Сохранить как
Помощь
 ШРИФТ 
Новый Мир Игорь Леонидович Козырев


        Книга написана по мотивам произведения Андрея Круза «Земля лишних». Мотив его, но книга не является фанфиком на его произведение и имеет самостоятельную сюжетную линию.
        Около двадцати лет назад группа ученых открыла проход в другой мир. Планета, по всем параметрам похожая на Землю, только без людей. Энтузиасты основали специальный орден, не зависящий от государств, по заселению нового мира…

        Козырев Игорь Леонидович
        Новый Мир

        Глава 1

        Лето, хорошее время для отдыха, когда есть на это время. Люблю охоту на крупного копытного, на утку, на голубя, рыбалку тоже очень уважаю, особенно если можно совместить охоту на воде, например, на утку и рыбалку. Когда охота закрыта, то можно заняться подводной охотой. Вот ее гораздо легче совмещать с рыбалкой. Обычно выезжаем с моим другом и коллегой по работе, Юрой Волковым, он на два года моложе меня. Работаем мы с ним в охранной фирме «Феникс» уже третий год, скоро уже четвертый пойдет. Мы с ним вместе служили на Афганской границе. Он срочную, пулеметчиком, а я начальником заставы, но, когда он появился у нас на заставе, я был еще зеленым лейтенантом. Зовут меня Влад Одинцов, старший лейтенант в отставке, уволился по ранению. Очень неудачно подставился под пулю снайпера. Окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное ордена Суворова дважды Краснознамённое училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова. Готовился стать командиром воздушно-десантного взвода. Но при распределении мое дело отложили в сторону, а потом меня вызвали к начальнику особой части училища, где и огласили место моей
дальнейшей службы. Сказали, что с моего курса отобрали только меня и что служба на границе — это гораздо почетнее и ответственнее, чем крутить хвосты новобранцам. Настроение у меня конечно упало ниже плинтуса. Или быть бравым лейтенантом ВДВ, или лейтенантом пограничником где-нибудь у чёрта на куличках, как говорят в Одессе — это две большие разницы. Когда попал на границу, сначала проклинал свое начальство и судьбу. Потом понравилось. Природа — сложно описать эту красоту, а воздух — чистейший. Над головой начальства почти нет. На заставу я попал в качестве заместителя командира заставы. Опыта у меня, правда было ноль и это слишком мягко сказано. Учил меня и командир, но это было редко, в основном мной занимался прапорщик Редько, Виталий Степанович. Он на границе прослужил всю свою жизнь. Учитель, каких еще надо поискать. По началу было очень трудно, или скорее можно сказать непривычно. Я все-таки человек городской, хоть к охоте и привычный, но все же городской охотник это вам не охотник, родившийся в семье охотников промысловиков. Юра пришел к нам на заставу, через месяц после моего там появления, он
оказался моим земляком. Это не означало, что я делал ему послабления. Служба — есть служба. Это я ему сразу объяснил. Парень оказался очень смышлёным, он был немного старше обычных призывников, так как учился в институте. Не доучился всего один год и ушел в армию. Так и попал на нашу заставу. Службу я описывать не буду, так что если коротко, то через год, мне сказали, что командир уходит в отставку через полтора года и на его месте начальство погранотряда видит меня. Вот так, через два с половиной года я стал начальником заставы, а еще через полгода я схлопотал пулю, выпущенную из бура с сопредельной территории и меня, списали, в личном деле появилась запись: «Не годен к строевой». Так я и вернулся на родину. В Тверь. Юру я нашел, он как раз устроился в охранную фирму и позвал меня к себе. После недолгих переговоров с работодателем, меня приняли в фирму без испытательного срока. Моя подготовка с лихвой перекрывала требования фирмы, так как у меня кроме отличной рукопашной подготовки, стрелковки и водительских прав со всеми открытыми категориями кроме троллейбуса и трамвая, было также владение тремя
иностранными языками. Английский и немецкий — беглый разговорный плюс я мог вполне прилично писать и испанский разговорный, но пишу с ошибками. Охранное бюро крышевало наше родное Управление Государственной Безопасности, к ведомству которого я и относился. Справки обо мне навели за пару дней. После этого я возглавил группу быстрого реагирования. Наша фирма не занималась охраной складов и хранилищ, а охраняла, как бы это попроще сказать, охраняла лиц, наделенных властью. Так как все разведданные поступали нашему начальнику из конторы, то о готовящихся покушениях или предполагаемых неприятностях, мы почти всегда получали сведения. В общем работа от службы на границе отличалась не чтоб сказать слишком сильно, в отличии от зарплаты, которая была на много выше моей армейской. Рабочий день у нас не нормированный, поэтому бывает, что по две-три недели работаем без выходных, даже спать приходится в пределах досягаемости клиента, но зато по окончанию таких заказов случаются по три-четыре, а то и целая неделя выходных. Вот в такие выходные мы с Юрчиком и ездим на рыбалки, охоты и пикники. Зарплата позволяет
нормально отдыхать, можно конечно собрать денег за год и в отпуск поехать за границу, только вот у нас, как мне кажется мест для отдыха никак не меньше, чем за границей, а цены на многое гораздо ниже. Поэтому мы с Юрцом и прикупили себе по Ямахе ТТР 250 Эндуро. Очень неплохие мотоциклы для начинающих. При необходимости можно посадить пассажира, и немного груза подвесить, палатка, немного еды, ласты и маску. В прошлом году хорошо отдохнули на Волге. Так как ехать было далековато, то мотоциклы погрузили в пикап, у меня Мицубиси Хантер дизель ста девяти сильный. Загрузились нормально, за то и снарягу для подводной охоты взяли, и еды набрали. В общем отдохнули на славу. В один из вечеров, мы решили побаловаться раками. Вода была прохладная, поэтому я надел гидрокостюм, в котором я занимаюсь подводной охотой. Натаскать из нор достаточно раков на двоих, чтобы обожраться, время занимает не мало. Поэтому я и не хотел застудиться. Юра ходил по берегу с целлофановым пакетом, а я нырял и шарился по норам. Одна нора оказалась очень глубокой, и я засунул руку на всю длину, но до рака так и не достал. Я пошарил
рукой по стенкам норы в надежде найти отнорок в бок, так как я сразу при входе почувствовал рака, но он, скотина резко здал назад, и я не успел его поймать, а ведь здоровый был, гад. Воздух уже заканчивался, и пора было выныривать, но я зацепился за что-то костюмом. Рвать его совсем не хотелось, поэтому до последнего пытался освободиться и, наконец рука освободилась, и я всплыл на поверхность. Юрец сказал, что уже начал волноваться. Я нормально отдышался и решил пощупать, что же меня не хотело отпускать. Предупредив Юру, я снова нырнул и нашел эту нору. Теперь я уже осторожно полез другой рукой, чтобы была возможность пощупать эту занозу. Нащупал, на ощупь это было какое-то кольцо с набалдашником, но оно крепко сидело на корне дерева. Видимо корень дерева пророс сквозь него. Тогда я уцепился пальцами за сам корень и с силой дернул его на себя, он не выдержал и лопнул, кольцо соскочило с него, и я его подобрал. На поверхность я снова всплыл на остатках воздуха в легких, но был доволен. Раков мы насобирали уже достаточно, так что я не стал жадничать и вылез на берег. Пока я снимал гидрокостюм, Юра
поставил на огонь казан с раками и заряжал его зеленью и специями. Я уселся возле костра и стал рассматривать добытый мною предмет. Это действительно оказалось старинное кольцо с каким-то черным камнем. Точнее сказать, это был мужской перстень из металла похожего на платину. Снаружи по всему кольцу шла надпись, языка я не знал, а в центре был закреплен здоровенный черный ограненный камень ввиде эллипса размером два с половиной на полтора сантиметра. Он находился как бы на своей подложке и был посажен на само кольцо. Места пайки я так и не разглядел. Юра тоже внимательно его рассмотрел, но тоже ничего определенного сказать не смог. Я положил его в нагрудный карман куртки, и благополучно забыл о нем, пока дома не собрался постирать вещи посла отдыха. Когда я перед стиркой в стиральной машине стал вытряхивать все что у меня накопилось в карманах, он выпал на пол. Закинув все вещи в стиралку, я пошел на кухню, взял старую зубную щетку и, принялся отчищать мою находку. Когда я не смог найти никакой грязи на кольце, я еще раз тщательно его осмотрел с увеличительным стеклом. Нового я ничего найти не смог,
кроме того, что метал кольца оказался очень крепким, поцарапать ножом я его не сумел. Покрутив его в руках, я не придумал ничего умнее, чем надеть его на безымянный палец левой руки. Он сел как будто там всегда и был, но сниматься не захотел, от слова совсем. Я попробовал смазать мыльным раствором, ни в какую, плюнул на это дело и оставил как есть. Правда я не люблю носить на руках никаких предметов, даже часы не ношу, при моей работе в самый неподходящий момент зацепиться кольцом или ремешком часов — может стоить жизни клиента или моей. В следующий раз на рыбалку мы сумели вырваться лишь только в конце августа, попытались вырвать последние теплые деньки. Поехали не далеко, на речку Тверца. Рыбалка вышла так себе, нас накрыл обложной дождь и большую часть времени мы просидели в палатке. В конце разразилась гроза, в какой-то момент я услышал, как звякнул колокольчик на моем спиннинге, пришлось вылезать из палатки и подходить к берегу. Когда я подошел к удочке и подсек рыбу, раздался оглушительный грохот, треск и меня ослепила молния. Разряд попал в дерево совсем близко от нашей палатки, дерево
треснуло, но не загорелось, а вокруг нас и нашей палатки по травинкам, кустикам, веточкам деревьев пробегали электрические разряды. Несколько таких ручейков электричества текли в мою сторону. Когда я стал, что-то видеть, я посмотрел куда текут эти ручейки, оказалось они стекаются в камень моего перстня. Если честно, я немного испугался, но ничего не почувствовал. Это действо длилось минут пять. Гроза пошла стороной, а мелкий дождик, который лил вот уже как два дня, закончился. Я глянул на свою руку. Вроде все в порядке, вот только камень на перстне ожил. В глубине его посверкивали маленькие молнии, создавалось впечатление, что он дышит. Камень принял еще более черный цвет, хотя казалось куда уж больше, а металл из которого был сделан перстень, засверкал, как будто кто-то его надраил. Хотя я хорошо помню, что я ему старался придать блеск и попробовал его полировать, но метал оставался матовым и камень был черного цвета, но с каким-то сероватым оттенком. Как только я снова залез в палатку, Юра сразу увидел изменения в состоянии перстня, пришлось ему рассказать, что и как получилось. С тех пор камень
переливался искрами, когда рядом со мной не было чужих людей. Как только появлялся кто-нибудь посторонний, он снова становился матовым. Снять его с пальца я по-прежнему не мог. По удивлялся какое-то время и привык. Так прошло больше восьми месяцев, пока не наступил теплый сезон и мы снова начали выезжать на природу. В этот раз Юра поехать не смог, у него выпал сложный клиент, но наша спецгруппа к нему подключена не была, выдались пару свободных деньков. Я решил выехать на Ямахе и поездить по оврагам и старым карьерам. Мы частенько выезжали погонять по буеракам, чертовски захватывающее занятие, правда бывает, что и с травмами. Сегодня я один, есть у меня несколько мест, где можно полетать и попрыгать. Возле старого карьера есть несколько оврагов и такие же любители как я проложили уже целые трассы с горками, крутыми поворотами и разворотами. Тут смело можно и попрыгать, и погонять, чем я и занялся. Я уже прошел трассу по третьему разу и, когда проходил косую горку над оврагом, не удержался, из-за того, что не набрал нужную для этого места скорость и полетел вместе с мотоциклом в самый низ. Лететь было
метров восемь-девять. Подготовка у меня достаточная, чтобы не ломать себе ничего во время таких приземлений. Мотоцикл плавно съехал по крутому скату в отличии от меня, но в самом низу, в момент приземления, я сгруппировался и сам удар об землю разложил в перекаты. Синяков вроде не будет, я уже начал подниматься, когда заметил, что камень на перстне повернут на девяносто градусов.
        — Твою мать!  — только и смог я сказать. Все мое внимание было приковано к перстню, уж слишком я к нему привык. Подумал, что я его сломал. Начал переводить взгляд на мотоцикл, но что-то мне не понравилось сбоку, в той стороне куда вел выход из оврага. Посмотрел в ту сторону, вроде ничего не изменилось, перевел взгляд снова на мотоцикл и опять, что-то вижу боковым зрением, похожее на вибрацию воздуха. Поворачиваюсь к выходу и внимательно всматриваюсь в воздух в стороне выхода. Вроде что-то есть похожее на марево, когда солнце нагревает асфальт или ствол у пулемета нагревается, воздух дрожит и мы можем это заметить. Сейчас же почти ничего не заметно. Ладно все равно надо выходить отсюда, поднимаю мотоцикл и иду в сторону выхода и… и куда это я попал? Только не надо спрашивать в кого это я целился? Вокруг меня савана, на сколько видит глаз растут высокие кусты и высокая высохшая трава, только я с мотоциклом нахожусь на пяточке где нет травы и кустов, только земля желто-коричневого цвета. Ничего не понял, а где карьер? Куда подевался овраг и трасса? Разворачиваю мотоцикл и иду в обратном направлении.
Оба на! Я снова в овраге. Это что ж такое получается, я прохожу в портал? И откуда тут такое чудо? Раньше здесь такого не наблюдалось. Если сознаться честно, то я уже не первый раз не прохожу этот отрезок и сваливаюсь в этот овраг, и не разу тут ничего подобного не встречалось. Оставлю тут мотоцикл и попробую еще раз пройти. Так и сделал, уложил мотик на землю и прошел к выходу еще раз. Я снова в саване! Похоже, что это портал. Только откуда он взялся? Подозрение и мысли поэтому поводу у меня уже есть. Теперь надо проверить свои подозрения. Опять я выхожу в овраг и оказываюсь возле мотоцикла. Да, точно, портал. Смотрю на свой перстень, от горит искрами, электроразряды проходят по наружной поверхности кольца, поворачиваю камень в положение, как он у меня был до падения. Искры поверхности кольца пропали, остались только внутри камня. Пробую идти на выход из оврага, портал пропал. Прохожу так несколько раз, ничего, портала нет. Значит портал открывает кольцо?
        Экспериментом я не удовлетворен, пробую еще раз повернуть камень на кольце на девяносто градусов, повернулось. Ладно, теперь попробую пройти еще разок. Есть контакт, я снова в саване. Интересно, это другой Мир, или наш, но где-то в Африке или Австралии? Как-нибудь надо пройти и проверить. Сегодня пора уже завязывать с покатушками, тучки уже наползают, похоже, что скоро пойдет дождь. Поеду длинной дорогой домой, я тут уже разведывал возможные пути, по которым можно проехать домой. Вот по одному из них сейчас и проеду. Дорога эта почти никем не используется. Она начинается от основной трассы, с километр перпендикулярно уходит в низину и, после очень густой и широкой посадки, поворачивает налево и проходит вдоль нее, а через небольшое поле, метров двести пятьдесят проходит лес. Дорога эта тянется километров восемь-десять и попадает на еще одну дорогу, которая выходит на эту же трассу. Если повернуть в сторону леса, то она проходит через лес и километров через пять упирается в хутор домов в пятнадцать. По той дороге что ведет от хутора, транспорт почти не ездит, что уже говорить об этом проселке, что
тоже выходит на трассу. Смысла ехать проселком никакого нет, удобнее сразу выходить на трассу. Поэтому я и поехал в сторону этой заброшенной дороги, в полной уверенности, что никого там не встречу. Когда я переехал основную трассу и начал спускаться к этому проселку, то, не доезжая метров семидесяти до поворота на глухой проселок, услышал несколько очередей из Ксюхи
        (АКС-74У), звук ее выстрелов трудно спутать с другой моделью, следом семь выстрелов из пистолета, но не Макарова, снова две очереди из АК-74 и опять выстрелы из пистолета. И так несколько раз. То, что это не просто стрельба на природе мне стало понятно сразу, по всей видимости это бандитские разборки. Соваться туда на мотоцикле смысла никакого нет, но и взглянуть, что там происходит необходимо, только тихо. Так и поступил, мотоцикл загнал в посадку, слава богу она очень густая и ширина у нее метров шестьдесят, а теперь побежали и побыстрее, потому что стрелять уже перестали. К предполагаемому месту перестрелки я подходил очень тихо, еще метров двадцать, и я увидел совсем неприглядную картину. На дороге стоял черный джип, все двери у него были открыты, а на поле, в десяти метрах от этого внедорожника стоял неизвестный мне БТР или какая-то бронемашина и, армейский трехосный, тентованный КАМАЗ с прицепом. Прицеп тоже тентованный. Возле джипа лежат шестеро абреков, а вокруг военной техники, два прапорщика и два солдата. Делать нечего надо идти и проверять, может есть кто живой. Нохчи уже отошли в мир
иной, солдатики и один прапор тоже в помощи не нуждаются, а вот прапор, что лежит ближе всех к дороге, еще дышит, глаза закрыты. Он поймал две пули и обе в грудь, помочь ему уже нельзя. Я его даже не довезу. Подхожу к нему, и он открывает глаза. Сначала, непонимающе смотрит на меня, а потом до него доходит, что я не его бред.
        — Нохчи кинули, всегда все было нормально, а сегодня… Помоги, а?
        — Что ж ты, сволочь, нерусским продаешь, ведь у тебя оружие в КАМАЗе, так?
        — Много ты в жизни понимаешь молокосо…  — Глаза его закрываются, и голова сваливается на грудь. Все, последний из оставшихся в живых, покинул этот мир. И что теперь делать, сообщать в милицию, скорее они меня грохнут, а имущество поделят, надо хоть глянуть, что у них в машинах. Сначала посмотрел, что в джипе у нохчей, кстати, джип знатный, Мерседес Гелендваген. В салоне грязно, на заднем сидении лежит СВД, в багажнике нашелся «дипломат», замки оказались не закрытыми. Осторожно открываю замки, если у них не было намерений отдавать деньги, то и минировать его тоже смысла нет, приподнимаю крышку и осматриваю внутреннее пространство дипломата, никаких проволочек или веревочек не видно. Открываю крышку до конца. Хрена себе! Вот это да. Считать сейчас смысла не вижу, внутри лежит на первый взгляд больше миллиона Евро. Я уже вижу больше двадцати пачек Евро. Все достоинством в 500 Евриков. Сума сойти, да если только меня тут просто заметят, то убьют, даже к бабке не ходи. Надо прятать машины, людям все равно уже не поможешь. Геленд можно загнать в посадку, а КАМАЗ и броневик, надо в лес загонять и чем
скорее, тем лучше. Только людей погрузить в машины надо, я уже знаю где я их похороню. Смотреть, что привезли прапора в КАМАЗЕ, я даже не полез, и так понятно, что не солдатскую форму. У броневика открыл задние двери и затащил туда все трупы и все оружие, что осталось после боя. У прапора, что умер последним в руке оказался АПБ, это модификация пистолета Стечкина, отличная модель, ничего, что тяжеловатая, зато безотказная и патронов двадцать штук в магазине. Еще бы глушак к нему найти. Гелендваген я, как и запланировал, спрятал в посадке. КАМАЗ перегнал в лес. В броневике я нашел моток капроновой веревки, метров двадцать. Отрезал от нее два куска по два метра и решил привязывать свою Ямаху к заднему борту КАМАЗа и БТРа при перегоне, а иначе как потом возвращаться? Первым погнал броневик, очень мне хотелось узнать, что же это за модель, я таких никогда не видел. Напоминает БТР — 40, но не много больше него и колеса тоже большего диаметра.
        Вот такой красавец и стоял на поле.

        До места, где я спрятал свою Ямаху, я доехал без проблем, на этом броневичке уже установлен гидроусилитель руля. Удобно, черт возьми. Выкатив мотоцикл, я подвязал его на задний борт БТРа. Еще, можно сказать и работать не начал, а уже устал как собака, слишком большие тяжести для одного человека. Пока отдыхал, попробовал открыть портал прямо возле КАМАЗовского БПМа, ничего не получилось, наверное, есть определенные места откуда можно открывать проход. На всякий случай отошел на пятнадцать метров и попробовал открыть проход еще разок. Есть, получилось, значит можно переходить и в других местах. Потом по экспериментирую, сейчас главное перегнать весь транспорт и спрятать его надежно. Отошел к БПМу и начал продвигаться вперед, все нормалек, въехал в портал, кажется я чувствую границы прохода, спокойно может пройти транспорт или предмет в два раза шире этого БТРа. Это радует. Если это не наш Мир, то его необходимо разведать. Денег теперь навалом, можно затариться всем необходимым и поселиться в том Мире. БТР я отогнал подальше от места где я заехал на нем, теперь поедем за КАМАЗом, он с прицепом,
дальше уже будет легче. Отвязал Ямаху и, выехав из портала, поехал за КАМАЗом. На месте решил его слегка осмотреть. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что это не тентованный кузов и у КАМАЗа, и у его прицепа. Тент присутствовал, но под ним находился полноценный кунг. Не поленился и заглянул во внутрь кунга и прицепа. Все оказалось предсказуемо, ящики с боеприпасами и оружием, по-моему, даже восьмидесяти двухмиллиметровые минометы в количестве двух штук сложены под передним бортом. Наверное, и мины присутствуют, скорее всего в прицепе. Последним перегнал Гелендваген. Передохнул, уселся на мотоцикл и поехал искать место для тайника. Под это дело лучше всего найти заросший овраг без ручья или лужи. Пришлось поколесить около полутора часов, прежде чем я нашел такой овраг в трехстах метров от стоящей техники, как всегда, по закону подлости — это направление поисков оказалось последним. После того, как я спрятал всю технику, я выбрался назад к месту где произошла перестрелка и тщательно собрал все стрелянные гильзы. Количество выстрелов я помнил, стреляли только автоматы 5,45 миллиметров и
пистолет под патрон ПМ, так что проблем не было. Вот только все гильзы я не нашел. Но пара штук погоды не сделает, главное, что их россыпи не будут валяться на дороге. Кровь пришлось затереть и местами засыпать. Теперь, если специально не искать, то обнаружить, что здесь была активная перестрелка, нельзя. Все-таки придется возвращаться к месту где спрятана техника, потому, как я только сейчас понял, что температура там довольно высокая, градусов на десять выше чем тут, на Земле. Если трупы оставить в БТРе, то завтра я уже в него смогу влезть только в противогазе, начнется разложение. Да, никто и не обещал, что будет легко. Пожалуй, пора, а переночевать можно и на той стороне. Здесь — на Земле, меня никто не ждет, женой и детьми я пока не обзавелся. Молод еще, наверное, мне сейчас только двадцать семь исполнилось. Юрка тоже пока бессемейный и ему двадцать пять. Ну ладно, дело делать надо. Раз решил переночевать там, так тому и быть. Хотя и хочется сейчас попасть под горячий душ, но придется отложить. Сел на свой Эндуро и покатил к тому месту где последний переход делал. Проход открылся уже как-то
буднично даже. Я въехал на ту сторону и двинулся по следам оставленным спрятанными грузовиком и броником. Когда я съехал в овраг, то прикинув время там на Земле и тут понял, что есть большая разница. На Земле, время близилось к вечеру, часов шесть-семь вечера, а сдесь как было солнечно, так и осталось. Похоже, что это все-таки не Земля, а другая планета. Лопату и кирку я нашел в прицепе КАМАЗа. Могилы вырыл отдельно для нохчей и отдельно для бойцов нашей Российской армии. Даже в Новом мире негоже им лежать в одной могиле, чай не Великая Отечественная, это там они сражались плечом к плечу с нашими дедами, а теперь они превратились в бандитов. Похоронил всех, только над могилой наших бойцов поставил деревянный крест. Откуда доски? Разобрал один ящик с автоматами. На кресте написал имена, фамилии и звания бойцов. Осматривая документы погибших, удивился, оказывается воинская часть из которой сперли это оружие и технику, оказалась воздушно-десантной. Пока есть время и никто не торопит, решил окончательно разобраться, с тем, что же наши прапора продавали нашим врагам за миллион с гаком Евро? Осмотр
порадовал меня, но точно не порадовал бы наши органы правопорядка. У меня сложилось впечатление, что это оружие не было предназначено для ведения боевых действий в горах Кавказа. По всему выходит, что готовился какой-то крупный теракт в Москве. Не довезли бы нохчи по нашим дорогам такой груз к себе домой. А вот до Москвы, совсем не так далеко и по количеству оружия, как раз на усиленную ударную группу. Посудите сами. Пулемет Печенег — одна штука с лентами на 250 и 100 патронов, ручной пулемет РПК-74 с четырьмя сорока пяти зарядными магазинами, десять автоматов АКС-74Н с подствольными гранатометами ГП-30 и гранатами для них. Две винтовки ВСС и два автомата Вал, упакованные в специальные контейнеры, похожие на увеличенный «Дипломат», десять пистолетов, таких же, как и у прапора АПБ с глушителями, еще пяток пистолетов ПМ, два «подноса» — 82 мм миномет, один крупнокалиберный пулемет Корд с лентами в коробах для него, два ящика гранат Ф-1 и РГО, не знаю для чего два разных вида гранат и та, и другая оборонительная, разве, что Ф-1 удобнее на растяжки использовать. К этому всему оружию полно боеприпасов и
есть пару ящиков взрывчатки. Если все это разнообразие использовать по мирному населению в густо населенном городе, то я затрудняюсь представить количество жертв, а ведь это дети, старики и женщины. Ужас, мурашки по коже бегают, пора их выводить. Прицеп к КАМАЗу оказался жилым модулем, рассчитанный на проживание четырех человек. Койки в данный момент были откинуты к борту. Сам кунг имеет не очень мощное, но все же бронирование корпуса из семимиллиметрового титанового листа. Имеются уже встроенные в него бак для питьевой воды на сто пятьдесят литров, газовая плита, дизель электрогенератор на шесть киловатт и в завершение всего, кондиционер, наружная часть которого вынесена на переднюю стенку прицепа. В БПМе на базе КАМАЗа, тоже все было по-взрослому, либо этот экземпляр был в экспортном исполнении, или просто спецзаказ. Он порадовал мощной радиостанцией, кондиционером и своим пробегом, которого как раз хватало на обкатку двигателя 1920 километров. На сколько я слышал и читал в интернете, двигатель Маза, считают надежнее аналогичного КАМАЗовского. Не знаю на сколько это правильное утверждение, но будем
считать, что мне и в этом повезло. Все, найденные мной, топливные баки на технике, были заправленные почти под пробку, а в КАМАЗовском прицепе я дополнительно нашел две двухсотлитровые бочки с соляркой. Спать я устроился в БПМе. Не очень удобно, зато безопасно. Еду я тоже нашел, в БПМе был здоровый четырехлитровый термос с кофе, а в салоне стоял целый ящик армейских пайков. Пересмотрел я и содержимое бандитского Гелендвагена, в багажном отделении лежала новенькая СВДС, пистолет-пулемет Бизон под патрон парабеллум 9мм и два запасных магазина к нему. Несколько гранат Ф-1 и РГД-5, немного патронов ко всему оружию, две переносных радиостанции Кенвуд. Очень жаль, что для СВДС я нашел всего пять коробок со снайперскими патронами, не считая тех, что были уже снаряжены в ее магазины, всего получилось сто сорок штук. Маловато, надо попробовать через шефа достать пару цинков таких патронов. Когда на следующее утро я проснулся, то на снаружи только-только начало светать, а на моих часах уже был полдень. Теперь мне абсолютно понятно, что это другая планета. Значит необходимо начинать разведку этого Мира. У меня с
собой на всякий случай было две пятилитровых емкости с бензином для мотоцикла. Бак у него шестнадцать литров, да именно шестнадцать, ведь у меня Ямаха Эндуро-Рейд, когда я доливал бензин под пробку, то не влезло даже пяти литров. Одну полную пятилитровку я закрепил на багажнике, запас карман не тянет. Мало ли что может случиться в пути. Из оружия, решил взять с собой снайперскую винтовку с четырьмя уже снаряженными магазинами, ПП Бизон с обоими запасными магазинами, пару гранат Ф-1, с моточком тонкого желтого капронового шнура, а на бедро приспособил, висевшую у прапора кобуру для АПБ. Глушитель к нему я тоже нашел, он лежал в бардачке КАМАЗа. Снарядился не слишком легко, но ехать можно, раз это не наша родная Земля, то и ожидать можно всего, чего угодно. Пришлось еще и флягу с водой брать. Решил проехать сегодня в правую сторону это, судя по всему на восток, километров двести. Поверх своего не очень пестрого наряда, одел, найденную в БПМе армейскую камуфляжную куртку, подпоясался офицерским ремнем, снятым с прапора, на который и повесил три подсумка с запасными магазинами. Бизон очень хорошо вписался
как альтернативное оружие, его хорошо прятать под курткой, магазин не торчит. Удобный пистолет пулемет, довольно маленький, а емкость магазина пятьдесят три патрона. Больше тянуть время нет смысла, позавтракал, теперь только вперед. Завел мотоцикл и рванул судьбе на встречу. Ехать, вполне комфортно скорость в пределах восьмидесяти-девяносто километров в час, при этой скорости расход бензина в пределах трех с половиной литров на сто километров. Дорога для этого мотоцикла более чем хорошая. Укатанная до состояния асфальта, раз есть дорога, значит люди тут точно есть, а если судить по состоянию дороги, то людей тут очень много. Так я ехал и держал скорость в районе восьмидесяти пяти километров в час, попутно осматривая местные достопримечательности. Ничего особенного, по-прежнему очень высокая и сухая трава, низкорослые деревья или кусты, почва глинистая. Через сто пятьдесят километров на обочине увидел сгоревший джип и два грузовика и подъехал поближе для знакомства. Что сказать, похоже, что в этих местах очень неспокойно, так что не зря я взял с собой СВД. Грузовики сгорели дотла, вместе с товаром или
вещами. Кабины простреляны насквозь и принимая во внимание диаметр отверстий, стреляли из пулемета калибра большего чем 5,45 миллиметра, но меньше чем девять. Джип сгорел вместе с пулеметом, который у него стоял на турели. Все машины были простреляны во многих местах. Мне не много стало не по себе. У нас в мире, на Земле не так уж и сладко, а тут вообще какой-то Дикий Запад конца девятнадцатого века. Ладно, может удастся найти не слишком злобных людей и, хотя бы узнать обстановку и добыть карту какую-нибудь. Я уже проехал намеченные двести километров, но назад все же возвращаться не хотелось. Результат разведки хоть и был кое-какой, но все же этой информации для выводов недостаточно. Я проверил бензин в баке. Так как я постоянно держал самую экономичную скорость, то расход бензина меня откровенно порадовал, три и тридесятых литра на сто километров вышло. Можно еще проехать километров пятьдесят-семьдесят и у меня еще должно остаться немного бензина до точки невозврата, что я и сделал. Проехал еще километров пятьдесят- пятьдесят пять и услышал впереди стрельбу. Дорога шла по низине, но кое- где начали
попадаться невысокие холмы. Вот на один их таких холмов я и заехал. Если ориентироваться по звуку, то стрельба, как раз и велась за холмом, а может и с холма стреляли. Ямаха очень тихий мотоцикл, если не давить сильно на газ, поэтому я не стесняясь заехал почти на самый верх холма и уложил мотоцикл прямо на землю. Быстренько привел в боевое положение СВД и ползком добрался до вершины холмика. Как наблюдательный пункт или огневую точку, господствующую над окружающей местностью, холмик меня полностью устроил. Мало того, как я сейчас понял, то на этом же холмике бандиты устроили засаду. В ста пятидесяти метрах от меня, на дороге, стоял джип с разбитым лобовым стеклом и боковым водительским. Обе передних двери были открыты. Из водительской двери свисал окровавленный человек, по ходу он просто не успел покинуть машину, как его убили. Его жена успела выскочить наружу с оружием в руках. Помповое ружье, это его я слышал. Она успела выстрелить два раза, но лишь слегка зацепила одного бандита в руку. Ее тоже убили из пулемета. В настоящий момент один бандит возился в багажнике джипа, второй держал девчонку лет
пятнадцати и скалился третьему. Вот этот третий видать и был у них старшим. Это он стрелял из пулемета, сейчас он нес его в левой руке, а правой начал расстегивать ремень на брюках. Девочка по-видимому в шоке и еще не поняла, что с ней сейчас собираются делать. Времени на обдумывание ситуации у меня было слишком мало. Даже если представить себе, что хорошие парни поймали в засаде плохую семью, то дальнейшее поведение победителей говорит о том, что это бандиты напали на хорошую семью. Я уже держал в прицеле голову бандита, который держал девочку. Выстрел, голова бандита буквально разлетается на куски, перевожу прицел на копающегося в машине. Выстрел, попадание в грудь он отлетает от машины и заваливается на спину. Только сейчас, после второго выстрела главный бандит начинает понимать, что происходит, он поворачивается в мою сторону. До него никак не может дойти мысль, только что он стрелял с этой позиции и стоило ему с нее сойти, как уже кто-то стреляет с нее в его команду. Бандит поднимает свой пулемет, но сильно не успевает, я стреляю ему в правое плечо, его разворачивает, из левой руки у него
выпадает на землю тяжелый пулемет, похожий на немецкий МГ, и падает на землю сам. Все, четыре секунды боя и как таковой бой закончен. Винтовку на плечо, достаю из кобуры Стечкин и иду к раненому бандиту. Он пытается отползти от меня и левой рукой хочет достать с правого бока пистолет их кобуры, но никак не может туда дотянуться. Подошел к нему вплотную, вынул из его кобуры пистолет, очень похожий на Кольт 1911 правительственной модели. Не стрелял из такого, теперь точно попробую. Обыскал его полностью, мне не нужны сюрпризы. У него оказался еще один пистолет похожий на Вальтер ППК, но калибр явно не 7,65 миллиметра, а все девять. Этот пистолет у него находился на ноге в специальной кобуре. Нож висел в ножнах на поясе, хороший добротный охотничий нож, не маленький, но и не слишком большой.
        — Who are you? Who…  — Ух ты! Пиндос! Перехожу на английский. Так я тебе и буду говорить, что я инопланетянин. Ха-ха три раза.
        — Сейчас я тебя поспрашиваю.  — Хватаю раненого бандита и тащу его к машине, связываю ему руки и облокачиваю спиной на заднее колесо. Теперь он уже никуда не денется. Пора заняться девочкой. Она так и стоит возле убитого мной бандита. На лице явное непонимание, того что происходит.
        — Do you speak English?
        — Yes.  — Девочка смотрит на меня, вижу, что понимает, но английский точно не ее родной язык.
        — Ты меня понимаешь?  — Вдруг по-русски говорит.
        — Да, понимаю.  — продолжает смотреть на меня, но никаких вопросов не задает. От шока явно отошла. Крепкая девочка.
        — Ты знаешь этих людей? И почему они на вас напали?  — Вопросами я быстрее смогу вывести ее из транса.
        — Да, я их уже видела однажды, они пугали моего папу, говорили, если он не покажет им место где он нашел золото, то они сожгут наш дом и всех перебьют. Вы меня тоже убьете?
        — Ты чего? С какого это перепугу. Придумала тоже.  — Я просто впал в ступор, а потом подумал, если у них тут такие нравы, то вполне может подумать, что ее тоже убьют, чтобы скрыть все следы.
        — Ты успокойся, красавица. Я не убийца. Извини, что опоздал, я выстрелы услышал, а когда на пригорок залез, то уже было поздно, твои родители уже были мертвы. Только тебя и успел спасти. Надо убираться отсюда.
        — Ты должен собрать трофеи и сфотографировать этих. За них Корпорация платит хорошие деньги.
        — Это как?
        — Если бандиты нападают на море или на дороге, то за каждого какого бандита Корпорация выплачивает одну тысячу кредитов этого Мира.
        — Хорошо, потом поговорим с тобой на эту тему. Я вообще ничего не знаю об этом Мире.
        — Откуда ты такой появился, не из космоса, наверное,
        — Все потом, я сейчас этого допрошу, он у них, похоже, главным был. Ты пока в стороне постой, не надо тебе это видеть.
        — Ну уж нет эта скотина, лишила меня моей семьи, я все должна видеть и слышать, а потом я должна увидеть, как он умрет.  — Странно, вроде еще ребенок, а рассуждает как взрослая.
        — Ладно, я предупредил.  — Пора переходить к допросу.
        — Почему вы напали на эту семью?
        — Пошел ты…  — договорить я ему не дал, а сразу зарядил ему кулаком в раненное плечо. Он взвыл и попытался потерять сознание, чего я ему не дал сделать. Я достал из ножен его нож и продолжил допрос. Девочка дважды отходила в сторону и ее выворачивало на изнанку, но спустя минуту снова подходила и слушала, что говорит бандит. Я потрошил его около сорока минут, а когда он начал рассказывать по второму кругу, оттащил его в сторону и пристрелил.
        — Слишком ты ему легкую смерть подарил.
        — Не слишком ли ты кровожадная для девочки твоего возраста?
        — Здесь не выживают по-другому. Отец просто не ожидал, что они до данного ими же срока начнут боевые действия. Они сами дали нам неделю на раздумье. Потом отец мог отдать им место, где он нашел золото. Но, думаю, что они все равно убили бы нас.
        — Стрелять умеешь?
        — Да, тут дети начинают стрелять с семи-восьми лет. Иначе не выживешь.
        — Ладно, а как у тебя с вождением джипа?
        — Не скажу, что уже мастер в этом деле, но до дома доехать вполне смогу. Ты поищи в округе машину на которой они приехали.
        — Действительно, сейчас так и сделаю. Не дело если трофеи пропадают.
        — Ты военный?
        — Был военным.
        — Я вижу, что ты действуешь как военный.
        — Тебя как зовут, красавица?
        — Алена.
        — Как, Алёна?
        — Нет, Алена.
        — Странно, у меня на родине девушек с подобным именем зовут или Алёна, или Лена. Но это не важно, я привыкну.
        — Ты знаешь, называй меня этими именами. Мне кажется, что так даже лучше, красивее звучит.
        Родителей Лены, я аккуратно погрузил в их джип на брезент и завернул, чтобы насекомые, которых тут просто огромное количество, не тревожили усопших. Машину бандитов я тоже нашел, совсем не далеко от этого места я нашел неприметный овраг, в котором они спрятали свой пикап. В кузове на опоре стоял крупнокалиберный пулемет, калибра 12,7 миллиметра. К нему было подготовлено не малое количество патронов в лентах, соединенных по сто патронов. Также в достатке нашлись патроны ко всему оружию, которое было у бандитов. Из допроса бандита, стало ясно, что отец Лены сам виноват в разглашении тайны местоположения его рудника. Он собрал около килограмма золотого песка и самородков, и поехал сдавать в банк Корпорации. Золото приняли и засчитали не его счет положенную сумму, а после этого он поехал с друзьями в какой-то сомнительный бар, где они отметили его удачу. Основательно поднабравшись они громко обсуждали, планы ее отца. Естественно, в баре как всегда сидят личности, кормящиеся со слухов, иначе с информации. Эта информация и была доведена до одной, а может и не одной банды. Последствия такого недалекого
поведения, я сегодня и увидел.
        — Лена, как далеко нам ехать до твоего дома?
        — По спидометру двадцать один километр до дома.
        — А кому из твоих родственников можно сообщить о произошедшем?
        — Никому, у меня теперь не осталось родственников, совсем.
        — Как? А что ж ты теперь будешь делать?
        — Ты, наверное, не знаешь, но в этом мире, как бы это сказать, в общем мне еще почти год до моего совершеннолетия. Так вот, в нашем Мире, тот кто спас ребенка, и в случае если у этого ребенка нет родственников, то этот человек обычно оформляет опекунство над спасенным.
        — Ничего себе, Новый Мир разведал.
        — Ты конечно можешь отказаться, и я никому об этом не расскажу, но, все равно правду скрыть невозможно, со временем об этом узнают, потому, что когда будут выяснять как произошел захват и как я освободилась, то все поймут, что меня кто-то выручил и тогда… Ну ты понимаешь, об этом случае узнают уже в течении месяца. В общем, отказавшемуся человеку везде будет отказ. В этом мире такому человеку не выжить.
        — Я тебя понял, отказываться я не собираюсь, но…
        — Что тебя так беспокоит? Говори, если что-то знаю или слышала, то расскажу.
        — Я не из этого Мира.
        — Мы тоже переселенцы.
        — Я даже не из вашего прошлого Мира, понимаешь? У меня нет документов ни местных, ни документов из вашего Старого Мира. Что в этом случае делать? Как мне получить тут документы? Если кто-то узнает, что я попал не так как попали сюда все остальные, то за мной будут гоняться все и наши и ваши, как у нас говорят. Я даже не смогу оформить опекунство.  — Лена задумалась.  — Скажу тебе больше, у меня есть очень хороший друг, мы вместе служили. И я хочу его сюда пригласить. Сейчас мы едем к тебе домой, на ваше ранчо. А потом подумаем, что делать дальше. Я только должен забрать свой мотоцикл с обратного ската этого холма.



        Глава 2

        До ранчо Лены, мы добрались за сорок минут. Бандиты заранее знали где живет семья Стрельцовых, и поэтому хорошо подготовились к встрече. Я также узнал у главаря, что убивать они никого не должны были, им необходимо было напугать и захватить семью. Потом у себя в лагере они вытрясли бы из отца Лены всю информацию и лишь после этого убили бы. Но этот говнюк промахнулся, и первая очередь попала прямо в лобовое стекло джипа, почти сразу убив Ленкиного отца. У него еще хватило сил остановить машину и открыть дверь, после чего он и умер. В мать попала одна пуля по касательной, но она выскочила с оружием и ранила одного из них, после этого главарь рассвирепел и двумя очередями убил женщину. В банде, в которую они входили, был сорок один человек, теперь осталось тридцать восемь. На территории этого лагеря держат десяток рабов, которые работают на них постоянно и около пятнадцати человек подготовленных на продажу в Халифат. Блин, все миры одинаковы, везде есть халифаты, имаматы и все великие. Здесь тоже процветает работорговля, и пиратство, тоже есть банды, которые нападают на конвои. Тоже производят и
выращивают наркотики, а также заставляют пойманных женщин заниматься проституцией. И Корпорация смотрит на это сквозь пальцы. Если носом ткнут, что тут в этом конкретном месте удерживают рабов, то они вынуждены будут принять меры, освободить рабов и выгнать тех, кто заставлял их работать на себя. И на этом все. Правда платят деньги за убитых преступников, особенно если эти бандиты мешают корпорации. Или совершили преступление против людей из Корпорации. Я узнал у Лены, как они сюда попали. Все очень просто, на той стороне в Старом их Мире, существуют вербовщики, которые ищут в том Мире людей у которых там есть серьезные проблемы. Таких людей обрабатывают пропагандой и предлагают перебраться в другой Мир за определенную плату. Корпорацию эту организовали ученые из Америды. Вовремя какого-то научного эксперимента, у них получилось открыть портал в этот Мир, после нескольких лет исследований они смогли создать установки порталов и перебрались в этот Мир полностью, так как их уже начали прижимать власти, которые финансировали эти исследования. Со временем эти ученые наладили связь с брошенным ими Миром и
постепенно наладили отношения с властями, по типу натянутого перемирия. Сюда начали поступать люди, не редко Правительство переправляло сюда разных уродов и преступников, чтобы тут жизнь медом не казалась. Как оказалось, тут и так жизнь не мед, огромное количество опасных хищных животных, ядовитых змей и насекомых. Люди поначалу гибли пачками. Но ученые создали вакцины и антидоты от ядов и основных болезней, написали брошюры для новых переселенцев. Составили приблизительные карты Новых Земель и жизнь постепенно стала налаживаться. Если бы не банды, и множество откровенно криминальных личностей, которых по-прежнему сюда переправляют. Корпорация при агитации сюда людей из того Мира сразу предупреждает, что проход в этот Мир односторонний, поэтому нас, если узнают, что мы можем ходить туда-сюда, просто уничтожат. Или разберут на запчасти, ученые они такие, если есть объект исследования, то все пока, не замучают не остановятся, да и потом будут требовать доставить новый объект, потому, что этот подох, но не дал нужной информации. Размышляя над этой темой, я подумал, что нужно попробовать попасть сюда из
правильного Мира. Нужно попытаться проделать портал из этого Мира в Мир, из которого сюда пришла Лена. Лена объяснила мне, что в этом Мире существует несколько баз, которые принимают новых переселенцев и они разделены на сектора соответственно регионам в том Мире. То есть существуют базы, которые принимают переселенцев из Руссии, Америды, Еврозы, Африды и так далее. Мне необходимо добраться до базы по приему переселенцев из Руссии и попробовать пробить портал в Руссию. Одна беда, до этой базы две с половиной тысячи километров. Я выяснил у Лены, что у наших Миров совпадают меры весов, длины, температуры и еще многие вещи, а главное, что наши истории развития государств почти совпадают. Был у них Сталин и Ленин, была Вторая Мировая война, была холодная. Но в данный момент у них еще хуже, чем у нас. Нужно пробовать пробивать портал, но ехать две с половиной тыщи одному, это мазохизм. Придется делать все по порядку. И начинать нужно с ликвидации банды. Все это я и попытался объяснить Лене. Не говорил ей только о том, что я сам создаю портал, точнее, что это делает мое кольцо. Она сразу приняла этот план и
собралась участвовать в ликвидации бандитов, но тут уж я был против. Заодно узнал сколько стоит солярка, бензин и где в этом Мире его можно купить. Если учитывать местные расстояния между населенными пунктами, то поездки выходят не дешево. Средняя заработная плата рабочего в этом Мире девятьсот кредитов Корпорации, за то очень дешевое питание произведенное в этом мире. Жаль, что в этом Мире не все калибры совпадают с теми, что есть у меня. Например, 9 Пара, тут не проблема, зато нет 9 ПМ, отсутствует тут и 5,45Х39. Вместо него есть 6,5Х39, патроны калибра 14,5Х114 существуют и очень популярны у военных, как и 12,7 миллиметров. Патрон 7,62Х54 можно найти, но он считается устаревшим. В принципе терпимо, можно запастись необходимыми патронами в моем Мире, и постепенно переходить на местное оружие. Что меня особо порадовало, это то, что оружейники Руссии, создали такие же бесшумные комплексы, как и у меня на Родине. Когда я спросил откуда Лена все это знает, она призналась мне, то ее отец был просто фанатиком всякого оружия и у него много разных книг по этой тематике, он привил ей любовь к стреляющим
игрушкам и хорошо обучал ее ими пользоваться. Так что познакомившись со справочниками, которые мне дала посмотреть Лена, я увидел, что такие патроны как СП-5 и 6, тут в наличии имеются и полностью совпадают по своим характеристикам. Порадовало. До бандитской базы было около шестидесяти километров. Поэтому я решил ехать на мотоцикле, за что был ласково назван идиотом. По саване на мотоцикле, оказывается могут себе позволить ездить только очень ненормальные люди. Мне доходчиво объяснили, что различные зверюшки очень любят полакомится человечиной. Поэтому было решено ехать на бандитском пикапе. Вот только нормального вооружения для этой операции у меня здесь нет, придется съездить к моему арсеналу.
        — Лена, скажи, есть тут надежное место, чтобы спрятать военную технику?
        — У тебя есть военная техника?  — Она крайне была удивлена.
        — Есть.
        — Какая?
        — У меня в этом Мире есть один БТР, грузовик с прицепом, и джип, очень неплохой.
        — Ничего себе, ты очень богатый человек в этом Мире. Ты знаешь сколько это стоит?
        — Лена, у меня грузовик с прицепом полностью загружен оружием.  — Тут у Ленки закончились слова.
        — Да ты что, это же… да, у меня нет слов. Я думаю, что мы найдем где спрятать этот транспорт.
        — Мы должны перегнать его по частям. Сначала мы поедем вдвоем на моем мотоцикле и заберем БТР, и часть оружия. Я собирался прокатится на разведку и сегодня же вернуться назад, а получилось как видишь совсем не так как планировал. Поедем мы сегодня. Сколько в здешних сутках часов?
        — Тридцать.
        — То есть день тут длинный. Ехать до места нам часа четыре. Только нужен бензин хороший.
        — Есть у нас, отец держал целую бочку хорошего бензина.
        — Хороший это понятие растяжимое, не помнишь он не произносил какие-нибудь цифры, восемьдесят второй иди девяностый.  — Я специально назвал цифры от фонаря, если слышала, они резанут по слуху, и она обязательно вспомнит.
        — Да, называл, не то девяносто шестой, не то девяносто пятый.
        — Отлично тогда нам нужно заправиться и ехать. Одевайся в плотную одежду и высокую обувь, сапоги или берцы. Если есть одень очки, посветлее, чтобы могла все видеть, но в глаза ничего не влетело.
        — Есть такая одежда.
        — Оружие надо какое-нибудь тебе. Желательно винтовку и штук пятьдесят патронов.
        — Папину возьму. Он меня из нее учил стрелять.
        В общем собрались и поехали, бак я залил полный. Доехали мы без приключений за четыре часа. Я не сильно гнал, чтобы не растрясти Ленку, и мотоцикл получился сильно загружен уже не так мягко шел. Заехали в овраг с техникой и Ленка потерялась. Наблюдал за ней и видел, что ей очень нравиться техника. А военная ее завораживает. Все перещупала, везде посидела.
        — Лена, план такой. Сейчас поедем ко мне домой. Меня в городе уже больше суток не было. Юрец может начать волноваться. Сегодня у него должен закончится контракт с клиентом. Если все срастется, то вечером он приедет ко мне, и мы будем решать, как дальше жить.
        — Лена посмотрела на меня подозрительно. Но ничего не сказала.
        — Ты не волнуйся, я тебя в обиду не дам. Ты еще несовершеннолетняя, так что документы никто не попросит. Мне, наверное, отпуск оформлять придется или увольняться с работы. Потому как путешествие на две с половиной тысячи километров это много время займет. Перешли уже буднично, то есть это я буднично перешел, а для Ленки это было из разряда чудес. Появились в той же посадке, где я прятал мотоцикл во время стрельбы. Вроде все тихо. Потихонечку поехал на трассу и по ней домой. Я прихватил с собой запасной пистолет того бандита, теперь слишком много ответственности, мало ли что может случиться, я за Ленку отвечаю головой. До дома тоже доехали без приключений. Время в моем мире было шесть часов вечера, как раз нормально. Принял душ, переоделся в нормальную одежду, показал Ленке, как и что в ванной, не маленькая разберется. Из дипломата нохчей взял одну пачку пятисоток Евро. Так что завтра можем купить Ленке из одежды, что-нибудь.
        А пока Ленка отмывалась я сообразил ужин и позвонил Юрке.
        — Юрец, привет! Как на работе, меня не искали?
        — Привет, Влад. На работе все окей, я вечером вчера тебе звонил, но мобила отвечает, что ты недоступен. Где был?
        — Юра, ты, когда ко мне сможешь приехать?
        — Может ты ко мне, а то устал, а у тебя машина?
        — Я тоже очень устал, садись на свою Ямаху и дуй ко мне. Через час я тебя жду. По дороге заедь в супер и купи полусухого шампанского и коробочку хороших конфет, цена не интересует.
        — Ого, ты что завел себе новую подружку?
        — Не зубоскаль, через час жду.
        — Буду.
        — Ну как, отмокла?
        — Да, как будто заново родилась.
        — Ты извини, совсем забыл, я там в коридоре возле ванной здоровый банный халат повесил. Переодевайся и заматывайся в него. Сейчас будем ужинать, а через часок и Юрка подкатит. Будем думу думать.  — В дверь позвонили, и я пошел встречать Юрчика.
        — Привет, как добрался?
        — Да нормально. Держи пакет.
        — О, да ты еще и от себя прикупил, проходи в комнату, я тебя с девушкой познакомлю.
        — Оба, на! Это как понимать?
        — Вот так и понимай, знакомься — это Алена, Алена — это Юра.
        — Влад, я не понял, ты что перешел на малолеток? Ей же нет восемнадцати.
        — Разве я сказал, что это моя девушка? Я русским языком сказал, что я познакомлю тебя с девушкой.
        — Сорри, сразу не вкурил, извиняюсь.
        — Извинения приняты. На ближайший год, Юра, она, можно сказать мне будет дочкой приходиться. Так что ее не обижать, я за нее горло перегрызу.
        — Вот это ты меня удивил. Я с самой армии тебя таким не видел. Прямо захотел по стойке смирно встать, товарищ командир.
        — Так я и не шутил, и вообще, Юра, Алена сегодня потеряла родителей, так что ей не до веселья, она, конечно девочка очень сильная, но… ты меня понял.
        — Так точно, Влад, понял. Что случилось?
        Мы снова сели за стол и под шампанское и конфеты для Лены, я с самого начала рассказал о случившимся. И Юра, и Лена, сидели в задумчивости и каждый из них переосмысливал только что сказанное. Первым прервал тишину Юра.
        — Что ты решил, Влад?
        — Завтра мне нужно решить вопросы с работой. Не знаю то ли брать отпуск, то ли увольняться. Ты ведь знаешь меня, я не могу подвести Кузмича. Он тоже человек военный, так что иначе не могу.
        — Ты поговори с ним, он может посоветовать, как поступить. Правда ему ведь все не расскажешь.
        — Вот и я об этом же. Может и не понять. Ты мне, Юра скажи, ты со мной уйдешь в Новый Мир или останешься тут?
        — Командир, ошарашил ты меня новостями. Мне бы с ними переспать? Вот не готов я тебе прямо сейчас сказать да или нет. Мне надо подумать. Сутки дашь?
        — Да куда ж я денусь, конечно думай. А я завтра на фирму схожу поговорю с Кузмичем. Порешаю с ним пару вопросов и с Леной пробегусь по магазинам. Дома будем только к вечеру, ты ведь представляешь, что значит девушка по магазинам прошвырнется.
        — Это точно. Но я могу ее понять.  — Ленка засмущалась. Скромная девочка, хорошо ее папа воспитал.
        — Влад, а на, когда ты запланировал к бандитам в лагерь наведаться. Я бы хотел принять в этом посильное участие.
        — Юра, я конечно ценю твою дружбу, да и связывает нас служба, но вот мне совсем не хочется, чтобы ты заработал случайную пулю от какого-нибудь недоноска. Что я потом скажу нашему начальнику?
        — А как же ты собрался банду на ноль помножить? Один что ли?
        — Да, Юра, один. Это уже мое дело или как говорят американцы в глупых фильмах «Это моя война».
        — Так не пойдет, командир, так дела не делают. Я с тобой пойду. Ладно, давай так решим, завтра на работе, переговорим с Кузмичем и по результату решим с этим вопросом.
        — Хорошо, поезжай спать, а завтра встретимся не фирме. Скажу тебе лишь одно. Это для дополнительно подумать. Скорее всего, попав туда, я не смогу жить спокойной жизнью. Может открою фирму по проводке конвоев, а может начну уничтожать эту мерзость там. Это то, что мне сегодня Лена, ой Алена рассказала.
        — Алена, скажи, как обстоят дела в Новом Мире с женщинами?
        — В смысле?
        — Пропорция мужчин и женщин?
        — Не все так просто. Если грубо, то мужчин две трети, женщин одна, но из этой трети-две трети проституток.
        — Вот тебе, Юра и вопрос на обдумывание, если ты туда со мной пойдешь, то жену выбирай себе здесь, из этого Мира.
        — Вот это очень серьезный вопрос.  — Лена стояла и слушала нас с широко открытыми глазами.
        — А что ты удивляешься, Лена. Это очень и очень серьезный вопрос для мужчины.
        — А ты, Влад, тоже будешь жену их этого Мира туда тянуть?  — огорошила меня вопросом Лена и смотрит на меня как на врага народа.
        — Нет, Лена, мне тебя предстоит воспитать и выпустить на вольные хлеба, а до этого думаю, что даже не стОит.
        — Обещаешь?
        — А чего ты сразу к словам придираешься.
        — Нет, ты мне пообещай?
        — Лена, я даже не знаю во сколько лет по вашим законам тебя можно выдать замуж.
        — В шестнадцать лет, у нас уже выходят замуж, в пятнадцать в исключительных случаях.
        — Ну в крайности мы бросаться не будем. Год я точно жениться не собираюсь. А через год найдешь достойного человека, и мы тебе сыграем свадьбу.
        — Обещаешь?
        — Обещаю, обещаю, если в живых останусь.
        — Так ребята, вы тут сами разбирайтесь, а я побежал, приятно было познакомится, до завтра.  — Юрка убежал.
        — Чего это он как наскипидаренный убежал, обычно он так не убегает, как будто его током пробило.
        — Просто он корректный человек. Не важно, короче.
        — Ладно, Лена. День был у нас очень тяжелый, пора отдыхать, да и ночи у нас на много короче. Можешь и не успеть выспаться. А завтра очень много дел.
        — А где я буду спать?
        — Пошли покажу.
        — Так это же твоя кровать?
        — И что, это что-то меняет? Я пойду в другую комнату, на диван, места у меня много. Белье чистое застелено. Так что спокойной ночи, красавица.
        — Спасибо тебе, Влад, и спокойной ночи.
        — Да не за что. До завтра.  — Я вышел в гостиную и присел за компьютер, хоть и устал чертовски, но сон не шел. Тоже не шутка, за день на спортивном мотоцикле проехал более пятисот километров, убил хладнокровно троих человек, понятно, что уродов, но все же людей. Столько событий за не полных двое суток. В полночь природа взяла свое. Выключил комп и улегся спать, но долго поспать не пришлось, проснулся в три ночи. За дверью в спальне плакала Лена. Натянул спортивные штаны и постучал в дверь. Плач перешел на всхлипывания, и я услышал тихое: — Заходи.  — Зашел. Ленка сидела на кровати и плакала в подушку, обняв ее, это чтобы меня не будить. Я сел на кровать и прижал ее к себе.
        — Ты поплачь, это нормально, не стесняйся. И главное ничего не бойся я не дам тебя в обиду.  — Ленка напряглась и перестала всхлипывать.
        — Мне приснилось все, что сегодня произошло, я только сейчас поняла, что меня ждало. Если бы не ты… Мне страшно, мне так страшно сейчас, что я готова умереть, только бы этот сон больше мне не снился. Это так страшно, мама, папа, их уже нет. Еще утром я с ними говорила у нас были планы, мама смеялась и говорила мне, когда расчесывала мне волосы, что я очень красивая и какая у меня будет счастливая жизнь и вот теперь их нет. Больше я их никогда не увижу. Жизнь теперь разделилась на ДО и После. Я весь день была, как на здоровенной порции адреналина, а сейчас я поняла, что и сама уже была на самом краешке обрыва, смерть уже смотрела на меня и ждала, раскрыв свои объятия, но перед этим меня ждало жуткое унижение, боль, а потом все равно смерть. Ты меня вырвал из ее лап. И теперь мне очень страшно, очень, понимаешь меня?  — Она так взглянула на меня, то у меня самого мороз по коже прошел. Что же эти сволочи наделали? В одно мгновение нежный и веселый ребенок стал взрослым человеком и взглядом старика. Почему же такая несправедливость? За что ей такое несчастье? Она еще ничего в жизни не совершила, не за
что, Господи? Знаю я, что тебя нет, знаю. Просто иногда хочется хоть немного справедливости, пусть не для меня, а для другого человека. Жаль, что я не бог, что не в состоянии ей помочь. Она замерла в моих руках и боялась громко вздохнуть, чтобы я не ушел, ей действительно было очень страшно.
        — Не бросай меня, ладно. С тобой так спокойно, не бросай… пожалуйста.
        — Не брошу, не надейся. Я с тобой.
        — Спи рядом, ладно, я не смогу спать одна сейчас, если ты уйдешь, снова приснится это. Я боюсь. Останься, пожалуйста. Не уходи.
        — Ладно, возьму подушку и приду. Ложись и попробуй поспать. Это очень нужно сейчас. Ты ведь очень сильная, ты весь день держала это в себе, а сейчас нужно спать…спать…спать…
        Аленка, расслабилась, веки закрылись, и она заснула прямо в моих руках. Аккуратно положив ей под голову подушку, я укрыл ее одеялом, сходил за подушкой и лег рядом, накрывшись простыней.
        Проснулся я в восьмом часу не выспавшимся. Аленка обхватила меня рукой за шею, поверх простыни и закинула на меня ногу. Ладно, кое-как я освободился от ее захвата и выскользнул из спальни. Совершив утренний моцион, пошел готовить завтрак. В город мы с Леной поехали на моем пикапе и на фирму я попал к девяти часам. Как раз к этому времени шеф заканчивает утреннюю накачку коллектива. Лену я определил в зал для клиентов, посадил на диван возле журнального столика, предупредил, чтобы никому ничего не говорила и все вопросы переводила на меня. За одно может полистать журналы, тут где-то есть журналы мод. Сразу, как от шефа вышли наскипидаренные сотрудники, я к нему и зашел. Разговор с Кузмичем вышел, не то, чтобы тяжелый, но не много напряженный. Нас с Юрой он ценил. Опыт пограничной службы в нашем деле очень помогает. Наблюдение и еще раз наблюдение, это то, что очень часто помогает избежать самого факта нападения на клиента. Если таковое произошло, значит это наша недоработка. В результате договорился, что ухожу в отпуск сначала в мой плановый, так сказать, а потом если не хватит времени, то за свой
счет. Запланированный для меня отпуск давал мне сорок календарных дней. Когда вопрос с отпуском уже был улажен, спросил у Кузьмича сможет ли он достать для меня боеприпасов, интересующего меня вида. Он был так удивлен, что несколько минут рассматривал меня, как будто увидел меня впервые и теперь думает, стоит меня на работу брать или нет.
        — Влад, ты во что-то влип? В то что ты бандитизмом занялся я не поверю, вроде я тебя не плохо уже знаю.
        — Нет, Кузьмич, естественно я никогда не буду заниматься бандитизмом, скорее наоборот. Но так получилось, что я стал обладателем приличного арсенала и мне понадобились некоторые боеприпасы.  — Тут у меня проскочила мысль, что я могу часть оружия скинуть Кузьмичу в обмен на то, что мне будет нужно там, в другом Мире.
        — Кузьмич, я могу подкинуть и тебе немного, но в обмен на боеприпасы.
        — Так, стоп. Влад, давай сначала.  — Пришлось пересказать, чем закончились мои покатушки. Конечно я не рассказал ему про портал и про дипломата с деньгами, но про перестрелку нохчей и прапоров-воров, рассказал все.
        — Влад, так у тебя теперь целый арсенал и не плохой парк техники. Ты уже к трупам подошел или добивал кого-то?
        — Один прапор еще был жив, но у него в груди уже две пули из Ксюхи было. Он только и успел сказать помоги и отдал богу душу. Кузьмич, я знаю, что наша фирма имеет право на боевое оружие, а не гражданское?
        — Все правильно, есть у нас такое разрешение. А к чему спросил?
        — Я могу на обмен отдать тебе не много.
        — Что можешь дать?
        — Печенег, РПК-74, два АКС-74, один АКС-74У, десять АКС-74Н все боеприпасы «пятерку» отдам. Кроме Ксюхи, на остальные автоматы и РПК весь комплект присутствует, Печенег без боеприпаса.
        — Странно, как-то, ты делишься? Почему не хочешь отдать 7,62Х54?
        — Там, куда я собираюсь, считай, что нет такого боеприпаса, и 9 ПМ тоже нет.
        — На запад собрался рвануть.  — Уверенным тоном сказал Кузьмич, но в его тоне явно проскочили нотки брезгливости.
        — Нет, никакого Запада. Добавлю к этому, что ни один патрон никого не убьет здесь, на Земле.
        — Что? На Земле?
        — Кузьмич, ты не тот смысл выделил. Главное, что нашему народу это оружие не принесет горя и страданий.
        — Я не первый год на службе в Органах, так что знаю, что выделять и откуда. Но я тебя понял. Можешь не бояться, в этом помещении нет прослушки, утром проверяли.
        — Утром — это уже два часа как. Но все равно, лишнее говорить не буду.
        — Влад, я уже кое-что понял. Я тебя знаю, как очень порядочного человека, так что тебе доверяю. Скажу тебе один раз. Если тебе понадобится помощь там, или у тебя появятся интересные предложения, у меня есть два десятка очень порядочных и надежных людей, правда многие с семьями. Но если ты посчитаешь возможным, сделай мне предложение. В Нашем Мире все уже прогнило на столько, что надеется на улучшения уже нет ни сил, ни времени. Я тебя правильно понял? Другой Мир?  — Я не ответил, но медленно прикрыл глаза.
        — Спасибо, Влад. Теперь по боеприпасам, что тебе нужно?
        — Меня интересуют патроны калибров: 14,5Х114, 12,7х108, 9 Парабеллум, 9 ПМ и очень, очень меня интересуют патроны СП-5 и СП-6.
        — Чего и сколько?
        — Как ты уже понял у меня теперь КАМАЗ «Выстрел», на нем стоит КПВТ и ПКТ, а также есть один Корд. К БТРу у меня был один боекомплект четыреста и две тысячи соответственно, оставил себе ленты от Печенега, это еще один б/к к ПКТ, поэтому хотелось бы еще хотя бы два комплекта к КПВТ и два к ПКТ. Дальше, мне досталась СВДС, для нее там патронов не достать, если сможешь достать пару ящиков снайперских патронов, буду премного благодарен. Пулеметные не хотелось бы использовать для СВД.
        — С этим понятно, крупные калибры не проблема, есть концы, снайперские для СВД сложнее, но тоже не проблема.
        — Кузьмич, только вместо снайперских не возьми целевые с тяжелой пулей, могут подсунуть как снайперские.
        — Хорошо, что сказал, в этих тонкостях я не очень разбираюсь. Что еще?
        — Было бы не плохо если достанешь два-три Бизона под 9 Пара. Что еще, буду счастлив если найдешь пару 9А-91 со всеми приблудами. Нужны ночные прицелы НСПУ-3, но если будет что-нибудь полегче и современнее, то буду только рад. Патронов конечно СП-5 и СП-6 в пропорции 2:3. Не бери патроны ПАБ-9. Они не для ВСС и Вала. Ими можно стрелять, но не желательно, посадят стволы гораздо раньше, чем хотелось бы. Нужны гранаты. Лучше Ф-1 или РГО. Ну, наверное, и все.
        — Я все запомнил. Ближайшее время дам знать. Как с тобой контактировать?
        — Кузьмич, если останусь живой, то как появлюсь, свяжусь с тобой сам. У меня одно незаконченное дело там, срочное. Девочку в зале видел?
        — Нет, я же еще из кабинета не выходил.
        — У нее вчера родителей на дороге расстреляли бандиты, я случайно успел вмешаться. Ее вытащил, бандосов убил, но там в их банде осталось еще тридцать восемь и у них еще есть рабы, аж но двадцать пять человек. Жизнь там очень несладкая, Дикий Запад, с современным оружием и техникой.
        — Погоди, ты хочешь сказать, что всю банду уничтожить хочешь?
        — Я так и сказал.
        — Не дури. Возьми людей.
        — Нет, Кузьмич, и ты знаешь почему. Пока я не вернусь это вообще закрытая для всех тема. Да и легализоваться там сложно. Люди туда попадают не из нашего Мира. Мне нужно будет отработать этот вопрос.
        — Влад, Юру возьмёшь? Ты же ему доверяешь?
        — Не хочу им рисковать, взять с собой и подставить человека под пули, нет Кузьмич, не хочу.
        — Не дури, Влад. Я уже с самого утра на него смотрю, что-то с ним не так, задумчивый какой-то. Теперь понимаю, ты ему уже рассказал?
        — Да, вчера вечером. Он взял сутки на размышление.
        — Нечего ему уже размышлять, он уже готов. Бери его, вдвоем будет на много безопаснее. Я его тоже в отпуск отпущу, на таких же условиях, как и тебя. Я его зову?
        — Зови, Кузьмич.  — Шеф нажал кнопку селектора.
        — Ольга Николаевна!
        — Слушаю вас, Анатолий Кузьмич.
        — Вызови ко мне в кабинет Юру Волкова, пожалуйста.
        — Минуту. Уже идет.
        — Спасибо.  — Через несколько секунд подошел Юра, наверное, был где-то неподалеку и ждал вызова.
        — Вызывали, Анатолий Кузьмич.
        — Вызывал, Юра. Тут такое дело. Я тебя в отпуск отпущу, а если не хватит времени порешать семейные дела то, продлю как за свой счет. Подходит?  — Юрец посмотрел на меня, как бы спрашивая, «что он знает»? Вместо ответа я его спросил:
        — Ты подумал, Юра?
        — Да, готов.
        — Ну вот и отлично. Ты свободен Юра и, это… в общем берегите себя, ребята.  — Юра вышел, а я спросил у Кузьмича.
        — Кузьмич, хочешь я тебе пару АПБ подарю? В полном обвесе.
        — Просто так?  — Улыбнулся Кузьмич.
        — Просто так, Кузьмич, от души, можно сказать.
        — Спасибо, хороший подарок. Конечно приму. Отличная машинка, знаешь сколько я с ним по горам побегал. Не раз мне жизнь спасал. Спасибо, обрадовал старика. Ладно иди и я буду ждать тебя, возвращайся с победой сынок.  — или мне показалось или по левой щеке Кузьмича скользнула скупая мужская слеза.
        Юра ждал меня в зале, сидя на диване рядом с Леной. Она восторженно просматривала журнал.
        — Все, ребята, на выход.
        — Ну ты даешь, Влад. Как это Кузьмич тебя отпустил, да еще и на все лето.
        — У него тоже появилась надежда, Юра.
        — Так он полностью в курсе?
        — Да, а дальше как карта ляжет. Ты готов воевать?
        — Да, командир. С тобой в огонь и в воду. Уже воевали с тобой, знаю, что зря не подставишь. А остальное… готов, короче.
        — Ладно, тогда поезжай домой и готовься, поедем на мотоциклах, тебе нужно будет заправиться и прихватить две канистры бензина. Мы пока с Аленкой по магазинам проедем. И еды прикупим. Вечером подъезжай. Нет, переиграем, за бензином я сам заеду, наберу побольше. Нам триста километров там пилить придется по проселочной дороге.
        — Тогда я поехал.
        — Давай. Возьми армейский камуфляж и лешего. Пока.
        День пролетел незаметно, скупились нормально. Я Лену расспросил на счет одежды в Новом Мире. Оказалась, что самая популярная одежда там полувоенная-туристическая, если кратко, то стиль Милитари. Поэтому мы заехали в большой охотничий магазин, в котором продавалось все, начиная с обуви и носков, и кончая оружием и снаряжением. Ленке я с трудом, но подобрал все, что нужно в двойном количестве. Дополнительно купил два казана с треногой. Посуду на троих. Сухого спирта, хороший мангал. Не забыл купить панамы с широкими полями и противомоскитной сеткой, у нас с Юрой были, но они покупались давно, когда мы еще не могли себе позволить покупать слишком дорогие вещи. Теперь можем, тот миллион двести тысяч, что мне достался от нохчей, можно потратить только здесь, на Земле. Купил я два ночника на ВСС и Вал и два на голову если ехать ночью придется, правда на БПМе есть на месте водителя и пассажира приборы для ночной езды и наблюдения, даже инфракрасные фары есть.
        Из гражданской одежды купил несколько платьев для Лены, если где-то в ресторан зайдем. Или в других мирах придется пожить. Купил бензина и масла для мотоциклов пять тридцати литровых пластиковых канистр и тридцать литров масла. Все покупки сложил в кузов пикапа, а его в свою очередь загнал в гараж, он у меня под домом. Квартира у меня своя, двухкомнатная добротная сталинка с высокими потолками и большим балконом. Баул с вещами Ленка заставила меня взять домой с собой. Дома она почти до ужина примеряла обновки. Померяла и платья, как же без этого. Волос у нее длинный и густой. Вот и соорудила она моднячую прическу из журналов мод, я ей сегодня купил десяток, пусть девочка забудет о горе, лучше пусть журналы мод изучает, но что меня сегодня поразило, это то, что она попросила меня купить ей несколько книг по стрелоковому оружию. В том числе я дал ей свою немецкую энциклопедию по стрелковому оружию 1945 -1985. Купил когда-то в детстве, на сэкономленные в школьной столовой деньги. Дорогая была, зараза, тридцать два Советских рубля. Но не о том речь. Навертела она лихую прическу, надела одно из
купленных сегодня платьев, слегка накрасилась, встала на каблучок и пришла ко мне в зал, где я зависал за списком того, что нам еще надо. Я конечно потерял дар речи. Девочка-то уже оформилась в очень юную красивую женщину. Ленка стояла все это время и наблюдала за моими эмоциями, а их у меня было. У меня, по-моему, даже челюсть отвисла. Глядя на нее, мне на секунду показалось, что передо мной стоит не пятнадцатилетняя девочка, а как минимум двадцатилетняя взрослая женщина, только сейчас я увидел, что у нее грудь уже больше первого размера, скорее даже ближе ко второму, узкая талия и уже округлившиеся бедра. Рост из-за высокого каблука поднял ее сантиметров на десять-двенадцать, а у нее и без этого рост сто шестьдесят пять. Можете себе представить мое состояние. Видимо, Ленке надоело ждать моих отзывов о ее внешности, и она сама спросила:
        — Ну и как я выглажу, замуж возьмешь?
        — Лена, как бы тебе сказать по мягче. Выглядишь ты сейчас на все двадцать и это очень плохо. Через пару лет ты будешь просто обалденно красивая девчонка. За тобой толпами будут гоняться мужики, но… я вижу, что ты меня не поняла. Поехали, я сделаю для тебя небольшую экскурсию.  — Мы спустились на улицу и сели в мой пикап. Ехать до того места куда мы ехали было не далеко, вечер был достаточно светлый и она крутила головой на все триста шестьдесят. Когда мы доехали до улиц на которых стояли рядами проститутки, до нее наконец-то дошло, что я хотел сказать. У дороги, на самом краю тротуара, стояли в основном совсем молодые девчонки, некоторым можно было дать лет пятнадцать-шестнадцать, если с них смыть штукатурку. Нет я совсем не против косметики, но только не на пятнадцатилетних девочках. Не правильно это, рано они из детства ушли, рано. Прокатившись по нескольким таким улицам, я повернул в сторону дома. Ленка сидела и смотрела в сторону бардачка на торпеде, но по глазам я видел, что она очень далеко в своих мыслях. Когда мы приехали домой, пока я загонял машину в гараж, она стояла рядом и прятала
глаза ото всех проходящих мимо людей. Равнодушным не оставался ни один из прохожих. Некоторые проходили мимо нее чуть ли не с высунутым языком вперившись в нее глазами, некоторые проходили мимо, мельком на нее посмотрев, качали головами и осуждающе смотрели на меня. Когда мы пришли домой, она рванула в ванную, как скаковая лошадь. Вышла она оттуда через полчаса, на приятном нежном девичьем личике не осталось и следа косметики. Она подошла ко мне и, посмотрев мне в глаза сказала:
        — Я поняла, что ты хотел мне сказать. Мне слишком рано пользоваться косметикой и совсем не стоит спешить становиться взрослой, тем более уподобляться тем девчонкам, что ты мне показал. Мой папа, наверное, был бы очень доволен, что ты так наглядно и мягко заставил меня саму прийти к этому выводу. Спасибо тебе.  — Она подошла ко мне и не поднимаясь на кончики пальцев ног поцеловала меня в щеку. Потом сняла туфли, и спросила меня:
        — Но я так и не поняла, зачем ты купил мне эти отпадно красивые и баснословно дорогие вещи?
        — Когда мы пойдем в ресторан, не важно в моем, твоем или в Новом Мире. Ты будешь выглядеть очень достойно, но ты не будешь строить из себя вульгарную взрослую девицу, я очень рад что ты правильно уловила суть того, что я хотел до тебя довести. Ты будешь выглядеть как достойная дочь своего отца. Скажу даже больше, он вырастил и воспитал очень сообразительную, умную и очень красивую дочь. Будь естественной и эти наряды будут подчеркивать твою молодость и естественную красоту. А возраст-это настолько поправимая вещь, что к этому даже рук не надо прикладывать.
        Вечером к нам приехал Юра, он тоже немного закупился. Заехал на заправку и взял две канистры бензина. И немного еды из списка долгоиграющих продуктов: сухая колбаса, итальянские спагетти, рис, гречку, гороховый концентрат — все то, что может долго храниться без холодильника долгое время. Спать ложились пораньше, чтобы подняться еще затемно. Юру положили в гостиной на диване, а я ушел в спальню к Ленке. Юрец вопросительно посмотрел на меня. А я посмотрел на него и отрицательно помотал головой, погрозив ему указательным пальцем. Эта ночь прошла спокойнее. Пару раз Ленка всхлипывала и подскакивала на кровати, наверное, снова снился этот сон. После второго раза она посмотрела на меня умоляюще, я укрыл ее, обнял и до утра мы проспали спокойно. Утром я, как всегда проснулся до будильника, который я поставил на четыре тридцать. Как я уже начал привыкать, Ленка снова обняла меня и водрузила на меня ногу. Я опять попытался тихонько вылезти из кровати, но в этот раз мне этого сделать так просто не дали. Только я попытался вылезти, как Ленка сильнее ухватила меня рукой и ногой и открыла правый глаз. Лена, не
дури, я пошел готовиться, а ты еще поспи пол часика. Она выпустила меня из захвата, и я вышел из спальни, надо это прекращать, я уже взрослый мужик, так и до греха недалеко. С этими мыслями залез под холодный душ и все дурные мысли вылетели из головы. Выехали мы около шести. Свой мотоцикл я погрузил в кузов пикапа. Так что добрались с удобствами. Заехали в посадку и я, незаметно повернув камень на кольце проехал в портал, Юра, увидев где я исчез проехал за мной и появился рядом с машиной в Новом Мире.
        — Вот это да, чудеса да и только!  — не удержался он, высказывая свои ощущения.  — Ё! Да это же «Выстрел». Класс и КАМАЗ правильный, трехмостовый и все ведущие.
        — Юра, я сейчас открою весь транспорт и вооружу вас, потом отгоню машину в гараж и вернусь на Ямахе. Помоги разгрузить пикап, бензином хорошо затарились.
        — Бензин куда грузить?
        — В БТР, он бронированный, 16 миллиметров брони, пуля не достанет. Канистры не текут, так что можно будет ехать, не боясь задохнуться. Ты поведешь грузовик и будешь замыкающим, Алёнка поедет на Геленде, я в авангарде на БТРе.
        — Может ты на КАМАЗе? У тебя и категория в правах открыта.
        — Нет, права тут никто не требует, а в авангарде нужен БТР, а дорогу я знаю лучше. Нам бы конечно не помешало пару человек в качестве стрелков, но чего нет-того нет. Все обживайтесь, смотрите под ноги, очень много ядовитых организмов. Лучше вообще не вылезайте из техники, тут такие хищники бродят, что если от человека один раз откусит, то на второй уже ничего и не останется.
        Домой добрался без приключений, машину закатил в гараж и, сгрузив мотоцикл, поехал снова в посадку. Через час опять перешел сквозь портал. Не могу понять сколько сейчас время, то что не утро так это точно. Пора выдвигаться. Выехали из оврага, построились в колонну. Перед выездом я раздал портативные радиостанции, которые находились в гнездах зарядки в БПМе, всего штатных портативок было пять штук. Каналы настроены, у этих станций встроенный скремблер, так что прослушать наши переговоры вряд ли смогут. Когда доехали до расстрелянной колонны, это мы проехали уже сто пятьдесят километров, я остановился, чтобы Юра проникся моментом и не щелкал челюстями, а смотрел по сторонам. Юра впечатлился, долго осматривал сгоревшие машины, после чего наконец произнес:
        — Не хило тут ребята развлекаются. Буду внимательнее теперь.
        — Тогда поехали дальше, нам еще больше ста километров трястись, как кстати на КАМАЗе с прицепом едется?
        — Нормалек, привык уже. Пару раз проехать вот так и можно на права сдавать.
        — Лена, а как ты, освоилась с Мерседесом?
        — Да, на нем на много легче ехать, чем на нашем джипе.
        — Тогда вперед, осматривайтесь, скоро в зону действия банды приедем, оружие держите на готове.



