лесодобывающей компании. И, должно быть, служил местному бригадиру пристанищем. Не будет же главный спать вместе с подчиненными в этих дырявых ящиках, по ошибке именуемых бараками.
        Замыкая круг из бараков чуть в отдалении стояла пилорама. Ничего особенного, просто деревянное ложе для бревен с хищным диском циркулярной пилы посередине. В движение ее приводили какие-то молодцы, вращающие ворот механизма, тем самым заставляя диск вращаться и издавать жуткий визг. Еще двое толкали по ложу бревно. Кроме работяг у пилорамы на границе леса я смог заметить целую толпу обыкновенных дровосеков. Некоторые из них махали топорами, а другие отдыхали прислонившись спинами к стволам. Странно, что их было так много в непосредственной близости от лагеря. И странно, что они тут еще целую просеку не вырубили. Такой артелью можно было за неделю все в радиусе двухста метров от леса очистить.
        Логично рассудив, что начальник этого лагеря пыток для эльфов и других почитателей природы должен находиться в самом приятном и благоустроенном месте, я направился к двухэтажному особняку. Припомнив поговорку о том, что встречают по одежке, я решил создать о себе самый благоприятный образ и не стал без спросу входить в дом. Я постучался. Ну да, откровенно глупая идея. При таком уровне шума, громком визге пилы и глухих ударах топоров, мой интеллигентный стук не услышала бы даже летучая мышь. Подловив относительное затишье, я заколотил в дверь со всей силы. Потом еще раз. И еще. Через пять минут я уже бил ее ногами. Казалось, весь дом содрогается от моих ударов, а многострадальная дверь вот-вот слетит с петель, но меня, как говорится, уже понесло. Когда я уже хотел наплевать на имидж, и просто ворваться внутрь, дверь внезапно отворилась. Передо мной стоял жутко злой коротышка с неряшливой кудлатой бородой, большим носом и кустистыми бровями. Я обреченно вздохнул. Опять!
        - Что ты долбишь тут как шахтер-первогодка шлак? - бородач выплевывал слова как стреломет, скороговоркой. - Слышу я твой стук, не глухой. Заставил меня со второго этажа спускаться, не мог просто зайти, как все нормальные люди делают? Чего приперся? Чего отвлекаешь почтенный люд от важных дел?
        Оглушенный напором коротышки, я стушевался и не мог найти правильных слов. Везет мне на склочных гномов.
        - Чего молчишь, как свинца наелся? - тем временем все больше распалялся бородач. - Немой, что ли? Ладно, погодь тут, я сейчас Согота кликну. Он вроде бы умеет по вашему говорить.
        - Не немой я. - успел я сказать, прежде чем гном куда-то сорвался.
        - Так не молчи тогда, кирку тебе в дышло. - заорал он на меня снизу, обильно брызгая слюной. Хорошая у него дыхалка. Мне даже платок понадобился, чтобы лицо вытереть. - Рассказывай, зачем пожаловал. Или прикажу ребятам пустить тебя на доски. Соображаешь ты туго, как бревно.
        - Я ищу работу. Умею немного обращаться с топором. Вот и решил попробовать себя в лесорубном деле. - тщательно скрывая свое раздражение, ответил я гному.
        - Лесоруб, значит. - протянул коротышка, задумчиво разглядывая меня. - Не похож ты на лесоруба, худой шибко. Вместо доброго топора с какой-то острой палкой разгуливаешь.
        - Точно лесоруб. Минимум, во втором поколении. - использовал я против него все возможные доводы и аргументы. - Батя у меня дровосек со стажем. Я всему у него научился. А топора нет пока, потому что не заработал.
        - Ладно, не переживай, не гоню тебя. Тут иногда такое отребье ошивается, что ты точно не будешь худшим работником. - сменил бородач гнев на милость. - Сейчас заполним все бумаги и сможешь уже хоть сегодня приступать.
        Сделав рукой приглашающий жест, следовать за ним, гном исчез в недрах дома. Пожав плечами я пошел за ним. Сначала накричал, потом дал работу. Может это у них тест такой на стрессоустойчивость?
        Изнутри дом тоже был красив. Большие широкие окна и высокие потолки делали помещения очень светлыми и просторными. Правда, отделка была слишком навязчива. Паркетный пол из темного дерева, навесные потолки, сделаные из разноцветных деревянных квадратных пластин, и стены, украшенные разнообразным орнаментом, собраным исключительно из деревянных реек и планок. По отдельности смотрелось очень неплохо. Но вот вместе. Ощущение как будто находишься в дупле огромного дерева. Может быть, таким нехитрым образом компания пыталась намекнуть на свою профессиональную деятельность. Но я бы и без подсказок догадался.
        Коротышка привел меня в небольшую комнату на втором этаже. По обстановке, и тому как он себя в ней вел, это, должно быть, был его личный кабинет. Один огромный каменный стол только чего стоил. Как интересно, они его сюда затащили? Он же ни в дверь, ни в окно не пролезет. И выглядит как цельный, высеченный из одной каменной глыбы. По стенам на специальных крюках и стеллажах висело и лежало различное оружие. В основном топоры, секиры и молоты. А возле стола на отдельном постаменте под стеклом находилась кирка. На вид самая обыкновенная. Но вряд ли бы она тогда находилась на таком почетном месте.
        Кто же этот гном? Стоит к нему присмотреться повнимательней.
        "Дитрих, бригадир дереводобывающей компании Саммервуда, 30 уровень"
        А бородатый то не гномом, а дварфом оказался. Всегда путал их брата между собой. Да и что за странное имя для представителя подгорного народа? Уже бы Флориэлем каким-нибудь назвался. Или жизнь снова рушит мои стереотипы, или дело тут попахивает какой-то темной историей. С побегом из дома, или изгнанием из клана. Я бы поставил на второе. Коротышки слишком степенны и приверженны традициям, чтобы выращивать в своем поколении бунтарей, способных легко покинуть отчий дом.
        Между тем, Дитрих уселся на свой стул и начал рыться в каких-то листах у себя на столе, мельком их рассматривая. Найдя, нужный, он протянул его мне.
        - Это стандартная анкета. Заполни. Не смотри так на меня. Ничего военного в ней нет. Простые вопросы, типа имени, расы, ближайших родственников. С ней смогу тебя взять на трехдневный испытательный срок. А вот чтобы устроиться официально, тебе будет нужна другая бумажка. Официальный документ, выданный в городском муниципалитете, о том, что у тебя нет никаких приводов, задолженностей и проблем с законом. И вообще, что они тебя там любят и уважают. У тебя же с собой такой бумаги нет? - Я отрицательно помотал головой. - Я так и думал. За все то время, что я здесь работаю, никто еще заранее не подготовился.
        - Значит, придется тебе еще раз в город бежать. Знаю, что ты скажешь. - жестом остановил он меня. - Что это тупо. Все до тебя так же говорили. Но тут помочь ничем не могу. Правила есть правила. Ничего, один день побегаешь, зато потом сможешь тут безвылазно неделями сидеть, выбираясь в город только на выходные, чтобы потратить деньги на выпивку и девок. Сегодня ты уже никуда не успеешь. В ратушу завтра с утра пойдешь. А сегодня до вечера как раз сможешь поработать немного, на условия труда наши посмотришь, да и с ребятами может познакомишься. Как раз времени, чтобы составить первое впечатление, хватит. Понравится - с утра пойдешь в Саммервуд, а нет - так и бежать никуда не нужно будет. И хватит на меня глазами хлопать. Давай, анкету заполняй. А я тебе пока общие моменты расскажу.
        Пока я на листике выводил свое имя и ставил крестики в нужных местах, дварф доводил до меня рабочие нюансы.
        - Так как тебе в ближайшие месяцы работа с пилорамой не светит, то у тебя есть два варианта начисления зарплаты: от выработки или ставка. Лично тебе рекомендую второй вариант. Ты еще слишком неопытен в этом деле, и твой навык дровосека пока еще мал. Значит сможешь нормально работать только с самыми простыми породами деревьев. А за них на выработке дают сущие копейки. Чем выше уровень дерева, тем больше за него получишь денег. Но тебе такое не по плечу. Уже только с одним резным кленом или пахучим кедром будешь возиться целый день. Я уже не говорю о самых твердых породах, таких как железное дерево или королевский дуб. На стволе такого дерева ты даже зарубку не сможешь поставить. А на ставке тебе каждый день будут платить по две серебряные монеты за полную шестичасовую смену. Правда, это без учета отдыха. Как только ты решишь передохнуть или сделать перерыв на обед, и перестанешь выбивать из дерева щепки, таймер остановится. Вернешься к работе - и отчет снова запуститься. Так что тут все зависит только от твоей выносливости. Может и за семь часов справишься, а может и за десять. Зато на ставке ты
валишь только те деревья, с которыми по уровню навыка можешь справиться без проблем. Глядишь, через месяц-другой, набьешь руку, повысишь навык и сможешь перейти на вариант от выработки.
        - Так, что еще? Да! Любой работник ДКС обеспечивается двухразовым питанием и спальным местом. Откровенно говоря, еда у нас далеко не ресторанная, зато бесплатная. Да и постель твердая, но с крышей над головой.
        Угу. Видел я эти крыши. Через них можно легко вермишель промывать. Я уже даже им слоган придумал: "Пусть постель у нас не первой свежести, зато насекомые, которых вы в ней обнаружите, станут для вас приятным сюрпризом".
        - Что касается рабочего инструмента. - попутно продолжал Дитрих. - Компания тебя им обеспечит, но только самым простым и дешевым. Захочешь топор получше - придется покупать за свои кровные. Да и не забывай следить за тем инструментом, что я тебе выдам. Чем лучше ты будешь за ним ухаживать, тем лучше он будет тебе служить. Ну что, закончил?
        Поставив последний крестик, я отдал ему заполненную анкету. Дварф быстро пробежал по ней глазами, кивнул и убрал ее в стол.
        - Идем в кладовую. - поднимаясь сказал он. - Выдам тебе все необходимое.
        Кладовая находилась тут же в доме, на первом этаже, куда, громыхая ногами по ступенькам, гном меня и привел. На дверях, перед которыми мы остановились, висел громадный навесной замок. Они что думают, чем больше замок, тем он качественней? Думаю, что представители не очень законных профессий умилительно бы посмеялись над таким заблуждением. Косясь на меня одним глазом и, видимо, ожидая, что я отвернусь, гном достал из-за пазухи матовый ключик и открыл дверь. Оставив меня стоять на пороге и настрого приказав ничего не трогать, бородатый коротышка шагнул в темноту кладовой. Пока я его ждал, под доносившиеся из темного помещения приглушенное сопение, ругань и лязг железа, назло ему облапал всю стену с орнаментом. Вышел обратно он только минут через пять, неся в руках инструменты. Елки голубые! Да у него там не кладовка, у него там музей примитивных орудий доисторических людей. Что он мне тут принес?
        - Я предупреждал, что качество у инструментов не лучше, - видя мой вопросительный и скептический взгляд, стал оправдываться Дитрих. - Бери, что дают, лучшего все равно нет.
        Я с некоторой брезгливостью принял от него вещи и стал их рассматривать. Моими новыми обновками стали: плохой ржавый топор, с уроном как у палки, и обыкновенные кожаные перчатки. У топора, правда, урон наносимый деревьям и деревянным предметам был увеличен в три раза. А в описание перчаток я прочитал: "Обыкновенные кожаные перчатки, не дают носителю никакой брони, но зато прекрасно защищают руки владельца от мозолей и потертостей при долгой работе с лопатами, топорами и прочими инструментами".
        - Все. Рабочий инструмент получил, можешь теперь идти работать. - этот низкорослый скряга очень шустро и профессионально оттеснил меня к входной двери. - Будут еще вопросы - без стеснения обращайся. К кому-нибудь из рабочих. А ко мне сегодня больше не приходи. Увижу тебя раньше завтрашнего утра в этом доме - на работу не возьму.
        И захлопнул передо мной дверь. А когда это я успел оказаться снаружи? Я вообще-то не расист, но одна мелкая и бородатая раса в последнее время мне жутко не нравится. Скоро нервный тик разбивать начнет, при появлении их низкорослых, высокоуважаемых морд.
        В принципе, в общих чертах, что делать мне было понятно. И никаких вопросов по этому поводу не возникало. Становись поближе к дереву, да руби. Но вот в частности вопросы были. Куда идти-то? Можно работать где хочешь, или за каждым дровосеком закреплена своя область? Какие деревья валить? И самый главный вопрос: заплатят ли мне за сегодня? Ведь смену до завтра закончить я просто физически не успею. Придется доставать вопросами аборигенов.
        Ближайших ко мне работников я увидел возле пилорамы. Но то ли шум там был очень громким, то ли все работающие были глухонемыми, с которыми смог бы вести нормальный диалог только пресловутый Согот, но ответов на мои вопросы мне так никто и не дал. Да что там ответы, на меня даже никто внимания не обратил. Как будто я дух бесплотный. Пришлось уходить оттуда ни с чем, и отправиться за ответами ближе к лесу, к одиноко разбревшимся между деревьями, конкурентам.
        Первых двух попавшихся я решил не отвлекать. Они с остервенением вгрызались в плоть дерева. А вот следующего я застал как раз на отдыхе. Он, прислонившись спиной к дереву, сидел на земле и, по всей видимости, ждал пока восполнится выносливость. К нему я и решил поприставать с вопросами. Причин отказать у него быть не должно, все равно пока ничего не делает. Но на деле он меня даже слушать не стал. Взаглянул только коротко и тут же отвернулся. Еще и скривился, будто съел что-то кислое. У самого рожа кирпичом, а пафоса, как у барона. Что вы забыли в нашем захолустье, Ваше Высочество? Махнув на него рукой я побрел дальше.
        Следующий попавшийся мне дровосек тоже работал, но заприметив меня, остановился и даже изобразил у себя на лице что-то типа дружественной улыбки.
        - Здорово, Мих. Как дела? Ты здесь новенький? - спросил он меня скалясь, как моя волчья яма, во все тридцать два. Он сразу же вызвал у меня легкое раздражение. Не люблю когда незнакомцы, обращаясь к тебе первый раз в жизни, называют по имени. Куда подевались старые добрые: "Привет, давай познакомимся. Как тебя зовут?"
        Отвечая ему взаимностью, я прочитал информацию о нем.
        "ВатаФаг, лесной эльф, вор, 3 уровень"
        Выбранная им профессия восторга у меня не вызвала. Наоборот, опустила его в моем личном рейтинге еще на пару пунктов. В голове у меня что-то ощутимо хрустнуло, после того как там сломался очередной стереотип. Лесной эльф работает на лесопилке и вместе со всеми рубит деревья? Для них же это что-то сродни тому, чтобы поджечь храм. Одним словом святотатство. Определенно, этот мир катится в бездну.
        Правда этот эльф был игроком, а они все странные. Но законы мира это ведь не отменяет? К тому же он может быть изгоем расы или отрекшимся, как-то я сразу об этом не подумал.
        В общем, тип был странным, а кроме того живо мне напомнил об одном своем товарище по цеху. Разговаривать с ним совсем не хотелось, но и вести себя как предыдущий мой собеседник, барон лесорубов, тоже. Так что ответив утвердительно на его вопрос, я постарался быстренько уйти, пока он не успел задать новый. Не получилось.
        - Должно быть у тебя куча вопросов. Хочешь, я тебе тут обо всем расскажу?
        Что это? Дружелюбие от вора? Какой-то подвох?
        - Не хочу.
        - Да ладно тебе. Дай, хоть немного отвлечься от монотонного избивания деревьев. В этой дыре вообще поговорить не с кем. Кроме меня, еще только один игрок и тот какой-то заносчивый ублюдок. Кроме фарма и кача профы ни о чем не думает. Кореец он что ли? А остальные все из ваших какие-то скучные.
        Всегда представлял себе воров эдакими незаметными, скрытными и молчаливыми индивидуумами. А тут, нате вам, соскучившийся по общению любитель поболтать. Еще одно клише отправилось на мусорку.
        - Давай, соглашайся. - старался переломить мою неуверенность эльф-лесоруб. - Отвечу на любые вопросы.
        А вот это уже заманчиво. Умеет уговаривать бесяка языкатый. Лишняя информация, да еще та, которой владеют игроки, никогда не помешает. Я уже давно понял, что знают они гораздо больше остальных.
        - Ладно. Расскажи о себе. - просиявший было вор, тут нахмурился.
        - Странный вопрос. А так не видно? - указал он пальцем поверх головы.
        - Ты сказал, что ответить на любые вопросы.
        - Ну, лады. - пожал плечамиэльф. - Зовут меня ВатаФаг. Принадлежу к расе лесных эльфов. По классу я вор третьего уровня. - он вопросительно глянул на меня. Мол, проверку прошел? Что дальше?
        - Если тебе тут так не нравится, то что ты до сих пор тут делаешь?
        - Так не по собственной же воле я сюда попал. Взяли меня на воровстве. Штраф оплатить было нечем, вот и бросили меня сюда, отрабатывать, пока вся сумма не наберется. И я тут не один такой. Несколько ваших искателей приключений по такой же статье сидят. А я тут уже две недели чалюсь. ДВЕ! НЕДЕЛИ! Вот так удачный старт игры, да? На первом же деле попался. Кому расскажешь - засмеют. Вор первые две недели игры валит лес. И полмесяца спустя все еще третьего уровня. Вот скажи мне, что за сволочи эти разрабы? Почему можно сменить перса только после того, как доберешься до сотого уровня? Видите ли, так игроки будут лучше думать над выбором и больше привяжутся к своему персонажу. Ну не садюги, ли? Ой, да кому я это рассказываю.
        Вот теперь я верю, что он соскучился по общению. Такой словесный понос ни один кляп не остановит. Наконец-то выговорившись, парень скис. Облокотился спиной на дерево, которое еще минуту назад рубил, и сполз по нему вниз, плюхнувшись задницей о землю. Его можно было понять, столько времени держал это в себе, что его чуть было не порвало. Теперь же он чувствовал себя опустошенным, сидел на земле и пялился в никуда. Как будто из него стержень вынули. Но мне, честно говоря, было плевать на все его внутренние переживания. Парень обещал мне ответы.
        - А ты случаем не знаком с одним из ваших, по имени УхМылка? - решил я задать давно интересующий меня вопрос, пока он совсем не заперся в себе.
        - Из наших - это из эльфов? - вяло уточнил вор-неудачник.
        - Нет, из ваших - это из игроков. Ну, и он тоже вор.
        - Первый раз слышу это имя. - Лесной эльф с интересом посмотрел на меня. - И первый раз слышу, чтобы кто-то из местных называл таких как я игроками. Что он тебе сделал?
        - Обокрал. - Надеюсь, я сказал это достаточно мрачно.
        - И ты хочешь найти его чтобы ...?
        - Отдать то, что он не успел украсть. А что по твоему? Отомстить, конечно.
        - Боже! - возвел он руки к небу. - Наконец-то интересный персонаж.
        - Сам ты персонаж, я средиземец.
        - Да, да, конечно, не обижайся. Просто ты не представляешь, как я устал от этих лесорубов. - сделал эльф круговое движение рукой. - Такое ощущение, что за них за всех отвечает всего один ИскИн, который по совместительству еще работает в коммунальной службе, управляя какой-нибудь насосной, сливной станцией.
        - Что?
        - А, не обращай внимания. Лучше расскажи, когда этот негодяй тебя обворовал?
        - Вчера утром. - Почему у нас поменялись роли? По-моему это я должен задавать вопросы.
        - И ты не только это помнишь, но еще и жаждешь отомстить. - в пол голоса, больше для себя, прокомментировал ВатаФаг. - Банальным понижением репутации дело не закончилось.
        - А если я тебе сейчас по морде тресну, ты завтра об этом забудешь? - этот парень снова перестал мне нравиться.
        - Вот это проработка! - похоже его моя фраза не только не разозлила, но и, как будто, даже восхитила. Эльф уставился на меня во все глаза, как на диковинное животное. Неприятное ощущение, скажу я вам.
        - Эй, парень, хорош на меня пялиться. Я не венгати, золотом не испражняюсь.
        - Да, извини. Я просто слегка задумался. О чем это мы?
        - О том, что ты обещал отвечать на мои вопросы, а не задавать свои.
        - Понял. - кивнул остроухий. - Что ты хочешь узнать?
        Пора заканчивать эту игру в вопросы и ответы. Уже скоро темнеть начнет, а я еще до сих пор в руки топор не брал.
        - Расскажи мне, где можно работать, и какие деревья нужно валить.
        Все оказалось предельно просто. Работать можно было, где хочешь, а деревья рубить, какие понравятся. И я полчаса искал человека, то есть эльфа, который мне это скажет. Просто прекрасно. Видать, о таком понятии, как техника безопасности, они тут ни слухом, ни духом, раз можно валить деревья в непосредственной близости от того, кого этим деревом может прибить.
        На деле же все оказалось немножко не так, как на словах. Только я поплевав на руки, взялся за топор и замахнулся на дерево, как перед глазами выскочило сообщение: "Вы находитесь в рабочей зоне другого лесоруба. Чтобы начать рабочий процесс, удалитесь от него не менее чем на пять метров". Работать я остался возле говорливого эльфа, только лишь на тот случай, если у меня появятся новые вопросы или вспомнятся старые. Но теперь я уже сомневаюсь, нужен ли мне такой информатор, который упускает такие важные детали.
        Хмуро глянув на ВатаФага, я отошел на достаточное расстояние, выбрал новое дерево и замахнулся на него. И снова был прерван сообщением.
        "Выбранное вами дерево не соответствует уровню вашего умения дровосека. Если вы продолжите - время добычи существенно увеличится, а качество полученной древесины будет очень низким. Чтобы срубить это дерево без штрафов, уровень умения "Дровосек" должен быть не ниже двадцати"
        Я присмотрелся к самому дереву. "Резной клен" - появилась строчка. И все, больше никакой информации. Хорошо еще, что для ее появления, мне не пришлось смотреть на макушку дерева, как это бывает с людьми. А еще мне интересно, почему качество древесины пострадает, если я продолжу рубить это дерево, а если им займется лесоруб с двадцатым уровнем дровосека, то все будет в порядке. Я что, елки, разносчик жуков-короедов?
        Для третьей попытки подыскал себе дерево попроще. Мой выбор пал на елку, которая на проверку оказалось сосной обыкновенной. Я уже говорил, что из меня плохой лесной житель? Взяв в руки топор, я широко размахнулся, и на секунду замер на всякий случай, ожидая новых сообщений. Но ничего на этот раз меня не остановило. От удара по дереву во все стороны полетели щепки. Ну что ж, приступим.
        Несмотря на мою нелюбовь к профессии лесоруба, и вообще к работе в целом, махать топором я принялся с энтузиазмом. Сосредоточенный труд забирал внимание и давал отдых мозгам, выбивая из них все ненужные мысли и оставляя в голове приятную звенящую тишину. В кои-то веки я не думал о хлебе, ночлеге и оставленной семье. Нужно было только поднять топор, опустить топор и вовремя увернуться от летящих в лицо мелких деревянных сюрикенов. Неудивительно, что с таким подходом я не заметил как вся моя выносливость улетела в дупло. Просто разом вдруг накатила слабость, топор выпал из ватных рук, колени подкосились и я грохнулся на землю. Там мне пришлось просидеть некоторое время, глядя, как деревья водят вокруг меня хоровод, и стараясь удержать в желудке то небольшое количество пищи, что в нем с утра побывало. Когда мне наконец полегчало, и мир перестал от меня убегать, я смог нормально осмотреться. Я сидел прямо на земле возле так и недорубленного дерева, в траве в шаге от меня валялся мой топор, а рядом, облокотившись на ствол, с ехидной улыбкой пристроился ВатаФаг.
        - Что, увлекся? - поинтересовался эльф. Я промолчал, и он продолжил. - Это кстати еще одна твоя странность. Неписи обычно всегда точно знают, сколько у них в наличии запаса сил, маны или здоровья. И поэтому всегда видят, когда надо остановиться. Ты же ведешь себя как какой-то игрок- нуб. Слушай, а ты точно непись?
        - Сам ты непись, я средиземец. - проворчал я.
        - Да, я это уже слышал. - сказал эльф и после короткой паузы резко сменил тему. - Я тут, пока мы работали, глянул информацию в инете о твоем воришке. Обычный игрок, бегает соло или со случайными, такими же как он, одиночками. Насколько я узнал, ни в каком клане он не состоит. Это в общем-то предсказуемо, уровень у него низкий, а постоянных друзей в игре у него нет. Еще я выяснил, что в Саммервуде его точно нет. Есть такой социальный ресурс, где многие игроки выкладывают свои видео и пишут короткие статусы о своих успехах и местонахождении в игре. Так вот, нам повезло: наш друг там зареген. И даже написал короткое эссе о своих недавних похождениях. Его начали серьезно теснить в городе, и он свалил. К сожалению, куда, не написал.
        - Ну да, я пожаловался на него в мэрии, и там обещали подать на него в розыск. - говорил я по прежнему сидя на земле. Вставать пока не хотелось. - Я только не понял, как ты все это о нем узнал будучи в лесу?
        - Я же говорю - в инете глянул. - и видя мою недоуменную физиономию, объяснил. - Ну это типа такая справочная.
        - Как спросить у прохожего? - ляпнул я, не подумав.
        - Да, как спросить у прохожего. - как-то странно посмотрел на меня вор-дровосек.
        - Как же ты тогда это сделал, если никуда не уходил?
        - Это такая особая жреческая магия. - с озорством во взгляде ответил эльф. Если он хотел меня обмануть, то как-то не особо старался. Мог бы придумать что-нибудь и подостовернее.
        - Слышишь, жрец Сахарной Булки. Всезнающего и таинственного героя будешь из себя перед девками строить. Нормально объяснить можешь?
        - Ну, - замялся друг природы. - Я просто не знаю, что тебе можно рассказывать. Поведаю тебе что-нибудь такое, от чего ты зависишь, и останусь я снова без интересных собеседников.
        - А ты рискни. Тем более, если не расскажешь, то тоже останешься без собеседника. Я попросту перестану с тобой разговаривать.
        - Вымогатель, блин. - усмехнулся ВатаФаг. - Ну, как знаешь. У всех игроков есть возможность в некоторых ситуациях, находясь в игре, выходить в интернет. То есть, обращаться к справке. Обычно, такой игрок как бы замирает и не реагирует ни на что. Он как будто путешествует разумом в другом мире. В какой-то степени, так оно и есть. Также, можно выйти в интернет, делая какую-то монотонную работу. Вроде как, тело само делает ее на автомате, пока разум где-то витает. Например, при рубке деревьев, как это делал я. Но в этом варианте за выносливостью никто не следит, поэтому важно вовремя вернуться. Не то получится конфуз, как у тебя.
        - Очень смешно. - скривившись, я поднялся с земли. - Много невразумительных слов, но, в общих чертах, все понятно. Не вижу, из-за чего я тут зависнуть должен. - С легким вызовом я посмотрел на ВатаФага. - И на сколько хороша эта твоя справочная?
        - Самая большая в мире. - с гордостью заявил лесной эльф, как будто он лично ее составлял. - В ней можно найти информацию практически по любому вопросу.
        - Тогда у меня к тебе просьба.
        - Какая?
        - Научи меня выходить в интернет.
        Впечатление было таким, как будто я треснул ему дубиной по лбу. Рот раскрыт, глаза навыкате, а на лице высшая степень удивления. Спрашивается, и что я такого ошеломительного сказал?
        - Ты сейчас пошутил, да? - слегка оправившись, спросил он.
        - Нет, я предельно серьезно. То, что ты описал, мне точно пригодится. В последнее время у меня возникает очень много вопросов, на которые я частенько не могу найти ответы. Так что, если научишь, буду тебе благодарен.
        - Э, извини, но я не смогу тебя этому научить. И никто не сможет. Видишь ли, эта способность есть только у игроков. - мой собеседник говорил немного запинаясь, видимо, еще не полностью отойдя от шока.
        - Назови мне хоть одну вещь, которую может сделать игрок, и не могу я. - мне не хотелось упускать такое полезное умение.
        - Да я тебе пятьдесят назову, не особо задумываясь. - сказал лесоруб таким тоном, что стало понятно - не врет. - Послушай, дело не в том, что я не хочу тебя учить. Ты просто не сможешь этому научиться. Я не зря говорил о другом мире и подобных вещах. Понимаешь?
        Похоже он говорил правду, уж очень искренними были его эмоции. Либо он отличный актер. Но, в таком случае, он не ступил бы на кривую дорожку беззакония, а путешествовал бы по королевству с какой-нибудь театральной труппой.
        - Нет, так нет. - я пошарил ногой в траве и, наклонившись, поднял свой рабочий инструмент. - Пора помахать топором. Работа сама себя не сделает.
        - Слушай, не расстраивайся ты так. - ВатаФаг явно чувствовал себя в какой-то степени виноватым, хотя по сути, был вообще не причем. Впрочем, мне это было только на руку. - Хочешь, я поищу вместо тебя всю нужную тебе информацию? Как никак, я обещал тебе ответы на любые вопросы. Так что можешь задавать, не стесняйся.
        - Спасибо, но давай позже. Сейчас в голову ничего не приходит. И правда, работать надо - выносливость восстановилась. А на следующей передышке поговорим.
        - Ладно. - кивнул лесной эльф и слегка пришибленной походкой пошел к своему дереву. Все-таки я сморозил какую-то глупость, но придави меня дуб, если я понимаю какую.
        На этот раз я работал не с таким самозабвением, временами отслеживая свое состояние, не хотелось повторно валяться на земле. Но и полной сосредоточенности на работе тоже не было. На своей шкуре я испытал то, о чем говорил мне ВатаФаг. Когда тело само работает на автомате, а мысли тем временем витают где-то в стороне. Правда, в другой мир мое сознание так и не пробилась, но и без этого было о чем подумать.
        Дело в том, что я уже имел дело с автоматическим производством. Как-никак и колышки на автомате делал, и еду готовил, и даже тушу разделывал. Хотя, с нынешним отличие разительное. В первых случаях я просто замирал, а через несколько секунд передо мной появлялись готовые вещи. При этом качество их было далеко до совершенства. Где-то, как мне до справочной игроков. Тогда как при рубке деревьев, я продолжал работать, практически не следя за процессом, и визуально на качестве это никак не сказывалось. Немного терялась скорость, но это только по той причине, что я переставал концентрироваться на каждом ударе и наводиться точно в цель, а попросту колошматил примерно в нужное место. Чем эта разница обуславливалась, я даже не представлял. Возможно, в разных вариантах это абсолютно разные понятия. Например, автоматика в производительной сфере включает в себя замирание и значительное понижение качества, а в добывающей, нет. Правда, в таком случае, снимая на автомате шкуры, я не должен был замирать. Ведь свежевание это же все-таки добывающая отрасль?
        Мысли мои были прерваны самым варварским способом. Дерево, которое я обрабатывал, упало, и чуть не раздавило меня под собой. В этот момент мне захотелось, что бы и с деревом все было так просто: постоял возле него, а оно, через несколько минут, превратилось в лежащее и уже ошкуринное бревно.
              На отделение всех веток от дерева, у меня ушла как раз почти вся оставшаяся выносливость. И полностью закончив со своим первым деревом, я решил сделать передышку. Эльф уже был тут как тут.
        - Поздравляю с твоим первым деревом на этой лесопилке. Надо бы это дело отметить. Правда, денег, что ты с него заработал, едва хватит на пару кружек паршивенького пива.
        - Что, так мало?
        - Угу. А ты как хотел? Сосна стоит дешево. - ворюга ткнул пальцем в поваленное мной дерево. - Зато эта сосна даст тебе еще кое что большее, чем деньги.
        - Скажешь - опыт - и этот топор полетит в тебя.
        - Тогда я мудро промолчу. - ухмыльнулся почитатель природы. - Ты, кстати, придумал, что спрашивать будешь? Не тяни, давай, мне любопытно.
        - Не придумал я ничего. Размышлял на отвлеченные темы. Хотя, погоди, есть один вопрос, который меня интересует. - дождавшись поощрительного кивка, я продолжил - Ты изгой или предатель?
        - Вот сейчас не понял. - опешил эльф.
        - Я имею в виду: тебя твои сородичи изгнали, или ты сам от них отрекся, чтобы ступить на чуждый твоей расе путь?
        - Я что сектант по-твоему? С чего такие выводы?
        - Во-первых выбор профессии. Эльф-воришка, это надо же придумать!
        - Это не профессия, а класс. - как бы между прочим, поправил меня ВатаФаг. - И потом, не вижу ничего предосудительного. Может быть, я без родителей рос, и меня на улице воспитывали. И вообще, класс "вор" не означает, что я тут же побегу грабежами заниматься. Это значит, что я тихушник. Могу быть и шпионом и разведчиком.
        - А что, класса "разведчик" не бывает?
        - Бывает, - не стал врать мой собеседник. - Но этот класс ограниченный. Вор более широкого профиля. У него гораздо больший спектр возможностей.
