Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Иванов Алексей: " Неся Гнев Корусанта " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 

        Неся гнев Корусанта Алексей Иванов

        АННОТАЦИЯ:


        Последние дни Войн Клонов среди простых солдат 327-го звездного корпуса, сражавшихся в самых кровопролитных и ужасных сражениях последнего затяжного конфликта Республики. Позади остались три года жуткой мясорубки, способной пошатнуть не то что любого, но и даже того, кто помнит свою прошлую жизнь и знает грядущие события наперед. И когда зазвучит команда: "выполнить Приказ 66", кто вообще осмелиться перечить воле Канцлера?


        АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ
        НЕСЯ ГНЕВ КОРУСАНТА


          Пролог.


          Фелуция. Сказочный и цветущий мир на границе Республиканского пространства. Огромные грибовидные растения, существа самых изумительных расцветок, реки, полные прекрасными и опасными созданиями, ну и конечно же, фелуцианцы, куда же без них? Какая планета - такие и жители: покрытие шерстью, окрашенные практически во все цвета радуги, живущие в огромных городах-ульях и каждодневно борющихся с опасностями родной планеты. Это мог бы быть мир из древних детских историй, мир-мечта, мир-сказка, мир-утопия. "Мог бы", если бы не было двух огорчающих факторов. Первый, планета являлась настоящим рассадником заразы под названием "сепаратисты", или как они любили себя именовать - Конфедерация Независимых Систем (коммандер Блай,да и все ребята,называл их не иначе как "di'kut"). Канцлер Палпатин лично отдал приказ о том, чтобы эта планета перестала существовать, прекрасно понимая, что она является одним из трех важнейших бастионов восстания ублюдков. Ну и второй фактор, почему этой дыре явно не светила популярность у туристов: каждый листик, каждый мелкий зверь были чертовски опасны. КАЖДЫЙ представитель флоры
и фауны планеты представлял собой искусного убийцу, который только и мечтал о том, чтобы всадить свои клешни, когти, силки, зубы, щупальца или жвалы в какого-нибудь отвлекшегося теплокровного (как и не-теплокровного, в принципе). Блай - командующий 327-м звездным корпусом Великой Армии Республики, ежедневно получал на стол рапорты о несчастных случаях или о пропаже без вести двух-трех бойцов. Впрочем, дезертирство исключалось сразу же, ведь дураков и самоубийц среди клонов самого могучего воина не-джедая Галактики не было априори. Лучше погибнуть в бою с консервными банками сепаратистов - одно удачное попадание в стык между бронепластинами и тебя нет, чем быть заживо переваренным в желудке какого-нибудь сарлакка!
          Именно это крутилось в голове КЛ-6747 Кида, клона-лейтенанта, под руководством которого находился 3-й взвод роты "Альфа" 327-го корпуса ВАР. Размышления о местности отвлекали его от других более тяжелых мыслей. Он и его люди уже три часа натирали задницы в БТР'е, подбираясь к намеченной цели.
          - Кид, ты меня слышишь вообще? - раздался по комлинку голос Галлея, его коллеги, командующего 2-м взводом.
          - Говори, - отозвался 47-й, продолжая разглядывать ландшафт через амбразуры AT-OT, транспортирующего их к месту назначения.
          - Майор Двин только что провел брифинг, если ты не в курсе! - в голосе его брата-клона слышался неприкрытый сарказм. - Через четыре километра покажется станция. Мы должны отвлечь главные силы противника, пока коммандер Блай и генерал Секура будут совершать вылазку.
          - Понял тебя, - тихо произнес 47-й, взглянув на людей, сидящих вместе с ним в кабине транспортника.
          Глаза командира на миг остановился на одном из пассажиров. Джедай. Падаван. Натан Бриос. Молодой ученик генерала Секуры сосредоточенно изучал карту местности, добавляя лишь ему известные пометки. Худой черноволосый человек лет девятнадцати от роду никак не показался бы опасным противником, но первое впечатление всегда обманчиво. Кид лично видел, насколько смертоносен в бою этот мальчишка - быстр, умен и беспощаден. Но клон понимал, что юность играла с ним злую шутку - Нат был слишком доверчив, слишком наивен, по сравнению с матерым солдатом.
          Лейтенант молча вырубил комлинк, оставаясь наедине со своими мыслями. Он устало взглянул на своих ребят. Тридцать два клона-солдата, четыре сержанта - его подчиненные, его братья. Из его взвода лишь двое были зелеными сопляками, еще на прошлой неделе отдыхавшими в центрах подготовки на Камино. Кид устало посмотрел на Натана: парень даже не отвлёкся от изучения карты - так он был занят. Где же хваленная джедайская интуиция? Где способности чувствовать возмущения в Силе и толковать их? Или Бриос еще слишком молод для такого? Клон не знал, радоваться или наоборот рвать на себе волосы.
          47-го давно мучила совесть: о том, что не предупредил джедаев, бесчисленное множество раз спасавших жизни его людей; о том, что никак не предотвратил то, что наступит, даже зная последствия выполнения приказа. Приказ 66. "Смерть врагам Республики". Сотни убитых джедаев и тысячи его братьев, которые падут под ударами световых мечей своих генералов. А после этого - двадцать лет правления Галактической Империи под руководством Палпатина. И двадцать лет непрекращающейся охоты за оставшимися адептами Светлой Стороны. Вейдер. Кеноби. Скайуокер. Звезда Смерти. Альянс. Явин. Новая Республика. Юужань-Вонги. Мимолетные отрывки из оставшихся знаний промелькнули в мозгу клона-лейтенанта, заставляя того опечалиться еще больше. Он так ничего и не сделал.
          Внезапный сигнал на командирской панели вывел бойца из транса. Это означало только одно - передовые отряды уже вступили в бой с защитниками станции. Ради нее все и затевалось. Конфедераты проигрывали Фелуцию - это было понятно даже одноклеточному, но спокойно сдаваться те не собирались. По данным республиканской разведки на этой станции готовился масштабный выброс отходов, который отравил бы почву половины планеты, чем угробил бы большую часть населения и природы Фелуции. Командование не могло этого допустить, хотя Кид и считал, что коль эти ублюдки пошли против Республики, значит заслуживали такого наказания.
          - Так бойцы, роты "Эхо" и "Браво" вступили в бой, а это значит, что генерал Секура и коммандер Блай уже высадились в тылу врага. Наша главная задача: отвлечь на себя основные силы противника и удерживать столько, сколько нужно. Опционально: вытащить свои задницы из этого пекла. Вопросы?
          Вопросов не возникло. Его солдаты лишь молча натянули шлемы с желтой расцветкой, и начали проверять винтовки и снаряжение. Джедай лишь кивнул словам Кида и отцепил от пояса световой меч. 47-й же старался не смотреть в сторону своего молодого товарища, с которым уже прошел через столько битв. Он лишь стянул с себя шлем с Т-образным визором и заглянул прямо в горизонтальную прорезь, где должны были располагаться глаза. Лейтенант еще раз задался вопросом: кто же он такой? Эти слова словно червь-паразит копошились в его мозгу с того самого момента, как он очнулся в инкубационной капсуле на Камино. Тяжело вздохнув, Кид нацепил на себя шлем клона-лейтенанта, на экране которого сразу же забегали надписи:
          Имя: КЛ-6747
          Позывной: "Кид"
          Звание: Лейтенант
          Возраст: 13 лет
          Клон на секунду закрыл глаза, сосредотачиваясь на миссии и ожидая, пока система проведет полную диагностику брони. Наконец, перед ним выплыли несколько бегущих строк с данными:
          Целостность доспехов: 79%
          Оптический визор: Исправно.
          Тепловизор: Ошибка.
          ПНВ: Исправно.
          Дальнометр: Исправно.
          Система фильтрации воздуха: Исправно. Модифицировано.
          Синхронизация с карабином DC-15S: Исправно.
          Кид лишь устало кивнул результатам диагностики: все работало за исключением тепловизора, который был оторван к чертям собачьим и потоплен в одном из неизвестных прудов Фелуции. Совершенно бесполезная хрень на этой планете, к тому же частично закрывающая обзор. Конечно, был бы об этом в курсе майор Двин, то лейтенанта легко могли разжаловать в сержанты, а то и в рядовые. Но на счастье тот ничего не знал, а может просто не сказал. А так получалось, что тепловизор потерян в бою. На "Миротворце", когда их начнут перебрасывать на другой театр военных действий, уже ждала замена.
          - Нервничаешь, Кид? - вдруг спросил падаван, продолжая сжимать свой меч.
          - Не больше чем ты, Нат, - горько усмехнулся в ответ 47-й.
          - Возможно, что это наш последний бой, - со слабой улыбкой ответил ученик. - Возьмем Фелуцию, магистр Кеноби наконец убьет Гривуса, а мы отправимся на покой.
          "Ты даже не представляешь насколько прав, Натан" - печально подумал лейтенант.
          - Как бы то ни было, - приободрившись произнес Бриос, оглядев всех бойцов-клонов. - Я рад, что служу вместе с тобой, вместе со всеми вами!
          47-й крепче сжал в руках свою "S-пятнашку", услышав слова молодого джедая. Он благодарил всех богов этой Галактики за то, что они одарили их шлемами, полностью скрывающими лица своих обладателей - он не мог смотреть в глаза падавану, который был настоящим, истинным джедаем, как никто иной достойный этого звания: мудрый, отзывчивый, готовый пожертвовать собой ради других, смертоносный в бою.
          - Что бы не случилось, Нат, - наконец смог выдавить из себя лейтенант. - Знай, что я всегда буду помнить, как сражался с тобой плечом к плечу. Это...это честь для меня.
          - Как и для нас, сэр, - подал голос КС-7138 - один из сержантов Кида и один из лучших друзей лейтенанта. - Мы всегда будем вас помнить, мастер Бриос.
          - Эй, Шрапнель, что за пессимизм? - улыбнулся в ответ падаван. - После этой битвы я угощаю всех вас за свой счет!
          - Ура, - раздалось несколько вялых неразборчивых голосов.
          - Да, Нат, - ответил с фальшивой радостью в голосе Кид. - Сегодня действительно важный день. Сегодня враги Республики будут сокрушены, а в Галактику вернутся мир и покой!
          - Это точно! - с энтузиазмом подтвердил молодой джедай. - Мы выходим?
          - Да, всем приготовиться! - кивнул в ответ 47-й, сверяясь с донесениями других взводов, ожидая наконец отмашки от мех-вода. - Через пять...четыре...три...два...один...
          - Да прибудет с нами Сила! - воскликнул джедай, активируя меч. - За Республику!
          Натан первым рванул в открывшийся десантный люк, на ходу отбивая несколько плазменных зарядов, в обычной ситуации положивших бы пару-тройку бойцов, которые так и не успели бы даже выйти из десантного отделения AT-OT. Их встретил нестройный ряд залпов из стрелкового оружия, который бился о броню БТРа. Кид на ходу открыл беглый огонь по защитникам, выпрыгивая через люк.
          - Залечь на землю! Рассредоточиться! - рявкнул лейтенант своим бойцам.
          В общей сложности на их участке было сосредоточено все силы роты "Альфа" численностью в сто сорок четыре бойца-клона и одного джедая. Четыре AT-OT выполняли функцию поддержки, поливая из своих встроенных лазерных установок позиции сепаратистов, но при этом привлекая к себе больше внимания тяжелых орудий конфедератов.
          - Шрапнель, двигай к тому грибу на два часа! Поддерживайте нас огнем и помечайте цели! - во всю глотку орал в комлинк Кид. - Шустрый, веди своих "тяжелых" на левый фланг к сопке от снаряда! Блэкбёрд и Тай, за мной! Прищучим этих гадов!
          47-й уверенно повел свои силы на позиции защитников станции, отстреливаясь короткими очередями из DCшки. Натан шел на несколько шагов впереди, прикрывая бойцов своими умениями. Они изначально были в невыгодном положении: на двести метров от станции не было ни одного укрытия, ни одного даже самого мелкого деревца, но ни смотря ни на что лейтенант вел своих солдат в бой под прикрытием падавана. На экране визора замелькали несколько красных квадратов - это Шрапнель начал помечать дроидов конфедератов. Кид не долго думая открыл огонь именно по ним, что повторили и его солдаты. Через несколько секунд около пяти-семи "квадратов" потухли навсегда. Пучок плазмы пролетел буквально в полуметре от лейтенанта, пробив насквозь броню одного из солдат. 47-й резко вскинул карабин и послал в сторону стрелка одиночный выстрел, после чего удовлетворенно кивнув, продолжил движение вперед на позиции защитников. Залп противотанковой пушки дроида-паука и один из AT-OT разлетелся на обломки, исчезая в красно-синем пламени. Еще один из снарядов артиллерии ударил прямо по позициям, где залягли бойцы с тяжелым оружием,
прикрывающие бойцов Кида из шестиствольных бластеров Z-6.
          - Шустрый, доложить статус? - проорал 47-й прыгнув на землю и как следует вжавшись в нее. - Сержант!
          - Сэр...трое бойцов ранены...кха-кха...двое убитых, - голос клона дрожал, видимо тому крепко досталось. - Продолжаем...кха...вести огонь...на подавление.
          - Понял, боец, выполняйте! - кивнул Кид, начав стрельбу одиночными из положения лежа. - Шрапнель, доложить статус!
          - Сэр, трое раненных, убитых нет! - послышалось на той стороне. - Я могу отправить нескольких своих поддержать Шустрого.