        Глава 3

        Как ни странно, но до ранчо Лены, мы доехали без приключений, грузовик и Гелендваген загнали за дом, а БТР подогнали почти вплотную к торцу дома, чтобы в случае чего можно было простреливать три направления. Лена взялась готовить обед, нашей колонной мы проехали двести пятьдесят километров за почти пять часов, что совсем не плохо, учитывая нашу остановку. Мы с Юрой обошли территорию вокруг ранчо и вернулись в дом. Вовремя. Обед уже нас ждал. Хорошая Ленка будет хозяйка. Видно, что девочка с детства приучена к труду. После обеда начали снаряжаться для ночной разведки. Пулемет решили не тащить с собой, тяжесть большая. Юра конечно без пулемета даже не хотел выходить из дому, ну это и понятно — пулеметчик. Но я настоял на легком вооружении. В результате взяли: Вал, ВСС, два АПБ и по пять гранат, и так получились тяжелыми. Шесть магазинов к ВСС и Валу, по пять к АПБ, плюс гранаты, ножи, трехлитровые фляги с водой, вяленное мясо на перекус, лешаки, и ночные прицелы. Хорошо, что есть рюкзаки, я об этом позаботился, когда с Ленкой в охотничьем магазине были. Ленку посадили в БТР и завезли туда, где мы с
ней в прошлый раз спрятали машины. Показал ей как наводить башенные пулеметы на цель, и поставил БТР так, чтобы у нее был хороший обзор, научил пользоваться ночным прицелом БТРа и стрелять из пулеметов, объяснил ей, что боекомплект не резиновый и стрелять надо очень короткими очередями, а желательно вообще одиночными. Оставили ее в сумерках и поехали на двух мотоциклах. Лагерь бандитов не сразу нашли, спрятан он был очень неплохо, человек, который основал тут поселение, с большой долей профессионализма расположил строения и сам лагерь, если бы я не узнал у бандита при допросе, где именно находится лагерь и как к нему незаметно подъехать, ни за что не нашел бы. Долго искали точки с которых было бы возможно наблюдать за лагерем. Еле-еле нашли две не высокие возвышенности, я бы даже сказал холмики. Но все же с них, лагерь просматривался полностью. Странно, что бандиты не оборудовали на них наблюдательные вышки, раньше на этом месте где я сейчас лежу, точно была вышка, но это бывшие хозяева старались, а бандиты полностью вовнутрь периметра забрались. Юра на противоположной стороне залег, там точно такой
же холмик. В лагере есть хождение, у ворот, снаружи оборудовано пулеметное гнездо, выполнено как блокпост. Сейчас там сидят два человека, чем занимаются, даже не знаю, но то, что службой там и не пахнет это точно. Внутри, за забором из колючей проволоки, еще один пост, по-видимому это группа усиления или быстрого реагирования. Под навесом стол с лавками с четырех сторон. И сидят за ним четыре вооруженных бандита. У всех какие-то автоматы и винтовки, но отсюда я не вижу на что они похожи. Внутри, лагерь не такой уж и большой, его площадь примерно сто на сто семьдесят метров. Всего я насчитал шесть двухэтажных и одно одноэтажное здания. Все постройки капитальные, с толстыми стенами и достаточно большими окнами. Есть у бандитов и свой автопарк, отсюда я вижу три грузовика повышенной проходимости, один из них большегрузный — трехмостовый и два поменьше, наверное, трехтонки, на двух ведущих мостах. За ними стоят два джипа и один пикап с крупнокалиберным пулеметом. Позади цистерна на тонны полторы, и небольшая мастерская — это как раз и есть то одноэтажное здание в дальнем конце лагеря. На одной из крыш
ближнего ко мне здания, еще одно пулеметное гнездо, пулемет обычного калибра, похож на единый наш, типа ПК. С ним на крыше только один человек. Что-то маловато людей в лагере. Вряд ли все находятся в домах. Посчитаем, шесть у ворот, двое на вышках, что внутри периметра, один на крыше и того: девять человек, где остальные двадцать девять? Вопрос, могут быть и на выезде. Допустим, что в помещениях еще столько же, для смены и старший с помощником. И того уже двадцать. Это уже лучше. Но я ошибся, все тридцать восемь бандитов были на месте. Я это понял, когда из одного из зданий выгнали наружу пятерых рабынь, их заездили так, что они еле-еле передвигались, а одна не смогла идти и упала посреди двора. Пьяный бандит подошел и начал бить ее ногами и кричать, что-то на испанском, но я не мог расслышать, что именно он кричал, далековато от меня. Метров сто двадцать. Так и не сумев заставить женщину подняться он достал из кобуры пистолет и два раза выстрелил в нее. Блин, сволочь такая, и нельзя стрелять в ответ, если нас спалят, то и уничтожат быстро. Все же не подрассчитал я свои силы. Многовато для нас
бандитов, а я еще хотел в одно рыло все провернуть. Жадина. На выстрелы бандита на улицу вывалились все бандиты, было не понятно, толи они так среагировали на выстрелы как на сигнал тревоги, толи думали, что можно на какое-нибудь развлечение поглядеть, но факт, что вышли все и с оружием, хоть рожи и заспанные. Когда они разобрались, в том, что произошло, то начали ругаться на стрелявшего, и опять не понятно, толи за то, что он их разбудил, то ли за то, что он убил потенциального раба, а так как тут с женщинами вообще проблема то… В общем я их пересчитал, все они тут, все тридцать восемь. И теперь я точно знаю, что и один бы их перебил и перерезал. Пролежали мы с Юрой больше восьми часов. Мы вычислили где находятся местные боссы. Смены караула тут через шесть часов. Так что мы дождались, когда поменяется третья смена и приступили к ликвидации банды. По моей команде мы одновременно выстрелили в головы часовых на вышках, собственно они караульную службу как таковую не несли, они вольготно развалились в креслах, которые они затащили на вышки, и спали. Никаких проверок караулов не было. После этого я снял
часового на крыше у пулемета, он не спал, но сидел в шезлонге, как будто он на пляже. Следующими умерли дежурные у пулемета перед въездными воротами. Так бы и дальше, было бы очень неплохо. Передал Юрчику приказ пробираться вдоль периметра, а сам приступил к расстрелу группы усиления. Они долго не могли угомониться, играли сначала в карты, потом в кости и лишь к полночи слегка передравшись успокоились, послали одного ходока к тайнику, и он притащил им выпивку. Вылакали они все до дна, а потом в наглую улеглись спать, прямо за столом, как сидели на лавках, так и уснули, положив головы на сложенные на столе руки. Стрелять очень неудобно, пуля может пробить человека и ударить в стол, а еще хуже если зацепит другого рядом сидящего. Лучше дождаться Юру, в четыре руки или в два ствола, можно и не переживать, никто не поднимет тревогу. Юрок подошел через минут двадцать и сказал, что по дороге чуть не вляпался, встретился со здоровенной змеей. Испугался так, что забыл про автомат. Он выхватил нож и снес ей голову, и только потом вспомнил про оружие. Говорит, что до сих пор волосы на голове дыбом стоят, да и
не на голове тоже. Распределили цели и… начали, четыре выстрела из двух стволов и все. Никто даже не дернулся, все попадания в голову. Хорошая работа. Теперь рутинная и самая опасная работа, сменили ВСС и Вал на АПБ и ножи. Я решил сначала спеленать начальство, во-первых, если начнем шуметь, то потом их только убивать придется, а нам бы языки нужны. Юра со мной был согласен. Поэтому пошли к начальству, в этом домике их было трое. Вошли тихо, всех пришлось оглушить. Связывали так, что если будут шевелиться, то затянут петлю на шее и задохнуться. Пока они без сознания, пошли в казарму, иначе не скажешь. Правда спали они в разных комнатах на втором этаже по пятеро, четверо человек в комнате. Первый этаж оказался нежилым, за то здесь обнаружилась оружейка. Поднялись на второй, показал Юре, чтобы он меня прикрывал, а я буду работать ножом. Восемнадцать бандитов у меня получилось убрать ножом тихо. Осталось две комнаты и в них по четыре человека. Когда я потянул на себя одну из последних дверей, она открылась сама и из нее вышел заспанный бандит. Он уткнулся прямо в меня и мне ничего не оставалось делать
как выстрелить ему в живот, ну не ожидал я такого, хотя вроде и готовился к такой случайности. Он успел вскрикнуть до того, как я выстрелил ему в голову второй раз. Его крик был услышан, и бандиты зашевелились на кроватях. Я показал Юрке на последнюю дверь, а сам рванул внутрь этой комнаты и сразу открыл огонь. Я справился, но до того, как последний бандит в этой комнате умер он успел выстрелить в меня и попал в левое плечо. Я грязно выругался, надо же так подставиться на последнем подонке.
        — Юра, ты как там.  — я уже слышал, что с его стороны стрельба уже закончилась, но мне нужно было услышать его голос, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.
        — Все окей, кончились бандиты, а у тебя как?
        — Нормально, но не так как хотелось бы.
        — Что?  — Нервно спросил он. Попали гады.  — Юрка буквально влетел в комнату, я сидел на полу и в глазах уже мелькали искорки, как тогда, на заставе. Хорошо, что получилось облокотиться спиной на стену. Выстрелили в меня из девятимиллиметрового пистолета, патрон 9 Пара. Пуля застряла где-то ниже ключицы, но легкое не задела. Скоро потеряю сознание. Пришлось колоть промедол. Достал из аптечки шприц-тюбик и воткнул в бедро. Полегчало не сразу. Рану закрыл тампоном и Юрка меня перевязал.
        — Юрка, как рассветет поезжай за Ленкой. У меня в аптечке еще один такой укол есть. Плохо только, что это наркотик. Если буду умирать и не дождусь тебя, то открою портал во дворе, поищешь пройдешь. Позаботься о Ленке. И на подъезде к ней свяжись по рации с ней, чтобы не саданула главным калибром. Я сейчас пойду на крышу там… пулемет там… я прикрою если что…  — на этом я потерял сознание.
        — Ты потерпи, командир, ты ведь и от худшей раны не помер, а тут ерунда какая-то. Может я и тут доктора найду. Я сейчас, посиди тут не много, я сейчас, потерпи Влад не умирай.  — Юра перезарядил свой пистолет и побежал во двор. Мы видели днем где держат рабов. В последнем двухэтажном доме, было два входа в подвал. В один из них и уводили женщин. Замок Юрец сорвал и, открыв засов спросил на английском есть ли среди них врач. Женщины что-то невнятно загомонили, он задал вопрос на русском. Ответила одна из женщин, русский она понимала, но русской не была.
        — Я медсестра, но в мужском подвале есть врач хирург.
        — Кто может помочь тебе греть воду и помогать при операции?
        — Тут есть две поварихи.
        — Они надежные, глупостей не наделают?
        — Нет, нас уже так забили, что никто ничего такого не будет делать.
        — Поднимай их и выходите на улицу.  — Из подвала вышли три женщины.
        — Где тут можно сделать операцию.
        — Лучше это делать на кухне, все рядом и вода, и стол. Кто ты, тебя здесь раньше не было?
        — Один из тех, кто вас освободил.
        — Что? Как?
        — Так. Только командира моего ранили, надо пулю вытаскивать.  — женщина, что-то залопотала на итальянском другим женщинам, они оживились и быстро побежали на кухню, как мне объяснила медсестра.
        — Пошли, вызовешь врача у мужчин.  — она пошла за мной к дверям мужской половины. Юра снова выломал замок и открыл засов.
        — Говори.  — Женщина заговорила снова, но не на итальянском, скорее на португальском. Вышел человек и внимательно посмотрел на Юру.
        — Руссин?
        — Да.
        — Показывай где раненый?
        — Нужны два помощника, чтобы перенести его на кухню.
        — Есть два солдата. Я позову.
        — Только предупредите их, что освобождение будет только завтра, сегодня они вернуться сюда назад. Ночь уже потерпят, я думаю.  — Доктор перевел солдатам, то, что я ему сказал. Они отдали честь и показали, что готовы выполнять приказы. Пока Юра с помощниками переносил меня на операционный стол, женщины уже приготовили место для операции и меня сразу уложили на стол, и сняли с меня куртку и майку.
        — Как его ранили?
        — Пистолет, 9 миллиметров.
        — Я понял. Нужен инструмент.
        — С собой нет, спросите у женщин кто здесь работал, может где-нибудь есть.  — Доктор спросил на итальянском у женщин. Одна задумалась, потом стукнула себя по лбу ладонью и побежала куда-то в другое здание и через некоторое время она вернулась с набором хирургических инструментов в нержавеющем боксе. Доктор открыл бокс, поморщился, но кивнув, отдал его женщинам, они залили его водой и поставили его на плиту. Кипятился инструмент около часа. Когда все было готово, доктор попросил солдат держать меня за руки, а Юра держал ноги. В этот момент я очнулся потому, что действие препарата заканчивалось. Доктор вставил мне между зубов какую-то деревяшку и сказал зажать ее зубами, что я и сделал. Пока доктор делал операцию, я дважды приходил в себя и снова впадал в безсознанку. Оперировал он меня два часа. Пуля ушла глубоко, но до выхода из тела все же не дотянула прилично. Доктор резал со спины и достал чертову пулю, но все проблемы заключались в том, что в рану занесло много ниток с моей куртки и футболки. Вот он и ковырял меня. Операция закончилась лишь к утру. Меня перенесли в какую-то комнату и уложили
на кровать. Юра хотел проводить солдат в подвал, но они попросили его выставить их на охрану периметра. Делать было нечего и Юра разрешил им занять позицию на крыше, возле пулемета. Поварихам приказал делать хороший завтрак на всех. Медсестра осталась возле меня, так как я не приходил в сознание. Старшим, Юра попросил остаться Доктора, а сам уехал за Леной. Вернулись они через два часа, на БПМе. Как только броневик остановился по середине двора и из него выскочила Ленка и бросилась к первой попавшейся женщине с вопросами где я. Женщина не поняла языка, но хорошо поняла, что именно надо девчонке и показала на дом, в котором меня положили. Она ворвалась как вихрь, подлетела к кровати и намерилась меня обнять, но тут вступила в бой медсестра, она так и не сменилась с поста. Она схватила Ленку за руки и остановила ее одним словом:
        — Нельзя!
        — Как он?
        — Уже нормально. После операции он еще не приходил в сознание. Пусть он сам придет в себя, а потом от должен много спать.
        — Ему сейчас больно?
        — Он не стал делать укол обезболивающего перед операцией, терпел и терял сознание. Сказал, что у него последний остался. Он сказал, что это НЗ, я не знаю, что это.
        — Неприкосновенный запас.
        — Что?
        — Он оставил этот укол на всякий случай для кого-нибудь, кому будет нужнее.
        — Я поняла. Кто он тебе?
        — Будущий опекун, а в будущем… мой…  — Ленка разревелась и не закончила говорить. В это время я и очнулся.
        — Он приходит в себя. Что нужно делать? Влад, миленький, как же так, ты хотел меня бросить? Ты же обещал, что справишься и вернешься живым, как же так?  — И она заревела в голос. Я пока все видел, как в тумане, но постепенно приходил в себя. Уже хорошо, что пришел в себя.
        — Пить.  — они обе бросились к чайнику, мне заварили какой-то отвар, противный на вкус, но сказали, что лечебный. Я пролежал до вечера, а потом поднялся. Медсестра хотела меня перехватить и уложить назад, но я показал ей рукой, что не надо мол беспокоится и встал с постели. Тяжело, очень тяжело, в глазах полетели звездочки. Я снова сел на кровать и опять встал, уже легче.
        — Где туалет?  — сестра подхватила меня под здоровую руку и помогла идти. На улице меня уже подхватил Юра и довел до туалета, когда шел назад то присел на улице под домом на лавочку, из соседнего дома выбежала Аленка. Подбежала ко мне и хотела задать вопрос, но я ее опередил:
        — Все хорошо, родная, все уже хорошо и тебе больше никто не угрожает. Со мной уже тоже все хорошо. Юра, а где мой Стечкин?  — Юрка спохватился и убежал, а через минуту вынес мне мой АПБ, перезарядил другой магазин передернул затвор и поставил на предохранитель, второй полный магазин он засунул мне в карман брюк, а пистолет вложил в руку.
        — Юра, как обстановка? Что с людьми?
        — Пока ты был… э… занят, люди были освобождены и накормлены. К тебе сильно прорывался один человек, он говорит, что он представитель Корпорации, говорит, что он не последний в руководстве человек. Я ему ничего не рассказывал, поэтому…
        — Я понял, что с бандитами?
        — Живые пока сидят под замком в подвале, ждут тебя. Их тут уже под нож хотели пустить. Мертвецы все сфотографированы обысканы и выброшены за периметр. Далеко, так, чтобы не пришли хищники сюда. Представитель Корпорации ознакомлен с нашими действиями и пока полностью их одобряет.
        — Позови сюда этого, из Корпорации, будем концерт закатывать, а ты слушай поддакивай в нужных местах, чтобы потом говорили одно и тоже.  — через две минуты Юра привел корпоративщика.
        — Добрый день, сэр. Это очень хорошо, что вы поправляетесь. Я представитель управления Корпорации. Скажите, что вы намерены с нами делать дальше?  — Он не плохо говорил на русском языке, был не сильный акцент, но не мешал разговору.
        — Я собираюсь доставить всех желающих на ближайшую базу. У вас есть какие-нибудь возражения?
        — Ни в коем случае. Я тоже хочу попасть поскорее к жене и ребенку, а также выяснить вопрос, кто меня продал. Предатель у нас в Корпорации, я понимаю, что это не ваше дело, но… вы меня должны понять.
        — Понимаю, еще как понимаю. Может я вам в этом и помогу. Как знать. Но у нас тоже есть проблемы.
        — Какие, вы уничтожили целый бандитский лагерь, я насчитал тут тридцать восемь бандитов, включая тех, кого вы держите под замком. Какие же у вас могут быть проблемы? Вам теперь за них положена премия в размере тридцати восьми тысяч кредитов Корпорации.
        — Их было на три больше. Когда мы с другом попали в этот Мир, я поехал посмотреть куда мы попали, и наткнулся на трех бандитов, которые напали на семью, которая возвращалась домой. Они расстреляли джип из пулемета, убили отца этой девочки, затем ее мать. Повезло, что я услышал стрельбу, и в силу моей профессии, осторожно подобрался на расстояние, позволяющее увидеть происходящее. Когда я увидел всю картину, ее родители уже были мертвы, а бандит держал девочку, в то время как другой, стрелявший из пулемета шел к ним и расстегивал ремень на брюках. Мне пришлось застрелить двух бандитов и последнего ранить, чтобы потом допросить. Так я и узнал об этом бандитском пристанище и поклялся девочке, что уничтожу эту банду полностью, что и выполнил со своим другом. НО! Но дело в том, что мы с другом не знаем, как мы тут появились. Может вы сможете прояснить нам в чем дело, кое-что мы узнали из рассказа девочки, как сюда попала она и другие люди, но не можем понять, как попали мы. У нас нет документов, мы с моим подчиненным находились в патруле и вдруг оказались на местной проселочной дороге. Мы не знаем, что
нам теперь делать.
        — Дороги назад, как вы, наверное, уже знаете, нет, так что придется вам адаптироваться в этом Мире.
        Документы получить не проблема, нужно всего лишь добраться до Руссийской базы. Она, кстати самая ближняя от сюда. Там можно оформить вам АйДи.
        — Что оформить?
        — Так называется документ в этом Мире. Это и ваша банковская карта, и паспорт, два в одном.
        — Спасибо, что объяснили, а то мы даже этого не знали. И еще один вопрос. Дело в том, что у этой девочки не осталось родственников в этом Мире, что теперь делать? Может тут есть детские приюты?  — Аленка посмотрела на меня, будто хотела меня сжечь огнем, но я подмигнул ей и сделал знак успокоится.  — Затем продолжил. Как мне поступить в этом случае?
        — По неписанным законам Нового Мира, человек спасший ребенка, у которого не осталось родственников, обязан удочерить, усыновить или оформить опекунство над ним. Вы можете отказаться от этого, но тогда ни один человек кто узнает об этом, не подаст вам руки.
        — Огромное вам спасибо, что прояснили этот вопрос. Конечно, как только я стану гражданином этого Мира, я оформлю опекунство и прошу вас мне в этом помочь, а также я хочу, чтобы все имущество ее родителей и их деньги…  — в этом месте работник Корпорации напрягся, а я продолжил,  — все деньги достались только этой девочке, а все расходы на ее воспитание и содержание я беру на себя.
        — Вы поступаете благородно. Я помогу вам с оформлением бумаг. Только когда мы сможем покинуть это место, вы же раненый.
        — Я не думаю, что мы задержимся тут на долго и… скажите, а что тут было раньше? Чей это был участок. Если на него нет наследников, то я бы хотел тут поселиться.
        — Не думаю, что на этот участок найдется хоть один наследник, вы заберете его как трофей.
        — Спасибо за информацию, думаю, что вам сейчас тоже нужно отдохнуть от плена. Приводите себя в порядок и нормально питайтесь, я уже отдал распоряжение поварам готовить для всех вкусную и калорийную пищу.
        — Спасибо за вашу заботу, сэр. Мне кажется, что вы попали в этот Мир очень вовремя.  — Закончив этот, тяжелый для меня разговор, тяжелый потому, что я не знал, как он отреагирует на наше попадание в этот Мир, я решил, что пора выпотрошить главарей бандитов. Не нужна мне лишняя головная боль. Пока они живые — они угроза для всех, здесь присутствующих.
        — Юра, пошли потрошить бандитов.
        — Готов.  — Я попросил Ленку постоять на охране домика, где держали бандосов. Надо постепенно приучать ее к полувоенному образу жизни.
        В результате допроса главарей, мы узнали много ценной информации. Во-первых, банда была абсолютно самостоятельной и это очень хорошая новость, во-вторых, мы узнали о двух тайниках главарей банды, да-да, не просто тайниках банды, а тайниках главарей банды. Это, как вы понимаете две большие разницы и, наконец в-третьих, мы узнали места дислокации еще двух подобных банд, что тоже очень хорошо. Если представить себе, что мы уничтожим еще две банды, то на сколько же тогда чище станет этот Мир? Не умрут и не попадут в рабство сотни людей, а может и тысячи.
        Теперь вопрос, как мы поедем на базу и каковым будет состав машин? Я тщательно осмотрел большой трехосный грузовик. Если его поведет кто-нибудь из бывших рабов, то места для людей вполне хватит. В кузове тридцать сидячих мест. До Руссийской базы чуть более двух тысяч километров. Если наш конвой сможет преодолевать пятьсот километров в день, то мы сможем добраться до точки назначения за четыре-пять дней. Учитывая, что тот прицеп-цистерна — это полуторатонная бочка с соляркой, причем полная, как нам сказал один из солдат, бандиты буквально несколько дней назад посылали большой грузовик с этой самой бочкой, куда-то за пополнением топлива. Через два, максимум через три дня я уже смогу ехать за рулем. Надо готовиться к отъезду, заготавливать еду и оружие. Сегодня ко мне подошли солдаты, которые вызвались тогда первыми караулить наш лагерь, попросили меня оставить их и еще одного человека в лагере. Им нужно было ехать в другую сторону. Поэтому они попросили меня оставить их в лагере до нашего возвращения, оставить им немного оружия и пулемет для того, чтобы они смогли охранять наш лагерь. Я подумал и
решил, что есть конечно вариант, что они соберут здесь все, до чего дотянутся руки и уедут на трех машинах. Но это не принято в этих местах, людей на планете не так уж и много, можем же и встретиться когда-нибудь. Согласие я дал. Оставил им три автоматические винтовки с двумя боекомплектами, несколько гранат, все из числа трофеев, не все же нам забирать, надо и с людьми поделиться, тем более они заслужили. И меня бросились переносить, и охрану лагеря на себя взяли. Пообещал отдать им джип бандитов и один пулемет. Только вот есть один вопрос, который меня очень волнует. По словам бандитов, их решили от Корпорации подогреть оружием и боеприпасами, чтобы они либо расширили свою банду, либо создали еще одну, но уже подконтрольную этой. Напрямую Корпорация не может так открыто действовать, поэтому к ним со дня на день, а точнее после завтра, должен прийти конвой с оружием. Приведут этот конвой, люди которым доверяет Корпорация. Людей не должно быть много, потому, что это секретный конвой машин и так будет не много, так еще люди, доставившие этот конвой сюда, уедут обратно на джипе и пикапе. Это значит, что
людей будет не больше шести-восьми. Два грузовика с оружием для еще одной банды. Похоже Корпорация собирается перерезать дороги, по которым едут конвои в сторону Руссийских поселений. Это может помочь сделать только один вывод, где-то Руссины крепко наступили на хвост интересам Корпорации. Мы с Юрой конечно можем справиться с восьмерыми, но учитывая, что я ранен и еще не очень подвижен, то придется задействовать тех солдат-добровольцев, с которыми нам очень повезло. После этой ночи я уже довольно сносно себя чувствовал, во всяком случае был уже в состоянии стрелять и быстро менять магазины. Очевидно, что проходы через порталы, значительно влияет на регенерацию организма, мне показалось, что я даже немного помолодел, а может мне и показалось. Я снова встретился с представителем Корпорации, мы втроем уединились в дальней комнате, и я стал аккуратно рассказывать ему о готовящихся событиях. Сначала он не поверил нам:
        — Того, что вы говорите, просто не может быть, потому, что политика Корпорации не позволяет вмешиваться в дела поселенцев.
        — Скорее всего мистер Денвилл, когда вмешиваются деньги, всякое может быть. Заметте, Корпорация проводит эту акцию тайно. Так, что если все прошло бы тихо, то никто не смог бы обвинить в этом Корпорацию. Согласны?
        — Да, в этом определенно, что-то есть. Но…
        — Мистер Денвилл, скажите, что такого есть в землях Руссии? Или если быть более точным, что в последнее время нашли на Руссийских землях?  — Он задумался, а потом на его лице появилось просветление, он наконец пришел к правильному выводу.
        — Ну конечно, как я сразу не догадался? В землях Руссии нашли нефть, сначала они нашли небольшие залежи и стали их усиленно разрабатывать, как вы понимаете, все нефтепродукты мы поставляли из Старого Мира, и кто-то в Корпорации хорошо на этом зарабатывал. Здесь все продается в три-четыре раза дороже чем в Старом Мире и вдруг Руссины начинают снабжать этот Мир соляром и бензином хорошего качества. Так мало того, Руссины, продолжили свои изыскания и нашли огромные запасы нефти на шельфе в океане, там есть крупные и мелкие острова, пока эта территория ничейная, но она почти примыкает к территории Руссинов. И теперь кто-то на самом верху в Корпорации хочет отобрать эту территорию. Это нарушает все наши правила, но, наверное, если Корпорация заберет эту территорию себе или, что еще более вероятно поселит там подвластный Корпорации анклав, то Руссины останутся только с тем небольшим месторождением нефти, что они уже разрабатывают.
        — Вот мы и расставили все точки над и, как говорят Руссины, вы меня поняли? После всего услышанного, могу только сказать одно, если кто-нибудь в вашей Корпорации узнает о том, что вы уже в курсе их планов, то вы и ваша семья будете убиты и спишут это на какое-нибудь бандитское нападение. Теперь вы понимаете в какую ситуацию вы попадаете.
        — Да, я отдаю себе отчет, что ждет меня и мою семью в этом случае. Теперь я даже понимаю, что меня потому и подставили в этом конвое, в котором я ехал. Они убили всех, кто был в составе этого конвоя, остался только я, логичнее всего было бы убить меня вместе со всеми, но они оставили меня тут. Что же они задумывали?
        — Мы этого уже не узнаем, скорее всего вас передали бы в рабство, но сначала узнали бы все ваши связи, которые могли навредить тому, кто это все закрутил. А может после этого и убили бы. На вашем месте я бы сделал вид, что ничего не понимаю и ближайшее время не высовывался, с разными предложениями и инициативами. За что на вас ополчились?
        — Я был против того, чтобы идти на конфронтацию с Руссинами. Я считал, что нам на много выгоднее было бы торговать с ними и покупать нефтепродукты у них. Это было бы для нас лучше в экономическом плане.
        — Вот вы и прояснили свое положение на сегодня.
        — Я вам еще раз очень благодарен, за оказанную помощь и за то, что вы открыли мне глаза на некоторые вопросы. Можно сказать, что сейчас вы спасаете мою семью.  — На этом мы закончили беседу с мистером Артуром Денвиллом. И начали готовиться к приему «гостей». Мы с Юрой залегли на возвышенностях у дороги, приблизительно в двух километрах от въезда в лагерь. Солдат разделили, одного посадили к пулемету в трехстах метрах от нас ближе к лагерю, на случай прорыва колонны к лагерю и вывода из строя нас. Второго посадили в засаду на километр дальше от нас и от лагеря, на случай если кто-то попробует убежать от нас назад. Приказ отдал на уничтожение. Никто не должен отсюда уйти живым. Оборудовав позиции, мы подались в лагерь. Рана у меня уже почти затянулась. Во всяком случае уже не кровит. И место входа хорошо затянулось. Еще несколько дней и может быть совсем затянется. Ленка не отходит от меня ни на шаг, даже когда я иду в туалет, она берет в руки мой Бизон, снимает его с предохранителя и занимает где-нибудь неподалеку позицию для стрельбы стоя и становится похожа на здоровенную рысь на охоте перед
прыжком. Смешно со стороны смотрится. Несколько раз говорил ей, что это лишнее, она только поджимает губы, ставит Бизон на предохранитель и вешает его на плечо. Но один раз она мне ответила:
        — Я уже один раз потеряла близких мне людей. Слава богу, что мне дали второй шанс, и послали еще одного близкого мне человека и теперь я буду учиться тому, чтобы его больше не потерять. Просто учи меня всему…  — и добавила,  — пожалуйста.
        С того момента, я больше не делал ей замечаний и когда было время старался учить ее стрелять и маскироваться. На завтра, она напросилась со мной и готовила позицию для стрельбы недалеко от моей. Она попросила меня, чтобы я сам выбрал ей позицию и долго меня расспрашивала, почему выбрал именно здесь и как вообще выбирается позиция для стрельбы. Кстати копала она сама, как и маскировала ее, правда под моим чутким руководством, но это как раз нормально, а для нее эта наука не повредит. Не мы такие — Мир такой. Для стрельбы выдал ей вторую ВСС и магазины на двадцать патронов. Не думаю, что она успеет отстрелять весь магазин, мы-то что в это время делать будем? Попросил ее не калечить транспорт. В этом Мире очень ценится хороший транспорт высокой проходимости, тем более грузовой. У нас и так уже собирается небольшая коллекция. Будем скоро часть продавать. Оставшуюся часть длинного дня, проверял и чистил захваченное оружие. В оружейной комнате, которая была под казармой, было не мало различных экземпляров стрелкового вооружения. Попались и несколько Руссийских образцов. Калибр был 6,5Х39 миллиметров, у
Амеровских предсказуемо 6,5Х45. Попалась амеровская старая винтовка 6,5Х51. Калибр тот же, а патрон помощнее. Кстати пулемет, что я отжал у бандитов, когда они напали на семью Ленки, был очень-очень похож на МГ-3 и стрелял патроном именно этого калибра 6,5Х51. Хороший пулемет, наверное, оставлю его себе. Готовились к бою дольше чем шел сам бой. На следующий день к нам действительно пожаловали гости. Впереди шел пикап с одним водителем, пассажиром и пулеметчиком в кузове. За ним шли два хорошо груженых грузовика, замыкал процессию джип с двумя людьми. В грузовиках сидело по одному водителю. Получалось, что я не ошибся с подсчетом — семь человек. Огонь открыли по команде, командой послужило открытие огня мной. Ха-ха! Это я так шучу. Лена стреляла в водителей грузовиков, а я снял пулеметчика в кузове пикапа, это была для нас самая опасная цель. Потом водителя пикапа, следом помог Ленке со вторым водителем грузовика и лишь потом занялся водителем замыкающего джипа. Мне не совсем удобно было стрелять, так как последняя машина была далековато от меня. Но выскочившего наружу с автоматом водителя, я уложил
выстрелом в ногу и добавил в правое плечо. Самого главного, взял на себя Юрка. Мы сразу предположили, что старший конвоя поедет в последнем джипе. В пикапе он ехать не должен был по причине большой опасности. Обычно при нападении на конвой первой машине всегда достается больше всех. Хорошо конвой взяли. Все постреляли, даже Ленка. Она умудрилась выстрелить три раза, первым она убила водителя первого грузовика в голову, вторым она попала в туловище второго водителя, но тот успел выскочить из кабины и тут же упал от наших двух выстрелов. Ленка в него тоже попала второй раз. Юра тоже отработал как положено, когда из машины выскочил или точнее вывалился толстый как боров капитан. Да-да, но был одет в форму Руссийской Армии. Так вот, когда он вывалился из машины, то все внимание сосредоточил на нас с Леной. В этот момент необнаруженный никем Юра и приложил в правое предплечье этого капитана. Как ни странно, но все машины остались не поврежденными. Окна у всех были открыты. Все стекла остались целыми, только несколько пробоин в кабинах сделали пули на вылете. Так мы разбогатели еще на четыре приличные
машины. Грузовики оказались совсем новыми, наверное, так с этим грузом и пришли из Старого Мира. Пикап и джип тоже старыми совсем не выглядели. Подтянулись солдаты и помогли нам собрать трофеи. По скольку их обмундирование пришло уже давно в негодность, то снятая одежда с водителя и пулеметчика из пикапа отошла им. Вооружение у всего конвоя было Руссийского производства, поэтому мы сразу наложили на него лапу. Раздетые трупы солдаты сразу загрузили в пикап, отвезли в саванну и выбросили. Проверили мы с Юрком и то оружие, которое привезли в грузовиках. То, что в кузовах окажется Руссийское оружие я уже и так не сомневался. Но количество и разнообразие меня порадовало и одновременно удивило, не хило Корпорация взялась за дело. В ящиках нашлось ровно сто автоматов Калашникова под уже виденный мною патрон 6,5Х39, оружие было как две капли воды похоже на наше Российское: АК-103, СВДС, ПКМ, РПК. Одно отличие только в калибрах. СВД и ПКМ были под патрон 6,5Х54, а к ПКМу еще и станок трехлапый прилагался. К РПК в комплекте шли четыре сто патронных, круглых банки и два сорока зарядных магазина. Жаль, что такой
РПК был только один. В отдельных ящиках лежали пятьдесят подствольных гранатометов. Что совсем не обрадовало, это наличие в грузе двух ручных гранатометов аналогичных нашим РПГ-7 Д-3. Если Корпорация снабдит многих бандитов таким оружием, то нам с нашим БТРом очень опасно будет передвигаться по этой земле. Нашли и несколько комплектов добротных радиостанций, две стационарные, наверное, для лагеря и двенадцать маленьких носимых. Боеприпасов, просто уйма, очень много, короче. Надо будет возить один гранатомет в БТРе и как минимум десяток гранат. Я заметил, когда смотрел количество боеприпасов, что кумулятивных гранат совсем мало, в основном осколочные и это конкретно радует, нашему БТРу осколочные выстрелы повредить не должны. Грузовики очень добротные, точь-в-точь наши Уралы, приспособлены для перевозки тридцати вооруженных бойцов. Самым сладким для меня оказался джип, в котором ехали Руссийцы. Прочный, бронированный, оборудованный отличной радиостанцией. Удобные крепления под оружие. У этой пары были одинаковые автоматы с подствольными гранатометами, тюнингованные, улучшенными прикладами, цевьем на
котором есть даже планки Пикатинни. На которых уже посажены тактический фонарь, и ЛЦУ. На обоих автоматах установлены коллиматорные прицелы, плюс автомат уже покрыт синтетическим камуфляжным покрытием «Пустыня». Не плохое оружие нам с Юрчиком досталось. На обоих бойцах были одеты армейские пустынные камуфляжи и очень удобные и качественные разгрузки. У капитана под разгрузкой была кобура скрытого ношения и в ней я нашел пистолет, как две капли воды похожий на наш ПСМ. Я ожидал увидеть и патроны 5,45Х18 миллиметров, но обнаружил в магазине патроны 6,35 миллиметра, а когда вытащил один патрон из магазина то на донце увидел надпись: «6,5Х18», вот так, полное единообразие. Покопался я и в багажном отделении. Нашел там два запечатанных цинка патронов 6,5Х39, цинк вогов, винтовку СВД со складывающимся прикладом. Почти как моя СВДС, но с пламегасителем от обычной СВД, вот я и не знал, как ее правильно называть, патрон, как и ожидалось, был 6,5Х54. К ней нашелся тоже запечатанный цинк патронов. Рядом лежали два рюкзака и два кейса. В кейсах я нашел прицелы ночного видения. Это праздник какой-то. Порадовали и
рюкзаки. В том, который забрал себе я, я нашел две пачки патронов 6,5Х18 для ПСМа, в каждой пачке было по 64 патрона. Теперь я на долго обеспечен этим боеприпасом. Нашелся еще один комплект камуфляжа, мыльно-рыльные, пара чистых комплектов нижнего белья и нож разведчика. Очень и очень полезный джип оказался. Забыл упомянуть, что на бедре этого вояки была закреплена набедренная кобура с местной «Гюрзой». Очень мощный пистолет. Подумаю, может повешу вместо моего Стечкина, правда к нему всего два магазина по восемнадцать патронов, а к Стечкину пять по двадцать. Джип оказался очень чистеньким, крови на нем нигде не было. Необходимо было срочно перегнать автомобили в наш тайник, но мне сейчас за руль мотоцикла никак нельзя было садиться. Оставались только Лена и Юра, об этом я им и сказал. Пришлось им дважды сгонять и перевести все руссийское оружие, новые грузовики и один пикап бандитов, управились они за четыре часа. Пока они ездили, я занялся Руссийским капитаном, он действительно был действующим капитаном, но оказывается, что между Руссийскими властями идет почти гражданская война, пока холодная. И
опять как у нас на Земле. В Московии сидят бывшие генералы, прокуроры, адвокаты и прочий мусор. Заниматься производством они не желают, а вот торговать ресурсами и наживаться на простых людях это пожалуйста. В отличии от них, натерпевшаяся в старом Мире от таких вот правителей и генералов с прокурорами, Руссийская Армия, которая помогла создать, на тех территориях где она дислоцировалась, промышленные районы с быстро становящейся на ноги крепкой экономикой, не согласилась с таким поведением правительства, которое уже довело один раз могучую страну до развала, и отказалась подчиняться Московии. Получился крупный скандал, правительство обоср… село в лужу. Но без сильной армии, ничего сделать не смогла, так и появились два региона Руссийцев, которые будучи одним народом, ведет холодную, гражданскую войну. Теперь при помощи кого-то высокосидящего в руководстве Корпорации, Московия пытается навредить Руссийской Армии. Так что мы в данный момент помогаем Руссийской Армии в поддержании законного порядка. Весь допрос капитана я вел запись на видео с помощью мобильного телефона. По окончании допроса, я просто
пристрелил его, попросил ребят забросить его тело в машину и отвез его в саванну. Одного меня не отпустили и со мной поехал один из солдат. Просто скинуть тело капитана, я не смог, пришлось копать могилу, благо лопата была в кузове, но очень быстро выдохся. Солдатик, увидев это отодвинул меня в сторону и закончил за меня мою работу. После того, как мы засыпали могилу, он сел за руль, и мы поехали назад, по дороге он задал лишь один вопрос: — Зачем?  — Пришлось ему ответить.
        — Понимаешь, в моей истории, у нашего народа уже была одна гражданская война, погибло огромное количество народа, больше чем населения в твоей стране, это очень тяжёлые потери с обеих сторон. В этот раз он выполнял плохой приказ, но он солдат. Негоже бросать солдата непогребенным. Хоть мне и хочется после того, что я от него узнал, встать под душ и отмываться от этой грязи — политики.
        — Что, все так плохо?
        — Хуже некуда.
        Когда мы вернулись, я действительно пошел в душ и пробыл под ним около часа, так противно на душе было. Подумал было напиться, взял бутылку нашей Земной водки, поставил на стол, добавил стакан и просидел так до полуночи. Бутылку так и не открыл. Ленка с Юрой дважды заглядывали ко мне, но побеспокоить не решились. Уже утром я рассказал Юрке и Лене, расклады в Новой Земле. Я оставил солдатикам больше оружия, чем собирался и пообещал, что после возвращения подкину им еще и наличных денег. Они пообещали мне, что этот лагерь они никому не отдадут и обязательно дождутся меня. Мне самопожертвование не нужно, от слова совсем, не стоит этот лагерь ненужных и неоправданных жертв. Поэтому я объяснил Мигелю, наконец я узнал их имена, Мигель и Паоло, что я думаю по этому поводу. Приказал им собрать запас еды, патронов и топлива, что я им оставил. В случае если нападающих окажется много, подготовить заранее проход в ограждении в противоположной стороне от въезда в лагерь и уезжать в указанную мной точку, я обязательно вернусь за ними. Просто я еще не знаю всех реалий этого Мира и не могу просчитать время,
которое понадобиться для этой поездки, плюс может какие-нибудь проблемы могут случится по дороге. Мигель и Паоло снова отдали мне честь и Мигель поинтересовался какое у меня звание.
        — Старший лейтенант в отставке, пограничник, ушел в отставку по ранению.
        — На ребят, мой ответ, по-моему, произвел какое-то впечатление, потому, что они оба подтянулись и снова отдали честь.
        — Мы обязательно вас дождемся.  — еще раз повторил Мигель.
        Мы попрощались. Люди уже сидели в кузове грузовика. За руль я посадил парня, который сказал мне, что он водитель профессионал и его так и захватили за рулем грузовика в конвое, на который напали бандиты. В напарники к нему посадил серьезного дядьку, местного охотника. Он доставлял мясо диких животных в рестораны и бары города Нью Бостон. Ехал в конвое с переселенцами за машиной, которую им должны были отремонтировать в америдовский город в Конфедерации Южных Штатов. В кузов тоже дал оружие четверым, тем кто, как мне показалось умеют держать оружие. Артура Денвилла, я посадил на переднее сидение в БТР. Тут и безопаснее и дорогу он знает. Юра сел на пулеметы в башню. А Лена, устроилась сзади у моего сидения водителя. Проезжали около пятисот-пятисот пятидесяти километров в день. В Нью Бостон прибыли на пятый день утром. Блокпост на въезде в город впечатлял. Перед воротами был выложен лабиринт из бетонных блоков. За ним было одноэтажное здание, сложенное из таких же блоков и наконец на крыше здания, была сооружена бетонная вышка из которой торчал крупнокалиберный пулемет. Из блокпоста тоже торчали два
ствола, один такой же, как и на вышке, а второй единый, похожий на американский М-60. Нас остановили и Артур пошел улаживать вопрос с проездом. Он разговаривал со старшим блокпоста минут пять, несколько раз он, рассказывая что-то показывал в нашу сторону. Потом они оба подошли к БТРу и попросили всех выйти из машин. Мы подчинились и вышли наружу. Ко мне подошел старший наряда и попросил оголить левое плечо. Мне пришлось аккуратно снять разгрузку, и расстегнуть куртку. Он разглядывал мое плечо, а потом резко дотронулся до него. Рана уже конечно не так беспокоила, но все же на такое давление отреагировала острой болью, в глазах потемнело, и я непроизвольно начал заваливаться назад. Реакция Лены на это действие оказалась непредсказуемой. Она в мгновение ока выхватила их кобуры на поясе, подаренный ей мной ПМ, и направила его на сержанта, одновременно закрывая меня собой. Хорошо, что она не снимала его с предохранителя. Сержант видимо обратил на это внимание, поэтому дал знак рукой, что бы подстраховывавшие его бойцы опустили оружие. Через две-три секунды я пришел в себя и оценив картину, выхватил у Ленки
пистолет.
        — Никогда, слышишь, никогда так не делай больше! Это патруль Корпорации, они и за меньшее могут убить и будут в своем праве. Сейчас они могли расстрелять из всех пулеметов всех нас и всю технику и были бы правы. Они на страже города и если бы мы оказались бандой и прорвались в город, то могли наделать много бед, а их потом всех расстреляли бы.  — Лена опустила голову. Во время моих внушений Ленке, Артур все время переводил сержанту мои слова. Сержант повернулся ко мне и сказал:
        — Сорри, сэр, это был единственный способ быстро проверить правдивость услышанного. Я только не мог предположить реакцию вашей защитницы. И я рад, что вы поняли меня правильно и разъяснили мои действия своей спутнице.
        — Простите ее, она потеряла своих родителей несколько дней назад. Теперь я для нее единственный самый близкий человек на этом свете.
        — Я ничего не видел и мои подчиненные тоже, я правильно говорю Сэм?
        — Да, сэр, так точно, сэр.
        — Вот видите, никакого происшествия не было.
        — Спасибо вам, сэр.
        — Это вам спасибо, что сумели уничтожить столько бандитов и спасли столько людей.  — Он принял положение «смирно» и отдал мне честь. Я, как почувствовал момент, тоже принял положение «смирно» и прижал руки по швам. Что сказать, ритуал.
        — Вы военный, сэр?
        — Уже нет. Старший лейтенант пограничник в отставке.
        — Вы можете проезжать. Транспорт и бронетехнику можете оставить на стоянке, она постоянно охраняется нарядом патруля. В городе нельзя носить оружие кроме пистолетов, которые должны находится в кобурах не виду. Переноска длинноствольного оружия, возможна в специальных оружейных сумках в опечатанном состоянии.
        — Благодарю вас за информацию. Оружие у доставленных мною людей я заберу, это мой трофей, тут оно им не понадобится. Но у меня и моего друга в кобурах находятся пистолеты, которые могут вести огонь очередями. Как мне поступить, сержант?
        — Глаза сержанта загорелись интересом. Вы не могли бы мне показать это оружие, но не здесь, можете зайти в здание блокпоста?
        — Без проблем, идемте.  — Я застегнул свою куртку, а разгрузку положил на сидение в БТР и пошел за сержантом, следом пошла Лена.
        — Ты куда?
        — Я с тобой!
        — Пусть идет, она ваш телохранитель.  — Усмехнулся сержант. В помещении блокпоста, я вынул пистолет из кобуры, извлек из него магазин, передернул затворную раму, после этого пистолет передал сержанту, а магазин положил рядом с ним на стол. Он долго его осматривал, попросил сделать ему не полную разборку, внимательно рассматривал. Потом, запомнив, как я его разбирал, собрал его сам, там все просто, так что он ошибиться не мог, военный все-таки. Повертел его еще посмотрел на выступающую часть ствола и перевел вопросительный взгляд на меня. Я кивнул ему и сказал, что это тоже есть.
        — На сколько он надежен?
        — Безотказен.
        — О! Скажите, а вы не собираетесь как-нибудь пострелять на нашем стрельбище?
        — С большим удовольствием. Только я совсем недавно появился в этом Мире, и пока не знаю, что здесь можно и где.
        — Это не проблема, как только устроитесь тут и соберетесь пострелять возьмите меня с собой на стрельбище.
        — Обещаю. Сам люблю это дело.
        — Меня зовут сержант, Гарт Рендел. Было очень приятно с вами познакомится.
        — Меня зовут Влад, просто Влад, фамилию вам будет тяжело произносить. Всего вам хорошего и до встречи.  — Я вставил магазин в пистолет и поместил его на место в кобуру. Повернулся и вышел из блокпоста обнимая за шею Ленку. Артур показал куда нам ставить транспорт, я закрыл его на ключ, и мы всем составом пошли в город в Управление Патруля. Город оказался хоть и молодым, но уже красивым, многие улицы были выложены тротуарной плиткой, а проезжая часть булыжником. Домики в основном двухэтажные. Ближе к центру попались несколько трехэтажных, построенных из кирпича веселеньких цветов, коричневые, голубенькие, зелененькие разные в общем. Перед выездом из лагеря мы подобрали Артуру нормальную одежду, и я выдал ему из трофеев местную Беретту 92ф. Поэтому в здание Управления он входил как положено начальнику. Через десять минут Управление превратилось в муравейник. Освобожденных людей повели во внутрь здания, меня тоже пригласили вместе с моими друзьями. Сначала, как водится, в отдел СБ, то есть отдел Службы Безопасности. Где нас развели в разные комнаты и стали «проводить беседу». Что мы будем говорить,
мы обсудили заранее. Поэтому расхождения в наших словах не было. Через два часа «беседы» нас выпустили. Но перед этим я предоставил фотоматериалы с участием бандитов и колонны машин, которые к нам пожаловали, только снимки капитана и его водителя я делал, когда они уже были без формы. Артур молодец не растерялся и подтвердил все мною сказанное, после чего на мое имя была выдана бумага, по которой я должен был получить шестьдесят одну тысячу кредитов от Корпорации в качестве вознаграждения. После чего мы перешли в другой кабинет и там занялись вопросом опекунства, но по скольку у меня пока не было документа этого Мира, то документы подготовили, но оставили в Управлении, как только у меня появится мой АйДи, я стану опекуном Лены. Когда мы освободились, Артур предложил нам поехать к нему на обед, он уже позвонил жене и сообщил, что он в городе, но я перенес это предложение:
        — Артур, ты давно не был дома, давай отложим празднование твоего освобождения, на пару дней, тебе сейчас необходимо побыть со своей семьей. Спасибо тебе.
        — Хорошо, вам нужно съездить на базу Руссия и дооформить документы, о вас уже сообщили, бумага, разрешающая вам въезд на базу у тебя на руках. Тогда после того как вы вернетесь в Бостон, я жду вашего звонка.
        — Договорились, Артур.  — На базу решили двигать завтра с утра. Мы заселились в гостиницу, взяли два номера, я хотел взять три, но Ленка уперлась и ни в какую. Юрка вселился в номер с душем, а мы забрали с ванной. Я быстренько принял душ и намылился в ресторан, а Ленка осталась балдеть в ванной. За то в ресторан она спустилась в новом платье со скромной, но все-таки прической, в туфлях на высоком каблуке и без малейшего намека на косметику.
        — Я все правильно сделала?  — спросила она меня, когда присела за наш столик.
        — Абсолютно.  — ответил я и не стал добавлять ни слова.  — Юрка, когда увидел входящую Ленку потерял дар речи и даже прекратил пить пиво.
        — Юрец, ты челюсть подними, а то точно отвалится.
        — Я это… Ну… Нифига себе!
        — Даже не смей что-то себе фантазировать. Она выберет сама жениха после своего совершеннолетия. А до того времени я любому голову скручу, ты меня знаешь. Так что…
        Пялиться на Ленку, Юра не прекратил, точнее не смог прекратить. Лена, девочка сообразительная, увидела всю картину, и, как будто поняла, о чем я только что говорил Юре, подошла и сказала, как припечатала, даже у меня челюсть отвисла:
        — Юра, ты хороший парень, но после моего совершеннолетия, я выйду замуж только за Влада. Надеюсь ты меня понял и у нас не будет недопонимания на этой почве.  — После произнесенного Ленкой спича, челюсть со стуком упала на пол у нас обоих. И мы просто замерли, смотрели друг на друга с Юрцом, а потом дружно заржали, как жеребцы. Хорошо, что люди здесь понятливые, пальцем на нас не стали показывать. Ленка же, как ни в чем не бывало, произнесла:
        — Мы сегодня обедать будем? Или ужинать.  — В общем весело, и не придерешься к ее словам. Расставила все точки над «i», холодно и расчетливо. И не поругаешь, и не возразишь, юридически все в рамках. Ладно, умница. Пообедали отлично, даже потанцевали и нам похлопали. Дальше мы погуляли по городу, побывали на пляже, заглянули в пару магазинов. А утром одевшись снова по-походному выехали на базу Руссия, на БТРе. По дороге встретили стадо очень крупных травоядных животных похожих на зубров, только в четыре раза более тяжелых, самый большой был тонн на восемь, наверное. Вдалеке паслось большое стадо каких-то копытных, похожих на наших лосей или антилоп. В общем доехали без приключений, разве что на блокпосте, на въезде на базу, нас продержали долго, проверяли пропуск, созванивались с Бостоном и уточняли нюансы. Приняли нас на базе нормально. После того, как вызвали начальника базы, и он объяснил сотрудникам, как и что делать и почему мы прошли не через ворота, как тут называют порталы, созданные Корпорацией, мы без задержки прошли все инстанции, регистрацию, медицинский осмотр и прививки. Оказывается,
здесь существуют некоторые новооткрытые смертельные вирусы. Что меня удивило, так это то, что на базе продавалось свободно оружие, даже автоматическое. Но выбор меня не впечатлил. В основном старое, времен Второй Мировой. Были и более современные образцы, но все из самого дешевого. Как мне объяснили, люди, проходящие через ворота, в основном приобретают дешевые образцы, в связи с нехваткой финансов. На каждого неимущего, проходящего через ворота, Корпорация выдает тысячу кредитов. С одной стороны, это не маленькая сумма, как-никак это средняя месячная зарплата. Но после покупки оружия, денег остается только на то, чтобы переночевать три ночи на базе и заплатить за проезд в конвое до места, где эти люди собрались обустроиться. Что ж, вполне разумное объяснение. Мне и Юре тоже выдали по тысяче кредитов. Я на радостях, набрал на стойке регистрации новых переселенцев с десяток «Памяток Новым Переселенцам», отдам потом Кузьмичу. Теперь пошли к нашей гостинице, где в баре мы оставили Лену. Когда мы только устраивались в эту гостиницу, то я спросил у бармена, не опасно ли оставлять тут одну
несовершеннолетнюю девушку. Его ответ меня порадовал:
        — На этой территории беспределов не бывает, можете оставить ее тут, а я за ней присмотрю.  — Ответил мне бармен с легким кавказским акцентом. По дороге в мотель, я решил заскочить в Банк Корпорации. Положил насчет Юре пятнадцать тысяч кредитов. Ленке пока не стал переводить, потом, после завершения возни с документами на опекунство. Юрка, услышав про сумму, спросил почему так много, он убил меньше десяти. Пришлось объяснить ему, что распределение обусловлено не количеством убиенных, а целесообразностью.
        Когда мы вернулись, то Ленки в баре не было, я забеспокоился, но бармен от самой стойки перехватил мой встревоженный взгляд и смог меня успокоить одними движениями глаз. Спокойно один раз их прикрыв, а затем плавно переведя их на верх, вдоль лестницы, ведущей на второй этаж, где и были наши номера. Так же взглядом, поблагодарив бармена, как потом оказалось хозяина всего этого заведения, я спросил у Юрчика.
        — Юрец, ты как, очень голодный? Если нет, то я рекомендовал бы дождаться Лену, а потом все вместе и покушаем.
        — Я не против.
        — Тогда я в номер, как соберемся, я за тобой зайду.
        — Угу.  — Коротко и ясно ответил мне он. Я поднялся в номер и застал там спящую Ленку. Решил тоже покемарить и прилег на соседней кровати. Как ни странно, это прозвучит, но мы все немного утомились за эти дни. Бои, переходы через порталы, конвой на две с лишним тысячи километров свое дело сделали, когда я проснулся, то увидел Лену, сидящей в кресле возле моей кровати и как-то по-детски ласково на меня, смотрящей. Еще не до конца проснувшись, я вскочил с кровати выхватывая из-под подушки пистолет и направляя его на дверь спросил:
        — Что случилось?  — Постепенно приходя в себя, я успокоился и убрал пистолет, а Ленка улыбаясь спросила, ты чего такой нервный, все в порядке, просто я проснулась, а ты спишь, вот и не стала тебя будить.
        — Наверное, приснилось, что-то нехорошее.
        — Документы получили?
        — Да, все уже в порядке, мы с Юрой теперь полноценные граждане этого Мира.
        — Это очень хорошо,  — с довольной улыбкой произнесла она,  — теперь ты сможешь забрать документы на опекунство.
        — Смогу, но прежде чем мы поедем обратно в Бостон, мне необходимо кое-что сделать.
        — Что?
        — Мне надо пробить портал в твой Мир, Лена. Мой шеф имеет желание перебраться в этот Мир, но им тоже как-то нужно будет легализироваться. С ним пойдут около двадцати семей. Поэтому мне необходимо найти того человека, который обеспечил переход вашей семье. Надо договориться с ним о переходе, через ваш Мир. Понимаешь меня?
        — Да, но как ты перейдешь в мой Мир? Нам говорили, что переход возможен только из нашего Мира в этот.
        — Я попробую пройти также как мы проходили туда и обратно из моего Мира.
        — Для этого я и взял с собой мотоцикл в БТР.
        — Понятно, а когда ты собираешься переходить?
        — Утром. Мы выедем с базы и отъедем подальше. Потом вы останетесь в БТРе, а я попробую перейти. Придется вам меня ждать. Кстати, ты случайно не помнишь номера телефона того человека, который вас переправил.
        — Не просто помню. Я ношу с собой визитку этого человека. Когда мы сюда перешли, она стала не нужна моему папе, я попросила его отдать ее мне, и он отдал, с тех пор, я всегда носила ее с собой, хотя я уже наизусть выучила все, что там написано.
        — Ты просто молодец, девочка моя.
        — Влад, а можно мне с тобой в тот Мир? Все-таки я там хорошо ориентируюсь. Мы всего год, как перебрались сюда.  — Долго на эту тему я не думал, действительно она права. Где я появлюсь, если смогу это сделать, я не знаю, а она может быстро сориентироваться на местности.
        — Пусть будет так. Пойдешь со мной. Пистолет, я тебе дам другой, поменьше. И пускать его в дело ты сможешь только если я подам такую команду. Ты меня поняла? Это чтобы больше не повторилась ситуация подобная той, что произошла на КПП.
        — Да, мне все понятно.
        — Вижу, что не совсем. Слушай меня, может случиться так, что меня будут пытаться скрутить и обездвижить, но это совсем не значит, что уже пора пускать в ход оружие. Мужики, вообще сначала начинают меряться у кого длин… в общем, все знакомства начинаются с драки, а потом попойка и вечные друзья. Запомни, только после моей команды или в случае, когда они уже начали стрелять. Главное для тебя, всегда занять позицию, чтобы ты все время находилась в стороне от линии огня и не перекрывала ее мне, ну ты помнишь, я в лагере тебе объяснял и показывал.
        — Теперь поняла.
        — Вот и ладненько, пора идти будить Юрчика и топать на ужин.  — Юрец тоже уже поднялся и был готов к приему пищи. Что мы и сделали. Ленка снова надела свое платье, как говорят женщины: «Здесь меня еще в нем не видели». Вечер прошел очень даже прилично, можно сказать, что без особых происшествий. После того как мы с Леной станцевали несколько танцев, к нам подошел какой-то горец и начал разливаться Соловьем в мою сторону:
        — Слюшяй, дарагой, у тэбя такой красывый дэвюшька, я хачу патанцевать с нэй. Ты нэ будэшь протыв, да?  — Я вопросительно посмотрел на Лену. Она все поняла правильно.
        — А почему вы не спрашиваете моего мнения? Может я не имею желания больше танцевать сегодня?
        — А тэбя нэкто нэ спрашивает, птычка.  — Я медленно встал из-за стола и ТАК посмотрел на этого «Орла», нос у него точно орлиный был, сам орел бы позавидовал, что он осекся на полуслове, попятился назад, повернулся и не присаживаясь за свой стол выбежал из зала. На этом происшествие закончилось. Я поймал на себе несколько одобрительных взглядов, в основном женских и сел обратно на свое место.
        — Что это было?  — недоуменно спросила Лена.
        — А тебе не приходилось слышать о том какие обычаи у этих абреков-сыновей гор?
        — Нет, а что там не так?
        — Женщина вообще не должна вмешиваться в разговор, когда говорят два джигита. Ты его унизила, опустила ниже плинтуса.
        — Не знала такого! Вот это да! Так и влипнуть можно.
        — Полностью с тобой согласен, у каждого народа есть свои законы, и желательно их знать. Иначе можно нарваться на неприятности. Он кстати наши законы не знал, вот и нарвался, хорошо еще для него, что настаивать не стал. А то ведь у меня не заржавеет, объяснить ему наши законы и правила.
        Вечер закончился, и мы разошлись по комнатам, а ночью мне приснился сон, необычный сон. Я видел во сне как к нам на планету Земля сел поврежденный космический корабль. Как выживали тут люди. Прилетевшие на этом корабле инопланетяне попробовали устроить на Земле прогресс, чтобы поднять общий уровень цивилизации человечества, но, как всегда нашлись уроды, религиозные фанатики, которые не захотели потерять власть над людьми, и видели в нововведениях угрозу для себя. Правдами и неправдами, подкупом и предательством, шаманы и религиозные фанатики, добились своего. Они взбаламутили и подняли народ и чужими руками стали уничтожать неугодных. Со временем им это удалось. Последний из прибывший пытался воспользоваться кольцом, чтобы уйти с этой планеты, которая уничтожила всю экспедицию, но у него не совпадал его генотип, относительно эталона, чтобы он смог его активировать. Затем мне снилось, что кольцо само меня обучает, как мне нужно с ним работать, чтобы я мог перемещаться в другие Миры. Оказывается, Миров во Вселенной огромное количество, но для того чтобы я мог открыть портал в другой Мир, я просто
должен захотеть этого, а не поворотом камня на девяносто градусов. В той экспедиции после аварии корабля, не было ни одного человека, кто мог бы активировать это кольцо. Командир корабля погиб в числе первых. Со временем энергия в кольце исчезла, и оно на многие века превратилось просто в кусок металла с мертвым камнем. Последнего члена экспедиции тоже убили, на том самом берегу, где мы с Юрой отдыхали. Перед своей смертью он успел прикопать это кольцо в землю. За прошедшие века, слой земли на нашей планете нарос, и оно оказалось на глубине более двух метров. Когда мы с Юрой попали в грозу, почувствовав энергию кольцо притянуло молнию и впитало огромное ее количество. После своего восстановления кольцо провело исследование моего генотипа и признало меня своим хозяином. Теперь оно подзаряжается на прямую от меня или если по близости будет источник энергии, вроде той молнии. При открытии портала, оно само начинает подпитываться энергией из междумирья, где ее огромное количество, так что открытия порталов не только не уменьшают количества энергии в нем, но еще и подзаряжают его для последующих открытий
портальных переходов. Я оказался прав, перемещения через порталы, созданные этим кольцом, положительно влияют на состояние организма человека, что в свою очередь значительно улучшает регенерацию, и омолаживает организм до эталона генотипа. Правда это не делает человека неуязвимым, как пример — смерть командира космического корабля. Зато значительно продлевает период жизни живых организмов. Портал, создаваемый этим кольцом устроен так, что никакие бактерии из мира в мир не попадают, они уничтожаются полем во время перехода через него. Это сильно порадовало, мы не принесем новых эпидемий в наши миры. Теперь я уже знаю, что могу переместиться из любой точки этого Мира в любую точку другого, по своему желанию, нужно только представить то место. В крайнем случае такое место может представить мой попутчик и я смогу считать у него из головы эту картинку или точнее образ.



