Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Левицкий Андрей: " Мастер Игры Лаг " - читать онлайн

Сохранить .
Мастер игры. Лаг Андрей Левицкий

        Хорошо быть чит-мастером. Клепаешь себе игровые дополнения да продаешь. В мире "Гриада Онлайн" клиенты найдутся всегда, ведь здесь миллионы игроков. Огромные локации, леса, замки, королевства.
        Все складывалось как надо. У Атилы отличная программа, за которую он собирался выручить много денег. Вирт-костюм для полного погружения в игровой мир. Покупатель - могучий варвар-полуорк по кличке Большой. Вот только кто он на самом деле, этот Большой? И какая сила вмешивается в глобальный ход игры? Кто поворачивает вспять тайные шестерни игрового движка? Из-за кого вся Гриада идет вразнос, и на поверхность поднимаются зловещие сущности, скрытые раньше от игроков под яркими текстурами виртуального мира?

        СОДЕРЖАНИЕ
    

        МАСТЕР ИГРЫ. ЛАГ
        АНДРЕЙ ЛЕВИЦКИЙ

        ЧАСТЬ 1. ПРЯМАЯ И ЯВНАЯ УГРОЗА. ГЛАВА 1
        АНДРЕЙ ЛЕВИЦКИЙ
        АЛЕКСЕЙ БОБЛ
        Мастер игры. Лаг
        "Лаг" - задержка в передаче данных от игрока к серверу и обратно.
        ОТ АВТОРОВ
        Когда-то мы написали "Осознание", роман в жанре ЛитРПГ и в сеттинге постапокалипсиса. Ну, вы знаете: мутанты, брошенная техника, небритые мужики с "калашами". Нам нравился сюжет книги - но не очень нравилась ее вселенная. Не потому, что она была плоха сама по себе, но потому что, как нам казалось, для выбранной темы больше соответствовало бы фэнтези. Эта идея не отпускала нас несколько лет, и, в конце концов, сдавшись, мы просто сели и переписали роман, полностью поменяв мир, в котором развивалась история. Текст "Мастера игры" отличается от "Осознания" процентов на 70-80, в чем может убедиться читатель, знакомый с той старой книгой. Тому же, кто с ней не знаком, совсем не обязательно искать "Осознание" на книжных полках или в Сети. Читайте "Мастера игры" J
        Часть 1
        Прямая и явная угроза
        "Гриада Онлайн" - многопользовательская ролевая онлайн-игра, разработанная и издаваемая компанией "Русо-Вирт". Пятая игра серии "Гриада", не считая аддонов. ГО развивает вселенную, с которой пользователи познакомились в первых синглах линейки.
        Действие происходит в мире, впервые представленном в игре "Гриада: мечи против колдовства". События "Гриады Онлайн" начинаются спустя двенадцать лет после Первого Шторма, глобальной магической катастрофы, которой закончилась игра "Гриада IV: Прорыв из Магосферы". Несмотря на аудиторию около 9 млн. пользователей и ежемесячный прирост около 100 000 пользователей, в онлайн-вселенной Гриады пока что открыты лишь две большие области: горное плато Падь и окружающее его кольцо пограничных королевств (Вардис, Селур, Нидерия, Крайт, Зайгон, разрушенный Варп). Открытие других крупных локаций Гриады (включая спутник Шард) планируется, по словам пресс-центра компании "Русо-Вирт", в ближайшее время. На момент написания этой статьи более конкретная информация отсутствует.
        Из Википедии
        Глава 1

        - Сдохни, задрот!
        Удар! Удар! Двуручный меч - тяжелый, длинный, но рыцарь орудовал им, как тростинкой.
        Атила отскочил, сместился вбок. Враг снова атаковал. Под решетчатым забралом виднелось самодовольное лицо, глаза смотрели презрительно. Меч сиял магическим светом, алый плащ колыхался за спиной, доспех сверкал золотом. В сравнении с ними серая куртка из оленьей кожи и охотничьи штаны Атилы выглядели дешевкой.
        Двое подручных рыцаря, усмехаясь, обходили слева и справа. Покромсать одиночку-рейнджера, подловив его на пустой дороге, и смотреть, как умирает… Хорошая забава! Наверняка чувствуешь себя крутым и бесшабашным, и наплевать, что кровь, вытекающая из жертвы, краснеет на зеленой траве так натурально.
        Поляну усеивали остроконечные кучки костей - гопники облюбовали ее давно. У одной могилки сидел крошечный котенок с закисшими тоскливыми глазами и тихо мяукал.
        Атила снова ушел от удара, а следующий принял на щит. Легкий, круглый, тот должен был треснуть…
        Но щит остался цел. А все потому, что сработало заклинание "ядовитый свет". Вообще-то оно не вешается на щиты, однако Атила умел многое такое, чего не умеют другие.
        Яростная вспышка, в которой возникли и мгновенно исчезли разноцветные руны, ослепила всех. Кроме Атилы, потому что он вовремя прикрывает лицо щитом.

…На самом деле прикрылся, повинуясь движению руки в сенсорной перчатке, персонаж на мониторе. Сам-то Иван Атилов сидел в кресле у стола и наблюдал происходящее со стороны. Причем видел все в двух ракурсах, не только глазами своего перса, но еще и сверху. В углу монитора, очерченное рамкой, транслировалось изображение с "божественного ока", парящего далеко над головами дерущихся.
        Он испытывал этот чит уже часа три, и результат ему более-менее нравился. Хотя из-за "ока" у него будут большие проблемы, если про него узнают игровые надзиратели. Чит нужно быстро скинуть покупателю, что он и собирался сделать буквально через полчаса.
        "Око" опустилось ниже, теперь Атила различал не только зеленое море деревьев и поляну с крошечными фигурками. В окошке картинка увеличилась, он хорошо видел упавшего на колени рыцаря, двух его ослепленных подручных и стоящего перед ними рейнджера.
        То есть себя в игре.
        Он шевельнул пальцами, повел рукой в сторону, и его персонаж подрубил ноги одного врага. Широким движением клинка снес голову другому, потом ткнул первого мечом в живот. На респ, салаги!
        Два тела упали в траву. Рыцарь, получивший основной удар заклинания, злобно ругался. Полоска его жизни стремительно сокращалась, из синей стала оранжевой, потом красной. Подручные лежали мертвее мертвого, тела их бледнели. Когда они растаяли, в траве остались две кучки костей, пара сапог, куртка, меч, нож и кошель. В Гриаде смерть ведет к потере части вещей, а в отдельных случаях может снять до 10% опыта, очки которого на уровнях выше двадцатого даются ох как нелегко.

        - Ты, сука, я тебя найду! - голос рыцаря сорвался на визг. Выжженные заклинанием глазные впадины почернели, с лица облезла кожа.

        - Сдохни, задрот, - повторил Атила его слова, зная, что микрофон донесет их до Пади, и жертва услышит, неважно, пользуется ли хозяин этого персонажа сенс-костюмом, капсулой, или тоже по старинке торчит перед монитором. Этим способом в игры теперь входили немногие.
        Полоска, мигнув, погасла, и упавший рыцарь начал исчезать. Когда он пропал совсем, в траве возникла куча костей. Побольше двух соседних, какая-то даже благородная с виду, солидная.
        Атила сложил два пальца колечком и плавно двинул рукой в перчатке. "Око", развернувшись, быстро поплыло над лесом. Управляя рейнджером другой рукой, он поднял кошель с мечом и обнаружил в траве на месте растаявшего рыцаря второй кошель, потолще. Представляя, как там сейчас матерится поверженный игрок, подобрал. Дзынь! - ласкающий слух звон монет донесся из динамика, и цифра возле иконки показала, что он стал богаче на 120 золотых. Нормально, живем. А три дегенерата сами виноваты, нечего нападать на незнакомца, который вам ничего не сделал.
        Он пересек поляну, переведя "око" в режим "поплавка", чтоб постоянно висело над головой. Между деревьями стояло капище: приземистый каменный конус с проемом, внутри синеет портал. Такие постройки, стилизованные под разные древние сооружения, называют терминалами, через них из игры выходишь, так сказать, законным путем, ничего не теряя. Конечно, всегда можно просто оборвать связь, но это по игровым законам Гриады равносильно внезапной смерти, рискуешь потерять часть имущества с очками опыта.
        Тренькнул дверной звонок.
        Кликом на "Esc" Атила вызвал окно логаута, но выходить из игры пока не стал, благо под защитой капища его персонажу ничего не грозило. Кого там принесло? Тетка в отъезде, а больше никто в квартире не живет. Может, пришел человек из соцзащиты посмотреть, как у него дела? Запасные ключи хранятся у соседки, на случай непредвиденных обстоятельств, все-таки он с ограниченной дееспособностью.
        С недовольным видом он выкатил кресло-каталку в полутемный коридор, быстро перехватывая ободья. Отвлекают, не дают нормально работу закончить!
        Чит был практически готов, но хотелось улучшить качество картинки. В статичном положении объекты выглядят четкими, однако стоит пустить "око" в полет, как угол обзора сужается, изображение по краям сильно смазывается. Заказчик к этим параметрам особых требований не предъявил, но все равно надо бы разобраться. Чит этот для него очень важен. Если сегодняшняя сделка сорвется… Без денег очень скоро возникнут большие сложности. Он поежился, кольнуло в сердце: не хочется думать, что будет.
        Подкатившись к входной двери, посмотрел в нижний "глазок", врезанный на высоте груди. На площадке перед лифтом стоял парень в зеленом комбинезоне и кепке. С большой коробкой в руках.
        Уже привезли? Класс! Пискнули наручные часы - ровно полдень, доставка минута в минуту. Атила распахнул дверь и отъехал в сторону, позволяя курьеру войти.

        - Служба доставки "Русо?Вирт"…  - начал тот, дежурно улыбаясь.

        - Да-да, это ко мне, все правильно.
        Оба замолчали - и одновременно узнали друг друга.

        - Клюшка?

        - Атила, это ты?!
        Бывший одноклассник Ивана Атилова прикусил язык, пялясь на инвалидное кресло, в котором сидел хозяин квартиры. Лицо курьера из удивленного стало смущенным, потом он отвел взгляд.

        - Ладно, чего встал? Входи, - произнес Атила грубее, чем хотел, и покатил к себе в комнату.
        В квартире стояла тишина. Тетка, еще довольно молодая женщина, у которой он жил последние полтора года, работала стюардессой на международных линиях и сейчас летела в направлении Нью-Йорка. Радио Атила давно не включал, телевизор тоже.
        Костя Клюшкин пошел следом, разглядывая кресло на высоких колесах, которые Атила вращал обеими руками.

        - Я ведь видел твое имя на квитанции, но там неразборчиво написано, адрес запомнил, а что это ты, не сообразил, - проговорил Клюшка.  - Ты ж раньше жил в другом районе?
        В комнате Атила развернул кресло и сказал:

        - Ту квартиру мы продали. Я теперь с теткой, но она как раз улетела.

        - А…  - начал Костя и замолчал. Хотел спросить о родителях, но в последний момент что-то остановило его.
        Мучительная пауза затягивалась, и Костя брякнул первое, что пришло в голову:

        - Ты правильно сделал, что заказал именно "Сенсорику".
        Положил коробку на стол. Он собирался продекламировать кусок текста из рекламы: "В этом костюме вам будет легко и вольготно разгуливать по просторам Сети. Не просто разгуливать, а бегать, прыгать и даже летать. Ощущения от настоящих отличить невозможно!", но напоролся на угрюмый взгляд хозяина квартиры, потупился и пробормотал:

        - Завтра у нас праздник.

        - Какой праздник?

        - А ты не знаешь? У "Русо?Вирта" юбилей, десять лет. Я тебя могу… Ну… В офисе завтра "день открытых дверей", фуршет, экскурсии, вечеринка, я тоже там буду. Могу тебе пригласительный достать. Только…

        - Зачем оно мне? Ладно, давай, показывай.
        Вспомнив, зачем пришел, костя расправил плечи, изобразил дежурную улыбку и бодрым голосом завел:

        - Служба доставки "Русо?Вирт" приветствует вас! Мы…  - и замолчал, заметив скептическую гримасу хозяина.

        - Брось, Клюшка. Я у "Русо?Вирта" уже заказывал перчатки, и вирт-очки, и все это слышал. Ты недавно у них работаешь?

        - Ага. Это моя третья доставка.

        - Понятно. Открой, хочу посмотреть.
        На стене возле стола висело несколько журнальных фотографий с симпатичной блондинкой. Скользнув по ним взглядом, Костя открыл коробку, вынул большой покатый шлем, протянул хозяину. Тот повертел его в руках и положил на колени. Вытащив из коробки небольшую сумку, Костя огляделся, соображая, куда лучше положить дорогую вещь. Атила кивнул на диван.
        Вжикнула молния, и ткань сенсорного костюма заискрилась в солнечном свете, льющемся через окно.

        - Суперкостюм "Сенсорика"…  - Атила листал толстый справочник?мануал.  - Почему так назвали?

        - А как?

        - Ну, костюм - и ладно, а тут столько пафоса.

        - Они дают понять, что ты купил костюм нового поколения. Особый, для людей с… Короче, суперкостюм круче звучит. Значит, так…  - Костя опять вспомнил свою роль.  - Теперь я должен прочитать тебе инструкцию. Корпорация "Русо?Вирт" провела все необходимые испытания, сбои в работе оборудования могут быть вызваны…

        - Знаю, знаю. Думаешь, я, перед тем как покупать такую дорогую штуку, не проверил, что к чему?  - Атила отъехал от дивана, выдвинул ящик в столе, достал пару купюр.  - Все, ты свое дело сделал, спасибо. Держи.
        Косте становилось неловко всякий раз, когда хозяин перемещался по комнате. Пока он не двигался, можно было решить, что с ним все в порядке: ну, сидит парень в кресле, ну, кресло прикольное, на колесах - и что? Но как только он брался за обручи, толкал их, и эта штуковина трогалась с места, сразу становилось видно: бывший одноклассник теперь калека, его ноги парализованы… или не совсем? Когда Атила доставал из ящика деньги, Костя заметил, что правое колено шевельнулось.
        Атила в упор смотрел на него, будто знал, что за мысли сейчас бродят в Костиной голове.

        - Ты…  - начал курьер.

        - Гадаешь, что со мной случилось? Могу рассказать. Помнишь наш старый "Ниссан"? Мать сидел за рулем, отец рядом, я сзади, ехали вдоль узкоколейки, а сбоку вылетела…  - Атила ткнул пальцем в фотографию на стене.  - Она. Ехала на джипе, на большом красном джипе. Он мне до сих пор снится. Нас - всмятку. Мать сразу умерла, мне придавило нижнюю часть тела, а отца выбросило наружу. На несколько метров, удар был очень сильный. А там электровоз проезжал. Отец упал ногами на рельсы, и ему… отрезало, в общем. А джипу - ничего. Он пробил "Ниссан" как тараном, только бампер погнул. У блондинки папа оказался олигарх, она даже для журналов снималась. Их адвокат поговорил с кем надо, дал денег, и ее не осудили. Хотя тогда за рулем она была пьяная.
        Последние слова Атила произнес совсем глухо и неразборчиво. Костя переминался с ноги на ногу и не знал, куда деть глаза. Он готов был сквозь пол провалиться.

        - Родительскую квартиру мы продали, - Атила вновь протянул купюры.  - Чтобы поставить меня на ноги. Не получилось, как видишь. Я бросил институт, зато выучился на программиста. Прямо тут и работаю, неплохо зарабатываю. Разные программки клепаю. Тетка редко бывает дома, меня никто не трогает. Ну, бери деньги.
        Костя машинально взял купюры.

        - За что?

        - Тебе, за доставку.

        - Но… ты же оплатил карточкой…  - он запнулся. По инструкции "Русо?Вирта" курьер еще много чего должен был рассказать покупателю и даже проследить, чтобы тот в первый раз надел "Сенсорику" и подключился правильно. Комкая купюры в кулаке, Клюшка снова замямлил вызубренный текст: - Костюм "Сенсорика", это образец новейшего игрового оборудования. В шлеме инсталлирована операционная система корпорации "Русо?Вирт", созданная для запуска различных программ с использованием новейшего…

        - Прекращай, - перебил Атила.  - Говорю тебе, я читал. Все, иди, Клюшка.

        - Но мне по технике безопасности тебе еще рассказать…

        - Нет. Иди.

        - Но…

        - Иди уже.
        Сутулясь, Костя вышел в коридор. Когда они учились, Иван Атилов был подвижным, веселым парнем, спортом занимался, и теперь смотреть на него, сидящего в инвалидной коляске… просто мучительно. Атила отпер входную дверь, и, только гость шагнул наружу, сразу захлопнул ее. И лишь спускаясь в лифте Костя Клюшкин вспомнил, что не дал клиенту расписаться в квитанции, но вернуться было выше его сил.
        Выпроводив курьера, Атила вернулся к компьютеру, быстро ввел рейнджера внутрь капища-терминала и покинул игру. В меню мигала иконка чата, кто-то пытался связаться с ним, но он не стал отвечать. Игровым чатом он почти не пользовался, потому что сумел встроить в игру "Скайп", у которого с недавних пор появился целый пакет услуг для связи внутри вирт-миров. На "Гриаду онлайн" это пока не распространялось, но Атила сломал код и подключил мессенджер к "Гриаде".
        Соединив настольный компьютер со шлемом "Сенсорики", набрал на клавиатуре: GRIADA-ONLINE.COM, запустил процесс синхронизации устройств и занялся костюмом. Он давно все подготовил: кассету с емкостями, наполненными энергетиком, специальные "памперсы" для маньяков?игроков и сетевых серферов.
        Костюмы и шлемы для входа в Сеть с потрясающей быстротой модифицировались любителями. Стоило новинке выйти на рынок, как теневые онлайн?маркеты начинали предлагать усовершенствованные гаджеты к ней. Но у Атилы был особый случай, он не мог ходить, обычные сенсорные костюмы для него не годились. Врачи разводили руками: это психологическое, парень, нервные окончания восстановились, старайся, работай над собой… Он старался, но ноги не слушались даже после стимуляции специальными электро-массажерами, тонизирующими мышцы. И когда "Русо?Вирт" выпустил "Сенсорику", костюм для людей с ограниченными возможностями, Атила, не раздумывал, потому что этот девайс должен был позволить ему ходить в вирте. Хотя стоила "Сенсорика" немеряно, пришлось брать потребкредит у частной конторы под ломовые проценты. Такие конторы рискуют, потому что дают деньги людям без всякой кредитной истории, вот и гребут адскую мзду. А для взимания денег с должников передают дело "коллекторам", специализирующимся на вышибании долгов. В понедельник он должен вернуть всю сумму с процентами… Ладно, когда скинет чит - денег хватит.
        Из динамиков донесся тихий писк, операционка просигналила, что готова работать с новыми устройствами. Атила взял шлем, включил для фона новостной канал Интернета и принялся возиться с питьевой кассетой и трубкой, поглядывая на монитор.
        В игру он собирался часа на четыре. Энергетики, собственно, и не нужны для такого срока, полезного в них ничего нет, он решил не вставлять емкость с ними в костюм. А "памперсов" хватит с головой. Четыре часа - самое то, чтобы и сделку закрыть, и к "Сенсорике" попривыкнуть. Тем более, есть хочется… Надо было нормально позавтракать, а то только чая попил, да и не ужинал вчера, засиделся за компом допоздна и свалился спать, так и не поев.
        На связи со студией онлайн?телевидения был владелец "Русо?Вирта", миллиардер Сергей Багров. Он что-то говорил о новых возможностях, которые дала человечеству всепланетарная Сеть. Вспоминал о развитии корпорации, приглашал на десятилетний юбилей. В русле политики компании "прозрачный бизнес" в центральном офисе "Русо?Вирта" должен пройти день открытых дверей - желающие смогут увидеть работу крупнейшей АТ?компании России изнутри и ознакомиться с новейшей разработкой, выпуск которой приурочен к юбилею "Русо?Вирта".
        Вскоре речь пошла о шлеме "МнемоСенсорик". Багров утверждал, что он способен полностью заменить костюм и за этим изобретением будущее.

        - Это будущее не только для вирт-миров, но для всей планеты, для человечества!  - приподнято заговорил диктор в студии.  - На презентации будут присутствовать специально приглашенные гости: президенты крупных компаний, разрабатывающих программное обеспечение, заместитель министра по информации и связи…
        Вырубив трансляцию и снова запустив игру, Атила надел шлем, перебрался из кресла на диван и стал натягивать костюм. Ткань, пронизанная паутиной металлизированных нитей, оказалась тяжелой и шершавой. Изнутри на черном забрале шлема мерцали два кристаллических круга. Когда забрало опущено, кристаллы приходятся на глаза, почти касаются их, реагируют на движения зрачков.
        Он лег, поправил шлем на голове. На уши плотно легли динамики с мягкой обивкой. Когда опустил забрало, стало темно, стихли доносящиеся с улицы звуки и едва различимое гудение кулера. Атила вдавил клавишу с наружной стороны шлема, вытянул руки вдоль тела. Улегся поудобнее, расслабился.
        Костюм прилип к телу, сдавил его. В темноте перед глазами пробежали столбики цифр и значков, движущаяся сверху вниз белая таблица - "Сенсорика" настраивалась.
        Возникло звездное небо, мягкий женский голос произнес:

        - ВВОДНЫЙ ТЕСТ. ПРИВЕТСТВУЮ. МЕНЯ ЗОВУТ СЕНСИ. СЕЙЧАС Я БУДУ НАЗЫВАТЬ ЧАСТИ ТВОЕГО ТЕЛА, А ТЕБЕ НУЖНО НАПРЯГАТЬ СООТВЕТСТВУЮЩИЕ МУСКУЛЫ. НЕ ДВИГАЙСЯ! ДОСТАТОЧНО НЕБОЛЬШОГО НАПРЯЖЕНИЯ МЫШЦ, Я РАСПОЗНАЮ СИГНАЛЫ. ГОТОВ?
        Среди звезд засветилась надпись, и голос воспроизвел ее:

        - ПАЛЬЦЫ ПРАВОЙ РУКИ.
        Атила чуть шевельнул ими.

        - ИЗЛИШНЕ! ИЗЛИШНЕ!  - просигналила Сенси.  - ПОВТОР. ПАЛЬЦЫ ПРАВОЙ РУКИ.
        Теперь он не стал двигать пальцами, а, скорее, обозначил движение, подумал о нем, едва-едва шевельнув…

        - ПРИНЯТО. ПРАВОЕ ЗАПЯСТЬЕ… ПРЕДПЛЕЧЬЕ… ПЛЕЧО…
        По мере того как он выполнял команды, костюм в соответствующих местах сжимался, прилипая к коже, затем Атила переставал его ощущать. Вскоре звездное небо исчезло, перед глазами возникли желтый треугольник, синий квадрат и красный круг.

        - ВИЗУАЛЬНЫЙ ТЕСТ. СМОТРИТЕ НА ТРЕУГОЛЬНИК. ЕСЛИ ОН ЖЕЛТОГО ЦВЕТА - ПЕРЕВЕДИТЕ ВЗГЛЯД НА КВАДРАТ. ЗАКРОЙТЕ ЛЕВЫЙ ГЛАЗ. ЗАКРОЙТЕ ПРАВЫЙ ГЛАЗ. ВЕРБАЛЬНЫЙ ТЕСТ. СЛЫШИТЕ ЛИ ВЫ ШЕЛЕСТ ЛЕСА? ЕСЛИ ДА - СКАЖИТЕ: "ДА".

        - Да, - произнес он отчетливо.

        - СКАЖИТЕ "НЕТ"…

        - Нет.

        - ВАШЕ ИМЯ?

        - Атила, - ответил после секундной паузы.

        - ОТЧЕТЛИВО ВЫГОВАРИВАЯ СЛОВА, ПРОИЗНЕСИТЕ: "Я, АТИЛА, ОЗНАКОМЛЕН С ПРАВИЛАМИ БЕЗОПАСНОСТИ, РАЗРАБОТАННЫМИ КОРПОРАЦИЕЙ "РУССКИЙ ВИРТ" ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ОБОЛОЧКИ "СЕНСОРИКА"".
        Он повторил.

        - МОНИТОРИНГ РИТМОВ ГОЛОВНОГО МОЗГА И ДРУГИХ ПАРАМЕТРОВ. НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЙТЕ. ТЕСТ БЕЗОПАСЕН.
        Возникло легкое, щекочущее покалывание в затылке, спустя мгновение оно сместилось к вискам. Словно перышком провели по темени. Атила лежал неподвижно - вернее, висел, потому что теперь он не ощущал дивана под собой.

        - ВВОДНЫЙ ТЕСТ ПРОЙДЕН.
        Звездное небо исчезло, осталась лишь непроглядная чернота, в которой всплыли гигантские светящиеся буквы:
        РУСО?ВИРТ
        В ушах заиграла бравурная музыка.
        ПРЕДСТАВЛЯЕТ
        СЕНСОРИКА - КОСТЮМ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
        Надпись медленно растворилась во мраке, возникла заставка игры, за нею лес, у горизонта - мрачное черное сооружение. Над ним в небе загорелось:
        ГРИАДА?ОНЛАЙН
        griada-online.com
        ВОЙТИ?
        ДА. НЕТ.
        Скорее всего, заказчик уже ждал его, и он мысленным усилием кликнул на "ДА".

* * *
        Однажды семеро великих магов собрались вместе, дабы изведать тайные знания, недоступные ранее никому во всей Гриаде. Были они могущественны и посчитали, что, объединившись в Конклав, сумеют такое, о чем до них смертные не могли и помыслить.
        Конклаву необходимо было уединенное место для колдовских практик. Гидеон, властитель королевства Варп, где решили поселиться маги, передал в дар Конклаву небольшое княжество на заросшем лесами горном плато. Земли эти были почти брошены людьми из-за опасных тварей и зловещих призраков, обитающих в катакомбах и развалинах, чьи осыпающиеся стены там и здесь встречались среди горных чащоб. В центре княжества стоял покинутый древний замок, сложенный из глыб черного гранита и прозванный в народе Лесной Цитаделью. Там и поселился чародейский Конклав.
        Семерым магам помогали их ученики, а также слуги и служанки, присланные королем Гидеоном. Семь лет прожили они посреди молчаливых лесов, занимаясь колдовскими опытами и алхимическими экспериментами. Много диковинок сумели создать маги, великие дела творили они в уединении своей твердыни. И наконец смог Конклав достичь того, к чему стремился эти годы: проникнуть в Магосферу, наполненное колдовской энергией пространство, где обитают души умерших и еще не рожденных.
        Но заигрались маги в могущество. Слишком опасными, слишком непредсказуемыми были колдовские занятия их, и слишком кровожадных чудовищ стали порождать отчаянные эксперименты Конклава. Хуже того: все магические отходы, ядовитые эссенции и смертельные артефакты, полумертвых гомункулусов и зловещих умертвий, оставшихся от их опытов, маги сбрасывали в старые подземелья. А оттуда все это растекались, расползались и расходились по древним туннелям, шахтам и рукотворным пещерам, оставшимся, как говорят, еще со временем великих титанов, создавших Гриаду. Природу того, что вскоре начало происходить в катакомбах, не смогли бы описать даже сами маги. Все более странные и чудовищные вещи творились прямо под их ногами, по временам дикие вопли доносились оттуда, сквозь каменные полы замка сочилась колдовская дымка. Одни слуги были утащены в подземельную тьму поселившимися там тварями, другие разбежались. Но маги, ослепленные страстью к запретным знаниям, не прекращали своих занятий. Они полагали, что чудовищные создания не тронут своих творцов. Как они ошибались! Настал день, когда некоторые из обитателей
рукотворного ада, затаившегося во мраке горных недр, обрели разум. Извращенный, чуждый всему живому разум.
        И содрогнулись горы. Раскрылась адская бездна, полчища монстров и чудовищ хлынули на поверхность по всему центральному Варпу. Пришло время Погибели. Так позже назовут люди то страшное время, а сама эта земля, захваченная легионами тьмы, станет называться Мертвой Падью.
        В считанные дни лишились жизни тысячи и тысячи. Крестьяне и ремесленники, бароны и торговцы, женщины и дети, смелые мужчины и немощные старики. Никого не жалели чудовища, полные злобы и неутолимого голода. Королевские войска отступали, гибли могучие рыцари и легендарные воины, и лишь Цитадель, в коей заперлись маги Конклава, мрачной твердыней высилась над раздираемой хаосом, напоенной кровью землей. Уже был взят королевский замок, уже погиб славный Гидеон с супругой своей и тремя детьми, и на троне его воссел зловещий король-лич... Еще немного, и адские полчища, умертвия, зловещие духи, драколичи, демоны и некромаги хлынули бы на земли сопредельных государств, что раскинулись вокруг подножия горного плато, и захватили бы Гриаду от края до края, но тут во второй раз содрогнулась земля. То семеро магов Конклава, объединив усилия, открыли Великий Портал, проход в глубины таинственной Магосферы. Магический Шторм ревущей волной пронесся над окрестностями, сметая на своем пути все живое. В тот день погибли еще тысячи людей, но и ужасающие чудовища подземелий были уничтожены, и мир был спасен.
        Много лет минуло с тех пор, но не все спокойно в горах. Дабы помешать тварям, до сих пор населяющим эти места, расползаться по окрестным землям, Падь окружили кордоном из застав и форпостов. Отряды пограничной стражи беспрестанно патрулируют разрушенное королевство Варп. Магические Шторма, временами сотрясающие горы, оставляют за собой пятна колдовских искажений, нарушающих законы, данные нам Богами и Титанами. Искажения эти порождают артефакты, которые имеют необычные и зачастую опасные свойства. Артефакты крайне ценятся алхимиками и чародеями, ведьмами и колдуньями, друидами и волхвами, и все они готовы платить изрядные суммы за магические порождения Пади.
        За артефактами охотятся люди, коих прозвали следопытами. Отчаянные бродяги, искатели приключений... Трудна их доля, и нечасто кому-то из них удается дожить до седин. И все же ни один следопыт не жалуется на судьбу. Ибо манят отважных угрюмые и таинственные земли Пади.
        Те земли, в центре которых недосягаемой мрачной твердыней до сих пор высится Цитадель.

* * *
        Текст сопровождал сочный, яркий ролик, полный крови, магии и убийств. Атила уже видел его, когда впервые запускал Гриаду, но сейчас решил просмотреть еще раз. Благодаря "Сенсорике" он будто находился внутри всех событий, вместе с великой семеркой магов он открывал Великий Портал, погружался в мрачные глубины древних катакомб и незримой тенью витал над полями сражений.
        ВНИМАНИЕ!
        ВЫ МОЖЕТЕ ВЫБРАТЬ РЕЖИМ ИГРОВОГО ПРОЦЕССА!
        РЕЖИМ ИМИТАЦИЯ.
        РЕЖИМ ПОГРУЖЕНИЕ.
        ВНИМАНИЕ!
        СМЕНИТЬ РЕЖИМ ВО ВРЕМЯ ИГРЫ НЕВОЗМОЖНО!
        (ДЛЯ КОНСУЛЬТАЦИИ ОБРАТИТЕСЬ К СПРАВКЕ (?))
        Третья и четвертая строчки мигали - кликабельные. Под ними моргал вопросительный знак. Справка, вызванная мысленным нажатием на него, подсказала, что "Для пользователей сенсорных костюмов в глобальном вирт-мире "Гриада(с)" возможны два базовых режима игры". Дальше разъяснялось: при выборе режима "имитация" игру сопровождает большое количество поясняющих окон, у игрока остаются все меню и бары, а карта мира проецируется в верхний правый угол зрения. Короче, это то, что привычно по игре через обычный компьютер. Выбор режима "погружение" убирает весь интерфейс и, как выражались авторы справочника, "переводит процесс игры в интуитивно-логическое русло". Главное, что на игру начинает влиять состояние тела игрока в реале. Что, в общем, логично. Рефлексы, "память мышц", вообще - психосоматику еще никто не отменял.
        Не для того он купил "Сенсорику", чтобы играть в имитацию. Теперь только полное погружение, ведь ради него, ради возможности ходить, и потратился на костюм. Атила выбрал второй режим, и надпись погасла.
        НОВОСТИ. |ФОРУМЫ. | ПОДДЕРЖКА. | МАСТЕРСКАЯ. | НАСТРОЙКИ.
        Дальше, дальше…
        ОПЦИИ. | ПРОФИЛЬ. | ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ. | КАРТА.
        Он раскрыл карту, мысленно ткнул в пиктограмму локации "Пограничная равнина".
        По темени вновь провели перышком, в затылке защекотало, мигнуло - и вокруг медленно проступили бревенчатые стены. В узком проеме раскрытой двери он увидел каменную площадку, дальше были остатки каменной стены, окружающей заброшенную крепость.
        Этот терминал был оформлен в виде бревенчатого домика. Синий круг портала горел в центре единственной комнаты, к низкой крыше поднимался столб голубого света, где плясали искры. В нем-то Атила и возник. Выйдя из терминала, оглянулся. Над крышей домика висел, медленно вращаясь, прозрачно-синий ромб с изображением спирали, от которой вверх шла стрелка. Голограмма входа?выхода, знакомая всем игрокам.
        Он глянул на хмурое небо Пади, поправил висящий на сгибе локтя круглый щит, коснулся меча в ножнах.
        И потом дыхание у него перехватило. Сердце громко забилось в груди. Иван Атилов, сделал шаг, второй. Широкая счастливая улыбка озарила его лицо.
        Он ходит! ХОДИТ!

        ГЛАВА 2
        Глава 2
        Голова закружилась, Атила пошатнулся, но устоял на ногах. Он может ходить! А ну?ка…
        Шаг, еще шаг. Дышать медленно, ритмично, не напрягаться. Он здоров, он больше не калека, прикованный к инвалидному креслу. Вот они, его ноги. Его сильные, здоровые ноги. Его ходули, черт, его конечности, костыли, и они движутся, подчиняясь его воле! Теперь не фигурка на плоском экране, теперь он ходит сам. Атила провел руками по бедрам, рассмеялся и несколько раз присел. Он и не помнил уже, когда в последний раз был так счастлив.
        Вокруг площадки терминала ветер гнал волны травы, колыхал ветви высоченных тополей, макушками воткнувшихся в облака. Иногда пробивалось солнце, в разрывах туч ярко синело небо, и по сероватой равнине вокруг ползли золотые пятна. Потом облака снова затягивали синеву, мир погружался в холодный сумрак.
        Он тряхнул головой, глубоко вдыхая прохладный воздух. Это - Падь. Земля некромантов и чернокнижников, ведьм и нежити, бродяг-следопытов и королевских легионеров, странствующих торговцев и темных рыцарей, людей, гномов и эльфов, чудовищ и монстров всех мастей.
        Все, пора заняться делами. Ощущения, конечно, райские, но время не ждет, нужно платить по долгам, а значит - быстрее продавать "божественное око". Снимаем щит с предплечья, цепляем на спину, ноги в руки и бегом к "Единорогу".
        Ага, бегом, как же. Вон перед крепостной стеной мигает "гниль", опасное искажение, разъедающее до костей как сильная кислота. Рядом притаился почти неразличимый "костолом", его выдает дрожь пространства у корней тополя. Эта гадость посерьезнее, гравитационное искажение, если окажешься рядом, то всосет, размелет и выплюнет в виде облака костной пыли. Днем "костолом" еще заметен, ночью обнаружить его почти невозможно.
        Искажения - локальные образования магической природы, появившиеся в Пади после первого Шторма. Они опасны, зато генерируют артефакты, которые иногда обладают необычными и полезными свойствами. Серьезная экономическая составляющая Гриады, игровой рынок артефактов оценивается в несколько миллионов долларов.
        Местность, лежащая на краю Пади, называлась Пограничной равниной, а полуразрушенные постройки и каменная стена впереди - просто Крепостью. Когда-то здесь все контролировал игровой клан Блестящие, но недавно их отсюда выбили, затем через Пограничную равнину прошел сильный гон чудовищ, которые иногда случаются в Пади… В общем, теперь местность эта малолюдная и нейтральная.
        Меняются расстановки сил, игроки, карта искажений, но некоторые вещи незыблемы. Например, работающая в крепостном донжоне корчма "У Единорога", где всегда можно передохнуть после вылазки, что-нибудь продать или обменять.
        Атила обогнул искажения, пробрался через пролом в стене, обошел пару затянутых мхом построек. Впереди высился донжон. Он похлопал по поясной сумке, где лежало "око", и зашагал быстрее, не забывая про осторожность. Падь - место опасное. Если он умрет в игре, то очень вероятно, что чит останется лежать в точке смерти, придется бежать к ней от терминала, опаздывая на встречу, но главное, рискуя, что "око" подберет кто-то другой.
        Высокий угловатый донжон, сложенный из крупных глыб, высился над ним. Вверху раздался клекот, Атила машинально схватился за меч. Тихо ругнулся. Это Бестия, психованная гарпия, одиноко живущая в гнезде на донжоне. Гарпии вообще твари безумные, а у Бестии свой собственный сдвиг по фазе, она орет, если кто-то подходит к центру крепости, предупреждая охранников корчмы о визитере, швыряется окаменевшими какашками, но никогда не нападает.
        Пролом, через который можно попасть в корчму, был в северной стене донжона, Атила же приближался к нему с запада. Не доходя до здания, огляделся и свернул к высоким кустам. Забравшись поглубже, присел, достал свою Книгу и открыл сумку с читом.
        Книга - помощник и постоянный спутник любого игрока. Ее невозможно потерять, продать, подарить или украсть. В зависимости от уровня, внешний вид Книги меняется, поначалу это тонкий дневничок в драной коже, который на топовых уровнях превращается в инкрустированный драгоценными каменьями фолиант. Можно листать страницы Книги, а можно вывести интерфейс на обложку. У Атилы, рейнджера 29-го уровня, она из красивой сафьяновой кожи с тиснением, с узорчатой прямоугольной рамкой магического экрана. Вместо кнопок и джойстика четыре округлых кристалла, белый, синий, зеленый и черный, утопленные в кожу по углам Книги. На них можно нажимать, крутить… очень удобная штука, доступная с 20-го уровня. В игровом магазине Атила отдал за соответствующую модификацию Книги двести золотых, но не жалел.
        Он нажал на белый кристалл, повернул зеленый. Сумка на поясе дернулась. Похожее на серебряный диск "око", с треском и щелчками выдвигая лучи, взмыло в небо. Там оно превратилось в шестиконечную стальную звезду с лучами-конусами и отливающим металлом глазом в центре. В ртутной полусфере медленно двигался черный зрачок. От концов лучей отрывались и таяли в воздухе магические руны.
        Чит завис метрах в двадцати над землей. Когда Атила придавил белый кристалл, включая маскировку, по звезде пробежали всполохи, и она стала полупрозрачной. До полной невидимости далеко, но если специально не приглядываться, заметить сложновато.
        Он достал из сумки свою гордость: большие медные очки с круглыми окулярами и ремешком. Атила сделал их на основе "пещерных очков мрака", которые купил у игрока-гнома, сумевшего вернуться живым из опасных Стим-Туннелей. Вообще-то очки позволяли передвигаться по данжам без факела или других источников освещения, но после модификации у них появилась новая функция. Атила надел очки, затянул ремешок на затылке, покрутил черный кристалл на обложке. В левом окуляре возникло круглое окошко. Повернул синий - вверху "божественное око" тоже повернулось.
        Окошко в очках мигнуло, и в нем, накладываясь на окружающее, проступила картинка: окрестности с высоты птичьего полета. Не замечая "ока", над донжоном летала Бестия. Из моря зарослей торчали крепостная стена и каменные зубья развалин. "Око" медленно прокрутилось вокруг оси, вращая панораму.
        Ну?ка, что у нас там? Плоская крыша донжона, гнездо Бестии из веток, шкурок мелкой живности и костяшек. А вот и она сама - вернулась обратно, села. У гарпий женские тела, тощие руки, костлявые крылья с лохматыми грязными перьями, клыки. Носят они туники из драных меховых шкур. Дурные, вздорные создания, агрессивные к новичкам и трусливые перед игроками с уровнем. Присев в гнезде, Бестия замерла, уставилась в одну точку. Сверху Атила не видел лица, но знал: оно глупое и злобное. Хотя гарпии всегда полуобнажены, сексуальности в них как в гнилой коряге.
        Он плавно повел "око" в сторону и прищурился. Вход в корчму - вон та заросшая кустарником дыра. Из нее как раз выбрался человек. Выпрямился, посмотрел по сторонам. Кожаный ранец за плечами, клетчатая бандана на голове, в руке короткое копье. Если переместить чит ниже и в сторону… Теперь видна темная бородка, кустистые брови. На следопыте серо-зеленая охотничья куртка и шерстяная юбка в крупную клетку. Клан Горцы, ясно. На мускулистых ногах меховые сапоги. Горец повел плечами и пошел через заросли, хорошо, что прямо, а не к терминалу, а то бы они могли встретиться, чего Атиле не хотелось.
        В общем, работает чит. Незаконная - или не совсем законная - программа, за которую его скрутят легионеры, то есть игроки, нанятые игровой администрации. Осталось получить за нее деньги.
        Атила выпрямился в кустах. Все, вроде бы, просто. Вот товар, в "Единороге" ждет заказчик, готовый выложить кругленькую сумму, но откуда предчувствие опасности? Будто кто-то в спину смотрит. Он настроил "око" так, чтобы оно висело недалеко от донжона и очень медленно вращалось по кругу. В очках - и одновременно в рамке на обложке Книги - картинка тоже стала вращаться. Пусть там и висит, сканирует окрестности. Не в игрушки играем, а серьезным бизнесом занимаемся, осторожность - наше всё.
        Оставив идущее с "ока" изображение только в очках, он пошел вокруг донжона, и тут же вляпался в непонятную зыбь. Пространство будто сгустилось, побежали помехи, но все быстро прошло. Сначала Атила подумал, что это искажение, хотя их вблизи корчмы никогда не было. Может какой-то игровой глюк? Скорее всего. Никаких последствий вроде не наблюдается… ладно, идем дальше.
        Через короткий лаз он попал в комнату с горящим факелом и дверью, которую охраняли два охранника-непися. Один сидел на перевернутом ведре, другой привалился к стене. Кто бы ни появился, действовал один сценарий: сидящий направлял на гостя заряженный арбалет, второй клал руку на тесак и лениво спрашивал:

        - Кто такой, что надо?

        - Горло промочить, - уронил Атила, проходя в дверь.

        - Оружие там сдать!  - бросили ему в спину.
        Он спустился по лестнице, где горел факел, торчащий из дыры в макушке неестественно большого черепа, стоящего на ступеньке. Внизу была обитая медью дверь, ведущая в корчму. Рядом с полками, где лежало оружие, шевельнулся охранник Жоэль. Тоже непись, конечно.

        - Оружие на полку!  - грозно скомандовал он.
        С оружием любого вида в корчму войти невозможно, дверь не откроется и не впустит тебя. Должны же быть в игре спокойные места.
        Небрежно проведя ладонью по груди, Атила снял меч, щит, от пояса отцепил нож, положил на полку. Поигрывая внушительным тесаком, Жоэл наблюдал за ним. На стеллаж не перекочевал только большой железный медальон в форме двузубца. Атила много раз входил с ним в корчму, система не ловила нарушение, его впускали. И все же когда дверь открылась, он облегченно вздохнул.
        Корчму озаряли висящие на крюках масляные лампы. Двое посетителей, резавшиеся в карты за столом у входа, повернули головы, глянули на Атилу и сразу потеряли к нему интерес. Тощий сутулый эльф, сидевший у стойки с кружкой в руках, обернулся и переложил заплечную сумку с соседнего стула себе на колени.
        Еще двое обедали на другом конце зала, у входа в другие части замкового подземелья. Тот, что сидел лицом, встретился взглядом с Атилой и уставился в свою тарелку, полную тушеного мяса. Его приятель цокал ложкой о миску, наворачивая еду так жадно, что шевелились уши. Он не обернулся, новый посетитель его не интересовал.
        Атила кивнул хозяину за стойкой. Это был Барб… и он был единорогом. А точнее, зверолюдом: до шеи человек, а шея и голова как у лошади, с длинным рогом на морде. Когда-то, еще только осваиваясь в Пади, Атила узнал историю этого персонажа: жил-был жуликоватый торговец Барб, покупал всякое, продавал… и угораздило его в одной из сделок обвести вокруг пальца варвара-шамана. Подсунуть тому вместо единорожьих рогов, обладающих редкими магическими свойствами, рога другой твари. Шаман, оказавшийся адептом древнего зверобога, смекнув, что к чему, Барба проклял. И стал торговец таким, как сейчас. Дел с ним больше вести никто не хотел, вот и открыл корчму.
        Хозяин коротко заржал в ответ, тряхнув гривой, сделал приглашающий жест. Забавно, что он умел и говорить, и ржать по-единорожьи.
        Наконец Атила заметил своего покупателя.
        Крупный бородатый полуорк (когда договаривались о сделке, он назвался Большим) в блестящем выпуклом панцире сидел недалеко от стойки. На столе перед ним лежал шлем с рисунком: две перекрещенные кости, над ними круглый орочий череп с торчащими клыками. Кич, безвкусица, но эффектная. Полуорк махнул толстой, как бревно, рукой, и Атила направился к нему.
        Большой широко улыбнулся, показав желтые клыки, поднял кружку с пивом в приветствии. На краю стола лежала здоровенная палица. Атила уселся на лавку рядом. У полуорка была бледно-синяя кожа и шрам на виске, борода длинная и внизу завязанная узлом, а волосы непривычно толстые, будто маленькие змейки. На столе миска с солениями и вторая кружка, Большой сразу налил в нее пива из жбана.

        - Ну, бродяга, чтоб Падь была к нам благосклонной!
        Атила взял кружку, они выпили. Могучий кадык на горле полуорка задергался. Всосав за раз почти все, он крякнул, стукнул кружкой о стол. Атила лишь смочил губы.

        - Так че? Принес?!  - вытянув толстую шею, спросил Большой. Голос вроде солидный, сипловатый, но слышны в нем такие нотки… неубедительные. Скорее всего, заказчик молод, а реплики его по дороге от микрофона проходят через несложный фильтр, который "старит" тембр.
        Заказчик воровато огляделся, нагнулся к Атиле, сверкая темными орочьими глазами, повторил:

        - Принес? Ну, покажь. Мне не терпится уже.
        Мальчишеский тон не вязался с грозной внешностью. Когда здоровенный бородатый полуорк с обветренной рожей, толстыми выпяченными губами и шрамом ерзает и корчит рожи, это выглядит глупо.

        - Спокойно, - произнес Атила.  - Не шуми, привлекаем внимание. Деньги у тебя точно есть?

        - Где твой чит?то?  - повысил голос Большой.
        Атила зашипел, оглядываясь:

        - Заткнись, придурок!
        Полуорк втянул голову в плечи.

        - А чего?!  - потом приосанился, будто готовый к бою петух.  - Ты не командуй тут.
        Вот же детский сад! Атила вздохнул и сказал:

        - "Око" висит у донжона, передает картинку сюда, - вытащив из сумки Книгу, положил на стол.  - Сейчас включу. Видишь? Кристаллами можно управлять, попробуй.
        Объясняя, что к чему, он пододвинул Книгу к Большому. Тот крутил и нажимал, аж пасть от усердия разинул. Просиял, как мальчишка, когда картинка в рамке откликнулась - то есть сдвинулось "око" далеко вверху.
        Точно: мальчишка перед ним. Может, украл деньги на покупку чита у родителей. Хотя сейчас умелые школьники вполне способны зарабатывать в играх крупные суммы, некоторые имеют побольше папки, горбатящегося в офисе или цеху. Рассказывая, Атила покосился на шлем - ну что за дурацкий герб? Ощущение опасности снова усилилось, он исподтишка огляделся. Никто не обращал на их стол внимания, все как всегда, но…
        Сутулый эльф за стойкой негромко разговаривал с Барбом. Залпом допив содержимое кружки, он бросил небрежный взгляд в сторону Атилы и Большого.
        Взгляд этот Атиле совсем не понравился. Хотя, на самом деле, ничего подозрительного в эльфе нет. Больше смущают не люди, а сама корчма, в обстановке что-то не то. Только что? Ведь, кажется, ничего необычного.

        - Класс!  - пробормотал Большой, увлеченно играясь с читом. В рамке на обложке крутилась картинка, и в левом окуляре Атиловых очков тоже, накладываясь на обстановку корчмы. Он видел развалины сверху, заросли, донжон.
        "Око" Атила сделал по заказу Большого, который вышел на него через старых клиентов. Незаменимая вещь и для следопыта-одиночки, и для отряда. Такой чит может здорово облегчить выживание в Пади, только он не совсем законен… Вот именно, что "не совсем". На самом-то деле читы в игре разрешены или, вернее, неофициально дозволены. По мнению администрации, они делают игру интереснее. Это с одной стороны, а с другой - привносят в нее дисбаланс, поэтому создателей читов преследуют и наказывают, штрафуют на очень крупные суммы. Но не вездесущие и всемогущие админы, а другие игроки, нанятые администрацией. Их называют легионерами, и они вынуждены следовать тем же игровым правилам, что и все остальные. Ну, почти всем. Противостояние легионеров и чит-мастеров, иногда выливающееся в крупные столкновения, - фишка Гриады, забавное расширение игры, добавляющее в нее немалый азарт.
        Он нахмурился, сообразив, что еще необычного в корчме: почему-то сегодня здесь совсем мало людей. Как-то это необычно, в "Единороге" всегда торчит куча народу. Минимум половина столиков занята, а сейчас почти все свободны.

        - Беру!  - воскликнул Большой.

        - Ну, ты… синекожий, тише!  - снова шикнул Атила.  - Что ж ты такой несдержанный, парень? Пять с половиной тысяч золотых.
        Темные глаза полезли на лоб, Большой возмутился:

        - Ты ж просил четыре!

        - Пришлось покупать лицензионный софт, ломаного не нашлось. Я предупреждал, что цена может увеличиться? Предупреждал. Хочешь эту штуку получить - плати.
        Атила подтянул к себе Книгу и вместо картинки с "ока" вывел на экран платежную систему. Большой таращился на него, беззвучно шевеля губами.
        Есть прием: дал клиенту подержать вещь, почувствовать, что она почти его, - отбери. Клиент будет бояться лишиться того, что в подсознании уже принадлежит ему, и купит с большей вероятностью. В том, что Большой не пойдет в отказ, Атила не сомневался. Ему самому деньги очень нужны, очень, поэтому он не считал зазорным совершить такой финт, тем более, что действительно кое-что потратил во время работы над читом. Не хватало еще калеке-колясочнику визита в его квартиру вышибальщиков долгов… Любой ценой сегодня нужно раздобыть необходимую сумму.
        Большой недовольно сопел и моргал.

        - Пользовался внутриигровым банкингом?  - спросил Атила.

        - Ясное дело! Я тебе первоклассник, что ли?

        - Не знаю, может быть. Я имею в виду не покупку в игровом магазине, а прямой перевод со своего личного счета в игре на другой?

        - Да знаю я.

        - Так переводи. Или передумал, не берешь? Тогда я пошел, - он потянул к себе Книгу. - Вещь крутая, покупателя по-любому найду.

        - Беру, беру!  - выдохнул Большой. Оглядевшись, вытащил из лежащей на лаке котомки свою Книгу, положил на стол. Вид у той был очень варварский: грубая шершавая кожа, вся в оспинах и бугорках, а вместо кристаллов по углам стальные черепа. Экран на обложке очерчен узором из костяшек.

        - Не смотри, я пароль вводить буду, - Большой склонился над Книгой.
        Но Атила смотрел - смотрел во все глаза! Правда, не на обложку чужой Книги, которую полуорк пытался прикрыть локтем, он вглядывался в картинку, транслируемую "божественным оком" на его очки. И видел, как донжон огибают пятеро легионеров в легких кольчугах, отливающих изумрудом, в шлемах со стальными "клювами". Вооружаются легионеры, когда не работают под прикрытием, полутораручными мечами-бастардами. Щитами не пользуются, зато помимо длинных, почти до колен, кольчуг носят очень крутые наручи, которыми умеют блокировать даже сильные рубящие удары.
        Они быстро приближались к донжону через заросли. Облава или просто патруль? Атила медленно повернул голову к полуорку. Понимание пришло слишком поздно…
        Большой зыркнул на него.

        - Отвернись, чего пялишься? Еще пароль мой выпасешь!
        Атила покосился на двоих у дальней двери (почему они именно там сели?), на картежников у входа (они в том месте устроились, чтобы сторожить путь к отступлению!), на Большого (он намеренно ведет себя как неопытный босяк!).
        Влип. Это спецоперация.
        Его ждали, чтобы взять с поличным. Он сам назвал время и место заказчику, который в действительности - легионер. Неписи впустили Атилу не в настоящую корчму, а в созданную для этой операции копию. "Мешок иллюзий", так, кажется, называется заклинание. Сильная штука, достать ее тяжело, стоит немеряно, а чтобы скастовать самому, нужно быть магом не меньше, чем 80 левела, причем способны на такое только маги-эльфы, ну и дроу еще, у которых имеется собственный расовый магический бонус. Та рябь, в которую он вляпался перед донжоном... Это был не глюк, он тогда вошел в ловушку.
        Следопыт у стойки привстал. Хозяин корчмы, нагнувшись, что-то втолковывал ему, косил большим лошадиным глазом на стол, где сидели Атила с покупателем.
        Это точно Барб? Скорее всего, подставной легионер, то есть сейчас персом управляет не игровой ИскИн, а живой человек из офиса "Руссо-вирта".

        - Куда ты пялишься? - подозрительно спросил Большой.

        - Ты вводи, вводи пароль, - одними губами пробормотал Атила, расстегивая пуговицу на рубахе. Потянув за цепочку, вытащил большой, почти с ладонь, плоский железный двузубец. Боевой чит тихо зажужжал, на остриях замигали голубоватые разряды.

        - Что ты делаешь?! - Большой попытался схватить его за локоть, другой рукой взявшись за свою палицу.
        Приподнявшись, Атила ткнул "двузубцем" в грудь подставного заказчика. Затрещало, вспыхнул ярко-синий свет, запах водорослей и йода волной разошелся по залу. Большого отбросило от Атилы, будто листок порывом ветра.
        Мощная штука! Тритон - древний морской бог, а Двузубец - его оружие, и этот медальон несет в себе частицу его силы. Боевое заклинание "гнев Тритона" может погасить только топовый доспех, усиленный амулетами, которые связаны со стихией земли.
        Атила сгреб свою Книгу со стола, вскочил и ногой пихнул лавку под ноги сутулому эльфу, ринувшемуся к нему от стойки. Тот с грохотом растянулся на полу. Большой ругался под стеной и пытался встать, но ноги подкашивались, и он раз за разом падал. Атила вылил в рот содержимое фиала, который выхватил из кармашка на ремне. Этих кармашков там было полтора десятка, они соответствовали слотам в меню быстрого доступа, в них лежали элики и зелья. Концентрированный эликсир-усилитель "мощь великана" наполнил его силой, позволившей схватить стол и широким ударом сбить с ног тех двоих, что охраняли дальний выход. "Мощь великана" действует несколько секунд, но зато как действует!
        К тому времени, как в зал с топотом ворвались легионеры, он вломился в дальнюю дверь, миновал короткий коридорчик и, распахнув грудью вторую, влетел в комнату за ней. Захлопнув за собой, подпер дверь тяжелым ящиком и рванул дальше.
        Он ни разу не видел эту часть корчмы. Кладовки, темные комнаты… Атила едва не налетел на сундук стоящий посреди темной каморы, перепрыгнул и снова очутился в коридоре. Низкие потолки, полутьма, мелькают повторяющиеся текстуры каменных стен, а вот и лестница. Взбегая по ней, выхватил Книгу, опустил "око" ниже, рассчитывая ввести его в центральный зал донжона, куда, судя по всему, вела эта лестница. На бегу управляться с читом было трудно, он промахнулся, сильно ударив стальную звезду о стену. Сзади грохотали и орали. Атила остановился, аккуратно покрутил кристалл, и "око", отлетев от стены, нырнуло в окно. Поправив очки, он рванул дальше, на ходу вглядываясь в изображение на окуляре.
        Там был виден круглый зал донжона. Далеко внизу - каменный пол, трава и мелкие кусты, проросшие в щели. Груды костей, обломки мебели. Круглый люк у стены. К нему ведет эта лестница? Похоже на то.
        Над люком стояли двое, один в шлеме с "клювом" и бастардом, второй в клетчатой бандане и юбке, с коротким копьем. "Короткодревковое метательное колюще-рубящее холодное оружие" - так было бы сказано в поясняющем окошке если бы Атила находился в режиме "имитация", а не "погружение". Так этот горец - тоже админский оперативник? Разведчик, внедренец, мать его горную… Караулят, сволочи! Острия меча и копья нацелены в крышку люка.
        Сзади удары, хруст дерева - сломали ящик, бегут сюда. Все пути перекрыты. Как спастись?
        Уже виднелся конец лестницы и тот самый люк, закрытый тяжелым засовом. Атила пошел медленнее, стараясь ступать бесшумно, чтобы двое, караулящие в зале, не услышали. Они ведь сейчас прямо над ним, хотя и не догадываются, что он их видит.
        Донесся возмущенный рев Большого. Атила сглотнул, мысли метались в голове, как свора взбудораженных псов. Выход всегда есть! Он крутанул кристалл на обложке, и в окуляре неподвижная картинка дернулась. Две головы начали отдаляться, вскоре "око" уперлась в потолок зала. Резко выкрутил кристалл в другую сторону - чит рванул обратно. Агент в бандане что-то почуял или услышал, начал оборачиваться, но поздно, "око" врезалась ему в голову.
        Глухой удар. Картинка дергается, идет рябью. Дальше Атила не смотрит - сдвинув засов, откидывает крышку и выпрыгивает в проем. Ушибленный горец, выпустив копье, растянулся на полу. Не дав второму опомниться, Атила отвешивает ему такого "крюка", что тот летит кувырком. Падает на груду хрустящих камней и орет.
        Теперь бегом дальше, к дверям на другой стороне зала. Поднять "око", вывести наружу через окно, направить глазом назад. Синхронизировать полет со своим передвижением.
        Так он будет видеть преследователей. Собственно, уже видит. Большой, пятеро легионеров, сутулый эльф, клетчатый агент… Вся компашка в сборе и мчит за ним. Он уже за кустами, они его не видят. Высыпали из донжона, приостановились, вертят головами, вслушиваются.
        Оборвать связь, экстренно покинуть игру? Велика вероятность лишиться "ока". И срочно взять денег будет негде. Сам виноват, нельзя жить так, как живет он, особенно инвалиду нельзя - без друзей, без приятелей. Переодолжить денег не у кого, поэтому "око" он потерять просто не может.
        Бежать к терминалу? Не бежать - быстро идти, чтобы не услышали шелест и треск… Еще несколько шагов, донжон остается позади, перед ним стена с проломом, и вот теперь - бежать! Но осторожно, не ломиться как медведю, а скользить лисой.
        Миновав пролом и по дороге пройдя сквозь рябь, то есть покинув виртуальный мешок, Атила между зарослями разглядел легионеров перед домиком терминала и тихо выругался. Плохо, как плохо!
        Получается, у него только один вариант: сторожка Лесника. Это самый близкий терминал, не считая бревенчатого домика. Но сторожка - место опасное из-за обитающего неподалеку болотного упыря, там редко кто бывает.
        Он пошел вбок, слыша голоса со стороны терминала и шум сзади, из Крепости. Пройдя вдоль ряда тополей, едва не напоролся на искажение "жгучие шипы", протыкающую того, кто в нее попал, костяными иглами. Обогнул и вошел в рощу. При этом осматривал территорию сзади через "око". Преследователи шли двумя группами: Большой, в шлеме с дурацким гербом и поблескивающем выпуклом нагруднике, с палицей в руках, вместе с шестью легионерами бежал туда же, куда и Атила; второй отряд двигался наискось, постепенно удаляясь от курса, который выбрал Атила.
        На пути группы Большого притаились "шипы". Хоть бы вляпались! Полуорк вскинул руку, его люди остановились, и Атила снова ругнулся: заметил искажение, гад. Они миновали "шипы" также как он минуту назад и продолжали двигаться следом.
        Атила ускорился. Легионеры, конечно, знают про второй терминал в этой локации, вот и двинулись прямиком к нему. Важно выдержать темп, тогда они хрен возьмут его с поличным. Из задача схватить нарушителя, так сказать, живьем, на месте преступления, в момент передачи незаконной программы. Это как с взяточниками, которых необходимо поймать за руку, чтоб осудить. Так что к терминалу надо успеть раньше преследователей. Потому что, если они его поймают…
        Он повел плечами, подумав об этом. Если поймают - проблемы будут очень большие.

        ГЛАВА 3
        Глава 3
        Оставляя за собой инверсионный след из растворяющихся в воздухе магических рун, "око" плыло высоко над головой. В окуляр очков исправно шла картинка от него. Роща сменилась редколесьем и зарослями колючек, которые приходилось обходить, выглядывая при этом искажения. Впереди темнел лес. Рука привычно потянулась к мечу… и не нашла его. Он безоружен, сдал все Жоэлю, когда заходил в корчму, остался только "двузубец".
        Запахло озоном, резко потеплело - верный признак близости искажения. Атила, остановившись, вынул из мешочка на поясе небольшую косточку с привязанным к ней разноцветным шнурком. Часто искажения бывают невидимыми, но разряжаются и обнаруживают себя, если в них швырнуть костяной или железный предмет. Хотя попробуй еще попади, приходится ориентироваться по всяким признакам вроде запаха, дуновения ветра, смены температуры, но все равно такие косточки, как правило, крысиные и птичьи, следопыты всегда таскают с собой в кошелях и мешочках.
        Бросать не пришлось, он увидел искажение: на лужайке впереди подрагивала прозрачно-зеленая студенистая масса, вроде здоровенного желе, испускающего ядовитое свечение. Чуть не попался! Эту штуку так и называют, "желе", и она не то чтобы смертельно опасная, но в ней увязаешь, и не выбраться никак. Нельзя, нельзя по Пади бегать сломя голову, это тебе не стадион, здесь ходят тихо и медленно. Но ведь легионеры на хвосте, приходится торопиться.
        Он поспешил в обход, прислушиваясь к каждому шороху. Деревья стали расти чаще. От "ока" в лесу толку оказалось маловато, в окуляре мелькали только кроны. Чит по-прежнему плыл точно над ним, но сквозь ветки Атила себя почти не видел, лишь иногда в разрывах между кронами возникала макушка.
        Вскоре, непонятно с чего, лес немного поредел, а он-то он думал, что входит в самую чащу. Стали попадаться больные деревья со скрученными листьями и почерневшими стволами. Кустарники и трава здесь засохли почти целиком. Интересно, с чего бы? Какой сюрприз приготовила Падь?
        А вот и ответ. Не искажение погубило флору - впереди текла мутная красно-бурая речка. В нос шибануло гнилью. С чего это вода там такая? Может, речка течет от кладбища или какого-то заброшенного лесного капища свирепого древнего бога…
        Атиле нужно было на тот берег, где серый песок и прибрежную траву покрывал желтоватый пух от цветущего тростника. Ступать на заболоченный берег он не рискнул, в камышах любит прятаться всякие мелкое, но зловредное зверье. Лучше пройти вдоль речки, где-нибудь русло станет поуже или мосток найдется.
        Пробежав пару сотен метров вверх по течению, он понял, что ошибся: речка брала начало из длинного, изогнутого подковой озера. Ну да, оно так и называется - Кривое озеро, вспомнил Атила. Дальше должен быть пологий холм, от него начинается лесное болото, там и живет Лесник.
        Желтоватый пух колыхался на поверхности, где отражалась здоровенная каменная труба. Смахивает на коллектор, только у нас тут фэнтези-мир... Труба, наполовину вкопанная в землю, уходила к маячившей среди деревьев стене, затянутой мхом. Может там развалины лесной алхимической лаборатории, где давно никто не живет, но какие-то остаточные процессы еще происходят, и результат их потихоньку сочится через трубу. Вон, вода возле нее совсем мутная да еще и пузырится.
        Ближний конец трубы перегораживали ржавые прутья решетки, под которой крупные радужные пузыри вспухали и лопались, источая гнилостную вонь.
        Обегать озеро долго. Оно длинное, но узкое, вплавь будет гораздо быстрее. Только опасно. Атила уже собрался пуститься бегом, но в окуляре увидел, как вдоль речки за ним спешат преследователи, и у одного на поводке волк - слепой волк?нюхач! Откуда взялся, ведь в группе Большого не было никакого волка? Ага, кто-то из легионеров призвал пета заклинанием… значит среди них есть маг-зверовод.
        Только звероводы, живущих в фортах и пограничных крепостях Легиона, умеют приручать слепых волков. Плохо дело, если у отряда есть нюхач, они точно не отстанут.
        Теперь обегать озеро не получится, потому что, завидев его, легионеры спустят волка с поводка, и тот догонит беглеца. Придется принять ванну из отравы, а потом напиться эликов. Ничего, не страшно. Главное, чтоб какое-нибудь водяное чудо-юдо не утянуло на дно.
        Атила шагнул в воду, и сразу ноги по щиколотку проваливались в ил, на поверхность стали всплывать пузыри. А холодно, однако! Он вошел по пояс, нагнулся вперед, оттолкнувшись, тихо поплыл.

