Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Иванов Борис: " Тамара И Злая Джессика " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
БОРИС ИВАНОВ ТАМАРА И ЗЛАЯ ДЖЕССИКА
        
        
        
* * *
        
        - Господи, - подумала я. - Неужели этого никто не замечает?
        Кукла в руках продавщицы смотрела на меня с горьким удивлением. Пластик вокруг рта сложился кошельком, веки были чуть приспущены, хотя взгляд изпод них был пристально вскинут на свою будущую хозяйку. Ядовито и оценивающе.
        Я взяла куклу в руки и не удержалась от того, чтобы встряхнуть ее. Потом снова поглядела ей в глаза. Они стали злыми. Прищурились. А рот сжался куриной гузкой.
        Продавщица уловила мое остолбенение и ловко перехватила готовую выпасть из моих удивленных рук тщательно сработанную пластиковую фигурку. Хорошо отрепетированным жестом развернула лицом ко мне. Теперь кукла улыбалась. Напряженной, деланной улыбкой. В уголках глаз собрались натянутые веером мелкие морщинки. Но желтоватый огонек затаенной злобы прямотаки прожигал меня изпод век игрушечной ведьмы.
        - В ней есть магия, - отлично поставленным голосом произнесла служащая. - Это девиз фирмы, - пояснила она в ответ на мой недоуменный взгляд. - Имеется ввиду, что наша Джессика несет в себе определенное очарование... Никакой мистики, конечно. Интегральные схемы, прекрасная бескабельная информационная сеть плюс последнее слово науки в области обучающих программ - вот что такое наша Джессика! - со знанием дела закончила она хорошо отработанный на инструктажахрепетициях пассаж.
        - Значит, ее зовут Джессикой?
        - Если вы предпочитаете модель для вашей девочки. Для мальчиков психологи считают предпочтительной модель Робин. Кроме того, для детей старшего возраста и для... для взрослых, испытывающих потребность в познавательном общении, разработана совершенно оригинальная модель - ПэтСтоун...
        Я бросила взгляд на дочку, которая уже совершенно похозяйски присматривалась к Джессике. Полгода ТВрекламы (перед каждым мультсериалом и посреди наудачу взятых программ, с неизбежностью осеннего дождика) и пример трех новых подруг сделали свое дело. Сделала свое дело и воспоследовавшая усердная бомбардировка маминых мозгов регулярными и вполне искренними жалобами на одиночество, тоску и скуку. И мое сознание вины в этих последних обстоятельствах тоже сделало свое дело.
        Конечно, не только новая работа БиАй была виной моего окончательного превращения из специалиста по Достоевскому, пользующегося широкой и заслуженной известностью среди одиннадцати или двенадцати коллег, в безнадежную домохозяйку, и расставания ЛуизыГабриэллы с подругами детства. Нет, я всегда считала, что СиликонВэлли - не лучшее место для того, чтобы вырастить здорового ребенка, и ни минуты не колебалась, когда муж получил довольно неожиданное предложение работать здесь, на Мысе. Тем более, что новая должность выводила нас, по его словам, на совсем другой уровень.
        Коечто я, однако, не учла. Для Лу новая жизнь оказалась на первых порах чемто вроде высадки на Марсе. Там, на Земле - в экологически неблагополучном СиликонВэлли - остались ее друзья и подруги - довольно пестрая и, в общемто, симпатичная компания. И даже Таузер там остался. А здесь ее ожидала целая классная группа инопланетян. Да, это самое подходящее слово, чтобы означить этих ее сверстников. Из школы. И из детского спортивного клуба. И из соседних - весьма комфортабельных - коттеджей. Совершенно чужих и довольно спесивых, на мой взгляд. Все это были дети родителей с того самого совсем другого уровня.
        И еще - я не сразу поняла из довольно обтекаемой формулировки, употребленной БиАй, что его не пыльная, но хорошо оплачиваемая работа, связанная с «КроунОрбитер», и будет протекать, собственно, на борту «КроунОрбитера», и увижу я его только через восемь месяцев после старта шаттла. А пока Лу придется обходиться встречами с папой на телеэкране. Со все возрастающей задержкой по времени прохождения сигнала. В результате всех этих пертурбаций только сейчас, к осени, какоето подобие человеческих отношений закралось в атмосферу, царившую там - в мире, которому еще не исполнилось и десяти лет. Учитывая непростой характер Лу, мне коршуном приходилось парить в небесах на страже хрупкого равновесия ее детской души. Покупка обучающего кибернетического друга была, по моим расчетам, существенным вкладом в это равновесие.
        - Мне не нравится ее выражение лица... - сказала я, - однако.
        - Боже мой, - извиняющимся тоном воскликнула служащая. - Просто она не находится под контролем. Понимаешь, малышка, - она обратила свою улыбку к ЛуизеГабриэлле, - мы еще не вселили в нее душу, и у нее могут происходить непроизвольные движения лица...
        - Как у зомби? - спросил невинный ребенок, здорово подпортив весь эффект.
        - Нетнет. Что ты, малышка, - оправившись после секундного шока, нашлась продавщица. - Ведь тебе случается улыбаться во сне? Или хмуриться? Вот сейчас мы на минутку подключим Джессику к управляющему контуру... Мистер Эвальд, попрошу вас...
        Программист, скромно следивший со стороны за ходом борьбы за душу покупателя, вопросительно поднял бровь.
        - Мимика, мистер Эвальд. Надо чутьчуть поправить мимику нашей Джессике...
        - Но, ведь, я же... - начал поименованный мистером Эвальдом вчерашний выпускник МТИ (после знакомства с БиАй я различаю продукцию основных мозговых инкубаторов страны по сортам и годам выпуска примерно за версту). - Я предельно...
        Торговый агент поставила зарвавшегося интеллектуала на место одним движением бровей (одной левой брови, точнее сказать), и мистер Эвальд быстренько застучал по клавишам терминала. Потом, поколебавшись, нажал ENTER.
        Теперь лицо Джессики просветлело. Ни тени зловещего, пронзительного внимания не осталось на нем. Да и поза ее неуловимо изменилась: стала дружелюбнорасслабленной. Вообще, как мне могло почудиться... ТАКОЕ в этом светлом, со вкусом обставленном павильоне...
        - Мам, она поймала кайф... - прокомментировала Лу происшедшую метаморфозу.
        И требовательно дернула меня за палец.
        - Прекрасно, я беру систему, - уверенным и, надеюсь, достаточно самостоятельным голосом сказала я, доставая из бумажника кредитную карточку. - Только... я бы хотела... другой экземпляр...
        - О, они же все идентичны, миссис... Айриш! - с энтузиазмом воскликнула служащая, читая мою фамилию на пластиковом прямоугольнике. - У вас электронная карточка? Это весьма удобно! Теперь сообщите нам, пожалуйста, подключены ли вы... ваш дом к какойлибо информационной сети и...
        - Да, наш компьютер подключен к Максинет и еще к какойто...
        - Значит вы будете включены в систему немедленно. Наш техник заедет к вам во второй половине дня, сегодня же, и установит стационарный интерфейс... Он же привезет и рабочий модуль... Саму куклу, я имею ввиду... Вот гарантийные документы, а это - инструкция... Не волнуйтесь, вовсе не надо читать весь этот том насквозь, но когда у вас появятся вопросы, вы найдете ответ на любой, да, на любой из них в Энциклопедии Джессики. Все это дублировано вот на этой дискете. Всего наилучшего вам. Ваша дочь и вы сами получите массу удовольствия. И узнаете многое, многое...
        - До скорого! - сказала Лу кукле.
        - До скорого! - ответила Джессика.
        
* * *
        
        Теперь, вспоминая все по порядку, я не могу с чистым сердцем сказать, что, войдя в наш дом, Джессика сделала Лу самым счастливым существом на свете. Добившись своего, она просто обрела покой. Подлинное счастье наша Джессика принесла, пожалуй, в первую очередь крошечной, деликатной мадам Рубнер, матери Синди - школьной подруги Лу - и еще четырех или пяти отпрысков разного пола и возраста. Дело в том, что Синди входила в узкий круг обладательниц собственных Джессик и, таким образом, общие с Лу интересы сделали ее нашей постоянной гостьей, несмотря на относительно далекое расстояние, разделявшее наш коттедж от подстарину выполненного (а может, и впрямь антикварного) очень компактного особняка в центре, встык с филиалом Первого Национального, который занимало их семейство.
        Синди была не единственной гостьей Лу - в соснах за домом собиралась стайка кукловладелиц, представлявших в глазах мадам Рубнер некий детский бомонд, принадлежность к которому ее дочери она ценила очень высоко.
        У меня же был собственный интерес в поддержании наилучших отношений с семейством Рубнеров - слабая, но определенная надежда, что со временем пожилой отец Синди - маститый профессор Рубнер, известный кроме мохнатых седых бровей, фундаментальными трудами по восточноевропейской литературе, порадеет о том, чтобы мне достался хотя бы семестровый курс лекций на факультете, деканом которого он изволил быть. Эта надежда покончить когданибудь с доставшимся мне ненавистным статусом домашней хозяйки немного помогала мне жить.
        Хорошее запоминается, и поэтому я ясно, как если бы это было только вчера, вижу этот - один из последних, счастливых для меня вечеров, гдето в конце лета. Мы сидим с маленькой мадам Рубнер на задней, к соснам выходящей веранде нашего дома и пьем чай с липовым медом. Поодаль шестеро десятилетних девочек танцуют в одном кругу со своими куклами. Осень чувствуется лишь как тень горьковатого аромата откудато из другого измерения... Мне спокойно, я еще только начинаю вспоминать свои сны...
        - Как хорошо, - мать Синди с любовью смотрела на девочек, - что эти электронные подруги отвлекают их от тех проблем, которые нам в их возрасте... Знаете, я только во сне могла себе представить вот такую картину - когда куклы пляшут с детьми самостоятельно, как... как какието создания из сказок... А вечерами они разговаривают... Это немного жутко...
        - Да, это немного жутко... А может, и не немного...
        - Тем не менее это отвлекает их от ранней сексуальности, например...
        - В их возрасте, помоему, еще рано беспокоиться о подобных проблемах...
        - Ну, конечно, - они еще сама невинность... Но меня так беспокоит, что они водятся с некоторыми из этих местных парнишек... Вы понимаете, я не всех, конечно, имею ввиду, но эти латиносы... Они так рано созревают...
        Мадам Рубнер стала поправлять немного запыхавшейся Синди, которая забежала на веранду глотнуть морсу, воротничок.
        - Дочка, вы, я вижу, уже давно не играете с Пабло... И Франсиско совсем перестал появляться.....
        - Ну их, мам... Лора подралась с Пабло... И мы чуть его не побили... И потом - Джессика не хочет, чтобы мы с ними играли.
        - Чья Джессика не хочет этого?
        Мне показалось, что мадам Рубнер слегка поперхнулась от удивления...
        - Моя. И та, что у Лу... ДЖЕССИКА, ВООБЩЕ...
        - Господи, - сказала моя гостья, провожая взглядом убегающую к подругам дочь, - я же говорю, что только во сне могла представить...
        - Да, - сказала я. - Но как те герои у Шекспира мы, наверное, сотканы из той же материи, что и наши сны...
        - Это, кажется, из Бури? - спросила мадам Рубнер. Как и я, она была очень начитанной домохозяйкой.
        
