Сохранить как
Помощь
 ШРИФТ 
Война Алексей Алексеевич Ковальчук
        Мир Валькирий #2
        Книга вторая.

        Прошло четыре года после попадания Сергея Ермолова в женский мир.

        Многое уже сделано, учеба идет полным ходом. Все безмятежно и красиво.

        Но судьба как это обычно бывает, снова бросает вызов.

        Очередная проверка на прочность, выдержит ли её Сергей?

        КОВАЛЬЧУК
        АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ.

        МИР ВАЛЬКИРИЙ

        Книга вторая.
        ВОЙНА

        , 2018.

        

        


* * *

        Вместо пролога.

        Светлана Белезина с задумчивым взглядом проводила кортеж Ольги Гордеевой. Жизнь сделала резкий поворот, и как быть дальше, Света пока не знала. Бабушка так хотела, чтобы она быстрее выросла и могла возглавить род. Света грустно усмехнулась. Второй пункт выполнен. Теперь она — глава рода.
        — Боярыня! Какие будут указания?, — спросила подошедшая Евдокия.
        "Да, теперь уже боярыня", — подумала она.
        А час назад было "Света, не мешайся под ногами".
        — Распорядись насчет похорон и скажи, чтобы накрыли на стол в малой столовой, что-то я проголодалась, — спокойным и твердым голосом проговорила Светлана.
        Евдокия, уважительно поклонившись, ушла, а Света снова погрузилась в собственные мысли. На самом деле есть она не хотела, а единственное желание, которое бурлило в душе, это закрыться в своей комнате и зареветь. Но она держала свои эмоции в кулаке. Бабушка вбила в неё главное правило для главы рода — нигде, никогда и ни при каких обстоятельствах не смей показывать свою слабость. Что бы и как не происходило, твои люди должны видеть уверенную в себе главу рода, а не растерянную девочку. "Эх, бабуля, как же ты так?" Когда зазвучали обвинения в адрес их рода, Светлана растерялась. Она не могла поверить, что её бабушка, так много говорившая с ней о чести и достоинстве, могла пойти на такое преступление. Да, Света знала, что из-за сгоревшей фермы у них начались большие финансовые проблемы, но она никак не могла представить, что такая умная и всегда уверенная в себе Юлия Белезина пойдет именно на такой шаг. А что бы сделала она сама, если бы жизнь так прижала род, загнав в самый угол?.
        — Не знаю, — прошептала вслух Света.
        Свободный боярский род Белезиных! Как гордо произносили эти слова и мать, и бабушка. Только вот, проводив кортеж княгини Ольги, Света не понимала, что толку в этой свободе? Свобода хороша, когда твой род силен и ты действительно можешь гордиться и наслаждаться этой свободой. А Белезины уже очень давно находятся на грани. Ни силы, ни власти, ни богатств! Им, кроме вывески, больше гордиться нечем. И в такой ситуации они просто ничего не могли ротивопоставить главе великого клана. Нет! Это понятно, при озвученных обвинениях, даже будь за их спиной сильный клан, финал был бы тем же. Просто вызов на дуэль, с казанием причины вызова, был бы заранее разослан в виде приглашений для глав других кланов или родов, чтобы те присутствовали в качестве судей. Претензию изначально направили бы главе их клана, чтобы та назначила день и место. Дворянский суд, как и имперская безопасность, так же были бы поставлены в известность.
        Дуэль была бы проведена красиво и в присутствии авторитетных родов. Но они мелкий свободный род, у них нет за спиной сильного клана, а значит, к ним можно просто открыть дверь ногой, что княгиня и проделала. Она, конечно, наверняка сообщила в канцелярию императрицы и в дворянский суд о своих действиях — все-таки имперская безопасность старается отслеживать и достаточно остро реагирует на жалобы слабых родов, если тех вдруг начинают необоснованно притеснять более сильные. Но конкретно сегодня Гордеева Ольга была в своем праве, как гарант, откликнувшийся на жалобу отряда наемниц. А после предоставленных доказательств её, скорее всего, просто поблагодарят — и имперцы, и дворянский суд, — что княгиня разобралась, не утруждая их. Гордеевой можно даже сказать спасибо, что она не стала раздувать скандал и устраивать представление на.
        весь свет. А значит, репутация рода пострадает не сильно, а другим свободным родам, если будут интересоваться причиной дуэли, всегда можно сказать, что дуэль -- это личное. Захотят узнать подробности, пусть копают сами.
        Светлана тяжело вздохнула — без кардинального изменения стратегии по развитию рода, их ждет забвение. Последний раз большой прием они устраивали, когда ей было одиннадцать лет, она тогда отличилась, сумев сдать экзамен на Гамму. До Беты ей, конечно, ещё далеко, но даже при условии сдачи экзамена на следующий ранг года через три, это все равно будет очень здорово. Не каждая одаренная всего в шестнадцать лет становится Бетой, а она точно станет. Ведь Светлана чувствовала источник очень хорошо, он развивался с каждой тренировкой, становясь мощнее, делая сильной и её тоже. Но роду нужна не только её сила, Белезиным нужна реальная поддержка за спиной, которую может дать только вступление в клан. Но, увы, её род сейчас представляет собой слишком жалкое зрелище. Сейчас их просто никто не примет в свой клан, ибо выглядеть они будут просителями с протянутой рукой, а к таким, кроме презрения, ничего не испытывают. А значит, она должна сделать все, чтобы поднять род с колен хотя бы на пару ступеней, а потом, вместо того чтобы гордиться свободой, идти на поклон. К кому, покажет время, но лично Светлана не
отказалась бы войти в клан Гордеевых. Княгиня, безусловно, достойная во всех отношениях боярыня.
        — И очень красивая, — прошептала Светлана, направляясь домой, чтобы все-таки заставить себя пообедать.

        Глава 1.

        Четыре года спустя..

        Я включил прыжковые двигатели и бросил "Кузнечика" вперед, стараясь как можно быстрее сблизиться с "Мстителем". Кто-то наверняка скажет, что это бред. "Кузнечик" — легкий робот -разведчик — против сверхтяжелого "Мстителя". Согласен, полный бред. Но у меня не было выбора. Если бы я засек врага раньше, трусливо сбежал бы, даже не пытаясь что-то сделать. Но эта сволочь явно пользовалась артефактом невидимости — и пока стояла без движения, ни один радар не мог ее засечь. Только визуально и то с трудом, так как она еще и функцию хамелеона активировала, полностью слившись с фоном леса за своей спиной. Вот и получилось, что засек я "Мстителя", только когда до него осталось всего шестьсот метров. Ближайший холм, за который я мог бы спрятаться, находился в каком-то километре. Для шустрого "Кузнечика" всего минута бега, но ракеты "Мстителя" догонят раньше, это помимо электромагнитной и плазменной пушки. Нашпигует меня на прямой видимости — и трындец котенку, точнее "Кузнечику", и мне вместе с ним. Моя защита долго не выдержит, а тот шквал огня, который на меня обрушит "Мститель" на этом коротком отрезке,
практически мгновенно перегрузит все мои амулеты, и даже подпитка своим источником меня не спасёт. Вот и пришлось мне, в секунду прокачав ситуацию, попытаться использовать единственный шанс. А именно, продавив двадцатипятитонным "Кузнечиком" силовое поле "Мстителя", попытаться своими пушками подрубить ему ноги. Я понимал, конечно, что шансов очень мало — да что мало, их практически нет, — даже если я пройду его поле. Он же не будет тупо стоять и ждать, пока я подрежу ему хотя бы одну конечность. Скорее всего, просто раздавит меня этой самой ногой, но выбора, повторюсь, у меня не было. Была малюсенькая надежда, что пилот "Мстителя" окажется новичком, как и я, растеряется, и мы с "Кузнечиком" ещё немного потанцуем. Хрен там. Опытная зараза. Хоть я и прыгал, как заяц, в разные стороны, чередуя прыжки с быстрыми пробежками на десять метров, а потом снова прыгая на сто пятьдесят метров, но уже немного в другую сторону. Пилот "Мстителя" подловила меня уже на втором прыжке, когда "Кузнечик" коснулся земли. Только я собрался в этот раз не бежать, а снова прыгнуть, как мне в лоб прилетело сразу четыре ракеты.
Слишком близко был "Мститель", и моя противоракетная оборона просто не успела сработать. Силовое поле выдержало, но вот сразу один амулет из двух мгновенно погас. Зарядить я его не успевал, мне на это с полчаса надо. Поэтому, одновременно выпустив все десять ракет, уже не петляя, на полной скорости понесся к "Мстителю", прямо на бегу стреляя плазмой из пушек.
        Мои ракеты и выстрелы из пушек этому стотонному чудовищу были как комариные укусы. Да, его силовое поле покрылось вспышками разрывов,.
        и выглядело это красиво, но мне, чтобы перегрузить его защиту, полдня палить надо, у меня просто заряды раньше закончатся. Тут на меня обрушился град выстрелов из плазмы и электромагнитной пушки, оставшийся амулет померцал и вырубился. Собственного генерируемого поля у "Кузнечика" нет, — слишком громоздкая эта установка и устанавливается только на тяжелых и сверхтяжелых роботах, поэтому следующие выстрелы пришлись прямо на броню. Хотя какая там броня, одно название, блин. Вздрогнув от пронесшегося мимо головы заряда плазмы, пробившего корпус моего робота, выругался и попытался прыжком уйти с линии огня.
        — Ага, детка, давай, ракету мне в задницу, как будто твоих пушек мало, — зло проговорил я, напряженно встречая взглядом сразу четыре ракеты, выпущенные "Мстителем".
        Я даже не стал ни включать доспех духа, ни формировать через амулеты воздушный щит. Смысл? Я же не Валькирия, один хрен не поможет. Буквально через секунду яркая вспышка и мгновенно пронзивший меня малый разряд тока известили, что игра окончена. Раздраженно стянул с себя шлем, дающий эффект полного погружения в виртуал, отстегнул ремень безопасности и встал с кресла пилота, полностью идентичного тем, что стоят в абсолютно любом роботе. Симулятор отлично передавал ощущения, как от управления настоящим роботом: прыжки, бег, дрожь от попавших выстрелов — всё как вживую. Стянул перчатки и раздраженно подумал: "Вот какого хрена нужно бить током? Я что? Типа такой тупой и не пойму, что меня убили? Как будто разряд зафиксирует в голове мою ошибку ещё лучше." Тяжело вздохнув, вышел из комнаты с тренажером и остановился посреди операционного зала, в котором перемигивались десяток мониторов. Людей не было, только из-за одного монитора высунулась лысая башка Михаила, создателя и разработчика большинства боевых программ для МПД и шагающей техники в клане Гордеевых. Этот Кощей Бессмертный, ухмыляясь, сначала
показал мне большой палец, а потом провел им себе по горлу и беззвучно зааплодировал. Хотел ему сказать что-то грозное, но пришлось ограничиться молчаливо сжатым кулаком, так как из соседнего тренажера вышла Мирослава Гордеева, троюродная тётя Ольги и по совместительству начальница учебного центра по подготовке пилотов. Так вот кто сегодня был моим противником. В принципе, не увидев её в операционном зале, можно было сразу догадаться.
        Так-то я хожу сюда заниматься вполне официально, все думают, что это такой каприз зажравшегося мальчика. А о том, что у меня есть источник, в этом заведении знает только Мирослава. Вздохнув, приготовился слушать очередной разнос в исполнении этой пятидесятилетней женщины, правда, с внешностью тридцатипятилетней.
        — Так-так, кто это у нас тут?, — спросила эта безусловно красивая, но уж больно язвительная дамочка. — Гордеев Серёжа собственной персоной.
        Я мысленно поморщился — правда, её сарказмом можно было подавиться.
        — А расскажи -ка мне, дорогой, ты себя что, Богом возомнил?, — иронично вздернув бровь, с ухмылочкой спросила меня Мирослава. — Броситься в бой против "Мстителя" на легком "Кузнечике"? Полез на сверхтяжелого робота, в котором опытный пилот может завалить Альфу и серьезно потрепать нервы Валькирии.
        — У меня выбор был, что ли?, — буркнул я недовольно. — Я бы не добежал до холма, которым мог прикрыться и уйти от вас подальше.
        — Ой, правда, что ли?, — всплеснула руками Мирослава. — А сканер, который показывал тебе рельеф местности, ты, конечно, поломал. Иначе я не знаю, как можно было не заметить глубокий, широкий и, самое главное, длинный овраг всего лишь в ста пятидесяти метрах от тебя, — с явным переизбытком иронии закончила она.
        Я лихорадочно попытался вспомнить рельеф местности, но оврага не помнил. "Наверное, был сразу за кустами" — подумал я. Они как раз находились примерно в ста пятидесяти метрах, были достаточно густыми и тянулись почти на полкилометра. Но я не обратил внимания на данные сканера, так как уже полностью сосредоточился на противнике А нужно было выпустить в "Мстителя" все ракеты, отвлекая его внимание, и рвать когти по оврагу. "Черт!", — ругнулся я мысленно.
        — Надо было выпустить в меня все ракеты и быстро убегать по оврагу, — строгим тоном продублировала мои мысли Мирослава. — А так получается, ты и сам погиб, и задание не выполнил. Ведь радиосвязь я тебе заблокировала.
        — Задание неправильное, "Кузнечики" в разведку ходят тройками, — попытался я отвертеться от дальнейшего разноса.
        — Да что вы говорите! Ты еще, оказывается, гений тактики и стратегии?, — снова начала язвить Мирослава. — То есть, если у твоего командира на ходу останется один твой "Кузнечик", то ты от ведения разведки откажешься? Я правильно тебя понимаю?, — жестко спросила она в конце.
        — Нет, не откажусь, — буркнул я.
        А сам подумал: "Вряд ли такое случится, что я окажусь в зоне военных действий. Ольга на войну меня хрен отпустит. Слишком ценный кадр, чтобы так бездарно меня использовать. И дальше обучения дело не пойдёт. А на боевом роботе во дворе буду кататься, вместо мотоцикла," — мысленно поржал я над своей учёбой. "Что там Мирослава говорит? " Съехать с темы не получилось, а значит, нужно стоять и терпеть, пока она не выскажет мне всё о моих ошибках, но слава богу, меня сегодня решили пожалеть.
        — Завтра будешь пересдавать, — сказала Мирослава. — Задание будет такое же. Найти робот противника и передать данные о его местонахождении. Можешь идти, — махнула она рукой. — И дружка своего лысого тоже забирай, — ткнула она пальцем в Михаила.
        Мой лысый дружбан, пока Мирослава вставляла мне по самое не балуйся, все это время просидел с радостным выражением на лице, наблюдая за бесплатным представлением. После её слов Миша подскочил и, попрощавшись со своей родной тётей и одновременно непосредственной начальницей, вышел вместе со мной за дверь учебной зоны.
        На часах восемь вечера, народу никого, все уже в пять сваливают, а я наоборот — только прихожу на учебу.
        — Может, заскочим в бар на часок, — спросил я шагающего рядом со мной по коридору учебного центра Михаила.
        — Братан, прости, не могу, — закачал он головой, прижимая руки к груди. — Меня в гости сегодня две ТАКИЕ близняшки пригласили, м -м -м, закачаешься. Всего семнадцать лет, можно сказать, еще не целованные, — с мечтательным выражением на лице проговорил Миша.
        — Хм, тоже мне новость, тут они практически все не целованные, — весело ответил я.
        — Так-то да, но близняшек у меня ещё точно не было, — рассмеялся этот секс -террорист.
        — Я все-таки не понимаю, как тебя твои пять жен еще не убили, — иронично спросил я, — Ты же из-за своих гулянок наверняка не успеваешь их удовлетворить? Силы-то откуда на такие подвиги?.
        — Есть такие замечательные таблетки, могу поделиться, если хочешь, — радостно ответил Миша. — А по поводу "не убили", так они прекрасно понимают, что такой замечательный мужчина не может принадлежать только пятерым женщинам.
        — Хм, скажи это моей жене, — иронично ответил я.
        — Э -э не -е, — замахал руками мой низкорослый, всего лишь мне по плечо, друг. — Я тебе красивую фразу сказал, а дальше ты сам, — рассмеялся он.
        — Ага, то есть я могу в разговоре с Ольгой сослаться на твое авторитетное мнение?, — добавив сарказма, спросил я.
        Мы как раз стояли, ждали лифт, и Миша на мой вопрос аж подпрыгнул и, замахав руками, торопливо проговорил: — Ты что, я ещё слишком молод, чтобы умирать. Давай ты в разговоре с княгиней обойдешься без упоминания моего имени. Моя троюродная сестра все же не отличается кротким и добродушным характером.
        — Я-то думал ты мне настоящий друг, — печально произнес я. — Готов со мной и в огонь, и в воду.
        — Конечно друг, — воскликнул этот юморист. — Но если мы оба погибнем, то кто тогда придет провожать тебя в последний путь? А так, я приду, пущу слезу, скажу проникновенную речь, — откровенно смеясь, закончил Миша.
        — Ну ты и сволочь, — рассмеялся я в ответ, заходя в уже приехавший лифт.
        Этот тридцатишестилетний секс -маньяк вышел на первом этаже, его у входа уже ждало такси, а я спустился в подземный паркинг и подошел к двум черным внедорожникам с изображением росомахи в золотом круге на передних дверях автомобилей. Кира — глава моей группы охраны, воительница в ранге Альфа, стояла у первой машины, облокотившись на капот.
        — Домой?, — спросила она.
        — Да, погнали, — ответил я.
        Выехав с парковки, направились в сторону нашего с Ольгой небольшого трехэтажного особняка на окраине Нижнего Новгорода, построенного прямо на берегу Волги. Вообще-то можно было жить на территории самого Нижегородского кремля, но, как сказала Ольга, слишком там много лишнего народа. Да и кремль выполняет полноценные административные функции. Вот и сегодня, как сказала моя жена, она задержится, на ежегодном большом собрании руководителей, входящих в клан родов. Что там главы родов собрались обсуждать, не знаю, Ольга придет, вкратце расскажет, а вникать заранее во все вопросы у меня не получается, — своей учебы выше крыши.
        В прошлом мире мне не довелось побывать в этом городе, а значит, сравнить и увидеть разницу я не мог. Поэтому просто любовался безусловно очень красивым городом, в чьей архитектуре, наверное, как и по всей империи, доминировали здания в стиле барокко, рококо и другие похожие на них. Видно, девочкам этого мира такой стиль пришелся по душе, раз, несмотря на XXI век, продолжают даже новостройки строить с закосом под старину. Правда в Нижнем тоже выделили отдельный квартал, в котором можно найти высотные здания, больше подобающие современной эпохе. Церквей в городе тоже очень много. Почти все были построены ещё тогда, когда наличие источника и способность магичить толковалась как божественное вмешательство или наоборот дьявольское. Слава богу, всяким сектам, верующим в дьявола, достаточно быстро обломали рога. Как самим сектантам, так и их дьяволу. Ибо нехрен жертвоприношения устраивать. Хотя не думаю, что такая зараза может быть выжжена до конца, наверняка эти долбанутые где-то ещё бегают. Ну, а с приходом XX века и с динамичным рывком научно -технического прогресса исследование источника происходило
уже на научной основе, и все конфессии как-то ушли из современной жизни, оставив себе функциюдворцов бракосочетания. Всем, кому нужно зарегистрировать брак, шли в церковь, мечеть или синагогу. Конечно, народ туда и молиться шёл, и церковные праздники люди тоже отмечали. Похоронные отпевания, естественно, также там проводили, как и крестины, кому надо было, но прямо-таки особого ажиотажа я не увидел. В общем, все как у нас примерно, исключая вступление в официальный брак — тут только через церковь и остался, и никаких других государственных учреждений регистрации не появилось. Я хмыкнул, вспоминая обряд венчания с Ольгой. Матушка, вместо привычного мне батюшки, с серьезной миной на лице зачитывала мне мои права и обязанности, но когда дошла до фразы "Да убоится муж жены своей" я еле удержался, чтобы не заржать. Фамилию можно было не менять, Ольга по любому взять мою не могла, а вот у меня был выбор. Сначала мне хотелось оставить свою, как единственную память о прошлом, но покопавшись в себе, решил, что я не настолько сентиментальный. Дети все равно будут Гордеевы, а значит, фамилия Ермолов без
вариантов прервётся, и смысла за неё цепляться я не видел. Да и в этом мире представляться намного проще, сказал: "Гордеев Сергей", — и всем всё понятно. Так что, промаявшись выбором некоторое время, решил махнуть не глядя фамилию Ермолов на Гордеев. Была бы у Ольги какая-нибудь Золопупкина, я бы так точно не стал делать. Золопупкин Сергей звучало бы слишком стрёмно, а вот фамилия Гордеев мне нравилась.
        Вообще, после активации моего источника события, как-то рванув с низкого старта, сразу взяли разбег, явно идя на олимпийскую медаль. На следующее утро Ольга запретила мне покидать наши с ней апартаменты, пока она не вернется. И уже к обеду принесла мне аксессуар, с наказом носить везде и снимать только в нашей спальне. Золотые часы марки "Заря", что меня немного развеселило — у отца тоже были такие, правда, попроще. Как оказалось, сей девайс, оказавшийся артефактом, должен скрывать инициацию моего источника, которую может увидеть лекарка любого уровня, а это уже было бы не очень хорошо. А так я для всех оставался со спящим источником, ведь помимо этих магов жизни, его пробуждение могли увидеть и другие одаренные, обладающие особыми способностями, например, артефакторы. Так называют одаренных девушек, сила которых заключается в умении придавать некоторым предметам магические возможности. Прежде всего это разнообразные амулеты для защиты и лечения, что используются повсеместно. Артефакторов очень мало, и в основном каждая из таких девушек находится под защитой какого-нибудь клана — ведь, как
воительницы, эти девушки слабее любой Дельты. На всю империю наберётся всего пять свободных родов артефакторов, кои своим мастерством и умением когда-то заслужили герб и получили статус свободного боярского рода из рук императриц того времени. И было это очень давно, последний раз лет сто пятьдесят назад. А теперь, в случае появления одаренной с такими возможностями, ей проще вступить в какой-нибудь клан. И уже там, если она очень талантлива, может получить возможность основать собственный род, получив герб от главы клана. Ну и при большом желании следующие поколения вполне могут попытаться выйти из клана, если им, конечно, придет в голову такая, по большей части бредовая, идея. Ведь от смертельных или просто неприятных ситуаций никто не застрахован, и то, с чем легко способен справиться даже слабый клан, для свободного рода может оказаться неразрешимой проблемой.
        Я тоже оказался уникальным артефактором, со способностью видеть суть предметов и создавать из них амулеты. Правда мои поделки лучше никому не показывать. Такая халтура получается, что лучше сразу выкинуть, чем позориться. И все из-за того, что у меня просто нет времени заняться этим плотнее. А ведь поначалу Ольга предположила, что я ярко выраженный артефактор, раз смог разглядеть плетения и силу меча. Но когда я про этих искусников почитал, то даже разочаровался. Повторюсь, выше Дельты никого из них не бывает, их умение лежит все же в другой плоскости. И пока мы через две недели не переехали в Нижний Новгород, я все две недели находился в весьма расстроенных чувствах. Даже впечатления от открывшегося магического зрения не могли поднять мне настроения. А смотреть мне теперь было на что, все одаренные девушки предстали передо мной в новом свете. На второй день я стал видеть источник каждой, и эта пульсирующая звёздочка отличалась размером и цветом. У кого-то совсем маленькая, размером с кулак, у кого-то побольше. У Рады, например, оказалась размером с футбольный мяч, насыщенного темно -красного
цвета и с вкраплениями черных горошин. Как я предположил, красный цвет — это основная стихия, огонь, а черные пятнышки — это её вспомогательная стихия, земля.
        У Ольги же огромный клубок энергии размерами превышал её собственную физическую оболочку, выходя за границу тела примерно на две ладони. Будто она закрылась необычным шарообразным щитом, идеальная сфера которого оставила незащищенными только ноги и голову. И эта сфера не пульсировала. Она больше напоминала кипящую магму необычного насыщенного темно -синего цвета с редкими белыми прожилками, с поверхности которой время от времени вырывались похожие на солнечные протуберанцы энергии. Выглядело это завораживающе. Слава богу, второе зрение работало не постоянно, а только когда я акцентировал его на каком-то предмете или девушке. Как-то на прогулке решил глянуть таким образом на усадьбу, и оказалось, что весь этот ни фига не маленький домик накрыт полупрозрачным и слегка мерцающим куполом. Как сказала потом Ольга, это защита на основе воздушных техник, генерируемая крупным артефактом в подвале усадьбы, который примерно раз в полгода она вынуждена заряжать своей силой. Кроме неё в одиночку эту работу больше никто не мог бы потянуть — банально не хватило бы сил зарядить его полностью. Пришлось бы
вызывать сразу четырех Альф, а в усадьбе обычно больше двух сразу не бывало. Можно также подпитывать частично и постепенно, но, как сказала Ольга, источник иногда, если одаренная долго не пользовалась силой, "требует" сбросить излишек энергии. И тогда надо или идти на полигон, или вот так заряжать различные магические девайсы. Помимо артефакта, под усадьбой находился генератор силового поля, примерно как на тяжелых и сверхтяжелых роботах. Только этот стационарный, весил почти пятьдесят тонн и жрал столько энергии, что включали его только на случай нападения, как дополнительную защиту.
        Спящий источник у простых девушек и редких парней, живущих в усадьбе, представлял из себя тусклый серый шарик размером с мячик для большого тенниса. Вообще с местными парнями диалога у меня не получилось. И как мне ни хотелось бы мужской компании, но с этими ребятами дружбы у меня не вышло. Например, Славик, с которым я познакомился примерно через неделю после переезда в усадьбу, встретился мне в бассейне на третьи сутки после активации моего источника и неожиданно пригласил меня на вечерние посиделки чисто в мужской компании и без девчонок. Почему неожиданно? Да потому, что до этого дня все наши диалоги с этим кадром сводились к банальным "Привет, как дела. Нормально? Ну и ладно. Побегу я, дела у меня". Это он у меня обычно спрашивал и убегал. И остальные парни, с кем я успел познакомиться, вели себя схоже. Я видел, что при мне они напрягаются и хотят побыстрее сбежать по своим якобы срочным делам. Хотя я был сама любезность, с полным отсутствием какой -либо агрессии.
        Как я решил, дело было в моей близости к трону. Они явно боялись княгиню Гордееву и, наверное, думали, что я могу что-нибудь напеть про них Ольге, и им не поздоровится. Больше месяца потребовалось, чтобы они все-таки решились и пригласили меня на свои посиделки. Отказываться я не стал, душа требовала мужской компании уже давно, так что предложение принял с радостью. Честно предупредил Ольгу, что собираюсь сегодня надраться в мужской компании, приду ползком и сильно пьяный. Ольга на мое заявление только улыбнулась и сказала:.
        "Конечно сходи, развейся. Я же вижу, что тебе надо". В дальнем крыле усадьбы в небольшой комнате за большим вытянутым овальным столом, нас собралось десять человек, если вместе со мной считать. Парни оказались любителями изысканных напитков. Во всяком случае, банальной водки за столом не было, — только коньяк, виски, различные вина и ликеры. Как я понял, пришли не все из обитавших в усадьбе мужчин. Кто-то не захотел, кого-то просто не пригласили, потому что в прошлый раз из-за пьяных выходок оных товарищей им всем влетело от охраны усадьбы. Каждый из пришедших был женат и, понятно, не на одной девушке. Несмотря на то, что выглядели все не старше меня, по факту оказалось, что большинству уже под сорок. Ну, как говорится, сели, выпили, закусили и понеслась.
        Разговоры за столом в основном крутились вокруг компьютерных игр. Все эти ребята оказались геймерами со стажем, чей смысл всей жизни состоял в том, чтобы пройти очередную виртуальную игру. Они практически не вылезали из всевозможных турниров, где участвовали или в одиночку, или целой командой. И мы сегодня, оказывается, собрались по причине того, что шестеро из присутствующих завершили какой-то крутой турнир, не заняв, правда, призовых мест. Для меня такие увлечения даже в прошлой жизни не представляли интереса, а единственная игра, что у меня была на ноутбуке и в которую я очень редко играл, была FIFA 2016. Так что в их диалогах я никак не мог принять участие. А даже если бы и был игроманом в своём мире, здесь-то игрушки наверняка другие. Как обсуждать?.
        Конечно же, разговоры коснулись и этих надоедливых баб, которые их постоянно терроризировали требованием оторваться от компьютера. А один вздохнул и признался, что у него сегодня отобрали комп минимум на неделю, так что в ближайшей какой-то там игре принять участие не сможет. Все хором сразу начали ему сочувствовать и негромко ругать его жен, кроме меня, естественно, — мне его проблема не виделась такой страшной, чтобы еще и с соболезнованиями лезть.
        В нашей компании также оказался бывший любовник Ольги, тот, несмотря на наличие пятерых жен, раньше иногда скрашивал её ночи. Я эту новость воспринял абсолютно спокойно, ибо все, что у Ольги было до нашего знакомства, меня абсолютно не волновало, у меня ведь тоже много чего было. Олег оказался высоким по сравнению с остальными присутствующими мужиками, ниже меня всего лишь на полголовы. Парень явно не пропускал спортзал, поскольку, в отличие от остальных ребят, весьма субтильного телосложения, прокачан был неплохо. Но вот характер! Я с удивлением смотрел, как на этого здорового, по сравнению с оппонентом мужика, наехал один из хлюпиков остальной компании, и выговаривая ему, что он козел и подвел его в какой-то компьютерной игре. А Олег в ответ, смущенно потупив глазки, мямлил извинения, говоря, что он больше так не будет. Н -да! Пичкай гормонами, не пичкай, если в мозгу явные нарушения, сила воли и твердый характер из ниоткуда не возьмутся.
        В общем, единственный,если можно так сказать, плюс, который я вынес из вечера, это то, что я нажрался до поросячьего визга и полностью невменяемого состояния. На выходе из комнаты, где мы с парнями тусовались, мою пьяную тушку подхватили две охранницы, явно выставленные здесь в ожидании меня. Как меня дотащили и уложили на кровать, я не помню, но проснулся в нашей спальне полностью раздетый и с классической головной болью. Хорошо, что Ольга на работу не ушла, да к тому же моя невеста, оказалась очень чуткой, нежной, заботливой и всё понимающей. Эта "замечательная" девушка, поязвив и поиздевавшись над моим состоянием минут десять, все-таки сжалилась и вызвала ко мне лекарку. Больше к парням я не ходил, слушать про новинки игрового мира и про баб мне было не интересно. Были там, правда, два парня, с еще одним, на мой взгляд, более нормальным хобби, помимо увлечения компьютерными играми. Эти двое любили готовить и иногда хозяйничали на кухне, где главная поварская "королева", Марья Ивановна, по их словам, даже их хвалила. В любом случае, дальнейшему и возможному общению помешал переезд в Нижний
Новгород.
        Ольга, видя, что я слегка захандрил от накатившей из ниоткуда меланхолии, ещё до переезда решила меня немного привлечь к делам клана. Точнее, ввести в курс дел основных событий вокруг клана. Я как раз присутствовал в её рабочем кабинете, в усадьбе, и пытался вникнуть в подсунутые Ольгой документы по крупной транспортной железнодорожной компании, части клановой собственности, управляемой родом Афремовых, который, разумеется, входил в клан Гордеевых. Ольга подсунула мне их после того, как я заявил, что немного разбираюсь в этом вопросе. И вот, пока я пытался понять, что к чему, в кабинет влетела радостная Марина и с жутко довольным видом, усевшись за стол напротив своей княгини, начала свой доклад по клану Шереметьевых, с кем вот -вот должны были начаться разборки.
        Ольга, эта осторожная девушка, немного тянула с объявлением войны, намереваясь разобраться в причине такой откровенной наглости клана Шереметьевых. К великим он не относился, а входил в двадцатку сильнейших и был там на двенадцатой позиции. Показатель более чем хороший, но против Гордеевых в одиночку ну совсем не тянул. Вот Ольга и терпела, пытаясь понять, кто у них за спиной или что спрятано в рукаве. Выход рода Рудовых из состава клана Шереметьевых пока не принес дивидендов. Шереметьевы на это никак не отреагировали, только выставили тем счет и дали сроку месяц, чтобы они вернули деньги. Грязная игра Шереметьевых только начала освещаться в прессе, и раздуваемый скандал пока не набрал обороты. И вот начальница СБ клана Гордеевых наконец-то принесла в клювике информацию. Всё оказалось очень просто. Шереметьевы заключили тайный союз с одним из великих кланов, с Багратионами. Такие союзы здесь обычное дело, и о них не принято кричать на каждом углу.
        Зачем? Ведь это, считай, козырь в рукаве, о котором никто не знает. Если союз долгосрочный, то о нём, конечно, рано или поздно узнают, как,например, в случае клана Вяземских. Абсолютно ни для кого не секрет, кто у них союзник и кого стоит учитывать в своих раскладах, когда кому-то захочется их прижать. А вот такие свежеиспеченные обычно не афишируют, даже если союз всего на год заключен. Получившая информацию Ольга не стала откладывать дело в долгий ящик и тут же набрала по телефону Нино Багратион, являющуюся главой своего клана.
        — Здравствуй, Ольга, давно не звонила, — поздоровалась эта почти восьмидесятилетняя грузинская царица.
        Почему царица? Да потому, что чуть ли не половина всей Грузии принадлежит её правящему роду. Разговор шёл по громкой связи, поэтому мы с Мариной могли спокойно послушать этот интересный диалог.
        — Здравствуй, Нино, я по делу, — ответила ей Ольга и достаточно жестко продолжила: — Клан Шереметьевых нахально перешёл мне дорогу. Если бы не их откровенная наглость, я бы уже давно с ними разобралась, но мне стало любопытно, в чем кроется причина такого хамства, и оказалось, — у них с тобой союз. Или я где-то ошиблась?, — спросила она уже спокойно.
        После непродолжительной паузы Нино заговорила спокойно и неторопливо:.
        — Союз действительно есть, у меня появились интересы в Казахской губернии. А Шереметьевы там достаточно сильны, чтобы, в случае необходимости, помочь в некоторых вопросах, да и пару совместных проектов подтолкнули к этому шагу. Где именно они перешли тебе дорогу?.
        — Мелочь, но обидная, — ответила Ольга. — Небольшая нефтяная компания и боярский род Рудовых, которых обманом заставили принять невыгодное решение.
        — Про Рудовых что-то знакомое, где-то мелькало, — задумчиво протянула Багратион.
        — Так вот что получается — вызов мне на поединок они не присылают, — спокойным тоном, неторопливо и четко продолжила Ольга, — ведут себя дерзко, явно нарываясь и желая, чтобы первой начала я. Но я-то не гордая, могу и первой бросить вызов, плевать мне на репутационные потери.
        — Как говорит наша уважаемая императрица, — степенно начала говорить Нино. И уже с явной иронией закончила: — Маленьких и слабеньких обижать нехорошо.
        — А что делать, если маленькие ведут себя По-хамски?, — задала вопрос Ольга. И сама же продолжила: — Я уже какие только провокации не придумала, но они всё молчат. Но раз у них с тобой союз, я могу теперь спокойно бросить им вызов на поединок, зная, что за помощью они побегут к тебе.
        — Я не буду из-за какой-то мелкой компании, — резко начала говорить грузинка, — к тому же не имеющей ко мне никакого отношения, рисковать своими пилотами.
        — И что ты предлагаешь?, — спокойно спросила Ольга.
        Снова в диалоге возникла небольшая пауза, после чего княгиня Багратион сказала с явной злостью в голосе:.
        — Н -да, Полина казалась мне более адекватной девочкой. Не ожидала от неё таких подстав, — и более спокойно спросила: — Надеюсь, ты потерпишь ещё полчасика, пока я кое с кем поговорю?.
        — Конечно, буду ждать твоего звонка, — ответила Ольга.
        Ну а перезвонившая через полчаса Багратион попросила принять завтра вечером главу клана Шереметьевых. Какой там каши -борзянки съела на завтрак, Шереметьева Полина, история умалчивает. То ли союз с великим кланом так на неё подействовал, то ли она головой где-то стукнулась, но на следующий день, явно после полученного от Нино Багратион напутствия, глава Шереметьевых очень долго извинялась за причиненные неудобства, попросив сообщить Рудовым о снятии всех претензий. Сказала, что она, очень рассчитывает, что произошедшее не станет препятствием для сохранения дружбы между двумя кланами. В общем, ужин, как это говорится, прошел в теплой и дружеской обстановке. Ольга, в начале встречи державшая на лице маску жёсткой княгини Гордеевой, на время трапезы вернула себе образ обычной девушки, что графиня Шереметьева, должна была безусловно оценить. Во всяком случае, под конец ужина моя Ольга и сорокапятилетняя Полина трещали языком как закадычные подружки. Вот только когда Шереметьева покинула усадьбу, Ольга, хмыкнув, язвительно произнесла:.
        — Да уж, ума -палата, да разума маловато.
        Мне стало казаться, что я теперь более четко понимаю взаимоотношения между кланами. Фиг там, я, оказывается, и половины ещё не узнал. А еще через неделю мы перебрались в Нижний. Где мне наконец-то открыли глаза на мой источник.
        Я сидел в небольшой и полностью пустой комнате, расположенной в нашем особнячке, где мы обосновались после переезда. Нет, никаких извращений в виде позы лотоса и тому подобной хрени. Я тупо сидел на обычном стуле, что ни разу даже не артефакт. С закрытыми глазами сидел. Помимо меня, в комнате, увешанной всевозможными амулетами, находилась Велена Гордеева, естественно, какая-то родственница Ольги через двоюродную бабушку её мамы. Вроде бы… Там было достаточно длинное представление, но я запомнил только про бабушку и маму. Велена, — выглядящая лет на пятьдесят, но по факту ей уже перевалило за восемьдесят, — оказалась учителем с большим стажем. Практически вся молодая поросль одаренных, правящего рода Гордеевых, прошла через её руки. Ольга также обучалась у неё, а сама Велена находилась в ранге Альфа. И вот сейчас я сидел и пытался установить связь с источником. Мне нужно было дотянуться до него своим разумом. Это были не первые мои посиделки с Веленой. Если точно, то это было уже пятое занятие, на котором я пытался установить слияние со своим источником.
        "Источник — это живой организм, что бы там не считали некоторые скептики", — говорила Велена. "Ты должен почувствовать его пульс, войти в егоритм и проникнуть в него своим разумом. Будь осторожен, молодой источник — это как глупый, едва осознавший себя ребёнок. Он может навредить тебе просто от переизбытка эмоций". Я, потеряв счет времени, пытался установить контакт с этой внеземной формой жизни. Есть! Вошел! Ощущение было похоже на погружение в ванну с черной теплой водой, только без мокрого эффекта. И в этой, казавшейся бесконечной, темноте мерцало множество разноцветных звездочек, которые постоянно перемещались, кружа понятный только им, но очень красивый танец. Поняв по моему изменившемуся дыханию и довольной улыбке, что контакт налажен, Велена спросила:.
        — Что ты чувствуешь?.
        — Ветер, — прошептал я. — Горячий ветер. И он становится сильнее.
        — Достаточно, выходи быстро, — резко сказала Велена.
        Я открыл глаза и усиленно проморгался. После картины почти полной темноты с едва мерцающими звездочками, которая только что стояла перед глазами, даже неяркое освещение комнаты слега резало глаза.
        — Что это значит? Я смогу стать воем или только артефактором?, — торопливо спросил я.
        — Горячий ветер — это огонь и воздух, что считается хорошим сочетанием для воительницы, — задумчиво ответила Велена.
        — А почему хорошим?, — спросил я.
        — Воздух универсален и очень гибок, хорош и в защите, и в атаке. Ну а огонь традиционно считается сильнейшим в нападении, — ответила моя наставница.
        — Какого цвета были звездочки, красные и белые?, — резко спросила меня она.
        Я замер, вспоминая, и ответил: — Нет, там, помимо красных и белых, были ещё разного цвета: и желтые, и синие, и зеленые.
        — Любопытно, — протянула Велена. — Так выглядит источник артефакторов.
        Я сидел, как и Велена, переваривая новость, но главной мыслью в голове билось, что я все-таки могу начать изучать боевые техники и стать воем, а не каким-то там умельцем по всяким амулетам.

* * *

        — Приехали, Сергей, — сказала Кира, выдергивая меня из нахлынувших воспоминаний.
        Я вышел из машины и, взойдя на крыльцо, неспешно направился в наши с Ольгой апартаменты. Здесь не было лишних людей и все четыре десятка человек, служивших в охране и в обслуге дома, были очень сильно так или иначе обязаны Ольге или её матери. Вечером того дня, когда Велена вынесла вердикт, что я могу изучать боевые техники, у нас с Ольгой состоялся важный разговор, который начала она. Времени после переезда прошло всего две недели.
        — Ты уникален, Сергей, осознаешь это?, — спросила она, когда мы лежали в своей кровати, отдыхая после любовной баталии.
        — Если честно, пока не очень, — улыбнулся я в ответ.
        — Когда мы начнем прокачку твоего источника, а это нужно сделать обязательно, чтобы ты мог в крайних случаях как-то себя защитить, то для твоего обучения мне придется привлечь многих людей. Оставить твои уникальные способности без внимания не получится. Мне придется привлечь многих своих родственников, дабы обеспечить твою безопасность. Возможно, не сейчас, но позже их помощь потребуется обязательно, при условии, конечно, что ты будешь прогрессировать. На первоначальном этапе пока хватит одной Велены. Но если ты, как мне тут мечтал, надеешься сесть за штурвал робота, то список знающих о тебе людей может вырасти. Либо надо забыть, что у тебя проснулся источник и жить, не высовываясь, втихаря, с помощью одной Велены, развивая свою силу. Но её частые походы в наш дом тоже скоро будут замечены и вызовут вопросы, на которые мои родственники наверняка захотят получить ответы.
        Все это Ольга проговорила спокойным и ровным тоном.
        — Я бы хотел развить свой источник на максимальный возможный уровень, и прости моё, возможно, детское желание, но я очень хочу научится управлять и роботами, и МПД, — твёрдо ответил я.
        Ольга только вздохнула и сказала:.
        — Мне не прикрыть тебя в одиночку, даже если отберу преданных лично мне людей, в чьей верности не сомневаюсь, что я, в принципе, уже сделала. Некоторых своих родственников я буду вынуждена поставить в известность. А их молчание, горячую помощь и поддержку, а также отсутствие зависти я смогу обеспечить только одним способом.
        — Каким способом?, — вкрадчиво поинтересовался я.
        — Мне придется поделиться твоим генетическим материалом, — спокойно ответила Ольга.
        — Вау, — играя радость, воскликнул я. И добавил иронично: — Наконец-то наш секс станет разнообразнее.
        Разговаривая, мы лежали на боку лицом друг к другу. И когда я озвучил предположение, как именно придется делиться моими генами, Ольга нехило так стукнула своим кулачком мне по плечу и с крохотными молниями в глазах практически прорычала:.
        — Я сказала — поделиться генным материалом, а не тобой. И что ты там сказал по поводу разнообразия? Секс со мной превратился в скучное занятие?.
        Последний свой вопрос она задала, слегка приподнявшись и нависнув надо мной.
        "Ух, моя фурия", — подумал я, любуясь этим гневным образом. Вслух же с улыбкой произнес: — Оленька, у меня в голове пока нет границы, разделяющей меня и мой генетический материал. Это был всего лишь уточняющий вопрос. — И погладив место удара, добавил: — Секс с тобой не может быть скучным делом. Это даже звучит как бред. Просто девушек вокруг слишком много, вот мысли и скачут.
        — Ага!,  — воскликнула Ольга, выходя из образа гневной княгини. И включив игривую девушку, добавила: — А мысли скачут, потому, что наш мальчик, оказывается, не удовлетворен?.
        — Он полностью удовлетворен, — ответил я с улыбкой.
        — Сейчас я проверю, — проворковала Оля, наклоняясь и целуя меня, в то время как её рука скользнула по моему телу, чтобы проверить, как там на самом деле обстоят дела с мальчиком и его удовлетворением.

* * *

        Прерывая свои воспоминания, я тихо вошел в наши трехкомнатные апартаменты и негромко поинтересовался у сидящей в гостиной Яны:.
        — Уже заснула?.
        — Да, — кивнула головой сиделка нашей дочери, воительница в ранге Бета. — Только что.
        — Ладно, иди отдыхай, дальше я сам, — сказал я, проходя в небольшую комнату, где спала наша трехлетняя малышка.
        Присел на стул возле кроватки и с любовью посмотрел на кудрявое золотоволосое чудо. Вся в Ольгу получилась, чему я был несказанно рад. Возможно, мои черты еще проступят, но даже если и нет, переживу. Не думал, что буду так млеть и таять при взгляде на своего, пока единственного ребенка.
        Самое главное, что за неделю до свадьбы я все-таки рассказал Ольге, кто я и откуда. Надоело держать это в себе, да и вопрос с документами нужно было решить, ведь при регистрации брака их наверняка спросят. Ольга этот вопрос не поднимала, наверное, думала, что я их в последний момент не иначе как из трусов достану. Разговор вышел очень долгим, мы проговорили до самого утра, Ольга сыпала вопросами, а я отвечал. Политическое устройство моего мира, роли и взаимоотношения мужчин и женщин, её, мягко говоря, изумили. Но она поверила мне, сразу и без оглядки, ведь её внутренний детектор лжи ещё ни разу не подводил. По моему описанию руин, недалеко от которых я появился в этом мире, Ольга самостоятельно и достаточно легко определила по карте родовых земель, кому они принадлежали. Оказалось, что двадцать семь лет назад там еще находилось поместье свободного боярского рода Змеевых. И это был род артефакторов, изведенный кем-то под корень. Ольга подробности не знала, это было все-таки до её рождения, но мы вдвоем, посмотрев архив новостей тех лет, нашли только упоминание об уничтожении поместья рода Змеевых и
всё. Кто напал, кому дорогу перешли? Непонятно. А после моего упоминания об алтаре в лесу недалеко от поместья Ольга решила выкупить эти земли, а заодно озадачила свою СБ, чтобы те попытались прояснить события почти тридцатилетней давности. Естественно, моя невеста не стала рассказывать главе своей службы безопасности, чем вызван её неожиданный интерес к этим землям. Единственное, о чем попросила Марину, — и я думаю она точно догадалась, что это как-то связано со мной, — постараться узнать всё, не привлекая особого внимания.
        После нашего разговора по душам Ольга перестала удивляться моему слегка наглому и самоуверенному поведению. На следующий день она отвела меня к приехавшей вместе с нами лекарке Валентине, которая взяла у меня на анализ кровь, сделала скан сетчатки глаза, сняла отпечатки пальцев, определила вес, замерила рост, сфотографировала. Ольга, забрав у нее все полученные данные, на выходе из кабинета напомнила Валентине, что та нас тут не видела. На что лекарка, усмехнувшись, сказала: "Я все прекрасно поняла, Ваша Светлость".
        Ну а я через два дня обзавелся документами и легендой для особо любопытных. Выданная Ольгой пластиковая карточка размерами не превышала стандартную банковскую. С одной стороны на карте был отпечатан флаг Российской Империи. Синий крест делил флаг на четыре равные доли, верхняя левая и правая нижняя были белого цвета, а верхняя правая и нижняя левая были красными. Такой интересный триколор получился. Строго по центру флага расположено золотое изображение двуглавого орла, увенчанного тремя коронами и держащего в лапах скипетр и державу. На обороте на полностью черном фоне выбито золотом название государства, а ниже русскими буквами — "Ермолов Сергей" и шестнадцатизначный номер. "Да, — подумал я, — отчества здесь совсем себя изжили, удивительно, что матчества не появились. Как там мать Ольги звали? Любослава. Была бы Ольга Любославовна. Хотя это даже звучит, а вот если бы меня по маме звали Сергей Галинович, или как там правильно склонить-то? Слух точно резало бы. А ведь я точно слышал, как мою невесту пару раз обозвали Любославовной. Наверное, если мать ребенка установить несложно, то вот с отцом
может быть затык, потому и пропали из оборота отчества." Решив проверить возникший вопрос, попросил у Ольги её, хм, мульти паспорт. Ну вот, как я и думал, карточка один в один как у меня, только имя прописано полностью — "Гордеева Ольга Любославовна". "И тут дискриминация", — вздохнул я про себя. Возникла мысль с вопросом про Марью Ивановну, шеф -повара нашей усадьбы под Москвой, которая также перебралась с нами в Нижний. У неё-то как раз отчество. А из всех схожих женских имен на букву "И" сперва я вспомнил только "Иванка". Хотя женское имя "Иоанна" тоже есть, но в России оно сейчас вроде не встречается, как-то перешли на "Жанна". "А может, она своего отца как раз знала. Или вообще у девушек есть выбор, хочешь бери отчество, хочешь матчество?".
        Как бы то ни было,но по новым документам я родился в Нижнем Новгороде десятого августа две тысячи двадцать четвертого года. Мать умерла при родах, воспитывался бабушкой, почившей четыре года назад. От нее у меня, оказывается, осталась двухкомнатная квартира. Реальный день рождения у меня в апреле, о чём я Ольге говорил, но, видно, служба безопасности, которая явно проводила легализацию меня, красивого, — не удивлюсь, если это делала сама лично Марина, — не просто так выбрали именно эту дату. Скорее всего, кто-то действительно рождался этим числом. Хорошо хоть год подогнали, и мой возраст не поменялся. Как было двадцать три года, так и осталось. Как посмотреть мои данные, подсказала Ольга, когда я несколько удивленно спросил у неё, где фото, адрес и все остальное?.
        Оказывается, на телефоне можно установить программу, что я сразу сделал, и, отсканировав карточку, получил всю информацию о себе любимом. Помимо выше озвученных данных, там было и мое фото, и скан глаза с группой крови, и параметры тела. В общем, вся информация, полученная лекаркой, оказалась здесь. Этот мульти -паспорт также заменял и банковскую карточку. И я с удивлением обнаружил у себя на счету сто тысяч рублей. Прежде чем моя долгое время спавшая гордость успела возбудиться и что-то промычать про альфонса, приживалу и так далее, Ольга, жестко и бескомпромиссно припечатала:.
        — Это аванс. Отработаешь!.
        Обычные, чисто банковские карточки тоже были в ходу. Дашина, например, у меня так и оставалась. Надо будет, кстати, с Лорой созвониться спросить, как там дела с квартирой. Может, надо отдать ей остатки денег, если что-то требуется оплатить.
        А через неделю после нашего разговора, не оставившего больше никаких тайн, или по другому счету через месяц после переезда в Нижний Новгород мы с Ольгой поженились. И мои свежевыданные документы обновились уже официально. Теперь у меня такая же пластиковая карточка, только с именем "Гордеев Сергей". Свадьба прошла бурно и очень масштабно Согласно списку приглашенных, всего на празднование свадьбы в Нижегородский кремль прибыли три тысячи человек. Тут были главы всех великих кланов, даже те, с кем у клана Гордеевых были весьма напряженные отношения. Были представители и главы сильнейших кланов. Не всех, правда, кое -кого Ольга не пригласила. Были главы родов, входящих в клан Гордеевых, и их семьи. Были и некоторые свободные боярские рода, ну и практически весь род Гордеевых, — человек двести пятьдесят набралось.
        Не каждыйдень глава такого клана выходит замуж, а учитывая специфику мира, где не делить мужчину с другой женщиной могут позволить себе только некоторые избранные из всей огромной массы женщин вынужденных образовывать гарем, то ажиотаж вышел что надо. Короче, нехилая получилась толпа народа. Это если только в кремле считать, а ведь в самом городе тоже устроили гуляния, с бесплатно накрытыми столами в парках и скверах, с концертами различных знаменитостей.
        Нижний Новгород три дня гудел, так как Ольга заранее объявила выходные. Я же себя чувствовал, как принц датский. Почему датский? Да хрен его знает. Навеяло что-то. Особенно, когда мы в машине с открытым верхом прокатились по городу, время от времени останавливаясь и фотографируясь на память. А поскольку толпы гуляющего народа были практически везде, то нас встречали восторженными криками и кричали "горько". Черт! Честно? Очень хотелось провалиться. Желательно, куда-нибудь поглубже. Наверное, именно в этот момент я осознал, что женюсь на самой настоящей королеве, полновластной хозяйке своих земель, куда даже Служба Имперской Безопасности может явиться исключительно после предварительного уведомления. Мол, едем такого-то, встречайте. Такое положение избранных было, ясно, только у десятки великих кланов и следующей за ними двадцатки сильнейших. К остальным мелким кланам и уж тем более свободным родам, по сравнению с этой великолепной тридцаткой, "сибовцы" относились без особого пиетета. Все-таки правящая императрица Мария следила, чтобы закон в империи, хотя бы над большей её частью, превалировал над
происхождением.
        Помимо сильнейших эмоций и потрясающих впечатлений свадьба подарила и много новых знакомств. Михаил, троюродный брат Ольги, понравился мне сразу. Он такой же немного наглый, как я, и обладает хорошим чувством юмора. С самого детства он был фанатом шагающей техники. И чтобы получить возможность, хотя бы иногда прикасаться к этим могучим роботам, он усиленно занимался математикой. Что позволило ему стать в дальнейшем отличным программистом. И, как я с удивлением узнал в дальнейшем, практически всё программное обеспечение для техники, производимой кланом, сделано его руками. За что пользовался заслуженным уважением практически всех в своем роду. Во всяком случае, Ольга встретила Михаила ласковой улыбкой и очень тепло отреагировала на его поздравления:.
        — Сестра, я очень рад, что среди той капли выбора, который у тебя был, ты умудрилась найти нормального мужа, — проговорил Миша.
        Мы с ним успели минут десять до этого пообщаться и сошлись в мнении, что роботы — это круто, футбол — клёво, а совместный поход в бар лучше не откладывать. В общем, нормальный, на мой взгляд, тогда еще тридцатидвухлетний мужик.
        — Спасибо, Миша, — улыбнулась Ольга.
        — Наконец-то мне будет с кем общаться на разные жизненные темы, — усмехнулся этот кадр.
        Ольга на это ласково так улыбнулась и проговорила:.
        — Собьешь Сергея с пути истинного, оторву голову. — И добавила: — Причём обоим.
        — Оу!,  — воскликнул этот юморист. И подмигнул мне: — У истины много путей.
        Бабником он, конечно, оказался просто жутким, куда там пресловутому Казанове, хотя у итальянского ловеласа таких условий точно не было. И этот лысый Кощей, несмотря на пять жен, регулярно погуливал налево. При этом, гад ползучий, постоянно выражал мне свои соболезнования и сокрушался, что я, увы, не могу в полной мере оценить ту шедевральную брюнетку или восхитительную блондинку,.
        которая была с ним вчера. Ну не сволочь ли? Правда, весьма харизматичная сволочь. Я ему, конечно, в ответ авторитетно заявлял, что моя Ольга и сотню блондинок с брюнетками перевесит. И он, скрепя сердце, вынужден был соглашаться, что таких богинь, как его сестра, у него точно не было.
        Была на празднике и Ева Романова. На ужин к ней мы с Ольгой все-таки не поехали. Как там княгиня Гордеева отмазывалась от её высочества, не знаю, — может, ужин у принцессы поменяла на приглашение к себе на свадьбу. Не в курсе. Но Ева поймала меня, когда я сбежал в какой-то закуток, чтобы покурить и отдохнуть в одиночестве, а то мышцы лица уже устали от вынужденных улыбок. После расшаркиваний и взаимного приветствия Ева и подняла очень неприятную тему.
        — Знаешь, Сергей, какая интересная штука получается, — явно издалека начала принцесса. И весьма иронично продолжила: — После того как я оказалась должна одному юноше ужин, я решила проверить, что же это за парень.
        — Получилось?, — улыбнувшись, спросил я.
        — Ты не поверишь, но даже СИБ не смог найти Сергея Ермолова, — усмехнулась Ева. — Однофамильцев нарыли целую кучу, но ни один не соответствовал внешним данным.
        — Представляю, как ты расстроилась, — состроив грустное лицо, сказал я.
        — Нет, не представляешь, — улыбнулась Ева. — Я ведь назначена бабушкой куратором службы безопасности, чтобы, по её словам, научиться лучше понимать все проблемы нашего государства.
        — Её Императорское Величество очень мудрая женщина, — только и мог произнести я.
        — Конечно, не спорю, — благосклонно кивнула головой Ева и, усмехнувшись, съехидничала: — Но ты представь мое удивление, когда три дня назад начальница СИБа принесла мне, наконец-то, твои данные и оказалось, что ты из Нижнего Новгорода.
        — А почему ты удивилась?, — осторожно спросил я.
        — А потому, что Нижний Новгород мы проверили до этого дважды, — язвительно ответила принцесса.
        — Ну, может, система глюкнула, — сделал я морду кирпичом.
        — Ага, глюкнула, притом дважды за месяц, — сыронизировала Ева. — Глава СИБа так мило краснела, когда выдавала эту версию.
        — По-моему, очень стройная версия, — согласился я.
        — Хм, ну да, только я вот не люблю стройных и легких версий, — с явным переизбытком сарказма ответила её высочество. — А потому дала команду прошерстить получше, откуда и когда могли появиться эти неожиданно всплывшие данные….
        На этом месте Ева сделала драматическую паузу, и я её не разочаровал.
        — Продолжайте, Ваше Высочество, Вы такая интересная рассказчица, — слегка иронично произнес я.
        Усмехнувшись на мой тон, принцесса продолжила излагать про свои изыскания информации о моей персоне.
        — Ольга могла легко ввести в базу данных своего княжества нового человека, но вот чтобы этот человек всплыл в базе данных империи, нужно задействовать кого-то из СИБа. Можешь сказать Ольге, что её глупого кротика мы вычислили, но я совсем не обиженна, так как понимаю, — каждый клан пытается завести в СИБ свои уши, им ведь так интересно, что же у нас в безопасности происходит и не копаем ли мы под кого-нибудь из них.
        — А почему крот глупый?.
        — Потому, что умный кротик сначала бы проверил, какие данные вносит, и обязательно бы увидел, что это тот самый мальчик, которого мы так долго искали.
        — И что Вы будете делать теперь?, — внешне абсолютно спокойно спросил я.
        — Ничего. Это не самое страшное преступление, чтобы я устраивала скандал. И данные твои в системе я велела оставить. Смена фамилии с Ермолова на Гордеева у тебя прошла уже официально, через церковь. Но мне безумно любопытно, зачем Ольга потратила столько усилий на тебя? Почему пришлось подменять твои данные?.
        — Ну а для чего обычно меняют данные о своем прошлом? Возможно, когда вынуждены спрятаться от неприятностей?.
        — Допустим, — благосклонно кивнула головой принцесса, — Но завтра твои фото пройдут по всем новостям. Как же, ведь самая завидная невеста, хм, после меня, нашла себе мужа. А значит, все твои неприятности снова тебя найдут.
        — Я думаю, на проблемы Сергея Ермолова, может абсолютно наплевать Сергей Гордеев, — уверенно произнес я.
        — А я думаю, что абсолютно любые неприятности Сергея Ермолова легко разрешит княгиня Гордеева, — усмехнулась Ева. Чуть склонив голову и слегка прищурившись, принцесса добавила: — Ей же не представило сложности выполнить явно твою просьбу и отомстить за смерть Дарьи Соколовой.
        "Вот черт, и тут докопалась, — подумал я. — Хотя чего я удивляюсь, если уж СБ клана, как рассказала Ольга, справилась за два дня, то Служба Имперской Безопасности точно не лохи. Тем более, как мне сказала Ольга, данные о дуэли и её причине она сразу отправила в дворянский суд и в СИБ. Причиной, естественно, фигурировала смерть половины наёмного отряда по вине Белезиных, а дальше, раз имперцы искали меня, то очень легко нашли связь между мной и Дашей. Или еще проще, нашли меня через программу сличения лиц, где и увидели рядом со мной погибшую девушку. В общем, путей было много.".
        Выкинув из головы ненужные мысли, нагло усмехнулся и весело предложил:.
        — А давайте, добавим символизма, ваше высочество?.
        — Это как?, — поддержала улыбку принцесса.
        — Жизнь с чистого листа!,  — воскликнул я, для наглядности изобразив рукой, как будто пишу на холсте.
        — Хм, вот это уже звучит поинтереснее, — задумчиво протянула Ева, — Но остаются вопросы, — зачем и почему?.
        — Ну на это причины могут быть разные, — миролюбиво улыбнулся я и твердо, глядя ей в глаза, проговорил: — Но поверьте, ни крови на руках, ни преступлений за спиной у меня нет.
        — Верю, — чуть помедлив, сказала Ева. — Но я очень люблю отгадывать загадки, Сергей, а ты меня заинтриговал.
        В общем, тот ещё разговор получился, и после свадьбы, практически уже ночью, я его Ольге в подробностях пересказал.
        — Ева очень настырная девушка, когда ей что-то надо, — задумчиво проговорила моя теперь уже жена. — Но при этом легко увлекается чем-то новым. Некоторое время она ещё пороет, ради удовлетворения любопытства, но потом должна успокоиться.
        — А если не успокоится?, — немного нервно спросил я.
        — Ну -у, — протянула Ольга, — нет человека, нет проблемы.
        Ночевать в кремле мы не остались, а решили все же, несмотря на позднее время, вернуться в свой дом в пригороде. Разговаривая, мы сидели на удобном диванчике, расположенном в гостиной. Даже после такого долгого, трудного и насыщенного дня моя Ольга выглядела очень довольной и, по сравнению со мной, совсем не уставшей. В своем шикарном красном платье с подолом до самого пола и с длинным боковым вырезом с одной стороны до середины бедра она смотрелась просто волшебно. Я, не спеша, лениво цедил апельсиновый сок, и, когда Ольга озвучила свой конструктивный тезис, аж поперхнулся, делая очередной глоток. Откашлявшись, ошарашено посмотрел на спокойную и невозмутимую жену и, чувствуя себя совсем офигевшим, изумленно спросил:.
        — А это ничего, что тут как бы не совсем человек, а наследная принцесса императорского престола?.
        — Ой и правда, — голосом гламурной и глупой блондинки воскликнула Оля. И сокрушенно добавила: — Как я могла забыть? Придется попотеть.
        И только тут я заметил, что моя молодая жена еле сдерживает свою улыбку. "Ах ты, редиска, прикалываешься надо мной, ну подожди", — мысленно подумал я. Расслабленно откинувшись на спинку дивана, решил поддержать свою жену в этой фантазии:.
        — Да, лучше всего подстроить несчастный случай, метеоритный дождь там или извержение вулкана, потому что, как ещё завалить Альфу, не вызывая подозрений, я не знаю.
        Ольга так заразительно рассмеялась, что я не выдержал и тоже присоединился. Успокоившись, я иронично констатировал:.
        — Очень надеюсь, Ваша Светлость, что СИБ не прослушивает эту комнату, а то нам, несмотря на весь ваш статус, чертовски не поздоровится.
        — Не волнуйся. У всех кланов с имперцами негласное состязание, — у кого больше ушей. СИБ прекрасно знает, что, как минимум, все великие кланы стараются заиметь своих осведомителей в их службе, чтобы быть в курсе последних новостей. Ну а клановые прекрасно понимают, что на их землях также работают агенты СИБа. Так что я не обольщаюсь и прекрасно понимаю, что в моем городе, помимо официального представителя, наверняка работают и законспирированные имперские агенты. Но конкретно в этом особняке всё чисто. Я лично отбирала сюда людей, и если уж такие кадры начнут предавать, то лучше сразу застрелиться, — с кем же тогда жить и работать. Если Ева все же про тебя накопает что-то, — она первая придёт с каким-нибудь предложением, а нам придется думать, что ей ответить.
        — Главное, чтобы другие кланы, благодаря своим ушам в СИБ, не узнали, что за бурю подняла там Ева, — немного мрачно проговорил я.
        — Ну -у, тут уже не угадаешь. Плохо, конечно, что ты так поздно мне рассказал, раньше мы бы твою легализацию провернули тихо и незаметно.
        — Прости, — вздохнул я, — Очень боялся, что ты сочтешь меня сумасшедшим.
        — Зато ты был бы только моим сумасшедшим, — печально улыбнулась Ольга. И сменив тон, жестко добавила: — А сейчас моей СБ придется быть очень внимательными, отслеживать особо любопытных и рубить чужие уши вместе с головой.
        Я аж вздрогнул от её тона, — да уж, подкинул забот. А Ольга, слегка сжав своими пальчиками мою руку, твердо проговорила:.
        — Не волнуйся, я тебя никому не отдам, даже если ко мне с войной заявятся. А чтобы взять княжество силой, потребуются усилия минимум пятерых великих кланов и Романовых в придачу. У меня здесь такая оборона, — не сразу и взломаешь. Да и не будет войны, это слишком нереальный сценарий, у нас все-таки цивилизованное общество, чтобы доводить до таких крайностей. Максимум, что нас ждет, это деловое предложение поделиться твоими генами, но мне кажется, это не самая большая плата за спокойное существование. Тем более, мы потребуем взамен что-нибудь нужное для клана. Единственный минус, если слухи о твоей уникальности расползутся по стране, — территорию княжества тебе покидать будет нельзя, поскольку я боюсь представить размер кортежа для твоей охраны.
        Последние слова Ольга произнесла, весело улыбнувшись, я же, фыркнув, подумал про себя: — "Да, дурак. Влюбился в девушку, с которой готов прожить всю свою жизнь, но не смог сразу открыть ей свою тайну. Было бы сейчас всё намного проще, и не переживал бы.".
        — Кто бы там говорил насчет цивилизованности, — решил я слегка потроллить свою супругу. — Не буду показывать пальцем, но кое -кто собирался устроить войну на уничтожение из-за маленькой нефтяной компании. А тут у нас речь об уникальных генах.
        — Да не было бы никакой войны на уничтожение — одна битва на поединке, и на этом бы и разошлись, а победитель получил бы приз в виде предмета спора.
        — Переведи, я тебя не понял, — удивленно попросил я. И продолжил, с каждым словом распаляясь всё больше: — Ты же мне сама рассказывала, что нас ждёт пару месяцев войны, максимум год, а Рудовых застращала так, что они чуть не обделались на месте. И про войну с тотальным геноцидом двух кланов кто мне рассказывал?.
        — Я была настроена на самый жесткий вариант, поверь, у меня были очень веские причины, и стращала я Рудовых, чтобы расшевелить Шереметьевых, — проговорила Ольга. Потом щелкнула пальцами и с улыбкой произнесла: — Совсем забыла, что ты у меня инопланетянин и в наших реалиях совсем не разбираешься. Слушай внимательно.
        Так я узнал про систему вызова и поединков, регулирующую взаимоотношения между родами и кланами Российской Империи. А все, что я до этого нарыл в интернете, оказалось настолько поверхностным и не соответствующим реальному положению дел, что мне даже стало немного стыдно за свою бестолковость. Как я мог проглядеть такую особенность? Оказалось, что кланы или свободные рода, имеющие друг к другу взаимные претензии или столкнувшиеся в какой-то интересующей их обоих сфере деятельности, решали вопрос, как сказала Ольга, цивилизованно. А именно, — бросали вызов на поединок. Клан или род, получивший вызов, обладал первоочередным правом выбрать, какое именно количество сил он выставит для разрешения спора. Речь, разумеется, идет о роботах и МПД. Но, чтобы не превращать любую спорную и чаще всего мелкую проблему в фарс, существовало ограничение на минимальное количество используемой техники. Двадцать пять роботов определенных категорий и десять тяжелых пехотинцев. Такое правило не позволяло слабым кланам и мелким свободным родам доводить спорные ситуации до постоянной драчки между собой, заявляя на
возможный поединок всего лишь одного робота и пару пехотинцев, а заставляло разрешать их проблему с помощью диалога или через суд. Максимальная заявка — это сто единиц техники вместе с МПД. Поэтому разборки такого уровня проходили только между действительно сильнейшими родами и кланами. Если же столкнулись интересы неравных по силе кланов, то негласное правило требовало, чтобы вызов бросил слабый клан. Раз ты считаешь себя достойным и сильным, брось вызов первым.
        Если сильный вызывает слабого, то на это смотрят очень косо, долго обсуждают и осуждают вплоть до негласного бойкота, когда главу такого клана начинают "забывать" приглашать на различные празднования. Плюсом к этому идет еще и возможная жалоба слабого рода или клана. К примеру, когда более сильный необоснованно, как это чаще всего бывает, наехал на мелкий и слабый род, в этом случае последний вполне может отклонить вызов и направить жалобу в канцелярию императрицы и в службу имперской безопасности. Там рассмотрят все обстоятельства и причины вызова. Ну и сделав вывод, что сильный клан действительно зажрался и тупо решил потрясти мускулами, ему могут впаять нехилый штраф, половина которого пойдет несправедливо обиженному роду, а вторая половина в карман государства. "Не иначе как за адвокатские услуги,", — мысленно хмыкнул я в этом месте. В случае с Шереметьевыми Ольга оказалась в двойственной ситуации. Столкнулись интересы великого клана Гордеевых и сильнейшего клана Шереметьевых. В такой ситуации более слабые Шереметьевы должны были бросить вызов первыми, но они тянули резину и никак не
реагировали. Потому что понимали, что Ольга, получив вызов, получит право включить в заявку ТАКИЕ силы, которые Шереметьевы потянули бы с большим трудом. Поэтому Шереметьевы и ждали, когда Ольге надоест терпеть их хамство и она все-таки первая пойдет на обострение. И тогда такое развитие событий дало бы им повод обратиться к союзному клану Багратион и получить помощь в виде хорошей техники и опытных пилотов. А репутация клана Гордеевых, учитывая таких союзников у Шереметьевых, уже не пострадала бы. И все эти поединки, оказывается, проходят под прицелом камер, вся страна замирает у телевизоров, чтобы посмотреть прямую трансляцию захватывающего сражения. Рейтинги, как понимаете, у такой передачи просто зашкаливают, а букмекерские конторы на тотализаторах зарабатывают миллиарды. Камеры и опытные комментаторы позволяют провести битву по всем правилам и без нарушений со стороны участников. Как я мог просмотреть такую колоритную национальную особенность, я просто не знаю. Теперь, когда Ольга открыла мне глаза, я уже По-другому понял разговор с Нино Багратион. Но вопросы, конечно, остались.
        — Я все-таки не понимаю, почему ты мне рассказывала про самый плохой сценарий событий. Да и Рудовы, зная, как на самом деле происходят разборки между кланами, не должны были так напугаться. И те кланы, которые уничтожили друг друга… Как такое вообще возможно, если есть такой способ урегулирования конфликта?, — все это я проговорил еще с удивлением, но уже более спокойно. Ольга вздохнула и с печальной улыбкой проговорила:.
        — У меня есть одна странная особенность, — моя жена сделала паузу, и, снова вздохнув, продолжила: — Иногда мне снятся вещие сны. Смерть своей матери я увидела за два года до её гибели, а китайский город, мной уничтоженный, приснился мне за год до этого события. И незадолго до конфликта с Шереметьевыми мне приснилась пилот клана Гордеевых, которая умерла на моих руках. Я не смогла опознать её, но форму и герб клана видела четко. Вот я и одумала, что конфликт с кланом Шереметьевых может разгореться в большую войну. Рудовы напугались, потому что я могу быть очень убедительной, когда обещаю кому-то смерть, — здесь Ольга усмехнулась, и я её усмешку поддержал. Уж что -что, а убедительности княгини Гордеевой хватит на десятерых, притом в любых вопросах. А Ольга тем временем подчеркнула:.
        — Повторюсь, мне нужна была реакция Шереметьевых, а то надоело тянуть кота за хвост. А у Абдуловых и Рязанцевых ситуация была намного сложнее.
        Ольга поерзала на диване и, прижавшись ко мне поплотнее, продолжила свой рассказ:.
        — На каком-то званом вечере вспыхнула ссора между наследницами Абдуловых и Рязанцевых. Сразу же после мероприятия девушки решили выяснить отношения с помощью дуэли. Дело вполне обычное, а до смерти дуэль между дворянками проводится очень редко. Нужен очень веский повод, чтобы объявить дуэль до смерти. Так что планировалось простая проба сил: кто первый упадет и не сможет продолжить дуэль, тот проиграл и, соответственно, приносит свои извинения. Секундантов нашли на том же вечере, и недалеко от усадьбы, на ближайшей полянке, устроили поединок. Рязанцева проиграла, но, когда Абдулова подошла к проигравшей сопернице за полагающимися извинениями, случилось непоправимое. Что они там друг другу сказали, свидетели не слышали, но вспыхнувшая от злости Абдулова добила свою соперницу. Как понимаешь, Рязанцевы такое стерпеть не могли, и между двумя кланами началась война на уничтожение. Четырнадцать лет назад оба клана входили в состав сильнейших. Боевые действия прекратились только тогда, когда из противостоящих правящих родов не осталось никого, а их фамилии прервались. Ольга замолчала, а я переваривал
услышанное, потом спросил:.
        — А императрица почему не вмешалась?.
        — Вмешаться в кровную месть, остановить вендетту?, — удивленно спросила Ольга. И пояснила: — Ни одна правительница не будет влезать в такое. Её не поймут, если она силой попробует остановить такую войну. Словами — да, насколько знаю, Мария пыталась шесть раз призвать оба клана к благоразумию, вызывала на аудиенцию, но всё было бесполезно.
        — А кто придумал, такую систему, — я про вызов на поединки? Почему нельзя вопрос решать с помощью простого диалога или через суды?.
        — Екатерина I, внучка Софии Великой. Почти триста лет назад. Естественно, в то время не было шагающей боевой техники, поэтому в заявку на поединок включали одаренных, не помню уже, какое было разрешено количество. Тогда ограничение касалось именно максимума. Потом, с появлением двигателей внутреннего сгорания и развитием бронемашин, начали использовать их. После появились первые МПД, а шестьдесят лет назад, когда роботы полностью вошли в нашу жизнь, правила стали такими, как сейчас. И ты не прав, это и есть диалог — диалог равных сил. Ведь любая империя, какой бы она сильной не была, имеет свойство разваливаться. Причин для такой тенденции очень много, и внешних, и внутренних, но основной, на мой взгляд, — это слабость потомков, когда они начинают нежиться на перинах и кичиться былой славой. Как только они превратятся в торгашей, умеющих вести лишь диалоги без демонстрации силы, империю сожрут. А так мы постоянно в тонусе и готовы к любой войне.
        — Но ведь в таких поединках наверняка гибнут лучшие пилоты, а одаренных такого уровня всегда мало и их обучение процесс не быстрый.
        — Пилоты гибнут очень редко. В таких поединках не принято добивать побежденного противника, стараясь уничтожить пилота. Это считается дурным тоном, за излишнюю и немотивированную жестокость с этим кланом могут потом поквитаться в следующем поединке. Бывают, конечно, битвы не на жизнь, а на смерть, особенно у давних уже не просто противников, а почти врагов, но это редкость.
        — А такая система только в Российской Империи или где-то еще практикуют?.
        — В любом государстве, где есть сильные кланы, — кивнула Ольга головой и перечислила: — У нас переняли Германия, Швеция, Англия, Югославия, Мексика, Китай, Япония, Бразилия, Австралия и еще несколько. Но всех я навскидку и не вспомню. Естественно, у них там свои особенности.
        — Войны между государствами, если бывают, так же проходят?, — продолжил я прояснять эту интересную тему.
        — Пока нет, — ответила Ольга. — Лет тридцать уже ходят разговоры, что было бы неплохо ввести такую систему при конфликтах государств. Обсуждают право и сроки владения спорными территориями в случае таких побед. Больше всех, конечно, с этим проектом носятся небольшие государства, им это выгоднее всего.