        - Вот он! В воде!  - взревел Большой.  - За ним!
        Пришлось энергичней работать руками. Давай, давай, немного осталось. Сколько времени ты не плавал? Много. Но теперь-то ноги слушаются, теперь ты можешь плыть быстро… Подошвы уперлись в твердое - все, другой берег!
        Здесь дно не было илистым, и он в два счета выбрался на сушу. На бегу вытаскивая из кармашка на ремне эликсир, чтоб восстановить здоровье после купания в гнилой воде, ощутил жжение в запястьях. Это еще что такое? Знакомое ощущение. Ах ты ж, только сейчас понял: желтый пух - не от тростника, он попал в искажение "ржавые волосы"!
        Жжение усилилось, кожа на кистях пошла красными волдырями. Если не лечиться, они лопнут, образуются язвы. Атила торопливо допил эликсир, отбросил пустую стекляшку. Руки начали подергиваться - вот те на, еще и судороги. Но останавливаться нельзя. Достал из другого кармашка хрустальный фиал с таблетками, попытался свернуть пробку, но обожженные кислотой пальцы не слушались. Пришлось останавливаться. На пальцы он старался не смотреть. Кожа наверняка слезла, и сейчас кислота разъедала мышцы. Да, он понимал, что это тело виртуальное, но ведь боль-то реальна, хотя и притуплена нейрофильтрами костюма.
        Сжав зубы, Атила открутил крышку, высыпал спрессованные из магических трав таблетки на ладонь и отправил в рот целую горсть. Жжение немного ослабло. Но задергалось веко и начал слезиться левый глаз, перед которым в очках находился монитор с картинкой от "ока".
        Позади захлюпала вода. Кто-то крикнул:

        - Да ну! Не полезу я туда, смотрите, какая она! В обход давайте!
        Большой заорал в ответ:

        - Молчать, я командую группой! Он рвется к сторожке, упустим!
        Таблетки начали действовать, жжение исчезло, глаз перестал слезиться, теперь Атила нормально видел деревья. Отправив фиал в кармашек, побежал со всех ног.
        Впереди сторожка Лесника, найти ее нетрудно, главное, держаться подальше от заболоченной части леса. В болоте что только не прячется, а оружия нет. Плохо другое: возле избушки может поджидать упырь, которого даже при полной боевой амуниции завалить довольно сложно, он хитрый и сильный. Все-таки мини-босс локации, к тому же, способный становиться невидимым. Такая вот тут особенность: чтобы встретить легендарного Лесника и поговорить с ним, получить от него редкий талисман и задание на начало крупной квестовой цепочки, которая может привести к легендарному Лесному форту и сокровищу Зеленой Королевы, надо завалить упыря. Якобы у Лесника кончились стрелы, он заперся в избушке и ждет подмогу. Если выручишь старика, он отблагодарит…Этот скрипт срабатывает раз за разом с каждым новым игроком, Атила про него знал, но сам квестовую цепочку "Сокровища Лесного форта" для себя не открывал.
        Впереди справа на земле между деревьями показалось темное пятно. Над ним в воздухе качалась оторванная нога в сапоге и смятый шлем. Капли крови зависли красными шариками. Ясно - "спуд", еще одно гравитационное искажение. Сомнет тело в кровавый комок, останки выбросит наружу...
        Атила притормозил, перевел дыхание. Хорошо, что заметил. Надо осторожнее, ведь ему говорили, что между Кривым озером и сторожкой искажений много. Сюда почти не ходят следопыты, артефакты тут не попадаются, но при этом опасно. Пока доберешься до Лесника с этой стороны, все здоровье растеряешь, поэтому лучше обходить озеро и двигаться к сторожке с других направлений.
        Далеко сзади плеснула вода, выругались, зарычал волк. Они форсировали озеро? Похоже на то. Плохо, что легионеры почти не будут сбавлять скорость в лесу, у них нюхач, который чует искажения.
        Атила обошел тихо гудящий "ведьмин костер". Через десяток шагов попалась "гниль", но бледная, будто недавно разрядилась. Или ее кто-то разрядил?
        Голоса сзади стихли, что подозрительно. Он ускорил шаг. Непонятно: все искажения на пути, кроме "ржавых волос", разряжены, поэтому и хорошо видны. Кто-то недавно здесь прошел, бросая перед собой косточки? Он достал Книгу, на ходу стал вращать кристаллы. "Око" полетело вперед, потом вернулось. Никого не видно. Атила взбежал на пологий лесной холмик и присел между кустами, заметив впереди под склоном искажение "катапульта". Снял с шеи медальон. "Гнев Тритона" восстанавливается долго, больше часа, то есть сейчас в нем где-то 15-20% процентов боевого заряда. Вот оно, неудобство режима глубокого погружения: нет баров манны, показателей уровня и имен других игроков. Все ради реалистичности и полноты ощущений, концепция-то ясна, выбрал хардкорный режим - значит, нырнул в этот мир с головой. Заядлые игроки-виртуальщики только о таком и мечтают, но глубокое погружение имеет свои минусы.
        Впереди за холмом земля все чаще сменялась лужами. Деревья там росли реже, зато появился камыш. Сзади зашелестело, и Атила обернулся. Ветки кустарника у пригорка дрогнули, высунулся слепой волк, спущенный легионерами с поводка. Атила крепче сжал "двузубец". Веки у зверя слиплись, гной скопился в уголках. Он оскалился, высунув алый язык, зарычал и прыгнул.
        Когда нюхач взлетел по склону, Атила ткнул его "двузубцем". Треск, синяя вспышка, запах озона… Все было не таким громким и концентрированным, как тогда, в корчме. Волк, громко рявкнув, опрокинул человека на спину и уперся лапами в грудь.
        У самого носа клацнули челюсти. Когтями волк принялся рвать одежду. Сжав зверя за горло, Атила ударил его коленом по ребрам, попытался скинуть. Волк дернулся, впился зубами в руку, Атила снова пнул его и сумел, рывком перевернувшись, подмять под себя. Волк взвизгнул, но челюсти не разжал. Еще одна попытка освободиться, кувырок - и земля с небом поменялись местами, мир замелькал, когда они покатились с пригорка.
        У подножия он затылком ударился о камень. Потемнело в глазах, а зверю хоть бы что. Почему-то Атила почти перестал ощущать его. Хотя тот и был видимым, но потерял материальность. Навалившееся на него туловище начало светиться, очертившись мерцающим ореолом, морда вытянулась и впилась в тело прямо сквозь одежду. Будто гигантский червь, нюхач начал втягиваться в Атилу, забираться внутрь противника. Это еще что такое, что за магия? Нюхач имеет какие-то дополнительные функции… может это вирус вообще?!
        Вдруг упругая волна воздуха сильно толкнула в бок. Сами того не заметив, они подкатились к "катапульте" и попали в зону чувствительности искажения. Та часть нюхача, что еще не втянулась в Атилу, оказалась ближе, и ее швырнуло в воздух, вырывая из жертвы. На теле осталось круглое ртутное пятно, через секунду это место затянуло обычными красками.
        Атилу "катапульта" тоже задела, но слабо. Разрядившееся искажение отбросило волка обратно на вершину пригорка, он задергался там, захрипел. Атила на четвереньки поковылял прочь от холма. Терминал рядом, до него метров триста. Выдув еще один эликсир, он сумел выпрямиться и пошел быстрее. Эта мензурка последняя, ему еще хотя бы парочку! Осталось немного таблеток, и все, но таблетки больше против отравлений и магического урона, силы они восстанавливают не очень. Он плелся, волоча ноги, громко шелестя камышом. Мутило, перед глазами плясали разноцветные круги. Что-то слишком его спрессовало, может, нюхач так подействовал? Черт его знает, этот режим глубокого погружения, что тут к чему. Вдруг нюхач пытался его парализовать, чтоб Атила и из игры не выпал, но и двигаться не мог? Хорошо, что очки не разбил… хотя да, они ж "вечные", это было в характеристиках, когда он впервые заполучил их.
        "Око" исправно парило вверху, равнодушное к бедам хозяина, на картинке в окуляре виднелись люди, спешащие к холму с другой стороны. Теперь не успеть к терминалу. Просто не успеть!
        Новая идея пришла в голову, и Атила, вытащив Книгу, покрутил кристаллы. Чит спикировал к нему. Надо было раньше этим воспользоваться, через реку перелететь! А теперь у него осталась последняя возможность уйти от преследователей. Дважды провернув и нажав черный кристалл, Атила раздвинул лучи звезды до предела. Глаз расплющило по нижней поверхности, из сферы он стал почти плоским диском. Картинка в окуляре сразу ухудшилась, но сейчас важнее было подъемная сила. Звезда стала нагреваться. Атила обхватил ее правой рукой, а Книгу сунул в карман, нащупал кристалл. Неудобно.
        Неподалеку в зарослях камыша зашуршало, донесся голос:

        - Бродяга, помоги!
        Атила не обратил на голос внимания. Ноги оторвались от земли. Поднявшись на несколько метров, он увидел, как в камыше корчится, тянет руку угодивший в "гниль" следопыт. Нижнюю часть тела уже растворило, он слабо дергался и тряс головой, на которой был черный берет.
        Вот по берету Атила его и узнал. Надо же, какая встреча. Стойкий Одиночка, на сленге игроков: Ванька Встанька. Шутка программистов, легенда Гриады. Этот следопыт постоянно попадал во всякие искажения или в лапы чудовищ, и каждый раз умирал очень нехорошей, часто экстравагантной смертью, а после возрождался в другом месте. На самом деле он не живой игрок, а непись, так что и Падь с ним.
        Со стороны холма кричали, доносилось топанье ног, шелест камыша. "Око" летело над болотом. Силы заканчивались. Рука съезжала с гладкого металлического луча, каждую секунду он рисковал упасть. Глянув вниз, отчаянно вцепился в звезду: прямо под ним разинуло магическую пасть искажение "спуд".
        Внизу - искажения, позади - легионеры, и он для них удобная движущаяся мишень. Хорошо, что пока не открыли стрельбу из луков, у двоих легионеров он их точно видел. Только успел подумать, как мимо с гудением пронесся шар огня размером с футбольный мяч, обжег щеку. Наискось улетев в небо, взорвался, пришлось зажмуриться. Это кто там файерболами швыряется, неужели среди преследователей не только зверовод, но и боевой маг?
        Теперь внизу все пестрело от луж, но и деревья опять стали расти чаще - этакая лесная топь. Поблескивала зелено-желтая тина, чернели кочки, свинцом отливала вода. Текстуры радовали глаз, вот только остальное не радовало. Впереди среди деревьев появилась сторожка с трубой на односкатной крыше. Домик так зарос мхом, что напоминал большой замшелый валун. Над трубой вращался синий ромб со спиралью и стрелкой.
        А упыря нигде не видно. Да и Лесника, хотя он может сидеть в своей сторожке.
        Повинуясь легкому повороту кристалла, "око" в полете плавно провернулось, и Атила обратился лицом к пригорку. Сверху открывался отличный вид: бегущие легионы, Ванька Встанька взывает о помощи, его рука с растопыренными пальцами торчит над низким кустарником. Спешащий впереди Большой, не замечая живую (а вернее - то и дело умирающую) легенду Пади, с разинутым ртом пялится на летящего над озером Атилу.
        "Око" потрескивало и мелко дрожало, магические руны так и сыпались с кончиков лучей. Вмонтированное в чит заклинание левитации такой вес потянет не очень долго.
        Один легионер выпустил в Атилу стрелу, потом второй. Не попали оба. Большой по-особому сложил могучие лапищи, выставив вперед ладони, и воздух перед ними налился багровым светом. Так вот, кто у нас маг! Атила думал, что полуорк - тяжелый воин-рубака, чистый танк, а он в магии сечет.
        Файербол с гудением устремился в цель. Он крутанул кристалл, "око" дернулось, полетело быстрее, Атила закачался, рука опять стала соскальзывать. Спешащие через болото азартно заорали, первый лучник снова выстрелил. Файербол пролетел в каком-то полуметре, если бы "око" не ускорилось, точно попал бы. Зато преследователи слишком отвлеклись на него и тут же были наказаны Падью за неуважение.
        Опередивший Большого легионер заорал, угодив в "ведьмин костер". Тот вспыхнул факелом, зачадил и вместе с незадачливым преследователем рассыпался хлопьями пепла. Другой, бегущий левее остальных, отшатнувшись, ступил в топь и провалился по пояс. Большой, забыв про Атилу, притормозил и повернулся. Последний легионер, ударом меча перерубив молодое деревце, протянул ствол увязнувшему соратнику. Тот ухватился, начал выползать.
        Атила уже несколько секунд летел над обширной болотной лужей, почти что озером. "Око" вдруг сильно затряслось, и пальцы соскользнули с луча. Немного не дотянув до берега, он упал в чахлый рогоз. Вскочил, провалился почти по колени, под ногами жирно чавкнуло. Увязая в иле, побрел к берегу. Сбоку рос густой камыш, в глубине его колыхнулось, там захлюпали. Опа! А теперь сзади шлепает… Оглянулся - никого, только легионеры далеко за озерцом вытаскивают друг друга из топи да ревет Большой, возмущенный остановкой. Может это невидимый упырь вокруг Атилы кружит? Если так, то хана. Он быстрый. Или чудится? Ох, если бы! Надо скорее выползать, восстанавливать здоровье!
        Кося глазом на подозрительно колыхающийся камыш, Атила отправил в рот последние таблетки из фиала.
        Земля стала тверже, и он ускорил шаг, вращая кристаллы на Книге. Впереди среди деревьев виднелась сторожка Лесника. "Око" опустилось, с треском и щелчками лучи складывались, вдвигались внутрь диска. Когда чит стал размером с тарелку, он впустил его в сумку и застегнул.
        Опять вытащить из-за пазухи "двузубец"? Нет смысла, после схватки с волком прошло всего ничего, зарядиться тот успел минимально. И тут из-за деревьев навстречу вышел человек. Опешив, Атила встал как вкопанный. Опередили? Или это агент вроде того клетчатого горца? Обидно, в двух шагах от цели!
        Следопыт вскинул небольшой изящный лук. Прицелился. Только теперь Атила сообразил, что это эльфа. Девчонка с длинными ушами. Ну, в меру длинными и, вообще-то, симпатичными, даже сексуальными.
        На ней был серо-зеленый охотничий костюм "лесная тайна", его нельзя купить за деньги, а только получить в обмен на малый набор так называемых "печатей леса", собрать который отнюдь непросто. В легкий сыромятный нагрудник встроены артефакты "щит" и "усилитель". Первый защищает, второй усиливает его действие. Против большинства искажений "щит" мало что дает, зато от колющих и рубящих ударов - самое оно. Название лука Атила не знал, но судя по виду - тоже не дешевая игрушка. Эльфа, молодая и блондинистая, смотрелась во всем этом вполне круто, но немного ненатурально, слишком показушно, как-то.

        - Эй, эй!  - сказал Атила.  - Спокойно!
        Лишь бы не выстрелила! Он не знал специфику лука, но с такого расстояния, да с учетом его жизненных показателей, одной стрелы, скорее всего, будет достаточно, чтобы отбросить копыта. А ведь избушка вон, прямо за спиной эльфы.
        Еще у блондинки на ремне висели несколько метательных ножей и кинжал. Класс "разведчик леса", определил Атила. Специализируется на дистанционной атаке, прокачаны, скорее всего, меткость, ловкость, бег, возможно - скрытность, хотя не факт.
        А еще у эльфы в арсенале было оружие массового поражения, рассчитанное преимущественно на цели мужского пола: золотистые волосы, мордашка повышенной симпатичности, ноги от шеи, осиная талия и грудь, как у богини. Либо девушка очень хорошо поработала над своей внешностью в игровом конструкторе и не поскупилась на деньги, чтобы включить все его дополнительные платные функции… либо она и в реале так выглядела, потому что считывание настоящей внешности капсулами происходит по умолчанию, а вот дальше ты уже можешь с внешними данными играться.

        - Ты кто?  - холодно спросила она, удерживая лук натянутым.

        - Мне к терминалу надо. Дай пройти, - он показал пустые ладони, возрадовавшись, что успел запарковать "око" в сумку и убрать Книгу. - Нужно срочно из игры выйти.
        Эльфа прищурилась, с сомнением оглядела Атилу и опустила лук.

        - Выйти? Ну, попробуй…
        Она шагнула в сторону, освободив путь к сторожке. Атила прошел мимо, чуя подвох. Что, если в спину сейчас стрельнет? Только зачем, могла бы уж сразу. Он спиной ощущал ее любопытный взгляд. И чего таращится?
        Взявшись за приоткрытую дверь, оглянулся и спросил:

        - Упыря ты уложила, Лесника спасла? А то вокруг меня там кто-то ходил в камышах.

        - Это я ходила, - эльфа скупо усмехнулась и кивнула с непонятным выражением. Ага, значит стелс у нее прокачан. Как он с первого взгляда все ее достоинства определил… Опыт, что сказать. Ну, ладно. Чувствуя непонятную неуверенность, Атила распахнул дверь и переступил порог.
        В сторожке стоял кривоногий стол, табурет и дощатая голая койка у стены. В углу большая печка с чугунной заслонкой. В центре единственной комнаты на полу синел круг терминала, над ним мерцал столб света. У двери лужица крови. Ого, она прямо здесь упыря завалила? Надо же, тело исчезло, а кровь осталась.
        Ну все, прощай, Большой! Шагнув в столб света, где мигали искры, он по привычке зажмурился. Это было психологическое, ничего не мог с собой поделать, всегда закрывал глаза при перемещении.
        Заранее улыбаясь, Атила открыл глаза. Ничего не изменилось, он по-прежнему стоял посреди сторожки Лесника. Что за ерунда? Какой-то сбой? Никогда такого не было! Вышел из круга, пару секунд выждал и шагнул обратно. На этот раз глаза закрывать не стал, поэтому заметил, как ярче блеснули искры, как свет на миг разгорелся и снова угас до обычного состояния.
        Он все еще был в избушке Лесника.
        Да что творится?! Смылся от легионеров, ага! Админы терминал отключили? Но это же прямое нарушение! Есть соглашение, которое заключает игрок с владельцами вирт-мира, его пункты регулируются законом, и Атила точно знал: хозяева игры не имеют права никаким образом препятствовать клиентам выходить в условленных местах. Это нарушение гораздо серьезней, чем попытка продать чит, он за это может "Русо-вирт" засудить на миллионы!
        За спиной раздался скупой, напряженный смешок. Атила оглянулся, и шагнувшая в избушку эльфа сказала насмешливо:

        - Ты пробуй, пробуй. Вдруг получится.
        Не обращая внимания на иронию, он снова вышел из светового столба и опять в него вошел. Выругался. Терминал не работает, хотя такого просто не может быть, потому что… потому, что не может. Никто никогда не слышал о том, чтобы в онлайн-мире не работал "законный" терминал выхода. Это нонсенс!
        И что теперь? Получается: обойти преследователей и бежать к терминалу у Крепости в надежде, что караулящие там легионеры ушли? Или бежать к другому ближайшему терминалу, вот только он не помнил, где это, надо смотреть по карте.
        Злой и взволнованный, Атила мимо посторонившейся эльфы вывалился из сторожки. Потянул из кармана Книгу. Свистнув над ухом, в стену позади воткнулась стрела.
        В сторожке не было окон, без портала это - тупик, и он метнулся за угол. Эльфа, успевшая выскочить следом, поспешила за ним. Камыш на берегу болотного озера ходил ходуном - легионеры пожаловали. Эльфа, встав под боковой стеной, подняла лук и с невероятной быстротой выпустила три стрелы. Как минимум одна нашла цель, донесся вопль и проклятия. Преследователи затаились, теперь лишь тихий шелест выдавал их передвижение. А еще они, судя по легкому колыханию зарослей, начали расходиться. Щелк! Вражеская стрела пронеслась почти вплотную к эльфе, которая дернула ухом и поспешно отступила за сторожку вместе с Атилой.

        - Что происходит?  - спросил он.  - Почему терминал не работает?

        - Это ты мне объясни!
        Они осторожно высовывались из-за домика. Эльфа наморщила чистый лобик. Может раздумывает, помогать незнакомцу или, наоборот? его преследователям?

        - Ты же тоже пыталась выйти?  - спрашивая, Атила разглядывал местность, открывшуюся за сторожкой. Если между нею и озерцом росло хотя бы несколько деревьев, то дальше лежало сплошное болото, даже камыша почти нет. Бежать туда - точно подставиться под стрелы и файерболы.
        Блондинка выпалила в ответ:

        - Нет, блин, я просто так тут торчу!
        Приняв решение, она вскинула лук, быстро высунулась и выпустила стрелу. Из камышей донеслись разухабистые маты.

        - Ай! - эльфа отскочила, наткнулась спиной на Атилу, отпихнула его. Донесся треск врезавшегося в угол избушки файербола, отблески легли на землю. - Кто там огнем пуляет?!

        - Полуорк.

        - Чуть меня не поджарил! - поджав губы, она потянула из колчана, красиво вышитого бисером, сразу три стрелы. Вложила в лук все, натянула тетиву и прыгнула за угол. Упав на одно колено, повернула лук горизонтально. Громкий щелчок - стрелы разлетелись веером - и снова звуковая вспышка за сторожкой: ругань, стоны. Эльфа мгновенно отпрыгнула обратно.

        - Ну вот, залегли. Теперь какое-то время не сунутся. Кто ты такой? А там легионеры, да? Почему гонятся?

        - Хотят взять меня живьем. Поможешь?
        Она покачала головой:

        - Я и так уже в них стреляла… Зачем мне еще большие проблемы? Сам разбирайся.

        - У меня нет оружия, так вышло. Помоги, заплачу. Сто золотых.
        В раскосых глазах появился интерес.

        - Да у тебя и денег наверное нету.

        - Оружие я оставил на входе в корчму. "У Единорога", слыхала? Там была засада, убегал - не смог забрать. А монеты через банкинг могу перекинуть.
        Блондинка уставилась на него, взгляд ощупывал Атилу, встряхивал, выворачивал его карманы. Ну что, поверила, ушастая?

        - Хорошо, триста.

        - Ну ты… сучка алчная!  - возмутился Атила.
        Она не обиделась, ухмыльнулась с удовлетворением, будто ей сделали комплимент.

        - Согласен, нет? Иначе я сваливаю.

        - Да тебя подстрелят, и все!

        - Ну и ладно. У меня с собой ничего особо ценного.

        - Костюм у тебя ценный, да и лук. Ну хорошо, хорошо, согласен!

 Эльфа, кивнув, быстро высунулась из-за угла и трижды выстрелила, целясь вправо. Она выпускала стрелы с невероятной быстротой, будто швейной машинкой строчила. Как-то особый скилл, может, чисто расовый, эльфийский. Когда отскочила обратно, Атила выглянул. В стороне от озера мелькнул силуэт, спрятался за деревом. Окружить пытались, но она их засекла и помешала.
        Большой с палицей, висящей на спине, полз к ним по чахлой траве, прячась за кочками. Вдруг поднял голову, пригляделся к чему-то, вскочил и бросился обратно в камыши. Высунувшаяся эльфа прицелилась в него, и Атила возрадовался: хана тебе, Большой! Охотник превратился в дичь! Но почему-то она все не стреляла, и он крикнул:

        - Вали гада! Убей синего, говорю! Плюс к карме заработаешь!
        Эльфа не реагировала. Атила понял, что она глядит вверх, и уставился в небо. Повернул голову. Тучи в стороне далекой Цитадель темнели, небо у горизонта наливалось зловещим багрянцем.
        Шторм? Неужели это Магический Шторм… Точно! Час от часу не легче! Засада, погоня, неработающий терминал, а теперь еще и Шторм!

        - Пятьсот золотых с тебя!  - крикнула эльфа и пустила стрелу вслед Большому, но тот успел нырнуть в камыши.  - Тогда помогу спрятаться!

        - Со своего брата?следопыта дерешь!  - заорал Атила в бессильном возмущении.

        - Болотный упырь тебе брат!  - огрызнулась она.
        Он заметил неподалеку тело легионера, уткнувшегося лицом в землю. Почему-то оно не бледнело, не исчезало, что было вообще-то крайне необычно. Может еще не погиб, раненый? Но тогда он бы дергался, хоть как-то шевелился.

        - Ну, что, платишь?

        - Да, - ответил Атила.  - Почему мертвец не исчезает?
        Проигнорировав вопрос, она велела:

        - Тогда за мной!
        Повесила лук на плечо, ухватилась за край низкой крыши и подтянулась.

        - Но зачем нам туда?!
        Она не ответила, пришлось карабкаться следом. Мох на крыше был как мягкий ковер, и Атила сразу распластался за широкой трубой. Какой-то ненормально широкой - как три обычных. Над ней кружился синий ромб пикты-голограммы. Эльфа пустила в камыши еще две стрелы, в ответ прилетел файербол, и ей пришлось упасть рядом. Огненный шар пронесся над спиной, аж волосы затрещали на голове.
        Перевернувшись на бок, Атила оглянулся. Что за странный Шторм? Волна багрянца катилась по Пади, в ней сверкали молнии, целый лес вертикальных молний. Или, скорее, занавес из переплетающихся ветвистых зигзагов, трескучих, ярких… Какая-то буря тысячелетия!

        - Зачем мы сюда залезли, небом полюбоваться?!  - крикнул он.

        - Делай, как я, - блондинка вскочила, усевшись на край печной трубы, перекинула ноги.  - Там внизу - баговый схрон!
        От радости он аж подскочил. Вот это удача! Сложную большую игру невозможно сделать идеально, в некоторых местах проявляются баги - нарушение текстур, каверны в пространстве, локальное изменение физических законов.
        Блондинка спрыгнула. Атила заглянул в черную пасть трубы, перевел взгляд на стрекочущие молнии. Они быстро приближались, еще минута, и Шторм докатится сюда. Была, не была! Только бы не застрять, блондинка-то потоньше его будет. Хотя все равно непонятно - ведь не спасут от Шторма деревянные стены сторожки, надо в подвале прятаться, в каменном бункере…
        Пространство задрожало, зарябило помехами. От мелкой неприятной вибрации заныли зубы. Появилось ощущение, что всю огромную реальность игры бьет горячечная дрожь. И дрожит не только сторожка с болотом, само пространство сотрясается в спазмах. Медленно, неотвратимо нарастал вой. Приближалась стена молний.
        Уж лучше в трубу! Атила вскинул руки и провалился в дымоход. Потемнело, неуловимо сместились текстуры, и он понял, что оказался… Где он оказался? Темнота полная.

        - Мы что, сразу в подпол дома провалились?  - вопросил он у темноты.
        Частые вспышки озарили стены и низкий каменный потолок с прямоугольным проемом. Далеко вверху виднелся квадрат багрянца - входное отверстие трубы. В углу каморки, где они очутились, зазмеились, выхватывая из мрака два лица, тонкие синие молнии.

        - Это же "магнето"!  - Атила попятился, вжался в дальний угол. - Мы внутри печки? Она вообще полая, вот ерунда!

        - "Магнето" - вход в схрон, - пояснила эльфа.  - Не опасная, гарантирую.

        - С ума сошла? Я в нее не войду!
        Треск и гул, проникающие через печную трубу, усилились. Две тени трепетали, извивались на стене.

        - Я тебе говорю - это баг. Я, когда-то давно, убегала от болотного упыря и… Короче, за мной!
        Она схватила его за руку и дернула к себе, Атила, чуть не потеряв равновесие, шагнул за эльфой, и жгучие разряды окутали их.

        ГЛАВА 4
        Глава 4
        Он приготовился умереть, но ничего не случилось. Ослепительное синее сияние угасло. Эльфа потянула его за собой, несколько шагов - и он в незнакомом помещении. Земляные стены, пол и потолок. Ни окон, ни дверей. В углу за спиной змеятся молнии "магнето", из которой они вышли. Это, значит, единственный путь сюда? Этакий подпространственный туннель, червоточина в игре…

        - Мы в подвале под сторожкой, - пояснила эльфа. - Я так думаю.
        Здесь стояла койка, табурет и небольшой столик с горящей масляной лампой. На стене были полки с оружием.

        - И кто эту лампу зажег? - спросил Атила.

        - Сколько себя помню, всегда так горит.

        - Может это какой-то… ну, обломок локации? Затерявшаяся часть старого, давно закрытого квеста или что-то еще такое.
        Пожав плечами, блондинка присела на табурет, и Атила посмотрел на нее. Ну просто идеальная особь женского пола, даром что всего лишь хорошо склепанная аватара. Ничего не отнять и прибавить тоже нечего, как с журнальной обложки сошла.
        И ведь наверняка в жизни она совсем не такая. Только закомплексованная грымза не пожалеет кучи денег на подобную внешность в игре. Оружием обвешана, с мужиками ведет себя грубо, крутую строит. Значит, в реале - лахудра с ножками, как у пианино, обиженная на весь мир. Мальчики на нее не смотрят, так она в игре им мстит, и монстров мочит почем зря, представляя на их месте мужчин. А вот кстати и доказательства…
        Справа от искажения на стене скалилась голова крупной как собака крысы. Дальше висела башка слепого волка, за ней вепрь?секач. Эльфа не заморачивалась, не делала чучел, хотя ремесло чучельника в игре можно было прокачать. Глаза дикой свиньи вытекли, а пятак сморщился, правый бивень был сломан. Такую тварь с одного выстрела не завалить, ее лоб выдерживает прямое попадание арбалетного болта. Не подстрелишь сразу в глаз - догонит и пропорет бивнями, потом сомнет и затопчет.
        А вот химера, удивительное создание, даже отрубленная и подвешенная на стене башка почти неразличима, поблескивает какой-то стеклянно-прозрачный ком. То есть сама-то химера уже давно погибла, но голова ее под действием природной магии все еще невидима. Дальше - пятнистая морда гнолла, остатки кожи свисают лоскутами.
        Еще стену украшали сморщенные головенки мелких крыс и, король коллекции, огромный темно?коричневый кумпол грумира. Это такой горный дикарь-великан где-то под два с половиной метра ростом. Великаны в Гриаде бывают разные: волоты, грумиры, циклопы, огры, титаны... Последние, впрочем, уже из разряда божеств, их рядовые игроки и не видели никогда. Лысый, с шишковатым лбом и выпяченным губами, грумир злобно пялился перед собой крошечными глазками.
        Атила даже присвистнул:

        - Ты сама их всех?

        - Я охотница!  - отрезала блондинка с оттенком превосходства.  - Конечно, сама.

        - А я думал, светлые эльфы - гринписовцы, всякую фауну любят и стараются не обижать. Чего ж ты такую расу выбрала, и потом охоту стала качать? Это значит: идти против течения. И как тебя звать, охотница?
        Он задал этот вопрос и сам удивился ситуации. Знакомиться в игре, спрашивая имя! Ведь в онлайн-играх ты видишь игровой ник персонажа, когда наводишь на него целеуказатель, к такому привыкли все, кто играет по старинке. Но при полном погружении приходится знакомиться, как в жизни. Это общая тенденция развития вирт-миров: стираются игровые условности, минимизируется интерфейс, функции управления и коммуникации разработчики постепенно передают напрямую игрокам, кнопки и слоты превращаются в непосредственные умения и знания. Скоро для многих людей вирт заменит реал, и будут миллионы лежать в ячейках, с проводами, подключенными к головам, как в одном старом фильме…
        Эльфа сказала:

        - Мой ник - Яна.

        - А я Атила, - ответил он.

        - А меня это не интересует. Деньги гони.

        - Ладно, сейчас, не нервничай.
        На полках у койки лежали два лука, громоздкий арбалет, пара колчанов со стрелами и охотничий нож. Яна положила туда оружие, которое таскала на себе, оставив только кинжал на поясе.
        Атила присел на койку, вытянул гудящие ноги. Закончив с оружием, эльфа села рядом и толкнула его в бок:

        - Ну!
        Он достал Книгу, она приготовила свою и продиктовала голосом строгой школьной училки:

        - Мой банковский номер в игре: три семерки, два игрека семнадцать. Переводи!
        Атила ввел номер, подтвердил его, скрепя сердце, перечислил пятьсот золотых (молодец, игровой мастер, хорошо ты сегодня заработал!). На экране в узорчатой рамке возникло сообщение, что операция невозможна. Ругнувшись, попробовал еще раз, с прежним результатом. Развел руками:

        - Не работает.
        Большие, выразительные глаза эльфы полезли на лоб.

        - Чего?!

        - Не пашет игровой банкинг, - объяснил Атила.

        - Врешь! Ты что, кинуть меня решил? За дуру держишь?! Сейчас я проверю!
        Кукольное личико исказилось, выглядело это карикатурно. Задыхаясь от злости, она попыталась активировать игровой "приват". Быстро выяснилось, что таки да, "не пашет". И обычный игровой чат тоже. Атила?то одиночка, у него друзей в игре и не было, но у Яны имелся контакт-лист с именами приятелей, однако связаться ни с кем не удалось.

        - Вот же гадство!  - вскочив, она зашагала туда-сюда по схрону.
        Все это было очень тревожно и необычно, но Атила пытался сохранять спокойствие. Он ушел от легионеров и сохранил чит, который надежно покоится в сумке. Баговый схрон - место почти всегда надежное, потому что выпадает из игры, благодаря чему его трудно обнаружить даже с легионерскими привилегиями. А что монеты не достанутся нервной девчонке, так то и к лучшему. Теперь надо просто дождаться, когда админы устранят неполадки, и выйти из игры, желательно, не расплатившись. Ладно, сотню, даже полторы Яна заработала, но она ведь пытается ободрать его, как вокзальный таксист - приезжего!
        Решив проверить, Атила вывел на экран в рамке "скайп". Мессенджер работал, правда, странно работал: иконки абонентов, находившихся в сети, светились то зеленым, то становились бесцветными, то желтели и тут же снова зеленели.
        Яна вытянула шею, пытаясь понять, что должник делает с Книгой. Спросила:

        - А откуда у тебя "скайп"? Он же к Гриаде не подключен.

        - А я подключил. Но толку… иконки мигают, непонятно. Глюки из-за Шторма, наверное. Видела, какой он необычный? Или Шторм наоборот случился из-за серьезных глюков системы. Не дергайся, когда связь наладится, переведу деньги.
        Яна пыталась выглядеть спокойной, но постоянно теребила рукав и кусала губу.

        - Интересно, сколько нам тут сидеть?  - спросила она.
        Голос донесся будто издалека. Как ватой забило уши - тоже следствие Шторма. В голове густеющий кисель мыслей. И это в схроне, в подвале, а что там на поверхности? Мозги бы уже размазало по окрестностям. Атила прижал к ушам ладони, резко отнял - в голове чвякнуло, больно дернуло барабанные перепонки. Сглотнул. Нет, не помогает.

        - Выходить я пока не рискнул бы, - сказал он.  - Ты давно в Гриаде, сколько Штормов видела?

        - Не твое дело.
        Вот и поговорили… Он пожал плечами, не хочет о себе рассказывать, ее дело. Сам Атила помнил только один Магический Шторм, давно, еще когда только осваивался в этом мире. Шторма были плотно включены сценаристами в историю Пади. Приходили они из самой Цитадели: всплески магической энергии из Магосферы, которые пробивались в этот план реальности через Великий Портал, открытый семерыми магами Конклава, чтобы уничтожить вырвавшиеся из катакомб темные орды. Шторма, способные перекраивать саму ткань бытия, создавали новые виды чудовищ и монстров, даже география частично менялась, открывались проходы в новые локации, иногда закрывались старые области. Все это нужно было разрабам, чтобы логично объяснить нововведения, какие-то серьезные изменения в игровой механике, старт новых локаций, существ или искажений, и при этом не нарушать гармоничности вселенной. И была у Штормов одна особенность: персонажи без усиленной магической защиты, или не успевшие спрятаться глубоко под землей, под ударами анормальной магической энергии гибли.

        - Ты откуда? - Атила сделал еще одну попытку познакомиться лучше. - Я из Москвы, если тебе интересно, а ты?

        - Из Питера, - нехотя сказала она.

        - Учишься?
        Атила был уверен - школьница. Ответ его удивил:

        - Да, в медицинском.
        Покосился на нее. Врет или вправду студентка? Хотя какая разница, несчастный ты калека. Может, этим персонажем вообще мужчина играет?

        - Почему ты от легионеров убегал? - спросила она.

        - Хотел чит продать, но напоролся на засаду.

        - Чит… какой чит?
        Атила похлопал по сумке:

        - Он здесь. Летающая штуковина, которая передает сверху картинку тебе на Книгу, ну или на очки. Сам сделал.

        - Сам? - удивилась она. - Врешь! Хвастун!
        Тьфу ты! Хочется взять и дать девчонке щелбан. Но он сдержался, лишь сказал:

        - Не веришь - мне все равно. Но сделал я его сам.

        - То есть ты игровой мастер? Чит-мастер, а это, значит программер. Даже скорее - программер?хакер. Правильно?

        - Вроде того.

        - Вот и расскажи мне, мастер игры, как такое возможно, чтоб терминалы не работали? Что это за фигня вообще?
        Снова пришлось пожать плечами.

        - Понятия не имею. Система терминалов - одна из базовых в игре, она не должна посыпаться. Это все равно что… все равно что вдруг гравитация на Земле исчезнет. Терминалы встроены в корневые законы вирт-мира. Да и вообще, тут же огромные деньги крутятся, и вдруг такой глобальный глюк? Они потеряют доверие партнеров.

        - То есть происходящее может означать, что всерьез полетела вся игра?
        Он покрутил головой. От этого разговора становилось тревожно.

        - Так бы я не обобщал.

        - А как? - она топнула ногой. - Вон Шторм какой дикий! Я на ютьюбе видела много роликов со Штормами в Гриаде, они не такие

        - Шторм визуально очень необычный, но если он есть, значит, игра работает. Ты вообще что подразумеваешь под словами "полетела вся игра"? Нас бы просто выкинуло отсюда, отключило бы, а мы, наоборот, не можем выйти. Хотя, на самом деле, - он щелкнул пальцами. - Я вот только сейчас окончательно осознал: это просто удивительный факт. Неработающие терминалы! Такого точно не было еще никогда.

        - Не укладывается в твоей программерской башке, да?
        Атила махнул рукой на грумира.

        - Вот у него башка, а у меня голова. И - да, не укладывается. Происходящее невозможно, нереально.

        - Так все же, мог Шторм нарушить работу терминалов?
        Он поразмыслил над этим.

        - Не знаю. Не могу сказать.

        - Нуб ты, а не программист.
        Пожав плечами, Атила зевнул и потер глаза. И тут же зевнула Яна.

        - Из-за Шторма в голове мутно, - сказала она.  - Надо бы немного отдохнуть, а то я почти сутки уже в онлайне. Все, дуй на пол.

        - Почему?

        - Вали, говорю, на пол, не нервируй девушку. Это моя койка. Тут и одной тесно, не видишь, что ли?
        Когда он встал, эльфа стащила сапоги и вытянулась на кровати. Он уселся под стеной, потом лег. Поворочался - неудобно.

        - Хоть покрывало дай.

        - А так не можешь?  - пробормотала она.  - Эй, свет-то пригаси, там заслонка на лампе. Поспать хочу.
        Пришлось вставать, опускать заслонку, снова ложиться. Он снял с ремня сумку, подложил под голову. Пол холодил спину. Уснешь тут, как же.
        Со стороны кровати донеся шелест, и на голову ему шмякнулось брошенное одеяло. Атила расправил его, завернулся. Прикрыл глаза. В голове кружился ленивый, мутный водоворот. Что же случилось с терминалами? Вдруг только этот не работает, а остальные в порядке? Почему они с охотницей решили, что накрылись все? Нет, не логично, да и недостаточно информации, чтобы делать такой выводы. В конце концов, можно ведь отключиться прямо сейчас. Чтобы прервать связь в глубоком погружении, существует несложная процедура, о которой написано в окошке, всегда возникающем при входе в Гриаду. Но тогда, вполне вероятно, эльфе-блондинке достанутся его читы, то есть "око" с "двузубцем". Нет, не пойдет. Нужно немного отдохнуть, потом проверить другие терминалы. Может, к тому времени и чат с банкингом наладятся.
        Он сам не заметил, как заснул. А когда проснулся, не сразу понял, где находится. На миг почудилось, что он внутри смятой ударом машины, и рядом истекает кровью мама… Вскрикнув, Атила резко сел, стукнулся локтем о стену, и это привело его в чувства.

        - Малыш испугался, кошмар приснился? - донесся с койки насмешливый сонный голос.
        Вот же стерва грудастая! Он встал, подхватив одеяло, скомкал и кинул на голову Яне.

        - Ушастая рота, подъем!
        Она сорвала покрывало с головы и вскочила, сжав кулаки.

        - Еще раз так сделаешь - убью!

        - И с чего ты такая агрессивная? - хмыкнул он. - Выходить отсюда тоже через искажение? Оно на то же место выведет, внутрь печки, и нужно будет лезть обратно по трубе?
        Яна молча натянула сапоги, подошла к полкам и стала вооружаться. Атила добавил:

        - Слушай, у тебя тут клинков с наконечниками куча. Не жмись, дай ножик хоть какой завалящий. Включи в сумму, которая тебе почти на шару досталась.

        - Да!  - вспомнила она.  - Шторм уже точно прошел, банкинг должен работать. Переводи деньги. А нож, если хочешь, покупай. Охотничий - десять золотых.

        - Вот ты алчная!  - возмутился он.  - В лавках такие за треху!

        - Вот и иди в… лавку.
        Возмутившись еще больше, Атила мысленно плюнул и отвернулся от эльфы. Постоял перед посверкивающей молниями "магнето" и, преодолев страх, шагнул в искажение.
        Мир мигнул, подогнулись ноги… и он обнаружил, что стоит в дверях избушки Лесника. Вот и хорошо. Не хотелось карабкаться обратно по трубе.
        В траве перед домиком лежали пятеро легионеров - кто на спине, раскинув руки, кто ничком. Атила задрал брови. Почему тела не исчезают… новая странность. Он подошел, ткнул одного носком сапога в бок, перевернул тело. Парень мертвее мертвого.
        Сзади раздался хлопок, и в проеме возникла Яна, окутанная ореолом синих молний. Прыгнув вперед, схватила Атилу за плечо.

        - Ты куда?! Кинуть меня решил? Тихо из игры свалить?
        Атила сбросил ее руку.

        - Если бы хотел, уже свалил бы, еще в схроне. Лучше сюда посмотри.
        Но она не унималась:

        - А, по-моему, ты хочешь сбежать, не расплатившись! И вообще, какого черта торчишь тут на виду? Упырь после смерти быстро респаунится. Где он? Его убивать надо заново… Что это?  - наконец эльфа заметила легионеров.
        Атила, у которого успела проснуться жадность, склонился над телом. Меч в ножнах, кинжал с магическим камнем в рукояти… А тут что? Эликсир, отлично. Жаль, что только один.

        - На хрена мне теперь твой охотничий за червонец?  - проворчал он, застегивая на пояснице ремень, снятый с бойца вместе с ножнами и бастардом.

        - Мародерствуешь, - со злорадством сказала Яна, но тут же спохватилась.  - У них же легионерские читы должны быть!  - Она склонилась над другим телом.  - Но почему аватары после смерти не исчезли? Должен просто лут в траве валяться.

        - Я откуда знаю? Нам же лучше, искать не надо.
        Он раскрыл чужой подсумок, ничего интересного там не нашел и перебрался к другому телу, ревниво поглядывая на Яну. Как бы не насобирала больше него!
        Пара магических оберегов… еще один нож, второй меч… жалко - нельзя с собой много унести, слишком тяжелое, а артефакта?облегчалки нет. Хотя можно разыскать возле озера "спуд", после Шторма искажения высыпают как прыщи у подростка, разрядить его, получить артефакт "антиграв", потом где-нибудь поблизости найти еще одну "катапульту"…
        Он забыл об артефактах, из которых хотел собрать "облегчалку", когда уперся взглядом в широкий ремень третьего легионера, судя по нашивке на рукаве - сержанта. На ремне висела спецсумка для читов, состоящая из четырех отделений. То, что надо! Хорошо, что первым заметил. Разбираться в содержимом будем позже, пока что просто повесим ремень на плечо.
        Интересно, есть ли в сумке "облегчалка"? С нею вес носимого груза уменьшается в три-четыре раза, зависит от уровня и зарядки арта. Даже если нет, все равно хорошая находка. Атила даже ухмыльнулся от такого нежданного подарка судьбы. Выпрямился - и увидел нацеленный ему в лицо наконечник стрелы.

        - Ты чего?  - удивился он, хватаясь за меч.

        - Замри!  - прикрикнула Яна.

        - Да что с тобой?

        - То со мной, что ты мне до сих пор не заплатил. Что, если сейчас повернусь к тебе спиной, а ты…

        - Блин, девочка, да с кем ты привыкла дела иметь?  - возмутился он.  - Не думаешь, что на свете есть вообще-то и порядочные люди?

        - Хакер - и порядочный?

        - Да! Не честный, но порядочный! Разные вещи!

        - Короче, порядочный, вынимай Книгу и переводи мои монеты.

        - Тьфу! Говори еще раз номер…  - Он встряхнул вытащенную из кармана Книгу, постучал о ладонь.  - Нет, опять не работает.

        - Что?!  - в конец разозлилась Яна, лук в руках даже немного задрожал.  - Хватит лапшу на уши вешать!

        - Я тебе говорю - сама посмотри!  - Атила шагнул к ней, стрела чуть не уперлась ему в лоб, он отвел лук рукой и сунул Книгу эльфе под изящный носик. - Глазки открываем шире и смотрим не отрываясь!
        Экран в рамке на обложке рябил странными помехами, напоминая какой-то фантастически калейдоскоп. Атила попытался открыть карту - никак, запустить одно приложение, другое - не получилось. Поднял взгляд на девушку. Она замерла, опустив лук, явно напуганная.
        Он и сам испугался. Потому что, получается, не только терминал отключился, посыпалась система внутреннего оповещения, чат, приват, ориентировка на местности. Банкинг! Гриада - это не хухры?мухры, а коммерческое предприятие с годовым оборотом, наверное, как у небольшого государства. И так долго не работает банкинг?!

        - Слушай, - Яна вроде что-то решила, вынула стрелу из лука. - Все это реально плохо. Насчет терминалов… Надо проверить экстренный выход.
        Договорить она не успела: издалека, со стороны Кривого озера, донеслись крики.

        - Да что за день такой сегодня!  - Атила схватился за меч.
        Они побежали на шум. Что-то неуловимо изменилось вокруг, мир стал не таким, как был раньше. Хотя конкретных перемен вроде и нет - они словно размазаны по окружающему. Как туман: с неба не льет, а одежда влажная. Сейчас остановиться бы, оглядеться, прислушаться к чувствам, глядишь, придет понимание, откуда ощущение неправильности.
        Вот и озеро, каменная труба, ржавая решетка, мутная жижа хлюпает между прутьев… Кто-то стонал и возился возле коллектора, скрытый камышом. Спиной к Атиле на одном колене стоял грузный широкоплечий следопыт в круглом шлеме, за спиной его на ремне висела длинная палица. Атила осторожно обошел его и под открытым забралом увидел бородатую синюю рожу. Полуорк, Большой!
        Тот сопел, вытянув перед собой руки, как уже делал, кастуя файербол. Метрах в пяти от берега на мутной поверхности озера вздулись пузыри, стали лопаться один за другим. Бурая вода заволновалась, подернулась рябью, и возле трубы вынырнул упырь. Завертел головой, сбрасывая тину. Вокруг пасти торчали ороговевшие шипы.
        Атила попятился, плечом зацепил остановившуюся сзади Яну. Она, ни слова не говоря, начала стрелять, и снова он поразился скорости, с которой эльфа выпускала стрелы. Щелк! Щелк! Щелк! - причем стреляла "дублем" и с каждым щелчком сразу два наконечника втыкались в болотного монстра.
        Именно так - монстра. Твари в Гриаде делились на два глобальных класса: монстры и чудовища. Первые - более или менее человекообразные, иногда с зачатками интеллекта, вот как упырь-болотник, гарпия, зверодемон, великан, зомби или нежить вроде ходячих скелетов и личей. А чудовища - это всевозможное магическое зверье, волки-нюхачи, химеры, броненосцы, острозубы, василиски, летающие инчи и многоглавые гидры.
        Большой, оглянувшись, рухнул ничком. Упырь, из груди и брюха которого торчало уже с десяток стрел, вместо того чтобы спасаться бегством, ринулся в атаку. Взметнулся фонтан бурой воды, монстр выскочил на берег и понесся с бешеной скоростью. Стрелы с глухим стуком втыкались в него, а ему хоть бы хны.
        На полпути к людям упырь начал бледнеть, растворяться в воздухе. От силуэта, словно заполненного прозрачной водой, отлетали кровавые брызги.

        - Какой ж ты толстый, сука!  - заорала Яна, выхватывая очередную пару стрел. - Жги его, синий!

        - Не могу, ресурс исчерпал! - в отчаянии завопил Большой, приподняв голову и отползая вбок по берегу.
        Наверное, стрел, выпущенных в тварь, хватило бы, чтобы уложить взвод, но упырь все бежал. Атила, пошире расставив ноги, занеся меч, готовый встретить его ударом. Хорошо, что значительную часть пути ворожине пришлось преодолевать по воде, изрядно тормозившей движение.
        В нескольких метрах от них упырь сбавил ход, налился красками и остановился. Похожий на ходячую подушку для булавок, он рухнул сначала на колени, а после мордой в землю.
        Отползший к камышам Большой сел, потом вскочил. Только сейчас Атила с Яной разобрали, что в камышах у трубы плачут. Там кто-то пытался встать, падал и причитал.
        Настороженно зыркнув на них, полуорк затопал к коллектору, и они поспешили следом.
        За трубой лежал следопыт?новичок в дешевом шмоте. Окровавленный кадык его дергался, на шее угадывались темные отметины - места, где шипы-наросты вокруг пасти упыря воткнулись в кожу. Куртка на груди был разорвана, на правой руке вместо пальцев красные пеньки.
        Он всхлипывал, сучил ногами, а потом закатил глаза и захрипел. Большой присел рядом, вынул из сумки необычную Книгу, тонкую, но очень большую. Сразу видно: особая Книга, с возможностями, которых у других моделей нет. Зашевелил губами, поворачивая кристаллы, которых на обложке было аж восемь. Атила с эльфой переглянулись, она бочком подошла к нему, кивнула на Большого и тихо спросила:

        - Чего он так над нубом хлопочет?
        Атила пожал плечами. Меч он на всякий случай в ножны не убирал.
        Раненый захрипел громче.

        - Конец ему, не помочь, - заметила эльфа.

        - Бо?о?ольно! Ай… Мама?а!  - вдруг заплакал следопыт.

        - Он мелкий какой-то совсем, - заметил Атила.  - Эй, парень, тебе сколько лет?
        Следопыт всхлипнул в последний раз и замер. Большой, яростно вращая кристаллы, выругался. Положил Книгу на землю, уставился в одну точку и пробормотал:

        - И этот тоже.
        Яна, подойдя к нему, толкнула в бок:

        - Ты о чем, синий? Что значит "тоже"? Просто школьник, вышел из игры.
        Большой, оглянувшись, растерянно сказал:

        - Мне кажется, он по-настоящему того… погиб. Все они умерли по-настоящему.

        - Что за ерунду ты несешь?  - не понял Атила.

        - Несу?!  - Большой вскочил, сжав кулаки, эльфа мгновенно вскинула лук, он заорал. - Не вздумай стрелять, тупая! Вы что, не в курсе: игроки не могут выйти из игры! Терминалы не работают!

        - В курсе уже, - кивнул Атила, опуская меч.  - В смысле про один терминал… Так остальные тоже вырубались? Какой-то сбой у вас глобальный. И что дальше?

        - А то, что мои… Те, с которыми я, - полуорк подхватил Книгу, сунул в сумку на боку. - Короче, я не понимаю, что случилось! Нас накрыло Штормом, у меня заклинание, - он постучал кулаком по своему дурацкому шлему, - "купол благости" высшего уровня. Я защитился им, а они… Почему их аватары здесь остались? Они должны были исчезнуть! И как они кричали перед смертью… мне аж страшно стало. Показалось, что они реально гибли тогда, и в жизни тоже, понимаете?

        - Такая чушь!  - нахмурилась Яна.  - Как из игры можно узнать, что человек умер в реале? Ну, остались аватары, глюки разные бывают. Не верю я тебе, синемордый. Фактов у тебя нет.

        - Нет, - признался Большой и ссутулился, уставившись на мертвого следопыта.  - Но то, как они кричали, когда нас накрыло, и как корчились… Как будто у них в мозгах там, в реале, что-то рвалось в это время. И этот, видите, тоже не исчезает. А почему чат не работает? Через наши Книги можно связаться с другими отрядами легионеров, с командирами, которые не в игре, а в реале сейчас, и даже с центральным офисом. Но теперь все недоступны… почему?

        - Точно, и банкинг не работает, и терминалы, и вся ваша связь, - Атила пожал плечами.  - Очень странная вещь. Но это не значит…

        - А что из игры нельзя выйти даже с помощью экстренного отключения, вы понимаете?  - перебил Большой. Стукнув себя кулаком по панцирю и скорчив злобную рожу, он так резко подался к Атиле, что тот едва сдержался, чтобы не пнуть его мечом.  - Понимаете, нет?!
        Полуорка трясло. Взрослый, бородатый, шрамированный самец вел себя как перепуганный мальчишка. Не работает экстренное отключение? Это уж точно чушь несусветная! Атила вдруг представил: его тело там, в квартире, лежит на диване, обтянутое костюмом, со шлемом на голове. Сколько оно так пролежит? Хорошо, есть "памперсы", но ведь кассету с энергетиком он заряжать в шлем не стал, и самое плохое - воды тоже нет, и при этом он не ел уже давным-давно. И не пил. Голод, жажда… На сколько хватит ресурсов организма, с учетом того, что тело затянуто в костюм? Он же просто умрет!
        Пусть пропадут все его навыки, читы, даже "око", отсюда надо выходить!

        - Я только что попробовала, - сказала Яна, словно угадав его мысли.  - Не срабатывает. Слушай, кажется, он правду говорит. Но я же легионеров стрелами истыкала… Да нет, не могла я этих людей реально убить! Вот в это - точно не верю!
        Эльфа старалась держаться все также самоуверенно, только у нее не очень-то получалось. Атила прикрыл глаза, мысленно вызвал окно логаута, и оно появилось перед ним, но бледное, с неактивной кнопкой "Выйти из игры".
        Раскрыв глаза, он приказал себе успокоиться и проговорил как можно сдержаннее:

        - Ты - легионер, работаешь на "Русо?Вирт". Скажи нам, как выйти.

        - А ты - хакер, этот… изгой! Маргинал! Короче, не командуй! - огрызнулся Большой, запнулся, помолчал и продолжил тоном ниже: - Ладно, короче, вы же знаете, что легионеров нанимают из игроков? Ну, конечно, берут не всех подряд, отбор у них. А меня отобрали совсем недавно.

        - И что, сразу доверили операцию по моей поимке? Я, вообще-то, не просто мелкий нарушитель.
        Большой смутился, поправил палицу за спиной, взглянул исподлобья.

        - В общем, доверили, потому что у меня повадки того… Молодежные. Типа, ты не заподозришь, если я…
        Яна прищурилась:

        - А, ну понятно. То-то я смотрю, манеры у тебя и правда… Да ты школьник еще, младшеклассник.

        - Сама ты младшеклассница!  - огрызнулся Большой.  - Я в одиннадцатом классе!

        - Школьник и есть. Кто бы защитил игру от школьников, а?  - она посмотрела на Атилу.  - Мне иногда хочется их отстреливать и головы на стену вешать, как тех монстров. Потому что толку никакого, только мешают…

        - Нашлась тут взрослая тетка!  - перебил Большой.  - Писюха, думаешь, ноги в игрухе отрастила, как оглобли, и уже взрослая?

        - Ах ты гаденыш!  - вспыхнула Яна.
        Атила переводил взгляд с эльфы на полуорка и думал о том, что, ругаясь, они сбрасывают напряжение. Когда надоело следить за перепалкой, он громко хлопнул в ладоши:

        - Всё, оба - заткнулись. Спустили пары, теперь надо решать, что делать. Ты… как тебя называть?

        - Большой. Типа, не знаешь, - проворчал юный легионер.

        - А по жизни?

        - Ну… по жизни - Миша. Михаил Большаков

        - Я - Иван Атилов, лучше просто Атила. А ты?
        Яна криво улыбнулась.

        - Говорила же: Яна.

        - Хм, у тебя ник такой же, как имя? Ладно, вот и познакомились. Короче, Миша Большаков, если ты легионер, то в любом случае должен знать больше нашего. Как думаешь, что нам делать?
        Полуорк развел руками и тут же подпрыгнул от неожиданности: его Книга разразилась звоном колокольчиков.

        - Связь восстановилась!  - возликовал он. Выхватив Книгу, принялся остервенело вращать кристаллы управления. Радость быстро улетучилась, он опустил плечи, покачал головой и пробормотал: - Да что ж такое, опять не работает.
        Воодушевившиеся Атила с Яной достали свои Книги и тоже погрустнели. Связи не было, даже карту на экран опять не удалось вывести.
        Большой пояснил:

        - Это у меня экстренный канал включился. У нас есть такой… О! Наш главный, Легат, сообщение прислал. Начальник оперативного управления, ух ты, лично, всем написал!

        - Что написал?  - спросил Атила.
        Полуорк, шевеля выпяченными губами, прочел и выпучил глаза.

        - Алый! Как - алый?! Что это значит?!  - он еще покрутил кристалл.  - Нам же говорили, что алого не было за всю историю Гриады! Вообще никогда!

        - Да о чем ты?  - спросила Яна.

        - Ну, понимаете, у легионеров есть несколько кодов опасности. Зеленый, желтый, красный, по степени тревожности. И алый, это максимальный, он значит… Он означает, что вообще все плохо… Вот, смотрите!
        Большой показал им обложку Книги. Ярко горящие буквы на экране в рамке складывались в слова:
        ВНИМАНИЕ. КОД АЛЫЙ. УГРОЗА ВСЕМУ МИРУ ГРИАДЫ. НЕМЕДЛЕННЫЙ СБОР ЛИЧНОГО СОСТАВА В ДОЛИНЕ СМЕРТИ. ЕСТЬ СВЕДЕНИЯ ЖИЗНЕННОЙ ВАЖНОСТИ. ПОВТОРЯЮ. КОД АЛЫЙ. РЕГИСТРИРУЮТСЯ МАССОВЫЕ ЛЕТАЛЬНЫЕ СЛУЧАИ СРЕДИ ИГРОКОВ.

        ГЛАВА 5
        Глава 5
        Ткнув пальцем в Книгу, Яна воскликнула:

        - Такого не может быть! Если меня грохнут здесь, то это будет по-настоящему? Вранье! У меня что, в теле дырка от стрелы появится? Файербол меня сожжет? Это же только цифры, единицы и нули, а там у нас настоящие тела! Материальные! Как можно сделать виртуальную смерть реальной, когда на самом деле мы - там, а не здесь?!
        Она начала наступать на Большого, сверкая глазами. Тот ошарашено качал головой, шевелил бровями и молчал.

        - А что с теми, кто просто сидит перед компьютером?! - бушевала неукротимая блондинка. - И они умрут?! Вообще бред!

        - Не, с ним точно ничего не будет, - попытался возразить полуорк. - Речь про тех, кто входит в костюмах или капсулах, у кого мозги целиком в Гриаде.

        - Хватит морочить нам головы! И вообще, ты - пес админовский, шестерка, с какой стати нам тебе верить?!
        Атиле пришлось снова вмешиваться, он оттолкнул эльфу от полуорка и сказал:

        - Тихо! Он тут причем? Ему это на Книгу прислали, не он же писал. И, между прочим, наше сознание - это такие же единицы и нули, если разобраться, в смысле, тоже поток информации. Который сейчас погружен в информационное море игры. И если здесь начались какие-то серьезные нарушение, то это может сказаться… Короче говоря: единственный шанс разобраться, что происходит, идти в Долину смерти.
        Яна топнула ногой:

        - Ага, там твои "единицы с нулями" и возьмут за жабры. Там же легионеры собираются, а ты для них нарушитель, преступник.

        - Сейчас это отходит на второй план, - возразил он.

        - Ладно, ты мне докажи с научной точки зрения, как виртуальную смерть персонажа перенести в реальность? Сумеешь доказать - поверю!
        Вот же раздражающая девица! Все время приходится сдерживаться, чтоб не стукнуть. Он ответил по возможности спокойно:

        - Ты мне не жена и не теща, чтобы я тебе что-то доказывал. Хочешь проверить - рискни, самоубейся. Лично я иду в Долину, он тоже идет (полуорк энергично закивал синей башкой), а тебя никто на аркане не тянет. Не хочешь с нами - иди своей дорогой.
        Атила повернулся к Большому.

        - Что-то я смутно понимаю, как отсюда лучше всего попасть в Долину. Дорогу знаешь?
        Полуорк выпятил бороду:

        - А то! Хоть ты и преступник, а вместе спокойнее.  - Он показал вдоль озера.  - Нам туда, дальше оно загибается, а мы прямиком через лес. Долина смерти от Кривого озера не очень далеко. Ну что, ходу? Поспешить надо, а то пропустим, что там Легат рассказывает.
        Никудышный лидер из Большого, решил Атила, шагая следом. Оглядывается то и дело, да и вид, как ни пыжится, - неуверенный. Интересно, долго Яна будет набивать себе цену?
        Ответ пришел тут же.

        - Эй!  - окликнула блондинка, не успели они сделать и десятка шагов.  - Ты, как тебя… Атила! А ну стоять! Ты мне денег должен! Оба стоять - стрелять буду!
        Большой сбился с шага, но Атила сказал:

        - Не обращай внимания, пошумит и с нами пойдет.
        Поругавшись еще и шмальнув в воздух так, что стрела перелетела через их головы и воткнулась в песок далеко впереди, Яна бросилась следом. Вскоре она толкнула Атилу кулаком в спину.

        - Теперь ты мне семьсот золотых должен!

        - У меня нету. К нему обращайся, - он кивнул на Большого.  - Этот парень не оплатил заказ, так что я пустой.

        - Ну, ты, короче, скоти?и?ина!  - оценил Большой.  - Перевел стрелки, да? А ваще - молодец! Правильно, так и надо, самому свои дела решать, в одиночку. А то меня, ваще, легионеры уже слегка прикумарили, я от них хотел уйти.
        Они шли дальше, Яна шагала чуть в стороне и возмущенно сбивала сапогом желтые головки одуванчиков. Озеро осталось позади, начался лес. Словоохотливый полуорк начал болтать про будни легионера, как приходилось выполнять всякие дурацкие, с его точки зрения, приказы начальства, гонять мелких нарушителей по просторам Пади и отслеживать нечестных торговцев, а платили всего по три золотых в сутки… Атила слушал вполуха, он все пытался четче уловить почти незаметные изменения вокруг. Краски потускнели, деревья шелестят немного по-другому. Произошло какое-то тонкое смещение реальности, будто смотришь на мир немного под иным углом. Теперь Падь казалась более незнакомой и враждебной чем обычно, более зловещей.

        - Ты, синий, - перебила, наконец, Яна излияния Большого, - а вот скажи, почему ты в упыря файерболами не швырялся?

        - Мана закончилась, - пояснил тот. - Шторм у меня ее как высосал, даже шлем не помог. Сейчас-то накопилась опять.

        - Вообще ты как много заклинаний можешь кастовать? - уточнил Атила. - А то я думал, ты чисто воин, палицей машешь и все. Ну, разве что какая-то варварская природная магия, грубая. Орки - сугубо, варвары, у вас и магия соответствующая.

        - Я ж не чистый, а полуорк. Хотя неважно, у нас магия стихий по-любому хорошо качается. Я ветку огня развил до предела, могу файерболами хоть полчаса швыряться. Больше, правда, совсем ничем не владею.

        - То есть громила-варвар и огненный боевой маг… Интересное сочетание, - отметил Атила. - Но не танк?