          - Принято! Выполняй!
          Огонь со стороны станции лишь усиливался, что говорило об успешности их миссии по отвлечению основных сил от группы захвата, но это и приводило к еще большим потерям. Еще трое бойцов из отделения Блэкбёрда были изрешечены скорострельными бластерными установками. Взвод прижало к земле, не давая возможности вести наступательный бой. Кид лишь порадовался, что его ребят не отправили штурмовать главные ворота, как роты "Эхо" и "Браво", где была настоящая мясорубка.
          - Шустрый, делай, что хочешь, но подави эти огневые точки! - рявкнул в комлинк лейтенант. - Мне плевать, хоть носками их закидывайте! Как понял?
          - Понял, сэр! - хмуро отозвался сержант. - Сделаем все, что сможем!
          - Просто заткните ... - взрыв еще одного БТРа заставил клона покрепче прижаться к земле. - Черт, заткните эти орудия!
          Кид выпустил несколько одиночных выстрелов в сторону врага, а потухший красный огонек подтвердил попадание. Сложилась паршивая ситуация: его братья не могли подняться под ураганным обстрелом стационарных орудий, а противник резво отстреливал БТРы. 47-й словно остервенелый нажимал на спусков крючок бластера, пока наконец противный писк не оповестил, что картридж сдох! Нецензурно выругавшись, Кид выхватил из кобуры любимый пистолет DC-17, а шлем практически мгновенно синхронизировался с оружием.
          - Мы в заднице! - проорал ему на ухо Натан, также как и все солдаты, прижавшийся к земле.
          - Это тебе Великая Сила подсказала? - огрызнулся в ответ клон.
          - Нет, это подсказали спаянные зенитные пушки, которые нас сейчас покрошат! - ничуть не обидевшись, ответил падаван.
          - Можешь кого-нибудь из этих отбросов заставить выронить гранату? - с надеждой произнес лейтенант.
          - Может тебе еще крейсер с орбиты спустить? - с сарказмом ответил Натан.
          - Понял, не дурак. Где эти LAATы, когда они так нужны! - чуть было не сплюнул Кид, но вовремя сообразил, что он сейчас в шлеме и чем это чревато.
          - Если мы здесь останемся, мы покойники! - без намека на панику оповестил джедай. - Или отступать, или наступать, третьего не дано!
          - Любишь ты ободрить, черт тебя возьми! - простонал 47-й.
          - Всегда к твоим услугам, - усмехнулся Бриос. - Ну и?
          - Без команды майора я не могу пойти в атаку! - покачал головой клон, после чего пустил еще пару залпов в сторону врага. - Это будет самоубийство - идти без артиллерии! Только майор имеет полномочия, но почему то он до сих пор не отдал приказ.
          - Убит? - поинтересовался падаван.
          - Надеюсь нет, иначе нам крышка, - хмуро произнес 47-й. - Майор Двин, говорит лейтенант Кид, ответьте, прием! Майор Двин...
          47-й повторил запрос несколько раз, но ему в ответ была лишь мертвая тишина. Это пугало. Если погиб ротный, то его полномочия переходили к командиру 1-го взвода Лину, а это означало, что 3-й и 2-й послужат в качестве пушечного мяса, так как этот ублюдок, которого даже противно было называть братом, имел дурную привычку гнать вперед именно приданные ему подразделения, в частности все остальные взводы роты "Альфа".
          - Черт, черт, черт! - бился головой о землю лейтенант, выбирая решение. Неожиданно его словно осенило.
          - Галлей! - прокричал Кид, настраиваясь на командирскую частоту. - Галлей! Чертов урод, только не говори, что тебя убили!
          - Пошел ты, Кид! - сквозь статистические помехи и звуки пролетающих пучков плазмы, злобно прорычал его коллега-лейтенант. - Мы тут сейчас все поляжем! Третий AT взорвался, прихватив весь 1-й взвод!
          - Где Двин?
          - Угадай! - рявкнул в ответ клон. - Я не могу ни с кем выйти на связь!
          - Поддержка?
          - Идиот! Тут токсинов, химикатов и прочей хрени хватит, чтобы угробить пол-планеты! Даже если найдем ротные коды, то хрен кто нам поможет таким образом!
          - Отступать - не вариант? - страдальческим голосом произнес Кид, прикрывая голову от пронесшегося в двух сантиметрах выстрела.
          - Нельзя! Нам приказали держать эту позицию!
          - Понял, - кивнул в ответ 47-й. - Готовь своих, атаковать нам никто не запрещал!
          - Чертов суицидник! - прокричал в наушнике Галлей. - Командуй!
          - По моему сигналу! Конец связи!
          Кид вогнал новый картридж в карабин и проверил наличие заряда. Удовлетворенно кивнув, он послал свои бойцам сигнал о скором начале атаки на позиции сепаратистов. Для верности, клон выстрелил несколько раз короткими очередями в помеченные на его визоре цели. Он обратился к Натану, лежащему с закрытыми глазами, будто он не посреди поля боя, а на пляже Альдераана!
          - Ну, смотри! Если сдохнем, то я тебе твой меч в задницу засуну!
          - Заметано! - улыбнувшись, выдал падаван.
          - Шустрый, открывай огонь из всего, что имеешь! - рявкнул в комлинк Кид. - Шрапнель, пусть снайперы стволы не остужают ни при каких обстоятельствах!
          - Есть, сэр! - раздались в наушнике голоса сержантов.
          - Вперед! - прокричал во все горло Кид по всеобщему каналу. - За Республику!
          Почти четыре десятка солдат из 2-го и 3-го взводов одновременно бросились в атаку на защитный периметр. Оставшийся бронетраспортер что есть сил обстреливал из всех орудий наиболее опасные цели вроде ДОТов и зениток. Две спаянные двуствольные зенитные установки, изначально предназначавшиеся для борьбы с истребителями и штурмовиками Республики, но отлично зарекомендовавшие себя как мощное оружие поддержки наземных войск за высокую скорострельность в две тысячи выстрелов в минуту, начали свою кровавую жатву. Ее минусами были только открытая кабина оператора и быстрый перегрев стволов, на что и был расчет Кида. Потоки плазмы просто испаряли бойцов-клонов, бегущих во весь рост и стремительно сближающихся к позициям дроидов. Кид на ходу вжал спусковой крючок верной винтовки, ведя огонь на подавление. Натан прикрывал лейтенанта что есть сил, но его не хватало на всех бойцов. Солдата, бегущего справа от Кида, практически разрезала пополам прошедшая очередь зенитки, тоже самое произошло с двумя другими двигавшимися позади него. 47-й лишь плотнее сжал зубы и сосредоточил огонь по кабине оператора, в
которой сидел B1 и чья голова так удобно высовывалась. Лейтенант лишь опустился на колено и задержал дыхание, поймав жестянку в прорезь прицела. Секунда. Две. Выстрел. Пучок плазмы снес тупую башку дроида, заставив заткнуться и зенитку.
          Они были уже в двадцати метрах от окопов сепаратистов, больше не экономя боеприпасы и стреляя длинными очередями. Внезапно, прямо над Кидом пронеслась ракета, выпущенная позади и накрывшая последнюю зенитку. Теперь все точно кончится! Завязался бой, где противники могли видеть друг друга в лицо. 47-й уже давно выхватил из кобуры два пистолета и крутился словно волчок, выискивая цели. Уже погибло больше половины солдат, но исход битвы уже был переломлен! А все потому, что Натан наконец взялся за дело со своим ярко-синим мечом, носясь по окопам сепаратистов и рубя дроидов направо и налево. Снайперы Шрапнели резво сносили хрупких B1 прикрывая остальных. Словно ниоткуда прямо на Кида вылетел B2 с уже нацеленным на него оружием. Двойной щелчок оповестил клона о том, что заряд в пистолетах почил в мире.
          "Вот, дерьмо!" - промелькнуло в мозгу лейтенанта, когда пучок красной плазмы уже несся к нему.
          От досрочного свидания с Силой бравого солдата спасло лишь появление Натана, отразившего выстрелы и в ту же секунду разрубившего дроида пополам.
          - С тебя выпивка! - успел крикнуть своему товарищу джедай и помчался дальше в гущу схватки.
          Кид молча заменил батареи пистолетов и двинулся за ним.
          Бой продлится не больше часа. Совместными силами клонов и джедая их участок был захвачен, но ценой потерь практически 70% личного состава роты "Альфа". Взвод Кида лишился двадцати трех бойцов, включая Шустрого, скончавшегося от потери крови и болевого шока, и Блэкбёрда, получившего очередь из винтовки в грудь. В итоге, не считая самого 47-го, 3-й взвод насчитывал семь боеспособных солдат. Меньше всего пострадал 4-й взвод, в основном лишь прикрывающий наступление 3-го и 2-го. Подразделение Лина погибло в полном составе, прижатое огнем врага и так невезуче подставившись под взрыв их AT-OT, в котором погиб и майор Двин. Из ста сорока четырех бойцов роты "Альфа" выжить удалось лишь сорока двум, но это была победа. Горькая, кровавая, но победа. Остальные роты их полка также достигли успеха на своих направлениях, но о числе погибших "Альфа" не ведала.
          Они грузили раненных и павших братьев на носилки или в пластиковые мешки для трупов соответственно. Солдаты после такого всплеска адреналина казались выжатыми, как лимон, но до вольными, что в очередной раз отстояли честь родного 327-го корпуса. Но нежданно, радость и удовлетворение на лицах клонов стерло одно послание, поступившее по сверхсекретному каналу всем бойцам подразделения: "Канцлер дал команду: выполнить Приказ 66".
          Кид сидел на груде обломков, состоящих из снаряжения павших. Ему, как временно назначенному командиру "Альфы", сообщение пришло самому первому. Приказ отдал коммандер Блай, и приказ должен быть исполнен немедленно. Словно в пьяном бреду 47-й разослал послание командующего своим бойцам. Он медленно поднялся, доставая из кобуры пистолет со свежим зарядом. Предстояло сделать одно дело.
          Натан в это время помогал исцелить раненных солдат. Он был одним из немногих джедаев-целителей, хоть его мастер Айла Секура славилась исключительно как фехтовальщица. Внезапно, что-то напрягло молодого человека: возмущение в Силе, говорящее об опасности, но откуда же ему быть? Ответ пришел мгновенно. Бриоса за считанные секунды окружили клоны его подразделения, направившие в сторону джедая свои винтовки и приготовившиеся открыть огонь. Молодой падаван лишь удивленно вертел головой, всюду натыкаясь на вид направленных в его сторону орудий.
          - Что все это значит? - поражено произнес адепт Силы.
          - Приказ Канцлера, - ответил ему один из солдат-рядовых.
          Они окружили джедая, гарантировано не давая ему возможности блокировать выстрелы бластеров. Он был у них в руках, но никто не мог первым нажать на спусковой крючок. Кид чувствовал напряжение каждого из своих людей, словно они были чем-то материальным, чем-то ощутимым. 47-й медленно вышел в глубь кольца солдат, в центре которого стоял пораженный Натан и глядел на них с недоумением и абсолютным непониманием ситуации. Лейтенант снял с себя шлем, чтобы видеть лицо друга своими глазами, а не холодным визором машины.
          - Кид? Что же это? - спросил обескураженный падаван.
          - Это война, Натан, - спокойно произнес клон и нацелил свое оружие прямо на юношу.
          Пучок плазмы пробил грудь Бриоса, который так и не активировал свой меч, чтобы защититься. Секунду он удивленно смотрел на прожженную дыру в своей груди, а потом медленно осел на землю, как кукла. 47-й еле стоял на ногах, понимая, что только что сделал. Он убил своего друга, практически брата. Того, кто десятки раз спасал его шкуру, убили словно тупую скотину на бойне. Так не должно было быть! По нервным движениям рук и подымающейся груди он сразу осознал, что джедай еще жив. Кид быстрым шагом приблизился к умирающему падавану и опустился на колени перед ним, приподнимая тело юноши.
          - Холодно, - произнес Натан, лежа на руках своего палача.
          - Скоро пройдет, - уверенно заверил его клон, стараясь сдержать эмоции.
          - Моя...сестра...- еле выдавил из себя юноша, чья жизнь медленно уходила из тела. - В Храме...Юнлинг.
        Солдат знал, что случится с Храмом на Корусанте, и что станет с юной сестрой Бриоса, если она всего лишь юнлинг. Знал, но предпочел не открывать это умирающему падавану, своему другу.
          - Прошу...Кид...спаси...её...- захлебываясь кровью, молил джедай. - Пожалуйста...
          - Прощай, мой друг, - прикрыв глаза, Кид приставил ко лбу Натана пистолет.
          В мертвецкой тишине раздался выстрел DC-17, ознаменовавший конец жизни молодого падавана. 47-й поднялся на ноги, посмотрев в лица каждого, кто окружил его. Он не видел их глаз за визорами шлема, но мог почувствовать, как каждого из них съедало внутри чувство ненависти к самим себе, жалости к джедаю, и осознания несправедливости этого мира. К командиру роты "Альфа" молча подошел Галлей:
          - Мы должны были это сделать, - как-то неуверенно произнес клон-лейтенант.
          - Я знаю, - тихо ответил ему Кид.
          - Пойдем, у нас много работы.
          - Что за работа?
          - Нас перебрасывают на Кашиик, приказ Верховного Командования, - отрапортовал его подчиненный, после чего обратился к солдатам. - Тело сожгите, как то положено правилами Ордена.
          Кид молча двинулся к аппарату связи, расположенному в оставшемся AT. Он не мог поверить в то, что совершил. Все казалось ужасным дурным сном. Но рациональная часть мозга говорила, что все это - правда, а чувства набатом кричали: что-то не так!