        Угу. Я даже знаю каких. Например, как сделать кого-то беднее, и самому при этом стать богаче.
        - Тогда, во-вторых. - не стал я с ним дальше пререкаться по первому пункту. - Первый раз вижу лесного эльфа, который рубит деревья.
        - А вот это уже аргумент. Но прежде, скажи мне, скольких лесных эльфов ты знал до меня?
        - Если честно, ни одного.
        - Тогда откуда ты взял, что эльфы не рубят деревья?
        - Это все знают. То есть, так говорят. - я даже немного растерялся. - Да и к тому же, вы природу почитаете.
        - Ну, почитать можно по-разному. А слухам лучше вообще не верить. Ты мне казался более смышленым парнем.
        - То есть, ты хочешь сказать, что лесные эльфы рубят деревья? - не дал я ему до конца сбить себя с толку.
        - Честно? Абсолютно без понятия. Я пока что эльфов тоже не встречал. Ни лесных, ни горных, ни пещерных, ни каких других. А мануалы мне читать как-то лень. Они обычно длинные и скучные. - Пока я гадал: бывают ли на самом деле пещерные эльфы, или ВатаФаг меня разыгрывает, он продолжил. - А если ты интересуешься моим мнением, то я считаю, что да. Или ты думаешь, что лесные эльфы такие ценители природы, что даже ветки не обламают? Тогда скажи мне, как они греются, ведь костер то не разжечь? Тот вариант, что ты подумал тоже отпадает, а иначе эльфов в лесу было бы больше, чем кроликов.
        - Я не знаю. А вот то, что ты не знаешь, выглядит как-то подозрительно. Ты что в лесу рос? В смысле, в какой-то глубинке?
        - В точку. По легенде меня воспитал отшельник из людей, который нашел меня младенцем в лесу под деревом. После того как он помер, я отправился посмотреть на мир.
        - По легенде?
        - Я хотел сказать, по истории.
        - Ну, не знаю. Как то это все за уши притянуто. Странный ты какой-то эльф.
        - Сказал мне непись с критическим мышлением. - скривился горе-лесоруб. - Можешь не верить, мне без разницы. Кстати, пора приниматься за работу. - Добавил он, отлипая от ствола дерева. - Выносливость на максимуме.
        Развернувшись и перехватив топор, эльф зашагал к своему рабочему месту, но на полдороге остановился.
        - К слову сказать, не используй выражение "притянуто за уши" в разговоре с эльфом. - оглянулся он на меня. - Мы его не любим.
        И откуда ты можешь это знать, если пару минут назад сам сказал, что незнаком с эльфийской культурой? Махнув рукой на завравшегося воришку, я вновь поднял топор и врубился в дерево.
        Так мы и работали с лесным эльфом, рядом друг с другом, но не в паре, вплоть до позднего вечера, чередуя труд частыми передышками. Во время последних, я продолжал закидывать своего напарника множеством различных вопросов. В основном они касались рабочих моментов, типа: какие деревья можно рубить на каком уровне дровосека, расценки на эти деревья, и методы прокачки умения. Как сказал ВатаФаг, вопросы касающиеся механики игры. Многие мои вопросы его удивляли, но он честно пытался на все из них ответить. Честно, насколько я могу судить.
        Примерно за час до сумерек мой болтливый сотрудник снова подошел ко мне.
        - Все, моя смена закончилась. Ты и дальше будешь вкалывать или со мной пойдешь? Я так понимаю у тебя сегодня пробный день, и тебе не обязательно всю смену отрабатывать?
        - Да. Бригадир сказал притереться и попробовать себя в работе. Но заработанное обещал оплатить.
        - Ой, сколько ты там заработал, один сил? Смотри, не переусердствуй с непривычки. А то вместо первой голды заработаешь грыжу. Виртуальную, правда, но приятного тоже мало. Хотя для тебя она как раз будет реальной.
        - Погоди, так ты тоже работаешь посменно? - только сейчас дошел до меня смысл его первой фразы.
        - Ага. Я же тут не зарабатываю, а отрабатываю. Чем ты слушал? Я говорил уже: поймали меня на краже. Направили сюда, отбывать наказание, и трудом искупить нанесенный вред. Осталось пять смен, и я - свободный человек.
        - Ты же эльф.
        - Ну ты понял.
        - А смены у тебя стандартные?
        - Да, шестичасовые. А что?
        - Да просто удивился, что ты так поздно закончил.
        - Ну так, слава Богу, работать здесь по звонку не заставляют. Спал я сегодня долго, практически все утро продрых. Поздно начал, поздно закончил. - пожал плечами ВатаФаг. - Так что ты решил: будешь продолжать или шабашишь? Думай быстрей. Мне уже выходить скоро надо будет. Нужно сделать еще кое-какие дела.
        - Я не совсем понял. Куда тебе нужно выходить? И какие у тебя здесь могут быть дела?
        - Я имел в виду отдых, а что здесь еще можно делать? - с секундной заминкой ответил вор-лесоруб. - Хочу лечь пораньше спать.
        И это говорит тот, кто сегодня все утро продрых? И после этого они меня называют соней?
        - В принципе, я не против на сегодня закончить. - полчаса назад мое умение дровосека поднялось до пятого уровня, и мне захотелось немножко отметить этот маленький юбилей. - Вот только я последнее дерево еще не дорубил.
        - Забей. Ты же не от выработки. Тебе зачтется то время, что ты на него потратил.
        - Тогда веди. Я вообще не в курсе, чем здесь занимаются после работы.
        - Первым делом нужно заскочить к скряге. - вещал мне лесной эльф, пока мы выбирались из лесополосы к нашему лагерю. - Забрать свои кровные. А потом уже можно идти в столовку.
        - Что-то я не видел здесь других зданий, кроме бараков и дома бригадира.
        - Зоркий глаз. - подначил меня ВатаФаг. - На самом деле, ты прав. Половину одного из бараков занимает кухня со столовой. Легко узнать какого именно барака, даже не входя. Возле него крутятся самые жирные крысы.
        Приятного аппетита, Мих. Нужно сделать себе заметку не есть в этой столовой мясное рагу.
        Дитриха мы нашли в своем кабинете на втором этаже. Он сидел за своей каменной плитой, у дварфов именуемой столом, и с умным видом что-то царапал на бумаге. Завидев нас, он скривился, но отложил бумажку в сторону и мило поинтересовался:
        - Какого керна надо?
        - Мы за окладом, почтенный Дитрих. - взял слово говорливый эльф.
        Дварф на это ничего не ответил, лишь целых полминуты сверлил длинноухого взглядом, видимо в надежде, что мы, испугавшись, развернемся и уйдем восвояси. Тот отвечал ему своим, невозмутимым и непробиваемым. По окончанию этого непонятного для меня ритуала, коротышка вздохнул и, бормоча под нос ругательства, достал из стола мешочек монет.
        - И так каждый день. - недовольно ворчал он. - Хоть бы раз кто-нибудь забыл. Вот бы вы все так работали, как деньги выпрашиваете.
        Отсчитав нам наши гроши, он махнул рукой, чтобы мы проваливали. Мы себя ждать не заставили.
        - Каждый раз одно и тоже. - пожаловался мне эльф, когда мы спускались по лестнице. - Все время приходится играть в гляделки с этим скрягой, забирая зарплату. Вот спрашивается: что за сволочь его характер писал? Ты не думай, я не жалуюсь. Прикольно, когда персонажи глубокие и разнообразные. Но зачем же было создавать такого му... гм, антисоциального элемента. Он когда на меня в мой первый день вытрещился, я подумал, что что-то не так сделал. И ушел. В общем, остался я тогда без денег.
        А кого-то, похоже, жаба душит. Кстати, как там моя жаба поживает?
        Зомби чувствовал себя превосходно. Полдня он проспал, и даже перестук лесорубов не был ему помехой. Сперва, как только я приступил к работе, он немного понаблюдал за мной, но ему это быстро наскучило, и он перебрался в капюшон. Теперь же он снова вылез и с интересом поглядывал, куда же это мы направляемся.
        А направились мы к среднему бараку. У входа стояла небольшая кучка людей, о чем-то разговаривая. Благо, это была не очередь в столовую, чего я успел испугаться, завидев их. Просто некоторые рабочие закончили пораньше, уже успели поужинать, и теперь стояли и чесали языками, от нечего делать.
        Первое о чем я подумал, зайдя внутрь, это что "Синий гном" шикарное заведение. У меня даже слов не было чтобы охарактеризовать то место, куда я попал. Тут люди готовили, ели и спали в одном помещении. Лоска ему это не добавляло. Зато добавляло крыс и тараканов в астрономических количествах. Я даже не уверен, кто здесь хозяева, а кто гости. Мы или они.
        Барак был поделен на две, почти равные, половины. Одна ее часть была отдана под спальню, а вторая под совмещенную кухню со столовой. Естественно, никаких перегородок не было. Граница между спальней и столовой была чисто визуальной.
        Спальня была обставлена двумя рядами ветхих и грубо сбитых деревянных кроватей, чередуемых с просто лежащими на полу матрасами. Кое-где даже свисало несколько гамаков. А вот интересно, для кого валяются матрасы на полу? Даже навскидку рабочих на лесопилке гораздо меньше, чем отведенных для них спальных мест. Если конечно два остальных барака, которые я пока еще не посещал, не разбиты на большие и шикарные, одноместные номера, тогда на все население лагеря с головой хватит кроватей. Одно из двух. Либо эта лесопилка знавала лучшие времена с большим количеством рабочих рук, либо эти спальные места специально отведенны для крыс.
        Столовая была заставлена столами и лавками. Такими же деревянными и такими же неряшливо изготовленными, как и все вокруг. Судя потому что я увидел, крысы любят спать не только на матрасах, но и на столах. У дальней стены находилось, единственное здесь, не деревянное сооружение. Каменный очаг с такой плохой трубой, что я удивлен, как здесь все еще не угорели. Возле него стоял необъятных размеров повар и что-то лениво помешивал в котелке. Примечательно, что на нем был одет совершенно чистый и белоснежный фартук и поварской колпак. Во всей этой грязище и бардаке смотрелось это какой-то насмешкой. А учитывая то, что вся остальная одежда повара была грязная и неопрятная, так вообще каким-то издевательством.
        - Тот еще гадюшник, да? - оскаблился ВатаФаг, видя мою кислую физиономию.
        - Нет. - замотал я головой. - Я бывал в гадюшниках. Это не он. Это что-то похуже.
        Потоптавшись неуверенно у входа, мы вошли в столовую и заняли один из столов. Брезгливо сметя с него рукавом какой-то сор, подозрительно похожий на крысиный помет, я уселся на лавку и осмотрелся. Кроме нашего стола были заняты еще три. Люди сидели поодиночке и кучками, о чем то шумно болтая, или молча поглощая свою еду. Прямо на моих глазах освободилось еще одно место. Второй игрок, которого я видел на лесопилке, закончив прием пищи, отодвинул от себя пустую миску с ложкой, и поднявшись, перешел в спальный отдел. Там он не обращая никакого внимания на двух дерущихся на полу крыс, подошел к ближайшей кровати и завалился на нее.
        Это был тот самый мужик, к которому я подходил с вопросами в первый раз, и который, высокомерно задрав нос, не стал со мной разговаривать. Крепкий такой на вид северянин, с длинными светлыми волосами и пустым рыбьим взглядом. Топор в детстве, наверное, был его первой игрушкой, поэтому неудивительно, что он выбрал себе эту профессию. Лицо игрока покрывала голубого цвета татуировка. То ли узор какой, то ли орнамент. В северной культуре я не сильно разбираюсь.
        - И как он может тут спать? - подумал я вслух, ни к кому в общем-то не обращаясь, но у болтливого эльфа на этот счет было свое мнение.
        - Он помешан на фарме. - поднял воришка на меня глаза. - Это тот парень, о котором я тебе говорил. О котором я думаю, что он кореец. Говоря твоим языком, он трудоголик. Будет многократно выполнять одну и ту же нудную работу, чтобы получить как можно больше ресурсов и денег. И сделает эту работу максимально незатратной по времени. Одним словом, устроит конвейер, если ты понимаешь о чем я.
        - И причем здесь то, что он улегся спать практически на кухне, где больше всего всяких паразитов? - я не очень хорошо понимал, что имел в виду эльф.
        - Да притом. Чем ближе спишь к кухне, тем быстрей утром сможешь до нее добраться. А сэкономленное время можно уделить работе.
        - Действительно, трудоголик. - честно говоря, такое отношение к труду меня даже поразило. Я вновь повернулся, чтобы посмотреть на игрока уже другим взглядом, но того на кровати не было. Куда он исчез и когда успел это сделать, я не имел ни малейшего понятия. И все это меньше чем за полминуты. Такое ощущение, что меня окружают одни фокусники и иллюзионисты.
        - Эй, так мы будем есть, или как? - отвлек меня от моих мыслей неугомонный ВатаФаг.
        - Конечно будем! - мой изголодавшийся желудок, в котором за весь день побывало всего пару булок, успел ответить быстрее меня. - Здесь меню имеется?
        - А то как же! - ухмыльнулся мой собеседник. - Вон оно.
        Я поискал взглядом в том месте, куда ткнул пальцем остроухий. На стене, рядом с очагом, висела маленькая доска, на которой мелом были написаны блюда местной кухни. Надо сказать, количество их было весьма скромным. Всего две позиции. "Мясное рагу" и "Острое мясное рагу".
        - На остальные блюда не хватило места на доске? - с надеждой спросил я.
        - Неа. - довольно оскаблился эльф. - У нашего шефа ассортимент не богатый, всего два блюда. И оба фирменные, потому как вряд ли ты где-то еще найдешь такую же гадость.
        - А если его попросить картошки нажарить или салат покрошить?
        - Пошлет подальше. Он попросту не знает других рецептов. Конечно, можно у него купить хлеба, овощей или сушеного мяса, но другого горячего и приготовленого блюда ты от него не увидишь.
        - Как-то я сомневаюсь в его мясных произведениях, видя тут всю эту живность. - кивнул я на шмыгающих по полу, как у себя дома, крыс.
        - Об этом не беспокойся. У шефа по рецепту мясо говяжье. Он из другого приготовить не сможет. И, кстати, зря ты на крысиное мясо гонишь. Дело ведь не только в качестве мяса, но и в том, как его приготовить. Был тут до тебя один охотник. Как-то раз угощал меня крысятинкой. И, скажу я тебе, получилось у него намного вкуснее, чем фирменное рагу шефа. Хотя, в чем-то ты прав. Готовь наш повар свои блюда из крысиного мяса, к этой бурде вряд ли бы кто-то смог притронуться.
        - А сейчас могут?
        - Как видишь. Кривятся, но едят. Кстати, советую тебе острое рагу брать. За перцем не так сильно чувствуется вся бездна кулинарного таланта шефа. Ну так что, определился? Давай уже заказывать, а то у меня кишки в узел связались, как змеи на голове разъяренной горгоны.
        - А кому заказывать?
        - Ты видишь здесь официантов? Повару, кому же еще? - с этими словами эльф поднялся с лавки и зашагал к громиле в белом колпаке. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
        - Привет, шеф. Принимай заказ. - начал остроухий диалог с крупным представителем пищевой промышленности.
        - А, ВатаФаг. В долг не наливаю. - окинул нас повар мрачным взглядом.
        - Да понял я! С первого раза притом. Стоило один раз поинтересоваться, так он меня теперь каждый день этой фразой встречает. - на секунду повернулся эльф ко мне, чтобы пожаловаться, и снова отвернулся, чтобы сделать заказ. - Нам две тарелки твоего фирменного острого рагу. Правильно? - это снова ко мне. Дождавшись моего утвердительного кивка, он продолжил. - И хлеба не забудь положить.
        - За хлеб нужно доплатить.
        - Да знаю я. Не первый раз женатый. Заплатим.
        Удовлетворенный таким ответом, повар снова повернулся к своему котелку и стал в нем что-то помешивать. Боюсь, что нашу будущую еду.
        - Ты как, будешь проставляться за свою первую зарплату? - немного смущенно обратился ко мне мой собеседник. - Не подумай, я не напрягаю, просто интересуюсь.
        - Да я, в принципе, не против. Вот только не знаю чем.
        - У шефа можно купить. Цена невысокая, правда и качество соответствующее. Но в этой дыре лучше все равно ничего не найти.
              Я поискал взглядом, но, кроме доски с перечнем скромного меню, никаких упоминаний о других припасах ни на стене, ни на столах не нашел. Пришлось обращаться к игроку за дополнительными разъяснениями.
        - Как нуб, честное слово. Присмотрись к повару. Когда увидишь его имя, ниже должна появиться надпись "просмотреть предлагаемые товары". Сконцентрируйся на ней, и перед тобой появится окно со всеми товарами, которыми шеф торгует.
        Следуя нехитрым указаниям, я действительно увидел перед собой поле с ячейками, такое знакомое мне по моему собственному инвентарю. Перечень продуктов у повара оказался солидным. Практически все слоты в окне были заполнены различными припасами. Тут вам и сырые овощи, и хлеб, и полоски сушеного мяса, и даже копченая рыба. От такого разнообразия глаза разбегаются. Но я усилием воли собрав их в кучу, быстренько отыскал запасы спиртного и выбрал бутылку дешевого красного вина. Если честно, абсолютно не разбираюсь в спиртных напитках. Единственным критерием моего выбора была красивая бутылка из толстого зеленого стекла. Подтвердив покупку во всплывшем окне, я обнаружил, что из кошелька у меня исчезло четыре медяка, зато в инвентаре появилась та самая бутылка вина. Удобно. И гораздо быстрее, чем покупать в ручную. Опять-таки, в очереди не надо стоять, просто выбрал, что тебе нужно, и деньги сами собой обменяются на товар. Правда уже сейчас я вижу и минус подобного способа покупки. Покупая таким образом товар, ты как бы сразу соглашаешься на заявленную стоимость. Другими словами, не поторгуешься. И в этом
случае ты теряешь не только пару монет, которые возможно смог бы выбить из продавца, но и бесценный опыт торговли. А без него навык торговли не растет.
        Не удержавшись, я купил еще и кусок сыра, обменяв его на три медяка. Слышал, что на высоких приемах к вину часто подают этот молочный продукт. И хоть моим вином с сыром они, разве что, в прислугу бы кидались, но все равно, традиция есть традиция. К тому же у этой покупки был и второй, скрытый смысл. Если рагу окажется совсем несъедобным, то я хотя бы сыр погрызу.
        Когда я закончил свои манипуляции с торговыми операциями, ВатаФаг уже принимал от повара миски с бурой дымящейся массой. Коротко поблагодарив его, мы направились к своему месту.
        Когда эльф расставил на столе тарелки с рагу, я добавил к ним и бутылку. Взглянув на нее, воришка хмыкнул, одобряя мой выбор. То ли мне повезло купить что то хорошее, то ли он разбирался в алкоголе также как и я. Профессионально ее откупорив, он тут же разлил алую жидкость по прихваченым у повара стаканам.
        - За первые заработанные тобой деньги! Пусть в будущем ты с усмешкой будешь вспоминать те жалкие гроши, что когда-то получал, вкалывая целый день. - провозгласил ВатаФаг тост и залпом опрокинул в себя содержимое стакана. Я последовал его примеру.
        Нет, за четыре медяка хорошего вина не купишь. В этом я теперь абсолютно уверился. Не то чтобы оно было уж очень плохим, просто напиток был довольно кислым, и за этой его особенностью невозможно было почувствовать ни вкуса вина, ни его креплености.
        Помню, в детстве я как-то стащил из погреба банку сока, спрятал и напрочь забыл про него. А когда вспомнил, сок уже прокис до печенок. Выкидывать было жалко, так что я рискнул его употребить. Вкус того сока и напомнил мне это вино. Проснулся я в тот раз в хлеву с жуткой головной болью.
        - Это же ведь твой первый заработок? - скривившись от оскомы, спросил у меня эльф.
        - Честно заработанный - да. - ляпнул я, не подумав, стараясь как можно быстрее проглотить это послевкусие. Рот вязало, и сколько бы я не глотал слюны, получалось не очень.
        - О, наш человек. - засмеялся ворюга и стал налегать на горячее.
        Поколебавшись несколько секунд, я зачерпнул ложкой рагу и, зажмурившись, отправил ее себе в рот. И тут же чуть не выплюнул. Нет, блюдо оказалось вполне съедобным, но уж очень острым. Теперь я знаю, что едят драконы, чтобы плеваться огнем. Зато теперь я избавился от кислого привкуса во рту.
        Несмотря на сомнительную пищу, ел я быстро и молча. Голод, как говорится, лучшая приправа. Эльф от меня не отставал, расправился со своей порцией, как тигр с кроликом. Когда ложки заскребли по дну тарелок, мы снова вернулись к разговору.
        - Так ты говоришь, занимался темными делишками? - все-таки вернулся к этой теме ВатаФаг. - Колись, какими именно. Я смотрю, у тебя класс до сих пор не выбран. Так что ты тоже можешь еще стать вором. Если нужна консультация - обращайся. Подскажу тебе, что да как. Где учителей найти, и все такое.
        - Спасибо, но я не по этим делам. - я конечно же не стал рассказывать первому встречному о своих мародерских махинациях с игроками. Просто рассказал отредактированную историю того, как я случайно нашел пару безжизненных тел и обобрал их.
        - Всего то? Не парься. В игре этим все занимаются. То есть, в этом мире. По крайней мере, все игроки, так точно. Ну а вором ты точно не хочешь стать?
        - Точно. - чтобы у меня рядом с именем, как клеймо, было написано "вор"? Нет, спасибо. Добровольно, я на такое точно не пойду.
        - Ну как знаешь. - эльф откинулся на спинку стула. - Время до логаута у меня еще есть, так что я не против поболтать. У тебя еще остались вопросы?
        - Время до чего?
        - До выключения. - и все еще видя мое недоумение, добавил. - Прежде чем я пойду спать.
        - А-а-а. Да, пара вопросов у меня всегда найдется.
        - Валяй. - покровительно махнул рукой остроухий.
        - Скажи, ВатаФаг...
        - Можно просто, Фаги. - перебил он меня.
        - Фаги. Почему бригадир заплатил тебе за работу, если ты тут отбываешь наказание?
        - Так ущерб же я возмещаю не деньгами, а трудом. А труд должен оплачиваться. Хотя бы для того, чтобы было на что купить нормальной еды, которой можно разбавить местные комплименты от шефа. И потом, ты видел, сколько он мне заплатил? - я отрицательно помотал головой. - Сущие копейки. Всего треть от заработанного. Такие уж тут правила. Что еще ты хочешь знать, мой любопытный друг?
        Мы проболтали с эльфом почти полных два часа, прежде чем он сообщил, что ему пора. Когда у меня закончились вопросы, словоохотливый воришка стал рассказывать мне истории из своей жизни, подслушаные в тавернах слухи, да и просто, какие-то небылицы. Я слушал вполуха, и все делил на два. Даже такому неискушенному в рассказах человеку как я, было понятно, что остроухий многое придумывает просто на ходу. Но несмотря на это, а возможно как раз благодаря этому, я прекрасно провел время. Бутылка вина и веселый собеседник, что еще надо, чтобы скоротать вечер? От выпивки и историй Фаги приятно шумело в голове. Правда усталость от тяжелого рабочего дня никуда не делась, поэтому к концу наших посиделок я уже заметно клевал носом.
        - ... да так, что от удара он вылетел в окно. - закончил одну из своих историй неугомонный эльф, и в ожидании уставился на меня. Не видя никакой реакции с моей стороны, он вздохнул. - Ладно. Думаю, на сегодня пора заканчивать наши посиделки. И так засиделись. Кому сказать - засмеют. Задержался в игре не из-за участия в рейде, а из-за пьянки с неписью.
        ВатаФаг встал и, прощаясь, протянул мне руку.
        - Стой. А ты разве не спать идешь? - спросил я эльфа.
        - Спать.
        - Так пойдем вместе. Свободных кроватей полно сможем расположиться рядом.
        - Ну, пойдем. Мне без разницы, где завалиться.
        Поднявшись, я обнаружил, что вино было не только кислом, но и крепким. Ноги слегка заплетались, а где-то на периферии обзора мягко пульсировала незамеченная мной ранее строчка. Стоило мне на ней сосредоточиться, как она переползла в центр обзора.
        На вас наложен нейтральный эффект "Легкое опьянение"
        Причина: дешевое кислое вино
        Ваше движение слегка затруднено
        Ловкость снижена на 3%
        Симпатия к вам в тавернах, барах и любых питейных заведениях повысилась
        Харизма в перечисленных выше заведениях увеличена на 2 единицы
        Вот это эффект от простенького вина.
        Хм, харизма? Не помню, чтобы видел у себя такую характеристику. Может стоит спросить у Фаги, что это такое?
        Эльф, тем временем, был уже на полпути к выходу. Пришлось его догонять. Окинув последним, слегка мутным, взглядом харчевню, я наткнулся всего на одну фигуру. Все остальные уже разошлись. Даже бочкообразный шеф, незаметно для меня, куда-то спетлял. Я еще раз присмотрелся к последнему засидевшемуся тут посетителю. Глубокий капюшон скрывал лицо, но я все равно определил, что поздний клиент к людскому роду не принадлежит. Большие светящиеся глаза выдавали его с головой. У людей глаза в темноте не светятся, только если они не маги, да и размер их больше подходил троллю или великану. Последним разоблачительным фактом были его кисти рук. Перчаток он не носил, а в руках держал странную и жуткую соломенную куклу, утыканую большими иголками. Так вот кожа на руках у него была синюшного, почти фиолетового, цвета. Отвернувшись от этого жуткого типа, я чуть ли не вприпрыжку погнался за остроухим.
        Догнал я его только на улице, эльф стоял у выхода и пялился на звезды. Пока мы пьянствовали, оказывается уже стемнело.
        - Ты чего несешься, как умалишенный. - недовольно спросил Фаги, после того как я, выбегая, случайно его задел.
        - Потерял тебя из виду. - соврал я. - Видел парня, что последним остался сидеть в столовой, когда мы уходили?
        - Что, проняло? - с понимающей ухмылкой прокомментировал эльф. - Это Джадикай. Не бойся его, он мирный. По крайней мере за время моего пребывания на лесопилке еще никого не убил. Правда, неразговорчивый - жуть. Мне так ни разу и не ответил. То ли он немой, то ли считает ниже своего достоинства со мной разговаривать.
        - А кто он такой, вообще?
        - Раса эта фогар называется. Его сородичи обитают преимущественно в северных районах. Живут в основном в пещерах и землянках, как какие-нибудь гоблины. Хотя, в умственном развитии намного превышают последних. Они вообще умнее многих рас, могли бы как гномы подземные города строить. Но почему-то этого не делают. Имеют непонятную склонность к различным темным ритуалам и опытам. Постоянно что-то изучают и с чем-то экспериментируют. Но делятся своими знаниями с большой неохотой. Я еще ни разу не слышал о фогаре-учителе хоть где-нибудь в десяти королевствах. Скорее всего обучают они только своих. Из особенностей, у них отличная сопротивляемость холоду. Но тонкая, нежная и легкоранимая кожа. Что странно. Обычно холод делает кожу грубой и мозолистой.
        - Ты многое о них знаешь.
              - Почитал форумы, после того как встретил этого.
        - А что у него за кукла была в руках, видел?
        - О, это самое интересное. Кукла - это его оружие. Ну, или талисман, я не знаю. Джадикай же по классу практик вуду. А кукла усиливает и служит проводником его магии.
        - Что еще за класс такой? Первый раз слышу.
        - Ну, типа маг, который специализируется на проклятиях и контроле разума.
        - Серьезный тип.
        - Угу.
        Мы покивали, соглашаюсь друг с другом и молча направились к одному из бараков. Каждый думал о своем. ВатаФаг, скорее всего, размышлял об особенностях фогаров. Я же думал о сестре. Вспоминал свою младшую непоседу.
        На улице уже стояла поздняя ночь. Солнце спряталось, уступив место лунам и звездам, но те откровенно плохо справлялись с работой светилы. Так что до бараков мы брели спотыкаясь на кочках и пару раз чуть позорно не грохнувшись.
        - Слушай, Фаги. - сказал я, прежде чем мы вошли в помещение. - Раз уж речь зашла о куклах, у меня к тебе есть еще один вопрос.
        - Валяй. - пожал тот плечами.
        - У моей младшей сестры тоже есть одна странная кукла. Может ты и на этот счет что-то знаешь?
        - Сколько ей лет?
        - Лет двенадцать. - я со стыдом понял, что не знаю ее точный возраст.
        - То есть, она несовершеннолетняя?
        - Ага.
        - Тогда это кукла-оберег.
        - А поподробнее?
        - Что-то типа личного защитника. У всех детей такой есть. Понимаешь, механика игры сделана таким образом... - начал было он, но запнулся, увидев выражение моего лица. - Короче, у этого мира есть такой закон, что все живые существа порожденные этим миром никогда не будут нападать на ребенка. Разработчики подсуетились, чтобы их не засудили за пропаганду насилия над детьми. Любой агрессивный моб или непись, встретив ребенка, просто не сагрится или, если он какой-то сюжетный, не будет его видеть. Но еще остаются игроки. Как бы все реалистично не смотрелось, все равно любой игрок подсознательно понимает, что перед ним всего лишь набор цифр. Этот факт довольно сильно занижает моральные принципы многих. И иногда люди здесь могут совершать такое, о чем в реальности даже боялись бы подумать. Это же просто игра. Развлечение. Да и к тому же всяких отморозков тоже хватает. Вот разрабы и решили подстраховаться. Подсунули каждому несовершеннолетнему НПС личного защитника. И накрутили им резистов ко всем видам атак, чтобы ребенок случайно не умер, пока его защитник расправляется с агрессорами. Конечно, проще бы
было сделать их вообще неубиваемыми, но это как-то вредило механике. Вот так и появились куклы-обереги.
        - Как они действуют?
        - При малейшем намеке на опасность кукла первого уровня призывает привязанное к ней существо. Они как бы меняются местами. В том плане, откуда прибыло существо появляется кукла, и наоборот. Уровень защитника всегда будет в два раза больше уровня человека, проявившего агрессию, или суммы уровней агрессивной группы, если таких людей несколько.
        - И дальше он атакует агрессоров?
        - Не просто атакует, он их шинкует в мелкий фарш. Это тебе не обычная банка с большим запасом здоровья. У защитника есть еще куча всяких способностей, спецабилок, аур и прочего. На такого монстра можно целый рейд собирать, только вот незадача, он будет ровно в два раза сильнее любого возможного рейда. Поэтому никто, в здравом уме, таким не занимается. Покончив с неудачниками, защитник снова отправляется по месту прописки.
        - А если проявить агрессию одному человеку, а после того как появится защитник, призвать через порталы пару сотен?
        - Не выйдет. Защитник в момент положит агрессора, отбудет в свой план, и тут же появится, уже из расчета на новую кампанию. Если же за пять секунд он не успеет уделать агрессора, или агрессоров, то все равно махнет домой, чтобы через секунду появится в два раза сильнее всей толпы.
        - С этим защитником можно проворачивать интересные маневры. Например: привезти ребенка к пещере с драконом. Тот выползет, появется защитник, покрамсает его, как наша пилорама, и все. Все злато, над которым чах этот змий, теперь наше.
        - И снова не получится. Защитник не появится. Ведь он реагирует только на опасность ребенку. А ему она не грозит, так как мобы, коим дракон и является, на него не агрятся. Но в целом, мне нравится твой образ мыслей.
        - Ладно, зато теперь я еще больше спокоен за свою сестру.
        - Угу. Это просто прекрасно, но не пора ли нам на боковую? - с сарказмом спросил ВатаФаг и открыл дверь барака.
        Этот, в отличие от соседнего, был весь отдан под спальные места. Найти пару рядом стоящих, свободных кроватей не составило никакого труда. Я как был в одежде, так и улегся на постель, предварительно повесив сумку на быльце, и достав питомца из капюшона. В голове еще роились какие-то мысли, возникали вопросы, но все это быстро заволокло туманом. Даже не успев пожелать Фаги спокойной ночи, я уснул.

        Утром я решил, что проклят. Какой-то темный маг или чернокнижник затаил на меня зло, либо просто решил потешить свое извращенное чувство юмора, и заколдовал меня. Чем-то таким, с названием "Проклятие черного петуха" или "Наказание ранней побудки". Заключается оно в том, чтобы не дать мне утром банально выспаться. Кто-то или что-то обязательно разбудит меня ни свет, ни заря.
        На этот раз это было пилорама. Вчера ее голос не казался мне таким визгливым и пронзительным. Гудела, конечно, но не так раздражительно, оставаясь больше фоновым шумом. Но сегодня… Наверно, по утрам на ней распиливают самые твердые породы деревьев. И работа идет, и будильник самым нерасторопным работникам имеется.