        - Нет, сильным танком меня не назовешь, - признал Большой. - Слушайте, надо бы нам друг про друга больше узнать, чтоб если наткнемся на какую-то стаю, ну или разбойников… Тут же разбойники в лесах есть. Ну, чтоб понимать, кто на что способен. Вот смотрите: я полуорк, "могучий разрушитель". Тяжелая палица, тяжелый панцирь. Атакующая огненная магия. Магический скилл "оглушающий рев", боевой - "дробящий вихрь". Это основные, есть еще всякое по мелочи. Здоровье большое, ну и высокие показатели защиты. А у вас?

        - Человек, рейнджер, - представился Атила. - Одноручный меч, сыромятный доспех. Вроде средний, но я его так раскачал… под девять тысяч хелпоинтов. Луком, конечно, тоже владею, но не люблю, почти никогда не ношу. Хороший ближний бой, некоторым комбо-ударам и раскачанный рога позавидует. Своей магии нет, использую талисманы с амулетами. Прокачан интеллект и, более-менее, харизма, неписи-торговцы и всякие игровые персы меня по большей части любят, цены выставляют небольшие. Ну и всякие книги, древние свитки часто попадаются, и у меня получается их читать. А ты?
        Яна долго молчала, наконец, снизошла:

        - Светлый эльф, охотница, "разведчица леса". Лук, метательные ножи. Длинный кинжал. Кожаный доспех, совсем легкий. Не доспех, так… бальное платьице. - Большой хмыкнул, она зыркнула на него. - Прокачано дистанционное убийство, имей в виду, синий. Скилл "скорострел", могу луком работать быстрее, чем ты файерболами. Магию не развивала, ну, владею кое-чем по мелочам. А так - меткость, ловкость, быстрый бег.
        Последние слова Атила слушал уже вполуха. Он окончательно понял, что именно не так вокруг. Раньше Падь была привлекательной для глаза - ее делали немного мрачной, пасмурной, но не лишенной притягательности и ярких красок, которые проглядывали то там, то здесь. Чтоб игроки чувствовали себя комфортно, и им хотелось оставаться подольше.
        Теперь по небу течет серая река туч, ветром до костей пронзает - не было такого до Шторма. А еще появилось ощущение слежки. Оно возникло сразу после того, как они выбрались из сторожки Лесника, и теперь усилилось. Кто-то будто оценивал Атилу, как снайпер, рассматривающий жертву в прицел. Что же так глобально могло измениться в игре? Эх, если б с внешним миром связаться! Он достал Книгу и снова проверил, работает ли "скайп", но программа не запускалась. Зато ощущение опасности только усилилось.

        - "Спуд" впереди, - подал голос Большой. - Здоровенный, обходим.
        Пришлось сворачивать. Вскоре из сосняка вышли в лиственный лес. Земля стала мягче, надо же, даже такой нюанс, как изменение почвы в лесу другого типа учли гемдизы. Молчание снова нарушил Большой:

        - Ты, Атила, кто ваще?
        Он пожал плечами.

        - Человек.

        - И откуда ты такой человек?

        - Из Москвы. А ты?

        - А мы с предками в Швейцарии, батя у меня ученый, работает в ЦЕРНе, недавно устроился по контракту. Так-то мы из Украины, из Киева. Я в английском хорошо секу, но в местную школу не хожу, в русскую отдали, при консульстве. А она такая… расслабуха, а не школа. Времени полно, вот и заделался легионером в игруху. Да и сейчас каникулы к тому же.
        Яна хмыкнула:

        - Школьник-прогульщик.
        Отвечать Большой не стал, он еще о жизни своей тяжелой не закончил:

        - Только предки меня задолбали, вернее, отец. Суровый. Хочет, чтоб я на физмат поступал, чтоб по его, значит, стопам. Ученым. А мне не интересно это.
        Он смолк, когда впереди открылась лежащая поперек их курса неглубокая низина, русло реки, когда-то давно протекавшей через эти места. На середине ее лежал на треть ушедший в землю корпус древнего корабля. Он накренился, длинная мачта наискось смотрела в небо. Борта густо затянул вьюн. На верхней рее висело что-то лохматое, похожее на рваные грязные простыни. Они колыхались на ветру, в них поблескивали искры, доносился тихий треск. Пахло озоном.
        Остановились, Яна сказала:

        - Э нет, рядом с кораблем нельзя. Это "ржавь" на мачте, да? Редкая штука. У нее, говорят, излучение, сильная природная некромагия. Как там это дебаф называется… "Могильное дыхание". Как шарахнет, так теперь что, я в реальности дурочкой очнусь?

        - Без понятия, что будет, - ответил Атила.  - Большой, обходим корабль? Или эта низина вообще опасна? Что-то она мне не нравится. Ты говорил, знаешь здешние места.

        - Ну да, знаю, - полуорк облизнул выпяченные лиловые губы, уставившись на корабль.  - Раньше тут не было никакого излучения, но и "ржави" не было. Падь?то постоянно меняется, а сейчас еще и Шторм прошел. Оно, конечно, боязно, если мозги спекутся, будем как зомбаки шататься. Правда, меня шлем должен защитить.

        - Так…  - сказал Атила, шагнув на берег высохшей реки, и вытащил из мешочка несколько костей, - если там излучение, болела бы голова, а я ничего такого не чувствую. Вот, еще шаг… видите? Ничего страшного. Но обойти корабль, конечно, надо.
        Они свернули, пройдя вбок метров двести, пересекли просеку, швыряя перед собой кости. Снова потянулся сумеречный лес, полный искажений. Обошли "магнето", спугнули пару огненных лис с языками пламени вдоль хребтов. Те нападают на одиночек, но троицу испугались и сбежали, оставляя позади запах дыма.
        Только сейчас Атила вспомнил о спецсумке, снятой с легионера. А ну-ка, что там? В сумке было четыре отделения, он стал открывать по очереди. Внутри оказалось какое-то спекшееся месиво, даже и не понять, что это было раньше.

        - Слушай, это чего? - удивился он, показывая содержимое Большому. - Я думал, в сумке должны быть ваши особые читы.

        - Ну, правильно, - сказал полуорк, заглядывая. - Они у легионеров в виде особых заклинаний, которые просто так в игре не купишь и не добудешь. Чтоб не нарушать этой… игровой аутичности.

        - Аутентичности, двоечник, - поправил Яна.

        - Я так и сказал. Короче, из-за Шторма спеклись заклинания, понял? Нам-то, новичкам, их еще не дают. Я чего в легионеры пошел? Не из-за денег, а чтоб получить доступ к легионерским читам. Только фиг там, ничего мне такого сразу не выдали. Только помогли "малый купол благости" в шлеме быстро качнуть до максимума.
        Вдруг Яна присела, приложив палец к губам. Большой с Атилой замерли. Она на корточках подобралась к зарослям впереди, выглянув, кивнула спутникам.
        Перед ними через лес двигались черные силуэты.

        - Ой, - хрипло сказал Большой. - Это ж клирики.
        А вернее - клирики-молчальники, как их обычно называют, мысленно поправил Атила. Причем так далеко от Цитадели… Что они здесь делают?
        Клирики из Братства Молчаливых, облаченные в черные полурясы, шаровары и кольчуги, в капюшонах-масках, шагали почти синхронно. Все опирались на легкие посохи, у одного из чехла на спине торчал длинный лук, слабо светящийся фиолетовым. Впереди двигалась высокая фигура в темном плаще.

        - Назгул, - одними губами прошептал Большой.
        А точнее - темный паладин, снова мысленно поправил Атила. Под расстегнутым плащом главаря молчальников тускло поблескивал доспех, голову и лицо скрывал остроконечный колпак. В руках длинный эбонитово-черный посох, будто тонкая полоска тьмы с черепом-набалдашником.
        Они затаили дыхание. Клирики двигались почти бесшумно, лишь иногда тихо потрескивали ветки под подошвами.

        - Откуда здесь молчальники?  - прошептал Большой.  - Они от Цитадели никогда так далеко не отходили.
        Яна шикнула на него. Паладин остановился, оглянулся на них. И тут же, как по команде, встали и повернулись все клирики - полтора десятка черных масок с прорезями, только у командира на ней поперечные серебристые полосы, будто изображение решетки.
        Казалось, что молчальники смотрят прямо на притаившуюся в кустах троицу. Хотя Атила был уверен, что за ветвями и листвой их невозможно увидеть, он оцепенел. Пальцы судорожно сжали меч.
        Паладин отвернулся, пошел дальше, и тут же одновременно зашагали клирики.
        Когда темные силуэты исчезли среди деревьев, Большой раскрыл рот, но сказать ничего не успел.
        Голову Атилы ото лба до затылка будто спицей пронзили. А потом залили в дырку расплавленный металл. Приступ боли был мгновенным и мучительным. Полуорк, закатив глаза, рухнул на землю, эльфа охнула и упала на четвереньки. Атила, скрежетнув зубами, опустился на колени, схватился за голову. Казалось, та сейчас взорвется. Перед глазами плясали разноцветные пятна. Большой разевал рот, хрипел, царапал землю. Яна скулила, уткнувшись в ладони.
        Спустя несколько секунд она смогла сесть. Большой щелкал клыкастой пастью и тер шрам на виске. Атила, борясь с приступом тошноты, массировал живот. Когда немного отпустило, прохрипел:

        - Что это было?!
        Эльфа приподнялась, качнулась на широко расставленных ногах. Поправила волосы.

        - Не знаю.
        Полуорк слабо проговорил:

        - Внутрь меня вроде кто-то заглянуть пытался. Похоже воздействует один редкий полуразумный монстр, но они встречаются гораздо дальше, у Цитадели.
        Он достал Книгу и забормотал, вращая кристаллы:

        - Надо предупредить Легата. О клириках предупредить, откуда они здесь? Ах ты ж, снова не работает! Ни чат, ни приват, вообще никакой связи!

        - Тогда идем, - Яна сделал осторожный шаг, второй.  - Вроде полегче уже.
        Большой, ударив себя по лбу, воззрился на Атилу.

        - Э, я только сообразил! У тебя же "божественное око" твое! Надо с его помощью проследить за молчальниками. Как идея? Блин, я гений! Если только и чит не погорел под Штормом… Но вы ж там прятались где-то, а? Раз вы сами не погибли, как мой отряд, то и "око" должно быть цело.

        - В лесу, как оказалось, "око" не очень удобно, - ответил Атила. - Поэтому я его до сих пор не доставал.
        Яна махнула вслед клирикам:

        - Они вроде не к Долине смерти пошли? Или может там есть какой-то более простой путь, про который ты не знаешь, синий? Портал какой-то или еще что. Ладно, нам все равно надо быстрее в Долину. Плевать на клириков - идем, нет времени возиться со всякими вашими идиотскими читами.
        Большой выпятил губу:

        - Вот ты психичка, чего ты всю дорогу споришь? А если они убьют кого-то? Ты ж видела сообщение Легата, я это не придумал: смерть в игре - смерть в реале!

        - А я не верю! - отрезала она. - До сих пор не верю. Поэтому надо прийти в Долину и выяснить все на месте. И вообще, ты - ребенок, тебе таблицу умножения надо учить, а не по играм шастать и со взрослыми спорить!
        Большой возмущенно схватился за рукоять палицы, торчащей над левым плечом, и подался к Яне, сжав вторую руку в кулак. Тот напоминал бугристую темно-синюю глыбу и весил, казалось, целую тонну. Эльфа, выхватив кинжал, встала в бойцовую стойку.

        - Ну давай, давай, туша синяя! - выкрикнула она, полосуя клинком воздух. За клинком оставался размытый сероватый след - на него было повешено какое-то заклинание.
        Атила вклинился между ними:

        - Тихо! Не о том спорите. Большой, тут она больше права, нам скорее нужно в Долину, понять, что происходит. А "око" мне надо настраивать, выводить на курс вслед за молчальниками… сейчас не до того, идем. На ходу попробую запустить чит, но сейчас - идем быстрее.
        Полуорк недовольно убрал руку с палицы. Эльфа, выждав еще немного, с разочарованием отправила кинжал в ножны, поправила лук на плече, отвернулась и зашагала дальше. Большой проворчал, мол, чего они тут командуют, и поспешил за Яной. Обогнал ее, пошел впереди. Атила, покачав головой, направился следом.
        "Око" в любом случае надо было проверить. Он достал Книгу, покрутил управляющие кристаллы. Вдруг не работает, тоже сгорело? Нет, все нормально. Стальная звезда взлетела, со щелчками выдвигая лучи. Он покрутил черный кристалл, краем глаза видя, как Яна с интересом наблюдает за ним. Большой на ходу оглянулся. "Око" заметалось, шмякнулось о дерево и свалилось в траву.

        - Эх! - сказал Большой и отвернулся.
        Что такое? Сбилось управление… Чтобы разобраться, надо останавливаться, но времени нет. Атила решил не рисковать, проверить позже, когда будет возможность.
        Он заставил звезду вобрать лучи обратно, но поднимать ее в воздух снова не рискнул, взял в руки и сунул в сумку. Позже, все позже.
        Голова больше не болела, но внутри нее словно плескалась вязкая жидкость. Атила помассировал затылок, глядя на облака между кронами. Небо пульсировало бледным свечением, то разгораясь, то угасая. И давило, как низкая крыша глухого подвала.

        - Большой, - позвал он.  - Ты не знаешь, никакого крупного апгрейда игры в последнее время не планировалось?

        - Нет. Мне бы сказали. Ну, даже если не сказали бы, все равно знал бы.

        - Почему Падь изменилась после Шторма? Причем так необычно. Если бы…
        Шагавшая впереди Яна перебила:

        - Нашел, у кого спрашивать - у школьника. Ты ж программист, должен в таких вещах разбираться, вот и ответь нам.

        - У меня пока что нет ответа, - покачал он головой. - Придем в Долину, там и узнаем ответ.

        ГЛАВА 6
        Глава 6
        Раздвинув кусты, Большой остановился. Атила с Яной обошли его и встали рядом. Впереди лежала глубокая почти идеально круглая низина - Долина смерти. Растительности там было мало, горы щебня и крупных валунов высились там и тут, между ними торчали неподвижные серые фигуры.

        - Люди там, а? - хрипло прошептал Большой. - Я вроде вижу.

        - Это статуи, дурак, - сказала Яна.

        - Знаю, что статуи! Я не про них. Вон, возле башни …
        Когда-то Долина смерти была территорией крупного игрового клана Горцы, но с полгода назад они смогли выбить водяную нежить из заброшенного Речного замка и перебазировались туда, ближе к Цитадели, где места опасней, но и жирнее в смысле добычи. На две такие крупные локи людей у них не хватало, вот и бросили Долину, и больше здесь пока никто не обосновался.
        Атила начал спускаться первым. Склон был довольно крутой, под ногами осыпались камни, приходилось хвататься за торчащие между ними кусты.
        Спускались медленно, разглядывая низину под ногами. В центре ее стояли остатки замка, где когда-то давно обитал знаменитый шаман Кромик. Шаманы орков, расы грубой и воинственной, владеют магией стихий, причем на варварско-природном уровне, и Кромик был самым великим из всех. Он особо продвинулся в стихии тверди, его даже назвали Каменным Шаманом. Но Кромик допустил тактическую ошибку: пошел на вражду с Сумеречным Домом, то есть дроу, темными эльфами, населявшими эти места. Те отличались коварством и сами против могучего мага (а Кромик, судя по всему, был по-настоящему крут) не пошли, но натравили на него племя лесных грумиров. Вождем их был горбатый циклоп Влас, хозяин легендарного оружия, двух молотов хромого бога-кузнеца Велунда, погибшего в войне Богов и Титанов на заре Гриады. Дроу так заморочили грумирам головы, что те пошли на Кромика войной. Окружили его замок, сначала пытались взять измором, потом атаковали… В результате погибли все, а Долина стала тем, чем стала.

        - Странная тут локация, - бормотал Большой, оскальзываясь на камнях. - Всегда думал: какой с нее толк?

        - А какой толк со всей игры? - спросила Яна. - Ты о чем вообще?

        - Лока действительно не совсем понятная, - поддержал Атила полуорка. - Вроде предыстория хорошо продумана, живут достаточно жирные мобы, и при этом очень средний лут. Пару сундуков с расходниками, оружие максимум необычное, и все.

        - Правильно! - подхватил Большой. - Ладно - лут из сундуков, но где главный приз? Вот собирается рейд, валит местных мобов доходит до Квадратной башни, там появляется сам Кромик, ну, призрак… Народ с ним дерется, а он ведь толстый, тяжело убивается, и что? На алтаре в центре зала лежит Каменная Корона, которая дает полтинник к жизни - и больше ничего. Вообще разочарование! Не понимаю!

        - А какие здесь мобы? - забеспокоилась эльфа. - Нам вообще-то сейчас не до стычек с мобами.

        - А, так ты не бывала в Долине? - понял Атила. - Она населена духами, то есть душами грумиров, которых Кромик превратил в статуи. Они высасывают жизненные силы.

        - И как их валить? Духов стрелы не берут.
        Встав на камне, Атила приложил руку козырьком ко лбу, вгляделся. Отсюда были хорошо видны груды щебня, редкие заросли и множество статуй, торчащих по всей низине. Слева от развалин замка склон рассекала глубокая расселина, а справа тянулся ров.

        - Насколько я вижу, духов сейчас в долине нет. Они такие серовато-голубые, светятся, их видно. Зато у замка легионеры. Целая толпа.

        - Они когда сюда сходились, всех духов поубивали, - понял Большой. - Ну и нормально. Духи в Долине респятся раз в сутки, так что сейчас будет безопасно. Идем.

        - Вот именно, - согласился Атила, снова начиная спускаться. - А насчет отсутствия "приза" я думаю вот что: Долина ведь появилась в игре относительно недавно. По-моему, здесь есть какой-то подвох, секрет, который открывает путь к основной награде. Каменная Корона - вроде обманки, просто пока никто не нашел путь к главному сокровищу.

        - Да где ж - недавно, - заспорил Большой. - Она открыта уже с полгода.

        - Ладно, идем, - Яна сняла с плеча лук. - Раз легионеры собрались, то действительно сейчас все выясним.
        Когда спустились, завалы камней и статуи заслонили развалины. Ветер доносил обрывки голосов, но разобрать слова не получалось.

        - Шевелите костылями! - Большой спешил дальше. - Самое интересное пропустим!

        - Тут серьезная проблема, а он будто в кино боится опоздать, - ворчала Яна.
        По камням идти было нелегко, да еще статуи мешали, приходилось то и дело их огибать. Грумиры тощие, костлявые, в набедренных повязках, длинные обезьяньи руки, вооружены по большей части дубинками. От некоторых статуй остались обломки, стоящие ноги или упавший на землю торс, или только голова с перекошенной рожей валяется. Другие были целы. Атила приостановился, разглядывая особенно высокого громилу. Тело наклонено вперед, отталкивается одной ногой, вторая вытянута, дубинку сжимает двумя руками, лицо обращено к небу, рот разинут - мчался отважный древний дикарь, смелый и безумный, и орал яростный боевой клич, когда его накрыло заклинанием. А ведь великаны древности были побольше своих потомков, вон какие здоровяки… обмельчал род грумиров.
        Камни хрустели и стучали под ногами. Какие среди них, так сказать, натуральные, а какие - остатки сломанных статуй?

        - Получается, мы идем по костям древних героев, - пробормотал Большой, озвучивая его мысли.

        - Какие там герои, - фыркнула Яна. - Вспомнила, я ж на форуме гайд по "Долине" читала, там была ее история. Эти грумиры - просто дикари, жлобы из леса. И Кромик тоже жлобом был.

        - Варваром! - у Большой проснулась расовая гордость. - Покруче мужик, чем ваши эльфийские рунные волшебники, неженки голубоглазые!

        - Сам голубой!

        - От такой слышу!

        - Я - девушка, - отрезала Яна. - Я "такой" не могу быть по определению.

        - Да кто тебя знает, кто ты на самом деле, может ты вообще Иван Иванович из Челябинска.
        Атиле снова пришлось утихомиривать спорщиков:

        - Заткнитесь оба. Яна, он - школьник, а ты чего ругаешься?
        Она поджала губы и отвернулась. Взбежала на гору щебня, поглядела вперед и сказала:

        - Теперь их хорошо видно.
        Они поднялись за эльфой. Замок Кромика состоял, по сути, из одного приземистого здания, известного как Квадратная башня. От замковой стены почти ничего не осталось, на фоне заваливших всю Долину камней она не выделялась. Лицом к широкому входу в башню застыл сам циклоп Влас: почти четыре метра, горбатый, длинные руки свисают до земли, в правой молот. Второй он метнул за секунду до того, как особо мощное заклинание Кромика превратило его в статую. Вон и пролом в стене над дверями - молот пробил стену, влетел внутрь и снес Кромику голову. Тот после этого вернулся в родную стихию, то есть сам стал каменным, безголовая статуя так и торчит посреди зала на втором этаже башни. А куда брошенный молот делся? - подумал вдруг Атила. Может это и есть второй, секретный приз в этой локации? Хотя непонятно, где его искать…
        На огромном угловатом горбу циклопа стоял Легат, главный полевой оперативник админов в Пади. Атила его раньше никогда не видел, но сразу понял, кто это, по яркому плащу и сияющему доспеху. У подножия статуи волновалась толпа, одетая попроще. Люди, орки, эльфы темные и светлые, разумные карнахи-ящеры, демоноиды и гномы, полный набор. Часть в длинных, почти до колен, кольчугах, отливающих изумрудом, в шлемах с железными клювами, другие одеты иначе. Легионеры и внедренцы вроде тех, кто караулил его в поддельной таверне…
        Большой, ни слова не говоря, поспешил вниз по осыпающемуся склону. Атила с Яной, спускаясь за ним, переглянулись.

        - Как-то мне стремно, - заметил он. - Чувствую себя, как урка, приближающийся к толпе ментов.

        - Ладно, не робей, - бросила она.
        Когда подходили к замку, справа открылась глубокая расселина в склоне низины, будто рана от удара гигантского топора. Возле нее торчала высокая черная скала.
        Большой уже бежал. Замахал руками, но на него не смотрели, все стояли спинами к ним и слушали Легата. Ветер дул в сторону башни, и слов все еще было не разобрать. Атила с Яной не поспевали за полуорком, обегали крупные камни и статуи, спотыкались, ругались сквозь зубы. Стоящий на статуе Легат поднял руки, призывая к молчанию, выкрики в толпе начали стихать, и тут со стороны расселины донесся вой. Легат повернулся туда. Толпа загудела.

        - Смотрите!  - Атила резко затормозил.
        Большой тоже остановился, а Яна вспрыгнула на обломок статуи и вытянула шею.

        - Гон!  - воскликнула она.  - Там монстры бегут!
        В сумраке расселины поблескивали чешуя и клыки, горели глаза, все это рекой катилось к Долине.

        - Гон… - повторил Атила растерянно.
        Такое случается в Пади - смешанные стаи и стада чудовищ начинают перемещаться, мигрируют огромными группами, осваивая новые территории. Под гон лучше не попадать, стопчут и не заметят.

        - Влево уходим! - решил он. - По рву, он к противоположному склону от расселины идет! Большой, эй!
        Яна, спрыгнув с валуна, рванула влево, Атила побежал за ней. В толпе закричали, лязгало оружие, кто-то побежал, столкнулся с соседом, упал. Взвилось несколько стрел. На статуе надрывался, пытаясь навести порядок, Легат, но формировать нормальную оборону было поздно: твари уже ворвались в Долину, через считанные секунды первые будут здесь.
        Атила с Яной повернули так, чтобы Квадратная башня оказалась между ними и расселиной. В этом месте особо мощное заклинание Кромика накрыло целый отряд грумиров, статуи и россыпи камней образовывали небольшой лабиринт. Дальше начинался глубокий ров, идущий почти до склона. Они спрыгнули, побежали плечом к плечу.
        Сзади застучали шаги, и в ров влетел легионер с мечом в руках. Длинная кольчуга хлопала по бедрам. Следом бежали три василиска, вертлявые, очень быстрые чешуйчатые твари с когтистыми лапами и змеиными хвостами. Легионер споткнулся, упал с испуганным криком, выпустив меч. Атила с Яной остановились. Василиски набросились на беглеца, один сомкнул челюсти на шее, второй остервенело мотал головой, пытаясь отгрызть ногу. Легионер, вопя от боли, попробовал встать, но третья тварь, обежав его, с горловым клекотом дыхнула в лицо серым облачком. Глаза легионера закатились, он задергался, как эпилептик.
        У Атилы заработало воображение: представилось, как где-то в офисе тело человека, лежащее в вирт-капсуле или просто на койке, в костюме и шлеме, извивается и дергается, как он мычит и стонет…
        Щелк! Щелк! - Яна выпустила две стрелы. Одному василиску наконечник пробил голову, другому, вставшему на задние лапы с кровавым куском человеческой плоти в зубах, воткнулся в тугое светлое брюхо, не защищенное чешуей. Третий бросился к ним, Атила занес меч, прыгнул навстречу, но следующая стрела пронзила чешуйчатое горло.
        Легионер содрогнулся всем телом и застыл, лежа на боку. Лицо, опаленное дыханием василиска, стало лоснящейся багровой маской, на котором блестели белки выпученных глаз.

        - Умер, - прошептала Яна, опуская лук. - Он умер...

        - Отходим, отходим! - Атила толкнул ее, выводя из ступора, попятился. Они повернулись и снова побежали.
        От Квадратной башни доносились рычание, крики, стоны и вопли. Над головой раздался топот, они опять вскинули оружие. Чуть впереди на краю рва возник Большой. Шлем он потерял, шаровары порвались, глаза налились кровью, на лбу фиолетовая ссадина. Спрыгнув в ров перед ними, заорал:

        - Вы куда без меня?! Валим отсюда! Там мясорубка ваще!
        Теперь отступление возглавил полуорк. Ров плавно изогнулся сначала в одну сторону, потом в другую. Склон Долины, с этой стороны почти отвесный, уже высился прямо над беглецами, когда где-то неподалеку, перекрыв шум сражения, взревел огр.
        Ров закончился круглой железной дверью в земле. Далеко сзади кричали люди, доносились хлопки боевых заклинаний.

        - Как открыть? - Большой затормозил, взрыв каблуками землю. - На ней даже замка не видно, и ручки нет!

        - Никак! - отрезал Атила, подсаживая эльфу. - Эту дверь никто никогда открыть не мог, поднимаемся!
        Выбравшись из рва, они очутились прямо под отвесным каменистым склоном. Далеко в центре Долины виднелась башня и верхушка статуи-циклопа. Донесся глухой удар, будто с обрыва скатилась глыба, и скрежет, от которого свело челюсти. Статуя шевельнулась, по ней побежали трещины, камень стал отваливаться, будто корка.

        - Оживает! - ахнула Яна. - Влас оживает! Это что, Легат его заклинанием призвал?
        Циклоп тяжело развернулся, легендарный молот поднялся к небу и с грохотом опустился. Круговая волна искажения стремительно разбежалась от того места. Дрогнула земля, на пару секунд заложило уши. Могучий древний воин, избавившись от каменных оков, широко зашагал прочь от башни, вновь занося молот. Единственный глаз его сверкал дикой первобытной яростью.

        - Зря, - сказал Атила - Он и своих и чужих будет давить.

        - Как отходим? - спросила Яна. - Склон крутой.
        Огр взревел совсем рядом, за каменным выступом, торчащим из склона в паре десятков метров. А с другой стороны под склоном поблескивало большое ртутное озеро. Над тускло-стальной поверхностью взлетали крошечные серебряные руны, таяли в воздухе. Из середины торчал человеческий торс с задранными к небу руками, будто отлитый из металла. На другом краю озера на коленях стоял эльф, в стороне виднелось тело еще одного неудачника.

        - Это "стальное зеркало", - сказал Атила. - Редкое искажение. Туда нельзя.

        - Так нам что, назад к башне теперь? - Большой заозирался. - Там искажение, тут огр ревет… А вот и он!
        Великан, показавшись из-за выступа, шагал к ним, задевая плечом склон, срывая с него камни. Не очень-то высокий, но толстый, как бочка, он переваливался на кривых ногах, весь увешанный ожерельями и браслетами из костей. Огры с орками похожи, только первые еще уродливее. И сильнее. И гораздо выше. Они - не разумная раса, играть за огров нельзя, хотя шаманы могут призывать их в качестве петов. Дубинка Большого по сравнению с невероятной дубинищей в могучих лапах великана смотрелась как спичка рядом с оглоблей.
        Яна подпрыгнула, ухватилась за выступ на склоне, стала подтягиваться, но сорвалась. Воскликнула в отчаянии:

        - Куда бежать?!
        В центре Долины циклоп Влас, бредущий через толпу набегающих и отваливающихся чудовищ, снова ударил божественным молотом. Плеснулась концентрическая волна искажения, дрогнула земля, разлетелись тела. Огр от всего этого возбудился и взревел громче прежнего, будто вызывал на бой. Черные глазки нащупали троицу под склоном, и он быстрее заковылял на коротких кривых ногах, подняв дубину. Яна начала "строчить" из лука, но стрелы не протыкали толстую шкуру великана, падали. Большой вытянул руки, вывернув ладони наружу, загудел сквозь зубы. С его рук сорвался огненный шар и как ядро из пушки рванул к огру. Ударив в грудь, взорвался. Здоровяк даже не покачнулся, только зашагал быстрее.

        - Назад, - решил Атила, приседая на краю рва. - Больше некуда.
        Вдруг железная дверь под его ногами открылась. Это было так неожиданно, что он потерял равновесие и едва не сверзился головой вниз. Эльфа с полуорком, стоящие прямо над ним, ахнули.
        Из проема высунулся человек в кожаном плаще, с ярко-красным посохом в руках, и спокойно сказал:

        - Лезьте сюда.
        Голос у него был какой-то неживой, вроде из синтезатора. Даже с легким дребезжанием. Атила не успел рассмотреть лица - человек подался назад, исчезнув в темноте.
        Он скатился в ров, вскочил и крикнул:

        - Сюда!
        По рву к ним мчалась стая василисков. Большой сиганул вторым, потом легко спрыгнула Яна. Огр, увидев, что добыча ускользает, заревел и побежал, переваливаясь на кривых ногах.
        Эльфа шагнула в проем, за ней сунулся полуорк.

        - Тут дальше плесень светящаяся! - воскликнул он. - Эй, мужик, стой, ты кто?!

        - Идите за мной, - донеслось из глубины уходящего под склон коридора.

        - Атила, дверь закрой!  - крикнула Яна.
        Василиски были совсем рядом. Огр, встав на краю рва, занес дубину. Атила прыгнул внутрь и потянул за собой тяжелую дверь. Прежде, чем закрыть ее, он случайно бросил взгляд на скалу, что торчала из склона у расселины на другой стороне долины.
        На вершине, сложив на груди руки, стоял темный паладин, глава Братства Молчальников, и наблюдал за бойней внизу. Позади него будто выключенные роботы застыли клирики.
        Мысли вихрем пронеслись в голове. Что происходит? Почему они там? Черные клирики причастны к происходящему в Долине? Может это они направили сюда гон, чтобы не дать легионерам разобраться, что к чему, взять происходящее под контроль?
        На скале паладин медленно повернул голову в сторону рва. По позвоночнику пробежал холодок. Возникло чувство, что главарь клириков заглядывает в сознание и перебирает, рассматривает его мысли, будто четки на пальцах.
        Василиски были уже прямо перед ним, дубинка огра начала опускаться, и Атила, с лязгом захлопнув дверь, навалился на тяжелый засов.

        ГЛАВА 7
        Глава 7
        Под ногами хлюпала вода. Крики, хлопки срабатывающих заклинаний и рев монстров стали тише, теперь они звучали глухо, сливаясь в общий гул.
        Впереди по затянутым светящейся плесенью стенам прыгал красноватый свет, выхватывая из темноты то широкую спину Большого, то Яну, то силуэт незнакомца далеко впереди. Атила догнал эльфу, зашагав рядом, сказал:

        - Я видел клириков на скале. Вместе с паладином.

        - И назгула?! - услышал Большой.

        - Темный паладин, а не назгул. Да, он там стоял. По-моему, он заметил, куда мы скрылись. Может послать в погоню молчальников.
        Яна с Большим машинально прибавили шагу. В нешироком туннеле идти рядом было неудобно, и Атила снова приотстал. Незнакомец широко вышагивал впереди, покачивался плотный кожаный плащ, стучал о землю посох, увенчанный стеклянным набалдашником необычной формы: угловатым, вытянутым по горизонтали, отчего посох напоминал буквы "Т" с длинной тонкой ножкой. Набалдашник светился алым. На спине незнакомца висела большая кожаная сумка, ремешок ее был переброшен через голову.
        Оставшуюся позади дверь вроде никто вскрыть не пытался, но прошли они уже прилично, могли просто не слышать. Атила то и дело настороженно оглядывался, потом снова устремлял взгляд в спину таинственного человека. Кто же их спас?
        Конечно, этот вопрос задавал себе не он один, и Яна не выдержала первой:

        - Эй, а ты кто?

        - Просто идите за мной, - равнодушный механический голос эхом разнесся по туннелю.
        Атила не мог даже понять, моб это или живой игрок. А ведь когда долго крутишься в вирт-мирах, учишься определять это слету, интуитивно, даже если над фигуркой не висит бар персонажа. Но сейчас не получалось. Рассмотреть бы незнакомца получше… Он опередил Яну, сопящего Большого, мимо которого пришлось протискиваться, и стал нагонять фигуру в плаще.
        Туннель плавно повернул, и человек в плаще остановился возле бокового ответвления. Стеклянный набалдашник горела алым. Встав рядом, Атила рассмотрел незнакомца лучше. Узколицый, в возрасте, бородка клинышком, на голову накинут капюшон. В темных глазах нечеловеческая глубина, казалось, посмотришь в них подольше и увидишь какой-то иной мир.
        Кто это вообще, какой класс? Паладин, решил он. Но не воин света. Темный, как вожак молчальников? Тоже не похож. Странно!
        Когда подоспели полуорк с эльфой, человек сказал:

        - Дальше идем сюда.
        Он вошел в боковой проход, оттуда донеслось хлюпанье подошв по воде. Первым следом направился Атила, потом Яна, замыкал Большой.

        - Але, мужчина, хватит нас игнорировать, - сказала она.  - Вы бы хоть представились. Как к вам обращаться?
        Атила поймал себя на мысли, что если это игрок (а, кажется, все же именно так), то играет взрослый человек. И человек этот очень непрост.
        Спереди донеслось:

        - Странник. Так меня называют.
        Ого! Он даже с шага сбился. Сам Странник! Легендарный нейтрал, обладающий, по слухам, какими-то необычными возможностями в игре. Но он ведь никогда никому не помогал, хотя и не вредил, да что там говорить - его вообще мало кто видел. Иногда появлялся в таверне или гостиницы, иногда на него натыкались где-нибудь на лесной тропинке. Несколько игроков из клана Озерных Мечей клялись, что после прохождения суперсложного рейдового инста "Ужас Мертвого Титана", когда после схватки с подземной нежитью и самим титаном-зомби от полусотенного рейда осталось едва ли десяток человек, в финальной пещере, глухом каменном мешке без других входов-выходов глубоко под континентальной плитой они обнаружили Странника. Тот, как ни в чем не бывало, копался в призовом сундуке, из которого, между прочим, должен был выпасть легендарный артефакт "континентальный дрейф"… Да только так и не выпал, то ли исчез куда-то, то ли Странник его унес (закончив с сундуком, он просто ушел сквозь стену), так и остались Озерные Мечи ни с чем.
        Атила решил, что спрашивать больше ничего не будет. Захочет Странник - сам расскажет, а нет… ну, вывел из Долины, от смерти, по сути, спас - уже хорошо. Вот только вряд ли Большой с Яной выдержат.
        Он только сейчас заметил на руках Странника черные перчатки. А оружия никакого не видно. Зато посох… в глубоком погружении нет интерфейсных меню, баров и боксов, но и так видно: крутая вещь, очень крутая. Внутри набалдашника, наполненного алой дымкой, извивалось смутное облачко, будто расплывчатая далекая галактика или космическая туманность. Не просто извивалось - дергалось там, яростно клокотало, пытаясь вырваться на свободу.
        Кстати, если верить легенде, монстры не нападают на Странника, они его просто не замечают. И того, кто рядом с ним, тоже игнорируют. Интересно, правда или вранье? Может у него просто стелс хорошо прокачан.
        Человек этот выглядел необычно еще и потому, что он казался более явным, чем всё остальное. Более выпуклым, объемным. Тяжелым. Он словно немного продавливал пространство вокруг себя. Атила понял и еще кое-что: если долго, не отрываясь, смотреть на Странника, начинают слезиться глаза.
        Да кто же он такой? Или что оно такое? На непись не похож, на чей-то аватар - тоже...
        После того как свернули в боковой туннель, из Долины перестал долетать даже грохот самых шумных заклинаний. Теперь лишь шлепали ноги по лужам да разбивались о воду капли, падающие с сырого свода.

        - Эй, батя, мы куда двигаемся-то?  - отважился спросить Большой, прикрывая робость развязанной манерой.

        - Рядом есть место, где можно ненадолго спрятаться, - проговорил Странник ровным голосом.

        - Ага!  - полуорк перепрыгнул через лужу.  - А тоннель этот, короче, лаз… Я ж в Долине бывал часто, но понятия не имел, что тут такое запрятано.

        - Очень старый тоннель. Бессмысленный, в нем ничего нет. Незадокументированная микролокация, соединяющая две других, - откликнулся Странник.

        - А кто ты на самом деле?  - спросила Яна, переходя на "ты".

        - Да, ты бы объяснил…  - поддакнул Большой.
        Странник оглянулся, алый свет озарил лицо, оставив глубокие темные провалы на месте глаз. Обвел спутников взглядом, отвернулся и произнес:

        - Хотите жить - следуйте за мной. Не хотите - оставайтесь. Времени у нас мало.
        Вроде ничего особенного он не сказал, но от этих слов по спине пробежал холодок. К теме больше не возвращались, пару минут молча шли друг за другом. Потом тишину нарушила Яна:

        - А вы заметили, как изменилась игра? После Шторма?

        - Я заметил, - подтвердил Атила.  - Уже говорил про это. Вроде все по-прежнему, но теперь мрачнее и холоднее. И при этом осязаемей, что ли. Будто мы в реальности.
        Большой махнул рукой:

        - Хватит нагнетать. Все как раньше, только выйти не можем.

        - Небо точно другое, - настаивала Яна.
        Туннель закончился внезапно, и Странник остановился, подняв голову. Посох высветил короткий колодец с лестницей, он молча полез вверх. Заскрипели петли люка, и пятно дневного света упало на пол.
        Атила забрался вторым, сначала осторожно выглянул, затем вылез наружу и огляделся. Они стояли на середине небольшой площадки из светлого мрамора. Вокруг на приземистых постаментах высились семь статуй. Человек, светлый эльф, эльфа - у нее не было головы - бородатый гном без правой руки, темный дроу, орк и представитель беловолосой расы ассуров, считающейся вымершей, а вернее, "ушедшей в Звездный Предел". Играть за ассуров нельзя, но Атила полагал, что рано или поздно разрабы введут их, совместив с открытием какой-то большой новой области Гриады, нового континента или чего-то подобного. Внешне ассуры немного смахивали на дроу, хотя были пониже ростом и с узкими азиатскими глазами.
        Здесь было светло и тепло, и еще как-то спокойно - действовала аура Святилища. Статуи окружала стена с проломами, под ней стоял небольшой каменный дом.
        Из люка появился Большой и разинул рот, оглядываясь.

        - Святилище Семерых! Круто, парни! Святое место, здесь древняя магия, силы восстанавливаются. Кто тут у нас, таак...
        Пока из люка выбиралась эльфа, полуорк стал поворачиваться, ведя рукой по кругу и повторяя древние имена:

        - Магрив, Ашилет, Неа, Эсхатон, Громир, Варик, Джар.
        Яна, закрыв люк, осмотрелась и уставилась вверх. Атила тоже поднял голову. Да уж, небо точно изменилось. Потемнело, в просветах между облаками отливает тревожным багрянцем. Причем со стороны Цитадели оно было темнее и мрачнее.

        - А не Шторм ли новый?  - Большой втянул голову в плечи.  - Может нам лучше обратно запрятаться?

        - Это не Шторм, - сказал Странник.  - Другое. Идем.
        Он покинул площадку, пройдя между статуй великого человеческого алхимика Магрива и ассурского колдуна Джара. Большой громко шепнул: "Слышите?", Атила навострил уши. Ветер доносил приглушенный вой волков-нюхачей, отдаленный рев… А Долина-то недалеко, и чудовища с монстрами, возможно, движутся прямиком сюда. Не факт, но если ими темный паладин управляет? Вдруг он знает, куда увел беглецов туннель? Хотя зачем они нужны молчальникам, почему вдруг те должны охотиться именно на них? Ну, хотя бы потому, что они, возможно, единственные, кто спасся из Долины смерти и знает о появлении отряда черных клириков так далеко от Цитадели.
        Пройдя между статуй, Странник повернул к круглому каменному домику с крышей-колпаком, но остановился, глядя на пролом в стене Святилища. Быстро отступил, наткнувшись на Яну, подтолкнул ее. Все отошли, встали за статуей орка-шамана, великого адепта стихийной магии Варика. Тот высился над ними, отставив одну ногу в огромном меховом сапоге и сложив руки на груди. Говорят, в Конклаве едва не произошел раскол из-за противостояния Варика и дроу Эсхатона, рунного мага. Эти двое не любили друг друга из-за давней вражды их рас, начавшейся еще со времен войны Кромика и эльфов Сумеречного Дома. Только вмешательство остальных великих магов и личная дружба Варика с ассуром Джаром помогла примирить неприятелей.
        Атила и Яна выглянули с одной стороны постамента, Странник и Большой с другой. Святилище стояло посреди редколесья. Прямо за проломом по траве бежал отряд пятнистых гноллов в кожаных доспехах, с треугольными щитами, боевыми топорами и кистенями в когтистых лапах. Во главе двигался крупный вожак в чешуйчатой кольчуга, на хребте его и в основании толстого хвоста торчали железные шипы. От гноллов несло мускусом.
        Атила схватился за меч, Яна за лук. Большой поднял руки, готовясь скастовать файербол. Уж не варгиены ли это?! Если они, то есть гиены-оборотни, им четверым точно конец.

        - Не двигайтесь, - едва слышно шепнул Странник и сунул руку под плащ. На паладине не было никого доспеха или кольчуги, только легкая куртка да штаны из мягкой кожи.
        Мир дрогнул и посерел, картинка окружающего немного смазалась. Большой дернул головой, Яна переступила с ноги на ногу.

        - Спокойно, - сказал Странник.
        Гноллы разом остановились, задрали узкие морды, принюхиваясь. Вожак уставился на Святилище. Все-таки обычные гноллы, понял Атила, не варгиены. И все равно - очень опасно.
        Они застыли позади статуи. Атила мог поклясться, что тварь должна их видеть… но почему-то не видела. Вожак смотрел долго, пристально, потом дернул башкой и чихнул. Отвернувшись, побежал дальше, и остальные поспешили за ним, вытянувшись цепью.
        Большой шумно вздохнул, Яна с облегчением хлопнула Атилу по плечу. Пространство снова мигнуло, и накрывающий их полог исчез. Странник, вытащив руку из-под плаща, ни слова не говоря, направился к круглому дому с каменной крышей. Встал на пороге, оглянулся на спутников и толкнул дверь.

        - Гноллы, а? - пробормотал Большой. - Они ж на востоке, в ханстве своем… Я тут и не видел их никогда.
        Ему не ответили. В доме была одна большая круглая комната с каменным очагом и камнями вместо табуретов. Под стеной лежали свернутые одеяла, над погасшим очагом на железном пруте висел котелок.
        Возле входа горел густым фиолетовым светом "ведьмин костер". Потолок и стены возле него потемнели. Большой аж подскочил, побыстрее обогнул искажение и отошел в дальний угол.

        - У?у?у, и не боишься ты тут рядом с ним?
        Странник ответил, присаживаясь на камни:

        - Искажение не опасно, если не соваться, зато дает свет. Садитесь.
        Большой огляделся, сел под стеной, вытянув ноги, проговорил:

        - Мужик, ты нас реально спас.
        Атила сел рядом с Большим, Яна привалилась к стене, повела плечами. Все смотрели на Странника, а он молчал, уставившись на искажение. Оно отрескивало, на стенах плясали тени.
        Знахарь, Горный Старец, Странник, Лесник, Красный Шут… Персонажи, которых трудно найти. Они, как правило, сидят в скрытых и хорошо защищенных или просто очень опасных локациях, но если отыщешь, прорвешься к ним - сообщают ценную информацию, могут дать координаты схронов с легендарными вещами, полей искажений, богатых на артефакты, или указать на тайный проход в секретные места игры, или вывалить задание на длинную цепочку сложных квестов с легендарным призом в конце.
        Все же, судя по всему, Странник управляется не игровым ИскИном. Это реальный человек, но до чего же странно он себя ведет!
        Наконец, он разморозился, вспомнил про окружающих, окинул их взглядом своих больших потусторонних глаз и заговорил:

        - У вас много вопросов, но ответы будут позже. Я тоже не все знаю. Главное, что уже известно: разрыв произошло по всей Пади, выйти не может никто.

        - А в остальных частях Гриады?

        - Во всех пограничных королевствах произошло то же самое.
        Большой поерзал и брякнул, выпятив завязанную узлом бороду:

        - Молчальники виноваты!
        Странник внимательно посмотрел на него, и полуорк пояснил:

        - Мы отряд клириков видели по дороге к Долине. С назгулом во главе.

        - С темным паладином, - машинально поправил Атила. - А ты ведь тоже паладин? Только не темный… но и не светлый.

        - Серый, что ли? - удивилась Яна. - Я только слышала слухи, что такого можно развить, но думала, их не бывает.

        - Глава Братства Молчальников - Стикс, - пояснил Странник.

        - Ага, и я потом еще раз этого Стикса видел, - добавил Атила.  - Он стоял на скале у Долины и наблюдал, как внизу топчут легионеров.
        Большой воздел палец:

        - Вот! Я уверен: это он, ну или они, направили гон на Долину.
        Снова заговорила Яна:

        - Нет, подождите… Нападение клириков на легионеров выпадает из всей механики игры. Не было такого раньше в Пади. Молчальники тусуются вокруг Цитадели, они ж ее защищают, у них функция такая. Всегда было так, разве нет?
        Большой запальчиво возразил:

        - Разрабы могли нововведение сделать.

        - Да при чем тут нововведение! Что мы не можем выйти - это тоже нововведение? Типа, особая темная магия, диверсия Братства Молчальников, новая игровая фича? Лучше молчи, лузер!

        - Сама лузер! Я…

        - Вы достали со своими ссорами, - перебил Атила.  - Пусть Странник рассказывает. Ему явно есть что. Я думал, все легендарные фигуры вроде тебя - неписи, просто сложные, под поведение которых выделены отдельные мощности центрального ИскИна. Но ты реальный человек, да?
        Странник помолчал и ответил с непонятным выражением:

        - Я реальный.

        - И тоже не можешь выйти?  - добавил Большой.

        - Сейчас все это неважно. Для нас единственный способ покинуть игру - добраться до Знахаря.
        Они воззрились на него.

        - Это еще зачем?  - спросила Яна. - А Знахарь тут с какого боку?

        - Знахарь - на самом деле Роберт Артов, главный программист игры. И в Некротопи у него стоит ЦТ. Центральный Терминал. Если еще остался способ покинуть Падь, то только через него.

        - Ты знаешь, как к Знахарю в топь проникнуть? - обрадовался Большой.

        - Да. Слышите вой?  - Когда Странник спросил, все напряглись и завертели головами.  - Молчальники умеют провоцировать гон. Накрыли Долину, теперь отправили зверье к Святилищу.

        - Тогда надо собираться.  - Атила вскочил.

        - Да, медлить нельзя, - согласился Странник. - Идем.
        Снаружи вой и рычание стали громче. Как только они покинули Святилище, выйдя за пределы его божественной ауры, мир потускнел, сделалось холоднее. Странник направился к зарослям неподалеку, и остальные поспешили за ним. С виду кусты были непролазными, но в них обнаружилась узкая тропинка.
        Судя по звукам, чудовища ломились к Святилищу, не разбирая дороги. Идущий за провожатым Большой, то и дело бросая настороженные взгляды через плечо, спросил:

        - А ты уверен, что твой Роберт Артов сейчас в игре?

        - Да, - ответил Странник.  - ЦТ - это большой программный модуль, а вернее, его интерфейс, установленный прямо в игре. Наверняка сейчас Знахарь с его помощью пытается восстановить работу других терминалов. К тому же у него должна быть связь с офисом. Он поможет, но сначала надо добраться до него, а в теперешней ситуации это будет непросто.
        Сзади подвывали волки, и вдруг взревел огр. Атила поежился - не хотелось снова встретиться с великаном вроде того, что едва не пришиб их возле рва. А шум-то, кстати, усиливается…
        Яна сзади тронула его за плечо, и когда он приостановился, шепнула:

        - А если он врет? Вот просто - врет нам? Мы слишком легко ему поверили, пошли за ним.

        - Потому что выбора нет, - тихо ответил он.

        - Но кто, в конце концов, он такой?
        Пришлось пожать плечами.

        - Понятия не имею, как и ты.

        - Так надо выяснить.

        - Что ты предлагаешь, пытать его? Да он нас всех троих, наверное, сильнее.
        Странник вдруг остановился. Повернулся и спросил:

        - Вы идете со мной дальше или нет? Решайте сейчас, окончательно.
        Все молчали. Атила покосился на Большого, который зажал бороду в кулак и дергал ее, на Яну. Когда, поджав губы, она слегка кивнула, он выразил общее мнение:

        - Веди, Странник.
        Он и сам не заметил, как вслед за другими перешел на "ты" с этим таинственным человеком, голос которого лился будто из синтезатора. Если Знахарь - главный программист игры, может, Странник тоже из руководства "Русо?Вирта"? Уж не сам ли это Сергей Багров?

        ГЛАВА 8
        Глава 8
        Над головой багровело, переливаясь мрачными красками, небо. Странник уверенно шагал между деревьев. Похоже, искажения он чувствовал заранее, легко обходил их. Но далеко пройти по лесу не успели: у Атилы вдруг подкосились ноги, перед глазами потемнело. Затошнило, в уши будто натолкали вату. Чтобы не упасть, он схватился за дерево, прижался к нему.
        Подобное уже было, когда они приближались к Долине, но тогда накрыло всех троих, а теперь только его. Да и ощущение отличались - в прошлый раз больше напоминало острейший приступ мигрени, а теперь слабость и тошнота. И в боку колет, вроде почечная колика. У него они пару раз случались после аварии.
        Голос Яны донесся гулко, издалека:

        - Что с тобой?  - она потрясла Атилу за плечо.  - Ты меня слышишь?
        Ушедший вперед Странник обернулся и сказал:

        - Поспешим. Гон близко.
        Атила кивнул, сглотнул и оттолкнулся от дерева. Перед глазами медленно светлело, словно кто-то крутил верньер, добавляя яркость. Вот в бурой темноте обозначились стволы деревьев… силуэты людей… Он промямлил, делая осторожные шаги:

        - Все… все в порядке. Сейчас, иду.
        Эльфа заглянула ему в лицо:

        - Давно ты в игре?

        - Да вроде не очень. Я как-то счет времени потерял. Так вышло, что перед тем, как подключиться, долго ничего не ел. С самого утра, да и позавтракал, считай, одним чаем.

        - А какой ты костюм используешь?
        Атила покосился на нее. Говорить, не говорить?

        - "Сенсорика".
        Яна моргнула, приоткрыв рот, но быстро справилась с эмоциями, попыталась сделать вид, что все хорошо. Противно за ними наблюдать, когда они лицемерят и делают вид, что перед ними не калека, а здоровый человек. Особенно когда они пытаются улыбнуться, хлопают по плечу и, глядя в сторону, говорят виновато: "Не переживай, все наладится".
        Большой настороженно озирался, заведя руку за плечо и держась за палицу. Странник вернулся к ним и молча встал рядом. Вот у кого виртуозно получается скрывать свои чувства.

        - А что за "Сенсорика" - спросил Большой. - Какая разница, какой у тебя костюм?

        - Я калека, в реале не могу ходить. Вообще, этьо не ваше дело. Все, идем, мне уже лучше.
        И тут Яна, решив разрядить обстановку, напала на Большого:

        - Ну, чего уставился? У самого, наверное, немецкий "Грюндиг" с вентиляцией, дренажом - все дела!

        - Да нет, я…  - начал тот растерянно, но Атила перебил его:

        - Идем, мне действительно лучше.
        Когда он зашагал вслед за Странником, Яна догнала и спросила:

        - А чем ты костюм зарядил?

        - В том-то и дело, что ничем. Даже питьевой кассеты нет, хотел через два-три часа выйти.

        - Плохо. Радует только то, что у вирт-костюмов отличная вентиляция…

        - У этих - не отличная, - перебил он. - Эта модель с дополнительным сенсорным слоем, я читал на спец-форумах, из-за него вентиляция у костюма сильно снижена. "Русо-вирт" официально про это, конечно, ничего не говорит, но на деле в таких костюмах пока что рекомендуют находиться не больше шести часов подряд. Это же новая модель, в следующих модификациях проблему может и решат, но пока что…

        - Тогда как медработник заявляю: если за сутки не свалишь отсюда… ну, ты понял. Тело в вирт-костюме, без подключенных к нему дополнительных систем жизнеобеспечения, быстро обезвоживается и преет.

        - Тут эта проблема в полный рост, - вздохнул Атила. - Обезвоживание, как я понял из дискуссий на форумах, еще усиливается от активного взаимодействия с костюмом. В этой штуке мозг в форсированном режиме работает, обмен веществ ускоряется… Эх.
        Яна покачала головой:

        - Да, паршиво тебе. А при голодании из организма начинают интенсивно выходить шлаки, слышал? Они идут на слизистую, на кожу… Из-за этого во время голодания желательно, к примеру, чаще мыться. Чистить язык, между прочим. И клизму ставить. А ты лежишь неподвижно, с ног до головы запеленутый в костюм… Да у тебя "сухая голодовка", считай, началась. Ты сейчас просто отравишь сам себя. Уже отравляешь, с каждым часом все сильнее. Очень опасно.
        Большой, слышавший ее слова, возопил:

        - Но до Некротопи за сутки не дойти! Вы че, свихнулись?! В этом же весь смысл Пади - тут даже короткие расстояния медленно проходишь! Кстати, странно, почему мы на искажения почти не натыкаемся, в чем дело?
        Все посмотрели на Странника, а тот шагал молча, цепляя траву полами плаща. Атила окликнул его:

        - Это ты искажения вокруг нас гасишь? У тебя какой-то особенный чит?

        - Не гашу, а веду вас путями, где искажений нет, - отозвался тот.  - В Пади есть свои тайные тропы. Попадем к Знахарю ночью. Доведу.

        - Как - этой ночью?  - то ли восхитился, то ли возмутился Большой.  - Невозможно!
        Яна покачала головой:

        - Хорошо бы, да что-то не верится.
        Усыпанный хвоей мох пружинил под ногами, кусты хватали за рукава и куртку. Лес впереди поредел и расступился перед невысоким холмом, поросшим ярко-зеленым мхом. Странник направился вверх по склону.
        Скошенная вершина с углублением, заполненным грязной водой, напоминала кратер. Атиле тут не понравилось, хотя, наверное, опасности не было, раз Странник спокоен. Впереди за деревьями виднелся большой овраг. Оглядевшись с недоумением, Большой достал Книгу, покрутил кристаллы и пробормотал:

        - Нет, все равно не видно карты, одни помехи.
        Они стали спускаться, оставшийся сзади Большой все не успокаивался:

        - Я ж здесь бывал, странно, раньше тут холма такого не было. Странник, слушай… Стойте, меня подождите!
        Полуорк сбежал вниз, обогнав их, зашагал рядом с Странником.

        - Слушай, что это за тропы такие тайные? Вот не помню я холма! Почему нам именно сюда нужно, а не в другую сторону? Я ж еще не совсем направление потерял, - он махнул вправо.  - Топь, где живет Знахарь, там. Так почему мы…
        Они вышли к оврагу, Странник повернул вдоль него, а Большой уставился на дальний склон, где между из кустов торчал каменный конус с круглой деревянной дверью и знакомой голограммой: вращающимся синим ромбом.

        - Надо проверить!  - он рванулся к будке.  - Эй, погодите, вдруг оно заработало!

        - Ничего не получится, - Странник все же остановился.  - Зря потеряем время.
        Большой, слетев в овраг, крикнул:

        - Я быстро!
        Но до терминала он не добежал, на дне заросшей травой расселины рухнул навзничь, прижав ладони к вискам. Атиле в темя будто раскаленная спица вошла, от боли он упал на колени, разинув рот в беззвучном крике. Громко застонала Яна.
        Совсем не та слабость, что накатила недавно в лесу, сейчас было другое. Тут проблема не с его телом, оставшимся на диване в квартире, на этот раз причина была в самой игре.
        Боль схлынула внезапно, как и началась, оставив лишь слабость. Атила выпрямился, морщась и потирая лоб. В голове звенело, руки дрожали. Яна сидела на земле и массировала виски, неподалеку стоял Странник. У него приступа не было? Интересно, почему?
        Большой тоже встал, и тут дверь терминала со скрипом отворилась. Наружу выскочил игрок в желто-коричневом костюме Лесных Скитальцев, с взведенным арбалетом. Дальний склон был круче, скиталец оказался прямо над полуорком и прицелился ему в голову. С такого расстояния промахнуться он не мог. Атила заметил, что из-за дуба, растущего за оврагом, выглядывает второй арбалетчик.
        Странник выбросил перед собой руку, которую перед тем сунул под плащ. Что-то поблескивающее, исходящее серой дымкой, пронеслось над оврагом и ударило стрелка в грудь. Тот отшатнулся, спустив тетиву, болт пролетел над присевшим полуорком, цокнул о шлем по касательной и воткнулся в другой склон.
        Щелк-щелк-щелк! - это заработала вскочившая Яна. Ее стрелы вонзились в человека у дуба.
        Пространство зарябило помехами, задрожало. Воздух будто уплотнился, перехватило дыхание, а потом наступила легкость. Когда Атила выпрямился, скатившегося на дно оврага скитальца запеленало в полупрозрачный кокон. "Простыня"! Это артефакт-сборка, который можно создать из двух других путем довольно сложных ухищрений, для которых нужно прокачать ремесло алхимии не ниже, чем до шестидесятого уровня.
        Другой скиталец, пронзенный четырьмя стрелами, одна из которых воткнулась в лицо, распластался возле дуба. Яна опустила лук. Внизу Большого трясло так, что палица в руках ходил ходуном.

        - Они ж меня… Меня по-настоящему убить могли! Вы понимаете?  - Повесив палицу за спину, он ощупал себя.  - Мы ведь всегда знали, что в игре убийство не настоящее, но сейчас… Я бы умер, умер, а?! Но это же скитальцы! Нормальный мирный клан, почему они вообще напали? - он замолчал на несколько секунд и добавил совсем тихо: - Погодите… Так что, получается, мы их убили? По-настоящему? Эти двое реально погибли? Ох…
        Полуорк надолго замолчал. Все, кроме Странника, спустились в овраг, Атила медленно обошел кокон с телом. За полупрозрачной стенкой застыло лицо, искаженное гримасой боли. "Простыня" не просто пеленает - кокон за несколько секунд сжимается так, что ломает ребра. Этот, внутри, был уже мертв. В нижней части кокона виднелись обломки раздавленного арбалета.
        Зашелестело, и Странник прошел мимо, на ходу вытащив из сумки Книгу. Таких Атила еще не видел: маленькая, по черной обложке гуляют багровые всполохи. Будто окошко в пространстве, ведущее внутрь какого-то странного места. Раскрыв ее, Странник вошел в терминал, его спина закрыла круглый проем.

        - Они умерли?  - потерянным голосом спросила Яна.

        - Да уж точно, - сказал полуорк.

        - Нет, но может второй… - она побежала наверх, и Атила с Большим переглянулись. Этого, лежащего у их ног, "спеленал" Странник, а вот второго истыкала своими стрелами эльфа. И если все правда, если теперь смерть в игре действительно означает смерть в реале…
        Сверху раздался возглас. Присевшая над скитальцем Яна выпрямилась и медленно, скользя по крутому склону, спустилась обратно. Внизу чуть не упала, Атила поддержал ее, и Яна не оттолкнула его. Схватив за руку, шагнула ближе.

        - Я не хотела! - прошептала она. - Ты понимаешь? Вы оба понимаете? Это рефлекс! Я всегда… в игре, я убивала всяких тварей, и животных, ну и людей, если это враги… Да все убивают!

        - Они бы убили нас, - сказал Атила. - Проткнули бы болтами. Ты правильно сделала… наверное.

        - А ты бы застрелил его? Если бы лук был у тебя?

        - Я не знаю, - покачал головой он. - Но ведь он же собирался в нас стрелять.
        Большой полез вверх по склону. Донесся его голос:

        - У этого только два болта. Принести арбалет? Мне не нужен.

        - Мне тоже не надо, - сказал Атила.
        Из терминала вышел Странник с Книгой в руках, начал спускаться. Лицо у него было, как всегда, бесстрастное. Чтобы хоть как-то вывести его из себя, Атила сказал:

        - Только что мы убили двух людей. По-настоящему.
        Странник на это не отреагировал, бросил только: "Идем дальше", выбрались из оврага и пошел вдоль него.

        - Почему они на нас напали?  - заговорил Большой, когда они зашагали следом. - Вы мне можете объяснить?
        Ответила Яна, голос у нее был какой-то отрешенный:

        - Я - нет. Тем более, они видели, кто я, а лесные эльфы со Скитальцами вообще в большой дружбе. - Она покосилась на Атилу, который задумчиво молчал, и добавила: - Что ты там надумал?

        - Ничего, - покачал он головой.  - Конкретно - ничего, но мне кажется, что с этой атакой что-то не чисто. У нас у всех внезапно заболела голова, и тут выскочили эти двое. Такое один раз уже было - внезапный приступ мигрени, помните? Перед появлением молчальников.
        Яна кивнула, они с Большим выглядели озадаченными. Атила глянул на Странника, на ходу возившегося с Книгой, и подумал, что тот не договаривает слишком многое. Почему он вообще их троих спас, почему ведет к Знахарю? Вряд ли просто из милосердия - Странник преследует какую-то выгоду. Какую? Ведь не зря он почти не отвечает на вопросы. Ему есть что скрывать. Осталось надеяться, что новая информация появится, когда они придут на место.
        Через лес двигались по совершенно немыслимому маршруту. От оврага отошли быстро, начался бурелом, потом редколесье, и снова чаща. Атила давным-давно сбился с пути, временами казалось, что Странник намеренно путает следы и водит по кругу. Зато вой нюхачей смолк - гон остался где-то далеко.
        Все устали. Даже Большой перестал досаждать вопросами, Яна больше не спорила с ним по любому поводу, брела, волоча ноги. Вообще, после убийства скитальца она стала вести себя тише и как-то человечнее.
        Сосняк сменился дубравой, за которой раскинулась холмистая местность. На небольших возвышенностях росли кривые деревья, внизу покачивался камыш и торчали черные, будто обугленные стволы деревьев. Смеркалось. В кустах залегли тени, зловеще скрипели стволы, вдалеке ухал филин, где-то хрюкали вепри.
        На горизонте в той стороне, где стояла Цитадель, небо затянула темень, во мраке бесшумно потрескивали молнии. Поднялся ветер, стал накрапывать дождь. Ощущался он, как настоящий: холодные капли скатывались за воротник, между лопаток, Атила ёжился и завидовал кожаному плащу Странника. Накинул капюшон - и любая непогода нипочем. Да и полуорку в его шлеме тоже неплохо, только они с эльфой мокнут.
        Потом он вспомнил про "око". Теперь, когда они снова в редколесье, надо бы проверить чит. Достал Книгу, покрутил кристаллы - "око" дернулась в сумке. Открыл ее, выпуская стальную звезду на свободу.
        Она взлетела, выдвинув лучи. Вот так, работает! Надо надеть и настроить очки. Картинка от чита возникла в окуляре: холмы, деревья. Большой пялится вверх, Яна тоже смотрит. Она даже помахала рукой. Ишь ты, оттаяла эльфа. А Странник шагает как ни в чем не бывало, ему на "око" вроде и наплевать.
        Атила снял очки, чтобы протереть, и Большой хлопнул себя по лбу:

        - А, вот где я протупил! Теперь понял, как ты нас в корчме наколол! Пока я комедию разыгрывал, с банкингом типа возился, ты через чит засек наш отряд снаружи. Точно?
        Улыбнувшись уголком рта, он снова надел очки. Впереди Странник остановился и поднял голову, уставившись на "око". Повернулся и спросил:

        - Можно посмотреть?
        Делать этого не очень хотелось, но Атила все же отдал ему Книгу. Снял очки, тоже протянул. Странник изучил их, покрутил кристаллы и вернул все со словами:

        - Хорошая работа, хотя картинка слабовата. Я бы изменил один блок.