* * *

        Я вскинул голову, вырываясь из полудрёмы и отмахиваясь от одолевших меня воспоминаний. Показалось, что кто-то вошел в гостиную. "Ольга?" Похоже, все-таки показалось. Перевел взгляд на свою дочь, — идиотски блаженная улыбка снова вылезла на губах, придавая мне знакомый многим образ любящего отца. София. Это имя предложил я. Просмотренный в этом мире фильм о первой Российской императрице оставил все же неизгладимый след в моей душе. Ольга согласилась, — имя София ей нравилось.
        А наше золотоволосое чудо месяц назад нас с Ольгой крайне удивило. Как-то вечером дочка перед сном очень не хотела уходить с няней укладываться на сон, требовала, чтобы сказку на ночь читала мама или папа. Как назло, этим днём мы оба, и я, и Оля, вымотались настолько, что единственным желанием было подняться с дивана в гостиной и завалиться в нашу постель. Яна безуспешно пыталась уговорить её пойти в кроватку, обещая рассказать сразу две новых сказки. Ольга махнула мне рукой, чтобы я сидел, и уже собралась, судя по всему, встать, чтобы все же удовлетворить каприз Софии, как дочка, негромко хнычущая и все это время отталкивающая руки няни, вдруг покрылась сетью электрических разрядов и запулила в неё извилистую молнию. Я только рот открыл, провожая взглядом улетевшую Яну, которую отбросило метров на пять, как раз в направлении открытой двери, ведущей в спальню дочери.
        Очнулся только, когда из поля зрения пропали ноги сиделки, промелькнувшие в дверном проеме. Ольга рванула к дочке, а я побежал к Яне, молясь на ходу, чтобы у той все было хорошо. Слава богу, обошлось. Кроме небольшой дырки на форме, прожженной на правой груди, и небольшого ожога на теле, травм больше не было. Я помог девушке подняться с пола и с таким же ошарашенным видом, как и у неё, вернулся в гостиную. Ольга строго отчитывала Софию, говоря, что своих обижать нельзя, а та в ответ хныкала и ныла, что она не хотела, и это случайность. Я же, акцентировав зрение на дочери, с изумлением разглядел маленькую звездочку ярко -синего цвета, весело горевшую в районе солнечного сплетения. Источник пробудился? В три года!.
        Я сел обратно на диван, продолжая бездумно прислушиваться к диалогу мамы, дочери и няньки. Оказывается, Яна, сорокалетняя воительница в ранге Бета, была в доспехе духа, который снимает, только когда спать ложится. Только вот разряд нашей малышки пробил её доспех, отправив к тому же в занимательный полет. Однако! Если в три года от Софии одаренная такого уровня улетает, что же дальше будет! В общем, веселый вышел вечер, сонливость сняло как рукой. Ольга, предупредив Яну, чтобы та не болтала о случившемся, рано утром принесла амулет, сделанный живущей с нами в особняке молодой мастерицей -артефактором. Амулет был выполнен в виде изящного браслета на детскую ручку и предназначался скрывать от любопытных взглядов до невозможности рано пробудившийся источник нашей дочери, выполняя ту же функцию, что и часы у меня.
        Вздохнув, посмотрел на спящую дочь. А ведь она не единственный мой ребенок, где-то в роду Гордеевых бегают еще. Сколько? Не знаю, а Ольга отказывается говорить. После нашего разговора про мой генетический материал, которым нужно поделиться с её родственниками, чтобы обеспечить их лояльность и поддержку в охране моей тушки, редкий вечер у нас проходил без использования презервативов. Они со своим содержимым после акта любви помещались Ольгой в специальный контейнер, предназначенный для отправки лекарке Валентине. Да ещё и паузы в нашей любви стали возникать, чтобы, как сказала Ольга, материал был получше. Если прикинуть, сколько таких маршрутов за четыре года проделал этот мини -холодильник, то где-то с пятьсот детей можно насчитать точно. Хотя не факт, что Ольга сыплет моим материалом направо и налево, скорее всего, выдаёт дозировано, а остальное отправляет на склад. Или где там хранят такие вещи? Да -а, не думал я, что стану многодетным папой детей из пробирки. "Ты, Серега, теперь племенной бык -осеменитель, — пришла ехидная мысль. — Хотя нет. Ты не простой бык, ты бык в ранге Гамма." Хмыкнул
вслух и подумал: "Надо поскорее становиться Альфой, тогда смогу бить себя пяткой в грудь и считать дважды альфа -самцом." Поржав про себя над самим собой, вернулся к мыслям о детях. А ведь ещё одного моего ребенка я знаю, как и его мать. Агния, молодая мастер артефактов. Ольга привела её к нам в особняк примерно через три месяца после свадьбы.
        — Знакомься, Сергей, это Агния, артефактор.
        Поздоровавшись с девушкой, с интересом её осмотрел. Само -собой, молодо выглядящая, больше двадцати не дашь, низенькая, ростом Ольге всего по плечо, фигурка стройная и изящная, брюнетка, грудь небольшая, хм, это если, конечно, с Олиной сравнивать. В целом, симпатичная девочка.
        — Сними часы, — попросила меня тем временем Ольга.
        Сняв часы, я какое-то время мог любоваться ставшими вдруг нереально большими глазами Агнии. "А глаза-то какие красивые, темно -карие, прямо как у меня,", — мысленно улыбнулся я.
        — Хочешь получить от меня герб и право на создание собственного рода?, — спросила Ольга девушку.
        Агния, переведя ошарашенный взгляд с меня на княгиню, судорожно закивала головой и, слегка запинаясь, ответила:.
        — Д -да, Ваша Светлость, это моя мечта.
        — К твоей мечте могу добавить и ребенка от этого мужчины, что наверняка прибавит твоему роду возможностей, генетическим материалом от него я тебя обеспечу, — спокойно проговорила Ольга.
        — Приказывайте, Ваша Светлость, что мне нужно сделать?, — девушка подобралась, и взгляд сменился на решительный.
        — Сергей — артефактор. Ты переедешь к нам в дом и начнешь обучать его своему мастерству, — достаточно жестко проговорила княгиня Гордеева. И добавила тем же тоном: — Естественно, об этом никому ни слова.
        — Я все поняла, Ваша Светлость. Вы можете смело на меня рассчитывать, — ответила Агния, низко поклонившись своей госпоже.
        Ольга уже вечером мне рассказала, что Агния родилась в обычной для этого мира семье с двумя женами без мужа. Обе её матери работали на автозаводе "Волга". Источник активировался в десять лет, естественно, после этого девушка была переведена в небольшую закрытую школу для одаренных, принадлежащую роду Гордеевых. Агния оказалась девушкой очень талантливой, и после окончания школы ей предложили продолжить обучение у Елисеевых, рода артефакторов, входящих в клан Гордеевых, и она согласилась. Но тут у неё не задалось, — чем-то она не понравилась Елисеевой Вере, главе своего рода, возможно, тем, что посмела отказать и не принять её щедрое предложение стать слугой рода. "Слишком эта мещанка горда,", — процитировала мне Ольга главу рода артефакторов. Пробыла она там всего год и явно была недовольна своим положением. Так что Ольга вовремя сделала ей предложение, от которого девятнадцатилетняя Агния просто не могла отказаться.
        Обучение у Агнии напоминало мне игру в Лего, когда из небольших, маленьких и совсем малепусечных штукенций надо собрать одну, но большую. Вообще различные амулеты и более крутые артефакты делают из драгоценных и полудрагоценных камней, но наше обучение началось на обычных деревянных дощечках. Агния в замедленном режиме показывала мне, как под воздействием силы её источника внутри дощечки начинают не спеша проступать линии красивого, очень сложного магического узора, который ещё и накладывается на другой. Для каждой стихии существует свой неповторимый узор, для лекарских амулетов тоже свой, для артефактов невидимости или боевых, используемых в МПД и роботах, так же свой.
        Есть универсальные амулеты, их может заряжать любая одаренная, и неважно, какой стихией она владеет, — амулеты все равно будут ставить ту защиту, которую в них заложили: воздушную, водяную или ещё какую. Есть простые амулеты, которые, например, создают огненный щит, но и заряжать их могут только одаренные, владеющие стихией огня. Мощные артефакты, усиливающие боевую магию, ставят на роботов, их создание требует больших усилий и мастерства, а учитывая, что на их создание идут только натуральные алмазы, стоят они до хрена и больше. Искусственные алмазы тоже используются активно, но по сравнению с природными камнями, количество циклов разряд-заряд у них меньше. Вообще магические девайсы можно сделать из любого материала: дерево, кусок кирпича или простое стекло, — но будут они одноразовыми. Раз сработают и рассыплются, если вообще сработают, потому что из таких дешманских поделок залитая магия довольно быстро утекает. Поэтому все артефакторы, помимо создания амулетов, занимаются масштабными исследованиями в плане поиска новых материалов, способных на равных конкурировать с драгоценными и
полудрагоценными камнями.
        Как я уже говорил, защитные амулеты ставят также на МПД, правда, в количестве одной штуки. Почему нельзя обвешать их, как игрушками новогоднюю ёлку, и обеспечить неуязвимость на продолжительное время? Да потому, что два амулета, расположенные слишком близко друг к другу, начинают вести себя как плюс с минусом. Только притягиваются не сами амулеты, а закачанная в них сила, и девайсы взаимно опустошаются буквально за несколько минут. На роботов, на легкие и средние, за счет их больших размеров, получается поставить два амулета. А на тяжелых и сверхтяжелых, помимо защитных артефактов, стоят уже собственные генераторы защитного поля. Их изобрели пятьдесят лет назад, но до сих пор никак не могут придумать более компактную версию, поэтому пока такие установки, весом почти пятнадцать тонн, ставят только на тяжеловесов.
        Агния, как и любая мастерица их племени, владела на уровне слабой Дельты всеми известными стихиями: огонь, земля, вода, воздух, лед и молния, но как универсальных бойцов их, конечно, никто не использовал. Слишком мало было ей подобных, и ценились они совсем за другие качества. У неё с собой был огромный справочник всевозможных узоров для создания любых амулетов или артефактов. Как она рассказала, в школе ей пришлось учить каждый рисунок, и сначала многократно рисовать их карандашом на простом листе бумаги. Мне, благодаря ставшей почти идеальной памяти, запомнить эти узоры получалось достаточно легко, но вот воспроизвести эти плетения, похожие на крайне сложные кристаллические решетки получалось очень плохо. Про универсальные амулеты, которые можно заряжать силой любой стихии вообще молчу. Все-таки я был не совсем артефактором.
        Да, я видел своим новым зрением структуру каждого амулета, артефакта. Видел источники одаренных и спящих, но в отличие от Агнии, из всех стихий полноценно оперировать я мог только воздухом и огнем. Поэтому амулеты у меня выходили простые, рассчитанные на работу только с этими стихиями. Да и получались они кривыми какими-то и работали через один. Я утешал себя мыслью, что, возможно, дело в том, что мой источник слишком слаб, либо причина в универсальности. Вероятно, нельзя получить всё и сразу. Я и так воин двух стихий, да ещё и амулеты могу делать, правда, последнее пока получается хреново. Но после перехода в ранг Гамма каждый раз, мысленно погружаясь во внутренний мир источника, помимо встречающего меня ставшим ласковым и теплым ветра, я иногда наталкивался на холод, который ненадолго обволакивал мой разум и пропадал. Говорить об этом я никому не стал, такое происходило очень редко, не чаще раза в месяц, но я надеялся, что, может быть, потихоньку просыпается ещё одна стихия.
        Безусловно у каждого мужчины есть свой идеал женщины, и внутренний, и внешний. Моя Ольга была не просто идеал, — она была для меня воплощением богини красоты и ума, которая умудрялась зажечь во мне желание, не особо при этом стараясь. Просто своим присутствием, своими переходами из одного образа в другой, восхищала меня и заставляла гордиться, что такая женщина — моя. И, несмотря на кучу красивых женщин вокруг, у меня ни разу не возникло желания затащить какую-нибудь красотку в постель. Ольга планомерно, практически каждый вечер убивала даже малейший намек на рождение такой мысли.
        Но когда Ольга была уже на последних месяцах беременности, то выполнять свой супружеский долг в полной мере не могла. Так что я, кобель такой, — как сказали бы девушки из моего мира, — стал поневоле облизываться на кого угодно, только не на свою жену, ибо там висела табличка "табу". В моей гиперсексуальности был явно виновен источник, все-таки в своём мире я не настолько сходил с ума по этому делу. А тут под боком была шикарная женщина, которая даже будучи беременной умудрялась вызывать желание просто фактом своего присутствия. И не думайте, что я тут перед вами оправдываюсь. Хотя… Хрен с вами. Думайте, что хотите, в любом случае, это не я налево сходил, это мне на блюдечке принесли.
        Видно, общество, в котором выросла Ольга, все-таки вбило ей в подкорку головного мозга, что один мужчина и много женщин — это основное правило этого мира, а она, несмотря на всю свою избранность, как главы клана, все же исключение из общего правила. И вот как-то раз, застукав за завтраком, как я неприлично долго разглядывал попку служанки, расставляющей нам еду, Ольга только хмыкнула чему-то своему. А вечером мне категорично заявила, что я ей мешаю спать, и отправила меня в покои напротив наших апартаментов.
        Вообще-то, кровать в особняке не уступала размерами, той, что была в подмосковной усадьбе. В этой также могли свободно поместиться четверо человек, но спорить с беременной женщиной… Нет уж! Увольте! Слава богу, её закидоны типа: «хочу сладкое, нет, — соленое, нет, — принесите жареное», — касались в основном слуг. Так что я, прихватив планшет, решил остаток вечера провести в интернете. Да, да. Провел! Как же! Только стоило мне после душа пристроиться на кровати, дабы погрузиться в пучину фактов этого мира, По-прежнему вызывающих у меня удивление, как дверь в спальню открылась, и на пороге нарисовалась Агния. Девушка была одета в короткий халатик, прикрывающий её едва до середины бедер. В тот момент моя логика, совершенно не растерявшись, как можно было подумать, сразу вывела цепочку умозаключений: мой откровенный взгляд на служанку, хмыканье Ольги, ссылка в отдельную спальню. И та -дам! Приход девушки, одетой лишь в халатик. Поэтому, растянув губы в явно в предвкушающей улыбке, я предположил:.
        — Наверное, ты забыла мне показать что-то важное, и меня сейчас ждет очередной урок.
        — Да, — улыбнулась девушка, — и тебе непременно стоит это посмотреть.
        С последними словами она шагнула в комнату и, на ходу сбросив свой халат, нырнула ко мне в постель.
        Вечер точно удался, как и часть ночи. Правда, утром, идя на завтрак, я не знал, как себя вести. Все-таки для меня такая ситуация непривычна, ведь фактически я изменил своей беременной жене. И единственное, что удерживало меня от самокопания и подбора всяких слов наподобие "дорогая, прости, был пьян", это то, что девушку мне по сути подложили, причём — моя же супруга. Но все равно какие-то котята на душе царапались. Так что на совместном завтраке с женой я чувствовал себя несколько скованно, пока Ольга не спросила:.
        — Как спалось?, — спокойно так, как будто про погоду спрашивала.
        Вот как в таких ситуациях отвечать правильно? "Ау! Советчики мои озабоченные! Где вы там? Как жаренным запахло, сразу в кусты, что ли?".
        — Эм… ну -у… с тобой все-таки комфортнее, — кое -как сформулировал я ответ беременной жене.
        Ольга весело фыркнула и вконец меня добила:.
        — Я-то думала, ты мне сейчас расскажешь, какая я хорошая и заботливая жена.
        Ну мне со шпаргалкой-то не сложно, поэтому улыбнулся и повторил:.
        — Ты очень хорошая и такая заботливая.
        — Умничка, сразу двух зайцев убила, — продолжила подсказывать мне Ольга.
        — Умничка, — эхом повторил я, а вот дальше застопорился, — прости, не понял про зайцев.
        — Ну как же, — мужа от мучительной смерти спасла — это раз, — улыбнулась моя жена и добавила, — обещание перед Агнией выполнила, материал предоставила — это два.
        Я только руками развел на этот пассаж и, усмехнувшись, уже без подсказок продолжил "хвалить" самостоятельно:.
        — Ты такая прагматичная.
        — Продолжай, — благосклонно кивнула моя супруга.
        — Коварная, — хмыкнул я.
        — Столько комплиментов с утра, я, право слово, не ожидала, — усмехнулась Ольга.
        — Вообще-то это были не комплименты, — поддержал я её усмешку.
        — Просто ты это так ласково говорил, мне показалось, что все же комплименты, — веселилась моя княгиня.
        Я только головой покачал. Вот как с ней быть? Даже тут всё просчитала. В общем, Агния стала моей девушкой почти на два месяца. Месяц до родов и почти месяц после них. Бегал я к ней не каждую ночь, а два -три раза в неделю, так что совсем не удивительно, — примерно через девять с половиной месяцев Агния родила мальчика, чему она, кстати, очень обрадовалась. Все-таки парней здесь мало и радуются каждому родившемуся малышу. Единственное, что я попросил, это чтобы она воспитывала его, как воспитывала бы наследницу рода.
        — Хочешь, чтобы был таким, как я, — сделай, как прошу, — привел я аргумент, когда она стала говорить мне, что так не принято.
        В общем, пока Агния живет с нами, я присмотрю, чтобы она его не сильно баловала. А то я не переживу, если мой сын, которого Агния назвала Андреем, превратиться в капризное и изнеженное нечто. Интересно, а вот как бы я себя вел, если бы Ольга, не скрывала, какой ребенок из пробирки именно мой. Бегал бы к каждой матери с требованием не баловать с рождения, а обеспечить спартанские условия и растить сурового мужика, если там мальчик? Представил свой ежедневный маршрут и посещение сотни матерей, чтобы обеспечить контроль за воспитанием такого количества детей. А если их не сотня, а действительно пять сотен? Что-то, как-то стрёмно стало, — что мне с ними со всеми делать? Потом представил, как каждый день иду на день рождения своего очередного ребенка, и если их действительно пятьсот или больше, то свободных дней у меня точно не будет. Может, и правильно, что Ольга не говорит мне всё, чтобы я с ума не сходил и не ходил каждый день проверять, как там дела у моего очередного чада, например двухсотого по счету. А ведь я стал бы контролировать, это же мои дети, пусть и из пробирки.
        Ольга вкладывает в меня достаточно большие средства, чтобы я стал сильным, а в обмен на помощь её родственников от меня требуется только исполнять супружеский долг со своей половиной, что я делаю с большой радостью и удовольствием. А то, что презервативы с содержимым после использования, вместо того чтобы улететь в мусорное ведро, идут по сути на благое дело, улучшая местные явно хромые на обе хромосомы гены, разве не хорошо? И ведь любая другая женщина, на месте Ольги, глава другого клана, заперла бы меня где-нибудь и доила бы из меня материал, не тратя время на мое обучение, — зачем ей сильный самец, он же взбрыкнуть может.
        В общем, нравственный вопрос вставал передо мной достаточно часто, и я долго не мог ответить на него однозначно. В основном, из-за детей, но как правильно решить это уравнение я не знал. Попросить Ольгу устроить из нашего дома детский сад? Нет, это бред! Дети в тех семьях, куда она передала мои гены, наверняка будут чувствовать себя более чем хорошо, но вот вопрос воспитания обсудить нужно, особенно мальчиков. Донести до неё мысль, что выращивая слабых и избалованных существ, получаем от них таких же слабых и избалованных детей. Да, конечно, у местных мужчин слабость прописана на генетическом уровне и, возможно, учи их с детства, не учи, но толку не будет, достаточно вспомнить пример Олега, бывшего любовника Ольги. Но мои-то гены абсолютно другие, а следовательно, и мальчики будут рождаться более решительные и смелые. Значит подход и воспитание моих детей должно быть другим. Вот такая, мне мысль засела в голове, и я все же донес её до Ольги, а та обещала серьезно подумать, как именно правильно подать эту идею тем семьям, куда ушло мое семя.
        Кстати, в первые месяцы после пробуждения источника у меня появился зверский аппетит, — я жрал все подряд и в таком количестве, что, по сравнению со мной, мальчик из "Ералаша", пропихивающий себе пальцем последний пятидесятый эклер, был просто образцом правильного питания. Я начал бояться, что наберу лишний вес, но, слава богу, всё сгорало как в топке. Источник и был своеобразной топкой, во всяком случае, через четыре месяца после начала этой своеобразной гонки на титул "Мистер Обжора" я, наоборот, похудел на три килограмма. И сделал вывод, что стройность местных девушек, как и отсутствие хотя бы полных людей, дело рук источника. Ведь даже среди простых людей, так называемых "спящих" не бывает толстых. С другой стороны, кто сказал, что источник у них спит — они так же, как и одаренные, долго не стареют, а значит, он все же работает.
        Велена продолжала моё обучение по управлению силой источника. Он в натуре был живой или, правильнее будет сказать, вёл себя как живой организм. Каждый раз, погружаясь в него, я мысленно здоровался: "Привет, как дела?" И каждый раз в ответ ветер ненадолго становился сильнее и горячее, как будто этот инопланетный разум отвечал мне: "Все хорошо!". И я дал ему имя. Ну, или позывной. Не мог не дать, — мне казалось, что это будет правильно, раз он почти живой. Выбрал быстро, учитывая, что я сам себя мысленно иногда окликаю "Братан", то молодой источник получил от меня позывной "Братишка". И вы знаете! Это его порадовало, так как ветер и звезды после того, как я заявил, что даю ему имя и теперь он Братишка, явно ускорили свой танец. Когда я смущенно признался Ольге, что дал имя своему источнику, она улыбнулась и весело спросила:.
        — Думаешь, ты один такой? У моего источника тоже есть имя.
        — И какое?, — поинтересовался я.
        — Ну а какое ещё имя могла придумать одиннадцатилетняя девочка, когда осознала, что её новая игрушка живая?, — иронично спросила Ольга. И сама же весело фыркнула: — Конечно Принцесса.
        — Ну слава богу, а то думал, что я один крышей еду, — рассмеялся я в ответ.

* * *

        Я снова вскинулся, прислушиваясь к ощущениям. Да, так и есть, мой Братишка начал пульсировать сильнее. Значит, Ольга скоро будет, судя по последним нормативам, примерно в течение тридцати минут. Это началось, когда я перешел на уровень Гамма, то есть год назад. А приближение Ольги, или, наверное, лучше сказать, её источника по имени Принцесса, я сначала чувствовал за пару минут до того, как она заходила в комнату, потом мой Братишка начинал сигнализировать намного раньше, — она только во двор въехала, а я уже знал. Теперь же я ловил сигналы от своего источника за полчаса до прибытия Принцессы. Пару раз ловил себя на мысли, что эти товарищи вроде как разговаривают. Особенно когда мы с Ольгой в постели выясняли, какая поза круче, источник начинал пульсировать сильнее. Как-то раз заглянул в него сразу после секса и обалдел — звезды метались как сумасшедшие, сталкивались и снова разлетались, бешено кружась. А может, они и не разговаривали. Хм. Ну да! Не иначе как спаривались. Бред? Ну хрен его знает, товарищ майор. Ольга тоже заметила весьма странное поведение своей Принцессы, когда начинала
приближаться ко мне. И звезды после нашего акта любви у неё тоже начинали танцевать что-то совсем непонятное. В общем, вопрос, чем занимаются наши инопланетные гости и почему чувствуют друг друга, пока остается без ответа.
        Ага, а вот и Ольга. Моя жена тихонько вошла в комнату и, подойдя ко мне, положила руку мне на плечо. Естественно, я тут же сгрёб её поближе и крепко прижал к себе.
        — Ужинал?, — тихо спросила она.
        — Нет, не дошел пока, — так же тихо ответил я.
        — Пошли, а то я тоже голодная, — позвала она.
        Я только кивнул головой и вместе с Ольгой тихонько вышел из комнаты. Оба были уставшие, так что ужин прошел практически в молчании. А дойдя до кровати, практически мгновенно вырубился, только Ольга явно меня опередила, заснув раньше.

        Глава 2.
        Турнир

        Утро началось со звонка моего телефона. Спать хотелось неимоверно. И какая сволочь в восемь ночи решила позвонить? Схватил телефон и, не глядя ответив на звонок, раздраженно проговорил:.
        — Сначала продиктуйте Ваш адрес, напишите завещание, а потом ждите. После обеда я к вам приеду.
        — Серега, ты спишь, что ли?, — удивленно спросил Мишин голос.
        Я оторвал телефон от уха и убедился, что это действительно мой лысый друг. Правда, это открытие не подняло мне настроения. И я По-прежнему недовольно поговорил:.
        -А что еще я, По-твоему, должен делать в воскресенье в половину девятого утра?.
        — Так в Москву же летим!,  — неуверенно произнес Михаил.
        Не успел я его обматерить, как проснувшаяся Ольга полусонным голосом проворчала:.
        — Передай Мише, чтобы он не попадался мне на глаза, иначе я его убью.
        Я весело хмыкнул и радостно заявил этому неугомонному:.
        — Тут Ольга проснулась. Мой тебе совет, брат. Езжай на автобусе, — и, уже не сдерживая смех, продолжил, — либо прикинься чемоданом и сдай самого себя в багажное отделение.
        — Ну, я-то думал, вы уже вовсю собираетесь, чтобы на самолет не опоздать, — обиженным тоном проговорил Михаил.
        Я только ладонью хлопнул себя по лицу, изображая фейспалм, и подумал, что у этого нормального во всех отношениях мужика, когда речь заходит о турнире роботов, полностью отключается мозг и абсолютно не работает логика. Практически каждый год одно и то же. Вздохнул и вкрадчиво, как ребенку, проговорил:.
        - Мы не можем опоздать на самолет, который принадлежит лично Ольге. И я тебе даже больше скажу, он полетит только тогда, когда Ольга скажет ему лететь. Договорились же на двенадцать часов. А если ты так боишься опоздать, то езжай в аэропорт и сиди у трапа.
        — Ладно, — буркнул этот Кощей. — Буду ждать в аэропорту. Не опаздывайте.
        Я бросил телефон на тумбу и попытался доспать хотя бы еще часик. Но сон уже не шёл, — ох уж эти свежеиспеченные родственники. Вспомнилось мое представление правящей верхушке рода Гордеевых, так называемому малому совету рода.
        Ольга организовала встречу в одном из небольших залов Нижегородского кремля буквально за три дня до свадьбы. Это был ужин на десять персон, включая нашу пару. Как мне объяснила Оля, она "немного" нарушила правила. Ведь кандидатуру мужа она должна была озвучить заранее, минимум за полгода, и все её руководящие родственники должны были её избранника обсудить и через неделю или чуть больше, тоже на таком вот ужине, высказать ей свои соображения. Вести переговоры с другим кланом или нет, а если мужчина из их клана, то также должны были высказать все плюсы и минусы, которые они видят от этого брака. Её мать предложила кандидатуру Павла Морозова, совет рода её одобрил, и только смерть Любославы Гордеевой предотвратила этот брак, так как сама Ольга резко выступила против такого мужа. Так что меня ждал тот ещё вечер! Восемь явно злых на самоуправство Ольги родственников, готовых срывать свое плохое настроение на мне. Хотя вру, не восемь, а всего шестеро злых, так как двоих Ольга просветила на счет моего источника. Фу -уф. Тяжеленький тогда выдался вечер. После короткого представления друг другу мы
расселись за стол, чья круглая форма символизировала, как я понял, равенство собравшихся женщин. Прямо рыцари короля Артура, блин. Всех присутствующих я заранее изучил, и заочно знал — кто, что и за какой вектор деятельности отвечает. Если кратко, то действующими лицами этого акта пьесы являлись следующие родственники Ольги:.
        Руслана Гордеева — Альфа, девяносто два года. Двоюродная бабушка. Старейшина рода Гордеевых, в её ведении — социальная жизнь рода, споры внутри рода, воспитание молодых.
        Ярослава Гордеева — вторая Валькирия клана, пятьдесят девять лет. Родная тетя, командующая всеми вооруженными силами КЛАНА.
        Евгения Гордеева — Бета, пятьдесят один год. Двоюродная тетя, глава финансово -экономического отдела КЛАНА.
        Виктория Гордеева — Альфа, шестьдесят шесть лет. Двоюродная тетя, куратор всех научных исследований КЛАНА, в том числе в области генетики.
        Надежда Гордеева — Бета, пятьдесят восемь лет. Четвероюродная тетя, куратор системы образования, школ, академии и других подобных заведений, принадлежащих клану.
        Мирослава Гордеева — Альфа, пятьдесят лет. Троюродная тетя, начальница учебного центра по подготовке пилотов МПД и боевых роботов.
        Велена Гордеева, — Альфа, восемьдесят три года. Родственница Ольги через двоюродную бабушку её мамы. Вроде бы… Учитель правящего рода по использованию сил источника.
        Александра Гордеева — Бета, тридцать три года. Двоюродная сестра, глава отдела по поиску одаренных детей по всей империи.
        Мы все молча расселись и приступили к ужину. Я сел слева от Ольги, справа от неё уселась Руслана, по левую руку от меня находилась Велена, чему я был очень рад, так как от нее наездов точно не предвиделось. Первой тишину нарушила Ольга:.
        — А что это вы все молчите?, — спокойно и с легкой улыбкой спросила Ольга.
        — А что мы должны говорить?, — первой подала голос Евгения, главный финансист клана. — Ты уже за нас все решила, так что лично я пришла просто покушать.
        "Да, переизбыток сарказма явно на лицо,", — подумал я.
        — Покушать ты могла и дома, или тебя там не кормят?, — тягуче и при этом весьма прохладно произнесла Руслана.
        Вот эта бабуля мне почти нравилась, такая крепкая, выглядящая не старше шестидесяти и с очень пронзительным взглядом. Почему почти? Да как сказала Ольга, когда она просветила Руслану по поводу моих способностей, сделав это заранее ещё перед ужином, то её милая бабушка сходу предложила запрятать меня в какой-нибудь бункер, а появление новых генов объяснить новой разработкой клана. В общем, мне явно стоило помолиться и поблагодарить бога, что мне встретилась именно Ольга, а не такая, как Руслана, насквозь прагматичная женщина. А то действительно заперли бы в бункере и доили бы… Как там "доят" быков производителей? Ольга же хоть и поделилась со мной вынужденными планами на мой генетический материал, но при этом готова вкладывать в меня все свои ресурсы, чтобы дать мне нужную в этом мире силу. Равнозначный обмен, на мой взгляд.
        — Да я вот тоже не вижу смысла обсуждать мужчину, который сплошное белое пятно, — проговорила Надежда, так сказать, клановый министр системы образования. — Школу закончил, академию, молодец, тоже, оказывается, прошел до конца, но в базе только цифры. Поступил такого-то, закончил тогда-то, но — ни оценок, ни файла с данными. Я так понимаю, это Марина похозяйничала в моих базах?.
        Последний свой вопрос Надежда задала с явным таким наездом, глядя при этом на Ольгу.
        — Твоих?, — скептически приподняла бровь Ольга. И слегка прохладно продолжила: — Мне казалось, все базы данных принадлежат клану, а я, как глава клана, имею право вносить туда нужные мне правки.
        — Не передергивай, — вспыхнула Надежда. И гневно продолжила: — Я отвечаю за образование, а значит, это мои базы, и я несу за них ответственность. И если каждый будет лезть и чиркать там, что ему угодно, то будет бардак.
        — Тпру, придержи коней, родная, — достаточно жестко произнесла Ярослава, родная тетя Ольги. — Речь не о каждом, а о главе клана. — И твердо припечатала: — Это всего лишь, данные на какого-то мальчика, а ты тут истерику развела.
        — Ну конечно, — фыркнула Надежда. — Ты за Ольгу всегда горой. Интересно, что бы ты сказала, если бы она в твоих базах поковырялась?.
        — Сравнила тоже, — это хмыкнула уже Мирослава. — Базу системы образования и военную. Самой-то не смешно?.
        Прежде чем Надежда успела что-то ответить, заговорила Виктория, отвечающая за научные направления.
        — Смешно, не смешно, но твой выбор, Ольга, вызывает вопросы, особенно, если учесть, что данные ДНК, записанные в моей базе, выглядят не самыми идеальными. Или их тоже Марина заменила?.
        Виктория задала свой вопрос спокойно и без наезда, примерно как про погоду спросила.
        Как мне Ольга позже рассказала, обо мне были оставлены данные по ДНК на того парня, который действительно родился, вырос, закончил школу и поступил в академию, правда, учиться бросил и ушел с первого курса. И попал под машину буквально за пару дней до нашего откровенного разговора. Марина заменила все данные, кроме ДНК, ну и академию я, оказывается, в отличие от того парня, закончил по специальности "проектирование систем вооружения для МПД". О как! Надо будет изучить этот вопрос, чтобы соответствовать, — видно, погибший парень увлекался доспехами, раз поступил ради этого в академию, но толи силы воли не хватило, или просто понял, что это не его. И, по сути, мы спалились перед Евой Романовой, когда Марина подменяла имя и фамилию. Андоим Чеславин на Сергей Ермолов. Н -да, фамилия ещё ладно, но всю жизнь ходить с именем Андоим было бы не очень весело.
        — Поверь мне, этот мальчик идеально подходит нашей Ольге, — веско подчеркнула Велена.
        — Так, может, вы нам расскажете хотя бы вкратце, чем он подходит?, — подала голос Александра, двоюродная сестра Ольги. — А то одни бабушки, смотрю, в курсе, а остальные гаданием занимаются.
        — Мала ты еще все знать, подрасти сначала, — осадила внучку Руслана.
        — О, зд?рово, — хмыкнула Александра. И иронично продолжила: — Давайте правило введем, пусть в совет рода входят те, кому за восемьдесят, так действительно надежнее. Только тайну узнала, и — бряк, скоро с собой в могилу унесла.
        — Я ТЕБЯ сейчас брякну, — грозно наехала на свою дочь Ярослава. — Совсем, что ли, за языком не следишь?.
        — Оставь её, — снова заговорила Руслана. — Не видишь, детство ещё играет? Давно, видать, не порола.
        — Да, упустила, — покаянно вздохнула Ярослава. — Думала, выросла уже, умная стала.
        Все за столом улыбнулись, и голос подала Мирослава, которая обратилась уже ко мне:.
        — А ты, Сергей, что скажешь?.
        Внутренне поежившись под пристальными взглядами собравшихся женщин, я миролюбиво улыбнулся и твердо произнес:.
        — Думаю, вам понравится результат нашей с Ольгой женитьбы, а лично с Вами я надеюсь еще не раз увидеться.
        — С чего это мне такая честь?, — хмыкнула Мирослава.
        — Хочу выучиться на пилота робота, — спокойно ответил я.
        Легкие смешки пронеслись за столом, правда, рассмеялись не все: Руслана, Велена и Ольга остались невозмутимы.
        — А зачем тебе робот, что ты с ним будешь делать?, — ехидно спросила Александра.
        — В лес буду кататься, по грибы, — с серьезным видом и без улыбки ответил я.
        Народ рассмеялся уже откровеннее, а я решил усилить впечатление и снова обратился к Мирославе:.
        — Вам придется очень постараться, чтобы сделать из меня хорошего пилота, сами знаете, поиск грибов очень опасное занятие, — вся эта чушь была сказана мной без намека на шутку.
        Женщины уже не выдержали и засмеялись в полный голос.
        — Да, Мира, — смеялась Ярослава, — истребителя грибов ты ещё не подготавливала.
        — Позови меня на выпускной экзамен, — вт?рила ей Виктория.
        В дальнейшем Мирослава стала третьей, знающей о моём источнике, а уже потом об этом были уведомлены Виктория и Ярослава. Мирослава занималась со мной индивидуально, подчищая после каждого занятия на тренажерах все данные, если я пользовался источником. Симулятор позволял применять защитные техники источника и с помощью датчиков проецировал их в виртуальное пространство. Атакующие техники можно было тренировать только на настоящем роботе, но, как говорила Мирослава, если в бою ты дошел до того, что приходится пользоваться источником, то дело очень плохо. Михаил уже давно пересел с симулятора на легкого робота, все-таки реакции обычного человека не хватало на то, чтобы полноценно управлять более тяжелыми моделями. А на легком роботе он уже вовсю рассекал на полигоне и палил по всяким целям. Дорогое увлечение, но ценному своей головой племяннику, Мирослава, и остальные родственники, готовы были сделать такое исключение. Миша все ждет, когда я закончу мучиться на тренажерах и смогу составить ему компанию на полигоне. На легком-то я уже катался немного, но мне нравились средние и тяжелые машины, потому
и не вылезаю из симулятора, стараясь овладеть именно этой техникой.
        Ещё одним человеком, знающим о моем источнике, стала Марина Гордеева, глава СБ клана. Как сказала Ольга, для того, чтобы та прониклась и отнеслась максимально серьезно к охране моей тушки и к недопущению возможной утечки информации о моём источнике. За четыре года, как я узнал, от несчастного случая погибло семь человек, которые слишком сильно сунули нос, пытаясь узнать обо мне больше, чем это было в доступных базах данных. Шестеро были засланными казачками от разных кланов — кто-то из них был неодаренным, а кто-то находился в минимальном ранге Дельта, и их устранение не доставило хлопот. Честно говоря, меня тогда немного передернуло. Все-таки не каждый день узнаешь, что из-за тебя походя убили столько человек, а тут ещё равнодушный тон Ольги во время рассказа мне об этом — как будто мы балет обсуждали. С другой стороны, не лезли бы, куда их не звали, остались бы живы. Ну а в гибели седьмого агента я виноват только косвенно.
        Девочки Марины где-то засветились. Причём в деле расследования разрушенного поместья рода Змеевых. Ольга выкупила все-таки эти земли, правда, не сразу. Там были какие-то сложности, связанные с правом на владение этой землёй, поэтому все документы получилось оформить только через три года. Род Гордеевых построил там симпатичный трехэтажный домик и подарил его Агнии. Той полгода назад в торжественной обстановке и в присутствии глав всех родов был лично Ольгой вручен герб. Так что там теперь земли рода Зориных, двадцать первого по счету рода, вошедшего в клан Гордеевых. Снова беременная Агния, но в этот раз уже без моей физической помощи, вместе с сыном и обеими матерями переехала туда. А Ольга отправила ей ещё двух молодых девушек артефакторов, которые болтались в роду Елисеевых на птичьих правах: в род их не принимали, слугами тоже не предлагали стать.
        Как сказала Ольга про главу рода артефакторов: "Что-то Вера зажралась, Агния будет ей хорошим противовесом". В общем, Ольга снова сработала в своем любимом стиле — и обещание выполнила, и слегка зажравшийся род по носу щелкнула. Единственный до этого род артефакторов, который уже двести лет входил в клан Гордеевых, молча расстался с двумя одаренными девушками и даже не пикнул. А Агния сама теперь будет решать брать их в свой род или предлагать стать слугой рода, что тоже очень почетно. Ну а главное теперь занятие для неё, это разобраться с алтарем на поляне в лесу. Сдвигов пока не было. Агния, когда навещала нас с месяц назад с отчетом о проделанной работе, рассказала, что узоры, нанесенные на алтарь, ей совсем не знакомы, и даже запрошенные Ольгой у рода Елисеевых старинные архивы, пока не дали результатов. Техника исполнения совершенно не понятна, и закономерность и предназначение этих узоров ей тоже пока не ясны. Но она работает и надеется все-таки со временем разобраться. И как она смущенно призналась, алтарь практически не реагирует на её силу — узоры откликаются слабо и только по одному. В
общем, ковыряться ей там ещё, похоже, долго.
        Сына, Андрея, она привозила с собой, по моей просьбе. Кстати, мальчик не в курсе, что я его папа. Сделано это ради его же безопасности: ведь те, кто захотят узнать обо мне подробности, вполне могут выкрасть ребенка, чтобы выяснить, что там за гены такие интересные. Это же правило вполне подходит и к остальным моим детям, чьим биологическим отцом я являюсь. Так что Андрей считает меня просто самым классным дядей на свете. Хотя эту фразу он пока произносит с большим трудом — два годика ему всего — ну ничего, я его еще научу. Агния все же прислушалась к моей просьбе и сильно его не балует. Там, правда, две бабушки, главные крышеватели всех этих малолетних террористов, портят слегка всю картину, но она старается следить, чтобы они все же не перебарщивали.
        Так вот про земли. Служба Марины начала потихоньку копать про события, произошедшие двадцать семь лет назад. Кто и почему уничтожил род артефакторов. Но видно, её девочки копали слишком активно, и, как только на горизонте замаячили уши СИБа, Марина дала команду стоп и отбой. Но было поздно — кто-то в их управлении увидел шевеление по этому давнему делу, к которому Служба Имперской Безопасности, как оказалось, имела непосредственное отношение. И, похоже, проблемы с приобретением земель были связаны как раз с тем, что имперцы не хотели, чтобы кто-то их вообще покупал. Но видно, приказ за давностью лет потерял былую силу, и Гордеевым все же продали эту землю. Однако Марине пришлось устраивать ликвидацию одной мелкой служащей в структуре СИБа. Именно у неё и было это давнее дело на контроле, и она явно заметила интерес наших безопасниц к этой истории. Короче, то ещё палево получилось. Я когда узнал, прифигел: охренеть — тайные войны спецслужб. Подробности Марина рассказала позже при личной встрече.
        Как оказалось, тридцать лет назад по империи в течении года прокатилась волна очень странных убийств. Странных тем, что погибли несколько Альф и одна Валькирия. Ну бывает и такое, скажете вы, они же не бессмертны. Только вот одно "но", — они погибли тихо, без глобальных разрушений вокруг и, самое главное, абсолютно все были застрелены из пистолета, выстрелом в голову. Обычно у таких воительниц, доспех духа включен на автопилоте, и чтобы убить такую — если она только в доспехе духа, — нужен выстрел почти из корабельного орудия, но точно уж не из пистолета. Получается — кто-то или что-то заставило их снять этот доспех. Когда Марина вспомнила про это давнее и довольно-таки сильно нашумевшее дело, а её девочки донесли, что в уничтожении рода Змеевых проглядывают руки СИБа, она тут же дала задний ход. Поскольку журналисты долгое время считали основной версией, что тихо ликвидировать Альф и Валькирию удалось при помощи специального артефакта, своего рода блокиратора источника. А тут как раз неожиданно факт уничтожения целого рода артефакторов нарисовался. Так что служащая в СИБе, которая зафиксировала
интерес клана Гордеевых, на всякий пожарный, "случайно" попала под несущийся грузовик, и её ранг Дельта не смог ей помочь выжить в такой ситуации. Марина гарантировала, что сработала оперативно и данные наверх та не успела передать.
        Версия, на которой мы втроем остановились, выглядела так. Род Змеевых придумал новый артефакт, каким-то образом блокирующий источник полностью, что совсем хреново, или только снимает доспех духа. В первом варианте — они продали кому-то сколько-то артефактов, после чего прокатилась волна убийств — СИБ оказалась на высоте, быстро нашла виновников и покарала, предварительно изъяв всю документацию. Вариант второй — заказчиками такого артефакта изначально выступили Романовы. Те после проверки работоспособности заявленных характеристик зачистили род, чтобы больше никому такой опасной "игрушки" не досталось. В общем, решение принято однозначное: про это дело забыть, но Агнию озадачить на предмет возможности сделать что-то похожее, в свободное от исследования алтаря время. Только предупредить, чтобы проводила свои опыты в одиночестве и никому не болтала, хотя последнее точно лишнее — девушка с головой явно дружит. Ну и в уме держать мысль о том, что у Романовых есть очень серьезный инструмент, способный осложнить жизнь даже Валькирии. Сколько у них таких артефактов и смогли ли они поставить их на поток —
тот еще вопросик.
        Помнится, после этого разговора я спросил Ольгу, почему Марина не была на ужине в составе совета, когда меня представляли верхушке рода. Ведь это логично, чтобы такая грамотная начальница СБ клана присутствовала на таком собрании. Оказалось, что она входит в совет, но в тот день её не было в городе, слишком много дел навалилось с моей персоной, да и сама Марина не любит приходить на малый совет. У неё там постоянные тёрки с Надеждой — ответственной за образование причём эсбэшница в её кухню практически никогда не лезла, но та постоянно до нее докапывалась. Дело было в происхождении Марины — по рождению она оказалась не Гордеева, а Кравец. Родилась в Нижнем Новгороде, в девять лет проснулся источник, потом школа для одаренных, которую закончила в ранге Дельта. Выбор был небольшой — род предлагал идти или в штурмовики, или в полицию. Девушка пошла в полицию, за десять лет наработала себе такой авторитет в распутывании преступлений разного рода, что на неё обратила внимание тогдашняя глава СБ клана Карина Гордеева, двоюродная бабушка Ольги, пригласив Мариину на должность своей помощницы. А пятнадцать
лет назад Любослава, мать Ольги, с подачи своей двоюродной тети, Карины, предложила чужачке войти в род Гордеевых. И та, естественно, согласилась, ибо такие лестные предложения, войти в правящий род, редко кто может отклонить. Ну а десять лет назад, после смерти Карины, теперь уже с подачи Любославы, Марина возглавила СБ. А Надежда невзлюбила её потому, что изначально на пост главы СБ планировалась кандидатура сестры Надежды возглавлявшей в то время полицию Нижнего Новгорода. Вот она и наезжает время от времени на Марину с разными придирками. Ну -у, эта дамочка и мне на ужине тоже не понравилась больше всех.
        Слава богу, больше Имперская Безопасность нигде пока не мелькала. Интерес к моей персоне у Евы либо пропал, либо она отложила его в долгий ящик. Из Нижнего Новгорода лично я стал выбираться два года назад, как раз на турнир роботов первый раз поехал. Миша подговорил, а я убедил Ольгу, что раз до сих пор вокруг моей персоны тихо, то пора уже и на свет вылезти. Да и очень захотелось посмотреть на этот турнир. Фанатизм к роботам в этом мире перешел все возможные границы, практически стал то ли болезнью, то ли новой религией планеты.
        Роботы занимают сознание практически всего населения Российской империи, да что там империи, весь мир сходит по ним с ума. Они заполонили практически все сферы жизни. От банальных игрушек до приборов бытового назначения, стилизованных под какую-нибудь популярную модель. Про многочисленные изображения роботов на одежде и других предметах я вообще молчу. Их постеры, наклейки, значки, статуэтки были абсолютно повсюду. Помимо трансляций поединков между выясняющими, кто же из них прав, кланами, в империи ежегодно проводится турнир между роботами в спарринге один на один. Категории всего две — легкие и средние модели. Желающие учавствовать в боях присылают заявки вместе с деньгами, чья сумма зависит от количества выставляемых бронемашин. Пять миллионов за легкого и десять миллионов рублей за среднего робота. Если учесть, что в турнире принимают участие практически все кланы империи и многие свободные рода, то количество заявок набегает под двести штук. Любой клан или род может выставить до трех пилотов в каждую категорию. Из-за всего этого призовой фонд просто зашкаливает, а победитель забирает
гигантский джек -пот. Учитывая, что легкий робот в среднем стоит пятьдесят миллионов, а средний — восемьдесят, то для многих небольших кланов и тем более свободных родов это просто шикарный шанс поправить свои финансы. Иногда несколько небогатых свободных родов объединяются, чтобы выставить по одному представителю на каждую категорию от всех сразу. Роботов в Российской империи производит только клан Романовых, и именно они решают, кому и сколько штук продавать.
        Но монополия на производство не мешает кланам модернизировать купленную технику под свои нужды. Перебирают, бывает, так, что от сошедшего с конвейера робота мало что остаётся. Поэтому и нужны такие люди, как мой друг Михаил, умеющие По-новой перепрограммировать искин робота, так как из-за изменения конфигурации оружия и другой начинки старое ПО начинает глючить. Вот на турнир и прибывают модели с вроде бы знакомыми всем названиями, но полностью модифицированные и чаще совсем не узнаваемые. Специально отобранные команды механиков, инженеров, пилотов и программистов живут только от турнира до турнира. Все пилоты — высочайшего уровня, способные, управляя роботом, заставить его станцевать. Большая часть из них находятся уже в ранге Бета и на одном роботе должны пройти турнир целиком. Между каждым поединком у команды есть не менее двух дней, чтобы привести в порядок свою технику, для чего с собой привозят целые фуры всевозможного оборудования. Турнир представляет собой классическую игру на выбывание. Поэтому в самом начале плей -офф у победившей команды есть больше времени на ремонт и обслуживание
роботов и отдых пилотов, но ближе к финалу это время сокращается до двух суток.
        Победитель такого турнира обзаводится огромным числом фанатов и весь год просто купается в волнах восторга и обожания своих поклонников. Существует даже специальная аллея славы в Москве, где ставят бюсты пилотов -победителей. На постаменте помещают одну или несколько — при многократном выигрыше — золотых звезд с указанием рода или клана и года каждой победы. Сравнивая с нашим миром, здесь отношение к победившему пилоту такое, какое было бы у нас к человеку, если бы он один получил золотой мяч, выиграл формулу 1 и до кучи получил Оскара с Гремми. За пятьдесят пять лет проведения турнира в общем зачете сразу в двух весовых категориях, — с семью победами лидируют Романовы. Второе место делят сразу два великих клана: Гордеевы и Орловы, у них по четыре победы. На третьем, с тремя победами, сразу трое — великие Морозовы, сильнейшие Баюшевы и свободный боярский род Угрюмовых.
        Переход пилота из одной команды в другую практически нереален, так как все они, за редким исключением, представляют свой род или клан. Есть еще представители из купеческих сословий, которым продают роботов только для участия в турнире. Перспективных одаренных находят среди наемников и подписывают с ними контракт лет на десять, обучают и отправляют на турнир, по сути, ради рекламы своих компаний. И в общем зачете победителей есть четверо пилотов, нанятых купцами, умудрившиеся в разное время взять первое место. Но такие пилоты, отработав контракт, несмотря на, в основном приличный возраст, за счет былой славы вполне могут получить предложение и войти в какой-нибудь род или клан со всей своей семьей. Как говорится, хорошие гены на дороге не валяются.
        Подобные турниры проходят по всему миру практически в каждой стране, а раз в четыре года проводятся мировые чемпионаты, где сходятся победители своих стран за последние четыре года. Учитывая разные технологические приемы в каждом государстве, битва таких супер совершенных машин на международной арене вызывает нешуточный интерес миллиардов людей. Да, не в каждой стране налажено массовое производство такой техники, а в тех, где роботов все же делают, их техническое исполнение зачастую отстает от уровня ведущих мировых производителей. И им проще купить надежную модель у какого-нибудь признанного лидера в этой области, чем позориться со своей железякой. А лидерами в этой сфере считаются пять держав — Россия, Япония, Германия, Англия и Мексика. Так что для остальных более мелких игроков на этом рынке, типа Китая, Бразилии или Швеции, победа в таком турнире — это отличный шанс заявить о крутизне своей техники на весь мир. Участвуют по четыре пилота от каждой страны в двух категориях, а этот масштабный и зрелищный турнир длится почти два месяца.
        Через три года после моего попадания в этот мир, то есть в 2050 году, как раз прошел очередной чемпионат мира в Германии. Увы, но в финале сошлись команды хозяек и Японии и немки выиграли. Зато наши два пилота разыграли бой за третье место в средней категории, так что довольных результатом было все же больше. Двоим из одной страны дойти до полуфинала — это действительно было очень круто. Сошлись, кстати, в этой битве пилоты кланов Вяземских и Романовых. И хоть они представляли, по сути, одно государство, а спонсировал полностью всю эту поездку правящий род Романовых, битва за бронзу получилась жаркой. Пилот из клана Вяземских выиграла, отчего Екатерина, как мне сказала Ольга, потом месяц ходила, задрав нос. В легкой категории неожиданно выиграли китайцы, обойдя в финале Англию. Россия, увы, в этой категории отсеялась далеко до финала.
        Вот и сегодня мы летим в Москву, чтобы поболеть за наших девчонок. Сразу две из клана Гордеевых вышли в одну шестнадцатую финала, и обе в средней категории. Из легкой все три пилота уже выбыли, из средней, повторюсь, осталось двое. Так что есть очень хорошие шансы, что хотя бы одна из них дойдет до финала. Бой со своими соперницами у них будет завтра.
        Тут Ольга перевернулась на другой бок, оказавшись ко мне лицом, а так как я лежал на спине, то практически сразу почувствовал, как чьи-то шаловливые ручки скользнули в святая святых любого мужчины. Скосив взгляд на свою жену, Великую Княгиню Гордееву, поймал её прищуренный хитрый взгляд с улыбкой на лице и подумал: "А действительно, почему бы и нет? София ещё спит, иначе уже прибежала бы. Так не будем терять время." С этими мыслями я уверенно перевернул Ольгу на спину и решил начать процесс с поцелуев её груди, которая выглядит все так же волшебно и притягательно, как и четыре года назад.

* * *

        В аэропорт мы не опоздали, и вылет не пришлось переносить на другое время. И совершенно зря утром Миша паниковал. Даже София нас особо не задержала — я заранее позаботился, чтобы в дом притащили больших, с ребенка ростом, плюшевого зайца и мишку. Нацеловавшись с дочкой и оставив ей вместо себя плюшевых игрушек, пообещали, что через несколько дней вернемся, и рванули на аэродром. Поднявшись на борт небольшого двух моторного самолета, рассчитанного на перевозку не более тридцати человек, взлетели и взяли курс на Москву.
        Странно все же в этом мире развивалась техническая мысль. Те же самолеты: легкие остались винтовыми, а реактивная авиация в основном транспортная крупнотоннажная. Спутники лет тридцать назад стали запускать, и их пока очень мало. Космические станции женщинам пока не интересны. Все усилия связаны с поиском лучшей брони для МПД и роботов, а также улучшением их технических характеристик. Я очень удивился, когда узнал, что теорию и прототип рабочего компактного термоядерного реактора, который после доводки через двадцать лет стали использовать в первых роботах, разработала научно -конструкторская группа под руководством немецкой ученой Майи Эйнштейн. Как говорится, от судьбы не уйдешь, похоже, в каждом мире должен быть свой Эйнштейн — у нас был свой гениальный ученый, а здесь своя с таким же именем.
        Глянул на часы. Лететь нам чуть больше часа. Часы у меня, кстати, уже другие, точнее, марка та же — "Заря", но вот узоры накладывала уже Агния, потому что старый артефакт, когда я перешел на уровень Гамма, не мог уже полностью скрывать силу моего источника. Слава богу, первой это заметила Агния. Так что пришлось срочно покупать мне новые часы и превращать их в комбинированный магический амулет. Золото тоже оказалось неплохим материалом. Девушка работала при мне больше трех часов, ставя свой узор на каждое звено браслета. Использовала она четыре разных узора, которые чередовались друг с другом, а в золотую крышку на обратной стороне вставила узор своей собственной разработки. Она поставила туда одноразовый воздушный щит, который инертен и не перекликается с другими амулетами или артефактами, а активируется только, когда пользователь, то есть я, вынужден использовать для защиты свой источник. Тогда и происходит активация встроенного узора, который усиливает мою защиту. Очень талантливая девушка, что тут еще скажешь.
        С помощью Агнии я наконец понял, почему пилотами МПД и роботов могут быть только одаренные. Во-первых, если после боя и до следующей стычки у пилота есть хотя бы полчаса, он может их По-новой зарядить. Несмотря на то, что любая Гамма способна прямо в доспехе сформировать вокруг МПД свое защитное поле, амулетная защита раза в два сильнее, что на пару с одаренным пилотом повышает шансы на выживаемость в бою. Второй момент, это усиливающие магию артефакты в виде пластин из вольфрама, которые встроены в латные рукавицы доспеха. Одаренный пилот, кастуя любую магическую технику, с помощью симбиотической связи с источником через артефакты способен продолжить бой, даже расстреляв основной боекомплект. Артефакты усиливают силу формируемой техники примерно на двадцать процентов.
        Мне сразу вспомнился "Железный человек", популярный персонаж из комиксов и тоже стреляющий прямо из ладоней. Ну и третий пункт касается доспеха духа — если амулет уже разряжен, а источник пуст и на собственное защитное поле нет сил, то доспех духа вкупе с бронёй МПД способен сохранить жизнь пилоту в большинстве случаев. Вообще пятерка опытных тяжелых пехотинцев достаточно легко может завалить легкого робота за счет слаженности и грамотности действий. Как собаки медведя закусают до смерти. Со средними роботами легкой прогулки уже не получится, те и бронированы получше, да и снабжены автоматическими плазменными турелями, работающими специально против МПД. Ну а про тяжелых роботов и так понятно, там пехоте ловить практически нечего, если только добить уже упавшего противника.
        С боевыми роботами та же история, в них также используются защитные амулеты, и артефакт атаки. Единственное различие в том, что защитное поле, создаваемое пилотом робота, не может закрыть всю машину целиком, а с помощью артефакта формируется в узкий щит, прикрывающий кабину пилота. Даже воительниц в ранге Дельта используют только от безысходности, так как считается, что Гамма в тяжелом и среднем доспехе — это максимально качественное соотношение силы и шансов на выживание. Дельты воюют только в легких МПД, у них задача — финишная зачистка захваченной территории. Также, благодаря небольшим габаритам — всего два метра, — в легком доспехе можно рулить и грузовиками, и другими транспортными машинами.
        Так что получается, использование простых людей в МПД нецелесообразно. Все-таки одаренная, даже без боекомплекта, используя силу источника все равно выйдет победителем в схватке с простым человеком примерно в девяноста девяти процентах случаев. Просто потому, что любая одаренная в боевом режиме быстрее думает, быстрее двигается и физически сильнее раза в два. Последний пункт в доспехе, конечно, не очень важен, но вот анализировать ситуацию быстрее соперницы — это действительно важно. Так что простые люди, или, как их называют, "спящие", задействуются только для обслуживания всей этой техники. В управлении роботами такая же ситуация.
        Обучение использованию силы источника требовало улучшенной памяти. С каждым разом, погружаясь в источник или, как тут принято говорить, устанавливая слияние, одаренный закрепляет и расширяет канал связи. Формирование магических техник похоже на построение тех же узоров для амулетов или артефактов. Я должен был мысленно скомпоновать из звезд нужного цвета, кружащихся в источнике, подобие объёмной кристаллической решётки, а после заставить выйти её наружу и именно туда, куда укажу. На создание огня и построение узора для него используются красные звезды, для воздуха белые. Узоры можно сформировать заранее, и они будут в таком виде кружиться внутри источника. Именно так и делают все одаренные, а те, кому через пару часов идти в бой, заранее проверяют, все ли необходимые в битве узоры находятся на месте, так как некоторые из них со временем распадаются. После использования всех сохраненных узоров одаренная, если у неё ещё остались силы, вынуждена снова и максимально быстро формировать новый узор из оставшихся звёзд. Количество сохраненных узоров зависит от уровня одаренной. Дельта может хранить от
пяти до десяти таких узоров, Гамма — от пятнадцати до двадцати, Бета — от двадцати пяти до тридцати, Альфа — от тридцати до тридцати пяти, Валькирия — от сорока до пятидесяти. Казалось бы, учитывая разницу в уровне, та же Бета по сравнению с Гаммой должна уметь сохранять большее количество используемых магических техник. Но нельзя забывать, что с каждым рангом эти кристаллические решетки -узоры все больше усложняются, и на их строительство идет большее количество звезд. Соответственно, сила магической защиты или удара вырастает.
        Дельта теоретически может повторить один узор уровня Гамма, но потом ей нужно тратить время на создание нового узора, если у неё еще останутся звезды для этого строительства. А вот узор уровня Бета просто рассыплется еще на стадии формирования. Повторюсь, благодаря улучшенной памяти эти узоры я запоминал достаточно быстро. И в отличие от амулетных решёток, формирование узоров внутри источника не доставляло мне никаких сложностей. Я был ограничен только силой источника, который прогрессировал достаточно быстро, но все же медленнее, чем я хотел. Из стадии ученика на уровень Дельта я перешёл через восемь месяцев, а это очень быстро, учитывая, что десятилетние девочки, у которых в основном в таком возрасте пробуждается источник, переходят в ранг Дельта только года через три -четыре, и многие в этом ранге так и остаются на всю жизнь. Я думаю, мой быстрый переход стал возможен благодаря тому, что взрослый организм будет посильнее детского, жизненной энергии для формирования и роста источника было побольше. Для сдачи экзамена на ранг Дельта я должен был сформировать семь техник подряд. Воздушный щит,
воздушный кулак, а затем поразить цель в ста метрах от меня пятью огненными шарами. Хотя "шарами", — звучит слишком гордо, шарики получились размером с мячик для большого тенниса. И всё это за одну минуту. Злые экзаменаторы в лице Велены и Ольги ещё и проверили мой воздушный щит на прочность. Сначала Ольга запустила небольшую шаровую молнию, а потом Велена пульнула фаербол покрупнее — мой щит оба удара выдержал, но сразу же после этого исчез.
        Как-то я попросил Агнию нарисовать мне самый простой узор для самой маленькой шаровой молнии. Он включал шестнадцать звезд синего цвета, такого цвета у меня тоже имелись, но моя попытка собрать из них узор проваливалась раз за разом. Едва я сгонял в кучу три -четыре штуки, то, пока искал среди россыпи красных и белых, а также редких зеленых и желтых недостающие синие, первые сбегали. Похоже, мой уровень владения источником ещё был недостаточен для таких манипуляций.
        А едва сдав на Дельту, сначала изучив МПД, параллельно стал обучаться на пилота тяжелого робота. Притом вполне официально. Кажется, всё княжество знало, что муж у княгини Гордеевой с очень редким приветом. Из всех возможных "ребяческих" капризов он выбрал довольно оригинальный — бегает в МПД и учится управлять роботом. Хотя на самом деле, среди элитных великовозрастных мальчиков, не всех, конечно, но многих, находившихся под крылом главы рода или клана, такое увлечение было в моде. Повторюсь, не все эти поэты, композиторы, дизайнеры имели такое хобби, как бегать и стрелять в МПД или учиться управлению роботом. Но и для простых людей существовали специальные аттракционы, где можно покататься на роботе, управляя им, и даже пострелять из плазменных пушек. Правда, всё это удовольствие возможно только после прохождения месячных курсов, и роботы, используемые в таких покатушках, специально оборудованы двухместной кабиной, где в одном из кресел сидит опытный пилот. Так что моё увлечение этой техникой не привлекло особого внимания, а источником я пользовался только в строго отведенных местах.
        Владению МПД я обучался вместе с взводом молодых одаренных уровня Дельта, но у которых все тесты и показатели говорили, что они точно достигнут уровня Гамма. Пятнадцать молодых девчонок, в возрасте от семнадцати до двадцати двух встречали меня всегда улыбками. Им было весело смотреть на пыхтящего парня, старающегося повторить их маневры.
        Естественно, отрабатывая взаимодействие, тактику и стратегию в составе взвода МПД, я не пользовался силой источника. Уже после занятий, когда девушки возвращались к себе в казарму, на полигон приходила Велена. Мы уединялись в дальней части полосы препятствий, которая находилась практически в лесу. Там Велена сначала сканером проверяла наличие камер, а потом я в доспехе начинал её атаковать, используя только силу источника. В принципе, мне потребовалось три занятия, чтобы понять, как пользоваться амулетами доспеха, и защитными, и атакующими. Я отбегал с этими воительницами почти два года, пока они не закончили учёбу, а я плотно не переключился на роботов.
        Экзамен на Гамму сдал год назад, и он был посерьезнее, чем когда сдавал на Дельту, Велена с Ольгой, поочередно атаковали меня, естественно, используя не самые сильные техники, примерно на начальном уровне Бета. По два выстрела в минуту от каждой, а я должен был удержать воздушный щит, постепенно подпитывая его своей силой в течение десяти минут. И при этом я ещё должен был отправить в них десять больших файерболов. Размером до футбольного мяча мои огненные шары еще не дотягивали, но выглядели уже грозно. На мне еще был защитный амулет, который должен был сработать, если я лопухнусь и не удержу собственный щит, но тогда меня ждет пересдача. Я справился, правда, после окончания экзамена в моем источнике звезд осталось еще на один воздушный щит и на маленький файербол. Впритирку, короче. Сейчас, спустя год, я уже могу уверенно выдержать такой бой минут двадцать, а огненных шаров могу одновременно запускать сразу два. А это — уровень опытной Гаммы.
        Зачем мне вообще всё это надо было, спросите вы? Ну с источником понятно. Раз он есть, его надо развивать, а вот увлечение МПД и роботами не подается рациональному объяснению. Участие в боевых действиях мне не светит, да я и сам особо не рвусь, так для чего тогда? Мне просто захотелось научиться, и всё тут! Возможно, виновата прочитанная в детстве книга Роберта Торстона о боевых роботах. И эта ожившая детская мечта, ставшая реальностью, вероятно, толкала меня на все эти сложности. А может, это просто вечное мужское стремление взять в руки что-то грозное и пострелять. А что может быть круче того же робота? В общем, не знаю, но логики в моих желаниях точно не было. И вместо того, чтобы учиться помогать Ольге в управлении кланом как я этого когда-то хотел, я учусь всякой хрени, что мне навряд ли пригодится. Согласен, глупо, но это желание сильнее доводов разума.
        Похоже, я все-таки задремал, так как очнулся от легкого прикосновения Ольги.
        — Просыпайся, соня, — ласково улыбнулась моя княгиня, — приземлились уже.
        Выйдя из самолета, пересели в кортеж из пяти машин. Мы втроем — я, Ольга и Миша — сели в одну машину, а десять девушек охраны, прибывших с нами, расселись по остальным. До усадьбы добрались за полтора часа. Сегодня у нас никаких дел не было, а завтра в одиннадцать часов нужно быть на арене Колизея, гигантского стадиона, вмещающего триста тысяч зрителей.
        Стоило мне оказаться в подмосковной усадьбе, как на меня нахлынули воспоминания. Жаль, что мы сюда достаточно редко приезжаем, ведь этот деревянный дворец мне очень нравился. Больше, чем наш особняк в Нижнем, который был построен, как мне сказала Ольга, в стиле неорококо. В деревянной усадьбе лично мне было всегда комфортнее и уютнее. Да, где-то здесь мне в первый раз наваляла Агата. Уезжая из усадьбы, Ольга забрала её с собой в Нижний, и на данный момент она стала последней посвященной в тайну о моем источнике.
        Мне поначалу было чертовски сложно пользоваться силой источника в рукопашных поединках с Агатой. Не потому, что он меня не слушался. Нет! Все дело в скорости. Мои мышцы были не приспособлены к тем скоростям, которые демонстрировала Агата. И только три года спустя, когда источник наконец-то полностью перестроил мой организм, я смог биться с ней на равных. Техника, которую преподавала Агата, была чем-то схожа с кикбоксингом, только была более динамичной за счет двойной скорости. Если бы не моя база из прошлой жизни, то навряд ли я бы её так быстро догнал. А сейчас у нас практически паритет по очкам, у нее больше опыта, зато мои удары намного сильнее.
        Так что я теперь мутант. Казалось бы, зачем вообще одаренным изучать боевые искусства? У них все разборки проходят с помощью магии. Но тут виноват банальный случай. Как-то, двести лет назад, одна одаренная графиня из рода Елизаровых повздорила с Глушковой Елизаветой из купеческого сословия. То ли подвыпившие, то ли еще что, но слово за слово — и неодаренная купчиха вызвала графиню на дуэль. Графиня вызов приняла, хотя, в принципе, могла и послать купчиху куда подальше. И вот вышли они на площадь перед домом, а народ их и спрашивает: "Как вы биться-то собираетесь? Одна одаренная, а другая нет?" Тогда графиня великодушно так заявила, что пользоваться источником не будет, а поколотит свою соперницу в простом кулачном бою, как это было раньше. И случился бой, славный и честный, в котором графиня потерпела сокрушительное поражение. Купчиха отделала её так, что не помог графине ни доспех духа, ни её источник. Вот тогда-то и озадачились все семьи одаренных, что надо бы и на простых кулаках уметь драться. В ходе тренировок постепенно открыли еще один режим источника, так называемый боевой. У каждой семьи,
рода или клана свои наработки, своя техника — одни больше в восточные единоборства уклон делают, другие что-то свое придумывает. И такие турниры среди одаренных тоже имеют массу поклонников: простых людей там, понятное дело, не бывает, вылетят после первой же секунды.
        Остаток дня и вечера прошел спокойно и без происшествий. Миша, маньяк такой, пропал из поля зрения сразу после обеда. Куда он подевался, понятно и без гадания на картах. Мы с Ольгой тоже пропали сразу после ужина, а то в последнее время из-за сильной загруженности стали мало уделять друг другу внимания.

