Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Корнев Павел: " Последний Город " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Последний город Павел Николаевич Корнев


        # Пыль и песок. Серый асфальт и под стать ему - затянувшая небо пелена. Тусклое пятно солнца, зависшего над шпилями рвущихся ввысь башен. И Город - последний оплот мира, провалившегося в небытие.
        Марк Лом - стажер Службы контроля. Организации, призванной защищать горожан от приходящих из-за ограды созданий Хаоса, чернокнижников и порождений пустоты. Но что он будет делать, когда однажды столкнётся с изнанкой этого мира? Сумеет ли вопреки обстоятельствам остаться человеком или так и сгинет, став пешкой в чужой игре?

        Павел Корнев
        ПОСЛЕДНИЙ ГОРОД

        Осколок - к осколку, а волчье - волку,
        Как серебру - звон.
        Осколок - к осколку, а волчье - волку,
        А мне тогда что?

    «Пикник»
        Часть первая
        РАЗБИТОЕ ЗЕРКАЛО

        В начале дня, как всегда, несмотря ни на что,
        Забыв усталость, болезнь и врожденную лень,
        Старайся все свои силы направить на то,
        Чтобы остаться в живых, пережив этот день.

    «Черный обелиск»
        ГЛАВА 1

        Марк
        Утро выдалось тихим. Гнавший всю ночь на город пыль и мелкий серый песок северо-восточный ветер выдохся незадолго до рассвета, и лишь разбросанный по улицам мусор напоминал о его обжигающих порывах. Впрочем, внутренний дворик пятиэтажного особняка Службы Контроля от бушевавшей стихии почти не пострадал. Так что заступивший на дежурство младший контролер Управления экологической безопасности особо не напрягался. Ленивыми взмахами метлы он подметал запорошенные песком бетонные плиты и время от времени ежился от утренней прохладцы.

- Хорошо дворникам, - кивнул Лео Ройе на заметно прихрамывавшего контролера, серый комбинезон которого в предрассветном сумраке почти терялся посреди замощенного бетонными плитами двора, - думать не надо, знай себе маши метлой.

- Ну и шел бы, - хмыкнул, посмотрев на наручные часы с поцарапанным стальным браслетом, Артур Станке и потер костяшками пальцев заросший черной щетиной подбородок. Ходившая по Управлению активных операций шутка о том, что гладко выбритым его можно будет увидеть только на собственных похоронах, родилась явно не на пустом месте.

- Да запросто! - легко согласился Лео - почти двухметровый красавчик в идеально отглаженном деловом костюме, покрой которого скрадывал выпуклость прятавшегося в наплечной кобуре разрядника. Мужественный профиль, ямочка на подбородке, модная стрижка и открытый взгляд голубых глаз заставляли учащенно биться не одно женское сердце, и как-то совершенно не верилось, что он говорит совершенно серьезно. - Платили бы как здесь…

- А ты, Марк? - Станке, мельком глянув на перегороженную створками ворот арку, ко мне даже не обернулся, но от вопроса по спине пробежали мурашки.

- Что - я?

- Пошел бы в дворники? - зевнул Артур и пошаркал носком запыленного ботинка о штанину изрядно помятых брюк. В отличие от опекаемого женой Лео недавно разменявший пятый десяток Станке до сих пор оставался холостяком и не особо заморачивался по поводу своего внешнего вида. Чего нельзя было сказать о его физической форме: в этом отношении командир группы ничуть не уступал подчиненным. Ростом, правда, не вышел, зато самый широкоплечий. Из-за торчавших ежиком коротких седоватых волос и грубых, будто рубленных топором, черт лица он выглядел старше своих лет, но тяжелый взгляд серых глаз не давал забыть, что ты имеешь дело не с обычным головорезом, а с одним из опытнейших оперативников Службы Контроля. - За те же деньги?

- Во-первых, не в дворники, а в контролеры Управления экологической безопасности,
- наставительно заметил непонятно когда успевший выйти на крыльцо курировавший нашу группу комиссар. Высокий, неопределенного возраста, он неторопливо застегнул на все пуговицы длинный черный плащ из кожзама и вытащил из кармана потертую фуражку. - Во-вторых, Марк на такой перевод не согласится.

- Предлагали? - развеселился Лео.

- Работал, - поежился от не самых приятных воспоминаний я и поднял воротник короткой куртки.

- Кто опаздывает? - Запрокинув голову к серой Пелене, над которой полыхали тусклые вспышки зарниц, комиссар на мгновение зажмурился, и на его левом веке мигнул зеленый рисунок колдовской татуировки.

- Никто не опаздывает, - буркнул Артур и достал из кармана футляр с экранированными очками. Спрятав глаза за темными стеклами, испещренными едва заметными алхимическими письменами, он кашлянул в кулак и добавил: - Транспорт через пять минут подойти должен. Ян вчера заправиться не успел.

- Опять генератор полетел? - поправил лацкан пиджака Лео. Что бы ни думали его недоброжелатели, шикарный костюм он носил не столько из какого-то особого пижонства, сколько по негласному распоряжению Артура. Представительная внешность, дорогая одежда и хорошо подвешенный язык позволяли красавчику без труда производить впечатление «очень важной личности». Сам убеждался: на тех же жандармов иной раз это действовало куда эффективней служебных удостоверений. - Вот коротнет в следующий раз в поездке, и поминай как звали!

- Да нет, его на задание дернули куда-то под вечер.

- Опять, значит, всю дорогу трындеть будет, как шоферы вкалывают, - вздохнул Лео.
- Вот вы, господин комиссар, скажите: когда младшему обслуживающему персоналу начнут за переработки доплачивать? Только не надо рассказывать, что после работы те задерживаются, кто работать не умеет. Шоферам дай волю - они бы только на обед и приходили. Нет, доколе такое безобразие продолжаться будет?
        Обернувшийся к начавшим открываться воротам комиссар ничего не ответил, но без умолку трепавший языком Ройе на это и не рассчитывал. Красавчику было достаточно уже того, что его слушают. Хлебом не корми - дай языком почесать.
        Заплывший во двор на высоте не более полуметра от земли служебный болид, зализанными формами здорово напоминавший окурок сигары, набрал скорость, и из-под его днища во все стороны полетела запорошившая бетонные плиты серая пыль. Притормозив у крыльца, водитель заглушил двигатель, и транспорт медленно опустился к земле. Вблизи он уже не казался монолитным: на черной обшивке явственно проступали сколы, царапины и контуры прикрытых защитными пластинами боковых окон. По прозрачному только изнутри лобовому бронестеклу и вовсе шла глубокая вмятина. Транспорт давно выработал свой ресурс, но менять его никто в ближайшее время не собирался. Работает - и ладно. А что в ремонте постоянно стоит и от земли уже почти не отрывается, так ничего страшного. Хотя, с другой стороны, новый болид обкатывать - тоже радости мало.

- Марк, сбегай в раздевалку, дерни Эда, - распорядился Станке и поднял с крыльца брезентовую сумку. - Пусть пошевеливается.

- Хорошо, - кивнул я и лишь в последний момент успел отскочить в сторону, когда стремительно вылетевший из распахнувшейся двери русоволосый парень чуть не сбил меня с ног болтавшимся на плече баулом.
        Замерев на верхней ступеньке лестницы, он замахал руками и едва не скатился кубарем вниз, но Лео успел ухватить его за ворот темно-лилового жандармского мундира.

- Ты где пропадал, Эд? - Лео легонько подтолкнул парня к болиду.
        Боковая дверца транспорта тут же медленно ушла вверх, и, надо сказать, особой плавностью ее движение не отличалось.

- Переодевался. - Эдуард поправил ворот мундира и, забросив в болид баул, полез следом. Транспорт едва заметно покачнулся, но и только - даже не просел. Оно и понятно, весу-то в парнишке всего ничего. Да и выглядит - чистый пай-мальчик. Худенький, невысокий, глазки ясные-ясные. Сроду не скажешь, что оперативник Службы Контроля. - И почему всегда я жандармом представляться должен? Марк вон ни разу…

- У тебя типаж подходящий, - заявил Артур, уже разместившийся в продавленном кресле рядом с водителем, и застегнул ремень безопасности. - А у Марка на лице десять лет «Плантации» написаны…

- Прям десять лет!.. - пробурчал я, усаживаясь на тянувшееся вдоль правого борта болида длинное сиденье и убирая небольшую спортивную сумку в ноги.
        Внутри транспорт выглядел ничуть не лучше, чем снаружи: протертая, местами до дыр, обивка сидений, сколотый и растрескавшийся пластик, закопченные следы сварки. Разбитый две недели назад светильник до сих пор никто не удосужился заменить, а лобовое бронестекло изнутри пошло трещинами. Сразу видно, что транспорт побывал не в одной переделке, и веры в его надежность не было совершенно. Хотя раз он до сих пор летает…

- Да какой еще такой типаж? - насупился занявший заднее сиденье Эдуард и слегка отодвинулся, когда к нему, пригнувшись, пролез комиссар. - Все дело в мундире!

- Эх, молодежь, чему вас только учили, - тяжело вздохнул Ройе, с сомнением посмотрел на ремень безопасности, но все же пристегнулся. И это правильно: лучше уж сейчас костюмчик помять, чем потом, при случае, головой крышу пробить. - Это только обыватель на мундир да жетон смотрит. Наш клиент больше к физиономии приглядывается. Ты вот, к примеру, точь-в-точь как закончивший учебку зеленый новичок в жандармской форме смотришься, а Марка сколько ни наряжай, все одно ночного душегуба с Фабрики получишь. Да и пластика у него совершенно другая.
        Хмыкнув, я приподнялся с сиденья и потянул вниз с лязгом захлопнувшуюся дверцу. Болид вздрогнул, покачнулся и медленно оторвался от земли. Корпус затрясло, и набравший скорость транспорт через арку вылетел на улицу.
        Не особо рассчитывая задремать, я прикрыл глаза, но, как обычно от мелкой дрожи, начавшейся сразу после набора высоты, заломило зубы и заныло темечко. А с другой стороны, почему бы в очередной раз и не попытаться? Все равно заняться больше нечем. Своих коллег последние полгода лицезреть доводилось чуть ли не каждый день, проплывавшие же за окнами серые силуэты городских зданий ничем заинтересовать не могли в принципе. Чего я там не видел? Приземистые, тесно лепившиеся друг к другу массивы домов, темные пятна окон, гулявшие по пустынным улицам пыльные вихри. Тоска.
        Хотя на задании обычно не больно-то и поскучаешь. Не до того. Пусть группа еще только срабатывается и ничего серьезного нам пока не поручают, но, чтобы жизнь медом не казалась, и служебной рутины с лихвой хватало.

- Артур, мы ж вроде с Порта начать должны были? - удивился Лео, уставившись в окно на показавшуюся над домами «Стрелу». Высоченную - этажей в сорок - башню, сверкавший серебром шпиль которой прокалывал затянувшую небо серую хмарь Пелены. В этом будто бы рвавшемся ввысь здании, силуэтом напоминавшем скорее не одноименный метательный снаряд, а арбалетный болт, располагались Арсенал, Комитет Стабильности, Жандармерия и штаб-квартира нашей родной конторы. Остальные шесть башен занимали не менее важные службы, но по значимости со «Стрелой» могли поспорить разве приютившая алхимиков и Академию «Руна» да обиталище городской администрации и финансовых воротил - «Сундук».

- Ну? - обернулся к нему командир группы.

- Чего тогда к центру свернули? - Ройе хлопнул по плечу водителя, и на безымянном пальце его правой руки блеснуло широкое обручальное кольцо. - Ян, давай по Окружной, так быстрее будет.

- Не положено, - недовольно нахмурился Ян, худощавый мужчина лет тридцати пяти в коричневом рабочем комбинезоне, и глянул в зеркало заднего вида, которое из-за расчертивших его поверхность граней напоминало фасеточный глаз насекомого. - Велели в центр.

- Еще по одному адресу ориентировка пришла, - объяснил Станке. - Порт на после обеда оставим. Заодно перекусим в «Треске», чтоб в Контору не возвращаться.

- Не, я не могу! - всполошился Лео. - У меня сегодня на обед встреча назначена.

- Не судьба, - злорадно улыбнулся Ян.

- Что значит - не судьба? Артур, ну кто так делает?!

- Не судьба, - пожал плечами Станке и глазами указал на дремавшего на заднем кресле комиссара. - Да не расстраивайся ты. Не последний раз.

- С бабой, поди, стрелку забил? - не сдержавшись, съязвил водитель.

- Ты рулишь? Вот и рули, - не остался в долгу Лео, поймал вопросительный взгляд командира группы и тяжело вздохнул. - Знакомую обещал в «Искру» сводить.

- Остепенился бы, - переглянувшись с заулыбавшимся водителем, посоветовал Артур. - А то мало ли…

- Кто бы говорил! - возмутился Ройе. - Помнишь, Ян, выслугу в «Морской черепахе» обмывали? Так вот - ту рыженькую из дознания этот ханжа увел. Ты посмотри на него: чуть красивее обезьяны, а все туда же! И как ее уболтал, просто не понимаю.

- Это которая в дознании рыженькая? - заинтересовался Ян. - Анна Ким, что ли?

- Ага.

- Во-первых, она крашеная, это я вам ответственно заявляю, - с нескрываемым превосходством парировал командир группы. - Во-вторых, смазливое личико - это не главное. И в-третьих, я просто сказал ей, что твоя жена ведьма…

- Ах ты гад!
        Широко зевнув, я поудобней устроился на сиденье и сделал вид, будто задремал; Эдуард тоже помалкивал. Оно и понятно - мы с ним в группе без году неделя, а Лео и командир друг друга лет десять точно знают. Да и Ян давненько с ними работает. Одна шайка-лейка. Не то что мы, пришлые: меня в эту группу шесть месяцев назад перевели, Эдуарда и того меньше. Лучше уж не отсвечивать, пока старшие братья друг другу косточки перемывают.
        Ладно, это все мелочи. Главное - из разряда стажеров в основной состав оперативной группы перейти, а там хоть трава не расти. Только вот дело это достаточно непростое. Уж о чем, о чем, а относительно своих талантов я иллюзий не питал. Обычный ординар, к тому же с не совсем незапятнанной репутацией. Честно говоря, до сих пор поверить не могу, что это назначение все-таки получил. У Эдуарда-то явно мохнатая лапа в Конторе есть - недаром его прямо после курсов в оперативную группу подтянули, а я запросто мог еще лет десять в резерве состоять. Повезло. Почти…
        Лео с Артуром, кстати, тоже повезло. А вот трем работавшим до меня оперативникам совсем даже наоборот. Рутинная проверка в одном из домов Старого города обернулась ожесточенной перестрелкой с фанатиками Ложи Энтропии. И то ли в связи с гибелью подчиненных, то ли из-за перебитых всех до единого сектантов, но от серьезных дел с тех пор Станке отстранили. Да еще и поручили молодняк натаскивать. Хотя вот это как раз не самое страшное: доводилось слышать, будто высокие чины из Комитета Стабильности требовали перевода проштрафившегося командира группы на «Плантацию». В Корпус Надзора. И не замолви за него словечко дремавший на заднем сиденье комиссар, караулить бы сейчас Артуру каторжан. Та еще работенка.

- Точно на вечер этот адрес перенести нельзя? - на всякий случай все же уточнил расстроившийся Лео. - Что за спешка?

- Мобильный пеленгатор засек остаточное излучение неподалеку от площади Рун, - зевнул Артур и продолжил: - Аналитики вычислили наиболее вероятное расположение локального прокола: жилые дома на перекрестке Береговой и Арсенальной. Нам досталась одноподъездная «свечка» на сорок квартир. Будем проверять.

- Что проверять? - Ройе сцепил пальцы и зажал ладони меж коленей.

- Предположение аналитиков, - хмыкнул командир группы и, убедившись, что мы с Эдуардом прислушиваемся к разговору, объяснил: - След оказался совсем свежим, и яйцеголовые уверены, что для прокола использовалось зеркало. Выходит, ничего сложного: во-первых, зацепка железная, во-вторых, чернокнижник должен быть не из сильных.

- Я бы на это не рассчитывал, - поправил Артура комиссар. - Риск при работе с зеркалами выше, но некоторые чернокнижники используют их намеренно: в этом случае на месте прокола практически невозможно обнаружить остаточные следы ауры.

- И всегда можно просто расколотить стекляшку и оборвать контакт, - вздохнул посмурневший Лео.
        И я его прекрасно понимал: задержание чернокнижника само по себе задание не из легких, так еще и зеркало. Никогда не знаешь, что может прийти с той стороны. И ладно, оно карманное, а ну как в полный рост? Вон даже зеркала заднего вида болида сплошь гранями на квадратики с ноготь большого пальца располосованы, чтобы демоны прорваться не могли. Да и неординару-отщепенцу живым сдаваться резона нет. Тут даже не строгий режим светит: или на «Плантации» живьем сгноят, или сразу в
«переработку» отправят.

- Наше прикрытие - выездная комиссия по расследованию утечки энергии, - не теряя времени, начал проводить инструктаж Станке, который вовсе не был опечален полученным заданием. Скорее, наоборот: в кои-то веки что-то серьезное поручили. - Я и Марк - специалисты Энергоконтроля, ты, Лео, представитель домовладельца. Эдуард - прикрепленный к нам жандарм. Марк, в квартиры заходить не будешь - копаешься в энергощитках. Если что - на подхвате, а так - на тебе подъезд.
        В этот момент болид ухнул вниз чуть ли не на метр, сразу же дернулся обратно и мелко-мелко задрожал. Но вибрация вскоре стихла, транспорт выровнялся, и о случившемся напоминал только ставший прогорклым и едким воздух. Да еще подкатившая к горлу тошнота и саднившее от сильно врезавшегося ремня безопасности плечо. Хорошо хоть на улице по-прежнему пусто, так бы цепанули чужой болид или задавили кого - замучились бы отписываться.

- Ян! - заорал, закрывая нос платком, Лео. - Мы когда-нибудь угробимся в твоей колымаге!

- Да при чем здесь болид? - вытер с лица пот разом взмокший водитель. - Движок как часы работает! Не слышишь, что ли? Это кровь! Ясно? Сначала заправляют непонятно чем, а потом удивляются, что половина транспорта в ремонте.

- Скажешь тоже - кровь, - принюхался к гари Артур. - Фильтр пробило.

- Не пробило, а автоматика сработала, - объяснил Ян. - Да оставь ты окно в покое! Сейчас пыли полный салон натянет!

- Провоняем все, - поморщился Ройе, но окно все же открывать не стал.

- И так выветрится, - решил настоять на своем водитель. - Нет, нам еще повезло: в Аналитическом на той неделе на взлете транспорт заглох. Сразу под списание - корпус так повело, что геометрию уже не выправить.

- Тоже из-за крови? - Артур потер заслезившиеся глаза.

- А из-за чего еще? Из-за крови. «Десятка» в последнее время с «Плантации» откровенно дерьмовая идет. Блин, Управлению быстрого реагирования пятисотые
«Ураганы» выделили, они на «двадцатке» работают. Вот это тема!

- А «двадцатка» тогда почему нормальная? - удивился Лео.

- «Двадцатку» с общего режима собирают, - объяснил я. Если мотавших срок на общем режиме каторжан гоняли в донорские пункты три раза в месяц, то бедолаги со строгого режима были постоянно подключены к единой системе, и по жилам у них текла уже не кровь, а алхимический бульон. Поэтому и для более качественного топлива - той самой «двадцатки», получившей название от процентного содержания крови, - использовали сбор только общего режима. - А в «десятке» остаточных алхимических примесей выше крыши.

- А в «тридцатке» как? - прищурился, обернувшись ко мне, командир.

- На нее материал в основном с донорских пунктов отбирают, по группам крови. Там все чисто. - Я закашлялся от дравшей горло гари.

- И откуда ты только все знаешь? - удивился водитель, оказавшийся не в курсе кое-каких записей в моем личном деле.

- Эрудит он, - усмехнулся Артур. - Ян, сколько капель на километр эта развалюха жрет?

- Когда как… - задумался парень и вздрогнул, когда раздался пронзительный звонок приемника: - Что еще стряслось?

- Включай! - моментально подобрался почуявший неладное командир группы.
        Ян утопил клавишу громкой связи и, снизив скорость, подвел болид к краю дороги.

- Борт двести восемнадцать, сообщите свое местоположение, - тут же залязгал металлический голос диспетчера.

- Вывернули с Серебряной на Восточный луч, движемся по направлению к центру, - отчитался Ян.

- Немедленно отправляйтесь к пересечению Восточного луча и Арсенальной! - распорядился диспетчер. - Расчетное время прибытия - семь минут, погрешность - ноль-пять. Боевая готовность! Ожидайте указаний. Конец связи.

- И что? - явно рассчитывая на подтверждение приказа, Ян посмотрел на Артура.

- Выполняй, - распорядился опередивший командира группы комиссар и потер левое веко. - Немедленно.

- Всем приготовиться. - Артур не стал оспаривать право куратора принимать решение, но все же счел нужным уточнить: - Оружие до особого распоряжения не доставать.

- Что случилось? - впервые за время пути раскрыл рот Эдуард.

- Скоро узнаем. - Станке расстегнул нагрудный карман и достал из него плоскую коробочку.
        Оказавшуюся внутри нашлепку мобильного магофона, стиснув зубы, приложил к виску. Телесного цвета пластинка моментально стала неотличимой по цвету от кожи, и командир смахнул выступившие в уголках глаз слезинки.
        Я последовал его примеру и чуть не вскрикнул, когда кожу проткнули тончайшие шипы. В глаза будто сыпанули песка, колдовская метка на левом веке загорелась огнем, но почти сразу же неприятные ощущения исчезли, оставив после себя лишь легкий дискомфорт. Невольно я позавидовал комиссару, колдовской дар которого делал ненужным подобное самоистязание. Хорошо быть неординаром… А вот нашему брату по-другому никак: питающийся кровью владельца служебный магофон не только позволял обделенным талантом ординарам телепатически общаться между собой, но и частично защищал от насылаемых Хаосом видений. К сожалению, лишь частично.

- Это обязательно? - повертел в руке футляр магофона Эдуард, который именно из-за болезненной неприязни к подобного рода процедурам сразу после зачисления в группу заработал прозвище Неженка.

- Да! - рявкнул на него часто-часто моргавший Артур. После активации магофон усиливал зрение владельца и повышал болевой порог, но процесс этот к приятным было не отнести. Судороги, жжение в глазах, временная потеря ориентации. Неудивительно, что некоторые предпочитали не снимать эти алхимические устройства по нескольку дней кряду, чем терпеть столь неприятные ощущения при их подключении. - Или у тебя вдруг дар прорезался?

- Нет, - заранее скривился Эдуард и осторожно прилепил пластину магофона на левый висок.

- Вот и молодец, - хохотнул Лео. - Зато теперь, если Хаосом зацепит, совершенно безболезненная инъекция избавит тебя от мучений.

- Скажете тоже! - не купился на подначку Неженка, которому было прекрасно известно, что магофон просто передает в контору данные о состоянии здоровья владельца, и после возвращения на базу медики сразу знают, кому чего колоть. А убивать ядом или чарами одержимого - пустая трата времени: какая разница Хаосу, мертво тело или нет?

- Шучу, - перехватив недовольный взгляд комиссара, усмехнулся Ройе. - Если что, они командира группы просят одержимому башку отстрелить…

- Лео! - тяжело вздохнул Артур.

- А что я? И не надо на меня кричать, - состроил красавчик обиженное выражение лица. - И вообще, магофон - замечательная и очень удобная вещь! Будь моя воля, носил бы, не снимая.

- Смысл? - усмехнулся Ян, глянув на встроенные в приборную панель часы.

- Удобно, - пожал плечами Ройе. - Всегда на связи, бытовые заклинания различаешь… Неординару по большому счету ничем не уступаешь.

- Ну уж это ты загнул! - водитель сбросил скорость. - Прям, не уступаешь…

- На бытовом уровне, - уточнил Лео.

- Тут недавно по ящику передачу смотрел про алхимические имплантаты, ну и про мобильные магофоны рассказывали, - заулыбался Артур. - Со временем они в тело врастают. Потом не всякий хирург вырежет…

- Брехня это все! - как мне показалось, не очень уверенно хмыкнул Лео. - Заказуха.

- Известны случаи, когда ординары вживляли себе столько имплантатов, что собственной крови им уже не хватало, - заметил прислушивавшийся к разговору комиссар. - На постоянном переливании крови сидят…

- Точно, точно, - закивал головой Ян. - Как их - неопиры? Они на черном рынке у потрошителей кровь скупают.

- Доказать связь неопиров с бандами потрошителей пока не удалось, - покачал головой комиссар, - но этот вопрос находится на контроле Комитета Стабильности.

- Говорят, комитетчики этих тварей и вывели для своих штурмовых отрядов, - нахмурился Артур.

- Зачем? У них нормальные вампиры есть, - влез в разговор Эдуард.
        Я его сомнения отчасти разделял: костяк штурмовых отрядов Комитета Стабильности составляли именно вампиры - сильнейшие колдуны, работавшие с настолько мощными чарами, что собственной энергии для их сотворения им уже не хватало. Но чем-чем, а донорской кровью Комитет мог снабжать их в неограниченном количестве.
        Вновь запищал приемник, и Ян моментально включил громкую связь.

- Двести восемнадцатый, займите позицию в соответствии с загруженными в терминал координатами, - сразу же перешел к делу диспетчер.

- Наша задача? - Выдвинув панель, Артур включил встроенный в нее терминал.

- Произошел прорыв Пелены, до прибытия спецподразделений Гвардии будете совместно с Жандармерией осуществлять блокаду района. Не пропускать никого, независимо от социального статуса. Повторяю: никого! Пытающихся покинуть район прорыва сотрудников Службы Контроля и жандармов задерживайте и передавайте второй линии для отправки в Госпиталь на освидетельствование. Конец связи.

- Мы в первой линии? - присвистнул Ройе. - Вот влипли!
        Да уж, дело дрянь. Мало того что Хаос прорвался через Пелену чуть ли не в самом центре Старого города, так еще и приказ - никого не выпускать. Вот это действительно странно. Обычно в таких случаях для неординаров всегда оставалась возможность покинуть опасный район - они-то одержимыми точно быть не могут. Выходит, есть подозрение, что Пелену с этой стороны пробили. Намеренно или по оплошности - второй вопрос, но если чернокнижники или одержимые попытаются прорвать оцепление, мало нам не покажется. До прибытия гвардейцев можем и не дотянуть.

- Не все так плохо. - Станке быстро застучал по клавиатуре терминала, хмыкнул и вновь задвинул его в приборную панель. - Мы перекрываем проход между двумя пятиэтажками, сразу за нами позиция жандармов. Эпицентр метрах в трехстах, и там уже комитетчики работают.

- Минута до прибытия, - предупредил нас Ян, на полной скорости огибая тащившуюся прямо по центру улицы госпитальную платформу. Зависший над передвижной лабораторией болид жандармов включил проблесковые маячки, но мы уже оставили их далеко позади. С соседней улицы вывернула высотная платформа Пожарной охраны, наш транспорт резко ушел вниз и чуть не царапнул днищем серое дорожное покрытие. - Меж домов болид заводить не буду, выкину вас у проулка.

- Идет, - кивнул Артур, тоже решивший, что возможность экстренной эвакуации в такой ситуации точно не помешает. - Оружие к бою!
        Эдуард обреченно вздохнул и вынул из прицепленной на новенький жандармский ремень кобуры служебный разрядник, зализанные формы которого наводили на мысль о живом существе. Подогнанная под руку владельца черная рукоять ложилась в ладонь идеально, но парень, сдвинув предохранитель, болезненно поморщился, когда выскочившая игла проткнула кожу у основания большого пальца. А куда деваться? Оружие на чистой крови работает, а автономным питанием только стационарные разрядники снабжают - слишком уж дорогими в обслуживании такие аппараты выходят. Еще, правда, специально для гвардейцев подобное личное оружие изготавливается, но у тех просто выхода нет: кровь неординаров алхимическому оружию не годится. Кровь неординаров вообще для многого не годится…
        Расстегнув молнию стоявшей в ногах сумки, я вытащил оттуда собственный разрядник: не тупорылого уродца «Зарницу-1» - такая игрушка осталась висеть в наплечной кобуре, - а куда более мощный аппарат «Гром-32». Внешне это оружие напоминало лишенный дуг арбалет, только вместо спускового крючка под палец удобно ложилась клавиша управления огнем. Захлестнув на запястье петлю, внутреннюю сторону которой усеивали тончайшие волосики питающих оружие кровью игл, я подключил ее к разряднику, и тут же на коже холодом загорелись точки уколов.
        Не шибко приятные ощущения, но можно и потерпеть - обычно зуд стихает достаточно быстро: впрыснутый через иглы алхимический состав не только усиливал регенерацию тканей, но и снимал болевые ощущения. Вообще, по сложившейся в Управлении традиции
«Гром» обычно передавался самому молодому бойцу группы, но Станке после назначения Эдуарда только тяжело вздохнул и оставил разрядник мне.

- Марк! - Артур распахнул переднюю дверцу болида. - Пошел!
        Выпрыгнув из зависшего в полуметре над землей транспорта, я бросился к узкому проходу между торцами двух неказистых и на редкость обшарпанных для Старого города пятиэтажных жилых домов. Поднятая болидом пыль тут же попыталась забить глаза, но все же не помешала заметить зависшую у соседнего здания жандармскую платформу, выкрашенную в блекло-лиловый цвет. Неказистые, будто рубленые формы этого тихоходного транспорта с сильно выдающимся бронированным куполом кабины с лихвой компенсировались его огневой мощью - в нашу сторону смотрели спаренные стволы тяжелых разрядников. Хоть какое-то подспорье от «лиловых» будет.

- Эд, прикрываешь, Лео со мной! - Станке подбежал к проходу и махнул рукой. - Марк, проверь и доложи обстановку!
        Выбравшийся из болида комиссар сделал какой-то странный жест, и на миг почудилось, будто что-то зависло у меня за левым плечом. Повернул голову - пусто.

- Иди, - подтвердил приказ явно сотворивший какую-то волшбу неординар.
        Интересно, на чем он специализируется? Сможет прикрыть, если припечет? Ладно, Станке не дергается, значит, и мне волноваться резона нет.
        Настороженно оглядываясь по сторонам, я нацепил на нагрудный карман служебный жетон и направился меж домов к видневшейся на той стороне прохода мостовой. Под ногами скрипел наметенный ночным ветром мелкий песок, толком пока еще не рассвело, и в тусклом утреннем свете серые коробки зданий почти сливались с закрывавшей небо Пеленой. Тянувший с соседней улицы ветерок донес легкий запах гари, и на миг стало не по себе. Уколовший левый висок магофон прогнал подступившую дурноту, и я поудобней перехватил приготовленный к стрельбе разрядник.
        Неожиданно послышались быстрые шаги, и с улицы в проход заскочил растрепанный тип в длинном дождевике. Заметив меня, он встал как вкопанный, но после секундной заминки уверенно зашагал вперед.

- Служба Контроля, оставайтесь на месте! - не опуская разрядника, потребовал я и попытался разглядеть мелькнувшую на левом веке мужчины татуировку.
        Черт! Колдовская метка отливала серебром, и это было совсем некстати.

- С дороги! - не останавливаясь, надменно бросил тяжело дышавший неординар.

- Оставайтесь на месте, проход закрыт, - повторил я, спиной чувствуя настороженные взгляды коллег. Да мне и самому было прекрасно понятно, что никак нельзя дать приблизиться этому хлыщу вплотную. Мало ли как дело обернется. - Проводится спецоперация…

- Меня ваши игры не касаются, - передернул плечами тип в плаще и резво отпрыгнул от брызнувшей у него из-под ног во все стороны бетонной крошки.

- Проход закрыт, возвращайтесь на улицу, - я повел ствол нагревшегося разрядника вверх, - в противном случае будет открыт огонь на поражение.

- Да что вы себе позволяете?!

- Три, - начал обратный отсчет я. - Два…
        Выругавшийся неординар развернулся и бросился бежать. Вот и здорово. Надеюсь, ему хватит ума не околачиваться поблизости. Нет, это ж надо было вот так сразу нарваться!..

- Марк, продолжай движение, - через магофон отдал распоряжение Артур.
        Я несколько раз сжал правую кисть в кулак, вновь притопил указательным пальцем клавишу управления огнем и направился вперед. Меж крыш домов замаячила Пелена, а неприятный запах стал еще сильнее.
        Медленно приблизившись к углу дома, я осторожно выглянул наружу, и от увиденного по коже моментально побежали мурашки. Нормальные такие мурашки - размером с кулак. Прямо над крышей стоявшей наособицу кирпичной «свечки» чернела бездонная клякса, в глубине которой плясали не тени, нет - там резвился первородный Хаос, стремившийся разъесть накрывавшую город Пелену. Пульсация враждебной стихии завораживала, и, с трудом опустив взгляд к земле, я сглотнул подкативший к горлу комок.
        Ухх! Чуть не зацепило…
        Внизу дела обстояли не лучше: посреди замощенной брусчаткой площади чадили искореженные останки платформы, на измятых бортах которой под копотью без труда угадывалась темно-лиловая окраска. Жандармы. Не повезло ребятам. Три обгорелых трупа точно вижу.
        Уловив в стелившемся по тротуару густом дыму какое-то движение, я отпрянул назад и активировал магофон:

- Артур…

- Продолжай наблюдение, - приказал командир, который, судя по всему, получал информацию напрямую от нацепившего на меня обзорное заклинание комиссара. - И осторожнее там…
        Выглянув из-за угла второй раз, я уже внимательней начал присматриваться к рухнувшему транспорту. Серые завитки дыма медленно расползались по всей площади, лизали стены домов, пытались просочиться в окна квартир. И тишина. Ни свиста ветра, ни треска обгладывающего обломки разбившейся платформы пламени. Нет, дело явно нечисто.
        Стремительно нарастающий рев послышался за мгновение до того, как из-за крыш домов вырвалась серебристая капля скоростного болида. Транспорт на секунду завис над площадью, и обостренное магофоном зрение выхватило объятый пламенем серебряный трезубец - эмблему Гвардии - на его борту. В следующий миг болид рванулся от потянувшихся в его сторону миазмов Хаоса и исчез за домами.
        Краем глаза заметив, как, набирая скорость, несется к земле сброшенный гвардейцами пузатый бочонок, я отпрыгнул в проход между домами, и тотчас на площади ухнул глухой удар объемного взрыва. Меня швырнуло на стену, потом потянуло назад, и сразу же кожу и глаза защипало от рассеянных в воздухе частиц серебра. Все ясно - нечисть зачищают. Значит, теперь прибудет десант.
        Протерев глаза костяшками пальцев, я, уже не особенно скрываясь, выглянул из-за дома и удовлетворенно хмыкнул: от укрывавшего тротуар дыма не осталось и следа. Платформа немного чадит, и все.
        Чадит?!
        Вот именно! Невесомые язычки призрачного дымка вновь начали сплетаться в непроницаемый покров, подрагивавший синхронно с пульсацией дыры в раскинувшейся над городом Пелене. Похоже, серебро лишь на время ослабило проникшее в город потустороннее существо.
        Но давать вновь набраться сил исчадию Хаоса никто не собирался - воздух над площадью прорезали ослепительные линии пентаграммы, и в мастерски наведенный портал вывалился десяток бойцов в полной боевой выкладке. Черные, со множеством кармашков комбинезоны, под неглубокими капюшонами глухие маски, на ногах высокие ботинки. Из оружия - покрытые светящимися рунами жезлы, ритуальные клинки, излучатели и странного вида угловатые разрядники. Нет, это не гвардейцы. Это комитетчики. Штурмовики.
        Мягко приземлившись на брусчатку, бойцы мгновенно рассыпались в разные стороны и на миг замерли, оглядываясь по сторонам. Много времени для принятия решения им не потребовалось: почти сразу же один из них взмахом жезла отправил полыхнувшую расплавленным серебром молнию в платформу жандармов. Остальные медлить тоже не стали. Трое бросились к жилому дому; стремительно несшийся первым долговязый штурмовик выкинул вперед пустую руку, и сорванную с петель входную дверь внесло в подъезд. Двое комитетчиков убрали в ножны короткие клинки и алхимическими маркерами прямо на брусчатке принялись выводить линии какой-то сложной схемы. Остальные бойцы, беспрестанно перемещаясь по площади, нацелили на искрившуюся от попадания боевого заклинания платформу излучатели и длинноствольные разрядники. Движения этих штурмовиков были настолько плавными и синхронными, что никем иным, кроме как оборотнями, они оказаться просто не могли. К тому же большинству служивших в Комитете Стабильности неординаров оружие не требовалось, а вот перевертыши особыми колдовскими талантами никогда не отличались. Бойцы они превосходные, а в
остальном…
        Как оказалось, успокоился я рано. Начавшая плавиться от жара алхимического пламени платформа вдруг заскрипела и брызнула во все стороны осколками пластика и рваными кусками металла. Ближайший к эпицентру взрыва комитетчик крутанул в руках жезл, и мерцающая пелена прикрыла ползавших по брусчатке колдунов, уже заканчивавших соединять два рисунка в единое целое. Срикошетив о защитное поле, обломки прошли выше и никого не зацепили, а вот пролетевший мимо смятый купол кабины снес одного из оборотней и размозжил уже безжизненное тело о стену дома. Еще один крупный обломок - искореженная дверца - зацепил другого, только чудом успевшего пригнуться боевика и сорвал у него с головы капюшон. Устоявший на ногах перевертыш зажал затянутой в черную перчатку ладонью царапину, расчертившую стриженную наголо голову, и, опираясь другой рукой о стену дома, заковылял к ближайшему выходу с площади. Думаю, беспокоило его не столько полученное ранение - в обычной ситуации такая рана затянулась бы сама собой за несколько секунд, - сколько распыленное в воздухе после бомбардировки серебро.
        В развороченном нутре платформы вдруг что-то задвигалось, а уже мгновение спустя из пылавших обломков транспорта на площадь выкатилось жуткое создание, слепленное из сильно обгоревших тел жандармов. Потустороннее существо присело для прыжка, но тут его накрыл рой ослепительных искр, вырвавшихся из жезла шагнувшего вперед комитетчика. И сразу же неожиданно громко хлопнул один из разрядников - удачное попадание вырвало из создания Хаоса кусок плоти и заставило замереть на месте, восстанавливая равновесие. Зажавший страшную рану, из которой вместо крови начало хлестать пламя, демон все же рванул к штурмовикам, но второй выстрел и вовсе сбил его с ног. Свалившаяся на брусчатку тварь попыталась подняться, и тут в нее угодила шаровая молния.
        Так и не дождавшись команды возвращаться, я немного подался назад и окинул взглядом продолжавшую медленно увеличиваться в размерах прореху в Пелене. Штурмовую группу Комитета Стабильности пытавшийся прорваться в город Хаос беспокоил ничуть не меньше меня, и теперь стала понятна цель их приготовлений: двое бойцов под руки выволокли из дома безвольно обмякшего мужчину лет сорока и без излишней суеты уложили даже не попытавшегося вырваться ординара на булыжники прямо посреди густо исчертивших камни черных линий. Выкинув использованные маркеры, заклинатели времени терять не стали: один рывком разорвал застегнутую на все пуговицы сорочку, второй коротким ритуальным клинком тут же рассек завопившей от ужаса жертве сначала левое, а потом и правое запястье.
        Брызнувшая кровь густо окропила серые от пыли камни, и черные линии колдовского рисунка враз налились багрянцем. Вверх от места жертвоприношения потекло алое сияние, но стряхнувшему с лезвия капли крови комитетчику этого показалось недостаточно, и, скороговоркой проговаривая вербальную составляющую заклинания, он принялся вырезать острием клинка какие-то символы на груди потерявшего сознание ординара. Завершив приготовления, заклинатель хрипло крикнул и по рукоять вогнал клинок в солнечное сплетение жертвы. Заклубившееся вокруг полыхавшего огнем периметра колдовского рисунка алое марево сгустилось, и тотчас по глазам ударила ослепительная вспышка. Магофон холодом обжег висок, по щеке потекла тоненькая струйка крови.

- Возвращайся, - приказал Артур. - В темпе…
        Медлить я не стал. На ходу пытаясь проморгать слезившиеся глаза, побежал по узенькому проходу и уже где-то на середине пути вжался в стену, пропуская спешивших мне на смену гвардейцев. Рослые парни в одинаковых шлемах с зеркальными забралами, защитных костюмах и высоких ботинках на толстой подошве промчались мимо, на бегу готовя к бою тяжелые излучатели. Одним лишь алхимическим оружием их снаряжение не исчерпывалось: из-за плеч торчали черные, обтянутые искусственной кожей рукояти узких мечей, на поясах болтались колдовские жезлы и ручные бомбы, да и в многочисленных кармашках разгрузок наверняка хранились до срока не менее смертоносные игрушки.

- Бегом! - поторопил меня Станке, продолжая что-то втолковывать командиру занимавших нашу позицию гвардейцев.
        Остальные давно забрались в болид, который, мелко подрагивая, завис в полуметре над землей. Десантный транспорт так близко к зоне прорыва подходить не стал - его заостренный нос торчал из-за угла дома через дорогу, метрах в двадцати от платформы жандармов.
        Не тратя времени на неуместные сейчас расспросы, я запрыгнул в распахнутый боковой люк, на котором уже красовалась эмблема Энергоконтроля, и завалился на свободное сиденье. Следом тут же забрался Артур, и не успел он толком усесться, как болид рванул с места.

- Что за спешка? - Я чуть не скатился на пол, но вовремя застегнул ремень безопасности.
        Дыхание сбилось, в голове зашумело, и не сразу удалось понять, что бившая меня дрожь не имеет никакого отношения к болтанке болида. Голова закружилась, магофон отцепился от кожи и окровавленной пластинкой упал на сиденье. Что ж такое творится?

- Приказ, - процедил сквозь зубы пытавшийся удержать в руках дергающийся штурвал Ян.

- Марк, - позвал меня комиссар и метнул заполненную какой-то синей жидкостью мензурку, - пей!
        Я зубами сорвал пробку и опрокинул содержимое пробирки в рот. От отдающего металлом мерзкого и солоноватого алхимического снадобья свело скулы, но тут по жилам неожиданно побежала холодная волна, и сознание сразу прояснилось. Вовремя комиссар подсуетился, ничего не скажешь: Хаос с ординарами странные штуки вытворяет. Так что мне еще повезло - с одержимыми разговор короткий.

- Ну Марк, легко отделался, - с облегчением переведя дух, усмехнулся Лео, когда болид набрал высоту и перестал трястись.

- В смысле?
        Я блаженно расслабился, обмякнув на сиденье. Головная боль и вялость медленно таяли, уступая напору захлестнувшей организм энергии. Еще пара минут - и буду в форме. Это чем таким, интересно, закинуться дали? Я посмотрел на зажатую в руке пробку, на которой были выдавлены всего три буквы: «Э.О.К.», пожал плечами - даже слышать о таком не доводилось - и кинул ее под ноги.

- Держи «блокаду», - сунул одноразовый шприц комиссар, расстегнул ремень безопасности и подобрал мой валявшийся на сиденье магофон. - Интересные дела…

- Что еще? - стиснув зубы, я воткнул иглу прямо через штанину и медленно надавил на поршень шприца.
        Не то чтобы больно, но ощущения не из приятных. Зато точно рецидива не будет. А так вдруг снова приступ скрутит? С Хаосом шутки плохи.

- Перегорел. - Комиссар вернулся на свое место и принялся внимательно рассматривать ставший тускло-матовым диск. - Крепко тебя зацепило!..

- Я ж говорю: везунчик, - в голос заржал Ройе. - А представляешь, комитетчики бы никого более подходящего найти не смогли?

- Для проведенного ритуала сгодится не всякий, - поднял взгляд от перегоревшего алхимического прибора комиссар. - Как минимум в каждой конкретной ситуации значение имеет группа крови, возраст, дата рождения и…

- Цвет глаз, рост и наличие вредных привычек… - закивал не обративший внимания на тон куратора Лео. - Можно подумать, комитетчики за это время успели гороскоп того бедолаги составить.

- Вся необходимая для расчетов информация зашифрована у тебя на левом веке, - осадил подчиненного Станке. - И Марку в любом случае ничего не грозило - сотрудники Службы Контроля не могут быть принесены в жертву.

- При исполнении, - не успокоился Ройе, - и кроме исключительных случаев. Директива восемь-пять-тринадцать.

- Именно.

- А неординаров не трогают никогда! - Лео демонстративно отвернулся к окну.

- Неординаров не трогают не из-за какого-то привилегированного положения, - тоном, от которого по спине побежали мурашки, заявил комиссар. - Кровь одаренных не содержит в себе той алхимической составляющей, что связывает ординаров с Хаосом и делает их подвластными его влиянию. Такая жертва будет лишена всякого смысла. И не мне вам напоминать, что любой житель нашего города вне зависимости от одаренности всегда должен быть готов пожертвовать своей жизнью ради общей безопасности. Все ясно?

- Так точно, - ссутулился получивший выволочку Лео.

- Проехали. - Раздосадованный несдержанностью подчиненного Станке выдвинул панель терминала. - С вечера я запросил информацию по дому. Жильцы там не из бедных, и почти у всех есть лицензии на использование зеркал. Экранированных надлежащим образом, само собой.

- Что по размерам? - стараясь не глядеть в сторону комиссара, поинтересовался Лео.

- Двадцать малых, восемь средних и пять больших.

- Итого тридцать три квартиры, - тяжело вздохнул Ройе. - На весь день работы. Или кого-то дома нет?

- На нас предварительная проверка: если кого-то нет, пусть у начальства голова болит. Изучайте пока информацию по лицензиям, но вообще проверять будем всех… - Артур задумчиво посмотрел на меня; я только пожал плечами. - Ты, Марк, без связи остался? Ничего, на обратном пути в Управление заскочим, на замену магофон выпишем.

- А сейчас как?

- Ерунда, все равно в квартиры заходить не будешь, - отмахнулся Станке. - Ян, долго еще?

- Почти добрались.

- А никто в последнее время в дом не заселялся? - уточнил погрустневший Ройе, которому не терпелось с наскока решить поставленную задачу.

- За два года новых жильцов не было. Марк, держи. - Артур кинул мне форменную жилетку инспекторов Энергоконтроля. Сам он уже накинул точно такой же ядовито-оранжевый наряд поверх куртки. - Подачу энергии там пару часов назад отрубили, так что нашему появлению никто не удивится.
        Так оно и оказалось. Стоило болиду остановиться у невысокого забора, ограждавшего придомовую территорию, как из распахнувшейся калитки выскочил сутулый привратник:

- Ну где вас Хаос носит! Четвертый же час без энергии сидим!

- Много вас таких! - Артур плечом оттер сутулого в сторону, заглянул во двор и мрачно добавил: - И обязательно в мою смену…

- А вы сюда зачем? - только тут обратил внимание на Лео и Эдуарда привратник.

- Выездная комиссия. - Станке не стал ничего объяснять и направился прямиком к
«свечке», ни в одном из окон которой не горел свет. И понятно, что не в раннем времени дело, - вон в соседнем доме окна уже чуть ли не в трети квартир освещены.

- Обход жильцов, - взмахнул у лица сутулого жандармским жетоном Эдуард и поспешил вслед за командиром.

- А? - раскрыл от удивления рот привратник. - Что случилось-то?

- Эти господа предполагают, что кто-то произвел незаконное подключение к энергосети, - пропуская меня вперед, пояснил Лео, который как бы ненароком оказался между калиткой и привратником. - Думаю, после проверки они убедятся в нелепости подобного предположения.

- Да как же так? Все ж жильцы с положением… - опешил сутулый. - Как можно?

- Пустые формальности, - поспешил успокоить его Ройе. - Полагаю, это ненадолго. Кстати, ни к кому в последнее время гости не приезжали?
        Я не стал дожидаться, пока Лео выпотрошит сутулого, и, взбежав на невысокое крыльцо, вслед за Эдуардом вошел в подъезд. В просторном фойе было на редкость темно, и дорогу пришлось искать чуть ли не на ощупь. Распределительный щиток обнаружился рядом с каморкой привратника, и, без проблем вскрыв его универсальным ключом, я подключил переносной терминал к внутренней сети.

- Во второй, тринадцатой, двадцать пятой, двадцать седьмой и тридцатой квартирах никого. - Получить доступ к охранной системе с помощью служебных кодов не составило труда, а вот с восстановлением архивных данных дело застопорилось. Ничего, это только вопрос времени. После задач, которые приходилось решать в Корпусе Надзора, - просто детские игрушки. Там такой фронт работ мной закрывали, мама не горюй. Еще и отпускать не хотели, знали, что хорошего спеца по информационной безопасности поискать придется. Так вот - готов поспорить, эта система продержится минут пять, не больше. И точно: почти неуловимое мельтешение цифр на светившемся мягким оранжевым сиянием экране замедлилось, и терминал едва слышно пиликнул. - За последнюю неделю охранная система ничего подозрительного не зафиксировала.

- У меня тоже пустышка, - тихонько пробормотал Лео и, обернувшись к подошедшему привратнику, подтолкнул того к двери в каморку. - Не беспокойтесь, проверка много времени не займет.
        Сутулый с удивлением уставился на подключенный к распределительному щитку непонятный прибор, молча пожал плечами и ушел к себе.

- Давай за нами, - распорядился Артур и по лестнице направился на второй этаж - на первом жилых помещений не было. - Мало ли что…
        Я закрыл щиток и поплелся наверх. Действительно, никогда наперед нельзя знать, чем даже самое пустяковое задание закончится. Бывали прецеденты, бывали…


        Началась проверка - жуткая рутина! Заспанные жильцы хоть и обещали жаловаться во все инстанции, но препятствий инспектору Энергоконтроля чинить не решались, а все свое раздражение срывали на молоденьком жандарме. Нельзя сказать, чтобы роль громоотвода доставляла Эдуарду хоть какое-то удовольствие, но пока он держался. Тем более что обычно ему на помощь приходил Лео, а этому балаболу заговорить зубы собеседнику ничего не стоило.
        Вот и получалось, что пока жильцы делились наболевшим с самозваным представителем домовладельца, а Эдуард присматривал за порядком, Станке беспрепятственно обследовал квартиру с помощью портативного сканера. Официально - с целью обнаружения неправильно подключенного к энергосети оборудования, на самом деле в первую очередь его интересовало наличие остаточных следов Хаоса. Ну и зеркала само собой.
        С трудом удерживаясь от зевоты, я поднимался вслед за ними с этажа на этаж и скорее от нечего делать, чем в надежде обнаружить хоть что-то интересное вновь и вновь подключался к охранной системе. Мельком просматривал показания датчиков, несколько раз отвечал на вопросы выглядывавших в коридор жильцов и опять шел на следующий этаж. Рутина, чтоб ее!..

- Марк, зайди, - неожиданно позвал меня Артур в одну из квартир на пятом этаже.

- Чего еще?
        Глянув на стоявшего в прихожей владельца жилища - невысокого худого неординара с покрасневшей после недавнего посещения солярия кожей, - я подошел к командиру. Хозяин, мало интересовавшийся разглагольствованиями Лео о сложностях обслуживания жилищного фонда, сразу же поплелся вслед за нами в комнату.

- У меня, похоже, сканер полетел, проверь своим, - указал Станке на висевшее на одной из стен зеркало высотой в полный рост. - Только быстрее, еще три этажа осталось.

- Понял, - кивнул я и вытащил из сумки точно такой же, как у Артура, прибор.
        И если учесть, что со сканером Станке на первый взгляд был полный порядок, то причина для моего вызова могла быть только одна: командира что-то насторожило. И, уверен, это самое «что-то» связано с зеркалом. Вот только с лицензией у владельца квартиры полный порядок, а значит, придется пошевелить мозгами.
        Терявшаяся в полумраке комната оказалась на редкость просторной и совершенно не загроможденной мебелью. Лишь у одной из стен стоял шкаф с книгами, а рядом с ведущей на кухню дверью темнел силуэт приземистого кресла. И, как назло, единственное окно закрывали плотные шторы. Темень - хоть глаз выколи.

- Господин жандарм, посветите, пожалуйста, - позвал я Эда и опустился на корточки. С показаниями сканера был полный порядок, но меня заинтересовал провод, уходивший от украшенной сложными узорами деревянной - натуральный дуб, между прочим! - рамы зеркала к розетке в стене. Вроде ничего необычного. Провод и провод. А как без него? Должен же с информационной сетью обмен данными происходить. Защитные заклинания энергией подпитываются опять-таки. Вон - серебром разлившиеся по раме алхимические руны едва заметно мерцают. Нет, с экранированием тут полный порядок, точно не наш клиент.
        Ладно, провод напоследок оставим, по вызовам - что? Вроде ничего необычного: анонимных адресатов нет, расхождений с базой системы безопасности тоже. Блин, давно уже пора зеркала запретить. Вот только по защищенности передачи данных они любой другой связи сто очков вперед дадут. Поэтому и оформляют до сих пор лицензии. За немалые ежегодные взносы, само собой.

- А что вас, собственно, интересует? - остановился у меня за спиной владелец квартиры, когда Эдуард включил фонарик, и резкое сияние разогнало тени по углам просторной комнаты.
        Надо же - моя отразившаяся в зеркале физиономия казалась еще бледнее, чем обычно. С недосыпу, не иначе.

- Вследствие неправильного подключения какого-то энергоемкого прибора в вашем доме произошло внештатное отключение… - нарочито скучающим голосом начал объяснять внимательно наблюдавший за моими действиями Артур.

- Вы это уже говорили! - перебил его неординар. - При чем здесь я? Разве не видно, что в моей квартире все в порядке?

- Видно, - подтвердил я, вновь внимательно рассматривая потертость на кабеле возле воткнутого в розетку штекера.

- Так чего тогда еще? - вспылил хозяин. - Если вас интересует это зеркало, то с его подключением полный порядок. У меня есть акт о приемке монтажных работ, выданный, между прочим, вашей организацией! Показать?

- Будьте любезны, - не стал отказываться Артур. - И остальные документы на зеркало тоже.

- Зачем это? - насторожился неординар.

- Простая формальность, - попытался успокоить его Станке.
        Пока хозяин квартиры искал документы, я продолжал задумчиво изучать злосчастный кабель. Странное дело: зеркало новехонькое, сам кабель тоже, а у вилки весьма заметная потертость, будто штекер постоянно из розетки выдергивают. Получается, зеркало часто отключают от сети? А зачем? Нет, это, конечно, не криминал - полностью заряженного экранирующего заклинания хватит надолго, но все же: зачем? Переносили на другое место? Или?..
        Я прикоснулся к мерцавшим серебром защитным символам - кончики пальцев весьма ощутимо укололо энергетическим разрядом, - а затем ногтями провел по боковине. Ощутил какую-то неровность, провел второй раз, и тут ногти ушли в глубокую щель, искусно замазанную не до конца подсохшим лаком. А вот это уже интересно!
        И слегка надавив, я почувствовал, как немного сдвинулась лицевая панель рамы. Вот оно как!

- Наш клиент, - поднявшись на ноги, вытер я налипший на ногти лак об оранжевую жилетку.

- Что? - обернулся ко мне с документами в руках хозяин квартиры, но в следующий миг Станке крутанул его обратно, впечатал лицом в стену и приставил к затылку неуловимым движением выхваченный из кобуры разрядник.

- Руки за спину! Быстро! - заорал командир группы, и подскочивший Эдуард защелкнул на запястьях неординара наручники.

- С чего взял? - подошел ко мне Лео.

- Верхняя панель с защитными символами съемная, - объяснил я. - Выключаешь из сети, снимаешь раму…

- Послушайте… - начал было хозяин квартиры.

- Замолкни! - еще сильнее вдавил его лицом в стену Артур. - Эд, вызывай алхимиков. И комиссара.

- Вы за это ответите! - прогундосил уткнувшийся носом в стену неординар. - Я буду жаловаться!

- Будешь, будешь, - усмехнулся Лео. - Никто не сомневается.

- Это какое-то недоразумение! Я сотрудник городской администрации!.. - начал извиваться хозяин квартиры, но Артур лишь усилил хватку левой руки, а разрядником легонько ткнул его под ребра. Подействовало.

- Слушай, Марк, - Лео присмотрелся к зеркалу и ухватился обеими руками за раму, - ты уверен, что здесь что-то не в порядке? Я ничего не вижу.

- Там сбоку, - объяснил я и предупредил: - Только не трогай.
        Но было уже поздно: Ройе неосторожно надавил, и лицевая часть рамы осталась у него в руке. Он попытался поставить ее обратно, и в этот момент из глубины зеркала в комнату выплеснулась тень. Фонарик в руке отошедшего к двери Эдуарда на мгновение мигнул, а когда его свет вновь разогнал подступившую со всех сторон тьму, откатившийся от зеркала Лео уже поднимался с пола. И хоть вид у него был весьма растрепанный, но все конечности оказались на своих местах. Неужели пронесло?

- Ты как, порядок? - скосил на него глаза Артур, продолжая удерживать чернокнижника.
        Теперь-то уж причастность хозяина к проведению запрещенных ритуалов не вызывала никаких сомнений.

- Порядок, порядок. Чудом не зацепило, - зажал виски ладонями побледневший красавчик.

- Куда ж ты вечно лезешь?! - с облегчением выругался Станке. - Допрыгаешься когда-нибудь!

- Да ладно тебе. - Лео хлопнул левой рукой по раме вновь ставшего самым что ни на есть обычным зеркала, и обручальное кольцо звонко клацнуло о наложенную на полированное дерево серебряную руну. - Обошлось же…

- Обошлось, - подтвердил странно прищурившийся Артур и, не меняя тона, скомандовал: - Марк, держи его!
        Тут только я сообразил, что обручальное кольцо Лео каким-то неведомым образом перекочевало с правой руки на левую, и, не теряя времени, прыгнул к Ройе.
        Зеркальный двойник Лео оказался к моему рывку готов и, легко уклонившись от направленного ему в голову кулака, врезал в ответ. В глазах мелькнули звезды; сгибаясь в три погибели, я отскочил, но демон оказался слишком быстр. Ухватив меня за руку, он вновь замахнулся и… рухнул на пол. Припечатавший его по затылку рукоятью разрядника Артур саданул второй раз и рявкнул на опешившего Эдуарда:

- Чернокнижника держи!
        Вроде бы отправленный в глубокий нокаут зеркальный двойник попытался откатиться в угол, но я сразу же врезал ему с ноги. Хорошо врезал. От души. Попал в висок, и демон опять растянулся на ковре.

- Живым! - зло глянул на меня Станке и достал собственную пару наручников.
        Все верно: если удастся спеленать демона живьем, то останется хоть какой-то шанс вызволить Лео из зазеркалья. Не собственными силами, конечно, но по такому поводу и комитетчиков побеспокоить можно. Да и в конторе экспертов хватает. Помогут. Если успеют.

- Хорошо, - глянув на командира, виновато пожал плечами я. - Понял.
        И вот этот наш обмен взглядами в итоге и решил дело. Что-то рвануло меня за лодыжку, и, перекувыркнувшись вверх тормашками, я спиной врезался в стоявший у противоположной стены шкаф. Артуру пришлось ничуть не легче: пропустив несколько стремительных ударов моментально оказавшегося на ногах демона, он ушел в глухую оборону. Удерживавший чернокнижника одной рукой Эдуард пальнул из разрядника, но промахнулся - выстрел впустую вышиб брызнувшее на улицу осколками стекла окно.
        Демон стремительно рванул к стрелку и почти без замаха пнул. Успевший второй раз выстрелить и вновь промахнуться Эд попытался поставить блок, но это заученное движение мало ему помогло: мощный удар сбил парня с ног, а вылетевший из руки разрядник покатился по ковру.
        Прыгнув за оружием, зеркальный двойник на миг утратил бдительность, и моментально оказавшийся рядом Артур со всего размаху опустил ему на загривок сцепленные руки. Тут уж и я подскочил и подножкой вновь отправил на пол «поплывшего» от удара по голове демона. Принявший эстафету Станке от души врезал ему по ребрам и сразу же метнулся к оставшемуся без присмотра хозяину квартиры.

- Стой! - заорал Артур, но было поздно.
        Побледневший, как мел, неординар прыгнул к зеркалу и, врезавшись плечом, опрокинул его на пол. Тонкое стекло брызнуло бесчисленными осколками, и в тот же миг корчившийся демон пошел трещинами и осыпался на ковер мелким хрустальным крошевом.

- Нет!..

- Я уничтожил демона! - с явственно различимыми истерическими нотками закричал неординар. - Я! Это будет учтено…

- Да ты! - Артур подхватил с пола оброненный разрядник. - Ты его убил!..

- Станке! - Появившийся в дверях комиссар моментально разобрался в случившемся. - Остынь! Опечатайте квартиру и немедленно спускайтесь к болиду. Сейчас сюда прибудет опергруппа Комитета Стабильности. И живее! Я жду внизу.

- Эд, на выход! - Ухватив побледневшего и съежившегося от страха хозяина квартиры за шиворот, Артур толкнул того к входной двери. Потом оглядел рассыпанные по полу хрустальные обломки, смешавшиеся с осколками зеркала, и отцепил с виска пластину магофона. - Марк, опечатай дверь.

- А обуться? - заикнулся неординар, на ногах которого были домашние тапочки.

- Пошел! - не особо сдерживаясь, толкнул его Станке и, убрав разрядник в кобуру, закинул в рот пару коричневых пластинок. Сморщился, разжевал и уже спокойней повторил приказ: - Пошел!
        Лично мне его грубость была вполне понятна - и у самого на душе кошки скребли. Но я-то Лео всего полгода знал, а вот Артур… Нельзя сейчас расслабляться, никак нельзя.
        Немного прихрамывавший после падения Эдуард покинул злополучную квартиру первым, следом вышел конвоируемый командиром чернокнижник.

- Держи, - сунул мне найденные в квартире ключи Артур, крепко державший подозреваемого за руку чуть повыше локтя.
        Захлопнув за собой входную дверь, я запер оба замка и вытащил из висевшей на плече сумки керамический кругляш, сплошь покрытый сложной вязью алхимических символов. Приложил к дверному полотну, до хруста надавил, и печать моментально прикипела к декоративному покрытию. Теперь несанкционированного проникновения можно не опасаться. Если кто и взломает дверь, сигнал сразу в Контору уйдет.
        Ах да! Последняя проверка! Выудив из кармана служебный жетон, я поднес его к печати и, уловив едва заметную вибрацию, окончательно успокоился. Все - как часы работает.
        Размеренные шаги вдруг сменились частым шлепаньем по ступенькам домашних тапочек, и тотчас по ушам ударил гул сработавшего разрядника. Швырнув сумку на пол, я бросился на звуки стрельбы, но все уже было кончено: дрожавший в руке взбежавшего вверх по ступенькам Эдуарда служебный фонарик выхватил из полумрака безжизненно уткнувшегося лицом в бетонный пол чернокнижника с развороченной выстрелом спиной.

- Попытка к бегству, - пряча оружие в кобуру, заявил Артур. - И на что только рассчитывал?
        Действительно - на что? И почему Станке его по-тихому не спеленал? И как отреагирует на случившееся руководство?
        Сплошные вопросы. И, боюсь, ответы на них вряд ли придутся мне по душе.


        Сергио
        Невысокий, крепкого сложения альбинос в светлой спортивной куртке, тренировочных штанах и легких кроссовках вышел из углового подъезда новостройки уже под вечер. Пару минут неординар оглядывал не до конца расчищенный от строительного мусора двор, потом, сбежав с крыльца, обогнул огороженную высоким забором соседнюю стройплощадку и уже без особой спешки направился к видневшейся неподалеку Окружной дороге.
        Внимательный наблюдатель, доведись ему оказаться поблизости, без всякого сомнения, заинтересовался бы бежавшей позади альбиноса тусклой тенью. И неспроста: отбрасывала темное пятно на асфальт лишь одежда, сам неординар для светившего через Пелену тусклого пятна солнца будто не существовал вовсе. Только вот этих самых внимательных наблюдателей странный альбинос интересовал меньше всего - все обитатели Фабрики прекрасно знали, к каким последствиям может привести некстати проявленное любопытство. Да и от неординаров простые горожане традиционно старались держаться подальше. Нет тени - и нет. Делов-то…
        Впрочем, на связанные с альбиносом странности не обращали внимания не только обыватели, но и следившие за порядком на улицах жандармы. И такое отношение к собственной персоне Сергио - а именно под этим именем знали крепыша его немногочисленные деловые партнеры - полностью устраивало.
        Несмотря на подступающие сумерки, так и не снявший черные очки неординар перебежал через Окружную дорогу, миновал бетонную проплешину телепорта с едва заметно мерцавшим воздухом над пентаграммой портала и свернул во дворы. Проскользнул в узенький проход между двумя стоявшими торец к торцу жилыми домами, перешел на бег, а когда глухие стены пятиэтажек остались позади, альбинос выскочил на просторную площадь, расположенную неподалеку от центра города. Сергио, впрочем, такой пространственный казус нисколько не смутил, и, внимательно оглядевшись по сторонам, он направился к неприметному двухэтажному зданию, отличавшемуся от соседних домов лишь островком брусчатки, продолжавшим упорно сопротивляться всеобщему нашествию асфальта.
        Над площадью прогудела высотная платформа, и запрокинувший голову неординар невольно поморщился, когда на глаза ему попалась выглядывавшая из-за соседних крыш верхушка «Руны», вокруг шпиля которой время от времени полыхали тусклые разряды молний.
        В раздражении мотнув головой, Сергио взбежал на крыльцо особняка, распахнул отделанную пластиком под дерево дверь и уверенно прошел внутрь. Бывать здесь раньше неординару не доводилось, но, прежде чем его нагнал выскочивший из служебного помещения охранник, альбинос успел подняться на второй этаж.

- Куда?! - Высокий парень в темном деловом костюме ухватил нежданного визитера за рукав, вздрогнул, когда указательный палец неординара несильно ткнул его в лоб прямо над переносицей, и, уже не замечая ничего вокруг, отправился обратно.
        Сергио же как ни в чем не бывало поспешил дальше, нашел нужную дверь и заглянул внутрь.

- Вы к кому? - Убиравший в портфель бумаги полноватый и невысокий неординар оторвал взгляд от стола и с удивлением уставился на альбиноса. - Это частная собственность!

- А разве кто-то это оспаривает, господин Фонц? - мягко улыбнулся Сергио и, без особого интереса оглядевшись по сторонам, уселся в гостевое кресло.

- Мы знакомы? - насторожился хозяин кабинета.

- Заочно. Меня зовут Сергио.

- Чем обязан? - Толстяк скосил глаза на тревожную кнопку, но, приняв во внимание странную уверенность визитера в себе, решил события не торопить.

- У меня к вам деловое предложение, - остановив взгляд на заставленном папками шкафу, ответил альбинос и закинул ногу на ногу.

- Мы не принимаем заказы от частных лиц…

- Я понимаю, что вести дела с Ложей Энтропии намного выгодней, - усмехнулся Сергио, - но, быть может, вы все же сделаете для меня исключение?

- Что вы себе позволяете?! - вскочил на ноги побагровевший Фонц. - Религиозные фанатики находятся вне закона! Моя фирма не поддерживает с ними никаких отношений!

- Заткнись, - спокойно обронил альбинос и снял очки. - Если я говорю, что ты ведешь дела с сектантами, значит, так оно и есть.

- Да, господин, - прохрипел толстяк и плюхнулся обратно в кресло, не в силах отвести взгляда от пустых глазниц неординара, в глубине которых мелькали отблески самого Хаоса.

- Уже лучше, - улыбнулся Сергио, но от этой улыбки хозяина кабинета и вовсе бросило в дрожь. - Мне нужно кольцо.

- Что? - непонимающе захлопал ресницами толстяк.

- Кольцо, - повторил приподнявшийся в кресле альбинос. - Переданное тебе на восстановление кольцо.

- Не понимаю, о чем вы… - сумев наконец отвести взгляд в сторону, пробормотал Фонц.

- Сплющенное кольцо с вырванным камнем, всего несколько граммов серебра. Точнее - некоего сплава на его основе, - проявил терпение неординар, решивший пока обойтись без рукоприкладства. - Думаю, кольцо уже восстановлено. С присущим вашим работникам мастерством…

- Мы не работаем с серебром, у нас нет лицензии, - отодвинулся как можно дальше от визитера покрывшийся испариной ювелир. - Это было бы противозаконно!

- А выпасть головой вниз на мостовую и сломать шею - глупо, - не обратил на заявление собеседника никакого внимания Сергио и демонстративно отвернулся к широкому окну. - Вы так не считаете?

- Это угроза? - нахмурился толстяк.

- Это вопрос. - Альбинос вновь нацепил на нос темные очки и улыбнулся: - Так глупо это или нет?

- Глупо, - невольно кивнул Фонц.

- Вот! А попытка вызвать охрану - еще намного, намного более глупый поступок. - Сергио поднялся из кресла и навис над рабочим столом хозяина кабинета. - Отдайте кольцо, и разойдемся по-хорошему.

- Зачем оно вам? - приложив руку к сердцу, прошептал ювелир. - Зачем?!

- Неужели простое восхищение Эриком Брассом - недостаточный мотив? - удивился альбинос. - Вы ведь даже возвели его в ранг святых?

- Я не имею к этому никакого отношения, - простонал Фонц. - Я просто взялся за денежную работу!

- Вот и замечательно. - И Сергио вытянул вперед правую руку. - Будьте добры, на указательный палец…
        Дверь распахнулась, в кабинет стремительно ворвались двое рослых охранников, вооруженных короткими резиновыми дубинками. Вот только промелькнувшее на лице ювелира облегчение тут же сменилось гримасой разочарования: помещение словно искривилось, и крутнувшийся на месте Сергио в один миг оказался за спинами у опешивших от неожиданности телохранителей. Раздался стук столкнувшихся голов, а потом альбинос спокойно прикрыл дверь и, перешагнув через тела отправленных в нокаут охранников, вернулся к столу.

- Вижу, вы решили пойти по стопам Брасса, - тяжело вздохнул он. - Его, если не ошибаюсь, взорвал религиозный фанатик? Ирония судьбы! Убийцу вашего святого тоже провозгласили святым, но уже иерархи Церкви Искупления! Уверены, что роль мученика - это для вас?

- Не надо! - Побледневший ювелир начал лихорадочно расстегивать воротник сорочки.
- Я отдам!

- И это правильно. - Сергио вытянул правую руку и повторил уже озвученную ранее просьбу: - На указательный палец…


        Как только за спиной альбиноса захлопнулась дверь, ювелир метнулся к завешенному плотной тканью зеркалу в углу кабинета, но вовремя вспомнил о валявшихся на полу охранниках и вернулся за стол. Пока пострадавших выносили в коридор, он, стиснув зубы, отрешенно наблюдал за происходящим, потом уже совершенно спокойно запер дверь, сдернул накидку и провел ладонью по украшенной серебристыми рунами раме.

- Что случилось? - Отражение толстяка расплылось в подернутое рябью пятно, поверх которой так и не проступило лицо ответившего на вызов неординара.

- У меня забрали кольцо!

- Кто? - Изображение собеседника ювелира на миг стало четче, но по зеркалу тут же вновь побежала рябь. - Почему ты его отдал?

- Почему?! - побагровел от возмущения Фонц. - Мне предложили на выбор: выпасть в окно или отдать кольцо! Какие могли быть варианты? И глаза… Если ты увидишь его глаза, сам отдашь последнюю рубаху… В этом чернокнижнике Хаоса больше, чем в десятке демонов!

- Я пришлю команду Агнесс. Расскажи ей все, что вспомнишь. Кольцо надо вернуть.

- Ерунда, - фыркнул ювелир. - Я во всем разобрался, сделать дубликат - не проблема. Придется повозиться со сплавом, но это лишь вопрос времени. К тому же без руны кольцо - просто кусок серебра, и только. А до руны никому не добраться. Ведь так?

- Будь уверен.

- Тогда важнее узнать, кто проболтался, что я работаю на Ложу! Надо найти трепача! Найти и удавить!

- Он не знал, что ты один из нас? - задумался невидимый собеседник.

- Уверен: нет!

- Успокойся и встречай Агнесс…


        Покинув особняк ювелира, Сергио спокойно пересек площадь, свернул на узенькую улочку и, спрятав руки в карманы куртки, зашагал дальше. Послушное его воле пространство оказалось перекроено за считаные минуты, и через несколько перекрестков альбинос оказался на широком бульваре в самом центре Старого города. Сбоку нависала громада «Сундука», но направлялся альбинос вовсе не в обиталище городской администрации, а в небольшую закусочную, на тротуаре перед которой прятались под тентом выставленные на улицу пластиковые столы и стулья.
        Мельком оглядев расположившуюся на открытом воздухе компанию, неординар прошел внутрь и остановился у входа. Посетителей оказалось на удивление много - свободные столики можно было пересчитать по пальцам одной руки. Вот тебе и будний вечер.

- Будете ужинать? - заметив замешательство посетителя, подошла к альбиносу молоденькая официантка.

- Меня должны ждать, - улыбнувшись, покачал головой Сергио и направился к столу, за которым пил кофе светловолосый ординар лет тридцати в отлично скроенном, но весьма поношенном деловом костюме. - Привет, Аарон. Выйдем на улицу?

- Поверь, от хрустящего на зубах песка и пыли вкус этого эрзац-кофе лучше не станет, - усмехнулся мужчина и щелкнул пальцем по чашке.
        Ни галстука, ни сорочки он не носил - из-под костюма выглядывала черная водолазка.

- Что-нибудь будете заказывать? - Вслед за новым посетителем подошла к столу официантка и приготовила пластиковый блокнотик и маркер.

- Нет. Пожалуй, нет, - отказался Сергио.

- А мне еще чашечку вашего замечательного кофе, - улыбнулся Аарон и, когда девушка отошла, пробурчал себе под нос: - Непонятно из чего приготовленного и жутко дорогого…

- Могли бы просто прогуляться…

- С тобой-то? - фыркнул ординар. - Вот с ней - запросто. А так лучше этой бурды выпью.

- Как скажешь. - Сергио выудил из внутреннего кармана куртки и передвинул к нему по столу пачку пластиковых банкнот.

- Как все прошло? - Аарон спрятал деньги, не пересчитывая.

- В лучшем виде, - усмехнулся альбинос и покрутил в воздухе правой кистью - пропоротый шипами на внутренней стороне массивного серебряного кольца указательный палец припух и немного почернел. - Вести с тобой дела - одно удовольствие.

- Приятно слышать, но… - тяжело вздохнул Аарон - не самый преуспевающий частный детектив, которому вовсе не хотелось терять денежного клиента из-за банальной гангрены, - врачу показаться не думаешь? У меня есть хороший знакомый в Госпитале.

- Ерунда, - отмахнулся от него неординар.

- Тогда перчатки купи, - посоветовал допивший кофе детектив и улыбнулся принесшей новую чашку официантке. - А то мало ли…

- Обязательно, - кивнул Сергио. - Что с кровью?

- Обратишься к Виктору Лиману, - Аарон достал из кармана визитку наркоклуба
«Форсаж». - Он все сделает, но во сколько это станет - даже не скажу.

- В таком деле на него можно положиться?

- Положиться на пиявку? - хохотнул детектив. - Нет, разумеется. Но если он не возьмется за твой заказ, то не возьмется никто.

- Понятно, - кивнул неординар. - О хирурге что-нибудь разузнал?

- Завтра, - покачал головой отхлебнувший слишком горячего кофе Аарон. - Мой источник сегодня был не в настроении. Семейная рутина бедолагу заела…

- К завтрашнему утру, надеюсь, он успокоится? - уловил непонятную иронию в словах детектива альбинос.

- Как обычно, - ухмыльнулся ординар и вздрогнул, когда неподалеку на улице громыхнул тугой хлопок взрыва, заставивший звякнуть окна закусочной. Сбитая со стола неловким движением чашка полетела на пол, и несколько капель кофе угодили детективу на штанину. - Да чтоб тебя!