        - Какой?

        - Тот, что корректирует скорость и высоту исходя из угла, под которым направлен "глаз". Это же может решить вопрос изменения масштабирования.

        - Масштабирование…  - Атила потер лоб.  - Скорость и угол зрения, ну… Можно попробовать.

        - Попробуй.
        Почему бы прямо сейчас не воспользоваться советом? На ходу он открыл Книгу и на одной из страниц вывел пальцем букву Z. На желтоватом листе остался след, потом страница мигнула, и на ней высветилась SAH - командная оболочка и одновременно скриптовый язык программирования. В нижней части страницы появилась виртуальная клавиатура, и Атила взялся за дело. Теперь бы не споткнуться, не шлепнуться лицом на землю. Полуорк с эльфой шли рядом и поглядывали, что он там делает.

        - Э!  - окликнул вдруг Большой, показывая вверх. Пришлось оторваться от работы. Оказывается, "око" зависло на одном месте и дергалось из стороны в сторону.

        - По-моему, у нее нистагм, - поставила диагноз Яна.

        - Это чего такое?

        - Непроизвольное колебательное движение глаз. В ее случае - одного глаза.

        - Его, - машинально поправил Атила. - "Божественное око" - оно.
        "Око" начала терять высоту и чуть не свалилось ему на голову, едва удалось "подхватить". Он снова вывел на страницу-экран программный код, подкорректировал его, удалил пару строк, добавил кое-что другое. Глянул вверх, ухмыльнулся и похвастался:

        - Теперь могу использовать чит как огромный бинокль. А раньше увеличения не было.

        - Ну, расскажи, что видишь, - попросила Яна.
        Закрыв Книгу, он стал медленно крутить один кристалл. Картинка провернулась, исчезли их головы, промелькнул идущий впереди Странник. "Око" взлетело выше и накренилось, теперь глаз смотрел вперед. Картинка смазалась, все замелькало. Так, спокойней. Плавней. Вот озеро, река, мелькают крыши домов, замки, крепость, скалы… Снова река… Темная точка впереди, растет - это же Цитадель! Все ближе, ближе… А там что такое?
        Прибежище Конклава - окруженная стеной большая постройка из черного гранита, хаотичное нагромождение башен, арок, конусов и кубов, и все это усеяно окошками. И над центральным зданием, высоченной Башней Конклава, трепещут тени. Клубятся, стягиваясь в бесформенный сгусток. Тот дрожит, колеблется, будто странный медузообразный организм, и рывком меняется, приняв форму огромного глаза. Но не горизонтального, а вертикального, один угол почти касается башни, другой направлен к мрачным небесам.
        Повиснув над трубой, Глаз стал медленно вращаться, будто кто-то из Цитадели наблюдал за Падью через огромный сложный чит, похожий на "око" Атилы.
        Он сбился с шага, остановился. Показалось, что Глаз смотрит прямо на него, заглядывает в душу, копается в мыслях. Наверное, у него изменилось лицо - Яна схватила под локоть, спросила:

        - Опять плохо?
        Атила показал обложку Книги, Эльфа поглядела и ахнула:

        - Мамочка! Что за дрянь?!
        Большой навис над ними, заглядывая:

        - Что там? На что вы смоотрите? Ой, ё! Это что такое? Странник, иди сюда! Да погляди ты! Это чего, ты это можешь объяснить?
        Тот взял Книгу у Атилы, повернул к себе и уставился на обложку. Смотрел он недолго - вернул Книгу и зашагал дальше, бросив:

        - Сейчас стемнеет, надо торопиться. Быстрее!

        - Странник, хватит издеваться!  - заорал Большой.  - Что там висит?!
        Но тот молча шагал, ударяя концом посоха о землю, и пришлось идти за ним. Атиле даже захотелось плашмя долбануть его мечом по голове, припугнуть как-то, чтоб взял и все наконец рассказал. Большой с Яной, скорее всего, испытывали те же чувства, - особенно Большой, он даже палицу потянул из-за плеча - и тут Странник не оборачиваясь поведал:

        - В Долине смерти за башней был небольшой схрон. Просто яма в земле, заваленная камнями. Там лежал сломанный молот хромого бога-кузнеца Велунда. Тот, который циклоп Влас метнул в Кромика. Этот второй молот гораздо меньше первого и сделан из кристалла-поглотителя, который можно отыскать только на Горе Богов

        - Им Влас снес Кромику голову? - спросил Атила, не понимая, с чего Странник заговорил про это.

        - Не просто снес. Души всяких существ после их смерти можно не выпустить в Магосферу, но заключить в особые камни. Камни Душ, так их и называют. Но душа Кромика слишком велика для обычного камня. Тогда божественный молот не просто снес его голову, но и всосал в себя его душу. Поглотил. Вылетев через заднее окно башни наружу, упал…

        - …И оставил ту яму? - подхватил Атила.

        - Да. Древко молота при этом сломалось. Но навершие с душей шамана осталось лежать.

        - Это и есть главный призом в Долине! - сообразил Большой и нахмурился. - Э, стоп. Ты сказал: был схрон. Почему был? Да ты к чему это все вообще?
        Странник молчал. Эльфа с полуорком уставились на Атилу, Большой скривил вопросительную рожу, завращал глазами. Сжалившись, Атила взглядом показал на посох в руках идущего впереди человека.
        Яна что-то удивленно пробормотала. Большой прижал синюю ладонь ко рту. Ну да, сообразив несколько секунд назад, в чем дело, Атила тоже очень удивился, только виду не подал. Набалдашник на красном посохе… Выходит, это яростно трепещущее облачко внутри - душа самого шамана легендарного Кромика!

        - Вот что, - тихо сказал Атила. - Я бы на вашем месте не стал больше у него ничего допытываться. Не хочет пока рассказывать - пусть. А то слишком рискованно.

        - Еще как гакнет своим молотком! - закивал Большой, с благоговением глядя на посох. - Но ведь это, получается, великая оркская святыня, а? Божественный молот с душой великого шамана внутри! Да за нее несколько десятков тысяч голды можно получить.
        Странник вдруг остановился, поднял руку и медленно повернул голову, к чему-то прислушиваясь. Большой, сморщив мясистый нос, достал свою Книгу и встряхнул. Проговорил:

        - Что-то она взбесилась у меня, задергалась в кармане. Там вибратор как бы, подает сигнал, что искажение впереди… Да-да, и не смотрите так, на наших Книгах есть такая приспособа. Не все искажения чует, но часть может определить.

        - Да, - проговорил Странник.  - Они впереди. Много.

        - Чего много, искажений? - спросила Яна. - Каких именно?
        Круто сменив направление, Странник направился вправо, где камыши росли чаще, и между ними поблескивала вода. Вот уж куда не хотелось идти, так это в ту сторону, но проводник шагнул прямиком в заросли, не сбавляя хода.
        Под ногами зачавкала грязь. Атила решил, что они уже в самом болоте, но оказалось, это всего лишь большой ручей. Прозрачная вода весело журчала среди камней, в ней, оставаясь на одном месте, против течения плыли серебристые рыбки.
        Перешли по камням и вскоре опять попали в лес. Дождь почти прекратился, теперь он напоминал медленно оседающий туман. Одежда промокла и отяжелела, было зябко. Странник шел, будто запрограммированный, поворачивая в неожиданных местах.
        Опустились липкие густые сумерки.

        - Сколько ты собираешься идти без привала?  - спросил Атила.  - До темноты всего ничего. Может, лучше поискать место для ночлега?
        Странник опять его проигнорировал. Лес закончился на краю широкого тракта, вдоль которого тянулись каменные столбы. Сопя, Атилу обогнал Большой, забежал вперед Странника и сунул проводнику под нос дубинку.

        - Стоять!
        Тот остановился, равнодушно глядя на полуорка. Яна медленно потянула лук с плеча.
        Ничего вы ему не сделаете, подумал Атила. Это блеф, нам приходится мириться с любыми его причудами.

        - Ты уже задолбал своими загадками. Рассказывай, что знаешь!  - грозно велел Большой.  - Мы же видим: Падь изменилась. Говори!
        Странник перевел взгляд с него на Яну. Интересно, как он себя поведет? Совершенно ведь непредсказуемый человек… Атила решил было, что сейчас Странник развернется и пойдет себе дальше - и что тогда Большой станет делать? - но проводник заговорил:

        - Падь действительно меняется. Сильные искажения из центра перемещаются к пограничью. Надо торопиться, чтобы быстрее попасть к Знахарю. Там безопаснее.

        - Это вообще не ответ! - возмутилась Яна. - Что именно меняет Падь?

        - Или, может, кто? - не удержался Атила
        В ушах зазвенело, силуэты начали двоиться, и он потряс головой. Неприятные ощущения не прекращались. Затылок будто налился свинцом. Большой, слабо вскрикнув, уронил палицу и повалился на землю, схватившись за голову.

        - Опять! Болииит!
        Яна, прищурившись и сведя брови у переносицы, побледнела. Широко расставила ноги, нагнулась и уперлась в колени. Заметив, что взгляд Странника направлен мимо них, Атила медленно, чтобы не упасть, обернулся. Едва различимый в сумерках, вдоль тракта двигались темные фигурки. Боль начала отпускать, он достал Книгу, стараясь особо не двигать зрачками, чтоб не вызвать новый приступ головной боли, покрутил кристалл. Висящее над ними "око" увеличило картинку, и он понял, что это молчальники. Кажется, недавно вышли из леса и свернули вдоль тракта. За ними показались три гоблина, следом ковылял огр, несколько болотных упырей, а потом земля будто зашевелилась - это к тракту рекой потекли василиски.
        Большой, опираясь на палицу, встал. Яна спросила:

        - Ты что в "око" видишь? Я отсюда не разберу.

        - Молчальники и твари, - пояснил он. - Много. Из леса прут все новые… На гон не похоже, идут медленно и как-то организованно. За нами идут, десять минут - и будут здесь.

        - Некротопь впереди, - сказал Странник и широко зашагал по тракту. - Нужно успеть туда раньше, чем они догонят нас.

        ГЛАВА 9
        Глава 9
        Когда наступила ночь, в небе показалась луна, огромный бледный спутник Гриады под названием Шард. Помимо обширных темных пятен и серых кругов на нем поблескивала небольшая сложная структура, непонятно на что похожая. То есть это отсюда она казалась небольшой, а если учесть расстояние… Просто что-то громадное.
        Туч стало меньше, загорелись звезды. Торжественная, прекрасная, тихая ночь… Атиле даже почудилось, что он слышит красивую музыку, которая сопровождала игру, если заходить через компьютер. Он так и не отключил, потому что музыка в "Гриаде" была действительно удачной.
        Они спешили, стараясь не спотыкаться о кочки. Ходить по таким местам Атила не любил. То вязнешь в трясине, то шлепаешь по лужам. Странник двигался почти беззвучно, иногда шел напрямую сквозь кусты, иногда резко брал в сторону. Большой постоянно во что-то врезался, шелестел камышом и ругался, а Яна молчала, ее вообще не было слышно, лишь тонкий силуэт то появлялся, то таял.

        - Отстали, не отстали? - спросил Большой. - Не вижу этих, которые на тракт вышли… И зверья не слышно, а?

        - Идут за нами, хотя - да, приотстали, - ответил Атила.
        "Око" летело метрах в двадцати над головой, глаз был направлен назад. Очки он снял - от второй картинки начала кружиться голова - и поглядывал на обложку Книги.
        В прямоугольнике экрана едва виднелись преследователи. Безмозглые монстры, емкости для дропа, вели себя так, будто разом поумнели: выстроились тремя небольшими отрядами, необычайно ровными, как юниты в стратегии, и расходились, пытаясь взять беглецов в кольцо, вернее - в "подкову". Не ревели, не рычали, даже огр не топал, будто словно на цыпочках двигался.

        - В общем, Стикс со своими молчальниками управляет тварями, - подвел итог Атила.  - Это как личный пет… только там их куча, таких петов.

        - Дай взглянуть, - Странник взял из его рук Книгу, уставился на нее, не сбавляя шага.  - Осторожно, слева омут.
        Не глядя под ноги, он развернулся и направился в сторону, минуя подернутые ряской черные лужи. Остальные цепочкой последовали за ним, шаг в шаг.
        Вернув Книгу, покачал головой:

        - Очень ровно идут. Стикс не смог бы так управлять ими всеми, слишком сложно.

        - Тогда кто?

        - Сама игра, - задумчиво ответил Странник.

        - Чего-чего? - удивилась Яна.
        Уже стало привычно, что на некоторые вопросы они получают ответ, а на другие нет. Но в этот раз Странник отреагировал совсем неожиданно - он вдруг побежал.

        - Э-э, ты куда?! - воскликнул Большой.

        - Надо спешить! - донеслось спереди, и впервые в синтетическом голосе проступили какие-то эмоции. - Иначе нас задавят массой!
        Они переглянулись. Большой со злостью топнул ногой, подняв фонтанчик грязи, Яна развела руками. Ни слова не говоря, Атила побежал.
        Мелькали черные кочки, коряги, кусты. Иногда кто-то оступался, едва не падал в грязь. Впереди колыхались полы кожаного плаща.
        Вот и Некротопь. Против ожидания, Странник не сбавил хода. Клочья тумана ползли вверх, обвивая черные мертвые деревья. Пружинила, покачивалась земля под ногами, под ней глухо хлюпало. Не земля это - лежащий на поверхности слой умершей растительности и влажной грязи, и в любой момент он может разойтись под неосторожным путником. Камыш и осока больше не попадались, только сухие колючие стебли. И запах… кисловатый, прогорклый, специфический дух Некротопи. Здесь пала армия хана Батура, которую тот послал, чтобы захватить Знахаря. Где-то там, в иле, лежат тела солдат, чьи души так и застряли в болоте, не сумев вырваться из его вязких объятий в просторы Магосферы.
        Атила тут бывал, но глубоко не заходил - опасно, это для хардкорных путешественников или любителей пройти сложные квестовые цепочки. Снова появилось ощущение чужого взгляда, он глянул на Книгу - смутные силуэты преследователей движутся в темноте с разводами зеленоватого мерцания. Это так сверху топь выглядит? Или здесь какая-то природная магия, мутящая картинку? Хорошо, что чит исправно слушается кристаллов, с управлением никаких проблем.
        Снова отвлекшись на экран, он оступился и по колено провалился в вязкую жижу. Вскинул руку с Книгой, второй ухватился за приостановившегося Большого, вылез. Снова побежали. Впереди Яна, движущаяся прямо за спиной Странника, спросила:

        - Если не Стикс, то кто управляет тварями?
        Странник бросил на бегу:

        - Игра. Она обрела себя.

        - Да что это значит?!  - выкрикнул Большой, но на этот вопрос ответа уже не получили.
        Вскоре пришлось перейти на шаг. Начались обширные лужи и протоки между мягкими островками и черными кочками. Следуя за Странником, Атила заметил интересную вещь: пока озаренный бледным светом Шарда проводник движется прямо, все выглядит нормально, но стоит ему резко изменить направление, взять в сторону, и воздух уплотняется, будто пространство смещается или как-то преломляется. Странник будто продавливает его, изменяет под себя локацию. Потом всё вновь становится естественным: кочки, мох, торчащие из трясины коряги, заводи, где плывет огромный голубоватый диск спутника.
        Тучи совсем разошлись, стало светлее. Атила приостановился, вглядываясь в обложку Книги. Теперь погоня стала видна лучше, и он воскликнул:

        - Отлично!

        - Что? - спросил Большой.
        Они с Яной сразу тормознули, а Странник сделал еще несколько шагов и тогда остановился, глянул назад.

  - Они там остались, на краю топи, - поведал им Атила. - Только мелочь типа василисков и крыс полезла дальше. Но и эти медленно так идут, неуверенно.
        Яна спросила:

        - А молчальники?

        - Я их вообще не вижу. То ли идут дальше, то ли... не знаю. Но и твари не расходятся, топчутся на месте.
        Издалека донесся обиженный рык огра, от которого по спине продрал мороз.

        - Идем, - бросил Странник.
        Как, интересно, ему удается манипулировать пространством в игре? У него супер?пупер навороченный чит? Или он сам - часть программы, а не человек? Нет, все же кажется, что ведет он себя по-человечески. Хотя что-то механическое, неживое в нем есть, но в его странностях, молчаливости, во всех поступках и жестах ощущается личность. Интересно было бы посмотреть на того, кто им играет.

        - Вот оно! - обрадовался Большой.
        Их провожатый остановился возле деревянного мостка, лежащего поверх островов травы и темных луж. За мостком виднелась хлипкая крыша избушки.

        - Доски слабые, будем переходить по очереди, - объявил Странник.
        Заскрипел мосток под его ногами.

        - Слышали историю Знахаря? - шепотом спросил Большой. - Жил следопыт, бывший лекарь из Крайта. Больше интересовался происходящим в центре Пади, чем сбором артов. Хотел все узнать, постичь все тайны. И как-то он сумел пробраться к самой Цитадели, но там попал под пси-удар Конклава. Ну, они ж там до сих пор лежат в хрустальных гробах…

        - В кристаллических, - поправил Атила.

        - Да ну ладно, не важ…

        - …И я слышала, что он попал под излучение Великого Портала, - перебила Яна.

        - А я - что его поймали и ментально пытали клирики-молчальники, охраняющие подступы к Цитадели, - добавил Атила. - Но Знахарь не погиб, просто в мозгах у него что-то сдвинулось, и он обрел способность ощущать монстров и даже контролировать их.

        - Да ну ладно, тогда сами рассказывайте! - обиделся Большой.
        Никто ничего рассказывать не стал. Странник, оказавшись на той стороне, махнул им рукой.
        Доски прогибались, роняя труху и влажные щепки, по черной поверхности бежали круги, дробя отражение Шарда. На середине мостка что-то заставило Атилу глянуть в воду. Между переплетенными водорослями застыло бледное лицо мертвеца. Кожа на лбу отслоилась и колыхалась, в проломленном черепе копошилась какая-то живность. А вон в стороне висит белесая тощая рука, и дальше виднеется тело, и еще лицо, еще… Не смотреть!
        Уставившись на доски под ногами, Атила перебежал к Страннику и сказал Большому, шагнувшему на мосток третьим:

        - Там мертвяки в воде, не пугайся, если что.
        Большой, всплеснув руками, отступил.

        - Да ладно, не робей! - Яна, оттолкнув его, сама вышла на мосток. - Они не опасны, это ж чисто для игрового колорита. Учись, малыш!
        Она пошла по мостку, качая бедрами, как модель на подиуме. Все молча наблюдали, Большой кряхтел и переступал с ноги на ногу. Фобия у него, что ли, какая-то, боязнь утопленников? Яна широко улыбнулась, достигнув середины мостка. Из трясины высунулась бледная рука, схватила ее за лодыжку, и она завизжала.
        Получилось очень пронзительно, переливчато. Хотя Атила подозревал, что и сам бы издал похожий звук. Должно быть, рука не просто схватилась, но и дернула - эльфа упала на мосток. Задергала ногой, вскочила. На другом берегу загудело, и в руку мертвеца врезался файербол. Взорвался снопом иск и языков пламени. Пахнуло паленым мясом, зашипела влага и рука убралась обратно в лужу.
        Раздался звук, будто откупорили огромную бутылку вина. Трава, образующая архипелаг крупных и мелких островов, закачалась с мертвенным шелестом. В большой луже возле мостка вздулся пузырь, вокруг стоячая вода заволновалась, пошла волнами.
        Яна уже бежала. У Большого жажда деятельности возобладала над разумом: он понесся на другой берег, на ходу кастуя файербол за файерболом и совершенно бестолково поливая ими топь вокруг. Позади остался шипящий пар, бульканье и клекот.
        В лужах к поверхности всплывали тонкие водоросли. Тут же стало ясно, что это длинные волосы поднявшихся из трясины мертвяков. Над водой появилась одна голова, вторая. Третий мертвец вынырнул прямо возле Атилы. Этот зомби-солдат армии хана Батура выглядел не лучше других: кожа почернела и отслаивалась лоскутами, на висках видна черепная кость, в глазных впадинах копошатся пиявки. Мертвец, по пояс выпрямившись в воде, оскалился, кусок гнилого мяса отвалился и повис под нижней челюстью.
        Атила ударил мечом. С перепугу рубанул так, что аж плечо заболело. Клинок прорубил шею, голова взлетела, вращаясь, и плюхнулась в болото далеко в стороне.
        Другие зомби, вооруженные ржавыми кривыми саблями, уже шли к ним по траве и лужам. С них текла черная вода, в дырявых гниющих телах копошились белесые червячки и всякая живность. Выпущенная Яной стрела пробила одного насквозь, упала в воду сзади, а он все шел. Другому стрела проткнула лицо да так и осталась торчать из правой глазницы - но он не сбавлял шаг. Файерболы Большого приносили больший урон, но и они пока не остановили ни одного мертвяка. Шипение и клекот наполнили топь, все заволокло вонючим серым дымом.

        - Скорее отходим к хижине, - сказал Странник, повернулся и быстро зашагал прочь от мостка.
        Короткая тропинка вела к обиталищу Знахаря, стоящему посреди острова твердой земли. В небольшом обветшалом домике горел свет. Сзади хлюпали, догоняя, мертвецы. Странник поднажал и добрался до цели первым, далеко опередив спутников. Дверь навстречу ему распахнулась, в светлом проеме возник силуэт. Когда Странник отступил в сторону, наружу вышел человек с масляной лампой в руках. На поводках он держал двух огромных слепых волков. Знахарь был на полголовы выше Странника, в похожем плаще - тень капюшона скрывала лицо, только глаза поблескивали в свете лампы.
        Он вскинул руку ладонью вперед, и в грудь ударила незримая волна. Атила пошатнулся, охнула Яна, выругался Большой. Выбравшихся на сушу мертвяков будто сдуло - они попадали на спины, завозились, переворачиваясь, и поползли обратно в воду, как побитые собаки.
        Атила, переведя дух, вынул Книгу. Покрутил кристалл. Когда "око" спланировала к нему, вобрав в себя лучи, поймал на лету и убрал в сумку. Яна с Большим уже подошли к избушке, но он не последовал за ними. Вдруг сильно закололо в боку, острый приступ боли прошел по ребрам, к подмышкам, добрался до сердца. Подкосились ноги, и, не успев даже спрятать Книгу, он свалился на землю и потерял сознание.

        ЧАСТЬ 2. ЗАПЕРТЫЕ В ИГРЕ. ГЛАВА 10
        Глава 10
        Сначала он услышал голос. Синтетический, с легким дребезжанием, будто рядом вещало плохо настроенное радио. В первый момент так и подумал, что работает приемник, телевизор или что-то подобное, но сразу вспомнил о Страннике. Ну да, это он, их странный проводник. А у собеседника Странника голос вполне человеческий.
        Он открыл глаза, все еще не понимая, где находится. Оказалось - лежит на лавке в полутемной хижине. Горящая на столе керосинка давала трепещущий зыбкий свет, блики плясали на лицах. Эльфа ела, звякая ложкой о миску, Большой тоже уминал за обе щеки, склонившись над столом, его панцирь лежал в углу. Изредка они бросали косые взгляды на Знахаря и Странника.
        Под стеной напротив был закрытый люк, из щели пробивался желто-розовый свет. Из-под крышки доносилось приглушенное гудение.
        На Атилу никто не обращал внимания, и он не стал пока что доносить до присутствующих, что пришел в себя. Решил для начала послушать.
        Положив локти на стол, Знахарь говорил:

        - Здесь мы пока в безопасности, но ненадолго. Пси?интерфейс начал сбоить, и я никак не могу разобраться, в чем причина. ЦТ практически не работает, выйти через него невозможно.
        Странник полез под плащ, достал свою Книгу, по черной обложке которой гуляли багровые всполохи, и сказал:

        - Сможем. Из-за монстров я не успел донастроить пульт, - он положил Книгу на стол.  - Недавно я подключил его к другому терминалу, в лесу, покрутил по-всякому, и это дало неожиданные результаты. Интересные. Мне нужно еще поработать над этим, и тогда смогу перезапустить ЦТ. Но мои условия: из игры надо выпустить кого-то из этих троих.
        Яна с Большим быстро переглянулись, а Атила едва не сел на лавке, но сдержался.

        - А тебя?  - спросил Знахарь, помедлив.
        Теперь, когда он снял капюшон, было хорошо видно его лицо: немолодое, морщинистое, с тонкой бородкой и татуировкой на лбу. Атила припомнил, что в Крайте татуировки носят как знаки принадлежности к той или иной гильдии.

        - Меня - нет, - сказал Странник.
        Знахарь подался вперед, внимательно глядя на собеседника, будто хотел спросить: "Кто ты вообще такой?", но сказал другое:

        - Ты знаешь, что произошло? Про игру?
        Странник кивнул:

        - Игра обрела себя. И становится сильнее. С каждым часом.
        Атила мысленно выругался. Ну вот, снова заладил свое! Сейчас Роберт Артов, который Знахарь, покрутит пальцем у виска… Но программист лишь произнес:

        - А где ее ядро, понимаешь?

        - В Цитадели.

        - Да, и как туда попасть? Даже если попасть… справиться с проблемой?

        - Пока не знаю. А когда понял ты? Про движок?

        - Он называется "Альфа", - сказал Знахарь-Артов. - Наверное, теперь это слово стало именем. А понял я всего час назад. Разбирался с интерфейсом, сверял параметры в алгоритме поведения монстров - до и после Лага… Так я называю событие, когда игроки потеряли возможность выходить из игры. Кстати, я почти поднял старый чат, который давно отключили, но целиком не снесли.
        Атила приподнялся на локтях, слушая. Его по-прежнему не замечали, все были увлечены беседой.

        - Через чат можно предупредить об опасности игроков?  - уточнил Странник.

        - Только тех, у кого инсталлирована не самая последняя версия клиента "Гриада Онлайн", не включено автоматическое обновление. Раньше отдельный чат был предусмотрен, но в последней версии его убрали, оставили только связь через Книги, как более отвечающую духу мира.

        - Когда заработает старый чат?  - спросил Атила.
        Знахарь коротко глянул на него, посмотрел на закрытый люк в полу.

        - Если сбоев не произойдет, автоналадка закончится минут через десять.  - Он помолчал и с какой-то растерянностью произнес, разведя руками: - Одно мне непонятно: зачем Альфе все это? Зачем он держит игроков здесь?

        - Да, это неясно, - согласился Странник.  - Хотя, если предположить…

        - А может, вы все нам объясните, наконец?!  - Яна стукнула ложкой по столу и со злостью отодвинула тарелку.
        Атила встал. Закружилась голова, и он схватился за стенку. От слабости подгибались ноги. Эх, почему не позавтракал нормально! Без тетки, которая его кормила, он часто просто забывал про еду… Ну вот, теперь расплачивается. Подождав, когда перед глазами прояснится, шатаясь, подошел к столу и сел на свободную табуретку. Подвинул к себе миску и начал есть остывшую кашу с кусками мяса.
        Вкус был какой положено. Понятно, что это чистая условность, игровая пища ему не поможет, если в реале организм страдает от голода, но может иллюзия на время хотя бы прогонит из живота болезненное сосущее ощущение.
        Все молчали. Покончив с кашей, он потянулся к краюхе хлеба, отломил кусок, взял жбан с квасом. Вкусно! Напоминает гипноз, когда гипнотизер касается руки подопытного обычной деревяшкой, но говорит, что это раскаленный металл, и на коже появляется настоящий ожог. Так и сейчас - мозг создает во рту ощущение вкуса каши, мяса, хлеба, прохладного кваса…
        Обманув себя виртуальной едой, он откашлялся и сказал, кивнув на Яну:

        - Она права. Надоело шататься по Пади, ничего не понимая. Вы сейчас нам все расскажете. Что значит "игра обрела себя"?
        Знахарь вздохнул, постучал пальцами по столу.

        - Ну, во-первых, вы знаете, кто я?

        - Роберт Артов, главный программист игры, - Большой кивнул на Странника.  - Он нам сказал.

        - Правильно, и сейчас мое тело находится в офисе "Русо?Вирта", лежит на койке, соединенное с компьютером. Когда произошел Лаг, я вошел в игру, чтобы разобраться на месте. Около получаса после этого ЦТ, - он махнул на люк, - еще работал, но потом он добрался и до него…

        - Кто - он?  - перебила Яна.

        - Он или она… Игра. Теперь она разумна. Трудно поверить, да? Игра осознала себя.

        - Как?  - не понял Атила.  - Что вы говорите? Я тоже программист, и я не верю. Это антинаучно… нематематично… Невозможно!
        Знахарь снова вздохнул, хрустнул пальцами и принялся крутить в руке пустую чашку. Странник не пытался помочь ему с объяснениями, он чуть склонил голову набок и, по своему обыкновению, "завис".
        Знахарь покусал губу, изучая гостей, наконец, перевернул чашку днищем кверху, стукнул по столешнице, сверху прихлопнул ладонью и заговорил:

        - "Альфа?Рэй", так называется движок игры. Один из самых сложных в мире, а может и самый сложный. Его, почти в одиночку, за несколько лет сделал Андрей Варханов, главный программист "Русо?Вирта", который когда-то совместно с Багровым основал компанию. Он гений, чудак и гений. Был. Варханов исчез, обстоятельства были странные… В общем, сейчас это неважно. Мы, мой отдел, занимались "Альфой-Реем" дальше. Движок контролирует поведение монстров, погоду, периодичность Штормов и все связанные с ними изменения, появление искажений, артефактов, целые полчища неписей. Мы постоянно совершенствовали его, в здании "Русо?Вирта" весь пятнадцатый этаж отдан под отдел программирования. Под моим началом несколько десятков человек. Не знаю, понимаете ли вы, какие огромные деньги вращаются в "Гриаде Онлайн". Серьезные люди и фирмы вкладывают средства в артефакты, в фермы монстров, военные используют локации для тренировок спецподразделений, спелеологи упражняются в пещерах, МЧС в своей локации-симуляторе отрабатывает спасательные мероприятия… Игра должна соответствовать уровню запросов. У Альфы есть эвристические
механизмы самонастройки и доналадки, он способен наращивать себя. Понимаете? Варханов вложил в него возможность самопрограммирования и саморазвития.

        - Ваш Альфа превратился в искусственный интеллект?  - спросил Атила.

        - Искусственным интеллектом он был и раньше. ИИ, завязанным на обеспечение стабильности законов игры и ее планомерное развитие. Но теперь он осознал себя. Игра осознала себя! Все это, все вокруг… - он развел руками. - Оно разумное. Только это очень… странный разум.

        - Но тогда Альфа всемогущ? - спросила Яна. - Ведь это его мир.

        - Нет, - покачал головой Знахарь. - Он не может нарушать базовые законы, да и не только базовые. Если весь игровой ландшафт, флора и фауна - его организм, то… У организма есть свои биологические законы, за пределы которых он не способен выйти, не уничтожив себя. Мы не можем усилием воли вырастить третий глаз на лбу, начать видеть ушами или в беге обгонять гоночную машину. Но можем тренировками развить мышцы или стать йогом, натренировать феноменальную память или что-то еще.

        - И Альфа запер игроков внутри себя, - заключил Атила. - Отрубил экстренное отключение и терминалы.

        - Именно, - кивнул Знахарь.
        Яна принялась грызть ногти, спохватилась и спрятала руки под стол. Большой надул щеки и яростно теребил бороду. А Атила поймал себя на том, что раскачивается на скрипучем табурете.

        - Контролирует он здесь пока далеко не все, - добавил Знахарь.  - Ресурсов у него не хватает.
        Снаружи загрохотало, раздался топот. Взвыли оставленные у порога слепые волки. Хозяин вскочил, чуть не опрокинув табурет, махнул рукой поднявшемуся Страннику:

        - Пока сидите здесь.
        Схватив с лавки короткий сучковатый посох, больше смахивающий на палку с проросшим зеленым кустиком-набалдашником, Знахарь вышел наружу, прикрыв за собой дверь. Яна, проводив хозяина взглядом, обратилась к Страннику:

        - Что ты за человек? У тебя странный голос. И ты постоянно что-то недоговариваешь. Какое ты ко всему этому имеешь отношение?

        - Неважно, что я за человек и человек ли вообще, - отрезал Странник.  - Важно, что я могу помочь вам, а вы - мне. Или всем нам.
        Большой хлопнул себя по бедрам, встал и принялся расхаживать по комнате, поглядывая на дверь.

        - Ну, батя, как ты нам можешь помочь - ясно. Из игры нас выпусти, и, короче, все. А мы тебе зачем, почему ты нас тогда в Долине подхватил?
        Волки на улице вроде бы успокоились. Донеслось бормотание Знахаря, разговаривающего с ними. Скрипнула дверь, и хозяин шагнул в избушку. Подойдя к столу, уперся в него кулаками.

        - К нам приближаются враги. Это почувствовали волки. Они рыщут вокруг дома, и в них что-то меняется. Ими все труднее управлять. Ментальный интерфейс постепенно отключается.
        Странник спросил:

        - Альфа пытается их подчинить?

        - По-моему, да.

        - Что за интерфейс?  - заинтересовался Атила.  - С его помощью вы управляете монстрами?

        - Но только на этом болоте. Экспериментальный интерфейс, встроенный в шлем "МнемоСенсорик", новейшая разработка компании. Если бы не шлем у меня на голове, - Знахарь указал пальцем за спину, где был люк, - то есть на голове моего тела в реальности, мы бы с вами здесь уже не сидели.
        Атила нахмурился, размышляя. Теперь понятно, чем объясняются "мистические" способности Знахаря, про которые ходят слухи среди следопытов. На самом деле он разрабатывает и тестирует пси?интерфейс, чтобы мысленно управлять неписями. Никакой фантастики, Атила видел подобное в роликах: человек сидит в кресле с девайсом на голове, считывающим ритмы мозга, и на мониторе перед ним движется какой-то предмет, подскакивает, перекатывается, повинуясь силе воли… или силе мысли. Хотя на самом деле всё это не имеет отношения к телепатии, только к считыванию нейросигналов головного мозга.

        - Но ведь Знахарь - игровой персонаж, - сказала Яна. - Он дает игрокам квесты… Что ж вы, постоянно в игре?
        Хозяин пояснил:

        - Это так называемый "дубль". Обычно он выполняет стандартную роль квестодателя и управляется скриптами. Когда я в игре - становится моим аватаром.

        - А молчальники? - спросил Большой. - Они целиком под управлением Альфы?
        Атила даже вздрогнул, когда у него под курткой дзенькнула Книга. Неужели заработала? Выхватив ее, воскликнул:

        - "Скайп" включился! Обновление принял, иконки больше не мигают.

        - У тебя подключен "скайп"? - Знахарь склонился над столом, и Атила повернул экран к нему. - И что с ним было раньше?

        - После Шторма помигал и отрубился. Я пытался войти, но… Значит, связь восстановилась?

        - Значит, отладка завершилась, теперь действует старый чат, поэтому твой "скайп" и пробился сюда. Внутриигровую связь и приложения Альфа отключил практически сразу, а посторонний софт… Он не способен держать под контролем все. Попробуй связаться с кем-нибудь.
        Атила, отправив сообщение одному из виртуальных приятелей, сказал:

        - Мессага вроде прошла. Только у них у всех иконки желтые, то есть "нет на месте".

        - Сейчас ночь, - сказал Знахарь.  - Все нормальные люди спят. Попробуй вызвать кого-нибудь из игроков.

        - Но…  - Атила окинул взглядом компанию за столом и пожал плечами.  - Но у меня нет друзей в Гриаде.

        - Вообще нет друзей? А у вас?  - Знахарь повернулся к Большому с Яной.

        - У меня клиент последней версии, он ваш чат не поддерживает, - вздохнула Яна.

        - И у меня, - скривился Большой.
        Знахарь подошел к люку и уставился в него, повернувшись спиной к остальным. Воцарилось молчание. Шуршали за окном волки, в дымоходе посвистывал ветер. Все чувствовали, что сейчас прозвучит что-то важное, и ждали, но вместо хозяина неожиданно заговорил Странник:

        - С чатом разберемся позже, а сейчас слушайте внимательно: в центральном офисе "Русо?Вирта", в подсобке на пятнадцатом этаже лежит старый лэптоп "Сименс". Идти туда по коридору 2?Б, это в западном крыле здания, справа от лифта, два поворота. Там будут три двери, в нужную подсобку ведет последняя. Лэптоп легко найти - просто отодвинуть тумбу умывальника от стены, он прилеплен скотчем с обратной стороны. Запомнили?  - он повернулся к Яне.  - Повторите. Это важно.
        Обернувшийся Знахарь удивленно смотрел на Странника.

        - "Русо?Вирт", центральный офис… Москва, да?  - Яна повторила остальное. - Только вообще-то я в Питере живу.

        - Слушайте дальше. На винчестере в папке под названием "Poison" хранится большой исполняемый файл. Это вирус. Он был написан… некоторое время назад. Вирус особый - создан специально для Альфы, он как персональная ядовитая таблетка. Но уничтожит он не всего Альфу, а некоторые блоки, делающие движок самоосознающим ИИ. Лэптоп надо…

        - Откуда ты все это знаешь?  - Знахарь глядел на Странника с подозрением.  - Откуда сведения? И почему вообще я должен тебе верить?
        Странник продолжал, не обращая на него внимания:

        - Я повторяю: коридор 2?Б, западная сторона, направо от лифта, два поворота, пройти мимо кабинета главного программиста - то есть твоего, Роберт, - он со стеклянной стеной, это корпоративная мода, введенная Багровым, "открытый бизнес"… В конце коридора три двери: электрощитовая, кладовая для уборщиков и третья. Ее не придумали для чего использовать, потому что строители забыли подвести туда нужные трубы, должен был быть туалет… В конце концов, уборщики стали сваливать туда всякую рухлядь. Я прав?

        - Все так, - кивнул Знахарь.  - Только одно "но": посторонние не имеют доступа к корпоративной информации. Кто ты?

        - Нам надо загрузить вирус в игру. Как это сделать?
        Знахарь, тяжело опустившись на табурет, ответил:

        - Через широкополосный игровой канал. Мы задействовали его, когда нужно было внести серьезные изменения в движок, не останавливая Гриаду. Если ты сможешь, как говоришь, перезапустить ЦТ, я выйду из игры, возьму лэптоп и пущу сюда вирус. Но нужен кто-то здесь, в игре, кто отключит брандмауэр.

        - Что еще за брандмауэр?  - спросил Большой.
        Странник качнул головой - кажется, это и для него было неожиданностью.
        Знахарь развел руками:

        - Когда все началось, мы попытались воздействовать на Альфу. И обнаружили, что не можем. Альфа поставил собственный брандмауэр, просеивающий данные, мы назвали его Сторожем. Понимаете, для Альфы этот канал - связь с внешним миром, то есть со всем Интернетом. Он предвидел наши действия и обезопасил себя.

        - И как, по-вашему, отключить Сторожа?  - поинтересовался Атила.

        - Снаружи - никак. Просто невозможно. Но в игре… Понимаете, Альфа - не просто сложная программа, он и есть Гриада. Все, что он делает на уровне математики, кода, все, что меняет, перестраивает в себе, влияет на происходящее здесь. То есть имеет в Пади какие-то последствия, зримые результаты, которые игроки могут увидеть и ощутить, пощупать. А Сторож… вы знаете историю появления Пади?

        - Все ее знают, - пожала плечами Яна. - Это же есть в ролике, а его хотя бы в первый раз все смотрят. Семеро великих магов, Конклав, Великий Портал, чудища из горных катакомб, первый Шторм…

        - В ролике нет ничего про то, что теперь с магами Конклава.

        - Они должны быть в Цитадели? - предположил Атила.

        - Конечно, - кивнул Знахарь. - Магосфера - одновременно защита и проклятие этого мира. С ее помощью маги спасли его от Погибели. Но они не смогли закрыть Портал и теперь все их силы уходят на удержание его в стабильном состоянии. Иначе энергия Магосферы вольется сюда, как сквозь прорвавшуюся плотину, и разорвет реальность в клочья. Во время первого Шторма часть их слуг, преображенная энергией Портала, превратилась в клириков Братства Молчальников и стала охранять Цитадель. А маги теперь лежат в одной из ее комнат, неподвижно, уже долгие годы, на грани между существованием и несуществованием. По сути, в реальности игры Великий Портал - это и есть тот самый широкополосной канал связи. Нам это показалось… изящным решением. Ироничным.

        - Это значит, - заговорил Атила, - что прежде, чем кто-то снаружи впустит в игру вирус, кто-то в игре должен проникнуть в Цитадель и отключить брандмауэр, так?

        - Ядро Альфы, его программный центр, воплощен в магах Конклава, - добавил Знахарь.

        - Эээ…  - Большой дернул себя за бороду. - Ни фига себе задачка!
        Взвыл слепой волк, на него зарычал второй. Знахарь насторожился, поднял голову. Вскочил и, подхватив посох, побыстрее вышел наружу. Когда дверь закрылась, Атила сказал, ни к кому не обращаясь:

        - И сколько он еще сможет управлять этим своим островком в Пади?
        Странник шевельнулся на лавке, но ответить не успел: дверь распахнулась, грохнув о стену, внутрь влетел Знахарь и быстро заперся на засов. Снаружи затявкали, заскребли когтями по дереву. Прижав ладонь ко лбу, он прикрыл глаза, будто вслушиваясь во что-то, потом быстро заговорил:

        - Моей защите конец. Интерфейс только что упал, не могу восстановить. Это атака Альфы. Я потерял контроль, волки кинулись на меня, - он шагнул к люку. - Спускаемся в подвал.
        Вынув из сумки Книгу, Странник сказал:

        - Пора распределить роли и решить, кто будет снаружи загружать вирус, а кто…
        Атила уже понял: игроки понадобились Страннику, чтобы, выйдя из Гриады, они добыли лэптоп… Только почему он сам не может?

        - Ты бы сначала нас спросил, - сказала Яна, - хотим мы участвовать во всем этом или нет.
        Большой поддержала ее:

        - Из игры нас вывести Знахарь в любом случае обязан, раз он работник "Русо?Вирта". А лезть к ним в офис, красть лэптоп… Это фигня какая-то. Вообще-то, за такое сажают.
        Знахарь, присев над люком, откинул тяжелую крышку, нагнулся, заглядывая. Снизу полился грязно-желтый бледный свет.

        - Я дам вам номер счета, идентификатор и логин, чтобы проверить баланс, сказал Странник. - На счете лежит семьдесят тысяч золотых. Сумма большая, можно открыть свой бизнес, дизайнерскую или игровую контору… ваше дело. Вам надо только решить, кто пойдет наружу, а кто - со мной к Цитадели. Мне понадобится помощь.
        Семьдесят тысяч! Большой вцепился в бороду обеими руками. У Яны дернулось остроконечное ухо. Атила молчал. Больше всего на свете он сейчас хотел бы узнать, кто такой Странник. И зачем Альфа запер игроков в Гриаде. Но для этого нужно остаться в игре. А если он так и не выберется? Хорошо же он будет выглядеть, когда тетка вернется из полета: разлагающийся труп на диване, стянутый костюмом…
        Вот у той же Яны есть рядом дома человек, который мог бы отключить ее от костюма? И если да, то это поможет? Или, отключай - не отключай, а разум, пойманный в игровую паутину Альфы, останется в заложниках, и в костюме будет только тело-растение, без сознания, без воли, способное только к вегетативным функциям вроде дыхания?
        Донесся призывный рев огра, взвыли слепые волки. Монстры сейчас спешат через топь, а поскольку они и топь - единое целое, увязнуть не должны. Через несколько минут будут здесь, навалятся всем скопом и сковырнут хижину Знахаря с лица Пади.
        Поглядывая на дверь, Знахарь подошел к единственному окну, захлопнул тяжелые ставни, сдвинул засов, потом вернулся к люку и спрыгнул в него. Понимая, что затянувшаяся пауза уменьшает шансы на спасение, Атила заговорил:

        - Ладно, давайте так. Я живу рядом с "Русо?Виртом", у меня его из окна видно. Смогу попасть к зданию быстро, как только выйду из игры. Говорю это не потому, что хочу сбежать отсюда, хотя, конечно, хочу. Но от меня до нужного места действительно всего пару кварталов.
        Странник перевел взгляд с него на Яну, которая, подняв лук и направив его на входную дверь, боком подходила к люку.

        - Я бы тоже хотела наружу, - сказала она.  - Я дома осталась на неделю одна, а в игре планировала находиться не дольше суток, и они почти истекли. Там… мне, в общем, некому помочь.
        Странник повернулся к Большому, переминающемуся с ноги на ногу:

        - Хорошо, с вами ясно, а ты?
        Снаружи зарычали, и тут же в дверь ударили так, что она едва не слетела с петель. Большой попятился к люку, бормоча:

        - Ну, могу остаться, только вот я насчет денег… Мне бы от родителей свалить, квартиру свою арендовать и жить, ради этого я горы сверну! Но что там с паролем? Без пароля их не получить, а? А если ты того… помрешь?
        Странник, подхватив свой посох со светящимся алым набалдашником, тоже шагнув к люку, сказал:

        - Получите пароль, когда загрузите вирус в игру.
        В дверь ударили еще раз. Одновременно хрустнуло дерево, треснул засов. Одна ставня упала на пол, вторая повисла на петле, и в проем просунулась башка упыря. Какие же они здоровые тут в топи, поразился Атила, он такого страшилу раньше и не видел - раза в два крупнее того, что обитает у сторожки Лесника. Разошлись в стороны шипы роговых наростов, обнажив пасть, упырь вытянул шею. Схватившись за края окна, стал протискиваться внутрь. Яна выстрелила и попала точно в голову - монстр отшатнулся.

        - Прыгайте сюда!  - крикнул снизу Знахарь. Атил сиганул в люк вслед за Странником и Большим. Снова щелкнул лук, и Яна последовала за ними.

        - Как люк закрыть?! - она отскочила от проема, когда вверху мелькнула тень. - Тут не ручки, ничего, а крышка откинута вверх!
        По углам каменного подвала с высоким потолком стояли четыре толстых деревянных идола с выпученными глазами и круглыми ртами. На груди у одного сквозь древесину проступали прямоугольники… Экран, что ли, такой? Прямо по поверхности дерева, двигались столбики с данными, а внизу мерцала виртуальная клавиатура. Вот как здесь оформлен интерфейс… А почему идолов четыре? Или работать можно только с одним, а остальные для красоты?
        Большой с Атилой, отбежав в сторону от люка, задрали головы. Яна, не опуская лук, попятилась к дальнему идолу, где Знахарь набирал на клавиатуре команды, вводил коды. Когда он нажимал на виртуальные кнопки, глаза всех четырех идолов помигивали светом. Странник, присев рядом, возился со своей Книгой. От нее к подножию идола потянулись светящиеся пульсирующие нити магической энергии, влились в древесину. Будто какой-то гаджет проводами подключили к терминалу.
        Не оглядываясь, Знахарь проговорил:

        - Мы выйдем в реал, а вам сначала нужно попасть в подвалы Мертвого города. Там спрятано то, без чего к Цитадели не прорваться. Я объясню…
        Наверху входная дверь с грохотом слетела с петель, и оглянувшийся Знахарь крикнул:

        - Закройте люк!

        - Как закрыть?!  - заорала в ответ Яна.

        - За веревку тяни!
        Атила прищурился: нет здесь веревки, просто дубовая крышка. Большой пятился, втягивая голову в плечи. Знахарь, прыгнув вдоль стены, потянулся к тонкому шнуру, накинутому на гвоздь. И тут свесившийся в подвал упырь, который до того пытался влезть в окно, ухватил его длинными лапищами. Рванул. Знахарь заорал, в проеме люка дернулись его ноги.
        Яна ахнула, выругался Большой, сорвавшийся с его рук файербол улетел вверх и врезался в потолок дома. Зарычал упырь, над головой взвыли. Там с грохотом падала мебель, хрустели доски.

        - Но как мы без него?! - выкрикнул полуорк.
        Странник скользнул к люку, что-то вытаскивая из сумки. Еще один файербол вылетел в люк, отбросив сунувшегося вниз василиска. За шаром огня последовали несколько стрел. Атила мог только покрепче сжимать обнаженный "бастард". Вот, когда дистанционного оружия не хватает! С другой стороны, у него оно не прокачано, как у эльфы, пока он взведет лук, пока толком прицелится… Уж лучше с мечом в руках дожидаться врагов.
        Вверху снова показался упырь. Забрызганные кровью Знахаря роговые шипы разошлись в стороны, будто хищный цветок, раскрылась темная пасть.

        - Осторожно!  - крикнул Странник и швырнул то, что держал в руках.
        Что бы это ни было, оно влетело прямиком в глотку упыря. Тот захлопнул пасть, вокруг нее плотно сомкнулись шипы?наросты. Внутри монстра глухо чвякнуло. Раздался тонкий писк, его глаза набухли и вылезли из орбит Кожа на морде покраснела, начала светиться, словно череп стал прозрачным, и под ним зажглась лампочка. Дернувшись, упырь повалился в люк, Странник и Яна отскочили, Атила с Большим вжались в стену. Подвал озарила яркая вспышка, обожгла глаза, пришлось зажмуриться. Загрохотало, толкнуло ударной волной, выбив воздух из легких, и Атила, задохнувшись от боли, сполз на пол.
        Жаркая волна опрокинула одного идола, он грохнул об стену, потом о пол, прокатился прямо под колени Большому, тот взмахнул руками и свалился на спину.
        Упыря распылило на мелкие красные капли. Одежда, идолы, стены, потолок были забрызганы алым, кое-где виднелась прилипшая зеленоватая шерсть.
        Атила приподнялся, нащупывая меч. Большой, укрывшись за опрокинутым идолом, высунулся и снова пустил файербол в люк. Вскочив, Атила метнулся к проему и, подпрыгнув, воткнул клинок в зомби с кривой саблей, пытавшегося сунуться в подвал. Мимо пронеслась стрела, пущенная Яной.
        Странник вернулся к тому идолу, где светилась клавиатура, снова соединил его с Книгой при помощи магических нитей-проводов и крикнул:

        - Задержите их! Мне нужно еще пара минут!

        - Долго не выйдет!  - отчаянно заорал Большой в ответ.
        Яна стреляла, стоя у стены на одном колене. От рева, рыка, гудения огня звенело в ушах, по подвалу метались всполохи файерболов. Сунув меч в ножны, Атила достал Книгу, покрутил кристаллы и выпустил из сумки "око" - вверх, через люк, мимо снующих монстров, вывел в дверь, зацепив лучами косяк. Увеличив плоскость стальной звезды до предела, поднял над крышей.
        В экране на обложке появилась картинка происходящего снаружи. В бледном свете Шарда вокруг избушки кишели монстры и чудовища. Они не очень-то и лезли внутрь, вот почему защитникам пока что удавалось обороняться в подвале. Черные фигуры молчальников приближались по мостку. Вот оно что, твари ждут хозяев! Стикса почему-то не видно, только клирики. И первый уже сошел с мостка, до хижины ему оставалось несколько шагов.

        - У нас еще гости!  - крикнул Атила. - Клирики уже здесь, они…
        В проеме люка мелькнула голова в остроконечной маске-капюшоне, потом - конец посоха. Что там у него был за набалдашник, разглядеть никто не успел, но вверху мигнула синяя вспышка, и вниз полетел голубоватый сгусток света. Врезался в пол возле перевернутого идола, по камням побежали стеклистые щупальца. В подвале резко похолодало. Лед перебрался на идола, стоящий на коленях Большой отпрянул от него, вжался в стену. В месте удара на полу помигивал искристый цветок, широко раскинувший извилистые лепестки льда.
        Большой, взревев как безумный, выпустил вверх подряд три файербола. Яна не отставала, вовсю работая луком. Сверху прилетело еще одно ледяное заклинание, чуть не попало в эльфу, она отскочила, нырнула в угол подвала, за идола с экраном.
        Странник, закончив работу, отключил Книгу и отбежал к Атиле. Посох он зажал подмышкой, Книгу спрятал в сумку. Они оказались неподалеку от упавшего идола с Большим, а Яна была в противоположном углу, по диагонали. Идол, за которым она пряталась, сиял изумрудным светом. Вдруг его верхняя часть начала оплывать, будто свеча.
        Странник крикнул Яне:

        - Прыгай внутрь, сейчас сломается!

        - Как внутрь?! - закричала она.

        - Там дверца! Смотри!
        Атила уже видел - вся лицевая часть идола была одной большой изогнутой дверью. Линии мерцания очертили ее ярче, она сама собой приоткрылась

        - Запомни: никому не верь в "Русо?Вирте"! - крикнул Странник.

        - Но я не знаю, что делать снаружи! - она дважды выстрелила в люк.

        - Что ж, мы все тут останемся?! - отчаянно взревел Большой, посылая туда же файербол.
        Атила попытался перебежать к Яне, но едва не поймал морозное заклинание. Обдало холодом, у ног расцвел ледяной цветок, он отпрыгнул обратно к стене и заорал:

        - Мой "скайп" подключен к Книге в игре! Atila666! Найди меня, Яна!
        Странник повторил:

        - Проникни в "Русо?Вирт", ключ от кладовки возьми из тумбочки в кабинете Артова! У него должны быть ключи от всех помещений пятнадцатого этажа!
        Верхняя часть идола продолжала деформироваться. Сияние усилилось, теперь оно почти слепило. От идола пошел жар, он смешивался с волнами холода от сыплющихся сверху морозных заклинаний.

        - Яна! Быстро! Он выходит из строя!  - крикнул Атила.
        Пригибаясь, она высунулась из-за идола, распахнула дверцу. Внутри была полость в человеческий рост, с синим кругом портала на дне. Закусив губу, эльфа махнула им рукой и прыгнула внутрь. Дверца захлопнулась. Очерчивающая ее линия мигнула ярко-синим. Еще пара секунд - и идол растекся по полу расплавленным пузырящимся месивом.

        - У меня "око" вверху! - прокричал Атила. - Можем улететь на нем, только как нам туда…
        В этот момент вниз спрыгнули василиск и болотный зомби, и на несколько секунд ему стало не до того. Большой продолжал забрасывать файерболами проем люка, не позволяя сунуться вниз другим монстрам, Атила выхватил меч. Василиску он снес голову, с зомбаком пришлось повозиться, тот вовсю махал своей саблей, но в конце концов удалось перерубить ему хребет.
        На несколько секунд это заняло все внимание Атилы. Когда он стал лучше воспринимать происходящее, то увидел, что посреди подвала, точно под люком, часть пола исчезла. Там гудела белая воронка метрового диаметра, вверх шел сильный поток воздуха, стремительно взлетали отрывающиеся от нее клочья света. Что за магия? Он про такую не слышал. От воронки две извивающиеся светящиеся нити шли к Книге в руках Странника.

        - Прыгайте в нее! - приказал тот. - Большой - первым!

        - А что это?!  - заорал полуорк.

        - Прыгай! И береги голову!
        Когда тот последовал приказу, воронка плеснула белым светом, и массивный силуэт взмыл к люку. Удивительно, но на лету, сипло вопя, Большой умудрялся пускать файерболы.

        - Атила, вперед!
        Он тоже прыгнул. Мощный поток света подхватил его. Потолок рванулся навстречу, пол и Странника будто отбросило вниз. Захватило дух. Он вылетел в проем, мимо пронеслись фигуры в черном, монстры, зомби, все они задрали головы… Через пролом в крыше избушки Атилу подбросило выше, он задергался, замахал руками и свалился немного в стороне, рядом с Большим. Выпучив глаза, тот стряхивал с головы обломки и ошалело вопил:

        - Это я пробил! Прикинь, башкой проломил, меня как швырнуло! Вот чего Странник сказал первым - на мне ведь шлем!
        Снизу донесся странный, нечеловеческий визг, и в пролом выбросило клирика. Он извивался, будто толстая черная змея, под темной маской клацали зубы. Атила, не целясь, ткнул мечом и попал в голову. Что-то брызнуло из дыры в капюшоне, мелькнула белесая кожа, а может и кость. Клирик скатился по крыше, рухнул вниз. Следом из дыры вынесло Странника, он упал на четвереньки, вскочил. За ним уже кто-то лез. Донеслось сиплое дыхание.
        Огромные пальцы огра ухватились за край пролома, и крыша затрещала, проседая.
        Атила так крутанул кристалл, что "око" чуть не треснуло ему по темени, спикировав к крыше. Он схватился за длинный луч.

        - Троих потянет?  - Странник вцепился в стальную звезду с другой стороны, их примеру последовал Большой.  - Увози нас отсюда!
        Часть 2
        Запертые в игре

        - Друг мой, никогда не забывай, что иллюзия может

 на самом деле убить тебя, если ты в нее веришь.
        Robert A. Salvatore "Servant of the Shard"

        ГЛАВА 11
        Глава 11
        Некоторое время Яна не могла дышать, будто горло сдавила чья-то огромная рука. Усевшись на кровати, она сорвала с головы шлем, едва не выдрав с мясом фиксаторы. Вдохнула, медленно выпустила воздух из легких. Будто кошмар приснился! Повертела шлем в руках, бросила на кровать и кулаками протерла слезящиеся глаза.
        Возвращаться в кошмар не хотелось даже мысленно, но пришлось: выстрелы, рожа упыря, дергающиеся ноги Знахаря, открытый люк…
        Неужели все, что было, правда, и от нее зависят жизни людей, запертых в игре? А может, руководство "Русо-Вирта" разберется без нее?
        Босые ступни коснулись холодного пола. Приди себя, Яна. Успокойся. Подумай, все взвесь. Что вокруг? Питер. Ночь заканчивается, за окном сереет. Съемная двухкомнатная квартира, подружка уехала с приятелями в Финляндию. Маленькая комната, письменный стол, шкаф, игровой костюм подключен к ноутбуку на стуле у кровати.
        Скинув костюм, она жадно присосалась к бутылке минералки, предусмотрительно оставленной рядом с компьютером. Когда выходишь из игры, адски хочется пить. Стоило закрыть глаза, как вспыхивали игровые локации, лица ее спутников, морды чудовищ, полуразложившиеся рожи болотных зомби…
        Даже не накинув халата, Яна прошлепала на кухню, нашла в холодильнике чизкейк, разорвала упаковку и сжевала. Вернулась.
        Надо что-то делать… Что?
        Мысли путались, видения из игры мешали думать связно. Надо в "Русо?Вирт", то есть в Москву - а она в Питере! Ехать в столицу? Прямо вот так, сразу?
        Это не решение. Правильное решение где-то на поверхности. Думай, голова, думай!
        Ну да - "скайп"!
        Атила, то есть Иван Атилов, перед тем как она шагнула в портал, выкрикнул свой логин в "скайпе". Яна схватила смартфон, помассировала виски, собирая разбегающиеся мысли, и попыталась вспомнить. Иван666? Нет. Атила999? Да нет же! Или… Atila666, точно.
        Непослушными пальцами открыла мессенджер и попыталась найти нужного пользователя. Ага, есть такой, но значок белый, он не в сети. Или Атила просто выставил такой статус? Все равно надо попробовать связаться. Яна послала запрос, но Атила666 не отвечал. Невезуха!
        Она взяла футболку с джинсами и побежала в ванную комнату. Забравшись в душевую кабинку, покрутила краны - в лицо ударили струи холодной воды. В голове прояснилось, Яна сделала воду теплее, намылила волосы и задумалась.
        Надо ехать в Москву, искать чертов "Русо?Вирт", играть в шпионов… Она зажмурилась. Кошмар! Питер свой, родной, тут все знакомо, а Москва - здоровенная, там люди кишат, как муравьи. И в здании корпорации будет куча людей, все незнакомые, надо притворяться, лгать, убеждать их… Ой, мамочки! А все потому, что ты, Яна Павлова, робкая.
        А еще - блондинка.
        Она включила фен, глянула в зеркало - волосы разлетались светлыми волнами. Игровые друзья никогда не подумают, что аватар ее точная копия. Если бы узнали, начали пускать слюни, как в жизни, и думать, что раз с внешностью у нее все в порядке, значит, в голове пусто. Обидно! Ведь в медицинский она своими силами поступила и была в десятке лучших студентов курса.
        В игре Яна поначалу хотела играть брюнеткой или коротконогой толстухой, но потом передумала, не стала ничего менять и позволила сканеру снять свою реальную внешность.
        Завязав волосы в хвост, она вышла из ванной. Так, думай дальше. Они остались в игре, а ты здесь. Есть "скайп" Атилы, но Атилы нет в "скайпе"… Или он убит? Вместе с Большим и Странником?
        Она похолодела от этой мысли. Что же делать? И так страшно, а если они мертвы, то придется одной воевать против непонятного врага. Странник сказал, что в корпорации никому нельзя верить. Почему? Это какой-то заговор, "Русо?Вирт" захватил заложников в игре и будет требовать выкуп? Какая ерунда!
        Ладно, сейчас - в Москву. Где найти лэптоп с вирусом, она знает, надо действовать по плану. Добыть его, подключить к Интернету, запустить вирус в игру… Атила с Большим за это время должны отключить брандмауэр. Чтобы разобраться с ним, нужно достичь Цитадели, проникнуть внутрь…
        Если они не уберут Сторожа - вирус не пройдет. Но как узнать, когда они это сделают, как скоординировать усилия?
        Связь нужна обязательно, а связи нету!
        Возвращаясь в комнату, Яна думала о том, как проникнуть в здание корпорации и никем незамеченной подняться на пятнадцатый этаж, как найти лэптоп… Когда представила себе все трудности, похолодело в животе и задрожали колени. Она же не шпион и не ниндзя, а обычная, к тому же довольно неуверенная в себе девушка. Да она перед простым докладом так нервничает! А тут - охрана, пропуска…
        Забиться бы под одеяло, накрыться с головой и забыть обо всем. Только если она им не поможет - то кто поможет?
        Но ведь это не игра! И не фильм с Томом Крузом. В реальном мире обычные люди не пробираются в здания корпораций, их отлавливают еще на входе, дают по голове и отправляют в полицию.
        Про это она думала, уже сидя за своим ноутом и делая заказ на сайте продажи билетов. Ближайший "Сапсан", скоростной поезд Питер  - Москва, отправлялся всего через час двадцать.
        Яна расплатилась за билет карточкой. Хорошо, что денег хватает, мама, не последний человек в Вологде, помогает ей. В медицинский она поступила по маминому настоянию, хотя не мечтала о карьере врача. Но и против не была, надо же устраиваться в жизни, а мама, главврач первой городской больницы, обещала в родной Вологде открыть для нее частный кабинет и в перспективе сделать дочь директором клиники.
        Может, потому она неуверенная в себе: все всегда решала мама, а тут самой приходится?
        Подключив к ноуту принтер и распечатав билет, Яна вскочила. Все, готова. Теперь самое необходимое сложить в небольшую дорожную сумку - и в путь.
        По дороге к вокзалу, сидя на заднем сиденье такси, не выпускала из рук смартфон, заглядывала в "скайп". Атила не появился и сообщений от него не было. А ведь он заперт в своей квартире, вернее, не целиком он - тело, которое уже начало медленно, но с каждым часом все быстрее, умирать. Надо не только в "Русо?Вирт", но и в квартиру к Атиле, откачать его… Только адрес он не сказал, все слишком быстро завертелось, успел лишь выкрикнуть ник в "скайпе". Еще одна причина, почему связь с запертыми в игре так нужна!
        На вокзал Яна приехала за пятнадцать минут до отправления. Людей на перроне было прилично, но Яна быстро нашла свой вагон.
        Поезд оказался классным: тамбур стеклянный, новенькая ковровая дорожка, по сторонам от прохода ряды удобных кресел, под потолком "плазма".
        Отыскав свое место, села и уставилась в окно: бегут, снуют, торопятся люди, целуется парень с девушкой, какие-то подозрительные типы в похожих серых костюмах заглядывают в лица прохожих. Она снова достала смартфон, попыталась связаться с Атилой и обнаружила, что батарейка почти разрядилась. Закатив глаза, мысленно обругала себя.
        Хотя здесь же есть розетки. Не проблема, зарядим. Нащупала в сумке провод, вытянула зарядку и, собираясь воткнуть ее в розетку, посмотрела за окно. Взгляд снова наткнулся на крепких парней в серых костюмах. А ведь они кого-то ищут. Четыре громилы окружили бритого наголо мордатого мужчину, похожего на большую обезьяну. Он раздал им листки бумаги и командовал, жестикулируя. Громилы разошлись, а мордатый подошел к Яниному вагону, повернулся спиной. Поднял листок - на нем была распечатанная фотография, Яна привстала, вытянув шею.
        Засосало под ложечкой. Это же ее снимок! Вернее, распечатка ее аватары... С которой она-реальная на одно лицо!
        Кто имеет доступ к такой информации? Админы, владельцы игры... То есть "Русо?Вирт". И теперь они ее разыскивают. Но каким образом Яну вообще обнаружили? Получается, когда она выходила через ЦТ, засекли айпи? Но почему ищут именно здесь?
        Конечно, все это связано с происходящим в игре, только как?
        Мордатый все также торчал под ее окном, и Яна поглубже вжалась в кресло, нагнула голову. Включила зарядку в розетку, но смартфон не заряжался. Розетка поломана, что ли? И тут она с ужасом поняла, что в спешке бросила в сумку старую зарядку, неисправную. Черт, черт, черт! Проклиная себя, выдернула вилку, смотав провод, сунула в сумку. Как же так? Ведь разрядится же теперь! Снова украдкой выглянула в окно. До отбытия осталась минута, провожающие отходили от поезда. Парни в сером разбрелись, а бритый командир, которого она окрестила Обезьяном, ходил туда-сюда вдоль ее вагона. Вдруг он повернулся, и Яна отпрянула от окна.
        Заметил? Поезд дернулся и поехал. Она осторожно выглянула, но не увидела Обезьяна среди людей на платформе.
        Вроде бы пронесло…Или нет?
        В руке пискнул и погас разряженный смартфон.