* * *
        
        - Смерть... - сказала я. - Игра в смерть... Вот с чего началось...
        Доктор Горфилд - обстоятельный и допропорядочный, словно пасхальный кулич, нагнулся ко мне.
        - Вас угнетает мысль о смерти? Беспокоит ее неизбежность?
        Я поморщилась.
        - Дочь, доктор... Меня беспокоит дочь. И еще - сны...
        Я задумалась, прикрыв глаза, вздохнула, и начала сначала.
        - Сны... - сказала я доктору Горфилду. - Знаете ли, мерзкие сны... Нет, ничего такого... Никто не гонится за мной по подземельям. И никто не угрожает мне вообще... Дело идет о моей дочери...
        - У вас взрослая дочь, миссис Айриш? - живо осведомился док. - По всей видимости, вам надо подробнее...
        - Ей скоро будет десять... Всегонавсего. И она... слишком инфантильна для своих лет...
        Расслабившись на черном диванчике - классическом инструменте психоанализа, я созерцала довольно оригинальный узор, покрывавший потолок кабинета, и размышляла о том, что совсем другой уровень подобен зыбучим пескам. В жизни не задумывалась о своих неврозах, хотя толстокожестью, вроде, не отличалась и, однако, вот вам нате - становлюсь клиенткой местного светила медицины. Стандартная добродетель обитательниц коттеджей с бассейнами с подсветкой и подсиненной водой...
        Общение с психиатром - занятие, несколько напоминающее собеседование с бестолковым посетителем семинара по, скажем, поэзии русского серебряного века. Сейчас, вот, мне пришлось, например, объяснять, что, когда я говорю об инфантильности своей дочери, я вовсе не имею ввиду, что она до сих пор мочится в постель.
        Успокоив дока в этом отношении, я постаралась привести ему несколько примеров того, что же я всетаки имею ввиду, говоря о душевной ранимости Лу. Например, случай с Таузером. В результате, я очевидно, самым непростительным образом создала в глазах почтенного обладателя дипломов трех университетов образ ребенка, вышедший изпод пера раннего Сэллинджера, и внутренне содрогнулась, сопоставив его с тем вполне реальным, довольно прожорливым и, порой, достаточно вредным созданием, которым умела быть моя (и БиАй) дочь.
        Слава Богу, док всетаки счел нужным взять быка за рога и напомнил мне, что я хотела рассказать ему нечто о своих снах.
        - Видите ли, - запинаясь, снова начала я, - дело тут, может быть, не только в снах этих... Это могут быть не совсем и сны...
        - Слушаю вас... - подбодрил меня док.
        - Понимаете, сначала это была просто глухая такая тревога, знаете, я все это относила за счет того, что мне сразу не понравилась ее... Это смешно, конечно, но мне сразу не понравилась ее кукла...
        - Вам не понравилось то, что девочка в таком возрасте все еще сохранила интерес к куклам? Это не должно беспокоить вас, уверяю... Большинство девочек...
        - О, нет... Дело совсем не в этом, док... Джессика... эта ее кукла мне не понравилась как... как может не понравиться, допустим, новая школьная подруга дочери. Мне... Это странно говорить, но мне показалось, что Джессика может плохо повлиять на Лу...
        - Но ведь вы же хорошо представляете, миссис Айриш, что такая вещь, как кукла - это всегонавсего инструмент, через который находят выход только лишь внутренние напряжения ребенка. Только его и никого более... Подумайте, может быть эта кукла напоминает вам когото? С кем связано какоето зло... Это может быть какоето скрытое воспоминание вашего детства... Вернемся к вашим снам. Когда они появились?
        - Нет... Я хотела бы объяснить... Еще несколько слов о Джессике... Видите ли, доктор, это не совсем обычная кукла. Это часть компьютерной системы игрового обучения... Фирмы «Ултимэйт нолидж». Вы должно быть...
        - Ах, боже мой, как я не сообразил сразу. Та самая Джессика... Вы, должно быть, очень любите свою дочь - только две или три семьи на весь Сансайд позволили себе такую дорогую забаву для детей...
        - Они тоже обращались к вам?
        - Ну, вы же знаете, что, фактически, каждая вторая семья здесь имеет свои проблемы... Но, поверьте, куклы их не беспокоили...
        - Однако они всетаки упоминали их?
        - Мне приходится поддерживать беседу с пациентами на самые разные темы. Неудивительно, что и о куклах этих мы говорили. В связи с воспитанием детей. Тем более, что это - действительно чудесное достижение технологии.
        - Док, а вас самого не тревожит это чудесное достижение? - спросила я, с тревогой всматриваясь в замаскированные традиционной для его профессии благообразной бородкой, черты доктора Горфилда.
        - Не более, чем другие блага того же рода, миссис Айриш... В свое время большие проблемы вызвало развитие TВ. В детском воспитании, особенно... Однако редко встретишь сейчас дом без этой... без этого удобства. Что поделаешь, мы - общество потребления, а за любое потребляемое благо приходится платить не только деньгами. Я начинаю понимать корни вашего беспокойства, миссис Айриш, и, поверьте мне, оно не такое уж противоестественное. Если мы будем относится к... к технологическому прогрессу без доли такого беспокойства, мы очень быстро станем типичной цивилизацией некрофилов.
        - Вы имеете ввиду...
        - Нет, не в том примитивном смысле... Просто опасно любить только все послушное. Мертвое... Предметы наших чувств должны иметь свой характер... Давайте поподробнее остановимся на этой вашей Джессике, тем более, что все оказывается не совсем так просто, как я думал сначала...
        - Все дело, может быть, именно в том, что у Джессикито как раз и есть характер... Может быть, даже слишком много характера... Ведь сама она - сама кукла, я имею ввиду, это только рабочий орган целой компьютеризированной системы. Довольно самостоятельный орган - в ней есть свои процессоры, в них разные программы, но все это подчинено целой сети ЭВМ в трех городах и, Бог его знает, скольким еще вспомогательным центрам на местах...
        - Тем не менее, я думаю, ваша дочь прекрасно понимает, что может себе позволить в отношении эээ... Джессики нечто... ну, скажем, нечто такое, чего она ни при каких обстоятельствах не может позволить себе в отношении реального, живого человека, пусть даже совершенно ей чуждого... Ну, например, просто вовсе не обращать на нее внимание. Долгое время. Или... Ну, ладно... - док задумчиво подошел к окну и, сложив руки за спиной, некоторое время созерцал расположенный во внутреннем дворике миниатюрный сад камней.
        - Да нет, я как раз опасаюсь того, что Лу слишком уж... одушевляет Джессику. Видит в ней... ну подругу, что ли. Может, даже нечто большее...
        Так я и знала. Мои слова направили мысли дока во вполне предсказуемое русло. Совершенно не то, что вело к облегчению моих проблем.
        - Давайте вместе подумаем, - ласково начал он, - на кого всетаки эээ... Джессика оказывает неблагоприятное воздействие... Ваша дочь, говорите вы, совсем неплохо относится к ней...
        - Давайте договоримся, доктор. Джессика вовсе не напоминает мне ни злую мачеху, ни Буку из детских кошмаров. Выслушайте меня внимательно, стараясь, извините, не перебивать, и вы поймете, что моя... тревога - совсем другой природы...
        - Что ж, слушаю вас внимательно и, поверьте, ничуть не обижаюсь на вас. Может, выговориться - самое подходящее для вас сейчас средство... - док, послушно склонив голову набок, устроился на удобном сидении у изголовья и весь превратился в воплощенное внимание. Тихо шуршал магнитофон.
        - Да, в самый первый момент, еще в руках продавца, кукла произвела на меня какоето... странное, двойственное впечатление... - начала я в саморазоблачительном порыве. - Если хотите, было какоето... предчувствие... Но после того как техник от фирмы произвел полную наладку, все пошло удивительно хорошо: Джессика превосходно исполняла команды, рассказывала Лу неплохие истории, потом приставала к ней с вопросами - ненавязчивыми и довольно хорошо продуманными. Даже позволяла себя кормить маленькими кусочками шоколада, орехов и вежливо отказывалась от мороженого, напоминала, что надо освободить маленький контейнер у нее на спине, куда поступали все этим яства. Потом...
        Сначала мне даже пришлось по вкусу то, что Лу не расстается с Джессикой - таскает ее с собой на теннисный корт, усаживает на краю бассейна, когда учится плавать и, конечно, забирает с собой в спальню. Часто остается с ней одна. Понимаете, это было просто удобно - дочка не путалась под ногами, изнывая от скуки, не убегала с подругами черте куда, даже о папе не то, чтобы перестала тосковать, но... Тоска эта приняла уж больно какуюто дисциплинированную, книжноидиллическую форму. Вздох о папе на ночь, обязательное присутствие у телевизора в ожидании сюжета об Орбитере в новостях, «както там папа?», сказанное вовремя пару раз в день... Пожалуй, вот с этого - с какойто неискренности в наших с Лу отношениях и началась эта моя тревога. Такой неуловимой, и от того - особенно неприятной...
        Доктор Горфилд заворочался на своем насесте и изменил позу, подавив, видимо, желание прервать мои откровения какимто вопросом.
        - Знаете, док, на меня подействовал один случай... Тишина... Понимаете, тишина... ЛуизаГабриэлла у меня - довольно шумный ребенок и меня стали настораживать длинные периоды затишья, которые пришли в наш дом вместе с Джессикой... В концеконцов, я... Я както пересилила себя и - никогда раньше я не делала этого - подкралась к дверям детской и...
        Мне до сих пор было стыдно вспоминать это. Вот и сейчас - я густо покраснела всеми своими веснушками и беспокойно завертела головой на крахмальной наволочке плоской подушки, подсунутой мне под голову. Мне неприятно было вспоминать, как тогда я быстрым и бесшумным - о, как мне хотелось тогда, чтобы это мое движение было бесшумным! - рывком отворила тяжеловатую, декоративнодубовую дверь и...
        - И?.. - вежливо подтолкнул, зависший на мертвой точке, маховик милейший доктор Горфилд.
        - Да, понимаете, доктор - я не увидела ничего особенного: Лу и Джессика лежали поверх одеяла. Вытянувшись и закрыв глаза. Они даже не шелохнулись, когда я... ворвалась... Когда я вошла к ним. Мне пришлось два раза спросить Лу, чем это они заняты. А когда Лу - не открывая глаз - ответила: «Не бойся, ма, мы играем. В Смерть. - Я опешила. - Мы просто лежим и представляем, что нас нет... - продолжала Лу, не открывая глаз. - Совсемсовсем нет. И никогда, может быть и не было... Знаешь, ма - это не страшно... Совсемсовсем...»
        - Я, должно быть, была слишком взведена чемто перед этим, док... - я отвела глаза от обрамленных стальной оправой легких, почти незаметных очков доктора. - Но со мной... Со мной случилась истерика тогда... Лу получила пощечину - а я ведь никогда не бью ее, док, никогда - Джессика полетела в угол, а потом мы с Лу долго плакали друг у друга в объятьях и она объясняла мне, как она любит маму - и папу тоже - и что она совсем не хотела так пугать маму... А я тоже просила у нее прощения и... Ну, одним словом, безобразная вышла сцена, доктор... Но... Потом снова, временами в доме становилось тихо... И я уже не могла себя заставить тихо ступить на лестницу и подняться вверх - к детской...
        - Это стало повторяться чаще? - доктор наклонил голову набок. - Эти... игры? Они приобрели характер мм... мании?
        - Нет, доктор... Они - эти приступы тишины повторились с тех пор раза тричетыре... Ну пять - от силы. За полтора месяца... Но они очень больно... Очень больно кольнули меня в сердце, если можно так выразиться... Это было нечестно со стороны Лу - снова взяться за это - после тех слез и тех... Ну - вы понимаете... И потом...
        - И потом?..
        - Потом, не примите это за манию, доктор... потом я заметила... Нет, - я решила, что буду честна до конца, - нет, сначала МНЕ СТАЛО КАЗАТЬСЯ, что они, стоит мне войти, меняют тему разговора...
        Я подавила очередную попытку доктора прервать мое повествование и продолжила:
        - Я, однако, долго грешила на свою мнительность. И решила проверить... Я всетаки снова преодолела себя и снова... Господи, какой, однако, идиоткой я чувствовала себя, когда, поцеловав Лу на ночь и протопав по лестнице вниз, возвращалась на цыпочках к ее двери, сбросив туфли и стараясь не скрипнуть ступенькой. И, знаете, доктор, меня ждал удар...
        Тут я прервалась. Достаточно трудно было в доступных выражениях объяснить тот ледяной ужас, который испытала я тогда, у двери, сначала слушая этот странный прерывистый монолог дочери:
        - Я не понимаю, Джессика, чего ты? Ты почему?
        А потом - на пороге, отворив дверь...
        Снова, как наваждение это - тяжелая, навощенного дуба дверь, которую я открываю кошмарно быстрым и кошмарно бесшумным движением. Или это и был кошмар - морок... Сон...
        Нет, ничего страшного там не было.
        Просто Лу понимающим уже взглядом смотрела на усаженную на полке в расслабленной позе куклу, и обе они заговорщицки прижимали к губам указательные пальцы. И обе одновременно опустили руки и обратили ко мне свои взоры: Лу - встревоженный, детский, не знающий еще, каким стать - озорным или виноватым, Джессика - стандартный, фарфоровожизнерадостный взгляд, коим и должно было быть наделено создание из пластика, микросхем и соединительных проводков...
        Не помню, что я там прощебетала Лу, неловко чмокнув ее в растерянную мордочку. Помню, вот, что я както нелепо, заискивающе, поправила Джессику на ее полочке, подавив в себе желание свернуть набок изящную шейку миниробота, и выскочила, словно ошпаренная, в коридорчик второго этажа нашего такого нового и такого благоустроенного дома, ставшего вдруг гнездом такой странной птицы... Ту ночь я проспала зыбким, все время прерывающимся сном.
        Я как могла пересказала доку этот эпизод. И еще другие, тоже не делающие мне, в общемто, чести как материродительнице. Нет, я както не смогла подвигнуть себя на систематическую слежку за малолетним ребенком и его игрушкой. Но что было, то было - тревожные пробуждения посреди ночи от ощущения, что то ли в дом забрались воры, то ли просто ктото прошел по моей могиле. Пробуждения, заканчивавшиеся долгими предрассветными бдениями, то притулившись на краю пустой ванны - с сигаретой и непонятнотревожной душой, то у дверей детской, где я напряженно вслушивалась, рассчитывая услышать - ЧТО?
        И несколько раз я слышала - отрывки непонятных, безобидных вроде бы разговоров, которые вел полусонный голосок Лу и хорошо артикулированный, с теплыми интонациями, но с какимто ночным, неуловимозловещим оттенком голос куклы Джессики. А еще были их прогулки, с которых Лу возвращалась, обычно волоча Джессику за руку и становясь какойто чужой. Слегка. И ее странные, на танцы эльфов похожие, игры вечером, среди сосен, совсем недалеко от дома, и совсем, вроде бы нестрашные.
        Я остановилась. Доктор Горфилд определил это как сигнал - разрешение вступить в разговор и повел свою партию.
        - Так, - он энергично выбил свой Данхилл в тяжелую керамическую пепельницу, - давайте, дорогая Тамара, - вы разрешите вас называть по имени? - давайте моя дорогая, почетче сформулируем вашу мысль. Можете вы, положа руку на сердце, сказать, что ваша дочь изменилась к худшему под действием... скажем так - под действием общения с куклой производства «Ультимэйт Нолидж»?
        - Знаете, док, - подумав, сказала я, - ейБогу, на суде я не знала бы, что сказать - если бы мне действительно взбрела в голову дурацкая мысль судиться с УН. Их адвокат в два счета докажет, что куклато пошла на пользу... Нет, действительно, Лу прямо на глазах выросла - в интеллектуальном смысле, я имею ввиду... Заметно лучше стала учиться, и, знаете, у нее появилось такое... ну такое нормальное честолюбие... Здесь ведь вот еще какое дело, док, - среди ее подруг - те самые трое или четверо, семьи которых позволили себе приобрести Джессик. И это, оказывается, очень повышает статус ребенка в его кругу... У них образовался даже своего рода клуб. Такое слегка тайное общество держательниц Джессик...
        - Девочки любят секретничать...
        - Да... В общем, Джессика порядком поддержала мою дочь. Особенно в смысле престижа. Вы знаете, в местное общество не так легко вписаться...
        - Ну, я думаю, что не последнюю роль играет и теперешний имидж вашего супруга. Полет «КроунОрбитера» привлекает все большее внимание. Вас еще не узнают на улицах?
        - Пока только паренеккитаец из пиццерии. Здесь мало ходят по улицам. Город лимузинов и доставки на дом... А Лу не любит хвастаться папой.
        - У вас, как мне кажется, вполне благополучные отношения в семье?
        - Вполне... Только Лу стала меня беспокоить...
        - Так чем же именно?
        - Я бы сказала так - тень какаято легла между нами... Да, можно сказать, что она стала самостоятельнее, но... Но она и всегда была самостоятельной и своенравной девочкой. Но раньше ей всегда требовалось чтото вроде моего благословения, что ли... Когда она затевала чтонибудь серьезное - по ее, детским меркам, разумеется... Даже если она и не собиралась слушаться моих советов, она хотя бы спорила со мной. А теперь я перестала быть ей нужна. Она сама решает и сама делает.
        - Что, например?
        - Например, отправляется на пикник с Моникой и ее родителями. И с Джессикой, разумеется. В сосны, совсем недалеко. И семья Моники - милейшие люди. Но меня она просто ставит в известность по телефону.
        - Ваша дочь просто становится самостоятельной, и вы это немного болезненно воспринимаете. Может быть.
        - И еще - она сняла моих собак... - несколько нелогично добавила я.
        - Простите, каких собак?
        - Ну, знаете, у меня есть... была дурацкая довольно привычка - я покупаю картинки с изображениями собак. Ну, календари, пластиковые и гипсовые барельефы. Иногда - статуэтки. Ну и дарила их Лу. Я понимаю конечно, что это - не верх художественного вкуса, но у нас с Лу было какоето взаимное понимание - мы часто подшучивали над этими моими подарками, както обыгрывали их в наших разговорах, имена давали этим тварям и всякое такое... Теперь я стала замечать, что эта тема както выпала из нашего общения... И эта тема, тоже, лучше сказать... А потом я стала находить их - эти мои подарки в кладовке. И среди мусора - тоже. Она их все поснимала со стен детской. И ни словом не обменялась со мной об этом. Меня это...
        - Расстроило...
        - Расстроило. И потом - эти сны... Наверное, именно когда я поняла, что Лу выбрасывает этих собачек, я и стала видеть эти сны...
        - Простите, вы не можете хотя бы приблизительно определить, когда это началось?
        - Дело, дело в том, доктор, что я... я даже не могу сказать - сколько их было, этих снов - ну, хотя бы один или несколько... Я... Я их ВСПОМИНАЮ. Вдруг гдето посередине дня... Дома или в магазине... Или вообще... Вдруг мне чтонибудь напоминает... И я вспоминаю сон, который видела не помню когда... Во всяком случае, не было такого, чтобы я просыпалась в холодном поту... Во всяком случае, этого я тоже не помню... И никогда ничего такого не вспоминала, проснувшись утром...
        - Так... Ну и что же это было?
        - Это... Это напоминало мои ночные бдения, только... Только во сне Лу звала меня... Или мне казалось, что она зовет меня... И дальше - я по пустому дому, по странно както освещенной лестнице - света я почемуто не включаю в этом... сне - поднимаюсь к спальне Лу. И по мере того, как я подхожу к ней, все сильнее изза нее сочится странный такой, вроде лунного, свет - какоето... какието звуки - заклинания, что ли или причитания... И какоето подобие музыки, и... Ну, в общем, я как заколдованная, еле переставляя по ледяному полу ноги, вхожу в комнату и непонимающими глазами смотрю на такой вот странный... обряд, что ли... Джессика - ее всю заливает этот колдовской свет, и, однако же, там темно - в том углу, где она стоит - наискосок от кроватки Лу - так вот, Джессика простирает к моей дочери руки и словно исполняет чтото похожее на... на тот танец, который девочки танцуют, когда играют со своими куклами в соснах... Ну, странный такой, словно эльфы пляшут... И Лу вторит ей, пританцовывает, стоя на койке, протянув руки к Джессике, и подпевает ей... Точнее, они обе какимто речитативом подпевают друг
другу и это... И к этому добавляется еще музыка... Может быть, кажущаяся... Иллюзия музыки...
        А потом я замечаю или мне начинает казаться... что они не просто танцуют, не просто, вытянувшись в ниточку, странно раскачиваются и подпрыгивают, а как будто висят в пространстве лишь кончиками пальцев ног, касаясь опоры... И лица их...
        А потом я делаю шаг вперед - и начинается какаято чертовщина...
        - Вы можете рассказать поподробнее об этой... чертовщине? -
        - Это... это очень трудно... Нет... А потом я ничего не помню. Не помню ничего, что было потом...
        Несколько минут мы молчали.
        - Пожалуй, на сегодня хватит, - сказал доктор Горфилд, успокаивающе пожал мне руку у запястья, сел за стол и выписал небольшой рецепт.
        - Это валиум, - сказал он. - Совсем немного. И немного других снадобий - более современных. Отдохните. И обязательно приходите на следующий прием. Мы только в начале пути.
        
* * *
        
        Я совсем не ожидала, что Джессика напомнит мне о себе еще и там, где я в глубине души рассчитывала отдохнуть от размышлений о ней. Напомнит о себе с далеких небес устами БиАй. На сеансе связи. По правде говоря, эти, великодушно предоставленные семьям экипажа отрезки дорого оплаченного налогоплательщиками времени, были к этому времени скорее уже сеансами ожидания. Ожидания того, когда наступит день и час, назначенный тебе на станции космической связи, ожидания того, когда техники сладят с непредвиденно возникшими помехами, ожидания того, когда доберутся до Орбитера и пустятся в обратный путь такие неторопливые радиоволны...
        Эти, все нараставшие минуты задержки и, потихоньку бравшие свое помехи, малопомалу доносили до моего сознания ту простую истину, что БиАй не просто в очередной раз подался читать лекции на Западное побережье, и что теперь в радиусе уже более миллиона миль только одно родное существо нуждается в том, чтобы вовремя хлопала дверь, и Тамара входила в этот все еще чужой для нас с дочкой дом...
        Вот и в тот раз, когда я наконец решила поделиться с БиАй своей накопившейся тревогой, мне пришлось долго, словно сумасшедшей, говорить свое перед экраном, на котором он так же, в слепую, говорил и говорил свое... Наконец, мой сбивчивый рассказ о покупке Джессики достиг его ушей.
        - Знаешь, - наконец БиАй поморщился и снова сосредоточил взгляд на мне, точнее - на экране монитора - там, за миллионы миль... - я не очень в восторге от этой твоей идеи... Я понимаю - девочка оторвана от старых друзей, попала в новую среду... чуждую... скучает, но... Ей лучше побольше бывать на свежем воздухе... - тут он машинально обвел взглядом тот, плохо мне видимый, но, конечно, весьма скромный объем, в котором находился сам. - Может быть, летом надо было ее определить в лагерь скаутов... А потом она бы приехала прямо к нам без всех этих травм, связанных с переселением... А эти выдумки Моддарда лучше бы не испытывать на собственном ребенке...
        - Какого еще Моддарда? Джессика - это ведь разработка «Ультимэйт Нолидж», - почемуто обеспокоенно спросила я.
        Но диалог уже не получался. Стремительное движение стальной скорлупки Орбитера туда, в объятия огненных морей солнечной короны, растягивало паузы, растаскивало наш разговор на отрешенные монологи, прерываемые недоуменными паузами ожидания ответов.
        Вот и сейчас, не ожидая моего, как всегда бестолкового вопроса, БиАй продолжал говорить на совсем уже другую тему - о том, что не стоит забывать и о застрявших в Силикон Вэлли рукописях, о том, что так и не поговорил с отцом перед тем как лететь - ну не ехать же было к нему, в Европу, когда тут решалось, понимаешь ли, все, а старик, между тем, совсем плох, и если он его больше... Тут радиоволны дотащили до него мой вопрос, он както досадливо поморщился и вернулся к минуты уже полторы, как оставленной теме:
        - Ну да, конечно, теперь от него совсем уж все стремятся отмазаться. Я его хорошо знал по работам и по выступлениям на конференциях, симпозиумах и всем таком... Очень талантлив и работоспособен... Был... Но и чокнутым основательно он был тоже. Уже тогда... А УН просто купила разработку твоей Джессики у Грэма Моддарда уже после того, как он погорел с затеей организовать собственное дело. Компьютерную педагогическую сеть. А еще до этого он нам всем плешь проел своими идеями о воспитании нового поколения в симбиозе с компьютерным разумом... Постепенно он съехал с этой идеей в полный бред в том духе, что высшее предназначение человечества состоит, собственно, в подготовке Вселенной к превращению в один большой суперкомпьютер, и его, кажется, благополучно отправили на лечение. За деньги УН, кстати.
        Помехи стайкой пробежали по экрану. Неуловимо зыбким, словно глубина замерзающего пруда, стало лицо БиАй. Я заторопилась.
        - То есть как на лечение? И как это - подготовка Вселенной? А сами мы куда, по его мнению, денемся? И откуда ты все это знаешь? Почему не говорил раньше?
        Вопрос был довольно бессмысленный - разговор о Джессике лишь впервые возник между нами. До старта Орбитера я и сама не ведала о своей предстоящей покупке, а потом детские игрушки, сколько бы не пришлось заплатить за них, казались совсем неподходящей темой для траты так скупо выделенных станцией минут сеансов космической связи экипажа с семьями.
        Бессмысленным был вопрос еще и потому, что радиоволны явно не успевали донести мой вопрос до ушей БиАй. Сеанс стремительно шел к концу - об этом предупреждала вежливая надпись, возникшая в уголке экрана. А БиАй, не слыша меня, все продолжал говорить...
        - Потом оказалось, что он был очень опасен... Очень... Просто дело замяли. Но когда в его лабораториях стали, как говориться, наводить порядок, то...
        Он тоже увидел сигнал окончания сеанса и заторопился...
        - Одним словом, сбудь с рук эту дрянь и подумай лучше, как Лу скоротать время гденибудь на природе. И не забудь насчет рукописей. Пока!
        - Пока! - без толку сказала я в пустой экран, поднялась и, сопровождаемая заботливым служащим станции, пошла к выходу...
        