        Глава 4

        Проснулся я со слегка больной головой. За эту ночь через мои мозги прошло огромное количество информации, кольцо передало мне все знания тех людей, которым оно до этого принадлежало. Первым хозяином того кольца был капитан того корабля, потом оно переходило от одного представителя экспедиции к следующему, по мере того как они погибали. В настоящий момент я по желанию могу снять кольцо с пальца или пожелать, чтобы оно стало невидимым. Когда я задал вопрос, может ли кто-нибудь еще из нашей тройки воспользоваться этим кольцом, ответ поступил отрицательный, связано это опять было с генотипом. С одной стороны, это плохо, в случае моей смерти, было бы не плохо чтобы им могла пользоваться Лена, то с другой стороны, даже если им завладеет кто-нибудь со стороны, воспользоваться им он уже не сможет. Я долго лежал с открытыми глазами и обдумывал полученную информацию, я теперь мог водить космические корабли, если бы они были под рукой, но это не все. В мою голову были залиты знания, абордажников, диверсантов, навигаторов и других членов экипажа этого корабля. Огромное количество знаний прошло в мой мозг.
Теперь я, глядя со стороны на операцию по захвату лагеря, понимал, что действовал как восторженный юноша, а не как бывший военный с опытом боевых действий. Ну что ж, спасибо за науку. Наконец я пришел в себя окончательно. Лена еще спала, поэтому я быстренько проскочил в душ, почистил зубки, побрился и вышел из ванной готовым к новым свершениям. Ленка лежала еще в кровати под простыней, но уже не спала, а сквозь щелочки полуприкрытых глаз наблюдала за мной.
        — Подъем моя хорошая, дуй в ванную, приводи себя в порядок, потом завтракаем и уезжаем. Она поднялась и проследовала в ванную в нижнем белье, нисколько меня не стесняясь. Я сразу отвернулся и сделал вид, что занялся сборами. Огогошеньки. Так же и инфаркт схватить можно. Может в бордель наведаться? Посмотрим, а с Ленкой надо поговорить на эту тему, нельзя же так дразнить человека. Я задумался. Как я к ней отношусь, как к дочери? Сестре? Или как к будущей жене? Позавчера за столом она достаточно ясно дала всем нам понять, каковы ее планы на будущее. Как дочку я ее конечно не воспринимаю, все-таки она уже почти взрослая. Как сестру, наверное, до позавчерашнего дня так оно и было. Но теперь, я скорее отношусь к ней не как к будущей жене, для меня это как будто уже состоялось, просто прикасаться пока к ней нельзя. То есть совсем не сестра, но пока и не жена. Блин, один раз мимо полураздетая прошла, а такая фигня в голову лезет. Или не фигня. Все, все выгнать из головы ненужные сейчас мысли. Вот, очень хорошо, успокаиваемся. Держу рюкзак в руках и пробую себя успокоить, в этот момент Ленка выруливает из
ванной и опять в таком же виде, интересной походкой, какой, наверное, только манекенщицы ходят, продефилировала мимо меня. Рюкзак выпадает из моих рук и летит на пол.
        — Блин! Твою мать, Лена! Ну что ты делаешь?  — В ответ ехидный непонимающий, все понимающий, слегка нагловатый взгляд.
        — Тебя, что ремнем нужно воспитывать, ты меня, что в педофилы хочешь приписать?  — Теперь взгляд немного обиженный и виноватый. Все она понимает, просто делает вид, что не понимает.
        — Лена!  — она подходит ко мне ближе.  — Пойми меня правильно, я уже взрослый мужик,  — она кивает головой,  — и у меня уже свои мужские потребности,  — снова кивок головой.  — Ты же меня просто провоцируешь, так нельзя, или я буду тебя закрывать в отдельном номере.  — Теперь отрицательный кивок, молчит, слушает, но не произносит ни слова.
        — Ты понимаешь, что в один прекрасный день я могу не выдержать и сорваться. Будет очень неприглядная картина, потом мы оба будем жалеть о содеянном.  — Приподняла плечи, типа, ну не знаю.
        — Давай мы с тобой договоримся так. Ты меня не провоцируешь, как минимум до своего совершеннолетия, а я за это обещаю не посещать бордели? Как тебе такой вариант?  — Вот теперь ее пробило вы бы видели ее глаза.
        — Да ты! Да я их порву всех на мелкие кусочки, ничего не оставлю живого и тебе достанется, ты меня понял?  — Да, столько негодования, наверное, с этой стороны, этот вопрос она не рассматривала.
        — Смотри, ты мне не жена, а уже скандал закатываешь, это как понимать?
        — Извини, извини меня, это я от переполнения чувств. Я тебя ни с ким делить не собираюсь. Просто после всего… да, это я, наверное, все на придумывала, нет я конечно… но я… да конечно, я буду соблюдать эту договоренность, я…  — тут она снова расплакалась обхватила меня и зарыдала.
        — Только пообещай мне, что не бросишь меня, ладно? Обещаешь? Я скоро выросту, ты только подожди годик, а? Не ходи туда, ладно? Подождешь? Обещаешь?  — Я стоял и гладил ее, да, красивая девчонка, тяжело мне будет этот год. Так и стоял, и нечего не говорил. А она выдавала этот монолог. Тяжело ей, конечно, только родителей потеряла, меня чуть не потеряла, она очень боится остаться в этом жестоком Мире одна. Тут ее любой обидеть может, а защитник остался один я. Ладно, все-таки надо собираться.
        — Все, Котенок, давай еще раз в ванную, приведи себя в порядок и спускайся в бар, я буду ждать, тебе что заказать?
        — Да, кофе с булочкой какой-нибудь.
        — Э нет, так дело не пойдет, так дела не делают. Надо плотно позавтракать, неизвестно, когда получится поесть в следующий раз.
        — Тогда на твое усмотрение.
        — Вот это другой разговор. Все я побежал.  — Юрка тоже человек военный, подъем у него тоже отработан. Стоило только стукнуть ему один раз в дверь, как она открылась, и он уже готовый вышел из номера.
        — А Ленка где?
        — Пошли, Ромео, она догонит.
        После завтрака, пока ребята пошли собираться в дорогу, я подошел к бармену, рассчитался за ночлег и завтрак, а также спросил его не сможет ли он продать нам какую-нибудь емкость с кофе в дорогу и несколько бутербродов? В ответ получил лаконичное:
        — Канечно, дарагой, какой проблем,  — и улыбнулся, специально кавказский акцент изобразил, намекая на вчерашнего горного орла. Я улыбнулся в ответ, поблагодарил его за гостеприимство и сказал, что заберу то, что он приготовит, когда буду спускаться на выход.
        Из базы мы выезжали буднично, на выезде у нас проверили наши АйДи, пожелали нам счастливой дороги, и мы поехали в сторону Нью Бостона. Проехали мы километров десять и свернули в саванну. От основной дороги мы тоже отъехали на пять километров. Вокруг базы время от временя проезжает патруль, дорогу тоже патрулируют, а нам внимание привлекать не надо.
        — Юра, остаешься за старшего.  — У Юрчика даже улыбка обозначилась на лице, но я обломал.
        — Ты, Юра, пока мы с Леной в ее Мир пойдем, ты подумай о том, где и откуда ты жену будешь сюда приглашать. Улыбка разом сползла с его лица. Если серьезно, то вот тебе термос с кофе и бутерброды. Не знаю сколько мы там пробудем, нам одного человека найти надо, договориться о встрече и переговорить. Мне на счет Кузьмича с группой лиц надо поговорить, чтобы они нормально, без проблем легализоваться могли.
        — Понимаю, чем мне тут лучше заняться?
        — Двигатель можешь завести, включишь кондиционер, понаблюдай за животным миром. У тебя на прицеле есть хорошее увеличение. Можешь поставить радиостанцию на сканирование эфира, послушай, о чем в округе говорят. Может что-то полезное узнать получится.
        — Задание ясно, будем выполнять.
        Мы вытащили мотоцикл наружу, переоделись в спортивную мотоодежду и одели шлемы с затемняющим стеклом. Ленке я выдал пистолет бандита, тот, скрытого ношения, она его нацепила и снаружи его видно не было, даже при тщательном осмотре. Себе подвесил ПСМ. Он вообще маленький. Люблю я его, был у меня такой. От БТРа отошли на десяток метров.
        — Лена, попробуй сконцентрироваться и вспомнить такое место около твоего города, чтобы мы не попались никому на глаза, но достаточно недалеко от самого города.  — Лена задумалась, прикрыла глаза, что-то вспоминала, а потом открыла их и сказала:
        — Готово!  — после этого я пожелал открыть туда портал, и мы двинулись вперед. Со стороны портал так и оставался невидимым. Оказались мы на небольшой полянке у такой же небольшой речушки. Со всех сторон мы оказались прикрыты, с речки камышом, а сзади и с боков леском. В этом месте только выход с полянки в воду был свободен от камыша. Через небольшой лесок, вела проселочная дорога, наезженная отдыхающими, которые, судя по обстановке, часто тут бывают. Место в данный момент безлюдное, но можно и нарваться на отдыхающих. Не хорошо получится. Надо найти место побольше и получше. Ленке, я конечно ничего не сказал.
        — В какую сторону город и далеко ли ехать?
        — Нам туда,  — она показала направление рукой.  — Не далеко совсем, километров пять не больше. Папа любил тут рыбу ловить. Вот и вспомнилось.
        Выехали мы на трассу и быстро добрались до окраин города. Город не слишком большой. Поменьше чем Тверь будет. Добрались в центр, никто нас не останавливал. Жизнь течет здесь, не спеша своим чередом. Выражение лиц людей не счастливое и не злое, но какое-то напряженное, что ли. Визитную карточку Лена мне отдала, а вот как позвонить человеку? Денег местных у нас нет. У меня на руке до сих пор командирские часы. Можно продать попробовать. Спросил Ленку куда можно подъехать, чтобы продать часы.
        — Влад у меня подруга здесь не далеко живет, ее родичи сейчас должны быть на работе, давай к ней подъедем. Она нормальная, не наркоманка.
        — Ладно, давай попробуем.  — Добрались до дома ее подруги быстро. Лена зашла в подъезд, а я остался во дворе ее ждать. Через десять минут Лена вышла во двор, в руке у нее был мобильный телефон. Следом вышла ее подруга, дома оказалась мама, поэтому Лена не рискнула заходить.
        — Знакомься — это Настена, а это Влад.
        — Очень приятно Настя.
        — Алена, это, что, твой парень? Ты же была ни-ни?
        — Это… это… да не важно это. Мой друг это.
        — А куда ты пропала на целый год. Я так переживала, мы тогда с тобой в кино договорились идти, а ты пропала.
        — Это очень длинный разговор, но если коротко, то мы тогда переехали.
        — Девчонки вы пока пообщайтесь, а я отойду и позвоню, ладно.
        С Виктором Петровичем я договорился встретится через два часа в кафе, название мне ничего не говорило, поэтому я поинтересовался у Лены, и она сказала, что это не далеко. На встречу поехали вместе с Леной. Она попрощалась с Настей. И мы уехали на встречу, в зеркало заднего вида я видел, что она провожала нас завистливым взглядом. Не хорошо это. Завидовать вообще не хорошо. Ладно это сейчас не самое главное. На встречу мы не опоздали. Когда мы уже подошли к кафе, Виктор Петрович припарковался на противоположной стороне улицы и переходил дорогу. Мы поздоровались с ним. На меня он смотрел с подозрением и очень настороженно. Я решил как-то попытаться это сгладить.
        — Добрый день, Виктор Петрович.
        — Добрый. А разве мы с вами знакомы?
        — Нет, не знакомы, вы можете быть знакомы с Аленой. Посмотрите, это ваша визитная карточка. Вы ведь не всем подряд даете свои визитки?  — Он по-прежнему смотрел на меня напряженно.
        — Да, я не всем раздаю свои визитные карточки. Вы правы. Так откуда она у вас?
        — Дело в том, что именно эта карточка уже сработала. И семья уже уехала туда.
        — Куда, туда?
        — Виктор Петрович, не переживайте вы так. Мне надо с вами переговорить. Было бы не плохо в этом кафе, но я вам честно признаюсь, что денег местных у меня нет, даже вам мы позвонили с мобильного телефона подруги Лены. Не волнуйтесь, по окончании разговора с вами, я стер номер вашего телефона из того мобильника.
        — Разговор приобретает интригующие нотки, как вас зовут, молодой человек?
        — Простите, не представился. Меня зовут Влад Одинцов. Старший лейтенант в отставке, бывший пограничник, а это Алена, она дочь одного человека, которого вы… которому вы предоставили путевку в… в дальние страны.
        — Так, давайте, молодые люди все-таки зайдем в это кафе.  — Мы зашли в кафе и заняли столик, который был удален от остальных посетителей. Когда мы уселись, он спросил нас, что нам заказать, я попросил воды нам обоим. Он подозвал официанта и заказал нам минеральной воды и всем три черных кофе, а девочке пирожное.
        — Большое спасибо, Виктор Петрович, но это было не обязательно, хотя и приятно.
        — Не будем об этом, вы мне лучше скажите, что не так с тем человеком и чем я могу вам помочь?
        — Виктор Петрович, свою работу вы полностью выполнили, и семья нормально переправилась на ту сторону.
        — Так какие тогда вы хотите предъявить мне претензии?
        — Абсолютно никаких.
        — Тогда?
        — Мне нужна ваша помощь, связанная с вашей работой.
        — Хм!
        — Если вы не хотите говорить о своей работе с нами двоими, то не беспокойтесь, я опекун этой девочки. Вы можете ее помнить, дело в том, что примерно неделю назад ее родителей убили бандиты, там. Как вы понимаете там жизнь не слишком сладкая. Но даже не в этом дело, хорошо, конечно, что я вовремя подоспел, но… Мне нужна ваша помощь в другом. Есть группа людей, которые тоже хотели бы переселиться в другой Мир. Но, они не из вашего Мира.
        — Как?  — Вот тут Виктор Петрович растерялся.  — Как из другого мира?
        — Я тоже из другого Мира. Она из этого.
        — Так… Я вас внимательно слушаю.
        — Есть группа лиц, приблизительно двадцать семей, которые не против перебраться в тот Мир. Некоторые без семей, но пропорцию я не знаю. Я могу их переправить сюда, а вы закажите документы и поможете им перебраться на ту сторону, они конечно могут и так туда попасть, но все же легально это более, скажем так правильнее. Что вы можете сказать по этому поводу?
        — Как срочно это надо сделать?
        — Не думаю, что это срочно. Люди в том Мире на работе, и им ничего не грозит. Так что особой спешки нет. Проблему я вижу в другом.
        — В чем?
        — У них при переходе сюда тоже не будет местных денег. У них не будет места где они смогут переночевать, можно конечно встать лагерем где-нибудь на берегу реки, но вы сами понимаете, что они могут привлечь к себе внимание. Не хотелось бы рисковать. Я думаю, что лучше бы мне несколько раз еще встретиться с вами, и с координировать наши действия, чтобы снизить время пребывания их в вашем Мире. Что скажете?
        — В ваших словах определенно есть смысл. Я конечно в состоянии найти временное место жительства, но сами понимаете такое количество людей это… и ведь они, наверное, прибудут со своим транспортом?
        — Конечно, и я их уже с ориентирую какой именно транспорт там нужен. Было бы лучше всего чтобы мы с вами смогли так подогнать время перехода, чтобы они прямо оттуда смогли попасть на пункт отправки. То есть они выходят из портала и переходят в тот Мир. Как вам такой вариант? Конечно никому не нужно знать, что они пришли из другого мира.
        — Скажите, а как вам удалось легализоваться? Вы ведь не через этот Мир туда попали?
        — Да, не через этот. Мы с товарищем вызволили из плена одного руководителя Корпорации, и он провел нас через регистрацию на базе Руссии. Как вы понимаете, второй раз и с таким количеством людей это не пройдет, этим заинтересуются ученые Корпорации и это в конце концов может вылиться в войну, там и так сейчас обстановка накаляется. Кто-то в корпорации намерен столкнуть Русских с Русскими.
        — Простите, как вы сказали?
        — Я оговорился, понимаете, я скорее всего из параллельного Мира, и у меня на Родине наша нация называется Русские. У вас Руссинами, так?
        — Совершенно верно, сказал бы мне кто-то, что я буду разговаривать с инопланетянином…
        — Нашли чему удивляться, если есть искусственные переходы в другой Мир, то почему не могут существовать параллельные?
        — Да, как-то я не смотрел на это с такой стороны. Вы правы. Тогда давайте перейдем к плану.
        — Согласен, мне бы хотелось услышать цену перехода?
        — Ну это зависит от благосостояния клиента и может колебаться от простого перехода без взимания платы, до миллионов долларов.
        — Понятно, тогда учитывая, что ваша работа сводиться к минимуму, вам ведь не придется уговаривать клиента на переселение, долго ждать, когда он созреет. Вы просто согласовываете время, и готовите документы.
        — Да, но я отдаю определенную сумму в Корпорацию.
        — Пол килограмма золота, я думаю будет вполне нормально за такую работу?
        — Э-э… Один килограмм.
        — Виктор Петрович, мне совершенно не важно, как вы проведете этих людей, как неимущих или как имеющих не большую сумму на счету, по скольку эти люди не из этого Мира, то и проверить их благосостояние никто и не сможет. Что вы на это скажите?
        — Ну-у… Восемьсот грамм.
        — Вы торгуетесь как еврей на привозе в Одессе, шестьсот пятьдесят грамм и у них тут один обед бесплатный. Согласны?
        — У вас тоже есть Одесса и привоз? Непостижимо. Да… Ладно уговорили старика. По рукам.
        — Правильное решение, тем более, что мир, как говорят тесен, возможно у меня будут еще клиенты, так я еще раз к вам обращусь, скажу вам сразу, я ничего с этих людей не получу, ну может благодарность. Вот только проблема одна осталась.
        — Какая?  — после решения прочих проблем снова напрягся Виктор Петрович.
        — Нужно будет как-то решить проблему связи с вами, у меня по-прежнему нет местный денег. У вас случайно не в ходу Евро.
        — Конечно, у нас очень даже котируется такая валюта. Тогда посмотрите внимательно на эту купюру, может она совпадет с подобной в этом Мире, хотя я очень в этом сомневаюсь.  — Я достал из кармана одну купюру достоинством в 500 Евро. Виктор Петрович долго рассматривал эти деньги.
        — Вы знаете, а отличий я не вижу. Я, конечно не специалист, но сказать, что она поддельная не могу.
        — Она не поддельная, она из моего Мира.
        — Я не перестаю удивляться.
        — Скажите, а можно ее где-нибудь проверить, если она устроит местные банки, то у меня не будет проблем, обзавестись местной мобилой и сим картой.
        — Есть недалеко обменный пункт. Попробуйте обменять.  — Я подошел в обменный пункт и попробовал обменять купюру, девушка долго ее проверяла, но в конце концов она ее устроила, и я обзавелся местными деньгами.
        — Скажите, Виктор Петрович, для приобретения сим карты нужны документы?
        — Да, в магазине из потребуют.
        — Как посоветуете выйти из положения?
        — У меня есть один знакомый, он может помочь.  — Виктор Петрович позвонил по телефону и через двадцать минут у меня уже была на руках симка с оплаченным временем разговора на десять часов, зачем мне потом заморачиваться продлением. Я вставил симку с свой телефон и позвонил Виктору Петровичу. У него зазвонил телефон.
        — Вот и все, теперь все проблемы решены, я попаду в ближайшее время к себе на планету и сообщу друзьям ваше решение, а потом перейду в этот Мир, и позвоню вам, чтобы вы приблизительно знали, когда они будут в состоянии на переход. Я не говорю уже о том, что золота еще нет, его еще придется собрать.
        — Собрать? Где?
        — В Новой Земле. Мне, наверное, очень много предстоит работать, чтобы я смог его собрать. Ладно это дело будущего. Пожалуй, что нам пора. Всего вам хорошего, рад был с вами познакомиться, Виктор Петрович.
        — Взаимно Влад. С кажете, а я не могу побывать в тех мирах, в вашем и в Новом?
        — Не доверяете?
        — Да нет. Дело не в этом.
        — Любопытство и исследовательский азарт? В мой Мир попасть не проблема. У нас относительно спокойно. А в Новом, не очень. Я еще от ранения не отошел.
        — Вы ранены? Может вам к врачу? У меня есть хороший хирург.
        — Операцию уже провели, и рана заживает. Через несколько дней вообще перестанет беспокоить.
        — И где умудрились заработать? Пулю или нож?
        — От убийц ее родителей узнал, что есть еще 38 бандитов, вот и вырезали с другом всю банду под ноль. Да вот на последнем и споткнулся. Один из бандитов не вовремя в туалет проснулся, вот и поднял тревогу, а я заработал пулю. Хорошо, среди освобожденных рабов был хороший хирург, провел операцию почти в полевых условиях. Так что на счет экскурсии в Новый Мир, хорошо подумайте. Не отказываю, но просто оказаться посреди саваны, нет ничего романтического. А в города без АйДи не пропустят. Я пока был только в одном, и то всего одни сутки, когда доставил туда двадцать три освобожденных.
        — Веселую историю вы мне рассказали. Но вы не отказываетесь от своих слов на счет экскурсии.
        — Нет, не отказываюсь.
        — Тогда я жду вашего звонка, Влад.
        — До свидания, Виктор Петрович. До встречи.
        — До свидания Алена. Я вспомнил вас и вашу семью, извините.
        Назад мы ехали расслабленные, теперь, когда контакт налажен, спешить уже некуда. Как только мы выехали за город и свернули с дороги, я открыл портал, и мы оказались в саване, рядом с БТРом. Юра выскочил нас встречать, что сразу удивило, он был вооружен до зубов. Я понял, что что-то произошло.
        — Ты чего такой воинственный, Юра?
        — Давайте скорее в БТР залезайте, тут такое зверье шастает, что мурашки по коже бегают. Я тут такую охоту посмотрел, не надо в «Мире животных» по телеку смотреть. За то время, что вас не было, здесь потопталось стадо каких-то мамонтов, потом они ушли и на это место пришли сайгаки какие-то, только раза в полтора-два покрупнее. Пока они тут на выпасе были, подкралась к ним какая-то скотина, тоже копытная, но хищная, похожа на бультерьера, в холке метр двадцать-метр тридцать, пасть около метра длиной и зубки такие, что крокодил позавидует. Вес у нее ну никак не меньше полутора тон, двигается как леопард на охоте. Выбрала себе сайгака, или как его здесь называют, антилопой, догнала и в прыжке ему шею перекусила, тот сразу и копыта откинул. Вот не хотел бы я с такой гадиной один на один встретиться. Страшная зараза и сильная очень, да похоже и мозгами не обделена. Опасная до дрожи в коленках.
        — Это местная гиена. Отец рассказывал о них, говорил тоже, что очень опасная она.
        — В общем, как я вижу отдохнул хорошо.
        — Просто отлично, но если ночью такая штучка присниться, то обделаюсь на раз.
        — А что эфир? Есть какие-нибудь результаты?
        — Ничего особенного, часто ловятся переговоры между патрульными машинами. За эфиром следят, один раз даже выговор сделали патрулю, за нарушение радиопереговоров, нецелевое использования служебной частоты. Есть одна радиостанция которая постоянно передает данные о забегах, каких-то боях без правил и прочая мутота. Похоже на букмекерские ставки. Станция очень мощная, но находиться очень далеко, город из которого идет передача называется, не поверишь, Лас Вегас.
        — Тоже информация. Не плохо поработал, Юра.
        — Рад стараться, ваше высокоблагородие!
        — Не паясничай, Юрец. Тебе не к лицу.
        — Виноват, ваш благородие, исправлюсь.  — Мы весело заржали. Я вывел БТР на дорогу и мы, неспешно поехали в Бостон.
        — Ну, а вы как сходили?
        — Отлично сходили, Юра. Контакт налажен, для Кузьмича коридор уже есть. Цену тоже согласовали. Осталось несколько раз встретиться и подбить время перехода.
        — И сколько стоит удовольствие попасть в другой Мир.
        — Шестьсот пятьдесят грамм золота.
        — Сколько?
        — А что ты хочешь. Он берет из расчета процента от благосостояния клиента. У Кузьмича, как он мне сказал, порядка двадцати надежных человек. Как минимум половина, если не больше — семейных. Представь теперь сколько человек за раз будут переходить?
        — Ну, тогда, наверное, справедливо. Хотя столько золота, это, ух! А где Кузьмич столько золота возьмет?
        — Это еще нужно обсудить, но мне кажется, что я знаю один вариант.
        — Какой?
        — В этом нам может помочь Лена, я прав?
        — Да, Влад. Я знаю где отец нашел золотую жилу. У него даже запас небольшой остался, могу отдать.
        — Нет, Лена, запасы твоего отца это святое, это твое приданое. Его мы трогать не будем, а вот потихоньку жилу разработать мы можем. Работать мы можем втроем, тебе, Лена, найдем работу по твоим силам. Где-то охрана, где-то по хозяйству поможешь, ты ведь умеешь готовить?
        — Да, мама меня хорошо научила. Я помогала несколько раз папе, просеивала через сито песок.
        — Я не думаю, что мы будем тебя привлекать к тяжелым работам, нам ведь спешить пока некуда. Добытое будет делиться на четыре равные части.
        — А почему на четыре?  — Спросил Юра.
        — Каждому по одной части, а из четвертой части будем закупаться всем необходимым. Продукты, топливо, патроны, оборудование. В общем это будут деньги нашей компании, какое дело мы откроем я пока не знаю, может конвои охранять или еще что, надо пока разузнать побольше, что тут да как. Потом и сообразим, что нам будет выгоднее. А золото для Кузьмича, можно ему либо продать, либо, что для нас безопасней и удобней поменять на нужное нам из того Мира.
        — А что нам оттуда нужно?
        — Да многое можно оттуда тащить. Сам подумай, техника тут очень дорогая, электроника, электротехника в три-четыре раза дороже, так еще проблема и по такой цене достать. Например, для такого климата, кондиционеры просто необходимы, но достать их по нормальной цене невозможно.
        Я заходил в магазин электротехники в Бостоне, кондиционер, производства не слишком «правильной» компании, стоит почти по весу золота, ну это я так, образно говоря. Приличный ноутбук, в четыре нашей Земной цены. Я думаю, что можно сразу договариваться на товар, и большегрузные автомобили. Например, повышенной проходимости грузовой Мерседес тонн на десять-пятнадцать и прицеп соответствующий. Можно, конечно и не повышенной проходимости, я смогу доставить его сразу куда надо. Есть мысли по этому поводу. Я даже не исключаю вариант с покупкой такого товара в Мире Лены. Прикинь, наши Евро, мне там поменяли на их местные деньги.
        — Не может быть! Что под прибором смотрели и никаких отличий?
        — Ага. Долго девушка в обменнике проверяла, но потом выдала все, как положено. То, что долго проверяла, так это тоже понятно, купюра-то в пятьсот Евро. Там это большие деньги. И у меня есть еще одна идея.
        — Намекни?
        — Что-то мне очень хочется, завести сюда вертолет и турбовинтовой самолет. Небольшие, вертолет четырехместный и самолет Сесну 208В, можно будет и перевозками заняться. Авиация тут пока не развита.
        — Ну у тебя и планы? А как с безопасностью, если придется садиться аварийно?
        — Есть у меня мысли и на эту тему.
        — Да, ошарашил ты меня, командир. Еще только вчера-позавчера, думали, как устроится в этой жизни после армии, и на тебе, свой бронетранспортер, КАМАЗ, а теперь вообще, даже перечислять сложно.
        — Надо с Аленкой поговорить, захочет она на своем ранчо Взлетно-Посадочную Полосу строить, бетонную и топливохранилище? Что скажешь, Ленок?  — Лена на минуту задумалась, а потом серьезно на меня глянула и решившись сказала:
        — Ты серьезно на счет авиации? Ну если серьезно, тогда все, что посчитаешь нужным делай, я за.
        — Вот так, Юра. Думай, делай выводы.
        — На счет чего?
        — Да на счет всего, будущего, выбора будущей жены. Тебе тяжело будет. Здесь женщин мало, а там особо время не будет, появляться мы будем там редко. Может у тебя уже на примете кто имеется? Говори сейчас, время уходит.
        — Наверное, ты прав. Торопиться не буду, но искать, точно начну. И вообще, ты сейчас такие перспективы нарисовал, что в пору задуматься.  — До Нью Бостона мы доехали быстро, даже не заметили, как пролетело время. На въезде в город, как всегда патруль остановил нас для проверки документов. На этот раз на блокпосте нес службу другой наряд. Проверка документов не заняла много времени, и мы заняли снова место на стоянке большегрузного транспорта рядом с нашим грузовиком. Время еще было даже не обеденное, поэтому мы опять поселились в той же гостинице, что и в первый раз. Я поинтересовался у хозяина где можно в городе продать оружие. Он на меня удивленно посмотрел, мол откуда у новичка есть оружие на продажу, но ответил:
        — Тут, с правой стороны этого здания, есть оружейный магазин, можете подойти туда.
        — Спасибо, так и поступлю.  — Воспользовавшись советом хозяина отеля, я зашел в оружейный магазин. Выбор был гораздо богаче, чем в арсенале на базе. Но оружие в основном было под патроны ненужного нам калибра. На вопрос не купит ли продавец у нас трофейное оружие, он ответил, что надо смотреть каждый ствол отдельно. Я пообещал, что сейчас позову товарища и мы начнем его заносить, в смысле оружие. Продавец по имени Фил, с ним я познакомился, был очень удивлен, когда поинтересовался происхождением этого оружия, когда я ему рассказал откуда оно, то он успокоился, и сказал, что уже слышал о трех сумасшедших Русинах, что спасли кучу народу и перебили большую банду, но сразу не поверил цифрам озвученным рассказчиком. Я позвал нашу компанию и попросил Юру, помочь мне носить оружие в магазин. Лену пригласил просто для того, чтобы она привыкала к оружию и может быть ей нужно что-то подобрать из экипировки. Оружия действительно у нас получилось очень много. Всего около ста стволов. Фил, тщательно осматривал каждый ствол, замерял калибрами вход и выход из ствола. Несколько стволов оказались годными только на
запчасти, с чем я совершенно был согласен, о чем и сказал Филу. Оружие он у нас принял все. Даже те стволы, что были совсем запущены, я отдал ему на запчасти. Заработали мы на этом тоже очень неплохо, пятьдесят одну тысячу кредитов. Только деньги, Фил попросил забрать, завтра с утра. Банк под закупку трофеев дает кредит. Тогда я сказал, что завтра тоже схожу в банк вместе с ним, чтобы закинуть сказу деньги на счета ребят. Сегодня мне еще необходимо заскочить в Управление Патруля и забрать документы на опекунство. Ленке мы прикупили немного патронов к пистолету, что я ей подарил для скрытого ношения. Завтра мы еще и постреляем, я ведь обещал сержанту с блокпоста прихватить его на стрельбище. Да, позвонил Артуру Денвеллу. Он сразу предложил встретиться в баре нашей гостиницы через пол часа.
        Аленка пошла чистить перышки после поездки. А я пошел в бар ждать Артура.
        — Добрый день, Влад.
        — Добрый, Артур. Как дела в Корпорации?
        — Поднялся большой шум, руководство приступило к поиску людей причастных к передаче оружия бандитам, и озабочено такой активностью бандитов на дорогах, такого давно уже не наблюдалось. Я шепнул некоторым моим знакомым о тебе. Рассказал, о том, как вы фактически вдвоем, расправились с такой большой бандой. Мне намекнули, что было бы не плохо, если бы вы собрали отряд и проредили немного банды, которые работают на основных дорогах. Вам дадут зеленый свет, а также разрешение на владение тяжелым оружием, в плоть до безоткатных орудий.
        — У Корпорации, что своих людей нет? Это же войсковая операция. Как раз для сил патруля.
        — После того, что произошло, они не хотят лишнего шума. У нас сплошная утечка. Меня тоже можно сказать, что слили, если бы не ты, то все прошло бы тихо и вскрылось бы только когда их операция вошла бы в силу и изменить ничего бы уже не удалось.
        — Скажите, Артур, а как отнесется Корпорация к тому, что я попробую уничтожать такие базы с земли и с воздуха?
        — Вы хотите приобрести боевые самолеты и штурмовые вертолеты?
        — Не совсем, я приобрету гражданскую, или переделанную из гражданских моделей под армейские нужды технику.
        — Думаю, что проблем не будет, главное, чтобы был результат.
        — Я вас понял. Сколько времени у меня на подготовку.
        — Как вы успели увидеть, события уже вошли в стадию активных действий, поэтому чем быстрее вы приступите, тем лучше. Тот, кто организовал поставки оружия бандам, сейчас залег на дно и не проявляет активности, но долго так продолжаться не будет, как только он разберется в сложившейся ситуации, так и начнет действовать снова. В данный момент, мы контролируем любые поставки оружия, но вы сами должны понимать, что информация о плановых поставках заказанного через нас оружия, будет передана бандитам, по скольку мы не знаем кто сливает им эту информацию. Поэтому, мне кажется, что бандитов будут теперь снабжать оружием именно таким образом. О вас будут знать считанные люди, бумаги на вас уже подготовлены, вы будете проходить как сверхштатные сотрудники Корпорации, оплата тоже будет достойная, как вы смотрите на то, чтобы за каждую уничтоженную банду мы платили сто тысяч кредитов и все трофеи оставались вам.  — Предложение, надо сказать заманчивое. Несколько групп мы сможем уничтожить даже своим составом.
        — Артур, если вы предоставите нам требуемые боеприпасы и развед-информацию, то думаю, что мы согласимся, окончательный ответ вы получите завтра.
        — Корпорацию устраивают такие условия. Еще раз повторюсь, что главное это результат. Будет результат, возможно Корпорация улучшит условия договора, в плане вашего снабжения.
        — Кому в случае нашего согласия мы будем подчиняться?
        — Никому. Мне будете передавать только отчеты и списки требующихся для операции боеприпасов и снаряжения.
        — Договорились, я сейчас пойду согласовывать этот вопрос с моими спутниками. А завтра, когда мы с вами встретимся на праздничном обеде, я передам вам наше решение.
        — Хорошо, тогда до завтра.
        — До завтра, Артур.
        Да, вот это поворот событий, я конечно и так собирался уничтожить две банды, на которые у меня имелись уже все данные, но получить за их уничтожение еще и по сто тысяч, это горазда лучше. Плюс получить разрешение на владение оружием крупного калибра, это тоже очень полезно в этих краях. С этими мыслями я и пошел собирать на совет Юру и Лену, хотя Лену мне совсем не хотелось бы приобщать к убийствам, как бы привычка убивать не подействовала на неокрепшую подростковую психику. Но нас пока только трое и мне не хотелось бы увеличивать численность нашего отряда сейчас. Тут нужны проверенные временем и совместной службой люди, а их тут нет, людям Кузьмича, как бы я к нему не относился, полностью я доверять никогда не смогу. Выходит, что другого выхода у меня нет.
        — Извините, что я оторвал вас от личных дел, но поступила очень важная информация. Я встречался с Артуром. Да, с тем, что мы с вами освободили из лагеря. Так вот, он о нас не забыл и в данный момент ему больше не на кого опереться. Он со своими друзьями в Корпорации хотят провернуть операцию антитеррор. В смысле, они хотят уничтожить какое-то количества банд, которых ориентируют на планомерный разбой на дорогах, ведущих в Руссинские земли. То есть, сорвать планы кого-то в руководстве Корпорации, кто замутил все это болото. Артур с друзьями пока не может выяснить чья это игра, поэтому нас хотят использовать, как третью силу. Для этой операции нас безусловно мало, но и набрать людей мне неоткуда. Вы сами понимаете почему, у нас слишком много секретов.
        — А люди Кузьмича?
        — Юра, а ты можешь за них поручиться? Воевать они смогут, но и доносить они точно будут. А нам оно надо? Кузьмич, как ни крути, человек Конторы, в определенный момент они могут и управление перехватить. Да и убрать кого-нибудь из нас могут, если не всех.
        — Да, я его знаю всего пару лет и то как подчиненный. А что там на уме, предположить невозможно. Может и слить нас.
        — Вот поэтому я предлагаю, пока состав не увеличиваем. Более того, Артур на вопрос о малой авиации отреагировал вполне адекватно. Даже в вооруженном варианте. У меня, как ты, Юра уже знаешь, есть опыт и лицензия на полеты на вертолете. Выучиться на пилота легкого самолета, за деньги, тоже не проблема. Как понимаешь если проводить разведку с воздуха, да еще ночью, может не плохо получиться. Да и вооружить вертушку можно не плохо и тепловизор установить, тогда от нас вообще никто не спрячется.
        — Ну и новости. Только продумали предварительные планы на будущее, и на тебе, поворот на сто восемьдесят градусов. И какое твое последнее слово?
        — Я не хочу решать это единолично. Вот если вы дадите свое согласие, тогда уже я буду командовать, и приказы мои вам придется выполнять от и до. Ну ты, Юра, и так это знаешь, это сказано для тебя, Лена.
        — Я согласна.
        — Я тоже.
        — Тогда завтра на обеде у Артура, я ему даю согласие, и мы начинаем готовиться.  — в этот день я успел найти Гарта Рендела — сержанта с блокпоста и предупредить его о том, что завтра с утра мы стреляем, за одно узнал где находится стрельбище. День прошел без событий о которых стоило бы рассказывать и на следующее утро мы поднялись с легкой головой.
        — Привет солнышко, как спалось?  — Поприветствовал я еще не полностью проснувшуюся Ленку.
        — Ага, нормально, и тебе привет.  — В ответ поздоровалась она, заворачиваясь в гостиничный халат и направляясь в сторону ванной. Вот, уже и дисциплина появилась, в халате ходит, это хорошо, а для меня особенно. После завтрака, мы направились на стрельбище Корпорации. Я уже купил нам по оружейной сумке каждому, и мы несли в них все наше оружие, чтобы пристрелять и поддержать форму, а Ленку проверить на умение обращаться с оружием. У входа на полигон нас уже ждал Гарт со своим коротким карабином похожим на американскую М-4. Людей, желающих пострелять пока не наблюдалось, поэтому мы вольготно расположились на свободных пока столах. Сначала я занялся Ренделом, я достал все прибамбасы для Стечкина, в том числе и глушитель. Патронов для него, я взял две сотни, не считая сотню, снаряженную в магазины. Для начала я показал ему как переключать режимы огня, и ставить на предохранитель. Он военный и на это потребовалось не более минуты. После этого дал ему пострелять одиночными без глушителя, потом установил глушак, и он расстрелял магазин. По его лицу я понял, что этот пистолет уже оставил в его памяти
неизгладимый след.
        — Отличный пистолет, почему его нет в магазинах Америды?
        — Это оружие никогда не поставлялось на экспорт. Да и не знаю я есть такое в вашем старом Мире у Руссинов или нет. Я ведь из другого Мира к вам попал. Гарт уставился на меня не верящим взглядом.
        — Не спрашивай, сам не знаю, как попал, были с напарником в патруле, и вдруг оказались здесь. Ладно, теперь попробуй пристегнуть к пистолету приклад, и постреляй очередями.  — Он выполнил мои указания и очередями по три патрона выстрелил еще два магазина.
        — Невероятно, отличный пистолет, для каких войск выпускали это оружие у вас?
        — Вариант без глушителя в текстолитовой кобуре был у танкистов и командиров артиллеристов. А вот такие только у спецподразделений.
        — Так ты спецназовец?
        — Нет, пограничник. Но в последнее время нам начали поставлять эти пистолеты. Мы ведь тоже не обычные войска. Правда эти пистолеты нам выдают из старых запасов.  — Врать, так врать, он ведь тоже не дурак, может и на год выпуска посмотреть. В общем получил человек удовольствие.
        — Я расстрелял много патронов, я компенсирую тебе кредитами.
        — Не стоит, Гарт, у меня есть некоторый запас. Может, когда-нибудь и ты со мной поделишься, когда у меня закончатся в бою патроны.  — Он внимательно посмотрел на меня. Не ожидал он такого ответа, осознав то что я только что сказал, он медленно ответил:
        — Надеюсь мы будем воевать на одной стороне?
        — Я в этом даже не сомневаюсь, Гарт.  — На его губах появилась улыбка.  — Странный ты Руссин, то лезешь один в такую драку, то предсказываешь странные вещи. Ты ведь предсказал? Я что-то такое в этот момент почувствовал.
        — Скорее предположил, есть такое слово интуиция. Наверное, это именно то, что ты почувствовал.
        — Спасибо тебе за интересные стрельбы, всего тебе хорошего в Новом Мире.
        — До свидания, Гарт.
        После того, как Гарт, довольный как слон, ушел, я занялся проверкой и обучением Лены. Стрельба из автомата одиночными, как я и предполагал оказалась более чем хорошая. Отец Лены не плохо постарался, обучая ее стрельбе. Очередями все обстояло куда хуже, она даже немного испугалась сначала. Я объяснил ей, что стрелять очередями, ей смысла нет. Она может отлично поражать мишени и одиночными, а стрельба очередями — это бессмысленная трата патронов. Очередями стрелять необходимо лишь в некоторых случаях, если враг очень близко и их несколько и в случае если необходимо прижать врага к земле, чтобы дать возможность товарищу сменить позицию. В остальных случаях надо стараться производить один выстрел на одну цель. Иногда можно сделать контроль. Если есть на это время и возможность произвести еще один выстрел с этой позиции. Так и потренировались. Потом перешли на пистолет, вот тут дело было совсем плохо. Детская, девичья неокрепшая руку подрагивала и уставала, что при спортивной стрельбе, требовало определенных навыков, чтобы определить момент наилучший для выстрела. Даже опытные спортсмены, знают, что
если они затянули выстрел, то он уже не будет идеальным и откладывают его. Но это бывает редко, хорошие спортсмены, как правило этот момент не пропускают и выстрел не затягивают, но это чувство приходит лишь с опытом. Поэтому я показывал и рассказывал, как нужно производить выстрел из пистолета. Объяснил ей, чтобы она не затягивала с выстрелом, а стреляла сразу как навела оружие на цель. Помогло, у нее начало получаться. Тогда я перешел на тренировку интуитивной стрельбы из пистолета.
        — Это как?  — недоуменно спросила она.
        — Это когда ты не целишься. Ты вынимаешь пистолет из кобуры, снимаешь его большим пальцем с предохранителя, и от бедра, в нашем случае от живота стреляешь в то место в которое ты хочешь попасть. То есть во врага, если ты начнешь поднимать пистолет на уровень глаз и будешь целиться в него, то потеряешь драгоценное время и не успеешь выстрелить в него. Он сделает это раньше тебя. Статистика боев с применением пистолета, говорит о том, что почти восемьдесят процентов таких боестолкновений, проходят на дистанции от двух до пяти метров, то есть в упор. Давай попробуем потренироваться вынимать пистолет из кобуры и снимать его с предохранителя. Одновременно ты будешь смотреть на мишень и нажимать на спусковой крючок. Только магазин с патронами вынь из пистолета и передерни затвор. Тренировались этому около получаса. В результате я остался доволен, и мы перешли на стрельбу боевыми патронами. Сначала очень медленно, я не хотел, чтобы она случайно выхватила пистолет из кобуры неправильным хватом, и затворная рама не порвала ей руку между большим и указательным пальцем. Все получилось отлично. Она попадала в
район центра груди в восьми случаях из восьми. Как раз на весь магазин. Расстояние до мишени было пять метров. На последок, я отогнал мишень на десять метров, и она расстреляла в нее один магазин. Как для первого раза, то результат просто поражал. На эту дистанцию она попала все пули в мишень, правда тут уже не было попаданий в центр, но это и не важно, главное попала в мишень и вывела из строя противника, об этом я и сказал Лене. Счастью ее не было предела. Объяснил ей, что если каждый день она будет тренироваться хотя бы по пятнадцать минут в день, то через месяц она сможет попадать на пятнадцать-двадцать метров. Только взял с нее слово, что тренировками она будет заниматься, только в моем присутствии. Не хватало мне случайного выстрела или, что еще хуже ранения. На этом стрельбы не закончились. Мне пришлось пристрелять свой автомат. Заводская пристрелка уже была произведена, но под себя мне пришлось немного подкорректировать прицел. На сто метров я теперь попадал туда, куда целился, я привык целиться не под «яблочко», а почти в центр мишени. Это, чтобы сделать однообразие со стрельбой с оптическим
прицелом. После этого Лена пристала ко мне, что бы я показал «как надо правильно стрелять из пистолета», ну я и показал. Со спортивной стойки я отстрелял магазин на сто метров. Для Стечкина, с его длинной прицельной линией это вполне нормальная дистанция. Потом на двадцать пять метров я стрелял по пяти силуэтам на время. Пять выстрелов за четыре секунды. Затем серии выстрелов по пяти силуэтам «от бедра».
        Потом… Закончились патроны. Я оставил два снаряженных магазина и объяснил Лене, что увлекаться в этом Мире нельзя, нужно всегда помнить, что здесь опасно везде. И даже после стрельбища, в магазинах должны оставаться патроны, «на всякий случай» и рассказал, что случаи бывают разные, опасные и… Речь, вроде бы произвела должное впечатление. Так что от посещения стрельбища, все остались довольны, Юрец тоже еще тот любитель пострелять. В общем собралась группа людей по интересам.