          "Верно!" - внезапно осенило лейтенанта. - "327-й не должен был лететь на Кашиик после Фелуции! Этого не было! Этого не должно быть!"


          Глава 1.


          Десантно-штурмовой LAAT мелко затрясло, когда корабль начал выходить за пределы атмосферы и сил притяжения Фелуции, держа курс на палубу "Миротворца", звездного разрушителя, направленного для переброски сил 327-го корпуса. Именно на "Миротворце" рота "Альфа" должна была принять пополнение для замены всех погибших и раненных братьев. Вместо стандартных восьми LAAT'ов, предназначенных для транспортировки роты, подразделению под временным руководством Кида понадобилось лишь два. Из всего офицерского состава роты выжили лишь 47-й и Галлей, который, ни секунды не споря, отдал право руководства своему более опытному товарищу. В кабинете корабля было темно, десантное отделение казалось погрузилось в сон. Кид старался не терять бдительности даже на борту транспортника, который сам 47-й мысленно называл не иначе как "Hind", за просто феноменальное сходство со своим земным собратом: как по компоновке и строению фюзеляжа, так и по назначению и смертоносности. Это были отличные машины поддержки для наступающих войск Республики, прогремевшие на всю Галактику, но как помнил Кид, уже совсем скоро они уйдут на
пенсию, откуда через двадцать лет вновь войдут в строй, но уже не Империи, а Альянса.
          После убийства Натана, а также того, как он ощутил смерть генерала Секуры и многих других джедаев на Фелуции, Кид немного отошел от пережитого. Боль утраты и чувства собственного предательства тех, с кем вместе воевал плечом к плечу, сменились апатией и безразличием ко всему миру. Это уже произошло. Он знал, что не смог бы изменить судьбу джедаев не при одном раскладе. В конце концов, кто он такой, чтобы суметь повернуть события в иное русло, учитывая размах всей Галактики? Он просто клон-лейтенант, один из десятков тысяч. Конечно, сам Кид понимал, что умеет и располагает куда большими возможностями, чем иные коммандеры некоторых легионов ВАР, но не настолько, чтобы противиться планам Императора. К тому же, неизвестно как повернется судьба всей Галактики, вмешавшись он в ход событий, ведь нужно было помнить о многих вещах, которые произойдут через целые десятилетия: Явин, Звезда Смерти, смерть Императора и Вейдера, а в особенности - жизнь и становление Люка Скайуокера. Последний был особенно важен для всего мира, для его спасения: будь то война с Вонгами или другими бесчисленными угрозами, не
говоря о его потомках. Любой неверный шаг, любая мелкая ошибка, которая способна повлиять на характер или здоровье будущего гранд-мастера Ордена и все полетит в Ад, из которого Галактика уже не выберется. Этого 47-й допустить не мог, поэтому даже в юности, когда лейтенант был настолько наивен, что хотел переметнуть на сторону джедаев основную массу коммандеров различных легионов, он даже не помышлял о том, чтобы как то отстранить падение на Темную Сторону Энакина. В конце концов, Кид лишь смирился с тем фактом, что он просто еще одна песчинка в огромной пустыне, и что события должны идти так же, как и запланировано изначально. Не последним аргументом в мысленных терзаниях Кида был и тот факт, что он как и множество своих братьев давал присягу Канцлеру, как Верховному Главнокомандующему Вооруженных сил Республики. Это были далеко не просто слова, не пустой звук. Это была клятва верности, клятва ради которой он и его братья-клоны создавались. Может судьба так и распорядилась, что 47-й сохранил многие знания прошлой жизни, но именно эта "судьба" закинула его в тело нововыращенного бойца-клона, который
должен был служить и умереть за Республику и Канцлера. Поэтому то он в свои пять лет осознал многое и просто стал плыть по течению, ничего не предпринимая. Единственное, что сейчас смущало бойца, так это то, что их зачем то отправляли на Кашиик, где должен был управиться 41-й элитный корпус под командованием Гри.


          "Этого не должно было быть"- отчаянно размышлял 47-й, пытаясь найти причину такому изменению реальности.


          Единственным возможным выводом было лишь то, что Кид сам способствовал такому развитию событий, и вариантов, где он так прокололся, было два и оба они не несли радости и оптимизма. Только дважды он вмешивался в ход событий и оба раза едва не стоили ему жизни.
          Впервые, в четыре года, когда Кид начал агитировать Блая, Коди, Гри, Эппо и остальных КК, которые в будущем возглавили костяк республиканской армии, принять сторону именно джедаев, а не Республики. Это едва не погубило молодого клона, которого каминоанцы готовы были отправить на утилизацию как "дефектного". Тогда его спас отец, который разглядел в юном Киде не крамольную бунтарность, а способность анализировать и гибкий ум, позволяющий именно толковать приказы, а не безвольно их выполнять. В конце концов, Джанго сделал немыслимое: настоял на включении клона-лейтенанта в программу подготовки РК, чем вызвал неодобрение как каминоанцев, так и сержантов и курсантов из числа республиканских коммандос, давших 47-му его второе имя - "Кид" т.е. "малыш". Инструктором КЛ-6747 стал Вэйлон Вэу, который помимо него обучал многие группы РК, тех же "дельт" к примеру, но в отличие от того же Скираты, он делал упор на дисциплину, порой даже на насилие, чтобы научить своих подопечных быть жестокими. Возможно, что подобное, почти садистское воспитание видавшего многое мандалорца и изменило отношение Кида к своей
жизни, и тот перестал смотреть на себя как на избранника или чем-то в этом роде. Он полностью принял философию сержанта-инструктора, чтобы быть преданным солдатом Республики, и именно Вэу заставил молодого сопляка посмотреть на клонов вокруг не как на пушечное мясо, а как на родных братьев, за которых не грех было отдать жизнь. Республика стала для него домом, клоны - истинными братьями, Джанго Фетт - кровным отцом, а Вэу - учителем, за которым 47-й вместе с Дельтой и другими РК отправились бы в Ад и разнесли там все по кирпичику.
          Во второй раз Кид вмешался в ход истории уже случайно, не ведая, что творит. Примерно через полгода после битвы на Джеонозисе, спецгруппа 47-го вместе с коммандером Блаем и генералом Секурой отправились на планету ногри - Хоногр, где потерпело крушение сепаратисткой судно с образцом толи вируса, толи химиката, толи черт пойми чего. После нескольких столкновений с туземцами, их отряд обнаружил свою цель в развалинах древнего храма раката. Но эта миссия не была бы поручена джедаю с группой РК, если не была важной для Республики, а где были интересы Республики, там "гадили в малину" конфедераты. В роли штатного гада выступил некий Куинлан Вос, который помимо прочего оказался бывшим мастером Айлы. Ублюдок умудрился уничтожить всю группу Кида, после чего вступил в бой с генералом Секурой. Как на зло, девушка вскоре отказалась биться с бывшим учителем, дезактивировав меч. Жаль, что 47-й не видел выражение лица человека в тот момент, потому что возможно он бы и передумал стрелять. Клон знал, что делать при схватке с джедаем и как нужно убивать их - думать о чем то другом, о чем угодно: о картах, о том,
как работает двигатель, о женщинах в конце концов, чтобы адепты Силы не почувствовали твоего присутствия и опасности, исходящей от направленного в них бластера. Именно так, считая в уме карты пазаака, Кид нажал на спусковой крючок верной DC-17m. Плазменный пучок, попавший в спину, отправил джедая к Силе в мгновение ока. И именно этого не стоило делать - генерал Секура едва не убила его после того, как отошла от шока. И если бы он в самый последний момент не зарядил ей шокером в грудь, то жизнь 47-го оборвалась, не успев толком начаться. После того случая, Кида выгнали с позором из РК за неподчинение приказам и нападение на генерала, отправив заниматься тем, для чего он и был создан - руководить взводом солдат на полях сражений 327-го корпуса. Только через три месяца Кид внезапно осознал, что совершил. Во сне, ему словно показали на картинках для маленьких детей о том, как убитый джедай был двойным агентом и не причинил бы Айле вреда; о том, как он являлся самым приближённым к графу Дуку "кротом" Ордена; о том, что тому суждено было пережить Приказ 66 и остаться жить в мире и гармонии вместе с женой и
сыном на Кашиике. Факт осознания совершённой ошибки ударил словно молотком по яйцам, после чего Кид еще полгода не мог спать спокойно.
          - О чем задумался? - прозвучал голос Шрапнеля, стоящего напротив.
          - О будущем, - уклончиво ответил 47-й, давая понять, что не настроен вести беседы, но чего было не отнять у его верного сержанта, так это полного отсутствия такта и способности понимать намеки.
          - О джедаях?
          - О них, - нехотя кивнул головой лейтенант. - И о нас, обо всем корпусе.
          - И что надумал? - допытывался до него боец. - Поделись мыслями.
          - Зачем это? - усмехнулся в ответ Кид. - Это просто мой больной бреда.
          - Этот "больной бред" спас нас уже около одиннадцати раз, - парировал Шрапнель, не желая сдаваться.
          - Вообще-то девять, - ответил 47-й. - И тот случай на Салукемае не в счет.
          - Плевать, - отмахнулся сержант. - Мне похеру, что это: чутье, интуиция, удача или Сила, но факт остается фактом - ты всегда заранее знаешь, что будет и где опасность; ты сказал, чтобы мы готовились к чему-то большому, еще когда только-только отправлялись на Фелуцию; ты столько раз вытаскивал нас из задницы и помогал избежать западни дроидов; и предсказывал в какие кампании мы ввяжемся!
          - И к какому выводу ты пришел? - осторожно спросил Кид, пытаясь определить насколько его осведомленность и чутье начали бросаться в глаза.
          - Я видел такое только у одних, - честно признался Шрапнель. - И многие парни в нашей, да и в соседних ротах тоже, думают, что ты чувствуешь Силу, как и джедаи.
          В десантном отделении LAAT'а образовалась мертвецкая тишина. Все бойцы роты "Альфа", находящиеся в кабине, внимательно смотрели на своего командира, ожидая его ответа. До Кида только недавно дошло то, что они ведь не одни со Шрапнелью, но тот видимо сознательно завел разговор в присутствии парней.
          - И что ты хочешь, чтобы я ответил, сержант? - спокойно произнес 47-й, после чего обратился к остальным своим братьям. - Зачем вы все начали этот разговор?
          - Мы хотим знать, что отвечать, когда об этом начнут задавать вопросы, - молвил за всех клонов Шрапнель. - Ты ведь знаешь, что слухи распространялись давно.
          - Что изменилось? - недоумевал Кид, молясь, чтобы это не дошло до коммандера.
          - О них узнал Блай, - как приговор ответил 38-й. - И другие офицеры начинают интересоваться.
          "Черт! Черт! Черт! Черт! ЧЕРТ!!!" - мысленно ругался клон, пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица.
          - Значит, отвечайте, что все это слухи, - наконец соизволил открыть рот лейтенант, одновременно поднимая руку, призывая к тишине. - На все доводы предполагайте, что это лишь интуиция и опыт службы в РК!
          - Слабо, - со скептисом молвил Шрапнель, почесав затылок. - Ты знаешь, что не поверят.
          - И поэтому, им придется прижать только меня, - кивнул в ответ Кид. - Даже если мы придумаем правдоподобную легенду, то при первой же проверке она рассыплется в прах. Поэтому вы все должны отвечать лишь, что не знаете и только предполагаете, чтобы вас это не коснулось, все понятно?
          - Сэр, есть, сэр! - в едином порыве произнесли его бойцы,отсалютовав своему лейтенанту.
          - Хорошо, а там я что-нибудь придумаю, - тихо произнес под нос лейтенант, но каждый солдат в корабле услышал своего командира.