* * *

        Арена "Колизей", — единственная и соответственно крупнейшая площадка в империи, где проводят поединки роботов. Конечно, в каждом сильном роду или клане есть свои небольшие стадионы, где устраивают местечковые поединки, так сказать "подпольные" бои, о которых, правда, все знают. Но там масштаб, конечно, совершенно не тот.
        Как описать атмосферу этого архитектурного шедевра, где одновременно собрались триста тысяч человек? Страсть и азарт, выплескиваемые этой гигантской толпой, казалось, пропитали воздух насквозь, и едва зайдя на эту гигантскую арену, ты начинал чувствовать ту самую, единственную эмоцию, объединяющую тебя со всеми этими людьми. Предвкушение! Да, именно это чувство было преобладающим, и именно оно захлестывало тебя с головой, заставляя бурлить эмоции только что вошедших людей. Предвкушение боя многотонных машин, которые на твоих глазах начнут рвать друг друга на части.
        Гигантское поле, километр длиной и семьсот метров шириной, давало достаточно места для маневра этих монстров. Высота средних роботов двенадцать -тринадцать метров, что позволяло видеть их достаточно хорошо, в какой бы угол поля не переместился бой. Трибуны начинались на высоте шести метров, создавая из арены подобие гигантского прямоугольного котлована, с огромными арками в каждом углу, через которые пилоты выводили на поединок свои машины. Под каждым сектором со зрителями стояло по два генератора защитного поля, создающих непробиваемую защиту для любого типа оружия применяемого роботами в бою. И почему-то всех зрителей приводит в неописуемый восторг, когда противники не попадают, стреляя друг в друга, и ракеты или выстрелы из плазменных пушек, остановленные защитным полем, расцветают всполохами разрывов прямо над головами собравшихся людей.
        Мы приехали ровно к одиннадцати часам и прошли на вип -места, забронированные за кланом Гордеевых. Такие места полагались любому роду или клану, выставившему своих представителей для участия в турнире. Удобные и комфортные кресла располагались по центру длинной километровой стороны этого футуристического стадиона и находились у края трибуны на границе с ареной, давая просто великолепный обзор.
        Я на этом стадионе всего второй раз, но, похоже, этот вирус, охвативший умы миллиардов людей во всем мире, потихоньку уже проник в мое сознание. Так что я, как и сидящий рядом Миша, начал потихоньку ерзать в кресле, желая поскорее узреть начало этого поражающего своей мощью спектакля.
        — На кого поставил?, — спросил я сидящего справа от меня Мишу.
        Этот фанат робототехники, естественно, не удержался и сбегал сделать ставку на предстоящий бой.
        — На Лиду с Кайсаровой по тридцатке. И на Алену пятерку кинул, — ответил мой друг.
        — Ах ты, предатель, где твой патриотизм?, — имитируя гнев, воскликнула Ольга, сидящая соответственно слева от меня.
        — В таких турнирах на первый план выходит реализм и точный расчет, — наставительно ответил Миша.
        Тут следует пояснить, что обе наши девушки, пробившиеся в одну шестнадцатую финала, по авторитету и позиции в рейтинге из разных весовых категорий. Лидия — опытнейший пилот, которая уже пятнадцать лет представляет клан Гордеевых на этих соревнованиях, а пять лет назад она выиграла финал, принеся клану четвертую в общем зачете победу. Ей пятьдесят три, и год назад Лида сдала на ранг Бета. А вот Алена — молодой пилот, которой всего двадцать пять лет, и это её первый турнир. Как рассказала мне Ольга, тетушки Ярослава и Мирослава вместе уговорили включить в заявку именно никому не известную Алену, расхваливая изумительную реакцию и интуицию молодой девушки. Ну и, как мы видим, она уже смогла удивить многих на этом турнире.
        Что касается ставки моего безволосого друга, то реализм в его представлении выглядит следующим образом. Соперницей Лиды в сегодняшнем поединке по слепому жребию стала пилот из свободного боярского рода Гурьевых, которая тоже считается достаточно опытной — целых пять турниров за спиной. Но при этом она в первый раз пробилась в эту стадию. Здесь большинство закономерно ставят на победу Лиды из клана Гордеевых. А вот Алене в противники досталась настоящий монстр и постоянная фаворитка этого турнира, Ника Кайсарова, на протяжении уже двадцати трех лет бессменный пилот одного из великих кланов. У неё за спиной обе победы клана Кайсаровых в финале. Кроме этого, она ещё пять раз выходила в финал, но проигрывала. Дважды занимала третье место. Возраст сорок девять лет, ранг Бета.
        Из всего выше сказанного Михаил и исходил, когда делал свои ставки. Все-таки, несмотря на весь свой фанатизм и азартную натуру, он прагматичен и реально оценивает шансы участниц. Болеть он, конечно, будет за Алену, но б?льшую ставку сделал на более опытную соперницу. Однако, я не думаю, что он много заработает, так как все, кто делал свои ставки, исходили, как мне кажется, из таких же размышлений. Тут скорее наоборот, если случится чудо, и Алена выиграет, то выигрыш со ставки в пять тысяч может раза в два перевесить его ставку на Кайсарову. Следует сказать, что за выход в финал занявшему второе место выдается утешительный приз в размере трехсот миллионов рублей. За третье место приз составляет двести миллионов. Зато остальной выигрыш, который может подойти к отметке в пару миллиардов, забирает победитель. Так что просто выход в финал или победа за третье место — это тоже круто, и позволяет, как минимум, отбить первоначальные вложения: взнос для участия в турнире и обслуживание техники на протяжении всего этого захватывающего зрелища.
        — Добрый день, — поздоровалась с нами подошедшая девушка.
        Я на секунду замер, вспоминая, кто это: "Азима Кайсарова, наследница великого клана, тридцать четыре года, Альфа, родовые земли правящего рода — город Казань ". Слава богу, память работала как часы. На нашей свадьбе она была, но я её практически не помню, слишком суматошный был день. А вот файлы с данными я успел проштудировать хорошо. "Симпатичная татарка,", — промелькнула у меня мысль. Рост где-то метр семьдесят, стройная, как и все девушки этого мира, брюнетка, слегка раскосые темные глаза придавали ей своеобразное очарование восточной женщины. На ней было легкое нежно -зеленого оттенка летнее платье без рукавов и с подолом чуть выше колен.
        Она была не одна, с ней подошли её муж Мансур, которого я также узнал благодаря тем же прочитанным файлам, и еще одна девушка, блондинка, в черно -желтом сарафане, которая была мне совершенно не знакома. Или не из ближнего круга, или из входящего в клан рода. Список всех родов, входящих в разные кланы, я уже вызубрил, но конкретно по персоналиям еще не заучил. Мансур, кстати, был одет, согласно нынешней моде, в кричащий ярко -красный костюм с обтягивающими брюками и узким приталенным пиджаком, из -под которого проглядывала белоснежная рубашка. Я мысленно слегка поморщился, несмотря на четыре года в этом мире, яркие цвета на мужиках По-прежнему вызывали во мне отторжение. Смысл одевать всё яркое, если ты, как единственный парень на деревне, все равно будешь иметь стопроцентный успех у любой девушки?.
        Вот за что мне ещё нравился Михаил, так это за его любовь к неброским вещам и полное равнодушие к модным тенденциям в одежде. Он, как и я, предпочитал устаревший для этого мира фасон джинсов и не самые яркие футболки. Мы с ним сегодня даже оделись практически одинаково. На нем были голубые джинсы с белыми кроссами и темно -синяя футболка, на мне — темно -синие джинсы, белые кроссы и белая же футболка. Все эти мысли пролетели у меня буквально за пару секунд. В то время как вскочивший Миша, коротко кивнув головой, вежливо поздоровался:.
        — Добрый день, княгиня.
        Я вскакивать не стал, а поднялся не спеша, и, так же слегка кивнув головой, вежливо поздоровался. Нагло остаться сидеть было нельзя, все-таки подошедшая, во-первых, была княгиня, а во -вторых, женщина. Для Михаила главным был первый пункт, а для меня — второй, но это уже частности. Ольга вставать не стала, а поприветствовала с места:.
        — Здравствуй, Азима. Пришла поболеть за Нику?.
        — Да, мне кажется, нас ждет интересный бой, — улыбнулась девушка. — Ваша Алена уже успела всех удивить.
        — А Вы на кого-нибудь поставили, Ваша светлость?, — задал вопрос Михаил.
        — Мансур поставил сто на Нику, а я десятку на Алену, уж больно она мне понравилась — улыбнулась девушка, и спохватившись, проговорила: — Совсем забыла, позвольте представить, Августа -Фредерика, баронесса фон Шульц, наследница клана Шульц из Германии.
        — Добрый день. Рада, что получилось попасть на турнир, у вас его проводят более масштабно, чем в Германии, — на чистом русском, совсем без акцента проговорила немка.
        Мы с Мишей, после приветствия Азимы, еще не садились и, все так же стоя, поздоровались с баронессой фон Шульц. После чего девушки с Мансуром расселись на свои места, находящиеся слева от нас. Азима села рядом с Ольгой, и две княгини начали негромко переговариваться, а я в нетерпении посмотрел на часы. До первого боя, в котором пилот из клана Романовых встретится с пилотом из сильнейшего клана Мосальских, осталось десять минут.

* * *

        Ольга вполуха слушала, что говорит Азима, и даже умудрялась делать односложные замечания. А на самом краю сознания крутились мысли по поводу этой фон Шульц. Ольга немного обманула Сергея, говоря, что пришлось обрубить нос шестерым нюхачам, которые пытались вызнать про него. На самом деле их было как минимум семнадцать. Десять из них попались Марининым девочкам в первый же год. Шестеро — на второй год после свадьбы, а последняя, семнадцатая, почти полтора года назад. Видно, буря по поиску информации о Сергее, поднятая Евой, не прошла незамеченной, и всем вдруг стало любопытно, что же такого интересного в этом парне, ставшем мужем одной из великих княгинь. В принципе, даже без поднятой принцессой волны, кланы все равно попытались бы рано или поздно вызнать все про её Сергея. Так что получилось даже лучше, в первые два года отстрелили самых любопытных, теперь остались самые осторожные и неторопливые, а значит, и более опасные.
        Одними из самых нетерпеливых и любопытных оказались Кайсаровы, их агент попалась в первый же год, когда пыталась найти подходы к охране особняка. Девочки Марины помогли найти той выход, обеспечив голодным рыбкам в Волге усиленное питание. К сожалению, ни одну из этих семнадцати шпионок не удалось допросить. У каждой стоял ментальный блок, поставленный лекаркой первого ранга, взломать который практически невозможно. Такой блок каждому не поставишь, только поддающемуся внушению человеку, но и снять его, не превратив человека в овощ, нельзя. А овощи, увы, разговаривают плохо, только мямлят что-то и смеются, как сумасшедшие. У каждой засланной девушки была своя легенда, и Марина даже смогла отследить, откуда ведет дорожка. Но в большинстве случае узнать, кто подослал шпионку, не получилось. Её СБ смогла вычислить Кайсаровых, посланцев еще нескольких кланов, а у последней, семнадцатой, как сказала Марина, след оборвался в Германии. И вот сегодня Ольга видит немку, которая чем-то связана с великим кланом Кайсаровых. А значит, надо озадачить Марину, чтобы та порыла насчет этих фон Шульц — чем живут, чем
дышат и какие интересы у них в России.
        Начался первый из восьми сегодняшних поединков, и Азима полностью переключилась на турнирное поле. Ольге больше не нужно было контролировать ситуацию и следить за разговором, теперь она могла спокойно подумать. По поводу количества интересующихся людей она дезинформировала Сергея специально. Слишком тот нервно реагирует на чужие смерти, виновником которых косвенно может посчитать себя. Нет, он не впадает в истерику, как это сделал бы обычный мужчина из ее мира. Тот же Миша бледнеет, как белое полотно, стоит ему прийти на сдачу крови для анализа. Сергей же просто слишком близко принимает к сердцу гибель даже заслуживающих этого людей. А ей совсем не хочется его лишний раз расстраивать. Зачем? У него и так забот много. И он не столь циничен, как она, ну и слава богу, потому что ей нравился именно такой, храбрый, смелый, решительный, уверенный в себе, но при этом добрый и нежный. Жесткости и умения настоять на своем у него тоже хватало, и их семейная жизнь за четыре года не была настолько безоблачной, как это можно подумать. Ольга слишком долго считала себя хозяйкой судьбы и привыкла видеть
беспрекословное подчинение от окружающих её людей. Даже малый совет мог только рекомендовать, но окончательное решение принимала она сама. Сергей же плевать хотел на все её образы княгини, главы клана, Валькирии, просто гневной жены, и если считал, что она не права, то до последнего стоял на своем. До точки кипения она доходила редко, но несколько раз была готова прибить собственного мужа, и только его полные злости слова в этот момент постоянно её обезоруживали: "Ну давай. Швырни в меня что-нибудь смертельное. Труп точно не будет с тобой спорить. Дура блондинистая." И вот причем здесь "блондинистая"? Как -будто брюнетки дурами не бывают! И вообще, она не дура — просто мыслят они По-разному. А он сразу обзывается, баран упертый. И вообще она княгиня, мог бы и поуважительнее доносить свои мысли, подумаешь, с первого раза не поняла. Что, и со второго тоже не догнала? Ну, возьми и в третий раз объясни, у нее, в конце концов, голова многими вещами забита.
        Н -да, подсознательно выбирая себе сильного мужчину, она не думала, что жизнь с ним станет вечным поиском компромиссов. Но несколько раз, задумавшись над этим вопросом, решила, что другого ей точно не надо. И дело не только в уникальных генах Сергея, а в нем самом, как личности, которая ей не просто очень сильно импонировала — она была влюблена в него целиком и полностью, без оглядки отдаваясь ему со всей возможной страстью. Она готова драться за него со всем миром и плевать ей на последствия. Да -а, вот ни за что бы не подумала, что такая хладнокровная, жесткая, циничная и бескомпромиссная глава клана, какой ее считают, может влюбиться, как девчонка, и совершенно потерять голову от любви. Ольга очень хотела, чтобы Сергей поскорее стал сильным. Будет здорово, если он достигнет её ранга — она тогда сможет меньше переживать за него. И пусть бабушка Руслана ворчит на неё, считая, что парень, почувствовав силу, может взбрыкнуть так, что потом только убить останется. Она знала, Сережа не взбрыкнет, его чувства были к ней еще более сильными и крепкими. Она его богиня, так он говорит, и она ему верит.
Верит своему мужчине, как себе.
        Ольга повернула голову и посмотрела на мужа, он был увлечен поединком и, подавшись корпусом вперед, внимательно следил за битвой роботов, слегка ерзая на своем сиденье. "Прямо как дети", — мысленно улыбнулась Ольга. — "Особенно Миша". Её брат подскакивал на кресле, словно на лошади, переживая за каждое удачное или просто красивое действие пилотов на арене. Ольга вздохнула. Если бы ещё эти сны перестали её донимать. Помимо образа умирающего пилота, который за последние годы навязчиво снился раз пять, добавились еще фрагменты атакующего робота, который несся прямо на неё. Модель она не смогла узнать, слишком размытым было изображение, но что-то внутри неё кричало о приближении больших проблем. А вот откуда, с какой стороны ждать беду, она не знала, и в поисках ответа на этот вопрос довела до истерик и Марину, и Ярославу, требуя, чтобы те отслеживали любые шевеления в адрес их клана.
        Но пока было тихо, подозрительно тихо, и это ей очень не нравилось. Вот что это за дурацкий дар, который не помогает даже определить, когда именно случится несчастье, то ли через год, то ли через два, то ли вообще через десять лет. Снова вздохнув, подумала: "Хреновый из меня оракул. В древней Греции такую жрицу, как я, гнали бы пенделем из храма". В который уже раз отбросив мысли о грядущей беде, сосредоточилась на арене. Там как раз объявили второй поединок, её девушка против Кайсаровой Ники. "Давай, Алена, удиви нас всех ещё раз,", — телепатически послала Ольга напутствие своему пилоту.

* * *

        Романова, хоть и не без труда, но выиграла у Мосальской. Тем самым первый участник одной восьмой финала был определен. На первую половину дня осталось семь поединков, и второй на очереди — это наша Алена против Кайсаровой Ники. Наша пилот заявилась в турнир на среднем роботе, модель "Воин". Ника уже лет десять выступает на своём любимом "Волке". Лично мне больше нравился "Воин", возможно, из-за человекообразной фигуры. Слегка бочкообразное тело робота покоилась на ногах, похожих на человеческие, коленями вперед. В качестве головы выступала конструкция, напоминавшая башню небольшого танка, со встроенным высокомощным лазером. Она также могла вращаться на триста шестьдесят градусов и имела ста двадцати градусный угол вертикальной наводки, чтобы поражать наземные и воздушные цели при любом приближении. В эту своеобразную голову были также встроены всевозможные датчики: сканер и камеры кругового обзора. Руки, также походившие на человеческие, имели встроенные пушки, на правой руке плазменную, а на левой электромагнитную. В плечах робота располагались установки ракет ближнего радиуса действия, закрытые
броневыми щитками. В стандартной комплектации каждая установка оснащалась двадцатью ракетами. В отличие от обычной комплектации, у турнирных роботов полностью снимались мелкокалиберные плазменные турели, предназначенные, прежде всего, для отстрела пехоты в МПД. Также отсутствовали управляемые ракеты дальнего действия, на арене их не применяли. Вместо всего этого стояли дополнительные броневые щиты. Некоторые даже снимали прыжковые двигатели, чтобы увеличить толщину брони. У робота Алены движки стояли. Сама кабина пилота располагалась в районе груди, практически сразу под головой робота.
        "Волк" больше всего напоминал мне лягушку с несуразно большими и длинными лапами. Такое же строение задних конечностей, как у многих животных, с суставом, изгибающимся назад. Они крепились в центре торса робота, по обоим бокам его длинного и вытянутого туловища. И были очень хорошо бронированы. Бронепластины самого корпуса располагались под углом друг к другу и образовывали собой острые грани, покрывающие корпус целиком. Морда вытянутая и также остро заточенная, в нее был встроен лазер небольшой мощностью. На спине по краям находились шахты с ракетами, сразу между которыми стоял уже более мощный лазер. В отличие от лазера "Воина", этот вращаться не мог, но был гораздо сильнее. В нижней части длинного корпуса снова располагались ракеты. "Руки -крюки", — вот такое определение возникало у меня при взгляде на эти массивные конструкции, в которых, как и у "Воина", имелись две пушки, справа плазменная, а слева электромагнитная. Они не имели такой свободы в движениях, как у того же "Воина", и могли поворачиваться не больше чем на сорок пять градусов по горизонтали. По вертикали же, за счет вращающегося
плечевого сустава, "Волк" мог развернуть руку -пушку назад и вести таким образом огонь в обе стороны одновременно. Из всех средних роботов "Волк" был самым низким, высотой всего одиннадцать метров, а тот же "Воин" был выше его на два метра. По сути, "Волк" представлял из себя более хищную, бронированную и мощную версию "Кузнечика", — легкого робота -разведчика.
        Роботы противниц уже заняли разные концы турнирного поля. Внимательно оглядывая в прихваченный бинокль обоих противников, я видел, что предыдущие поединки не прошли для них легко и просто. Броня была помятой и местами сильно закопченной. Единственное, что сверкало и выглядело свеже -нарисованным, это клановые гербы. У "Воина" прямо на груди в золотом круге была изображена росомаха, а у "Волка" с боков на серебряном щите был нарисован черный дракон с красными крыльями. Ника, выводя своего робота на арену, слегка пританцовывала, повернувшись вокруг своей оси и задрав стволы орудий к небу. В общем, покрасовалась, чем вызвала довольный рев всего стадиона. Алена была скромней, после объявления её имени и представляемого ей клана "Воин" только вскинул одну руку вверх и так и остался недвижимо стоять. Но даже это действие нашло не менее горячий отклик собравшихся зрителей. Молодая пилот успела покорить сердца многих, а в битве с маститой соперницей эмоции простых людей обычно на стороне новичка и более слабого по рейтингу. Мы с Мишей тоже не удержались и вместе со многими проорали что-то приветственное.
        Чуть не забыл рассказать про небольшую особенность самой арены. Это турнирное поле не было абсолютно гладким. Оно было заставлено огромными монолитными металлическими столбами высотой около девяти метров. Ширина каждого такого столба варьировалась от одного до двух метров в диаметре. Из-за этого поле походило на оригинальный лес с редкими металлическими деревьями, ну или на очень быстро лысеющего ежика. Роботы в поединке начинали кружиться по этому лесу, стараясь использовать эти столбы в качестве прикрытия от ракет и выстрелов из пушек. Так как столбы были увешаны артефактами, создающими защитное поле, то такие выстрелы им практически не вредили, а основные повреждения они получали от падающих роботов, да и то не всегда. Поединки длились обычно не больше тридцати минут. Победа присуждалась, если робот противника неважно по каким причинам падал на бетонированную площадку арены. Сложная система гироскопов, благодаря которой робот сохранял вертикальное положение, после многих поединков иногда начинала сбоить, в результате чего машина иногда просто валилась на бетон арены без всяких причин. Такое
происходило очень редко, все-таки команды механиков старались тщательно проверить один из важнейших узлов робота досконально, но бывало.
        У робота, который не мог продолжать бой своим основным оружием, вследствие израсходования боекомплекта или выхода пушек из строя, оставалась единственная возможность для победы — переход в ближний бой и опрокидывание противника. Если же у обоих роботов заканчивались боеприпасы, то противники сходились врукопашную в этаком своеобразном робо -боксе. Для этого у все турнирные роботы дополнительно оснащались, так сказать, средневековыми орудиями убийства. Выполненными, естественно, в соответствующих габаритам роботов масштабах. У каждого пилота в зависимости от умения и техники, на которой они выступали, были свои предпочтения. Это мог быть топор, меч, кувалда и даже гигантский моргенштерн на толстой цепи. Если противницы дошли до этой стадии поединка, то задача была такая же: завалить робота на арену, подрубив ему ногу или просто опрокинув удачным ударом.
        Обычно выигрывала та из соперниц, которая оказывалась более меткой и сумела первой перегрузить амулеты противника. И уже потом, сблизившись, выстрелами из пушек или оставшихся ракет добивала не имеющего основную защиту робота противницы. Столбы на арене хоть и давали небольшую естественную защиту, но полностью скрыть робота не могли. Какая-то часть робота даже за двухметровой толщины столбом, все равно оставалась на виду у противника. И только при постоянном маневрировании можно было как-то избежать существенного ущерба.
        Рев сирены известил о начале очередного боя, и я, как и все зрители, прикипел взглядом к арене. Пилоты не стали выжидать, а сразу начали сближаться, неторопливо маневрируя среди столбов и постреливая из плазменной или электромагнитной пушки. Ракеты пока никто не использовал, соперницы были еще слишком далеко и успевали увернуться, к тому же между ними было довольно много столбов -препятствий. Большая часть неуправляемых ракет все равно не долетит до робота противницы, а наткнется на преграду. Основной корпус "Волка" сам по себе был подобием гигантской башни танка, что позволяло ему поворачивать свои орудия в любую сторону, а не только по ходу движения. Вот и сейчас робот Ники лавировал между препятствиями и, довернув слегка корпус, выцеливал свою противницу, делая время от времени редкие выстрелы. Робот Алены тоже имел возможность поворачивать корпус, так что "Воин", пользуясь укрытиями в виде столбов и так же редко ведя пушечный огонь, потихоньку приближался к центру арены.
        Это было единственное место, свободное от металлических насаждений. Ровная круглая площадка была в диаметре триста метров, и именно здесь в основном сходились роботы, чтобы окончательно выяснить, кто же из них круче. Подойдя к краю свободного от препятствий пространства, роботы еще немного покружились, постреливая друг в друга. Нам на трибуны, кстати, прилетело сразу два заряда плазмы, красиво разорвавшихся на защитном поле. Как вдруг "Воин" резко вышел вперед и, на ходу стреляя из своих орудий, замер почти в центре арены, продолжая вести огонь. "Волк" как раз выполнял очередной маневр и отошел от широкого двухметрового столба, за которым прятался, а до следующего было метров пятнадцать — четыре -пять шагов для робота. Так что все выстрелы Алены пришлись прямо в робота Ники, но зато "Воин" стал полностью открыт для ракетного залпа.
        — На хрена она выскочила?, — эмоционально выкрикнул Миша.
        Я тоже пока не понимал, что задумала Алена. Стоящий по центру и полностью открытый робот представлял собой отличную цель. Видно, Ника тоже решила, что лучшего момента не будет и, решив воспользоваться оплошностью соперницы, выпустила по "Воину" сразу все — создавалось такое ощущение — имеющееся ракеты. Решила, видно, одним залпом перегрузить защитные амулеты соперницы. Расстояние сто метров, чуть больше секунды полета — что можно сделать за такое время? Обычный человек только моргнуть успел бы и слово "мама" произнести. Но одаренные, с их ускоренным восприятием, могли чуть больше. Стадион взревел от восторга, когда "Воин" вдруг резко рухнул на колени, пропуская большую часть ракет над своей головой. Только две ракеты из этого огромного количества, что выпустил "Волк", пришлись в амулетную защиту. Одна ракета долетела до трибун и разорвалась уже там, остальные взорвались за спиной "Воина", наткнувшись на столбы. "Воин", не вставая с колен, тут же произвел ответный ракетный залп, а так как Алена все это время не переставала жать на гашетки своих орудий, то все зрители увидели, как после разрывов
ракет, остановленных защитными амулетами, от "Волка" стали отлетать куски брони. Алена своими ракетами перегрузила амулеты противницы, отчего "Волк" стал полностью открыт и уязвим для выстрелов из пушек.
        Мы с Мишей не могли остаться на месте и так же, как и большая часть стадиона, поднялись на ноги, вопя что-то восторженное. Ольга, нарушая имидж хладнокровной княгини, тоже вскочила и орала явно несоответствующие образу главы клана выражения. Даже Азима встала со своего места и молча аплодировала мастерству молодой девушки, в первый раз принявшей участие в таком турнире.
        Что могла сделать Ника? Без амулетной защиты она теперь каждый выстрел будет принимать на броню, не имея возможности хоть как-то серьезно зацепить свою соперницу. Поэтому, когда "Волк" резко рванул вперед, я совсем не удивился. Пока "Воин" стоит на коленях, его можно достаточно легко опрокинуть, и именно это решила сделать Ника, рванув на таран.
        Алена снова удивила! Наверное, весь стадион замер в ожидании удара "Волка", который должен был опрокинуть "Воина" на спину и принести победу опытной Нике Кайсаровой. Даже если бы Алена начала поднимать своего робота, то встать так быстро, как он до этого упал на колени, у него не получилось бы. В результате её "Воин" какое-то время оказывался в неустойчивом положении, чем набравшая скорость Ника обязательно должна была воспользоваться. Но удара не было, было встречное столкновение двух многотонных машин. Едва только Ника начала разбег своего робота, Алена активировала прыжковые двигатели, находящиеся на спине "Воина". Чуть наклонив корпус по направлению к сопернице, "Воин", быстро набирая скорость, понесся навстречу бегущему Волку. Пятьдесят две тонны "Воина" и сорок семь тонн "Волка" столкнулись примерно посередине разделявшего их расстояния. Примерная скорость обоих на глаз составила километров сорок в час, все-таки на отрезке в сто метров взять больший разгон для этих тяжелых машин невозможно.
        Резко замолчавший стадион затаил дыхание в предвкушении потрясающего финала. Для сохранения равновесия "Волку" нужны две опоры, а вот летящему "Воину" опора не требовалась. Лязг от удара двух роботов, наверное, был слышен далеко за пределами арены. "Волка" от удара развернуло и, балансируя на одной ноге в попытке сохранить равновесие, он все же начал медленно заваливаться на бок. При этом правая рука робота безвольно повисла, практически полностью вырванная из креплений. "Воина" от удара провернуло вокруг своей оси и впечатало спиной в столб. Смятые от удара двигатели мгновенно заглохли. Робот замер на полусогнутых ногах, привалившись спиной к металлической опоре, и Алена наверняка успела увидеть, как "Волк" заваливается набок, подняв после падения на бетон небольшое облако пыли.
        Не знаю, что творилось в кабине "Воина", кричала ли от радости Алена, но стадион точно сошел с ума. Рев орущих людей, уверен, слышали на другом конце Москвы. Кажется, я от выплеска захлестнувших эмоций умудрился сорвать голос. В эмоциональном порыве я схватил Ольгу, обнял за талию и, приподняв над землей, начал кружить перед креслами. Моя жена счастливо смеялась, радуясь невероятной победе девушки.
        "Воин", пока толпа безумствовала, выровнялся и сделал первый шаг по направлению к выходу с арены. Едва притихший стадион снова взорвался бурей эмоций и, не стихая больше ни на минуту, так и проводил уходящего с поля боя робота, гордо вскинувшего обе руки над головой.
        К "Волку" тем временем подъехал огромный кран, который, быстро подцепив робота, поставил его вертикально. Если бы Ника не смогла продолжить движение, то наготове был транспортёр, который отвез бы её робота в мастерские. Но нет, "Волк" все-таки смог самостоятельно покинуть арену, волоча поврежденную руку по бетону, провожаемый аплодисментами, пусть и не такими бурными, как те, какими провожали Алену и её "Воина". Все же Ника — заслуженный турнирный боец, обладающий огромным авторитетом и большим количеством поклонников.
        Следующие поединки прошли как-то мимо нашего внимания, мы все обсуждали успех Алены. И договорились после последнего боя пройти в ангары нашего клана и выразить свое восхищение этой девушкой. Немного оживились, когда на бой вышла Лидия, второй наш пилот, против Юлии, представителя свободного боярского рода Гурьевых. Лидия заявилась на турнир с "Коброй", а вот Юлия управляла "Волком". В принципе, эти машины внешне довольно схожи друг с другом, "Кобра" чуть тяжелее, пятьдесят тонн против сорока семи у "Волка", на метр выше и прыгает на сто метров дальше. Также у "Кобры" чуть выше крейсерская скорость, девяносто восемь километров в час против девяноста у "Волка". Модель достаточно новая, Романовы начали выпуск "Кобр" всего три года назад, "Волк" же уже лет десять на рынке. Лидия оказалась удачливее соперницы и несколько раз успешно подловила Гурьеву ракетными залпами, стреляя на опережение. Амулетная защита "Волка" вышла из строя первой, что позволило нашему пилоту уверенно пойти на сближение и великолепным выстрелом, опять-таки ракетами, подломить сопернице ногу, от чего её робот красиво завалился
на бок. Так что у клана Гордеевых сегодня очень хороший день. Сохранить двоих своих пилотов для участия в одной восьмой финала больше никому не удалось, а значит, финал с участием хотя бы одной нашей девушки начал принимать реальные очертания.
        После восьмого боя мы, не задерживаясь, рванули к ангарам пилотов, расположенным недалеко от арены. Сейчас трехчасовой перерыв, а потом состоятся последние на сегодня восемь поединков. Трибуны опустеют, чтобы через некоторое время снова заполниться неистовыми болельщиками. Миша, кстати, забрал неплохой выигрыш, несмотря на проигравшую ставку на победу Ники Кайсаровой, пять тысяч, поставленные на Алену, принесли ему пятьдесят тысяч рублей, плюс немного заработал на победе Лидии. Так что единственное, о чем он сокрушался, это что не додумался, как Азима, поставить хотя бы десятку. Азима и фон Шульц достаточно тепло с нами попрощались, поздравив с великолепной победой Алены. А вот Мансур был явно недоволен — похоже, он фанател от Ники и сильно расстроился её поражению.
        Ольга прекрасно знала, где находятся ремонтные боксы нашего клана, так что мы через пятнадцать минут в сопровождении охраны и бессменной Рады, оказались на закрытой и плотно охраняемой территории. Ангары роботов представляли собой огромные купольные конструкции, высотой пятнадцать метров. Едва мы зашли внутрь, перед нашим взором предстали три фантастические машины, вызывающие у меня, несмотря на четыре года жизни в этом мире, какой-то внутренний трепет. Слева направо в ряд стояли "Волк", "Кобра" и "Воин". "Волк" принадлежал Наталье, третей девушке -пилоту, которая, увы, отсеялась еще на ранних стадиях. Но она осталась в команде ради моральной поддержки и для участия в тренировочных боях в виртуале, помогая оставшимся в турнире пилотам разработать тактику против очередного противника.
        Куча народу уже облепила Кобру и Воина, разлетались искры от сварочных аппаратов. На восстановление и устранение повреждений у команды механиков всего два дня, а значит, нельзя терять ни минуты. Большинство ремонтниц, конечно, облепили "Воина", — все-таки ему досталось больше всего. Наша группа сразу привлекла внимание бегающих по ангару людей. Народ начал останавливаться, обслуживающие технику люди прекращали свои занятия и быстро спускались вниз, собираясь перед нами большой кучкой. Перед этой толпой, на взгляд насчитывающей человек восемьдесят, вышли трое пилотов и еще одна девушка, как я понял, являющаяся главным координатором команды.
        Алену и Лидию я видел до этого только на рекламных таблоидах, что были развешаны по всему стадиону и показывали, какие поединки ждут собравшихся зрителей. Но вживую смотря на этих девчонок, испытываешь совсем другие эмоции. Лидия, женщина не старше тридцати пяти на вид, выглядела очень серьезно. Видно, она успела переодеться, так как на ней были только синяя майка с маленьким гербом клана на правой груди и шорты, что позволяло довольно хорошо оценить её фигуру. Короткая мальчишеская стрижка, плотно сбитая, с весьма подкачанным торсом и ногами — в целом комплекция тела, как у пловчихи, грудь была, но, увы, не выше единицы. Форма лица какая-то квадратная, наверное, больше подходившая мужчине, чем женщине, но с мягкими располагающими чертами и довольно-таки жестким взглядом из -под слегка прищуренных глаз. Рост на глаз примерно метр семьдесят.
        Алена оказалась полной противоположностью своей более именитой напарнице. Дюймовочка! Вот такое определение сразу выскочило у меня при взгляде на эту молодую девушку. Ниже Лиды на целую голову, хрупкая и миниатюрная на вид, — представить её за штурвалом робота было очень сложно. Короткие, до плеч, светло -русые волосы обрамляли настолько миленькое личико, что проще было вообразить её играющей в куклы, чем пилотирующей многотонную машину. Алена тоже вышла в майке, правда вместо шорт были обтягивающие брючки. Её фигурка была настолько изящна и грациозна, что вызывала желание подхватить на руки и не отпускать, чтобы, не дай бог, это чудесное создание не споткнулось и не поранилось. "Н -да, похоже, такое желание возникло не только у меня,", — подумал я. Судя по пыхтящему Михаилу и восторженному блеску в его глазах, мужик влип и, похоже, серьезно.
        Наталья оказалась классической длинноволосой блондинкой, ростом с Лиду, и одетой также в шорты и майку. На вид не старше двадцати пяти, с хорошо видимой грудью и стройными ножками. Последнюю девушку, координатора, я оглядел мельком, отметив также привлекательных размеров грудь, симпатичные ножки и ярко -голубой короткий сарафан. Алена все-таки привлекала больше внимания, и как девушка, и как великолепный пилот, доставив море положительных эмоций своей невероятной победой над признанным авторитетом и фаворитом этого турнира.
        Стоявшая чуть впереди нас Ольга улыбнулась и в наступившей полной тишине поздоровалась:.
        — Приветствую команду чемпионов.
        — Здравствуйте… Ваша Светлость… Добрый день…, — прозвучал разноголосый и нестройный хор ответов.
        — Я пришла выразить свое восхищение вашими победами, — проговорила Ольга. И продолжила, улыбаясь: — Я бы очень удивилась, если бы Лида сегодня проиграла, но ты, как всегда на высоте, аккуратно, четко и без шансов для соперницы. Молодец!.
        Ольга сделала паузу, а народ одобрительно и приглушенно восторженно зашумел.
        — Но я все же испытала сегодня удивление, которое переросло в ни с чем не сравнимое удовольствие.
        Ольга снова взяла паузу, толпа девушек затаила дыхание, а моя жена с нарастающим восторгом в голосе и чеканя слова продолжила:.
        — Весь Колизей рукоплескал сегодня невероятной и удивительной победе, которую добыла Алена. Утереть нос Кайсаровой Нике — это дорогого стоит, — почти выкрикнула Ольга последние слова.
        Девушки поддержали эмоции своей княгини громкими криками, полностью согласные с её словами.
        — Я хочу, чтобы ты знала, — посмотрела моя супруга на виновницу этого события, — как бы дальше не сложился твой путь на этом турнире, за ЭТОТ день я должна тебе отдельную награду. А если у тебя есть какая-нибудь просьба, скажи мне, и я сделаю все, чтобы её выполнить.
        Девушка, смущенная и явно не привыкшая к такому вниманию, после небольшой паузы, пока не утихли новые одобрительные возгласы, мило краснея, пролепетала:.
        — Спасибо, Ваша Светлость, но у меня пока нет просьб.
        — Ну ты подумай, может, к концу турнира они у тебя все-таки появятся, — ободряюще улыбнулась Ольга. И шагнув к девушке, проговорила: — А пока дай я тебя обниму, чудо ты наше.
        Ну а пока Ольга тискала, на зависть нам с Мишей, эту очаровательную малышку — я, кстати, даже слегка успел приревновать, только не разобрался в чувствах, кого к кому, но мне точно хотелось к ним в компанию третьим, — народ разродился очередными радостными криками.
        В общем, встреча принесла нам дополнительные положительные эмоции, а княгиня Гордеева напоследок пообещала премию всей команде за отличную работу, чем вызвала дополнительные крики радости. Все девушки вышли нас проводить до наших машин и довольно долго кричали что-то одобрительное своей княгине, пока мы, наконец, не отъехали от ангара.
        Наш маршрут пролегал сразу в аэропорт, ибо мы возвращались в Нижний Новгород. В турнире будет пауза два дня, за это время команды приведут в порядок пострадавшую технику, а также будет проведена очередная жеребьевка, кто с кем встретится в одной восьмой финала. Сводить наших девушек друг с другом на этой стадии турнира не положено, так что противники у них будут из других кланов.
        Миша, неожиданно молчавший половину пути до аэропорта, вдруг вскинулся и максимально уважительно обратился к Ольге:.
        — Ваша светлость. Сестра. Мне кажется, я созрел для шестой и последней жены.
        — Да что ты говоришь, — хмыкнула Ольга. — Прямо-таки созрел.
        — Я серьезно!,  — воскликнул её брат. И, все больше горячась, продолжил: — Я влюбился с первого взгляда, прошу, отдай за меня Алену.
        Ольга фыркнула, а потом все-таки рассмеялась. Я же от смеха удержался: все-таки это мой друг, обидится еще, — но с улыбкой уже не справился. Ольга, не обращая внимания на мрачного Михаила, отсмеялась и весело произнесла:.
        — Ты каждый день влюбляешься, к концу ночи любовь проходит, а утром ты снова влюбляешься, только уже в другую.
        — Это другое, — ответил Михаил. — Не путай инстинкт по продолжению рода человеческого с истинной любовью.
        А потом, распаляясь все больше и сохраняя умоляющее выражение лица, проговорил:.
        — Семья и так мне всех пятерых жен навязала, Виктория по генам подбирала, и я ни разу не спорил. Лидию за победу в турнире пять лет назад взяли в род, и это правильно, но я считаю, что Алена тоже достойна войти в наш род через замужество со мной. Прошу тебя, если разрешишь, то никто не будет спорить.
        Миша умоляюще уставился на Ольгу, которая, приняв задумчивый вид, смотрела в окно нашего лимузина. Правда, слово "Лимузин" здесь так и не появилось, а ехали мы в представительского класса автомобиле производства нижегородского автозавода "Волга". Он так и назывался "Волга К+", что расшифровывается как "Волга Комфорт Плюс". Места для пассажиров представляли собой два дивана, расположенные лицом друг к другу и рассчитанные на перевозку шестерых человек. Миша сидел изначально напротив меня, но во время диалога переместился поближе к Ольге и теперь находился напротив сестры, напряженно ожидая её ответа.
        Ольга шевельнулась и, с прищуром посмотрев на своего троюродного брата, веско сказала:.
        — У меня на эту девушку были другие планы, но я обязательно подумаю над твоей просьбой, обещаю.
        Миша выдохнул и тоскливо произнес:.
        — Спасибо.
        Похоже, моего друга Алена действительно зацепила, уж больно печальное выражение на его лице. "Надо будет ему помочь", — подумал я. — "Надавить на Ольгу, чтобы не вставляла палки в колеса — уж на это моего влияния должно хватить. Хотя если там вопрос какой-нибудь генетической совместимости или еще чего, то, возможно, ничего и не выйдет." Поймав взгляд Михаила, ободряюще ему подмигнул, "мол, не переживай, прорвемся". Кажется, он проникся. Во всяком случае, когда мы подъехали к аэропорту, настроение у моего друга явно поднялось на обычный для него безмятежный уровень счастья.

* * *

        Почти две недели мы мотались между Нижним Новгородом и Москвой. Обе наши девушки рвали всех на пути к финалу, и многим стало казаться, что будет установлен очередной рекорд турнира: два пилота из одного клана сойдутся в финале, а такого еще не было никогда. Но, к сожалению, в полуфинале Лидия уступила Карине Романовой, выступавшей, как и наша пилот, на "Кобре". И теперь Лида будет биться за третье место со Златой Вирановской, пилотом из небольшого клана, родовые земли которого расположены в Польской губернии. Для нашей девушки за ее карьеру это будет уже третий бой за бронзовые медали турнира, один поединок она когда-то выиграла, второй проиграла. Ну а наше юное дарование, выиграв у Златы, теперь будет сражаться с Кариной Романовой, тоже одной из фавориток этого турнира. За семнадцать лет участия в этом грандиозном состязании на звание лучшего пилота Российской империи Карина трижды доходила до финала, но выиграла только однажды, а также два раза побеждала в поединке за третье место. Так что Алену ждет последний, самый трудный и важный бой, а учитывая, какое давление на неё оказывают окружающие,
ей будет очень нелегко.
        После победы над Никой Кайсаровой на Аленку свалилась самая настоящая СЛАВА. У неё образовалось просто гигантское количество фанатов, болельщиц, поклонниц. В сети появился фанатский сайт обожателей своего кумира, в котором народ делился своим мнением и восторгом. После каждой победы на пути к финалу количество подписчиков увеличивалось в гигантской прогрессии. В итоге перед боем с Романовой общее число фанатов перевалило за тридцать миллионов человек, и это всего за две недели. А так как турнир транслировался почти на весь земной шарик, то у неё появились поклонницы и за рубежом. В каждой стране проходили свои турниры и практически у всех в разное время, где-то одновременно с нашим имперским состязанием, а где-то наоборот соревнования проводили, когда у нас стояла зима. Поэтому прямая трансляция или запись с места событий расходились по всему свету, ведь спортом номер один на этой планете были поединки роботов.
        Помимо восторженных воплей поклонниц на Алену свалились и хвалебные статьи от журналистов. Какие только эпитеты и заголовки газет не звучали в её адрес — и "Гроза авторитетов", и "Новая Богиня Колизея". Хорошо, что ангары кланов находились на отдельной охраняемой территории, иначе огромная толпа фанатов, которая стояла у пропускных ворот в ожидании своего кумира в надежде получить автограф или сфотографироваться на память, точно натворила бы дел, пропусти их к клановым мастерским. Перед каждым боем и после поединка у всех пилотов брали короткое интервью, чтобы, так сказать, по горячим следам узнать настроение и получить мнение девушек о предстоящей или уже прошедшей битве. Скромная и милая Алена вызывала такой диссонанс на фоне своих успехов, что многие не могли поверить, что эта девушка и есть та самая, неудержимая на арене воительница. В общем, пресс на неё был жуткий, и как она справилась, я не знаю.
        В России первые бои начались еще первого мая, по шестнадцать поединков в день, а интервалы в сражениях стали появляться ближе к финалу. И вот сегодня, десятого июня, финал и бой за третье место сразу в двух категориях. Нас ждут четыре поединка, два в легкой категории и два в средней. Билеты на финал выкупают за два года до этого события, и если бы не статус участников турнира, мы бы ни за что не попали на стадион. И даже этот статус позволял бронировать только три места, на которые мы той же компанией и сели в предвкушении грандиозного зрелища. Если бы я попал в этот мир на недельку раньше, то Даша точно не пропустила бы это уникальное событие, и мы наверняка провели бы вечер у телевизора.
        Места нам достались те же, вот только теперь рядом с нашими креслами, явно в ожидании нас, уже сидела Романова Ева со своей младшей сестрой и двумя молодыми мужчинами. Ну да, Романовы могли и десяток мест себе оставить, потеснив какой-нибудь род. Любопытно, конечно, — Еве сейчас тридцать два года, а её сестре Анастасии двадцать четыре, но замуж первой выскочила именно младшее высочество. Я узнал одного из мужчин, это оказался Александр из их же клана, свадьба у них была два года назад, но туда в сопровождении своих родственников Ольга ездила без меня. Мы с Ольгой решили, что мне лучше пока не бывать на приемах Романовых, а то случайно вырванный волосок покажет в анализе ДНК что-нибудь интересное и вызовет вопросы. Я из-за этого даже стал стричься очень коротко, во избежание, так сказать, проблем на пустом месте. А вот другой мужчина мне точно был незнаком, возможно, очередной фаворит.
        — Привет, — весело поздоровалась Ева, которая даже встала со своего места, чтобы приобнять Ольгу.
        — Здравствуй, Ева, — улыбнулась моя жена. И кивнула младшей принцессе: — Анастасия.
        Мы с Мишей тоже расшаркались и поприветствовали обеих высочеств. Мужчины принцесс встали, чтобы также поздороваться с княгиней Гордеевой. Второй мужчина оказался Николаем, которого, как недовольно буркнула Ева, совершенно при этом не стесняясь своего спутника, ей навязала бабушка.
        После взаимных приветствий мы так и остались стоять небольшим кружком, кроме принцессы Анастасии. Та, кивнув Ольге, продолжила сидеть на своем месте.
        — Как продвигается изучение робототехники?, — улыбнувшись, обратилась ко мне старшая Романова.
        Ну да, мое увлечение абсолютно ни для кого не секрет.
        — Отлично, — уверенно ответил я. И добавил с улыбкой: — Через пару лет ждите меня на турнире. Надеюсь, ограничения на участие мальчиков у вас нет?.
        — Нет, — рассмеялась Ева. — Это будет любопытно, но только шансов на победу, боюсь, у тебя будет немного.
        — Ну для меня в первый раз главным будет участие. Я точно не Алена, так удивить не смогу, — весело проговорил я.
        — О -о… да. Алена это что-то невероятное, — включился в беседу Александр.
        — И ты поставил на победу нашего пилота?, — усмехнулась Ольга.
        — Э -э… нет, — улыбнулся Александр. — Я поставил на Карину, так как считаю, что в финале сплав опыта и мастерства должен перевесить потрясающее везение вашей девушки.
        — Ну, мастерства у Алены хватает, а фортуна настолько капризная дама, что даже опыт может не помочь, — это уже с умным видом выдал Миша.
        — Не спорю, но считаю, что победа будет за Романовыми, — миролюбиво ответил муж младшей принцессы.
        Интересный человек этот Александр, как я узнал из прочитанных файлов, он инженер и проектировщик роботов. Например, модель "Кобра", — это его проект от начала и до конца. Вот только и этот нормальный, явно дружащий с головой тридцатипятилетний мужик, был любителем ярких расцветок и в своем ядрёно -зеленом костюме полностью соответствовал моде. "Да уж, мода — это страшная сила, заставляет людей носить иногда такое гэ, что только удивляться и остается,", — подумал я.
        Мы расселись на свои места. Вип -ложа, кстати, сегодня была забита битком, и на первых двух рядах сидели те кланы или роды, чьи представители встретятся сегодня на поединках. Отсюда ничего удивительного, что за спиной главы свободного рода Никитиных сидела великая княгиня Морозова, а за группкой из трех человек из простого клана Колошиных оказалась Кайсарова Азима в сопровождении Мансура и баронессы фон Шульц. Рядом с Колошиными сидели глава и наследница польского клана Вирановских, Агнеша и Янина, а с ними был один мужчина, вроде бы муж Янины, но имя я не вспомнил. Но начиная с третьего ряда, статусный порядок восстановлен полностью: сначала великие, потом сильнейшие, где-то там мелькнуло лицо Вяземской Кати, а после, типа, всякая мелочь.
        Разогревать собравшихся людей начнут поединки легких роботов. В битве за третье место в этой категории встретятся сильнейшие Огаревы и простой клан Колошиных. Огаревы, кстати, пришли сразу за нами и после приветствия принцесс и Ольги сели слева от Романовых.
        Объявили первый поединок, "Кузнечик" Огаревых против "Шмеля" Колошиных. Бой легких роботов ничем принципиальным не отличался от такого же боя средних машин. Такая же тактика — стрельнуть, спрятаться, подловить соперника на ошибке или наоборот заставить его ошибиться. Разве что, очень редко, пилоты использовали прыжковые двигатели. Все-таки эти движки не предназначены для полета, и изменить точку приземления можно, но достаточно сложно, что в условиях усыпанной металлическими столбами арены может привести к плачевному результату. Расстояние между столбами варьировалось от десяти до пятнадцати метров, расположены они были весьма хаотично, так что пилот, рискнувший прыгнуть и не рассчитавший прыжок, мог наткнуться на столб и досрочно проиграть. Ну и конечно, легкие роботы были гораздо маневреннее своих более тяжелых собратьев. Их крейсерская скорость достигала ста сорока километров в час. Опять-таки, в условиях арены им негде было разбежаться, но за счет легкости эти машины были довольно шустрыми, и поединки между ними проходили с большей динамичностью, что, конечно, очень нравилось зрителям.
        Наблюдая поединок юрких машин, я мысленно хмыкнул, перебирая в уме названия роботов. Как-то интересно Романовы распределили названия моделей в зависимости от категории техники. Легкие роботы все назывались как насекомые: "Кузнечик", "Шмель", "Стрекоза". Средние в основном носили названия более крупных животных: "Акула", "Волк", "Кобра". Особняком шел "Воин", название которому досталось, скорее всего, из-за человекообразной фигуры. "Акула", кстати, единственный робот из всей линейки, предназначенный для ведения боевых действий под водой. Более гордые и звучные названия резервировались за тяжелыми и сверхтяжелыми моделями. "Рыцарь", "Разрушитель", "Гром", — это представители тяжелых роботов. И в симуляторе, после выполнения очередного задания от Мирославы, я старался уделить время именно "Разрушителю". Сверхтяжелых моделей отечественного производства всего две — "Мститель" и "Армагеддон". Правда последнего Романовы никому не продают, и мы с Ольгой и, куда же без него, Михаилом полгода назад на выставке могли только облизываться на этого гигантского монстра. Это чудовище имело высоту семнадцать
метров, вес сто тридцать тонн, два генератора защитного поля. В битве один на один с Валькирией у него было пятьдесят процентов на успех. Про успех мне сказала Ольга, когда мы посмотрели демонстрационное видео об этом гиганте, но уже у Альфы, по словам моей жены, практически нет шансов на победу, слишком уж тяжелое вооружение имел робот. Про Бету с Гаммой вообще промолчим. Если вдруг встретятся с таким красавцем, то, как говорится, "упокой, господь, их души".
        О как! Колошина выиграла у Огаревой, а значит, простой клан поднялся аж на двести миллионов рублей — призовые выплаты в легкой категории такие же, как и в средней. Отличается только джек -пот за первое место. За легких роботов взнос всего пять миллионов, но на эту категорию заявляются большинство свободных боярских родов. Все-таки эта техника дешевле в цене и в обслуживании, так что занявший первое место точно срубит минимум миллиард рублей. В поединке за первое место сошлись представители свободных боярских родов, Никитины и Рахмановы. "А молодцы боярыни, — подумал я, — на пути к финалу вынесли всех великих и сильнейших. Даже за третье место дрались сильнейший и простой клан, из великих никто не дошел до этой стадии.".
        И снова пилоты машин начали свой смертельный танец, причем в этом поединке также сошлись "Кузнечик" и "Шмель". "Ну да, — снова пришла мне мысль, — "Стрекоза", — безумно быстрый робот, но брони нет от слова совсем". Этот робот мог разогнаться до ста шестидесяти километров в час и прыгал сразу на пятьсот метров, но его даже пятерка средних латниц может завалить. "Если догонят, конечно, — усмехнулся я мысленно, — а такого шустрого хрен поймаешь." А вот "Кузнечик" и "Шмель", если не будут зевать, конечно, вполне могут справиться уже с пятеркой тяжелых штурмовиков. С трудом, но завалить могут и их тоже, все зависит от уровня пилота робота и слаженности действий пятерки тяжелых МПД. Все легкие роботы имели ноги с коленными суставами назад и практически однотипную конструкцию основного корпуса, отличаясь немного вооружением и количеством броневых пластин. Эта ниша роботов использовалась только в качестве разведчиков и средств поддержки для прорыва средних и тяжелых машин. Также эта техника была единственной, которую допускалось использовать на заболоченной или топкой местности. "Стрекоза" в этом случае
была просто незаменима. Этот робот мог и по болоту пробежаться.
        Как мне по секрету сказала Ольга, великие кланы выступили с петицией, уже подписанной всеми сильнейшими кланами, большинством простых кланов и сильнейшими боярскими родами. Суть обращения в том, чтобы разрешить кланам и родам покупать для участия в турнире иностранную технику. Если императрица утвердит, то в следующем году возможно появление на арене Колизея и зарубежных роботов, таких как немецкие "Пантеры" или английские "Паладины". Но мне кажется, что Её Императорское Величество вряд ли пойдет на такой шаг. Почему? Да вот представьте себе, что в российском турнире роботов, который считается одним из самых зрелищных и котируется ненамного ниже международного чемпионата мира вдруг побеждает немецкая "Пантера". Да это все равно что заявить на весь мир, что немецкий робот круче российских. А на хрена, спрашивается, империи такая реклама конкурентов? И то, что слагаемое успеха — это еще и грамотные действия пилота, понимают, конечно, все, но при этом будут считать, что победивший профи не просто так выбрал именно иностранную модель.
        Я Ольге примерно это и высказал, моя жена не спорила и заметила, что кланы редко выступают таким слаженным фронтом, в основном все отстаивают свои интересы и тащат одеяло на себя. А посредством такой безобидной петиции получилось просто показать императрице, мол, смотрите, какие мы единодушные. Договорились в такой мелочи, а значит, можем попытаться договорится и в чем-то более крупном. Мария тоже всю эту игру прекрасно понимает, а потому на очередном слете великих и сильнейших кланов скажет что-нибудь про непатриотичное желание, на чем все и закончится.
        Романовы контролируют производство роботов и количественное распределение по заранее поданным заявкам. Чью-то заявку могут отклонить, мотивируя отказ тем, что: "Мы вам уже продавали тридцать Кобр, приходите через пять лет", — а кому-то могут сказать: "Хорошо, раз у вас земли в Маньчжурии, то вот вам запрашиваемое количество, но роботы не должны покидать территорию губернии". Роботы — это все-таки сила, три сверхтяжелых "Мстителя" вполне могут завалить Валькирию, если сработают согласованно. Правда не любую — та же Валькирия стихии земли просто устроит им локальное землетрясение, и провалятся сверхтяжи в какую-нибудь свежеобразованную расщелину. Так что всю эту технику, чтобы вышел толк, нужно применять грамотно.
        Ага! Победила Никитина, молодец девочка, а то я как раз мысленно болел за "Кузнечика", сейчас начнется основное действие.
        "Шмелю" в этом поединке досталось серьезно, похоже, пилот Никитиных повредил ему гидравлику, и после падения на арену машину Рахмановых пришлось эвакуировать с помощью обслуживающего Колизей персонала. Пауза в пятнадцать минут, вызванная ожиданием, пока роботы, кто на своих двоих, а кто с помощью транспортера, покинут поле арены, пролетела достаточно быстро.

* * *

        — Все забываю спросить, как тебе новые земли?, — спросила вдруг Ева. И добавила: — Я про те, которые раньше принадлежали роду артефакторов.
        — Земли как земли, — пожала Ольга плечами. И спокойно проговорила: — Свято место пусто не бывает, теперь там тоже род артефакторов, только уже мой.
        — Ну, насчет святости места я очень сильно сомневаюсь, — хмыкнула Ева. — Предыдущие владельцы все-таки покинули этот мир не по своей воле.
        — Ну и что?, — вновь равнодушно пожала плечами Ольга. — Мне нужны были земли для нового рода, и показалось символичным, если намоленное артефакторами место займет род с теми же способностями.
        — Во! Кстати!,  — воскликнула принцесса. — Очень любопытно, чем таким отличилась эта девушка, которой еще не исполнилось и двадцати трех лет, а она уже получила герб и право на род. Герб для семьи я еще могу понять. И даже ЭТО для такой соплюшки — огромная честь, но право на род… Честно? Не понимаю.
        Ольга окинула взглядом арену, "Шмеля" уже погрузили на транспортер и сейчас должны увести. "Принцессе любопытно,", — хмуро подумала Ольга. Была бы эта какая-нибудь другая особа, Ольга могла бы высокомерно ответить: — "Не ваше дело, что и как я решаю внутри клана". Но Ева считает её подругой, их также многое связывает, а значит, проявлять такое любопытство вполне нормальная реакция. "Но право слово, какие же она задает неудобные вопросы. А если учесть, что перед ней сидит куратор СИБа, то ответы надо давать продуманные, чтобы у её высочества не возникло желания удовлетворить свое разгоревшееся любопытство с помощью курируемой службы,", — сформировалась у Ольги мрачная мысль. Улыбнувшись, Ольга спокойно ответила:.
        — Девушка очень талантлива и, я уверена, станет великолепным артефактором, её род украсит клан, а она точно займет в нем достойное место. Я давно уже хотела щелкнуть по носу Веру, она в последнее время, как мне показалось, слегка зажралась. Агния станет ей хорошим противовесом. Так что здесь голая внутри клановая политика, а герб и право на род — это огромный аванс, который, я уверена, она отработает.
        — Ну не знаю, — задумалась Ева. — Мне кажется, ты могла легко решить вопрос с Елисеевыми и другими средствами, не создавая такой, весьма спорный прецедент. Все-таки герб и право на род — это большая честь. Нужно действительно прыгнуть выше головы, чтобы стать достойной такой высочайшей милости.
        — Возможно, и могла бы решить вопрос По-другому, но на тот момент мне показалось это оптимальным решением, — согласилась Ольга, — И я не спорю, что это большая честь, но повторюсь, девушка безумно талантлива, и меня практически единогласно поддержал малый совет.
        — Ну, в конце концов, это твое дело. Главное, чтобы другие кланы не стали направо и налево раздавать гербы, а то у нас гербовник скоро закончится, — рассмеялась принцесса.
        — Он уже пять раз заканчивался, — поддержала её смех Ольга, — просто начнете новый, шестой по счету.
        Тут Ольге в голову пришла интересная идея и, на секунду задумавшись, она обратилась к Еве:.
        — Ты знаешь, Марина пыталась узнать, что случилось с родом Змеевых, но за тридцать лет не осталось никаких следов, — она сделала не большую паузу и продолжила: — Может, в СИБе остались результаты расследования, что там вообще произошло.
        — Да, интересно, — хмыкнула Ева: — Я, пожалуй, спрошу, что они тогда нарыли.
        — Заранее спасибо, — улыбнулась Ольга, — А то жалко Марину, она так грустно вздыхала, когда говорила, что ничего не нашла.
        Ева улыбнулась, видно представив образ грустной Марины, ну а дальнейший их диалог, прервала сирена, известившая о начале нового поединка.
        Ольга, перед боем, успела еще подумать, какая она молодец. Обратившись к Еве, она тем самым показала слабость собственной СБ, мол мы искали, но ничего не нашли. И судя по виду Евы, она этим вопросом не интересовалась, а значит, пойдет к главе СИБа, которая сто процентов отправит её к императрице, но вот что скажет своей внучке бабушка и какую версию ей озвучит потом Ева, будет очень интересно послушать.

* * *

        Очередная сирена возвестила о начале нового боя, снова за третье место, но уже среди средних роботов. Лидия Гордеева на "Кобре" против Златы Вирановской на "Волке". "Удачи тебе, Лида,", — мысленно пожелала я ей.
        Бой начался стандартно, пилоты стали медленно сближаться, неторопливо приближаясь к центру арены и время от времени постреливая. Дойдя до свободной площадки, противницы все также осторожно продолжили маневрировать, прячась за столбами и пытаясь подобрать грамотную тактику для победы. Свой балет они танцевали минут десять, пока Лида не решила пойти на обострение. "Кобра" резко рванула в сторону "Волка" и, пробежав метров пятьдесят, включила прыжковые двигатели, одновременно двумя ногами оттолкнувшись от земли, придав себе тем самым высокую начальную скорость, и по небольшой дуге понеслась через центральный круг прямо на машину Златы. "Она что, решила, как и Алена, протаранить свою соперницу?", — возникла у меня мысль, да и не у меня одного, уверен. Я, как и многие в ложе, вскочил в напряженном ожидании финала от этого полета. С моей позиции казалось, что робот Лиды несется прямо в лоб "Волку".
        "Кобра" может прыгать на триста метров, поэтому, пробежавшись в самом начале перед прыжком, робот гарантированно пересечет в полете центральный круг и достигнет "Волка". Четыре секунды, если не меньше, было у Златы на принятие решения. Лида послала в полет свою машину, когда "Волк" находился почти посередине между столбами, так что Злата могла продолжить движение и попытаться уйти от столкновения. Прыжковые двигатели хоть и не предназначены для полета, делать небольшую коррекцию все же могли, очень незначительную, но подправить точку приземления на пять -десять метров было в пределах возможностей Лидии. Можно было встретить "Кобру" шквалом огня и выпустить все неуправляемые ракеты, чтобы гарантированно сбить защитное поле. Но, во-первых, не факт, что ракеты попадут в цель, а во -вторых, робот Лиды все равно продолжит полет и столкнется с "Волком" с непредсказуемым результатом. В итоге Вирановская приняла, казалось, единственное правильное решение, она рванула навстречу летящей "Кобре", при этом слегка забирая вправо, чтобы гарантированно пропустить противника мимо себя.
        Лида в самом начале прыжка начала одновременную стрельбу из обеих пушек и не прекращала её на протяжении всего полета. Когда "Кобра" достигла самой высокой точки в своем прыжке, на мгновение зависнув на высоте пятнадцати метров, "Волк" Златы начал движение почти навстречу летящему роботу соперницы. И в тот же момент Лида выпустила ракеты с небольшим опережением уходящего от столкновения робота. Робот Вирановской принял на корпус практически все предназначенные ему гостинцы, лишь пара ракет разорвалась от удара по бетонированной площадке. "Волк" явно потерял свою защиту, а оторванные куски брони, которые разлетались после выстрелов продолжавшей бить из пушек Лиды, служили тому явным доказательством. Опытная Вирановская, выступающая от своего клана уже седьмой год подряд, явно растерялась и не сразу поняла, что случилось и что нужно делать. Поэтому, когда "Волк" остановился, развернулся и все-таки решил дать ответный залп по приземлившейся "Кобре", было уже немного поздно. Лида успела шагнуть за широкий двухметровый столб, а Злата, торопясь отомстить, только зря потратила свои ракеты: больше
половины из них просто пронеслись мимо, часть попала в металлический столб и лишь небольшое количество разорвались, остановленные защитным полем "Кобры". Наш же пилот, уйдя от ответного ракетного залпа и переждав его за укрытием, спокойно вышла и продолжила расстреливать противницу как в тире. "Волк" еще попытался приблизиться и навязать рукопашный бой, но сохранившая часть ракет Лидия не оставила сопернице даже такого шанса на победу. Ракеты ударили в место сочленения правой ноги и корпуса, выстрелы из пушек довершили начатое, и идущего на сближение и также ведущего пушечный огонь "Волка" вдруг неуклюже зашатало. И робот Златы, не дойдя до "Кобры" десяток метров, завалился на спину, подтверждая тем самым свое поражение.
        Стадион взревел, приветствуя бронзового призера этого турнира, показавшего такой красивый и зрелищный поединок. Мы втроем вскочили со своих мест и радостными криками приветствовали победу нашей девушки. Краем глаза заметил вставших и бурно аплодирующих Романовых, да и без них большая часть вип -ложи поднялась со своих мест, чтобы громкими овациями отблагодарить Лиду за такой эффектный бой.
        Снова возникла пауза, пока "Кобра", сопровождаемая бурными овациями, покидала арену Колизея, а "Волка" эвакуировали с помощью спецтехники.
        — Слушай, а выход двух пилотов из одного клана в финальную стадию, разве уже не рекорд?, — спросил я Мишу.
        — Нет, — покачал мой друг головой. — Семь лет назад у Романовых также два пилота дошли до поединков за призовые места, но это был очень неудачный для них год, так как обе девушки проиграли свои бои. Благодаря победе Лиды мы уже переплюнули их достижение, а если Аленка выиграет, — тут Миша, произнося имя девушки, выдал классическую улыбку по уши влюбленного парня, — то это будет уже точно рекорд всем рекордам. Плюс наш клан займет четкое второе место по победам в общем зачете.
        Хмыкнув про себя на реакцию своего друга, подумал, что разговор с Ольгой прошел успешно, и Миша точно получит свою принцессу, — действуя настойчивей. Как сказала Ольга, планы на Алену она особо не успела сформировать, но брата осадила, чтобы проверить, насколько у него всё серьезно, а то он со своими любовными порывами переспал, наверное, с половиной девушек Нижнего Новгорода. Если у него в этом случае воистину, как говорится, любовь до гроба, то пусть планомерно это доказывает. И после вердикта Виктории, которая проверит их гены на совместимость, Ольга даст ему разрешение, ну и девушку порадует таким поворотом в её судьбе, ежели, конечно, Михаил не перегорит к тому времени. Но я пока не видел в нем признаки угасания этого безусловно светлого, но и одного из самых непонятных и необъяснимых человеческих чувств. Опять-таки не факт, что Алена воспылает к Мише ответной симпатией, возможно, она уже давно и стабильно с конкретно -розовым уклоном и плевать ей на возможные дивиденды от такого брака. Но все же такие предложения на дороге не валяются, и предложение войти в один из самых сильнейших родов
империи в качестве брачного партнера обычно принимают с радостью.
        Ага! То, чего ждал весь стадион, наконец-то свершилось, объявили последний и главный поединок этого дня. В бою за звание лучшего пилота Российской империи по управлению средним роботом сойдутся Алена из клана Гордеевых и Карина Романова. Я напряженно, как и многие, замер в своем кресле, переживая за Алену. Михаил так вообще молитвенно сложил руки и что-то беззвучно шептал. Ольга сцепила пальцы в замок, положив их на колени, и только слишком прямая спина с неподвижно устремленным на арену взором выдавала в моей супруге внутреннее волнение, чего внешне княгиня Гордеева больше никак не демонстрировала. Сирена! И понеслась пляска стальных машин.
        Обе девушки неторопливо сходились к центру арены, и я приготовился наблюдать обычную неторопливую поначалу тактику, но Алена нагло порвала стандартный сценарий и продемонстрировав свой собственный.