        Глава 5

        На обед к Артуру и его семье, мы прибыли в парадной форме, мы в новых камуфляжах, а Аленка, в своем обтягивающем платье. Порадовало то, что семья Артура, оказалась простой в общении и вполне компанейской. Жена Артура, Элизабет наготовила всяких вкусностей и все время подкладывала мне то одно то другое блюдо, и часто благодарила нас за спасение своего мужа, который часто на совещаниях высказывает свои миролюбивые мысли, но, как оказалось, не все разделяют его точку зрения. В течении обеда мы не касались темы, поднятой Артуром, но я видел его нетерпеливые взгляда и один раз кивнул ему в знак согласия, он немного успокоился и тоже принялся угощать нас. После того, как мы перешли к чаю и кофе женщины и девушки остались у стола, обсуждать наряды и всякие женские сплетни, а мы с Юрой, проследовали в кабинет Артура «на поговорить за жизнь». Как только мы заняли места в мягких креслах, последовал вопрос о нашем решении.
        — Артур, не буду тянуть кота за хвост, мы согласны начать выслеживать и уничтожать банды бандитов. Не буду говорить сейчас о всех сложностях. Скажу только одно, нам будет нужна в ближайшем будущем информация, а дислокации банд, надеюсь, что у вас есть свои информаторы и вы сможете добыть эту информацию. Следующее: снаряжение и боеприпасы. Нам нужно два, а лучше три тепловизионных прицела, два цинка подствольных гранат и пару ящиков боеприпасов. Надеюсь, что боеприпасы к Руссинскому оружию для вас достать не проблема. Нам нужны патроны 9Х39, 6,5Х39 и 6,5Х54. Пока достаточно.
        — Вечером вы один подойдете к арсеналу Корпорации, пройдете по складам с нашим человеком. Он все доставит к вашему транспорту и поможет перегрузить. Патрульные в это время отойдут к блокпосту.
        — Спасибо, этот пункт мне ясен. В ближайшее время мы начнем операцию, у меня остались некоторые сведения, доставшиеся от главаря той банды, что захватила тебя. Какие подтверждения уничтожения банды нам необходимо предоставить?
        — Достаточно будет фотографий или АйДи, нам нужно найти их в картотеке и возможно, что нам удастся найти источник утечки информации у нас. Вот бумаги, который дают вам широкие полномочия, такие же, как и у Патруля Корпорации, но вы находитесь на ступеньку выше патруля по рангу, поэтому в исключительных случаях вы можете приказывать бойцам патруля и привлекать их, если это потребуется для проведения ликвидации бандитов. Но желательно, все же, держать это пока в тайне, не привлекая к себе лишнего внимания. Вот документ, дающий вам право на применение тяжелого вооружения. И еще один документ, что вы являетесь сверхштатными сотрудниками Корпорации. Я и те люди которые поставили ставки на вас с нетерпением будут ждать от вас положительного результата. Желаю вам удачи. Нам, я имею ввиду Корпорацию в целом, не нужна еще одна война в этом Мире, мы не для этого строили этот Мир, но некоторые люди привыкли жить также, как и там, в Старом Свете. Не подведите меня и у вас будет всегда «зеленый свет» и поддержка в Новом Мире.
        — Это от красиво сказал, на счет «зеленого света», я конечно понимаю, что когда нужда в нас отпадет, то про «зеленый свет», конечно все забудут, но пока мы нужны, надо этим пользоваться. У нас и так старт очень неплохой в этом Мире.
        Мы вернулись в мотель и предались послеобеденной сиесте. Вечером я подошел к арсеналу Корпорации и ко мне на встречу сразу вышел лейтенант патрульных сил.
        — Вы Влад?
        — Да.
        — Идите за мной.  — Коротко и ясно. Конечно я пошел за ним следом. Мы зашли на главные склады Корпорации. Лейтенант подвел меня к одному из рядов с ящиками зеленого цвета, такого родного для военного человека.
        — Здесь находятся боеприпасы для Руссийского оружия. Говорите, чего и сколько вам отгрузить.  — Я посмотрел на маркировку на ящиках и начал быстро и четко называть необходимые нам боеприпасы.
        — Лейтенант, нам обещали выделить три тепловизора, с возможностью установки их на Руссийские образцы стрелкового вооружения.
        — Да, я в курсе о тепловизорах, но хорошо, что вы уточнили детали. Да, есть у нас несколько таких изделий. Пройдемте туда.  — Мы прошли вдоль этого стеллажа и остановились в самом конце. Лейтенант пригнал откуда-то электропогрузчик и снял с самого верха один ящик.  — Вскрывайте и смотрите, если это подойдет, то вы их получите.  — Я открыл защелки на ящике и открыл крышку. В ящике лежали пять армейских металлических чемоданчика с тепловизорами, самые современные модели.
        Живут же люди. Теперь и у нас такие штуки будут. Крепления были как раз Руссийского образца.
        — Отлично, лейтенант, это то что нам нужно, три штуки,  — уточнил я.
        — Да, в заявке указано именно это количество. Хорошо, наш транспорт подойдет на стоянку в двадцать два ноль-ноль. Будьте готовы принять груз.
        — Спасибо, лейтенант, я буду ожидать вас у БТРа к этому времени.  — На этом наше общение с лейтенантом закончилось, и я отбыл назад в гостиницу. Ребята ждали меня сидя в баре и наслаждались какими-то напитками, надеюсь Юра не заказал для Лены алкогольный напиток.
        — Привет отдыхающим и наслаждающимся.
        — И тебе не хворать.  — Весело ответил Юрец.  — Какие новости?
        — Я выбрал все что нам нужно и даже умудрился пощупать руками тепловизоры. То, что нам надо. Три штуки. Тоже надо будет потом пристрелять. Мы можем установить их на наши ВСС и Валы.
        — Вот это радует и можно будет просвечивать савану, чтобы как в прошлый раз на змею не нарваться лицом к лицу. Я тогда чуть не обос… чуть не обделался. Даже про автомат забыл.
        — Влад, а какое ты мне оружие дашь для ночи?
        — Получишь винтовку ВСС с тепловизором, это самое то, что доктор прописал для ночной стрельбы по теплым целям. Вы чего пьете?
        — Я вишневку, а Лена вишневый сок. Ягода тут растет. У меня вино, а у Ленки сок, все из того же материала.  — Вспомнил Юра армейский анекдот, когда прапорщик на занятиях спрашивает солдата, из какого материала сделан автоматный ствол, боец отвечает: «из оружейной стали», правильно, а из чего сделана ствольная коробка? Снова боец отвечает: «из оружейной стали». Не правильно, боец. В наставлении написано «из того же материала». Учись читать, боец.
        — Я, пожалуй, тоже себе сок возьму, а то у вас такие рожи довольные. Будто медку хапанули.  — Сок и вправду оказался очень приятным на вкус. При случае надо и вино попробовать, Юра говорит, что градус в нем совсем маленький. Вечером мы с Юрой подъехали на стоянку и приняли груз, все по-честному. Лейтенант отдал мне одну копию накладной отдал честь и уехал к себе. А мы с Юрцом распечатали ящик с тепловизорами и стали их проверять, а запасные аккумуляторы поставили на зарядку. Качество приборов оказалось на высоте. На четыреста метров конечно не стрельнешь, но до двухсот метров все живое видно, как на ладони. Я направил тепловизор на саванну за забором из колючей проволоки, и она расцветилось разными красками от голубого до белого, но больше всего было красного. Даже крупные особи жуков и то было видно метров на пятьдесят. Мощный аппарат, не то, что гражданские образцы. Осталось только пристрелять. Сложили все на место и вышли на улицу.
        — Юра, я сейчас попробую работает ли портал по планете, а ты постой тут.  — Я вспомнил комнату в доме на Ленкином ранчо и пожелал туда переместиться. Сделал несколько шагов и… оказался именно там, где и хотел. Точно в том месте которое представил себе. Потом представил себе тот холм где я лежал, когда наблюдал за лагерем бандитов. Секунда и я стою на этом холме, и сразу лег на землю, не дай бог увидит часовой и мне каюк, они знают, что я должен подъехать на БТРе и грузовике. А если увидят силуэт человека, то это обязательно должен быть только враг. Часовой был, и я его сразу и не нашел, он замаскировался на крыше того здания, где и стоял пулемет. Пулемет тоже стоял на месте, а вот пикап с крупняком стоял не на стоянке, а тоже замаскированный возле здания у окна, в случае нападения в него можно попасть из окна здания. Хорошо придумали. И службу исправно несут. Ну что, главное я проверил, портал нормально работает по планете. Караульную службу солдатики-кубинцы несут отлично. Пора и возвращаться. Пожелал открыть портал возле БТРа, раз и я выхожу возле Юры, он аж отшатнулся.
        — Ну ты и пугать мастак.  — С перепугу прошипел Юра.  — Ну как? Эксперимент удался?
        — Более чем. Нам теперь не придется тащиться через всю саванну на две с лишним тысячи километров. Завтра утром выйдем и сразу будем там, где нам надо. Могли бы конечно и прокатится, но нам сейчас с этим грузом лучше не светиться и не кататься лишний раз.
        — Согласен. Куда переместимся?
        — Да прямо на ранчо к Ленке.
        — Вот это дело, класс, раз и на две с половиной тысячи километров. А сейчас где был?
        — Побывал на ранчо, а потом возле лагеря на холмике полежал, там, где у меня позиция была перед штурмом.
        — Впечатляет.
        — Вот туда бы с тепловизорами сходить.
        — Ну так в чем проблема?
        — А тут кто останется?
        — Ну так никого же нету.
        — Так, ладно я поставлю вот тут мотоцикл и когда вернемся, то будет выглядеть. Как будто мы с мотоциклом возились за задним бортом БТРа.
        — Давай, я беру тепловизоры.  — Мы перешли на холм, на котором я был до этого, и сразу залегли.
        — Влад, ты посмотри какая красота, все живое вокруг как на ладони!
        — Ты людей бери в прицел. Приспосабливайся к прицелу, хоть какая-то, но практика.  — Люди действительно видны были отлично. Все трое. Один по-прежнему, находился на крыше, двое были во дворе и о чем- то беседовали, сидя на лавке около дома, на той самой на которой я сидел, когда вышел после операции. Все, пора назад.
        — Пошли, Юра, пора.
        — Ага, я иду.  — Мы перешли к БТРу.
        — Вот это возможности, Влад, это что-то.
        — Юра, а ты не заметил, что ты помолодел на пару лет?
        — Я думал, что мне показалось, что ты тоже помолодел, тебе сейчас не то, что двадцать семь, тебе с трудом двадцать пять можно дать. А перед тем как ты сюда попал тебе можно все тридцать было дать, твое ранение тебе пользы явно не принесло.
        — Да, Юра, война вообще мало кому здоровья добавляет. Но мы с тобой из-за переходов улучшили свое здоровье и еще помолодели. Как бы это нам боком потом не вылезло.
        — В смысле?
        — Те, кто нас раньше видел, могут заподозрить неладное. Все, на сегодня хватит приключений, пора спатки. Пошли в мотель. А то Ленка там уже переживать должна, мы ведь сказали, что на часик всего пошли.  — Как ни странно, но, когда я пришел в номер, Лена уже спала. Я тоже не стал зажигать свет, проскользнул в душ и оттуда в койку. Утром проснулся, как всегда, до того, как прозвенел будильник. Ленка по-прежнему спала, раскинувшись на всю кровать. Красивая девчонка растет. Так, снова меня не в ту сторону несет. Пошел ка я в душ. Прохладная вода всю дурь выгонит. Собрались мы быстро. Мотоцикл по-прежнему поместился в БТР. А Юра снова повел наш трофейный грузовик. Через КПП мы прошли очень быстро, дольше прощались с сержантом Гартом. Сегодня опять его смена. Вооружились и выехали в сторону Руссийских земель. Отъехали на десять километров и прошли через портал на ранчо Лены. Сколько было визгу и счастья, когда мы вдруг очутились на ранчо.
        — Как, Влад, как ты это сделал? Ты Чародей чертов, так же и заикой можно стать. Класс, сразу на две с половиной тысячи километров, раз и все… Как, черт возьми ты это делаешь?
        — По-моему, ты удивилась на много меньше, когда мы попали в твой Старый Мир.
        — Тогда я знала куда мы идем, а сейчас я просто не ожидала, что ты перенесешь нас домой.
        — Я рад, что ты рада! Поехали сразу спрячем грузовик с цистерной.
        — Раз на то пошло, то ты можешь нас сразу туда перенести, зачем драгоценную соляру жечь?
        — Ты права. Так и поступим.  — Пришлось еще раз перенестись к нашему хранилищу. Да, у нас уже техники столько, что пора продавать. О чем и спросил Юру.
        — На троих конечно многовато, но продавать пока, что-то жаба давит.
        — Да меня тоже. Нам надо к Кузьмичу наведаться.
        — Да, можно. Мы ведь уже и сказать ему можем что-то конкретное.
        — Лена, ты еще кушать не хочешь?
        — Ну-ну, троглодиты. Мы ведь только позавтракали?
        — Ну я думал, что за пять дней в пути уже проголодалась?
        — Ха-ха-ха! Это ты красиво ввернул. Пять дней пути сэкономили. Это ж сколько дел можно наворотить если так экономить?
        — Ты права, Лена. Поэтому я хочу предложить тебе снова посетить наш с Юрой Мир.
        — Ну это я всегда пожалуйста.
        — Тогда собираемся и вперед. Весь транспорт оставляем тут. Переходим в обычной одежде для нашего Мира. В городе можем передвигаться на пикапе. В гараж я сейчас перейду сам, потом вернусь сюда и переведу вас, только выгоню машину.
        — Хорошо, мы подождем.  — Перешел я удачно, у меня в гараже один угол совсем свободный, зная его, я прямиком туда и переместился. В гаражных воротах у меня есть дверь, которая открывается изнутри. Выйдя через нее на улицу, я открыл гараж и выгнал свою Мицубиси наружу. После чего закрыл ворота гаража, зашел в него через дверь и перешел в Новый Мир.
        — Ух ты, блин. Уже вроде должен был привыкнуть к твоим штучкам, а вот как появляешься из неоткуда, я аж подпрыгиваю.
        — Все, хорош подпрыгивать. Поехали к Кузьмичу.  — На фирму поехали все вместе. Благо у меня пятиместный пикап. На работе нас так быстро не ждали. Но явно обрадовались. Секретарша, только увидев меня, сразу показала на дверь.
        — Он сказал в любое время дня и ночи.  — просветила она меня, пока я заходил с ребятами в его кабинет.
        — Добрый день, Анатолий Кузьмич.
        — Здравствуй, Влад, добрый день ребята. Очень ждал тебя, хотя совсем не думал, что появишься так скоро. Как у вас дела?  — Он облапил меня и хлопнул меня по все еще не зажившей ране. У меня снова потемнело в глазах, но теперь я остался стоять на ногах.
        — Ну почему все хотят сделать мне больно?
        — Что случилось?
        — Он поймал пулю чуть ниже ключицы. Когда мы ту банду на ноль множили.
        — Вот как. Может врача?
        — Нет, меня в течении двух часов прооперировали, уже заживает.
        — На вылет?
        — Нет, так не повезло, я тоже надеялся, но она застряла, пришлось со спины вырезать. Но все уже позади. Обидно что это последний бандит был.
        — А как нарвался.
        — Да как всегда бывает. В последней комнате ночной сцикун нашелся, пошел ночью в туалет. Я только хотел дверь открыть, чтобы Влад входил и резал оставшихся, как она сама открылась, и оттуда здоровенный бугай выходит, ну Влад ему в пузо стрельнул на автомате, потому, что тот бандит прямо в АПБ ему уперся. Бандит и завопил. Влад только и успел, что кивнуть мне на другую комнату, а сам ломанулся в эту, всех успел положить, но и сам поймал.  — Вкратце рассказал Юра ситуацию, в которую мы попали.
        — Что тут скажешь, вот так и накрываются операции медным тазом, вроде все продумано, рассчитано и вдруг раз и все на перекосяк пошло, и людей теряем. Только, Влад, если ты погибнешь, то подведешь большое количество людей, доверившихся тебе. Ты меня понимаешь? Я не знаю, как ты это делаешь, но ты не такой как все.
        — В смысле не такой?
        — Тебя, когда к нам Юра привел, и сказал: «Вот мой командир, Кузьмич, принимай на работу». Я сразу как на тебя глянул, так сразу и увидел в тебе воина. Не знаю, как тебе это сказать, но одного взгляда хватило тогда. Ты же помнишь, что я почти сразу, как посмотрел твою работу, так и предложил место командира спец отряда поддержки. И смотри, за все время твоей работы здесь, у тебя ни одного замечания нет, ни одной жалобы от твоих подчиненных. О чем это говорит? О том, что ты своих ребят, ни разу не подставил. Не надо на меня так смотреть, я знаю, когда ты собой Колю Климентьева от пули закрыл, счастье, что сам ее не поймал, но парня спас. Он о тебе все время вспоминает. Так что, извини, но теперь придется себя беречь. Ты для нас теперь просто надежда, не подведи нас, Влад, очень тебя прошу. Ты расскажи вкратце хотя бы, как у вас там?
        — У нас все очень даже хорошо, а вот в Новой Земле, как всегда плетутся интриги, подставы, Москва пытается подчинить себе Руссийскую Армию, которая там, кстати говоря, хорошо встала на ноги сидит почти на само обеспечении. Помогает народу Руссии, построить свою промышленность и здоровую экономику. И не дает правительству Московии снова взяться за старое и продавать сырье, которое с таким трудом добывается народом. Там сейчас пошла борьба за нефть, снова нефть появилась у Русских, на их территории и сопредельной ничейной, которую некоторые америкосы из верхушки управления Корпорации, хотят прибрать к своим липким рукам. Мы как раз и влезли в эти разборки, и сейчас мы на стороне «хороших». Заключили контракт с Корпорацией на уничтожение нескольких банд, которых нацелили на противодействие русским переселенцам. И самой Русской Армии, там она немного по-другому называется, но смысл не меняется. Я привез с собой памятки для переселенцев. Теперь вы можете поработать с ними и решить, хотите вы туда переезжать или нет.
        — Влад, мне достаточно просто знать, что ты туда уже практически ушел, тут ловить уже нечего. Скоро еще хуже будет. Мы пойдем туда, тем более, что ты говоришь, что там есть нормальная Русская Армия.
        — Кузьмич, это еще не все. Мы с Леной побывали в ее Мире, для нас он параллельный. Лена сохранила визитку того человека, который вербовал ее отца на переселение в Новый Мир. Мы нашли этого человека.
        — А для чего?
        — Кузьмич, самая большая проблема — это легализовать вас в Новом Мире. У нас нет переходов в Новый Мир, ворота есть только в Мире Елены. Понимаешь? Когда вы соберетесь переезжать, я проведу вас в Мир, Лены, а оттуда этот человек, сделает вам документы для Нового Мира и переправит вас в Новый Мир.
        — Ты тоже таким путем легализовался?
        — Нет, так получилось, что, уничтожив банду бандитов, мы освободили одно высокопоставленное лицо из рабства, там двадцать семь человек в рабстве были. Так вот ему мы сказали, что понятия, как мы попали в этот Мир не имеем, были на патрулировании и раз и мы в этом Мире, попались по дороге бандиты, которые напали на машину с девочкой, мы ее освободили, узнали от бандитов где прячется основная банда и решили снять проблему, за это он скрыл некоторые подробности нашего появления там и сделал нам официальные документы.
        — И что, он повелся на такую легенду?
        — Кузьмич, а какой смысл ему ее раскапывать? Не все ли для него равно, откуда мы появились? Просто мы появились в нужный момент и в нужном месте, спасли его, сорвали планы его противников в руководстве Корпорации, и теперь помогаем ему утвердиться на своем месте или даже поможем подняться выше.
        — Если с этой стороны посмотреть, то все очень даже гладко. Постой, так ты ради нас полез в другой Мир, чтобы пробить нам легальные документы?
        — Ну…
        — Именно это он и сделал, еле стоял на ногах еще, больше он в моем Мире ничего не искал и не делал, нашел человека, договорился с ним предварительно о вашем переходе, даже торговался с ним, как он выразился «как еврей в Одессе на привозе». И все, раненый и уставший вернул нас назад в Новый Мир.
        — Подожди, Влад, ты что… это ты сам устраиваешь порталы?…  — Немая сцена.
        — Да. Я договорился, что за шестьсот пятьдесят грамм золота, этот человек сделает документы на двадцать семей и обеспечит вам переход. Первоначально он хотел один килограмм.
        — Да, Влад. Вот это ты меня удивил. Ты столько дел наворотил за короткое время, даже после ранения продолжил творить историю, а не отлеживался. Я поражен, и очень тебе признателен.
        — Вы лучше скажите сколько человек имеет желание перейти в другой Мир и когда?
        — Влад, первоначально, мы планировали двадцать семей вместе со мной.
        — Кузьмич. Я знаю, что ты не женат. Секретарша?
        — Да.
        — Тебе сколько лет?
        — Да какое тебе дело сколько?
        — Не кипятись, Кузьмич, посмотри на меня внимательно, или ты думаешь, что я тебя каким-то образом оскорбить собрался?
        — Подожди, ну да ты вреде помолодел… Ты хочешь сказать…
        — Я думаю, что смогу тебе немного помочь, Кузьмич… ты правильно понял. Теперь со сроками?
        — Точно сказать не могу, но ориентировочно через полгода. Подскажешь, что с собой лучше брать?
        — Конечно подскажу. Мало того, помогу приобрести там новое Руссийское основное оружие. Наши Калашниковы туда брать нет смысла, калибр там другой. 6,5Х39, так что сам понимаешь СВД тоже самое. Что-то решить с моим оружием получилось?
        — Да, еще как получилось. Все калаши с боеприпасом и гранатами к подствольникам, заберут. То, что ты просил, кое-что нашлось, а кое-что могут заменить, короче. Снайперские патроны к СВД есть всего два ящика, патроны к ПМ и АПБ завались, 9 Пара, тоже есть сколько нужно. ВСС и ВАЛ достать не получится. Удалось достать тебе четыре ящика СП-5, и шесть ящиков СП-6. Вместо ВСС и ВАЛа предложили четыре штуки СР-3м «Вихрь» он же 9А-91. Патронов сколько пожелаешь, но только ПАБ-9. Посмотрели, подбили деньги и решили, что ты переплачиваешь, и чтобы не было обидно, предложили обмен. Ты говорил, что у тебя есть КАМАЗ новый?
        — Да есть и он новый военного образца с кунгом.
        — Тогда есть к тебе предложение по обмену. В одну часть поступили десять КАМАЗов экспериментального образца, кузов и кунг ничем не отличаются. Разница в Мерседесовском дизеле на четыреста тридцать семь лошадиный сил, семи ступенчатой коробке передач и немецкой раздатке и самое главное, что у него Мерседесовская кабина с кондиционером и здоровенным спальником.
        — С чего такая доброта? В чем подвох?
        — Оказалось, что все очень просто. Все десять штук они должны испытать и убить. То, что от них останется отослать на завод с отзывами. Им они не достанутся в любом случае, а так они списывают такую машину, и она никогда здесь не светиться, мы тоже хотим взять у них несколько таких. Так вот, а твой КАМАЗ у них никто не заберет, и они его и так продадут. Вот тебе и выигрыш на чистом месте.
        — Если все так как ты говоришь, то я согласен. Когда обмен?
        — Все что ты заказал, мы загрузим в новый КАМАЗ. Ты пригонишь свой и заберешь новый. Только я пока не знаю, как проехать по городу с таким грузом. Сам понимаешь, если остановит военная автоинспекция, то все, амба.
        — У меня другое предложение. Я еду с тобой в то место, куда хотят, чтобы я пригнал КАМАЗ. Я определяюсь с местом, где появиться моя машина, мне говорят через сколько часов я должен быть на этом месте, главное, чтобы никого не было на этом месте в этот момент. Все.
        — Ты можешь переместить грузовик прямо туда?
        — Да. Если им удобно прямо в склад, то я доставлю прямо в склад.
        — Невероятно. Просто супер отлично, ты даже не представляешь какую головную боль ты с меня снял.
        — Представляю. Поэтому даже предложу переместить твои КАМАЗЫ в Новый Мир, чтобы их никто не видел.
        — Вот это подарок. Ты меня очень выручишь. Для меня это тоже была не самая маленькая проблема.
        — Я считаю, что все барахло мы сможем отправить сразу на место, чтобы не светить это в параллельном Мире. Туда отправим только транспорт, на котором поедут люди, все что не надо на переходе, отправим прямо на место.
        — Да, Влад, ты меня сегодня на столько удивлял.
        — Кузьмич, у тебя сумка есть не прозрачная, я тебе подарки привез, какие обещал. Побольше сумку давай.  — Кузьмич взял сумку у секретаря, и мы с Леной вышли на улицу к моей машине. Слово надо держать.
        — Держи, Кузьмич, сразу говорю, патронов к нему там нет, но тебе их особо много и не надо. Возьмешь их побольше отсюда, как я набрал. Теперь, как решать будем по вывозу, там время совсем с нашим не совпадает. Мне нужно будет точно знать через сколько часов нужно быть на месте.
        — Тогда поехали сейчас.  — К воинской части мы подъехали после звонка Кузьмича командиру части.
        — Кузьмич, а командир тоже с нами пойдет?
        — Он пока не решил, но не исключено, что с нами.
        — Ну тогда нормально.
        — Что по ночникам, Кузьмич?  — Будут тебе ночники. Может уже сейчас и заберешь.  — Беседа с командиром части удалась на славу. Мужик толковый. Полковник Голованов Василий Дмитриевич.
        — Значит говоришь, что прямо в склад можешь заехать?
        — Да, только я должен один раз увидеть это место, и вы обеспечите, чтобы в то время которое вы назначите, на этом месте не было помех, в смысле другого грузовика.
        — Это без проблем. Ты вот что мне скажи, ты можешь показать мне ну…
        — Вы на экскурсию хотите сходить?
        — Да.
        — Не вижу проблем. Возьмите с собой РПК с парой магазинов, а лучше с боекомплектом.
        — Что, все так хреново?
        — Нет, но там есть зверюшки, с которыми без пулемета я бы не встречался, 7,62 у вас есть?
        — Сейчас сообразим.  — Полковник снял из крепления на поясе радиостанцию, нажал клавишу передачи и сказал:
        — Дежурный.
        — Слушаю, товарищ полковник.
        — Пришли ко мне Маслова, пусть печенег принесет с лентой на двести пятьдесят и калаш с подсумком.
        — Слушаюсь.
        — Как думаешь этого хватит?
        — Да, там у меня есть чем отбиться, главное, чтобы сразу в зубы не попасться.
        — Тогда хорошо.
        — А у тебя есть что-нибудь?
        — Только ПСМ ихнего исполнения под патрон на 6,5 миллиметра.
        — Покажи!  — Я не стал ерепениться, достал ПСМ вынул магазин и отдал полковнику и то, и другое.
        — Доверяешь.
        — Я доверяю Кузьмичу, да и вы не похожи на… ну вы поняли.  — Улыбнулся я.
        — Ты смотри и действительно, не наш калибр, я имею ввиду Земной. Нет у нас такого. Похож на 6,35 Браунинга, но не он. Спасибо, порадовал, только на кой он тебе если там такие животинки водятся?
        — Это не для животинок. Это для особо наглых двуногих.
        — Понятно.
        — Товарищ полковник, доставил, то, что вы приказали: Печенег, короб на двести пятьдесят и Калаш с б\к.
        — Спасибо, свободен, потом позову, заберешь.
        — Есть, разрешите идти.
        — Иди.
        — Василий Дмитриевич, мне вас учить не нужно, но может так получиться, что испугаетесь от неожиданности, пожалуйста короткими и в голову.
        — Нормально, понял тебя, не обижусь. У тебя кстати звание какое?
        — Стар-лей в отставке.
        — Где служил и почему в отставке?
        — Граница с Афганом, начальник заставы, тяжелое ранение, поэтому и комиссовали.
        — Понятно, наш человек. Держи автомат.  — Он дал мне в руки АКМС и подсумок с магазинами. Один магазин я загнал в автомат, а подсумок повесил на ремень.
        — Вы тоже загоните патрон в патронник и на предохранитель не ставьте, лучше потом разрядить. Все готовы? Тогда пошли.  — Я открыл портал, и мы перешли в Новый Мир. Никто из зверушек нас не встречал. Тут было еще светло. Переход я создал прямо к нашему автопарку.
        — Ого, вот это автопарк. А БТР какой красавец. Как с боеприпасом к нему?  — Спросил полковник.
        — Вроде бы местный подходит один в один, но пока не пробовал.
        — А к ПКТ?
        — К сожалению такого боеприпаса, нет, придется беречь. У меня тысячи три есть и все. Потом другой придется приспосабливать пулемет, а жалко, этот штатный.
        — Не переживай, вижу парень ты толковый, я тебе подкину и один калибр и другой. Ты уже здесь с кем-нибудь воевал?
        — Да, девочку эту спас и банду с напарником уничтожили, всего сорок один человек.
        — Ни хрена себе, тут дела творятся. Вдвоем?
        — Да.
        — И как?
        — Дырку заработал.
        — Серьезную?
        — Да.
        — А когда?
        — Неделю назад.
        — Да ты что? Куда.
        — Левое плечо под ключицу.
        — И ты с такой раной еще и ходишь?
        — Еще и две с половиной тысячи километров за рулем БТРа.  — Добавила Елена.
        — Ну ты клоун. Если б мне кто сказал такое в Чечне, не поверил бы. Тебе верю, но… это ж надо умудриться. Да, уважаю.
        — Вы посмотрите КАМАЗ, который на обмен будете забирать.
        — Ну я его отсюда уже вижу, а тебе верю, раз сказал, что пробег две тысячи, значит две.
        — Только учтите, что забрал я его при передаче его нохчам. Скорее всего его уже списали.
        — Это не проблема. Но спасибо, что сказал. Не будет сюрпризов. А вот те грузовики, что за модели?
        — Это все трофеи. С местным оружием. Какие модели грузовиков еще не смотрел, мы тут всю эту неделю мотались между мирами. Вот только сегодня вернулись.
        — А образец местного автомата есть?
        — Да, есть, сейчас Юру попрошу он достанет.
        — Юра, достань пожалуйста один местный Калаш, с подствольником, один цинк вогов и цинк патронов. Спасибо, Юра.
        — Вот держите, подарок.
        — Не жалко? Дорогой поди?
        — Сколько той жизни, оружие, конкретно это-тысяча кредитов Калаш с граником, один вог пятьдесят кредитов, один патрон сорок центов. Зарплата рабочего девятьсот кредитов в месяц.
        — Дорого.
        — Не дороже денег. Пользуйтесь, полковник. Ну что, идем обратно или есть еще желание посмотреть, что-нибудь.
        — Пожалуй домой.
        — Хорошо переходим назад. Все готовы? Пошли.  — Перешли назад нормально, разрядили оружие, и я вернул полковнику автомат, снял подсумок и тоже положил его на автомат. Полковник снова связался с дежурным, и тот прислал Маслова. Боец забрал пулемет и автомат и унес их обратно.
        — Слышишь, стар-лей, ночники тебе, когда нужны?
        — Хотелось бы сегодня, нам на днях еще две банды надо ликвидировать. Ночью работать будем.
        — Да вы что там охренели? Что опять втроем?
        — Девочку я поберегу, посажу где-нибудь на холме, чтобы не попала под раздачу. А так да. Я контракт взял у местных властей. Да и по правде говоря, много горя они людям приносят. Надо почистить немного дороги от бандитов.
        — Хорошо, парень, у тебя там есть трехосный грузовичок, я видел. Можешь завтра в этом складе быть на нем?
        — Так точно, могу. Через сколько часов? Там у нас в сутках тридцать часов, поэтому легче ориентироваться по количеству часов.
        — Тогда через четырнадцать часов на этом месте.  — Я поставил таймер на телефоне на четырнадцать часов, чтобы полковник тоже видел.
        — Буду точно вовремя.
        — Вот и хорошо, а я посмотрю, что можно тебе подкинуть.
        — Спасибо, тащ полковник.  — Улыбнулся я.
        — Да не за что. Тебе сейчас нужнее.  — Попрощались с полковником и проехали к Кузьмичу на фирму.
        — Ну как тебе полковник?  — Спросил меня Кузьмич, когда мы вернулись из поездки.
        — Нормальный командир, без заскоков, и бойцы его уважают, а это не зря. Не тянуться излишне, но все по уставу. Выполняют приказы без суеты, но спешат. Однозначно уважают. Хороший командир.
        — Угадал, действительно редкий командир. И ты точно сказал, не боятся, а уважают. Сегодня это редкость. С обменом ты теперь с ним на прямую решишь. С этим все. Теперь с оплатой, придется нам золото тут скупать, шестьсот пятьдесят грамм не шутка, хотя если на всех раскинуть, то не много получается.
        — Золото можно достать в Новом Мире. У меня к тебе другое предложение, Кузьмич.
        — Говори, вижу, что ты продумал и это.
        — Кузьмич, мне нужно достать вертолет, но не большой, помню у американцев есть легкие вертолеты, вооруженные пулеметами и НУРСАми. Где такой можно достать, да, и чтобы его можно было заправлять девяносто пятым бензином.
        — Ну, ты загнул, а золотую рыбку тебе не надо, а то у меня есть две, не знаю кому одну отдать?
        — Кузьмич, родной, вот порадовал, как раз Золотую рыбку и искал, надоело, знаешь, выполнять ее работу.  — Сказал я с обиженной рожей. Все присутствующие в кабинете шефа на пол от смеха попадали. Действительно, з последнюю неделю столько чудес произошло. Отсмеявшись, Кузьмич подумал с полминуты и сказал:
        — Послушай, Влад, есть у меня один человечек, очень хороший технарь. Подполковник, начальник инженерной службы бывшей специальной авиадивизии. Руки золотые. Дивизию уже расформировали. Имущество, вроде уже списали, а может и нет. Там вообще непонятная история, за последние четыре года, три командира дивизии поменялось. Последнего тоже уволили в запас. К чему я это говорю. Славик, Станислав Иванович Краснов, остался там старшим над тем, что там не успели разворовать. Я тебя с ним состыкую завтра. Может он сможет тебе помочь. У него там, как раз и базировались вертушки разного назначения, в том числе и очень маленькие, и самолеты были специальные, не помню, как назывались, «Пчелка», кажется была пара, ну это древность их, по-моему, еще в конце восьмидесятых списали. А из современных мелких, мне кажется, что «Сесны» какие-то были.
        — Кузьмич, родненький, это как раз то, что я ищу. Позвони ему сейчас, чтобы на завтра точно договориться. Он кстати, как, с нами туда не хочет рвануть.
        — Не знаю, я ему не говорил, можешь прощупать почву. У него жена молодая, ну и он не старый, сороковник ему стукнул, а ей тридцать. Так вот, что он, что она на летающей технике помешаны. Она пилот-инструктор. Спортсменка, авиаспортом занималась и техник, тоже от бога, на этой почве они и спелись. Сейчас позвоню, может еще не спят.
        — Слава, извини, что так поздно, это Кузьмич беспокоит, помнишь такого еще? Ага, я это. Слава, я чего беспокою, у тебя там хозяйство еще не растащили? Ага, ага, так…ну да… У тебя растащишь, ты и золото под чугун замаскируешь и на самый вид поставишь и все равно не найдут. Да, Слава, завтра с утра, к тебе от меня человек надежный подойдет. Поговори с ним может друг другу чем полезны окажетесь. Понял меня, ну вот и ладненько, привет жене. Пока, Слава.
        — Как ты понял, Влад, все вопросы ты задашь ему, отличный специалист, жаль, что часть его расформировывают. Он там сейчас за старшего, командира выпроводили на пенсию, технику всю списали, может что и осталось. Зная Славу, он наверняка заныкал, что-нибудь полезное. В общем это мой очень хороший друг.
        — Тогда мы пойдем, Кузьмич, до встречи.
        — До свидания, Влад, Лена, Юра.  — попрощался с каждым за руку Кузьмич.
        Юра поехал домой, сказал, что хочет с кем-то встретиться. Ну это и понятно. У него сейчас появилась головная боль. А мы с Леной поехали домой. Время уже позднее. Дома я принял душ и засел за компьютер, а Ленка приняла ванну и уселась к телевизору, нашла какой-то сериал и так и заснула на диване. Осторожно, чтобы не разбудить ее я поднял ее на руки и отнес на кровать, снял с нее халат и укрыл простыней. Сам тоже закруглился с компом и лег спать. Поднялся я, как уже привык, до звонка будильника. Выскользнул из кровати в ванную, а потом занялся приготовлением завтрака.
        На встречу со Славиком мы приехали, как и договаривались, к восьми часам. До встречи с полковником у нас еще есть больше трех часов. Встретил нас подполковник Краснов очень радушно, провел в свой кабинет и угостил чаем. После этого внимательно посмотрел мне в глаза, словно спрашивая, «Чем могу вам помочь?». Не зная, как начать разговор я спросил:
        — К вам как лучше обращаться, товарищ подполковник или Станислав Иванович?
        — Ага, ты еще господином полковником назови. Можешь просто Слава обращаться.
        — Хорошо, тогда я просто Влад, а это Елена. Я обратился к своему, теперь уже точно, бывшему шефу за помощью, и он сказал мне, что вы, Слава, сможете мне помочь советом и подбором нужного мне вертолета.
        — И какой вертолет тебе нужен, Влад?
        — Мне нужен очень легкий боевой вертолет. Я когда-то видел такие у америкосов. Стеклянная кабина бак за кабиной и заправка на бензине.
        — То, что ты назвал, это не вертолет, а мопед. Это я так образно сказал. У него очень маленькая полезная нагрузка, два человека и два рюкзака, все, больше он ничего возить не сможет. Ты мне скажи для каких целей тебе нужен вертолет, тогда я смогу подсказать тебе модель, подходящую под твои задачи.
        — Хм! Если я скажу, то ты мне, не поверишь.
        — Раз тебя прислал Кузьмич, то придется поверить.
        — Мне нужен вертолет вместимостью до четырех человек. Способный в дневное и ночное время проводить разведку и штурмовку живой силы и техники противника. Техника может быть легкобронированной. Место действия саванна.
        — Вот это ты сформировал задачи. Это где же ты собрался воевать?  — Я посмотрел ему прямо в глаза:
        — В другом Мире.
        — Ну вот теперь ты меня собираешься разыгрывать.
        — Ни слова розыгрыша. Все правда.
        — Ну дела. Может объяснишь мне как такое может быть?
        — Хорошо, ты сам попросил.
        — Постой, если это все правда, то я позову жену, она тоже тут на территории с техникой возится.  — Пока мы ждали жену Славы, он заинтересованно разглядывал нас, а мы допивали чай.
        — Добрый день.
        — Знакомьтесь, моя жена, Людмила. Люда, а это Влад и Елена.
        — Очень приятно.
        — Люда, это люди, о которых вчера говорил Кузьмич. Они работали у него на фирме.
        — Извините, я с другом работал, а эта девочка, она не из этого Мира.  — Тишина.
        — То есть как это не из этого Мира.  — Задала сходу вопрос Люда.
        — Это, как раз то, о чем я хотел, чтобы ты услышала.  — Он вкратце передал Людмиле наш разговор.
        — Я, конечно пока не верю ни одному слову, но с удовольствием послушаю.  — Собравшись с мыслями ответила Людмила. Дальше мне пришлось рассказать о Новом Мире и о наших приключениях. Время-от-времени, Люда с сочувствием посматривала на Алену.
        — Вот и все, что я пока могу вам рассказать о Новом Мире, кроме этого скажу вам, что я взял контракт на уничтожение банд в саванне, которые нападают на конвои с переселенцами. Убивают людей и забирают их в рабство.
        — И как много вас в отряде?  — Спросила Люда.
        — Пока трое.
        — И она тоже?  — С широко раскрытыми глазами задала вопрос Людмила.
        — Да, она тоже.
        — Она же еще ребенок.
        — Там все взрослеют очень быстро, и дети с десяти лет уже учатся стрелять. Банды — это не все опасности. Там еще и дикие хищники есть размером с хороший трактор.
        — Да, я бы туда точно не поехала.
        — Извините, Люда, но ваши глаза говорят, что сейчас, душой вы уже там. Простите меня если я не прав.
        — Хм. Вы конечно наблюдательный, но может же женщина пококетничать. А если серьезно, то от вашей информации мурашки по коже бегают.
        — Это не страшно, обратитесь к врачу, он их выведет.  — Улыбнулся я. Посмеялись все.
        — Я серьезно, страшно все-таки.
        — На самом деле там уже около двадцати пяти миллионов человек проживает. Все они переселенцы из Мира Лены. Для нас тот Мир параллельный.
        — И какие у вас планы на вертолет, его же необходимо обслуживать, нужны запчасти.
        — Если честно, то я в будущем был намерен построить там аэродром и аэропорт в одном лице. С бетонной взлетно-посадочной полосой. С диспетчерский вышкой и ангарами. Пока это только планы, так как есть несколько проблем.
        — И какие?
        — В Новом Мире сто двадцать дней в году идут проливные дожди. Саванна за это время превращается в сплошное болото. Никакой транспорт в это время не ездит и не летает.
        — Это что же, четыре месяца дожди?
        — Нет, три. Месяц в Новом Мире длится сорок дней, в сутках тридцать часов. Обычный рабочий день в Новом Мире десять часов.
        — А как обстоят дела с авиацией в Новом Мире?
        — Авиации очень мало, совсем не много малой авиации в частных руках, есть какое-то количество у Корпорации и вертолеты, и самолеты. Есть авиация у Руссийской Армии. Вся техника не новая, в основном после капитального ремонта. Аэропорты есть, авиация развивается, но медленно, сейчас вполне можно занять нишу в этом бизнесе.
        — А какие еще проблемы?
        — Да мелочи, как всегда, пока нет таких больших денег. Нет техники, строителей и самое главное нет людей, которые смогли бы определить место под аэродром.
        — У меня есть несколько предложений, но пока я их еще не готов озвучить. Мне не все пока ясно.  — Сказал Слава.
        — Как туда попадают люди и грузы?
        — Это самый важный вопрос.  — ответил я.
        — Из нашего Мира, ворот туда нет. Все ворота находятся в Мире Елены. Для того, чтобы легализовать человека из нашего Мира, необходимо провести его через Мир Лены. Только получив АйДи, вы сможете стать гражданином Нового Мира.
        — А как же ты и Лена попали в наш Мир?
        — Я из нашего Мира, с Земли.
        — А Лена?
        — Я возьму на себя проводку желающих в другой Мир.
        — А как же техника.
        — Технику с моей помощью можно перегнать сразу на место, где будет строится аэродром.
        — Я так понимаю, что бесполезно спрашивать, как ты это делаешь?
        — Это не важно, важно то, что я могу это делать. А теперь ваше предложения?
        — Давай сначала определимся с тем, с чем ты к нам пришел, с вертолетом. То, что ты хотел это откровенная лажа. Мопед для выезда на рыбалку. Для тех целей что ты озвучил тебе нужен совсем другой вертолет. Например, из серии Hughes 500D и 500Е, или их модификаций. Двигатель работает на авиационном керосине, довольно экономичный, для вертолета конечно. Хорошая грузоподъемность, до семи человек, включая пассажиров. Может нести вооружение, есть модели для ночных полетов. В случае необходимости может нести до тонны груза. Дальность полета до тысячи километров. Весит всего шестьсот килограмм с копейками.
        — Угу, где такое чудо взять и побольше?
        — У меня и взять. Но… ты уверен, что в том Мире авиация выживет?
        — Да, у них постоянное поступление из-за «ленточки», как они называют порталы из Старого Мира.
        — А что ты сможешь переправить в Новый Мир из техники?
        — Так, давай теперь ты подробно рассказывай, что у вас тут творится и что у тебя есть.
        — Эк ты сразу быка за рога.
        — А чего тянуть? То, что мне нужно я уже сказал.
        — Вообще-то тоже правильно. Дела у нас тут плохие, вся техника уже списанная, если приедет начальство, то все до чего дотянутся их ручки продадут. Если я тебе скажу, что техники тут еще много, то это не на долго. Сейчас тут даже есть строительная техника. Полосы разбирали, но бросили, сказали, что это не рентабельно. Даже роту стройбата тут бросили. Непонятно, о чем там на верху думают.
        — Погоди, разбирают полосу. Так она что из бетонных плит?
        — Ну да, а ты что не знал?
        — Откуда, я погранцом на заставе с Афганом служил.
        — А чего ушел?
        — По ранению.
        — Ясно.
        — Тогда я делаю тебе предложение.  — обдумав не до конца полученные данные сказал я.  — Время на подумать у нас уже, как я понял нет?
        — Давно нет.
        — Мне нужны специалисты, кто сможет определить место, подходящее для аэродрома. Я беру на себя обязательства по их охране. Ты поднимаешь стройбат и снимаешь сколько можешь бетонных плит. Разбираешь и пакуешь ангары, технику… короче, все что можно отсюда забрать.
        — Стройбат не будет работать без приказа с верху.
        — Кому они подчиняются?
        — Сейчас мне. А вообще непонятно кому.
        — А кормит их кто?
        — Да никто, я подкармливаю. Но сам понимаешь, у нас у самих не густо.
        — Сколько их всего?
        — Сто двадцать человек. Офицерского состава нет, только сержанты.
        — Эх, у меня мало времени. Полтора часа осталось до встречи, а еще надо туда смотаться. Собирай личный состав, всех кого можно подключить к работе. У тебя твой личный состав с тобой пойдет?
        — Процентов восемьдесят да. Им тоже увольнение светит. Тут сейчас сокращение идет повальное. Люди без жилья, без работы остаются.
        — Тогда с твоими потом поговорим. Стройбат способен построить там то, о чем я тебе говорил?
        — Если им прораба нормального предоставить, то да, построят.
        — Вот и отлично, давай пополам аэродром сделаем. Все пополам. Я перенесу все, что будет двигаться. Машины с грузом и все такое. Я даю шанс всем этим людям начать новую жизнь. Стройбатовцев, кто захочет тоже заберем. Работа всегда найдется, да и может кто захочет на вольные хлеба, после строительства аэродрома.
        — Что молчите, Людмила?
        — А я согласна, это шанс для всех, если сейчас этого не сделать, то все это пропадет, а нас выгонят на улицу голыми и босыми. Да, я за.
        — Слава, что решил?
        — Пожалуй Люда права. Я-то все это уже знал, но только после того, как она сейчас все высказала, понял, что готов к тому, что ты предложил уже давно. И плюс любимое дело. Там уже стройбат построен. Пошли, скажешь, что придумал.
        Стройбат уже и вправду стоял на небольшом плацу. Я вышел на середину плаца и попытался организовать ребят слишком длинная шеренга получилась.
        — Так, бойцы, молодцы, что построились ровненько, но я хочу поговорить с вами неофициально. Поэтому, давайте поплотнее становитесь вокруг меня кольцом. Вот отлично, теперь все услышат. Значит так, судя по всему ваше командование о вас забыло. Скоро продукты у подполковника тоже кончаться, его уже тоже не снабжают. Он с вами просто по-братски делился. Вас ведь должны были кормить ваши снабженцы и начтыла. Я ничего не путаю?  — из рядов донеслось несколько голосов от тех, кто знал, что у них и как, в основном сержанты.
        — Поэтому работу хоть никто не отменял, но ее забросили, а вас не знаю даже, наверное, подыхать бросили. Чего собственно я вас попросил собраться. Нужны добровольцы, для работы по разборке взлетно-посадочной полосы, и разборке ангаров, только не просто разборке, потом, в другом месте необходимо будет все это собрать. Будем строить другой аэродром. Я со своей стороны обещаю, что вас начнут нормально кормить, действительно нормально. Плюс каждый будет получать пятьдесят Евро в месяц, только и работать надо будет на совесть. Это не такая большая сумма, но сейчас у вас не только зарплаты нет, а даже еды нормальной. Какое будет ваше решение?  — Вышел сержант, явно старослужащий. Как можно верить в то что ты говоришь, если нас каждый день обманывают? Посмотри во что мы превратились. Даже обмундирование все порванное.
        — Товарищ подполковник, у вас на складах еще есть обмундирование?
        — Нового мало, но второго срока прилично.
        — Тогда нужно выдать ребятам второго срока по два комплекта, работы много будет, стирать не будут успевать. Думаю, этого пока хватит. Есть еще бонус, его заработают не все. Кому-то это будет не нужно. А может кто-то захочет прихватить свою семью с собой. После окончания работы тут на этом аэродроме, я могу предоставить вам шанс на новую жизнь в другом месте. Там все будет зависеть только от вас самих будете работать, приобретать специальности, сможете нормально жить. Пока не буду подробно об этом говорить, это тайна. Со временем, когда вы сами обдумаете то, что я вам сказал. Поговорим об этом подробнее. Одно скажу, что все, что я сейчас сказал правда. Пока, если вопросов нет, и вы согласны изменить свою жизнь к лучшему, то надо приступать к работе. Товарищ подполковник будет объяснять, что делать сержантам, только об одном прошу, не ломайте, лучше дольше, но целым. Тем, кто пойдет за мной дальше, это пригодиться самим. Я в течении двух дней обеспечу вас едой. Все, все свободны, разойдись.
        — Ну, что товарищ подполковник, пойдемте порешаем вопросы.  — Мы прошли снова в кабинет к Славе.
        — Слава, отдай распоряжение бойцам, пусть обеспечат ребят одеждой. За день-два, я решу с продуктами. Мне бы список того, что нужно закупить. Мясо я буду поставлять с той стороны, необходимо будет освободить пару ангаров. В один будем отвозить оборудование и бетонные плиты, а через другой, мы будем уезжать на ту сторону и доставлять мясо. Мяса не жалей для ребят, сколько будут съедать, столько пусть и готовят повара. Кстати у тебя есть повара?
        — Даже больше чем надо.
        — Вот и отлично, на ту сторону переселим. Нам на ту сторону придется бригаду отправлять. Чтобы принимали то, что с этой стороны приходить будет. В ангаре не должно быть ничего, иначе я не смогу загнать туда грузовики. Те что возвратом пойдут.
        — Ну ты и резко взялся. А где деньги на продукты собрался доставать. Такую ораву дорого накормить стоит. Буду доставать. Нельзя пацанов обманывать. Слово надо держать. Немного на первое время у меня хватит. А дальше я, что-нибудь придумаю. Главное теперь это добро не проср… не потерять, в смысле. Так что ты хотел мне за вертолет предложить?

        Вот такая красивая птичка. И обзор на ней нормальный.
        — А вооружение где?
        — Что захочешь, то и зацепим.
        — И НУРСы можно?
        — Да, можно зацепить два пилона с НУРСами и пулемет. Я бы посоветовал повесить наш четырех ствольный 12,7 мм. Очень серьезная машина. Ранние выпуски страдали детскими болезнями, современные доведены до приемлемого качества.
        — Так они же боеприпас расходуют как прорва.
        — Так ты с кем разговариваешь? Правильно с инженером-техником. Я тебе хоть одиночным его заставлю работать или отсечку на фиксированную очередь на десять патронов. Да и поставить его надо на поворачивающуюся выносную подфюзеляжную гондолу. Турель управляется непосредственно со шлема. Куда посмотрел туда и попал, отключил пулемет он поднял стволы вверх и замер. Хорошая машинка. Блин, может отдать ему МД 600, а Люда.
        — Если для такого дела, то можно и довести птичку до ума. Два пилона с подвесом кассеты на двенадцать ракет каждая, один четырех ствольный пулемет, не понравиться, потом и поменять не долго. Если пассажиров не возить много, то можно и бак еще один засунуть. Тогда вообще дальность будет под полторы тысячи. И главное, что он с капиталки, его как прислали, так и стоит. Двигатель новый, да и запасные есть.
        — Ребята, только спутников там нет. Вся навигация по радио маякам.
        — Ха! Испугал ежа голой жоп… гм… в общем, давно уже разработана система навигации на случай если все спутники вдруг упадут… Ох, е… Это же на всю технику придется ставить. Ладно, поищем и, я знаю где можно достать еще, только за деньги, но не большие.
        — Хорошо, с этим договорились. Скажи Слава, у тебя тут вооружения много?
        — Смотря какого.
        — А какое вообще есть?
        — В основном авиационное, пушки тридцатимиллиметровые, пулеметы есть, даже ШКАСы есть и патронов к ним не меряно, еще послевоенных.
        — Вывезти обязательно. Там нет такого калибра вообще. Я к чему спросил, может переделать что-то из этого для охраны периметра аэродрома.
        — Не вижу проблем. Только боеприпаса не так чтобы много, но есть. Хорошо, у меня есть два 82х миллиметровых подноса и штук пятьдесят мин к ним, хотел отдать, но теперь они и нам пригодятся.
        Ну основные вопросы порешали, ждите меня завтра. Да, стоп, мне надо увидеть ангар, куда будем мясо возить. У тебя тут холодильники есть?
        — Да, в пищеблоке, два десяти кубовых есть, но они пустые.
        — Дай команду поварам, пусть моют и запускают, завтра я привезу несколько тушь антилоп, с Новой Земли. Разделывать надеюсь тут найдется кому. И это, если кому из твоих надо домой мясца, то я еще добуду. Проблема только их на машину грузить.
        — И могу выделить для этого тягач с краном. Пятнадцатитонник.
        — Годится, сколько надо мяса на неделю, чтобы всех накормить досыта?
        — Ну если полную машину пригонишь, то по окончании и скажу, а так даже не прикину сразу.
        — Ну и ладно. Солдатикам сам скажешь, что люди домой не ворованное у них из пайки тащат, а это мое распоряжение. Я подтвержу. А то мало ли, теперь могут и приглядывать.
        — Слава, Люда, нам нужно убегать, начинайте на себя работать, чем больше сумеем вывезти, тем лучше жизнь детям построим.  — Я попрощался первым и вышел за дверь. Люда придержала Лену у выхода и сказала ей шепотом:
        — Классный у тебя мужик, кремень, держись за него, не упусти свой шанс.  — Вот женщины, одно на уме. Что ответила Лена я уже не расслышал. Мы еще не опаздываем на встречу к полковнику, но надо спешить. Перешли с Леной в Новый Мир прямо к нашему транспорто-хранилищу. Оставили наш пикап тут, вооружились двумя АКС- 74, у меня с гранатометом. С собой взяли полный боекомплект, и гранаты, Стечкин занял свое место на бедре. Пересели в трехосный грузовик и переместились в склад к полковнику. Я вылез из кабины и лицом к лицу встретился с бойцом, что вчера принес пулемет и автомат.
        — Маслов?
        — Так точно.
        — Доброго тебе дня и сообщи полковнику, что мы прибыли, согласно договора.
        — Уже.  — Молодец, службу знает. Для полковника я взял еще один подарок, хоть у меня и не много АПБшек, но для хорошего человека не жалко. Василий Дмитриевич появился через пять минут.
        — Добрый день, Влад. Ого ты сегодня при параде.
        — И вам добрый день, Василий Дмитриевич. Мы в саванне выходим, а там раз на раз не похож. Это чтобы не нарваться на обратном пути.
        — А где боевая подруга?
        — В кабине.
        — Ну так пусть выходит.  — Я позвал Лену.
        — Добрый день Леночка.
        — Добрый, Василий Дмитриевич.
        — Василий Дмитриевич, у меня тут для вас еще один подарок есть, только я не хочу его светить перед бойцами, это для спецназа.  — Я передал ему пакет с АПБ и полным комплектом, положенным к этой модели пистолета.
        — Ого, вот это царский подарок.
        — Только возьмите для него побольше патронов. Там их нет, если я не говорил.
        — Спасибо, давно мечтал такой достать, и вот… Ладно, давай грузиться, я тебе приготовил пять тысяч патронов для КПВТ, и десять тысяч к ПКТ. Немного снайперских к СВД. Те, что оговорены на обмен, само собой. Это вне конкурса, так сказать. Есть какие-нибудь предпочтения?
        — Василий Дмитриевич, сегодня решился один вопрос, я буду строить на той стороне, аэродром, большой аэродром, совместно с одним человеком. У меня будет боевая птичка со скорострельным четырех ствольным пулеметом, он очень прожорливый. Может у вас найдутся патроны 12,7Х108 миллиметров? И еще, у меня есть два подноса 82 миллиметровые и пятьдесят мин, это для обороны аэродрома, не плохо бы разжиться еще полусотней. Не думаю, что на нас будут так упорно наступать, но то что попробуют нас на прочность это точно.
        — Понял тебя, вот этого, как грязи. Мы их почти не расстреливаем, а списываем. Полсотни тебе, наверное, и сейчас влезет, а потом тебе еще пару сотен подкину, они в ящиках объем большой занимают. Так, 12,7 мм я тебе тоже закину. Тысяч десять, пока хватит?
        — Хм, не думаю, что я вообще столько выстрелю, но запас как говориться карман не тянет. Спасибо. Если надо деньгами заплатить, то вы говорите.
        — Еще раз про деньги заикнешься, больше сюда не попадешь.
        — Все понял, Василий Дмитриевич, больше не повториться. Но все же кое-что я еще к вам завезу. Вы не против если я завтра завезу сюда одну тушу антилопы? Это где-то тонны полторы мяса.
        — Вот этим, ты очень поможешь. Мне солдат сложно кормить, если крупы и мука, хлеб, не проблема, то с мясом совсем никак. Если и привозят, то уже такое, что собаки отказываются есть.
        — Добро, тогда вы распорядитесь, чтобы завтра здесь снова было свободно, и Маслова можно на пост выставить, чтобы сообщил, когда мы прибудем. Во сколько точно, сказать не могу. У меня завтра большая охота, мне пришлось взять на себя снабжение одной роты стройбата.
        — Мне кажется, что я уже знаю о ком ты. Ребята действительно брошены и когда о них вспомнят я не знаю.
        — Я попробую забрать их с собой. Кто захочет.
        — Молодец, парень. Повезет им. Ты главное береги себя, это от всех нас просьба.
        — Я буду очень стараться. Ну хорошо, тогда до завтра.
        — До свидания, ребята, удачи вам.  — Машина, загруженная по самые «помидоры», еле тронулась, и сразу очутилась в саванне. Теперь тут уже такой склад оружия скопился, что его уже пора охранять, если кто-нибудь его найдет, горе нам будет. Дело сделано, теперь переодеваемся в гражданскую одежду и пересаживаемся на мотоцикл. Нам пора в Мир Елены.
        — Лена, ты не устала, надоело, наверное, шастать по Мирам.
        — Да нет, я, по-моему, только во вкус начала входить.
        — Тогда поехали,  — десять метров по саванне, и мы уже перешли в Мир Елены. Вышли из портала в режиме невидимости, я решил немного по тренировать такой режим, что мне недавно передали знанием во сне. Никого на месте выхода не оказалось, и мы спокойно поехали в город. На въезде в город я позвонил Виктору Петровичу и договорился встретится с ним на старом месте, теперь у нас уже были местные деньги, и мы смело вошли в кафе. Мы заказали себе обед и стали ждать нашего вербовщика. Когда мы уже перешли на кофе, появился Виктор Петрович.
        — Добрый день, молодые люди. Как у вас дела?
        — Добрый, Виктор Петрович, вашими молитвами.
        — У вас появились конкретные сроки?
        — В общем да, как я и предполагал, та группа, о которой я говорил будет готова через полгода. Может так получиться, что я переправлю группу военных строителей. Количество около роты, это мальчишки стройбатовцы. Есть у вас такой род войск?
        — Да, конечно есть.
        — Вы конечно понимаете, что как раз у этих ребят почти ничего нет, сегодня им форму выдадут и то не новую, потому как у них своя пришла уже в негодность. Начальство их бросило. Я буду платить им платить свои деньги, не большие, по пятьдесят Евро в месяц, но это, как вы понимаете не те деньги, которые можно отобрать. Я заплачу за них сам. Но не много, давайте договоримся на десяти тысячах Евро, таких, каких я поменял тогда в обменном пункте. Торговаться мы не будем. Так как, львиную работу по вербовке, провожу я. Согласны?
        — Согласен,  — с сожалением сказал Виктор Петрович.
        — Вот и отлично. Но это не все из-за чего мы тут появились. Вы хотели побывать на экскурсии в моем Мире?
        — Да, я и сейчас не против этого.
        — Тогда давайте договоримся с вами на завтра, либо пораньше, либо попозже, когда вам удобнее?
        — Давайте с утра.
        — Хорошо, я договорился с Анатолием Кузьмичом, это человек, который будет возглавлять группу людей о которой мы говорили. Он вас примет и проведет экскурсию по нашему городу Твери и если вы останетесь на второй день, то он хотел с вами побеседовать о Новом Мире, о необходимом там. После этого я снова доставлю вас туда куда вы скажете, но я могу появиться только там, место которое я уже видел хотя бы один раз. Что ему передать? Он сказал мне, что о месте ночлега вам беспокоится нечего, фирма берет это на себя.
        — Вы так ведете разговор, что мне ничего не остается делать как согласиться.
        — Что вы, я не давлю на вас ни в коем случае, дело в том, что у меня появилось просто куча дел. И завтра если вы решите совершить эту прогулку, я доставлю вас прямо к нему в рабочий кабинет и потом буду занят в Новом Мире целый день. Поэтому я хочу устаканить наши планы, чтобы я никого не подвел, ужасно не люблю подводить людей, которые мне доверяют. Я допускаю, что подведу людей только в одном случае.
        — И в каком интересно?
        — Только если я погибну.
        — Гм… Извините не хотел вас…
        — Ладно, я хотел это сказать и сказал, вы в этом не виноваты, но теперь вы знаете причину того, что я хочу действовать по часам. Сколько у вас сейчас на часах?
        — Два, часа дня.
        — Отлично, я ставлю таймер и через восемнадцать часов буду, где вам удобно, чтобы не удивить людей переходом?
        — А давайте в моей квартире. Сможете?
        — Да, без проблем. Это даже удобнее. Представьте себе, то место в вашей квартире где есть не много свободного места. Ага, вижу, все, ждите меня ровно в восемь часов утра. Если желаете, то можете взять с собой какое-нибудь оружие, но скрытого ношения. У нас в государстве запрещено для гражданских скрытое ношение оружия, но вы еще и не гражданин.
        — У вас, что, так опасно?
        — Нет, абсолютно безопасно, тем более, что вашу безопасность будет обеспечивать сам директор охранной фирмы «Феникс». Это для вашего самоуспокоения.
        — Я понял, вы мне полностью доверяете, говоря про возможность поездки к вам с оружием.
        — Вы меня правильно поняли, у меня нет причин вам не доверять. Ну что ж, будем прощаться? Тогда до завтра, мы прибудем в указанное вами время вдвоем с Леной. Всего вам доброго.
        — До свидания вам, Влад, Лена. Вы производите очень приятное впечатление, в ваша уверенность в ведении дел, вселяет ее и в ваших собеседников. До завтра.  — Мы вышли из кафе и поехали на выезд из города. Затем перешли в Новый Мир. Загнали мотоцикл в БТР. Снова переоделись в гражданку, пересели в мой пикап и ушли в наш Мир. С чувством выполненного долга мы добрались в нашу, да уже нашу с Леной квартиру. Все сегодня отдыхаем. Вечером должен позвонить Юра. Он и позвонил, мы договорились, что он придет на фирму в восемь ноль-ноль. На этом день для нас и закончился. Утром мы с Леной ровно в восемь ноль-ноль появились в комнате Виктора Петровича. Сначала в режиме невидимости, осмотрев комнату мы появились уже как обычно. Виктор Петрович был в шоке, он сидел на диване и ждал нашего появления и когда мы появились из воздуха, он пришел в полный восторг. Ну его можно понять. Мы поздоровались и сразу без задержки перешли в кабинет Кузьмича. Я сразу открыл дверь к секретарше Ольге и дал ей знать, что мы уже прибыли. Ольга связалась с Кузьмичом и через пять минут я знакомил Кузьмича с Виктором Петровичем.
        — Ну, что дорогие друзья, мы вас тогда оставляем. Когда мне заехать за Виктором Петровичем?
        — Влад, давай после завтра утром в это же время.
        — Отлично, до свидания всем, приятного вам общения, а вам, Виктор Петрович, приятной экскурсии. Мы вышли из кабинета, забрали Юру и перешли в Новый Мир. Там переоделись в одежду Нового Мира и перешли в ангар, который мы отвели для доставки мяса стройбату и Станиславу Ивановичу. В ангаре уже стоял длинномер со стрелой за кабиной. Для наших нужд самое оно. Уезжать я сразу не стал, а вышел из ангара и направился в сторону штаба, чтобы предупредить подполковника о том, что я забираю транспорт. По пути я встретил несколько бойцов из стройбата.
        — Добрый день, бойцы. Как вам спалось сегодня в новом качестве?  — На меня они смотрели как на марсианина.
        — Добрый, товарищ…  — они увидели на мне столько оружия, как у спецназовца перед выходом на операцию, но погон на плечах не увидели. Правильно, не давать же повод называть меня Владом, для них я командир.
        — Старший лейтенант Одинцов.
        — Да, добрый, товарищ старший лейтенант, а куда это вы собрались, на войну?
        — Нет, бойцы, я сейчас уеду добывать для вас мясо. Слово ведь было сказано?
        Да и еще, я привезу много мяса, семьи тех людей, что здесь трудятся тоже голодают, поэтому если увидите, что личный состав дивизии уносит килограмм по пять мяса домой, то это с моего разрешения. Это чтобы конфликтов не было, договорились?
        — Так точно, тащ старший лейтенант, все будет тип-топ.
        — Вот и отлично, как у вас настроение, наверное, обсуждали сказанное вчера мной?
        — Так точно обсуждали, пацаны сказали, что, если вы будете выполнять свои обещания, в лепешку разобьются, но не подведут, а вообще верят вам.
        — Я рад это слышать, как видите я собрался выполнять свои обещания, сейчас командиру доложу, что забрал его машину и уеду.
        — А мы думали, что вы его начальник. Вы как-то так командовали, что даже он подтягивался.
        — Ну что вы, разве может лейтенант командовать подполом. Он тут главный, это я здесь в гостях.
        — В гостях? А командуете, как командир дивизии.
        — Не берите в голову, бойцы, ну, хорошего вам дня, я пошел к командиру.  — Ребята отдали мне честь и пошли по своим делам, а я поднялся в кабинет подполковника.
        — Здравия желаю, товарищ подполковник.
        — И тебе не хворать, я смотрю ты благоприятно действуешь на бойцов стройбата, они в жизни ни разу тут честь не отдавали. А перед тобой вытянулись в струнку еще и честь отдали, что ты им такого сказал?
        — Так они увидели, что я как спецназер на операцию собрался, а погон-то и нет, вот я им и сказал, что звание у меня стар-лей. Не давать же им повода обращаться ко мне Влад?
        — Абсолютно правильно поступил. А чего зашел?
        — Доложить, товарищ подполковник, что убываю за мясом, негоже забирать машину без спроса. Не договаривались вчера так.
        — Молодец, вижу у тебя с дисциплиной полный порядок. Ну тогда на будущее, если я загнал машину в ангар, то ты ее можешь брать без предупреждения.
        — Договорились. Так на много удобнее будет. Тогда я уехал.
        — Не опасно там на таком грузовике ездить? Напасть не могут?
        — Могут, только я с собой на охоту БТР «Выстрел» беру.
        — Ого, хорошая машинка. А движок какой?
        — ЯМЗ, МАЗовский.
        — Вот! Это дело. Хороший двигатель. Ладно, езжай, удачи тебе.
        — Лучше ни пуха, ни пера, пожелай. Традиция.
        — Тогда ни пуха, ни пера.
        — К черту.  — Я повернулся кругом через левое плечо и вышел их кабинета. Пересек плац и двинулся к ангару, теперь на меня собрались посмотреть половина роты стройбата. Пусть смотрят, это им уверенности добавит, и мотивации для ударного труда. Через пять минут мы уже были в саванне. Как бы сейчас был полезен вертолет, взлетел сделал кружок, засек где стадо антилоп, подъехал убил сколько надо и уехал. Сейчас я вспоминал, где я видел стада, вроде, когда я останавливался возле сгоревших расстрелянных машин, я видел вдалеке стадо антилоп. Ладно, тогда порталом туда. Через минуту мы выехали возле сгоревших машин, я вылез через люк на крышу БТРа, и стал рассматривать через бинокль саванну. Торчать на крыше пришлось долго, но все же я увидел стадо. И мы поехали охотиться. Как я ни старался подъехать с подветренной стороны, меня все же почуяли. Пришлось гнать по саванне на БТРе за стадом, Юра из КПВТ, одиночными выстрелами набил десять антилоп, краном погрузили всех на трейлер. Тяжеловато для него. Но все же поехал. Снова через портал мы переместились к месту нашего тайника с машинами. Две тушки мы
перегрузили в два грузовика, что забрали как трофеи у бандитов. Лену оставили в БТРе на охране. А сами, через портал переместились в склад к Василию. Предупредили бойца Маслова, что заберем машины позже и снова пешком перешли к Лене. Сели в трейлер и уже все вместе переместились в ангар к Славе. С тех пор, как мы выехали из этого ангара, прошло около четырех часов. Пока я опять ходил к Славе, а в кабинете его не было. Пока дежурный его нашел. Он тоже без дела не сидел, прошло еще пол часа. Когда он увидел, сколько мяса мы привезли, то просто ушел в прострацию.
        — Хорошо, что ты вчера сказал на счет холодильников, все готово, если бы их не запустили, то все это богатство уже пропало. Ну ты и дал. Всего за пять часов столько мяса добыл?
        — Слава, если бы не мои возможности, то мы бы столько не добыли, и эта охота могла продлиться больше суток. Мы нашли это стадо за двести с лишним километров от того места где мы вышли. Я вообще очень жалел, что у меня еще нет вертолета. По саванне можно неделю ездить и искать стада, и можно и не найти. Просто нам повезло, неделю назад, когда я в первый раз путешествовал по саванне на мотоцикле, я случайно, во время остановки увидел стадо. Сегодня мы отправились туда и там, уже зная где искать, я еле-еле нашел его. Так что в следующий раз желательно лететь на каком-нибудь вертолете.
        — В следующий раз ты возьмешь меня с собой. Вертолет я приготовлю, заодно и пощупаешь машинку, только я сначала хочу увидеть твою лицензию.
        — Да нет проблем.
        — Давай, говори куда трейлер загонять.
        — Это уже не твоя забота, сейчас бойцы сами перегонят, и помогать будут на разделке, чтобы не испортилось.
        — Думаю не успеет.
        — Почему такая уверенность?
        — Портал.
        — Я говорил тебе, что портал подействует на тебя положительно. Ты помолодеешь, для семьи это будет хорошо.
        — Ты серьезно?
        — Разве я давал повод сомневаться в моих словах?
        — Пока нет.
        — Вот и отлично. Ты написал список того, что нужно на кухню закупить?
        — Да, я озаботил интенданта. Сейчас принесут.
        — Я предупредил бойцов на счет мяса, сказал, что твои сослуживцы будут брать домой килограмм по пять мяса, но ты сам проследи, чтобы это было по пять кило и не каждый день и вообще поговори с людьми. У меня со временем тоже напряг. За сегодняшний день я уже в трех мирах побывал и не один раз.  — Рядом со мной все это время стояла Лена, в наряде амазонки. И бойцы уже откровенно пялились на нее. Колоритно она смотрелась в этом наряде и обвесе, с автоматом и пистолетом на бедре, и нож на ремне. Можно снимать для мужского журнала.
        — Ладно, Слава, мы пошли дальше дела делать. Ты пока подумай на счет человека, чтобы место посмотрел для аэродрома.
        — Подходи через день, будет человек, надежный. Может с нами пойдет туда.
        — Добро. Подойду, во сколько только не знаю. Плотный график будет.
        — Хорошо, буду ждать.  — Мы пошли снова в ангар и перешли в склад к Василию. Надо было забрать грузовики. В ангаре все уже было в порядке. Машины вымыты от крови и снаружи. А в кузове каждого стояло по четыре бочки солярки. Вот за это спасибо. Сержант Маслов Виктор, снова стоял на посту.
        — Витя, полковник у себя?
        — Да, сказал, как появитесь подойдите к нему.
        — В таком виде можно по части пройти?
        — Да без проблем. Проходите, тут чужих нет.
        — И на том спасибо.
        — Это вам спасибо. У нас теперь мясо появиться.  — К Василию мы поднялись с автоматами, в полной боевой, пусть привыкают.
        — Здравия желаю, товарищ полковник, разрешите войти?
        — Заходите конечно, ждем уже.
        — Спасибо за подарки.
        — Да ладно, тоже мне подарки. Небось там с топливом сложности.
        — Топливо купить не проблема, а вот ехать за ним далеко, это точно.
        — Спасибо вам за мясо. Уже в холодильники забили и часового поставили. Персоналу по килограмму выдал, остальное для солдат.
        — Хороший командир всегда о подчиненных думает в первую очередь.
        — Не издевайся и так тошно, мы тут с офицерами даже немного резины для грузовых автомобилей продали, что излишками были и запчастей немного, так все деньги на закупки для солдат ушли. Я вытащил пачку Евро и положил на стол.
        — Ты что, я же говорил тебе про деньги…
        — Это совсем другое, и ты Василий все правильно понимаешь. Забери, спрячь где финчасть не найдет или еще кто. И расходуй на солдат. Все, я сказал.  — Василий смотрел на деньги, а потом в сердцах произнес с тяжестью в голосе:
        — До чего, блин, армию довели. Стыдно людям в глаза смотреть.
        — Ты не прав, Василий.
        — Это почему?
        — Стыдно было бы если бы ты продал мат часть, а деньги забрал, если бы мясо не солдатам отдал, а продавать пошел, а ты Русский офицер, ты о людях думаешь, а не о… ну ты меня понял. За это тебя и уважают и пойдут за тобой куда прикажешь. Это очень дорогого стоит, только по-настоящему оценить можно, когда война идет. Но лучше бы ее не было. Убирай деньги. И забыли за это. Все, кто тут сейчас есть, все понимают. Юра у меня сержантом-пулеметчиком был. Ну а Лена, она жизни быстро учится, молодец. В общем нам пора, только ты скажи, когда мне пригнать КАМАЗ. Боюсь я его уже там оставлять, как бы не нашли нашу нычку, когда свое потеряешь, обидно, но за это сам отвечаешь, а если уведут чужое, то тут хоть в петлю лезь.
        — Если так вопрос стоит, то можешь в любое время пригонять, только я пока не могу тебе новый Мерсовский КАМАЗ отдать, он еще не здесь. Через неделю пригонят.
        — А мне спешить некуда, сейчас такие дела закручиваются, что как белка в колесе крутимся. Сегодня мы доставили в наш Мир человека, который будет вас переводить из Мира Лены, в Новый Мир. Ты позвони Кузьмичу, вместе посидите побеседуете. Может тебе будет полезно, если ты конечно решился.
        — Спасибо, важная информация. Обязательно позвоню.
        — Сегодня у них по плану экскурсия по городу, а завтра деловая встреча. Так что удачи. Все, нам пора. До свидания, мы с Юрой загрузим КАМАЗ и загоним сегодня под вечер на склад, заходить сюда уже не будем, не надо нам тут постоянно светиться. Загоним и уйдем. Как освободишься сделаешь ревизию, что привезли.
        — Что, и проверять не будешь.
        — Кого, тебя? Вот кого не буду проверять, так это тебя. Ты не тот человек. Пока, мы пошли.
        — Счастливо вам, парни и тебе Леночка, береги их.  — Мы покинули кабинет и вернулись в склад, где забрались в наши грузовики и перешли снова, в который раз за сегодня в Новый Мир. Как только загнали грузовики в овраг, занялись комплектацией КАМАЗА. Отцепили от него прицеп и перегрузили его. Устали как суслики.
        — Ребята, может заночуем на ранчо?  — спросила умоляющим голосом Лена.
        — Я не против.
        — А что у нас на завтра?  — поинтересовался Юра.
        — Нам пора встретиться с Кубинскими солдатами, они нас ждут. И надо вскрыть тайники главаря и его помощника.
        — Влад?
        — У тебя встреча?
        — Да.
        — Хорошо, я тебя закину домой, и завтра заберу тоже из дома. Только чтобы она не видела, как я приду. В восемь я у тебя в зале, у телека место по-прежнему свободно?
        — Да, в самый раз, в восемь у меня уже никого не будет.  — Я переправил Юру к нему домой и вернулся к Лене.
        — Влад, давай перегоним сразу КАМАЗ, чтобы потом не возвращаться сюда.
        — Хорошо, поехали.  — Одной головной болью у меня стало меньше.
        — Все дела мы закончили через двадцать минут и отправились отдыхать.  — Что-то я расслабился, мы улеглись спать как дома, Лена даже не подумала стелить мне отдельно. Постелила на одной кровати. Я был на столько уставший, что даже ничего не сказал по этому поводу. Только утром, когда я проснулся снова раньше будильника, до меня дошло, чего мы не сделали. Мы просто СПАЛИ, как убитые, а могли и превратиться в убитых, если бы какая-нибудь банда наведалась к нам на ранчо, заходи и бери тепленьких. У меня аж мороз по коже пробрал. Вот это я лоханулся. Совсем расслабился. Когда проснулась Лена и уже умылась — значит пришла в себя, я рассказал ей о своих утренних мыслях. Она бедная аж есть перестала.
        — Лена, пока мы не сможем тут спать с охраной, оставаться тут очень опасно. Будем спать в городе, не против.
        — Нет, конечно не против. Я даже не подумала об опасности, настолько привыкла, что за тобой, как за каменной стеной, что обо всем тоже забыла.
        — Вот и хорошо, что хорошо закончилось. Ты сейчас в БТР, прогреваешь его, а я за Юрой.  — Появившись у Юры, мы долго не задержались и сразу перешли назад к БТРу. Лена бдела у пулеметов. Как только мы уселись в ложементы, я создал портал, и мы перенеслись за километр от ворот в лагерь. Дорога имела не большой поворот в этом месте, поэтому часовой, не мог увидеть нашего появления. Солдатики явно обрадовались нашему возвращению. Ворота нам открыли, и мы заехали во внутрь территории лагеря. Мы тепло поздоровались с ребятами. Они рассказали нам, что за все то время, что мы отсутствовали, бандиты не появлялись, зато наведывались крупные хищники, забор они не преодолели, но вокруг лагеря шастали несколько ночей, наверное, их привлекал запах крови, пока не выветрился. Я передал солдатам мешочек с кредитами, шесть тысяч кредитов. Сумма не маленькая, и отдал им, джип как мы и договаривались, тоже перешел в их пользование. Укомплектовали их топливом и продуктами с питьевой водой. Напоследок я отдал им еще по одной винтовке и пулемет, которые сразу решил им подарить.
        Старший их группы поинтересовался не будем ли мы ехать в сторону Руссийского анклава. Но нам пока было не до этого, о чем я и сказал ребятам.



