Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Иванов Борис: " Ликвидация Последствий " - читать онлайн

   Сохранить как
Помощь
 ШРИФТ 
БОРИС ИВАНОВ ЛИКВИДАЦИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ
        
        
* * *
        
        Поляновски так и не успел объяснить, когда и чему надо было смеяться в этом его анекдоте - вертолет заложил довольно крутой вираж и стал на малой высоте описывать круг над корпусами Грамэри. В микрофон пилот окликнул их. И разбудил Майкла. Все замолкли и придвинулись к иллюминаторам. И сквозь грохот винтов стал слышен треск счетчика.
        Странные всетаки места лежали там, внизу - ни привычных серых лент шоссе, ни полосатой стрижки полей, ни стелющихся дымов из заводских труб, ни самих заводов, ни какихнибудь следов людского жилья - только бескрайний, затопивший сумеречные холмы лес и рассекающая эту пасмурную громаду великая река с тонущими в осеннем тумане островами. И только на одном из этих островов - на том, над которым кружил вертолет, словно вырванный из иного мира - клочок индустриального пейзажа - серый бетон, тусклый металлический блеск газгольдеров, чернобелые полосы поперек тянущихся в блеклое небо, странных, очень высоких труб. И затерявшийся в чащобе пунктир узкоколейки.
        Обернувшись через плечо, Майкл увидел в запыленном стекле кабины, как экипаж натягивает респираторы, кивнул замешкавшимся Пако и Войцеху и поспешил нахлобучить на физиономию и свою защитную маску. Поглядел на своих.
        Защита превратила их в компанию гоблинов, притаившихся на стальных лавках вдоль полутемного фюзеляжа. Вертолет завис над бетонированным двором, подняв тучу цементной пыли, и стал на шасси. Из открывшихся люков на бетон полетели брезентовые мешки, на тросах были спущены объемистые канистры, а потом спрыгнули все шестеро пассажиров - группа ликвидации.
        
* * *
        
        Громадная, с товарный вагон размером, туша вертолета развернулась над ними, демонстрируя неважно закрашенные звезды на бортах, пилот резко отмахнул рукой на прощание из бокового оконца и, невесть на каких торгах по дешевке купленное русское чудище провалилось в стынущие небеса чужого континента. И тишина опустилась с этих небес.
        - Словно фильм снимаем, - подумал Майкл, - когданибудь давнымдавно, гденибудь в Киеве... Про войну за бугром. Смешно... Теперь сам он был за далеким бугром, и не было больше на картах имени страны, в которой он родился.
        Они оттащили барахло в незапертый гараж, спустились на подземный уровень, почистились и загромоздились в бункер, означенный в схеме, которую не выпускал из рук тоскливо посапывающий Марк, как помещение для отдыха персонала. В общемто, насколько это позволял видеть неверный свет ручных фонарей, это была некая помесь бильярдной и бара. Тускло блестели экраны притороченных к потолку телевизоров. Холодильники, приютившиеся в углу, потекли, и лужи вокруг них еще так и не просохли. Было душно и пахло плесенью. Зато индикаторы счетчиков давали почти чистый фон.
        Они сняли респираторы, расстегнули защиту, пристроились на полу, в креслах, столе и стойке. Фрэнк затеплил китайской работы летучую мышь, и стали видны прилепленные к стенам постеры и разных колеров лица и шевелюры всей честной компании. А в углу стойки бара обозначилась в темноте кошмарная рожа - полусгнившая пустая тыква с прорезанными глазами и ртом до ушей, надетая на подсвечник (На праздники дело вышло, - вспомнил Майкл).
        Судя по всему, когда рвануло и началось повальное бегство, помещение для отдыха было заперто, и большого беспорядка здесь не наблюдалось.
        Марк расстелил на зеленом сукне схему, и начался их первый боевой совет на месте действия.
        - Так, - сказал Марк, справившись с неожиданно одолевшей его одышкой, - все пока как и обещано. Все живы. Отравы в воздухе не чувствую. Радиационное загрязнение есть, но такое, какое и ожидалось...
        - Когда поднялась пыль от винтов, фон сильно подскочил, - заметил Майкл.
        - Ну, что же, постараемся поменьше пылить, - разглядывая репертуар бара, буркнул Поляновски. Поднялся, подошел к холодильникам и стал, морщась, изучать их содержимое. Судя по выражению его лица, наполнены они были, преимущественно калом пожилых шакалов, причем не первой свежести.
        - До заката четыре с половиной часа, - не слишком обращая внимание на его перемещения, продолжил Марк. - Действуем, как и намечено: Пако и мы двое, - он ткнул оттопыренным большим пальцем правой руки в свою печень и в то место, где в полутьме ориентировочно должен был находиться ЖанПоль, - мы втроем идем и обрабатываем генераторную, потом запускаем движки и по твоему, Майкл, сигналу, врубаем бытовую сеть и, главное - освещение территории...
        ЖанПоль индифферентно кивнул, продолжая сидеть на корточках, спиной ко всей компании. Он сосредоточенно созерцал странноватый амулет, который болтался на цепочке, перекинутый через его выставленный в пространство длинный указательный палец, смахивающий на удивительно изящный обугленный сучок. Пако внимательно смотрел в рот Марку, видимо, удивляясь, до чего же, исходящие из него звуки, напоминают английский язык. Фрэнк дисциплинированно смотрел перед собой в пространство, напоминая Майклу старшину, с которым он коротал когдато - в другой жизни, ДА, В ДРУГОЙ - военную службу в предгорьях АлаТоо. А сам Майкл сидел на стойке, справа от Марка, и устало болтал ногой...
        - Майкл с Фрэнком, - кашлянув, продолжал Марк, - делают общий обход по верхнему периметру, не заходя в... сгоревший сектор, проверяют электропроводку и внутренний телефон на разрывы, по вокитоки дают нам знать...
        - Или напрямую, по тому же телефону, - вставил Фрэнк откудато из своего вежливого транса.
        - Ну, да... Разумеется, можно и так. Если силовую сеть не удастся врубить, подключаем локальные аварийные контуры - с аккумуляторов.
        - Если там чтото осталось... - заметил Майкл.
        - Теоретически, там все много надежнее, чем на ядерной субмарине, - отозвался Марк, - во всяком случае, думаю, не все еще село до конца за такое время... Войцех остается здесь, подключает рацию, связывается со штабом, готовит помещение к ночлегу. Все сходимся здесь в двадцать два нольноль, и я принимаю вахту. Дежурим по четыре часа. За мной следующим пойдешь ты, Майкл. Согласен?
        - Угу, - отозвался он. Пакет во внутреннем кармане вдруг стал ощущаться словно печень после недельной попойки.
        Ну, ладно, - подумал он, - десять против одного - второй пакет у Марка. Точнее первый. Это у меня - второй. А вот, у кого третий - это, вообщето, вопрос не для среднего ума. Хотя, может, все до примитивности просто - дело доверили единственным трем белым из общего набора из шести разной масти проходимцев. Только вот, Войцех - явно не такой человек, чтобы по нему совсем уж не было заметно...
        Поляновски, меж тем, вопреки своей мрачной первоначальной реакции на содержимое заглохших рефрижераторов, вытянул из одного из них несколько вполне приличного вида банок тушенки с фасолью, лихо вскрыл своим смахивающим на штык тесаком, извлек изза стойки бутыль виски и выставил все это на зеленое сукно стола.
        - Остальные - договоритесь, как будете дежурить, сами между собой, - невозмутимо закончил Марк. - Завтра начинаем в восемь, по плану - проверка отсеков, подсобных помещений, первичная подготовка к... разведке в аварийной зоне. Ктонибудь хочет чтонибудь сказать?
        - Да нет, - выдержав легкую паузу, пока Войцех разливал Джонни Уолкер по всяким случайным емкостям, перешел к делу Майкл.
        Встал, поправил амуницию, взял протянутый ему стакан изпод карандашей, на дне которого плескалось виски.
        - Ну что же... Вперед и с песней!.. Ты чего, ДжейПи?
        ЖанПоль, к спиртному не прикоснувшийся, глянул на них через плечо, желтым, малярийным белком мутного африканского глаза, оскалился фосфорически белыми зубами и буркнул с французским акцентом больше себе самому, чем для общего сведения:
        - Нам удачи не будет в этом месте... Чужой Дьявол ходит здесь...
        
* * *
        
        В двух местах проводка была не в порядке - впрочем, ничего страшного. Умение Фрэнка работать на верхотуре вообще не пригодилось. По сработанным из стальной сетки мосткам, тянувшимся на высоте метров сорока вдоль прямоугольника, образованного корпусами шести секторов, они дошли до границы сектора, означенного нулем - аварийного. Здесь счетчики стали зуммерить. Как и было намечено, не застревая в этом месте, они отсоединили силовую линию от разрушенного участка и отступили в кабину оператора. Стекла обзорных окон большей частью вынесло тем, полугодовой давности, взрывом. Коегде они уцелели по странной прихоти вырвавшегося на свободу в канун прошлого Дня Всех Святых атомного черта. Главное, фон здесь был терпимый. Некоторое время они, словно в кабине призрачного бомбардировщика, парили над панорамой залитого тьмой железобетонного колодца внутреннего периметра Грамэри. Потом Майкл снял трубку внутреннего телефона и набрал номер генераторной. Связь работала так, словно эти заброшенные в чертовой лесной глуши, в панике покинутые корпуса, и не простояли без малейшего надзора много недель.
        Они перекинулись с Марком несколькими словами и, гдето внизу, злобно прокашлявшись, надсадно взвыли и, не торопясь, стали выходить на еле слышный зудящий, давящий гул, движки. Лампы, нацеленные на двор и стены корпусов, помигивая, налились мертвенным белосиним светом. Мигание прекратилось, и кратер внутреннего периметра застыл перед ними гигантским стопкадром.
        - Господи, - сказал Майкл, рассматривая впервые открывавшийся перед ним не на аэрофотоснимках и не с зыбкого борта вертолета, а в прямом свете мощных прожекторов выгоревшее дупло нулевого сектора. - Здорово здесь полыхнуло всетаки...
        - Смотри сюда, - довольно спокойно сказал Фрэнк и ткнул рукой по диагонали в дальний угол двора. - Пошел к сектору... человек...
        - Да нет, - тщетно пытаясь сквозь пластик защиты протереть глаза, ответил Майкл, - похоже... похоже не человек.
        
* * *
        
        - Ну все, сказал Поляновски, - все в норме, ребята, радио работает, Сакс на связи круглосуточно. Все системы фурычат - даже бойлерная... Балахоны можно обработать прямо сейчас. И больше, как говориться, сюда с грязными ножками - нини... Еда в кухонном блоке, на столе. Баб, извините, предложить не могу... Заправьтесь, ребята - и на боковую... За исключением вас, шеф - вам, извините, в борозду...
        - Войцех, я, знаешь ли, помню, кому сейчас заступать, только мне не слишком нравится твой кислый вид. Ненароком не перестарался ты... - Марк оценил на глаз уровень жидкости в паре бутылок, затесавшихся в углу, - ... с бойлерной?
        - Да не в том дело, - Поляновски закатал левый рукав и молча предъявил шефу нанесенную у локтевого сгиба лесенку из десяти еле заметных, по полсантиметра, не больше, каждый, белесых шрамчиков. Четыре из них, те, что шли слева, изменили цвет. - А у вас как с этим делом, ребята?..
        Некоторое время пятеро ковырялись в пуговицах и несколько нервно рассматривали свои тестовые насечки.
        - У меня - ноль, - коротко констатировал Майкл.
        - Два, - с некоторой досадой сказал Марк.
        - Ноль, - это Пако.
        - Один. Вроде один, - это Фрэнк.
        - Четыре, - с задумчивой отрешенностью бросил ЖанПоль, заметив, что его ответа ждут.
        - Все, опятьтаки, в норме... В пределах нормы, - со слегка заметным нажимом констатировал Марк. - Конечно, лучше бы, если бы все было совсем уж по нулям, но так, ведь, того и не обещано...
        - Верно, - внимательно глядя в переносицу Марку, сказал Поляновски. - Но, только вот, никто из нас еще и носу не показывал в нулевой сектор. А я, так вообще, практически не вылезал наверх. Значит, здесь все просто пропитано этой... заразой.
        Ну вот и третий с запечатанным конвертом, - подумал Майкл, - только вот, что же это он так закладывает своихто? Ведь для ТЕХ ТРОИХ это - просто второстепенный тест, про который они особенно и помнитьто не должны...
        - В сущности, - деревянным голосом сказал он, - об этой ерунде особых разговоров не было. Просто один из семи факторов, которые договорились держать под контролем... К тому же - второстепенный... (И все! - Свой долг перед Грамэри я выполнил. И вали оно все к чертовой матери!).
        Он откинулся к стенке, покачиваясь на упершимся в пол задней парой ножек стуле...
        - Какаято аллергическая дребедень, - довольно бодро принял эстафету вранья во спасение Марк. - Главное - это вот, - он постучал согнутым пальцем по индикатору стационарного счетчика. - И, в конце концов, ребята, мы знаем, на что подписались... Так что не будем с первых часов размазывать розовые сопли по стойке... Теперь... Как со специальными заданиями?
        - Телефонный узел работает только на внутреннюю линию, - помолчав, сказал Войцех. - Связь с Большой Землей обрублена гдето за пределами... предприятия. За Внешним Периметром... Но я все, что надо все равно демонтировал. Согласно Инструкции. - Он подбросил на широкой ладони несколько грубо отпаянных чипов и ссыпал их в ящик кассового аппарата. - Наш передатчик - только на кодовых волнах. Врубил программу их переключения. И проверил. Как сами понимаете - с приемом та же петрушка. В общем, прошу к столу...
        
        
* * *
        
        Он подошел к Марку примерно за полчаса до смены. Местом дежурства так и определили операторскую кабину, из которой просматривались похожие на вход на тот свет руины нулевого сектора.
        - Не спится? - осведомился Марк. - Так кого же вы с Фрэнком засекли? - после некоторой паузы осведомился он, больше, видно, для того, чтобы както поддержать разговор.
        - Тут, знаешь, лучше помолчать... Не хочу сойти за психа... Но, думаю, ДжейПи наколдовал чтото недалекое от истины...
        - То есть? Мол не одни мы здесь?
        - Думаю - да. Может, просто мародеры из местных... А может - и впрямь чертовщина какаято... То... То, что мы, вроде бы видели, на мародеров мало походило...
        - То, что я знаю о местных... Если этих, вообще называть местными... Тут не поймешь, где кончается просто, как ты говоришь, мародерство, и где начинается эта самая чертовщина...
        - Шеф, я, как посмотрю, вы не случайный здесь человек...
        Марк посмотрел на него тяжелым взглядом, поверх набрякших мешков под глазами, и повернулся к залитому мертвым светом прожекторов, обугленному жерлу нулевого сектора.
        - Что, всетаки они производили здесь? - делая вид, что не понимает его, продолжал рассуждать вроде сам с собой, Майкл. - Я всетаки, хоть и бывший, но технолог... Но вот тут - просто ума никакого не прикладывается...
        - Здесь не производили ничего, - не оборачиваясь, вдруг глухо сказал в пространство Марк. - Здесь хранили... Хранили и изучали нечто. Что взорвалось, в конце концов, на прошлый Хэллоуин. Или было взорвано... Только вот, последствия получились непредсказуемые... Это мое мнение, - добавил он, меняя позу и тон.
        (Ага, - подумал Майкл).
        
* * *
        
        Они и в самом деле начали ровно в восемь, по плану. По двое пошли по этажам - сверять схему, делать замеры, расставлять датчики. Снова Майкл шел в паре с Фрэнком. Видимо, они неплохо смотрелись вместе - оба достаточно молчаливы и оба внутренне напряжены, чутко настроены на неслышимый звук никем не видимых струн. За Фрэнком это были годы и годы опыта высотного монтажа, за Майклом - разное. В том числе и несколько месяцев зыбкой тишины ущелий - стреляющей вслед тишины - тоже.
        Он знал, очень хорошо знал, что Грамэри - не простой заводишко, по чьейто прихоти засунутый в эти глухие края, но всетаки то, мимо чего они проходили, пробираясь по периметру двух самых верхних этажей, его потрясло.
        В разделенных стальными переборками отсеках громоздились, переплетались, простирались на сотни, казалось, метров агрегаты както тошнотворно похожие на декорации к очень дорогой ленте сайенсфикшн, сделанной, впрочем, без особого вкуса.
        И многое из ЭТОГО жило своей, непонятной жизнью - индикаторы и дисплеи выдавали какуюто информацию. КОМУ? Чтото включалось, выключалось и переливалось в недрах непонятной машинерии. Разок гдето поверху прошла, если судить по звуку, вагонетка.
        Вот тебе и вырубленный технический ток, - подумал Майкл. - Ведь питание сюда так и осталось неподключенным. Что - тут все на автономии так все и жило без нас все это время, а?..
        - Странно, - сказал Фрэнк. - Это во сне так бывает - пока смотришь, лес стоит, а отвернешься... И могут деревья другими стать... Старики говорят - это дурной сон, когда так...
        - Да, - подтвердил Майкл. - Думаю, дурной.
        И телефон временами звонил. Каждый раз гденибудь в другом, отдаленном отсеке. Первые два раза они кидались на звонок, но пока добегали до аппарата, тот отключался.
        Видимо, на том конце вешали трубку, не дождавшись ответа. А может, разговор заканчивался.
        - Ктото из наших шурует на коммутаторе. Войцех, наверное, - успокоил то ли себя, то ли Фрэнка, Майкл.
        Но ни Фрэнк, ни он сам не стали проверять по вокитоки, где там находится Поляновски. Теперь Майкл, а потом и Фрэнк стали нервно сшибать на пол попадавшиеся там и сям тыквенные маски - где сгнившие, где высохшие, насаженные на свечки и светильники.
        В самом конце второго сверху - здесь этажи отсчитывались сверху - уровня их занесло в отсек сплошь заставленный стальными стеллажами, забранными дверцами на замках. Коегде замки, впрочем, были сбиты - всюду одинаково - выстрелом под углом. Из чегото типа Калаша, наверное, - подумал Майкл. Можно было по отметинам на стенах и полу, проследить, как рикошетили пули. Фрэнк нагнулся и поднял потускневшую гильзу.
        Подбросил на ладони. Точно - Калаш...
        - Рискованно стреляли, - задумчиво сказал Майкл. - Тут всюду металл. Не поймешь, куда отфутболит заряд.
        - Значит, умели, - сухо констатировал Фрэнк.
        Майкл присел перед взломанным стеллажом. Дискеты. Там были только дискеты. Моря дискет. Коекакие из них вываливались на пол. Фрэнк помог ему поставить их на место - внутри полок флоппидиски были расставлены по алфавиту и по номерам внутри литер - по сотне на букву. И полки, тоже, были означены буквами и цифрами. Майкл вытянул из заднего кармана узкий блокнот, бик и отметил взломанные полки и недостающие блоки дискет.
        - Здесь все равно, все помечено эйч, - както без выражения сказал, глядя на него Фрэнк, и вяло пошевелил листком с раскладной работы.
        - Да, - так же нейтрально согласился Майкл. - В этом отсеке все намечено под букву ха - ХОЛОКОСТ.
        - И вообще... Помоему, у них там чтото стряслось, - теперь уже с нормальной тревогой в голосе сказал Фрэнк. - Слышишь? Стучат по трубам...
        - Ейбогу, не слышал... Не заметил, - настороженно поднял голову Майкл. Затем вытащил из подсумка рацию. - Эй, ребята! Вы в порядке?
        Рация пискнула и ответила голосом Марка:
        - У нас закончено, практически... Если вы закругляетесь - подтягивайтесь на наземный уровень - в четвертый сектор.
        
* * *
        
        Они собрались в отсеке4 на граундфло, в хорошо освещенном блоке с вытяжкой и флуоресцентной подсветкой с примесью УФ. Должно быть, в лаборатории.
        - Фиг его знает что, - отдышавшись и не проявляя признаков большого энтузиазма, констатировал Марк. - Все вроде по схеме, но разброс показателей - дичайший.
        - И главное. ЗДЕСЬ ВСЕ ЖИВЕТ, - вставил Войцех.
        (Ага, - снова подумал Майкл).
        - Тыквы эти кошмарные на нервы действуют...
        - И потом, - не среагировав на реплику, продолжал Марк, - непонятно - чертте чем они здесь занимались... Вроде, наука, вроде, технология, компьютеры - и вот вам, пожалуйста...
        Он вытряхнул на чистую поверхность стола из коричневого пакета какуюто непонятную дрянь - засохшие, грубо отсеченные органы какихто птиц или ящериц, что ли, бусинки, фигурки - каменные, деревянные, металлические, свитые из волоса... Потом еще - пачку сделанных Поляроидом снимков - алтари, что ли, непонятные рисунки или тени на измаранных стенах. И потом еще - стопку ксерокопий - то еле различимых знаков, то чертежей. Весьма четких, но диких какихто...
        - На какой помойке вы это насобирали, шеф? - полюбопытствовал Войцех. - Это что - здесь аборигены какиенибудь похозяйничали? Хотя тут, если и живут в лесах этих, так только белые...
        - Вы у нас, говорят, культурологом в миру были, ДжейПи? - хмуро осведомился Марк. - Это что все - похоже на черные мессы, например?
        ЖанПоль болезненно сморщился, протянул руку, прикинул на ладони на вес пару каменных бусин и покачал головой. Потом зажал в пальцах несколько этих странных штук, отошел в угол и, присев на корточки, то ли задумался, то ли просто отключился.
        - В томто и дело, что это все не на полу валялось, - сухо сказал Марк, глядя ему в спину. - В шкафах, под номерочками, в кюветах, в папках под замком. ЭТИМ здесь занимались с самого начала и всерьез.
        - У нас в контракте записано совать нос в такие вещи? - в пространство спросил Поляновски.
        - И еще, - продолжал Марк, - кто и зачем сигналил стуком по трубам? Есть же вокитоки...
        - Не я, - отозвался Майкл. - И не Фрэнк. Он сам меня спрашивал про этот стук. Кстати, куда он отчалил?
        - Спать. Это будет его вахта. Хлебнул виски и пошел отсыпаться загодя... Так, Пако был со мной. ЖанПоль тоже по трубам не гвоздил, как я понял? Молчание - знак согласия. Никто не стучал по трубам. Из нас. Ладно, я с Пако заступаю на кухню. Через час - ужин. Адью.
        Пако вышел сразу, Марк на секунду задумался на пороге.
        - Шеф? - вслед ему спросил Поляновски. - А вы уверены, что вообще, ктото стучал по этим дурацким трубам?
        Марк посмотрел на него, наклонив голову набок, пожал плечами и закрыл за собой дверь.
        
