Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Корнев Павел: " Обратный Отсчёт " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Обратный отсчёт Павел Николаевич Корнев

        Виртуальная реальность  - зона бесконечной свободы. В самом деле, какие могут быть запреты, если даже гибель чревата лишь потерей опыта и вылетом в главное меню? Убийство ближнего давно престало быть преступлением и превратилось в развлечение. Но перегибать палку всё же не стоит  - иначе за твоей головой отправят тёмного странника. Неофициально…

        Павел Корнев
        Обратный отсчёт

        Гаджеты  - зло.
        Поставленный на беззвучный режим смартфон задёргался в кармане рубашки в тот самый миг, когда я дёрнул из кобуры пистолет. Сразу один за другим хлопнула пара выстрелов, и не приходилось сомневаться, что обе пули ушли в молоко.
        Ну что за гадство?! Кому там неймётся?
        Убрав девятьсот одиннадцатый обратно в поясную кобуру, я без всякой спешки достал из нагрудного кармана джинсовой рубахи назойливо вибрирующий телефон, взглянул на экран и досадливо выругался.
        Гаджеты  - зло? О, нет! Они всего лишь мелкие его прислужники.
        Настоящее зло, в исконном инфернальном обличье,  - это звонок работодателя в твой выходной день. Тебя же вовсе не на рыбалку или барбекю пригласить собираются, а совсем даже наоборот…
        Лелея надежду, что дело в какой-нибудь пустой формальности и ещё получится расстрелять по мишеням запланированную на сегодня сотню патронов, я стянул с головы активные наушники и провёл пальцем по экрану смартфона, отвечая на вызов.
        - Красный код,  - прозвучал в трубке знакомый голос.  - Файл на почте.
        Красный? А такой разве есть?
        Я чуть было не спросил об этом, но вовремя прикусил язык и лишь коротко ответил:
        - Уже смотрю.
        Но прежде чем уйти со двора в двухэтажный дом с парой спутниковых антенн на крыше, я всё же подошёл к мишени и к немалому своему удивлению обнаружил, что одна из пуль угодила точно в лоб напечатанного на бумажном листе живого мертвеца.
        Впрочем, никакой радости меткий выстрел уже не доставил…

        Кресло игровой установки стояло зачехлённым  - запускать её сегодня не собирался. Подключив питание, я улёгся в удобное кресло наподобие стоматологического, только с массажными валиками под приятной на ощупь обивкой, но сразу приподнялся и снял с ремня кобуру с пистолетом. Убирать оружие в сейф не стал, просто отложил его на поворотный столик сбоку от клавиатуры и монитора.
        В уголке экрана уже помаргивал значок непрочитанного сообщения, но это оказалась реклама новой акции «Играй собой». Тем, кому надоели двухметровые варвары и воительницы с пятым размером груди, разработчики предлагали отсканировать и прокачивать собственное тело, точнее его трёхмерную модель с мельчайшими анатомическими подробностями.
        Лично я воспользовался такой возможностью ещё на стадии закрытого бета-тестирования. Слишком уж часто приходилось играть разными персонажами, чтобы, меняя бугая-рыцаря на мелкого шустрого вора или эльфийского лучника, всякий раз подолгу вживаться в новое тело.
        Игровая установка пропиликала негромкую мелодию, и я надвинул на голову бесконтактный шлем виртуальной реальности, но прежде чем активировать его, загрузил почтовый клиент, открыл письмо с инструкциями и запустил исполняемый файл, содержавший координаты и коды доступа.
        На миг перед глазами всё померкло, а затем вокруг раскинулось пространство личного кабинета. Виртуальная реальность здесь была нарочито упрощённой; сознанию игроков требовалось время адаптироваться к новым условиям.
        Бестелесным духом я скользнул вдоль шеренги прокачанных до предельного на текущий момент девяносто девятого уровня персонажей. Варвар в килте с двуручным мечом, эльф с длинным луком, королевский стрелок с мушкетом и саблей, орк-пират с абардажным палашом и парой пистолетов за поясом и многие, многие другие  - все они отличались лишь цветом кожи и формой ушей, все они были мной. Вжиться в любого я мог за считанные минуты.
        Свой выбор я как обычно остановил на любимом персонаже  - Тёмном страннике, в глазах которого тлел багряный огонь преисподней. Чернокнижник и убийца подходил для моей работы как никто другой.
        Не обращая внимания на многочисленные технические экраны со статистикой персонажа и ветками его навыков и умений, я потянулся к мерцавшему призрачным светом конвертику от технической службы, и тотчас длинная вереница девяток в графе опыта сменилась знаком бесконечности, появился статус «полубог» и открылась новая ветка умений.
        «Божественная магия»  - именовалась она.
        Что ж, у разработчиков Игры имелись основания полагать себя демиургами нового мира. Новой реальности  - так уж точно…