        Глава 6

        Попрощавшись они уехали, а мы собрали оставшиеся пулеметы и все более-менее ценное и, закрыв выезд на цепь с замком, выехали проверять тайник помощника главаря. Путь был не близким, по моим прикидкам километров сто пятьдесят, не меньше. Как ни странно, но по дороге нам встретился конвой, направляющийся в Нью Бостон. Встреча получилась на столько неожиданной, что в первый момент, как только мы увидели друг друга с семисот метров, то сразу направили наши пулеметы один на другого. Стрелять сразу не стали, но защиту на стекла я опустил. После минутного ожидания, я приказал Юре поднять пулеметы вверх.
        — Юра, это не бандиты, это конвой. Надо связаться с ними на частоте конвоев.  — Пользоваться связью, Лену, я уже научил, и она быстро сориентировавшись переключила канал связи на необходимый нам.
        — Неизвестная бронемашина, вас вызывает конвой. Неизвестная бро…
        — БТР на связи.
        — Не делайте агрессивных движений, и мы вас не уничтожим.  — вот на этом месте, меня немного переклинило.
        — Конвой, говорит БТР, нам вы вообще ничего сделать не сможете, и вообще, ведение вами переговоров в таком тоне, только может распалить желающих пострелять. Старшему конвоя, опознаться и прибыть на любой машине для переговоров.  — На той стороне, по-моему, даже поперхнулись от такой наглости. Поскольку переговоры велись на английском языке, то я уловил акцент, который натолкнул меня на мысль, что это руссийский конвой.
        — Уж не Русские ли братья шалят на дорогах?  — Произнес я в эфир.
        — О! А сам кто будешь таков?
        — Вот и приезжай, поговорим. Видишь же, что пулеметы подняты и в стороны уведены.
        — Так долго ли их развернуть?
        — Тот, кто не хочет вести переговоры, поднимать и отворачивать пулеметы не будет.
        — И то верно. Ладно я выезжаю. Но предупреждаю, если повернете баш…
        — Да хватит уже пугать, не пробьют нашу броню ваши пулеметы, а наш КПВТ, вас на вылет прошьет.  — Да вот так взрослые дядьки пиписками меряются, как детишки или обезьяны с гранатами. К нам подъехал джип и из него вышел молодой офицер с погонами на форме. На погоне я рассмотрел две звездочки. Все понятно, молодой летеха. Я тоже вылез из БТРа и пошел на встречу. Увидев мой обвес, лейтенант заподозрил неладное.
        — Лейтенант мобильных сил Руссинской Армии Рязанов.
        — А звать как?
        — Степан Николаевич.
        — Вот что, Степа, по-хорошему, то надо снять с тебя штаны и хорошо ремнем пройтись. Степа опешил от такой постановки вопроса.
        — Это за что же меня так?
        — За гонор твой, ты же людей своих подставляешь, на перестрелку провоцируешь. Не уверен, что твое начальство узнав, как ты провел переговоры, вообще тебя в офицерах оставит. Офицер, обязан о людях своих заботиться больше чем о себе, а ты что удумал? Померяться захотел у кого длиннее и толще? Ну померился, у нас и длиннее и толще и что? Вот так и положил бы всех своих людей в саванне. Дальше что?  — Молодость не захотела видеть очевидное и капитулировать.
        — А вы кто вообще и почему у вас не положенные стволы на технике? Может вас нужно задержать, вы бандиты.
        — Вот скажи мне Степа, какой кретин, поставил тебя старшим конвоя? Папочка небось? Что, здесь ничего не поменялось? Так и осталось все, как в Старом Мире?
        — А чего это вы мне грубите?
        — Да тебе не грубить нужно, а прибить тебя мухобойкой.  — Я уже заподозрил, что не все тут так, как кажется. Скорее всего, этого летеху выпихнули на переговоры, чтобы посмеяться. Не может он быть старшим конвоя.
        — Давай, Степа, иди к машине и зови сюда старшего конвоя. Или я сейчас сниму с тебя штаны и ремнем пройдусь.  — Лейтенант рванул к машине, а я прислонился к бамперу БТРа и стал ждать развязки. Степа добежал до джипа и что-то начал быстро рассказывать сидящим в нем. Я не слышал, о чем он говорил, но и так было понятно, что жалуется. Из машины был слышен дружный смех. Затем дверь открылась и из джипа вышел статный капитан, и подошел ко мне.
        — Капитан Рязанов, Николай Владимирович, мобильная пехота, Руссийская Армия.  — представился он мне и отдал честь.
        — Одинцов, Влад Александрович, старший лейтенант пограничных сил в отставке.
        — А чего в отставке, молодой вроде еще?
        — По тяжелому ранению выпихнули в запас.
        — А служил где?
        — Допрос?
        — Да нет, смотрю вроде свой, но какой-то не совсем и для старлея молодой.
        — Мне двадцать семь лет.
        — Странно, выглядишь на двадцать три, не больше.
        — Спасибо.
        — Круто ты с моим парнем.
        — Это вы его для воспитания выставили? Чтобы показать ему, до чего может молодость довести. Рвался, наверное, старшим конвоя и бил себя в грудь, что готов к труду и обороне?
        — Именно так все и было, а ты точно, сообразительный, пожалуй, что я с возрастом погорячился. А откуда такой ладный БТР? Не видел таких у нас.
        — Это из моего Мира. Трофей. Наши прапора нохчам продавали. Да не заладилось у них. Вот так мне и достался.
        — А твой Мир это какой?
        — Это информация не для общего пользования.
        — Понятно. Может остановимся на перекус? Заодно и побеседуем.
        — Если не на долго, то можно, еды у нас с собой, правда нет, мы не на целый день собрались, и она нам была без надобности. Но поговорить можно и нужно.
        — Запас все равно надо иметь, мало ли что в дороге случиться может.
        — Ладно, сейчас дам команду своим, а то за пулеметом сидят, тоже ведь живые люди.
        — Командуй, а я своих на дневку расположу.  — сказал капитан.
        — Я думаю страшного ничего не произойдет, если мы посреди дороги устроимся?  — спросил я капитана.
        — Да, саванна не место, чтобы расслабляться.  — Я подошел к БТРу и предупредил ребят о перекуре.
        — Юра, мне придется побеседовать с капитаном, а тебе все же надо на пост, можешь на крыше устроиться. Лена, а ты со мной.
        — Есть.
        — Есть командир.  — Это Лена ответила, что меня сильно удивило.
        — Ну что, капитан, есть небольшая информация для твоего командования.
        — Чего-то такого я и ожидал.
        — Недавно мы схлестнулись с одной бандой, как обычно промышляли разбоем, напали на машину Лены с родителями. Я, так совсем не много не успел, спас только Лену. Она из вашего Мира. Бандиты были допрошены, точнее главарь этой троицы, остальных я положил. Оказалось, что есть лагерь, в котором находятся более двадцати пяти рабов, ожидающих своей продажи. Всего в банде было сорок один человек, включая тех, что я положил на месте нападения. Банду мы ликвидировали, но выяснилось, что к ним скоро должны пригнать конвой с оружием. Мы его и дождались. Конвой взяли. Двое среди конвоя оказались Руссинами. У тебя есть какой-нибудь носитель информации. Я передам тебе файл допроса. Если коротко, то какая-то часть представителей из Корпорации очень захотела ослабить вашу территорию и схлестнуть вас с Московией, а они тем временем подгребут под себя нефтяной участок, если им это удалось бы, то после объявления этой территории протекторатом Корпорации, Руссины уже ничего сделать не смогут. Для этого и было отправлено оружие в банду. Эта банда, должна была создать еще одну и для их вооружения и шло это оружие.
Приблизительно, оружия было на роту. Но не все так плохо. Руководство Корпорацией, сейчас расколото на два лагеря. БОльшая часть за мирное сосуществование с вами, меньшая, хочет отобрать у вас нефть и делать деньги. Нам повезло, что мы освободили среди рабов, одного человека из правления Корпорации. Вот с ним мы и нашли общий язык. Нам дано право на уничтожение банд подобной этой, целью которых, является нарушение снабжения вас всем необходимым, и уничтожение конвоев с новыми Руссинскими переселенцами. Вот такой краткий обзор ситуации.
        — Вот чего-то такого мы и ожидали. Может вы к нам переберетесь? Мы вам и отряд усилим, и под свое крыло возьмем?
        — Нет, капитан, мы сами по себе, но очень дружественная вам формация. Скоро нас тут будет больше. До вашей территории сколько от сюда километров?
        — Приблизительно тысяча семьсот пятьдесят. А что?
        — Да вот прикидываю долечу ли я до вас на вертолете? У него запас на тысячу, если не вешать дополнительные баки.
        — А какая модель?
        — Предположительно МД 630.
        — Ого, вот это птичка. Долетишь, по пути к нам есть два аэродрома, там и заправишься. А когда планируешь прилететь?
        — Пока не знаю, пока буду бандитов чистить.
        — Сколько у тебя людей?
        — Пока трое.
        — Эта девочка тоже?
        — Да. Она уже учиться.
        — Так вы ту банду втроем сделали?
        — Вдвоем. Втроем мы уже конвой с оружием к бандитам сделали. Из семерых, двое ее.
        — Удивил. А кто она тебе?
        — Я теперь ее опекун, ей пятнадцать лет уже, а кроме погибших родителей, у нее больше родственников нет. Еще год, выйдет замуж, если кто по нраву будет.
        — Может тебе подкинуть людей?
        — Спасибо, капитан, но нет, сам понимаешь, что спину доверять можно не каждому. И мне кажется, что ты совсем не капитан.
        — Это почему же?
        — Не по рангу капитану, старшему конвоя, отдавать людей не пойми кому, пусть и дружественно настроенным. Либо ты капитан, но должность у тебя точно не в мобильной пехоте.
        — Я же говорил, что ты сообразительный. Да, и спасибо за воспитание сына. Теперь по-другому будет воспринимать науку. Правильно ты сказал о людях, слышал я все что ты говорил.
        — Чем смогли, как говориться. Дальше по вашему направлению километров на сто пятьдесят все чисто. Потом не знаю.
        — Спасибо за информацию.
        — Не за что.  — Стоянка уже начала собираться, в колонне вообще было всего два джипа охраны и семь грузовиков различных моделей, мы тоже начали собираться. Юра слезал в люк БТРа, Лена уже подходила к двери, когда со стороны саванны послышался треск кустов и визг диких свиней. На поляну выскочило небольшое стадо кабанов. Так как все уже почти начали грузиться в машины, оружие у всех было за спиной. Я успел скинуть автомат с плеча и снять с предохранителя. Свиньи с визгом стали просачиваться между людьми и пересекая дорогу понеслись дальше в саванну.
        — Лена в машину, Юра за пулеметы. Только и успел крикнуть я, как на дорогу выскочили ОНИ, те, кого мне в страшном сне не хотелось бы повстречать на пути. Из кустов начали выскакивать местные гигантские гиены. Я вскинул автомат и короткими по два патрона очередями, начал стрелять в гиен, целясь им в головы. Толи головы у них оказались очень крепкими, то ли сами гиены оказались крепкими на рану, но падали они совсем неохотно. Когда я сделал последнюю очередь, то на полянку перед дорогой в десяти метрах от меня выскочила самая здоровая из всей стаи гиена. Поменять магазин я уже не успевал, поэтому я перехватил автомат в левую руку. Я как во сне уперся своим взглядом в глаза гиены и проследил за ее взглядом. Рядом со мной стоял сын капитана, тот самый Степа.
        Гиена как раз на него и смотрела. Степа стоял и пытался вставить полный магазин в автомат, но не попадал в горловину. На него и прыгнула гиена, рывок был молниеносный. Я тоже сделал рывок, отчаянный рывок и успел левой рукой оттолкнуть Степу с траектории полета гиены. Но опять толкнул его раненным плечом и взвыл от боли. Сделать после этого еще хотя бы один шаг я уже не смог. Все, что я успел сделать, это выставить вперед левую руку с автоматом стараясь попасть автоматом поперек пасти зверя, а правую, тоже выставив вперед и выдал очередь из Стечкина на весь магазин в открытую пасть гиены. Удар верхней челюстью животного прямо в рану на плече, я уже не перенес и в момент отключения сознания услышал одиночный выстрел из КПВТ. Темнота. Когда я очнулся, надо мной суетился какой-то военный, а рядом были Лена и капитан.
        — Степа… Степа жив?  — еле слышным голосом спросил я.
        — О! Жив твой орел, Лена, а ты плакала.  — Весело сказал капитан.
        — Это… это она… от счастья.  — снова еле промолвил я.
        — Я тебе за сына теперь по гроб жизни обязан буду.
        — Да брось, капитан, я за свою жизнь боялся. Теперь штаны придется стирать.
        — Ну да, ну да, за свою. Все и видели, КАК ты за свою жизнь трясся. Мои вон все в рассыпную дернули. А ты Степку выручать полез, да еще с такой раной. Что ж ты не сказал, что ранен.
        — А за чем?
        — Ну, не знаю…
        — Юрке спасибо за гиену.
        — Боец твой молодец, конечно, но он уже в мертвую гиену выстрелил, ты убил ее из своего пистолета. Хорошая машинка. Вот, только автомат твой в хлам. Но мы тебе от души, из моих запасов, новый приготовили. Тоже с гранатометом. Но не такой красивый как тот, что был у тебя.
        — Это трофей с того капитана Московита, что оружие к бандитам привез. Мне бы встать как-то, а? Ну-ка помогите.  — меня с трех сторон подняли.
        — Эх, повезло тебе с девчонкой, она не бросилась убегать и прятаться, как некоторые мои мужики, а к тебе побежала, только пока ты не упал она стрелять не могла, ты ей линию огня перекрывал. Как только ты завалился, вот она одиночными, но как из пулемета в гиену весь магазин и высадила. Она еще не знала, что та уже готова. Боевая девчонка.  — Я освободил правую руку, обнял Лену за шею, притянул ее к себе и поцеловал в щеку.
        — Спасибо тебе, родная.
        — Это… товарищ старший лейтенант, спасибо вам, я так испугался, что с места сдвинуться не мог. Вы мне жизнь спасли, было бы со мной тоже самое, что с вашим автоматом, только хуже.
        — Не переживай, опыт он со временем приходит, главное, чтобы это время у тебя было. Ну что, капитан, будем разъезжаться?
        — Ты то, доедешь сам?
        — Доеду, что мне за рулем сделается?
        — За рулем?
        — Ну может Лена по стажируется, ей водительский опыт нарабатывать надо. Нам еще по делу надо доехать. Не далеко уже осталось. Нормально все будет. А Юра он на пулеметах виртуоз. Его заслуженное место в башне.
        — Ну раз так, то до встречи. Увидимся еще, я думаю.
        — До встречи, капитан.  — Я пожал ему руку и в обнимку с Леной пошел к БТРу, а он стоял и смотрел мне в след. Уже залезая в машину, я услышал команду: «по машинам». Ну вот и все. Еще одна встреча с хорошими людьми. Хотя чувствовал я себя откровенно хре… плохо в общем.
        Место, надо сказать бандит выбрал не плохое. Небольшая речушка протекала с севера на юг через плато на котором то тут, то там из земли торчали не высокие скальные пики. Вот среди такой груды скал и нашел пещерку бандит. Не большая, как и сами пики. Метра четыре в длину и полтора в ширину.
        Только вот охранялась эта пещерка тоже не плохо. Когда мы к ней подошли оттуда вырвалось сразу несколько змей. Пришлось отогнать их по дальше, нет смысла убивать живность в саванне, если это не грозит твоей жизни, или ты убиваешь для того, чтобы добыть еду. Во всех остальных случаях лучше разойтись сторонами. В самой пещере тоже нас ожидали пресмыкающиеся. С этими пришлось разбираться ножами.
        — Да, что же это такое, им тут что медом намазано?  — не выдержал я, убивая уже четвертую гадюку. Ну вот, вроде и все, больше нет, все кончились. Очень тут опасные эти твари. Спасения от укусов практически нет. Продаются разные антидоты, но ежегодно яд этих тварей мутирует, если в прошлом году они действовали, то в следующем, уже могут не подействовать. Поэтому, если ходишь по саванне, одевай сапоги или высокую защиту поверх ботинок. Наконец я добрался до конечной точки. В самом конце пещерки, закрытая камнями находилась большая ниша. Камни мы с Юрой разобрали, моя левая рука действовала плохо. Поэтому всю оставшуюся дорогу, БТР вела Лена. Когда я сказал капитану, что ей надо нарабатывать опыт, то понял, что действительно, ей надо становиться полноценным членом нашей команды. А я ехал на переднем пассажирском сидении и подсказывал как лучше следить за дорогой и объезжать колдобины. Теперь же я с трудом помогал Юре, или скорее мешал. Ну вот, камни убраны, будем смотреть, что нам преподнесет пещера Али-бабы.
        А не плохо награбили эти уроды, иначе не скажешь. Очень много ювелирных украшений, снятых явно с тех, кого они грабили и убивали. Сволочи. Калашников, совсем новый, со складным прикладом и гранатометом. Цинк патронов к нему, и цинк вогов. Все завернуто в промасленную бумагу и полиэтилен. Это он, на случай провала себе отход готовил. Ящик сухих пайков, мощный пистолет незнакомой мне системы и запечатанные в пластиковый пакет патроны к нему, не меньше двухсот штук. Пара носимых радиостанций, со всем сопутствующим приложением, гранаты и какие-то мешочки. Мешки оказались самым ценным в этом тайнике. В трех мешочках были самородки и золотой песок, общим весом килограмм девять-десять. В четвертом мешке были местные деньги. По моим прикидкам не менее шестидесяти тысяч кредитов Корпорации. Деньги в этом Мире были пластиковыми, размером с кредитную карточку. Выполнены были из не горючего материала. В этом мешке они все были достоинством в сто и двести кредитов. Солидная сумма, лет на шесть безбедного существования для одного человека. Все добытое мы сложили в БТР, и назад отправились через портал. Вышли
как уже привыкли возле нашего тайника с техникой.
        — Юра, я даже не знаю, что делить, оставлять столько добра, оружия и столько техники, это такой риск, что в один прекрасный момент мы можем остаться голыми. Надо бы отсыпать шестьсот шестьдесят грамм золотого песка для Кузмича и отдать ему, пусть у него голова болит, как сохранить эти деньги. У нас тут пока и прятать не где, так, чтобы надежно было. Надо народ завозить, чтобы охранная служба была круглосуточная. Ну что, потрудились мы сегодня славно. Теперь мне надо в город, закупать продукты для стройбата. Тебя снова домой, Юра?
        — Ага.
        — Юра, ты особо не спеши, в последнее время, жизнь у нас насыщенная, не исключено, что случайно встретишь свою судьбу. Вот есть у меня такое чувство.
        — Да, водиться такое за тобой Влад. Помню еще на границе, когда мы банду с тюками опиума ждали. Ты тоже ребятам сказал: «Туда не ходите, чувствую там какой-то сюрприз». Помнишь, что там было?
        — Ага, целое минное поле, туда мы их тогда и загнали. Вы на меня тогда целую неделю странно смотрели.
        — Ну да, странно. Первый раз на место вышли, а ты сразу минное поле вычислил. Так что твоей чуйке я полностью доверяю. Посмотрим, что жизнь преподнесет.  — Юру я отправил прямо в его комнату и договорился с ним на завтра встретиться на фирме у Кузьмича. Сам я вернулся за Леной. Мы переоделись в городское, погрузились в мой пикап, и перенеслись в ангар к Славе, на территорию авиадивизии. Выехали из ангара, чем удивили бойцов, вышли из машины и подошли к ближайшей группе бойцов, что-то они разбирали. Ко мне повернулся сержант, что командовал этой группой.
        — Отделение смирно, товарищ старший лейтенант, отделение занимается выполнением работ согласно планам товарища подполковника. За время вашего отсутствия, происшествий не было.
        — Вольно сержант.
        — Вольно.
        — Зачем так официально, сержант?
        — Да как-то все так достало, товарищ старший лейтенант, что уже не было сил, а тут вы появились и все стало налаживаться. Ребята сами стали дисциплинированнее. Говорят, раз старлей свое слово держит, то и мы будем нормальным воинским подразделением. Вот нам даже форму выдали, как вы и приказали, по два комплекта на бойца, а то ходили в рванье. Теперь на людей будем похожи.
        — Ничего, еще и новое достанем, а если со мной пойдете, то и оружие сами сможете себе купить. А кому и выдам.
        — Товарищ старший лейтенант, а куда это с вами?
        — Называйте меня просто командир, чтобы глотки не рвать, и устав так не нарушите, а старлей я, когда доклады принимаю. Подходит?
        — Так точно, товарищ командир.
        — А на счет куда, я пока не могу сказать, это тайна и раньше времени я не могу вам ее открыть. Скажу только, то это дорога в один конец, если туда пойдете, то назад дороги нет, там опасно, но и такого бардака, как здесь нет. Есть бандиты, но их нужно отстреливать. И ношение оружия не только разрешено, но и необходимо. Если боец со мной пойдет, то при желании я его близких тоже заберу. Вот так, сержант. Думайте, время пока есть. Работа там тоже будет, много. Все, что здесь снимите, там нужно будет укладывать, строить диспетчерскую вышку, склады, топливохранилище, ангары. Здания для проживания личного состава. Много всего всю инфраструктуру с ноля.
        — Ё! Это ж сколько работы, за один год не успеем.
        — Так нам и надо, сначала запустить необходимое, а потом не спеша, строить все остальное.
        — А какая там зарплата?
        — Средняя зарплата, девятьсот условных единиц. Но это не доллары и не евро. Но люди и дома строят и машины покупают, только дорог там почти нет, машины все внедорожники, джипы, пикапы, все с двумя ведущими мостами. И есть сезон дождей, на сто двадцать дней.
        — Это ж где такое?
        — Вот это и есть тайна, но все что сказал правда. Ты зверей видел, что мы привезли?
        — Не только видел, уже ребята и поели, вкусное мясо, на антилопу похоже.
        — Это и есть антилопа, и поверь, это одно из самых безобидных животных там.
        — Ну да, сегодня имел все шансы накормить одно из них. Думала, что все, схарчила тебя эта зараза.  — сказала Лена и, вспомнив сегодняшнее происшествие, из ее глаз потекли слезы.
        — Что, все так плохо?
        — Как тебе сказать, если делать все как положено, то нормально. А сегодня пока разговаривали с хорошими людьми, которых встретили по дороге, потеряли бдительность, вот и выскочили на нас гиены. Повезло, пострадал только я. Магазина не хватило. Подловила зараза на последней очереди и… хавальник у нее почти полтора метра и зубки, крокодил позавидует. А сама не очень большая, на тонны полторы максимум, но эта крупная была. Назад Лена за рулем была, я ехать не мог. Вот она с БТРом и справлялась сама.
        — Вы серьезно, товарищ старший лейтенант, ой, товарищ командир?
        — Тебе, плечо показать, или я давал повод не верить мне? Сержант, я очень дорожу своим словом, если я что-то пообещал, то будь уверен, буду жив выполню или попрошу, чтобы за меня потом выполнили. Единственное тебе скажу, если я погибну, все, что замыслили, не получиться. Думайте бойцы.  — Всю эту информацию я вкинул бойцам для обдумывания. Для них это шанс улучшить свою жизнь, для нас тоже шанс быстро наладить там дело и влиться в полноценную жизнь того Мира.
        — Сержант, не подскажешь где подполковник?
        — Был недавно здесь, может вон в том ангаре с вертолетом ковыряется. Красивый, с пулеметом и кассетами для ракет. Весь в пустынный камуфляж раскрашен.
        — Спасибо.
        Василия вместе с его женой и еще двумя механиками, я нашел именно в том ангаре, на который мне указал сержант. Когда я вошел, то даже Лена удивленно охнула. Вертолет выглядел как хищная, даже не птица, а рыба, но обойдя его вокруг, я изменил свое видение его названия, передо мной стояла — хищная стрекоза. Все это время, за мной, не говоря ни слова, наблюдали Василий, Людмила и оба техника.
        — Ну как?
        — Бесподобно. Завораживающе, красиво и страшно. С картинкой не сравнить. Одним словом, Хищник. У меня даже слов нет, чтобы выразить восторг.
        — Хотели сюрприз тебе устроить, но видно не судьба. Через минут десять закончим. Хочешь проверить.
        — Хочу, очень хочу. Но я не знаю потяну ли сейчас.
        — А что случилось?
        — Он снова ранение получил.
        — Как?  — И Лена пересказала сегодняшнюю историю.
        — Блин! Ты нас чуть без надежды не оставил, ты хоть понимаешь, что все держится на тебе?
        — Да понимаю я все, но и без меня там ничего не продвинется. Случайность это была.
        — Случайность-случайностью, но ты вместо того, чтобы убраться из-под удара, влез под него?
        — Пойми, погиб бы совсем молодой парень. Я считал, что справлюсь, старая рана помешала. Эта сука прямо в нее своим пятаком угодила. Но парень остался жив, только перепугался очень.
        — Считал он. Молокосос, не делай так больше, переживаем мы все за тебя. Ты стройбат видел свой?
        — Это почему это он мой?
        — Они никого теперь не признают за своего командира. Меня слушают и подчиняются, только потому, что ты им приказал. Создали караульную службу, охраняют холодильники в пищеблоке. Попросили выдать им штык ножи две штуки. Каждый день теперь в караул заступают. Что ты с ними сделал?
        — Не знаю, может просто отнесся по-человечески. И потому, что у меня есть эта возможность, ты тоже делал все, что мог. У тебя просто на большее не было возможности, сам еле выживал.
        — Он прав, Слава.
        — Знаю, что прав.
        — Молодец, они теперь за тобой и в огонь, и в воду пойдут. Хорошо работают. Да, ты чего приехал? Надо, чего-нибудь? Говори, все чем могу, помогу.
        — Нет, Слава, решил оттуда через тебя проехать, да и удобнее мне через тебя на город проходить. С машиной мне приходилось аж через лесок возле дальних прудов появляться. Надеюсь меня пускать будут?
        — Конечно будут.
        — Вот я и заехал, узнать, может что нужно? А попал просто на праздник.
        — А можно мне посидеть в кабине?  — Неуверенно попросила Алена.
        — Залезай, девочка, теперь это лично ваша машина.  — с улыбкой сказал Слава.
        — Слава, а как по дальности будет?
        — Есть несколько вариантов:
        — Полная загрузка вооружения, пять пассажиров и два пилота. При крейсерской скорости 250 километров в час, до тысячи километров.
        — Полная загрузка вооружения, дополнительные баки внутри салона три пассажира и два пилота — до тысяча семисот километров.
        — Девятьсот шестьдесят килограмм груза на подвесе или в салоне, два пилота — до тысячи километров с копейками, + 50 километров.
        — Впечатляет. А сколько литров бак?
        — Основные четыреста тридцать пять. Плюс дополнительные.
        — Ты уже оценил вооружение, в кабине шлем им и управляется пулемет. Есть переключение режима для стрельбы НУРСами.
        — Сейчас включу. Одевай шлем.  — Я одел на голову шлем и перед глазами появилось много информации и перекрестие прицела, когда я поворачивал голову в сторону или вверх-вниз, то ствол пулемета следил за моим перекрестием. Для того, чтобы прицелиться из него мне всего лишь надо было туда посмотреть, очень впечатлило. Очень. На дополнительных пилонах были подвешены две кассеты с двенадцатью НУРСами каждая. Просто огромная мощь. Если учитывать, что я могу перемещать его через портал, то емкости баков, хватит для того, чтобы выполнить любую операцию в любой точке этого Мира.
        — Ты не сомневайся, это не стандартная модель, тут все собрано самое лучшее, и летит он почти на двадцать километров в час быстрее, и дальность у него увеличена по сравнению с обычным, и он самый тихий в мире вертолет. Именно то, что ты и просил, как я понял.
        — Слава, дружище, ты даже не представляешь, что я сейчас чувствую. Вам тоже отдельное спасибо, Люда. Вы кстати инструктор по самолетам или вертолетам?
        — И то, и другое.
        — Замечательно. Лена, вылазь из мечты, а то я сейчас не удержусь и…
        — Нет, так дело не пойдет, сейчас тебе никак нельзя летать, надо подлечиться.
        — Через пару дней все вообще заживет. Завтра ты говорил, что человек будет, который место для аэродрома выберет. У меня есть одно место, оно мне как трофей отошло. Бывшая база бандитов, там уже есть шесть двухэтажных строений, если рядом можно было бы строить аэродром, то вопрос бы отпал сразу. Есть еще ранчо Елены, но это ее приданое, его трогать нельзя.
        — О! Девочка уже с таким приданным? Не плохое начало.
        — Не хотел бы я такого начала, Люда.
        — Извини, Лена, не хотела…
        — Я уже привыкаю. Теперь Влад для меня все.
        — Ладно, спасибо вам, порадовали очень. Даже слов нет. Теперь мы поедем заказывать продукты. Напряги нач по тылу, завтра придут машины. Кстати, у ребят я не видел фляг, они что каждый раз за водой бегают?
        — Я поставил бочку на тонну, каждое утро наполняют свежей, но те, кто далеко работают, да, каждый раз бегают сюда.
        — Тогда я куплю и завтра доставлю фляги. Все, мы поехали, успехов вам.
        День пролетел снова не заметно в трудах. Провизию мы заказали на продовольственных базах. Фляги я тоже купил сто пятьдесят штук, с запасом, и скидка на опт, двухлитровые. В чехлах, для ношения на поясе. Крупы, овощи, специи, соль сахар, зубные щетки, бритвенные станки. В общем все, что нужно солдату для счастья. Это я конечно утрирую, но это предметы первой необходимости. Так что я свое обещание выполняю. После удачного окончания тяжелого дня, мы с Леной завалились домой. И после ванной и душа, кому что, улеглись спать.
        Утро красит нежным светом, стены древнего Кремля. С отличным настроением поднялся сегодня. Все как обычно, ванная, кухня, быстрые сборы и вот мы уже на фирме у Кузьмича.
        — Доброе утро Ольга, шеф у себя?
        — Да, конечно у себя, заходите, он сказал, как придете, можете заходить.
        — Спасибо, идемте, ребята.  — мы прошли к Кузьмичу.
        — Всем доброе утро. Как прошла экскурсия, Виктор Петрович?
        — Великолепно, я впечатлен, до сих пор не могу поверить, что побывал в параллельном мире.
        — Это хорошо. Вопросы все порешали? Да, Влад, все проблемы решены. Вчера у нас был Василий Дмитриевич, тоже не без пользы провели время.
        — Я тут доставил вам то, что мы обещали Виктору Петровичу, за переход, так что теперь, как вы будете готовы, то и проблем с оплатой уже не будет.  — Я поставил на стол мешочек с золотом.
        — Тут на десять грамм больше, это я на всякий случай добавил, на усадку, так сказать. Можете посмотреть, Виктор Петрович. Подходит вам это золото?
        — Ну, лаборатории у меня тут конечно нет, но золото похоже намывалось.
        — Да, это золото из Нового Мира, намытое там. Состояние вам подходит?
        — Да, с этим все в порядке.
        — Ну тогда Анатолий Кузьмич проведет экспертизу и потом мне скажет по поводу качества. Виктор Петрович, вы готовы к переходу?
        — Да, я готов.
        — Тогда прощайтесь и мы переходим.  — Перешли уже привычно, на этот раз, заранее зная место в квартире Виктора Петровича, мы сразу оказались в его комнате.
        — Вот уже какой раз вижу, как вы это делаете, а все поверить не могу.
        — В это время вы вспоминайте, о Новом Мире, и все придет в норму.
        — Да, полностью с вами согласен, да.
        — Ну, что, если есть вопросы, то задавайте сейчас, теперь даже не знаю, когда увидимся, то ли когда Анатолий Кузьмич со своими людьми пойдет, то ли я своих солдатиков поведу. Надеюсь, что все сроки вы уточнили?
        — Да, все уже по нескольку обсуждено. Знаете, я очень благодарен судьбе, за встречу с вами, вы как свежая струя воздуха ворвались в наш Мир. Вы очень просты в общении, и это при вашем таланте. Многие на вашем месте, как говорят, начали бы стричь деньги. А вы еще помогаете другим.
        — Это вы еще не знаете, что он снабжает две воинские части едой. И многим другим.
        — Да, вот я и говорю, удивляюсь я вам. Вы просто так, при вашем дефиците времени, организовали для меня экскурсию. Побывав в вашем Мире, я увидел, что во многом они похожи, что-то есть лучше у вас, что-то у нас, но мы очень похожи. Меня это очень радует. Может когда-нибудь вы еще вытащите меня на экскурсию в Новый Мир. Я понимаю, что вы там пока сами не освоились, но надежду я оставлю.
        — Все может быть Виктор Петрович. Раньше говорили: «Мир тесен», а теперь самое время сказать, что Вселенная тесна для человечества.
        — Да, это парадоксально, но уже факт. Что ж, я буду ждать нашей встречи. До свидания вам.
        — До свидания, Виктор Петрович. Всего вам доброго. Мы перешли снова в наш Мир и поехали на моем пикапе в хозяйство подполковника Краснова.
        — Добрый день Слава.
        — Добрый, Лена, Влад, Юра.  — поздоровался с нами подполковник. Вы как раз вовремя. Вот этот человек, Марк Львович Гольдман, специалист по постройке аэродромов. За свою жизнь он их уже как семечек в кармане настроил. Полетишь сегодня за штурвалом сам или Людмиле доверишь?
        — Людмиле я и так доверяю, но выдержать еще день я не смогу. Так что без обид.
        — Да какая обида, мы волнуемся за твою рану.
        — Рана уже в порядке. Сегодня я себя чувствую просто великолепно. Портал лечит, а за вчера и сегодня мы уже столько раз перешли, что сосчитать трудно.
        — Позвольте, молодые люди, о каком портале идет речь?
        — Вы все увидите. Марк Львович. Станислав Иванович, уже посвятил вас в цель сегодняшнего полета?
        — Он сказал мне, что надо присмотреть место для нового аэродрома. Но не уточнял где именно, я-то уже весь Советский Союз знаю, если мне приблизительно скажете город и область, то я сразу смогу назвать вам десяток мест, подходящих под эти цели.
        — Марк Львович, дело в том, что вы еще никогда не бывали в тех местах, поэтому мы и хотим, чтобы вы полетели сегодня с нами и выбрали точку где именно мы построим сначала аэродром, а потом и город.
        — О чем вы говорите?
        — О другом Мире, Марк Львович.
        — Как?
        — Вы согласны или нет?
        — Согласен, как же не согласиться, меня уже давно списали со счетов, а это мой последний шанс, в этой жизни.
        — Вот именно, Марк Львович, в этой жизни.
        — А это как понять?
        — Раз уж вы согласились, то мы вам откроем тайну, мы собираемся построить аэродром из материалов этого, в Новом Мире.
        — Вы меня разыгрываете, молодой человек?
        — Мне не позволила бы совесть разыгрывать человека в таком возрасте, добавлю к сказанному, что переходы через портал, значительно оздоровят и омолодят вас. Верьте мне.
        — Хм! Интересно-то как. Когда летим?
        — Как товарищ подполковник скажет, что техника готова. А может и по-другому поступим, мы сейчас съездим туда и подберем снаряжение и оружие, захватим Марка Львовича с собой, это ему не много, поправит здоровье. А вы готовьте технику на вылет вооружение тоже пусть будет, может банду какую увидим. На вас оружие тоже захватим. Вы только оденьте, что-нибудь для саванны и обязательно длинные сапоги или берцы по выше. Пойдемте, Марк Львович.  — Мы вышли на улицу, погрузились в пикап и порулили в ангар, по дороге встречающиеся нам бойцы отдавали честь, я кивал им в ответ.
        — А почему они вам честь отдают?
        — Они считают меня их командиром, а почему, это уже вы у товарища подполковника спросите.  — Заехав в ангар, закрыли двери и перешли в Новый Мир. Марк Львович озирался по сторонам.
        — Куда это мы выехали?
        — В Новый Мир.
        — Значит правда?
        — Конечно.  — Мы подъехали к нашему тайнику и переоделись в нашу форму для саванны. Вооружились. Лена и я взяли автоматы и гранаты, Юра взял РПК четыре банки по сто и два магазина по сорок патронов.
        — Марк Львович, вы из автомата стрелять умеете?
        — Не скажу, что большой специалист, но держать в руках нужной стороной умею.
        — Вот и отлично. Держите, это местный аналог нашего АК-74. Это вам подсумок с магазинами.
        — Это обязательно?
        — В Новом Мире, да. Выходя из дому, обязательно иметь хорошее оружие.
        — Бывают попадаются бандиты, а что еще хуже, дикие хищники. Все, теперь обратно к Василию.  — Мы снова перешли в ангар поехали к боксу, где я вчера видел вертолет. Внутри меня уже разгоралось пламя предвкушения. Полет на боевом вертолете, это знаете ли… ни с чем не сравнить, это вкуснее, чем апельсин, если описывать эти ощущения словами чукчи из старого анекдота. В ангаре уже находились Слава, Людмила и техники. Автоматы для них мы передали им в руки.
        — Влад, а это обязательно?
        — Да, это как ключи от квартиры, вышли и положили в карман. Всегда с собой. Магазины сразу присоедините и на предохранитель. Все. Как места занимать будем. Давай, сделай круг над местностью с Людмилой. Она поправит, если что, а потом садись перед ангаром и полетим куда скажешь.
        — Правильно, надо попробовать и почувствовать машину, а потом уже все и полетим.  — мы с Людмилой заняли кресла пилотов и хотели уже запускать двигатель, как задняя дверь открылась и в салон забралась Лена.
        — Ты куда это без меня собрался. Я с тобой и это не обсуждается.
        — Хорошо, Лена, не возражаю.  — Я запустил двигатель и прогрел его, проверил показания всех приборов и осторожно приподнял вертолет над полом ангара. Опасно, но доверили, правда Людмила держала ноги на педалях, а руки на управлении, но не мешала. Просто страховала, готовая в любой момент перехватить управление. Я медленно вывел вертолет из ангара и отлетев на пару десятков метров повернул вертушку на триста шестьдесят градусов.
        — Это зачем?  — спросила Людмила.
        — На всякий случай, вдруг провода или еще что-нибудь.
        — Согласна, это мы тут все уже знаем. Тогда вперед, ошибок пока нет.
        — Спасибо.  — Я поднял вертолет на пятьдесят метров и сделал большой круг над аэродромом, затем аккуратно посадил его на тоже место с которого оторвался от земли, убрал обороты и подождал пока все займут свои места. Людмила пересела назад, а переднее место из-за лучшего обзора занял Марк Львович. Я уже успел оценить работу Славы, возле моего сидения был установлен кронштейн для оружия, чем я и воспользовался, установив в него автомат.
        — Ну как он в воздухе?  — Услышал я в переговорном устройстве голос Станислава.
        — Нормально, нареканий нет, такое впечатление, что не одну сотню часов на этой птичке налетал, грубых ошибок, думаю не сделает, а остальное поправим. Пусть летит, я даю добро.  — Ответила Людмила.
        — Тогда даю добро на взлет, если до ста метров тебе хватит, то и запрашивать вышку не надо, я уже всех предупредил кого надо. Люди все свои. Назад сюда же вылетим?
        — Да, прямо над ангаром зависнем, я семьдесят метров наберу и также назад вылетим.
        — Хорошо, поехали. Я открыл портал и, чуть наклонив вертуху вперед медленно стал продвигаться вперед. Момент и мы уже в Новом Мире.
        — Господа товарищи, поздравляю вас с прибытием в Новый Мир. Сейчас мы находимся над ранчо Елены. Строить мы тут вряд ли будем, но посмотреть и составить свое мнение, думаю не помешает.
        Что скажете, Марк Львович? Я сейчас заложу большой круг над местностью, а вы осматривайте.
        — Вертолет сделал круг.
        — Сделайте еще несколько кругов, Влад, если вас это не затруднит.  — Проблем нет я снова пошел наворачивать круги над ранчо. Затем по требованию Марка Львовича посадил вертолет на площадку не далеко от дома. Остановил двигатель, и мы, взяв свое оружие контролируя пространство вокруг пошли осматривать местность. У Марка Львовича в руках оказался какой-то прибор, то что там есть дальномер это я понял сразу, что еще делало это устройство, сказать трудно, а спрашивать сейчас, я не решился. Через сорок минут мы вернулись к вертолету. Марк Львович вышел из состояния задумчивости и сказал:
        — Вот, что я думаю, на крайний случай, тут можно строить аэродром, но тут нет по близости воды, значит будет проблема с ее доставкой. Получается, что и город вы тут не построите. Скажите, Елена, когда идут дожди, вода где протекала? Вас не подмывало тут?
        — В прошлый сезон дождей воды обходили это место, и протекали вон там и стой стороны, а наш дом и вот это здоровенное поле вода не заливала, наоборот дождевая вода сходила в ту сторону.
        — Вот это и подтверждает мои предположения, что тут можно при необходимости строить взлетные полосы. Летим дальше?
        — Да, есть еще одно место где я хотел бы услышать ваше мнение.  — мы загрузились в машину, и я запустил двигатель. Набрав нужные обороты, я поднялся на высоту пятьсот метров. С этой высоты стало очень хорошо видно окрестности. Мы не спеша полетели к базовому лагерю бандитов.
        — А что это за строения внизу?  — спросил меня Марк Львович.
        — Это бывшая база бандитов, теперь это мое имущество, и территория.
        — Поднимитесь еще выше, до километра и осмотрим сверху эту территорию.
        — Я, облетая теперь уже нашу базу, поднял машину на высоту тысячи метров. И снова зашел на круг.
        — Смотрите, Влад, вот там я вижу реку, если меня не подводят мои глаза.  — Действительно, в отдалении, сквозь небольшую дымку, я тоже увидел реку, не слишком большую в смысле не Волгу, но побольше Днестра. Метров ста восьмидесяти — двухсот шириной, с хорошим течением.
        — Ваше зрение вас не подвело, в той стороне действительно есть широкая река.
        — Вы знаете, Влад, а я сейчас без очков могу ее рассмотреть, это что, тот эффект о котором вы сегодня говорили?
        — Вполне возможно, у вас он быстро проявляется.
        — И что, по возвращении в наш Мир это не исчезнет?
        — Только со временем. С годами. А пока ваше здоровье будет только улучшаться.
        — Отрадно это слышать, прямо бальзам на рану, молодой человек. Приятно с вами работать, черт возьми.
        — Приятно слышать, Марк Львович. Так я пролечу с вашего позволения вдоль реки и посмотрю одну вещь.
        — Какую если не секрет?
        — Что вы, конечно не секрет. Я хочу увидеть можно ли здесь соорудить небольшую плотину и поставить небольшую гидроэлектростанцию.
        — Молодец, в нужном направлении мыслите, меня тоже интересует этот вопрос. Аэродром требует много электроэнергии и на одних дизель генераторах вы разоритесь.
        — Согласен с вами. Мне кажется, что город можно будет заложить около реки, на возвышенности, а аэродром в районе того лагеря. Мы потом там сядем.
        — Да, если осмотр подтвердит возможность там построить аэродром, то место здесь просто превосходное. От города до аэродрома будем не более десяти километров.
        — Станислав Иванович, а у вас строительная техника на территории есть?
        — Сейчас полно, просто огромное количество.
        — Отлично, будет ей тут работа. Людей только мало. Ну да со временем обрастем. Раз тут есть такая река, то и фермы можно устроить подальше от города, тогда и еду можно производить на месте, и по реке можно торговать. Все как нельзя лучше складывается.
        — Красиво здесь, Влад, это точно.  — Со вздохом глядя на проплывающие красоты сказала Людмила. Лена тоже смотрела большими глазами на всю эту красоту.
        — Влад, а ты нам построишь в этом городе дом?  — Эти слова, сказанные девчушкой, которая еще не перешагнула порог шестнадцатилетия, заставил всех замолчать и уставиться на Елену.
        — Нам?  — спросила Людмила.
        — Да, нам, после моего совершеннолетия, я хочу выйти за Влада замуж. Он пообещал мне, что я смогу сама выбрать себе мужа, вот я его и охраняю как могу. Я его уже выбрала. Теперь мне нужно дождаться нужного времени.
        — Да, девочка, ты с характером. Молодец, так держать.  — От души похвалила ее Людмила и чему-то улыбнулась, посмотрев на Славу.
        — Вот это место. Смотрите, какая низина, а речка еще ниже. Тут вполне можно поставить плотину и сделать большое водохранилище, только водосброс надо предусмотреть, чтобы город в сезон дождей не смыло. Теперь еще и гидростроителя-инженера искать нужно. Одна проблема цепляет за собой другую.
        — Это не проблема, молодой человек, я найду вам хорошего инженера-гидростроителя, можете не переживать, немного стар, как и я, жену похоронил давно, дети все взрослые. Характер у него золотой, не то, что у меня.
        — Марк Львович, вы на себя наговариваете, и на счет старости, думаю вы ошибаетесь, мы еще вас женим на молодой.
        — Ха-ха-ха! Вы шутник, Влад. Мне уже пошел седьмой десяток.
        — Надеюсь, что еще лет пятьдесят-шестьдесят вы еще проживете в активном режиме и характер у вас самый что ни на есть подходящий для совместной работы.
        — Вы что, серьезно?
        — Да, вполне, через несколько дней, вы почувствуете, что начали молодеть.
        — Невероятно.
        — Ну что, возвращаемся к предполагаемому месту строительства аэродрома и осмотрим более внимательно.  — Спросил я.
        — Да, это верное решение, тут мы уже все осмотрели, дальше уже специалисты будут решать.  — поддержал меня Марк Львович.  — Мы вернулись к нашему лагерю, и пролетев над ним несколько раз, стали опускаться в центр двора лагеря. Ворота были замотаны цепью, как мы их и оставляли последний раз. Значит бандитов тут нет и, наверное, не было. Когда двигатель затих и лопасти перестали вращаться, мы все вышли наружу. Наша тройка, сразу ощетинилась оружием, во все стороны.
        — Вы чего-то опасаетесь?
        — Нет, но это саванна, тут все, что угодно может быть, если вдруг увидите змею или паука, сразу уходите от этого места, очень тут все ядовитое. Мы сейчас осмотрим территорию, а вы пока никуда не отходите пожалуйста.
        — Мы прошли по территории и прогнали несколько пресмыкающихся. В домах тоже все было чисто. Солдаты, пока дежурили тут, навели идеальный порядок. Даже полы помыли. Так, а где же они воду брали? Я пошел на поиски воды и нашел скважину, вручную можно было качать рычагом, внизу был электронасос, погружного действия. Получается, что он питался от дизель-генератора. Ну что ж, это совсем не плохо. Об обнаруженной воде я сообщил всей нашей компании.
        — Это очень хорошая новость, теперь мы точно знаем, что сможем обеспечить водой, нужды аэродрома. Сейчас мы можем выйти за пределы этого лагеря и пощупать, так сказать, территорию руками?
        — Да, мы будем заниматься вашей охраной, а вы проводите нужные исследования.  — мы вышли из лагеря и пошли в сторону возвышенности, хотя лагерь тоже находился на возвышенности. Работал Марк Львович с задором и азартом.
        — И так, Влад, это место идеально подходит для аэродрома или аэропорта. Тут можно построить две широкие, расположенные под углом девяносто градусов полосы и одну под углом в сорок пять градусов.  — Заметив непонимание в моих глазах он добавил.  — Для взлета и посадки самолетов очень важно направление ветра, поэтому и три полосы.  — Ну конечно, я это знал, просто вылетело из головы.
        — Скажите, Марк Львович, где лучше складывать бетонные плиты для полосы, чтобы потом меньше их перемещать к месту укладки.
        — Я бы посоветовал складировать их не в одном месте, а в четырех, тогда будет удобно работать с ними. Думаю, что территорию вы тоже выложите плитами?
        — Если хватит, то обязательно, а то в сезон дождей тут болото будет.
        — Очень хорошо, тогда и про дорогу не забудьте от лагеря до аэродрома.
        — Марк Львович, а вы не хотели бы возглавить стройку?
        — Вы предлагаете мне работу?
        — Учитывая, что с каждым днем ваше здоровье будет улучшаться, то почему бы и нет?  — Про здоровье я намекнул не просто так, зная, как любит торговаться нация к которой принадлежит Марк Львович.
        — Ну что ж, не буду просить у вас большой зарплаты, а то попросите меня доплатить за оздоровление, но на жизнь, что-нибудь подкинете?
        — Обязательно. У меня даже стройбат, что-то, но получает.
        — Ого. Вы им платите зарплату?  — Удивился он.
        — Ну не совсем, но по пятьдесят евро в месяц они у меня получают. Для солдата это тоже хорошая сумма, они же на всем готовом?
        — Питание ваше?
        — В основном их питаним занимается Станислав Иванович.
        — Хм-хм.  — посмотрел в мою сторону Слава, а Людмила прыснула веселым смехом себе в рукав. Марк Львович, непонимающе посмотрел в сторону Людмилы.
        — Марк Львович, официально питаются они в нашей дивизионной столовой, но все продукты теперь поставляет Влад, мы уже давно сняты с довольствия у Армии.
        — Вот даже как.  — грустно подвел итог нашему разговору Марк.
        — Я согласен, Влад, согласен работать на те же деньги, что вы выделяете для солдат.  — вот как, такого я не ожидал.
        — Тогда сегодняшний день уже вам засчитан.
        — Вот как? Вы действительно человек широкой души, любой сегодняшний бизнесмен, посчитал бы сегодняшний день просто, как знакомство с новым работником.
        — Марк Львович, просто я не современный бизнесмен, как вы сказали, я хочу построить всем нам новый хороший и надежный дом, про который упоминала Елена.
        — Да, молодой человек, сильно сказано, пожалуй, что и добавить тут нечего.
        — Командир, на семь часов от тебя пикап с пулеметом и два багги.
        — Всем ложись. Лена со мной, Юра вправо. Слава, Люда на месте охраняйте Марка. Смотрите внимательно по сторонам и за землей. Юра вперед, надо выдвинуться вперед метров на сто-сто пятьдесят.  — Бандиты тоже нас увидели, и багги начали охватывать нас с флангов. Я приготовился к бою у меня шесть гранат к подствольнику и две РГО. Патронов к автомату всего сто двадцать и к пистолету сто. У Юры четыреста восемьдесят к пулемету и тоже две гранаты, только Ф-1. Пистолет у него тоже есть с сотней патронов. Пока багги обходили нас с двух сторон пикап поехал прямо на нас. Получается у них три пулемета и минимум шесть человек. Юра, на тебе пулеметчик на пикапе.
        — Есть.
        — Лена не высовывайся пожалуйста, очень тебя прошу.
        — Есть.  — Ого. Ладно, начали. Достаю и ставлю на автомат оптику. У меня на нее большая надежда. До багги с моей стороны метров восемьсот не меньше. Кручу барабан вертикальных поправок на цифру восемь. Ветра нет. Прицеливаюсь в пулемётчика на багги. Одиночными, выстрел, выстрел, чуть низковато и правее, берем его под вторую елочку, и левее. Выстрел, выстрел, есть. Пулеметчик летит на землю, а багги разворачивается и начинает убегать. Переношу огонь на правого пулеметчика на багги. Тоже расстояние. Прицеливаюсь, выстрел, выстрел. Ага, вижу, чуть обзадил его. Вынос больше, выстрел, еще. Попал, не убил, но ранил его он уже не боец из пулемета стрелять не сможет. Багги притормаживает. Снова целюсь, но уже в водителя. Выстрел. Есть водитель правого багги кулем валиться на землю. Пулеметчик спрятался за заднее колесо багги. Плохо другое, нас начитает обстреливать из пулемета пикап. Блин, что же это я туплю.
        — Юра, не стреляй, я сейчас. Лена не поднимай головы.  — Открываю портал метров на десять левее несущегося на нас пикапа. До него сейчас метров семьсот. Проползаю в портал и оказываюсь на против проезжающего мимо меня пикапа, я еще в невидимости. Меня они не видят, все внимание на место где мы залегли. Поднимаю автомат и с открытого прицела даю, короткую на три патрона очередь в спину пулеметчику. Он дергается и заваливается на спину в кузов, а я, не глядя на результат, одиночными стреляю в затылок водителя. Два выстрела и машина, вильнув несколько раз из стороны в сторону, останавливается. Я снова ухожу в портал и оказываюсь около пассажирской двери пикапа. Дверь открывается и из нее вываливается бандит с перепуганными глазами и хочет спрятаться за задним бортом машины, но не успевает сделать и двух шагов как я опускаю на его голову автомат. Все, бой закончен, только за одним из багги прячется раненый бандит.
        — Юра, за твоим багги раненый, добей, машину не порть.
        — Сделаю. Юра резкими рваными движениями перемещается по полю постоянно укрываясь кузовом
        багги, обходит его с боку, и короткая очередь обрывает никчемную жизнь бандита. Один багги ушел.
        — Лена, держи этого на мушке.  — Я обыскал главаря отобрал все оружие и закинул в кузов пикапа.
        — Дернется, стреляй. Подойдет Юра поможет. Пусть его сразу колет. А я за багги.  — Вижу в глазах Лены ужас, я ухожу, а ее не беру и приказ нарушить нельзя. Не теряя времени, я перемещаюсь к вертолету, залезаю на сидение пилота завожу двигатель и дав ему набрать обороты поднимаюсь и начинаю преследовать бандита. Далеко он уехать не успел, он вышел на местную трассу и припустил со скоростью около ста километров в час. Я догнал его через двадцать минут, увидев догоняющий его вертолет, не знаю, что он себе надумал, но он съехал с дороги и пошел прямо по саванне, потом остановился и побежал пешком, постоянно виляя как заяц. Я запомнил какой тумблер вчера включал Слава, когда запускал пулемет, на стекле шлема, сразу загорелась сетка и перекрестие прицела, я навел его чуть впереди бандита и нажал на кнопку огня из пулемета. Очередь из десяти патронов, буквально разорвала его на куски. Все. С ним покончено. Пора назад. Вернемся сюда позже. Я открываю портал и оказываюсь над пикапом, тут уже собралась, вся наша группа. Снижаюсь и сажусь не далеко от машины и глушу двигатель.
        — Что-то сказал?
        — Юра машет головой в отрицательном жесте и кивает головой на остальных попутчиков. Понятно, при них пытать не получиться.  — Я быстро обхожу и переношу убитых бандитов к пикапу и складываю их в рядок. Пять бандитов. Шестого мы потом… Собираю все оружие и все трофеи в кузов. Пикап и багги полностью целые, не считая выбитых заднего и лобового в пикапе.
        — Слава, забирайте пикап и езжайте в лагерь, а мы скоро будем.  — Людмила смотрит на меня широко раскрытыми глазами, она еще в шоке. Бой получился таким скоротечным, что они еще не пришли в себя после его окончания.
        — Слава, не задерживай.
        — А как же трупы?
        — Это бандиты, Слава. Сейчас всех сфотографируем и приедем. Еще надо забрать багги, я его догнал.
        — Как остановил?
        — Этот идиот сам остановил его и бросился в саванну убегать, с одной очереди, остановил и его, шлем отличный. Весь десяток в него и зашел. Там и собирать-то нечего.  — Слава поморщился, но ничего не сказал.
        — Да, вот и боестолкновение. Если б не ты, положили бы нас тут всех.
        — Если б не я, то охраняли бы вас на машине с крупнокалиберным пулеметом.  — Я подошел к Людмиле.
        — Ты как, Люда?
        — Очень испугалась. Да сих пор страшно.
        — Это нормально, первое нападение бандитов, всегда страшно. Ладно поезжайте, Лена вас проводит.
        Лена.
        — Слушаюсь командир.  — эта короткая фраза, сказанная хрупкой девочкой, как ушат холодной воды подействовала на всех. Слава, вздернулся, как коты отряхиваются и пошел к машине.
        — Лена, ты за пулемет становись в кузов, чуть что, ты прикрываешь.
        — Так точно.  — Я помог ей залезть в кузов и пристегнул ее ремнями, удерживающими пулеметчика во время тряски. Люда, Слава и Марк Львович сели в кабину и поехали в лагерь. А я сходил за багги и перегнал ее к трупам.
        — Ну что джентльмен удачи, давай рассказывай кто такой, что тут делал…  — Сначала бандит запирался. Говорил он на испанском, так что для меня это не составило трудностей. После спец процедур, он уже делился с нами информацией. Выложил все, что знал сам. Это оказалась одна из банд, о которой уже упоминал главарь нами уничтоженной банды. Количество бандитов в банде после нашего сегодняшнего боя оказалось тридцать человек. Тоже не плохо. Семь мы сегодня уже уделали. Допрашиваемый оказался командиром десятка. В принципе мелкая сошка, но тоже полезной информации выдал в достатке. Теперь мы знали де у них выставлены часовые, что у них есть один секрет из двух человек, его выставляют на ночь. У них тоже есть захваченные рабы и им тоже привозили недавно оружие, которое сейчас находиться в арсенале банды. Дислоцируются они тоже в подобном лагере, это было не большое селение в десять домов. Жителей, часть постреляли, часть забрали в рабство. Оружия сейчас у них полно. И они хотят продать рабов и расширить свою банду. Вот и пришло время уничтожить еще одну банду, оружие пойдет на вооружение стройбата. А
людей, которых они держат в рабстве, необходимо спасти и доставить в Бостон. Главного десятника я застрелил сам, нечего лишний груз на Юркину совесть вешать. Юра на багги поехал в лагерь, а я запустил двигатель и тоже перелетел во двор лагеря.
        — Когда я вышел из вертолета, то услышал, как Лена завершала эпопею про наш «героический захват» этого места: «Вот в этом доме его подстрелили, а вот тут на первом этаже, ему вырезали пулю, что зашла спереди, а вырезали сзади со спины. А на следующий день он уже командовал тут людьми и собирался в конвой на две с половиной тысячи километров, через три дня мы и выехали.»
        — Ну как вы тут, успокоились не много?
        — Да ну тебя, как тут успокоишься. Ленка вон такие страсти рассказывает.
        — Поступила информация, что еще одна банда удерживает рабов, приблизительно такое же поселение, но домов не много побольше. Надо срочно вырезать банду и отправлять людей в Нью Бостон.
        — Может и мы с вами.
        — Нет, ребята, вы технари, вас нужно охранять и беречь. Нет я вас с собой не возьму, да и подготовка тут нужна даже не пехотная. А специальная.
        — А ты-то где специальной подготовки нахватался?
        — Э, да вы чего? Рязанское училище ВДВ, и спец подготовка пограничника, это вам не халям-балям.
        — Ну если это.  — Все засмеялись, вроде бы отпустило ребят.
        — Вы пока тут посидите еще, а я схожу за последним багги. Юра ты на охране.
        — Есть.  — Юра пошел на крышу, где раньше стоял пулемет. А я собрался переходить портал, как меня за руку схватила Лена.
        — Я с тобой, прикрою.  — А что тут скажешь, все правильно, там тоже прикрытие необходимо. Перешли к багги. Я завел его, Лена уже привычно устроилась у пулемета, передернула затвор и повела из стороны в сторону приноравливаясь к нему. Поехали, проехали не больше ста пятидесяти метров и выехали к остаткам бандита. Ленку вырвало, на что уже вроде привыкла, к трупам, но тут уж не выдержала. Меня, если честно говорить, тоже воротило еще как, но удержался. Забрал его автомат, тоже АК. По карманам прошел собрал не много денег снял чудом уцелевшие часы, которые продают в этом Мире. Они уже рассчитаны на тридцать часов. АйДи у него не оказалось. АйДи был лишь у старшего. Сфотографировал последнего бандита, и мы поехали обратно.
        — Лена, ты как хочешь, через портал, или проедем прокатимся?
        — Давай прокатимся, что-то меня мутит, когда вспоминаю остатки этого, последнего.
        — Не переживай, Лена, во-первых, привыкнешь, а во-вторых в этом ничего позорного нет, знаешь, как меня выворачивало, когда я первого своего душмана укокошил?
        — Ты еще молодцом держишься.
        — Ага, я знаю, это ты меня успокаиваешь, но все равно спасибо.  — За пол часа спокойной езды мы подъехали к лагерю. Я даже получил удовольствие от езды на этом драндулете. Заехав во двор, мы выгрузили трофеи в кузов. Ко мне подошел Слава:
        — Влад, ты сфотографировал этого последнего, в которого стрелял с вертолета?
        — Да.
        — Покажи?
        — Слава, ты уверен, что этого хочешь?
        — Да.
        — Ладно, смотри.  — Слава сначала побелел, потом позеленел, потом захотел вырвать, но сдержался. Люда посмотрела на него и подходить не стала.
        — Да, я знал, что это мясорубка, но не верил ребятам. Ты мне скажи, тебе подходит минимальная очередь в десять патронов?
        — Более чем, тут не приходиться громить длинную колонну противника. Тут приходиться работать ювелирно.  — Хохот Славы оглушил всех, он смеялся до слез, до окончания воздуха в легких. Когда он успокоился, к нам подошли все, а Люда спросила меня, потому, что Слава еще не был способен разговаривать.
        — Чего такого смешного ты ему сказал?
        — Люда, он меня спросил подходит ли мне такая фиксированная очередь в десять патронов, ну на вертухе. Я ему и ответил, что очень устраивает, потому, что больших колонн противника здесь практически не бывает и тут нужно работать ювелирно, а он перед этим посмотрел фотографию моего попадания по убегающему бандиту. Вот и все.
        — Ладно, показывай и мне.
        — Люда, там все очень плохо.
        — Показывай.  — Я показал, сначала она побелела, но выдержала и не сблевала. Потом она посмотрела на меня, снова на фото, и обдумав все сказанное ее глаза, наконец вылезли из орбит, и она тоже минут на пять выпала из жизни, смеялась, как бы еще не заразительнее, чем Слава. Потом все успокоились. Товарищи, как вы понимаете мы не можем оставлять в этом лагере трофеи. Поэтому надо их перегнать, мы с Юрой пока этим займемся, а вам снова нужно будет подождать. Лена, теперь ты на охране. Мы быстро.
        — Хорошо,  — как-то легко согласилась она. Мы с Юрой сели в машины, осталась еще одна багги.
        — Слава, может ты с нами?
        — Давай,  — он сел за руль последней машины. Лена, будь очень внимательной. Если что, садитесь в вертолет и отлетайте отсюда.  — Люда и Лена одновременно кивнули головой.
        Перегнали мы транспорт быстро. Минут двадцать на все хватило. Все теперь можем и домой.
        — На сегодня мы закончили тут все дела, и можем возвращаться, что скажите, или хотите полетать еще?  — Марк Львович посмотрел на всех, мне показалось, что человек уже очень устал за день.
        — Не знаю, как вы, но я бы еще полетал и посмотрел на этот Мир.  — Все, вздохнули с облегчением.
        — Мне тоже почему-то хочется прокатиться.  — это Люда.
        — Тогда полетели.  — мы сделали кружок на два с половиной часа, я объяснил, что нам нет необходимости возвращаться в ту же точку, с которой мы начинали поэтому сделали полет в одну сторону, чтобы захватить побольше площадь. Когда мы только собирались садиться в вертолет, я спросил у Люды.
        — Хочешь по летать?
        — Ага, очень.  — затрясла она головой.
        — Слава, садись вперед, я назад пойду. Только оружие с собой бери, не забывай его нигде.
        — Теперь точно не буду забывать, после сегодняшнего.
        — Ребята не беспокойтесь, я никому не расскажу.  — Все снова рассмеялись. По глазам Люды было видно, что человек счастлив снова подняться в небо.
        — Люда, ты можешь выбрать себе цель и с имитировать атаку, попробуй, это полезно, думаю, что еще не раз придется этим заниматься.
        — Она не ответила мне, просто через несколько минут, она одела шлем, включила тумблер активации пулемета и спикировала на цель, все произошло неожиданно и ощущение было как на «Русских горках». Класс, незабываемое ощущение. Она запела от счастья. Снова выбрала цель и еще раз спикировала. После этого выключила пулемет, сняла шлем и передала его Славе. Он его тоже одел, щелкнул тумблером. И тоже взял управление на себя. В стороне от дороги, стояло несколько сгоревших корпусов машин. Он прошел над ними так, что мы все их хорошо рассмотрели, и людей рядом тоже не было. Потом он сделал отлично исполненный боевой разворот и спикировал на эту мишень. Раздались две, одна за другой очереди по десять патронов. Когда мы снова прошли над машинами, то все увидели, что на машинах появились новые пробоины, очень кучно положенные в середину того, что раньше было кабинами. На этом решили заканчивать наш первый боевой вылет в Новый Мир.
        Слава передал управление Людмиле.
        — Тебе надо садиться вперед?  — Спросила меня Людмила.
        — Нет я отсюда управлюсь. Как будешь готова, скажи и мы окажемся рядом с ангаром на высоте семидесяти метров.
        — Готова.  — Раз… и мы уже висим рядом с ангаром. Люда аккуратно посадила машину рядом с ангаром, заглушила двигатель, мы дождались пока остановятся лопасти и вышли наружу. Люда подошла ко мне и поцеловала меня в щеку.
        — Спасибо тебе, ты перевернул во мне, ну… даже не знаю, как и сказать. В общем вернул мне то, что я уже думала, что потеряла.
        — На здоровье.
        — Спасибо, что вывез нас. Хорошо полетали. Я бы еще как-нибудь с удовольствием полетал бы.
        — Нет проблем, полетаем.
        — Молодой человек, я тоже очень доволен прогулкой, какие будут распоряжения по дальнейшей моей работе?
        — Марк Львович, вы посмотрите, что тут уже готово на вывоз и будем начинать завозить на ту сторону, я думаю, что вам необходимо сделать эскиз, аэродрома и привязать его к ориентирам. Создадим команду для работы и охраны на той стороне. Учтите, что сутки на той стороне тридцать часов.
        — Так и сделаю, завтра наброски будут готовы. Создавайте отряды строителей и охраны и вперед.
        — Станислав Иванович, у вас есть повара готовые переходить на ту сторону, надо сколачивать отряды.
        Сержант, подойдите сюда.
        — Сержант Речкин прибыл по вашему приказанию.
        — Сержант, нужно собрать всю роту через полчаса, это возможно?
        — Так точно, через полчаса все будут здесь.
        — Речкин, ты и караул тоже сюда сними. За полчаса ничего не измениться.
        — Слушаюсь.  — Пока собирались бойцы, мы делились впечатлениями от сегодняшнего дня.
        — Влад, меня впечатлило как ты разобрался с бандитами на пикапе. Да и боковых ты уделал быстро, как-то. Хорошо получилось. Они по нам и пострелять не успели толком.
        — Если бы успели больше, могли бы быть потери, а это недопустимо. Мне сейчас нужно создать охранный отряд, чтобы люди могли работать нормально и не бояться, что их подстрелят. А полетали сегодня просто отлично. Машина, просто огонь, надо будет установить тепловизор на нее. Я забыл сразу сказать. У вас как, есть в наличии, или мне искать?
        — Найдем, пока это не проблема. А ты что ночью хочешь охотиться?
        — Нет ночью нужно выбивать банды.
        — Ясно. Сделаем.
        — Влад, я хотела бы поучаствовать в вылетах по уничтожению банд.  — вдруг ошарашила меня Люда.
        — Люда, ты уже убедилась, это довольно опасно. Одно дело я, в случае если подобьют машину, то я через портал посажу ее где-нибудь у нас. А ты пропадешь, даже если сядешь, или попадешь в плен, а я этого не пожелал бы и врагу. Или придется схлестнуться с хищниками, поверь, быть съеденным заживо — это еще хуже.
        — Все равно имей это ввиду.
        — Может чуть потом. По бандам мы будем работать ночью с глушителями и ножами. Это тоже не для тебя. Так что пока не готов тебя эксплуатировать в этом качестве, на вылеты по строительству или охоту, дело другое, хотя тоже опасное. Но все же не так.  — Пока мы общались, возле нас собрались бойцы.
        — Ну что, товарищи военные строители, подошел следующий этап строительства будущего. На днях мне уже нужен будет отряд, а точнее два отряда, один строительный, а второй охранный. При чем охранный не просто название, это должен быть отряд способный защитить всех, кто туда пойдет. Скажу сразу, попадаются там и бандиты, это могут быть группы до десяти человек на двух-четырех машинах с пулеметами. Например, сегодня, когда мы в поле выбирали место под строительство аэродрома, на нас было совершено нападение семи бандитов при трех пулеметах и трех машинах. Нападение мы отбили, бандитов уничтожили. Но это просто было везение ну и кое какие трюки. Поэтому все обошлось. Отряд, который будет заниматься охранением, должен состоять из людей, умеющих стрелять. Спать на посту как это делали тут, уже не получится, уснул можешь не проснуться, не проснуться и твои товарищи, которых ты взялся охранять, а точнее оборонять. Понимаете, какую ответственность вы в этом случае берете на себя? На вас будет ответственность за жизни ваших товарищей. Я не смогу сделать скользящий график дежурств, так как не все умеют хорошо
стрелять. Поэтому это уже будет отряд на профессиональной основе, на будущее тоже. В этот отряд нужно шестнадцать человек шестнадцатый это зам комвзвода. Он будет командиром группы охраны. В ночное время дежурить будут шесть человек. Два поста по одному человеку на крыше зданий. У пулеметов. Три смены по два человека. Весь рабочий день на поле в саване будут охранять восемь человек. Думаю, что на двух пикапах и двух багги, которые мы сегодня взяли трофеями. Все машины с пулеметами, но у каждого, повторяю у каждого строителя и охранника должен быть автомат при себе, даже в гальюне. Когда идете спать, он должен быть у вас возле спального места. Все ли меня понимают?  — С разных сторон донеслись возгласы согласия.
        — Тогда я объявляю о том, что набираю на ту сторону людей в количестве сорока шести человек, плюс минус. Те, кто пойдут туда это те, у кого нет родственников тут, на Земле. Или те, кто не хочет возвращаться домой. Назад хода уже не будет. С остальными, мы поговорим, когда нужно будет уходить туда окончательно. Сегодня, мы осмотрели места, которые нам полностью подходят одно место под строительство аэродрома, и в десяти километрах от него у реки, шириной в метров двести, будем закладывать город, и не далеко от него будем делать водохранилище и дамбу гидроэлектростанции. Планы эти не на один год, как вы понимаете. Так что будем строить себе счастливую жизнь. Предупреждаю, в сутках там тридцать часов, рабочий день будет минимум десять часов. Работать придется тяжело, но уже пойдет другая зарплата. При строительстве города, всем желающим будут строиться дома или квартиры. Стоимость будет обсуждаться, потому что не знаю из каких материалов будем строить и сколько это будем стоить, одно скажу дешевле на много, чем покупать и везти самим. Я перекину сам, купленные материалы. Вы уже знаете, что я странно
перемещаю предметы, транспорт, один раз продемонстрирую для всех, ангар все видят, тогда все смотрите на меня и на ангар. Подойди ко мне боец. Готов? Хорошо, идешь за мной.  — Я открыл портал, и мы перешли к ангару.
        — Помаши им рукой, боец. Вот хорошо, теперь идем обратно.  — снова мы перешли обратно. По строю солдат пронесся гул, где-то восторженный, где-то удивленный.
        — Как вы увидели сейчас, я вас не обманывал. Так что на завтра зам комвзвода и список желающих мне в руки. Рабочие специальности, которые мне сейчас потребуются на той стороне:
        — Бульдозерист — два человека,
        — Водители грейдеров — два человека,
        — Крановщики — два человека,
        — Водители трейлеров — четыре человека,
        — Разнорабочих десять человек.
        — Марк Львович, у вас есть какие-нибудь пожелания по специальностям, на данный момент?
        — Завтра я вам точнее скажу, но пока вроде все разумно.
        — Хорошо. Тогда до завтра. Речкин.
        — Я товарищ старший лейтенант.
        — Никто не видел пришли машины с едой и грузами?
        — Так точно, четыре машины разгрузились на продскладе, командир.
        — Хорошо, завтра всем получить фляги для воды и постоянно носить с собой.
        — О, вот это вы нам подарок сделали, а то жарко пить очень часто хочется, а бегать далеко.
        — Товарищ подполковник, поварам, которые пойдут на ту сторону, выдайте тоже фляги. Лишними не будут. Привезенное на грузовиках, необходимо перебрать и треть отправим туда. Что будет еще нужно, докупим. Вопросы, бойцы? Что нет вопросов? Ладно, тогда можете разойтись и обдумать до завтра мое предложение.
        — Разойдись, желающие подходить ко мне будем список составлять — послышалась команда сержанта. Все, дело закрутилось.
        — Слава, ты знаешь, похоже нам сегодня спать не придется, машину обслужить сейчас смогут?
        — Конечно проветрят и все, что она там пролетела, а зачем?
        — Если сейчас сможете поставить ночное видение и тепловизор, то сегодня надо вылетать и кончать с бандой, пока они не всполошились из-за пропажи своего отряда. Я тогда попрошу у тебя Людмилу в качестве пилота.
        — Точно поставим, я лечу.  — это Людмила свою готовность выразила.
        — Люда, ты бы хоть пококетничала, мужа поспрошала, покобенилась бы, а то сразу лечу.
        — Слава, ты как на это смотришь?
        — В бой пойдет?
        — Нет, полетим на вертолете, найдем лагерь. Она нас высадит не далеко, и мы тихо и мирно возьмем их тепленькими под утро. Юра, ты сегодня домой не попадешь.
        — Я уже готов.
        — Вот и хорошо, чем я смогу помочь?  — Спросил я Славу.
        — Да ничем вы не поможете. Я вам кубрик выделю, идите на кухню, чего-нибудь поешьте и спать, подъем через четыре часа. Подходит? Вам же всю ночь куковать. Вооружение — это брать будете?
        — Нет, возьмем все тихое ВСС и ВАЛ, ну и АПБ.
        — Хорошо живете.
        — Что прапора с нохчами подарили, тем и пользуемся.
        — Что, тоже трофей?
        — Почти. Мы на той стороне и переоденемся и переснарядимся. Все, пошли мы тогда кушать и спать. Если сегодня эту банду уберем, то нашим ребятам на много легче жить будет. Людмила, ты бы тоже поспала.
        — Сейчас помогу Славе и к вам приду.  — мы отчалили на кухню, а потом сразу улеглись спать не раздеваясь, только обувь сняли. Как в карауле. Молодость вспомнил. Подняли нас, как и обещали через четыре часа. Мы сразу в ангар отправились. Вертолет уже был подготовлен, заправлен, на нем уже были установлены приборы ночного видения и тепловизор. Тут уже находился и Слава, или он еще не уходил.
        — Слава, ты что еще не уходил?
        — Не-а. Некогда было, вы улетите, тогда и отдыхать пойду.
        — Ладно тогда мы полетели, где Людмила?
        — Уже идет.  — Людмила подошла, поцеловала мужа и заняла пилотское кресло. Я занял место рядом. Лена и Юра забрались назад.
        — Люда, после того, как ты нас высадишь, тебе надо будет отлететь в сторону километров на пять. Сесть и слушать нас. Если у нас что-то не так пойдет или сорвется, то мы тебя вызовем, но в саванне могут быть хищники, может тебе в помощь бойца с автоматом посадить?
        — А сколько мне просидеть придется?
        — Минимум часов шесть.
        — Ага, а в туалет я как при нем схожу?
        — Тоже верно, тебе ни в коем случае нельзя выходить из вертушки. Запомни, ночью вышла в саванну, ты труп, очень тебя прошу, или откажись сразу.
        — Ни за что! Буду сидеть в вертолете. Тогда ладно. Автомат на земле не выпускай из рук, патрон в патроннике и на предохранитель, мы тебе еще двойной б/к оставим. Все, теперь полетели. Слава, пока.
        — Ни пуха, ни пера!
        — К черту.  — Мы улетели. Через минуту мы уже спускались около нашего тайника. Переоделись снова, как и в первое уничтожение лагеря в лешаки. Взяли с собой тихое оружие. Лена с нами тоже пошла, захватила с собой на этот раз хирургию и лекарства, а я пополнил аптечку. Но в этот раз не должно быть проколов. Поиски можно было начинать только с наступлением ночи. Поэтому мы переместились в наш лагерь. И провели там ревизию продуктов. На кухне, где мне делали операцию, размещалась холодильная камера. Вот только она давно не использовалась, хотя тоже была вымыта и дверь в нее была открыта. Похоже необходимо закупить солнечные панели и аккумуляторы, для питания устройств, которые должны работать круглые сутки. Мы прошлись по всем помещениям и уже распределили какая группа людей где должна проживать. Нашли место где можно организовать душевые. Но сорок шесть человек места вполне хватит. Можно разместить еще столько же, но вот для остальных, места уже будет маловато. На первое время, придется палатками обходиться. Пока проводили осмотр и попили чайку из прихваченных продуктов с той стороны, начало
смеркаться. Мы стали собираться. Я заметил, что Людмилу потряхивает. Это тоже нормально, у нее это первая боевая операция, хоть я и не планирую ее в бой бросать, но предбоевой мандраж, это и у бывалых воинов в порядке вещей. Адреналин, куда его денешь.
        — Люда, смотри, как символично получается, вторая боевая операция с участием авиатехники и в обоих ты участвуешь.
        — Ага, если б еще не трясло так.
        — Ха, да меня тоже потряхивает, так у меня выходов столько, что сложно уже вспомнить.  — Соврал я ей, выходов на боевые операции на границе, у меня не так уж и много. Просто успокоить ее хотел, надо будет потом покаяться. Мы, все трое участников непосредственной зачистки банды, поставили на наше оружие тепловизоры, прицеливаться очень неудобно, или скорее можно сказать непривычно. Когда мы заняли места в вертолете, то Люда уже пришла в себя. Возможно на нее так влияет уверенность, которая к ней приходит, когда она садиться в кресло пилота и прикасается к рукояткам управления полетом. Это очень хорошо, такая резкая перемена настроения, говорит о том, что перед нами профессионал. Мы поднялись на высоту пятьсот метров и направились в нужную нам сторону, до месторасположения бандитов было около ста километров, я не стал сжигать горючку для того, чтобы преодолеть это расстояние, да и ресурс надо беречь.
        — Людмила, переходи на самый тихий режим полета. Сейчас мы выйдем в нужном нам квадрате.  — Я открыл переход, и мы оказались в холмистой местности, это по-прежнему была саванна. Теперь я включил тепловизор, который недавно установил нам Слава. Мы пролетали над саванной, а я шарил вокруг прибором, попадались дикие животные, но лагеря мы пока не обнаружили. Крупных хищников в округе не наблюдалось и это было очень хорошо, потому, что нам почти на всю ночь придется оставлять Людмилу в саванне одну. Наконец, на экране что-то промелькнуло.
        — Люда, походим в этом направлении пять километров разворачиваемся и идем назад, но возьмешь на десять градусов правее.
        — Есть правее десять градусов.
        — Молодец, девочка, ты настоящий боевой пилот.  — Я буквально припал к экрану и внимательно следил за отметками.
        — Есть, есть я их нашел. Рядом с теми холмами. Хорошо спрятались. Все, я хорошо рассмотрел в ночник точки высадки. Летим и не куда не сворачиваем. Пять километров. Как раз радиостанции будут доставать. Все, вот тут сажай машину. Хищников в округе не наблюдается, но тебе выходить категорически запрещено. Если надо выходи сейчас, мы прикроем, а потом, до утра ни-ни.
        — Хорошо, Лена, давай выйдем.
        — Мы тоже, но отойдем на несколько метров.  — Мы с Юрой тоже справили малую нужду, потом этого сделать будет нельзя, по многим причинам, одна из них это запах, ночью это равносильно смерти, ты как будто кричишь на всю округу: «эй, звери я тут, идите ко мне». Все, все готовы. Проверяем рации, у Люды всю ночь рация будет на приеме.
        — Мы пошли. Юра, сначала ты, Лена на месте, я вернусь и заберу тебя.  — Создаю портал, и мы с Юрой выходим на холме. Вид отсюда замечательный.  — Юра, ты держишь это направление и вон того часового. Да, правильно, его. Начинать будем в четыре часа. Я возьму сейчас Лену и посажу ее на тот холм, прямо напротив тебя. Потом схожу проверю секрет, должны уже выставить, снимать я их буду в три пятьдесят и к четырем уже буду на позиции, часовых будем снимать одновременно.
        — Договорились.  — Я снова вышел из портала возле Лены, и забрав ее, создал портал и вышел на другом холме. Мы залегли, и я стал объяснять ей расположение целей.
        — Вот это направление и контролируй, и смотри вокруг, на счет змей. Я сейчас схожу посмотрю на секрет у дороги и вернусь.  — Секрет нес службу просто сверх бдительно, не успели они занять позицию и отпустить разводящего с одним бойцом, как над окопчиком уже появился дымок, а через несколько минут оба уже находились в нирване. И как только их еще не съели. Ладно, уже не успеют съесть. Пошел я обратно на холмик, под бочок к Ленке. Настроение было, абсолютно не боевое, а какое-то беззаботное, и желание нашкодить было. Ладно, шкодить будем утром. До утра пролежали нормально, никто не побеспокоил. Ровно в три пятьдесят, как и обещал я снял обоих часовых в секрете. Эта смена тоже не отличалась прилежностью и просто спала, они уже час как заступили на пост. Подошел к ним и сделал контроль, вот теперь пора возвращаться. Без двух минут, мы с Аленкой уже выцеливали «нашего часового». Четыре часа ровно, оба часовых, как по команде вздрогнули, но так и не проснулись. Я только страховал Лену. Теперь время для нас сжалось в мгновения и эти мгновения полетели. Осторожно приоткрываем ворота и просачиваемся на
территорию лагеря. Первым зачищаем дом, в котором ночует начальство. Их тут четверо, разбираться сейчас некогда, кто есть, кто. Глушим всех четверых. Связываем их и разносим по разным комнатам, кляпы в рот и привязываем к кроватям. Восьмерых сделали, остались двадцать два бандита, в караульном помещении, да-да, есть у них тут такое, наверное, оно тут осталось от прежних хозяев. Тут у нас разводящий и еще восемь бандитов, ни о какой бодрствующей смене тут, наверное, и не слышали. Тихонько подхожу к окну и из АПБ снимаю разводящего. Дверь в помещение закрыта изнутри, поэтому Юра подсаживает меня, и я захожу в караульное помещение через окно. Открываю дверь Юре, он меня страхует. Теперь перехожу на работу ножом. Восемь бандитов шума не подняли, я сработал тихо. Переходим к основной казарме, там должно остаться всего тринадцать человек. Дверь в казарму, слава богу не заперта. Заходим с Юрой и осматриваем первый этаж. Никого. Значит спальные помещения наверху. Вспоминаю прошлый для меня не очень удачный бой. Подсознательно потер левое плечо. Юра замечает мое движение и показывает мне, что пойдет вперед.
Отрицательно качаю головой в ответ. Это необходимо сделать мне. Хотя бы для того, чтобы это противное чувство больше ко мне не возвращалось. Пошел вперед. Первая дверь, здесь спит четыре человека, койки стоят у стен, по две у каждой. Показываю Юрке, на правую сторону, и он уходит к ним, а я занимаюсь левой. Готово, переходим дальше. Открываем следующую дверь тут тоже четверо. Работаем по прежней схеме и идем дальше. Здесь спять три бандита. Ничего сложного, даже уже, как-то привычно становиться работать мясником. Подходим к последней двери. И тут один в один повторяется картина из прошлого нападения. Не успели мы открыть дверь как она сама открылась и из нее вышел бандит, на ходу застегивая пояс на брюках. Я уже готов к такому повороту событий и без размаха вонзаю нож ему в сердце, по самую рукоять. Он вздрагивает и начинает заваливаться на спину. Юра помогает мне перехватить его в падении, и мы аккуратно укладываем его на пол. В комнате спит последний оставшийся бандит. Он так и не проснулся. Все, дело сделано, обходим все дома. Два дома закрыты на замки. В остальных никого нет, зато я нахожу большие
запасы продуктов. Арсенал, или оружейка банды оказалась на первом этаже в доме, где мы взяли главарей с их шестерками. Команду Лене я уже отдал, и она в лагере, сейчас она обеспечивает нам охрану. Заняла пост на крыше одного из зданий. А мы занялись самым неприятным делом — допросом пленных. Экспресс допрос — это не очень чистое дело и к простой беседе относиться мало. Информации мы из них вытрясли еще на одну подобную операцию. Кроме места дислокации еще одной крупной банды, мы узнали еще про одну, тоже на сорок три бандита. Блин! Они тут что, как грибы плодятся? Если мы уничтожим еще хотя бы эти две банды, то в округе сразу станет легче дышать. Неужели Корпорация сама не могла провести подобные операции, или это тут никому не надо? Больше бандитизма, удобнее прокручивать свои грязные делишки? Мешать нормально жить другим людям, больше на вооружение тратиться будут. А на оружии, как мы знаем, такие деньги делаются, что мама не горюй. Пожалуй, можно вызывать Людмилу.
        — Стрекоза, как слышишь меня?
        — Стрекоза на связи, слышу тебя нормально, Жук.
        — Можешь поднимать птичку и садиться прямо во двор.
        — Поняла тебя, выполняю.  — Я вышел во двор и стал слушать, звук вертолета, нужно же мне знать, как будет меня слышать враг. Услышал я его метров за пятьсот, не больше. Высота была примерно двести метров, ну что же, не плохо. С пятисот метров высоты, его и слышно не будет, не даром модель МД-600Н, самая тихая среди вертолетов, у нее нет заднего рулевого пропеллера, который и тряску добавляет, и шумит дополнительно. Это не тот вертолет, что мне первоначально показывал Станислав, первый я увидел МД 530Ф, а это последняя модификация пятисотки, можно сказать, что эволюционная модель, появившаяся из пятисотки. Вот такого хищника подогнал мне подполковник.