* * *

        Если поначалу к ней относились весьма снисходительно, то после победы на Никой Кайсаровой появилось уважение, противники стали более осторожными, понимая, что она может их наказать за пренебрежение. И Карина не исключение — опытнейший пилот, чемпион, ждать от неё расслабленности в таком важном поединке бесполезно. "Мне нужно её удивить,", — думала Алена, пока "Воин" неспешно приближался к главному месту событий. Лида и Наташа помогли ей разработать стратегию на этот поединок, правда она ей не нравилась, но придумать что-то лучшее у них троих не получилось. Но вот сейчас у нее возник план, который точно поломает стандартный ход боя и, не исключено, принесет ей победу. Алена уверенно послала своего "Воина" вперед, стараясь развить максимально возможную скорость. Если бы сейчас журналисты сделали её фото, то очень сильно удивились бы. От милой и скромной девушки не осталось и следа, в кабине пилота сидела целеустремленная суровая воительница, и кровожадная улыбка на её губах наверняка заставила бы вздрогнуть даже самого хладнокровного противника.

* * *

        Обычно пилоты, сближаясь в районе центральной площадки, начинали двигаться по краю "поляны", стреляя и стараясь подловить соперника на полностью открытом участке. Алена же, вместо того чтобы, как это принято, ходить кругами за соперницей, резко пошла прямо вперед, быстро сближаясь с остановившейся "Коброй". Романова явно на пару секунд растерялась, пытаясь понять, что задумала Алена и как ей быть дальше. В итоге "Кобра" так же резко пошла навстречу, явно приготовившись сделать залп из ракет, и когда между роботами остался отрезок метров тридцать длиной, абсолютно свободный от столбов, Карина открыла огонь сразу из обеих пушек и лазера, выпустив одновременно все свои ракеты. Промазать с такой дистанции было невозможно, и конечно, весь стадион успел заметить, как после залпа ракетами и пропавшего защитного поля, "Воин" стал терять куски отлетавшей брони. Оба робота, не останавливаясь, продолжали сближаться, при этом "Кобра" не прекращала посылать выстрел за выстрелом, а вот "Воин" молчал. И когда стало казаться, что будет очередное столкновение, "Воин" совершил красивый пируэт, подобно балерине,
вращающейся вокруг своей оси на одной ноге. Я уже видел до этого, как опытные пилоты заставляют свою машину "танцевать" таким образом, сам пытался повторить на том же "Воине" в виртуале, но раз за разом заваливал машину на землю. Слишком много нужно сделать очень филигранных действий: тут педаль поднажать, вовремя отпустить, здесь джойстиком поработать и не забыть про балансировку руками. Такие красивые понты требуют действительно высокого мастерства и абсолютной концентрации, поэтому Алена и не стреляла, полностью сосредоточившись на маневре. И так могут сделать только антропоморфные роботы, такие как "Воин" и "Рыцарь", все остальные просто упадут. А в бою от такого финта точно не будет толка, как мне казалось. Вот и сейчас Алена, шагнув влево, уступая "Кобре" дорогу и, перенеся вес на левую ногу, сделала резкий поворот вокруг своей оси. При этом в её правой руке раскрылась огромная секира, которой она с помощью своего пируэта придала просто гигантское ускорение. И слегка наклонив корпус, "Воин" со всей дури ударил пробегающую мимо "Кобру" в коленное сочленение на правой ноге. Если бы "Кобра" стояла,
то, конечно, эффект не был бы таким зрелищным, а получилось так, что вес робота как раз был перенесен на правую ногу, а левая поднялась для следующего шага. Естественно, после такого удара столь же массивного робота — не знаю, как вообще секира не разломалась — даже такая тяжелая машина, как "Кобра" не могла сохранить равновесие. "Кобра" рухнула как подкошенная, проехав на спине несколько метров, а вот "Воин", воздев свое средневековое оружие к небу, медленно поворачивался фронтом к каждой трибуне, красуясь перед зрителями.
        Я говорил, что было очень громко после победы Алены над Никой Кайсаровой? Забудьте! Тогда было чуть -чуть шумно. А вот сейчас я даже оглох от того рева, который испустил трехсоттысячный Колизей. Я тоже орал, вопил, совершенно не сдерживая эмоций, общая истерия от этого гигантского стадиона захлестнула меня с головой. Кажется, помимо своих родных я в запале успел потискать и Еву, чему она совершенно не сопротивлялась.
        Стадион остывал долго, наверное, минут пятнадцать, если не дольше, на огромных таблоидах раз за разом продолжали прокручивать момент удара, подогревая народ еще больше. "Воин", простояв в центре некоторое время, двинулся к выходу с арены, провожаемый неумолкаемым ревом трибун. Там Алена выйдет из своего робота, и её вместе с остальными пилотами, занявшими призовые места, подвезут обратно к центральному кругу, где состоится вручение медалей.
        — Дорогая, — обняв Ольгу за талию, задал я вопрос, — как будем тратить два миллиарда рублей?.
        Ольга фыркнула и ехидненько ответила:.
        — Если бы некоторые личности побольше вникали в дела клана, а не обучению на пилота робота, то не задавали бы таких вопросов.
        — Ну что за наглая ложь и клевета?, — возмутился я. — Я, между прочим, на два фронта учусь и достаточно успешно.
        — Ага, — хмыкнула моя вредная жена, — Только смысла в одном из фронтов я не вижу. Или думаешь, я тебя на войну отпущу?.
        — Ну вот, что ты опять начинаешь?, — буркнул я недовольно. — Сто раз уже обсуждали.
        Ольга не ответила, только проворчала что-то про не наигравшихся мальчиков и уставилась на центр арены, куда как раз подъехала машина, с огромной платформой вместо кузова. На ней двойной лесенкой был установлен подиум для победителей. Три, два, один, два, три — вот такая конструкция была на этой площадке. Куча мониторов вокруг сразу стали показывать девушек, которые занимали места согласно своим победам или поражениям. Ведь второе место в таком турнире — это по сути и есть поражение в шаге от первого. Вообще награждение обычно проводит или действующая императрица Мария, или Юлиана, мать Евы, но сегодня их не было, обе задержались во Владивостоке на встрече с императрицей Японии. Так что из правящей династии отдувалась Ева.
        Короткая речь, поздравления, медаль на шею, овации стадиона. И так пять раз подряд. На шестой, перед поздравлением Алены, которая делила площадку чемпионов с Никитиной, занявшей первое место в легкой категории, Ева сделала небольшую паузу.
        — Да, сегодня многие удивились, — разнесся голос Евы по стадиону, а таблоиды показывали крупный план стоящих Алены и Евы.
        — С самого первого турнира не было такого, чтобы впервые участвующий в нем пилот взял главный приз, — продолжила принцесса. — С невероятной победой тебя и удачи в следующем году.
        Радостно улыбающееся лицо Алены с золотой медалью на шее уже вечером появилось во всех новостях. Также много говорили о новом рекорде, который установили пилоты клана Гордеевых, заняв два из трех возможных призовых мест.
        После награждения мы рванули в ангар к нашим чемпионкам, где не обошлось без шампанского и кучи радостных криков. Миша как прилип к Алене, так и не отходил от неё ни на секунду. Я тоже воспользовался ситуацией и во время поздравления потискал эту малышку, к вящему неудовольствию моего, как оказалось, очень ревнивого друга и под аккомпанемент веселого фырканья Ольги.
        Уже в самолете на пути домой в Нижний, переваривая полученные за день невероятные эмоции, я подумал: "А почему бы, собственно, и нет? " Может, мою шутку про выступление на турнире в следующем году взять и превратить в реальность. На среднем выступить мне будет нельзя, слишком тяжелые для управления обычным человеком эти машины, и если я выйду на таком, это будет слишком подозрительно. А вот на легком роботе обычный человек может обучиться сражаться и хоть будет в поединке с одаренным смотреться блекло, но вопросов окажется гораздо меньше. Нужно обговорить эту идею с Ольгой, возможно, такое мое появление перед всеми собьет как-то поток слишком любопытных по отношению к моей персоне. Вот он я, смотрите, любуйтесь, весь как на ладони. А может и наоборот — по новой подогреет интерес, хрен его знает. Но идея меня увлекала. В общем, нужно обмозговать и переговорить с Олей, подсчитав все плюсы и минусы этой авантюры. Я посмотрел на сладко посапывающую и привалившуюся к моему плечу жену. И устроившись в кресле поудобнее, решил последовать её примеру — часик покемарить у меня точно есть.

        Глава 3.
        Социальный аспект

        После турнира мы с Ольгой включились в обычный режим и теперь занимались кто работой, кто учебой. Я все так же не вылезал из симулятора, а вечером сидел за компьютером, вникая в проблемы и политику клана. Последнее давалось мне со скрипом, все эти тонкости взаимоотношений, внутри клана и между кланами, не хотели мне поддаваться, заставляя чувствовать себя идиотом. С одними — все хорошо и дружба до гроба. Почему? А потому что у них с Гордеевыми есть пара совместных предприятий. Хорошо, понял. Со вторыми — вежливо улыбаться, мысленно посылая на три буквы. По какой причине посылаем и почему мысленно? А потому что они козлы и постоянно пытаются залезть в нашу кормушку. А зачем тогда улыбаться, да ещё и вежливо? Так эти гады, оказывается, дружат с теми же, с кем и у нас дружба до гроба. Фуф.
        Носиться в МПД и стрелять по целям на полигоне или учиться управлять роботом намного проще. Ольга не зря на меня ругается, что я ей мало помогаю в работе — почти все свое основное время я трачу на тренировки с источником и обучение на симуляторе. И только маленькие крохи из оставшегося я трачу на изучение клана и его дел. Все-таки память у меня оказалось не резиновая, да и запомнить — это одно, а вот понять прочитанное — совсем другое. Да и Ольга бурчит на меня, так сказать, для профилактики, а на самом деле моя супруга прекрасно справляется сама. Но мне все равно каждый раз становится немного стыдно, что требовал работы, а по сути нашел себе игрушку и развлекаюсь как ребенок.
        Как-то одним вечером, через неделю после турнира, мы с Ольгой освободились раньше, чем обычно, и смогли провести больше времени вместе с дочкой. Покатав Софию на спине, изображая из себя лошадку, и построив из магнитного конструктора что-то похожее на крепость, с чувством выполненного долга уселся на диван напротив телевизора, что также находился в этой чисто игровой комнате. Бразды по развлечению ребенка уверенно взяла в свои руки Ольга. Она уселась прямо на пол и теперь вместе с Софией рассаживала кукол за небольшой столик, чтобы срочно их покормить, так как по версии дочери они уже давно проголодались.
        Я же негромко включил новостной канал, дабы узнать, что вообще в мире интересного творится, а то с этим обучением совсем оторвался от реальности. Ольга вкратце меня, конечно, просвещает, но весьма дозированно, и вся подборка новостей от неё касается в основном клановых событий. "Эх, что может быть лучше того, чтобы поваляться на удобном диване перед телеком, время от времени нежно посматривая на своих играющих девчонок. Одним словом, идиллия.", — расслаблено подумал я.
        Мне повезло — я практически сразу наткнулся на местные и, самое главное, горячие новости. Камера с летящего вертолета показывала большой внедорожник, который, игнорируя сигналы светофоров, на большой скорости несся по улицам Нижнего, явно стараясь уйти от преследования полиции. Я сначала подумал, что попал на фильм, и даже голос за кадром, рассказывающий о преследовании группы грабительниц, не настроил меня на серьезный лад. И только надпись "прямой эфир", а также лицо знакомой по новостным выпускам журналистки заставили меня поверить, что это все происходит в реальном времени. Те, кто сидел во внедорожнике, похожем, кстати, на "Mercedes Gelandwagen" из моего прежнего мира, явно прослушивали частоту полиции, так как стоило сотрудницам правопорядка перекрыть дорогу на пути следования нарушительниц, как те сворачивали на другую улицу и успешно обходили очередную преграду. А может, разбойницы двадцать первого века ориентировались на новостную картинку, транслируемую в прямом режиме, Вот как раз тот случай, когда журналисты, используя для видео репортажа, скорее всего, телекамеру, установленную на
летающем беспилотнике, реально затрудняют преследование.
        — Забавно, — воскликнул я вслух, — мне почему-то казалось, что в женском мире таких вещей быть не должно.
        — Это ещё почему?, — фыркнув отозвалась моя жена и спросила. - В твоем мире женщины разве не совершали преступлений?.
        — Совершали. — Я, кивнув головой и продолжая внимательно следить за событиями на экране телевизора, пояснил: — Но среди преступников почти все были мужчины, женщины составляли очень небольшой процент.
        — Ну а здесь большинство жителей планеты — женщины, которые заняли все сферы деятельности, — начала пояснять Ольга. — А так как мужчины этого мира полностью довольны сложившимся положением вещей, их ничего не беспокоит и абсолютно все устраивает, то нишу бунтарей и неудовлетворенных собственным положением в обществе людей заняли женщины. Поэтому все преступления: грабежи, убийства, насилия над людьми совершают они же.
        — Мне казалось, что девушки гораздо мягче, нежнее и в принципе не должны стремиться к насилию, за редким исключением совсем уж ненормальных, — произнес я.
        — Если бы ты, — хмыкнула моя жена, — вместо своих игрушек — не считая единственного действительно важного дела, то есть познания источника — побольше изучал мир, в котором оказался, то не задавал бы таких вопросов.
        — Эй, я изучаю, — воскликнул я, — но мне не охватить сразу все сферы вашей культуры.
        — Ага, — фыркнула Оля, раскладывая с дочкой "поужинавших" кукол по кроватям.
        "Правильно, отведали пластмассовой еды, а теперь спать,", — хмыкнул я про себя.
        — Этот вирус инопланетного происхождения полностью изменил всех людей на нашей планете. Он по своему отформатировал нам мозги, тело, изменил структуру ДНК, ты сам видишь отличия. И мы до сих пор не знаем, как он работает. По твоим же словам, женщины здесь яростнее, смелее, сильнее, более целеустремленные, а мужчины, увы, выродились и в количестве, и в качестве. Их мозг и характер — полная противоположность женскому, — выдала мне Ольга длинную тираду.
        — Я в курсе про вирус и ДНК, — вставил я свои пять копеек.
        — Так почему ты думаешь, что здесь должен быть рай?, — спросила Ольга. И не дав мне ответить, продолжила: — Твой мозг, долгое время осознававший, что только мужчина может стрелять, убивать, сражаться, зарабатывать и кормить семью, никак не может принять, что то же самое может делать женщина? Когда ты уже поймешь, что от женщин твоего мира у нас осталась большей частью оболочка и функция продолжения рода. Как ты там меня иногда обзываешь?, — задумалась моя супруга. И хмыкнув напомнила: — Мужик в юбке?.
        — Это я так шутил. И всего один раз, — вскинул я в защитном жесте руки. — Согласен, шутка глупая, но я за неё уже извинялся. И настоящей, в моем понимании, нежности в тебе более чем достаточно.
        -Да, да, я помню, — усмехнулась Ольга. И произнесла: — Будет правильнее считать, что в нас осталось все от настоящей женщины, но к этому добавилась сила и решительность мужчин твоего мира.
        Тут наш диалог прервал излишне эмоциональный возглас от журналистки, ведущей репортаж. А там события развивались как в каком-нибудь боевике. Автомобиль с преступницами выскочил на набережную Волги и на всех парах понесся к причалам. "Вот как они собрались эвакуироваться", — подумал я. И тут метрах в трёхстах перед внедорожником практически одновременно приземлилась два тяжелых МПД.
        "Вероятно, из вертолета десантировались с помощью специальных модулей," -мелькнула у меня мысль при взгляде на столб огня за спиной этих штурмовиков. "И это не полиция, у тех даже средних МПД нет, это клановые воительницы,", — снова подумал я. Двойка пехотинцев одновременно открыла огонь из плазменных пушек, и я уже ждал, что машина вспыхнет, как свечка, и взорвется согласно законам жанра, но вокруг него замерцало защитное поле, прикрыв от первых выстрелов. "Ты смотри, как хорошо подготовились", — продолжило комментировать увиденное мое подсознание. МПД тут же добавили к выстрелам из пушек залп из ракет, выпущенных с небольшим интервалом. Ракеты поочередно стали взрываться, остановленные защитным полем амулета. И когда я уже начал думать, что несущийся внедорожник столкнется с штурмовиками, последние ракеты прошили-таки защитное поле. Машину от взрыва подкинуло, после чего, перевернувшись в воздухе, она рухнула на асфальт, сминая крышу. Воительницы, не удовлетворенные полученным результатом, продолжили долбить плазмой по загоревшейся машине. Вдруг из полуоторванной двери автомобиля, обращённой как
раз в сторону ведущих огонь МПД, выползла женщина и, подняв руки над головой, в универсальном жесте "сдаюсь, не стреляйте", попыталась отойти от машины."Похоже, одаренная, да еще и с амулетом была, раз смогла выжить", — пришла ко мне мысль. Но поднятые руки не спасли девушку. Я с удивлением смотрел, как штурмовики безжалостно расстреляли уже сдавшуюся преступницу. От начала появления тяжелых МПД и до расстрела на месте последней выжившей из группы бандиток прошло минуты две. А едва воительницы перестали стрелять, как к месту событий тут же подкатили машины полиции, пожарная и даже скорая. Видно, стояли где-то недалеко, ожидая, пока штурмовики прекратят огонь. А репортер тем временем радостно вещала как минимум на все княжество:.
        — Как вы можете видеть, уважаемые телезрители, только что на ваших глазах восторжествовала справедливость и, в лице личной гвардии княгини Ольги, покарала этих жестоких убийц.
        Репортерша что-то там ещё говорила, но я уже отключился от сюжета, с удивлением вопрошая жену:.
        — Милая, я что-то не понял, — вкрадчиво начал я формулировать свой вопрос, — а почему это твои девочки так жестоко сработали? Зачем добивали последнюю и несопротивляющуюся выжившую?, — И, выдохнув, добавил: — Вроде суд в Нижнем Новгороде ещё не отменили.
        — Суд уже был, и их приговорили к смерти, — равнодушно пожала плечами моя супруга.
        — И когда это успели сделать, они же только-только кого-то грабанули?, — удивленно спросил я.
        — А пока ты Софию на спине катал, тогда я и отдала приказ на ликвидацию, — выдала мне офигительную новость моя жена.
        Я завис на пару секунд, а потом ошарашено изрёк:.
        — Солнце,можно с самого начала, а то мне начинает казаться, что я четыре года проспал, раз не в курсе таких занимательных подробностей еще одной стороны жизни моей очаровательной жёнушки.
        — Ну ещё бы ты был в курсе, — с явным сарказмом ответила моя половинка. — Ты же у меня такой занятой, сначала МПД изучал, теперь на пилота робота обучаешься, где же тебе, бедненькому, найти время, чтобы почитать про права и обязанности собственной жены, которая, если ты припоминаешь, является правительницей собственного удельного княжества.
        Последние свои слова Ольга проговорила явно повышенным тоном, превращая их в обвинительную речь прокурора.
        — Никогда не знаешь, что может в жизни пригодиться, — попытался я погасить назревающий скандал. И добавил: — Возможно, это когда-нибудь спасет мне жизнь.
        — Если кое-кто не будет искать приключений себе на задницу, то это не пригодится, — жестко отрезала Ольга.
        "Фуф, — выдохнул я мысленно и, усмехнувшись про себя, подумал, — про мое участие в турнире точно сейчас не стоит говорить, сожрет вместе с роботом".
        — Мама, не лугайться на папу, — вдруг выступила в мою защиту трехлетняя дочь.
        Я еще даже не начинала, солнышко, — ласково улыбнулась Оля. — Мама просто напомнила папе, что есть вещи поважнее игрушек.
        — Папа, а какие у тебя игхлушки? Дашь мне поигхлать?, — тут же зацепилась за ключевое слово София.
        — Конечно, — улыбнулся я, — только подрасти сначала.
        — Ну вот, малышка, куклы спят, и кое-кому тоже пора ложится спать, — нежно проворковала Ольга.
        Сегодня София не спорила, поэтому, обняв поочередно нас с Ольгой и пожелав спокойной ночи, выбежала за дверь, где её тут же подхватила на руки Яна. Моя жена, закрыв за дочкой дверь, вернулась ко мне и хотела сесть на диван рядом со мной, но я её перехватил и усадил к себе на колени. И, не теряя лишних секунд, принялся жарко целовать свою супругу, в то время как правая рука уже забралась под блузку и вовсю тискала волшебную грудь. Спустя короткое время Ольга, оторвавшись от поцелуя и с хитрым прищуром посмотрев на меня, иронично сказала:.
        — Не подлизывайся, двоечник, до сих пор основополагающих моментов не знаешь.
        — Солнце, ну ты же видишь я стараюсь, — попытался оправдаться я.
        — Я повторюсь, но единственно важное в твоем старании — это изучение источника, — наставительным тоном проговорила моя жена. — А ты распыляешь свои силы на вещи, которые навряд ли тебе пригодятся.
        — Ну я же рассказывал тебе про книгу, прочитанную в детстве, — в десятый уже раз начал я свою, объясняющую мою неуспеваемость речь. — Эти роботы, как ожившая мечта, и желание научиться управлять этими машинами сильнее доводов разума.
        — Мечтатель, — потеребила Ольга мои короткие волосы, потом вздохнула и начала просвещение жуткого двоечника в моем лице.
        — Одна из моих должностей — это верховный судья, и помимо рассматриваемых мной апелляций от людей, не согласных с приговором городского суда, я выношу решения по особенным делам, таким, как сегодня.
        Ольга замолчала, а я тут же воспользовался паузой и нетерпеливо спросил:.
        — Я это понял, но мне не ясно, почему их убили на месте. Где открытый процесс с доказательством их преступления и приговором суда к смертной казни?.
        — А зачем такие сложности?, — спокойно ответила моя княгиня. И добавила: — Если бы у них была просто кража, тогда да, — такие жестокие меры выглядели бы чрезмерными. Но трое из этих четверых бандиток при ограблении ювелирного магазина убили трёх человек. Так что все справедливо, смерть за смерть.
        — Так стреляли только трое, получается, — зацепился я за нестыковку. И горячо продолжил:.
        — А если четвертая девушка там вообще случайный персонаж? Вдруг её заставили как-то принять участие в этом нападении, шантажом, например, или она вообще в первый раз пошла на такое преступление, её тогда за что?.
        — Несмотря на то, что совершившие разбой девушки были в масках, а машину угнали за двадцать минут до нападения, место, где они были без масок, удалось вычислить через десять минут после их налета, — спокойно, и не обращая внимания на мою излишнюю горячность, ответила жена, продолжив, — Ирина сразу же скинула мне на них файлы.
        Здесь Ольга прервалась и, усмехнувшись, с явной подковыркой спросила: — Кто такая Ирина, я надеюсь, ты помнишь?.
        — Ирина Гордеева, глава полиции города, родная сестра Надежды, министра образования, — скороговоркой выдал я ответ на провокационный вопрос. И добавил: — Я всех в роду знаю и со многими знаком, сама же знаешь.
        — Министр — это, конечно, сильно сказано, — улыбнулась Ольга. И продолжила: — Эти четверо уже давно прописались в базе полиции, и каждая из них уже побывала в исправительном учреждении, а две были там не один раз. Так что все они пошли на это дело добровольно.
        Ольга замолчала, я тоже молча переваривал очередные неожиданно свалившиеся на меня сведения. Потом все-таки спросил:.
        — По сути, ты, таким образом, можешь приговорить абсолютно любого человека, даже если он будет невиновен или если Ирина вдруг решит подтасовать файлы?.
        — Могу, — кивнула Ольга головой. И прохладным тоном сказала: — Но файлы подтасовывать Ирина не будет, их потом мне Марина проверяет, и глава полиции об этом прекрасно знает.
        — Ну хорошо, — согласился я с доводом, расспрашивая дальше, — допустим, ты богиня справедливости и никогда не будешь просто так терроризировать своих людей, а как быть с теми, кто упивается властью и ради удовлетворения собственной кровожадности приговаривают людей к смерти каждый день?.
        — На этот случай в каждом удельном городе есть наблюдатель от СИБа, которая принимает и фиксирует жалобы от простых людей, и если их количество, а также серьезность нарушений превысит все разумные пределы, то в гости к такой княгине приедет комиссия под руководством одной из принцесс.
        — И что будет?.
        — Почти сорок лет назад в одном небольшом клане, у которого земли правящего рода находились в небольшом уральском городке, глава клана перешла такие границы. Как итог, высочайшим указом императрицы глава рода была осуждена и приговорена к смертной казни, сам клан был расформирован, а правящему роду дали сорок восемь часов на то, чтобы покинуть земли империи, и навсегда запрещено возвращаться.
        — И что с ними потом стало?, — поинтересовался я.
        — Не знаю, — пожала плечами моя супруга. — Путь всех изгнанных из любого государства в основном лежит в Африку, — местные царевны с радостью примут любое подкрепление, а сильному роду обязательно выделят клочок земли. Скорее всего отправились в Эфиопию, это все-таки единственное там христианское государство и постоянно на ножах с окружающими их мусульманскими территориями.
        — О господи, — выдохнул я, — и здесь религиозные войны!.
        — Ну а куда же без них, — усмехнулась Ольга.
        — Слушай, — пришла мне в голову мысль, — а почему собственная семья не остановила беззаконие, они что — не понимали, к чему все может прийти?.
        — Там во главе рода встала Валькирия, которая смогла устранить сильных недовольных, а те, кто остались, просто её боялись, но и тогда они могли решить вопрос по-другому. Если бы кто-нибудь из рода, понимая, что не в состоянии остановить свою зарвавшуюся главу, обратились в СИБ сами, то все ограничилось бы открытым судом над такой кровожадной правительницей. Это, конечно, сильно ударило бы по репутации правящего рода и клана в целом, но их бы никто не изгонял, и клан, возможно, остался бы цел. Но они промолчали, а значит, их все устраивало, за что и получили по полной программе.
        — А эта Валькирия что — так безропотно приняла приговор и даже не сопротивлялась?.
        — Когда к тебе приходят сразу пять Валькирий и все разных стихий, хрен ты что сделаешь, — усмехнулась жена. — Две были от Романовых, а трех выделили великие кланы, ознакомленные со всеми материалами дела.
        — Но девушку из СИБа можно, наверное, купить, чтобы она прикрывала глаза на различные правонарушения?, — задал я очередной каверзный вопрос.
        — Все официальные представители СИБа входят в клан Романовых и меняются раз в год. Договориться нереально, да и просто опасно, — обрубила мне Ольга лазейку в системе.
        — Ты пойми, — после паузы продолжила объяснять она, — все удельные правительницы, неважно какого у них размера земли, находятся под постоянным присмотром. И пусть у нас есть огромные права, — такие как право на полицию, суд, собственную армию, — ни одна из нас не может творить в открытую абсолютный беспредел, только уж если очень осторожно. Но даже это может привлечь ненужное внимание, и представитель СИБа вежливо уведомит очередную княгиню, что к ней едет проверка, ждите такого-то числа.
        — Туго закрученные гайки обычно срывает, — выдал я умную мысль.
        — Ну-у такое, конечно, тоже может случиться, но особого напряжения в кланах не наблюдается, все давно привыкли к такой системе.
        — А ты сама как к этому относишься, к тому что в любой момент можешь попасть под подозрение?.
        — Меня это не коробит, а сфабрикованное дело сильному клану не пришьешь. Другие кланы, если не будут уверены на сто процентов в преступлении обвиняемого, единогласно встанут на его защиту, и императрица ничего не сможет сделать, иначе гайки действительно может сорвать.
        Мы немного помолчали, и Ольга твердо сказала:.
        — Моя власть дана мне не для упоения собственным величием, а для умножения и процветания сил рода. Люди на моей земле — это мои люди, я несу за них ответственность и обязана думать об их благополучии. Так говорила моя мать, и так будет говорить София, — припечатала словами княгиня Гордеева.
        — То, что ты сегодня видел, это редкость, — после небольшой паузы и уже спокойно начала объяснять Ольга. — Нижний — весьма благополучный город. У меня один из самых низких показателей безработицы в империи, а криминал сидит тихо, как мышка в норке, и сильно не высовывается. И такие с убийствами преступления случаются, в основном, в их среде, когда что-то поделить не могут. А отмороженные на всю голову бабы появляются нечасто.
        Ольга замолчала, а потом, наклонившись и укусив меня за ухо, жарко прошептала:.
        — Что-то много для одного вечера серьезных вопросов, давай-ка разбавим чем-нибудь расслабляющим.
        — Очень мудрая мысль, Ваша Светлость, — улыбнулся я в ответ.
        И, подхватив свою княгиню на руки, пошел на выход из детской игровой комнаты в сторону наших апартаментов. Разбавить серьезность вопросов важным, но более приятным делом, очень стоящая идея.

* * *

        На эту неделю явно сошлись все звезды, отвечающие за злободневность поднимаемых вопросов. Буквально через два дня после вводной лекции на тему обязанностей моей жены я снова затронул очередной интересный предмет.
        Уже вечером, перед самым сном, мне неожиданно залетело в голову воспоминание из моего мира. А вспомнил я старый польский фильм, который когда-то посмотрел совершенно случайно, бездумно щелкая телеканалы в поисках чего-нибудь интересного. И вот что-то завис я на нём. Там двух мужиков то ли усыпили, то ли заморозили, но факт в том, что очнулись они, спустя много лет, в женской колонии и под поверхностью земли. И вот меня сейчас зацепило, что по сюжету жившим там девушкам не нужны были мужчины, чтобы продолжить род. У них и так рождались дети, правда, только девочки. Я решил прояснить этот вопрос.
        — В моем мире бытовало мнение, что для зачатия женщине не требуется мужчина, она вполне может забеременеть и без него, только рождаться будут одни девочки. У вас как с этим вопросом?, — попытал я Ольгу.
        — Есть такой момент, -кивнула Ольга, — Многие однополые семьи для зачатия используют яйцеклетки друг друга. И у них рождаются девочки.
        — О-о, — протянул я. Задумался и задал очередной всплывший вопрос: — Слушай, а ты мне как-то говорила, что у одаренной женщины всегда рождается одаренная.
        — Да, все верно.
        — А если взять двух одаренных женщин, например, Валькирий, какой силы будет ребенок?.
        — Никакой.
        — Но почему?, — удивленно спросил я.
        Ольга вздохнула и повозилась, устраиваясь в нашей кровати, где мы вдвоем и лежали.
        — Я не генетик, и возможно, то, что я скажу, будет звучать немного неправильно. Но суть вот в чём. Ген источника встроен в структуру ДНК любого человека. Расшифровать его до сих пор не смогли. Единственное, что выявили, — у одаренных женщин этот ген один, у тех, кто со спящим источником, другой, а у мужчин вообще не похожий на первые два. Более того, у разных одаренных, в зависимости от ранга, он тоже отличается. Разницу генома в зависимости от стихий пока не нашли, но мне кажется, она тоже есть, повторюсь — его еще не расшифровали. Лет восемьдесят назад, когда научились делать экстракорпоральное оплодотворение, в просторечии ЭКО, начали проводить исследования по твоему вопросу, которые не прекращаются до сих пор.
        Ольга ненадолго прервалась и продолжила:.
        — Девочки рождаются всегда и без особых проблем. Но если использовать только женские яйцеклетки, то всегда будут рождаться простые, неодаренные дети. А используя мужские гены, одаренная женщина родит одаренного ребенка, и если беременная женщина была из простых, то её ребенок тоже может стать одаренным.
        — А сделать так, чтобы рождались одни мальчики, нельзя?, — спросил я.
        — В теории можно, но даже если выделять из семенного материала только Y-хромосомы, то большой частью продолжают рождаться девочки. У некоторых животных пол зависит от температуры среды, при которой развивалась особь, а у нас пол ребенка определяет источник. И, к сожалению, закономерность, по какой именно системе это делает наш инопланетный и полуразумный гость, до сих пор не выявлена. Кстати, ограничение максимума на троих детей связанно именно с этим. Основная версия — чтобы женский организм не перегружался.
        — Тогда я не понял. Ты говорила, что у меня абсолютно чистая ДНК, а как тогда София родилась с таким сильным источником?.
        — Во-от, — протянула Ольга. — Ты даже не представляешь, как мучается Виктория. Головой об стенку бьется, а толку нет. А последний год вообще истерит, как не знаю кто.
        — А что случилось?, — спросил я.
        — Твое ДНК изменилось, теперь там тоже есть ген источника, — ответила жена. И усмехнувшись, добавила: — И Виктории очень не терпится посмотреть, каким будет наш следующий ребенок.
        — Как будто ей больше не на кого смотреть, — недовольно буркнул я. — Чемоданчик с моими генами регулярно к ней приезжает.
        — Ну так Валькирии детородного возраста у неё под рукой больше нет, — улыбнулась Ольга. И добавила: — Ярослава уже не может, а Альфы и Беты ей не настолько интересны.
        — Слушай, а когда СБ клана искала меня, сверяя ДНК с известными вам родами, они что, не заметили, что мое ДНК отличается?, — вспомнил я один момент.
        — Нет, — улыбнуласьОльга. — Сотрудница СБ просто закинула твой материал в аппарат и нажала кнопку поиска на соответствие. Какое у тебя ДНК, чем оно отличается — никто и не понял, иначе Марине бы сразу доложили. Марина давно все изъяла, а компьютер почистила, чтобы потом нигде не всплыло.
        — А сколько там, говоришь, бегает моих детей от Альф?, — попытался подловить я свою жену.
        На мой вопрос Ольга стремительно поменяла позицию и села мне на низ живота, слегка наклонившись вперед, отчего в поле моего зрения появился никогда не надоедающий образ её потрясающей груди. Моя жена тяжело вздохнула, отчего её волшебное устройство по привлечению мужского внимания красиво колыхнулось и едва не сбило с пути пару дельных мыслей, которые все же зацепились в мозгу, чудом не затоптанные нахлынувшим желанием.
        — Твой отцовский инстинкт меня поражает, -о ткровенно заявила моя половина. — У нас здесь мальчики, обязанные ежемесячно сдавать в банки спермы свою семенную жидкость, относятся к этому абсолютно спокойно и не страдают от того, что где-то гуляют их дети. Даже тех, которые выросли у них на глазах от их многочисленных жен, большинство мужчин воспринимают как неизбежное зло, которое мешает им развлекаться. И все воспитание детей в основном ложится на женщин. Ты же с удовольствием нянчишься с Софией, постоянно требуешь у Агнии привезти сюда Андрея, да ещё и хочешь, чтобы он пожил с нами хотя бы пару недель.
        — Потому что я считаю это нормальным, интересоваться и участвовать в жизни своих детей, — веско и почти по слогам выдал я.
        — Это было бы почти нормально, если бы ты был обычным мужчиной из этого мира, — устало проговорила Ольга. — Но ты не обычный, и если я начну знакомить тебя со всеми твоими детьми, пойдут вопросы, на которые будет получен единственно верный ответ. Отец всех этих детей — это ты, а посему малышей вполне могут взять и похитить, чтобы разобраться в их генах. Ведь если в роду от одного мужчины так много детей, значит, у него очень хорошие гены, и многие захотят получить образец ДНК хотя бы от твоего ребенка.
        Ольга снова вздохнула и жалостливо сказала: — Сто раз уже эту тему поднимали, но ты по-прежнему меня мучаешь. Что ты хочешь от меня при таких обстоятельствах, устроить детский сад из нашего дома?, — воскликнула она в конце, чуть не плача.
        — Мне парней жалко, вырастят из них не пойми кого, — буркнул я.
        Ольга закатила глаза, молчаливо то ли ругаясь на меня, то ли взывая к богу, и устало проговорила:.
        — Ну я уже сказала тебе, что донесла до всех матерей, у которых родились мальчики, чтобы не смели их баловать. На весь род объявила очередной социальный эксперимент, по воспитанию мальчишек и не только твоих. Что мне еще сделать?, — экспрессивно воскликнула моя жена.
        — Давно пора было провести такой эксперимент, и не только из-за моих сыновей, — нравоучительно сказал я.
        Ольга со стоном завалилась на меня и, уткнувшись в плечо, продолжила мычать что-то невразумительное. В принципе, такая поза мне тоже нравилась и, если бы её красивые волосы не лезли мне в рот, то было бы совсем хорошо.
        — Ну что там мычишь, этот вопрос я точно еще не задавал, — отфыркиваясь, спросил я. И добавил: — Если с детства закалять ту же волю и характер, мужчины станут больше походить на мужчин в моем понимании. А вы их балуете, холите и лелеете, вот и вырастает не пойми что.
        Ольга, вернувшись обратно в то же положение, посмотрела на меня взглядом учителя, взирающего на нерадивого ученика, который никак не может вспомнить, сколько же будет дважды два.
        — Каждый род по-своему воспитывает, — махнула моя жена рукой, — Думаешь, нам нравится вытирать сопли всяким нытикам. Нет! Во всяком случае, среди одаренных женщин как раз наоборот. Сильным обычно нравятся сильные, а слабых мы просто вынуждены защищать, иначе те не выживут. Но если мальчик с детства не способен осилить что-то сложное, если любую проблему он встречает с испугом, а провожает слезами, то что нам с такими делать? Убить?, — гневно проговорила Ольга.
        И немного успокоившись, продолжила:.
        — В правящих семьях из мальчиков с рождения стараются вырастить не только самцов, но и хоть что-то похожее на личность. Ты зря думаешь, что их сразу начинают баловать. Наоборот — стараются дать максимум из всевозможных предметов. Но у большинства просто не получается изучить что-то сложное, ну не идет у них, как ни стараются учителя. Такие, как Миша, редкость — чтобы поставили себе цель и планомерно к ней шли. У большинства к половозрелому возрасту появляется только одно желание — затащить в постель очередную девушку, а учитывая соотношение полов, получается это достаточно легко. Даже Миша, несмотря на всю свою светлую голову, имеет всего два серьезных увлечения — роботов и женщин. А у многих на всю жизнь остается только одна страсть к женщинам, и кроме тех же компьютерных игр для разнообразия им больше ничего не надо. И интерес у большинства из них, в основном, ко всяким предметам для души: музыка, стихи, рисование и так далее. Мужчинам в нашем мире совсем не надо напрягаться, за них это сделают их жёны. И они не напрягаются, потому что не хотят.
        После небольшой паузы Ольга продолжила мне выговаривать, видно, давно на душе накипевшее:.
        — Вот ты, например, захотел изучать боевые единоборства и добился хороших результатов. А я вот как-то попыталась приобщить младшего брата к спорту. И когда ему было одиннадцать лет, потащила его в спорт зал. Через двадцать минут он заныл, что устал, что ему не интересно… Я не стала его насиловать и отпустила, а на следующий день снова позвала его с собой, и несмотря на то, что ему очень нравилось смотреть на спарринги, он так и не смог заставить себя вступить на этот путь. Большинство мужчин нашего мира только в компьютерных играх очень крутые, смелые и все могут. А в жизни они не способны ставить себе цель и добиваться результатов, хотя им создают все условия для этого.
        Ольга помолчала, а потом спросила:.
        — Вот у тебя сейчас есть цель?.
        — Ну-у, я хочу стать сильным, — немного замявшись, ответил я.
        -Хорошо, — улыбнулась Ольга. — Путь по изучению источника у большинства одаренных длится всю жизнь, но они так и остаются на уровне Гамма. Судя по твоим словам и тому, как ты прогрессируешь, через пару лет ты станешь Бетой. И, возможно, когда-нибудь достигнешь моего ранга, но неужели это все, чего ты хочешь?.
        Я задумался. "А какая действительно у меня цель в этом мире, чего я хочу добиться? Сила источника — это хорошо, но куда мне её приложить, на какой путь направить? Раньше, ещё в том мире, главное было — найти работу, встретить хорошую девушку, создать семью и жить, как все. А здесь? Я уже нашел девушку и создал семью. Что дальше?".
        — Я не знаю, можно ли назвать это целью, — неуверенно произнес я. — Скорее желание разобраться, как я здесь оказался.
        — Понять, как ты попал в наш мир, разве не достойная цель?, — спросила моя жена.
        — Да, наверное, но тут даже не знаешь, с чего начать, — развел я руками.
        — Мы уже выкупили земли, где тебя выбросило в этот мир, — усмехнулась Ольга, — и сделали предположение, что, возможно, все дело в алтаре. Но только думаю, что Агния, несмотря на весь свой талант, будет разбираться еще долго. Ведь она знает только о твоем источнике, а куда конкретно направить свои силы в исследовании камня, представляет себе плохо. Так почему ты не хочешь ей помочь?, — весьма жестко спросила она в конце.
        Ольга замолчала, пристально смотря на меня, я тоже помалкивал, переваривая возникшую идею.
        — Ты артефактор, ты видишь суть узоров, плетений, и ты можешь помочь Агнии, если направишь на это свои силы, — достаточно спокойно утвердила она.
        — Из меня артефактор, как балерина из бегемота, — буркнул я.
        — А кто в этом виноват?, — жестко спросила Ольга. И с каждым словом тыкая мне пальцем в грудь, отчеканила: — Агния оставила тебе кучу справочников. Ты когда их открывал?Никогда! Ты завис со своими роботами и больше ничего не видишь и не хочешь.
        — У меня пока слишком слабый ранг, чтобы как-то помогать тебе лично, а на роботе я могу хоть немного прикрыть тебя, — выдал я наконец-то настоящую версию своего увлечения роботами.
        Ласково улыбнувшись, Ольга наклонилась ко мне и жарко поцеловала. Я, естественно, ответил, обняв её, и был готов не только к поцелую, но моя красавица не дала перейти к активной фазе, а упершись руками в мою грудь, вырвалась из объятий и снова вернулась в начальное положение.
        По-прежнему довольно улыбаясь и выводя пальчиком какой-то узор на моей груди, Ольга констатировала:.
        — Наконец-то признался, а то всё — "книжка, ожившая мечта детства".
        — Ну, поначалу так и было, — спокойно ответил я.
        — Ты ведь осознаешь, что я намного сильнее тебя, даже если ты будешь в роботе?, — с нежной улыбкой спросила Ольга.
        — Осознаю, — кивнул я.
        — Так почему думаешь, что если не справлюсь я, то ты справишься точно?.
        — Я понимаю, что здесь это нелогичное желание, — кивнул я головой. — Но в моем мире под это желание логику не подгоняют. Мужчина должен и обязан быть готовым защитить свою семью.
        — Скажи, — после небольшой паузы задумчиво спросила Ольга, — если получится разобраться, как ты попал в этот мир, что ты будешь делать?.
        — Хороший вопрос, — хмыкнул я. — Даже не знаю, так далеко я точно не задумывался.
        — Хочешь вернутся к себе домой?, — напряженным тоном спросила моё солнце.
        — Нет, — отрицательно закачал я головой. — То есть, один я не вернусь, только если с тобой и Софией, и Агнией, и Андреем, и …. — тут я замолчал, ибо список грозил увеличиться на неизвестную величину.
        Ольга снова улыбнулась и задала очередной интересный вопрос:.
        — Как думаешь, мужчинам из твоего мира понравится у нас?.
        — Ха, — выдохнул я, — да они будут в полном восторге! Если переживут первичную активацию вируса.
        — Уровень медицины сейчас гораздо выше, чем четыреста лет назад, — спокойно заметила Ольга, — не думаю, что смертность будет высокой.
        Я кивнул, соглашаясь, а потом вдруг, озаренный очередной мыслью, ошарашенно произнёс:.
        — А ведь еслиразберемся с алтарем, коли все дело действительно в нем, и сможем открыть портал в другой мир, совершенно не факт — что это будет мой мир. Кто сказал, что миров только два, их может быть значительно больше.
        — По-прежнему считаешь, что артефакторика скучное занятие?, — усмехнулась Ольга.
        Я промолчал, здесь ответ не нужен, а себя можно только поругать или головой об стенку побиться.
        — Вот где ты была раньше со своими вопросами?, — все же спросил я свою княгиню.
        — Раньше, когда мы заводили разговор про роботов, размер твоих восхищенных глаз ясно говорил, что ничего другого слушать ты не будешь, — сыронизировала она. — У тебя голова была забита только ими.
        Что тут скажешь, моя радость абсолютно права, поэтому вместо слов я решительно привлек её к себе и, перевернув на спину, приступил к поцелуям и ласкам этой потрясающей женщины, стремясь доставить максимум удовольствия только за то, что она есть в этом мире и она моя.

* * *

        Нет! Вечер на этом не закончился. Слишком много было затронуто проблем и некоторые вопросы остались пока без ответов. Так что проговорили мы еще долго. Потом я вспомнил состоявшийся накануне разговор с Мирославой.
        — Я хочу съездить в Маньчжурию, — сказал я.
        — Куда? -изумилась Ольга. Она даже приподнялась с кровати, на которой расслабленно лежала.
        — В Маньчжурию, на маневры, — терпеливо пояснил я. — Ты же знаешь про них.
        — Я-то, конечно, знаю, — резко ответила Ольга. И недовольно продолжила: — Но ты туда зачем собрался? Мне казалось, мы с тобой договорились, и ты плотно садишься за артефакторику.
        — Солнце, это последний раз на ближайшее будущее, — вскинул я руки в защитном жесте. — Ты не представляешь, какое это скучное занятие, разбираться в узорах и плетениях. Я хочу в составе крупного подразделения побегать, пострелять, короче, отвести душу напоследок. Я про МПД говорю, если вдруг не поняла.
        — Местный полигон тебя чем не устраивает?, — вздохнула моя жена.
        — Так тут только неподвижные мишени и полоса препятствий, — воскликнул я. И воодушевленно продолжил: — А в Маньчжурии можно будет сражаться против роботов и крупных соединений пехоты, в составе роты тяжелых МПД. Я, конечно, хотел бы на роботе, но как сказала Мирослава, пока не готов даже на легких.
        Ольга не ответила, а только хлопнула себя ладонью по лицу и пробурчала что-то непонятное, явно из арсенала женского тайного языка.
        Я, наклонившись к уху своей любимой и рукой нежно лаская её тело, успокаивающим тоном проговорил:.
        — Зая, это последний раз на долгое время, а когда приеду, плотно займусь алтарем, узорами и всеми остальными нужными делами, обещаю.
        — На долгое — это на сколько?, — оторвав ладонь от лица, по-прежнему недовольно спросила Ольга. — Сразу обозначь: сутки, неделя, месяц? И там вообще-то неспокойно — китаянки постоянно границы нарушают.
        — Так основной полигон клана в двухстах километрах от границы, — уверенно ответил я. — Пока они до топают от Хайлуня до Суйхуа, меня твои девочки уже десять раз эвакуируют.
        — Ты еще Муданьцзянь вспомни, — хмыкнула Ольга. — И вообще-то на землях нашего клана таких городов нет, у нас только русские имена. Китайские названия оставили в свое время Орловы, Дашковы и Романовы.
        — Я знаю, — улыбнулся я, — просто карту смотрел и запомнил. А по поводу сроков, — задумчиво проговорил я, — думаю, удовлетворения от моего желания пострелять на полгода точно хватит. Так что скажешь? Согласуешь с Ярославой моё участие?.
        — Если честно, очень не хочу тебя куда-то отпускать, — опять сделав недовольное лицо сказала Ольга. И хмыкнув, добавила: — Но зная тебя, могу предположить, что если не дам тебе самолет, то ты угонишь робота и рванешь на нем через всю Россию.
        — Не-е, — улыбнулся я. — На такой подвиг я точно не готов, но расстроен буду сильно.
        — Ладно, — вздохнула моя супруга. И жестко добавила: — Но это последний раз такого масштаба на ближайшие полгода, а захочется пострелять — местный полигон в твоем распоряжении. Договорились?.
        — Обещаю, — торжественно припечатал я.
        Потом наклонился и скрепил наш договор жарким поцелуем.
        — Кстати, — воскликнул я. И иронично продолжил: — Виктория ждет ребенка, мне тоже обещали кучу детей, а кое-кто почему-то отлынивает от своих обязательств. Где мой обещанный сын?, — грозно вопросил я.
        Ольга рассмеялась и, обхватив меня руками за шею, проговорила:.
        — Почему сын, может, снова дочка родится?.
        — Нет, второй точно будет красавец-сын, весь в меня, — уверенно утвердил я.
        — Ну, если красавец, тогда ладно, пусть будет сын, — улыбнулась моя жена.
        — И давай сразу договоримся, — предложил я, — за невесту из другого клана отдавать его не будем.
        — Естественно, — фыркнула Ольга. — Кто же такие гены отдает в другой клан? Я тебе больше скажу, всех твоих детей я не то что из клана, а даже из рода постараюсь не отдать.
        — Какая ты жадная, оказывается, — улыбнулся я. — Кровосмешения не получится в будущем?.
        — Ну а Виктория на что?, — ответила Оля. — Она контролирует такие вопросы, так что не волнуйся, мальчикам подберем хороших невест, а девочкам подберем хорошие гены, банк спермы у нас обширный.
        Она помолчала, а потом с мечтательной улыбкой проговорила:.
        — Нашему сыну лично подберу хороших девушек, две четырнадцатилетние у меня на примете есть, очень талантливые, они уже сейчас в ранге Гамма, а ещё трех-четырех присмотрим попозже.
        — Эй, — воскликнул я, — а помоложе нельзя? Зачем ему сразу старушек сватать?.
        — С чего это старушек?, — удивилась Ольга. — Он когда в возраст войдет, им и тридцати пяти не будет. Лет двадцать еще в детородном возрасте будут находиться.
        "Ну да, — подумал я, — девушки до сорока лет, а то и старше, останутся двадцатипятилетними на вид.".
        — Н-да, похоже, скоро начну завидовать собственным детям?, — ляпнул я, не удержавшись.
        — Это ещё почему?, — удивленно вскинулась Ольга. А потом фыркнула и, с прищуром глядя на меня, подозрительным тоном проговорила: — Так вот почему ты так хочешь ребенка. Не терпится покувыркаться с очередной фавориткой. Ждешь последних сроков моей беременности. Да?, — скорее имитируя, чем чувствуя гнев, спросила она.
        — Что за грязные инсинуации?, — тоном оскорбленного до глубины души человека возразил я.
        — Ну-да, ты же бедненький в прошлый раз так страдал, — сыронизировала Ольга. — А каждый раз, идя к Агнии, делал такое грустное выражение я лица, как будто на казнь шел.
        — Между прочим, это ты мне её подложила, — буркнул я.
        — Ах, я такая дура, — не сдерживая улыбки, воскликнула моя жена, — наверное, в следующий раз надо быть более бескомпромиссной.
        — Ты не дура, ты вредина, — улыбнулся я.
        И, наклонившись, перешел к поцелуям и другим активным действиям, дабы в очередной раз доказать этой потрясающей женщине, что лучше неё нет никого на свете.

        Глава 4.
        Увертюра

        Ольга стояла на взлетной полосе, где большой грузопассажирский самолет уже начал разбег, и провожая его взглядом, подумала: "И почему многим из них надо обязательно пострелять, если не в компьютерной игре, то вживую?" Сергей улетал, а на душе становилось неспокойно , и причина этого беспокойства постоянно ускользала от нее. В Маньчжурии, в окружении войск клана, её мужу точно ничего не угрожало, а при угрозе жизни его моментально эвакуируют. Но чувство тревоги не уходило, а только нарастало. "И зачем я пошла у него на поводу? Надо было сказать жесткое "нет". Он бы, конечно, обиделся, начал бы мне выговаривать что-нибудь про золотую клетку и тому подобное, и в итоге все закончилось бы крупной ссорой, чего мне, конечно, не хотелось". В мрачном настроении Ольга в итоге отвернулась от улетающего самолёта и села в машину. Бросив рулевой короткое "домой", она уставилась в окно своего автомобиля, продолжая раз за разом прокручивать в голове основные сложные дела, которые могут подкинуть ей еще больших проблем.

* * *

        Самолет заходил на посадку на военный аэродром в Любограде, являющемся центральной базой размещенных в Маньчжурии войск нашего клана. У всех кланов, чьи земли примыкали к границе с Китаем, под контролем были приличных размеров территории. Гордеевы не были исключением, и здешний кусок земли клана занимал площадь почти в четыреста квадратных километров. Сто шестьдесят лет назад императрица Елизавета, бабушка ныне правящей Марии, поступила очень мудро. Перед самым началом экспансии на эти земли Елизавета объявила, что все, кто возьмут земли на рубеже с Китаем, получат больше территорий и льгот в будущем. В итоге, вдоль границы России и Китая находились земли сразу двенадцати кланов — это только в Маньчжурии, а есть ещё Монголия и Казахская губерния. Но у последних двух немного другая ситуация, там не было такой повышенной напряженности. А вот в Маньчжурии, на протяжении полутора тысяч километров, тихо тлела и не угасала самая настоящая война. Честно говоря, провокациями и быстрыми наскоками занимались не только китаянки, наши девочки тоже хороши и регулярно шумели по ту сторону границы. Маньчжурия
также единственное место в империи, где не действовало ограничение на шагающую технику. Во всяком случае, в этот регион Романовы продавали свою продукцию практически без ограничения, хотя и контролировали, чтобы роботы массово не покидали территорию губернии. Для российских кланов Маньчжурия была своего рода полигоном, где обкатывали технику и молодых воительниц в практически боевых условиях.
        Вообще не понятно, почему китаянки за сто пятьдесят лет никак не успокоятся и не оставят этот регион в покое. Большинство аборигенов еще в первые годы были переселены кто за Амур, а кто выдворены в Китай, кроме мужчин, естественно. Стратегический ресурс, так сказать. Поэтому местное население, в большинстве своем, походило лицом на славянский тип и абсолютно все жители говорили "на великом и могучем". После пятилетней войны, отгремевшей пятьдесят пять лет назад, новая демилитаризованная зона почти везде пролегла по естественным природным границам. От устья реки Лихая, которая в Китае называлась Ляохе, граница пролегала по руслу этой реки, а там, где она начинает поворачивать на восток, забирая все больше к югу, был небольшой кусок сухопутного участка границы. Южный участок упирался в Лихую, а северный заканчивался у берегов Сунгари, одного из крупнейших притоков Амура. Дальше граница шла вдоль берегов Сунгари до места, где в реку впадал её приток — река Нэньцзян, но наши девушки вернули ей маньчжурское название, переименовав в Нонни. После рубеж тянулся вдоль берега Нонни до устья Таоэрхэ —
небольшого притока Нонни и потом уже до самого истока Таоэрхэ и упирался в горный хребет Большой Хинган, плавно переходя уже в Монголию. Вот здесь, недалеко от места, где Таоэрхэ впадала в Нонни, и находились земли клана Гордеевых. На всем протяжении Таоэрхе граница с Китаем то проходила по руслу, то углублялась на территорию Китая от пятидесяти до ста километров. Земли соседнего с Гордеевыми сильнейшего клана Измайловых, располагались выше по течению и как раз углублялись в Китай выступом почти на сто километров, в то время как у нашего клана пятьдесят километров границы шли по руслу Таоэрхэ, а километров девяносто шли по суше примерно в тридцати километрах от речки. Горный рельеф Хингана не имеет альпийских форм. Для него характерны пологие склоны, покрытые тайгой, широкие долины с зарослями лиственных деревьев и лугами. Так что земля была в основном холмистая, местами гористая, с очень редкими ущельями и перевалами, особенно у Измайловых.
        Любоград, названый так прабабкой Ольги в честь своей внучки Любославы, которая в дальнейшем стала матерью моей жены, обосновался в ста восьмидесяти километрах от границы с Китаем и был самым крупным городом в этих землях, с населением под двести тысяч жителей. Если на запад, ближе к горному хребту, соседями были Измайловы, то на восток, близ устья Таоэрхэ, находились земли великого клана Демидовых. "За спиной" наших клановых земель, обеспечивая надежный тыл, ближе к Амуру располагались территории, подконтрольные клану Вяземских, давних и надежных наших союзников.
        Из особенностей Манчжурии, помимо практически полного отсутствия ограничений на роботов, следует отметить и ослабленный контроль СИБа. Здесь не было наблюдателей от Романовых, и по сути, кланы на своих территориях обладали полной свободой действий. Получилась такая отдушина для аристо, где законы империи можно игнорировать. Но это мало кто рисковал делать — все-таки статус пограничных земель с постоянными конфликтами на протяжении практически всей границы не располагал к деспотизму и террору на своих землях. Да и земли Романовых находились рядом. В мире Валькирий оказался и знакомый мне по старому миру город Харбин, здесь он был столицей Манчжурии и являлся крупным транспортный узлом. Город, как и практический весь правый берег Сунгари с Ляодунским полуостровом, составляли территорию рода Романовых в этом регионе. Получалось, что законы империи на территориях кланов как бы и не действовали, но игнорировать их совсем тоже не стоило, ибо правосудие все равно сидело под боком.
        Ещё одна особенность этих земель — независимо от того, какие отношения у кланов на территории остальной империи, в Маньчжурии действовало только одно негласное правило — взаимопомощь и взаимовыручка. По-другому на этих землях жить было бы невозможно. В общем, двенадцать кланов вдоль границы, включая Романовых и пятнадцать других, получивших вотчины уже ближе к Амуру, контролировали покой и порядок в этой дальневосточной губернии.
        Несмотря на то, что мы вылетели днем, а летели десять часов, приземлились, когда здесь было девять утра. Вот такой казус часовых поясов. Не успели мы приступить к выгрузке, как, практически сразу, начались странности. Мы — это я и рота тяжелых МПД. Сорок пять латниц, естественно с полным комплектом доспехов, плюс уже мой доспех, с моей избалованной и капризной тушкой. Это не я про себя так думаю, это мне повезло случайно услышать разговор группы девушек. Как только наш самолет приземлился, и девочки по аппарели в хвосте самолета стали прямо в доспехах выходить наружу, в грузовой отсек вошла Ярослава — родная тетя Ольги и командующая всеми силами клана, прибывшая в Маньчжурию заранее для проведения больших маневров. Я стоял возле своего "Зубра", самой последней модели тяжелого МПД, разумеется, производства нашего клана. Подойдя ко мне, она и сообщила мне "замечательную" новость.
        — Не выгружайся, сейчас полетишь обратно, — сказала Ярослава.
        — Почему? Что случилось?, — удивленно спросил я.
        Оказалось, еще вчера утром на земли соседнего клана Демидовых и находящиеся также вдоль границы, сразу за ними, клана Орловых, было совершенно нападение значительными силами. По не проверенным пока данным напали сразу пять китайских кланов. Ближайшие соседи, и наш клан в том числе, направили к месту прорыва несколько базирующихся недалеко отрядов техники. Но, похоже, Китай снова решил устроить заварушку покрупнее, и сегодня утром новый удар пришелся по землям тех кланов, которые вчера отправили часть сил на помощь Орловым и Демидовым. Только на этот раз с применением большого количества самолетов. Несмотря на засечку радиолокационными станциями дальнего обнаружения, два бомбардировщика умудрились прорваться к Любограду. Разбомбить у них, конечно, ничего не получилось - здесь защитные артефакты чуть ли не каждый метр перекрывают, а особо важные объекты закрывают стационарные генераторы защитного поля. Но наши девочки все равно обиделись такому наглому поведению и сейчас готовят ответный визит. Боевые соединения из тыла еще не успели перебросить на замену ушедших на помощь частей, поэтому это делают
сейчас и в ускоренном режиме. Н -да, если бы китаянки напали на наш клан вчера, меня бы сняли с самолета, даже не раздумывая. А так нападение на Орловых и Демидовых сочли изначально очередной провокацией, только более крупного масштаба.
        Стрельнув сигарету у Зары — командира первого взвода, я теперь стоял у самолета, и мрачно смотря на девушек в МПД, покидающих грузовой отсек, вел внутренний диалог с самим собой. "Что, братан, расстроен, что не дали побегать и пострелять? Не в этом дело. А в чем? На войну захотелось? Слава погибшего под Ленинградом деда покоя не дает? Дед тут не причем. Просто это неправильно, что на войну идут бабы, а мужики сидят дома или в случае угрозы их эвакуируют первым же рейсом. Ну так здесь женщины, которые идут сражаться, любого мужика заткнут за пояс, притом легко. Так чего ты, спрашивается, переживаешь? Переживаю, потому что до сих пор не могу на это спокойно смотреть. Это неправильно! Ну так возьми, прыгни в доспех и с воплями "на Пекин" рвани на передовую — интересно будет посмотреть, сколько метров ты пробежишь, прежде чем тебя спеленают и отправят обратно в Нижний. Вот это-то меня и бесит. Ну, а что ты хотел? Баб много, мужиков мало, а уж тебя точно ни за какие коврижки не допустят до серьёзных сражений. Мальчикам этого мира противопоказаны опасности, риски и любые другие вещи, угрожающие здоровью
и тем более жизни, — это закон. Так что докуривай, братан, и топай в самолет. Ты ни хрена здесь не сделаешь". Сплюнув на бетон аэродрома, мрачно прошел на борт самолета, которого моя память смогла сравнить только с одной знакомой мне моделью из моего старого мира. Один товарищ в универе не справился с экзаменами после первого курса и закономерно попал в армию. Досталась ему служба в морской авиации, в замечательном городе Калининграде. И вот прислал он мне как-то свою фотографию на фоне большого самолета, в который со свистом погрузили два истребителя СУ -27, правда, со снятыми крыльями. Огромный турбовинтовой грузовой самолет назывался АН -22 "Антей". Вот примерно такой и привез меня на землю Маньчжурии подышать здешним воздухом. "Подышал? А теперь обратно!", — подумал я.

* * *

        Окрестности Верного.
        Смолова Анна сидела в кресле пилота своего тяжелого "Грома" и хмуро следила за приближающимся противником. До них было почти шесть километров, пять средних "Тигров" не сильно торопились, стратегия на бой определена, и теперь у неё было время подумать, а точнее вспомнить перед грядущим сражением основные поворотные моменты своей жизни.
        Едва прибыв на земли клана в Маньчжурии и пробыв всего месяц в патруле, она решила из штурмовика в тяжелом МПД переквалифицироваться в пилота шагающей техники. Зачем? Да надоело всё. Расставание с Ольгой не прошло даром, и на душе скребли кошки. Анна корила себя за то, что позволила эмоциям вырваться наружу и княгиня отдалила её навсегда. Если бы она тогда была чуть сдержанней, то осталась бы рядом со своей любовью. С другой стороны, видеть объект своего вожделения и не иметь возможности прикоснуться еще хуже. Ей нужно было срочно отвлечься и забить голову чем-то другим. Её мама в свое время успела очень хорошо отдохнуть в Испании, так что смуглая и черноволосая Анна уже давно носила позывной Испанка и привлекала заслуженное внимание многих потенциальных партнёров. Но новые отношения ей заводить пока не хотелось, хотя из-за своей необычной внешности она пользовалась популярностью — за первый же месяц в Маньчжурии успела получить с десяток предложений от служащих здесь девушек. Поэтому, когда объявили набор на пилотов шагающей техники, она радостно откликнулась. Пройдя ряд жутких тестов, получила
определение на обучение пилотированию тяжелой техники, чему Аня только обрадовалась. В Любограде была своя академия, не сильно уступающая элитной из Нижнего Новгорода. Три с половиной года пролетели как один, учеба занимала всё свободное время, и сдав на отлично выпускные экзамены, получила назначение в поселок Верный, находящийся в десяти километрах от берега реки Таоэрхэ, и в двадцати километрах от границы с Китаем. Земли соседнего клана Измайловых находились еще ближе, всего в пяти километрах. И именно здесь она встретила свою новую любовь.
        Дарина понравилась ей с первого взгляда, она была роскошной блондинкой с потрясающе красивой улыбкой, от которой Аня приходила в восторг. Внешне Дара немного напоминала Ольгу, хотя была не настолько эффектной, но зато, в отличие от княгини, Анна чувствовала мощную отдачу в эмоциях и любви. А ещё Дарина, несмотря на должность и репутацию жесткого командира отделения, была безумно чуткой, нежной и очень ласковой любовницей. И ничего удивительного, что неделю назад, всего лишь через полгода, прожитого в эйфории от вспыхнувшей между ними любви, они подали заявление в церковь. Венчание должно было состоятся через неделю. "А теперь даже не знаю, состоится ли,", — пришла к ней мрачная мысль.
        Из-за нападения на земли Демидовых и Орловых пяти, а может и больше, китайских кланов соседние с ними кланы — и Гордеевы в том числе — срочно перебросили им на помощь свою технику и пилотов. В Верном еще вчера находились два тяжелых, два средних и три легких робота. Плюс к этому целый взвод тяжелых МПД, а это пятнадцать штурмовиков. Но китаянки всех обманули, спланировав две волны вторжения: первым ударом заставили все кланы стянуть к месту прорыва почти всю технику, оголив второстепенные участки. А за первым последовал второй — но уже по землям тех кланов, которые сутки назад откликнулись на зов о помощи Орловых и Демидовых.
        Из поселка остальная техника ушла вчера вечером, даже сменные пилоты уехали, и теперь Анна на тяжелом "Громе" в сопровождении легкого Кузнечика и пятерки тяжелых МПД под командой Дарины вынуждена противостоять пяти средним "Тиграм". В Верном ещё остался легкий бронеробот "Стрекоза", но у него как назло с утра полетело ПО, и сейчас технички в ускоренном режиме пытаются разобраться в проблеме. В принципе, если легкий робот хотя бы через десять минут выскочит из поселка, то ещё через одну минуту он будет здесь, успеет разочек куснуть одного из "Тигров" и немного отвлечь внимание на себя. А потом "Стрекозе" придется шустро уносить ноги, что при его скорости будет сделано достаточно легко. Но Аня не верила в такую удачу, если не везет, то сразу во всем, а значит про легкого робота можно забыть.
        Тяжелый "Гром" ей нравился, она изначально рассчитывала именно на эту модель, хотя все девушки пилоты писали кипятком от "Разрушителя", не так давно появившегося в клановых войсках. Но на взгляд Анны, тяжелый "Разрушитель" был слишком прилизан по сравнению с брутальным "Громом". Новый робот казался ей юным и неопытным бойцом рядом с битым жизнью матерым воином. Её "Гром" имел четырнадцать метров высоты, семьдесят две тонны веса и максимальную скорость восемьдесят один километр в час. К этому стоит добавить две четырехствольные плазменные и одну электромагнитную пушки, ракеты дальнего и ближнего радиуса действия, мощный лазер, систему ПРО и кучу других мелочей. Однозначно "Гром" внушает уважение с первого взгляда, и тому же "Разрушителю" он проигрывает только в скорости и дальности прыжка, сто метров против трехсот.
        Но сейчас, несмотря на всю крутость тяжелого робота, расклад был не очень хороший. "Троих "Тигров" мы бы в таком составе завалили бы уверенно, четверых — пятьдесят на пятьдесят, но пять "Тигров", не уступающих по показателям российскому "Волку", — это слишком много для нашего небольшого заслона", — пришла к ней грустная мысль. "Кузнечик" и пятерка МПД вполне могут оттянуть на себя одного китайца, но тогда на её долю выпадает сразу четыре средних робота, а это для "Грома" уже перебор. Да, генератор защитного поля — это, конечно, лучше амулетной защиты, но он долго не выдержит той плотности огня, который обрушат на неё "Тигры". У неё дополнительно стояли, как и у всех, два защитных артефакта, но для одного "Грома" противников все равно было слишком много. Даже будь в строю "Стрекоза", это позволило бы "Кузнечику" и МПД более уверенно справиться с одним из "Тигров", да и то навряд ли, китаянки далеко не дуры, на неё точно навалятся трое средних, а двое остальных будут биться против МПД и легких роботов. "Цифра пять — очень неудобное число" — подумала Анна.
        Из поселка забрали большинство техники, так как сочли вторжение по этому направлению маловероятным. Здесь не было никаких производств, а поселок на четыре сотни домов, помимо рыбалки и животноводческой фермы, занимался сельскохозяйственной продукцией. Их блокпост" изначально находился в Верном, как средство усиления для соседних застав в случае нападения противника. В тридцати километрах находился еще один поселок, в котором располагались один тяжелый два средних и три легких робота, но они не могут прийти на помощь, так как напротив них сейчас развернулась ещё одна группа китайской техники. Атаку они не начинают, но стоит Евгении — командиру группы роботов отправить в Верный на помощь хотя бы одну машину, китаянки наверняка перейдут в наступление. Ближайшая крупная база в городке Зарубежье находилась в шестидесяти километрах, и там уже идет бой. Как ей успела сообщить заместитель командира базы, пока связь не прервалась, против Зарубежья, помимо роботов, воюет минимум одна Валькирия, все артефакты трещат от перегруза, так что ждать оттуда помощи в ближайшее время не стоит.
        "И какого хрена припёрлись именно сюда?", — возник у неё риторический вопрос. Почему риторический? Да потому что Анна знала, зачем пришли китаянки. Пятьдесят пять лет назад отгремела самая крупная за этот период война, если судить в мировых масштабах. Китай очень хотел вернуть себе контроль над Российской Маньчжурией, из-за чего между двумя государствами вспыхнула пятилетняя война. И Верный, еще носивший не произносимое русским языком китайское название, оказался на острие удара одного из подразделений китайских сил. Роботы начали активно внедряться только шестьдесят лет назад и в тот период не имели такой сокрушительной мощи и неуязвимости, как сейчас. И самоходные артиллерийские установки — а в поселке как раз находились две батареи САУ -152 калибром сто пятьдесят два миллиметра — могли с ними еще конкурировать. И эти восемь боевых машин в течение суток успешно удерживали поселок и проходы рядом с ним. Самое удивительное было то, что эвакуировав пожилых женщин с детьми и мужчинами, остальные жители поселка остались помогать артиллеристам в неравной борьбе, разгребая завалы и подготавливая
очередные укрытия для самоходок.
        Им тогда очень повезло, что в поселке случайно оказалась Альфа, которая все свои силы тратила на защитные артефакты, так и не позволившие китаянкам подавить батареи. А сблизиться и растоптать поселок вместе с самоходками не позволили рельеф местности и всё те же вездесущие САУ, кочующие от укрытия к укрытию. Самоходки, используя свою скорострельность и ведя огонь залпами из своих крупнокалиберных орудий, сбивали с отважившихся приблизиться роботов всю амулетную защиту и успешно добивали их, поскольку те не имели пока ещё надежной брони. Через сутки поселок дождался подкрепления, и китаянки после двух последних, как и прежде, безуспешных атак вынуждены были отступить. В благодарность за проявленную верность, стойкость и отвагу жители от главы клана Власты Гордеевой, бабушки нынешней княгини Ольги, получили множество льгот и новое название поселка. А на центральной площади на невысоком постаменте до сих пор стоит САУ -152. Между прочим, на ходу и с десятком снарядов в боекомплекте, полностью готовая к бою. Правда сейчас её выстрелы, если без амулетной защиты, только "Стрекоза" и заметит, остальные
роботы просто подойдут и раздавят.
        Ну а глава китайского клана, боевая группировка которого под её руководством провалила наступление на этом участке, в сердцах поклялась уничтожить Верный и всех его жителей и с детей своих стребовала такую же клятву. Так что китаянки здесь не просто так, они пришли с местью, которая не имеет срока давности у любого народа мира .
        Анна вздохнула. Противник приближался очень неторопливо, как будто с опаской или ожидания подвоха. На секунду возникло подспудное желание приказать завести САУ с постамента и рвануть навстречу, но она тут же отбросила эту дурацкую мысль. Даже если бы в самоходке был полный боекомплект, толку было бы немного. Слишком устарела эта техника. Говорят, разрабатывают новую гаубицу с калибром двести миллиметров и новые бронебойные подкалиберные снаряды с урановым сердечником. Вот эти ребята будут уже посерьезнее, и аргументы на поле боя от таких снарядов будут выглядеть намного внушительнее. И возможно, гусеничная техника снова вернется на поле боя, как в давние времена. Неодаренные снова начнут пополнять войска и сражаться на поле боя, а не только исполнять роль обслуживающего персонала. Бронетехника раньше так и укомплектовывалась, — одна одаренная — командир экипажа и двое простых людей.
        — Аня, они остановились — раздался в шлеме голос Лены, пилота "Кузнечика.
        — Вижу, — ответила она.
        — Давай пробегусь, подразню, — предложила Лена.
        — Успеешь еще побегать, — отклонила предложение Анна на правах старшего пилота.
        Хотя, какой из нее старший, всего на месяц раньше Лены из учебки вышла. Все опытные пилоты уехали, и в поселке только желторотики остались: она с Леной, да Катя со своей "Стрекозой". Единственные настоящие профессионалы среди них — это отделение Дарины.
        — Мне кажется, они ждут подкрепление, — подала голос любовница Ани.
        — А может, как у Евгении, на соседнем участке, постоят и всё, — озвучила версию Лена.
        — У Жени сил больше чем у нас, вот они и не лезут, — парировала Дара.
        — А у нас тогда чего ждать, они же явно сильнее?, — удивилась пилот "Кузнечика".
        — А чтобы наверняка размазать, легко и без крупных потерь — зло ответила ей уже Анна.
        Девушки замолчали, каждая По-своему обдумывая ситуацию.
        — Йохо, — возглас в наушнике заставил Аню вздрогнуть.
        — Девчонки, я с вами, "Стрекоза" рвется в бой — снова крикнула Катя.
        — Скорее коза рвется в бой, — хмыкнула Дарина.
        — Я все слышу, — По-прежнему радостным тоном воскликнула Катя, — сейчас проверку систем завершаю и через пять минут буду готова.
        "Ну еще бы ей не радоваться", — подумала Аня. Пилот "Стрекозы" чуть не плакала, когда провожала их, ругаясь на техников, которые, "сволочи такие", испортили ей робота перед самым главным днем в её жизни. "Как же, первый настоящий бой, праздник, блин", — хмыкнула про себя Анна, продолжая обдумывать, как использовать неожиданно появившуюся подмогу.
        — Не выходи пока, — сказала Анна.
        — В смысле, не выходить?, — изумилась Катя.
        — Постой пока в ангаре, "Тигры" нашу группу срисовали, а тебя пока не видели. Дай прикину твое место в изменившейся диспозиции, — строго ответила Анна.
        — Поняла, жду, — уже спокойно ответила Катя.
        Аня быстро глянула в визор шлема, что там творится в поселке. Верный находился в десяти километрах за спиной и сейчас, приблизив изображение через камеру заднего вида, Аня видела бегающих и суетящихся людей. Поселок срочно эвакуировался. "А это что за хрень?", — изумленно подумала она. Её взору предстала недавно вспоминаемая САУ -152, которая выползла на дорогу перед поселком и, с грозным видом приподняв ствол пушки, явно собралась идти в бой. "Сумасшедшие бабки,", — пришла к ней изумленная мысль. Она даже не сомневалась, кто там сейчас за рычагами древней машины. Две бодрые восьмидесятилетние бабули, старожилки Верного, которые шестьдесят лет назад принимали участие в бое за поселок. Именно они контролировали, чтобы самоходку вовремя обслуживали. "Точно сумасшедшие, лишь бы сюда не вздумали ехать,", — снова подумала Аня. Отключившись от тылового обзора, вывела на экран карту местности. Вокруг Верного в основном одни холмы, сам поселок также располагался на небольшой возвышенности или скорее плато. Китайские роботы появились из низины между двумя невысокими скалистыми образованиями. И замерев в
трех километрах, вытянулись в почти прямую линию с интервалом метров в двести между "Тиграми", и теперь чего-то или кого-то ждут.
        — Кэт, выйдешь из поселка с обратной стороны, и по дуге скрытно пройдешь к дальней скале возле крайнего левого "Тигра", — начала командовать Анна — Иди через заболоченное поле. Дойдешь — жди команды. Главное — это не быть обнаруженной радарами противника. Задача ясна?.
        — Так точно, задача ясна, — коротко ответила пилот "Стрекозы".
        — Я выдвигаюсь прямо в центр, — продолжила Анна докладывать план на бой, — отделение МПД, отстав на пятьсот метров и пользуясь складками местности, двигается по дуге к крайнему левому. Первый "Тигр", естественно, будет вас отслеживать и готовится к бою. Дальше. "Кузнечик", также за мной отстав на пятьсот метров, все своим видом говорит, что атакует крайнего справа, пятого "Тигра". Когда я уже вступлю в бой, с тремя роботами по центру, а крайние будут ждать вашей атаки, "Стрекоза" атакует первого тигра, МПД её поддерживают, а ты, Лена, не вступая в бой с пятым китайцем, бросаешься на левый фланг и также атакуешь первого "Тигра". Ваша задача — быстро завалить крайнего слева, пока я удерживаю трех по центру и к вам не подошел пятый. Вопросы?.
        — В такой ситуации я других вариантов не вижу, — спокойно сказала Дарина.
        — Согласна, возражений нет, — ответила Лена.
        — Поддерживаю, — также согласилась Катя.
        — Хорошо, тогда начали, — сказала Анна, — Кэт, ты где сейчас? Не вижу тебя на радаре.
        — Это хорошо, что не видишь, — явно довольным голосом ответила пилот "Стрекозы", — значит, и китаянки не видят. Мне минут двадцать до места.
        — Отлично. Ну что, девочки, потанцуем?, — весело спросила Аня.
        Яростные крики входящих в боевой раж девчонок были для неё хорошим стимулом, и она почувствовала, как вместо мандража, присутствующего в самом начале, её начала охватывать холодная ярость и предвкушение от скорого боя. "Хрен вам — а не легкая прогулка", — пришла к ней мысль, перед тем как она послала своего "Грома" в самоубийственную атаку.