              Зная, что это не поможет, я упрямо проделал весь список человека, не желающего мириться с несправедливостью мира. Зарывался в подушку, накрывался с головой, поминал недобрым словом пилорамщиков. Бесполезно. Звук пилорамы пробивался до моих ушей сквозь любые заслоны. Как издевательство, к нему стали примешивается глухие удары топоров. Когда противный звук разметал последние клочья сна, оставив со мной лишь раздражение, я сдался.
        Сев на кровати, я осмотрелся. Несмотря на раннее утро кроме меня в бараке больше никого не было. Говорливый лесной эльф тоже куда-то исчез. Хотя еще вчера предупреждал, что любит поспать, и раньше обеда работать не придет. Может быть, его как и меня, разбудила пилорама, и он изменил своим планам? Правда, остроухий воришка, по его словам, обитает здесь уже не один день, и должен знать о местном будильнике.
        Не став и дальше ломать голову, я собрал свои вещи и двинулся в направлении среднего барака. Сегодня мне предстоял очень насыщенный день. Нужно снова топать в город, собрать там все нужные документы, и возвращаться обратно на лесопилку. И все это за один день. Надеюсь, что успею, и не ввяжусь в очередные неприятности.
        В столовой было полно народу. Все, кто еще не стучал топором по дереву, были здесь, чтобы быстро проглотить свою порцию и присоединиться к тем, кто уже вовсю им орудовал. Такое количество людей в одной комнате слегка давило на меня. Как будто, я оказался на рынке. Правда тут был всего один продавец, да и тот торговал только изжогой и несварением желудка.
        Шеф похоже тоже не любил толкучку. Стоял он мрачнее тучи и, насупившись, накладывал черпаком свое фирменное блюдо все новым и новым клиентам.
        Среди посетителей ВатаФага я не нашел, поэтому пришлось завтракать в одиночестве. Если не считать моего питомца, который вылез из капюшона и потребовал свою порцию пищи. Местная кухня ему не слишком пришлась по душе - слишком уж острая на его вкус. Бедолага, потом наверное, целый час икал и с укором поглядывал на меня. А я что? Я не виноват. Насилу никого есть не заставлял.
        В отличие от остальных лесорубов, после завтрака я отправился искать не дерево, а дварфа. Дитриха я, как и ожидал, нашел в своем кабинете. Тот, сидя на табурете, полировал огромную секиру, длиной чуть ли не больше его роста. На меня он только на мгновение хмуро глянул и кивнул на свой стол.
        - Я так понимаю, у нас тебе понравилось, и ты не передумал тут работать, раз ты все еще здесь околачиваешся.
        - Совершенно верно. - я старался говорить учтиво, помня, о его склочном характере, который дварф успел нам с ВатаФагом вчера продемонстрировал.
        - Бумагу на столе возьми тогда. - еще раз кивнул он на каменную глыбу, не отрываясь от работы. - Без нее тебе личную характеристику не дадут. И давай, дуй в город. Не задерживайся. Одна нога здесь, другая там. Жду тебя сегодня вечером. Оформим тебя по всем правилам, и еще успеем это дело обмыть.
        - Понял. - мне кажется, или он сегодня добрее? - Тогда я пойду?
        - Стой. Топор оставь. И перчатки. Казенное имущество, как-никак. А ты за пределы лесопилки уходишь. Вернешься - снова заберешь.
              Я кивнул, и молча прислонил топор к стене. Перчатки положил на край стола. Неловко попрощавшись, я развернулся, чтобы выйти из комнаты, но дварф меня снова остановил.
        - Слушай, Мих. Ты бы поменьше якшался со всякими уголовными элементами. Ты парень вроде нормальный, а вот эльф, с которым ты вчера пришел, тот еще фрукт. Он ведь не такой, как мы, работяги. Сюда не по своей воле пришел. Зарабатывать честным трудом ему не по сердцу. - Дитрих говорил быстро, словно боялся, что я его перебью. - Такие как он здесь наказание отбывают, за причиненный вред обществу. А я им за это еще и монеты отсыпать должен. Будь моя воля, они бы все у меня в каменоломне безвылазно сидели, а не монеты получали. Ладно, ты иди, не буду грузить тебя. Но на досуге подумай.
        Я еще раз кивнул и наконец-то вышел за дверь кабинета. Теперь понятно почему бригадир при первом нашем разговоре вел себя, если не дружелюбно, то точно нейтрально, а во второй раз, когда мы с эльфом пришли забирать заработок, был не очень рад нас видеть. Сперва то я подумал, что бородатый ужасно прижимист. Что кстати тоже пока не стоит сбрасывать со счетов. Но в большей степени здесь все же сыграла роль плохая репутация ВатаФага. Что и неудивительно. Он преступник, причем пойманный на горячем. Какая еще у него может быть репутация у простых людей и нелюдей? Да и бригадира можно понять. Его назначили главным на лесопилке, все успехи или провалы предприятия в первую очередь сказываются на нем. А у него здесь такой недобор персонала. Еще и город ему присылает всякий антисоциальный контингент, большинство из которых не знают с какой стороны нужно браться за топор. Естественно, он злится. Я бы тоже на его месте злился. И тоже боялся бы, что эти бандюки нормальных работников испортят. Интересно, сколько здесь еще отбывают наказание помимо эльфа.
        За своими размышлениями я и не заметил, как вышел из лагеря лесорубов. Старая знакомая - тропинка, виляя, уверенно выводила меня из леса. Стук топоров и визг пилорамы все больше отдалялся, и даже пение птиц уже легко заглушало эти звуки.
        Утро сегодня выдалось ясным и свежим, но день обещал быть жарким. Стоит поторопиться, чтобы успеть в город до полудня. Не хотелось бы топать по самому солнцепеку. Если по пути нигде не задерживаться, и не искать проблем, то и изнывать от жары не придется.
        Случилось так, что проблемы нашли меня сами.
        Пройдя примерно две трети пути, уже давно оставив лес позади, я шагал по дороге среди зеленых полей. На очередном витке дороги, я увидел всадников. Не первых уже за этого утро, так что особого внимания я им не уделил. Верховых было трое, все среднего роста, это означало, что представителей гномьего племени среди них точно не было. Сделать какие-то другие заключения касательно их принадлежности к какой-либо расе у меня не получилось. Приличное расстояние и высокая скорость не позволяли мне это разглядеть. По мере их приближения я смог рассмотреть только их скакунов. Ими оказались: ящер с гипертрофированными задними лапами, существо, похожее на гигантского паука, передвигающегося карикатурными прыжками, и огромный косматый медведь. То еще трио. Лошади нынче явно не в фаворе.
        Дабы не быть затоптанным, я, как разумный человек, отошел к обочине, оставив всадникам для проезда почти всю дорогу. Но проносясь мимо, один из них, тот что ехал на медведе, явно специально вильнул в мою сторону. Столкнувшись с мягким, но мощным боком медведя, я улетел в высокую траву. Еще в воздухе я начал выдавать все, что думал в этот момент о жеванном наезднике. О загадке его зачатия и рождения. О всех его пристрастиях и предпочтениях в любви. В общем, разошелся не на шутку. Заканчивал я уже лежа на земле и пялясь в голубое небо.
        Не знаю как, но хвоев всадник меня услышал. Он резко затормозил своего бурого скакуна, оставляя на дороге полметровый след от когтей, и развернулся в мою сторону.
        - Что ты сказал, тупой бот? - спросил он, подъехав на своем медведе вплотную.
        Я покосился на огромную башку бурого зверя, которая находилась буквально в двадцати сантиметрах от моей. И хоть смотрелся он довольно дружелюбно: не рычал, не обдавал меня смрадным дыханием и потоками слюны, и смотрел хоть и с интересом, но не гастрономическим, я все-равно испугался.
        - Ничего не говорил. - когда перед твоим лицом находится голова в три раза большая, чем твоя собственная, способная одним движением челюстей превратить ее в раздавленную тыкву, ты как-то думаешь, о чем говорить.
        - Серый, ты чего там застрял? Поехали. - донеслось от дороги.
        - Щас, две минуты. Тут надо одного непися вежливости научить. - крикнул всадник в ту сторону и снова повернулся ко мне. - Не ври мне, бот! Я слышал, как ты тут ругался. Я оскорблен и требую возмещения.
        - Какого еще возмещения? - я старался не шевелиться, чтобы не спровоцировать медведя. Тот пока что потерял ко мне интерес и, с дурацким видом, нюхал растущие рядом цветы, которые ни он, ни я не успели еще затоптать.
        - Не придуривайся тупым. Денежного, конечно. - с мерзкой улыбочкой прорычал он. - Давай сюда все монеты, что есть, и я, так уж и быть, забуду о твоих словах и поеду дальше.
        Мой испуг начал понемногу уступать место злости. Да какого хвоя вообще? Чуть меня не угробил и теперь за это еще и денег требует. А макаку на гиббоне не хочешь?
        - Серый, ну чего ты там застрял? - снова окликнули медвежьего всадника с дороги. - Нам ехать еще полтора часа.
        - Сколько раз просил - не зови меня так, я ЖигерНаут. - снова сорвался он на крик. - Давай, думай быстрей. Мы спешим. - Это уже мне.
        - Ты за ругань извини, но платить я тебе не буду. - когда я вставал с земли, медведь даже немного отпрянул. Значит, не агрессивный. Воодушевленный этим фактом, я продолжил. - И неприятностей я тоже не хочу. Просто пойду своей дорогой дальше.
        Повернувшись к нему спиной, я снова вышел на дорогу.
           На тракте, не слезая с седел, двое других всадников ожидали своего товарища. Тот что сидел верхом на пауке, оказался худым и бледным парнем в капюшоне. Второй, как водится, был темным эльфом. Куда же без них? Окинув их взглядом, я зашагал в сторону города, но был грубо остановлен.
        - Стой, урод! - заорал мне в спину ЖигерНаут. - Раз не хочешь по хорошему, будет тебе по-плохому. Монеты ведь можно и с тела собрать. Сечешь? И не только монеты.
        Почуяв неладное, я обернулся. Медвежий всадник, уже пеший, бежал на меня, замахиваясь здоровенной секирой. Я как кролик отпрыгнул сторону, и лезвие секиры просвистело мимо. Когда мой противник вновь замахнулся своим оружием, я уже сжимал в своих руках копье, что лежало до этого в инвентаре. Увидев это, ЖигерНаут скривил губы в злую улыбку. Теперь он не пытался взять меня наскоком, а медленно закружил вокруг меня, меняя на оружие хват и красуясь мускулатурой. К слову, противник мой был северянином, большым и мускулистым, с суровым лицом, покрытым татуировкой, но, почему-то, с по-детски обиженным выражением.
        - Да брось ты его, Серый. Времени нет. Поехали уже. Ксана сказала не опаздывать. А деньги, что нам дали на телепорт, мы уже потратили. - я не видел, кто из двух всадников говорил, был сосредоточен на ЖигерНауте, но мысленно был ему благодарен. Давай, Серый, уезжай. У тебя совсем нет времени.
        - Тут дел на полминуты, как раз и деньгами разживемся.
        - Ты издеваешься, какие у него могут быть деньги? - послышался голос третьего всадника. - Хочешь его завалить? Вперед. Только делай это быстро. Ты же его на семь уровней выше. Чего осторожничаешь?
        - Растягиваю удовольствие.
        - Может, ну его, пацаны? - попробовал еще раз отговорить от драки своих друзей второй всадник. - Репутацию порежут.
        - Да нужна она нам! Не кипишуй, Блоха. Мы же все равно собирались из Триши валить. - ЖигерНаут говорил, но при этом глаз с меня не сводил. - Миш, тебе его палка нужна?
        - Ты что дурак, Жига? На кой она мне? У меня посохи, а у него копье.
        - Ну и ладно. - сказал северянин и бросился в атаку.
        Действовал он не особо затейливо, никаких там обманных движений или зрелищных ударов. Он просто старался, чтобы острая часть его оружия встретилась с моим телом. Я же, наоборот, делал все, чтобы этого избежать. Пока что мне везло. Спасало меня то, что я постоянно отпрыгивал назад, разрывая дистанцию. Прием действенный, но опасный. Прыгая спиной вперед, человек не видит, что там у него позади. Можно легко на что-то напороться, или запнуться о лежащий камень. В следствии чего - падение на землю обеспечено, где останется только наблюдать, как заточенный кусок металла летит тебе в голову.
        Стоило ЖигерНауту на меня напасть, как из капюшона послышался возмущенный стрекот. Зомби забрался ко мне на плечо и принялся обстреливать нашего противника своей ядовитой слюной. Особого эффекта, правда, это не приносило. То ли яд у лягушонка был еще слабый, то ли северянин успел перед боем выпить активированного угля. Хватило зеленого всего на пять плевков. После чего он жалобно квакнул, видимо, сигнализируя, что боезапас исчерпан, и дальше продолжал только активно за меня болеть.
        Чтобы не пятится все время назад, я решил атаковать. Подловив момент, когда секира просвистела мимо и пошла на новый замах, я с шагом ткнул врага копьем прямо в середину туловища. Чтобы наверняка не промахнуться. Я попал, но северянин даже ничего не почувствовал, как будто на нем был не кожаный доспех, а тяжелый стальной нагрудник. Я же чуть было не стал меньше ростом. Где-то на голову. Еле успел нырнуть под его контрвыпад. Промахнувшись, задира не стал гасить инерцию и всем всом врезался в меня. Его плечо, затянутое в шипастый наплечник, как раз пришлось мне в лицо. В голове как будто взорвалось солнце, сознание залил слепящий свет, а из глаз посыпались искры. От удара я на несколько шагов отлетел назад, что мне в какой-то степени даже помогло - я снова разорвал дистанцию. Когда ко мне вернулось зрение, я увидел размеренно шагающего ко мне ЖигерНаута. Без ожогов и подпалин. Странно, у меня из глаз так сыпались искры, что он как минимум в паре местах должен дымиться.
        Я снова решил изменить тактику. Теперь я старался бить в уязвимые места. Так, правда, было больше шансов промахнуться по противнику, но в случае попадания он хотя бы должен это заметить. Прыгая как кролик назад-вперед, я тыкал северянина копьем, целясь в шею, подмышки и пах. В основном мои удары проходили мимо или парировались северянином, и только один нанес урон. Я метил в подмышку, но копье попало не точно, и зацепило лишь не закрытый доспехом бицепс ЖигерНаута. Рана пустяковая, больше похожая на царапину, но противника она разозлила, как быка красная тряпка. Он замолотил секирой, как мельница, потом вдруг на секунду замер и разразился просто молниеносной серией ударов. Маховый удар по ногам, затем, используя инерцию секиры, обухом по голове, и завершающий рубящий сверху. Если от первого я успел отшатнуться, и он пришелся вскользь, то два следующих меня достали. Я оказался лежащим на пыльной дороге и даже не помнил, как здесь очутился. Боли я не чувствовал, лишь жжение в тех местах, где мое тело познакомилась с острой сталью. Плюс ко всему, я не мог заставить себя пошевелиться. На вопрос
почему, ответ нашелся быстро. Перед глазами мигала большая надпись "оглушение", а рядом с ней менялись цифры, отсчитывая продолжительность негативного эффекта. В шаге от меня, закинув секиру на плечо, стоял ЖигерНаут и что-то говорил. Что именно, я не слышал, видимо, из-за оглушения. Видел только, что он с умным видом открывает рот.
        Похоже завтра утром кого-то ждет новая встреча с семьей. Жаль только, что на лесопилку теперь вовремя я не успею. Интересно, возмет меня Дитрих на работу после двухдневной отлучки?
        Я думал всего пару секунд, а северянин все говорил и говорил. Хотел было закрыть глаза, но что-то привлекло мое внимание. Там, на дороге, за его спиной и за спинами его друзей, ехал всадник. Сперва он вел свою лошадь шагом, но потом вдруг резко сорвался в галоп. В его руке выросло длинное копье, направленное на повернутые к нему спинами фигуры. Неужели поможет? В сердце затрепыхалась робкая надежда.
        Товарищи ЖигерНаута были отвлеченны представлением, которое он им предоставил, и по всей видимости, были просто глухими, потому как не услышали топот копыт, идущего галопом коня. Возможно, они, как и я, находились под оглушением. Только, с чего бы? Не думаю, что сценка, разыгранная ЖигерНаутом, имела такой оглушительный успех.
        Только когда мчавшийся во весь опор всадник был совсем рядом, один из друзей северянина что-то заподозрил. Но не успел он повернуть голову и на девяносто градусов, как вылетел со своего насеста на пауке, и орущим благим матом, метеором врезался в землю. Словно гигантская бабочка в энтомологической коллекции, он оказался пришпилен к земле копьем.
        Вновь прибывший уже успел спешиться. Подняв треугольный щит, он тараном влетел в опешившего от резкой смены декораций северянина, и откинул его куда-то за пределы моей видимости. Спасибо конечно, но я бы хотел досмотреть, чем все это закончится. Благо, оглушение тут же спало, и я мог теперь повернуть голову. Из ушей как будто кто-то вынул затычки, в них тут же ворвался ужасный гвалт. Лязг стали, хриплые ругательства и воинственные выкрики.
        Новое действующее лицо на первый взгляд казался рыцарем. Тело его облегали блестящие и начищенные латы, в руке он сжимал прямой, обоюдоострый меч, а за спиной у него болтался фиолетовый плащ, с вышитым на нем гербом. Не дать, не взять благородный рыцарь. Только плюмажа на шлеме не хватало. Вон как кинулся меня спасать. Хотя с выводами я пока что не спешил. Это вполне мог быть какой-нибудь душегуб, который спер это облачение, возможно убив его прежнего владельца. А напал он лишь потому, что увидел конкурентов.
        Рыцарь, буду звать его так, пока он этого не опровергнет, уверено теснил северянина. Латник легко навязывал ЖигерНауту короткую дистанцию, где ему удобно было использовать свой меч и щит, а его противнику с секирой не хватало простора. Теперь уже северянин использовал, примененую мной недавно, тактику кролика. У него, правда, это получилось хуже. Парочка пропущенных ударов были тому доказательством. Измотав немного своего противника, рыцарь снова повторил свой маневр. Мощно оттолкнувшись обеими ногами, он припечатал свой щит в физиономию противника. ЖигерНаут устоял, но при этом уронил свое оружие, и как будто оцепенел. Серьезно, стоял и не двигался, и даже, по-моему, не моргал. Ну что, ублюдок, твоя очередь опробовать на себе все прелести оглушения.
        Рыцарь, в отличии от своего соперника, замирать не собирался. Несколько ударов по беззащитному противнику, и вместо северянина на дороге появилось маленькая серая плита. На том месте, где был пришпилен паучий всадник, уже красовалась вторая. Здоровье его успело утечь за то короткое время, что рыцарь бился с ЖигерНаутом. Это и немудрено, при такой то ране. И только последний из этой троицы все еще оставался жив. Дроу все так же сидел на своем ящере и не делал попытки ни вступить в бой, ни убежать. По-моему, темный эльф по имени БлохаСлона был просто в ступоре, и никакой угрозы не представлял.
        Мой спаситель так не считал. В его руках появился мощный заряженый арбалет, и в следующий момент дроу уже летел на землю с болтом в груди. Похоже, от такого поворота событий он впал в еще больший шок. Лежал там, и даже не пытался подняться. Чем не преминул воспользоваться рыцарь. Подбежав к нему вплотную, в несколько ударов он поставил на дороге третью серую плиту.
        Честно говоря, я и сам был под впечатлением от увиденного. Первые полминуты я все ждал, что теперь уже в меня прилетит какое-либо оружие из его арсенала. Но время шло, а рыцарь все не обращал на меня внимания. Он деловито осматривал надгробия и собирал разбросанные возле них вещи. Эта картина вызвала у меня резкое чувство дежавю, что и привело меня в чувство. Осторожно зажимая рану на груди, я встал на ноги. Мой питомец за все время потасовки каким-то чудом удержался у меня на плече, и теперь ворковал мне на ухо что-то сочувственно-успокаивающее. Возможно, не лучшей идеей было привлекать к себе внимание, но я рискнул.
        - Спасибо. - поблагодарил я латника.
        Рыцарь обернулся и несколько долгих секунд изучал меня через смотровые щели своего шлема.
        - Пожалуйста. - голос его звучал глухо, как будто на голове у него было одето ведро, что в принципе было недалеко от истины. - Тебе повезло, что я решил заехать в город за припасами. С утра не собирался, и только в последний момент передумал. Чего хотели от тебя эти бандиты?
        - Денег. - я вздохнул и рассказал историю с самого начала. Обычно я не делюсь своими переживаниями с первым встречным, но сейчас я испытал слишком много эмоций за короткое время, и мне нужно было с кем-то ими поделиться.
        Мой спаситель не перебивал, продолжая с хмурой миной ковыряться в пожитках улетевших игроков.
        - То есть ты рискнул жизнью ради горстки монет и пойдя на поводу не до конца сформированных юношеских принципов? - выдал он свой вердикт, после того как я закончил повествование.
        Прозвучало это обидно, не то чтобы я расчитывал на похвалу, но все же. Думал кто-кто, а рыцарь оценит мой поступок.
        - Я тебя осуждалю, парень. - видя как я скис, произнес латник. - В конце концов это твоя жизнь, и не мне тебя учить. Но ты совсем не умеешь правильно оценивать свои силы и расставлять приоритеты. Один сельский юноша против спаянной тройки матерых разбойников. Я бы даже медный грош не поставил на твою победу. И из-за чего? Из-за денег, которые мертвому вообще не нужны. Стоило ради этого так рисковать?
        - Да ничем я не рисковал, - принижение моей доблести меня распалило, и я перестал следить за языком. - Максимум проснулся бы завтра дома и снова занялся своими делами.
        - А вот с этого места поподробней. - рыцарь весь подобрался, будто снова собирался крошить всех в капусту. - Ты что, после смерти возрождаешься?
        - Да. - прямой вопрос требует прямого ответа. И я не видел смысла врать или недоговаривать, если и так уже сболтнул половину.
        - А здесь чего делаешь? Задания раздаешь?
        - В город иду за бумагами, чтобы устроиться на работу на лесопилке.
        - Какую еще работу? - с подозрением посмотрел на меня латник. - Ты что-то темнишь. Я точно знаю, что возможность возрождаться из местных имеют только те, кто раздают задания.
        - Ну раздавал я раньше эти задания, и что? - и чего он прицепился ко мне со своими заданиями? - Целыми днями сидел в глуши на дороге и приставал к прохожим. А потом понял, что это абсолютно бесполезное занятие, и перестал. Ушел из дома, теперь вот работу себе нашел.
        - Так ты пробудившийся. - пробормотал самому себе под нос латник.
        Ага, с утра как пробудился, так больше и не засыпал, если ты мне, конечно, сейчас не снишься. Похоже, пора срочно прощаться. Развелось же, невменяемых.
        - Еще раз спасибо за спасение, но я, пожалуй, пойду. - беззаботно залепетал я. - Мне еще в мэрию спешить надо. Сам понимаешь, эти госучреждения больше двух часов в день не работают. Бывай. Надеюсь, еще как-нибудь увидимся.
        И отвернувшись спиной к задумавшемуся латнику, я снова зашагал по этой, слишком уж богатой на приключения, дороге.
        Эх, жалко, что ездовые животные бандитов исчезли вместе с ними. Можно было бы гораздо быстрее до города добраться. Правда, из кого там было выбирать? Медведь, ящер и паук. Нет уж, лучше ножками. Пехом, оно как-то спокойнее.
        Далеко ножками уйти не удалось. Не пройдя и десяти шагов, я был остановлен окриком рыцаря. Все же, несмотря на мои чаяния, он успел вынырнуть из своих размышлений, прежде чем я ушел за первый поворот дороги.
        - Погоди, парень. У меня к тебе есть интересное предложение. - крикнул он любимый слоган всех торгашей ненужным хламом.
        Отказываться сразу, было бы невежливо. Да и вдруг его предложение состоит в том, чтобы получить в подарок крупную сумму денег. Маловероятно, но пока не проверишь - не узнаешь.
        - Ты же вроде работу ищешь? - добавил он.
        - Если это предложение будет приносить мне меньше пяти серебряных в день, то оно не интересное. - обернулся я к рыцарю.
        - Оно вообще не будет приносить тебе денег. - ошарашил меня латник. Кто же так работу предлагает? - По крайней мере постоянного дохода. - добавил он, мельком глянув на серые плиты, оставшиеся от игроков.
        Кажется, я начинаю догадываться о его пропозиции.
             Я промолчал, ожидая продолжения. После такого начала всегда будет "но".
        - Но, - не стал расстраивать меня рыцарь. - Оно даст тебе кое-что, гораздо ценнее денег. Я предлагаю тебе стать моим оруженосцем. - Латник закончил фразу таким тоном, будто действительно предлагал мне целую гору монет.
        Ну вот. Предложение оказалась совсем неинтересным. Надо было отказываться сразу. Сейчас он начнет втирать мне об отваге, доблести и защите беззащитных. То что все это гораздо важнее денег, и другую высокопарную дичь. А мне еще столько до города топать. Наотрез, наверное, лучше не отказываться. Подумает еще, что я несознательный, и увяжется за мной. Хуже прогулки по солнцепеку, может быть только прогулка по солнцепеку под нравоучительный монолог.
        - И что может быть ценнее денег? - сделал я вид, что заглотил наживку. - Что ты можешь мне такого дать?
        - Во-первых, научу тебя сражаться. - снова удивил меня рыцарь тем, что так и не заикнулся о защите беззащитных. - Подтяну тебя по всем характеристикам, сделаю сильнее. Во-вторых, поделюсь с тобой различной информацией, например, о том, как устроен этот мир. Отвечу на твои вопросы. О, у тебя, должно быть, куча вопросов. У меня, в свое время, их были сотни.
        - На вопросы? - насторожился я тому, как легко он пошатнул мою уверенность, не принимать его приложение.
        - Например, почему многие из тех, кого ты знаешь, ведут себя странно и нелогично. Твои соседи, твои друзья, твои родные. - видя, что попал в точку, рыцарь ухмыльнулся. - Ты ведь замечал, что твои родные ведут себя странно? Я тебе расскажу почему. Если ты конечно пойдешь со мной.
        Я молчал. В голове роились сотни мыслей.
        - Впрочем, решать тебе. Я никого не принуждаю. - и эта сволочь, отвернувшись и взяв под уздцы коня, зашагала в противоположную от города сторону, точно зная, что я, как дикий кот, которому дали любимое лакомство, точно пойду за ним.
        Я нерешительно оглянулся в ту сторону, где стоял Саммервуд, постоял в растерянности пару секунд и, приняв решение, побежал за рыцарем.


        - Куда мы идем? - мои наихудшие опасения сбылись. Был полдень, с неба лил зной, а я до сих пор шагал по пыльной дороге, а не сидел где-нибудь в прохладе саммервудского кафетерия, попивая бодрящий, прохладительный напиток. Не то чтобы я этим занимался, если бы пошел в город, а не за рыцарем, но сам факт. От пыли свербило в носу, я весь взмок от пота, и неприятно пах. Еще хуже потом несло от лошади, шагающей рядом.
        - Скоро сам увидишь. - ответил латник. Это был его пятый ответ на вопрос. При этом все пять раз ответ, как и вопрос, звучал одинаково. А кто-то мне обещал ответить на все вопросы?
        Жара изматывала, мое терпение было на исходе, и я был настолько раздражен, что последнюю фразу сказал вслух.
        - Имей терпение. Будут тебе ответы. - рыцарь выглядел совершенно невозмутимо. Ну еще бы. Какие эмоции можно увидеть на шлеме? - Не дело начинать серьезный разговор в дороге. Вот придем на место, расположимся, и можно будет поговорить. Скоро доберемся, не больше четверти часа осталось.
        - И что это за место такое?
        - Скоро сам все увидишь.
        - Слушай, ну скучно молча идти. Расскажи тогда что-нибудь другое.
        - Я тебе что, скоморох что ли? Может спеть еще? Хочешь пыль глотать - иди с открытым ртом. А я лучше помолчу пока.
        Ну и как с ним разговаривать? С моим Зомби более содержательные беседы получаются.
        Но питомцу сейчас было не до разговоров. Он лежал на дне моего капюшона и тихонько страдал от жары. Его бы сейчас в водоем какой-нибудь опустить, чтобы отмок пару часиков. Да и я бы с ним не против поплавать.
        Рыцарь не соврал. Через пять минут мы свернули с тропы и направились в сторону молодого и редкого леса. Углубившись в него метров на пятьдесят, мы вышли на поляну. Там рыцарь бросил мне скудное "располагайся", скинул с себя сумку, и начал расседлывать лошадь.
        Увидев на другой стороне поляны, протекающей здесь, мелкий ручей, я сразу же поспешил туда. Первым делом, посадив в воду лягушонка, я принялся отпаивать себя холодной, живительной влагой и, фыркая, обливаться. Питомец, даром что древолаз, воде был очень рад, и уже наматывал круги по небольшому руслу.
        Только выпив сразу литра два воды, я стал осматриваться, куда меня привел латник. Обыкновенная, средних размеров, поляна, окруженная редколесьем. Не скрытая кустарником, на виду, но от края леса не увидеть, слишком далеко. Очень кстати протекал ручей, с довольно-таки холодной водой, видимо ключ бьет совсем недалеко. Устилал поляну мягкий, травяной ковер. Совершенно обычная поляна, каких по лесам не счесть, если бы не одно "но". Примерно по середине стояло скопление камней, образуя идеально ровный круг. Всего восемь штук. Камни были явно неприродного происхождения. Природа конечно умная, но вряд ли будет сама писать на камнях буквы или руны. Да и кто-то же их в этот лес притащил. Валуны эти не были одинаковыми, но формой все примерно были похожи. Что-то вроде пузатого конуса, плавно сужающегося к верху. В двух из них были проделаны сквозные дырки. Остальные были целыми. Какое предназначение они несли, было абсолютно непонятно.
        И кому понадобилось построить в лесу круг камней? Может быть рыцарь знает? Вообще-то пора задавать ему свои вопросы. На место, я так понимаю, мы прибыли. Теперь это консервная банка с человечиной внутри не отвертеться. Кстати, не факт, что с человечиной. Лица то его я все еще не видел. А в строчке информации как-то забыл посмотреть.
        Подобрав остывшего лягушонка, я зашагал к латнику. Тот уже расседлал лошадь и, стреножив ее, отпустил пастись, а сам, устало привалившись к дереву, сидел в тени. Он уже успел снять свой шлем, и теперь я мог нормально рассмотреть его лицо.
        Рыцарь действительно оказался человеком, моим сородичем - средиземцем. Лицо у него было волевое, с массивным подбородком. На носу небольшая горбинка. Под кустистыми бровями прятались пронзительные и умные серые глаза. Русые волосы его были коротко подстрижены, а подбородок гладко выбрит. На лбу у него бледнел небольшой старый шрам. Выглядел латник лет на сорок пять.
        - Прежде чем мы начнем разговор, давай познакомимся. - промолвил он, когда я подошел. - Меня зовут Кристоф фон Леф, и я до недавнего времени являлся рыцарем-командиром ордена сердечного пламени. Возможно, и сейчас являюсь, звание с меня никто не снимал, хоть я и ушел. Но об этом позже. Как зовут тебя?
        Опять эти двойные и тройные имена. Почему меня зовут не Мих де Крутой? Было бы, как минимум, звучно. Кстати, я уверен, что он уже и так знает мое имя. Он уже давно его прочитал. Но решил провести знакомство по всем правилам. И мне это импонировало.
        - Меня зовут Мих Лесорубсон, и я являюсь лейтенантом отряда домашней птицы. Ну просто командиром у нас мама.
        - Понятно, Лесорубсон. - рыцарь улыбнулся лишь краешком губ. - Присаживайся, разговор будет долгим. И чтобы тебе было понятней, начну я со своей истории.
        Я плюхнулся на землю, в тени дерева, и латник начал свой рассказ.
        - Детство я помню плохо, как будто оно было не мое. Рос я в городе Лайткастеле, не слыхал о таком? Не очень большой, зато светлый и уютный. В центре города, на холме, стоял большой замок с остроконечными шпилями. Пацаненком, я мог часами сидеть на крыше нашего дома и смотреть на замок, представляя, как там во дворе тренеруются благородные рыцари, танцуют в зале на балах придворные дамы, и как все они веселятся на пирах. Но детство мое закончилось довольно рано. Мой отец тоже был рыцарем, служил местному герцогу. В очередном военном походе он погиб, как-то бесславно и совсем обыденно. Мне было четырнадцать, когда это произошло. Род наш древний, но совсем бедный. Своей земли у нас не было, жили мы в доме, арендованном на те деньги, что приносил отец. Когда он умер, мне пришлось идти работать. Один рыцарь взял меня к себе оруженосцем. И с тех пор я воюю. Вот уже тридцать лет. Правда последние пять выдались более-менее спокойными. Вскоре, после того как я стал оруженосцем, от болезни померла мать. Родных у меня больше не было, и я стал считать семьей своих боевых товарищей. Отдавал им и тому делу,
которому мы служили, всего себя. Я довольно быстро продвигался по карьерной лестнице, сам стал рыцарем, а пять лет назад дослужился до рыцаря-командира, и был переведен в Касельрок обучать молодежь.