          ***


          Через час они приземлились в ангаре родного звездолета, как и остальные отряды 327-го. Но больше половины личного состава до сих пор находилась на поверхности планеты. Кид уже знал, какие отряды будут направлены на Кашиик - роты под командованием опытных ветеранов, таких как сам 47-й. Остальных оставят на Фелуции в качестве планетарного гарнизона из-за того, что военная операция плавно переходили в полицейскую. Именно это тревожило клона, ведь изначально он считал, что их лишь хотят отправить на усиление 41-го, но увидев состав, который направлен на планету вуки, то сразу же отбросил эту мысль. Их определенно посылали в бой, но вот с кем? Ответа на этот вопрос лейтенант не имел.


          ***


          Он в развалочку шагал в сторону командного пункта, куда его вызвал один из офицеров крейсера по приказу самого Блая. Его десантный корабль приземлился на "Предвестнике" - флагмане 327-го корпуса, куда его экстренно вырвали, не дав даже возможности посетить душевую. Это определенно настораживало, ведь кому надо вырывать с другого корабля простого и.о. командира роты? Сразу же на ум приходили слова Шрапнеля, о том, что слухи о чувствительности Кида к Силе добрались и до коммандера. Сопровождающие, в составе двух бойцов без какой либо краски на доспехах, больше походили на конвой. На все вопросы "белоснежки" лишь отмалчивались, что не могло не настораживать. Наконец, они оказались у нужной двери, когда клоны деликатно подтолкнули его бластерами в спину, когда 47-й просто замешкался перед проемом на секунду. Очень мило.
          - Кид, - в приветствии кивнул ему коммандер всем 327-м корпусом.
          - Блай, - также ответил лейтенант.
          - Давно не виделись, - продолжил тот, внимательно разглядывая своего подчиненного.
          - Почти два года, - в тон ему ответил 47-й, стараясь как можно лучше оценить обстановку.
          Комнаты представляла собой типичный командный пункт планирования наземных операций: по центру был расположен круглый стационарный голоэкран с окружающими его стульями, вдоль стен виднелись многочисленные устройства связи и слежения. Однако сейчас в командном пункте не было никого кроме Блая и Кида, что само по себя казалось странным и несколько напрягало лейтенанта.
          - Ты все гадаешь, зачем я позвал тебя? - наконец,коммандер нарушил затянувшееся молчание.
          - Есть у меня мыслишки на этот счет, - туманно ответил ему Кид, теперь уже не отрываясь взгляда от брата-клона. - Либо это из-за переброски корпуса на Кашиик, либо...
          - Либо? - с нажимом спросил Блай.
          - Либо это связанно со мной лично, - наконец закончил 47-й.
          - Чертов изворотливый ублюдок, - наконец рассмеялся коммандер. - Хорошо, карты - под стол, стволы - на стол.
          - Вот так бы и сразу, - улыбнулся в ответ Кид. - Чего нужно?
          - Поздравляю, - отсалютовал лейтенанту Блай. - Ты вновь зачислен в ряды коммандос!
          Это известие заставило Кида усомниться в своем слухе. Такое же не могло быть правдой, верно?! Коммандос! Какой идиот возьмет в его назад, после такого-то послужного списка?! Наверное все эти мысли словно гигантская бегущая строка пронеслись на лице бравого лейтенанта, потому что Блай начал самодовольно ухмыляться, глядя на выражение своего брата. Однако, 47-й быстро переборол растерянность и потрясение от услышанного.
          - Кто? И за какие заслуги? - скупо произнес лейтенант.
          - Я, - коротко ответил тот.
          - Зачем? Почему сейчас? Почему через два года?! Что изменилось?!
          - Что изменилось?! Все изменилось! - Блац мгновенно ощетинился, словно Кид затронул больную тему. - Теперь мы должны убивать собственных братьев, потому что кто-то когда-то запудрил им мозги!
          - Чего? - дрожащим голосом спросил 47-й. - О чем ты?
          - Гри вместе с 41-м отказались исполнить Приказ 66.
          Слова Блая эхом раздались в мозгу потрясенного Кида. Да, и он тоже теперь догадывался обо всем. Гри еще в детстве был несколько впечатлительным и доверчивым пареньком, тем более что такое изменение истории не могло быть вызвано одним случайным фактором. Это определенно было влияние из вне. Влияние самого Кида. Теперь все встало на свои места: после бунта 41-го, Республика фактически потеряла Кашиик, а помимо его, Канцлер упустил как минимум восьмерых джедаев, которые должны были погибнуть в ходе выполнения Приказа 66. Это полностью меняло все дело и теперь Кид понимал настоящую причину назначения его в РК.
          - Я должен ликвидировать Гри?
          - Да, - решительно ответил тот. - Из-за твоей чуши в детстве, он и поступил так. Значит, тебе и исправлять!
          - Почему я?! - спросил в ответ Кид, едва не срываясь на крик. - У Республики есть множество коммандос, которые выполнят этот приказ!
          - Ты сам запудрил ему мозги, - в голосе коммандера промелькнула злость, но лучше всего о его настроении для Кида сказала волна неудержимой ярости исходящая от Блая и накрывшая лейтенанта с головой. - Ты должен будешь САМ ликвидировать его, доказав что являешься верным солдатом Республики! И еще...
          - Что "еще"?
          - Тебе приказано уничтожить оставшихся джедаев!
          Последнее известие окончательно расставило все точки над "i" - Кида, вместе с неизвестной группой, отправляли на самоубийственную миссию. Для полностью оснащенной команды ЭРК'ов убийство даже одного джедая являлось практически непосильной задачей, не говоря уже про простых коммандос! Если Гри вместе с его офицерами еще было возможно достать, то таких монстров как Йода или Ундули было практически нереально убить силами разведгруппы клонов! Даже если джедаи остались на Кашиике, что было весьма и весьма сомнительно, охота обещала длиться не один год, а если реально смотреть на вещи - вообще десятилетия! Но это нужно было сделать - Кид отчетливо понимал данный факт. Если 41-й корпус удержит планету, то это создаст очень неприятный прецедент для других! Это может всколыхнуть всех сыновей Фетта, что будет означать досрочное начало Восстания, но уже совсем другого! Если взбунтуются остальные корпуса и легионы, начнется настоящий хаос! И будет не та унылая мышиная возня с нищими повстанцами, а настоящая тотальная война против хорошо вооруженных и опытных солдат регулярной армии! Не говоря уже и про то,
что вся эта свистопляска будет угрожать Скайуокеру - единственному человеку, способному добраться до Вейдера и Императора, кто внесет решающий вклад в победу в войне с Вонгами и во Второй Гражданской! Что случится, если мальчик не вырастит тем, кем должен был? Люк вытаскивал Галактику из различных говн, именно потому что он был Люком, потому что имел правильных друзей, правильное воспитание и мировоззрение! Что случится, если хоть один элемент изменится, не хотелось даже загадывать.
          "41-й элитный корпус и все джедаи на Кашиике должны быть уничтожены!" - констатировал Кид, полностью осознавая важность своей миссии.
          - Я это сделаю, - твердо произнес клон-лейтенант. - Разрешите идти?
          - Свободен, - небрежно отмахнулся от него Блай, после чего бросил лейтенанту какой то мелкий предмет, который тот ловко словил налету. - Твой новый жетон.


          Искать отсек, где располагалась интендантская служба пришлось не долго. Небрежно отдав нагрудный жетон с личным номером и именем, Кид наконец получил свою новую амуницию. Доспехи класса "Катарн" темно-серого цвета сели на нем идеально, заметно отличаясь от брони "Фаза II" прочной, но дешевой, сделанной для массового производства. Катарн-броня была куда удобней своих "младших братьев", отличалась просто дикими параметрами защиты владельца благодаря специальной компоновке бронепластин и их улучшенного химического состава материалов, не говоря про портативный генератор защитных полей, позволяющий пережить даже залп картечи в упор. Специальный улучшенный визор с многофункциональным ИЛС, помогал гораздо лучше ориентироваться на поле боя, а встроенное вибролезвие заставляли испытывать несколько ложное чувство защищенности даже в бою с джедаем. В общем, это было произведением искусства. Старая добрая винтовка DC-17m лишь довершала общую картину.
          Кид лишь ласково передернул аналог затвора бластера, наслаждаясь давно позабытым щелчком оружия элитных бойцов. Он быстро накинул на голову шлем, где сразу же на дисплее появились показания датчиков:


          Имя: КЛ-6747
          Позывной: "Кид"
          Звание: сержант РК


          - Это определенно будет веселее, чем я предполагал изначально, - слабо усмехнувшись, произнес под нос клон, рассматривая наручное вибролезвие.


        Глава 2.


          Путешествие до Кашиика, расположенного совсем не за соседским углом, занимало несколько дней, за время которых бойцы могли хоть немного расслабиться и сбросить напряжение. Даже будучи созданными искусственно, с множеством изменений, как физических, так и психологических, клоны оставались людьми со своими страхами и моральной усталостью. Нередки были случаи, когда кто-то просто слетал с катушек от постоянного напряжения, смертей и убийств. Именно во время гиперпрыжков простым солдатам и удавалось выпустить пар, нормально поесть и в кои то веки выспаться вдоволь. Конечно же, никакого алкоголя, женщин или наркотиков - это ведь республиканский военный корабль, а не притон! Разумеется, из любого правила всегда есть исключения. Но в этот раз, клоны Фетта не могли отдохнуть, как ни пытались. Просто не получалось. Слух о том, что один из лучших корпусов ВАР поднял мятеж и присоединился к джедаям разлетелся со скоростью лесного пожара, заметно добавляя нервозности всем шестнадцати тысячам бойцов 327-го. На лицах многих солдат и сержантов читалась растерянность, а иногда и откровенный ужас. "Предвестник"
погрузился в мрачное уныние, которое мог почувствовать и полностью отрезанный от Силы индивид. И даже после этого, по прошествии многих лет после той мясорубки, никто из пассажиров никогда не забыл того, как они молча мчались на бой со своими собственными братьями, с которыми вместе проливали кровь, которые были частью их самих. И уже на подлете флота к планете вуки, бойцы тихо шли к ангарам, готовясь принять участие в своей самой страшной битве. Молча грузились в десантные отсеки, молча проверяли оружие и амуницию - ни шепотка, ни звука, только тишина. Все знали, что должны были сделать, и пусть после этого они возненавидят себя за это, но приказ должен быть выполнен. И до самой смерти, они помнили, какую цену заплатили в тот день.