* * *
        
        - Мне кажется, - задумчиво сказал Войцех, глядя на эту затворившуюся дверь, - что шеф решил, что раз уж Грамэри играет с нами не совсем честно, то и нам позволено сунуть нос в дела Грамэри... Я так его понимаю...
        - Вообщето, когда я вербовался на эту работенку, в мои планы вовсе не входило загнуться тут от любопытства. В ужасных мучениях. Чем меньше узнаешь, что они тут пекли или, наоборот, в дерьмо перерабатывали, тем, извини, Войцех, дольше проживешь, - Майкл устало присел на ослепительной белизны вращающийся табурет. - Все до идиотизма просто - нулевой сектор затопить пенобетоном, подготовить плацдарм - скажем так - для сооружения минисаркофага... Ну, расчистить подходы, провести общую дезактивацию, обработку... Собрать разные пробы. Обозначить... опасные участки. Все остальное - вот тутто, и, сдается мне, Войцех, зарыта собака, и здоровая собака. Все остальное - надо демонтировать. Или просто уничтожить. Взорвать и сжечь. Литера эйч. Подземные уровни - затопить, согласно инструкции и... (И согласно тому, что в том конверте, - это Майкл подумал про себя, - ТЫ ЗНАЕШЬ В КАКОМ, но об этом помолчим, ясновельможный пан, об этом помолчим...). Так вот, об инструкции. Оно, конечно, все в ней предусмотрено, только, вот, сами они - те, кто здесь до нас ковырялся, - они чтото не спешили сами всем этим
заняться. Смотались пошустрее, чем крысы с тонущей калоши...
        - Все это оговаривалось. Слегка так... В том смысле, что ситуация была совершенно незапланированной, первичный выброс был слишком велик и тэ дэ, и тэ пэ... - Войцех довольно вольно гулял между английским, польским и русским (в его понимании) языками. А вот собственный его язык отчетливо, но не слишком выражено, заплетался. Майкл продолжил.
        - Вот именно, что слегка. А помоему, достаточно странно, что из всей этой компании никого не подключили к нам. Ну, хотя бы самого смелого сукина сына. Или самого провинившегося... Ведь, хоть ктото был у них крайним во всей этой истории, а? Я, вот, и думаю - может, пока мы здесь будем громить, да разбирать на кусочки... Да жечь... Может, чтонибудь шарахнет, так, что мы очухаемся уже на том свете... Или чтонибудь такое просто выделится в воздух, отчего мы, опятьтаки, загнемся... Сразу или постепенно.
        - Или, вот что, самое хреновое, что может приключиться... Вот, ведь, может статься, что мы можем чтонибудь такое узнать случайно... Ну, вот, бумажку, какую найдем или увидим, чтонибудь такое, что...
        - Что, ясновельможный пан, означает ваше «что...», - поинтересовался Майкл.
        - Что, допустим, вертолет, который нас отсюда повезет, возьмет, и поломается... Рухнет в горах, скажем. И наши немногочисленные родственники, конечно, получат страховку... У меня они настолько немногочисленные, Миша, дорогой, что их и вовсе нет...
        - Ну, а мой парень хоть за учебу расплатится... - невесело парировал Майкл. - Ну, а в общем, давай не заглядывать слишком далеко...
        - Давай не будем, - дохнул на него легким ароматом Бифитера Войцех. - И слишком глубоко копать не будем, Миша... Единственное, что я могу сказать, так это то, что пока у меня не приключилась вся эта петрушка с судимостью, я в науке, хоть большой шишкой и не считался, но по солидным научным конторам поболтался. Аспирантура в Штатах, стажировка в Оксбридже, командировки в ЦЕРН... Так вот, нигде я не видел, чтобы столько оборудования... И такого... И на каждом шагу. И на всех этажах...
        Кстати, об этажах, Майкл... Это точно, что вниз, под землю, здесь шесть уровней только? А?..
        - Не очень понимаю, к чему ты это? Ведь ты сам обходил весь нижний периметр. Там...
        Майкл ткнул пальцем вниз.
        - А ты думаешь, что так уж трудно упрятать от такого вот, средних способностей ПиЭйчди целый Эмпайрлстейт, если закопать его хорошенько? Но, главным образом, меня смутили кнопочки...
        - Что еще за кнопочки, ясновельможный пан, разрешите спросить?
        - Да те, что в лифте, Миша... Ну, посуди сам - четыре уровня на поверхности, шесть внизу. Десять кнопочек.
        - Их, вроде и есть десять...
        - Только не в рядок, а как на кнопочном телефоне. Или калькуляторе... Наводит на мысль, что можно нажимать их в наборе... Ну, скажем, по две. Двадцать первый уровень, представим, или тринадцатый...
        - Двенадцатыйа, - машинально пошутил Майкл. - Ну и как, ты попробовал?
        - Нет... Нет еще... Мы здесь ходим по такой непростой земле, что...
        - И не надо, - из угла лаборатории поптичьи повернул к ним снова оскалившийся фосфорическими зубами профиль ЖанПоль. И снова воспаленно желтели белки его помутневших глаз - как тогда, в ночь. - Не надо считать этажи вниз...
        
* * *
        
        Только довольно плотный ужин, сварганенный двумя холостяками - старым и молодым - на пределе их кулинарных возможностей, избавил группу ликвидации от легкого невроза, бродившего среди этих шестерых от одного к другому. Споры о том, действительно ли кто слышал стук по трубам (и еще - как сам собой, без вызова поднимался и опускался лифт, и еще - о телефонных звонках, всегда вдали по коридору, и еще - о разных совпадениях) прекратились и все стали дружно клясть сегодняшних поваров.
        Больше для того, чтобы покончить с этим, не слишком для него лестным времяпрепровождением, нежели из деловых побуждений, Марк перешел на приказной тон, велел всем снова присесть к столу и разложил на нем свою схему, украшенную свежепоявившимися пометками.
        - Сейчас отсыпаемся, - означил он предстоящие дела первостепенной важности. - Войцех принимает вахту у Фрэнка, Пако - у Поляновски. С восьми нольноль до десяти готовим подходы к нулевому сектору. В десять - кидаем монетку и двое, по жребию, выдвигаются в сектор на сто метров.
        Двое других - страхуют на рубеже пятьдесят. Если все сходит с рук нормально, через час - выход из сектора, дезактивация защиты и оперативное собрание по результатам. Дальше - соответственно тому варианту, на котором остановимся. Сами знаете, предусмотрена чуть ли не дюжина разных стратегий... Есть вопросы?
        Их не было.
        - Тогда - спать.
        - И что за сны нам в этом сне приснятся?.. - смягчив Шекспира и порядочно искорежив цитату французским акцентом, спросил Судьбу ЖанПоль. Его никто не понял, и все заснули крепко.
        
* * *
        
        Все, однако, полетело псу под хвост в четвертом часу утра.
        Майкла ожесточенно тряс за плечо Пако.
        - Сейчас же твоя вахта, - зло прохрипел Майкл. - Ты должен сменить Войцеха...
        - Я и сменил. Только он... Мне чегото не нравится... Он не пошел спать... Он велел передать, что будет пробовать, как работает лифт...
        Сна как не бывало.
        - Так... А что еще ясновельможный пан велели передать?!.. Он... Он, что - отправился ВНИЗ?!.. Ппроклятая пьяная скотина! Буди шефа! Он, что - пять набрался, что ли?
        - Кто? Шеф?
        - Да Войцех!! Войцех, мать твою!!! Старый дурень с самого начала все прикладывался к бутыли, а теперь вконец офигоумел и полез искать НИЖНИЕ ЭТАЖИ. Марка буди! Где радио?
        
* * *
        
        - Он сказал, куда собрался? Конкретно? - спросил, едва успев продрать глаза и разобраться в ситуации, Марк. - Рация с ним?
        - Да, - отозвался от передатчика Майкл. - Я его уже вызываю. Пока - хрен ответа.
        Теперь уже пробудились все и сгрудились у стола с трансивером.
        Майкл мрачно бубнил в микрофон текст аварийного вызова. Наконец, откудато, как из бочки, стал слышен голос Поляновски:
        - Слышу, слышу вас, ребята... Не стоило поднимать панику... А вот, нижние этажи здесь есть... Один, по крайней мере... Тут... Тут есть на что посмотреть, шеф... Коекакие фото, что ты нам показывал, они - отсюда... А, вот... (Треск... Завывание... Потрескивающая тишина...)
        - Здесь плохая слышимость, между перекрытиями... По рации... - сказал Майкл, засматривая в дуло карабина. - Полно металла... И наводки какието...
        - Фрэнк, дыши в сторону... - зло сказал Марк. - И вообще: надериська, браток, кофейку - он там, в термосе, и держись здесь - дежурь на микрофоне. Все остальные берут стволы - и со мной, к лифту. Пако, веди...
        Вчетвером они сгрудились у светлозеленой, стерильночистой, как и все тут, двери. Стволы карабинов почти упирались в нее. Цифра четыре ясным светом горела на индикаторе. (Счет этажей сверху, - напомнил себе Майкл. - Значит кабина здесь, за дверьми. Вот бы вложил нам ума прапор Пеньков за такую расстановочку. Если кто - КТО? - вынырнет ОТТУДА, он - КТО? - нас срежет одной очередью...)
        - Ребята, - сказал он, - растянитесь немного по коридору. И... поберегитесь. Вот так, - он показал как заслоняют корпус карабином.
        Его послушались.
        - На какой этаж его понесло? - деловито осведомился Марк, обращаясь, главным образом, к Пако. - И что он с собой взял? - он выразительно похлопал по кобуре. - Я не спрашиваю, скотина такая, почему тыто глазами хлопал, пока он все это затевал...
        - Я... я думал, он мне показать чего хочет, - виновато отозвался Пако. - А он зашел в кабину и говорит - привет, мол, ребятам... пусть, мол имеют ввиду, что я вниз прокачусь... Я поехал, говорит... И поехал... Два нажатия... Он два раза нажимал кнопки...
        Майкл вдруг четко осознал, что Пако только ИГРАЕТ беспаспортного пуэрториканца - коричневую падаль из засранного квартала. В критической ситуации чутьчуть выдал себя - это вот четкое «два нажатия» - как в рапорте, без всякого акцента. А потом, как дерьма в рот набив - он два раза нажимал: поспешил поправиться, заррраза...
        - И взял с собой пушку. И винчестер, тоже...
        Марк нажал кнопку, вошел в открывшуюся кабину и коротко приказал:
        - Пако - со мной! Майкл - остаешься за старшего...
        Ого!!!
        Снизу, через шахту лифта, до них долетели заглушенные, но достаточно отчетливые звуки пальбы.
        - Кольт, - констатировал Пако. - Три или четыре заряда...
        - Предохранители, ребята, - сухо скомандовал Марк. - Это не очень далеко внизу... Теперь ясно, что чужие здесь есть... И этажи внизу, кажется, тоже есть...
        - Внизу глухо бахнуло еще два раза.
        - Ребята, у вас все ОК? - вовремя осведомился по рации Фрэнк.
        - Нет, не все. Внизу стреляют. Сделаем вылазку. Туда. Майкл и ДжейПи остаются у шахты. Будь готов...
        Возможно, у Войцеха просто крыша едет, - подумал - заставил себя подумать - Майкл. - Сосал, гад, полночи джин, а теперь охренел вконец и садит в белый свет как в копеечку. На самом обычном шестом уровне, а не ТАМ, ВНИЗУ... Однако он уже прекрасно понимал, что Поляновски именно ТАМ, ВНИЗУ, и что вовсе не Бифитер затащил его туда...
        - Лишь бы он там в баллон какойнибудь не впилил с пьяного глаза, - вслух сказал он.
        - Едем для начала на десятый. На дно. Какникак - два нажатия... Если теряем связь... - Марк запнулся. - Возвращаемся к лифту и - наверх... И если не сработает лифт, или не сможем к нему подойти, то выбираемся по аварийной шахте. Даем аварийный сигнал - три выстрела. Тогда пустишь вперед ДжейПи. Навстречу, - как чтото самособой разумеющееся, добавил он. Двери сомкнулись и лифт почти бесшумно ушел вниз. Пять, шесть... девять, десять, - доложили цифры на индикаторе... Слышно было, как на десятом открылись и закрылись двери, и снова воцарилась тишина.
        - Пройдем по периметру, - сообщил по вокитоки Марк. Слышимость, все же, хреновая была в этих местах. - С разрывом в двадцать метров. Если что... В общем, начали...
        Сотня секунд потрескивающей тишины. Отрешенное взаимосозерцание оставшихся двоих...
        И потом, вдруг - глухая вакханалия стрельбы. Далеко внизу. По нервам ударили даже не сами заглушенные хлопки выстрелов, а, прошедший сквозь перекрытия, вибрирующий визг рикошета.
        - Эй! - заорал в микрофон Майкл. - Как там у вас?!
        - Внимание! - хрипло каркнул снизу Марк. - ЭТО ПОД НАМИ! Слышите, ПОД НАМИ!! Здесь пусто.
        - Слышим! - ответил Майкл.
        - Надо спуститься на дно, - вдруг довольно отчетливо и спокойно вошел в разговор ЖанПоль.
        Майкл согласно прикрыл веки
        - Ждите нас, - сказал он в микрофон. - Там будем решать.
        - ОК, - спокойно согласился Марк.
        
* * *
        
        Они вышли из кабины в точно такой же, как и шестью этажами выше, закуток коридора. Только, в отличие от четвертого уровня, здесь преобладал не белозеленый, а коричневокровавый дизайн. Только и всего.
        Словно выполняя фигуру старинного менуэта две пары увешанных крупнокалиберным оружием людей, поменялись местами. Теперь Марк и Пако снова стояли в кабине.
        - Так, попробуем первый набор больше десятки, - сказал Марк.
        - Одиннадцать. Пошел.
        Некоторое время все уважительно молчали. Десять - показывал индикатор...
        - Ни хрена. Попробуем...
        - Попробуй сразу двенадцатьа, нарушая субординацию, както с затруднением, сквозь зубы выговорил Майкл.
        - Тринадцатый, - легко перевел Марку ЖанПоль. - Надо набрать тринадцать... Но, только... ТУДА должен пойти я...
        Марк тяжело посмотрел на него. И вдруг решительно шагнул из кабины. Пако вышел вслед за ним. ЖанПоль отцепил и молча протянул ему свой Кольт.
        - Ты... - наклоняя голову вбок, Марк остановился перед ДжейПи, - чтонибудь знаешь об... этом?
        - Нет, - ДжейПи спокойно смотрел в глаза шефу. - Просто это должен быть я. И без этого, - он какимто очень изысканным дикарским жестом снял с плеча карабин и, подцепив двумя полусогнутыми пальцами, протянул Марку. И тот взял.
        Высокий, сутуловатый негр с лицом, вырубленным, должно быть, из очень неподатливого, корявого куска дерева, с нелепым амулетом, болтавшимся на шее, шагнул в светлую, словно жарко натопленную кабинку, ни на кого не глядя, потыкал длинным пальцем пианиста в панель с кнопками, и двери сомкнулись за ним.
        Выстрелы снова прокатились внизу. Там, внизу, мягко раздвинулись двери лифта (Тринадцать, - показал светлый огонь индикатора), подождали и закрылись. Тишина потрескивала в наушниках. Радиация заставляла щелкать счетчик.
        - Семь минут, - сказал Пако...
        Потом он еще четыре раза отмерял время. Наконец, рация пискнула и голосом ДжейПи сообщила, что все ОК. Можно ждать обоих. Живыми. Снова тишина. (Много тишины). Звук дверей внизу.
        Мягко загудел лифт и выпустил из себя Поляновски. Затем вышел, притулился к стене и сполз по ней, опустившись на корточки, ЖанПоль.
        Марк холодно смотрел на Поляновски, который стоял перед ним довольно спокойно, но както отрешенно. Револьвер в полуотстегнутой кобуре, болтался у него на животе.
        - Вы потеряли свое оружие, - сухо сказал Марк. - Где бросили карабин, Поляновски? И рацию кому подарили? Майкл, возьмите у него пушку.
        - Карабин лежит вон там, - ЖанПоль показал рукой на угол коридора. Только ТАМ, ВНИЗУ. Там такая же geometrie... Можно видеть с угла, если спуститься... Только спускаться не надо...
        У него заклинило английский, - подумал Майкл. - Geometrie - это он про планировку... Барабан револьвера Войцеха был пуст, и из канала ствола кисловато тянуло сделавшим свое дело порохом (И снегом, нерастаявшим снегом на камнях перевала... Ну вот, он и добрался до тебя и здесь - Афган...). И еще резко пахло мочей. Майкл повернулся к Войцеху нет, странно, не от него... Даже джином не пахло от Поляновски. Только глаза его были пусты и сосредоточены.
        (Выходит, ДжейПи обмочился. Ну да ладно...).
        Майкл молча, за шиворот поднял ЖанПоля:
        - Ну, пошли... Сейчас сполоснешься под душем, глотнешь беленькой, минуток сто пятьдесят раздавишь - и вперед, и с песней... Войцеха я тоже забираю, шеф. Их... надо привести в норму. Это я умею. А потом поговорим. Сейчас все равно ничего не получится.
        - Войцех что - в полную зюзю?
        - Да нет, шеф. Вы меня простите за него - только он, как стеклышко. Может, лучше как раз наоборот - лучше глотнуть ему грамм двести...
        - Тебе лучше знать. К семи приведешь ребят в норму?
        - Это уж как получится, шеф... - он затолкнул обоих подопечных в кабину, положил палец на четверку. - Только, вот что, шеф - давайте сейчас туда больше не соваться... ОК?
        - ОК. Мы пройдем нормальными этажами и вас догоним в кубрике - в биллиардной этой. Держись.
        - Держусь, шеф. ОК.
        
* * *
        
        Странный сон приснился ему: будто он вернулся домой из долгих странствий. Не в тот дом, каким он знал свое жилище теперь, а в дом своего детства. Собственно, только дом детства и был его настоящим домом. Даже запах, стоявший в комнатах, ему приснился. А в той комнате, куда он вошел, бродя по этому дому, случилось чтото неладное - словно из какойто клетки разлетелись и расселись повсюду разные странные птицы. И на попугаев походили одни из них, и такие были, что напоминали дятлов, а по углам, в тенях притаились и вовсе сказочные и хмурые создания. И расселись они не просто так. Каждая выбрала свой, чемто сродни ей приходящийся предмет и с него и смотрела. А поэтому были среди них и смешные птицы и мудрые и страшноватые...
        И под взглядами этих птиц он осматривал комнату (в ней давно никто не бывал, да и сумрачно както было по предгрозовому). Вдыхал запах своего детства и думал о том, что даже представить себе не может, что ему ТЕПЕРЬ делать, когда он ПОНАСТОЯЩЕМУ ВЕРНУЛСЯ. Потому что все то, что было его обычной (реальной, как у других) жизнью, совершенно не имело отношения к тому пути, по которому ему надо было идти. Теперь. И чтото еще мешало, неотступно стояло за всеми его движениями и мыслями. Ах, да: он стоял перед пыльным зеркалом (в нем, даже, вроде не совсем то, что надо отражалось) и косо заглядывал в него, постранному наклонив голову, а делал он так потому, что на плече у него сидела своя птица и он страшно боялся увидеть ее!
        Казалось, если он ее рассмотрит и поймет, почему она такая, то чтото так изменится в нем и чтото такое надо будет потом делать, что смертельно пугало его полным несовпадением с тем, что пришлось ему знать или что он знал как узнать...
        Майкл проснулся от того усилия, которое пришлось сделать, чтобы подавить крик, закипавший в горле, и некоторое время пытался понять, что же так испугало его в этом сне. Потом сел и, уставясь на светящийся циферблат часов, стал соображать, почему это солнце еще не взошло. Подошел к окнуамбразуре и понял, что светло станет не скоро - снеговые тучи уверенно карабкались в зенит, уже перекрыв полнеба.
        