        Как по мне так очень красивый аппарат. Теперь представьте себе, у него два пилона с НУРСами и четырех ствольный крупнокалиберный пулемет в поворачивающейся подфюзеляжной гондоле. Пока я размышлял о том, как тихо я смогу подкрадываться к противнику на вертолете, Людмила уже заходила на посадку. Она абсолютно точно по центру двора посадила машину. Прямо снайпер какой-то. Молодец Люда, точно посадила.
        — Можешь теперь отдыхать.
        — Я хочу увидеть в чем я участвовала.
        — А ты уверена, что нормально это перенесешь?
        — Да. Я все хочу увидеть своими глазами, кое-что я уже вижу.
        — Что именно?
        — А ты посмотри на свою одежду. Да, видок еще тот. На моем маск-костюме было множество пятен, крови. Что тут сказать, работа такая.
        — Ну пойдем, Юра, присмотри тут. Мы не долго.  — Прошлись мы с Людой по второму этажу казармы, ее конечно мутило, но она держалась, похоже, что она уже проходила где-то «школу жизни».
        — Где ты уже успела побывать?
        — А что, сильно видно?
        — Да, другая бы на твоем месте уже два раза наизнанку вывернулась, а ты держишься.
        — Чечня.
        — Ясно.
        — А почему их так мало?
        — Здесь тринадцать, четверо на постах, четверо в доме напротив, это местные главари, и девять в караулке.
        — И что ты их всех сам? … Нет, Юра на втором этаже тоже работал. Не поверишь, как и в прошлый раз из последней комнаты вывалился один, когда мы подошли к двери, но теперь я был уже готов, одного раза мне хватило.
        — Это тот, что у дальней двери валялся?
        — Ага.
        — Ладно, пошли отсюда, а то и правда, как-то гадко тут.  — Мы вышли на улицу.
        — Что теперь будешь делать?
        — Да как обычно, освобождать рабов, приводить в порядок помещения, это освобожденные сделают. Сфотографировать бандитов.
        — А для чего ты их фотографируешь?
        — Для отчета, нам за них потом премию выдадут, по тысяче кредитов.
        — Это много?
        — Месяц можно нормально жить, и останется еще не много.  — Прилично.
        — А Лена как?
        — Нормально, сегодня сама одного часового сняла?
        — Ножом?
        — Ты что, нет конечно. Я бы этого никогда не допустил, со ста метров через тепловизор, а я страховал. Молодец девчонка. Нет в ней лишней кровожадности. Только из необходимости выживать.
        — Теперь у нас сведения еще на две такие же банды, и в ближайшее время нужно их ликвидировать. Представляешь в этом районе бандитов уже около полутора сотен есть. Как же тут жить нормальным людям.
        — В следующий раз ты меня берешь с собой.
        — Может не надо, Люда?
        — Я видела, на что способны бандиты, и хочу сделать все от меня зависящее, чтобы это не повторилось.
        — Я понял тебя, Люда. Когда полетим, обязательно скажу, боюсь только, что Слава тебя не отпустит.
        — Отпустит, он все знает. Да и сам он там побывал. Так что…
        — Пошли людей освобождать, ты автомат спереди повесь, чтобы в любой момент воспользоваться смогла.
        — Так это же невольники?
        — Это не может нас застраховать от случайностей, мало ли как на психику повлияло у них. Могут принять нас за бандитов, а потом попробуй объясни, тут люди разных национальностей и языки могут не понимать, на которых мы можем общаться. Пойдем.  — Ключи мы нашли в караулке. В первом запертом доме, содержали одиннадцать женщин, некоторые совсем молоденькие. Они вышли из дома, прижимаясь друг к дружке.
        — Кто говорит на русском языке?  — Тишина.
        — Who can speak English?  — О, наконец-то, поднялось три руки. Теперь уже полегче пойдет.
        — Мы русские освободили вас и доставим в Нью Бостон. Пока подышите свежим воздухом, а мы освободим мужчин. Может кто-то из вас знает, среди них нет бандитов или насильников, чтобы мы случайно не освободили бандита? Нет, ну и хорошо. Пойдем выпустим остальных.  — Во втором доме были заперты двадцать один мужчина, когда мы их выпустили, то две женщины бросились в сторону мужчин, в свою очередь из компании мужиков тоже двое бросились им на встречу. Понятно, семейные пары. Началась рутина, в здании где были главари, мы нашли большое количество карточек АйДи. Поэтому, мы называли имена и фамилии и если такой откликался, то отдавали ему его АйДи. Затем нашли людей, которые тут содержались в качестве поваров. И попросили продолжать заниматься тем же, только подобрать себе помощников. Народ потихоньку приводил себя в порядок. А мы осмотрели территорию и автопарк бандитов. Не плохой скажем автопарк. Даже подобие местного изготовления броневика нашли. Это чудо местной инженерной мысли, было очень похоже на наш БА-64, времен Великой Отечественной. На базе джипа, был собран легко бронированный кузов, с
толщиной брони семь миллиметров, на крыше которого была шестиугольная башенка, из которой торчал вполне себе такой серьезный пулемет калибра 12,7 миллиметра. Экипаж машины был три человека. Командир, он же радист, водитель и стрелок. Для местных условий не плохо. Будет охранять наших парней из стройбата. Четыре грузовика, два уже знакомых нам военных двух мостовых, высокой проходимости, таких же, на каких к прошлой банде прибыло оружие. Они что, под копирку работают? Впрочем, почему бы и нет, решили снабдить банды оружием, снарядили четыре или больше одинаковых конвоя и отправили по разным маршрутам. Вот уже два мы перехватили. Оружия действительно оказалось в точности столько же, как и в прошлом конвое. Два грузовика у бандитов были очень добротные, типа наших Уралов. Хорошо оборудованные кабины с кондиционерами, тентованные кузова на тридцать сидячих мест. И достаточно новые, наверное, отбили у кого-то. И в завершении всего два багги, точно таких же как достались вчера нам и два пикапа с турелью в кузове и джип. Богатый улов сегодня попался, оружия нам уже через край. Мы уже на две роты набрали. Но
как говориться: «запас карман не тянет» «лишний…» да… это не оттуда. Среди освобожденных ни одного, кто говорил или хотя бы понимал русский язык. Объявил, что через день поедем и доставим их в Нью Бостон, но меня попросили туда их не везти, по скольку они оттуда и направлялись в сторону Испанского Союза. Оказывается, тут и такой есть. Союз, оказывается потому, что местная Испания тут разделилась. Наконец-то баски, получили тут самостоятельность и другие касты тоже поселились отдельно. Но территория все равно называется Испанским Союзом. Я построил всех и сфотографировал их на свой телефон, для отчета. Пришлось взять несколько интервью. Бывшие рабы рассказали на камеру историю своего пленения и то, что освободили их Руссийцы в нашем лице. Вместе с трофеями, нам досталось изрядное количество денег и АйДи бандитов. У главарей мы вытрясли информацию о еще двух тайниках. Похоже, что охотиться за головами, тут гораздо выгоднее чем работать в каком-нибудь гараже. Во всяком случае нам нужны деньги для строительства. У нас пока их не так уж много. Долго грузили оружие и боеприпасы. В две машины не влезло
пришлось все оружие, как и в прошлый раз сложить в одну машину, и подготовить его на продажу, только все пистолеты, мы оставили себе, для вооружения будущего населения, нашего населения. Перегнали трофеи с русским оружием в тайник и пригнали сюда наш БТР, чтобы выехать в Испанский Союз уже завтра. Юру я оставил в лагере наводить порядок и следить за дисциплиной, а мы с Людой и Леной полетели назад в наш Мир возвращать вертушку и Людмилу. Когда мы прибыли в наш Мир, было раннее утро. Солдатики, только вышли на утреннюю зарядку, как только вертолет сел около ангара, и мы вылезли из кабины, в полной боевой, Люда кстати тоже. Я все также был в лешем и не успел переодеться. Ко мне сразу подошли два сержанта, один старший, кто оставался тут и второй зам комвзвода, что должен был идти с нами на ту сторону.
        — Товарищ старший лейтенант…
        — Ребята, давайте коротко и сжато. Всю ночь не спали и поспать уже не получиться.  — Сержанты посмотрели на мое одеяние и вооружение.
        — Охота?
        — Нет, ребята, зачищали банду, создавали вам благоприятные условия для будущей работы.
        — Много их было.
        — Тридцать. Ни один не ушел.
        — А что там дела жена подполковника?
        — Она боевой пилот, забрасывала нас на точку высадки, а потом патрулировала и забирала нас после операции.  — Решил я добавить немного героического в профиль нашей Людмилы. Она все это слышала и отвернулась, чтобы бойцы не увидели ее ехидную улыбку.
        — Тогда коротко: список людей уже согласован, есть желающие еще, сержант Лиховецкий пойдет туда старшим. Вкратце все.
        — Отлично, меня не будет пару дней, мы освободили там более тридцати человек из рабства, так что нам придется проводить конвой на их земли.
        — Так это, может кого в помощь нужно?
        — Нет, сержант, спасибо, но у вас пока нет тамошнего документа, АйДи нету. Загребут, это если никуда не выезжать, там, где вы начнете работать, то не важно, а потом я вам тоже документ сделаю, но все равно, спасибо за желание помочь. О вот и товарищ подполковник идут. Так что ждите, хлопцы, я скоро буду.
        — Ясно тащ командир, бум ждать.
        — Ну привет, как повоевали?
        — Это твоя жена тебе расскажет, а мы пойдем, у нас сегодня дел по горло, а завтра конвой поведем. Надо людей доставить до безопасного места.
        — Много освободили?
        — Тридцать два человека, одиннадцать женщин и двадцать один мужчина.
        — Да, не мало, но за то вы им руки-то по-окоротили.
        — Что есть, то есть.
        — Как Людмила?
        — Отлично себя проявила, все как по нотам сыграла. Молодец у тебя жена.
        — Знаю, что молодец,  — улыбаясь и, глядя на свою жену проговорил, как промурлыкал Станислав.
        — Ну что, мы погнали, времени нет. У Люды пусть автомат остается, это ее теперь.
        — Хм, ну ладно, ее так ее. Счастливо вам, меж-мировые скитальцы.  — мы перешли к тайнику. Переоделись, взяли вещи Юры. Я взял с собой и бесшумное оружие, и СВДху с калашом, не в руках таскать в конце-то концов. Сели в БТР и… Перешли порталом ко въезду к лагерю. Лена открыла мне ворота, и мы въехали в лагерь. Событий никаких не происходило, поэтому и рассказывать нечего. Этот день был полностью посвящен сборам конвоя. Решили ехать двумя трехосными грузовиками. В один загрузили бочки с горючим, водой, едой и трофеи на продажу. В него посадили двоих в кузов и вооружили их. Этот грузовик пойдет замыкающим. Двадцать пять человек поедут в середине колонны.



        Глава 7

        Утром, в таком составе и выехали. Ехать нам было не так, чтобы и далеко, пятьсот с копеечкой километров. Но теперь дорога пролегала по неизвестной нам территории. Не исключено, что могут попасться бандиты. Ехали не быстро, но и не плелись, как многие конвои, мы шли со скоростью шестьдесят-шестьдесят пять километров. БТР себя чувствовал, как в своей родной стихии. Юра по-прежнему сидел в башне, Лена наблюдала по сторонам с переднего пассажирского кресла, или командирского, тут как посмотреть. В нашу задачу, входило добраться до берега той самой реки к паромной переправе. И переправиться на другой берег, где и начиналась территория Испанского Союза. Один раз попути нашего следования Лена увидела, вдалеке в саванне джип и багги, которые следовали параллельным нам курсом и это было очень плохо. У них наверняка есть связь с остальной бандой. Раз они продолжают нас сопровождать. Сразу всех, местный паром перевезти не сможет, с этой стороны мы тоже не сможем оставить грузовик, а на той стороне не известно, есть банда или нет. Единственный выход — это поймать кого-нибудь из этой банды, но подобраться к
ним, достаточно сложно. Можно конечно использовать мои возможности, но это рискованно. Хотя… можно и попробовать.
        — Юра, надо брать этих долбанных разведчиков. Они не дадут нам нормально переправиться, а на той стороне, они точно засаду устроят, им главное раздробить наш конвой. Тогда у них все шансы отбить у нас одну машину. Я хочу воспользоваться одной моей способностью.
        — Какой?
        — Я могу оставаться невидимым после перехода до минуты. Вот и снять сразу их пока они не видят нас. Затем снова переместиться и снова будет минута. Главное не дать это увидеть нашим «туристам».
        — Есть реальная надежда, что все получиться. Надо попробовать.  — Подумав ответил Юра.
        — Лена, будет за рулем БТРа, а мы с тобой на ходу, перейдём в точку перед ихним джипом. И сразу на поражение. Одного, тот что рядом с водителем, надо для допроса оставить. Ты останешься с ним, а я сразу перемещусь к багги и уберу наездников на нем. Должно получиться, пока Лена будет возглавлять конвой мы уже обернемся. Заодно узнаем обстановку на том берегу.
        — Хороший план, давай попробуем.
        — Берем все тихое?
        — А как с дистанцией?
        — Если с порталами, то думаю, что получиться, если нет, то можем вернуться за СВД.
        — Лучше ее сразу взять, неизвестно, как на уничтожение джипа отреагирует багги.
        — Тоже правда. Ладно, я возьму еще и СВДху. Рассказав Лене наш план, посадил ее за руль и приказал ей двигаться в том же направлении, но чуть с меньшей скоростью, километров тридцать пять-сорок в час.  — Переместились метров на триста перед пикапом, да это был пикап, с пулеметом. Поэтому первым умер пулеметчик. Юра снял водителя, после того, как пикап остановился и, ничего непонимающий пассажир был нами вытащен из машины, я переместился к багги, водитель которого тоже остановился, не понимая, что произошло с машиной начальства, без промедления я сделал по одному выстрелу в каждого из экипажа багги. После чего сам сел на водительское место и доехал до места где Юра уже начал потрошить оставленного нами бандита. Все было именно так, как я и ожидал. Эти бандиты, не решившись напасть на конвой с непонятной им машиной в авангарде, превратились в дозорных, которые должны были на расстоянии следить за нашим конвоем и передавать по рации местонахождение конвоя. Основная банда должна была подтянуться через шесть часов или максимум к вечеру. Дозорные должны были нас притормозить, обстреляв из пулемета с
большого расстояния, чтобы сбить наш темп продвижения к переправе, на той стороне у них тоже есть часть их банды. Которая будет ждать в засаде, если кому-нибудь удасться перебраться на ту сторону. Таким образом мы оказываемся в ловушке. Правда у бандитов нет оружия тяжелее крупнокалиберного пулемета. Но от этого нам тоже не становиться легче. Нам необходимо вызывать вертолет. Получается, что нам сегодня будут противостоять две полноценные банды. Таким образом наш путь немного затягивался по времени, сегодня мы уже точно не сможем добраться до нужного нам города. Юра пристрелил последнего бандита. Конвой надо останавливать, и готовиться к ночевке, но не тут. Это место не подходит для обороны, нужно искать подходящее место. В Пикап и в багги мы посадили людей из освобожденных, там оказалось достаточно тех, кто хорошо умел пользоваться оружием.
        Чтобы не терять время, я оставил Юру командовать конвоем, рассказал ему, как лучше организовать круговую оборону, а сам переместился, прямо в ангар к вертолету, сейчас каждая минута была на вес золота. Я не хотел давать банде успеть добраться до нашего конвоя. Нам нужно было перехватить их по дороге. Поэтому я уже не соблюдал никакую маскировку моих возможностей. В ангаре с машиной копались два техника, но как я появился они не видели и могли посчитать, что я зашел в ангар снаружи.
        — Добрый день. А где я могу найти подполковника Краснова?
        — Он в соседнем ангаре, собирает еще одну такую стрекозу, сильно она ему понравилась в деле, как он сказал.
        — Ага, спасибо. А эта, когда будет готова к полету?
        — Так она давно готова, это мы ее «вылизываем», там чуть-чуть, здесь чуть-чуть. Глядишь, немного, но характеристики улучшаться.
        — Понятно. Тогда я побежал к подполковнику, а эта птичка должна вылететь минут через пятнадцать. Успеете?
        — Так точно, успеем.  — Блин, да что они все заладили, «есть, так точно» ведь не я им командир. Ладно об этом потом на досуге подумаю, сейчас некогда.
        — Здравия желаю, товарищ подполковник.
        — Привет, Влад, хорош прикалываться. Что случилось, что ты снова в полной боевой заскочил.
        — Есть одна неприятность. Пока мы гнали конвой, нас банда засекла, точнее их дозор. Один пикап и багги. Нападать не решились, за то связались с основной бандой и те должны нас догнать через шесть часов.
        — А откуда информация?
        — Ну так мы и сложа руки не сидели. Взяли мы с Юрой тех наблюдателей и допросили старшего группы. За рекой, нас должна ждать еще одна банда в засаде, будет добивать тех, кто выживет на этом берегу и переправиться на другой.
        — Классная войнушка у вас там и что ты задумал?
        — Ну конечно укокошить всех бандитов при помощи вертолетов, нашего БТРа ну и нас таких красивых, с Юрой. Работы на сутки или полтора, никак не меньше, плюс трофеи собирать, бандосов фотографировать. Машины перегонять.
        — Да, серьезно вы взялись. А кого за штурвал? Сам полетишь?
        — Если честно, то хотел попросить вас с Людмилой.
        — Нас с Людмилой, говоришь. Знаешь, а не плохая идея. Мы тут вторую такую же машинку собрали, как раз и испытать можно. Не возражаешь?
        — Отличная новость, двумя вертушками, это то что доктор прописал, только у нас должна быть постоянная связь. Я собираюсь воевать в самой гуще, банды.
        — Это как?
        — Вы будете меня наводить на цель, а я буду прыгать туда и делать пять-шесть выстрелов пока буду в невидимости после перехода, и буду уходить, пока у них будет паника, я всех перестреляю.
        — Ну-ну! Посмотрим. А если кто отрываться будет? Может можно будет их штурмануть?
        — Это конечно все наши трофеи, которые будут либо помогать нам в строительстве, либо пойдут на продажу и снова пойдут на оплату зарплат парням из стройбата. Так что каждая убитая машина, минус из бюджета, но по особо изношенным можно и штурмануть, как ты говоришь.
        — Хорошо, когда надо вылетать?
        — Вчера!
        — Ага, я понял, сейчас позову Людмилу.  — Люда просто прилетела в ангар.
        — Что, снова?
        — Да, вы в качестве пилотов на двух ударных вертолетах.
        — Ух ты, вот это повеселимся, сразу звеном. Так Слава тоже за штурвалом?
        — Ну конечно. Будем две банды зачищать. Одну точно днем, а вторую как получиться.
        — Все я готова.
        — Тогда полетели. Я в замыкающей машине. Поднимаемся, как вчера на семьдесят метров, потом Слава медленно пролетает вперед и не останавливается, чтобы освободить для нас место, мы выйдем там же.
        — Лады. Я тоже готов.
        — А как с боекомплектом и топливом?
        — Полные, полетели.  — Мы поднялись на семьдесят метров, Людмила поставила машину позади Славиной. Я открыл переход, и Слава пошел вперед, через десяток секунда и Людмила прошла на ту сторону.
        — Да, Влад, просто чудеса, раз и звено боевых вертолетов уже в Новом Мире. Кто бы раньше сказал ни за что бы не поверила.
        — Да я бы и сам раньше никому бы не поверил.  — Тут я снова создал портал, и Слава оказался над нашим конвоем, следом за ним и мы перешли.
        — Ну что, я перехожу на БТР, а вы можете пока сесть, чтобы зря не палить горючку.  — Вертолеты опустились около конвоя, а я вышел из БТРа, вроде как встречать подкрепление. Нужно было видеть лица бывших рабов, когда рядом с ними сели два боевых вертолета. Это было просто шоу. А когда из них вышли Русские мужчина и женщина, причем женщина, была одета в полностью боевую форму и вооружена, не хуже спецназовца. Славе я тоже подобрал вооружение и сказал, что это уже его постоянно. Пистолет из трофеев, но хороший, копия Беретты 92Ф и АК с подствольником, ну и все сопутствующее. Мы все перекусили. А потом конвой тронулся в путь. Лена сразу заняла место за рулем. А я на пассажирском сидении в лешем и с бесшумным оружием. Когда оставалось около двух часов до данного бандитами времени на догонялки, вертолеты поднялись в воздух и пошли почесывать местность в предполагаемом мной направлении движения банды. Вертушки разошлись на два километра, чтобы охватить бОльшую площадь. Я, пока меня не вызвали по рации Людмила или Слава, ехал в БТРе. Примерно через час, меня вызвала Людмила:
        — Жук, вижу цель, как слышишь меня.  — Я боялся, что радиостанции не достанут, но очевидно, то обстоятельство, что вертолеты были на высоте пятисот метров и «видели» нашу радиостанцию, то связь работала идеально.
        — Слышу вас отлично, стрекоза. Иду к вам.  — я хорошо представил себе, место пассажира возле Людмилы и, в первый раз перенесся в летящий вертолет.
        — Ух как неожиданно! Ладно, смотри, вон их колонна, два грузовика, и два джипа, а впереди авангардом идут два багги.
        — Да вижу, интересно, сколько их в этих грузовиках?
        — Так чего спрашиваешь, считай через тепловизор.  — Точно, что это я туплю.
        — Угу, всего насчитал тридцать два человека. Странное количество людей.
        — Почему?
        — Потому что, во всех уничтоженных нами бандах тоже порядка сорока человек, как будто их под копирку делали, или все эти банды создавались не стихийно, а целенаправленно одной рукой. Все под один копир, понимаешь? У них почти все одинаковое, одинаковый транспорт, одинаковое оружие и одинаковое количество людей, плюс минус на естественное пополнение или потери во время стычек и нападений. Как ты думаешь я прав, или я просто параноик?
        — То, что ты сейчас сказал, это уже не паранойя, а голые факты. По-моему, ты полностью прав, и эти банды, тут созданы не случайно. На этом делаются деньги, рабы, товары и прочее, их сбывают и имеют огромные деньги, и кто-то этим здесь крутит.
        — Этот кукловод сидит в правлении Корпорации. И нам придется вывести его на чистую воду. Конечно не нам, но с нашим непосредственным участием. Уничтожение этих банд, во-первых, укоротит прибыль этого дельца, а во-вторых, заставит его зашевелиться, и выдать себя своими движениями. Ему придется заново в срочном порядке создавать новые банды и вооружать их. А также, я думаю, что появиться отряд, который будет охотиться на нас, тех, кто уничтожает банды. Ну что, начнем?
        — Слава, ты хотел размяться? На тебе передние багги, можешь штурмовать.
        — Принял, захожу на штурмовку.  — вертушка Славы перешла в плавное пикирование и выпустила два реактивных снаряда. Эффект превзошел все ожидания. Первая ракета попала в первый багги, и он просто взорвался и окутался огнем и дымом. Второй снаряд попал на шесть-семь метров впереди второго багги, и он попытался затормозить и отвернуть в сторону, видя какая участь постигла первую машину, но не справился с управлением и перевернулся. Водитель и пулеметчик вылетели в воронку от попавшего перед ними НУРСА. И пока не проявляли признаков жизни. Пора и мне действовать. Пока вертолеты наворачивали круги над остановившейся колонной, я переместился прямо между двумя остановившимися грузовиками и расстрелял попытавшихся выбраться из кузова передней машины бандитов. Для остальных это мое действие оказалось незамеченным, кроме водителя и пассажира второго грузовика, поэтому я мгновенно переместился к водительской двери и открыв левой рукой дверь. Выстрелил два раза в водителя и пассажира. После этого я перемесился в конец колонны и снова получил минуту невидимости. Три выстрела и пулеметчик водитель и
сопровождающий выбыли из игры, первые двое умерли сразу, сопровождающего я оглушил и, спрятавшись за задний борт машины и затащив туда же оглушенного, связал его. Естественно освободив его от оружия. После этого я переместился к переднему грузовику. Водитель и пассажир уже успели выскочить из него и залезть под днище. Готовясь отстреливаться непонятно от чего. Этих я успокоил обоих. Хуже обстояло дело с бандитами, что были во втором грузовике, тут их было человек пятнадцать. Они отбежали от машины метров на пятнадцать и залегли, а некоторые собирались вести огонь по вертолетам с колена. Я вытащил две гранаты РГО и одну за другой запустил их в скопление бандитов. Очень большое достоинство этой гранаты в том, что она взрывается сразу при падении, запал может мгновенно сработать от удара о землю. Поэтому два взрыва раздались почти одновременно. Где-то среди них возможно был главарь этой банды. Но теперь не было возможности его найти, по скольку из второго, замыкающего пикапа, все его бойцы уже тоже смешались с основной группой. После взрыва двух гранат, количество способных к сопротивлению резко
сократилось, бандиты сбились в слишком плотную компанию и осколки убили несколько бандитов и многих посекли. Я решил дать попрактиковаться в стрельбе и Людмиле.
        — Люда если хочешь можешь попрактиковаться в стрельбе из пулемета, тут нет невиновных.
        — Хорошо, только смотри, чтобы тебя не зацепила.
        — Я за вторым грузовиком.
        — Приняла, начинаю, она трижды зашла на штурмовку оставшихся в живых бандитов и четверых разорвала на куски. Я тоже снял особо ретивых, что собирались открыть огонь по вертолету из автоматических винтовок. Ничего что они не большого калибра, повредить вертолет и убить пилота они вполне способны. На ногах осталось только двое, они встали и подняли руки.
        — Всем отбой, я проведу контроль.  — Я прошел по всему месту побоища, иначе и не назовешь. Пришлось добить всех раненых, мне не нужен выстрел в спину. Лишь после этого я подошел к сдавшимся. Если точнее не сдавшимся, а не желающим умирать такой смертью. Видя разорванных на части своих подельников, они смотрели на меня, ничего не понимающими глазами, ну да, только что они, страх и ужас этих мест, огромная сила для этого Мира, были хозяевами вселенной, их сегодня было тридцать девять, а теперь осталось только двое. Как? Как за восемь-десять минут можно было уничтожить? Их, могущественных и беспощадных, как? Все это просто не в состоянии было уложиться в голове этих головорезов, и они сейчас стояли перед странным человеком, так же, как перед ними стояли все те, которых они захватывали в плен, продавали в Халифат и Чеченцам.
        — Стрекозы, садитесь. Все закончено.
        — Принято, садимся.  — за двоих ответил Слава.
        — Вы пока собирайте все трофейное оружие, если что-то понравиться, можете забрать себе, не советую брать под патрон 6,5Х45. Это все не под наш стандарт, наш это 6,5х39. Под 9 Пара, тоже годиться. Все остальное оружие сложите в вертолеты, потом перегрузим в грузовик, у нас там уже есть не много.
        — Хорошо порезвились. Они, по-моему, даже не успели прийти в себя.
        — Успели, ту группу, что уделала Людмила, в ней уже собирались стволов в шесть открывать по ней огонь.
        — Оппа! А как же ты ей сказал, чтобы она штурмовала.
        — Не уже ли ты думал, что я твою жену подставлю под огонь? Нет, дорогой ты мой подполковник. Сначала я им две РГО закинул, а оставшихся желающих пострелять добил из автомата и лишь потом дал команду на штурмовку.  — Так ты мог и сам их добить?  — Спросила Людмила.
        — Конечно мог, только где ты будешь боевой опыт нарабатывать. В Новом Мире, любой вылет уже боевой, и ты обязана уметь пользоваться бортовым оружием.
        — Да, должна извиниться перед тобой, ты прав.
        — Хорошо, вы занимайтесь трофеями, а я займусь грязной работой.
        — Это како… Все, все я поняла не объясняй, а то меня сейчас… я пошла собирать трофеи.  — А я ушел на допрос. Мне снова повезло. Я оставил для допроса как раз нужных мне людей, телохранителя главаря, самого главаря, это он сдался и того, что я спеленал из последнего пикапа. Это оказался помощник главаря. Информации у меня уже собралось столько, что можно было переходить только на уничтожение банд. Оказывается, эта банда была хорошо связана с бандами с той стороны, на другом берегу, на Испанской территории. Как ни странно, но главарь банды выложил мне имя того, кто был их покровителем на испанской территории. Теперь я мог спокойно передать эти сведения нашему человеку в корпорации. Может с этого и начнет развязываться узелок. В общем сегодня мы сохранили жизни людям из конвоя, что я веду на ту сторону реки, добыли массу интересной информации и обросли новыми трофеями. Я уже не говорю, что у каждого зама и главаря банды, тут есть свои нычки, в которых они держат все то, чем не хотят делиться с остальными членами своих банд. Технику тоже придется переправлять, но это позже.
        — Что там с трофеями?
        — Ты не представляешь сколько тут оружия.  — Восторженно произнесла Людмила.
        — Приблизительно представляю. И еще оно есть на их базе. Там кстати осталась охрана и рабы. Одна работа порождает другую. В их лагере осталось четверо на охране, самые небоеспособные. И их надо тоже вычистить самое крайнее завтра.
        — Мы готовы.
        — Это хорошо. Но у нас конвой, и мы должны его доставить на ту сторону, а там нас еще одна банда ждет.
        — Какие приказания?
        — Реку мы перейдем завтра с утра, и еще до обеда будем на месте. Сегодня дойдем до реки, и встанем там на ночевку. Как у вас с топливом?
        — Так почти ничего и не потратили, и получаса в воздухе не были. А у нас сейчас на шесть с половиной часа полетного времени запас.
        — Отлично. В машинах много еще осталось полезного?
        — Да, хватает.
        — Скоро придется зам по тылу заводить.
        — А зачем искать, мой зам и пойдет. Я ему немного рассказал, что тут и как, так он обеими руками за, у него жена и дочь. Возьмешь?
        — Как он, как человек?
        — Отличный мужик. И руки у него из правильного места растут, и не воровитый, если чего нужно было, всегда приходил и говорил мне чего и сколько. Если мог, то помогал ему.
        — Тогда хорошо, но только когда он сюда попадет, ему сейчас там работы полно.
        — Он пошлет сюда помощника своего, тот все подготовит и учет уже наладит.
        — Решено, когда отряд строителей перекинем, то и его тоже сюда заберем, у него как с семьей?
        — Не женат пока.
        — Это плохо.
        — Почему?
        — Тут с женщинами совсем плохо.
        — У него есть подруга, давно встречаются, поговорю с ним.
        — Лады, тогда перелетаем на точку стоянки конвоя.  — На стоянку вертолеты я перенес, только они поднялись на сто метров, и я открыл портал, и мы оказались в километре от места стоянки. Приходиться сохранять тайну, поэтому и в километре перешли, чтобы не плодить слухи. Нам они пока не нужны. Когда мы сели на стоянке и вышли из вертолетов, то я подозвал тех троих девушек, которые понимали английский язык и поведал им, что полученная сегодня информация о банде, которая должна была нас преследовать до переправы, оказалась верна, но теперь эта банда уничтожена боевыми вертолетами и переживать теперь не нужно. Попросил их, чтобы они передали эту информацию остальным людям в конвое. По лицам людей уже через пол часа было видно, что их отпустило, и мысли о том, что они могут снова попасть в рабство, отошли на второй план. Нас поблагодарили за то, что мы их защищаем и интересовались откуда у нас боевые вертолеты. Я отговорился, ссылаясь на помощь корпорации и то, что мы являемся командой специально сформированной Корпорацией для помощи таким поселенцам как они, попавшим в плен. В общем навешал лапши на уши
обывателям, пусть лучше такие про нас слухи распускают. Вроде поверили. Лагерь собрался и до вечера мы добрались до берега реки. В этом месте была оборудована деревянная пристань, очевидно, это обычная дорога для конвоев. Поэтому тут уже все налажено. Баржа-паром, стояла на противоположном берегу, река в этом месте уже была по шире, метров триста пятьдесят, но наверняка мельче, чем в том месте, где мы хотим заложить наш город. Оттуда до этого места километров четыреста-четыреста пятьдесят. Тоже не плохо, не так далеко у нас будут Европейские соседи. Тут мы разбили лагерь на ночевку, до ночи пока было еще далеко, но сегодня переплывать реку нам совсем не надо.
        Я слетал с Людмилой, Леной и Славой на ту сторону и договорился на завтра с раннего утра на перевозку нашей колонны на тот берег. Перевозчики, когда узнали, что Руссины спасли столько народа и бесплатно, конвоем доставили их соотечественников в их земли, заявили, что денег за перевозку они с нас не возьмут, пусть за это платит или Корпорация, или местная муниципальная казна. Они сказали, что уладят этот вопрос сами. На этом переговоры подошли к концу, и мы снова перелетели на наш берег. Мы уже узнали, что в Новой Барселоне, есть представительство Корпорации. Значит я смогу связаться с Нью Бостоном, впрочем, не стоит. Пусть это сделают местные власти, а я могу навестить нужного мне человека потом сам, с Леной. На сегодняшний вечер у нас есть чем заняться. Надо перегнать всю живую технику к нам в тайник. Еще чуть-чуть и места в балке уже не будет. Технику перегнали всю, бандитов всех сфотографировали, допросы я уже давно веду под запись. Так что, доказательств у меня более чем мне необходимо. Перегрузив трофеи из вертолетов, я отпустил их домой. У Славы и там работы выше головы. Отпустил на
шестнадцать часов. Именно через шестнадцать часов тут наступит шесть часов утра, когда они снова нам понадобятся. А пока, я перенес их в наш Мир. Пусть отдыхают. За это время в нашем Мире они принесут много пользы. А мы обсудили с Юрой и Леной, наши действия на ближайшее время. Мы уже уничтожили три банды, и намечается на завтра разгром четвертой. После этого у нас имеется информация на еще три банды. Плюс нам надо выгребать все тайники главарей. На все это нужно время, много время, даже имея под жоп… в общем вертолет имея для передвижения, мы все равно не успеем за день найти и выбрать все из тайников. А нам со дня на день нужно переселять сюда стройбат, да срочно его легализовать. Да, дел не в проворот и везде нужно успеть. Сегодня ночью, нападения нам ждать не нужно, но от диких животных все равно нужно выставлять караул. Надо освобожденных тоже подключить. А то все на наших плечах. Сейчас сижу у костра, слева от меня, привалившись ко мне, сидит Ленка, справа на траве кемарит Юрка. Хорошая у нас подобралась компания. Мог ли я предположить к чему приведет меня и всех нас то падение с мотоцикла,
порталы, другие Миры, наконец я себе даже не мог представить, что такое содержать и обслуживать вертолет, никогда бы не потянул бы я этого. Хорошо, что так сложились обстоятельства, что с такими людьми жизнь свела. Да, тяжело конечно, но у меня такое ощущение, что я выдержу и протащу этот груз на своей спине до того места, когда смогу переложить на плечи других. Ночь прошла относительно спокойно. Несколько раз, к нашему стойбищу подходил какой-то хищник, но что-то его отпугивало, то ли запах соляры, то ли запах пороха, недавно стрелявшего оружия. Мы не чистили оружие бандитов. Перед наступлением утра, я снова был в нашем Мире. Слава и Людмила уже были готовы, и мы сразу вылетели на сопровождение конвоя. При подлете к месту переправы, мы увидели баржу, которая подходила к пристани. Я переместился в БТР, затем вышел из него и занялся погрузкой конвоя. Сначала я настоял на том, чтобы первым на баржу заехал грузовик с людьми, затем заехал на БТРе, чтобы первым съехать на берег и обеспечивать нормальную выгрузку и охрану конвоя. Второй ходкой баржа перевезла второй грузовик. И когда мы выгрузились, то
спокойно поехали дальше, поблагодарив экипаж баржи. На берегу на нас никто нападать не стал, я снова сел на сидение командира в БТРе, и мы тронулись в путь до Новой Барселоны нам было не далеко, всего часа два езды. Девяносто километров. Вот где-то на этом участке на нас и должны были напасть бандиты. В ожидании я уже начал переживать, когда рация, голосом Людмилы сообщила, что она нашла засаду. Я сразу закрыл броне щитки на лобовые стекла БТРа, и передал ребятам, что засада уже обнаружена. После этого я перешел на вертолет Людмилы.
        — Где они и сколько их?
        — Ищи через тепловизор, должны быть вон за тем бугром. Человек двадцать пять-тридцать. Может сразу их проштурмуем?
        — А транспорт нигде не видела?
        — Нет, только живую силу противника. Они располагаются справа на холме, в линию.
        — Тогда штурмуем их с двух сторон, как понял меня, стрекоза два.
        — Вас понял, штурмуем на встречных курсах.
        — Выпускаете по шесть ракет и ищите где они спрятали транспорт. А я закончу начатое.
        — Колонна стой. Продолжение движения только по команде, будте внимательны, не исключено, что к вам попробуют подобраться.
        — Вас понял, Жук один, останавливаемся. Ведем наблюдение.
        — Ну что, начинаем. Давай, Люда. Задай им. Всем, начали.  — Штурмовка позиций банды выглядела очень эффектно. Двенадцать разрывов реактивных снарядов п стрельба из двух мясорубок это очень впечатляюще, я не видел реальной работы наших армейских «Крокодилов», но для этого Мира и конкретно этой банды, это было началом конца. Бандиты явно не ждали нападения с воздуха, они считали, что конвой им достанется после одной двух очередей из их пулемета. После того, как на позиции бандитов обрушились НУРСы, в живых осталось всего четверть из всего количества. Я появился за их спинами, когда только начала оседать пыль. Я сходу добил почти всех бандитов и принялся за съемку позиции, оружия и снаряжения банды. Оставшегося бандита я допросил с записью на камеру. Все, сбор трофеев и поиск транспорта, не могли они сюда добраться пешком.
        — Стрекозы, как у вас с поисками?
        — У меня пока ничего.  — это Слава.
        — У меня тоже, стоп, что-то есть. На север от позиции, два километра в овраге есть отметки людей на тепловизоре. Двое. Садятся на багги и собираются уезжать. Разрешите атаковать?
        — Разрешаю.  — Ответил я. Незачем мне гоняться за бандитами по всей саванне. Действительно, если я схвачу пулю, то подведу всех людей, за которых я уже отвечаю. Людмила отработала на отлично, две очереди из пулемета, пулеметчик мертв, водитель ранен, ему руку оторвало. Багги в хлам. Я перенесся сначала в кабину вертолета, а затем, после осмотра места, прямо к разбитой багги. Собрал оружие и снял абсолютно целый пулемет. Еле дотащил все это до грузовиков на стоянке в овраге. Транспорта оказалось совсем не много. Кроме разбитого багги, у бандитов было два грузовика и один пикап. Все трофеи пока оставили на месте, нужно было закончить уже эту проводку конвоя.
        Я вернулся к нашему конвою, и мы двинулись к городу, до которого уже оставалось всего двадцать километров. Напали на нас бандиты так близко к городу только потому, что это было самое удобное место для засады. Люда и Слава, отказались нас покидать и решили патрулировать впереди до самого города. Мы связались с патрулем на патрульной волне, нам сразу ответили. О нашей войнушке с бандитами они ничего не слышали, все-таки двадцать километров. Когда мы подъехали к КПП, патрульные не много со страхом озирались на кружащиеся над блокпостом вертолеты. Я вышел из БТРа и стал на испанском объяснять сержанту, что я доставил бывших рабов, нами же и освобожденных. Они очень удивились, когда узнали, что вертолеты и БТР просто доставили их соотечественников до города и кроме этого у нас тут нет дел. Неужели тут все считают на деньги. Нет, наверное, мы просто нарвались на таких людей. Нас пропустили на стоянку за оградой и блокпостом. Как оказалось, патрульные все англоязычные, и это у меня бзик был заговорить с ними на испанском, я его хуже знаю и мне на много проще было бы говорить по-английски. За
представителями Мэрии Нью Барселоны и управления патрульных сил этого региона уже отправили посыльного на джипе блокпоста. На нас, патрульные смотрели с большим уважением, авиацию, да еще в боевом исполнении, в этом Мире могли себе позволить лишь крупные города или армии некоторых регионов, например, Руссинии, или Германцы, как их здесь называют. Представители администрации города приехали через полчаса. Мы передали на их руки, наших освобожденных, мэр города попытался устроить маленький митинг, но я обломал его, объяснив, что после освобождения, эти люди уже дважды подвергались нападению бандитов. Услышав, что мы разбили банду всего в двадцать километрах от города, мэр побелел.
        — Мы соберем сейчас патруль и добровольцев, и прочешем дорогу и прилегающую к ней территорию.
        — Дорогой мэр, этим вы должны были заниматься раньше, а сейчас, вся банда уже мертва. И у меня есть запись допроса одного из бандитов. Которые готовили свою засаду, именно на наш конвой? Как вы объясните, что они знали о нас еще когда мы были на той стороне реки?
        — Ну я не знаю… Э… Да…
        — Хорошо, мы хотели бы продать трофейное оружие, у вас есть оружейный магазин в городе?
        — Конечно, у нас в городе самый лучший магазин в регионе?
        — Надеюсь, что у него такие же лучшие приемные цены.
        — Не сомневайтесь. У вас много оружия на продажу?
        — Да, вы смогли бы вооружить всю городскую гвардию этим оружием.
        — И что, все это оружие вы получили трофеем?
        — Как видите, это наша работа.  — Вот не нравиться мне здешний мэр, что-то в нем такое слащавое, что ли. Скользкий тип, и что-то мне подсказывает, что он был в доле, как минимум с той бандой, что мы сегодня уничтожили. В магазин мы проехали на нашем грузовике. Владелец магазина долго осматривал наше оружие, но в конце назвал такую цену, что мне захотелось зарядить ему в лоб с правой. Похоже, что люди мэра уже его подготовили.
        — Я вижу, что в этом городе нам больше нечего делать.  — сказал я Лене, но больше все же для продавца. Он понял это по-своему, поняв, что барыши проходят мимо него. Он побежал жаловаться мэру. На выезде из города нас уже ожидал сюрприз. На блокпосте, появился дополнительный отряд патруля. И при попытке покинуть город к нам подошел мэр, уверенный в своей абсолютной силе, он с гонором вышел из строя бойцов патруля и выступил с обличительной речью.
        — Вы задержаны, в связи с подозрением в преступной деятельности, у вас оружие, не разрешенное к использованию гражданскими на территории Нового Мира. Ваша техника и оружие, конфискуется, а вы будете препровождены в городскую тюрьму, до выяснения.  — Блин, как же уже надоели эти рэкетиры, в виде государственных служащих. Да, пора доставать козырЯ.
        — Мне не хотелось этого делать сейчас, но вы вынудили меня сделать это, представитель патруля Корпорации здесь присутствует?
        — Да, это я, капитан Дев Крингстоун, к вашим услугам, к сожалению, пока мэр в своем праве, и действительно оружие которое есть в наличии у вас запрещено для гражданских.
        — Ну что ж. Капитан, ознакомьтесь с этим документом.
        — О!
        — Это не все, ознакомьтесь еще и с этой бумагой.
        — Ага, да, понимаю, какие будут приказания?  — Мэр, увидев, как тянется передо мной капитан, начал понимать, что он перегнул палку, но потерять такую кучу оружия и вертолеты, для него казалось невозможно. Жадность застила ему глаза.
        — Капитан арестуйте его и всю его банду!  — прошипел мэр.
        — Господин, мэр, я не имею на это право, так как этот человек вправе отдавать мне приказы и при необходимости, может взять командование на себя и отстранить от командования меня.
        — Да как такое вообще возможно?
        — Капитан у вашего наряда имеются наручники?
        — Да, конечно.  — Капитан начал потеть на глазах.
        — Выдайте мне одни, я верну их Корпорации, когда доставлю мэра в Нью Бостон.
        — Что вы себе позволяете?
        — Вы арестованы за сотрудничество с бандами и их укрывательство. Капитан отдайте приказ одеть на него наручники, после этого я дам вам ознакомиться с показаниями двух главарей банд.  — Капитан тотчас же отдал приказ на арест мэра. После чего я включил запись двух последних допросов главарей. Капитан несколько раз кривился, так как бандит останавливался, а мне приходилось его стимулировать к разговору. Из услышанного, капитан сделал правильный вывод.
        — Похоже, капитан, этому городу нужен новый мэр, а этого я доставлю в Нью Бостон. Вы проследите, чтобы тут не выбрали такого же мэра. Я знаю, что политика Корпорации — невмешательство во внутренние дела проживающих в Новом Мире, но и допускать таких людей к власти недопустимо. Вам же потом с ним работать, а при вскрытии такого «нарыва», тень может упасть и на вас. А вам это надо, в послужном списке иметь такую запись? Я вижу, что вы честный человек, поэтому и предупредил вас, но пока эта информация, которую я вам показал секретна, тут замешены люди сверху. Поэтому я рекомендую вам просто добросовестно продолжать службу, а я отмечу вас перед начальством.
        — Спасибо вам, я действительно очень неприглядно выгляжу на фоне этой картины.
        — До свидания вам, капитан, и удачи. Сделайте этот Мир немного лучше.  — С этими словами, я толчком в спину отправил бывшего мэра в вертолет. Всем в канале, нам необходимо попасть в Нью Бостон сегодня, сейчас выезжаем и вылетаем из города, и направляемся к оврагу с трофейной техникой, переправляем ее и один из наших грузовиков в хранилище, и двумя вертолетами, и грузовиком с БТРом отправляемся в Нью Бостон. Я уже сидел за рулем одного из грузовиков, того, что был набит оружием. Колонна из двух транспортных средств, грузовика и БТРа, подъезжала к блокпосту Нью Бостона. Когда ее нагнали две винтокрылых стрекозы.
        — Добрый день, сержант Гарт.
        — О! Кого я вижу? Гроза бандитов снова в городе?
        — Вы преувеличиваете наши заслуги.
        — А что это за вертолеты вас сопровождают?
        — Это расширение моей группы.
        — Ого, это должно очень дорого вам обходиться.
        — Нет Гарт, я больше не подставляюсь под пули.  — Попробовал перевести разговор в шутку я.
        — Не скромничайте, Влад. Не так давно, нас посещал Руссинский конвой, столько новостей привезли, и одна из них, как раз о вас, как вы спасали сына капитана от большой гиены, закрывая его собой. Здесь не так много новостей бывает, но такие еще большая редкость. На такой поступок тут мало кто отважиться.
        — Это произошло случайно, сержант.  — Стоящие рядом со сержантом бойцы и греющие свои уши новостями, дружно грянули громким хохотом. А Гарт подозрительно посмотрел на мое улыбающееся лицо и только и сказал:
        — Ну-ну!
        — Гарт у меня в вертолете задержанный и мне надо его доставить прямо в Управление Корпорации. Как я могу это сделать?
        Нет ничего проще, вы посадите свои птички на специальную площадку у здания Корпорации. Я передам охране.
        — Очень вам благодарен, Гарт.
        — Не стоит, когда вы уехали в прошлый раз, я интересовался вашим личным делом, так вот, ваше дело закрыто для ознакомления даже для меня. А на мой запрос, Артур Денвилл, мне ответил, что вы можете отдавать приказы даже мне, вот я и подсуетился. Уверен, что того, кого вы доставили, важная персона, и вы не хотели бы, чтобы об этом узнали раньше времени все, кому не лень.
        — Вы очень проницательны, сержант, я рад нашему знакомству.
        — Я тоже. Я помню, как вы перед своим отъездом, сказали мне, что возможно мы еще повоюем вместе.
        — Вполне возможно, сержант, я не исключаю, что после того, как допросят этого деятеля, что я привез, в городе и в самой Корпорации могут возникнуть кое-какие движения, бывает, что такая волна, погребает кого-нибудь в своих пучинах, а бывает дает случай кому-нибудь воспользоваться этой волной. Вы только поставьте на нужного человека.
        — Как вы считаете, Влад, Артур Денвилл похож на этого человека.
        — Я же уже вам говорил, что вы проницательный человек. Спасибо вам за помощь, мы тогда поехали.
        — Удачи вам.  — мы всем конвоем проследовали до здания управления Корпорацией, где уже садились наши птички. Я попросил Людмилу еще подержать в вертолете, нашего проштрафившегося мэра. Мы вкололи ему снотворное и он всю дорогу проспал, незачем ему видеть наши портальные переходы. Я пошел искать Артура Денвилла. Сейчас как раз был в самом разгаре рабочий день. Его я встретил в коридоре, разговаривающим с каким-то работником управления.
        — Добрый день господин Денвилл.
        — О! Здравствуйте, Влад. Какими судьбами, не ожидал вас так быстро увидеть снова, но очень рад.  — было видно, что он действительно рад.  — Пройдемте в мой кабинет.
        — И так, раз вы тут, значит у вас есть уже кое-что для меня? Я прав?
        — Конечно. В моем вертолете, находиться один из тех, кто прикрывал бандитов в Испанском Союзе, думаю, если ваши дознаватели с ним хорошо поработают, то у вас появиться ниточка на верх. Мы уничтожили за это время четыре банды, везде одна и та же ситуация, их поддержали оружием и дали зеленый свет, не говоря о том, что их информируют, люди занимающие посты, или те, кто бок о бок работают с нормальными поселенцами.
        — А кто он?
        — Бывший мэр города Нью Барселона.
        — Ох, Ё! Боюсь, что мы не сможем его как следует допросить. У него тут такие покровители.
        — У меня есть записи допросов главарей бандитов и там есть места, которые непосредственно доказывают причастность мэра к бандитской деятельности. Также у меня есть запись, когда мэр, хотел захватить наше имущество и трофеи, пользуясь своей властью. То есть, он как бандит пробовал завладеть имуществом переселенцев, за одно это, я мог его повесить прямо на блокпосте. Но решил, что вам он будет нужен больше, только не дайте его удавить в камере, это ваш козырь.
        — Это абсолютно меняет дело. С такими доказательствами я смогу бороться. Но как вам все это удалось? Четыре банды? Наверное, это были маленькие бандочки по шесть- десять человек?
        — Эти банды сделаны как под копирку, все они созданы одной рукой. Одинаковы по составу, одинаковое оружие, одинаковые действие и у всех уже есть рабы. Кстати, мы освободили тридцать два раба испанца и перевезли их конвоем, по дороге на нас нападали две банды, как видите мы уничтожили их и доставили вам доказательства их деятельности.
        — Да, вы проделали огромную работу за очень короткий промежуток времени, я, когда задумывал отряд по борьбе с рабством и бандитизмом, не мог рассчитывать даже на один процент такой эффективности. Давайте мне все доказательства и подтверждения ваших подвигов, все будет оформлено в ближайшие два часа и на ваш счет будут зачислены деньги. Да и у меня есть просьба, оставьте копии доказательств у себя и спрячьте их, мало ли что.
        — Вы опасаетесь нападения?
        — Такой вариант не исключен. У меня к сожалению, нет своей гвардии, поэтому, я и не исключаю такого исхода дела.
        — Знаете, у меня к вам предложение. На блокпосте сейчас находиться наряд сержанта Гарта. Мне кажется, что это надежный человек, попробуйте подключить его подразделение к своей охране, охране свидетеля или вообще, переведите его в свое подчинение, думаю, что это поднимет серьезно ваши шансы на победу. Введите его в курс дела, частично, конечно. Но, думаю, что он не подведет.
        — Вы уже все просчитали?
        — Нет, просто во всех мирах грязные дела делаются одинаково, у меня уже есть некоторый опыт, многое видел со стороны, вот и хочу избежать плохого конца. Я симпатизирую вам и вашей семье. Поэтому хотел бы всегда быть уверенным, что ваша семья в безопасности. Кстати, уделите обязательно внимание охране вашей семьи. Это наиболее вероятное направление влияния на вас. Вас тогда не нужно будет убивать, им всего лишь достаточно захватить вашу семью, и вы нейтрализованы.
        — Семья, точно, как же я раньше не додумался до этого, они же могут до них легко добраться. У меня нет места, где бы я смог их спрятать. Может вы сможете это сделать, поверьте я смогу вас отблагодарить.
        — Артур, я смогу спрятать их только у себя в своем Мире. Вы понимаете, что у меня здесь нет еще ни базы, ни охраны, ни людей. Они будут прибывать только через неделю.
        — Это более чем надежно.
        — Артур, вы не учитываете одну деталь.
        — Какую?
        — Если я погибну, то никто и никогда не сможет переправить их назад в Новый Мир.
        — Но есть же ворота?
        — Но я ведь из Мира где таких ворот нет.
        — Так вы сюда? …
        — Совершенно верно. Это могу сделать только я.
        — И помогаете вы мне? …
        — Только потому, что вы, и ваша семья порядочные люди, и мне будет очень жалко, если к власти в Корпорации придут такие люди как этот мэр и ему подобные. Ну и конечно совсем не лишней оказалась и ваша поддержка. Без тех бумаг, что вы мне дали, меня вполне на законных основаниях могли запереть в камере Барселоны.
        — Вы меня просто ошарашили этой информацией.
        — Скажу вам больше, пилоты вертолетов, участвовавших в ликвидации этих банд, мои друзья и они просто попросили их взять сюда с собой, они обычные военные техники, но в своей жизни успели хлебнуть горя сполна. Теперь они хотели лишь помочь уничтожить эту мерзость тут, в Новом Мире. Это семейная пара, муж и жена и они уже серьезно поучаствовали в уничтожении этих банд, неоднократно штурмовали базы и засады, а также колонну бандитов на марше, которые рассчитывали перехватить беззащитный конвой.
        — Боже мой, вся справедливость держится на энтузиазме горстки людей из другого Мира.
        — Количество людей из другого Мира, как вы сказали, скоро немного увеличиться. Мы строим аэродром. Вы помните лагерь где вы…
        — Конечно помню, он мне до сих пор по ночам сниться.
        — Так вот в этом лагере скоро я начну расселять военных строителей.
        — Кого?
        — По-простому, это рота солдат, брошенных своими командирами, да, да, не удивляетесь, у нас тоже не все так хорошо, как могло показаться, поэтому я и сказал вам, что не хочу, чтобы в этом Мире произошло все по тому же сценарию, что и в моем. Так вот, эта рота уже на моем обеспечении, их я решил переправить в этот Мир и дать им еще один шанс на счастливую жизнь. Потихоньку я буду их переправлять на эту сторону, они будут строить бетонные полосы, аэропорт, которым смогут пользоваться все желающие в Новом Мире, по-моему, он находиться на перекрестке путей всего Нового Мира. Теперь, когда он заработает, все точки этого Мира смогут соединиться через наш аэропорт.
        — Вы можете построить бетонные взлетные полосы? Это же миллионные вложения. Я даже не знаю, когда это все себя сможет окупить.
        — Артур, для меня, это окупит себя уже с того момента, как люди почувствуют, что начали жить счастливо, на это мне денег не жаль, тем более что туда пойдут все деньги, добытые с бандитов.
        — Как же мне повезло вас встретить. Мне даже кажется, что вы меня уже заразили этим оптимизмом.
        — Это еще не все.
        — Что еще?
        — В десяти километрах к северо-западу, я решил заложить город. Где со временем будут жить люди, которых я перетащу в этот Мир.
        — Покажите мне на карте точное расположение этих точек, я внесу их в реестр, и вы будете на законном основании владельцем этих земель.  — Я показал на карте где я собираюсь строить аэродром и город, а после этого я попросил Артура об одной услуге или даже двух.
        — Артур, у меня есть к вам две просьбы, которые не мешало бы решить, не откладывая в долгий ящик. Мне нужны препараты, которые вводят у вас на базах по переселению, приблизительно тысячу инъекций. И вторая просьба, это пилоты вертолетов, это потенциальные переселенцы, можно ли устроить их регистрацию также, как и мне?
        — А зачем вам столько инъекций?
        — Если честно, то про запас. Сейчас мне понадобиться около двухсот.
        — Не вижу в этом большой проблемы, вам даже не потребуется за это платить, Корпорация делает эти прививки бесплатно всем переселенцам. А с регистрацией, вам придется слетать на базу, я распоряжусь и вас пропустят, точнее не вас, а ваших друзей. Через сколько времени вы снова сможете добраться сюда?
        — К вечеру уже буду тут.
        — Как? Но ведь до базы более трехсот километров?
        — Вы же понимаете, что расстояние для меня не проблема. К вечеру я буду в Нью Бостоне.
        — Хорошо, я буду вас ждать и подготовлю все бумаги, а пока пойдемте заберем вашего пленника. И вы не ответили на мою просьбу о моей семье.
        — Если вы даете добро на временное переселение в мой Мир, то я не против, там им точно ничто угрожать не будет. Это я могу гарантировать.
        — Вот и отлично.  — Артур вызвал двух бойцов, и мы пошли за мэром. Когда мы с Артуром подошли к вертолетам, из их кабин вышли два вооруженных пилота-бойца, в полной боевой. Встали в одну шеренгу возле вертолета Людмилы, и Слава отрапортовал на английском, вот шутник и показушник.
        — Товарищ старший лейтенант, за время вашего отсутствия, происшествий не было, докладывал подполковник Краснов.
        — Вольно, передать арестованного под охрану патруля.
        — Есть.
        — Есть.  — Это уже Людмила добавила, еле сдерживая улыбку. Сам Артур просто офигел и стоял с отвисшей челюстью. Это же абсурд, как это подполковник может отдавать рапорт старшему лейтенанту. Когда мы отошли в сторонку он меня спросил:
        — Он что, точно подполковник Руссинской Армии.
        — Так точно, только у нас на нашей планете, армия не Руссинская, а Русская. Но это не большое отличие. Он действительно подполковник, причем действующий, а я старший лейтенант в отставке.
        — Чудеса, да и только. Но мне кажется, что все это не спроста, и ваше звание тут совсем не играет роль. Просто все вас признают за командира. А это хороший показатель, хотя бы для меня. Летите на базу и возвращайтесь, может уже какие-нибудь данные поступят. Я уже полностью уверен, что сделал правильный выбор, что доверился вам и поставил на вас все что у меня было. Да и люди у вас хорошие, надежные. У них в глазах светиться уверенность, когда они смотрят на вас, поверьте мне, я в людях разбираюсь.  — На этом наш разговор прервался, арестованного вывели, а я забрал Лену, а Юре дал задание отвезти грузовик с оружием в магазин к продавцу, которому мы уже продавали оружие.
        — Так, дорогие мои, летим на базу по приему переселенцев и делаем документы на Людмилу и Славу.
        — На двух вертолетах?
        — Да нет, и одного достаточно.
        — Я бы не оставляла здесь вертолет, мало ли кому захочется чтобы он где-нибудь упал по дороге.
        — Ладно, не будем искушать некоторых недоброжелателей. Полетим двумя. Тогда я за штурвалом одного из них, тоже уже соскучился за этим ощущением.  — Вылетели мы, одновременно поднявшись в воздух и, синхронно развернувшись, удалились на несколько километров от Нью Бостона. После чего благополучно перешли в точку в десяти километрах от блокпоста базы по приему переселенцев. Запросил разрешение на посадку вертолетов на площадку патрульных сил, и мы посадили машины, тоже синхронно, это Людмила подстраивалась под мои эволюции. Но получалось красиво.
        — Когда мы вышли из вертолетов, то нас вышел встречать сам начальник базы. Ему поступила команда встретить и сопроводить, а мы естественно промолчали, встречают, значит надо, тем более, что нашему авторитету добавлял внешний вид наших боевых вертушек. Они действительно очень напоминают хищников. Приблизиться и осмотреть наши птички попросил один из техников, обслуживающих эту посадочную площадку. Тут редко бывают вертолеты, только если обнаружатся нападения банд, но это очень редко тут случается. Начальник сказал нам, что уже извещен начальством о цели нашего здесь нахождения. Он поинтересовался на сколько времени мы собираемся здесь остановиться, но когда я сказал, что мы улетим сразу, как только людей проведут через регистрацию и прививки, то он потерял ко мне интерес, он понял, что это не очередная проверка состояния базы, а все остальное не так для него и важно, он перепоручил нас своему помощнику и тот проводил Люду и Славу по инстанциям. В результате, на счету у Люды и Славы, появились по тысяче кредитов Корпорации, а на руках у них теперь был документ этого Мира. Мелочь, но приятно, черт
возьми. Теперь пора назад к Артуру. В Бостон мы вернулись без приключений, за то у Артура уже были первые результаты расследования.
        — Ты знаешь, что тут уже накопали наши следователи, не исключено, что в ближайшее время, в правлении корпорации уже будут перемены.
        — Очень надеюсь, что они будут в лучших для всех нормальных людей сторону.
        — Я тоже на это надеюсь. Но будет очень жарко. Не исключаю и стрельбу. Но нас большинство.
        — Артур, не доверяй сейчас даже очень близким людям, во время таких перемен, можно получить удар в спину даже от самого близкого друга. Это не пророчество, просто совет, не расслабляйся, даже если уже будешь считать, что ты победил, то это самое время ждать удара в спину.
        — Ты как будто предвидишь предательство?
        — Нет, но именно к этому ты должен быть готов. Ты уже отозвал с дежурства сержанта Гарта и его бойцов?
        — Да, они уже приступили к своим новым обязанностям, если он справиться, то может рассчитывать на погоны лейтенанта.
        — Это хорошая новость, теперь я относительно спокоен за тебя и наше дело. Я сегодня же заберу твою семью. Это развяжет тебе руки. Как на счет лекарств.
        — Уже подготовлено, теперь о тебе. Я подготовил все бумаги, ну ты и мясник,  — смеясь сказал мне Артур,  — навалил столько бандитов, что даже следователи ходили блевать в туалет, но все тебя поддерживают. Они видели многие видео документы, и освобожденных из рабства. Так что тебя поддержат все. Но и охота за тобой может начаться, и помочь особо я тебе не смогу. Я тебе подготовил несколько бумаг, которые дают еще большие полномочия. Но в случае вооруженного конфликта, ты уж меня извини, помочь никак не смогу, от меня чисто бюрократическая защита на все случаи жизни.
        — Это самое главное, физически я сумею защититься. Если какие-то полномочия с меня будут сняты, то это я хочу услышать только напрямую от тебя. Большинство устранений неугодных проходят как раз по бюрократической линии. К примеру, по чьему-то указанию меня берут за жабры официальные власти или бойцы патруля, и начинают арестовывать по приказу Корпорации, могут сказать, что именно ты и отдал этот приказ. Если этот приказ отдашь ты, то я сложу оружие и будем разбираться где и что произошло не ладное. А если ты этот приказ не отдавал, то меня как бы по твоему указанию арестуют, а потом окажется, что я умер от случайного укуса какой-то змеи или паука, что я не был арестован, а всего лишь временно задержан, и это случайная смерть, ах как все нехорошо получилось, а потом смотришь и тебя смогут закопать, без поддержки вертолетов и свидетельств против твоих противников. Это ты играешь по честным правилам, они такого слова даже не знают. Именно поэтому, я хочу любые изменения в моем статусе услышать от тебя, глядя в твои глаза, даже если рядом будут стоять люди, которые тебя держать под контролем, я пойму
это и может нам удасться вывернуться и из таких неприятностей.
        — Ты уже сейчас готов к такому развитию ситуации?
        — Когда, или если это случиться, то готовиться уже будет поздно, «хочешь мира, готовься к войне», не я это придумал, но я всегда следую этому правилу, зная, что на меня могут напасть в любую минуту, я готов к отражению нападения, или думаю, что готов. Настрой себя также, как и я, только так у тебя, а значит и у нас будет шанс выжить. Да и как дополнение, если все-таки на меня будет такой наезд с задержанием, то мне придётся стрелять по бойцам Корпорации. Я конечно понимаю, что их будут использовать в темную, но мне придется спасать свою жизнь, жизнь моих людей и твою жизнь одновременно. Прискорбно, но выхода другого я не найду. Ты об этом должен знать и если это произойдет, то ты должен будешь объяснить произошедшее своим соратникам.
        — Я с большим вниманием отнесусь к твоим словам, Влад. Тот сценарий, который ты нарисовал, мне пока кажется невозможным, но если все пойдет именно так, то ты полностью прав, мне сейчас необходимо подготовиться к такому варианту развития событий.
        Ну что ж, может сегодня поужинаем в ресторане. Я ведь неизвестно, когда увижу свою семью.
        — Это уже будет от вас зависеть, как вы этих орлов выловите и на каторгу отправите. Но и после этого сильно, тоже не расслабляйся, у них тут останутся последователи.
        — Вот умеешь ты успокоить в нужный момент.
        — Ничего, это только для пользы дела. Живее будешь. Хорошо, я пока в банк схожу, перекину ребятам их деньги. Мы ведь еще и оружие в магазин сдаем с трех банд.
        — Не понял, а тебе это оружие, что не нужно.
        — Нет, оно исполнено под стандарт НАТО, у вас есть такая организация в Старом Мире?
        — Да, есть, у вас тоже?
        — Да. Очень агрессивная организация, нужно отметить. Так вот у меня все оружие под боеприпас Руссинии. А это мне не нужно, может на первых порах буду использовать только пулеметы.
        — Знаешь, мы можем провести обмен, я вполне смогу принять на склад пулеметы под калибр 6,5Х45, а тебе выдать взамен 6,5Х39.
        — Лучше 6,5Х54, а я посмотрю, что у меня есть из 6,5Х51, все их и поменяем, так подойдет?
        — Да, это будет даже хорошо.
        — Вот и отлично, тогда я пошел, до вечера.
        — До вечера.  — Выйдя из кабинета, я спустился в бухгалтерию корпорации, и получил бумаги для банка, на получение премии за бандитов. За главарей нам положено по пять тысяч за голову. А за помощников по три. Не плохая добавка всего к получению сто двадцать шесть тысяч кредитов и пятьдесят тысяч премии от Корпорации. И того сто семьдесят шесть тысяч за неделю упорной работы. Еще не известно, как Юра распродал оружие. В вестибюле я встретил Гарта с двумя бойцами.
        — О, Влад, это твоя работа?
        — Ну, нужно же мне было помочь ближнему?
        — Спасибо тебе за протеже.
        — Гарт, не стоит благодарности, ты нормальный парень, поэтому, грех было не продвинуть такого немного наверх, ты в курсе, что в случае если все пройдет удачно и вы справитесь со своими обязанностями тебе светят погоны, нашивки лейтенанта?
        — Нет, этого я не знал, это серьезно?
        — Да, более чем, но я тебя сразу предупрежу, наверху, плохие парни будут очень сопротивляться, и я думаю, что будут вооруженные столкновения и от того убережешь ли ты Артура и выполнишь ли полностью свой служебный долг, согласно устава, зависит будут ли управлять этой Корпорацией хорошие парни.  — Начал я с ним разговаривать стереотипами из Американских боевиков.
        — Влад, скажи мне честно, ты уверен, что те, кого мы поддержим именно хорошие парни?
        — Абсолютно уверен, и знаешь почему?
        — Надеюсь ты мне скажешь.
        — Обязательно. Подумай сам, плохих парней будут подставлять хорошие и сдавать маршрут и время конвоя, что бы этот «плохой» парень попал в рабство?
        — Это ты про сэра Артура?
        — Да, я случайно вытащил его из рабства, и уничтожил банду, которая захватила его и убила родителей той девочки, что всегда со мной рядом. Если ты захочешь, я могу показать тебе запись допроса главаря этой банды. Там очень много грязного белья вылезет. Но тогда ты станешь секретоносителем с печатью «Топ сикрет».
        — Я тебе и так верю.
        — С чего бы такое доверие?
        — Ты будешь смеяться, но ты произвел на меня впечатление, когда на блокпосте давал мне свое оружие на осмотр. Ты отдал его мне в руки и патроны положил так, что я понял, ты мне полностью доверял, ты ни секунды не сомневался во мне.
        — Смеяться не буду, это называется «чувство локтя», «воинская солидарность» да много есть названий этому, у разных народов оно разное, но все сведется в конце к такому простому слову — интуиция. Так как ты повел себя, когда моя девочка навела на тебя пистолет, интуитивно на уровне подсознания, дало мне возможность довериться тебе, поверь мне я совсем не доверчивый, и любому другому, не дал бы не только патроны, но и свое оружие в руки. Мы все тут по-прежнему на войне, во всяком случае я себя тут именно так чувствую, и поэтому я тебя прошу, защити Артура. Он достойный человек, но не профессиональный воин, он хороший управленец, и ему нужна хорошая охрана.
        — Влад, ты очень хорошо мне объяснил, что тут и к чему все идет, я тебе очень благодарен, ты многое для меня прояснил. И наконец-то я смог понять тебя и твои поступки, теперь и мне виден путь. Я выполню, свои обязанности как положено, не сомневайся.
        — Если бы я в тебе сомневался хоть чуть-чуть, то не посоветовал бы сэру Артуру тебя и твое подразделение. До свидания, Гарт.
        — До встречи, Влад.
        — Думаю, что очень скоро мы увидимся снова.  — Я вышел на стоянку машин перед управлением, на общем фоне джипов пикапов и грузовиков выгодно отличался наш БТР. Возле него стояли Лена, Юра, Люда и Слава. Ну что, товарищи новые переселенцы, сейчас в банк…
        В банке я перекинул Людмиле и Славе по десять тысяч кредитов на счет.
        — Ого, и сколько это?  — Спросил Слава.
        — Десять месяцев нормальной жизни в Новом Мире. Или если на наши земные доллары, то тридцать три тысячи долларов США.
        — Ого, вот это да. Нам с Людой «Там», это зарабатывать бы пришлось не один год.
        — Это каждому.
        — Ничего себе. Так уничтожение бандитов выгодное предприятие.
        — Да, если учесть, что ты постоянно под пулями и в любой момент можешь получить свою. Стоит над этим задуматься.
        — А куда ты будешь тратить свои заработанные?
        — На строительство аэродрома, на строительство города, на пропитание бойцов, на амуницию, боеприпасы и так далее. Выплачивая по тысяче кредитов солдатикам строителям, эти деньги улетят очень быстро.
        — Да, а я уже размечтался. Правильно, ты ведь и нас сейчас содержишь в нашем мире.
        — Не бери в голову, Слава. Мы всё построим и у нас всё получиться. Должен вам сказать, что Корпорация переходит на военное положение. Ну это я так образно вам говорю, с сегодняшнего дня здесь будет вестись холодная и не только, война. Наших друзей я уже защитил как смог. Людмила и Станислав, к вам особая просьба. Сегодня в ресторане мы ужинаем с Артуром и его семьей. Лена и Юра уже с ними встречались. Вы сегодня встретитесь, после ужина мы тут не задержимся и перелетим в наш Мир, вместе с семьей Артура. Им грозит тут большая опасность. Мы спрячем их в нашем Мире, чем развяжем Артуру в этом Мире руки. Вот такой каламбур.
        — Все так серьезно закручивается?
        — Да, более чем серьезно. Мы в любом случае не пострадаем, но в случае если Артур и его команда победит, то для нас это будет очень хорошо, благосклонность Корпорации в этом Мире чего-то, да стоит, особенно в первое время, не стоит забывать, что время лечит, забудут и о наших заслугах, но и нам не все время за бандитами гоняться, нам новую жизнь строить нужно.
        — Да, мог ли я себе представить, что жизнь так закрутиться?  — С задумчивым лицом произнес в никуда Слава.
        — А что будем сейчас делать?
        — Можем пройтись по магазинам или пройтись и посмотреть на город. Когда еще побываете в свободном городе под протекторатом Корпорации. Впрочем, может нам и придется тут бывать чаще, чтобы восстанавливать или поддерживать конституционный порядок.