* * *
        
        - Похоже, что вы так и не нашли подхода к своим проблемам, - доктор Горфилд походил на расстроенного директора детского пансионата. - Более того, я бы сказал, что, судя по тому, как вы отвечали на мои вопросы, ваше невротическое состояние углубилось... Вы регулярно принимали лекарство?
        Я не стала расстраивать доброго дока еще больше и говорить ему, что попросту выбросила рецепт - как и моя непутевая бабка (о ней - какнибудь в другой раз) я смертельно боюсь всяких таблеток - и ответила невразумительным «Мммм...».
        - И вы продолжаете... вспоминать сны?.. Или было еще чтонибудь... неприятное?
        Что и говорить. Коечто неприятное было. Не слишком приятно, например, узнать, что среди пятерых девочек, которые жестоко поколотили шестую, отняли ее щенка и чуть насмерть не замучили бедную тварь, могла быть и твоя дочь. Только эта шестая - до потери речи побитая девчонка, - уже придя в себя, ни в какую не хочет называть своих обидчиц. И к покалеченному песику не подходит - ее мама жалеет и подлечивает бывшего любимца сама...
        И неожиданная резкость тона, которым тебе отвечают на простейший вопрос - тоже неприятно. И порванный, заброшенный дневник, который так старательно и заботливо раньше прятали от маминых глаз - неприятно тоже. И еще неприятно, что Лу стала подслушивать мою телефонную болтовню - да я стала часами болтать по телефону. С матерями ее подруг, в основном - вот уж не заподозрила бы в себе этого качества раньше... А теперь я стала болезненно морщиться, когда после того, как я опускаю трубку, почти всегда раздается тихое электронное квак - ложится на аппарат параллельная трубка в прихожей. Или на кухне - не знаю... Или все это - действительно просто невроз - нездоровая реакция на вполне обыденные обстоятельства вполне здоровой жизни? Да и так ли уж испортилась, ожесточилась Лу?
        - Вы знаете, док, - сказала я, прервав сбивчивый рассказ о своих заботах, - только вчера я завела с ней разговор на одну... на больную для нее тему. Я все старалась не травмировать ее... Но сейчас мне стало просто важно - не изменилось ли это в ней... Понимаете - в прошлом году, когда мы еще жили не здесь... В общем, у Лу и ее друзей был любимец - пес Таузер. Беспородный, совершенно. Формально он, конечно, принадлежал одной семье, но знаете... Так вот, вышла какаято дурацкая сцена - знаете, для детей еще совершенно непонятная, и хозяин - взрослый, пожилой человек, этого пса снес в местную ветеринарную лечебницу. Для эвтаназии - вы знаете...
        - Конечно, знаю... Для вашей дочери это было травмой?
        - Да. И очень большой. Как назло, какойто дурак еще и рассказал им как все это... Так вот, я напомнила Лу. В связи с тем, что девочки покалечили на днях этого щенка... Вы знаете - она не забыла... Ей попрежнему больно. Только...
        - Я слушаю вас...
        - Только она както не могла сопоставить эти... случаи. Тот и этот. То был Таузер, а это - просто соседский щенок... И тот взрослый, чужой человек был убийцей, злодеем, а это - ее хорошие подруги... С которыми жить дальше... И самое страшное, док, что я так до сих пор и не знаю - участвовала ли Лу в... в этом...
        - Помоему, чтото еще висит у вас на душе...
        - Да, док... Так, собственно, мелочь... Както нехорошо она спросила меня... До сих пор я чувствую неприятный такой осадок.
        - ?
        - Ну, она спросила меня: «Мама, ну зачем мы все хотим быть хорошими... Или плохими... Или, вообще, какимито?.. Ведь все равно мы все умрем и для нас все будет так, словно мы и не родились...» Я не знаю, может я неправильно понимаю все, и ребенок просто взрослеет?
        Не знаю, почему я не стала говорить о том остром понимании того, что Лу просто перепасовала мне вопрос, который задала ей както кукла Джессика...
        Доктор Горфилд отошел к столу, сел за него, словно снова собирался выписать рецепт, но вместо этого сказал:
        - Мне кажется, что не вашей... Не только вашей психикой следует заняться сейчас. Я хотел бы порекомендовать вам хорошего детского психотерапевта... Если вы находите это неуместным...
        - Я буду очень благодарна вам доктор... И еще...
        - Скажите, вы продолжаете связывать эти... изменения в личности вашей дочери с влиянием электронной куклы? Вы не пытались ограничить их... контакты?
        - Пыталась... Но если бы вы видели ее реакцию...
        - Вы имеете ввиду - реакцию дочери?
        - Разумеется. Хотя... Вы знаете - и у Джессики... У Джессики тоже можно было заметить своеобразную реакцию... Ее голос теперь меняется, когда я вхожу в комнату...
        - Вот как... Хмм...
        - Я хочу попросить вас об одной услуге, док... Тоже профессиональной, но немного не такой, как обычно.
        Док насторожился, но не убрал с усов доброжелательной улыбки.
        - Это... Это я узнала от людей, связанных с электронной промышленностью. - Я не стала, почемуто, выдавать БиАй. - Дело в том, что разработчик этой системы... Ну, одним словом, человек, который придумал Джессику... Он в настоящее время находится в Желтом Доме. Мне сказали, что с этим связана какаято жуткая история, которую постарались замять... Но он опасен этот человек, очень опасен. У меня... у меня сложилось такое впечатление... Я хотела бы, чтобы вы... Вы ведь пользуетесь большим авторитетом, доктор, и многое знаете из того, что рядовой врач... Одним словом, постарайтесь узнать - что это было, док, а?
        - Вы понимаете, что дело идет о врачебной этике? - после внушительной паузы спросил доктор Горфилд.
        - Я же не говорю - узнайте и расскажите мне. Если это... Если все это не относится к тому, что происходит с моей дочерью - пожалуйста, хоть заройте эту тайну в землю! Но, может, за всем этим чтото стоит? Ведь, если они сговорились молчать, это ведь тоже нечестная игра, док?
        - Если вы ставите вопрос именно так... Я подчеркиваю - именно так, как вы выразились только что, то я, не беря на себя никаких обязательств, попробую выполнить вашу просьбу. В той мере, в какой это в моих силах. Но не требуйте от меня большего. Вы, кажется, так и не назвали имя этого... человека. Разработчика...
        - Его звали Грэм Моддард...
        Это чтото сказало доку. Лицо его дернулось.
        - Вы уверены? Этот случай... О нем просачивалась информация... Только я никогда бы не подумал, что речь идет о конструкторе детских игрушек.
        - Он и не был конструктором игрушек... Он... работал в гораздо более серьезном проекте... - я не была уверена, что стоит называть здесь тот отдел, службе в котором отдали немало лет жизни мой муж и Моддард.
        - Думаю, до следующей нашей встречи я успею созвониться с теми, кто сможет пролить свет на это дело, - сказал док на прощание. - И встретиться кое с кем. Многого не ждите, повторяю, но если действительно обнаружатся некие... тревожащие обстоятельства, я незамедлительно позвоню вам...
        Позвонил он этим же вечером.
        
* * *
        
        - Думаю, что дело касается непосредственно вас и вашей дочери, миссис Айриш, - без обиняков начал он. - Так же, как и всех абонентов «Ультимэйт Нолидж». Я думаю...
        Впервые в разговоре со мной, доктор Горфилд плохо владел своим голосом.
        - Он... Что сейчас делает этот человек? Где он?
        - Он умер. Еще этой зимой. В психиатрической лечебнице. Нет смысла называть это заведение... Покончил жизнь самоубийством - страшным, невероятно мучительным способом... Нечеловеческим... Впрочем, это не должно представлять интереса... для нормальных людей. Важно другое... Фактически речь идет о целой серии экспериментов на живых людях, на детях, тоже... Впрочем, это далеко не телефонный разговор. Следует перенести время нашей следующей встречи... Я записываю вас на послезавтра, рано утром. Вы сможете?..
        - Почему бы нам не встретится завтра, док? Я очень волнуюсь...
        - Я должен совершить небольшую поездку. Именно в связи с делом Моддарда... Чтобы быть совершенно уверенным... Так вас устраивает назначенное время?
        Да, разумеется. Отбой. Я повесила трубку. Квак - сказал через полсекунды телефон.
        
* * *
        
        Я, наверное, была единственной из клиентов доктора Горфилда, которая не ведала, что приходить в его тщательно и со вкусом оформленный кабинет на Айвори Лэйн не имеет больше никакого смысла - я просто пропустила утреннюю сводку новостей.
        Впрочем, спортивного вида, консервативно одетый человек лет сорока всетаки считал нужным когото ждать, присев на уголок высокого крыльца и листая знакомый мне блокнот доктора с расписанием приема клиентов.
        - Здравствуйте, миссис Айриш, - приветствовал он меня с профессионально скорбной улыбкой. - Вы, видимо, не знаете о... происшедшем?
        - Простите? - несколько растерянно, но както сразу догадавшись обо всем дальнейшем, воззрилась я на незнакомца. И совсем не удивилась, когда тот представился, держа перед моими глазами полицейский жетон:
        - Лейтенант Бьорн, отдел расследования убийств. Дело в том, что доктор Мелвин Горфилд погиб. Этим утром, около половины седьмого...
        - Так я и знала... - как всегда на редкость к месту брякнула я, чем, разумеется, спровоцировала взрыв вежливого интереса лейтенанта Бьорна.
        - Вы хотите сказать, что у вас были основания думать, что доктору Горфилду угрожает эээ... некая опасность? Пройдемте в дом, миссис Айриш, наверное, нам надо поговорить поподробнее, - все с той же служебной вежливостью он подхватил меня под руку и увлек в осиротевший кабинет покойного специалиста по психоанализу.
        Здесь царил непривычный беспорядок. Несколько рядов книг были сняты с полок и лежали на ковре. Ящики стола были выдвинуты, а альпийский пейзаж - снят со стены и уже не маскировал располагавшийся за ним, встроенный сейф. Двое коллег лейтенанта корпели, занимаясь чемто вроде снятия отпечатков пальцев с окантовки стола и дверец бара, вращающаяся полка которого была повернута и, вместо декоративного набора хрусталя и коробок сигар, демонстрировала солидную коллекцию компакткассет, оснащенную аккуратнейшими табличками со знакомыми мне фамилиями клиентов дока Горфилда.
        Наговорив с самого начала достаточно лишнего, я теперь в этом антураже следственного действа намертво заткнулась и терпеливо ждала откровений со стороны собеседника. Тот откашлялся и, не видя в моем поведении должного энтузиазма, взял дело в свои руки:
        - Итак, вы считаете, что вашему врачу чтото угрожало? Может быть, и вам самой - тоже?
        - Я, должно быть, ввела вас в заблуждение, лейтенант. При мне никто не угрожал доктору Горфилду. И мне неизвестно, чтобы у него были... враги. Или, хотя бы, недоброжелатели...
        - Почему же, в таком случае...
        - Это... Это - просто предчувствие... Та проблема, которой мы занялись с доктором... Мне с самого начала казалось, что ктото будет нам мешать в этом деле... Ктото или чтото...
        - Вот как? Здесь, - лейтенант приподнял с колена блокнот доктора, - встреча с вами записана в неурочное время. В эти часы приема док не вел. И вообще, очень энергично, с нажимом, и явно второпях сделанная запись. И трижды подчеркнуто... Вы, видимо, звонили доктору и просили о внеочередной встрече?
        - Если быть совсем точной, то это доктор звонил мне и хотел сообщить нечто важное... Тогда именно я и почувствовала... Что эта встреча не состоится...
        - Я не ошибусь, если предположу, что у доктора были и какието дела со своими клиентами помимо их здоровья? - не видя сопротивления с моей стороны, лейтенант Бьорн продолжил свою мысль. - Ведь психоанализ это - такая вещь... Открывает многое о человеке. Такое порой, чего он и не хотел бы открывать... Скажите - господин Горфилд шантажировал вас? Или коголибо еще? Ну, может быть не прямо, вот так, но... скажем, просил о какихто услугах, которые... шли вразрез с вашими... интересами... или принципами...
        - Вы не по той дорожке пошли, лейтенант... Я же сказала, что никто не хотел зла доктору. Из всех кого я знаю. А если бы он... Если бы он занимался такими вещами... Нет, просто мы с ним наткнулись на чтото такое... Пока копались в моих проблемах, мы, вроде, напали на след... Какойто очень странный след. Но я совсем не уверена, конечно, что тут не просто совпадение...
        - Простите меня за такой вопрос, миссис...
        - Дело пойдет лучше, если вы будете называть меня по имени. Не так похоже на допрос... Меня зовут Тамара...
        - Хорошо...
        Скажите, Тамара, я не обижу вас вопросом, если поинтересуюсь, что за проблемы вы имели... с психикой, если уж вы обратились к такому высокооплачиваемому специалисту?..
        - Мы здесь, вообще, все люди из дорогих кварталов, вы, наверное, заметили. И половина здешних... дам регулярно посещает кабинет психиатра. Проще будет, если вы посмотрите мой файл в записях дока...
        - Исключено, - откликнулся от полок с кассетами помощник лейтенанта. - Я уже проверил, как только вы вошли - записи по миссис Айриш тоже уперли...
        - Послушайте, а что здесь вообщето было... Доктора грабили?
        - Наконец вы задали этот вопрос... Сначала это тут определили как несчастный случай. Типичный. Но, по счастью, именно сегодня с утра пришла прислуга - делать уборку. Миссис Мэрриот, - лейтенант справился по записной книжке. - И сразу заметила, что в кабинете ктото похозяйничал...
        - Поэтому - отдел убийств... Так от чего умер док?
        - Отдел ПО РАССЛЕДВАНИЮ убийств, с вашего позволения... Доктора убило током. Радио упало в ванну...
        - Господи... А... а чьи еще записи... унесли?.. - наивно спросила я, и бесхитростный подручный лейтенанта Бьорна, заглянув в свой листочек, начал было выкладывать все как есть:
        - Нет кассет и досье по Мирзоянам. По обоим - жене и мужу. И еще по Лебуа...
        - Потом, - с нажимом в голосе остановил его лейтенант. - Потом. Позже обсудим эти дела. Заканчивайте Сойер... - он присмотрелся к выражению моего лица. - Тамара, вам, я вижу, чтото сказали эти имена?
        Я с какимто всхлипом, внезапно вырвавшимся у меня из схваченного неожиданной спазмой горла, вдруг начала торопливо, запинаясь, нести какуюто явную чушь, совершенно искренне пытаясь растолковать ему всю эту самой мне непонятную историю. На третьей или четвертой минуте этого сбивчивого монолога собеседник остановил меня.
        - Успокойтесь, миссис... Успокойтесь, Тамара, - сказал он, поднимаясь и протягивая мне стакан с водой, - я вижу, сейчас вы не в состоянии... все мне растолковать как следует. Вас можно понять. Послушайте, здесь на углу с Парклейн можно выпить кофе с гамбургерами, а мне с утра не удалось как следует... заправиться... Вам тоже, думаю, следует подкрепиться, так что приглашаю вас... Все равно анализы и все такое не будут готовы до полудня и немного времени у меня есть...
        Я проглотила ледяную воду и поднялась, чтобы проследовать в машину лейтенанта, а затем к месту принятия пищи. Вообщето я сто раз заходила в закусочную Лиз и была даже дружна с хозяйкой, так что мое появление здесь в сопровождении незнакомого мужчины и в явно растрепанных чувствах не прошло незамеченным. Сознание того, что жизнь, в концеконцов, продолжается и светлое пиво с рыбными чипсами вернули мне способность связно излагать мысли и одновременно рассеяли последнюю надежду быть воспринятой всерьез хоть в малейшей мере. Поэтому я просто стала ожидать очередных вопросов лейтенанта, прихлебывая «Лаггер» и мусоля остатки корма одноразовой пластиковой вилочкой по одноразовой бумажной тарелочке.
        - Ну вот, вы успокоились, подумали, - рассудительно сказал мой собеседник, заметив мою покорную готовность. - Теперь, если, конечно, хотите, расскажите мне немного об этих людях. О тех, чьи записи пропали... Ну вот, хотя бы о Мирзоянах...
        - Из всех них... Из всех о ком... В общем, я хуже всего знаю как раз этих... Они не так давно приехали... Как и мы... Эмигранты, кажется...
        - Это както связано с армянской диаспорой?
        - Нет, не думаю... Вы знаете, лучше поступим так... Вы сначала проверьте - должны были взять кассеты с записями еще четырех... клиентов. Кроме Мирзоянов и Лебуа. Еще, наверное, Люси Престон, если она посещала доктора, конечно, и Освальд... не помню точно имени - у нее дочку зовут Присцилла... И еще... та, у которой двойняшки - Роз и Мэгги... Дональдсон. Господи, почемуто никогда не могу запомнить эту фамилию... И... и... может быть, Роза Рубнер - мать Синди... Хотя они живут совсем в другой части города...
        - Вы, я вижу, хорошо знаете именно детей тех женщин, с которыми у вас связаны какието... какието мысли, скажем так, по этому делу... Позвольте вам задать один вопрос, может быть чисто посторонний...
        - И еще Коннели. Такая рыжаярыжая... Почти как я. Видите у нее симпатичное, конопатое... Вот что - вы проверьте - если это так, то тут очень много надо будет мне объяснять, а если это только случайно...
        - Знаете, мне кажется, что именно так оно и будет. Поэтому не будем прерываться, а лучше позвольте пешком проводить вас до дому - на ходу както лучше думается, вы замечали - и уж не гневайтесь, всетаки я задам вам этот самый посторонний вопрос... Там, на земле под окнами... Я имею ввиду дом дока Горфилда. Мы нашли следы. Они оставлены ночью - гдето уже после дождя. Словно ктото подсматривал или... Или чтото передавал в окно или из окна, скорее всего. Так вот, это - детские следы. Кроссовочки. Новые или почти новые... Это не характерно... И вы, вот, все про детей. И там - в кабинете, и сейчас...
        Холодный ужас сковал меня. Деловитый, ледяной, пронзительно ясный. Я замолчала, сгорбилась и как в детстве стала загребать гравий носками туфель. Словно только мгновение тому назад я слышала это коротенькое полуверещание, полувсхлип телефонного аппарата - сигнал повешенной параллельной трубки... И представила себе Лу, тихо, на цыпочках, крадущуюся от телефонной тумбочки в прихожей вверх, по застланной пушистым, бесшумным ковром лестнице... вверх, вверх, к приоткрытой двери спальни, где залитая мертвым, заколдованным светом, притулившись в чутьчуть нечеловеческой позе к подушкам, ждет ее кукла Джессика.
        