        Кристоф замолк на минуту, окунувшись с головой в воспоминания и мысленно снова став тем мальчиком, которому так внезапно пришлось становится мужчиной.
        - Не самая плохая жизнь у меня была. Я видал судьбы и похуже. - вздохнув, продолжил он. - Но есть во всем этом одна странность, которая не дает мне покоя. Сколько бы я не старался, я не могу вспомнить лиц моих родителей. А ведь я на тот момент не был трехлетним несмышленышем, я был уже подростком и просто должен был запечатлеть у себя в голове их образы. Иногда, уже будучи рыцарем-командиром в Кастельроке, я пролеживал целые бессонные ночи, пытаясь представить себе лицо отца или матери. Но все тщетно, как будто их никогда и не было.
        Что тут скажешь, это довольно-таки душещипательная история, но как она сможет объяснить все странности моих родных, я по-прежнему не понимал. Почувствовав мое нетерпение рыцарь продолжил:
        - Пару месяцев назад со мной кое-что произошло. У тебя, скорее всего, тоже случилось нечто подобное. Я понял, что занимаюсь бессмысленным делом. Но обо всем по порядку. К тому времени в соседнем от Кастельрока лесу завелась кое-какая пакость. Мантикоры наводнили рощу, как блохи бездомную псину. Не знаю, чем их так привлек этот лес, ведь обычно они предпочитают селиться в скалистой местности, но факт остается фактом, они там появились. Естественно, ограничиться одной рощей они не хотели и частенько вылетали за его пределы в поисках того, чем бы поживиться. Такое их поведение сильно не понравилось крестьянам из окрестных деревень, и те пришли ко мне с просьбой, что-то с этим сделать. Выделить своих воинов я не мог, их было мало, и едва хватало для охраны самого Кастельрока. Тогда я поступил другим образом. Объявил награду за убийство мантикор, и всех желающих искателей приключений отправлял в тот лес на охоту. Убить всех таким образом я не надеялся, но расчитывал хотя бы проредить их племя. Как доказательство мне приносили хвосты чудовищ, а я за каждый платил по пять золотых. Потом сдавал их оптом
нашим орденским алхимикам по восемь серебряников. Но задумка моя себя не оправдала. Приключенцы справлялись хорошо и каждый день приносили мне несколько десятков хвостов. Но чудовищ меньше не становилось, и они попрежнему угрожали мирным деревенским жителям. И тогда я прозрел. Зачем посылать людей поодиночке или маленькими группами, если целесообразней собрать большой отряд и прочесать весь лес гребенкой. Мне стало непонятно это мое табу на использование своих воинов. Что за закидоны? На то они и охрана Кастельрока, чтобы защищать его мирных жителей. Ну а жители ли это города или прилежащих к нему деревень, какая разница? К тому же мне было стыдно за собственное поведение. Сколько времени уже длилась эта проблема с мантикорами, а я так ни разу в тот лес и не выбрался для оценки обстановки, все за стенами крепости просидел. В общем, собрал я отряд в десять рыцарей, сорок пехотинцев и двадцать арбалетчиков и, возглавив его, отправился в лес. Едва мы в него вошли, как тут же были атакованы. Первая атака мантикор заставила понервничать. Несколько человек были ранены, но, слава богам, ни один не погиб.
Зато после, когда мы приноровились к манере чудовищ сражаться, все пошло, как по маслу. Мантикоры атаковали небольшими стаями, по четыре-пять особей. Большие щиты сплоченной пехоты без проблем здерживали их наскоки, оставалось только вовремя уворачиваться от их гибких хвостов, заканчивающихся ядовитыми жалами. Не всегда, правда, это удавалось, хорошо еще что алхимический отдел догадался снабдить меня противоядием. Пока пехота вязала чудовищ боем, арбалетчики без проблем расстреливали их с безопасного расстояния. Рыцари же были моим неприкосновенным запасом, и действовали только в том случае, если пехоте или стрелкам нужна была помощь. Так мы продвигались по всему лесу взад-вперед стараясь шуметь погромче, чтобы привлечь внимание чудовищ. Примерно через четыре часа мантикоры перестали приходить на шум. К вечеру наш отряд с триумфом возвратился в замок. Я был доволен. Еще бы, потерь среди моих людей не было, к тому же, нам удалось решить проблему, которая вот уже в течение нескольких месяцев терроризировала округу.
        Кристоф прикрыл глаза, видимо, мысленно возвращаясь в тот день.
        - Но радовались мы недолго. Через день пришел селянин из дальней деревни и рассказал о новом нападении. Тогда я подумал, что это могла быть какая-то ненайденная и недобитая нами стая. Я решил не тревожить парней понапрасну и отправился на разведку всего лишь вдвоем со стюардом. Нам не повезло, на нас не напали на самой границе леса, как в прошлый раз. Произойти это и мы бы благополучно отступили, чтобы вернуться уже с подмогой. Но этого не случилось, и мы довольно сильно углубились в чащу. Когда я понял, что лес по-прежнему кишит мантикорами, было уже поздно. Сразу две стаи взяли нас в клещи и не оставили ни единого шанса выбраться. Оставалось только продать свою жизнь подороже. Сражаясь, я успел убить трех чудовищ, прежде чем сам рухнул на землю израненный и ослабленный от их яда. Мой стюарт уже лежал там же безжизненной куклой. Последнее, что я увидел это его стеклянные глаза, глядящие в небо, а дальше меня самого поглотила тьма.
        Можно было бы конечно на этом месте скептически хмыкнуть, мол, хорош заливать, ты же сейчас передо мной сидишь, если бы со мной в свое время не произошло что-то подобное. Так и не дождавшись от меня никакой реакции, рыцарь продолжил:
        - Утром я проснулся в своей постели живой и здоровый, без каких-либо следов вчерашнего боя. Я даже на секунду подумал, что мне все приснилось. Но хорошо поразмыслив, отбросил эту теорию. К тому же, я никак не мог найти своего стюарда. А все, у кого я о нем спрашивал, считали его либо пропавшим, либо погибшим. Это было странно. Если стюард действительно погиб вчера в лесу, то откуда об этом всем стало известно? Его смерть видел только я. И почему все так спокойно об этом говорят? Нет, у тех, кто его знал, при упоминании о нем, проскальзывала в глазах печаль, но какая-то старая и приглушенная, как будто погиб он не вчера, а десять лет назад. И вообще почему я возродился, а стюард нет? Вопросов было полно, но сидеть просто так и гадать над ответами, я не мог. Вновь собрав большой отряд, я отправился снова зачищать лес от мантикор.
        - С тех пор это стало своеобразным ритуалом, который считался одним из обязательных пунктов моего распорядка дня. - вздохнув продолжил Кристофер. - С утра и до полудня я тренировал своих людей в замке, а после обеда отправлялся со отрядом в лес. Там мы уничтожали чудовищ, сколько могли, и под вечер опять возвращались в замок. С такой занятостью ни на что другое времени у меня не оставалось. Теперь я не мог себе позволить сидеть в своем офисе и раздавать задания искателем приключений. По сути, после того как я лично занялся проблемой с мантикорами, это было уже не нужно. Правда было у меня и другое задание, не связанное с тем лесом, но оно было не таким важным и могло потерпеть.
        Прекрасно, только я вот уже, кажется, не могу терпеть. Нет, серьезно, чем мы тут занимаемся? Ничего меня интересующего я, пока что, не услышал. Только историю жизни стареющего рыцаря, который очень любит слушать свой голос и поучать молодежь. Сидим тут в лесу на полянке друг напротив друга и изливаем душу. Еще бы за руки взялись, честное слово.
        - А через полторы недели, - продолжал тем временем Кристоф, не обращая на меня внимания. - Произошла еще одна странность. В одно прекрасное утро меня перестали слушаться мои подчиненные. Все разом и одновременно. Просто стали игнорировать мои приказы. Первого невыполнившего мой приказ, я приказал взять под стражу. Как ты, наверное, догадываешься, этот мой приказ тоже не выполнили. Тогда я разошелся не на шутку, грозя отдать всех под суд. В итоге под стражу взяли меня, и мне пришлось денек посидеть в камере. Когда меня выпустили, я решил действовать по-другому. Не стал требовать от всех подчинения, а просто расспрашивал людей, что же такое произошло. Отвечали мне с охотой и ничего не скрывали. Как оказалось, меня, вроде как, отправили на пенсию. Оставили все регалии и право жить в замке, но с поста главного убрали. Главым же сделали моего лейтенанта. Теперь он занимался тем, что целый день сидел в моем офисе и раздавал задания искателем приключений. Да, он вернулся к старой, не оправдавшей себя, тактике. К нему меня пустили. Меня вообще пускали везде и разрешали делать все что хочу. Вот только
больше меня никто не слушал. Не стал слушать и мой заместитель. Отговорился какой-то ерундой и выставил меня за дверь. Все происходящее казалось мне дурным сном. Отправить рыцаря на пенсию в сорок четыре года - это нонсенс. Никогда не бывало такого прецедента. Кстати, самого приказа об отставке мне так и не показали. В общем, я стал подозревать заговор с целью переворота. Но поделать ничего не мог, да и не хотел. Не люблю я эту подковерную борьбу. К тому же, если ребята, все как один, отказались от меня, значит я был плохим командиром.
        Кристоф немного засипел, то ли от долгого монолога, то ли от проявившихся чувств. Прервавшись на глоток из фляги, он продолжил:
        - Я решил спустить это дело на тормозах. Пускай кто-то другой управляет замком. Мне и без этого найдется дело. Первостепенной задачей для меня по прежнему была безопасность жителей Кастельрока, поэтому я решил продолжить заниматься проблемой Леса Мантикор. В одиночку это было сделать нереально. Мне был нужен отряд, и я начал набирать добровольцев. Обошел все прилегающие деревни, собрал парней, которые и без того собирались покидать очий дом, чтобы отправиться на поиски приключений. Из вчерашних крестьян плохие солдаты, но у меня за плечами был не один десяток лет опыта, превращать необученое ополчение в первоклассных бойцов. Прикупив на свои, сэкономленные за годы службы, деньги кое-какое для них снаряжение, я принялся вдалбливать в них воинскую науку. Через две недели я рискнул проверить их в бою. Засели мы с ними в засаде у самого края леса и стали ждать стаю. Схватка была кровавой и скоротечной. С чудовищами мы расправились, но и у нас не обошлось без потерь. Двое парней нас покинули, отправившись в чертоги своих богов. Зато остальные, пережив бой, стали чуточку сильнее. Так мы и продолжали:
полдня отводили на тренировки, а остальную его часть на поход в лес. Поначалу мы особо не рисковали. Откусывали только такой кусочек, который могли проглотить. Сперва две стаи в день, потом три. Со временем мои ребята все больше росли в мастерстве и матерели. Наконец пришел тот день, когда мы без проблем смогли пробиться в самую чащу леса и вернуться оттуда. Ночью этого же дня меня посетил безликий.
           - Безликий? - сказать, что я удивился - ничего не сказать. - Один из тех мифических существ, которых демиурги после сотворения мира оставили следить за равновесием и целостностью этого мира? Как-то слабо верится.
        - Я до этого их не встречал, но почему-то абсолютно уверен, что это был именно он. - рыцарь посмотрел на меня с полной уверенностью в своей правоте, и я не стал с ним спорить. - Если бы ты его видел, тоже не сомневался. Тощая фигура, с головы до ног укутанная в черный плащ. И никаких поясняющих надписей, я даже имя не смог его увидеть. Ни лица, ни каких других поверхностей его тела, рассмотреть также не удалось. Сам плащ его как будто впитывал в себя разлитый по округе свет, погружая пространство вокруг него в полутьму. Тот еще видок, я тебе скажу. Меня, если честно, чуть кондратий не схватил, когда я его увидел. И кондратий - это не один из моих солдат. Отмер я только тогда, когда безликий со мной заговорил. Очень уж у него был приземленный голос, совершенно не вязался с его внешностью. Мягкий, с визгливыми нотками, почти мальчишечьий.
        - И что же от тебя хотел этот безликий?
        - Если коротко - чтобы я прекратил барагозить. Это, кстати, цитата. Он прям так и сказал. А дальше понес какой-то полувменяемый бред, который я понимал через слово. Но той части, что я уразумел, хватило для того, чтобы у меня все волосы зашевелились на спине. Общий расклад такой. В нашем мире существует определенная категория людей и представителей других рас, для которых этот мир не является родным. Безликий окрестил их игроками, я же называю чужаками. В основном они обитают в своем мире, но частенько наведываются к нам. Для развлечения. Когда им становится скучно или хочется отвлечься от своих иномирских забот, они приходят в этот мир. В Атравель. А здесь делают все, что хотят. Могут грабить или убивать местных, а могут сражаться с бандитами и чудовищами, защищая мирных жителей. Но не потому, что они плохие или хорошие, а только ради развлечения. По мне, так это высшая степень лицемерия. Служить свету или тьме не благодаря каким-то своим убеждениям, а потому что тебе скучно. Так вот именно чужаки являются основной массой искателей приключений. Есть среди них и наши, местные, но их гораздо
меньше. Когда я раздавал задания на очистку леса от мантикор, большинством желающих были именно игроки. Не знаю, ради чего, денег или различения, но они с удовольствием выполняли эти задания. Когда же я решил взять все в свои руки и самостоятельно заняться чудовищами, многим чужакам это не понравилось. Где-то, в своем мире, они нажаловались на меня каким-то форумам. Видимо, это какие-то могущественные существа, потому как они заставили безликих отстранить меня от моей должности и заменить лейтенантом.
        Честно говоря, услышанная история казалась мне, мягко говоря, сомнительной. Ну зачем существам высшего порядка, которые следят за балансом сил в мире увольнять с поста какого-то стареющего рыцаря? Не думаю, что его управление в Кастельроке так уж сильно приближало конец света. Но я по-прежнему остался слушать латника. Сперва услышу всю историю до конца, а потом уже буду делать выводы.
        - Хоть игроки и имеют над безликими какое-то влияние, все-равно нашелся один из них, который решился мне обо всем рассказать. - тем временем продолжал вещать Кристоф. - Правда, он больше истерил и настаивал на том, чтобы я больше не сувался в Лес Мантикор, стращая меня тем, что иначе для меня закончится все плачевно. Я попросил подробностей. Безликий хоть и нервничал, но постарался мне все доступно объяснить. Оказывается безликие уже не могут влиять на наш мир в той же степени, что и раньше. Неизвестно, с чем это связано. По его словам они и сами теряются в догадках. Но доставить кому-то неприятности они все еще способны. В моем случае, далее цитата, это будет смена статуса с квестого непися на обычного. Делать это, по его словам, долго и муторно, но если я не перестану доставлять проблемы и вмешиваться в игровой процесс, корпорация на это пойдет. Не смотри на меня так, я и сам не понимаю в полной мере смысл сказанного. Из объяснений безликого я понял только то, что в случае смены статуса после смерти я не буду больше возрождаться. А если я и дальше буду мешать чужакам развлекаться в моем мире,
они вполне могут нанять парочку убийц. Тут я естественно заартачился. Тот кто столько раз верхом на полном ходу врезался в шеренги врага, смерти не боится. И ни чужакам, ни безликим не запугать меня, и не заставить отказаться от своих убеждений. На это парень с еще большим пылом стал меня отговаривать. Мол, он тут из-за меня своей карьерой рискует, а я такой неблагодарный. Если узнают, что он тут с неписью разговаривал, в лучшем случае уволят. А если узнают о чем, то еще и штраф вломят и заставят отрабатывать до скончания века за разглашение закрытой корпоративной информации. При этом сам рыцарь все равно уже ничего не сможет изменить. В лесу как водились мантикоры, так и будут водится. А игроки как охотились на них, так и будут охотиться. Таков нормальный порядок вещей, и пора бы мне с этим уже свыкнуться. И знаешь что? Я ему поверил. Нет, не в то, что это нормальный порядок вещей, а в то, что я ничего не смогу изменить для местных жителей. На следующее утро я собрал весь свой немногочисленный отряд и ушел из Кастельрока. Такие вот дела, братец.
        - И? - неужели все действительно оказалось потерей времени, и то что мне довелось услышать, это черновой вариант мемуаров рыцаря на пенсии?
        - Что "и"? - не понял меня Кристоф.
        - Как твоя история объясняет странное поведение моих родных?
        - А ты не понял? Это все игроки, это их рук дело. Если что-то мешает их забавам, они найдут способ это устранить. А все местные, ты сам это заметил, как будто околдованы. Изо дня в день занимаются одними и теми же делами, как будто им указали, что делать, и они не могут противиться. Даже если их действия идут в разрез с логикой. Даже когда их потуги не приносят никакого эффекта. Люди просто плывут по течению и не желают никаких изменений. Кто же мог такое с ними сделать, если не чужаки?
        - То есть, это только теория?
        - Это уверенность. Слушай, я со многими нашими говорил о чужаках. Никто из них не воспринимал этот разговор. Одни просто меня игнорировали, будто бы я молчал или обращался к кому-то другому. Остальные меня не понимали, как будто я на гоблинском с ними общался. Говорили, что я рассказываю странные вещи и меняли тему разговора. Странно это, не находишь?
        - Я много странного повидал с тех пор как ушел из дома, но это не значит, что все непонятное нужно объяснять происками игроков.
        - Не веришь? Ну как знаешь. Через месяц-другой, когда сам все увидишь, по-другому заговоришь.
        - Возможно. Слушай, если ты на все мои вопросы будешь отвечать, что это происки игроков, то пожалуй нам не по пути. - заявил я без обиняков. - Мне тогда интересней на лесопилке будет.
        - Давно ты пробудился? Максимум, неделю? А я уже больше пяти месяцев в здравом рассудке. И знаю гораздо больше твоего. - зыркнул на меня Кристоф раздражительно. - Тебе же будет лучше перенять эти знания от меня. А не набивать шишки самостоятельно. К тому же, мое обещание сделать из тебя хорошего воина в силе. Оруженосец, не умеющий сражаться, мне не нужен. Да и тебе это тоже будет полезно. Сможешь дать отпор всяким неумехам с оглоблями. - намекнул он на мой последний бой с Жигернаутом.
        Я задумался. А действительно, что я теряю? Время? Этого ресурса у меня пока что вроде хватает. Работу? Ту, на которую я не хотел устраиваться, боясь повторить судьбу своего отца? Работу, которая, я уверен, уже через день станет опостылой, а через неделю ненавистной? Я ведь, уходя из дома, хотел приключений. Так вот они, только руку протяни. А я все еще колеблюсь. Страшно? Может быть немного. Я боюсь перемен. Страшно менять свой тихий и уютный распорядок на что-то неизвестное, даже когда эти перемены сулят нам нечто лучшее, чем было. Только вот наверное поздно думать об этом после того, как ушел из дома.
        - Ладно, уговорил. Я согласен стать твоим оруженосцем.


        Может быть я не люблю утро, потому что оно у меня ассоциируется только с плохим? Ведь его можно воспринимать по разному. Как начало новых возможностей и свершений. Утро, как заголовок очередной главы в книге, где глава - это день, а книга - это жизнь. И то, что в этой главе будет написано, зависит только от тебя.
        Но у меня утро не соотносится ни с чем подобным. Возможно, если бы я просыпался, когда захочу и имел возможность немного поваляться в постели, слушая пение птиц или наблюдая за первыми, робкими лучами солнца, если бы мог просто насладиться утром, то я бы любил это время суток. Но я его не люблю.
        Вы когда-нибудь просыпались под лязг ударов ложкой об пустой шлем? Удовольствие ниже среднего. Звук получается просто адский. То ли Кристоф за годы своей практики нашел самую ужасную тональность, то ли изобрел самый немузыкальный инструмент.
        Я разлепил один глаз и с ненавистью посмотрел на нарушителя спокойствия, пробурчав что-то матерное. Рыцарь прореагировал на это весьма спокойно и даже казался очень собой доволен.
        - Пора вставать, спящая красавица. Рассвет уже наступил. Ты ведь не хочешь проспать свою первую тренировку?
        У меня на этот счет было свое мнение, но озвучивать я его не стал. Сделав над собой усилие и открыв второй глаз, я взглянул на небо. Оно было больше темным, чем светлым. Какой же это рассвет? Ночь на дворе. Подсвеченное на востоке красным небо не в счет.
        Свои выводы я тут же выложил рыцарю, но ему было на них плевать.
        - Подъем, и бегом к ручью умываться. Если через пять минут будешь еще валяться, тогда утренние водные процедуры сами к тебе прийдут, в виде опрокинутого на тебя ушата с холодной водой.
        Пришлось подчиниться. Вода в ручье оказалась такой холодной, что я во всю кряхтел и фыркал. От этого шума проснулся Зомби и вылез из своего спального мешка посмотреть, что происходит. Определив примерное время, он с укоризной уставился на меня.
        - Я не виноват. Это все фон Леф.
        Скудно оценив наши с рыцарем умственные способности, лягушонок уполз досыпать. Какое все-таки емкое слово "москит". Я же обреченно поплелся к латнику.
        - Начнем пожалуй с пробежки. - объявил он мне. - Бегать будешь вокруг поляны, возле самых деревьев. Сразу начинай бежать изо всех сил, на своей предельной скорости. И следи за выносливостью. С этого момента вообще возьми себе за правило отслеживать все свои бары. Запасы и здоровья, и маны, и бодрости. Когда заметишь, что запаса сил у тебя осталось на десять процентов, переходи на бег трусцой. Когда останется один процент - остановись и отдышись. Дождись пока выносливость не восстановится до десяти процентов, тогда снова начинай бежать трусцой. Все, начинай. Я скажу, когда закончить.
             Обреченно вздохнув, я побежал. Не один я был не в восторге от этой утренней экзекуции. Казалось, сама природа желала, чтобы я остановился. Она цеплялась травой за мои ноги, а ветками деревьев пыталась ответить мне влажную подщечину, тем самым пытаясь привести меня в чувство. Но не потому что она заботилась о моем благе. Просто мой громкий топот и хриплое дыхание заглушали тихие рассветные звуки леса и разрушали легкую и волшебную атмосферу утра.
        Я продолжал бежать. Вчера Кристоф дал мне доходчиво понять, что способов прокачки у меня не так уж и много. А точнее всего один.
        - Нас, местных, можно разделить на три группы. - рассказывал мне рыцарь вчера за ужином у костра. - Первая группа - это обычные неписи. Терминология чужаков, не обращай внимания. Это обыкновенные люди и представители других рас, живущие в городах и деревнях и занимающиеся всевозможным бытом изо дня в день. Такие как крестьяне, торговцы, стражники и другие. Вторая группа - это неписи-искатели приключений, или вольные. Из названия все понятно. Это те, кто однажды ушел из дома, ведет бродяжный образ жизни, и берется за различные сомнительные задания по уничтожению всяких чудовищ и защите мирных жителей. Часто они сопровождают игроков-искателей приключений. Третья группа - это квестовые неписи, или квестодатели. Эти всю жизнь живут безвылазно и проводят почти все свое свободное время сидя на одном месте и раздавая задания искателям приключений. Теперь скажи мне к какой группе относимся мы с тобой?
        - Ну, раньше я был квестовым, а сейчас, наверное, искатель приключений.
        - А вот бердыш тебе. Я же говорил, что смена статуса это дело очень долгое и нудное и совершить его могут только безликие. Ты как был квестодателем, так им и остался.
        - И что мне это дает?
        - А вот это очень правильная постановка вопроса. Давай рассмотрим отличия местных между собой на примере чужаков. Все игроки впервые появляются в нашем мире с первым уровнем. Это значит, что они еще ничего не умеют, и мало что могут. По сути они не сильнее самого слабого ребенка из семьи обыкновенных неписей. Но игроки могут расти в уровнях. За победы над противниками и за выполненные задания им начисляется опыт. Накопив его нужное количество, чужаки получают новый уровень, а с ним и дополнительные очки. Эти очки игроки, на собственное усмотрение, добавляют к показателям своих характеристик, таким образом, повышая эффективность нужных им. Добавив очко в силу - станешь сильнее, в скорость - быстрее, и так далее. Так вот, расти также в уровнях, как и чужаки, могут только вольные неписи. У всех остальных приходящий опыт блокируется. По правде, обычным и квестовым неписям опыт вообще не должен приходить, ведь они ни с кем не сражаются и никаких заданий не выполняют, живут себе тихо-мирно на одном месте, занимаясь повседневными делами. Но если вдруг обычный местный отринет навязаный ему уклад, и решит
пойти крошить чудовищ, прокачать свои характеристики он не сможет. Максимум, что он сможет прокачать, это умение владением тем оружием, которое он будет использовать в битве. Но об этом позже.
        - То есть все обычные и квестовые атравельцы навсегда остаются на одном уровне?
        - Я этого не говорил. Я только сказал, что они не получают опыт. Да, как это не прискорбно, но квестовые неписи навсегда остаются на одном уровне, а вот обычные - нет. Их уровни растут с возрастом или с повышением общественного статуса. Так солдат, получая лычки, вместе с ними получает и несколько уровней. Рабочий заслуживший повышение становится на несколько уровней выше. Крестьянин, ставший зажиточным фермером, ребенок достигнувший совершеннолетия, у всех у них растет уровень. Ведь им тоже нужно иметь возможность отбиться в случае нападения забредших диких зверей или рейда шайки головорезов. Только уровень у обычных растет в определенных пределах. Он не может становится выше максимального уровня той области, где они обитают.
        - Получается, мы самые обделенные?
        - Не спеши. У нас тоже есть свои преимущества. И сейчас мы к ним перейдем. Есть у чужаков одна очень полезная особенность. Если они недооценили противника или переоценили свои силы, это не будет является для них фатальной ошибкой. Игроки не умирают конечной смертью, погибнув, они возрождаются в специальных местах. Не справившись с врагом у них всегда есть вторая попытка, и третья, и десятая. Они всегда могут взять больше сил и людей, выбрать получше снаряжение и попробовать еще раз. Из всех местных такой же способностью как у игроков обладаем только мы. Только возрождаемся мы всегда дома. Еще у вольных есть небольшая возможность вернуться с того света. Но только у тех, которые сопровождают игроков. Если такой вольный погибает, игрок, с которым он путешествовал, если посчитает нужным, может прийти в святилище и попросить совершить ритуал воскрешения. Стоит такой ритуал о-го-го, и репутация определенная нужна, но возможность такая имеется. Обычные местные возродиться никак не смогут, если конечно не считать за воскрешение гнусные обряды некромантов. Но лучше уж умереть, чем становится гниющей
безвольной куклой в руках темного колдуна.
        - Почему такая полезная способность у нас вообще есть?
        - А ты как думаешь? Для удобства чужаков. Свои задания мы же раздаем в основном им. Без задания им будет сложнее качаться. А так убьют квестодателя, и кто им будет их выдавать?
        - Найдут какого-нибудь другого местного, мало что ли?
        - Так никаких местных не напасешься, поверь мне. Среди чужаков встречаются настоящие душегубы. В общем, проще им так, как оно есть, и гораздо целесообразнее. Но что-то мы отвлеклись от темы. То что мы можем возрождаться, как и игроки, большого преимущества перед ними нам не дает. Если ты сойдешся в поединке с игроком и победишь его, то он, возродившись, пойдет куда-нибудь покачается, подымет несколько уровней и вернется чтобы тебе накостылять. Когда же он тебя победит ты ту же процедуру проделать не сможешь, и уже никогда не сможешь его победить. Точнее, не смог бы, если бы не еще один ньюанс. У чужаков есть еще одна возможность повысить свои характеристики без повышения уровня. Тренировками. Многократно используя одну характеристику, можно повысить ее значение. Правда, здесь все не так просто. Каждый игрок может повысить тренировками все свои характеристики максимум на пятнадцать пунктов. И тренировки эти делятся на три ступени. Первые пять пунктов любой игрок может повысить сам. Бегая, таская тяжести, читая, и так далее. Качаются они довольно быстро, так что прибавка в пять единиц к
характеристикам есть почти у всех игроков. Вторая ступень уже не такая простая. Характеристики качаются уже не так быстро, а чтобы их прокачать, нужен еще и специальный тренер. Такие впрочем есть в любом большом городе, и если задаться целью, то можно их отыскать. Их услуги стоят немалых денег и определенной репутации, так что чужаков с прибавкой в десять единиц к характеристикам уже гораздо меньше. Третья ступень самая сложная. Во всем мире есть только один мастер-тренер на каждую характеристику, который может добавить игроку последние пять пунктов. Сведения, где обитают эти мастера, хранятся в строжайшем секрете, в самых сильных и могущественных кланах и гильдиях. Как ты понимаешь, игроков, прошедших все три ступени тренировки, единицы. Услуги мастер-тренеров черезвычайно дороги, а сами характеристики качаются очень медленно. Такой игрок должен обладать не только целым состоянием, но и завидным упорством.
        - И к чему кому-то тратить столько времени и средств ради каких-то пяти пунктов?
        - Ты шутишь, я надеюсь? В большой игре каждая единичка на счету. Даже если у тебя всего на один пункт характеристика больше, чем у противника, это уже преимущество. Конечно, при условии, если ты сумеешь им воспользоваться. Возможно, именно последняя прибавленная единичка в ловкости и позволит тебе увернуться от удара врага, или добавленный пункт к силе, поможет тебе пробить доспех соперника. В бою любая мелочь важна, как в принципе и в жизни.
        - Ладно, я понял. Только какое отношение это имеет к нам?
        - Такое, что местные тоже могут повышать характеристики тренировкой. Только у них все заканчивается первыми пятью единицами, к тренерам, чтобы качаться, никто из местных не ходит. Точнее, заканчивается у всех местных, кроме квестадателей. У нас, почему-то, блок на пяти единицах не стоит. В теории, мы можем повышать наши характеристики тренировками на протяжении всей жизни. Не знаю, почему у нас есть это преимущество. Быть может нам дали его, как компенсацию за нерастущий уровень. Или, возможно, когда безликие ограничивали всех местных, то как-то упустили это из виду. Но не воспользоваться этой возможностью, я считаю глупым. Этот метод прокачки я тебе и предлагаю. Погоняем тебя две-три недели усиленными тренировками, а затем пойдем пробовать твои возможности на игроках.
        А ведь мою встречу с Кристофом можно считать большой удачей. И то что я решил все-таки с ним пойти, тоже очень хорошо. Столько полезной информации, что я узнал от него за один вечер, я мог бы и за несколько лет не узнать. Да что там лет, за всю жизнь. Почти два десятка лет прожил, а о том, что он рассказывал, ни сном ни духом. Теперь я знаю, как стать лучше. Какой мальчишка не хочет стать сильнее всех? Только мне это надо не для глупой бравады, а для большей уверенности в себе. Теперь ни один ЖигерНаут не сможет безнаказанно меня бить. Я даже зажмурился от предвкушения.
        - Сотри эту свою ухмылку с лица. - оборвал мои грезы рыцарь. - То, что у тебя есть возможность усилиться - не говорит о том, что ты однозначно сможешь ею воспользоваться и не упустишь ее. Характеристики качаются в основном только на грани истощения. Можно конечно и не доводить до этого, просто бегая трусцой тоже получаешь какой-то прогресс, только тогда тебе придется пару месяцев так пробегать, чтобы получить одну единицу выносливости. Так что могу сказать тебе точно: будет очень нелегко. Придется поработать на пределе возможностей. Прямо завтра с утра и начнем. С пробежки.
        И я бежал. Спотыкаясь на кочках, уворачиваясь от веток, заставлял себя снова и снова переставлять ноги. В какой-то момент я слишком увлекся, вспоминая вчерашний разговор, и не уследил за полоской. Наказание не заставило себя ждать. Ужасная слабость, трясущиеся ватные конечности и кислый ком в горле. С минуту я завидовал обычным неписям и жалел, что я квестовый. Затем слабость немного отступила, и я смог повернуть голову, чтобы не пялиться в землю. Рядом со мной на корточках сидел Кристоф и с усмешкой глядел на меня.
        - Отблевался? - спросил он.
        - Умгу. - невнятно промямлил я. Похожие я все-таки исторг из себя тот кислый ком.
        - Тогда, встать! - рявкнул он внезапно. - И бегом марш вокруг поляны. Не уследишь еще раз за выносливостью - будем тренировать твое внимание.