- Пошли, - направился на выход Сергио; продолжавший вполголоса ругаться Аарон кинул на стол пару пластиковых банкнот и поспешил следом.
        Черный столб дыма поднимался в воздух в паре кварталов от закусочной, как раз напротив «Сундука». Присмотревшись, альбинос заметил раскуроченный болид, оторванный нос которого отбросило метров на сорок, и неторопливо зашагал по улице прочь от места инцидента. Веселившаяся же за открытыми столиками компания, напротив, вслед за остальными зеваками поспешила к башне. Впрочем, дежуривший неподалеку наряд жандармов совместно с охраной городской администрации худо-бедно перекрыл все выходы на площадь и теперь ожидал прибытия подкрепления.

- Религиозные фанатики, мать их! - буркнул себе под нос Аарон, на ходу пытавшийся промокнуть салфеткой забрызганную кофе брючину. - Давно перевешать этих выродков надо было!

- Это раздражение из-за пролитого кофе? Или твоя гражданская позиция?

- Не из-за кофе. - Детектив выкинул скомканную салфетку в урну. - Костюм после химчистки новее не становится, знаешь ли.

- Купи новый.

- Ты мне столько не платишь, - фыркнул Аарон.

- Да ну?

- С учетом налогов - нет.

- Не плати.

- Социальный статус надо поддерживать, - вздохнул частный детектив. - Оно того стоит. А оставшиеся после уплаты налогов крохи я спускаю на тотализаторе. И не смотри на меня так, азартные игры - извечная слабость разумного существа. Особенно если они запрещены законом. Как ты там в прошлый раз говорил: запретный плод сладок?

- Завтра здесь же? - искоса глянул на него Сергио.

- Подходи к двум, - ненадолго задумался ординар. - Да, пожалуй, к двум. Раньше точно не получится…
        ГЛАВА 2

        Марк
        Если выпить без закуски литр очищенной на четверых, то как минимум в голове зашумит, а мягкая расслабленность заставит позабыть про заботы и переживания. Непривычные же к подобным возлияниям запросто могут прилечь отдохнуть или, напротив, не удержаться и послать гонца за очередной порцией алкоголя.
        Нам же и вовсе не было никакой необходимости куда-либо бежать, благо официанты в
«Искре» - небольшом уютном заведении в Старом городе - всегда счастливы помочь вам увеличить сумму счета. Только вот алкоголь не брал. Вообще. Будто и не очищенную по рюмкам разливаем, а обычную водопроводную воду пьем. Глотку дерет - а толку ноль.
        Так что, помянув Лео двумя бутылками, мы решили от дальнейших заказов воздержаться. Все одно не в коня корм.

- Пойду позвоню, - с тяжелым вздохом поднялся из-за стола осунувшийся Артур и направился к стоявшей у бара кабинке магофона. - Ненавижу…

- Куда это он? - ходивший освежиться в туалет Эдуард удивленно уставился вслед командиру и грузно плюхнулся на стул.

- Лео домой звонить, - объяснил Ян, который баюкал в руках полупустую рюмку. Очищенную, надо сказать, наш водитель пил оригинально - не залпом, а мелкими глотками, будто дорогой коктейль. - Вот уж кому не позавидуешь…

- Жене? - ничего не понял Эд. - Не позавидуешь, в смысле?

- Артуру, - допил очищенную Ян. - И без того тошно…

- И не говори, - кивнул я и откинулся на спинку стула.
        В голове было на удивление ясно-ясно. Ни в одном глазу. Что пил - что не пил. И от этого становилось только хуже. Мысли-то… мысли никуда не денешь. Ведь обернись все немного по-другому…

- Эх, мать, теперь все кишки вымотают, - будто специально продолжил накручивать нас водитель. - В тот раз месяц отписывались…

- Ну сейчас-то ты не при делах, - осторожно прикоснулся к здоровенному синяку на левой скуле Эдуард.

- Как сказать, как сказать, - ссутулился Ян.

- Да как ни скажи - тебя в квартире не было, - тяжело вздохнул я и поморщился от боли в спине. То ли отбили, то ли мышцу потянул.

- Вот! - ткнул в потолок указательным пальцем как-то очень уж незаметно захмелевший Ян. - А почему?

- Да какая разница? - фыркнул я и повернулся к возвращавшемуся командиру: - Ну как?
        Заметно побледневший Станке только махнул рукой, уселся за стол и вылил из графинчика остатки очищенной себе в рюмку. Глубоко вздохнул, выпил и спрятал лицо в ладонях:

- Могло быть и хуже…

- По тебе не скажешь, - хлопнул Ян командира по плечу. - Краше на «Плантацию» отвозят.

- Хуже - запросто, - отмахнулся Артур и окликнул меня: - Марк, куда собрался?

- Подруге позвоню, - покачнувшись, поднялся на ноги я. - Предупрежу, что не приду сегодня.

- Давай, - одобрил мою идею Станке. - Один черт в Управлении ночевать придется.

- Зачем еще? - удивился Эдуард.

- За надом, - не стал ничего объяснять командир. - Думаешь одним рапортом отделаться? Это вряд ли…
        Ничуть в этом не сомневаясь, я направился к барной стойке, за которой сейчас расположились всего два посетителя: изрядно раздобревший жандармский капитан и поджарый светловолосый ординар в явно дорогом, но весьма поношенном деловом костюме. В остальном зале оживления тоже не наблюдалось, и тем не менее кабинка с магофоном оказалась занята. Постояв с минуту у запертой двери, я в сердцах выругался и вернулся к бару. Уселся на высокий стул, в ответ на вопросительный взгляд бармена молча покачал головой и облокотился на стойку.
        В очередной раз наполнив жандарму и его собеседнику рюмки, бармен прибавил громкость висевшего на стене чаровизора и принялся протирать полотенцем свежевымытую посуду.

- …информации, пробой Пелены произошел сегодня утром. Благодаря своевременным действиям спецподразделений Гвардии район прорыва был локализован, и в настоящее время его санация уже завершена. В городской администрации отказались назвать точное число погибших, однако можно предположить, что количество пострадавших невелико. Значительно больший общественный резонанс вызвало очередное распыление боевых серебросодержащих веществ над густонаселенными жилыми массивами. - Студия за спиной диктора сменилась видом главного корпуса Госпиталя. - По официальным данным, с начала года по этой причине уже погибло семнадцать горожан и еще семьдесят восемь обратились за медицинской помощью. Несмотря на протесты активистов «Легиона» - старейшей организации, объединяющей лиц с повышенной чувствительностью к серебру, - командование Гвардии при возникновении кризисных ситуаций намерено и в дальнейшем использовать весь имеющийся в распоряжении вооруженных сил арсенал средств поражения. В частности, руководитель пресс- службы Гвардии полковник Роберт Грин в интервью нашему корреспонденту (на экране появилось изображение
полковника) отметил следующее:

- Не стоит забывать, что лица с подвижными биопараметрами не единственные жители города, и при проведении спецопераций Гвардия в первую очередь руководствуется интересами глобальной безопасности. Все наши действия и впредь будут направлены на минимизацию жертв среди горожан вне зависимости от их социального и генетического статуса.

- В то же время многие эксперты отмечают, - продолжил диктор, - что командованию Гвардии придется пойти на уступки в этом вопросе, поскольку к протестам ортодоксов из «Легиона» в скором времени может присоединиться другое объединение лиц с повышенной чувствительностью к серебру - «Братья по крови». Напоминаем, данный общественный союз создан неординарами, обладающими исключительно латентными способностями к изменению биопараметров, значительная часть которых проходит службу в различных силовых структурах, в том числе и спецподразделениях Гвардии.
        Я только усмехнулся: пойдут они на уступки, держи карман шире. Без серебра так лихо зачистки проводить уже не получится. А командование Гвардии прекрасно понимает, что стоит пару раз облажаться, и деятели из Комитета Стабильности или городской администрации их в один момент с потрохами схарчат. А оборотни… да ничего они своими протестами не добьются. И запрет на свободное обращение серебра и изделий из него вовсе не из-за перевертышей ввели. Кто бы об этом что себе ни думал.
        В это время кабинку магофона покинул молодой ординар, и я поспешил занять его место. Светильник под потолком едва мерцал, матовое стекло двери тоже особой прозрачностью не отличалось, и двадцатизначный номер пришлось набирать чуть ли не на ощупь. Сканер магофона холодом уколол левое веко, и, поморщившись от неприятного ощущения, я приложил к аппарату ладонь.
        В голове зашумело, на миг почудилось, будто из тесной кабинки перенесся в огромную аудиторию с высоченными потолками. Со всех сторон послышались едва различимые шепотки, по затылку словно провели призрачной ладонью, а вот виски заломила вполне себе реальная боль. Да уж, перетрудился сегодня. А ведь еще не вечер…

- Привет, Лисенок, - первым поздоровался я, когда эхо чужих мыслей смолкло и магофон наконец отыскал вызываемого мной абонента. - Можешь разговаривать?

- Что-то случилось? - Прозвучавший в голове голос показался немного взволнованным.
        Все верно - слишком рано для звонка. Интересно, где она сейчас - в «Руне»? Должно быть. И, скорее всего, на занятиях, а значит, эхо чужих мыслей могло вовсе не почудиться. Надо бы покороче…

- Заморочки на работе, - я постарался ответить как можно спокойней. - Даже не знаю, когда сегодня получится вырваться. Не теряй.

- Ты пил? - Да уж, не стоило и надеяться провести ясновидящую. Дурацкая была затея…

- Это следствие, а не причина. - Я решил пока ничего не объяснять. - Извини, надо бежать. Целую.
        В голове вновь заворочалась боль, и связь оборвалась еще раньше, чем я убрал ладонь с аппарата. На небольшом экране высветилась сумма, подлежащая списанию с лицевого счета, но деньги сейчас волновали меня меньше всего. Слишком уж паршиво себя чувствую. Да и сердце не на месте…
        Когда вернулся к столу, парни уже сворачивались: Артур расплачивался по счету наличными, Ян и Эд осматривались в поисках забытых вещей.

- Сколько с меня? - поинтересовался я у командира.

- Все потом, - отмахнулся тот.

- Говорил же, не надо было болид в Управлении оставлять. - Ян на всякий случай заглянул под стол и направился на выход.

- Чтоб ты через залитые шары нас всех угробил? - подтолкнул меня вслед за водителем Станке. - Ничего, пешочком прогуляемся…

- Куда сейчас? - уточнил я у него.

- В Управление вызывают, - объяснил Артур. - Не иначе из Комитета комиссия прибыла…

- Зачем еще? - удивился я и сразу же понял, что сморозил глупость.
        Нет, гибель при исполнении оперативника действительно расследовалась бы дисциплинарной коллегией Службы Контроля, а вот застреленный в ходе операции чернокнижник…

- Да все за тем же. - По выражению моего лица Артур понял, что в объяснениях нет необходимости. - Пошли…


        На улице накрапывал мелкий противный дождик. Скорее, просто морось висела. И от ее серой пелены на душе стало еще пакостней. Не радует даже, что пыль прибило: если зарядили дожди, такая погода может запросто и пару недель простоять. Тоска…
        Перепрыгнув через успевшую скопиться на тротуаре лужу, я поднял воротник куртки и прибавил шагу. Станке уже пересек пустынную дорогу, но к залитому бетоном кругу телепорта сворачивать не стал. К спуску в подземку, у которого выстроилась жиденькая очередь ординаров, тоже. Оно и понятно - до Управления всего три квартала пройти. Хоть немного освежимся по дороге.

- Артур, а что спрашивать будут? - повернулся к командиру с каждой минутой все заметней нервничавший Эдуард.
        Его модная коротенькая курточка от непогоды защищала плохо, и нахохлившийся парень откровенно мерз.

- Да что только не будут, - тяжело усмехнулся Станке. - Что в голову придет, то и спросят.

- Вообще все?

- Абсолютно, - кивнул Артур, скользнув взглядом по кучковавшимся в переулке молодым ординарам. - И что бы ни спросили - советую отвечать чистую правду. Что ешь, что пьешь, с кем спишь. И все такое прочее…

- Обалдеть… - скис Эд.

- Первое дознание, что ли? - хохотнул Ян. - Поздравляю! Ну да на этой собачьей работе скоро привыкнешь.

- Очень надо, - фыркнул парень. - Слушай, Марк, а ты чего такой спокойный?

- Я не спокойный, я отлить хочу, - переступив через опломбированный канализационный люк, ответил я чистую правду.

- А если серьезно? - отчего-то решил, что это шутка, Эдуард. - Не страшно?

- Страшно.

- Ты ж не в первый раз? - удивился Ян. - Артур говорил…

- Не в первый, - не чувствуя особой радости, усмехнулся я. - Поэтому и страшно…

- Расскажешь? - сразу же вцепился в меня Эдуард.

- После впечатлениями делиться будете, - обернулся к нам Артур, успевший по дороге нацепить на висок диск магофона. - Времени в обрез…

- Вот куда-куда, а туда никогда не поздно, - вполголоса проворчал я и указал на мрачную коробку здания Конторы на той стороне перекрестка. - Пришли уже…

- Живее, говорю, - поторопил нас Станке и выудил из кармана начатую пачку ароматических пластинок. - Берите, а то будете еще перегаром дышать…

- Да прям, - возмутился Ян, но пластинку все же взял.
        Мы с Эдуардом тоже отказываться не стали. И в самом деле - нечего лишний раз нарываться. Нам и так есть за что по самое «не балуйся» вставить.
        Старое здание Службы Контроля пользовалось у окрестных обитателей крайне неоднозначной репутацией. С одной стороны - хоть злобные оперативники никого и не хватали на улицах, а из подвалов не доносились жуткие крики пытаемых во время допросов бедолаг, местные жители традиционно служащих Конторы побаивались. С другой стороны - ровно такое же отношение складывалось и у жуликов всех мастей, и на окрестных улочках было куда спокойней, чем в тех районах, где за поддержание порядка целиком и полностью отвечали замотанные службой жандармы. Даже пиявки - нелегальные скупщики крови, - и те обходили стороной прилегающие к нашему зданию кварталы.
        Само же здание ничем примечательным на фоне соседних строений не выделялось. Пять этажей, серые стены, пологая крыша с наглухо задраенными чердачными окошками. На всех этажах - ровные ряды освещенных оконных проемов, скрывавших происходящее внутри за вечно опущенными жалюзи. И вот ведь какое дело - ни мне, ни знакомым оперативникам никогда не доводилось бывать в рабочих помещениях с выходившими на улицу окнами. Всегда либо окна во двор, либо и вовсе глухие стены в кабинетах.
        Попасть в Контору, кстати, тоже можно было исключительно через внутренний дворик. Так что сначала мы миновали карауливших ворота контролеров, потом предъявили документы на проходной и только после этого очутились в полутемном холле, где нас уже дожидался стоявший у окна комиссар. Без неизменного плаща, в потертом сером костюме, он казался даже худее и выше, чем обычно.

- Спускайтесь, вас уже ждут, - не выказал своего раздражения нашим опозданием неординар. - Нулевой этаж, четвертая приемная.

- Понятно. - Артур подошел к комиссару и махнул нам рукой: - Идите, сейчас догоню…

- Слушай, Марк, - оглянувшись, потихоньку поинтересовался у меня Эдуард. - Если такое серьезное дознание, почему нас сразу друг от друга не изолировали?

- С неординарами так бы и поступили, - предположил я. - А нашему брату дознаватель мозги наизнанку без особого труда вывернет. Сам все расскажешь…

- Вот ведь!.. - вновь загрустил парень.

- Да чего ты переживаешь? - икнул спускавшийся по лестнице первым Ян. - Ну объявят выговор за неосторожность. Так и то не тебе, а Артуру. Со стажера какой спрос? Успокойся.
        Вот именно - успокойся. Мне бы тоже взять себя в руки не мешало. А то аж поджилки трясутся. И ведь действовал строго по уставу, а все равно не по себе. Да и как не нервничать, если одной-единственной записи в личном деле хватит, чтобы отправить меня обратно в Управление экологической безопасности или вовсе разорвать контракт. И это в лучшем случае…
        Да, вины за собой никакой не чувствую, но кто из нас чист как стеклышко? У любого есть секреты - безобидные и не очень. Каждому есть что скрывать. И никогда не знаешь, насколько глубоко решит копнуть дознаватель. А уж если попадешь под кампанию и окажешься козлом отпущения для назидания остальным…

- Тебе хорошо говорить, - не сдержавшись, неожиданно для самого себя зло буркнул я, вытащил из кармана пузырек и закинул в рот сразу три таблетки «валиорола». - Ты-то простым допросом отделаешься…

- Перестаньте! - приказал догнавший нас Артур. - Вы бы еще на глазах у дознавателей отношения выяснять стали…
        В четвертой приемной, которую в обиходе сотрудники Конторы называли просто
«ноль-четыре», скучал согнавший со своего места дежурного офицера заместитель начальника управления Роберт Боос. Сильно располневший после ухода с оперативной работы здоровяк тяжело поднялся из глубокого кресла, хмуро нас оглядел, но устраивать разнос не стал. Да никакой необходимости в словах уже и не было. По его недовольному виду сразу становилось ясно, что за выволочкой дело не станет. А сейчас Боос просто толкнул через стол журнал регистрации и толстым, похожим на сардельку пальцем катнул ручку.

- Всех одновременно? - удивился Артур, первым расписавшийся за ознакомление с правилами проведения дознания.

- Не ожидал? - сверху вниз глянул на него Боос. - Допрыгался…

- За что расписываемся-то? - не сумев разобрать нечитаемый в принципе почерк Роберта, поинтересовался Эдуард.

- За ознакомление с правилами поведения на дознании и предупреждение об ответственности за дачу ложных показаний. - Заместитель начальника управления выдернул у Яна потертый журнал. - Ты-то куда лезешь? В сто второй давай.

- Вызовут? - уточнил Станке.

- Ждите.

- Какие правила-то хоть? - уселся на стул для посетителей Эдуард. - Я ж в первый раз…

- Не думай громко, - то ли в шутку, то ли на полном серьезе посоветовал Боос и, вытолкнув перед собой Яна, вышел в коридор.


        Когда за спиной тихонько защелкнулся замок, сразу нестерпимо захотелось вздохнуть полной грудью - облицованные серебристой плиткой низкий потолок и глухие, без единого окна стены будто физически давили со всех сторон. Стянув куртку, я повесил ее на спинку стоявшего в центре комнатушки стула. А потом сделал то, что наверняка проделывали все мои предшественники, - уселся на стул и ладонью прикрыл глаза от нестерпимо яркого светильника под потолком.
        Здесь просто слишком душно. Слишком душно, жарко и тесно.
        Все понятно и объяснимо - но убедить себя в этом не получалось. Скрипнув зубами от бессильной злобы - нашли подопытного кролика! - я поднялся на ноги и несколько раз прошелся от одной стены к другой. Голова моментально закружилась, пришлось усесться обратно. Неужели что-то в воздух добавляют? Да нет - элементарная нехватка кислорода. Плюс ударная доза успокоительного. Зря три таблетки за раз принял, зря. Но, с другой стороны, в такой ситуации лучше переборщить, чем потом всю оставшуюся жизнь жалеть, что дознаватель на твоих эмоциях, будто натянутых струнах, сыграл.
        Закусив губу, я прогнал затопивший голову дурман и попробовал объективно оценить свое положение. Бывало и хуже, конечно, но и сейчас на кону ставки немаленькие стоят. А стало быть, надо взять себя в руки и успокоиться. Нечего психовать - нервные клетки даже алхимики не восстановят.
        Я припомнил, как первый раз загремел в жандармский участок лет в четырнадцать, и невольно улыбнулся. Нервов сгорело - просто жуть. Потом привык. А как не привыкнуть? Если ты молодой парень и живешь аккурат между Старым городом и Фабрикой, то даже безобидная вечерняя прогулка запросто может закончиться в Лазоревке - жандармском участке на перекрестке Лазурной и Восточного луча. Традиционное ж место для разборок между фабричной шпаной и молодняком из Старого города. Да, веселое времечко было…
        Успокоительным накрыло как-то очень уж резко, но черный омут, в глубине которого неспешно скользили медлительные рыбины не имевших никакого значения воспоминаний, моментально развеялся, когда со спины потянуло свежим воздухом. Дверь комнаты для допросов тут же прикрыли, и вновь стало невыносимо душно. Впрочем, терпеть осталось недолго. Вряд ли следователь станет работать в таких условиях.
        Так оно и оказалось: стоило дознавателю зайти в комнату, через незаметные вентиляционные отверстия, скрытые где-то у самого пола, начал струиться обжигающий холодом воздух.

- Добрый вечер, - поздоровался со мной совсем молодой парень, вытащил из кармана пару присосок и с силой приложил их к стене. Секрет этих манипуляций оказался прост - на один из крючков он за ручку повесил дипломат, на второй накинул петельку темного плаща. Стриженный наголо следователь головного убора не носил, и мне удалось разглядеть охватывавший его голову обод, состоявший из одинаковых прямоугольников матового металла.

- Вечер добрый. - Я с натугой сглотнул вязкую слюну и сел ровнее.
        Телепат. Не какой-нибудь эмпат, а прошедший полный курс обучения мыслечтец. Таких даже в Комитете раз-два и обчелся - слишком уж этот дар редок. Да и дар ли это? Некоторые не без основания относили его к проклятиям.
        Каково это - постоянно слышать мысли окружающих тебя разумных существ? Ни на минуту, ни на секунду не оставаться наедине с собой? Чувствовать, как рвутся в голову чужие эмоции, страхи, желания? Слишком громкие, слишком настырные, постоянно окружающие тебя облаком поднятой ветром пыли. Как не сойти с ума и сохранить ясность рассудка?
        Тем, в ком дар ясновидения проявлялся слишком рано и спонтанно, помочь уже ничем не могли. Либо операция и клеймо ординара на всю оставшуюся жизнь, либо более гуманное, как казалось многим в этой ситуации, усыпление. Остальных ждали годы одиночества в надежно экранированных подвалах Дома провидцев, изнуряющие тренинги и постоянный, не ослабевающий даже во сне самоконтроль. Отсеянные коротали свой век - недолгий и безрадостный, - горстями поедая снотворное и алхимические препараты, гасившие превратившийся в проклятие дар. А остальных… остальных ждала лишь иллюзия нормального существования - жизни вечного одиночки, в котором давно перегорели все чувства и эмоции. Недаром в Корпусе Надзора ходила шутка о том, что работающие на «Плантации» зомби куда более приятные собеседники, нежели телепаты.

- Август Яр, старший дознаватель следственного управления Комитета Стабильности, - по полной форме представился худощавый неординар, поправляя очки с толстыми линзами.
        Чем-то он походил на музыканта - тонкие длинные пальцы, легкие, будто танцующие движения. И лишь замершее фарфоровой маской лицо с острым прямым носом не совсем вписывалось в нарисованную воображением картину.

- Марк Лом. Служба Контроля, Управление активных операций, стажер, - не стал отмалчиваться я.
        Дознаватель кивнул и приложил подушечки больших пальцев к сенсорам дипломата. Едва слышно щелкнули замки, висевший на крючке дипломат, распахнувшись, превратился в подобие откидного столика.

- В соответствии с установленным порядком проведения дознания должен предупредить о том, что показания будут зафиксированы автоматическим регистратором. - Яр переключил какой-то тумблер, и из распахнутого нутра дипломата медленно вылетел хрустальный шар размером с кулак. Поднявшись сантиметров на десять, алхимический прибор медленно закружился вокруг своей оси, и на его гранях засверкали отблески пишущих лучей.

- Понятно, - кивнул я.

- Вот и замечательно. - Парень вынул из дипломата два металлических кругляша и протянул мне. - Приложите к вискам.
        Я выполнил его распоряжение, и намертво прилипшие датчики регистратора обожгли холодом кожу. Все, теперь точно головная боль на несколько дней обеспечена.
        Тем временем вновь отвернувшийся к дипломату дознаватель закончил какие-то хитрые манипуляции с аппаратурой, убрал в футляр очки и поднял руки к затылку. Изящные пальцы ловко подцепили две соседние пластинки из обхватившего голову обруча и осторожно оторвали от моментально покрывшейся капельками крови кожи. По всей видимости, процедура эта была для Августа делом привычным - очень споро он попарно снял все остальные алхимические блокираторы, сложил их в дипломат и аккуратно вытер кровь специальной тряпочкой. К моему удивлению, глубокие царапины моментально затянулись, и теперь о них напоминала лишь полоса слегка покрасневшей кожи.

- Ну что ж, приступим… - медленно обернулся Яр и потер костяшками пальцев красные из-за полопавшихся сосудов глаза. - Как, говорите, вас зовут? - И, поймав мой недоуменный взгляд, пояснил: - Теперь уже для протокола…

- Марк Лом, Служба Контроля, Управление активных операций, стажер, - повторил я, настороженно наблюдая за происходящими с дознавателем метаморфозами.
        Плечи распрямились, походка стала упругой и энергичной, и теперь тихий очкарик превратился в ограниченного слишком тесной для него клеткой хищника. Даже мимика стала совершенно иной. Да уж, такому палец в рот не клади…

- Замечательно. - Манипуляции дознавателя с тумблерами регистратора больше напоминали игру пианиста. - Прибор пока прогревается, так что, если не возражаете, для начала побеседуем об отстраненных вещах. Не против?

- Ничуть, - покачал головой я, понимая, что время требуется не столько прибору, сколько самому телепату. Вон как его корежит. Сразу видно, не часто удается дар на волю отпустить. - О погоде поговорим или как?

- Погода ни к черту. И этим тема исчерпана, - рассмеялся следователь. У меня, впрочем, в искренности его эмоций возникли определенные сомнения. - А зрение я не исправляю, потому что прекрасно вижу, когда могу использовать свой дар. Нет, нет,
- поспешил уточнить Яр, - ваши мысли я пока не читал. Просто всех отчего-то в первую очередь интересуют именно мои очки.

- Пользуетесь органами чувств окружающих? - невольно поежился я.

- При необходимости, - заложил руки за спину шагавший от одной стены к другой комитетчик. - Но вообще обычно в этом нужды не возникает: миопия является побочным эффектом воздействия блокираторов. Вы имеете представление о телепатическом общении?

- В общих чертах… - пробурчал я и вдруг обратил внимание, что в комнате стало как-то очень уж прохладно. Если так пойдет и дальше - придется надевать куртку. Это дознавателю в теплом пиджаке включенный на полную катушку кондиционер нипочем, а мне в одной футболке лихо придется.

- Ах да! - сделал вид, будто только что припомнил, Август. - Ваша подруга! Четвертый курс кафедры ясновидения? Уникальный случай, уникальный. Чтобы дар проявился так поздно… У нее ведь в роду не было неординаров?

- Разве в моем досье это не отражено? - улыбнулся я и начал подниматься с уже порядком опостылевшего стула.

- Нет-нет. Не вставайте, пожалуйста, - остановил меня дознаватель. - Не стоит затруднять работу регистратора.

- Как скажете. - Я со вздохом опустился обратно.

- Будьте так любезны, - успокоился Август Яр. - На чем мы остановились? Ах да! Знаете, в досье это есть. Но мы ведь с вами просто беседуем, не так ли?

- Беседуем, - волей-неволей мне пришлось принять навязанные правила игры. - В родне у нее одаренных не было, а вот отчим - неординар.

- Он-то и обнаружил дар? - прищурился дознаватель. - Повезло. А где отчим вашей подруги работает?

- В городской администрации, - просветил я следователя и, чувствуя, что от меня ждут продолжения, добавил: - Он начальник отдела развития Девятого департамента.

- И женился на простой официантке… - поджал губы Август. - Любовь, любовь, ты правишь миром…

- Именно, - кивнул я и накинул на плечи стянутую со спинки стула куртку.

- Ну да мы сейчас не об этом, - решил сменить тему дознаватель. - Как вы попали в Службу Контроля?

- Это уже для протокола? - уточнил я, прекрасно понимая, что за пустой болтовней скрывается нечто куда более серьезное. Не исключено, что именно в этот момент улыбчивый телепат копается у меня в голове. Хотя нет - скорее он еще только подыскивает отмычки к чужому сознанию. Если просто вломиться в мой мозг, кому-то из нас точно не поздоровится.

- Нет, пока еще нет, - улыбнулся Август, и что-то в его улыбке подсказало, что не стоит думать так громко.

- Я перешел в Управление экологической безопасности Службы Контроля из Корпуса Надзора. Понадобились профильные специалисты, - успокаивая дыхание, ответил я.
        Беседа начала напоминать игру в шахматы, но если противник видел все выставленные на доску фигуры, мне приходилось довольствоваться лишь своими. Все верно - на его стороне дар, который вот-вот вскроет мой разум, как остро заточенный нож распарывает крышку консервной банки.

- Служили на «Плантации»?

- Да.

- Вот что странно, - вновь заходил от одной стены к другой Август Яр. Мельтешение перед глазами жутко раздражало, к тому же пропала возможность следить за выражением лица собеседника, - вы ведь обучались в Академии? Причем по профильному направлению. Плюс прекрасная физическая форма. Подавали надежды… И вдруг - не доучившись, поступили в Корпус Надзора. Не самый лучший выбор для честолюбивого юноши.

- Я…

- Вы никогда не задумывались, - не дал договорить мне дознаватель, - что неординар с вашими данными давно бы уже дослужился до командира оперативной группы?

- Не задумывался, - твердо заявил я.

- Надо же! - удивился телепат и потер подбородок. - А ведь ваши одаренные ровесники…

- Каждому свое. - Мне не понравилось направление, в котором начала развиваться беседа, и захотелось как можно скорее закрыть эту тему. - Большинство неординаров слишком зависят от своего дара. Я в этом плане - не столь ограничен.

- Что ж, такая точка зрения имеет право на существование, - улыбаясь, скрестил на груди руки дознаватель и глянул на меня в упор. И взгляд его покрасневших из-за полопавшихся сосудов глаз не предвещал ничего хорошего. - И все же, почему вы покинули Академию?

- Это так важно? - заранее зная ответ, тем не менее уточнил я.
        Если раньше казалось, что дознаватель просто провоцирует меня и отыскивает болевые точки, то теперь появилось ощущение, что у беседы вырисовывается второе дно. И выключенный регистратор - лишь отвлекающий маневр.

- Нет, - не стал настаивать на своем Август и вместо этого уточнил: - А вот причина, по которой вас отчислили из Академии, представляет определенный интерес.

- За драку, - дыхнул на озябшие пальцы я. - Никаких скелетов в шкафу, я вылетел из Академии за обычную драку.

- Расскажите, - тут же вцепился в меня дознаватель.

- Да чего там рассказывать? - поморщился я и тут же взял себя в руки. Досадно, конечно, что меня как раскрытую книгу читают, но ведь не в морской бой игра идет. Было у телепата время и досье изучить, и вопросы заготовить. - Надавал по морде одному гаду, у того оказались связи…

- Вы раздробили ему гортань, сломали два ребра, а после этого выкинули в окно третьего этажа, - холодно заметил следователь. - От «Плантации» вас спасло лишь то, что потерпевший забрал свое заявление из Жандармерии.

- Ну вот, вы и сами все прекрасно знаете, - откинувшись на спинку стула, я запрокинул голову и уставился в потолок.

- Вы действительно подавали большие надежды, - с некоторой долей сожаления вздохнул Август Яр. - За считаные секунды вырубить оборотня… О! Прошу прощения за свое неполиткорректное высказывание, - дознаватель внимательно заглянул мне в глаза, - лицо с подвижными биопараметрами. Согласно показаниям очевидцев, его друзья даже не успели среагировать, не так ли?

- Так.

- Потрясающе, - всплеснул руками телепат, который давно уже казался старше своих лет. И дело было даже не в залегших вокруг глаз морщинах - просто появилось ощущение, что за фарфоровой мальчишеской маской прячется умудренный жизнью старик.
- Но мне лично в этой ситуации непонятны два момента…

- Какие именно?

- Что послужило причиной драки? - Дознаватель обошел стул по кругу и вновь остановился у дипломата с регистратором. - В жандармском протоколе об этом нет ни слова.

- Уже и не помню. Честно говоря, в тот вечер выпил лишнего… - прикрыв рот рукой, зевнул я.

- Выпили лишнего вы уже после того, как выкинули бедолагу в окно, - заявил Август, сразу же раскусивший мою уловку. Именно что раскусивший - ни из личного дела, ни из протокола узнать об этом телепат не мог. - Он приставал к вашей девушке?

- Какой второй момент вам непонятен? - не стал ни подтверждать, ни опровергать это утверждение я.
        Если так пойдет и дальше, дознаватель выпотрошит меня еще до того, как прогреется регистратор.

- Вас отчислили из Академии по личному обращению одного из руководителей
«Легиона», - ослабил ворот сорочки, казалось, вовсе не замечавший холода следователь. - А через неделю приняли в Корпус Надзора… Так понимаю, без вмешательства отчима вашей подруги тогда не обошлось?

- Вероятно, так оно и было.

- Что ж, теперь все понятно, - улыбнулся Август Яр. - Выходит, вы обзавелись личным ангелом-хранителем. Вас не смущает то, что он неординар?

- Кто? - Я хмуро глянул на телепата, понимая, что меня обыграли по всем статьям. - Если вы об ангеле-хранителе, то от этого попахивает ересью и мракобесием…

- Я об отчиме вашей подруги, - ничуть не обеспокоился из-за моего намека дознаватель.

- А почему меня должно беспокоить то, что он неординар?

- Одну минуту. - Август Яр обернулся к дипломату и включил регистратор. - При вашем отношении к неординарам…

- Каком отношении?

- Вы их недолюбливаете. Вам кажется, что из-за дара им позволено слишком многое. Вы считаете, что одаренность позволяет обходить закон, - припечатал меня дознаватель. - Так?

- Нет, не так, - покачал я головой и процитировал комиссара, курировавшего нашу группу: - От каждого по одаренности, каждому по труду. Кто больше может, с того больше и спрашивают.

- И против «Легиона» вы, получается, ничего не имеете? - пропустил Август Яр мой пассаж мимо ушей.

- Я не одобряю их идеологию. И считаю неприемлемыми их методы и цели, - не стал кривить душой я и, не дав сказать ни слова уже открывшему рот дознавателю, продолжил: - Вот против «Братьев по крови» и «Ассоциации метаморфов» действительно ничего не имею.

- Ясно, - кивнул о чем-то задумавшийся следователь. - А в Службу Контроля вы с какой целью перешли?

- Я…

- Верю. Нет, действительно верю… - перебив меня, вновь кивнул Август. - Извините, дурацкая привычка - бывает, вырывается, когда заранее знаешь, что собирается произнести собеседник… Так вот, разумеется, вы пошли в Службу Контроля защищать закон и порядок. Но должны быть и другие причины, не так ли?..

- Ну…

- Стабильность? - заложив руки за спину, задумался телепат. - Скорее уж ее иллюзия. И сегодняшний день тому доказательство. Что еще?

- Неплохой заработок. Для меня это немаловажно.

- Да, платят в Конторе неплохо, - согласился дознаватель. - Но в том же Энергоконтроле или Пожарной охране ненамного меньше. Не так ли?

- Плюс социальный пакет, - прекрасно понимая, что именно это от меня и хотят услышать, не стал тянуть резину я.

- А! - обрадовался Август. - Социальные гарантии… Очередная иллюзия - на сей раз неприкосновенности и избранности. Конечно, где еще ординар может почувствовать себя ровней одаренному…

- Вы к чему это сейчас? - очень спокойно поинтересовался я, впервые за все время разговора почувствовав легкое давление позади глаз. Началось?

- Так, мысли вслух, - никак не откомментировал свое замечание болезненно поморщившийся следователь. - Какие медицинские препараты сегодня принимали?

- «Блокаду» и еще что-то, не помню аббревиатуру. Можете у комиссара уточнить… - умолчал я о трех таблетках «валиорола».

- Не важно, - помассировал виски телепат. - При каких обстоятельствах погиб ваш сослуживец Лео Ройе?

- Мы проводили проверку… - ничуть не удивившись неожиданной смене темы - как-никак именно для этого здесь и нахожусь, - начал рассказ я.
        И, в отличие от предыдущего разговора, теперь дознаватель слушал и не перебивал. Просто смотрел. Не моргал. И, казалось, даже не дышал. От пронзительного взгляда на затылке зашевелились волосы, в голове зашумело, и, несмотря на стоявший в комнате холод, меня вдруг пробил горячий пот.

- Ройе можно было спасти? - наконец хрустнул пальцами отлипший от стены телепат.
        Сейчас он уже совсем не походил на растрепанного парнишку, заявившегося сюда какой-то час назад. Лицо осунулось, зрачки неестественно расширились, из вновь открывшихся порезов на голове выступили капельки крови.

- Да. - Я вытер со лба пот и зажмурился от заломившей виски боли. - Мы нейтрализовали двойника, и, если бы зеркало осталось целым…

- Зеркало разбил хозяин квартиры? - очень медленно и как-то неуверенно подошел к продолжавшему вести запись регистратору побледневший Август.

- Да.

- Получается, именно в результате его действий погиб Ройе?

- Не думаю, что ему могло быть предъявлено такое обвинение…

- Меня не интересует юридическая сторона дела, - хрипло выдохнул дознаватель. - Меня интересует ваше личное мнение по этому вопросу.

- Виновен, - помимо собственной воли кивнул я. Да, этот ответ так и крутился на языке, но вот выкладывать его, не подумав… Неспроста это…

- Согласно заключению алхимической лаборатории, ваш служебный магофон был поврежден при прорыве Хаоса незадолго до рассматриваемого нами инцидента. Так? - Движения телепата стали еще более резкими, но вместо плавной грации хищника теперь они больше напоминали ломаные и отрывистые жесты принявшего дозу алхимической дури наркомана.

- Да.

- Именно поэтому во время обысков вы были без магофона?

- Да. Никто не возит с собой запасной…

- Но вообще наличие активированного магофона в такой ситуации - обязательно?

- Да, - не понимая, к чему эти расспросы, нахмурился я и зажал лицо в ладонях: от переносицы к темечку протянулась раскаленная нить. Почти сразу же полегчало, и будто со стороны до меня донесся собственный голос: - По уставу все оперативники Службы Контроля, за исключением неординаров, во время проведения операций второго класса и выше обязаны своевременно активировать служебный магофон.

- Благодарю, устав я и сам знаю, - на мгновение закрыл глаза задумавшийся Август Яр. - К какому классу относилась ваша операция?

- Первоначально ко второму…

- Значит, магофоны должны были быть активированы у всех оперативников?

- Кроме меня. Возможны исключения…

- Кроме вас, - задумался следователь и тут же ткнул пальцем мне в грудь: - У командира группы магофон был исправен?

- Да.

- А когда он его снял?

- Представления не имею. Это у него спросить надо… - не задумываясь, ответил я, и тут перед глазами как наяву всплыла картинка: стоявший посреди хрустального крошева Артур отцепляет с виска пластинку магофона.

- Вы что-то хотите добавить? - отвернувшись к помаргивавшему зеленоватыми бликами шару регистратора, уточнил будто спиной почувствовавший мое замешательство дознаватель.

- Станке снял магофон в квартире, - помимо собственной воли просветил я Августа.

- Перед конвоированием подозреваемого?

- Да. Операция ведь, по сути, была завершена.

- Это обычная практика?

- Когда как… - замялся я и начал яростно растирать ладонями замерзшие уши. - Руководством не приветствуется, но уставом не запрещено.

- Понятно, - не стал настаивать на конкретном ответе следователь. - При каких обстоятельствах был застрелен Максимилиан Брют?

- Кто, простите? - удивился я, услышав незнакомое имя.

- Подозреваемый.

- А! При попытке к бегству.

- Его застрелил Артур Станке?

- Да.

- Вы видели, как это произошло?
        Вопросы сыпались из дознавателя один за другим, и у меня не оставалось времени, чтобы обдумать ответы. Да и желания думать уже особо не было. Скорей бы только отстреляться.

- Нет, - на миг запнувшись, ответил я. - Нет, этого я не видел.

- Как такое может быть? - сразу же вцепился в меня следователь.

- Артур приказал запереть дверь и, пока я ставил малую охранную печать…

- Лестница от двери не просматривается? - непонятно зачем уточнил Август Яр.

- Там карман, к тому же я стоял спиной, - пожал я плечами и спрятал вконец окоченевшие ладони в карманы куртки. - А можно что-нибудь с кондиционерами сделать? Холод несусветный.

- Мы уже заканчиваем, - проигнорировал мою просьбу, казалось, не замечавший пощипывавшего кожу мороза телепат. - Вам не показалось странным, что подозреваемый попытался сбежать, хотя впереди него спускался сотрудник Службы Контроля?

- Нет, - фыркнул я. - Учитывая, что ему светило…

- А если серьезно?

- Он мог попытаться наброситься на Эдуарда, он мог выпрыгнуть в окно на лестничной площадке…

- С четвертого этажа? - не принял мои предположения всерьез отошедший в угол дознаватель.

- Были прецеденты…

- Но вы этого не видели? - в который уже раз уточнил телепат.

- Нет.

- И не видели, как Станке застрелил подозреваемого?

- Нет.

- А вот ваш коллега видел, - подошел вплотную и навис надо мной казавшийся теперь отнюдь не хлипким парень. - И он утверждает, что это было преднамеренное убийство.

- Чушь собачья, - покачал я головой. - Я ничего не видел, но прекрасно слышал, как чернокнижник бросился бежать.

- Нет, не чушь, - хищно улыбнулся телепат. - Станке намеренно толкнул подозреваемого, а когда тот невольно проскочил несколько ступенек, выстрелил в спину.

- Бред.

- Хотите ознакомиться с показаниями Эдуарда Шина? - отступил к дипломату дознаватель.

- Нет, не хочу, - отказался я. - Показания Эдуарда - это показания Эдуарда. Я ничего такого не видел.

- Вы настаиваете на невиновности вашего командира?

- Я настаиваю на том, что не мог видеть инцидента. А характер шагов подозреваемого полностью соответствует рассказу Станке. К тому же Эдуард не стал бы покрывать правонарушение подобного рода. Несомненно, он бы незамедлительно поставил в известность о своих подозрениях курирующего группу комиссара.

- А мне кажется, вы просто не говорите всей правды. И очень вероятно, на почве неприязненного отношения к неординарам, - явно решил проверить мою реакцию на такое обвинение следователь. - Что же касается вашего юного коллеги, то без посторонней помощи он не мог сложить увиденные краем глаза обрывки в единое целое.

- Стоп, одну минуту, - выставил я перед собой руки с раскрытыми ладонями. - Но ведь у Эдуарда был активирован магофон! Насколько архивные записи соответствуют его воспоминаниям? Мало ли чего ему привиделось в темноте?

- К сожалению, записываются лишь намеренные действия, - развеял мои надежды Август. - Мысли и фиксируемая органами чувств информация аппаратными методами не контролируются.

- Ясно, - начиная понимать, что вляпался в очень нехорошую историю, растерянно кивнул я. - Но если у вас есть какие-то подозрения, почему просто не допросить Артура? Думаю, специалисты вашего профиля легко докопаются до истины?

- Некоторые алхимические препараты имеют ряд недокументированных побочных эффектов, - в упор уставился на меня телепат. - Как, например, у принятого вами
«валиорола». Поэтому придется работать с тем, что есть…

- Не могу сказать, что меня это радует, - пробормотал я.

- Ну так что? - чуть ли не в открытую предложил мне сделку дознаватель. - Вы продолжаете утверждать, что ничего не видели?

- Да, - глянув на фиксировавший наш разговор регистратор, твердо заявил я, вовсе не ощущая прозвучавшей в голосе уверенности. Паскудно было на душе. Паскудно и страшно. Могут ведь и меня прицепом подтянуть. Недаром дознаватель цепочку о предвзятом отношении к неординарам выстраивал.
        И что делать? Артур мне не сват и не брат, но вот так его сдать? А если это просто проверка на вшивость? Рассказ о показаниях Эдуарда запросто может блефом оказаться.
        Хотя… Ничуть не удивлюсь, если Станке действительно решил за Лео поквитаться. Один к одному все сходится. И ведь никто бы не всполошился, окажись на месте чернокнижника ординар. А тут устроили… Или специально под Артура копают?
        Да ну и пусть копают! Моя совесть чиста! Я ничего не видел! Замучаются доказывать обратное. А совру - комитетчики от меня уже не отстанут. Всю жизнь у них на крючке буду. Не хотелось бы. Очень…

- Советую не сопротивляться, - неожиданно ухватил меня за подбородок телепат и заставил встретиться с ним взглядом. Попытка освободиться ни к чему не привела - тело обмякло, будто после убойной дозы успокоительного.
        От пронзительного взгляда почерневших глаз в переносицу словно ввернули сверло, и тут же голову заволок мрак беспамятства. Чужая воля скальпелем рассекла оказавшуюся беззащитной память, и в следующий миг я вновь очутился в том самом злополучном коридоре.


        Я спускался первым, и стоявшая в подъезде темень порядком действовала на нервы. Сзади напряженно сопел чернокнижник, поначалу это выбивало из колеи, но тяжесть изготовленного к стрельбе разрядника прогнала смутное ощущение какой-то неправильности происходящего.
        Остановившись на лестничной площадке, я осветил фонариком темный пролет и, убедившись, что Артур с подозреваемым спускаются следом, пошел дальше. Шаг, второй, теперь сразу через две ступени. И вдруг периферийное зрение выхватило из полумрака какое-то резкое движение наверху.
        Что за дела?
        Станке толчком в спину отправил чернокнижника скакать по ступенькам, а в следующий миг вспышка разрядника пронзила мрак и на мгновенье высветила рукав форменного лилового кителя, невесть как оказавшегося на мне.
        На мне?!


        Сквозь кирпичные стены подъезда вдруг начала проступать отделанная белой керамической плиткой камера. Сознание раздвоилось, и теперь я словно существовал в двух разных реальностях одновременно. В одной - продолжал тупо смотреть на развороченную энергетическим импульсом спину чернокнижника. В другой - со всех сил подался назад и вместе с вцепившимся в меня дознавателем начал медленно заваливаться на пол. Прижимая подбородок к груди, почувствовал удар затылком о холодный пол, но тут белые стены вновь сменил полумрак уже знакомого подъезда.
- Держи, - сунул мне найденные в квартире ключи Артур, крепко державший подозреваемого за руку чуть повыше локтя.
        Захлопнув за собой входную дверь, я запер оба замка и вытащил из висевшей на плече сумки керамический кругляш, сплошь покрытый сложной вязью алхимических символов. Приложил к дверному полотну, до хруста надавил, и печать моментально прикипела к декоративному покрытию. Теперь несанкционированного проникновения можно не опасаться. Если кто и взломает дверь, сигнал сразу в контору уйдет.
        Уже выудив из кармана служебный жетон, я решил не тратить время на проверку охранного амулета и поспешил вслед за командиром. Выскочил из небольшого карманчика на лестничную площадку и… и именно в этот момент сильно толкнувший чернокнижника Артур выхватил разрядник…
- Вы видели, как перед выстрелом Станке толкнул подозреваемого в спину? - спросил лежавший рядом со мной на холодном полу камеры телепат. От лоска преуспевающего неординара не осталось и следа, да и лет ему будто десятка два накинули. Глаза глубоко запали, из левого уха тянулась тоненькая струйка крови.
        Разжав вцепившиеся мне в рукав пальцы, я медленно встал с обжигавшего холодом кафеля и осторожно ощупал набухшую на затылке шишку.

- Ну? - оперся о стену дознаватель, вслед за мной поднявшись на ноги.
        Я вновь промолчал, не зная, что ответить. В моей памяти накладывались друг на друга два разных воспоминания. И от того, задержался ли я проверить охранную печать, зависело слишком многое.
        Видел ли я, как Станке толкнул подозреваемого? Или нет?
        Задержался у двери? Или поспешил вслед за командиром?
        Откуда-то возникла совершенно иррациональная уверенность, что стоит уступить чужой воле, и реальное воспоминание развеется, словно дым. Я даже никогда не вспомню, что меня использовали. Всего одно слово - и чистая совесть, перспективы карьерного роста, а возможно, и предложение от Комитета о дальнейшем сотрудничестве.
        Так к чему эти дурацкие сомнения?

- Я ничего не видел, - с трудом выдавливая из себя слова, ответил я. - Ничего…


        Сергио
        Новые перчатки жали. Казавшиеся столь удобными поначалу, уже за пару часов они успели Сергио просто осточертеть, и, вернувшись домой, он первым делом стянул их и швырнул на пол. Потом прошел в комнату и, задернув плотную штору, прямо в одежде завалился на неразложенный диван.
        Дело было не в перчатках. Дело было в нем самом. Без особых проблем добытое кольцо все сильнее и сильнее врезалось в палец, и теперь почернела вся фаланга целиком. То, что немного рассосалась опухоль, - радовать не могло. Слишком уж неприятными и необычными были новые ощущения.
        Боль. Сергио не привык чувствовать боль.
        С силой сжав правую руку в кулак, альбинос удовлетворенно хмыкнул, когда из-под проколовших кожу серебряных шипов не выступило ни капли крови.
        А значит - время пока еще было. Не так много, как хотелось, но, если все пойдет по плану… Если…
        Отогнав ненужные сейчас сомнения, Сергио переоделся, вернулся на диван и незаметно для себя вновь начал прокручивать в голове возможные варианты развития событий.
        Возьмутся ли пиявки выполнить столь необычный заказ? Сможет ли Аарон выйти на достаточно квалифицированного хирурга? И окажется ли у того нужный материал? Как вообще пройдет операция?..
        Впрочем, здравый смысл вскоре восторжествовал, и Сергио вполне резонно решил, что нет никакой необходимости забивать себе голову всякой ерундой. Вместо этого альбинос убрал темные очки на стоявшую у дивана тумбочку и закрыл глаза. Какое-то время отрешиться от окружающей действительности ему мешала боль в опухшем пальце, но вскоре проговариваемая раз за разом мантра растворила реальность во тьме, и неординар провалился в забытье.


        Огненный меч, от жара которого горела плоть и плавились кости обхватившей рукоять руки.
        Четыре всадника, оставляющие после себя лишь тлен и безвременье.
        Семь серебряных шипов вонзающихся в небо башен.
        Сшибающиеся в смертельной схватке армии.
        Хохочущая женщина, из кубка в руке которой расплескивалась то ли кровь, то ли рубиновое вино.
        Рубиновое?..
        Именно так - ограниченная всеми оттенками серого реальность рухнула, и Сергио увлек за собой водоворот немыслимых цветов. Обрывков чужих мыслей. Странных желаний и совершенно точно не принадлежавших ему воспоминаний. Воспоминаний, которых просто не могло быть…


        Очнувшись, альбинос со стоном скатился с дивана на раскачивающийся пол и кое-как поднялся на ноги. Окружающее пространство беспрестанно искривлялось, и попасть в дверной проем оказалось вовсе не столь легкой, как обычно, задачей. Жар от горевшей огнем правой кисти распространился по всему телу, но это вовсе не пугало. Нет, Сергио прекрасно знал, что следует делать. Не впервой…
        Путь на кухню выпал из памяти неординара совершенно. Все, что отложилось, - ходившие ходуном стены да поражающий своей бесконечностью коридор. Наугад схватив один из лежавших на столешнице ножей, альбинос побрел обратно, чувствуя, как рвется наружу чуждая телу энергия. Каждый шаг давался с трудом, и, лишь распахнув дверь ванной, Сергио позволил себе расслабиться.
        Немного. Совсем чуть-чуть.
        А потом острием заточенного, словно бритва, ножа пропорол левое запястье; на кафель брызнула казавшаяся в темноте черной кровь - и тут же полыхнуло жадно лизавшее кожу пламя. Попавшие на керамическую плитку капли немедленно истаяли, а из раны продолжила бить струя почти бесцветного огня.
        Дождавшись, пока от переполнявшей его энергии перестанет кипеть кровь, Сергио провел ладонью по рассеченному запястью, и рана моментально затянулась. Вот и все…
        С облегчением вытерев со лба пот, альбинос опустился на корточки и, прислонившись к стене, пробежал кончиками пальцев по вплавленной в центр керамической плитки серебряной руне. Руку свело от разряда экранирующего заклинания, но неординар только улыбнулся. Волны переполнявшей помещение энергии накатывали со всех сторон, и он чувствовал, как уходит усталость, отступает дурное настроение, развеиваются сомнения и страхи.
        Стряхнув с себя оцепенение, Сергио легко поднялся на ноги и, выскользнув в коридор, плотно прикрыл дверь, экранированную ничуть не хуже, чем стены ванной комнаты. Там хорошо - но сейчас не время. Позже, немного позже…


        На встречу с частным детективом Сергио почти не опоздал, но встретивший его недовольной гримасой Аарон сразу же рассчитался и, нахлобучив на голову шляпу, вышел из кафе.

- Ты же не любишь пешие прогулки? - решил отложить на время разговоры о делах альбинос.
        Покинув квартиру, неординару вновь пришлось надеть перчатки, и этот факт его изрядно раздражал.

- Терпеть не могу. - Аарон придержал рукой шляпу и отвернулся от сильного порыва встречного ветра. - В старину думали, что конец света - это когда огненный дождь с неба. Черта с два! Пыль и песок. Пыль и песок!

- Смотрю, тебя на философствования потянуло? - несколько удивленно хмыкнул неординар.

- Мне не нравится, как это дело пахнет, вот и нервничаю, - признался детектив. - Странные вопросы, непонятные намеки. Слухи. Дурные предчувствия. Чертежи эти еще…

- В общем, ты опять встал не с той ноги, - кивнул Сергио.

- С левой. Специально заметил - сегодня я встал с левой ноги, - улыбнулся Аарон и огляделся по сторонам.
        С бульвара они уже свернули и очутились на безымянной узенькой улочке. Впереди замаячили светящиеся колонны, отмечавшие вход в подземку, но случайных прохожих поблизости не было.

- Это что-то значит?

- Обычно я встаю с правой, - пожал плечами детектив. - Больше ничего.

- Хирурга нашел?

- Некто Ив Сибель, - поежился под порывом прохладного ветра Аарон. - Начинал хирургом в Госпитале, потом заведовал отделением, погорел на подпольных операциях. Сейчас держит тату-салон на Плантации. Перекресток Складской и Транзитной.
«Сломанный паук».

- Хороший мастер?

- Говорят, исключительный. - Ординар неторопливо зашагал к входу в подземку. - Такие заклинания в татуировки зашивает, что молодняк с Фабрики к нему в очередь выстраивается.

- Татуировки - это замечательно, но меня интересует несколько иной аспект его профессиональной деятельности, - напомнил альбинос.

- Основной доход ему приносят заказы потрошителей, - не стал тянуть с объяснением своего выбора детектив. - Часть материала он с «Плантации» по личным каналам получает, часть ему эти выродки поставляют.

- На чем специализируется?

- На том, за что заплатят, - скривился Аарон. - Разбор на запчасти, нелегальные имплантации, пересадка органов. Свежевырезанных и замороженных. Есть информация - с самыми сложными операциями потрошители к нему обращаются.

- С таким послужным списком и на свободе?

- Отделу, который собрал досье, сам по себе Сибель не интересен, надеются выйти на более крупную рыбу, - вздохнул детектив. - К тому же всем понятно, что стоит дать делу ход, и хирурга больше никто никогда не увидит. Слишком многое ему известно.

- Были прецеденты? - Альбинос незаметно передал ординару пачку банкнот.

- Неоднократно, - кивнул тот и невольно сунул руку к висевшему в плечевой кобуре разряднику, когда летевший на огромной скорости болид резко снизил высоту и завис над землей неподалеку от входа в подземку.
        Выпрыгнувшая на асфальт парочка в длинных черных плащах без особой суеты прошлась вдоль очереди, проверяя колдовские метки ординаров. Наконец, удовлетворившись увиденным, они подхватили под руки обмершего мужчину лет сорока и поволокли его к болиду.

- Нет! - Полноватый ординар неожиданно резко рванулся назад и едва не освободился.
- Это ошибка!

- Именем закона, единого для всех!
        Вокруг вскинутой ладони одного из колдунов разгорелось голубоватое сияние, мигнула в ответ колдовская метка на левом веке ординара, и обмякшего мужчину легко закинули в болид.

- А вот и пример совершенно легального изъятия крови, - кивнул скривившийся Аарон.
- И после этого ты еще думаешь, что я напрасно плачу повышенный налог?

- Вероятно, им его кровь нужнее, - пожал плечами Сергио. - Возможно, эта жертва позволит сдержать Хаос еще на день. Или на два.

- Издеваешься? - Ординар повнимательней присмотрелся к собеседнику. - Издеваешься…

- Вроде того, - не стал спорить альбинос. - Все еще собираешься воспользоваться подземкой?

- Именно так.

- Купи магофон.

- Ты мне столько не платишь.

- Неужели? Ах да - налоги…


        До располагавшегося в Порту наркоклуба Сергио добрался минут за пять. Прошел пару кварталов, несколько раз свернул на соседние улочки, и один из переулков вывел его на широкий бульвар, в дальнем конце которого маячила высоченная стена, ограничивающая припортовую территорию. Сегодня такие переходы альбиносу давались несколько сложнее, чем обычно - сказывалась потерянная ночью энергия, - и потому он немного запыхался. Впрочем, дыхание быстро восстановилось, а что до энергии, то потери окупятся сторицей, и окупятся очень и очень скоро.
        Мельком оглядев серую коробку нужного ему здания, альбинос поднялся на крыльцо и распахнул дверь.

- Только для ординаров, - перегородил ему путь скрестивший на груди руки вышибала.

- К Виктору Лиману по частному вопросу, - помахал у него перед лицом зажатой меж пальцев визиткой Сергио.

- Через черный ход, - не сдвинулся с места здоровяк, на фоне которого и сам крепкого сложения альбинос смотрелся ребенком.
        Неординар пристально глянул парню в глаза, но спорить не стал и, сбежав по ступенькам, направился по узенькому проходу на задний двор наркоклуба. Там его ждали: невысокий живчик в каком-то очень уж пестром наряде оттер в сторону массивного охранника, внимательно изучил визитку и пригласил внутрь. Проводив гостя на второй этаж, он предупредительно распахнул перед ним дверь кабинета, но сам вслед за неординаром заходить не стал.

- Чем обязан? - уставился на посетителя развалившийся в кресле за рабочим столом тучный мужчина лет сорока пяти.
        В кабинете он оказался не один - по обе стороны входной двери замерли два телохранителя. И эти невзрачные на первый взгляд парни произвели на альбиноса куда большее впечатление, нежели охрана внизу.

- Мне нужна кровь. - Без приглашения усевшись в придвинутое к столу кресло, закинул ногу на ногу Сергио.

- Вот так, значит? - хрюкнул Лиман. - А позвольте поинтересоваться, кто именно навел вас на мысль обратиться со столь странной просьбой ко мне?

- Не думаю, что в этом есть необходимость, - усмехнулся в ответ легонько покачавший головой альбинос. - Вряд ли бы вы уделили мне свое драгоценное время без должной рекомендации.

- Может быть, и так, - пожевал полные губы Виктор и тяжело вздохнул. - Может быть…

- Именно так и никак иначе, - отрезал Сергио. - Давайте уже не будем тратить время на пустую болтовню? Или все еще сомневаетесь, стоит ли вести со мной дела?

- Мне будет весьма затруднительно отклонить ваше предложение, - буркнул толстяк. - Только вот, как обычно, все упирается в цену вопроса.

- Несомненно, - не стал спорить с этим утверждением альбинос.

- А раз так, какая кровь и в каком количестве вам нужна? Группа, резус, возраст и пол донора. Это обязательные параметры. Знак Зодиака и прочие пожелания на ваше усмотрение.

- Пожелание одно, - подался вперед Сергио, - в крови должен быть Хаос. И не важно, кто станет донором: одержимый, порченый или чернокнижник. Оставляю это на ваше усмотрение.

- Какой требуется объем? - пытаясь скрыть замешательство, уточнил Виктор Лиман, явно пораженный необычным заказом. Порченая кровь?! Хотя если клиент платит…

- Не менее пяти литров. Да - пяти литров будет достаточно, больше смысла нет.

- Озвучьте цену вопроса, будьте так любезны, - нахмурился пиявка.
        Заказ ему не нравился, но, когда речь идет о больших деньгах, «нравится» и «не нравится» - всего лишь пустое сотрясение воздуха. Все будет решать та самая «цена вопроса». Тем более что Виктор уже прикинул, где можно искомое раздобыть.

- Вас интересует, как много я могу позволить себе на это потратить? - усмехнулся альбинос. - Столько, сколько это стоит. Не больше, но и не меньше.

- Два с половиной миллиона, - быстро просчитав в уме возможные издержки, Виктор изрядно увеличил полученную цифру, решив посмотреть на реакцию странного заказчика. - Аванс не менее миллиона.

- Вы считаете, я вот так запросто могу сунуть руку в карман и вытащить миллион? - поморщился Сергио.

- Приходите, когда сможете это сделать, - с довольной улыбкой откинулся на кресло Лиман.
        Все же браться за это дело ему определенно не хотелось. Для выполнения заказа пришлось бы обращаться к браконьерам, а работать с этими уродами, даже несмотря на взаимную выгоду, в последнее время стало откровенно в тягость.

- Договорились, - поднялся на ноги альбинос и шагнул к столу. - Остался последний вопрос. Сроки.

- Как только, так сразу, - хохотнул довольный собой Виктор.

- Так дела не делаются, - улыбнулся в ответ неординар, и пиявке пришло в голову, что с этим непонятным типом лучше не шутить. - Так вот - у вас есть неделя. Неделя и ни днем больше.

- Но… - нахмурился недовольный столь жесткими условиями Лиман.

- Цена ваша, сроки мои, - не пошел на уступки Сергио, расстегнул спортивную куртку и выложил из внутреннего кармана на стол две пачки новеньких банкнот. - Запомните - кровь нужна через неделю…

- Договорились… - Виктор ошеломленно уставился на лежавшие перед ним деньги, машинально взял одну из пачек, согнул и кинул обратно. Нет, ему не показалось - и в самом деле в центре каждой банкноты мягко светилась единица и четыре ноля.

- И еще. - Альбинос выпрямился и снял черные очки. - Если у вас что-то сорвется, я буду очень, очень разочарован…


        Через несколько минут, когда Вик Лиман немного успокоился и опрокинул в себя пятьдесят граммов горькой, он решил не только подрядить на выполнение заказа кого-нибудь из наиболее вменяемых браконьеров, но и отправить за Ограду собственную команду. На всякий случай. Плескавшийся в пустых глазницах альбиноса первородный Хаос лучше всяких угроз убедил его, что разочаровать странного заказчика будет большой и непременно фатальной ошибкой.
        А вот если дело выгорит… Если дело выгорит…
        Лиман закрыл глаза и начал прикидывать, кому еще может понадобиться порченая кровь. Сомнений в ценности столь специфичного товара не было не малейших: недаром этот жуткий тип готов выложить за него баснословную цену - по полмиллиона за литр…
        ГЛАВА 3

        Марк
        Десантный транспорт не самое комфортабельное средство передвижения. Особенно если этот транспорт давным-давно отлетал заложенный изготовителями ресурс и отрывается от земли лишь запредельными усилиями гвардейских технарей.
        Тусклое мерцание то и дело отключавшихся светильников. Ощутимо отдающий вонью алхимических реактивов воздух. Тугие ремни непривычных сидений. И тряска, тряска, тряска…
        От постоянной вибрации минут через пятнадцать после взлета начала невыносимо раскалываться голова, и, плюнув на данное самому себе слово, я проглотил таблетку успокоительного. Вот только помог до сего дня безотказно действовавший «валиорол», мягко скажем, не очень. Ну да и глупо на него как на панацею от всех бед рассчитывать. Ладно, голова, как известно, не пятая точка - переживу как-нибудь.
        А что до состояния транспорта - тоже ничего страшного. За гвардейцами раньше тяги к самоубийствам замечено не было. Раз выпустили из ангара - значит, уверены, что долетит. Да и не это меня сейчас в первую очередь беспокоило. Совсем не это…

- Нервничаешь? - поинтересовался сидевший у противоположного борта Артур Станке, который прекрасно видел мои манипуляции с пузырьком «валиорола».

- Поздно уже… нервничать, - не вполне откровенно ответил я. - Голова болит.

- Душно здесь. - Мой бывший командир оглядел полутемное нутро пустого десантного транспорта.

- Фильтры давно поменять пора. - Чихать хотелось страшно, но приходилось через силу терпеть: любое резкое движение отдавалось острой болью в голове.

- Жалеешь?

- По поводу? - не понял вопроса я.

- Ну Неженку, поди, никто такую вонь нюхать не заставляет, - усмехнулся Артур. - А тебе теперь сколько до конца контракта, лет десять в Гвардии лямку тянуть? Потом, может, в Жандармерию переведут. А может, и подчистую спишут.

- Каждому - свое. У меня совесть по крайней мере чиста.

- И что тебе с того?

- Мне? Ничего. Вот только Эдик теперь всю оставшуюся жизнь на крючке у комитетчиков будет, - парировал я, хотя, будь мне известно, чем все закончится, сохранить эту самую кристальную честность оказалось бы несказанно сложней. Видать, слишком долго комиссары на Станке зуб точили, раз и меня на Ограду за компанию с ним законопатили.

- Да не врал он на следствии, - вяло махнул рукой Артур. - Все искренне, до последнего слова…

- Как так? - удивился я. - Не мог же он и в самом деле видеть?..

- Дознаватель с ним качественно поработал, - объяснил Станке. - Вытряхнул из памяти все услышанные звуки, краем глаза замеченные тени. Что-то отфильтровал, что-то усилил - вот в итоге и получил нужный результат. С тобой ведь тоже что-то подобное проделать пытались?

- Пытались, - признал я. - Мне только непонятно, почему сразу за тебя не взялись. Тебя бы раскололи, с нами возиться не пришлось.

- Не так просто в чужую голову залезть, не так просто, - улыбнулся Артур. - Я ведь видел - дознаватель ничуть не краше тебя после допроса был. А у меня в голове, поверь, не в пример больше всякой гадости за годы службы накопилось. Телепату в такое лезть - проще сразу койку в приюте для умалишенных бронировать.

- Ясно. - Я ничем не выказал своих сомнений. Когда память пороховой погреб напоминает - оно, может, для телепата и неприятно. А вот когда подследственный по самую макушку «тобурегом» и очищенной заправился - тогда и вовсе просто караул. И не надо лапшу на уши вешать, прекрасно помню, какие таблетки на квартире у чернокнижника Станке принимал. Это не моему успокоительному чета. - Одно не пойму: почему нас сразу в Корпус Надзора не сослали?

- На «Плантации» работка хоть и не сахар, да только на Ограде тоже веселого мало. А смертность при всем при том куда выше, - пожал плечами мой бывший командир. - Вот было бы чистосердечное, тогда да - тогда в знак доброй воли в Корпус Надзора. Без права перевода. По мне уж лучше в Гвардию.

- Аналогично, - согласился я.
        Действительно - лучше. Хлебнул я этого Корпуса, до сих пор вспоминать тошно.
        А ведь еще вчера никто и предположить не мог, что все так похабно закончится. Слишком уж гладко рассмотрение нашего дела прошло. Эдуард, конечно, свинью подложил, заявив, будто Артур намеренно задержанного в спину толкнул, но… Но особого впечатления на тройку комиссаров его откровения не произвели: я честно признался в том, что ничего не видел, а Станке совершенно спокойно уверил присутствующих в собственной невиновности. И комиссия это проглотила. Но что им еще оставалось? Вот если бы к показаниям Эдуарда добавился мой голос… А так только дополнительную экспертизу назначать. Экспертизу, которая наверняка закончилась бы помешательством Станке и сильнейшим расстройством психики работавшего с его памятью телепата.
        Впрочем, настоящая причина такой покладистости выяснилась немного позже - когда посовещавшиеся промеж собой комиссары огласили вердикт по делу. И хоть про намеренное убийство в нем не было ни единого слова, но для расформирования группы оказалось достаточно и гибели Лео. Эдуарда отправили на переподготовку, отхватившего неполное служебное соответствие Станке простым инспектором откомандировали в Гвардию. А меня… Меня отправили вместе с ним. И перевод из стажеров в инспекторы в этой ситуации выглядел откровенным издевательством.

- И все же - не жалеешь? - не оставил меня в покое Артур.

- А сам как? - Я ухватился за ручку, когда транспорт тряхнуло особенно сильно. - Не знаю, толкнул ли ты того чернокнижника или нет, но в спину-то ему стрелять вовсе не обязательно было.
        Артур только хмыкнул и ничего отвечать не стал. Да я на откровенный ответ не особо и рассчитывал. Чего уж теперь-то прошлое ворошить?
        Вновь резкая судорога передернула нутро транспорта, светильники погасли, и на мгновение появилось ощущение свободного падения. Но вскоре болид выровнялся, а следом щелкнули запиравшие люки замки. Все, приехали. Вот только не могу сказать, что меня это радует.

- Пошли, - заторопился расстегнувший ремни Артур.

- А есть повод спешить? - буркнул я, но медлить все же не стал.
        Закинул на плечо ремень сумки и, сдвинув заскрипевшую крышку люка, выпрыгнул на серый бетон взлетки.
        Высадили нас, как ни странно, не у штаб-квартиры Гвардии, занявшей под свои нужды почти всю не уступавшую другим башням размерами «Ограду», а на самой окраине города - до опоясывавшей его широкой полосы занесенного песком асфальта с наблюдательными вышками, ржавыми ангарами и наростами укрепленных огневых позиций было рукой подать.
        А обыватели ведь все как один уверены, что вокруг города сплошная стена выстроена. Мало кто задумывался, сколько ресурсов понадобилось бы, чтобы обнести город по периметру этой самой стеной. Да и смысла в столь глобальном строительстве не было никакого. Все одно защищал нас от Хаоса не бетон, а серый полог Пелены, изредка искрившийся от накатывавшей извне чужеродной энергии. Ну а с пытавшимися прорваться в город демонами гвардейские подразделения вполне себе справлялись. Тем более, это только казалось, будто опоясывавший окраины укрепрайон дырявый, словно решето. На самом деле все обстояло с точностью до наоборот, и нелегалы - чернокнижники и прочие искатели приключений на свою пятую точку - постоянно ощущали последствия такого заблуждения на собственной шкуре.

- Смотри, небо какое низкое. - Кинув сумку на заметенный мелким серым песком асфальт, Артур прищурился и оглядел окрестности.
        Пелена и вправду нависала над самыми головами. Тяжелое серое полотнище с едва заметно поблескивавшими росчерками далеких молний. Казалось, еще чуть-чуть, и его тяжесть размажет нас по взлетному полю.

- Вот уж угораздило, - тяжело вздохнул я, стараясь не глядеть на разлившуюся за защитными сооружениями серость.
        Так посмотришь - ничего необычного. Ну висит серое марево и висит себе, никого не трогает. Но вот стоит только приглядеться - и моментально шепотки нездоровые слышатся, да и чудиться невесть что начинает. А еще там, сразу за Пеленой, узкая полоска лазурного неба. Такого яркого, что моментально заслезились глаза.

- Могло быть и хуже, - не подал виду Станке, будто впечатлен увиденным.

- Могло, - кивнул я, разглядывая летное поле, прикрытое от непрестанно гнавшего на город пыль и песок ветра длинной кишкой трехэтажного здания.
        На взлетке, где вполне могло разместиться болидов сорок, сейчас по разным углам ютилось всего пять машин. Четыре - такие же, как доставивший нас сюда десантный транспорт, пятый - бугрившийся наростами излучателей штурмовик. Как и все окружающее, машины покрывал густой слой серой пыли.

- И долго нам тут торчать? - раздраженно завертел головой по сторонам Артур. - Марк, стукни водиле, пусть объяснит, куда идти…
        В этот момент транспорт вздрогнул и начал медленно набирать высоту. Рукавом прикрыв лицо от поднявшихся клубов пыли, я выругался и сплюнул заскрипевший на зубах песок.

- Ладно, - хмыкнул отряхивавший одежду Станке, когда машина исчезла за соседним зданием. - Как-нибудь сами. Пошли.

- А может, до дому? - пошутил я и вслед за бывшим командиром направился к неказистому трехэтажному строению, полукругом охватившему взлетное поле.
        Вблизи этот дом наводил на еще более печальные раздумья, чем с пары сотен шагов. Не то чтобы запущенный - нет. Просто глубокие выщербины, покореженные металлоконструкции и свежие швы замазки на стенах наводили на мысль о недавнем штурме. И хоть оборонявшимся удалось отстоять свои позиции, без потерь точно не обошлось.
        Да уж - сразу видно: не на курорт приехали. Узенькие оконца бронелистами прикрыты, покатая крыша сплошь в металлических шипах в локоть длиной. Двери центрального входа слегка внутрь вогнуты: то ли транспорт чуток сильнее, чем следовало, назад сдал, то ли и вправду демоны внутрь прорваться пытались. Сколько укрепленных огневых точек - не сосчитать, еще и люки в бетоне для автоматических турелей через каждые пару десятков шагов попадаются.
        И бетон… Вроде что ему сделаться может? Ан нет: весь растрескавшийся, вспученный, местами уже крошиться начал. А там, где в него толстенные жилы проводов от мачт громоотводов уходят, и вовсе будто оплавленный. Видать, недаром такие места пентаграммами окольцованы. И колдовские символы начищенным серебром светятся. Уж на чем, на чем, а на безопасности тут не экономят.

- К коменданту правильно идем? - окликнул Станке шагавших вдоль стены инспекторов Управления экологической безопасности.
        В отличие от своих работавших в городе коллег, эти были экипированы по полной программе: защитные костюмы, прорезиненные перчатки, кроме капюшонов еще и противогазы в подсумках. За спинами в ранцах баллоны с какой-то отравой. Идут вроде расслабленно, но штуцеры распылителей под рукой. Не иначе - выездная проверка.

- Через центральный вход на минус пятый, - объяснил инспектор постарше, который, к моему немалому удивлению, оказался неординаром.
        Молодой на нас даже не взглянул, опасаясь пропустить ростки проклюнувшихся через раскрошившийся бетон растений.

- Благодарю, - кивнул Артур и сбежал по ступенькам к ощутимо вогнутой бронированной двери, перед которой успело намести целую кучу песка. Интересно - это ее несколько дней не открывали или нам просто повезло и только недавно ветер стих? Сдвинув прикрывавшую считыватель стальную пластину, он зажмурил левый глаз и представился: - Откомандированные из Службы Контроля Артур Станке и Марк Лом. К коменданту.
        Дверь дернулась, приоткрылась и вновь замерла на месте. Следующая попытка оказалась более успешной, и через не шибко широкую щель нам удалось протиснуться внутрь. Не без труда, надо сказать.

- Вы это, мужики… - включил динамик игравший с напарником в карты дежурный, - в следующий раз с торца заходите, а то, не ровен час, - окончательно заклинит.

- А починить? - оглянулся на рывками закрывавшуюся дверь Артур.

- Сметы нет, - пожал плечами караульный, которого из-за толстого листа бронестекла никак не удавалось толком разглядеть. Видно только, что здоровый и в форме, а морда чуть ли не квадратная. И напарник ему под стать. Оборотни? - На минус пятый вам.