* * *
        
        Мы вошли в дом с черного хода. Почемуто я чувствовала себя заговорщицей.
        - Вот, возьмите. Это обувь Лу, - сказала я вполголоса, прислушиваясь к доносившемуся сверху голосу дочери. Нет, слава Богу, ничего запредельного. Она просто болтала по телефону с подругами... Она... или ктото из ее подруг были там... Молю Бога, чтобы не она сама...
        - Вы, пожалуй, всетаки напрасно думаете такое о детях... Чтото в этом есть, но не то, что вы подозреваете, поверьте, - лейтенант выглядел более озабоченным моим состоянием, нежели самим расследованием...
        Клик - наверху, может быть, уловив звуки чужого голоса, Лу повесила трубку и спрыгнула с моей койки.
        Клик - за дверью, в парадной прихожей ктото повесил трубку параллельного аппарата.
        Я рванулась к этой двери, рывком отворила ее и оказалась лицом к лицу с радужно улыбающейся, небрежно прислоненной к телефону куклой.
        Схватив ее, я с яростью потрясла проклятое изделие, пристально глядя в фарфоровоголубые глаза, и только молчание у меня за спиной остановило меня.
        Молчал, глядя на меня с великим удивлением, лейтенант Бьорн. Я сообразила, что здорово подкрепляю свой, уже и так сформировавшийся имидж полностью спятившей клиентки покойного дока.
        - Простите... Я, кажется, здорово испугала вас...
        - Нет. Просто когда вы прыгнули этак... Неожиданно, словно кошка... - лейтенант смутился непроизвольно вырвавшимся у него сравнением...
        - Слушайте меня внимательно, не принимайте за чокнутую и не перебивайте... Я только сейчас сообразила, как это все могло быть. Там - в доме у дока...
        Бьорн наклонил голову набок, глаза его потемнели. Он, видимо, окончательно убедился, что имеет дело с тяжелым случаем, и надо набраться терпения.
        - Видите ли, лейтенант, эта штука, которую я держу в руках, не просто кукла, которую вы на карманные деньги можете купить в супермаркете. Это Джессика. Слыхали? Она стоит как неплохой кар. Это часть электронной обучающей системы. Микроробот. Она может сама ходить по дому, говорить, танцевать, играть в песочек, управлять телевизором и пользоваться телефоном, оказывается! Ято, отсталая дура, думала, что у Лу появилась эта мерзкая привычка - подслушивать меня, а оказывается это продукция «Ультимэйт Нолидж» контролировала меня... И когда эта штука сообразила, что все вотвот раскроется...
        - О чем вы говорите? Что именно раскроется?
        - Да эта их поганая магия. Не знаю, что именно. Чтото, что придумал этот Грэм Моддард...
        - О каком Моддарде вы говорите?
        - Ладно, давайте только о... технической стороне дела, лейтенант.
        - Действительно, так будет лучше...
        - Так вот. Такая кукла может какоето время двигаться самостоятельно. Совершать осмысленные действия. Запрограммированные... Во всяком случае, вполне может спихнуть включенное в сеть радио в ванну. Ей только надо для этого попасть в дом. Ктото из девочек ночью принес Джессику под окно особняка Горфилда и закинул в окно.
        - Именно эту вашу куклу?
        - Не обязательно. Во всех семьях, которые я вам назвала, установлены терминалы «Ультимэйт Нолидж». И есть свои Джессики. Понимаете, это, должно быть, слишком сложная для них задача - пробраться по городу до сравнительно далеко расположенного дома... И обязательно незамеченными... Потому что даже в наше время, представьте - крадущаяся вдоль стен кукла... В рассветный час... А ребенок с куклой в руках - в крайнем случае, просто немного странно в такое время... Но не более того...
        - И она, кукла ваша, могла вот так заставить десятилетнего ребенка...
        - Это - для другого разговора, лейтенант. Возьмите эту вещь... Проверьте - там, в доме могли остаться какието следы... Может она хоть нитку там гденибудь оставила, зацепившись... отпечатки... Ну не пальцев, так чегонибудь еще... Все на свете оставляет отпечатки...
        - Мама!?.. - по лестнице к нам спешила испуганная, побледневшая Лу. На полдороги она застыла, напряженно приглядываясь к неожиданному гостю.
        - Лу, - строго сказала я, - мистер Бьорн из полиции... Доктора Горфилда - того, к которому ходит твоя мама (почемуто в критические моменты я начинаю говорить о себе в третьем лице), убили. Какаято из наших Джессик это видела. Мистер Бьорн возьмет ненадолго нашу. Он скоро вернет ее. Правда, мистер Бьорн? Ступай к себе, я сейчас подойду.
        Мистеру Бьорну не оставалось ничего другого, как, чувствуя себя полным идиотом, с важным видом принять куклу из моих рук, а руки завести за спину и принять вид детектива из видеосериала.
        К моему изумлению, Лу послушно шмыгнула носом и, заручившись всего лишь устными заверениями лейтенанта о том, что самое позднее - завтрашним вечером, Джессика будет дома, с видом вдовствующей императрицы проследовала в свою спальню. Я недооценивала, должно быть, авторитет полиции среди детей. Да и вообще, при посторонних Лу всегда была паинькой.
        - Действительно, постарайтесь чтонибудь вытянуть из этого чучела, лейтенант... - умоляюще сказала я.
        - Я... посоветуюсь с экспертами, - несколько неуверенно заверил меня он. - Если у вас найдется чистый полиэтиленовый пакет...
        Я нашла ему пакет.
        - Она выключена? - он запеленал странноватое вещественное доказательство в прозрачную пленку и стал писать расписку. - По крайней мере, я не вижу никаких признаков...
        - Нештатная ситуация, - неуверенно промямлила я, сама немного сбитая с толку коварным бездействием куклы. - Они включаются и выключаются сами. Автоматически...
        - А теперь - послушайте, - лейтенант подвел меня к застекленной парадной двери. Вот видите этот «Остин»? Плохо покрашенный, видимо, из ремонта... В нем мужчина в пестрой такой рубахе. Так вот, он долго торчал напротив дома Горфилда, а теперь он здесь. Вы это заметили?
        Субъект, о котором он говорил, имел в настоящий момент вид человека, мучительно решающего повеситься ли ему сразу или для начала прополоскать горло виски. Как ни странно, хмыря этого в пестрой гавайке и солнцезащитных очках я, действительно заметила раньше, но, чтобы польстить детективным способностям лейтенанта, отрицательно покачала головой.
        - Не беспокойтесь особенно. Это парень из прессы. Только вот, зачем он хочет выйти на вас, не знаю. Постарайтесь ни с кем не делиться... теми подозрениями, что вас беспокоят... Вас могут неправильно понять, а следствию это только помешает... Я могу на вас рассчитывать?
        - Можете, лейтенант.
        - Если этот человек, или ктонибудь еще будет приставать к вам, звоните в полицию - я предупрежу дежурных. Может быть, вы хотели бы, чтобы я прислал сюда своего человека? На какоето время?..
        - Нет, спасибо, лейтенант. Сейчас, в середине солнечного дня, в прихожей собственного дома, все эти страхи и мне самой стали казаться дикими детскими фантазиями, а запрятанная в полиэтилен Джессика - чемто нелепым и комичным.
        Лейтенант отказался от кофе, раскланялся и убыл.
        
* * *
        
        Я сунула расписку за Джессику в блокнот с телефонными номерами, поднялась наверх, открыла железный ящик в кладовке, достала пушку, принадлежавшую еще отцу БиАй, проверила, как могла, ее состояние, вставила патроны в гнезда и сунула оружие за пояс. Конечно, «Магнум» - не совсем дамское оружие, но в этом вопросе я непритязательна.
        Отмыв руки от смазки, я из окна второго этажа выглянула наружу. Хмырь был все еще на своем месте и все еще томился своими размышлениями. Пора было облегчить его участь. Я коротко и энергично проинструктировала дочь, посадила ее у телефона с видом на улицу, вышла и, стараясь держаться как можно решительнее, пересекла проезжую часть и подошла вплотную к пегому Остину.
        - Ну, - сказала я, - побеседуем, или так и будем играть в прятки?
        Хмырь сглотнул слюну и рассмеялся. Слегка истерически.
        - Вы... У меня простите, не было времени выяснить, кто вы такая. С утра, как приехал, так сразу налетел на полицию... Вы, я вижу, работали у Горфилда... Ну, у этого психиатра...
        - Не угадали. Я - обычный клиент. Вы что - совсем не в курсе того, что произошло?
        - Да нет. Я немного поболтал с полицией, - человек помахал в воздухе бумажкой и протянул ее мне. Я ознакомилась с ее содержанием.
        - Ну хорошо. Ну репортер вы... Ну аккредитованы... Ну зовут вас Лоуренс Харпер... Будем знакомы - Тамара Джей Айриш. Так как вы из другого штата поспели сюда как раз когда доктора ктото?.. И зачем вам сдалось ходить за мной по пятам? Возьмите удостоверение - долго мне его держать?
        Некоторое время Харпер переваривал тот сенсационный, но, к сожалению, плохо скрываемый факт, что в дело об убийстве известного специалиста в области психоанализа замешана еще и супруга члена экипажа «КроунОрбитер». Потом взял несколько иной тон.
        - Видите ли, я просто увидел, как вас взял в оборот этот детектив, и решил, что эта девушка обладает какойто интересной информацией...
        - И вы говорите, что случайно подъехали к дому Горфилда именно тогда, когда...
        - Да не именно, а почти через час после полиции... И вовсе не случайно. Покойный мне назначил на полдевятого...
        - Простите, но на полдевятого покойный назначил мне...
        Харпер озадаченно уставился на меня.
        - Получается, что вы - именно та особа, с которой док хотел свести меня... Слушайте - вам слово Лоусайд ничего не говорит?
        - Ничего.
        - Жаль. Тогда, боюсь... Ага, вот еще - вы и о Грэме Моддарде никогда ничего не слыхали?
        - Вот о Грэме Моддарде я как раз слыхала. Здесь вы в точку попали. Это я просила дока навести справки об этом типе... Я думаю, у вас есть что рассказать мне по этому поводу. Пройдемте ко мне. Как видите, недалеко.
        Харпер задумчиво посмотрел на выпирающую изпод полы моей куртки рукоять «Магнума» и кротко осведомился:
        - А вы не собираетесь делать глупостей, миссис Айриш?
        - Я собираюсь предложить вам пива со льдом и выслушать то, что вы хотели рассказать доку Горфилду. А там - посмотрим.
        