        Чувствовалось что-то недоброе в этом обещании, поэтому я рисковать не стал и решил быть немного пособраннее. Вяло поднявшись, я медленно побежал вокруг треклятой поляны. Есть у меня подозрение, что за несколько недель моих тренировок бедная поляна будет не один раз проклята. От бега трусцой полоска с запасом сил не так быстро проседала, как от быстрого бега. Только мне от этого было еще хуже. Я то мечтал, чтобы она побыстрее закончилось, и я смог наконец отдохнуть. Бежать на грани истощения, за чертой десяти процентов выносливости было так тяжело, как будто у меня на закорках сидел рыцарь вместе со своей лошадью. Наконец-то бар бодрости почти опустел. Я остановился, согнувшись, уперев руки в колени, и едва сдерживаясь, чтобы не улечься на землю.
              - Выпрямись и выровняй дыхание. - жеваный латник был тут как тут. - Старайся дышать глубже. Вдох, выдох.
        Я был бы рад следовать его советам, только мое тело сопротивлялось всем моим жалким потугам контролировать его. Легкие работали как кузнечные мехи и никак не реагировали на попытки их хоть немного замедлить. Увидь сейчас мое состояние какая-нибудь загнанная лошадь, она бы точно подумала: "О, да у меня еще все в порядке", и бодро поскакала бы по своим делам.
        Через пару минут я все же смог прийти в себя. Зрение перестало двоится, а хриплое дыхание стало настолько тише, что я смог услышать и другие звуки. Одним из таких звуков, к сожалению, был приказ рыцаря продолжить пробежку.
        Где-то через час таких пыток, когда уже солнце полностью показалось из-за горизонта, с любопытством поглядывая в мою сторону, мол, что за придурок там круги наматывает, меня наконец-то вознаградили. Пришла с таким трудом зарабатываемая мной прибавка к выносливости.
        "Ваша выносливость увеличена + 1"
        Сообщение пришло очень своевременно, добавив мне мотивации, продолжать свои мучения. Закончилась моя экзекуция только поздним утром.
        На очередной передышке ко мне подошел Кристоф, позвал завтракать и объявил, что на сегодня с беготней можно заканчивать. Сказать, что я был этому рад - это ничего не сказать. К тому, же за это время я успел повысить свою выносливость еще на один пункт. Итого за несколько часов тренировки я заработал целых две единицы к характеристике. Очень неплохо. Это сколько же я смогу получить за две недели?
        Но жеваный рыцарь и тут меня обломал.
        - Выглядишь через чур довольным. - прокомментировал он. - Сколько ты поднял?
        - Две единицы.
        - Неплохо. Но слишком не обольщайся. Каждое заработанное тренировками очко увеличивает затраты сил и времени на следующее. Другими словами, каждую новую единицу будет все сложнее и сложнее получить. - обрадовал он меня. - Придет такой день, и довольно скоро, когда за всю тренировку ты не поднимешь характеристику ни на один пункт. Потом и за неделю, потом и за месяц. Но это не повод бросать тренировки. Прогресс характеристики все равно капает, хоть и очень медленно. И наградой за это будет целая единица. А как я уже говорил, в сражение и жизни каждый пункт на счету. Ладно. Не заморачивайся. Что-то ты слишком задумчивый стал. Пойдем лучше есть.
        Готовил Кристоф как настоящий солдат. Брал все что было в наличии и смешивал в равных пропорциях в котелке. Обязательным атрибутом был большой кусок мяса. Затем он ставил котелок на огонь и через несколько минут получалось довольно приличное мясное рагу. Намного лучше, чем в поселке лесорубов, но похуже, чем у мамы.
        После завтрака я почувствовал себя хорошо отдохнувшим. Пока я трапезничал, полоска выносливости успела полностью восстановиться. И теперь я вновь был готов ринуться ее опустошать. Рыцарь мои ожидания не обманул и снова возобновил тренировку, но на этот раз мы начали качать другую характеристику. Для этого бегать и растрачивать запас сил, мне было не нужно. На этой тренировке я не бегал, а ходил. Кристоф загрузил мой инвентарь камнями и бревнами с таким расчетом, что до полного перегруза мне не хватало полкилограмма. Это позволяло мне оставаться на ногах, но передвигаться с такой тяжестью на закорках я мог едва-едва. Еле переставляя трясущиеся ноги, я двигался со скоростью улитки. Теперь, по моим ощущениям, у меня в сумке была даже не лошадь рыцаря, а целый носорог. После того как я получил свою первую единичку к силе, стало чуточку полегче, но следивший за мной латник это заметил и добавил мне в сумку еще пару камней.
        Новый вид занятий длился до обеда. За это время я успел поднять свою силу аж на три пункта. Но клеваный рыцарь не дал мне насладиться своими достижениями, прокомментировав, что я еще по-прежнему хилый дохляк.
        Прервавшись на очередной прием пищи, мы продолжили делать из меня воина. Во второй половине дня мы больше не занимались прокачкой характеристик, а уделили время повышению моих боевых навыков. Кристоф стал учить меня азам владения оружием. И начал он с того, что сунул мне в руки какой-то щит.
        - Что это? - непроизвольно вырвалось у меня.
        - Шпора от запора. А что по-твоему? Простой малый пехотный щит. Или ты читать не умеешь?
        - Умею. Я в том смысле, зачем он мне? Я им пользоваться не умею. - пояснил я. - Я думал, что ты меня научишь лучше драться тем оружием, которое я уже использую. Копьем и пращей.
        - К сожалению, я не владею теми видами оружия, что ты выбрал для себя. - прокомментировал он менторским тоном, будто начал урок. - С кавалерийским копьем я еще умею обращаться, но у него совсем другая техника, чем у пехотного. Оружием же дальнего боя не владею в принципе. Максимум, что могу, это более-менее точно бросить кинжал. Тебя могу обучить владению мечом, щитом, кинжалом, палицей, кистенем и двуручным мечом. Но не всему сразу. На это надо слишком много времени. Выбери из перечисленного то, что тебе больше всего по душе, и я тебя этому научу. Кроме владения щитом, ему я тебя итак обучу. Владеть щитом - обязательное условие для любого оруженосца, чтобы он мог во время боя прикрывать своего рыцаря.
        Я взвесил в руке врученный мне щит. Хоть он и малый, но тяжелый и громоздкий. Неудобный. Что же тогда говорить о большом? Из всего перечисленного латником оружия, только кинжал не весил, как три кирпича. Это сразу же добавило несколько очков в его пользу. К тому же, если бой перетечет в нежелательную для меня дистанцию, а это ближе ко мне, чем длина моего копья, то я предпочту иметь у себя оружие легкое и быстрое. Что лучше, иметь возможность нанести один сильный удар или несколько слабых? Я бы выбрал второе. От одного удара еще можно увернуться, а вот от нескольких... Даже если противник избежит половины ударов, то вторая половина его достанет. И если не нанесет критический урон, то точно ранит. С раненым противником и сражаться легче, если он конечно не берсерк.
        - Я выбираю кинжал. - подумав, решился я.
        - Ты уверен? - нахмурившись, поинтересовался у меня Кристоф. - Кинжал - это больше вспомогательное оружие. Его используют, когда сломался меч, когда шеренги сходятся так плотно, что невозможно воспользоваться более длинным оружием, или когда тебя прижмут к чему-то, и у тебя не будет возможности для размаха.
        - Уверен. Как раз будет вспомогательным оружием для моего основного - копья.
        - Ну как знаешь. Вставай сюда, покажу тебе основные хваты оружия, стойки и принципы работы с ними.
        Следующие три часа я занимался с кинжалом и щитом. И несмотря на то, что навыка владения ни тем ни другим оружием у меня не было, кинжал мне давался гораздо легче чем щит. Мне не нравилась сама манера использования этого оборонительного снаряжения. Не мое это было, и все. Мне гораздо удобнее увернуться, отскочить от удара, чем принимать его на защиту. Почему бы не поучится бою у диких животных? К примеру, волки, отличные войны. Я никогда не видел, чтобы они блокировали удары. Сражаясь волк отпрыгивает, защищаясь, и прыгает вперед, атакуя. Тем самым раздергивает противника, лишая его устойчивости. Такая тактика мне кажется гораздо целесообразнее, чем укрываться за щитом, пока враг колошматит по ниму мечом, отбивая тебе руку. Но учителем и специалистом по сражениям здесь был Кристоф, а не я. И на мои доводы он заявил, что в тяжелом доспехе особо не попрыгаешь, как и в плотном строю. Поэтому я и дальше стойко учился биться со щитом. То, что таскать на себе железки, а тем более сражаться в строю, я не планирую, говорить я ему не стал.
        Итогом трехчасовых занятий с оружием стали три новых навыка.
        "Вы получили навык "владение одноручным оружием" 1 уровня"
        "Вы получили навык "владение кинжалами" 1 уровня"
        "Вы получили навык "владение щитом" 1 уровня"
        Но и на этом фон Леф не остановился. Где-то за час до ужина рыцарь провел последние на сегодня занятие. И посвящено оно было тактике.
        - Я хочу чтобы ты кое-что запомнил. Чтобы победить сильного противника, нужно знать его слабости. Они есть у всех, нужно просто быть внимательным. Главными нашими врагами я считаю чужаков. Ты можешь с этим не соглашатся, возможно позже изменишь свое мнение. Так или иначе, ты пока что слишком мало видел, чтобы делать какие-то выводы. В любом случае, тебе пригодится знание того, как можно с ними справиться. Хотя бы для того, чтобы не отхватывать от всяких задир. - не удержался рыцарь от колкости. - У чужаков также как и у всех, есть свои слабости. И вот тебе одна из них, которая присуща почти всем игрокам. Чужаки ленивы. Не все, но очень многие из них. Сейчас я объясню почему. Ты, как лесоруб, должен иметь представление об автоматической добыче ресурсов? - Я кивнул. Об автоматике мне рассказывать не нужно. - Отлично. Тогда тебе будет легче понять. В битве тоже есть нечто подобное. Каждый воин может изучить и потом использовать в бою, так называемые, приемы. Это связки ударов, всевозможных атак, обманных движений, блоков и прочего. Приемы крайне полезны в сражении, мы, в свое время, тоже перейдем к
их изучению. Они позволяют нанести большой урон за короткое время, ошеломить противника, обойти его защиту, и так далее, в зависимости от того, зачем этот прием нужен. Выполнить его не так уж и легко, нужна предельная точность и концентрация. Сразу же повторить, тоже не получится, каждый прием имеет так называемый откат - время, за которое нельзя выполнить этот же прием повторно. К чему я веду - все приемы можно выполнять автоматически. Просто выбираешь мысленно в специальном окне, какой хочешь провести, и тело само выполнит все движения. Это довольно удобно, выполняя прием собственноручно, рискуешь сделать ошибку и не закончить его. А с автоматикой такого не бывает. Тело делает все движения точно и без ошибок. Поэтому практически все чужаки, проводя приемы, пользуются автоматикой. Ведь так гораздо проще. Только здесь есть один нюанс: тело не вернет тебе контроль, пока не завершит все заложенные движения до конца. На этом можно неплохо подловить ленивых чужаков. Если ты заметил, что игрок делает прием, который тебе известен, то ты знаешь, что он будет делать в следующий момент. И что бы ни
происходило, он все равно будет заканчивать свое движение так, как это положено по приему. Тебе надо всего лишь оказаться там, где не будет его оружия, и ткнуть туда, где окажется сам противник. Лучше всего, в какое-нибудь уязвимое место. Для этого конечно нужно неплохо разбираться в приемах, но оно того стоит. Кстати, чужаки часто привязывают свои приемы к определенным цифрам. Если услышишь, что игрок в бою кричит какой-то номер, знай, что он в следующий момент он будет использовать прием. А теперь смотри и запоминай. Покажу тебе несколько самых распространенных.
        Я уселся на траву и почти до самой темноты наблюдал как Кристоф плетет рисунок боя. Выглядело это красиво и захватывающе. Когда потемнело настолько, что я перестал различать его движения, мы развели костер, поужинали, и улеглись спать.

        Следующие несколько недель стали для меня самыми трудными в физическом плане за последнее время. Да и в моральном было не очень легко. Многократные повторы одних и тех же упражнений утомляли не только мышцы, но и разум.
        Одновременно с тем, как бы парадоксально это не звучало, время, проведенное мной за тренировками на лесной поляне, было, в какой-то степени, даже счастливым. Не было никаких забот или дилемм, только поставленная цель и планомерное ее достижение. Это приятно, видеть, как приложенные тобою усилия приносят результат. А результат был, чтобы его оценить, нужно было только заглянуть в характеристики.
        Второе утро наших с рыцарем занятий также началось с пробежки. Она отличалась от прошлой, потому как на этот раз мы занимались повышением скорости. Моей задачей было бежать как можно быстрее, расходуя запас сил до половины, дальше следовал отдых до полного восстановления и все по новой. Такой подход почему-то результатов не дал, и я за целое утро не получил ни одной прибавки к характеристике. Кристоф, естественно, во всем обвинил меня, заявив, что я не стараюсь, и обещал в следующий раз привязать меня позади лошади и показать, что такое скорость.
        До обеда мы занимались ловкостью. Я снова бегал, на этот раз, через лес. Главной задачей было не запнуться и не останавиться, а продолжать двигаться вперед, используя для этого окружение и применяя акробатику. Отталкиваться от пеньков и камней, перепрыгивать большие корни и кусты и кувыркаться под низкими ветками. Сперва я повышал не столько ловкость, сколько количество у меня синяков и шишек, но постепенно приловчился. А под конец даже вошел во вкус. Мне, словно непоседливому мальчугану, доставляло истинное удовольствие прыгать, кувыркаться и вертеться волчком. Я настолько разошелся, что латнику пришлось звать меня на обед целых три раза. И несмотря на неудачное начало, я до обеда успел даже получить первую прибавку. Несомненно, это природная полоса препятствий стала моим любимым упражнением.
        После обеда я тренировался с оружием. Кристоф поставил передо мной соломенный манекен (и где он его только таскал?) и велел отрабатывать точность ударов. Все уязвимые места у манекена были помечены красным цветом. Мне нужно было, подбегая к нему, слету атаковать его копьем или кинжалом в одно из этих мест. Это было очень нудное занятие и долгое. Но за его счет у меня на единицу улучшилось владение копьем.
        Дальше мы занимались со щитом. Точнее я со щитом, а Кристоф с дубиной. Ею он пытался выбить из меня побольше дерь... дури, а я, в свою очередь, должен был блокировать его удары щитом. Получалось у меня откровенно плохо. Видя его широкие замахи, мне постоянно хотелось отпрыгнуть назад, а не съежиться за маленьким и хлиплым щитом. Пару раз я так и делал, на что фон Леф тут же свирепел и наказывал меня целым каскадом ударов.
        После этих занятий я наконец-то понял предназначение круга камней на поляне. Камни представляли собой что-то вроде дуэльного круга. Сражаясь в нем, нельзя было умереть. Получив смертельный удар, боец просто упадет на землю парализованный на несколько секунд с одной единичкой здоровья и жуткой болью. Проверено на собственном опыте. И не один раз. Да больно и неприятно, но зато удобно. Не нужно тратить кучу времени на дорогу от дома до сюда. В общем-то понятно, чем руководствовался рыцарь, выбирая это место.
        Только загоняв меня до полного физического истощения, фон Леф наконец-то от меня отстал. Скинув опостылевший щит с руки, я увидел, что уже довольно темно. Латник не меня пожалел, просто ему все сложнее было меня видеть. Несколько часов мучительной тренировки, а владение щитом увеличилось всего на один пункт. Как по мне, результат абсолютно не оправдывал усилий. Можно смело забрасывать эти бесполезные упражнения. Я сам с удовольствием бы променял занятия со щитом на что-то более нужное. Оставалось только убедить в этом рыцаря.
        Третий день был, как брат- близнец похож на первый. Впрочем, как и последующие нечетные дни. Прокачка выносливости и силы до обеда, занятия с оружием и тактика после него. Даже готовил Кристоф тоже самое, аргументируя это тем, что большого разнообразия в припасах у нас нет, из-за того, что в тот день, когда он поехал за ними в город, встретил меня. Как всегда, я каким-то образом оказался виноват и в этом.
        Четвертый день, как и все четные, был точной копией второго. Скорость, ловкость, работа с оружием.
        С каждым новым днем тренировки давали все меньше отдачи. Когда за целых два дня я не поднял в характеристиках ни одного пункта, латник поменял мне все упражнения. Для выносливости я часами прыгал на месте, чтобы повысить силу - подымал тяжеленные камни над головой и снова опускал их на землю, кидал с максимальной скоростью мелкие камни в цель, чтобы прокачать ее, а также пытался ими жонглировать, чтобы увеличить ловкость. Со сменой упражнений дело снова сдвинулось с мертвой точки, но лишь для того, чтобы к исходу второй недели, опять застрять.
        - Не расстраивайся ты так. Я ведь тебя предупреждал, что так и будет. - в свойственной ему манере успокаивал меня рыцарь. - Рост твоих характеристик не остановился, просто замедлился. Если не бросишь заниматься и будешь уделять тренировкам каждый день хотя бы несколько часов - по-прежнему будешь поднимать их значение. Главное чаще чередуй упражнения. Не зацикливайся на чем-то одном. Я вот, к примеру, уже почти полгода занимаюсь подобной прокачкой, но по-прежнему имею каждый месяц по несколько пунктов.
        Да это все понятно, но все равно немножко обидно. Когда твои параметры растут как на дрожжах, а потом вдруг резко тормозят, чувствуешь себя немного обманутым. Конечно, фон Леф мне не раз говорил, что прокачка имеет такую тенденцию, но я-то надеялся, что у меня такого не будет. Ведь каждый считает себя немного особенным. Оказалось, что я обыкновенный. Или, возможно, особенный, но в чем-то другом.
        Сказать по правде, мне было грех жаловаться. К концу нашего пребывания на поляне мои характеристики выглядели намного приятнее, чем в начале.
        "Мих, сын лесоруба, 18 уровень"
        Жизнь/здоровье - 36/360 (+3 - жизнь на природе) 39/390
        Интеллект/мана - 15/150
        Выносливость/запас сил - 15/150 (+11 - тренировки) 26/260

        Сила - 15 (+10 - тренировки) 25
        Ловкость - 30 (+11 - тренировки) 41
        Скорость - 15 (+5 - тренировки) 20
        Сила воли - 10 (+2 - тренировки) 12
        Мудрость - 5 (+1 - тренировки) 6
        Удача - 9
        Что говорить, я даже силу воли умудрился пару раз поднять, когда утром особенно не хотелось вставать, но я все же себя перебарывал. Осталось только узнать, как тренировать удачу. У меня на этот счет есть даже пара предположений.
        В общем, вырос я неплохо, хоть и хотелось большего. Кристоф сказал, что исходя из моих первичных характеристик, я соответствую примерно двадцать четвертому уровню, а если судить по вторичным - то двадцать восьмому.
        Показатели моих навыков владения оружием радовали меня даже немного больше, чем характеристики. Владение оружием дальнего боя повысилось до двух, владения пращой до десяти, древковое оружие было теперь четвертого уровня, а копья восемнадцатого. Напротив показателя владения кинжалами стояла цифра шестнадцать, возле одноручного оружия - четверка, и даже нелюбимое мной владение щитами поднялось до тринадцатого уровня.
        Все остальные мои навыки и умения остались без изменений. Чтобы их прокачать нужно было: рубить, строгать, готовить, собирать травы, копать, ставить ловушки и свежевать туши. А я все это время был занят отработкой только боевых навыков.
        За время проведенное в тренировочном лагере фон Лефа, я также изучил несколько приемов. В основном все они были довольно просты и примитивны, такие как: удар щитом с вероятностью вызвать оглушение противника, либо низкий прокол кинжалом - удар в ногу, способный вызвать кровотечение и замедлить врага. Но были и парочка приемов посложнее в моем арсенале. Моим любимым приемом стал "Неожиданный поворот" - серия ударов, которая начинается прямым наскоком, с выставленным перед собой копьем. Но это обманка. В шаге от противника я останавливаюсь и проворачиваю копье в руках таким образом, что оно бьет врага пяткой в пах. Затем следует обратный полуповорот и добивание острием в шею. Мне уже не терпится проверить его в настоящем поединке. Есть у меня подозрение, что соломенный манекен реагирует не совсем так, как это будет делать обычный мужчина. С рыцарем же во время наших с ним учебных поединков, этот фокус мне так ни разу и не удалось провернуть. Фон Леф прекрасно знал, что от меня можно ожидать, так как всему научил меня сам.
        Несмотря на это бился с ним я теперь гораздо увереннее, и рыцарю, чтобы справиться со мной уже одной минуты не хватало. Да, звучит не очень впечатляюще, но для меня это самое, что ни на есть, достижение. Сражаться с человеком, который почти в три раза тебя выше по уровню, про характеристики я вообще молчу, очень сложно. Но сам Кристоф говорит, что в поединке побеждает не тот, у кого больше цифры, а тот, кто умеет выжидать и совершать правильные действия в правильное время. Надеюсь, что он прав, а иначе мне с моим восемнадцатым уровнем придется много проигрывать.
        По окончанию второй недели латник заставил меня показать ему свое окно характеристик. Он долго хмурился и что-то прикидывал в уме, но в конце концов пришел к кому-то выводу.
        - Я не буду тебе говорить, что ты готов. Это не так. - выдал он мне после изучения моих показателей. - Но дальнейшее пребывание на этой поляне, считаю нецелесообразным. Мы тебя подтянули насколько это возможно, дальше будешь обучаться непосредственно в бою. Нет, мы конечно можем убить еще полмесяца на тренировки, только толку от этого будет мало. Рост твоих характеристик замедлился, рост боевых навыков скоро вообще станет. Как говорится, сколько теорией не занимайся, а без практики свое дело не узнаешь. Так что я предлагаю от сюда уходить.
        Я конечно мандражировал, но с рыцарем согласился. Я давно уже уяснил, что в деле прокачки, он знает гораздо больше моего. К тому же мне наконец-то предоставится возможность проверить, выйдет ли что-то хорошее из этой затеи, сделать из меня воина или нет. Слава богам, я бессмертен, и такая проверка не требует слишком уж высоких ставок. Хотя, все равно боязно. А идет оно все к лешему! В случае чего, шанс отказаться у меня все равно будет. Не понравится - воскресну дома, и больше в жизни из леса не выйду.


        Я наивно считал, что раз уже мое обучение закончено, то и вставать так рано мне больше не придется. Ага, шишку от сосны. Кристоф разбудил меня ни свет ни заря, заставил сделать вместе с собой утреннюю зарядку, после чего мы в темпе позавтракали, свернули лагерь и выдвинулись в путь. На мой вопрос: почему мы делаем это все в такую рань, он отвечал: чтобы у нас в запасе было больше светового дня, и мы успели побольше пройти. Сам ведь еще вчера говорил, что мы никуда не торопимся.
        Наверное, бывший орден фон Лефа основал легендарный рыцарь Жаворонок-мучитель. И теперь у Кристофа патологическая потребность рано вставать и всех будить, чтобы они помучались.
        Я вот точно мучался. Серое утро, однообразные пасторали и пыльная дорога. Унылая картина. И не менее унылая лошадь плелась рядом со мной. Периодически мы с ней перекидывались недовольными взглядами и синхронно вздыхали. Лошадь звали Габелла. Это был ездовой питомец рыцаря.
        Мой же питомец сидел у меня на плече и казался жутко довольным. Во-первых, он, в отличие, от Габеллы не тащил своего хозяина на себе, а наоборот, ехал на нем верхом. Во-вторых, наконец-то сбылась его мечта, и мы снова были в пути, а не сидели целыми днями на одном и том же месте. У Зомби оказалась душа путешественника. Оно и понятно. Хотел бы он жить все время в одном месте, так оставался бы у себя на болотах, а не поперся бы со мной непонятно куда. Тоже мне, лягушка-путешественница, гиббона мать.
        Кристоф ехал верхом, в полном облачении и с пикой наперевес. Видимо с той, которой он, как бабочку, пришпилил к дороге одного бандита-неудачника. Лошадь свою он пустил шагом, по понятной причине, лошадь ходить шагом умеет, а я галопом нет. Доспехи на рыцаре блестели, как у кота глаза при виде сметаны. При том что яркого солнца не было. Видать, фон Леф специально встал еще раньше меня, чтобы начистить свое облачение. И это не для того чтобы участвовать в параде или сражаться на турнире. Нет, это для того, чтобы скачать весь день по малолюдной проселочной дороге. Никогда не пойму закидоны этих рыцарей.
        У столь ранней прогулки был только один плюс - еще не пришло время знойной жары, было хорошо и свежо. Небо было поддернуто легкой дымкой, а солнце само еще не до конца проснулось и грело в четверть силы, нависая над деревьями слева от нас. Стоп. А чего это оно с той стороны, когда должно быть с другой? Мы разве не в Саммервуд идем? Об этом я тут же спросил Кристофа.
        - Мы не идем в Саммервуд. - покачал он своей головой в кастрюле.
        - Но ты ведь хотел зайти в город за припасами. - припомнил я его слова.
        - Да, но я не имел в виду Саммервуд. Подойдет любой городок, что попадется нам на пути.
        - Мы идем в какое-то определенное место или просто куда глаза глядят?
        - В большей степени мы идем не куда, а откуда. Нам нужно уйти из Шестого Королевства. Для моих целей оно не очень-то подходит. Маловато здесь игроков обитает, нужна местность более густонаселенная. Я бы предпочел Третье или Четвертое, но недавно я там немного наследил, так что они тоже отпадают.
        - Что значит "наследил"?
        - Скажем так, довольно сильно вмешивался в игровой процесс чужаков. - и все еще видя на моем лице непонимание, объяснил. - Резал игроков почем зря, отправлял их пачками на перерождение. Теперь ясно?
        - Ясно. Слова не рыцаря, а бандита. - проворчал я.
        - Слушай, я сражаюсь за то, во что верю, и ни тебе мне в этом попрекать. Увидишь хотя бы половину того, что видел я, и сам решишь тогда, за кого ты в этой войне.
        Я промолчал, не зная, что сказать. Кристоф тоже замолк, насупился и стал похож на хорька в консервной банке. Даже Габелла стала кидать на меня еще более хмурые взгляды. Мне стало немного неловко. Наверное, я все таки погорячился. Вспомнилось, как я сам натравливал бушан на игроков, еще и оббирал их после этого. Неловкая пауза все больше затягивалась, и я решил нарушить ее первым. Вот только что сказать?
        - Ты так и не сказал, куда мы направляемся. - нашел я предлог для продолжения разговора.
        Латник мельком окинул меня взглядом и, не увидев издевки или какого другого скрытого подтекста, соизволил ответить.
        - В Тридевятое Королевство. Прям как в сказке. - хмыкнул он.
        В какое еще Тридевятое Королевство? Решил над о мной поиздеваться в отместку, мелькнуло у меня в голове.
        - Куда?
        - Ну, в Девятое Королевство. Официальное название - Тридевятое Королевство. Полные названия всех королевств идут с приставкой "три". Ты что не знал? - почесал фон Леф затылочную часть шлема. - Твоя родина тоже называется Тришестое Королевство.
        - Первый раз слышу.
        - Ты как-будто историю не изучал. - укорил меня всадник.
        - Подожди-подожди, - сделал я вид, что задумался. - Что-то такое нам преподавала олениха, только я прогуливал. Ты забыл, что я в лесу вырос?
        - Сарказм тебе не к лицу. - скривился фон Леф.
        - А что мне еще остается, если знаний нет? - продолжал я валять дурака.
        - Ладно, слушай. - снова нацепил рыцарь на лицо маску ментора. - Когда-то давно, более ста лет назад, на этой территории существовала огромная империя. Все нынешние королевства входили в ее состав. Просуществовала она очень долго, но как и все империи в конце концов развалилась. Распалась она на десять осколков, по числу ее бывших провинций. На общем совете, что собрался после раскола, никто не мог придумать нормальных названий для новых государств. Все-таки не одно и не два, десять штук. И придумать надобыло так, чтобы никто не обиделся. Старых же названий никто не помнил, еще первые императоры приказывали зжигать все письменные упоминания о них. В итоге было решено, дать порядковые названия государствам, так, как они числились еще в империи. Чтобы названия не смотрелись совсем уж без фантазии, на совете решили также добавить к каждому названию приставку "три", предать им, так сказать, некого шарма, как в сказке. Тридесятое Королевство, Тридевятое Королевство, и так далее. На мой вкус, довольно спорное решение.
        - Я так понимаю официальное название мало кто использует. Сколько я уже живу, а полное название услышал сейчас в первый раз.
        - Ничего удивительного, в основном все их сокращают, опуская приставку "три". Чужаки, кстати, сокращают вообще безбожно. Их варианты больше похожи на какие-то обидные клички. Это королевство, например, они называют "Триша".
        Вот же бандикуты свиноногие! Согласен, на ярого патриота я не тяну, название своей родины узнал только что, но всем же обидно, когда обзываются.
        - Не бери в голову. - видя мою реакцию, посоветовал Кристоф. - У игроков так со всем. Я же тебе говорил, что они ленивы. Им даже длинные названия выговаривать неохота. Кстати, твое название еще ничего. Догадайся, как они сокращают Трипервое Королевство.
        Я не удержался и хохотнул. Вот же безоары кошачие. Дай им только волю, все испоганят.
        За приятной беседой время текло веселее, скрасить дорогу, она однозначно помогала. Не так сильно ощущается зной, и не так сильно нервирует пыль, что лезет в глотку, если ты увлечен разговором. Мы и не заметили, как наступил обед. Если бы Зомби не начал причитать, то и вовсе пропустили бы. На ночевку мы стали часа за два до сумерек, чтобы успеть разбить лагерь и поужинать. Ни один город нам по дороге так и не встретился. Тришестое Королевство мы покинули только во второй половине следующего дня.


        - Странное название для города. - сказал фон Леф, когда мы остановились возле дорожного знака. Подъехав к нему, он спешился и прочитал вслух. - Город Шпильвиль - пять километров. Надеюсь, он так называется из-за большого количества остроконечных крыш, а не из-за того, что все жители этого городка озабоченные.
        Мне название ни о чем не говорило, поэтому я его никак не прокомментировал. Шпильвиль и Шпильвиль. Хоть Мухосранск. Второй город был бы даже предпочтительнее для моего питомца.
        Постояв еще минуту в раздумьях, мы все же решили двигаться в том направлении, куда указывал дорожный знак. На развилке указатель был только один, и куда ведет вторая дорога никто из нас не имел ни малейшего понятия. А тут хотя бы знаешь, чего ожидать в конце пути. К тому же нам и так был нужен город, либо какой-нибудь населенный пункт, в котором имелся бы рынок или базар. Припасы наши закончились, так что из мясного рагу оставалось только мясо. И то, добытое в лесу Кристофом. Кролик убитый метким броском ножа, большая часть которого уже была съедена.
        Дорога в город давно пришла в запустение, одни колдобины да рытвины. Проще было идти по обочине, право слово. Вряд ли этим путем часто пользовались в последнее время. Если пешие и верховые по ней хоть как-то способны перемещаться(правда с риском сломать ногу себе или же лошади), то телеги и кареты здесь точно не проедут. И дело было даже не в ямах. Ну, то есть, не только в них. Просто с каждым пройденным нами километром, дорога постепенно сужалась, становясь все больше похожей на какую-нибудь лесную тропинку. Этот образ еще больше укрепился, когда в паре километров от города дорогу плотным строем обступили деревья, да нависли над ней так, что даже рыцарю пришлось спешиться: низкие ветви постоянно цепляли его, заставляя пригибаться и уклоняться.
        Видимо, мэром в Шпильвиле сидит еще больший жук чем в Саммервуде. Вообще не следит за муниципалитетным хозяйством, а заботиться только о том, что набивает собственные карманы.
        Правда, думал я об этом без злости, с ленцой. Мне даже немного нравилась эта запущенная дорога. Такой вот зеленый туннель живо напомнил мне о тропках в родном лесу, и о доме. Я даже принялся насвистывать себе под нос подслушеную где-то мелодию.
        Фон Леф же, наоборот, с каждым шагом становился все угрюмей и мрачнее.
        - Не шуми. - обернувшись, шикнул он на меня. Из-за узости дороги нам теперь приходилось идти гуськом, друг за другом. Кристоф шагал впереди, ведя своего коня под уздцы, а я шел последним, прямо за лошадиной задницей.
           Почему вдруг у рыцаря испортилось настроение, я не знал, но его пожеланию последовал. Это правило я усвоил одним из первых: если латник не в духе - с ним лучше не спорить.
        Еще шагов через десять он неожиданно остановился, да так резко, что я чуть не уткнулся коню в тыл. Хотел было уже открыть рот, чтобы выразить свое негодование, но увидел, что Кристоф сидит на корточках и внимательно изучает землю перед собой. С каких это пор рыцарь подался в следопыты? Любопытство во мне выиграло, и я, протиснувшись рядом с крупом животного, присоединился к фон Лефу. Рыцарь рассматривал пуговицу. Обыкновенную деревянную пуговицу с маленьким кусочком материи, к которой она была пришита. И все, ни одного золотого перстня с рубином, никакого кинжала с инкрустированной драгоценными камнями рукоятью, ни даже паршивой золотой монетки. Обычная пуговица. У меня таких три штуки на рубахе. Мог бы у меня наглядеться, если так нравится смотреть на пуговицы.