        И меня выплюнуло в неё, будто вытолкнуло мертвеца из свежей могилы! Снизу вверх,  - раз!  - и вот уже стою посреди лесной полянки, заросшей высокой травой. В воздухе жужжали насекомые, где-то неподалёку размеренно стучал дятел. Чистейший воздух благоухал ароматом незнакомых цветов.
        Я сделал несколько глубоких вдохов и рассмеялся от накатившего могущества. Полученный по почте код не наделил истинным бессмертием подобно легендарному «IDDQD», но многократно усилил и без того прокачанные до максимума способности и умения.
        Бонус в пятьдесят процентов ко всем характеристикам, двойной урон холодным оружием и тройной ущерб от заклинаний вкупе с перманентным восстановлением маны превращали тёмного странника в настоящую машину смерти.
        Клочья теней заклубились вокруг меня, трава у ног пожухла и засохла, пришлось взять силу под контроль и укрыть в себе. Пусть обычные колдуны и обладали доступом к более высокоуровневым заклинаниям, зато тёмные странники умели маскировать ауру, скрывая свои способности до самого последнего момента. Последнего не для нас, для жертвы.
        В этот момент сознание словно раздвоилось, и я увидел себя со стороны.
        Посреди круга засохшей травы стоял худощавый брюнет с накинутым поверх тёмно-зелёного камзола серым плащом. Широкий кожаный пояс оттягивали тяжёлый палаш и кинжал, на левой руке поблёскивали зачарованные кольца, одно мощнее другого. Раритетный перстень «Святого огня изгнания» достался мне в результате столь зубодробительного квеста, что скорее был памятным сувениром.
        Перед глазами замелькали экраны личной статистики и параметры надетых вещей с отображением остаточной прочности, а потом синхронизация и сохранение данных завершилась, и сразу пропало раздвоение сознания. Послышалось хлопанье крыльев, и на плечо опустился здоровенный чёрный ворон. Мощные когти Мунина больно стиснули кожу, уколов даже через плотную ткань.
        - Двигайся на северо-восток. Дистанция двести тридцать метров,  - прокаркал автоматизированный модуль связи технической службы.  - Тебя встретят. Иди!
        Я двинулся в указанном направлении напрямик через лес, благо высокие кожаные сапоги защищали ноги от росы, и вскоре отыскал петлявшую меж дубов тропинку.
        Впереди мелькнуло смазанное движение сначала у одного куста, затем у другого, и поскольку в лесу эльфы способны стать настоящей занозой в заднице, я без промедления воспользоваться «божественным» зрением. Заклинание высветило отблески аур рассыпавшихся меж деревьев игроков. Точно игроков, а не NPC: в отличие от доступного колдунам «истинного» зрения служебные чары позволяли отличать одних от других.
        Все эльфы были девяносто девятого уровня, все с блокированной для просмотра статистикой.
        Не игроки, нет. Спецы технической службы. «Красный код», что бы это ни значило…
        - Продолжай движение!  - каркнул ворон.  - Тебя ждут!
        Эльфы на меня даже не взглянули, и вскоре тропинка привела к лесной дороге. Я совсем немного прошёл по ней и вывернул к огромному куполу «алмазной завесы». Охранный периметр был усилен служебной «божественной» магией, во всплывшей иконке вместо прочности стоял прочерк. И словно мало того  - неподалёку замер высший паладин ордена Багряного солнца в компании четырёх призванных с плана огня элементалей.
        По рубинового оттенка латам бегали язычки бесцветного пламени, и нестерпимо захотелось врезать по ним боевым проклятием, чем темнее тем лучше, но я легко поборол порыв своего персонажа. Именно персонажа  - за время прокачки виртуальные тела впитывали решения и поступки игрока, превращая основные модели поведения в безусловные инстинкты, и чем выше поднимался уровень, тем сильнее проявлялся этот эффект.
        Добренький чернокнижник? Бред!
        Под пристальным взглядом паладина, я подступил к «алмазной завесе», приложил к ней ладонь и ощутил холод чужой магии.
        - Иди!  - вновь каркнул Мунин, и я решительно шагнул через сияющую пелену к укрытой ей избушке лесника.
        По двору, лязгая металлическими суставами конечностей, бродили големы. Управлявшего ими алхимика нигде видно не было, боты в автономном режиме изучали разбросанные по залитой кровью земле конечности.
        Я насчитал пять изуродованных тел. Из-под неброских камзолов проглядывали звенья разорванных страшными ударами мифриловых кольчуг, кругом валялись обломки зачарованных клинков и переломанных мушкетов.
        Выделив все мёртвые тела, я открыл экран с их статистикой, наскоро просмотрел сводку и недоумённо хмыкнул. Покойники оказались отнюдь не новичками, все они были от сорок третьего до пятьдесят второго уровня, все егеря. Без бонусов от специализации и улучшений от магических артефактов так же не обошлось.
        Судя по характеру ранений, игроки схлестнулись с некоей инфернальной тварью, поэтому было совершенно непонятно, зачем к этому делу понадобилось привлекать меня. Демон против пятёрки прокачанных егерей  - расклад более чем честный. Им просто не повезло.
        Но стоило только пройти в дом лесника, и всё стало на свои места.
        Первое, что бросилось в глаза,  - это кровь. Неровный деревянный пол оказался полностью залит ей, и на этом жутком фоне освежёванное тело шестой жертвы особо даже не бросалось в глаза. Я мысленно потянулся к нему, но окошко с личными данными открылось совершенно пустым.
        - Игрок?  - уточнил я у взобравшегося на табурет тщедушного алхимика.
        Седовласый старик оторвался от блокнота, поднял на лоб очки с оранжевыми стёклами и кивнул:
        - Игрок.
        - И в чём срочность?  - хмыкнул я, разглядывая тело, с которого сняли всю кожу до последнего клочка.
        - Он завис,  - пояснил старик.  - Она. Это девушка. Шестнадцать лет.
        Я почувствовал лёгкую тошноту. Не из-за густого запаха крови, вовсе нет.
        Просто мы погружаемся в игру полностью, виртуальная реальность обманывает все наши чувства, и боль здесь столь же остра, как и в обычном мире. Но есть некий предел, за которым срабатывает защита. Сначала вы наблюдаете со стороны, как корчится в агонии ваш персонаж, а затем вылетаете в главное меню и плачете, только не от боли, а от обиды из-за безвозвратно сгоревшего опыта. Но если оставаться в игре, пока кто-то живьём сдирает с вас кожу, это больше, чем просто больно. Так и свихнуться недолго.
        - Что стало причиной?  - спросил я алхимика.
        - Разбираемся,  - коротко ответил тот и указал на тело.  - Ваша задача отыскать того, кто это сделал.
        - Отыскать? Что мешает поднять логи?
        Алхимик снял очки и принялся протирать их кусочком замши. Подогнутые ноги он держал на нижней перекладине табурета, не желая ступать в кровь остроносыми кожаными туфлями.
        - Так что с логами?  - поторопил я старика.
        - В это время случился сбой в дата-центре во Франкфурте…  - Алхимик вскинулся и ткнул в меня очками.  - Нет! Причина не в этом! И не лезьте не в своё дело! Отыщите убийцу и натравите на него адских гончих. Вперёд! Чем раньше получится вернуть… трофеи, тем скорее мы выведем бедняжку из комы.
        - «Играй собой»?  - догадался я.  - Она был здесь в цифровом отпечатке собственного тела, поэтому и случился сбой из-за… разукомплектования?
        - Мы разбираемся в этом,  - ушёл от ответа алхимик.  - И займитесь уже делом! Убийца ушёл через астрал. Отыгрывает демонического метаморфа, это всё что пока о нём известно.
        - Выследить его будет непросто.
        - Именно поэтому и вызвали вас!
        Именно поэтому? Вовсе нет.
        Меня вызвали по той простой причине, что я не состоял в штате, а был человеком со стороны. Вольным стрелком.
        Формально убийца не нарушил никаких правил Игры, режим PvP был одной из её главных фишек. Администрация меньше всего нуждалась в публичной огласке столь неприятных инцидентов. Но и терпеть проблемных игроков никто не собирался. Прокачанные до невозможности извращенцы, серийные убийцы и сталкеры, преследующие виртуальных и реальных знаменитостей, вредили бизнесу, и к ним отправляли людей вроде меня.