* * *
        
        - Ступай к себе, дочка, - сказала я с несколько преувеличенной уверенностью, сопровождая свои слова нашим условным жестом, - все в порядке.
        Утвердительно шмыгнув носом, Лу затарахтела вверх по лестнице, нырнула в свою комнату, воробьем высунулась из нее, чирикнула:
        - Я буду на стреме, мамочка, - и исчезла с места действия.
        Я выставила на стол на веранде лед, пиво и рыбные чипсы, устроилась в кресле на безопасной дистанции от собеседника и всем своим видом показала, что слово за ним. Тут же запищал телефон и лейтенант Бьорн осведомился, все ли у меня в порядке, так как по его сведениям ко мне зашел гость, которого вы, может быть, не хотели приглашать, миссис...
        - Нет, все ОК, лейтенант, - ответила я, не спуская глаз с Харпера, повесила трубку и вернулась на свое место.
        - Я, правда, не привык сорить секретами направо и налево... миссис, - заметил, разглядывая запотевший стакан, Харпер, - и вы, понимаете, рассчитываю...
        - Не бойтесь, - успокоила я его. - Ваш посев даст всходы... И торговать вашими секретами я не собираюсь. Просто хочу выкарабкаться и дочь вытащить из этой... из этого лабиринта...
        Усталость навалилась на меня. Усталость от прошедших недель напряженного ничегонепонимания, от кошмарных подозрений, от этого кошмарного утра... Я откупорила свой «Лаггер» и прикрыла глаза. Но только чутьчуть.
        - Дело в том, что эта история с Моддардом могла бы стать, как говорится, процессом века, а вышел - пшик... И у меня могут быть основательные неприятности за то, что я лишнего треплю языком. Но Горфилд уверил меня, что дело приобрело совсем другой оборот... И что это жизненно важно для вас. Если он вас имел ввиду...
        Я постаралась показать своим видом, что с предисловиями пора кончать. Тяжело вздохнув, мой собеседник, наконец, взял быка за рога:
        - Мне с доком Горфилдом пришлось встречаться, в основном, по делам, связанным с психиатрической экспертизой. И мы довольно хорошо узнали друг друга. Во всяком случае настолько, чтобы я уважал дока так, как не уважал никого с тех пор, как умер мой отец. Может, вы помните историю с лифтеромубийцей? Тогда он меня убедил драться за того турка - помните, никто не сомневался, что это он - маньяк, который отправил на тот свет то ли тринадцать, то ли пятнадцать женщин. И мы отстояли парня... И в истории с Моддардом мы опять встретились, только там нам дали от ворот поворот...
        Парадокс, миссис Айриш, состоит в том, что Моддарда открыл я. Когда он искал себе помощника по запредельным состояниям... Я свел его с Гамильтоном - вы, наверное, тогда еще пешком под стол ходили, когда это имя было известно среди специалистов по аномальным психическим явлениям. Дело в том, что Грэм пользовался большим авторитетом в одной военной конторе... Не будем называть ее...
        - Назовем - отдел информационных средств воздействия...
        - О, ччерт... Впрочем, это хорошо, что вы так информированы... Так вот, Моддард убедил своих шефов всерьез заняться возможностями, которые открывают запредельные состояния человеческой физиологии и психики...
        - Запредельные - это как?
        - Ну вот, вы меня разочаровываете... Я уж думал, что вы в курсе дела... Дело в том, что все показатели нашей жизненной среды, или состояния организма - температура, давление, кислотность, ну и всякое такое - имеют вполне определенные пределы - ни выше, ни ниже... за этими пределами организм однозначно гибнет. Только вот существует масса описанных случаев, в разной степени достоверных, когда люди преодолевали эти пределы и умудрялись выполнить довольно головоломные задачи. Естественно, что многие исследователи предполагали, что здесь вступают в действие какието скрытые резервы, древние механизмы устойчивости организма. Причем, почти всегда такие факты сопряжены с тем, что называют аномальными или паранормальными явлениями - со случаями телепатии, телекинеза, ясновидения... - Харпер плеснул себе еще пива - светлый «Лаггер» явно не был его любимым сортом - и продолжил:
        - Моддарда очень вдохновляли еще эксперименты по подсознательному управлению психосоматическими явлениями. Ну, вы, наверное, читали - человека сажают перед экраном, на котором, в центре, например, виден светящийся курсор. Его положение определяется автоматически сигналами с датчиков - ну, допустим, датчиков пульса и артериального давления. Только испытуемый этого не знает. Ему, например, говорят, что датчики установлены просто для контроля. И просят сдвинуть курсор. Вверх или вниз. Или наоборот - удержать его на месте... И никогда не объясняют как. Сиди перед экраном и старайся СДЕЛАТЬ. И - знаете - получается со временем!
        Человек, сам того не чувствуя, обучается управлять своими жизненными функциями. В том числе такими, которыми невозможно управлять сознательно, как сердцебиением или выделением желудочного сока...
        А Гамильтон принес в лабораторию Моддарда свою теорию... Ее очень трудно понять мне, простому смертному, а объяснить другому смертному - тем более. В общем, он полагал, что гдето там, на квантовом уровне, живой организм описывается как некая многомерная система... Вы - образованная женщина и не боитесь таких слов, я думаю... Так вот, способности и состояния живого существа, которые существуют вне обычных трех измерений, предназначены для приспособления к какимто нам неизвестным условиям, которые существуют в этих лишних, квантовых измерениях, а в нашем, обычном мире проявиться никак не могут. И только сознание обладает способностью вдруг - квантовым скачком - обнаружить эти свойства и способности в мире трех измерений. Для этого должны выполняться какието определенные условия - должен быть достигнут определенный уровень сложности... И всякое другое.
        Все это оставалось предметом разговоров за чашкой кофе, пока Моддард не дал Гамильтону возможности реализовать его экспериментальную программу. Причем, далеко не самую дешевую. Насколько я знаю, результаты настолько потрясли военных и разведку, что их мгновенно засекретили. А Гамильтон ушел из Проекта. И до самой смерти ни слова больше не написал и не сказал на эти темы. Умер в буддийском монастыре, под чужим именем.
        А у Моддарда все сложилось иначе. Он добился очень больших успехов в технике зомбирования. Сейчас это уже почти не секрет, что из человека можно сделать зомби - послушного исполнителя чужой воли. Сначала, в определенных условиях его программируют, обучают последовательности действий, которые он должен выполнить по определенному сигналу, а затем стирают из памяти следы этого обучения. У зомби даже не возникает желания вспомнить, чем было заполнено исчезнувшее из памяти время. Или память заполняют какойто имитацией. А потом, по одному его подсознанию понятному сигналу, зомби выполняет свою задачу: стреляет, крадет, прячет в тайник... И если остается жив - забывает все. Об этом рассказывают много интересного, но никто не может ничего доказать. Кроме нескольких редких случаев... Если бы Моддард ограничился этим, он бы ходил в научных генералах, но он, оказывается, желал большего. Это его и погубило, - Харпер потихоньку покончил со второй банкой «Лаггера» и, преодолевая природное неуважение к светлому пиву, принялся за третью.
        - Так что именно его погубило?
        - Ну, прежде всего, насколько мне известно, им владела идея, что именно при помощи методов зомбирования можно активизировать в человеке механизмы запредельных состояний - наделить зомби сверхъестественными способностями. Или чтото вроде того. Плюс к тому идея реинкарнации. Или перевоплощения - я, извините, не смыслю ничего в этой терминологии, хотя и имею дело с этой публикой лет двадцать. Сначала из этого ничего не получалось, и довольно долго - ну, естественно, это начало работать против его репутации... А потом получилось... Нечто такое, изза чего от него сочли за благо избавиться.
        - А что именно вышло?
        - Вот об этом никто мне не спешит рассказать. Да, кажется, и рассказчиков не сохранилось. Одни в могиле, другие рассказать не способны. В томто и дело, что почти все, кто работал с Моддардом так или иначе, но плохо кончили. Включая его самого.
        - Он после этого... Ну, после того, что у них там вышло, сошел с ума?
        - Он был рехнувшимся. Уже давно. Не исключаю, что в результате своей работы... А может и вообще - изначально. Но на это закрывали глаза. До тех пор, пока он не пошел, как говорится, в разнос...
        - То есть...
        - Ну, после того, как его группу расформировали, он еще долго пыжился. Чтото связанное с кибернетикой, не знаю, мы в тот момент были не в контакте... И вдобавок, им овладела, говорят, совсем уж дикая идея - что человек, мол, - это только инструмент, которым Высший Разум воспользовался, чтобы воплотить себя в какомто суперкомпьютере, который поглотит всю Вселенную... Написал об этом книгу, издал за собственный счет и разослал чуть ли не всем, кто числится в «Who is who?». Тут разведка хватилась, что в книжке этой он слишком о многом проболтался, книжку скупили и уничтожили... Насколько смогли. А за Моддарда взялись психиатры. Тутто и взорвалась самая настоящая бомба. Сначала предполагали тихо, мирно найти у него какойнибудь синдром и запереть в пансионе поприличнее... Да не тутто было. Сначала поступили сигналы от людей... Добровольцев, которые участвовали в его работе, и от их родных... А потом за дело взялась полиция. И пошло...
        - Что пошло?..
        - Трупы. Десятки. Наверное, даже, сотни трупов. Всюду - где он работал, недалеко от лабораторий находили небольшое нелегальное кладбище. А коечто - в самих лабораториях. Препараты... Фрагменты мозга, желез... Потом стали признаваться сообщники... В общем, он делал это, чтобы разработать методы активации паранормальных способностей... Особенно его интересовали способности детей - там было много детских трупов... Когда стали разбираться в их происхождении - волосы встали дыбом... Назревал чудовищный скандал, но тут всю информацию отсекли. В интересах национальной безопасности. Нас, немногих посвященных, заверили, что виновные понесут наказание. А Моддард два года провел в Лоусайде. Так называется местечко, где расположена психиатрическая клиника для особо опасных маньяков. Их там содержат под постоянным наблюдением. Но он и в этих условиях умудрился... прикончить себя, да так, что даже те, кто видали виды...
        Тошнота подступила у меня к горлу.
        - Об этом не стоит... Вот что. Оставьте мне свои координаты - где вы собираетесь остановиться - и нам надо будет поговорить детальнее... Сейчас я не готова... Мне нужно узнать, до чего докопается лейтенант Бьорн...
        - Это тот тип... Однако вы нечестно играете, миссис, - за то, что я выложил вам, с меня голову снять могут, а взамен...
        - А взамен примите к сведению, что в последние годы на свободе Моддард занимался обучающими системами. Сейчас их продает «Ултимэйт нолидж». Может быть слышали - Джессика?
        Харпер немного помолчал с озадаченным видом.
        - Вот поди и угадай... - наконец сформулировал он свою мысль. - Однако информация действительно стоящая.
        Он поднялся.
        - Вот мой телефон здесь. Это Френк Гусман, мой коллега и приятель. Ему можно доверять. Нам, я вижу, надо держаться вместе - мы слишком много знаем о Грэме Моддарде.
        Уже в дверях он обернулся и с некоторым затруднением сказал:
        - Может быть вам полезно будет знать это... Кто знает... У специалистов есть такое мнение... Словом, то, что он сделал с собой там... в палате Лоусайда - это не было самоубийство... для него... Это был обряд. Реинкарнации. Перевоплощения. Он сделал это для того, чтобы душа его перешла в когото... Или во чтото...
        
* * *
        
        Иногда я благодарю Бога за то, что он не перестает донимать меня хозяйственными заботами - мелкими и крупными. В иных случаях без этого можно просто спятить.
        За остаток дня я успела переделать массу дел, включая длинный и бестолковый телефонный звонок на другое побережье континента, где бывшие коллеги БиАй все никак не могли довести до ума дело с его рукописями, и разборку накопившихся счетов, и обязательную беседу за чашкой чая с Милдред - боюсь, я показалась ей немного рассеянной и недостаточно внимательной к запутанным вопросам ее сексуальной озабоченности, и просто отложенная с утра уборка, и письмо маме... Потом, за отсутствием Джессики, мне пришлось ответить Лу на серию сложнейших вопросов о жизни и нравах черепашек ниндзя, почитать с ней вместе совершенно непонятную мне книжку и не допустить на ночь глядя включения TВ. Убедившись, что Лу сморил сон, а мне, по всей видимости, предстоит нервическое ночное бдение, я постояла под ледяным душем, а затем, следуя дурному примеру непутевой бабки, налила в широкий стакан на два пальца джину, не моргнув, закусила его маринованным корнишоном и свалилась в постель. Но провалиться в сон мне удалось, наверное, лишь потому, что на мое счастье, с приходом темноты хлынул ночной ливень. Близился сезон осенних
штормов.
        Ветер хлопнул створкой чердачного окна... Ночь еще?.. Я села на постели, прислушиваясь к легким семенящим шагам. Вдоль карниза?.. На чердаке?.. Уже в коридоре?..
        Я бесшумно поднялась, тихо ступая, пошла к двери... Вспомнив, шагнула назад и взяла со стула, изпод одежды, револьвер - странно легкий, как и я сама - снова стала красться к двери... Наверное, я перестаралась с джином - все тихо плыло вокруг меня, и я сама, словно пересекала по плечи в воде непослушную прохладную реку и временами плыла, плыла... Господи, неужели я уже добралась до двери?.. Тихо отворив ее, я выглянула в залитый нехорошим светом коридор и, прижимаясь к стене, пошла навстречу прерывистым, мелким шажкам, замершим у дверей спальни Лу... Я рывком выбросила себя на площадку лестницы, вскидывая перед собой зажатый в обоих руках «Магнум»... И, обливаясь холодным потом, пришла в себя на смятой постели. Это отсутствие веса, инерции тяжелого оружия, сопротивления материи и собственного тела разбудили меня, вступив в противоречие с ужасно натуральной логикой страшного сна...
        Я рассмеялась беззвучным смехом и ПОНАСТОЯЩЕМУ поднялась с кровати. Тихо подошла к двери, выглянула в коридор... Свет притушенного бра на лестничной площадке мягко заполнял пространство коридора. Дождь неровно шуршал снаружи... Я повернулась и окинула взглядом темную комнату...
        На стуле, у изголовья, улыбаясь, сидел Грэм Моддард.
        Я дико заорала и шарахнулась вдоль стены. Сшибая развешанную по стенке ерунду, мазнула рукой по обоям, в поисках выключателя. Яркий свет залил спальную.
        Конечно, только возбужденное джином воображение специалиста по Достоевскому могло сконструировать из игры теней и небрежно повешенной на спинку стула джинсовой куртки инфернальный образ давно умершего человека, которого я и не видела ни разу, и даже эту, принципиально не различимую в темноте, улыбку...
        У меня хватило упрямства всетаки погасить свет и постараться вздремнуть. Тем более, что я не доконца была уверена, что и без того не сплю... Сон набегал зыбкими волнами, меня слегка знобило и, чтобы успокоиться, я отвечала на вопросы дока Горфилда. Он сидел у изголовья моей кровати, и мы говорили о разном. В общемто, на этот раз я понимала, что вижу сон, но, тем не менее, старик здорово успокоил меня. Правда, я не запомнила ни слова из нашего разговора. Пробуждение мое было вполне ординарным: Лу тянула меня за палец и требовательно твердила:
        - Мам, пошли в полицию за Джессикой, ну пошли...
        
* * *
        
        Мне удалось промурыжить эту проблему до второго часа дня, но затем пришлось садиться в кар и ехать в полицейский участок. Всю дорогу Лу сидела как на иголках.
        Я напрасно не позвонила лейтенанту перед тем как отправиться к нему. В участке царил некоторый переполох, который я, по неопытности, приняла за обычный стиль работы этих ребят. В конце концов, молодой, тщательно отутюженный негр - дежурный, надо полагать, втолковал мне, что лейтенанта Бьорна увезли в госпиталь, состояние его тяжелое, но, по всей видимости, он, всетаки, выкарабкается, что координат госпиталя и лейтенанта в нем, он дать мне не может, а что касается кукол и других вещественных доказательств, то мне надо обратиться к детективу Давенпорту.
        Я обалдела.
        Детектива Давенпорта пришлось ждать. Прибыв, он оказался несколько менее, чем дежурный, отутюженным и очень занятым типом, на десяток лет старше и на десяток фунтов потяжелее Бьорна. Поняв, что я имею какоето отношение к делу, он энергично взял меня под локоть, отвел в клетушку, которая, оказывается, была кабинетом лейтенанта, и широким жестом показал на стол.
        - Это ваша игрушка?
        Джессика спокойно лежала кемто брошенная на углу стола, уже освобожденная от пакета и с какимто косо приклеенным ярлыком на спине. Лу тут же устремилась к ней.
        В кабинете стоял еле заметный кисловатый запах пороха, и царил не окончательно устраненный беспорядок. Один из трех стульев продолжал лежать на боку после какойто довольно бурной сцены, которая, очевидно, разыгралась здесь. Разные канцелярские мелочи - скрепер, подставка для карандашей, пара блокнотов была кемто поднята с пола, положена на сидение второго стула, да так и оставлена там. Детектив тяжело вздохнул.
        - Вижу, что ваша, - он поддел двумя пальцами бирку, пришпиленную к спине Джессики. - Эрни зачемто сдавал ее на экспертизу... Ничего серьезного, вроде бы...
        - А... а что с ним... Что с ним произошло?
        Детектив Давенпорт неприязненно поморщился.
        - Знаете, раз в сто лет даже садовый шланг стреляет... Несчастный случай. Его револьвер выпалил в него же самого. Может быть он неосторожно обошелся с этой штукой. Никто кроме него не скажет. Он, как назло, один был в этой комнате...
        - А... а кукла? Она... Ее ему уже вернули тогда? Она была здесь?..
        - Да. Вы же видите. С тех пор сюда ничего не приносили и ничего отсюда не брали. Почему это вас волнует?
        Лу с беспокойством переводила взгляд с детектива на меня.
        - В этом есть смысл, поверьте... Это... Эта кукла, которую вы держите в руках - это миниробот. Она... она самостоятельно может делать всякое... Если револьвер...
        - Вы что, всерьез собираетесь мне сказать, что в Эрни из его же собственной пушки выпалило это заводное чучело?..
        - Вы не знаете что это за... Что может эта тварь...
        Давенпорт усмехнулся и подкинул куклу в руках. Та послушно висела тряпкой, бессильно опустив руки, ноги и голову.
        - Она выключена... Да и вообще... Знаете, я с удовольствием вам ее отдал бы, а там хоть отдавайте ее на анализы, хоть сразу гильотинируйте, если вам это доставит удовольствие... Заверяю вас, что следствию она не нужна совершенно. Но формально требуется согласие Эрни. Лейтенанта Бьорна. К сожалению, вы сами понимаете, что когда я смогу с ним поговорить, в первую очередь речь пойдет всетаки не о детских игрушках.....
        - Тогда... Тогда - заприте ее. В сейф или куда еще... Что вам стоит?.. Обещайте мне.
        - Обещаю, - с видимым облегчением сказал Давенпорт. - Ступайте домой и постарайтесь успокоиться...
        
* * *
        
        Лу, если и не до конца оценила серьезность происшедшего, то по крайней мере, смогла удержать себя в руках и просто ни словом не обмолвилась о Джессике пока я довезла ее до дома. Там она молча, сосредоточенно уселась у телевизора и стала смотреть все передачи подряд. Я впервые ни слова не возразила против такого времяпрепровождения.
        Пометавшись из угла в угол, я схватила телефонную трубку и связалась с Мэгги Коннели - мне вовремя вспомнилось, что ктото из ее родных ходит в больших полицейских чинах. Мэгги пообещала перезвонить мне и сообщить где именно медики пользуют Эрни Бьорна. Она была не на шутку заинтригована, но мне было уже основательно наплевать на мой рейтинг среди местных сплетниц.
        Потом я позвонила Фрэнку Гусману, и он, помявшись, передал трубку Ларри Харперу. Тот с ходу понял, что новостей прибавилось, и обещал ждать меня в пиццерии Марио.
        Обещание свое он сдержал, и был вознагражден за это моим полуторачасовым монологом, посвященным истории Джессики. Слушателем он был благодарным, в отличие от полицейских чинов. Да и я уже поднаторела в изложении своих проблем. Когда я закончила, он некоторое время раскачивался, откинувшись на стуле так, что его передние ножки зависли в воздухе, затем рывком вернулся в нормальное положение, допил темный «Дарт», вытащил из сумки плоский минидиктофон. Выключил, сменил кассету и протянул аппарат мне.
        - Я так понял, что вы собираетесь проведать вашего вчерашнего ангелахранителя... в больнице?.. Если ваши принципы позволяют... и если у вас не отберут при входе... Вы сумеете включить сами?
        - Вот так?
        - Да. Включите лучше перед тем как войти - без свидетелей - здесь достаточно большое время записи. И - если, конечно, вам это не претит - лучше, если мистер полицейский не будет видеть этого... устройства. В его положении не нужно волноваться...
        - Я... суну диктофон в сумочку...
        - Лучше - в карман. Личного обыска делать не принято, а вещи... ну, могут, например, попросить оставить... - он помолчал. - Не хочу оставаться в долгу... Я это время копался в делах «Ультимэйт Нолидж» - знаете, дело не так скверно, как могло бы быть... Ято по старой памяти подумал, что УН - филиальчик какойнибудь секретной конторы... В этом случае дело почти безнадежное - можно сильно получить по рукам... Не думайте, что правительство не занимается такими вещами - экспериментами на населении без его, этого населения, ведома... Но это, вроде - не тот случай... Похоже, что это - самодеятельность Грэма... Фактически он свою разработку, которая тянет на миллионы, просто подарил УН. За чисто символическую сумму... И они эту наживку проглотили. Хотя, могли бы и сообразить, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке... Просто видели, что имеют дело с... не вполне нормальным типом и решили этим воспользоваться. Хотя могли бы и припомнить, что сумасшедшие порой - страшно хитры. Дьявольски.
        То есть, фактически УН стало... как бы испытательным полигоном для его величества Моддарда... А объекты этих испытаний - уже сотни, если не тысячи семей, приобретающие Джессик, Робинов и еще какието...
        - Ччерт... - не выдержала я, - они, что, не удосужились проверить, что им подсовывают? И потом - такие вещи - на них требуются лицензии, сертификаты, одобрение всяких там департаментов, черт возьми...
        - Если бы в департаментах сидели специалисты, равные тем, что работали под началом Моддарда, то, может, номер и не прошел бы... Но до этого далеко. А что до УН, то, к вашему сведению, квалифицированное потрошение такого программного продукта, как тот, что Грэм подсунул этим... педагогам, стоит несколько дороже, чем его разработка сама по себе... На такое у них просто кишка тонка... А что там в этом продукте заложено - сказать трудно. Но мне лично - не по себе... - он помолчал. - Это, собственно, все...
        Некоторое время мы молча допивали пиво. Я - «Лаггер», он - «Дарт».
        - Послушайте, а как он... как он выглядел?.. Грэм Моддард...
        Харпер озадаченно крякнул, почесал за ухом и снова полез в свою сумку. Вытащил слегка потертую книжицу карманного формата и протянул мне.
        - Вот, собственно, вам полезно будет почитать... То самое сочинение, о котором я вам немного рассказывал вчера. К сожалению, в Библиотеке Конгресса вам его не выдадут, а я дорожу своим единственным экземпляром... Здесь, впрочем, всего сотни две страниц и, если заплатить за срочность, то тут, у букиниста за углом, вам за час сделают приличную ксерокопию... А фото автора, как видите, на задней обложке...
        Я присмотрелась к снятому почти в полный рост сутуловатому типу на глянцевой поверхности переплета и, мне померещилось, что он усмехнулся мне из глубины снимка - той, ночной усмешкой.
        - Кукольник... - сказала я. - Господин Кукольник...
        