* * *
        "Око" летело прочь от избушки. Поняв, что произошло, клирики открыли беспорядочную стрельбу ледяными заклинаниями, но трое беглецов были уже далеко, и ни одно не попало в цель.
        Внизу чернели пригорки, качал пушистыми верхушками камыш, серебрилась вода. Стальная звезда натужно гудела и летела все медленнее.

        - Ну же!  - выдохнул Большой.  - Читик, не подведи, миленький! Еще немного! Во?о?он туда, где лес с полянами!

        - Гарпии, - сказал Атила. - Далеко еще, зато целая стая. Большая. Летят за нами.

        - Ой-ой! - запричитал Большой. - Они ж нас до смерти закусают!
        "Око" издало звук, похожий на всхлип, и закачалось. Все, кончилось путешествие, а топь - пока нет. Хорошо, что зомби стянулись к хижине.
        Первым пальцы разжал Большой. Сумел еще ухватиться за Странника, чтобы соскользнуть и приземлиться помягче, и, нечаянно сорвав с него сумку, рухнул в болото. Атила глянул вниз: спрыгнул полуорк неудачно, в самую грязь, и, похоже, его начало затягивать.
        "Око" полетело быстрее.

        - А?а?а!  - заорал Большой.  - Вытаскивайте меня!
        Над пригорком Атила тоже спрыгнул, рядом в камыши с хрустом приземлился Странник.
        Пока выбирались из подвала и летели, небо снова затянуло тучами, Шард почти исчез из виду. Отсюда Большого не было видно, доносились ругань и бульканье. Атила прикинул, что посох Странника слишком короткий, увидел неподалеку черную корягу, схватился и дернул.

        - Да вытащите же меня! Ща зомбаки полезут! Помогите! Вы вообще тут?!  - в голосе полуорка прорезалась паника.

        - Тут!  - крикнул Атила.  - Подожди немного! Не двигайся, так медленнее засасывает!
        Странник, зажав посох под мышкой, тоже схватился за корягу:

        - Дергаем на счет "три". Раз, два…
        Поднатужились, рванули - коряга с хрустом вырвалась из земли, и они побежали туда, где тонул синекожий соратник.
        Засосало его уже по грудь, он замер посреди вязкой лужи, подняв над головой руки. Шлем и лицо заляпаны грязью, глаза дикие, поблескивают белки. Хорошо, хоть панцирь свой оставил в домике Знахаря, когда прыгали в подвал, схватить не успел - теперь Большой не такой тяжелый.
        Странник, протягивая корягу, закричал:

        - Не упусти сумку!
        Большой потянулся к коряге:

        - Да утонула она!
        Странник дернул палку обратно.

        - Ищи!

        - Чего?!
        Атила тоже возмутился:

        - Ты что творишь, обалдел?!

        - Без сумки не попадем в Цитадель, - пояснил Странник, отведя корягу еще дальше.  - Ищи!

        - Что я тебе, собака - искать?  - не сдавался полуорк.  - Я ж тут сдохну!
        Атила уже собрался шагнуть к Страннику, чтобы забрать палку, но напоролся на взгляд равнодушных глаз и отступил, поняв: так надо. Это не жестокость, а необходимость. Его поразил взгляд Странника. Глаза в игре - всего лишь текстурки, они ничего толком не выражают даже у самой дорогой аватары, созданной на голографическом конструкторе. Но у Странника был взгляд живого существа.
        Вот именно - существа. Или все же человека?

        - Уроды! Предатели! - в голосе Большого были слезы. Поборов обиду, он принялся шарить руками в грязи. Сипло вдохнул и пригнулся, уйдя в топь почти с головой, только покатая макушка шлема торчала. Вокруг грязь забулькала от энергичных движений руками.

        - Нашел!  - заорал он, выныривая и поднимая над головой сумку, сияя безумной улыбкой в тридцать два орочьих зуба.
        Странник протянул корягу, Атила тоже ухватился за нее, покрепче уперся ногами. Когда вытащили Большого, тот бросил сумку на землю, сразу перестав улыбаться, сунул Страннику под нос огромный кулак. Странник отодвинул его руку, шагнул назад. Полуорк, выругавшись, стал отряхивать грязь.
        Стоп, а где "око"? Атила завертел головой. Улетело! Вытащил Книгу, покрутил кристалл, и вскоре звезда вернулась, зависло над их головами.
        Странник внимательно поглядел в сторону, где остался дом Знахаря. Оттуда доносился вой и рык монстров.

        - Гарпии?.. - полувопросительно произнес он.

        - Приближаются. - Атила вгляделся. - Вон, теперь и отсюда видно.
        Шард за тучами проглядывал в виде огромного бледного пятна, и на фоне него двигалась стая точек. То есть уже не точек - теперь это были закорючки вроде кучки крошечных букв "V". Э, а почему "око" зависло не прямо над ним, а правее? Настройки сбились… Он покрутил кристалл - звезда сложилась и спикировала вниз, но не в руки, а в куст. Спасибо, хоть не в грязевую лужу. Он бросился спасать чит, поднял, вернул в подсумок. Нужно будет нормально настроить, когда все уляжется.

        - Так а чего мы тут торчим? - спросил Большой. - Там гарпии, а тут мы. Ходу!

        - До леса далеко, надо прятаться от них в тот камыш, - решил Странник.
        Они побежали, а закорючки в темном небе все росли, уже доносились выкрики, похожие на карканье, шелест крыльев. Нырнули в камыш, пригибаясь и стараясь не шуршать, углубились в него. Хорошо, что он тут был высокий, да и занимал большую площадь. Только успели зайти подальше, как над головой захлопали крылья. Гарпии принялись кружить вверху, выискивая беглецов и перекрикиваясь на примитивном варварском наречии.

        - Нас по свету посоха заметят… - начал Большой шепотом, но Странник уже сунул набалдашник под плащ, накрыл плотнее. Прошептал что-то, и серый полог накрыл беглецов, как тогда, в Святилище. Ночью магическую ауру было почти не различить, лишь Шард за облаками совсем потускнел, да гарпий стало почти не видно, теперь лишь смутные силуэты проносились над ними.

        - Шуметь все равно нельзя, - прошептал Странник. - Полог закрывает от взглядов, не от ушей.

        - А почему ты свой посох не использовал в подвале? - напряженно спросил Большой. - Если там душа Кромика… Ударил бы им - Знахаря бы спас.

        - Удар посоха создает большие изменения в локальной игровой области, это нарушило бы настройку ЦТ, - ответил Странник. - Душа шамана - последний довод, как нейтронная бомба. Одноразовое оружие.
        Атила отметил: интересная информация. Но слишком уж опасные обстоятельства, не до ее обдумывания сейчас. К тому же Странник добавил:

        - У гарпий природная магия, они могут заметить нас сквозь полог. Не шевелитесь.
        Легче на душе от этого не стало. Они замерли, сидя на корточках посреди камышей, а прямо над ними проносились тени, шелестели крылья и раздавались хриплые выкрики.

        - Что дальше делаем?  - едва слышно спросил Атила, и тут Книга в руках дзенькнула. Похолодев, он побыстрее отключил звуковой вызов. Большой выпучил на него глаза, Странник качнул головой. Атила сделал жест, мол, прощу прощения, поглядел на экран и понял, что это пришел запрос на авторизацию в "скайпе". Открыл сообщение…
        ТУТ ЯНА. ОТВЕТЬ.
        Добавив ее в список контактов, начал набирать:
        ПРИВЕТ. ЖИВЫ. Я НА СВЯЗИ.
        В этот момент иконка Яны пожелтела. А, черт! Сообщение все равно дописал, рано или поздно дойдет до адресата.
        Вдруг голова взорвалась болью. Стон Большого донесся будто из длинного гулкого тоннеля, Атила уперся лбом в землю, смяв камыш. Мир погас, осталась только пульсирующая боль. Он даже не понял, потерял ли сознание или нет. Через некоторое время пришел в себя, выпрямился на коленях, бессмысленно таращась перед собой.
        Рядом тихо стонал и ворочался полуорк. А Страннику хоть бы хны. Атила хрипло прошептал:

        - Почему у тебя голова не болит?

        - Болеть нечему, - тот отвернулся.
        Большой, массируя виски, покосился вверх и спросил:

        - Чего это за приступы такие? Откуда они вообще, почему сразу у двоих? И Яну прихватывало…
        Разом хлопнули крылья вверху, они вздрогнули, задрали головы. Гарпии полетели прочь, будто сигнал получили. Несколько секунд - и наступила тишина.

        - Могут ведь вернуться, - пробормотал Большой. - Да и от избушки вон шум… твари сюда идут.

        - Уходим, - Странник выпрямился
        Выбравшись из камышей, зашагали через болото. Это было уже именно болото, а не топь - не такие мрачные краски, меньше грязевых луж. Убедившись, что гарпии не возвращаются, Большой воспрянул духом. Будучи парнем отходчивым, про свою обиду он уже забыл и теперь сыпал вопросами:

        - Так мы к Цитадели, да? И как? Просто вот взяли ноги в руки и пешком аж туда: ать-два, ать-два? Да нас по дороге прикончат, и посох твой одноразовый не поможет, ага.

        - Сначала зайдем в Мертвоград, - сказал Странник.

        - А там что? Я помню, Знахарь сказал, что прежде надо туда, но не успел объяснить, зачем.

        - Почти наверняка - за оружием. Где-то под Мертвым городом есть секретные мастерские гномов. Заброшенные, они там испытывали какое-то новое оружие. Не знаю какое, но уверен: Артов подразумевал, что только с ним мы прорвемся в Цитадель. Он хоть и не сценарист игры, но должен знать.
        Пока разговаривали, болото закончилось. Впереди лежала большая твердая прогалина, за ней маячили заросли, дальше был заросший деревьями холм. На краю прогалины рос раскидистый дуб с кривым стволом. Далеко сзади раздавался рык и вой. Большой сказал убежденно:

        - Не проникнем мы втроем в Цитадель, хоть с оружием гномов, хоть без. Это ерунда, ну, разве вы не понимаете? Цитадель - главное место в Пади. Туда огромные рейды собирали, и то пройти не могли.

        - Да, - согласился Атила.  - У Альфы монстры, чудовища, молчальники.

        - Вы оба забыли про чат, - сказал Странник.
        Большой с Атилой переглянулись, а он продолжал:

        - Старый чат теперь работает, я проверял. Надо собрать следопытов.

        - Точно!  - Большой хлопнул в ладоши, ойкнул и поспешно развел руки, когда между ними проскочила искра и начали разгораться язычки огня. - Тьфу, чуть шар не запалил. Так вот - чат! Конечно! Давайте прям щас…
        Атила толкнул его в плечо:

        - Стоп, помолчи. Почему так тихо? Только что сзади монстры разорялись, а сейчас их вроде кто-то выключил.
        Они напряженно прислушались к звукам на оставшемся за спиной болоте. То есть к отсутствию звуков. Тишина, только ветер шуршит камышами.

        - Быстро на то дерево!  - шепотом скомандовал Странник.
        Донеслись всплески и шорохи, и на краю болота проступили тени. Много теней. Уже когда подбегали к дереву, показались силуэты. Впереди шествовал огр, за ним тянулись солдаты-зомби, василиски, в стороне двигалось больше десятка упырей, и над всеми ними истребителями пикировали гарпии, били крыльями, то взлетали выше, то ныряли к самой земле. Клириков видно не было, но твари двигались группами, будто организованные бойцы.

        - Идут в сторону Цитадели, - шепнул Странник, садясь на ветке в нескольких метрах над землей.
        Большой верхом уселся рядом, Атила пристроился на другой. Вокруг них снова посерело, когда Странник создал маскировочный полог. Твари маршировали внизу, шелестела трава, цокали когти о ветки и камни. Над дубом пролетали гарпии.
        Когда отряды миновали дерево и перевалили через холм, Атила сказал:

        - Их много. Слишком много для нас, и это только часть сил Альфы. Причем небольшая часть.
        Странник на некоторое время "залип", уставившись в одну точку, потом отмер и произнес:

        - Скоро все они соберутся вокруг Цитадели.

        - Тогда нам действительно понадобится куча оружия. И это должно быть очень крутое оружие.

        - И куча хороших бойцов, - вставил Большой. - Лично у меня этот старый чат на Книге не виден, так что бросайте клич сами. Вызывайте всех, кого можете. Только какое место сбора?

        - Речной замок, - Странник достал свою Книгу. - Он недалеко от Мертвограда, оттуда хорошо просматривается Цитадель. Что написать?

        - Написать… - Атила наморщил лоб, мысленно формулируя обращение к игрокам, и заодно подумал, отчего Странник не сам сочиняет текст… будто опасается, что у него выйдет не очень убедительно, словно он не слишком хорошо представляет психологию обычных людей.

        - Но все-таки я не понимаю одного: чего хочет Альфа? Зачем ему все это, а? - спросил Большой.
        Их проводник молча зашагал к холму, и они, переглянувшись, пошли за ним. Атила, продиктовав текст, через плечо Странника поглядел на Книгу в его руках. На черно-багровой обложке он прочел сообщение, которое через миг ушло многочисленным адресатам:
        ВНИМАНИЕ! ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОКИНУТЬ ИГРУ. НЕОБХОДИМА АТАКА НА ЦИТАДЕЛЬ. ВСЕОБЩИЙ СБОР В РЕЧНОМ ЗАМКЕ. ПОВТОРЯЮ. ВСЕ, КТО ЭТО ЧИТАЕТ. НЕМЕДЛЕННО ИДИТЕ В РЕЧНОЙ ЗАМОК. ЗАХВАТ ЦИТАДЕЛИ - ЕДИНСТВЕННЫЙ ПУТЬ К СПАСЕНИЮ!

        ГЛАВА 12
        Глава 12
        Поезд мчался, постукивая колесами, и сердце Яны тоже громко стучало. Кровь пульсировала в висках, пыльцы нервно терзали дорожную сумку, лежащую на коленях. А вдруг громилы в серых костюмах вошли в поезд, и сейчас часть движется с головы, другая с хвоста, осматривают каждый вагон, заглядывают в лица пассажиров… Скоро будут здесь, и что делать? В туалете прятаться? Так они и его проверят.
        Между рядами прошел парень с бутылкой пива. Может в баре попробовать спрятаться? Тут она совсем как на ладони. А там сесть где-нибудь в самом уголке, втянуть голову в плечи… Может, обойдется? Надо было бейсболку надеть!
        Перекинув сумку через плечо, она пошла искать бар. Прежде чем пересечь тамбур, сквозь стекло осмотрела проход между креслами следующего вагона, не идет ли кто подозрительный. Бар обнаружился быстро: стойка, полки с бокалами и бутылками, конфеты и печенье в разноцветных коробках. Вздохнув с облегчением, Яна уселась на высокий табурет в нише за стойкой и заказала себе кофе. Оглядела людей в вагоне: жаль, совсем мало. Бармен равнодушно пялился в окно, неподалеку скучала пожилая пара, дальше пил коньяк поджарый широкоплечий грузин с орлиным профилем и густыми черными бровями. На другом конце сидели еще несколько человек, вот и все посетители.
        Она заказала кофе, стала медленно его пить, дергаясь каждый раз, когда открывалась дверь, и кто-то проходил через вагон. Успокаивала себя: хватит, расслабься, сейчас ничего не сделать, поэтому нет смысла напрягаться. Убивать в поезде тебя никто не станет. Если что, можно вызвать полицию…
        Дальняя дверь снова отъехала в сторону, и появился бритый Обезьян, командир "серых костюмов". Ей захотелось зажмуриться. Ой, как плохо! Наверное, увидел ее через окно, успел заскочить в вагон перед самым отправлением. Он посмотрел на нее в упор, и Яна чуть не поперхнулась кофе. Сглотнула. Интересно, "серые" тоже здесь, или Обезьян один?
        Оглядевшись, он по ковровой дорожке зашагал к стойке, возле которой сидела Яна.
        Понимая, что убегать бессмысленно, она быстро оглядела пассажиров Обливаясь холодным потом, привстала, с ужасом глядя на приближающегося человека, а тот вдруг остановился. Взгляд его из расслабленно-насмешливого стал жестким, налился свинцом. Что это с ним?

        - Красавыца, давай угощю, - проговорили рядом с сильным акцентом.
        Яна аж подпрыгнула. Обернулась. На соседний табурет подсел грузин.
        Ну просто карикатурный собирательный образ настоящего горца: большой орлиный нос, черные кустистые брови срослись над переносицей, а подбородок... Таким подбородком орехи колоть и гвозди забивать. Знойный красавец, мечта блондинки. Он широко улыбнулся и представился:

        - Автандил. Можно просто Автик.
        Понадобилось все ее не очень-то сильное самообладание, чтобы взять себя в руки. Покосившись на Обезьяна, Яна через силу улыбнулась и сказала:

        - Яна.
        Автандил расцвел как горный цветок по весне, щелкнул пальцами - бармен подался к стойке.

        - Коньяк хороший - два по сто. Самый лучший. Ещо кофэ. Будэшь ещо кофэ пыть, Яна?
        Сгорая от стыда - боже, с ней в поезде знакомится мужчина, с первых же секунд не отрывающий заинтересованного и вполне откровенного взгляда от ее груди! - Яна с трудом заставила себя кивнуть.
        Ожидая заказ, Автандил локтями навалился на стойку, заглядывая ей в лицо. А может и не в лицо, она-то смотрела прямо перед собой, ощущая, как горят щеки, и не видела, куда он там пялится. Он рассыпался в комплиментах:

        - Красавыца, ты как с обложкы! Нэ вру! Ты навэрно моделью работаэшь? В журналах снымаэшься, по Эвропе ездышь? А сейчас куда едэшь, в Москва или дальшэ?

        - В Москву, к подружке, - Яна снова покосилась в сторону Обезьяна: тот сел в кресло за столик у стойки.

        - Подружка красывый, как ты? Нэт, как ты - такых нэ быват! У меня друг в Масквэ, ресторан дэржит. Давай встретимся вмэсте? Погуляем, вына выпьем. У мэня такой выно, м?м?м!
        Откровенное восхищение во взгляде - это должно льстить женщине? Или нет? Грузин не казался мерзким, скорее просто слишком откровенным в выражении чувств. И взгляд - ну совершенно раздевающий. Яне не могла разобраться, что ощущает, одно понимала: ей мучительно стыдно в его присутствии.
        Бармен поставил на стойку два пузатых бокала на тонкой ножке, Автандил подхватил оба и, сверкая белоснежными зубами на смугловатом лице, протянул один:

        - Давай за знакомство, Яна!
        Бокалы звякнули, она смочила губы. Поставила бокал, а грузин запрокинул свой и осушил залпом, дернув сизым кадыком.
        Она коньяк пробовала только раз в жизни, и ничем хорошим это не закончилось: когда с подружкой отмечали окончание сессии, выпили по двести граммов, подруге ничего, а Яну потом чуть наизнанку не вывернуло.
        Обезьян пересел на табурет у другого конца стойки и заказал кофе. Поверх плеча грузина он часто поглядывал на Яну. Автандил рассказывал о бизнесе в Москве, о друзьях, о том, какая Яна "красЫвая", что ей надо купить "золотой цепочка" и "машина хароший". Она почти не слушала, лихорадочно соображала, что делать дальше, и нервно вертела в руках разрядившийся смартфон.

        - Э?э?э, - протянул Автандил, - тэбэ пазванить надо? Зачем страдаешь! На мой тэлэфон.  - Протянул смартфон, подмигнул.  - Я пока отойду, а ты званы, куда хочэшь, не стэсняйса.
        Он картинно вскинул руку, с неприязнью покосился на Обезьяна, которого, оказывается, заметил, и слез с табурета. Вышел в тамбур. Через стеклянные двери было видно, как Автандил достал сигареты и закурил.
        Обезьян прищурился. Пожевал губами, кивнул на дверь и обратился к бармену:

        - И почему ничего не предпринимаем? У вас тут что, курить можно, как в электричке? Проводника необходимо вызвать.
        Флегматичный бармен нехотя перегнулся через стойку, помахал Автандилу, подождал, пока тот его заметит, и перекрестил руки, мол, завязывай курить. Обезьян с недовольством таращился то на него, то на тамбур.
        Яна в это время сняла блокировку на смартфоне, у них с Автандилом была одинаковая модель. Как бы связаться с Атилой, не оставляя логи на чужом аппарате? Ага, есть идея!
        Когда грузин ушел в туалет, она быстро поменяла аккумуляторы, со своего смартфона отправила сообщение:
        В САПСАНЕ, ЕДУ В МСК.
        Вернула аккумулятор на место. Все, можно выдохнуть… но ненадолго. Потому что осталось решить главную проблему: скрыться от Обезьяна, который не спускает с нее глаз. Это тебе не любвеобильный грузин, Яна его как женщина не интересует - смотрит на нее, как лысый удав на кролика. Когда поезд приедет в Москву, что он сделает? Потащит куда-то или при удобном случае свернет шею? Ручищи вон какие… Хрясь, и все. А может у него вообще пистолет с глушителем?
        Яна машинально улыбнулась вернувшемуся Автандилу и, в душе краснея до ушей, повела плечами, чтобы колыхнулась грудь. Ой, мама, какая стыдная ситуация! В игре она вся из себя крутая, а в жизни… Ну не умеет правильно флиртовать с мужчинами, не умеет отшивать или привлекать. Как девочка десятилетняя!

        - Выпьем!  - пророкотал, немедленно зажегшись, Автандил. Заказал себе еще коньяк, глянул на ее бокал: - Чиво нэ пьешь, Яна?
        Она взяла бокал, сделала малюсенький глоток и, поперхнувшись, закашлялась. Гадость же какая! Потекли слезы, дыхание перехватило. Щеки вспыхнули, а в желудке разлилось тепло. Автандил мягко похлопал по спине, Яна благодарно кивнула. И ощутила, что хмелеет. Надо же, как быстро… Зато и смелость откуда-то появилась.
        И еще она вдруг поняла: ведь покупала билет на "Сапсан" через интернет, вот так ее и выследили, поэтому и пришли к поезду. Сначала по игровому айпи, которое сняли в момент выхода через ЦТ, определили ее саму, а после засекли, что с того же айпи приобретается билет в онлайн-кассе… Эх, конспираторша!
        Обезьян точно не имеет отношения к полиции или спецслужбам, иначе давно задержал бы ее. Может он и не знает, кто такая Яна на самом деле, может это наемник. Как звучит-то, будто в кино - наемник! А может он сотрудник службы безопасности "Русо?Вирта". Вот только вопрос: кто им командует? Руководство корпорации или… Или сам Альфа? От этой мысли захотелось хлебнуть еще ненавистного коньяка. Вдруг Альфа имеет влияние в реале? Она же собирается ввести в игру вирус, и если он что-то знает про спрятанный лэптоп с папкой "Poison"… Подкинул людям в корпорации ложную информацию, например, склепал досье на Яну, что она кибертеррористка, укравшая секретную технологию, и теперь чужими руками пытается с ней разобраться. Обезьян может быть простым исполнителем, и это не самый худший расклад: убивать ее не собираются, хотят задержать и доставить в "Русо?Вирт". А там можно будет как-то объясниться с сотрудниками, люди все таки, а не осознавший себя компьютерный код!
        Но если все на самом деле не так?
        Автандил, осмелев, взял Яну за руку, она хотела вырвать ладонь, но не стала. Решение пришло внезапно - простое и понятное. Посмотрела на часы: ну вот, большая часть пути позади, не даром "Сапсан" скоростной поезд. Надо потянуть время, чтобы грузин подольше был рядом. Томно прикрыв веки, Яна улыбнулась Автандилу. Если бы не коньяк, ни за что бы не смогла. Он просиял и снова предложил выпить.

        - Спасибо, но мне не очень хорошо, - мурлыкнула она. - Нельзя спиртное на пустой желудок. Я бы чего-нибудь съела, - пересилив себя, она положила руку ему на плечо. Ничего так, твердое, сильное.

        - Лагман есть?  - Кавказец повернулся к бармену.  - Шурпа?

        - Куриный бульон, суп с лапшой и бутерброды. Подсохшие.

        - Суп с лапшой, - выбрала Яна, посмотрела на Автандила и сказала такое, чего раньше не говорила ни одному мужчине: - Спасибо, что скрасили мое одиночество.
        Прозвучало просто ужасно, но он приосанился, и ей даже стало его немного жалко. Если бы знал, как с ним собираются поступить! Но побеждает не сильнейший, а умнейший, и она умнее. Да-да, умнее! И еще она красивая, так почему бы внешности, от которой раньше всегда были одни только неприятности, не сослужить хорошую службу? Так что извини, Автик, сейчас ты станешь жертвой коварных женских козней.
        Бармен поставил на стойку маленькую тарелку с супом, положил салфетку, ложку. Взяв ее, Яна искоса поймала взгляд Обезьяна. Он глядел пристально, не отрываясь, и во взгляде его была прямая и явная угроза.

* * *
        Едва Странник успел разослать оповещение про сбор в Речном замке, как окно чата на обложке подернулось рябью, замерцало и погасло. Атилла достал свою Книгу, покрутил кристаллы, покачал головой и сказал:

        - Все, Альфа обнаружил и заблокировал включение старой системы связи. Больше никак оповещений.
        Было еще темно. Первым шел Странник. Поворачивал, обходя искажения, иногда замирал, будто прислушивался, приходилось ждать. На вопросы он отвечать перестал, теперь все молчали - клирики с тварями могли быть где-то рядом.
        Когда Странник в очередной раз "завис", Атила привалился к дереву и прикрыл глаза, чтобы передохнуть, но услышал голоса вдалеке и прошептал:

        - Люди?

        - Ага!  - обрадовался Большой.  - Я тоже слышу.

        - Посмотрим, но не шумите, - решил Странник.
        Голоса звучали все громче, доносился смех, звенел металл, что-то жужжало. Странник скользил, не издавая ни звука, лишь тускло поблескивал бледно-красным светом набалдашник посоха. Атила тоже старался не шуметь, хуже всех получалось у Большого.
        Впереди замаячили остатки каменной ограды, за ними виднелись две приземистые постройки. Между ними стояли трое. Судя по росту, очертаниям фигур - люди. Хотя…

        - Тонковаты как-то, - прошептал Атила. - На эльфов смахивают.

        - Часовые? - предположил Большой.

        - Не факт, может просто тут болтают. Только что это за место вообще?
        Из дыры в крыше одного дома поднимался дымок. Окон там не было, только широкий проем без двери.
        Рядом горбился небольшой холм, поросший травой, на вершине маячил непонятный агрегат. С той стороны светила луна, серебром очерчивая корпус, приподнятый на толстых стойках, между ними виднелась груда камней.
        Большой зашептал:

        - Короче, это дроу. Видите, как движутся? Вон того, долговязого, я вроде знаю. По-моему, это Великобой, так он себя называет.

        - Давно знакомы? - спросил Странник. - Кто он такой?

        - В легионерах вместе были недолго. Он ушел, сказал, не для него это. Дроу как дроу. Нормальный. Только кликуха такая… самолюбивая.

        - А остальных не знаешь?  - уточнил Атила.

        - Кажется, нет. Но темно, не разобрать. Я и Великобоя узнал только потому, что левое плечо у него выше, видите? Его в одном рейде дракон-зомби зацепил когтем. Получил Великобой дебаф: "трупный яд дракона". А такой яд не выходит без особых заклятий. Они очень дорогие, если покупать за голду, либо их нужно у некромагов Черного Предела менять на очки кармы… Короче, Великобой уже месяца три таким скособоченным ходит.

        - Давайте еще ближе подойдем, - предложил Атила. - Только пока что не шумите, непонятно, что они там делают.
        Когда присели за остатками ограды, Большой кивнул:

        - Ага, понял. Значит, так: тот жирный, это Бочка, медлительный парень и жует че?то постоянно. А третьего не знаю. Вообще, Великобой с Бочкой - обычные игроки, нормальные. Так что, пойдем к ним? Вроде тихо все, поговорим, вдруг помогут.

        - Как? - спросил Странник.

        - Да хотя бы с нами пойдут дальше. Уже будет лучше, чем втроем до Речзамка топать. Это ж дроу, они хорошие мечники, ну и дамаги обычно неплохие. Может они и так уже к замку идут? Получили сообщение, ну и…

        - Почему они именно здесь разбили лагерь?  - перебил Странник.
        Большой пожал плечами:

        - А чего бы и нет? Ну, разбили, и что?

        - Поблизости нет терминалов. А за холмом поле искажений, через которое не пройти. Здесь практически тупик, нужно обходить или...
        Атила удивился:

        - А чего ж ты нас сюда привел?
        Вместо ответа Странник сказал:

        - Нам надо к тому подъемнику.

        - К этой штуке на холме?  - Большой выпрямился. - Чего за подъемник такой?

        - Это гномья шахта, - пояснил Странник, шагнув в пролом. - Подъемник вряд ли работает, спустимся без него. Внизу тоннели, по ним дойдем до Мертвого города.
        Большой с Атилой прошли в пролом за ним, в этот момент из дома, над которым поднимался дым, появился еще один дроу. Он что-то сказал Великобою, тот всплеснул руками. Они заспорили, Великобой сделал жест, мол, иди обратно, и дроу вернулся в дом. Бочка стоял с безучастным видом, а Великобой обратился к третьему эльфу, Атила разобрал: "Вали… помогать". Тот тоже ушел, Великобой с Бочкой остались вдвоем.
        Они повернули головы, услышав шаги, и Большой громко сказал:

        - Великобой, привет, свои!
        Тот схватился за меч, а Бочка молча смотрел на ночных гостей и не шевелился. Узнав полуорка, Великобой ухмыльнулся, опустил оружие. Кивнул на Странника с Атилой:

        - Здорово, а это кто с тобой?
        Они остановились, Странник шагнул вперед и спросил:

        - Вы давно здесь? Сколько вас?
        Великобой покачал головой и сказал Бочке

        - Смотри, какой деловой. Для начала назвался бы.

 Из дома с дымящей трубой доносились шорохи и глухие удары. Атила заглянул в проем. При свете костра шестеро дроу, стоя по пояс в яме, вовсю работали лопатами. На смуглых худых лицах блестел пот. Под стеной сложено оружие: узкие мечи, пара луков с колчанами, самострелы, ножи, рядом лежали рубахи, куртки, кольчуги. Дроу были обнажены по пояс.

        - Так кто эти двое? - - повторил вопрос Великобой, и Странник сказал:

        - На Странника отзываюсь.

        - Странник?! Да, врешь, мужик! Большой, правда, что ли?

        - Ага, - важно кивнул тот.

        - Значит, тебя мы и ждем! - воскликнул Великобой.
        И тут Бочка словно ожил: шевельнулся, взгляд сфокусировался на ночных гостях, стал острым, колючим. В тот же миг дроу в доме затихли, и воцарилась тишина.
        Великобой, переступив с ноги на ногу, повысил голос:

        - Эй, вы там, не останавливаться!

        - А чего вы роете тут?  - спросил Большой. - Схрон ищите?

        - Нет, лаз делаем. Выход шахты на холме завален камнями, а мы хотим в тоннели попасть, чтоб по ним прямо до Мертвого города, - Великобой махнул на Бочку.  - Расскажи им, ты ж нас сюда привел, когда получили рассылку по старому чату. А вы ее видели? Вдруг заработал тот чат… Сначала одна рассылка пришла, а следом другая, уточняющая. В ней маршрут этот и был, подземный, и точка в этом доме отмечена, через которую можно прокопаться. Я тогда карту не очень разглядел, у меня голова вдруг так разболелась…
        Две рассылки? Атила нахмурился, не понимая. Маршрут, карта… Никакого маршрута Странник в сообщении не описывал, тем более, не цеплял файл с картой. И что это значит? Альфа вслед за их оповещением отправил второе и привел сюда дроу? Интересно, только к этой группе попала вторая рассылка? Если Альфа вычислил, что дроу находятся недалеко от шахты и отправил их к этому месту… Зачем?
        Вслух он ничего сказать не успел, потому что Бочка поднял самострел. Темные эльфы часто пользуются такими маленькими пружинными машинками. Странник стремительно сместился в сторону, за спину Великобоя, сунул руку в сумку. Атила отскочил к дому, только Большой остался на месте, не сообразив, что происходит.
        Великобой вытаращился на Бочку:

        - Ты чего…
        Тот выстрелил, самострел клацнул. Дротик попал Великобою в плечо, и тот упал, взвыв от боли. Большой, пригнувшись, с криком прыгнул к стрелку и головой в шлеме с треском и хрустом врезался ему в лицо. Булькнув горлом, Бочка рухнул на спину.
        Из дома выбежали шестеро дроу. Бесшумно, молча. Глаза блестят, в руках отведенные для удара лопаты. Одинаковые силуэты, синхронные движения. Они бросились к Страннику.
        Атила, стоявший у стены сбоку от проема, подсечкой сбил с ног последнего дроу, а предпоследний развернулся, как автомат, и ударил. Древко лопаты стукнуло по вовремя подставленному "бастарду". Атила ударил эльфа ногой и, прежде чем сообразил, что делает, круговым движением меча перерубил ему шею. И только потом понял: это же не непись, а игрок, он же сейчас убил человека!
        Человека - или эмиссар Альфы, ментально подчиненного ему, как те двое Лесных Скитальцев возле терминала?
        Рядом полыхнул файербол, отблески огня легли на землю, заметались тени.

        - Что такое?!  - орал Великобой.  - Что вы делаете?!!
        Странник выхватил из сумки мешочек, сорвав шнурок с горловины, швырнул навстречу подбегающим дроу. В мешочке что-то блеснуло. Вздрогнуло пространство, раздался гулкий хлопок, эхо заметалось между двух зданий. Нападавших отбросило назад, они попадали, как кегли. Большого тоже зацепило, и он свалился на колени, ругаясь.

        - За мной!  - скомандовал Странник, взбегая по склону холма.
        Атила помог Большому подняться, и они поспешили следом. Бочка встал, двигаясь как робот, поднял самострел, нацелил в спину Странника, но тут Великобой с возмущенным вскриком вмазал ему мечом между лопаток. Не проронив ни слова, Бочка снова рухнул на землю, только теперь лицом вниз.

        - Давай с нами!  - крикнул Большой.
        Оглядываясь на недавних союзников, Великобой побежал на холм.

        - Но там же камни! - закричал он. - Мы смотрели, там завалило…

        - Берегись! - перебил Странник, и на вершине раздался уже знакомый гулкий хлопок.
        Загрохотало. Несколько крупных булыг разлетелись будто ядра, мелкие камни шрапнелью засвистели вокруг. Атила, вспомнив свой круглый щит, оставшийся на стеллаже у входа в корчму (как давно это было, будто вечность назад!) пригнулся, закрыл голову руками. Когда он очутился на вершине холма, стоящий там агрегат покосился, одну стойку выворотило из земли. Зато теперь в земле под ним темнела дыра, виднелся уходящий вниз ряд железных скобы.
        Странник первым полез вниз, следом сиганул Большой, потом начал спускаться Атила. У подножия холма клацнул самострел, и тут же второй. Подбегающий Великобой вскрикнул, споткнулся, протягивая руки к Атиле, в падении налетел на него и столкнул в шахту.

        ГЛАВА 13
        Глава 13
        Яна ела суп очень медленно. Как рекомендуют диетологи  - тщательно пережевывая пищу, хотя жевать там было нечего. А время текло еще медленнее. Нужно было убить минут сорок, но как не тяни, невозможно есть маленькую тарелочку супа долго. Когда суп закончился, добрый Автандил заказал себе и Яне по отбивной с гарниром, и появился повод еще подождать. Наконец бармен поставил на стойку заказ. Автандил ел мало - заглядывал Яне в лицо и улыбался, как сатир.

        - Вкусно, красавыца?

        - Угу, - промычала она, разжевывая жесткую отбивную. Глянула на Обезьяна, на часы - еще пятнадцать минут, и вокзал. Пора действовать.
        Кивнув Автандилу, отодвинула тарелку, положила вилку с ножом, вытерла рот салфеткой, очень стараясь выглядеть при этом изящно, как настоящая светская леди. Которая вряд ли стала бы проводить время в вагонном баре в обществе малознакомого мужчины и отбивной. Автандил придвинулся, вытянул шею. Она тоже к нему придвинулась, ощущая острый дух его одеколона, прошептала:

        - Мужчину с краю у стойки видишь? Не оборачивайся, кивни.
        Автандил, зверски зашевелив смоляными бровями, кивнул.

        - Он приставал ко мне, - продолжила Яна.  - Всю дорогу пялится, тебя черномазым обозвал, когда ты выходил в тамбур. Меня оскорблял, сказал, что в Москве нам по полной устроит. Видишь, он бритый? Фашист!
        Кавказец напрягся, крылья орлиного носа раздулись. Ну же, дорогой, ты же сын гор! Тебя оскорбили, иди разбираться! Но Автандил не спешил. Измельчали сыны гор, трусливыми стали…
        И все же грузин не разочаровал Яну. Положил на стойку крепко сжатые кулаки, медленно обернулся к Обезьяну и громко проговорил:

        - Силушай, зачэм так смотрышь? Не видишь, дэвушка кушает.
        Обезьян только усмехнулся. Впервые Яна заметила наколки на его коротких толстых пальцах.

        - Чего зубы скалишь, шакал облезлый?  - Автандил приподнялся. - Выйдэм, как мужчина с мужчиной поговорым?
        Лицо Обезьяна задеревенело. Яна переводила взгляд с одного на другого. Автандил, в принципе, парень крепкий, но Обезьян, как она решила, боец со стажем. К тому же зэк, кажется. Скорее всего, драка будет короткой и закончится не в пользу кавказца. Хотя это же реальная драка, не игровая, и что тут к чему... Она в этом совсем слабо разбирается.
        За окнами замелькали пустыри и первые московские многоэтажки. Обезьян пробарабанил костяшками наколотых пальцев по стойке, слез с табурета и молча прошествовал в тамбур. Осмелевший от выпитого коньяка Автандил значительно кивнул Яне - мол, жды, подруга, сэйчас самэц со всэм разбэрется - и устремился следом, как бойцовый петух, то есть орел.
        Не дожидаясь шума из тамбура, Яна накинула на плечо ремешок сумки и соскочила с табурета. Проигнорировав растерянное восклицание бармена, выбежала из вагона через вторую дверь, прихватив со стойки оставленный Автиком смартфон.
        В тамбуре следующего вагона лениво разговаривали два проводника. Задыхаясь, она обратилась к одному:

        - Пожалуйста, вызовите наряд! В тамбуре бара драка! Они там друг друга поубивают!
        Он ахнул:

        - Как?! Кто дерется, где?

        - Там, ну скорее же! Один грузин, второй лысый, у него под пиджаком пистолет, я случайно увидела! Вдруг это террорист? Господи, да скорее же!
        Коллега оказался более расторопным, откинул большой прозрачный колпачок на стене и вдавил кнопку под ним. Наклонившись к динамику под кнопкой, сказал:

        - Наряд в четвертый вагон, срочно.
        Пока они не успели прийти в себя и пристать к ней с вопросами, Яна побежала дальше. За окном пустыри уже исчезли, поезд снижал скорость.
        В следующем тамбуре она, цепенея от страха, потянулась к стоп-крану. Сорвала пломбу и дернула рукоять. Поезд вздрогнул, заскрежетал. Зашипело в дверях. Дождавшись полной остановки, она вручную раздвинула их и выпрыгнула на щебенку. Упала на четвереньки, хорошо, что джинсы одела, а не юбку с колготками.
        Лил мелкий теплый дождик, колея пахла мазутом. Железнодорожную ветку ограждал высокий бетонный забор. Вскочив, Яна рванула вдоль поезда, не обращая внимания на любопытные и встревоженные лица за окнами.
        Повезло: через пару десятков шагов в заборе обнаружилась дыра. Протиснувшись в нее, очутилась на другой ветке. Почему они забором разделены? Здесь было аж три колеи, за ними еще одна ограда, невысокая, железная. Убедившись, что поездов нет, Яна помчалась к ней. Перелезла и побежала дальше, к жилым домам, то и дело оглядываясь.
        Что, если Обезьян ее преследует? Нет, никто не бежит. Они там с Автандилом сейчас колошматят друг друга в тамбуре, или их колошматит подоспевший наряд. Вот и двор, клумба, лавки… Яна перешла на шаг, поправила ремешок сумки на плече. Теперь можно отдышаться. Встав под козырек подъезда, чтоб не мокнуть под дождем, она достала оба смартфона. Поменяла аккумуляторы и вышла в "скайп".
        Впереди шумел машинами проспект. Посверкивая стеклами в солнечных лучах, над другими домами высилась башня корпорации "Русо?Вирт".

* * *

        - Фух, очухался!  - круглая орочья рожа с завязанной узлом бородой выплыла из мрака. - А я уже нервничал.
        Атила, приподнявшись на локтях, поглядел сначала на склонившегося над ним Большого, потом на Странника. Стоя спиной к ним, тот поднял посох. Алый свет набалдашника слабо озарял туннель и уходящие в темноту рельсы узкоколейки.
        Рельсы? Почему рельсы, откуда они в фэнтези-мире? Хотя… Атила потер затылок. Ну да - Стим-Туннели. Гномий клан Подгорных Инженеров, единственный, пытающийся развить в Пади технологию. Вернее - механику. По легенде, Инженеры обосновались под Мертвым городом, и с ними произошло что-то жуткое, про эти туннели с пещерами бог знает что рассказывают… Одна из самых таинственных и опасных областей в Пади. Таинственнее и опаснее ее только Цитадель.
        Здесь было сухо, воздух спертый, стоячий. Атила сел и покашлял. В горле першило, дышалось с трудом. Он потер грудь, еще раз осмотрелся и спросил:

        - А где Великобой? Вроде с нами побежал.
        Говорил он негромко, но голос подхватило эхо. Звеня, оно долго таяло в глубинах туннеля. Большой качнул головой, вздохнул. Атила наморщил лоб и вспомнил клацанье самострелов, широко распахнутые глаза падающего на него дроу…

        - Ясно, - только и сказал он, вставая.
        Странник оглянулся, махнул рукой и зашагал по тоннелю прочь.

        - Идти можешь?  - спросил Большой.  - Ничего не сломал?
        Прихрамывая, зашагал вслед за их провожатым.

        - Почему они на нас напали? - спросил он. - Хотя дроу с орками всегда враждовали, но…

        - Но тут не в том дело! - подхватил Большой. - Тем более, мы с Великобоем да Бочкой друг друга знали, они нормальные ребята были.
        Спереди донесся голос Странника:

        - Их накрыл Альфа.
        Атила попробовал идти быстрее, но в боку сильно закололо. Замедлил шаг, однако боль не проходила. Сказал сквозь зубы:

        - Они стали его частью, да? Придатками, типа клириков и монстры. Но ведь это живые люди, а не неписи. Альфа способен подчинять и нас?

        - Во, а может когда у нас болела голова, ну, приступы те - это Альфа пытался вторгнуться к нам… - Большой постучал костяшками пальцев по шлему. - Только у нас мозги оказались крепче? И вообще, Альфа не всех может захватить, вон, с Великобоем тоже не сладил

        - Мне кажется, - сказал Атила, подумав, - что Альфа натравил на нас дроу из-за Странника. Мы мало кому нужны, а он… ТЫ слышишь? Почему-то Альфа видит в тебе угрозу для себя.
        Реакции не последовало, только посох стучал по камням и шпалам. Алый свет скользил по стенам, по низкому своду. Угрюмая, мрачная каменная труба... Глухо, как в прямой кишке дьявола, подумал Атила и невесело усмехнулся такому поэтическому сравнению.
        Из мрака впереди выплыла небольшая дрезина. Странник остановился, а Большой воскликнул:

        - Ах ты ж, какая тачка клевая! Впервые такое в Пади вижу! Это что… это паровой котел на ней сзади?

        - Если так, то он давно остыл, - заметил Атила. - И как запустить?
        Странник, присев, потянул за что-то под днищем, там застрекотало, защелкало, потом смолкло.

        - Подгорные Инженеры владели стихийной магией, - заметил он.

        - Правильно, я читал гайд - у них было сочетание механики с магией, - Большой тоже присел, заглядывая под днище, потом раскрыл дверцу на выступе в задней части дрезины. - Ну вот, таки котел, видите? Ох ты, я всякими такими стимпанковскими штуковинами очень увлекаюсь! Короче, вот топка, но… Ага, понял: уголь можно заклинанием распалить. А это автоподача, тут лопатой махать не надо, под днищем бункер, оттуда уголь ссыпается в топку через трубу с клапаном.
        Странник что-то ответил ему, Большой заспорил. Пока они разбирались, Атила забрался на лавку в передней части дрезины, где было несколько рычагов и педали, сел, брякнув ножнами с мечом. Закрыл глаза, тяжело дыша. Ему не хватало воздуха, словно что-то давило на грудь, сжимало ребра. В боку кололо, побаливало сердце.
        Сзади стучали и лязгали, дрезина подрагивала. Он подумал, что надо бы запустить "око", подкорректировать управление, а то на болоте оно сбоило. Пустить чит вперед по туннелю… увы, не выйдет, нет у него сейчас сил для этого. Лучше посидеть молча, с закрытыми глазами, отдохнуть.
        Сзади загудел вспыхнувший файербол. Затрещало, потянуло горелым. Громко лязгнуло, что-то воскликнул Большой.
        Лавка дрогнула, и дрезина начала медленно, подергиваясь, набирать ход. На передке ее сам собой разгорелся большой фонарь, висящий на крючке. Атила оглянулся. Странник залез на платформу, подошел к нему и стал глядеть вперед. Большой, запрыгнув на задок дрезины, довольно потер руки.

        - Ну все, едем! А что, по тоннелю прямо до Мертвого города можем докатить?

        - Скорее всего, - ответил Странник. Сел рядом с Атилой, поставил посох между ног и взялся за длинный рычаг. Потянул. Дрезина поехала быстрее.

        - А вот если мы… - начал полуорк и замолчал, когда спереди из глубины туннеля донесся далекий гулкий стук, будто кто-то размеренно бил кувалдой в железные ворота.

        - Это еще что такое? Э, слушайте, а нас там никто не поджидает?
        Ему не ответили, да он ответа и не ждал. Все трое настороженно глядели вперед, Атила крепче сжал рукоять меча. Скорость постепенно увеличивалась. Стуча колесами, дрезина уносила их в темноту Стим-Туннелей.

        ГЛАВА 14
        Глава 14
        Такси Яна брать не стала, побоялась, что так ее отследят, да и денег особо не было. Выпрыгнув из маршрутки, торопливо подошла к высотке "Русо?Вирта".
        Еще в машине она заметила: в столице неспокойно. Москва, и без того шумный, шебутной город, сейчас казалась еще и очень напряженной. Возле здания "Русо?Вирта" с полсотни демонстрантов толпились у входа, сдерживаемые охранниками. Над ними маячил наскоро сляпанный транспарант: "ВЕРНИТЕ НАШИХ ДЕТЕЙ!"
        Ну конечно!  - сообразила она. - Сколько людей, подростков и детей, подключенных к игре через шлемы с костюмами или капсулы, не выходят из нее… А если их отключают насильно, так они что, умирают прямо на руках родителей? Странно, что волнения еще не разгорелись в настоящую панику.
        Она протолкалась сквозь толпу, поднялась по ступеням. Под стеклянными дверями стояли двое серьезных мужчин в темных костюмах, дальше они пропускали только по приглашениям. У порога образовалась небольшая очередь, и Яна обескуражено пристроилась в хвосте. Она думала, хотя бы в холл проникнуть будет легко, а выяснилось, что даже с этим проблема.
        Плана действий просто не было. Вот она, вот здание, куда надо войти, а вот секьюрити у дверей, за которыми в большом холле гудит толпа… Что делать? Непонятно.
        Очередь двигалась быстро, Яна приближалась к охранникам. Один низкорослый, другой высокий и рыжеватый. Люди впереди показывали им ярко раскрашенные картонки и проходили через турникет. Осталось два человека. Один… Что же делать? Ведь остановят!
        Яна всегда боялась таких жизненных ситуаций, робела, ее дрожь брала. Все, она у дверей. Охранники вопросительно глядят на нее. Делать нечего - стала рыться в сумке, понимая, как жалко смотрится.

        - Девушка, вы бы заранее достали, люди ждут, - сказал низкорослый.
        Рыжий напарник глядел на нее заинтересованно. Яна запустила руку в сумку чуть не по локоть и, глубоко вдохнув, собрав волю в кулак, жалобно заглянула в глаза Рыжему:

        - Ой, нету! Потерялся!

        - Тогда внутрь вам нельзя, - сказал коротышка.

        - Но как же…  - Она чуть не плакала, стыдясь, презирая саму себя и вспоминая, какая она в играх - решительная, блин, герла, командует мужиками, вся из себя крутая, ножами обвешана, стреляет, дерется, а тут… размазня, курица в юбке!

        - У меня… я… у меня он, правда, был. Я с медицинского, нам на кафедре несколько приглашений выдали…  - залепетала она что-то совсем уж несообразное. Курица, мокрая курица! Не мокрая - сухая, но от того не менее жалкая!
        Рыжий сдержанно улыбнулся и вдруг сказал:

        - Ладно, проходите.
        Но коротышка был непреклонным:

        - Нет, без пригласительного мы не можем пропустить.
        Рыжий взглянул на него, как на вошь:

        - Спокойно, Игорек, пусть идет.

        - Без пригласительного…  - начал второй, вытягивая в сторону руку и преграждая путь.

        - Я сказал - пусть проходит!  - отодвинув его руку, рыжий пропустил Яну. И добавил тише, подавшись к ней: - Мы через десять минут сменяемся, я вас в холле найду, да, девушка?

        - Конечно!  - пискнула она счастливо и, презирая себя до кончиков каблуков, шмыгнула в гулкий многолюдный холл.
        Она была самой себе противна, это ведь просто унизительно, в какой ступор ее вгоняют подобные вещи! Почему другие красавицы уверены в себе, вертят мужиками, имеют их… не мужчины их имеют - они их!  - а Яна такая рохля? Ведь в поезде с Автандилом и Обезьяном получилось, а тут… Она тряхнула головой. Нет, тут тоже получилось, она в здании - что и требовалось доказать. Все, работаем дальше!
        В холле шумела выставка достижений корпорации. Повсюду были витрины, раскладные стойки и столики, в высоких стеклянных колбах демонстрировались всякие девайсы. В другое время Яна изучила бы их всерьез, чего стоит один костюм для виртуального управления реальным автомобилем, но сейчас было не до того.
        Еще здесь стояли ярко раскрашенные полотняные киоски с нарядными девочками в синих мини-юбках, блестящих синих туфлях на каблуках, в жакетиках и беретах с лого "Русо?Вирта". В киосках продавалась разная электроника, приставки, костюмы, шлемы и прочее.
        На другой стороне зала была трибуна полукругом, на ней выступал ведущий, толпа слушала его. Высоко над ним висел экран, где транслировалось что-то яркое, рекламное.
        Наверх. Ей надо наверх, как туда попасть? Лифты, лестницы?..
        Некоторое время Яна ходила по залу, наконец, заметила слева от трибуны двери лифтов, и возле каждой - по охраннику. Причем они там не расслабленно торчали для порядка, а внимательно приглядывались к каждому подошедшему человеку, хотя пригласительных не спрашивали.
        Желающих подняться немного. Возможно, все работают в корпорации, охранники помнят их лица. А если кто незнакомый попытается пройти, то его остановят и попросят удостоверение или что тут у них заведено.
        Вскоре она поняла, что на лестницу ей вообще не попасть. Та была за запертыми дверями в дальнем углу холла. В толпе впереди мелькнула рыжеватая шевелюра знакомого охранника… черт! Яна попятилась, отступив за ближайший киоск. Время идет, надо наверх, но как, как?!
        Из киоска доносились приглушенные голоса, девочки-продавщицы сменялись. Киоски эти на самом деле были просто кубическими рамами из труб, обтянутыми тканью с логотипами и эмблемами, с откидывающимися пологами, как у палаток.
        Вжикнула "молния", наружу шагнула девушка, заспешила прочь. Яна заглянула в киоск, увидела спину продавщицы, раскладной прилавок, коробки под тканевой стеной, стул, переносную вешалку. На ней в прозрачной пластиковой упаковке на "плечиках" висел аккуратно сложенный синий униформенный набор.
        Это шанс!
        Закусив губу, она сунулась в киоск, как в прорубь головой. Прямо за спиной продавщицы протянула руку, сдернула с вешалки пакет и отпрянула, поймав лениво-удивленный взгляд покупателя по ту сторону прилавка.
        На подгибающихся от страха ногах отошла подальше от киоска, слыша барабанную дробь сердца. Будто из пулемета в груди стреляют. Огляделась. Теперь надо переодеться! Где? В туалете, конечно.
        Женский туалет нашелся быстро - гулкий мраморный "грот", внутри все светло-бежевое, с золотистыми прожилками, обалдеть, какое дорогое и красивое. У раковин перед зеркалом прихорашивались две женщины.
        Яна зашла в кабинку, где оказалось чище, чем у нее на кухне, и начала переодеваться. А свои вещи куда девать? Пришлось просто скомкать их и сунуть в ведро для туалетной бумаги.
        Униформенная жакетка оказалась маловата, бюст ее аж распирал, а юбка - коротковатой, не рассчитанной на таких длинноногих девушек. Только берет впору.
        Оправляя юбку, Яна покинула кабинку, понимая, что теперь ее дорожная сумка смотрится странно, а кроссовки вообще к этому наряду не идут, но синих туфель нет… Да если и были бы, не факт, что налезли бы.
        Женщины уже удалились, теперь в туалете никого. Вот и славно.
        Перед зеркалом снова оправила юбку - та стесняла движения, норовила задраться до пупа. Ну что за издевательство! Скептически оглядев себя, она даже скривилась: вид у тебя, девочка, в таком наряде совсем, прости господи, блядский.
        То и дело приглаживая жакетку, топорщившуюся на боках, вышла из туалета. Перекинула ремешок сумки через плечо и направилась к ближайшему лифту. Туда заходили четверо: мужчина и три женщины, среди них девушка-продавщица в синем. Охранник, стоящий слева от двери, сканировал взглядом лица. "Только бы не заметил кроссовки!" - твердила про себя Яна, приближаясь.
        Вот уже двери прямо перед ней, охранник сбоку… Она шагнула дальше, поправляя беретик, прикрывая рукой лицо. Охранник уставился на нее, как телохранитель главы государства на моджахеда с гранатой, подался вперед, словно хотел остановить. У нее внутри все оборвалось, но тут в его руке пискнул переговорник, охранник поднес его ко рту, заговорил, и Яна шмыгнула в лифт.
        Дверь закрылась, кабина бесшумно двинулась вверх. Она глянула на себя в зеркальную стену: губы дрожат, в глазах паника… А ну возьми себя в руки! Сделай строгую, но приветливую рожицу.
        Первым вышел мужчина, потом на девятом этаже - две женщины. Девочка в синем, удивленно поглядывавшая на кроссовки, перевела взгляд на ее лицо. Яна ей слегка улыбнулась.
        Девушка сдержанно улыбнулась в ответ и вышла на двенадцатом.
        Оставшись в кабине одна, Яна перевела дыхание. Ее била нервная дрожь. Глядясь в зеркало, снова попыталась расправить юбку. Наконец тихое треньканье и светящиеся цифры на панели сообщили о том, что лифт на пятнадцатом. Она вышла, двери за спиной сомкнулись, отрезая путь к отступлению.
        Коридор. В одной стене окна, из них открывается великолепный вид на Москву. Другая стена, прозрачная, состоит по большей части из стеклянных дверей, ведущих в кабинеты и комнаты. На рабочих местах никого нет, хотя спереди доносятся приглушенные голоса.
        Яна на цыпочках пошла по ворсистому ковру и увидела табличку: "ГЛАВНЫЙ ПРОГРАММИСТ".
        Не останавливаясь, миновала кабинет, по пути небрежно заглянув в дверь.
        В комнате был стол с компьютером, рядом высокая кушетка, где лицом вверх неподвижно лежал человек. Голову скрывал массивный шлем с выпуклым прозрачным забралом, от шлема к компьютеру шли провода. Рядом с кушеткой стояла капельница.
        Это - Знахарь? То есть, как его, Роберт Артов… Выходит, что да.
        Ближе к окну на край второго стола присела, выставив округлую коленку, медсестра в белом халате. Перед ней стоял охранник.
        Зачем тут охранник? Эту мысль вытеснила другая, до Яны только сейчас дошло: Роберт Артов, главный программист, жив. Хотя и без сознания, либо в коме. То есть когда монстры убили его в доме на болоте, он на самом деле не погиб? Или его там не убили? Может клирики своими заклинаниями усыпили его игрового персонажа, наложили какое-то заклятие, и в реале настоящий Роберт Артов впал в кому?
        Между ведущей в коридор стеклянной дверью и кабинетом была небольшая приемная со столом секретарши, стулом, диванчиком, стеллажом с папками. И за стеллажом в углу - старая деревянная тумбочка. Вся мебель стильная, современная, из пластика и серебристого металла, а тумбочка допотопная, словно про нее забыли или просто поленились выбросить.
        Странник говорил, что ключ от кладовки, где спрятан лэптоп, в тумбочке. Яна приостановилась. Медсестра сидит боком к двери, охранник - спиной. Разговаривают, любезничают. Судя по позам, которые непроизвольно принимала медсестра, охранник ей нравился. Бессознательные движения самки, пытающейся привлечь самца… Не будем их отвлекать!
        Выйдя из поля зрения парочки, Яна развернулась, сделала несколько шагов назад и толкнула дверь в приемную. Та открылась легко и без скрипа. Она прошла вдоль стеллажа, присела перед тумбочкой, выдвинула верхний ящик - скомканные бумажки, скрепки, батарейки, сломанный степлер, - открыла второй… Вот они, ключи. Связка из пяти штук.
        Взяла их, сжала в кулаке и тихо-тихо попятилась в проем раскрытой двери. Вышла. Двое в кабинете ворковали, как голубки, охранник уже держал медсестру за локоть, а она касалась коленкой его бедра.
        Неужели так просто? После всех нервов, трудностей в холле, перед лифтами… Даже не верится. Судьба обязана была подстроить очередную подлость, но нет, обошлось.
        Теперь подсобка. Где она, что там говорил Странник? "Коридор 2?Б, западная сторона здания, направо от лифта, два поворота…" Три или два? Кажется - два… Или все же три?
        Она пересекла коридор. Итак, Артов, то есть Знахарь, жив, и что это значит в контексте происходящего, неясно. Вспомнились Обезьян с его подручными. Они работают на "Русо?Вирт", в этом Яна не сомневалась. Но ведь Альфа, по словам Знахаря-Артова, вышел из-под контроля программистов корпорации, восстал против "Русо?Вирта", тогда почему люди корпорации ловят ее?
        Может, хотят получить сведения от единственного человека, сумевшего за последние сутки покинуть игру? Тогда не надо было от них сбегать. Вроде логично, но не нравился Яне этот лысый Обезьян, не нравились его повадки, взгляд, татуированные пальцы, она инстинктивно ощущала идущую от него опасность и не хотела иметь с ним никаких дел.
        Оказалось, что поворота два, дальше коридор заканчивался большим, во всю стену, квадратным окном. Сбоку от него виднелись три двери. Не стеклянные, обычные. Что там Странник говорил? Ей нужна третья - в подсобку… Чем отличается кладовка от подсобки? Неважно, главное, вот она. Яна подошла, на ходу примеряясь, с какого ключа начать. И оторопела, сообразив, что ключи вообще не помогут: дверь запиралась на электронный замок, вместо скважины была прорезь для магнитной карты.
        Все-таки судьба - безжалостная шутница! Она толкнула соседнюю дверь, которая оказалась не заперта, заглянула: швабры, тряпки, шкафчик для одежды. Прикрыв дверь, в темноте нащупала выключатель, зацепила плечом огнетушитель, висящий на крючке. Включила свет, еще раз огляделась и зло топнула ногой. Ничего подходящего для того, чтобы бесшумно вскрыть ту, соседнюю дверь, здесь не было.
        Лэптоп рядом - но как его достать?

* * *
        Дрезина набрала скорость. Впереди по-прежнему что-то стучало, звук нарастал, но медленно. Поначалу он казался оглушительным из-за эха, теперь было слышно, что источник где-то очень далеко. Покачивающийся фонарь на передке озарял стены туннеля и низкий свод, тускло поблескивали рельсы, мелькали шпалы.
        Странник рядом с Атилой, замер, как манекен. Что же он все-таки за человек? Все его странноватые намеки, не совсем обычное поведение, "залипание", когда он ни на что не реагирует, жесты… Кто это такой, на самом деле? Какое отношение имеет к Альфе, к "Гриаде онлайн", к "Русо?Вирту", к тому, что случилось в игре?
        Атила достал Книгу, чтобы проверить "скайп", но экран на обложке рябил помехами.
        Монотонное однообразие туннеля давила на психику. Большой сзади притих, молчал Странник, лишь все громче грохотало вдалеке, словно там билось огромное сердце железного дракона.

        - Теперь плохо то, - произнес Атила, - что не понять, когда действуют старые законы игры, а когда новые законы Альфы.

        - Это ты о чем? - уточнил полуорк.

        - О том, что мы даже не в курсе: этот грохот впереди - скрипт, который включается, когда кто-то на дрезине вкатывает в туннели, или это подручные Альфы что-то делают, поджидая нас? Может стук - начало стандартного квеста, встречающего в Стим-Туннелях каждого нового игрока, а может результат деятельности Альфы. Мы не знаем, и не понимаем, как на него реагировать.

        - Возможно совмещение, - проговорил Странник. - Альфа накладывает на старые скрипты новые свойства.
        Прикрыв глаза, Атила несколько раз сглотнул. Ему становилось хуже. Пора выходить из игры, спасать себя, приводить в порядок лежащее на диване в далекой Москве тело.
        Когда снова глянул на экран, помехи исчезли. Побыстрее открыл "скайп"… Нет связи, все иконки белые. Книга практически не работает, "скайп" не работает, ни черта не работает!

        - Слева рукав, - сказал Странник.

        - Их там три, - подал голос Большой.
        Дрезина пронеслась мимо узких боковых туннелей. В двух было темно, в глубине последнего горел огонек, тусклый и одинокий.
        Что это, Атила не успел рассмотреть, дрезина пролетела мимо. Когда оглянулся, сзади померещилось движение, он привстал… гарпия! Не сразу узнал, потому что над плечами твари вместо крыльев дергались лохматые огрызки. Появившись из бокового тоннеля, она бежала за дрезиной. Жалкая, облезлая, хромоногая да еще и одноглазая. Обернувшийся Большой вскинул руки, между ними замигали язычки пламени, но Атила сказал.

        - Не надо, все равно не догонит.
        Гарпия что-то хрипло каркнула, потом закричала, тускло блестя глазом в полутьме:

        - Тени! Тени идут! Света нет! Люди, помогите!
        Но ведь гарпии почти неразумны, удивился Атила. То есть где-то на уровне ворон…

        - Некоторые умеют имитировать человеческие голоса, - заметил Странник в ответ на невысказанный вопрос.

        - Серьезно? - подал голос Большой. - А я не знал, никогда не слышал, чтоб они говорили. А что это она такое странное кричит?

        - Просто повторяет услышанное где-то.
        Разевая слюнявый рот, тварь длинными скачками, спотыкаясь о шпалы, бежала следом.

        - То есть здесь, в тоннелях услышанное? - Большой поежился. - Зачем вообще гарпию в тоннель засунули, да еще без крыльев… над ней тут опыты какие-то проводили, что ли? Это, наверное, начало квеста, если остановиться, законтачиться с ней, она что-то расскажет. Интересно! Хотя нам не до того, понимаю.