* * *
        
        Как ни странно это, но несмотря на диковатую, смахивающую на дурной сон, экспедицию на тринадцатый уровень и на странный предутренний морок, он был в форме. И вся группа ликвидации вышла на рубеж нулевого сектора в срок.
        И с подготовкой справились четко.
        - Ты как, Войцех? - окликнул Марк Поляновски.
        - Все в норме, шеф, - отозвался тот прохладно, глухо. - Потом обсудим это дело.
        - Остаешься на рубеже, - сухо определил Марк. - На подстраховке. Ты, - ДжейПи?
        - В полном порядке, шеф.
        Марк пожевал губами. Роль ЖанПоля в происшествиях минувшей ночи отбрасывала какуюто призрачную, двусмысленную тень. И шеф остановился на золотой середине.
        - Выходишь на рубеж пятьдесят, - отмерил он долю участия ДжейПи в предстоящей операции. - Фрэнк и я идем на полную глубину.
        - Шеф... - начал Майкл. - Хотели кинуть жребий...
        - Считай, что кинули, - неприятным голосом парировал Марк. - Ночью, на тринадцатом... Присматривай, одним словом за... Эй, Пако, не считай ворон! Подстрахуешь ДжейПи. Выходишь с ним. Надеть защиту. Вперед.
        Все это походило на какуюто детскую забаву, или на пьяную игру взрослых - четыре неуклюжие, неузнаваемые в защите, фигуры, неловко топчась, двинулись по покрытому изморозью бетону к совсем не страшным в полусумраке запаздывающего, уже зимнего утра, серым, скучным развалинам. Вот двое остановились, неуклюже растопырив руки. И только сейчас стало ясно, что оставшимся двоим предстоит зайти за те вот серые камни. Скрыться из виду.
        - Слева - Марк, - напомнил себе Майкл. - А среди этих... двух, на рубеже пятьдесят... Черт... слева, кажется, всетаки Пако. А этот, что покорявее - вроде бы, ДжейПи... Черт, теряю форму...
        Две фигуры скрылись в мешанине покосившихся железобетонных опор и полуобрушившихся стен.
        - Прожектор врубить? - осведомился Поляновски.
        - Погоди... - замялся Майкл. - Ладно, давай.
        Он тут же пожалел об отданной команде. Яркий, режущий глаза свет вдруг резко изменил все простиравшиеся перед ними декорации. Все стало какимто искусственным, словно неумелый художник захотел нагнать жуть на зрителя и как мог разрисовал копотью, ржавчиной и цветами побежалости наугад наваленные на заводской двор стройматериалы. А еще чтото древнее, неестественное и таинственное пытался изобразить этот неумелый маляр из подручного материала...
        Как ни странно, это у него получилось.
        Одна из замерших на рубеже пятьдесят фигур помахала рукой комуто туда, в глубь, в нагромождения рухнувших стен и, не торопясь, пошла вперед. Тот, кому он сигналил (Фрэнк или Марк, черт побери?..) вышел изза обгоревшего каркаса навстречу ему. Остановился. Они, вроде, разговаривали.
        Совсем близко стояли друг перед другом две призрачные фигуры. И тут Майкл понял, что ТОТ, кто вышел ОТТУДА, навстречу ЖанПолю (или Пако?) одет совсем не в защитный комплект. Хотя бы уже потому, что в комплект этот не входит серый, шерстяной монашеский, вроде, капюшон.
        - ЖанПоль! Пако!! Кто разрешил углубляться?!! Назад! Всем назад!!! ТРЕВОГА!!!
        Окрик Майкла возымел действие. Рация каркнула голосом Марка:
        - Кой черт там у тебя творится?! Мы только завели зонд в жерло на полную...
        Тот, что дисциплинированно ждал на рубеже пятьдесят, явно не знал, как ему поступать. Схватился за рацию, дернулся назад, повернулся к тому, который метрах в двадцати от него (туда, вглубь сектора) как ни в чем ни бывало стоял лицом к лицу с ЧУЖИМ, кинулся ТУДА, к ним. Неуклюже затопал по бетонным плитам. Почти добежал, вытянул руку, чтобы ухватить своего партнера за рукав комбинезона...
        И в этот момент захлопали выстрелы. Майкл сразу узнал их - быстрые, захлебывающиеся хлопки. Над самым его ухом Войцех профессионально отстреливал обойму в спину ЧУЖОГО. Лишнего.
        Две неуклюжие фигуры в защитных костюмах торопливо выскочили изза искореженных руин и в растерянности замерли. А тот - СВОЙ, К КОТОРОМУ ВЫШЕЛ ЧУЖОЙ, повернулся лицом к прожекторам и сделал шаг вперед. Заслонил своего собеседника от последних зарядов пистолета с глушителем. Потом, не оборачиваясь, пошел назад. Несколько секунд спустя, трое, оставшиеся у него за спиной, сошлись над осевшим бесформенной серой грудой чужим. К ним подбежал Поляновски. Подняли призрак и потащили к рубежу.
        А тот, кто возвращался первым, подойдя к Майклу, содрал с физиономии респиратор, сунул Майклу в руки какуюто погнутую железку и пошел дальше, к корпусам. Всетаки, это был ЖанПоль.
        Майкл почти машинально сунул отданный ему предмет в наколенный карман и бросился помогать четверым с их странной ношей.
        
* * *
        
        - Осторожно, ребята, - напряженным, совсем другим, чем раньше голосом каркнул Марк, когда они затворили за собой двери наспех оборудованного под пункт дезактивации гаража. - Не снимайте защиты. Он... Оно здорово фонит...
        Майкл поднес похожий на микрофон счетчик к проему капюшона того, кто кулем окровавленной мешковины лежал перед ними на перепачканном машинном маслом цементе. Со стороны могло показаться, что он берет у призрака интервью. Но пленник молчал - только смерть зло щелкала в счетчике...
        - Да нет, еще терпимо... - сказал Майкл. - Можно снять респираторы. Надо... оказать первую помощь... - он откинул капюшон с лица чужака и стал, как мог осторожнее освобождать его от дикого серого балахона.
        - Господи, - сказал Пако.
        - Это баба... - менее эмоционально констатировал Фрэнк.
        - Да, это женщина, - спокойно из дальнего угла блока подтвердил ЖанПоль. Он сидел там в привычной позе, давно уже без всякой команды скинув респиратор и часть защиты, и смолил уже вторую Галуаз.
        Раздавленный окурок первой сигареты и полдюжины изломанных спичек валялись перед ним.
        - Мало крови, - с какимто профессиональным удивлением констатировал Майкл. - Непонятно, как она с такими ранениями еще...
        Странно хрупкая, облаченная в невероятно грязные обноски джинсовой пары, фигура вдруг стала неловко подниматься с окровавленной мешковины. Странным, нечеловеческим манером согнулась, скорчившись, стала на колени. На диком, одновременно и старческом и юном лице, увенчанном полуседой копной коротких, нелепо торчащих волос, отпечаталась неистовая боль.
        - Ооо... - дикий, захлебывающийся плачем голос совсем не к месту зазвучал в пропитанном злой тревогой воздухе полутемного, заваленного хламом бокса. - Ооо... СЕТТЕ МАЛЬ СЕВЕРЕ...
        Господи, как это она... - обалдело подумал Майкл. - И, ччерт, где же кровь?
        Острый ведьмин профиль стал запрокидываться к рефлекторам освещения. Глаза - черные, огромные, полные страдания, стали мутными, словно и не человеку принадлежащими... Изломанное, пробитое четырьмя пулями, тело стало выпрямляться... И тут по нервам ударила молния.
        И еще раз. И еще - Поляновски щекал аппаратом со вспышкой.
        - Ччерт! Я чуть не вкатил тебе пулю в лоб, - Майкл даже не заметил за собой, когда успел выхватить оружие. Он успел еще поймать внимательный взгляд Марка - тот прокатывал по тыльной стороне ладони барабан своего револьвера.
        И тут все началось. Смерть взвыла в счетчике. Ведьма встала в полный рост.
        Взгляд слепых бельм оборотня сошелся на скорченной фигуре ЖанПоля - и та точно так же, словно передразнивая жуткого гостя, стала выпрямляться и както странно заслоняться от выброшенной ему навстречу скрюченной, истонченной руки.
        - Ооо... - голос этот уже не был голосом раненной девочки.
        Глухой, каркающий клекот рвался из горла чудища.
        - Ооо... СИ ТЮ НУ ТРОМПЕРА...
        Пауза. Спазм сжал горло безумного чучела, и захлебывающийся хрип заполнил помещение. Раздирая себе шею ногтями, оно нелепо ткнулось вперед и стало заваливаться на Пако. Майкл помог ему подхватить почти невесомое, неуклюже раскорячившееся тело. А у стены ватной куклой осел ДжейПи.
        - Боже мой... - сказал Пако. - Полное окоченение. Так сразу... Так не бывает...
        Снова зло, но не слишком часто отщелкивал свое счетчик. Марк шагнул к ДжейПи. Но тот уже поднимался. Довольно уверенно - координация движений, для человека только что окунувшегося в обморок, была у него даже слишком полной. Он, не глядя ни на кого, шагнул к смонтированной в углу, раме дезактивационной установки и врубил подачу раствора. Стал под брызнувшие струи.
        Запах этаноламина заполнил бокс.
        Марк, резко повернувшись, подошел к телу ведьмы, рванул ворот ее истлевшей куртки, глянул на развороченное выходное отверстие у ключицы.
        - Ккак каменная, - пробормотал Пако. - Ничччего не понимаю.
        - Перевяжи, - глухо сказал Марк, обращаясь к Майклу. - И отнесите в третий сектор. Там медблок - знаешь где. Обработай перед этим.
        - Она же... Она мертва как дверная ручка...
        - Если... если ничего не произойдет, не слушая его, продолжал Марк, - то там же - большой рефрижератор. Врубишь его и... и запрешь это там. Замок изнутри демонтируй. Снаружи навесите запор - какой покрепче. Найдешь все что надо в мастерских - на пятом... Но перед этим - подождешь часов пять. Будешь дежурить... Возьми из багажа магнитофон. Если что - пиши любой звук. И... не дай себя блокировать там, в боксе... Сигналь стрельбой, если вдруг...
        Он резко повернулся в сторону ДжейПи, который прошел дезактивационную раму, сбросил внешнюю защиту и молча потопал по чистой половине бокса к выходу на подземный уровень.
        - ЖанПоль! Вам нечего сказать мне?! - окликнул шеф застывшую на мгновение в дверях сутулую фигуру.
        - Шеф, - какимто отсутствующим голосом ответил ДжейПи, прислонившись спиной к косяку. - Боюсь, что у нас с вами уже нет времени... - и он нырнул в сумрак.
        - Войцех! - шеф резко повернулся к Поляновски. - Откуда это у вас? - он кивнул на болтающийся на поясе Поляновски Парабеллум.
        - Бабушка подарила, - глядя в пространство, ответил тот. - Надо поговорить... С глазу на глаз...
        Марк наклонил голову набок. Возможно, это было согласием.
        Поляновски уверенно двинулся к дезактивационной раме.
        - Пако, поможешь Майклу, с Фрэнком на пару. И будь на стреме. ДжейПи не оставляйте одного ни на секунду. Почистишься и сразу разыщи... В лифт не пускай ни под каким предлогом. И к нулевому сектору - тоже.
        - Он же защиту оставил здесь...
        - В сложившейся ситуации... Сдается мне, что он и без защиты может двинуть куда угодно, хоть к черту в зубы...
        Круто повернувшись, он зашагал следом за Войцехом.
        - Не пойму я, - озлобленно сказал Пако - теперь он уже и не пытался имитировать акцент - кто у нас главный в группе? Этот поляк, что ли? И где мне быть прикажете? С тобой, Майкл или за ДжейПи по следам ходить?
        - Вскрывай контейнер, - сухо ответил Майкл. - И обрабатывай трупчик.
        - Эй, - окликнул их с наваленных у входа баков с пенобетоном Фрэнк, - Миша (он так и сказал с удивительным выговором - Миша), не оставайся с НЕЙ один...
        
* * *
        
        Никогда он не чувствовал себя так омерзительно глупо и странно, как сейчас, перебинтовывая в просторном, прекрасно оборудованном медблоке окостеневший труп безумной старухи. Безнадежно изувеченный четырьмя профессионально всаженными пулями. Даже тем ребятам, вместе с которыми он ловил свинцовые гостинцы духов там, за Термезом, после таких дырок жить было не больше получаса. А что говорить об этой, хрупко собранной - черт знает, как ее назвать?.. Но кровь... - не больше стакана ее вылилось из этого, словно из какойто керамики исполненного тела. В брюхо, что ли все выходит? - мелькнула чисто фронтовая мысль.
        Он спросил Фрэнка, молчаливо сидящего на подоконнике:
        - Слушай, тебе не кажется, что... Что она и не была жива уже тогда, когда... На живых огнестрельные раны... подругому выглядят...
        - Я с этим дела не имел... - хмуро ответил Фрэнк, поправил лежащий рядом карабин и, еще помолчав, добавил:
        - Там - в секторе, целый колодец вниз. Похоже, что там работали. Уже после взрыва... Во всяком случае, там вынуто много грунта. Мы забросили зонд. Он пошел в жерло - глубоко... Глубже десятого...
        - До тринадцатого?
        В дверь постучали. Майкл толкнул ее, и в бокс вошел ЖанПоль.
        - Фрэнк, там шеф хочет, чтобы ты... попас немного Пако. Сам заперся с Поляновски... И с парой бутылок виски. У них там - долгий разговор. А я побуду здесь...
        Фрэнк переглянулся с Майклом. Потом спрыгнул с подоконника, подумав, подхватил карабин и вышел.
        ДжейПи быстро подошел к Майклу. Остановился так, чтобы держаться подальше от койки с прикрытым простыней телом.
        - Ты посмотрел то, что я...
        Майкл молча бросил на стол погнутый, обгоревший квадратик металла с коряво выбитым текстом: «Гамма4».
        - Хорошо, - сказал ДжейПи. - Это тебе от них - он жестом показал вниз. - Может ты это понимаешь... Я понимаю не это... - он коротко рванул рукав и показал Майклу тестовую насечку. Все десять шрамов изменили цвет. - За мной... скоро придут... - он достал из кармана и бросил рядом с обгоревшей железкой желтый пакет с цифровым кодомадресом.
        Майкл с основательным удивлением глянул на него и, снова молча, достал свой точно такой же пакет и, словно козырной картой покрыл пакет ДжейПи:
        - Вскрываем?
        Но ДжейПи словно и не слышал его. Из него словно выпустили воздух. Он, вдруг на глазах становясь грузным и уже вовсе не молодым негром, опустился в кресло. Голова его свесилась и минуты три он так и сидел, сгибаясь все ниже. Потом резко выпрямился, запрокинул голову на спинку кресла. И тихо, самому себе, то ли пропел, то ли продекламировал:
        - Il etait capitain, Capitain Qui a tralti, Qui a tralti...
        Майкл встал и нагнулся над ним. Потом расстегнул свой рукав, посмотрел на насечки. Шесть.
        - Слушай, ДжейПи... Что не так?
        ДжейПи с явным трудом поднялся. Пошел к двери. Обернулся.
        - Вскроешь сам. Когда и если... Точнее, просто - когда...
        И шаркая ногами, пошел по коридору.
        - Фрэнк, - сказал в микрофон Майкл. - Или Пако... Ктонибудь там... Оглохли?
        - Слушаю, - отозвался Пако.
        - Да, - это Фрэнк. - Примите ДжейПи. Он к вам шлепает по коридору - отсюда, из пятого сектора. С ним не все в порядке - далеко не все - вы поняли? Не упустите...
        Потом достал из шкафа бутыль спирта, плеснул немного в металлическую кювету и поджег. Вскрыл свой пакет и стал торопливо читать:
        
        АКВАРИУСУ.
        ОПЕРАЦИЯ ЗОДИАК
        
        ИНСТРУКЦИЯ ПО ДЕЙСТВИЯМ В ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ.
        
        Первое: Вашим непосредственным руководителем является полковник Уильям Д. Поляновски (Войцех Поляновски, Цефей). В случае его гибели или невозможности взаимодействия обращайтесь за инструкциями по каналу С101. В случае невозможности установления связи с Млечным путем, в точности следуйте положениям настоящей Инструкции.
        Второе: Вторым исполнителем в операции является ЖанПоль Кондэ (Либра). Имейте ввиду следующее: Либра занят в операции Зодиак на известных вам условиях найма. Является специалистом высокой квалификации в области этнографии, культурологии, имеет второе - медицинское - образования (патология нервной системы). Более десяти лет проводил исследования в Тропической Африке. Владеет ценной информацией, связанной с операцией. Следует оградить Либру от излишнего риска.
        Внимание: Либра имеет отклонения в поведении, связанные с предыдущей работой. Предположительно, в прошлом длительное время употреблял наркотики. В случае гибели или невозможности взаимодействия весьма желательно ознакомиться с Приложением2 к личному пакету агента Либра и принять к сведению при исполнении настоящей инструкции.
        Внимание: кроме вас и указанных выше агентов Цефей и Либра никто из участников группы ликвидации в операции Зодиак не занят и никоим образом Млечный путь не представляет...
        
        Господи, - промелькнула в сознании Майкла совершенно к делу не относящаяся мысль, - ну понятно: Либра и Аквариус - Весы и Водолей: какникак зодиакальные созвездия. А вот Цефейто каким боком сюда относится?.. Мифологию ему изучать не приходилось. Там, где его учили разным вещам...
        
        Третье: В случае обнаружения абсолютно позитивной тестреакции (десять) у одного или более членов группы ликвидации, исполнители операции Зодиак с относительно негативной реакцией (менее десяти) немедленно изолируют пораженных лиц, желательно с применением Фиксатора6 и принимают решение о выполнении акции Большой Холокост. Схема исполнения акции дана в Приложении1 к вашему личному пакету.
        Четвертое: В случае обнаружения в пределах объекта операции человеческих существ, или разумных существ, отличающихся от человека - Майкл поднял глаза на то, что лежало под простыней - по возможности принять меры к их захвату или уничтожению. Применять Фиксатор6. Не вступать в переговоры с ними. Оградить прочих участников группы ликвидации от контактов с упомянутыми существами. Проявлять крайнюю осторожность.
        Внимание: В случае потери контроля над ситуацией, ввести в действие программу экстренного ядерного самоуничтожения с терминалов 14318 или 2221 или 3554 или 4581 или 6931, кодом STARTII. Контроль за исполнением - с произвольного терминала сети Грамэри, кодом KIKER.
        Внимание: Изменение кода программы самоуничтожения - по запросу MUTANT 1103, с произвольного терминала. Допустимо только одно изменение.
        МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ
        
        И шесть страниц Приложения1, на очень тонкой бумаге. Схему Большого Холокоста он сунул в карман. Все остальные бумаги поднес к голубому пламени горящего спирта. Спецбумага сгорела мгновенно, не оставив пепла.
        Мудры мои наниматели, чтоб им лопнуть, - подумал он. - Все это можно было сто раз сообщить нам заранее. Тогда половины всей приключившейся петрушки можно было бы избежать. Оградили агента Либра от излишнего риска, называется... И вообще... Он снова потянулся к микрофону. Переключил волну.
        - Войцех, ты свободен?
        - У меня был разговор с Марком. Довольно тяжелый. Если...
        - У ЖанПоля - десятка.
        - Вот как? Ты... получил письмо?
        - Да. От Джонни Милкуэя.
        Пауза.
        - Фиксатор?
        - Нет. Я не применял фиксатора.
        - Мне подойти?
        - Пока нет срочности.
        - ОК. Я поставлю Марка в известность о ДжейПи. Через двадцать минут.
        - Думаю, уже знает. Подойди попозже.
        - ОК.
        Он щелкнул тумблером, проверил карабин и, сдернув простыню, стал внимательно осматривать окоченевшую ведьму. Там, в боксе дезактивации, ему показалось... Теперь, в ярком свете люминесцентных ламп, он увидел ясно: еле заметные десять насечек пониже локтевого сгиба... И еще ему показалось...
        Нет, не показалось! Резким рывком голова ведьмы повернулась к нему, почти напрочь вывихивая шею. Глаза открылись, и желтоватобелые бельма волчьим взглядом уперлись в него.
        Стараясь не отрывать от них взгляда, он снял карабин с предохранителя.
        - О, господи! - Теперь все повторилось в обратном порядке.
        Или ему просто привиделось это потустороннее безумие оборотня - сейчас на него смотрели обычные, только очень большие, наполненные слезами глаза. И почти тут же, толчком, на бинтах выступили пятна крови. Живой, красной. Теперь тестовая насечка ясно обозначилось на истонченной руке. Десятка.
        Измученная, умирающая девушка, лет двадцати с небольшим медленно приходила в сознание на стальной госпитальной койке. Наверное, в последний раз, и ненадолго.
        - Господи, - сказал Майкл, - прости...
        И повторял это, доставая из клапанов потайного пояса ампулы и шприц. Отыскивая вену на невероятно худой, истаявшей руке и впрыскивая препарат.
        И потом - включая магнитофон на запись.
        
* * *
        
        Все кончилось только часа через четыре. Когда уже подошли Марк и Войцех. Втроем они закатили тележку с убитой в холодильную камеру, поколдовали с внутренним запором, навесили дополнительный замок на двери рефрижератора.
        - Вы все еще боитесь, что ЭТО начнется снова? - спросил Майкл.
        - Помоему, уже все, - он помолчал.
        - Поляновски, вам не жутко, что вы вот так, за здорово живешь, ухлопали человека, не слишком разбираясь...
        - Я стрелял не в человека, - сухо ответил тот, кого он привык называть Войцехом.
        - Но умерлато обычная девушка. Может, безнадежно чокнутая, но... А то, во что... ты стрелял - сдается мне - пули не возьмут...
        Он поймал на себе пристальный, тяжелый взгляд Марка и зло стал массировать свое одеревеневшее лицо. Желтые бельма оборотня снова померещились ему на мгновение.
        - Ложитесь спать, Миша, - успокаивающим голосом сказал Поляновски. - С утра поможешь разобраться с записью.
        - Если ясновельможный пан не соизволит снова гулять на тринадцатый этаж... - Майкл повернулся и пошел по коридору, стараясь не думать ни о чем.
        
* * *
        
        - Здесь у нас стало просторней, - бросил он Фрэнку, оглядевшись в приспособленном под спальню боксе, прилегающем к бару.
        - Пако будет дежурить в двадцать первой комнате - с ДжейПи, - отозвался Фрэнк и, словно шахматную фигуру, двинул ему по полу бутыль виски.
        - Хлебни...
        - А что ДжейПи? Хреново? - осведомился Майкл и сделал большой глоток. - Проклятый самогонище...
        - Он в отключке. Мне кажется, они ему вкололи чегото... Пако и Войцех...
        Фиксатор6, - прикинул в уме Майкл.
        - Ладно, - сказал он вслух, - я тоже отключусь.
        - Ты знаешь, - сказал Фрэнк после недолгой паузы, - мне не нравится Пако...
        Майкл полуутвердительно приподнял бровь.
        - Он... - Фрэнк некоторое время подбирал слова. - У него своя игра здесь. Он чтото ищет...
        - Я тоже ищу.
        - Я знаю.
        Некоторое время они смотрели друг на друга. Потом Майкл вырубил свет, проглотил еще виски и грохнулся на подушку. С него было достаточно в этот день. Всего. Почти мгновенно он забылся какимто легким, стремительным сном.
        
* * *
        
        Сон этот покинул его так же легко и мгновенно, как и пришел. С полминуты, наверное, он пытался поймать то, что промелькнуло на грани сознания и вытолкнуло его из забытья.
        Поймал.
        Спецотряд Гамма4.
        Надо было спешить. Он бесшумно поднялся, присел на корточки, взвесил в руке карабин, осторожно положил на место... Набросил на шею кобуру с револьвером, подцепил за шнуровку обувь, прихватил свитер, джинсы и выскользнул в коридор. Отступив в давно примеченную для такого случая нишу, натянул одежду, привел в порядок оружие, обулся. Фонарь был на месте - там, где он замаскировал его еще вчера - у входа в аварийную шахту.
        Чья же сейчас вахта? - подумал он. - Не могли же они после всего этого цирка забыть выставить когонибудь на охрану... Пусто и тихо... И который сейчас час? Часы оставил в боксе, дурень... Когда я их снятьто успел?
        Справившись с маховиком запора, прежде чем сдвинуть стальную дверь, он на минуту замер, прислушиваясь. Гдето в глубине корпусов ктото тяжело колотил в металл. Это продолжалось минуты дветри. И смолкло.
        Господи, неужели это в рефрижераторе пятого сектора? - холодея подумал он. - Как в дурном сне... И стал осторожно отодвигать герметизированную дверь шахты.
        Разумеется, можно было попробовать заставить лифт снова доехать до тринадцатого. Но чтото внутри подсказывало ему, что нельзя сейчас в лифт. А он привык доверять этому чтото. Еще в той жизни. Ну, а кроме того, было бы глупо полагать, что ктонибудь после всего происшедшего не поставил уже в кабинах или на подходах к лифтам хитрых жучков с сигнализацией.
        Поляновски. Или Марк. Или Пако. Что до шахты, то здесь уж Майкл сам расставлял контрольки.
        Спускаясь по скобам, он услышал далеко внизу звук льющейся воды, но только миновав десятый уровень, понял, откуда это. Изза железных дверей, на которых фонарь высветил огромные белые, со ржавыми потеками цифры одиннадцать и двенадцать, обильными ручьями вытекала ржавая жижа. Этажи были затоплены. У двери тринадцатого уровня он еще раз проверил оружие. Потом принялся за маховик.
        