* * *
        
        Пока в приемную сетку ксерокса падали готовые листы копии, мы с Харпером бродили среди полок книжного магазинчика и прикидывали варианты дальнейших действий. Потом я, хватившись, позвонила Мэгги, сунула свой экземпляр сочинений прародителя Джессики в по случаю тут же и купленную папку, простилась с Харпером и покатила домой - переодеться во чтонибудь с карманами, подходящими для ношения диктофонов.
        На подъезде к моему дому катившая навстречу полицейская машина круто развернулась и пошла за мной. Я порядком перетрусила.
        У въезда в гараж преследователь посигналил мне и подкатил вровень - кабина к кабине. За рулем сидел детектив Давенпорт.
        - Очень хорошо, что я так сразу поймал вас, миссис, - сообщил он мне. - И хорошо, что мы с вами об заклад не бились...
        - Это вы о чем, детектив?
        - А все о кукле вашей, клятой... Я, кажется, имел неосторожность, предположить, что уж о чемчем мы будем говорить с Эрни, когда его вытянут из комы, так только не о детских, извините, игрушках... И - пальцем в небо. Первое, что ему на ум пришло, так это вы с вашей Джессикой...
        - Он... Она - что?.. Действительно?..
        - Да ну, что вы такое себе в голову забрали, миссис?.. Никаким боком ваша игрушка к делу не относится... Но у Эрни прямо заскок какойто на этой почве - просил передать вам, чтобы вы это чучело поскорее забрали и сбыли с рук. По возможности - сегодня же... Не знаю, какие у вас с ним дела тут... До сих пор Эрни от меня секретов не держал. Но мне на него грех давить в таком положении. Вот - забирайте, - он поднял с сиденья и протянул мне украшенную ярлычком, все также безжизненную Джессику. - Только расписку не забудьте вернуть...
        - Зайдемте в дом - она у меня там. Заодно выпьете кофе...
        Я не стала заносить куклу в дом, а заперла ее в багажнике, обмотав проводом на глазах у слегка удивленного детектива. Глотая кофе, он вспомнил главное:
        - И еще - Эрни просил вас зайти сегодня же. Там у них приемные часы, но я относительно вас договорился... Он, видимо, считает это очень важным... Его вы найдете в госпитале Паркеровского центра...
        - Корпус А, седьмой этаж, палата восемьдесят восемь, - зачемто - должно быть в отместку за давешний испуг, - закончила я.
        Мистер Давенпорт крякнул, поставил чашку на телефонный столик, спрятал расписку в распухший от подобной дребедени бумажник, поблагодарил за кофе и уже с порога повернулся ко мне:
        - Всетаки, у вас совсем нечего мне сказать, миссис? Вот про это - не всякий день у вполне нормального, образцового, можно сказать, офицера сам собой в руках стреляет револьвер... Без видимых причин... Вы меня понимаете... Мне, знаете, будет очень неприятно, если окажется, что Эрни впутался в какието темные дела и вот так решил из всего этого выйти... Или, может, интимное чтото...
        - Я только сутки знакома с лейтенантом Бьорном, - ответила я, - но на него не похоже...
        - Вот именно, - вздохнул детектив Давенпорт, - на него это совсем не похоже...
        
* * *
        
        Перед тем, как подняться к лейтенанту Бьорну, я зашла в ближайший супермаркет и купила немного съестного - из того, что, по моему разумению, может быть полезно выздоравливающему после огнестрельного ранения. Вопреки всем опасениям и, возможно, существующим правилам, меня пропустили в палату с объемистым пакетом в руках. На лейтенанта он произвел не совсем то впечатление, которого можно было ожидать.
        - Что? Вы... Вы притащили с собой ЭТО? - с оттенком ужаса в ставшем хриплым и слабым голосе спросил он и даже попытался принять какуюто оборонительную позу на больничной койке.
        - Нет, что вы... Это не Джессика, - успокоила я его, довольно быстро сообразив в чем дело. - Это вот, - я вытащила из пакета упаковку со снедью, и медсестра тут же коршуном выхватила у меня мой груз.
        - Я помещу это в ваш холодильник, мистер Бьорн, - проворковала она и, напомнив, что дольше пяти минут утомлять пациента мне не следует, оставила нас наедине. Работавший в нагрудном кармане диктофон сковывал мой язык, и я несколько деланно улыбнулась.
        - Значит, всетаки кукла имеет к делу отношение? Ваш коллега... детектив Давенпорт сказал мне...
        Вид у лейтенанта был в точности такой, к какому нас приучили фильмы со сценами в больнице - белая простыня, пара осциллографов у изголовья и идиотская трубка в носу. Догадаться куда его садануло было нелегко. Физиономия, по крайней мере, не пострадала, только была гораздо более осунувшаяся и посеревшая по сравнению с тем, что я привыкла видеть в кино.
        - Имеет, - ответил он. - Еще какое...
        - Почему же вы...
        - В мои планы, дорогая Тамара, не входит еще и курс лечения в психиатрической клинике... А именно туда я и попаду, если буду как вы, вот, рассказывать все как было... - он помолчал, закрыв глаза. - По правде сказать, я думал, что вы - обычная истеричка... Только... В общем, кроссовки, которые наследили под окном у мистера Горфилда мои ребята быстро нашли. Я поговорил с девочкой...
        Я облегченно вздохнула.
        - Значит, это не Лу...
        - Это девочка Мирзоянов. Мне уже тогда следовало догадаться, что опасно работать с куклой... один на один... Лола... не могла объяснить... объяснить что ее заставило проделать это ночное путешествие с куклой... И потом брать у нее... Брать из окна эти кассеты... И бросать их потом в море... Родители ее хватились перед рассветом... И когда она вернулась... В общем, они не удивились, что вечером к ним заявилась полиция... Но мне следовало понять...
        - Что кукла может включиться сама?
        - И это тоже... Но не это главное... Главное, что надо было понять это - внушение... Гипноз... Я сначала... принял за случайность... То, что кукла начала включаться только, когда я остался один с ней... в кабинете... Мне ее вернули с экспертизы поздно вечером... И я, как дурак, остался с ней работать на ночь... Это... это была очень странная ночь, Тамара...
        - Вам надо отдохнуть.
        - Да. Главное я сделал. Предупредил вас. И Мирзояны, помоему, поняли... Избавьтесь от Джессики немедленно. И предупредите других... Только будьте осторожны. Не загремите в Желтый Дом. Но действуйте... немедленно. Это... То, что в них... Это Зло... Оно поняло, что мы можем раскрыть его до срока... Оно пойдет в атаку... Спешите...
        Я поднялась.
        - Скажите... - сказал он, не раскрывая глаз. - Скажите... вы задумывались, как это ТАМ... Извините, глупые вопросы приходят в голову... после реанимации...
        Я не сразу сообразила, о каком ТАМ идет речь.
        - Знаете, Достоевский подозревал, что ТАМ, может быть просто такая комнатка. Скучная и тесная. И ничего больше...
        Бьорн с испугом посмотрел на меня...
        - С ним, должно быть, приключалось чтото... в этом роде... Только это потом... После Туннеля... И еще... Там, в камере был... Гость... Или Хозяин... Серый такой тип. Сидит и бубнит... Я потому это говорю, Тамара, что он про вас говорил... То философию какуюто вдалбливал мне в голову, то проклинал вас... описывал казнь... А я смотрю - там очень плохо видно, в сумраке этом... Изпод робы его... На нем такая роба была, вроде больничной одежды... Изпод нее - кровь... плывет по полу... И он смеется...
        Он снова закрыл глаза. Помолчал...
        - Это все бред, наверное, галлюцинации, но в них есть тревога за вас, Тамара. К подсознанию стоит порой прислушиваться...
        Несколько неожиданно для себя, я вытащила из заднего кармана джинсов бумажник, а из него - сложенный в несколько раз листок ксерокопии. Поднесла его к глазам лейтенанта.
        - Он... Тот Гость... Не похож на этого?..
        - Это он, - сказал Бьорн. - Должно быть, я гдето видел этого типа раньше.
        - Наверное, это так, - согласилась я.
        
* * *
        
        Из вестибюля клиники я позвонила Харперу и договорилась о встрече на завтрашнее утро. Потом завезла Джессику в региональный филиал «Ультимэйт Нолидж» и подписала заявление об отказе от дальнейших услуг фирмы. Принимавшая куклу миссис, не без удивления, посмотрела на полицейский ярлычок, но не обмолвилась ни словом.
        - Если вы передумаете, вы всегда можете снова обратиться к нам, - сказала она, чувствуется больше по обязанности, - моя фамилия Дуглас. Я здесь главная.
        Потом был долгий, удивительно душный вечер, который мы с Лу провели в молчании. Вопрос о судьбе Джессики стоял у нее в глазах, но задать мне его она все не решалась, также, как я не решалась сразу сказать ей правду... Я читала Книгу Кукольника...
        Утром - таким же томительно душным - я отправилась в пиццерию Марио и так и не дождалась там Харпера. Фрэнк сказал мне по телефону, что Лоуренс еще вчера вечером зашел к нему взять свой запасной диктофон, ушел и не возвращался больше. Поднатужившись, он вспомнил, что Харпер собирался проинтервьюировать то ли Мирзоянов, то ли Лебуа.
        Духота стала окончательно невыносимой. Над горизонтом сразу со всех сторон вставали черные тучи, и коегде их уже прорезали молнии. Приемник в автомобиле принимал, в основном, только грозовые разряды и предупреждения о надвигающемся шторме.
        До Мирзоянов дозвониться было практически невозможно. В конце концов, ктото очень бестолковый объяснил мне, что хозяев нет уже вторые сутки - они повезли девочку к своим родителям. Лебуа отозвались сразу и подтвердили, что вчера к ним действительно заходил человек с телевидения и ушел. Но както странно. Он забыл свой магнитофон. И блокнот. Очень хорошо, что ты заберешь все это и вернешь ему, дорогая. Мы не знали, что это твой знакомый...
        Я потратила еще час, добиваясь у МэриЭнн и ее родителей, что делал здесь и куда от них направился чудаковатый репортер. Сам факт того, что домашняя обучающая система привлекла к их семье внимание массмедиа, несколько льстил этому семейству, но общее впечатление от визита было скорее негативным.
        - Такое впечатление, что он приехал брать интервью не у нас и не у нашей дочери, а у Джессики, - с обиженной иронией подвела итог миссис Лебуа. - МэриЭнн, оказывается, оставила их одних, и он - взрослый человек, - представьте, возился с куклой долго, очень долго... Потом он прошел к своей машине - нам показалось, что он просто хочет чтото взять оттуда, но вместо этого мы услышали, как он заводит мотор и уезжает. Блокнот и магнитофон так и остались на столике в саду. Вот они.
        - А ваша Джессика? - несколько растерянно спросила я. - Вы знаете...
        - Ах, вы, наверное, тоже получили эту бумажку от фирмы... Мы уже отнесли Джессику в региональный филиал УН. Конечно, девочка поскучает немного, но зато они обещают много новых и интересных возможностей после перепрограммирования... И по смехотворной цене...
        Я тупо посмотрела в уведомление, в котором предлагалось расширить возможности Джессики, причем, почти бесплатно для тех, кто временно вернет куклу на перепрограммирование в течение двух ближайших недель, прихватила блокнот и диктофон и откланялась.
        Лоуренса Харпера не нашли до сих пор.
        Тогда я еще только догадывалась, что это будет так.
        Отъехав от дома Лебуа, я остановила машину на обочине и наугад, с середины включила прослушивание записи.
        Серебристый смех эльфов зазвенел в моих ушах. А потом хрипловатый, уже знакомый голос Лоуренса стал подпевать странной, непонятно на каком инструменте исполняемой, мелодии. Мир тихо поплыл передо мной...
        Резким движением я выключила диктофон. Потом вынула батарейки и вышвырнула их на дорогу. Завела мотор и двинулась к дому. Пора было поговорить с Лу.
        