        Охотников за головами, если угодно.
        Проще простого сделать жизнь другого игрока невыносимой, раз за разом убивая его, лишая опыта и выгребая подчистую накопленные за время игры артефакты. Я тоже сталкер, только преследую очень-очень плохих парней. Плохих даже по меркам царящей в Игре вседозволенности.
        - Приступайте!  - поторопил меня алхимик.
        Я приложил ладонь к липкому полу, затем провёл в воздухе размашистый круг. Кровавая полоса зависла в воздухе, и заклинание прорезало игровую реальность, открывая проход в астрал. В лицо повеяло жутким холодом, но я спокойно шагнул в окно и очутился посреди беспредельной пустоты, где летающими островами дрейфовали цифровые клочья реальности.
        Бездна присосалась ко мне сотней невидимых щупалец и начала высасывать ману, но доступ к «божественной» магии сделал запасы колдовской силы безграничными, поэтому я спокойно и без всякой спешки сотворил поисковое заклинание, связав кровь жертвы на своей руке и кожу, забранную убийцей в качестве трофея.
        Алые капельки на пальцах забурлили и тончайшей красной нитью устремилась в неведомую даль. Я быстро ухватил её, и в тот же миг меня дёрнуло и потянуло через бездну. Потянуло быстро и резко, словно толкнула в цель натянутая до предела струна арбалета.
        Астрал смазался в серую тень, магия крови стремительно и безостановочно понесла меня вслед за убийцей, это и подвело. Едва заметная чёрная точка впереди в один миг превратилась в растёкшуюся в пространстве чернильную кляксу, множество её призрачных отростков устремились навстречу, желая обхватить и растворить в себе.
        Я едва успел метнуть «копьё теней».
        За краткий миг стихия астрала ослабила боевое заклинание наполовину, поэтому сторожевого призрака лишь разорвало надвое, а не разметало в клочья. Одно из его щупалец ударило по ногам, кровавая нить оборвалась, и меня отшвырнуло в сторону, закрутило и завертело. Порождение тьмы предельного для инфернальных созданий тридцатого уровня развалилось на двух тварей десятого, и те немедленно ринулись в атаку, но магическая сфера сдержала первый натиск, дав возможность начертить формулу перехода в реальный мир.
        Тут же выскочило и замигало окошко с отсчетом последних процентов прочности защитного заклинания, и я спешно ринулся в только-только начавшее распахиваться окно.
        И тотчас что-то стиснуло левую лодыжку и потянуло назад решительно и сильно!
        Превозмогая давление, я вцепился пальцами в чахлую траву и через прорезавшую реальность щель втянул себя в какой-то замусоренный переулок. Призрачное щупальце высунулось следом, но под солнечными лучами задымилось и задёргалось. Я полосонул по нему кинжалом, и наложенные на эльфийскую сталь чары оказались сильнее иммунитета призрака к холодному железу.
        Лезвие рассекло обернувшийся вокруг сапога отросток твари, и тот рассыпался в прах.
        - Дьявол!  - выругался я, отползая от начавшего закрываться окна.
        Атака сторожевого призрака сбила с курса, и теперь отыскать убийцу будет совсем не так просто, как представлялось мне поначалу. Впрочем, едва ли погрешность перехода окажется очень уж велика. Цель где-то рядом.
        Прихрамывая, я зашагал по переулку и нашарил в кармашке на поясе целебную микстуру, выпил и поспешил дальше, уже не отвлекаясь на боль в ноге.
        Переулок вывел на задворки какого-то питейного заведения, а стоило только обогнуть его, и я очутился на широкой площади, где было не протолкнуться от людей, эльфов, орков и совсем уж загадочных существ. Играла музыка, гуляки черпали пиво и вино прямо из выставленных на мостовую бочонков.
        «Божественное» зрение особо не помогло  - в глазах так и зарябило от иконок, возникших над головами игроков.
        Проклятье! Не хватало ещё оказаться посреди какого-то игрового события!
        Хлопнули над головой крылья, и на плечо приземлился Мунин.
        - Отмечена активность в аккаунте жертвы,  - прокаркал он мне прямо в ухо.  - Кто-то от её имени пригласил на встречу в таверну «Ржавый топор» игрока под ником «Алекс999».
        - От её имени?  - спросил я, озираясь по сторонам.  - Уверены, что не она сама?
        - Сознание жертвы блокировано в мёртвом теле. Это не она.
        - Кто-то перехватил управление чужим аккаунтом?
        - Вероятность хакерской атаки чрезвычайно велика.
        Я заметил вывеску с огромным двуручным топором и побежал по краю площади к добротному каменному особняку, стараясь не слишком сильно распихивать веселящихся игроков, но сразу замедлил шаг.
        - Как быстро вы сможете блокировать хакера?
        - Мы работаем над этим. Из-за текущего ивента сервер перегружен, невозможно просто отключить весь кластер. Надо более точно локализовать местонахождение злоумышленника!  - ответил ворон, и вдруг его карканье сменилось голосом оставшегося в лесной избушке алхимика.  - В сервисе «Играй собой» обнаружена критическая уязвимость! Нашу жертву погрузили в кому преднамеренно! Останови его! Останови прямо сейчас!
        - Кого остановить?  - не понял я.
        - «Алекс999» не должен встретиться с метаморфом! «Алекс999»  - это аккаунт Александра Райса-младшего! Сына…
        Сына Александра Райса-старшего, инвестора и миллиардера, я знал это и сам.
        - Слушай внимательно!  - зачастил общавшийся со мной через ворона алхимик.  - Часть логов уже удалось восстановить. Метаморф не только забрал обличье убитой девчонки, но и воспользовался уязвимостью в сервисе, чтобы заблокировать её сознание в Игре и получить доступ к аккаунту. Жертва является взаимным другом Александра Райса-младшего, он ответил на приглашение и вошёл в систему без обычной охраны, в цифровом отпечатке собственного тела. Цель хакера именно он! Дыру в коде ещё не устранили, ты должен помешать встрече!
        - Попробую…
        - Сделай это! Понимаешь, что стоит на кону?
        Я понимал. Несчастный случай с отпрыском столь известной личности поставит Игру на грань закрытия. Если хакер добьётся своего, акции неминуемо обвалятся, рейтинги упадут ниже плинтуса, и я потеряю работу.
        Последнее было хуже всего.
        Решительным толчком распахнув дверь таверны, я шагнул через порог и оказался в просторном зале, где к моему величайшему разочарованию на сына миллиардера никто нисколько не походил.
        Двое забулдыг за стойкой накачивалась дешёвым бренди, за ними с нескрываемым неодобрением наблюдал дородный трактирщик. Долговязый половой с ленцой возил по грязному полу лентяйкой, да ещё за столом у входа сидели эльф и молоденькая девица с противоестественно-большой для её хрупкого сложения грудью.
        На этой парочке я задержал взгляд чуть дольше, но не пялился на выпиравшие через блузу бугорки сосков, а изучал открывшиеся окна с личной информацией. Эльф оказался лесным танцором тридцать девятого уровня, его подруга болотной ведьмой двадцать седьмого.
        Трактирщик обернулся на стук захлопнувшейся за моей спиной двери, прикрыл мясистой ладонью рот, зевнул и сообщил:
        - Мест нет.
        Я кивнул, принимая услышанное к сведению, и зашагал к стойке бара.
        - Что предложите из горячего?  - спросил на ходу, хоть еда сейчас интересовала меньше всего.
        Просто я вновь уловил давление кровавой нити, соединившей меня с убийцей. Он был где-то рядом. Скорее всего  - на втором этаже.
        - Поесть-то?  - озадачился трактирщик и взглянул куда-то под стойку.  - Да как обычно…
        Эльфы умеют ходить бесшумно, этого у них не отнять. Я бы ничего не почувствовал, пока остроухий не оказался прямо за спиной, но его спутница, спускаясь с высокого стула, неловко стукнула каблучком об пол. Эльф тотчас выдёрнул из ножен на боку изогнутый кинжал и стремительно ринулся в атаку. И одновременно один из пьяниц развернулся и со всего маху метнул в меня полупустую бутылку бренди!