* * *
        
        Точно так же, как и там, наверху, на тринадцатом было пусто и тихо. Почти во всех отсеках коридора свет был погашен. Но в некоторых горел. Да и из некоторых блоков пробивались тонкие лучики. И еле заметно пахло раскаленным металлом.
        Он тихим, кошачьим шагом пошел вглубь полутемного лабиринта.
        Тех комнат, в которых ему чудился свет, он избегал. Несколько дверей, за которыми ощущалась тишина, подергал на пробу. Некоторые из них были не заперты: луч фонаря выхватывал из пыльной темноты то умеренный канцелярский беспорядок, то нечто сугубо лабораторное - из стекла и проводов. А за некоторыми из дверей его ждал зловонный сырой мрак, в котором луч света просто тонул, а если на что и натыкался, то лишь на чтонибудь, вызывающее приступ тошноты.
        А потом он услышал кузнеца. Ему уже порядком осточертело осторожничать в этом скучноватом лабиринте. Точнее, чувство осторожности он утратил вместе с ощущением времени. И просто пошел на звук металлического инструмента гдето неподалеку.
        Дверь была приоткрыта и изза нее как раз и тянуло раскаленным металлом. А внутри комнаты Майкла поразила обстановка, совсем непохожая на ту дикую помесь химкомбината, лаборатории, оффиса и того света, в которой он уже привык за пару суток пребывания на Грамэри. Это была, в общемто, просто заброшенная слесарная мастерская. Гденибудь в Бийске или в Сыктывкаре.
        Только стены были от Грамэри. С бору по сосенке собранные наковальни, тиски, не до конца доломанные станки. Пыль и сумрак. В углу пылал горн.
        Кузнец временами вскидывал голову и поглядывал на него.
        Дружелюбно, но не слишком. Он был неулыбчив - тонкой кости, северного типа, голубоглазый. Молодой еще, светлорусый мастеровой, копающийся в инструментах на верстаке под зеркалом.
        - Ну, зачем пришел? - спросил он, поглядывая на Майкла снизу вверх, когда тот, наконец, подошел к нему.
        - Да вот, посмотреть - как у вас тут поживают... Мои друзья.
        - А онито этого хотят? Твои друзья?.. Ох, думаю, нет, - Кузнец попрежнему полусогнувшись над верстаком, наклонив голову, присматривался к нему.
        - У меня другая информация. - Майкл почти справился с затопившим мозг ощущением нереальности происходящего и стал более или менее профессионально прокачивать сквозь фильтры памяти эту, характерную весьма, внешность, этот выговор, эти приметы и привычки стоявшего перед ним.
        Нет, в лицо он, конечно, никогда не видел белокурого кузнеца. И на фото - тоже не привелось, наверное... Но, вот, словесный портрет...
        - Ну, что же, - Кузнец выпрямился, обтер руки ветошью, отбросил промасленное тряпье и требовательно протянул к гостю руку. У него была широкая кисть пианиста и узловатые, крепкие пальцы мастерового. Или военного. - С друзьями твоими, я тебе не помощник... На себя самого положись... А вот с чем другим...
        - С чем, например?
        - Ну, с судьбой... Скажем так - с судьбой. Тут разобраться каждому не помешает...
        - Я не за этим сюда пришел.
        - Еще как сказать... Думаешь, порядок у тебя тут? Гляди!
        Он жестом направил взгляд Майкла в глубину пыльного зеркала.
        - Где он видел такое же? Ну да, конечно...
        Много всякого отражалось в зеркале этом. И сумеречная кузница, и трехлетней давности календарь на стене. И... - Майклу на мгновение почудилось, что он видит давешних птиц изо сна, притаившихся в тенях. И приоткрытая дверь и полуосвещенный коридор... Только вот этих двоих не видел он - Кузнеца и себя самого.
        Так, черт, вижу я этих птиц, или нет, всетаки? - подумал он, словно только это и было сейчас важно...
        - Ты чтонибудь понял? - спросил Кузнец.
        - Я себя не вижу в стекле... - както рассеянно ответил Майкл, следя за призрачным движением там, в зеркале - в коридоре за приоткрытой дверью. - И тебя - тоже.
        - Это от того, что у тебя нет судьбы, - резким, сверлящим голосом сказал Кузнец. - Так чего же ты хочешь?
        - И у тебя тоже? Нет судьбы?
        - Ну уж, у нашего брата судьба не на погляд выдалась... - коротко, терпко хохотнул Кузнец.
        Впервые Майкл видел такую горькую усмешку. Он снова перевел взгляд вглубь зазеркалья и увидел, как в глубине коридора не торопясь и шаркая ногами - он УСЛЫШАЛ этот шаркающий звук изза спины: значит, не только в зеркале было это - прошел кудато ДжейПи. У двери, не остановившись, махнул ему рукой. Чтото похожее на канделябр - изощренно изуродованный и закопченный - держал он перед собою. И пламя черных свечей колебалось над ним. Тоже ЧЕРНОЕ.
        Впрочем, длилось это видение секунды тричетыре, не больше. Да и было ли оно, вообще? Только шаркающие шаги удалялись в напряженную тишину - там, за спиной...
        - Ладно. Я уже сказал, зачем пришел.
        - Упрямого прислали... - Кузнец взял Марка за безымянный палец правой руки, не выпуская его, обогнул верстак и, попробовав на прочность обручальное кольцо, посмотрел прямо в глаза. - Так как - нужна тебе судьба?
        - А на спор - слабо? - неожиданно для себя выдай Майкл.
        - Узнаю школу, - левой рукой Кузнец поднял к его глазам серебряный царский рубль.
        - Орел, - глухим голосом загадал Майкл. В горле его почемуто пересохло.
        - Решетка, - не отрывая взгляда от его зрачков, выговорил Кузнец и крутанул рубль по верстаку.
        Казалось - вечность тянулась эта пауза, закончившаяся вибрирующим звоном ложащейся на ребро монеты.
        - Твоя удача, - сказал Кузнец. - Получай судьбу. А значит и координаты получай. В третьем секторе пошуруешь. У секретарши в столе. Той, что твоему знакомому хвосты заносила...
        - Это кому?..
        - Ну, это ты сам уж додумаешься. Недогадливых, вроде, сюда присылать не должны бы... А теперь - не бойся...
        Он, не снимая кольцо с пальца Майкла, стал прилаживать его в хитроумных тисочках.
        - Здесь огонь, - не то, чтобы испуганно, скорее недоуменно сказал Майкл.
        - Не шевели рукой, - а то будет тебе огонь...
        Майкл, морщась, смотрел как тот колдует над его рукой - позвякивая хитроумными инструментами, временами вскидывая на него лукавый взгляд.
        - Ну вот, получай. - Кузнец разжал тиски, звонко бросил инструменты на верстак.
        Майкл поднял руку к глазам. Чеканный узор покрыл его старое, исцарапанное обручальное кольцо. И форма его чуть изменилась. Узор был тонкий и чуть туманный. Ясно врезанные в металл линии складывались в какоето короткое и четко выписанное слово. Но прочитать его Майклу не удавалось. Както не складывались эти знаки во чтото знакомое. Слово уплывало, соскальзывало за грань сознания...
        - Что это ты здесь написал? - с легким раздражением спросил он. - Я не могу прочитать...
        - Это не я написал... Не я пишу - огонь... Это Слово Судьбы. Ты его никогда не прочтешь. Ктонибудь другой - не ты...
        С минуту они молча смотрели друг на друга. Потом Кузнец положил Майклу руку на плечо и слегка встряхнул его.
        - Поднимешься лифтом.
        - Там...
        - Ничего нет там, считай. Это наш час...
        На прощание Майкл снова глянул в зеркало. Верстак был там, в пыльном стекле. Краешек отражения его прихватил круг света от отражения лампы, в гнутом жестяном рефлекторе под отражением потолка. И серебряная монета отразилась там.
        Но только - решкой вверх. Кузнец поджидал его на пороге.
        - В шахту не ходи. Здесь, вообще, не надо уходить той дорогой, по которой... по которой пришел, - он поднял тонкую, жилистую руку, прощаясь. - Ну, давай...
        Да, тут была точно такая же geometrie, как и наверху. И карабин Поляновски все еще валялся именно там, где указал тогда, прошлой ночью ДжейПи.
        Господи, как давно это было... И гильзы попадались на ворсистом покрытии пола. Коегде отметины от пуль виднелись на стенах. В двух местах Майкл миновал засохшие потеки крови и веера ржавого цвета брызг, спекшихся с облицовкой. Комуто все же влепили, наверное, в тот раз... Он подобрал карабин и бросил в углу кабины лифта. Вспомнил еще про рацию, но усмехнулся - это уж слишком - отыскать и вернуть все барахлишко, посеянное здесь Войцехом - в ту ночь он еще звался Войцехом... Тогда бы уж и чашечку кофе попросить у Судьбы...
        Он надавили кнопку и вдруг почувствовал, что мягко проваливается в какоето смрадное одурение. Гарью сожженной плоти пахнуло ему в лицо. И сразу все прошло, только страшная слабость и безразличие остались в нем.
        Лифт замедлил движение, проходя последние метры подъема. Плохо воспринимая окружающее, Майкл страшным усилием поднялся на ноги.
        - Добраться, - сказал он себе. И потом повторял снова и снова, - добраться, добраться, добраться...
        
* * *
        
        Довольно долго он выплывал из глубины сна. На этот раз тяжелого и одуряющего. Даже когда он сел на койке и ожесточенно тряхнул головой, эта одурь не отпустила его. И только ясный, фосфорический свет циферблата привел его в порядок. Ну конечно - вот они, Командирские - на левом запястье, как и были... И никакого кольца. Откуда он взял этот путаный морок с кольцом? Не брал он с собой на Грамэри никакого золота, ничего лишнего - все осталось на Большой Земле...
        Поляновски снова окликнул его, стоя в дверях. Майкл встал, отметив про себя, что валялся поверх одеяла одетым. Видно сон свалил его, когда он только принялся расшнуровывать тяжелые, военного образца ботинки. И фонарь стоял у изголовья - стеклом вниз.
        Он затянул шнуровку и вышел в бар - к полковнику Уильяму Д. Поляновски, по кличке Цефей.
        
* * *
        
        Два соединенных магнитофона стояли на зеленом сукне. Шла обработка записи. Поляновски взгромоздился на взятую от стойки трехногую табуретку и жестом указал Майклу на не слишком удобное хромированной стали кресло, приготовленное для собеседника. Потом бросил перед ним на стол криво оборванный листок распечатки.
        - Я закинул приметы нашей... нашего гостя в Центр. Это их ответ - данные идентификации. Читай.
        
        Анна Ли 1974 года рождения.
        Работает на предприятии Грамэри с июня 1990 г.
        Занята в программе Моргана (молекулярная генетика) в качестве лаборанта высокой квалификации. Прошла Мтестирование. Последний Мзамер - от 14 сентября сего года - семь. Числится пропавшей без вести после событий от 30 октября сего года.
        
        Майкл поднял глаза на собеседника.
        - Не считайте, что я вам особенно доверяю Миша, - вяло прикрыв веки, сказал Поляновски. - Просто у нас остается очень мало времени. И в этой ситуации мои подозрения теряют всякий смысл. При любом раскладе, мы по одну сторону баррикады. Видишь? - он протянул ему руку с закатанным рукавом. - Девять. А у тебя сколько?
        - Семь, - еще раз проверив свою насечку, ответил Майкл.
        - У Пако - шесть. У Фрэнка - пятерка. И у Марка - только четыре. С ДжейПи уже все ясно. Ну, из всей компании, пожалуй, только Фрэнк сюда приехал за деньгами. Пако пару раз крупно засветился - ты этого не заметил, Миша? - Поляновски наклонил голову и присмотрелся к Майклу.
        - Из нас двоих не я профессионал, полковник. А меня, как я понимаю, сильно мажет мое прошлое...
        - Мне лично не все с твоим прошлым до конца ясно, Миша.
        - Так зачем было брать в дело человека с такой анкетой?
        - Твоя анкета, Михаил, как ни странно - очень хорошая для тебя крыша. Потому что только полный идиот пошлет человека в дело с такой легендой. А потом, решали дело только твоя квалификация, негативный Мтест и готовность за деньги пойти к черту на рога. По мнению ребят из... из Млечного пути, скажем так, эти три фактора гарантируют выполнение задания. Все каналы связи контролируются. А потом... Относительно того, что может выйти потом, я тебя предупреждал в прошлый наш разговор. Довольно недвусмысленно.
        - Авария вертолета?
        - При плохом раскладе. Или работа в нашей конторе. До Судного дня. При среднем. У Млечного пути хватит денежек, чтобы пасти всех кто имел дело с Зодиаком, поверь мне... Но вот мнето - тут, с вами - далеко не безразлично, кто вы будете, и какие у вас мотивы... Было. Дерьмо этот Мерлинтест оказался на поверку. Оно и понятно - ребята торопились, после того, как произошла высадка...
        - Ты о чем Вой... О чем вы, полковник?
        - Вот об этом, - Поляновски подкинул на ладони пару пустых гильз от Калашникова. - Понятно, места здесь глухие, да и границы дырявые... Но всетаки, они смелые ребята - твои соотечественники... Бывшие соотечественники... - он внимательно всматривался в глаза Майкла. - Чтото около дюжины парней. Как снег на голову сюда свалились пару недель тому назад... И - как сквозь землю провалились... Думаю: действительно сквозь землю - туда, на тринадцатый... Как и те, кто не успел эвакуироваться. Как и те из местных, кто сюда забрел поживиться... Оно и понятно - ни предварительной прививки, ни вообще, тестирования... А эта штука, - он кивнул на насечку, - скручивает человека в считанные часы. Среднестатистического... Так или иначе, их там, - он указал большим пальцем кудато себе за спину, - это сильно ускорило. И вербовку, и всю операцию, вообще. Ну и эта штука... Трансформация, как они там выражаются... Она прогрессирует. Считалось, что мы гарантированы. На время проведения операции, по крайней мере. Однако... У меня такое впечатление, что эта штука бьет направленно... Если десятка накроет нас обоих - это
и будет полная потеря контроля...
        - А Марк?
        - Тебе пора бы догадаться... Марк - это человек Грамэри. А у них - своя игра... Марк Гернетт. Руководитель отдела. Большая была шишка здесь. Теперь вот, его и бросили расхлебывать эту кашу. Но и он мудрит, скажу тебе... Кроме того... Кроме того, я не верю в эту его четверку...
        Майкл присвистнул.
        - Так все эти его недоумения относительно того, что за каша здесь варилась...
        - Камуфляж, Миша, обычный камуфляж... И немного - проверка - не дошло ли до коголибо чтолибо. Или не знал ли кто чего заранее...
        - Это не для моих мозгов, полковник... Я слишком мало знаю.
        - Поэтому и будем говорить. Я должен тебя ввести в курс дела. Прежде, чем приплыву к десятке.
        - А что там, за десяткой? Это? - Майкл кивнул на магнитофоны.
        Поляновски молча включил воспроизведение.
        Шипение, шорох ленты, неестественно громкий звук от какогото движения рядом с микрофоном... Майкл слушал эти чисто технические шумы и старался сосредоточиться на мысли, только что промелькнувшей в голове: ему вдруг, с необыкновенной ясностью стало понятно, что в том ночном мороке с кузницей, собеседником его был командир спецподразделения Гамма4, капитан Попов. И то, что он не прокачал его сразу, означало только то, что, разумеется, весь этот бредовый разговор о Слове Судьбы не мог быть ничем другим, как пьяным наваждением...
        Потрескивание в динамике. Голос Майкла:
        - Ну вот... Вы меня слышите?
        Пауза. Шорох ленты.
        - Вы меня понимаете?
        - Да... - слабый, но чистый, молодой голос. И словно не тому же существу принадлежащее, прерывистое, свистящее дыхание.
        - Да... Я... я умираю?
        - Все будет хорошо... Назовите себя. Как вас зовут?
        Пауза.
        Поляновски с ускорением прокрутил ленту вперед.
        - Меня... Странно... Да, у меня ведь было... было имя...
        - Кто вы? Зачем вы здесь?
        - Я... я обслуживала секвенсоры... В лаборатории дока Забровски... Меня... Меня зовут... Энн. Мое имя Энн... Моя... Моя мать... Я умру?
        - Все будет хорошо.
        Пауза. Позвякивание. Еще промотка.
        - Вам лучше теперь?
        - Что ты ей вводил, кстати? - Поляновски не отводил взгляда от лица Майкла. - Почему решил не пускать в ход Фиксатор?
        - Я решил, что нам лучше всетаки знать реальное положение вещей, - не слишком покривил душой Майкл. - И еще, ведь, было распоряжение Марка.
        - Может быть, ты и прав, Миша. Гораздо в большей степени, чем сам ты думаешь - неплохо нам знать, что нас там ждет, за десяткой... Так что же ты ей вводил?
        - Противошоковую комбинацию, затем - психоэлеваторную. Из стандартного набора.
        - Пусть будет так. Поехали дальше. О маме - опустим...
        Еще перемотка. Стон. Дыхание - гораздо более прерывистое.
        - Я... я не могла иначе... Когда все это случилось... у меня тест уже был... Вы же знаете... Они начали... тотальное тестирование... Всего персонала... Еще с прошлой осени... Или... Какой год... Какой год теперь? А... впрочем, зачем... В общем, у меня уже перевалило за восемь, когда все это вышло... Разрушение...
        - Взрыв? Взрыв в нулевом секторе?
        - Взрыв... Но... Они... Слушай, это очень... важно. Уже после шести или семи идут... первые симптомы...
        - Спокойнее, спокойнее, все хорошо... Все будет хорошо... Какие именно симптомы?
        - Воды еще...
        - Вам сейчас нельзя... Я вот, ваткой... Смачиваю вам губы... Какие симптомы вы говорите?
        - Ну... вся эта... биохимия. И потом - сны... И это... Ложные воспоминания... И когда изо сна... Вещи изо сна оказываются ЗДЕСЬ. А потом приходит ЭТО. Когда надо... слушаться.
        - Кого вам надо было слушаться?
        Еще перемотка. Серия непонятных звуков.
        - Это я так... сказала, - голос стал очень слабым, паузы между словами растягивались. - Просто ты становишься... ЧАСТЬЮ ЭТОГО... Я знала, что это... придет. Я видела... тех, которые уже... И потом, когда мы ушли вниз... Не все ведь сразу, понимаете?.. И я видела, как... ПРЕВРАЩАЮТСЯ... Я очень боялась... Еще когда... Когда у дока Гернетта нам показывали... Макак этих... И даже, что у них с мышами, этими, с крысами... происходило... У меня был яд... Рицин. Но я... Не смогла. А потом... яд не помогает уже... Те - из нулевого держались на опиатах... Но не было... И стадия уже не та... Господи, они уже даже умереть не могли... Даже когда их... Ккак куклы... И я... теперь...
        Характерный звук. Потрескивание.
        - Почему ты выключил запись, Миша?
        - Надо было выводить ее из комы. Думал, что это - все...
        - Скользко, Миша, очень скользко... - Поляновски снова включил воспроизведение.
        - Вы знаете Кондэ? ЖанаПоля Кондэ? Вы именно к нему обращались... И потом, тогда вы его предупредили: если он вас обманет... Помните? Вы говорили пофранцузски...
        - Я... не говорю по французски... И не понимаю...
        - Подумайте хорошо. Я сам слышал...
        Булькающий, страшноватый звук. Не сразу и сообразишь, что это - то, что должно было быть смехом...
        - Гглупо... Вы... не можете понять... Это... не я... Вот что - моя мать не знает...
        - Все, - Поляновски выключил магнитофон. - Дальше только ее личное. Когда мы подошли с Марком, она уже ничего членораздельного не говорила.
        - Она упоминала еще имена...
        - Ее родные. Брат. Подруги. Какойто Ян. Не имеет смысла в этом копаться. Время уходит.
        Пауза. Очень долгая.
        - Ну, теперь ты понимаешь, что идет за десяткой? - Голос полковника разведслужбы был горек.
        - Зомби.
        - Высокоумные господа из нулевого... и других секторов называли это обтекаемо. Характерные нарушения психики... И поведения... Тебе очень важно знать еще одно... Впрочем, ты понял уже... Их очень трудно уничтожить.
        - Зомби не умирают...
        - И еще... Они очень хитры. Нечеловечески. Учти это, когда я... приплыву. Да и когда сам...
        - Так всетаки... Что же было в нулевом? Тогда, на Хэллоуин?
        - Ну, начнем с того, что взрыв в нулевом секторе вовсе не был несчастным случаем. И акцией, задуманной в верхах, он тоже не был... Скорее - коллективным самоубийством. Просто десятка два достаточно умных людей решили выйти из игры. Таким вот способом. Но, вообщето, по количеству жертв, это далеко не самый страшный эпизод в истории Грамэри. А она тянется издалека, эта история...
        - Тогда, может, всетаки начнете с начала, полковник?..
        - Начало... ох... Ну, скажем, начало этой затеи приходится на сорок пятый. На самый конец войны. Собственно, если хочешь, с Манхэттенского проекта можешь отсчитывать срок...
        - Ну, Манхэттенский проект много чего такого запустил в истории...
        - Так вот - не только в НАШЕЙ истории. Они разного боялись эти смешные физики... тогда, в середине века. Например, того, что не удастся остановить цепную реакцию, и весь наш шарик полыхнет при запуске первого реактора - почитай воспоминания этих чудаков... Но вот, об одном они не шибко размышляли, у себя там, в Проекте, или в свободное от работы время, хотя бы... О том, что как только рванули первые заряды, мы на всю нашу космическую округу проорали о том, о чем стоило бы промолчать. О том, Миша, что на нашем шарике водится разумная жизнь...
        - А что, об этом до того не знали? ТАМ - наверху?..
        - Это, дорогой мой, достаточно сложный вопрос. Но главное ты понял?
        - Я понял. Так что же там у них там было? Летающая тарелка что ли?
        - Летающая тарелка.
        Пауза. Поляновски провел рукой по наметившейся щетине.
        - Что хуже, - наконец сказал он, - пиратская летающая тарелка.
        Снова пауза.
        - Ну давайте дальше, полковник...
        - Собственно, факты сводятся к тому, что в начале тысяча девятьсот сорок девятого года, силами ВВС, недалеко от здешних мест был посажен космический корабль внеземного происхождения. До сего года корабль изучали и с его... экипажем, назовем это так, пытались установить контакт в рамках проекта Грамэри. В ночь на последний День Всех Святых и корабль и экипаж были уничтожены взрывом ядерного устройства. Взрыв произошел на большой глубине, где в герметизированном бункере и находился... объект. Радиоактивный выброс был, как ты сам знаешь, не так уж велик. Было своевременно дано предупреждение персоналу предприятия.
        Однако двадцать два сотрудника Проекта погибли. Я бы сказал, добровольно. Около двадцати исчезли. Числятся пропавшими без вести. У остальных - у многих из остальных - и у тех, кто был здесь в момент взрыва, и у тех, кто в разное время работал в Проекте, обнаружены... значительные отклонения в психике и в поведении. Ты коечто об этом знаешь теперь. Отклонения, по всей видимости, необратимые. Вот в двух словах и все.
        Пауза.
        И паузу эту прервал осатанелый крик, даже скорее нечленораздельный визг, раздавшийся из коридора. Но еще крепче, чем этот захлебывающийся визг, по нервам бросившихся в дверь Майкла и Поляновски ударила волна смрадной гари и жара, удушливого и дымного, рванувшаяся им навстречу.
        