          ***


          Кид вместе со своей новой командой грузился отдельно от остальных. Тех, что пойдут в лобовую атаку на мятежников. Называть "братьями" клонов 41-го корпуса у него не поворачивался язык. Нет, не из презрения к ним, не от стыда, а просто потому, что так было легче. Легче представлять себе некого абстрактного безликого врага, не обладающего ни мыслями, ни чувствами, вроде дроида, чем думать о том, что будешь убивать себе подобных.
          - Сэр, сейчас начнется брифинг, - коротко доложил ему Догмит - его новый помощник из числа республиканских коммандос.
          - Уже иду, - ответил ему 47-й, пристраивая по-удобнее шлем.
          Как и предполагалось, новые сослуживцы его встретили явно не с распростертыми объятиями. Для многих он был лишь выскочкой, который чудом попал в элитные подразделение, и то наверное по ошибке командования. Для РК, которым с рождения вдалбливали об их уникальности и элитарном происхождении, вступление в их ряды простого солдата было равносильны пощечине, если не хуже. Многие уже заранее списали Кида со счетов, как потенциального трупа. Это было знакомо бывшему лейтенанту, а теперь и сержанту РК (понижение в звании при переводе тоже было той самой "ложкой дегтя"). Так же к нему относились и в первый раз, но все же он сумел завоевать уважение среди сослуживцев. Черт возьми, однажды он почти обогнал по очкам Фиксера на полосе препятствий! Конечно, до Босса или Сева из "Дельты" ему было далеко, но сам факт того, что он смог сравниться с кем то из настолько авторитетных коммандос автоматически добавило ему несколько очков, хотя если вспомнить, сколько трудов это стоило... А теперь придется заново зарабатывать себе статус, доказывать, что Кид занимает свое место по праву.
          Брифинг по давней традиции РК проводился прямо в полете, в десантном отделении. В подчинение 47-му достались трое солдат, успевших уже год повоевать с жестянками, что было довольно хорошо, ведь с зелеными новичками было слишком много мороки: уже упоминавшийся выше Догмит, который по совместительству выступал в роли его заместителя; Гид, постоянно молчаливый солдат, с нехилыми задатками следопыта и ориентации на незнакомой местности (за что и получил свое имя); ну и Фугас, отвечающий за тяжелое вооружение, в частности шестиствольную бластерную пушку Z-6 и РПГ. Когда все были готовы, Кид нажал на кнопку передатчика и в темноте кабины появилась голограмма клона в белой броне.
          - Внимание, группа "Зетта", на эту миссию я назначен вашим координатором, - без приветствий огласил тот. - Вам приказано, скрытно проникнуть на территорию подконтрольную мятежникам, где вы должны уничтожить их командный состав. Через десять минут начнется крупномасштабная десантная операция силами 327-го, 416-го, 21-го корпусов, при поддержке подразделений 501-го и 182-го легионов, под прикрытием которых, вы вместе с другими отрядами должны незаметно высадиться в джунглях, около города вуки Качиро, где расположен главный штаб изменников. Для начала вам требуется достигнуть точки 3-9-8, чтобы уничтожить местную энергостанцию, питающую всю окрестную территорию, после чего вы должны соединиться с силами групп "Браво", "Айта" и "Тета". Отряд "Дельта", сейчас работает на планете и обеспечит вам безопасную зону высадки. Вам необходимо найти расположение штаба, ликвидировать Гри и свалить до того, как подтянутся основные силы врага. Точка эвакуации, как и приблизительный район расположения цели будет выведен на ваш навигатор. Вопросы есть?
          - Республика подтянула силы практически равные секторной армии, - задумчиво произнес Догмит. - Неужели 41-й так хорошо окопался?
          - Не только 41-й, - ответил координатор, будто ожидая подобного. - К ним присоединились силы вуки, причем их даже больше, чем самих мятежников. По докладам лоялистов...
          - Стоп! - прервал его Кид. - У нас есть союзники из числа корпуса?
          - Были союзники, - мрачно изрек клон, делая акцент на слове "были". - Они докладывали в течении первых десяти часов после начала бунта, потом связь прервалась. Из наших сил на планете остались только бойцы "Дельты", но и они сейчас в режиме радиомолчания.
          - Почему командование не снесет все к чертовой матери орбитальной бомбардировкой?! - Фугас как всегда был за жесткое и взрывное решение проблемы. - Спалить и предателей, и вуки!
          - Вы думаете, мы не пытались? - координатор медленно покачал головой. - 41-й рассредоточил на своем участке несколько десятков тяжелых зенитных орудий. Мы просто не можем занять позицию над городом и подойти на достаточное расстояние. К тому же, разведка не заметила никаких скоплений врага. Они практически растворились в лесах.
          - Этого стоило ожидать, - говорил сам с собой Догмит. - Гри вместе со своими парнями всегда ориентировались на партизанщину. У них нет иной возможности, кроме как наносить небольшие москитные удары по нам. ПКО не достаточно сконцентрировано, чтобы бить по ним со звездолетов, но в достаточном количестве, чтобы причинить существенный урон нашему флоту. Плюс основные войска на легкой технике разделились на множество мелких отрядов, делая невозможным их уничтожение одним массированным ударом.
          - Именно, - с готовностью подтвердил их начальник. - У нас нет возможности взять их разом, поэтому вы должны обезглавить их, чтобы внести хаос.
          - Что с джедаями? - наконец задал волнующий вопрос Кид.
          - Неизвестно, - спокойно ответила голограмма координатора. - Они будто сквозь землю провалились, но сейчас это не важно - джедаями будут заниматься другие, сейчас ваша цель - Гри, после чего присоединитесь к остальным.
          - Как это "неизвестно"? - брови клона стремительно рванули вверх. - Если они в командном центре, то нас покрошат прежде, чем мы доберемся до Гри!
          - На данный момент никакой информации нет, но все говорит о том, что оставшиеся джедаи или бежали с планеты, или возглавляют сопротивление непосредственно на линии фронта. Скорее всего кто-то присутствует в командном центре.
          - Нам крышка, - философски изрек молчавший до этого Гид.
          - Зато будет весело! - радостно гаркнул Фугас, в предвкушении потирая кулак.
          Экспериментальная модель LAAT'а уже давно плавно отчалила от ангара "Предвестника", держась на некотором отдалении от основной массы десантных судов. Стелс-система корабля должна была надежно защитить группу "Зетта" от обнаружения ПВО 41-го корпуса. Но почему-то, данный агрегат как-то сразу не понравился Киду и его людям. Мало того, что практически не нес вооружения, так еще и стоящие на нем двигатели выдавали куда меньшую тягу, нежели штатные машины. Неповоротливый, слабовооруженный, медлительный и практически небронированный транспорт вызывал бы лишь усмешку, если бы 47-му вместе с ребятами не пришлось самим лезть в нее. Они размеренно и не спеша летели в сторону зоны высадки, пока над поверхностью планеты уже начинались первые столкновения. Кид внимательно слушал доклады пилотов других штурмовиков, и с каждой секундой его настроение становилось все паршивее и паршивее...


          - Третий на связи, сильный заградительный огонь! Потерял ведомого!...
          - Это Пятый, нас побили! Не могу стабилизировать рулевые!...
          - Черт, у меня на хвосте ARC! Снимите его! Снимите! АААААА!!!!....
          - Теряю управление! Не могу...
          - Нас сейчас покрошат здесь! Большие потери! Запрашиваю поддержку!
          - Захожу на посадку! Черт, у меня гости, попробую оторваться!
          - Всем отрядам, рассредоточится! Уходите из-под огня!
          - Шестой, на тебя заходят! Уходи! Уходи!
          - У них вторая линия ПВО! Нам не пробиться!


          Множественные крики пилотов сливались в одну чудовищную какофонию: кто-то просил о помощи; кто-то докладывал о многочисленных силах противника в воздухе; третьи просто истерили, крепко прижатые огнем; лишь немногие из всего этого ужаса смогли зайти на посадку и выбросить десант, еще меньше рапортовало об успешном возвращении на базу.


          - Что же это? - в ужасе произнес Кид.
          - Их сбивают, как мух, - ответил штурман, не отвлекаясь от показаний приборов. - 41-й хорошо подготовился.
          - Но ведь и мы знали, с кем будем иметь дело!
          - Они тоже. Учились-то все вместе.
          - По-чаще напоминай мне, - злобно ответил 47-й.
          Их корабль сумел успешно войти в нижние слои атмосферы Кашиика, в отличие от десятков или даже сотен других LAAT'ов, на которых были тысячи их братьев, убитых своими же. Пилот тут же начал набирать что-то на своем экране, после чего появилась неясная голограмма человека в Республиканской броне.
          - Вы...долго..., - голос человека дрожал, а статистические помехи мешали трансляции. - ...силы...посадку...
          - Сэр, я не могу разобрать, что вы говорите, - деловито ответил ему пилот. - Попробуйте перейти на резервную частоту!
          - Понял...Как слышите, говорит РК-1138, прием?
          - Слышим тебя хорошо, - усмехнулся в ответ Кид. - давно не виделись, Босс.
          - Вы только подумайте! - послышался насмешливый голос Скорча. - Наш "малыш" снова с нами!


          Транспорт медленно заходил на посадочную площадку, зачищенную силами отряда "Дельта". Повсюду виднелись растерзанные тела в темно-зеленой броне "Фаза II", численностью не меньше тридцати бойцов. Кид и остальные лишь с горестью смотрели на убитых братьев, которые выбрали иной путь, нежели они. Посреди платформы, РК уже встречали их коллеги: Босс, Фиксер и Скроч, спокойно ожидающие, когда те выгрузятся. Порой воспитанники Вэу наводили на остальных солдат-коммандос лютый ужас и Кид не был исключением из этого правила. Еще на Камино в учебке, он убедился, что в бою с этими парнями он ничего не сможет противопоставить, абсолютно. Наверное, им передралось гораздо больше черт Джанго, нежели остальным РК, не говоря уже про простых солдат. Они были сильнее, ловчее и умнее их во всем и везде, а хуже всего - это лидер группы, Босс. 38-й слыл одним из самых опасных бойцов во всей республиканской армии, и неоднократно подтверждал эти слухи. Рассказ о том, как они смогли вчетвером отбить целый крейсер у трандошан-рабовладельцев, до сих пор будоражил умы многих клонов, мечтающих о подобной славе. Все эти
вполне обоснованные слухи в совокупности делали из "дельт" почти полу-легендарных личностей, что в свою очередь завышало планку их самооценки до заоблачных высот. Но сейчас, Кид мог почувствовать, как помимо привычного самодовольства от его братьев исходили отголоски горя и боли утраты, не смотря на привычный надменный тон в голосах.
          "Сев пропал, плюс еще и эта грязная работа. Да, этим парням я не завидую" - устало подумал про себя 47-й. - "Так и спятить можно!"
          - Долго добирались, - без предисловий начал Босс, пожав руку Кида. - Мы уже хотели разнесли эту станцию самостоятельно.
          - Вам лишь бы что-то взорвать, - полушутливо произнес 47-й. - Ваша воля, так вы бы весь Кашиик заминировали!
          - Это ты вечно осторожничаешь, - парировал в ответ Скорч. - Пора начинать веселиться! Жду не дождусь большого "Бума"!!!
          - Надеюсь, что после этого "Бума" от нас самих что-либо останется?
          - Небольшая встряска в начале операции еще никому не вредила!
          - Опять начинается, - устало пробормотал Фиксер.
          - Босс, покажешь мастер-класс? - обратился к коллеге-сержанту 47-й. - Или уже исчерпал весь запал?
          - Что? Еще чего! - мгновенно ощетинился 38-й, принимая вызов. - Смотрите и учитесь, салаги! И даже не вздумайте моргать, а то все пропустите! Выдвигаемся!
          Кид лишь довольно усмехнулся. "Дельты" всегда остаются "дельтами" - стоит хоть немного задеть их гордость, как они сразу забывают обо всех невзгодах и готовы горы свернуть, но доказать, что они лучшие. Ну прям дети! Но это сейчас было куда нужнее, чем то съедающее изнутри чувство скорби, которое накрыло всех троих коммандос и которое теоретически могло испоганить всю миссию. Конечно же, 47-й всерьез не опасался, что такие матерые вояки не смогут подавить свои чувства перед столь ответственным заданием, но перестраховаться всегда стоит. Он без зазрения совести передал руководство Боссу, справедливо рассудив, что из них двоих, 38-й наиболее опытный и хладнокровный командир. К тому же, по другому "дельты" не станут слушаться кого-то со стороны. Верность Скорча и Фиксера своему сержанту была практически на грани фанатизма, поэтому если тот прикажет, они с готовность прыгнут в глотку сарлакка или выйдут на B2 с одним виброножом. Да и "Зетта" не горела энтузиазмом, не зная, что ожидать от новичка вроде Кида, в отличие от знаменитого 38-го. Поэтому, подсчитав в уме такую несложную комбинацию фактов,
47-й пришел к подобному выводу.
          Как они предсказывал, все прошло как по маслу. Энергостанцию обезвредили за считанные часы, при этом уничтожив два взвода солдат противника. После десятого трупа клона-предателя, у всех начало вырабатываться что то вроде иммунитета, а смерть братьев от их собственных рук воспринималась уже не так сильно. "Дельты" и вправду будто воспрянули духом, с энтузиазмом отправляй врагов в мир иной. "Врагов" еще неделю назад бывших их семьей.
          РК'и скрытно заняли позиции на склоне холма, издали наблюдая за командным постом 41-го корпуса, координаты которого они взяли с трупа у майора, чья рота охраняла взорванную ими станцию. С виду это было самое обычное дерево, но именно на его верхушке располагались все старшие офицеры предателей. Помимо группы "Дельта" к их налету присоединились и другие отряды РК, успешно выполнившие свои собственные миссии. Всего к обозначенному месту вышло шесть групп коммандос, включая "Дельту" и группу Кида, что было неимоверно мало для такого задания, но приказ необходимо было выполнить любой ценой. Наблюдая через бинокль за позициями своих братьев, Кид смог уловить едва заметный отголосок Силы, исходящий из штаба. Но "едва заметный" не означало "не идентифицируемый". Джедай находился рядом с Гри, возможно как советник, а может и как охранник.