        - Помогите!  - твердила гарпия, голос звучал механически, бездумно, и при этом в нем чувствовались боль и паника.  - Тени! Тени везде! Помогите! Идут! Спасите!
        Она начала отставать, споткнулась, упала между шпалами. Забились, как крылышки у цыпленка, обрубки за спиной. Поднявшись, гарпия продолжала взвывать, тоскливо поблескивая глазом вслед удаляющейся дрезине.
        Впереди показался зев второго туннеля, рельсы там раздваивались, виднелась примитивная "стрелка", будто из фильма про зарождение железных дорог. На полосатом рычаге с крюком висел фонарь. С приближением дрезины он сам собой разгорелся, а фонарь, висящий на ее передке, мигнул. Тот, на рычаге, в ответ дважды помигал.

        - Экая магия тут у гномов работает… железнодорожная! - восхитился Большой.
        Качнувшись, дрезина простучала по стыкам и понеслась дальше через туннель, уходящий вправо.

        - И почему мы именно туда едем? - не унимался полуорк. - Странник, ты откуда знаешь, что путь верный? Может нас сейчас в сторону от Мертвого города понесло? Карта на Книге не работает, проверить никак.
        Он замолчал, когда Странник потянул за рычаг тормоза и объявил:

        - Этот туннель короткий. Вижу конец впереди.
        Дрезина остановилась. В свете фонаря, который стал медленно угасать, уступая место алому мерцанию посоха, виднелась развороченная железная дверь. Перед ней рельсы вздыбились, изогнулись, как две змеи, приготовившиеся к атаке. Полусгнившие шпалы валялись бесформенной кучей.
        Странник соскочил первым, направился к двери. Пролез под рельсами и шагнул в дыру, похожую на лилию, развернувшую лепестки. Донесся его голос:

        - По-моему, это уже поселение Инженеров. Мертвый город над нами.
        Следом в пролом вошел полуорк, потом Атила. Большая пещера напоминала депо, из десятка туннелей в нее сходились рельсы, где стояли вагончики. Часть наполнена углем, на других лежат куски руды, а на одном Атила заметил бесформенную кучу непонятного вещества, светящегося лиловым. Над тем вагоном пространство шло волнами. Возникло давление, его словно потянуло к вагончику с лиловой субстанцией. Большой сбился с шага - тоже ощутил.

        - Не приближайтесь, - сказал Странник, обходя маленький пузатый паровоз с короткой трубой и непонятным шестереночным механизмом в задней части.

        - А что это такое? - спросил полуорк и, не дожидаясь ответа, продолжал: - Слушайте, мы ж даже не знаем, что и где искать. Оружие? Что за оружие, где оно? Знахарь ничего толком не объяснил.
        Дальше пещера сужалась, в стенах ее появились двери, некоторые были приоткрыты. Атила толкнул одну, они заглянули. В маленькой пещерке стояли железные столы с примитивными сверлильными станками, от них ременные передачи шли к большой, поблескивающей металлом махине в углу. Верхняя ее часть скрывалась в проеме, вырубленной в своде пещеры-мастерской.

        - Паровая машина, от которой работали эти станки, - заметил Атила. - А Подгорные Инженеры круты были, а? Впервые вижу механику такого уровня в Пади.

        - В Варпе тоже механика развита, - возразил Большой.
        Пара других пещер, куда они заглянули, тоже оказались мастерскими, кроме одной, напоминающей кабинет бригадира или что-то в этом роде. Здесь был каменный стол и каменное кресло, в стене - ниша, закрытая чугунной дверцей. За ней лежала гора пергаментов и древних книг. Странник взял одну, небольшой фолиант в кожаном переплете с дыркой, словно от пули. Перелистнул пару страниц и сказал:

        - Похоже на хронику. "Пятый день месяца Сервана от рождества Великого Паровика, - прочел он. - Экспедиция Грона Камнелома обнаружила в нижней шахте…", - и замолчал, углубившись в чтение.
        Атилу вдруг затошнило, закружилась голова. Ноги подкосились, он привалился к стене, и когда Большой с тревогой оглянулся на него, сделал жест, мол, ничего, сейчас пройдет. Во рту стояла горечь. Пить хотелось уже давно, и виртуальна вода из фляжки не помогала.

        - Странник, ты хоть примерно можешь сказать, что мы ищем?  - прохрипел он. Выйдя из комнаты бригадира, остановился, снова привалился к стене.
        Странник прошел мимо, читая найденную книгу. Сделав несколько шагов, оглянулся и сказал:

        - Думаю, когда найдем, сразу узнаем, что это именно оно. Кстати, любопытные сведения. Подгорные Инженеры пробурили шахту… - закрыв фолиант, Странник постучал концом посоха по полу. - Искали мифринол.

        - Чего? - удивился полуорк. - Мифрил, что ли? Это "истинное серебро", такая сказочная ерундовина, из нее супер-доспехи делают.

        - Нет, именно мифринол. Видели светящуюся субстанцию в вагоне? Это он.

        - У него магические свойства? - уточнил Атила.

        - Мощнейшая древняя стихийная магия. Она изменила местных гномов.

        - А может, ты прямо сейчас нам пароль дашь, чтоб мы наши деньги могли получить?  - предложил Большой нервно.  - А то еще выскочит из-за угла какой-нибудь… стихийный гном, блин, какой-нибудь выскочит, голову тебе топором отхватит, как ты нам без головы пароль скажешь?

        - Пароль получите, когда сделаем дело. Я не обманываю.
        Каменный отросток закончился небольшими воротами с дверью в одной створке. Странник потянул за ручку, петли отозвались ржавым скрежетом. Едва переступили порог, как возобновились гулкие удары, и Атила вспомнил, что не заметил, в какой момент они стихли. Скорее всего, когда гарпия появилась и стала кричать человеческим голосом. Все отвлеклись на нее, слишком это было непривычно, говорящая гарпия.
        Теперь стучали совсем близко, хотя из-за эха было трудно разобрать, где находился источник. Впереди? Может быть, а может и нет. Звук доносился будто со всех сторон.
        За воротами открылся поперечный тоннель. Широкий, квадратный, слева он заканчивался ровной стеной с каменными полками-выступами, возле которой находилась входная дверь, а в другую сторону тянулся на пару десятков метров, туда уходили четыре рельсовые ветки. Совсем узкие, раза в два уже той, по которой ехала дрезина.
        Странник поднял посох выше, разгоняя тьму. В дальнем конце туннель обвалился, там все засыпано камнями. Пройдя вдоль стены с полками, он остановился возле железной будки высотой в человеческий рост, с воротцами.

        - Куда мы попали?  - пробормотал Большой в паузе между ударами, которые здесь стали просто оглушительными.
        Пока Странник возился с воротцами, Атила оперся о полку, облизнул сухие губы и сказал:

        - У меня другой вопрос, почему ветки такие узкие? Это ж даже не узкоколейка, а…  - Он щелкнул пальцами.  - Вроде понял. Тир? Коридор-тир.

        - Это что такое?

        - Длинный тир, вот что. По рельсам уезжали мишени, в них стреляли и назад подкатывали.
        Заскрипели петли. Странник, открыв ворота, вошел в будку, прихватив с собой посох, и стало темнее.
        Пока Большой с глубокомысленым видом осматривал рельсы, Атила пошел вдоль полок. На нижней из-под мешковины торчал приклад. Огнестрельное оружие в Гриаде? Сбросив мешковину, взял его. Экая штуковина интересная! Вроде громоздкого ружья с ячеистым шаром и рычагом на ствольной коробке. Приклад деревянный, украшен резными узорами, широкий ремешок из жесткой кожи, а ствол обвит непонятной металлической трубкой. Атила покрутил ружье в руках, вернулся и показал Большому. Тот аж рот разинул:

        - Ну гномы дают!
        Грохот почти заглушал его голос, и полуорк крикнул:

        - Да что ж там так стучит, задолбали! Слушай, а звук, по-моему, идет из глубины тоннеля. То есть от завала этого?
        Атила поднял ружье, уперев приклад в левое плечо, прицелился в завал. В руках лежит удобно, но очень уж тяжелое. И ствол короткий… в общем, оружие для крепышей-гномов. Осторожно потянул торчащий вбок рычаг. Внутри ружья застрекотало, будто провернулось что-то. Раздалось гудение, и сквозь тончайшие щели на поверхности обвивающей ствол трубки полился ярко-лиловый, какой-то пронзительный свет. Ого, заработала штуковина! То есть осталось нажать на спусковой крючок? Атила слегка придавил его, но не до конца. И снова почувствовал незримую магическую тягу, как тогда, у вагона, только слабее - что-то потянуло его к шару, кожа на скуле натянулась, начал подрагивать левый глаз.
        В будке, где скрылся Странник, зарокотало, и в клубах пара наружу выкатила, лязгая, машина на четырех высоких колесах с толстыми спицами. В кабине, сжимая небольшой штурвал, сидел Странник. "Самоходка" - мелькнуло в голове Атилы. Это слово подходило машине. За спиной Странника была открытая платформа с выпуклыми бортиками и высокая турель. Толстая металлическая трубка обвивала ствол пушки, увеличенного варианта того оружия, что держал Атила.
        Он так и стоял, прицелившись в завал, только голову повернул к будке, и когда самоходка неожиданно выкатила из нее, палец сам собой вдавил спусковой крючок. Внутри ребристого шара что-то взвизгнуло. Ружье дернулось, Атилу качнуло, слепящая лиловая молния вылетел из ствола.
        Свет ее был неестественно сильным, острым, режущим глаза. Молния прочертила коридор и погасла. Грохнуло, завал просел. Разлетелись каменные крошки, обломки покрупнее забарабанили по стенам и потолку.

        - А?а?а!  - присев, завопил Большой.  - Ты че творишь?!!

        - Я…  - начал Атила и замолк, разглядывая самоходку, резко затормозившую в двух шагах от него.  - Я понял - это оружие на мифриноле.

        - Так это его Знахарь имел в виду? Мы за ним сюда пришли?

        - Кажется, да. Промежуточный квест выполнен.
        Странник, как ни в чем не бывало, поведал с самоходки:

        - В концентрированном виде мифринол высасывает души. Мифринол - нефть Гриады. Только обычная нефть состоит в основном из древней органики, продуктов распада живых организмов, а мифринол - из продуктов распада душ.

        - Э… чьих душ? - осторожно уточнил Атила.

        - Тех, кто населял Гриаду в мифической древности.

        - Оружие на душах! - благоговейно прошептал Большой, переводя взгляд с ружья на пушку и обратно. - Мифра… Нет - мифоган! Да-а, парни, такого ни в одном игровом магазине не купишь.

        - Что там такое? - спросил Атила.
        У завала что-то двигалось. Не заглушая самоходку, Странник привстал, поднял посох выше. Камни, раньше образовывающие почти отвесную стену, рассыпались по полу. Вырвавшаяся из мифриноловой начинки ребристого шара молния оставила в завале широченную дыру. Оттуда выходили приземистые силуэты.
        Атила не сразу разобрал, кто это такие. Понял лишь, когда полуорк выдохнул:

        - Гномы!
        Первый, настоящий великан, вооруженной огромной кувалдой, оскалился и зарычал, над клочковатой бородой блеснули зубы. Это он, что ли, колотил все время? За ним через проход выбирались другие, помельче, все они выглядели дико, будто стая злобных обезьян. Зомби? Нет, вроде живые… настолько, насколько живой может быть строка программного кода. Гномы, лишенные души? Злые оболочки, внутри которых пустота?

        - Что с ними такое? - хрипло спросил Большой.

        - Думаю, они хотят утолить духовный голод… за наш счет, - произнес Странник.

        - То есть пожрать наши души?

        - Садитесь, уезжаем. Быстро!
        Великан-предводитель уже бежал, подняв кувалду. Двигался он необычно, будто сломанная игрушка. Далеко выбрасывал негнущиеся ноги, голова качалась вперед-назад, глаза дико сверкали. Какой-то, черт знает, гном-мутант. И почему такой здоровый? Все остальные гораздо мельче… Хотя нет, вон, еще один похожий - такой же, для гнома, громадный, и тоже двигается ломано, дергано.
        Они сыпали из дыры, вооруженные кирками, молотами, лопатами, тяжелыми копьями. Один на ходу подхватил камень, бросил, тот пронесся над головой. Следом полетело еще несколько. Атила попытался выстрелить из мифогана, но ничего не вышло, лишь внутри ребристого шара начал разгораться свет.

        - Эти штуки должны заново раскочегариться после выстрела!  - крикнул он, запрыгивая на задок самоходки. Большой вместо того, чтобы залезть на машину, побежал к полкам. - Ты куда?! Быстро на тачку!
        Странник повысил голос:

        - Садись!

        - Я сейчас! - проревел в ответ полуорк.
        Гномы бежали к ним. Свистели камни, поблескивали глаза и зубы на бородатых рожах. Большой, сжимая мифоган, вспрыгнул на самоходку позади Странника. Атилу от них отделяла турель. Большой вскинул оружие, пошатнулся, когда камень угодил ему в лоб. Тот достиг цели на излете, и полуорк сумел устоять на ногах.

        - Ах вы сволочи мелкие!  - взревел он и выстрелил.
        Ребристый шар загудел, ружье взвизгнуло, полыхнув ярко-лиловым, и тонкая молния протянулась к гномам. Что там произошло, Атила не разглядел, потому что в этот момент самоходка дернулась, дала задний ход и врезалась в стену.

        - Ты что делаешь?!
        Странник не ответил. Круто развернувшись, машина выкатила из тира через двери. Снова повернула. Атила упал на деревянное сидение, прикрученное к турели сзади. Никаких страховочных ремней, отсюда слететь - только так! Он ногами обвил стойку сидения, схватился за рычаг на турели. Как управлять этой штукой? Самоходка неслась по плавно изгибающемуся коридору. Не может быть, чтобы пушка стреляла только вперед, должна же тут быть… Ага, вот! Отщелкнул стопор на поворотном устройстве, и тут же впереди выругался Большой. Он стоял на середине платформы за спиной Странника, выпрямившись во весь рост, и когда пушка стала поворачивать, ствол вмазал ему по голове.

        - Осторожно!

        - Это ты осторожно! - крикнул Атила.
        Пушка развернулась, и он вместе с ней. Теперь они с полуорком оказались рядом, Атила сидел спиной к нему и Страннику. На конце длинного рычага, за который он держался, был второй, короткий, с тугим ходом. Он вцепился в него двумя руками, и когда сзади из тира повалили гномы, надавил.
        Нестерпимый свет резанул по глазам, и молния вырвалась из ствола. Машина дрогнула. Позади взметнулся фонтан камней, щебень полетел шрапнелью, попадали гномы. Самоходка опять круто повернула, Атила схватился за турель, Большой - за него. Машина пронеслась через дверной проем, чиркнув правым бортом по косяку, и вылетела в пещеру, где они еще не были.
        Света посоха не хватало, чтобы озарить стены. Со всех сторон в темноте угадывались громоздкие аппараты, высящиеся до самого свода, огромные шестерни, толстые трубы, стойки, массивные, как опоры мостов, лестницы и решетки… Безмолвный механический город. Еще там были ящики, целые горы из ящиков, и стеллажи, и поддоны с непонятными деталями.
        Пещера была широкая и длинная, по оси ее шла дорога - настоящий тракт из полированного камня. Они понеслись между агрегатами, как по проспекту, зажатому двумя рядами небоскребов. Сзади в полутьме мелькали тени, сквозь шум двигателя доносился топот ног. Самоходка разогналась так, что пересекла пещеру в считанные секунды, и с ходу вышибла створку ворот в конце тракта. Следующая пещера оказалась точно такой же, вместе они напоминали кварталы огромного подземного города.
        Сзади гномы слились в широкую колышущуюся реку. Большой схватился за голову:

        - Да их там сотни! Вы издеваетесь?! Откуда такая толпень, они что, телепортируются сюда?!
        Гномов и вправду стало как-то ненормально много. Они лавиной текли за самоходкой, выпрыгивали сбоку, сыпались с агрегатов, возникали между ними. В этом было что-то неестественное, как в фильмах про зомби, когда их вдруг объявляется целая толпень, валящая со всех сторон на перепуганных героев.

        - Уверен, их сюда направил Альфа!  - прокричал Атила. - Оружие мы нашли - надо подниматься на поверхность!
        Донесся голос Странника:

        - Туда и едем! Впереди подъем, держитесь!
        Впереди тракт упирался в крутой пандус, ведущий к проему в стене пещеры высоко над полом. Самоходка заревела, въезжая на него. Через проем вылетели в следующую пещеру, меньших размеров, расположенную уровнем выше. И тут прилетевший из темноты камень ударил Большого в шею сзади, прямо под краем шлема. Охнув, он закатил глаза, упал у борта. Атила, одной рукой держась за турель, схватил его за шиворот, оттянул от края, что было нелегко, учитывая вес полуорка.
        Самоходка мчалась вдоль ржавой металлической стены, пестрящей вентиляционными решетками. Одна из них вывалилась наружу, из отверстия выпрыгнул гном. Упал на турель, едва не сорвался, но сумел удержаться и повис, как обезьяна. Обхватив турель ногами, вцепился Атиле в плечи. Оружия у гнома не было, но хватка оказалась железной.
        Мифоган висел за спиной, меч был в ножнах, и пришлось что было сил врезать ему кулаком в подбородок. Человека такой удар отправил бы нокаут, но гном лишь дернулся и вцепился зубами в кулак. Атила заорал, другой рукой ткнул его в глаза. Самоходка подскочила, наехав на что-то, руки гнома сорвались с плеч, он закачался на турели, свисая вниз головой и крепко сжимая ее ногами. Оскалился, норовя вцепиться желтыми клыками в лицо. Атила долбанул его лбом по мясистому носу, отпрянул и прямо над своим плечом заметил конец ствола, обвитого железной трубкой.

        - Не стреляй! - завопил он.
        Но очнувшийся Большой его не послушал и вдавил спусковой крючок.
        Лиловая молния врезалась в перекошенную бородатую рожу, мгновенно превратив башку гнома в ничто. Безголовое тело сорвало с пушки, отбросило назад от машины, только грязные пятки сверкнули.
        Выстрел ослепил. Перед глазами бешено заплясали разноцветные круги, звон в ушах заглушил все звуки. Атила беззвучно заорал, разевая рот. До боли сжал кулаки, закусил губу. Когда зрение вернулось, обернулся, все еще оглушенный, ничего не слыша, погрозил кулаком сияющему от счастья Большому. Тут звуки ворвались внутрь черепной коробки, и Атила услышал собственный крик:

        - ИДИОТ!!!
        В кармане трепыхнулась Книга, донесся знакомый сигнал, он даже ахнул от неожиданности. Выхватил ее, глянул на экран: связь восстановилась. В "скайпе" мигало непрочитанное сообщение. Открыл. Это была мессага от Яны.
        ДВЕРЬ ЗАКРЫТА ЭЛЕКТРОННЫМ ЗАМКОМ. НЕ МОГУ ДОСТАТЬ ЛЭПТОП. ЧТО ДЕЛАТЬ?!

        - Странник!  - закричал Атила.  - Она не может достать лэптоп!

        ГЛАВА 15
        Глава 15
        МАГНИТНАЯ КАРТА У РОБЕРТА НА ПРИЩЕПКЕ, - прочла Яна на экране смартфона.
        И не поняла.
        Какая прищепка? Что за карта? Она начала набирать вопрос - объясните, что за прищепка?  - но тут зеленая иконка Атилы побелела.
        Черт, отключился! Как же не вовремя! Хорошо, соберись, думай! Магнитной картой открывают замок. Раз она на прищепке, значит… Что это значит? Какая прищепка, почему прищепка? Карту что, на веревке вешают сушиться? На миг ей представилась нелепая картина: бельевая веревка, на ней висят магнитные карты, закрепленные большими пластиковыми прищепками веселеньких расцветок… Яна моргнула. Смутная догадка возникла в голове, что-то подобное она видела в кино, то есть не подобное веревке с карточками, а… Ну да - офисные служащие носят свои ключ?карты на поясе, пристегнутые маленькими зажимами!
        Развернувшись, Яна зашагала обратно к кабинету, и у двери наткнулась на врача, который появился из другого конца коридора. Реаниматолог, решила она. Кинув на нее взгляд, он улыбнулся и сказал:

        - Извини… Где здесь туалет?
        Туалет? Она остановилась в замешательстве. Да черт его знает, где здесь туалет. Ты мне лучше скажи, дорогой: как проникнуть в кабинет, где под капельницей лежит Роберт Артов?
        Доктор был приземистым мужчиной средних лет. На груди под расстегнутой рубашкой в густых черных волосах поблескивала толстая золотая цепочка. Взгляд его немедленно уперся Яне в грудь.
        Ну да, знакомое дело. Если природа наделила тебя сексуальной внешностью, привыкай.

        - Ты тут работаешь?  - спросил он, придвигаясь немного ближе.
        И вдруг у нее возник план. Совсем примитивный, рассчитанный на дурачка… или на любвеобильного самца.

        - Да-да, работаю. А туалет там, - она тряхнула головой, пытаясь справиться с робостью, и показала в сторону подсобки.  - В конце коридора. Вас проводить?
        Слова давались с трудом, от стеснительности Яна слегка запиналась, часто моргала… будто кокетничала. И чувствовала: это добавляет ситуации пикантности - она вроде предложила доктору уединиться.
        Тот ухмыльнулся с таким видом, будто ему каждый день красивые девушки делали подобные реверансы. Глаза у него заблестели, а лицо стало совсем уж как у сатира. Ну и тип!

        - Идемте, - Яна зашагала назад по коридору. Доктор догнал ее и приобнял за талию.

        - Идем, раз приглашаешь.
        Она готова была от стыда провалиться сквозь пол пятнадцатого этажа, и сквозь полы всех нижних этажей тоже. Но не пыталась сбросить его руку, только ежилась и непроизвольно поводила плечами.
        Когда миновали щитовую, доктор начал что-то говорить ей в ухо. Яна не слушала: постепенно стыд сменялся злостью, злость - яростью…
        Толкая дверь в кладовку уборщиков, куда только что заходила, она уже вся кипела. И все же смогла непринужденно улыбнуться реаниматологу.

        - А где здесь свет?  - спросил он.

        - Зачем нам свет? Вон, туда лучше посмотрите!  - С этими словами Яна сняла с крючка огнетушитель и врезала отвернувшемуся доктору по голове, вложив в удар гнев, так кстати разгоревшийся в душе.
        Он свалился на пол. Яна повесила огнетушитель на место, стараясь удержать в себе чувство, которой сломало ее робость и позволило действовать. Вот что ей нужно - гнев! Почему в реале она не может вести себя, как в играх? Может! Теперь так и будет!
        Она стащила с доктора белый халат, натянула прямо поверх синей униформы. Открыла шкафчик, где была одежда уборщиков. Поясным ремешком связала доктору руки - получилось не ахти, но сойдет. Из тряпки сделала кляп, заткнула ему рот и вышла в коридор.
        Тихо зайдя в приемную перед кабинетом Артова, остановилась, решительно вдохнула и уже собралась толкнуть дверь, но заметила на своем халате бирку: "Баранов И. И." Фамилия любвеобильного реаниматолога… Хорошо, что заметила. Яна сняла бирку, вспомнила о дурацком берете на голове, сорвала его и отшвырнула в угол приемной в последний момент, уже раскрывая дверь.
        И зашла в кабинет.
        Там медсестра с охранником по-прежнему флиртовали, сидя на подоконнике. Роберт неподвижно лежал на кушетке, из-под шлема торчали длинные волосы. Желтоватая подсветка монитора озаряла лицо, казавшееся мертвенно-бледным, совсем как у покойника. Рядом стойка с реанимационным оборудованием, от приборов к телу тянутся провода, контакты электродов закреплены к груди. На зеленоватом экране кардиомонитора светятся цифры артериального давления и ярким зигзагом скачет огонек, отображающий биение сердца.

        - Вы кто?  - удивилась медсестра.
        Ей появление незнакомки, конечно, не понравилось, потому что охранник немедленно уставился на Яну.

        - Из лаборатории прислали, - ответила та, направляясь к пациенту.  - Коагулограмму запороли, нужно взять повторный анализ. Баранов разве не передавал? Ему должны были позвонить.

        - Никто не звонил, - скривила накрашенные губы медсестра.  - Ночь прошла, а только сейчас хватились.
        Яна немного сдвинула штатив с капельницей, придирчиво осмотрела зажим на трубке и склонилась над главным программистом.
        На его брючном ремне висела карточка на прищепке, их соединял капроновый шнурок, намотанный на ролик, чтобы не потерять карточку и не убирать в карман каждый раз, когда прокатываешь ее в считывающем устройстве.

        - Ну и чего?  - подошедшая медсестра оперлась на край кушетки с другой стороны. Стало видно, что лицо у нее совсем простецкое, - наверное, из деревни сбежала, недавно в Москве устроилась.  - Не видите, все в порядке.
        Яна пошарила взглядом по стойке с оборудованием, ища, чем бы срезать карточку, но, как назло, ножниц или скальпеля видно не было. Когда медсестра заслонила ее от охранника, она спросила:

        - А почему у вас пациент в брюках? Хотя бы ремень сняли, там же пряжка из металла, а тут оборудование, электроника.
        Она расстегнула пряжку на брюках Артова, выпустила ремень из шлицов, сняла прищепку и небрежно сунула карточку в карман. И зашагала к выходу, бросив напоследок:

        - Сейчас вернусь, готовьте пациента.
        По дороге оглянулась - уперев руки в бока, медсестра провожала ее недовольным взглядом.

        - Ждем с нетерпением, - впервые подал голос охранник.
        В коридоре Яна ускорила шаг и к подсобке уже подбежала. Открыла ее с помощью карточки, сунулась внутрь, не закрывая дверь, чтобы падал свет из коридора. Все равно слишком темно. Провела рукой по стене, но вместо выключателя нащупала квадратную дыру с торчащими проводами.
        Под дальней стеной стояла покосившаяся деревянная тумба без ножки. Яна отодвинула ее от стены и зашарила по задней стенке. Вот он, лэптоп, скотчем прилеплен. Покосившись на дверь, она вцепилась в липкую ленту и принялась отдирать.
        Наконец удалось освободить лэптоп - небольшой, темный, потертый. Она повернулась к двери, и тут в кладовке за стеной завопили:

        - Помогите! Кто-нибудь! Охрана!
        Реаниматолог пришел в себя! Выскочив в коридор, Яна побежала к лестнице. Сзади нарастал шум, звучали голоса, потом донесся топот. Уже возле лестницы кинула взгляд через плечо: в дальнем конце коридора появились Обезьян и пара охранников, включая того, что кокетничал с медсестрой.
        Вот теперь она порадовалась, что на ней кроссовки, а не синие туфли на каблуках! В туфлях не побегаешь, сейчас же Яна единым духом слетела аж на четыре пролета. И тогда услышала топот и голоса снизу.
        Навстречу поднимались люди, причем, судя по специфическому писку переговорников, - охрана. И сверху тоже бежали охранники. Она вжикнула магнитной карточкой в прорези замка, распахнув дверь, забежала на тринадцатый этаж.
        Опять коридор, но этот освещен яркими лампами и устлан ковровой дорожкой. Стены отделаны дорогими панелями, украшены картинами.
        Яна юркнула в первую же дверь, захлопнула ее, оказавшись в небольшой комнате, прижалась к стене. Сердце громко, быстро стучало в груди.
        За дверью было тихо, на этот этаж никто не сунулся. Не поняли, куда забежала нарушительница? Или проверяют сейчас четырнадцатый, а после и за тринадцатый возьмутся? Она осмотрелась: светлое помещение, стол, стул, компьютер, факс, куллер. Напротив еще дверь. Прислушалась - из-за нее едва доносился голос, словно там монотонно бормотал приемник.
        Сжав лэптоп под мышкой, достала смартфон и быстро набрала сообщение для Атилы:
        ЛЭПТОП У МЕНЯ, НУЖЕН АДРЕС, ПОЕДУ К ТЕБЕ.
        Неожиданно на столе зазвонил телефон. Она замерла, вжавшись в стену, и уставилась на аппарат. Звонок вскоре оборвался, зато голос за дверью стал немного громче. Отлипнув от стены, Яна подошла к двери на другой стороне комнаты, приоткрыла и увидела просторный кабинет. В центре стояло кресло-кушетка, где полулежал человек в шлеме, рекламу которого крутили по телевизору. "МнемоСенсорик", новейший девайс от "Русо-Вирта". Сквозь прозрачное розоватое забрало можно было различить лицо.
        Это же Сергей Багров, глава корпорации! Широко раскрыв глаза, она шагнула дальше. Вокруг кушетки стояло незнакомое оборудование, напоминающее то, что было в офисе Артова. Только тут все более изящное. Дорогое, качественное. Над креслом висели мониторы, к шлему тянулись трубки и пучки проводов.
        Под забралом губы главы "Русо-Вирта" шевелились, он бормотал, будто разговаривал сам с собой.
        Завибрировал смартфон в кармане, Яна выхватила его, прочла:
        РЕШЕЛЬЕВСКАЯ 6, КВАРТИРА 77. ЗАПАСНОЙ КЛЮЧ У СОСЕДЕЙ. БЫСТРЕЕ, КАЖЕТСЯ, УМИРАЮ.
        Надо скорее спускаться вниз и бежать к дому Атилы. Он упоминал, что живет недалеко от "Русо?Вирта". Но сначала… ее как магнитом тянуло к бормочущему человеку в кресле. Яна подошла ближе и заглянула ему в лицо. Глаза Багрова были раскрыты, зрачки закатились под веки, она видела только слепые белки. Глава "Русо-Вирта" медленно, с присвистом дышал. Губы шевелились, но теперь он не издавал ни звука. Почему он здесь лежит, что это все значит?
        Вдруг зрачки выскочили из-под век, и Сергей Багров мертвым взглядом уставился на Яну. Она отпрянула, сдавленно ойкнув, а он произнес глухим отрешенным голосом:

        - Твои друзья в игре скоро умрут. Они уже пришли в мою ловушку.

* * *

        - Стоять, стоять! - заорал Большой так громко, что даже Странник впереди услышал сквозь шум мотора и затормозил.

        - Зачем стоять?! - прокричал Атила.
        Вместо ответа полуорк соскочил с самоходки, в два прыжка достиг ворот, через которые они только что вкатились в очередную пещеру, и налег на единственную створку. Железная плита на катках, которые ходили по выдолбленному в камне желобу, поддалась с трудом. Атила бы такую ни за что не сдвинул, но полуорк напрягся, мышцы вздулись, и плита поехала, закрывая проем, где, как в раме картины, виднелись гномы. Огромная толпа валила к воротам, целое море бородачей, стучащее, лязгающее, громыхающее, среди обычных гномов выделялись здоровяки раза в два выше остальных, но их было немного. Атиле почудилось, что в толпе бежит кто-то еще, какие-то другие существа, но тут плита с лязгом закрылась до упора.
        Большой, сдвинув толстый засов-балку, рванул обратно к машине.

        - Странник - ходу! - крикнул Атила, когда полуорк, довольно сопя, перемахнул через борт. - Слушай, это было рискованно.

        - Зато оторвались! - Большой хлопнул в ладоши, плеснув огненными язычками. - А?! Они теперь от нас отрезаны!

        - Вряд ли надолго. Сам смотри…
        Самоходка уже разгонялась. Навалившись на борт, полуорк выглянул сбоку от турели. Лязгающие удары доносились от ворот, створка содрогалась, металл проминался.

        - Меньше минуты выдер… - начал Атила, но его прервал Странник:

        - Впереди еще ворот, запертые. Стреляйте по ним!
        Атила дернул длинный рычаг, чтобы опять развернуть орудие стволом вперед, но тот хрустнул, турель дернулась и осталась в прежнем положении.

        - Разворачивайте и стреляйте по воротам! - повысил голос Странник.

        - Большой! - крикнул Атила.

        - Ну, куда ж вы без меня! - полуорк вцепился лапищами в турель. Она подалась, медленно, с хрустом проворачиваясь.
        Вдруг у Атилы перед глазами начало двоиться, и так сильно закололо в боку, что он вскрикнул. Почки отказывают, что ли? Левую руку скрючило, быстро заколотилось сердце. Как же не вовремя! Он сполз с сидения, присев на корточки, хрипло сказал:

        - Стреляй ты. Надо вдавить этот короткий рычаг.

        - Заклинило! - взвыл Большой. - Поворотный механизм заклинило!
        Сунувшись между турелью и бортом, полуорк нагнулся, выпятив объемистый зад.

        - Щас я его!
        Снова обхватив турель, рванул. Та немного провернулась и снова застряла.

        - Держитесь! - крикнул Странник.
        Самоходка накренилась на бок, застонали колеса. Атила упал на спину. Странник, найдя более эффективное решение, развернул машину пушкой к воротам. Затормозил и сказал:

        - Теперь стреляйте.
        Большой был где-то по другую сторону турели. Атила, превозмогая головокружение, заполз обратно на сиденье наводчика, дрожащими пальцами вдавил короткий рычаг. Разгорелся свет, и молния с воем ударила из ствола. Грохнуло, заскрежетало. Створка ворот стала медленно крениться, выворачивая нижнюю петлю.
        Где там Большой? Он выглянул из-за турели - полуорк исчез. Когда успел выпасть?! Вскочил, крутя головой. Синяя туша валялась в паре метрах слева, раскинув руки, пузом кверху, борода торчала к своду пещеры.
        Пришлось спрыгивать на каменный пол. Подскочив к Большому, Атила несколько раз ударил его по толстым щекам. Схватил за подмышки и поволок к рычащей самоходке. Ну и тяжеленный боров! Сердце частило, в глазах темнело, но он сумел доволочь полуорка до машины, ни разу не остановившись. Привалив к борту, крикнул:

        - Странник, помоги поднять его на борт!
        В этот момент створка с лязгом рухнула, открыв темный проем. Самоходка дернулась и покатила к нему, быстро набирая ход. Большой упал на бок, едва не угодив головой под заднее колесо.

        - Странник!  - завопил Атила, рванув за машиной. Кажется, водитель просто не заметил потери пассажиров. Самоходка пронеслась сквозь проем и пропала в темноте.

        - Да что ж такое! - он заозирался, только сейчас сообразив, что в далеком своде пещеры есть несколько отверстий, через которые льется сумеречный свет. Дневной или нет? Не разобрать. А в створке позади уже появились первые дыры, еще немного - и гномы ворвутся сюда, надо уходить с открытого пространства. Атила пнул полуорка носком по голени. Схватил за руки и поволок к стене, где было темней. Большой застонал, открыл глаза.

        - Че случилось?  - он сел, и когда Атила его отпустил, стал тереть рожу.

        - Странник уехал, надо спасаться! Вон дверь, к ней давай!
        Атила побежал к приоткрытой железной двери.

        - Как - уехал?!  - проблеял за спиной Большой. - Ой, а где мой ствол? И я палицу свою потерял, где палица?!

        - Не знаю.
        Когда сквозь рваную прореху, появившуюся в воротах, протиснулся первый гном, они как раз выскочили из пещеры. С другой стороны на двери была запорная шестерня, полуорк провернул ее, в двери клацнуло.

        - Теперь не шуми, - прошептал Атила.  - Может они не заметили, что мы тут.

        - А Странник почему уехал?

        - Потому что ты получил по башке, вырубился, я за тобой спрыгнул, а он не заметил.

        - Точно? А может заметил да бросил?

        - Зачем он тогда нас собой до сих пор тащил, чтоб так легко бросить? Нет, скорее, просто не заметил.
        Рядом тихо затрещало, во тьме разгорелся красноватый свет. Стало видно, что Большой поднял руку, и на обращенной кверху ладони помигивают язычки пламени.

        - Вот такая у меня магия, - самодовольно произнес он.
        Стал виден узкий, круто изгибающийся коридор. В голове у Атилы зашумело, стены поплыли, и коридор распался на два. Перед глазами заплясали бледные пятна, ноги подогнулись. Качнувшись, он ухватился за шестерню на двери. Потряс головой, и два тоннеля слились в один, но шум в ушах не стих.
        Большой, не замечая, что ему плохо, болтал:

        - Ух и гонка была, а? Хорошо, что у нас твой мифоган остался. Ну чего, осмотримся? Пошли, какой смысл торчать под дверью.
        Он зашагал по коридору, пришлось идти за ним. Огоньки мигали на ладони полуорка, угасая и разгораясь.

        - Я такой свет долго могу поддерживать, - похвастался он.
        Последние слова отозвались эхом впереди, и Атила пробормотал:

        - Там опять пещера? Меня уже тошнит от них. Черт, меня вообще тошнит! От голода, наверное.

        - Чего ты там бормочешь?

        - Говорю, зал впереди или что? Медленнее иди и будь наготове.

        - Да здесь гномов нет, вон, какая тишина. Они все дальше за Странником побежали. А коридор короткий… О, комната.

        - По-моему, такое называется ротондой, - заметил Атила.
        Коридор закончился круглой каменной комнатой с потолком-куполом, из отверстия в центре которого сочился тусклый свет. Стены украшены барельефами: армия вооруженных гномов, над ними возвышаются редкие фигуры покрупнее, в доспехах с рогатыми шлемами. Это вроде того здоровяка с кувалдой? Как будто отдельная порода, "гном-громила" или что-то в этом роде. В играх иногда делают такие вариации какой-нибудь стандартной расы.
        На полу был выложен широкий крест из светлого камня, пересекающиеся дорожки заканчивались глубокими нишами в стенах. Три пустые, а в четвертой блеснул высокий силуэт. При виде него Атила рванул мифоган с плеча.
        Отблески пламени, горящего на ладони Большого, поблескивали на гнутых пластинах, трубках, пружинах и зубьях шестерней. Нет, это не живое существо, больше напоминает робота.

        - Спокойно, - сказал Большой, подходя к нише. - Что тут у нас? Доспех или… Стоп, это что, экзоскелет?

        - Мы же не в киберпанк-мире, - возразил Атила. - И не в аниме каком-нибудь с мехами, это фэнтези, откуда тут… Блин!

        - Угу, вот именно, - согласился Большой, протискиваясь в нишу между стеной и металлической фигурой. - Я сначала подумал - пустой доспех, ну, как ставят в замках каких-нибудь. А это экзосклет. Но не гномий, глянь, какой здоровый. С меня размером, даже больше.
        Атила показал на барельеф:

        - Нет, гномий, только среди Инженеров есть отдельная разновидность. Как тот, который с кувалдой первый выскочил из завала. И еще нескольких вроде него я потом видел в толпе.

        - Ага, громилы. Может Подгорные Инженеры этой… селекцией занимались? Выводили здоровяков, воинов, и для них этих экзоскелеты придумали.

        - По-моему, "экзоскелет" - неправильно говорить.

        - А как правильно? - Большой забрался в глубину ниши, послышалось звяканье, стук.

        - Ходячий доспех… Нет. Не знаю. Мехадоспех. Ты там осторожней.

        - Во, на нем шар, как на ружьях из тира, только раза в три больше.

        - В шаре наверняка концентрированный мифринол, - пояснил Атила, - это источник энергии, силовая магическая установка.

        - А на спине дверца, прикинь? Я открыл… Сейчас…

        - Погоди, не надо сразу… - начал Атила, но его прервал гулкий удар в дверь на другом конце кривого коридора.

        - Сволочные гномы! - завопил Большой и громко залязгал. Мехадоспех качнулся. - Таки засекли, что мы сюда нырнули, теперь дверь ломают! Слушай, а давай я… Стой пока там, целься в коридор, я сейчас!
        Удар повторился, потом еще раз. Лязгнуло - дверь слетела с петель - Атила ожидал услышать вой, топот ног, но донеслись лишь непонятные тихие шорохи.
        Ярко-лиловый свет полыхнул в нише, доспех зарокотал, в щелях между сочленениями разгорелись нити сияния. В прорези на шлеме моргнули глаза полуорка. Создатели этой штуковины очень уважали шипы - те торчали на коленях, на железных перчатках, на шлеме и массивных покатых плечах.
        Под доспехом мелькнула тусклая вспышка, послышался треск разряда. Фонарь под решетчатым колпаком, встроенный в железную грудь, прорезал темноту желтым лучом. Атила прицелился в коридор. Если бы тот был прямым! А сейчас не видно, кто крадется там, за изгибом каменной стены. Одно ясно: на повадки местных гномов эта манера тихо подбираться совсем не похожа.
        Раздался стрекот шестерней, доспех поднял ногу и тяжело шагнул вперед. На второй ноге был закреплен чехол, из него торчала толстая рукоять. Железная перчатка взялась за нее, потянула. Все движения сопровождались стуком и лязгом. Большой вытащил из чехла булаву с усеянным шипами металлическим шаром на конце.

        - А-а, круто, круто! - голос донесся как из железной бочки. - А тут что?
        Другую руку он согнул в локте, выставив указательный палец. Колпачок на конце со щелчком откинулся. Стрекотнуло колесико кресала, из круглой дырки плеснулся синий огонек, будто там заработала горелка.
        В коридоре мелькнула тень, Атила выстрелил, молния ушла за изгиб стены, погасла. Он отскочил к нише, где раньше стоял доспех, заглянул и увидел в глубине дверь.
        Мифогану требовалось время для зарядки, Атила опустил его и толкнул дверь. За его спиной железные подошвы лязгали по каменному полу, каждый шаг сопровождался лиловой вспышкой.
        За дверью открылся просторный зал, совсем темный, лишь блеклый свет искажений горел островками. Прямо перед Атилой, перекрывая путь, помигивала синими разрядами "магнето", а дальше зеленел ядовитый "холодец". Он выхватил из мешочка на поясе косточку, бросил в искажение. Ничего не произошло. Как так? "Магнето" всегда вспыхивают. Хотя эта выглядит не совсем обычно, будто имитация. И дорогу она перегораживает конкретно - прямо в нее, что ли, шагать?
        Окинув взглядом помещение, Атила сказал:

        - Слушай, это странно, но оно похоже на полигон.

        - Получайте, гады! - взревел в ответ Большой.
        Гул и жар огненной струи наполнили ротонду.

        ГЛАВА 16
        Глава 16
        Прижав лэптоп к груди, Яна швырнула в Багрова смартфон. Сильно швырнула, от души, со страху и не так бросишь. И только когда он ударил главу "Русо?Вирта" в лицо и разбил нос, поняла, что натворила.
        Пластиковая крышка треснула, смартфон испуганно пискнул - и погас еще до того, как свалился на колени Багрова. Своими руками она отрезала себе связь с Гриадой!
        Сергей Багров зашевелился в кресле. По лицу побежала струйка крови. Яна прыгнула обратно к двери, и в коридоре увидела Обезьяна с двумя охранниками. Заметив Яну, они побежали к ней.
        Она попятилась, хлопнув дверью, повернула золотистый кругляш замка. Снова очутившись в кабинете, лихорадочно огляделась и бросилась к двери на другой стороне.
        Багров ворочался в кресле, глухо бормотал, но встать не пытался.
        Яна выскочила в очередной коридор. Короткий, с дорогой ковровой дорожкой. В конце его поблескивала хромированная лифтовая дверь.
        Когда она бежала по коридору, сам собой включился свет. В стене рядом с лифтом виднелась щель электронного замка. Яна сунула туда карточку главного программиста, и с тихим треньканьем дверь скользнула в сторону. Прыгнув в кабину, придавила клавишу нижнего этажа и успела заметить в коридоре преследователей, появившихся из кабинета Багрова.
        Кабина быстро, почти бесшумно ехала вниз. Экий шикарный лифт тут у них! Тот, в котором она поднималась, тоже был крутой, но этот… Вот здесь что - позолота? Клавиши этажей из зеленоватого камня, а ковер-то, ковер… Ворсистый квадратик два на два метра стОит, наверное, как вся ее съемная питерская квартира. Да она же в личном лифте Сергея Багрова! Зеркало с золотой рамой отражало растрепанную, но очень бравую медсестру в слишком большом для нее халате. Медсестра тяжело дышала, светлые волосы торчали во все стороны, а лицо было немного, совсем немного испуганным. А еще решительным и злым.
        Да - злым! Яна даже притопнула ногой по ковру, когда поняла, что она почти не боится. А как ловко справилась с реаниматологом в кладовке? Раньше, еще сутки назад, не смогла бы, а теперь может! Главное, не позволить стыдливой робости, которая всю сознательную жизнь была основой характера, снова подчинить себя.
        Она поправила халат, разгладила юбку. Покрепче прижала к себе лэптоп и показала зеркалу средний палец, никак не налюбуясь собой, такой отчаянной и смелой. Молодец, девочка, задай им всем!
        С тихим шипением кабина остановилась, и дверь поползла в сторону. Внутрь проник приглушенный гул голосов, шарканье, покашливание. Звуки были гулкими, как в кинозале.
        Она вышла в небольшой холл с приоткрытой дверью в другом конце. Оттуда доносился усиленный динамиками женский голос, деловитый и в то же время торжественно-приподнятый:

        - Уважаемые гости, дамы и господа, прошу вас садиться. Слева от каждого кресла находится столик. Вы видите на нем нашу гордость, новый продукт корпорации "Русо-Вирт": шлем "МнемоСенсорик". Он даст возможность пользователям Интернета обходиться без сенсорного костюма, испытывая всю ту же гамму ощущений. Полная иллюзия - благодаря одному шлему! Для демонстрации возможностей нашего продукта необходимо надеть "МнемоСенсорик" на головуНе беспокойтесь, процесс абсолютно безопасен, ведь наши шлемы являются результатом сотен тысяч человекочасов исследований, испытаний и всесторонних тестов.
        Слушая, Яна тихо подошла к двери и выглянула. Небольшой прямоугольный зал, сбоку от двери возвышение, за трибуной с микрофоном стоит женщина в красном костюме. Перед возвышением ряды кресел, а в них…
        Она затаила дыхание, когда узнала в одном из людей министра связи и коммуникаций РФ, чье лицо часто мелькало по телевизору. Рядом сидел знаменитый спортивный комментатор, потом дама с высокой прической и в бриллиантовом колье, красивенькая телеведущая, медиа-олигарх, финансист, космонавт, глава МЧС. А вот певец, а это актер - обладатель "Оскара", а там…

        - Господин Багров появится с минуты на минуту, - заговорила женщина, - а пока мы с вами насладимся богатейшим спектром удивительных ощущений, который способен подарить человеку "МнемоСенсорик". Итак, попрошу вас надеть шлемы, через несколько секунд мы приступим к загрузке данных.

* * *

        - Держи вход!  - крикнул Атила и, глубоко вдохнув, шагнул в искажение.
        За спиной гудел огнемет, возбужденно орал Большой, в ответ доносилось сиплое рычание. Это точно не гномы, кто-то другой.
        Тело оплели ветвистые молнии. После аварии ему приходилось бывать на физеопроцедурах, там использовали дарсенваль, аппарат, лечащий током. Очень похожее ощущение: трещат молнии, покалывает кожу…
        Выйдя из "магнето", он облегченно вздохнул. Ощущения не очень приятные, но совсем не такие, как от настоящих искажений. Да "настоящее" его бы попросту убило! В проеме двери за оставшейся позади "магнето" полыхали вспышки, там лязгали и рычали. Донесся грохот удара - не иначе, Большой хотел навернуть кого-то железной булавой, но промахнулся и вмазал в стену или пол. Кто же прибежал по кривому коридору? Этот сиплый рык… Вроде знакомый, но никак не сообразить, кто издает такой звук.
        Сделав несколько шагов вдоль стены, он разглядел в полутьме высокую каменную тумбу, похожую на алтарь. В центре мерцал крупный изумруд, лежащий в углублении, вокруг которого рельеф на камне образовывал лучи солнца. Атила протянул к алтарю руку, но тут из-за раскрытой двери донесся утробный рев, и в зал, получив, судя по всему, удар дубинкой под зад, влетел гоблин.
        Так вот кто это рычал! Атила не сразу узнал представителя подземного племени, потому что у того были удлиненные конечности и гибкие, ненормально длинные пальцы с кривыми когтями. Верхняя часть морды привычная: скошенный лоб, большие мягкие уши, светятся багровыми пятнами налитые кровью глаза. А вот губы то ли сгнили, то ли из-за мутации совсем исчезли. Из кровоточащих десен торчали острые зубы. Шерсть на теле выпала, а ведь обычно они волосатые. Шкура огрубела и напоминала потрескавшуюся резину. Набедренная повязка заменяла ему одежду, ненормально большие ступни с длинными пальцами тоже увенчаны когтями. Гоблин напоминал злобную клыкастую обезьяну.
        Покатившись по полу, он вскочил на четвереньки прямо под ногами Атилы. Взмахнул лапой, собираясь полоснуть его своими когтями-саблями, и получил лиловый разряд в морду.
        От головы вместе с ее клыками, багровыми глазами и прочими деталями остался лишь "пшик", а туша рухнула на пол. Откуда гоблины в Стим-Туннелях? Ведь они с гномами извечные враги, поскольку претендуют на одну подземную территорию, занимают, можно сказать, схожую экологическую нишу. Хотя бородатые коротышки - разумная раса и за них можно играть, а гоблины просто дикие монстры. Скорее всего, Подгорные Инженеры как-то их приучили, другого объяснения нет.
        Атила отступил от густой темной лужи, быстро расползающейся вокруг безголового тела, наткнулся спиной на алтарь, повернулся и машинально сделал то, от чего его отвлек гоблин - ладонью придавил изумруд.
        Тот мягко ушел в алтарь. По углублениям-лучам разлился зеленоватый свет, впитался в камень, и от основания алтаря по полу разбежались светящиеся линии. Погасли. С тихими, мягкими хлопками в зале начали зажигаться фонари: бледные лампы на витых чугунных столбах.

        - Главный рубильник… - пробормотал он, отступая от алтаря.
        Блекло-травянистый свет озарил пещеру. Стало видна, что вся она заставлена круглыми каменными клумбами с деревьями, а в полу прорублены извилистые углубления, засыпанные землей, где растут кусты и трава. Наверное, магический свет фонарей заменял растениям солнечные лучи, если сценаристы вообще учитывали такие мелочи.
        Растительность образовывала сложный лабиринт. Неподалеку от Атилы стояла деревянная башенка, рядом навалена баррикада из камней. Дальше среди деревьев поблескивали имитации искажений, он пригляделся, чего там только нет! Вон зеленеет "холодец", тихо гудит "ведьмин костер", трещат разрядами сразу три "магнето", дальше пространство идет волнами над десятком "костоломов". Наверное, эти штуки сделаны при помощи какой-то имитационной магии. Когда он смотрел прямо на них, то не видел ничего странного, но если отводил взгляд, замечал краем глаза, как над искажениями взлетают и тают в воздухе крошечные руны разных цветов.
        Из двери за спиной лилось гудение пламени, азартный рев Большого, звуки ударов и рычание. Сколько времени он продержится? У него механический доспех, огромная булава, магический огнемет… Может стоит задать вопрос - сколько продержатся гоблины? Хотя неизвестно, как много их набежало в ротонду.
        Отойдя к башенке, Атила привстал на цыпочках. В другом конце прямоугольной пещеры виднелось кое-что еще, чего он меньше всего ожидал увидеть здесь. Вот только видно плоховато. Он положил руку на сумку - надо вывести "око", отправить на другую сторону пещеры и получше рассмотреть, что там стоит. Неужели зрение не обманывает, и гномы проводили здесь учения перед нападением на... Додумать не успел - прямо на него словно из ниоткуда выпрыгнул гнолль с мечом и треугольным щитом. Заорав, Атила отскочил, но монстр следом не рванулся, а пропал в полу. И тут же сбоку выскочил, как чертик из табакерки, здоровенный вепрь, пронесся вбок несколько метров, и потом его тоже засосало под пол.
        Какие-то они плоские и неубедительные... Ну точно, это же просто фигуры-мишени для стрельбы из башенки и баррикады. Вон еще гнолль вылез, с клацаньем улез обратно, и тут же рядом раскинул лапы дощатый упырь. Одни мишени перемещались, скользя по утопленным в пол полозьям, другие выскакивали и сразу прятались.
        В ротонде взревел полуорк. Лиловый свет задергался, в нем засновали десятки теней.

        - Большой, помощь нужна? - крикнул Атила, поднимая мифоган.
        Тот не услышал. Атила шагнул к башенке, сложенной из неотесанных бревен, закинул ружье за спину, запрыгнул в проем окна и уставился в дальний конец пещеры. Нет, не показалось… Надо же, что тут гномы отстроили, в своей пещере-полигоне! Хотя пещера ли это? Свод-то не каменный, вон, балки виднеются. Точно, он в здании, стоящем на поверхности.

        - Большой! - заорал Атила. - Отступаем! Тут есть выход!
        Теперь он хорошо видел черные гранитные плиты, железные ворота, окошка-бойницы… Дальняя стена зала-полигона была, на самом деле, стеной Цитадели! Не настоящей - имитации. В приоткрытые ворота лился тусклый дневной свет. А что там за мраморный домик за низкой оградой стоит сбоку… Ага, это склеп, то есть очередная имитация. Склеп у стены Цитадели? Зачем? Ладно, не до того.

        - Большой! - крикнул он громче и соскочил на пол.
        Полуорк спиной протиснулся в проем, перегородив его. Сзади на доспехе была дверца, над ней, между широкими плечами, полыхал мифриноловым светом ребристый шар.
        Со стрекотом повернулась голова в шлеме - Большой оглянулся.

        - Это уже поверхность, выход там! - Атила показал в дальний конец пещеры. - Туда беги!
        Отходя от башни, он не заметил, как попал в имитацию "магнето". Только эта почему-то сработала, хотя и не так сильно, как настоящая. Шарахнула разрядом, он вскрикнул, дергаясь и пританцовывая. Глаза вылезли из орбит, ногу свело судорогой. Скрежеща зубами, сумел соскочить с искажения. Ладони горели огнем. Подволакивая ногу, Атила поковылял через зал, и понял, что теперь не видит полуорка в проеме. Зато оттуда валили гоблины, бежали на четвереньках, хлопая треугольными ушами. Но где Большой?.. Ага, он уже за алтарем, улепетывает вовсю.

        - К Цитадели! - повторил Атила, не уверенный, что его услышали, и поспешил в том же направлении.
        Они двигались параллельно, Атила на середине пещеры, лавируя между клумбами и перескакивая через рытвины с землей, Большой вдоль стены. Железные подошвы звонко били о пол, пульсировал шар. Гоблины пока не замечали второго беглеца, двигались за Большим. А тот вдруг обернулся, над плечом его что-то поднялось… Да это же мифриноловая пушка, раньше прижатая в боку! Причем побольше той, что на самоходке, почему он раньше ее не задействовал?
        Пушка басовито ахнула, и лиловая вспышка озарила пещеру. На пару секунд ослепнув, Атила наткнулся на тумбу, ушиб колено, ругнулся. Когда зрение восстановилось, увидел обвалившуюся стену и груду камней возле двери ротонды. В воздухе повисло серое облако, части разорванных гоблинов валялись повсюду, обваленные в песке и пыли, будто котлеты в панировочных сухарях. Откуда пылюка взялась в таком количестве, неужели разряд раскрошил камни?
        В клубящемся облаке появились очертания мехадоспеха. Большой пятился, поливая огнем оставшихся в живых гоблинов.
        Мочи их, синий! Атила побежал дальше, а полуорк развернулся и снова залязгал, вовсю работая массивными железными ногами. Сбоку от него из пола поднялась группа плоских мишеней?гноллов, со стрекотом и жужжанием он направил в ту сторону руку-огнемет, угостил их огненной струей. Фанера вспыхнула факелом.
        Атила достиг ворот первым, полоска прохладного света легла на лицо, и он прищурился. Уперся в створки, нажал. Заскрежетали петли.
        Площадку перед воротами окружала каменная ограда, дальше виднелись дома Мертвограда. Солнце пряталось за зловещими сизо?фиолетовыми тучами, бегущими по небу.
        Большому осталась несколько шагов до ворот, когда Атила заметил на его пути плоский сероватый камень, утопленный в пол. Он сильно смахивал на прогалину, которую оставляет разрядившаяся "катапульта". Нехорошее предчувствие возникло слишком поздно, предупредить полуорка Атила не успел, тот наступил на камень. Треснуло, доспех качнуло, Большой взревел. Засеменил, теряя равновесие, и въехал головой в створку. Металл столкнулся с металлом, и звон, напоминающий колокольный, огласил зал.

        - А-а-а, гадство!  - взревел Большой, с оглушительным лязгом рушась под воротами.  - А так бежал, так бежал!
        Но встал он быстро, ввалился в ворота. Позади между деревьев мелькали тени, слышался рык.

        - Тут засов, запираем их! - Атила вцепился в створку.
        Большой тоже поднажал, и ворота гномьего полигона сомкнулись, как гигантские челюсти.

        ГЛАВА 17
        Глава 17

        - …Итак, попрошу вас надеть шлемы, через несколько секунд мы приступим к загрузке данных.
        Ведущая в красном костюме выдержала длинную паузу, оглянулась и кивнула. Человек в белом халате, сидящий позади нее за столом, заставленным аппаратурой, пробежал пальцами по клавиатуре.
        Яна, встав в дверном проеме, разглядывала зал в поисках охранников (которых не заметила, зато обнаружила закрытые двери в другом конце) и поэтому не сразу обратила внимание на происходящее с ВИП?персонами.
        Все гости нацепили шлемы с открытыми забралами. Вспыхнула розоватая подсветка. Яна видела лица тех, что сидели ближе к ней. Гости сначала некоторые время шевелились, потом замерли, уставившись в одну точку. У некоторых на лицах застыли улыбки, другие нахмурились.
        А потом у всех зрачки закатились под веки, превратив глаза в слепые белые овалы.
        Закусив губу, она шагнула в зал, быстро пошла вдоль боковой стены, повернула и направилась дальше, к двери, за креслами последнего ряда. На возвышении женщина в красном, разговаривающая с программистом, повернула голову, уловив движение. Тонкие брови приподнялись, но она не решилась окликнуть незнакомку через весь зал.
        Крепко прижимая к себе лэптоп, Яна шла дальше. Люди в шлемах застыли, но не все. Вон там женщина в вечернем платье дергает руками, стучит кулаками по подлокотникам все сильнее и громче, а тут мужчина в шикарном костюме качает головой туда?сюда, туда?сюда…
        Альфа учится контролировать людей в реальном мире, подумала она почти что спокойно. Тотальный контроль - вот, чего он добивается. И люди в игре нужны ему для опыта. Глобального эксперимента по исследованию их психики, психологии поведения в экстремальной ситуации Лага.
        Она преодолела уже две трети зала, когда в дверь, откуда она вышла, ввалился Обезьян с тремя охранниками. И одновременно чуть ли не половина погруженных в транс гостей преобразилась - кто-то повалился на пол, кто-то вскочил, кто-то начал корчиться в кресле. Заговорила женщина в красном, но Обезьян перебил:

        - Стой, стреляю!
        Сидящий в крайнем кресле дородный мужчина, двигаясь механически, скованно, попытался остановить Яну, схватив за полу халата. Другой поднялся, протягивая к ней руки, но она вырвалась из слабой хватки первого, углом лэптопа ударила в горло второго и, слыша за спиной топот, плечом врезалась в дверь. Выскочила в короткий коридор и через несколько шагов очутилась на балконе под высоким сводом холла. Вниз шла изящная узкая лесенка с мраморными ступеньками, на верхней стоял охранник, не пускающий в ВИП?зал простых смертных. Вылупив глаза на нарушительницу, он воскликнул: "Девушка!" и попытался взять за локоть, но она появилась слишком неожиданно, и парень растерялся. Прошмыгнув мимо, Яна слетела по ступеням и ввинтилась в толпу. Раздалось несколько недовольных возгласов, ее толкнули в бок. Распихивая людей, она поспешила к выходу.
        Все, получилось! Она добыла лэптоп, она вырвалась, вот и дверь, совсем близко…
        Тут-то ее и схватили за руку.
        Яна обернулась - ее держал рыжий охранник, тот, благодаря которому попала сюда.

        - Девушка, я вас повсюду ищу…  - Взгляд у рыжего стал озадаченным, он нахмурился.  - А почему вы в халате? А эта наша униформа под ним?

        - Я просто…  - Яна глянула через плечо и вдруг неожиданно для себя самой, закричала: - Там на Багрова напали!

        - Что?

        - Видите, по лестнице бегут?! Это они, переоделись охранниками, сейчас в ВИП?зале бойня, тут из-за шума не слышно! Террористы или бандиты, не знаю!
        Отпустив ее, Рыжий кинулся навстречу Обезьяну, показавшемуся на лестнице, на ходу поднес к лицу переговорник, закричал в него.
        Нескольких секунд Яне хватило, чтобы очутиться на улице.
        В городе было неспокойно. То и дело проносились машины полиции или "скорой помощи", в небе летел вертолет с эмблемами МЧС на бортах. Манифестантов перед зданием добавилось, и Яна, сбежав по ступеням, очутилась среди толпы.
        Когда она выскочила на обочину, сюда на ярко раскрашенном скутере подрулил паренек в кожаных штанах и ярко-синей рубахе. С громким чмоканьем он наминал челюстями жвачку, на голове был шлем, размалеванный под британский флаг, по плечам рассыпались выкрашенные в синий цвет дреды. К рулю парень приклеил плеер и на кронштейнах закрепил колонки, откуда гремело, заглушая городской шум, рэгги. Выглядел как какой-то укурок, не очень дружащий с мозгами, но Яна не раздумывала. Шагнув с тротуара, сверкнула глазками и качнула головой - подвези!
        Он приосанился, окинув ее взглядом, и кивнул - садись!
        Она так и сделала. И только теперь, обхватив парня за поясницу, сообразила, что на ней до сих пор белый халат. Ну и странно она в нем, должно быть, выглядит!

        - Тебе куда?  - крикнул он через плечо.  - Адрес скажешь?

        - Скажу, ты давай пока вперед!
        Он уже собрался отъехать, когда из высотки выбежали Обезьян с рыжим охранником, и за ними еще несколько людей в костюмах. По халату они сразу заметили Яну, расталкивая митингующих, рванулись к ней. Раздались крики.

        - Это кто?  - удивился любитель рэгги, оглядываясь.

        - Газуй!  - заорала Яна ему в ухо.
        Он машинально качнулся вперед, припав к рулю, - и крутанул ручку газа так, что скутер едва не стал на заднее колесо. По крутой дуге они нырнули в поток машин. Крепко прижимая лэптоп локтем, Яна оглянулась. Обезьян с Рыжим выбрались на дорогу из толпы и, яростно размахивая руками, пытались остановить попутку, бросаясь чуть ли не под колеса истошно сигналившим машинам.

* * *
        Атила так и не понял, для чего, по замыслу гейм-дизайнеров, нужна эта за постройка, на крыше которой они стояли. Мрачная угловатая глыба непонятно на сколько этажей. Все дома Мертвограда такие: темные кубы, пирамиды или параллелепипеды. Окон нет - никогда, ни в одном, нигде! Что за здания вообще без окон, зачем они? Лестница всегда одна, пустая длинная гулкая кишка, зигзагами ведущая от первого этажа до крыши. Правильные линии, никаких излишеств. Единственное исключение - часто повторяющийся барельеф на стенах, человек, поднявший над головой руки, будто поддерживающий крышу. Только торс, руки и голова, ног не видно, вместо лица овал без всяких черт. Немного пугающий барельеф, созданный каким-то чуждым и недобрым разумом.
        Еще одна странность заключалась в том, что камень местных домов отражал. Не как зеркало, скорее как отдраенный металл; тускловато и не очень четко в нем виднелись другие дома. Картинка немного искаженная, какая-то странноватая, уродливая, неприятная. Если присесть на крыше, увидишь свое лицо между расставленных коленей, тоже слегка исковерканное. Вроде сам на себя глядишь из тусклой толщи - а вроде и не ты, кто-то другой. Камень будто вытаскивал на свет скрытую сущность, превращая тебя в маньяка с голодными глазами.
        Они поднялись на это здание, чтобы осмотреться. Выход из полигона остался далеко в стороне. Гномы наружу так и не полезли. Скорее всего, лишенные души Подгорные Инженеры просто не способны были обитать на поверхности, и даже Альфа не мог изменить их природу, заложенную на программном уровне. Оказавшись за пределами пещер, беглецы вышли из зоны агра, и погоня оборвалась.
        Стоя у края, они с Большим разглядывали город. Свистел ветер, трепал волосы, обдувал лицо. Почти как в реальности. В разрывах облаков багровело небо, но просветы быстро затягивались, словно раны после приема магического эликсира.

        - Ну вот, никакой армии тьмы у Цитадели пока что не вижу, - со скрежетом потирая руки в железных перчатках, сказал Большой.  - Вон там, за деревьям, это ж Речной замок, а? Вроде вокруг него тоже никого нет… Не получили следопыты наше сообщение, никто не пришел?