* * *
        
        Майкл не сразу сообразил, что этот обгоревший, в непогашенном пиджаке человек, ожесточенно хлещущий гудящее по полу бокса пламя, брезентовым полотнищем и захлебывающийся своим криком - Пако. А, вот, ЧТО он пытался погасить, Майкл понял только тогда, когда они с Поляновски опорожнили в огонь по паре ручных огнетушителей, и сделала свое дело централизованная противопожарная автоматика Грамэри. Залепленные огнепоглощающей пеной, промокшие до нитки под струями ливня, хлещущего из скрытых перфорированных труб, они стояли над скорченной, коленопреклоненной, обугленной и оттого кажущейся странно маленькой куклой, фигурой...
        - Господи, да это... Это же БЫЛ ДжейПи... - ошалело пробормотал он. Потом повернулся к Пако.
        Тот, скорчившись, присел в углу и, ни на кого не обращая внимания, тихо, срывающимся голосом подвывал. Его трясло. Марк, Бог его знает когда появившийся в этом кошмаре, присел около него, взял за руку и вколол препарат. Потом распорядился:
        - Давайте быстро его - в медбокс. И не отходите. У него ожоги. И шок, похоже.
        Фрэнк - и его появления Майкл не успел заметить в пылу всей этой, минуты три, не больше, длившейся кутерьмы - подставил плечо, сам Майкл - другое, и они вдвоем, поддерживая Пако, вышли из закопченной, ставшей крематорием комнаты. Фрэнк зацепил в дверях ногами какуюто нелепо раскоряченную странность - закопченный канделябр, который Майклу довелось увидеть в глубине запыленного зеркала... Теперь он разглядел его - обугленная, сучковатая ветвь с воздетыми, тлеющими еще сухими отростками. Вот как - вовсе не свечи... Майкл потряс головой...
        И только когда они вышли под утреннее, стальное небо, он понял, что вчера в ночь выпал снег...
        
* * *
        
        Он и сейчас падал на них - редкий и тихий. Наверное, первый в этой зиме. И воздух впервые пах далеким еще морозом.
        - Ссначала он бредил, - вдруг начал выдавать довольно бессвязный текст Пако. Глотнув чистого воздуха, он на глазах приходил в себя, - а ппотом поднялся... Я ввсе никак не мог ппонять... Ну в себе он, или как... А он пристроил эту штуку... Вроде алтаря чтото такое устроил...
        - Он выходил куданибудь? - резким голосом спросил Майкл.
        Пако дико взглянул на него.
        - Нет. Конечно нет...
        - Почему ты сразу не дал знать?
        - Я... я все не мог разобраться с ним...
        - Ладно. У тебя - своя игра, парень, понимаю... - подумал Майкл.
        - А потом, вдруг... Он, знаете, так ппоперхнулся... словно... словно, ну чтото выговорить не мог и весь... изнутри, сразу...
        - Ты не заметил, у него не было ничего... Ну типа зажигательного патрона?
        - Какой к шуту патрон... Он сам полыхнул. САМ. Да так, что я как в танке...
        Действие инъекции заканчивалось. Или, может, наоборот, начиналось. Во всяком случае, Пако обмяк и резко заткнулся. В медицинском блоке он уже еле держался на ногах. Майкл не без облегчения убедился, что ожоги его не так уж страшны, как это казалось там - над испепеленным трупом ДжейПи. И еще он прикинул, что это очень к стати - что он оказался в третьем секторе.
        Фрэнк внимательно смотрел на него. Он уложил Пако, заботливо прикрыв сиротским одеялом. Слава богу, не на ту же койку, на которой закончилась жизнь Анны Ли.
        - Он будет спать еще пару часов, не меньше. Если тебе надо... - сказал он, убедившись, что подопечный уже отключился.
        - Да, мне надо. Проверю холодильник. Там... Словом, будь здесь... - Он не стал говорить лишнего - ясно, что Фрэнк сумеет объяснить его отсутствие, если таковое обнаружится.
        Впрочем, на холодильник он и действительно глянул. И сразу пошел дальше - в оффис на четвертом уровне, не оборачиваясь: сталь дверей рефрижератора была вогнута. Замки перекошены, но уцелели...
        Зомби не умирают. Память не подвела его. Список отделов и их руководителей был здесь - на орехового оттенка панели, золотом. И тот, кого он искал, там значился - М. Гернетт, Пи Эйч Ди. Второй уровень, кабинет 16.
        Перед дверью он остановился. Посмотри в столе у секретарши... - вряд ли у него есть другие знакомые, имевшие когдалибо секретарш на Грамэри. Его передернуло от несуразности происходящего. Вздохнув, он взялся за отмычку.
        
* * *
        
        Он перетряхивал последний ящик не слишком объемного канцелярского стола, когда раздался сигнал вызова. Он пододвинул вокитоки к себе и осведомился, по возможности безмятежным тоном, кому он, вообще говоря, сдался.
        - Майкл, - устало спросил его Марк. - С Пако - порядок?
        - На ближайшее время он в отключке. Завтра будет годен к нестроевой.
        - Подтягивайся сюда. Фрэнк у нас один за всех отоспался. Пусть подежурит. Поторопись. Глядишь, часокдругой и тебе перепадет.
        - ОК. Только здесь... Не все в порядке. В холодильниках...
        - Знаю. Днем эту... специфику не бери в голову. Ждем тебя здесь.
        - ОК.
        Напоследок, Майкл проверил нижнюю поверхность крышки стола там, где она служила крышей для верхнего выдвижного ящика. И обругал себя последними словами - местото было достаточно традиционное для тайника, а он взялся за него в последнюю очередь. Здесь и был приклеен скотчем конверт.
        В конверте лежала магнитная карточкаидентификатор с восьмизначным индивидуальным кодом и листок из блокнота с нацарапанными в страшной спешке, надо полагать, каракулями: «Коды доступа к файлу HALLOWEEN» и дальше - цифры и буквы. Майкл забивал их себе в память, торопливо шагая по коридорам второго уровня. Перед тем, как войти в лифт, наспех соорудил тайник под покрытием пола - просто приподнял лезвием ножа ворсистый синтетик и в образовавшуюся щель засунул конверт с его содержимым.
        Запихнул себе в рот и проглотил пару таблеток спецпрепарата. Нельзя было свалиться сейчас, а усталость и недосып брали свое.
        Он уже почти не удивился, увидев в углу кабины лифта, брошенный туда карабин Поляновски.
        
* * *
        
        Собственно это был военный совет в суженном составе. Майклу следовало оценить приглашение к участию в нем. Три сутуловатые фигуры в затопленной утренним полумраком комнате. Узкая полоса света от низко пригнутой к столу лампы. Небритые лица, слегка охрипшие голоса.
        - Не имеет смысла дальше водить друг друга за нос, Войцех, или как вас там, на самом деле... - довольно угрюмо начал Марк.
        - Войцех, Войцех - я два десятка лет работал под этим именем, - с несколько отсутствующим видом отозвался Поляновски. - В Европе. Привык. Да и мать звала меня так...
        - Трогательная подробность. Однако, давайте оценим обстановку. И сопоставим интересы.
        Майкл кашлянул. Подвинулся ближе к кругу света.
        - Если позволите... - впервые в этой игре он попробовал соблюдать подобие субординации. - Я не нахожу ситуацию слишком трагической. Даже вчетвером мы можем справиться с основной частью задания. Цементирование шахт, жерла кратера, Малый Холокост. И уложимся в срок. К тому же, с Пако - это, скорее, просто нервы. Без выхода в... в сектор он вполне сможет работать. Через пару суток, по крайней мере.
        - Ты сам понимаешь, Миша, - несколько обозленно сказал Поляновски, - что после того, что произошло с ЖанПолем...
        - А что, всетаки, произошло повашему?
        - Месть ведьм, - косо усмехнулся Поляновски.
        - Чемто провинился перед ними ДжейПи... Но только, если уж не водить друг друга за нос, так это вы, док, лучший среди нас специалист по нечистой силе...
        Пауза. Тяжело опущенные веки Марка. Потом Поляновски резко продолжил:
        - Короче. Обстановку следует признать чрезвычайной. Практически у всех нас Мерлинтест съезжает к критическому показателю. Самое лучшее, что мы можем сделать, это сохранить полученную информацию, ведь каждый из нас собирал здесь коекакую информацию в свободное от работы время, не так ли? Так вот, лучше нам сохранить хотя бы все это и вызвать группу эвакуации... И запускать Большой Холокост. Мне, ведь, не надо вам объяснять, что имеется ввиду, Марк?
        - Четыре термояда здесь, в шахтах, и стратегические бомбардировщики на резервных аэродромах? И девять часов на раскручивание всей операции? Я достаточно хорошо информирован?
        - В общих чертах.
        - А вы... И ваше руководство представляет себе, как это будет выглядеть? Ну, скажем, в вечернем выпуске новостей? И в ООН? И...
        - А вы - выто представляете, что начнется, когда не только мы, не только мародеры из местного населения, а все остальные, понимаете, ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ начнут превращаться...
        - Это исключено. Говорю это тебе как специалист по нечистой силе.
        - Это, - Поляновски засучил рукав над тестовой насечкой, - тоже было исключено. Послушайте, Гернетт, вы както слабо интересуетесь, я вижу, чем же здесь занимаются в свободное время ваши бывшие подопечные... Те, что задержались на тринадцатом уровне. У них масса свободного времени теперь, когда вы оставили их своим вниманием так надолго. Поверьте, я не зря катался в лифте в прошлую ночь. И не из пустого интереса, поверьте ребята. Правда, доходить до меня стало только к этому утру. То, что там варится в этом котелке. Вы же, сучьи дети, оставили там два десятка квалифицированных специалистов. Из которых половина уже была запрограммирована этой дрянью. И еще морочили нам всем голову, что после уничтожения Объекта они просто нежизнеспособны. Что самое худшее, с чем мы здесь столкнемся, это просто кучка невменяемых, способных только слюни пускать, и подыхающих с голоду.
        - Это, по крайней мере, не моя версия, Войцех...
        - И на том спасибо. Так вот, они не только не померли с голоду, они еще и вкалывали здесь день и ночь. Совершенствовали Мерлинфактор. Только этим объясняю, что инфекционность его возросла в сотни раз. И дураку ясно, что следующий шаг - экспансия. Они уже проглотили всех, кто сюда ступил после Хэллоуина. И местных и добровольцев, и тот таинственный десант...
        - Какой десант? - поднял на него тяжелый, удивленный взгляд Марк.
        - Пикантная подробность, однако. Всетаки Грамэри не обо всем всегда в курсе... Ладно, об этом - потом... Вы оба просто не хотите понять, как мы здесь близки от того, чтобы самим провалиться в этот ад. ДжейПи они скрутили в одни сутки. А стоит одномудвум из нас попасть под их контроль - вся группа в их руках. И теперь и после вывоза... Нет, Холокост, только Холокост!!
        Он резко замолчал, еще больше сгорбился. Потом, тяжело вздохнув, выпрямился.
        - Понимаю: вам, Марк, вовсе не с руки гробить собственность ваших... нанимателей. Затем вас сюда и внедрили. Майклу охота выглядеть стойким оловянным солдатиком. Остальные - не в курсе. Но я говорю вам - Грамэри смертельно опасен! И мы с вами - в дюйме от того, чтобы самим стать смертельно опасными для всех и вся. Если у нас и есть время - то очень немного.
        Наступило долгое молчание. Затем Марк хрустнул пальцами, откашлялся.
        - В любом случае, ответственным за проведение операции по начальной фазе ликвидации последствий на предприятии Грамэри остаюсь я. Не представитель разведслужбы, никто другой... В этой связи, извольте выслушать мое решение: в течение следующих двадцати часов отслеживаем ситуацию. Подготавливаем Малый Холокост. А также заполняем пенобетоном шахты лифтов и аварийных спусков. А также канал выброса. Жерло. Проводим затопление подземных уровней... В случае любого серьезного происшествия переключаемся на Большой Холокост. Я подготавливаю сообщение для центра и сношусь со штабом операции, - он посмотрел на часы, - в восемь нольноль. Мтест отслеживаем каждые два часа. Перекрестно. Теперь слушаю вас.
        - Скользко, - Поляновски встал. - Очень скользко. Но я подчиняюсь. Сейчас пять двадцать две. Когда начинаем?
        - В восемь десять. После разговора с Центром.
        - Я пойду приведу себя в порядок. Майкл, подойди, когда освободишься.
        Он вышел. Сгорбившись и прихрамывая. Казалось он постарел на десяток лет. Некоторое время они молчали.
        - Шеф, - спросил наконец Майкл, - за каким же чертом вы разыгрывали удивление перед всей этой чертовщиной? Если вы...
        - Я должен был вести себя естественно. Простонапросто. Вот если бы я ничему здесь не удивился, или пытался скрыть от вас - вы бы подругому ко мне отнеслись. А мне здесь много чего надо выяснить. В наше задание, как ты, наверное, заметил, это не входит. Поэтому остается разыгрывать лишнее любопытство, как ни глупо это смотрится... И потом... И потом, коечто здесь меня и впрямь удивило... Ну да ладно, Майкл. У меня к вам просьба. Если хотите, личная.
        - Я слушаю вас, шеф.
        - Позаботьтесь о Поляновски. Лучше, если он отдохнет до начала работ. В этом отношении интересы шефа полностью соответствовали намерениям Майкла. Правда, он очень хорошо осознавал, что в предстоящей ему партии с профессионалом, союзников у него раздва - и обчелся - общая усталость полковника, надвигающаяся десятка и связанная с нею депрессия. И еще, пожалуй, - виски.
        Перед тем, как постучаться в дверь импровизированной радиорубки, которую выбрал своей резиденцией Поляновски, он прихватил благополучно уцелевшую в баре флягу Смирновской.
        