- В курсе, - небрежно ответил Артур, прошел через длинный холл и сунул служебный жетон в щель вызова лифта.
        Странно только, что проверили нас как-то очень уж формально. У меня вон даже колдовскую метку не отсканировали. Хотя… Я поднял глаза к потолку и усмехнулся над собственной наивностью - вместо обычных светильников там была смонтирована система активных датчиков. Точно! То-то мне покрытие пола знакомым показалось: для меньшего расхода энергии отражающие элементы прямо поверх бетона кинули. Да уж, на центральном пункте охраны не только наши органолептические параметры с занесенными в базу данных сверили, но и чем завтракали, наверняка поинтересовались. А эти бугаи здесь так - для проформы прохлаждаются. Не то чтобы в них необходимость есть, но раз положено, значит, положено.
        В кабине же лифта стремление к обеспечению безопасности оказалось и вовсе ничем не замаскировано: строгий стальной цилиндр, один ряд кнопок с цифрами от « - 5» до
«+3», на полу и потолке переливаются тусклыми огнями пентаграммы. И если сторожевые заклинания уловят хоть какие-то эманации Хаоса, тогда…
        А что, собственно, тогда? Ну уж ничего хорошего - это точно.
        Медленно опускавшийся лифт наконец остановился, створки дверей разошлись в стороны, и мы очутились в холле - брате-близнеце покинутого нами помещения. Только здесь на пол постелили ковровое покрытие, на бежевых стенах развесили репродукции картин, а вместо караулки оказалась просторная приемная. И сидевший за конторским столом секретарь ничуть не походил на мордоворотов с первого этажа. Среднего роста, худощавый. Наверняка одинаково хорошо заваривающий чай, разбирающий корреспонденцию и управляющийся с разрядником. Хотя нет, с разрядником вряд ли - на лацкане серого штатского костюма значок выпускника алхимического факультета Академии. Этот из колдунов и скорее всего по линии Комитета Стабильности здесь службу несет.
        Посетителей у коменданта оказалось немного: занят был только один из составленных к противоположной стене стульев. Откинувшийся на спинку жилистый мужчина средних лет в гвардейском мундире с двумя золочеными трезубцами на нашивках на звук открывшегося лифта никак не прореагировал и продолжил дремать.

- Господин Ребреш ждет вас. Личные вещи можете оставить здесь, - даже не поинтересовавшись нашими именами, секретарь поднялся из-за стола и распахнул дверь в кабинет коменданта. Точнее, в небольшой тамбур, для большей звуконепроницаемости перекрытый с той стороны еще одной дверью. - Проходите.
        Задумчиво глянув на парня, Станке кинул сумку на пол и ногой задвинул под стул. Я последовал его примеру и вслед за Артуром прошел в кабинет. К моему удивлению, дремавший на стуле гвардеец мигом проснулся и присоединился к нам.

- Господин Ребреш? - Станке остановился в дверях и вопросительно посмотрел на сидевшего за огромным столом неординара лет пятидесяти. Дослужившийся до полковника Гвардии комендант двадцать второго сектора Ограды был невысок, полноват и совершенно лыс. Круглое морщинистое лицо казалось честным и открытым, но взгляд черных глаз, которые прятались под густыми, совершенно седыми бровями, колол холодом ничуть не слабее выстрела из спаренного разрядника.

- Присаживайтесь. - Комендант уставился на экран стоявшего на столе информационного терминала и поправил воротничок черного мундира с тремя серебряными трезубцами на петлицах. - И ты, Роман, садись, не стой как истукан.
        Мы повторного разрешения дожидаться не стали и сразу оккупировали стоявшие перед столом хозяина кабинета кресла. Названный Романом гвардеец скромно уселся на стул у дальней стены. Неужели телохранитель? Да нет, вряд ли. Не похож комендант на перестраховщика. Он и сам, если что…
        Пытаясь особо откровенно не крутить головой по сторонам, я незаметно оглядел кабинет. Одну стену полностью занимала интерактивная карта подконтрольной полковнику территории, частично захватывавшая куски прилегающих секторов. Объемная схема оказалась весьма подробной, передающей все особенности рельефа, но разобрать, что именно обозначают все эти светящиеся линии, мигающие звездочки, медленно перемещавшиеся разноцветные точки и прочие условные обозначения, с ходу не удалось. Ну да и фиг с ними.
        Вторая стена была сплошь заставлена совершенно выпадавшими из обстановки узкими металлическими шкафами, в дальнем углу - неприметная дверь. За спиной хозяина кабинета висел выполненный в серебре и червонном золоте герб Гвардии: объятый пламенем трезубец. Правее - два перекрещенных меча в потертых ножнах, обтянутых материалом, весьма напоминавшим натуральную кожу. И эти клинки ничуть не походили на развешанные для красоты безделушки.

- Всякий раз, когда меня извещают о внеплановом пополнении, - комендант оторвался от монитора и рассеянно посмотрел на квадратную пластину светильника под потолком,
- я задаюсь вопросом: неужели что-то изменилось? Неужели там, в высоких башнях, о нас наконец вспомнили? А потом читаю личные дела новобранцев и понимаю - бардак и не думает заканчиваться. Никого не волнует, сколько у меня бойцов на километр периметра. Никого не беспокоит, что Пелена не способна сдержать демонов, одержимых и прочую шваль. Хотите знать мое мнение? Отправка на Окраину ординаров сродни попытке построить дамбу из песка. Какое-то время простоит, но в половодье всех смоет, никому мало не покажется!
        Раздраженно фыркнувший полковник выставил из верхнего ящика стола пепельницу с недокуренной сигарой и, включив селектор, распорядился:

- Кофе, - немного подумал и убрал пепельницу обратно в стол. - Как освобожусь…
        Не знаю, что чувствовал сейчас Артур, а я поймал себя на стремлении сделаться как можно более незаметным: по всему выходило - наш новый командир товарищ увлекающийся; попадешь под горячую руку, и сошлют на какой-нибудь дальний пост на веки вечные.

- Не подумайте, что я жалуюсь. Мы со своей работой справляемся, - откинулся в кресле комендант. - Не без проблем, но справляемся. И для ординаров тоже работа найдется. Хоть и придется с вами повозиться, пока к энергетике здешней поганой привыкнете…

- Как долго привыкать придется? - не удержался от вопроса Артур. - И в каком режиме это все будет происходить?

- Месяц, три месяца, полгода. Кто знает? - пожал плечами Ребреш. - Дело индивидуальное. Пока вы оба на казарменном положении, увольнительные - один день в неделю. Потом в зависимости от направления: или посменно, или по обычному графику. Плюс три дополнительных выходных в месяц на медобслуживание. Переливание крови, курс алхимической терапии. Все как полагается…

- Надо, значит, надо, - кивнул Станке и постарался вновь перевести разговор в интересующее его русло: - А на какое, если не секрет, направление планируете нас направить?

- На профильное, - тяжело глянул на моего бывшего командира полковник. - Артур Станке, если не ошибаюсь?

- Не ошибаетесь, - несколько более вольно, чем следовало, ответил Станке, словно показывая, что мы хоть и вынуждены подчиняться гвардейскому руководству, но все же остаемся на службе в старой доброй Конторе.

- Так вот, Артур, - прекрасно понял прозвучавший намек комендант. - Хороших солдат из вас не получится. Нечего вам делать наверху по большому счету. Да и при очередном прорыве толку от вашего брата немного. В особый отдел, учитывая некоторые нюансы характеристик по месту предыдущего несения службы, направить тоже не могу. Вы согласны?

- Абсолютно.

- Но было бы расточительно запихивать высококлассных специалистов в какую-нибудь хозроту. Нет, служба есть служба, и плац подметать тоже кому-то надо, но, мне кажется, это не совсем то. Или вы так не считаете?

- Вам виднее, - вежливо улыбнулся Артур, но ему ничего другого и не оставалось: угроза коменданта законопатить нас в какую-нибудь дыру была вполне осуществимой.

- Не без этого, - растянул полные губы в не менее вежливой, но при этом и не менее притворной улыбке Ребреш. - Войдете в состав мобильной группы - будете нарушителей отлавливать. Понятно, что отлавливать и без вас есть кому, но вот по части дознания и прочих оперативно-розыскных мероприятий опыта у бойцов маловато.

- Чернокнижники за Ограду ходят? - встрепенулся я.
        Попавшим под влияние Хаоса выродкам оказаться в родной стихии время от времени просто необходимо.

- Чернокнижники, одержимые, черные старатели, браконьеры, старьевщики, - просветил нас комендант. - Ну да вас в курс дела введут. Вот, кстати, командир третьей патрульной роты капитан Роман Роот. Работать с ним будете.

- Очень приятно, - повернулся к моментально проснувшемуся капитану Артур. - Думаю, остальные вопросы нам господин капитан сможет прояснить?

- Проведи инструктаж и размести, - распорядился Ребреш. - По исполнении доложишь.

- Слушаюсь, - незамедлительно, но без особого рвения в голосе откликнулся Роот. - Разрешите?..

- Свободны, - достал пепельницу потерявший к нам интерес комендант.
        Мы молча покинули кабинет, забрали оставленные в приемной сумки и подошли к лифту.

- Куда сейчас? - окинув внимательным взглядом капитана, осведомился Станке.

- Больше ничего нет? - кивнул на наши небогатые пожитки Роман.

- Нет.

- Тогда на медкомиссию, потом в расположение. - Капитан вошел в открывшийся лифт. Мы зашли следом.

- Связаться с родными когда можно будет? - заработав недовольный взгляд Артура, уточнил я.

- В роте… - пожал плечами Роот. - Или что-то срочное?

- Да понимаете… - ухмыльнулся Станке. - Перед отправкой сюда у нас, как бы это помягче выразиться, некоторое время не было возможности получить доступ к средствам связи.

- Понял, - прищурился капитан, который явно оказался не в курсе некоторых моментов из наших личных дел. - В медсанчасти магофон с выходом в город установлен.

- Вот и замечательно.

- И еще… - придержал за локоть уже шагнувшего из остановившегося лифта в полутемный коридор Станке гвардеец. - Не люблю в обращении множественное число…

- Артур, - протянул руку мой бывший командир.

- Марк, - последовал его примеру я.


        В медсанчасти пришлось проторчать добрую половину дня. Все это время нас взвешивали, прослушивали, измеряли давление и подвергали другим, куда более неприятным процедурам. Только кровь на анализы пришлось сдавать пять раз. Так что ни добраться до магофона, ни перекусить так и не получилось. А когда бесстрастные, словно зомби, гвардейские медики оставили нас в покое, пришлось собирать манатки - вернулся отлучавшийся по своим делам Роот.

- Это обязательно? - притронулся кончиком пальца к припухшему виску Артур и болезненно поморщился. У меня после пятиминутной операции голова и вовсе раскалывалась.

- Датчик-то? - понимающе усмехнулся Роман. - А как без него? Мобильные магофоны к нашим условиям неприспособлены, а на постоянной основе контролировать новое пополнение первые полгода просто необходимо. По статистике именно в этот период наблюдается максимальная подверженность одержимости и наиболее высокая вероятность поражения порчей. Да и на алхимических переговорниках экономия выходит.

- Полгода? - заинтересовался Станке. - Потом вырезать?

- Зачем? - удивился ведший нас каким-то длинным полутемным коридором капитан. Двери, мимо которых мы проходили, все как одна оказались закрыты; потолок и стены непонятно зачем выкрашены серебристой краской. И даже мягко пружинившее под ногами синтетическое покрытие пола явственно отливало серебром. - Сам рассосется.

- Теперь к комиссару? - зевнул я, когда по винтовой лестнице мы спустились на минус третий этаж.

- В расположение, - мотнул головой Роман. - Комиссар занят. Сказал, сам подойдет. Да! Пока он все документы не оформит - наверх вас выпустить не смогу.

- Какие еще документы? - поморщился Станке.

- Подписки о неразглашении, должностные инструкции, техника безопасности, инструктажи, допуски, тестирование на знание нормативных документов…

- Да проходили мы эти инструктажи, - фыркнул я, - раз в неделю практически. И допуски оформлены должны быть.

- У нас здесь своя специфика, - моментально отбрил меня Роот и, решив добавить своим словам убедительности, продолжил: - На какое расстояние можно подходить к порченому? Нет вариантов? Запомните - минимальная дистанция пять метров. Потом предложение лечь лицом вниз и завести руки за голову. При отказе выстрел в голову. Окажетесь на меньшем расстоянии - нарветесь на комплексный медосмотр. А это мероприятие не из приятных.

- Понятно. - Артур остановился перед закрытой дверью с черной цифрой «3».
        Согласно вывешенной на стене схеме экстренной эвакуации, на этом этаже неподалеку располагались казармы второй роты, столовая, актовый и спортивный залы и несколько складских помещений. А вот до ближайшего выхода на поверхность - если не считать за таковые проходы к огневым точкам - пилить и пилить.

- Держите, - протянул нам по оранжевой пластиковой карте капитан. - У нас тут по старинке. Технарям все недосуг оборудование обновить. Ладно, вы пока располагайтесь, мне бежать пора.

- Бывай, - махнул ему Станке, провел по считывателю пластиковой картой и тяжело вздохнул, когда на двери замигал зеленый огонек: - Ну пошли, что ли…
        Как ни странно, нам с Артуром выделили отдельный блок. Хотя какой это блок? Так, название одно. Комнатка и примыкающий к ней санузел. С непривычки заработать клаустрофобию ничего не стоит. Вот только большое дело, когда свой угол есть. Хоть и не жить нам здесь по большому счету - хорошо, если на ночь вырываться получится. Не на курорт приехали.
        На скорую руку раскидав по ящикам свои скудные пожитки, я направился в санузел и первым делом достал бритвенный станок. Размазал по подбородку пену и, надорвав упаковку, наклеил на кафельную плитку серебристую пленку одноразового зеркала. Стараясь не мешкать, начал соскребать недельную щетину, но все же черное пятно на зеркальной поверхности проявилось, когда на левой щеке еще оставалось мыльная полоса. Пленка вспухла, пошла пузырями, а потом и вовсе в один момент прогорела в прах. Да уж - это тебе не город, Хаос так и рвется. Придется приноровиться, чтобы в одно зеркало укладываться.

- Марк, - позвал Артур, - долго ты там?

- Иду. - Сполоснув лицо холодной, но явственно отдающей дезинфицирующим составом водой, я вытерся колючим полотенцем и вышел в коридор.

- Через пять минут инструктаж, - глядя на меня, задумчиво потер заросший длинной щетиной подбородок Станке. - Собирайся.

- Лады, - вздохнул я и отправился переодеваться.


        На инструктаж мы все же опоздали. Оно и не удивительно - подземный комплекс оказался весьма обширен, и в поисках арсенала пришлось изрядно побродить по полутемным коридорам. Впрочем, дожидавшийся нас командир отделения - плотного сложения невысокий капрал - такой задержке нисколько не удивился.

- Якоб Туз, - соскочив со стоявшего у стены поцарапанного стола, представился он и указал на занявшего один из скособоченных стульев светловолосого рядового: - Валентин Бор. Ваш куратор на первое время.

- Рад знакомству, - кивнул в ответ Станке. Я промолчал.
        Оба встретивших нас гвардейца оказались неординарами. И если метка на левом веке капрала едва заметно искрилась оранжевым огнем, выдавая в нем колдуна, пусть и не из сильных, то у рядового татуировка светилась молочной белизной. Оборотень. И, скорее всего, - латентный.

- Ладно, получайте снаряжение. Увидимся в столовой. - Напоследок оглядев нас, Туз кивнул подчиненному и направился на выход.
        Поднявшийся со стула Бор, который оказался выше меня чуть ли не на голову, вразвалочку подошел к бронированной двери арсенала, провел своей картой по считывателю и приложил к выведенному черной краской кругу раскрытую ладонь. Несильно надавил, отнял кисть - но и этого оказалось достаточно: в металле явственно проступил отпечаток пятерни. Дверь ушла в стену, и перевертыш обернулся к нам:

- По одному.
        Много времени процедура получения снаряжения не заняла - дежуривший на выдаче сержант оказался мастером своего дела, и буквально через несколько минут я поволок врученные под роспись вещи к свободному столу.

- Держи. - Валентин очень ловко для своих габаритов подхватил выпавшую у меня из рук коробку и, особо не церемонясь, кинул ее на свободный стул.
        Я кивнул в знак благодарности и принялся сортировать вещи так, чтобы дотащить их до блока, ничего не растеряв по дороге.

- Советую сразу сдать все ненужное обратно, - усмехнулся перевертыш, который, как мне показалось, по ширине плеч не уступал даже Артуру.
        Вот ведь! Немало бугаев на своем веку перевидал, но этот просто скала.

- Рассказывай, - согласился Станке, сваливший свои вещи на соседний стол.

- Форма, - отодвинул в сторону самый большой пакет Валентин. - Ручной излучатель. Толку от него немного, но носить положено. Меч…

- Меч? - не на шутку удивился Артур, разворачивая намотанную в несколько слоев упаковку. - Серебряный или стальной?

- Алхимический, - хмыкнул Бор. - Многослойные заклинания, временно стабилизированные встроенным в рукоять генератором. Хаос выжигает на раз, но пользоваться надо уметь.

- Понятное дело, - присвистнул я, разглядывая более чем полуметровой длины абсолютно черный клинок, который, к моему удивлению, оказался весьма увесистым. Прямое лезвие, без каких-либо изысков круглая гарда, обмотанная шершавой искусственной кожей рукоять. Все серьезно.

- Универсальный нож, - придвинул к мечу чехол с ножом Валентин. - Модифицированное серебро. Режет почти все, но стоит как полболида. Потеряете, сразу на органы разберут, чтобы недостачу покрыть. Оставлять или нет - решайте сами.

- Нужен он? - уточнил Артур, разглядывая еще один нож - складной, с серейтором на половину лезвия.

- Те, кого спас, говорят: да, - по-волчьи оскалился Бор. - Те, кого не спас, ничего по этому вопросу поведать уже не могут.

- Оставляем, - вздохнув, принял решение Станке. - А это что?

- Экранированные очки. - Плоский стальной футляр выглядел весьма хрупким, но Бор спокойно кинул его к коробке с излучателем. - Подальше от города без них никак, постоянно работать в УЗК не получается. Только зарядить не забудьте.

- Постоянно в УЗК? - поморщился я.
        Универсальный защитный костюм обладал бесчисленным множеством достоинств, вот только удобство ношения в их число не входило.

- Ординарам - постоянно, - скривил в ухмылке губы Бор. - Остальные - по обстоятельствам. Но обычно все перестраховываются.

- Что еще? - уточнил Артур.

- Персональный инъектор. - Распаковав, Валентин протянул нам приборы, внешне походившие на обыкновенные наручные часы. Только вот внутренняя поверхность браслетов оказалась усеяна тончайшими иголочками. - Если Хаос прихватит - главное, время не упустить, а тут все автоматизировано, только и надо, что картридж менять.

- Он экранированный хоть? - проворчал Станке.

- А то! Да и нету там хитрой начинки никакой, управление от имплантированного датчика идет. Вы ведь в медсанчасти были уже?

- Были, - кивнул я. - Что еще?

- Мелочовка разная, сами разберетесь, - задумался гвардеец, отсортировывая разнокалиберные коробочки. - Ампулы с катализатором к излучателям не забудьте. Остальное оружие перед патрулированием выдают, а этот по уставу всегда под рукой должен быть. Но расход катализатора фиксируется, имейте в виду.

- Катализатора? - переглянулся я со Станке и принялся разворачивать пахнувшую машинной смазкой упаковку - А поподробней?

- Ну вы дикие, - опешил Бор. - Только разрядниками пользовались, что ли? У нас от них толку немного.

- Это понятно. Катализатор-то зачем? - Освободив от упаковки выданное оружие, я повертел его в руках, привыкая к весу. Да уж, штука серьезная. Для пробы сдвинул предохранитель и невольно поморщился - игла питания уколола слишком резко.

- Говорят, они со временем разрабатываются, - хохотнул заметивший мою гримасу Бор.
- А с катализатором все просто - необработанный разряд для созданий Хаоса что дождик. А излучатель энергию перерабатывает. Для этого и катализатор.

- И какой эффект? - уточнил Артур, вставляя одну за другой ампулы голубого стекла в приемник на рукояти.

- Ну у вас модель не из сложных: «Пламя» ИПК-48, - зевнул гвардеец. - Эффект, думаю, понятен?

- А остальное? - заинтересовался я. - Ну ИПК- 48?

- Литерой «К» маркируются модели, работающие от крови владельца. У нас таких немного. «48» - количество выстрелов, на которое хватает полного магазина катализатора. «ИП» - излучатель персональный. И не забудьте - не до конца использованную ампулу по возможности выщелкивайте, а то металл окислится. - Бор напоследок оглядел разложенные на столах вещи и махнул рукой: - Ладно, барахло сдавайте обратно и айда в столовую. Через два часа наша смена.


        В столовую мы пришли уже в форме. Серой. Мешковатой. Без каких-либо знаков различий. Единственное утешение - высокие ботинки на толстой подошве. Исключительно прочные и на удивление удобные. И перчатки из искусственной кожи тоже оказались вполне ничего себе. Сидят как влитые, да еще и серебряной нитью прошиты.
        Гвардейцев в просторном помещении столовой оказалось всего десятка полтора. Да и эти посматривали на висевшие на стене часы и торопливо доедали весьма приличные даже по меркам снабжения Службы Контроля порции.

- Сюда! - замахал рукой уже сидевший за одним из длинных столов Бор, когда мы с Артуром вышли с раздачи. - Дуйте к нам!

- Наша смена когда? - уточнил разместивший поднос рядом с капралом Станке. - А то нам еще допуски оформлять.

- Перекусите и сразу - к комиссару. - Якоб задумчиво уставился в стакан с кофейным напитком.

- Чем заниматься будем? - Я подул на ложку горячего варева и настороженно попробовал. Вкус незнакомый, но в том же Корпусе Надзора кормили несравненно хуже. Кофейный напиток так и вовсе неплох.

- Патрулировать периметр Ограды. - Заметив кого-то знакомого, Туз отвлекся от нас и привстал со скамьи. - Влас!

- Чего? - обернулся уже стоявший в дверях рядовой.

- Подойди.

- Ну и? - без особого одушевления выполнил распоряжение капрала Влас - долговязый, слегка раздобревший неординар лет сорока.
        Его рыжие волосы порядком разбавляла седина, а вокруг глаз кожу избороздили глубокие морщины. Татуировка на левом веке лиловая, а это значит…

- Садись, - хлопнул по скамье ладонью Туз. - Наше пополнение. Артур Станке и Марк Лом.

- Очень приятно, - буркнул плюхнувшийся на скамью неординар. - Может, я все-таки пойду?

- Сиди, - остановил его капрал и пояснил нам: - Влас - ротный ясновидящий. Чувствует живое существо на расстоянии десятка километров. Так что, когда нет информации от службистов и заказов от смежников, берем с собой его и прочесываем сектор.

- Задачи какие перед нами стоят? - уточнил уже расправившийся со своей порцией Артур.

- Основное - это пресечение переходов чернокнижников. Такую информацию отрабатываем в первую очередь. - Туз допил кофейный напиток. - Потом уже все остальное. Черные старатели, браконьеры, старьевщики. Этот бизнес различными ОПГ контролируется, мы задержанных жандармам передаем. Хотя бывает, и ваша Контора к ним интерес проявляет.

- А Комитет? - заинтересовался я.

- Эти только чернокнижниками занимаются. - Капрал вытер губы салфеткой. - Давайте в темпе - закругляться пора.

- Создания Хаоса тоже на нас? - спросил, поднимаясь из-за стола, Станке.

- Нет, это не наша забота, - пожал плечами Якоб. - Мы при случае разве что координаты скидываем. Нет у нас ни техники, ни снаряжения соответствующего.

- На своих двоих, что ли, патрулируете? - хмыкнул Артур.

- Большей частью так и есть, - широко улыбнулся Валентин Бор. - Привыкнете…

- А куда деваться?.. - вздохнул я и повернулся к капралу: - Смотрю, ординары здесь гости нечастые?

- Хлопот с вами шибко много, - глянул по сторонам Туз. - Да! Будут проблемы с ребятами - сразу докладывайте. А то у наших чувство юмора весьма специфическое…

- Нормально все будет, - добродушно пробухтел Бор.

- Не сомневаюсь, - холодно улыбнулся Артур.
        Я, впрочем, его уверенности не разделял.

- Вот и замечательно, - глянул на наручные часы капрал. - Сейчас бегом до комиссара, и встречаемся на пятом КПП через сорок минут. Сами дорогу найдете?

- Мы проводим, - успокоил командира Валентин. - Так, Влас?

- Без сомнения, - уставился на оборотня рыбьими глазами ротный ясновидящий.

- Да не заблудимся, - замялся я и глянул на кабинку магофона. - Мне б позвонить еще…

- Вряд ли время останется, - покачал головой Бор и отступил к стене.
        В столовую зашел худощавый паренек в черном мундире с украшенными серебряным шитьем погонами. Выглядел представитель Комитета Стабильности неожиданно молодо: всего лет на двадцать - двадцать пять. Впрочем, взгляд темно-синих глаз был столь же тяжелым, как и у нашего бывшего куратора.

- Здравствуйте, господин комиссар, - поздоровался капрал. - Откомандированные из Службы Контроля…

- Не сейчас, - коротко бросил даже не замедливший шага комиссар, взял поднос и направился на раздачу. Потом, будто что-то вспомнив, обернулся и подозвал капрала:
- Документы из Службы Контроля я получил, в систему информация уже заведена. Можете ставить на дежурство.

- Он у нас такой… - вздохнул Туз, когда комитетчик отошел на безопасное расстояние. - Все слышали? Допуски оформлены, потом зайдете к нему - в инструктажах и должностных инструкциях расписаться.

- Я позвоню. - И, пока никто не успел меня остановить, я заскочил в кабинку магофона.
        Быстро набрал двадцатизначный номер, приложил к аппарату ладонь и поморщился, когда сканер холодом уколол левое веко, а буквально мгновение спустя сознание ухнуло в бездонную черную пропасть. Меня закрутило, вывернуло наизнанку, и тут же в голову ворвался знакомый голос:

- Ты где пропадал, сволочь?!

- Я тебя тоже люблю, Лисенок, - через силу усмехнулся я. - Не волнуйся. Предупреждал же - проблемы на работе…

- Позвонить не мог? - и не подумала успокаиваться девушка. - Неделю о тебе ни слуху, ни духу, и - не волнуйся?!

- Как удалось вырваться - сразу набрал, - попытался оправдаться я и почувствовал, как заворочалась в голове дремавшая до поры до времени резь.

- Ты когда появишься?

- Не знаю…

- Что?!

- Выясню, когда ближайшая увольнительная, и перезвоню, - часто-часто задышал я, но дурнота не проходила. - Меня временно на Ограду перекинули, здесь график другой…

- Ты на Ограде? - несказанно удивилась Алиса. - Зачем?

- Откомандировали, - стиснув зубы из-за разрывавшей голову боли, я вытер текущие из глаз слезы свободной рукой, - при встрече все объясню, ты, главное, не волнуйся…

- Я могу поговорить…

- Не надо, - перебил подругу я. - Все, пора бежать. Вечером насчет увольнительной перезвоню.

- Но…

- Люблю, целую. Пока…
        Буквально вывалившись из кабинки магофона, я прислонился к стене и зашарил по карманам. Выудил пузырек с успокоительным и, зубами сорвав пробку, опрокинул в рот остававшиеся в нем таблетки.

- «Валиорол»? - Дожидавшийся меня Бор поднял с пола пробку. - Чего так?

- На той неделе дозу хапнул, до сих пор не отпустило.
        Я разжевал таблетки и вновь почувствовал себя живым. По телу прокатилась ледяная волна, бившая меня дрожь прекратилась, а боль в голове почти сразу стихла.

- И как только ты медкомиссию прошел? - Оборотень выкинул пробку в стоявшее неподалеку мусорное ведро.

- Ерунда, - отмахнулся я. - Сейчас отпустит.

- Ну тебе видней, - покачал головой Валентин и задумчиво уставился на меня: - Ты, говорят, на «Плантации» служил?

- Было дело, - кивнул я, чувствуя, как проясняется в голове. - А что?

- Да нет, ничего, - пожал плечами Бор. - К нам несколько парней с пятого блока перевели.

- С пятого? - нахмурился я. - Блоков четыре вообще. Вот централей - тех как раз пять. Но с пятой централи вам вряд ли кого направили бы, там одни вольнонаемные и жандармы работают.

- Может, и не с пятого, - легко согласился Валентин. - С ними и не пообщаться толком, через слово жаргон. Стопка - мензурка, нож - градусник, литр - кубик. Тьфу…

- Кубик - сто грамм. Литр - это куб, - поправил я оборотня, прикидывая, что же такое надо было натворить, если начальство решило сплавить проштрафившихся подчиненных на Ограду. Обычно темные делишки сходили служивым из Корпуса Надзора без особых последствий. А вот чистоплюи среди тамошнего контингента не задерживались. Как правило, их в самые сжатые сроки старались перевести в Жандармерию. - А эти типы точно из роты охраны с общего режима. Понахватались от подопечных…

- Да ну их, пошли за вещами и на КПП.

- А Станке где? - завертел я головой по сторонам.

- Его Влас проводит. Пошли.


        Беспокоился я зря. Когда мы пришли на пропускной пункт, Артур уже сидел на скамье в заставленном оружейными шкафчиками полутемном помещении и задумчиво рассматривал только что выданный защитный костюм.

- Ты глянь, - показал он мне отворот рукава, - специально для ординаров, от крови работает.

- Забавно, - только и хмыкнул я.
        Да уж, не удивительно, что три дня в месяц на восстановление организма дается.

- Держи, - распахнувший один из шкафчиков капрал Туз сунул мне свернутый УЗК. Толстая, пропитанная каким-то хитрым составом ткань, бронепластины, множество кармашков и ремешков. - Давай в темпе, еще оружие получать.

- Оружие? - удивился я, пытаясь разобраться с застежками костюма.

- Ты с одним излучателем наверх собрался? - рассмеялся Бор. - Тяжелое вооружение перед сменой выдают.

- Дела, - хмыкнул я, облачаясь в УЗК.

- Там застежки для перчаток и ботинок, - подсказал уже переодевшийся Артур. - И меч, ага, вот сюда…

- Ух ты, колется, - пожаловался я, справившись наконец со всеми застежками, и принял у скептически оглядевшего меня оборотня шлем. - А вы чего без костюмов?

- Всему свое время, - ухмыльнулся Влас, возившийся с каким-то длинноствольным излучателем. Оружие и вправду было необычным: длиной не меньше метра, с откидными сошками, пузатым резервуаром для крови и скелетным прикладом. Да еще вместо прицела миниатюрный экранчик чаровизора. - Нам с этим делом проще…

- Пошли, что ли? - Я застегнул воротник защитного костюма и несколько раз подпрыгнул на месте.

- Сюда подходите, - позвал нас стоявший у зарешеченного окошка в дальней стене капрал.

- Чего еще? - направился к нему Артур.

- Да мы тут подумали - один черт от вас пользы на первых порах не будет, - усмехнулся Якоб Туз, - зачислим вас в расчет АПШ.

- Чего? - насторожился я. - Это еще что за зверь такой?

- Последний шанс, он же ПШик, - не замедлил просветить меня Валентин. - Жуткая штука.

- Настолько жуткая, что его нам сплавили? - поморщился Станке.

- Да неудобный просто. - Капрал принял из рук кладовщика здоровенный излучатель с заканчивающимся раструбом дулом и передал его Артуру. - И ручные бомбы не забудь получить. Ты, Марк, вторым номером будешь.

- Здорово. - Расписавшись за оружие и проведя выданной картой по считывателю, я закинул на плечо сумку и осторожно принял ранец, внутри которого оказался серебристый контейнер размером с непочатую пачку писчих листов. Точно такой же ранец закинул себе за спину и Станке. - Тяжелый!

- А куда деваться? - философски заметил капрал. Он ухватил уходивший от рукояти АПШ армированный шланг и ввернул его наконечник в специальный разъем выданного Артуру контейнера. - Смотри, предварительно надо провернуть шланг, он проткнет жестяную мембрану, и питающая смесь пойдет в излучатель. Понял?

- Понял, - тяжело вздохнул Станке и сунул оружие в специальный держатель на ранце.
- В контейнере что?

- Кровь - 285/931.

- Это что еще?

- Специальный состав. Тяжелая кровь, ртуть, серебро, напалм, - начал загибать пальцы Влас, - и еще куча всякой совершенно секретной алхимической лабуды. Поосторожней с этой штукой, она УЗК легко прожигает.

- Учту, - хмуро глянул на меня Артур.
        Я только пожал плечами и принялся рассовывать ручные бомбы по кармашкам разгрузки. Можно подумать, это моя вина, что его первым номером назначили. Ничего, не переломится.
        Капрал весьма споро облачился в защитный костюм. Влас и Валентин к этому времени тоже оказались уже готовы и теперь тихонько посмеивались, глядя на нас.

- Все, выходим.

- А вам-то это зачем? - удивился я, когда оборотень надел шлем с глухим лицевым щитком. И почти сразу догадался: - Серебро?

- Угу, - глухо промычал тот и указал на выход: - Пошли.

- Впятером? - поразился Станке.

- Парни на проходной ждут. - Ротный ясновидящий зажал шлем под мышкой и поднял со скамейки излучатель. - Обычно, кстати, группы как раз по пять бойцов, но это без учета балласта.

- Влас! - одернул его капрал и погрозил кулаком: - Ты поговори еще у меня…

- Идемте уже, - заторопился Валентин Бор. - Упреем…

- На выход! - распорядился Якоб Туз. - Пошли, пошли…
        В соседнем помещении оказалось не протолкнуться - в тесной комнатушке собралось никак не менее полутора десятков гвардейцев, - но нас пропустили без очереди. Я с ходу проскочил в следующую дверь и замер: другого выхода из залитой голубоватым сиянием досмотровой не было. От яркого света заслезились глаза, незащищенную УЗК кожу защипали разряды энергии, и пришлось поспешно надеть шлем.
        А! Вот оно что! Через затемненный лицевой щиток стал прекрасно различим выделявшийся темным пятном в центре помещения круг на полу. Телепорт.
        Стоило ступить на шершавое стекло, как оно моментально налилось матовым сиянием, одна за другой вспыхнули встроенные в стены лампы, и яркий их свет, казалось, пронзил меня насквозь. Алхимические сканеры, без всякого труда проникнув под защитный костюм, сотней коготков пробежали по коже и наконец погасли. И тут же досмотровая смазалась, а перед глазами побежали радужные полосы.

- Давай, освобождай место, - окликнул меня стоявший в дверях капрал.

- Иду. - Я ошарашенно потряс головой, с шумом выдохнул и вышел в просторный ангар, где вокруг трех потрепанных болидов суетились несколько техников в одинаковых оранжевых комбинезонах. Широкие ворота были распахнуты, и из-за соседнего здания виднелся кусочек затянутого Пеленой неба.

- Знакомься - Родион и Алекс. - Якоб Туз указал на двух высоких, чем-то неуловимо напоминающих Валентина Бора рядовых в УЗК и поправил свисавший с плеча планшет с мобильным терминалом.

- Привет! - махнул парням я и пристегнул шлем к костюму.
        Те без особого энтузиазма ответили на приветствие. Даже лицевые щитки не подняли. Да ну пошли они. Сразу видно - оборотни. Терпеть не могу.
        Когда в ангар один за другим вошли Артур, Валентин и Влас, капрал выложил раскрытый планшет на запорошенный пылью столик и подозвал нас.

- Что ж, начинаем. Задача на сегодня: проверка уходящего на серебряный рудник транспорта и маршрут пять-два-ноль.

- Транспорт же порожняком уходит, чего его проверять? - зевнул поднявший лицевой щиток шлема Влас.

- Прошла информация, что нелегал на ту сторону уйти хочет. - Капрал закрыл планшет с терминалом и направился на выход. - Транспорт отправляется через пятнадцать минут со второй линии, так что шевелитесь.

- Рудник что, за Оградой? - с удивлением уточнил я у шедшего рядом Бора.

- Ну да, - кивнул тот.

- А Хаос?

- Зря, что ли, туда энергетическую линию тянули? Шахту с обогатительной фабрикой Пеленой прикрыли. Хотя один хрен, раз в полгода их захлестывает…
        Пост на выходе из ангара остался позади, и тотчас по нам полоснул порыв несшего мелкий серый песок ветра. Влас закашлялся, но лицевой щиток не опустил; капрал пригладил всклокоченные волосы и надел шлем.

- Ну как? - толкнул меня в бок Артур. - По мне - так ничего особенного.

- Угу, - огляделся я по сторонам.
        Казавшееся бескрайним серое поле, на котором уродливыми наростами темнели доты, коробки бетонных зданий и ангары, да торчали ржавые мачты громоотводов, теперь уже особого впечатления не производило. Нависшая над головой Пелена тоже стала делом привычным, а полоска незащищенного неба светлела у самой линии горизонта. Слишком далеко, чтобы доставлять хоть какое-то беспокойство. Зарницы, правда, так и сверкают…
        Оглянувшийся Влас только улыбнулся. Нехорошо улыбнулся. Не по-доброму. Ох, чует мое сердце, не все так просто. Ну да ладно - прорвемся.

- Живее давайте, - поторопил нас капрал, обходя выступавший из бетонного основания люк огневой точки.
        Люк покрывал неровный слой патины, бетон местами начал крошиться, но защитные руны явно обновляли не так давно - серебро даже толком потускнеть не успело.

- Куда идем? - Я зашагал рядом с Бором.

- Видишь два полукруглых здания? - как-то очень уж неопределенно махнул рукой оборотень. - Это пропускной пункт Полночь-2.

- А здесь такое правило, по прямой никогда не ходить? - усмехнулся я, поняв, про какие именно постройки идет речь. Мы так и вовсе мимо них пройдем.

- Стеклянные пластины впереди - это резонаторы. Там остаточный фон такой, что никакой УЗК не поможет, кровь закипит, - объяснил выбор маршрута Бор. - Кстати, если оператор опять кофе на пульт управления прольет, нас и тут поджарит.

- Хватит трепаться уже, - сделал Влас замечание сослуживцу. - Ничего в тот раз не проливали, просто книгу уронили…

- Очень смешно. - Я в очередной раз огляделся по сторонам. Кажется или полоска не закрытого Пеленой неба как-то слишком уж быстро расширяется? - Запустение тут у вас какое-то…

- Так основные позиции на консервации! - объяснил Валентин. - Наш же сектор в серой зоне.

- Не понял? - нагнал нас Артур. - Что за зона такая?

- Чего непонятного? - буркнул оборотень. - Хаос не просто так прет, а постоянно слабые места выискивает. Во всей Ограде сейчас не больше трех секторов в красной зоне. И от силы пять в желтой. Нам пока Пелены хватает, если прижмет - с соседних секторов личный состав и технику перекинут. Тогда основные позиции и расконсервируют.

- Так это мы еще неплохо попали? - хохотнул Станке.

- Это с какой стороны посмотреть. В красном секторе так бы под землей всю службу и просидели. Какой там от ординаров прок? - усмехнулся ротный ясновидящий. - Морока одна.

- А что не так с транспортом? - Я благоразумно пропустил эту сентенцию мимо ушей.
- Нелегал-чернокнижник?

- Да прям! - фыркнул Бор. - Чернокнижники никому не доверяют, все больше поодиночке просочиться пытаются.

- Нет, я понимаю, у этих выродков без Хаоса ломка начинается, а черные старатели по антиквариату и дереву работают. Но остальные-то что за Оградой забыли? - Стремление выбраться из города со здравым смыслом, на мой взгляд, не сочеталось совершенно. - Их в чем интерес?

- Думаешь, там раз - и конец света? - усмехнулся оборотень. - Нет, полная задница немного дальше начинается. А сразу за Оградой идет полоса более-менее нетронутой земли. Хаос ее корежит, конечно, не без этого, но дрянь разная там на глазах растет, да и живность до сих пор попадается. Знаешь, сколько квадратный сантиметр натуральной кожи на черном рынке стоит? А сто грамм не синтезированного на
«Плантации» мяса? Знаешь? Вот то-то и оно.

- Смотался раз в неделю на делянку, собрал урожай - и живи припеваючи, - поддакнул ему Влас. - Не жизнь, а сказка. Некоторые говорят, что за Оградой и вовсе настоящие артели уже образовались.

- Сказка - если на нас не нарвешься. - Валентин как-то весьма недобро глянул на сослуживца и раздраженно прикрикнул: - Руди, куда прешь? Левее обходи!

- А если нарвешься? - поинтересовался я. - В расход?

- На «Плантацию» срок мотать, - покачал головой Бор. - Они через пару лет выходят - и все по новой начинается. И ведь ничего не поделаешь, случайно в этот бизнес никто не попадает. А значит - адвокаты, подогрев с воли, условно-досрочное…

- И кто кого крышует?

- Да нам-то без разницы, - хмыкнул оборотень. - Повязали - сдали. Так и живем.

- Старьевщики и черные старатели под Ночными бригадами, - просветил меня Артур. - Браконьеры с потрошителями и пиявками плотно работают. Дурь в основном через барыг с Порта проходит.

- Вся шваль, в общем, с этого дела кормится.
        Я перескочил через глубокую траншею, по дну которой тянулся толстенный силовой кабель и обернулся на прерывистое завывание работавшего на пределе движка. Так и есть - вынырнувшая из-за ангара платформа летела, практически касаясь земли.

- Опаздываем, - коротко бросил капрал и прибавил шагу.
        Мы поспешили следом.


        В небольшом дворике меж двух выстроенных полукругом трехэтажных зданий с узенькими окошками-бойницами нас уже ждали. Замотанный службой сержант передал Тузу путевой лист, грузовую декларацию и список отправляющихся на рудник работников и с облегчением скрылся в одном из домов, где и была обустроена караулка. Рядовым, впрочем, филонить никто не давал, и, помимо полудюжины рассредоточившихся по двору бойцов, трое караульных изготовили к стрельбе стационарный излучатель со спаренными стволами. Учитывая, что огневая точка располагалась на крыше, зона обстрела у них была просто великолепная.
        Десятка полтора техников в оранжевых комбинезонах без суеты проверяли состояние трех рудничных транспортов, которые, на мой взгляд, весьма напоминали обрубки огромных бронированных червей. Плавные овалы корпусов, наросты огневых точек, гигантские колеса с затейливым рисунком протектора и мощными шипами. На грязно-серых бортах серебристые прожилки защитных рун, поверху - едва заметно светящиеся трубки какого-то сложного алхимического устройства. На таких монстрах - хоть на край света. Хотя до края света отсюда не так уж и далеко.
        Шикнув на технарей, Якоб Туз подключил переносной терминал к одной из машин и махнул рукой Власу. Ротный ясновидящий передал излучатель поглядывавшему по сторонам без особого интереса Бору и со сканером в руке полез внутрь выбранного капралом транспорта. Неразговорчивые напарники Роди и Алекс разошлись в разные концы двора, пытаясь найти укрытие от ветра, поднимавшего с асфальта пыль и мелкий песок.

- А нам чего делать? - отвлек я Валентина, который уставился на техников, тянувших к транспортам какой-то толстенный кабель.

- Стойте пока, - раздраженно мотнул головой тот.

- Стоим. - Решив не нарываться на грубость, я отошел к Артуру. - Видел, какие стволы у парней? Не чета нашим.

- «Пожиратель» АК-800 и тридцатый «Циклоп», - к моему немалому удивлению, на глазок определил марки излучателей Станке. - ПШик круче.

- И тяжелее.

- Не без этого, - кивнул Артур и указал на выпрыгнувшего из люка Власа. - Гляди. - Ясновидящий что-то уточнил у капрала и заглянул под днище транспорта. Много времени осмотр не занял, и вскоре гвардеец поспешил к следующей машине. Вслед за ним, не забыв переподключить терминал, отправился и Туз. - Похоже, проверка затягивается.

- Угу, - кивнул я. - И как-то результатов не видать…
        Осмотрев последний транспорт, Влас подошел к капралу и что-то негромко начал объяснять.

- Пустышка? - убирая переносной терминал в планшет, поморщился командир отделения.

- Угу. - Ротный ясновидец спрятал сканер в нашитый на комбинезон кармашек и махнул Валентину: - Выпускай по одному!
        Оборотень распахнул дверь и что-то коротко бросил выглянувшему на улицу гвардейцу. Рядовой кивнул и скрылся внутри, а через пару минут во двор один за другим начал выбираться экипаж транспортов. Все с объемными ранцами за спиной и в одинаковых защитных костюмах - правда, не серых, как у нас, а оранжевых, с белыми светоотражающими полосами, - отправлявшиеся на рудники вахтовики спокойно выстроились в шеренгу. У меня даже начало складываться впечатление, что столь дотошная проверка для них дело обычное.

- Некоторые деятели дыхательные аппараты из ранцев на рудниках оставляют, а сами всякую непотребщину в город тащат, - просветил меня Артур, внимательно наблюдая за обходившим шеренгу ясновидцем. Сверяясь с каким-то списком, Влас требовал поднять лицевой щиток, проверял колдовскую метку на левом веке, потом пускал в ход сканер и шел дальше. - Рискуют, конечно, но в случае успеха - полугодовое содержание на кармане.

- Ты-то откуда все знаешь? - удивился я. - Это ж не наш профиль?

- Век живи, век учись, - усмехнулся Станке. - А здесь мы, думаю, сейчас только зря время теряем. То ли приврал кто, то ли информацию о проверке слить успели.

- Думаешь, возможна утечка?

- Даже не сомневаюсь…
        И в самом деле - вскоре мрачный Якоб Туз отдал команду на отправление, и тяжелые транспорты, поднимая в воздух кучи пыли, выехали со двора.

- Чего ждем? - подошел к капралу Артур. - Или проверка маршрута отменяется?

- Сейчас транспорт подойдет, - буркнул капрал. - Капитан велел на территорию соседей заглянуть, а пешком мы только к вечеру вернемся.

- А чего нам на двадцать первом делать? - удивился Бор.

- У капитана спроси, - поморщился командир отделения, - он передо мной не отчитывается.

- Прокатимся с ветерком, значит? - обрадовался Станке, несомненно уловивший проскользнувшее в интонациях сослуживцев раздражение.

- С ветерком - это не то слово, - фыркнул Бор. - Смотрите, чтобы ветром не сдуло. Останавливаться и подбирать не будем.
        Предупреждение оказалось издевкой лишь наполовину - медленно заползшая во двор платформа оказалась открытой. Не смертельно, но, учитывая продувающий даже УЗК ветер, перемещаться на этой развалине приятного мало. Правда, даже выпав, отстать опасаться не приходилось: скорость у нее, как у отработавшего свой срок зомби.

- Прошу пожаловать на борт! - пригласил остановивший транспорт у самого выезда со двора водитель и принялся протирать лицевой щиток шлема вытащенной из кармана тряпицей. - Куда изволите?

- Пять-два-ноль. - Якоб Туз устроился в кресле рядом с ним и предупредил: - Только не напрямик, а с третьего района. Еще на границу с двадцать первым сектором заглянуть надо. Квадраты Альфа-6 и Альфа-7 проверим. И не на обратном пути, а прямо сейчас.

- Ничего себе крюк! У меня крови впритык.

- Твои проблемы, - не стал ничего слушать капрал. - Поехали!
        Я запрыгнул на платформу и уселся на шедшую вдоль невысокого борта скамью. Транспорт дернулся, качнулся, и тут весьма кстати под руку подвернулся поручень. Да уж - колымага. Поневоле добрым словом разъездной болид в Конторе вспомнишь. Как бы действительно не вывалиться.
        Выведя платформу со двора, водитель прибавил скорость, и только сейчас до меня окончательно дошел смысл предупреждения Бора. Порывы встречного ветра заставили пригнуться и еще сильнее вцепиться в поручень. Озябшие пальцы занемели, но тут по всему телу начало растекаться легкое жжение. Не иначе УЗК включился.

- Объясняю для пополнения, - развернулся к нам капрал. - За обеспечение безопасности отделения отвечают Валентин, Родион и Алекс. Сами ничего не предпринимайте. Если что-то покажется необычным, сразу спрашивайте. И главное - не смотрите вверх.
        Вот тут-то нас с Артуром и прихватило. Не смотрите вверх, да? Разумеется, мы совершенно непроизвольно решили проверить причину столь странного распоряжения и… и взгляды уперлись в ярко-голубую полосу, расползшуюся почти на половину неба. Дальше - только смутные тени и беспрестанное бурление Хаоса. Самый что ни на есть настоящий конец света. И ведь, казалось бы, - всего ничего пролетели, но вот уже рваный край Пелены дрожит и расплывается в серую дымку прямо над нами.
        Голова вмиг закружилась, и я едва не ткнулся лицевым щитком в поручень. Тело обмякло, а мир вдруг налился пронзительной резкостью - ослепительно чистой и невероятно тяжелой одновременно. Завывание ветра обрело непонятную глубину, воздух наполнился неприятным привкусом пыли, праха и тлена. Меня начала трясти мелкая дрожь, суставы загорелись огнем, а единственной связавшей с реальностью ниточкой осталось стремление не заблевать шлем изнутри.
        И тут ближний край туманной полосы подернулся рябью и враз отодвинулся, шум ветра поутих, а воздух заметно посвежел. Не иначе, включились встроенные в шлем фильтры. Нет, все же хорошая штука УЗК: еще бы чуть-чуть, и я спекся. Да и автоматический инъектор, от впрыснутых которым алхимических препаратов заморозило запястье, сработал более чем своевременно.
        Постепенно неприятное жжение в суставах сменилось странной расслабленностью, гул в ушах исчез, и даже тошнота перестала беспокоить. Но расслабляться не стоило - когда платформа излишне резко пошла вниз, меня вновь замутило.

- Очухались? - злорадно ухмыльнулся только сейчас опустивший лицевой щиток шлема Влас. - Ничего, привыкнете.

- И так каждый раз? - ошарашенно помотал головой Артур.

- Привыкнете, - не особо утешил нас напряженно глядевший на экран переносного терминала капрал и вдруг вскинул левую руку. - Внимание! В квадрате Альфа-7 замечено движение. Ориентировочно передвигаются от трех до пяти нелегалов. Время до контакта четыре минуты. Погрешность плюс-минус ноль-пять.

- Наша задача? - сразу же уточнил Артур.

- Не заблюйте тут все, - активировал излучатель Влас и принялся настраивать заменявший прицел чаровизор. - Сами справимся.

- Платформу охраняйте, - не был столь категоричен капрал. - Если понадобится поддержка - вызовем.

- Ну и где они? - буркнул Валентин, начавший осматривать в бинокль раскинувшуюся впереди пустошь, однообразность которой лишь изредка нарушали неглубокие котлованы, траншеи да покосившиеся ржавые остовы ангаров.

- Двухэтажная халупа по левому борту, - зажмурился ротный ясновидец и тут же уточнил: - Вероятность семьдесят девять процентов.

- Вполне, - отсалютовал ему биноклем Бор и приказал водителю: - Скорость сбавь…

- Пошли! - распорядился водивший указательным пальцем по сенсорному экрану терминала капрал. - Объезжай по дуге и притормози за вон тем ангаром.
        Валентин, Роди и Алекс на ходу выпрыгнули из платформы и начали расходиться в разные стороны. Вслед за ними поспешивший покинуть транспорт Влас отбежал на несколько шагов и устроил сошки излучателя на кочке вспученного асфальта. Капрал остался сидеть рядом с водителем, продолжая напряженно следить за показаниями подключенного к терминалу сканера.

- Активность на втором этаже, - пробубнил он в переговорное устройство, и тут же в провале окна полыхнуло сразу несколько сиреневых вспышек.
        Разрядник, и не из мощных.
        Валентин неуловимым движением сместился в сторону, а там, где он только что находился, во все стороны брызнул расплавленный асфальт. Его напарники, вскинув оружие и внимательно наблюдая за пустыми окнами, перешли на шаг, Влас же сделал один-единственный выстрел. Из ствола излучателя вырвался оранжевый лепесток пламени, и вновь открывшего стрельбу нелегала просто снесло в глубь комнаты.

- Странные, - ошарашенно пробормотал водитель и завел транспорт за порядком проржавевший ангар. - Обычно же сдаются сразу, а?..

- Помолчи, - оборвал его Якоб Туз и выругался: - Двое уходят за Ограду!
        И тут мы невольно вздрогнули, когда неподалеку пронзительно завизжал бивший длинными очередями излучатель.

- Нас прижали! - послышался в шлеме далекий голос Валентина. - Палят сразу из двух
«Джокеров»!

- Влас? - уточнил капрал. Я не стал дожидаться ответа и прищелкнул карабин накинутой на запястье петли к клипсе излучателя.

- Даже голову поднять не могу, - через переговорное устройство откликнулся ясновидец.

- Выводи платформу! - распорядился Туз и, видя замешательство водителя, прикрикнул: - Живо! Уйдут нелегалы - шкуру спущу!
        Колебался рядовой недолго: выругался, до отказа втопил рычаг регулировки скоростей, и неповоротливый транспорт неожиданно резво выскочил из-за ангара.

- Прикрывайте! - отдал нам приказ Туз и заколотил пальцами по сенсорному дисплею терминала. - Роди, в паре метров на два часа начинается мертвая зона! Используй!
        Тут кто-то из нелегалов заметил вылетевший на открытое пространство транспорт, и в шаге от левого борта протянулась полоса раскрошившегося в мелкую пыль асфальта. Мы с Артуром открыли ответный огонь из ручных излучателей, не столько рассчитывая на удачное попадание, сколько не давая взять более точный прицел весьма ловко обращавшемуся с тяжелым «Джокером» стрелку. Попади он в движок, и от нас мокрого места не останется…
        Воспользовавшийся моментом Роди в два стремительных прыжка подскочил к стене и, не мешкая, зашвырнул в дом ручную бомбу. Громыхнуло, на улицу вырвались клубы дыма и огня, вылетела вырванная взрывной волной оконная рама. Все, первый отстрелялся.
        Лишившемуся напарника нелегалу в одиночку прижимать к земле гвардейцев оказалось не по силам, и парни моментально перехватили инициативу в свои руки. Пока Влас не давал стрелку толком прицелиться, Алекс успел переползти в канаву, перебрался на более удачную позицию, и вырвавшийся из его излучателя ослепительный жгут энергии легко вспорол бетонные стеновые панели.

- Вон они! - заорал Якоб Туз, заметивший два почти сливавшихся с серым асфальтом силуэта. Нарушители неслись изо всех сил, рассчитывая уйти за Ограду, прежде чем их нагонят гвардейцы. - Жми!
        Платформа задрожала, но прибавила в скорости совсем немного. Опасаясь вылететь из транспорта, я покрепче ухватился за поручень и попытался поймать на прыгавшую перед глазами мушку бежавшего последним нелегала, но привычный к таким условиям капрал меня опередил. Мигнула оранжевая вспышка, и серый камуфляж беглеца взорвался на спине кровавым цветком.
        Тело мертвеца рухнуло в пыль, и последний из нелегалов понял, что оторваться у него не получится. Развернувшись, он вскинул руки, и к нам, набирая скорость, понесся пыльный смерч. И все же беглец немного поторопился: водитель успел бросить транспорт в сторону, и основной удар пришелся по касательной. Платформу несколько тряхнуло и сильно мотануло вбок, а поднятая ветром пыль затянула все вокруг непроглядно-серой пеленой.
        Решив не искушать судьбу, я оттолкнулся от борта, спрыгнул на землю, перекувыркнулся - тяжеленный контейнер в рюкзаке больно врезался в спину - и практически вслепую побежал прочь от почти неразличимого уже с полутора десятков метров транспорта. И вовремя: серую хмарь разрезал ослепительно-белый сгусток энергии, оставлявший за собой шлейф из сгоравших в воздухе пылинок. Второе заклинание оказалось более точным и угодило по центру левого борта. Транспорт качнуло, с негромким хлопком сдетонировал движок, и зачадившая густой гарью платформа со скрежетом рухнула на асфальт.
        Впрочем, на этом успехи нелегала и закончились - я еще только выбегал из пыльного облака, как по беглецу открыли огонь повторившие мой акробатический трюк Туз и Станке. Выставив защитный экран, колдун нырнул в траншею, но ничего больше предпринять не успел - капрал широко размахнулся и зашвырнул к нему ручную бомбу. Вздрогнула под ногами земля, в траншее вспухло ярко-лиловое пламя, мигом позже подпрыгнувшее еще на пару метров вверх из-за рванувшего боекомплекта нелегала.

- Готов, - расслабился на пару с Артуром приблизившийся к месту взрыва капрал. - Сдох, мерзавец…

- Эвакуатор вызывайте, - подошел к ним я и убрал в кобуру только благодаря ремешку не потерянный при падении излучатель. Платформа, на мой взгляд, восстановлению уже не подлежала, водитель - аналогично. Лопнувшая при взрыве бронепластина пропорола острым краем его грудную клетку. - И медиков тоже…

- Возвращаться надо, - потянул меня за собой направившийся к двухэтажной развалюхе Артур.

- Парни говорят: у них порядок, - остановил его спрыгнувший в траншею Якоб Туз. - Не суетитесь.

- Понятно, - кивнул Станке и вернулся к раскрывшему планшет с терминалом капралу.
- Чернокнижник?

- Не похоже, - покачал головой тот. - Слишком многочисленная группа. Вероятно, что-то ценное волокли. Запаниковали, ну а как за оружие схватились, остановиться уже не смогли…

- Бывает, - кивнул я и повернулся спиной к оказавшейся слишком уж близко полосе голубого неба. Но лучше не стало - наоборот, непонятно отчего на затылке зашевелились волосы.

- Ух ты! - удивленно присвистнул уже связавшийся со штабом Туз, который пытался отсканировать магическую татуировку застреленного в спину нелегала. С алхимиком такой фокус точно не проходил - от трупа мало что на самом деле и осталось. - Если верить картотеке Жандармерии, этот жмур работал на пиявок.

- Что пиявкам могло понадобиться за Оградой? - удивился я.

- Да мало ли? - пожал плечами сложивший телескопическую антенну терминала капрал и вдруг прислушался к чему-то слышному только ему одному. - Парни передают: в здании контейнер нашли литров на пять. Нелегалы содержимое успели слить, но наверняка это была кровь.

- Что кровь - понятно, - согласился Станке. - Вопрос в том, зачем они волокли ее через Ограду?

- Или уже оттуда? - задумался я. - Но тогда чью?

- Все, проехали, - только и крякнул капрал. - Эвакуатор минут через десять подойдет. Давайте-ка пока прочешем маршрут, по которому нелегалы бежали. Мало ли чего они скинуть успели? Готовы? Тогда пошли! И под ноги, под ноги внимательней смотрите!..


        Ничего отыскать, разумеется, не удалось. Да и не затем нас Туз гонял - больше, чтобы ему дурацкими вопросами не докучали. Ну и ладно, хоть время до прилета эвакуатора скоротали. А то бы извелись все: близость городской окраины откровенно действовала на нервы. И причин для такой нервозности имелось предостаточно.
        Стоило запереть излучатели в оружейные шкафчики, сдать УКЗ на дезинфекцию и уволочь пустой контейнер из-под крови на склад вещдоков, как меня с Артуром тотчас погнали на медосмотр. И началось! Кровь из пальца и вены, трехмерное сканирование, изучение сетчатки глаз, собеседование с психологом и в довершение ко всему - полпригоршни алхимических таблеток.

- Ну и как тебе здесь? - поинтересовался вытиравшийся полотенцем Станке, когда я, пошатываясь от усталости, выбрался из душевой кабинки.

- В Конторе было лучше, - и не подумал лукавить я.
        Контрастный душ - штука, конечно, неплохая, вот только как мне было до него хреново, так и сейчас еле ноги переставляю. Нет, в таком режиме долго не продержаться.

- Чего так? - хохотнул Артур.
        И ведь не скажешь по нему, что полдня в УЗК пробегал.

- Достало все!
        Я уткнулся лбом в холодный кафель, собрался с мыслями и начал натягивать форменные брюки. Да чего тут думать, собственно? Выбираться надо отсюда! Я предел своих возможностей прекрасно знаю - мне даже полгода на Ограде продержаться за счастье будет. И это еще не самый худший расклад. Нет, спасением собственной шкуры придется безотлагательно заняться, благо варианты есть. Правда, на всю оставшуюся жизнь в кабалу попаду, но уж лучше так…

- Пошли давай, - поторопил меня успевший одеться Станке.

- На ужин спешишь, что ли? - удивился я. Лично мне сейчас кусок в горло точно не полезет.

- Сигареты в комнате оставил, - пояснил Артур.

- Охота только травиться. - Я перекинул через плечо китель и направился вслед за Артуром. - Насчет увольнительных не узнавал?

- Послезавтра обещали отпустить.

- А раньше никак? - расстроился я.

- Говорят, первые дни важно понаблюдаться, - фыркнул Артур. - Да и правильно. Мало ли…

- Восстанавливающие коктейли! - остановила нас у выхода из медсанчасти симпатичная медсестра в белом халате и распахнула холодильную камеру: - Для ускорения регенерации крови…
        Сорвавший крышку с высокого стаканчика Станке влил в себя половину его содержимого, позеленел и выкинул недопитый коктейль в урну. Глядя на него, я с опаской попробовал и с удивлением понял, что необычный вкус мне скорее нравится. Ничего подобного раньше пробовать не доводилось: густой, холодный напиток - с явственно различимой кислинкой, но не противный, - освежил и в момент снял усталость.

- Красавица! А можно еще один? - жалостливо заглянул в глаза медсестрички я. - Очень надо…

- Раз в сутки положено, - смутилась девушка. Думаю, не столько из-за «красавицы», сколько из-за перекосившей мою физиономию улыбки. - Побочные эффекты…

- Не дай пропасть! - почувствовал слабину я. - Первый и последний раз!

- Держи, - достала из холодильника еще один запечатанный стаканчик медсестра. - Но перерыв должен быть не меньше получаса!

- Благодарю! - Я подмигнул и поспешил за Станке. Усталость и апатия сгинули без следа, и мне показалось разумным, не откладывая дело в долгий ящик, добежать до уже знакомой кабинки магофона. - Артур, позвоню пока…

- Вот неугомонный, - только и покачал головой Станке. - Ты же до койки добраться мечтал?

- Успеется, - отмахнулся я и свернул в уходивший к столовой коридор.


        К моему немалому разочарованию, магофон оказался занят: рядом с кабинкой топтались Валентин и его неразговорчивые сослуживцы - Родион и Алекс. Впрочем, не успел я подойти, как к ним присоединился закончивший разговор Влас, и у освобожденной кабинки остался только заухмылявшийся при виде меня Бор.

- Как впечатления? - подмигнул он.

- Хреново, - с непроизвольно вырвавшимся смешком сознался я и сунул ему в руки свой китель и стаканчик с коктейлем. - Покарауль пару минут…

- Без проблем, - озадаченно глянул на меня Бор.
        Я зашел в будку, и тут же мое показное веселье развеялось без следа. Голова закружилась, на душе и вовсе стало как-то очень уж тоскливо. Потратив несколько мгновений, чтобы прийти в себя, я начал набирать нужный номер. Да уж - теперь понятно, зачем перерыв в полчаса между коктейлями делать: если такой отходняк один на другой наложится, мало не покажется. Но вообще - штука неплохая. Во всяком случае, чувствую себя куда лучше, чем сразу после возвращения.
        Приложенную к магофону ладонь кольнуло холодом, но зеленый огонек на нем никак не желал загораться. Со связью проблемы или линия занята?
        Да работай же, чтоб тебя!
        Будто проникнувшись моим настроением, магофон пиликнул и мазнул лучом сканера левое веко. Есть сигнал!

- Привет, Лисенок, - прошептал я и облокотился о стенку кабинки. - Как ты?

- Опять пил? - насторожилась Алиса.

- Устал как собака, - тяжело вздохнул я. - Первый день на Ограде - это кошмар какой-то. Видела бы ты, какое здесь небо! Как вспомню - так вздрогну.

- Зубы не заговаривай, - перебила меня, видимо, до сих пор продолжавшая сердиться девушка. - Дома когда объявишься?

- Послезавтра постараюсь вырваться, - попытался успокоить я подругу. - Но пока ничего не обещаю. Слушай, переключи на Георга, мне ему напрямую звонить не хотелось бы.

- Переключаю, - даже не попрощавшись, перекинула Алиса линию и оборвала связь.
        Я только вздохнул. Не столько из-за сумбурного разговора с подругой, сколько из-за предстоящей беседы с ее отчимом. Которому я и так слишком многим обязан. И с которым вообще вряд ли рассчитаюсь, если он сможет вытащить меня из этой передряги. Точнее - если захочет. В том, что начальнику отдела развития Девятого департамента такое под силу, сомнений не было ни малейших. Все верно - эта самая
«Девятка» давно уже переросла уровень собственной службы безопасности администрации города. С молчаливого одобрения, разумеется, вышестоящего руководства. Другое дело, что на городской администрации свет клином не сошелся, и обитатели других башен запросто могли надавать по рукам слишком уж зарвавшимся чиновникам. Но вдруг?

- Слушаю тебя, Марк. - Зазвучавший в голове голос мурашками пробежал по коже.

- Тут такое дело… - замялся я.

- В курсе.

- Ну и?

- Служи.

- Понятно. - Разочарования мне скрыть все же не удалось. Да оно и не удивительно.

- Служи, - повторил отчим Алисы. - И собирай информацию.

- Какого рода? - насторожился я.

- Наркотики растительного происхождения, - озадачил меня Георг и, видимо, решив окончательно добить, продолжил: - И связи гвардейцев с организаторами трафика.

- Есть подозрения?

- Кое-что удалось наковырять, но вряд ли тебе это поможет. Если в двух словах - аналитики считают, что через двадцать второй сектор в город попадает львиная доля наркотиков растительного происхождения. И разная сопутствующая мелочовка. Отследи контакты гвардейцев с нелегалами - и мы тебя оттуда вытащим.

- А если тут все чисто?

- Вытащим, но позже, - не особо удивил меня таким ответом Георг. - Думаю, комитетчики неспроста засунули тебя на Ограду. Проверяют, насколько ты нам нужен в Конторе. Придется их разочаровать - все пойдет своим чередом. Так что терпи.

- А куда деваться? - хмыкнул я и разорвал связь.
        Вот ведь влип! Повезло в чью-то шахматную партию угодить. Да ладно, чего уж теперь. Без покровительства Георга до сих пор бы на «Плантации» гнил. Но как же это все не вовремя!
        Вывалившись из будки магофона, я первым делом забрал у Валентина китель и в два глотка осушил стаканчик энергетического коктейля. Прислонился к стене, зажмурился и облегченно перевел дух - отпустило. Ну да еще бы не отпустило, столько лекарств сожрать дорогого стоит.

- Все еще хреново? - со странной усмешкой поинтересовался Бор.

- Не без этого, - отлип от стены я.

- Нет желания в картишки перекинуться? - предложил вдруг Валентин. - Мы с парнями по вечерам собираемся…

- Не сегодня точно, - покачал головой я. - Мне бы до койки доползти.

- Понятное дело, - кивнул Бор и придержал меня за руку. - Раз уж разговор зашел, надеюсь, ты против оборотней ничего не имеешь? У нас коллектив сплоченный, генетический статус - дело десятое. Только от тебя зависит, впишешься ты в него или нет.

- Против неординаров с подвижными биопараметрами, - я аккуратно высвободил руку, - ничего личного не имею. А вот выродков из «Легиона» на дух не переношу.

- Да кто ж их переносит? - усмехнулся Валентин. - Знаешь, просто здорово, что мы понимаем друг друга. Нам еще работать и работать вместе.

- Это точно, - направился к выходу из столовой я. - До завтра! А насчет картишек - подумаю.


        Нельзя сказать, что к моему возвращению в выделенной нам с Артуром комнатке витали клубы дыма, но табаком попахивало весьма явственно. Да Станке и не потрудился спрятать скуренную наполовину сигарету, а наоборот, протянул мне мятую пачку:

- Будешь?

- Травиться только, - отказался я.

- Да прям, - хрипло рассмеялся Артур. - Натурпродукт!

- Знал бы ты только, чем их набивают! - Разувшись, я завалился на койку и блаженно потянулся. - Можешь мне поверить - насмотрелся, пока на «Плантации» служил.

- И чем? - заинтересовался Станке.

- Синтетикой голимой, - зевнул я. - «Первый сорт» еще куда ни шло, там хоть водорослей половина, а в остальных и вовсе ничего натурального нет.

- Зацени, - кинул мне Артур мятую пачку, стилизованную под упаковку игральных карт.

- Ну и?
        Что особенного было в этой пачке, осталось для меня загадкой. Обычный «Король бубен», двойка. Не самые дешевые, но до «Первого сорта» им далеко.

- Сигарету посмотри.

- Да ну на фиг! - поразился я. И было отчего - сигарета оказалась набита самым настоящим табаком. - Откуда?!

- Места знать надо, - самодовольно улыбнулся Станке. - Угощайся.

- Нет, спасибо, - кинул я сигареты обратно. - Ну и как тебе Ограда?

- Жутковатое местечко.

- Не то слово, - поежился я, припомнив рваные края Пелены над головой, обжигающую синь неба и расплывающийся в мареве Хаоса горизонт. И до кучи - серое асфальтовое поле, пронизывающий даже УЗК ветер, тучи пыли да вечный песок под ногами.

- Ладно, завтра праздник, расслабимся.

- Чего так?

- Капрал для нас свободный день выбил. - Артур спрятал пачку сигарет в тумбочку. - Не слышал, что ли? Тот неординар, который платформу подбил, младшим Лиманом оказался.

- Лиман, Лиман… - задумался я. - Из пиявок, что ли? Точно, старший, помню, по ориентировкам проходил. И чего только этим уродам за Оградой понадобилось?

- Вопрос, - задумчиво кивнул Станке и потер, как обычно, небритый подбородок. - Но контейнер у них с двойным экранированием был.

- Это как? И от внешнего воздействия защищенный, и по фону нейтральный? - Сам по себе контейнер для переноски крови - вещь не шибко редкая: мне, когда на
«Плантации» служил, при обысках не раз и не два изымать такие приходилось, но про двойное экранирование первый раз слышу.

- Именно. Плюс терморегулятор, плюс внутреннее серебряное покрытие. Дорогая игрушка.

- Не то слово, - зевнул я и глянул на часы. - Что у нас, получается, на завтра остается?

- В медсанчасть на комплексное обследование и к комиссару на инструктаж. А потом - свободны как ветер.

- Вот и здорово, - растянулся на кровати я. - Хоть отоспимся…


        Сергио
        Споры о том, какая из башен самая высокая, не затихали с того самого времени, как над городом поднялись семь пронзивших серое полотнище Пелены шпилей. Большинство обывателей ставили на «Маяк» и «Стрелу». Непрезентабельные «Мельница» и «Кузница» были явными аутсайдерами в этом голосовании, а занятую гвардейцами «Ограду» обычно тоже сбрасывали со счетов, поскольку мало кто из жителей города наблюдал ее воочию. «Сундук» же, напротив, торчал на всеобщем обозрении, но из-за воистину титанических габаритов вовсе не казался таким уж высоким.
        Поинтересуйся кто мнением Сергио, он бы, поколебавшись, все же остановил свой выбор на «Стреле». Вот только до высотности башен ему не было ровным счетом никакого дела, гораздо больше альбиноса интересовали закрытые для посещения хранилища городского музея. А поскольку располагались они не где-нибудь, а на девятом этаже «Руны», план именно этой башни неординар и изучал.
        О том, чтобы просто войти через центральный вход, не могло быть и речи - пусть сейчас альбинос как никогда походил на ничем не примечательного обывателя, но обмануть целую систему защитных заклинаний ему в любом случае было не под силу. Вступать же в открытое противостояние чуть ли не с половиной патентованных колдунов города - а именно в «Руне» находились учебные аудитории Академии - имело смысл только с целью весьма извращенной попытки свести счеты с жизнью.
- Принес? - Заложивший руки за спину Сергио даже не обернулся, когда к нему, тихонько шурша запорошившим площадь мелким песком, подошел припозднившийся Аарон.

- Да.
        Частный детектив сунул альбиносу заклеенный скотчем пластиковый пакет и, встав рядом, пробежался взглядом от основания «Руны» до ее сверкавшего энергетическими разрядами шпиля. Вид стилизованного под готический замок сооружения вызвал у него невольную дрожь. В явственно видневшейся прорехе в Пелене чернел лоскуток ночного неба, и, как обычно, детективу захотелось поскорей унести отсюда ноги. В это время зевак на площади перед башней уже не было, и только у центрального входа время от времени приземлялись забиравшие припозднившихся функционеров Академии болиды.

- Аванса хватило?

- Вполне, - ухмыльнулся ординар.

- Остаток и небольшой бонус за риск, - передал ему Сергио пластиковый жетон от депозитной ячейки.

- Бонус - это хорошо. Небольшой - это плохо, - подмигнул собеседнику Аарон. - На какое-то время мне, пожалуй, придется залечь на дно.

- Опять дурные предчувствия?

- Да как сказать. - Детектив чихнул и потер свербевший из-за принесенной ветром пыли нос. - Учитывая, что мой контакт в Ложе Энтропии вчера выпал из окна собственной квартиры, лучше подстраховаться.

- Если что - не строй из себя героя, - впервые за время разговора взглянул на собеседника альбинос. - Понимаешь, о чем я?

- Я и так собирался при первой возможности тебя сдать, а уж теперь совесть и вовсе будет чиста. - Детектив, подкинув, перехватил в воздухе жетон от депозитной ячейки и со вполне понятной обоим иронией заявил: - Если еще что понадобится - ты знаешь, где меня найти. Обращайся.

- Обязательно, - кивнул Сергио и, после того как ординар растворился в вечерних сумерках, посмотрел на циферблат специально по такому случаю приобретенных наручных часов. Выждал оговоренное время и, мысленно начав обратный отсчет, быстрым шагом направился к едва заметно мерцавшему столпу воздуха над бетонным кругом телепорта.
        Пятьдесят, сорок девять, сорок восемь…
        Путь от «пятидесяти» до «ноля» закончился шагом на пентаграмму перехода. Пункт назначения тотчас всплыл в памяти Сергио, но, прежде чем транспортная система успела перебросить альбиноса на другой конец города, тот с четко выверенным усилием прыгнул вперед. Прыжок оказался недостаточно быстрым, чтобы опередить транспортное заклинание, и неординар, уже покинув бетонный круг, все же растворился в сиреневой вспышке. Вот тут-то и пригодился его дар: интуитивно уловив нужное направление, альбинос усилием воли искривил пространство и вырвался из тащившего его энергетического потока.
        Кого другого после такого маневра развеяло бы в прах, да и сам Сергио рисковал вывалиться в воздухе на высоте девятого этажа и рухнуть вниз, но расчет оказался верен: неловко завалившись на бок, альбинос растянулся на мозаичном полу закрытого хранилища городского музея. По инерции неординара несколько метров проволокло по гладкому мрамору и впечатало в стену. По его меркам - несильно.
        Помотав головой, Сергио несколько мгновений приходил в себя, потом сбросил оцепенение и бросился бежать по заставленному стеллажами проходу - защитные заклинания пока не уловили присутствие чужака, но вечно продолжаться такое везение не могло.
        На ходу распотрошив полученный от детектива пакет, альбинос безошибочно отыскал нужную витрину и торопливо замкнул на прикрывавшем ее бронелисте контур пластиковых трубок, заполненных сложной смесью алхимических реагентов. Едва успел отскочить - и крышку витрины расчертило ослепительное сияние. Оплавленный по краям кусок прозрачной стали с лязгом упал вниз, а мгновение спустя взвыла сирена охранной сигнализации.
        Отодвинув в сторону вывалившийся кусок бронестекла, Сергио поддел горловиной колбы замысловатую руну, словно вырезанную из цельного рубина, и до щелчка завинтил хрустальную пробку. Вплавленные в черное стекло прожилки серебра должны были обеспечить надлежащее экранирование, и альбинос безбоязненно спрятал импровизированный контейнер в карман.
        Вой сирен оборвался, один за другим начали наливаться пронзительным сиянием висевшие под потолком светильники, и Сергио опрометью бросился к ближайшему окну - до прибытия охраны оставались считаные секунды. С разбегу выбить армированное стекло в пару пальцев толщиной неординар даже не надеялся, а потому потратил несколько драгоценных мгновений на укрепление второго наполненного алхимической взрывчаткой контура. Прикрыв лицо рукой, альбинос отошел на пару шагов назад, а когда через проделанное взрывом отверстие в стеклопакете внутрь башни ворвался ветер, разбежался и выпрыгнул наружу.
        ГЛАВА 4

        Марк

«И все-таки я молодец», - именно эта мысль посетила меня, когда на следующий день я буквально выполз из душевой кабинки в медсанчасти и принялся растираться полотенцем.
        Возьмем, к примеру, Эдуарда - какое у него будущее? Пройдет переподготовку, получит хорошую должность, личный кабинет, непыльную работенку. Лет через десять отрастит брюшко, через двадцать - загнется от сердечного приступа, поднимаясь по лестнице на второй этаж.
        Вот мне такое точно не грозит. Со здешним медицинским обслуживанием у болячек просто нет шансов загнать меня в могилу. Гвардейские медики этого просто-напросто не допустят. Им конкуренты ни к чему…
        Усмехнувшись невеселой шутке, я оделся и отправился на поиски Артура, мучением которого занималась другая команда врачей. Совсем они здесь от безделья замаялись - так вцепились, что сил никаких нет. Обычных обследований и анализов им уже недостаточно - сегодня меня с ног до головы непонятно для чего облепили датчиками и три часа гоняли на тренажерах. И это после вчерашнего-то!