* * *

        Любоград.
        Мы взлетели всего лишь через два часа после приземления. А учитывая, что в самолете из пассажиров, кроме меня, никого больше не было, такая спешность была явно обусловлена моей персоной. Похоже, Ярославе не терпелось отправить меня от греха подальше. Так что меня ждал долгий перелет и десять часов одиночества. Мой МПД так и остался в грузовом отсеке, а когда я предложил Ярославе забрать его, она только рукой махнула и сказала, что доспехов обычно больше, чем штурмовиков. Наш маршрут пролегал практически строго на запад, через земли Измайловых, у которых пока было тихо, а дальше по прямой через Монголию. Мы только взлетели, и по ощущениям прошло минут пятнадцать, как самолет вдруг вздрогнул. А по громкой связи пилот самолета закричала:.
        — Сергей, пристегнись, нас атакуют.
        Думаете, я пристегнулся? Нет! Сначала я кинулся к иллюминатору, посмотреть, что за хрень творится. На наше левое крыло целенаправленно заходили истребители противника, и я как раз застал очередной взрыв ракет, остановленных защитным полем самолета. За счет габаритов, на самолет смогли установить сразу пять защитных артефактов, и у каждого была своя зона ответственности. По одному на каждом из крыльев, и по одной штуке стояло в хвосте, на носу и по центру фюзеляжа. Китаянки, естественно, знали о конфигурации артефактов и стреляли строго в одно место, чтобы гарантированно перегрузить один амулет и сбить самолет. "Сбить самолет, — повторил я мысленно. — Скучно было? Захотел приключений?" Про приключения я додумывал уже на ходу, с максимально возможной скоростью несясь в сторону грузового отсека. "А наши истребители где? Улетели наказать за налет, а китаянки снова подловили. Хотя мы вроде успели покинуть воздушное пространство клана и как раз пролетали над землей Измайловых".
        Свои мысли я додумать не успел. Едва я вступил на трап, ведущий вниз в грузовой отсек, как двойной "бум" за бортом закончился резким креном влево, и меня с двухметровой высоты швырнуло о борт самолета. Доспех духа я активировал, как только побежал в грузовой отсек. Поэтому столкновение с корпусом, кроме легкого испуга, никаких неудобств не принесло. Помолится и обдумать, что случилось, я тоже не успел, ввиду того, что траектория моего полета с двух метровой лестницы закончилась как раз напротив единственного смотрового окна в грузовом отсеке. Если не считать того, что моё лицо под действием силы тяжести впечатало в иллюминатор, то китайские пилоты теоретически смогли бы рассмотреть весьма забавную и приплюснутую о стекло рожицу. Зато в это маленькое окошко мне было вполне комфортно наблюдать, как на левом крыле один двигатель горел , а второй пока только дымился, но, похоже, и ему скоро придёт писец. И самое главное, часть крыла тоже отсутствовала. "Мать, мать, мать,", — пробилась ко мне паника. Заглушив не вовремя нахлынувшую истерию, скользнул в боевой режим и начал делать то, ради чего бежал в
грузовой отсек. Мне нужно добраться до своего МПД, надо проползти всего три метра. Мой "Зубр" как раз закреплен на левой стороне, и как у любого МПД при транспортировке воздухом, у него на спине был пристегнут десантный модуль. И это мой единственный шанс спастись. Хрен бы я преодолел это расстояние, если бы не боевой режим одаренного. А так, я все-таки дополз до своего доспеха и с грехом пополам влез в распахнувшийся после активации, грудной люк, который откинулся вниз наподобие самолетного трапа. Едва только устроился в трехметровом доспехе, как почувствовал, что скорость самолета стала возрастать, похоже, наше падение ускорилось, и мне надо поторопиться. Отклонив автоматически запущенную искином проверку всех систем, — у меня не было на это времени, — сразу активировал плазменную пушку, чтобы выстрелом привести в действие рычаг открытия аппарели, но меня опередили. Похоже, одна из пилотов контролировала мое перемещение в салоне самолета и, увидев, что я забрался в ПМД и готов к бою, нажала кнопку открытия грузового пандуса. Аппарель открывалась мучительно медленно, самолет все больше наклонялся, и
мне теперь, чтобы добраться до этой двери, нужно сделать тридцать шагов вверх, преодолевая крен градусов в тридцать.
        — Поторопись, высота две тысячи пятьсот, под нами земли Измайловых, до территории нашего клана семьдесят километров на северо -восток, — раздался по громкой связи, спокойный голос одной из пилотов.
        — Спасибо, девчонки. Надеюсь, у вас тоже есть резервный план, — произнес я в общем-то для себя.
        Их внутреннюю частоту я не знал, и навряд ли они меня услышали. Поэтому я сопроводил свои слова вскинутой вверх левой рукой, показывая, что информацию принял. Самолет снова вздрогнул, видно, китаянки продолжали преследовать и добивать практически уже обреченный самолет.
        Оттолкнувшись, я сразу взял максимальный разбег по накренившемуся полу и выбросился из падающего самолета.

******

        Нижний Новгород.
        — Самолет сбили прямо над территорией Измайловых, через спутник мы смогли увидеть, что МПД Сергея успел покинуть самолет и приземлился в двадцати километрах от китайской границы и примерно в семидесяти километрах от земель нашего клана.
        Ярослава ещё что-то говорила, но Ольга не слушала. "Вот оно — ожидаемые тобой проблемы ", — думала она.
        — Хватит, — резко оборвала она свою тётю и жестко спросила: — Почему ты не обеспечила сопровождение истребителями?.
        — Наша авиация как раз летела с ответными «визитом», и я всех истребителей задействовала для прикрытия бомбардировщиков. Когда Сергей взлетал, Измайловы еще не сообщили, что на них тоже напали, иначе я бы выбрала для него другой маршрут, — виноватым голосом ответила Ярослава.
        — Ясно, — хмуро сказала Ольга. — Жди меня, скоро буду.
        Бросив телефон на стол, Ольга, некоторое время побуравила его мрачным взглядом — ей явно хотелось кого-нибудь убить. Активировав внутреннюю связь, спокойно сказала:.
        — Рада, зайди ко мне.
        Хранительница подошла через пять минут. Вошла в кабинет и спокойно встала рядом с дверью, ожидая указаний.
        — Самолет Сергея сбили в Маньчжурии, я вылетаю сегодня, а ты остаешься охранять Софию. Вопросы?, — озадачила Ольга своего телохранителя.
        — Любослава поручила мне твою охрану, и я должна быть с тобой, — сказала Рада, пользуясь данным ей правом наедине опускать формальности при разговоре.
        — Моя мать мертва, — жестко припечатала Ольга, — и теперь я отдаю приказы.
        Рада недовольно насупилась, а Ольга, встав из-за стола и подойдя к своей верной телохранительнице, положила ей руку на плечо и уже спокойным и мягким голосом проговорила:.
        — Ну кому я ещё могу доверить свою дочь? Что бы со мной не случилось — я могу быть спокойна за своего ребенка, потому что его будешь охранять ты. Ты единственная, кто справится, — улыбнулась она в конце.
        — Хорошо, — По-прежнему недовольным тоном ответила Рада, — я буду с ней, чтобы не случилось.
        — Спасибо, Рада, — снова улыбнулась Ольга, — дети растут, и я давно уже не тот ребенок, которого ты когда-то нянчила на руках. Теперь тебя ждет следующая упертая и своенравная девочка.
        — Справлюсь, — усмехнулась Рада, — поверь, ты была не лучше.
        — Тогда иди, — пожала Ольга плечо своей когда-то няньки, — мне еще нужно раздать указания.
        Рада вышла знакомиться с новым фронтом работ, а Ольга постояла минуту, обдумывая свои следующие шаги, и решительно вернулась за стол. Дел было выше крыше и надо было в течение часа раздать самые неотложные распоряжения , а потом срочно лететь в Маньчжурию. "Только попробуй умереть, найду и убью еще раз,", — подумала она напоследок про своего мужа, нашедшего все-таки приключения на собственную задницу.

* * *

        Земли Измайловых, недалеко от китайской границы.
        Светлана Белезина недовольно смотрела в визор боевого шлема на копошащихся китаянок. Её тяжелый МПД остался в лагере, и на край небольшой рощи она пришла только в костюме пилота. И окутавшись маскирующим водяным щитом, скрывшим её ауру для любых технических средств обнаружения, думала над сложившейся ситуацией. Их небольшой караван вчера вечером дошел до этой рощи и встал на ночевку, и сразу начались странности. Первая и самая настораживающая — китайский посредник не вышел на связь. Света звонила весь вечер, но телефон китаянки — перекупщицы оставался выключен. А утром небольшую долину с глубокой, но узкой речкой, — на берегу которой в роще и спрятался её караван — окруженную невысокими холмами и более крупными возвышенностями, заполнила китайская техника. Роботы и МПД противника перекрыли участок в примерно в десять километров, отрезав ей путь домой. "Черт, как же не вовремя. Два дня. Мне нужно было всего два дня. Скинуть груз и свалить побыстрее домой.", — думала глава маленького свободного боярского рода.
        Посредница не вышла на связь, потому что китайские кланы перед нападением заглушили и обрубили все возможные средства для связи. "А ведь она не хотела подписываться на эту сделку,", — пришла к ней мысль. Ей не нравилось всё — от очень тяжеловесного груза до места встречи. Всё что она до этого возила в Китай, переправлялось через Казахскую и очень редко Монгольскую границу. Ехать в Маньчжурию, где постоянно стреляют и не утихают локальные конфликты, не хотелось от слова совсем. Но цена…. Цена превышала все возможные риски, и она решилась. "Дура,", — ругнулась на себя Света.
        Хорошо, что она не пожадничала и купила "Артефакт Миражей". Каждый раз, его используя, она морщилась от осознания того, сколько на него пошло денег. Но потраченных все же не зря. Артефакт, ст?ящий как средний робот, создавал вокруг себя и прикрываемого объекта поле, полностью копирующее окружающую среду. Воткнешь его в землю с травой, и пространство на сто метров вокруг накроет иллюзия травы. Положишь на песок — и всех людей и технику скроет от любопытных глаз песчаное пятно. В роще его подвесили на дерево, и теперь для всех глаз здесь — просто очень густая растительность. Если бы он только скрывал от глаз, это были бы выкинутые зря деньги, но артефакт создавал не только иллюзию, оно еще и генерировал в пространство тот же фон, что и окружающая его природа. Ни один сканер не увидит, что в роще стоят грузовики и находятся люди, пока те находятся в границах зоны покрытия. Так что до тех пор, пока кто-то из копошившихся китаянок не захочет войти и посмотреть, что это за роща в двух километрах, спрятанный караван никто не найдет.
        Ей, сильной одаренной, вполне можно без риска выйти налегке из -под действия артефакта и, закрывшись водяным щитом, спокойно наблюдать за действиями китаянок. А вот остальные её люди, если быть точным — пятнадцать человек плюс пять грузовиков, ютились в стометровом пространстве. "Эх, жаль, что иллюзия только в состоянии покоя работает,", — грустно подумала Светлана, возвращаясь в лагерь, дабы продолжить думать над очень острым вопросом: что же им теперь делать?.

* * *

        Окрестности Верного.
        Два китайских "Тигра" лежали на земле. Один, подбитый Анной, горел и очень хорошо, второй, с почти оторванной ногой, просто завалился на землю, дымил и теперь тоже не представлял собой угрозы. Её "Гром" в данный момент, потеряв уже семьдесят процентов мощности защитного поля, дрался против двух оставшихся Тигров. У неё уже не осталось ракет, ни ближнего, ни дальнего радиуса действия, она все их потратила на первого "Тигра". Теперь в её арсенале остались только плазменные и электромагнитные пушки плюс лазер. Противницы постоянно маневрировали, стараясь оказаться с флангов, а при таком положении "Гром" стрелять в обоих роботов уже не мог. Поэтому Анне приходилось постоянно крутиться, поворачиваясь фронтом к одному из соперников и подставляя тыл второму. Пятый Тигр не успел помочь своему собрату, будучи одновременно атакованным её соратницами. Но в данный момент он наседал на "Кузнечика" Елены, которая, пользуясь преимуществом в скорости и прикрываясь складками местности, нарезала вокруг "Тигра" круги, не давая поразить себя на открытой местности. Его время от времени отвлекал такой раздражающий
фактор как "Стрекоза" Екатерины, которая на сумасшедшей скорости проносилась рядом с китайским роботом, делая залп из своих пушек и тут же прячась за ближайшую скалу. Амулетная защита у Кэт слетела ещё в бое с первым "Тигром", так что она весьма рисковала нарваться на ответный залп, с весьма плачевными последствиями для сверхлегкого робота. Все МПД, к сожалению, свои ракеты уже отстреляли и теперь могли помочь только плазменными пушками, калибр которых, не мог доставить больших проблем среднему роботу. Поэтому штурмовики, помимо выстрелов из плазмы, время от времени формировали разные стихийные техники, посылая в робота шаровые молнии, огненные или ледяные шары, стараясь перегрузить защиту противника ещё и таким способом. Чтобы не попасть под огонь автоматических плазменных турелей "Тигра", отделение Дарины, постоянно перемещалось, укрываясь за нагромождением больших валунов усеявших это поле.
        — Новая цель. Цель опознана. Сверхтяжелый робот "Дракон". Дальность четыре километра.
        Информация, озвученная механическим голосом искина, заставила Анну выругаться. "Вот чего ждали китаянки. Сами вырвались вперед в качестве разведки, а увидев, как мало защитников у Верного, решили слегка сблизиться, чтобы нагнать напряжения. Наверняка не думали, что мы посмеем броситься в атаку,", — промелькнула у Ани мысль. "Это конец — продолжила стучать ей в подкорку печальная мысль. — Девчонки смогут оторваться и уйти, а вот мне в загривок вцепятся "Тигры", и когда "Дракон" подойдет поближе, останется только умереть".
        На радаре резко замелькали данные о выпущенных Драконом ракет дальнего радиуса действия. "Но почему молчит ПРО?", — пришла ей логичная мысль. В следующую секунду Аня заорала в микрофон:.
        — Лена, уходи.
        Аня успела увидеть, как у "Кузнечика" сработало ПРО и несколько ракет пытались перехватить залп китайского робота. Но Лена уже потратилась при бое с первым "Тигром", и её противоракетная оборона была практически бессильна.
        — Поздн….
        В следующую секунду на месте "Кузнечика" вспух огненный шар, информируя всех об окончательном поражении легкого робота.
        — Ах ты ж сука, — заорала Аня, наполнив кабину Грома еще несколькими непечатными выражениями.
        "Сволочь, не стал стрелять по её Грому, так как побоялся задеть своих,", — мрачно подумала она. Два "Тигра" кружили вокруг неё достаточно плотно, поэтому "Дракон" и стрелял по дальнему "Кузнечику". Все эти мысли кружились в её голове, в то время как основная часть мозга продолжала контролировать двух ее противников, на автопилоте посылая залп за залпом. Пятый "Тигр" сосредоточился на охоте за "Стрекозой", полностью перенеся свой огонь на робота Кати. Это дрянная девчонка, похоже, войдя в раж, совсем забыла, что она в сверхлегком роботе, у которого уже нет амулетной защиты, а броня отсутствует в категории "совсем". Вот и сейчас Анна краем глаза успела увидеть, как легкий робот, слегка зарвавшись, получил залп из пушек "Тигра". Кате повезло — она почти успела спрятаться за очередную скалу. Но почти не считается — какие она успела получить повреждения неизвестно, но дальнейшее участие "Стрекозы" в этих смертельных танцах абсолютно бесперспективно.
        — Сворачивайтесь. — громко сказала она: — Как меня слышно? Прием.
        — Я почти в норме, этому чуть -чуть осталось, — ответила Кэт.
        — А я говорю, заканчивай свои пляски, на всех парах отходишь к Верному, перезаряжаешь амулеты, оружие и прикрываешь отход жителей. Это приказ, — рявкнула в конце Анна.
        — Поняла, — буркнула Катя, — выполняю.
        — Дарина, то же самое, — скомандовала Анна своей любовнице, в то время как сама, потихоньку маневрируя Громом, начала приближаться к краю плато, куда неторопливо подходил "Дракон". Пилоты "Тигров", видно, решили, что она попутала направление, раз поперлась в сторону Дракона и даже не стали ей мешать, продолжая методично её обстреливать, радостно загоняя, как они думали, в ловушку. От защитного поля генератора осталось всего десять процентов.
        — Моё отделение сейчас уйдёт, а я остаюсь, — спокойно ответила тем временем Дарина.
        — Зачем?, — стараясь сохранять спокойствие, спросила Анна.
        — Кто-то же должен помочь тебе выбраться из робота, когда все закончится, — издеваясь над логикой, ответила Дара.
        — Ты дура, да, — резко, не сдерживая эмоций, рявкнула Аня. — Что ты собралась доставать из робота после встречи с "Драконом"?.
        — Ты ошиблась в одной букве, — все так же спокойно ответила девушка, — я не дура, я Дара, твоя невеста. И я смогу достать хотя бы тело.
        — Уходи, прошу, — сглатывая слезы, ответила Анна. — Моё тело никуда не денется, но мне будет легче, если я буду знать, что ты в безопасности.
        Дара не ответила, но на радаре отобразились уходящие в сторону Верного пятерка МПД, и "Стрекоза", которая на максимальной скорости уже пробежала половину пути до поселка. Катя явно рассчитывала По-быстрому сменить амулеты и пополнить боекомплект. Третий "Тигр" уже шел к "Грому", торопясь помочь своим собратьям, а "Дракону", до небольшого подъема на плато, где и проходило сражение, осталось пройти два километра.

* * *

        Где-то на землях Измайловых.
        "Какие же твари эти пилоты истребителей,", — мрачно на бегу подумал я. Мало того, что все время, пока я спускался на модуле, они кружились рядом, пытаясь сбить мне защитное поле, так эти сволочи ещё и на землю радировали, предупредив своих, что один тяжелый МПД успел десантироваться. Мою защиту сбить у них не получилось — слава богу, все ракеты они потратили на наш самолет, а своими хоть и мощными шестиствольными, двадцати трех миллиметровыми авиационными пушками сбить мое поле у них не получилось. Была бы у них плазма, тогда да — мне пришлось бы хреново, но плазменные пушки на самолеты не ставят, несмотря на всю силу оружия, скорость плазменного заряда была невысокой и в воздушной схватке одаренная пилот в ранге Дельта легко уйдет от таких выстрелов. Поэтому в воздухе главным оружием были самонаводящиеся ракеты, которыми пилоты сбивали защитное поле противника, а потом огнём из обычных скорострельных пушек старались добить врага. Я тоже по ним особо не стрелял, мои ракеты их просто не догонят, ну а про плазменную пушку я уже сказал — десять раз успеют увернуться. Из плюсов, пока я спускался на
десантном модуле, можно подчеркнуть, что я просветился насчет авиационной техники китайцев.
        Как-то в моем старом мире я просмотрел передачу про военные нереактивные самолеты в современных армиях. Там была долгая прелюдия про действия авиации во время второй мировой войны и обзор лучших самолетов конца войны. Так вот, пилоты Российской империи летали на чём-то похожем на ЯК -3 и ЛА -7, а китаянкам моя ассоциация подобрала почему-то американский "Мустанг". Не знаю, как в Китае, но в России производство военных самолетов так же, как и роботов, находилось в руках Романовых. Их продавали без особых ограничений, но особой насыщенности в наших войсках я не увидел. Возможно, потому что плохо смотрел, так как не сильно интересовался этим вопросом. Знаю только, что в последнее время в империи стали пользоваться популярностью двухместные штурмовики, которые, благодаря просмотренному фильму, показались похожими мне на бразильский самолет Super Tucano. Странно конечно, реактивные двигатели уже есть, но активно используются пока только в транспортной авиации. А военные истребители и штурмовики до сих пор поршневые и винтовые. Наверное, потому, что все столкновения происходят на земле между роботами и
сильными одаренными, а транспортная авиация получила развитие в связи с необходимостью быстро перебрасывать тяжелую технику в зону очередного конфликта.
        Ну да хрен с этими самолетами, меня сейчас совсем другое волновало. Стоило мне только приземлиться, как на радаре отобразились сразу пять наземных целей, находящихся от меня всего в двух с половиной километрах. Искин моего "Зубра" идентифицировал их как средний мобильный доспех, модель "Москит". И как вы можете догадаться, это была не российская техника. Китаянки сразу же сели мне на хвост, "гадины такие," отжимая к югу на свою территорию. В принципе, если прижмет, то я могу устроить с ними неплохой бой, но даже разменяв свою жизнь на двоих -троих противников, я все равно в итоге проиграю. Поэтому пока не прижало, нужно уносить ноги, героически умереть я ещё успею. Дело осложнялось тем, что средние "Москиты" были шустрее моего тяжелого "Зубра" и постепенно меня нагоняли. Лес на склонах тоже был ни фига не редким, и мне приходилось постоянно петлять среди сосен и других деревьев. Я уже начал выбирать место для боя, когда за очередным холмом передо мной открылась небольшая речка, шириной не больше пяти метров. Решение созрело моментально.
        Из-за холма я временно пропал с радаров противника, поэтому включил десантный модуль, который не стал отцеплять после посадки, понимая, что в условиях гористой местности возможность сделать прыжок с его помощью на триста метров может меня сильно выручить. Хотя, пока бежал от преследующих меня "Москитов", мысль сбросить этот двухсоткилограммовый агрегат стала посещать меня всё чаще, поскольку без такой нагрузки я бы стал немного мобильнее. И вот теперь я прыжком приземлился сразу в центр этой речушки. Мне сказочно повезло: несмотря, в основном, на гористую местность, именно здесь река имела глубину почти три метра. Отцепив модуль, опустился под воду и, быстро перебирая руками и ногами, пополз по каменистому дну вниз по течению. Преодолев таким образом, если верить счетчику, почти четыреста метров, замер на дне, лежа на спине и нацелив сквозь толщу воды плазменное ружье, хотя назвать агрегат размером с гранатомет ружьём — это будет слабовато сказано. Надо мной было больше двух метров воды, не самой мутной, но сходу и без специальных средств обнаружения увидеть меня было сложно. Когда я прыгал в
воду, до китаянок было меньше километра. Я пролежал в воде ровно час — более чем достаточно времени для того, чтобы меня попытались найти, но они, видно, пробежали дальше.
        "Итак, подытожим. В доспехе меня смогут обнаружить достаточно легко, трехметровый МПД -достаточно крупный объект, который, несмотря на горы, на каком-нибудь радаре видно будет хорошо. И шансов нарваться на какой-нибудь патруль более чем высокие. Снять доспех и идти без него? Не -е, не вариант — и жалко, и стыдно. Это все равно, что отдать врагу оружие и сдаться без боя. Тогда что? Правильно! Ползком по дну речки — если это Таоэрхэ, то я в конце концов попаду на земли нашего клана. Один в поле не воин, а значит, начинаем партизанить и время от времени прикидывать, где можно подгадить китаянкам." Проведя такой внутренний диалог, я пополз по дну распугивая карасей и других рыб, которых я точно не мог опознать. Да и про карасей это я так, просто ляпнул, фиг знает, как они на самом деле называются.

* * *

        Окрестности Верного.
        Анна все-таки добила ещё одного "Тигра", как раз того, которого кусали "Кузнечик" и "Стрекоза". Это стоило "Грому" полного отключения генерируемого защитного поля и потери одного артефакта. Остался последний, и он явно был на пределе. Но ей нужно было всего пару минут, пока "Дракон" поднимется на их плато. В процессе боя Анна переместила "Грома" так, чтобы между ней и "Драконом" оказалась небольшая скала, и при этом ей было всего четыреста метров до той точки, где китайский супертяж поднимется на их "вечеринку".
        Двое оставшихся "Тигров", потеряв третьего, вконец охладели и, укрывшись за ближайшими скалами, теперь явно ждали "Дракона", редко постреливая в её сторону. Вот оно! Время пришло! "Гром" на максимально возможной скорости выскочил из-за скалы, за которой прятался и набирая скорость понёсся навстречу "Дракону". Четыреста метров — достаточное расстояние, чтобы её робот смог набрать хотя бы пятьдесят километров в час. У неё не было шансов в открытом противостоянии. Слишком мощным был китаец, и потягаться с ним мог только "Мститель", которого, увы, под рукой не было. А значит, максимум, что она могла сделать, это протаранить своим семидесятитонным роботом стотонного "Дракона" и опрокинуть его с этого невысокого плато. Сравнительно пологий тридцатиметровый склон, по которому поднимался сверхтяжелый робот противника, конечно, не крутой обрыв, но даже упав с такого, китаец навряд ли легко отделается. Если повезет, сломает ногу, а нет, то возможные повреждения не дадут ему продолжить свой боевой путь хотя бы на сегодня.
        Анна начала разбег своей боевой машины в тот момент, когда над плато показалась верхняя часть корпуса сверхтяжа. Пилот "Дракона" моментально просчитала ситуацию и попыталась ускорить подъем, чтобы быстрее отойти от края. До робота противника осталось всего сто метров, когда он, сделав последний шаг, полностью вступил на плато. Стрелять "Дракон" начал, едва его оружие оказались на уровне "Грома", открыв сумасшедший огонь. Первый же ракетный залп снес остатки защитного поля, и теперь все выстрелы приходились на броню. "Хорошо, что сверхтяжелые не могут прыгать,", — подумала Аня, активировав свои прыжковые двигатели. "Дракон" успел сделать еще один ракетный залп, который практически разорвал летящего "Грома". Теряя куски обшивки и бронелисты, горящий кусок того, что раньше было тяжелым роботом, врезался в своего противника и, снеся "Дракона", вместе с ним покатился по склону, разбрасывая фрагменты корпуса.
        Анна смогла пережить ракетный залп благодаря доспеху духа и собственному воздушному щиту, но столкновение с китайским роботом практически сразу погрузило её сознание во тьму, и дальнейший полет со склона прошел уже без её сознательного участия. Она так и не узнала, что её небольшой отряд значительно задержал по времени дальнейшее продвижение подразделения китайского клана на этом направлении. Только через пять часов, когда к китайским передовым силам подошли три легких "Феникса" и два "Тигра", китаянки продолжили наступление на поселок. Правда, уже без "Дракона", который при падении получил слишком серьезные повреждения. А жители Верного, сумели воспользоваться отсрочкой и успели эвакуироваться.
        САУ -152 с двумя сумасшедшими бабками все-таки вступила в свой последний бой, но отстреляв все свои десять снарядов без особого результата по одному из "Тигров", была безжалостно растоптана китайским роботом. Катя на "Стрекозе", прикрывая отход ушедших недалеко людей, несмотря на маневренность своего робота, была зажата в кольцо и расстреляна практически в упор. А Дарина со своим отделением смогла уйти из Верного без потерь, но погибла через двое суток во время ответной атаки клана Гордеевых на китайские позиции.

* * *

        Где-то в небе.
        Ольга сидела в салоне своего личного самолета, на котором они совсем недавно с Сергеем и Михаилом летали в Москву на турнир. Мысли были разные, больше частью мрачные, перемешанные злой решимостью устроить локальный Армагеддон китаянкам, если с её мужем что-нибудь случится плохое. "Уже случилось, не видишь, что ли?", — хмуро подумала она. Рука автоматически легла на рукоять японского меча. Старые, давно забытые воспоминания словно ждали этого момента, чтобы нахлынуть как бурный поток, возвращая её в то время, когда мир был прекрасен, и в нём не было столько грязи как сейчас.
        — Знакомься, Ольга, это Агата, — сказала её мать.
        Одиннадцатилетняя Ольга с интересом посмотрела на высокую и молодую женщину. Поздоровавшись с Агатой, она с любопытством спросила:.
        — А что вы умеете?.
        — Я думаю, мне лучше показать, — с улыбкой ответила женщина.
        С этими словами Агата взяла две сабли и устроила с ними что-то невероятно красивое. Ольга, затаив дыхание, смотрела на сверкающие полоски стали, которые в боевом режиме превратились в едва мерцающую и, казалось, не пробиваемую стену.
        — Здорово, — выдохнула Оля в восхищении, когда Агата прекратила свой невероятный танец, — а меня научите?.
        — Тебе придется постараться, так как это будет долгий и трудный путь, — ответила Агата.
        — Я буду очень стараться, — серьезно ответила Ольга.
        С тех пор Агата стала её наставницей, и не только в фехтовании. Хотя её мать изначально привезла Агату из Маньчжурии, как раз-таки восхищенная искусством молодой мастерицы владеть холодным оружием, девушка оказалась мастером боя и голыми руками. У них в усадьбе была пожилая мастер Мелания, ей уже было за восемьдесят, но справиться с ней до сих пор никто не мог, даже мама. И Ольга надолго запомнила день, когда Мелания попросила Агату в спарринге продемонстрировать свое мастерство перед строем учениц.
        Это было феерично и очень быстро. Две мастерицы сошлись в короткой схватке. Через несколько минут Агата отступила и уважительно поклонилась более пожилой сопернице. Но Ольга видела, что Агата не стала доводить поединок до конца и отступила, признавая свое поражение, только из-за уважения к более опытной воительнице, давая старшей женщине возможность сохранить лицо. Мелания тоже поклонилась, отстав всего лишь на пару секунд от Агаты. А после, выпрямившись, громко попросила, чтобы все поприветствовали нового мастера.
        Подойдя к Ольге и её матери, вечно ворчливая, особенно в последнее время, Мелания проговорила:.
        — Кто-то обещал мне домик в Крыму и персиковый сад.
        — Дом десять лет уже как стоит, а сад цветет и пахнет, ждет, когда же ты созреешь, — усмехнулась Любослава.
        — Поеду тогда, тут мне делать больше нечего, — вздохнула Мелания, — хорошую ты нашла девочку.
        Тренировки с Агатой дали Ольге очень много, особенно в плане фехтования. До высот своей наставницы, она, конечно, не добралась, но, по словам Агаты, у неё уровень очень опытной воительницы.
        Ольга вырвалась из воспоминаний и удивленно посмотрела на катану, которую в полудреме крепко сжала в руках. Меч Валькирий — именно так называют такое оружие. Этот — подарок её прабабушке от главы японского клана Мията. Чем-то её бабуля очень выручила японский клан. И с тех пор у двух кланов очень дружеские отношения. Её мать даже как-то помогла ныне правящей Мидори Мията в урегулировании каких-то крупных неприятностей, грозивших японкам. Мидори, кстати, приезжала на похороны, а после регулярно звонила, интересуясь, как у Ольги дела.
        Мысли снова свернули на меч. Помимо работы великолепного кузнеца, сюда вложено двадцать лет труда артефактора. Количество и сложность плетений просто зашкаливали. Таких мечей мало, наверное, две сотни на весь мир, как раз по количеству Валькирий. Воительница такого ранга могла подобным мечом сходу разрубить любую Альфу, сколько бы щитов та не поставила. В момент удара вся сила Валькирии концентрировалась в этой узкой полоске стали, превращая простой меч во всесокрушающее оружие. Работа сложная и ценная еще тем, что такой меч может активировать одаренная только высшего ранга. Ни одна Альфа — и тем более ниже уровнем — не сможет запустить все узоры меча, ей банально не хватит сил. Для Альф делают свои мечи, попроще, что тоже хороши, но они все-таки проигрывают созданным специально для Валькирий. Её катана могла также серьёзно ранить и даже убить любую другую Валькирию. В общем, подарок японского клана был бесценен. В роду Гордеевых также были две артефактные сабли, с похожими свойствами и не сильно уступающие японскому мечу. Одна сабля была у Ярославы, вторую Ольга взяла с собой. У её матери был ещё
обоюдоострый меч, но он пропал после её гибели. Агата изначально стала учить Ольгу двурукому бою на холодном оружии, под правую руку — катану, под левую — саблю. Очень необычная и неожиданная для противника компоновка. Но зато она очень тогда удивила одну из китайских Валькирий, когда рубанула её саблей, выхваченной из-за спины. "Надеюсь, вы мне не пригодитесь,", — подумала Ольга, вспомнив, сколько неприятных мгновений она пережила, когда сошлась в схватке с двумя китайскими Валькириями, убившими её мать. Поединки между одаренными такого ранга редко проходят с помощью магии, гораздо проще сблизиться и убить с помощью меча. А в последнее время появилась мода, когда даже Гаммы и Беты, вместо поединка с использованием присущих им сил стихий, устраивают фехтовальную дуэль на холодном оружии. "До первой крови или до смерти, все зависит от причины,", — пришла к ней мысль. "Надо бы поспать, а то когда еще придется,", — было последнее, о чем она подумала перед тем, как отогнав лишние мысли, провалилась в сон.

* * *

        Где-то на землях Измайловых.
        "Похоже, пора прекращать прикидываться водоплавающим и вылезать на берег", — подумал я, глядя на изменение уровня воды. На протяжении семи километров, которые я прополз практически на брюхе по самому дну, лишь изредка понимаясь в полный рост и сканируя окрестности, река постепенно мелела. Хотя странно, конечно, ближе к устью, мне казалось, наоборот — глубина должна увеличиваться. Но то ли рельеф повышался, то ли я просто ни хрена не смыслю в таких вещах, но факт, как говорится, на лицо. "Надо вылезать, а то прятаться на метровой глубине в таком агрегате просто смешно,", — снова подумал я. Аккуратно приподнявшись, начал сканировать частоты и окрестности вокруг. В пассивном режиме, ясень пень, а то ещё засекут такого любопытного и глупого воина. "Ох ты ж, сколько вас тут,", — изумился я, глядя на количество отметок на радаре. Да и китайская речь в эфире не оставляла сомнений, что мне сказочно повезло вылезти прямо возле китайского полевого лагеря. "Как бы меня не обнаружили при такой плотности радиопереговоров,", — подумал я, прижимаясь к левому и более высокому берегу, на котором и находились
китаянки примерно в двух километрах от речки.
        Я осторожно и неторопливо продолжил двигаться вдоль берега, решая: пройти ли аккуратно по руслу, надеясь не засветиться на радарах противника, или придумать другой способ. Метрах в ста впереди была густая заводь. Лиственные деревья неизвестной мне породы густо нависли над самим берегом, слегка касаясь воды. Роща на берегу казалось достаточно густой, и мне в голову пришла неплохая идея. А именно: скинуть доспех и, закрывшись воздушным щитом, аккуратно посмотреть, что там конкретно происходит. Все-таки в пассивном режиме сканер МПД показывал только самые значимые цели, и чтобы увидеть всю картину целиком мне нужно вылезти из речки и подняться на берег, но если я сделаю это в МПД, то меня сразу же засекут. А значит, нужно вылезти из доспеха. Вот с такими мыслями я и приблизился к густой заводи. Чем ближе я подходил к густо заросшему участку реки, тем больше мне казалось, что она какая-то странная. И когда я сделал последний шаг под низко висящие ветки, убирая рукой особо густые, — автоматический жест, для Зубра совершенно лишний, ибо мой двуногий танк и молодые деревца снесет и не заметит — то только
через долю секунды осознал, что латная рука доспеха через некоторые ветки прошла насквозь, как будто это голограмма.
        "Артефакт Миражей,", — сообразил я уже после того, как прошел сквозь деревья и оказался под прицелом четырех "Адамантов", тяжелых МПД производства, Романовых. За ними виднелся не густой лес, как мной изначально ожидалось, а небольшая полянка с пятеркой грузовиков, из которых один выделялся своими внушительными размерами, и сразу за "Адамантами", — десяток воительниц уже в легких доспехах. По центру всего этого полукруга стояла девушка в черном пилотном комбинезоне, привлекающая свое внимание еще и необычным темно -синим цветом волос. Я чудом удержался, чтобы инстинктивно не открыть огонь, зацепившись взглядом за флаг Российской империи, нарисованный на одном из грузовиков. Плюс российский доспех и синеволосая красавица с явно славянским типом лица, остановили мое первоначальное желание применить оружие. Очень молодо выглядящая девушка, пока я настороженно водил стволом своей пушки направо и налево, дружелюбно улыбнулась и миролюбиво проговорила:.
        — Как можешь видеть, судя по твоим доспехам, здесь все свои, — тут она прищурилась и уже более жестким тоном сказала: — Хотя если ты китаянка, которая почему-то украдкой пробирается в российском МПД, то эта встреча тебе не порадует. Может, уже подашь голосок, красавица? А еще лучше личико покажи, — добавила она в конце с явной усмешкой.
        — Красавица, это не про меня, — хмыкнул я в ответ, — скорее, красавчик.
        Я однозначно удивил эту Мальвину, так как её маска невозмутимости дала все-таки трещину, с которой она, правда, справилась очень быстро, и снова улыбнувшись девушка проговорила:.
        — Как интересно, — хмыкнула она — ну вылезай тогда, красавчик, поговорим.
        Я сделал еще два шага, оказавшись на берегу, откинул люк и выбрался из своего "Зубра". Логика была простая — всё говорило о том, что это вероятнее всего свои, а если все же враги, то даже в МПД я мало что мог сделать. А вот то, что я мужчина, должно расслабить девушек, а удивить их в случае необходимости и без доспеха успею. Уровень опытной Гаммы, может, не самый веский довод, но даже такого от меня точно не ждут. Шагнув к девушке, я замер от неё в двух шагах, спокойно и внимательно оглядывая свою визави. Очень молоденькая на вид, не старше двадцати лет, стройная и высокая — в пилотных ботинках почти с меня ростом. Под обтягивающим комбинезоном — очень привлекательно выглядящая грудь самого популярного у мужчин третьего размера. Нечасто встречаемые мной на территории империи темно -синие волосы длиной до плеч обрамляли волевое лицо с очень твердым и решительным взглядом серо -зеленых глаз. Эти глаза показались мне смутно знакомыми, но вот, где я их видел, вспомнить не смог. Моя отличная память в этот раз капитулировала и никак не могла вытащить из файлов головного мозга нужную информацию. Таких
симпатичных и знакомых Мальвин у меня точно не было. Девушка осмотрела меня таким же внимательным взглядом, и в какой-то момент он сменился с просто оценивающего на узнавающий. Юная леди, слегка прищурившись глядя на меня, задумчиво вопросила:.
        — А не ты ли приезжал к нам в поместье вместе с княгиней Гордеевой, когда на дуэли погибли моя мать и бабушка?.
        "Вот блин, свезло как утопленнику", — подумал я, глядя на повзрослевшую Светлану Белезину. "Пожалуй, стоит сразу расставить все точки над "i", — пришла следующая мысль.
        — Меня зовут Сергей, — спокойно сказал я, — и я тебе даже больше скажу. Эта дуэль состоялась по моей просьбе, в отместку за смерть моей девушки.
        — Да, я помню, — достаточно прохладно ответила она.
        При её словах штурмовики в доспехах явственно напряглись — по "Адамантам" этого видно не было, но вот несколько девушек в легких доспехах сделали шаг вперед. Я тоже напрягся, на автопилоте активировав доспех духа. Светлана, мазанув взглядом по своим людям, криво усмехнулась и спокойно спросила:.
        — Кофе будешь?.
        — Ну -у, если у тебя больше нечем угостить гостя, то согласен и на кофе, — врубив наглость, но с улыбкой ответил я.
        — С едой похуже, — широко улыбнувшись, ответила Белезина, — могу предложить макароны и тушенку.
        — Уговорила, — кивнул я головой.
        — Ну пошли тогда, — она махнула рукой, направившись в сторону одного из грузовиков, в коем, подойдя ближе, я опознал автодом.
        "Какой симпатичный комбинезон", — мелькнула у меня мысль, глядя на привлекательную попку Светланы, поднявшейся первой по внушительной лестнице, ведущей в салон этой яхты на колесах.

        Глава 5.
        Авантюра

         Лагерь Белезиных, недалеко от китайской границы.
        Едва мы поднялись в салон автодома, как Светлана, резко развернувшись, впечатала мне в солнечное сплетение кулак. Сделала она это очень быстро, войдя в боевой режим, да и стояли мы достаточно близко, и я просто не успел среагировать. Я, конечно, не был до конца расслаблен, но подсознание уже настраивалось на кофе и макароны с тушенкой, а то питательная смесь, входящая в комплект доспеха, меня совершенно не впечатлила. Раз пригласила откушать, то, наверное, сразу убивать точно не захочет. Поэтому я настроился на беседу, оставив на всякий случай активированным доспех духа. Вот в него-то и врезался её кулак, не причинив мне никакого вреда, а учитывая разницу в массе, я почти не шелохнулся.
        — Надо же, не показалось, — усмехнулась Светлана.
        Деактивировав доспех, я, тут же согнувшись, схватился за живот и со стоном вопросил:.
        — За что?.
        Белезина на мой вопрос весело рассмеялась, а после, все еще фыркая, проговорила:.
        — В театр тебя точно не возьмут, актер из тебя посредственный.
        И сделав приглашающий жест рукой в сторону небольших диванов,.
        находящихся напротив входа, с маленьким столиком между ними, проговорила:.
        — Ладно, одаренный мальчик, садись, рассказывай, каким ветром тебя сюда занесло?.
        — Ты сначала накорми, напои, а потом вопросы задавай, — усмехнулся я, усаживаясь напротив неё.
        — Ах, простите, князь, мои манеры, — всплеснула руками Светлана, не скрывая, впрочем, своей иронии, — просто наша встреча произошла так неожиданно. Я вот никак не могла подумать, что княгиня Ольга отпустит ТАКОГО мужа в этот постоянно кипящий котел.
        В конце своего монолога девушка изобразила на лице высшую степень растерянности и недоумения, сопроводив свои слова изящным наклоном головы и прижав руки к груди, что я не удержался и зааплодировал.
        — Блеск, браво, — воскликнул я, и усмехнувшись, добавил: - Я уже вижу афишу и твое имя как исполнителя главной роли .
        — Ладно, один -один, — улыбнулась она.
        Светлана встала и, не зовя слуг, лично стала за мной ухаживать. М -м -м… Макароны По-флотски — просто песня, ничего вкуснее не ел. Можно было поесть на аэродроме, но у меня тогда не было настроения. Потом атака на наш самолет, после прыжок в неизвестность с двух с половиной тысяч метров — и это был мой всего лишь пятый прыжок — так что перетрухал я изрядно. Постоянно нервирующие меня китайские истребители. Два часа гонки по холмам, лесам, полям и буеракам. Следующие два часа я изображал из себя трехметровую рыбку и при этом старался не попасться на удочку более крутым рыбакам. Короче, питательная смесь в МПД — полный отстой. Я до этого её, конечно, пробовал и не раз, но в малых дозах она не вызывала особого негатива, а тут я уже полдня бегаю, а эта штука как бы и воду заменяет, и еду, так что нахавался я ею прилично.
        — Фуф, спасибо, — расслабленно откинувшись на диванчик, проговорил я, — прямо от смерти спасла.
        — Ну что, добрый молодец, заслужила я сказку на ночь?, — улыбнулась Светлана.
        — Безусловно, — сказал я, улыбнувшись в ответ.
        Минут за двадцать я рассказал Свете и причину приезда в Маньчжурию, и свои приключения за последние несколько часов. Скрывать что-то я не видел причин, так как понял, что мы с ней оказались в одинаковой жопе. Она тоже застряла, а значит, выбираться будем вместе.
        — Ты молодец, — серьезно сказала Светлана, — далеко не каждый мужчина поведет себя как воин.
        — Ну, пока я только драпал, — усмехнувшись, ответил я, — так что ничего героического не совершил.
        — Уйти от превосходящих сил врага — это тоже нужно уметь, — спокойно сказала девушка и твердо добавила: — Умереть не сложно, сложно выжить и дать сдачи, когда представится возможность.
        Мы помолчали, а потом она спросила:.
        — Слушай, а какой у тебя ранг?.
        При этом глазки у неё заблестели и стали как у любопытного котенка, а на лице замерло предвкушающее выражение — ведь сейчас она узнает страшную тайну.
        — Пока без ранга, просто ученик, — сказал я, одновременно пряча глаза за чашкой с кофе, а то вдруг юная глава своего рода окажется хорошим физиономистом.
        — Все равно здорово, я ни про одного одаренного мужчину не слышала, — на одном дыхании сказала Света.
        — Ну а ты как здесь оказалась?, — перевел я тему.
        Света пожала плечами и сказала: — Груз везла, да вот застряли.
        — А что за груз, если не секрет?, — с любопытством спросил я.
        — Вообще-то секрет, — улыбнулась девушка, — но тебе, так уж и быть, скажу. Мой груз — "Люцифер".
        — "Люцифер"?, — я замер, пытаясь осознать то, что сказала Света. — Я правильно тебя понял, твой груз — это сверхтяжелый английский робот?, — немного ошарашено спросил я.
        — Да, — спокойно ответила юная глава рода Белезиных.
        Я немного наклонился вперед и так вкрадчиво, с расстановкой поинтересовался:.
        — А можно тебя спросить, что английская, ТАКАЯ, техника делает на территории Российской империи?.
        — Какая техника?, — захлопала глазками Света. — У меня по документам оборудование.
        — Ага. Дай -ка вспомнить, — изобразил я задумчивый вид. — Как там называется эта замечательная книжка, там еще такая статья красивая как раз про твое оборудование?, — я показательно замахал в воздухе рукой, типа, вот прямо сейчас поймаю нужную мысль.
        — Незаконный оборот тяжелого вооружения, — усмехнулась эта сумасшедшая девчонка. — Там ещё такой красочный финал обещают.
        — Точно, — щелкнул я пальцами. — Казнь там обещают, быструю и мучительную. Потом посмотрел на эту сумасшедшую и добавил: — А ты, как посмотрю, рисковая девушка.
        — Что делать, — показательно вздохнула Света. — Жизнь полна рисков. То ферма сгорит, то на дуэль посреди белого дня вызовут, — и остро посмотрев на меня, добавила: — Как говорится, жизненные обстоятельства иногда сильнее наших желаний.
        — Свободный боярский род контрабандистов — звучит как-то бредово, тебе не кажется?, — слегка усмехнулся я.
        — Зато я никого не убиваю и рискую только собой, — спокойно ответила Света.
        — Ты забыла про своих людей, — в тон ей ответил я.
        — Мои люди знают на что идут, — жестко сказала юная контрабандистка. — Я надеюсь, ты не собираешься прямо сейчас звонить и сдавать меня имперцам?.
        — Да, ты знаешь, как раз вот собирался допить кофе и попросить у тебя телефон, а то мой в самолете остался, — ехидно произнёс я.
        Света хмыкнула: — Ну кто тебя знает, вдруг ты весь такой правильный и законопослушный.
        — Я может и правильный в некоторых вопросах, но твоя контрабанда — это совершенно не та новость, которую я побегу рассказывать в имперскую службу безопасности. К тому же в твоих руках не менее интересная информация, иначе бы ты не стала бы мне рассказывать про свой груз. Так?.
        Светлана молча кивнула головой.
        — Но единственный момент, который меня все же немного волнует.
        — я на секунду замер, а потом жестко спросил: — Тебя не коробит, что ты продаешь сверхтяжелого робота врагам своей страны?.
        — Если бы я получила такой заказ сейчас, я бы, естественно, отказалась, — выпрямив спину и глядя мне в глаза ответила юная контрабандистка, — но тот, кто может купить себе такого робота, легко может позволить себе того же "Дракона" или "Черного Воина". А значит, я не сильно нарушаю дисбаланс сил в регионе в обычное время. Кому конкретно предназначался робот, я не знаю, так как работаю через посредника. Возможно, он продаст его ещё дальше, южным кланам, например, на границу с Бирмой или еще куда.
        — Это отговорки для успокоения совести, — мрачно сказал я, — и ты прекрасно знаешь, что Английский "Люцифер" по мощи и надежности лучше и "Дракона", и "Черного Воина".
        Светлана Белезина отвела взгляд и недовольно проговорила:.
        — Я понимаю, что совершаю неправильный поступок, продавая даже в спокойное время нашим постоянным врагам такое оружие. — А потом, распаляясь все больше: — Но на меня свалилось слишком много проблем: я в тринадцать лет вынуждена была возглавить род, и чтобы поднять его с колен приходится время от времени идти на сделку со своей совестью.
        Последние слова она почти выкрикнула, подавшись ко мне корпусом.
        — Так чем ты тогда лучше своей бабушки?, — спокойно и холодно спросил я, — Она ведь тоже пошла на сделку со своей совестью и честью!.
        — Я никого не убиваю, — практически прорычала Светлана.
        — Правильно, — кивнул я головой и добавил зло: — Убивает твое оружие, которое ты продаешь. И наши девчонки будут гибнуть, столкнувшись с таким монстром.
        Света вскочила, сжав кулаки и буравя меня взглядом, я остался на месте и спокойно продолжил смотреть на неё, ожидая ответа. Девушка выдохнула, кулаки разжались, и она проговорила уже почти спокойным тоном:.
        — Это мой первый сверхтяжелый, и в Китай до этого я переправила всего трёх роботов: двух легких и одного среднего. Не люблю им что-то возить как раз по той причине, что ты озвучил. В основном работаю с Персией, с теми мы не воюем, притом очень давно. "Люцифер", — мой первый заказ такого рода, и я долго думала, прежде чем заставила себя взять его.
        Света обречённо махнула рукой и села обратно. "Да, красавица, совсем ты запуталась или просто в торгаша превратилась, раз повелась на большие деньги. С другой стороны, разве я вправе её осуждать, ведь в тринадцать лет она осталась одна из-за меня?", — мрачно подумал я и спросил:.
        — А как ты его вообще протащила по такой местности, он же сто тон весит?.
        — Артефакты воздуха, — вздохнула Белезина, — давление на грунт в пять -шесть раз уменьшают. Правда, заряжать их приходилось каждые сутки.
        — Ясно, — сказал я, — так что будем делать дальше? Какие силы у китаянок, можем прорваться или сидим и ждём подкрепления? Какова вообще ситуация вокруг?.
        — Тут все неоднозначно, но я настраиваюсь на прорыв, а расклад следующий, — начала Светлана.
        Я устроился поудобнее, приготовившись слушать свежие новости.

* * *

        Окрестности Верного.
        Её привела в чувство боль. Казалось, что все тело пропустили через мясорубку, а потом склеили обратно по кусочкам. "Почему я ещё жива?", — пришла к ней мысль. После ракетного залпа у неё слетел воздушный щит с доспехом духа, а в результате столкновения с "Драконом" её выбросило из кресла, впечатало в стену — ремни оказались бессильны — и она потеряла сознание. И вот после тьмы пришла боль. "Боль — это хорошо, значит, я ещё жива", — попыталась она себя подбодрить . Расстегнув молнию пилотного комбинезона, Анна просунула руку за пазуху и вытащила лекарский амулет, шесть рубинов, пошедших на его изготовление, были тусклыми и не светились. "А вот и причина моего спасения", — подумала она.
        — Спасибо, Оль, выручил твой подарок, — сказала она уже вслух.
        Княгиня Гордеева подарила ей этот, один из самых дорогих лекарских амулетов, после их последней встречи. Универсальные амулеты защиты сами по себе достаточно сложные по структуре узоров вещи, но их все же делают сравнительно легко. А чтобы сделать универсальный лекарский амулет, требуется очень высокий уровень мастерства артефактора и долгий, безумно кропотливый труд. Простой лекарский амулет, который может заряжать только лекарка, тоже хорош, но максимум его возможностей — это залечить сломанную руку. Тот, что подарила ей Ольга, во-первых, могла зарядить любая одаренная, а во -вторых, он не просто отдавал свою силу на лечение, он ещё и черпал силу из источника одаренного. И делал это до полного восстановления всех видимых повреждений ауры, сравнивая её с эталонным энергетическим отпечатком владельца, хранящимся в центральном камне этого, похожего на звезду, амулета. Безумно дорогая вещь и простым одаренным чаще всего совсем не по карману. Анна заглянула в свой источник и увидела там всего лишь несколько, как ей показалось, грустно мерцающих звездочек. Амулет высосал всю силу, и даже этого не
хватило для полного выздоровления. На восстановление источника теперь уйдет весь день.
        Вставать не хотелось совершенно, положение лежа на спине её полностью устраивало, но необходимость заставляла, поэтому с кряхтением все же заставила себя подняться и оглядеться.
        — Бедный "Гром", как же тебе досталось, — константировала Анна, смотря на разрывы и огромные дыры в корпусе робота.
        Правая стенка бронекапсулы стала полом, пульт и кресло пилота были смяты проломившей переднюю самую крепкую часть корпуса одной из сломанных рук собственного робота, во всяком случае плазменную пушку Анна узнала. Все пространство вокруг было слегка закопченным — видно, небольшой пожар все-таки был. Слава богу, гореть здесь особо было нечему, иначе даже амулет бы ей не помог. В потолке, теперь ставшем правой стенкой, также зияла огромная дыра. Свет за этим импровизированным окном подсказывал , что до заката осталось не очень долго — два -три часа, и станет совсем темно. Тряхнув головой, Анна решительно подобралась к когда-то задней стенке отсека управления. Там, в особой нише, закреплён легкий МПД, гулять в нем по окрестностям будет намного проще, да и без источника её спеленают очень легко. Сняв амулет с шеи и положив его в карман комбинезона — в контакте с телом он продолжит тянуть силу из источника, — Аня решительно залезла в МПД и выбралась через дыру наружу. Ощущение тела, как пропущенного через мясорубку, прошло, осталась ноющая боль в руке, ребрах и правой ноге. "Похоже, были переломы", —
подумала она, забираясь по склону на плато, откуда они с "Громом" так красиво слетели. Все-таки ей дважды повезло, — сначала выжить после такого удара, и второй раз, когда китаянки её не добили. Скорее всего торопились или не сочли возможным, что она сможет выжить в таких условиях.
        "Все-таки дошли, твари", — мрачно подумала она, глядя через визор на полыхающий поселок. Часы показывали пять вечера, пожар, как и дым, стоящий столбом, было видно даже не -вооруженным глазом. "Надеюсь, все успели уйти", — пришла к ней мысль. В отключке она провалялась почти шесть часов, и сейчас, приблизив изображение поселка, увидела на экране стоящего на окраине легкого "Феникса". "Резерв из Любограда должен был прийти завтра утром, но вот придет ли теперь именно завтра? Скорее всего, наши подкопят силы, чтобы ударить всей мощью, а значит, ждать их можно долго." В принципе, трех литров питательной смеси в доспехе ей хватит на пару суток, но тупо спрятаться и ждать — точно не в её правилах.
        Вариант — пробираться рядом с Верным — также не подходит. Средние и тяжелые МПД никакая защита не скроет от обнаружения, а вот в легком можно окутаться водяным или в её случае воздушным скрывающим полем и постараться аккуратно пройти, время от времени замирая и сканируя окрестности. Все-таки у неё уровень опытной Гаммы, и она даже несколько техник из арсенала Беты может сотворить. Но скрывающее поле хорошо только в состоянии покоя, а в движении уже не создает такой скрытности, да и нарваться на наблюдателя в роботе, спрятанном под артефактом невидимости очень легко. Но сейчас даже такой маршрут не для неё, источник пуст, и за ночь хорошо, если половина восстановится, обычно для полного восстановления нужны целые сутки. А из оружия у неё только плазменное ружье и боевой жезл с десятком файерболов.
        Пойти к соседней заставе в тридцати километрах? Но скорее всего китаянки, дождавшись вестей из Верного и подкрепления, атаковали и Евгению тоже. Зарубежье ещё дальше, аж в шестидесяти километрах, и если прервалась связь, то дело, возможно, совсем плохо. Да и преодолевать такое расстояние даже в доспехе она будет всю ночь, потому что придется скрываться и осторожничать, так как, где конкретно находятся китайские силы, Аня не знала. Повернувшись в сторону Измайловских земель, Анна подумала: "Может быть, тогда туда? Заодно и разведку проведу?" Обдумав эту идею, она решительно спустилась с плато и, аккуратно пробираясь между камнями, направилась в сторону условной границы между двумя кланами, которая проходила всего в пяти километрах.

******

        Лагерь Белезиных, недалеко от китайской границы.
        Я сидел в автодоме и раскладывал по полочкам информацию, рассказанную Светой. Она вышла на очередную разведку, и я, в принципе, мог бы составить ей компанию, если бы сразу признался что у меня уровень опытной Гаммы, а не всего лишь ученика. Но я решил скрыть свой истинный ранг, а значит, пока сидим и думаем. Китаянки здесь обустраивались, похоже, надолго — силы были достаточно большими: четыре средних робота, два тяжелых и пятерка легких, плюс пятьдесят различных МПД и куча обслуги со своими рем -мобилями. Анализируя известную ей информацию по совокупности с моей о нападении на земли других кланов, Света выдвинула предположение, что это не просто набег, а полномасштабное вторжение, и мы можем теперь просидеть здесь очень долго, что увеличивает риск быть обнаруженными. Когда будет ответная атака наших кланов и смогут ли они дойти до нашей рощи — неизвестно. Телефонная связь глушилась, спутниковой у Светы не было, а радио будет тут же засечено противником с предсказуемым результатом. Вот и получалось, что мы в полной заднице. Света вернулась возбужденная, плюхнулась на диван напротив меня и довольно
отрапортовала :.
        — Из роботов осталось два средних "Тигра" и две тяжелых "Черепахи", остальные ушли, и десяток тяжелых МПД тоже.
        — Это, конечно, хорошая новость, — проговорил я.
        — Мне кажется, это — наилучшая возможность прорваться по краю долины, — выдала она свой наполеоновский план.
        "Хотя у них тут Наполеона-то не было", задумался я. Тут же проснулась осторожная или, если хотите, более трусливая часть меня. Все-таки я считаю, что не боятся только полные отморозки или конченые идиоты, а нормальные люди, даже самые смелые, испытывают страх. Только один с ним может справиться и пойти в самоубийственную атаку, а другой ляжет на дно окопа и будет звать маму. "А ты какой?", — спросил я сам себя и тут же ответил: — "Скоро узнаешь, братан". И все-таки осторожность во мне заставила предложить не настолько героический вариант прорыва:.
        — Может, пройдем по руслу, как я, аккуратно и чуть дальше обогнем эту долину с другой стороны?.
        — Не вариант, — тут же отклонила мое предложение Света, — не забывай, ты был один, а если выйдем группой, то фон от шести тяжелых МПД плюс легкие будет такой, что нас засекут моментально.
        — М -м -м… может, тогда снимем доспехи и пойдем совсем налегке?, — вырвалась у меня совсем уж трусливая идея.
        Света стыдить меня не стала, видно, решила — ну что еще парень может предложить, а вместо этого укорила:.
        — Бросить груз, снять доспехи и ползком, не отсвечивая перейти на нашу сторону? Нет! Этот вариант как-то претит мой гордости, — чуть вздернув подбородок, отвергла глава рода Белезиных.
        "Семнадцать лет девчонке, но бросить оружие и трусливо проползти — претит её гордости, — подумал я. Сколько лет уже в этом мире, но привыкнуть к этой неженской черте характера у большинства девушек не могу.".
        — И что ты предлагаешь?, — спросил я.
        Света вздохнула и ответила:.
        — Груз все-таки придется оставить, заминируем, и, надеюсь, китаянкам не достанется. Но прорываться будем в МПД, перед самым рассветом, в пять утра. С тобой получается шесть тяжелых и десяток легких — мы должны прорваться.
        Слегка поразмыслив над её предложением, решил озвучить свою идею, но сначала покритикую план:.
        — Там два тяжелых и два средних робота дежурят постоянно, пилоты меняются и все время начеку. Плюс несколько десятков МПД, из них осталось десяток тяжелых, и все это размазано на участке в десять километров. Не забывай про небронированную пехоту , которая также обрушит на нас град выстрелов. Едва только мы выйдем из зоны действия артефакта, ведь на ходу он не работает, вся наша группа отобразится на их радарах. И пока мы будем бежать до них два километра, они уже подготовят нам горячий прием.
        — Я это понимаю, — грустно сказала Светлана. — Но еда у нас кончается, осталось максимум на трое суток — я не рассчитывала застрять надолго. — А потом придется питаться рационами для пилотов из МПД , и может статься, что завтра от китайской техники здесь будет не протолкнуться. Бросать доспехи ни я, ни мои люди не станем, слишком многими нервами мы за них заплатили, прежде чем смогли позволить приобрести себе такие, итак робота приходится оставлять. — И тоскливо добавила: — А он знаешь, сколько стоит?.
        Я улыбнулся и спросил: — А скажи -ка, пожалуйста, "Люцифер" готов к бою или у тебя только голый робот, без вооружения?.
        — Полностью готов, — немного удивленно ответила девушка и горячо проговорила: — Ракеты, ближнего и дальнего радиуса действия, лазер, заряды к плазменной и электромагнитной пушкам — абсолютно весь боекомплект в наличии.
        — А пилотов, как я понимаю, у тебя нет?, — решил я уточнить.
        — Откуда?, — воскликнула Светлана и продолжила: — Не у каждого свободного рода есть право на приобретение такой техники, а из тех, у кого есть такое право, не каждый купит, потому что дорого. Разве только ради понтов, кому обычного статуса не хватает.
        Потом, помолчав, призналась: — Я для работы с такой техникой двух толковых и рисковых девушек -инженеров с последнего курса сманила, вот они ремонтируют и тестируют технику перед продажей на пару с моими людьми. Мы на роботах, сам понимаешь, из ангара не выходим, а чтобы проверить работу всех узлов, пилот не нужен.
        Погоняв в голове ещё раз свою безумную мысль, все-таки решился и предложил:.
        — Пилот есть, — спокойно проговорил я и добавил: — Последний год я не вылезал из симуляторов. Четыреста часов за виртуальным штурвалом точно наберется.
        Света только глаза распахнула и, качая головой, растерянно протянула:.
        — Однако! Вот это совсем неожиданно.
        — Меняем план, — твердо произнёс я и, наклонившись к Свете, окончательно определил: — Первым выхожу я на "Люцифере" и атакую первого тяжа, пока к нему не подошел второй и не прибежали средние — у меня хороший шанс его сделать. Ты же ждешь, пока большинство не стянутся ко мне, и прорываешься по краю.
        — Ты не справишься со всеми, тебя завалят, — после небольшой паузы засомневалась Света, — опыта же у тебя нет.
        — Я не собираюсь устраивать честную дуэль, — усмехнулся я, — мне нужно вывести из строя одну "Черепаху" и охладить пыл второй, а потом я дам деру.
        — Сыграем чуть По-другому, — немного помолчав, предложила Света. — Один из "Тигров" всегда стоит на дальнем от всех холме, мы дождемся его движения к тебе и атакуем. Массированным огнём попытаемся перегрузить ему амулеты, при неудаче — хотя бы ослепим ненадолго и, подойдя к нему вплотную, примагнитим ему мину. И если ты завязнешь — на одного серьезного противника у тебя уже будет меньше.
        — Ты прямо как на войну собралась — даже мины с собой взяла, — не удержался я от усмешки. — Только вот ты забыла, что, начиная со средних роботов, у них стоят плазменные турели с автоматическим наведением против МПД. Пилоту не придется даже на вас отвлекаться, автоматика завалит на подходе, да и он в самом начале жахнет по вам ракетным залпом и всё — конец твоим людям.
        — Мои люди да, не пройдут — спокойно проговорила Светлана и продолжила: — Но мне и не надо чтобы они бросались в самоубийственную атаку, достаточно если отвлекут внимание. А в упор к нему подойду я.
        — Ты что, Валькирия?, — слегка удивленно спросил я.
        — Пока нет, — усмехнулась юная глава рода и уверенно сказала:.
        — Я Бета, но моих сил хватит, чтобы выдержать некоторое время огонь мелкокалиберных плазменных пушек.
        — Остался вопрос самонаводящихся ракет, которыми он вас наверняка встретит, — продолжил я критиковать её идею.
        Света кивнула головой : — "Артефакт Миражей" работает, конечно, только в состоянии покоя, но если в движении подпитывать его силой источника, он будет излучать помехи, которые могут помешать ракетам ударить прицельно.
        — Ты так уверенно все это говоришь, — развел я руками. — Складывается впечатление, что у тебя гигантский опыт в этом деле.
        — Опыта мало, зато теории много, старалась подготовиться ко всему, — усмехнулась девушка.
        — Ясно, — сказал я и предложил: — Можешь мой МПД отдать кому-то из своих.
        — Все Гаммы у меня и так уже в тяжелых, — задумчиво проговорила Светлана, — а из оставшихся Дельт… в принципе, есть одна опытная и сильная одаренная. Хорошо, так и сделаем.
        — Обучающая программа по "Люциферу" у тебя есть?, — спросил я.
        — Да, а зачем тебе?, — переспросила Света.
        — Я учился на нашей технике и пусть управление у всех супертяжей по большей части одинаковое, но различия все же имеются, — проговорил я, — английский язык для меня не проблема, так что сразу проводи меня к роботу, буду изучать прямо в кабине пилота.
        — Там ПО в роботе установлено, — сказала девушка. — Пойдем, я тебе пароли дам для активации.
        Ну, мы и пошли, выполнять первый этап нашего супер -пупер -мега -плана.