        - Ты случайно не обратил внимание на дорожный знак на развилке? - спросил вдруг латник не в тему.
        - Чего?
        - На развилке была ямка, как будто от еще одного знака? Или может быть на столбе место под еще один указатель? Не видел?
        Я отрицательно помотал головой.
        - Вот и я как-то проглядел. Отвлекся на название города. - вздохнул рыцарь.
        - А в чем дело-то?
        - Есть у разбойников одна тактика заманивать людей в свои ловушки. - быстро глянув мне глаза, принялся объяснять Кристоф. - Выбирают дорогу позаброшеней и готовят там засаду, а на перекрестке рядом с тем местом делают так, чтобы неосторожный путник выбрал именно этот путь. Меняют указатели или просто убирают все дорожные знаки, оставляя только тот, что ведет в ловушку. Кого-то из местных, кто знает окрестности, либо бывалого путешественника такой уловкой не проведешь, но вот любой другой вполне может угодить в засаду.
        - А если этой дорогой поедет большой вооруженный отряд, тогда разбойники сами себя загонят в ловушку.
        - С чего ты так решил? Бандиты просто не будут показываться отряду на глаза и пропустят его мимо.
        - Значит ты считаешь, что мы нарвались на засаду?
        - Именно.
        - И понял ты это по одной пуговице, которую вполне мог кто-нибудь обронить.
        - Вместе с куском ткани? Нет. Эту пуговицу вырвали, а значит здесь была потасовка. Да и место здесь подходящее для подобной акции.
        - И кто эти бандиты? Игроки? - скептически поинтересовался я. Я уже привык, что во всех своих бедах рыцарь винит именно их.
        - Вряд ли. Скорее местные. Чужакам такое не интересно. Слишком скучно для них. Очень много времени нужно просто сидеть и ждать очередную жертву.
        - И что нам теперь делать? - я не паниковал, но стало как-то неуютно.
        - Вариантов мало. Либо вернуться и потерять полдня. А в итоге и поголодать немного. Место, где можно купить еды, мы вряд ли уже сегодня найдем. Либо рискнуть и пойти вперед, надеясь, что я ошибся, или что разбойников не очень много, и мы сможем от них отбиться. Вот я и думаю теперь, какой из вариантов выбрать.
        - Может проголосуем?
        - Ну чего вы там застряли? Давайте шагайте дальше. - раздался возмущенный и немного приглушенный возглас откуда-то спереди и справа. - Ой.
        - Вот же ты кретин нетерпеливый! - ответил ему другой голос из кустов слева от дороги. - Всю засаду испортил. Больше в жизни тебя на дело не возьму, Оглобля. И пусть твоя мамка меня не уговаривает.
        Кусты зашевелились и изрыгнули из своих недр человека, по всей видимости, работника ножа и топора. Как ни странно, ни того ни другого при нем не было. Из оружия у него болтался в ножнах на поясе только прямой и тонкий меч. Правда это из того, что было видно. Такие личности славятся тем, что любят припрятать нож-другой в рукаве или в сапоге. Выглядел разбойник не слишком президентабельно. По сути меч был единственной вещью, за которую можно было выручить хоть какие-нибудь деньги. Одежда - сплошные обноски, многократно перелатаные, с виду, не очень ретивой швеей. Даже отсюда я видел, что один из его сапог поперек перевязан лентой, чтобы при ходьбе не просил каши. Головным убором бандиту служила то ли шляпа, то ли тюрбан, то ли вообще гнездо какой-то птицы. Пол лица его прикрывала тряпка,призванная служить лицевым платком. Общее впечатление было явно не в его пользу. Видел я на улицах Саммервуда нищих попрошаек одетых побогаче.
        Когда на дорогу вышел следующий персонаж, я понял, что все познается в сравнении. Выламывая кусты, на тропинку выбрался детина. Росту в нем было больше двух метров, а шириной плеч он легко превосходил фон Лефа в рыцарских наплечниках. И как он только в кустах сумел спрятаться? Как он там вообще поместился? Из элементов одежды на нем были только рваные штаны. Серьезно, даже никакой обуви не было. В руках он держал второй, и последний элемент своего декора - здоровую деревянную дубину. Выйдя из укрытия, он тут же начал оправдываться.
        - Ну, Вран, я же не специально. - плаксивым басом запричитал громила. - Есть же охота, аж в животе бурчит. С утра ничего не жрамши. Все по кустам как кролики шаримся. А эти еще, как назло, встали и стоят, как будто дразнятся. - махнул он дубиной в нашу сторону.
        - Не ври, Оглобля, ел ты час назад. Сам же у меня припасы выпрашивал. - заметил кто-то до сих пор невидимый и, судя по звуку, сидящий на дереве.
        - Голытьба и дилетанты. - шепнул мне тем временем на ухо Кристоф. - Если их не слишком много - легко справимся.
        - Замолкли оба! - рявкнул разбойник с мечом. Судя по всему он являлся главарем этой шайки. - Ты, Сырник, не пали свою точку. А ты, Оглобля, какого вообще выперся без маски? Нахрена снял?
        - Так с ней же кушать неудобно. Ой.
        Вран только вздохнул и покачал головой.
        - Милсдари, - обратился он уже к нам, махнув на своих подопечных рукой. - У меня есть к вам предложение.
        - Было бы интересно послушать. - Кристоф пока еще недоставал оружие, но вся его поза выглядела угрожающе.
        - Вы привязываете лошадь к дереву, складываете все свои вещи на дорогу, и мирно уходите на своих двоих. В противном же случае вряд ли вам доведется гулять где-нибудь еще. По мне так отличное предложение.
        - Другими словами, кошелек или жизнь?
        - Да, именно так. Кошелек или жизнь. К этому все и сводится. И не думайте, что если находитесь далеко, успеете смыться. Наш лучник стреляет очень метко. С тридцати шагов любому зверю в глаз попадает.
        Чего же он тогда охотником не работает? И покушать есть всегда, и работа не такая нервная.
        - Значит лучник у них один. - слова шепнул мне Кристоф. - Скорее всего это он на дереве и сидит. Как все начнется, не забудь прикрыться щитом.
        - Думайте быстрее. - поторопил нас главарь банды. - У меня вон люди нетерпеливые.
        - Да чего с нас брать то? Добра у нас мало, на банду в десять человек точно не хватит. - как бы между прочим заметил рыцарь. - Только передеретесь между собой.
        - А нас всего пятеро. - заражал Оглобля.
        В следующий момент Кристоф уже с мечом и щитом в руках бежал на бандитов. Я от неожиданной смены действий немного затупил, и только пялился вслед убегающему латнику. Но вовремя опомнился и тут же перекинул щит со спины на руку. Едва я успел это сделать, как в него с глухим стуком что-то ударило. Сила удара была такова, что я сам себя двинул щитом по голове. Показатель жизни тут же потерял несколько пунктов. Это меня разозлило. Вот отрыжка гиббона! Меня моим же щитом бить удумал.
        Мельком глянув на тыльную сторону щита, я подтвердил свои подозрения. Из него торчала стрела. Жеванный лучник решил поупражняться в меткости. Не отпуская щит, я достал из сумки пращу. Стараясь максимально съежиться, чтобы поменьше моих частей тела торчало из под маленького щита, я кое-как раскрутил свое оружие и метнул снаряд в сторону обидчика. Удивительно, но я попал с первого же раза. Возможно, гнев предал мне меткости, не знаю, но разбойник свалился с дерева как перезревший плод. Упал он не очень удачно. Видимо, зацепившись в полете ногами за ветку, его развернуло так, что в землю он влетел вниз головой. После такого падения вставать он не спешил - остался лежать, где упал, наверное, с травмой или оглушением.
        Теперь у меня хоть появилось время осмотреться. Окинув взглядом дорогу, я выругался. Шагах в тридцати от меня трое бандитов наседали на рыцаря, а четвертый бежал во всю прыть на меня, сжимая в руке мясницкий тесак. И уже практически добежал, отвлекшись на лучника, я упустил его из виду. Пришлось в темпе менять оружие. Забросив обратно в инвентарь щит и пращу, я схватился двумя руками за копье. Клеванный шпрот! Разбойник даже скорости не сбросил. Не очень то его впечатлила острая длинная палка в моих руках, смотрящая ему в грудь. Опрокинет ведь меня одним своим напором. Нужно срочно его как-нибудь остановить, или хотя бы замедлить.
        Тут мне помог, напрочь забытый мной, питомец, все это время сидевший у меня на плече. Он просто плюнул в лицо моему врагу, как только тот появился в зоне досягаемости. От неожиданности бандит отшатнулся. Не думаю, что из-за большого урона, хотя у меня перед глазами и проскочило сообщение, о том что противник отравлен.
        Долго я не думал, нужно было воспользоваться моментом. Теперь уже я ринулся на своего противника, вложив весь вес своего разогнанного тела в один удар. Целил я в середину туловища. Выцеливать уязвимые места не стал - боялся промахнуться. Бандит отреагировать не успел, мой удар достиг цели, заставив его пошатнулся и отступить на пару шагов. Честно говоря, я расчитывал на несколько иной итог. Если уж он не умер на месте, проткнутый насквозь, то хотя бы должен был опрокинуться на землю, корчась от раны, а не отшагнуть назад как от дружеского толчка. Быстро глянув на показатель его жизни, я вздохнул. Я едва снял пятую часть. Это сколько же его еще придется ковырять, если от такого удара в незащищенное тело у него отнялась процентов восемнадцать? Повторить еще четыре раза такой же удар, он мне вряд ли позволит.
        Быстро прийдя в себя разбойник атаковал. Особенно хитрой тактикой он не отличался. Зажав одной рукой рану на груди, второй он с бешеной скоростью мотылял своим тесаком, и при этом медленно наступал на меня. Интересно, а есть ли логика в его движениях? Может быть он тесаком пишет в воздухе какое-то слово? Если и так, то это слово явно нецензурное.
        Прыжком назад я разорвал дистанцию, а затем вновь ринулся на противника с копьем наперевес. Разбойник был готов к подобной атаке и легко отбил острие копья. Только он был не готов, что дальше последует прием, который я давно хотел испробовать на реальном противнике. Крутанув копье в руке, я тупым его концом ударил бандита между ног. Разбойник издал высокий звук и согнулся, подставив мне незащищенную шею. Чем я тут же и воспользовался, снова крутанув копье и ударив его уже острием. Попал я удачно - крит и кровотечение. Бандит тут же замахал своим тесаком как мельница. Отскочив от него, я подловил момент и опять глянул на его линейку здоровья. Агрх! Здоровья у него было еще больше половины. Это не человек, это мамонт какой-то. Пришлось еще целых пять минут скакать вокруг него, уворачиваясь от тесака, и самому нанося редкие колющие удары, прежде чем он угомонился. Больше мне так и не удалось нанести удар с таким же уроном как в начале боя. Прием так и не откатился, а маневра для разгона бандит мне больше не давал. Стандартный мой удар копьем снимал с него от двух до пяти процентов, в зависимости от
зоны попадания и качества удара. Так что мне пришлось изрядно потрудиться, прыгая вокруг него как гиббон и жаля как скорпион. Ну и еще конечно отравление от Зомби и кровотечение от меня, медленно но верно, делали свое дело.
        Когда разбойник наконец упал, я еле держался на ногах. Сердце колотилось, как после трехчасового забега. Я почти в нуль спустил весь свой запас сил. Тяжело оперевшись на копье как на костыль, я осмотрелся. Там где Кристоф сражался с бандитами остались лежать три полупрозрачных тела. Сам фон Леф стоял в двух метрах от меня, прислонившись к дереву, и с бесстрастной миной наблюдал за мной. Хотелось бы знать, как давно он этим занимается. Если он уже несколько минут, как закончил свои дела, то почему не помог мне?
        - И как долго ты тут стоишь? - спросил я латника.
        - Пару минут. Застал, когда у этого было еще тридцать процентов здоровья. - махнул он головой в сторону уже полупрозрачного бандита лежащего на земле.
        - Почему не помог тогда?
        - Этот бой ты должен был провести сам. Чтобы увидеть из какого ты теста, и понять, чего стоишь. К тому же, со стороны лучше видны ошибки. А у тебя есть на чем работать, поверь мне.
        - Например? - уязвлено спросил я.
        - Например, твой хилый удар. Бьешь ты довольно слабо. Это из того что сразу бросается в глаза. Уверен, твоя младшая сестра легко дала бы тебе фору. Есть и другие ошибки.
        - У меня сила двадцать пять пока. - пробурчал я поспешно пока рыцарь не стал перечислять все мои ошибки. - Подниму ее, и бить буду сильнее.
        - Дело не только в твоей силе. Ты бьешь неправильно. Наносишь удар одними руками и совершенно не используешь массу своего тела.
        - Я использовал. Первым ударом снял с него восемнадцать процентов, когда атаковал с наскока.
        - Атака с наскока, понятное дело, включает массу тела. Я говорил об обычных ударах. Ты не перетекаешь в оружие, двигаешься рывками, с остановками. Где та звериная пластика, о которой ты мне все уши прожужжал, когда не хотел заниматься со щитом? - Кристоф отлип от дерева и подошел ко мне. - В общем, ладно. Это тема для тренировок, и так мы с тобой задержались, не хватало еще дружков этих бандитов дожидаться. Осмотри, что можно взять у этого, и выдвигаемся.
        Касаться трупа не хотелось. С игроками в этом плане проще, после них остается обычный серый камень с именем. А тут тело, хоть и полупрозрачное. Надеюсь, что обшаривать его карманы мне не придется, и как с игроками, после касания откроется окно взаимодействия.
        Окно действительно открылось, но рассматривать в нем особо было нечего. Тесак мясника, поношенная одежда, несколько медных монет, краюха хлеба и кувшин молока. Вот и все добро бандита. Честное слово, я думал они живут богаче. Стоит ли вообще выбирать такой путь, если в итоге тебе живется немногим лучше городского нищего? Понимаю еще можно сменить пахоту на разбойничий промысел ради какого-нибудь большого куша. Такого чтобы на полжизни хватило. Не то чтобы я сам хотел становиться разбойником, но такую причину я хотя бы могу понять. Но ступить на темную дорожку беззакония ради горстки медных монет, топора и острых ощущений, по мне это верх глупости. Конечно только если этот парень не из тех мест, где владелец тесака считается зажиточным гражданином.
        Рыцарь прервал мои раздумья и велел поторапливаться. Забрав в свой инвентарь монеты и тесак, я бросился его догонять. Еду бандита я бы есть не смог, а одежду забирать, посчитал неправильным. Да и было бы что брать, одно название.
        Дорога повела нас дальше, как ни вчем не бывало, стараясь побыстрее увести нас с места неожиданной задержки. Все также щебетали птицы, ветерок шелестел листвой, а озорные солнечные лучи, пробиваясь сквозь густую поросль деревьев и кустов окрашивали дорогу в изумрудные тона. Но меня больше не занимала зеленая полулесная красота тропы. Я шел смурной и насупившийся. Фон Леф, казалось, наоборот, повеселел.
        - Чего скис? - увидев мое настроение, решил спросить Кристоф. - Первая победа в бою должна окрылять, а ты идешь словно в воду опущенный. И выжил, и бился достойно. Радоваться должен.
        - Да я вот тут подумал, есть ли родные у того парня.
        - Та-а-ак. - протянул Кристоф, останавливаясь и полностью разворачиваясь ко мне. - Я знаю два способа избавиться от рефлексий. - в своем стиле, прямо и без обиняков, сообщил он мне. - Дружеский разговор и мордобой. Начнем пожалуй с первого, боюсь, что после того как я дам тебе по роже, разговаривать со мной ты не захочешь.
        - Нет у меня никаких лексий. - отмахнулся я.
        - Но вину за то что убил бандита ты испытываешь?
        - Не то чтобы вину, просто думаю, правильно ли мы поступили.
        - А что здесь неправильного? На нас напали, мы защищались. Они погибли, мы нет.
        - Ну вообще-то формально первым напал на них ты.
        - Горгона тоже формально женщина, вот только ее никто не е... В общем мужа у нее нет. Или ты думаешь, что разбойники отпустили бы нас с миром, если бы мы выложили им все наше добро? В таком случае, ты жутко наивный молодой человек, и с таким отношением долго не проживешь. А суицидники мне в оруженосцах точно не нужны.
        - Да понимаю я, что никто бы нас не отпустил. Зачем оно им нужно, чтобы мы потом вернулись с городскими стражниками?
        - Стражников ты бы вряд ли уговорил сюда сходить, но в целом мысль верная. Мы вполне могли бы сюда заявится с друзьями или какими-нибудь наемниками. А если ты понимаешь, чего тогда самоедством занимаешься?
        - Дело в том, - я не знал, как объяснить рыцарю так, чтобы он правильно меня понял, и чтобы стимулировать работу мозга, зашагал вперед, увлекая за собой и его. - Что мы с тобой вроде как бессмертные. В случае чего мы возрождаемся. А разбойники нет.
        - Ну я бы не был так уверен, мало ли, все возможно. Но скорее всего, ты прав. Вряд ли полдесятка бандитов так важны для мира или для чужаков, что им предоставят второй шанс. Только что с того?
        - Ну, а мы их убили. То есть насовсем. А если бы они нас, то нас бы просто раскидало по домам.
        - Что-то я не понял. Ты сейчас мне предлагаешь в любой щекотливой ситуации давать себя убивать? Это такая форма мазохизма? Или тебя церковники воспитали?
        - Да я не о том. Я в том смысле, что у нас перед ними было преимущество. Может не стоило их добивать.
        - А у них было преимущество перед нами. Их было пятеро, а нас двое. К тому же, я не видел, чтобы тот бандит, с которым ты бился, просил пощады или пытался убежать. Он сражался, пока не упал замертво, пытаясь достать тебя. Я вообще не понимаю, с чего ты решил их пожалеть. Ладно бы еще врага на поле боя, он сражается за какие-то свои идеалы, или, быть может, вообще воевать не хочет, но его призвал местный лорд. Но жалеть разбойника, которые завтра снова будет грабить и убивать, причем мирных жителей. Да, отнимать жизнь неправильно, но тут хотели отнять твою. А защищать свою жизнь, это вообще право любого существа. Если буйвол, убегающий от льва, случайно убьет его метким попаданием копыта, разве будет он стоять и рыдать над телом, сожалея о случившемся. Нет он будет радоваться тому, что остался жив.
        - Да, все я понимаю. Просто, кто его знает какие причины заставили выйти этого парня на большую дорогу.
        - Даже не задумывайся. Такие размышления до добра не доводят. Только до сомнений. В какой-то момент начнешь колебаться и это будет стоить жизни тебе или твоего близкого. Концентрируйся на главном. Это был его выбор, и неважно, что к этому привело. Он хотел тебя убить, ты защищался. Вот что имеет значение.
        Довольно долго мы шли молча. Я раздумывал над словами рыцаря и все больше склонялся к тому, что в них есть определенный смысл. Если рассматривать мир под таким углом, то все действительно становится проще.
        - Спасибо Кристоф за разговор. Мне действительно немного полегчало.
        - Это хорошо. - ответил он. - А то я уже подумывал применять второй способ избавления от рефлексий.


        Дорожный знак не обманул, путь действительно привел нас к городу. Правда вывел он нас совсем не к парадному входу. Шпильвиль располагался на холме, но не в силах уместиться на его верхушке, он расползся по всем его частям, стекая даже к подножию. Город не был слишком крупным, просто холм был маленьким. Но все же он и не был мелким поселением, у него даже имелись городские стены. Со всех сторон город окружала небольшая каменная стена, за исключением только того места, где в Шпильвиль встречался с рекой, что протекала у подножия холма.
        Когда заросли обступившие дорогу исчезли, мы оказались возле старой, заброшенной водяной мельницы, что одиноко ютилась под стенами города. Больше с этой стороны стены ничего не было. Городская пристань была надежно отрезана от нас каминной преградой. Пришлось наворачивать нам немаленький крюк, идя вдоль стены, чтобы добраться до городских ворот. Никакой дороги, конечно же, там отродясь не было. Хорошо еще, что рва с кольями тоже. Таким образом, выйдя непосредственно к самому городу, нам пришлось еще битых полчаса ковылять по буреломам, чтобы войти в него.
        У ворот всех приезжих встречали стражники с такими скучающими выражениями лиц, будто у них в городе запрещены все азартные игры, и развлечений они уже лет сто не видели. Звон монет был единственным волшебным звуком, что мог зажечь в их глазах хоть какой-то огонек.
        За проезд в город с нас стребовали немало, но Кристоф решил взять все финансовые вопросы на себя и, не торгуясь, расплатился. Я, в общем-то, был не против. Единственное, что меня возмутило так это то, что плата за лошадь превышала плату за меня. Но я решил проглотить свой вопрос и благоразумно промолчать. Стоит мне только заикнуться об этом, и стражники точно не упустят такой возможности, повысить нам плату. И тут уж я сомневаюсь, что фон Леф заплатит и на этот раз. Скорее он просто оставит меня за стенами.
        Войдя в город, рыцарь остановил первого встречного и спросил у него дорогу к приличной таверне. Я был только рад такой спешке. Живот у меня уже давно квакал от голода громче чем мой питомец. Прохожий тут же посоветовал какое-то заведение и стал объяснять, как туда добраться. Объяснял он сбивчиво и путано, я нишиша не понял, но Кристоф лишь кивнул ему в знак признания и махнул мне рукой, следовать за ним.
        Пробираясь за латником по кривым улочкам, я не забывал вертеть головой, осматривая город. Город, если честно, мне не понравился. Все высокие и красивые здания и башни находились в центре города, то есть на верхушке холма. На склонах же ютились одноэтажные, максимум, двухэтажные домики, которые изо всех сил старались стоять прямо. Но получалось у них это откровенно плохо, в виду наклона поверхности. Не представляю как люди в них вообще спят, когда по утру все семейство рискует проснулся в одном углу дома, куда ночью их по идее должна собрать сила гравитации.
        К слову, высоких остроконечных крыш было тоже что-то не видать. Должно быть, все они находятся наверху вместе с высокими зданиями. Центр это еще один минус этого города. Обычно там находятся такие полезные сооружения как мэрия, рынок или храмы. Так вот, когда ты живешь на отшибе, где-нибудь возле городской стены, поход за хлебушком на базар становится для тебя чем-то вроде подвига. Холм конечно не гора, но тоже довольно высокий.
        Тем временем, пока я рассматривал достопримечательности Шпильвиля, мы добрались до таверны. Не знаю та ли это была таверна, которую советовал нам прохожий или Кристоф заблудился и вывел нас к какой-то другой. Выглядел рыцарь уверенно. Впрочем фон Леф такой человек, что даже будучи связанным и подвешенным над костром в окружении голодных гоблинов, будет делать вид что все под контролем.
        Пока рыцарь возился с Габелой у коновязи, я взглянул на вывеску таверны, и слегка опешил. Заведение называлось "Хозяйство повара". Мда. Ни разу не двусмысленно. Странный город.
        Несмотря на мои опасения, внутри все оказалось цивильно. Столы, лавки, барная стойка - все как обычно. Бармен стоящий за стойкой выглядел прилично и, насколько мне было видно, был одет. Из кухни и обратно шныряли поварята, оставляя после себя различные блюда. Таверна, как таверна. Я еще раз обвел все помещение внимательным взглядом, но ничего подозрительного не заметил.
        Кристоф, войдя внутрь, не останавливаясь проследовал к одному из немногочисленных свободных столиков. Я присоединился к нему. Усевшись, он знаком подозвал официантку, и сделал ей большой заказ. Мой живот одобрительно булькнул.
        К слову, официантка тоже выглядела вполне нормально. Она всего разок стрельнула глазами в Кристофа. Ну а что? Официантки это, можно сказать, обложка любой таверной. Они должны привлекать клиентов. И помимо обязательных гостеприимства и радушия, им вполне можно использовать еще и капельку легкого флирта.
        Свою еду мы ждали молча. Какой может быть разговор, когда твой желудок перекрикивает тебя? Ну а когда блюда наконец принесли, нам само собой было не до разговоров. И только когда первое насыщение прошло, и мы лениво ковырялись в остатках пиршества, можно было уже завести неспешную беседу. Начали с того, что фон Леф стал описывать мне наш дальнейший план действий.
        - Первое, что нужно сделать, это разузнать о всех значимых местах в округе для игроков. - рассказывал Кристоф, жестикулируя, зажатой в руке, жареной куриной ногой. - Такие как, всяческие данжи, подземелья, места для кача и места обитания квестодателей. Там всегда оттирается много чужаков.
        - А зачем нам чужаки? Что мы будем с ними делать?
        - Мешать их игровому процессу. - с непредвещающим ничего хорошего выражением лица ответил фон Леф.
        Ладно, с этим можно и позже разобраться.
        - Второе, - тем временем продолжал мой собеседник. - Нужно закупиться припасами, и побольше. Нам придется ни один день провести за стенами города. К тому же, после всего, вряд ли у нас получится еще раз наведаться в этот город в ближайшее время.
        - Это почему же?
        - Позже поймешь, сейчас не это главное. - Кристоф посмотрел на зажатую в кулаке, еще нетронутую, куриную ногу, взглядом человека, которому живот говорит хватит, но жадность велит продолжать. - Так как ты понятия не имеешь, где и что нужно расспрашивать, первым пунктом займусь я. Твоей же задачей будет, сходить на рынок за припасами. Не смотри на меня глазами своего голодного питомца, деньги я тебе дам.
        С этими словами он потянулся ко мне через стол и хлопнул рукой по плечу. Перед глазами тут же появилось сообщение.
        "Персонаж Кристоф фон Леф желает передать вам деньги. Принять? Да/Нет"
        Я моргнул и перевел взгляд на рыцаря. Что за письма? Мог бы просто монеты на стол положить. Я бы взять не побрезговал. Или это он красуется?
        - Принимай, нечего деньгами светить. - правильно понял он мой вопросительный взгляд. - Денег тебе должно хватить с запасом. Да, и будь начеку, на рынке полно ворья. Вытянут монеты из кармана, даже не заметишь. Выглядишь ты достаточно простаковато, так что даже торговцы будут пытаться тебя надурить. Не стесняйся торговаться. И беги уже на базар. Раньше закончим - раньше отправимся в дорогу. Встречаемся здесь же.
        Я поднялся, с сожалением кинул последний взгляд на стол, подобрал с лавки закемарившего Зомби и пошел к выходу.
              Снаружи уже вечерело. Было как раз то время суток, когда на улице не протолкнуться от народу. Кто-то спешил после работы домой, кто-то бегал по магазинам и лавкам, стремясь сделать все покупки, пока они не закрылись. Дети высыпали на улицу целой гурьбой, носясь друг за дружкой, визжа, и в общем-то отлично проводя время. В отличие от них, семейные и влюбленные парочки степенно шагали в обнимку по тротуару, выполняя традиционную вечернюю прогулку. И конечно же хаосу этой толпе добавляли игроки. Те вечно куда-то бежали, полностью игнорируя такой вид передвижения как ходьба. Может быть они о нем просто не знают?
        Со вздохом я влился в эту текущую людскую реку, и побежал на верхушку холма. Хотя, побежал, это конечно громко сказано, все-таки подъем был довольно крутой, но двигался и я со всей возможной скоростью. До скольки работает рынок, я не знал, и боялся вернуться к рыцарю ни с чем.
        Через пять минут я уже еле плелся, и мне абсолютно было плевать, с припасами я вернусь к латнику или без. Сердце выпрыгивало из груди, воздух со свистом влетал и вылетал из легких, и даже на глаза налезла какая-то пелена. Нет, мне категорически не нравился этот город.
        Решив передохнуть, я остановился и облокотился на ближайший дом. Пару раз моргнув, чтобы избавиться от пелены, я понял, что это никакая не пелена, а очередное сообщение.
        "Ваша выносливость увеличена +1"
        О, поощрение это всегда приятно. Рост характеристик не прекратился, как и обещал Кристоф. Нужно будет рассказать ему, что за подъем на холм у меня поднялась выносливость. Хотя, если подумать, лучше не стоит. Иначе заставит меня тренироваться на этом холме. Бегать туда и обратно. А такой подвиг мне по силам только верхом на Габеле, или же на самом Кристофе.
        Улыбнувшись своим мыслям, я глянул далеко ли еще до вершины. Вроде осталось немного. Первые высотные здания уже прилично выросли. Еще один рывок - и я наверху.
        Мимо, в сторону центра, прошкандыбал старый дед. Глянув на меня, он презрительно скривился. Я все еще стоял в позе умирающего марафонца, держась рукой за стенку и наклонив голову. Старик же пер, как пьяный носорог, слегка пошатываясь, но не снижая темпа. Эй, дедуля, погоди. Покажи характеристики.
        На счастье, рынок еще не закрылся. Некоторые прилавки уже пустовали, некоторые торговцы собирали товар, но в основном базар еще работал.
        Располагался он на площади, зажатой с четырех сторон красивыми высокими зданиями. Уверен, что одно из них мэрия, правда какое точно не скажу. Вряд ли то, что с символом бога Вайтана на крыше, это скорее всего храм. Рынок занимал где-то треть всей площади, остальное место пустовало. Надо пологать, оно используется на праздники всякими ярмарками, бродячими цирками и прочим.
        Сам базар являл собой что-то вроде лабиринта, выставленного из лотков. Узкие проходы, плотно, без зазоров, прижатые друг к другу прилавки, все как по канону. Единственной разницой было то, что в этом лабиринте не водились всякие монстры, жадные до плоти проходящих мимо героев. Их заменяли более щадящие существа, жадные только до денег героев. Впрочем, для кого-то эти существа были еще опаснее. Торговцы, всех мастей и размеров, торчали из своих прилавков, крича, зазывая, цепляясь руками, делая все, чтобы прохожий остановился перед ним. А дальше уже было дело техники. Сколько зеваке впарят ненужных вещей, прежде чем он опомниться, зависит только от мастерства торговца.
        Если бы мне предложили описать этот рынок одной фразой, я бы сказал: "Разнообразие до безобразия". Выбор здесь действительно был большой, но вот порядка никакого. За одним прилавком здесь могли торговать рабочим инструментом, за соседним - поношенной одеждой, а за третьим - экзотическими видами рыбы, выловленной в местной речушке. Мне пришлось изрядно побегать, чтобы найти все, что мне было нужно.
        За припасы я торговался нещадно, ругался, топал ногами, умудрился поднять целых два уровня торговли, а все равно провизии набрал дней на пять максимум. То ли я и правда выгляжу как простак, то ли Кристоф провел меня, и дал мне денег меньше, чем было нужно. С него станется.
        Обратная дорога далась мне куда легче. Подниматься на холм или спускаться с него, разница большая. Я даже снова встретил того бодрого старичка, что обогнал меня на подъеме. И не отказал себе в удовольствии кинуть на него злорадный взгляд, обгоняя его. Ворчливая ругань под нос, была мне ответом. Один-один, дедуля.
        Пока я бегал за продуктами, уже почти совсем стемнело. Через полчаса без факела или хорошего фонаря будет трудно гулять на улице. Не в городе, конечно, здесь фонари были. Но вот если фон Леф до сих пор хочет покинуть Шпильвиль, то осветительные приборы нам точно понадобятся. Нет, он как хочет, а я эту ночь точно намерен провести под крышей. Как бы стремно заведение с этой крышей не называлась.
        За время моего отсутствия, народу в таверне заметно прибавилось. Раза эдак в четыре. Ни одного свободного столика. Куда не глянь, везде толпы людей облепившие столы, как поросята мамку. Некоторые сидели даже в два ряда, то есть, друг у друга на коленях. В основном это конечно были дамы сомнительного поведения, но все же. Это многое говорило о количестве свободных мест.
        Возле барной стойки вообще было не продохнуть. Такое ощущение, что очередь к ней начиналась у входа. А те, кому посчастливилось занять возле нее место, вцепились в стойку такой мертвой хваткой, словно они находились посреди океана, а лежащая перед ними деревянная доска была пережившим все шторма плотом.
        Кристофа я нашел на том же месте, что и оставил. По-моему он вообще никуда не уходил, хотя должен был разыскивать информацию. Даже на столе был все тот же творческий беспорядок голодного человека. И это при том, что несколько блюд было явно обновлено. Я угрожающе засопел.
        - А, мой оруженосец наконец вернулся. - рыцарь не заметил угрозы или, что вероятнее, попросту не обратил на нее внимания. - Ну как погулял? Успешно?
        Можно подумать, я не по его заданию бегал, а ходил на экскурсию.
        - Более-менее.
        - Давай посмотрим, что ты принес. Да не на стол выкладывай, дубина. Дай сюда руку. А теперь четко подумай "обмен".
        Выполнив все указания, я увидел перед собой два "окна". Одно из них оказалось моим инвентарем, второе было абсолютно пустым.