- Обедать? - поинтересовался я у Станке, запив выданные медсестрой таблетки стаканом холодной воды.

- Не, - мотнул головой тот. - Вот насчет ужина еще подумаю…

- Как знаешь, - хмыкнул я. Самочувствие, конечно, не очень, но обед пропускать - последнее дело. Так и ноги протянуть недолго. - У нас на сегодня запланировано что-нибудь еще?

- К комиссару зайти надо, - распахнул дверь Артур. - А завтра опять наверх.

- Завтра?! - расстроился я. - Ты ж говорил, завтра увольнительную дадут?

- Дадут, - кивнул Станке. - Выход в ночь, часам к восьми утра освободимся.

- Ну это другое дело.
        Расставшись с отправившимся по своим делам Станке, я спустился на минус третий этаж, зашел в столовую, взял поднос и, остановившись на раздаче, задумался. Вот только еще вроде двойную порцию брать собирался - и уже понимаю, что кусок в горло не полезет. Странно.

- Марк, давай к нам, - замахал руками Валентин, сидевший за столом в компании с Власом и Алексом.

- Привет, - поздоровался я и, усевшись на скамью, задумчиво уставился на еду.
        А ведь, пожалуй, даже галеты не буду, чайку попью и пойду в блок отлеживаться. Вымотался - сил нет.

- Как-то ты по-скромному, - усмехнулся глянувший на мой поднос Влас.

- И не говори. - Я отхлебнул чайного напитка и поморщился. Бурда. - Совсем плохой стал.

- Да это со всеми так поначалу, - отодвинул от себя пустую тарелку Бор. - Медики какой-то гадостью пичкают, чтобы организм быстрее к энергетике местной привык. Потом за двоих наворачивать начнешь.

- Посмотрим.

- Точно тебе говорю, - кивнул оборотень. - Ну что насчет картишек?

- Не, я пас, - отказался я. - Мне б до койки доползти.

- Хорош, так всю жизнь проспишь, - и не подумал оставить меня в покое Валентин. - Нам четвертый нужен.

- Родиона зовите.

- А он отгул взял и в город умотал, - зевнул Влас.

- Капрал?

- Опять со своими книжками заперся, не дозовешься, - буркнул Алекс.

- Вот как? - удивился я.
        Книжками? Книжки - это роскошь. Дорогие жутко, даром что пластиковые; да еще и место занимают. Проще в терминал нужный файл загрузить.

- Любитель он у нас, - поднялся из-за стола Бор. - Пошли?

- Пошли, - оставив на столе нетронутый поднос, направился вслед за оборотнем я. - У вас какой график работы, кстати?

- Индивидуальный. На следующие полгода - по неделям две через две. Вот сейчас мы, кстати, вовсе не балду пинаем, а на боевом дежурстве находимся.

- А с денежным довольствием дела как обстоят?

- Тебя не ознакомили, что ли? - удивился распахнувший дверь блока Влас.

- Когда? - Я прошел внутрь и уселся на заправленную кровать. - К вашему комиссару не прорваться.

- Да, он такой, - повторяя интонацию капрала, оскалился в улыбке Валентин и начал тасовать колоду пластиковых карт. - Ну тысяч десять в месяц у тебя должно выходить.

- Неплохо. - В Службе Контроля столько не платили. Вот только прибавка в жалованье не радовала совершенно. Как подумаю, что завтра опять наверх подниматься, сразу кишки в узел завязываться начинают. - В Корпусе Надзора, правда, почти столько же выходило. Но там крутиться приходилось.

- Травишься? - достал пачку сигарет Влас, который никак не отреагировал на закинутую мной удочку.

- Не, - мотнул головой я.

- В «99»? - уточнил начавший сдавать карты Бор.

- Запросто. - Любимое же развлечение и бывших сослуживцев из Корпуса Надзора, и подопечных с общего режима. Казалось бы - мимо контролеров и сигарету пронести нереально, а карты в каждую проверку изымались килограммами.

- Тогда поехали.
        Ну мы и поехали. Я азартными играми никогда особо не увлекался, но если больше заняться нечем, то почему бы и нет? Хоть какая-то разминка для мозгов. Да и разговор сам собой течет, что тоже неплохо. Мало ли кто чего сболтнет, а про просьбу Георга - ага, просьбу, как же! - забывать не стоит.

- Ну и как тебе у нас? - в очередной раз выбив всех из игры, поинтересовался Влас некоторое время спустя. Играл ротный ясновидящий просто здорово. Нет - «читать» карты, да и наши мысли он точно не мог, но вот ошибки совершал крайне редко. Развитая интуиция, многолетний опыт и хорошая память - страшная штука.

- Да нормально пока, - поежился я. - Если под землей сидеть, так и вовсе замечательно.

- Поверь мне, под землей сидеть ничего хорошего, - фыркнул Валентин. - Наверху, правда, тоже интересного мало. Рутина. У вас, поди, в Службе Контроля не соскучиться было…

- Да везде одно и то же, - махнул рукой я. - Вот в Корпусе Надзора  - это да, там скучать некогда было.

- Да ну? - удивился Влас. - На вышке целый день торчать интересней, чем у нас?

- На вышке другие стояли. - Я кинул карты на стол, признавая очередное поражение.
- А мне системы безопасности пары закрытых объектов приходилось в одиночку настраивать. Не самых режимных, конечно, но хлебнул с ними лиха по самое не могу.

- Тебя послушать, у нас курорт просто. - Валентин поднял ставку, и Алекс последовал моему примеру. - А приятеля своего где потерял?

- Он умней меня оказался. Сразу сообразил, что кусок в горло не полезет.

- Скорее, с медиками пообщаться успел, - криво усмехнулся все же сливший эту партию Влас. - Ладно, засиделись мы чего-то…

- Ух ты! - глянул на наручные часы Валентин. - На тренировку давно бежать пора.

- Тренировку?

- Рукопашный бой, чтобы форму не потерять, - пояснил оборотень. - Сходишь посмотреть?

- Почему нет? - пожал я плечами. До ужина время есть, можно развеяться.
        Тренировки по рукопашному бою проходили в спортивном зале - просторном помещении с высоким потолком, в одном конце которого размещались гимнастические снаряды, а в другом - тренажеры и беговые дорожки. Остановившись рядом с Валентином, я внимательно оглядел разминавшихся перед тренировкой парней и с удивлением заметил у одного из них черную колдовскую метку ординара. Причем на фоне тех же оборотней смотрелся он вполне достойно. Ну надо же…

- Чего ты? - обернулся ко мне Бор, проследил за направлением взгляда и сразу все понял: - Я ж тебе говорил: главное - вписаться, генетический статус - дело десятое.

- Да это понятно, - задумчиво протянул я.

- Разувайся, - предложил вдруг Бор.

- Зачем еще?

- Пошли, - потянул меня на таты оборотень, - давай, пошли уже…

- Да ну тебя, брось, - попытался отвертеться я, но ничуть в этом не преуспел. Пришлось снимать ботинки, кидать на скамейку китель и идти к Валентину.
        Не то чтобы мне доставляло хоть какое-то удовольствие ощущать всеобщее внимание, но вписываться в коллектив и в самом деле надо. Если не завяжу нужных знакомств - так и просижу оставшиеся десять лет у себя в блоке. Вряд ли Георга это обрадует. Да мне бы и самому не хотелось. К тому же остальные гвардейцы уже заинтересовались: откажусь - здорово себе дальнейшую службу осложню. Закон закрытых сообществ «будь как все» еще никто не отменял.

- Давай, давай, - поманил меня слегка пританцовывавший на месте Бор.
        Я оценил длину его рук, осторожно приблизился и, не особо напрягаясь, провел связку ударов: левой, левой - правой. Точнее, попытался провести. Уклонившись, Валентин шагнул вперед, и теперь уже мне пришлось отшатываться и уходить из-под удара.
        Хм… Как-то он слишком резво за дело принялся, совсем не сдерживается. Или у них тут так принято? Типа крутые парни и все такое?
        Едва не пропустив встречный в челюсть, я попробовал ускориться и пробить защиту Валентина. Ногой в голень и сразу - хук в грудину. Достать не достал, зато сам едва успел принять на предплечье направленный в корпус удар правой. А вот левой Бор до меня таки дотянулся - кулак шаркнул по подбородку, и во рту моментально появился привкус крови.
        Отбитая рука занемела, но, стряхнув оцепенение, я рванул вперед. Рассаженная губа как-то враз заставила позабыть, что это всего лишь разминка, да и получивший от меня по щиколотке Валентин окончательно перестал сдерживаться: беда с этими оборотнями, вечно им мозги в самый неподходящий момент сносит.
        На несколько мгновений мне удалось заставить гвардейца уйти в глухую оборону и даже заработать пару одобрительных возгласов, а потом силуэт Бора как-то очень уж резко смазался, и неожиданно я понял, что падаю на спину. Удар о таты оказался не так уж и силен, но вот ни встать, ни вздохнуть первое время почему-то не получалось.
        Перевернувшись в итоге на бок, я попытался расслабиться, потом поднялся на четвереньки и в конце концов сумел оторваться от пола. Однако жестко.

- Нормально все? - добродушно усмехнулся похлопавший меня по спине Валентин. Будто и не он только что едва не отправил меня в нокаут. Сволочь.

- Типа того, - уловив нотки снисходительности, через силу улыбнулся в ответ я. Ничего, скалься, скалься. Если надо будет, все равно дотянуться успею. И уж точно не кулаком.

- Неплохо двигаешься, - подошел к нам высокий широкоплечий неординар в спортивных штанах и майке. - Но над техникой надо поработать. На тренировку останешься?

- В другой раз, - обуваясь, отказался я.
        Оно бы, конечно, неплохо форму набрать, но сегодня точно от занятий толку никакого не будет. Мне б прилечь…

- Каждый день в это же время. Заходи, - не стал настаивать на своем парень и замахал руками занимавшимся своими делами гвардейцам. - Заканчиваем с разминкой, пять кругов и спарринги.

- Зайду непременно, - буркнул я и, кивнув Валентину, направился на выход.
        Но как-нибудь в другой раз. А сейчас - на ужин и спать.


        Сергио
        Падение в залив с высоты девятого этажа - перспектива не из приятных. Вот только, когда альтернативой выступает слишком уж плотное знакомство с брусчаткой, колебания неуместны. Выпрыгнувший же из башни Сергио и вовсе с самого начала рассчитывал именно на такое развитие событий. Вернее, надеялся: стопроцентной уверенности, что получится искривить пространство, слишком уж насыщенное вблизи
«Руны» энергией, у него не было.
        Впрочем, все сомнения остались в башне. Стоило альбиносу через оплавленную дыру в армированном оконном блоке метнуться наружу, и они тотчас развеялись, уступив место рвавшимся от напряжения жилам, треску расползавшейся по швам реальности и стремительно несущейся навстречу брусчатке.
        А мгновение спустя удар о воду вышиб из неординара дух. Уйдя на глубину, альбинос заработал руками и ногами и вскоре, покачиваясь на волнах, принялся жадно глотать холодный воздух. Разломив вытащенную из нагрудного кармана пробирку, он сделал несколько мощных гребков, со стороны посмотрел на начавшее расползаться по поверхности воды мерцавшее голубым сиянием пятно и немного расслабился.
        Все - теперь от него не зависело ровным счетом ничего.


        Медленно летевший над самой водой транспорт появился из темноты минут через пять. Убедившись, что лишенная опознавательных знаков платформа не имеет никакого отношения к патрулировавшим воды залива болидам Гвардии, Сергио поплыл ей навстречу и ухватил протянутую с невысокого борта руку.

- Совсем ты без меня никуда. - Помогший выбраться альбиносу из воды Аарон взял со скамьи пластиковый пакет с запасной одеждой и протянул неординару.

- И не говори. - Переодевшись, Сергио первым делом начал перекладывать содержимое карманов из мокрой куртки в сухую. - С владельцем этого корыта рассчитался?

- Успею, - неопределенно поморщился ординар и, отвернувшись, начал рассматривать сигнальные огни нефтяной платформы. Еще дальше - уже на том берегу залива протянулась россыпь едва заметных светлячков, отмечавших вышки дальнего укрепрайона «Ограды». - Торговаться старый пират наотрез отказался, так что пусть теперь помучается.

- Стоит ли испытывать его терпение? - Альбинос выкинул в мешок к промокшей одежде старые перчатки и болезненно поморщился - почерневший указательный палец практически перестал сгибаться.

- Вернемся на берег, рассчитаюсь, - пожал плечами детектив и, прикрыв ладонью рот, широко зевнул. - Надеюсь, на сегодня все?

- Кровь забрал?

- Держи. - Аарон передвинул к альбиносу спортивный рюкзачок. - Ключи от съемной квартиры и адрес в боковом кармане.

- С пиявками-то хоть расплатился? - внимательно изучив покрытый рунами контейнер, поинтересовался неординар.

- Ну… - замялся явно не ожидавший такого вопроса детектив. - Почти…

- В смысле? - уставился на него альбинос.

- Комиссионные срезал, - сознался ординар. - Я ж посредник, как-никак! Нельзя из образа выпадать!

- Со всей суммы слупил?

- С остатка.

- Тоже неплохо. Костюм бы новый заказал, что ли…

- Обязательно, - кивнул детектив. - На берег сойду - и сразу к портному.

- Не тяни с этим, завтра к вечеру ты мне будешь нужен, - предупредил его Сергио и, дождавшись, когда платформа минует прибрежную полосу песка, перепрыгнул через борт и моментально растворился в темноте.

- Само собой, - буркнул ему вслед Аарон, пересчитывая вытащенные из кармана банкноты. - Кто бы сомневался?
        ГЛАВА 5

        Марк
        Утренняя смена - хуже не бывает. Ни в Корпусе Надзора, ни в Конторе терпеть не мог просыпаться посреди ночи, глотать на скорую руку разведенный кипятком кофейный напиток и отправляться на работу без всякой надежды отоспаться после возвращения. Когда выходишь в ночь - греет надежда завалиться спать поутру. А тут… спросонья, злой, с омерзительным настроением, да еще и тащиться непонятно куда…

- Живее давай, - заглянул в санузел Артур, который уже успел собраться и теперь с недовольной миной посматривал на часы.

- Иду. - Я закрыл кран с холодной водой, вытерся полотенцем и без особой спешки отправился в комнату за формой. - Чего у нас на сегодня?

- Транспорт с рудника возвращается.

- Уже? - удивился я, доставая из-под кровати ботинки.

- А чего тянуть? - пожал плечами закуривший Станке. - Загрузили концентрат и возвращаются. Одна вахта там осталась, вторая к нам…

- Платформу дадут? - оглядываясь по комнате в поисках снаряжения, поинтересовался я.
        Сморщившись от горечи, разжевал три выданных в медсанчасти таблетки и пошел на выход.

- Не пешком же ночью до пропускного пункта тащиться, - усмехнулся Артур. - Капрал - мужик суровый, но не настолько.

- Если бы… - Я поправил болтавшийся за спиной меч, захлопнул дверь и с досады хлопнул себя по бедру: - А кормить-то нас, получается, не будут?!

- Сухпая можешь погрызть, - предложил Станке.

- Ага, и песочком закусить.


        На пропускном пункте мы, как и следовало ожидать, объявились последними. Ладно, хоть не опоздали. Быстренько получив в арсенале оружие, в очередной раз подверглись издевательствам со стороны медперсонала, прошли через телепорт - и добрых полчаса ежились от холода и сквозняка, дожидаясь транспорт в уже знакомом ремонтном цехе.

- Чего-то он опаздывает, - наконец не выдержав, подошел к капралу я.

- Почему опаздывает? - удивился тот и посмотрел на часы. - По графику через семь минут должен быть.

- А мы… - решив не нарываться, воздержался я от мата, - с какой целью здесь уже полчаса мерзнем?

- Привыкаем. Атмосферой проникаемся, - на полном серьезе просветил меня Туз. - Да не бери в голову - послужишь с пару месяцев, сам все поймешь.

- Как скажете. - Я отошел обратно к Артуру.
        А ведь и в самом деле - остальные не то дремлют, не то прислушиваются к чему-то. Вчера все не так было. Не иначе утренняя смена свой отпечаток накладывает.

- На выход, - приказал капрал, заслышав гул приближающегося транспорта.
        Караулившие в ангаре гвардейцы без лишних слов отперли дверь рядом с закрытыми на ночь воротами и выпустили нас наружу.
        В шлеме что-то щелкнуло, и тут же ночной мрак расслоился на множество полутонов серого. Серое небо, серая земля, серые здания и серые сослуживцы. Все серое, но неожиданно, до болезненной пронзительности - четкое. Видна каждая вылетающая из-под днища медленно приближающегося транспорта песчинка, каждая трещинка на бетонном покрытии Ограды.
        В этот раз нам выделили нормальный болид, в задней части которого возвышался бронированный купол с установкой спаренных тяжелых излучателей, а не открытую тихоходную платформу, как вчера. Ну да оно и понятно - ночь все же. Тут и днем не по себе, сейчас же и вовсе жутко. Будто конец света давно наступил, и город со всеми его обитателями уже провалился в тартарары, а мы тут еще немного подзадержались.
        Гул двигателя, яркими лучами пронзающие темень ночи фары болида, шорох песка под ногами и едва слышный шум ветра. А еще, насколько хватает взгляда, - бескрайняя серость, размеченная лишь разноцветными сигнальными огнями мачт громоотводов. Ну и со стороны города Пелена подсвечена отблесками уличных фонарей и рекламных вывесок.

- Пошли, - распахнул боковой люк Якоб Туз, уперся руками в пол и, легко подпрыгнув, скрылся внутри. Остальные - следом.

- На пропускной пункт? - пристегнувшись, поинтересовался закрепивший АПШ в оружейном держателе Артур.

- Не совсем, - улыбнулся капрал. - Мы транспорт немного раньше встретим. Информация о нелегале точная была, вот и проверим еще раз. Есть у меня подозрение, что они, не доезжая до контрольного пункта, от попутчиков избавляться могут. На ходу.

- Охота возиться только, - зевнул Артур. - Кто ж ночью через половину Ограды пешком потащится? Разве что самоубийца…

- А даже если и самоубийца! - не согласился с ним Влас. - Не хрен по нашему сектору шастать!

- Это наша работа, между прочим, - поддержал подчиненного капрал. - А не чья-то прихоть…

- Да понятно все, - махнул рукой Станке и прикрыл глаза.
        Я встревать в разговор не стал и тоже попытался подремать. Тщетно - сон ушел. Вместо этого в голову полезли мысли, как выйти на связанных с наркоторговцами гвардейцев и почему этой темой так заинтересовался Девятый департамент. По поводу дальнейших действий идей не было вовсе, намерения коллег Георга тоже оставались загадкой. Хотят утереть нос комитетчикам или пытаются взять под контроль этот канал? Да кто его знает. И ведь стоит попробовать кого-нибудь разговорить - мигом слушок о моем интересе пойдет. А там и до несчастного случая на производстве с откомандированным на Ограду особистом недалеко. К нам, хоть мы вроде как и ссыльные, со всех сторон приглядываться должны. Кстати, а вот это уже идея…

- Давай к строению Бета-8-97, - распорядился по внутренней связи капрал. - Да знаю я, знаю, что это на самом краю Ограды. Исполняй.
        Управлявший транспортом водитель нарушить прямой приказ не решился, и почти незаметно дернувшийся болид поменял курс. Вот ведь засада! Вчера и на контрольном пункте неслабо скрутило, а тут еще дальше от города забраться придется. Одна надежда на алхимическую терапию…


        В условленное место мы прибыли минут через десять. Покачнувшись, замер на месте транспорт, затих перешедший в спящий режим движок. И словно именно тишина открыла дорогу сочившейся из-за Ограды чужеродной энергии, по коже пробежали мурашки, а минуту спустя запястье заколол браслет автоматического инъектора. Оглядев ничуть не обеспокоившихся по этому поводу сослуживцев, я немного успокоился и втихаря потер зудевшую под защитным костюмом кожу. Зря - только сильнее зачесалось.

- Фон? - уточнил у кого-то из экипажа транспорта посмотревший на часы капрал.

- Плюс три, - по внутренней связи откликнулся не то водитель, не то управлявший спаренными излучателями бортстрелок.

- Динамика?

- Да не успеем нагреться, рудничный транспорт уже в секторе.

- Выдвигайтесь навстречу, - заявил горевший желанием добраться до нелегала Туз. - Фары выруби. И чем меньше будем фонить, тем лучше. Не успеют от горяченького избавиться.

- Не учи отца, - огрызнулся водитель, и транспорт потихоньку начал выползать из-за ангара.

- Приготовились. - Якоб поправил планшет с мобильным терминалом и накинул на запястье ремешок излучателя. - При попытке скрыться огонь на поражение. Станке, готовь свою бандуру.

- Смысл? - нахмурился Артур.

- Ночь, - буркнул Влас. - Мало ли…

- Цель в километре, - резко прибавляя скорость, оповестил нас водитель. - Высадка по сигналу. Башня, подтвердите готовность.

- Порядок, - откликнулся бортстрелок.

- Сигналь остановку для досмотра, - ухватившись за ручку люка, привстал с сиденья капрал. - Не зевать…

- Обратного отклика нет, - забеспокоился вдруг водитель. - Или у них система накрылась или…

- Фоновое излучение в красной зоне, - перебил его бортстрелок. - Идет активация защитной системы!

- Огонь на поражение! - рванул на себя люк капрал и на полной скорости выпрыгнул из транспорта.
        За ним кинулся Влас, болид резко затормозил и тут же дернулся, когда взвыли бортовые излучатели. Даже не пытаясь разобраться в происходящем, я рванулся наружу, приземлившись на запорошенный песком асфальт, перекувыркнулся через плечо и выхватил из кобуры «Пламя».
        Ближайший транспорт рудничного конвоя, словив очередь из спаренных излучателей, распоровшую ему борт, пошел юзом, и сразу же - словно разъев его изнутри - наружу метнулось ослепительное оранжевое пламя. Автоматически потемневший лицевой щиток на мгновение практически перекрыл обзор, но стекло вскоре вновь стало прозрачным, и я успел заметить, как из распахнувшихся люков двух поотставших машин высыпали казавшиеся черными в отблесках огня фигуры.

- Рассредоточиться! - заорал капрал. - Станке, вперед! Алекс, Роди, на вас замыкающий транспорт!
        Следующую очередь поддержавшего нас огнем болида почти полностью поглотило укутавшее шедшую в середине колонны машину силовое поле - в серых бортах появилось лишь несколько обгорелых дыр. Резво рванувший транспорт попытался укрыться за полыхавшей грудой металла, но наш бортстрелок вовремя сменил прицел и буквально в клочья разнес не прикрытые защитным заклинанием колеса. Подбитая машина осела набок и, поймав следующую серию энергетических импульсов, зачадила.
        Опустившийся на одно колено Влас открыл беглый огонь по несущимся к нам одержимым, я тоже постарался от него не отставать - несколько сбитых с ног фигур покатились по земле. Излучатель при каждом выстреле непривычно сильно бил в ладонь, далеко вырывавшееся пламя слепило глаза, но эти недостатки с лихвой компенсировала чудовищная эффективность оружия: с первого же попадания жертва буквально превращалась в факел. На какое-то весьма недолгое время - живой.
        Далеко вырвавшийся вперед Артур наконец остановился, утопил гашетку АПШ, и ближайшие к нему одержимые прогорели в один миг. И не только они - рвущаяся из раструба струя жидкого пламени сжигала буквально все: бетон, песок, пыль, воздух. Казалось - под напором стремительно растекающегося маслянисто-черного пламени корчится и выгорает само пространство.
        Ошарашенный вырвавшейся на свободу мощью, Станке невольно отшатнулся, потом вновь двинулся вперед и неожиданно для всех распластался на земле. И неспроста - последний остававшийся на ходу рудничный транспорт из всех стволов открыл огонь по нашему болиду. Вырвавшаяся на свободу энергия в один миг смахнула купол слишком уж увлекшегося добыванием последней жертвы бортстрелка, вспорола обшивку и, будто невесомую игрушку, отшвырнула искореженный летательный аппарат на несколько десятков метров.
        Широко размахнувшись, я одну за другой кинул две ручные бомбы под днище замедлившего ход рудного транспорта, который как раз начал подыскивать себе новую мишень. Один рубчатый металлический шар срикошетил от какого-то выступа и рванул среди набегавших на нас одержимых - ослепительная вспышка раскидала по сторонам сразу несколько темных фигур, - зато вторая полыхнула между первой и второй парой колес. И все же бронированная машина лишь покачнулась и продолжила разворот.
        И тут по ней с разных сторон открыли огонь вышедшие на ударные позиции Родион и Алекс. Слепившая глаза даже через затемненный лицевой щиток дуга бившей из
«Циклопа» энергии бритвой срезала начавшие опускаться стволы тяжелых излучателей; а вот «Пожиратель» сработал впустую - транспорт успел закрыться силовым щитом, и не сумевшее добраться до цели заклинание с тихим хлопком рассеяло добрый кусок пространства. Струя направленного Артуром жидкого пламени, не причиняя никакого вреда машине, стекла на асфальт по закопченной броне, а сам Станке едва успел выскочить из-под колес стремительно набравшего скорость транспорта.
        Отстреливая одержимых, которых за все это время так толком и не сумел разглядеть в разрываемой вспышками выстрелов темноте, я лихорадочно завертел головой по сторонам в поисках хоть какого-нибудь укрытия. Излучатели с противоположного борта транспорта остались невредимыми, и, если он успеет развернуться, никому мало не покажется. Потяжелевшая правая кисть уже с трудом управлялась с оружием, по лицу тек пот, а в голове билась только одна мысль: прячься, прячься, прячься!
        Спокойно стоявший поодаль капрал, приставив к шее одноразовый инъектор, вздрогнул, отшвырнул использованную трубочку и начал медленно сводить раскрытые ладони. Сначала ничего не происходило, потом меж черных перчаток заскользили голубые искорки магических разрядов, и тут же по бортам разворачивавшегося транспорта побежали лазурные огни. И чем меньше становилось расстояние между руками неординара, тем ярче разгоралось укутавшее рудничную машину сияние и тем злее трещали натянутые волей заклинателя нити энергии. На мгновение полыхнувший рукотворным солнцем ослепительно-белый шар меж пальцев капрала померк, и в этот же миг начал плавиться объятый бездымным серебристым пламенем злополучный транспорт. Пара мгновений - и от него осталась лишь груда бесформенных останков.
        Добивший последнего одержимого Валентин Бор показал командиру выставленный вверх большой палец и неторопливо направился к машине с расстрелянными колесами, которая по-прежнему вяло чадила, но выглядела почти неповрежденной. Станке отцепил опустевший контейнер АПШ, и я с немалым облегчением передал ему из заплечного ранца запасной.

- Приближается «волна»! - Раздавшийся в переговорном устройстве голос, без всякого сомнения, принадлежал доставившему нас сюда водителю. И точно - изувеченный прямым попаданием болид, проваливаясь на полметра-метр вниз и рывками же набирая высоту, довольно резво удалялся в направлении города. - На борт никого взять не могу, вызываю подкрепление. Как слышите меня, прием!

- Проваливай, - коротко бросил капрал и указал на темневшее неподалеку здание ангара: - Бегом!

- Что за «волна»? - догнал его закинувший на плечо излучатель Артур.

- Хаос, - перепрыгнул через труп одержимого Якоб Туз. - Транспорт по дороге перехватили, а следом «волна» идет.

- Слишком сложно как-то, - хрипло выдохнул Станке и прислонился к ржавой стене ангара.
        Капрал провел по запорошенному пылью считывателю универсальной картой, и дверь немного приоткрылась. Совсем чуть-чуть - но этого хватило Валентину, чтобы просунуть в щель пальцы, упереться ногами в асфальт и дернуть изо всех сил. Свободный проем расширился сантиметров до сорока, потом послышался металлический щелчок, и заметно перекосившаяся дверь замерла на месте.

- Заклинило, - протиснувшись внутрь, выругался оборотень.

- Плохо. - Туз пропустил вперед ротного ясновидца и навалился на дверь, но та даже не шелохнулась.
        Заслышав вой сирен, я обернулся и увидел, как по всему сектору начинают вспыхивать сигнальные огни, ночь прорезали лучи прожекторов, замерцали уходившими к самой Пелене призрачными завесами активированные резонаторы.

- Отобьются, - уверенно заявил капрал и подтолкнул меня вслед за остальными.
        Сам достал из кармашка разгрузки стеклянную пробирку, сорвал запечатывавшую ее пробку и разломил над горлышком шедшую в комплекте ампулу с кровью. Вытекшая из стекляшки молочная дымка, повинуясь движению его рук, моментально затянула дверной проем.

- Влипли, - без каких-либо эмоций в голосе оповестил нас Влас, поднял лицевой щиток и закурил. Железные стены загудели под напором принесенных усилившимся ветром песчинок, и стало как-то очень уж не по себе.

- Экранирование в норме, - обойдя все углы просторного помещения с подключенным к терминалу сканером, успокоил нас Якоб Туз. - Вот только дверь…

- Придется туго, - начал снимать опостылевший шлем Валентин Бор.

- Не советую, - остановил его ротный ясновидец.

- Чего еще? - удивился оборотень.

- Охота серебром дышать? - Влас указал на все еще курившийся из дула АПШ дымок. - Дезактивацию, сам понимаешь, еще не проводили.

- Да и не надо. - Капрал вытащил вторую пробирку и задумчиво уставился на входную дверь. - Как знал ведь…

- Что это такое? - тихонько поинтересовался я у Станке, когда очередная порция белесого тумана укутала дверь вторым слоем.

- Алхимическая основа для наложения чар, - не шибко уверенно предположил Артур. - Только с какой целью…

- Она же нейтральная пока, - пояснил кинувший окурок на пол Влас. - Если напор Хаоса не очень сильный будет, абсорбирует все подчистую. Недокументированное свойство, так сказать…

- А если сильный? - поинтересовался Артур.

- Тогда нам и стены не помогут, - пожал плечами ротный ясновидец.

- И что, по всей Ограде такие укрытия раскиданы? - Я огляделся по сторонам и выхлебал чуть ли не половину воды из фляги.
        Особо надежным препятствием для Хаоса строение вовсе не казалось. Пыль, ржавчина, запустение. Чихни - стены сложатся, как карточный домик.

- Да какое это укрытие? - фыркнул Влас, которого, в отличие от сосредоточенных сослуживцев, потянуло на разговоры. - Старый ангар для патрульных болидов. Это на основных направлениях все по полной программе используется, а у нас сектор тихий. Кого на другие участки перекинули, кого вглубь отвели. Вот и пустуют пока.
        Шелест песка постепенно усиливался, нарастал, заполнял своим гулом помещение, и мне начал чудиться звучащий прямо в голове шепот. Железные стены растворились, потолок сгинул неведомо куда, и над головой раскинулось бездонное небо, черноту которого оттеняли лишь зеленоватые точки медленно дрейфующих огней.
        И это звезды?!
        Звезды обожгли сотней булавочных уколов, ноги оторвались от пола, мне стало легко и спокойно. Впереди ждала вечность. И вдруг насланное Хаосом наваждение растворила в себе разлившаяся по всему телу чудовищная ломота. От вколотых автоматическим инъектором алхимических препаратов в крови забурлило самое настоящее пламя, и нестерпимая боль вмиг прояснила сознание. Вновь оказались на своих местах стены и потолок, вновь гнал волны песка взбесившийся ветер. Никакого неба, никаких звезд. И лишь на самой грани восприятия что-то тихонько шептал заполонивший все кругом Хаос.
        Еще одна инъекция - и тишина.
        Да - так гораздо лучше.

- Очухался? - поводил у меня перед лицевым щитком ладонью капрал. - Вот и здорово. Сейчас начнется. Ты с Артуром в третьей очереди.

- Понял. - Я потряс головой, медленно приходя в себя. - А что делать-то?

- Увидишь.
        И тут затянувшая дверной проем молочная пелена начала стремительно истончаться и сереть. Бурлившая снаружи энергия Хаоса устремилась внутрь и заклубилась, увязнув во второй преграде. Но корежившая пространство сила никак не сдавалась, и постепенно в сумбурном мельтешении сформировалась полупрозрачная фигура демона. Защитное заклинание на мгновение оказалось пробито, и порождение Хаоса стремительно рвануло вперед.
        Даже не попытавшиеся воспользоваться излучателями Влас и Валентин синхронно шагнули вперед и с разных сторон рубанули демона черными полосами алхимических мечей. Превращенные в безупречно острые лезвия боевые заклинания зашипели, рассекая и поглощая чужеродную энергию, и порождение Хаоса развеялось, так и не сумев ни до кого дотянуться. Серебристые искры рассыпались по запорошенному песком полу, меня передернуло от прокатившейся по помещению колючей энергетической волны, а воздух наполнился непонятной затхлостью.
        Сдержавшие первый натиск гвардейцы разошлись в разные стороны, на замену им заступила вторая пара. Долго ждать Родиону и Алексу не пришлось: следующее адское создание прорвалось внутрь в образе призрачной химеры, но и в таком обличье оно оказалось уязвимо для превращенных в оружие заклинаний.
        Заняв место трясшего отбитой кистью Алекса, я несколько раз для пробы взмахнул черной полосой клинка и попытался успокоиться. Ничего сложного. Бывало и хуже. Бывало - да…
        От напряженного ожидания в крови забурлил адреналин, движения кружившихся за дверью песчинок вдруг замедлились, и по телу разошлась холодом выморозившая нервозность волна. Не иначе - опять какую-нибудь гадость вкололи. Ох, будет ломать меня завтра…
        Окончательно истончившаяся защита в очередной раз оказалась прорвана минут через пять, и, без колебаний шагнув вперед, я по широкой дуге опустил черное лезвие на голову распластавшегося в прыжке демона. Слева ударил меч Артура, и закружившееся вихрем пепельно-серых искр чудовище развеялось без следа.
        А между тем от нашего защитного полога уже почти ничего не осталось: из двери метнулась еще одна тень, и, выпрямляясь после замаха, я едва успел поймать ее на самый кончик клинка. Вот только на сей раз этого оказалось недостаточно: перед лицом мелькнули стремительно обретающие плоть лапы демона, и лишь вовремя подставленный локоть не дал изогнутым когтям расколоть лицевой щиток. Левую руку опалило нестерпимой болью, нашитые на толстую ткань бронепластины смягчили удар, но в тот же миг неведомая сила сшибла меня с ног, протащила по полу, вырвала из отбитых пальцев обтянутую искусственной кожей рукоять меча.
        Горевший огнем локоть некстати стукнулся о бетон, и я чуть не потерял сознание от метнувшейся вверх по руке боли. Собрав волю в кулак, мне удалось перебороть дурноту и выхваченным из чехла серебряным гвардейским клинком полоснуть по морде уже изготовившуюся для нового броска тварь. Порождение Хаоса завыло и, на глазах рассеиваясь в бесплотное серое марево, метнулось прочь. Вспышка излучателя - и оно, не успев выскочить наружу, прогорело в прах.
        Неожиданно загудел АПШ, и вырвавшаяся из него струя пламени в один миг пожрала рвавшихся внутрь адских созданий. Мастерски управлявшийся с тяжелым оружием Туз снизил интенсивность выброса горючей смеси, но продолжил заливать пятачок перед дверью огнем. Брызги пламени летели во все стороны, насквозь прожигали металл, плавили бетон, заставляли вспыхивать и дотла прогорать продолжавших наседать демонов.
        Оторвавшись от завораживающего зрелища, я осмотрел пропоротый рукав УЗК, из разрыва которого торчали концы серебряных нитей, распотрошил индивидуальный пакет и перетянул плечо жгутом. Кисть почти потеряла чувствительность, но рана не должна была оказаться слишком серьезной.
        С трудом поднявшись на ноги, я убрал нож из модифицированного серебра обратно в чехол, поискал глазами вылетевший из руки меч, но так и не сумел углядеть черную полосу зачарованного клинка.
        Вытащил из кобуры излучатель, помотал головой и, немного придя в себя, взял на прицел полыхавшее у двери пламя. Голова вновь закружилась, и, лишь закусив губу, я сумел прогнать путавшую сознание хмарь. Огонечек автоматического инъектора замигал красным, пришлось сунуть оружие обратно в кобуру и поменять картридж.
        С тихим шипением АПШ выплюнул последнюю струйку пламени, и капрал незамедлительно положил наверняка обжигавшее даже сквозь перчатки оружие на пол. Все замерли, напряженно наблюдая за оплавленным провалом двери, но через начавшую опадать огненную завесу так никто и не попытался прорваться внутрь.

- Пронесло? - откинул лицевой щиток Влас и, сморщившись из-за ударившей в нос гари, тут же захлопнул его обратно.

- Похоже на то. - Якоб распахнул планшет с мобильным терминалом. - Связи пока нет, но, судя по сигналам уцелевших датчиков, «волна» ушла дальше. Прикрывайте.
        Дождавшись, когда алхимическое пламя окончательно погаснет, капрал перехватил излучатель обеими руками и выскользнул наружу. Родион моментально оказался рядом с дверным проемом, но вслед за командиром выбираться не спешил.

- Нормально, - заглянул обратно капрал.

- Вот и замечательно. - Валентин Бор подошел ко мне. Его серый комбинезон в нескольких местах оказался испачкан пятнами гари, но выглядел оборотень весьма довольным собой. - Ты как, в порядке?

- Да вроде, - пытаясь справиться с головокружением, ответил я. Вероятно, УЗК оказался поврежден сильнее, чем показалось на первый взгляд, и в шлеме стало нестерпимо душно. - Сейчас отпустит…

- Просто здорово. - Раскрытой ладонью оборотень отодвинул меня обратно к стене. - Подожди пока, у нас к твоему приятелю разговор есть.

- Вы чего? - насторожился я, попытался шагнуть вперед, но Валентин не пустил. А затевалось нечто весьма и весьма странное - капрал так и не стал возвращаться в ангар, а окружившие полукругом Станке гвардейцы открыто наставили на него оружие.
- Что за дела?!

- Стой, - вновь не дал мне сдвинуться с места оборотень. - И помолчи пока.

- Ну что, господин тайный агент, доигрались? - ухмыльнулся Влас, все же рискнувший поднять лицевой щиток шлема. - Думали, с такой легендой эти тупые гвардейцы два плюс два сложить не сумеют?

- Вы о чем вообще? - нервно оглядываясь, Артур опустил ладонь на рукоять излучателя, но доставать оружие не стал.
        И правильно - при таком раскладе у него нет ни единого шанса.

- Да не надо, - махнул рукой ротный ясновидящий и закурил. - Мы всё про твои шашни с комитетчиками знаем. И про директиву «не чинить препятствий» тоже. Это ссыльному-то, а? Перемудрили вы, не надо остальных за идиотов безмозглых держать.

- По-нормальному объяснить можешь или дальше дурака валять будешь? - успокоился Артур.
        А я так и обмер на месте. Ну и работенку подкинул Георг, ну и подставил!

- А чего объяснять-то? Будто сам не знаешь, - фыркнул Влас. - Есть якобы разжалованный оперативник Службы Контроля, немало пострадавший от злых дяденек из Комитета Стабильности. Есть группа товарищей, занимающаяся не совсем законной деятельностью. Складываем два плюс два - и получаем внедренного агента. Стукача.

- Бред, - резко перебил его Станке.

- Да и пусть, - не стал спорить тот. - Ты только поведай нам, убогим: если комитетчикам все известно, почему нас до сих пор не повязали? Зачем внедрять агента, а? Да еще и велеть комиссару молчать в тряпочку, если ссыльный неудобные вопросы задавать начнет?

- Валентин, это же чушь полная, - торопливо забормотал я продолжавшему удерживать меня оборотню. - Проводись секретная операция, ваш комиссар узнал бы о ней последним. Никто не стал бы рисковать и ставить его в известность.

- Успокойся, - легонько толкнул меня на стену Бор. - Тебя просто использовали как прикрытие, а этот гад с потрохами комитетчикам продался…

- У вас богатое воображение, - пожал плечами Артур и убрал руку от излучателя. - У меня с этим делом туго, поэтому выдумывать ничего не стану.

- Зря, - выкинул окурок Влас. - В обычной ситуации, конечно, глупо от внедренного агента избавляться, да только на прорыв Хаоса очень многое списать можно. Так что лучше сам расскажи, все меньше мучиться будешь. Давай - от кого в Комитет информация ушла, тебя зачем прислали. Выкладывай!

- Валентин, останови их! - закашлялся я. Положение - хуже не бывает. Даже если Артур и в самом деле на Комитет работает - мне от этого ничуть не легче! Сейчас Станке грохнут, а я накрепко в команде пропишусь. И будем мы все тут кровью повязаны. А как только кому-нибудь придет в голову копнуть поглубже - мне и вовсе конец. На прорыв Хаоса действительно многое списать можно. Да и потом от нежелательного свидетеля в любой момент избавиться могут. - Вы с ума сошли, что ли?..

- Заткнись, - прошипел Бор и, вздрогнув, навалился на меня всем весом.
        Вырвав засаженный оборотню - ненавижу тварей! - под край шлема гвардейский клинок, я метнул его в Родиона, тот ловко подставил руку, и серебряный нож отлетел к стене. Крутнувшийся на месте Алекс моментально нацелил на меня «Пожиратель», но воспользовавшийся замешательством гвардейцев Станке выстрелил в него от бедра. Обезглавленного парня сбило с ног, а меня впечатало в стену тело Валентина - ротный ясновидящий в один миг выхватил из кобуры на поясе излучатель, но прицелиться толком не успел и разворотил выстрелом спину уже мертвого оборотня.
        Заваливаясь на пол вместе с продолжавшим и после смерти цепляться за меня Валентином, я высвободил руку с «Пламенем» и выстрелил в ответ. УЗК Власа оказался пробит первым же попаданием, а второе и вовсе превратило гвардейца в полыхнувший на миг факел.
        Пытаясь укрыться от огня пятившегося к выходу Родиона, который в тесном помещении не рискнул воспользоваться «Пожирателем» и палил из легкого излучателя, Станке спрятался за какую-то балку, тотчас выглянул оттуда и первым же выстрелом попал гвардейцу в нагрудную пластину УЗК. Парня швырнуло на пол, но Артур на всякий случай влепил контрольный в голову и только после этого взял на прицел закопченный дверной проем. Успел он как раз вовремя - и на мгновение мелькнувшего там капрала тотчас вынес наружу угодивший точно в лицевой щиток шлема энергетический импульс. Вот только в этот раз удача повернулась к нам спиной - от двери по бетонному полу ангара покатился ребристый шар ручной бомбы.
        Закрыв голову руками, я в попытке укрыться за телом Валентина уткнулся лицом в пол, и заколотившая осколками по стенам ударная волна прошла немного выше. А вот Станке не повезло - его подкинуло в воздух и со всего размаху шибануло о железную балку. УЗК худо-бедно смягчил удар, но самостоятельно подняться на ноги повалившийся на пол Артур так и не смог. Да и с моей помощью выбраться из ангара оказалось для него непростой задачей. Хотя какая там помощь, в самом деле…

- Пошли! Быстрей! - затормошил я сослуживца, но вскоре понял, что это пустая трата времени.
        Контузило. Придется на себе волочь. Как бы так самому не сдохнуть - мало того что еле на ногах держусь, еще и фильтр забило: дышать в шлеме просто невозможно. И ведь снять его сейчас себе дороже выйдет…
        Левая рука окончательно потеряла чувствительность, но стоило ослабить жгут, из разреза УЗК потихоньку заструилась кровь. Впрочем, кровотечение вскоре ослабло, и, ухватив под мышки обмякшего Артура, я кое-как сумел оттащить его метров на двадцать от ангара.
        Эх, взорвать бы здесь все - да нечем. Оставайся контейнер с горючей смесью к АПШ, еще можно было бы попытаться, а так только время зря потеряю.
        Начавший приходить в себя Станке что-то неразборчиво прохрипел; я ничего не понял, но указал ему на сигнальные огни громоотводов и полосовавшие небо лучи прожекторов. Артур заткнулся и заковылял в нужном направлении.
        Хорошо ему - не соображает ни хрена. А мне будто нож в живот воткнули и медленно так, обстоятельно кишки на клинок наматывают. Уж лучше бы Станке и в самом деле на комитетчиков работал - хоть на объективное разбирательство рассчитывать можно будет. А так даже на «Плантацию» не отправят, сразу к стенке поставят, и все дела.
        Ладно, не о том думаю, вот догонит сейчас вторая «волна», и отбегаемся…


        Болид прочесывавших сектор гвардейцев выскочил откуда-то сбоку, когда сил переставлять ноги и волочь на себе Станке уже не осталось. Ослепительный луч прожектора резанул по глазам, кто-то потребовал лечь на землю и заложить руки за голову.
        С первым проблем не возникло, а вот левая рука вновь потеряла чувствительность. Попробовал согнуть ее в локте и едва не провалился в забытье.
        Да что ж это такое?!
        Подбежавшие гвардейцы сорвали с головы шлем, ткнули в шею портативным анализатором и немного успокоились, только когда сделавший экспресс-анализ крови аппарат мигнул зеленым.

- Средняя степень поражения, - отчитался кому-то рядовой, бесцеремонно перевернул меня на спину и отсканировал колдовскую татуировку с левого века. - Марк Лом, анализ ДНК с данными реестра совпадает. Он с третьей роты!

- Сюда его! - скомандовали от болида.

- У второго внутреннее кровотечение, требуется хирургическое вмешательство!

- Закинем на позиции к алхимикам, - решил подсадивший меня в открытый люк транспорта сержант и полез следом. - Вы должны были встретить конвой с рудника! Что с ним?

- Конвой по дороге перехватили, там одни одержимые были, - скривился я, когда набиравший высоту болид начало трясти. - Наших всех…

- Ясно, - ухватился сержант за поручень и уточнил у рядового: - Второй как?

- Живой пока.
        Тряска закончилась так же резко, как и началась. После этого нас только несколько раз швырнуло из стороны в сторону, когда водитель маневрировал между активированными полями заградительных заклинаний. Сам полет занял от силы минут пять, потом снова была болтанка, серия рывков и ускоренная выгрузка из гвардейского болида.

- Живее, живее! - делая отметки в лежавшем на коленях терминале, прикрикнул на подчиненных сержант. - Вторая «волна» приближается, а на нас еще два квадрата! Шевелитесь!

- Кто здесь за старшего? - ухватив одного из рядовых за рукав, завертел я головой по сторонам.
        Особого оживления на позиции не наблюдалось. Пара бойцов роты алхимической безопасности, болид, открытая крышка толстенного стального люка сбоку от бетонного кольца укрепленной огневой точки. Ну и зачем нас сюда привезли?

- Вон лейтенант, - гвардеец указал на молодого парня в темно-синем УЗК, на нашивках которого темнело по черному трезубцу, и запрыгнул в транспорт, немедленно начавший набирать высоту.
        Прикрыв лицо ладонями, я дождался, пока утихнет поднятый болидом песчаный вихрь, и присел рядом с Артуром. Дышит.

- Что?! - неожиданно взвыл заглянувший в люк лейтенант. - Как резервный контейнер пустой?! У нас так полсектора без второго эшелона останется! Ты понимаешь, что с нами сделают?! - Сплюнув на бетон, он выслушал подчиненного и вновь выругался: - Да какая разница, чей это косяк - наш или не наш?! Ну отправят слившего дюжину литров крови урода на «Плантацию», и что? Кому от этого легче будет? Мне с простреленной за невыполнение приказа башкой? Или тебе - в смертниках?

- Возвращаемся на базу? - напряженно вглядываясь в сверкавшие у горизонта молнии, поинтересовался у командира второй рядовой - невысокий неординар лет сорока. - Успеем, поди, обернуться до второй «волны».

- Не успеем. Не больше десяти минут в запасе, - раздраженно мотнул головой парень.
- Сколько крови из болида можно слить?

- «Десяткой» заправлять бесполезно. - Высунувшийся по пояс из люка ремонтник выключил закрепленный на обхватывавшем голову обруче миниатюрный светильник. - Можно чистую технической жидкостью разбавить, в болиде пятилитровая фляга этой гадости точно валяется. Но у нас и чистой нет.

- Марк Лом, третья рота, - отвлек я лейтенанта от нелегких раздумий. - Надо эвакуировать раненого…

- Резервный контейнер не поврежден? - мельком глянув на меня, спросил у ремонтника неординар.

- Вроде нет. Сейчас проверю, - скрылся в люке тот.

- Да послушайте! - уже не особо сдерживаясь, рявкнул я. - Надо…

- Тащи раненого сюда, - приказал подчиненному лейтенант и разложил вытащенный из кармашка УЗК нож. - Нет, сначала оборудование из болида. И емкости!

- Вы чего еще?! - заступил на дорогу рядовому я. - Мы откомандированные оперативники Службы Контроля!

- Форс-мажор, - посмотрел на часы лейтенант. - Если не заполним дублирующий резервуар, с вероятностью до девяноста трех процентов отключатся генераторы
«вуали» второго эшелона.

- Да плевать мне на вашу «вуаль», - заорал я. - Оперативники Службы Контроля обладают личной неприкосновенностью!

- Согласно директиве восемь-пять-тринадцать, - шагнул ко мне лейтенант, - в настоящее время я имею право совершать любые действия, направленные на предотвращение прорыва Хаоса. В том числе изымать кровь у кого бы то ни было. Все ясно? Родственники получат компенсацию…

- Ну-ка назад! - выхватив излучатель, взял я на прицел направившегося к болиду бойца роты алхимической безопасности. Никто не может так поступить с оперативником Службы Контроля! Да я - ординар, но что это меняет? Мы - элита, и если кто-то думает иначе - это его проблемы. - Назад, я сказал!

- Именем закона, единого для всех… - вытянул ко мне свободную руку лейтенант.
        Левое веко вдруг загорелось огнем, колдовская метка расправленным серебром обожгла глаз, и я едва не потерял сознание от полыхнувшего в голове пламени. Нашедшие отклик в магической татуировке чары требовали повиновения, и лишь дикая злость позволила сохранить контроль над собственным телом. Рука дрогнула, палец сам собой утопил клавишу управления огнем, и энергетический разряд швырнул вновь отвернувшегося к болиду рядового на землю.

- Нет! - шагнул вперед лейтенант, и левая половина моего лица взорвалась жуткой вспышкой боли.
        От нестерпимого жара потемнело в глазах, и, уже валясь с ног, я вновь вскинул руку с «Пламенем». Судорога скрутила тело, вынуждая биться в непрекращающемся припадке, но, пока оставались силы, я заставлял себя удерживать излучатель и стрелять. В лейтенанта, в высунувшегося из люка ремонтника, просто в низкое небо. Чувствовать, как от расплавившейся колдовской метки запекается глаз, и стрелять.
        Стрелять, стрелять, стрелять…


        Не думаю, что отключился я надолго. На минуту, самое большее - две. Когда очнулся, никаких намеков на вторую «волну» еще не наблюдалось. Разве что ветер усилился да непонятной затхлостью повеяло. И пыль вперемешку с песком в воздухе так и кружит.
        Неуверенно поднявшись на ноги - левый глаз ни черта не видит, половина лица словно заморожена, - я добрел до валявшегося без сознания Артура и поволок его к болиду роты алхимической безопасности. Надсаживаясь, затащил внутрь и только потом догадался проверить пульс. Пульса не было.
        Да что ж за гадство такое!
        Все, приплыли! Теперь одна дорога - на «Плантацию». И о строгом режиме остается только мечтать, за такое сразу на органы разберут, без вариантов. Вдвоем с Артуром еще можно было побарахтаться, а одного меня никто даже слушать не станет. Как только трупы обнаружат…
        Трупы обнаружат?
        Трупы обнаружат еще не скоро. А значит - надо рвать отсюда когти и залечь на дно. Все одно сейчас башка так раскалывается, что толком ничего не соображаю. А как оклемаюсь, можно и на Георга выйти будет. Хотя честно говоря, для Девятого департамента я интереса, скорее всего, уже не представляю. Спекся…


        Усевшись за штурвал болида, я минут пять разбирался с системой управления, потом запустил двигатель и рывком поднял машину в воздух. Резкий толчок болью отозвался во всем теле, и остаться в сознании удалось только чудом. А вот глаз открыть так и не получилось - обожженное веко распухло, а от попытки прикоснуться к нему кончиками пальцев у меня едва не раскололась голова.
        До крови закусив губу, я выровнял ухнувшую вниз машину и решил на будущее обойтись без экспериментов. А лучше - вообще не шевелиться. Просто вцепился в штурвал и замер.
        На какое-то время это помогло. Болид довольно резво несся к городу, оставляя позади бетонную пустошь Ограды, почти не различимые в предрассветной серости ангары и медленно наливающиеся смертельным свечением резонаторы защитных полей. Больше всего беспокойства доставляли высоченные мачты громоотводов, но, к счастью, многие сигнальные огни пережили первую «волну» Хаоса, и мне вовремя удавалось их заметить.
        Хватиться убитых гвардейцев пока еще были не должны, и все же, пролетая над укрепленными островками огневых позиций, я замирал в ожидании всполоха энергетического разряда.
        Но - пронесло. Болид беспрепятственно покинул Ограду, и, стоило остаться позади полосе незастроенного домами пространства, я тотчас посадил транспорт на одном из примыкающих к жилому массиву пустырей. Вообще можно было лететь и дальше, но левая рука окончательно затекла и почти утратила чувствительность. Потерять управление в таком состоянии легче легкого, да и на болид жандармов нарваться ничего не стоит. А гвардейский транспорт объявить в розыск с минуты на минуту должны.
        Осторожно выбравшись в распахнутый люк, я пару мгновений постоял, жадно глотая свежий воздух, а потом заглянул в зеркало заднего вида. Отражения прыгали и кривились, но и от того, что удалось разглядеть, едва не вывернуло наизнанку.
        Все просто - левого глаза не было. Было какое-то жуткое месиво обожженной плоти, и только. К виску тянулся набухший жгут воспаленного рубца, кожа там вспухла и казалась мертвенно-бледной. Вот так дела…
        Проверив автоматический инъектор, я ничуть не удивился - не так давно вставленный картридж подошел к концу. Это ж сколько обезболивающего в меня вкачано? Не удивительно, что ничего толком не соображаю.
        Излучатель вот прихватить не подумал. А зря - вещь в моем положении весьма полезная. Проще уж застрелиться, чем на стену от боли лезть, когда инъектор окончательно сдохнет.
        А значит, пока в запасе есть хоть какое-то время, надо успеть отыскать надежного доктора. Такого, который не продаст одурманенного наркозом пациента потрошителям и не вызовет, увидев уничтоженную колдовскую метку, жандармов.
        И ведь есть подходящий медик на примете, есть. Пока на «Плантации» служил, помаленьку самыми разными связями оброс. Иначе там нельзя: кому-то ты помогаешь, кто-то помогает тебе. Ничего противозаконного, просто некоторые вопросы слишком щекотливы, чтобы обращаться к жандармам. И раз так, почему бы не помочь хорошим знакомым, которые просят не за бандитов каких-нибудь, а за вполне добропорядочных горожан? А теперь вот и пригодится…
        Я отлип от болида и едва не растянулся на асфальте. Голова закружилась, левая половина тела начала неметь. То ли побочный эффект от передозировки обезболивающего, то ли совсем дела мои плохи.
        Ухватившись за край люка, забрался в транспорт, активировал встроенный в машину терминал и запустил карту. Как ни странно, в этом вопросе мне повезло - ближайшая подземка располагалась всего в паре кварталов.
        Это просто здорово, вот только наличных при себе нет, а банковский счет по понятным причинам недоступен. Пешком идти? Проще прямо здесь сдохнуть.
        Придется как-то выкручиваться…


        Нацепив на нос темные гвардейские очки и пониже опустив козырек найденного в болиде форменного кепи, я дворами отправился к подземке. Кепи было темно-синим, защитный костюм серым, но внимания на такое несоответствие никто из встреченных по пути не обратил. Народ на окраинах обитает все больше нелюбопытный - правило
«меньше знаешь, крепче спишь» действует здесь как нигде.
        Примерно на середине пути меня начало накрывать, в глазах потемнело, и я рискнул разжевать пару таблеток «валиорола». Терзавшая левую половину лица боль постепенно стихла, но неприятное покалывание в висках никуда не делось. Да еще и затошнило. Пришлось присесть на бетонный бортик в одном из глухих дворов и несколько минут просто посидеть, набираясь сил для следующего перехода.
        К счастью, вход в подземку оказался неподалеку от места моей вынужденной остановки. Дело осталось за малым: надо умудриться раздобыть хоть немного наличных и проскользнуть мимо непременно дежуривших в вестибюле подземки жандармов.
        Хотя что значит - раздобыть? Деньги придется позаимствовать. И желательно так, чтобы их бывшему владельцу и в голову не пришло звать на помощь лиловых. На самом деле это не столь сложно, как кажется на первый взгляд, было бы время. А вот время как раз поджимало.
        И тут мне улыбнулась удача: заметив, как, воровато оглянувшись, в соседний переулок юркнул юнец в столь пестрой одежке, что на фоне всеобщей серости она прямо-таки горела чужеродным пятном, я насторожился. И точно - тут же на улицу выглянул худощавый паренек в куда более неприметной спортивной куртке с накинутым на голову капюшоном. Потоптавшись на месте, он прислонился к стене и принялся настороженно зыркать по сторонам.
        Вскоре выскочивший из переулка юнец с растрепанными волосами ядовито-лимонной расцветки перебежал через дорогу и спустился в подземку. Раз не воспользовался телепортом, значит - ординар, а учитывая его бледность…
        Ну а когда в переулок завернула ярко накрашенная девица в отчаянно короткой мини-юбке и не по погоде легкой кофточке, у меня пропали последние сомнения в том, что удалось застать за работой занятых нелегальной скупкой крови пиявок. С наличностью у этих жуликов проблем не бывало отродясь, только вот местные жандармы, скорее всего, прикормлены. А значит - придется действовать наверняка.
        Сомнений в принятом решении не было. Не наивный вьюноша, в самом деле. Уличная скупка крови - занятие насквозь противозаконное, и деньги у этих типов грязнее некуда. Да и не обеднеют. На самом деле, конечно, ничего хорошего; как говорят:
«вор у вора»… Но альтернатива сейчас - просто лечь и сдохнуть. Вот уж не хотелось бы.
        Разжевав еще пару таблеток «валиорола», я дождался, когда шлюха покинет пиявок, и зашагал к занятому ими переулку. Дальше счет пошел на секунды - вновь выглянувший на улицу паренек, обратив внимание на УЗК и форменное кепи, попятился обратно, но недостаточно быстро - в два шага оказавшись рядом, я прямым в челюсть отправил его в нокаут. Все тело перетряхнула злая судорога, но убойная доза принятого пару минут назад обезболивающего не дала потерять сознание от пронзившей голову боли.
        Метнувшись по переулку, который оказался перегорожен натянутой меж домов крупноячеистой металлической сеткой, я едва успел ухватить за лодыжку уже забравшегося на самый верх второго скупщика крови. Резкий рывок, короткий удар коленом в переносицу приземлившемуся на четвереньки пиявке, и паренек повалился на загаженный бурыми пятнами асфальт.
        Дождавшись, когда утихнет корежившая левую половину лица боль, я опустился на корточки и принялся обшаривать карманы валявшегося без сознания скупщика.
        Жгут. Несколько пустых колб, тонкое стекло которых пронизывала серебристая вязь алхимических рун. Упаковка пластыря. Бинты. Складной нож со сточенным лезвием. Свернутая в моток пластиковая трубочка с толстой иглой на конце. Резиновая груша.
        Не густо.
        Что во внутренних карманах?
        Намертво запечатанные пробирки с кровью, стянутые аптекарской резинкой. Блистер непонятных таблеток. Алхимический анализатор. Шприцы. Пузырек с янтарной жидкостью…
        Ага! Бумажник!
        Натянув снятую с так и валявшегося без сознания скупщика крови спортивную куртку, я на ходу сунул кепи в карман, накинул на голову капюшон и, добавив тяжелым ботинком уже начавшему ворочаться охраннику, поспешил к подземке. Проблема с деньгами отступила на второй план - обнаруженной в кошельке стопки пластиковых банкнот на первое время должно было хватить, - и значит, следовало без промедлений отсюда убираться. И жандармы прикормленные могут на поиски налетчика броситься, и медицинской помощью озаботиться следует незамедлительно. Счет на минуты пошел - инъектор окончательно сдох, да и «валиорола» всего две таблетки осталось.
        Сбежав по ступенькам в подземку, я сунул банкноту в приемник турникета и прошел, не забыв выудить обратно пластиковый прямоугольник, цифра «98» в центре которого сменилась чуть менее ярким номиналом «96». Остановившись в просторном вестибюле, я невольно замешкался, пытаясь разобраться в тускло светившихся информационных панелях. Народу внизу оказалось куда больше, чем на улице; прекрасно ориентировавшиеся в сложной системе указателей ординары сновали из стороны в сторону, а вот меня сразу же толкнули в спину. Левый локоть кольнула невыносимо длинная игла боли, опустевший блистер обезболивающего отправился в урну, но легче от принятых таблеток не стало. Только голова закружилась.
        Буквы на информационных панелях начали расплываться в сплошное мутное пятно, и, решив не терять время, я наугад направился по одному из уходивших во тьму коридоров, с обеих сторон которого тянулись ряды бесчисленных дверей. На висевших у самого потолка табло размеренно сменяли друг друга постепенно наливающиеся багрянцем цифры - шел обратный отсчет оставшегося до перехода времени. То одна, то другая дверь с тихим шорохом закрывалась, потом вновь распахивалась, и из нее вываливали толпы перенесшихся неведомо откуда ординаров. Впрочем, ранним утром на окраине дел ни у кого не было, и большая часть прибывших использовала эту станцию для пересадок.
        Нет, все же как хорошо со служебным допуском - нацепил магофон, и центральная диспетчерская тебя, словно неординара, через наземные порталы куда угодно отправит. А тут…
        Названия мест отправления на информационных панелях после каждого переноса менялись, но, заметив, что в этом коридоре все как одна двери ведут в Порт, я вернулся обратно ко входу в подземку. Проскочил в толчее мимо двух жандармов, высвечивавших фонариками лица спешивших по своим делам горожан, и юркнул в следующий проход. Удачно - надпись «Старый сад» говорила сама за себя.

«Верхние пруды», «Мельница», «Зоосад», «Зеленые ряды» - не то.

«НИИПИЩЕПРОМ», «Третий холодильник», «Вторбаза» - не то.

«Проходная», «Вторая централь», «ЦПСГОС» - уже ближе.

«Пер. Складской и Транзитной», «Семнадцатый квартал», «КСГО»…
        Есть!
        Запрыгнув в уже начавшую закрываться дверь, над которой малиновая «тройка» сменилась «двойкой», я перевел дыхание, готовясь к скорому переносу на Плантацию. И все же вздрогнул, когда погас свет. На миг почудилось, будто пространство расслоилось и вместе с ним развеяло в прах и меня. Потом неведомая сила куда-то потянула, закрутила штопором и вновь слепила в единое целое.
        Сознание на миг отключилось, а в себя я пришел уже на бетонном круге телепорта - конечный пункт был слишком незначительным с точки зрения логистики, и станцию подземки здесь построить не удосужились. Если не ошибаюсь, чтобы отсюда убраться, придется пешочком пройтись до «Семнадцатого квартала».
        Сойдя с бетонного круга, на котором пентаклем сходились толстенные стальные балки, я немного постоял, дожидаясь, пока утихнет головокружение, но лучше не становилось. Наоборот, окружающее пространство пустилось в пляс, а стоило сделать шаг, меня и вовсе, что называется, повело. Каким образом удалось устоять на ногах, даже не знаю. Повезло, не иначе.
        Будто пьяный, я прошел мимо серого двухэтажного здания КСГО - комплекса санитарно-гигиенического обслуживания, - едва разминувшись с компанией работяг, перешел через дорогу и свернул к жилому дому, на первом этаже которого располагались всевозможные магазины, конторы и забегаловки. Впрочем, яркие огни запыленных вывесок давно уже проиграли схватку наползшей с «Плантации» серости, и все здесь выглядело на редкость унылым и обветшалым.
        Мне, само собой, на это было наплевать, куда важней казалось вспомнить, сколько ступенек перед крыльцом стоматологического кабинета «Добрый доктор». Если их там больше пяти - придется забираться ползком.
        По счастью, ступеней оказалось всего три. Тем не менее я умудрился запнуться и едва не вышиб стекло входной двери. Повис на ручке, потом ухватился за косяк и протиснулся внутрь.

- Вам назначено? - всполошилась выскочившая из-за стойки администратор в белом халате.

- Доктор у себя? - шагнул я по направлению к приемному покою.
        С негнущихся пальцев левой руки сорвалась капля крови и, ударившись о кафельный пол, разлетелась на мелкие брызги. А следом о кафельный пол ударился и я сам. Растянулся со всего размаху, во весь рост. Но боли не было. Больше - не было. Осталась только серость, в которой гасло все: боль, воспоминания, переживания, страхи…

- Второй набор в операционную! - Знакомый голос на миг скальпелем рассек накатившую со всех сторон пустоту, но мгновение спустя серое ничто все же сумело растворить в себе весь остальной мир.


        Сергио
        К тату-салону «Сломанный паук» Сергио подошел через пару минут после того, как позевывавший охранник поднял закрывавшие окна полуподвального помещения металлические жалюзи. Впрочем, сонливость не помешала вышибале вовремя среагировать на появление заявившегося во внеурочное время посетителя и ненавязчиво перегородить ему дорогу во внутренние помещения.

- Не открылись еще, - внимательно оглядев альбиноса, пробухтел сложивший на груди изукрашенные татуировками руки высоченный ординар. - Попозже приходи…

- У меня личное дело к мастеру, - намеренно выделив последнее слово, улыбнулся Сергио.

- А нету никого, - развел руками охранник, и темно-синие узоры наколок пришли в движение и, будто стекляшки в калейдоскопе, сложились в новые фигуры. - Мертвец через час должен появиться, Великий и Ужасный во второй половине дня принимает.

- Мне нужен Ив Сибель, - заявил оценивший мощь и разнообразие вложенных в татуировки заклинаний альбинос.

- К нему по предварительной записи, - встрепенулся дремавший за стойкой администратора белобрысый парнишка в черной майке.

- И какое ближайшее свободное время? - спокойно уточнил Сергио.

- На этот месяц все занято, - даже не глянул в записи администратор.

- Сколько? - Позабыв про охранника, неординар подошел к стойке и поставил на пол снятый со спины рюкзак.

- Что - сколько? - облизнул губы парень.

- Какова должна быть цена вопроса, чтобы свободное окно появилось прямо сейчас?

- У нас так дела не делаются! - возмутился администратор и глянул на напарника: - Хотя…

- Я уточню у господина Сибеля, сможет ли он вас принять, - правильно истолковал брошенный на него взгляд охранник и, толкнув неприметную дверь, исчез в полутемном коридоре.

- Ничего личного, - тут же перегнулся через стойку альбинос и ухватил опешившего парня за плечо и подбородок.
        Одно резкое движение - и администратор со свернутой шеей повалился на пол.
        Заслышавший странный шум охранник выскочил из коридора с уже изготовленным к стрельбе разрядником, и в Сергио ударил полыхнувший в полумраке помещения энергетический импульс. Неординар только покачнулся, а не причинивший ему никакого вреда разряд оплавил облицовывавшие противоположную стену пластиковые панели.
        Выругавшись, альбинос стремительно метнулся к двери, и растерявшийся стрелок лишь в самый последний момент успел отскочить в коридор. Легко нагнавший его Сергио ткнул здоровяка раскрытой ладонью, и ослепительно полыхнувшая искра отшвырнула выстрелившего второй раз охранника на пол.
        Спокойно вернувшись обратно в приемную, альбинос запер входную дверь, потом подхватил с пола рюкзак и вытащил из него контейнер. Смерть двух охранников взволновала его мало - не агнцы невинные, знали, на кого работают. Да и вообще - могли бы по-хорошему договориться.
        И со спокойной совестью неординар отправился на поиски мастера. А тот и не думал прятаться, наоборот - Ив Сибель выскочил из операционной и без какого-либо испуга уставился на незваного гостя.

- Вы знаете, куда вломились? Сейчас здесь будет охрана!

- Это вряд ли, - оглянулся Сергио на висевший в дальнем конце коридора магофон, до которого стрелявший из разрядника парень просто не успел добежать. - Думаю, времени у нас полно.

- Что вам нужно? - попятился от приближающегося альбиноса Сибель.

- Ничего особенного. - Подойдя к невысокому старику в белом халате вплотную, неординар снял темные очки. - Мне нужны новые глаза. Всего-навсего глаза.

- Ничего не получится, - судорожно сглотнул завороженный бездонными провалами глазниц хирург. - Даже будь у меня нужное оборудование… Я татуировщик, а не хирург!

- Насколько мне известно, оборудования здесь хватает. - Вслед за стариком Сергио прошел в операционную и огляделся по сторонам. - И лучше бы в наличии оказалась и подходящая пара глаз…

- Вы не понимаете!..

- Да ну? - Тычком в грудь альбинос усадил старика на стул. - Мне известно о твоих шашнях с потрошителями, подпольных операциях и прочих насквозь противозаконных делишках. Фактически я знаю достаточно, чтобы тебя самого разобрали на органы. И не надо тянуть время и отрицать очевидное. Мне просто нужны глаза.

- Но…

- Если не уложимся в час, пожалеешь, что на свет родился, - пообещал Сергио и посмотрел на наручные часы. - Время пошло.

- Кто вы такой?.. - спрятал хирург в ладонях лицо, не в силах более переносить вид пустых глазниц. Глазниц, в глубине которых начало разгораться багровое сияние Хаоса.

- Время, господин Сибель, время! - вместо ответа поторопил его альбинос. - У нас не так много времени, как хотелось бы…

- Какие глаза вам нужны? - взял себя в руки старик и, потянувшись, распечатал одноразовый скарификатор: - Вы позволите?

- Разумеется, - стянул Сергио перчатку с левой ладони.
        Взявший пробу крови Сибель отошел к стоявшей вдоль стены медицинской аппаратуре и, пару минут повозившись с ней, тяжело вздохнул:

- У вас очень, очень необычная кровь…

- В курсе, - кивнул альбинос.

- В таких условиях операция бессмысленна. Отторжение произойдет еще раньше, чем я успею ее закончить!

- А вы попытайтесь, - усмехнулся Сергио и поставил рядом с хирургом контейнер с кровью. - И проверьте заодно вот это.

- Очень интересно, - пробормотал, изучив распечатку новых анализов, старик и задумчиво глянул на альбиноса. - Может получиться…

- Вот и замечательно.

- Потребуется не меньше двух часов, - подошел к встроенным в стену ячейкам Ив Сибель и пробежал пальцами по одному из кодовых замков.

- Полтора и ни минутой больше! - отрезал неординар.

- Если вести отсчет с начала операции - могу и уложиться, - хмыкнул выудивший из холодильника какой-то лоток хирург.

- Договорились.

- Выбирать глаза по каталогу не предлагаю, использую наиболее генетически подходящую пару.
        Альбинос молча кинул сложенную куртку на стул, набросил поверх футболку и улегся на операционный стол. Убрав курившийся паром лоток в один из алхимических резервуаров, Сибель подключил контейнер с кровью к капельнице, опутал уходившими к ней трубками руки и шею пациента и потянулся за маской, соединенной гибким шлангом со стоявшим у стены аппаратом.

- А вот наркоза не надо, - неожиданно отказался неординар. - И местного тоже.

- Но шок…

- Приступайте!


        Сама операция отложилась в памяти Сергио плохо. Нет, боли не было. Точнее - была, но не сильнее, чем подергивание в указательном пальце, проколотом шипами серебряного кольца. Выбивали из колеи непонятные ощущения в глазницах, а потекшая по жилам чужая кровь дурманила мозг ничуть не хуже наркоза.
        Сибель и в самом деле оказался мастером своего дела - инструментом ему служили не столько скальпели, хирургические иглы и нити, сколько мягко стекающие с рук заклинания. И пальцы - такие пальцы могли принадлежать кому угодно, но не дряхлому старику. Вот только никакой самый талантливый юнец не смог бы справиться со столь сложным заданием. И вовсе не удивительно, что, когда Сибель закончил возиться со вторым глазом, его одежда оказалась насквозь промокшей от пота, да и сам он едва держался на ногах.
        Осторожно отцепив от себя трубки капельницы, Сергио с трудом принял вертикальное положение и, сев, свесил ноги с хирургического стола. Поднес ладони к закрывавшим глаза повязкам и заколебался…

- Повязки можно будет снять через три часа, - решил, что понял причину замешательства пациента, тяжело плюхнувшийся в кресло хирург.

- Думаю, ничего страшного не произойдет… - отодрал от лица пропитанную заживляющей мазью ткань альбинос и несколько раз моргнул, привыкая к новым ощущениям.
        Потом зажмурился и тяжело вздохнул. Было от чего - многогранная серость реальности уступила место болезненному контрасту черного и белого.

- Я вас предупредил, - невольно поежился старик.

- Так и есть, - глянул на часы Сергио и осторожно ощупал лицо.

- Швы рассосутся сами, - подсказал с интересом наблюдавший за пациентом Сибель.

- Не сомневаюсь, - соскользнул на пол неординар, только-только начинавший различать цвета. Окружавшая альбиноса до этого дня серость сгинула, мир обрел объем, расстояния исказились, но Сергио решил, что привыкнуть к изменившемуся зрению будет проще, чем он полагал поначалу. - Сколько у меня времени?

- Что? - уставился на него, раскрыв от изумления рот, старый хирург. - О чем это вы?

- Сколько времени у меня есть, прежде чем произойдет отторжение? - повторил вопрос зажавший меж пальцев хирургическую иглу альбинос.

- День или два, - досадливо поморщился от неудобного вопроса старик.

- Могло быть и хуже, - хмыкнул Сергио и неуловимым движением загнал иглу прямо в лоб попытавшемуся вскочить со стула хирургу.
        Часть вторая
        ПЫЛЬ И ПЕСОК

        Завтра все - прямо наяву.
        Будет рай; боюсь - не доживу.

«Черный обелиск»

        ГЛАВА 6

        Сознание возвращалось рывками. Куски реальности щедро сдабривались обрывками кошмаров и навеянными наркозом видениями. Ну а когда я более-менее пришел в себя, еще долго не мог понять, где нахожусь и как вообще оказался в этом странном помещении с наглухо задернутыми плотными шторами окнами. И немудрено - события последнего дня казались куда менее достоверными, чем засевшие в памяти галлюцинации.
        Дождавшись, когда перестанет кружиться голова, я решил осмотреться, но ничего путного из этой затеи не вышло: перед глазами все плыло. Перед глазами? Как бы не так! Слева от меня тьма сгустилась куда гуще, чем следовало быть даже при столь скудном освещении.
        Что с глазом?!
        Я попытался приподняться с жесткого матраца, но руки оказались примотаны к кровати. Кое-как освободившись от пут, под которые кто-то приспособил обычные свернутые в жгуты тряпки, я наконец ощупал левую половину лица. Бинты, сплошные бинты. Ну хоть что-то…
        Немного поколебавшись, я поднялся на ноги и сразу же покачнулся обратно. Вновь закружилась голова, рот наполнился слюной. Да еще и левым локтем за спинку зацепился. Вверх по руке метнулась пронзительная вспышка боли, колени подогнулись, и позади весьма кстати оказалась тихонько скрипнувшая под моим весом кровать. Да уж - свалиться на пол было бы куда досадней.
        Отдышавшись, я вытер со лба пот и оттянул просторный рукав светлой рубахи. Даже с учетом намотанных на руку бинтов локоть казался распухшим, а кожа на плече и вовсе пошла мелкими язвочками. Это еще что за напасть?
        В этот момент висевший под потолком светильник начал неспешно наливаться тусклым сиянием, и я прикрыл заслезившийся правый глаз ладонью. Щелкнул дверной замок, потянуло сквозняком. У меня продолжали течь слезы, но узнать вошедшего в комнату сутулого неординара удалось без всякого труда.