        

        

        

        

        

        Краски посерели, звуки стихли, время замедлило свой бег. Я серой молнией крутнулся на месте, пригнулся и ринулся навстречу эльфу. Меткости лесного танцора со всеми его бонусами и навыками не хватило, чтобы зацепить меня, кинжал промелькнул над головой. И сразу мой зажатый обратным хватом нож резанул противника по ноге. Удар рассёк сухожилие, остроухий кубарем покатился по полу.
        В логе битвы промелькнула красная строка о нанесении критического штрафа к подвижности из-за рассечения сухожилия и кровотечения, вызванного повреждением подколенной вены.
        Не останавливаясь, я в два стремительных шага оказался рядом с ведьмой, меж ладоней которой только-только начинала биться магическая молния, и ткнул узким клинком в шею.
        И вновь в логе  - красная строка! Нож рассёк сонную артерию, и хлестнула тугая струя крови, а я развернулся к набегавшим со спины пьяницам. Пинком отправил деревянный стул под ноги одному, перехватил руку с дубинкой другого и уверенным движением вколотил нож под мышку, чуть выше края кольчужной безрукавки. Тычок оказался смертельным, шкала здоровья вмиг стала бесцветной, и дядька замертво повалился на пол.
        Его вскочившего на ноги напарника пришлось встретить размашистым ударом ножа по глазам. Бонус Тени к критическим повреждениям вновь проявил себя лучшим образом: забулдыга ослеп, и над его головой возник значок перечёркнутого косой красной линией зрачка.
        К этому времени раненый эльф уже дотянулся до оброненного при падении кинжала, но я упёрся коленом ему в спину, и узкий клинок легко вошёл между позвоночником и основанием черепа. Жизнь обнулилась, остроухий затих.
        Резко щёлкнул арбалет; я скрутил корпус, рука взметнула плащ, будто мулету матадора, и напитанный магией болт, впустую прошив ткань, угодил в стену. Расщепленная доска задымилась и почернела.
        Трактирщик вновь взвёл лёгкий арбалет, но я не стал укрываться за перевёрнутым столом, а вместо этого метнул нож. Предельно развитый навык обращения с метательным оружием вкупе с бонусом Тени направил клинок точно в цель. Нож засел в глазнице по самую рукоять.
        Уже на последних мгновениях ускорения я добил ослеплённого пьяницу, и тут же накатило головокружение. Серость отступила, залившая всё кругом кровь стала ярко-алой, звуки зазвучали отчётливо и чётко.

        

        

        

        

        

        

        Хлопки. Когда стих звон в ушах, я услышал хлопки.
        Аплодировал половой.
        - Браво!  - рассмеялся долговязый парень, резким ударом ноги обломил крепление тряпки и будто заправский матер шеста раскрутил перед собой древко лентяйки. Самая обычная палка загудела в его руках и расплылась в призрачный диск.
        Просмотр личных данных он блокировал, но «божественное» зрение заставило выплыть вкладку со статистикой.