* * *
        
        - Ну что же, продолжим соотносить интересы. И оценивать ситуацию... - Цефей жестом пригласил Майкла присаживаться. - Напрасно ты притащил это... День будет тяжелый.
        - Нервы, - сухо сказал Майкл. - Не могу заснуть хоть на часок...
        Он плеснул водки в кстати пришедшийся стакан. Поляновски молча извлек второй, дунул в него и двинул по столу Майклу.
        - Вот уж не думал, что во всей этой ахинее вокруг НЛО, действительно, хоть чтото есть... - чтобы хоть както начать разговор, заметил Майкл, отмеряя ему на два пальца огненной воды.
        - В ней ничего и нет. Вы старика Честертона не почитывали грешным делом? Герберта Кийта? «Где умный человек прячет листок? - В лесу. А что ему делать, если леса нет? - Он сажает лес...» Вот в таком лесочке специалисты по НЛО и бродят всю жизнь...
        Для начала решили простонапросто потопить просочившуюся в научные круги информацию об этом деле в потоке именно такой, никем всерьез не воспринимаемой чепухи. Некоторое время приходилось даже подкармливать коекакие исследования в таких квазинаправлениях, а потом, несколько лет спустя, все эти выдумки превратились в какуюто самостоятельную и довольно доходную индустрию... И она так пошла в рост, что дальнейших забот о себе не требовала... Лесок вымахал в непроходимую чащобу, и листочек наш в ней очень хорошо затерялся.
        А круг тех, кто знал истинное положение дел, благополучно сужался. Особенно после того, как к руководству Грамэри пришли...
        Одним словом, при нынешнем руководстве.
        Тебе может показаться странным, но последние четыре президента о подлинном назначении Грамэри не догадывались. Просто не знали. И двоетрое последних больших начальников из Лэнгли - тоже. До самого последнего времени, во всяком случае...
        - Выходит, я теперь - весьма осведомленное лицо... - Майкл покрутил в руке опустевший стакан, плеснул из фляги еще - себе и Поляновски. - Только не пойму - как это? Главы государств и разведок...
        - Видишь ли, вопервых, каждая администрация, уходя с подмостков, уносит с собой кусочки разных тайн... Вот так, потихоньку, кусочек за кусочком, секрет и похоронили. Растащили по разным досье, по архивам разных ведомств, групп, проектов... Превратили в этакий громадный кроссворд - все, вроде, на виду, и тот, кому положено, запросив соответствующие инстанции, запросто заполнит все клеточки и квадратики по вертикали и по горизонтали... - Поляновски прихлебнул из стакана и, поморщившись, извлек на свет божий сверток с грубовато сработанными сэндвичами. - Только, вот, кого и о чем запрашивать - и зачем, ЗАЧЕМ когото о чемто запрашивать - вот, тоже, проблемато... - никто уже и не знает. Уж господа президенты получили бы о Грамэри полностью исчерпывающую информацию, если бы СПРОСИЛИ. Но у них не было причины спрашивать. Те, Майкл, кто постепенно забрал в руки весь Проект, никогда от высшего руководства секретов не имели. Они простонапросто отвечали только на те вопросы, которые им задавали. А о том, о чем их не спрашивали - о том они молчали. И еще - это вовторых - не забудьте о том, что вся эта
Ниагара дезинформации по НЛО не миновала ушей и высшей бюрократии, и в настоящее время для нее слухи о делах на Грамэри ничем не лучше еще полудюжины сплетен о сверхсекретных проектах, связанных со внеземным разумом... Листок в лесу...
        - Но ведь это... Прости, но за денежкито Грамэри чем отчитывался? Ведь даже это все, - Майкл описал рукой полукруг, - деньги... И немалые. А еще...
        - Вот на этот счет, у Грамэри все было ОК. Гдето с середины шестидесятых, по крайней мере. После того, как от тарелки смогли получить информацию, пригодную для использования в военных технологиях...
        - Дело стало окупаться?
        - Да. Причем, в гораздо больших масштабах, чем те, что ожидали здесь самые смелые из авторов Проекта. Первоначально предполагали, что чтолибо ценное может быть получено при изучении конструкции самого космического корабля - его двигательной установки, корпуса, ну и так далее. Большой ставки на установление взаимопонимания с обитателями тарелки никто не делал.
        Скажу прямо, мало кто надеялся, что их удастся достаточно долго сохранять живыми... На это были весьма основательные резоны... Но все повернулось иначе.
        Прежде всего, даже основное событие Проекта - обнаружение и посадка инопланетного корабля оказалось достижением, ну, скажем, взаимным - обитатели тарелки сами искали контакты с земной цивилизацией. Об этом, впрочем, позже... Так вот, второе событие в истории Проекта - установление, хотя и частичного, но вполне приемлемого контакта между Ними и Нами, тоже было делом... взаимным. Да что там, скажем прямо - на все сто процентов это было достижением гостей. С нашей стороны туннель только начали копать и вели его, если так можно выразиться, не в том направлении...
        Не удивительно, что Они сыграли решающую роль в установлении взаимопонимания. Именно развитые способы установления таких космических контактов и были их козырной картой в той игре, которую они вели со всем остальным Космосом. И, направляясь к нам, они прихватили тот единственный товар, который стоит тащить через тысячи парсеков - информацию. Именно такую информацию, в которой по их расчетам, остро нуждалась такая вот, на задворках Галактики приютившаяся, отсталая цивилизация, только и успевшая, что проорать на всю округу о своем существовании электромагнитными импульсами первых ядерных взрывов... Хотя в своих расчетах они и ошиблись процентов на пятьдесят - мы оказались не совсем тем, что они ожидали увидеть - уже просто того, что мы были способны понять и ассимилировать, обеспечивало гигантский технологический прорыв - и в материалах, и энергетике, и в химических технологиях... Уже простое изложение и объяснение этого информационного богатства оказалось работой, рассчитанной на многие десятилетия. До некоторой части этого сокровища мы, может быть, дозрели бы по мере усвоения этого первого
огромного глотка информации. А еще часть так и останется для нас недоступной... на все обозримое будущее.
        Слишком велика разница между Нами и Ними.
        - А от насто они чего хотели? Ведь для них мы - неандертальцы, не более...
        - Вопервых, это не совсем так. Из того, что до нас... до меня лично дошло из информации о Космическом Сообществе, у меня сложилось впечатление... Одним словом, видимо, существует какойто закон дополнительности Разумов во Вселенной. Пути, которые ведут к возникновению того, что мы называем Разумом, настолько различны, что любой контакт между ними поднимает его участников на совершенно иной уровень. Мало того, даже контакт одного разума с самим собой, только на разных стадиях развития, в принципе, может дать подобный же эффект. Те же древние люди, от которых остались нам на память лишь черепа, да наконечники стрел, смогли, например, сотворить то, что человечеству на памяти его письменной истории повторить заново так и не удалось - ну, например, одомашнить собак и лошадей.
        Ни один вид живых тварей потом уже не удалось превратить в друзей Человека.
        Может быть, нам было бы чему поучиться у тех парней с дубинками...
        Разговорился, однако, полковник - что твой профессор, - подумал Майкл. - Чувствуется, долго разрабатывал Грамэри. По своей линии. Но, вообще, он много говорит. Даже для очень уставшего человека, принявшего лишнего...
        - Боюсь, что туго бы им пришлось, этим ребятам, - сказал он.
        - Да, если разобраться, все торжественное шествие европейской цивилизации по диким просторам Азии, Африки, Америки, Австралии... Все это, по сути дела, было просто провалом нашего контакта со своим собственным прошлым.
        Или полупровалом... Бог его знает, что мы потеряли на пути от этих дубинок и неизвестно как выдуманных бумерангов к умению считать до сотни или там, к искусству брать вторую производную от функции... Но так или иначе, с этой вот точки зрения - и мы не самые бесполезные для Космического Сообщества создания Божьи. Скорее всего. Но не это было главным интересом наших гостей.
        - А что же?
        Майкл присматривался к выражению лица Поляновски, и оно ему все больше и больше не нравилось...
        - УБЕЖИЩЕ. Мы нужны им как убежище. Укрытие ото всей остальной разумной Вселенной. Укрытие и плацдарм.
        - Так что же, в таком совершенном Сообществе нашлись свои изгои?
        - Нашлись. И в этом, как раз, ничего удивительного нет - ведь ты только что обмолвился, что даже состоящее из одногоединственного биологического вида Человечество - далеко не образец взаимопонимания. Сколько там войн идет на шарике сейчас, в эту вот минуту? А?.. Так что не удивляйся, что и у Них ТАМ не все в порядке...
        - Ну и чем провинились дорогие гости?
        - Это оказалось достаточно трудно понять... Но, во всяком случае, даже сам по себе, их контакт с землянами был по правилам Космического Сообщества большим проступком. Преступлением.
        - Так мы что - запрещенная резервация, что ли?
        - Нет, насколько я могу понять, дело обстоит... ну, скажем, несколько сложнее. Существует своего рода Кодекс Невмешательства. Каждая цивилизация - достаточно сложная система, воздействие на которую до конца непредсказуемо. При определенных условиях, такое воздействие может оказаться для Космического Сообщества опасным, даже фатальным.
        - Дикари, вооруженные Бомбой? ЧингизХан с пулеметом?
        - Это уже от мании величия. Нет. Просто в колоде появляется лишний джокер. И неизвестно, кто с него зайдет... Даже гибель одной из отсталых цивилизаций - удар по балансу сил, который планировался на ближайшие тысчонки полторы лет. Поэтому решено было все такие эмбрионы цивилизаций до поры до времени предоставить их собственной судьбе. А поскольку среди множества клиентов Сообщества есть и незаконопослушные экземпляры, информация о таких эмбрионах ставится под жесткий контроль. Также жестко ограничены были все виды деятельности, которые могли бы засветить Космическое Сообщество, послужить сигналами о его существовании для эмбриональных цивилизаций.
        Производство мощных электромагнитных сигналов, высадки на планеты, населенные такими цивилизациями, хотя бы потенциально... Наше местонахождение было довольно большим секретом. Но и технология поиска младших братьев получила хорошее развитие. С сорок пятого мы секретом перестали быть. И к нам пришли гости.
        - Послушай... А за этими гостями, в свою очередь, ненароком не придут? Большие Хозяева?
        - Это тоже была не маленькая проблема. Но, в общем, видимо, и Нам и Им удалось соблюсти достаточную конспирацию. Или Большие Хозяева, как ты их поименовал, не решились... Ведь, чтобы добраться до наших гостей им пришлось бы, почти наверняка, выдать себя...
        Какаято скользкая догадка опять серой мышью скользнула гдето в сумеречном уголку сознания Майкла. Но необходимость внимательно следить за всеми реакциями собеседника никак не давала ему ухватить ее.
        - Послушайте, полковник, - с досадой спросил Майкл о чемто, как он теперь понимал, второстепенном, - капитан летающей тарелки вам все эти проблемы лично докладывал, или господь Бог вам все это в сновидениях явил? Не обижайся, Войцех, но ты мне здесь столько наплел... А откуда все это взялось, собственно говоря? Ну неужели, если те... Те, кто был в корабле были на ножах с этим... с Космическим Сообществом и его законами... Неужели им был какойто интерес просвещать нас касательно этих самых законов? Плодить у нас сомнения?
        - Вопрос что надо, Миша... дело тут гораздо сложнее, чем я тебе обрисовал... И гораздо проще... Ведь все, что я тебе сейчас выложил, это резюме примерно сорока лет исследований. И напряженнейших исследований, поверь... Люди из Грамэри просеивали через сито каждый бит информации, просочившейся с тарелки. Да кроме того, они еще имели возможность давить на своих гостей, ставить им условия... Ну а моя... простите, НАША С ВАМИ контора, Миша, ни на секунду не отрывалась от замочной скважины и ни звука не упускала из того, о чем люди из Грамэри разговаривали между собой, с посторонними и даже во сне... Сорок лет... Это больше, чем два поколения профессионалов, Миша... Так что слушай меня внимательно и не перебивай... Потом уже не придется...
        У него - десятка... - вдруг ясно осознал Майкл. - Уже десятка... И тут ему удалось ухватить ту тень мысли, что надоедливо маячила в своем темном углу. Сглотнув слюну, он спросил:
        - А вы уверены, что то, что вышло на этот Хэллоуин - это не пришло С ТОЙ СТОРОНЫ? Этому Сообществу - что - трудно наблюдать за нами, если они прошляпили несанкционированный Контакт?
        Сумрачной, нахохлившейся птицей сидел перед ним полковник.
        Кажется, он даже не слышал этого вопроса. Потом - поднял руки к лицу, помассировал затекшие веки...
        - Дело не в их возможностях. Дело в Разнице... Им, может быть, не так трудно видеть многое здесь, у нас. Другое дело - так это что им трудно понять, что они видят, что все это означает... Как папуасу - инфляцию. Как аборигену - очередь за автографами...
        Пауза. Господи, сколько молчания приходится на одно слово в этих краях...
        - Итак. Мы им - убежище. Они нам - прогресс, - картонным голосом зафиксировал достигнутый уровень понимания Майкл. Надо было хоть както двигаться дальше в этом непростом разговоре... - Научнотехнический, по крайней мере. Так?
        - В общем и целом. Так или иначе, Грамэри стал поставщиком новых разработок, технологий, патентов. Перешел в режим самоокупаемости. А все, что приносит прибыль, настоящую прибыль - находит у нас, на Земле хозяев. И, как правило, довольно крутых. Вот и Грамэри стал вотчиной таких ребят. А государство и прочие - потеснились... Все шло хорошо. До прошлого Хэллоуина.
        - Так что же случилось?
        - Похоже, что Гости оказались хитрее Хозяев. В общем... В общем, многие люди, связанные с Проектом, рано или поздно... странно проявили себя. Похоже, что они, какимто образом попали под чужой контроль. ПОД ИХ КОНТРОЛЬ...
        - И поэтому?..
        - И поэтому...
        Они помолчали. Потом Поляновски встал, щелкнул выключателем.
        Теперь только мутный свет, просачивающийся в бокс через стеклоблоки притолочных оконщелей, был вокруг них.
        - Идите спать, Миша. Завтра - очень тяжелый день. Собственно, сегодня уже. Это я тебе гарантирую.
        Он выглядел очень усталым, больным и старым. Внимательно оценивал взглядом каждое движение Майкла.
        - И еще - не шатайся в одиночку по корпусам, Миша. Не надо...
        Майкл кивнул, прикрыв глаза. Закрыл за собой дверь и пошел к лифтам...
        
* * *
        
        Шататься по корпусам всетаки пришлось. Для начала он просто нашел первый попавшийся живой терминал и, сунув в него взятую из тайника идентификационную карточку, попробовал войти в файл HALLOWEEN, но, как и ожидал, получил ответ:
        
        ЗАКРЫТАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ВХОД СО СПЕЦТЕРМИНАЛА.
        
        Номера спецтерминалов он теперь знал благодаря заботам составителей Инструкции по поведению в чрезвычайных обстоятельствах. Правда, не хотелось отходить далеко - он и так вызвал достаточно подозрений и у Марка и у Поляновски. Но возможности следить за его делами ни у того, ни у другого уже практически не было. А у него самого - он чувствовал это совершенно отчетливо - уже практически не было времени.
        Бокс, в котором должен был находиться спецтерминал 2221, запирал электронный замок. Вскрывать такие устройства для состава группы ликвидации было делом несложным. В норме. Другое дело - полный блок. И другое дело - что на взлом информационная система Грамэри отреагировала бы в лучшем случае отключением терминала. Но Бог милостив (ИЛИ ЧЕРТ...) - на карточку замок среагировал - Майкл с уважением посмотрел на напечатанное на ней, совершенно незнакомое ему имя и вошел в отсек. Там он еще раз проверил электронный запор и для надежности закрутил до упора еще и маховик аварийного, механического замка - неожиданные визиты следовало исключить. Огляделся и, остро осознавая себя вором, подошел к терминалу. Вставил куда надо карточку и сделал первый набор кода. Забрался в кресло.
        Экран дисплея ожил. Строки контроля запуска программы поползли по нему. Потом - чтото не очень понятное. Потом - заставка:
        
        СИСТЕМА МЕРЛИН К ВАШИМ УСЛУГАМ.
        ОБЫЧНЫЙ РЕЖИМ.
        НАЖМИТЕ ЛЮБУЮ КЛАВИШУ
        ЗАКРЫТАЯ ИНФОРМАЦИЯ.
        
        Майкл набрал Число Зверя.
        
        666.
        ВВЕДИТЕ ИМЯ ФАЙЛА
        
        Майкл набрал прозвище кануна Дня Всех Святых.
        
        ПОДТВЕРДИТЕ ГОТОВНОСТЬ (Y/N)
        
        Майкл надавил Y.
        
        ВВЕДИТЕ КОД ДОПУСКА.
        ПОМНИТЕ - ЕСЛИ КОД НЕ БУДЕТ ВВЕДЕН В ТЕЧЕНИЕ 40 СЕКУНД ИЛИ ЕСЛИ ВЫ ДВАЖДЫ ДОПУСТИТЕ ОШИБКУ ПРИ ВВОДЕ, ПОСЛЕДУЕТ НАКАЗАНИЕ.
        НАКАЗАНИЕ - СМЕРТЬ.
        У ВАС ОСТАЛОСЬ 40 СЕКУНД.
        
        Интересно - подумал Майкл, - рванет здесь у них чтонибудь, или стрелять начнет? Или отраву распылит в воздухе чокнутая автоматика?
        
        35 СЕКУНД
        
        Впрочем, безразлично. Возможности накрыться медным тазом в здешних местах и без того огромные. Сказочные.
        
        30 СЕКУНД
        
        Не торопясь, знак за знаком, он ввел код допуска.
        
        ВЫ ДОПУЩЕНЫ В ФАЙЛ HALLOWEN
        
        (Сработало, черт возьми!)
        
        ПОДТВЕРДИТЕ ВАШ ЛИЧНЫЙ КОД.
        
        Майкл набрал на панели клавиатуры еще семь знаков и поднял глаза на дисплей. Человек, обратившийся в атомный прах в канун прошлого Дня Всех Святых, возник на экране и глянул ему в глаза.
        - Здравствуй, - сказал он и откинулся в кожаном кресле.
        Экраны мерцали за его спиной. Иногда тудасюда проходили фигуры в белых халатах. Человек в кресле протянул руку кудато за рамку экрана, и ему передали стакан. Он поставил стакан на стол, угадывавшейся гдето за обрезом кадра, внизу, и налил себе основательную порцию виски.
        - Не знаю, как тебя зовут, - продолжил он, - и кто тебе платит, но раз уж ты добрался до этого файла - то за тебя. И... - он повернулся к плохо видимым в этом ракурсе фигурам, остановившимся у него за спиной. - И за этот Хэллоуин! - Он, поморщившись, проглотил виски, и те, кто стоял сзади, тоже подняли и осушили стаканы. - Ну а теперь - поговорим всерьез. Надо хоть както объясниться...
        Я думаю, ты в общих чертах, в курсе дела. Знаешь, что у нас тут на Грамэри, в бункере, на глубине триста десять метров зарыт - для тебя уже БЫЛ ЗАРЫТ чужой корабль. Что мы здесь, так сказать, поймали космического черта и хотели... Да что хотели - основательно поживились за его счет. Только вот, немцы любят говорить, что тот кто, сел ужинать с чертом, должен запастись длинной ложкой... Нет, не то, чтобы мы не позаботились об элементарной безопасности - сам видишь, мой наследничек: на три сотни метров под землю упрятали дорогих гостей. И полную антисептику соорудили - это для посудины в несколько тысяч кубов объемом, довольно сложной геометрии...
        Воображали, что соорудили - до поры до времени... только делото было в самом принципе - в нашем стремлении получить ОПЕРЕЖАЮЩУЮ ИНФОРМАЦИЮ. И в характере этой информации. А если уж говорить совсем честно - то в тех наших намерениях, с которыми мы эту информацию стремились заполучить... Ну, это, впрочем, философия, а на нее времени уже нет.
        Секунд десятьпятнадцать они смотрели друг на друга - человек с экрана и человек, сгорбившийся в кресле перед дисплеем, Оба они недоспали, обоим пришлось проглотить немало спиртного, у обоих не оставалось времени. И они одинаково промокали пересохшие губы языком.
        - Собственно, лучше бы от всего этого... - прервал паузу человек на экране. - Лучше было бы оставить после себя... тишину... Молчание...
        Но ясно, что после того, как сработает система уничтожения Объекта, от нашей конторы останется не одна только радиоактивная плешь... Я бы с радостью спалил все это ведьмино гнездо в прах, но... не хочу тащить за собой... Никто из нас не хочет тащить за собой в могилу слишком много народу... Так что мы решили ограничиться уничтожением Объекта, а насчет Холокоста большого или малого, решайте сами, ребята... Я вам сейчас расскажу, чего вам теперь бояться.
        И что вам поможет... При ликвидации последствий...
        Он провел языком по пересохшим губам и начинающим мутнеть взглядом, поискал вокруг себя. Налил еще виски, но пить не стал. Снова поднял глаза на собеседника.
        - Существенно вот что: Объект... Сразу после доставки сюда и подготовки первичного укрытия, Объект исследовали самыми различными способами.
        Просветили во всех мыслимых диапазонах электромагнитных и звуковых волн, только жестких излучений старались не применять... Большого разрешения такие методы не давали, но всетаки, с их помощью, а потом - благодаря киносъемке при кратковременных выходах экипажа из корабля и при сеансах телевизионных... Когда удалось наладить со внутренним пространством тарелки, удалось заключить, что мы имеем дело примерно с сорока существами, близкими по размерам к человеку. И поведением, вероятным образом жизни людей напоминающих.
        Теперь он говорил более уверенно, стандартными оборотами официальных отчетов. Не в первый раз докладывал этот текст. Правда, в последний...
        - Тогда же возникли первые сомнения в том, достаточна ли система жизнеобеспечения этого корабля для того, чтобы эти существа протянули здесь достаточно долгий срок. К тому времени у нас был налажен уже не только информационный, но, худобедно и какойто материальный обмен... Мы получили коекакие образцы на исследование, и они стали тоже коечто запрашивать у нас...
        Точнее, это мы так считали, что это они - приматоподобные существа, обитавшие внутри корабля пришельцев, стали чтото у нас запрашивать... Одним словом, им понадобились различные химические продукты... Видимо - компоненты питания и другие, необходимые для поддержания жизни и, ну там, регенерации и тому подобного, соединения... Затем, со временем, последовали и вовсе удивительные для нас заказы: Гостям потребовались земные животные. Целый зоопарк, но, в основном, крупные... Лабораторными мышками они не вдохновлялись... Медведи, обезьяны... Мы относили это к их естественнонаучному любопытству, некоторое время...
        А тем временем, у нас тут, в собственной нашей компании - а на Грамэри уже работали тысячи людей - стали наблюдаться вещи...
        Правда и во всем мире, в те времена распространилась всякая ерунда - хиппи, религиозные секты, на ходу изобретенные... Так что сперва это увлечение сатанизмом и какимито странными культами в среде посвященных в тайны Грамэри относили за счет идеологических завихрений среди яйцеголовых. Сочли своего рода способом спустить пары... Правда, после того, как приключились человеческие жертвоприношения, а затем - какието странные, нелепые диверсии, саботаж, на дело перестали смотреть сквозь пальцы: кого погнали вон, кого позапирали в желтые дома, но, в целом, со спецификой работы случившееся не связывали.
        Только к концу семидесятых на нас посыпались неожиданные сюрпризы, которые совсем подругому нам, дуракам, представили... Вопервых, ктото там, наверху, додумался проанализировать статистику различных эксцессов, которые приключились не с персоналом Грамэри непосредственно, а со всеми теми, кто ходил по этой дорожке... С ушедшими в другие проекты, уволенными, работавшими временно... И так далее. Тут все ужаснулись: такой коллекции психопатологий и самых невероятных судеб ни в каком триллере не сходилось... Естественно, что предположение о случайном совпадении сразу же отпало. Но и закономерности четкой не наблюдалось... Естественно, нам долго путали след еще и психоаналитики - этот народ все что угодно запросто и очень профессионально со всем чем угодно свяжет, а это что угодно - непременно с расстройствами на почве секса. Тем более, что чегочего, а сексуальных отклонений в этой истории накопилось предостаточно...
        По счастью, среди медицинской публики, привлеченной гласно и негласно к расследованию, затесался и нестандартный народ. Я имею ввиду не фасон пенсне или бородок... Сейчас уже не помню кто, какойто тип из Европы... Они все, однако, из Европы... В общем, специалист по структурному анализу... Так вот, он нас надоумил поднять работы этого африканского стажера из Марсельского центра... В общем, достаточно интересная личность... Вы, ребята, без него не обойдетесь, когда будете разгребать все то дерьмо, которое мы вам тут оставляем...
        Человек на экране, скривившись, всетаки проглотил свое виски и налил еще. Хмель заметно одолевал его. Позади, судя по мельтешению белых халатов, завершались приготовления неведомо к чему. Впрочем, почему же неведомо...
        - Кондэ, - прочитал пододвинутую к себе бумажку человек с экрана. - Два образования. Нейробиология и этнография. Ученик Леви Стросса. Это - структуральный анализ, поясняю для дураков... Видимо, слегка двинутый тип... Но это не так существенно. Главное вот что: этот тип много лет изучал психопатологию тайных культов Африки. И нащупал общие закономерности.
        Законы дегуманизации - это он так окрестил в своих сочинениях...
        Потом занялся ими как врач. Долго практиковал в разных госпиталях, в глубине континента, куда поступал материал... И нашел, что у адептов этих культов и, вообще, в коллективах, охваченных этими... состояниями, наблюдается совпадающий ряд изменений в нервной системе, всегда коррелирующих с той ролью, которую человек играл в секте. Причем во времени эти изменения быстро прогрессировали, постепенно полностью изменяя практически весь мозг.
        Один из его выводов звучал довольно странно: он неопровержимо доказал, что внутри таких групп складывается структура, которую он окрестил дополнительным сознанием. Довольно сложно объяснить это в двух словах... В общем, - часть сознания, ну, если хотите, скажем так, - кусочек мозга каждого члена такой группы становится частью дополнительного мозга, который и берет под контроль всю эту компанию. Это - нечто другое, чем коллективное сознание, о котором мы говорим, когда имеем дело с обычным человеческим коллективом - с государствами, партиями, религиозными общинами... Там - другое дело: сначала каждый член сообщества через свое сознание, СВОИМ умом осознает интересы своего коллектива, а потом, так по своему разумению и действует. Здесь же - нет. Просто появляется еще один, дополнительный мозг со своими интересами, чувствами, целями, в общемто неизвестными никому из отдельных его носителей. Он расфасован по отдельным головам, по кусочкам - отдельными структурами, нейронными контурами, функциональными блоками запрятан под чужие черепные коробки. Он обладает собственным сознанием. И начинает играть
роль Дьявола - злого духа, правящего бал в этих, отрезанных от окружающего мира группах. А связь между этими разрозненными кусочками нервной ткани осуществляется внечувственно - по каналу с очень высокой пропускной способностью.
        Что это за штука, этот Кондэ так и не раскусил. Слово телепатия он, видно, не любил. А речь, даже зрение, не говоря уже о других чувствах, с такими потоками информации простонапросто не способны управиться. Кондэ ограничился тем, что охарактеризовал дальнодействие этого канала - десятки и тысячи метров. Но сам факт появления дополнительной личности в этих своих сектах он доказал надежно. Причем эта личность способна воспринимать все мысли и чувства каждого из своих носителей. Она способна управлять всеми их поступками и помыслами, а сама - почти им не подвластна.
        И в то же время, этот дополнительный мозг ущербен: он примитивен, одержим какимито крайними состояниями, очень нестабилен психически, дает сбои... Словно злобный, пускающий слюни идиот крутит как хочет этими людьми, среди которых есть и глупые, и умные, и добрые и злые... безразлично какие... Рехнувшийся Дьявол крутит ими. Тут важен один такой факт - свои гипотезы этот африканец подтверждал опытами с наркотиками. Он очень чувствителен к таким воздействиям, он всегда - наркоман, этот дополнительный мозг. Анализируя внутренние отношения в этих сектах, черномазый этот выделил слабые места, где химическое воздействие на психику одних членов группы выключает работу всего дополнительного сознания - и тогда разительно меняется поведение всех других... Это нам пригодилось теперь...
        Существенно еще вот что - когда речь зашла о том, чем вызваны эти изменения в нервной системе носителей дополнительного сознания, автор - дипломированный медик, какникак, пришел к выводу, что это - какойто инфекционный фактор. Тутто его и засекретили. Все красоты структурального анализа в области нейропсихологии малых групп аналитикам оборонных ведомств - что Божья роса, а вот возможность открытия новых инфекционных агентов... Одним словом, сразу отыскались денежки и на эти работы...
        Ладно, погодите... Тут еще на одном вопросике надо остановиться...
        Попозже, уже в восьмидесятых, еще один повод для головной боли мы получили в виде результатов компьютерной томографии Объекта. Для этого в свое время соорудили самый большой в мире спектрометр ядерного магнитного резонанса и дикой сложности компьютерную систему анализа результатов. Кстати, последовали резкие возражения со стороны Гостей, и мы эту работу приостановили. Но коечто успели узнать. Бредовые получились результаты - изображения части внутреннего пространства Объекта, для которых удалось, наконец, добиться приличного разрешения, достоверно показали, что... там уже нет прежнего экипажа. Не знаю - погиб... Вымер со временем... Уничтожен по какимнибудь соображениям... А населяют корабль... В общемто там, внутри обнаружили весь этот зоопарк, который мы через шлюзовую систему переправили в Объект. Эти твари там жили, передвигались, но както совершенно иначе, чем можно было бы ожидать от диких животных... При этом они довольно сильно изменились анатомически... Все это было настолько нелепо, что сначала даже никакой реакции не вызвало... Одна из многочисленных странностей Проекта - вот и
все...
        Когда в очередной раз разогнали группу биологической безопасности Проекта и сунули меня командовать ее новым составом, то все факты были уже готовы для того, чтобы сложиться в какуюто определенную картину. К сожалению, для нас... для многих из нас это был простонапросто приговор... К счастью у нас хватило ума сделать наши выводы абсолютно конфиденциальными.
        Секретными даже от высокого начальства. Впрочем, почему, собственно, к счастью?.. Ну протянули мы немного подольше - и что?
        Затуманенный взгляд говорившего уперся в Майкла. Казалось, человек по ту сторону экрана окончательно сбился с нити своего повествования и мучительно пытается вернуться к теме разговора.
        - Так вот, теперь наши основные выводы: фактор изменения психики, вычисленный Кондэ, и то, что воздействовало на нас здесь - это вещи идентичные. Или очень близкие. Просто это пришествие Гостей не было единственным. В начале пятидесятых годов и, возможно, позже, они предприняли несколько высадок в различных частях планеты. Но все другие попытки, по крайней мере, те о которых мы теперь знаем, оказались неудачными, привели к появлению таких дефектных изолятов в глухих уголках планеты, некоторые из которых описал Кондэ. Дело в том, что в нормальных земных условиях дополнительное сознание не получает достаточного развития. Происходят его нарушения, и в итоге получается то, что я только что описывал - Рехнувшийся Дьявол. Для полноценного развития нужно обеспечить коекакие дополнительные условия. И тогда Гости решили, что мы - САМИ ЛЮДИ как раз и можем им в этом деле помочь...
        Гости... Точнее уж - Гость. Этот самый инфекционный фактор и был настоящим экипажем Объекта. А те - внутри - это были просто биологические роботы... Зомби. Полностью находящиеся под контролем рассеянной, диффузной колонии микроорганизмов, создающей самоорганизующуюся систему, подобную мозгу. И конструирующей свою, так сказать, периферию, свою дополнительную часть, в виде того самого дополнительного сознания, расфасованного по черепам этих своих биороботов. Зомбифактор по Кондэ. Потом мы стали называть ЭТО Мерлинфактором, как понимаете, в традициях Грамэри. Чертовы микробы оказались способны генерировать какието сигналы... Видимо, всетаки электромагнитной природы... С этим мы так до конца и не разобрались. Во всяком случае, распространяются они на достаточно большие расстояния. И безо всяких синаптических контактов, находясь в виде рассеянной пыли, суспензии или, образуя симбиоз с нервными клетками своих жертв, создают подобие работающей нейронной сети.
        Мерлинфактор обладает чудовищной генетической пластичностью. Я бы сказал, что для этого сверхорганизма, для такого вот диффузного мозга, ферменты, манипулирующие с материалом наследственности, с нуклеиновыми кислотами, находятся, какимто образом, под контролем сознания, как наши, допустим, руки... Ведь и у человека, в какойто степени, биохимические процессы контролируются сознанием - ну, например, пищеварение или там, процессы в сокращающихся мышцах... Так что отдельные Мклоны способны практически молниеносно и неузнаваемо трансформироваться... Мы это так и не сумели до конца оценить... И направление этой трансформации вполне определенное - внедрение в нервную систему человека ли, другой ли твари, формирование того самого дополнительного сознания и в итоге - полный контроль сначала над отдельными особями, затем над отдельными группами их. Затем - над всем видом. И над всей биосферой планетыжертвы, в концеконцов... Теперь, думаю, вам, ребята, понятно, почему Гости оказались ТАМ, - говорящий неопределенно повел рукой, - в Большом Космосе на положении зачумленных? Должно быть, им многие
цивилизации и за многое, так сказать, обязаны... Целые миры зомби... Мне это трудно представить, хотя насмотрелся я разного... Ну, это уже, как говориться, - совсем другая история...
        Наверное, по ходу дела у вас сразу возник вопрос - как намто здесь удалось отовариться Мфактором почти поголовно? Дело, думаю, проще выеденного яйца: с одной стороны - ясно, что наш Объект был не единственной попыткой Вторжения и, по всей видимости, выполнял двоякую роль - должен был поддерживать у нас иллюзию того, что мы держим весь поступивший из космоса биологический материал здесь у себя, под надежным контролем - это с одной стороны... И в то же время, не без нашей помощи, заметьте, ребята, был он и инкубатором, в котором поддерживалась в искусственных условиях, так сказать, критическая масса Мфактора, достаточная, чтобы хотя бы в одномединственном месте на Земле запустить в действие полноценную колонию зомби. Создать плацдарм, с которого немного погодя уже развернулось бы планомерное наступление на весь остальной род людской... Без этого инкубатора, который, в свою очередь, без нашей помощи в земных условиях не продержался бы достаточно долго. Наша земная биосфера для них - очень агрессивная среда. Так что только на Грамэри Космический Дьявол смог стать Дьяволом полноценным. В целом,
показатель восприимчивости людей к Мфактору первоначально был довольно низок. Нам удалось разработать довольно простой и универсальный тест на степень поражения человеческого организма этой чертовщиной. Постепенно эффективность заражения и количество достигших критической стадии неуклонно возрастали. Причем у всех, кто занимался этой статистикой, рано или поздно возникало ощущение, что ЭТА ШТУКА бьет направленно... Очевидно, ОНИ умели хорошо оценивать иерархию отношений в нашей... системе. Одним словом, после двух с лишним десятков лет чрезвычайно полезного взаимообмена информацией с Объектом, в среди работников Грамэри существовало несколько групп, находившихся под полным контролем инкубатора. Причем, в данном случае все выглядело очень, очень корректно. Никакого видимого безумия, нет - только в самом начале процесса было много срывов в патологию, затем контроль со стороны дополнительного сознания ушел на очень глубокие уровни подсознания и выявить его стало возможно уже только весьма специальными методами. Однако, достаточно далеко зашедшие изменения давали себя знать в тех случаях, когда
находящихся под воздействием Мфактора удаляли достаточно далеко от Объекта. В большинстве случаев, когда из дополнительной личности вырывали одного из ее носителей, и для него и для нее это обходилось тяжелой психологической травмой. Позже стали регистрировать случаи, когда в поведении таких пострадавших можно было установить признаки долгосрочного внушения...
        Пауза. Говоривший энергично потер ладонями лицо, откинулся в кресле. Сзади к нему нагнулся бородатый человек в золотых очках, чтото невнятно сказал ему. Долетели слова ... невозможно дальше... Человек в кресле снова повернулся к камере.
        - Ладно, действительно уже нет времени. В двух словах - последнее... Нашето расследование шло своим ходом, а вот активность Мфактора словно стремилась за нами угнаться... Примерно трое суток назад мы окончательно пришли к выводу, что практически все, кто на Грамэри достаточно глубоко влез в Контакт - все они необратимо поражены. Объект начал активное сопротивление Расследованию. Изпод нашего контроля вышел весь медикобиологический комплекс, расположенный на тринадцатом уровне. Весь этот этаж превратился в нечто такое... Вам надо знать, что на самых глубоких стадиях воздействия, Мфактор придает человеческому организму совершенно новые свойства.
        Начинается с активации различных скрытых возможностей, типа сильнейшего гипнотического воздействия на окружающих, способности к регенерации тканей и органов, а потом... Я никак не могу объяснить как это у них получалось... как они приобретают способность воздействовать на скорость радиоактивного распада...
        И еще... В общем, мы здесь такого насмотрелись... Ладно. Короче: стало ясно, что Грамэри превращается в злокачественную опухоль, и метастазы этой опухоли уже совсем скоро пойдут в атаку на все живое и превратят Землю в мир зомби.
        Нашу группу удается пока удерживать под контролем за счет воздействия наркотиков... Это не может продолжаться... так долго...
        Я - Уве Кальм, руководитель группы биологической безопасности, и двадцать один сотрудник Грамэри, необратимо пораженные, приняли решение... Уничтожить корабльинкубатор Мерлинфактора... И себя. Поскольку то, что произойдет с нами в противном случае - много хуже смерти... Все материалы работы группы находятся в архиве на группе дискет в нечетных боксах от пятьсот первого до семьсот девятого. На дискетах с номерами, соответствующими простым числам.
        Говорящий выпрямился, глядя кудато поверх камеры:
        - Вот, пожалуй, и все...
        Движение за его спиной прекратилось... Люди неподвижно стояли вне фокуса камеры.
        - Мы включили систему предупреждения... Эвакуация Грамэри заканчивается. Только доступ на тринадцатый оказался блокирован. Не представляю, что там будет твориться... Мы попытались затопить подземные уровни, но система сработала только на двух из них. Не на тринадцатом... Вам с ними еще придется разбираться, и это будет непросто... Сейчас нам попробуют помешать... - он потянулся неверной рукой кудато под нижний обрез экрана, поднял на камеру мутный, стеклянный взгляд.
        - Удачи вам, ребята...
        Кощунственный, дурацкий писк компьютера.
        Заставка.
        