******

        Не очень далеко от Верного.
        Анна, осторожно пройдя километров пятнадцать, решила все-таки притормозить и пару часов посидеть отдохнуть. Хоть при ходьбе почти всю нагрузку на себя брал доспех, но она все же находилась далеко от оптимальной формы. Еще она рассчитывала, что за пару часов источник все-таки немного восстановится, и она сможет сформировать не самое сложное маскирующее поле. Опыт ей подсказывал, что дальше будет сложнее. Поэтому, выбрав густой и лесистый склон, нашла в нем впадину покрупнее и завалилась прямо в доспехе отдохнуть и набраться сил.

* * *

        Любоград.
        Её самолет был быстрее того, на котором улетал Сергей, и через девять часов она уже садилась на аэродроме в Любограде. В Нижнем было четыре ночи, когда Ярослава сообщила ей что самолет мужа сбили, но она ещё не ложилась спать, так как нервное напряжение её не отпускало. Как оказалось, не зря она нервничала . В пять ночи по Московскому времени она уже вылетела из Нижнего Новгорода и в девять вечера по местному времени была в Маньчжурии. По времени Любограда Сергей выпрыгнул из сбитого транспортника десять часов назад.
        — Рассказывай, — сказала Ольга, едва Ярослава поднялась на борт самолета и села напротив неё. Ей нужно узнать свежие новости, прежде чем принимать решение, куда теперь лететь или ехать.
        — Китайские войска заняли правый берег Таоэрхэ и дальше продвинулись километров на десять, — начала говорить Ярослава. — Похоже, их цель на эту кампанию — выровнять границу и установить её по руслу реки. Понимают, что если полезут вглубь наших территорий, то умоются кровью. И так у всех кланов, чьи земли находятся за речкой: Демидовы, Орловы, Измайловы, Багратион и мы. К остальным не лезут, но скопления китайской техники за рекой на границе с другими кланами явственно свидетельствуют — как только нам попробуют выслать помощь, ослабив оборону своих пограничных участков, китаянки могут перейти в наступление и там.
        — Сколько всего китайских кланов участвуют в нападении?, — спросила Ольга.
        — Если судить по количеству техники, то минимум восемь. Но меня смущают Валькирии, — ответила Ярослава, — их явно больше, чем могли бы выставить пограничные кланы. На Зарубежье напали минимум две, у Измайловых зафиксировали трех, Демидовы с Орловыми сообщили об одной как минимум. Получается, им помогают и другие китайские кланы, и, возможно, это — начало очередной большой войны.
        — Ясно, — задумалась Ольга, — по Сергею есть новости?.
        Ярослава виновато покачала головой: — Я связалась с Измайловыми, с просьбой помочь нашей воительнице, вынужденной десантироваться из подбитого самолёта на их территории, но у них там совсем все плохо. Их земли за речкой были самыми большими, клин протяжённостью почти в сто километров, и китаянки туда ударили большими силами, включая трёх Валькирий. Измайловы сейчас подтягивают силы из глубины земель и ждут помощь от соседей с тыла. Вяземские, кстати, отправили нам уже все, что у них было, но полностью ударный кулак соберется у меня только завтра к вечеру. Вот тогда сможем зачистить свою территорию, а заодно помочь Измайловым и вытащить Сергея. А если он не дурак, то снимет доспех и тихонько прокрадется на нашу сторону.
        — Ты недооцениваешь моего мужа, я очень сомневаюсь, что он решит свалить По-тихому, — печально проговорила Ольга и распорядилась: — Нужно организовать десант на то место, где он приземлился, под моим командованием.
        — Не вариант совершенно, — резко ответила Ярослава. — Я повторяю: по Измайловым ударила самая крупная группировка китайских сил. Район, где сейчас Сергей, кишмя кишит китаянками, если он им вообще в руки не попался. Не горячись, прошу тебя. Я понимаю — парень бесценен, но глупо погибнуть, пытаясь отыскать иголку в стоге сена, тоже неправильно.
        — Если с роботами он пока не достиг особого прогресса, то в тяжелом "Зубре" он очень опасен, — улыбнулась Оля, — а значит, он вполне может решить прорваться с боем, когда найдет слабое место, и в этот момент ему надо помочь.
        — Я же говорю тебе, — устало вздохнула Ярослава, — тихо высадить десант невозможно. В этот раз у них очень много авиации — такое ощущение, что они не только Дельт посадили за штурвал, но и учениц. Да, вас не собьют, наши истребители не дадут, но место десантирования будет обнаружено, и туда бросят такие силы, что даже ты не справишься, а ещё не забывай про трех китайских Валькирий.
        — А если По-тихому и по земле?, — спокойно спросила Ольга.
        — Когда я попросила данные разведки, Измайловы сообщили о невозможности её ведения в виду того, что китаянки набросали вдоль всего нового фронта кучу датчиков, отслеживающих любые перемещения. Феодора, когда я до неё дозвонилась, уточнила, что уже две группы потеряны, и своими людьми, пока не накопят силы, больше рисковать не будет. Вторая группа, кстати, была без доспехов, просто опытные Гаммы с Бетой во главе, но не -смотря на все предосторожности, их все равно обнаружили, и никакие скрывающие щиты им не помогли. А если мне очень надо, — съязвила она — то могу выделить своих разведчиц и посылать их куда угодно, хоть на смерть, — пожаловалась в конце Ярослава на хамство главы сильнейшего клана Измайловых.
        — Получается, большой десант скрытно и по воздуху не перебросить и по земле не провести, — задумалась Ольга, не обращая внимания на жалобу своей тёти.
        — Так я тебе о чем и говорю, — всплеснула руками Ярослава, — нужно дождаться завтрашнего вечера, и тогда мы спокойно все разузнаем, возглавив нашу атакующую группировку.
        — Нет, ждать ещё сутки я не могу, — качнула Ольга головой, — выхожу прямо сейчас, а ты поторопись и постарайся начать атаку пораньше.
        — Да как ты там пройдешь?, — воскликнула Ярослава. И чуть не крича продолжила: — Я же объяснила тебе — там всюду датчики, незаметно не проникнуть .
        — Ты забыла, что я Валькирия воздуха, — спокойно сказала Ольга, — вызову грозу, закроюсь щитом и спокойно пролечу километров пять — не думаю, что полоса контроля очень широкая.
        Её тетя, посидев секунду с открытым ртом, растерянно проговорила:.
        — Ты же прагматичная и хладнокровная глава клана, ты не можешь совершать таких безумных поступков. Одумайся.
        — Значит, ты была слишком хорошего обо мне мнения, — невозмутимо ответила Ольга, — потому что я могу и совершу этот безумный поступок.
        — На тебе клан, за ТОБОЙ огромный клан, у тебя твои люди, которые доверяют и надеются на свою главу — я не могу тебе позволить так бездарно погибнуть, — жестко отрезала Ярослава.
        — Хочешь со мной подраться?, — холодно прищурилась Ольга.
        — Оль, — выдохнув и понизив тон, начала уговаривать тётя, — Любослава погибла потому, что поехала на встречу всего с одной Альфой, поверив слову врага. Ты совершаешь такую же ошибку. Даже если парень погибнет, у нас осталось достаточно семенного материала, чтобы усилить род, а тебе родить ещё одного или даже двоих детей. Ради Сергея не стоит рисковать твоей возможной гибелью.
        Ольга молча смотрела на свою родную тётю, и чем дольше длился этот взгляд, тем больше Ярославе становилось не по себе. "В конце концов, можно другого парня найти, пусть и не такого значимого, но зато он не будет прыгать в МПД и искать приключений на свою задницу", — мелькнула мысль у командующей всеми силами клана. Тут её племянница подала голос.
        — Зато если со мной что-то случится, ты наконец-то получишь возможность порулить кланом как настоящая глава. Так ведь, тётушка?, — холодно констатировала княгиня Гордеева.
        — Я всегда тебя поддерживала, — буркнула Ярослава.
        — Ну да, — все тем же морозным тоном съехидничала Оля, — особенно в самом начале после смерти мамы так и лезла во все дела, лишь бы поддержать.
        — Я просто хотела помочь, — нервно ответила та.
        — Ну, как видишь, я прекрасно справилась сама, — все ещё не меняя тона, проговорила Ольга. И медленно печатая слова, подчеркнула: — А на будущее запомни, чтобы потом не говорила, что не слышала — Сергей для меня ценен не только своим семенем, но и своей головой, а также преданностью мне. Но даже это всё не главное. А вот то, что действительно для меня самое важное в нём, ты, боюсь, не поймешь. И если ты вдруг думала предложить мне другого мальчика, то лучше не стоит, а то я тебя прямо здесь на дуэль вызову. Это, чтобы ты поняла, насколько он мне дорог. Надеюсь, тебе все ясно?, — последний вопрос прозвучал максимально жестко, почти с угрозой.
        — Да, — коротко ответила Ярослава.
        — Позаботься о Софии и Раду не трогай, она теперь с ней, — уже более спокойно распорядилась Ольга, — на случай, если я вдруг не вернусь.
        — Хорошо.
        — И свяжись, пожалуйста, с Измайловыми — скажи, что в течение часа буду у них, — попросила Ольга и усмехнувшись добавила: — Столицу своих земель они, надеюсь, не потеряли?.
        — Нет, удержали, я свяжусь, чтобы тебя встретили.
        Ольга больше ничего не сказала, и тётя, попрощавшись, вышла из самолета. "Племянница все больше становится похоже на Власту, свою бабушку, мою с Любославой мать", — подумала на ходу Ярослава. Та была такой же упертой, и если вдруг что в голову вобьет, то будет переть напролом, невзирая на последствия. И в эти моменты лучше было находиться где-нибудь подальше, ибо взрывная волна от таких действий могла накрыть с головой. Ярослава даже на секундочку пожалела китаянок — как там у Ольги выйдет — не известно, но, что будет и громко и больно, она ничуть не сомневалась. "Пожалуй, я все-таки смогу поддержать её авантюру", — подумала напоследок Ярослава, — "Хотя бы немного, но увеличить её шансы на успех, а заодно доказать ей свою преданность".
        Тем временем Ольга, отдав пилотам приказ лететь в Измайлово, смотрела на заходящее Солнце, думая, как там её Сергей справляется с тем валом впечатлений, к которым он так стремился.

******

        Лагерь Белезиных, недалеко от китайской границы.
        Мандраж накатил неожиданно. "А ведь ты, Серега, можешь через несколько часов умереть", — пришла ко мне мысль. "Люцифер", — отличный робот, один из лучших в линейке Английских машин, но всю свою силу и мощь он может показать, если им управляет хороший пилот. "А я какой?", — мрачно подумал я. "Четыреста часов на тренажере и большая часть из них по управлению легким или средним роботом. Максимум часов пятьдесят наберется на тяжелом "Разрушителе", которого я только начал изучать. И я ни разу не садился в реальности за пульт тяжелого робота, легкий "Кузнечик" не в счет" На сердце вдруг стало тоскливо. Ольга, София — увижу ли я их ещё раз? Я вздохнул. "В бою каждая секунда промедления может стоить жизни, и решение нужно будет принимать быстро. Смогу ли я? На незнакомой технике, где с половиной нюансов по управлению я только что ознакомился". Обучающая программа была простой, а все, что мне надо было, — это уточнить особенности по выбору, активации и применению различных видов оружия , носимого и встроенного в "Люцифер". Запомнил все с третьего раза и, прогнав по памяти ещё раз двадцать основные моменты,
решил на этом успокоиться. Просветился и насчет общего курса по вождению робота, но ничего нового я там не увидел. Света подошла незаметно, я увидел её, только когда она встала рядом и посмотрела на заходящее Солнце. Кроваво -красный диск земного светила, как бы учитывая мои мысли, окрасил всё вокруг в мрачные тона. Мы стояли недалеко от речки возле самой границы маскирующего поля, созданного артефактом иллюзии.
        — Думаешь о скором бое?, — спросила Светлана.
        — Скорее да, чем нет, — мрачно усмехнулся я.
        — Не волнуйся, у нас всего два варианта, — спокойно произнесла Белезина. — Мы либо прорвемся, либо нет.
        Я про себя усмехнулся. Дожили, блин — семнадцатилетняя девчонка успокаивает двадцатисемилетнего мужика. Хотя… Она же глава рода, давно привыкла демонстрировать своим людям непоколебимую уверенность в себе. Молодец! Что тут ещё скажешь. Вслух же сказал:.
        — Есть ещё третий вариант, прорвутся не все.
        — Да, — кивнула головой Света, — Такой вариант наиболее реалистичный.
        — Но хотелось бы все-таки вырваться всем, — с надеждой произнес я.
        — Боюсь, это невозможно, — улыбнулась грустно Света и со вздохом добавила: — А жаль.
        Наверное, это мое общее нервозное состояние толкнуло меня на такой шаг, потому что я, протянув руку, притянул Свету к себе и крепко сжал в объятиях.
        — Все будет хорошо, — прошептал я ей в ушко. — Основной огонь будет вестись по мне, и у вас отличные шансы уйти без потерь.
        Света подняла голову, наши взгляды встретились, — её серо -зеленые глаза и мои темно -карие.
        — Мне бы хотелось уйти вместе с тобой, — заверила эта, так рано и вынужденно повзрослевшая девушка.
        "Из-за меня ведь повзрослела — пришла ко мне мысль. -Это ведь я виноват, что она теперь вынуждена в свои семнадцать лет жертвовать всем ради своего рода. Во имя рода и во славу его рискнула преступить закон, но при этом не замарать руки в крови.".
        — Прости, — сказал я, не отводя взгляда. — Если бы не я, тебя бы здесь не было.
        — Не извиняйся, — чуть качнула она головой. — Из-за моих родных погиб близкий тебе человек, я не могу осуждать тебя и твое право на месть. Главное то, что между нами нет вражды. Ведь ты же не враг мне?.
        — Нет, — заверил я, — лично тебе я точно не враг, и хотел бы стать другом.
        — Это очень просто, стать моим другом, — улыбнулась Света и потянулась ко мне губами.
        И я ответил, не мог не ответить на этот поцелуй, зная, что через несколько часов я могу умереть. Мне хотелось забыться и выбросить из головы хотя бы на пару часов этот нервный день и тем более предстоящий бой.
        Нацеловавшись в свете заходящего Солнца и почувствовав, что романтической составляющей уделено времени более чем достаточно, я подхватил на руки эту смелую, решительную , отважную девушку и понес в сторону автодома. Молодая и красивая Светлана на моих руках вызывала у меня вполне определенное желание, и сегодня спать мы точно не будем — смысл, если в пять утра нам идти в самоубийственную атаку.

******

        Где то на землях Измайловых.
        Анна мрачно смотрела на копошащихся китаянок, слишком необычно это было для практически центра Измайловских земель. На часах уже полночь, и она, решив пробраться через соседей к Гордеевым, вынуждена была, чтобы не столкнуться с врагом, все время загибать к югу, тем самым отдаляясь от своих земель. "Да, идея прогуляться таким образом была явно не самой лучшей", — подумала она, не в силах даже и представить, что Измайловы так бездарно провалят свои рубежи и китайские кланы продвинутся настолько глубоко. Ей теперь и обратно невозможно вернуться — на том маршруте, где она только что прошла, уже появились новые китайские подразделения. "Вот какого хрена я сюда поперлась?, — ругнулась она на себя. — Видно, головой все-таки здорово приложилась, иначе бы приняла бы другое решение, ведь у Измайловых ситуация оказалась еще хуже, чем у них. И куда же теперь идти?", — спросила она саму себя. Более -менее свободным оставался только юг, то есть в сторону китайских земель. "Надо все же двигать туда, а то здесь слишком высок риск быть обнаруженной", — решила она. И начала аккуратно и неторопливо смещаться в
единственном казавшемся более или менее безопасным направлении. Источник до конца пока не восстановился, но скрывающее поле Анна сформировать уже могла.

******

        Любоград.
        Алена успела в последний момент. Можно сказать, на ходу запрыгнула в последний улетающий в Маньчжурию самолет. Михаил, отношения с которым развивались бурным темпом, только вздохнул, когда узнал, что она собирается на войну. А вот Мирослава не хотела отпускать её в эту намечающуюся кровавую кашу, но Алена выдвинула ультиматум, безусловно приведя начальницу учебного центра в изумление, — либо она летит в Маньчжурию, либо в следующем году турнир пройдет без её участия. Мирослава сначала грозила всяческими карами, потом уговаривала одуматься и не пороть горячку, подчеркивая, что Алена уже достойно послужила клану, добыв победу в турнире.
        — Даже Лида едет, почему мне нельзя?, — настаивала Алена.
        — У Лиды огромный опыт и не только турнирных боев, — отвечала Мирослава, — она уже несколько раз участвовала в боевых поединках между кланами.
        — Мне тоже надо набираться опыта, а где как не в настоящем бою, это делать?, — недоуменно развела руками Алена: — Что это за чемпионка, которая в настоящем сражении ни разу не была?.
        В общем, Алена была непреклонна, и, видно, достаточно убедительна, раз начальница, махнув раздраженно рукой, пробурчала, чтобы она проваливала, так как самолет улетает через сорок минут. Так что последний рейс из Нижнего Новгорода привез еще пятьдесят пилотов, а техники в Маньчжурии было много и точно хватит на всех. Приземлились в Любограде в полночь, и их сразу же повезли в ангары с роботами. А Ярослава, узнав, что прилетит чемпионка, распорядилась выделить Алене её любимого "Воина". Алена мысленно уже потирала руки в предвкушении скорого боя — все же настоящее сражение ни один турнир не заменит.

******

        Недалеко от Измайлово.
        — Вон за тем холмом уже находятся китайские позиции, — показала рукой в сторону дальнего холма сопровождающая Ольгу воительница Измайловского клана, — зона датчиков начинается сразу перед ним и тянется по всему фронту. И когда столько раскидать успели, — явно недовольно добавила девушка.
        Ольга прикинула расстояние, дальномер в шлеме показал чуть меньше трех километров. Она пришла сюда, одетая в черный пилотный костюм и в шлеме от легкого МПД. Столица местных земель — город Измайлово — осталась за спиной в сорока километрах. На аэродроме её встретила Марта , двоюродная сестра главы клана Феодоры. И она очень обрадовалась Ольге, так как у Измайловых своих Валькирий не было. И когда Ольга попросила провести её на границу соприкосновения с китайскими силами, это было сделано незамедлительно. Скрытно подъехав на машине максимально близко к границе фронта, последние два километра она и Василиса — командир взвода разведчиков в ранге Бета — прошли пешком, тщательно маскируясь стихийными щитами. Проверив еще раз , легко ли выхватывается оружие: катана за рукоять, торчащую за правым плечом, и сабля, закрепленная параллельно японскому мечу, но остриём вверх, чтобы было удобно выдернуть уже левой рукой снизу из-за спины, Ольга отослала проводницу:.
        — Мне все понятно, можешь идти, дальше я сама.
        — Хорошо, Ваша Светлость, — согласилась Василиса и отошла от неё, правда недалеко — видно, воительнице было любопытно, что же будет делать княгиня Гордеева.
        Ольгу присутствие постороннего человека совершенно не смущало, так что спокойно сформировав нужный узор, направила свою силу к небу. Отклик пошел сразу. Полночь позволяла разглядеть яркие звезды на небосводе и стремительно из ниоткуда набегающие тучи, которые вдруг заполнили все видимые участки неба. Тусклое мерцание звезд сменила кромешная тьма над головой, где начали одна за другой проскакивать молнии и следом за ними пришли громовые раскаты. Мощный ливень хлынул еще через десять минут, а гроза закрыла собой все небо, и многочисленные ветвистые молнии били прямо в землю и в деревья, ломая или поджигая их. Абсолютно любому человеку было понятно, что такая внезапная смена погоды не могла произойти иначе, как из-за магического вмешательства. Но Ольге бы плевать — грозовой фронт раскинулся не меньше чем километров на двадцать в длину и на пять -семь километров в ширину, и пока китаянки сообразят, зачем и почему Валькирия испортила погоду, она будет уже по ту сторону барьера.
        Василиса, открыв рот, смотрела на буйство природной стихии, вызванной силой стихии магической, не забыв, правда, по примеру княгини раскрыть над собой дополнительный силовой щит, иначе точно промокла бы до нитки. "Да, мощь Валькирии — это вам не жалкая сила Альфы", — подумала воительница. А потом увидела, как княгиня Ольга, взмахнув полупрозрачными крыльями за спиной, резко взмыла в небо, улетев в сторону китайских позиций. Василиса только головой покачала в изумлении — она, конечно, знала, что Валькирии воздуха единственные из всех, кто могут летать, но вживую видела в первый раз. "Задай им там жару", — послала она мысленное напутствие небесной воительнице.

******

        Где то на землях Измайловых.
        Анна прислушалась — да, ей явно не показалось, где-то недалеко грохотала гроза и, похоже, постепенно смещалась сюда. С одной стороны, если пойдет ливень, ей будет проще скрываться, а с другой, она тоже будет испытывать проблемы с обнаружением затаившегося противника. Большинство живых существ все-таки стараются переждать непогоду в укрытии, и люди в этом плане не исключение. "Ладно, пока ливень не дошел, продолжаем пробираться дальше в неизвестность", — решила она. Она уже давно перестала размышлять, зачем она идет туда, где китаянок будет еще больше, но продолжала упорно следовать тем же маршрутом.

******

        Земли Измайловых, в тылу китайских войск.
        Ольга мягко приземлилась практически сразу, как пересекла границу устроенного ей грозового фронта, примерно в семи километрах от того места, где стартовала. В принципе, она могла пролететь еще столько же, но силы источника стоило поберечь. До точки, где приблизительно приземлился Сергей, нужно пройти примерно сорок километров. Если задействовать силу источника и в боевом режиме, она пробежала бы это расстояние за пару часов, даже по местным лесам и холмам. Но она на вражеской территории, и, значит, надо соблюдать осторожность. Все-таки, несмотря на устроенную авантюру, головы она не теряла и на возможную встречу с тремя Валькириями лучше не нарываться. В шлеме был маломощный сканер, но у неё есть инструмент получше. Сформировав очередную воздушную технику, Ольга замерла с закрытыми глазами, полностью погрузившись в источник. Легкий ветерок, поднятый Ольгой, понесся параллельно земле, и эта воздушная волна, которая разбежалась в разные стороны, была своеобразным живым радаром. Наполненная силой источника она сигнализировала об обнаружении практически любых живых существ в радиусе около пяти
километров. Сложная техника, доступная только высшему рангу и только в стихии воздуха. Хотя Валькирии земли могли слушать свою стихию , на еще большее расстояние. Ольга открыла глаза и, удовлетворенно кивнув головой, решительно пошла на юг. Магия показала ей, что китаянки остались за спиной на севере и северо -востоке, а впереди пока пусто, а через пару километров она снова проверит маршрут и так и будет двигаться до нужной ей точки.

* * *

        Земли Гордеевых, недалеко от р. Таоэрхэ.
        Алена сидела в своем "Воине", время от времени отгоняя легкую сонливость. Как и любая одаренная она могла не спать до двух суток. Вот и сейчас большая часть полевого лагеря не спала. Совершив марш -бросок на сто километров от Любограда, их сводное подразделение остановилось на широкой равнине между двумя холмами. Кто-то из пилотов, общаясь, бродил между стоящими роботами, а кто-то, как и она, расположился в кабине управления, настраиваясь в одиночестве на предстоящий бой, или просто дремал. До передовой линии китайских сил было тридцать километров, сразу за ними в десяти километрах находился берег реки Таоэрхэ, а уже за ней была цель их удара — поселок Верный. Ещё утром враг, сломив сопротивление небольшого заслона, практически полностью уничтожил поселок. Правда, как ей успели рассказать, победа досталась китаянкам большой кровью. Легкий заслон, оставшийся после отвода основных сил, отправленных на помощь Демидовым, сумел навязать бой на равных и почти победил. Да что там почти, это и была, по сути, победа. Два легких робота, один тяжелый, пожертвовав собой, и отделение МПД, сумели остановить
пятерку "Тигров", и даже подошедший "Дракон" им не помог. Алене рассказали, что Анна Смолова, пилот тяжелого "Грома", умудрилась протаранить последним усилием китайского сверхтяжа, из-за чего два последних "Тигра" так и не рискнули до подхода подкрепления продолжить атаку на поселок. "Жаль, что все три пилота погибли", — подумала тогда Алена. — "А пилот "Грома" вообще героиня, судя по рассказам". И Алена не знала, смогла бы она так провести свой последний бой, как это сделала Анна.
        Но поселок Верный не был их конечной целью. После разгрома основных китайских сил десять средних и пятерка легких роботов должны оставить основную группу и свернуть на земли Измайловых. Алена входила в число избранных, но вот конкретную цель их маневра по землям соседей она не знала. Если верить разговорам пилотов, которые уже находились в Маньчжурии с момента атаки китайских кланов, изначальные планы командования заключались в создании мощных ударных кулаков, чтобы потом одновременной атакой нанести максимальные потери зарвавшимся китаянкам, а остатки вышвырнуть с клановых территорий. Но что-то поменялось, и их группа пойдет в наступление первой и единственной, а конечная цель вообще удивляла. Если бы дело было в поддержке удара Измайловского клана, она бы об этом не думала. Но, насколько её было известно , Измайловы свою атаку начнут гораздо позже уже днем, а то и к вечеру, одновременно с ударом основных сил Гордеевых. А значит, их пятнадцать роботов пусть и внушительный отряд, но будут полностью одни в окружении китайских сил. «Для чего? Не понятно! Думаю, командир попозже откроет эту тайну", —
решила Алена. До атаки остался всего час, и в три утра она поведет своего "Воина" в бой.

* * *

        Лагерь Белезиных, недалеко от китайской границы.
        После жаркого секса полного страсти и бешеного выплеска эмоций мы лежали на кровати в автодоме, и разговаривали о всяком разном. Светлане, как и мне, тоже не хотелось думать о скором бое, и хоть по ней не было видно особого напряжения, но чуть излишняя болтливость и некоторая нервозность все же присутствовали. Наш разговор все же свернул на приближающуюся битву, точнее, это я вспомнил, что два гения тактики и стратегии, то есть я и Света, совсем забыли проговорить конечную цель нашего прорыва.
        — Слушай, я, конечно, понимаю, что эта мелочь не достойна упоминания в нашем гениальном плане, — слегка иронично начал я, — но мы забыли решить: куда нам с тобой двигать дальше. Вот мы прорвались, а куда проложим дальнейший маршрут?.
        Сначала Света хмыкнула, а потом рассмеялась во весь голос, да так заразительно, что я тоже не удержался, давая выход остатком нервного напряжения. Большую часть, благодаря Светлане, я уже успешно сбросил, так что мысли в основном крутились позитивные, и плевать мне было, сколько там китайских роботов ждет встречи со мной.
        — Да уж, — с улыбкой сказала моя "Мальвина", — из-за таких вот мелочей и рушатся самые гениальные планы. Но на самом деле я просто забыла тебе рассказать. Значит так, — она крутанулась на кровати, мостясь ко мне по ближе. — Мы сюда проехали как раз по линии разграничения земель Гордеевых и Измайловых, а недалеко от границы Гордеевых с Китаем свернули вглубь Измайловских земель и таким образом оказались здесь. Вот этим путем, но в обратном направлении, я и предлагаю возвращаться.
        — Ну, наверное, этот план не хуже прочих, — задумчиво протянул я. — Единственное, что меня смущает — это возможные ещё встречи с противником.
        — Легкие МПД после прорыва пустим вперед, будут нашими глазами и ушами, — уверенно сказала Светлана, — постараемся оперативно реагировать и принимать правильные решения. Это все, что мы можем. Пройдем на максимальной скорости, обходя сильные заслоны и снося мелкие. Хотя мелкие сами свалят, кто же в здравом уме под "Люцифера" бросится, — усмехнулась Света. — Ты, главное, его не сильно поцарапай в предстоящем бою.
        — Да, такую дуристику, как "Люцифер" будет трудно спрятать от глаз, — поддержал я её настроение, — а по поводу царапин не переживай, если робот не переживет забег по пересеченной местности, я тебе его стоимость компенсирую. Главное — вырваться к нашим.
        — Нам просто нужно пройти семьдесят километров и пересечь Таоэрхэ, — ответила она, — мне кажется, китаянки навряд ли сунулись дальше.
        — Думаешь, решили выровнять границу по руслу?, — задумчиво вопросил я, и сам же ответил: — Да, может быть.
        — Возможно, я ошибаюсь, но у наших кланов чем глубже в их земли, тем плотнее оборона, так что не думаю, что китаянки прошли дальше реки.
        — Ладно, все равно лучшего плана, чем понадеяться на "авось", нам не придумать, — махнул я рукой и спросил: — Слушай, я все-таки не понял, ты робота, что ли, через всю Россию везла на грузовике?.
        — Хм, нет, конечно, — улыбнулась Света, — мы в Измайлово по железной дороге приехали вместе с основным грузом в качестве охраны. А уже по прибытию арендовали грузовики и с новыми накладными поехали в сторону границы — здесь очень требовался генератор защитного поля.
        — А помимо накладных, ты ещё настоящие деньги не научилась делать?, — улыбнулся я.
        — Увы, — печально вздохнула Света, — никак не могу найти хорошего художника.
        — Ты не боярыня, ты авантюристка, — рассмеялся я.
        — А сам-то какой?, — поддержала меня в веселье Света, — Князь — авантюрист, пострелять ему захотелось и именно в Маньчжурии. Да и затею нашу иначе как безумной авантюрой не назовешь.
        "Да уж, встретились две авантюрные личности и решили "на шару" малыми силами проломить оборону врага, при этом не располагая абсолютно никакой подробной информацией о том, где и сколько китаянок нас будут встречать", — подумал я. — "Безумие? Ну и хрен с ним. Прятаться под деревом, на фоне такой смелой девушки, я точно не стану." С этими мыслями я решительно наклонился к Свете, чтобы, возможно, в последний раз в жизни насладиться близостью с женщиной.

* * *

        Земли Измайловых.
        Ольга, замерев, стояла и решала, куда же ей теперь идти. Вокруг было слишком плотно от китайской боевой техники, и ей нужно было выбрать правильное направление, чтобы не попасться наблюдателям. Приняв решение, продолжила аккуратно двигаться к намеченной цели, стараясь соблюсти максимум предосторожности.

* * *

        "Вот блин", — мрачно думала Анна. Что-то ей совершенно не везет. Несмотря на все предосторожности, она умудрилась оказаться почти в центре расположения китайских сил, и не иначе как чудо спасало её от немедленного обнаружения. "Придется немного поползать", — решила она, приникая всем корпусом к земле, чтобы проползти сотню -другую метров — уж больно плотно стояли сторожевые роботы.

* * *

        Недалеко от Верного.
        Китайский заслон они смели, не без потерь, конечно, но, главное, прорвались, впереди ещё Верный, а потом пятнадцать роботов ждет рискованный прорыв в сторону Измайловских земель. Конечную цель им пока не озвучили, а Алену, как и остальных избранных, до боя пока не допускали, оставив в тылу наступающей группировки. Это её, конечно, расстраивало, но она понимала, что у них потом просто не будет возможности спокойно сменить амулеты и перезарядить оружие. Поэтому их и держат в арьергарде, сохраняя им силы для скорой и неизвестно какой длительности опасной экспедиции. Вообще удивительно, что её кандидатуру включили в этот отряд, скорее всего, это Ярослава постаралась. Несмотря на отсутствие опыта в настоящих сражениях, она очень серьезный боец, и пусть турнир не самый веский довод, но тем не менее её первое место тоже весьма показательно. "Наверное, она верит в мою удачу", — подумала Алена. — "Поэтому я и включена в заявку".

        Глава 6.
        Место встречи изменить нельзя

        Земли Измайловых, лагерь войсковой группировки китайского клана Линху.
        В штабной гусеничной машине собрались четыре женщины. Дейю Линху, двоюродная сестра главы клана, собрала у себя трех Валькирий. Ронг, самая пожилая, была из их клана, Шуанг и Юминг — из кланов -союзников.
        — Наблюдательница в "Фениксе" засекла нарушительницу, — спокойно озвучила Дейю причину сбора, — пилоту хватило ума не устраивать бой на месте, а разглядеть получше, кто же это такая смелая.
        Дейю сделала паузу, оглядев поочередно каждую из Валькирий.
        — Над плечом у лазутчицы торчала рукоятка меча, — все так же спокойно сказала командующая китайскими силами в этом регионе.
        После этих слов собравшимся воительницам было продемонстрировано видео крадущейся по ночному лесу девушки, в черном костюме пилота и со шлемом на голове. Судя по небольшому искажающему фигуру мерцанию, она использовала скрывающее поле, чтобы избежать засечки радарами и любыми сканерами. Но камеры робота транслировали то, что видели в ночном режиме, и плевать им было на поле и все остальное. В то же время пилоту робота сильно повезло, что у него был активирован полностью заряженный артефакт невидимости, закрывший его иллюзией, и вражеская Валькирия его не заметила. А прошла она довольно близко — рукоять меча была видна очень хорошо.
        — Ну вот и виновница недавней грозы, на которую так ругались воительницы, стоящие в дозоре, — поскрипела Ронг. Старая Валькирия огня выглядела под шестьдесят, но уже давно чувствовала себя на все свои девяносто.
        — Хорошая возможность покончить с одной из этих, — злым голосом сказала выглядящая не старше сорок пяти лет Шуанг.
        - Лишить их одной из Валькирий, так глупо пришедшей в одиночку, будет достойным свершением, — высказалась самая младшая Юминг. Девушке было всего сорок, но выглядела она пока не старше двадцати пяти лет.
        — Я могу выделить вам трех "Драконов", — кивнув головой, предложила Дейю, — чтобы наверняка уничтожить врага и не дать ей уйти.
        — Зачем же так шуметь?, — на правах старшей первой ответила Ронг. — Она может почуять их приближение и уйти, а я не в том возрасте, чтобы бегать за более молодыми. Лучше на её пути уберите лишних людей и технику, и оставьте ей направление вот в эту долину, где мы втроем её и встретим, — в конце своих слов старая Валькирия ткнула пальцем в небольшую долину, находящуюся между двумя лесистыми возвышенностями.
        — Вертолеты не дадут ей далеко уйти, мы сможем спокойно проследить за ней, — высказалась Дейю, и спросила: — Зачем вам так рисковать?.
        — Какой риск, уважаемая?, — изумилась Ронг. — Нас трое, а излишек сил тоже надо куда -то девать, вот и устроим поединок. Или вы сомневаетесь, что мы втроем можем справиться с одной Валькирией?.
        — Да и навряд ли она начнет бегать, просто станет сбивать вертолеты, благо, что летать умеет, — выступила в поддержку своей соратницы Шуанг, — так что лучше нам её встретить по всем правилам.
        — Хорошо, так и сделаем, только я дам вам в сопровождение десяток "Москитов", — согласилась командующая.
        Приняв, таким образом, решение и согласовав свои действия, Валькирии вышли, а Дейю осталась думать — все ли они учли в существующем раскладе и не появятся ли из ниоткуда непредвиденные проблемы. Но больше всего её интересовало, когда же именно российские кланы нанесут свой ответный удар?.

* * *

        Лагерь Белезиных, недалеко от китайской границы.
        — Да пребудет с тобой сила, брат, — неожиданно для самого себя ляпнул я вслух.
        Не иначе как нервозное состояние искало пути выхода. Хмыкнул и уже вполне осознанно произнес:.
        — Ладно, джедай хренов, погнали.
        Нажав кнопку на приборной панели, запустил реактор и сразу почувствовал небольшую вибрацию корпуса. Тест за десять минут не выявил никаких ошибок, а значит, можно вставать с транспортной платформы. "Люцифер" транспортировался в двенадцатиметровом контейнере с согнутыми в коленях ногами. И да, английский робот был единственным из знакомых мне сверхтяжелых моделей, который имел антропоморфную фигуру. Правда у мексиканцев тоже числился в линейке машин сверхтяжелый, по их классификации, "Чикахуа", если в дословном переводе на русский — "Сильный", но мне кажется, восемьдесят пять тонн веса — все же относится к категории простых тяжеловесов. В данный момент стенки контейнера вместе с крышей распахнулись в разные стороны, и я мог начать подъем своей машины смерти. Светлана за границей действия артефакта иллюзий оставила пару датчиков и камеру, и теперь я мог точно видеть, где находится шагающая техника противника. Конечно, камера в пять утра или ночи, кому как, не сильно позволяла рассмотреть детали, но кое -что было видно.
        Строго на северо-запад, — почти на пределе видимости маленькой камеры — примерно в восьми -девяти километрах стоял первый "Тигр", километрах в шести от нас находился первый тяжелый китаец "Черепаха". Еще ближе к нам, всего в двух километрах, стояла вторая "Черепаха". Ну и четвертым участником на этом приближающемся празднике безумных идей будет второй "Тигр", стоящий на северо -восточном холме тоже в двух километрах от нас и от ближайшей к нам "Черепахи", которую буду атаковать я. Света должна перехватить ближайшего "Тигра", и эта идея По-прежнему не приводила меня в восторг. А после совместно проведенной ночи я стал за неё переживать еще сильнее. МПД противника практически в полном составе находились в основном лагере, между двумя "Черепахами", а ночной дозор в легких доспехах в небольшом количестве был разбросан по всей долине и не должен доставить хлопот, уж мне-то точно.
        — Готовность один, — произнес я в микрофон.
        — Принято, — ответила мне Света и добавила: — Пожалуйста, не увлекайся, вали "Черепаху" и догоняй нас.
        — Уговорила, — хмыкнул я, — так и сделаю.
        С последними словами я начал подъем робота: сначала сесть, а потом встать на обе ноги. Высота купола иллюзии всего десять метров, так что мой шестнадцатиметровый воин практически сразу отобразится на радарах противника. Отряд Светланы останется под укрытием поля, пока ближайший "Тигр" не шагнет с холма, решив помочь своему собрату. Времени на раскачку у меня нет, поэтому, едва встав на ноги, я развернул робота и, постепенно набирая скорость, зашагал навстречу первому противнику. "Видимость ноль — иду по приборам,", — мелькнула у меня последняя шутливая мысль. Камеры ночного вида давали весьма сюрреалистичную картинку, окрашивая все вокруг в какой-то зеленоватый, мрачный свет.

* * *

        Светлана напряженно наблюдала за стремительно набирающим скорость "Люцифером" и думала о Сергее. А точнее о том, какие дети могут быть от этого одаренного мужчины. "Нашла время", — фыркнула она мысленно. — "Потом подумаем, если выживем". Тем временем "Тигр" развернулся в сторону вышедшего из рощи английского робота и, помедлив пару секунд, начал спускаться с холма ему навстречу. Прямо на ходу китаец сделал ракетный залп, который заставил Свету немного напрячься. Противоракетная оборона "Люцифера", конечно, справится, но противников все равно было слишком много для одинокого воина, а если учесть, что роботом управлял пилот -недоучка, становилось совсем тревожно. И если Сергей завязнет и не сможет быстро пройти "Черепаху"… На этом месте мысли Светланы дали сбой. Ей очень не хотелось уходить без этого мужчины. Казалось бы, она должна его ненавидеть за то, что именно он инициировал дуэль, в результате которой погибли её мать и бабушка. Но из-за её родных сгинула дорогая ему девушка, и по сути он был прав, восстанавливая справедливость.
        Светлана никогда не чувствовала эмоциональной близости с матерью, возможно, потому что та относилась к собственной дочери весьма прохладно и очень сухо. А после того, как её мать умудрилась в гневе убить тихого и ласкового к дочке отца, Светлана вообще перестала с ней общаться. И родную мать ей заменила бабушка, всегда готовая её выслушать и помочь. Но Юлия своим последним кровавым делом зародила в душе тринадцатилетней девочки сомнение и обиду за то, что подставила под удар род, и Свете пришлось вытаскивать семью из того болота, которое ей оставила бабушка. Поэтому Света и не испытывала ненависти к этому мужчине. Да и вообще, мужчин в этом мире принято холить и лелеять — слишком мало их, чтобы убивать или ненавидеть. А конкретно Сергей очень нравился ей и внешне, и своим необычным для мужчины бойцовским духом. Его одаренность интриговала ещё сильнее, и после проведенной ночи она уже планировала — как бы ей получить его гены и при этом не поссориться с великой княгиней Ольгой. "Ну вот, опять свернула на детей", — мельком подумала девушка.
        Глава рода выбросила из головы лишние мысли и приготовилась к своей первой в жизни серьезной битве. В данный момент времени "Люцифер" выпустил по "Черепахе" мощный ракетный залп и, продолжая сближаться с врагом, с дистанции в один километр открыл ураганный огонь из пушек. Второй тяжелый робот, находящийся почти в пяти километрах, уже начал смещаться в сторону боя, также начал постепенно приближаться и дальний средний робот. Ближайший к группе Светланы "Тигр" уже спустился с холма, и она, отсчитав последние десять секунд, рванула наперерез пятидесятитонной машине. Все роли были заранее расписаны: за ней, отстав на триста метров, побежит пятерка тяжелых МПД, сразу же за ними, на дистанции в двести метров, выскочит десяток её девушек в легких доспехах. У них нет задачи атаковать противника — они должны обогнуть его по дуге и уйти, спрятавшись за холмом. Ещё чуть дальше, в километре от холма, где стоял "Тигр", находился дозор из пятерки средних МПД, и девять из десяти её девушек должны будут связать китаянок боем, пока основная группа не справится с роботом. Толку от легких МПД в битве с "Тигром" не
будет совсем, и максимум, что они могут сделать, это засветиться на радаре китаянки, и тем самым слегка отвлечь внимание пилота. И только одна девушка в легких доспехах продолжит бежать недалеко от тяжелых МПД. В её руках был артефакт иллюзий, который она сейчас должна была подпитывать своей силой, создавая тем самым помехи, теоретически способные помешать самонаводящимся ракетам ударить прицельно. Таким образом бойцы Светы растянулись редкой цепочкой метров на сто и, соблюдая указанные дистанции, рванули за своей главой, приготовившись сделать ракетный залп.
        Перед покупкой Света долго выбирала, какой именно доспех приобрести, но в итоге и ей, и сопровождающей её охране очень понравился новый "Адамант" производства Романовых. Помимо брони, не уступавшей в этом классе другим доспехам, Романовский МПД обладал скоростью перемещения на пять километров быстрее других моделей и мог выдать на максимуме до тридцати километров в час. А девушки в легких доспехах могли выжать до сорока пяти километров в час. И сейчас Светлана на максимально возможной скорости для тяжелого, почти тонну весом доспеха, неслась навстречу "Тигру". Двадцатикилограммовая магнитная мина была зафиксирована у нее на спине, она снимет её в последний момент. Китайский робот заметил их приближение и, остановившись, попробовал достать с километровой дистанции выстрелами из пушек. А в следующую секунду в их небольшую группу полетели ракеты. "Похоже, новичок", — мельком подумала Светлана. — "Слишком рано". Она приготовилась увернуться от самонаводящихся ракет — это сложно, но возможно, главное, не тормозить. Из общей группы две ракеты взяли курс четко на неё, и искин МПД равнодушно отсчитывал
метры, предупреждая о грозящей опасности. "Сейчас", — решила Света, и прыжком метров на шесть буквально за мгновение до столкновения успела-таки разминуться с летящими снарядами. Взрывная волна за её спиной лишь слегка качнула несущийся на пределе своих возможностей тяжелый доспех.
        Пятьсот метров, и пилот "Тигра" полностью перенацелил огонь на неё, заставляя её скакать зайцем, уворачиваясь от зарядов плазмы и снарядов рельсотрона. И если плазменные заряды она более -менее успешно избегала, то скоростные выстрелы электромагнитной пушки практически все пришлись в амулетную защиту, максимально её ослабив.
        Триста метров, и бегущие за ней воительницы сделали ракетный залп. Защитное поле китайского робота покрылось всполохами разрывов, а Света, выждав секунду, выпустила свои шесть ракет. Её амулетное силовое поле погасло, и теперь она бежала под защитой собственного водного щита — он был хорош против плазмы, но выстрелы рельсотрона останавливал с большим трудом. Слишком высокая скорость была у этих снарядов, и щит лишь частично тормозил их, не в силах остановить полностью. Выстрелов двадцать уже пришлись на броню МПД, отчего у Светы мелькнула сожалеющая мысль о появившихся вмятинах на корпусе её доспеха.
        "Краску точно поцарапал, сволочь", — дополнила она сожаление глупой и несвоевременной мыслью, входя в стометровую зону, где её сразу накрыл огонь плазменных турелей. Сразу четыре автоматические пушки открыли по ней огонь, и Света подумала, что любая Гамма не дошла бы и до этого этапа. "Была бы Альфой, вот бы я ей показала,", — мелькнула у неё мысль, когда она уже в пятый раз обновила водный щит.
        Пилот робота, наконец-то сообразив, что дело пахнет жареным, начала осторожно пятиться назад. Но назад — это не вперед, и скорость Светланы была, естественно, выше, ей остался последний рывок, и отпускать свою жертву она не собиралась.
        Пройдя силовое поле робота и не обращая внимания на огонь турелей — а в такой близи по ней могли стрелять уже только они, — Светлана рывком выхватила из-за спины мину и, подпрыгнув на пару метров, припечатала её к коленному суставу робота. И тут же бросилась прочь, пробежав между ног робота. "Тебе гол, падла,", — злорадно подумала девушка, нажимая кнопку моментального подрыва. Если бы не кнопка, то мина, активировавшись после примагничивания к поверхности, взорвалась бы самостоятельно через пятнадцать секунд. Но у Светы не было времени ждать, щит она держала с трудом, а плазменные турели продолжали долбить ей в спину, да и её люди явно не в самых комфортных условиях находились.
        Мощное облако пламени окутало ноги китайского робота, и не успело оно опасть, как "Тигр" стал заваливаться на бок. Света, вычеркнув из игры одного противника, быстро повернулась посмотреть, как дела у Сергея, одновременно делая запрос в микрофон:.
        — Потери есть?.
        — Потерь нет, все целы, — ответил ей голос Оксаны, являющейся дочерью Евдокии и исполняющей в их караване роль начальницы охраны.
        Света восприняла информацию краем сознания, мельком обрадовавшись, что все её люди живы и продолжали движение, согласно плану, в сторону оцепления из пятерки средних МПД. А основное её внимание привлекла битва титанов. Стотонный "Люцифер" против семидесятитонной "Черепахи". Завораживающее своей смертельной красотой зрелище, которое пусть и издали, но в предрассветном сумраке внушало ещё больший трепет. Голубой цвет пламени от плазменных пушек, частые вспышки электромагнитных орудий, яркие лазерные лучи, пронизывающие пока еще спящее ночное небо, — и все это дополняли вспышки разрывов на защитных полях сошедшихся в смертельном поединке стальных воинов. К чести пилота китайского робота стоит сказать, что она не стала пятиться или как-то избегать боя, нет — "Черепаха" приняла брошенный вызов и явно собиралась драться до конца, ожидая, пока подойдет её сестра. Второму "тяжу" осталось четыре километра, и его почти догнал последний "Тигр".
        — Боярыня, — раздался голос Оксаны, — мы вступили в соприкосновение с противником. Как и ожидалось — пятерка средних.
        "Москитов".
        — Хорошо, — отстраненно ответила Света, продолжая следить за битвой роботов, — не думаю, что пятерка средних МПД доставит вам сильные хлопоты.
        — Из лагеря уже выбежали десяток тяжелых "Скорпионов" и три отделения "Москитов", — немного нервно сказала Оксана, — даже огибая "Люцифера", им до нас максимум пятнадцать минут.
        — Я вижу, — спокойно ответила Света, — но без робота нам легко сядут на хвост и навяжут бой, который мы уже не выдержим. Дальнейшее движение без "Люцифера" абсолютно бесперспективно, он наш таран, без него мы завязнем. Добьете оцепление, организуй оборону, если Сергей не справится, примем свой последний бой здесь. Не вижу смысла долго бежать, чтобы потом все равно сражаться, да и засаду организовать на нашем пути китаянкам раз плюнуть. Лучше, перезарядите ракеты, пока есть время.
        — Принято, — коротко ответила Оксана.
        Возможно, они и прорвались бы без робота, но бросать Сергея она не хотела. Чтобы не отвлекать пилота робота своими переговорами в процессе боя, они разговаривали на другом канале, и сейчас, переключившись на частоту "Люцифера", Света сказала:.
        — Сергей, у тебя максимум десять минут, потом ты просто не успеешь уйти.
        — Понял тебя, — спокойно ответил он.
        Света еще раз глянула на сражающихся роботов и побежала к своим людям, которые успели удалиться больше чем на километр, преследуя и добивая "Москитов" противника. "Надо бы перезарядить и свой доспех, — подумала она. — Не просто же так девушки в МПД тащили четыре ящика с ракетами".

* * *

        Ракеты я выпустил еще в самом начале боя, стараясь по максимуму загрузить защиту противника, и тут же сработало ПРО "Люцифера", перехватывая ракеты, пущенные "Тигром", которого должна постараться завалить Света. Долбить из всех орудий по "Черепахе" я стал еще за километр от неё. Пилот там явно была опытная, так как свои ракеты она выпустила, когда я подошел на семьсот метров. Видно, думала, что противоракетная защита робота не успеет сработать, и это сможет частично ослабить мое силовое поле. Но вот чем хорош "Люцифер", так это тем, что англичанки напихали в него очень много ракет для противовоздушной обороны, что на пару с усиленным генератором защитного поля делало робота очень живучим. Продолжая палить из всего оружия, неуклонно сближался с врагом. План родился только что — мне показалось, что я хорошо чувствую своего робота, а значит, могу попытаться сделать то, что в обычной ситуации мне даже в голову бы не пришло. Механики Белезиных хорошо поработали над восстановлением и приведением робота в боевой вид. Как мне рассказала Света, робот побывал в какой-то жесткой битве между персидским и
индийским кланами. Персиянки выиграли, и ей по установившимся дружеским каналам предложили купить практически полностью уничтоженного "Люцифера" фактически по цене лома. Света раздумывала долго и, как она сказала, все же решила рискнуть и выкупить этот кусок железа. Ей пришлось через Германию доставать генератор, плазменную пушку, бронелисты, гироскопы и кучу других мелочей. Что-то было новым, какие-то детали заменила поддержанными, некоторые вещи подменила нашим оружием. Например, лазер стоял от тяжелого "Рыцаря", но в любом случае потратилась она изрядно. В общем, мне досталась боевая машина, уже один раз побывавшая в серьезной переделке, и это знание почему-то прибавляло мне уважения к этому стальному бойцу. Хотя я поначалу и боялся накладок в управлении и ожидал сбоя в ПО, но, слава богу, механики Светы оказалась выше всяких похвал и реально сделали из полного "Гэ", если верить фотографиям, настоящую конфетку.
        Продолжая стрелять по врагу, я успел краем глаза отметить падение "Тигра", которого атаковала группа Светы. Не успел я подумать, какая она молодец, как девушка вышла на связь:.
        — Сергей, у тебя максимум десять минут, потом ты просто не успеешь уйти.
        — Понял тебя, — спокойно ответил я.
        "Пора переходить к плану "Б", — подумал я и решительно пошел на сближение. Робо -бокс я устраивать не собирался, и таран тоже не планировал, слишком непредсказуемые последствия могут быть у таких действий. Но у "Люцифера", как и у любого человекообразного робота, была замечательная особенность — он мог ударить ногой. Получалось что-то наподобие "Фронт -кика" в кикбоксинге — прямого удара ногой в живот или грудь соперника. Конечно, несмотря на очень подвижные сочленения, робот не мог поднять ногу настолько высоко, но ударить по коленному суставу "Черепахи" вполне возможно. Самое главное здесь было не потерять равновесие, а это можно было сделать легко, особенно если пилот "Черепахи" подловит меня именно в этот момент и тупо толкнет своей массой, а если я упаду, то встать мне он уже не даст — тупо затопчет на земле.
        Сложность была в том, что я не мог быстро с ней сблизиться — если я начну ускорение в её сторону, китаянка вполне может решить, что я пошел на таран, и рванет навстречу, а такое столкновение точно не пройдет безопасно для моего робота. А значит, нужно сближаться постепенно и неторопливо, навязывая боя на минимально возможной дистанции, чтобы потом рывком приблизиться и сломать ей ногу, а для этого лучше всего нанести удар сбоку.
        Я все-таки сделал небольшой рывок, резко затормозив на дистанции в четыреста метров от "Черепахи" и всем своим видом показывал, что это я просто решил подойти поближе. Китайский робот не принял предложенную манеру боя и решил разорвать дистанцию, начав смещаться в сторону идущей к нему подмоги. Я снова ускорился, постаравшись перекрыть ему это направление, как бы говоря: "Нет, сестренка, давай -ка пока один на один потанцуем". "Черепаха" стала пятиться назад, а я, решив, что на оставшейся дистанции в триста метров набрать приличную скорость не сможем ни я, ни она, послал "Люцифера" вперед. Моя противница сначала замерла, а потом также пошла навстречу, но я, пройдя сто метров, сбросил скорость и стал подходить совсем медленно, отчего китаянка перестала идти мне навстречу и совсем остановилась. Наверное, обдумывала, что это за пляски с бубном я тут устроил.
        — Детка, не обращай на меня внимания, — вслух попытался я загипнотизировать пилота вражеского робота, — я тут просто погулять вышел.
        Защитное поле в норме — почти восемьдесят процентов осталось, мельком глянул я на показатели, продолжая постепенно приближаться. "Черепаха" снова стала от меня пятиться, но оставшиеся сто метров я преодолел быстро, и теперь мы стреляли в друг друга практически в упор. За спиной "Люцифера" теперь виднелись китайские роботы, спешащие на помощь своему пилоту, им осталось пройти чуть меньше трех километров. В тылу "Черепахи" находился холм, с которого совсем недавно спускался первый "Тигр", а за ним, уже на другой возвышенности, заняла оборону группа Светы. Между нашими роботами осталось расстояние в жалкие десять метров, ещё пара шагов, и мы пройдем защитное поле своих машин и будем стрелять уже по корпусу. И пока китаянка не приняла такое решение, я сделал шаг вправо, а потом еще и еще один, и при этом, слегка довернув корпус, продолжил долбить выстрелами из пушек её поле.
        — Ну же, смотри, я уступаю тебе дорогу, — нетерпеливо выкрикнул я, продолжая забирать вправо.
        "Черепаха", стала поворачивать за мной основную часть корпуса, которая походила на гигантскую башню от танка слегка сферической формы и действительно немного напоминала панцирь черепашки. Одновременно с поворотом корпуса китайский робот разворачивал за мной свои пушки, в то время как её ноги продолжали смотреть в сторону своего лагеря и спешащей к нему на помощь подмоги. Наконец пилот "Черепахи" приняла решение пройти вперед мимо меня, возможно, подумав, что я своим таким "вежливым маневром" предлагаю поменяться местами. Китаянка сделала еще один шаг, а я, решив, что пора, включил максимальный режим скорости и шагнул к ней. "Люцифер" тут же затрясся от полученных попаданий, защитное поле больше не могло прикрывать, а я, оставив орудия вести автоматический огонь, сосредоточился на ударе правой ногой. "Только не промахнись, только не упади", — заныла в моей голове мантра. Момент удара почувствовал всем корпусом, но равновесие я удержал и тут же отступил на пару шагов назад — если вдруг "Черепаха" начнет на меня заваливаться, я успею отскочить. Китайский робот сразу не упал, он по инерции ещё
закончил шаг правой ногой. Его левая, куда пришелся мой удар, на вид казалась неповрежденной, и у меня даже успело мелькнуть сожаление, что я лопух и ничего не получилось. Вот он перенёс вес на правую ногу, левая поднялась, ступая вперед, но едва поврежденная нога коснулась земли, и "Черепаха" перенесла всю массу на эту ногу, та подогнулась, и робот завалился на левый бок, сковырнув дерн и подняв фонтан земли.
        — Да -а, — заорал я, — получила, коза драная.
        Мельком глянул на радар — средний "Тигр" слегка вырвался вперед, и ему до меня осталось два километра, вторая "Черепаха" потихоньку ползла позади своего соратника. "Можно сваливать", — решил я. Конечно, они могут броситься в погоню, но в условиях местного рельефа это будет тот еще забег.
        — Света, встречай чемпиона, — радостно заявил я в микрофон, посылая "Люцифера" на старт предстоящего марафонского забега, да еще и с препятствиями.
        — Молодец, ждем тебя, — судя по голосу, девушка улыбалась.
        Но просто так уйти мне не дали, два оставшихся робота сделали одновременный залп самонаводящимися ракетами. Было слишком далеко, чтобы доставить мне особых хлопот, поэтому я, активировав автоматический режим, позволил роботу самостоятельно сбить все цели. В основном постарался рельсотрон — за счет его высокой скорострельности ни одна ракета не успела подлететь ближе, чем на триста метров. Пульнул на прощание по вражеским МПД — те, пользуясь тем, что "Люцифер" был сильно занят, решили добраться до группы Светы практически напрямки и не скрываясь. Мне до них было чуть больше километра, так что я с удовольствием причесал полянку, которую они внаглую перебегали. Стрелял я из электромагнитной пушки уже на ходу, но китайские МПД явно решили притормозить и сделать вид, что они тут просто погулять вышли. В общем, передав «пламенный» привет китаянкам, я на максимальной скорости рванул за Светой и её людьми, усвиставшими уже на три километра, проводя разведку маршрута.

* * *

        Недалеко от Верного.
        Бой у поселка вышел скоротечным, все-таки большую часть сил китаянки держали за речкой, и их крупную группировку, что прикрывала направление на Верный, уже разбили. Так что у поселка Гордеевых ждал только небольшой резерв из десятка роботов, который не доставил особых проблем ударному кулаку клана. Сорок машин заняли вокруг поселка круговую оборону и с помощью прихваченных техничек со своими рем -мобилями стали по новой переснаряжаться ракетами и подзаряжать защитные амулеты. Почти десятку роботов требовался срочный ремонт. Несколько китайских отрядов уже двинулись в сторону Верного, явно собираясь снова выбить защитников из этого полуразрушенного селения. Оставшиеся в поселке пилоты должны были продержатся максимально долго: до подхода вечернего подкрепления, когда основные силы Гордеевых перейдут в наступление, либо до возвращения малого отряда с территории соседнего клана. А этот отряд из пятнадцати роботов ускоренным маршем уже начал углубляться в земли Измайловых. На них была возложена очень ответственная миссия. Когда Валерия, командир отряда, рассказала, что им предстоит, Алена испытала
настоящий восторг. "Надо же, как бывает", — подумала она. Оказалось, что вчера утром, самолет, на котором Сергей, муж Ольги, должен был вернуться из Маньчжурии в Нижний Новгород, сбили прямо над территорией Измайловых. Он успел выпрыгнуть в тяжелом МПД и успешно приземлился. А княгиня сегодня ночью пересекла прифронтовую территорию и в одиночку ушла спасать своего мужчину. И задача их отряда — это постараться прорваться в примерную зону высадки Сергея, найти его и Ольгу и помочь им выбраться с оккупированной китаянками территории. Во всей этой истории присутствовала пронзительная нотка романтики, и Алена, как и многие девушки, зашмыгала носом, не в силах сдержать нахлынувшие чувства. Но это было полчаса назад, а сейчас — шесть утра, рассвет уже вступает в свои права, а их отряд недавно пересек границу соседнего клана. Пилотам явно предстоит очень сложный день.
        *****.
        Земли Измайловых, лагерь китайского клана Линху.
        — Госпожа, срочные новости — проговорила вошедшая в штабную машину помощница.
        — Говори, — недовольно произнесла Дейю.
        — Из тыла сообщили, что их атаковал английский сверхтяжелый робот, модель "Люцифер", — четко проговорила Бию.
        — Откуда он там взялся?, — удивленно спросила командующая силами клана.
        — Они говорят: выскочил из рощи, вывел из строя одну "Черепаху" и вместе со взводом МПД ушел на северо -восток.
        — Ты у них не спросила, что они там пили?, — недовольно вопросила Дейю, — Если им там так скучно, я их на фронт переброшу.
        — Спросила, сказали, что ничего, — невозмутимо ответила помощница. — В роще обнаружили четыре автодома и один транспортер с контейнером — скорее всего, находились под сокрытием "Артефакта Миражей". Пока "Люцифер" сражался с "Черепахой", шесть тяжелых пехотинцев схватились с "Тигром", а их командир, похоже, в ранге Бета, смогла прорваться вплотную и прилепила ему магнитную мину. В результате безногий "Тигр" был выведен из строя, — на правах бессменной уже на протяжении двадцати лет помощницы слегка сыронизировала Бию.
        — Надеюсь, они организовали преследование, — мрачно вопросила Дейю, — и определили, куда направилась эта группа?.
        — Преследование организовали силами МПД и ещё вызвали пару легких роботов, чтобы удобнее было висеть на хвосте. Серьезных сил у нас там, к сожалению, не осталось, все переброшены на линию соприкосновения с противником. Точный маршрут пока непонятен, кроме общего направления. Надеюсь, по спутнику сможем понять больше.
        — Хорошо. Когда над нами будет следующий спутник?.
        — Через два часа.
        — Ладно, иди и держи этого англичанина на контроле, сверхтяжелый робот у нас в тылу — это не шутки.
        — Предлагаю отправить десять средних "Носорогов" из нашего лагеря в примерную точку перехвата, а также сообщить клану Цзяо, что, вероятно, в их сторону идёт английский супертяж, — предложила помощница.
        — Хорошо, так и сделай, — чуть подумав, согласилась Дейю.
        Бию вышла, а командующая пыталась прикинуть, откуда взялся этот англичанин. Не успела она прогнать несколько версий, как дверь снова распахнулась, и её помощница с кислым выражением на лице снова предстала перед ней.
        — Простите, госпожа, — поклонилась Бию, — у меня сегодня роль дурного вестника.
        — Что? Неужели еще один "Люцифер"?, — ехидно спросила Дейю.
        — Нет, госпожа, — снова поклонилась помощница. — Цзяо сообщили, что их силы на левом берегу Траоэрхэ, недалеко от поселения предателей, полностью разбиты. Ударная группа Гордеевых, проломив их оборону, отбила обратно поселок и заняла круговую оборону, а пять легких и десять средних роботов прошли в нашу сторону. Цзяо преследование не устраивали, так как в данный момент заняты стягиванием сил, чтобы снова отбить этот поселок. Больше Гордеевы нигде не атаковали.
        — Что им тут всем надо?, — вслух подумала Дейю.
        — Возможно, это звенья одной цепи, госпожа, — предложила версию Бию.
        — Сначала Валькирия со стороны Измайловых, потом "Люцифер", а теперь еще пятнадцать роботов Гордеевых, — задумчиво проговорила Дейю, — не вижу абсолютно никакой логики. Какой-то враг излишне авантюрный пошел, совершенно невозможно просчитать.
        Помощница промолчала, дабы не сбить с мысли свою повелительницу.
        — А что там с Валькирией?, — спросила командующая.
        — До встречи тридцать минут, — ответила Бию, — в связи с чем предлагаю из группы роботов, участвующих в создании коридора для вражеской Валькирии, выделить и бросить на перехват "Люцифера" восемь средних "Кайратов", — они находятся к нему ближе всего. Восемь роботов должно хватить с запасом. "Носороги" только начали движение, а значит их можно переориентировать на Гордеевский отряд."Кайратов", после уничтожения англичанина, также отправить на помощь "Носорогам". Тех, кто сможет.
        — А кто останется присмотреть за Валькирией?.
        — Три наших одаренных высшего ранга с десятком "Москитов" в сопровождении, плюс вертолеты.
        — Хорошо, это оптимальный вариант, — согласилась Дейю. — Отдай соответствующие приказы, только добавь к "Носорогам" пятерку "Тигров", — сними их с ближайшего участка и направь к тем на помощь. Пусть командиры сами договорятся о месте встречи. А то неизвестно: когда "Кайраты" найдут "Люцифера" и как быстро смогут прийти на помощь "Носорогам". И у нас еще в резерве остались "Фениксы", пусть пятерка бежит за ушедшими "Носорогами" и поможет им в обнаружении противника.
        Помощница молчаливо кивнула, принимая сказанное к сведению, и вышла, а Дейю мрачно подумала, что слишком много вокруг странностей. Она не понимала логику действий противника. Что им тут всем надо? Вопрос, на который она никак не могла подобрать правильный ответ. Непонятная атака Гордеевых на поселок Верный явно обеспечивала последующую цель — отправить отряд из пятнадцати роботов на территорию Измайловых, занятую Линху и союзным кланом Пан. Но зачем? ""Валькирия", "Люцифер", пятнадцать роботов", — крутилась в её голове раз за разом мысль. — "Есть ли между ними связь? Или это ей так сказочно повезло нарваться на такое странное совпадение?".
        — Долбанные русские, — выругалась вслух Дейю.