        

        

        

        

        

        

        

        Для кого-то иного наёмник мог оказаться серьёзным соперником, но не для меня. Хоть и придётся повозиться с ним, если не хочу переполошить своими боевыми заклинаниями убийцу.
        Я взглянул на окошко, где шёл обратный отсчёт использованного мной режима Тени и досадливо поморщился: до восстановления параметров оставалось ещё четырнадцать с половиной минут, а следующий переход и вовсе станет доступным лишь через два часа.
        Вот же хитрый ублюдок!
        Мунин спрыгнул с балки под потолком обратно мне на плечо и хрипло каркнул:
        - Ты должен вытащить Александра! Убей его персонажа, если понадобится!
        - Почему просто не отключить его?
        - Он блокирован! Вмешательство извне может привести к повреждению сознания! Сервер перегружен, мы не успеваем запеленговать хакера!
        В этот момент по центральной лестнице со второго этажа спустилась хрупкого сложения девчонка с залитыми кровью глазами и едва заметными линиями порезов на бледной коже. За собой она вела молодого парнишку с отрешённым взглядом обкурившегося дурью наркомана.
        Вызвать окно с личной информацией метаморфа не удалось даже с помощью «божественного» зрения. Будто та была не просто блокирована, а отсутствовала вовсе.
        Чёртов хакер!
        - Алекс!  - крикнул я, но шагавший безвольной походкой лунатика паренёк даже не обернулся. И сразу ко мне двинулся крутивший посох наёмник.
        Больше причин сохранять тишину не было; я выбросил вперёд левую руку и рыкнул от боли, когда с кончиков пальцев сорвался сгусток пепельно-серых теней. Боевое заклинание перебило посох и угодило в противника. Иммунитет к магии не сработал, урон более чем в два раза превзошёл текущее здоровье, и с мерзким хлопком копьеносца разорвало изнутри. По харчевне разлетелись брызги крови, ошмётки мяса и обломки костей.
        Макнув правую ладонь в лужу крови, я резким движением стряхнул алые капли в воздух, усилием воли заставил их замереть так и принялся выводить формулу вызова адских гончих  - служебных ботов, не слишком разумных, зато быстрых и неуязвимых.
        Это заставило девчонку остановиться. Вокруг неё витала чужая цифровая аура, словно метаморф позаимствовал у жертвы не одну только кожу.
        - Ты не вовремя,  - произнес убийца бесцветным голосом и раздражённым жестом отправил в меня волну молний.
        Угодившая под удар мебель рассыпалась серым пеплом, но я даже не попытался увернуться от заклинания. Просто вскинул левую руку и сложил пальцы в несложную фигуру, воспользовавшись быстрым вызовом «завесы мрака».
        Защитные чары высшего уровня легко поглотили вражескую магию, и меня молния не зацепила, но ворон на плече вдруг рассыпался ворохом двоичного кода. Кожу, там где его стискивали когти Мунина, пронзили острые уколи боли.
        На миг в голове помутилось, и за этот краткий миг похититель успел утащить мальчишку в подвал харчевни.
        Скрежетнув зубами от невыносимого зуда в раненом плече, я продолжил ритуал вызова адских гончих, точнее  - продолжить его попытался.
        Висевшие в воздухе капли крови посерели и больше не повиновались моей воле. Я обратился к формуле вызова заново, но та оказалась неактивна. Более того  - заблокирована оказалась вся вкладка «божественной» магии, словно гибель Мунина лишила меня прав доступа к этому разделу. И не только к нему: не удалось открыть и резервный канал связи со службой техподдержки.
        - Дьявол!  - выругался я и ринулся в погоню. Скатился вниз по лестнице и сразу уткнулся в заросшую каменной кладкой дверь.
        Не мудрствуя лукаво, я шибанул магическим тараном, и заклинание легко вынесло преграду. Сквозь облако витавшей в воздухе пыли, я шагнул в подвал с наспех начерченной на грязном полу формулой призыва, и в тёмных углах просторного помещения немедленно зашевелились мрачные тени. Повеяло холодом, по полу и стенам побежали серебристые разводы изморози, навалилась тоска и усталость.
        Усилием воли я превозмог ментальный удар призраков и выкрикнул заклинание святого изгнания. Слова чар прокатились по подземелью магическим огнём, враз сожгли призванных похитителем инфернальных миньонов, уровень которых не позволял противостоять высшим чарам.
        И вновь плечо пронзила острая боль!
        Рванув ворот рубахи, я оттянул одежду и взглянул на оставленные когтями ворона раны. Проколы в коже оказались воспалены, их окружала чёрная вязь непонятных кодов и символов. Нечто чужеродное проникло в меня, и ничего хорошего это не сулило.
        Вот же дьявол!
        Пробежав подвал с пивными бочками и свисавшими с потолка связками колбас, я хотел было с разбегу выбить загородившую проход решётку, но вовремя заметил марево защитных чар и воспользовался прыжком телепортации.
        Сразу навалилось головокружение, и перед глазами всплыло полупрозрачное сообщение автомата сервисной службы.

        