        СИСТЕМА МЕРЛИН К ВАШИМ УСЛУГАМ.
        
        Майкл откинулся в кресле.
        Сосредоточился и минут пять сидел, сжимая виски руками. Потом выключил терминал и, бормоча «...соответствующими простым числам...» вытянул блокнот из заднего кармана. Сверился с номерами пропавших дискет, зло плюнул и стал вскрывать пакет, доставшийся ему от ЖанПоля. Он все еще торопливо читал набитый на тонкой бумаге текст, когда по пустым корпусам, по очерченному их периметром гулкому колодцу внутреннего двора загремели выстрелы.
        
* * *
        
        Необходимость затолкнуть доклад ДжейПи в тайник отняла у него еще несколько минут, и он вывалился под редкий предутренний снежок как раз к финальным кадрам: Небольшой одинокий дизельный локомотив с разгону вышиб стальные створки ворот ангарадепо и уверенно попер по пересекавшим внутреннее пространство Периметра рельсам узкоколейки прямо на сутуло громоздящиеся перед ним черные наружные ворота. За полсекунды до того, как он ударил в них, сзади к нему на корпус чертом сиганула серая, смазанная утренним сумраком фигура - Фрэнк.
        Проломив вторую преграду, локомотив с глухим грохотом канул за пределы Грамэри. Повисшие наискосок створки ворот проводили его вороньим зловещим карканьемскрежетом.
        А потом через двор к вышибленному выходу ангара потопали еще две увешанные оружием предутренние тени. Их Майкл успел догнать.
        
* * *
        
        - Я же просил тебя, Миша, не шататься по коридорам, - холодно заметил Поляновски, когда они, дружно налегая на непослушный металл, стали выталкивать из ангара, срочно поставленную на полотно мотодрезину.
        - Что у них там приключилось, однако, черт возьми? - несколько обозленно, но достаточно по существу перебил его Майкл. - За кем мне гнатьсято? Они, что - за одно, или как?
        - Тревогу поднял Фрэнк, - просветил его Марк. - Но с большим опозданием. Пако его какимто образом вырубил... Приемом что ли... Химии, ведь, мы при нем ни какой не оставили... И запер. Связал и запер. Фрэнк, правда, выкрутился, не будь дурак, но за это время парень запустил дизель... И еще, кажется, пошарил в архиве...
        - Почему дизельто, черт возьми? - недоуменно выкрикнул Майкл, силясь перекрыть тарахтение со второй попытки запущенного движка.
        - Весь Периметр перекрыт сигнализацией. И пешком никуда далеко не уйдешь... Ты, вроде, должен быть в курсе, Миша... А если бы этот черт успел поломать дрезину... - Поляновски нервно дернул серой щекой. - Вот что, Миша: идешь один. Нам здесь не следует оставлять друг друга, как говориться, без глазу...
        Двусмысленная получилась фраза, но не до тонкостей семантического анализа было им.
        - Так вот, имей ввиду. Вопервых: узкоколейка минирована. Как и все здесь в округе. Если у Пако не было... поддержки С ТОЙ СТОРОНЫ, то с острова он не уйдет. Думаю, с Фрэнком они уже сцепились, но если тот не остановил его вовремя, обоим может выйти крышка. И сам будь осторожен, если хочешь вернуться... Ты же, ведь, хочешь... ты собираешься вернуться сюда, Миша? Это - вовторых...
        Опять двусмысленные слова. И такие, над которыми Майкл призадумался, хотя и речи быть не могло о том, чтобы хоть немного подать виду.
        - Собираюсь, - коротко ответил он, пристраиваясь на отменно неудобном сидении и снимая с предохранителя карабин. - Держитесь здесь...
        - Ладно, какникак вдвоем остаемся... - отозвался Марк.
        Глухой грохот уже с минуту, как разносился над их головами.
        Внутри корпусов невидимым молотом гвоздили по стали.
        Да нет, не вдвоем... - подумал Майкл.
        Перекошенные, выломанные ворота надвигались на него. А за ними вставал мглистый, первыми снегами тронутый лес.
        
* * *
        
        Ночь не ушла из леса. И казалось - не ржавые рельсы стонут под вихляющей на круто заложенных поворотах, набравшей лишние обороты дрезиной, а угрюмые стада динозавров подвывают в цепенеющих, глухих чащобах. И еще какойто скрежет и лязг накладывались на этот потусторонний хор, приплывая неведомо откуда.
        Потом Майкл увидел, откуда. Сначала это был неуверенный, рваный столб дыма гдето впереди по курсу (это заставило его начать сбрасывать скорость), а потом, когда дрезина выскочила на прогалину перед мостом, он увидел это - окутанного дымом и истекающего коптящим мазутом, железного зверя, сброшенного взрывом с полотна на чистую, узкую отмель там, в полутора десятках метров внизу. Он все еще издыхал - изуродованный, горящий локомотив. Грохотал, захлебывался скрежетом движок, лязгали металлические сочленения, и сумрачная гладь реки и в дымке утопающий лес - всяк на свой лад - вторили этой музыке Дьявола. Майкл успел погасить скорость. Остановился.
        Держа карабин наготове, он начал спускаться по насыпи, потом по крутому склону берега. Примерно на середине пути он увидел их обоих: Фрэнк, неловко карачась - рукав его рубахи был пропитан кровью - пытался наложить самодельный жгут на ногу Пако. Точнее, на то, что осталось от ноги. Впрочем, это, судя по всему, было совершенно бесполезным занятием - грудная клетка у того была безнадежна смята, исковеркана.
        Он молча стал помогать Фрэнку. Кивнул на его наскоро перехваченную повязкой руку.
        - Здорово приложился, а?
        - Это он меня. Перед тем как... Ччерт! Все бесполезно...
        Мутный от боли глаз открылся и глянул на них с какойто, даже, жалостью. Клокочущий хрип, пополам с розовой пеной выходивший из губ Пвко, вдруг сложился в слова.
        - Вы, наверное, все это всерьез, ребята...
        - Спокойно, - сказал Майкл, в открытую доставая спецпояс, а из него - шприц. - Сейчас будет не так больно...
        - Верно, ломаете голову - на кого я тут карячился... На русских или... или еще на какуюнибудь... мафию... Смешно. Фрэнк... там - в подкладке, в куртке... Да...
        Глаз закрылся. Рот Пако оскалился в судорожной улыбке. Черты его лица на глазах заострялись...
        Фрэнк рванул пропитанную кровью подкладку. Пошарил и извлек на свет божий пластиковый пакет, а из него, стараясь не измазать в крови, чтото похожее на небольшой бумажник.
        - Боже, пресвятой, - сказал он, передавая это Майклу. - Знаешь, на кого он работал? На Вашингтон пост...
        Майкл понял, что чувствует, наверное, полицейский, застреливший по ошибке не взломщика, а ряженого СантаКлауса. Хотя, ведь, и не стрелял он ни в кого...
        - Все, - сказал он, пряча на место так и не пригодившийся шприц. Машинально проверил зрачок умершего, достал микрокамеру и сделал несколько снимков.
        Фрэнк поднялся, взял из травы карабин, котомку. Они посмотрели друг другу в глаза.
        - Тебе надо возвращаться, Майкл? - помолчав, спросил Фрэнк.
        - Надо, - ответил Майкл.
        - Там будет очень плохо... Но тебе видней, - Фрэнк помолчал еще немного. - А мне здесь быть не надо. ЭТО НЕ МОЯ ИГРА... Я пошел - прощай.
        - Ты уверен, что выйдешь отсюда? - осведомился Майкл. - Здесь много сюрпризов. Всюду. Сам видишь, - он кивнул на умирающий локомотив. - Да и поранило тебя... Ведь и провианта с собой нет... И потом - когда ты выйдешь к людям... Тебя, ведь, будут искать...
        - Ну, об этом не волнуйся, - Фрэнк улыбнулся грустновато, но вполне искренне. - Мы такой народ - с лесом всегда дружили... Да и с людьми - там - я полажу. Как бы не обернулось - здесь будет страшнее... Я в таких вещах не ошибаюсь... А с сюрпризами разберусь - у всего что не из леса - чужой запах. Да и воевал я сапером... Я реку перейду в другом месте. Этот мост - плохой. Ты это помни. И его - он кивнул на Пако - потом похороните, как надо, если сможете... Ну, пока.
        Они вскинули руки в прощальном жесте, и некоторое время Майкл смотрел, как уходит в скованный первым морозом лес стройная, сухая фигурка человека, с которым он подружился, так и не обменявшись двумя сотнями слов...
        Уходит из этой игры... если из нее, вообще, можно уйти...
        А у него за спиной пламя все сильнее охватывало остов стального зверя. Если гдето там, в его нутре и оставались диски из архива, нечего было и думать выручать их, какие бы у них не были номера...
        
* * *
        
        На обратном пути он уже не разгонял дрезину так, как во время погони. Хотя, наверное, и имело смысл торопиться.
        Грамэри наползал на него гулким колодцем. Замком Дьявола. Пуст был прорванный Периметр. Скован холодом и мглой. И выстрелы катились по нему словно перебранка демонов.
        Майкл притормозил, заглушил движок, и, за полсотни метров от проема ворот, скатился на землю и дальше передвигался уже короткими перебежками.
        Под грохот, поднятый вкатившейся с разгона в ангар дрезиной, нырнул в первый же вход, в систему корпусов и некоторое время наобум петлял по коридорам и внутренним переходам. Но, похоже, никому он не был уже нужен в этом призрачном лабиринте, где решали свои проблемы силы, никакого отношения к нему - простому смертному не имеющие...
        Преодолев какоето странное внутреннее сопротивление (он просто не имел времени разбираться, что именно в его душе противилось этому), Майкл включил вокитоки и стал приглушенным голосом окликать:
        - Марк! Войцех! Что происходит? Отвечайте! Отвечайте, ктонибудь!
        Рация отозвалась глухим голосом Поляновски:
        - Ты здесь Майкл? Ты... уверен?
        - Да, я здесь. Я - Майкл. Аквариус. В чем я должен быть уверен?
        - Прости. Это я должен быть уверен. Что это действительно ты.
        - Слушай, что происходит? В кого палите? Пако взлетел на воздух. Ребята накрылись. Оба, - уверенно соврал он. Потом спохватился и добавил свой кодовый номер. Еще раз повторил кличку.
        - Еще раз повторяю: я - Аквариус. Я здесь, в шестом корпусе, алло... Повторяю: Пако и Фрэнк погибли. Почему не отвечаешь? Где Марк? Почему... Ты слышишь меня, Цефей?
        - Ладно, Миша... Все это уже не имеет большого значения... - вяло пробормотал сквозь помехи полковник Поляновски. Язык у него отчетливо заплетался. - Выходи к узлу связи, понял?
        - Понял, понял...
        - Будь осторожен, понятно? Когда доберешься - уничтожишь передатчик. И все материалы. Я запустил Большой Эйч - понятно? У нас времени - часов девять.
        - Ясно, - ошарашено ответил Майкл, и Поляновски без предупреждения ушел из эфира.
        Некоторое время Майкл молча, закрыв глаза и даже не особенно морщась разжевывал очередную пару таблеток. Превращенные в нечисть его друзья на тринадцатом творили черное колдовство. В паре сотен километров - сатанея от удивления, операторы ракетных установок переключали свое хозяйство на цель, находящуюся в глубине собственной территории. Согласно высочайшему распоряжению.
        По тысячам каналов шли сигналы предупреждения, приказы о передислокации, распоряжения об изменении маршрутов. В сотнях посольств по всему миру озадаченно молчали над вскрытыми пакетами послы и атташе... Запить проклятые таблетки было нечем.
        Первым делом он добрался до тайника. Распределил по карманам то немногое, что добыл за это время. А дорогу к пункту связи выбрал мимо медицинского блока.
        Разнесенного вдребезги. К рефрижераторам он шагнул с карабином наперевес. Но здесь все началось и кончилось намного раньше: косо перегораживала проход сорванная с петель дверь холодильной камеры, а между камерой и стеной было то, что осталось от когото, в кого всадили как минимум четыре термитных заряда. Достаточно трудно было догадаться, кем это было раньше, но недогадливых на Грамэри не посылали.
        Майкл повернулся к камере, осмотрел изуродованную дверь. Нет.
        Это не то, что он думал. Рефрижератор вскрывали снаружи. Самым дурацким способом, какой только можно было придумать. Он прошел в бокс. Если здесь за чтото и дрались, то только не за запасы спирта. Майкл наполнил мензурку на три пальца, еще на пару долил то ли дистиллировки, то ли физраствора, прислонился к косяку.
        - Памяти Анны Ли 1974 года рождения - лаборантки высокой квалификации, затем ведьмы, - он саданул в потолок из Кольта, проглотил спирт и двинулся на пункт связи. Для этого ему пришлось войти в лифт.
        В лифте его ждал Марк Гернетт - бывший руководитель отдела на предприятии Грамэри. Он был безнадежно мертв. Майкл насчитал девять входных пулевых отверстий, пока они спускались на четвертый уровень. Он вытащил тело Марка в проход, обыскал, как мог, задвинул мертвыми веками остекленевшие глаза. И вдруг сообразил, что нет никакого резона громить передатчик. И что, скорее всего, у него уже, вообще, нет времени.
        На то, чтобы вспомнить, где находится ближайший терминал, потребовалось немного больше времени, чем на то, чтобы до него добраться и привести в действие.
        