- Здравствуйте, доктор, - развалившись на кровати, немного расслабился я. - Что у меня с глазом?

- Голова не кружится? - вместо ответа поинтересовался выставивший принесенный с собой поднос на хирургический столик Петр Могила - посредственный стоматолог, снискавший куда большее признание на ниве пластической хирургии.
        По роду своей никоим образом не афишируемой побочной деятельности ему частенько приходилось общаться со всяким сбродом, и неофициальная помощь бойцов Корпуса Надзора зачастую оказывалась единственной гарантией безопасности «доброго доктора», по мере возможности старавшегося сохранить независимость от воротил преступного мира. К тому же списанные, а то и просто нагло уворованные с
«Плантации» препараты и медицинский инвентарь обходились Могиле куда дешевле имеющихся в свободной продаже аналогов.

- Есть такое дело, - сглотнул я слюну, чувствуя, что еще немного, и уже не смогу справляться с тошнотой. - И тазик бы какой-нибудь.

- Обойдемся. - Петр сунул мне упаковку леденцов. - Скоро пройдет.

- Благодарю. - Я тут же отправил одну из таблеток в рот и поморщился, когда доктор достаточно бесцеремонно повернул мою голову к свету и воткнул в шею иглу одноразового шприца.
        Всего пришлось сделать еще три инъекции: в плечо, вену на левой руке и прямо через повязку в локоть. Я вновь перестал чувствовать левую половину тела, но, когда поднялся на ноги, голова больше не кружилась.

- Присаживайся, - распорядился, как обычно, сильно сутулившийся Могила, достал карманный светильник и долго-долго изучал мой правый глаз.

- С правым полный порядок, - наконец оттолкнул я его от себя. - С левым что?

- Ничего хорошего. - Доктор ухватил с подноса скальпель и принялся срезать бинты.

- Совсем ничего? - обмер я.

- Полюбуйся сам. - Могила передал мне небольшое зеркальце, по краю которого шла серебристая вязь алхимических символов.

- Твою мать! - не сдержавшись, выругался я. Глаза не было. Была воспаленная глазница, рубцы, ошметок верхнего века и все. Плюс свежий шрам на виске. - Ничего нельзя было сделать?

- С такими повреждениями - нет. И вживленный в висок передатчик тоже пришлось вырезать.

- Это…

- Нет, - тут же вскинул руки доктор. - Избавь меня от подробностей. И так со сном проблемы. К тому же потеря глаза - далеко не самое худшее, что с тобой приключилось.

- Шутите? - опешил я. - Что еще стряслось? За мной пришли?

- Нет, никто даже не интересовался, - мотнул головой Петр. - Лучше скажи, что с твоим локтем.

- Травма на производстве. - Тут уж я и сам сообразил, чем может быть чревата излишняя откровенность.

- Это порча, - добил меня доктор. - Глубокая и неоперабельная. По крайней мере я не возьмусь. И в Госпиталь, смею тебя уверить, тоже бесполезно обращаться. Могла бы помочь ампутация руки, но уже слишком поздно.

- Понятно.
        Я поднялся на ноги и огляделся в поисках своих вещей. Порченый! Как правило, порча с одаренными приключается - ординары одержимыми становятся, но разве от этого легче? С таким диагнозом лучше сразу в петлю. Если раньше оставалась хоть какая-то надежда на отчима Алисы, то теперь к Георгу можно даже не соваться. Помощи точно не дождусь. Не при таком раскладе. А попытается помочь - только сам подставится. Прийти с повинной? Ну уж нет!

- Сколько у меня осталось времени?

- Организм пока сопротивляется, - пожал плечами Могила, - но отмирание тканей уже началось. До вечера протянешь, потом начнешь заживо гнить.

- Перспектива… - скрипнул я зубами и вытащил из кармана повешенной на спинку стула куртки деньги. - Сколько с меня?

- Перестань, - отмахнулся Могила. - Будем считать, что теперь мы в расчете…

- Как скажете. - То, что доктор не забыл про старые долги, было весьма кстати - расставаться с и без того невеликими деньгами не хотелось совершенно. Пригодятся еще.

- Судя по реакции, к работодателям тебе обращаться не с руки, - внимательно глянул на меня Могила.

- А как же: «меньше знаешь, крепче спишь»? - буркнул я, не обнаружив в комнате УЗК. Да оно и понятно - не ходить же в нем по городу. Тем более что на приставленном к кровати стуле лежали вполне подходящие по размеру серые брюки, джемпер и футболка. Еще - выданные на «Ограде» перчатки и ботинки. Полный комплект, в общем. Ага, и гвардейский клинок, вот он. Экранированные очки тоже не замылили. И это радует.

- Есть вариант… - замолчал на полуслове Могила.

- Ну? - заинтересовался я.

- Сразу предупреждаю: если решишься, о цене сам договариваться будешь. И твоей наличности точно не хватит.

- Что значит - если решишься? - Такой оборот меня изрядно насторожил.

- Есть у меня знакомый. - Могила выудил из кармана яркую визитку тату-салона. - Как выражаются твои бывшие коллеги, «партаки набивает». Мастер в своем деле просто великолепный, да и хирург не хуже. Он в Госпитале начинал, пока не выгнали…

- А выгнали его…?

- Денег захотелось, вот с темными личностями и связался, - ушел от ответа Петр. - У него есть оборудование, опыт в подобных делах и необходимые материалы. Будешь обращаться - на меня сошлись, но какую он плату запросит, от этого не зависит.

- На потрошителей работает? - наугад предположил я.
        Хотя что значит - наугад? Если есть оборудование и, самое главное, опыт в подобных делах - вариантов на самом деле немного. Потрошители, чернокнижники, нелегалы…

- Ты сам это сказал. - Доктор аккуратно взял с подноса полоску украшенного серебряной вязью лейкопластыря и попросил: - Бицепс напряги…
        Я послушно выполнил распоряжение, и Петр ловко обхватил серебристой полосой мою левую руку. Кожу обожгло холодом, пальцы непроизвольно сжались в кулак, но вскоре неприятные ощущения прошли, и по плечу начало распространяться снимающее боль тепло.

- Если надумаешь, не тяни - скоро тебе даже там не помогут. - И, кинув на кровать визитку тату-салона «Сломанный паук», привычно ссутулившийся доктор вышел из комнаты.


        Стоматологический кабинет я покинул, так и оставив визитку на кровати. Не то чтобы предложение показалось мне неинтересным, просто не стоило давать Могиле слишком много информации для размышлений. Мало ли как оно все в итоге обернется? А насчет его совета стоит подумать. Очень серьезно подумать.
        Я сдвинул темные очки на кончик носа и посмотрел на стоявшие у соседнего дома кабинки магофонов. Набрать Лисенка? Пожалуй, не стоит. И так сердце кровью обливается. К тому же, если успели в розыск объявить, запросто по звонку вычислят. Нет, пока вся эта история не закончится, про Алису стоит забыть. А то и сам не выплыву, и ее за собой на дно утяну.
        Ладно, пора собраться с мыслями и решить, как быть дальше. Контора и Девятый департамент отпадают, другие подходящие варианты на ум не приходят. Что остается? Да ничего практически!
        Придется на поклон к мастеру нательной живописи идти. И даже страшно подумать, какую плату может запросить работающий на потрошителей эскулап. Я уж молчу про то, захочет ли он вообще браться за это дело. Хотя… других вариантов у меня нет; получается - у него тоже. «Априори», - как говорили в таких случаях в Академии.
        Повертев головой по сторонам, я без труда углядел торчащую из-за крыш «пятерню» - пять труб центрального корпуса «Плантации», которые едва ли не спорили по высоте с городскими башнями. Валившие только из «мизинца» клубы черного дыма почти вертикально уходили вверх и сливались с и без того более темной, нежели обычно, Пеленой. Время от времени, когда Хаос напирал особенно яростно, защитное поле опускалось почти к самым трубам, и поэтому их верхушки и пики громоотводов казались слегка искривленными. Впрочем, волновало это только недавно прибывших на
«Плантацию» новичков. Остальному здешнему контингенту плевать было и на трубы, и на Хаос, не говоря уже про Пелену.
        Идти от заведения «доброго доктора» до тату-салона было минут пять-шесть, и, накинув на голову капюшон спортивной куртки, я прикинул кратчайший путь, а потом свернул во дворы. И ближе так, и риск нарваться на жандармов меньше. Хоть и нет у лиловых привычки всех встречных проверять, но если Ночные бригады опять чего-нибудь учудят, вполне можно на облаву нарваться. Ни к чему это. А случайного патруля опасаться не стоит, из толпы я теперь совершенно ничем не выделяюсь. Только ботинки от старой жизни и остались.
        Как ни странно, «Сломанный паук» находился в достаточно глухом для подобного заведения месте: на перекрестке двух второстепенных улиц - Складской и Транзитной. Праздношатающихся зевак в этом далеко не самом престижном районе города отродясь не бывало, но, учитывая вторую специализацию татуировщика, такое расположение должно приносить ему определенные дивиденды. Да и подрастающий молодняк с
«Фабрики» сюда запросто может мотаться, если мастер хороший и цену не ломит.
        Минут пять постояв в подворотне одного из выходивших на перекресток домов, я не заметил ничего подозрительного и направился к уходившим в полуподвальное помещение ступенькам, над которыми висела вывеска со схематичным изображением железного паука.
        Остановившись у пункта приема волос, я еще раз огляделся по сторонам, потом спустился к выкрашенной темно-синей краской железной двери, в верхнем правом углу которой красовалась криво наклеенная эмблемка охранного предприятия, и утопил клавишу домофона.

- Ну? - достаточно недружелюбно прохрипел динамик.

- По делу, - столь же лаконично отозвался я.
        Лязгнула собачка открывшегося замка; толкнув толстенную дверь, я шагнул внутрь, успел поразиться встретившей меня темноте, и тут к горлу приставили какую-то холодную металлическую пластину. Думаю, не ошибусь, если она остро заточена и зовется ножом.

- Не дергайся, - прошептали мне в левое ухо и, ухватив за шиворот, развернули лицом к стене. - Руки за голову.
        Я подчинился. Молча. Что-то подсказало - открыть сейчас рот было бы большой ошибкой. Вряд ли тут всегда так посетителей встречают, а значит, либо стряслось что-то непредвиденное, либо «добрый доктор» меня конкретно подставил.

- Он один, - сообщил кто-то от двери и тихонько ее прикрыл.

- Вот и здорово. - Клинок от шеи убрали, зато принялись довольно ловко охлопывать куртку. И конечно же моментально отыскали гвардейский нож. А чего там не отыскать? Он же почти в пол-локтя длиной. - Зацени, какая красава!

- Ух ты-ы! Настоящего знатока сразу видно! - Третий голос прозвучал из глубины помещения.

- Ты зачем пожаловал сюда, дурик? - Стоявший за спиной легонько надавил мне на плечо, и, не дожидаясь дальнейших намеков, я опустился на колени.

- Партак набить, - с некоторой долей облегчения сообщил я.
        Раз не меня персонально ждут - есть шанс выпутаться.

- Бывал здесь раньше?

- Первый раз.

- Вот как, - хмыкнули у двери. - Мимо проходил или посоветовал кто?

- Могила…

- Ну знаешь, в наше время иметь персональную могилу - непозволительная роскошь…

- Могила - хозяин «Доброго доктора». Стоматологический кабинет на КСГО, - даже не усмехнулся я прозвучавшей шутке.
        Знаем мы такие шутки с намеками. Тем более что пахнет в помещении весьма и весьма паскудно. Смертью пахнет, кровью… Как бы не оказалось, что я в бандитские разборки влезть умудрился. Зарежут ни за что ни про что.

- А… - протянули за спиной. - Не повезло тебе, мужик…
        Я напрягся, наметил движение в сторону…

- Стой, - остановили удерживавшего меня за воротник парня. - Веди его в комнату, пусть Графа дожидается.

- Правильно, чего добру зря пропадать? - И от этой ни разу не шутки надежды на благополучное разрешение недоразумения изрядно поубавилось. Как бы меня прямо сейчас на запасные части разбирать не начали. Вот ведь! Знал же, куда иду, чего не подготовиться?!

- Шевелись! - скомандовали мне.
        Я с трудом поднялся с колен и медленно развернулся. Периферийным зрением успел заметить отступившую в угол комнаты тень - странно, еще один потрошитель за спиной, где третий? - а потом моим вниманием завладела противоположная стена. Точнее, отпечатавшийся на ней силуэт. Силуэт под стать пластиковым панелям белый, а вокруг - оплавленная кромка. Будто пальнули в кого-то из не шибко мощного разрядника, вот стену и покорежило. Но трупа не видать.

- Пошли. - И толчок в спину направил меня к ведущей во внутренние помещения двери.
        Заметив торчащие из-за стойки администратора ноги в ботинках на толстой подошве, я решил было, что углядел недостающий труп, но, как оказалось, парню просто свернули шею. И, судя по изукрашенным татуировками рукам, он точно местный.
        Второй мертвец обнаружился в коридоре. Уронивший голову на грудь бедолага сидел на полу прямо под мигающим светильником. Разорванная майка выставляла напоказ затейливую вязь наколок, так что никаких сомнений в месте работы и этого покойника тоже не возникло. Рядом компактный разрядник, на дальней стене вспученное пятно полопавшихся и оплавленных стеновых панелей. А на самом - ни царапины.

- Сюда. - Проведя по коридору, конвоир затолкнул меня в ярко освещенную операционную и тычком в спину отправил к складному креслу. - Садись…
        Дергаться в таких условиях было сродни самоубийству, а когда я покорно уселся в кресло, мои предплечья тут же примотали лейкопластырем к железным трубкам подлокотников. Примотали довольно споро - даже толком разглядеть вставших по бокам парней не удалось. Да и не вертеть же, в самом деле, головой по сторонам. Еще вломят…
        Впрочем, раз бандиты все время держатся за спиной и стараются не попадаться на глаза, значит - не все еще потеряно. Значит, есть шанс вывернуться. Иначе с чего бы им так осторожничать?
        А в том, что вставшие позади стула парни бандиты, - сомнений уже не осталось. Ладно, охранники в коридоре, но мастера-то зачем убили? Отморозки…
        Отведя взгляд от мертвого старика, я, чтобы хоть как-то отвлечься, внимательно оглядел помещение. Впечатление осталось смешанное: так посмотришь - вроде операционная. Медицинские аппараты вдоль стен расставлены; шкафы со стеклянными дверцами ровными рядами разнообразных бутыльков, колбочек и пробирок заполнены; прямо посреди комнаты стоит накрытый белой простыней стол; под потолком поворотная панель с мощными светильниками висит. И тут же на стуле - раскрытый журнал с татуировками. Пол кафельный с забранными решетками стоками. Плюс подключенный к капельнице серебристый контейнер; еще несколько, на вид попроще, штабелем в углу сложены.
        Стоп! А контейнер-то знакомый…

- Ну и что тут стряслось? - Лязгнула распахнувшаяся дверь, кто-то не спеша зашел в операционную. - Старина Сибель наконец-то покинул этот грешный мир? Ай-ай-ай, как нехорошо получилось! У нас на него столько планов было! Надо обязательно найти негодяев и, как говорится, призвать их к ответу. А то совсем поганцы распоясались.
- И уже без тени усмешки в голосе: - Зацепки есть?

- Этот вот минут через двадцать заявился, - развернул мое кресло к входу один из бандитов. - Говорит, Могила послал, а у самого нож спецназовский номерной. Модифицированное серебро, на толкучке такой не купишь.

- На совпадение не похоже, - сдернул с меня экранированные очки весьма представительного вида господин лет пятидесяти, поджарый и спортивный. Лицо узкое, прямой нос с горбинкой, в темных волосах ни единого седого волоска. А уж костюм… На такой костюм мне за пару лет не заработать. Натуральная шерсть, ни больше и ни меньше. Что уж говорить о выставленной напоказ серебряной печатке на среднем пальце правой руки. И это при том, что серебро из гражданского оборота давно выведено. - Вот оно как…

- Угу, - насколько позволяло положение, кивнул я.

- Занятно. - Граф кинул очки на операционный стол и прищурился - на левом веке расплавленным рубином мелькнула колдовская метка, а с протянутой руки в мою сторону сорвалось тут же растаявшее в воздухе облачко едва заметного свечения. Закончивший наложение чар неординар поморщился и вытер руки вытащенным из кармана носовым платком. - Порченый, значит…

- А мы и не заметили… - удивился продолжавший оставаться у меня за спиной бандит.

- Думал со стариком об операции договориться? - кивнул в сторону мертвеца Граф.

- А получилось бы? - вопросом на вопрос ответил я, чувствуя странное покалывание в левой руке.

- Теоретически… - задумался мой собеседник. - Теоретически мастер сделал бы все в лучшем виде.

- Почему теоретически?

- На практике все упирается в ресурсы и мотивацию. - Граф бесцеремонно выпотрошил на пол вытащенный из кармана моей куртки бумажник. Ворох пластиковых банкнот его нисколько не заинтересовал. - С ресурсами у тебя дела не лучшим образом обстоят, с мотивацией и того хуже. Без вариантов. Даже продав тебя всего на органы, Сибель не отбил бы и половины понесенных затрат. Кстати об органах… Ребята, начинайте-ка уже готовить инструмент. И халат найдите.

- А может, не стоит? - облизнул пересохшие губы я.
        В том, что потрошители легко вырежут из меня не затронутые порчей внутренности, сомнений не было ни малейших.

- Не принимай это близко к сердцу, днем раньше, днем позже. - Неординар повесил свой шикарный пиджак на вешалку и принялся закатывать рукава белоснежной сорочки.
- Ты просто оказался не в том месте и не в то время…

- А как искать убийц думаете? - ухватился я за призрачный шанс оказаться полезным этим живоглотам.
        Сотрудничать с ублюдками, все равно что бритвой по одному месту, но шанс сквитаться с ними у меня еще появится. А сейчас надо шкуру спасать.

- Хочешь предложить свои услуги? - удивился Граф.

- До того как оказаться не в том месте и не в то время, а это, кстати, случилось несколько раньше, чем вы думаете… - небольшое отступление позволило мне собраться с мыслями, но увлекаться переливанием из пустого в порожнее не стоило, - я служил в Конторе. Управление активных операций.

- Не интересует, - мотнул головой потрошитель. - У нас хватает своих специалистов широкого профиля.

- Тогда последний вопрос, - продолжил я. - Сибель кровь в каких контейнерах покупал? Вроде тех, что в углу сложены?

- Так и есть, - прошелся по операционной неординар. - И что?

- А к капельнице какой подключен? - поинтересовался я.

- Другой, факт, - пригляделся один из подручных Графа и удивленно присвистнул: - Раньше такие не попадались.

- А не принес ли его с собой убийца? - вслух предположил я, нисколько в этом в общем-то не сомневаясь.

- Попытка неплохая, но такие контейнеры может использовать кто угодно, - хмыкнул потрошитель и подошел ко мне со скальпелем в одной руке и наполненным какой-то гадостью шприцем - в другой.

- Позавчера гвардейский патруль перехватил нелегалов с аналогичным контейнером, - выпалил я и начал сочинять: - Когда принимал его со склада вещдоков, обратил внимание. Не верите? Дно посмотрите, там чип термоконтроля впаян и по кругу еще одна цепочка алхимических рун идет. Да - кровь из-за «Ограды» несли, так что проверить несложно.

- Так и есть, - отозвался опустившийся на корточки бандит некоторое время спустя,
- и руны, и плата какая-то…

- Найди анализ крови, - распорядился главарь. - Сибель перед операцией должен был его провести.

- Вот. Память не обнулили.

- Продолжай, - взглянув на экран какого-то соединенного с капельницей прибора, разрешил Граф, не спешивший, впрочем, откладывать скальпель в сторону.

- На обратном пути нас нагнала «волна», и так получилось, что я в спешном порядке покинул сплоченные ряды…

- Ближе к делу!

- Могу попробовать разузнать, кого из «пиявок» перехватили на «Ограде», - предложил я. - Не на безвозмездной основе, понятное дело.

- Ты еще и торгуешься? - с какой-то брезгливой интонацией в голосе удивился потрошитель.

- Резать меня бесполезно, все равно больше ничего не знаю, - попытался улыбнуться я. - Да и не жилец. А вот вам пригожусь…

- Чего ты хочешь?

- Сделайте что-нибудь с рукой, - предложил я. - Ампутацию даже не предлагайте, поражение глубокое.

- Кость задета? - задумался Граф. - Это сложнее. Но решаемо. Так понимаю, сильно жить хочешь?

- А кто не хочет? - Есть вероятность, и немаленькая, что потрошители решат воспользоваться своими связями в Гвардии, но если они рассчитывают все сделать быстро… - Ну так что?

- Операция стоит дорого, намного дороже информации о поставщике крови.

- Не проблема, - принял правила игры я. - Не хотите портить отношения с пиявками, сам из них информацию о клиенте выбью. И последующий его розыск тоже обеспечу.

- Договорились, - решился наконец Граф. - Но даже в этом случае останется должок.

- Отработаю, - чувствуя, как нарастает жжение в левом локте, согласился я. Главное, подлечите, а потом так отработаю… - На ваших условиях, все равно других предложений не предвидится.

- Освободите его, - распорядился потрошитель, и стоявшие у меня за спиной бандиты принялись в четыре руки отматывать лейкопластырь с подлокотников.


        Поднявшись на ноги, я первым делом принялся рыться в шкафах с лекарствами. Ага! То, что надо! Пузырек «валиорола». Просто здорово - а то у меня от выданных Могилой таблеток мало того что тошнота не проходит толком, так еще и изжога началась.

- Куртку снимай, - потребовал Граф, который закончил отбирать требовавшиеся для операции инструменты.
        Набор получился странный - шприц, баночка с краской для нанесения татуировок, длинная игла…

- Этого достаточно? - удивился я, но куртку и джемпер все же снял.

- Сейчас просто приостановим процесс отмирания тканей, - разочаровал меня потрошитель. - Будет результат - будет и операция. И не тяни, у тебя в запасе не больше суток. Максимум - двое.

- Понял, - нахмурился я, усаживаясь обратно на стул и давая срезать повязку с опухшего локтя. - А это еще зачем?

- Закуси, - посоветовал протянувший упаковку бинтов бандит - худощавый подвижный парень, походивший на напарника как две капли воды. Близнецы, мать их.

- Не лишенный смысла совет, - кивнул Граф и принялся обкалывать локоть обезболивающим.
        Руку моментально заморозило до самых кончиков пальцев, но, когда потрошитель начал наносить татуировку, я чуть не заорал от невыносимой боли. Показалось, что замерцавшая призрачным сиянием игла, сверлом вгрызаясь в кость, протыкает сустав насквозь. На пятом или шестом уколе меня вырубило, но стоило очнуться, последствия экзекуции вновь напомнили о себе - рука не сгибалась, во рту чувствовался привкус крови, а голова раскалывалась от боли.

- Не теряй время попусту, - посоветовал Граф, наколовший мне на локоть простенький крест, запросто уместившийся бы и на ногте мизинца.
        Наскоро сполоснув руки, бандит скинул белый халат на пол и снял с вешалки пиджак.

- Так точно, - выплюнул я изо рта бинт и обмяк в кресле.
        Не терять время? Хороший совет - доверия потрошителям никакого. Используют и бросят подыхать под забором. Если сами не добьют. И все же хоть какой-то шанс появился. Подвернется другой вариант - хорошо, нет - придется самому выкручиваться.

- Приглядывайте за ним. Если что понадобится, обеспечьте, - распорядился напоследок Граф и покинул операционную. Но тут же заглянул обратно: - Да! И приберитесь тут…

- Само собой, босс, - кивнул один из братьев. - Сделаем все в лучшем виде.

- Нож отдайте, - медленно натянув джемпер, попросил я.
        Из правого глаза потекли слезы, пораженный порчей локоть уже привычно скрутила безумно длинная и столь же болезненная судорога.

- Зачем еще? - удивился внимательно разглядывавший шкафы с медицинскими препаратами бандит.
        Второй и вовсе отвернулся, увлеченно орудуя скальпелем во внутренностях какого-то алхимического прибора.

- Обеспечить необходимое оборудование была команда? - вытерев с лица слезы, уточнил я и попытался найти хоть какое-нибудь различие между близнецами.
        Тщетно! Острые лица, гладкие, как у младенцев, - ни шрама, ни родинки. Тонкие и очень бледные губы, голубые глаза. Волосы светлые и коротко стриженные, черепа вытянутые. Колдовские метки на веках едва заметно искрятся - значит, неординары. Оба чуть пониже меня. Все кисти в татуировках, но толком разглядеть узоры не получается - такое впечатление, что черные, синие и зеленые наколки медленно свиваются во все новые и новые комбинации. По одежде зацепок тоже никаких, не иначе сразу по два комплекта покупают. Свободного покроя черные брюки, удобные спортивные туфли, теплые синие рубахи навыпуск, расстегнутые рыжеватые куртки из искусственной кожи. Вот, собственно, и все.

- Тебе не кажется, - выудил наконец какой-то чип из раскуроченных внутренностей медицинского аппарата бандит, - что он над нами издевается?

- Явное злоупотребление правом, - согласился с ним напарник. - Кого, интересно, резать собрался этот болезный?

- Думаю, нас.

- Считаешь, он еще и умом тронулся?

- Такое нервное перенапряжение!

- Надо с ним поосторожней…

- Нож, - напомнил я, собирая с пола высыпанные из кошелька банкноты.

- Ох, чего-то Граф добрый сегодня. - Натянувший черные перчатки из кожзама бандит по операционному столу катнул ко мне серебряный клинок. - А ну как этого к нам внедряют?

- Легко, - тут же откликнулся его братец.

- Экие вы выдумщики, ребята, - хмыкнул я, убрал нож в чехол и надел очки. - Зовут-то вас как?

- А тебе зачем? - хитро прищурился парень, стоявший от меня слева. - Донесения собрался строчить?

- Догадливый, - кивнул я. - Ну так?

- Я - Левый. Он - Правый.

- Логично. - Я шагнул меж заинтересованно уставившихся на меня бандитов и развернулся. - А если так?

- А теперь наоборот - я Правый, а он Левый.

- Марк.

- Как скажешь. - Левый вытащил из стеклянного шкафчика пузатую бутыль и принялся щедро поливать мертвого татуировщика прозрачной жидкостью. По операционной тут же распространился резкий запах медицинского спирта. - Чего встал? Шевелись!
        Вслед за первой бутылкой в ход пошли еще две, и я поспешно выскочил за дверь. Правый выскользнул следом. Что ни говори, с прозвищами ребята весьма удобно придумали - так и так одного от другого не отличить.

- На выход, - распорядился бандит и подтолкнул меня к входной двери.
        Сзади послышались торопливые шаги его брата.

- А этих двух? - указал на труп охранника я.

- Пусть валяются, у лиловых на них ничего нет.
        Правый первым забежал в пустую комнату и отпер входную дверь. Третьего их подельника нигде видно не было.

- Уходим, - выскочил к нам Левый.
        Из коридора донесся гул набиравшего силу пламени, и мы, не теряя времени, покинули подвал.
        Зевак поблизости, на наше счастье, не оказалось, но братья решили не искушать судьбу и сразу же нырнули в ближайшую подворотню. Не останавливаясь, мы проскочили проходной двор, свернули в следующий и уже через него вышли на соседнюю улицу.

- Теперь куда? - обернулся ко мне Правый.
        Как-то само собой получилось, что бандиты все время держались от меня по разные стороны. Весьма разумно, кстати, с их стороны.

- Надо сделать один звонок… - припомнил я свое обещание разузнать о подстреленных на «Ограде» нелегалах. Звонить, разумеется, никуда необходимости не было, но не стоило давать парням лишний повод для подозрений.

- Вперед, - указал Левый на изрядно обшарпанную кабинку магофона, приткнувшуюся между стеной дома и изрисованным блеклыми граффити павильоном быстрого питания.
        На той стороне улицы серела бетонная плешь телепорта, так что братья явно выбрали этот маршрут для отступления неспроста.
        Кивнув, я подошел к кабине и потянул на себя дверцу с треснувшим стеклом. Правый - или Левый? - закрыться ей уже не дал, но мне было все равно: единственное, что братья могли таким образом разузнать, - это номер диспетчерской службы общественных связей Гвардии. Я пробежал пальцами по клавишам и сунул в прорезь магофона пластинку банкноты. Дождался, пока мигнет зеленый огонек, и положил ладонь на вытертую бесчисленными прикосновениями лицевую панель. В голове зашумело, автомат диспетчерской службы предложил перейти сразу по нескольким направлениям, высветившимся в голове тоненькими огненными линиями, но, выждав пару минут, я просто оборвал соединение.

- Ну и? - уставился на меня сунувший руки в карманы куртки бандит.

- Это Лиманы.

- Вот ведь! - выругался второй близнец и со всего размаху захлопнул дверцу кабинки.

- Так понимаю, вы все еще нуждаетесь в моих услугах? - заметив их мимолетный обмен взглядами, уточнил я.
        Что ж - замешательство потрошителей вполне объяснимо: без последствий наезжать на воротил черного рынка крови могли позволить себе очень и очень немногие.

- Кого из Лиманов подстрелили? - задумался Правый.

- Младшего. - Я закинул в рот таблетку обезболивающего, решив лишний раз не рисковать. А то шум в голове никак не утихает, еще прихватит в самый неподходящий момент.

- Старший в бегах, нам до него не добраться. - Левый направился к телепорту. - Толстый Вик, как обычно, у себя в клубе зависает. Штурмовать если только…

- Эй, эй! - забеспокоился я. - Вы куда это?

- Чего еще? - остановился Левый и раздраженно прицокнул языком. - Слушай - как тебя там? - Марк! Одна только морока с тобой!

- Придется транспорт вызывать, - поморщился Правый и выудил из кармана модуль связи, снабженный криптографическим чипом.
        Вообще большинство неординаров могли работать с городской информационной сетью напрямую, но использование таких вот алхимических приблуд сводило к минимуму риск перехвата разговора. Зеркала, конечно, надежней, зато и стоят они на порядок дороже. И к тому же все как один - стационарные.

- И как ты собираешься из толстого Вика информацию выбивать?

- Где он сейчас?

- Наркоклуб «Форсаж».

- На Береговой неподалеку от «Морской черепахи»? - прикинул я. Не самый лучший для нас вариант, но могло быть и хуже. Это заведение по крайней мере насквозь легальное, и жандармы его по три раза на неделе проверяют, если не чаще. Шуметь там особо нельзя, зато в охране не головорезы с городского дна, а обычные мордовороты. Лиман самое большее пару-тройку телохранителей при себе держит. - Нужен переносной терминал со стандартным набором разъемов и дешифровальным модулем. Остальное на ваше усмотрение.

- Сделаем. - Прижав к виску алхимический модуль связи, Правый на несколько минут отключился, а когда вновь открыл глаза, ухватил меня за лацкан куртки: - Шеф на тебя рассчитывает.

- Аналогично, - нисколько не смутился я. - В клуб проведете?

- Да, но дальше - сам.

- Справлюсь.

- Слышишь? - оживился Левый. - Он справится!

- Парень просто чемпион! - Правый мотнул головой, словно прогоняя оставшийся после разговора осадок. - И что б мы без него делали?

- Отправились бы в песочницу играть, - усмехнулся Левый. - Как добираться в Порт планируешь, чемпион?

- Дойдем до подземки…

- Нас заберут, - неторопливо зашагал вдаль по улице Правый. - Шеф пришлет транспорт. И оборудование. Остальное, чемпион, зависит только от тебя.


        Шеф не подвел: транспорт прибыл минут через пятнадцать. Забравшись в открытый кузов видавшей виды грузовой платформы, мы тут же натянули на себя мешковатые комбинезоны, нацепили оранжевые каски и превратились в безликих работяг. Неплохо придумано - лиловым и в голову не придет эту развалюху останавливать. Главное, чтобы сама от старости на куски не рассыпалась. Впрочем, движок работал как часы, и нас без промедления доставили в Порт. Особым комфортом поездка в продуваемом всеми ветрами кузове, конечно, не отличалась, но это все же лучше, чем пешком тащиться.
        Правый, выбравшись из кузова, достал откуда-то плотно набитую дорожную сумку:

- Разбирайте.
        Набор оказался вполне ожидаемым - полностью закрывающие лица пластиковые маски с запасными комплектами фильтров, прекрасно гасящие звуки наушники, три миниатюрных разрядника, комплект блокирующих большинство охранных систем алхимических устройств и новенький переносной терминал.

- На тот случай, если что-то пойдет не так, - объяснил наличие оружия Правый и вдобавок к разрядникам раздал шокеры. - Надеюсь, не понадобится, но мало ли…

- А уж я как надеюсь.
        К моему удивлению, разрядники, как и гвардейские модификации, оказались снабжены съемными резервуарами с концентрированной кровью. А вот никаких маркировок на них не было. Незнакомая модель.
        До упора вдавив контейнер с кровью в рукоять, я защелкнул фиксатор и взвесил оружие в руке. Знакомая тяжесть прогнала подступившую нервозность, и едва заметно нагревшийся разрядник отправился в карман на боку комбинезона.

- До клуба пара кварталов, пойдем пешком, - распорядился Правый и нацепил на шею наушники. - Нечего транспорт светить.

- Как скажешь, - пожал я плечами и, убрав в подсумок терминал, направился в указанном направлении.
        Раньше в этом клубе бывать не доводилось, но не думаю, что внутри он так уж сильно отличается от других подобных заведений. Вдалеке мелькнула громада «Маяка», серебряный шпиль которого пронзал защитное поле искрившейся в месте прокола Пелены. Поспешно опустив взгляд, я невольно поежился - после пережитого от любого напоминания о Хаосе натурально бросало в дрожь. И пустую глазницу опять заломило.
        К счастью, неприятные ощущения вскоре прошли, и я внимательно оглядел ничем особо не выделяющийся на фоне соседних зданий наркоклуб. Трехэтажная коробка, стекло и бетон. Окна все как одно фальшивые, единственное яркое пятно на фасаде - мигавшая какими-то слишком уж кислотными красками вывеска над входом.

- Заходить будем с черного хода, - заявил Левый и спрятал в ладони короткий обрезиненный жезл шокера.

- Подождите. - Внимательно оглядев входную группу наркоклуба, я поспешил в уводящий к задам заведения переулок.

- Ну? - поторопил меня Правый, старательно отворачивавший лицо от камеры наблюдения.

- Охрану не прокараульте.
        Сунув лезвие ножа меж створок распределительного щита на заднем дворе клуба, я поднатужился, и тут же с металлическим лязгом обломился язычок замка. Найти среди витков проводов нужный разъем получилось не сразу, зато с подключением терминала никаких проблем не возникло. Дальше - дело техники. Ничего сложного, учитывая, что по полной программе взламывать внутреннюю сеть не требовалось, нужно было всего лишь получить доступ к архивным записям камер наблюдения. Вот тут-то и пригодилась полученная в Корпусе Надзора практика работы с охранными системами - провозиться пришлось от силы минут пять, не больше.

- Эй! Вы чего тут делаете? - забеспокоился выглянувший покурить на крыльцо черного хода охранник.

- Энергоконтроль, показания сверяем, - не отрываясь от щитка, буркнул я и уже куда тише добавил: - Вик в кабинете на втором этаже. Дверь сразу напротив лестницы.

- Чего?! - растерялся мордоворот и, всхлипнув, мягко осел на ступеньки рядом с моментально оказавшимся рядом Левым.
        Правый взбежал на крыльцо и, пальцем оттянув веко потерявшего сознание охранника, поднес к его глазу шарик из органического стекла. Мигнула яркая вспышка, и в глубине шара засветилась точная копия колдовской метки вышибалы.

- Пошли! - поднялся на ноги потрошитель и, спрятав лицо под маской, затащил меня внутрь клуба: - Сорок пять секунд!

- Идем через зал, там сейчас охраны нет. - Я активировал фильтры маски и подбежал к нужной двери.
        Поднеся к датчику замка шарик с копией колдовской метки охранника, Правый повернул ручку, и мы прошли в небольшой шлюз. Дверь за спиной захлопнулась, тут же начали нагнетать воздух мощные насосы, а мгновение спустя открылся проход во внутреннее помещение наркоклуба.
        Светофильтры благоразумно одетых под маску очков смягчили ослепительные всполохи мигавших в совершенно безумном ритме разноцветных светильников, а вот фильтры с нагрузкой справлялись с трудом, и ноздри защекотал едкий запах горелой пластмассы. Ничего удивительного, если принять во внимание концентрацию распыленных в воздухе синтетических наркотиков. Якобы совершенно безвредных и не вызывающих привыкания, но для употребления неординарами строго-настрого запрещенных. А быдло всякое пусть травится - не жалко. На выходе каждого посетителя приводили в чувство, и обдолбанные еще пять минут назад завсегдатаи спокойно расползались по домам. В итоге все оказывались в выигрыше - администрации города и синтезировавшей наркотики «Плантации» капала денежка, а молодежи было где выпустить пар. И, учитывая, какой доход приносили наркоклубы городскому бюджету, вполне объяснимо, что и без того немалый штраф за употребление дури в других местах традиционно повышался каждым новым мэром.
        Под куполом потолка крутились какие-то обрывки голограмм, но сейчас было не до них - приходилось бежать вслед за близнецами, лавируя меж прыгавших в едином ритме неслышной музыки посетителей. Неслышной? Как бы не так! Даже наушники не могли полностью заглушить громыхавший в клубе мозгорок. От недавнего изобретения продвинутой молодежи, достигавшего своего сногсшибательного эффекта не столько за счет акустической силы, сколько за счет прямого воздействия на мозг через мобильные магофоны, подрагивал пол и вибрировали стены.
        Перепрыгнув через улегшегося на пол торчка - как ни странно, остальные посетители хоть и не обращали на него никакого внимания, но и наступать не наступали, - я заскочил на лестницу и побежал на второй этаж. В ушах стоял неприятный гул, зубы ломило, а левый локоть и вовсе дергали резкие толчки боли.
        Остановившийся перед запертой дверью потрошитель поднес к датчику все тот же превращенный в универсальную отмычку шар из оргстекла и, не теряя времени, дернул ручку - открыто. Снова шлюз, снова шум откачивающих пропитанный наркотическими препаратами воздух насосов.
        Как только на замке мигнул зеленый огонек, Правый выскочил в коридор и сразу же ткнул шокером не успевшего среагировать охранника. Его брат ловко перепрыгнул через рухнувшее на пол тело и первым подскочил к нужному кабинету. Я рванул следом, но опоздал: распахнув дверь, Левый зашвырнул туда ручную бомбу и, уже отпрянув в сторону, метнул внутрь комнаты еще один пластмассовый шар.
        В кабинете полыхнула ослепительная вспышка, и даже наушники не смогли полностью заглушить слившиеся в единый хлопок разрывы свето-шумовых зарядов. Близнецы первыми рванули в заполненную легким дымком комнату и повалили на пол ничего не соображавших телохранителей. Сам Виктор Лиман, зажав ладонями лицо, скорчился возле рабочего стола.
        Заперев за собой дверь, я выхватил протянутый мне Правым шприц-тюбик с антишоковым средством и прямо через костюм вколол его пиявке. Подействовало: Вик сразу обмяк и, привалившись спиной к стене, тяжело задышал. Его телохранители продолжали валяться на полу, а близнецы с разрядниками в руках разошлись в разные углы комнаты.

- Чего?
        Заметив, как шевельнулись губы Лимана, я стянул наушники. Теперь ясно, зачем меня близнецы с собой взяли. С потрошителями беглого оперативника точно никто не свяжет, а они здесь вроде как и не светились. Выходит, после операции меня по-тихому ликвидируют, чтобы все хвосты обрубить?

- Какого хрена? Какого хрена вам надо?!

- Кто заказал доставить партию крови из-за «Ограды»? - сразу же перешел к делу я.
- В специальном контейнере с двойным экранированием. Кто?

- Убирайтесь, - закрыл глаза Вик.

- А вот это лишнее. Скажи, кто заказчик, и разойдемся по-хорошему.
        Лиман промолчал. И глаза не открыл. Ни угроз, ни обещаний расквитаться. Все верно - если уж мы сюда вломились, значит, прекрасно представлять должны, с кем дело имеем.

- У нас есть три варианта: один плохой и два хороших. - Близнецы уже начали нервничать, настороженно поглядывая на дверь, но торопить события я не собирался.
- Для начала можно тебя на куски покромсать…

- Да ну? - зло хмыкнул Лиман, внимательно, впрочем, глянувший на гвардейский клинок. - И чего ждешь?

- Мне это неинтересно, - признался я. - Мне интересно получить информацию. И у нас очень мало времени.

- Проваливайте, - вновь закрыл глаза Лиман, но сразу же уставился на меня, как только острие ножа легонько кольнуло его в ногу.

- Это еще не все, - оскалился я в злой улыбке. - Ты можешь просто рассказать, кто заказчик, и мы тотчас тебя покинем. А вообще вполне можешь получить кое-что взамен.

- Неинтересно, - отвернулся Вик. - Мы не разглашаем подобную информацию ни при каких условиях. Корпоративная этика.

- Всегда бывают исключения, - пожал я плечами. - Хочешь узнать, кто слил гвардейцам информацию о переходе вашей группы через «Ограду»?

- Что?! - впервые проявил хоть какие-то эмоции пиявка.

- Ах да! Там же был твой брат, - участливо покачал головой я. - Так что насчет заказчика?

- Это кто-то из наших? - заметно побледнел Лиман.

- Поинтересуйся у капрала третьей мобильной роты двадцать второго сектора Якоба Туза, кто приказал ему заглянуть именно в то время на чужую территорию. Я тебе одно могу сказать: это была не его инициатива. - Хватит у пиявок смелости попытаться взять в оборот гвардейца? Без разницы - главное, чтобы Вик раскололся.
- Ну а теперь твоя очередь. Согласись, глупо сдохнуть, зная, как отыскать виновных в гибели брата. Так?

- Он представился как Сергио. Скорее всего, имя настоящее, но мы с ним раньше никогда не работали, - после недолгих раздумий выдавил из себя Лиман.
        Не иначе, у него уже была информация о том, кто командовал отделением, уничтожившим группу нелегалов. А я весьма удачно подлил масла в огонь.

- Как выглядит?

- Невысокий альбинос, постоянно носит темные очки. Неординар. Возможно, чернокнижник. Был одет в спортивную куртку, тренировочные штаны и легкие кроссовки. Адрес не оставил, проследить за ним не получилось.

- Через кого Сергио на вас вышел?

- Он отказался говорить на эту тему.

- И вы взялись исполнять заказ?

- Он был очень убедителен.

- Переговоры где проходили?

- Здесь.

- Когда? - постучал я по клавиатуре стоявшего на столе рабочего терминала Лимана.

- На той неделе. Третьего, вроде…

- Значит, записи еще не уничтожили, - обрадовался я. - Будьте любезны, господин Лиман, отыщите в архиве этого неординара. Очень надо.
        Толстый Вик смерил меня задумчивым взглядом, но нарываться на неприятности не стал. Молча вбил пароль и принялся проглядывать записи камер наблюдения за третье число. И достаточно быстро указал на экран:

- Это он.
        Так и есть - на несколько секунд перед камерой мелькнул крепкого сложения парень в темных очках. Спортивная одежда, короткий ежик белых волос. Все, пора отсюда валить.

- Он точно на посредника не ссылался? - переписав в терминал потрошителей нужный фрагмент видеозаписи, на всякий случай уточнил я.

- Да сколько можно?! - психанул пиявка. - Сказал же - ничего не знаю!

- Пошли, проводишь до выхода. - Приставленный к шее Вика шокер заставил того поумерить пыл. Лиман явно что-то недоговаривал, но потрошить его по полной программе сейчас не было времени. - И без глупостей.

- Хорошо, - с трудом поднялся на ноги пиявка и покосился на разрядники в руках близнецов.

- Живей, - подтолкнул я его к двери.
        Обратно к черному ходу решили идти не через помещение клуба, а по служебному коридору. Изрядно разнервничавшийся из-за приставленного к затылку разрядника Лиман велел охране не чинить нам препятствий, а когда мы вышли на крыльцо, я сразу же оглушил его разрядом шокера. Правый, не теряя времени, закрепил на дверной ручке ручную бомбу и бросился бежать к оставленной неподалеку платформе; я с Левым припустил следом. Все верно: чем раньше уберемся отсюда - тем лучше. Если на смену увальням из охраны клуба успеют прибыть боевики пиявок, мало нам не покажется.
- Ну и как будем этого Сергио искать? - отдышавшись, поинтересовался я.
        Платформа к этому времени уже мягко взмыла над тротуаром, набрала скорость и вылетела на соседнюю улицу.

- Разрядник давай, - буркнул Правый. - Чемпион…

- Нет, ты видел, как он их, а? - поддержал брата второй бандит. - Раз - и всех в нокаут. Герой!

- Без него мы бы точно не справились, - спрятав в сумку и оружие, и шокеры, застегнул молнию потрошитель. - Резкий, как удар серпом…

- Как заказчика, говорю, искать будем? - не отводя взгляда от близнецов, вновь уточнил я.
        Только бы они прямо сейчас от меня отделаться не попытались. С этих комиков станется…

- Неординар-альбинос, представившийся как Сергио? В темных очках и спортивной одежде? - задумался посерьезневший Правый и постучался в кабинку к водителю. - Остановись у магофона. Марк, давай сюда терминал, сейчас попробую информацию пробить. Здесь дожидайтесь. Нет, робу пока снимать рано. Пригодится еще…


        Правый вернулся минут через тридцать. Велел водителю лететь на Фабрику, потом залез в кузов и уселся на скамью, прислонившись спиной к борту.

- Ну и? - перебрался к нему брат. - Удачно?

- Кроме адреса - информации ноль. Ни у нас, ни у лиловых.

- А ничего другого и не надо.

- Не скажи, - поморщился Правый. - В единой базе на него пусто. Голяк! Он невидимка. Ни приводов в жандармерию, ни квартиры, ни работы, ни счетов в банке. А откуда он тогда, хотелось бы мне знать, взял деньги рассчитаться с пиявками? Сколько они с него слупили, кстати?

- Не спросил, - признал я свой недочет.

- Ерунда, - беспечно отмахнулся от этих подозрений Левый. - Нам же лучше - значит, за ним точно никто не стоит.

- Твоими бы устами, - вздохнул Правый и достал из-под лавки потрепанный чемоданчик. - Странно это: жил себе потихоньку, никому дорогу не переходил. И вдруг - раз! - отправил на тот свет Сибеля с ребятами. Непонятно.

- Как на него вышли-то?
        Я завертел головой по сторонам. Платформа свернула на Окружную дорогу, и справа опять замаячили трубы «Плантации». Но, вообще, нам дальше - до Фабрики еще минут пятнадцать лету.

- Один-единственный рапорт о нарушении общественного порядка. - Правый расстегнул замки чемоданчика. - Наш клиент совершенно случайно в кадре мелькнул, приехавшие на вызов жандармы на него даже внимания не обратили.

- А не пустышка? Он уже десять раз квартиру сменить мог, - засомневался Левый, принимая из рук брата странного вида разрядник - полностью металлический и непривычно угловатой формы.

- Мог, - не стал спорить потрошитель. - Но других зацепок нет. Сумеем сразу на него выйти - хорошо, нет - наш герой жильцов опросит и в домоуправление заглянет. В крайнем случае информаторов придется подключать.

- А Лиман не мог соврать? - засомневался я.

- Соврать мог, но пока все сходится. Да и не соображал он ничего толком после того укольчика, - хохотнул Левый и повернулся к брату: - Нет, но ты видел, как чемпион его колол? Все по науке, настоящий профессионал!

- Это что у вас за агрегаты? - не обратил я внимания на издевку, внимательно разглядывая странное оружие потрошителей.

- Магазин, патрон с пулей, пистолет, - пояснил Правый, закончивший вставлять в магазин патроны с черными, будто гасящими свет вокруг себя наконечниками пуль. - Архаика, но в некоторых случаях штука незаменимая.

- Когда вампира надо грохнуть или еще кого-нибудь шибко живучего, - расплылся в улыбке вогнавший магазин в рукоять пистолета Левый. - Гвардейские излучатели на сторону, к сожалению, не уходят.

- Думаете, этот Сергио - вампир? - задумался я.
        Насчет гвардейского оружия - это точно. При выдаче каждый ствол регистрировался на конкретного военнослужащего, а взломать блокировку, насколько мне было известно, пока еще никому не удалось. И хоть об этих самых пистолетах даже слышать раньше не доводилось, залитое в пулю заклинание показалось настолько убойным, что аж мурашки по коже побежали. Почему-то сразу черный клинок гвардейского меча вспомнился.

- Вампир. Может, неопир, с катушек съехавший, - задумался Правый. - Видел же - стреляли в упор, а только стену оплавили. Значит, энергетический разряд убийце вреда причинить не может. А это здорово сужает круг подозреваемых.

- Может, у него просто защита хорошая была?

- Нет, он точно парень не промах, - покачал головой потрошитель. - Слишком легко с охранниками разделался. Они и сами кого угодно на запчасти разобрать могли.

- Ну мало ли кто это мог быть… - задумчиво протянул я.

- Колдуны голыми руками так технично работать не обучены, а оборотень после себя сплошное месиво оставил бы, - поддержал брата Левый. - Нет, скорее всего, кто-то из кровососов Сибеля завалил…

- Разберемся, - спрятал пистолет в кобуру Правый. - Разберемся…


        Платформа тем временем миновала почти незаметную границу между Плантацией и Фабрикой. Разница и в самом деле почти отсутствовала - бесконечные ряды многоярусных оранжерей с Окружной дороги были не видны, а серые махины выглядывавших из-за высоких заборов блоков ничем не отличались от потянувшихся чуть дальше заводских корпусов. Разве что гари в воздухе заметно прибавилось, да жилой массив по ходу движения платформы постепенно в полноценный район превратился. Никакого сравнения с Плантацией. Оно и понятно - на «Фабрике» куда больше народу вкалывает.
        Свернув с Окружной дороги, транспорт снизил скорость, и водитель направил его к стоявшему наособицу посреди пустыря жилому комплексу. Справа к домам приткнулась отгороженная забором обширная территория стройплощадки, над которой то и дело взмывали в воздух грузовые платформы. Да и остальной пустырь представлял собой нечто среднее между свалкой и заброшенным микрорайоном со снесенными до основания домами. По генеральному плану застройки города все жилые здания за пределами Окружной дороги следовало постепенно довести до введенного не так давно нового стандарта высотности - восьми этажей. Ну а поскольку никакой особой необходимости в этом не было, перестройке в первую очередь подвергался ветхо-аварийный жилой фонд. Как здесь, например.
        Платформа обогнула территорию стройплощадки и через пустырь подлетела к новостройкам - трем «свечкам»-восьмиэтажкам с протянувшейся между ними кишкой административного пристроя и выстроенному буквой «Г» многоподъездному жилому дому.

- Все, дальше пешком, - постучал по кабине один из близнецов, и правильно истолковавший этот сигнал водитель припарковал платформу на обочине дороги. - Изобрази здесь пока что-нибудь ремонтное.
        Я закинул сумку с терминалом на плечо и первым спрыгнул на пыльный асфальт. Огляделся по сторонам и повернулся к потрошителям:

- Нам куда?

- В угловой, - махнул Правый в сторону многоподъездного дома. - Но для начала в домоуправление заглянем, списки жильцов проверим.

- Думаю, можно без этого обойтись, - хлопнул я по терминалу.
        Проверить жильцов не проблема. Проблема - что делать дальше. Выполнят ли потрошители свое обещание? Или попросту вышибут мне мозги, когда стану больше не нужен? Скорее - второе. Вопрос только в том, когда они решат это провернуть. Сразу, как разберутся с Сергио? Наверняка. И что делать? Что делать дальше?! Что?!


- Чего задумал еще? - поспешно нагнал меня потрошитель.

- Попробую к системе безопасности подключиться, - объяснил я.
        Если с наркоклубом такой номер прошел, должен и здесь сработать. Все же неплохую машинку шеф подогнал. Не стал скупердяйничать.
        Только и хмыкнувший Правый перебрал штук пять отмычек, но в итоге все же отпер служебную панель домофона; подсоединить терминал к информационному разъему оказалось и вовсе плевым делом. Оглянувшись по сторонам - на улице никого, - я немного повозился со взломом служебных кодов и принялся изучать занесенные в систему личные данные жильцов. Работа на редкость муторная, но можно особо не торопиться: даже если кто и застукает нас за этим делом, вряд ли заподозрит неладное. Дом относительно новый, всякого рода ремонтники должны частенько наведываться.

- Ну и? - поторопил меня напряженно сопевший сбоку Левый.
        Его братец оказался более терпеливым и, прислонившись плечом к стене, спокойно присматривал за двором.

- Триста восьмая квартира, жилец некто Сергио Вестник, - отыскал наконец нужную информацию я. - Других Сергио в доме нет. Позавчера ушел около шести вечера, до сих пор не возвращался.

- Фото есть? - подошел к нам Правый.

- Нет.

- Придется проверять.

- Придется, - кивнул я и через терминал разблокировал дверь. - Пятый этаж.
        Дверь нужной квартиры оказалась самой обычной - армированный синий пластик, не шибко сложный замок, серебристый кружок глазка. И все же близнецы довольно долго изучали ее, прежде чем решились взломать.

- Стой, - остановил уже взявшегося за дверную ручку брата Правый.

- Ну?

- Смотри! - потрошитель постучал пальцем возле почти незаметного скола в левом верхнем углу. - Ничего не напоминает?

- Хе-хе, - довольно потер ладони стянувший перчатки Левый, которому эти несколько трещинок несомненно о чем-то говорили. - Сейчас мы их…
        Сжав кулак, он упер его в дверное полотно, и я не поверил своим глазам: вытатуированный на одной из костяшек паук переполз на темно-синий пластик, довольно быстро забрался в левый верхний угол и вместе с трещинками исчез в серебристой вспышке.

- Охранное заклинание абы кто не ставит, - пояснил мне Левый, а потом без особых проблем вскрыл и в самом деле оказавшийся не из сложных замок.
        С раздражавшим своей неправильностью пистолетом в руке мимо него тотчас проскользнул брат. Следом заскочил я, но дальше коридора проходить не стал. Дождался, пока второй потрошитель запрет дверь изнутри, и только после этого подошел к успевшему обежать комнаты Правому.

- Ничего не трогай, - предупредил меня тот.

- И не собирался, - хмыкнул я.

- Проходи на кухню, - распорядился Левый и, подцепив кончиками пальцев, начал вытягивать из руки слегка мерцавшую голубыми сполохами нить затейливой татуировки.
        Разместив сохраненное столь оригинальным способом заклинание на одной из стен, он перешел к следующей.
        Я нарываться на грубость не стал и, как было велено, направился на кухню. Сама квартира ничего особенного собой не представляла. У входной двери начинался узенький коридорчик, через пару метров по левую сторону располагался вход в жилую комнату. Дальше шла кухня, а сам проход упирался в ванную и туалет. Должно быть, ванную и туалет - они были закрыты, а проявлять инициативу показалось мне не очень разумным. Вот и Правый их пропустил…
        Заглянув на кухню, я только покачал головой и присел на краешек стула. Если раньше и оставались хоть какие-то опасения по поводу возможной ошибки, то теперь они рассеялись без следа. Вовсе не удивлюсь, если Сергио окажется вампиром или неопиром: после беглого осмотра кухни создавалось впечатление, что сюда заходили исключительно взять один из богатого набора разложенных на столешнице кухонного гарнитура ножей. Везде толстый слой пыли, комбайн не использовали давным-давно, краны перекрыты. Да уж…
        Осторожно пристроив на запыленной столешнице терминал, я подключил его к силовой розетке и довольно быстро получил доступ к домофону и техническому датчику подъездной двери. Камеры внизу, к величайшему моему сожалению, не оказалось.

- Располагайся, - указал Правый баюкавшему руку брату на свободный стул.

- Ты так любезен, - буркнул, присаживаясь, тот. - В следующий раз сам будешь ловушку ставить.

- Не бухти. - Потрошитель провел пальцем по столешнице кухонного гарнитура и передумал на нее запрыгивать.
        Хотя какая ему разница в комбинезоне? Чистюля…

- Долго ждать будем? - поинтересовался я.

- Пока не появится. Ты не проверял, он здесь часто бывает?

- Каждый день. Живет он здесь, - зевнул я, неосторожно оперся локтями о стол и чуть не взвыл от дернувшей левый локоть боли. Да что ж такое!

- Вот и будем ждать, - пробежал пальцами по разложенным ножам Правый. - Придет, никуда не денется…
        Придет-то он придет. А вот дальше что? Понадеяться на потрошителей или выгадать момент и сделать ноги? И если бежать, то к кому? Граф ведь не врал, следующих суток мне не пережить. Да и в розыск, скорее всего, уже объявили.
        Все! Хватит! Подумаю об этом позже. Точка.

- У нас проблемы! - уставился я на экран пискнувшего терминала. Связь с датчиком открытия двери оборвалась, соединение с домофоном показало его техническую неисправность. - Подъезд взломан!

- Лиловые?! - вскочил со стула с разрядником в руке Левый.
        Пистолет он предусмотрительно оставил в кобуре - ясно, что это не хозяин возвращается.

- У них служебные ключи, - фыркнул я, пытаясь извлечь хоть какую-то информацию из системы.

- Твое подключение могли отследить? - вслед за братом достал оружие и Правый.

- Нет, - мотнул головой я и выругался: - Их пятеро! Двое или трое сели в лифт - нагрузка порядка двухсот килограмм. Остальные поднимаются пешком.

- На какой этаж идет лифт?

- На пятый, на какой еще, - скривился я. - Разрядник дайте!

- Держи, - сунул мне оружие Левый. - Нас смотри не подстрели.

- Постараюсь, - поколебавшись, я все же решил заранее отключить и убрать в сумку терминал. - Лифт приехал.

- Сейчас будет весело, - прислонился к стене Правый и подмигнул брату: - На счет раз!

- О чем базар! - ухмыльнулся в ответ тот.
        В этот момент хрустнул замок, и братья моментально заткнулись. Неизвестные совершенно не задумывались о сохранении своего визита в тайне и не мудрствуя лукаво просто выломали дверь. Очень, очень грубая работа. Дилетанты пожаловали, не иначе.
        Торопливые шаги, лязг оружия, неразборчивый гул голосов. В коридоре мелькнула тень, но не успел появившийся в дверях кухни парень в серой болоньевой куртке хоть что-то предпринять, как Правый выстрелом из разрядника снес ему голову. И сразу же - вздрогнули стены, а в кухню эхом метнулся глухой хлопок боевого заклинания. Близнецы рванули в коридор и открыли бешеную стрельбу, но звон разбитого стекла ясно дал понять, что они все же немного опоздали. Подскочив к кухонному окну, я заметил, как выпрыгнувшая с пятого этажа девушка в коротком черном плаще легко вскочила с асфальта, метнулась куда-то вбок и исчезла из вида раньше, чем ее успели добить потрошители.
        В коридоре странностей оказалось ничуть не меньше: по стенам шли две глубокие борозды, обои дымились, а на полу валялись три изувеченных боевым заклинанием тела. Плюс одного застрелили и одна умудрилась сбежать - итого полный комплект.

- Это кто еще такие? - поинтересовался я у потрошителей, разглядывая мертвецов.
        Убитые - крепкие парни в серых куртках. У всех разрядники. Остается только порадоваться предусмотрительности потрошителей: не приготовь они смертоносный сюрпризец, еще неизвестно, кто вышел бы победителем из завязавшейся перестрелки.

- Убираемся отсюда! Живо! - затолкал меня обратно на кухню Правый. Его брат остался стоять у разбитого окна и внимательно оглядывал пока еще пустой двор. - Забирай терминал, и валим отсюда!
        Я рванул к кухонному столу, ухватил сумку с терминалом и вдруг услышал странный смешок. Резко обернулся и выругался в голос: за спиной у потрошителя стоял невесть как оказавшийся в коридоре хозяин квартиры - тот самый невысокий широкоплечий альбинос в темных очках.
        Ох, мать твою!
        Приседая, Правый рванул некстати убранный в кобуру пистолет, начал разворачиваться - и тут неординар распахнул дверь ванной. Выплеснувшееся оттуда черное пламя в один миг окутало взвывшего от боли бандита и будто пушинку зашвырнуло его обгоревшее тело на кухню. Рабочий комбинезон прогорел в прах, поддетая под него куртка пошла пузырями, от лица и вовсе почти ничего не осталось. Обугленное до костей мясо да почерневшие зубы…
        Я метнулся в сторону, но наткнулся на стул и навзничь повалился на пол. Левый локоть со всего размаху шибанулся о вылетевшее из руки потрошителя оружие, и у меня невольно вырвался судорожный всхлип. Перевернувшись на другой бок, я даже не попытался встать на ноги и, машинально сунув пистолет в карман, с разрядником в руке забрался под кухонный стол.
        В коридоре раздался одиночный хлопок, невнятный хрип, и наступила тишина.
        Ну и кто кого?
        Не особо рассчитывая на благоприятный исход событий, я осторожно выглянул из-под столешницы и тут же уткнулся взглядом в темные очки наблюдавшего за мной альбиноса.

- Сам вылезешь или помочь? - перестал улыбаться тот, и его слишком черная для полутемного помещения тень сжалась, будто изготовившийся к прыжку хищник.

- Сам. - Я медленно разжал руку, и разрядник звонко клацнул о бетонный пол. - Лучше - сам…
        ГЛАВА 7

        Из подъезда я выскочил чуть ли не кубарем - забравший нож и разрядник альбинос особо не церемонился и к тому же намеревался как можно быстрее убраться с места перестрелки. Оно и понятно: соседи наверняка вызвали жандармов, а встреча с лиловыми после случившейся в квартире бойни чревата очень и очень серьезными неприятностями. Тут уж без вариантов: руки в ноги и бегом. Но зачем же только мной косяки сносить? Я и сам на общение со служителями закона не настроен…

- Быстрей! - неслабым толчком в спину придал мне ускорение оглядевший улицу неординар.
        Я только фыркнул и выбежал со двора. С одной стороны дороги потянулся засыпанный кучами щебня и гравия пустырь, с другой - прятавшаяся за высоким бетонным забором стройплощадка.
        Положение - хуже не придумаешь. Если жандармы по пути не перехватят, запросто нагрянувшие на квартиру к альбиносу отморозки обратно подтянуться могут. Да и сам неординар, реши он, что я его задерживаю, запросто шею свернет.
        А зачем, кстати, он вообще меня с собой тащит? Решил узнать, кто на него наехал? А потом?
        Вопрос.
        И что делать?
        Убежать не убегу, через забор при всем желании не сигануть. Есть один вариант, конечно, да только он на самый крайний случай. Не хотелось бы судьбу близнецов разделить. Хорошо хоть на кухне ума хватило разрядник выбросить, а то бы одним обгоревшим трупом там точно прибавилось. Вон - тянувшаяся за альбиносом тень до сих пор ко мне так и льнет. Представления не имею, что это за защитное заклинание такое, но сомневаться в его эффективности не приходится. Только дернусь, и полетят клочки по закоулочкам. Нет, надо ловить момент…
        Вот только забор все тянулся и тянулся, а подходящим моментом и не пахло. Изрядно запыхавшись, я уже едва переставлял ноги, а подгонявший меня неординар легко выдерживал заданный темп.
        А может, ну его? Хватит уже плыть по течению, а? Что мне мешает самому начать определять собственную судьбу?
        Как вариант - можно ведь просто лечь на асфальт и сдохнуть!
        Ну уж нет! Пока остается хоть крохотный шанс, надо цепляться за жизнь зубами! Нельзя сдаваться, нельзя!
        Правый глаз заливал горячий пот, в боку кололо, раненая рука занемела и не сгибалась, дыхание давно сбилось, и бежать получалось только за счет желания во что бы то ни стало выжить.
        Шаг, еще шаг! Шаг…


        Болид медленно выплыл наперерез нам из-за высокого бетонного забора, когда до Окружной дороги оставалось пробежать всего метров сорок. Охнув, я остановился и только тут понял, что запыленный транспорт вовсе не темно-лиловый, как показалось вначале, а синий. Не жандармы, значит…
        Из последних сил заставив себя вновь перейти на бег, я глянул на замедлившего шаг неординара, и в этот момент из болида на асфальт вывалился парень в деловом костюме. Все бы ничего, но следом, едва не приземлившись на покатившегося по дороге бедолагу, выпрыгнул вооруженный ручным разрядником громила в уже знакомой мне серой болоньевой куртке.
        Тело среагировало самостоятельно: перекувыркнувшись через голову, я растянулся за сгруженным на обочину бетонным блоком. Разряд энергии тут же смахнул с него верхушку, но, к счастью, стрелок решил не размениваться на мелочи и принялся выцеливать отшвырнувшего сумку с терминалом альбиноса. Вот только особо в этом начинании парень не преуспел - ускорившийся неординар буквально пропал из виду.
        Вновь сверкнула вспышка энергетического разряда, и вновь меня прикрыл бетонный блок. Вот только отсидеться в укрытии нечего было и надеяться: со стороны новостроек к нам уже мчался еще один болид, похожий на перегородивший дорогу, как две капли воды.
        Решив, пока еще остается такая возможность, рискнуть, я выкатился из-за бетонного блока и, распахнув валявшуюся на дороге сумку, нашарил в ней отобранный неординаром разрядник. Асфальт в паре шагов от меня вдруг брызнул полурасплавленным крошевом, волна горячего воздуха толкнула в грудь, но высунувшийся из стремительно приближавшегося болида стрелок слишком торопился и не сумел толком прицелиться. Да и расстояние между нами оставалось пока еще весьма приличное.
        Вот только дожидаться, пока оно сократится, времени уже не было. Поднявшись на одно колено, я перехватил разрядник обеими руками, поймал на мушку начавший скидывать скорость болид и утопил клавишу управления огнем. Как ни странно, первый же выстрел угодил в цель - пластиковую панель двигательного отсека просто сорвало, а потерявший управление транспорт, вильнув в сторону, врезался в бетонный забор. Мгновение спустя внутри начавшего разваливаться на куски корпуса вспыхнуло нестерпимо-яркое пламя, и в лицо ударил поднятый в воздух взрывом песок.
        Протирая забитый пылью глаз, я начал оборачиваться, и тут кто-то рванул ворот комбинезона.

- Что за…? - попытался вывернуться я, но не расположенный к разговорам альбинос второй рукой ухватил меня за ремень брюк и, легко оторвав от земли, закинул в распахнутый люк трофейного болида.
        Надо ли говорить, что в ходе этого акробатического кульбита я со всей силы приложился к какой-то железяке многострадальным левым локтем и надолго выбыл из игры?


        Когда очнулся - мы уже куда-то летели. Болидом управлял альбинос, рядом с ним развалился на сиденье бледный ординар лет тридцати, бережно придерживавший замотанную окровавленной тряпицей левую кисть. Порванный костюм и расквашенное лицо тоже свидетельствовали о том, что не так давно парню довелось побывать в какой-то неслабой переделке. И это точно не простое падение из болида.

- Аарон, скажи, ну кто просил тебя геройствовать? - хмуро покосился на ординара альбинос. - И к чему эти прыжки?

- Не поломайся я для приличия, они бы мне точно не поверили, - поморщился с шумом втянувший воздух через стиснутые зубы парень. - А из болида выпрыгнул, чтобы в расход не пустили.

- Кто - они?

- Братья и сестры из Ложи Энтропии. Вычислили-таки, сволочи, - откинулся на спинку сиденья Аарон.

- А ведь ты мне теперь не помощник, - задумался еще больше помрачневший неординар.

- Так и есть, - не стал спорить с ним парень. - Слушай, Сергио, подбрось к ближайшему отделению Госпиталя, а? Худо мне… Нога вроде просто вывихнута, а вот ребрам крепко досталось.

- Подброшу, конечно, о чем речь, - успокоил его альбинос и, не оборачиваясь, уже мне: - А ты не вздумай дергаться, я с тобой еще не закончил…
        Лежу - молчу. Ну не объяснять же, в самом деле, что недоразумение произошло? Да и дергаться резона нет: даже из болида выпрыгнуть, как этот парень пять минут назад, не успею - протянувшаяся между сиденьями тень неординара обхватила лодыжку. И что-то мне подсказывает: освободиться от такой хватки нечего и надеяться.
        Так что я даже шевелиться перестал, хотя засунутый в комбинезон пистолет потрошителя и давил угловатой рукоятью под ребра. Не догадайся его с собой прихватить, совсем кисло было бы. А так… Вот помятый тип свалит, тогда и буду решать, как жить дальше. Если совсем прижмет - попытаюсь оружие в ход пустить, хотя и не хотелось бы: уж больно альбинос крут. Лучше миром разойтись попробовать. Неординар вроде впечатления полного отморозка не производит.


        Остановившись на углу Береговой и Арсенальной, откуда рукой было подать до центрального корпуса Госпиталя, альбинос подождал, пока выберется на улицу раненый ординар, и сразу же направил болид в сторону Порта. Идею выскочить из транспорта за время недолгой остановки пришлось отбросить - будто почувствовавшая мое намерение тень легонько сжала лодыжку. Да уж, тут не больно-то и подергаешься…
        Вероятно, оставаться в угнанном транспорте показалось неординару слишком опасно, и, как только Старый город остался позади, он сразу же загнал машину в какой-то переулок. Приткнувшийся между глухими стенами двух складов болид вряд ли мог в ближайшее время привлечь хоть чье-либо внимание, и немного успокоившийся альбинос обернулся ко мне:

- Ты кто такой?

- Марк Лом.

- И что ты с приятелями забыл у меня дома?

- Тебя ждал. - Как мне показалось, ответы на вопросы альбиноса не очень-то и интересовали, а сам он напряженно о чем-то размышлял.

- Зачем?

- Мои так называемые приятели хотели выразить свое возмущение по поводу смерти некоего Сибеля, старичка-татуировщика, - затрудняясь предугадать реакцию собеседника, все же не стал отмалчиваться я.

- Так называемые? - немного опустив очки, уставился на меня поверх черных стекол неординар. Глаза у него были просто жуткие - налитые кровью, мутные, окруженные темными пятнами синяков и свежих рубцов. - Ты просто мимо проходил?

- Так получилось, - хмыкнул я. - Можно сказать, подрядили за сдельную оплату.

- И что же потрошители предложили порченому? - сразу раскусил меня альбинос и потребовал: - Сними очки.

- А что они могли предложить? Операцию, само собой. - Я снял оранжевую каску и гвардейские очки и как бы невзначай опустил руку к пистолету.

- Так я и думал, - вслух отметил подтверждение каких-то собственных выводов альбинос. - Думаешь, еще сможешь выкарабкаться?

- Постараюсь.

- Упорный, - кивнул неординар. - Гвардия?

- Служба Контроля.

- Пришел к Сибелю, а там - эти?

- Угу.

- Понятно, - надолго задумался неординар и, тихонько усмехнувшись, облизнул бледные губы: - Мой напарник выбыл из игры…

- И?

- Можешь занять его место. Оплата, как ты сам сказал, сдельная.

- Предлагать такое первому встречному - либо нарываться на неприятности, либо рассчитывать кинуть первым, - отказался я.

- О, за себя я не боюсь, - тихонько рассмеялся альбинос. - А твой риск перекроет щедрость моего предложения.

- Да ну?

- Точно тебе говорю, - перегнувшийся через спинку сиденья неординар вдруг ухватил меня за левый локоть, и на какую-то долю мгновения я потерял сознание, настолько сильной оказалась пронзившая руку боль. Будто жилы потянули. И вместе с тем столь неприятные ощущения оставили после себя странное успокоение, словно порча развеялась сама собой и с рукой вновь полный порядок. Но чудес не бывает - миг блаженной безмятежности закончился откатом, и меня выгнуло дугой. - Ну как?

- Что за хрень?! - не сразу смог отдышаться я, потом вытер с лица пот и, пытаясь скрыть дрожь, мертвой хваткой вцепился в поручень.

- Впечатляет? - улыбнулся неординар. - Не надо будет никакой операции. Я сниму порчу за пару минут.

- Потом? - прекрасно понимая, что меня просто покупают, уточнил я.

- Окончательно - потом, - кивнул альбинос. - Но это просто страховка, не более того.

- Что надо делать? - враз отбросил все сомнения я.
        Такой шанс упускать нельзя. Этот странный тип почему-то во мне нуждается, а значит, надо начинать торговаться. Конечно, он запросто может кинуть, но отказаться сейчас - все равно что подписать себе смертный приговор с не такой уж и большой отсрочкой исполнения.

- Снимай комбинезон, и пошли, - не стал ничего объяснять альбинос, поднял валявшуюся на полу сумку с терминалом и распахнул дверцу болида. - У нас не так много времени…
        Дождавшись, пока он выпрыгнет наружу, я скинул комбинезон, сунул пистолет за пояс брюк, оправил куртку и выбрался следом.

- Ничего не забыл? - вновь спрятав глаза за черными стеклами очков, поинтересовался неординар.

- Нет, - мотнул головой я и тут же об этом пожалел - меня повело, и пришлось упереться о стену. - Нож отдай…

- Обойдешься, - и не подумал возвращать серебряный клинок альбинос, но зато протянул сумку с терминалом и убранным туда же разрядником. - Меня зовут Сергио.

- Учту, - закинул я на плечо ремень сумки. - С болидом что делать будем?

- Ничего, - захлопнул дверцу Сергио. - Пошли…

- Но…

- Пошли!


        Представление о «ничего не делать» у неординара, надо сказать, оказалось весьма и весьма нетривиальным - когда мы уже отошли на пару кварталов, позади послышался глухой взрыв. Обернувшись, я без особого удивления увидел поднимающиеся над крышами складов клубы дыма, выругался про себя и отправился догонять даже не замедлившего шаг альбиноса. А это оказалось весьма непросто - самочувствие было не из лучших. Голова раскалывалась, левый локоть нещадно ломило, да и переставлять ноги становилось все трудней.

- Эй, Сергио! - наконец не выдержал я. - Сейчас сдохну!

- Скоро отдохнем, - обернувшись, пристально глянул на меня тот. - Пять минут.

- Ну если только пять, - тяжело вздохнул я. - Куда идем?

- Увидишь, - отмахнулся альбинос. - Ты рассказывай пока. Рассказывай.

- Что рассказывать?

- Кто ты и как оказался в моей квартире. С самого начала.

- С самого начала - так с самого начала…
        Уставившись себе под ноги, я зашагал вслед за альбиносом и, погрузившись в рассказ о своих злоключениях, совершенно пропустил момент, когда складской комплекс остался позади, а вокруг потянулся жилой район. Вот уж не думал, что он так близко от портового хозяйства расположен.

- Сюда, - ткнул Сергио в сторону размещавшегося на первом этаже обшарпанного дома магазина, прямо на тротуаре перед которым были расставлены пластиковые столы и стулья.
        Как ни странно, магазинчик прятался в проходном дворе, а не выходил на «первую линию». Только для своих? Не иначе. Вот и посетителей - никого. Оно и понятно, рабочий день еще в самом разгаре. Но, думаю, по окончании смены в порту работяги не преминут заглянуть сюда, пропустить соточку-другую очищенной.