        - Стой!  - в голос крикнул я.  - Какого чёрта?!
        Мой Тёмный странник был прокачан до максимального уровня, как такое вообще возможно?!
        И тут я с ужасом обнаружил, что накопленный опыт стремительно уменьшается с каждой секундой. А вместе с ним пропадают доступные навыки и заклинания!
        В основном окошке с личной статистикой уже значилось: тёмный странник, уровень 68.
        Я взревел от бешенства и примитивным, но от этого ничуть не менее действенным «кулаком ярости» врезал по стене рядом с решёткой. А потом ещё раз и ещё!
        Запас колдовской силы пошёл на убыль, но на пятый удар каменная кладка не выдержала и обвалилась, а вместе с ней вывалилась и решётка. Я перескочил через неё и сразу покатился по полу, уходя от ударившего из закреплённой на стены руны магического пламени. Тридцати процентный иммунитет к повреждениям от огня позволил избежать серьёзных ожогов, лишь пришлось сорвать с плеч и выкинуть загоревшийся плащ.
        За дверью обнаружилась лестница, но только я ступил на неё, как навстречу двинулся железный рыцарь. К счастью извилистый клинок фламберга оказался слишком длинным и чиркнул кончиком о низкий потолок, подарив возможность подскочить и ударить «эльфийской ржой». Заклинание в один миг превратило панцирь голема в изъеденную ржавчиной рухлядь, и мой усиленный «костоломом» кулак легко пробил железо; рука ушла внутрь по локоть.
        В следующий миг по спине угодила рукоять фламберга, хрустнули рёбра и перехватило дыхание, но я устоял на ногах и выдрал из внутренностей рыцаря расплескавшееся едкими алхимическими реактивами сердце. Оранжевая шкала жизни голема тотчас погасла, и он повалился на пол грудой безжизненных доспехов.
        Переступив через железного рыцаря, я поднялся по лестнице и перебрал доступные заклинания. Сначала активировал «истинное» зрение и оценил расположение оставленных метаморфом стражей, а потом заранее накрыл себя «завесой воздуха» и выскочил на задний двор харчевни.
        Выстроившиеся напротив двери големы-арбалетчики разом разрядили в меня своё оружие, но порыв магического ветра смёл тяжёлые болты в сторону.
        Я в ответ ударил алмазным серпом. Заклинание вышло на удивление слабым и сбило с ног лишь трёх големов из четырёх, причём корпус крайнего рассекло только до середины.
        В последнего механического стрелка пришлось швырнуть примитивный огненный шар; удар опрокинул арбалетчика на спину, не причинив никакого вреда. Голем неловко заворочался на земле, тогда я ухватил попавшуюся под руку кувалду и со всего маху обрушил её на глухой шлем. И бил так до тех пор, пока шестерни из его расплющенной головы не разлетелись по всему двору.
        Накатила невыносимая усталость, я уронил ставший слишком тяжёлым молот и влил в рот целебную микстуру.
        В голове прояснилось, утихла боль в спине. Я оттянул рубаху с горевшего огнём плеча и обнаружил, что странные письмена расползаются по коже всё дальше и дальше.
        И столь же неотвратимо продолжал стремиться к нулю мой игровой опыт. А вместе с ним обнулялись и летели псу под хвост месяцы проведённой в Игре жизни!
        На всплывшем окне со статистикой значилось: тёмный странник, уровень 44.
        - Урою, суку!  - прорычал я, прекрасно отдавая себе отчёт в том, что, нет  - не урою.
        Вся высшая магия уже была недоступна; воспользоваться я мог лишь самыми примитивными заклинаниями. Более того  - понемногу начало ухудшаться владение холодным и огнестрельным оружием. Навыки и умения серели и пропадали один за другим.
        И всё же я до сих пор оставался связан с убийцей-метаморфом магией крови, и, значит, мог послужить проводником для технической службы. С гибелью Мунина прямая связь с ней прервалась, а резервный канал связи так и не заработал, но в каждом населённом пункте имелись почтовые отделения; ближайшее располагалось на городской площади, туда я и поспешил. Пока добежал, сильно запыхался, чего не случалось, пожалуй, с первых дней прокачки персонажа.
        Вызвал окно статуса: уровень успел снизиться до тридцать пятого. Не порадовало даже снятие пятнадцатиминутного штрафа после использования режима Тени.

        На почте посетителей не оказалось. За конторкой скучал почтмейстер, да ещё лениво протирал тряпочкой хрустальный шар дежурный колдун и лузгал у распахнутого окна семечки мордастый охранник.
        - Чем могу служить?  - дежурно улыбнулся почтмейстер, никак не комментируя мой растрёпанный вид.
        - Мне к господину колдуну,  - сообщил я, проходя мимо конторки, и указал на хрустальный шар.  - Вы позволите?
        Почтовый маг благодушно улыбнулся и слегка отодвинулся от артефакта связи. Но его улыбка мигом пропала, стоило лишь моей ладони коснуться холодного гладкого камня.
        И сразу в голове замигало предупреждение:

        

        

        

        

        

        

        Враг! Желанная цель для первого встречного игрока!
        Подобным образом техническая служба помечала читеров и самых закостенелых убийц. Но меня-то…
        Додумать мысль я не успел. Глаза колдуна сверкнули алым огнём; я основанием ладони вбил кости его носа в череп, и смертельный удар враз обнулил шкалу жизни NPC.
        Я тут же крутнулся на месте, не глядя полоснул ножом отлипшего от окна охранника и метнулся в погоню за бросившимся к чёрному ходу почтмейстером. Нагнал его и сильным толчком меж лопаток впечатал лицом в стену.
        Пузатый дядька буквально влип в каменную кладку и сполз на пол. Над его головой возник полупрозрачный значок потери сознания. И тут же за спиной раздался сдавленный сип, зашуршала о кожу оружейная сталь.
        Я бросился в сторону, и промахнувшийся охранник со всего маху рубанул мечом конторку. Левой рукой он зажимал порезанную шею; удивительно, но ранение не оказалось для него смертельным. Страшно выпучив глаза, боец ударил второй раз, но теперь я не стал уклоняться от замаха и парировал замах тяжёлым деревянным табуретом, а потом этим же табуретом и врезал охраннику по голове.
        Тот рухнул как подкошенный, я уселся на него сверху и ткнул ножом в глаз, промазал и лишь распорол висок. Тогда ударил в шею.
        Охранник заелозил и попытался столкнуть меня с себя, но я бил его и бил. Скользкая из-за крови рукоять ножа проворачивалась в пальцах, прикончить бойца удалось лишь после мучительно-долгой возни в партере.
        Поднялся на ноги я весь перепачканный кровью. Взглянул на хрустальный шар, но со смертью колдуна магия оставила артефакт, а у меня не было нужных кодов доступа.
        Дьявол! Мало того, что со службой техподдержки не связаться, так ещё и живым из города не выбраться. Социальный статус «враг»  - это хуже каторжанского клейма, каждый нуб будет рад метнуть огненный шар или пальнуть в спину из мушкета. А вылечу в меню,  - и о поисках хакера можно забыть, попросту упущу время!
        Ещё недавно я попросту укрылся бы в тенях и ушёл отсюда незамеченным; ещё недавно, но не сейчас. Убийства опыта не принесли, он продолжал сгорать, и одно за другим пропадали боевые умения, а странные символы уже выползли из-под обшлагов камзола на кисти рук.