        СИСТЕМА МЕРЛИН К ВАШИМ УСЛУГАМ.
        
* * *
        
        Майкл положил вокитоки перед собой, включил.
        - Войцех! Войцех! Ты слышишь меня? Что происходит тут у вас? Кто застрелил Марка? Ты слышишь?
        - Я слышу. Ты всетаки снова забрел совсем не туда, Майкл?
        - Не в этом дело. Где ты находишься, Войцех? Что у вас произошло?
        Он напряженно прислушивался сразу к двум различным звукам:
        Ладно - к тому, что в этих местах сами по себе звонят телефоны и по трубам плывет стук, который одним слышать дано, а другим - нет, он уже привык. Но теперь по коридору простонапросто ктото шел. Жутко хромая, удалялся к соседнему сектору, волоча чтото тяжелое. Майкл сглотнул слюну, тряхнул головой, отгоняя тошнотворное видение, но заставил себя подняться и выглянуть в коридор не смог. Да и не было у него на это времени. Потому что остаток сознания заливал второй, пробивавшийся сквозь шорох фона в рации, звук - глухой, прерывающийся голос Поляновски.
        - Вот что, Миша: пора прощаться... Что произошло, говоришь?.. Я, Миша, уехал... за десятку. И, кажется, понатворил тут... Лишнего... Сейчас вкатил себе галоперидол... Но это не надолго... Вот что - учти, Марк - это совсем не то, что мы с тобой тут думали... Он... он был... Ладно, это уже не имеет значения. Я...
        Майкл не стал дожидаться, пока слова Поляновски сложатся во чтото связное. Он лихорадочно застучал по клавиатуре:
        
        KIKER.
        
        И один за другим стал вводить номера спецтерминалов. Так... Вот оно:
        
        ВНИМАНИЕ: НА ДИСПЛЕЕ ДУБЛЬ ТЕРМИНАЛА 3554
        
        И начало вводимого вот сейчас слова: STA... На его глазах невидимая рука дописала это слово: START11
        - Войцех! - заорал он. - Ты что - решил взорвать нас всех тут к черту?! Остановись!! Не...
        
        ВВЕДИТЕ ВАШ КОД.
        ВНИМАНИЕ: СРАЗУ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВВОДА ХОЛОКОСТ. ПОМОЛИСЬ.
        
        - Да, решил, - довольно спокойно отозвался Поляновски. - Всех, говоришь... Это значит тебя и меня. И толькото. Ну, со мной все ясно. Да и с тобой - тоже. Я с самого начала был почти уверен в том, на кого ты работаешь...
        А под конец, ты и вовсе засветился... Так что, ты извини, но я не могу сделать такой подарок... вашим... Уйдешь со мной...
        Пальцы Майкла лихорадочно пытались набрать на клавиатуре команду изменения программного кода - MUTANT, когда вдруг словно рябь прошла по экрану.
        Характерный писк и мгновенно возникшая неожиданная строка:
        
        ВНИМАНИЕ: КОД САМОУНИЧТОЖЕНИЯ ИЗМЕНЕН.
        ВВЕДИТЕ НОВОЕ КОДОВОЕ СОЧЕТАНИЕ.
        ПОМНИТЕ - ЕСЛИ КОД НЕ БУДЕТ ВВЕДЕН В ТЕЧЕНИЕ 40 СЕКУНД ИЛИ ЕСЛИ ВЫ ДВАЖДЫ ДОПУСТИТЕ ОШИБКУ ПРИ ВВОДЕ, ПОСЛЕДУЕТ НАКАЗАНИЕ. НАКАЗАНИЕ - СМЕРТЬ. У ВАС ОСТАЛОСЬ 40 СЕКУНД.
        
        - Это не я... - сказал Майкл больше самому себе, чем в рацию. - Господи, кто же это влез в сеть в последний момент? Неужели ТЕ? Или...
        
        35 СЕКУНД.
        
        Он не сразу понял, что это не к нему, а к Поляновски имеют отношение эти проклятые секунды. Какаято бессмыслица начала выписываться на дисплее. Остановилась. Войцех, что ли наугад пытается ввести в систему, ставший теперь загадкой, код самоуничтожения?
        - Поляновски! - окликнул он в рацию. - Войцех... Уходи от терминала...
        Он почти сразу сообразил, что городит чушь. На то и спецтерминал, что работать с ним приходится только под электронным замком. И замок этот теперь наверняка заблокирован...
        
        25 СЕКУНД.
        
        Выстрел прозвучал из динамика рации. И эхо его донеслось из гулкой пустоты коридора.
        
        20 СЕКУНД.
        
        Выходит, что ТАМ чтото настолько... неприятное... страшное предусмотрено, что он решил их опередить... - подумал Майкл.
        Неожиданно еще порция непонятной чуши высыпалась на экран. И снова изображение застыло.
        
        10 СЕКУНД.
        
        Майкл с трудом вытеснил из сознания видение трупа полковника Уильяма Д. Поляновски с дырой в виске, восседающего перед терминалом и мертвыми руками шарящего по клавиатуре.
        
        5 СЕКУНД. ПОМОЛИСЬ.
        
        Майкл стиснул зубы.
        
        НАКАЗАНИЕ.
        
        Глухой, необыкновенной силы, чавкающий удар.
        Вибрация, затихающая в стальных перекрытиях... Майкл поднялся, прихватил оружие и пошел смотреть, что же произошло на терминале 3554. На полдороги к лифтам, голос робота по внутреннему вещанию сообщил, что до Холокоста осталось восемь с половиной часов. Майкл покрыл автоматику злым матом.
        Кровавые следы тянулись по коридору. Словно зарезанного барана проволокли. Только непонятно, к лифтам, или от них. Тому, что трупа Марка не было там, где он его оставил, Майкл не слишком удивился.
        Двери отсека 3554 были выгнуты изнутри. Окончательно взломать их не составляло труда. Некоторое время Майкл просто не мог понять, что же он видит перед собой. Потом, наконец, понял, в чем состоял механизм казни. Стальной потолок опустился на все, что было в отсеке. До упора в пол. Здесь было уже нечего делать.
        
* * *
        
        Не так много времени оставалось ему. Он выгреб тайники, торопливо уложил рюкзак и собрал из замаскированных в багаже блоков передатчик.
        Еще какоето время ушло на то, чтобы составить послание и запрограммировать аппарат. Теперь надо было забраться как можно выше. И, наверное, еще хорошенько помолиться.
        Грамэри уже не таился. Теперь он уже в открытую давал ему знать, кто здесь хозяин. Лифты, транспортеры, телефоны и терминалы жили своей жизнью. Странные следы пролегли по снегу двора. И ктото шел следом за Майклом, отставая от него каждый раз на один поворот.
        Он поднялся по внешней железной лестнице на антенную площадку четвертого сектора, растянул и сориентировал внешнюю антенну своего передатчика, запустил программу. Пришлось довольно долго ждать, пока там, за серостальным пологом облаков в небо вскарабкается походящий спутник... Ответ он получил почти мгновенно после того, как передатчик выстрелил в небо сжатую до миллисекундной длительности шифровку. Он опустился перед передатчиком на колени, чтобы демонтировать громоздкую внешнюю антенну и перевести аппарат в режим маяка. Он еще не закончил это дело, когда его окликнули.
        
* * *
        
        Прежде чем обернуться, он измерил взглядом расстояние до прислоненного к стальной решетке ограждения карабина. Впрочем, заряжен он был все равно не тем, чем надо. Грамэри не догадалось снабдить свою наспех нанятую группу ликвидации патронами с серебряными пулями...
        - Не пугайтесь, Майкл, - сказал призрак. - Я не из ТЕХ - с тринадцатого...
        - А от кого, доктор Гернетт? Или вы совсем сами по себе?.. Извините за балаган, но бояться мне просто надоело... - Майкл всетаки взял оружие и, не торопясь, но не спуская глаз с пробитой пулями, сутулой фигуры, в какойто неуловимо странной позе громоздившейся на площадке подъемника, подошел ближе.
        - Как ты знаешь, в деле есть еще одна заинтересованная сторона... На Грамэри ее окрестили Космическим Сообществом. У них тоже были здесь свои... куклы. Как изволите видеть. Не могли же они оставить этот... процесс без контроля.
        - Так вы... Кто?
        - Самое странное и самое страшное Майкл, это то, что я еще и человек, рожденный женщиной, матерью... По крайней мере, знаю себя таким... И когда и как ЭТО вошло в меня - не знаю. Во всяком случае, задолго до того, как моя дорожка привела меня на Грамэри. Это началось давно. И постепенно набирало силу. И вывело меня на Проект как... боеголовку с радионаведением. Нас там несколько сошлось... таких. А тогда, когда уже дело пошло уже, можно сказать, в открытую... Это далеко не случайность - что те не прорвались. Это и было нашей основной работой - быть заслоном. И обеспечить тихий конец вторжения. Ты, ведь, наверное, хорошо понял, что это было именно ВТОРЖЕНИЕМ? Его начали гасить почти одновременно с тем, когда оно началось... Десятки лет назад... Но Сообщество довольно плохо разбиралось в нас - в людях... И все пришло вот к чему... К ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ...
        - Постой, - тоже както незаметно перешел на ты Майкл. - Ты сказал, что... Ты сказал в нас... Так всетаки... Ты - кто?
        - Кукла - я же сказал... Меня, знаешь ли, не посвятили в детали технологии... Может быть мы - те несколько, что сошлись на Грамэри - биороботы, которым в память вложены хорошо проработанные версии их детства, молодости... Но, скорее всего, нет никаких версий - я уже сказал - хозяева не слишком хорошо понимают, что такое ЧЕЛОВЕК - нет... Скорее всего, просто, в какойто момент, каждый из нас подвергся обработке... Скорее всего, в детстве... Не знаю как... Во всяком случае, думаю, что они использовали готовый материал... Иначе... Если бы они в состоянии были осмыслить жизнь людей... Не было бы стольких просчетов...
        - Например - нашего разговора? Ведь такое - думаю, не запланировано в... мероприятиях Сообщества - выкладывать все случайному ... участнику операции?
        - Да нет... Не запланировано... Теперь - вообще никаких планов уже не осталось... У НИХ - ТАМ сейчас довольно большие затруднения с тем, чтобы принять хоть какоето решение. В связи с тем, что здесь у нас вышло... Я пришел... просто предупредить тебя. Ты для хозяев сейчас - слишком интересный объект... Для моих хозяев. Практически, очень немногие на планете обладают сегодня такой разной информацией по Грамэри... И, главное, информацией С ТОЙ, С ВАШЕЙ СТОРОНЫ...
        Пауза...
        - Считайте, что я не понял, о чем мы говорим, доктор...
        - Ладно... Будь осторожен, хотел я сказать... Ты под колпаком у такой силы... По сравнению с ней, даже ведомство полковника Поляновски... покойного... на что уж могущественно, а все равно, думаю, не сможет тягаться...
        - Спасибо... Что же посоветуешь? Молитвы творить или завещание писать?
        - Будь готов... Знаком тебе такой девиз?.. Больше посоветовать ничего не могу. Еще я хотел только попрощаться... Ты, ведь, пожалуй - последний из людей, которых мне пришлось на своем веку увидеть... Дальнейшее... - молчание.
        - Так ты всетаки не навсегда воскрес? - Майкл с какимто жестоким детским любопытством кивнул на изуродованный пулями корпус собеседника. - Это... насколько?
        - Неважно. Просто я принимаю Холокост на себя. А тебя, как я понимаю, - Марк кивнул на черную коробочку передатчика, - ждут...
        - Я... не очень понимаю... Почему?.. Почему ты...
        - Я долго думал, что служу некоему Богу. А те... Объект был обиталищем Дьявола... Но когда слишком долго имеешь дело с такими вещами - начинаешь понимать, что в этой игре есть только два игрока, интересы которых никакого отношения к нам, грешным, не имеют... Одного пришлось назвать Дьяволом. Значит другому выпало - Бог. Но кроме нас - самих человечков, о наших, людских делах заботиться некому. А быть инструментом в чужой, нечеловеческой длани - уж и вовсе незачем... Это сложно объяснить... Но - может быть, и не нужно, вовсе... Это просто мой бунт, если хочешь... Я тогда еще - до того, как рвануло - многое сделал, чтобы игра развалилась, а сейчас - выхожу из игры совсем...
        Странное чувство посетило Майкла - будто он вотвот поймет эту самоубийственную логику воскресшего из мертвых. Оно пахло снегом и порохом Афгана, это чувство...
        - Что у вас тут вышло без меня? - спросил он. - И потом, это... Это ты изменил код самоуничтожения в последний... миг?
        - Думаю, это - тринадцатый защищается... Здесь еще будет жарко, прежде, чем Холокост состоится... Мне такое действие просто... запрещено. А вот Войцех накуролесил... Мне не удалось остановить его... Вышло у нас побоище при холодильных камерах... Ладно. Все это уже не в счет.
        - Когда же ты догадался, что... Про все это - с тобой?..
        - Смешно говорить, - поморщился Марк ИЛИ ТО, ЧТО БЫЛО МАРКОМ. - Когда догадался? Хорошо, что это ТЕБЯ интересует... Об этом можно написать роман, Майкл. О том, как... как некто, живущий среди людей, начинает догадываться о том, что он - НЕ ЧЕЛОВЕК. Постепенно, по чайной ложке. В разные поры своего детства, юности, в зрелые годы уже. Как неожиданно осознает, что ДРУГИЕ не испытывают и никогда не испытывали того, что испытал и испытывает он.
        Что ни у кого из них нет того, кто ВНУТРИ, что они не слышат Голоса, к которому он так привык. Больше, чем к отцу и матери. Вообще не знают что это такое... Что никто, кроме тебя не видит таких... снов. Назовем их так. Что ни у кого в душе не живут Запреты - постыдные и неимоверно странные. Непонятные ни одной живой душе, кроме тебя самого. И еще - это был бы роман о том, как эта нечеловеческая сущность, по мере того, как ты ее постигаешь, все больше овладевает тобой, как ей мало становится того, что она программирует твои симпатии и антипатии, как она начинает уже напрямую вести тебя к своей цели, превращает в робота, марионетку... Некоторое время думаешь, что просто сошел с ума. Но потом получаешь веские доказательства - вроде вот этого, - Марк кивнул на черные дыры в своем свитере. Кровь давно уже не шла, а запеклась черной корой.
        - Только вот беда, - продолжал он, - читателей для такого романа не найдется... Ну зачем людям читать романы из жизни нелюдей?.. Элитарная забава... А за живое возьмет не более десятка живых существ на планете - НАШИХ. Вот я тебя и посчитал сначала, грешным делом, одним из этих - НАШИХ...
        - А у вас... У ВАС, разве нет ничего, ну вроде пароля? Условного знака?
        - Меня ничем таким не снабдили Хозяева. И не спрашивай, почему - для меня их намерения так же темны, как и для всех простых... СМЕРТНЫХ. Когда ИМ надо, мы просто узнаем своих. Не раньше и не позже...
        - И все же - почему же ты... Неужели другого выбора нет?
        - В томто и дело, что это и есть - ВЫБОР. А тыто как бы решил на моем месте? Кем остаться - человеком, у которого есть душа, а в ней - память об отце и матери, о детских страхах и радостях, любви и ненависти... Или стать до конца куклой, поспешающей служить чужой воле - неведомо доброй или злой? А?
        - Но, ведь ты выбрал...
        - Верную смерть? А ты, что - из тех, кто собирается жить вечно? Это не страшно, Майкл - умереть. Прожив ТАКУЮ жизнь. Они ошиблись, Майкл, изготовив свое орудие в виде человека. Среди человеческих качеств есть и способность к бунту... Я больше всего боялся, что ОНИ и в критический момент окончательно лишат меня воли. Возьмут управление на себя. Но это оказалось не предусмотрено... Или ОНИ просто меня отпустили...
        - Или решили таким образом уничтожить...
        - Вряд ли... Уж это было бы куда как просто устроить менее сложным способом. Просто ОНИ блюдут на свой манер принцип Космической этики - Разум любого происхождения имеет право выбора... В этом вопросе.
        - И еще... Ты не хочешь служить... нечеловеческой воле. Но, ведь, в этой игре - ОНИ за нас - против ТЕХ... Ты сам сказал, что они гасили Вторжение...
        - Просто ты не прожил моей жизни, Майкл. И не поймешь меня. Ну кто тебе сказал, что в этой заварухе те, кто сгорел в подземном бункере, хотели нам зла, а те, кто терпеливо ждет на небесах, когда же, наконец, мы взойдем словно спелый колос, или, наоборот, загнемся от своего неразумия - те добра нам желали? И те и другие нас хотели скроить по своему разумению - и только. Получить из нас полезный продукт, только вот критерии у них разошлись. И никому из них Я БОЛЬШЕ НЕ ПОМОЩНИК.
        - Странно, - глядя в становящееся стальным небо, сказал Майкл. - Шесть наугад взятых людей. И среди них - пожалуй только один - Фрэнк, индеец из маленького племени, проглоченного цивилизацией городов - единственный, кто попал сюда просто для того, чтобы за деньги работать в радиоактивной грязи... Вот так, спроста...
        - А сюда почти никто и не мог попасть спроста, - глухо ответил Марк. - Слишком плотно обложили Грамэри силы земные и небесные... - он посмотрел на Майкла мертвыми глазами. - А эти твои слова - признание?
        - Если хочешь, то да, - так же глухо ответил тот.
        - Ваши уже были здесь. Смелая работа. Это их тайник ты здесь искал? И, кажется, нашел? Они сейчас все там - на тринадцатом... А я, грешным делом, думал, что вы уже все - лапы кверху. Бывшая великая держава... Однако же, оказалось...
        - Разведка бессмертна, - продолжая глядеть в пространство, то ли пошутил, то ли констатировал Майкл. И подумал, что у слова бессмертие очень дурной привкус в контексте их разговора.
        - Думаешь, им еще и удастся забрать тебя? Отсюда до границы...
        - Граница, считай, ни при чем. (Субмарина стоит в дельте реки, - подумал он. Но не сказал. - Четыре часа ходу для геликоптера. Черт не выдаст, свинья не съест. Тех ребят, что сюда высадились две недели назад, не засекла ни одна система... Надо только выйти в условленный район...) Если твои хозяева не войдут в игру...
        - Нет, - Марк прикрыл глаза. - На это не надейся. Торопись, Майкл. Через несколько часов эту землю будут гвоздить атомным молотом. До испепеления.
        - Ты никогда не пробовал... уйти какнибудь подругому?
        - Напрямую - нет. А рисковал - часто. Вполне сознательно. Но всегда кончалось ЭТИМ - сверхбыстрая регенерация. Если не ударят термоядом... я и сейчас выкарабкаюсь... А напрямую - всегда чтонибудь мешало.
        - Что, всетаки?
        - Может, простой человеческий страх, а может, это у них просто предусмотрена такая защита. Но это - ничего. Мне всегото и нужно - закрепиться поглубже в этом лабиринте. На случай, если будет высадка перед Большим Эйч. Жаль, что ты мне уже не поможешь... - он положил руку на кнопку подъемника.
        ХОЛОКОСТ ЧЕРЕЗ СЕМЬ ЧАСОВ, ТРИДЦАТЬ МИНУТ, - информировал их громкоговоритель.
        Они посмотрели друг на друга через покрытую первым снегом этой зимы площадку.
        - Ну, ладно, - сказал Марк. - Тебе туда, а мне обратно. Я... я не хочу, чтобы это - он постучал костяшками пальцев по груди, - нашли. Хотя, я думаю, удалось бы затянуть... игру надолго. Уход. Прощание. Меня бы долго изучали. Но... Ты не знаешь до конца - что это - не быть собой... Кстати... Я хочу тебе сказать - ты не ерепенься, когда за тобой придут. Кто бы не добрался первым. Ты - слишком дорогой... материал. Считай, что на нас обоих теперь болтаются ярлычки «Хранить вечно». Только меня они не получат...
        Майкл закинул за плечо карабин. Сунул в котомку маякпередатчик. Последний раз поднял глаза на Марка.
        - Ты решил?
        - Я решил. Надеюсь, это не ОНИ за меня решили... До часа Эйч меня никто не найдет простонапросто. А ядерного огня не выдержит даже ЭТО. Вот только...
        Чтото человеческое неожиданно проскользнуло в их разговор.
        Такой дикий и нечеловеческий по своей сути...
        - Вот только, - Марк поднял изуродованную руку к лицу, словно поправляя невидимые очки. - Передай сыну... Если сможешь... Когда и если... - некоторое время он смотрел перед собой пустым взглядом. - Ну ладно... Ты, видимо, не в курсе. У меня есть сын. Для моего возраста - довольно маленький - еще только двенадцать. Передай сыну, что папе совсем не больно было умирать...
        - Это действительно так?
        - Это НЕ ТАК. Просто, пусть ему не будет так плохо... Кажется, парень меня любит, и ему...
        - Он не будет знать ЭТОГО. - Майкл хотел добавить, что можно любить того, кого не стало, всю жизнь - даже если тот, кого любишь, стал ужасом и Ужас поглотил его. Уж онто знает... Но не сказал.
        
* * *
        
        Одинаковым жестом они простились друг с другом. Спускаясь вниз и потом, шагая по очень чистому снегу, сначала вдоль полотна узкоколейки, а потом - круто в сторону, он не обернулся. Теперь оставалось только шагать. И ждать, когда с пронзительно холодных небес за ним придут.
        Он довольно далеко успел уйти от Грамэри за шесть часов с минутами.

6 Борис Иванов: «Ликвидация последствий»
        

        
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к