- Весьма своевременно, - повалился я на стул и опустил на асфальт сумку с терминалом. - Что-нибудь будешь?

- Закажи себе, мне ничего не надо, - смахнул пыль со столешницы оглядевшийся по сторонам неординар.

- Вот ведь! - крякнул я, с сожалением поднялся на ноги и поплелся в магазин.
        Выпить, что ли, обезболивающего? Пожалуй, не стоит. Таблеток совсем мало осталось, а чувствую себя пока не так уж и плохо. Вот как прижмет…
        Особой надежды найти в этой забегаловке что-нибудь приличное не было, да так оно в принципе и оказалось. Сонная продавщица, нехотя оторвавшаяся от экрана работавшего с выключенным звуком чаровизора, разогрела в кухонном комбайне пару подозрительного вида котлет, добавила к ним несколько запечатанных в вакуумную упаковку кусочков хлеба и предложила на выбор очищенную или кофейный напиток.
        В общем, нормально перекусить не получилось: засыпанный в стаканчик с кипятком растворимый суррогат оказался на редкость кислым, хлеб отдавал пылью, а после котлет на зубах еще долго скрипел песок. Да уж, обедать на открытом воздухе - последнее дело.

- Может, теперь уже скажешь, что от меня требуется? - отодвинув на край стола пластмассовый стаканчик, поинтересовался у неординара я.

- Протяни руку, - вместо ответа распорядился тот.
        Я послушался и на всякий случай заранее стиснул зубы. Не помогло - от прикосновения альбиноса к больному локтю в плечо словно шибанул энергетический разряд. Едва не свалившись под стол, я зажмурился, потом несколько раз глубоко вздохнул и вытер потекшие из правого глаза слезы. Как ни странно - стало легче. Рука вновь начала сгибаться, пропала ноющая боль, и даже раскалывавшаяся еще пару минут голова почти перестала беспокоить. Неужели все?

- Это временное улучшение, - разочаровал меня Сергио. - Сделаешь работу - сниму порчу окончательно.

- Как это у тебя получилось? - согнув левую руку в локте, уставился на альбиноса я.

- Хаос - это та же энергия, а ты ведь воспринимаешь как само собой разумеющееся возможности алхимиков? - ушел от ответа Сергио.

- Ты чернокнижник? - не особо рассчитывая на откровенный ответ, спросил я.
        Раз начались разговоры о Хаосе как о простой энергии и инструменте - можно даже не гадать, кто твой собеседник. Проходили.

- Нет, - вполне ожидаемо ответил альбинос. - А вот насчет тебя не уверен.

- Что?! - опешил я. - С какой стати?!

- А как иначе ты пережил разрушение колдовской метки? - хмыкнул Сергио. - Это и неординару не всякому под силу. Татуировка намертво с внутренней энергетикой срастается. Саму ее, кстати, именно поэтому никто и не трогает, лишь новые чары заливают…

- Во-первых, ординар не может быть чернокнижником, - фыркнул я и вдруг понял, что не в силах припомнить, какого цвета колдовская метка моего собеседника. Должен ведь был обратить внимание, когда альбинос очки снимал. Должен. Но не обратил. Странно. - Во-вторых… Да оно само собой вышло!

- Хаос, - вздохнул неординар. - На тот момент в тебе уже была порча. Вероятно, дело именно в этом.

- И все же, чего ты от меня хочешь? - Развивать эту тему дальше категорически не хотелось. И так тошно.

- Да почти ничего, - вытащив мой нож, начал аккуратно подпарывать правую перчатку неординар, - просто постоишь рядом.

- Свежо предание, да верится с трудом. - Я даже не стал делать вид, будто принял эту ерунду всерьез.

- А ведь так оно и есть. - Альбинос стянул распоротую перчатку и внимательно оглядел надетое на указательный палец кольцо.
        Серебряный перстень оказался слишком мал, и немного припухший палец почернел. Гангрена? Не уверен - Сергио оказался вполне доволен увиденным. И даже добравшаяся уже до костяшек чернота его ничуть не обеспокоила. А вот мне стало не по себе - по сравнению с белоснежной кожей альбиноса контраст получался просто жуткий.

- Поподробней, пожалуйста, - попросил я и посмотрел на дверь магазинчика. А ну как продавщица придет, а тут такое! С нее станется жандармов вызвать.

- Чтобы обойти одну хитрую защиту, нужен человек. Просто человек, личность не имеет значения. - Альбинос поднес к лицу правую ладонь.

- Ох, блин… - невольно вскочил на ноги я и огляделся по сторонам.
        Если кто такое услышит - точно лиловых кликнет. А то и Службу Контроля оповестит. И правильно сделает - это ж статья, такие слова вслух произносить. Да и про себя тоже незачем. Если ты не фанатик религиозный, конечно. Человек, люди, бр-р-р…
        О ком там, в болиде, речь шла? О Ложе Энтропии? Выходит, Сергио скорее всего последователь Церкви Искупления. У этих деятелей между собой конкретные нелады на почве религиозных разногласий. Хотя и с Церковью Восьмого Дня последователи теории Хаоса тоже на ножах. Вот ведь угораздило!

- Сядь, - буркнул даже не поднявший на меня взгляд альбинос. - Я сказал то, что сказал. Могу повторить: че-ло-век!

- Не уверен, что мне все еще интересно твое предложение, - медленно опустившись на стул, поморщился я.
        У нас в Конторе религиозные фанатики проходили наравне с буйнопомешанными, и вести дела с одним из них не хотелось совершенно. Но какова альтернатива?!

- Я не имею к сектам никакого отношения, - ткнул острием ножа в опухший палец Сергио и, как мне показалось, весьма обрадовался, когда из разреза на коже выступила капелька крови. - Я просто называю вещи своими именами.

- Да ну?

- Именно. - Альбинос вытащил из кармана куртки странного вида колбу, примерился рукоятью ножа и одним резким движением рассадил оказавшееся весьма хрупким толстое стекло. - Неординары людьми не могут считаться по определению. Почему? А в чем их отличие от ординаров? В одаренности? Так ведь одаренность - это всего лишь способность - явная или латентная, не суть важно - работать напрямую с энергией. Иными словами - проявление Хаоса.

- Ерунда, - фыркнул я.

- Вовсе нет. - Сергио разгреб в стороны обломки пробирки и подцепил кончиком ножа выточенную из красного стекла руну. - Хаос в них с рождения! Именно поэтому их кровь бесполезна с алхимической точки зрения. Неординары ничуть не более люди, чем, скажем, демоны.

- Какая секта промыла тебе мозги? - внимательно наблюдая за манипуляциями альбиноса, скептически поинтересовался я.

- Сам, все сам. - Переложив руну на свободное от осколков место, Сергио приподнялся над стулом и со всех сил впечатал ее в столешницу надетым на указательный палец кольцом. К моему удивлению, стекляшка будто прикипела к серебру, опухоль моментально рассосалась, а почерневшая кожа немедленно вернула себе нормальный телесный цвет. Куда более «живой», нежели обычная бледность альбиноса. - Подумай над этим, как будет время.

- Обязательно, - кивнул я и на всякий случай переложил разрядник из сумки в карман куртки. - Так что насчет работы?

- Пойдешь со мной и будешь делать то, что скажу, - отмахнулся внимательно наблюдавший за происходившими с пальцем метаморфозами неординар.
        Венчавшая серебряное кольцо стекляшка начала светиться, и мне невольно стало не по себе. Да что здесь творится, вообще?

- Для начала схожу за кофе, - направился в магазин я.
        Мой так называемый работодатель настораживал все больше и больше. Что у него с глазами? Что за кольцо и каким образом моментально выздоровел почерневший палец? А если уж вспомнить о тени, которая в долю секунды превратила здорового парня в обгорелую мумию…
        Но стоило мне, распахнув дверь, зайти в полутемное помещение, эти опасения улетучились без следа. Оно и неудивительно: одно дело - волноваться по поводу возможных в будущем осложнений, и совсем другое - углядеть собственную физиономию на экране чаровизора. Тут фотография из личного дела сменилась видом полуразрушенного ангара, следом показали несколько черных пластиковых мешков с мертвыми телами, и, воспользовавшись отсутствием со стороны продавщицы ко мне всякого интереса, я поспешно выскочил на улицу.
        Узнает она меня? Пожалуй, нет. Темные очки, на голове капюшон куртки. Да и осунулся я за последнее время. Хороший знакомый мимо пройдет - даже внимания не обратит. И все-таки засиживаться здесь не стоит. Мало ли…

- Пошли отсюда, - вернувшись к столику, позвал я избавившегося от второй перчатки неординара.

- Случилось чего? - неторопливо поднялся на ноги тот.

- Меня в розыск объявили, - поморщился я и поднял сумку. - Давай уже быстрее закончим с твоим делом, надо собственные проблемы решать.

- Как скажешь, - пожал плечами альбинос и выкинул перчатки в мусорное ведро. - Пошли.

- Ты уверен, что сможешь снять порчу? - зашагал я рядом.
        Самочувствие заметно улучшилось, и о пережитых злоключениях напоминала лишь тупая боль, растекшаяся по левой стороне лица.

- Да.

- А прямо сейчас? - Мало ли как обернется предложенное неординаром дело, и потому получить шанс на нормальную жизнь хотелось незамедлительно. Если только Георг сочтет нужным еще раз прикрыть мою задницу…

- После. - Сергио остановился на перекрестке и начал оглядываться по сторонам. - Не знаешь, где тут ближайшая подземка?

- Пошли, - позвал я его за собой и задумался, как бы изловчиться и передать весточку Алисе. Нет - нельзя. Этого от меня в первую очередь и ждут. Хорошо, что звонить не стал. Да и как теперь перед ней в таком виде показаться? Красавец!..
        Так, стоп! Не о том думаю…
        Серые дома жилого квартала остались позади, мы вновь вышли на Береговую. Магазины и конторы на первых этажах, пункт приема крови, жандармская будка на углу, двухэтажная бетонная коробка подстанции магофонной связи. А еще - то и дело снующие над улицей болиды и спешащие по своим делам горожане.
        Сразу вспомнилось объявление по чаровизору, и нестерпимо захотелось свернуть во дворы. Не получится - спуск в подземку вон он, на перекрестке. И рядом, как назло, пара жандармов прохаживается. Хоть и не должны до них так быстро ориентировку довести, но все же есть шанс, что прицепятся. Попробуют отсканировать колдовскую метку - а отклика нет. И что делать?
        Что делать, что делать?
        Морду кирпичом - и в подземку.
        Так мы с Сергио и поступили. Жандармы в нашу сторону даже не глянули. Вот и замечательно. Еще бы и дальше все так гладко проходило.

- Куда отправимся? - пробежался я взглядом по табло.
        Порт, Фабрика, Плантация, Старый город…

- Пошли, - потащил меня за собой вцепившийся в плечо неординар.
        Могу, конечно, заблуждаться, но горевшие на информационных панелях названия волновали альбиноса меньше всего. Даже не замедляя шага, он прошагал до конца коридора, и тут у меня непонятно с чего заложило уши. В глаз будто капнули масла, светившиеся на стенах экраны начали расплываться в размытые полосы, да и само помещение будто раздалось вширь.
        Сергио толкнул меня в неприметную дверь с табличкой «Только для персонала», я шагнул через порог и на миг зажмурился от кольнувшей в пустую глазницу боли. А когда, проморгавшись, огляделся по сторонам - решил, что начинаю сходить с ума.
        Вместо экранов информационных табло - каменные стены. Вместо ровных рядов дверей - темные свертки непонятно куда. Непроглядный мрак. Капает вода. Ощутимо тянет по ногам стылым воздухом. Что за дела?!

- Где мы? - потребовал я объяснений.
        Служебные помещения подземки по долгу службы посещать раньше доводилось неоднократно - и ничего подобного там никогда не видел. Бред какой-то…

- Городские катакомбы. Нижний, закрытый уровень, - не повышая голоса, просветил меня Сергио. - Мы в паре кварталов от «Сундука».

- Но как?! - опешил я.

- Есть способы, - не стал ничего объяснять неординар. - Не отставай…
        Я только вздохнул. «Простенькое дело» на глазах превращалось в какую-то дурнопахнущую авантюру, но пути назад уже не было. И от этого на душе стало еще гаже.
        Темный коридор закончился развилкой, Сергио, не говоря ни слова, свернул налево. Пустые провалы боковых ответвлений стали попадаться все реже, потолок понизился, башмаки захлюпали по влажному полу. Похолодало. И запах…
        Я натянул гвардейские перчатки и ускорил шаг, стараясь держаться подальше от тянувшейся за альбиносом тени. Бесформенная тварь не оставила хозяина и во мраке подземелья, более того - она и на фоне здешней тьмы выделялась непроницаемо черным пятном.


        Ослепительно яркий свет резанул по глазам, когда мы только миновали пересечение с еще одним тянувшимся неведомо куда коридором. Гвардейские очки смягчили вспышку, и, разглядев несколько перегородивших проход фигур в фуражках и длинных плащах, я незамедлительно рухнул на мокрый пол. С гулом прокатившееся по подземелью боевое заклятье завязло в непроницаемом мраке метнувшейся ему навстречу тени неординара, ушло поверху, заискрилось колючими энергетическими разрядами под потолком.
        Надолго такой защиты хватить не могло, но единственный путь к отступлению оказался перекрыт боевиками Комитета Стабильности - шестью дюжими парнями в полной боевой выкладке: черные защитные костюмы, темные пятна глухих масок, изготовленные к стрельбе излучатели, искрившиеся боевыми чарами жезлы, алхимические мечи…
        Вот сейчас они до нас доберутся, и тогда…
        От полной безысходности я вскинул разрядник и несколько раз выстрелил в потолок. Град раскаленных обломков заставил штурмовиков сбиться с шага, и вскочивший на ноги Сергио рывком отправил меня в пустой дверной проем, которого не было в глухой стене еще и мгновение назад. Сам альбинос тоже мешкать не стал и прыгнул следом, прежде чем успели открыть ответный огонь вновь перешедшие на бег комитетчики.

- Ходу! - рявкнул неординар и метнулся по неведомо куда ведущему коридору, но никакой необходимости в этой команде уже не было.
        Куда более эффективным стимулом стал звук запрыгавшей по камням ручной бомбы, которую зашвырнули в дверь бросившиеся в погоню штурмовики Комитета Стабильности.
        Старт мы взяли очень неплохой, несколько секунд спустя в спины толкнулась ударная волна слишком далеко рванувшей бомбы, да только радоваться спасению было рано - судя по нарастающему гулу несшегося вслед за нами боевого заклинания, комиссары вовсе не смирились с поражением.
        Уши моментально заложило, кожу защипали энергетические разряды, но тут обхвативший меня альбинос прыгнул куда-то в сторону, и мы вывалились в соседний коридор. А соседний ли? Никаких следов оставшегося позади прохода не было. Глухие стены, трубы, пучки кабелей - и все. Нет даже малейшего намека на дверь.

- Что за дела?! - повернулся я к Сергио, но тут же прикусил язык: по подземелью прокатился отголосок не такого уж и далекого взрыва.

- Убираемся отсюда, - отлип от стены тяжело дышавший альбинос и указал на поднимающуюся к потолку лесенку. - Скоро здесь будет жарко…

- Твою мать! - выругавшись, я спрятал разрядник и начал взбираться к опечатанному канализационному люку.
        Ухватил пломбу, рванул, и она тотчас прогорела в прах. Гвардейские перчатки не подвели - жара я даже не почувствовал. Вот только сигнал об открытии опечатанного люка все равно ушел «куда надо». А значит, здесь станет «жарко» даже несколько раньше, чем полагает альбинос.
        Поправив соскользнувший с плеча ремень сумки с терминалом, я откинул люк и одним рывком выскочил из канализации. Огляделся - никого. Какой-то глухой проулок, забор, задворки…

- Быстрей, - с трудом выбрался из люка Сергио, оперся ладонями в асфальт и тяжело поднялся на ноги. - Времени в обрез.

- Куда?!

- Туда, - указал на глухой колодец соседнего двора альбинос.
        Я решил положиться на его чутье и не прогадал: стоило нам сорваться с места, как за спиной раздался гул резко снижавшего высоту болида. Так и есть - жандармы!

- Стоять! - Выпрыгнувшие из транспорта рослые парни в темно-лиловых мундирах бросились в погоню, но открыть огонь не решились. Не разобрались в ситуации? Должно быть. - Стоять, стрелять будем!
        Стараясь не отстать от неожиданно резво рванувшего с места неординара, я на бегу вытащил из кармана разрядник, но заставить себя выстрелить не смог. Этих-то за что?
        Заметившие оружие жандармы попадали на асфальт, и тут же вслед нам засверкали вспышки энергетических разрядов. И хоть стрелковая подготовка лиловых традиционно оставляла желать лучшего, бежать под обстрелом оказалось на редкость неуютно. Могут ведь и случайно попасть. Задрав руку с разрядником к Пелене, я исключительно для острастки несколько раз пальнул в воздух и вслед за неординаром забежал в небольшой дворик, с трех сторон ограниченный выстроенным буквой «П» четырехэтажным домом.
        Сергио заскочил в ближайший подъезд, взбежал на второй этаж, свернул в сквозной коридор и резко потянул меня за собой. И неспроста: проскакивая в распахнутую дверь, я согнулся пополам от передернувшей все тело судороги и буквально вывалился на лестничную площадку. И в отличие от оставшегося позади чистенького и ухоженного подъезда этот оказался изрисован разноцветной мазней, в углах скопился кое-как сметенный с проходов мусор, окурки и обрывки пластиковых пакетов. Будто в другой дом неведомо как перенеслись.
        Так оно, в общем, и оказалось. На улицу мы вышли уже из многоэтажного жилого дома на окраине Фабрики. Огляделись по сторонам и молча направились со двора. Сил на разговоры уже не оставалось. Меня всего ломало, вновь начала раскалываться голова. Оставалось только одно желание - лечь и сдохнуть.

- Накрылось медным тазом твое дело? - хмыкнул я, присаживаясь рядом с плюхнувшимся на лавочку у соседнего дома неординаром.

- Отнюдь, - уставился тот на правую кисть, кожа которой окончательно приобрела нормальный телесный оттенок. - Завтра попробуем опять.

- Издеваешься? - едва не вскочил на ноги от возмущения я. - Это же штурмовики Комитета Стабильности были! А комиссары их прикрывали! Самоубийство чистой воды - твое дело!

- Думаешь, найдешь кого-то другого, кто сможет снять порчу? - спокойно спросил альбинос, несколько раз сжимая в кулак и разжимая правую кисть. - Нет? Тогда какие варианты?
        Волей-неволей мне пришлось признать правоту собеседника.

- Во что ты меня впутал? Комитетчики ведь именно тебя ждали!

- Они меня переиграли, - ничего не ответив по существу, уставился себе под ноги Сергио. - Вычислили. Придется искать обходной путь.

- Что ты задумал? - Я попытался отряхнуть заляпанные штаны, но только развез грязь.
        Альбинос пропустил вопрос мимо ушей.

- Нечего здесь рассиживаться. Хоть определить место нашего перехода так быстро не должны, но чем раньше заляжем на дно, тем лучше.

- Угу, - поднялся на ноги я. В таком виде на улице лучше не светиться. Сергио вон тоже ничуть меня не чище. - Есть варианты?

- Надеюсь, до Аарона они еще не добрались, - вздохнул неординар. - Он на свое имя квартиру снял, попробуем там отсидеться.

- А ну как добрались? - Идея эта мне, откровенно говоря, не приглянулась.
        Если за нас всерьез возьмется Комитет Стабильности, выпотрошить посредника для комиссаров труда не составит. С другой стороны, пытаться подыскать угол самостоятельно в нашем положении тоже весьма и весьма рискованно. Всякие подозрительные места лиловые плотно опекают.

- Не должны, - встал со скамейки заметно посвежевший альбинос. - А завтра нас там уже не будет…


        Как оказалось, Аарон снял квартиру совсем неподалеку - в новостройках на границе Фабрики и Плантации. Нам даже подземка не понадобилась: до нужного дома удалось дойти пешком минут за десять. Нервишки, конечно, пошаливали, но, к счастью, не баловавших этот район своими посещениями в дневное время жандармов по пути не встретилось. Вот ближе к ночи болиды лиловых сюда частенько наведываются. Да и пешие патрули по дворам начинают прогуливаться. Стоит учесть на будущее…

- Подожди, - остановил я уже начавшего набирать код домофона Сергио. - Какой номер?

- А что?

- Проверю сначала.
        Подключить переживший все сегодняшние падения терминал к внутридомовой сети много времени не заняло. Помимо снятой для неординара квартиры я на всякий случай прошерстил весь подъезд, но ничего подозрительного не обнаружил.

- Я тебе и сам могу сказать, что в квартире никого, - указал на окна на втором этаже неординар.

- Чего ж ты в катакомбах так лоханулся тогда? - не отказал я себе в удовольствии наступить на больную мозоль альбиноса.

- Со всеми бывает, - ничуть не смутился Сергио. - Порядок?

- Да. - Я отцепил контакты терминала от домофона и распахнул дверь. - Уверен, что комитетчики не успели до твоего приятеля добраться?

- Пошли…


        В подъезде пахло свежей краской. Ни матерных надписей, ни окурков. Сразу видно - только сдали. Поднявшись на второй этаж, Сергио отпер замок, и мы настороженно проскользнули в квартиру.
        Единственное, что мне пришло на ум, - «чистенько». Внутри действительно было очень чисто. И больше там не было ничего. Ничего - в смысле мебели. И кухня, и единственная комната оказались абсолютно пусты. Хорошо хоть унитаз, краны и душевая кабинка смонтированы.

- А твой Аарон - веселый товарищ.
        Вытащив из сумки переносной терминал, я подключил его к сети и установил звуковой сигнал на открытие подъездной двери. Бесполезная штука для вечера, но вот если кто сунется ночью…

- У меня скромные запросы. - Сергио отправился чистить одежду в ванную комнату.

- И жратву, значит, можно даже не искать.
        Оставив терминал на кухне, я прошел в комнату и, скинув с головы капюшон, уселся прямо на покрытый линолеумом пол. Нечего перед окном маячить - штор нет, мало ли кто углядит. Стоит, конечно, примеру неординара последовать, только лениво что-то. Устал я.
        Вообще, жизнь - странная штука. Еще неделю назад у меня была престижная работа, подруга и крыша над головой. И перспективы. Да - перспективы. А сейчас? Будто в дурном сне все в прах обернулось. Порча, дезертирство, розыск. Вне закона. Все.
        И зачем цепляться за это убогое существование? Умножать и без того навалившиеся со всех сторон бедствия? Ради призрачного шанса вернуться к нормальной жизни? Так ведь нет его больше. Даже если у Сергио и получится снять с меня порчу - после сегодняшней перестрелки с комитетчиками Девятый департамент уже не прикроет. Так что я теперь вроде тех зомби с «Плантации». Даром что еще пока дышу, и сердечко бьется.
        Плюнуть на все и сдохнуть? А вот хрен! Есть шансы, нет шансов - буду за жизнь зубами держаться. Я упорный. Я просто - мать вашу! - хочу снова увидеть свою девушку. Просто увидеть. Просто…

- Скучаешь? - вернулся из ванной комнаты Сергио.

- Почему тебя ищет Комитет? Что ты такое задумал? - уставился я на альбиноса.
        Не то чтобы у меня появилась мысль сдать его Конторе и попытаться купить себе прощение, но ворохнулось что-то в глубине души такое, ворохнулось. Да нет - дохлый номер. А вот сам неординар заинтересовал. Было в нем нечто необычное. Хм… необычное - да. Можно и так сказать, если про совершенно сумасшедший способ перемещаться по городу и тень-убийцу забыть.

- Завтра сам увидишь, - уселся на пол и прислонился к стене Сергио.

- А сказать?

- Нет, - спокойно отрезал неординар, давая понять, что не намерен продолжать разговор на эту тему.

- Ну ладно… - хмыкнул я и нарываться на неприятности не стал.
        Пока не беспокоит пораженная порчей рука - лучше отношения не обострять. А дальше… дальше видно будет.
        Оставив на время попытки разговорить Сергио, я отправился в ванную, напился из-под крана холодной воды и осторожно умылся. Осмотрел куртку со штанами и решил, что пытаться привести их в нормальный вид - пустая затея. Не стирать же, в самом деле. Мало ли когда сорваться из квартиры придется.
        Вновь заломило пустую глазницу, и я прижался виском к холодной водопроводной трубе. Помогло мало. Немного поколебавшись, закинул в рот две последние таблетки
«валиорола» и поставил пустой пузырек на раковину. Все - теперь спать…

- Как дежурить будем? - вернувшись в комнату, спросил я у так и продолжавшего сидеть на полу Сергио.

- Отдыхай, - мотнул головой тот. - Я вполне могу обойтись без сна.

- Вот и замечательно. - Лежать на полу оказалось не очень удобно, но общеизвестно, что лежать лучше, чем сидеть. Не говоря уже про нахождение в еще более вертикальном положении, именуемом «стоять». - Слушай, Сергио…

- Да?

- Ты это серьезно насчет неординаров?

- Вполне.

- Странно, что до этого сектанты не додумались, - зевнул я.
        Мысль о превосходстве ординаров хоть в этом вопросе крепко засела у меня в голове.

- Почему не додумались? - удивился Сергио.

- Объяви они неординаров порождениями Хаоса, число последователей у них бы только прибавилось, - пояснил свою мысль я.

- Объяви они неординаров порождениями Хаоса, их уничтожили бы в течение нескольких дней, - усмехнулся альбинос. - К тому же среди всех этих пророков и проповедников неординаров едва ли не большинство.

- Это точно, - вздохнул я. - Но вот насчет «за несколько дней» ты погорячился. Столько лет уже…

- Просто пока команды не было, - поежился неординар и раздраженно мотнул головой.
- Спи. Мне подумать надо. Хотя нет - терминал к локальной сети подключен или выход в общую тоже есть?

- В локальную, - насторожился я. - А что, нужна общая?

- Не помешало бы, - кивнул Сергио. - Сможешь сделать?

- Как два пальца. - Я поднялся с пола и отправился на кухню. Изменил пару настроек, проверил соединение и вернулся в комнату.
        Все, теперь - спать.
        ГЛАВА 8

        Проснулся я как-то очень уж резко. Долю мгновения не мог сообразить, что именно послужило причиной пробуждения, а потом как ужаленный подскочил с пола и выхватил из кармана разрядник. Все просто - разбудил меня мелодично звякнувший терминал. Учитывая, что сигнал сработал из-за открывшейся подъездной двери, а на дворе стоит глубокая ночь, пожаловали, скорее всего, по наши души. Или просто запоздалый гуляка домой вернулся? Верится с трудом. А где Сергио?!
        Разумеется, никаким совпадением ночной визит не оказался: не успел я выглянуть в коридор, как входная дверь с грохотом вылетела из косяков и рухнула на пол. Высунувшись из комнаты, я несколько раз наугад выстрелил в раскуроченный проем. Кто-то завопил, что-то лязгнуло о бетон, а потом в подъезде рванула ручная бомба.
        Вздрогнули стены, от прокатившегося по коридору грохота заложило уши. Яркая вспышка на мгновение ослепила, и заметить заскочившую в квартиру тень удалось совершенно случайно.
        Этот-то как уцелел?!
        В сердцах выругавшись, я отпрыгнул в глубь комнаты и выстрелил в мелькнувшую в дверном проеме фигуру. Попал - с такого расстояния промахнуться просто невозможно,
- и все же разрядник, способный в большинстве ситуаций прожарить тело насквозь, на этот раз оказался бессильным. А значит…
        Второй энергетический импульс и вовсе непонятно с чего обогнул едва различимый в темноте силуэт. Угодив в стену, он взорвался облаком бетонной пыли, а я, не теряя времени, рухнул на пол и откатился в сторону. Вовремя: следующий разряд незнакомец просто-напросто перехватил и швырнул обратно. Над головой сверкнуло, выбитое взрывной волной окно осколками брызнуло на улицу.
        Глаза шагнувшего в комнату неординара налились серебристым сиянием, а в следующий миг в кулаке у него заискрилось, набирая силу, боевое заклинание. Резкое движение рукой, ослепительная вспышка - и сорвавшаяся с кончиков пальцев незнакомца молния погасла, завязнув в черном пятне метнувшейся с кухни тени. Явственно различимый даже в темном помещении обрывок тьмы перетек к колдуну, тот увернулся и ударом кулака, на котором сверкнули унизывавшие пальцы перстни, отбросил его прочь. Тень рассеялась, соткалась вновь уже в другом конце коридора, но атаковать больше не спешила.
        Не вставая с пола, я вновь открыл стрельбу по замешкавшемуся от неожиданности незнакомцу. Колдун пригнулся, меж сведенных ладоней вспыхнула энергетическая дуга, вот только воспользоваться заклинанием чужак не успел: неведомо как очутившийся позади него Сергио рубанул неординара ребром ладони по шее. С тем же успехом он мог пытаться вырубить бетонную статую: даже не пошатнувшийся колдун выкинул назад локоть, и пропустившего удар альбиноса впечатало в стену.
        Мгновением позже сорвавшаяся с руки незнакомца огненная плеть стеганула Сергио поперек груди и сбила с ног. Уж не знаю, каким образом альбинос умудрился защититься, но жидкое пламя соскользнуло с куртки, не причинив никакого вреда. Ловко увернувшись от второго удара, Сергио откатился в сторону, и хлестнувшие по стене боевые чары выбили в бетоне глубокую борозду.
        Жившая своей жизнью тень альбиноса вновь попыталась прильнуть к чужаку, но тот вовремя заметил опасность и прочертил вокруг себя по полу огненный круг. И столь же ловко отвел в сторону пару выпущенных мной энергетических разрядов - один из них срикошетил в потолок, второй и вовсе бесследно растаял в воздухе. Но больше незнакомец не успел ничего: решив действовать наверняка, Сергио кувырком преодолел разделявшую их дистанцию и ткнул моим гвардейским ножом зазевавшегося колдуна в поясницу. Тотчас выдернул клинок и моментально нанес второй удар - меж ребер. А потом в солнечное сплетение. И напоследок - в шею.

- Это еще кто?! - подбежал я к напрочь вынесенной входной двери.
        Взорвавшаяся на лестничной площадке ручная бомба оказалась боевой, и определить количество собравшихся здесь нападавших было под силу разве что команде судмедэкспертов. А вот простой подсчет голов вовсе не гарантировал получение правильного результата. Но вроде никто уйти не должен был.

- Неопир, - выдернув из шеи мертвеца нож, на лезвие которого намотались какие-то серебристые нити, пробормотал Сергио. Он поднялся на ноги, в раздражении рассадил о стену найденный в кармане плаща пузырек с непонятной жидкостью и выругался: - Этим-то тварям что от нас понадобилось?!!

- Они вроде как с потрошителями работают, - припомнил я слухи и, осторожно перебравшись через кровавое месиво, начал спускаться по лестнице.
        Пора отсюда ноги уносить. Благо никто из жильцов повышенным чувством ответственности не страдал и в подъезд выскакивать не стал. Это хорошо, с идиотами могли быть проблемы.

- А, потрошители?.. - задумался нагнавший меня Сергио, который непонятно когда успел забежать на кухню и забрать терминал. Тень альбиноса вновь вернулась под ноги хозяину и легко скользила по бетонному полу. - Они-то нас как отыскали?

- Терминал мне от них достался, - сообразил я, на ходу проверяя оставшийся в разряднике запас крови. Резервуар оказался почти пуст, и это радовать не могло. Безоружным в таком положении оказаться - последнее дело. - Мы его к городской сети подключили, вот и засветились.

- Гадство! - со всего размаха грохнул терминал о бетонный пол альбинос, а потом еще и растоптал обломки ногами. - Могли они мои переговоры отследить?

- Модуль криптографический использовал?

- Да.

- Тогда вряд ли. - Выскользнув из подъезда, я внимательно оглядел двор, но ничего подозрительного не заметил. Если команда потрошителей и не приперлась сюда пешим ходом, то транспорта их нигде заметно не было. Или где-нибудь по соседству оставили, или водитель благоразумно смылся. - Какие планы? Валим отсюда?

- Валим, - оказался вполне солидарен со мной в этом вопросе неординар.

- В это время первый же патруль наш.

- Пошли, - сжал мою ладонь альбинос и свернул к проходу, ведущему в соседний двор.
        Вырвать руку ума не хватило. А потом будто сверху транспорт рухнул или асфальтоукладчик проехал. Да, именно - асфальтоукладчик. Самое подходящее определение.
        Когда меня немного отпустило, я помотал головой и поднялся с грубо обработанной брусчатки Старого города. В отличие от рабочих окраин жизнь здесь не замирала даже ночью: слышался чей-то смех, обрывки музыки, где-то неподалеку сверкали огнями витрины круглосуточных заведений. Но - это впереди. Позади, за серой полосой Окружной дороги, темнели уже спавшие в столь поздний час жилые кварталы.

- Неплохо, конечно, за один шаг оказаться в паре километров… - отдышавшись, мрачно уставился на альбиноса я. - Но можно как-нибудь не столь экстремально?

- Учту, - кивнул Сергио. - Только вот неопир меня здорово вымотал, если не восстановлюсь, этот переход еще комфортным покажется.

- Просто замечательно…

- Ничего, теперь пока только своим ходом.

- Куда?

- Транспортные ангары. Метров шестьсот через Окружную.

- В курсе, - кивнул я и сплюнул под ноги. - Зачем?

- Пока ты спал, я через терминал платформу нанял, - усмехнулся альбинос. - Оплата наличными, так что о цели нашего полета на Плантацию лишних вопросов никто задавать не будет.

- Туда-то нам зачем? - нахмурился я. - Учти, залетим на закрытую территорию, собьют без предупреждения.

- Нам нужен один из законсервированных корпусов на окраине, - успокоил меня Сергио. - В подвале находится убежище, на его нижнем уровне расположен спуск в катакомбы. Уверен, оттуда моего появления точно никто не ждет.

- А почему бы?..

- Опять не попробовать через подземку? - предугадал мой вопрос Сергио. - Боюсь, ничего не выйдет. Вероятно, я не учел какой-то старой защиты, и комитетчики отслеживают энергетические колебания искривляемого мной пространства. Контролировать таким образом они могут достаточно ограниченную территорию, но закрыть Старый город для них труда не составит. Так что теперь мы пойдем другим путем.

- А что там, в катакомбах? - без особой надежды на ответ все же поинтересовался я.

- Твое исцеление, - только и буркнул задумавшийся о чем-то альбинос.

- Уверен? - хмуро глянул на неординара я. - Ты точно в этом уверен?

- Отвали.


        В расположенных за Окружной дорогой транспортных ангарах нас не ждали. Пришлось объясняться с сонным сторожем, будить водителя, ждать, пока тот проверит уровень крови в баках высотной платформы и вольет в себя чуть ли не пол-литра дурносваренного эрзац-кофе.
        Наконец мы загрузили бухту троса, забрались в кузов, и явственно задрожавший всем корпусом транспорт оторвался от земли.

- Я вас ждать не буду, такого уговора не было, - на всякий случай выглянул к нам из кабины водитель. - И над запреткой не полечу, не самоубийца.

- Ты, главное, мимо нужного корпуса не промахнись, - отмахнулся от него Сергио, легкими штрихами набрасывавший в реквизированном у водилы блокноте план подвала и убежища.
        Ежась от разгулявшегося на высоте прохладного ветерка, я изучил накиданные схемы и, развалившись на скамье, откинулся спиной на борт. Прямо над нами растеклось непроницаемо серое полотнище Пелены, где-то по ходу движения помаргивали сигнальные огоньки на крышах цехов и высотных вышках. Еще дальше - протянулась освещенная полоса, там начиналась та самая беспокоившая водителя запретка. Впрочем, волновался он совсем не напрасно, прослужив несколько лет в Корпусе Надзора, я прекрасно представлял, какой прием ожидает там нарушителей.
        Но беспокоила меня сейчас вовсе не возможная встреча с бывшими сослуживцами - после стычки со штурмовиками Комитета Стабильности внутри будто что-то сломалось. Пришло осознание, что хуже быть уже просто не может? Рано или поздно они вычислят нас, и тогда… Тогда - ничего хорошего. Вот это по большому счету и бесило: теперь от меня уже ничего не зависело. Оставалось только плыть по течению - и все. Никаких реальных планов спасти свою шкуру, никаких проблесков надежды. Ну снимет порчу альбинос, дальше-то что?
        Хм… Да нет, дальше возможны варианты. Все еще возможны. А Сергио-то какой ушлый тип! Излечи он меня сейчас, и вовсе не уверен, что не попытался бы его сдать. Слаб человек…
        Человек?!
        Тьфу ты! Понахватался!

- Готовьтесь! - предупредил нас водитель и начал медленно снижать высоту.
        И хорошо, что медленно. Платформа завибрировала куда сильней, чем при взлете, мелькнула мысль, что она сейчас просто развалится на куски. Но нет - обошлось: сбросивший скорость транспорт прошел над темной громадой законсервированного корпуса и завис над крышей.

- Не отставай, - защелкнув карабин троса на поручне, перевалился через борт Сергио.
        Отставать я не собирался и, натянув перчатки, отправился вслед за растворившимся в ночи подельником. А стоило ботинкам коснуться бетонных перекрытий крыши, как трос тут же начал медленно выскальзывать из рук: вовсе не горевший желанием торчать на всеобщем обозрении водитель поспешил увести транспорт подальше от места высадки.

- Быстрей, - подозвал меня альбинос, уже успевший взломать прихваченной с транспорта фомкой люк.

- Иду, - подскочил к нему я и принялся спускаться по железной лесенке.
        В окружившей со всех сторон темноте единственное, на что меня хватило, - это не потерять из вида светлое пятно куртки неординара. Даже гвардейские очки толком не помогали. А вот сам Сергио с ориентированием в почти непроглядном мраке не испытывал ровным счетом никаких трудностей. Поднимая в воздух клубы скопившейся на полу пыли, мы добежали до лестницы и спустились на первый этаж. Нарваться на охрану опасений не было ни малейших - судя по заброшенному виду, сюда никто не заглядывал уже как минимум пару лет.
        Впрочем, все наше спокойствие разом испарилось, стоило добраться до спуска в подвал - на запыленном полу выделялись свежие следы. Приплыли…

- Спускаемся? - переведя дух, поторопил я задумавшегося альбиноса, который не спешил приближаться к уходившей в подвал лестнице.

- Да, - не сразу решился тот. - Спускаемся!
        Вот только осуществить это намерение оказалось совсем не просто - на ржавой решетке, перекрывшей проход лестничным пролетом ниже, висел новенький замок, а пропущенная через толстые прутья цепь выглядела весьма надежной.

- Надо было хоть какой-нибудь инструмент с собой захватить, - хмыкнул я. Использовать для таких целей разрядник откровенно давила жаба. - Может, за монтировкой вернуться?

- Разберемся. - Альбинос для пробы подергал цепь левой рукой и неожиданно резко крутнулся на месте.
        Лязгнул металл, и неординар отбросил оставшиеся в ладони вырванные звенья.

- Лихо, - крякнул я.
        Вот только сомнения никуда не делись - свежие следы на полу, недавно смазанный замок… Раз сюда кто-то специально наведался, впереди и куда более неприятные сюрпризы поджидать могут.
        Надо ли говорить, что именно так оно и оказалось? Уж не знаю, кто озаботился перекрыть спуск в катакомбы, но подошел он к этому делу творчески. Все гениальное просто - площадку с ведущим вниз люком теперь скрывала толстенная бетонная подушка, из которой торчала не успевшая даже покрыться ржавчиной арматура.
        Так вот и получилось, что, спустившись на второй уровень убежища и пробравшись по запутанным темным коридорам, имевшим лишь отдаленное сходство с набросанной альбиносом схемой, мы оказались перед непростой дилеммой: возвращаться назад или попытаться разломать неожиданную преграду. Будь в моем разряднике полный резервуар с кровью, еще можно было попытаться, а так…
        Как оказалось, перед Сергио такой выбор не стоял вовсе.

- Уходим отсюда, быстро.

- Уверен? - побежал я по коридору вслед за рванувшим на выход альбиносом. Вдоль обеих стен неширокого коридора шли запертые двери, под потолком тянулись трубы, толстые связки проводов и жестяной короб воздуховода. - Могли бы попробовать разломать…

- На это и расчет. - Неординар заскакал вверх по ступенькам. - Пробиться вниз не проблема, но если начнем возиться с бетоном, нас успеют накрыть.

- Хотели бы накрыть - выставили бы охрану.

- Спусков в катакомбы слишком много, распылять силы никто не станет. - Насторожившись, Сергио вдруг вскинул руку и замедлил шаг. - Что-то не так…

- Засада? - Я лихорадочно завертел головой по сторонам.

- Да! - Окончательно уверившийся в своих подозрениях неординар изо всех сил протаранил плечом одну из запертых дверей и влетел внутрь.

- Стоять! Руки за голову! - По мне мазнул яркий луч алхимического фонарика, и, не теряя времени, я бросился вслед за альбиносом.
        Запоздалый выстрел разнес дверной косяк, во все стороны полетели пластиковые обломки и бетонная крошка. Я переложил разрядник в левую руку, не высовываясь, несколько раз вслепую пальнул и тут же отскочил в глубь комнаты. Возобновившийся через несколько мгновений обстрел оказался весьма интенсивным, но совершенно бестолковым. Стреляли по меньшей мере из трех стволов: глухо ухали тяжелые разрядники «Гром-32», несколько раз присоединялась к общему веселью «Зарница-1», по праву считавшаяся наиболее распространенным во всех спецслужбах личным оружием.
        И о чем это говорит? Руку даю на отсечение - левую, разумеется, - первыми нас успели перехватить не профессионалы, а обычный патруль Корпуса Надзора. То ли им сигнал пришел, то ли платформу кто-то заметил. Вот они и приперлись. Другое дело, что нам и их за глаза хватит. Прорваться через коридор нечего и пытаться - в момент поджарят. Единственная надежда на способности альбиноса.

- Сергио, твоя тень нас не прикроет? - обернулся я замершему у стены неординару. - Как в тот раз с комитетчиками?

- Я еще после неопира не восстановился, - мотнул головой альбинос. - И увести нас отсюда тоже не смогу - надо хотя бы из подвала выйти.

- А к этим идиотам прыгнуть? - Пальба постепенно начала затихать, а значит, сейчас в чью-нибудь светлую голову просто обязана прийти идея закидать нас свето-шумовыми бомбами.

- Это без проблем, - тяжело вздохнул Сергио. - Но их там трое. Если кто-нибудь успеет выстрелить, нехорошо получится. И тебя защищать уже не смогу.

- Держи, - сунул я ему разрядник. - Постреливай пока, не давай им приблизиться.
        Сам вскочил на стоявший в углу комнаты стол, одним рывком вырвал вентиляционную решетку и, подпрыгнув, забрался в короб воздуховода. Хорошо раньше строили, с размахом. В нынешних постройках такой номер не у всякого ребенка пройдет. Одна проблема: как бы не заблудиться. А то вылезу слишком рано - и кранты.
        По-пластунски пробираясь по вентиляционному коробу, я считал остающиеся позади боковые ответвления и пытался на слух определить местонахождение стрелков. Главное, чтобы подкрепление подойти не успело или сами не рассредоточились. Пока они в куче, шансы у меня весьма неплохие - вряд ли в патрулирующий окраины Плантации патруль направили первоклассных бойцов.
        В какой-то момент короб завибрировал от звуков близких выстрелов, и, проползя еще с десяток метров, я кое-как протиснулся в боковое ответвление. Через вентиляционную решетку ничего толком разобрать не получалось, пришлось рискнуть и выбираться практически вслепую. Впрочем, вероятность ввалиться в какое-нибудь обитаемое помещение в заброшенном корпусе в расчет могла не приниматься, и, выбив решетку, я спрыгнул на пол. Никого - что и требовалось доказать.
        Подошел к двери, аккуратно надавил плечом, и ставший хрупким от времени пластик дверного косяка легко и почти беззвучно лопнул. Выглянув в щель, я заслышал доносившуюся из-за поворота азартную стрельбу и выскользнул в коридор. Все - сейчас начнется.
        Первым меня заметил боец Корпуса Надзора, пытавшийся вызвать подкрепление по разложенному прямо на полу мобильному терминалу. Вот только убежище было экранировано на совесть, и надеяться установить отсюда связь с оперативным дежурным мог либо законченный кретин, либо неисправимый оптимист. Судя по реакции на мое появление, связист сочетал в себе черты и того, и другого.

- Эй! - вскочив с пола, замахал он руками, видимо, приняв меня в потемках за долгожданное подкрепление.
        С этим недоумком я поступил на редкость гуманно: ускорился и без особых изысков хлестким ударом в подбородок отправил даже не успевшего достать из кобуры разрядник идиота в нокаут. Вот только радоваться удачному началу было рано - увлеченно палившим по Сергио из тяжелых разрядников бойцам обернуться на крик своего незадачливого товарища оказалось секундным делом.
        Я отбил к потолку ствол уже направленного на меня «Грома», рубанул ребром ладони по шее оказавшейся слишком уж шустрой девушки и, не дав ей упасть, прижал к себе. К счастью, второй стрелок среагировал на мгновение позже и, побоявшись зацепить перекрывшую линию стрельбы коллегу, не решился открыть огонь. Ситуация сложилась патовая, но тут в темноте мелькнул размазанный силуэт альбиноса. Раздался глухой стук угодившей в затылок рукояти разрядника, и оглушенный первым же ударом боец Корпуса Надзора повалился на пол.

- Уходим. - Я сорвал с запястья девушки петлю разрядника и, закатав рукав куртки, просунул в нее ладонь. Связывать патрульных не имело никакого смысла - пока кто-нибудь из них очухается, мы уже будем отсюда далеко. Поэтому, не теряя времени, я сунул в один карман безотказную «Зарницу-1», в другой ручную бомбу - к сожалению, всего лишь свето-шумовую - и бросился догонять неординара.

- Не отставай! - прохрипел тот. - Сразу на первом этаже я постараюсь отсюда уйти…
        Насчет того, как будет проистекать «уход отсюда», иллюзий у меня не было ни малейших. Опять наизнанку вывернет. Но как бы то ни было - от неординара я постарался не отставать и выкладывался в выматывающем забеге по полной. Оказаться наедине с подтягивающимися сюда бойцами Корпуса Надзора желания не было ни малейшего.
        Обретший второе дыхание альбинос стремительно взлетел по лестнице и, опередив меня на пару шагов, первым выскочил из подвала. И тотчас - дернулся и покатился по полу. Возникший рядом с ним словно из воздуха гвардеец в сером защитном комбинезоне и шлеме с глухим лицевым щитком замахнулся растворявшимся в темноте черным клинком второй раз и… отлетев на пару метров, растянулся на спине. Сомневаться в его смерти не приходилось - от выстрела из тяжелого разрядника не спасет никакой УЗК. Только силовой щит. Если повезет.
        Обалдело уставившись на совершенно машинально застреленного мной гвардейца, я выругался, сбросил странное оцепенение и подскочил к успевшему подняться на четвереньки Сергио. Его куртка на левом боку оказалась пропитана кровью, которая капала на пыльный пол и тут же вспыхивала явственно различимым в темноте черным пламенем.
        Заметив мелькнувший в окнах отблеск фар заходящего на посадку болида, я помог подняться неординару на ноги, и мы заковыляли к боковой лестнице, прочь от центрального входа.
        За спиной звякнуло разбитое стекло, с металлическим звоном запрыгали по бетонному полу ручные гранаты. Мигом позже ухнули донесшиеся словно сквозь толщу воды разрывы; грохот сорванных с петель створок ворот и вовсе едва долетел до нас, затерявшись в лабиринтах искривляемого волей неординара пространства. Темный коридор изогнулся, видневшиеся еще пару ударов сердца назад светлые прямоугольники окон превратились в высоченные двери ангаров, и мы с Сергио повалились на растрескавшийся асфальт какого-то переулка.
        Ага - вон подсвеченная огнями громада «Маяка» из-за крыши торчит. Все, здесь нас так сразу не достать.
        Толчками бившая из раны альбиноса кровь насквозь промочила мне куртку, но, по счастью, больше не горела, а лишь растекалась по трещинам асфальта. Сам неординар окончательно пришел в себя и, приложив ладони к пропоротому клинком боку, что-то вполголоса бормотал. Толку от этих манипуляций было чуть, но минут через пять рана наконец закрылась. Только вот и сил у Сергио не осталось после этого даже на то, чтобы просто подняться на ноги; пришлось оттащить его в глухой закуток между стеной ангара и бетонным забором.
        Оставалось замести кровавые пятна пылью и песком - и наткнуться на нас смогли бы разве что совершенно случайно. Впрочем, как оказалось, насчет крови волновался я зря: тень альбиноса прекрасно почистила от нее асфальт и без моего участия.
        Присев рядом с вполголоса матерившимся неординаром, я отцепил с запястья петлю разрядника и невольно зашипел от боли. Припухшая кожа оказалась усеяна красными, слегка воспаленными точками. Что за дела? Впрыскиваемый через питающие оружие кровью иглы алхимический состав раньше прекрасно заживлял едва заметные невооруженным взглядом ранки.

- Это порча, - заметил мое удивление откинувшийся спиной на бетонный забор Сергио.
- В лучшем случае при поражении Хаосом эффективность алхимических средств резко снижается, в худшем начинаются аллергические реакции.

- И каков мой случай? - Стиснув зубы от вновь начавшей крутить локоть боли, я одернул рукав куртки.
        Тошнота, к счастью отступила, зато начала раскалываться голова. И по мере того как отступал шок, становилось все хуже и хуже.

- Ну раз ты пока еще жив, беспокоиться не о чем, - улыбнулся Сергио, отнимая от пропоротого бока ладони, но его улыбка тотчас сменилась болезненной гримасой. И было отчего - рана хоть уже и не кровила, но выглядела просто жутко: черная, налившаяся мертвенной синевой по краям разреза. - Извини, прикрывать тебя с порчей какое-то время не смогу.

- И чем это чревато? - Меня аж в холодный пот бросило.
        Как бы так не пропасть ни за что ни про что.

- Шансы стать одержимым - семьдесят процентов в течение полутора суток. - Альбинос оправил окровавленную футболку и тяжело задышал. - Ну и, соответственно, оставшиеся тридцать процентов - смерть в течение ближайших двух суток.

- Замечательная перспектива. - Злости на неординара, как ни странно, не было.
        Сам виноват. Рискнул и проиграл. Какой смысл злиться, если альбинос сам, того и гляди, загнется?

- Если бы в меня в упор выстрелили из разрядника, - закашлялся тот, замолчал, отдышался и снова продолжил: - Я бы это пережил. Неприятно, но не смертельно. И большинство чар тоже не более чем неприятны. Но этот меч… Ты знаешь, что на самом деле это стабилизированные заклятья?

- Угу.

- Они разрушают энергетическую структуру Хаоса, и меня это убивает. - Сергио закатал правый рукав и начал изучать предплечье. - А это весьма и весьма некстати.

- И не говори, - фыркнул я. - Так ты все-таки чернокнижник?

- Нет, у меня с Хаосом несколько иные отношения. Он во мне… - альбинос осторожно прикоснулся к светившемуся тусклым сиянием камню, вставленному в серебряное кольцо, - так скажем, давно. Но не успел я начать от него избавляться, как напоролся на гвардейский клинок. Судьба…

- Избавиться от Хаоса - это как? - заинтересовался я, начав повнимательней присматриваться к странному кольцу.
        И почему бы мне самому не пойти тем же путем? Кольцо всего одно? Ну не такая уж это и проблема, в самом деле. Или вовсе не в нем дело?

- Выжечь. Медленно. Очень медленно, - подняв руку, дал рассмотреть вставленный в перстень камень Сергио. - Расслабься, для тебя этот процесс слишком длительный. А для меня в нынешнем положении так и вовсе фатальный. С чем-то одним я бы еще справился, а так…

- И какой выход? - с нехорошим интересом посмотрел я на ствол лежавшего на коленях разрядника.

- А выход, как ни странно, есть, - замолчал Сергио, решивший, видимо, вконец истрепать мне нервы. - Только боюсь, тебе он не понравится.

- Валяй. - Каждый раз, когда начинало казаться, что хуже быть уже не может, на моей шкуре появлялся очередной рубец, но сейчас-то куда уже…

- Мне нужно окунуться в Хаос, восстановить энергетику и начать все сначала, - как нечто само собой разумеющееся изложил свой план Сергио.

- Флаг тебе в руки. Я-то как помочь могу?

- Для этого необходимо выбраться за Ограду, - ухватил меня за руку осунувшийся альбинос. - И у нас есть меньше суток, чтобы это провернуть.

- Ерунда, - фыркнул я. - Просто нереально.

- Не хочу тебя расстраивать, но я потеряю лишь затраченное на это тело время. Целую прорву времени, но у тебя-то второго шанса не будет вовсе! Так что будь добр, пошевели мозгами! Если я не приведу в порядок себя, то и порчу снять не сумею, знаешь ли.

- Второй шанс - это как? - У меня от услышанного даже голова кругом пошла.
        Бред какой-то.

- Не о том думаешь, - разозлился Сергио. - Как нам перейти через Ограду?

- Легко. Ты же шастаешь по городу, как тебе вздумается.

- Это здесь. Чем сильнее Хаос, тем нестабильней становится пространство. Непосредственно к Ограде я нас доведу, а вот дальше лучше не рисковать. Обратно и то проще вернуться будет.

- Ну нелегалы же как-то мотаются, - задумался я. - Сам никогда не пробовал?

- Необходимости не было.

- Нужно будет раздобыть кое-какое оборудование. Обойдется оно недешево, да и на поставщиков так быстро выйти просто нереально.

- Это решаемо. - Альбинос о чем-то задумался и замолчал.

- Решаемо?! - огрызнулся я. - А ты представляешь, что будет за Оградой со мной? Туда и здоровому ординару соваться не с руки, а в таком состоянии и десяти минут не продержаться!

- Успокойся! - осадил меня Сергио. - Порча у тебя в начальной стадии, к тому же переносимость алхимических препаратов, судя по всему, пока на уровне. Запястье еще беспокоит? Нет? Вот видишь.

- Видишь - что?!

- Если обколоть тебя нужными препаратами, вполне будешь способен потерпеть, пока я силы не восстановлю.

- А потом?

- Потом - мои заботы.

- Звучит двусмысленно, - буркнул я.

- Расслабься. - Альбинос оттянул низ окровавленной футболки, посмотрел на рану, вокруг которой по коже начала расползаться чернота, и поморщился: - Если бы Хаос был столь опасен, как об этом принято говорить, никто бы и носа не казал за Ограду. Нелегалы в первую очередь дельцы, а никак не самоубийцы. Если на «волну» не нарвемся, риска никакого нет вовсе.

- Что ты предлагаешь?

- Я предлагаю, пока не рассвело и мы своим видом не распугали всех прохожих, перебраться поближе к одному неприметному магазинчику готового платья. После открытия ты заглянешь туда, шепнешь пару слов продавцу и получишь все необходимое.

- Бесплатно? - уточнил я и скривился от ввинтившейся в левый висок боли, которая стрельнула к шее и отдалась в локте.

- Деньги не проблема. Деньги есть. - Неординар со второй попытки все же сумел подняться на ноги. - Деньги у меня есть. Скажешь, что тебя послал Аарон Грин, а сам ты - странник. Я как-то собирался воспользоваться их услугами, но не срослось.

- Что за магазин? - С некоторым опасением я встал с асфальта. Да нет - нормально стою. Голова немного закружилась, и только. - Можно ли положиться на хозяина и кто за ним стоит?

- Хозяин мне не понравился. Гнилой он какой-то, - честно сознался Сергио. - И кто за ним стоит, Аарону выяснить так и не удалось.

- Поэтому сам ты туда и не пойдешь?

- Если бы… - тяжело вздохнул как-то вдруг посеревший неординар. - Видишь ли, некоторое время самостоятельно передвигаться я буду не в состоянии. А время не ждет. Ну - на счет три!


        Опасения альбиноса оправдались на все сто - как только глухой проулок сменился тихим двориком, расположенным где-то на окраине Старого города, искрививший своей волей пространство неординар повалился на тротуар. Из вновь открывшейся раны начала сочиться кровь, которая больше не растекалась по пыльному асфальту, а собиралась в крупные черные капли, с тихим шорохом прогоравшие в прах некоторое время спустя.
        Ухватив Сергио под руки, я кое-как оттащил его ко входу в подвал и аккуратно спустил по давным-давно заброшенной лестнице. Обвалившаяся известка, занесенный ветром мусор, непонятные осколки. Шансы, что кто-нибудь ни с того, ни с сего решит пройтись по задворкам и наткнется на нас, были весьма невелики, поэтому тратить время на поиски другого, более надежного убежища показалось мне неразумным. Залог нашего успеха - скорость. Стоит замешкаться, попытаться забиться в нору и это станет началом конца. Другое дело, что и носиться сломя голову по городу - последнее дело.

- Очнулся? - тяжело поднявшись со ступеней, кое-как отряхнул я порядком заляпанные грязью штаны.
        Но они еще ничего, а вот от куртки придется избавиться - вся в крови. А раз не будет куртки, придется оставить и оба разрядника и ручную бомбу. И вот это уже совсем плохо. Без оружия как без рук.

- Как видишь. - Сергио прилег на ступени и потер часто-часто мигавший камень в кольце о штанину. - Сам-то как?

- Хреново, - сознался я. И в самом деле - в голове словно перекатывались клубки колючей проволоки, вся левая половина тела онемела, и любое резкое движение заканчивалось болью, пронизывающей руку от локтя до ключицы. Не уверен, что сумею долго в таком состоянии продержаться. - Кольцо твое точно не поможет?

- Нет. - Альбинос протянул мне гвардейский серебряный нож. - Это кольцо было изготовлено специально по заказу покойного ныне иерарха Ложи Энтропии. Для одного действа ему требовалось избавиться от малейших следов Хаоса, а вот сколько времени займет процесс очищения, было непринципиально.

- И получилось? - Чехол с ножом удалось, пристроив в высокий ботинок, скрыть под штаниной. Если понадобится его достать, придется повозиться, но зато со стороны ничего не заметно. А вот что с пистолетом делать? Оставлять не хотелось бы. Придется с собой брать, благо джемпер засунутое сзади за пояс оружие нормально прикрывает. Ага, «Искру» таким образом тоже припрятать можно.

- Получилось бы, - тихонько рассмеялся Сергио и тут же скривился от боли, - если бы его не взорвал смертник, позже канонизированный Церковью Искупления.

- Фанатики, - поморщился я.

- Они верят. Верят в то, что Создатель дал всем еще один шанс искупить грехи и стать лучше. Именно поэтому Апокалипсис несколько подзатянулся. - Альбинос приложил ладонь к ране и неожиданно спросил: - А ты веришь?

- В Создателя? - не понял сути вопроса я.

- А хотя бы?

- Нет.

- Тоже позиция, - тяжело вздохнул Сергио. - И раз так, давай перейдем к делам насущным. Как думаешь, что нам понадобится?

- Экранированные спецкостюмы, сканер, мне - автоматический инъектор, тебе - не знаю…

- Мне не надо.

- Для выхода за Ограду еще активная защита понадобится.

- Тоже только для себя бери.

- Хм… - задумался я. - Излучатели там вряд ли будут?

- Не будут совершенно точно. - Сергио неловко пошевелился и тихонько зашипел сквозь стиснутые зубы. - Спроси у них пару доз тяжелой крови. А лучше - три. Про запас.

- Зачем еще?

- Спроси, - протянул мне две пачки банкнот неординар. - Лишним не будет. И деньгами не сори - эти последние.

- Как скажешь. - Я рассовал по карманам пластиковые купюры. - Жандармов не вызовут?

- Жандармов - точно нет, но не расслабляйся.

- Успокоил, блин.

- Пару часов придется подождать, так что отдохни пока, - поморщился альбинос, глянув на наручные часы. - Выйдешь со двора, и сразу налево - магазин «Одежда».

- Как оригинально… - хмыкнул я и, опустившись на ступеньки, попытался вздремнуть.
        И весьма успешно попытался, надо сказать. Жаль только выспаться не удалось - вскоре меня растолкал следивший за временем неординар.


        Найти магазин и в самом деле никаких проблем не составило. Вышел со двора, свернул за угол, и вот оно - неприметное заведение на тихой улочке с неброской серой вывеской «Одежда». Ниже и уже куда мельче надпись «Магазин готового платья».
        Оглядевшись по сторонам, я прошел через заасфальтированный газон ко входу и попытался заглянуть внутрь. Безуспешно - стекло оказалось затонированным. Пришлось толкать тяжелую дверь.
        Внутри - полумрак. Ряды вешалок, длинный прилавок, примерочная кабинка. Ассортимент не то чтобы скудный, но сразу видно: упор делается на спортивную и полуспортивную одежду. Короткие куртки, тренировочные костюмы, толстовки, тут же - кроссовки и высокие ботинки. На полках вдоль стен перчатки из толстой искусственной кожи, вязаные шапочки, носки. В торговом зале никого, только из подсобки доносится гул работающего чаровизора.

- Что-то подсказать? - Молодой парень в серых тренировочных штанах и серой же футболке с объятым пламенем трезубцем на груди выглянул из подсобки, когда я уже натянул подходившую по размеру темно-синюю куртку.

- Пожалуй, - подошел я к стойке, по пути прихватив с одной из полок матерчатую кепку. Хоть какая-то маскировка. - Посчитайте, а я пока еще осмотрюсь.

- С вас триста сорок, - окликнул меня продавец, когда я в третий раз обошел небольшой по размеру магазинчик. На первый взгляд ничего необычного, но это только если не знаешь, на что обратить внимание. А так и витрина тут из бронестекла, и, судя по датчикам, охранная система вовсе не из дешевых. - Как платить будете?

- Наличными, - достав заранее отобранные банкноты помельче, я выложил на прилавок нужную сумму.
        Как бы дальнейший разговор ни сложился - и куртка, и кепка лишними точно не будут.

- Что-нибудь еще выбрали? - пересчитал деньги парень.

- Да так, - неуверенно замялся я. - Мне говорили, ассортимент у вас шире. Правда, некоторые товары на витрину не выставить…

- Кто говорил? - как-то очень уж пристально начал разглядывать меня продавец.

- Аарон Грин. Знаете такого? Да, кстати, я - странник.

- Понятно, - кивнул парень. - Что интересует?
        Я перечислил.
        Продавец помолчал. Еще раз внимательно меня оглядел. Тяжело вздохнул и, глянув на монитор терминала, махнул рукой:

- Заказ непростой, но попробую подобрать, что получится. По сумме рассчитывайте не менее чем тысяч на сто пятьдесят.

- Устраивает, - постарался скрыть облегчение я. - По срокам что?

- Завтра к вечеру.

- Не пойдет. - А вот скрыть разочарование оказалось куда сложней. - Край - через час.

- Так дела не делаются! - нахмурился продавец. - Такие вещи поставляются под заказ. Придется выходить на посредников.

- Что есть в наличии?

- Костюмы, сканер и алхимическую аптечку - хоть сейчас забирайте, - облизнул потрескавшиеся губы парень и почесал обветренную щеку с покрасневшей из-за частого посещения солярия кожей, - активную защиту могут к вечеру привезти, по тяжелой крови ничего не скажу - узнавать надо.

- Ты узнавай, узнавай, - кивнул я и задумался. До вечера ждать нельзя, загнемся. - Активная защита вечером уже не нужна будет, самое позднее через два часа. Вот если с тяжелой кровью не получится - ничего страшного. А за скорость пять процентов легко накину.

- Подожди, - попросил парень и скрылся в подсобке, а когда минут через десять выглянул обратно, то выставил вверх большой палец: - Все будет!

- Когда?

- Полтора часа подождать придется.

- Пойду перекушу. - Торчать все это время в магазине смысла не было ровным счетом никакого. - Задаток нужен?

- Пятьдесят тысяч, - задумчиво пошевелив губами, выдал паренек. - Это чтоб мне с поставщиком рассчитаться сразу.

- Идет. - Я отсчитал банкноты и поправил темные очки. Вот ведь что интересно - никогда таких сумм на кармане даже близко не было, а расстаюсь легко и непринужденно. Будто фантики. Да ладно, чего уж, на некоторых вещах экономить не приходится. Ну и чужие тратить, конечно, это не своими кровными разбрасываться. Как пришли, так и ушли. - Не подскажешь, аптека здесь где ближайшая?

- А прямо на углу. - Продавец сгреб деньги в одну кучу. - Если будет висеть табличка «Прием товара» - стучи. Это не в аптеку, это когда вернешься.

- Договорились, - кивнул я и вышел на улицу.
        Что аптека поблизости - просто здорово: голова давненько уже побаливала. Да и ломало всего. Будто простыл, только много, много хуже. Еще и в пустой глазнице, такое впечатление, гвоздем ржавым ковыряются. Про левые локоть и висок вообще молчу. Нет, определенно, так и копыта откинуть недолго.
        Не спеша прогулявшись до аптеки, я купил пузырек «валиорола», вышел на улицу и уселся на стоявшую неподалеку лавку. Проглотил пару таблеток, потом еще три. Запил купленным в аптеке же энергетиком. Эффект - нулевой. Как болела голова, так и болит. И это при том, что раньше «валиорол» помогал - будь здоров. А сейчас только соображать хуже стал.
        Отпускать начало таблетке на десятой. Боль отступила, голова перестала кружиться, захотелось перекусить. Сразу и скамейка показалась слишком жесткой, и ветер чересчур холодным. Еще и пыль…
        Вздохнув, я поднялся на ноги и решил прогуляться по улице. Если получится найти какую-нибудь забегаловку, перекушу, заодно и время подойдет. А на одном месте сидеть - ничего хорошего.
        Вот только никакой более-менее приличной закусочной поблизости углядеть не удалось. Отходить далеко от магазина не хотелось, так что пришлось довольствоваться какой-то безвкусной выпечкой и очередной банкой энергетического напитка. Не сказать что самый полезный и питательный рацион, но лучше, чем ничего.
        Внимательно посматривая по сторонам, я дошел до магазина - на двери табличка
«Прием товара», - направился дальше по улице, у соседнего дома остановился и еще раз огляделся. Вроде все как было. Это, конечно, еще ни о чем не говорит, но тем не менее…
        Вернувшись к магазину, я несколько раз легонько ударил костяшками пальцев по стеклу и прислушался. Тишина. Ан нет - идет. Выходит, продавец не под дверью караулил, а в подсобке сидел. Хорошо это? Пожалуй.

- Привезли? - уточнил я у приоткрывшего дверь парня.

- В лучшем виде, - подмигнул тот, пропуская меня внутрь.

- Всё?

- А как же!

- Замечательно, - немного расслабился я, глянув на дверь подсобки.
        Показалось или там и в самом деле тени мелькнули? Поставщик уйти не успел?
        Послышался какой-то шепоток, и я сразу же насторожился. Вот только сделать ничего уже не успел: скользнувший ко мне из-за вешалок громила двигался совершенно бесшумно. К тому же подкрался он с левой стороны, и даже краем глаза уловить движение не получилось бы при любом раскладе.
        Так что вовремя среагировать я не успел. А на второй шанс рассчитывать не приходилось: вырубивший меня удар был на редкость хорошо поставлен.


        Долго ли провалялся в отключке - не скажу. Подозреваю, что в чувство меня привели сразу же, как только обшарили одежду и избавили от денег и оружия. Терпение обычно не свойственно уродам, имеющим склонность начинать знакомство с удара по голове.

- Не дергайся, - предупредил сунувший мне под нос смоченную какой-то алхимической дрянью ватку продавец.

- А?.. - не сразу сориентировался в ситуации я. Потом увидел разложенные на прилавке пачки банкнот, нож, очки, пистолет с разрядником, и вопросов поубавилось.
- А!

- Заткнись, - рыкнул стоявший позади стула, на который меня усадили, здоровяк.
        Тот самый гад с хорошо поставленным ударом? Скорее всего - так и есть.
        Его напарник, ничуть не более субтильный, разместился поодаль и разглядывал выложенные на витрину перчатки. Оружия на виду никто не держал, но устраивать потасовку смысла не было никакого. Скрутят в бараний рог и даже не поморщатся. Наверняка ведь оба латентные оборотни. А может, и не латентные. Кто их разберет, уродов этих.
        Эх, мне бы до ножа добраться! Да только до стойки два шага. Как пить дать - перехватят. Вот если бы один…

- Порченый? - вышел из подсобки сухонький невысокий мужчина лет сорока в сером костюме и белой сорочке без галстука.

- Да, - подтвердил стоявший у меня за спиной здоровяк.

- Все, как я говорил, преподобный, - зачастил продавец. - Его по чаровизору второй день показывают, я сразу вспомнил. Опасный преступник.

- Твои заслуги будут высоко отмечены, брат, - благосклонно кивнул мужичок, оказавшийся священнослужителем какой-то из запрещенных церквей.
        Вариантов немного - это либо Церковь Искупления, либо Церковь же Восьмого Дня.

- Чего вам от меня надо? - поморщился я.
        А действительно - чего? Зачем я этим выродкам понадобился?

- Заткнись и молчи, пока преподобный тебя не спросит! - Слова сопровождались неслабым подзатыльником, и я едва не слетел со стула.
        И ведь все только начинается…

- Второй где? - встал напротив меня преподобный.
        Неординар. Глаза серые, близко посаженные к переносице. Черты лица неприметные: нос тонкий, прямой, губы с опущенными вниз уголками, жиденькие брови. На мочке правого уха родимое пятно. Шатен. Нет, по ориентировкам такого не припомню.

- Кто? - не шибко натурально удивился я.
        Да чего удивляться-то: если два костюма разных размеров заказывал, уже не отвертеться.

- Второй, с которым ты собрался переходить через Ограду. - И сектант дал знак оставаться на месте уже занесшему руку для удара бугаю.

- Зачем вам? - тяжело вздохнул я. - Чего привязались-то?

- Ты и тебе подобные нарушаете не только людские законы, но и волю Создателя. Вы тащите в город всякую мерзость и приближаете наступление последнего срока, лишая других возможности стать чище и искупить грехи. Мы по мере своих сил этому… - запнулся неординар, подбирая нужное слово, - препятствуем. Покайся, и предстанешь перед Создателем без тяжкого груза грехов, готового утащить твою душу в преисподнюю.

- Насчет грехов уверены? - хмыкнул я.

- А ты сомневаешься? Или порча для тебя недостаточный знак остановиться и не множить зло в этом мире? - указал на мою пустую глазницу преподобный. - Скоро твое тело пожрет изнутри адское пламя, а душа будет обречена на вечные муки в геенне огненной…

- Поменьше пафоса, преподобный. - Проповедь своей назойливостью начала действовать на нервы. - Я атеист.
        Уж лучше бы мне попридержать язык: удар в солнечное сплетение выбил дух и скинул со стула. И отлежаться на холодном линолеуме не получилось: меня тут же подняли с пола и усадили обратно.

- Хоть это и противоречит нашим принципам, но ради спасения стада заблудшей овцой приходится жертвовать, - с притворным сожалением вздохнул проповедник. - И это очень плохо - только искреннее раскаяние может снять груз грехов с твоей души.

- И что теперь - бритвой по горлу и в колодец? - кое-как отдышался я.

- Теперь ты расскажешь нам, кто твой напарник. Что и для кого вы приносите из-за Ограды. Кто сбил тебя с пути истинного, кто помогает в неправедном деле, покрывает и берет мзду. Ты расскажешь нам все.
        Преподобный не кричал, не скрипел зубами, ни разу не замахнулся, и даже пафоса в его словах не поубавилось, но вот именно сейчас я ему поверил. Да - расскажу и покаюсь. Расскажу все, сдам всех. Бывают такие упертые товарищи, если вобьют себе в голову чего - уже не отступятся. И себя жалеть не будут, и других под асфальт закатают. С бугаями и продавцом я бы еще попытался договориться, но раз у главного мозги набекрень, то даже и пытаться не стоит.

- Ладно, слушайте, - вздохнув, начал я рассказ, - есть группа гвардейцев, которая организовала безопасный коридор через Ограду. Мы им отстегиваем, они нас не замечают. И все довольны.

- Имена, - достал блокнот преподобный, - звания, места службы.
        Самое главное при таком допросе - это не врать. Начнешь врать, сразу запутаешься, и через пять минут тебя раскусят. А не раскусят - просто фальшь почувствуют. У преподобного на вранье нюх, это я сразу понял. Или он просто сильный эмпат? Ну да разницы никакой - все одно, морочить ему голову удавалось минут пятнадцать от силы. Потом он что-то сообразил, скомкал вырванную из блокнота страницу и покачал головой:

- Очень, очень неумно.
        Неумно? Как бы не так! Хоть сколько-то времени отыграть удалось. А в моем положении каждая минута на счету. Закончится все, конечно, так и так плохо, но хоть протяну немного дольше.

- Только покаявшийся в своих прегрешениях и заблуждениях, - уже больше для своей паствы продолжил увещевания сектант, - ощутит истинную благодать Создателя…

- Да иди ты!.. - расхохотался ему в лицо я.
        И смех этот был вовсе не наигранным. Нет - в прекрасное расположение духа меня привел вид медленно, очень медленно приоткрывавшейся входной двери. Двери, запертой продавцом, стоило мне зайти внутрь.

- Это говорят в тебе гордыня и бесы, - отошел к прилавку преподобный. - Ничего, мы наставим тебя на путь истинный.

- На путь истинный?! - заорал я, надеясь заглушить шум покатившейся по полу ручной бомбы. Да и закрылась дверь как-то слишком уж резко, и один из громил завертел головой по сторонам, пытаясь понять, откуда повеяло свежим воздухом. Второй мордоворот готовился превратить меня в отбивную и ничего не заметил. - Да ты сам порождение Хаоса! Все неординары несут его в себе, так что не тебе рассуждать о святости и благочестии!

- Важно не то, кем человек родился, а то, кем он стал, - резонно возразил преподобный, для которого домыслы Сергио о природе неординаров не оказались чем-то неожиданным.

- Пошел ты… - Я зажмурился и приоткрыл рот, а мгновение спустя рванула выкатившаяся в проход между вешалками свето-шумовая бомба.
        Ослепительная вспышка пронзила все помещение насквозь, бронированное окно выдержало, и от этого акустический удар оказался еще сильнее. Не готовься я заранее - и вскочить со стула просто бы не сумел. Да и так ноги подкосились, в ушах зазвенела затопившая мир после взрыва тишина, а ослепленный вспышкой даже через закрытое веко глаз почти ничего не видел.
        Или он просто до сих пор зажмурен? Так и есть - но не решаясь потерять даже долю мгновения, я крутнулся на месте, вслепую сделал два шага до прилавка и стиснул рукоять гвардейского ножа. Развернулся и в развороте всадил лезвие в живот замешкавшемуся здоровяку. Должно быть, в живот - пусть и бритвенно острый, клинок вошел в плоть как-то очень уж легко.
        Подручный преподобного беззвучно повалился на пол. Я наконец открыл глаз, перехватил выскользнувший из тела нож и двинулся ко второму оборотню. Мир по-прежнему оставался совершенно лишенным звуков, да к тому же стал каким-то серым и плоским. Противники виднелись размытыми силуэтами, колени подгибались, и вовсе не уверен, кто вышел бы из этой схватки победителем, но тут преподобного скрутила судорога, кожа его покрылась капельками крови, а глаза почернели. Уже безжизненное тело, будто лишенная нитей марионетка, скрючилось на полу, а выскользнувшая из него тень альбиноса перетекла куда-то под вешалки.
        Прямо в прыжке начавший перекидываться в зверя оборотень в один миг оказался рядом; отпрянув, я отмахнулся ножом и, разрывая дистанцию, метнулся через прилавок. Клинок из модифицированного серебра легко снес два пальца с вытянутой руки; впрочем, подручный преподобного этого будто и не заметил.
        Оскалившись, перевертыш вскочил на прилавок, но вместо того, чтобы вновь отступить, я шагнул ему навстречу. Не будь бугай оглушен близким взрывом ручной бомбы, мне пришлось бы туго, да только он сейчас почти ничего не видел, и серебряный клинок пропорол ему левый бок.
        И все же, несмотря на ранение, оборотень сдаваться не собирался - угодившее мне в грудь колено отшвырнуло к стене. Перекатившись к подсобке, я вскочил на ноги и, когда уже не слишком твердо стоявший на ногах бугай приблизился, нанес два удара ножом: хлесткий и не слишком точный по глазам и тут же - короткий в шею. Успел подивиться как-то слишком быстро растекшейся луже крови вокруг повалившегося на пол оборотня и, заметив какое-то движение в торговом зале, плавным движением отправил нож в спину рванувшему ко входной двери продавцу. Попал, чего уж там. Натаскивали в Конторе на совесть.