        

        Я взглянул на лежавшее у ног тело, упёрся ладонью в грудь мёртвого охранника и воспользовался одним из немногих доступных на этом уровне заклинаний раздела «Иллюзии». Покойник задымился, превращаясь в обугленный костяк, а мне словно полтонны груза на плечи взгромоздили. Заклинание начинающих чернокнижников и некромантов «Чужая кожа» невыносимой тяжестью придавило к земле, остатки маны начали утекать буквально сквозь пальцы.
        Переборов усталость, я вышел с почты и поспешил к окраине, намереваясь убраться из города, прежде чем иллюзия вытянет из меня остатки колдовских сил.
        Не успел. Приступ скрутил на тихой улочке, чужой облик задрожал и рассеялся. И всё бы ничего, но впереди располагалась небольшая гостиница, и там у коновязи стояли два широкоплечих стрелка, одинаковых, будто горошины в стручке.
        Они  - двадцать второго уровня, я  - двадцать пятого. И больше уже не тёмный странник, а обычный. У меня аж зубы заломило от предчувствия неминуемых неприятностей, но виду я не подал и продолжил идти к постоялому двору, у высокого забора которого сгустилась слишком густая для столь ясного дня тень.
        В таких вещах я разбирался как никто другой, не требовалось даже прибегать к «истинному» зрению, чтобы различить магическую иллюзию.
        - Вам помочь?  - двинулся навстречу один из стрелков, когда нас разделяло не больше двух десятков шагов. Я как раз приблизился к странной тени.
        - Дайте пройти!
        - Но…
        Быстрым движением я высвободил из ножен палаш и рубанул иллюзию. Мифриловый клинок засел в невидимке, на дорожную пыль хлынула алая кровь. Миг спустя с рассечённой ключицей в канаву повалилась молоденькая колдунья, и лишь тогда ближайший стрелок вскинул кремниевый пистолет.
        Выстрелить я ему не дал. Кольцо на мизинце левой руки вспыхнуло зачарованным алмазом, сорвавшаяся с него шаровая молния на миг завязла в защитном поле какого-то не самого сильного оберега, а потом взорвались прямо в лицо стрелку.
        Парень зажал ладонями глаза и завертелся на месте, и сразу у коновязи раскатисто хлопнул мушкет. Тяжёлая пуля лягнула меня в грудь и опрокинула на спину. К счастью, способность «каменная кожа» ещё не сгорела, получилось отделаться сломанными рёбрами.
        Сделать вдох никак не получалось, грудь горела огнём, а голова раскалывалась от боли; ничего не оставалось, кроме как влить в себя в себя последнюю лечебную микстуру.
        Я проглотил горькое зелье и быстро перекатился вбок, так чтобы между мной и стрелком оказался его покалеченный напарник.
        - Джон, в сторону!  - крикнул парень у коновязи, достав из седельной кобуры кремниевый пистолет, но раненый пропустил его слова мимо ушей.
        Просто не расслышал из-за боевого шока. Игра  - это всерьёз.
        Потрясая оружием, стрелок бросился к приятелю, но я оказался рядом с тем первым. Сходу выдернул заткнутый за пояс подранка пистолет и выстрелил в голову бежавшего к нам парня. Критическое попадание тяжеленной свинцовой пули развалило череп на куски, а я перехватил пистолет за длинное дуло, отступил на шаг от Джона и ударом рукояти проломил ему висок.
        Парень упал лицом вниз, над его головой замерцал значок потери сознания, а от шкалы здоровья начали отлетать цифры потери здоровья из-за внутричерепного кровотечения.
        Я выкинул разряженное оружие в канаву, подхватил валявшийся в дорожной пыли мушкет и подбежал к коновязи. Освободил крайнюю лошадь, взобрался в седло и погнал её прочь, желая убраться как можно дальше, прежде чем примчится на звуки стрельбы городская стража.

        В себя пришёл на лесной тропинке. Лёжа на ней.
        Ободранное при падении с лошади лицо нестерпимо горело, из разбитого носа сочилась кровь. Навык верховой езды сгорел прямо во время бешеного галопа, и мне попросту не удалось удержаться в седле.

        

        К счастью коняга не ускакала далеко и смирно пощипывала сочную траву на обочине. Я поднял укороченный кавалерийский мушкет, приблизился к лошади и на всякий случай засунул себе за пояс пару пистолетов из седельной кобуры. Потом вставил носок сапога в стремя, неловко взгромоздился на скакуна и легонько стиснул пятками его бока.
        Лошадь неторопливо потрусила по дороге, и какое-то время я ехал через лес, следуя за давлением призрачной нити, связавшей меня с убийцей.
        Метаморф был совсем рядом. Метаморф или ставший ему ненужным трофей. Я чувствовал это. Знал наверняка!
        Едва не вывалившись из седла, я слез с лошади и с мушкетом наперевес двинулся напрямик через кусты. Поднялся на небольшой взгорок и сразу увидел выстроенную посреди поляны сторожку, как две капли похожую на ту избушку, где и началась эта история.
        Только хозяин этой халупы был дома. Лесник сидел на невысокой завалинке, пришпиленный к деревянной стене вилами. Под ноги ему натекла лужа крови, в воздухе мельтешили мухи.
        Ни похищенного паренька, ни метаморфа нигде видно не было, но я нисколько не сомневался в том, что они внутри. Магическая нить тянула именно туда.
        Я начал потихоньку подбираться к дому, и тотчас из кустов наперерез бросилась косматая туша. Навыки точной стрельбы к этому давно пропали, мушкет громыхнул впустую. Пуля прошла мимо, надвое расщепив ствол молоденькой ели, и оборотень сорокового уровня с торжествующим рыком ринулся в атаку.
        Сапфир в кольце на моём безымянном пальце вспыхнул и рассыпался в пыль, вырвавшийся из него ослепительно белый луч угодил в волколака и вогнал его в ступор, лишив подвижности на несколько драгоценных секунд.
        И я этих секунд не упустил. Выдернув из ножен палаш, перехватил рукоять показавшегося вдруг слишком тяжёлым оружия двумя руками и со всего маху, будто палач топор, обрушил лезвие на протянутую ко мне когтистую лапу. Острый клинок легко перебил кость, и чёрная кровь зашипела на полированном гномьем серебре.
        Отрубленная конечность упала на траву, страшная рана закурилась едким дымом, и тогда я ударил по задней лапе. Лезвие прошло вскользь, пришлось рубануть вновь. На этот раз палаш засел в суставе, и зачарованные руны на оружии засияли, будто злое пустынное солнце. Я нанёс ещё несколько мощных ударов и окончательно выбился из сил, зато лапа осталась висеть на лоскуте шкуры.
        Завалившийся на бок оборотень начал выходить из ступора и клацнул страшной пастью, но я увернулся от его клыков и со всех ног бросился к лесной избушке. Угнаться за мной изувеченному волколаку было не по силам; он лишь тихонько поскуливал и крутился на месте, загребая землю двумя уцелевшими конечностями.
        Неожиданно взгляд уловил странное мерцание воздуха, я запросил информацию о магической аномалии и едва успел остановиться перед ней.
        Вовремя! Ещё шаг и меня бы просто прожарило насквозь!
        Позади страшно завывал оборотень, и пришлось активировать перстень на указательном пальце. Нейтрализатор магии окутал чары, окружавшие неказистый домик, те мигнули ярким блеском и разлетелись призрачными осколками, словно разбитое стекло.
        Вязь чёрных символов уже выползла из-под воротника и подбиралась к лицу; накопленного опыта почти не осталось, я окончательно и бесповоротно превращался в зелёного новичка.