        - Плохо, если так, - ответил Атила. - Потому что это значит, что все пропало.

        - Ну, не факт. Мы можем вдвоем в Цитадель попробовать проникнуть. Только вот Странник куда делся? Если помер, то плакали наши денежки. Ведь говорил ему: дай пароль!
        Большой прошелся вдоль края стены, разглядывая пустые улицы. В Мертвограде почти не было растительности, она словно боялась этого места или просто не могла выжить здесь.

        - А ты, кстати, историю города знаешь? - спросил полуорк, вернувшись. - Он же возник из ниоткуда. Однажды ночью, в грозу, от Цитадели полыхнула вспышка… и появился Мертвоград. И никого внутри. Слыхал я, горцы этого мужика на стенах величают Великий Безлицый, так их клановые маги его обозвали. Горцы после того, как перебазировались в Речзамок, хотели начать разработку этого камня. Он типа магический, причем магия какая-то жутко необычная. На пыль его молоть или еще как-то, крафтить потом. Целую экспедицию сюда организовали, у дворфов закупили оборудование, инструменты. И ничего не вышло. То ли не смогли отколоть ни кусочка, то ли экспедиция их вся пропала. Давнее дело. Но отражения тех, кто в нее пошел, до сих пор можно увидеть в стенах, бродят там. И постепенно меняются. Уже и людей в них не узнать, ну или там эльфов или кто еще у горцев состоит, а только совсем непонятные бледные существа, жуткие и почти одинаковые. А так - здесь ни одного монстра, ни зверя, никого. Пустой город, безжизненный. Обреченный какой-то, слышь, Атила? Пусто, и только этот… Великий Безлицый со всех сторон.

        - Наверное, по идее сценаристов город перенесло сюда из другой реальности. Такой… - Атила повел рукой. - Тоталитарной.

        - Это еще почему - тоталитарной?

        - Просто мне так кажется. Мир, в котором власть захватил какой-то жуткий некро-колдун и всех подчинил. Или даже превратил все население в один разум, как бы в коллективный. И эта скульптура без индивидуальных черт его символизирует.
        Хотя этого невозможно было разглядеть, но Атиле почудилось, что под доспехом Большой поежился.

        - Ну, ты загнул, брр! Не хотел бы я, короче, в том мире жить.
        Далеко юге, за речкой, где стоял полуразрушенный замок, за свечками тополей и большим полем виднелась Цитадель. Над Башней Конклава медленно вращался огромный вертикальный глаз. Что он такое? Ведь могучая же магия, сильнейшая. Око Альфа-Рея, которым он обозревает окрестности на много лиг, благодаря которому знает все, что происходит в округе? Сама Цитадель была сложным, перепутанным конгломератом построек, башенок, стен, в разных местах на черном гранитном хаосе что-то поблескивало, вспыхивали и гасли огни и пятна света. Явно что-то магическое, хотя что это может быть, Атила и близко не представлял.
        Он сел на холодную каменную крышу, достал Книгу. Большой, с тихим лязгом пройдясь взад-вперед, вернулся к нему и спросил:

        - Слушай, может, Альфа просто не успел собрать свое войско? А то ни наших следопытов нет, ни его армии чудовищ… Проскользнем туда сами, по-тихому проберемся?

        - Наверняка кого-то собрать успел, - возразил Атила. - Да и мы не проскользнем никак, иначе в Цитадель и раньше куча народа забиралась бы.
        Стальной диск взлетел из сумки, на ходу превращаясь в звезду. Завис над крышей, потом медленно поплыв в бок. Атила аккуратно вращал управляющие кристаллы. Никак не удавалось нормально настроить чит, близкие предметы хорошо отображались в рамке на обложке, но вдали все расплывалось. К тому же "око" не четко повторяло заданные траектории полета. Разболталось его изобретение, расшаталось… да и хозяин его разболтался. Организм сбоит и глючит, как покалеченный, лишившийся части деталей механизм с засорившимися фильтрами.

        - Ну, ладно, - Большой ткнул рукой-огнеметом в сторону реки.  - Идем к Речзамку, у нас другого пути все равно ж нет, правильно?

        - У нас и связи с Яной пока нет. Не знаем, где она, что смогла сделать. Адрес я ей сбросил, но раз мне до сих пор очень хреново… Я даже не в курсе, она вообще могла что-то сделать, как-то помочь, не вытаскивая мое тело целиком из костюма? В принципе, как минимум, могла бы вколоть глюкозы, купить в аптеке по дороге. А то и к капельнице подключить. У "Сенсорики" на рукаве даже клапан для этого есть… А мне реально паршиво, значит, в мою квартиру она до сих пор не попала, хотя от "Русо?Вирта" туда всего пара кварталов. Тогда что с ней случилось?
        Большой потянулся почесать затылок, но лишь стукнул железом о железо.

        - Ну ладно, так что делаем?
        Атила продолжал крутить кристаллы. Рябь на экране пропала, появилась внятная картинка. Так, уже лучше. А если увеличить?.. Он повернул чит в нужную сторону. Цитадель начала медленно приближаться, стала отчетливо видна опоясывающая ее высокая стена, ров с поднятым мостом, ворота. Возле них больше десятка силуэтов… клирики! Стоят, упираясь посохами в землю, не шевелятся.
        Когда чит подлетел еще ближе, начались постоянные сбои. Он пытался подвести "око" к Цитадели и так, и сяк, поднимал ввысь над Башней Конклава, опускал к самой землей. С каждым метром сбои усиливались, Атила рисковал потерять чит. Не иначе, работу глушит магическое излучение Цитадели. Скорее всего, это у Альфы там такая защита.
        К горлу подкатила тошнота, закружилась голова. Он перевел "око" в режим поплавка, сглотнул и закрыл глаза, почти не слыша продолжавшего болтать Большого. Под веками то чернело, то мигали цветные круги. Наверное, в реале он ненадолго терял сознание и приходил в себя…
        Когда стало получше, выждал еще немного, встал и, пошатываясь, направился к лестнице. Большой догнал, зашагал рядом.

        - Слышь, Атила… Как думаешь, все-таки почему Странник не вернулся за нами? Кинул?
        Атила промолчал, но Большого его ответ, похоже, не особо и интересовал, болтовней он сбрасывал напряжение.

        - И вот еще я думаю, если гномы с гоблинами на нас напали по приказу Альфы, то откуда он узнал про наш маршрут? Ведь Странник говорил, что Альфа не всемогущий, должен подчиняться законам игры. Ну ладно, он через глаз этот на башне, может, видит все, что на поверхности. Но в подземельях? А! Он и глазами всех подчиненных ему мобов видит? Ну, точно! Короче, он знает, что мы приближаемся. И ждет нас, да? Это нужно понимать: Альфа в курсе!

        - Заткнись, а? Хреново мне, - пробормотал Атила.
        Пока спускались, он вывел на обложку Книги "скайп" и написал:
        ЯНА, КУДА ПРОПАЛА?
        Ответа не было, и это пугало больше всего.

        - Неужели никто не получил оповещения?  - бубнил Большой сзади.  - Или все на него забили? Ни одна сволочь не откликнулась! Но ведь не может такого быть!
        Выйдя наружу, обогнули здание. Когда очутились на улице, ведущей в сторону реки с замком, рядом мелькнули тени, и Атила сам не понял, как ткнулся носом в землю. Большой тоже повалился ничком, загрохотав, будто попавший в аварию грузовик. Рядом затопали ноги. Донесся звон, что-то клацнуло. Атила перевернулся на бок и увидел двух людей и высокого эльфа. Игроки, подконтрольные Альфе, как те двое возле лесного терминала? Если так, то это конец.
        Из ножен выдернули "бастард", с плеча сорвали мифоган. Сразу два копья и наконечник стрелы нацелились на него.
        Большой лежал на брюхе и дергался, а на нем сидел еще один эльф. Маг, судя по шмоту, и с посохом в руках. Горящий зеленым набалдашник вонзился в ребристый шар между плеч полуорка. Эльф сразу скатился с него, упал ничком, накрыв голову руками. Полыхнуло, лиловый свет смешался с изумрудным, и мифриноловый шар погас.

        - Вы что творите?! - взревел Большой.

        - Лежать смирно! - рявкнул маг, вскакивая и поднимая отлетевший в сторону посох.
        Эльф-лучник, опустив оружие, выхватил у Атилы его Книгу, спрятал в карман. Присел возле Большого и принялся вместе с магом осматривать доспех.

        - Пацаны, вы чего?!  - Большой обиженно сопел, пытаясь повернуть голову.
        Маг, выпрямившись, поставил посох ему на шлем, прижал, но полуорк не унимался:

        - Мы свои, мы же братья, следопыты! Да вы чего? Ой!
        Лучник, хмыкнув, ткнул его в стальной бок носком изящного сафьянового сапожка.

        - Гномы с гоблинами тебе братья. Отстегивайся там внутри и вылазь, иначе сами выковыряем, хуже будет.

        - Ах вы гады неблагодарные! - закряхтел Большой.  - Мы ж вас всех разом спасти пришли, а вы… Болваны! Идиоты!
        Лучник вопросительно посмотрел на мага, тот сощурился и сказал:

        - Доспех непростой. На мифриноле. Где он такой взял? Это альфа?следопыты, думаю. Те, что подчинены ему.

        ГЛАВА 18
        Глава 18
        Видимо, служебных машин "Русо?Вирта" с этой стороны здания не было. Все стояли где-то во дворе или в подземном гараже, к тому же демонстранты блокировали подъезды. Обезьян с Рыжим сообразили, что пока выведут машину, вырулят на дорогу, скутер уедет далеко и просто затеряется в плотном трафике. Поэтому они и попытались тормознуть тачку.
        Яна привстала, поверх машин глядя назад. Обезьян, распахнув дверцу маршрутки, выбросил наружу водителя, прыгнул за руль. Рыжий забрался в салон, откуда через несколько секунд повалили возмущенные и напуганные пассажиры.
        Подрезав джип, маршрутка влилась в поток машин.

        - Как дела?  - прокричал водитель скутера, не оглядываясь.

        - За?ши?бись!  - выдохнула Яна.  - Слушай, за нами там двое… на маршрутке, преследуют!

        - Че, серьезно?  - Он, наконец, оглянулся. Нижняя челюсть меланхолично двигалась, лицо было почти отрешенным, светлые глаза пустые… ну точно, укуренный. Или это рэгги так действует на неокрепшие юные мозги?

        - Ничего, герла, ща оторвемся.
        Герла! Если бы не летели по дороге на бешеной скорости, свернула бы хаму малолетнему башку как цыпленку! Но вместо этого пришлось крепче прижаться к нему, потому что юркий скутер стал лавировать между машинами. Пронесся на красный сигнал светофора и выехал на широкую улицу, едва не угодив под колеса бензовоза. Водитель засигналил.
        Сзади взвыла сирена патрульной машины, голос полицейского, усиленный громкоговорителем, потребовал остановиться. Укурок вжал голову в плечи.
        Справа вдоль улицы тянулся бетонный забор, за ним промзона, слева - трамвайные пути, вторая полоса и длинная парковка перед торговым центром. Задергавшись на рельсах, скутер выскочил на встречку, где автопоток был поменьше, и вдоль забора устремился к воротам на парковку. Патрульная машина, сигналя, повернула за ним… и врезалась в "тойоту" на встречной полосе. Или та врезалась в нее, а скорее уж обе постарались. Завизжали покрышки, донесся звук второго удара, звон, скрежет.

        - Ой, мама! - выдохнула Яна испугано, такого она совсем не ожидала.
        Маршрутка с Обезьяном и Рыжим, проскочив опасный участок и тоже вырулив к забору парковки, начала догонять скутер.

        - Быстрее!  - опомнилась Яна, оглядываясь.  - Догоняют!

        - А кто это вообще?  - спросил укурок с прежней мутноватой отрешенностью в голосе.

        - Это мой отец с женихом! Старая сволочь, богатый, меня насильно замуж за него хотят! - она брякнула первое, что пришло в голову, просто невероятно какую чушь, но юный любитель интеллектуальной музыки ее проглотил и сказал только:

        - Ну, сволочи!
        И еще наподдал. На соседней улице взвыла сирена - подтягивались другие патрули. Скутер катился вдоль забора, пока парковка не закончилась, и тогда круто повернул. Тут асфальт был сломан, их безжалостно затрясло. Яна до крови прикусила язык и едва не потеряла лэптоп.
        Распугав пешеходов, снова повернули. Влетели на парковку и помчались между рядами машин. Сбоку посверкивали на солнце, мигали вспышками огромные витрины.
        Маршрутка с охранниками "Русо?Вирта" не отставала. Зацепив бортом заборчик, свернула так резко, что аж покрышки застонали, и тоже влетела на парковку. На улице выли сирены, сигналили возмущенные водители, кричали пешеходы.

        - Держись, телка!  - укурок резко бросил скутер влево.
        Навстречу вынырнул автомобиль полиции, въехавший на парковку с другой стороны. Отважный любитель рэгги завопил, потеряв свою невозмутимость, и чудом сумел уйти от столкновения, но накренился слишком сильно. Скутер боком лег на асфальт. Яна вскрикнула, больше всего опасаясь, что разобьет лэптоп.
        Позади маршрутка, не успевшая свернуть, завизжала тормозами и едва не впилилась лоб в лоб в патрульных, но все же смогла затормозить. Две машины почти уткнулись друг в друга капотами.
        Яна привстала, упираясь в асфальт ободранным локтем. Парень, прихрамывая, улепетывал между автомобилей. Она сплюнула кровью из разбитой губы, высвободила ногу, поднялась. Из полицейской машины со смятым капотом к ней бежали полицейские, и лица у них были такие, что стало ясно: добра не жди.

* * *
        Еле переставляя ноги, Атила со стянутыми за спиной руками брел мимо пустых домов, в которых брело его отражение. Пирамиды, конусы, кубы Мертвограда… и нигде не травинки. Мох на ограде возле полигона гномов был последней попавшейся на глаза флорой.
        Мир то темнел, то светлел, но он пока держался на ногах. Большой сопел рядом: руки тоже связаны, качается завязанная узлом борода, кустистые брови сведены над переносицей, на синей роже обида безвинно наказанного ребенка.
        Позади клацал железными сочленениями мехадоспеха эльф-лучник. Будучи предводителем небольшого отряда, он забрал доспех себе. По бокам от пленников шли двое людей, а маг широко шагал впереди.

        - Куда вы нас ведете?!  - в очередной раз вознегодовал Большой.  - Нам в Речзамок надо срочно! У вас там штаб? Вы ж из горцев, должны в замке тусоваться. А Странник - он там уже?

        - Заткнись, синий, - пробасил охранник справа.
        Большой, конечно, не послушал.

        - Вы получали сообщение о встрече в Речзамке? Это мы его отправили!

        - Во заливает, придурок, - сказал бородатый конвоир слева. А первый, шагнув к Большому, отвесил ему подзатыльник.

        - Молчи. Еще раз рот откроешь, сильнее врежу.
        На время полуорк смолк. Они повернули, и в стене дома напротив Атила увидел отражение. Там стояло самое большое здание в городе, единственное, у которого был шпиль. Черная игла вздымалась в небеса, пропарывая сизые брюха туч. На огромной плоской стене барельеф - Великий Безлицый нависал над городом, вознеся к шпилю руки, пустой овал лица слепо взирал на мертвые улицы. Под барельефом Атила и разглядел отражение, и сбился с шага при виде него. Там была… дорога. Очень широкая, но дальше сужающаяся в нитку, она уходила к гигантскому строению на горизонте. Здания таких размеров просто не могло существовать, оно должно было рухнуть под собственным весом, оно было как планета, встающая над горизонтом чужого мира. К нему по дороге тянулась бесконечная череда сгорбленных фигур. Все спинами к Атиле, лиц не разглядеть, но почему-то казалось, что вместо лиц у них пустые овалы.

        - Что это там?.. - начал он, и тут картина погасла, растворилась в камне.

        - Чего? - спросил Большой, а конвоиры с подозрением глянули на Атилу.

        - Я что-то видел. В камне, впереди, какую-то картину. Не наше отражение, что-то другое.

        - А, это, - бросил маг, оглянувшись. - Здесь иногда мелькает такое. Непонятное. Так, не тормозить!
        Они пересекли площадь перед зданием со шпилем, и Большой снова заговорил:

        - Вот ты, колдунище, ты нас альфа?следопытами почему обозвал, а? Про Альфу тебе наверное Странник рассказал. Если рассуждать логически, - он толкнул локтем бредущего рядом Атилу, - как делают все умные люди, получается, Странник тут, недалеко где-то. В Речзамке, скорее всего, жив-здоров.

        - А с чего ему погибать?  - голос лучника донесся из-под шлема.  - Кто его убить хотел, может, вы?

        - Да ты фигню городишь! - оскорбился Большой.  - Вы типа не видите, что мы на этих… альфа-следопытов вообще не похожи? Ведем мы себя не так!

        - А может прикидываетесь, имитируете, - предположил бородатый конвоир.

        - Да брось! Мы со Странником шли, были у него… короче, помощниками. И к Знахарю с ним заходили, с ним Центральный Терминал обороняли в Некротопи, потом еще здесь, под городом, бой мифриноловым гномам дали. Такой бой, у?у?у!  - Он оглянулся.  - Ты в Речзамок кого-нибудь отошли, пусть только наши имена Страннику назовут, и все само собой разрулится.

        - Шагай, - бросил командир и ткнул в него железной рукой со встроенным огнеметом.

        - А куда шагать-то, куда шагать?!  - тут же заголосил Большой.  - Куда вы нас ведете, так же и не сказали, козлы! Я уже пол-Пади отшагал, уже где только не шарахался: и в болотах, и в долинах, и в данжах...

        - Молчи!  - конвоир слева покачал головой.  - Кошмар, ну ты доставучий! Надо было Виконту тебя сразу прикончить посохом по башке.
        Упомянутый Виконт, как звали эльфа-мага, оглянулся и с прищуром недобро глянул на полуорка, но тот лишь хмыкнул в ответ, понимая: теперь их не убьют, а приведут куда-то разбираться. Скорее всего - в тот самый Речзамок и приведут. Атила это тоже понимал, но, в отличие от Большого, особо не радовался, все силы уходили на то, чтобы бороться с постоянной тошнотой и не упасть.
        На краю города начались деревья, между ними в глубину рощи уходил земляной тракт. На обочине была землянка с заросшим бурьяном крышей.

        - Стоять! - приказал лучник.
        Из землянки показались двое дозорных-дроу, в отличие от светлых эльфов - смуглые и с хищными лицами. По панковскому гребню одного и зеленой шапочке с эмблемой на голове другого стало понятно, что они из клана Анархия. А вот разведчики были горцами, Атила в этом не сомневался. Горцы и Анархия работают вместе? Кто бы мог подумать, ведь всегда враждовали.
        Дроу, оглядев пленных, подошли к командиру отряда. Тот полязгал, поклацал внутри доспеха, мифриноловый шар погас, люк на спине открылся, и лучник выбрался наружу. Они с часовыми тихо заговорили, к ним подошел маг Виконт. Двое людей по-прежнему контролировали пленных.

        - Ну, вы все-таки идиоты! - подал голос Большой. - Уже ж и так ясно: Анархия подтянулась к Речзамку, значит, наше сообщение прошло. Наверняка кто-нибудь из других кланов, из наемников, одиночек тоже там. Я прав, а, прав? Так и мы сами к замку тоже изначально шли! И нечего было нам руки вязать!
        Эльф-лучник посмотрел на него и молча полез обратно внутрь доспеха. Они пошли дальше в том же порядке, оставив дозорных-анархистов возле землянки. Когда дорога повернула, впереди между деревьями показалась обмелевшая река: песчаные острова, между которыми струились многочисленные ручьи. На берегу ее стоял замок, когда-то бывший "водным вратами центрального Варпа", а теперь полуразрушенный. Возле него на отмелях лежали несколько кораблей. Журчала вода, на мелководьях квакали жабы, ходили птицы с длинными голенастыми ногами.
        Атила незаметно поглядывал на затянутое тучами небо, где плыло "око". Хорошо, что прежде чем у него отобрали Книгу, успел поставить чит в режим "поплавка".
        Ему полегчало, голова не кружилась, перед глазами не темнело, но чувствовалось, что силы на исходе.

        - В общем, так, - сказал Большой самоуверенно.  - Или вы нас прямо сейчас развязываете и ведете к Страннику, или…

        - Или что?  - донеслось из кустов, мимо которых как раз проходили.

        - Стоять!  - снова велел эльф-лучник.
        Зашелестели ветки, и на дорогу вышел очень крупный блондин в легком, но дорогом доспехе и светлом плаще. Он был почти на голову выше Большого да и в плечах шире.

        - Что это ты о Страннике болтаешь?  - поинтересовался он.

        - Я тебя знаю.  - Атила шагнул вперед.  - Ты Артур, зам-командира горцев. Когда-то ты купил у меня…

        - Без подробностей, - прогудел Артур, покосившись на остальных.
        Атила как-то продал ему хитрый диверсионный чит, и та сделка помогла горцам отхапать большой кусок территории у Анархии. Между непримиримыми кланами в Пади шла борьба не на жизнь, а на смерть, это только сейчас, перед лицом общей опасности игроки сплотились.

        - Передай Страннику, - сказал Атила, - что "око" я починил, а с Яной по-прежнему нет связи.
        Артур внимательным поглядел на него и обратился к эльфу-лучнику:

        - Где их задержали?

        - В Мертвограде, - ответил тот.  - С крыши одной слезли, мы еще там их выпасли, случайно, стали следить. Они наблюдали за Речзамоком, ну и в сторону Цитадели тоже пялились. Этот, - он указал на полуорка, - назвался Большим, а этот Атилой.

        - Что рассказали?

        - Сразу о Страннике начали болтать. Синий этот говорливый очень. Сказали, что именно они передали то сообщения, в смысле, они были вместе со Странником, когда он его разослал.
        Артур еще раз оглядел задержанных и бросил хмуро:

        - В штаб, я с вами.
        Пошли дальше. В Речзамок вошли не через ворота, а через пролом, заросший кустами. За ним начиналась длинная пристройка, внутрь которой и вела дыра. Там было темно; первым в пристройку сунулся маг, зашуршал в темноте, посох его разгорелся ярче. Эльф в мехадоспехе и оба конвоира приотстали, а Артур сказал, толкнув Большого в спину:

        - Медленно и по одному - шагай!
        Сначала полез полуорк, за ним Атила. Под ногами хрустели мелкие камешки. Он прищурился в полутьме: повсюду мусор, каменное крошево и кости, какие-то деревяшки, обрывки ткани. В конце пристройки у двери, над которой горел факел, стояли два орка. Не полукровки, как Большой: ростом с Артура, большие лысые головы на толстенных шеях, затянутые в грубую кожу торсы как у молодого Шварценеггера, только пожалуй еще массивнее. Оба вооружены топорами и здоровенными прямоугольными щитами, Атила такой бы, наверное, и не поднял.
        Один шагнул навстречу. Опередивший пленников Артур что-то ему сказал, орк окинул их с ног до головы взглядом фиолетовых глаз, посторонился. Было слышно, как где-то неподалеку встревоженным роем гудят люди.

        - Идем, - сумрачно бросил богатырь, толкнув дверь. - Виконт, ты здесь покарауль вместе с парнями. Опасное время, надо быть начеку.

 Донжон, понял Атила, когда вслед за богатырем они шагнули в следующее помещение. То есть - нижний зал донжона Речного замка. Он приостановился, немного растерявшись. Спины, спины, спины… Люди, эльфы, орки, дроу, дворфы…. Они заполоняли почти весь зал. Часть сидели на лавках под стенами или у квадратных колонн, подпирающих высоких свод, большинство стояли.

        - Посторонись, - зарокотал Артур, раздвигая народ. - В сторону!
        Вскоре стало видно, куда смотрит большинство присутствующих. В центре зала на свободной площадке между колоннами был длинный стол, и за ним расположились известные, даже легендарные в Пади личности. Сидящий во главе стола маленький востроносый полуэльф Гаррет Щегол, лидер горцев, как раз говорил.

        - Мы должны понимать одну вещь, - тонким, но очень убедительным, не терпящим возражения голосом вещал он. - Хорошо понимать: в любой момент Альфа может направить своих чудищ сюда.
        Сидящая рядом с ним высокая чистокровная солнечная эльфа с сияющей диадемой в густых черных волосах, необычно красивая даже для этой расы, сказала:

        - У нас здесь больше сотни мечей. У Анархии тоже около сотни бойцов. Еще наемники, одиночки и охотники… - она обвела присутствующих взглядом огромных темных глаз. - Тоже под сотню. Главное, быстро организоваться, плюс срочно нужны боеприпасы: стрелы, горючая смесь, эликсиры, флаконы с таблетками. Магические ингредиенты для боевых заклинаний, чтобы заготовить впрок.
        Эльфу звали Леандрой и была она второй после Артура помощницей Гаррета Щегла. Говорили, в реале она то ли жена, то ли любовница Гаррета.

        - Кошель, это к тебе, - главарь клана посмотрел в другой конец стола, где сидел, сложив ручки на огромном пузе, знаменитый скупщик Кошель, один из самых богатых игроков Гриады, лысый дворф с рыжеватой бородкой.

        - А чего таки ко мне? - хмыкнул он.

        - Ты знаешь, клановая оружейная недавно переехала в Жемчужный город, в наш новый замок. А у тебя тайники по всей Пади. Наверняка в окрестностях Мертвограда тоже есть. Вскроешь несколько для такого дела.
        Артур, увидев через плечо, что Атила с Большим остановились, вернулся за ними, обошел, взял за воротники, как провинившихся школьников, и стал подталкивать дальше. Атила наступил на ногу сидящего прямо на полу следопыта, тот уже собрался обматерить его, но увидел Артура и побыстрее отодвинулся.

        - Осторожно! - рыкал богатырь. - Проход освободите! Эй, а ну в сторону!
        Сидящие на полу поднимали головы, отодвигались или вставали и отходили, с любопытством разглядывая пленников. Собравшиеся за столом были слишком заняты разговором и пока что не замечали их, лишь Леандра подняла тонкую черную бровь, приглядываясь, кто это там идет. Потом кивнула Артуру, сделав знак немного подождать, и тот остановился недалеко от стола, заставив притормозить и пленников.

 Кошель, сморщив огромный нос, прогундосил с заметным семитским акцентом, который он, вполне возможно, намеренно изображал в игре, отыгрывая прожженного ростовщика и барыгу:

        - Тайники мои потрошить… и таки зачем? Чем нам это поможет? Хотите Цитадель штурмовать… ой, не смешите мою бороду!

        - Не криви рожу, барыга! - вспыльчивый дроу Алвас, лидер клана Анархия, хлопнул ладонью по столу.  - О заднице, а не о кошельке думай! Ты что, своим добром от смерти хочешь откупиться? Так Альфе на него начхать! Не время торговаться!

        - Ну отчего ж, - сдержанно улыбнулся Кошель. На умном лице его читалось, что как раз сейчас торговаться самое время. - У меня ресурса костюма на две недели хватит, я в игре живу больше, чем в реале. А что до Альфы… и кто вам таки сказал, что ему добро не нужно? Добро, деньги, влияние, власть… которая в том числе и деньгами покупается? Если он следует игровым законам, значит, и игровой экономике тоже.
        Сидящий рядом второй дворф, известный под прозвищем Крошка Оружейник, покачал головой. Он специализировался на оружейных модификациях, которых в Гриаде было целое древо, огромное и сложное, позволяющее создавать самые невероятные образцы, и достиг в этом деле таких высот, что к нему обращалась за консультацией, а иногда и с предложением разработать новую оружейную ветку, даже игровая администрация. Поговаривали, что именно Оружейник возглавляет таинственный клан Черный Тюльпан, но доподлинного этого никто не знал.

        - Не моя же вина, - продолжил Кошель добродушно, - что у кого-то костюм только на сутки заряжен. А я таки могу…

        - Ну, ты сучара!  - Алвас вскочил, сжав кулаки.
        Крошка Оружейник с любопытством глядел на Кошеля, как на редкую разновидность клопа. В зале поднялся шум, повскакивали с пола некоторые следопыты, кто-то схватился за оружие. Артур с пленниками стояли в нескольких шагах от стола, слушая разговор. Большой, переместившись вбок, шепнул:

        - Во, круто, щас Кошеля раскулачивать будут.
        Спины поднявшихся на ноги заслонили стол. В гомон ввинтился тонкий голос Гаррета Щегла, но слов было не разобрать. Заговорила Леандра, и потом шум перекрыл глубокий, зычный бас Крошки Оружейника:

        - Сели все и успокоились! И ты, Алвас! А ну, сядь!
        Его слушались нехотя, зал гудел возмущенным ульем. Атила увидел, что вспрыгнувший на стул Оружейник положил широченную ладонь на плечо лидера анархистов. Глаза дроу сверкали от гнева, губы шевелились. Все-таки он сел.
        Когда шум немного стих, Оружейник повернулся к дворфу-скупщику:

        - Кошель, если мы не выйдем из игры, рано или поздно начнем сдыхать, один за другим. Ладно, ты дольше протянешь, но это только вопрос времени. На что рассчитываешь?

        - Буду ждать Странника, - спокойно ответил тот.  - Ясное дело, я не хочу, чтобы люди мерли. Но у меня с ним отдельные вопросы, отдельные дела. Давние. Странник, он… решает проблемы, вот так. В конце концов, он нас тут собрал, значит, у него таки есть план. А все эти ваши совещания - до одного места, вы просто нервничаете и суетитесь.

        - Да, - громко сказал седовласый алхимик Зоран Звездный, сидящий на другом конце стола, напротив Гаррета Щегла. - Надо выждать. Падь меняется, - он кивнул на соседа, более молодого, но тоже известного в Гриаде алхимика Фламеля Бессребника, - и мы с коллегой пока не можем объяснить происходящее. Все эти разговоры про альфа-следопытов, подчинении машинному интеллекту… извините, конечно, но в это, мягко говоря, не очень веришь. Пока нет доказательств, не о чем разговаривать.
        В холле вновь загудели взволнованные голоса. Большой начал переминаться с ноги на ногу, ему хотелось вставить свои пять копеек, но он боялся схлопотать затрещину от Артура.
        Крошка Оружейник, стоя на стуле, уперся кулаками в стол и гаркнул:

        - Тихо все! Тишина в зале!
        Выдержав паузу, он спросил:

        - Что думают охотники?

        - Я бы подождал Странника, - отозвался низкорослый темный эльф Гвидор, подпирающий спиной дальнюю колонну.  - Бард, что скажешь?
        Головы повернулись к темному углу, где маячили два силуэта. Следопыт в коротком плаще с наброшенным на голову капюшоном сидел на табурете, расставив ноги и уперев кулаки в бедра, другой склонился к нему и что-то шептал.
        Артур по знаку Леандры начал двигаться дальше к столу, подталкивая пленников и гудя:

        - С дороги! Поберегись!
        Они оказались за спиной Алваса, и тот, развернувшись на стуле, уставился на них.

        - Этих задержали в Мертвограде, - громко объявил Артур.  - Утверждают, это они собрали нас здесь. Успели побывать у Знахаря, шли сюда вместе со Странником, но потерялись в гномьих пещерах. Не знаю, правда ли. Может, и врут.
        В этот момент знаменитый первопроходец по прозвищу Андрей-Бард резко встал с табурета и шагнул вперед, скинув капюшон. По щеке до самого подбородка тянулся шрам. Атила уставился на него. Он много слышал об этом легендарном игроке - единственном, кому удалось проникнуть в Цитадель. Обойдя стол, Бард остановился перед пленниками, всмотрелся в их лица и тихо спросил:

        - Где именно вы потерялись?

        - Да уже под Мертвоградом, когда в пещеры из туннелей попали. - Большой ухмыльнулся.  - А ты сам Бард! У, круто! Короче, мы там шороху навели, мифоганы раздобыли, самоходку с пушкой, мехадоспех. Ну, и к Речзамоку торопились. Я с самоходки упал, а Странник рулил - не заметил. Атила за мной спрыгнул. Ну вот и… Теперь эти ворюги и мифоган у нас забрали, и доспех. А где вообще Странник? Он почему не здесь? Он же вперед уехал.

        - Ничего не понял, - Андрей-Бард обернулся.  - Что-то не сходится. Эй, как тебя… Свидетель, иди сюда, расскажи, как было дело.
        Донесся знакомый голос:

        - Не верьте им!
        Кто это? Атила прищурился, пытаясь найти в толпе знакомое лицо.

        - Это они!  - прокричал все тот же человек. Из тени к столу выступил дроу Великобой, погибший от стрел у шахты, ведущей в Стим-Туннели.  - Они убили моих друзей и Странника!
        Большой крикнул:

        - Надо же - живой! Но в тебя ж из самострелов попали! Как ты выжил, братуха?!
        Великобой посмотрел на них в упор, и улыбка сползла с лица Большого. Атила уже понял: Альфа подчинил дроу еще у шахты. Он преследовал их по тоннелю, а под Мертвоградом, пока они осматривали тир и разбирались с мифоганами, опередил, и до Речзамока добрался первым. Альфа видит глазами, слышит ушами этой аватары, теперь он знает место, где собрались следопыты, точно знает, сколько их, слышит все обсуждение за столом… Наверное, Странник погиб по дороге сюда. А Речзамок сейчас окружают монстры.

        ГЛАВА 19
        Глава 19

        - Да поймите вы!  - возмутилась Яна, сидя на заднем сиденье патрульной машины.  - В Гриаде миллионы игроков, и если вы меня не отпустите, они умрут!
        Она откинулась на спинку, морщась. В машине было накурено, и у нее разболелась голова.
        Полицейский, сидевший рядом с водительским сидением, не слушал, он медленно, одним пальцем, через бортовой компьютер вводил в базу данных номер скутера, владелец которого спровоцировал ДТП, - да не одно!  - и смылся.
        Его напарник-майор, отойдя от машины, разговаривал с Обезьяном и Рыжим. Показав удостоверения и объяснившись, те избежали ареста, но и объект преследования потеряли. Они провожали Яну горящими взглядами, когда патрульные уводили ее в машину.
        Главное - драгоценный лэптоп тоже здесь. Лежит, вон, на водительском сиденье…
        Из динамиков бортовой радиостанции проговорили:

        - Четверть сотни два ноля. Четверть сотни два ноля, ответь дежурному по городу.

        - Слушаю, четверть сотни два ноля, - сказал полицейский.
        Яна, прислушиваясь, подалась вперед.

        - Доставьте задержанную в местное отделение и сдайте старшему оперуполномоченному. Как поняли, прием?

        - Вас понял…  - Полицейский помедлил, глядя в окно на майора.  - А почему так?

        - Передаем ее виртполу. Те сами заберут ее из отделения.
        Отдел по борьбе с вирт-преступлениями! Яна по привычке закусила губу и скривилась от боли - губа была прокушена при аварии.
        Полицейский, опустив стекло в дверце, окликнул майора:

        - Поехали. Дежурный по городу сказал сдать красавицу местным операм, там разберутся.
        Старший полицейский, коротко махнув рукой охранникам "Русо?Вирта", зашагал к машине.

        - В чем дело?  - спросил он, садясь за руль.

        - Не знаю, - напарник положил лэптоп Яны себе на колени.  - Ее забирает другое управление, видать, еще раньше натворила дел.

        - Ну и ладно, - майор, смерив ее взглядом, завел двигатель.  - Вовремя, а то я с этими чуть не добазарился насчет нее. Прикинь, лысый сходу тысячу баксов предлагал. Я и подумал: с чего бы? Сначала хотел взять, потом решил, ну его на хрен… правильно решил.

        - Ага, - кивнул напарник.  - Сейчас бы встряли конкретно.

        - Да уж.
        Через окошко Яна видела, как охранники "Русо?Вирта" смотрят на отъезжающую машину.
        Вскоре полицейские подъехали к двухэтажному зданию с решетками на окнах - районному отделению полиции. На табличке было написано: "Решельевская 13". Совсем недалеко от дома Атилы!
        Ее вывели, патрульные объяснили ситуацию дневальному на входе. Раскрылись двери, Яну втолкнули внутрь.
        В отделении царил хаос. Шум, гам, бегали сотрудники, постовые конвоировали по коридору задержанных. Усатый дежурный за большим застекленным окном нервничал и покрикивал на подчиненных, оформлять задержанных ему помогала женщина-капитан с некрасивым строгим лицом, из-за аврала сам он не справлялся.
        Яну подвели к ним, и майор спросил:

        - Петрович, оформлять будешь? Виновница ДТП, но птичка не простая, за ней должны…

        - Лэптоп!  - закричала Яна, сообразив, что в руках привезших ее патрульных ничего нет.

        - Лэптоп?  - капитан подняла голову и поправила очки.

        - У меня с собой был лэптоп. Где он? Они его в машине оставили специально!
        Женщина строго посмотрела на майора, тот развел руками:

        - Да забыли просто.

        - Но теперь вспомнили?  - ухмыльнулся Петрович в усы.  - Тогда несите.
        Майор махнул напарнику рукой, и тот ушел на улицу.

        - Так… А чего в халате?  - Петрович окинул взглядом Яну, повернулся к женщине-капитану. - Ладно, не будем ее оформлять, если за ней сейчас приедут.
        В отделении поднялся еще больший шум - по холлу тащили бородатого бомжа, тот отбивался и хрипло орал. В коридоре, у выхода на лестницу, толпились люди, раздавались голоса и шарканье ног.
        Патрульный принес лэптоп, женщина-капитан повертела его в руках, положила на тумбу возле выхода из дежурки. Равнодушно посмотрела на Яну через стекло, подняла трубку телефона, набрав номер, заговорила с кем-то. Патрульные ушли. Капитан сказала в трубку:

        - Семнадцатое районное отделение, капитан Бухраева. Мы только что с вами беседовали… Да, доставили задержанную. Уже выехали? Отлично, тогда мы не оформляем. Хорошо, ждем.
        Положив трубку, она уставилась на Яну, и та, пожав плечами, сказала с возмущением:

        - Я не понимаю, за что меня…
        Капитан бросила Петровичу:

        - В камеру?
        Тот дернул себя за ус.

        - Да куда там! Все забиты под завязку. Видишь, что в городе происходит?
        Петрович подозвал постового у турникета и велел посадить задержанную в коридоре напротив дежурки.

        - И следи за ней внимательно, - добавил он, склоняясь над бумагами. - Глаз не спускать, за ней сейчас серьезные люди приедут.

* * *

        - Это альфа-следопыты, через них Альфа узнает все, что здесь говорят, - громко повторил Великобой, приближаясь к пленникам. - Чем быстрее их убьем - тем меньше он узнает про наши планы.
        Народ в зале смолк, и тогда стал слышен приглушенный рокот. Знакомый звук… Да это же двигатель самоходки! Люди за столом начали удивленно переглядываться, Кошель ухватил себя за огромный нос, Алвас и Крошка Оружейник вскочили.

        - О-о! - воскликнул Большой.  - Это наша тачка! Слышь, Атила?

        - Убейте их!  - закричал Великобой.  - Альфа?следопыты привели врагов, они уже едут сюда!

        - Едут? - переспросила Леандра.
        Руки у пленников все еще были связаны. Пользуясь замешательством, Большой плечом отпихнул Артура, кинулся на Великобоя и, низко нагнувшись, врезал ему башкой в грудь.

        - Предатель!  - заорал он, пиная упавшего дроу.
        Все растерялись. Андрей-Бард, стоявший недалеко от них, оттолкнул Большого, заставив отступить на шаг.

        - Нужно разобраться… - начал он.
        Великобой сел, сунул руку за пазуху и достал большой круглый медальон, щелкнул крышкой. Под ней сверкнул льдисто-голубой камень.

        - Осторожно! - выкрикнула вскакивая Леандра, потеряв свою горделивую невозмутимость.
        Из камня в Барда ударила голубая молния, раздалось треньканье, будто ломались маленькие тонкие льдинки.
        Заклинание сродни тем, какими стреляли посохи клириков, понял Атила.
        Бард с тихим возгласом осел на пол. По груди и плечам поползла стеклистая корка, сверкающая искрами.

        - Я же говорил!  - заорал Большой и вновь прыгнул на дроу, попытавшегося ударить вторым заклинанием в него. Огромный оркский сапог врезался в голову Великобоя, затем подоспевшие Артур с охотником Гвидором оттолкнули разбушевавшегося полуорка. Артур уселся на поверженного Великобоя верхом и выкрутил руки за спину, стянул их ремешком. Тот немного подергался, но когда понял, что не освободится, замер, глядя перед собой остановившимся взглядом.
        К этому времени самоходка снаружи затихла. Гвидор склонился над Бардом, торс которого затянуло льдом, достал крошечный флакон, откупорив, брызнул на грудь. Пошел пар, Андрей-Бард выгнулся дугой, искры ярко засверкали.

        - Это не поможет, - Леандра подошла к ним. - Против заклинания ледяной плоти ничего не поможет.
        Из пристройки донеслись торопливые шаги, скрипнула дверь, и в зал, постукивая о пол посохом с горящим алым набалдашником, вошел Странник.
        По толпе прокатился вздох. Перешептываясь, следопыты оглядывались, расступались, стоящие в стороне тянули шеи. Странник зашагал к столу так стремительно, что некоторым пришлось буквально отпрыгивать с его пути. На ходу он кивнул Атиле с Большим, заметил лежащего Барда и резко свернул к нему. Гвидор с Леандрой посторонились, Странник опустился на одно колено возле раненого, окинул его взглядом и громко сказал:

        - Бард, слушай. Слушай меня! Расскажи, как проникнуть в Цитадель. Где находятся великие маги?
        Андрей-Бард медленно повернул голову.

        - Бард!  - Странник сжал его плечо. Тот скривился, но не издал ни звука.  - Вокруг Цитадели собралась уже целая армия. Если не узнаем, как проникнуть туда…
        Все молчали, Атила затаил дыхание.

        - В круглой башне…  - начал Бард и закашлялся. Странник сел, подметая грязь полами плаща, положил рядом посох, приподнял его голову. Раненый закашлял сильнее, отдышался и заговорил. Голос то становился громче, то почти совсем стихал, и окружающие мало что могли понять.

        - В зале… решетка… выше - комната… - сипел он. - В центре, там… столб света. Великий Портал.

        - Это широкополосной канал, - перебил Странник. - Что еще в той комнате? Ловушки, защита?

        - Я там не был. Я, сюда… пришел, чтобы… закончить квест. Длинная цепочка, сложная. Пришел к Цитадели, и вдруг - твое сообщение. Возьми. Возьми, и тогда сможешь…
        Раненый слабеющей рукой полез за пазуху. Что-то тускло блеснуло. Странник накрыл запястье Барда ладонью, нагнулся ниже, и тот зашептал ему в ухо. Вскоре он замолчал, Странник распрямил спину, схватил Андрея-Барда за шиворот и переспросил:

        - Магия склепа может поднять Умертвие? Скажи!
        Бард не ответил. Странник встряхнул его, и тогда Гвидор сказал:

  - Прекрати. Он мертв.
        По приказу Артура двое горцев утащили Великобоя, при котором нельзя было ничего обсуждать. Странник шагнул к столу, и тут Большой закричал:

        - Эй, вы, а ну развязали нас быстро! Ты, блин, блондинчик - снимай свои ремни немедленно!
        Артур вопросительно поглядел на Леандру, она - на Странника, кивнула. Обойдя Атилу с Большим, Артур срезал ремни с их рук, и полуорк немедленно начал трясти запястьями и показушно тереть их, показывая, каких мук натерпелся. Из ладоней его посыпали искры, замигали язычки пламени, следопыты вокруг опасливо отодвинулись.

        - Книгу отдай, - буркнул Атила. - Я видел, как тебе ее тот лучник передал.
        Артур без возражений вернул Книгу, и Атила первым делом проверил чит. "Око" висело над замком, исправно транслируя картинку.
        Гаррет Щегол, Леандра, Крошка Оружейник, Кошель, лидер клана анархистов Алвас и два алхимика, все смотрели на человека в кожаном плаще. Толпа вокруг молчала, теперь никто не сидел на полу или лавках, все стояли.

        - Объясни!  - потребовал, наконец, Гаррет.

        - Подчиненного Альфе следопыта нужно изолировать в глухом помещении до окончания всего этого дела, - сухо сказал Странник.

        - Да его убить надо, башку отрезать! - кровожадно вскинулся Алвас. - Он же нашего Барда убил!

        - Человек, который управляет этим персонажем, ни в чем не виноват. - Странник, сунув в карман, полученный у Андрея-Барда, подошел ближе к столу, тяжело навалился на свой посох и медленно заговорил: - В Цитадель придется идти без Барда. У нас не осталось времени на подготовку, поэтому буду очень краток. - Он обвел взглядом сидящих за столом, притихшую толпу. - Я Странник, многие из вас меня знают или слышали про меня. Мы с этими двумя, - он указал на Атилу и Большого, - разошлись в пещерах под Мертвоградом. Я собрал вас здесь, потому что…
        Последние слова Атила слышал будто сквозь вату, ему снова стало плохо. Одной частью мозга он старался удержать тело в вертикальном положении, второй - понять, что же говорит человек в кожаном плаще. На этот раз приступ затянулся, но постепенно зрение восстановилось, перестала кружиться голова. А Странник тем временем говорил:

        - Лесные Следопыты, клан Серебряного Ветра, Синдикат… даже из Черного Тюльпана люди. Хорошо, я опишу проблему. Гриада попала под контроль искусственного разума, так называемого Альфы. В его подчинении монстры, чудовища, черные клирики и незначительная часть игроков. Программисты "Русо?Вирта" нам не помогут. Роберт Артов, главный программист, тот, кого вы называете Знахарем, либо убит, либо выведен из игры. Единственная связь с внешним миром вот у этого человека, - Странник показал на Атилу.
        Со всех сторон взгляды сошлись на нем. Большой рядом приосанился, выпятил бороду.

        - За сутки в реал удалось вернуться только одному игроку. Девушке. Она сейчас помогает нам снаружи. Мы должны попасть в комнату магов Конклава. Андрей-Бард давно работал в этом направлении, это была его мечта. Он прошел сложную цепочку квестов и получил кое-что, с помощью чего собирался сделать это. Но теперь он не поможет. Обращаюсь к охотникам и разведчикам: кто приближался к Цитадели на расстояние арбалетного выстрела?
        Толпа зашумела. Из-за спин следопытов протиснулся рыжий веснушчатый эльф, встал у стола. Его непропорционально длинные руки с узкими ладонями будто жили отдельной жизнью: подергивались, теребили рукава и ножны, то сцеплялись в замок, то ныряли в карманы. Уши были необычно длинные, остроконечные, с тонкими мохнатыми кисточками. И тоже в веснушках.

        - Ну, я бывал.

        - Краб, - произнес Странник.  - Здравствуй.

        - Ну, привет.

        - Хорошо. Дальше… - Странник повернулся. - Дальше мы не будем говорить при всех.
        Толпа возмущенно загудела, Алвас выкрикнул:

        - Это еще почему?!

        - Возможно, среди стоящих в зале есть агенты Альфы. Он пока с трудом подчиняет людей, но… Нам, то есть тем, кто сидит за столом, надо остаться наедине. Плюс глава охотников и представитель наемников, Краб и эти двое, что были со мной. Нужно обсудить все за десять-пятнадцать минут и начать действовать не больше, чем через час.

        - Артур тоже останется, - сказала Леандра.

        - А если за столом предатель? - крикнул кто-то из толпы. - А если ты сам альфовец?
        Странник слегка пожал плечами.

        - Тогда готовьтесь стать придатками искусственного разума.

        - Горцы! Покиньте зал! Братья! - Гаррет Щегол легко вспрыгнул на стол, и шум начал стихать. - Братья, я не приказываю, но прошу - покиньте зал! Алвас!
        Тот нехотя поднялся и сказал:

        - Анархисты… Вы знаете: я за нас любого зубами порву. Буду действовать в интересах клана, не сомневайтесь. Но сейчас выйдите. Прошу.
        Несколько минут ушло на то, чтобы очистить нижний этаж башни. Когда в нем осталось не больше десятка игроков, Странник опять повернулся к Крабу:

        - Ты видел склеп возле Цитадели?
        Взъерошив пятерней огненные вихры, тот задумался, сморщил лоб и ответил:

        - Да, есть там.

        - Бард сказал, что он возле западных ворот. Так?
        Следопыт снова провел рукой по волосам, сунул руки в карманы. Левое ухо дернулось, мотнув кисточкой.

        - Ну, да, кажись у ворот. Стремное место.

        - Почему?

        - Там вроде мелкого такого кладбища, так, на одну могилу, то бишь на один склеп. Оградка… и за ней земля аж дымится от магии.

        - Опасно?

        - Я за оградку не совался, ну его. Конечно, опасно. Магии вокруг того склепа выше крыши. Сожжет.

        - Но ты точно знаешь, где это, провести туда сможешь?

        - Ну, - Краб нахмурился и воззрился в потолок, словно хотел прочесть там ответ. Ухо снова дернулось. - Ага, помню, смогу. Там, короче, от ворот тракт идет, справа от него лесок, а дальше уже речка с Речзамком, а слева пустырь. Вот за пустырем тот склеп и стоит.

        - Покажешь?

        - Ну а че, покажу.

        - Зачем нам маги Конклава? - спросил Алвас.

        - Потому что в их комнате находится широкополосный канал связи с… - Странник повел рукой. - С внешним миром. Альфа поставил там брандмауэр. Сторожа. Изнутри мы сломаем его, а наша помощница извне загрузит вирус, который уничтожит Альфу. Тогда все закончится, все смогут выйти из игры.
        Повисла тишина. Поправив диадему в волосах, заговорила Леандра:

        - Хорошо, а для чего нам склеп?

        - Я его помню, - сказал Атила, и все посмотрели на него. - У гномов, то есть Подгорных Инженеров, мы попали в такой зал… вроде полигона. Там была часть Цитадели, ну и этот склеп. По-моему, гномы знали про него и отрабатывали на полигоне атаку на Цитадель. Это была часть какого-то большого игрового события, так и не реализованного.

        - Андрей-Бард и нашел ключ от склепа у Подгорных Инженеров, - пояснил Странник. - В склепе похоронена одна служанка, которая работала в Цитадели до Погибели. Ее называли прекрасно маленькой Магдаленой, и она была любовницей Ашилета.

        - Светлого эльфа, одного из Семерых Магов? - подняла бровь Леандра. - Но ведь он был женат на Неа, тоже входившей в Конклав… Ашилет и Неа, великие маги эльфийского народа… Он изменял ей?

        - Вот именно. Узнав от коварного дроу Эсхалота про измену мужа, она отравила служанку. Какой-то ужасный эльфийский яд. По легенде, с прекрасной маленькой Магдалены пластами спадала кожа. Неа хотела не просто отомстить, но заставить супруга увидеть истинную сущность той, кого он полюбил.

        - Ну и страсти! - сказал Большой. - Так эти конклавские маги коварными типчиками были. А чего она "маленькая"? И чем все закончилось?

        - По приказу Ашилета у Цитадели построили склеп, где и похоронили Магдалену. Склеп был оформлен, как королевский. Этим Ашилет мстил своей жене, дочери короля эльфов, показывая, что ценит служанку не меньшее, чем ее.

        - Понял, - сказал Атила, и все снова поглядели на него. - Из склепа в Цитадель ведет подземный ход. Так? Ашилет, гм… посещал возлюбленную?

        - Типа всплакнуть приходил на могилке! - догадался Большой. - А гномы-инженеры про это, выходит, знали…

        - Прекрасная маленькая Магдалена была гномихой из племени Подгорных Инженеров, - пояснил Странник.

        - Эльф влюбился в гномиху! - скривилась Леандра.

        - Так или иначе, гномы знали про склеп и ход. И у них был ключ от него. Этот ключ Бард и нашел недавно в Стим-Туннелях, выполняя длинную квестовую цепочку по проникновению в Цитадель. Для этого он и пришел сюда, но тут началась атака Альфы. Теперь этим путем можем воспользоваться мы. Мой план: горцы и анархисты имеют опыт больших сражений, поэтому вы встретите войско Альфы возле Цитадели. Дадите бой, устроив засаду в лесу возле тракта, идущего от западных ворот.
        Алвас недоверчиво покосился на горских лидеров, покачал головой.

        - Сейчас не время для клановой вражды, - отрезал Странник.  - Ваша задача выманить главные силы Альфы, увести от Цитадели.
        Он повернулся к алхимикам, собрался что-то сказать им, но Алвас перебил:

        - А где сейчас эти самые "главные силы" находятся?

        - Собираются у ворот, готовясь идти сюда. Поэтому я и задержался - был на разведке, наблюдал. Алхимики, Кошель, вы обеспечите всех артефактами, эликсирами и оружием. Кошель, слышишь… Помоги им. Безвозмездно.
        Дворф почесал переносицу.

        - Это действительно так серьезно?  - спросил он.

        - Да. Сейчас всем нужно быть заодно, иначе либо смерть, либо рабство. Твое тело будет принадлежать не тебе, а чуждому людям интеллекту. Хочешь такого? Теперь ты, Оружейник. Заминируйте со своей группой часть тракта и лес возле него. Когда войско Альфы оттеснит клановых бойцов, взорвешь…

        - Всю локацию, - хмыкнул Крошка Оружейник.

        - ...Местность перед Цитаделью. Сможешь?
        Тот сдержанно улыбнулся и кивнул:

        - Магические мины сработаем. Наскребу ингредиентов, если Кошель подсобит.

        - Отход группы Оружейника прикроют охотники и наемники, - добавил Странник.

        - А мы в Цитадель пойдем! - выкрикнул Большой, приковав к себе с Атилой всеобщее внимание. - Мы ж уже, оказывается, видели тот склеп! И с мифоганами умеем обращаться!

        - Мифоган? - переспросила Леандра, а Крошка Оружейник заинтересовано повернулся.

        - Оружие на мифриноле, - пояснил Странник. - На машине, на которой я приехал, стоит мифриноловая пушка, плюс у вас есть мехадоспех со вторым подобным стволом, и еще ручное ружье. Они хорошо помогут в бою.
        Атила во все глаза смотрел на этого странного человека в кожаном плаще. Вон как все завертелось. А все-таки, кто он? Его слушаются даже главы крупнейших кланов. Даже Кошель, старый лис.
        Отойдя в сторону, он привалился плечом к колонне. Слабость почти прошла, но он боялся нового приступа. Очень хотелось пить, жажда не оставляла ни на секунду, вода из фляги больше не помогала.

        - А ты сам что собираешься делать?  - спросил Гаррет.

        - Проникну в Цитадель с ними, - Странник кивнул на Большого с Атилой.  - Мы, скажем так, уже сработались.

        - Но как мы узнаем, что все получилось?  - нервно спросил Алвас. - А если вы там сгинете все трое в недрах Цитадели?
        Странник пожал плечами:

        - Если сможете выйти в реал, значит, получилось. Если нет… Тогда Альфа победил.

        ГЛАВА 20
        Глава 20
        В коридоре было много людей, они ходили взад-вперед, сидели на стульях под стеной. Тощий мужик раскачивался из стороны в сторону, прижимая ладонь к забинтованному лбу, рядом нервно сновал возмущенный старичок. Мимо дежурки сотрудник в штатском вел здоровенного скинхеда со скованными за спиной руками.

        - Послушайте!  - сказала Яна, встав со стула и через стекло обращаясь к офицерам в дежурке.  - Вы не понимаете, они на самом деле ошиблись, ведь я…

        - Не отвлекай!  - перебила капитан Бухраева и сняла трубку телефона.
        К дежурке подбежал молодой сержант, заслонив Петровича, что-то потребовал. Петрович в ответ раздраженно закричал, чтобы сержант поднялся к операм в тринадцатый кабинет и приставал насчет бумаг к ним.
        Яна покосилась на постового. Заерзала на стуле, скомкав в кулаке воротник белого халата, до сих пор надетого на нее, напряглась, собираясь вскочить. Можно прямо сейчас кинуться к выходу, прошмыгнуть через турникет… Но без лэптопа с вирусом убегать нет никакого смысла!

        - Спокойно сиди, - долетело от турникета.
        Постовой строго глянул на Яну. Им всем плевать, что случится в игре. Сейчас приедут эти, из виртпола, а потом… потом вообще непонятно что будет. Вдруг ее запрут в камере до следующего утра?
        С шумом, руганью и тяжелым стуком подошв в отделение завалил отряд омоновцев. В бронежилетах, касках, обвешанные оружием, они конвоировали скрученных в три погибели парней в кожаных куртках.
        Петрович заорал из дежурки:

        - Э, стой! Куда?!
        Первый, видимо старший в отряде, высокий крепыш с обветренным лицом, ответил:

        - Мы с митинга у ВДНХ, приказали к вам, оформляйте.

        - Куда столько?! У меня камеры забиты!

        - А меня не волнует! В дежурку сажай!

        - Да вы охренели!..

        - У меня приказ!

        - Мне плевать! Смотри, что у нас в коридоре творится!
        Омоновец поглядел на сидящих людей, на Яну, мужика с повязкой, застывшего в проходе старичка.

        - У тебя тут семь мест свободных, у нас девять клиентов, - сказал он, повернувшись к окну.  - Двоих на пол посадишь. Вызывай оперов, будем оформлять.
        Он махнул рукой своим бойцам, те повели задержанных в коридор, принялись усаживать на стулья. Яна поднялась, шагнула в сторону. Ее место сразу занял затянутый в кожу парень с фингалом, его приковали наручниками к батарее.
        В коридоре стало тесно. Возле турникетов остались два автоматчика в пятнистых комбинезонах. Постовой расправил плечи при виде крепких мужиков - чем он хуже? Старший омоновец продолжал на повышенных тонах общаться через окно с Петровичем, капитан Бухраева снова куда-то звонила, остальные бойцы, приковав арестантов, переговаривались, стоя посреди прохода.
        Если не сейчас, то никогда, решила Яна - и протиснулась между омоновцами в холл. Свернула за угол, направляясь к приоткрытой двери в дежурку. Ощутив на себе пристальный взгляд, обернулась.
        Застывший посреди коридора старичок вперил в нее свои колючие глазки. Сердце бешено заколотилось в груди - сейчас он ее выдаст!
        В коридоре раздался громкий стук, всеми забытый мужик с повязкой на голове мешком повалился со стула и ударился о пол. Один омоновец, шагнув в сторону, случайно толкнул старичка да еще и наступил ему на ногу здоровенным черным ботинком. Два других стали поднимать мужика, сажать на место. Старичок заверещал.
        Яна, затаив дыхание, сделала шаг к двери в дежурку. Покрывшись испариной, сунулась в проем, потянулась к тумбе за спиной Петровича и Бухраевой, где лежал лэптоп. Петрович прилип к окну, старший омоновец стоял вполоборота, оба смотрели в коридор. Бухраева привстала, не выпуская из рук телефонной трубки.
        Схватив лэптоп, Яна сунула его под халат и попятилась. Теперь надо выйти на улицу…
        Старичок визгливо возмущался, толкнувший его омоновец делал вид, что не слышит, раненый на стуле бормотал и раскачивался. Петрович крикнул постовому:

        - Почему он до сих пор здесь сидит? Опера его час назад должны были опросить! Давай наверх, быстро!
        Яна, прижавшись к стене, пропустила мимо постового. Не обратив на нее внимания, он взял раненого за локоть, поднял и повел к лестнице.
        Оправив халат, она прошла мимо дежурки, через турникет… Два автоматчика, не сговариваясь, дружно заступили дорогу.
        Яна остановилась, не зная, что делать.

        - Вы… чего?.. - растерянно начала она.

        - Ладно, Колян, - пробасил один и толкнул плечом напарника, - пропусти девушку.
        Он отступил в сторону, но Колян не двигался.

        - Девушка, телефончик оставите? Мы с наряда снимемся через сутки, я позвоню.

        - Колян, да пусти ее, - сказал первый.  - Не видишь, девушка доктор, ее больные ждут.
        Она улыбнулась им, и тогда Колян с неумелой галантностью распахнул перед нею дверь. Еще шаг, и Яна на улице. Полицейское отделение осталось за спиной. Она прищурилась, изучая табличку с номером дома напротив отделения. Решельевская-13, а у Атилы дом номер 6, он совсем рядом. Надо только перейти на другую сторону, миновать несколько зданий - и она у цели.

* * *
        Атила положил мифоган и приподнялся на локтях, выглядывая из травы. Рядом сопел, ворочался Большой, к спине которого была приторочена огромная дубинка, полученная в Речзамке взамен потерянной палицы. У Атилы на ремне висел короткий меч.
        Они находились посреди пустыря, далеко от Речного замка, спрятались в густой траве. В этом месте когда-то столкнулись две банды, гнолли с гоблинами, пустырь до сих пор усеивали кости и проржавевшее оружие. Впереди чернела Цитадель, торчала над всем ландшафтом круглая башня, над ней медленно вращался огромный глаз. Справа от ворот Цитадели тянулся, изгибаясь желто-серой запятой, тракт. Он огибал лес, за которым были река и Речзамок, отсюда почти невидимый. В лесу полно искажений, но Леандра обещала на время пригасить их с помощью какой-то магии. Есть у высокоуровневых солнечных эльфов такое умение, если они хорошо прокачают ветку подавления.
        Где-то слева, за плотным рядом деревьев, стоял склеп прекрасной маленькой Магдалены. А по тракту от Цитадели двигалась армия Альфы.
        "Око" висело над головой, транслируя картинку на Книгу. От очков Атила отказался: в них сильнее мутило, кружилась голова. Сейчас он не смотрел на экран, враги на дороге были видны и так. Бежали гноллы, мерцали полупрозрачные силуэты упырей. За ними неслись вепри, на которых сидели гоблины в набедренных повязках, с корявыми сучковатыми дубинками и кривыми копьями. Среди толпы двигались, словно ходячие башни, несколько огров.

        - А ведь не так-то велика армия тьмы, - пробормотал Атила.
        Перед выходом на них навешали несколько серьезных бафов, усиливающих заклинаний, но легче ему не стало. Иллюзия больше не помогала, не обманывала истощенный, обездвиженный, перенасыщенный токсинами организм, и ухищрения магов ни к чему не привели: Атила то чувствовал себя совсем плохо, то приходил в себя, но периоды эти становились все короче.

        - Что? А, ага! - закивал Большой. - Не, на самом деле их много, но… Короче, Альфа пока явно не успел согнать сюда монстров с чудовищами со всей Пади. И это хорошо, потому что наших тоже ведь относительно немного.
        За исключением гноллов, поддерживающих подобие боевого порядка, твари валили беспорядочной толпой. Пушечное мясо, а не организованная армия. Ведут себя неразумно, как будто выполняют простейшую команду вроде "дойти до такой-то точки и там всех убить". Получается, Альфа сейчас занимался более важными делами и на свою армию выделил минимум ресурсов?
        Атила глянул на Книгу, покрутил кристаллы. В углу рамки мерцал значок "скайпа", новых сообщений не было. Не пишет Яна, да что ж такое?
        Поборов искушение оглядеть поле боя с помощью "ока", что неминуемо привело бы к приступу головокружения и тошноты, снова вытянул шею.
        За деревьями, где стоял Речзамок, громко бухнуло, это вступил в дело оставшийся там отряд Крошки Оружейника. Он сказал, что сможет быстро усилить мифопушку… Ну вот, кажется, получилось.
        Отсюда была видна только верхушка донжона. Мигнуло, и толстая трескучая молния ударила в тракт. Ну все, началось!

        - Пошла жара, - пробормотал Большой, подтверждая его мысли.
        Лиловый взрыв разбросал вепрей. Как подкошенный дуб, медленно накренившись, рухнул оказавшийся близко к взрыву огр. Вокруг завизжали и завыли, строй монстров, и без того неровный, нарушился, но движения они не замедлили.
        Еще одна молния - и новая вспышка. Поднявшееся бурое облако пыли начало заволакивать тракт.

        - Так вам, сволочи!  - прошептал Большой, сжимая в кулаке большую, сияющую золотом колбу. Он получил ее лично от Зорана Звездного и страшно этим гордился. В колбе, по словам лучшего алхимика Пади, было суперопасное научно-магическое вещество под названием "гремучая смерть", про которую Фламель Бессребник выразился так, что это "вроде помеси нитроглицерина с пластиковой взрывчаткой и тринитротолуолом, только в алхимическом смысле".