- Долго ты чего-то, - заметив ухватившегося за вешалку Сергио, буркнул я и скинул порванную куртку.
        Благо - моего размера верхней одежды в магазине хватало. Вот эта серая вполне ничего себе.

- Кто это такие? - указал на трупы бледный как мел неординар и повалился на стул.

- Сектанты. Церковь Искупления. - Я дошел до растянувшегося в проходе продавца и выдернул у него из спины нож. - Мы их, помню, в Конторе гоняли, а им, получается, дай волю, всех бы чернокнижников и нелегалов извели. Уроды…

- Да кто ж им даст? - усмехнулся альбинос. - Ты тяжелую кровь смотрел?

- Откуда она здесь? - удивился я.

- Найди холодильник и проверь, - закашлялся Сергио. - Не всех же подряд они в оборот брали, должны были с кем-то и торговать…

- Уматывать отсюда надо. Сейчас на взрыв жандармы набегут.

- Ты видел, какие здесь стекла? - указал на целехонькую витрину альбинос. - На улице даже в паре шагов ничего слышно не было. Уж можешь мне поверить.

- Ладно, посмотрю тогда.
        Без всякой охоты я направился в подсобку и, замерев в дверях, восхищенно прицокнул языком. Уж не знаю, кто прикрывал эту точку от жандармов, но товар тут был весьма и весьма специфическим. Не удивлюсь, если и столь необходимая Сергио тяжелая кровь найдется. Зачем она ему сдалась только?

- Шприцы тоже глянь, - уже напоследок озадачил меня альбинос.
        Шприцы? Он что, реально решил вколоть себе эту гадость? Определенно - либо я чего-то недопонимаю, либо мир окончательно сошел с ума. Ладно, поживем - увидим, какой вариант ближе к истине. Вот только боюсь, она, как обычно, где-то посередине.
        Не без труда отыскав в дальнем углу подсобки холодильник, я внимательно изучил хранившиеся в нем препараты и азартно потер руки: покатило! Распаковал пачку
«тобурега» и сунул под язык сразу пару пластинок. В голове зашумело, рот заморозило, будто после обезболивающего укола, а кончики пальцев потеряли чувствительность, но сейчас это не имело никакого значения - главное, хоть немного стихла боль.
        С немалым удивлением обнаружив пару запечатанных колб с маркировкой «Тяжелая кровь/36.308», я прихватил упаковку одноразовых шприцев и направился обратно к альбиносу. Любопытно будет посмотреть, что он собирается делать - обычно терапию тяжелой кровью назначали больным, которым другие алхимические препараты уже не помогали. И действительно, эта гадость легко убивала любую заразу, кроме разве что порчи. Вот только и сама из организма практически не выводилась. Так что пациент в большинстве случаев получал зависящую от интенсивности терапии отсрочку, но и только.

- Там еще есть? - сразу же уточнил проткнувший иглой плотную упаковку Сергио.

- Угу, - недовольно буркнул я.
        Надо бы ноги делать - если кто лиловых вызвал, мало нам не покажется.

- Бери все.
        Выкинув пустую колбу, альбинос без всякой спешки закатал левый рукав и воткнул шприц в вену на запястье. Сморщился, надавил на поршень - и разом вогнал в себя все десять кубов тяжелой крови. Вена моментально почернела до самого локтя, ногти посинели, но неординар шумно выдохнул и, поднимаясь на ноги, распорядился:

- Беги вещи собирай, и уходим отсюда.
        Два раза меня просить было не надо - и сам намеревался это сделать при первой же возможности. Да если бы и собирался задержаться, спорить в любом случае не стал. С существом, загнавшим в себя такую дозу тяжелой крови и преспокойно отправившимся подбирать новую одежку, спорить по крайней мере неразумно. Обычно те самые десять кубиков вводили через капельницу несколько суток, предварительно разбавив десятком-другим литров нормальной крови.
        И ведь сразу видно: Сергио не вампир. Но тогда кто?
        Схватив пару рюкзаков подходящего размера, я почти бегом вернулся в подсобку, где и завис минут на двадцать, пытаясь отобрать требовавшееся для перехода Ограды снаряжение. Все верно - лучше уж сейчас немного больше времени потратить, чем что-нибудь нужное упустить.
        Да и успеем удрать, если что: на установленный в подсобке чаровизор мне без особых проблем удалось вывести изображение с установленной у входа в магазин камеры наблюдения. Дорога прекрасно просматривалась до самого перекрестка, и внезапного визита жандармов можно было не опасаться. А учитывая, что и у черного хода предусмотрительные хозяева не забыли разместить еще одну такую игрушку, убраться отсюда заблаговременно труда не составит при любом раскладе. Почти при любом…
        ГЛАВА 9

        Из магазина мы вышли только минут через сорок - с двумя туго набитыми снаряжением рюкзаками. И хоть старались отбирать самое необходимое, тащить на себе такой груз оказалось весьма нелегко. Мне - нелегко. Сергио же, заметно посвежевший после инъекции тяжелой крови, волок свою ношу без особых проблем, хотя весила она ничуть не меньше моей. Да и на пропоротый бок он больше не жаловался - шел быстро и целеустремленно, постоянно сворачивал в совсем уж неприметные закоулки и каким-то чудом избегал оживленных улиц.

- Может, не стоит все же за Ограду идти? - Поднапрягшись, я нагнал альбиноса. Мне-то как раз с каждой минутой становилось все хуже и хуже. - Тебе ж полегчало вроде?

- Дозы хватит на три с половиной часа, - даже не глянул в мою сторону Сергио.
        Выбранный им переулок все тянулся и тянулся и, казалось, пронизывал весь город насквозь. Где-то за домами иногда мелькали знакомые ориентиры, но сообразить, каким образом удается перемещаться, минуя центральные улицы, так и не получилось. Странный дар у неординара, непонятный.

- Следующей на час. Третья уже не поможет.

- Третьей у нас и нет, - тяжело выдохнул я и едва не врезался в спину резко остановившегося альбиноса. - Что такое?

- Пришли, - скинул тот рюкзак на заметенный мелким песком тротуар.
        Я огляделся и самую малость опешил. И в самом деле - впереди начиналось закатанное в серый бетон поле кольцом охватывавшей город Ограды. Сами мы каким-то неведомым образом оказались у высокого забора, отгородившего несколько предназначенных для сноса домов. Жилой квартал остался с другой стороны, и любопытных взглядов здесь можно было не опасаться.

- Переодеваемся, - решил не терять времени я и расстегнул рюкзак.

- Как скажешь, - не стал спорить альбинос и принялся расшнуровывать кроссовки, мало подходившие для перехода через Ограду.
        К счастью, подобранные в магазине высокие полувоенные ботинки оказались неординару по ноге, и проблем с обувью у него не возникло.
        Застегнув охватившие крест-накрест грудь ремни активной защиты, я переключил рычажок блока управления в положение «Вкл.» и невольно поморщился, когда на спине весьма ощутимо завибрировал генератор защитного поля - увесистая пластиковая коробочка размером чуть больше сигаретной пачки. Ничего не поделаешь, придется терпеть. За Оградой даже стандартный гвардейский УЗК должную защиту не обеспечивает, что уж о самопальных комбинезонах говорить.
        Впрочем, самопальные - не самопальные, а со своим основным предназначением маскировочные костюмы вполне справлялись. Серые, с едва заметной желтизной бесформенные комбинезоны с масками и капюшонами просто сливались с запорошенным песком бетоном. К тому же хитрый материал подклада скрывал нелегала от сканеров, что значительно осложняло жизнь гвардейцам. Главное, самим не засветиться, но вот это как раз, учитывая разбросанные по всей полосе Ограды замаскированные наблюдательные точки и многочисленные мобильные группы, задача не из легких. Впрочем, не думаю, что будут проблемы с гвардейцами - дар Сергио и здесь должен выручить. Другое дело - что нас за Оградой ждет, вот это как раз вопрос…

- Ты точно уверен, что это необходимо? - Я зарядил новый картридж в прилаженный на левое предплечье автоматический инъектор, который уже начал помаргивать красными огонечками. - Риск слишком велик…

- Риск оправдан. - Альбинос нацепил на лицо маску, накинул на голову капюшон и принялся застегивать маскировочный комбинезон.

- Оправдан чем? - не удовлетворился я таким ответом и сунул в карман вытащенную из рюкзака «Искру». «Гром-32» с собой решил не брать - он хоть и мощнее, но зато с ним и мороки больше. Да и не поможет, если всерьез прижмут. - Зачем нам соваться в Хаос?

- Помолчи, - бесцеремонно оборвал меня оглядывавшийся по сторонам альбинос.

- Что случилось? - насторожился я.

- Просто помолчи, - отмахнулся Сергио. - Разговоры оставим на потом.

- Как скажешь, - скрипнул зубами я. Но тут левый локоть дернула короткая судорога, и желание устроить скандал пропало само собой. Не то у меня сейчас положение, чтобы отношения выяснять. - Как далеко ты можешь нас перекинуть?

- Не выйдет, - мотнул головой альбинос. - Чем сильнее влияние Хаоса, тем сложней работать с пространством. В таком состоянии даже пытаться не буду. Вот обратно еще посмотрим.

- Фигово, - расстроился я. - Нарвемся на мобильную группу - мало не покажется.

- Из-за недавнего прорыва в соседнем секторе гвардейцев туда перекинули, - успокоил меня неординар. - Особых проблем быть не должно.

- Твоими бы устами… - Я вытащил из рюкзака бинокль - к немалому моему сожалению, найти полноценный сканер в магазине не удалось. Поднес окуляры к лицу, утопил кнопку, активирующую алхимическую начинку прибора, несомненно изначально изготовленного для нужд Гвардии. Приближенное мощными линзами серое поле тотчас расчертила координатная сетка, квадраты которой по мере обработки чипом полученной информации начали заливаться тусклыми красками. В паре мест и вовсе замигали какие-то непонятные каракули. Так, сейчас отрегулируем…
        Несколько куполов и железных люков огневых точек, спекшийся до блестящей коросты бетон вокруг занятого стеклянными пластинами резонаторов квадрата, мачты громоотводов, заброшенные ангары. Дальше мелькнула узенькая полоска не закрытого Пеленой неба, и меня сразу бросило в дрожь.
        Не хочу…
        Но куда деваться? Ладно, туда еще добраться надо.
        Сейчас гораздо важнее то, что прямо перед нами находится. А прямо перед нами - глубокий ров, несколько рядов колючей проволоки и невысокий забор. И ко всему прочему, в бинокле так и рябит из-за рассыпанных перед рвом сигнальных датчиков.
        Задержав взгляд на торчавшей из-за бетонной коробки приземистого здания караульной вышке, я внимательно оглядел отливавший стеклянным блеском квадрат резонаторов, поднимавшееся над ним марево, вспыхивавшие в едва заметно колебавшемся воздухе колючими серебряными искорками песчинки… Потом тихонько выругался, подошел к Сергио и передал ему бинокль:

- Резонаторы сейчас неактивные, думаю пройти впритык к ним. Так и от вышки, и от казармы на приличном расстоянии окажемся. И точки огневые обогнем.

- Как скажешь. - Альбинос вернул бинокль, даже не попытавшись рассмотреть наш будущий маршрут.

- А вот как датчики обойти, я не знаю.

- Ров и датчики не проблема, - хрустнул пальцами с явной неохотой натянувший перчатки Сергио. - Но дальше на меня не рассчитывай.

- Договорились.
        Еще раз глянув в бинокль, я решил немного скорректировать маршрут: один из якобы заброшенных ангаров оказался то ли пропускным пунктом, то ли перевалочной базой. За последние пять минут туда уже два транспорта залетело.
        Нет, все же совсем не дело - с бухты-барахты через Ограду переть. Тут по крайней мере несколько часов за движением гвардейских патрулей понаблюдать надо. Вот только нет у нас этих самых часов. И часа нет, если уж на то пошло.

- Пошли. - Альбинос выкинул опустевший рюкзак за забор стройплощадки и направился ко рву. - Не отставай!

- Подожди, - зашипел я на него, огляделся по сторонам и сунул рюкзак с «Громом» под перекошенную бетонную плиту.
        Если получится, на обратном пути заберу.

- Время! - поторопил меня ускоривший шаг Сергио.
        Ничего не оставалось, кроме как броситься вслед за ним. А неординар будто решил рекорд по бегу поставить - выкладывался изо всех сил. И в мешковатом маскировочном комбинезоне угнаться за ним никак не получалось. Да и набравший силу встречный ветер как-то очень уж резко бил в грудь. Поднялась пыль, окружающее пространство словно смазалось, а скользившая под ногами альбиноса тень начала стремительно блекнуть.

- На счет три! - обернувшись ко мне, выдохнул немного сбавивший темп Сергио.

- Что - на счет три?!

- Прыгай! - вновь рванул по направлению к рву неординар. - Раз! Два! Три!
        И я прыгнул. Уже в прыжке что-то подтолкнуло в спину, перевернуло вверх тормашками, а потом со всего маху шибануло о бетонные плиты. Прокатившись несколько метров по запорошенному песком асфальту, я приподнялся на локтях и ошарашенно завертел головой по сторонам: ров и забор с колючей проволокой остались далеко позади, а прямо перед нами возвышалась стена недостроенного барака.

- Сергио! - позвал я, но уткнувшийся лицом в песок неординар даже не пошевелился. Что это с ним? Перенапрягся?
        Должно быть, так - когда мне наконец удалось оттащить альбиноса к бараку, он слабо зашевелился, уселся на асфальт и приложил ладонь к пропоротому гвардейским мечом боку.

- Идти сможешь? - поинтересовался я, прикидывая шансы протащить его на себе через всю Ограду.

- Какое-то время, - неуверенно поднялся на ноги Сергио и прислонился к стене. Его явственно различимая даже ночью тень сейчас выцвела и почти не бросалась в глаза.
- Так что шевелись.

- Подожди, - остановил я слишком уж неосторожного спутника и с биноклем в руках выглянул из-за угла. - Беги точно за мной. Если заметишь какое-то движение, сразу падай на асфальт. Наша следующая цель - вон тот ангар. Сейчас перебираемся к дальней вышке, потом ползком вдоль перекосившейся бетонной плиты. Оставляем сбоку люк огневой точки и бежим до ангара. Все ясно? Тогда пошли.
        Первый забег полностью прошел по намеченному мной сценарию. Добежали - упали - поползли - вскочили - побежали - упали. Повезло, да и только.
        Растянувшись на бетонных плитах у стены ангара, я кое-как отдышался и подполз к углу. Не вставая, начал рассматривать следующий отрезок маршрута и поморщился из-за принявшегося ворочаться в голове мотка колючей проволоки. Не иначе, в бинокле дело: стоит окуляр к глазу поднести, наизнанку всего выворачивать начинает. В левую глазницу так и вовсе будто шуруп заворачивают. Но куда деваться - осмотрелся.
        Дальний край Ограды пока разглядеть не получилось, но полоса свободного от Пелены неба стала куда шире. Это вроде неплохо, вот только как-то не верится, что и остаток пути столь гладко пройдет. Более-менее подходящий коридор петляет между длинным одноэтажным бараком, возле которого на взлетном поле сиротливо стоит единственный десантный болид с размещенными чуть-чуть дальше в шахматном порядке бетонными буграми долгосрочных огневых точек и отбрасывавшими странные отблески резонаторами. Тут есть шанс проскользнуть незамеченными для караульных на сторожевых вышках. А вот шаг вправо - шаг влево…
        Засветимся. И никакие маскировочные костюмы не спасут - оборудование у гвардейцев такое, что только на беспечности служивых весь расчет и строится. Недосуг им такой мелочью, как нелегалами, заниматься, сгрузили ответственность на выделенные мобильные группы и рады.
        Оглянувшись на Сергио, я удовлетворенно хмыкнул - распластавшийся у стены неординар не шевелился, а его маскировочный комбинезон почти сливался с серым бетоном плит - и начал запоминать новые ориентиры.
        Пара порядком заржавевших люков подземных батарей; торчавшая над крышей двухэтажного дома без окон и дверей кустистая антенна; дальше - на самом деле, намного дальше - ангар, у которого то и дело приземлялись грузовые платформы. Плюс несколько зон, подсвеченных красным из-за обнаруженных активных сторожевых сенсоров.
        Ну и как тут пробираться? Эх, мне бы нормальный сканер, а не это убожество! И ведь никакой гарантии нет, что все датчики обнаружить удалось. Вся надежда на то, что после недавнего переполоха гвардейцам просто не до этого сектора, да и бойцов роты алхимической безопасности на другие участки наверняка перекинули.
        Впрочем, пару подозрительных мест я для себя все же отметил. Очень странно, к примеру, когда на одной отдельно взятой бетонной плите почти нет песка. Причем такие плиты почему-то аккурат в наиболее удобных для скрытного передвижения местах располагаются. Лучше уж их обойти - двадцать минут лишних потратить, чем засветиться и так по-глупому погореть.

- Сергио, - тихонько прошипел я встрепенувшемуся неординару, - ты как?

- В порядке, - подполз тот ко мне.

- Тогда пошли. - Пригибаясь, я выбежал из-за ангара и побежал по самому краю квадрата резонаторов.
        Воздух по правую руку явственно колебался от остатков разлитой в пространстве энергии, волосы встали дыбом, а по коже забегали мурашки. Да и поплохело как-то очень уж резко, взмок весь, ноги подгибаются. Но все же близость столь мощного источника излучения оказалась на руку - не успели мы пройти и половины отмеренной для этого броска дистанции, как из-за дальнего ангара вылетел двигавшийся встречным курсом транспорт.
        Мы вмиг повалились с ног, распластались, замерли, надеясь только на маскировочные костюмы да отсутствие в болиде какого-нибудь хитрого сканера. Пронесло: транспорт неторопливо удалился по направлению к городу, а мы поспешили дальше.
        И вот дальше… дальше мне стало совсем плохо. Голова кружилась, беспрестанно тошнило, левый локоть горел огнем. «Тобурег» давно уже не помогал, и какое-то время спустя я поймал себя на том, что совершенно не смотрю по сторонам. Просто, опустив взгляд в землю, пру по заранее прикинутому маршруту и уже даже не волнуюсь, нарвемся мы на какую-нибудь мобильную группу или нет. На спине давненько дергался генератор активной защиты, но его рывки становились все тише и тише, пока вдруг не прекратились вовсе…
        Едва не валясь с ног, я остановился оглядеться по сторонам и вдруг понял, что бетонные плиты кончились, а над головой больше нет Пелены. Недоумевающе уставился в раскинувшееся над нами голубое небо, поймал взглядом желтое - желтое и ослепительно яркое - пятно солнца, и тут меня словно молотком по темечку шибанули. Вспышка; разлившаяся по всему телу необычайная легкость, и мягкая, очень мягкая и как-то слишком уж незаметно выскользнувшая из-под ног земля.
- Очнулся? - поинтересовался скинувший маскировочный комбинезон, куртку и даже футболку Сергио, когда, заворочавшись, я приподнялся с холодной земли. Именно - земли. Бетон остался позади. Подо мной занесенная песком и выжженная до каменной твердости земля. В паре метров начиналась узкая полоса зеленой травы и чахлых кустов, а дальше…
        Я едва успел сорвать с лица маску, и меня тут же вырвало желудочным соком, желчью и остатками скудного завтрака. Дальше начинались владения Хаоса.
        Пустой остов какого-то заброшенного строения, мелкий песок, кружащаяся в сером мареве пыль… и чуждая этому миру хмарь, поглотившая все, до чего смогла дотянуться.
        Ничто. Пустота. Язва. Хаос.
        Первородный, не запятнанный грязным пятном последнего обиталища порока Хаос…
        Откашлявшись, я вытер лицо и вновь уставился на открывшуюся моему взгляду картину. Серое марево обрело глубину, распалось на отдельные фигуры, успело шепнуть несколько непонятных, но безумно притягательных фраз… и вновь подернулось кружившейся в воздухе пылью.
        От неожиданности дернувшись, я уставился на успевшего закатать мне рукав Сергио, перевел взгляд на воткнутый в стремительно чернеющую вену шприц, и тут непонятная сила разорвала тело на бесчисленные куски. Разорвала и разметала их по ветру. Боль была столь невыносима, что перестала быть болью. А потом я умер. Но вскоре вновь вернулся на эту грешную землю. И не могу сказать, что по своей воле…
- Сволочь, - еще толком не придя в себя, выдохнул я, поймав взгляд разувшегося альбиноса, который преспокойно сидел на расстеленной по земле куртке.
        И на всякий случай зажмурился. Если опять накроет, мне этого уже не пережить…

- Ты необъективен, - улыбнулся в ответ Сергио и потер непонятно когда успевший зарубцеваться шрам на боку. - Расслабься, теперь я опять способен тебя прикрывать.

- Да ну? - Я не без колебаний послушался совета, но, как ни странно, клубившаяся неподалеку серость никоим образом больше не дурманила сознание. - И какого хрена ты вколол мне тяжелую кровь? Я ж теперь все равно что покойник!

- Покойником ты был до того, как я вколол тебе эту гадость, - усмехнулся вполне довольный жизнью альбинос. - Как думаешь, что лежит в основе тяжелой крови? Не знаешь? Тогда открою небольшой секрет - ее перегоняют из крови одержимых. Теперь Хаос внутри тебя, и ты здесь свой…

- Навсегда?

- Нет, - прищурился Сергио. - Скоро твой организм выжжет чуждую ему субстанцию, примется за пораженные порчей органы, и ты умрешь…

- Ах ты сука! - невольно вырвалось у меня.

- Не перебивай и слушай дальше, - никак не прореагировал на этот возглас альбинос.
- И расслабься! По крайней мере, порча тебе какое-то время не страшна.

- Думаешь, мне от этого легче?

- Какая тебе, собственно, разница, от чего умереть? - пожал плечами Сергио.

- В обозримой перспективе хотелось бы с этим повременить.
        Я отвернулся от собеседника и поморщился, когда ветер принес какой-то неприятный запах. Будто тленом повеяло.

- Вот об этом я и хотел с тобой поговорить, - улыбнулся неординар. - Оглянись вокруг, что ты видишь?

- Хаос, - после недолгих раздумий отозвался я.
        Пожухлую зеленовато-желтую траву, чахлые кусты, серовато-синее небо, слепившее глаза солнце. Но в первую очередь все же - Хаос. Клубившаяся поодаль чужеродная энергия, которая накатывала колючими волнами, но не причиняла вреда и лишь слегка щекотала кожу.

- Перед тобой осколок старого мира, - покачал головой альбинос. - Ты ведь никогда ничего подобного не видел?

- Нет.
        Вместо неба - вечно серое полотнище Пелены; вместо ослепительного солнца - тусклое пятно на небосводе. Бетон, асфальт, пыль. Земля и зелень листвы лишь на режимных объектах «Плантации». И только ветер, ветер здесь столь же мертвый, как и в городе. Да голубые цветочки на кустах точь-в-точь как те, что я как-то раз подарил Лисенку. Только мой букет был из крашеной пластмассы…

- А знаешь ли ты, как возник этот мир?

- Теория большого взрыва? - удивился я, решив расслабиться и подставить лицо теплым лучам солнца. Умиротворенность накатила как-то вдруг, и сил сопротивляться ее мягкому напору не осталось. Солнце… До чего ж хорошо… - Честно говоря, уже и не припомню…

- Большой взрыв? - хохотнул Сергио. - Эволюция как эрзац религии и экологическая катастрофа вместо конца света? Занятно!

- Только не говори мне, что ты тоже из этих… - невольно поморщился я, расстегивая ремни генератора активной защиты. Так и есть - резервуар пустой. Это ж сколько времени мы здесь уже загораем? - Почки, сволочи, отбили…

- Не любишь сектантов? - хмыкнул альбинос. - Я тоже. Слишком у них закостенелые взгляды на жизнь. Неплохо, когда фанатики на твоей стороне, но вот если наоборот - жди беды.

- Ты отвлекся, - оборвал неординара я. - Что нам все-таки здесь понадобилось?

- Мы действительно отвлеклись, - согласился со мной Сергио. - Так вот, этот мир не возник сам собой, не зародился из ничего. Извини, но при всем уважении к вколоченным в тебя убеждениям, пустота может породить лишь пустоту. Все проще и сложнее одновременно - этот мир создали.

- Создатель? - скептически скривился я и отвернулся от самодовольно улыбавшегося неординара. Отделявшая нас от почти осязаемо различимого Хаоса узкая полоска травы и кустов вовсе не казалась надежной защитой, и мне захотелось поскорее оказаться отсюда как можно дальше. - Может, оставим разговоры на потом?

- Если этим словом обозначить сущность, давшую начало нашему миру, то почему нет? Создатель так Создатель, - пропустил мою просьбу мимо ушей альбинос.

- Не хочу показаться невежливым, - едва сдержался я, чтобы не вспылить, - но плевать, кто дал начало этому миру: Создатель, большой взрыв или пустота. Мне хреново, и я хочу отсюда убраться. Это для начала. Еще можешь объяснить, как ты собираешься сдержать обещание и спасти мою шкуру. И на кой ляд мы вообще сюда тащились! Я уж молчу, что неплохо было бы узнать цель твоей авантюры!

- А еще Создатель в безграничной мудрости своей приладил к нашему миру стоп-кран,
- зевнул сорвавший травинку неординар. - На всякий случай, полагаю, а не по злому умыслу.

- Что за чушь ты несешь? - стиснул я кулаки и тут же зашипел от боли в левом локте. - Какой еще стоп-кран?!

- Семь Печатей, сорвав которые можно запустить процедуру конца света. - Сергио пощекотал в носу соломинкой и оглушительно чихнул. Поведение его нравилось мне все меньше и меньше. - Звучит не очень оригинально, зато вполне отражает суть наблюдаемого нами процесса.

- Хочешь сказать, Хаос умудрился эти Печати сорвать? - скептически усмехнулся я. - Знаешь, ты ничем не лучше этих придурков из Церкви Искупления.

- А они, кстати, вовсе не глупые ребята. Вцепились в жизнь зубами, да еще и остальных за собой подтягивают. - Неординар снял очки и глянул на меня своими жуткими глазищами. Как ни странно, рубцы почти рассосались, а от отеков и синяков не осталось и следа. И только сейчас я обратил внимание на отсутствие колдовской метки на левом веке альбиноса. Дела… - А что касается Печатей… Печати сломали истинные хозяева этого мира. Если угодно - наместники Создателя на земле. Люди.

- Ординары?

- Люди. Тогда еще - просто люди. Человеки. Правда, одна из Печатей уцелела, и именно благодаря ей наш город и все его обитатели пока еще не отправились в небытие. А Хаос - это всего-навсего энергия распада. Если угодно, строительный материал, основа нового мира. Но уж никак не вырвавшиеся из преисподней силы тьмы или природный катаклизм.

- Но зачем? - Я невольно заразился уверенностью собеседника. - Зачем кому-то понадобилось приближать конец света?

- Мир погряз в грехах, вот кто-то и решил взять на себя роль демиурга и перезапустить франшизу, - улыбнулся неординар. - Начать жизнь с чистого листа - это ли не мечта для одержимых стремлением сделать мир лучше идеалистов?

- Возрождение через разрушение, - припомнил я один из постулатов Церкви Восьмого Дня.

- А фанатики Ложи Энтропии уверены, что наш мир всего лишь инкубатор для нового демиурга. Да, его рождение станет концом света, но зато все получат шанс начать новую жизнь. Просто чудесно, не правда ли?

- И они хотят поскорее разбудить нового Создателя?

- Невмоготу им. Все спешат куда-то.

- А Хаос, получается, это энергия, которая пойдет на строительство нового мира?

- Именно.

- Ты псих.

- Не буду спорить, не буду спорить… - поднялся на ноги Сергио, и я насторожился.
        Неожиданно усилившийся ветер пригнул кусты к самой земле и бросил в лицо пригоршню мелкой пыли. Закружившаяся в воздухе энергия колючей волной окатила с ног до головы, но, бессильная причинить хоть какой-то вред уже и без того разрушаемому Хаосом телу, унеслась прочь.
        Заметив краем глаза движение среди высокой травы, я выхватил гвардейский нож и замер: размытое пятно в один миг оказалось в паре шагов. Материализовавшееся будто из воздуха порождение Хаоса припало к земле, но тут дорогу ему заступил нисколько не обеспокоившийся неординар. Ладонь альбиноса легла на загривок жуткой твари, соскользнувшая с пальцев Сергио тень захлестнула мощную шею. Рывок - и истаявший демон осыпался на землю кучей песка.

- Впечатляет, - завертел я головой по сторонам. Впечатляет - но, если пожалуют две или три такие зверюшки зараз, будут проблемы. - Ты вроде говорил, нам здесь ничего не угрожает?

- Время выходит, - пожал плечами альбинос. - Скоро можно будет возвращаться в город.

- На кой ляд? - буркнул я и поднял с земли выброшенный за ненадобностью генератор активной защиты. Уселся прямо на землю, за неимением нужного инструмента подцепил крышку панели управления кончиком ножа и принялся изучать внутренности собранного в какой-то подпольной мастерской алхимического прибора. - Какая мне разница, где сдохнуть: тут или там? К чему напрягаться?
        Злости на неординара не было. Сам виноват - не надо было подставляться. Да и чего теперь кулаками махать? На день больше отмеренного срока протянул, уже хорошо. Мне б только напоследок… А! Гори оно все огнем. Нечего себе да и другим нервы мотать. Умерла так умерла.

- А кто тебе сказал, что я не сдержу свое обещание? - потянулся состроивший удивленную гримасу альбинос.

- Ты сам несколько минут назад.
        Да кто он такой, в самом деле?! Чернокнижники, и те с Хаосом в не столь близких отношениях. Про защиту никогда не забывают. А этот расслабился, будто в солярии.

- Я сказал, что когда твой организм выжжет Хаос, ты умрешь. Но к чему доводить дело до крайностей?

- И какие варианты?
        Я выломал один из чипов, перерезал три из семи уходивших к генератору проводков и поменял местами пару плохо припаянных клемм. Потом срезал ненужные теперь ремни и удовлетворенно хмыкнул. Получилась весьма недурная адская машинка из разряда тех, что так любят пускать в дело фанатики-сектанты. Если разговор с Сергио зайдет в тупик, будет ему небольшой сюрпризец.
        Альбинос уселся рядом со мной.

- Для начала вколем тебе оставшуюся тяжелую кровь.

- Чтоб сразу загнулся?

- Еще пару кубов твой организм вполне способен переварить, - усмехнулся Сергио. - Больше я, пожалуй, вводить не рискну, но и этого часов на пять-шесть должно хватить.

- А оно мне надо?
        Открыв пустой резервуар генератора, я стиснул зубы и легонько провел лезвием ножа по запястью. Боли не было, но кровь так и брызнула. Зажав порез пальцами, мне с трудом удалось остановить кровотечение и замотать руку бинтом из универсального набора жизнеобеспечения.

- Ты меня не слушаешь, - поморщился альбинос. - И защита от Хаоса тебе пока без надобности.

- На всякий случай, - хмыкнул я и закрутил крышечку полупустого резервуара. Не знаю, на какую смесь рассчитан генератор, но для моих целей и чистая кровь сгодится. - Так какой мне смысл с тобой тащиться? Чтобы еще сутки промучиться?

- Как насчет полного исцеления?

- Вот это другой разговор! - улыбнулся я. - Приступай.

- Не сейчас, - покачал головой неординар. - Для начала нам с тобой нужно будет кое-что провернуть.

- Чушь! - отмахнувшись, я провел ребром ладони по горлу: - У меня твои обещания уже вот где сидят!

- На твоем месте я бы не был столь категоричен в суждениях…

- На твоем месте я бы давно сдержал свое обещание!

- Послушай меня, - потеряв терпение, вскочил на ноги неординар. - Глупо обвинять хирурга в том, что он не может провести операцию в чистом поле и без инструмента!

- Какой тебе еще, хирург, инструмент нужен? - усмехнулся я.

- Энергия. Мне нужен доступ к энергии.

- А мы разве не за этим сюда шли? - прищурился я и помассировал левый висок. - Ты вот, смотрю, вполне оклемался уже.

- Да, здесь полно энергии, - раскинул руки альбинос. - Энергии Хаоса. Но тебе-то что с того? Твой организм и без того пытается выжечь его из себя. И когда он закончит с тяжелой кровью - придет очередь пораженного порчей локтя. Вот тогда ты и сгниешь заживо. Если раньше в чудовище не превратишься!

- Рассказывай, - сдался я.
        Умирать не хотелось. Хотелось цепляться за последнюю соломинку, искать выход. Хотелось обмануть судьбу и… Много чего хотелось, в общем. Так почему не послушать?

- Откуда берет энергию город? - с вопроса начал рассказ Сергио. - Только про кровь не надо. Крови едва-едва хватает для болидов и запросов алхимиков. Откуда получают энергию «Плантация» и «Фабрика», что питает Пелену, а? Никогда не задумывался над этим?

- Нет, - пожал я плечами.
        Вопросы энергоснабжения волновали меня меньше всего.

- И правильно делал, - усмехнулся Сергио. - Это, знаешь ли, чревато.

- Давай короче, - растянулся я на земле и уставился в небо.
        Земля подо мной закачалась, голову начал затягивать сонный дурман. Вот сейчас засну, и все…

- Город ежедневно потребляет столько энергии, сколько не может обеспечить жертвоприношение и десяти тысяч человек.

- Я же попросил - короче… - с трудом разлепил губы я.

- Короче? Можно и так, - вскочил на ноги альбинос. - Энергию дает оставшаяся невредимой Печать.

- Хочешь сказать, она в городе? - Я невольно приподнялся на локтях.
        Не то чтобы хоть немного верил в это мракобесие, но Сергио все же сумел меня заинтриговать.

- Точнее - это город построен вокруг нее. Именно она служит защитой от Хаоса.

- Бред какой-то.

- Не поверишь, пока не потрогаешь собственными руками? Не вложишь, так сказать, перста?

- А есть возможность?

- Куда, ты думаешь, я стремился попасть?

- Давай поподробней. - Голова толком не соображала, но бред Сергио звучал как-то слишком логично. - Как Печать может давать столько энергии?

- Печать старше самого мира.

- Энергия откуда берется? - пропустил я эти откровения мимо ушей.

- То, что вы называете Хаосом, чуждо старому миру. Печать же сама суть его…

- Она разрушает Хаос и в результате этой реакции происходит высвобождение энергии?
- Мне надоело ходить вокруг да около.

- Принципиально все так.

- И кто-то ловко откачивает эту энергию и пускает ее на нужды города?

- Точно.

- Один вопрос: на хрена столько заморочек с кровью, если в городе полно халявной энергии? - Я с кряхтеньем поднялся на ноги, и голова моментально закружилась. - Не вижу логики.

- Предлагаешь к каждому болиду, к каждому излучателю и всем прочим алхимическим устройствам подтянуть кабель? - глумливо поинтересовался Сергио. - Если уж разговор зашел о логике, то она хромает не у меня, а у тебя.

- Ладно, вопрос снимается, - пришлось признать мне собственную неправоту. - Но почему кровь? Почему не песок? Не пыль или вода?

- Назови мне вторую самую древнюю вещь.

- После пресловутой Печати?

- Да.

- Сам мир?

- Он настолько изъеден Хаосом, что к тому, прежнему, никакого отношения уже не имеет. - Альбинос задумчиво посмотрел на перстень на правой руке, который, как мне показалось, едва заметно светился. - Еще варианты есть?

- Нет, пожалуй.

- Люди, - усмехнулся мне в лицо Сергио. - Не дети Апокалипсиса - неординары, а простые люди, в крови которых нет ни грана Хаоса. Любимые игрушки Создателя, по одной из версий.

- Ординары? - задумался я.
        Что ж - неплохая попытка объяснить, почему для всяческих алхимических нужд годится только наша кровь.

- Называй как хочешь, - отмахнулся от меня Сергио. - Организм нормального человека выжигает из себя чуждую энергию. Или погибает, когда напор Хаоса становится слишком велик. А кровь… кровь - это квинтэссенция самой жизни. Добавь алхимических катализаторов, и Хаосу конец. Остается только направить высвободившуюся энергию в нужное русло.

- Лихо! - Я провел языком по пересохшим губам и сплюнул, пытаясь избавиться от привкуса пыли во рту. - Выходит, бесполезно я резервуар наполнял?

- Почему? - удивился альбинос.

- Ну… Хаос же теперь во мне?

- Неординары рождаются с Хаосом в крови, - Сергио начал натягивать маскировочный комбинезон, - поэтому их кровь не дает нужной реакции. А Хаос в тебе уже связан, и очень скоро от него не останется и следа. Генератор сработает, можешь не беспокоиться.

- Да я и не беспокоюсь, - пожал я плечами и почувствовал странную ломоту во всем теле. - Так все же - чего ты хочешь?

- Свой кусок пирога, - не стал делать вид, будто не понял вопроса, неординар. - Получить контроль над определенной долей энергии. Занять одну из башен…

- И ты думаешь, тебе это позволят? - недобро усмехнулся я.

- Помешать могут, - кивнул Сергио. - Но скажи - если под мой контроль отойдет хоть четверть, хоть пятая доля всей энергии города, кто скажет хоть слово против?

- Администрация, Комитет Стабильности, Энергоконтроль…

- Не смеши меня, - скривился альбинос, - ни те, ни другие к истинному контролю над Печатью не имеют никакого отношения.

- А кто имеет? - как бы невзначай положил я палец на переключатель генератора. - И кто такой ты сам?

- Собирайся, пора выдвигаться, - и не подумал отвечать Сергио. - Не стоит здесь задерживаться сверх необходимости…

- И все же, будь добр, ответь, - не сдвинулся я с места. - А то мало ли…

- Ну если ты настаиваешь… - прищурился неординар. - Кто живет на верхних этажах башен?

- Там технические помещения, - припомнил я лекции в Академии. - Стоят генераторы защитного поля…

- В четырех из семи, - перебил меня альбинос. - В остальных обитают создания, которых вполне можно назвать исчадиями Хаоса. Впрочем, сами себя они никак не называют, а те, кто знает об их существовании, используют слово «Лорд».

- Смеешься? - ошалело уставился я на собеседника.

- Ничуть, - рассмеялся Сергио. - Тебя смущает, что порождения Хаоса защищают город? Все просто: им нравится ощущать собственное всемогущество. Все их прихоти моментально исполняются, они могут позволить себе менять тела как перчатки. И Лордам вовсе не хочется задумываться о том, найдется ли им место в грядущем мире.

- А ты?

- Я такой же, как они, - легко признал этот факт альбинос. - Я не помню, как появился на свет и свое первое тело. Я могу куда лучше неординаров управлять энергией и по большому счету бессмертен.

- Тогда почему ты здесь, а они там? - Опустившись на землю, я зажал виски ладонями.
        Ни с того ни с сего накатила головная боль, из правого глаза потекли слезы, а из носа закапала кровь.

- Мне было интересней наблюдать за остальными со стороны. Жить до времени обычной жизнью. Понять, в чем мое предназначение!

- И в чем оно?

- Я все еще ищу ответ на этот вопрос. Решил посмотреть, как там - наверху, - опустился на колени рядом со мной Сергио. - Идем?

- Меня-то ты зачем с собой тащишь? - Руку со шприцем удалось перехватить, прежде чем игла коснулась кожи.

- Печать разрушает Хаос, а у меня нет уверенности, что получится полностью очистить от него это тело, - поморщился альбинос. - Возможно, понадобится твоя помощь.

- Помощь ординара? - усмехнулся я. - Забавно. А если сам подойдешь к Печати - тебя просто развеет в прах?

- Поживем - увидим. - Сергио вогнал мне иглу под кожу, и мир обволокла непроницаемо черная тьма.


        Очнувшись через несколько минут, я сжал и разжал левую кисть в кулак, поморщился от рвавшей руку от плеча до кончиков пальцев боли и подтянул к себе аптечку. Вот только ничего стоящего в ней обнаружить не удалось и пришлось натягивать сунутый мне альбиносом маскировочный комбинезон.

- Помнишь наш разговор? - на всякий случай уточнил Сергио.

- Чушь какая-то, - попробовал присмотреться к нему я, но глаз моментально заслезился.
        Сергио - порождение Хаоса? Вполне может быть. И что? Сейчас меня больше занимал совсем другой вопрос - почему я до сих пор не сдох? Судя по ощущениям в левой руке, самое время концы отдать.

- Как скажешь, - усмехнулся альбинос, помог мне справиться с застежками комбинезона и только затем отправился к видневшемуся неподалеку полю, замощенному серыми бетонными плитами. - Не отставай!

- Иду. - Я огляделся напоследок по сторонам и неожиданно почувствовал легкое сожаление.
        Уходить не хотелось. Наоборот, закралась мысль: а каково это - жить в нормальном мире? Не в пропыленном городе, застроенном серыми коробками зданий, а вот так: среди деревьев, рек. Когда под ногами не асфальт, а трава. И вместо Пелены над головой синее небо. И солнце вместо солярия.
        Да - солнце! Не хочу обратно в эту паскудную серость!
        Вот только солнце над головой - всего лишь недостижимая мечта. Недоступная простому ординару роскошь. Да и неординару тоже…
        Так не лучше ли получить шанс начать все сначала и разрушить последнюю Печать?
        Поежившись, будто это могло выбросить из головы неудобные мысли, я бросился догонять успевшего выйти к Ограде Сергио. Догнал, пошел рядом, но не выдержал и, обернувшись, запрокинул голову к небу. Ух…


        Укрывшись за перекошенным бетонным блоком, я минут десять рассматривал в бинокль раскинувшееся перед нами серое поле. В итоге, не сумев заметить ничего подозрительного, махнул альбиносу рукой и, на всякий случай пригибаясь, побежал к видневшимся неподалеку развалинам. Или наоборот - недострою? Да и не важно. Главное, что на роль временного убежища здание вполне годилось.
        Как чувствовал - укрытие и в самом деле понадобилось: стоило нам пролезть в дыру в колючей проволоке и повалиться на заметенный песком пол, как неподалеку пронесся гвардейский болид. А потом, с интервалом в несколько минут уже подальше пролетела еще пара десантных машин.
        Неужели засекли? Или простое совпадение?

- Если бы засекли, сразу бы сюда пожаловали, - усмехнулся Сергио, глядя на исчезнувшие из виду транспорты.

- Мог сигнальный датчик тревогу поднять, - не разделил я его оптимизма. - В идеале нам бы переждать здесь, но время поджимает, так?

- Видно будет, - передернул плечами альбинос.
        Я попытался успокоить дыхание:

- А если прижмет, сможешь нас отсюда в город перекинуть? Ты говорил: обратно должно быть проще…

- Не уверен…

- Хреново. - Я перевернулся на спину и зажмурился.
        Определенно мир сошел с ума - мой собеседник считает себя порождением Хаоса, а я мало того что в это верю, так еще и до сих пор не попытался его прикончить. Нехарактерное для меня поведение, не так ли? Более того - придется ему помогать.
        Но что я получу взамен? Исцеление? Амнистию, если все сложится удачно? В моем положении о большем и мечтать не приходится, только вот как-то очень уж дурно попахивает от такой надежды. Будто собственную шкуру за чужой счет спасаю. Да нет, чушь какая-то…

- Церковь Искупления, почему она запрещена? - Чувствуя, как меня вновь начинает затягивать водоворот видений, приподнялся на локте я.

- А какое место в этой религии для Лордов? - усмехнулся Сергио. - Они и сами не знают, кто их создал и зачем. Они просто существуют и наслаждаются жизнью, а какой ярлык на них наклеят сектанты? Падших ангелов - бывших слуг Создателя? Ключевое слово - слуг? Или проклятых всадников Апокалипсиса? Зачем им это, а?

- Они могли основать свою религию…

- Для них лучшая религия - это атеизм и материализм. Вера слишком тонкая материя, чтобы с ней играть. Можно невзначай поверить самому и тогда… Не очень приятно жить, осознавая, что все эти людишки обладают бессмертной душой, а ты сгинешь в небытие вместе с изъеденным Хаосом миром.

- Тебя самого это не беспокоит? - без всякой подначки поинтересовался я.

- Если бы меня это беспокоило - давно бы жил в одной из башен, - хмыкнул в ответ альбинос.

- И что же случилось теперь?

- Скука, должно быть, - пожал плечами явно не желавший продолжать этот разговор неординар.

- Скука? - скривился я. - Ну в ближайшее время скучать тебе точно не придется.

- Что случилось? - подполз ко мне Сергио.

- Думаю, мы не первые нелегалы, которые решили укрыться в столь подходящих развалинах, - предположил я и внимательно оглядел в бинокль серую пустошь бетонного поля. - Помнишь дыру в заборе? Вот.

- Ну и?

- Не знаю, где мы засветились, но гвардейцы прочесывают этот квадрат. Через бетонные перекрытия сканеры нас засечь не должны, только обычно на такие объекты засылают мобильную группу. И даже если мы с ней справимся, до города уже точно не доберемся.

- А если уйти прямо сейчас?

- Шансов ноль. - Мне почудилось какое-то движение за одним из ангаров, но тут бинокль внезапно нагрелся и отключился. Отшвырнув начавший дымиться алхимический прибор, я отполз от дверного проема: - А ты сомневался…

- Пошли, - не вставая с пола, перебрался ко входу во внутренние помещения альбинос. - Если здесь есть подвал, попытаюсь перекинуть нас в город.

- При чем здесь подвал?

- Под землей влияние Хаоса меньше, может, и выгорит. Попытаться в любом случае стоит.
        С потолка посыпалась пыль, раздался гул прошедшего над самой крышей болида, и я бросился вслед за неординаром. Штурмовая группа пожалует с минуты на минуту, и, если не получится отсюда убраться, - нам конец.

- Быстрей! - прикрикнул на меня Сергио и едва не скатился вниз по запорошенным песком ступенькам.
        Внизу песка оказалось еще больше - ноги до середины щиколотки погружались в серую массу. Бежать получалось с трудом, но упорно пробиравшийся куда-то в темноту альбинос подгонял и подгонял. Успокоился он, только когда впереди показалась глухая стена. Резко остановившись, Сергио ухватил меня за руку и изо всех сил швырнул вперед. Бетон при ударе показался каким-то очень уж мягким, но, не успев толком удивиться этому, я кубарем покатился по гладкому полу подземки и сбил кого-то с ног.

- Что здесь происходит? - Рядом с отряхивавшимся ординаром средних лет моментально оказался дежуривший в подземке жандарм.
        Тут он разглядел маску и комбинезон, рванул из кобуры разрядник, но я перехватил его правую руку и врезал под дых. Не ожидавший ничего подобного лиловый повалился на колени, и удар ребром ладони по шее окончательно вырубил столь некстати оказавшегося поблизости служивого.
        Немногочисленные ординары бросились врассыпную; не обращая на них никакого внимания, я завертел головой по сторонам. Да где же Сергио?

- Быстрей! - замахал руками выскочивший из соседнего прохода альбинос, который непонятно когда успел избавиться от комбинезона.
        Рванув застежки отслужившего свое маскировочного костюма, я скинул его на пол, переложил разрядник и генератор защитного поля в карман куртки и бросился догонять уже скакавшего по лестнице неординара. На наше счастье, напарника вырубленного мной жандарма поблизости не оказалось, и, выскочив на поверхность, мы метнулись в ближайший переулок.
- Ты в порядке? - повалился я на скамейку рядом с согнувшимся в три погибели Сергио.
        Погони опасаться не приходилось - приютившая нас тихая улочка располагалась едва ли не на другом конце города. Вот только и добраться сюда стоило неординару немалых усилий. А мне, как ни странно, в этот раз хоть бы что. Привыкаю?

- Скоро буду, - зажал ладонями виски альбинос.

- Дальше чем займемся?

- Оклематься надо, - тяжело выдохнул Сергио и поднялся на ноги. - Пошли.

- Куда?

- Для начала в аптеку. - Альбинос огляделся по сторонам, заметил выглядывавший из-за соседних домов шпиль «Руны» и что-то неразборчиво пробормотал себе под нос.

- У тебя проблемы со здоровьем?

- Проблемы со здоровьем у тебя. - Неординар поднес к лицу правую ладонь и принялся внимательно разглядывать серебряное кольцо и вновь начавшую темнеть вокруг него кожу. - Будут.
        Я прислушался я к своим ощущениям. Не считая тупой боли в левом локте и пустой глазнице, организм работал как часы.

- Ну-ка выкладывай.

- До завтрашнего утра нам рядом с Печатью делать нечего, - зашагал по направлению к перекрестку альбинос. - А ты за это время вполне загнуться можешь.

- Эй, мы так не договаривались! - Я чуть не потерял дар речи от такой наглости.

- Сейчас в моем теле слишком много Хаоса, - безапелляционно заявил Сергио. - И тебе не помогу, и сам сгорю. Деньги давай.

- Держи, - вернул я ему выданные на покупку снаряжения банкноты. - Если я загнусь - это будет на твоей совести.

- Учту. - Сергио, прыгая через ступеньку, взбежал на крыльцо аптеки и скрылся внутри.
        Повертев головой по сторонам и не обнаружив ни одной скамейки, я уселся прямо на бордюр и вытянул гудевшие от усталости ноги. Сразу за мелькавшей яркими красками вывеской солярия приткнулась кабинка магофона, но сил дойти до нее и сделать звонок уже не было.

- Тебе купить чего-нибудь перекусить? - с пакетом в руке вышел из аптеки Сергио.

- Нет. - При мысли о еде едва не вывернуло. - Пить хочу…

- Вставай, - протянул мне руку альбинос. Потом порылся в пакете и передал банку энергетика. - Пей, и пошли.

- Куда?
        Я сделал длинный глоток и тыльной стороной ладони вытер губы. Неплохо. Вот только надолго меня в любом случае не хватит. А таблетки жрать пока не буду. И так соображаю с трудом, а после «тобурега» совсем дурной становлюсь.

- В контору Аарона, - не шибко обрадовал меня таким выбором альбинос.

- Ты уверен?

- Есть другие варианты?

- Вариантов нет, но не дожидается ли там нас группа захвата?

- Не думаю, что кто-то догадался связать Аарона со мной. К тому же из Госпиталя его точно не выписали, так что и наблюдения за конторой быть не должно.


        Так оно и оказалось - ничего подозрительного поблизости от офисной пятиэтажки, стоявшей на пересечении Желтого бульвара и Окружной, приметить не удалось. Да и то, что нас не спеленали на подходах к зданию, внушало определенный оптимизм. Вряд ли боевики Комитета Стабильности станут тянуть время, давая нам шанс затеряться в узеньких коридорах пятиэтажки.
        К конторе Аарона мы добирались пешком и без всяких скидок на способности неординара. И я даже не уверен, что было тому причиной - нежелание Сергио засветиться или его плохое самочувствие. Выглядел альбинос, надо сказать, паршиво. По осунувшемуся лицу сбегали крупные капли пота, правая рука то и дело непроизвольно подергивалась. Но шел он прямо, и это было просто замечательно: возникни необходимость тащить его на себе, я не уверен, добрались ли бы мы до места вообще.

- У тебя есть ключ? - поинтересовался я, когда кое-как оклемавшийся неординар спокойно миновал пожилого вахтера.

- Разберемся, - ответил тот и свернул к лестнице.
        Поднявшись на третий этаж, альбинос уверенно ввел код на цифровой панели замка и толкнул дверь.

- У вас настолько близкие отношения? - не удалось удержаться мне от подначки.
        В небольшой комнатушке никого не оказалось, и, немного успокоившись, я убрал разрядник в карман.
        Сергио повалился на стоявший вдоль стены диван:

- Дверь запри.

- Обязательно. - Проверив, захлопнулся ли замок, я огляделся по сторонам.
        Простенько. Весьма. Пыльные жалюзи на единственном окне, рабочий стол, полупустой шкаф. Стул, пара кресел для посетителей и диван. Под потолком светильник, на столе - терминал. В дальнем углу дверь в санузел. Вот, собственно, и все.

- Как ты себя чувствуешь? - вытер с лица пот Сергио.

- Голова болит, а так - замечательно, - уселся я за стол.

- Плохо, - нахмурился неординар.

- С чего бы это? - удивился я.

- По идее - тебе сейчас пластом лежать положено. - Альбинос начал рыться в пакете.
- Потихоньку от шока отходить. А так, боюсь, тебя в один миг скрутит.

- И что ты предлагаешь?
        Выдвинув поочередно один за другим все ящики рабочего стола детектива, я не обнаружил там ничего интересного, кроме двух пустых информационных дисков. Разве что еще полупустая бутылка горькой могла пригодиться, да только не до алкоголя сейчас. Не стоит, право слово, в такой ситуации надираться.

- Ничего. - Сергио оставил в покое пакет с лекарствами. - Если хуже станет, сразу говори. А так - подождем.

- Да это понятно. - Задумчиво взвесив в руке бутылку, я все же убрал ее обратно в верхний ящик стола. - Дальнейший план действий у нас какой? Как к Печати прорываться будем?

- Вопрос интересный, - хмыкнул альбинос. - Проблема в том, что мне неизвестно, где именно расположена Печать.

- Зашибись, - поморщился я от кольнувшей виски боли. - А куда мы тогда рвались все это время?

- Я чувствую ее и могу к ней пройти. Своими путями. Но теперь, когда игра пошла в открытую, их взял под контроль Комитет Стабильности. Мимо комиссаров нам не прорваться.

- Выкладывай, - прекрасно понимая, что у неординара наверняка есть запасной вариант, откинулся я на спинку стула.

- Никто не ожидает, что мы пойдем из какой-нибудь башни, - хрустнул костяшками пальцев Сергио.

- Понятное дело, такого никто не ожидает. У них нет причин считать нас самоубийцами.

- Подожди, - дернулся, как от укола иголкой, альбинос. - У меня есть план!

- Это просто здорово, - зажмурился я. - План - это великолепно. Но разве мы не можем просто прийти к этой клятой Печати на своих двоих, не прибегая к твоим способностям?

- Говорю же: нет! - заорал, вскочив с дивана, Сергио. - Я не знаю, где именно она находится! Предлагаешь наугад бродить по Старому городу? Не выйдет!

- Лезть в башню мне тоже, знаешь ли, не по нутру. - Шансы проникнуть незамеченными в одну из высоток не просто стремились к нулю, на самом деле - их изначально не было вовсе. - Без вариантов.

- Вот это кольцо я позаимствовал в «Руне»! - помахал рукой у меня перед носом неординар. - Послушать тебя, так это тоже было невозможно.

- От меня ты чего хочешь? - Я обратил внимание, что вся правая кисть альбиноса стала нормального телесного цвета. Не то что раньше, мертвяк - мертвяком. Впрочем, левая кисть, да и лицо и сейчас оставались бледными, словно мел.

- В подвале каждой из башен размещается энергетический узел. Если проникнем туда - прямая дорога к Печати будет открыта.

- А у Печати нас не встретят Лорды? Проще всего ведь организовать засаду именно там.

- Нет, в них слишком много Хаоса. Во мне тоже, но пока я полностью не выжгу его из себя, туда не сунусь.

- Комитет Стабильности?

- Ни один неординар не сможет слишком долго находиться рядом с Печатью. По той же самой причине.

- А ординар? - уловил недосказанность в словах собеседника я.

- А ординара туда никто и близко не подпустит, - покачал головой Сергио.

- Почему?

- Поверь, для этого есть весомые основания.

- Какие?

- Не будем об этом сейчас. Хорошо? - Альбинос явно пожалел, что сболтнул лишнего.

- С чего бы это?

- Не надо на меня давить, - фыркнул Сергио. - Если хорошенько подумаешь - сам все поймешь.

- А если не пойму, расскажешь?

- Если не поймешь, значит, оно тебе и не надо. Закрыли тему.

- Ты такой интересный - просто взяли и закрыли тему, да? - усмехнулся я. - С моим исцелением тему тоже закроем?

- Когда я получу контроль над некоторой частью энергии, - раздраженно уставился на меня альбинос, - первым делом вычищу из тебя порчу. Устраивает?

- Вполне. - Я закинул ноги на стол и принялся качаться на стуле, упертом в пол лишь задними ножками. - А что дальше? Вот станешь ты крупной шишкой, и?..

- В помощники тебя не возьму, и не надейся.

- А чего так? - Разыграть удивление особого труда не составило.

- Без обид, но в этом отношении меня тот же Аарон куда больше устраивает. - Неординар вернулся на диван. - О помиловании похлопочу, а дальше уж сам как-нибудь. Не маленький.

- И на том спасибо. Если еще и денег подкинешь, вообще друзьями навек расстанемся.

- Подкину, - легко согласился думавший о чем-то своем альбинос.

- Просто замечательно. - Я уже не улыбался. - Мертвецу лишний миллион совсем не помешает.

- Перестань! - рявкнул на меня Сергио. - Да, с остальными Лордами возможны трения, но никто не станет начинать войну, если я достигну задуманного.

- Меня волнует не то, что будет после, - объяснил я свои слова. - А то, с чем придется столкнуться в процессе достижения этого самого задуманного.

- Нужен как можно более подробный план подземных уровней «Фабрики», «Мельницы» или
«Маяка». Будут служебные коды доступа - вообще замечательно.

- Почему именно эти башни?

- «Руна» слишком хорошо защищена, остальные заняты. Боюсь, там нам будут не рады.

- Ладно, попробую что-нибудь нарыть, - я взялся за стоявший на столе терминал. - Надеюсь, нашего друга не отключили от сети за неуплату.


        Очнулся я от удара лбом о столешницу. Встрепенулся, не сразу сообразил, где нахожусь, а потом раздраженно отмахнулся от тормошившего меня Сергио:

- Да нормально я уже, нормально.

- Выпей, - булькнув чуть ли не полпригоршни разноцветных таблеток в энергетик, альбинос взболтал содержимое пластиковой банки. - Пей быстрее!
        Решив не спорить, я сделал пару глотков и тут же соскочил со стула. Внутрь словно залили расплавленный металл, и несколько мгновений я лихорадочно озирался по сторонам в поисках какого-нибудь питья. Потом рванул верхний ящик стола и, прежде чем альбинос успел меня остановить, присосался к бутылке со спиртным. Горькая настойка показалась обычной водичкой, так что, когда Сергио сумел отобрать бутылку, у меня лишь вырвался вздох облегчения.

- Долго в отрубе был?

- Нет. Как впечатался головой в стол, так сразу и очнулся.

- Нехорошо получилось, - икнул я и проверил подключение к сети.
        Порядок. Со мной, кстати, тоже был порядок. Правда, тело почти не чувствовал, зато и не болело ничего.

- Тебе никогда не говорили, что алкоголь несовместим с большинством алхимических препаратов? - Неординар кинул бутылку на диван и поставил на край стола только-только начатую банку энергетика. - Допивай.

- Лучше сдохну.

- Посмотрим, - не стал настаивать на своем альбинос и глянул на экран. - Сколько времени тебе понадобится?

- Представления не имею, - пожал я плечами и принялся набивать первые строки программного кода. - От часа до суток.

- Почему так долго? - насторожился Сергио.

- В свободном доступе информации по башням практически нет, да и обращения к той, что есть, в режиме реального времени отслеживаются. Ты же не хочешь, чтобы к нам завалилась опергруппа Службы Контроля?

- Время у тебя до утра, - вернулся к дивану неординар. - Справишься?

- Посмотрим, - не стал ничего обещать я. - Попробую поднять свои старые наработки, может, чего и выгорит.

- Ты и раньше подобные делишки обделывал? - удивился альбинос.

- Приходилось. Правда, большей частью как раз по отслеживанию нелегальных подключений, но дурное дело нехитрое.

- Тебе видней.

- Это точно. Да, тут в терминале зашифрованных данных полно, как думаешь, есть смысл покопаться?

- Если получится, - задумавшись, кивнул Сергио. - Аарон много чем занимался, запросто что-нибудь интересное отыскаться может.


        За следующую пару часов я прикладывался к баночке с энергетиком трижды. Первый раз, когда меня за воротник оторвал от стола Сергио. Потом, когда сам почувствовал, что теряю сознание. И напоследок перед тем, как завалиться спать, - на всякий случай.
        За это время удалось создать с десяток «фантомов», рыскавших в сети в поисках нужной информации, и собрать основу двухуровневой защитной «паутины» на случай, если все же придется ломать закрытые архивы. Ну и несколько старых разработок использовал, не пропадать же им. И пусть по «паукам» - перехватчикам встречных запросов - установить личность взломщика моим бывшим коллегам не составит труда, сейчас это уже не имело никакого значения. Либо пан, либо пропал. Третьего не дано.

- Как успехи? - уточнил медитировавший на диване Сергио, когда я выкинул пустую банку энергетика в стоявшее под столом мусорное ведро.

- Утром видно будет, - зевнул я. - Разбуди часов так в шесть. Или поздно?

- Отдыхай, - освободил диван неординар.
        Я вытащил из карманов куртки разрядник и пистолет потрошителей, свернув, сунул ее под голову и со спокойной совестью уснул. А зря.
        ГЛАВА 10

        Я падал.
        Падал, падал и падал.
        Возможно - бесконечно долго. Возможно - неуловимое мгновение. Это было неважно: отсчет времени имел смысл лишь в реальном мире. А в захлестнувшем меня видении сама реальность текла и менялась, будто расплавленный песок.
        Потом пошел дождь. Но не та морось, что висит над городом, а безудержный ливень с крупными, кристально чистыми каплями. Каплями, в один миг пронзившими мое тело насквозь.
        Боль разметала безмятежную созерцательность, выгнула дугой, заставила зайтись в беззвучном вопле. Завязала жилы в один узел, рванула и со всего маху швырнула с неба на серый асфальт.
        Отлетался…


        Очнувшись и еще ничего толком не соображая, я попытался вскочить с пола и тут же рухнул обратно, когда сверху навалился Сергио. Сведенные судорогой мышцы не оставили мне никаких шансов на победу в этом поединке, а мгновение спустя одурманенное сознание начало проясняться, и я расслабился.

- Очухался? - отпустил меня поднявшийся на ноги альбинос.

- Типа того. - Повторить его маневр не получилось. Все просто - левое запястье оказалось примотано жгутом к ножке стола, а из лежавшего на столешнице пластикового пузырька по капельнице в вену медленно перетекал какой-то препарат. - Опять?

- Еле откачал, - плюхнулся на диван неординар. - Думал, не успею…

- Я живучий. - Левый локоть сильно опух, к шее от него то и дело скользили легкие искорки боли, но в целом самочувствие не беспокоило. Если, конечно, не принимать в расчет исколотого правого предплечья. - Тренировался, что ли?

- Если б ты знал, сколько у тебя сейчас в крови алхимической дряни, ты бы, мой друг, очень сильно удивился.

- Насколько меня хватит?

- Часов на шесть-семь. - Сергио выдернул капельницу и принялся разматывать жгут. - Ищи информацию по башням, и будем выматываться отсюда.

- Так я сейчас только на алхимии держусь? А как же твои способности?

- Оставим их на крайний случай, - поморщился неординар и помахал передо мной правой кистью с серебряным кольцом на указательном пальце. - Они, к сожалению, сейчас весьма ограничены.

- Понятненько… - Я проверил сохранность рассованного по карманам оружия, обошел стол и повалился на стул, когда неожиданно подкосились ноги. Голова закружилась, пробил холодный пот, а исколотые руки начала бить мелкая дрожь. - Приплыли…

- Держи, - сунул мне пластинку «тобурега» неординар. - Сейчас отпустит. И не вздумай раскисать - уже полшестого.

- Погнали…
        Разжевав пластинку обезболивающего, я несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь справиться с приступом тошноты, потом помотал враз потяжелевшей головой и уставился на экран терминала. Буквы расплывались, губы и язык заморозило, но руки перестали дрожать, и через несколько минут мне удалось начать поиск нужной информации - благо все приготовления к этому времени уже были завершены.
        Неловкое движение левой рукой вновь едва не отправило в отключку, и, нашарив под столом новую банку энергетика, я отправился в туалет. В два глотка влив в себя отдававший кислинкой напиток, склонился над унитазом, дождался, пока меня перестанет полоскать, и с облегчением умылся. На какое-то время полегчало…

- Живой? - оторвался при моем появлении от экрана терминала Сергио.

- Почти, - снова плюхнулся я на стул. - Понять ничего не могу: если глаз у меня один, какого хрена в нем все двоится?

- Закапай, минут через пять пройдет. - Неординар достал из пакета с лекарствами пузырек глазных капель. - Общую интоксикацию я тебе снял, но возможны побочные эффекты.

- Блин, чуть все кишки не выблевал. - Я зажмурился от заморозившей глаз жидкости.
- А ты так спокойно - побочные эффекты!

- Нечего вчера было горькую хлебать, - не остался в долгу альбинос.

- Проехали. - Я проверил состояние поиска и принялся набивать уточненные запросы.
- Сосредоточимся на «Мельнице», по ней информации больше, к тому же я на
«Плантации» служил.

- Что-то уже есть?
        Я принялся просматривать информацию.

- Планы второго и третьего этажей частично, первый готов почти полностью. Мне там бывать почти не доводилось, но, глядишь, и припомню чего.

- А по подземным уровням?

- По подземным - ничего. - На выведенном в левую часть экрана макете «Мельницы» начали заливаться зеленым цветом перекрытия между третьим и четвертым этажами, а вот ниже цоколя так и оставалось незаполненное пространство.

- Плохо, - отошел к дивану Сергио. - Будем прорываться наугад - раскатают.

- Собирайся, - решил я сыграть ва-банк. - Сейчас начну подбирать коды доступа к резервным каналам Корпуса Надзора - скорее всего, опергруппа будет здесь минут через пять после того, как информация о взломе системы поступит к дежурному.

- Если засветишься, сразу станет ясно, что нас интересует.

- Засвечусь я обязательно, это без вариантов. Другое дело, что доступ мне не к планам «Мельницы» нужен, а к маршрутам патрулирования Корпуса Надзора. От этого и плясать будем.

- Валяй, - явно не особо рассчитывая на успех, дал добро альбинос.

- Готовность три минуты, - предупредил его я и, просматривая расшифрованные записи с терминала частного детектива, выругался от восхищения: - Ай да молодец, ай да сукин сын!

- Чего еще? - насторожился неординар.

- Приятель твой, Аарон, такое досье на потрошителей собрал, просто любо-дорого, - восхищенно прицокнул языком я. - Уж не знаю, кому он платил, но от такой базы данных не отказалась бы и Служба Контроля.

- По «Мельнице» что? - не разделил моих восторгов альбинос.

- Сейчас проверю.
        В это время экран терминала мигнул красным, внутри «Мельницы» пробежали серые линии схем патрулирования Корпуса Надзора, а в следующий миг разом прекратили существование мои «пауки». Все - в игру вступили большие мальчики, а значит, пора уносить ноги.
        Вырвав из терминала кабель, я скопировал найденные данные на информационный диск и, похлопав себя по карманам, махнул Сергио:

- Чего стоишь? Пошли!

- Ты не собираешься уничтожать информацию с терминала? - удивленно уставился на меня тот.

- Иди давай! Еще учить меня будет.
        Развернувшись в дверях, я вытащил разрядник, и терминал детектива разлетелся по всей комнате обгорелыми обломками. Заодно и стол попортил, но это ерунда по сравнению с усилиями, которые придется угробить для восстановления данных.

- Больной?! - развернулся на звук выстрела вздрогнувший от неожиданности альбинос.

- Бегом! - Выскочив в дверь, я метнулся к дальней лестнице. - Сейчас здесь опергруппа будет!
        Выглянувшая на шум из какой-то конторы тетка с визгом заскочила обратно; мы с Сергио, не обратив на нее никакого внимания, промчались мимо. Спустились на второй этаж и, не сговариваясь, метнулись прочь с лестничной клетки в коридор. Все верно - раздававшийся внизу грохот распахнувшейся двери и топот тяжелых ботинок вовремя предупредили о скорой встрече с оперативниками Службы Контроля.
        Заметив вылетевшего из-за угла парня в серой спецовке, но зато с «Молнией-5» в руках, я пальнул из разрядника в потолок над его головой. Взорвавшиеся светильники ливнем стеклянных осколков брызнули вниз, и прикрывший голову руками оперативник отпрянул в укрытие. Не давая ему опомниться, я двумя выстрелами в клочья разнес пластиковые панели с обеих стен и, обернувшись, выпустил пару разрядов энергии в придержанную альбиносом дверь. Искореженное лестничное ограждение и полопавшиеся перила полетели навстречу нашим преследователям, несомненно, заставив их поумерить пыл.

- Пошли! - рванул по коридору Сергио, но я поставил ему подножку, и мы покатились по полу.
        Очередь разрядов прошла над головами, располосовала стеновые панели и в клочья разметала соседнюю дверь. Откатившись от неординара, я выстрелил в слишком уж шустрого парня с «Молнией», но тот благоразумно укрылся за углом.
        И что делать? Удрать по коридору нечего и пытаться: этот гаденыш запросто может высунуться и пальнуть в спину. А прижимать огнем тоже глупо - с секунды на секунду начнут действовать его застрявшие на лестнице коллеги. Да и отстреливаться мне сейчас- все равно что гвоздь в руку забивать: питающая разрядник кровью игла будто до кости колет. А впрыскиваемый попутно алхимический состав боль нисколько не снимает. Скорее - наоборот.
        Выход нашел Сергио. Как и все гениальное, его идея оказалась незатейливой, но при этом чрезвычайно действенной и имела только один существенный недостаток: прыгать со второго этажа на асфальт в моем состоянии было чревато самыми неприятными последствиями. Альбиносу, впрочем, на это оказалось ровным счетом наплевать.
        Перехватив мою руку, Сергио направил разрядник на оконный блок и изо всех сил вдавил указательный палец в клавишу управления огнем. Уши заложило от оглушительного грохота, стекло просто вынесло на улицу, и альбинос, недолго думая, вышвырнул меня наружу.
        Мать!..
        Сгруппироваться я успел - на тренировках такие штуки вбивали на уровне рефлексов. Слегка подогнул выровненные ноги, приготовился перекатом уйти подальше от здания и… приземлившись, будто набитый бутылками мешок старьевщика, всем телом впечатался асфальт.
        Ощущения были просто жуткие - словно не со второго этажа спрыгнул, а под каток угодил. Казалось, во всем теле не осталось ни одной целой кости, ноги превратились в студень, а порванные мышцы и сухожилия не сумеет сшить самый искусный хирург. От болевого шока спасли только без меры вколотые с утра препараты, впрочем, именно они и могли стать причиной столь не вовремя приключившегося конфуза. Хорошо еще хоть руки успел подставить - а то бы и вовсе асфальт поцеловал.
        Рывком за воротник поднявший меня на четвереньки Сергио выругался и плюхнулся рядом - вынырнувший из-за угла дома болид с распахнутым боковым люком резко сбросил скорость, и тут же засверкали вспышки разрядника. Первые выстрелы прошли над головами, а потом метнувшаяся из-под ног неординара тень прикрыла нас от энергетических импульсов.

- Пошли! - поволок меня к соседнему зданию альбинос. - Да живее ты!
        Прекрасно понимая, что если начнут палить еще и из окон - нам не поздоровится, я собрал волю в кулак и начал кое-как переставлять ноги. Постепенно разошелся и, когда открытое пространство, отделявшее нас от спасительного переулка, наконец закончилось, уже вполне контролировал занемевшее после падения тело.
        Послышался вой жандармского болида, топот тяжелых ботинок за спиной, матерные призывы лечь лицом вниз и завести руки за голову, но альбинос и не думал сдаваться. И не зря - как оказалось, от Плантации нас отделяло всего три шага по узенькому проходу между двумя пятиэтажками.

- Не найдут здесь? - усевшись прямо на тротуар, принюхался я. Воздух пах химикатами, алхимическими реактивами и еще чем-то неуловимо знакомым. - Ты падай, в ногах правды нет.

- Не должны.
        Сергио следовать моему примеру не стал и добрел до облупившегося крыльца какой-то расположившейся на первом этаже жилого дома конторы. Весьма кстати контора оказалась закрыта, а на окнах висела растяжка с надписью «Аренда» и двадцатизначным кодом магофона.

- Глянь, что у меня с рукой. - Я через силу поднялся на ноги и, спрятав разрядник в карман, с трудом стянул перчатку с опухшей кисти.
        Обычно моментально затягивавшиеся ранки, оставленные иглой разрядника, сейчас кровоточили, а кожа вокруг них заметно припухла.

- Пройдет. - Альбинос, несколько раз глубоко вздохнув, даже не глянул в мою сторону. Выходит, и ему неслабо досталось. - Но желательно пока больше не стрелять.

- Да я б с удовольствием…

- Или с левой руки…

- Видно будет. - Я уселся рядом с неординаром. Отрешенный вид Сергио мне категорически не понравился, пришлось пихнуть его локтем под ребра. - Спекся?

- В моем нынешнем положении от таких переходов лучше воздержаться. - Альбинос стянул с лица темные очки, вокруг глаз вновь начали вырисовываться уродливые рубцы. - Не уверен, что смогу перекинуть нас к Печати.

- Сразу выходить надо было…

- Тоже не вариант - я пока еще не готов.

- А когда будешь готов, не сможешь работать с пространством? - догадался я. - Дилемма, блин. И что делать будем?

- Смогу. Но не так хорошо, как хотелось бы. Ты информацию не потерял?
        Я проверил карман, в который сунул диск с данными:

- Нет. Терминал только нужен.

- Не проблема, думаю. - Альбинос вдруг уставился на меня своими налитыми кровью глазищами. - Что ты там про потрошителей говорил?

- Аарон твой на них немало интересного нарыл.

- Адресов не было?

- Были, - насторожился я. - А что?

- Надеюсь, визит к этим господам с последующей их отправкой в мир иной не пойдет вразрез с твоими моральными принципами? - на редкость витиевато выразился Сергио.

- На кой?.. - Теперь настала моя очередь сверлить его взглядом.

- Не считая исполнения гражданского долга?

- Ну да, именно так…

- Тебе ли не знать, что потрошители активно ведут дела с нечистыми на руку служащими «Плантации», - укорил меня Сергио. - И пусть на режимные объекты им ходу нет, заполучить общий допуск нам вовсе не помешает. Не с боем же к «Мельнице» прорываться?

- Идея неплохая, - задумчиво поскреб заросший щетиной подбородок я. Все верно - связи у потрошителей на «Плантации» железные. И алхимические препараты они оттуда получают, и биоресурсы. Причем получают, несмотря на все усилия Службы Контроля, которая давно уже дублирует функции не шибко справляющегося с этими обязанностями Корпуса Надзора. - И, возможно, она даже выгорит. Но придется положить там всех, иначе будут проблемы.

- Тебя это смущает?

- Да нет в принципе. - Я прислушался к своим ощущениям. Колебаний, на самом деле, не было ни малейших - приходилось по долгу службы с этими выродками сталкиваться. Не зря их потрошителями прозвали, не зря.

- Тогда чего мы ждем? - поднялся на ноги вновь нацепивший на нос темные очки неординар. - Адрес?

- Логистический центр на Малой Лиге. Склад 12-А. Там перевалочная база.

- Перевалочная база? - поморщился Сергио. - Не самый лучший вариант. Сегодня она есть, завтра ее нет, да и мелочь одна там обитает.