* * *

        Земли Измайловых.
        Думаете, мы неслись как угорелые? Как бы не так. Все-таки рельеф местности не располагал к спринтерскому забегу. Заросшие густым лесом холмы и более крупные возвышенности, местами очень топкие долины, с мягким грунтом, на котором "Люцифер" явно чувствовал себя не очень хорошо. Сто тонн веса все же не давали возможности гулять, где вздумается, и особо топкие места нужно было обходить стороной, а множество попадавшихся под ногами робота камней неприлично больших размеров также заставляли выбирать маршрут тщательнее. Время от времени сканер, проверяющий препятствия на пути моего стального воина, орал благим матом, требуя снизить скорость, а лучше вообще остановиться. Но задерживаться нам было нельзя и приходилось переть напролом, выбирая оптимальный из предложенных маршрутов. Скорость передвижения также была ограничена возможностями тяжелых МПД, которые могли выдать на пределе тридцать километров в час, а мой "Зубр", в котором бежала одна из девушек Светы, мог выжать из себя не больше двадцати пяти километров за то же время. Вот кто мог скакать, как им нравится, и разгоняться до сорока пяти
километров в час, так это легкие доспехи. Десяток девушек неслись впереди меня, опередив на три километра, дальше топал мой "Люцифер", а следом за роботом, отстав почти на километр, следовали тяжелые МПД. Света и пятерка её людей следили за севшей нам на хвост погоней, а она, к сожалению, была и отставать точно не собиралась. А значит, впереди нам, скорее всего, уже готовят горячий прием, и разведка, убежавшая вперед, должна дать нам время приготовиться и прикинуть план на бой. То, что он будет, я почему-то не сомневался. В "Люцифере", конечно, стоял хороший радар, но этот долбаный рельеф не позволял использовать его на все сто процентов, и максимальная видимость была у меня всего семь километров, чаще всего она падала до жалких трех, а иногда даже несущиеся впереди легкие МПД пропадали с экрана, скрывшись за очередным холмом.
        Сразу бежать по прямой, к стыку земель Измайловых, Гордеевых и Китая, мы не стали. Света предположила, что китаянки вполне могут вычислить конечную точку нашего маршрута и подтянуть на перехват отряда силы от самой границы. А потому мы бежали строго на север, решив свернуть на северо -восток чуть позже, но, как мне кажется, наша попытка запутать следы теряет всякий смысл при наличии висящего за спиной хвоста из преследователей. Десяток средних "Москитов" в сопровождении двух легких "Фениксов" не сокращали дистанцию, стабильно держась на границе двухкилометровой зоны. А значит, все наши хитрые маневры изначально обречены на провал, о чем я Свете и сообщил. Но глава рода Белезиных только повторила, что выбора у нас нет, а если сюда добавить возможную слежку со спутника, то на висящих за спиной "гончих" можно в принципе наплевать. Китаянкам и так сверху всё видно. В общем, мне осталось только головой покачать в знак признания себя полным психом, влезшим не просто в авантюру, а в смертельно опасную ситуацию с непредсказуемым концом. Хотя пессимист в моей голове пару раз просыпался и порывался
рассказать, каким он видит мой конец. Но я его своевременно затыкал, почти вежливо прося засохнуть и не отсвечивать.
        Максимальная скорость "Люцифера" в идеальных условиях, по ровной и твердой поверхности, составляла шестьдесят четыре километра в час. Но мы за полтора часа смогли пройти каких-то жалких семнадцать километров. Слишком сложный был рельеф местности. Конкретно в этом квадрате у Измайловых не было дорог, а те, что имелись, были из разряда — куда смотрю, туда и еду или иду, в зависимости от вида транспорта, на котором человек решил выехать на пикник в эти края. Как мне рассказала Света, транспортер, перевозивший "Люцифера", несмотря на артефакты воздуха, частенько застревал, из-за чего его приходилось толкать с помощью тяжелых МПД и выдергивать с помощью автодомов.
        — Внимание, противник!,  — вывел меня из задумчивости доклад девушки из головного дозора.
        А последующая информация заставила сжаться все внутри и зло выругаться, давая выход нахлынувшим чувствам.
        — Восемь "Кайратов", дистанция три километра, перекрыли север и северо -восток.
        Я практически сразу взял себя в руки, напряженно обдумывая ситуацию.
        — Как широко растянулись?, — спросил я.
        — Почти на девять километров, даю засветку.
        В следующую секунду у меня на карте отобразилась информация о расположении роботов противника, которую мне в онлайн -режиме начала транслировать девушка из передовой группы. Ей с большой возвышенности, откуда она наблюдала, было видно на много километров вокруг, правда, и она наверняка засветилась на всех радарах.
        — Дайте мне маршрут направлением на крайних с севера, — произнес я, — с таким расчётом, чтобы на радары остальных я попал как можно позже.
        Практически моментально девушки переслали мне новый маршрут с выходом на двух крайних слева роботов. Расстояние между ними было почти километр. Быстро прокачав ситуацию, начал озвучивать принятое решение. После боя с "Черепахой" девчонки стали относиться ко мне с явным уважением. Так что я мог позволить себе немного покомандовать.
        — Я атакую двух "Кайратов" на севере; тяжелые МПД и те, кто не попал на радары к противнику, забирают левее и уходят дальше. Остальные, обнаруженные противником, ждут моей атаки и после догоняют основную группу. Похоже, дальше мы разделяемся, — немного грустно сказал я. И почти радостно добавил: — Но мне с вами было очень весело.
        В наушниках тут же раздались множество голосов, которые советовали не горячиться и поискать другое решение, а ко мне на закрытый канал стала стучаться Света.
        — Да, Светлана.
        — Давай ещё подумаем, — немного нервно проговорила она, — это самый простой путь, возможно, есть ещё варианты.
        — Ты их видишь?, — спокойно спросил я, и тут же ответил: — Вот и я не вижу. Те, что позади тебя, вот -вот вступят в контакт с "Кайратами" и сольют им всю информацию о моем перемещении. А, используя эффект неожиданности, это максимум того, что я могу сейчас выжать из данной ситуации. По сути, мне сейчас нужно, как с "Черепахой", — быстро снести двух роботов противника и, прикрывая вас, потихоньку продолжить движение за вами, время от времени вступая в бой с той сворой, которая со временем повиснет на моих плечах. Теперь я в арьергарде, а вы на пределе своих возможностей продолжаете свой путь.
        Света молчала очень долго, видно, искала альтернативные пути, я же, приняв решение, уже свернул в сторону ближайших противников, и с каждой пройденной стометровкой во мне просыпалось знакомое, но едва уловимое ощущение.
        — Сереж, мне кажется….
        — Помолчи, пожалуйста, — достаточно грубо оборвал я Свету.
        "Источник!", — пронзила меня мысль. Он пульсировал так же, когда Ольга подъезжала к дому. "Но мое солнце осталось в Нижнем Новгороде", — пришла следующая мысль. — "А кто тебе сказал, что она до сих пор там? Разве любимая жена не могла бросить все и полететь спасть своего непутевого мужа?".
        — Я, конечно, понимаю, что ты князь и у тебя очень крутая жена, — немного обиженным тоном начала говорить Света, — но мне кажется, что я заслуживаю ….
        — Света, моя жена здесь, — я снова перебил девушку, — не дальше, чем в десяти километрах на север.
        Света замолчала, а я решил, что связь барахлит, и уже собирался снова её окликнуть, как она заговорила:.
        — Ты это с чего решил?.
        Я кратко объяснил взаимоотношения наших с Ольгой источников, опуская подробности, и сделав акцент на возможности предугадывать появление друг друга, а также чувствовать на большом расстоянии.
        — Очень надеюсь, что это не твоя фантазия, — задумчиво проговорила Светлана.
        — Никаких фантазий, — твердо проговорил я, — действуем по моему плану, но твоя задача теперь — найти мою жену. На максимально возможной скорости бежите вперед. Она всего в десяти километрах, не больше.
        — Хорошо, Сергей.
        Группа Светы ускорилась, стараясь меня догнать, и часть девушек в легких доспехах, также сменив маршрут и дождавшись тяжелые МПД, должна будет проследовать после моей атаки строго на север. Очень надеюсь, что я не ошибся, а то будет чертовски обидно.

* * *

        Анна чувствовала, что она жутко измотана. За ночь источник немного восстановился, и она смогла обратиться к его силе, но хватило лишь прогнать сонливость, а вот усталость не хотела уходить совершенно. Недолеченный после серьезных ранений организм требовал полноценного отдыха, но обстановка не позволяла расслабляться. Либо нужно снова вешать амулет на шею и дать ему доделать свою работу. Но Анна боялась, что амулет высосет всю силу из наполовину восстановившегося источника. Пробираясь понизу очередного холма, густо заросшего лесом, она услышала шум вертолетов, которые пролетели над её головой и зависли над дальней возвышенностью, примерно в двух километрах от неё. "И что им там надо?", — подумала она. Любопытство пересилило осторожность, и Анна, немного ускорившись, направилась в сторону вертолетов, слегка забирая влево, чтобы выйти возле соседнего с ними холма.

* * *

        Ольга с мрачным настроением шла по заросшему сосновым лесом склону и думала над сложившейся ситуацией. Вот уже пять часов она пробиралась по этим холмам, и в последний час её не оставляла навязчивая мысль, что её целенаправленно гонят в определённом направлении. Сначала она шла, особо не задумываясь, так как в целом маршрут был в сторону примерного приземления Сергея. Но потом её стали постепенно отжимать к югу. Нет, давления на себя она не ощущала, просто любой маршрут, кроме оставленного, неизменно утыкался в роботов противника, которые изображали из себя гончих собак на охоте. Они постоянно перемещались, закрывая все возможные зоны обхода, и она раз за разом вынуждена была следовать только одним, как будто специально оставленным, путем. Можно было устроить небольшую заварушку и прорваться в нужную ей сторону, но тогда бы её точно обнаружили и стали бы преследовать, что, в конечном счете, привело бы к встрече с вражескими Валькириями. А так её вроде бы не видели, во всяком случае, кроме как будто специально оставленного маршрута, других смущающих признаков обнаружения не было.
        Ольга замерла на краю небольшой долины между двумя заросшими густым лесом возвышенностями. Идти в наглую, напрямую по открытому пространству она, естественно, не собиралась. Сформировав очередную воздушную технику, предназначенную для обнаружения противника, и никого вблизи не увидев, стала аккуратно пробираться по кромке леса. Она прошла примерно половину этой долины, когда все чувства взвыли, предупреждая её об опасности. "Снизу", — подсказало её обостренное восприятие. Практически с места она сделала прыжок почти на пять метров и перекатом выкатилась из леса в сторону открытого пространства. Быстро оглянувшись, увидела выскочивший из земли десяток земляных копий. Силу источника в момент атаки скрыть очень сложно, так что Ольга сразу развернулась в сторону центра долины, где она успела почувствовать, как минимум, одну сильную одаренную. Противник не стал прятаться, и в метрах трестах от неё резко проявились три китаянки.
        "Скрывались под артефактом невидимости, который обычно на роботы ставят", — пришла к ней мысль. Послушался шум вертолета, а потом она увидела три машины, которые зависли над дальним холмом километрах в четырех. "Улететь не получится", — мрачно подумала она. — "Вертушки будут висеть на хвосте, да и еще наверняка и тревожить ракетами». Кого-то она, может, и собьет, но потеряет силы в полете, и в итоге ей все равно придется драться, только уже с пустым источником. Вызвать смерч можно, но он мгновенно не формируется, и вертолеты успеют отлететь на безопасное расстояние, а если уходить по лесу, то её сразу начнут преследовать МПД и ближайшие роботы, плюс эти три Валькирии. А то, что это воительницы высшего ранга, она почему-то не сомневалась. Прогнав эти мысли, Ольга решительно шагнула вперед, так как выбора у неё не было. Её противницы тут же начали расходиться, беря её в полукольцо.
        Они замерли друг от друга примерно в ста метрах. Вражеские Валькирии встали с интервалом в пятьдесят метров между собой, чтобы она не могла одной техникой накрыть сразу троих."Решить вопрос с помощью холодного оружия не спешат — сначала магия, потом мечи, их трое, и они чувствуют себя уверенно. А значит, захотят поиграться и покичиться собственным превосходством. И им обязательно надо толкнуть какую-нибудь пафосную речь, которая подчеркнет их мудрость и мою глупость, — это же китаянки,", — внутренне усмехнувшись, подумала Ольга.
        — Ты выбрала не самое лучшее место для прогулок, — на хорошем русском проговорила стоящая по центру пожилая китаянка.
        Благодаря шлему, приблизив изображение, Ольга легко могла рассмотреть всех трёх женщин и хорошо слышала, что говорит стоящая в ста метрах от неё Валькирия.
        — Это место не хуже прочих, и мне нравится, — спокойно ответила Ольга. Встроенные динамики шлема также усилили голос, донеся её слова до китаянок.
        Пожилая Валькирия, слегка кивнула головой, признавая право Ольги решать, где можно гулять, а где нет.
        — Меня зовут Ронг, клан Линху, — представилась старшая женщина.
        — Шуанг, клан Ся, — с небольшим акцентом проговорила за ней сорокалетняя на вид китаянка, стоящая слева от Ронг.
        — Юминг, клан Жун, — также на русском представилась самая молодая из них — соответственно, справа от Ронг.
        Представившись, китаянки внимательно уставились на Ольгу, ожидая её ответа. Да, она должна назвать свое имя, так принято. Но Ольга не хотела этого делать — узнав её имя, они отнесутся к ней максимально серьезно, что совсем снизит её шансы. Но и не представляться нельзя, это будет слишком невежливо, а зачем лишний раз драконить противника.
        — Морозова Елизавета, — озвучила Ольга первую пришедшую к ней на ум Валькирию воздуха и молний. Та, правда, была постарше на тридцать пять лет, ну да под шлемом этого не видно.
        — И что здесь забыл клан Морозовых?, — это подала голос молодая Юминг.
        — А что здесь делают кланы Ся и Жун?, — вернула вопрос Ольга.
        — Они помогают нам вернуть свое, — вздернув подбородок, громко сказала Ронг.
        — Вы это "свое" потеряли сто пятьдесят лет назад, так что это уже давно наше, — динамики хорошо передали её иронию.
        — Мне кажется, мы несколько увлеклись беседой, — раздраженно сказала Шуанг.
        Три китаянки синхронно кивнули головой, и в Ольгу сразу же понеслись различные убийственные техники. Воздушный щит она создала давно, а сейчас усилила его электрическим полем, которое окутало её воздушную защиту цепью разрядов. Ронг запустила в неё десяток мощных файрболов, Шуанг отправила в её сторону огромные ледяные копья, долбанув сверху по её защите водяной плетью. А Юминг снова сформировала земляные копья, которые Ольга, ожидая именно эту стихию, почувствовала заранее, успев отпрыгнуть. Земляные копья — единственная техника, которой плевать на любые щиты, они выскакивают прямо под ногами, там, где нет защиты. Хорошо, что площадь поражения у них не больше трех метров. И ей пришлось совершить очередной прыжок под огнем остальных противниц, но едва она приземлилась, как снова почувствовала шевеление земли. "Гадина, так она мне не даст сосредоточиться, чтобы ударить в ответ", — мелькнула у нее мысль. В этот раз она взлетела на десять метров вверх, и правильно сделала — едва она оттолкнулась от земли, на том месте, где она только что стояла, возник огромный провал, глубиной метров пять и
диаметром метров двадцать. Если бы она провалилась, её бы тут же насадили на копье. "Придется какое-то время не опускаться на землю", — мелькнула у неё мысль.
        Зависнуть на одном месте — это, конечно, не лететь, и силы источника тратятся медленнее, ведь помимо крыльев ей помогала удерживаться в воздухе особая воздушная техника. "Да чтоб тебя", — снова мысленно воскликнула Ольга. Она едва успела отбить очередное нападение Юминг. Та использовала "Поцелуй Морены", жуткую вещь, которая разлагала любую органику. Валькирия земли могла создать облако размером с небольшой город, и после этого там не останется выживших людей, разве что одаренные успеют выскочить, да и то не все. Против неё китаянка использовала не самую крупную темно -серого цвета тучку, но Ольга успела снести её в сторону, мгновенно вызвав ветер. Если бы "Поцелуй" богини смерти коснулся Ольгиной защиты, то шарообразное поле, которым она, вися в воздухе, закрылась, скорее всего, сильно бы ослабело, либо совсем пропало, и следующий удар, уже от Шуанг, она бы не пережила. Едва она успела сдуть это облако, Шуанг ударила по её защите "Молотом Тора", и гигантский ледяной топор почти пробил её защиту, заставив опуститься на пять метров вниз. Ронг, не дав ей подняться повыше, тут же швырнула в неё
"Огненное копьё Перуна", Ольга увернулась чудом, успев почувствовать, как за спиной полыхнуло бушующее пламя, моментально охватывая огнем лес. Подсознательно Ольга фиксировала используемые китаянками техники, давая им русское определение, понимая, конечно, что у китайских одаренных свои названия. Шуанг тут же набросила на её защиту водяную "Сеть Нептуна", явно желая опустить её на землю, отчего Ольге пришлось увеличить напряжение электрического поля, и окутавшись облаком пара, водная техника растаяла.
        Принимая на защиту с десяток больших огненных шаров, что выпустила в неё Ронг, и одновременно уворачиваясь от очередного удара Юминг, запустившей в неё "Стрелы Нефелы", в виде множества воздушных стрелок, Ольга сформировала "Копье Стрибога" и направила одну из самых сильнейших атакующих воздушных техник в сторону Юминг. И тут же, не обращая внимания на удары Шуанг и Ронг, послала следом с десяток шаровых молний. "Копье Стрибога" порвало воздушную защиту Юминг, видно, воздух не был её основной стихией, а земляной щит она поставить не успела. Взрыв от шаровых молний отшвырнул китаянку метров на десять, и Ольга рванулась на всей скорости к упавшему врагу. Ей не хватило буквально секунды, чтобы пронзить горло этой "твари", — каким образом Ронг успела, Ольга не поняла. Юминг ещё поднималась с земли, пытаясь сразу же выхватить индийский меч пата, но Ольга должна была успеть раньше. И в последний момент, когда её катана должна была гарантированно отсечь голову китаянки, японский меч столкнулся с китайский мечом яодао. Спустя пару секунд к ней подлетела Шуанг, вооруженная обоюдоострым мечом -цзянь, и
Ольга была вынуждена уйти в глухую оборону. Она сознательно свела магический поединок к бою на холодном оружии. Её источник иссякнет намного раньше, чем китайские Валькирии подойдут к своему пределу, а значит нужно попытать счастья в фехтовальном искусстве. Ей приходилось постоянно перемещаться и кружить, стараясь держать перед собой одну, максимум двух соперниц. Дело осложнялось ещё тем, что Ольге противостояли воительницы с разным видом оружия и различной манерой боя. На то, чтобы подстроиться под каждый стиль и найти слабые стороны противостоящих ей Валькирий, требовалось время. У неё еще был небольшой козырь в виде сабли, которую она пока не выхватывала из-за спины, сдерживая своих врагов одной катаной. Ситуация была хреновая, и смертельные танцы в долине подошли к своей завершающей фазе. Утро почти вступило в свои права, а напитанные силой Валькирий мечи полыхали ясно видимым свечением. Багровое лезвие катаны пока успевало перехватывать две голубых и одну ярко желтую полоску стали. Пока успевало….

* * *

        Их отряд углубился почти на тридцать километров и до сих пор нигде не встретил сопротивления, что конечно настораживало, заставляя предвидеть всевозможные гадости. Алена все-таки чувствовала себя в этом отряде не иначе как белой вороной. Кроме неё здесь не было ни одного человека со стажем пилотирования меньше двадцати пяти лет. А три девушки, включая их командира Валерию, вообще были в ранге Бета. Абсолютно все из них участвовали — и не один раз — в межклановых поединках, отстаивая честь своего клана. Но все пилоты изначально встретили её очень доброжелательно. Как ни крути, у нее был статус чемпиона, который, учитывая, каких соперников она преодолела на пути к своей победе, заставлял относиться к ней уважительно. Но она все равно ловила иногда себя на мысли, что она здесь случайный человек и совсем не чета этим настоящим профессионалам. Её очередные так некстати пробудившиеся сомнения прервало сообщение головного дозора. Пятерка "Кузнечиков" убежала вперед на четыре километра, и теперь один из них, вернувшись немного назад — из-за рельефа связь была не очень хорошей, — радировал, что впереди, в
восьми километрах, их ждет горячая встреча из десяти средних "Носорогов" и пятерки легких "Фениксов", с которыми уже схватились "Кузнечики". Валерия недолго думала: принимать бой или свернуть и, уклоняясь от встречи с противником, продолжить забег их группы к определенной точке.
        — Приготовиться к бою, — раздался приказ командира.
        "Что ж, рано или поздно это должно было случиться, а избегать встречи особого смысла нет — на такой местности все равно много не побегаешь", — подумала Алена.

* * *

        Робот "Кайрат", — это китайский ответ нашей "Кобре", и якобы по характеристикам совсем не уступает российскому творению. Китаянки, правда, позиционировали его даже круче нашего робота, но что-то мне подсказывает, что это обычный рекламный "звиздёж". В любом случае, недооценивать эти машины не стоит хотя бы потому, что их банально больше в восемь раз. Сразу, может, и не добьют, но вот закусать до смерти вполне могут. Я почти выскочил на открытое пространство между очередными, и казалось — бесконечными, холмами и стремительно, насколько это возможно на данной местности, начал сближаться с первым из этой великолепной восьмерки, пришедшей явно по мою душу. И что, вы думаете, сделала эта сволочь, едва я отразился на его радарах? Это металлическое позорище, носящее имя одной из самых ядовитых змей в мире, бросилось наутек. Не -е, я так не играю. Мне теперь что, прикажете за ним по этим уже задолбавшим меня холмам бегать? И то, что мой робот «чуть» больше весит — сто тонн против его сорока пяти — совершенно не служит оправданием такой трусости. А как же героическая смерть во имя своего клана?.
        А не -ет! Беру свои слова обратно, это у пилота "Кайрата" такой тактический ход был. Китаянка выскочила на большую поляну и теперь спокойно ждала свою ближайшую соратницу. А если я сейчас, сближаясь, выйду на совершенно открытое пространство, этим воспользуется пилот китайского робота, дабы выпустить по мне все свои ракеты. У меня от защитного поля осталось почти семьдесят пять процентов плюс два пока полных артефакта, но если бездарно принимать все выстрелы на защиту, её точно не хватит на всех восьмерых. Пока китайский пилот замерла в одном километре от меня, и подойди я поближе, моя ПРО на коротком расстоянии навряд ли успеет перехватить все её ракеты. Ну а я, не будь дураком, остановился на самой границе леса и очередной долины.
        — Желтолицые китайцы верещат в кустах, как зайцы, — пропел я, слегка переиначив известную песню "Фантом" группы ЧиЖ.
        Похоже, мой мозг, лихорадочно решавший, какую тактику выбрать на бой, устал заниматься, как он посчитал, ерундой и решил таким образом устроить перезагрузку системы. "А подожду -ка я второго "Кайрата", — решил я. Тот как раз несся на помощь, и ему осталось пробежать меньше километра. Радар показывал третьего противника, находящегося в трех километрах и также начавшего постепенное приближение. Остальные пока не отобразились на экране, но я не сомневался, что они точно в курсе моего появления. Группа Светы, забрав немного левее, уже проскочила мимо меня, а буквально пять минут назад я увидел мелькнувшую на радаре четверку легких МПД, которые, засветившись перед противником и подержав тех в напряженном ожидании "Люцифера", теперь на сумасшедшей скорости пронеслись мимо, догоняя своих. А где-то за моей спиной вот -вот должны появиться десяток средних МПД и два легких "Феникса". "Встреча вряд ли пройдет в теплой и дружеской обстановке", — подумал я.
        "Люцифер" стоял в окружении огромных сосен, и высота некоторых деревьев была где-то под сорок с лишним метров, заставляя даже на шестнадцатиметровом роботе чувствовать себя мелкой букашкой по сравнению с величием и силой природы. Моя противница заняла дальнюю сторону долины, замерев у края следующего, чуть ли не тысячного по счету на сегодня холма. "Кайрат" встал недалеко от обрывистого края скалы, которая возвышалась над китайским роботом метров на пять. То, что робот встал практически у стены, не оставив якобы себе пространства для маневра, было обманом. Просто это место, у не самой широкой долины, было самой дальней точкой от моего робота. И когда я начну сближаться, более легкий и маневренный робот успеет десять раз меня обогнуть и даже побегать вокруг меня, нарезая круги.
        На краю этого обрыва так же росли вездесущие сосны, восхищавшие меня своим размером. Вторая китаянка нарисовалась через десять минут и встала в ста метрах от своей соратницы. Третьему "Кайрату" осталось пробежать два километра, "Фениксы" за спиной замерли в полутора километрах и пока не приближались. Два "Кайрата" передо мной никуда не торопились, терпеливо ожидая моего хода. Пока я среди деревьев, они не могут эффективно использовать ракеты, как только я выйду из леса, меня встретит сдвоенный залп, а если я продолжу стоять, они спокойно дождутся остальных роботов и навалятся на меня уже все вместе. Между нами один километр, но повторюсь, я очень сомневаюсь, что они начнут стрелять сразу, как только я выйду на открытое пространство — скорее всего дождутся моего приближения метров на пятьсот, чтобы мое ПРО не успело среагировать максимально эффективно. У меня еще остались ракеты дальнего радиуса действия, и сейчас я, выбрав шесть ракет, назначил каждой строго определенный маршрут. Разметив цели, нажал пуск и напряженно замер, ожидая результата от своей рассчитанной на огромное везение затеи.
Фортуна мне пока улыбалась, притом очень ласково, и, возможно, даже аплодируя моей наглости и такой сильной вере в эту капризную богиню. Ракеты пошли высоко, и ПРО противника, не посчитав их угрозой, просто проигнорировало.
        Своей целью я выбрал самые высокие деревья на краю обрыва, под которыми стояли два "Кайрата". Огромные, в метр, а то и в полтора метра в обхвате деревья, и высотой под сорок пять, а то и выше метров содрогнулись от взрыва ракет и начали медленно заваливаться на стоящих внизу роботов. Хоть я и старался выбрать деревья с хотя бы небольшим уклоном в сторону обрыва, не все из них стали падать в нужную мне сторону. Одно завалилось вдоль обрыва, не причинив никому вреда, одно вообще осталось стоять, наплевав на мой выстрел, но зато остальные почти все упали, как я и планировал. Не знаю, какую скорость во время падения набрали многотонные исполины, но одно из деревьев, упавшее прямо на первого робота, практически смяло его в лепешку. Во всяком случае, та груда металла, которая торчала из -под дерева, никак не могла продолжить бой. Второму "Кайрату" почти повезло. Но почти, как говорится, не считается, и гигантская сосна приземлилась рядом с ним метрах в семи, и поначалу лишь хлестнула робота ветками, а потом, отскочив от земли, просто снесла многотонную машину, сбив её с ног и отшвырнув на пять метров.
Оставшиеся два дерева упали рядом и не причинили никому вреда.
        Похоже, китаянки не сразу поняли мой маневр и поначалу решили, что пилот "Люцифера" лопухнулся, раз умудрился так промазать, ну а потом стало просто поздно. Я ошарашенно замер в кресле робота, пытаясь осознать происшедшее. Вот именно на такую удачу я точно не надеялся, максимум, на что рассчитывал — это повредить хотя бы одного противника, а тут такой джек -пот выпал. Второй робот копошился на земле, стараясь подняться, но, кажется, у него были явные проблемы с ногами, так как жуткий скрежет, который он издавал, шевеля своими конечностями, был слышен даже мне в "Люцифере", и внешние микрофоны хорошо передавали все потуги серьезно раненного врага.
        Добивать и уничтожать поверженного противника я не стал — время дорого, а я и так задержался, меня все равно догонят через несколько километров. Вот тогда и будем думать над тактикой для нового боя. Третий "Кайрат" подошел уже на два километра, радар также показывал уже четвертого робота в трех с половиной километрах. Вернее всего, китаянки сначала подтянутся полностью и уже все вместе бросятся в преследование. А пока на хвосте у меня будут висеть два легких "Феникса" и десяток средних МПД. В общем, начало получилось очень обнадеживающим, и надеюсь, что моя капризная богиня не перестанет мне помогать, а я ей в жертву постараюсь еще штук шесть "Кайратов" принести. Вот с таким весьма позитивным настроем я двинул "Люцифера" догонять Светлану и её группу. И где — то там находится моя жена, которая точно должна повысить шансы на успех нашего авантюрного прорыва.
        *****.
        Анна как раз подошла к кромке леса на краю небольшой долины и успела увидеть полыхнувший в километре от нее столб пламени. Огонь поднялся метров на десять, охватывая приличную площадь. "Это кто же там так развлекается?", — подумала она, немного ускорив шаг. Её взору открылась небольшая долина, и она практически сразу увидела группу людей, находящихся от неё в шестистах метрах. Визор МПД, приблизив изображение, позволил спокойно разглядеть четырех сражающихся девушек. Точнее, три девушки в китайской форме, стоящие к ней спиной, атаковали одну, одетую в черный костюм пилота и со шлемом на голове. При этом явно русская девушка, раз она дерется против китаянок, висела метрах в пяти над землей и держала удары окруживших её врагов. Судя по применению техник высшего ранга, в битве сошлись Валькирии — три против одной. Неожиданно русская Валькирия воздуха, атаковав с помощью воздушной техники и шаровых молний одну из китаянок, рванула к упавшей китаянке, выхватив из-за спины блеснувший багровым светом меч. Анна напряглась, ожидая увидеть, как меч сносит голову сбитой с ног китайской Валькирии, но стоявшая
по центру китаянка, на сумасшедшей скорости рванув на помощь своей соратнице, успела подставить под смертельный удар свое оружие. Магическая дуэль перетекла в поединок клинков.
        Приблизив изображение максимально близко, Анна смотрела на русскую Валькирию в простом черном комбинезоне без клановых знаков, и с каждой секундной ей в голову все сильнее стучалась мысль, что она знает эту воительницу. Две знакомые стихии — воздух и молния, золотые волосы, выбившиеся из -под шлема, шикарная грудь, которую невозможно спрятать ни под каким одеянием, и меч, — японская катана с багровым лезвием. Анна множество раз была на тренировках Ольги и видела, как смертельно красиво может порхать это оружие в руках княгини Гордеевой. И вот сейчас она смотрела на знакомую стилистику боя, приемы и движения, все как у Ольги. Это сочетание, помноженное на остальные признаки, стало кричать ей, что сейчас на поляне дерется за свою жизнь её бывшая любовь. Старые чувства всколыхнулись бурей из поднятых эмоций, и Анна рванула вперед, забыв про рассудок, про свой жалкий ранг, про свою не самую лучшую форму. Ей хотелось только одного — помочь своей княгине, своей, когда-то безумно любимой девушке, чувства к коей, как оказалось, никуда не уходили, а только спрятались на время, чтобы снова обнажиться именно
в этот момент.

* * *

        Светлана бежала за несущимся впереди головным дозором, и единственной мыслью, стучавшей в голове, было желание, чтобы Сергей не ошибся в своем предположении по поводу своей жены. "Будет обидно, если он все же ошибся и выдал желаемое за действительность", — подумала она.
        — Внимание, противник, десять "Москитов", дистанция один километр, — раздался голос одной из девушек авангарда, — двинулись нам на встречу.
        "Почему так поздно обнаружили, за холмом, что ли, прятались? ", — мелькнула у неё мысль. — "А раз двинулись навстречу, значит, пока не увидели тяжелых "Адамантов".".
        — Выманивайте их на нас, мы сейчас подойдем, — услышала Света приказ Оксаны. Та все-таки обладала большим опытом, и в данный момент командиром на предстоящий бой была она.
        Десять девушек в легких МПД сейчас подпустят противника максимально близко и начнут откатываться назад, а тяжелые МПД, под прикрытием холмов, подкрадутся с тыла и зажмут врагов в клещи.
        Двадцать минут бега по пересеченной местности до места, где передовой дозор уже вступил в соприкосновение с противником и начал обмен выстрелами. Тяжелые МПД выскочили в тылу у китаянок всего в пятистах метрах, и Света увидела на радаре, как заметались враги, решая, что им делать. "Москиты" рванули вперед, стараясь порвать жидкую цепочку из легких МПД. Хорошо, что "Зубра" из-за его более низкой скорости отправили напрямки, на помощь легким МПД. "Москиты", обнаружив нового врага, затормозили, явно ожидая появления других серьезных противников, и это дало их пятерке лишнее время, чтобы приблизиться и связать китаянок боем. Шесть тяжелых с десятком легких против десятка средних МПД — расклад был в пользу Белезиных. "Чудо, что до сих пор обходимся без потерь", — подумала она мельком, выпуская в ближайшего "Москита" свои ракеты, одновременно открыв огонь плазмой. Скоротечная сшибка на короткой дистанции оставила поле боя за Белезиными, но четверо "Москитов" все-таки прорвались и ушли, при этом что-то активно радируя на всех частотах. "Похоже, вызывали подмогу", — мелькнула у Светы мысль.
        Добив раненых врагов и не испытав при этом особых мук совести, а также залечив с помощью лекарских амулетов четверым девушкам из передового дозора ранения от прожегшей их доспехи плазмы, продолжили свой забег. Но тот закончился буквально через десять минут. За первым же холмом открылся вид на край небольшой долины, и тут же перед глазами полыхнуло облако пламени буквально в полукилометре от них. "Кто-то играется с источником", — на бегу подумала она, почувствовав сильное возмущение магического поля, — "И она там не одна". Светлана подошла к кромке леса, и ей открылась уже вся картина целиком, а там было на что посмотреть. Вся её группа как раз попала на момент атаки Валькирии воздуха, рванувшей к одной из трёх соперниц. Багровый клинок в её руке совсем немного не успел наказать ту за расслабленность, перехваченный за мгновение до смертельного удара мечом другой Валькирии. "Три китаянки, и одна точно наша. Наверняка это — княгиня Гордеева, других русских Валькирий тут быть не должно", — подумала она.
        — Оксана, варианты?, — по закрытой связи спросила она главу своей охраны, — Жену Сергея мы нашли, но, как видишь, она сильно занята.
        — Я не знаю, боярыня, — растерянно ответила Оксана. — Нас и одна Валькирия размажет за минуту.
        — Княгиня на равных держится против троих, ей нужно просто немного помочь и дать шанс вывести из игры хотя бы одну, а потом станет легче.
        Весь их диалог проходил в четырехстах метрах от сражающихся на холодном оружии Валькирий. Не успела Оксана озвучить свои идеи, чем помочь княгине Ольге, как практически сразу же произошло несколько событий.
        Сначала с другой стороны долины выскочил легкий МПД и на максимальной скорости понесся к сошедшимся в поединке Валькириям. Приблизив изображение, Света изумленно рассмотрела на груди у бегущей латницы герб клана Гордеевых. "А где остальные силы?", — подумала она, с нарастающей надеждой переводя взгляд на дальнюю кромку леса, ожидая узреть там отставшие силы клана. Но больше подмоги не было, и девушка, бросившаяся на помощь своей госпоже, была, похоже, единственной воительницей. Ей осталось пробежать всего двести метров, когда сражающаяся против трех противниц Ольга неуловимо быстрым движением выхватила из-за спины саблю с необычным изумрудного цвета лезвием. Света с большим трудом успела разглядеть, как после молниеносного росчерка сабли одна из китаянок с громким криком отшатнулась назад, а её меч, описав воздухе небольшой полукруг, воткнулся острием в землю с обрубком правой кисти вцепившейся в его рукоять. "Если приставит кисть обратно к руке, лекарский амулет залечит рану минут за десять максимум,", — промелькнула у неё мысль.
        — Тяжелые МПД атакуют раненую, немедленно, — отдала она приказ, первой бросаясь в бой.
        Она ещё успела заметить, как латница в легких доспехах, направив боевой жезл в сторону двух китаянок, выпустила сразу десяток файерболов в спину одной из них. А потом ей стало не до разглядывания всего происходящего на поле, ибо пришлось сосредоточиться на противнице. Ведь даже будучи раненой, Валькирия могла доставить им большие проблемы.

* * *

        С одной катаной против троих было слишком тяжело, и первые же минуты такого боя, когда Ольга, едва успела пару раз перехватить смертельный удар от Ронг, ясно показали ей, что без сабли она долго не продержится. Но использовать второе оружие хотелось бы максимально неожиданно и эффективно. В процессе перемещений и постоянной смены противостоящих ей противниц Ольге показалось, что Шуанг слегка задерживает меч после удара, не успевая быстро вернуть его в исходную позицию. Сделав ещё пару плавных, но быстрых перемещений и стараясь По-прежнему держать перед собой только одну или максимум двух противниц, она, дождавшись очередного противостояния с Шуанг, молниеносно выхватила саблю и рубанула противницу по руке. Ольга успевала сделать только такой прием, так как на глубокую атаку уже не было времени, на неё уже замахивалась Ронг, и удар саблей она делала не глядя, сосредоточившись на защите от второй китаянки. "Отлично", — мелькнула у неё мысль, когда княгиня услышала крик китаянки. Правда это подарит ей всего минут десять, пока Шуанг будет залечивать свою руку, но десять минут — это очень много. В
прошлый раз за это же время она смогла успеть убить двоих. Ронг и Юминг тут же усилили напор, создавая своей соратнице возможность спокойно подойти к мечу и прирастить отрубленную кисть, а Ольге теперь придется быть ещё внимательнее и постараться не поворачиваться спиной к Шуанг, ибо даже раненая Валькирия может нанести подлый удар.
        Боковым зрением она успела увидеть бегущий легкий доспех, на максимальной скорости пересекающий долину в их направлении, и в тот же миг в спину Ронг полетели файерболы. Китаянка как раз меняла позицию, чтобы зайти сбоку, а Ольга отбивала атаку Юминг, так что воспользоваться отвлеченным вниманием старой Валькирии у неё не получилось. Тело Ронг окуталось огненным щитом, поглощая все выпущенные в неё заряды. "Кто бы это ни был, если только не Валькирия, с ней китаянка справится за несколько секунд", — успела подумать она, переходя в атаку на Юминг. Та постаралась разорвать дистанцию и потянуть время, видно, понимая, что в одиночку против неё долго не выстоит, но Ольга не дала ей этого сделать. Быстрый шаг на сближение, другой, катана отбивает удар паты, а сабля добирается до врага, вспарывая горло Юминг . Китаянка, зажав левой рукой хлещущую кровью рану, ещё машет мечом, желая дать время лекарскому амулету справиться со смертельным для любого другого человека ранением, но Ольга не собиралась давать врагу даже шанса на исцеление. И вот уже сабля отбивает отчаянный удар, а катана радостно пронзает
грудь китаянки. Ольга, выдернув меч, им же нанесла последний контрольный удар, отрубивший голову китайской Валькирии. Индивидуальные лекарские амулеты — вещь очень сильная, а учитывая, что под рукой у него источник Валькирии, то пронзенное сердце не дает стопроцентной гарантии, что враг снова не встанет на ноги через несколько минут, так что лучше перестраховаться. В следующую секунду на неё налетела Ронг, и полыхающая яростью китаянка обрушила на Ольгу просто град стремительных ударов, отчего ей, даже несмотря на два оружия в руках, пришлось уйти в глухую оборону. Но она ещё успела увидеть, как в долину с другой стороны выбежали тяжелые МПД, которые практически с ходу начали выпускать ракеты, нацеленные в Шуанг. «Пять "Адамантов" и "Зубр", — равнодушно известил её о моделях процессор шлема. "Зубр"… Ведь у Сергея тоже была эта модель", — успела она ещё подумать перед тем, как полностью сосредоточиться на поединке.

* * *

        Анна выпустила сразу все десять фаерболов в ближайшую китаянку и с сожалением увидела, как та окуталась огненным полем, а её выстрелы не нанесли никаких повреждений. И хоть она не рассчитывала особо, что боевой жезл, заряженный файерболами, сопоставимыми по силе с уровнем Беты, сможет нанести ущерб Валькирии, но ей казалось, что та должна была отлететь хотя бы на пару метров. Однако ей не повезло выпустить все свои заряды в повелительницу огня — это все равно что ударить воздушным кулаком Валькирию воздуха или хлестнуть водяной плетью по Валькирии воды. Одаренные высшего ранга, достигнувшие предела в изучении основной стихии, могут плевать практически на любые попытки более слабых доставить им неудобства, используя их основное оружие. Вот и сейчас огненная Валькирия, спокойно поглотив все десять шаров, развернулась к ней и сделала несколько шагов навстречу.
        Анна успела перехватить плазменное ружье и открыть огонь уже из него, а все куцые силы источника направить на формирование и подпитку воздушного щита, усилив его дополнительно ледяной пылью. В ту же секунду в неё полетел такой же пламенный ответ. Только вот файероболы были совсем другого уровня. Нет! Они не отличались размером и были также не больше футбольного мяча, но вот цвет был совсем другим. Пять огненных шаров насыщенного ярко -красного цвета, один за другим, в считанные мгновения достигли её защиты. Первый — и её поле ощутимо просело, второй — и остатки щита рухнули, а не до конца потерявший силу шар ударил её в грудь, прожигая доспех и принося с собой чувствительную боль. Третий она встретила, уже остановившись, так как из-за сильной рези в груди не могла больше бежать. И он стал последним, который она смогла почувствовать. Острая вспышка адской боли от выжигаемых внутренностей было последним, что зафиксировало её сознание перед погружением во тьму.

* * *

        Света неслась навстречу раненой Валькирии, приготовившись выпустить оставшиеся ракеты. Но она ещё успела увидеть, как Ольга, оставшись ненадолго один на один с китайской Валькирией, снесла голову своей противнице. "Очень хорошо, шансы растут с каждой секундой", — подумала она на бегу. Залп она сделать успела, а потом Свету оттеснили её люди, отодвинув её с острия их небольшого отряда во вторую линию. А атакованная ими китаянка окуталась защитным полем, и судя по голубому мерцанию с белыми сверкающими нитями, переплетенными в крупную сеть, им противостояла повелительница в стихиях воды и льда. "Прямо как у меня", — мелькнула у Светы мысль. — "Правда мне до этого уровня ещё очень далеко, если вообще достигну". Щит Валькирии спокойно принял все ракеты, но их оказалось не очень много, ведь отряд уже потратился в схватке с "Москитами". Не обращая внимания на град выстрелов из плазменных пушек, противница швырнула в ответ "Бумеранг", — водный, закрученный с сумасшедшей скоростью водяной диск, хвосты которого достигали десяти метров в длину и вместе с диском накрывали площадь в двадцать пять метров.
Света успела упасть на траву, пропуская магический удар в метре над собой, такой же ловкой оказалась и Лиза в "Зубре", успев за секунду до столкновения, а вот остальные штурмовики, бежавшие чуть впереди, оказались менее расторопны. Их отшвырнуло метров на десять — перезарядить амулеты после схватки с "Москитами" её люди не успели, и в атаку они пошли, используя стихийные щиты своих источников. Какие повреждения они получили, неизвестно, но Света обрадовалась, услышав хриплый голос начальницы своей охраны:.
        — Не вставать, — проорала Оксана.
        "Все правильно — "Бумеранг", пролетев метров пятьдесят, сейчас вернется обратно", — подумала Светлана. Но они с Лизой все-таки успели вскочить и пробежать ещё несколько десятков метров, чтобы снова рухнуть на землю, в очередной раз пропуская над собой коварную технику. До Валькирии осталось всего пятьдесят метров, и пилот "Зубра" оказалась шустрее Светы, а после повторного падения на траву, вскочила раньше и понеслась навстречу врагу. Сбить с ног, втоптать в землю и не дать пользоваться силой источника — это единственное, что они могут сделать. Пробить доспех духа Валькирии у них не получится, и остаётся только устроить смертельные пляски вокруг китаянки. Немного потянуть время, пока Ольга не освободится. Света помнила про меч, но почему-то думала, что оставшаяся без рабочей руки китаянка не сможет им воспользоваться. Зря она так думала. Она видела, что правая рука противницы была до локтя покрыта белым налетом, видно, Валькирия льдом прихватила раненую руку и теперь спокойно ждала, когда лекарский амулет восстановит перебитые кости, нервы и сухожилия. В принципе, за оставшиеся до неё метры
одаренная высшего ранга вполне могла выпустить по двоим МПД еще с десяток различных техник, но не стала этого делать, и Света слишком поздно поняла, почему.
        "Зубр" прыгнул вперед с пяти метров, стараясь массой продавить поле врага и сбить с ног. Валькирия спокойно шагнула в сторону, пропуская тяжелый доспех мимо себя и одновременно с этим нанесла удар мечом, зажатым в левой руке. Тяжелая броня, способная выдержать прямое попадание ракет или плазмы, удержать и не проломиться от выстрелов ресльсотрона, защитить пилота от магического удара, в этот раз подвела. Меч просвистел параллельно земле, рассекая доспех, словно кусок масла, и было понятно, что, кто бы ни был в доспехе — он уже мертв, и ни один лекарский амулет не справится с повреждениями, полученными пилотом "Зубра". Если только в течение минуты на поле не появится лекарка первого ранга, и не оживит своей силой уже практически мертвое тело, да и то навряд ли. Света затормозила в десяти метрах от Валькирии и, используя артефакт в ладони доспеха, стала посылать в противницу ледяные шары, которые за счет узоров в атакующем артефакте усиливали технику в несколько раз. Правда девайс был рассчитан на уровень Гаммы, а от её избыточной силы начал нагреваться и скоро выйдет из строя. Китаянка зло
оскалилась и сделала ей шаг на встречу. Мимо Светы полетели огненные шары Оксаны, та все-таки смогла добежать и теперь встала недалеко от своей боярыни, к ней присоединилась еще одна девушка с молниями, и вот так, втроем, они и стали долбить защиту Валькирии. А та, неторопливо сближаясь, явно хотела разрубить каждую из противниц своим мечом. Почему именно такое желание возникло у врага, Света не знала, но отступая, думала, что у них очень мало времени, и когда китаянке надоест играться, им конец. "Надеюсь, Ольга освободится быстрее", — мелькнула у неё мысль.

* * *

        Ольга, держала глухую оборону, пытаясь найти слабые стороны противницы, но Ронг с неиссякаемой силой и яростью продолжала наносить удары, не давая ей перейти в атаку. Кружась по земле, они сместились метров на двадцать от сраженной Юминг, и Ольга прекрасно видела, как атакующие Шуанг МПД полетели на траву, не успев уклониться от водной техники китаянки. Следующую картинку она также зафиксировала краем глаза. Два продолживших забег доспеха и прыгающий на врага "Зубр". Взмах меча Валькирии, и практически рассеченный на две половины доспех, упавший безжизненной грудой. "Сергей!…", — вонзилась в сердце паническая мысль. Следом пришли горечь и растерянность, едва не стоившие ей жизни. Но сразу же из глубины души поднялась холодная волна, сметя все остальные чувства. Всепоглощающая ярость, затопив её сознание, оставила только одно осознанное желание…. "Убить! Сначала эту, а потом и вторую тварь." Японская катана и русская сабля, издав одновременный звон, запели в унисон совсем другую песню под старым, но не теряющим свою актуальность названием, — "Жажда смерти", — теперь так называлась ария, исполняемая
двумя убийственными клинками. Ярость придала новых сил Ольге и вывела её на высший уровень боя. Именно этому старалась научить Агата, но нащупать тонкую грань перехода удавалось не всегда. А сейчас получилось. И в следующее мгновение она перешла в атаку. Два древних оружия из разных культурных миров молниеносно сплетя свой смертельный узор, сошлись одновременно на шее своего врага ножницами и срезали голову второй Валькирии, на секунду полыхнув чуть ярче, чем обычно. Ольга в ярости нанесла удар ногой в грудь стоящей и пока не осознавшей свою смерть ненавистной противнице, отправляя в полет её бездыханное тело. И развернувшись, пошла убивать следующего, уже почти мертвого врага.
        Шуанг увидела её приближение и остановилась, МПД которые пятились от нее, раз за разом посылая в неё различные магические техники, увидев идущую Ольгу, прыснули в стороны, давай ей дорогу. Схватки не было — было простое убийство. Левой рукой китаянка владела намного хуже, один удар — и меч снова полетел на землю, только теперь его рукоять сжимала отрубленная кисть уже другой, левой руки. Шуанг с воплем упала на колени, прижав к своей груди обрубок руки. Ольге очень хотелось помучить эту стерву, но она сдержала себя, и после удара катаны уже третья на сегодня голова покатилась по траве, разбрасывая по зеленому полю яркие капельки крови.
        Убив эту тварь, Ольга в подавленном настроении направилась к "Зубру". "Надо открыть доспех, чтобы достать тело", — подумала она, стоя над тяжелым доспехом. "А может, это другой доспех?", — вдруг проснулась в ней надежда.
        Полный злой иронии голос, раздавшийся из динамиков подошедшего "Адаманта", вывел Ольгу из задумчивости.
        — Мне, конечно, приятно, Ваша Светлость, что вы скорбите над телом моего человека, но там вашему мужу нужна помощь, а путь предстоит не самый легкий.
        Сначала нахлынул гнев за неуместную иронию, но мозг зацепился за конец фразы, и Ольга растерянно переспросила:.
        — Я правильно поняла — это не он? И он жив?!.
        — Чуть меньше часа назад был жив, он остался прикрывать наш отход, а мы должны найти Вас и привести на помощь, — устало ответил ей женский голос.
        Ольга хотела уже приказать вести её к Сергею, но вспомнив.
        один момент, спросила:.
        — Та девушка тоже ваша?, — махнула она рукой в сторону легкого МПД, который подарил ей несколько секунд, позволивших убить Юминг.
        — Мы думали, она с вами, на ней герб вашего клана, — удивленно изрек динамик "Адаманта".
        Ольга хотела шагнуть к погибшей девушке, но следующий возглас уже другого "Адаманта" заставил её замереть.
        — Вертолеты! Пошли на сближение.
        Ольга стремительно развернулась в сторону вертушек и, максимально быстро сформировав нужную технику, выпустила на волю силу источника. "Только массированного ракетного залпа мне не хватало", — подумала она, провожая взглядом сразу четыре шаровых молнии. Они летели одной группой, образуя идеальный квадрат, и с каждой секундой полета вырастали в размерах, одновременно увеличивая расстояние между собой. Вертолетам осталось пролететь не больше двух километров, и вот -вот последует ракетный залп, а шаровые молнии явно пролетали мимо, растянув свою геометрическую фигуру почти на пятьсот метров. Но в центр этого построения и летели машины противника. Четыре яркие вспышки на небе известили всех о взрыве шаровых молний, а вместо них на небе раскинулась гигантская наэлектризованная сеть, в которую со всего маха и влетели вертушки. Только один пилот оказался самым шустрым и, сделав на своей машине практически мертвую петлю, рванул обратно. Две других машины, вспыхнув ярким облаком огня, рухнули на землю. Ольга слегка поморщилась, вспомнив, сколько звезд ушло на этот узор — на "Копье Стрибога" и то меньше
тратится, но эффективность в разы выше. Только вот копьем и промазать можно, вертолёт слишком мелкая цель, а для хорошего урагана нужно больше времени, пока он наберет силу. Из моментальных техник, против неожиданной атаки с воздуха только "Сеть молний" и подошла.
        Ольга, не обращая внимания на стоящие "Адаманты", пошла к легкому МПД, на пути прислушиваясь к ощущениям. Да, все верно — её Принцесса пульсировала совершенно По-особенному, сигнализируя, что Сергей жив и находится недалеко. В пылу схватки она не обратила на это внимания. "Раз до сих пор не умер, потерпит ещё минутку", — хмуро подумала она, опускаясь на колени перед погибшей девушкой. В груди у доспеха зияла огромная дыра, сквозь которую было видно траву. Задержав взгляд на гербе клана, Ольга со вздохом потянула шлем с неизвестной пока латницы, отдавшей за неё свою жизнь. Смуглая кожа, темные волосы и распахнувшиеся черные, уже безжизненные, глаза. Слезы хлынули неожиданно, двумя мокрыми полосками стекая по щекам. В шлеме никто не увидит её эмоций, и Ольга продолжала беззвучно плакать, глядя на лицо своей бывшей девушки. Анна… Стремительно нахлынувшие воспоминания добавили душе боли и горя от потери когда-то очень близкого человека. Несмотря на отсутствие такого высокого чувства, как любовь, Ольге очень нравилась Анна, с ней было хорошо и приятно. И вот теперь её нет. Следом вспомнилось видение,
собирая недостающие кусочки мозаики. "Девушка — пилот, погибшая на её руках", — пришла к ней мысль. — "Вот Анна и есть этот пилот". Ольга пару раз узнавала через Марину, как дела у бывшей любовницы, и знала, что та на отлично закончила обучение на пилота тяжелого робота. Как она здесь оказалась, другой вопрос. И то, что Анна в доспехе, а не в просто костюме пилота, тоже не важно. Видения оракула как раз в таких в мелочах и отличаются от реальности. Ольга со вздохом подняла тело Анны и на руках понесла в сторону оставшихся на месте "Адамантов". К ним прибавилось пополнение в виде десятка девушек в легких доспехах, которые оказывали помощь пострадавшим в атаке на Шуанг. Пройдя прямо к кромке леса, положила свою бывшую любовницу под первым же деревом. Поднявшись с колен, Ольга обратилась к последовавшей за ней "Адамантом":.
        — Кому я обязана за помощь?.
        Броневой щиток поехал вниз и вышедшая из доспеха синеволосая и молодая девушка, гордо вздернув подбородок, представилась:.
        — Светлана, глава свободного боярского рода Белезиных.
        Ольге понадобилось пару секунд, чтобы вспомнить. "Очередной привет из прошлого", — подумала она, вслух же сказала:.
        — Интересный выверт судьбы.
        — Сама в шоке, — криво улыбнулась Светлана.
        — Что ж, повторюсь, я ваша должница.
        — Давайте попозже, Ваша Светлость, нас там Сергей ждёт.
        Ольга кивнула головой, но прежде чем бежать к Сергею, нужно было сделать ещё одну вещь.
        — Одаренная в стихии льда у вас есть?.
        — Я, что нужно сделать?.
        — Заморозьте тело.
        Светлана молча наклонилась к Анне, и Ольга увидела, как ледяная корка стала покрывать девушку. Лёд целиком скрыл её тело толщиной слоя в несколько сантиметров, теперь на пару суток магический лёд сохранит её в таком виде, и ни дикие звери, ни Солнце не смогут добраться до неё.
        — Вы планируете вернуться за ней?, — спросила Светлана.
        — Планирую послать людей.
        — Вам не сложно будет приказать, забрать и наших двух девушек?.
        — Не сложно.
        В следующую минуту, уложив двух погибших девушек недалеко от Анны, их группа рванула на помощь Сергею. "Примерно девять километров, и я наконец-то встречусь с мужем", — подумала на бегу Ольга. Почему он остался так далеко, она не спрашивала — эмоционально выдохлась по полной, и настроения задавать вопросы не было. Поэтому она просто бежала вместе с группой легких МПД, вырвавшись с ними вперед и оставив далеко позади тяжелые "Адаманты". Догонят попозже, а сейчас нужно быстрее спешить на помощь Сергею.

* * *

        "Ненавижу холмы, ненавижу леса, ненавижу бегать в тяжелом доспехе, питательная смесь тоже полный отстой, и всех, кто будет мне надоедать, я буду посылать не на три буквы, а в грёбанную Маньчжурию", — зло думала Светлана, огибая очередную возвышенность.

        Глава 7.
        Веский довод

        Земли Измайловых..

        Ну да, признаю, был слегка самонадеян. И дело не в том, что "Люцифер" достаточно лениво и неторопливо перебирал конечностями. В этом был виноват скорее рельеф местности, чем мое победное настроение. Но вот чувства, после моей такой легкой победы, были излишне оптимистичны, и я, мурлыкающий какую-то песню, занимался чем угодно, но не выбором тактики на предстоящий бой. И даже наличие за спиной преследователей, двух "Фениксов" и двух "Кайратов", не особо направляло мысли на истинный путь. Ведь до них было аж два с половиной километра, и других роботов я на радаре пока не видел. Пофигисту во мне казалось, что у нас с "Люцифером" море времени, и пока китаянки догонят, мы успеем раньше встретиться с моей женой, которая сразу покажет всем "Кайратам", что дома в Китае им было бы намного лучше.
        Сразу после боя с двумя невезучими соперницами мой робот гордой походкой, а мне представлялось, что после победы она была именно такой, отправился догонять группу Светы. За сорок минут мы проползли, будем называть вещи своими именами, всего три километра, и преследующие нас роботы противника по сравнению с нами просто летели, догоняя с каждой минутой. "Ну да, в отличие от нас они могут прыгать, тогда как мы с "Люцифером" вынуждены тщательно выбирать маршрут", — думал я. Как-то совершенно неосознанно я стал отождествлять себя с моим боевым другом. Английский джентльмен с дьявольскими возможностями и, казалось , с полной неуязвимостью. Я был в полном восторге от него, и где-то в подсознании уже рождалась несколько преждевременная мыслишка, что было бы неплохо переправить его в Нижний Новгород. Рановато, конечно, я предался эйфории, учитывая, что до места, безопасного для мечтаний, было ещё очень далеко.
        Сначала появились вертолеты, которые лично я ждал с самого начала нашей сумасшедшей гонки. Вообще вертолеты не совсем однозначная техника в клановых войсках. Их применяют в качестве разведчиков и оказания огневой поддержки во время финальной зачистки территорий. В самую гущу сражений их не посылают по причине низкой защищенности и высокой смертности среди пилотов. Связаны эти причины все с теми же свойствами защитных артефактов и амулетов — когда они слишком близко друг к другу, начинают высасывать из соседа энергию. Поэтому ставят либо один мощный артефакт, либо два амулета послабее, но те своей силой по совокупности все равно не превысят один артефакт. И если на роботов, за счет размеров, ставят два сильных артефакта, способных своим полем целиком закрыть гигантскую технику, то на вертолеты ставят всего один. То есть как на МПД, и он не намного сильнее используемого штурмовиками. И до сих пор не смогли создать такой артефакт, что смог бы воспроизвести защиту, как у Валькирии, особенно по длительности. И максимальный потолок силового поля такого девайса на летающем аппарате получается немного
выше уровня Беты. Но у него нет источника для подпитки, а потому посадить его в ноль можно достаточно быстро. Так что артефакторы всего мира тратят колоссальные ресурсы и время на то, чтобы создать более надежный и длительный по действию защитный артефакт. Генераторы защитного поля — это уже намного серьезнее, особенно стационарные, вот те точно могут поспорить по надежности с любой Валькирией. На тяжелых и сверхтяжелых роботах стоят генераторы попроще, они по надежности и длительности сопоставимы уже с уровнем Альфы.
        А теперь, об основном оружии "Люцифера". Как и практически на любом сверхтяжелом роботе, у него имеется спаренная шестиствольная плазменная пушка, но не она играет главную роль против ракет и воздушных целей. Самая важная — это правая рука, в которой и находится четырехствольная электромагнитная пушка — рельсотрон. Скорость снаряда, весом всего в сто грамм, достигает ДВЕНАДЦАТИ КИЛОМЕТРОВ В СЕКУНДУ, то есть в сорок раз превышает скорость звука и это уже космические масштабы. При этом не самая высокая скорострельность, «всего лишь» тысяча шестьсот выстрелов в минуту — у некоторых пулемётов до 6000 выстрелов в минуту — но темп стрельбы компенсируется очень высокой кинетической энергией сверхскоростного снаряда. И один выстрел,по эффективности, можно смело приравнивать к паре тысяч пуль, выпущенных из крупнокалиберного пулемета. Дальность стрельбы до ста километров. Понятное дело, что так далеко никто не стреляет — нереально без корректировки попасть в цель на такой дистанции, когда противника не видно.
        И вот на растоянии в четыре километра из-за холма вылетают три винтокрылых красавца, чьё защитное поле, я повторюсь, лишь чуть выше, чем у тяжелого доспеха. Только у тяжелых МПД, к слову, броня-то покруче будет. Они явно летели, прижимаясь к верхушкам деревьев и петляя между холмов, чтобы неожиданно выскочить передо мной. Но что им мешало пустить одного сверху, чтобы он уже вывел остальных точно на меня, не знаю. Возможно, планировали сделать это попозже, а я оказался ближе, чем они рассчитывали. И преследующие меня роботы также могли дать им четкую диспозицию, но то ли связь барахлила, то ли еще какие-то причины — налицо была явная несогласованность действий. Наверное, в любой армии, и неважно какой принадлежности, государственной или частной, всегда было, есть и будет такое неистребимое зло, как бардак. А выигрывает всегда та, в которой, при прочих равных условиях, этого недостатка будет поменьше.
        Три вертолета увидели моего робота, мирно прогуливающегося по краю очередного леса и собирающего грибы. Не, ну а чё? Подумаешь, конец июня, может, в Маньчжурии они раньше вылазят. И мне кажется, именно такой вид был у одинокого и грустного робота, потерявшего своих друзей. Но эта идиллическая картина почему-то не привела их в умиление. И вместо того, чтобы вежливо сообщить мне, что я ошибаюсь и здесь грибов нет, а мои друзья далеко, они выпустили сразу все свои ракеты. Их штук сорок полетели в моего"Люцифера" со скоростью пятьсот метров в секунду. Дистанция четыре километра, и целых восемь секунд до столкновения с пламенным китайским приветом, а это почти вечность. А в боевом режиме, когда мозг работает с удвоенной скоростью, за это время можно сделать очень много. Например, выругаться трех —четырехэтажным матом, что я в принципе и сделал, в то время как автоматика робота стала палить из рельсотрона, а искин, просчитав, что сбить пушкой все гостинцы он не успеет, выпустил на перехват наши противоракеты. Последнюю перехватили за двести метров. Почти три десятка успел сбить рельсотрон. Наглядная
демонстрация одной из причин, почему роботы сходятся так близко в бою — чтобы противник не успел перехватить ракетный залп. Если бы вертолеты т открыли огонь, подлетев ближе, моей защите досталось бы по полной, а генератор точно бы в ноль посадили. И я остался бы с двумя артефактами. Но дальность, с которой был произведен запуск ракет, меня спасла. Правда, это же расстояние почти позволило им ретироваться.
        Выполнив свое грязное дело, они тут же полетели обратно, стараясь спрятаться за возвышенность. Но я был очень зол на этих товарищей и махать им платочком вслед точно не собирался. Мгновенно среагировав, я перенёс ураганный огонь из электромагнитной пушки на ближайшего врага. Тысяча шестьсот выстрелов в минуту, со скоростью в двенадцать километров в секунду, сбили с него защиту за пять минут. Машина полыхнула в воздухе и пылающим комком рухнула в низ. Второй вертолет почти успел скрыться за холмом, но я его все же срезал в последний момент. Третий гад успел уйти от моего справедливого чувства мести. Были бы поближе, ни один бы не ушел, или если бы местность была более ровная. Но на открытом пространстве они бы ко мне и не сунулись. Я бы их с дистанции в тридцать километров начал вразумлять, отговаривая от таких подвигов. Сволочи — почти все противоракеты израсходовал на нейтрализацию их подлянки.
        Спустя пятнадцать минут, когда "Люцифер" почти дошел до холма, за которым и скрылся последний вертолет, передо мной нарисовались сразу четыре "Кайрата". Если точнее, то радар показал их за полтора километра от меня, стремительно выбегающих из-за этой поросшей лесом возвышенности. "Вот дьявол", - мрачно подумал я. Мои преследователи также ускорились за последнее время и, используя мою задержку на борьбу с вертолётами, приблизились на те же полтора километра. Ситуацию усугубляло ещё то, что меня поймали на открытом пространстве. Мой робот как раз находился в центре вытянутой небольшой долины — почти три километра в длину и километр шириной, окруженной высокими холмами и всего с двумя выходами, как раз и перекрытыми противником.
        "Похоже, четыре "Кайрата", ориентируясь на данные севших мне на хвост китаянок, ещё двух "Кайратов" и двух "Фениксов", на максимальной скорости срезали угол и выскочили прямо передо мной", — попытался проанализировать я такое неожиданное появление противника. "Ну что ж — будем играть в салочки", — пришла не к месту озорная мысль, и я резко развернул "Люцифера" в сторону ближайшего холма. Вступать в бой на открытом пространстве я не собирался — восемь роботов нашпигуют меня ракетами, перегружая защиту, а потом просто добьют. Крайне нужно хоть какое-то укрытие, а, кроме заросшего лесом холма, рядом больше ничего не было.
        — Люций, ты смотри, как забеспокоились, — обратился я к своему роботу, наблюдая, как "Кайраты" и "Фениксы", врубив прыжковые двигатели, постарались ускориться по максимуму, чтобы перехватить меня.
        Но мой робот уже ломал на своем пути первые и пока не самые большие деревья, растущие с самого края. Впереди ждал длинный, не меньше километра, подъем и совсем дикий лес с уже более серьезно выглядящими исполинами. Но таких мы и сами будем обходить стороной. А вот как будут проходить чащобу наши менее тяжеловесные преследователи, будет очень любопытно посмотреть. В любом случае фронт атаки у них сузится, а многочисленные препятствия в виде стволов деревьев не дадут пользоваться ракетами эффективно. В общем, меня ждут шаманские пляски, с непонятными пока шансами, но выбора не было.
        У кого-то из преследователей не выдержали нервы, и пара роботов с дистанции чуть меньше километра выпустили ракеты по взбирающемуся на холм "Люциферу".А за мной уже возвышались деревья, превышающие своими размерами моего робота. Было громко и шумно, но досталось в основном окружающей меня природе, только несколько ракет все-таки долбанули со спины, разорвавшись на границе моего защитного поля. "Плевать, — подумал я с мрачной решимостью, продолжая взбираться на холм, — Салочки отменяем, теперь у нас новая игра — "Царь горы", и кто первый сбросит меня с вершины, тот и победил".

* * *

        Ольга стремительно неслась вслед за легкими латницами, с примерной скоростью в сорок пять километров в час. Она могла бы выжать на пределе и бо?льше, но силы еще понадобятся, и их нужно пока поберечь. По прямой до Сергея было недалеко, но местами приходилось притормаживать и огибать особо заросшие участки леса. Там, где попадались более или менее безлесые участки, они проносились уже с максимальной скоростью. "Он совсем рядом,", — мелькнула мысль, когда она почувствовала, как изменилась пульсация источника. Они обогнули очередной холм и резко затормозили. Их глазам открылась небольшая долина, а за ней, справа на большой возвышенности, кипел бой. Прямо на верхушке этого холма стоял одинокий сверхтяж, ведущий спорадический огонь по взбирающимся с разных сторон врагам. Очаги пламени уже охватили растущий на склонах лес, и время от времени дым от горящей листвы, травы и кустарника окутывал сражающихся роботов , частично приглушая вспышки плазмы и рокот электромагнитного оружия и придавая видимому какую-то мрачную торжественность. Приблизив изображение, Ольга увидела, что на вершине стоит английский
"Люцифер", который в данный момент, разведя руки в стороны, вел огонь одновременно по двум подобравшимся близко китайским "Кайратам". "Дьявол в образе Иисуса", — пришло к ней ироничное название к такой картинке.
        — А муж-то мой где?, — вслух вырвалась у неё мысль.
        — Он в "Люцифере", Ваша Светлость, — ответила ей одна из девушек.
        "Как в "Люцифере"? Почему в "Люцифере"? Откуда у него робот?", — пробежала в голове куча вопросов.
        — Ждите здесь, — бросила она уже на бегу.
        "Мало того, что в Маньчжурию от меня сбежал, так ещё и на самую верхушку забрался", — злилась она, несясь по лесу к первому противнику. Слишком торопилась, и закономерно споткнувшись о торчащий корень дерева, пропахала шлемом землю. "Убью", — мрачно подумала она, вскочив и отряхивая шлем от налипшей листвы и земли. "Два раза убью, а лучше три", — дополнила она свои кровожадные мысли. "Нет! Сначала затискаю до смерти, а потом задушу", — но фантазия не хотела успокаиваться на этом и тут же предложила следующий вариант: — "Позову лекарку, она будет его оживлять, а я убивать и так — десять раз". "Но сначала поцелую, а потом убью", — возникло новое желание. Тряхнув головой, прогоняя сумбур из головы, рванула к ближайшему "Кайрату".
        Вокруг хватало деревьев, да и маскирующее поле она не убирала, так что автоматические турели робота шевельнулись, когда его видеокамеры увидели Валькирию совсем рядом, но было поздно. Пройдя силовое поле робота и выпустив небольшую шаровую молнию необычного черного цвета, Ольга краем глаза успела увидеть, как тяжелая машина полностью покрылась сетью электрических разрядов. "Кайрат" затрясся, как припадочный, из разных щелей пошел дым, а потом он тяжело рухнул , ломая небольшие деревья. "Ну вот и хорошо", — мелькнула у неё мысль, пока Ольга бежала к следующему противнику. Там пилот оказался внимательным — скорее всего, увидел, что соседний робот пропал с радара, и насторожился. Так что Ольгу встретил огонь пушек главного калибра. "Плохо, конечно, теперь все начнут разбегаться", — невозмутимо думала она, продолжая приближаться к врагу, прикрывшись воздушным щитом.
        Если бы до очередного противника было дальше, она бы потратила сил на защиту от его огня гораздо больше , а так, на отрезке в сто метров, да еще под прикрытием деревьев, затраты были не настолько колоссальными. Правда, деревья ей скорее мешали, особенно падающие под ноги или прямо на неё. А к тому же, вокруг бушевало пламя, в воздухе кружилась туча из щепок, веток и земли, и бегущая через этот ад девушка выглядела очень сюрреалистично — для полноты картины не хватало только снять шлем и позволить волосам развеваться у неё за спиной. Пилот "Кайрата" не жалела огня из своих пушек, но это ей не помогло. Едва пройдя сквозь защитное поле, Ольга отправила в противника очередную молнию, и, не обращая больше внимания на заболевшего трясучкой робота, потопала к следующей жертве. Такая громоздкая техника в лесу не может быстро двигаться, и это надо учитывать, прореживая врагов. Было бы здо?рово завалить их издали, но в лесу особо силой стихий не попользуешься — слишком много препятствий, и придется теперь побегать.