        

        И это было просто ужасно!
        Я не хотел становиться беспомощным нубом, просто не мог вынести падения с пика могущества на самое дно. Уничтожение самого любимого персонажа попросту разрывало мне сердце! Пусть это только работа, но всему есть предел! Так что, если начистоту, двигало сейчас мной не только стремление спасти похищенного паренька, но и желание сломать хакеру его игру.
        Когда человеку кажется, будто ему больше нечего терять, он способен на любую глупость, вот и я шагнул в распахнутую дверь избушки, совершенно не задумываясь о последствиях.
        Внутреннее помещение оказалось куда больше, нежели дом выглядел со стороны. В самом центре комнаты на полу был распростёрт мальчишка; к доскам его лодыжки и запястья прибили длинными железными костылями. Стоявшая рядом с пленником голая девица при моём появлении прекратила точить нож с хищно-изогнутым лезвием, обернулась и недоумённо выгнула бровь.
        - Ты снова не вовремя,  - прошелестел в голове её голос, и тут же со всех углов потекли непроницаемо-чёрные тени.
        В один миг они обернулись вокруг ног и принялись подниматься выше, замораживая тело и лишая его подвижности. Палаш выпал из онемевших пальцев, но я успел вскинуть над головой левую руку и запустить заклинание, залитое в свой последний перстень.
        «Святой огонь изгнания» гарантированно уничтожал всех призванных демонов и призраков; эти чары помогли в подвале трактира, не подвели они и сейчас. Жуткие тени сгорели в лучах невидимого сияния, а убийцу отбросило к стене и перекорёжило, словно проткнутого осиновым колом вампира.
        Вот только он устоял на ногах, а не сгорел и не рассыпался в прах.
        Метаморф даже не стал самим собой!
        Натянутое им чужое обличье защитило от заклинания, лишь из мёртвых глаз потекла кровь, да засочились сукровицей стыки между разными кусками кожи.
        - И это всё?  - фыркнул убийца, стоило лишь погаснуть рубину в моём кольце.  - Что же ты будешь делать сейчас, нуб? Рассмешишь меня до смерти?
        Я скатился на первый, самый низший в Игре уровень и не мог рассчитывать на победу в сватке ни при каком раскладе, но когда убийца отлип от стены, и не подумал броситься наутёк. Вместо этого вытянул из-за пояса кремниевый пистолет.
        - Свинец?  - тихим шелестом прозвучал смешок убийцы.  - Это даже не смешно!
        Нас разделяло два десятка шагов, чуть меньше было до распростертого на полу мальчишки, и новичок вроде меня не мог даже надеяться на меткий выстрел. Но всё же я сделал глубокий и медленный вдох, успокаивая дыхание, как поступал всякий раз при выполнении стрелковых упражнений в реальной жизни, а потом привычным движением вскинул пистолет, направил его на голову пленника и спустил курок.
        Кремень стукнул о сталь, сыпанули искры, вспыхнул на полке порох, и лишь затем грохнул выстрел. За этот краткий миг метаморф успел бросился наперерез пуле, стремясь принять её на себя, но самую малость опоздал и тяжёлый свинцовый шар угодил Алексу точно в голову, вышиб мозги и вышвырнул из Игры.
        - Нет!  - заорал убийца и повернулся ко мне.  - Я тебя уничтожу, гад!
        Тело метаморфа начало расти и увеличиваться, девичья кожа лопнула и разошлась по швам, под ней залоснилась осклизлая демоническая плоть.
        - Ты будешь корчиться у моих ног целую вечность!  - прохрипела уродливая тварь.
        И я поверил этому сразу и безоговорочно. Хакер действительно мог заточить меня в виртуальной реальности и помешать вернуться в собственное тело.
        Я поверил и потому, стоило только потянуться ко мне уродливым когтистым лапам, выдернул из-за пояса второй пистолет и упёр его себе под челюсть.
        Стук кремня, вспышка пороха, миг ожидания смерти.
        И бессильная ярость в глазах убийцы.
        Игроки слишком сильно сживаются со своим виртуальным телом. Они забывают, что это лишь Игра, где смерть просто технический момент, вроде перезагрузки компьютера. Игроки изо всех сил цепляются за виртуальную жизнь, а я не стал.
        Я не игрок и никогда им не был.
        Я здесь работаю.
        Толчок. Тьма.
        Главное меню.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к