        Глава 8

        До вечера мы побродили по городу, побывали на пляже, посидели в кафе на берегу океана. И к назначенному временя прибыли в ресторан. Где в БТРе держит свои вещи Лена, я не знаю, но в ресторан она снова одела красивое платье и не то, в котором она тут была в прошлый раз, и вышла она снова на высоких каблуках. Лиза и Лаура, тоже блистали красотой, но в глазах у них было заметно беспокойство. Вечер прошел в дружественной обстановке. Я пока не заметил слежки или излишне внимательных типов. Несколько человек из подразделения сержанта Гарта я заметил и кивнул им, получив легкий кивок от них, молодец сержант, организовал охрану, как и обещал. Конечно это не гарантирует его неприкосновенности, но все же уменьшает вероятность покушения на него. После ужина мы заехали за вещами Лизы и Лауры. Дома они переоделись в походную одежду. И мы выехали и вылетели домой, в наш Мир. Когда мы собирались выезжать, я заглянул в кузов грузовика, он оказался пуст. Я глянул на Юру, и он улыбнулся и кивнул мне, значит все в порядке, оружие ушло не ниже той цены, что нам заплатили в прошлый раз. Когда я подошел к нему, он
садился в грузовик.
        — Ну как распродался?
        — Даже лучше, чем в прошлый раз, продавец сказал, что, то оружие что мы привозили в прошлый раз, уже ушло, так что он просил если будет еще, привозить ему, и заплатил в этот раз на десять процентов больше чем в прошлый. Пообещал, в следующий раз взять по такой же цене, как и в этот.
        — Сколько получилось?
        — Около двухсот тысяч. Он сразу перевел на наш общий счет сто девяносто четыре тысячи кредитов.
        — За бандитов мы тоже получили сто двадцать шесть тысяч и двесити тысяч премии.
        — Ого, мы хорошо поработали, если бы не строительство, то были бы богатыми людьми.
        — Тебе-то чего жаловаться, на твой счет уйдет приличная сумма.
        — Командир, а ты будешь строить только на деньги с общего счета?
        — Нет этого очень мало, весь мой счет уйдет туда же.
        — Тогда и мой забери.
        — Зачем? Не надо, поживи немного, как человек.
        — Вот именно как человек я себя и чувствую, так что мои тоже забирай.
        — Ладно потом поговорим, выезжаем из города.  — Я высунулся из люка БТРа и показал указательным пальцем круг над головой, думаю, что это интернациональный знак «запускай двигатель». Выехав из города, мы отъехали на десять километров и, я переместил БТР и грузовик в ангар на аэродроме у Славы, после чего вернулся снова в Новый Мир появившись в салоне у Славы.
        — Людмила выходи вперед. Хорошо, создаю портал переходим. Мы вывалились в нашем Мире над ангаром. Если в том Мире уже наступила ночь, то в нашем был полдень или около этого.
        Когда мы вышли из вертушек, Лена и Юра уже стояли рядом с ангаром. Лиза и Лаура мало что понимали.
        — Лиза, вы уже в безопасности, вы в моем Мире. Тут вы сможете провести некоторое время, нужное вашему мужу для наведения порядка в Корпорации.
        — А разве нельзя было в Новом Мире организовать нашу охрану?
        — Вы, самое слабое место у Артура, поймите, если вас захватят, то Артур вынужден будет сделать то, что ему скажут. Это проверено уже тысячи раз. Но этим не закончится, после того, что он сделает так, как ему укажут, вас тут же убьют. Никто и никогда не отпустит свидетеля.
        — А так опасность грозит ему?
        — В этом случае ему грозит совсем небольшая опасность. Так как у него не связаны руки, и он в нужный момент будет отдавать нужные приказы, а не бездействовать или идти у них на поводу, а в то, что вас попытались бы похитить я даже не сомневаюсь. Поверьте, мне, тут вы принесете ему больше помощи чем там. Сейчас он будет мыслить трезво и расчетливо. А это сейчас главное.
        — Хорошо, вы меня убедили. Скажите, Влад, а почему вы нам помогаете? Вы ведь нам в общем-то чужой человек? Сначала вы освободили моего мужа из… я даже подобрать нормального слова не могу, откуда вы его вытащили.
        — Я вам помогу, из ада мы его вытащили.
        — Да именно что из ада. Затем вы помогаете ему разбираться в его делах, кстати, многие ваши догадки, превратились в неоспоримые факты, и вы уже помогли моему мужу, остаться живым после возвращения оттуда. Теперь вы взялись защищать нас с Лаурой, почему вы это делаете, ведь это не приносит вам денег, во всяком случае, именно за это, вы с нас не взяли ни цента, ни тогда, когда, рискуя собой вытащили его, ни теперь.
        — Как бы вам ответить, чтобы вы смогли меня понять. Мы, Русские, говорим, что не все можно оценить деньгами, и не все, что мы делаем для друзей или незнакомых нам людей мы делаем за деньги. Таков наш менталитет и еще кое-что я могу вам сказать. Понимаете, Элизабет, мне и всем людям которых я веду в Новый Мир, там жить. Мы будем строить там, справедливый Мир. Вы ведь тоже об этом мечтали, когда переселялись туда. Так вот, нам всем, не безразлично кто будет руководить, управлять тем Миром. Я не стремлюсь к управлению тем Миром, но очень хотел бы, чтобы руководил им именно адекватный человек, который не будет делать свое счастье на несчастье других людей. У нас есть поговорка «в семье не без урода», именно из-за таких людей у нас развалилось государство. Да, и у нас часто встречаются такие же люди, от которых сейчас избавляется ваш муж в Корпорации, но большинство простых людей хотят жить в мире и дружбе. Мне тоже хочется, жить в Новом Мире счастливо, и именно поэтому я помогаю вам, не требуя за это ничего для себя.
        Надеюсь, что я ответил на ваш вопрос полностью, если честно, то до этого я просто действовал по наитию, и только после того, как вы мне задали этот вопрос, оформил его в мысли и ответ вам.
        — Да, вы полностью ответили на мой вопрос, сейчас я успокоилась и моя дочь тоже, как видите, она хоть еще и не совершенно летняя, но уже хорошо соображает в делах отца, и я вижу, что ваш ответ внес в ее сознание смятение. Лаура, в чем дело, что тебя так напрягло?
        — Дядя Влад, мама, я сейчас посмотрела на все, что твориться у нас, глазами дяди Влада, до этого я воспринимала ту ситуацию, что творилась у нас в Корпорации как игру, что-то вроде, перетяни канат на себя, а теперь, мне кажется, что я повзрослела на несколько лет, дядя Влад, открыл мне шире глаза. И мне стал более понятен его менталитет и те действия, которые он так мастерски проводит. Дядя Влад — это правда, что вы уничтожили четыре банды по сорок человек.
        — Видишь ли, Лаура, дело в том, что в уничтожении этих банд принимали участие все эти люди, которых ты сейчас видишь, двое из них лишь сегодня получили гражданство Нового Мира. Так что это не моя заслуга, это работа всего коллектива, я один, наверное, не справился бы с таким количеством бандитов.
        — Я поняла, вы застенчивы, и не хотите признавать, что вы организовали всех этих людей, пусть это и есть ваши товарищи. Вы ими командовали и командовали так, как мне рассказывал мой папа. Вы сами подставились под пули, но ни один из ваших подчиненных не получил ран. Вывод у меня только один, Мама, может посоветовать папе, чтобы он поставил во главе Корпорации именно Влада. Нам именно такой руководитель нужен, как Влад.
        — Нет, нет и еще раз нет, увольте меня от такого, что я вам, мадмуазель плохого сделал? Да и папа у вас ведь не председатель правления Корпорацией? Правда? Значит и назначать он на главное место не имеет право, я все правильно сказал?  — я смотрел на не согласное выражение лиц Лизы и Лауры.
        — Что не так?
        — А вы не знали?
        — О чем я должен был знать?
        — О том, Влад, что мой отец как раз сопредседатель правления Корпорации.
        — Не может быть? Так в его подчинении должны быть все патрульные силы, почему же он не может волевым решением решить вопрос?
        — Влад, а вы что и правда, не знали, какое место занимает мой муж в Корпорации?
        — Видите ли Лиза, когда мы познакомились с вашим мужем, я был не в самой лучшей форме, мне тогда только пулю удалили. Ваш муж сказал мне, что он в составе правления не последний человек, мне этого хватило для того, чтобы понять, что его просто слили, или подставили, тут кому как больше нравиться. Я ему тогда это и объяснил, а в дальнейшем у меня просто не возникало причин интересоваться какое место он занимает в правлении. Мне достаточно было видеть, что он правильный человек. Вот и все.
        — Мама, это еще раз подтверждает мои слова. Он нам нужен, всем.
        — Лаура, доченька, мне кажется, что я с тобой согласна, но не все так просто, там такие волки сидят, что своими правилами и постановлениями, юридическими нормами, любого подставят и одурачат, они его там съедят. Ему не нужно место в правлении. Там он счастье не найдет, ты же видишь, ему не нужны деньги и власть, он просто хочет жить нормально и хочет этого для всех, что и делает в меру его сил.
        — Очень жаль, Влад. Мне казалось, что это место для вас.
        — Нет, Лаура, мое место защищать и строить. Наверное, как-то так, если кратко.
        — Хм, может вы и правы. Но на все эти вещи, вы смотрите как-то гораздо шире, чем могут сказать эти два слова.
        — Ладно мы уже не спали сутки, надо поселить вас, и дать отдохнуть людям что воевали эти двое суток. У нас просто огромное количество неоконченных дел. Которые нужно делать еще вчера. В Новом Мире, нужно освободить еще людей, и это тоже надо сделать сегодня ночью. Но это мы втроем с Леной и Юрой сделаем. Нам только отдохнуть несколько часов нужно.
        — Влад, тогда мы с вами?  — услышав мои планы на ближайшие часы сказал Слава.
        — Товарищ подполковник, у вас тут дел видимо невидимо. Мы там и сами управимся, там всего четыре бандита осталось, помощь авиации точно не понадобиться. А добраться туда я и сам смогу. Ты пожалуйста, предоставь помещение для семьи Денвилл, а мы поспим в кубрике, в котором в прошлый раз отдыхали, можно?
        — Лиза, Лаура, увидимся позже, может завтра, тут вас никто не обидит.
        Поспать удалось четыре часа. Мы собрались нашей троицей и двинули в путь на БТРе. На той стороне было три часа утра, когда мы добрались до места расположения лагеря. Я долго наблюдал, но никак не мог найти часового. Не может быть, чтобы они совсем не выставили часовых. Уже почти поверив, что постов нет, я потерял терпение, и уже собирался встать со своей лежки, чтобы спуститься в лагерь и тут я заметил еле различимое движение около забора, сначала я подумал, что это какой-то хищник, но, посмотрел внимательно в тепловизор, я наконец различил черты человеческого тела. Похоже в нем жизни оставалось совсем не много. Когда я подкрался к нему, то увидел умирающего часового, его укусила какая-нибудь местная змея, на лицо, нарушение устава несения караульной службы. Спал на посту, и не увидел свою смерть. Гада, рядом уже давно не было, наверное, этот бедолага уже мучается более трех часов, надо ему помочь. Прерываю его страдания ножом. Вот теперь предстоит довольно сложное занятие, нам нужно найти еще трех бандитов. Для этого придется обыскать все помещения, которых тут в достаточном количестве. Обыскать
нужно тихо, чтобы их не разбудить. Мы с Юрой разделяемся, он прочесывает правую сторону, а я левую. Удача, сегодня на моей стороне. В одном из домов, я нахожу искомое, приоткрыв дверь в спальное помещение я понимаю, что они тут, но вот заходить туда у меня почему-то нет никакого желания. Что-то не пускает меня туда. Показываю Лене, чтобы она отходила назад. Что мне не нравиться? Не знаю. Но рука не хочет толкать дверь. Не может быть, неужели эти бандиты изнутри поставили ловушку-самострел? Только это можно устроить, для нежеланного гостя, если они спят внутри. Надо проверить. Я запускаю руку за дверь и аккуратно щупаю ручку на той стороне двери. Точно, к ручке привязана бечевка, но она натянута. Резать нельзя, не исключено, что там есть груз, который может при перерезании этой бечевки все равно заставить сработать спусковой крючок. Да, не совсем правду рассказал мне главарь перед своей смертью. Не все тут остались немощные и несообразительные. Этот спец, который устраивал «сторожок» скорее всего бывший подрывник-сапер. Может и бывший спецназовец. А это значит, что и сопротивляться он будет до конца. И
нам совсем не стоит попадаться ему на мушку. И что нам делать? Попасть внутрь помещения, без шума мы не сможем, а врываться и нарываться на заряд картечи, тоже не фонтан. Эта сволочь сделала так, чтобы при осторожном открывании двери, обрез, а я уверен, что на том конце бечевы привязан именно обрез какой-нибудь двустволки, не сразу выстрелил, потому, что картечь вряд ли пробьет двери, выстрел должен произойти, лишь когда, дверь откроют почти до конца. Тогда весь заряд картечи войдет в грудь зашедшему. Тогда, он должен тут спать один, оставшихся двоих, надо продолжать искать. Не исключено, что это как раз самый доверенный человек главаря, которого он решился оставить на хозяйстве. Надо же. До чего могут довести логические выводы. Надо бы его допросить, как бы это он не оказался настоящим главарем банды, а послал вместо себя помощников.
        — Лена, двое, скорее всего не тут, надо их искать. Через три минуты мы их нашли, на первом этаже, на кухне, у них там был тайник с выпивкой. Вот за столом они и спали. Хорошо, теперь мы знаем, что этот спец спит в комнате один. Но как его оттуда выкурить? Можно конечно подождать его снаружи. Наверное, это единственно правильное решение. Нам спешить некуда. Я устроился на лестнице, таким образом, что меня не было видно из двери комнаты, двери, которую я закрыл, так, как было раньше. До рассвета уже было не так много время, правда меня тоже клонило в сон, но я все время вспоминал того, первого бедолагу, которого я дорезал при входе на эту базу. Этот момент сразу сгонял с меня сон на десять-пятнадцать минут. Потом снова на меня нападала сонливость. Вот так я и боролся со сном. Наконец я услышал тихий скрип дверных петель. Выдержав паузу еще три секунды, я вскочил на ноги… и чуть не упал, ноги затекли и не хотели меня держать, но, за это мгновение кое-что произошло. Бандит действительно был опытный зараза. Параноик еще по хлеще меня. Он вышел из комнаты с пистолетом на изготовку и когда я вскочил, то
он был готов к выстрелу гораздо лучше, чем я. Он выстрелил первым, меня спасло только то, что я не удержался на ногах и завалился влево вниз. Пуля прошла всего в каких-то сантиметрах от моей головы, но вот моя пуля, которую я успел выпустить в падении, попала ему в правое плечо, хотя я, стреляя в ответ уже не собирался оставлять его в живых. Я стрелял ему в грудь, а падая попал в правое плечо. Мой выстрел одновременно выбил из его руки пистолет, и свалил его на пол. Точнее, пистолет выпал из его руки. Я вскочил и постарался, как мог быстрее добраться до него. Да, матерый дядька. С таким встретиться, когда он с тобой на равных, я бы не хотел, мне кажется, что при всей моей подготовке я ему не ровня, уделал бы, он меня как щенка. Мне удалось его спеленать только потому, что он был ранен, а так, у меня вряд ли это получилось бы. Допрос начал прямо тут, времени на раскачку я давать ему не стал. Не много я от него узнал. Да это он настоящий главарь банды, да, я узнал где его тайник, да, ему тоже доставили оружие, но он уже передал его другой банде, какой он так и не сказал. Сильный духом был человек, не
стал я его резать дальше, просто из уважения к его силе воли застрелил его в голову. Хоть и бандит, но… его я тоже потом закопал. Не захотелось мне его отдавать на съедение животным. Рабов в лагере не оказалось, мы просто не успели раньше схлестнуться с этой бандой, они их уже продали. Зато денег в кассе, было не просто много, а очень много почти миллион кредитов. Да, грязные деньги, но помочь похищенным я уже не могу. Значит они все до последнего кредита, пойдут на строительство города. Из техники на базе остался только один пикап с крупняком на турели. Оружия было тоже не много, привезенное конвоем уже отдали, а основное мы собрали на тех бандитах, что мы уничтожили на марше. Так с десяток автоматов разных моделей, лишь три из них были под наш стандарт. Один пулемет, который я мог поменять у Артура. Зато с этого спеца, мне достался новенький АК, точно такой же, какой у меня съела большая гиена. Автомат, который я взял у Руссинского капитана. Хороший автомат, я очень сожалел тогда, что сам засунул его в пасть гиене. Зато продуктов мы загрузили полный кузов пикапа, и почти весь свободный отсек БТРа.
Ну хоть на первое время будет чем кормить солдатиков. Ну вот и все, так долго готовились освобождать рабов, а не срослось. Я ходил как пришибленный, чувствуя вину за собой, не успели всего на три дня. Более тридцати человек попало в рабство. Их отправили по реке в Халифат. По реке. Да, необходимо будет организовать таможню возле города, когда его построим, чтобы больше по реке не смогли сплавлять рабов. А теперь переправим машину и продукты на нашу будущую базу и домой. Завтра нужно заселять первую партию солдат, кухонный наряд и Марка Львовича. Как там старик не передумал еще? Перешли назад под вечер в нашем Мире. По моим прикидкам, работа по разборке аэродрома и складов должна подходить к концу. Пора заниматься перевозками и перегонять технику. Встретили нас в который уже раз, как родных, мы попали на конец рабочего дня, все солдаты собирались на ужин и умывались у солдатского умывальника на сорок кранов. Когда мы уставшие вывалились из БТРа, и поплелись тоже к умывальнику, таща наши автоматы в правой руку за цевье, нас встретило дружное «УРА». Не знаю почему или что вызвало такую реакцию у бойцов,
но такая встреча была для нас неожиданной. Как ни странно, но у стола под тентом, недалеко от умывальника, сидели на скамьях и Лиза с Лаурой, а рядом с ними сидела Людмила и что-то им говорила. Нас сразу окружили солдаты и начали расспрашивать, о наших приключениях. Первой вырубилась Лена. Она положила автомат на стол, на него сложила руки и на них уронила голову. Сон мгновенно укрыл ее от шума. Затем точно также устроился Юра. Лишь я еще пытался что-то рассказывать, положив автомат на колени. Затем разум помутнел, я еще слышал вопросы, но уже не мог говорить, навалилась такая усталость и я отключился. Очнулся я только рано утром. Оказывается, нас перенесли в выделенный нам кубрик и уложили на кровати и сняли берцы. Я прихватил свой автомат, уже новый, камуфлированный и, пошел на улицу, умываться и все прочее. Возле умывальника меня уже встречали Лиза и Лаура.
        — Доброе утро, Влад.  — Первой поздоровалась со мной Лаура.
        — Доброе утро, Лаура, доброе утро, Элизабет, как вам на новом месте?
        — Все нормально, мы окружены заботой, только скучно без работы.
        — Хм, я думаю, что если мы попросим Людмилу, то она придумает, что-нибудь и вы сможете быть полезными для нашего дела.
        — А что вы тут делаете?
        — Сейчас военные строители заканчивают разбирать взлетные полосы этого аэродрома, и ангары для самолетов и вертолетов. Скоро, может быть уже сегодня мы начнем все это переправлять в Новый Мир и будем строить там аэродром, а затем и город.
        — У вас большие планы. Наверное, этот город будет красивым.  — мечтая, о чем-то своем, сказала Лаура.
        — Мы приложим к этому все свои силы.
        — Как прошел ваш бой этой ночью там?
        — Боя как такового не было. Бандитов мы убили, но мы опоздали, и заложников в лагере уже не было, их продали в Халифат. Когда мы узнали об этой банде, заложников там уже не было, но все равно я чувствую свою вину, что не успел их освободить. Теперь им уже нельзя помочь.
        — Тоже самое было бы и с Артуром, если бы вы тогда не успели.
        — Да, их тоже ждал Халифат. Мы тогда успели раньше, чем их успели продать.
        — Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться?
        — Конечно, обращайтесь.
        — Там… Холодильники уже почти пустые.
        — Понятно, пора на охоту. Сегодня займемся этим. Да, сержант, передай всем, что сегодня будем добровольцев переводить в Новый Мир.
        — Это хорошая новость, товарищ командир, ребята уже готовы и ждут.
        — Отлично, а как тут? Работы еще много?
        — Не очень, надо уже технику и плиты перевозить.
        — Ну что ж, может сегодня и начнем.  — Пока я умывался, на улицу вышли Лена и Юра. Похоже день сегодня будет напряженный.
        — И так, дорогие товарищи, сегодня у нас начинается переброска техники людей и большая охота. Сейчас после завтрака, я смотаюсь к полковнику Голованову и предупрежу его, о том, что часа через четыре пять, ему в склад поступит мясо. Юра, берешь трейлер с краном и в ангар. Я с Леной на вертолете разыскиваем стадо антилоп. Может и убьем их из мясорубки. Так будет быстрей.
        Полковника я предупредил, и мы отправились на охоту. Юра ждал моего появления возле трейлера. Солдатики тоже были предупреждены, чтобы сказу приступили к разделке тушь. Мы с Леной сразу переместились к тому мусту, где мы уже один раз поохотились. Стада в этом месте не было. Поэтому я заложил большой круг, вокруг этого места, постепенно удаляясь. Через час, мы нашли стадо, но сели судить по количеству голов, то это было не «наше стадо». Мы подошли к стаду на самом тихом режиме полета, но, естественно все было бесполезно, услышали и увидели нас довольно издалека и начали убегать. Пришлось догонять и стрелять из «мясорубки», как ни странно, но такой способ добычи мяса, оказался довольно эффективным. Тремя очередями по десять выстрелов, мне удалось обездвижить шестнадцать антилоп. Я, как смог быстрее перенесся в наш Мир и посадил вертушку возле ангара и побежал открывать портал Юре. Мы с Леной тоже перешли в Новый Мир, но захватили два грузовичка, на которых в прошлый раз, доставили мясо для Василия. Четыре тушки мы загрузили в эти два грузовичка, а двенадцать — на трейлер, для него этого уже было
много и он, еле-еле переваливаясь с оной стороны на другую переехал в наш Мир и, прямиком направился к месту разделки, нельзя потерять мясо из-за жары, необходимо как можно быстрее уложить его в морозильники. Операция «Охота» прошла, как нельзя лучше, эффективность обнаружения стада с вертолета, превзошла, все мои ожидания. К Василию Дмитриевичу, мы заехали через два часа, после того, как мы его предупредили. Его бессменный часовой сержант Маслов, оказался уже на месте.
        — Добрый день, сержант, зови полковника.
        — Уже, товарищ старший лейтенант.  — Ну вот, уже и тут стали по званию обращаться.
        — Влад, рад видеть вас обоих и особенно рад, что вы о нас не забыли.
        — В этот раз у вас четыре туши. Не знаю, когда в следующий раз получиться еще закинуть, забывать я конечно не буду, но и сроков точно назвать не могу.
        — Спасибо и на том. После твоего «вливания» у нас все стало гораздо лучше.
        — Вы еще не собираетесь «Туда»?
        — А что, уже пора?
        — С сегодняшнего дня, я начинаю переброску на ту сторону части людей, техники и материалов. И начинаю строительство аэродрома. А потом, мы будем строить город на берегу реки.
        — Город?
        — Да, у меня есть уже на руках разрешение Корпорации на закладку в том месте города.
        — Ничего себе? Уже и разрешение получил? Быстро ты там развернулся.
        — Так получилось, мы в том районе уничтожили четыре банды, так что район можно считать условно безопасным. Давайте, забивайте места в городе под дома, а то опоздаете. Смеюсь конечно, до города еще далеко, но себе одно местечко я уже застолбил. На пригорке, и реку хорошо видать.
        — Влад, ты меня в курсе держи, может мы и раньше, чем Кузьмич к тебе присоединимся.
        — Хорошо, буду держать вас в курсе дела. Тогда я попозже заберу грузовички. Сегодня у нас, как день «Д».
        — А почему день «Д»?
        — Ну так чтобы никто не догадался.  — рассмеялся я.  — Великое переселение начинается сегодня. Все, товарищ полковник, мы побежали.  — и мы исчезли из склада. На подъезде к ангару уже стояла очередь из техники, а рядом скопились пол сотни человек.
        — Кто старший группы переселения?
        — Я, товарищ старший лейтенант, старший сержант Лиховецкий, Владимир Сергеевич.
        — Отлично, зови сюда сначала группу охраны.
        — Отделение охраны, ко мне.  — прокричал Владимир. Сразу из группы солдат отделись пятнадцать человек и подошли к нам. Сейчас мы перейдем на ту сторону и вас начнут вооружать. Ваша задача, круглосуточно охранять своих сослуживцев, от всего, бандитов или диких животных. Все получат памятки переселенца и должны сегодня с ними ознакомиться.
        — Уже, товарищ командир. Вы оставляли одну, мы все уже прочитали ее, только зачитали до такого состояния, что…
        — Не важно, еще достанем, это всего лишь бумага. Ваша группа пойдет первой. Вооружиться и будет принимать технику и людей под охрану. Вперед в ангар.
        — Юра!
        — Да, Влад.
        — Пойдешь на ту сторону с ними, предоставишь им два багги и два пикапа, по возможности дизельные. Всем выдашь АК Нового Мира. Если кто умеет обращаться с подствольным гранатометом, выдавай АК с подствольником. По два боекомплекта. Я перейду к вам и переправлю их на взлетное поле и в лагерь. В общем день был действительно днем «Д». Я конечно многое не учел и все это приходилось делать по пути, например, я забыл позвать поваров, которые должны идти на ту сторону, но они сейчас заняты разделкой тушь, часть которых я заберу на ту сторону. Но к вечеру разобрались. Я даже переправил сотню армейских двухъярусных кроватей на ту сторону. Также я забыл про снабжение техники горючим. Благо Слава напомнил и показал на пять двадцати кубовых топливозаправщиков, на базе грузовика «Скания». Чтобы я без него делал? Отправили и несколько трейлеров с плитами. Сначала решили застелить участок под ангары для техники и вертолетов. Затем начинать расчищать территорию под взлетные полосы, под топливохранилища. Марк Львович подготовил чертежи нашего будущего аэродрома. Бульдозеристы уже снимали грунт с места
строительства, как и в Советском Союзе, я решил сгребать чернозем в сторону, думаю, что он нам потом самим понадобится. А пока мы делали большие холмы, во-первых, это хорошее место для вышек охранения, а во-вторых на такой холм можно поставить локатор. Без которых аэродром слеп и глух. Часть людей была занята оборудованием лагеря, туда я загнал дизель генератор на сто киловатт. А в ближайшее время должны поступить панели солнечных батарей, большое количество аккумуляторов к ним, а также инверторы большой мощности. На будущем аэродроме, тоже подготавливают площадку под солнечные батареи. Там будет целая солнечная электростанция. Так как в этих местах основное время года девять месяцев из двенадцати ветров нет вообще, то ставить мачты ветро-генераторов бесполезно. За десять первых дней мы хорошо продвинулись в освоении территории. Нам удалось застелить площадку под ангары и солнечные батареи, да под солнечную электростанцию, мы тоже застелили площадку плитами. Это чтобы вся электростанция за сезон не заросла травой. Слой грунта был снят и уложены плиты. Везде где можно были развешены светильники,
которые днем запасали солнечную энергию, а всю ночь освещали нам лагерь, и территорию аэродрома. Я нашел среди китайских садовых светильников, достаточно удачную модель, которая нас полностью устраивала. Светильниками, на основе подобной технологии, мы решили задействовать на взлетно-посадочной полосе. Жизнь постепенно налаживалась. На новом месте все больше и больше появлялось новых ангаров. А в них перекочевывала и вся техника из нашего Мира. Постепенно вырастала и диспетчерская вышка. На крыше ее планировали установить один из радаров, а также радиомаяк. К концу месяца, мы полностью забрали все, что смогли с территории авиадивизии. Оставили только один ангар, чтобы скрытно там появляться. Но это я думаю не на долго. На той земле, точно скоро появиться какой-нибудь «хозяин» и придется убрать и ангар. Может нас потом приютит полковник Голованов? Полковника мы тоже не забывали, и он нас подкармливал топливом. Самым тяжелым, оказалось переместить из Старого Мира топливные емкости, которые были зарыты в землю на территории дивизии. Их емкость была огромна и в них был большой запас горючего. Залить-то их
залили, но полеты запретили, так как пришел приказ о расформировании дивизии. Вот нам они и достались полными. Одного авиационного керосина нам должно хватить на десять лет экономного использования. А за это время, мы договоримся о доставке его с территории протектората Руссинской Армии. На всякий случай мы притащили из Старого Мира аппаратуру для очистки топлива. Например, для такого самолета как Сесна, грязное топливо — равносильно катастрофе. Поэтому во всю технику, подготовленную к вылету, заливалось только свежеотфильтрованное, очищенное топливо. Подошло время, когда мне уже нужно было проводить регистрацию моих новопоселенцев. Я уже дважды за это время побывал у Артура в Нью Бостоне. Дела у них налаживались. Им удалось вычислить человека, замутившего усиление бандитского беспредела на дорогах Нового Мира. Банд по-прежнему оставалось еще очень много. И нам, по-хорошему, нужно было продолжать их уничтожение. Но у меня было еще огромное количество не решенных вопросов. Плохо было только одно. Этот человек сумел сбежать. И скорее всего мы его не найдем, или это случится не так скоро, как хотелось
бы. В самой Корпорации осталось не мало сторонников этого управленца и теперь можно было ожидать любых пакостей. Артур занял кресло главного управляющего Корпорацией, но это меня не очень радовало, теперь он находиться под постоянным прицелом недоброжелателей. Гарт полностью оправдал наши и мои надежды. Как оказалось, (это мне Артур по секрету рассказал), жену и дочку Артура до сих пор разыскивают люди того человека, которому удалось смыться. Жизнь их до сих пор остается в опасности, поэтому Лиза и Лаура до сих пор скрываются у нас. Я привозил Артура к ним, чтобы они немного смогли успокоится. Но ситуация мне абсолютно не нравилась. Нужно срочно разыскивать этого человека, иначе жизнь Артура и его семьи так и останется под угрозой, а работать эффективно в такой ситуации он долго не сможет. Так как на этой стороне у меня уже было две трети личного состава, который собирался перейти на эту сторону, то мне необходимо было встретиться с Виктором Петровичем и совершить акцию о которой мы уже давно договаривались. Сейчас на этой стороне было уже более ста шестидесяти человек. После переговоров с Виктором
Петровичем, мы решили провести их в две партии, по восемьдесят три человека. Для этого мы спланировали так, что три грузовика появятся прямо на территории пересыльного пункта, в момент пересменки служащих этого узла Корпорации. Никто не должен был заметить их появления. Скажу сразу, задуманное получилось. Мы еще и опыт получили как лучше проводить наших людей, без огласки внезапного появления на пересыльном пункте с портальными воротами. Сам Виктор Петрович находился на десятом небе, во-первых, мы ему проплачивали переход, а во-вторых, Корпорация доплачивала ему премии за каждого переселенного. Поэтому он был не просто доволен, он был очень доволен. Такое количество людей не мог переселить одномоментно никто из вербовщиков Корпорации, за такое количество переселенцев у Корпорации существуют премии бонусы, ну и всякое с этим связанное, я не хотел сильно вникать в схему работы этой организации. В результате нашей работы, мы наладили контакт и схему прохождения нашими переселенцами этого пункта. Я, рано утром, проводил колонну с переселенцами на этот пункт и до обеда их переправляли в Новый Мир. Виктор
Петрович, как и было однажды сказано мной в шутку «с вас обед для переселяемых», взял на себя обязательство плотно кормить моих людей. Это была не прихоть или показатели хорошего расположения к нам, это была прямая необходимость, особенно в последствии, когда с переселенцами пошли дети. В общем, этот момент удовлетворял всех. Параллельно, с возведением аэродрома, мы начали строить дома. По наколке подполковника Краснова, меня познакомили с одним молодым подающим надежды архитектором градостроителем, вот только у него была большая проблема — он никому не был нужен в нашей стране. Сокращение строительства, увольнение сотрудников в таких учреждениях достигло таких объемов, что попасть на какое-нибудь место в проектном институте было, практически невозможно. Поэтому, когда меня познакомили с Сергеем Степановичем Спиридоновым, он безрезультатно подыскивал себе работу дворника в каком-нибудь ЖЕКЕ.
        — Сергей, я могу предоставить тебе работу.
        — И тоже дворника? Ну что же, я готов, так как ее я тоже не могу найти уже полгода.
        — Нет, это работа по твоей специальности, специальности градостроителя, но, города не современного в твоем понимании. Это будет город, в котором будут дома максимум четырехэтажные, а в основном одно и двухэтажные. Со временем город разрастется, сейчас у меня соберется максимум пятьсот-восемьсот семей. И то, это слишком оптимистические прикидки.
        — Подождите, Влад, это где же сегодня строят такие города? Это или локализированное спец поселение, или…
        — Или этот город будет строиться не в нашем Мире.
        — Что? В каком Мире.
        — Не нашем, я не оговорился. Но если ты, Сергей согласишься на эту работу, то это уже навсегда. То есть обратной дороги уже не будет.
        — Вы меня разыгрываете, хотите посмотреть, на что согласиться безработный с высшим строительным образованием, после того, как он не смог в течении полугода найти не только работу по специальности, но даже не смог устроиться работать дворником?
        — У меня нет никакого желания разыгрывать вас, Сергей. Мое предложение вы уже выслушали. Теперь ваши вопросы.
        — Да вы что, это серьезно? Не наша планета?
        — Да.
        — Хм. Вы меня просто озадачили. А кто там проживает, сколько жителей, для кого строится этот город? …
        — Вот обо всем этом мы сможем поговорить, но, вы же понимаете, что многое из этой информации секретно? Поэтому, кое-что я смогу тебе рассказать сейчас, а многое — только после твоего согласия.
        — А семья?
        — А ты уже женат?
        — Нет, но у меня есть родители.
        — Ты сможешь построить им дом в том Мире, правда на свои заработанные, со скидкой. Семья тоже сможет переехать туда, но тоже навсегда.
        — Значит все это не розыгрыш?
        — Нет, все так, как я сказал. Не знаю какую дополнительную специальность ты себе еще выберешь, но после строительства города, я не думаю, что найдется еще много чего построить, но и город будет развиваться. Бюрократов мы плодить, как ты понимаешь не собираемся, поэтому даже архитектор, для того, чтобы получать зарплату, должен постоянно приносить пользу обществу. Да и еще тебе должен сказать, там необходимо постоянно иметь при себе оружие.
        — Это что пистолет и автомат можно носить?
        — На первом этапе, да, и пистолет, и автомат. В последствии, можно будет носить только пистолет, но и автомат должен будет находиться в близкой досягаемости.
        — Дикий Запад, на современный лад.  — с каким-то придыханием произнес Сергей.
        — Ты знаешь, Влад. Мне кажется, что я согласен, только нам нужно обговорить условия.
        — Ну давай обговорим…  — Условия и еще многое другое более важное для строительства, мы обговаривали еще около трех часов. Сергей согласился, и вот уже трудиться бок-о-бок рядом с нами, родителей, он пока сюда не забирал, но, когда будет построен дом для них, он их сюда заберет. Аэродром уже заработал. Когда на крыше диспетчерской вышки заработал приводной маяк, я сообщил об этом Артуру, и он разослал во все филиалы Корпорации информацию о новом аэропорте, который теперь может связать весь Новый Мир авиатрассами. Мы построили гостиницу, для тех, кто проходит через нас транзитом. Некоторые самолеты находятся в полете около восьми часов и пилотам требуется отдых. Я интересовался здешними ценами на обслуживание авиатехники, а также на все сопутствующее этому виду бизнеса. Меня они впечатлили. Доставку топлива на аэродром взяла на себя Руссинская Армия. Мы связались с ней через моего знакомого капитана Рязанова Николая Владимировича, с которым мы познакомились полгода назад встретившись на дороге.
        — Ну ты Влад силен. За полгода отгрохал такой аэродром.
        — Николай, если бы это я его строил, то всей моей жизни не хватило бы его построить. Люди его строили, люди, которые поверили мне и пошли за мной. Мы уже и город начали строить. Скоро нас будет еще больше, можете тоже к нам присоединяться. Места много.
        — Спасибо за приглашение, на счет присоединяться, это конечно образно?
        — Почему? Я вполне серьезно, если есть желающие, то милости просим, нормальным людям всегда будем рады.
        — Ну скажем так, людей у нас и так не хватает, ты же понимаешь, у нас теперь индустриальный центр этого Мира строится, заводы, нефтеперерабатывающая промышленность. Кстати не без твоей информации и помощи все удачно прошло, могло получиться гораздо хуже и более кроваво, если бы ты тогда не уничтожил все те банды на дорогах и информацию, такую важную нам не передал. Жаль только что этого умника поймать не удалось. Много крови он еще нам попортит. Да и тебя он вряд ли поблагодарит за то, что ты ему такие планы обломал. Да, на счет людей. Как ты смотришь на то, чтобы у тебя тут поселились несколько людей, ну не совсем гражданской профессии.
        — Ага, разведка. Только что ты тут будешь разведывать? Мы к вам и так дружелюбно относимся, как-никак, а почти братский народ. Роднее вас у нас и нет тут никого. Но, официально мы ведем нейтральную политику. И сажать тут твою разведку мне не хочется. Другое дело, не отказать вам в точке переброски группы войск, при необходимости, это другое дело. Но ты и сам понимаешь.
        — Ну попробовать то стоило? Мы ведь без разведки не выживем. У вас действительно нам и делать-то нечего. Просто отсюда можно перекинуть в любой регион группу для улаживания ситуации, ты же знаешь, что наши войска, практически на само обеспечении. Вот и нанимают нас на проводки конвоев, или для защиты, так сказать «конституционных устоев».
        — Ты знаешь, как-то вот эта фраза мне очень не нравиться, вы только не переквалифицируйтесь во всепланетных полицейских, а то потом снесет крышу и уже смотришь не только конституционный порядок будете поддерживать, а и притеснять кого-нибудь начнете за деньги. Поэтому и говорю сразу, здесь разведку не потерплю, это обговори со своим начальством обязательно. Такая постановка дел может нашу дружбу нарушить, а мне бы этого очень не хотелось.
        — Да знаю я, я об этом с начальством уже говорил, но мне дали понять, что хотят прояснить твое мнение на эту точку. Мне и самому неприятно тебе было об этом говорить.
        — Они даже предложили надавить на тебя поставками нефтепродуктов.
        — Вот это они зря, я без проблем могу наладить у себя на территории еще одни приемные ворота, мне это уже неоднократно предлагали сделать. Но я на это не пошел, не говоря уже о том, что я могу и так поставить сюда горючего столько, сколько мне потребуется, но ворота в мой Мир, это тоже вариант. Может мне самому отказаться от вашей нефти? Поверь, мне обойдется это дешевле, просто я буду занят на много больше, а мне этого не хотелось бы.
        — Ты извини меня, что я тебе это все вывалил, ты же знаешь, что в этом Мире не хотят полагаться только на слово, здесь хотят еще и привязать экономически.
        — Ты, наверное, смеешься надо мной? Это в любом мире самая первая заповедь в политике, «Хочешь иметь надежного союзника, сделай так, чтобы он был от тебя, экономически зависим».
        — Вот только с нами это не пройдет, если ваше руководство желает и дальше видеть наши отношения дружескими, то должны просто относится к нам ровно. Так и передай.
        — Влад, я и так с тобой согласен. Лучше ты приезжай к нам и все обсуди с нашими. Они ведь даже с тобой лично незнакомы. А так со слов, вряд ли можно полностью составить портрет. Ну ты меня понял.
        — Да, согласен, только меня начинает смущать подход вашего начальства. Может я прибуду на встречу, а меня там встретят из пулемета?
        — Ты чего такое говоришь? Влад да ты в своем уме, это же…
        — Политика, только и всего. Убирают не согласного, сажают на его место того, кто на все согласиться или хотя бы будет согласен подписывать соглашения и все, дело в шляпе, как говорится.
        — Хм, не думаю, что наши на такое пойдут, что-то ты перегибаешь, Влад.
        — Нет, я просто смотрю на вещи реально, такой аэродром, очень лакомый кусок в этом Мире, и за то, чтобы подчинить его себе, люди могут пойти на многое, это же стратегическая точка воздействия. Имея авиацию, через нее можно воздействовать на любой анклав в этом Мире. Именно поэтому, эта точка обязана быть нейтральной. Относительно.
        — Почему относительно?
        — Потому, что мы русские. Потому, что наше мировоззрение практически совпадает с вашим. Потому, что в этом Мире, вы для нас единственные потенциальные союзники.
        — Влад, я не понял, а почему тогда потенциальные?
        — Потому, что ваше руководство до сих пор еще не решило, как к нам относиться, а дружба односторонней быть не может.
        — Мне все понятно, я донесу своему командованию, твою точку зрения, но все же прямой контакт, это не испорченный телефон. Назначь дату и время, для встречи с нашим руководством.
        — Да, ты прав, встретиться нам просто необходимо. Через неделю. В десять часов утра. Подойдет? Я думаю, что твое командование уже сумеет обдумать все то, что я тебе сказал и продумает линию поведения при наших переговорах.
        Ровно через неделю, делегация нашего анклава Русских, прибыла на переговоры с командованием протектората Руссинской Армии. Вначале переговоры шли напряженно. На меня пытались давить.
        — Скажите, вы сюда переселились, чтобы снова, как в Старом Мире заниматься под коверной борьбой, интригами. Политическими дрязгами? Или строить жизнь людей без тех болезней, от которых вы все бежали из Старого Мира?  — Мой вопрос поверг всех в ступор.
        — Э-э, а к чему вы, Влад, сейчас задали этот вопрос?
        — К тому, что вы сидите и пытаетесь давить на меня. Вы уже знаете мою точку зрения на это. То, что вы сейчас пытаетесь сделать, может привести нас и наши отношения к здоровенному оврагу. Который будет отделять вас от нас. Вы отдаете себе отчет в том, что мы не ваше подразделение, мы вообще из другого Мира? Если вы надавите на нас и нам придется, находить себе других союзников в этом Мире, то поверьте, даже мое уничтожение ничего вам не даст кроме осложнения ситуации. Союзников мы и так найдем, хотя бы туже Корпорацию, вы ведь понимаете значение точки расположения этого аэродрома? Если Корпорация обоснуется здесь, на этом аэродроме, то этим Миром на долгое время, сможет управлять не только политически, но и имея здесь авиацию и десант, который ей в принципе сконцентрировать здесь ничего не помешает, она сможет создать серьезный противовес вам. А учитывая, что все заказы на вооружение, оборудование заводов идет через ворота Корпорации, на вас можно будет очень сильно надавить. Поэтому я удивляюсь вашему подходу к сегодняшним переговорам, учитывая, что предварительную информацию вы уже получили.
        — Вы абсолютно правы.  — Начал говорить пожилой человек, явно невоенный, но наделенный полнотой власти, как мне его представили, он гражданский руководитель Руссинского протектората и отвечает за развитие промышленного потенциала.  — Мы как раз и опасаемся того, что в этом месте обоснуется военное крыло Корпорации.
        — Уже около полугода, как благодаря нашим усилиям, вы не понесли того ущерба, который собиралась нанести вам Корпорация в лице одного из их руководителей. Мы помогли своевременно обезопасить ваши коммуникации от многочисленных банд, которых снабжали ваши же земляки — Московиты, оружием, чтобы убивать и грабить ваших Руссинских переселенцев. Грабить ваши конвои с оборудованием и оружием. Так скажите мне, кто мы для вас? Если мы оказали вам всемерную поддержку, а ваши соотечественники предали вас. Если мы предложили вам руку помощи даже в то время, когда эта помощь в большей степени была нужна нам? Сегодня наш анклав набрал силу, у нас есть свои вооруженные силы и достаточно серьезное вооружение, нам нет необходимости содержать танки и бронетехнику в большом количестве. Мы имеем достаточно оружия для защиты нашей территории от банд и диких хищников. В случае необходимости мы можем себе позволить поставку большого количества современной бронетехники, но зачем? Мы не собираемся ни на кого нападать и хотим мирно жить и работать в этом Мире. Скажите, разве не этого вы хотели, когда переселялись в этот
Мир? Спокойной и тихой жизни, счастья для своих детей?
        — Да, вы снова абсолютно правы, но как видите нам и тут опять вставляют палки в колеса.
        — А вы не пробовали договориться с Корпорацией, объяснить свою точку зрения? Решить общие проблемы за столом переговоров. Сейчас, снова не без нашего вмешательства, во главе Корпорации вполне адекватные руководители. Считаются и с моим скромным мнением. Так вот, почему бы нам всем не встретиться за большим круглым столом и не обсудить наши проблемы? Я могу вам помочь с освоением вами островов, которые сейчас вам необходимы, а вы после этого сможете официально их за собой закрепить и договариваться с Корпорацией на ваших условиях, но учитывая их пожелания.
        — Это как же вы сможете нам помочь с освоением этих островов? У нас большие проблемы с этим. Во-первых, там обосновались банды наркоторговцев, которые вооружены если не лучше нас, то таким же, как и у нас вооружением, во-вторых, у нас нет средств доставки на острова достаточного количества десантных сил и средств их поддержки, артиллерию, минометы, боеприпасы.
        — Вот в этом я и предлагаю вам свою помощь, я тоже хочу, чтобы в этом Мире вы стали независимыми и сильными, чтобы вас не могли просто так сковырнуть.
        — Вы понимаете, что информация о такой операции абсолютно секретна?
        — Информация о планировании захвата вами островов, это секрет Полишинеля. Все об этом говорят, все об этом знают, но не знают, когда вы сможете это сделать. Есть еще кое-что, если острова захватите вы, то могут возникнуть споры пересуды и попытки отобрать их назад в пользу какого-нибудь другого анклава, во всяком случае так планировал сделать ваш оппонент из руководства Корпорации. Я считаю, что вам тоже лучше подстраховаться и поселить туда лояльный вам анклав.
        — Уже не ваш ли анклав вы предлагаете туда переселить, Влад?  — Уперся в меня взглядом полковник Петренко, Леонид Иванович, военный, командир Руссинской Армии.
        — Вот от этого увольте. Нам не нужны земли и тем более нефть, вокруг нее всегда будут крутиться интриги и желающие откусить от нефтяного пирога.
        — А вам не нужны деньги и нефть?
        — Нет. Деньги мы уже начали зарабатывать, а нефтепродукты вы нам поставляете, тем более что я уже говорил, что в случае необходимости я смогу наладить другой путь доставки нефтепродуктов или установить портальные ворота в мой Мир. Корпорация готова предоставить нам в любой момент сами ворота и специалистов их обслуживающих, на мне будет лежать ответственность за обеспечение безопасности с той стороны в моем Мире.
        — Так почему вы не воспользуетесь этой возможностью? Это же золотое дно.
        — Позвольте с вами не согласиться, это двойное дно и огромный гембель на нашу голову. Я не привык подводить людей, поэтому и не хочу устанавливать у себя ворота. О них на той стороне быстро узнают и сюда полезет всякая шваль, генералы, прокуроры, а за ними потянуться уголовники. Вы этого хотите, мало вам было своих, еще и из нашего Мира захотели. Вы ведь понимаете, что о таких воротах быстро узнает президент, и наложит свою лапу на доходы и «кого и что» пропускать, а кого и нет. Так зачем нам плодить тут тунеядцев и разбойников, и так, только почистили немного.
        — А нам даже не предложили установить такие ворота.
        — Вы в постоянной конфронтации с Корпорацией, поэтому они вам и не передадут такую технологию.
        — Получается, что вы, Влад, являетесь человеком Корпорации? Вы сами об этом только что сказали.
        — Вот видите, каждый человек, видит в сказанном только то, что хочет там увидеть. Я ни словом не намекнул вам, что я человек Корпорации. Да я сотрудничаю с Корпорацией, мне так выгодно, точнее выгодно это для людей, которых я привел в этот Мир. Я выручил одного из основателей этой Корпорации, освободил из плена-рабства. Помог ему найти того, кто его подставил и в это рабство отправил. За это я удостоился доверия и получил контракт на уничтожение банд, чем и занимался. В то время в этом Мире мог находиться только я и мой друг Юрий, он перед вами. Мы втроем чистили эту территорию от бандитов, потом ко мне присоединились еще несколько моих друзей. Я ни разу не нарушил своего слова, и именно за мои действия я и удостоился такой «чести» разрешения на установку ворот. Корпорация знает, что я никому не передам эту технологию. Тем более что с ними постоянно будут находиться техники Корпорации, и они взорвут их в случае каких-нибудь накладок. Вот и все. Но мне не нужны тут соглядатаи из Корпорации, сегодня они настроены к нам дружелюбно, а завтра забудут оказанные нами услуги. Так что я обойдусь без ворот.
Спокойнее знаете ли.
        — Что ж, в логике мышления вам не откажешь. Хотя нам бы такие технологии не помешали бы.
        — Вот именно поэтому я и не желаю их на моей территории.
        — Вы говорили, Влад, что можете нам помочь с освоением островов, как?
        — Я могу перекинуть туда столько десанта и вооружений сколько потребуется. Вот только кого?
        — Как вы это сделаете?
        — Это уже мой секрет. Назад по необходимости вы уже сами постепенно сможете их эвакуировать, тогда уже спешить будет некуда. Главное, как я понимаю, ввязаться в бой всеми силами, а дальше война план покажет.
        — Да, вы все правильно понимаете, главное доставить туда основные силы, а дальше мы уже захватим острова. Какое количество людей вы можете туда доставить за один раз?
        — Я открою вам туда портал.
        — Вы что сделаете?  — Ошарашенно спросил командующий. У него из руки даже карандаш выпал.
        — Я открою вам портал, предварительно мне придется облететь острова, наверное, ночью, чтобы поменьше ненужных глаз было, а то могут и зенитной ракетой долбануть.
        — Зенитных ракет по нашим данным у них пока нет, разведка доложила, что наш оппонент как раз и собирался снабдить их такими ракетами, но благодаря вашим усилиям он не успел этого сделать.
        — Это не может дать надежных гарантий, что у них совсем ничего нет, поэтому я и подстрахуюсь. Мне нужно будет, чтобы со мной полетел начальник штаба, ведь это он будет планировать, когда и куда должна будет проводиться высадка людей и техники?
        — Да, вы правы. Странно, но то что вы говорили о лояльном нам анклаве, абсолютная правда, и мы тоже готовили именно такой вариант.
        — Позвольте спросить, это случайно не Кубинцы?
        — А с чего вам пришла такая мысль в голову?
        — Ну не нохчей же вы туда поселите? Помниться мне, что когда я уничтожил первую банду, то среди освобожденных нами людей были очень дисциплинированные кубинские солдаты и с ними был человек явно наделенный властью, им очень нужно было попасть к вам, вот сейчас у меня все и сложилось в правильный узор. Похоже, что я угадал?
        — Да, в сообразительности вам не откажешь. Они о вас тоже отзывались очень тепло и даже назвали вас человеком слова и не жадным. На сегодня это очень хорошая характеристика. Да, вы совершенно правы, если вы сможете нам помочь, то за такую помощь мы вам будем очень обязаны.
        — Для нас будет достаточно, что у нас будут теплые и дружеские отношения. Вы помните, наверное, когда наши страны еще имели вес в мире, так говорили дикторы телевидения в новостях. К сожалению, я тогда под стол пешком ходил и мне это рассказывали мои родители.
        — Да, многие из нас еще помнят те времена. Нам действительно нужна ваша помощь, а если верить характеристике на вас, то вы человек слова и не будете нас тут разыгрывать. И так, мы действительно поможем Кубинцам захватить острова. В последствии мы выведем свои войска с территории островов и отдадим их под расселение на них Кубинцев под нашим протекторатом. Там будет добываться нефть и перерабатываться на нашем нефтеперегонном предприятии, Кубинская сторона будет обеспечена топливом.
        — Вот и хорошо, с нашими взаимоотношениями мы разобрались, я думаю, что ликвидаций с вашей стороны уже не будет?
        — Влад.
        — Только не надо мне говорить, что подобный поворот дела не обсуждался, иначе я заподозрю вас, в том, что вы уже готовы мне врать.
        — Резко вы, однако, но да, рассматривался и такой вариант. Теперь его не будет. Обещаю.  — Командующий посмотрел мне в глаза.
        — Ну что ж, мне придется поверить вам на слово. Надеюсь, что оно такое же надежное, как и мое.  — Я тоже внимательно посмотрел ему в глаза.  — Теперь пока наши люди будут обсуждать наши общие дела мы с вами предварительно обсудим план операции. Эта девушка будет присутствовать на нашем обсуждении, ей вы можете верить ровно на столько, на сколько вы можете верить мне.
        Нам пришлось не много задержаться, точнее всю делегацию я отправил в этот вечер назад на аэродром, а мы с Леной остались. Ночью мы вылетели с начальником штаба на облет островов. Мне нужно было увидеть своими глазами точки высадки десанта, хотя бы через приборы ночного видения.
        — Влад, у нас есть вертолеты МИ-8, но мы не успеем доставить на острова достаточное количество людей и техники.
        — Поэтому вам нужно переориентировать их на доставку необходимых боеприпасов во время проведения операции, одновременно я смогу быть только в одном месте, поэтому, я пропускаю то количество людей и техники в точку и дальше вертолеты поддерживают и снабжают их всем необходимым.
        — Отлично, лучшего мы бы и пожелать не могли. В таком случае «Крокодилы» и транспортные МИ-8, будут поддерживать закрепленные за ними подразделения. А вы будете постоянно открывать проходы на новые точки.
        — У меня все время должна быть на виду карта островов. Мы, сейчас облетая их, пронумеруем каждую точку и в процессе командования, вы будете называть мне номер точки, а я, находясь с бойцами, буду отправлять их в нужную точку высадки.
        — Отлично, так и поступим.
        — Какую плату за оказанную услугу вы потребуете, Влад? Я понимаю, сколько может стоить такая помощь.
        — Я думаю, что часть оружия одного стандарта с вами, будет достаточно, скажем пятьдесят процентов от общего количества.
        — Но там могут быть даже артиллерийские орудия?
        — Скажем так калибры до тридцати семи миллиметров меня интересуют, а также минометы и гранатометы с боеприпасом, разумеется.
        — У вас есть разрешение на использование тяжелого вооружения?
        — Конечно, а как по-вашему я буду защищать аэродром, да и на вертолете, разве вы не видели у меня установлен четырех ствольный крупнокалиберный пулемет и кассеты с двадцатью четырьмя НУРСами?
        — Простите, как-то сразу не подумал. Хорошо, а что по финансовым трофеям?
        — Это на ваше усмотрение.
        — Я вас понял. Мы решим этот вопрос, а постановка вами таких условий добавляет вам еще один плюс.