          Глава 3.


          - "Зетта", "Браво", "Тета", "Айта", "Зеро" доложить статус! - раздался по комлинку голос Босса.
          - "Зетта" на позиции, - коротко ответил Кид, продолжая рассматривать командный пункт мятежников сквозь бинокль.
          - Группа "Браво" на позиции.
          - Группа "Тета" на позиции.
          Доклады командиров были началом подготовке к проведению операции, которая являлась ключевой во всей Кашиикской кампании. Захват или ликвидация Гри позволили бы удавить бунт еще в зародыше. Солдаты-коммандос полностью осознавали весь риск и значение сложившейся ситуации: примеру одного из прославленных командиров войны могли последовать и другие лидеры легионов и корпусов республиканской армии. Поэтому вероятность провала отметалась, иначе страшно было представить, что последует за ним. Кид внимательно разглядывал позиции мятежников, помечая на дисплее расположение патрулей и огневых точек. Сейчас он полностью был готов положиться на Босса, но чтобы тот смог привести их к победе, требовался вклад от каждого из них, и хорошая разведка - это уже половина успеха. 47-й смог насчитать примерно сорок солдат противника, и это только снаружи на его направлении, еще больше должны были располагаться внутри здания штаба. Как ни крути, а выходило, что прямым наскоком их не взять. Босс был того же мнения:
          - Группы "Браво", "Тета" и "Айта" начнете "шуметь" у Юго-Западной стороны. Это должно отвлечь их. Как только вступите в контакт, начинайте уводить их от базы.
          - Есть, сэр!
          - "Зетта", в шестом квадрате обнаружена посадочная площадка. Выдвигайтесь в эту зону, как поняли?
          - Понял тебя, Босс, - незамедлительно ответил 47-й, подавая сигнал своим бойцам.
          - Я и "Зеро" двинемся, когда начнется суета, - продолжил командир их сводного отряда. - Кид, будь на связи. Твоя задача не дать транспорту взлететь.
          - Понял тебя, Босс, - подтвердил клон, параллельно проверяя исправность винтовки. - Но не забывайте, что там джедай!
          - Да хоть сам магистр Йода, - усмехнулся в ответ 38-й. - В случае осложнений, ставь маяк. Ракетный удар тут все зачистит.
          - И нас заодно, - недовольно буркнул Кид. - Удачи. Конец связи.
          Итак, началось. Босс все верно рассчитал: пока часть сил коммандос отвлекает основную массу охраны на себя, две группы под его командованием скрытно проникают во внутрь и одновременно наносят молниеносный удар по противнику, внося смуту в их ряды.
          Представьте себе, что вы руководите своими бойцами далеко от линии фронта, а тут прямо в нескольких сотнях метрах начинается атака на периметр, причем судя по всему враг хорошо обучен и многочислен (именно такая задача стоит перед группами, которые будет отвлекать внимание). Конечно же, большая часть охраны перемещается к точке огневого контакта с врагом, как раз после чего пальба раздается уже в коридорах штаба. Конечно же, вы сразу догадаетесь, что люди, атакующие снаружи - это лишь отвлекающий маневр, но большая часть ваших сил сейчас ведет бой именно с ними. А вот враг уже рвет кордоны на подступах к центру связи с войсками, пробиваясь с нескольких направлений. И какие тут могут быть действия? Их не так уж и много. Первое: принять бой, не имея данных о численности и характере противника. Второе: эвакуироваться к шаттлам, которые доставят вас в другую точку. Уже не важно, насколько силен враг, ведь им стало известно ваше местоположение, а значит скоро прибудут новые. Но оба варианта будут проигрышными, потому что уцелеть не получится в любом случае, потому как на посадочной площадке уже
поджидают четыре злые как черти спецназовца, которые если не уничтожать отступающих офицеров еще на подходе к кораблям, то взорвут на взлете! Тактика простая, как сатиновые трусы, и смертоносная, как выстрел в голову. Босс отлично продумал план.
          Кид еще раз проверил все оборудование, после чего подал сигнал к выдвижению своим бойцам и ползком двинулся в сторону цели. План не был идеальным, как и любой другой, да и присутствие джедая, которое чувствовалось все отчетливее, не самым положительным образом сказывалось на шансах, но иного пути не было. Экспериментальные портативные глушители сигнала, выданные им еще на "Предвестнике" должны были скрыть их приближение от сканеров, мониторящих прилегающую местность. Но как и любая техника, и эти чудеса республиканской науки могли давать сбои, поэтому двигаться приходилось крайне аккуратно. Догмит, как штатный снайпер группы, остался на своей позиции и страховал их в случае осложнений, на него же 47-й и рассчитывал, в случае появления джедая, кем бы он ни был. За исключением мастера Йоды, потому что в этом случае им все равно хана. Медленно, метр за метром, они ползли к своей цели. Без них то уж точно не начнут - группа "Зетта" была одним из ключевых факторов успеха всей операции.
          Для того, чтобы добраться до точки ушло два часа, за время которых Кид успел вспомнить все ругательства, которые знал: от мандалорского и общегалактического до английского, отдельные слова которого еще остались в памяти, причем все они были далеко не литературного значения. Судя по периодическим невнятным шипениям из комлинка на групповой частоте, его ребята тоже не отставали от командира. Все как один мысленно проклинали коминоанцев, за то, что не сделали их снайперами, как Догмита, или на худой конец, артнаводчиками. Странно, но охраны на посадочной площадке было не так уж много - всего несколько солдат, явно скучающих за таким глупым занятием. Кид лишь мысленно покачал головой - конечно, он и сам знал, насколько бывает утомительна караульная служба, но так откровенно бездельничать как они, клон никогда себе не позволял. Правда это лишь играло ему на руку, потому что позволяло без труда проникнуть к транспортам и заминировать, ну или без проблем тихо прирезать этих самых часовых, еще до начала шоу. Впрочем, последний вариант был крайне не желателен, так как все должно выглядеть нормально, а
отсутствие часовых вызовет подозрение даже у тупого дроида.
          Посадочная площадка располагалась почти у самой земли, видимо и была изначально рассчитана для того, чтобы с воздуха ее не было видно. Кид спокойно смог разместить взрывчатку на обоих транспортных LAAT'ах, не привлекал к себе внимание охраны. Одно нажатие кнопки и несколько десятков тонн металла в миг превратятся в покореженные обломки. Клон без промедления послал сигнал Боссу о том, что все готово и стал ждать. Минуты медленно и мучительно потекли, словно стараясь отсрочить будущее кровопролитие. Кид кожей чувствовал, как напряглись Гид с Фугасом, готовые в любой момент нажать на спусковой крючки. Все шесть стволов лучемета готовы были обсушить смертельный поток плазмы на любого, кто появится из дверей штаба, расположенного с другой стороны довольно узкого моста, длиной около двадцати метров, соединяющего основное здание с площадкой. Это и было их преимуществом - солдаты Гри будут зажаты в узком пространстве, пока оружие, с темпом стрельбы в полторы тысячи выстрелов в минуту, будет косить их как травинки. Плюс ко всему, РПГ с осколочной боевой частью, дающее преимущество в споре даже с легкой
бронетехникой. Но пока, им приходилось ждать. Еще несколько напряженных часов остались позади, пока наконец не наступали сумерки.
          - Всем группам, приступить к операции! - наконец раздались заветные слова Босса. - Повторяю, всем приступить к операции!
          Ответом ему послужило три синхронных взрыва с Юго-Западной стороны. Одновременно с ними пространство прорезали звуки лучемета, а также легкого стрелкового оружия. Вся территория штаба, будто по команде, начала шевелиться, словно пчелиный рой. А шум битвы становились все интенсивнее и интенсивнее, говоря о том, что все больше и больше сил мятежников стягивается в район огневого контакта. Итак, началось. Кид мысленно рассчитывал, где же сейчас основная группа захвата. По его предположениям, Босс с остальными уже должны были проникнуть внутрь. Напряжение нарастало с каждой секундой. Пока их братья сражаются с врагом, они вынуждены были сидеть и ждать неизвестного. За такими размышлениями он и не заметил, как серия взрывов разразилась уже изнутри самого штаба. Значит "дельты" начали действовать!
          - Внимание, мы внутри, доложить статус! - 38-й говорил спокойно, словно они сейчас не в центре смертоносной схватки, а на пикнике!
          - Говорит группа "Браво", мы успешно вступили в кон...Ах, черт! Бэйн, сними стрелка на дереве, на два часа!...- частоту заполонили звуки проносящихся рядом выстрелов. - Становится жарковато, но мы уводим их. Они еще не знают нашу точную численность. Постоянно перемещаемся. Как поняли, прием?
          - Понял вас, "Браво". - послышался ответ Босса. - Не позволять отдельным отрядам покинуть вас и двинуться назад к штабу!
          - Вас понял, - прозвучал тихий, но явно недовольный голос на той стороне.
          - Кид, мы приближаемся к цели, - на фоне голоса 38-го, клон отчетливо слышал звуки напряженной схватки. - Будь готов.
          - Понял тебя, Босс, - с готовностью произнес 47-й.
          Окружающее пространство можно было охарактеризовать только одним словом: "Хаос". Даже сам Кид засомневался, а могут ли два десятка солдат сотворить такое? Как видимо могут, потому что по нервным действиям противника, предатели скорее всего думали, что на них вышла целая рота, не меньше.
          - Кид, они уходят! - разразился злобный крик Босса в комлинке.
          - Есть, - хмуро ответил клон. - На позиции! Догмит.
          - Понял, - послышался безъэмоциональный голос снайпера. - Держу выход на прицеле.
          - Без команды не стрелять! - заранее предупредил их 47-й. - Гид, на тебе охрана. Догмит и Фугас сосредоточитесь на гостях.
          Через несколько минут, двери с той стороны моста отворились и через них вбежали несколько людей в зеленой броне. Их было около двух десятков. И у них не было ни шанса.
          - Ждите...ждите... - лишь тихо приговаривал Кид, пока их цели бежали по мосту, уже на ходу крича что-то часовым.
          - Ждите...ждите...ОГОНЬ!
          Выстрел винтовки навылет пробил голову первому клону, который даже не успел понять, что произошло. Следующий залп из Z-6 внес собственный вклад, собираясь кровавую жатву и заставляя противника паниковать еще больше. Трое несчастных часовых погибли практически в течении секунды, не успев даже поднять винтовки. Шесть стволов лучемета работали не переставая, а звуки снайперской DC-17m доносились словно тиканье часов, каждый раз унося с собой жизнь одного из врагов. Через пятнадцать секунд все было кончено. На мосту лежали два десятка растерзанных тел (Z-6, благодаря темпу стрельбы, практически разрезало человека пополам одним залпом), и наступила тишина. Кид еще раз проверил через прорезь прицела, что все их "клиенты" мертвы, после чего нажал кнопку комлинка:
          - Босс, задание выполнено.
          - Кид, быстро валите оттуда! - услышал он крик 38-го. - Он идет к вам!
          - Вот дерьмо! - яростно выругался клон, как вдруг... - Вот дерьмо!
          Единственное, что смог заметить, это вспышку светового меча, после чего начался полнейший бедлам. Синекожий тви'лек пересек мост одним длинным прыжком, попутно отбив в воздухе несколько выстрелов Догмита.
          - Огонь по джедаю! - рявкнул что есть сил 47-й. Фугас быстро направил в сторону противника лучемет и зажал гашетку. Такой поток плазмы был смертельным даже для адепта Силы, который не смог бы отбить его при любом желании и умении, однако это не потребовалось. Резко прыгнув вверх, джедай просто притянул Фугаса в воздух, и уже в полете разрубил туловище клона пополам.
          - Нет! - проорал Кид, глядя как то, что осталось от его брата, с глухим звуком повалилось на землю. - Умри, тварь!!!
          Клон что есть сил зажал спусковой крючок винтовки. Десяток плазменных плевков понеслись в тви'лека. Гид резво вскинул гранатомет. Джедай сумел играючи отбиться от части выстрелов Кида, а потом вновь рванул вверх, уходя из зоны поражения осколков реактивной гранаты. Мгновение, и он преодолел расстояние, отделяющее его от сержанта. Даже предвидев выпад противника, 47-му не хватило реакции увернуться. Последнее, что он заметил - взмах синего светового меча, рубанувшего его по животу.