        - Ты с ней поосторожней, - нервно сказал Атила. - И вообще, тебе ж специально кошель под нее дали, спрячь пока.
        И тут жахнули сразу две молнии. Одна ударила из донжона, другая - из леса за дорогой. Значит, там стоит кто-то в мехадоспехе? А ведь никого не видно. Впрочем, эльфы мастера камуфляжа, это расовый бонус. Может, завесили мехадоспех всякими ветками с листвой, да еще и магию навели.
        Сдвоенная лиловая вспышка мигнула посреди толпы монстров. Все было очень красочно: разлетелись ошметки плоти, красным бисером брызнула кровь, заляпав идущих рядом тварей. Часть сразу свернула к лесу, расходясь среди деревьев. Проявились, наливаясь красками, ошметки упырей, посеченных разлетевшимися камнями. Здоровенный вепрь зашатался и рухнул, придавив гоблина. Другой с воем понесся по дороге, будто потерявший управления болид. По упавшим, мертвым и раненым зашагали гноллы с ограми, втаптывая тела в землю.

        - А вот интересно - гарпий не видно, - заметил Большой. - Почему так? Куда-то их Альфа в другое место отправил, что ли?
        Когда пыль немного рассеялась, стало видно, что монстры расходятся не только к роще, часть свернула на пустырь, продолжая двигаться вдоль тракта, но все дальше отходя от него.

        - Уходим, - Большой стал отползать к деревьям слева.  - Валить надо, слышишь? Они ж нас сейчас заметят.
        Зашелестело, мигнул алый свет посоха. Из-за деревьев крадучись показались Странник с Крабом.
        К пустырю они все пришли вместе, но здесь Атила и Большой остались караулить, а эльф и Странник ушли на разведку к склепу. Рыжий эльф-охотник был уже не рыжим, но буро-серым от грязи. Одежда лоснилась от поблескивающих болотно-зеленых пятен, лицо в масляных потеках, напоминающих боевую раскраску. Странник выглядел почти чистым.

        - Идем, - произнес он, кинул взгляд на тракт и попятился обратно за деревья, потянув за собой Краба.
        Рыжий эльф закашлялся, упал на четвереньки, его затрясло, голова замоталась. Только сейчас Атила заметил вокруг его тела бледное сияние неприятного оттенка. Ого, какой дебаф! Эльф, наверное, сейчас жизнь теряет, с каждой секундой хитпоинты улетают со свистом…
        Странник, повернувшись, шагнул в заросли, густо растущие впереди. Теперь пустырь и тракт были за спиной, а Цитадель справа. Глаз нависал над округой, и все время казалось, что он вот-вот рухнет на голову. Хотя эта штука была нематериальной - чистая магия.
        Атила с Большим переглянулись. Крабу явно требовалась помощь, и бросить его здесь, недалеко от тракта, по которому шествуют враги…

        - Быстрее,  - позвал Странник.

        - Но…  - начал Большой.

        - Краб останется здесь. Он показал мне, что к чему, и свою работу сделал.
        Атила склонился над эльфом:

        - Ты как?

        - Нормально, - прохрипел тот, дергая веснушчатыми ушами.  - Он мне противоядие дал, и еще элики Леандры… Только в зеленое там не вступайте. Оно самое опасное.

        - Зеленое?

        - Там поймете. Идите.
        Они поспешили за Странником. За кустами открылся еще один пустырь, без костей и оружия, заросший травой. И ни деревца, ни кустика, за которым можно укрыться. Если сзади подоспеют монстры…
        Странник упал и по-пластунски пополз дальше, двигаясь на удивление легко для человека, в руках которого тяжелый посох с огромным набалдашником. Пришлось повторять его маневр. Атила двигался быстро, несмотря на слабость, но Большой потихоньку отставал. Тело полуорка для ползанья приспособлено плохо, и он пыхтел, как питон-астматик.
        Они были на середине пустыря, когда реальность раздвоилась. Звон иглой ввинтился в уши. Контуры всего, что было вокруг, расплылись, потекли… И снова встали на свое место. Атила оглянулся. Большой недоуменно пучил глаза и трогал ладонью ухо.

        - Это что такое?

        - Не знаю. Но что-то глобальное.
        Что бы там ни было, оно больше не повторялось. "Око" поблескивало над головой, багровело небо, над Башней Конклава вращался глаз, до горизонта тянулись земли Пади, и Атила посреди всего этого казался себе маленьким-маленьким. Муравей, козявка на ладони Альфы. Он поежился и активней заработал локтями. До чего же неуютно! Гигантский глаз смотрел будто в самую душу.
        Странник встал и, пригибаясь, побежал влево. Махнул рукой, Атила с Большим вскочили.
        За пологим, заросшим травой холмиком стоял склеп.
        Приземистый мраморный домик был украшен пышным орнаментом, дверь покрыта переплетающимися лозами, посреди нее мраморное лицо прекрасной маленькой Магдалены. Ну да, симпатичная гнома, ямки на щечках, носик, глазки большие. Но до той же Леандры ей как луже до моря.
        Вокруг склепа невысокая ограда очерчивала прямоугольник три на пять метров. Внутри была хорошо утоптанная земля, стояли мраморные вазы, откуда торчали пучки давно увядших цветов. По оси, от калитки до двери склепа шла светлая дорожка из плоских камней.
        Вроде ничего такого, но место это Атиле не понравилось. Веяло от него чем-то неприятным, как от морга.
        Он припарковал "око" в сумку, убрал в карман Книгу. Времени топтаться перед оградкой не было. Странник вытащил из кармана длинный костяной ключ, раскрыл калитку и сказал:

        - Примите таблетки. С дорожки не сходить. Краб сошел, видели, что случилось.

        - Э, так а что с ним случилось-то? - крикнул Большой, но Странник не ответил, поднял воротник плаща и зашагал вперед.
        А сделать-то надо всего несколько шагов, прикинул Атила. Ну, не сходить, так не сходить. Они закинули в рот по горсти разноцветных таблеток, достали полученные от Леандры эликсиры и залпом выпили. На всякий случай передвинув на грудь мифоган, Атила ступил на дорожку.
        Все изменилось мгновенно. Оградка стала стеной, сложенной из великанских костей. Вокруг забушевала серая метель. Ветер бил сбоку, сек, сталкивал с дорожки - светящейся полоски, висящей во мгле. Вазы по сторонам превратились в черепа с дырами в темени, откуда били пучки дрожащего багрового света.
        Под ударами магического ветра Атила качнулся, едва не сошел с полосы, но сумел устоять и зашагал за фигурой в плаще, бредущей сквозь пургу. Набалдашник на посохе Странника горел алым пятном.
        Расстояние увечилось… раз в сто, прикинул он. Вон где теперь склеп, далеко впереди, и не склеп это уже, а что-то другое, и по сторонам от двери горят два пятна, похожие на глаза.
        На горящей дорожке зеленели неприятные маслянистые пятна, словно брызги какой-то некротической магии. Дальше от калитки их стало больше, приходилось переступать, а один раз прыгнуть. В этот момент сбоку ударил новый порыв, и Атилу едва не снесло с дорожки. Нога опустилась на самый край, он взмахнул руками...
        Его схватили за плечо, толкнули обратно. Сделав еще шаг, он кинул взгляд назад, кивнул Большому.
        Странник остановился перед входом в склеп. Теперь это был не домик из мрамора, а голова огромного умертвия. В чертах лица Атила узнал ту, что была изображена на двери, но уродливую, обезображенную, с выпученными глазами, с огромными сомкнутыми зубами. Возле них и заканчивалась светящаяся дорожка.
        Прекрасная-ужасная огромная Магдалена мелко дрожала, силилась разомкнуть зубы и что-то сказать или закричать, и не могла. Глаза, между которыми было расстояние в пару метров, уставились на непрошенных гостей. Дождавшись, когда Атила с Большим окажутся рядом, Странник бросил им: "Упритесь покрепче", и воткнул ключ-кость в прореху между зубами. Повернул.
        Рот разинулся, створка верхних зубов ушла вверх, и великанское умертвие издало крик мучительной боли. Он ураганом пронесся над дорожкой; Атила не устоял, помешала слабость - опрокинулся назад, прямо в объятия полуорка. Тот, успев пошире расставить ноги и нагнуться вперед, выдержал напор.
        В яростном вопле умертвия были обида, страх, горечь и великая боль. Горячий поток выдул воздух из груди, закружилась голова, ноги подогнулись. Задохнувшись, Атила обвис на руках Большого. В глазах потемнело, бушующая серо-зеленая муть сомкнулась над ним… и отступила.
        Светло. Мраморная дорожка белеет под ногами. Он стоит в нескольких шагах от калитки, перед ним красиво разукрашенный барельефами белый домик, а по сторонам обычная земля, где из ваз торчат сухие пучки стеблей.

        - О-бал-деть… - высказался Большой, подталкивая его вперед.
        Дверца склепа была раскрыта, внутри горел мягкий свет. Они вошли. Небольшая комната, все светло-бежевое, посередине - мраморный постамент, на нем белый каменный гроб, в нем лежит завернутая в саван фигурка. Только личико видно - нежное личико маленькой молодой женщины.

        - А чего она не того… не разложилась совсем никак? - пробормотал Большой. - И почему кожа нормальная? Маг этот, Ашилет, ее как-то своей магией восстановил?
        По углам гроба стояли четыре каменных подсвечника с высокими свечами. Розовые огоньки горели так ровно, что казались твердыми, будто яркие гладкие камешки. Лишь дрожали окружающие их радужные пузырьки света.

        - Приготовьтесь, - сказал Странник. - Магия эльфийских свечей поддерживает тело Магдалены, но мне нужно погасить их.

        - Зачем гасить? - спросил Большой.
        Странник двумя пальцами сдавил ближайший огонек. Свеча погасла, свет в домике мигнул, гроб дернулся… и лицо Магдалены мгновенно изменилось. Осунулось, под глазами возникли темные круги, заострились черты. Гроб дернулся, и Атиле послышался далекий отголосок чьего-то голоса. Стон или плач, он не разобрал.
        Странник погасил вторую свечу. Опять свет пригас, гроб немного сдвинулся, а гнома в нем слабо, жалобно застонала. Звук донесся из какой-то другой реальности.

        - Ой! - сказал Большой, отступая.
        На лице Магдалены появились струпья и язвы. Теперь горели только две свечи в изголовье, и Странник потянулся к одной из них.

        - Погоди, - сказал Большой. - Она же вроде мертва, но все-таки, как бы это сказать… Короче, ее красота - последнее, что у нее осталось. И если ты погасишь все свечи…

        - Это только программный код, - отрезал Странник и затушил третью свечу.
        Стало еще темнее, фигура в гробу шевельнулась и протяжно застонала. На лицо ее Атила старался больше не смотреть. Странник погасил последний огонек. Темнота заполнила склеп, теперь лишь слабый свет из дверного проема падал сюда, но и он почти угас, будто снаружи наступили сумерки. Что-то страшное шевелилось, стонало в гробу, начало садиться, с хрустом разрывая саван. Засопев, Большой потянул из-за спины булаву, Атила схватился за мифоган, но тут гроб с протяжным скрежетом сдвинулся вбок, раскрыв узкий проем и уходящие вниз ступени.
        Как только сбежали по ним, вверху снова заскрежетало, и гроб встал на место. Страннику пришлось низко пригнуться в квадратном туннеле. Может маг Ашилет был низкорослым? Обычно-то эльфы довольно высокие…
        Подземный коридор оказался недлинным и прямым, и закончился еще одной лестницей. В склепе сзади что-то глухо стучало, но сюда звуки едва проникали.

        - Бьется она там, страдает, что мы свечи потушили? - смущенно бормотал Большой. - Вот же черт, и ведь понятно, что это только игруля, но… Короче, жалко мне че-то вдруг стало эту ужасную мелкую Магдалену, аж душа болит.
        Толкнув люк, Странник выбрался наружу, тихо позвал:

        - Пока никого не вижу, выходите.
        Они очутились во дворе Цитадели, в закутке между небольшим зданием, смахивающим на караулку, и стеной.
        Быстрее забилось сердце. То есть там, в теле, запеленутом в костюм, оно забилось, а тут Атила это ощутил. Цитадель! Та самая, таинственная и недосягаемая почти для всех - они прошли за стену!
        Здесь было пусто и гулко. И мрачно. Все из черного гранита, тяжелого, как кулак дьявола. Атила провел ладонью по стене домик. Шершавая, холодная, фактурная поверхность. Зримая, материальная. Невозможно поверить, что он в виртуале, если не знать про это, никак не определишь иллюзию.
        Странник стоял рядом, озираясь. Из люка выбрался Большой, огляделся и задрал голову.

        - Мама моя, как нависает!
        На огромный глаз, закрывший полнеба, Атила старался не смотреть. Вынул Книгу, хотел было вывести "око" из сумки, но передумал. Вдруг через чит их смогут засечь?
        Внезапно гранитное поле пошло волнами, и он присел, упершись руками. Небо за стеной озарилось вспышками, стремительно сменяющими друг друга, зарябило в глазах, пришлось зажмуриться. Все происходило в тишине - ни грохота, ни рева, ничего.
        Когда вспышки погасли, раскрыл глаза. Во дворе Цитадели ничего не изменилось, но что там снаружи…

        - Я понял, - хрипло прошептал Большой. - Это Крошка свои мины взорвал. Он же… он целую локацию на воздух поднял!

        - Невозможно взорвать локацию, - ответил Атила, выпрямляясь. Ноги подгибались.

        - Да здесь же такая физика… здесь мир разрушаемый. Что там сейчас за стеной делается, а?

        - Раз Оружейник задействовал магические мины, - заговорил Странник, - значит, дела у них плохи. Скорее всего, враги прорвали оборону Речзамка.
        С хрустом в стену рядом воткнулась стрела. Наконечник не сломался, хотя вонзился не в щель между булыжниками, а прямо в камень. Черное древко мелко дрожало, колыхалось синеватое оперение.

        - Вон они! - крикнул Большой.
        От ворот на другой стороне двора к ним бежали несколько клириков, все с посохами, кроме одного, у которого был длинный лук. В воздухе за луком оставалась светящаяся фиолетовая дымка.
        Большой вытянул руки, всплеснул ими, и два файербола один за другим рванулись навстречу клирикам. Лучник успел плавно свернуть, бегущий за ним нет, гудящие шары врезались в него, окутав всполохами племени. В огненном вихре проступил черный силуэт. Одежды уже сгорели, и Атиле почудилось странное существо, вроде скелета, но с удлиненной мордой, огромными темными глазными впадинами, длинными зубами. Силуэт возник на миг, а когда огонь опал, клирика уже не было, лишь обгоревшие лоскутья, кружась, опускались к камням.
        Странник побежал вокруг караулки, в противоположную сторону от клириков. Впереди были ворота Башни Конклава и железная дверь в левой створке. Странник распахнул ее, влетел внутрь, за ним прыгнул Атила. Сильно закололо в левом боку, скривившись, он прижал ладонь к ребрам. Полуорк, на бегу стреляющий файерболами, с тяжелым пыхтением добежал до ворот, ввалился внутрь. Странник захлопнул дверь, Атила локтем сдвинул засов. Лязгнуло, из двери выскочил черный кончик стрелы, исходящий фиолетовой дымкой.
        Нижний зал башни был пуст. Просто круглое гулкое помещение с высоким потолком, все черное, по стенам горят факелы. В центре груда камней, из которых торчат несколько ступеней. Когда-то на второй этаж, то есть к проему в потолке высоко над головой, вела винтовая лестница. Рядом с камнями стоял длинный стол красного дерева, вдоль него несколько стульев, больше смахивающих на троны. За этим столом пировали маги Конклава?

        - Нам наверх надо? - спросил Большой. - Там конклавцы? Но как же теперь, если лестница… ага, вижу!

        - Решетка, - подтвердил Странник, быстро шагая вдоль закругленной стены.
        Они остановились, задрав головы к чугунной решетке метрах в трех над полом.

        - В зале нет окон, нет тока воздуха, - заметил Атила. - По идее, это воздуховод с верхнего этажа башни. Значит, по нему можно…

        - Стол! - Большой ринулся назад. - Подтащим, с него залезем!
        С лязгом еще одна стрела воткнулась в дверь, и тут же третья. Светящиеся фиолетовые пятна расползлись по металлу, быстро сливаясь в одно.
        Когда они со Странником побежали вслед за полуорком, Атила спросил:

        - Куда делся паладин Стикс? Снаружи я его не заметил.
        Дыхание сбилось, и он замолчал - говорить во время бега или каких-то физических усилий теперь не получалось. Сердце то частило, то начинало биться медленно, в левом боку кололо непрерывно, да к тому же начали трястись руки. Виртуальные руки аватара - тряслись! "Выбор режима "погружение" переводит процесс игры в интуитивно-логическое русло, физиологические параметры пользователя влияют на ощущения в игре" - припомнил он строку из гайда. Вот уж действительно, влияют.

 Когда подволокли стол к стене, и Большой вскочил на него, дверь в зал обрушилась в вихре фиолетовых искр. Внутрь ввалились клирики.
        Хотя ввалились - не то слово. Они деловито вбежали один за другим, синхронно переставляя ноги и расходясь веером. Остановились полукругом, подняли посохи, направили в сторону стола. Набалдашники засветились сине-фиолетовым. Следом в зал вошли лучник и Стикс с черным посохом в руках.
        Огни разгорелись, вокруг набалдашников завращались световые смерчи.

        - Валю гадов! - закричал Большой, выдернул из сумки полученную от алхимиков золотую колбу и, сорвав крышку, словно гранату метнул в клириков. Бросок вышел удачный, она разбилась о пол прямо у ног Стикса.

        - На стол! - крикнул Странник.
        Они с Атилой запрыгнули. Колба взорвалась, и бушующий вихрь энергии мгновенно смел клириков. Все же часть посохов успела сработать, только направлены они были уже не в сторону беглецов. Голубоватые молнии заскакали по всему залу, ударяясь в стены и потолок, оставляя на них ледяные пятна, которые расширялись, захватывая новые области. Одно пятно возникло прямо у стола, и когда увеличилось, из него начали высовываться ледяные руки. Будто отлитые из голубоватого стекла, они слепо шарили вокруг, удлиняясь.

        - Как я их?! Давай на меня, подсажу! - Большой встал на колени, нагнувшись, уперся руками в стену под решеткой.
        В другое время Атила легко вспрыгнул бы на широкую ссутуленную спину, но сейчас пришлось хватать полуорка за шиворот и буквально втягивать себя на него. Сильно мешала булава, он едва не упал. Вытянувшись на цыпочках и ухватившись за решетку, осознал одну проблему, соскочил и крикнул:

        - Мы идиоты! Решетка! Как ее снять?! Ведь не пролезть внутрь!
        Большой вскочил с глупо-изумленным выражением на лице. Посмотрел вверх, рванул булаву из-за спины. Странник посторонился, чтобы его не зацепило, встал на самом краю стола.
        Вихрь алхимической энергии опал, успев смести всех клириков, включая лучника. Но не Стикса. В последний момент тот запахнулся в свой плащ и присел, накрывшись вместе с посохом. А теперь выпрямился, целый и невредимый, и пошел к столу.
        Большой могучим ударом вбил решетку внутрь воздуховода. Бросив дубинку, снова присел, Атила забрался к нему на спину, и в этот момент Странника схватили за ногу.
        Из ледяного пятна к тому времени торчали уже не руки - целые торсы с мускулистыми плечами и прозрачно-голубыми головами. Два ледяных существа, вцепившись в Странника, стащили его на пол.
        Атила нырнул в вентиляцию, цепляясь одеждой о неровные сломы торчащих из стены прутьев. Развернулся в каменной кишке, высунулся, протягивая руки.
        Каким-то образом Странник сумел вырваться из хватки, отпрыгнул. Стикс был уже прямо перед ним. Странник размахнулся и ударил посохом-молотом.
        Набалдашник прочертил в воздухе широкую алую дугу, которая закончилась у ног темного паладина, и сломался, брызнув кроваво-красными осколками. С ревом душа великого шамана Кромика вырвалась из него.
        В реве этом была ярость существа, долгие годы остававшегося заключенным в крошечной темнице посоха. Атила разглядел только мгновенное взвихрение алой энергии, в котором мелькнуло лицо орка, после чего пол зала стал огненным озером. Главарь Братства Молчальников провалился в него, забарахтался. Протянув руки, обхватил поясницу Странника и потянул. Вокруг них бушевала буря пламени. Стол вспыхнул, будто щепка в костре. Большой повис, вцепившись в край вентиляционного проема, скребя ногами по стене. Странник, по пояс погрузившийся в пламя, оглянулся и бросил Атиле маленькую черную Книгу.

        - Надави все кристаллы! - крикнул он. - Брось в Сторожа!
        Потом упал, и два тела забились среди ревущих протуберанцев, взлетающих над озером огня.
        Атила отпрянул, когда в узкий каменный коридорчик втиснулся полуорк. Стало темнее. Из-за жара было трудно дышать. Он нащупал Книгу, сунул в карман. Большой начал толкать его, заползая глубже.

        - У меня щас задница загорится! Ползи, ползи, ай!
        Кое-как удалось развернуться, и Атила поковылял на четвереньках. Лаз изогнулся под прямым углом, а дальше пошел наклонно вверх. Сзади Большой пыхтел и сипел как древний паровоз на крутом подъеме.

        - Что с ними стало? - спросил Атила. - Ты что-то разглядел?

        - Они там дрались, в этой лаве, как эти… как борчихи в грязи! Я не знаю, но если даже удар молота Стикса сразу не убил, то… Вдруг он теперь завалит Странника и дальше полезет за нами?! Ползи, не тормози! О, снова решетка. Сможешь выбить? Как бы мне мимо тебя протиснуться, у тебя ж силенок не хватит. Ах ты черт, я только сообразил: а ведь Странник пароль от счета, где обещанные деньги, так и не сказал!

        - Тихо! - Атила сдвинул вбок легкую решетку и заглянул в большую круглую комнату.
        Семь прозрачных гробов с телами стояли кольцом, образуя лучи цветка. Великие маги Конклава лежали неподвижно. В центре пульсировала густым синим светом колонна Великого Портала.

        ГЛАВА 21
        Глава 21
        Яна замерла, сжимая кулаки в карманах халата: стоящие на другой стороне улицы Обезьян и Рыжий в упор глядели на нее.
        Ну что за напасть! Обидно же, ее остановят в сотне метров от цели!
        Сзади распахнулась дверь, из отделения вышли два омоновца: Колян, который заигрывал с ней, и второй, усатый.

        - Э, ты меня ждешь, решила телефончик оставить?  - добродушно улыбнулся Колян.
        Яна сделала испуганное лицо, для чего не понадобились особые актерские таланты, подалась к омоновцу и тихо затараторила:

        - Двоих через улицу видишь? Только не выдавай меня! Один мордатый и лысый, другой рыжий!
        Омоновец просканировал взглядом улицу, она продолжила:

        - Они меня преследуют. Я из-за них в отделение забежала, но там шум, суета, на меня всем плевать…А это маньяки какие-то, я не знаю, может они меня похитить хотят, или арабам продать…

        - Понял. Объекты наблюдаю, - Колян потянул напарника за рукав.  - Рома, есть небольшая работенка.
        Усатый поднял брови. Колян зашептал ему на ухо, потом обратился к Яне:

        - Иди, маленькая, ничего не бойся.
        Все-таки красота - убийственная сила, подумала Яна, шагая по тротуару в направлении дома Атилы и крепко-крепко прижимая к себе лэптоп. Две самые главные силы на свете: красота и деньги. Потому что обе возбуждают.
        Рыжий с Обезьяном направились тем же курсом по другой стороне улицы, желая отойти от полицейского отделения и не замечая омоновцев, наискось пересекающих дорогу позади.
        Яну охватил злой азарт. Сейчас будет вам весельем! За все ответите, сволочи! За весь мой унизительный страх! Посмотрев по сторонам, она пропустила проезжающую машину, перебежала дорогу. Парочка ускорила шаг. Догонят вон на углу… Да это же дом Атилы! Она на месте! Делая вид, что не замечает преследователей, она косилась на витрины. Догоняют. Вот их разделяет всего пара метров… Обезьян протягивает к ней руку…

        - Что, паскуда, страх потерял?!  - гаркнул Колян.
        Обезьян резко повернулся, сунув руку под пиджак, и Колян мгновенным ударом повалил его.

        - Эй!  - завопил Рыжий и выхватил пистолет. Усатый перехватил его руку, провернул, сделал подсечку. Взметнулись ноги, Рыжий с глухим стуком рухнул на асфальт.
        Яна свернула, обежав угол дома, оглянулась - теперь ее не видно, - скользнула к подъезду, запертому на кодовый замок.
        Над дверью висела табличка с номерами. Квартира Атилы здесь. Запищав, дверь начала открываться, и на улицу спиной вперед вышла мамаша с коляской. Переложив лэптоп в другую руку, Яна придержала дверь, чтобы не захлопнулась. Женщина поблагодарила, Яна нырнула в подъезд и побежала к лифту.
        Лифтов было два - грузовой и обычный; последний как раз распахнул створки, приглашая внутрь. Она вошла, надавила на "восьмой". В таких домах обычно по десять квартир на этаже, значит, семьдесят седьмая где-то там, если учитывать, что первый этаж занимают магазины и офисы.
        Кабина начал подниматься, на табло замигали цифры. Только сейчас она поняла, что дрожит. На восьмом вышла, осмотрелась. Правильно угадала! Вот нужная дверь. Яна позвонила, приникла к ней ухом. Тишина. Ну, понятно… И как попасть в квартиру? Плана нет, вся изобретательность потрачена на то, чтобы выбраться из "Русо?Вирта", и на полицейских с омоновцами.
        Атила лежит там, за дверью, совсем рядом, но… В отчаянии она принялась терзать кнопку звонка. В соседней квартире визгливо залаяла собака, зашаркали.
        Она переступила с ноги на ногу и принялась колотить кулаком в стену. Собака продолжала заливаться. Щелкнул замок, Яна поспешно сунула лэптоп под халат, зажала под мышкой. Из приоткрывшейся двери высунулся небритый мужик в майке и трениках, растянутых на коленях.

        - Вам кого?

        - Я… Мне к Атил… К Ивану Атилову, - она кивнула на вторую дверь и тут припомнила, что он писал про соседку с запасными ключами.
        Мужик изучил площадку, перевел взгляд на Яну. Из глубины квартиры донесся женский голос:

        - Сережа, кто там пришел?

        - Это к соседке, - отозвался мужик.

        - Она же в отъезде, - сказала женщина.

        - Ну, к соседу, к племяннику-инвалиду.
        На пороге появилась полноватая тетка в домашнем халате, с бигуди на голове. На руках она держала пекинеса. Увидев Яну, он начал тявкать и рваться из рук. Тетка успокаивающе погладила собаку.

        - Тише, Пусечка, не нервничай. Здравствуйте, вы из соцзащиты, да?
        Яна ответила, пряча дрожащие руки в карманы халата:

        - Да, мы пытались дозвониться Ване по телефону, но трубку никто не берет, вот меня и отправили проверить, все ли в порядке. Может, ему стало плохо? Никто не открывает…

        - Так он, наверное, по компьютеру играет. Сережа, ну что же ты девушке ключи не дашь? Ладно, иди, теперь уж я сама.
        Мужик пожал плечами и удалился. Женщина, на пару секунд исчезнув, появилась со связкой ключей. Нашла нужный, сняв с колечка, протянула Яне:

        - Вот. Только что-то я вас не припомню.

        - Спасибо, - Яна взяла ключ, предпочтя оставить последнюю фразу без комментариев. Тут, что ни скажи, все прозвучит фальшиво.
        Под взглядом соседки она трясущимися пальцами открыла замок, толкнула дверь и с замирающим сердцем позвала:

        - Иван, к вам из соцзащиты!
        Никто не ответил. Оставив дверь приоткрытой, зашла в квартиру. Соседка последовала за ней. Яна заглянула в первую комнату, сунулась в другую.
        Атила в оболочке и шлеме вытянулся на диване. Соседка остановилась в прихожей, вытянув толстую шею, пекинес тихо тявкал и жмурился. Яна распахнула дверь, чтобы женщина увидела Атилу, сказала:

        - Все в порядке, он и правда играет. Или заснул… сейчас я его разбужу.
        Соседка кивнула и направилась к себе, бросив на ходу:

        - Только ключи не забудьте занести.

        - Да, конечно.  - Яна закрыла за ней дверь и побежала обратно. Склонилась над кроватью.
        Атила не двигался, и это навевало на нехорошие мысли. Но сначала надо разобраться с вирусом. Яна подскочила к столу, откинув крышку, включила лэптоп. Мигнул и погас зеленый огонек - разряжен! А шнура-то у нее нет… Черт, черт!
        Она стала один за другим выдвигать ящики стола, где стоял включенный монитор настольного компьютера. На мониторе что-то мелькало, но она не приглядывалась. К костюму, в который был облачен лежащий на кровати человек, от системного блока тянулись провода.
        Этот парень - программер, хакер, у него должна быть куча проводов! Так где они?! Какие-то бумаги, диски, отвертки, раскладной нож, сгоревшая видеокарта, а тут что… Провода! Большой моток лежал в глубине нижнего ящика. Яна вывалила их наружу, стала распутывать - должен же найтись подходящий, провода вечно копятся, если компьютер в квартире не один. Хотя нужен не обычный, а с трансформатором… Этот годится? Она попыталась воткнуть один его конец в лэптоп - нет, не подходит разъем. Да что ж такое! А этот? Вот он!
        Штекер аккуратно вошел в гнездо на боковине лэптопа, вилку она воткнула в единственную свободную розетку на удлинителе под столом, и на черном корпусе трансформатора загорелся зеленый огонек.
        Придавила кнопку питания - лэптоп тихо загудел, затрещал, разогреваясь. Теперь его надо подключить к компьютеру Атилы. Яна схватила подходящий провод. На лэптопе появилась заставка "винды", она соединила его с системным блоком, стоящим на столе позади монитора… И замерла, уставившись в него.
        На мониторе было что-то странное. Прозрачные гробы на ножках, то ли стеклянные, то ли из хрусталя, и внутри кто-то лежит. Вверх, к далекому потолку, уходил толстый столб густого синего света, а еще… А еще там был Большой! Он выстрелил чем-то, вроде бы, прямо в Яну, она даже отшатнулась. Монитор затянуло лиловым, свет разбежался к краям, исчез. Что у них там происходит? На мониторе все задергалось, потом сместилось, остался лишь потолок. Далекий серый потолок, который медленно мутнел, гас. Исчезал.
        Вдруг она поняла: монитор компьютера, подключенного к костюму, показывает то же, что видит в игре Иван Атилов.
        И там, в игре, - он умирает!
        Вскрикнув, Яна бросилась к койке. Надо было сразу взяться за человека в костюме, не откладывать! Она схватилась за шлем на голове Атилы, но поняла, что снимать его нельзя, это разорвет связь с Гриадой, и тогда он точно погибнет. Или нет? А может уже погиб? Яна оглянулась - монитор был серый. А потом резко почернел, словно экран телевизора, включенного на мертвый канал.
        И одновременно тело на койке дернулось. И замерло.

* * *
        Спрыгнув на пол, они прижались к стене и подняли оружие, Атила - мифоган, полуорк - руки. Ничего не произошло, никто не отреагировал на их появление.

        - Булаву снова посеял, - пробормотал Большой.

        - Бери, - Атила сунул ему мифоган. - Для меня сейчас слишком тяжелый, еле держу.

        - Ага, взял.
        Они глядели на столб света, бьющий из центра комнаты к потолку. Тот был очень далеко, из-за чего круглое помещение напоминало трубу.
        Вокруг широкополосного канала стояли хрустальные гробы магов Конклава. Великий Магрив, светлый эльф Ашилет, его жена Неа, смуглый дроу Эсхатон, гном Громир, синекожий шаман Варик, беловолосый ассур Джар. Вот они, все семеро, лежат, глядя вверх, ногами к столбу света. То есть, в реальности игры, к Великому Порталу, связанному с таинственной и непостижимой Магосферой, источником чудовищ, монстров, искажений и артефактов, источнику всей магии Гриады. Внутри гробов полощется синеватый свет, от каждого к столбу тянется тонкий голубой поток, соединяющий сознания магов с Великим Порталом.

 Брандмауэр, приземистый сетчатый цилиндр, состоящий из пульсирующих серебряных молний, был надет на основание светового столба. Все семь потоков магии, связывающих сознания тех, кто лежал в гробах, с Порталом, проходили через цилиндр.
        Большой нервно вцепился в плечо Атилы, потряс его и прошептал:

        - Смотри, оно как фильтр, прям как у меня под раковиной.
        Он несколько раз глубоко вздохнул и шагнул вперед, прицелившись из мифогана.

        - Ну так что, я стреляю?

        - Вряд ли это что-то даст.

        - Как же нам Сторожа убрать?

        - Странник успел кинуть мне свою Книгу, - сказал Атила, привалившись к стене и тяжело дыша. - Я так понял, он там что-то изменил. Сказал - нажать на управляющие кристаллы и бросить. А что потом, не знаю.

        - Да при чем тут Книга? - удивился Большой. - Книга, это ж чисто магический коммуникатор.
        Он нажал на спусковой крючок, ружье плюнуло разрядом, тот воткнулся в цилиндр. Молнии мигнули… И ничего не произошло. Скорчив обиженную гримасу, полуорк повесил мифоган на плечо.

        - Не-а, его даже мифриноловам магия не берет. Ладно, у меня еще вот что есть.  - Он вытащил из кармана небольшую светящуюся серебром колбу. - Это мне Фламель дал, сказал, послабее золотой будет, но все равно мощная штуковина. Вот и раскурочим тут все к чертям, а?
        Атила медленно пошел по кругу, стараясь не шуметь. Казалось, громкие шаги нарушат покой великих магов. Долгие годы они лежат неподвижно, на страже реальности. Когда-то считалось, что мир стоит на слонах или черепахах, а Гриада держится на этой светящейся оси, и на семерых магах в гробах вокруг нее. И вот он, Иван Атилов, у истока этой вселенной, и ему предстоит пошатнуть виртуальное мироздание.
        Пошатнуть или наоборот восстановить?
        За столбом вскрикнул Большой.

        - Что случилось?  - Атила выглянул из-за Великого Портала.
        Полуорк стоял на коленях, прижав ладони к вискам. Потом упал на бок и зарычал, дергая ногами.

        - Что с тобой?!
        Глаза Большого налились кровью, вылезли из орбит. Ноздри раздувались. Он перевернулся на спину, сел. Повернулся к Атиле, и тот отшатнулся от неживого лица с остекленевшими глазами.

        - Эй, ты чего?!
        Не вставая, Большой поднял мифоган и выстрелил. Атила дернулся вбок, молния прошила воздух у самого плеча, вскользь зацепив его. Будто током ударило, он пошатнулся, схватился за гроб, где лежал гном Громир. Застонал от боли. Левая половина тела начала неметь. Большой встал и, целясь, зашагал к нему.
        Пригнувшись за гробом, Атила пятился. Выглянул - и молния едва не чиркнула по голове. Резко подавшись назад, потерял равновесие, упал на спину. Пополз. Большой снова вдавил спусковой крючок, донеслось гудение, что-то заклокотало внутри ребристого шара, смонтированного на ствольной коробке мифогана. Сквозь щели плеснулся лиловый свет, и шар начал угасать. Сломался или просто нужно больше время для перезарядки? Полуорк попытался выстрелить еще дважды и опустил ружье. Он приближался к отползающему Атиле по дуге, в обход Портала и гробов.

        - Приди в себя! Мишка, это же я!
        Альфа подчинил его, сейчас он просто марионетка. Смертельно опасная кукла. Тяжело дыша, Атила полз вокруг гробов, а то, что когда-то было Большим, шагало за ним. Оно никуда не спешило, а Атила полз из последних сил. Левая рука и левая нога немели все сильнее.
        Шар на мифогане вновь загорелся ровным светом, и полуорк тут же выстрелил. Молния впилась в опору гроба, тот затрещал, накренился. Рука Атилы наткнулась на что-то, он поднял находку - колба, которую выронил Большой, когда его скрутил приступ. Не раздумывая, бросил ее, получилось совсем неловко и недалеко. Атила покатился вбок, к стене, грохнул взрыв, в ушах зазвенело, он зажмурился, уткнувшись лицом в пол. Что-то заскрежетало, потом все стихло.
        Ближайший к месту взрыва гроб развернуло, сорвав с опор. Поднявшийся клуб разноцветного дыма, который прямо на глазах становился то зеленым, то желтым, то красным, потянуло сквозняком к вентиляции. Атила перевернулся на бок. Полуорк извивался на полу, левая половина его тела была истыкана осколками колбы. Гроб, сорванный взрывом с опор, нижней частью придавил ему ноги.
        Большой дергался, пытался высвободиться, двигаясь с тупой, монотонной настойчивостью механизма. Заметив Атилу, принялся шарить по полу вокруг. Увидел мифоган, потянулся к нему, и Атила на четвереньках сместился в сторону, за Портал.
        В боку немилосердно кололо, а левая половина тела онемела окончательно. На другой стороне комнаты гремело и стучало. Большой никак не мог освободиться, и этим надо было воспользоваться, только у Атилы не осталось сил, чтобы подняться. Перед глазами двоилось. Едва сумев попасть рукой в карман, он вытащил черную Книгу. Надо использовать ее… просто бросить в Портал?
        Большой завозился сильнее, застучал кулаком по полу. Атила отполз дальше и сел, упершись в стену. Постарался крепче сжать Книгу. Маленькая, черная, по обложке гуляют багровые всполохи, будто северное сияние в аду. Разгораются и угасают. Четыре кристалла - тоже черные, маленькие, колючие. Бросать в портал, скорее всего, бессмысленно, надо попасть именно в Сторожа. Вот только тело больше не слушается.
        Собравшись с силами, он вдавил кристаллы. Всполохи на обложке погасли, и в черной коже, как в экране телевизора, замелькали синие молнии. Это же "магнето"! Атила зажмурился, сглотнул, а когда открыл глаза, там уже светился огненный сгусток "ведьминого костра", плевался рыжими языками огня… И вдруг сменился густо?зеленым пятном, зародышем "холодца".
        Книга Странника - генератор искажений. Суперчит, непрерывно воспроизводящий их. Там, внутри, могучая сила!
        Слабое дребезжание насторожило его. Так звенит ложка в стакане, стоящем на столике в вагоне едущего поезда. Звук, едва различимый поначалу, нарастал и вскоре заглушил сопение Большого.
        Дребезжали прозрачные крышки гробов. Со скрежетом они начали сдвигаться.
        Над открывшимися гробами возникли головы, а затем семеро магов Конклава выпрямились. Они двигались синхронно, взгляды направлены в никуда. Повернулись, шагнули на пол. И медленно, тяжело пошли к Атиле. Он вжался в стену, зная, что не сможет добросить Книгу до светового столба, да еще и попасть в цилиндр из молний, что на это просто не осталось сил.
        Зато сил хватало на другое. Рука скользнуло в карман, нащупала Книгу. Его собственную Книгу, чьи кристаллы были настроены на управление…
        Шевельнулась сумка, и "око" вылетело из нее, со щелчками расправляя стальные лучи.
        Что-то блеснуло в глазах магов, словно чужой разум на миг проступил в них. Они пошли быстрее. Ближе всех к Атиле, скользя по граниту полами длинного одеяния, шагала светлая эльфа, великая колдунья Неа.
        Стальная звезда зависла перед ним. Онемение разошлось уже по всему телу, он не мог пошевелиться, только правая рука немного слушалась. Черная Книга весила целую тонну, но Атила сумел поднять ее, положить на парящую перед ним звезду.
        Хотя отправить "око" в полет к цели уже не смог.
        Его глаза закрылись. Иван Атилов больше не видел тех, кто приближался к нему. Не видел стен и далекого потолка круглой комнаты, не видел Большого и беспомощно зависшую в воздухе стальную звезду с Книгой. Он вообще уже ничего не видел. Мир затянула черная пелена.
        Его сердце ударило в последний раз и остановилось.

        ГЛАВА 22
        Глава 22
        Яна коснулась пальцами сонной артерии на шее Атилы и похолодела. Пульса не было, сердце не билось. Расстегнула толстую "молнию" костюма. Что делать?!
        Применять на практике знания, полученные в университете. Но ведь одно дело - тренироваться на муляжах, и другое - реанимировать умершего человека.
        Мысли испуганно заметались в голове. Яна стянула Атилу на пол и, поскольку другого выхода теперь не было, подняв забрало, сняла с него шлем. Теперь - искусственное дыхание. Запрокинуть его голову, раскрыть рот…
        Сделав глубокий вдох, зажала нос Атилы и вдула воздух ему в легкие. Грудная клетка расширилась - хорошо, получилось - еще один вдох, после чего непрямой массаж сердца. Одну ладонь на нижнюю треть грудины, прижать второй сверху и быстро надавить десять раз подряд. Опять вдохнуть воздух в легкие. Два выдоха - десять нажатий.
        Дыши, Атила, дыши! Сердце, бейся! Закусив губу, она снова припала ухом к груди. Нет, не бьется. Наверное, надо давить интенсивнее…
        Еще минута усилий не увенчалась успехом. Сев на холодный пол, Яна до боли укусила себя за руку. Что же делать?! Сюда бы дефибриллятор, но "скорая" не доедет быстро - на улицах "пробки"…
        Оглядевшись, она заметила удлинитель, воткнутые в него провода и вскочила. Схватив из ящика раскладной нож, взялась за белый провод, тянувшийся к настольной лампе, выдернула вилку из розетки, разрезала провод. Соскребла изоляцию с концов. Полила минералкой из стоящей на столе бутыли грудь Атилы, смочила два провода и снова вставила вилку в розетку.
        И ткнула оголенными концами ему в грудь.
        Затрещало. Тело на полу выгнулось дугой, дернулось и расслабилось, когда Яна убрала провода. По ее щекам катились слезы. Не особо веря в успех, она прижала руку к его груди.
        Сердце под ладонью билось громко и быстро.
        Жив, боже мой, жив! Но сейчас умрет или впадет в кому, ведь она выдернула его сознание из Гриады! Это вообще возможно - вернуть контакт с игрой, если он был прерван… Хотя почему прерван? Ведь она не отключала костюм, только стащила шлем, но провода по-прежнему воткнуты в штекеры, передают информацию…
        Яна приподняла его голову, нахлобучила шлем, соединила контакты с костюмом, снова застегнула молнию. И бросилась к столу.
        На мониторе настольного компьютера непроницаемо-черная завеса смерти сменилась бледными разноцветными кругами, какие плавают перед глазами теряющего сознание человека. Теряющего… или обретающего?
        Атила все также лежал неподвижно, но теперь он был жив. На мониторе проступила картинка, кажется, потолок. Сбоку, искаженный необычной перспективой, сияла уходящая наискось вверх колонна синего света. Вдруг она накренилась и уехал в сторону, пропав из виду.
        Это в мире Гриады игрок под ником Атила открыл глаза и сел ровнее.
        У Яны подкосились ноги. С протяжным вздохом рухнув на стул, она взялась за лэптоп и открыла "проводник", чтобы найти папку "Poison".

* * *
        Атила летел к свету, сияющему в конце черного тоннеля. Свет звал, манил и успокаивал, и он знал: больше никогда не будет больно, впереди ждут только радость и покой. До круга света оставалось совсем немного, он уже ощущал ласковое тепло…
        Но тут кто-то дернул за невидимую нить, и перед глазами возникла круглая комната с гробами.
        В кармане его правая рука лежала на управляющем кристалле Книги. Еще ничего не соображая, Атила вдавил его, провернул, и парящая перед ним стальная звезда, на которой лежала маленькая черная Книга, по дуге полетела к столбу света.
        Маги Конклава замерли. Неа вскинула руки, пытаясь схватить плывущий над головами чит, гном Громир неловко подпрыгнул, упал. "Око" спикировало вниз и врезалось в верхнюю часть состоящего из молний цилиндра, что опоясывал основание синей колонны.
        Замигали разноцветные всполохи срабатывающих искажений. Широко раскрыв глаза, Атила смотрел на Сторожа. Тот задрожал, молнии начали ярко вспыхивать и гаснуть, плюясь фонтанами искр.
        Запах озона наполнил комнату. Маги скорчились, оседая на пол. Лишь беловолосый ассур упорно ковылял к Атиле, будто зомби из фильма, протянув костлявые руки.
        Внутри синей колонны сверху вниз потек ядовито-зеленый дым. Это что - вирус Странника? Значит, там, снаружи, Яна смогла запустить его!
        Мигнула лиловая молния. Ассур качнулся вперед, раскинув руки, замерцал, на его фигуре проступили пиксели. Миг - и он рассыпался по полу дождем цветастых кубиков.
        Большой, по-прежнему придавленный, сидел за гробом с мифоганом в руках и таращился то на Атилу, то на мигающий цилиндр в основании колонны.

        - Э… братан…  - прохрипел он.  - Что случилось?
        Атила в ответ вяло качнул головой.

        - Н?нате!  - вдруг взревел Большой и прострелил молнией один из гробов. Потом отшвырнул мифоган и принялся кастовать файерболы, разом за разом хлопая в ладоши и по-особому всплескивая руками. Запулив в каждый гроб как минимум по два огненных шара, он устало выдохнул. - Слушай, да помоги ты мне! Нога же! Болит, как сволочь!
        С треском цилиндр брандмауэра лопнул, выпустив колесо сверкающих искр, которые заскакали по полу, тускнея и пропадая. Кислотно-зеленый ядовитый дым заполнил почти всю световую колонну, он быстро тек вниз в потоке света, впитываясь в пол, расходясь по нему, наполняя гробы.
        Затрещало, сверху упали солнечные лучи. Башня качнулась, дрогнул пол, и две вертикальные трещины, расширяясь, длинными зигзагами пронзили гранитную толщу. Кусок стены выпал наружу, осыпаясь грохочущим каскадом черных камней.
        Атила медленно выпрямился. Они находились довольно высоко, отсюда виднелись другие здания Цитадели и опоясывающая их стена. Прямо за ней бухали боевые заклинания, полыхали вспышки, лязгали мечи. Багрянец стерся с неба - огромный светло-синий купол накрывал Гриаду. По нему ползли редкие белые облака, будто клочья ваты.
        Тела магов исчезли - ни в гробах, ни на полу их не было. Атила, неловко переставляя ноги, подошел к полуорку. Ухватился за гроб.

        - Тяни! Сильнее! - кряхтя, кривясь от боли, Большой освободил ноги и с болезненной ухмылкой встал. - А это, послушай… Что со мной было?

        - Тебя подчинил Альфа.

        - Ух, ё! Правда, что ли? А то я ничего не помню, просто вдруг очнулся под гробом, ноги болят, и все. Но мы ведь сделали его, а? Сделали Альфу?
        Атила кивнул.

        - По-моему, да.

        - И теперь можем выйти из игры?

        - Наверное. Во всяком случае, я попробую прямо сейчас. - Он отступил, придерживаясь за гроб, тяжело сел на него и добавил. - Ни секунды не хочу тут задерживаться.

        - Не, а ведь там, слышишь… Они ж там еще воюют?

        - У них мифоганы и твой доспех. И Альфы больше нет. А я… из меня сейчас боец никакой. Да и из тебя тоже. Только, слушай, как тебя найти в реале?

        - Так я ж Мишка, - сказал Большой. - Я ведь говорил уже вроде? Михаил Николаевич Большаков. В "скайпе" - Bolshoi_Mih.

        - Тогда я выхожу, - сказал Атила. Бросил последний взгляд в пролом на светлый мир вокруг Цитадели и прикрыл глаза, вызывая окно логаута.

        ГЛАВА 23
        Глава 23
        Несколько секунд он лежал неподвижно, не очень понимая, что видит перед собой. Вернее, над собой. То есть, понимая, конечно, чего там не понимать: лицо девушки, ничего необычного. Но все же никак не получалось сообразить, откуда оно взялось и почему кажется знакомым.
        Голова была пустая, как барабан. Ни одной мысли. Склонившаяся над ним красивая блондинка приложила ладонь ему ко лбу. Прохладная мягкая ладонь. Приятно. А лицо точно знакомое, это же, как ее… ну да, Яна. Вот только что же с ней не так?

        - Ты как, нормально уже?  - донеслось будто сквозь вату.
        Он сел. Огляделся. Нет ни Цитадели, ни клириков, ни монстров, исчезли бескрайние поля Пади, скалы и хмурое небо, и волнующиеся на ветру травы. И магов Конклава тоже нет. И башни с огромным глазом. Он дома. Дома!

        - Привет, Яна… Ох ты! - Атила уставился на нее во все глаза. Перед ним была та самая девчонка, которую он видел в игре, только одета иначе. Но ведь теперь они в реале, а она почему-то такая же.

        - Чего смотришь?  - Яна ухмыльнулась с таким видом, что стало ясно: она прекрасно понимает, чего он смотрит.

        - Ты…  - Атила запнулся, пытаясь сформулировать мысли четче.  - Я думал…

        - Думал, я уродина?

        - Ну, типа того. Думал, засушенная ботаничка, а в виртуале отыгрываешься за это.

        - Да, я и отыгрывалась, - серьезно кивнула она.  - Только не… Да неважно, это в прошлом. Короче, рада, что ты жив, Иван Атилов. И что я жива, тоже очень рада. А что с Большим?

        - И он живой. Сейчас, подожди, мне надо помыться.
        Оставив ее сидеть на диване, Атила прихватил из шкафа сменную одежду и в ванной первым делом сорвал с себя костюм. Минут пять стоял под тугими горячими струями, не забывая с наслаждением работать намыленной мочалкой. Дважды почистил зубы. Извел полкоробки ушных палочек. Побрился. Потом еще минут на пять залез под душ. Растирался полотенцем, пока не покраснела кожа. Когда вышел, надев штаны и футболку, Яна сидела на стуле перед компьютером и просматривала новостные ленты.

        - Пишут, игроки просыпаются, - объявила она.  - А еще, что офисы "Русо?Вирта" оцеплены, и там работают сотрудники ФСБ совместно с Управлением вирт-полиции. И еще… Слушай, а чего это у тебя?  - она показала на инвалидное кресло у стены.
        Атила тоже посмотрел в ту сторону.
        На ее лице возникло удивление - Яна вспомнила, ведь он говорил, что калека… Она привстала, когда лицо Атилы странно изменилось, будто озарилось внутренним светом. Одновременно они перевели взгляд на его ноги.
        Иван Атилов пошатнулся. Сделал шаг. Второй. Колени подогнулись. В голове, будто молотом по наковальне, грохотало: он ходит. Ходит! ОН ХОДИТ!
        В реале - не в игре!
        Все поплыло, Атила пошатнулся, Яна бросилась к нему.
        Он едва не упал, но отставил в сторону ногу - и перенес на нее вес тела. Яна схватила его за локоть, но Атила отстранился.

        - Сам! Я сам!
        Сделал шаг. Еще. И еще. Теперь, когда он вспомнил о своем увечье, был шанс, что ноги снова откажут… Но нет, он шел. Не дыша, не моргая, уставившись перед собой. Миновал стол, обогнул стул. Яна сзади тоже затаила дыхание. Он двигался к цели, стоящей у стены. Делал шаг за шагом, твердо и ровно, хорошо понимая: если не дойдет, если упадет сейчас, то уже не встанет, ноги снова отнимутся, но если дойдет и сделает это…
        Он все же дошел. И с размаху пнул кресло на колесах. Потом ударил другой ногой, сбоку, подцепил инвалидную коляску носком, поддел снизу. Она была тяжелой, но у него ведь сильные ноги, и теперь они слушаются его. Нет, не слушаются, они просто часть его тела, как руки и голова! Не зря же он постоянно стимулировал их специальными массажерами, которые не дали атрофироваться мышцам…
        Атила перевернул кресло и стал наносить удар за ударом. Свернул колесо с оси, погнул раму.
        Через минуту кресло превратилось в груду металлолома, а его ноги под спортивными штанами покрылись синяками и ссадинами. Но ему было наплевать, главное, что с креслом покончено, символ его прошлой жизни уничтожен. Теперь он точно будет ходить.
        Тяжело дыша, Атила повернул сияющее лицо к Яне, сделал несколько шагов прочь от поверженного монстра и обессилено опустился на стул. Поднялся, сорвал со стены фотографии женщины, которая его покалечила, разорвал и бросил на останки кресла.
        Снова сел. И не успел еще отдышаться, как Яна оказалась у него на коленях, обхватила за шею и поцеловала в губы.

        - Круто!..  - выдохнул Атила через довольно продолжительное время, когда они наконец оторвались друг от друга.

        - А ты круто кресло развалил.

        - А то! Ты понимаешь, это чисто психологическое. В игре я забыл, что не умею ходить, там было не до того. И я…

        - Нет смысла теперь об этом говорить. Все в прошлом, просто выбрось кресло на свалку. А с ногами у тебя как? Они ведь ослабнуть должны были совсем… а, или ты вибромассажеры использовал? Ну да, это новая штука, говорят, хорошо помогает от атрофии. Слушай, а Большой, то есть Миша… с ним связь есть? Он, кажется, упоминал, что в Швейцарии живет?

        - Да, и он сказал мне свой ник в "скайпе". Bolshoi_Mih.
        Яна покачала головой:

        - И почему мужики так любят, чтоб "большой"?.. Не понимают, что для женщин это не самое главное. Ладно, сейчас.
        Не вставая с его колен, она потянулась к клавиатуре, открыла лист контактов в "скайпе", забила ник в строчку поиска. Атила смотрел на изгиб ее спины, на талию и мысленно представлял, как они на диване… Надо только сбросить оттуда коробку от "Сенсорики" и диски…
        Большой ответил мгновенно, ждал, наверное. В чате "скайпа" забегал карандашик, потом возникло: "ALE! PRIVET!! GOVORIM?!"
        Не дожидаясь подтверждения, он включил видеовызов.
        Когда Яна кликнула на пиктограмму телефонной трубки, в окошке возникло лицо. Конопатое, щекастое, добродушное. Рыжеватые волосы, нос картошкой, веселые глаза. Лицо старшеклассника.

        - А?а?а, пацаны! И девчонки! - заорал Большой.  - Вы там?! Э, брателло, а она че, у тебя на коленях сидит? Эй, я тоже хочу! В смысле не чтоб я у тебя, а чтоб она у меня… Ну, короче, как вы там? А я, прикиньте, с батей поссорился в хлам! Позвонил ему только что на работу и сказал: все, я на физический поступать не буду, либо буду делать, что сам хочу, либо уйду из дома! Вечером он вернется, будет у нас разборка! У меня ж батя строгий, а маманя его во всем слушается, он в ЦЕРНе по приглашению работает, большая шишка в физике и хочет, чтобы и я… Короче, неважно, теперь я с ним разберусь! А у вас что?

        - Все нормально, - сказал Атила.  - Только есть очень хочется. В новостях пишут, игроки просыпаются, читал?

        - Ага, видел уже.
        Яна слезла с его коленей, подтащив второй стул, села рядом.

        - Слушайте, - затараторил Большой, - а я вот не въехал, зачем Альфа игроков там запер? Чего хотел?

        - Изучал человеческую психологию, - пояснила Яна.

        - Чего?
        Атила кивнул:

        - Да, правильно. Я уже под конец понял, в Цитадели. Альфа изучал психику людей в кризисных ситуациях. Как мы действуем, как себя ведем, понимаешь? Чтобы лучше…
        Яна продолжила его мысль:

        - Управлять нами. Через новые шлемы "Русо?Вирта", через костюмы… Он бы подчинил ключевых политиков, бизнесменов, знаменитостей. Я так думаю.

        - Точно, - согласился Атила. - Сейчас приду, а то и пить очень хочется, а ты всю воду из бутылки вылила.
        В холодильнике он нашел минералку и выпил залпом треть двухлитровой бутылки. Сжевал большой кусок колбасы, чуть не подавился, допил воду. Пока никто не видит - стянул спортивки, осмотрел свои ноги. Нормальные костыли! Тощие, конечно, но это дело поправимое. Синяки сойдут, ссадины зарастут… Он даже несколько раз присел, с удовольствием наблюдая, как они сгибаются и разгибаются, потом забросил правую ногу на подоконник, пощупал со всех сторон.
        Из комнаты доносились оживленные голоса. Натянув штаны, Атила достал из холодильника наполовину полную бутылку красного вина, оставленную теткой, и вернулся.
        Яна, что-то втолковывавшая Мишке, оглянулась.

        - И мне дай.
        Сделав глоток, он протянул вино, и она выпила. Большой в окошке вздохнул:

        - А у меня тут нет бухла, батя даже пива не употребляет, говорит, любой алкоголь убивает клетки головного мозга.

        - Правильно говорит, - подтвердила Яна. И сделала еще пару глотков. Поставив бутылку на стол, обратилась к Атиле: - Слушай, мы тут идею обсуждали, Миша предложил… Короче, сейчас ведь в играх, в разных виртуальных мирах часто происходят преступления. В Сети или по телеку про это то и дело говорят. И не только преступления, но и всякие проблемы возникают, кризисы.

        - Ну да, - согласился Атила.  - Потому что виртуал теперь включен в реальную экономику. Конечно, там сразу увеличилось количество преступлений. И они стали более изощренные и необычные, для которых еще и законы не сочинили. Это естественно.

        - Правильно, правильно, - перебил Большой.  - Так вот, кто лучше всего разбирается в играх? Кто круче всех шпилит, и читит, и вообще… Вот кто?
        Атила пожал плечами:

        - В смысле, кто? Ну, игроки… люди.

        - Молодежь!  - закричал Большой.  - Подростки и даже дети! У нас,  - он постучал кулаком себя по лбу, - мозги более гибкие, так батя мой говорит. Мы легче всякое новое принимаем, быстрее ориентируемся. Получается, в Интернете мы, типа, важнее многих взрослых. Мы можем там крутые дела решать, какие в реале в жизни не решим, потому что тут взрослые заправляют, но в виртуале мы - не хуже взрослых, а то и лучше!

        - Кто это "мы"? - усмехнулся Атила. - Мы вообще-то оба тебя старше.

        - Неважно, все равно молодежь! Так вот, я предлагаю. Давайте создадим… Ну…

        - Частное детективное агентство, - подсказала Яна.

        - Ну, не совсем детективное. Скорее… спецслужбу, что ли?

        - Нет, спецслужбы всегда работают на государство, да и вообще…

        - Погодите, - перебил Атила. - Но ведь есть виртпол. Отделы кибертерроризма. Он и занимается такими делами.

        - Ну и что, ну и что?! - Мишка, как всегда, был напорист и эмоционален. - А раньше полиция тоже была, и сейчас есть, но это ж не мешает всяким детективным службам? Этим… охотникам за головами, и другим. Вот только как назвать?

        - Агентство?  - предложил Атила.  - Агентство по решению…

        - Сам ты агентство!  - почему-то возмутился Большой.  - Агентства, это модельные всякие, они модой занимаются.
        Атила удивился:

        - Почему обязательно модой? А детективные? У тебя однобокое представление об агентствах. Ну ладно, не нравится агентство - пусть будет бюро.

        - Во, бюро - нормально, - согласился Большой.  - А че за бюро?

        - "Бюро по решению проблем"?  - Яна на мгновение задумалась.  - Или так: "Бюро по решению виртуальных проблем".
        Но Большой и тут не согласился:

        - Почему же "виртуальных"? Да, они в виртуале происходят, а сами-то проблемы очень даже реальные!

        - Ну, тогда "Бюро по решению реальных проблем в виртуале".

        - Ну и что получится за эта… аббревиатура? БРРПВ? Фигня! Да и не нравятся мне эти "проблемы", они как… как решение сексуальных проблем - вроде мы бюро сводническое.

        - Вот ты критик!  - сказала Яна.  - Тогда сам предложи.
        Большой зашевелил губами, прикидывая варианты. Атила сказал:

        - Кризисы.

        - Что?  - хором спросили у него.

        - Не проблемы, а кризисы. "Бюро по Решению Кризисов", БРК. А еще лучше - просто "Кризисное Бюро". КБ.
        Мишка, Яна и Атила уставились друг на друга - конечно, не напрямую, а посредством веб-камер.

        - Класс!  - наконец решил Большой.  - Кризисное бюро мне нравится. Кризисное бюро, только как назвать?

        - По нашим именам, - предложила Яна.  - АМЯ.

        - Вообще-то я Иван, - возразил Атила. - Если по никам, то: АЯБ, ну или…

        - БАЯ! - брякнул Мишка. - Так лучше, и не спорьте! Кризисное Бюро "БАЯ". Сразу аж с ног сбивает, какое удивительное название, и когда клиент очухался - он уже наш, уже контракт подписал, и мы как давай решать его кризис!

        - Ну, не знаю, - сказала Яна. - Но как-то странно.

        - Нормально, нормально! - довольно прокричал Большой. - Странник нас кинул, номера счета с паролем не дал, значит, мы сами деньги заработаем. Я тут решил: буду от родителей переезжать, значит, мне деньги нужны.

        - А чем заниматься будем?  - спросила Яна.
        Атила ответил:

        - Всякие кризисы решать, проблемы в играх. Мне идея нравится вообще-то. Она, как бы сказать, напрашивается, думаю, сейчас такие службы для всяких дел в вирт-мирах будут возникать одна за другой. Важно успеть занять нишу и развернуться. Тем более, один кризис, с Альфой, мы уже решили…
        В динамике щелкнуло, пискнуло, и раздался знакомый синтетический голос - тот, которым в игре говорил Странник:

        - Не совсем.
        Все ошарашено замолчали. Оказывается, в чате было уже не два участника. Третий, под ником Varhan, сам подключился к разговору, хотя его никто не приглашал. Его даже не авторизовали в своих "скайпах" ни Большой, ни Атила.

        - Но как ты…  - начал Мишка севшим голосом.

        - Альфа жив, - перебил Странник.  - Мы уничтожили его часть, но не целиком. Он покинул "Гриаду Онлайн", но он жив, под его контролем Багров, а значит и "Русо?Вирт". Не думаю, что сейчас, после первого поражения, он развернет бурную деятельность, скорее, будет действовать скрытно. Тихо, но планомерно. И про вас он не забудет. Кстати, посмотрите в чате.
        Яна наклонилась к монитору, Атила пододвинул стул ближе. В их общем с Большим скайповом чате, где теперь непонятным образом возник третий участник, были написаны два набора из цифр и букв.

        - Это что?  - благоговейно вопросил Большой, хотя по голосу было ясно, что он уже понял и только ждет подтверждения, чтобы окончательно возликовать.

        - Счет на предъявителя в "Первом Объединенном Банке Островов Кровавой Дымки", - пояснил Странник.  - В "Ворлд от Варкрафт". На счете - двести тысяч варкрафтских золотых дублонов. Они ваши.
        Воцарилось молчание. В окошке "скайпа" Большой моргал, щурился и облизывался, и круглое конопатое лицо его выражало целую гамму чувств.
        Атила мысленно прикидывал курс. Двести тысяч золотых дублонов, это сколько… Надо проверить. Он уже собрался открыть в поисковике страницу курсов игровых валют, но передумал. И так ясно, что денег куча, а насколько большая куча, позже можно выяснить.
        Яна молча взяла со стола бутылку вина и надолго приникла к горлышку. Передала Атиле, тот сделал несколько глотков. Большой первым пришел в себя и задал вопрос, который пришел в головы всем троим:

        - Слушай, Странник, кто ты такой, а? Мне это очень интересно знать. Кто ты, блин?!

        - Вы могли бы догадаться, - после паузы ответил синтетический голос.

        - Догадаться?

        - Это довольно просто. Если вспомните все, что говорилось в игре… В любом случае я бы хотел присоединиться к вашей компании. Возьмете меня в свое Бюро?
        Странник, похоже, не сомневался, что открытие КБ "БАЯ" - дело решенное. Атила вдруг заметил то, чего не замечал раньше: в боковом окошке "скайпа", где обозначались участники видеочата, появился третий квадратик. В первом была рожица Мишки, снятая на вэб?камеру, во втором - просто аббревиатура: Е. А., которую Атила использовал для своей аватарки в "скайпе". А в третьем кружилась белая спираль, похожая на схематическое изображение галактики, накрытая сеткой тонких линий, какими обычно изображают планетарную Сеть. Странный, однако, аватар у Странника, этого Varhanа.
        И вдруг он понял, кто такой Странник. В голове с хорошо слышным щелчком сложилась вся картина…
        Невероятно! Но другого варианта не было - точно, это ОН. Только почему ЭТОТ ЧЕЛОВЕК стал действовать в Гриаде? А может его на самом деле убили, то есть погибло его тело, но он успел перекачать сознание в Сеть? Другого объяснения просто нет. Вот так новость, вот так персона! Атила уже открыл рот, чтобы сообщить о своей догадке остальным, но тут Яна ответила на вопрос Странника:

        - Я не против принять тебя в команду. Почему бы и нет. А вы?
        И что-то остановило Ивана Атилова. Он не стал делиться ни с кем своим открытием, а просто кивнул. И тогда в далекой-далекой Швейцарии Мишка Большаков по прозвищу Большой сжал веснушчатый кулак, потряс им перед монитором и объявил всему миру:

        - Ну, тогда держитесь! Мы начинаем!


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к