        Глава 9

        Время проведения операции мы назначили исходя из того, когда сможет армия Кубы, полностью сконцентрироваться в ППД Руссинской Армии. А время начала самой операции назначили на предрассветные часы. Операция началась точно в срок и проходила под четким руководством военных. Я справился со своей не легкой задачей и за день вымотался так, что под вечер просто заснул на полигоне с автоматом в руках и каской на голове. Да-да, несмотря на то, что непосредственно в операции мы участия не принимали, но мой портал работает в обе стороны и так как бойцы начинали штурмовать наркокартели прямо с прохода портала, то и к нам могли залетать пули, а напрасно подставляться, мне никакого смысла не было, поэтому и на Лене, и на мне были и каски, и бронежилеты. Операция подходила к конечной стадии. Такого напора от Руссинской Армии наркодельцы не ожидали. Почти одновременно, на островах стали появляться солдаты и подкрепление в виде вертолетов. Поэтому и сопротивления как такового не было. Бандитов убивали до того, как они понимали, что это штурм. Основная операция закончилась до вечера, дальше уже моя помощь была не
нужна. Пару раз я проделывал проходы для того, чтобы солдаты могли вынести тяжелораненых. А меня разбудили два бойца кубинца.
        — Привет, Хомбре.  — Я разлепил глаза и узнал двоих бойцов, которых освободил в первом лагере бандитов.
        — Привет, Мигель, привет Паоло. Как добрались в прошлый раз?
        — Благодаря вам, сеньор, очень хорошо добрались. Мы выполнили наше задание, благодаря вам. Мы доставили полномочного представителя Кубинской Армии в ППД Руссинской Амии. Мы вам очень обязаны. Сегодня мы видели, как вы помогали нам обрести тут новую Родину. Теперь вы на наших островах будете всегда почетным и желанным гостем.
        — Мне приятно слышать, что у вас тут появилась своя земля. Мы тоже поселились на земле, которая примыкает к тому лагерю, где вас удалось освободить. Теперь там располагается наш аэродром. А в десяти километрах мы строим город у реки. Будете в тех краях, заходите в гости, будем рады.
        — Спасибо, сеньор Влад. До свидания, рады были видеть вас живым и здоровым.
        — До свидания. Мне тоже было приятно вас увидеть.  — Ребята пошли по своим делам у них все только начинается. Хорошо получилось с островами и Руссинам теперь спокойнее. Под боком друзья, а не враги. Пора и нам выдвигаться домой. Я зашел в штаб попрощаться, а там был такой шум и гам, что казалось я попал в растревоженный муравейник. По коридорам бегали военные с бумагами. Все друг друга поздравляли с победой. Наконец я нашел начштаба.
        — Ну что, Валерий Семенович, мы полетели домой.
        — Как домой, мы сегодня собрались праздновать победу. Вы, Влад не представляете какое дело сделали, теперь у нас под боком хорошие соседи, а не враги, можно уже спокойно жить и работать, на нас теперь никто не нападет. Теперь у нас в случае чего объединенная Армия.
        — Вы знаете, устали мы сегодня, вы празднуйте, мы порадуемся в пути, поедем мы домой.
        — Жаль, что вас не будет. Ведь сегодняшняя победа — это больше чем на половину ваша работа. Не знаю, как вы это проделываете, но получилось просто необыкновенно удачно, потерь практически нет, а мы планировали, что потерь будет до двадцати процентов техники и личного состава. Сегодня вы спасли сотни жизней. Ладно, раз вы уже улетаете, то давайте встретимся через неделю, и мы окончательно рассчитаемся с вами. Мы пока трофеи вывозим, а за неделю наведем порядок и оформим все как положено. Вы не переживайте, ничего не пропадет, все будет точно подсчитано и разделено.
        — Я не волнуюсь из-за трофеев. Это не самое важное. Отношение, вот это важно, а трофеи — это всего лишь железяки. Ладно, до свидания Валерий Семенович. До встречи через неделю.
        — До свидания, Влад, до свидания Елена, еще раз спасибо вам за помощь.
        Мы пошли к нашему вертолету проверили внешнее состояние и погрузились в него. Путь домой занял всего несколько минут. Стоило нам отлететь от ППД на десяток километров, как я создал портал, и мы оказались в зоне нашего аэродрома в безопасном для полетов месте. Я сразу обговорил с диспетчерами, где я буду появляться и на какой высоте, чтобы рядом с этим местом никогда не летали другие летательные аппараты. Нас встретили, и мы в диспетчерской рассказали о сегодняшней операции и о полной победе, о том, что теперь у Руссинов под боком поселились друзья из Кубы. И что теперь у Руссинов будет много нефти, а у нас теперь не должно быть проблем с топливом. А как будет на самом деле, это уже покажет время. После очень длинного дня, мы наконец добрались до нашей комнаты и завалились спать. Еще немного и стройбатовцы достроят наш дом на холме в шестистах метрах от реки, которую Испанцы назвали Тахо. Ну и мы так называем, привыкли уже. Завтра нужно сходить посмотреть, как идет строительство. Сержант еще несколько дней назад просил нас заскочить и посмотреть, может что-то не понравится, то пока не закончили
можно еще переделать, да что там может не понравиться, я уже видел наш новый дом, Ленка аж пищала от радости, скоро ей уже будет шестнадцать, и она уже видит себя невестой. Я не возражаю, я уже так к ней привязался, что уже ни за что не отпущу. На следующий день мы решили сделать для себя выходной и заодно посетить наш строящийся дом. Прямо с утра у нас выходного не получилось, и я занялся строительством. Проведя летучку с Марком Львовичем и Сергеем, нашим архитектором, кстати парень очень резво влился в наш коллектив и буквально с головой ушел в работу, наш дом — это тоже его проект, мы переместились в ангар для наших птичек и еще два часа провели со Славой и Людмилой. Лиза и Лаура тоже были тут, они до сих пор прятались у нас, потому, что наш и их враг до этого момента еще не был найден и было опасение, что могут подослать или снайпера, или группу похитителей. Лишь только к десяти часам мы смогли оторваться и поехать на берег реки отдохнуть, мы взяли с собой заранее заготовленное мясо на шашлык. Мангал стоит у нас на территории двора, у строящегося дома. Лиза и Лаура тоже напросились с нами. Хоть я
и переживаю за них, но отказывать было как-то неудобно. Тем более, что Лена и Лаура уже так сдружились, что могут по несколько часов лопотать на смеси английского и русского языков и главное, что хорошо друг дружку понимают. Сначала мы заехали к нашему строящемуся дому. Посмотрели все, что уже было готово и подходило к завершению. Еще неделька вторая и дом будет окончательно построен. Не далеко от нашего с Леной дома начали возводить свои дома Слава с Людмилой. Скоро уже очертания первых улиц появиться. Не легко нам это далось, проблема со всем, материалы я переправлял из нашего Мира. Благо, что у меня там есть Евро. Но все же наладили снабжение и материалы поступают. Когда мы покончили с осмотром дома, мы вышли на улицу, и я начал собирать и грузить в багажное отделение одного из трофейных джипов мангал. Я стоял ровно у машины и ждал, когда Лена найдет то что ей нужно в багажнике, в какой-то момент она потянулась мне за спину, а я чуть отклонился назад, чтобы ей было удобнее достать. В этот момент я услышал хлопок и удар. Такой звук издает пуля при попадании в тело. Мою правую руку обожгло, а
повернувшись назад к Лене я увидел, как на ее груди расплывается красное пятно. Не может быть, промелькнула у меня мысль. Я подхватил начавшую падать Лену. Лиза и Лаура стояли рядом и еще ничего не поняли.
        — Прости меня, любимый… Лена закатила глаза, и я понял, что она уже мертва.
        — Все в дом, быстро, Лиза, Лаура, в дом быстрее. Это работа снайпера.  — Девчонки побежали в дом, рядом со мной пролетела еще одна пуля, я услышал сверхзвуковой хлопок. Лену я подхватил на руки и понес в дом.
        — Лена, Леночка, как же это так получилось, это же мне предназначалось. Как же так? Лена, Аленушка. Родная моя. Не уберег я тебя. Прости меня, дурака, расслабился. Лаура и Лиза уже были в доме, когда я туда зашел с мертвой Леной. Я уложил ее на стол в большом зале, рядом уже начали собираться строители.
        — Всем боевая тревога, за речкой снайпер. Беречь Элизабет и Лауру. К окнам не подходить, а я сейчас…  — я мгновенно переместился в ангар, где еще возились с вертолетами Слава и Людмила.
        — Я выдрал из-за пояса у Славы рацию и нажав на кнопку прокричал в нее.
        — Боевая тревога, снайпер из-за реки застрелил Елену, боевая группа в составе шести человек прибыть к вертолетному ангару.  — Слава и Люда смотрели на меня расширенными от ужаса глазами, и все еще надеялись, что я пошутил, одновременно понимая, что такими вещими не шутят. Повторять два раза команду не было смысла. Меня услышали и уже через две минуты караул в полном составе был у ангара. Пришло двенадцать человек в полной боевой. Я схватил у Славы автомат и подсумок, свой я оставил в джипе во дворе своего недостроенного дома.
        — Шесть человек в вертолет, задание объясню по дороге.
        — Влад, мы летим с тобой.
        — Тогда два вертолета, по шесть человек возьмут. Сержант бери еще десять человек, только добровольцев и по машинам.
        — Может вертушки смогут нас всех взять, там лишних людей не будет.  — я посмотрел на Славу, он меня понял и кивнул головой.
        — Все, по машинам. Сержант старший второй машины.  — Мы тяжело поднялись в воздух и полетели в сторону реки напротив нашего дома. По дороге я рассказал всем что произошло. Перелетели реку мы через десять минут после того как я оказался в ангаре. Сразу включили тепловизоры, сейчас еще не такое горячее солнце и у нас есть шанс найти убийцу, скорее всего это группа наемных убийц. Мы с Людмилой медленно, осматривая территорию полетели прямо от реки по ожидаемому маршруту отхода группы, а Слава полетел вперед на максимальной скорости. Найти уходящих на всех порах два джипа, повезло подполковнику.
        — Вижу два джипа, уходят на большой скорости, мои действия?  — Услышал я голос Славы в наушниках.
        — Останавливай машины, мне нужен их главный, но это если получится.
        — Выполняю.  — Слава сделал боевой разворот и открыл огонь НУРСами. Передний джип перевернуло взрывом, но кроме побитых стекол большого вреда машина получила. Второй джип попытался объехать первый и не справившись с управлением врезался в первый.
        — Люда, давай в пятистах метрах садись, скидывай нас и сразу уходи на высоту. Мы выгрузились и рваными перебежками побежали к джипам. После того как, в воздух снова поднялась Людмила, я приказал Славе тоже высаживать десант, но, с другой стороны. Сопротивление нам не успели оказать, потому, что я переместился прямо к перевернутому джипу и успел положить почти всех пока они пытались вылезти из машин. Они еще не успели прийти в себя, как в живых осталось только двое из шести. Эти двое очень были похожи на старших в группе, но кто из них, кто я пока не знал. Я быстро разоружил их и связал. К нам уже подбежали бойцы.
        — Сержант, организуй сбор трофеев, ничего не пропусти, ни одной бумажки, ни одной вещи этих засранцев. А я пока поспрашиваю.  — Глаза мои, наверное, налились кровью, даже сержант отшатнулся. Я не стал делать длинных пауз и сразу приступил к допросу. Один из этих двоих оказался стрелком, а второй старшим группы. Это не были наемники, это оказалась личная гвардия этого управленца, который смог удрать из-под носа Артура. Я вытряс из них все и зарезал каждого из них собственноручно. Сволочи они убили Лену — любимицу всего нашего анклава. Лена настолько была общительная и добрая, что всегда старалась помощь любому человеку. Из информации удалось узнать, что команда «убить» поступила на меня. Каким-то образом этот управленец сумел добыть информацию обо мне. Сейчас он скрывается в Европейском Союзе. У него там подготовлена база. После выполнения этого заказа, должны были поступить еще заказы на Артура и его семью. Все как я и ожидал. Нечего было так затягивать, нужно было сразу самому подключаться к этому делу, как говорит пословица, хочешь сделать хорошо, сделай это сам. Теперь я поплатился за свою
оплошность. Лены больше нет.
        Цели в жизни я теперь не имею, оказывается я все эти полгода любил ее, сам не понимая, как я влюбился в нее. Она всегда была рядом, и я как-то привык к тому что она рядом. Был ее опекуном, но оказывается уже влюбился по уши. Что теперь делать и как жить дальше я не знаю и не хочу об этом думать. Всю команду бойцов я переправил назад, вертолеты прилетели к ангару сами. Я переместился в свой дом, который теперь мне уже был не нужен.
        — Все, со снайпером покончено. Но будут другие.  — объяснил я Лизе, Лауре и всем бойцам, которые сейчас собрались в комнате. Я поднял Лену на руки и пошел на выход, позвав за собой Лизу и Лауру.
        — На сегодня все свободны, отдыхайте, одна просьба, может кто-нибудь хороший гроб сделать?
        — Сделаем командир. Ты это, не переживай так, мы конечно понимаем и нам тоже очень жалко Лену, но ты на себя в зеркало посмотри. Ты весь седой.  — Да, я-то себя не вижу, а бойцы смотрят на меня как на мертвеца. Действительно мой цвет волос темно-русый испарился и сейчас цвету моих волос может позавидовать древний старик. Эх Лена, Лена. Как же так я тебя подставил. А на следующий день мы хоронили мою Ленку, всем нашим анклавом. Первая могила на нашем кладбище. Кто бы мог подумать. Ночь я не спал, я сидел рядом с Ленкой и что-то рассказывал ей, как будто она меня могла услышать. Потом не помню. Наверное, я заснул. Во сне меня снова начал обучать мой перстень. Сначала я никак не мог понять, что мне пытаются объяснить, затем я начал понимать, что мне показывают, что нужно сделать и как повернуть камень на перстне, чтобы попасть в прошлое. Мне стало ясно, что попасть в прошлое я смогу, но вернутся оттуда будет очень тяжело или даже невозможно. От меня потребуется такая концентрация всех сил, что мой мозг может не выдержать и это будет смерть, хотя какая теперь для меня разница. Мне надо отдать долг. А
если у меня получится, то может… Яркая мысль пришла мне в голову и в этот момент меня разбудил Юра.
        — Влад, мне очень жаль, но ты бредил всю ночь тут возле Лены. Я зашел за тобой, в три ночи, когда проснулся ночью, а тебя на твоей койке не оказалось. Ты так и сидел возле нее, и что-то во сне говорил, я разобрал только, что ты пойдешь в прошлое. Я конечно тебе доверяю, Влад, ты и сам это знаешь, но вот только я боюсь, чтобы ты мозгами не поехал.
        — Юра, у меня теперь есть долг и я должен ради Лены его выполнить, и не только ради Лены, ты ведь вчера слышал, что сказал тот крендель. Дальше они убьют Лизу и Лауру, а потом и Артура. Я не могу допустить, чтобы они тоже погибли. Если они погибнут, то все что мы строили пропадет зря. Если власть снова поменяется в Корпорации, то против нас поднимут весь патруль, кинут сюда всю свою технику и задавят нас. Мы пока не так сильны, чтобы противостоять Корпорации.
        — Но можно тогда объединиться с Руссинской Армией.
        — Можно, но тогда это будет равносильно тому что мы ляжем под Руссинов. Мы только-только наладили с ними нейтрально дружественные отношения. Нет Юра, мне надо туда, в прошлое. Сегодня ночью во сне мне объяснили, как я могу пройти в прошлое, хуже другое, попасть мне туда, скорее всего удасться, а вот вернуться назад, наверное, не светит. Ты меня прости, но я уже вам в принципе не нужен. Аэродром уже построен, город начали строить, транспорт у вас уже есть. Если я не вернусь, то это коренным образом ничего уже не изменит. Главное я уже успел сделать. Теперь я должен отправиться в прошлое и убить эту суку из Корпорации, тогда у вас все будет нормально. И еще, у меня к тебе просьба, долю которая принадлежит Лене, пока так и оставь. Ничего с ней не делай. Если я не вернусь, то я попробую встретиться с тобой в прошлом и рассказать тебе, как прошла операция, если не смогу вернуться, то буду жить в прошлом. Но ты об этом узнаешь. После похорон, я ухожу, надо собрать всех руководителей и Лизу с Лаурой. Как они кстати?
        — Они все время плачут. Для них это тоже сильный удар, ведь все произошло на их глазах.
        — Да, они все видели. Просто сразу не поняли, что к чему. Снайпер зараза на восемьсот пятьдесят метров стрелял. Если бы Лена не наклонилась, то он бы в нее не попал.
        — Тогда он на сто процентов убил бы тебя.
        — Может и нет, мог ранить или промазать, неизвестно, как я там крутился бы, пока пуля летит свои метры, я мог сдвинуться. Я вообще не понимаю, почему они стреляли с такой дистанции. Могли подождать минут десять и пристрелить меня с трехсот метров, наверняка. Мы ведь собирались на берег ехать.
        — Ладно, Влад, ты иди поешь, там уже завтрак готов.
        — Да мне кусок в рот не полезет без Ленки.
        — Ты нужен нам, Влад. ТЫ НАМ НУЖЕН, ты понимаешь это. Даже если ты пойдешь в прошлое и если это не вымысел твоего воображения, то ты должен иметь силы. Ты сам сказал, что тебе потребуются все твои силы.
        — Ладно, Юра, пойдем.
        Когда мы вошли в столовую, все столики были заняты только у нашего стола, где обычно сидели мы с Леной, Юрой и Слава с Людмилой, оставались наши места. Никто из солдат не притронулся к пище. Когда я подошел и сел на свое место, ко мне подошел сержант и протянул стакан, наполовину наполненный водкой и протянул его мне, я поставил его на стол где обычно сидела Лена и накрыл его ломтем черного хлеба. Потом я сел, сели и все присутствующие в столовой. Разговоров сегодня никто не вел. Все ели молча. После завтрака, мы поднялись на второй этаж в здании, где у нас проводились совещания. Я объявил присутствующим о том, что я собираюсь сделать. В кабинете повисла тишина. Как ни странно, но первой спросила Элизабет:
        — Влад, ты уверен, что это не плод твоей фантазии?
        — Лиза, у меня уже были такие видения, где меня научили открывать порталы и как их правильно открывать, к сожалению, я не могу передать кому-нибудь этот дар. Так что если я не вернусь, то вы не сможете получать из нашего Мира товары. Но люди как-то обходятся тем, что есть в Новом Мире, плюс вы можете ездить конвоем как все и закупаться в Нью Бостоне. Или напрямую в Корпорации.
        — То есть ты не допускаешь того, что ты не сможешь попасть в прошлое?
        — Нет, на девяносто девять процентов я туда попаду и убью эту сволочь. А потом я… В общем, я попытаюсь вернуться, а затем посмотрим.
        Лену мы похоронили, я посидел возле ее могилы около часа, а потом пошептал ей кое-что…
        Меня провожали всем анклавом. Я смог переместиться в прошлое с первого раза без каких-либо больших усилий, но я помнил, что основная трудность будет при возвращении назад. Переместился я не так чтобы сильно в прошлое, я появился в кабинете у Доуола Крэмпа, за две недели до того, как исчез этот деятель. Появился я в режиме невидимости, рано утром, как только он приходил в свой рабочий кабинет. Секретарши еще не было на работе, когда открылись двери и в кабинет вошел ОН, я еле удержался, чтобы не вспороть ему брюхо. Но мне не нужны внутренние войны в Корпорации. Все должно быть тихо и естественно. Я дал ему возможность сесть в его кресло и, появившись прямо перед ним, со всей силы пробил ему кулаком в солнечное сплетение. Сначала, когда он меня увидел, то остолбенел от удивления и страха, а потом ему уже было не до того, чтобы сопротивляться. Ему не хватало воздуха. Я усадил его на его место, положил на стол перед ним лист чистой бумаги и, вынув у него из кармана ручку сказал:
        — Пиши.  — все еще не в состоянии дышать он прошипел.  — Что писать?
        — Пиши, что ты в целях наживы, пытался создать вооруженные банды, чтобы помешать Руссинам создавать свою промышленность. Что ты пытался разрушить таким способом экономику Руссинов. Напиши, что это ты подставил конвой, в котором находился член правления Корпорацией Артур Денвилл и ты раскаиваешься за это преступление и не можешь дальше жить с чувством постоянной вины. За то, что ты сделал, ты совершаешь свое наказание сам.  — Доуол, выпучил на меня глаза, я снова врезал ему в солнечное сплетение и заставил его писать, не давая ему крикнуть и позвать на помощь. Когда он дописал свое признание, я достал из ящика его стола, револьвер, который он там держал. Сам я был в резиновых перчатках, этот револьвер я вложил в его руку, но он не захотел так легко сдаваться и попытался все-таки крикнуть и позвать на помощь, попытавшись меня оттолкнуть. Но и я к этому был готов, я снова зарядил ему в солнечное сплетение, я не хотел оставлять ему синяков, это не входило в мои планы. Когда он обмяк, я усадил его назад в кресло и приложив руку с револьвером к его виску, нажал на спусковой крючок. Выстрел вынес ему
мозги. А я, глянув на окружающую нас обстановку, и не найдя в ней чего-либо неправильного, исчез в портале. Появился я далеко от Нью Бостона. Я появился не далеко от нашего аэродрома и попытался перейти в настоящее, точнее в будущее. Да, я запутался. В общем я хотел переместиться в то время, откуда я переместился в прошлое. Ага, держите меня. Меня стало так корежить, что я не выдержал и закричал. Обессиленный я упал прямо на землю и с минуту был не в состоянии встать. Пока я отдыхал, я вспоминал все те знания, что мне передал мой перстень во сне. Оказывается, повороты камня на перстне нужны были лишь для перемещения во времени, а не для создания портала. Как я уже говорил, для создания портала, мне нужно было всего на всего захотеть переместиться. Мне уже начало становиться страшно, если я не вернусь, то я не смогу совершить то, что я задумал, когда узнал о перемещении во времени. Я собрал все свои силы и снова, повернув камень, захотел переместиться в то время откуда я ушел. Все повторилось, ужасная боль во всем теле, я продвигался через какую-то субстанцию, которая липла на меня и не пускала вперед.
Я продвигался совсем понемногу, но не сдавался, я понял, что каждая попытка будет отбирать у меня силы и следующая попытка будет еще сложней и болезненнее. Продвигаясь вперед я почувствовал, что с какого-то момента мне стало легче продвигаться вперед и наконец все прекратилось, и я вывалился на бетонную полосу, на которой стоял весь личный состав нашего анклава и, только что проводил меня в прошлое.
        — Ура!  — раздалось над тишиной аэродрома.  — Ура!  — Ко мне кинулись десятки людей, но первыми добрались Юра Слава и Людмила. Следом за ними ко мне подошли Элизабет и Лаура.
        — Тебе удалось?  — Спросила Людмила.
        — Да.  — Из носа, ушей и глаз, у меня шла кровь. Силы мои закончились, и я впал в нирвану. Очнулся я только к вечеру. Сильно хотелось есть. Когда я открыл глаза, то увидел рядом с моей кроватью Лауру. Она увидела, что я пришел в себя и закричала, зовя маму. Лиза была в соседней комнате. Она прибежала и стала меня осматривать.
        — Лиза, мне нужно поесть, много мяса.
        — Да, я сейчас пошлю в столовую Лауру.
        — Я дойду сам. Помогите мне подняться. Этот переход назад забирает все силы. Думал, что не смогу вернуться и испугался, это придало мне дополнительных сил и я прошел. Теперь мне надо восстанавливать силы, мне придется сделать еще один переход в прошлое.
        — Расскажи, что ты сумел сделать?
        — Больше вас не должна беспокоить угроза жизни. Я убил Доуола. Он застрелился в собственном кабинете, но перед этим написал признательное письмо. Думаю, что войны в Корпорации не будет. Но мне нужно будет повидаться с Артуром, перед тем, как отправить вас к нему.
        — Это отличная новость, а что ты говорил про еще одну попытку вернуться в прошлое?  — Я загадочно улыбнулся и тихо сказал:
        — Я пойду за Леной. Только не знаю примет ли она меня снова, ведь она меня еще не знает.
        — Ты приведешь сюда Лену?
        — Не совсем. Сначала я попаду в прошлое и уничтожу тех бандитов, что напали на машину Елены и убили ее родителей. Потом я встречу саму машину с ее родителями и Леной. Вот тогда, если они решаться поговорить со мной, тогда я попробую убедить Лену поехать со мной через полгода сюда. Чтобы все продолжилось после того момента, как ее убили. Вот такой план. Только я боюсь, что она меня не примет. Такого, седого и чужого.
        — Примет, поверь мне, она примет тебя.  — Пока я поглощал пищу, рядом собрались мои друзья и тоже ужинали за компанию, в это время Лиза рассказывала про то, что я ей рассказал. Глаза моих друзей округлились, но были довольны тем, что Лена может остаться живой, мне тоже хотелось в это верить, хотя выглядело как-то слишком фантастично. Отъедался я еще два дня, а потом решил съездить к Артуру. Как всегда, я взял мой мотоцикл, создал уже такой привычный портал и появился в десяти километрах от блокпоста Нью Бостона. Пройдя идентификацию, я проехал к зданию управления Корпорации. В городе все было тихо, никаких следов перестрелок я не обнаружил. На входе в здание я предъявил свой АйДи и меня пропустили. Артур работал в своем кабинете.
        — Добрый день, Артур.
        — О, пропажа, где тебя черти носят, я уже две недели тебя жду, у нас тут все решилось само-собой. Виновник всего этого балагана, сам застрелился и еще оставил предсмертное письмо. Так что можно возвращать мою семью домой.
        — Артур, ты уверен, что все спокойно, что не осталось людей, которые могут принести тебе горе?
        — Нет, а почему ты спрашиваешь меня об этом? Что-то случилось или у тебя есть какая-нибудь информация?
        — Артур, я не доверяю этому месту, может ты и уверен, что нас не слушают, но то, что я хочу тебе рассказать, тут я говорить не буду. И да, произошло…
        — А где мы можем поговорить?  — спросил меня испуганным и настороженным голосом Артур.
        — Поехали ко мне и твоей семье, предупреди своего секретаря, чтобы тебя не беспокоили, и мы перейдем прямо отсюда, потом сюда тебя и верну.
        — Ладно, сейчас предупрежу. Влад, а ты что решил покрасить волосы, тебе не идет белый цвет.
        — Это не белый цвет, Артур. Они седые.
        — Краска под седой цвет?
        — Нет, это естественный цвет моих волос, теперь.
        — Что случилось? Теперь уже понимая, что я, не зря его отсюда вынимаю, спросил полушепотом Артур.
        — Лены больше нет, ее убили.
        Перешли мы к нам на аэродром через две минуты. Нас уже встречали Лиза и Лаура. Они бросились на шею к Артуру, а я отошел в сторону. Говорили они не долго, и мы пошли в кабинет совещаний, вообще-то это так называли мой кабинет. Но так как я там бывал редко, то и своим я его не считал. В кабинете остались и Лиза с Лаурой, секретов от них у меня нет, я все рассказал Артуру, как нас подловили у дома, как я ходил два дня назад в прошлое.
        — Не может быть, Влад, скажи, что ты меня разыгрываешь, сейчас откроется дверь и сюда зайдет Елена?
        — Нет, Артур, все правда. Правда и то, что я убил твоего и моего врага, ты сделал большую ошибку, что упустил его, а мне очень тяжело достался этот поход в прошлое. Елена мертва и убили ее люди Доуола. Я пойду в прошлое за ней и попробую его изменить. Я не уверен на сто процентов, что все получится. Но я должен туда пойти иначе у меня теперь нет цели в жизни. Мне ничего не нужно, люди достаточно уверенно тут себя уже чувствуют, я им не нужен.
        — Невероятно. Ты изменил историю. Оказывается, я все испортил. Влад, а ты не хочешь работать в Корпорации? Я хорошо разбираюсь в так сказать каждодневной рутине, а ты бы смог занять место военного руководителя. У тебя прекрасно все получается.
        — Нет, Артур, это будет не честно с моей стороны, ты ведь понимаешь, что в этом случае мне придется скрывать ото всех, что я помогаю Руссинам и своему анклаву. А мне не хотелось бы, закончить так, как это сделал Доуол. Я был полезен Корпорации как кризис менеджер, помог вам в критическую для всего этого Мира минуту. Моя работа выполнена, теперь я могу идти на покой. Подбери такого человека из своих людей. Мне кажется, что это принесет больше пользы, только не ленись контролировать его. А я, если останусь жив, приду на помощь если она еще когда-нибудь понадобиться тебе.
        — Да, Влад, ты снова честен со мной, как всегда. Может ты и прав. Только вот что я тебе скажу. Ты и в этот раз действовал на благо своих людей и Руссинской Армии и что получилось, ты сделал так, что лучше жить стало всем, понимаешь меня, ты принимаешь решения, от которых всем становиться лучше. Так почему ты не хочешь такую работу постоянно.
        — Потому, Артур, что за все мною сделанное, я потерял Лену, а вообще-то должны были убить меня. Слишком большая цена для меня, если я каждый раз, когда буду спасать, чью-то задницу, буду терять близких мне людей, даже в этот раз я решился пойти в прошлое, зная, что вернуться оттуда практически невозможно, только ради того, чтобы не потерять Лизу и Лауру. Ты извини меня, но твои близкие, стали мне не безразличны и мне очень не хотелось потерять еще и их.
        — Влад, мне кажется, что такие мамонты как ты, уже все вымерли на Земле. Ты, можно сказать, потенциальный противник нашей Америды, там, на Земле, вытаскиваешь своего бывшего врага, помогаешь ему снова вернуться на его «Трон», даже не зная кому ты помогаешь, ничего за это не потребовав. Таких как ты, уже, наверное, нет. У меня к тебе другое предложение. Ты для нас уже тоже не чужой человек, и я вижу, что Лаура к тебе относится так… даже не знаю, как это назвать, сказать, что она в тебя влюбилась будет как-то неправильно, но, наверное, это тоже точно выражающее суть слово. Так вот, если у тебя все пройдет не так, как ты запланировал, я бы был не против, чтобы ты стал мужем Лауры. Не отвечай мне, просто прими это к сведению. Я сейчас по глазам Лауры, вижу, что я прав, а Лиза, как я понимаю, тоже со мной согласна.
        — Артур, Лаура — это самая лучшая помощница тебе, а потом и твоя смена. Ее место в Правлении, а не носиться с сумасшедшим Русским по саванне, преследуя бандитов. Да-да, я не буду тебе сейчас ничего говорить, просто помни об этом всегда, это самый надежный человек, который у тебя будет в Правлении. А теперь я могу отправить вас всех домой.
        — Влад,  — сказала Элизабет,  — мы с Лаурой хотели бы остаться тут и увидеть твое возвращение.
        — Лиза, а если я не вернусь? Вам придется тащиться в Нью Бостон конвоем. А это более двух тысяч километров.
        — И все же.
        — Ну, как вам будет угодно. Тогда я отправлю назад Артура.
        — Если ты вернешься в эту же точку времени, что и уйдешь, то я тоже останусь. Мне почему-то кажется, что у тебя все получится.
        — Я оставил свой мотоцикл у входа в управления Корпорации, придется за ним сходить.  — Я открыл портал и забрал свой мотоцикл, людей рядом не оказалось, и я без приключений вернулся назад, собрался в путь, взял с собой автомат «Вихрь-М» и СВД, затем попрощавшись со всеми снова на бетонной взлетной полосе, незаметно повернул камень на кольце и перешел на тот самый холм, на который я забрался, когда услышал стрельбу, в свое первое турне по Новому Миру, за час, до того, как туда прибыл в прошлый раз. Я осторожно пополз на гребень холма, «засадники» уже должны быть на месте. Но на месте их не оказалось, я засомневался, может я попал не в то время в которое хотел?
        В любом случае, мне нужно ждать.



        Глава 10

        Я пролежал еще минут двадцать, прежде чем услышал звук приближающегося автомобиля. Да, я оказался прав и попал в нужное мне время, приехали бандиты. Загнав машину в овраг, где в прошлый раз мы с Леной ее и нашли, бандиты не спеша двинулись в мою сторону. Они никуда не спешили, смеялись, рассказывая друг другу какие-то смешные истории, такое впечатление, что они пришли сюда не убивать ни в чем неповинных людей, а на веселую прогулку. Я подпустил их на пятьдесят метров и начал стрелять в самого дальнего. Бандиты не поняли, что случилось с их напарником и обернулись к нему, а я не дал им осознать, что произошло и расстрелял оставшихся. Снова освободил их от уже один раз отобранного оружия, в этот момент у меня возникла идея. Если я сейчас забрал тут пулемет, то там, в моем реальном времени он пропадет или нет? Если он пропадет в том времени, значит я поменял историю, а это значит, что если я сейчас спас родителей Лены и ее саму, то в будущем ее не было… а это значит… Да, нужно попробовать, я хорошо помню где лежит этот пулемет в моем времени, в БТР, я его возил с собой. Оставив оружие лежать горкой
возле убитых бандитов, я вышел на дорогу в пяти метрах от них и стал ждать джип с Леной и ее родителями. Меня начинал колотить мандраж. Мне было сейчас страшно увидеть снова мою Ленку. Нет надо успокоиться. Я пошел на обратную сторону холма, поднял свой мотоцикл и прикатил его на то место, где решил встречать машину. Она показалась через двадцать пять минут.
        Увидев меня и стоящий рядом мотоцикл, джип остановился от меня метрах в ста. Я не стал ждать, а снял со стояночной лапки мотоцикл и пешком двинулся вперед к машине. Отец и мать Лены вышли из машины, а на нее шикнули и заставили сидеть в машине. В руках женщины был все тот же помповик, с которым она тогда лежала на дороге. Я подошел на двадцать шагов и остановился, оружие было направлено на меня, а свое я не снимал с плеч.
        — Добрый день Мария и Михаил. Не удивляйтесь, я вас знаю, только в прошлый раз я прибыл сюда поздновато и не смог вас спасти, мне удалось спасти только Лену, как ее называл я, вы же ее зовете Алена. На вас тут была организована засада. И когда в прошлый раз вы сюда приехали, вас Мария и Вас Михаил убили. Вас Михаил прямо в машине, вы не успели даже выскочить из нее, только успели открыть дверь, а вы Мария, успели дважды выстрелить и ранить одного из бандитов в руку, после этого вас тоже убили. Лена осталась чудом жива, попросите ее тоже выйти из машины, я, как вы видите ничего вам плохого делать, не желаю, наоборот…  — Родители Лены стояли с открытыми ртами и смотрели на сумасшедшего, который нес какую-то чепуху, наверное, пытаясь их запугать.
        — Алена, выходи из машины, тебе тоже это нужно знать.  — Дверь машины хлопнула и к нам присоединилась Лена, она удивленно смотрела на меня. В этот момент я не выдержал и из моих глаз скользнули две слезинки. Лена, моя Леночка, живая, счастье мое. Отец передернул затвор на своем автомате и навел его прямо мне в лицо. Я аккуратно снял с плеча 9А-91 Вихрь и положил его на землю, затем тоже аккуратно снял СВД и тоже положил ее рядом. Теперь я поднял руки и подошел почти вплотную к ним.
        — Я здесь из-за тебя, Лена. Я научился ходить в прошлое.
        — Но меня зовут Алена, и я вас не знаю.  — испуганно, но с большим интересом рассматривая меня, произнесла Лена.
        — Все правильно, в прошлый раз я рассказал тебе, что у нас, у Русских, твое имя звучит, как Лена, Леночка, Елена или Алёна, Алёнушка. И тогда у меня волос был темно-русого цвета.
        — Почему «тогда» и почему изменился цвет волос?
        — Это тебя шокирует, но тебя убили, из-за меня.
        — Что?
        — Сейчас я пришел из будущего для тебя. Для тебя оно наступит через полгода.
        — Как такое возможно?
        — Это и многое другое мне нужно рассказать тебе и твоим родителям. Если вы не возражаете, то мы пройдем или проедем вперед, чтобы твои родители убедились, что я говорю правду, они до сих пор держат меня на прицеле и палец на спусковом крючке твоего отца скоро устанет и произойдет случайный выстрел.  — Мать Лены опустила свой помповик, а отец снял палец со спускового крючка автомата.
        — Так что, мы пройдем или проедем?
        — Куда нужно идти?  — спросил отец Елены.
        — Пятьдесят метров, туда откуда я пришел.
        — Пошли, только ты впереди с поднятыми руками.
        — Хорошо.  — Я не стал поднимать свое оружие и пошел назад к трупам у дороги, а когда мы дошли, указав на трупы спросил:
        — Вы узнаете их?  — спросил я у отца Елены.
        — Да, одного я точно знаю, да и остальных припоминаю. Откуда они здесь взялись.
        — Я расскажу вам что я видел в мой прошлый раз, когда я появился в этом Мире…
        — Ты хочешь меня убедить, что можешь проходить через порталы?
        — Да, я могу открывать порталы, но открывать портал в прошлое, я научился только несколько дней назад, и то только из-за смерти Елены.  — на лице Михаила пробежала неприятная судорога.
        — Не надо говорить мне о смерти моей дочери.
        — Так, что, мы поедем на ваше ранчо и серьезно поговорим обо всем?
        — Пожалуй, что поедем, но ты меня не убедил, что ты с ними не заодно.
        — Ну да, я убил своих?
        — За то, что было им нужно, они кого хочешь убили бы.
        — Мне не нужно ваше золото и прииск.  — Отца Лены передернуло, когда я произнес эти слова.
        — За эти знания я убью тебя.
        — Может этого я и добиваюсь?  — посмотрев ему прямо в глаза, спросил я.
        — Это зачем же?
        — После того как ее… как я ее потерял, для меня уже нет смысла в жизни. Мои люди тут уже обжились, и я им уже не так нужен.  — Лена стояла с широко открытыми глазами и внимательно слушала.
        — Он не врет.  — пробормотала она, но как все это могло произойти.
        — Как произошло, то, что убили твоих родителей? Во всем виновата водка и длинный язык твоего отца.  — Михаил снова поднял на меня свой автомат.
        — Ты еще мне поговори, щенок.
        — Вы напились со своими друзьями в баре Нью Бостона, где во всю хвастались, что нашли золотой прииск. Вы своего добились и вас услышали и не только ваши друзья алкоголики, в каждом подобном заведении есть уши, ваши слова были проданы одной из банд. Вот они и приехали вас потрясти. Эти трое не выдержали и решили сократить срок данный вам на обдумывание их предложения. Но вот этот говнюк, стреляя промазал и дал очередь из пулемета не перед машиной, как планировал, а прямо по машине. Ну дальше вы уже знаете.  — Мария положила свою руку на ствол автомата мужа и опустила его ствол вниз. Михаил не сопротивлялся и только опустил голову и уставился в землю.
        — Да, ты прав, так оно и было. Это моя вина. Я так понимаю, что ты хочешь все исправить?
        — Да, я за этим и пришел. Сейчас я заберу машину, на которой они приехали, вы поможете мне загнать в нее мотоцикл, и мы поедем к вам на ранчо, там я уже был с Леной, неоднократно.  — Отец Лены посмотрел на меня не добро с прищуром, но ничего не сказал. Я пригнал пикап, и мы погрузили мой мотоцикл. Затем я сходил за своим оружием и положил его в машину.
        — Чтобы не терять время и не ехать еще двадцать километров по саванне, я открою портал, и мы проедем через него, вы поедете первым выход получиться слева от вашего дома, проезжайте сразу вперед и дайте мне место заехать за вами.
        — Ладно, только без глупостей.  — Мы проехали через портал, и я поставил свою машину рядом с джипом хозяина ранчо. Забрав оружие, мы прошли в дом. Михаил снова подозрительно покосился на мое оружие.
        — Давайте, уясним сразу, чтобы не было косых взглядов. Если бы я хотел вас убить, то сделал бы это на дороге, правильно? Дальше, я не хочу знать где находится ваш прииск. Ваша дочь уже предлагала мне воспользоваться им, когда у нас на первых порах возникли трудности с местной валютой. Я тогда собирался воспользоваться ее предложением, но, когда у меня появилась возможность обойтись без ее золота, я отклонил ее предложение, считая, что это — ее приданое и прииск принадлежит ей, тем более, что она и так вас потеряла. Чтобы вы не считали меня вруном, вот вам документ, читайте.  — Я вытащил из нагрудного кармана, документ, который мне выписала Корпорация.
        «Настоящий документ подтверждает, что сверхштатный сотрудник Корпорации Влад Одинцов, является официальным опекуном Алены Стрельцовой, потерявшей своих родителей при бандитском налете на машину ее родителей и в связи с тем, что она больше не имеет живых родственников в Новом Мире, дата и подпись с печатью Корпорации».
        — С английским языком у вас, надеюсь, нормально?
        — Да, мы читаем на английском. Так значит это все правда?
        — Вы еще сомневаетесь?
        — Да, то есть уже нет, но… Нет, не сомневаюсь.  — наконец выдавил из себя Михаил. Как же все мерзопакостно получилось.
        — А все твои друзья и водка, будь она неладна.  — Добавила Мария.
        — Что же теперь нам со всем этим делать?
        — Жить, и чтобы больше ни одна душа не услышала, что у вас есть золото, если будут расспросы друзей, которые уже в курсе этого, говорите, что больше ничего там найти не можете. Стойте на этом, если хотите жить. На прииск всегда найдутся желающие, могут и друзья выстрелить в спину.
        — И тебе не интересно где находиться рудник?
        — Меня это вообще не интересует. Забудем эту тему, о ней говорите только на едине и лучше шепотом. Я еще не знаю, как изменилась история в моем времени. Проверю это после моего возвращения к себе.
        — Вы что нас покинете?  — спросила Мария.
        — Вы меня оставите, Влад?
        — Да, я снова попробую перейти в свое время, чтобы соединиться со своими друзьями. Не знаю удасться ли мне это сделать, попасть в прошлое, для меня труда не составляет, а вот вернуться назад — проблема. Я уже сходил один раз и убил того, кто отдал приказ на тот выстрел, который тебя убил, милая, эта пуля была моей, но, когда выстрел уже произошел, ты нагнулась достать что-то из машины, а я отклонился, чтобы тебе не мешать. В результате предназначенная мне пуля попала не в меня, а в тебя, меня только зацепила. Ты была любимицей всего нашего анклава, и все очень переживали, когда я уходил за тобой. Теперь я даже не знаю, как изменилась история, может так получиться, что тебя никто не узнает. Да и я для тебя теперь чужой. Я не знаю, что будет дальше, может быть когда я приду сюда снова через полгода, ты меня не узнаешь и не примешь. Поэтому я хочу оставить тебе твой АйДи, ты знаешь, что он является и банковской карточкой. Здесь твоя доля тех денег, что мы заработали за уничтожение всех тех банд, где ты принимала активное участие. Тут больше двухсот тысяч кредитов Корпорации.
        — Сколько?  — Охнула сразу вся семья Стрельцовых.
        — Да, ты принимала непосредственное участие во всех операциях и всегда была рядом со мной, оставалось всего три месяца, до твоего шестнадцатилетия, мы собирались стать семейной парой, нам даже дом построили у реки, двухэтажный. Через неделю должны были достроить, а теперь он мне не нужен.
        — Почему.
        — Потому, что теперь у тебя должно быть все в порядке, и ты останешься жить с родителями, и у тебя теперь все должно быть хорошо. Потому, что ты меня не знаешь, ты, та что прошла со мной через огонь, воду и медные трубы, погибла. Ты, которая бросилась на сержанта патруля с пистолетом, защищая меня, когда он для проверки ударил меня в свежую рану, всего этого ты не прошла, ты меня не знаешь, это для меня ты осталась той, которая более полугода была со мной и сражалась рядом, спала рядом, ела со мной из одного пайка.  — При этих словах, Мария переспросила:
        — Вы что, спали вместе?
        — Нет, мы спали рядом на одной кровати. Мы договорились с Леной, что до достижения ей шестнадцатилетия, она меня не провоцирует, и я не засматриваюсь на других, а по достижении этого возраста мы поженимся. В первые дни, после того, что она перенесла, ведь ваша гибель произошла на ее глазах, а я появился в тот момент, когда к ней шел главарь и расстегивал брючный пояс, вот ей каждую ночь и снились кошмары. В общем все было пристойно.
        — Надеюсь.  — недоверчиво проговорила Мария.
        — Мне страшно, Влад. Сейчас я все как будто пережила вместе с тобой, такое впечатление, что я видела все это своими глазами. Скажи, у меня такое впечатление, что у тебя, или у нас есть друзья Слава и Людмила, и… мне кажется, что у меня есть сестра или подруга Ла… нет не могу вспомнить Лиза… нет все же Лаура. Мне это просто показалось, да?  — вот теперь у меня глаза округлились и все смотрели на меня и ждали моего ответа.
        — Подполковник Станислав Иванович Краснов и его жена Людмила мои друзья, а Элизабет и Лаура, это семья управляющего Корпорацией, которую мы с тобой укрывали сначала в моем Мире, а потом на построенном нами…
        — Аэродроме,  — продолжила за меня Лена,  — и ты летал, нет мы летали на вертолете и штурмовали бандитов, колонну на дороге…
        — Все верно, Лиза и Лаура отказались возвратиться к себе в Нью Бостон, до тех пор, пока я не вернусь с тобой. Но я не был уверен, что у меня хватит сил вернуться обратно.
        — Я… я помню того сержанта на блокпосте в Нью Бостоне, сержант Гард?
        — Гарт. Сержант Гарт, он посмотрел, как ты меня бросилась защищать и остановил своих солдат, которые уже подняли свое оружие и собирались нас расстрелять. Как ты все это знаешь. Ведь ты…
        — Я помню тебя, до того, как ты поседел.  — Она подошла ко мне и провела рукой по моим волосам.
        — Они изменили только цвет, но остались такими же на ощупь. Ты можешь сейчас перенести нас в свою квартиру?
        — Да.
        — Мама, папа, это мой будущий муж, вы меня извините, но я тогда сама вынуждена была принимать решение, все, что сказал Влад, чистая правда. Сейчас мы перенесемся в его квартиру, мне кажется, что я все там помню, не знаю, как это у меня получилось, но если это так, то… готовьтесь к свадьбе. Ой, но ведь мне снова еще почти год ждать.  — Я открыл портал, и мы перешли ко мне в квартиру. В гостиную.
        — Точно, вот там ванная комната, там у тебя кухня. А это спальня, тут на диване ты улегся спать, а потом ты услышал, что я плачу и пришел в спальню. Я тебя не отпустила, ты еще меня закутал в простыню. Я тогда так спокойно уснула, как будто ты меня защитным покрывалом накрыл, стало спокойно и тепло. Там в ванной висит белый большой халат, что ты мне отдал. Да, я все помню, как такое может быть.
        — Я сам удивлен, думал, что буду тебе рассказывать все наши с тобой приключения, а ты мне не поверишь и прогонишь меня.  — Родители Лены стояли посреди гостиной комнаты с открытыми от удивления ртами.
        — Влад, ты что действительно собирался взять нашу дочь замуж?
        — Конечно, для чего тогда я полез в прошлое? Она единственный дорогой и близкий человек для меня. Когда я ее потерял, я понял, что уже жить без нее я не смогу, хотя обучающий меня во сне и сказал мне, что я могу погибнуть при возвращении в то время откуда пришел, я не захотел потерять такой шанс и безумно захотел снова увидеть Лену. Солнышко мое. Ну, что, теперь перемещаемся назад к вам, а потом будем прощаться на полгода?
        — Хорошо, но все это как-то настолько фантастично, что я до сих пор еще не верю своим глазам.
        Мы перешли назад и оказались на ранчо семьи Стрельцовых.
        — Невероятно, как же может человек открывать порталы не только в одном Мире, но и в другие Миры?
        — Михаил, берегите мою невесту.
        — Ну-ну, ты зятек не хами тестю.
        — Я серьезно. Я ведь за нее и льву пасть порву.
        — Папа, он правду говорит, он может, помнишь Влад, когда ты ту большую гиену прибил в упор.
        — Как же, забудешь такое, она тогда мой автомат съела.
        — Вы чего серьезно?  — переспросила Мария.
        — Да, мама. Он спас сына зам начальника разведки Руссинской Армии на дороге, мы остановились поговорить, а под конец, когда все уже расслабились на нас, вылетело целое стадо этих гиен. У Влада тогда патроны кончились в магазине, а я не могла в нее стрелять, он перекрыл мне траекторию стрельбы. Я так испугалась, что когда он потерял сознание то расстреляла в уже мертвую гиену весь магазин.
        — Ты подверг мою дочь такой опасности?  — Зловеще прорычала теща.
        — Да нет, мама, он успел мне крикнуть, что бы я спряталась в БТРе, а я не выполнила приказ.
        — О! Это у нее мой характер!  — удачно ввернул фразу Михаил, за что и поплатился подзатыльником от Марии.
        — А я чего, я ничего и не сказал такого.  — Обиженно прошипел в ответ Михаил.
        — Влад.
        — Что?
        — Твои волосы…
        — Что с ними снова не так?
        — Да ты в зеркало посмотри.
        — Что в рыжий цвет перекрасились?
        — Нет они возвращают себе прежний цвет. Вот здорово, мама, папа посмотрите, Влад снова становиться похожим на себя.
        — Чудеса, да и только. Я за всю жизнь столько не удивлялась, как сегодня. Ты, Влад, полон сюрпризов.  — констатировала Мария.
        — Ну что, тогда если все налаживается, то я пошел. До встречи через полгода. До свидания, любимая.  — Я открыл портал и начал пробираться в свое время, в этот раз у меня было столько сил, что я даже не заметил боль во всем теле, у меня была цель, моя любимая. И к этой цели я начал ломиться. Я снова выпал на бетонное покрытие аэродрома. Меня сразу подхватили под руки. Снова отовсюду у меня сочилась кровь, но я, не замечая ее счастливо улыбался во все тридцать два. Первой в этот раз меня спросила Лаура:
        — Влад, тебе удалось?
        — Да и она тебя помнит.
        — Как? Этого не может быть.
        — Я тоже не понимаю, как это произошло, но ей передается память погибшей Елены. Она сначала вспомнила тебя, как свою сестру, а потом поняла, что ты ее подруга.
        — Влад, я ничего не имею против такой сестры.
        — Мне нужно умыться и вооружиться, я сейчас же иду к ней. Для нее уже прошло более полугода.  — Я умылся и схватив свой автомат, переместился снова на ранчо. Каково же было мое удивление, когда мне открылась вся картина. Там шла подготовка к штурму дома. Я, не мешкая вернулся на аэродром.
        — Слава, Люда, нужна ваша поддержка, нет только твоя, Слава, на втором полечу я сам.  — мы заскочили в кабины вертолетов и поднялись в воздух. На высоте двухсот метров я открыл портал, и мы появились в километре от дома Стрельцовых. Обстановка стала видна как на ладони. Дом пытались штурмовать человек десять-двенадцать. Мы не сговариваясь ринулись в бой и сразу открыли огонь. Нескольких НУРСов и пулеметных очередей положили конец беспределу, творящемуся на территории моей будущей жены. Я опустился в ста метрах от дома, и выключил двигатель. Выскочил из вертушки и рывками стал перебегать к развороченному пикапу. Тут все было кончено. Трое бандитов экипажа этого пепелаца уже были мертвы, снаряд угодил ему в кузов. Второй джип уже занимался жарким пламенем и от него отползя метров на десять лежали еще трое бандитов. Еще трое стояли с задранными руками. Где-то должен быть еще один, так, вот он, прячется за еще одним пикапом. Этого похоже надо брать живым. Он похож на главного в этой шайке. Так отлично я вижу его ногу, выстрел и тишину разрывает дикий вой раненого в ногу главаря. Я быстро, пока он не
пришел в себя обошел машину с другой стороны и выбил из его рук автомат, связал его и забросил в кузов пикапа. Оружия тут нет, а до пулемета он не достанет. Михаил, Мария, можете выходить, снаружи чисто.
        — Это ты, что ли, Влад?
        — Я конечно, кому же еще тут появиться, для меня прошло всего минут десять, как мы расстались.
        — А для нас вечность.
        — Почему я не слышу голос Лены?  — начал я волноваться.
        — Мы ее в подвале закрыли, чтобы даже случайно не зацепило.
        — Это правильно, пусть еще посидит, а ты Михаил выходи. Надо трофеи собрать и вопросы бандосам позадавать. И кстати, почему напали, ты снова проболтался или как?
        — Да нет, это мои бывшие друзья решили, что им тоже не помешает на моем прииске поработать, только уже без нас. Все как ты и говорил вышло. Не поверили они мне, что золото кончилось. Решили напасть.  — Я передал Славе, что он может садиться. Не тратя время попусту, приступил к допросу. Из добытой информации удилось узнать, что «друзья» еще полгода назад договорились избавиться от семьи Стрельцовых. Это они слили информацию бандитам, а когда не удалось избавиться от этой семьи руками бандитов, то решили следить сами, чтобы узнать где располагается прииск. Захватить семью и убить всех. Я так рассвирепел, что зарезал всех ножом и не просто зарезал.
        — Ну ты их и покромсал, Влад.
        — Я же предупредил, любого кто поднимет руку на Лену, разорву на части. Классные дружки у тебя были. Хорошо, что больше никто не знает о тебе. Пошли в дом.
        — Влад, как же ты вовремя, сынок.  — Запричитала Мария.
        — Освобождайте Лену.  — Михаил открыл замок на крышке подвала и открыл ее. Из подвала вырвалась разъяренной львицей Ленка и бросилась мне на шею.
        — Влад, родной мой. Я уж думала, что больше тебя не увижу. Лучше бы я тогда с тобой ушла, хотела ведь.
        — Все уже хорошо, теперь мы будем всегда вместе. Все родная, все, успокойся и не плачь.
        — Влад, мне это ранчо уже поперек горла сидит с его золотом.
        — Вот и уедем жить в наш дом, его через неделю достроят.
        — Как через неделю, ведь неделя была еще полгода назад?
        — Это для вас она была полгода назад, а для меня прошло всего десять минут, как я с вами попрощался.
        — Да, а я как-то не подумала сразу. Ты же сквозь время прошел. Ты кстати проверил то что собирался?
        — Нет, как только попал в свое время, умылся схватил автомат и сюда, а тут к битве готовятся. Пришлось возвращаться назад брать вертолеты и мигом сюда. Вовремя успели. Всех дружков твоего отца тут и положили.
        — Эх, жаль, что мне не удалось это сделать. Гады они собирались дом поджечь если мы не сдадимся. Потом все равно убили бы.
        — Не будь такой кровожадной.
        — Ой! Кто бы говорил, у тебя кладбище побольше футбольного поля.
        — Ну так я и контракт подписывал.
        — Ладно, не буду кровожадной. Ты меня заберешь теперь?
        — Конечно заберу, нельзя тебя доверять твоим родителям.
        — Это почему,  — сразу навострила ушки теща.
        — Да чуть не угробили мою будущую жену, а значит и меня.
        — Странно ты сказал, но ладно, я тебя поняла, сынок.
        — Вы мои трофеи сберегли?
        — Если не спалили демоны машины, то все в твоем пикапе. Вот и хорошо. Ну что может теперь слетаем к нам, да заодно посмотрим наш с Леной дом? А то уже скоро свадьба.
        — К вам это куда?
        — Да не очень далеко, минут десять-пятнадцать лету. Восемьдесят километров отсюда, ну может немного больше.
        — Это не аэродром случаем?
        — Он самый.
        — А ты-то тут при чем?
        — Ну так я его и построил.
        — Что? Это твой аэродром?
        — Да, и не только мой, есть еще в доле мои друзья и моя жена, упс, будущая.
        — Лена?
        — Да, а разве она вам не рассказывала?
        — Нет, после того дня как ты от нас ушел, она нам больше ничего не рассказывала, сказала, придет время все сами узнаете.
        — Вот оно и пришло. Собирайтесь полетим на моем вертолете. Мы собрались и вылетели на наш аэродром, я создал портал для Славы и сказал ему, что хочу для родителей невесты провести экскурсию, по местам боевой славы, а он может уже пройти порталом на аэродром. Мы пролетели над лагерем, где когда-то мы провели первую операцию по уничтожению бандитов, рассказал им, как все начиналось. Облетел его, сделав несколько кругов, затем мы полетели и посмотрели сверху на наш дом и на весь строящийся город и полетели на посадку на аэродром. На подлете я увидел весь наш гарнизон. Они выстроились с двух сторон взлетки в парадных мундирах. У кого какой был, и постелили не то красную дорожку, не то красную ткань. Точно, зам по тылу снимал в бывшем штабе красные ковровые дорожки. В конце был выложен знак посадки для вертолета. Туда мы и сели. Когда мы вышли из кабины вертолета, над полем разнеслось Русское Ура! И возгласы: «Ура! Командиру удалось это сделать! Ура!».
        Конец книги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к