          ***


          Он не знал, сколько валялся в беспамятстве, погрузившись в вязкую, темную пустоту. Перед глазами проносилось множество образов, картинок, но распознать их Кид не мог. Внутри сознания образовался своеобразный вакуум, не позволяющий ни одной мысли отчетливо проявиться в мозгу. 47-й не мог понять, жив он или уже мертв. И что будет с ним после смерти? Будет ли он вновь помнить прошлую жизнь или навсегда забудет, возродившись в другом теле, может быть даже в другой галактике. Умирать было страшно. В какой то момент клон будто бы слышал какие то отрывки фраз, но определить, были ли они настоящими или бредом сознания оказался не в состоянии.
          - Давай...не смей умирать, солдат!
          Чей же это голос? Босс? Может Гид? Или Фугас? Ответа на этот вопрос как не было, так и нет, как и на тот, реальны ли они. Может все это лишь его воображение? Может вообще ничего этого не было: ни далекой-далекой галактики, ни клонов, ни джедаев? Вдруг, он сейчас лежит на операционном столе на базе в Багдаде, а врачи что есть сил борются за его жизнь? Вдруг все это лишь реакция мозга на наркоз или адреналин? Или он действительно умер, а эти тринадцать лет - лишь предсмертный бред умирающего солдата? А что, все возможно! Вот лежит он сейчас в подбитом Humvee, разодранный в нескольких местах, истекающий кровью, пока жизнь медленно вытекает из него.
          Десятки несвязных мыслей пронеслись в мозгу солдата, пока наконец сознание не просветлело и он не открыл глаза.
          - Чтоб тебя, ди'кут! - облегченно вздохнул Босс. - Мы уже думали, что и тебя потеряли.
          - Воды, - еле смог найти в себе сил прошептать он.
          - Сейчас, погоди, - 38-й куда то удалился, оставляя его одного.
          Значит он жив. Это хорошо. Правда пить хотелось так, будто все тринадцать лет жизни ему ни давали ни капли.
          - Пей, - Босс поднес к губам Кида флягу, в которую тот сразу же жадно впился.
          - Тихо, не налегай так, - насмешливо произнес над ним 38-й. - Будет глупо помереть от того, что подавился.
          - Иди ты, Босс, - тихо прошептал в ответ 47-й.
          - Лежи, набирайся сил, - улыбнулся ему сержант. - Скоро прибудет транспорт. Мы улетаем с этой гребанной планеты.
          - Как мои? - слабым голосом поинтересовался клон. - Где они?
          Лицо Босса, не скрытое шлемом, вмиг помрачнело. Он молчал несколько секунд, пока наконец не произнес:
          - Фугас и Гид мертвы. Догмит цел.
          - А джедай?
          - Ушел, - тяжело вздохнул клон. - Снес голову Гиду, а потом рванул к кораблю. Подорвать его не успели - этот гад уже вышел из зоны действия сигнала.
          - Черт, - что есть сил прошипел Кид, мысленно проклиная этого тви'лека. - Надо найти его.
          - Найдем, куда он денется? - ободряюще произнес Босс. - Ладно, отдыхай.
          - Подожди, - 47-й успел схватить за руку уходящего Босса. - Гри мертв?
          - Мертвее не бывает, - подтвердил сержант. - Это бунт скоро исчерпает себя. В штабе мы переслали приказ всем мятежным войскам прекратить сопротивление.
          - И?
          - Большая часть судя по всему сложила оружие, но есть и те, кто до сих пор шатаются по лесам. Однако, без руководства они не представляют угрозы. Мы их быстро выкурим.
          - Это хорошо, - с облегчением произнес клон.
          Еще какое то время Кид смог оставаться в сознании, но неизмеримая усталость все же взяла верх и клон повалился в блаженный сон.
          Когда 47-й открыл глаза, то его взгляду предстал белый потолок медицинской палаты. Беглый осмотр окружающей территории подтвердил - он на "Предвестнике". Все-таки было у коммандос несколько привилегий и одна из них - это медицинская помощь лучших специалистов, но не в полевых лагерях, а прямо на крейсерах. После смерти Джанго командование старалось беречь ЭРК'ов и коммандос, так как достойной замены им, в отличие от рядовых клонов, не было. Да и тренировка и подготовка будущего спецназовца занимала много времени, и это не считая того, что стоила как целый AT-TE, поэтому то раненных бойцов-коммандос штопали лучшие спецы Республики на самом современном оборудовании.
          Впрочем, Киду больше всего было интересно эти самые спецы были республиканские или уже имперские? Гербы и символы в палате еще остались старые, но их могли просто забыть поменять, ведь тут идет война, а не парад и до каких то вывесок никому не было дела. Внезапно дверь отворилась, а в проеме показался медицинский дроид, который только взглянув на клона, сразу же произнес электронными голосом:
          - Как хорошо, что вы очнулись. Ваша служба Империи неоценима.
          "Ну вот и пришел ответ" - с усмешкой подумал Кид. - "Всегда бы так!"
          - Сколько я провалялся? - бросил он дежурную фразу.
          - Один день, восемь часов, тридцать четыре минуты прошло с тех пор, как вас доставили на борт.
          "Не так уж и много" - пронеслось в голове клона.
          Интересно, где сейчас был Догмит? Как единственный боеспособный член команды, он скорее всего составляет рапорт о прошедшей операции. Парню явно не повезло - эта писанина могла свести с ума даже самого тертого бюрократа на Корусанте. Что же до их миссии, то здесь было куда больше вопросов, чем ответов. Они не убили джедая, но ликвидировали Гри. Первое было нехорошо, а вот второе - замечательно. Но чертов тви'лек умудрился скрыться. От воспоминания об этом синекожем засранце, Кид непроизвольно сжал кулаки. Его надо было взять, причем срочно! Полагаться на лорда Вейдера не приходилось, ведь сит сейчас на Мустафаре - режет на куски лидеров КНС. Поймать этого джедая для 47-го было делом чести! Этот инопланетянин посмел убить его подчиненных, его братьев, так мало того, он чуть было не отправил в мир иной самого Кида! Сам для себя, клон уже решил, что должен найти беглеца, и как только встанет с койки, то сразу же рванет в бой. Благодаря Блаю, не приходилось сомневаться, что ему вновь дадут миссию по ликвидации оставшихся адептов Светлой Стороны, которые умудрились избежать чистки на планете.
Конечно, в общем и целом, джедаям Кид сочувствовал всем сердцем, но не мог изменить судьбы (в памяти до сих пор сохранилось лицо умирающего Натана), а вот этого тви'лека клон готов был придушить его собственными отростками на голове! Конечно, он понимал, что джедай лишь защищался и не более того и если бы они не хотели его пристрелить, то тот бы прошел мимо. Кид понимал это, но не мог принять. В сознании всплывала картина, как тело Фугаса, словно в замедленной съемке, разрубает световой меч, как он смог услышать предсмертный хрип своего брата в комлинке. 47-й тут же представил как луч синей энергии устремляется на шею Гида, мгновенно срубая голову с плеч. Этого нельзя было оставить просто так. Хоть он и знал их всего несколько дней, но бойцы были переданы под его командование, под его ответственность. Впрочем, сейчас эти размышления ничего не стоили, а лишь вносили смуту в сердце Кида. Пока не сформированы команды охотников за джедаями, куда он был уверен, включат и его, все это было лишь планами на будущее. Куда более важнее ситуация в глобальном масштабе.
          - Когда провозглашена Империя? - задал клон интересующий вопрос.
          - Вчера вечером, в шесть часов по Корусантскому времени, наш Император на заседании Сената...
          Продолжение длинной речи дроида Кид даже не слушал. Значит магистр Йода и генерал Кеноби уже были в Храме Джедаев. Во всяком случае, 47-й на это надеялся, ведь если нет, то все начинает лететь в задницу. Впрочем, немного поразмыслив, клон несколько успокоился. Резня в Храме уже произошла, значит Органа давно умчался на поиски Йоды и скорее всего должен был выйти с ним на связь. Кеноби, сбежав с Утапау, также должен был наткнуться на сенатора. Гранд-мастер в любом случае отправится на Корусант, чтобы убить Императора и выключить ложный сигнал в Храме, где они и должны узнать о предательстве Энакина. Все передачи с Кашиика надежно глушатся, а эвакуация сколько бы значительных сил невозможна, поэтому предупредить оставшихся джедаев они не смогут иначе как пробравшись на Корусант. Вроде все сходилось, но по прежнему у Кида оставались сомнения, слишком уж испортило карты этот мятеж 41-го.
          "Надо подстраховаться" - пришел к выводу 47-й.
          - Канал связи на корабле еще работает? - поинтересовался он у дроида.
          - Да, разумеется, - покорно ответила ему железяка. - Желаете отправить сообщение, сэр?
          - Желаю.


          Глава 4.