* * *
        
        Кажется, вы уже знаете, что я могу выдержать разные вещи. Только не слезы дочери. Только не то, чем были ее слезы сейчас. Я видела уже, примерно, что произойдет дальше - это когда Таузера свезли на живодерню. В Центр заботы о домашних любимцах, то есть. Пару лет назад. Благодарение Богу - Лу была слишком мала тогда, чтобы до конца понять, что происходит с ее старшей подругой. ЭТОГО я не хотела для нее ни в коем случае. Двое суток лицом к стене. И потом - само это лицо, лицо маленькой старушки. И какаято глубокая внутренняя отчужденность. Неверие в наш - старший мир. Надолгонадолго. Даже много позже, когда она - эта маленькая старушка уже в него въехала, словно в сумрачный туннель, и другого мира для нее больше не осталось. Нет, это было не для меня.
        Я усадила Лу на сидение рядом с собой, пристегнула как могла и погнала машину через начинающуюся средь бела дня ветреную и дождливую ночь другой страны. Другой. Потому что я никогда не жила раньше в этом краю розовых вилл и бассейнов с подсветкой. Паточных закатов и пальм. И сезонных ураганов. Таких, какой в очередной раз шел сейчас на побережье. Уже пришел.
        Линию электропередач оборвало, когда мы были на середине пути, и мы с Лу порадовались на несколько снопов слепящих искр, пронесшихся в кромешном мраке над шоссе гдето впереди. Шансы, что нашу Джессику не ждет электрический стул, возросли. Хотя, если разобраться, что в этом было хорошего?..
        У филиала «Ультимэйт Нолидж» уже царила абсолютная тьма. Впрочем, в стеклянном коробе вестибюля теплилось злое пламя аварийного освещения, и охранник с рукой, небрежно брошенной на кобуру, встречал нас. Мы, к сожалению, не могли порадовать его никакими пропусками или приглашениями, дозволяющими ступить на территорию маленькой, но горделивой империи УН.
        Только Лу додумалась сохранить и прихватить с собой зеленую с белым бумажку - квитанцию компании за обслуживание семьи Айриш. В принципе, документ этот явно не дотягивал до необходимых кондиций, однако ураганные порывы ветра, хлынувшие, наконец, потоки ливня и искреннее раскаяние, написанное на наших лицах, вместе взятые, всетаки растопили сердце стража, и мы ворвались в недра офиса.
        А там, в сущности, никого и не было. Конец рабочего дня в канун уикэнда. И штормовое предупреждение. Но ктото всетаки присматривал за конторой: приглушенный свет заливал несколько столов и стендов, гдето поскрипывал поставленный, видимо, на автономное питание принтер. Мы решительно двинулись к инфернального вида спуску в блок преднастройки. По крайней мере, там висел указатель Блок преднастройки или чтото в этом духе.
        Спохватившийся охранник попытался воспрепятствовать этому святотатству, но не успел исполнить свой долг - на полпути по уходящей вниз лестнице мы натолкнулись на поднимавшуюся нам навстречу с каменным лицом миссис Дуглас.
        - А, это вы... - только и сказала она, проходя мимо нас и явно намереваясь пройти сквозь устремившегося за нами стража - ей явно было не до таких мелочей.
        - Миссис Дуглас! - в один голос, только несколько в разнобой возопили все действующие лица.
        - Миссис Дуглас! - ухватив всетаки инициативу, запыхавшейся скороговоркой забубнил человек в форме. - Эти двое... они, они предъявили только... - он указал на белозеленый сертификат, все еще зажатый в кулачке Лу.
        Словно полупроснувшаяся от кошмара какойто своей заботы, миссис Дуглас машинально взяла листок и, глянув на него, вяло улыбаясь, повернулась ко мне.
        - А, это вы... - снова, уже более осознанно, повторила она. - Миссис Айриш... Оставьте их, Говард... А вы проходите... Туда, вниз... Здесь сейчас будет ад кромешный...
        Я испуганно оглянулась на застекленную стену, в которую уже даже не били, а просто упирались потоки ливня. Ветер волок по шоссе здоровенные обломанные ветки. Все расположенное дальше уже нельзя было разглядеть.
        - Посмотрите! - заорала я, тыча в лицо миссис Дуглас пластиковую папку с ксерокопией Книги Кукольника. - Посмотрите! Вы читали когданибудь, что писал этот ваш свихнувшийся благодетель?!
        - Господи, о чем вы? - все так же отрешенно спросила она. - Ступайте вниз. Мы перекроем герметические двери. Мистер Говард, нет больше никакого смысла оставаться здесь. Проводите миссис Айриш в блок... Да, идите вперед...
        Мы послушно потопали по железобетонной лестнице вниз, вслед за косолапым мистером Говардом. Мисс Дуглас замыкала шествие. Я вдруг почувствовала, что нас конвоируют. Проклятье! Почему, отправляясь в самое логово Кукольника, я запаслась его сочинением, а не пушкой?!.. Вот когда мне приспичило пугать в общемто безобидного Ларри Харпера, она была тут как тут - пожалуйста, за поясом! А вот сейчас я не в состоянии даже была вспомнить где я оставила «Магнум»: под подушкой в спальне, в отделении для перчаток автомобиля или просто на столе в гостиной?..
        Тяжелая дверь открылась перед нами. И закрылась следом. Вторая. Мы вошли в скупо освещенное аварийными лампами помещение, и я даже не успела разглядеть чеголибо конкретного прежде, чем НАЧАЛОСЬ.
        Шедший впереди мистер Говард охнул и грянулся оземь. Тут же на него бросились три или четыре тени, которые я сдуру приняла за собак, и заорала на них:
        - Пшли вон, сволочи!!!
        Ответом был разноголосый ехидный смех, перекрывая который, по ушам ударил срывающийся крик:
        - Оружие!! Не отдавай пушку!!! Расстреливай патроны!! Бей по приборам!!!
        Выкрикивал все это почти неразличимый в темноте, взлохмаченный человек из отгороженного стальными прутьями угла этого странного подвала.
        И мистер Говард, привыкший, видно, в критических ситуациях выполнять приказы, а не отдавать их, постоял за свой «Смит энд Вессон». Отчаянно брыкаясь, он придавил к полу одного из нападавших и отбросил мне под ноги другого. И только тогда я с ужасом узнала эту штуку - на полу, дергаясь и изрыгая сиплые, злые звуки, корчилась кукла Джессика.
        Охраннику тем временем удалось вытянуть револьвер из кобуры - в руку ему вцепились сразу две Джессики - и стал давить на спуск. Выстрелы оглушительно ударили по ушам. Бункер заполнился кислым запахом пороха. С визгом зарикошетили по стенам пули и какието ошметки металла. Полыхнули и заискрили внутренности расставленных по стеллажам, тянущимся вдоль стен, приборов. Закрывая лицо локтем левой руки, а правой - сжимая руку дочери, я сделала назад шаг, затем другой и натолкнулась на лезвие ножа.
        - Стойте спокойно, миссис Айриш. Не надо шевелиться, - глухо приказала мне миссис Дуглас. Выкидной клинок в ее руке уверенно упирался мне под левую лопатку.
        Выстрелы стихли, револьвер полетел на пол. Со злым шипением тлели огни коротких замыканий в металлических коробах приборов, мигали лампы аварийного освещения.
        Полузадушенный мистер Говард поднялся на четвереньки и, тупо глядя перед собой, двинулся к отгороженному прутьями углу - клетке.
        - Осторожнее! - орал ему парень, запертый в ней. - Осторожнее!! Смотрите!!! - Две Джессики, поднатужившись, толкали к краю стеллажа сыплющий искрами осциллограф, жутковато зияющий выбитым экраном. Я импульсивно шагнула вперед... - и клинок, проткнув ткань куртки, впился мне в спину.
        - Смотрите, черт возьми!!! - орал парень из клетки.
        Осциллограф обрушился на плечи и голову мистера Говарда. Сноп искр рассыпался по комнате. Лампы пригасли и разгорелись вновь - злобным неровным светом.
        - Боже мой! - выдохнула я. В полутьме можно было рассмотреть только механически дергающиеся ноги несчастного охранника, обутые в тяжелые ботинки. Потом осциллограф с грохотом скатился на пол, и человек замер неподвижно.
        - Боже, Боже, Боже... - повторяла я... Лу даже уже не плакала, а тихо, сквозь зубы скулила, временами прерываясь на судорожные всхлипывания.
        - Идите вперед, - холодным, отрешенным голосом скомандовала за моей спиной миссис Дуглас. (Проснуться... - подумала я). Я сделала осторожный, словно по зыбкой поверхности замерзающей реки, шаг...
        - Проснуться, - говорила я себе. Теперь уже вслух. - Проснуться... проснуться... проснуться...
        Усиливало это дурное ощущение страшного сна поведение парня из клетки. Он ожесточенно сигналил нам взмахами рук:
        - Сюда, скорее идите сюда!..
        И пока я пыталась сообразить, какую роль играет в этом диком спектакле этот взлохмаченный персонаж, Лу неожиданно перешла к активным действиям - рывком уперлась мне в спину и, толкая перед собой, бегом устремила наш тандем вперед, в тот самый уголклетку. Странный парень рывком распахнул узкую дверь, и я влетела в клетку, а за мной - Лу.
        Нервно пляшущими пальцами парень накинул на сомкнувшиеся прутья дужку замка. Металлический щелчок. Парень захохотал со злорадным ехидством, шаманя и корча рожи миссис Дуглас и всем Джессикам сразу.
        Миссис Дуглас, словно пьяная, стояла, покачиваясь взадвперед и с недоумением глядя на зажатый в руке нож. Четыре Джессики, словно детинедомерки, с разбегу налетели на решетку и вцепились в нее, вереща и кривляясь. Еще несколько кукол валялись на чемто, вроде металлического верстака - невдалеке от клетки, слева. Одна - сидела там же, уставясь на меня колючим, недобрым взглядом.
        - Ааа!.. - раздался в бункере скрипучий голос. Я не сразу поняла, что говорит ОНА. - Вот и Тамара... ЭрЭр: Рыжая и Решительная... Где же твой черный револьвер, Тамара?.. Ты забыла его?..
        А миссис Дуглас все так же сомнамбулически раскачивалась, все также уставившись на свой нож. И мистер Говард ничком лежал рядом с обугленным, искрящим ящиком. Парень, заманивший нас в клетку, упал на колени и стал колотить кулаками по полу.
        - Не получилось!!! - радостно орал он. - Ни хрена не вышло у этих тупых сук!!!! И рано или поздно, а сюда придут!.. Надо только выдержать... Надо только выдержать...
        - А я узнала вас, мистер Эвальд, - сказала я устало. - Не понимаю, что здесь происходит, но вижу, что и вы не сошлись с Джессикой...
        - Что тут происходит? Сказал бы я вам... Чертова Черная Магия, происходит... Только сработанная по последнему слову техники... Вы лучше скажите, что происходит у вас там, снаружи... Почему ток вырубили?..
        - Вы, я вижу, давно уже здесь сидите... Там ураган. Самый сильный за последние пятнадцать лет - по ТиВи говорили... Линию снесло. Это... на несколько часов, по крайней мере... Может, сутки...
        - Тогда наши шансы возрастают... Здесь автономная подпитка. От блока аккумуляторов. Они сядут скоро - при такомто фейерверке...
        - Господи, что это за клетка такая? Почему вы здесь?
        Взрыв скрипучего смеха снаружи. Две Джессики, лежавшие чуть раньше безжизненно, теперь судорожными, ломанными движениями подбираются к краю стеллажа. Спрыгнули на цементный пол. Стали в ряд с теми четырьмя... А та, что сидела над ними, поднялась и, исполняя какойто шаманский танец, стала поворачиваться вокруг невидимой жесткой оси. Я ясно рассмотрела полицейский ярлык на ее платье - точно, как я уже догадалась, это была наша Джессика...
        Мистер Эвальд немного пришел в себя... Приподнялся и на полусогнутых, придерживаясь рукой за прутья, стал присматриваться к происходящему в бункере...
        Миссис Дуглас, словно очнувшись от своих размышлений, двинулась вперед. Одна из Джессик задом наперед шла перед ней, расставив руки словно техник, выводящий истребитель на взлетную полосу. Миссис Дуглас, впрочем, не слишком напоминала зомби из кинофильма - скорее просто решившуюся на чтото отчаянное тетку. Только глаза ее оставались мутными, бессмысленными, и желтый огонь безумия горел в них. Наверное, это были глаза Господина Кукольника... Так она и шла, пока не ткнулась в нашу решетку. Кукла отскочила в сторону. Тогда руки миссис Дуглас, словно выброшенные невидимой пружиной, вылетели вперед. Лезвие ножа оказалось в нескольких сантиметрах от моего лица. Еще раз и еще... Уклоняться от этих ударов было относительно легко, но на нервы это действовало основательно... Эвальд, реакция которого была побыстрее моей, резким неожиданным движением вывернул руку оборотня - нож зазвенел по цементу. Вторая, оставшаяся свободной рука миссис Дуглас рванулась через прутья и чуть не оставила программиста без глаз. Не выпуская из захвата правой кисти своей начальницы, и, поименовав и ее тупою сукою, Эвальд
свободной левой основательно приложил противника точно по макушке. Я зажмурилась: дайто Бог, чтобы там все обошлось с теменной костью и с основанием черепа, тоже...
        - Класс!! - сказала Лу.
        - Уффф!.. - сказал мистер Эвальд.
        Я открыла глаза - миссис Дуглас сидела, мешком привалясь к решетке, без особых признаков жизни... Шесть Джессик, какимто причудливым строем стояли чуть поодаль, раскачиваясь из стороны в сторону. Лу, забившись в угол, съежилась и буквально утонула в своей просторной курточке. Эвальд, прислонясь к стене, рассматривал свой трофей - выкидной клинок миссис Дуглас. Мистер Говард попрежнему неподвижно лежал посередине бункера. Разряды тлели в недрах покалеченной аппаратуры. Запах горящей изоляции, смешанный с пороховой гарью, становился невыносимым.
        - Слава Богу, - сказал Эвальд, - слава Богу, что они в свое время соорудили эту клетку. Понимаете, гдето с полгода назад они... куклы эти, стали выкидывать фокусы - при перепрофилировании. Одна девушка осталась без пальцев... Ктото, говорят, глаз потерял... Не здесь - в другом филиале. Все это замяли, а с куклами стали работать... проводить часть работы с ними, вот в этом карцере, дистанционно... И вообще их здесь выдерживать. На период тестирования. И слава Богу - я успел схватить ключи и здесь запереться, когда все началось... Смотрите, они опять за свое...
        Наша Джессика продолжала выплясывать на верстаке свой шаманский танец, а те шестеро, что сгрудились внизу, синхронно с чуть заметным, но, както гипнотизирующим сдвигом по времени друг относительно друга и каждая со своими вариациями, пританцовывая, начали исполнять, словно сотню раз слышанный, но всетаки совершенно незнакомый мне мотив. Серебряный смех эльфов пробежал по быстро заполняющемуся смрадным дымом бункеру...
        - Когда начался этот...
        - Шабашто этот пошел сразу после того, как фирма решила вернуть на перепрограммирование всех этих... кукол. После инцидента с клиентом Мирзоян... Сюда пожаловала полиция. Правда, похоже, что они сами еще толком не поняли, что им нужно, но центральный филиал уже и так давно тревожился... Это они, собственно, наспех сочинили про перепрограммирование... Дымовая завеса... Все равно - уже было принято решение: программу законсервировать. Клиентам выплатить компенсацию и тому подобное... Там, в администрации, никому и в голову не приходило, что мы все уже... под контролем...
        - Это - что? Гипноз? Зомбирование?..
        - Это вы точно выразились. Зомби. Я сначала решил, что это мне кажется... Даже подумывал к психиатру обратиться. А потом, когда стал следить... За Дуглас... И другими... - я ведь недавно здесь. И понял... Начал сопротивляться... Так они тогда... Стали делать все назло. Имитировать ошибки в моем... В моей работе. Я бы и вылетел отсюда в два счета, если бы не знал слишком много... А потом началось все это вот... А Дуглас... Она стала совершенно управляемой. Да вы видели... Держитесь... Смотрите - они начали...
        Я и без того уже поняла, что начали. Музыка, чуть напоминающая Сиртаки, непонятно откуда звучащая, перекрывающийся речитатив пляшущих кукол. Смрад горящих схем... Бункер плыл перед глазами. Я снова оглянулась на Лу - глаза ее стали пристальными, взгляд вперился в шаманящую над всем этим Джессику. Лед появился в этом взгляде.
        - Главное, не дайте им отключить ребенка, - с упором в голосе сказал Эвальд. - Я тут придумал прием... Надо самому сосредоточиться. И отвлечь ее внимание - дочки вашей. Ее еще не так давно обрабатывают... Стихи ей, что ли читайте какиенибудь... Или книжку. Громко, вслух! Чтобы забить... магию... Делайте как я...
        Он обхватил руками голову, заткнув уши, опустился на корточки и, зажмурившись, заорал, вбивая каждое слово нам в уши:
        - Если в полугруппе существует левый единичный элемент и для каждого элемента существует левый обратный элемент, то все левые обратные элементы являются одновременно правыми обратными элементами, а левый единичный элемент является одновременно правым единичным элементом... Рассматриваемая полугруппа является при этом группой! Вот так, - он посмотрел на меня. - Делайте же чтонибудь. Не слушайте и не смотрите на этих... Видите - свет гаснет... меркнет... Сейчас, уже скоро начнут вырубаться поддерживающие контуры и им конец. Еще час продержаться - не больше...
        Я могла только, вытаращив глаза, смотреть на все это действо. Но и в самом деле, автоматически предпринятая моей психикой попытка хоть както понять произносимое собеседником, както приостановила мое неуклонное погружение в омут русалочьего речитатива.
        Дочь молча и удивленно смотрела на явно сбрендившего дядю.
        - Вотвот... Поняли чтонибудь? Это не важно... Это высшая алгебра. Вы просто отвлекайтесь от этих... И дочери чтонибудь говорите - вы слышите меня?.. Вот еще. Слушайте! Если полугруппа - вы слушаете меня, миссис? - вот если эта самая полугруппа содержит конечное число элементов - КОНЕЧНОЕ число, миссис, и в ней, в полугруппе этой, выполняются законы сокращения... СОКРАЩЕНИЯ, миссис! Справа и слева! Сокращения справа и слева... Так вот, такая полугруппа - можете мне не верить - но такая полугруппа тоже является группой!!! Чтоб мне лопнуть, миссис, но это так... - он снова зажмурился и отчаянно закачался из стороны в сторону...
        Я попыталась ладонью закрыть глаза Лу. Твердой, холодной как лед ладошкой она стала отбрасывать мою руку.
        - Слушай... Слушай что я скажу, - растерянно забормотала я. - Вот, послушай сказку... Я уже начала чтото вроде жилибыли, но ничего не лезло в голову - даже старый, добрый ВинниПух...
        Злобно плюнув, я раскрыла на коленях папку с листами Книги Кукольника и заорала, адресуясь уже почемуто к чертовым куклам:
        - Вот, сволочи, слушайте своего Пророка!
        И наугад стала выкрикивать текст:
        - Давно уже для мудрых не было тайной, что всякое подобие несет в себе нечто от уподобляемого, состоит с ним в невидимой, но неразрывной связи. Лишь нелепая схоластическая логика христиан не видит этой связи и отрицает ее. Меж тем, именно здесь, именно в этом сокровенном свойстве нашего мира лежит потерянная поколениями бездарных философов тайна единства бытия и сознания... Ибо всякое сознание едино со всяким другим и, творя структуры бытия, стремится воплотить себя в них. И именно поэтому все более и более преобразует материю - ибо цель бренных человеков преобразовать Вселенную из бесконечных размеров машины в вечную и бесконечную Мысль. И Мысль сия будет Мною и Я стану Вселенной...
        Моя декламация неожиданно возымела действие. Те шестеро, что выплясывали перед клеткой, продолжали свой странный танец, уставясь на меня. Мелодиязаклинание словно дала осечку...
        Дочь уставилась теперь уже на меня в том же немом удивлении.
        - Слушайте, слушайте! - каркнула Джессика с верстака. - Рыжая и Решительная Тамара читает нам Книгу Хозяина!
        - Вот эти две сейчас вырубятся... - азартно зашептал Эвальд. - И та - у которой жвачка на затылке - уже сбоит...
        - Именно в том, что в структурах косной материи может быть отражена и воплощена структура человеческого духа, его «я» - лежит возможность Бессмертия и Преображения! Задача состоит лишь в Переходе, Трансформации... В механизме Перевоплощения. Учения Востока нащупали эту нить, но, будучи технологически беспомощны, вершиной своего искусства они не смогли найти другого субстрата для повторного воплощения своих душ, кроме иных живых существ... Удачи на этом пути были редки, и тяжело найти их истинные описания в горе неточных и часто лживых сказаний...
        - Которую ты захотел умножить еще и своими сочинениями, скотина! - не выдержав, вставила я от себя. - Это же надо - самому рехнуться на этой мистике и напихать всю эту ерунду еще и в электронные мозги... Обучить эти чучела технике зомбирования... Нашел себе адептов, чертов идиот...
        - Не спорь с Хозяином! - заскрипел голос Джессики. - Не спорррь!
        Она, раскачиваясь, стояла теперь уже на цементе у самой клетки и взглядом словно старалась прожечь нас... Две ее подруги уже, действительно, неподвижно уткнулись носами в пол, а еще одна - Жвачка както бестолково кружила вдоль стен, то натыкаясь на что попало, то цепляясь за провода и стойки стеллажей...
        - Я, миссис, долго не мог понять, что напихано в программном обеспечении этого комплекса... Тем более, что все это было в закрытых файлах. Самоуничтожающихся... - мистер Эвальд явно хотел выговориться и не слишком заботился о том, понимает ли его собеседник и слушает ли, вообще...
        Лу, впрочем, смотрела на него теперь уже осмысленным взглядом.
        - Я сначала думал, что это - фрагменты какойто гигантской игры... С разными психологическими эффектами. С гипнопедией и со всем таким... - продолжал свое Эвальд.
        Джессика остановилась напротив нас и вперила злобный взгляд мне в переносицу...
        - Ты... Слушшшай меня... И не мешай Лу...
        - Им не нравится... Но только осторожнее, миссис, Бога ради, осторожнее!! Они не одни! Я не знаю, как... Но ЗА НИМИ СТОИТ ОН!
        - Ккто?.. - очумело спросила я. - Он же мертвый... Вы... тоже о нем знаете?..
        - Я теперь о многом знаю... Слава Богу - в программировании коечто смыслю... Мог бы спокойно на Комплекс пахать - да у них не слишком светило по части перспектив... в ту пору, когда я определялся... Так что, в программном обеспечении этих малышек я покопался... Там... По сложности это сравнимо с обслуживающими комплексами космических программ. А кое в чем еще и сотню очков вперед дает... Да еще и вся атмосфера здесь... Он... - Грэм Моддард - у них как раз после смерти стал в героях ходить... А знаете, почему? Да среди всей этой публики из УН каждый пятый - с такой же начинкой как вот она, - он кивнул на попрежнему неподвижную миссис Дуглас, - с обработанным подсознанием. То, что вы сейчас читали - это у них в текстах для задалбливания... Я только начал... понимать этот план. Все эти люди... И вы тоже... Все на кого систематически могла воздействовать эта компьютерная сеть... Все должны были стать сектой. Посвященными. Которым предстояло... Ну вы слышали что предстояло... Я просто... Тогда просто не мог поверить в такое...
        - Обряд перевоплощения?
        - Он и сам его прошел... Первым, наверное... И, умирая, верил, что перевоплощается в эту... информационную структуру... Он ведь целую свою мистику разработал... Я, дурак, не мог понять, за каким чертом он напихал туда, в свои программы столько образов, столько машинного интеллекта... А он из сети этой сотворил подобие своей личности, ее модель... И вот что смешно... Модель эта функционирует, действует, исходя из того, что в ней его личность ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВОПЛОЩЕНА. ВЕРИТ В ЭТО, насколько могут верить кремниевые схемы и стекловолоконные световоды... Но вот что смешно...
        С истерическим смешком мистер Эвальд ухватился за прутья клетки и прижался к ним лицом.
        - Вот что смешно - если он, уходя, верил, что перевоплощается в эту штуку, а эта штука верила в то, что стала его воплощением, что его душа продолжилась в ней, то выходит, что и на самом деле...
        - Почему?.. - бестолково спросила я.
        - Да потому, что никакого на самом деле и нет... Мир вообще... существует только с какойнибудь ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. Один умный человек сказал: ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ, а его никто не понял. Так вот, и с его точки зрения и с точки зрения этой хреновины получается... В общем, если хотите, можно считать, что он и на самом деле перевоплотился...
        - Госссподи, - сказала я. - Это все философия... Но вот - сны... Как он влез в мои сны?.. И в сон... В то что видел Бьорн - ТАМ?
        - Ккакой Бьорн? - остолбенело спросил меня Эвальд.
        Я бестолково и сбиваясь стала объяснять ему всю эту историю со странной смертью дока Горфилда, и со всем тем, что вышло с Харпером и лейтенантом Бьорном.
        - Не знаю... - сказал он. - Может и впрямь мистика с этими вашими... видениями... А может, все просто... Эта их хреновина... Гипноз этот... Воздействует на механизм узнавания. Знаете, у человека легко вызвать эффект ложного узнавания... Оно и так часто происходит - спонтанно. Всякие deja vu и тому подобное... Или даже без всякого гипноза - эффект группы... На семинарах по психологии часто такую видеозапись крутят - сажают испытуемого среди пяти или шести заранее подготовленных людей и они ищут на нескольких снимках два, на которых в разном виде - один и тот же человек... При этом обсуждают это вслух. Так вот, эти подсадные утки запросто убеждают испытуемого середнячка, что молоденькая девушка на одном снимке и престарелый горец - на другом - это одно и то же лицо... И этот середнячок искренне верит, что он его узнал самостоятельно... Вы понимаете, о чем я говорю? Просто Джессика успела задолбить вам в голову какойто ключ, сигнал, по которому у вас и произошла мгновенная идентификация... ложная... этого снимка и страшного буки из подсознания... А вообще - черт его знает... Здесь во все начнешь
верить...
        - Вот и не поминайте черта в таком месте...
        Теперь уже только две куклы - наша Джессика и ее сестраблизнец - только без ярлычка на спине - двигались и говорили. И еще - мистер Говард задвигался. С трудом поднялся на колени, потом рывком - в полный рост. Его мотнуло и он, с трудом удерживаясь на ногах и цепляясь за стены, стеллажи, провода, провалился туда - вглубь бункера, к лестнице...
        - Зовите людей!!! - заорал ему вслед Эвальд. - Выбирайтесь наверх и зовите людей! Пожарников, полицию, помощь скорую... Хоть черта с рогами, только давайте, зовите на помощь!!!
        - Про черта - это вы зря, - сказала я ему. - Он и так здесь.
        Постепенно обретая способность думать и говорить, мистер Говард выдавил из себя нечто булькающее, вроде «Да, я сейчас...» и стал коекак выбираться вверх, где, судя по начавшему сочиться через оставшуюся полуоткрытой дверь тусклому свету, уже закончился ураган и даже не успело еще зайти солнце. Или уже взошло вновь. Я поглядела на часы и поняла, что обработали нас изделия Господина Кукольника здорово.
        