        - Второе поле - буфер обмена со мной. - продолжал объяснять Кристоф. - Кидай туда все продукты, что накупил.
        Пальцем передвинув все припасы в другое окно, я уставился на фон Лефа. Окна исчезли, а мне написали, что персонаж Кристоф фон Леф принял передаваемые ему предметы. Все вещи были уже у него в сумке, а из моей исчезли, я специально проверил.
        Толково, а главное удобно. Интересно, а можно так телегу разгрузить? Если да, то у меня появился еще один счетец к одному гному на складах и к его другу - фермеру.
        - Не густо, конечно, но на первое время хватит. - прокомментировал латник. - Садись, чего нависаешь надо мной? У меня уже шея затекла вверх смотреть.
        Я присел на лавку и машинально потянулся к еде. Пешая прогулка улучшает аппетит. Зомби тоже не выдержал и выстрелил языком в маленький ломтик мяса. Через секунду с моего плеча донеслось удовлетворительное урчание.
        - А ты добыл нужную нам информацию? - жуя, спросил я рыцаря.
        - Конечно. Данжов поблизости нет, но зато есть несколько отличных мест для кача игроков. Нам подходит.
        - Хорошо, что наш столик не успели занять, пока мы отсутствовали. И как давно ты вернулся?
        - А я и не уходил. Все что нужно спросил у бармена. - с бесстрасным лицом ответил Кристоф.
        Вот ведь лис в консервной банке. "Ты не знаешь, у кого спрашивать. Займись припасами, я сам все разузнаю." А сам сидел, ел в три горла и отдыхал, пока я исходил седьмым потом на подъеме. Разве у рыцарей нет клятвы, что врать нехорошо, и они так больше не будут?
        Я снова угрожающе засопел, фон Леф опять не обратил на это никакого внимания.
        - Ты лучше ешь быстрее, чем обижено сопеть. - а нет, все-таки обратил. - Нам выдвигаться скоро, так что не мешало бы тебе подкрепиться впрок. Кто его знает, когда снова доведется отведать нормальной еды, приготовленной у очага, а не на костре.
        После этих его слов я как-то забыл о своих обидах, не стал строить из себя холодную отчужденность, как намеревался ранее, а просто начал канючить. Ну зачем нам переться неведомо куда на ночь глядя, когда можно переждать темное время в теплом и сухом месте, выспаться и отдохнуть? И дальше в таком же духе. Кристоф здался минут через десять. Как-то подозрительно быстро. Скорее всего, он и сам не очень-то хотел уходить из такого гостеприимного места. Только признается он в этом не раньше, чем мой питомец расскажет в обратном порядке весь алфавит. То есть, никогда.
        - Ладно, останемся на ночь, - притворно вздохнул он. - Только не думай, что ты отлынешь от вечерней тренировки. Физуху конечно качать не будем, но лекция по тактике тебе гарантирована.
        - Наверное. - добавил рыцарь, глядя как официантка несет нам новый поднос с едой.
        Лекции по тактике не было. Обошлись разговором на отвлеченные темы. Какое оружие эффективней против пешего или коного, чем лучше чинить кольчужные элементы доспехов, какой размер груди у нашей официантки, и чем примечательна северная школа меча. Хотя если так посмотреть, то лекция наверное все-таки была.
        В который раз набив до отказа животы и лениво ковыряясь приборами в тарелках, мы стали чесать языки совсем уж на всевозможные вопросы.
           - Какой-то странный цвет у твоей жабы. - авторитетно заявил мне фон Леф. - Ты его что специально перекрасил?
        - Он не жаба, а лягушка. - я успокаивающе погладил по спине возмущенного питомца. - И я тебе не живодер, чтобы животных красить. Это его натуральный цвет. Такой яркий окрас потому, что он ядовитый, и всем сигнализирует об этом.
        - Понятно, хотя и глупо. Свои преимущества надо скрывать, а не заявлять об этом во всеуслышание. Я уже было подумал, что ты поддался моде чужаков. Эти иногда перекрашивают своих питомцев. Не в прямом смысле, просто меняют им окрас.
        - Серьезно?
        - Ага. Не встречал еще розовых пони и голубых единорогов? Ну, еще увидишь.
        - Да меня как-то не особо и тянет. - сказал я чистую правду. - Но, чисто из любопытства, как сменить окрас? Как это работает?
        - Не имею ни малейшего понятия, и никогда этим не интересовался. Меня полностью устраивает цвет Габелы. Но по логике для этого надо ковыряться где-то в меню питомца.
        - Где?
        - Никогда не заходил в меню питомца? - удивился Кристоф. - Как же ты уровень своему подымаешь?
        Я только недоуменно уставился на него.
        - Хотя с кем я об этом говорю! - возвел очи горе рыцарь. - Ладно, слушай сюда. Внимательно посмотри на свою лягушку, как-будто хочешь заглянуть внутрь него. Появится окно характеристик. Теперь сосредоточься на надписи "подробнее". А дальше изучай.
        А изучать было что. Характеристики, дерево умений, способности. Оказывается Зомби был полноценным персонажем, не хуже меня. Отличия, правда, имелись, и много. Первичных характеристик у него было всего две. Телосложение и выносливость. Видимо, магичить мой лягушонок не умеет. Во второстепенных, из известных мне, были только скорость и ловкость. Ни силы, ни мудрости, ни силы воли, ни удачи. Зато была парочка мне незнакомых. Смышленость, прыгучесть и токсичность. Что они собой представляют, я не знал, и решил спросить фон Лефа.
        - Смышленость есть у всех питомцев. - вооружившись своим любимым менторским тоном, принялся рассказывать мне рыцарь. - Эта характеристика определяет насколько умно животное, и как хорошо понимает своего хозяина. Оставшиеся две характеристики индивидуальны для этого вида животных. Так как ты упоминал, что он ядовитый, предположу, что токсичность определяет силу его атаки. Ну а прыгучесть, скорее всего, скорость его передвижения. А может быть и высоту прыжка. Правда, не представляю, зачем тогда это выносить как отдельную характеристику.
        Удовлетворившись таким ответом, я погрузился в дальнейшее изучение. Способность у Зомби была только одна - ослепление. Непонятно, он что глаза врагам выцарапывает? Размышляя, я уставился на эту надпись, и через несколько секунд она развернулась более подробным описанием. Точно. Я ведь раньше уже так делал. Можно теперь не спрашивать у Кристофа все подряд.
        "Ослепление - способность древолаза прицельно выстрелить ядовитой слюной в глаза противнику. Вероятность срабатывания пятьдесят процентов, если противник одного с древолазом уровня или меньше. С увеличением уровня противника, вероятность срабатывания уменьшается. Под воздействием способности "Ослепление" противник ничего не видит в течение тридцати секунд, но способен двигаться. При получении противником любого урона эффект от "Ослепления" спадает"
        Любопытно. Любопытно, почему я этим до сих пор не пользовался? Такая полезная штука не раз могла облегчить мне жизнь.
        С деревом умений было посложнее. Совсем чуть-чуть. Я в толк не мог взять, что это за штука, и зачем она нужна. Всплывающие подсказки и объяснения только еще больше запутывали меня. В итоге покопавшись минут десять и слепо потыкавшись в различные описания, я сдался.
        - Что такое дерево умений? - переспросил у меня Кристоф. - Ну это что-то типа урезанной версии класса для питомцев.
        Очень помог. Что-то подобное я и читал в описании.
        - Какого еще класса? - негодовал я. - Забыл? Я в школе не учился.
        - Ах, точно. У тебя же до сих пор нет класса. Как бы тебе понятьнее объяснить. - рыцарь задумчиво потер подбородок. - Класс - это что-то вроде призвания.
        - Типо профессии?
        - Нет, профессия это другое понятие. Профессии позволяют добывать ресурсы или создавать новые предметы. Класс же определяет кто ты есть, и как предпочитаешь вести бой. Я вот например по классу рыцарь.
        Никогда бы не догадался.
        - Есть множество других классов, - продолжал фон Леф. - Маги, войны, следопыты, воры и так далее. Каждый класс дает определенные преимущества своему персонажу. Например, вор лучше крадется, маг - колдует, ну ты понял, в общем. Помимо прочего с развитием класса персонаж получает все новые классовые способности. Есть у него такое дерево развития, похожее на дерево умения питомцев, только гораздо обширнее. Там ты лично можешь выбрать уклон своего развития, используя классовые очки. Выбрать класс можно только один и поменять уже нельзя никогда. По крайней мере я о таком не слышал.
        - И почему ты мне о такой полезной штуке говоришь только сейчас? - недоуменно спросил я латника.
        - Возможность выбрать класс появляется только на десятом уровне. А классовые очки, которые используются в дереве развития, даются только с повышением общего уровня. По одному очку за каждый пятый уровень. Для тебя, с твоим вечным восемнадцатым, класс практически бесполезен.
        Понятно, еще один облом.
        - Где-то теряешь, где-то находишь. - философски заявил Кристоф. - У тебя по-прежнему остается теоретически бесконечный рост характеристик путем тренировок. Несколько лет постоянных упражнений, и ты будешь превосходить любого противника, в три-четыре раза большего тебя по уровню.
        Интересно, это он так глумиться, или действительно пытается меня успокоить? И ведь по роже не поймешь. Умеет делать лицо непроницаемым, собака.
        - Впрочем, знаешь, тебе все равно не помешает выбрать класс. - как ни вчем не бывало продолжил рыцарь. - Даже маленький бонус никогда не помешает. Просто нужно подобрать такой, который больше дает на начальных уровнях.
        - Ладно, выбрать мне класс еще успеем. Вернемся к нашим лягушкам. Как пользоваться этим деревом умений?
        - Будет проще, если я буду видеть, то что объясняю. Покажи мне его характеристики.
        Потратив еще некоторое время на понимание того, как это вообще сделать, я развернул перед рыцарем окно характеристик своего питомца.
        - Ну что могу сказать, твой Зомби обычный питомец, даже не раритетный, но пара интересных фишек у него имеется. У всех обычных питомцев рост в дереве умений происходит каждый десятый уровень. То есть каждый десятый уровень твоего питомца тебе нужно делать выбор его дальнейшего развития. Вариантов развития может быть от двух до четырех. А каждый двадцатый уровень твоему питомцу дается способность. Каждая вторая на выбор. То есть на двадцатом уровне питомцу дается случайная способность, на сороковом дается список из пяти способностей, одну из которых нужно выбрать, на шестидесятом опять случайная, и так далее.
        - Получается до сотого уровня я смогу выбрать для Зомби только две способности.
              - Неа. - ехидно улыбаясь ответил Кристоф. - Получается что ни одной. Твой попрыгунчик не уйдет дальше двадцатого. Есть такое правило, что питомец не может превышать своего хозяина больше чем на два уровня. Кстати, тут тебе даже повезло, что ты восемнадцатый. В том смысле, что не семнадцатый. А иначе был бы твой эльфийский деликатес максимум девятнадцатого с прокачкой дерева умений только на десятке. А так два раза дерево прокачает еще и способность халявную получит.
        Я машинально погладил Зомби по голове. Бедолага, не вырасти тебе до своих прежних размеров. Теперь навсегда останешься малышом, раз пошел за мной. Впрочем, возможно это и к лучшему, вряд ли та туша, которую я лицезрел в разрушенном полузатопленном амфитеатре, смогла бы поместиться у меня на плече.
        - У меня даже есть совет по прокачке твоего земноводного. - Фон Леф все еще изучал окно характеристик. - Сейчас он у тебе плюется ядом, так? На десятом уровне будет выбор: уйти в усиление яда или же сменить яд на кислоту. Советую второе. Единственный плюс яда это долгосрочный урон. Можно отравить противника и бегать от него пока он не умрет. Такая тактика редко работает, всегда можно найти контрмеры. К тому же, яд должен быть довольно сильно прокачен, а у тебя такой возможности не будет, ввиду ограниченного уровня. Кислота в этом случае намного лучше. Да, она не дает тикающего урона, а наносит сразу разовый, но по силе она точно не уступает ему. Мало того, кислота наносит значительные повреждение облачению противника. Только представь, за несколько выстрелов из своей зеленой пушки сможешь буквально раздеть своего врага и добивать его уже голого.
        - Звучит заманчиво. А что делать на двадцатом?
        - На двадцатом будет выбор: усиления кислоты, либо замена ее на огонь. Можно превратить твою лягушку в подобие саламандры. Только я бы не советовал этого делать. Ты, насколько я знаю, человек некурящий, и зажигалка тебе не нужна. Другого применения для огненной лягушки двадцатого уровня я не вижу. Из нее конечно можно сделать ручной гномий миниогнемет, но минимум на уровне, так, восьмидесятом. А тебе на двадцатом я бы посоветовал уйти в усиление кислоты.
        - Понятно. Значит так и поступлю. - чего заморачиваться, лучшего специалиста в способе прокачки, чем Кристоф, я все равно не знаю. - А как я пойму, что Зомби уже достиг нужного уровня?
        - По надписи: "Зомби, лягушка-древолаз, 4 уровня", что можно увидеть, если посмотреть поверх его головы прямо сейчас. - глянул на меня, как на тугодума, рыцарь. - Кстати, твой питомец уже четвертого уровня, а ты до сих пор не распределил ему очки характеристик. Вот этим и займись. Сам. Не все же мне тебя за ручку водить. А я пока еще кружку закажу.
        Окликнув официантку, Кристоф отвернулся от меня, и стал о чем-то миленько беседовать с девушкой. Я же, вздохнув, зарылся с головой в окна характеристик. Побегав взглядом, нашел строчку: "Нераспределенных очков первичных характеристик - 3, нераспределенных очков вторичных характеристик - 6". Стоило на ней сосредоточиться, тут же выпрыгнула новая.
        "Желаете распределить очки характеристик?"
        По умолчанию / Вручную
        Эх, не люблю я ручной труд. Я выбрал вариант "по умолчанию", и кто-то сделал за меня всю работу. С его распределением я в целом был согласен, кроме одного момента. Этот кто-то зачем-то добавил одно очко в прыгучесть. Глупо. Учитывая, что я все время таскаю своего питомца на себе, как падишаха, ему эта характеристика в принципе не нужна. Отменив распределение, я убрал очко из прыгучести и добавил в токсичность. И только после этого выбрал применить. Если и катается на мне, так пусть хоть плюется побольнее.
        Когда я наконец закончил и позакрывал все окна, то увидел, что рыцарь сидит один и дует свое поило. Мне заказать кружечку он конечно же забыл.
        - Так, сейчас допиваем, и на боковую. - безапелляционным тоном заявил Кристоф. - Раз мы задержались здесь на ночь, то хотя бы и встать нужно будет пораньше. А для этого не мешало бы выспаться.
        Я был совсем и не против всего этого, ну кроме, разве что, встать пораньше. А вот насчет выспаться и допить, я очень даже за. Было бы что допивать. Я обвел наш стол внимательным взглядом. Нет, не показалось. Полупустая кружка в руке у фон Лефа была единственным сосудом с пенным напитком за нашим столом. Жлоб.
        Через пару минут мы уже шагали по лестнице вслед за симпатичной официанткой на верхние этажи. Кристоф, расплатившись за ужин, заказал нам две комнаты на ночлег. Спальные номера находились наверху, у всех этих таверн одна и та же планировка.
        Официантка, пока ее не видело начальство, стала снова строить глазки рыцарю, и откровенно с ним флиртовать. В общем-то, ее выбор был понятен. Кто на ее месте устоял бы перед этими серыми глазами и волевым подбородком? А еще эти блестящие, сверкающие доспехи. Любая дама пожелала бы себе такого кавалера. Удобно, если зеркальце потеряешь.
        Кристоф в свою очередь не обращал никакого внимания на потуги бедной девушки. Кремень-мужик. Либо же ему стоит наведаться к лекарю, чтобы проверить одно место.
        Когда официантка показала нам наши комнаты, латник пожелал нам спокойной ночи, и исчез за дверью одной из них. Девушка не скрываясь сокрушенно вздохнула, на секунду задержалась на мне взглядом, помотала отрицательно сама себе головой, и спешно зашагала на нижний этаж. А вот это было обидно. Я тоже вздохнул и вошел в свою комнату.
        На первый взгяд она была гораздо лучше своего аналога в таверне "Синий гном". Осмотревшись, я понял, что и на все последующие взгляды тоже. Большая кровать, на которой можно было вытянуться во весь свой рост, шкаф для одежды, крепкий стол с двумя стульями, и даже таз с теплой водой для умывания. Зомби тоже оценил эти блага цивилизации. Вообразив себя жабой, а тазик - прудом, он прямо с плеча нырнул в воду. Пока он принимал ванну, я разделся и залез в постель. Так спешил, что даже одежду не убрал. Вот только что радовался, что вместо гвоздей в стене у меня есть полноценный шкаф, а сам взял и все вещи поскидывал на пол. Но ни чего, пол здесь чистый.
        Под убаюкивающие плюханье лягушонка в воде я уснул.


        Что может быть лучше пешей прогулки по лесу ранним утром? Навязаной прогулки и очень ранним утром. Да что угодно. Валяться в кровати уж точно будет поприятней. Да, я снова был в лесу, и как лесной житель, мне бы радоваться этому. Но, дело в том, что моя утренняя ненависть на весь мир распространилась в частности и на этот лес.
        Кристоф разбудил меня когда по факту утро то еще и не наступило. За окном темно, значит на дворе ночь. Так я ему и ответил, закрывая голову подушкой. Рыцарь со мной спорить не стал. Он поступил проще. Взял тазик для умывания и опрокинул на меня всю воду вместе с визжащим, сперва от испуга, а потом от негодования, лягушонком. Сон, как водой смыло. И у меня, и у Зомби. Кристоф, разбудив нас, и тем самым добившись своего, вышел из комнаты. Мы же с питомцем лежали на мокрых простынях и пялились в темноту, соревнуясь с ним в трехэтажных оборотах. Выиграл я. Пришлось вставать.
        Теперь же, шкандыбая по сонному лесу, среди рваных обрывков утреннего тумана, цепляясь за все подряд и поглядывая на ровную спину, словно кол проглотившего, Кристофа, я вынашивал план мести. Поначалу меня поддерживал и лягушонок. Он хмуро сидел у меня на плече и буравил недобрым взглядом затылок рыцаря. Но через полчаса Зомби сдался и полез капюшон досыпать. В утренней тишине леса отчетливо было слышно его счастливое сопение.
        Лес кончился внезапно. Словно какой-то великан отсек его своим мечом. Еще секунду назад мы с фон Лефом продерались сквозь переплетение веток, и вот уже стоим в поле. Перед нами простиралась довольно обширная, слегка холмистая, равнина, сплошь укрытая цветочно-травяным ковром. Просто рай для хоббитов.
        - Отлично, вот и равнина. - Кристоф был сама собранность. - Теперь пойдем найдем место для засады.
        Я не ответил. Я был занят тем, что изображал холодную отчужденность. Фон Леф не обращая внимания на мои причуды, зашагал вдоль лесной стены. Мне ничего не оставалось, как плестись следом. Минут через пятнадцать углядев в лесной чаще робкую тропинку, он снова свернул в лес. Тропа петляла между деревьев, как заправский шпион, уходивший от погони, но довольно скоро привела нас к маленькой и аккуратной поляне.
        - То что нужно. - обрадовался рыцарь. - Значит, слушай Мих, дело важное. У тебя есть минут тридцать чтобы обойти поляну и хорошенько ее изучить. Сегодня, а возможно и в ближайшие несколько дней, нам придется не один раз сражаться здесь. Знание местности даст тебе преимущество, так что не отлынивай. В бою, как ты знаешь, любая мелочь может помочь.
        Я уже догадался, что Кристоф решил затеять с чужаками драку. Но не более того. Подробности от меня ускальзывали. Хотелось бы знать ситуацию более детально, а не гадать на кисельной гуще. Фон Леф же в подробности не вдавался. С другой стороны, поводов ему не доверять, рыцарь мне пока что не давал. И насколько мне известно, всегда был честен со мной.
        Поляна оказалась обычной. Одной из тысячи таких же других лесных полян. Я побродил по ней, отмечая в памяти скопления густой травы, камни и корни, о которые можно было бы запнуться. Полчаса спустя я смог бы закрытыми глазами нарисовать в мельчайших деталях уже надоевшую мне проплешену в лесу, если бы конечно умел рисовать.
        - Время вышло. Надеюсь, ты не терял его зря. - также до этого изучавший местность Кристоф, уже стоял рядом. - Ладно, слушай свое следующее задание. Тебе нужно заманить группу чужаков на эту поляну. - Я слегка опешил, а латник между тем продолжал. - Для этого надо выйти на равнину, которую мы видели. Это место кача для игроков с уровня тридцатого по тридцать пятый. На этой равнине водятся бронированные нособивни. Громадные и тяжелые зверюги. Таких если парочку запрячь и разогнать, можно просеки в лесу делать. На этих животных, ввиду их особой живучести, охотятся только группами. Есть конечно и одиночки, но эти идиоты долго не живут. Одну из таких групп тебе и нужно заманить. Это то к чему я тебя готовил, Мих. Пришло время узнать, сможешь ли ты выстоять против чужака, или тебе лучше вернуться к работе землепашца.
        Эй, не надо нагнетать. Я никогда не ковырялся в земле. Если конечно не брать в расчет одну плохую яму, которую я вырыл для своей ловушки.
        - Ну и как мне их приманивать? Конфетами, что ли?
        - Да как хочешь. Можешь и конфетами. В методах я тебя не ограничиваю. - хмыкнул рыцарь. - Но пару советов все-таки дам. Чужаки ведутся на необычные квесты получше, чем любой ребенок на сладости. Просто скажи им, что предлагаешь скрытый квест, и для этого нужно немного пройтись с тобой. Да за тобой любая группа последует. Ну, или почти любая. Всегда есть исключения. Выбирай группу послабее, с максимально меньшим средним уровнем. Все-таки это наш первый бой против чужаков. Так сказать, пробник. Так, что еще? Ага. В отряде обязательно должна присутствовать девушка. Ну или женщина. Особь женского пола, короче. Это нужно чтобы в дальнейшем спровоцировать группу.
        - В каком это смысле?
        - В прямом. Чтобы чужаки сами захотели сразиться, и сами полезли в бой. Понимаешь, как бы мне не хотелось, я не могу просто так нападать на игроков и рубить всех без разбора. Тогда все эти слабаки начнут жаловаться на меня своим демиургам. Мной быстро заинтересуются, а это чревато проблемами. Гораздо проще если у меня будет повод атаковать, или же они сами на меня нападут. Еще одна сложность в том, что на меня вряд ли попрут чужаки максимум тридцать пятого уровня. Я ведь пятидесятого. Поэтому логично, что когда ты будешь их провоцировать, я буду прятаться в кустах.
              Что-то я не вижу тут логики.
        - Если честно, я ни ежа не понял. Другими словами, я не в ежаю.
        - Ладно, давай сначала. - вздохнул фон Леф. - После того как приведешь группу на эту поляну, ты начнешь приставать к девушке. Склоняй ее к близости, либо скажи, что их скрытый квест у тебя в портках. Не знаю, в общем, однозначно дай понять, что тебе от нее нужно. Дружки ее стопроцентно возмутяться. Да настолько, что тут же начнут тыкать тебя своими железками, и даже страх потери репутации их не остановит, поверь мне. Дело в том, что среди чужаков очень мало женщин. И если таковая в группе есть, то мужчины сразу распускают перед ней хвосты. Автоматически, так сказать. Не бойся. Как только на тебя нападут, я тут же появлюсь. Скажу что-нибудь вроде: "Раз вы напали на моего оруженосца, то вы напали на меня", и брошусь в бой. Ну а дальше дело техники. Даже если после этого на меня пожалуются демиургам, те увидят, что первым я не нападал. Как тебе план?
        - Было бы неплохо услышать его немного пораньше, - проворчал я. - Не непосредственно перед битвой. Да и сомневаюсь я. Получается будто мы их насильно принуждаем к драке.
        - Ой, ну не начинай снова. Думаешь все, на кого нападают игроки просто жаждут с ними подраться? Взять тех же нособивней. Мирные, травоядные животные, пасутся себе спокойно на лугу и ни на кого не агрисируют. Но, на свою беду, дают слишком много опыта, и довольно ценную для крафта кожу. Чужаки приходят в наш мир, чтобы сражаться. Вот мы и дадим им эту возможность, только на наших условиях.
        - Но драка то получется не совсем честная, раз ты превосходишь их по уровню.
        - Зато у них будет слаженная группа из четырех-пяти человек. А нас с тобой всего двое. К тому же ты сильно уступаешь им в уровне. Среднее значение между нами будет равным. Так что все честно.
        - Ладно. В таком случае, я считаю твой план приемлемым. - Слова рыцаря меня действительно немного успокоили. Если честно, я и сам давно хотел опробовать себя в деле против чужаков. И меня чуть-чуть подмывало устроить заварушку.
        - Хорошо, тогда дуй на равнину. На всякий случай, постарайся выбрать противников, не состоящих ни в каких кланах. Я конечно сомневаюсь, что за мальков тридцатого уровня кто-то придет мстить, но, как говорится, лучше надеть два шлема, чем ни одного.
        - Чего?
        - Лучше перестраховаться.
        - А-а-а. - хотел бы я глянуть, как Кристоф провернет этот фокус. Особенно, если оба шлема будут рогатыми. - И как я пойму, в клане они или нет?
        - У клановых в имени есть герб. Будешь смотреть на их уровень, заодно проверишь и это.
        - Понял. Ну я пошел?
        - Иди. Сильно не задерживайся. И постарайся там не отсвечивать. Пришел, выбрал и привел.
        - Угу. - я направился к краю поляны, но у деревьев остановился, кое-что вспомнив. - Слушай, а на меня эти бронезвери не нападут?
        - Нет. Я же говорил, они не агрессивные. Первыми не нападают.
        - Тогда ладно. - успокоившись, я нырнул в лес.
        Выйдя на равнину, я действительно увидел несколько групп игроков. И чего им не спится в такую рань? Те кто не любят поспать, заслуживают того, чтобы их разочек взгрели. Правда, утро было уже не таким ранним. Солнце успело заметно подняться и своими лучами разогнало остатки тумана, а вместе с ним и дремоту с равнины и леса.
        Ближайшая ко мне группа как раз охотилась. Не уверен, правда, что здесь применимо именно это слово. Скорее уж сражалась. Жертва не пыталась скрыться, а охотники не пытались ее догнать. Два парня в тяжелых доспехах, как могли, отвлекали на себя огромного монстра. Чуть в далеке, за их спинами, маячил еще один, в коричневом балахоне. Он делал различные пассы руками, и от него в сторону тех двоих исходил свет. Видимо, хилер. Еще дальше стояла парочка магов и со скоростью ветряной мельницы в шторм поливала зверя заклинаниями. Даже отсюда мне было видно, что показатель его здоровья катастрофически стремится к нулю.
        Зверь выглядел внушительно. Нособивень весом и размером конечно уступал мамонту, но тоже был далеко не малышом. Массивные ноги больше походили на колоны, вытесенные трудолюбивыми дварфами в своих подземных городах. Туша напоминала скальной утес. Все тело животного покрывали, непробиваемые на вид, костяные доспехи. Эдакий рыцарь в мире животных. А на носу это чудище таскало с собой целый осадный таран. Мощный противник. От этого еще более непонятно, почему он сливался как содержимое ночного горшка в канализацию. Зверь только и делал, что вяз в щитах первых двух воинов. Стоило ему тычком своего бивня сбить с ног одного, как второй криком тут же привлекал его внимание к себе. И нет чтобы затоптать лежачего, глупое животное отвекалось на ворого, тем самым давая первому время поднятся и снова подготовиться к бою. Так эти двое тяжелоэкипированных бойцов и жонглировали этой тушей, виртуозно передавая эстафету друг другу. Нособивень только стоял на месте, тыкался носом в их щиты, и отказывался проявлять нестандартность мышления. Оно и понятно, с такой-то толщиной лобной кости ум не приветствуется. А ведь
и ежу понятно, что совсем маленький разгончик решил бы все его проблемы, и отправил бы в полет несколько зарвавшихся воинов.
        Когда зверь пал, я приблизился к группе, чтобы рассмотреть их получше. К моему облегчению, для нашей с Кристофом задумки она не подходила. В ее составе не было ни одной женщины. И хорошо. Слишком большое впечатление на меня произвела их скорая расправа над животным. Пойду лучше поищу другую группу.
        Следующий отряд тоже пришлось отмести. У каждого его члена был тридцать пятый уровень. Памятуя слова Кристофа, я решил искать дальше.
        На третьей попытке мне повезло. Когда я подошел, игроки из этой группы как раз отдыхали после охоты. И выглядели они довольно помятыми. Самый большой уровень среди них был тридцать второй. А парочка была даже тридцатого. То что нужно. Девушка среди них тоже была. Смазливая эльфийка с кошачьими глазами, и длинными, завязанными в косу, светлыми волосами. Правда, на мой вкус слишком высокая. Но я же не для себя выбирал, а для дела. А для дела главное, что она девушка. Ни каких гербов в именах я тоже не увидел, так что я окончательно утвердился в выборе жертвы. Игроков, правда, было аж пятеро, но тут уже выбирать не приходилось. В составе ни одной из видимых мной групп не было хотя бы на одного человека меньше. Да и фон Леф явно брал расчет такое их количество.
        Я быстро пробежался по ним глазами, составляя первое мнение о каждом. Эльфийка доспехов не носила, она была одета в платье, настолько сильно вышитое узорами, что сама ткань еле проступала сквозь них. На голове у нее красовалась корона из веток. По крайней мере, больше всего это походило на корону. Звали девушку БелаяЛилия и по классу она была голосом природы, чтобы это не означало. Рядом с ней сидел орк, довольно страшненький. Несколько шрамов через все лицо, сломанный на бок нос и торчащие из-под верхней губы клыки не делали его физиономию привлекательной. Длинные, спутанные, грязные волосы и кольцо в носу так же не улучшало общей картины. Облачен он был в тяжелые доспехи явно не из одного комплекта. Металл на нагруднике даже по цвету отличался от металла на поножах. А наручи у него вообще были кольчужные. Орк сидел и с любовью вытирал лежавшую у него на коленях огромную двуручную секиру. В строке над его головой я прочитал: "ЗаРок, орк, страж, 31 уровень". Следующим в списке был БедуИн, степняк-чародей. Сын степей был одет в простой плотный халат и зачем-то намотал на голову шарф. Зато украшений
на нем было гораздо больше, чем на единственной у них в отряде девушке. Если за таковые вообще можно считать веточки на голове. В отличие от нее у жителя степей с украшениями все было в порядке. С десяток колец на пальцах, тяжелые браслеты на запястьях и даже серьги в ушах, все отсвечивали дорогим желтым блеском. За ним сидел еще один волшебник. Как ни странно это был гном, и по классу он являлся магом-механиком. Еще бы знать, что это означает. Вообще непривычно видеть гнома в подобном амплуа. Где щит в полный рост и доспехи весом больше самого гнома? Нету. Вместо них он напялил на себя обычную повседневную одежду. Как-будто в магазин вышел. И оружия тоже никакого. На поясе у него болтался только обыкновенный, на первый взгляд, плотницкий молоток. Звали коротышку ВаликОр. Последним в отряде был конечно же дроу. Куда же без них. Ассасин по имени ГенаСтайл был целиком затянут в черную кожу, что, наверное, по его мнению смотрелась в очень круто. А по мне, так дистрофик в лосинах. Но несмотря на комичность образа, противником он был скорее всего опасным. На поясе и в нагрудных ножнах я насчитал более
десятка кинжалов и метательных ножей. А за спиной у него болтался лук и колчан, полный стрел с черным оперением. К тому же этот темный эльф принадлежал к одному из самых нелюбимых мною классов, со способностью исчезать и появляться в самый неподходящий момент.
        В общем, довольно странный отряд. Лично мне было непонятно, как они охотились на нособивня. Единственным человеком, кто мог бы хоть немного удержать агрессию зверя на себе, был орк. Но мне кажется, в этом качестве он ни шел ни в какое сравнение с той парой воинов со щитами из первой группы. Как же они тогда справились с монстром? Я бы с удовольствием посмотрел их новый бой с нособивнем. Только ждать бы пришлось долго, а Кристоф велел поторопиться.
             Пока я подходил к ним, все, не отрывая глаз, пялились на меня и читали информацию уже у меня над головой. Только орк, продолжая полировать, все так же смотрел на то, что было дороже его сердцу, чем какой-то местный. На свою секиру.
        - Приветствую вас, герои. - обратился я к ним. Никогда не помешает в разговоре с незнакомцами подлить немного карамели и пафоса. - Есть у меня для вас одно задание. Очень важное. Вижу, что только у вас хватит доблести и умения, чтобы справиться с ним.
        Никакой реакции. Сидят и глазеют на меня. Видимо, ждут продолжения. А я уже все сказал. Что им еще надо?