* * *

        "Люцифер" стоял практически на самой вершине, как бы изображая из себя повелителя вселенной. Мне повезло — я выбрал одну из самых высоких точек на местности, и, глядя с высоты на окружавшую меня природу, испытал на пару секунд чувство полета, восхищенный открывшимся видом. Красивая аккуратная долина, окруженная холмами, а сразу за ними полностью раскрывался прекрасный образ огромного мира. Бесконечные холмы и возвышенности, уходящие за самый горизонт. С высоты они вызывали совсем другое чувство и не казались такими надоевшими и осточертевшими. Восторженное настроение дополняли яркое солнце над головой и безоблачное голубое небо. "Слишком хороший день, чтобы умирать", — пришла ко мне мысль, а следом решение, возвратившее на землю: — "А значит, пора браться за дело".
        Противники начали подъем с восточной стороны холма, четырьмя клиньями по два робота в каждом. Я занял позицию почти на самой верхотуре, не дойдя до самой вершины метров тридцать. Выше уже не было леса, так как скалистая макушка холма представляла собой гранитную площадку, которая возвышалась над "Люцифером" метров на десять. Может, с другой стороны холма есть подъем на неё, но мы туда не пошли. Следующие пятнадцать минут превратились в какую-то карусель. Я маневрировал по небольшому пятачку перед скалой, стараясь огнём не дать противнику подняться. Пытался пушками срезать и завалить деревья в сторону вражеских роботов, но получалось плохо — слишком плотно росли деревья и падать им не всегда хватало места.
        Выходило что-то вроде рекдких засек, но китаянкам всё равно приходилось тратить время, чтобы протиснуться или проломиться через очередной завал. Маршрут, по которому я поднялся, я завалил так, что "Кайратам" проще было проложить новый, чем следовать по моим следам. Наши пляски продолжались недолго, когда я обратил внимание на происходящие странности. Сначала с радара резко пропали два робота. Первую пропажу я просто прозевал, а потом, когда с одной стороны по мне перестали стрелять, обратил внимание, что не вижу противника ни визуально, ни на радаре. Пока я тупо пялился на экран, там мигнул и пропал ещё один робот, а оставшиеся пять машин вдруг развернулись и начали от меня удаляться, притом резко, словно мыши при виде кота.
        — И кто же у нас кот?, — вслух спросил я.
        Я попытался перевести видеокамеры, на то место, где только что был робот противника, но слишком плотными были зеленые насаждения. Снова посмотрел на радар и только тогда обратил внимание на десяток легких МПД в двух километрах у соседнего холма. "Москиты" противника и до этого отображались на радаре в полутора километрах к югу, а эти новые подсвечивались как свои. Я послал "Люцифера" на спуск и, довольно улыбнувшись, произнес в микрофон:.
        — Девчонки, привет, а рядом со мной, случайно, не моя жена развлекается?.
        Латницы весело зафыркали, а ответил мне немного язвительный голосок Ольги:.
        — А ты что, кому-то ещё успел назначить свидание в этом замечательном месте?.
        — Ага, но ты же всех конкуренток уже разогнала, — весело ответил я.
        Ольга фыркнула и многозначительно пообещала:.
        — Ладно, искатель приключений, потом поговорим.
        Мое солнце явно находилось не в духе — похоже, путь ко мне получился не самым легким. Во время нашего разговора с радара пропал ещё один робот, а оставшиеся четыре машины выскочили из леса и рванули на юг в сторону "Москитов", которые также начали отходить подальше. Два "Феникса" и два "Кайрата" неслись сломя голову и на всех частотах орали ,.
        — Алярм, алярм, Валькирия.
        Ну, про крики в эфире я, естественно, нафантазировал, но уж больно суматошно убегали китаянки, особенно "Фениксы", которые с места вырвались вперед, отчего отставшие "Кайраты" выглядели брошенными на произвол судьбы. Да и судьба их на сегодня была предрешена. Если легкие роботы успели усвистать почти на километр, то средние только начали свой разбег и удалились всего на триста метров. Ольга спустилась с холма раньше меня, но я успел насладиться зрелищем атакующей Валькирии.
        Сначала моя жена запустила в обоих что-то из воздушной техники, узнать, что именно, у меня не получилось, так как это было из арсенала для высшего ранга, мною пока не изученного. Я изумленно узрел, как оба робота, получив пендаля от моей жены, рухнули вперед, пропахав корпусом землю. И тут же в них полетели шаровые образования, странноватого черного цвета. Скорость полета, как подсказал мне искин, была четыреста километров в час. Практически мгновенно преодолев триста метров, чёрные клубки попали в копошащихся и пытающихся подняться противников. Я ожидал взрыва и разлетающихся на части роботов. Но нет. "Кайраты" покрылись сеткой из электрических разрядов, их затрясло, как, наверное, трясёт человека на электрическом стуле, после чего над ними поднялся легкий дымок, и всё. Китайская техника, полностью обездвиженная, осталась лежать на земле.
        "Это такие шаровые молнии", — догадался я. А вслух пожаловался роботу: — Вот, Люций, смотри, как надо, — немного завистливо произнес я. — Один удар, и защита врага сбита, второй, и он уже труп. А мы с тобой вынуждены по старинке — каменным топором махать.
        Кажется, я забыл отключить микрофон, так как в наушниках раздался ехидный голос Ольги:.
        — Это ты сейчас жаловался или завидовал?.
        — Не понимаю, как ты могла не расслышать нотки восхищения своей любимой женой, — хмыкнув, ответил я.
        — Ага, расслышала, — фыркнула моя супруга, — Ты где робота взял?.
        "Ей что, Света не рассказала?", — подумал я, вслух же весело ответил:.
        — Зая, ты не поверишь. Местные аборигены совсем дикие люди, вот махнул не глядя. Зацени, какой агрегат.
        — Угум, заценила, — буркнула Ольга. И нетерпеливо добавила: — Давай, вылазь из этой консервной банки.
        — Может, для тебя это и консервная банка, а для меня боевой друг, — заводясь, немного злым голосом ответил я. — И он уже несколько раз спас мне жизнь.
        — Ах, простите, надеюсь, я не сильно задела ваши чувства, — с явным равнодушием на мою реакцию ответила Ольга. И почти жалобным тоном добавила: — Я так соскучилась и очень хочу тебя обнять, а ты разве не хочешь?.
        Вот это "почти" меня и насторожило, хотя я даже успел отстегнуть ремень и встать с кресла. Моя жена стояла в пятидесяти метрах от робота, и видеокамеры показывали её такую восхитительную фигурку, вызывая вполне естественное желание спуститься и подхватить на руки. Но помедлив секунду, вернулся на место и максимально ласково произнес:.
        — Солнышко, мне очень хочется тебя обнять, но ты же знаешь, что в полевых условиях выбраться, а потом снова забраться в робот — не самое быстрое занятие, а у нас мало времени, и нужно идти.
        — Сережа, — со сдерживаемым гневом сказала Оля, — у нас теперь много времени. И со мной мы теперь спокойно дойдем до наших земель. Спускайся немедленно.
        — Что-то мне подсказывает, что мой уровень доспеха духа не переживет жаркие и крепкие объятия Валькирии, — сыронизировал я.
        — Я пролетела пять тысяч километров, прошла пешком черт знает какое расстояние, сразилась с тремя Валькириями, — голос Ольги набрал силу и начал выговаривать мне все, что она думает об этой сволочи, которая доставила ей столько проблем. — А количество сожженных нервов просто не поддаётся исчислению….
        "Вот, "Люций", ты не только в бою хорош, ты еще и от семейных бурь способен укрыть", — подумал я, краем уха слушая гневную тираду своей жены. "А Ольге явно надо выговориться, ибо накипело. Да, натерпелась она изрядно, а я заставил её побегать. Надо же, с тремя Валькириями схватилась", — крутились в моей голове мысли. "Пожалуй, нужно уже выбираться", — решил я, активировав телескопическую лестницу на спине робота.
        -… имею я право на нежность или нет?.
        Конец фразы я встретил уже на земле, а Ольга в это время ходила перед роботом, возбужденно размахивая руками. После своего вопроса про нежность остановилась, уперев руки в бока, и задрала голову вверх. Я прошел между ног своего робота, на ходу стащив шлем. Ольга увидела меня, когда я прошел половину пути, и тут же быстрым шагом пошла мне на встречу. Прыгать в объятия ко мне не стала, а замерла в метре, но я это расстояние преодолел сам, бросив свой шлем на траву, и двумя руками, уже с её головы, стащил это ненужное сейчас устройство.
        Провел рукой по спутанным и связанным в хвост золотистым волосам, как всегда восхитился синевой её глаз, которые сейчас выглядели немного уставшими, и больше не теряя ни секунды, привлек Ольгу к себе и впился в такие желанные губы поцелуем.
        Как же это упоительно целовать именно такую женщину, любимую, нежную, ТВОЮ. Она обхватила меня за шею руками и своим ответным поцелуем выразила все свои чувства. Страх, боль, гнев, радость, а в конце меня ждала любовь.
        — Как же я по тебе соскучился, — нежно проговорил я, оторвавшись от своей женщины.
        — Правда?, — довольно спросила она.
        — Правда, — кивнул я головой.
        — Знаешь, как я напугалась, когда мне сказали, что твой самолет сбили?, — жалобно произнесла Ольга.
        — Ты бы знала, как Я напугался, когда мне пришлось из него выпрыгивать, — хмыкнул я, — видела бы ты мои глаза в этот момент.
        Ольга фыркнула, а потом рассмеялась, выгоняя смехом остатки нервного напряжения. Я же прижал её к себе и наслаждался единением с любимой. Где-то в подсознании шевельнулась мысль про Свету, но я её быстро прогнал. Нет времени, и здесь совершенно не то место, чтобы заниматься покаянием.
        — Пора двигаться, малыш, — сказал я. — Нам осталось немного, но черт знает, что нас еще ждет.
        — Что бы нас не ждало, я с этим справлюсь, — самоуверенно заявила моя Валькирия.
        — Ты хотела сказать, мы справимся, — мягко поправил я.
        — Да, точно, мы — улыбнулась Ольга.

* * *

        "Носороги" не самый удобный противник. Китай попытался сделать переходную модель между средними и тяжелыми моделями. Обычно тоннаж среднего робота варьируется от сорока пяти до пятидесяти трех тонн, тяжелые начинаются от семидесяти и выше. "Носорог" же достигал шестидесяти тонн весом. И лишний вес образовался за счет дополнительной брони и более тяжелого реактора, способного потянуть двухствольную электромагнитную пушку. Максимальная скорость снизилась до семидесяти двух километров в час, в то время как российские "Волк", "Кобра" и "Воин" способны выжать по ровной поверхности более чем девяносто километров за тоже время. Но местный рельеф к марафонскому забегу не располагал, и скорость в этой битве не играла особой роли. А вот двухствольный рельсотрон и броня могли дать "Носорогам" лишние шансы на победу.
        Валерия для битвы выбрала большую долину, размером семь на четыре километра, надеясь, что это даст преимущества более маневренным российским роботам. Алена и остальные пилоты были полностью согласны с этим решением и даже мысленно не оспаривали этот выбор командира. Да и вообще, приказы не обсуждаются. "Кузнечики" передового дозора схватились с "Фениксами" раньше, чем сошлись основные группировки двух отрядов. Размен пока был в пользу российского клана. Китаянки потеряли двух легких роботов, а наши только одного. Слава богу, пилот не пострадала, но теперь вынуждена в легком МПД плестись в арьергарде, в явно грустном настроении, и осознавая собственную бесполезность в приближающейся схватке. Теперь три "Кузнечика", отогнав "Фениксов", контролировали подход китайской техники, а четвертый разведчик, кстати, все-таки получил повреждения, из-за чего его скорость сильно снизилась — бегать так же шустро он не мог и вынужден был идти с основной группой.
        И все же, благодаря скорости, их отряду удалось подойти к этой долине первыми и придумать небольшой тактический ход. Долина была вытянута с юга на север и окружена почти сплошной холмистой грядой. Разновысокие холмы, абсолютно все заросшие лесом, перетекали один в другой, оставив только два нормальных прохода с северо -востока и с запада, откуда должны появиться китаянки. Проскочив северо -восточные ворота, семь роботов шустро двигались к западному проходу, который, как доложили разведчики, был в длину около полутора километров и шириной не больше километра, зажатый с двух сторон двумя большими и лесистыми холмами. По всей долине также валялись нагромождения камней, и размеры некоторых из них внушали уважение, так как были высотой в десять и более метров. Примерно такие же исполинские булыжники были и со стороны западного выхода, и именно там возле прохода хотела Валерия встретить врага. Пять "Кобр", один "Воин" и один пострадавший "Кузнечик". А тем временем стая из четырёх "Волков" и три остальных "Кузнечика" должны были на всех парах обогнуть долину и, когда "Носороги" втянутся в проход, ударить
им в спину. Массированный удар с двух сторон должен дать российским пилотам дополнительные шансы на победу.
        Радар снова пискнул, а искин обезличенным голосом порадовал Алену, что противнику осталось пройти полтора километра, а значит, "Носороги" уже вошли в проход. "Понеслась душа в рай", — подумала чемпионка, приготовившись к главной битве в своей жизни.

* * *

        Лагерь китайского клана Линху.
        — Госпожа, — её помощница, зайдя в штабную машину и произнеся одно слово, замолчала.
        — Ну что ты там мнешься?, — недовольно сказала Дейю. — Говори уже.
        — У меня сразу три плохих новости, — немного нервно начала Бию. — Три наших Валькирии проиграли поединок, после чего вражеская одаренная пришла на помощь "Люциферу" и уничтожила шесть "Кайратов". Двух роботов ещё до этого вывел из строя англичанин. Также потеряны четыре вертолета вместе с пилотами. Теперь их объединенная группа стремительно движется в сторону земель Гордеевых, и, судя по данным со спутника, наконец-то вышедшего на нужную орбиту, они в течение получаса войдут в соприкосновение с нашей группой, отправленной на перехват пятнадцати роботов. Наши роботы уже вступили в бой с противником и навряд ли смогут быстро с ними справиться и уйти.
        Дейю мрачно думала, что количество совсем не случайных, как оказалось, случайностей превысило все разумные пределы. "Носороги" с "Тиграми" не смогут быстро выйти из боя, на них повиснут вражеские роботы. Пилотам в этой ситуации помочь просто нечем. Судя по шевелению противника, скоро начнется атака, и ей некого снять с фронта и отправить на помощь. Да и не успеет помощь. "Вертолеты, что ли, послать?", — подумала она. "Нет, это только увеличит количество жертв".
        — Свяжись с командиром группы, предупреди его о надвигающихся проблемах, пусть идет ва -банк, других путей я не вижу. И предупреди клан Цзяо, что скоро в районе поселка объявится Валькирия, пускай готовят встречу, если есть чем. Они явно направятся туда.
        Помощница кивнула головой и быстро ретировалась, а Дейю никак не могла прогнать назойливую мысль: "Похоже, группу "Носорогов" можно списать, шансов выжить у них слишком мало. Надеюсь, Цзяо повезет больше".

* * *

        Наш отряд, стараясь держать максимальную скорость, продвигался на северо -восток. Построение было практически прежним, впереди в двух километрах головной дозор из легких МПД, дальше мы с "Люцифером", рядом с роботом бежала Ольга, легко поддерживая нужную скорость, а после нас, отстав на пятьсот метров, топали четыре "Адаманта". Увы, но две девушки погибли в схватке с китайской Валькирией. Одну, в моем "Зубре", разрубили мечом, а вторая не смогла сдержать удар водной стихии. Когда я по закрытому каналу сунулся к Свете со своими соболезнованиями, искренне сожалея о потере двух девушек, она меня выслушала, поблагодарила, но заявила, что это допустимые потери, неизбежные в бою. И она совершенно не рассчитывала, что они смогут прорваться к своим, не потеряв ни одного человека. А две погибшие девушки своей смертью принесли сказочный бонус в виде Валькирии, которая теперь точно прорубит дорогу их отряду. Но вот теперь-то, обладая таким оружием, как моя жена, любые потери будут выглядеть глупо и болезненно.
        В общем, у главы маленького рода в голове была заранее поставлена галочка о возможных смертях, но у меня почему-то такой прагматизм понимания не вызвал. Не получалось у меня за счет двух погибших девчонок поставить плюс общему результату. Наверное, это из-за моего неприятия женских смертей, особенно на войне. Пусть многие из них круче любого мужика, я, несмотря на прожитые годы в этот мире, до сих пор не могу относиться к этому спокойно. Поэтому, чтобы отвлечься от философских размышлений, вел активный диалог с женой. В процессе разговора мы свернули на тему моих любимых роботов.
        — Солнце, мне кажется, ты слегка принизила свои шансы против "Армагеддона", — заявил я.
        — Это ещё почему?.
        — Твое заявление по поводу пятьдесят на пятьдесят выглядит, как насмешка, особенно после твоего сегодняшнего спектакля с "Кайратами", — выдал я умную фразу.
        — Сравнил тоже, — фыркнула моя супруга, — средний робот против сверхтяжелого.
        — Но их было шесть, — напомнил я.
        — Это не показатель, — отмахнулась Ольга, — Ты пойми, у "Армагеддона" два генератора защитного поля, а это — максимум неуязвимости на дальней дистанции. И если мы столкнемся с ним на открытом пространстве, на расстоянии больше чем полтора километра — я до него просто не добегу. Имея шестиствольный рельсотрон и плазменные пушки, плюс огромное количество ракет, он не даст мне сблизиться. Если расстояние будет меньше или местность позволит мне использовать укрытия, тогда да, ему конец. Долбить по нему дальними ударами с такой же частотой, с которой это будет делать он, у меня не получится. Поэтому и говорю, шансы равные. У Валькирии земли против него и то больше шансов, за счет того, что она может на дистанции до пяти километров устроить большое землетрясение или создать провал прямо под ногами робота. Ярослава, например.
        — Ну вот, а я-то думал, что моя жена самая крутая Валькирия в мире, — играя сожаление, вздохнул я.
        Ольга рассмеялась, а после сказала: — Я и есть самая крутая, и та же Валькирия земли проиграет мне поединок десять раз из десяти.
        — Почему?.
        — Потому что я умею летать, и стоит мне подняться в воздух на десять метров, как половина из её техник станет бесполезна против меня. Не просто же так воздух в сочетании с огнем или молниями считается самой сильной связкой.
        — А как ты оценишь свои шансы против остальных стихий?, — полюбопытствовал я.
        — Вода хороша против огня, но мои молнии в этой стихии чувствуют себя очень хорошо. Сам понимаешь, электричество пробивает практически всё. Лед гораздо серьезнее, есть несколько очень неприятных техник, которые могут доставить мне большие проблемы.
        Дальнейший разговор прервало сообщение девушек из дозора.
        — Впереди бой — наши схлестнулись с китаянками, пока наблюдаю пятнадцать машин. Четыре "Волка" и три "Кузнечика" сражаются против пятерки "Тигров" и трех "Фениксов".
        Ольга сразу рванула вперед, догоняя головную группу, а я и так шел на пределе скорости, преодолевая сложный рельеф. Четверка "Адамантов" также ускорилась, стараясь меня перегнать и успеть на разборки раньше. Но, спустя десять минут, новая информация заставила скорректировать наши планы.
        — В километре от первой группы еще одна схватка. Вижу четыре "Кобры" и одного "Воина" против девяти "Носорогов".
        Получив данные по карте, где кто находится, вынес вполне логичное предложение:.
        — Оль, тебе ближе к первой группе, а "Люциферу" туда сложно быстро подобраться, поэтому я иду на помощь второй, как раз выскочу в тыл к "Носорогам".
        — Хорошо, согласна , — коротко ответила моя жена.
        "Надо же, обошлась без фраз "не рискуй", "будь осторожен" и так далее", — мысленно улыбнулся я. А нет! Моя жена тут же постучалась на закрытый канал и попросила:.
        — Пожалуйста, сильно на рожон не лезь.
        — Конечно, детка, я буду очень осторожен, — серьезным тоном заверил я.
        "Носороги" интересный противник и посильнее тех же "Кайратов", так что я действительно настроился на серьезное противостояние.

* * *

        Поначалу бой проходил достаточно шаблонно. Сначала ракеты, а потом выстрелы из пушек. Группа Алены, пользуясь укрытиями, маневрировала перед самым носом врага, который совсем не торопился идти на сближение. А потом одна за другой произошли следующие неприятности. Сначала "Волки" сообщили, что на помощь прийти не смогут, так как совсем недалеко их перехватили пять "Тигров" и тройка "Фениксов". Видно, враг задумал такой же маневр, или "Тигры" просто удачно подошли, наткнувшись прямо на совершавшую обход в тыл врага группу. Разведка явно лопухнулась, и как "Кузнечики" не заметили пятерку "Тигров", непонятно. А спустя десять минут "Носороги" как с цепи сорвались — они рванули напролом, сойдясь на минимально возможную дистанцию. Уже поврежденный "Кузнечик" был окончательно выведен из строя, хотя и держался он позади основных сил, ему все равно прилетело сразу от двух противников. "Кобры" успели докусать одного "Носорога", который теперь безжизненной грудой валялся на траве. Но китаянки практически тут же ответили, завалив и практически затоптав одну российскую "змею".
        Алена видела, как на робота Валерии насело сразу двое врагов, и, судя по тому, как часто на защитном поле вспыхивали разрывы от выстрелов, было понятно, что защиту она держит силой источника. И только высокий уровень пилота в ранге Бета не дает пока "Носорогам" возможности окончательно добить её. Каждая из остальных "Кобр" также дралась против двоих противников. На "Воина" тоже насели почти двое. Почему почти? Один вцепился в неё, подойдя практически вплотную, а второй, оставшись без амулетной защиты, держался позади, но постреливал не намного реже. Ситуация стала критической, амулетная защита почти рухнула, а сил собственного источника хватит еще на пару минут. Она пятилась от врагов, стараясь, чтобы между её "Воином" и "Носорогами" хотя бы иногда возникали препятствия в виде больших камней, но это все равно спасало ненадолго. И её робота практически уже оттеснили из прохода, выдавив в долину. Правда, держаться за эти западные ворота смысла уже не было, поскольку "Волки" не смогут прийти на помощь.
        Ситуация снова резко изменилась — когда Алена отсчитывала финальные секунды жизни последнего оставшегося амулета, радар пискнул, и искин проинформировал её о появлении очередного противника.
        — Сверхтяжелый робот, "Люцифер".
        Едва успела Алена подумать, что теперь им точно конец, и откуда вообще взялся этот англичанин, "Люцифер" с дистанции больше километра открыл ураганный огонь. Алена ждала чего угодно, но только не того, что он начнет палить по "Носорогам". Первой жертвой сверхтяжа стал второй китайский робот из атаковавших "Воина", и который без защиты топтался несколько в стороне. Алена неверяще смотрела на такую подмогу, прогоняя от себя мысль, что, возможно, пилот "Люцифера" ошибся с выбором цели. Но нет! Английский "супер" продолжал быстро сближаться, не прекращая вести огнь по "Носорогу". Сразу три китайских робота, перестав наседать на "Кобр", развернулись и перенесли огонь на нового противника.
        "Вот такой расклад мне нравится уже больше", — мелькнула у неё радостная мысль, пока она, активируя силу источника и поставив собственную стихийную защиту вместо амулетной, решительно атаковала своего, оставшегося одного противника. "Кто бы ты ни была, ты чертовски вовремя. Хотя, учитывая модель робота, будет правильно сказать — дьявольски вовремя", — подумала Алена. Ей на помощь уже рванула Валерия, которая, оставшись один на один со своим противником, сумела быстро додавить его. Только вот, судя по всему, защиту командир держать больше не могла. И пилот "Носорога", атакованный уже ими вдвоем, сразу вычислил слабое звено и перенес огонь своих пушек на "Кобру" Валерии. Командирская "Кобра" завалилась на землю, когда пушки Алены наконец-то пробили силовое поле противника, и тот, укрывшись стихийным щитом, полностью сосредоточился уже на её "Воине". Краем глаза Алена отметила, что "Люцифер" уже добил первого "Носорога" и успешно противостоит трем другим напавшим на него. Еще одна "Кобра" выиграла свою схватку, но не успела она прийти на помощь своей сестре, как китайский "Носорог" отпраздновал свою
победу, и теперь два победителя сошлись в очередном поединке, но уже друг с другом.
        Следующую картинку Алена зафиксировала мельком: сначала загорелся и упал один из "Носорогов", атаковавших англичанина, а потом резко и практически одновременно упали двое оставшихся. Не успела Алена подумать, чем таким приголубил их "Люцифер", как в её противника прилетело сразу три шаровых молнии. Она только рот открыла, наблюдая, как на месте врага вспухло облако разрыва, а в её "Воина", несмотря на расстояние в двести метров, прилетело несколько кусков от обшивки китайского робота. И только потом камеры поймали в объектив девушку в черном пилотном костюме и со шлемом на голове. И вот теперь-то Алена рассмотрела, как в двух оставшихся "Носорогов" снова полетели молнии, которые, также после взрыва, оставили от врагов лишь отдельные куски. А искин сообщил о приближении трех "Волков" и двух "Кузнечиков".
        — Фуф, — выдохнула Алена, — Кажется, мы нашли нашу княгиню.
        "Точнее, это она нас нашла, да и спасла, по сути,", — подумала она, направив своего робота к Валерии. Возможно, командиру требуется срочная помощь — ведь когда "Носорог" добивал её машину, она уже не могла пользоваться источником, а хватило ли у неё сил хотя бы на доспех духа, неизвестно. " С княгиней мы теперь точно сможем найти её мужа. А может, она его уже нашла, ведь кто-то же управлял "Люцифером", а, насколько она знала, Сергей был очень увлечен роботами. Но где он тогда взял английскую технику? Ладно, в любом случае, её светлость сейчас все расскажет, а с ней их отряду точно будет легче. С таким доводом как Валькирия, мало кто сможет спорить". Вот с такими мыслями Алена и покинула кабину своего робота, чтобы поскорее помочь Валерии — та не отзывалась по рации, заставляя думать о худшем.

        Глава 8.
        Поединок

        Оставшиеся тридцать километров по территории Измайловых мы прошли без особых проблем, нам никто не встретился и не мешал. Мы вползли в поселок Верный практически в полдень. Наш боевой отряд, несмотря на совершенно непрезентабельный вид, вызвал сильный ажиотаж. Защитники поселка провожали в рейд по Измайловским землям пятнадцать боевых машин. Вернулось всего девять — две "Кобры", три "Волка", один "Воин", два "Кузнечика" и девятым был "Люцифер". И кроме моего робота, все остальные несли на себе следы существенных повреждений, явно говорящие о серьезной переделке, в которой побывала техника. Два российских пилота, к сожалению, погибли — слишком яростно атаковали "Носороги", и лекарские амулеты не помогли девушкам справиться с полученными ранами. Командира группы, Валерию, удалось откачать, и она вполне сносно преодолела обратный путь в легком доспехе.
        В китайских роботах, уничтоженных Ольгой, из пилотов не выжил никто. Взорванные издали шаровыми молниями оранжевого цвета, вопросов не вызывали, а вот те, которых моя жена вывела из строя с помощью небольших черных шаров, оказалось, также погибли на месте. Как объяснила мне моя супруга, примененная ею техника, помимо выведения из строя всей электроники, вызывала ещё и эффект микроволновки. И те, кто сидел внутри, просто сварились заживо. Честно, меня передернуло, когда я представил, что может твориться в кабине пилота, если у сидевшей там девушки мгновенно вскипела кровь. Меня также покоробило, как безжалостно девушки расправились с выжившими китаянками, а четверых пилотов противника добили прямо на месте. Никогда не считал себя правозащитником или борцом за гуманное обращение с военнопленными, но излишняя жестокость все-таки резала душу и опять-таки из-за девушек. Ведь если бы враг был мужского пола, не думаю, чтобы я реагировал настолько болезненно. И когда я сунулся к Ольге с требованием остановить беспредел и ненужную жестокость, меня достаточно резко попросили не лезть:.
        — Они убивают наших пилотов, если есть время и им некуда торопиться. Так почему мы должны проявлять милосердие?.
        — Может, такой шаг приведет к потеплению в отношениях между двумя государствами? И вопрос милосердия к воительницам с обеих сторон положит начало дальнейшему диалогу?, — предложил я миротворческую теорию.
        — Между нами сто пятьдесят лет войны, крови и ненависти. А пока у Китая есть претензии по этим территориям, диалог невозможен в принципе, — сухо ответила моя жена. — И милосердие в таких условиях будет расцениваться как слабость.
        — Только глупец посчитает Российскую империю слабым государством, — парировал я.
        — Да, слабой, может, и не посчитают, но вот глупцами назовут как раз-таки нас. И будут смеяться над нашим человеколюбием и дальше убивать наших девушек, — жестко отрезала Ольга, обрывая разговор.
        Девушки, хладнокровно убивающие других девушек, вызывали во мне внутренний конфликт, и мое сознание отказывалось считать это нормой. Ну-у, тут я хрен что сделаю. Другой вопрос, если бы Ольга меня поддержала, но моя просьба не вызвала у неё понимания, и я вынужден был идти лесом. В конце концов, в чужой монастырь со своим уставом соваться не принято, а тут речь вообще о чисто женской обители, и лезть со своими порядками в такое учреждение лучше не стоит. Но осадок, конечно, все равно остался.
        За сто пятьдесят лет научились ненавидеть, убивать и нападать без объявления войны. Правда, последним занимается в основном Китай, наши кланы, насколько я посмотрел, стараются соблюдать хоть какое-то подобие "облико морале". Потому что наша императрица очень прохладно относится к провокациям со стороны своих подданных. А встань во главе Российской империи правительница с замашками Гитлера, и обладая ресурсами самого сильного государства в мире, не миновать бы большой войны. И так среди кланов ходят разговоры, что было бы неплохо провести новую границу вдоль Великой Китайской Стены и показать наконец-то китаянкам, что не стоит постоянно дразнить русскую медведицу — у неё терпение не безграничное.
        Но её императорское величество Мария I постоянно пресекает такие разговоры, и ответ всегда один: "Империя уже достигла своего предела, а ещё одним куском можно и подавиться. А если кому-то некуда девать излишек сил, то вперед — на покорение и развитие Сибири, там ещё много неокученных земель. Ежели кому-то скучно на Земле, то к вашим услугам бескрайний космос, и я готова активно поддержать такие исследования. Но никаких полномасштабных войн, в которых империя будет агрессором, в мое правление не будет. А любители воевать пускай довольствуются локальными конфликтами или едут в Африку, где им точно будут рады." И лично я, как и мой клан во главе с Ольгой, полностью поддерживаем такую позицию. В этом мире и так крови достаточно. На хрена ещё больше лить, особенно, если у тебя все хорошо?.
        Теперь мы узнали, что группу Валерии отправила Ярослава с приказом: найти меня или Ольгу и помочь вырваться в безопасное место. Та еще авантюра, как оказалось. Для этого был оперативно собран ударный кулак из средних и легких роботов, который без подготовки и без разведки сходу атаковал силы китайского клана Цзяо, чтобы отбить один -единственный поселок, находящийся рядом с Измайловскими землями. И после этого пятнадцать роботов рванули по занятой врагом территории в примерную точку моего приземления. Оставшиеся в окружении сорок машин, из которых десять были повреждены достаточно серьезно, заняли круговую оборону с приказом — дождаться возвращения экспедиции и , по возможности, вернуться обратно на свою территорию. Либо ждать уже вечернего наступления основных сил клана. Для Ольги решение родной тети о помощи оказалось приятной новостью — ведь они с Ярославой такой план не обсуждали. Но едва Валерия озвучила информацию, мы сразу же рванули в сторону Верного — не исключено, что там защитники поселка держатся из последних сил, и наша помощь будет кстати.
        Мы с Ольгой были очень удивлены, узнав, что в отряде присутствует наша чемпионка. Алена была в своем любимом "Воине" и очень смущалась нашему с Ольгой повышенному вниманию к своей персоне. Правда, абсолютно все девушки были удивлены ещё больше, когда узнали, что "Люцифером" управляю я. На вопрос, где я достал робота, с гордым видом заявил, что это трофей, который получилось захватить благодаря помощи Светланы Белезиной и её людей. Надо же было как-то легализовать её контрабанду. Наивные попытки пилотов, которые потеряли в бою свою технику, предложить мне "самый крутой в мире легкий доспех" в обмен на кабину "Люцифера" я с усмешкой отклонил. Довод, что смогу идти рядом со своей женой рука об руку, существенным не признал и свое право управлять моим роботом никому не уступил.
        В поселок мы вошли с западной стороны и, кроме нескольких дежуривших легких "Фениксов", нам никто не мешал. А дозорные противника, увидев нашу группу, очень резво прыснули в разные стороны и позволили нам спокойно войти в Верный. Да уж, картинка, что называется, маслом. Полуразрушенный поселок, в котором целыми остались едва ли треть домов, вызывал грусть пополам со злостью. Девушки успели отбить пару вялых атак, скорее призванных обозначить давление, чтобы защитники не сильно расслаблялись. Но вот за последние три часа количество китайской техники существенно увеличилось, что говорило о скором решающем бое. Однако ,что интересно, — всего несколько часов назад на западном направлении также находились серьезные силы китайского клана, и сняли их достаточно резко, перебросив роботов на юг и север. Маневр, который навевает определенные мысли и ясно говорит, что клану Цзяо, взявшему поселок в полукольцо, помимо приближения нашей группы, наверняка был известен и её состав. Иначе с чего бы им быть такими вежливыми и уступать дорогу, не самым грозно выглядящим силам? Ненадолго возникло ощущение о нас, как
о попавшей в мышеловку мышке, но наличие в нашем составе Валькирии успокаивало и заставляло думать, что с такой мышкой, скорее всего, не поздоровится самим охотникам.
        В Верный, помимо боевых роботов, протащили ещё несколько грузовиков и реммобилей с кучей боеприпасов и запчастей. Нашим боевым машинам сразу же бросились проводить техобслуживание, а оно требовалось практически всем. Я тоже попросил заменить монокристаллические стержни, являющиеся основой генератора защитного поля. Кристаллы были одноразовые и во время боя постепенно разрушались. Слава богу, в этом вопросе существовал мировой стандарт, и техники без проблем заменили те, что устарели и выработали на сорок процентов свой ресурс. Теперь защитное поле "Люцифера" снова готово на сто процентов. Удивительно, что они у них вообще нашлись, ведь тяжелых роботов в этот прорыв не брали. Но видно, у хорошего механика в запасе есть всё, и мне повезло наткнуться именно на такого. Снаряды для рельсотрона у них тоже были, благодаря тому же стандарту — рельсотроны у всех роботов одинаковые , разнится только количество стволов -напрвляющих. Вот с ракетами дело оказалось хуже — российские "Люциферу" не подходили совершенно. Пришлось довольствоваться тем, что дали, и уйти восвояси. Группу Валерии также спешно привели
в порядок, заменив амулеты, пополнив боеприпасы, и прикрутив или приварив на скорую руку те части робота, которые, если этого не сделать, просто отвалятся. Дай техничкам больше времени, они бы таких Франкенштейнов насобирали, только держись. Благо, несколько роботов, годных только под разборку и использование их в качестве запчастей, у них были.
        Пока обслуживали нашу технику, моя жена вышла на южную оконечность поселка — с этой стороны было максимальное скопление китайских сил. И, приняв гордый, монументальный вид в своем неизменном шлеме, спокойно ждала атаки противника. Это она типа на меня так обиделась. Я же негодяй и подлец! Не внял голосу разума и после прибытия в Верный наотрез отказался уступить кресло пилота более опытной девушке. Но у меня тоже есть принципы, и прятаться в подвале, пока бабы воюют, я не собирался. Так что может дуться, сколько хочет. Я подкатил к своей жене по всем правилам и практически "бесшумно" припарковал свою стотонную "ламборджини дьябло" в пятидесяти метрах от неё. И уже по закрытому каналу связи предложил:.
        — Хай, детка, садись, подвезу.
        Но мое игривое настроение эту буку не порадовало, и ответ прозвучал достаточно сухо:.
        — Ты единственный мужчина на всю планету с такими способностями. И ставить на кон собственную жизнь считаю мальчишеством и глупостью. У меня и без тебя есть кого отправить на смерть. Но даже миллионы погибших моих девушек не будут стоить тебя одного.
        — Очень жестоко и кровожадно, — грустно сказал я. — А вот я не могу оценить свою жизнь в такую высокую цену.
        — Ты можешь оценивать себя, как угодно, единственное, что я прошу, это — не рисковать своей головой, — вздохнув, ответила Ольга.
        — Но ты же знаешь, из какого я мира. Так почему все время пытаешься спрятать меня под юбку?, — недовольно проворчал я.
        — Потому что этот мир, — повышая тон, сказала Ольга, — мир сильных и одаренных женщин. А ты, со своими неординарными особенностями, один такой мужчина на весь этот женский мир. Но постоянно пытаешься высунуть голову повыше и установить свои правила. Совершенно забывая, что по сути тебе нечего противопоставить этому миру. Ты слаб, Сергей, и у тебя только одно серьезное оружие. Это я! Но я не всесильна и не могу закрыть тебя от всего.
        Последние слава она практически прокричала, вызывая во мне и злость, и гнев. Потому что, черт возьми, она была права. Я жалкая Гамма, и этой силой здесь никому и ничего не докажешь, нужно включать мозги в холодной голове, которой я в последнее время только ем и ношу шапку. И мы с Ольгой уже наметили план моего развития, выбрали цель — постараться открыть двери в другой мир. Параллельно развивая мой источник, в надежде, что когда-нибудь я достигну высот моей жены. Но сегодня! Здесь и сейчас! Встать и уступить место в бою женщине? Уйти с поля боя, чтобы потом презирать себя всю оставшуюся жизнь? Нет! Я так не могу! Такой поступок будет вечным клеймом жечь мне душу до конца моих дней.
        — Не сегодня, Оль, не в этот день, не здесь и не сейчас, — мой голос звучал глухо. — Я не прощу себе никогда, если спрячусь, как страус. Ты, глава своего клана, будешь вести своих людей в бой, и я, твой муж, не стану любоваться на это со стороны. Потому что если я уйду, то не смогу потом смотреть тебе в глаза. Я перестану считать себя мужчиной. Тем мужчиной, который так нравится тебе.
        Я услышал протяжный вздох Ольги, после чего она жалобно попросила:.
        — Пожалуйста, будь осторожен, я не переживу, если с тобой что-нибудь случится.
        — Я постараюсь, но и ты тоже будь аккуратнее, сама же говоришь, ты не всесильна, — нежно ответил я своей женщине.
        Эх, жаль, что я в роботе — так захотелось её обнять и, судя по очередному вздоху Ольги, она испытывала схожие чувства. Но времени уже не было, силы китайского клана пришли в движение, начиная очень неторопливо стягивать свое полукольцо. Защитники Верного смогли выставить сорок три боеспособных машины. Восемь легких и тридцать четыре средних моделей, плюс один мой сверхтяжелый. Хотя некоторые из них были готовы к бою весьма условно. Не считать же робота, у которого работает только одна из пушек, полностью готовым к сражению. Но выбора у нас не было, и в этот бой идут все, способные сделать хотя бы выстрел.
        Была бы вся техника в идеале, можно было бы устроить прорыв к своим — они находились километрах в тридцати на север. Но командиры вместе с Ольгой не стали этого даже планировать, слишком много роботов было повреждено, и пилоты в них будут обречены на поражение и смерть. Китаянки отставших щадить точно не станут. "Безлошадные" пилоты, надев легкие доспехи, помимо плазменных ружей, которые не сильно-то помогут против техники противника, транспортировали вручную переносные ракетные установки.
        Прямоугольный метровый ящик скрывал в себе четыре ракеты ближнего радиуса действия. И пилоты, переквалифицировавшись в латниц, будут за счет скорости маневрировать по полю боя, отыскивать роботов противника, оставшихся без прикрытия амулетной защиты, и стараться добить таких с помощью своих ракет. Сказать, что им предстоит очень рисковая работенка, это вообще ничего не говорить. По сути, они практически смертницы, ибо выжить в такой мешанине будет неимоверно сложно. Девушки Белезиной Светланы без вопросов заняли место в общем строю, также готовясь внести свою лепту.
        Китайский клан выставил против нас пятьдесят пять машин, перевес не самый большой, но у них было шесть сверхтяжелых роботов. Четыре "Черных воина" и два "Дракона", а это более чем существенное превышение по мощи. Зная об Ольге, — а они наверняка в курсе, что у нас есть Валькирия — трое, а то и четверо сверхтяжей будут отслеживать персонально мою жену и не давать ей сблизится. Против меня, наверняка, выступят сразу двое. Все-таки "Люцифер" по мощи превосходит китайскую технику, мне так кажется. Что кажется китаянкам, не знаю, но с их стороны будет логичным выставить против меня сразу двоих противников.
        Поселок находился на большом плато, с южной стороны которого в пятнадцати километрах был небольшой пологий подъём. Именно там, как нам успели рассказать, приняли свой неравный бой защитники Верного во главе с Анной Смоловой. Я вздохнул, вспомнив эту девушку. Она умудрилась дважды отдать свой долг: один раз почти умереть, а второй — умереть без всяких "почти". И гибель этой девушки вызывала у меня бурю эмоций, в том числе и чувство вины, ведь в Маньчжурии она оказалась из-за меня. Я чувствовал себя камнем, брошенным в воду, круги от падения которого изменили судьбы уже многих людей. И не все изменения были приятными.
        Когда Ольга рассказала мне про Анну, которая своей самоубийственной атакой подарила моей жене несколько секунд, позволивших убить одну китайскую Валькирию, чувство вины захлестнуло меня с головой. Такого привета от прошлого я не ожидал. Но, когда я с большим сожалением в голосе начал виниться перед Ольгой, она меня прервала и заявила, что Анна сама захотела в Маньчжурию, это был её выбор, а значит, всё остальное — это судьба, изменить которую практически невозможно. Легко списать все на зловещую руку судьбы, но я считал, что мы сами определяем свою жизнь и можем изменять финал в зависимости от своих поступков. Возможно, я ошибаюсь и все уже давно предопределено. Ведь абсолютно точно предугадать, что тебя ждет в итоге твоих действий, нельзя, и, вероятно, именно следующий шаг снова возвращает тебя на проторенную дорогу, и конец пути уже известен. Посмотрим. Выбросив философские мысли из головы, сосредоточился на приближающемся противнике.
        Китаянки не спешили, неторопливо стягивая свое полукольцо, а с западной стороны По-прежнему никого не было. Наша боевая группа вышла из поселка и остановилась в полукилометре от Верного. Основной ударный и боеспособный кулак был выдвинут нами в сторону юга — именно там находились шесть сверхтяжелых роботов врага. Мой "Люцифер", Ольга и пятнадцать средних роботов, обошедшихся в предыдущих боях минимальными повреждениями. С нами также находились четыре "Адаманта" и десяток легких латниц Белезиной. Светлана надыбала в поселке сразу две магнитных мины и явно собиралась повторить свой трюк, как это было с "Тигром". Остальные защитники заняли северное и восточное направления. По плану мы должны дождаться максимально близкого подхода китайских роботов и только потом атаковать, это позволит нам держаться близко к друг другу и оказывать взаимопомощь, если получится по обстановке. Все-таки китаянок было больше.
        Использовать силу источника моя жена начнет километров с трех. Сначала воздушную технику, а после вход пойдут и шаровые молнии. Использовать молнии на дистанции более километра бесмысленно, ПРО противника успеет на них среагировать и начнет сбивать. Смерч здесь бессилен, ибо пятьдесят тонн и выше он просто не поднимет, а Ольга только зря потратит силы. Гроза тоже не вариант, молнии с неба будут долбить и своих и чужих. Как не крути ей надо сближаться и тогда она сможет проявить себя максимально эффективно. Да, что ни говори, но роботы да ещё и сверхтяжелые, это очень серьезно. До противника осталось шесть километров, когда мне в голову заползла идея, и я, покатав её в голове, решил внести небольшую корректировку в предстоящее сражение.
        — Солнце, у меня предложение. Сверхтяжелые роботы противника не дадут тебе приблизиться легко и быстро, и ты потратишь много сил, пока добежишь хотя бы до одного. Поэтому предлагаю большую часть маршрута пройти под прикрытием "Люцифера". Опускаю немного лестницу, и ты висишь на ней на спине робота под прикрытием его поля. Я же на максимально возможной скорости сближаюсь с противником, после чего ты уже гораздо быстрее и проще преодолеешь оставшееся расстояние.
        После небольшой паузы Ольга стала критиковать мой план:.
        — Мое отсутствие будет сразу замечено, не сомневаюсь, что Цзяо знают о Валькирии. И они сразу поймут, где я. И на вырвавшегося вперед "Люцифера" обрушат град выстрелов не только сверхтяжи, но и все остальные. ПРО у тебя на нуле, а значит, твою защиту перегрузят практически мгновенно.
        — Во-первых, не мгновенно, — начал я торопливо доказывать свою правоту, — во -вторых, даже если действовать по прежнему плану, на меня наверняка насядут не только пара "Драконов" или "Черных Воинов", но и вся остальная мелочь. И "Люцифер", не намного дольше протянет в начавшемся сражении. Но если мы по максимуму реализуем его возможности в самом начале, то это даст тебе использовать свою силу гораздо эффективнее. А чтобы немного запутать противника, одновременно со мной в первой линии пойдет пятерка средних. У них ПРО в полном порядке, и роботы протянут какое-то время даже под массированным огнем врага.
        — Пятерку роботов после этого можно списывать, они погибнут практически сразу, — задумчиво проговорила Ольга.
        — Ты, как воительница, стоишь больше, чем пятерка средних роботов, — спокойно ответил я, — А пилоты, потеряв защиту, могут сразу отойти назад за спину второй линии. И остаток пути, сколько сможет, пройдет уже "Люцифер".
        — Не хотелось бы, но так действительно может выйти эффективнее, — вздохнула моя жена. И добавила: Но ты прав: что так, что эдак "Люциферу" достанется по полной. Но по твоему плану мне будет проще подойти к вражеской технике.
        — Устрою короткую пылевую бурю, чтобы стало еще легче, — продолжила Ольга уже самостоятельно развивать мой план.
        Не успели мы обсудить все детали, а Ольга отдать приказ о новой конфигурации подразделений в бою, как случилось сразу два события. Во-первых, китайские силы остановились на расстоянии четырех километров от нас. Во -вторых, с их стороны в воздух поднялась человеческая фигура и полетела в нашу сторону. "Твою же мать", — мысленно ругнулся я. Китайскую Валькирию мы в своих раскладах как-то не учитывали. Китаянка приземлилась в двух километрах от нас, то есть ровно посередине между двумя нашими группировками, и всем своим видом выражала вежливое ожидание. Кого именно ждала одаренная высшего ранга, было понятно без слов. И Ольга полетела навстречу сразу же, как только китаянка приземлилась. Благодаря оставленному общему каналу связи, весь наш отряд легко мог слышать, о чем шла речь в разговоре двух Валькирий.
        — Если не ошибаюсь, то имею честь разговаривать с княгиней Ольгой, главой клана Гордеевых?, — вежливо и на русском поинтересовалась китаянка.
        — Нет, не ошиблись, — спокойно ответила княгиня Гордеева.
        — Меня зовут Лин Цзяо, я — двоюродная сестра главы клана.
        — Родословную можно было опустить, — усмехнулась Ольга, — я прекрасно знаю, кто такая Лин Цзяо. Ведь мы же соседи.
        В последней фразе моя жена не сдержала явную язвительность тона.
        — Не сомневаюсь, что вы заочно меня знаете, но, чтобы подчеркнуть силу возможных договоренностей, решила представиться по всей форме, — китаянка осталась абсолютно невозмутимой.
        — О каких возможных договоренностях идет речь?, — прохладно спросила Ольга.
        — Я предлагаю вам поединок между роботами, победитель получает поселок, — выложила Лин Цзяо.
        — А что получит проигравший?.
        — Если проиграете вы, то ваш отряд уходит на земли Измайловых — пусть с вами Линху разбираются, — усмехнулась китаянка. — А если проиграет наш робот, то мы отложим атаку ещё на сутки.
        — Какой вес? Легкий или средний?, — недолго думала Ольга.
        — Тут нужна небольшая предыстория. Дело в том, что в джунглях Бирмы мои пилоты столкнулись с одной машиной, и результат вышел неоднозначный. И теперь они рвутся доказать, что "Черный Воин" лучше "Люцифера".
        Ольга замолчала, переваривая предложение Лин Цзяо, и я тоже вытянулся в кресле, находясь в небольшом ауте. "Они вызывают на бой моего "Люцифера", — билась в голове ошарашенная мысль. Из ступора вышел быстро, начав стучаться на закрытый канал к Свете.
        — Света, объясни, на хрена им поединок, — их больше, они сильнее, а со своей Валькирией наш козырь оказался битым.
        — Ты явно недооцениваешь свою жену, — задумчиво проговорила Светлана, — а вот Лин Цзяо её точно опасается. И такой поединок — это возможность для китаянки сохранить лицо перед своими людьми и главой клана. Добавь сюда еще скорую атаку твоего клана, и картинка совсем становится не в пользу Цзяо. Зато если выиграет, то без потерь получит обратно поселок, вытащив занозу в виде нашего отряда и переслав проблему соседнему клану. А если проиграет, то сохранит свои силы для противостояния основному удару клана Гордеевых. В общем, она в плюсе при любом раскладе, а при проигрыше — лишние сутки позволят еще и дополнительные силы подтянуть, или еще одну Валькирию.
        Тут Ольга подала голос, и мы оба переключили внимание на её ответ.
        — Зачем гонять тяжелые машины? Давайте решим вопрос поединком друг с другом, — выдвинула контрпредложение моя супруга. — Только, если я выиграю, вы откроете коридор для всех моих людей на нашу территорию.
        — Если начнется сражение, мы и так с вами сойдемся в битве, но лично мне, как и моим пилотам, было бы интересно увидеть, кто же все-таки лучше: "Черный Воин" или "Люцифер", — продолжила гнуть свою линию китаянка. — Но я готова предоставить вам проход в случае победы вашего робота.
        Её лицо было спрятано под таким же шлемом, и выражение лица разглядеть было невозможно, но мне показалось, что та усмехнулась. Ольга снова замолчала, похоже, лихорадочно перебирая варианты. Если бы в кабине "Люцифера" сидел другой пилот, то думаю, она согласилась бы сразу. Ведь для неё это тоже возможность сохранить лицо и спасти людей. Но меня в бой она отпускать не хотела. Я уже хотел связаться с ней, когда Лин Цзяо решила поставить точку в диалоге:.
        — Я вижу, вам необходимо подумать чуть дольше, предлагаю перерыв на двадцать минут, если через это время "Люцифер" выйдет на поле, значит, поединок состоится, если нет, тогда начнется сражение.
        — Хорошо, — сказала моя жена. И обе Валькирии, практически синхронно взмыв в небо, полетели к своим людям.
        Едва Ольга приземлилась, как по закрытому каналу стала требовать, чтобы я выбирался из кабины, а поединок проведет другой пилот.
        — Это мой робот, и свое место я никому не уступлю, — спокойно ответил я на её тираду.
        — "Люцифер" принадлежит Белезиной, так что выметайся из кабины, — настаивала моя жена.
        — Тс -с, не кричи так громко. Мелкий свободный боярский род не может владеть такой техникой, это трофей, — на меня явно напало веселье. — И вообще, я его уже купил, так что не забудь выписать Свете чек на четыреста миллионов.
        Судя по звукам, Ольга поперхнулась. Ну да, я знал, по какому месту надо бить, чтобы сменить тему.
        — Ты вообще обалдел? Эта рухлядь не может стоить четыреста миллионов. Англичанки новый за двести пятьдесят продают, — на одном дыхании возмутилась моя финансистка.
        — Ну что ты жмотишься?, — ленивым тоном миллиардера произнес я. — Это надбавка за срочность. Робот оказался в нужное время в нужном месте.
        — Пусть эта контрабандистка скажет спасибо, что я её в СИБ не тащу, — недовольно проворчала моя жена.
        — Ты забываешь, как сильно она нас выручила, — напомнил я. — и в СИБ ей нельзя, она слишком много знает.
        -Ты прав, она действительно слишком много знает, — зловеще проговорила Ольга.
        — Эй, — всполошился я, — Я, конечно, понимаю, что проще убрать человека, чем быть ему обязанным, но не до такой же степени. Совесть имей, блин.
        — Что-то ты слишком активно её защищаешь, дорогой, — подозрительно протянула моя жена. — Да ещё четыреста миллионов за старье пообещал.
        — Просто я умею быть благодарным, — вывернулся я и тут же перевел тему в более безопасное русло.
        — А по поводу робота… Сама подумай, среди всех твоих пилотов нет ни одного, который знает "Люцифера" лучше, чем я. А я в нем уже полдня сражаюсь, и шансы против "Черного Воина" если и есть, то только у меня.
        Ольга помолчала, а потом грустно спросила:.
        — Ты понимаешь, почему она выбрала "Люцифера"?.
        — Я слышал ваш разговор, Бирма, все дела, — я на автопилоте пожал плечами, хотя Ольга этот жест увидеть не могла.
        — Сказка про Бирму — это собачья хрень, — со злостью в голосе проговорила моя супруга. — Она знает, откуда пришел "Люцифер", что он уже был в бою и потратил кучу ракет, и она прекрасно понимает, что в нашем отряде навряд ли найдутся боеприпасы английского образца. Она абсолютно уверена в своей победе. И кроме пушек, тебе больше не — чем встретить "Черного Воина".
        Последнюю фразу моя жена практически прорычала. "Ах ты ж, сучка китайская, все просчитала", — мрачно подумал я. — "Ну и пусть, мы еще попляшем".
        — Как бы то ни было, этот поединок даст возможность сохранить тебе лицо и спасти своих людей. При любом раскладе, проиграю или выиграю, неважно. Она хочет поединка с "Люцифером", что ж — она его получит.
        С последними яростными словами я пустил своего робота вперед. Смысла в долгих разговорах нет. Нужно выходить и сражаться. Ольга что-то еще кричала, но я обрубил канал связи со своей женой и начал стучаться к другому абоненту.
        — Алена, давай тактику на бой, и учти, что ракет у меня нет.
        Пока Алена обдумывала ответ, я увидел, что мой противник вышел из общего строя и начал движение мне на встречу.
        — Только сближаться, максимально близко и быстро, и начинай палить уже сейчас, рельсотрону плевать на расстояние. Камней здесь немного, спрятаться негде. Ищи удачи в робобоксе. Антропоморфные роботы более подвижные, но не такие устойчивые, учти это, когда сойдешься в клинче. Держи корпус, наклонив чуть вперед, иначе он может бодануть тебя, и ты упадешь. Используй руки. Апперкот научился уже делать?.
        — Да, — коротко ответил я,.
        — Вот и вдарь ему, как следует, на сохранность пушек можешь наплевать. Если сойдешься так близко, то они больше тебе не понадобятся, только смотри внимательнее, когда будешь приседать перед ударом, он может подловить тебя именно в этот момент.
        Девушка рассказала мне все спокойным голосом, как будто в магазин за хлебом провожала, и я был ей за это очень признателен. Именно благодаря нудному и без эмоциональному тону, мой нервяк перед боем куда-то уполз и не возвращался.
        — Я в тебя верю — у тебя отличная машина, и ты отличный пилот, — добавила она.
        — Спасибо, Алена, — сказал я, сосредотачиваясь на поединке.

* * *

        Ольга нервно кусала губы, не в силах сдержать накатившее волнение. Сказать, что она переживала, это не сказать ничего. Её распирало изнутри едва сдерживаемое желание сорваться в полет и уничтожить этого китайского робота. Одновременно с этим ей хотелось отдать приказ атаковать, и будь что будет. "Чертова китаянка загнала в тупик", — мысленно ругалась она. Притом умом она прекрасно понимала, что поединок — хороший вариант в их положении и позволит избежать многих жертв. Ольга не сомневалась, что Лин Цзяо сдержит свое слово, даже когда проиграет, потому что если бы была уверена в себе изначально, то не предлагала бы схватку двух тяжелых машин.
        "Люцифер" стремительно набирал ход, выдавая свою предельно возможную скорость в шестьдесят четыре километра в час. "Черный Воин" ему не сильно проигрывал и так же уверенно шел на сближение. Оба робота открыли ураганный огонь из рельсотронов практически сразу и, не прерывая стрельбу, продолжали сходиться. Между ними оставалось восемьсот метров, когда "Черный Воин" начал притормаживать и выпустил все свои ракеты. Слишком близким было расстояние, и "Люцифер" никак не успевал перехватить их все, разве что несколько штук смог сбить ресльсотрон. "Процентов сорок защитного поля, а то и сразу половину наверняка посадил", — тревожно подумала она.
        В отличие от противника, Сергей не стал снижать ход своего робота, а продолжил идти на сближение. "Черный Воин", пару секунд поколебавшись, снова рванул навстречу, и два робота с громким лязгом столкнулись, сведя бой высоких технологий к рукопашной схватке. "Все правильно, молодец", — мелькнула у неё одобряющая действия мужа мысль.
        Два стотонных стальных воина какое-то время постояли, стараясь массой задавить и опрокинуть соперника. "Люцифер" перед самым столкновением развел руки -пушки в стороны, оберегая их от удара, и теперь висел грудью на вытянутой морде "Черного Воина", не давая тому крутить корпусом. У китайского робота, как и у всех не антропоморфных роботов, для того, чтобы использовать в робобоксе свои руки по максимуму, требовался поворот верхней части корпуса, к которой они крепились. Из нижней части, где располагался реактор, "росли" ноги, с коленными суставами, сгибающимися назад.
        И сейчас Ольга видела, как, используя небольшое преимущество, которое давало строение "тела", "Люцифер" начал бить соперника с обеих сторон по корпусу, стараясь дотянутся до плечевых суставов противника и повредить их. "Черному Воину" нужно было разрывать дистанцию, что он и проделал, резко сделав два шага назад. Одновременно с замахом китайского робота для нанесения флангового бокового удара, робот Сергея, сделав небольшой шаг вслед "Воину" и наклонив корпус вперед, слегка присел, подогнув колени. Пилот китайского сверхтяжа по инерции продолжила выполнение удара, но вот скорректировать его уже не успела. И мощный хук пролетел над корпусом англичанина, а "Люцифер", резко выпрямляясь и придав этим действием максимальное ускорение своей правой руке, впечатал её в корпус врага. Нет, опрокинуть таким ударом стотонную машину невозможно, но доставить незабываемые ощущения пилоту китайского робота, а также выбить его из равновесия — уже большой плюс. "Люцифер" сразу же добавил удар левой рукой, и тут же, пока робот противника не провел ответный удар начавшей разгон второй рукой, робот мужа резко шагнул в
сторону и нанес удар ногой сбоку по коленному суставу противника. Такого издевательства китайская техника не выдержала — почти сломанная от удара нога заставила "Черного Воина" пошатнуться в сторону своего обидчика и практически облокотиться на него.
        Увы, но несмотря на английское происхождение, воспитание "Люцифера" явно хромало. И вместо того, чтобы протянуть руку помощи завалившемуся на него китайскому творению, англичанин стал бить сверху обеими руками, как кувалдами молотя по корпусу "Черного Воина". При этом с каждым ударом робот Сергея делал шаг назад, давая возможность своему противнику упасть все-таки на землю. Изображать из себя благородного рыцаря и дать на себя опереться, а также восстановить равновесие "Люцифер" явно не собирался. Неестественно изогнутая вбок нога стотонного робота еще пыталась разогнуться и остановить его падение , но у неё это не получалось. Единственный шанс сохранить равновесие пилот "Черного Воина" упустила. Если бы она сразу же подогнула вторую ногу, то могла тем самым спасти себя от падения. Правда, на короткое время оказалась бы в неустойчивом положении, но если бы "Люцифер" замешкался , у неё была бы возможность продолжить бой. А так, подняв небольшую тучу пыли, китаец рухнул на землю, тем самым обозначая победу "Люцифера".
        Примерно с минуту длилась тишина, а потом северная группировка китайских сил пришла в движение. Нет, они не пошли в атаку, все роботы начали сдвигаться в сторону востока, освобождая дорогу защитникам Верного. И практически сразу же Ольгу оглушили раздавшиеся в наушниках восторженные крики пилотов и всех других девушек, которые пятнадцать минут назад готовились к бою насмерть. А она поймала себя на том, что с её лица не сползает немного дурацкая, но абсолютно счастливая улыбка.

* * *

        Китаянки пропустили нас без единого выстрела и без малейшего намека на провокацию. Мы перебрались на левый берег реки Траоэрхэ и, пройдя десять километров, попали в радостные "объятия" дозорной группы нашего клана. Они же и сопроводили нас в основной полевой лагерь наших сил. Ольга попросила всех, кто присутствовал на представлении, которое устроили "Люцифер" и "Черный Воин", особо не шуметь по поводу моей победы. И так палево сплошное получилось. Мужчина умудрился на сверхтяжелом роботе выиграть поединок против явно опытной соперницы. Как? Все-таки управление такими моделями требуют повышенной скорости восприятия и опыта. Мне повезло, что одаренных мужчин в этом мире официально не было, и версию, что сверхтяжем управлял именно такой, никто и представить не мог. А всё объяснение свелось к банальному, но невероятному везению и еще очень долгому обучению именно такому удару ногой, который я продемонстрировал. В общем, какое-то время девушки трещать языком не будут, ибо их сразу взяли в оборот в виду планируемого контрудара по китайским позициям. Оставшимся без техники пилотам была сразу же
предоставлена оная, а серьезно пострадавших роботов отправили в тыл на ремонт.
        Моя хитрая и коварная супруга, едва мы прибыли в расположение войск клана, выманила меня из робота под предлогом срочных поцелуев и обнимашек. Естественно, отказать в такой просьбе я не смог, и Ольга, после того как я вылез из робота, затащила меня в какую-то штабную машину, походя выгнав находившихся там девушек. И пока моя жена награждала меня большим количеством поцелуев и огромной порцией ласки и нежности, вперемешку с кучей восторженных слов, моего "Люцифера" угнали, притом в прямом смысле этого слова. Не заметить такую пропажу сразу было невозможно, и я поинтересовался у своей жены, что это, блин, за балет? Мне, ласково и нежно улыбнувшись, сообщили, что я и так очень славно послужил на благо клана, но если я чем-то недоволен, то она готова смиренно и не пререкаясь выслушать все мои гневные слова.
        Кричать я не стал, только рукой махнул, потому что, если честно, весь этот денек прошел больно уж суматошно. Я и так уже с пяти утра сражался, и спустя десять часов чувствовал себя морально опустошенным. Особенно вымотал меня, последний поединок, который, несмотря на скоротечность, дался мне весьма тяжело. Нет! Конечно, я был готов и дальше встать в строй со всеми и воевать, но когда тебя лишают основного оружия, то особо не посражаешься. И я прекрасно понимал, какой бы уровень скандала я сейчас не закатил, это не помогло бы, Ольга уперлась бы и стояла на смерть, лишь бы не допустить меня в основную мясорубку. Тем более, формально она была права, приведя в пример прописанное в уставе правило, гласившее — смену пилота нужно проводить не реже, чем один раз в двенадцать часов.
        Сила источника — это хорошо, но люди, особенно во время боевых действий, все равно устают. А значит, под планируемое вечернее наступление я, согласно правилу, уже не попадаю. Я, конечно, попытался вяло побарахтаться и напомнить, что в войну правила не работают, а в силу вступают совсем другие законы. Но моя жена легко парировала, заметив, что пилотов на этом участке в данный момент больше, чем техники, и моя смена возможна и никого не напрягает, а я заслужил отдых.
        Так что начавшееся вечернее наступление я встретил в одиночестве, в автодоме, под охраной целого взвода тяжелых МПД, в то время как моя супруга, заявив, что она, как глава клана, обязана быть на передовой, убежала поддержать свои войска. "Н -да, пока у меня уровень Гаммы, особо и не повоюешь", — грустно думал я, лежа на кровати. Хотя до той же Беты мне осталось немного, год, может, полтора от силы. Источник развивался очень хорошо, и этот темп внушал надежду, что до максимального уровня мне не придется идти десятки лет, как это бывает у многих одаренных. И я был уверен, что достигну этого максимума рано или поздно. "Надеюсь — все же рано", — помечтал я, уже проваливаясь в сон.

        Эпилог.

        Света тоскливо смотрела на трофеи в руках Оксаны. Три баснословно дорогих меча и три очень дорогих лекарских амулета. "Целое состояние", — грустно подумалось ей. Увы, все эти драгоценности нужно отдать в законные руки. Все-таки, несмотря на их небольшую помощь, княгиня убила трех Валькирий самостоятельно, а значит, все эти сокровища принадлежат ей. Поохраняли, полюбовались, а теперь нужно возвращать. Душу немного грел уже выписанный Ольгой и переданный Сергеем чек на четыреста миллионов за "Люцифера". Но чужие трофеи все равно отдавать было жалко. Света вздохнула и, решительно кивнув Оксане, направилась в сторону княгини Гордеевой.
        — Ваша Светлость, — уважительно, но сохраняя гордый и независимый вид, обратилась она к Ольге. — Возвращаю Вам ваши трофеи, как и договаривались.
        Та перевела взгляд с неё на Оксану, которая, почтительно поклонившись, теперь держала на вытянутых руках эти памятные вещи.

* * *

        Ольга смотрела на мечи Валькирий, и давние воспоминания нахлынули потоком. Когда она отомстила за смерть матери, убив двух Валькирий, ей также достались мечи. Один, правда, сломался еще в поединке, а второй она подарила Мидори Мията. Японка долго отказывалась от подарка и взяла только после слов Ольги:.
        — Я знаю, что вы были очень дружны с моей матерью. И возможно, глядя на меч уже мертвого врага, вам будет легче перенести такую потерю.
        А сейчас у неё целых три таких меча. Подняв глаза на Светлану Белезину, Ольга сделала ей более чем щедрое предложение. "Чтобы Сергей не думал, что она не умеет быть благодарной. Хотя и так ей четыреста миллионов подогнали", — мелькнула у неё мысль.
        — Лекарские амулеты оставьте себе, судя по специфике вашей работы, они вам еще пригодятся, — и прежде чем удивлённо распахнувшая глаза Светлана успела ей что-то ответить, добавила: — И можете выбрать любой один меч.
        Белезина на это поклонилась и немного растерянно проговорила:.
        — Благодарю, Ваша Светлость, это очень неожиданное и щедрое предложение. Если вы не против, я возьму обоюдоострый меч -цзянь, остальные все же несколько специфичны.
        — Как вам угодно, - равнодушно ответила Ольга.

* * *

        Мы стояли на аэродромном поле недалеко от пассажирского авиалайнера, на котором меня, скоро отвезут в тихое и уютное место под названием Нижний Новгород. Личный самолет Ольги что-то забарахлил, и сейчас техники активно занимались проблемой. Так что домой мы полетим на другом самолете. Слушая краем уха разговор девушек, думал о прошедших сутках. Как-то быстро китаянки сдулись, первым же ударом их удалось выбить с занимаемых позиций и за следующие двое суток окончательно очистить территорию наших земель. Остальные российские кланы атаковали практически одновременно с нашим и везде смогли отбить свои территории. Кое -где, правда, китаянки еще копошились: например, у Измайловых кланы Линху и Пан никак не хотели По-доброму уходить с захваченных земель. Так что Измайловы еще ковыряются, но все идет к тому, что в течение нескольких суток китаянок окончательно выдавят и оттуда.
        Вообще, я так и не понял, на хрена китайские кланы замутили этот странный конфликт, по сути, толком не подготовившись. Хотя, возможно, они считали, что подготовились, как надо. А может, решили, что русские кланы вдруг взяли и потеряли интерес к этим территориям. Или думали, что мы возьмем и не заметим, как китаянки слегка прирезали земель. В общем, эта странная восточная философская мудрость мне никак не поддавалась. Ольга только что закончила свою благодарственную речь Свете за помощь, и на этом месте я решил вмешаться.
        — Ольга, мне было бы очень неприятно, если бы ты оценила мою, да и свою жизнь всего лишь деньгами, — спокойно произнес я и добавил: — А кое -кто жаловался, что входящие в клан рода совсем обленились. Всем довольны и ничего не хотят, потому что их все устраивает. А тебе так хотелось бы иметь людей, готовых рисковать и замахиваться на нереальное.
        "Деньги это хорошо, но они имеют свойство заканчиваться, и как бы Света вдруг не решила потом торгануть интересной информацией обо мне. Оля должна это понять", — подумал я.
        Моя жена, ненадолго задумавшись, смерила взглядом Свету и, приняв гордую позу, величественно произнесла:.
        -Я буду рада, если такой славный род, как ваш, примет моё предложение и войдет в состав клана Гордеевых.
        На принятие решения Светлане потребовалась ровно одна секунда.
        — Благодарю за приглашение, княгиня, — проговорила Света, низко поклонившись Ольге. И продолжила спокойно и с чувством собственного достоинства: — Это большая честь для меня, и я с радостью принимаю Ваше предложение, но помимо клятв верности, которые я готова с чистым сердцем Вам принести, у меня есть просьба, так сказать, жизнь за жизнь.
        — Какая?, — нахмурилась Ольга.
        — Всех своих детей я хочу от Сергея, — спокойно попросила Белезина.
        И прежде чем резко вспыхнувшая Ольга успела ответить, девушка добавила:.
        — Я согласна на ЭКО, Ваша светлость, и у Вас никогда не будет преданнее человека, чем я. — сказала Света и снова поклонилась.
        "Ай молодец", — подумал я. Вступление в великий клан само по себе большая честь и знаковое событие для такого очень маленького рода, но вот так сразу, через такую тайну, привязать себя к главе клана — это действительно хороший ход. Княгиню Гордееву глупой точно не назовешь, должна сообразить.
        — Что скажешь?, — повернувшись ко мне, сухо спросила моя супруга,.
        — А то потом будешь выговаривать мне про своих детей.
        — Мне почему-то кажется, что Света будет достойной матерью, — с улыбкой ответил я и строго добавил: — Но если будет мальчик, прошу растить из него воина, а не только любителя поэзии.
        — Если сын будет хотя бы вполовину похож на тебя, то к поэзии его лучше не подпускать, — улыбнувшись, ответила Света. — И ты всегда можешь приехать и проверить качество моего воспитания.
        На последней фразе улыбка у девушки стала очень уж многообещающей. "Света, блин, чего ты палишь, зараза малолетняя?", — мелькнула у меня мысль. Но та уже сама поняла, что переборщила с ласковостью, и быстро согнала лишние эмоции со своего лица.
        — Хорошо, будет тебе материал для ЭКО, — недовольно произнесла Ольга.
        — Благодарю, Ваша Светлость, вы всегда можете рассчитывать на мою, пусть и не на самую значительную, но горячую поддержку, — вежливо ответила Светлана.
        Ольга кивнула и, повернувшись ко мне, сказала: — Пошли, скоро вылет.
        Я ткнув пальцем в Свету ответил: — Надеюсь, у нас найдется место для девчат? Их там немного, подбросим до Нижнего Новгорода.
        — Если только в хвосте, — буркнула моя недовольная жена.
        — Мы совсем не гордые и согласны потесниться в хвосте, — с улыбкой ответила Света.
        Ольга только рукой махнула и, прихватив меня за руку, потащила к трапу.
        И только мы расселись в люксовом отделении самолета, Ольга повернулась ко мне и, смотря мне прямо в глаза, печатая слова спросила:.
        -Ты — с ней — спал?!.
        Вот как ответить на такой вопрос девушке, которая обладает способностью определять любую ложь. Правда и ничего кроме правды. Хмыкнул и весело ответил:.
        — Я всего лишь поделился с ней генетическим материалом.
        Вспыхнувшие молнии в глазах моей княгини и злое выражение на лице показали мне, что мой ответ засчитан, но бури гнева мне точно не миновать.
        Но прежде чем Ольга успела сказать что-то гневное, я торопливо добавил:.
        — Не забывай — мы в самолете, здесь нельзя стрелять, фюзеляж испортишь.
        — А мы ещё не взлетели, — кровожадно ответила моя княгиня.
        И до того, как её кулачок с явно недобрыми намерениями полетел в моё тело, я успел активировать доспех духа и мысленно помолиться, чтобы он выдержал удары Валькирии. Ольга нанесла три удара, и последний, закономерно, пробил мою защиту, а мое плечо сразу ощутило всю прелесть от этого действия. Моя фурия, удовлетворившись моим шипением и совсем нерадостным выражением лица, скрестила руки на груди и молча отвернулась к окну. Плохо, что молча, а значит, обиделась очень сильно. Похоже, мне придется постараться, и парой десятков извинений тут не обойдешься, ведь я, по сути, нарушил наш давний уговор.
        — Солнце, я просто мысленно успел с тобой проститься и собирался через несколько часов умереть, потому что слишком безумной была запланированная авантюра.
        Тон был максимально виноватый и сожалеющий. Ольга повернулась ко мне, и я увидел капельки влаги в уголках её прекрасных глаз. "Какие, на хрен, десятки извинений, тысячу в час или в милю, короче, пока язык не отсохнет", — мрачно подумал я. Оля, смерив меня взглядом, снова молча отвернулась, а я, вздохнув и почувствовав, как самолет набирает разбег, подумал, что это будет очень долгий перелет.

        Конец второй книги..

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к