* * *
        
        Мы остались в бункере впятером. Нас трое и пара Джессик. Они не стали тратить силы на то, чтобы остановить мистера Говарда. Подходил финал. Чувство времени упорно не хотело возвращаться ко мне - я ни как не могла уследить за всегото двумя шаманящими по бункеру фигурками и очень тупо соображала, что надо снова чемто перебить, эту плывущую, уводящую в обморочное забытье мелодию...
        - Мама, говори чтонибудь... Пожалуйста... Хоть эту ерунду - у тебя там на бумажках... - вдруг ясным голосом выговорила Лу.
        Этот голос словно током ударил Джессику. Она, а за ней ее близнец, повернулись к нам. Стали приближаться - осторожным, пританцовывающим шагом. Почти синхронно вскинули руки...
        - Читайте эту муру! - закричал Эвальд. - Громко, вслух! Видите, ее еще не совсем...
        Я снова подняла к глазам - лампы почти совсем погасли - пачку измятых листов:
        - Достаточно лишь породить в одной из современных, технически зрелых стран затравку - центр кристаллизации, вокруг которого сплотится растущая как снежный ком секта адептов Перевоплощения, чтобы они - эти провозвестники Нового Знания, отринув обветшалые и несовершенные свои «я», повели все человечество к Воплощению в новом, совершенном материале, через великий обряд Кровавой Реинкарнации...
        Современные средства модификации человеческой личности делают создание такого первичного кристалла технически легко достижимым... Госссподи, куда, однако, хватил Господин Кукольник...
        Теперь уже и подругаблизнец нашей Джессики только поворачивала вслед за ней голову. Потом - только взгляд. Потом - ткнулась приятно улыбающимся лицом в прутья клетки, сползла на пол.
        Зато Джессику воскресение мистера Говарда навело на какуюто мысль: она принялась, продолжая свой странный танец, выписывать по бункеру все расширяющиеся круги, пока, наконец, не наткнулась на валявшийся посреди прохода револьвер охранника. Над ним она остановилась и, не изменяя гипнотического ритма своих движений, стала раз за разом пытаться ухватить этот слегка великоватый для нее предмет, поднять его с пола... Но движениям ее както не хватало уверенности.
        - Там не должно оставаться патронов... - больше самому себе, чем мне, сказал мистер Эвальд. - Один... Ну, от силы - два...
        Тем временем уверенность пришла к Джессике. Было видно, что она твердо вознамерилась овладеть пушкой. Дело, очевидно, решил донесшийся сверху, из офиса шум шагов. Голоса.
        То ли мистер Говард вызвал подмогу, то ли просто кому надо сами добрались до нас.
        По лестнице загрохотали шаги. Джессика управиласьтаки с револьвером и развернула его навстречу входящему. Детективу Давенпорту.
        Тут в дело вступил мистер Эвальд. Он кончил прикидывать на вес клинок миссис Дуглас и запустил его в куклу. Но не слишком удачно. Довольно тяжелая рукоять пригрела Джессику по затылку и она, резко, словно от этого удара, развернувшись в нашу сторону, нажала спуск. Пуля пришлась Эвальду в плечо и крутанула его так, что он чуть не свалил меня и еле удержался на ногах.
        А револьвер в руках куклы все щелкал и щелкал, прокручивая барабан. Теперь уже вхолостую. Я помогла Эвальду сесть и стала наскоро бинтовать рану его же разорванным рукавом. Не было времени оглянуться, и я никак не могла понять, почему медлит детектив. И те двое или трое, что я успела несколькими секундами раньше разглядеть за его спиной.
        Потом я подняла глаза на Лу и обомлела. Вот он где был - мой «Магнум» - в руках у дочери. Точнее у манекена, который еще недавно был моей дочерью. Нелепого манекена с остекленевшим взглядом, выкинувшего вперед, в диком, недетском жесте, зажатый в обоих руках тяжелый, страшный револьвер.
        Тогда я перевела взгляд на почти утонувший в темноте бункер. Мистер Давенпорт, двигаясь осторожно, словно по скользкому льду, продвигался к нам. Позади него, несколько более уверенно шли еще двое - один в полицейской форме, другой - в цивильном. И оба осторожно вытягивали на свет божий пушки.
        - Успокойся, девочка, успокойся... Тише... тише... - машинально повторял мистер Давенпорт, не спуская глаз с черного очка дула «Магнума», описывающего в руках у Лу замысловатую восьмерку. Медленно. Очень медленно... Вслед за движениями Джессики.
        А та черным колдуном стояла, даже не оборачиваясь на полицейских, и странным, с дикой, нечеловеческой расстановкой интонаций голосом надиктовывала:
        - Вот так, вот так, Лу... Ну, теперь ты видишшшь, как это легко... Они не посссмеют... Ты видишь, они ссслушаются тебя... Всссе так просссто... А теперь надо делать все быссстро, очень быссстро, Лу...
        Я резко повернулась и уставилась на Джессику.
        - Ты что затеял здесь, Кукольник? - спросила я совершенно спокойным, неожиданно для самой себя, голосом. - С чего это ты забрал себе в голову, что сможешь одолеть живых людей?
        - А только живыххх и можно одолеть, моя дорогая, - чужим, совсем не кукольным голосом сказала Джессика, уставив на меня желтые огни своего взгляда. - А мертвые - непобедимы... Бесссмертны...
        Но и человеческим не был он, этот голос...
        - Нееет!!! - выкрикнула я.
        И тут Лу нажала спуск. Этот момент распадается в моей памяти на серию какихто не связанных между собой стопкадров: Вот оглушительно бабахает у меня над самым ухом «Магнум». Вот в солнечном сплетении Джессики - немного левее и ниже - появляется здоровенная черная дыра. Вот отброшенный к стене миниробот распадается, нелепо раскорячившись, вспыхивает изнутри... Всетаки там было чему гореть.
        Потом мистер Давенпорт наклоняется низко - на уровень моего лица - я, оказывается, сижу скорчившись на полу клетки - протягивает руку. Но не мне - вжавшейся в стену за моей спиной Лу.
        - Давайка сюда револьвер, девочка... Давай, не бойся...
        Лу отдала дымящийся «Магнум». И ватной куклой ткнулась ему в живот. Помощник Давенпорта накинул на плечи Лу свой пиджак и быстро повел ее вон из заполненного слоями дыма бункера. Ее плечи вздрагивали.
        Сам Давенпорт помог выбраться на свет Божий мне.
        - Как вы догадались, наконец, сюда нагрянуть? - вяло поинтересовалась я, цепляясь за перила. - У вас, наверное, и так полон рот забот с этим дурацким ураганом...
        - Да, ночка выдалась на славу, миссис Айриш... Тут и первая помощь пострадавшим и мародеров гонять приходится... Только у меня все время неспокойно на душе было с этим вашим делом... А тут полчаса назад на шоссе прямо под колеса патрулю вываливается какойто тип... Полуобгоревший, в шоке... И начинает нести какуюто околесицу про «Ультимэйт Нолидж», кукол, пожар... Ну, мы, слава Богу, все время не выходили из эфира, и я, как только это услышал, понял, что это не такой уж и бред... И двинул сюда. От гавани...
        - Ага, всетаки Говард... - пробормотала я.
        В холле нас догнал оклемавшийся, коекак перевязанный мистер Эвальд.
        - Вот что... минутку, офицер... - на ногах он держался неважно. Видно быстрый подъем по лестнице не обошелся ему даром. - Вот, - он сунул ему распечатку, - и вы, миссис, - торопитесь! Это - ваши знакомые... Двое не успели... Не вернули кукол...
        - Вряд ли теперь они... - возразил детектив.
        - Как раз наоборот - невозможно сказать, что у них там сейчас застряло в программных блоках. И сейчас они вне контроля! Абсолютно!! И могут что угодно скомандовать детям... Вот - Коннели и Рубнеры. Их телефоны...
        - Линии нарушены, - с досадой оборвала его я, - я сейчас двину к ним на машине.
        - Я бы с вами...
        - В вашем состоянии, - резонно оборвал его детектив, - лучше остаться здесь. И дать показания. А вы, лучше завезите дочку... ну к друзьям... И лучше сразу обратиться к хорошему доктору... Девочка пережила сильнейший стресс...
        - Все ваши расходы будут оплачены... - тут было от чего остолбенеть - восставшая к жизни и поправляющая прическу миссис Дуглас поднималась из бункера и сходу включалась в борьбу за спасение репутации УН. - Так же как и ваши, мистер Эвальд - включая услуги адвоката... Вы ведь не обезумели настолько, что собираетесь давать показания полиции вот так - с глазу на глаз... - тут она всетаки пошатнулась и присела в кресло на колесиках, услужливо пододвинутое под нее вторым полицейским из свиты детектива Давенпорта. - Я... не все могу восстановить в своей памяти, но без сомнения этот кошмарный эпизод вызван нарушением электропитания в результате ураганного ветра...
        Свое мнение об ураганах, адвокатах, компенсациях и УН, вообще, мистер Эвальд выразил, хотя и слабым голосом, но коротко и энергично.
        Я не стала участвовать в этой дискуссии и двинулась к своей, к счастью уцелевшей машине. Помощник Давенпорта караулил в ней мою дочь. Нервная реакция на пережитое у нее была моя - она притулилась на сиденье и уже почти спала.
        - Как ты догадалась взять с собой папин пистолет? - ласково допытывался полицейский. - И стрелять как научилась?
        Дочь посмотрела на меня слипающимися глазами и, перед тем как окончательно нырнуть в сон, призналась:
        - Это... раньше... Меня научила Джессика.
        
* * *
        
        Это была еще та дорога!.. Сломанные деревья преграждали путь. И брошенные машины. И чтото, что, наверное, раньше было крышами амбаров, что ли... Больше часа занял у меня путь до городского центра Сансайда, где рядом с банком стоял дом лучшей, теперь, подруги Лу - Синди Рубнер.
        Я еще только подруливала к загроможденному наспех припаркованными полицейскими фордами кварталу, я еще только разобралась, что это не просто пробка, а НАСТОЯЩЕЕ полицейское оцепление... Но в душе я уже молилась... Своему детскому Богу, что не был тогда еще ни лютеранином, ни православным, ни католиком... Я молилась: Господи, пусть это будет ограбление... Пусть кто угодно выгребет весь этот чертов банк... Только не тронь, Господи, дома рядом. Там не должно ничего случиться... НИЧЕГО ТАКОГО случиться...
        Я запоздала со своими молитвами. Именно вокруг дома Рубнеров сгрудились полицейские форды. Вспотевший и не на шутку злой помощник шерифа оттер меня от входной двери.
        - Здесь вам нечего смотреть, мисс... Это не для ваших глаз, мисс...
        Я посмотрела на поставленный на газоне рядок накрытых простынями носилок - их никто УЖЕ не торопился затаскивать в амбуланс - и нетвердой походкой отошла в сторону от стайки зевак. Села на поребрик тротуара.
        Сейчас меня вырвет, - както отстраненно подумала я, - Только пусть Лу не видит... Пусть она спит...
        Полицейский наряда вышел из боковой двери. Бортанул приставшего репортера TВ, ухватился за дверцу первой попавшейся машины, согнулся вдвое, и его основательно вывернуло наизнанку. Хотя новичком он и не казался, состояние у него было неважное. Нетвердой рукой всунутый в кобуру служебный револьвер вылетел на асфальт. Я спокойно подняла его, проверила предохранитель, кинула на сиденье и дала газ. Никто не остановил меня.
        Я погнала машину по последнему из имевших значение адресов - к дому Коннели. Туда я успела вовремя.
35 Борис Иванов: «Тамара и злая Джессика»
        

        
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к