        - Всю равнину обошел я, но так и не встретил более достойных кандидатов для этой важной миссии. - продолжил я умасливать группу.
        Все то же молчание. Ну не может же вся группа состоять из немых? ЗаРок, мельком мазнув по мне взглядом, снова потерял ко мне интерес и вернулся к любованию собственным оружием. Что я делаю не так?
        - Без вас не спасти из заточения трех принцесс и семерых детей. - понес я, нервничая, уже откровенный бред. - Если вы откажетесь, так и будут они томиться в плену до конца своих дней.
        - Слушай, Мих, ты нам что квест предлагаешь? - после затянувшейся паузы наконец спросил меня БедуИн.
        - Ну, конечно! - обрадовался я тому факту, что хоть кто-то понял, о чем я им тут вещаю.
        - Тогда, где он?
        А вот я его что-то не понимал.
        - Кто?
        - Квест. - в еще больший ступор вогнал меня сын степей.
        - Э-э-э.
        - Да, где задание? - поддержала его эльфийка.
        Кажется, до меня начало доходить. Наверное, они ждут от меня письменной выдачи задания. Гиббона мать! Я же так не умею.
        - Получите свой квест, когда придете со мной на место. - ответил я им, не особо надеясь на удачу.
        - И где это место находится? - спросил БедуИн.
        - Да тут недалеко есть поляна в лесу. - показал я им примерное направление.
        - Чего мы тогда тянем кастрированного кота за то, чего нет. - рывком вскочила на ноги БелаяЛилия. - Идем.
        Да ладно! Прокатило.
        - Тормози, Лиля. Оно нам надо? - оборвал гном ВаликОр мой так и не начавшийся вскрик радости.
        - Дурак? - Лилия была настроена решительно. - Непись сам пришел, отыскал нас и хочет дать квест. Да он же по-любому скрытый.
        - И что же мы такого сделали, чтобы получить скрытый квест? - скептицизма в его вопросе было столько, что хоть ложкой черпай.
        - Не знаю. Возможно, выполнили какое-то условие. - не сдавалась эльфийка. - Например, собрали тиму из нужных классов. Я права? В этом дело? - обратилась она уже ко мне.
        - Конечно. - Что? О чем говорит эта женщина?
        - Вот видишь. Мы будем последними дураками, если не возьмемся за это задание.
        - Да какое задание, Лиля? Мы же только вчера познакомились. Собрали тиму, чтобы покачаться на носачах. Мы же абсолютно несыгранные, нам только легендарные квесты вместе выполнять.
        - Я считаю, нужно рискнуть. А вы ребята? - обратилась она к остальным членам их маленького отряда.
        - Я тоже. - то что степняк будет "за", я не сомневался.
        - Правильно. - выразил свое согласие дроу.
        Орк просто кивнул головой, не отрывая взгляда от своей прелести.
        - Вот видишь, все "за". - довольная своей маленькой победой, торжественно заявила девушка.
        - Вот и идите тогда вместе. А я лучше воздержусь. - ответил ей упрямый гном.
        Хм, а я даже не против. Четверых нам с Кристофом с головой хватит.
        - Нет, ты что? Нам же тогда квест не дадут. - с полной уверенностью заключила Лилия. - Обязательно нужно пять человек.
        И откуда она это берет? Чтобы не потерять в ее глазах, пришлось с умным видом кивать. Пять минут уламывания и уговоров, и гном наконец-то сдался. Я все это время стоял в сторонке и в нетерпении переминался с ноги на ногу. По-моему ВаликОр просто любит внимание. Ему всего-то и нужно было немного звездного часа.
        Обратно к поляне мы шли галдящей, шумной толпой. Все радостно восклицали о своем везении, громко шутили и делали предположения о сюжете квеста. Еще и БедуИн привязался ко мне с расспросами, какая из трех принцесс самая красивая, подкалывая меня при этом сальными шуточками. Вот уж совсем неприметная компания. Надеюсь все остальные группы заняты охотой, и им нет до нас никакого дела.
        Когда мы наконец добрались до поляны, я был просто счастлив. Степняк за пять минут успел достать меня настолько, что мне уже не терпелось развязать с ним драку. Но теперь, когда стало понятно, что дело за малым, я, если честно, смутился и сник. Мне было неловко приставать к абсолютно незнакомой девушке.
        Так, собраться. Где-то сейчас в кустах сидит Кристоф и наблюдает за мной. Нужно не ударить в грязь лицом. И потом, это ведь не по-настоящему. Ничего плохого с девушкой я делать не собираюсь. Только попытаюсь убить. Да, помогло не очень.
        - Вот мы и на поляне. Давай свой квест. - проворчал вечно недовольный гном.
        - Да, гда он? - опять завел свою шарманку сын степей.
        - Он у меня под одеждой. - сделал я первую робкую попытку развязать конфликт.
        - Так доставай. - на мои слова похоже никто не обиделся.
        - Что у тебя там, свиток? Покажи нам свой свиток. - абсолютно не стесняясь, попросила меня эльфийка.
        А я вот застеснялся и даже залился краской.
        - Если только тебе. - смущаясь выдавил я из себя.
        - Тут что, активация на одного человека? - удивилась девушка. - Ну пошли тогда вон к тем кустам.
        Что происходит? Почему никто не бьет меня в лицо?
        - Постой ка, Лиля. - подал вдруг голос молчавший до этого орк. - Похоже это развод. Этот непись намекает тебе на секс.
        - Кто? Он? - неподдельно удивилась эльфийка. - Да ладно тебе, Зарик. Ты со своей параноей всех НПС в округе распугаешь.
        Пора было ставить точку в этом спектакле. Чтобы развеять все сомнения, я собрался с духом и шлепнул девушку по заднице. Она резко повернула ко мне голову и, в немом удивлении, уставилась на меня округлившимися глазами. Я не придумал ничего лучше, чем похабно ей подмигнуть. Тут же мне прилетело от нее каким-то зеленым призрачным кнутом. Проняло даже через куртку. Ощущение, как будто отстегали крапивой, только в несколько раз больнее. Еще и мышцы свело судорогой. От удара меня швырнуло на колени, где я и остался, щипя и матерясь от боли. Следующий удар бросил меня плашмя на землю. Как же больно.
        - Так ты, тварь, решил, что это смешно, да? - сопровождала она каждый удар фразой. - По-твоему весело дурить людям голову, а потом попытаться залезть им под юбку?
        Похоже, останавливаться девушка не собиралась. Она только вошла во вкус. Удар сыпался за ударом, и я уж было понадеялся, что скоро отправлюсь домой. Но взглянув на показатели, лишь вздохнул. Заклинание, которым меня хлестала БелаяЛилия, здоровья снимало немного, но давало легкий парализующий эффект и было очень болезненным. Пока меня била женщина, остальные бойцы ее отряда просто стояли и смотрели. А Кристоф обещал, что пинать меня будут мужики. Кстати, где он?
        Внезапно град ударов прекратился, и я, сквозь слезы, смог осмотреться. Все пятеро стояли с повернутыми в сторону головами, и что-то там высматривали. Приподнявшись на локте, я тоже глянул в ту сторону. Интересно же. Оттуда, во весь опор, верхом на Габеле и выставив вперед копье, на нас несся рыцарь.
        Видимо, эти чужаки очень сильно любили скачки и конный спорт. Пока Кристоф скакал, никто из них даже не шелохнулся. Все с замиранием смотрели как он приближается. Первым опомнился орк.
        - Эй, мужик, ты чего? Мы же тебе ничего не сделали. - воззвал он к рассудку рыцаря. Тщетно. Тот даже не притормозил.
        До того места, где я лежал, доносились крики Кристофа, он сидя верхом на кобыле тоже что-то вещал, но разобрать, что именно, у меня не получалось.
        Видя, что катастрофа близко, ГенаСтайл решил действовать, и не тратить время на слова. Выхватив два кинжала, он скрестил руки на груди и произнес непонятную фразу. Почти сразу же его фигура стала тускнеть и растворяться в воздухе. Эй, перестань. Интересно, если я в него камнем кину, он прекратит? Около пяти секунд ассасин стоял совсем неподвижно, прежде чем полностью исчез. Но лишь для того, чтобы через мгновение снова появиться, висящим на отрие копья у фон Лефа. Рыцарь все же на полном ходу влетел в толпу, и сделал это очень вовремя. Раскидав пару человек крупом лошади, он поскакал дальше, к другому краю поляны, прихватив с собой и бедолагу-ассасина, корчившегося в напрасной попытке освободиться от копья.
        Кристоф, куда это ты ломанул? Их тут по-прежнему многовато на меня одного.
        Рыцарь не останавливался, пока не достиг противоположного края поляны. Там он сходу вогнал копье в дерево, пришпилив, тем самым, к нему и горе-ассасина. Теперь он точно не сможет освободиться самостоятельно. А прежде чем ему кто-то поможет, он истечет кровью. Я вообще не понимаю, как он до сих пор был жив. Сколько у него там осталось? Эх, шкалу жизни отсюда не увидеть.
        Закончив с ГенаСтайлом, фон Леф достал меч, развернул коня и снова поскакал на нас. Вокруг все уже были на ногах, только я все еще валялся на земле там, где меня оставила эльфийка.
        - Шутки в сторону, парни, все серьезно. - в критической ситуации орк показал себя настоящим лидером. - Этот мужик пятидесятый. Валик, нужна поддержка. - дождавшись кивка гнома, ЗаРок продолжил. - Мы пока его отвлечем. Лиля, вперед не лезь, на тебе хил. Беда, отвлекай его. Сбивай все приемы и способности, иначе мне не продержаться. Я танкую.
        Получив четкую задачу, все как-то разом успокоились. Каждый занялся своим делом. БелаяЛилия встала за спину орка, положив руку ему на плечо, и накладывала на него усиления и ауры. Все это сопровождалось вспышками иллюминации. БедуИн что-то быстро шептал себе под нос, перебирая при этом кольца на пальцах. ВаликОр просто замер, раскинув руки широко в стороны, словно собирался обнять целый мир. При этом земля перед ним как-то странно себя вела. Булькала и пузырилась, как рагу в котелке у одного знакомого мне повара на лесопилке.
        Я по-прежнему не делал никаких попыток подняться, хотя боль от заклятий давно прошла, и даже полоска здоровья стала сама собой потихоньку восполняться. Вокруг меня стояли четверо сильных воинов, и выглядели они уж очень уверенными. Вот когда Кристоф будет поближе, тогда и посмотрим.
        Метров с двадцати БедуИн начал расстреливать рыцаря. Вспышка, вспышка, еще вспышка. Степняк работал, как гномий стреломет. Магические снаряды прилетали с такой скоростью, что фон Леф чуть не вылетел из седла. Он был вынужден притормозить и перекинуть щит со спины в руку. Но движение вперед он продолжил. ЗаРок бросился ему на перехват. Он замахнулся своей ужасной секирой и нанес чудовищный удар. Но не рыцарю, а лошади. Габела жалобно заржала. Кристоф, будучи под плотным огнем, был вынужден сам прятаться за щитом, поэтому защищать еще лошадь у него возможности не было. И чтобы не подставлять ее снова под удар, ему пришлось спешиться. Подловив момент, он разрядил свой арбалет в чародея, застав того пошатнуться и грязно выругаться, и, воспользовавшись паузой, легко соскочил с седла, атаковав орка. Стал он при этом таким образом, чтобы зеленокожий находился между ним и сыном степей, мешая последнему целиться.
        Вот я, кажется, и дождался. Мой выход. Орк сцепился с рыцарем, эльфийка сосредоточилась на его лечении, гном был все еще занят своей кашей-малашей. Своей целью я выбрал чародея, который выискивал удобную траекторию для атаки латника. По мне, он был самым приоритетным вариантом. Во-первых, он мешал Кристофу развернуться на полную, сбивая его спецатаки. Во-вторых, он уже был ранен арбалетным болтом. Процентов пятнадцать как небывало. В третих, матерчатый халат не очень хорошая защита от моего копья. Если получится застать его врасплох, справиться с ним я смогу за максимально короткое время.
        Легко вскочив на ноги, я, пригибаясь к траве, как мог быстро, направился к БедуИну. Пришлось заложить небольшой крюк, чтобы зайти к нему со спины. Когда чародей поднял руки для очередного заклятия, я, стараясь вложить в удар хотя бы часть своего веса, воткнул снизу-вверх ему подмышку копье. От неожиданности и боли степняк заорал, и шарахнулся от меня в сторону. Электрический разряд с его пальцев ушел высоко в небо, благополучно никого не задев. Развивая успех, я приказал своему питомцу разрядить свою способность в БедуИна. Ослепление, к сожалению, не подошло, но старый добрый яд подействовал, и стал по-немногу съедать у него очки здоровья. Сын степей ответил мне ледяным щипом, засевшим мне в плечо. Неприятно. Я сделал перекат, пропустив еще один магический заряд над собой, и сократив дистанцию с противником до минимума. БедуИн попытался разрядить в меня в упор две огненные стрелы, но я вовремя просунул ему копье между стоп и сделал подсечку. Оба пламенных привета пролетели у меня над головой, а сам горе-поджигатель опрокинулся на землю. Это был шанс. Я навис над ним и заработал копьем, как швейная
машинка, не давая противнику опомниться. Остановился я только тогда, когда начал бить копьем по серой плите.
        Почему мне хочется прилечь рядом? Я глянул на показатели. А, ясно. Выносливость снова почти вся утекла. Опять себя загонял. Уткнув в землю копье, и оперевшись на него, я осмотрелся. Кристоф по-прежнему бился с ЗаРоком. Было видно, что, даже несмотря на помощь лекаря, у него проблемы. Рыцарь уверенно теснил стража, нанося удар за ударом, последнему оставалось только уходить в глухую защиту. Я вяло посмотрел в другую сторону. Гном по-прежнему строил из себя статую, разведя руки в стороны и глядя в небо. Перед ним все также варилась земля.
        Если честно, я немного утратил осторожность. Стоял себе практически на поле боя и вертел башкой по сторонам. За свою беспечность я был тут же наказан. БелаяЛилия, заметив, что от чародея давно перестали прилетать подарки рыцарю, обернулась посмотреть, что случилось. И увидела меня. Должно быть, обиделась она на меня очень крепко, потому как сразу забыла о своей задаче лечить соратника, и стала плести другое заклинание. Непонятно откуда взявшись, на меня вдруг налетела целая туча жалящих насекомых. Заворачиваться в плащ оказалась безрезультатно, насекомые находили малейшие отверстия и легко добирались до желанной кожи. Тщетно помахав руками, отгоняя их, я сдался. Забыв о своей усталости, я сорвался с места и побежал, пытаясь обогнать жалящих гадов. Их укусы только придавали мне прыти. Опасаясь новых сюрпризов от эльфики, я посматривал в ее сторону.
        Кристоф, воспользовавшись тем, что его соперник остался без поддержки, мощной серией из трех ударов, добил его. И теперь перед ним стояла только БелаяЛилия. Я чуть не закричал от радости. Сейчас зловредная девка получит свое.
        Но не тут-то было. Как раз в этот момент землю ощутимо тряхнуло, как при землетрясении, и кто-то вместо меня издал радостный крик. Я оглянулся на бегу. Гном перестал притворяться статуей, видимо, закончив с заклинанием. У его ног, прямо из земли, вылазил здоровенный глиняный голем. Кажется мы влипли.
        Не теряя времени, Кристоф попытался угомонить девку, но та подсмотрела у меня, и тоже бросилась бежать под защиту ожившего каменного болванчика. Голем с грохотом зашагал к ней навстречу.
        - Эта тварь сильная, но медлительная. - найдя меня взглядом крикнул фон Леф. - Избегай ее.
        А можно я буду всех избегать? Кивнув ему, я продолжил бег. Скоро выносливость кончится, и меня до смерти заедят мошки.
        Добежав до голема, девушка остановилась и показала рыцарю непристойный жест. Кристоф закружил вокруг них, стараясь не попадаться под каменные кулаки монстра, и добраться до эльфийки. Но девушка и тут смогла удивить. Прокричав несколько непонятных слов, она сделала пас рукой в сторону латника. У него под ногой из земли вдруг вылезла лиана и обвила его стопу. Кристоф легко отрубил ее мечом, но тут же две другие обмотали его вторую ногу до колена. Рыцарь сражался как лев, но через несколько секунд почти полностью был погребен под живыми джунглями. А глиняный истукан все ближе подбирался к нему.
        - МИХ! - заорал он. - ГНОМ!
        Понял. Голема я не смогу уничтожить, а вот его создателя...
        Я развернулся и припустил в другую сторону. Застать его врасплох к сожалению не получилось, ВаликОр больше не пялился в небо, а был на стороже. Но я не расстроился, после такого долгого и, я уверен, затратного по силам заклинания, справиться с гномом будет легко. Я, как всегда, ошибся. Нет, магией он действительно не пользовался, но, вооружившись молотком, он довольно умело противостоял мне в рукопашном бою.
        Добежав до коротышки, я разразился чередой приемов и серий ударов, спуская на него все, что было. Даже приказал Зомби стрелять по готовности. Но ничего не помогало, время тикало, а противник все еще был жив-живехонек. Гном избрал выматывающую тактику, практически не атакуя, он неплохо уходил от моих атак и избегал ударов.
        Тянет время, гад. Понимает, что как только голем прибьет рыцаря, мне лапти. Нужно что-то срочно делать.
        Помощь пришла откуда не ждали. Позабытая всеми лошадь рыцаря, как бы между прочим гулящая рядом, подобралась к ВаликОру поближе. Встав у него за спиной, она повернулась к нему задом и так лягнула его копытом, что бедолага отлетел на несколько метров, пролетая мимо меня, как снаряд запущеный из катапульты. Кажется, ему пришла габела. И почему мой питомец так не умеет?
        Решив не рисковать, я побежал проверить гнома. Он был все еще жив, но был под серьезным оглушением, потому как валялся на земле и даже не шевелился. Пришлось мне второй раз за день изображать из себя швейную машинку.
        Когда коротышка пал, пало и его детище. Голем просто развалился на куски, хорошенько засыпав землей ноги рыцаря. Заклинания удерживающие Кристофа тоже исчерпало себя, и он наконец-то смог освободиться от навязанного ему симбиоза с растениями. Эльфийка осталась одна против нас двоих, но даже и не помышляла о бегстве. Сверкнув глазами, подобно фурии, она набросилась на латника, стегая его так хорошо знакомым мне зеленым призрачным кнутом. Боль рыцарь терпел лучше чем я, или, возможно, у него было какое-то сопротивление к этой магии. Он шагнул вперед и довольно быстро отправил девушку в след за ее приятелями.
        Победа. Но почему-то совсем не радостно. Внутри только пустая усталость и больше никаких эмоций.
        - Молодец, Мих. - ко мне подошел фон Леф и, глядя мне в глаза, положил руку на плечо. - Сегодня ты себя проявил очень неплохо.
        - Угу, спасибо. - я обвел глазами поляну, глядя, во что мы ее превратили этим коротким боем.
        - Ладно, предаваться меланхолии будешь потом. Сейчас надо убираться отсюда, и поискать новое место для засады. Давай быстро соберем все, что нападало с этих чужаков, и прогуляемся вон в ту сторону.
        Я не удержался и состроил презрительную мину.
        - Тебя что-то смущает? - заметил мои кривляния рыцарь.
        - Да понимаешь, как-то это все нечестно. - вздохнул я.
        - Ну, сражение - это тебе не честный поединок один на один. Это грязная свалка, где любые методы хороши, лишь бы выжить.
        - Да, я не о том. - отмахнулся я. - Нечестно мы поступили. Я не заметил, чтобы они сильно обрадовались драке. Получается мы заманили их в ловушку и перебили. А теперь еще и обворовать собираемся. Чем мы тогда отличаемся от тех же разбойников?
        - Целью. - очень серьезно ответил Кристоф. - Мы не нападаем на чужаков с целью обогащения. Мы им мстим. За то, что они делают с нашим миром. А вещи это так, бонус, нужно же на что-то жить.
        - Все равно это как-то неправильно.
        - А правильно то, что большая часть населения мира - безмозглые куклы, существующие только для того, чтобы служить и развлекать чужаков? - сорвался на крик фон Леф. - Правильно, что твоя семья каждый день подвергается опасности со стороны лесных хищников, но им даже в голову не приходит мысль переехать куда-нибудь? Правильно, что моему приемнику от меня вместе с титулом командира крепости отошла и жена, как какая-то вещь? Женщина, которую я любил, и которая не раз сама признавалась мне в любви, перестала даже узнавать меня. Это правильно?
        Кристоф уже не просто кричал, он орал во всю силу своих легких, пугая уже не только меня, но и всех окрестных зверей и птиц. Я испугался, что после полегшей группы, настала моя очередь улететь на перерождение, но рыцарь вдруг разом успокоился.
        - Знаешь что, Мих? - совершенно спокойно спросил он. - Я устал от твоих вечных причитаний. Если тебя что-то не устраивает, ты можешь валить отсюда на все четыре стороны.
        Я остался. Не знаю, что повлияло на мой выбор. Быть может, я все еще считал себя должником рыцаря?
        К концу дня мы отправили на перерождение еще две группы в полном составе.


        Пират оказался очень неприятным соперником. Кто-то, видимо, сделал в своем развитии упор на удачу, потому как мне с ним в бою жутко не везло. Ослепление не прошло, криты не выбивались, а урон проходил такой мизерный, что я невольно засомневался, тем ли концом копья я наношу удар. Благо хоть отравление от Зомби навесилось с четвертого раза. Пират в свою очередь легко наносил мне такие раны, что веера крови брызгали во все стороны. Только умение вовремя отпрыгивать назад и держать дистанцию спасли меня от поражения. Ну и еще мой любимый прием с ударом между ног. Вооружен морской волк был кривой саблей и кинжалом, а грудь его укрывал только старый потертый камзол.
        Когда разбойник морей покинул нас, у меня оставалось всего около десяти процентов здоровья. Чувствовал я себя не очень хорошо, и присел на землю прямо там, где и стоял, облокотившись спиной на прохладную серую плиту. И какой из меня сейчас боец? Хорошо еще, что рыцарю не требуется моя помощь. Рядом с ним уже стояли две могильные плиты, а сам Кристоф довольно уверенно теснил своего последнего, третьего противника. Первым, кого он уложил, был какой-то маг, который даже не успел произнести ни одного заклинания. Фон Леф своим любимым приемом пригвоздил его к земле копьем на полном скаку. После того, как я взял на себя пирата, латник сошелся сразу с двумя тяжелыми войнами - защитником и паладином. Теперь, отправив на перерождение первого, рыцарь все еще возился со вторым.
        Последним, пятым участником группы чужаков была девушка-лекарь. С самого начала потасовки она просидела на земле, уткнув лицо в ладони и рыдая. Я старался не смотреть в ее сторону. Так было гораздо проще переносить отвращение к самому себе. Лучше сосредоточиться на схватке рыцаря и паладина.
        Кристоф, выбив оружие из рук противника своей классовой способностью, пронзил его грудь в красивом выпаде. Это стало последней каплей, и у его ног появилась третья плита.
        Поднявшись я похромал в его сторону. Хвоев пират довольно удачно вонзил мне кинжал в ногу, прибавив к моим недостатками еще и хромоту на десять минут. Раны, оставленные саблей уже не болели и почти заросли, но при этом жутко чесались. Это был третий день нашей с рыцарем разбойничьей компании против игроков. Я дико устал от бесконечных драк и постоянного нервного напряжения.
        - Скверно выглядишь. - заявил мне фон Леф, окинув меня быстрым взглядом.
              - Чувствую себя еще хуже. - решил я надавить на жалость.
        - Почему тогда зелье не принял?
        - Я потратил его еще в первой драке. Против драконида.
        - А-а-а. - протянул Кристоф, ухмыляясь. Видимо, вспомнил, как я летал от пинков той рептилии на стероидах. Ну не ожидал я, что тот гад так умело пользуется своим хвостом. - Ладно, идем закончим.
        Твердой походкой рыцарь направился к плачущей девчонке. Я, припадая на ногу, поплелся за ним.
        - Что ты собираешься с ней сделать? - ответ я знал, но не спросить не мог.
        - Тоже, что и со всеми.
        - Слушай, она ведь даже не пыталась нас атаковать, даже после того, как поняла, что с квестом я их обманул.
        - И что?
        - Давай просто отпустим ее. Пусть идет, куда хочет. Она ничего плохого нам не сделала.
        - Она - чужак, мне этого достаточно.
        - Не думаю, что от ее вещей нам будет много прибытка.
        - Дело не в деньгах. Ты же знаешь.
        - Слушай, я не смогу. У меня просто рука на нее не подымется. - я положил Кристофу руку на плечо, заставляя его остановиться.
        Он повернулся и посмотрел мне в глаза.
        - Зато я смогу. - ответил он мне и, отвернувшись, зашагал дальше. Я заковылял следом.
        Когда мы подошли, девушка вскинула голову и посмотрела на нас заплаканными глазами.
        - Они ведь не хотели идти сюда. - зачем-то поведала она нам. - Это я их уговорила. Повелась на сказочку, дура. Дура. Теперь ребята из-за меня опыт потеряли.
        Кристоф медленно, со зловещим скрежетом потянул меч из ножен. Что-то внутри меня болезнено сжалось. Ругая себя на все лады, я выставил копье поперек рыцаря, как шлагбаум. Так и не высунув до конца меч, фон Леф недоверчиво опустил взгляд на копье, а затем перевел его на меня.
        - Что ты делаешь?
        - Я прошу тебя. Пожалуйста. Просто дай ей уйти. - разделяя слова, как можно более убедительно, сказал я.
        - Я не могу. - Кристоф так и стоял, с наполовину выдвинутым мечом из ножен. - Я дал обет, что при возможности всегда буду убивать чужаков.
        - А я не могу позволить тебе убить ее. - заявил я.
        - Тогда у нас проблема. - хмыкнул латник.
        С минуту мы просто молча стояли, замерев, и буравя друг друга взглядом. Каждый всем своим видом показывал, что не отступиться.
        - Ты действительно хочешь этого? Поднять на меня оружие? Из-за девки? - наконец нарушил молчание рыцарь.
        - Из-за принципа.
        - О, так ты принципиальный? Что-то новенькое. До этого я видел у тебя только муки сомнений. - резким движением руки, Кристоф отбил копье в сторону, а другой освободил меч от ножен до конца. - Отойди малец, иначе мне придется убить и тебя.
        - Я бессмертный, забыл? Разок могу и потерпеть.
        Мы снова застыли друг напротив друга с оружием на изготовку. Иллюзий я не питал, завтра утром буду дома. Кристофа мне не победить при любом раскладе, а раненому, хромому и усталому даже пытаться не стоит. Пытаться победить я и не буду, так, кольну его пару раз для профилактики.
        Выяснить, кто не выдержит первым и нападет, нам не дали. На поляну вдруг вылетела пятерка воинов верхом на бродячем зоопарке и галопом направилась к нам. Мы, не сговариваясь, повернули оружие в их сторону.
        - Высокоуровневые. - пробурчал Кристоф. - Вижу семидесятого и парочку семьдесят вторых. Один даже семьдесят пятый. Теперь нам точно хана. И все из-за тебя. Покончили бы с девкой и давно бы уже смылись.
        - Не вали с рогатой головы на безрогую. - не дал повесить я на себя всех собак. - Если бы мы девушку отпустили, то ушли бы еще раньше.
             Рыцарь не стал развивать спор дальше.
        - Это клановые бойцы. - приглядевшись, добавил он. - Из каких-то "Огней доблести".
        - Группа была не клановая.
        - Я знаю. Но раз за них заступился клан, значит, возможно, они их новобранцы. Или у кого-то из них в верхушке клана есть хорошие друзья.
        Я промолчал. Чего гадать и зря сотрясать воздух?
        Всадники не стали врезаться в нас на своих животных. Спешились метров за десять и пошли на нас пешком.
        - Ряха, мы с тобой берем рыцаря. БуХарь, на тебе оруженосец. - отдал распоряжения один из них.
        На меня выдвинулся лысый средиземец со странной экипировкой. Тело его укрывало платье, больше похожее на рясу или балахон. Зато на руках у него были стальные тяжелые наручи, а на ногах - обитые железом сапоги. Лысина была ни чем не закрыта. В руке срединник сжимал массивный шестопер.
        Странный выбор одежды. Вряд ли на семидесятом уровне у него не хватает денег на экипировку. Интересно тогда, что у него за класс.
        Заглянуть в информацию бритоголового мне не дали. Спину вдруг обожгло огнем, а в глаза брызнуло красным.
        - Бист, какого хрена? - закричал мой противник. - Я хотел с ним поиграться.
        Дальнейшего разговора я не услышал. Еще в падении на землю меня уже заволокло тьмой. Последнее, что я видел, была все еще плачущая девушка.


        Сон отступал с большой неохотой. Все еще удерживая меня в своих ватных объятиях, он потихоньку сдавал позиции. Я завис где-то посередине между грезами и явью. Несмотря на то, что мозг все еще был липким от сновидений, в голову начали приходить отчетливые и трезвые мысли.
        Первым пришло понимание того, где я нахожусь. Я был дома и лежал на собственной постели. За окном было раннее утро, и скоро, покормив скотину, меня придет будить мать. Чтобы это понять, мне даже не пришлось открывать глаза. Я это просто почувствовал.
        Снова дома. Вот так кончилось мое первое путешествие. Первая попытка найти себя в этом странном и, как оказалось, незнакомом мире. Закончилась возвратом к тому месту откуда все и началось. Будто я в какой-то детской игре бросил кубики, а выпала двойка, и мою фишку за это снова вернули на старт. Начинай все сначала, Мих, круг замкнулся.
        Естественно, я сгущаю краски. Со мной остался весь тот багаж, что я наработал за это время. И я сейчас не о выбитых с игроков вещах. Ну, не только о них. Весь тот опыт, знания и умения, что я получил за время моего путешествия просто бесценны. Теперь я знаю гораздо больше, и гораздо лучше подготовлен к новым приключениям. А то что они будут, я совершенно не сомневался. Мне понравилось путешествовать, можно сказать, что я вошел во вкус. Но, как я уже успел убедиться, странствовать по нашему миру - дело опасное, так что, думаю, во время моих похождений мне еще не раз доведется незапланированно посетить отчий дом.
        Рядом со мной что-то зашуршало, а через секунду скрипнула половица. Неужели маман уже пришла отсылать меня на бесполезные посиделки у дороги? Так не хочется вставать. Притворюсь мертвым, а вдруг прокатит.
        К моему удивлению, больше звук не повторялся. Не могло же это действительно подействовать? Может быть, мне показалось, что в комнате кто-то был?
        Я осторожно приоткрыл один глаз. Комната была пуста. Странно, неужели глюки? Вроде сегодня меня по голове еще не били. А еще странно, что меня до сих пор не пришли будить. Комнату через окно заливал яркий утренний свет. Кристоф бы точно давно разбудил. И заставил бы бегать вокруг дома.
        Вспомнив рыцаря, я нахмурился. Интересно, как он там? Сумел отбиться от высокоуровневых игроков, или тоже улетел к местам своей зимовки? Жаль, что у нас с ним все так не очень хорошо вышло. Мужик он неплохой и друг верный, правда тараканы у него в голове размером с его лошадь. Во всяком случае, то, сколькому он меня научил, трудно переоценить.
        Скорее всего, со мной он больше дел иметь не захочет. Даже если и не считает предателем, то обиду на меня он уж точно затаил. Еще перед первым нашим боем с игроками, мы условились, что если я кому-то проиграю и улечу на место возрождения, то буду ждать его в Саммервуде в ближайшей таверне к восточным воротам. Теперь даже и не уверен, стоит ли зря время тратить.
        Кстати, о времени. Не пора ли мне вставать? Не то что бы очень хотелось, просто отсутствие признаков жизни начинало понемногу беспокоить. Мысль о том, что во время моего отсутствия что-то могло произойти, занимала все больше места в моей голове, и существенно мешала предаваться меланхолии.
        Решительно откинув одеяло, я встал с кровати. Вся одежда была на мне, даже сапоги не пришлось одевать. Скрипнув половицей, я шагнул за дверь.
        Семейство обнаружилось на кухне. Всем составом они поглощали гречневую кашу с подливой. А меня даже никто не позвал. Им и без меня, видите ли, вчетвером, нормально. Стоп. Как это вчетвером?
        Вместе с моими родителями и сестрой на кухне завтракал незнакомый мне молодой парень. Он был примерно одного со мной возраста и роста, цвет волос у нас тоже был одинаковый, но черты лица у него были более округлые и плавные. Я скользнул взглядом выше, к его имени.
        "Михей, сын лесоруба, 18 уровень"
        Что за?...
        - Сынок, кто это вышел из твоей комнаты? - обратилась моя мама к этому парню.
        Да что здесь вообще происходит?


            )
           Knizhkoff_2.spaces.ru


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к