- Других адресов не было. - Морщась от боли, я натянул перчатку на опухшую кисть.
- И учти - нам без терминала никак не обойтись.

- А там и позаимствуем, - направился со двора альбинос. - Тут недалеко, пешком пройдемся.

- Недалеко?! - задохнулся от возмущения я, но немного пораскинул мозгами и остыл.
        Пусть топать на своих двоих туда никак не меньше часа, но жандармам на нас ориентировку давно спустили, а лиловые во всех подземках круглосуточно дежурят. Не проскочить.


        Путь наш до логистического центра занял часа полтора точно. Могли бы и быстрее дойти, но на центральные улицы решили не соваться. Пусть рабочий день только начинается - кто на службу топает, кто, наоборот, домой возвращается, - но мало ли…
        Да и к лучшему оно, что прошлись, проветрились. У меня даже голова болеть перестала, и неординар вроде немного успокоился. А то от него поначалу разве что только искры не летели.

- Как на территорию попасть думаешь? - поинтересовался я, когда, оставив позади жилые дома, мы вышли к высокому забору складского комплекса.
        Поверху забраться нечего даже пытаться: от мелкого жулья колючая проволока натянута. От жулья посообразительней смонтированы сигнальные датчики. А на входе бучу устраивать - последнее дело, жандармы в один миг здесь будут.

- Иди за мной и молчи, - усмехнулся Сергио и направился к бетонной коробке проходной.

- Куда? - угрюмо уставился на нас из-за бронестекла хмурый с недосыпу охранник.

- Склад взять в аренду - это к кому?

- Рано поди еще… - засомневался широко зевнувший ординар. - Пропуска с девяти начинаем выписывать…

- Так уже десятый час, - с какой-то странной интонацией склонился к бронестеклу Сергио. - Можно выписывать.

- И в самом деле! - удивился глянувший куда-то в глубь караулки охранник. - Проходите!
        Сергио положил ладонь на торчащий рядом с дверью глазок сканера, раздался мелодичный звук, и сразу же щелкнул открывшийся замок. Вслед за неординаром проходя на территорию складского центра, я глянул на пластиковый прямоугольник пропуска - время выдачи: 08.29 - и сунул его в карман. Сергио не переставал меня поражать: мало того что запустили на территорию раньше времени, а сканер сработал при отсутствии колдовской метки, так еще и меня никто даже не заметил.

- Ну и куда нам теперь? - остановился перед схемой складского хозяйства альбинос.

- Первый ряд, минус первый уровень, - ткнул я в нужную отметку, и мы направились к уходившей на подземные этажи лестнице.
        К счастью, администрация базы решила не усложнять жизнь арендаторам, и охрана контролировала лишь внешний периметр, нисколько не обращая внимания на перемещения по внутренней территории. Оно и верно - так и так все склады на центральную сигнализацию сдаются, да и отбывающий транспорт в обязательном порядке досматривается.

- Шестнадцать-А, Четырнадцать-А, Двенадцать-А. - Я остановился перед выкрашенными синей краской воротами, на которых, собственно, и обнаружился нужный нам код:
«12-А». - Попробуем поговорить или сразу всех валим?

- Сразу, - Сергио помассировал виски, - но не всех. Валим только охрану.

- А остальных?

- Остальных после.

- Как думаешь, много там их?

- Шестеро, - закрыв глаза, непонятно с чего решил альбинос. - И только один из них неординар.

- Это, конечно, здорово, - я внимательно оглядел дверь рядом с высоченными воротами, - но шуметь лучше начинать уже внутри. Это раз. А если информация Аарона устарела, мы рискуем пострелять кучу совершенно левого народа. Это два.

- Кто из нас оперативник Службы Контроля? - издевательски усмехнулся Сергио. - Ты или я? Ты? Ну так действуй, чего стоишь?

- Пошел ты, - огрызнулся я и задумался.
        По-тихому внутрь можно проникнуть только одним способом - позвонить в надежде, что какой-нибудь идиот решит проверить, кто это притащился в столь ранний час. Но идиоты в таких делах товар штучный, поэтому, скорее всего, нас так и промурыжат за дверью, а значит…
        Достав уже подвергшийся переделке генератор защитного поля, я вновь вскрыл его блок управления и задумался. Изготовить из этой штуковины адскую машинку - много ума не надо. Нет, элементарные знания, конечно, необходимы, но в свое время мне с такими уродцами столько повозиться пришлось, что и с закрытыми глазами схему нарисую. А вот сделать нечто пусть и менее мощное, зато совершенно бесшумное, задача непростая даже для профессионала с доступом к весьма специфическому оборудованию. Хотя… Оно ж все на поверхности лежит. Не крепость же, в самом деле, штурмовать собираемся. Проще надо быть, проще…
        Первым делом я выломал из генератора резервуар с кровью. Удлинил пару цепей с помощью совершенно излишних в этой конструкции проводов, дублировавших связь с блоком управления, и гвардейским ножом аккуратно разрезал кабель, идущий от распределительного короба к моторам складских ворот. Запитать генератор от общей сети оказалось делом скорее муторным, чем сложным, и, утирая со лба выступивший от напряжения пот, я отошел к стоявшему поодаль неординару.

- Таймер на две минуты выставлен, - тяжело вздохнул я и указал на прицепленный к дверной ручке генератор защитного поля. - Шуму много быть не должно.

- Думаешь, сработает? - засомневался альбинос.

- В лучшем виде, - переложил я разрядник в левую руку. - Автоматы вырубятся сразу, но замок на раз вышибет. И вперед не лезь: твое дело - живым кого-нибудь захватить. Да! Дверь потом подопри чем-нибудь…

- Как скажешь, - усмехнулся Сергио, и в этот момент сработал таймер.
        Сверкнула энергетическая дуга, и отлетевшая дверная ручка выбила бетонную крошку из противоположной стены.
        А вот хлопнуло несильно. Будто двигатель транспорта чихнул. Распахнувшаяся дверь и то громче хлопнула, но и этот шум вряд ли даже в соседнем боксе слышен был. Правда, по всему коридору освещение отключилось, но тут уж ничего не поделаешь. Остается надеяться, что ремонтники Энергоконтроля, как обычно, только к концу дня на вызов среагируют.

- Служба Контроля! Всем оставаться на своих местах, - заорал я, заскочив в темное помещение.
        Сразу же шагнул в сторону и не прогадал - вспышка разрядника на миг разогнала тьму, и у меня за спиной вздрогнула принявшая на себя энергию выстрела стена.
        Тело среагировало практически самостоятельно - палец моментально утопил клавишу управления огнем, и не успевшего спрятаться за контейнер потрошителя подкинуло в воздух. Один готов.
        Как-то слишком уж долго подстраивавшиеся под изменившуюся обстановку экранированные очки раскрасили складскую темень всеми оттенками зеленого, и стали прекрасно видны две фигуры, замершие за гипсокартонной перегородкой по обе стороны от распахнутой настежь двери караулки.
        Хотят на входе подловить? Ну уж нет!
        Взяв на прицел стоявшего справа потрошителя, я выстрелил прямо через стену. Тонкая перегородка не смогла погасить энергетический разряд и брызнула во все стороны занявшимися огнем обломками, а обезглавленное тело бандита повалилось на пол. Его напарник решил обмануть судьбу и, выглянув в дверь, открыл стрельбу, но пара сделанных наугад выстрелов безрезультатно прошила тьму, а мгновение спустя я вывел его из игры. Два и три.
        И еще трое где-то прячутся.
        Перебежав под защиту контейнеров, я перехватил разрядник двумя руками и двинулся дальше. Хуже не придумаешь - в одиночку столь обширное помещение зачищать. Слишком высок шанс случайный выстрел поймать.
        Где-то в глубине склада загудел двигатель грузовой платформы, и все опасения мигом вылетели у меня из головы. Если хоть кто-нибудь сумеет сделать ноги, вся наша затея накроется медным тазом.
        Едва не заплутав в каких-то закоулках, я выскочил к транспорту за мгновение до того, как неповоротливая платформа оторвалась от бетонного пола. Расчет управлявшего ей потрошителя был прост: остановить такого монстра с помощью ручного разрядника, да еще и в полной темноте - задача не из легких.
        Запрыгнув на подножку, я рывком распахнул люк и выстрелил водителю в голову. В лицо брызнули горячие брызги, потрошитель, словно кукла, завалился на соседнее кресло. Потерявшая управление платформа грузно ухнула вниз, и, не удержавшись, я соскочил на бетонный пол склада. Вот и четвертый готов.
        В тот же миг что-то ударило в спину и сбило с ног. Вылетевший из руки разрядник отскочил под днище транспорта, и, ухватившись за стабилизатор платформы, я изо всех сил рванулся вперед. Чужая хватка на мгновение ослабла, и мне удалось перевернуться на спину. Почти неразличимая тень вновь попыталась навалиться сверху, но на этот раз ее отбросила прочь вовремя выкинутая навстречу нога.
        Удар угодившего во что-то мягкое ботинка не смог вырубить нападавшего, но, когда тот вновь метнулся вперед, то сам напоролся на вытащенный из чехла гвардейский нож. Спихнув с себя обмякшее лишь после нескольких колющих ударов в корпус тело, я, не теряя времени, перекатился под платформу - по полу мазнул луч мощного фонаря.
        Впрочем, использование фонаря сыграло с потрошителем злую шутку - его глаза привыкли к яркому освещению, и приметить движение в темноте бандит не сумел. Обежав транспорт, я подскочил к нему сзади и, зажав ладонью рот, несколько раз ткнул ножом в грудь. Готов.
        Выпрямился, вытер вспотевшее лицо и насторожился.
        Если это пять и шесть, что за странные звуки доносятся из соседнего помещения?

- Марк, не стреляй! - весьма предусмотрительно крикнул заглянувший в дверь Сергио.
- С тобой все в порядке?

- Да! - подобрав с пола не разбившийся из-за резинового чехла фонарик, ответил я, хотя уверенности в этом вовсе не ощущал. - Захватил живым кого?

- Двоих!

- Дверь запер?
        Я осветил зарезанного мной у платформы потрошителя и едва сдержал тошноту. Голое, покрытое множеством еще сочившихся кровью швов и рубцов тело, неестественно бледная кожа, на шее - намертво пришитый к коже ошейник, усеянный алхимическими чипами. И запах… Столь знакомый по «Плантации» запах весьма специфических реагентов. Зомби.
        На мое счастье - «свежий» и не успевший подвергнуться разным хитрым модификациям, на которые потрошители большие мастера. Образ мысли у этих выродков до жути рациональный: зачем пропадать материалу? Все, что можно, вырезать, выкачать, вынуть и пустить в дело, ну а остальное еще пару-тройку лет худо-бедно прослужит. Охранник такого вот закрытого объекта, грузчик здесь же, «мясо» на подпольных гладиаторских боях…
        Что ни говори - просто повезло, что его до ума не довели. Самое большее вчера-позавчера перекраивать начали. Но тогда получается, какая это перевалочная база? Что-то концы с концами не сходятся.

- Да нет здесь больше никого! И связаться они со своими не успели, перестань уже!
- попытался успокоить меня неординар, но я все равно прошелся по всему складу, освещая темные закутки.
        Гвардейские очки - штука хорошая, но того же зомби в темноте разглядеть почему-то не удалось. А значит, лучше подстраховаться. К тому же меня до сих пор колотила мелкая дрожь - взбудораженный схваткой организм никак не мог успокоиться.
        Убедившись, что на складе и в самом деле никого больше нет, я проверил подпертую какой-то железякой входную дверь и направился к альбиносу. Кого он там захватить умудрился? Надеюсь, не простых боевиков, с которых толку немногим больше, чем с зомби.
        Но на охранников валявшиеся прямо на полу потрошители походили меньше всего - оба в белых халатах, респираторах, бахилах и тонких хирургических перчатках. Будто близнецы-братья. И все же весьма существенное различие между ними имелось: один уже подыхал, а второй - пока еще целый и почти невредимый - с ужасом наблюдал за мучениями коллеги.
        Сначала я не понял, с чего это так корежит оказавшегося неординаром потрошителя, потом приметил прильнувшую к нему тень альбиноса и мазнул лучом фонарика по замершему в отдалении Сергио. Тот поморщился и жестом велел мне проваливать.
        Решив не лезть под горячую руку, я направился к дальней двери и заглянул в помещение, которое больше напоминало не склад, а передвижную хирургическую палату. Все стены, пол и потолок были затянуты серебристым материалом, в дальнем углу шумел очищающий воздух от пыли кондиционер, посреди комнаты - раздвижной стол, несколько капельниц, открытые контейнеры с алхимическими рунами на крышках да тележка с набором скальпелей, зажимов и совсем уж непонятных приспособлений. И как логическое завершение - полураспотрошенное тело девушки на испачканной редкими алыми пятнами белой подстилке. Все верно, первым делом кровь откачали.
        Я высветил выставленные на стеллажи прозрачные контейнеры, содержимое которых не могло быть не чем иным, кроме как уже вырезанными органами, и вдруг понял, что девушка на операционном столе до сих пор жива. Вскрыв грудную клетку и брюшину, произведя трепанацию черепа и откачав кровь, потрошители каким-то образом умудрились не дать ей умереть. Рассчитывали сделать еще одного зомби?
        Присмотревшись к стоявшему рядом с капельницей алхимическому прибору, выходящие из которого пучки проводов опутывали девушке руки и ноги, я присел на корточки и попытался разобраться в мелькавших на тусклом дисплее данных. Понял лишь, что емкость автономного источника питания подходит к концу, и со всей мочи приложился по нему тяжелым ботинком. Оборванные провода обвисли, внутри завалившегося набок ящика что-то щелкнуло, и экран потух. А девушка умерла.
        С грохотом распахнув дверь, я выскочил из операционной, и опустившийся на корточки к телу неординара Сергио неодобрительно фыркнул. Плевать - меня словно разом все силы покинули. Бухнувшись на весьма кстати оказавшийся рядом стул, я тяжело задышал, пытаясь прогнать подступающий обморок. Исколотая иглой разрядника левая ладонь болела просто невыносимо, будто втыкалось в нее не тончайшее жало, укол которого почти и не ощутим, а как минимум ржавый гвоздь. И что самое паскудное - вторя этой боли, начало ломить левый локоть. Ломить, крутить, завязывать узлом и без того натруженные сухожилия. Огонь потек вверх по плечу, добрался до пустой глазницы, начал лизать висок…
        Вовремя оказавшийся рядом Сергио усадил меня обратно на стул и обеими ладонями обхватил опухшую руку. Локоть заморозило, стекшаяся со всего тела боль сконцентрировалась в суставе, но, прежде чем бесчисленные уколы вышибли из меня дух, неординар вышвырнул ее прочь. Вышвырнул? Или вырвал?
        Скрипнув зубами, альбинос поднялся на ноги и отошел к сидевшему у стены ординару, который никак не отреагировал на его приближение.

- Молчишь? - недобро усмехнулся Сергио. - Думаешь, обкололся обезболивающим и теперь тебя ничем не пронять? Ошибаешься…
        От легкого прикосновения к правой щеке голова потрошителя дернулась, как от хорошей зуботычины. Кожа моментально набухла и вспухла целой гроздью гнойников, а взвывший ординар забился в судорогах.

- Хаос, мой друг, при правильном применении - страшная штука, - усадил его обратно к стене широко улыбавшийся альбинос. - Марк, выйди…
        Да я и сам уже понял, что лучше бы мне отсюда уйти, пока плохо не стало. Сергио же потрошителя Хаосом пытает! А ведь и меня точно так же в скором времени корежить начнет. И это еще не самый худший вариант. Хотя куда уж, казалось бы…
        Чтобы хоть как-то отвлечься, я отыскал валявшийся на полу разрядник, вытащил из транспорта чемоданчик с ремонтным набором и отправился к воротам. Разблокировал дверь, взломал монтировкой распределительный щиток и, освещая его внутренности фонариком, принялся изучать пучки проводов и грозди тумблеров. И хоть профессионалом в этой области не был, понять, что все дело в опечатанном пломбой местного отделения Энергоконтроля ящичке, ума хватило. Кусачки прекрасно справились с толстой проволокой, с помощью отвертки вскрыть металлопластиковую крышку тоже проблем не составило. А вот и автоматы. Да будет свет!
        Довольный собой, я оглядел налившиеся тусклым сиянием светильники под потолком, кое-как захлопнул распределительный щиток и вернулся на склад. Здесь энергоснабжение тоже восстановилось, поэтому, вновь заблокировав дверь, я первым делом отправился в отгороженную от основного помещения конторку. Мое предположение оправдалось на все сто - на поцарапанном столе действительно стоял терминал. И плевать, что никакой важной информации в нем не хранили, главное, появилась возможность просмотреть выловленную в сети информацию.
        Включив терминал, я несколько минут повозился с на редкость бестолковой системой безопасности - явно стандартной, разработанной еще проектировщиками базы, - и лишь потом решил просмотреть диск. В самом деле - пора бы уже и составлением плана
«Мельницы» заняться.
        Повозившись с полчаса, удалось худо-бедно просчитать планировку минус первого и минус второго уровней. Очень приблизительно просчитать. Но теперь хоть представление есть, с чем столкнуться придется. А это и само по себе дорогого стоит.
        Проникнуть на «Плантацию», войти в «Мельницу», спуститься на минус второй этаж, прорваться к спецлифту… а дальше - полная неопределенность. Дальше ходу патрульным Корпуса Надзора не было. Вся надежда на Сергио.
        Оторвавшись от экрана монитора, я протер заслезившийся глаз и вытащил из кармана разрядник. Ну и что мне с тобой делать? Пользоваться дальше - все равно что молотком по пальцам бить. И так ладони опухли, а найти здесь оружие с автономным питанием нечего и надеяться - у охранников стандартные модели разрядников были.
        Ладно, придется работать с тем, что есть. А разрядника у меня можно сказать уже и нет. Остается гвардейский нож и пистолет потрошителей. И вот его как раз проверить вовсе не помешает. А то еще получится, что столько времени бесполезную железяку с собой таскал.
        Выложенное на стол оружие впечатления не производило. Тяжелое, угловатое, не очень-то и удобно ложащееся в ладонь. Да и габаритами заметно больше разрядника. А самое главное, уверенности в его эффективности - ноль.
        Внимательно осмотрев пистолет со всех сторон, я приметил у основания закрывавшей спусковой крючок скобы небольшую кнопку. Нажал - и едва успел подхватить вывалившийся из рукояти магазин. А вот это уже интересней: выщелкнутый из него медный цилиндрик заканчивался матово-черной полусферой. И будь я проклят, если это не стабилизированное заклинание, созданное специально для уничтожения Хаоса. Откуда у потрошителей доступ к таким технологиям, хотелось бы мне знать? Неужели они и в Гвардию умудрились пролезть? Или в «Руну»?
        Пересчитав заряды, которых оказалось ровно двадцать, я вставил магазин в рукоять и еще раз внимательно оглядел пистолет. По идее все просто: потянешь за крючок, раздастся выстрел. Проверить - легче легкого. Вот только не хотелось бы его светить раньше времени. Мало ли…
        Сунув пистолет за пояс, зацепился взглядом за висевший на стене аппарат магофона. Подумал о звонке и тут же выкинул эту мысль из головы. Не до того…
        Решив проверить, как обстоят дела с допросом потрошителя, я встал из-за стола и направился в помещение, из распахнутой двери которого слышался голос монотонно повторявшего какой-то вопрос альбиноса. Заглянул - и тут же отпрянул прочь. Несколько раз глубоко вздохнул, прогоняя дурноту, и решил, что не стоит лезть Сергио под горячую руку. Чревато оно…
        Помотал головой, прогоняя увиденное, как дурной сон, и зашагал к грузовой платформе. К моему немалому облегчению, выстрел в кабине ничего серьезного не повредил. И это большой плюс - теперь до «Плантации» без проблем доберемся.
        Ухватив за ноги застреленного водителя, я стащил его с водительского места и оглядел кабину. Могу, конечно, заблуждаться, но весь разряд принял на себя мертвец, а внутренности платформы разве что кровью заляпало. А это, если вы не страдаете излишней брезгливостью, вовсе не проблема. Тем более что в углу ведро стоит, а на батарее тряпки развешаны. Вот и почищу салон, пока время есть.
        Отмыть обшивку от успевшей подсохнуть крови оказалось делом вовсе не быстрым. И не шибко приятным. Но оно того стоило - зато пешком топать не придется.
        Сполоснув руки под краном, я начал методично открывать один за другим ящики стоявшего вдоль стены шкафа. Попадалась всякая ерунда - инструмент, ветошь, чистые комплекты спецовок, банки с краской. Под конец удалось обнаружить хоть что-то полезное: начатую упаковку галет и несколько банок энергетика.
        Залпом влив в себя содержимое одной из них, я присмотрелся к галетам, но понял, что не голоден. Еще, пожалуй, выпью, а вот еда сейчас точно не полезет.

- Марк! - заглянул ко мне в закуток Сергио. - Пошли…
        Я поспешил за неординаром.

- Узнал чего?

- Да. - К счастью, альбинос догадался накрыть тело ординара каким-то мешком, а то бы меня точно вывернуло. И так от одного только запаха замутило. - Ты проходи, проходи…

- Зачем еще? - неуверенно остановился я на пороге операционной.

- Не бойся, на органы разбирать не стану, - не очень удачно пошутил альбинос, рассматривая лежавшие на тележке скальпели. - Нам, знаешь ли, определенно с этим местом повезло.

- Да ну?

- Когда здесь была перевалочная база для незаконно вывезенных с «Плантации» препаратов и прочей ерунды, - Сергио попробовал заточку на пальце и удовлетворенно крякнул, когда из разреза показалась капелька крови, - тут сидела пара охранников и все.

- Не маловато?

- Для уничтожения улик достаточно одного нажатия кнопки.

- Ну и чего ж тогда?
        Альбинос вышел из операционной и присел рядом с трупом неординара.

- Дверь. Их подвела заклинившаяся дверь в конторку. Свет-то ты вырубил, замок заклинило, внутри, на наше счастье, никого не оказалось.

- Повезло.

- Не то слово. - Пинцетом спрятав что-то в колбочку, альбинос завернул пробку и отошел к следующему трупу. - И еще нам повезло, что в чью-то светлую голову пришла мысль устроить тут разделочную.

- Разделочную? - Я так и не сумел разглядеть, что именно срезал убравший в карман и вторую пробирку неординар.

- Угу, - вернулся в операционную Сергио. - Охранников здесь было трое. Один сразу подставился, остальных ты чуть позже завалил. Водитель и экспедитор тоже на тебя наскочили.

- Плюс зомби, которого здесь вроде как не было, - хмуро уставился я на альбиноса.

- Ошибся, с кем не бывает, - пожал плечами тот. - Зомби мне не удалось почувствовать и одного из хирургов, который в это время в разделочной был. Тут экранирование хорошее, если не заметил. Никакой сканер не возьмет.

- Прям никакой? - не поверил я.

- От целенаправленного сканирования защита не поможет, а вот стандартной проверки всего комплекса они могли не опасаться.

- Ты чего делаешь-то? - Только теперь мне удалось разглядеть, что именно срезал с трупов альбинос. И от увиденного по спине побежали мурашки.

- Обеспечиваю нам свободный доступ на «Плантацию», - как ни в чем не бывало, объяснил Сергио, пинцетом вытащивший из пробирки веко с темно-синей вязью колдовской метки. - Транспорт зарегистрирован на подставную контору, занимающуюся снабжением продуктами питания нескольких точек на «Плантации». Водитель, экспедитор и эти два живодера были занесены в списки Корпуса Надзора. - Неординар отвлекся от века и глянул на меня. - Ты как себя чувствуешь? Не болит локоть?

- Нормально себя чувствую, локоть не болит, - опустился на заскрипевший стул я. - А вот приживить чужое веко - пустая затея.

- Полчаса назад я вытянул из тебя столько Хаоса, что хватило бы отправить на тот свет с десяток парней покрепче. И после этого остались сомнения в моих способностях? - фыркнул неординар, перебирая стоявшие на тележке пузырьки. Отбракованные снадобья он бесцеремонно сбрасывал на пол. - Конечно, мне известно, что невозможно приживить чужое веко! Но я и не собираюсь этого делать!

- Да ну?

- Тебя точно Марком при рождении нарекли? Не Фомой, нет? - как-то странно глянул на меня альбинос и несколько раз встряхнул матовую бутылочку.

- Это ты к чему? - ничего не понял я.

- Забудь. - Неординар смешал сразу несколько препаратов в пробирке и щедро плеснул в зашипевшую смесь крови - не своей, разумеется, а позаимствованной из запасов потрошителей. Накачал бурлившую черную жидкость в шприц и осторожно капнул на лежавшее на стеклянном пробнике веко. Склонил голову, наблюдая за результатом, и аккуратно опустил на каплю алхимический чип, весьма напоминавший те, что густо усеивали ошейник зомби. Не иначе как оттуда он его и срезал. - Приживить помеченное татуировкой веко в силу уникальности энергетического рисунка каждого индивида действительно невозможно, а вот продлить существование отделенному от тела - запросто.

- И дальше что? - завороженно наблюдая за манипуляциями неординара, скептически фыркнул я.

- Элементарно, - подцепив веко сразу двумя пинцетами, Сергио с силой приложил его себе к лицу. Как ни странно - к скуле. Приложил с силой, так что острый конец алхимического чипа глубоко ушел под кожу. - Ну как?

- Выглядит жутко, но из-под очков ничего видно не будет, - присмотрелся я. - Остается только проверить, сработает или нет.

- Проверим, - кивнул неординар. - На пропускном пункте «Плантации» и проверим.

- Рискуем, - неодобрительно поморщился я.

- Ерунда. - Альбинос начал повторять манипуляции со вторым веком. - Как попасть к энергоузлу, вычислил?

- Да. Вот только его планировки у меня нет.

- Неважно.

- То, что нас могут опознать на посту, тоже мелочи?

- Именно, - подцепив веко двумя пинцетами, подошел ко мне Сергио. - Расслабься…

- Я б с удовольствием… - Острый конец алхимического чипа холодной льдинкой скользнул под кожу, и левую щеку враз заморозило. И так же быстро отпустило. - Но работяги здесь какие-то неправильные были - ни капли алкоголя не нашел…

- Вот, а ты боялся… - отступил на шаг назад неординар. - И не опознает нас никто, можешь не беспокоиться. А алкоголь тебе сейчас противопоказан.

- Да шучу я. - Какая выпивка, в самом деле? И от энергетика мутит уже. - Шучу.

- Пошли, план башни посмотрим и на «Плантацию». Платформа на ходу?

- Вроде как. - Подниматься на ноги не хотелось просто жутко; сдутым мячом себя ощущаю. Ладно, скоро все кончится. Тем или иным образом, но кончится. И это не может не радовать. - На вид все цело, бортовой терминал тоже повреждений не диагностирует. Дуру эту, надеюсь, не мне вести?

- Сам справлюсь, - отмахнулся неординар.
        И это просто здорово - платформы такого типа и в нормальном состоянии с точки зрения управляемости не самый лучший вариант, а уж после падения… Пусть всего с полуметра, но все же…


        План «Мельницы» неординар изучал, на мой взгляд, долго. Даже слишком. За это время я успел демонтировать один из заложенных на складе зарядов системы самоуничтожения и приспособил к нему пульт управления от установки искусственного жизнеобеспечения. Потом выпил еще одну банку энергетика, сжевал пару галет и лишь после этого забеспокоился по-настоящему. Пусть, по словам разделанного альбиносом потрошителя, внеплановый визит его коллег сюда был крайне маловероятен, но все же мы здесь слишком подзадержались. Как бы чего не вышло.
        Так что, пораскинув мозгами, я предложил загрузить план башни в бортовой терминал, и Сергио нехотя признал это оптимальным вариантом. Оставаться дольше необходимого на этом складе альбиносу хотелось не больше моего.

- Стабилизаторы погнуты, - буркнул неординар, когда грузовая платформа едва не клюнула носом в бетонный пол. - Аккуратней не мог?

- Как получилось, - ухватился за ручку над боковым окном я. - Осторожней!

- Не учи… - В последний момент избежавший столкновения с не до конца открывшейся створкой ворот неординар вывел транспорт с подземного уровня на открытое пространство и притормозил рядом с пропускной.

- Порожняком? - словно у старых приятелей, уточнил охранник и, направив на нас сканер - щеку легонько защипало, - махнул рукой: - Дуйте!

- Ровнее, ровнее веди. - Я судорожно вцепился в ручку, когда платформа начала набирать высоту. - Центра держись, мотанет - костей не соберем.

- Может, на мое место пересядешь? - злобно зыркнул на меня альбинос. - Нет? Тогда будь добр, заткнись, а?

- Проехали.
        Я не стал выяснять отношения и начал прикидывать, удастся ли провезти на
«Плантацию» набитый алхимической взрывчаткой контейнер. Если с ручным оружием проблем не предвиделось, то запиханный в нутро платформы рюкзак с адской машинкой вполне могут обнаружить. Хотя… да нет, мы же не на закрытые объекты проехать попытаемся, а на общий режим. Туда кто только не мотается, настоящая проверка дальше начнется.

- Второй этаж. Второй этаж и лифтовой холл… - задумчиво протянул уставившийся в экран бортового терминала неординар. - Двадцать секунд максимум…

- Осторожней! - одернул его я, когда наш транспорт едва разминулся со встречным болидом.
        Черный, с хищными формами и тонированными стеклами транспорт вывернул из-за соседнего дома и резко сбавил ход.

- Опять? - рявкнул на меня Сергио, но в этот момент чужой болид ухнул вниз и зацепил стабилизатором наш задний борт.
        Платформу повело, Сергио навалился на штурвал, но лишь на мгновение выровнявшаяся машина тут же клюнула вниз. Скрежет сминаемого железа раздался одновременно с дребезгом выбиваемого моей головой лобового стекла, а потом я вылетел на асфальт и на какое-то время выбыл из игры. Оно, пожалуй, и к лучшему…


        Когда очнулся - а вряд ли приходил в себя очень уж долго, - насторожила тишина. Ни ругани, ни взаимных обвинений и требований вызвать жандармов - ничего. И в этой тишине особо жутко звучал хруст битого стекла под ногами стремительно перемещавшихся по асфальту… А собственно, стремительно перемещавшихся по асфальту - кого?
        Я открыл глаз и сразу же невольно заморгал. Вероятно, удар головой о лобовое стекло оказался куда сильнее, чем мне показалось поначалу, и теперь кружившиеся в странном танце фигуры расплывались в одно сплошное пятно.
        Что со зрением полный порядок, дошло только через несколько мгновений. Все просто - Сергио и трое орудовавших длинными, словно зеркальными, ножами парней в спортивного покроя костюмах и легких шлемах с матовыми лицевыми щитками двигались для меня слишком быстро. А вот державшаяся на заднем плане темноволосая девушка в коротком черном плаще казалась на их фоне воплощением неподвижности.
        Пока ситуация складывалась патовая: от замахов зеркальных клинков, за которыми в воздухе оставались едва заметно искрившиеся следы, альбинос успевал уклоняться, но и его попытки хлестнуть противников собственной скрученной в жгут тенью оставались безрезультатны. Но девушка… Замершая с армейским излучателем в руке девушка в любой момент могла склонить чашу весов на сторону своих подельников. К счастью, она, как и я, пока не могла сориентироваться в происходящем и опасалась зацепить кого-нибудь из своих.
        Стоп! Высокая темноволосая девица в черном плаще! Так ведь это же она выпрыгнула в окно из квартиры Сергио! Ложа Энтропии! Но откуда у них бойцы, способные на равных двигаться со стремительным, будто выстрел из разрядника, альбиносом? Обколовшиеся алхимической дурью фанатики или…
        Даже не пытаясь подняться с земли, я нашарил заткнутый за пояс пистолет и вытер с лица пот. Вставать не буду - с такого расстояния попасть в меня из гвардейского излучателя проще простого. Вся надежда на то, что успею выстрелить первым.
        Рука дрожала, тяжелое оружие ходило ходуном, и пришлось упереть рукоять пистолета в левую ладонь. Задержал дыхание, ловя на мушку фигуру девушки, и плавно потянул крючок.
        Плавно? Как бы не так!
        Сначала он никак не желал нажиматься, но стоило надавить посильнее, и оглушительно громко грохнул выстрел, а отдача задрала ствол пистолета вверх. Сектантку будто ветром сдуло - со всего маху она грохнулась на тротуар; вылетевший у нее из руки излучатель звучно клацнул об асфальт в паре шагов.
        Как оказалось, успех мой был совершенно случайным: девушка отделалась всего-навсего простреленной лодыжкой. Не став подниматься на ноги, она коротко выругалась и весьма проворно поползла к болиду, брошенному в полусотне метров от нашей разбившейся платформы.
        Что за дерьмо?! Да при таком попадании из разрядника ей бы ногу оторвало! Чудо-оружие, мать его!
        И все же мой вклад в схватку оказался неожиданно весомым - один из нападавших отвлекся на выстрел, и Сергио успел хлестнуть его по рукам скрученной в жгут тенью. Ножи звякнули об асфальт; парень с перерубленными запястьями в последней попытке дотянуться до альбиноса попробовал наскоком сбить его с ног, но пропустил еще один удар и с рассеченной грудью рухнул в пыль.
        А вот его приятели оказались куда более проворными и сообразительными: пока один из них заставлял неординара уклоняться от стремительно мелькавших клинков, второй со всех ног метнулся ко мне. Разделявшее нас расстояние он преодолел в считаные секунды, и, уже ни на что особо не надеясь, я три раза подряд нажал на спусковой крючок.
        Учитывая уползавшую к болиду девчонку, результат попаданий произвел на меня неизгладимое впечатление. Первый же угодивший в сектанта заряд насквозь пробил ему грудь и кровавыми ошметками выплеснулся промеж лопаток, второй и вовсе сбил парня с ног, а третий выстрел, сделанный уже машинально, прошел выше повалившегося на асфальт тела. Тела, из ран которого били длинные струи голубовато-оранжевого пламени.
        Выругавшись от неожиданности, я привстал на одно колено и выстрелил в последнего из атаковавших Сергио сектантов. Удерживаемый двумя руками пистолет почти не подпрыгнул, но, словно спиной почувствовав мой взгляд, парень пируэтом ушел в сторону. Вот только этого оказалось недостаточно - перехвативший инициативу альбинос широко замахнулся, и его удлинившаяся до размеров гвардейского меча тень снесла верхушку черепа начавшего приседать сектанта.
        И вот что странно - щедро плеснувшаяся на серый асфальт кровь и не думала гореть. Как, впрочем, и кровь первым отправленного в Хаос фанатика.
        Морщась от боли во всем теле, я поднялся на ноги и с пистолетом в опущенной руке отправился по следам уже почти доползшей до болида девушки. Убедившийся же в смерти своего противника Сергио отпустил тень, моментально скользнувшую ему под ноги, и задумчиво уставился на тело застреленного мной сектанта. Точнее - на кучку пепла, которая от него осталась.
        А я не успел. Рывком вытащившая из болида какой-то тубус, сектантка лихорадочно развернула отливавший серебром рулон, и у меня невольно перехватило дыхание - в руках у нее оказалось почти ростовое зеркало. Долю мгновения девушка разглядывала собственное отражение, а потом, будто в полынью, нырнула в расстеленное на асфальте окно в зазеркалье.
        Над тротуаром начало закручиваться в спираль туманное марево, но тут мой всего лишь на мгновение запоздавший выстрел вдребезги разнес покрывшееся изморозью зеркало. Туман развеялся без следа, алхимическая пуля срикошетила от борта болида и ушла в небо. А я, как дурак, остался стоять посреди улицы с пистолетом в руке.
        Вот стерва, второй раз из-под носа ушла! Непонятно только, что с ней в итоге сталось.

- Ты как? - окликнул меня Сергио и поворошил носком ботинка оставшийся от сгоревшего тела пепел.
        Одежда сектанта практически не пострадала, но те же кости прогорели в прах.

- Нормально.
        Без излишней суеты я спрятал пистолет в карман куртки и присел на корточки рядом с одним из ножей. Странный клинок - зеркальный. А вокруг - будто серебристая дымка колеблется.

- Не трогай, - предупредил альбинос. - Без руки останешься.

- Серьезно? - Я нацепил на нос подобранные с асфальта очки, поднялся на ноги и невольно пошатнулся из-за закружившейся головы. Нормально, да? Ну-ну…

- Серьезней не бывает, - хмуро уставился на меня Сергио и кивнул на начавший потихоньку смешиваться с песком и пылью пепел. - Из чего ты его так? Странный какой-то излучатель.

- Не знаю, у потрошителей ствол позаимствовал, - ответил я чистую правду, пытаясь подсчитать, сколько зарядов использовал. По всему выходило, что не меньше шести. Надо запомнить. - Это кто такие?

- Ложа Энтропии.
        К счастью, мое оружие неординара не заинтересовало. У потрошителей так у потрошителей. Все верно: сам же видел, как девица простреленной ногой отделалась. После такого всерьез этот самый пистолет воспринимать трудно.

- Это понятно, - вытряхивая на ладонь таблетку обезболивающего, поморщился я. Потом подошел к оброненному девушкой излучателю. И в самом деле - гвардейский. То самое «Пламя-48», только модель без литеры «К». И что не может не радовать - резервуар с кровью полнехонький. - Конкретно эти уроды кто такие, спрашиваю.

- Вампиры, - направился к платформе Сергио. - Недоделанные, правда.

- А вампиры разве не колдуны все как один? - удивился я. - Чего они с ножами притащились?

- Говорю же: недоделанные. - Альбинос заглянул в немного перекошенную кабину транспорта и обернулся ко мне: - Бортовой терминал перекинуть сумеешь? В нем пароли для доступа на «Плантацию» зашифрованы.

- Без проблем, если только он уцелел при падении.

- Да что этой железяке будет-то? Ты ж вон целехонький.

- Ну мало ли. - Через выбитое лобовое стекло я забрался внутрь и принял из рук неординара ящичек с инструментом. - Как они нас нашли?

- Кольцо. - Альбинос приподнял правую руку и продемонстрировал мне серебряный перстень с рубиновой руной. - Ты же знаешь его историю…

- Идиоты, послали бы десяток боевиков с разрядниками да пару алхимиков и горя бы не знали, - возясь с ржавыми болтами, фыркнул я.
        Потом вспомнил о способностях неординара и прикусил язык. Выстрелом из простого разрядника его точно не пронять. Большинством боевых заклинаний, думаю, аналогично. Выходит, не так уж плохо сектанты подготовились, да только случай им все карты спутал.

- Шевелись, - заторопился посматривавший по сторонам Сергио, который не забыл вытащить из тайника рюкзачок со взрывчаткой. - Если появятся лиловые, придется все бросать и уносить ноги.

- Не придется, - успокоил я его, выбираясь из покореженной платформы с демонтированным терминалом в руках. - Отгоним куда-нибудь болид и поменяем терминалы.

- И сколько это займет? - осмотрел меня с головы до ног альбинос.

- Время поджимает? - догадался я.
        И ведь действительно - как-то странно себя чувствую. Вроде и не болит ничего, а весь как стеклянный, и в голове вата вместо мозгов.

- Его не так много, как хотелось бы, - ушел от ответа неординар, усевшись на водительское место.

- Ну значит, не судьба, - исключительно для того, чтобы позлить Сергио, усмехнулся я и залез в болид.
        Сергио рывком поднял в воздух транспорт, и тот резво набрал скорость. И чего это альбиноса так шутка про судьбу зацепила? Тоже нервишки пошаливают?
        Загнав болид в какой-то глухой переулок, неординар выбрался наружу, предоставив мне возможность самостоятельно попрактиковаться в монтаже бортового терминала. Ну я и попрактиковался. Демонтировать старый получилось на удивление просто, а вот когда удалось, изрядно повозившись, подключить снятый с платформы, оказалось, что обеспечить нормальную работу всех систем он просто не в состоянии. Движок враз сгорит. Пришлось переделывать все обратно.

- Долго ты еще? - заглянул в кабину болида немного успокоившийся Сергио.

- Куда-то торопишься? - подключая снятый с грузовой платформы терминал к дублирующей системе, буркнул я в ответ.

- Если ты не заметил, сейчас мы находимся в чужом болиде, - язвительно заявил альбинос. - Жандармы вполне могут обнаружить его, так скажем, неживых хозяев и объявить машину в розыск. И это еще не самый плохой вариант - куда хуже будет, если коллеги его бывших владельцев сумеют разыскать нас первыми. Ты готов поручиться, что здесь нет сигнального модуля?

- Поехали, - не стал спорить с неординаром я и зевнул. - Вздремну пока, пожалуй…
- Просыпайся, - буркнул Сергио, стоило мне только прикрыть глаза.

- Чего еще?
        От неожиданности я дернулся и сморщился от пронзительно-горького привкуса желчи во рту. Все, печень медным тазом накрылась. И локоть крутит. А голова, как ни удивительно, напротив - ясная-ясная. Будто проснулся утром после попойки, а похмелье еще даже не начиналось. Вот теперь, пожалуй, точно долго не протяну.

- Пропускной пункт пролетаем, - объяснил направивший болид меж двух высоченных мачт альбинос.

- Мать твою, - нервно выдохнул я.
        Если задумка Сергио не сработает, удрать отсюда у нас уже не получится. Да и моя возможная ошибка с подключением бортового терминала тоже боком выйти может. Быстрей бы уж…
        По коже пробежалось непонятное покалывание, левую щеку обожгло огнем, но сигнал тревоги так и не прозвучал. На мачтах загорелись зеленые огни, Сергио направил болид на территорию «Плантации» и, сорвав прицепленное на щеку веко мертвеца, кинул его себе под ноги. Я тут же последовал примеру альбиноса.

- Готов к великим свершениям? - усмехнулся обративший внимание на мою кислую физиономию неординар.

- Сам-то не волнуешься? - потирая беспрестанно нывший локоть, спросил я.

- А чего волноваться? - удивился Сергио. - Не такая уж здесь режимная территория, да и сканеры простенькие. Просто метки отфиксировали и все. Даже с параметрами биополя не сверяли. На закрытые объекты так легко не проникнуть, но нам туда и не надо.

- Получается, этот фокус удался лишь потому, что у нас собственных меток нет? - Наконец-то я сообразил, каким образом удалось обмануть систему безопасности. - Иначе бы их тоже отсканировали?

- Именно. - Альбинос начал разгонять болид и, проверив показания навигационной программы, распорядился: - Пристегнись.

- Ты чего это? - выполнив приказ, забеспокоился я.
        Происходящее с каждой минутой нравилось мне все меньше и меньше. Мощный движок разогнал болид до весьма приличной скорости, и несшаяся нам навстречу громада
«Мельницы» приближалась как-то очень уж стремительно. Если не свернем - того и гляди, по стене размажет.

- Помнишь расположение лифтового холла на втором этаже? - Сворачивать Сергио и не собирался. Вместо этого он начал сбрасывать высоту и лишь слегка поменял траекторию движения. - Вот и хорошо. У нас будет двадцать секунд.

- Что?! - завопил я, инстинктивно закрывая голову руками, и в этот момент с оглушительным грохотом болид врезался в одну из опоясывавших башню оконных панелей.
        От сокрушительного удара меня швырнуло вперед, потом ремнями безопасности дернуло обратно, и на какой-то миг я отключился.
        Не рассчитанный на такие перегрузки армированный стеклопакет лопнул; нос болида смяло, словно бумажный, но лишившийся стабилизаторов и обшивки правого борта транспорт с диким скрежетом все же вломился в образовавшееся отверстие. Изуродованная машина прокатилась с десяток метров, вспарывая брюхом пол, и уткнулась в стену совсем рядом с лифтами.
        Выпрыгнув из лишившегося лобового стекла болида, Сергио в один прыжок подскочил к дежурившему в холле охраннику, который просто опешил от неожиданности, вырубил его и подтащил к двери лифта. Дальнейшие манипуляции мне в деталях рассмотреть не удалось, но, когда я кое-как поднялся с усыпанного битым стеклом пола - попытка выбраться из транспорта окончилась весьма болезненным падением, - лифт уже был открыт.

- Марк! - рявкнул на меня альбинос и закинул в лифт охранника, будто это был набитый старым хламом баул, а вовсе не живое существо. Впрочем, живое ли? Да нет, ворочается… - Бегом!
        Бегом не получилось. Ноги подгибались, голова кружилась, отбитая грудная клетка горела огнем, не давая как следует вздохнуть. Волочившийся же сзади по полу рюкзак с алхимическим зарядом потрошителей и вовсе делал мое передвижение похожим на маневры забывшего вытравить якорь корабля.

- Живей! - рванул меня в лифт неординар и сразу же утопил клавишу « - 2» на панели управления. - Отставание от графика пять секунд.

- Какого, нах, еще графика? - закашлялся я, опасаясь даже прикоснуться к немилосердно болевшей грудине.

- Сейчас отключат лифты, - предрек альбинос.
        И точно - начавшие было расходиться створки лифта замерли на полпути. Заблокировав их бесчувственным охранником, Сергио протиснулся в узкую щель, мгновение спустя вернулся обратно и забрал рюкзак со взрывчаткой. Мне он предоставил выбираться самостоятельно, и, как ни странно, я действительно сумел вылезти наружу. Впрочем, на этом мое самостоятельное передвижение и закончилось. Отползался, короче говоря.
        Раздраженно выругавшись, Сергио ухватил меня за воротник куртки и потащил по гладкому полу. Заволок в какой-то уголок и, не говоря ни слова, воткнул в шею обжегшую холодом иглу шприца.

- Ты чего?! - ошарашенно оттолкнул его я, когда по телу пробежала огненная волна. Не шибко приятные ощущения, но зато хоть с пола подняться сумел. - Что вколол?

- Полкуба тяжелой крови оставались, - как ни в чем не бывало, объяснил неординар.
- На час тебя хватит, а больше и не надо.

- Весело. - Я несколько раз глубоко вздохнул. До чего же хорошо, когда у тебя ничего не болит! Ты свеж и полон сил! Совершенно нет никакого желания опять становиться больным, слабым, а немного погодя ко всему прочему еще и мертвым. - Что дальше?

- Корпусу Надзора, без сомнения, уже известно, кто мы и где мы. Путь к энергетическому узлу заблокирован ведомственной охраной Энергоконтроля, штурмовая группа готовится спуститься по шахте лифта. Плюс с минуты на минуту появятся комитетчики.

- Какие варианты?

- Ломиться напрямик глупо: кроме охраны, дальше наверняка будет еще несколько бронированных дверей. - Выглянув из закутка, неординар хрустнул костяшками пальцев и похлопал по стене. - Но если мы снесем вот эту стену, окажемся прямо у уходящего на нижние этажи лифта. И этого мне будет вполне достаточно.

- Уверен? - Поколебавшись, я все же расстегнул рюкзак со взрывчаткой.

- Да.

- Ну как скажешь.
        Я выставил на импровизированном таймере тридцать секунд и от греха подальше поспешил убраться в другой конец коридора. Достал трофейный излучатель и начал обратный отсчет. Десять, девять, восемь…
        Рвануло на пяти. И как рвануло! Упругая взрывная волна подкинула в воздух и хорошенько приложила о стену. Как обычно, больше всего досталось многострадальному локтю, но вколотая доза тяжелой крови погасила болевые ощущения, и мне даже удалось устоять на ногах. Стоявшему посреди прохода Сергио повезло больше: его просто вытолкнуло в лифтовой холл. Еще легко отделались - мощность взрывного устройства оказалась куда выше, чем следовало ожидать от заряда с такой маркировкой. Ладно, хоть с направлением взрывной волны никаких неожиданностей не случилось, и она просто вынесла указанную альбиносом стену.

- Бегом! - метнулся к пролому неординар.
        Я бросился следом - и едва не напоролся на торчавшую из стены арматуру. Уклонился от железного штыря, перепрыгнул через дыру в полу и рванул через облако висевшей в воздухе бетонной пыли. Проскочил мимо прижавшегося к стене Сергио и с ходу открыл огонь по выскакивавшим в коридор через служебный ход охранникам. Точнее - по потолку прямо над ними.
        Особой слаженностью действий бойцы ведомственной охраны Энергоконтроля не отличались, под обстрелом им, думаю, тоже бывать раньше не доводилось, а потому рассредоточиться парни не успели и всей гурьбой бросились прочь из коридора. И правильно сделали: куски бетона с потолка так и полетели. Осколки светильников и вовсе по стенам шрапнелью прошлись.

- Ты чего?! - Я оттолкнул альбиноса в соседний проход и метнулся вслед за ним.

- Быстрей, - зыркнул на меня безумными глазами неведомо когда потерявший очки Сергио и как-то очень уж тяжело побежал к двери, над которой светилась надпись
«Выход».
        Обогнав альбиноса, я заскочил в лифтовой холл, обвел дулом излучателя полутемное помещение и только потом заметил причину беспокойства неординара - прямо под потолком подрагивали и тускло мерцали энергетические лучи пентаграммы. И рвите меня на части, если это не наведенный сюда портал. Портал, который с трудом прорывался через какие-то помехи. Какие-то? Ага, теперь понятно, с чего Сергио такой заторможенный.
        А если боевики Комитета Стабильности все же сумеют сюда пробиться…
        Додумать мысль, от которой меня бросило в дрожь, я не успел - начавшая закрываться за Сергио дверь взорвалась, и словивший в спину энергетический импульс неординар, будто сбитая кегля, покатился по полу. Остальные выстрелы прошли мимо; улучив момент, я выглянул в коридор и несколько раз пальнул наугад. Вряд ли в кого попал - через несколько секунд обстрел возобновился, но теперь охранник должен призадуматься, стоит ли рисковать своей шкурой.

- Лифт! - позвал меня сумевший отползти к дальней стене неординар, который по-прежнему пытался разрушить постепенно наливавшуюся силой пентаграмму портала. - Быстрее!
        Не сразу сообразив, что именно от меня требуется, я сорвался с места и со всех ног бросился к лифту. На ходу выхватил гвардейский клинок, загнал его меж створок, навалился на рукоять и едва не растянулся на полу, когда двери как-то слишком уж легко поддались и начали расходиться в разные стороны. Проще простого, оказывается…
        Движение в коридоре скорее удалось почувствовать спиной, нежели суметь заметить краем глаза. Разворачиваясь, я вскинул «Пламя», но в тот же миг глаз резанула ослепительная вспышка. Инстинктивно завалившись на левый бок, я лишь в самый последний момент сумел уклониться от энергетического импульса, и все же прошедший над плечом разряд рванул слишком близко, и ударная волна швырнула меня в раскрытый лифт.
        Уже падая, я извернулся в попытке дотянуться до уносившихся ввысь железных перекладин лесенки, с ужасом понял, что ничего не выходит, а мгновение спустя в шахту лифта рыбкой нырнул альбинос.
        Зачем? Не знаю.
        Но надеюсь, у него это выгорит…
        ГЛАВА 11


- Живой?

- Не уверен.
        Казалось бы простейший вопрос надолго поставил меня в тупик.
        Мыслю - значит, существую?
        Чувствую боль - значит, не умер?
        Или это всего-навсего фантомные боли, рождающиеся в угасающем сознании?

- Если есть сомнения, это уже о многом говорит. - Нисколько не пострадавший при падении неординар поднялся на ноги с грубо отесанного каменного пола.
        При падении? Ох, мать твою!
        Стремительно мелькавшие огни в лифтовой шахте… чудом сумевший дотянуться до меня альбинос… разлетевшийся вдребезги при ударе о бетонную подушку излучатель… А потом…
        Потом картинка смазалась, будто кто-то безжалостно скрутил сузившееся до размеров шахты лифта пространство и, словно зубную пасту из тюбика, выдавил нас в какое-то подземелье.
        Где я со всего размаху и приложился о каменный пол. Или это меня зацепило выстрелом из разрядника?
        Не уверен. Но левая половина тела онемела, подняться на ноги не получилось, а откашлявшись, я без особого удивления разглядел на сером камне темные капли крови. Добегался…

- Встать можешь? - присел рядом со мной на корточки Сергио, который выглядел так, словно это не он только что ухнул вниз на добрый десяток этажей.

- Нет, - прислушался я к своим ощущениям. Пока сижу, прислонившись спиной к холодной кладке стены, все нормально, а вот стоит пошевелиться… - Левая нога не сгибается, руку вообще не чувствую, только локоть ломит. И голова раскалывается.

- Бок болит?

- Левый? Есть немного. Меня, так понимаю, уже проще пристрелить, чтобы не мучился?

- Разряд по касательной зацепил, поражена нервная система. Если б ты на обезболивающем не сидел, сразу бы от болевого шока умер, - ушел от ответа на вопрос альбинос.

- Значит, это не порча меня доконала? - Я облизнул губы и попытался вздохнуть поглубже. Ага! Вот теперь да - теперь бок чувствую. И в самом деле - зацепило.

- И она тоже… - поднялся на ноги Сергио, неведомо когда успевший позаимствовать мой гвардейский нож.

- Какие варианты?

- Видно будет, - пожал плечами альбинос и направился к центру напоминающего цирковую арену подземелья.
        Вот сволочь! Да без меня бы ты досюда и не добрался! А теперь…
        Непроизвольно дернувшись, я зашипел от боли и обессиленно обмяк. Поражение нервной системы ослабленным энергетическим разрядом - гарантированный паралич через несколько часов. Если меня к тому времени порча не прикончит. Или комитетчики не пристрелят.

- Эй, Сергио, - окликнул я замершего на месте неординара. А тому будто встречный ветер в лицо бил, да такой, что с места сносит, никак продвинуться вперед не дает.
- Нас здесь не накроют?

- Не так быстро. - Альбинос раскинул руки в разные стороны, и на указательном пальце у него сверкнул серебряный перстень со светившимся изнутри рубином.

- А как насчет снять с меня порчу? - закашлялся я.

- Всему свое время.
        Сволочь! Нет у меня больше времени! Вот-вот концы отдам. А этот выродок палец о палец не ударит. Остается только узнать, зачем я до сих пор ему нужен. Ведь не просто же так он меня из лифта вытащил.
        Скрипнув зубами от бессильной злобы, я протер слезившийся глаз и огляделся по сторонам.
        Круглое, словно цирковая арена, помещение, куполом сходящийся высокий потолок, грубо отесанный камень стен без единого оконного или дверного проема. А в самом центре - бьющая из ниоткуда колонна солнечного света. Именно - солнечного. Я видел, теперь не спутаю. Неужели это та самая Печать и есть? Простенько, как говорится, но со вкусом.
        Левый локоть вновь начало крутить, и я до крови закусил губу. Ничего - неординару еще хуже приходится. Вон как его мотает, никак до пятна солнечного света на полу добраться не может. А печатка с рубином и вовсе огнем на пальце горит. Будто осколок заходящего солнца…
        Осколок заходящего солнца?!

«Да ты, сука, поэт, оказывается!» - выругался про себя я.
        Попытался подогнуть ноги, но вместо этого едва не завалился набок. Да что за напасть такая? Только правая рука и работает. Если и она отнимется - даже застрелиться не смогу.
        Застрелиться? Так, а пистолет не обронил?
        Закатавший рукав альбинос осторожно провел по оголившемуся запястью лезвием гвардейского ножа, и в тот же миг я забыл про нашаренное в кармане куртки оружие. Не удивительно - из пореза хлестнула не кровь, а оранжевое пламя. Вот так дела!

- Придется подождать, - как ни в чем не бывало, вернулся ко мне Сергио, ладонью зажимавший порез.

- Хаос? - догадался я. - Никак твое кольцо с ним справиться не может?

- Теоретически я теперь такой же человек, как и ты. На практике - погрешность оказалась слишком высока. Подождем…

- И как долго?

- Скоро уже. - Сергио подкинул к потолку нож, на серебряном клинке которого мелькнули солнечные блики, и вновь ухватил его за рукоять. - Скоро…

- Уверен?

- Кольцо начинает тускнеть. - Альбинос поднес к глазам правую кисть и кивнул: - Да, минут десять от силы…

- И ты лишишься всей своей силы? Станешь никчемным ординаром? - усмехнулся я. - А стоит ли того власть?

- Не стоит, - неожиданно согласился со мной Сергио.

- Тогда зачем?

- Тебе не кажется, что этот мир исчерпал себя? - как-то невпопад поинтересовался неординар. - Что агония несколько подзатянулась? И было бы неплохо расчистить место для нового миропорядка?

- С политической или теологической точки зрения? - насторожился я.

- С точки зрения того, что этот мир переваривает самое себя. Он больше не способен родить ничего нового и подобен чудовищу, пожирающему собственных чад.

- Перегрелся?
        Разглагольствования Сергио напомнили мне бредни религиозных фанатиков, вот только фанатиком неординар, несомненно, не был. К чему он, мать его, клонит?

- Я ведь уже говорил, Хаос - это не силы зла, намеренно стремящиеся уничтожить последние остатки человечества. Нет, Хаос - это основа грядущего мироздания, строительный материал, пытающийся принять новую форму и исторгающий из себя раковую опухоль нашего застрявшего во вчерашнем дне города. А паразитирующие на Печати недоумки сжигают его, пуская высвобождающуюся энергию на удовлетворение собственных прихотей. Им плевать, что тем самым они лишают остальных права на перерождение. Что по крупицам растаскивают плоть и кровь грядущего мира. Они нашли лазейку и не дают завершиться концу света; а то, что будет после, - никого не волнует. А знаешь почему? У них нет души! Они боятся умереть и уподобиться развеянной ветром пыли! Неординары и те могут рассчитывать на посмертие, а у этих впереди ничего нет. Только пустота. И это пугает.

- Я, конечно, безумно рад, что моя душа бессмертна, но хотелось бы по возможности все же продлить нынешнее существование. Уговор как раз об этом был.

- Ты ничего не понял, - печально вздохнул неординар. - Старый мир доживает последние минуты. Сейчас я разрушу седьмую Печать, и наступит окончательный и бесповоротный конец света. Так что заранее приношу извинения за обман - в будущем, сам понимаешь, встретиться у нас уже не получится.

- Ах ты гнида! - непроизвольно вырвалось у меня. Я рванулся к альбиносу, но, так и не сумев оторваться от пола, скорчился в приступе раздиравшего легкие кашля. - Мы же, сука, с тобой договаривались!

- Такова жизнь, - пожал плечами Сергио и вновь глянул на кольцо.

- Ладно, два вопроса, - заметив, как гаснет сияние серебряного перстня, заторопился я. - Какого ляда ты тащил с собой меня? И зачем тебе это? Зачем?!

- Разрушить Печать может только вещество, содержащее саму квинтэссенцию этого мира - кровь человека. Ординара, если тебе угодно. А я до сих пор не уверен, что сумею выжечь из себя весь Хаос до конца. - Неординар с ножом в руке направился к колонне солнечного света, потом обернулся и пожал плечами. - А зачем? Считай, перед тобой четвертый всадник Апокалипсиса. Не всем же грезить о вечной жизни, кто-то должен и работу выполнить.

- Стой! - крикнул ему в спину я и осекся.
        А так ли безумна затея Сергио? Не прав ли он в своем утверждении, что этот мир исчерпал себя до донышка и теперь способен лишь пожирать собственных детей? Я ведь был за Оградой - я видел остатки былого великолепия. Траву, деревья, солнце и облака над головой. Разве можно назвать жизнью существование среди бетонных стен, с вечно висящей в воздухе пылью и затянутым серой Пеленой небом?
        И разве меня не бесила собственная неполноценность? Второсортность - и лишь потому, что угораздило родиться ординаром? Какие у меня были перспективы? Работать, работать и работать, а потом сдохнуть? Никто ведь даже не заметил бы, что одним муравьем стало меньше. Никто.
        Впрочем, теперь мне это не грозит. Я покину наш бренный мир намного раньше. Фактически - я уже мертвец. Даже передвигаться самостоятельно не в состоянии. Все, что от меня осталось, - полуживая оболочка, в которой бьется ошалевший от ужаса разум.
        Страшно умирать? Страшно.
        А если вместе со всеми?
        Разом? А?
        И нет ли в этом высшей справедливости? Если - всех и разом? С неплохими шансами на более счастливое посмертие? И обязательно - всем по заслугам. Непременно всем. И непременно по заслугам.
        Так стоит ли цепляться за этот никчемный мир? Бетонную клетку, в которой лично мне больше нет места?
        Не лучше начать все сначала, с чистого листа?
        Забыть…
        Без сожаления забыть и перестать быть самим собой?
        Выкинуть все, что было хорошего? А хорошего было немало, чего уж там…
        С другой стороны - я и так обречен все это позабыть. Сколько мне осталось - час, два? А потом, корчась от боли, сам приставлю дуло пистолета к виску. Вот тогда-то я и забуду…
        Забуду - но останусь в памяти других.
        Только вспомнит ли кто о Марке Ломе добрым словом? Кто меня ждет? Кому я нужен?!


        Неординар привычно резанул запястье клинком, и на каменный пол брызнули красные капли крови. Выронив нож, он зашагал к колонне солнечного света, а я подумал об Алисе.
        А ведь меня ждут. Ждут и будут помнить. А я буду помнить ее. Всегда.
        И, вскинув руку с вытащенным из кармана пистолетом, я поймал на мушку затылок альбиноса. Задержал дыхание, отбросил пустые сомнения и потянул спусковой крючок. А когда Сергио с простреленной головой повалился с ног, уткнул слегка нагревшийся после выстрела ствол себе в висок. Уткнул, выбрал слабину крючка… и отшвырнул оружие прочь.
        Неправильно это, неправильно…
        Другой вопрос - получится ли доползти до Печати? Не со столь глобальными замыслами, как у Сергио, - нет. Просто не хочу еще и сдохнуть в этом паскудстве. И так ведь всю жизнь - лишь серость бетона, пыль под ногами, да скрипящий на зубах песок. Не хочу…
        А солнечный свет, вот он - всего каких-то двадцать метров по прямой. Всего каких-то двадцать жалких метров до солнца…


        Заставив себя позабыть про боль, я завалился на бок и распластался на холодных камнях. Выбросил вперед правую руку, нашарил пальцами какую-то неровность и через силу, ломая ногти, подтащил непослушное тело. А потом вновь вытянулся в струну…
        Сдохнуть здесь? Ну уж нет - меня ждало солнце…
        ГЛОССАРИЙ

        АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА - исполнительный орган городского самоуправления. Возглавляет мэр (выборная должность). В подчинении находятся основные службы жизнеобеспечения, такие, как Госпиталь, Пожарная охрана, Энергоконтроль и Жандармерия.
        АКАДЕМИЯ - высшее учебное заведение города.
        АЛХИМИКИ - 1) (жарг.) прошедшие полный курс обучения в Академии колдуны; 2) специалисты-техномаги.
        АССОЦИАЦИЯ МЕТАМОРФОВ - объединение неординаров с подвижными биопараметрами, полностью контролирующих свое перевоплощение. Практикуют прием подавляющих способности алхимических препаратов, в связи с чем менее уязвимы для боевых серебросодержащих веществ.
        АРСЕНАЛ - научно-производственное объединение алхимиков, осуществляющее разработку новых и модернизацию действующих образцов вооружения и техники.


        БАШНИ - высотные сооружения, на верхних этажах которых размещаются генераторы закрывающего город защитного поля - Пелены. Всего построено семь башен: «Сундук»,
«Руна», «Стрела», «Маяк», «Ограда», «Мельница» и «Кузница».
        БОЛИД - летательное транспортное средство, предназначенное для перевозки пассажиров.
        БРАКОНЬЕРЫ - нелегалы, осуществляющие добычу обитающих за Оградой животных с целью дальнейшей перепродажи шкур и мяса.

«БРАТЬЯ ПО КРОВИ» - объединение неординаров с исключительно латентной способностью к изменению биопараметров.
«ВАЛИОРОЛ» - алхимический медицинский препарат, обладающий обезболивающим и успокоительным эффектом.
        ВАМПИРЫ - неординары, постоянно работающие с мощными чарами, энергоемкость которых значительно превышает возможности организма к самовосстановлению. Нуждаются в переливании донорской крови.

«ВОЛНА» - проявление Хаоса, представляющее собой широкий фронт накатывающей на город энергии.

«ВУАЛЬ» - создаваемая резонаторами энергетическая завеса, служащая для разрушения и погашения «волн».


        ГВАРДИЯ - военизированная организация, в ведении которой находится поддержание в рабочем состоянии защитных сооружений Ограды, а также предотвращение проникновения в город принявших материальный облик созданий Хаоса.
        ГОСПИТАЛЬ - медицинское учреждение, имеющее широкую филиальную сеть, сотрудники которого осуществляют профилактику и лечение заболеваний жителей города.
        ГОРЬКАЯ - крепкая алкогольная настойка. При производстве используется искусственный заменитель дубовой коры.


        ДЕВЯТЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ - служба собственной безопасности администрации города.
        ДЕМОНЫ - принявшие материальный облик создания Хаоса.
        ДОМ ПРОВИДЦЕВ - объединение ясновидящих, а также других обладающих телепатическими способностями неординаров.


        ЖАНДАРМЕРИЯ - служба охраны общественного порядка. В компетенции Жандармерии находится расследование уголовных и административных правонарушений ординаров.


        ЗАКЛИНАНИЯ СТАБИЛИЗИРОВАННЫЕ - заклинания, которым с помощью специальных генераторов придается постоянная физическая форма. Например - гвардейские мечи.
        ЗЕРКАЛА - 1) защищенное от перехвата переговоров средство связи; 2) одноразовая зеркальная пленка, используемая при бритье и для иных хозяйственных нужд; 3) инструмент чернокнижников для прокола Пелены (неэкранированное зеркало).


        ИЗЛУЧАТЕЛЬ - личное или станковое оружие, поражающее цель переработанной в боевое заклинание энергией. Состоят на вооружении исключительно Гвардии и штурмовых подразделений Комитета Стабильности.


        КОМИССАРЫ - оперативный состав Комитета Стабильности.
        КОМИТЕТ - см. Комитет Стабильности.
        КОМИТЕТ СТАБИЛЬНОСТИ - орган, осуществляющий надзор за силовыми структурами города. Кроме того, в исключительной компетенции Комитета находится уголовное преследование чернокнижников.
        КОМИТЕТЧИКИ (жарг.) - сотрудники Комитета Стабильности.
        КОНТОРА (жарг.) - см. Служба Контроля.
        КОРПУС НАДЗОРА - служба, осуществляющая охрану режимных объектов «Плантации», а также контролирующая исполнение наказаний осужденных правонарушителей.

«КУЗНИЦА» - башня на «Фабрике», в которой располагаются заводоуправление и службы, осуществляющие научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки.
«ЛЕГИОН» - радикальное объединение неординаров с подвижными биопараметрами, основной идеологической направленностью которого является пропаганда неполноценности остальных жителей города. Выступают за дальнейшее сокращение гражданских прав ординаров.
        ЛИЛОВЫЕ (жарг.) - прозвище жандармов, возникшее из-за расцветки мундира сотрудников Жандармерии.
        ЛОЖА ЭНТРОПИИ - секта экстремистского толка, адепты которой убеждены в том, что Хаос - это энергия, предназначенная для создания мира, а конец света станет началом новой эры.


        МАГОФОН - стационарное алхимическое устройство, предназначенное для телепатического общения на расстоянии.
        МАГОФОН МОБИЛЬНЫЙ - алхимическое устройство, питающееся кровью владельца, которое помимо телепатического общения позволяет управлять бытовыми заклинаниями.

«МАЯК» - башня в Порту.

«МЕЛЬНИЦА» - башня на «Плантации», в которой расположены управленческие и исследовательские службы режимных объектов, а также штаб-квартира Корпуса Надзора.
        МЕТКА - колдовская татуировка на левом веке, в которой зашифрованы личные данные владельца. Наносится каждому жителю города при рождении. У ординаров метка черного цвета.
        МОЗГОРОК - направление молодежной музыки, при которой звук распространяется не только за счет акустических волн, но и напрямую через мобильный магофон в мозг слушателя.


        НАРКОКЛУБЫ - увеселительные заведения, имеющие лицензию на реализацию синтетических наркотиков ординарам. Употребление синтетических наркотиков в иных местах карается административным штрафом, употребление наркотических препаратов растительного происхождения - уголовно наказуемое деяние.
        НЕЛЕГАЛЫ - правонарушители, незаконно пересекающие Ограду.
        НЕОПИРЫ (неовампиры) - ординары, имплантировавшие настолько мощные алхимические устройства, что для поддержания их в работоспособном состоянии испытывают постоянную потребность в переливании донорской крови.
        НЕОРДИНАРЫ - жители города, обладающие способностями (явными или латентными) к управлению энергией (сотворению чар). Практически не подвержены ментальному воздействию Хаоса, в связи с чем большая часть бойцов Гвардии именно неординары.
        НОЧНЫЕ БРИГАДЫ - подпольная экстремистская организация, выступающая за предоставление ординарам равных прав с неординарами. Наибольшей поддержкой пользуется среди жителей самого густонаселенного района города - Фабрики.


        ОБОРОТНИ (жарг.) - неординары с подвижными биопараметрами, обладающие явной или латентной способностью к смене облика.
        ОГРАДА - 1) опоясывающий город по периметру укрепрайон, предназначенный для недопущения проникновения в город принявших материальный облик созданий Хаоса, а также предотвращения переходов нелегалов; 2) в кавычках - башня, в которой располагаются штаб-квартира Гвардии и ряд ее исследовательских, образовательных и хозяйственных подразделений.
        ОДЕРЖИМЫЕ - попавшие под влияние Хаоса ординары.
        ОРДИНАРЫ - жители города, не обладающие способностями (явными или латентными) к управлению энергией (сотворению чар). Подвержены воздействию Хаоса. Лишены избирательных прав.
        ОЧИЩЕННАЯ - крепкий алкогольный напиток.


        ПЕЛЕНА - закрывающий город от Хаоса энергетический купол.
        ПИЯВКИ - преступная организация, контролирующая нелегальный оборот крови.

«ПЛАНТАЦИЯ» - 1) комплекс оранжерей, гидропонных и синтезирующих белок фабрик, а также сопутствующих перерабатывающих производств. Помимо вольнонаемных работников, на вредных производствах задействованы отбывающие наказание правонарушители; 2) без кавычек - название жилого района, расположенного между собственно «Плантацией» и Окружной дорогой.
        ПЛАТФОРМА - грузовой летательный транспорт.
        ПЛАТФОРМА ВЫСОТНАЯ - транспорт, позволяющий поднимать грузы на высоту более двадцати пяти метров.
        ПОЖАРНАЯ ОХРАНА - служба, осуществляющая профилактику и тушение возгораний (пожаров) промышленных и социальных объектов, а также жилого фонда.

«ПОРТ» - 1) портовое хозяйство, размещенное на берегу залива; 2) без кавычек - название расположенного между побережьем и Окружной дорогой жилого района.
        ПОРЧА - начинающийся в результате поражения Хаосом процесс локального омертвления тканей организма. При поражении ординаров заканчивается либо летальным исходом, либо одержимостью. Пораженные порчей неординары в большинстве случаев перерождаются в демонические создания Хаоса. Порча трудноизлечима даже на начальных стадиях развития заболевания.
        ПОТРОШИТЕЛИ - преступная организация, осуществляющая сопряженное с применением насилия изъятие, хранение и дальнейшую пересадку внутренних органов.


        РАЗРЯДНИК - личное или станковое оружие, поражающее цель необработанным разрядом энергии. Неэффективно против созданий Хаоса. Состоит на вооружении сотрудников Жандармерии, Службы Контроля, Корпуса Надзора, а также ведомственных и частных охранных структур.
        РЕЗОНАТОРЫ - алхимические устройства (сооружения), значительно усиливающие энергетическую отдачу заклинаний. В первую очередь используются на Ограде для создания «вуалей».
        РЕЛИГИЯ - деятельность любых религиозных организаций находится в городе вне закона. Официальная идеология - атеизм.

«РУНА» - башня в Старом городе, в которой располагаются учебные аудитории Академии, Музей и некоторые другие социально значимые организации.


        СЕКТЫ - любые религиозные организации и объединения. Находятся вне закона. Наиболее известными сектами являются Церковь Искупления, Церковь Восьмого Дня, Ложа Энтропии.
        СТАБИЛИЗАТОР - препарат, закрепляющий действие других алхимических медицинских препаратов и препятствующий возникновению рецидивов при лечении поражения Хаосом на ранних стадиях.
        СТАРЫЙ ГОРОД - историческая часть города, ограниченная Окружной дорогой.
        СТАРЬЕВЩИКИ - нелегалы, осуществляющие поиск антиквариата за Оградой.

«СТРЕЛА» - башня в Старом городе, в которой располагаются Комитет Стабильности, штаб-квартиры Службы Контроля и Жандармерии, а также Арсенал.

«СУНДУК» - башня в Старом городе, в которой располагаются администрация города, биржа, единый банк и ряд иных финансовых учреждений.
        СЛУЖБА КОНТРОЛЯ - спецслужба, осуществляющая расследование уголовных и административных дел в отношении неординаров, а также пресечение деятельности находящихся вне закона религиозных и политических объединений.


        ТЕРМИНАЛ - алхимическое устройство, позволяющее осуществлять сложные вычисления, отображать графические элементы, управлять различными видами техники и работать с городской информационной сетью.

«ТОБУРЕГ» - сильнодействующий алхимический медицинский препарат, обладающий обезболивающим эффектом.
        ТРАНСПОРТ - общее название всех летательных и наземных транспортных средств.


        УПРАВЛЕНИЕ АКТИВНЫХ ОПЕРАЦИЙ - управление Службы Контроля, осуществляющее оперативно-розыскные мероприятия.
        УПРАВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ - управление Службы Контроля, осуществляющее расследование преступлений в сфере информационных технологий, а также предотвращение несанкционированного доступа к информации, не предназначенной для свободного распространения.
        УПРАВЛЕНИЕ ДОЗНАНИЯ - следственное управление Службы Контроля.
        УПРАВЛЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ - управление Службы Контроля, осуществляющее предотвращение распространения в городе дикорастущих растений, насекомых и прочих биологических носителей Хаоса.
«ФАБРИКА» - 1) основной производственный комплекс города; 2) без кавычек - название жилого района, расположенного между собственно «Фабрикой» и Окружной дорогой.


        ЧЕРНЫЕ СТАРАТЕЛИ - нелегалы, осуществляющие незаконную добычу и обогащение серебряной и золотой руды, а также прочих дорогостоящих минеральных ресурсов.


        ШТУРМОВЫЕ ГРУППЫ - силовые подразделения Комитета Стабильности.
        ШТУРМОВИКИ (разг.) - служащие силовых подразделений Комитета Стабильности.


        ЦЕРКОВЬ ИСКУПЛЕНИЯ - секта, адепты которой уверены, что Создатель намеренно приостановил конец света, чтобы дать людям время стать лучше и искупить свои грехи.
        ЦЕРКОВЬ ВОСЬМОГО ДНЯ - секта, адепты которой убеждены, что люди погрязли в пороке, а потому Создатель решил создать новый, более совершенный мир и перенести туда не всех, но лишь достойных перерождения.
        ХАОС - согласно официальной точке зрения, энергия, выброс которой произошел в результате глобального экологического катаклизма. Является неуправляемой, а наблюдаемые псевдоразумные проявления возникают в результате бессознательного ментального воздействия жителей города.


        ЧЕРНОКНИЖНИКИ - неординары, работающие напрямую с энергией Хаоса. В связи с высоким риском поражения порчей, а также использованием приводящих к пробою Пелены чар находятся вне закона.
        ЧАРОВИЗОР - алхимическое устройство, предназначенное для отображения транслируемых по информационной сети видеопрограмм.


        ЭНЕРГОКОНТРОЛЬ - служба, осуществляющая передачу и контроль объемов потребления энергии, а также устранение аварий и обслуживание силовых линий.
        ЭНЕРГЕТИК - тонизирующий напиток.
        Э.О.К. - энергетик очищающий концентрированный. Алхимический медицинский препарат, применяемый для стабилизации внутренней энергетики ординаров на начальных стадиях поражения Хаосом.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к