          Коммандос медленно переставлял ноги, двигаясь по просторному светлому коридору "Предвестника". Кид ловил каждую мелочь окружающей обстановки, наслаждаясь отрывающимся зрелищем. Все же осталось в нем что-то от прошлой жизни, а именно - восхищение достижениями науки и техники Галактической Республики, самой атмосферой, которая царила на борту тысячитонной махины, где одновременно находились почти двадцать тысяч человек, не считая персонала. Был в этом своеобразный непередаваемый шарм, которого невозможно встретить нигде: стены из серого металла, который заставлял испытывать чувство защищенности; а за ними располагались сотни метров пространства, которое наполняли тысячи машин, обеспечивающих жизнедеятельность экипажа, помогали вычислять курс, управляли орудиями и комплексами активной обороны; но ведущей особенностью являлся главный реактор корабля, дающий жизнь всему на борту крейсера: и живому, и не живому. Это по настоящему завораживало, волновало, захватывало дух. Построить такую громадину было под силу лишь действительно развитому и продвинутому государству, а ведь первоначально необходимо
было создать чертежи, разработать систему, которая будет нормально функционировать без перекосов, подвести теоретическую базу в конце концов! Именно глядя на "Предвестник", который был далеко не самым крупным и современным в своем классе звездолетов, Кид наглядно видел истинную славу Республики, ее неудержимую мощь и силу. Если клону смог внушить такой трепет простой крейсер, то что бы было, окажись он на звездном разрушителе? А уж тем более на Звезде Смерти? Наверное, задохнулся бы от волнения. Но как и любой механизм, крейсер оставался бесполезным без необходимого экипажа. Именно люди вдыхали жизнь в холодную сталь корабля, наполняя его словно эритроциты в организме человека. Каждый имел свою роль здесь, каждый знал свои обязанности и прилежно выполнял их (как же тут не будешь выполнять прилежно, если небольшая неполадка во время боя будет стоить жизни?). Напоминало гигантский улей, но разумеется не те, что они видели на Джеонозисе, и не те, которые строили для себя киллики, где темные туннели и местные обитатели соседствовали с продуктами собственной жизнедеятельности. Это была высоко
технологичная, развитая и продвинутая закрытая иерархия, которую представляло собой внутреннее пространство корабля. Даже по прошествии стольких лет, 47-й не переставал восхищаться тем, что смогли сотворить инженеры и проектировщики Республики, какую титаническую работу они смогли завершить и сколько сил, пота и нервов оказалось затрачено!
          Как и на большинстве кораблей ВАР, основную массу экипажа и пассажиров составляли его братья-клоны. Лишь небольшая доля высших офицеров судна представлялись кадровыми военными, в смысле настоящими, не выращенными. Для неподготовленного человека такое положение дел по началу выглядело довольно непривычно. Зеленые кадеты из офицерских училищ, готовившихся вступить в еще в старую армию Республики, а уж тем более гражданские служащие, оказывались неподготовленными к общению с абсолютно одинаковыми людьми, которые отличались лишь номером, да наличием офицерских знаков различия, когда одевали броню. С рядовыми клонами ситуация вообще выходила довольно комичная. Вот и сейчас Кид видел в основном одинаковые лица его братьев, или же Т-образные визоры шлемов.
          47-й двигался в сторону помещения связи, откуда можно было в определенное время послать сообщение на любую планету или судно Республики, был бы ID корабля и номер, куда собираешься отправить сообщение. Конечно, каждая передача негласно проверялась на предмет секретных сведений или вражеских сообщений, но как в и в любой системе, и в ней были лазейки. Киду оставалось только отправить нужное сообщение генералу, на случай, если что-то пошло не так и Кеноби не встретился с сенатором Амидалой. Вероятность этого была довольно мала, и по расчетам клона, джедай должен был уже трястись в грузовой кабине небольшого звездолета девушки. Если же нет, то его сообщение наведет Оби-Вана на Мустафар, где он и сразится с лордом Вейдером и победит его. Хорошо, что 47-й заранее предусмотрел возможность изменения реальности и заблаговременно выяснил номера коммуникаторов Кеноби и Органа. Скольких трудов это стоило, лучше даже не вспоминать. Кратко, можно сказать, что действия тогда еще лейтенанта могли быть легко квалифицированы, как сбор разведданных особого назначения, что сулило если не расстрел, то тюремный
срок, который солдат с урезанной продолжительностью жизни железно бы не пережил. Пока командование будет занято зачисткой лесов Кашиика и транспортировкой пленных мятежников, никто не заметит небольшую передачу совершенно невинного содержания. Жаль, что не удалось добыть данные о коммуникаторе сенатора Амидалы, но с этим 47-й будет разбираться потом, если вообще придется.
          Наконец, Кид смог добраться до комнаты связи с внешним миром. Пока сержант размышлял о возможных перспективах, мимо него под конвоем провели нескольких солдат-клонов, судя по всему - бунтовщиков. Это было довольно странное зрелище, ведь не доводилось еще бывалому вояке видеть, как его же братья ведут себе подобных под дулом бластера. Беглого взгляда на замученные и грязные лица пленников хватало, чтобы понять две вещи: первое, они были далеко не рядовыми и даже не лейтенантами; второе, контразведка и сами охранники крепко "поработали" над их физиономиями. Последнее было вполне ожидаемо, учитывая какие потери понесли силы Республики во время атаки на планету. Едва ли треть десантных кораблей вернулась в ангары, что само по себе представляло собой полный разгром, пиррову победу. Тридцать тысяч солдат не смогли даже высадиться на поверхности, погибнув в космосе и верхних слоях атмосферы; еще десять - сгинули уже в боях на земле. Они "положили" два корпуса, чтобы вернуть контроль за Кашииком и подавить бунт. Сколько же умрет потом, в боях против оставшихся специалистов партизанской войны? Каждый
клон знал ответ: столько, сколько нужно. Но от этого никому не становится легче, когда запаковываешь растерзанные тела братьев по пластиковым мешкам.
          Двери плавно отодвинулись в стороны, открыв клону вид на довольно просторный чистый зал и несколько рядов кабинок для переговоров. Лет двадцать назад, здесь было бы полным полно солдат и офицеров, толпящихся, чтобы отправить весть домой, позвонить жене, увидеть сына. Сейчас, помещение было абсолютно пустым, учитывая отсутствия у клонов каких бы то ни было знакомых и родных за пределами батальона. Как хорошо, что конструкция крейсера не претерпела значительных изменений, и полностью соответствовала стандартам еще старой республиканской доктрины. Видимо кто-то наверху решил не заморачиваться о таких мелочах.
          Стоило Киду сделать шаг в комнату, как позади него раздался взрыв, который натренированный мозг клона определил как таковой у теплового детонатора! Резко развернувшись, 47-й рванул туда, где слышался взрыв. Завернув за первый же угол, клон увидел, как на полу коридора лежало несколько растерзанных тел в белой броне. Еще больше было тех, что принадлежали конвоируемым заключенным, но на глаз можно было точно сказать, что их куда меньше, чем изначально. Бегло оглянув место происшествия, 47-й заметил еще один момент, который очень не понравился солдату: не было оружия возле трупов охраны!
          - Дерьмо! - злобно выплюнул клон, глядя на все это безобразие.
          Быстро рванув к одному из тел, 47-й рывком сорвал с его головы шлем, мгновенно накинув его на себя.
          - Говорит КЛ-6747, в отсеке 6-2-5 произошел взрыв. Погибли четыре конвоира, заключенные сбежали, они вооружены. Повторяю...
          Кид несколько раз произнес сообщение, но в ответ ему послышалась лишь неприятная тишина. Ни помех, ни вообще сигнала о том, что комлинк работает. Это было плохо, и объяснялось подобное двумя вариантами: либо встроенная в шлем связь накрылась из-за взрыва, хотя Кид не видел никаких внешних физических повреждений; либо, что еще хуже, сигнал глушится. А если он глушится, то это означает, что они в полной заднице. В кабуре мертвого конвоира торчала рукоять пистолета, который заключенные не успели забрать (уходили в спешке). Обшарив тело на предмет полезного оборудования, Кид стал счастливым обладателем двух батарей от карабина и еще пяти пистолетных. Нагрудник на трупе клона разворотило взрывом и теперь он годился только на роль мишени в тире. Вдалеке отсека уже начали слышаться выстрелы бластеров, перекрываемые взрывами наступательных гранат. Что то определено шло не так! Не могли так шуметь кучка почти безоружных клонов с четырьмя карабинами! Что есть сил Кид рванул в сторону звуков боя. Он не знал, что творится в остальных отсеках, как и не ведал, отреагировали ли камеры и датчики движения на всю
эту канонаду. По пути его встретили лишь десятки тел погибших братьев и песонала крейсера, и лишь несколько - нападавших в очень знакомых Киду доспехах. Именно их клон не рассчитывал встретить ну никак. Впрочем, стало понятно, каким образом враги сумели проникнуть на борт "Предвестника", мандалорцы всегда были мастерами диверсий и скрытных проникновения в стан врага. Но это нисколько не исключало их опасность в открытом столкновении. Выстрелы становились все отчетливей и отчетливей, поэтому клон несколько сбавил темп - не хватало еще получить шальной заряд из-за поворота. На столько 47-й мог судить, бой присоединились новые участники - к до боли знакомым звукам дэсишек и зэшек, присоединились неизвестные клону модели бластеров! И вывод напрашивался только один!
          - Это диверсия! - злобно прошипел Кид, ставя заряд пистолета на максимум.
          Глубоко вздохнув напоследок, он резко ударил по переключателю двери, ведущей в то ответвление коридора, где происходило столкновение. Клон рывком выскочил в проход, держа пистолет на готове. Впрочем, Кид резко затормозил, потому что прямо ему в лицо глядело дуло E-3, которую держал в руках невысокий человек в мандалорских доспехах!
          - Ты чей? - прозвучал через звуковой фильтр голос, который мог принадлежать только ребенку или подростку.
          47-й ничего не ответил, а лишь левой рукой рванул ствол бластера вверх, избегая возможной траектории попадания снаряда, одновременно приставив пистолет к стыку пластин доспеха и несколько раз нажал на спусковой крючок. Звуки выстрелов в коридоре казались не громче хорошего щелчка пальцев. Раненный юнец мешком повалился на пол, судорожно зажимая руками пробитый живот. Рефлексы всегда берут свое.
          - И кто тут у нас? - тихо произнес Кид, снимая шлем с головы юного воина.
          Когда клон взглянул на лицо за Т-образным визором, он мысленно покачал головой, видя, что его противником оказался еще совсем мальчишка лет пятнадцати от роду. Юнец яростно глядел прямо в глаза Кида, словно готовясь напасть и загрызть.
          - Глупый, - печально сказал 47-й, продолжая рассматривать уже умирающего парня. - Сначала стреляй, потом задавай вопросы. А теперь...
          - Пошел...ты... - злобно прошипел из последних сил юноша, сплевывая кровь. - Вы все сдохните... великий Мандалор...приведет...нас...к...к...победе....
          Сделав последний вздох, мальчик медленно закрыл глаза, засыпая вечным сном. Кид еще пару секунд изучающе оглядывал его, пока наконец не очнулся и быстро не накинул шлем юнца на голову. К великому сожалению клона, он смог услышать лишь противный писк, который просто рвал мозг на части, из-за чего тот тут же сорвал его с головы. Как на зло, видимо в коммуникатор был встроен чип, который должен был следить за жизненными показателями хозяина, а в случае смерти блокировать все системы. Интересно, это использовались повсеместно или только на случаи диверсий в стане врага, чтобы им не досталась никакая информация о хозяине?
          Впрочем, в данный момент это было дело десятое. Куда важнее то, что Кид сможет зайти в тыл наступающим на его братьев войскам. Схватив с пола E-3, клон осторожно двинулся по коридору, где уже отчетливо слышались звуки боя. До них оставалось не больше трех-четырех десятков метров. Боец довольно сильно рисковал, ведь если эта территория уже была под контролем неприятеля, то его жизнь продлится буквально до следующего поворота. Мелкими перебежками, от стены к стене, клон двигался к точке назначения. К счастью, на пути не встретились никакие значительные силы врага. Или мандалорцы и не пытались захватить крейсер, или просто 47-й не видел всей картины, а может это просто просчет захватчиков. Учитывая силу и способности этих солдат, последнее было маловероятно. В стены дальней стороны коридора уже бились синие заряды DC, что говорило о том, что он сумел таки добраться до стычки. Следуя инстинктам, Кид осторожно глянул за поворот, где увидел нужную картину: восемь человек, двое в робе арестантов и еще шестеро в тяжелой штурмовой броне, которая была и на парнишке, что он пристрелил ранее.
          "Это не основная группа захвата" - подметил про себя клон. - "Совсем что ли идиоты? Не выставили тылового прикрытия!"
          Кид аккуратно достал одну из гранат, которыми он сумел поживиться с тела мальчишка, мысленно пожелал себе удачи и резко и с силой бросил ее в коридор. Осколочный "сюрприз" упал прямо под ноги одного из врагов, резво пускающего одну очередь за другой. Тот даже ухом не повел, когда смертельный подарок прокатился прямо под ногами.
          "Идиот!" - сокрушенно подумал про себя клон, когда укрылся за защищающей его стеной.
          Через три секунды Кида окатила небольшая волна тепла и давления воздуха, а стены и пол корабля мелко затряслись. Мельком оглянув результат своего мероприятия, 47-й удовлетворенно кивнул и вышел из-за поворота, держа пистолет и винтовку высоко над головой, молясь, чтобы его не пристрелили в первую же минуту.
          - Клон-коммандос КЛ-6747! Не стреляйте, я свой!
          На полу лежали все восемь тел противника. Тому придурку, что даже не заметил гранату, оторвало всю нижнюю половину тела, разбросав останки дилетанта по всему полу и стенам.
          - Кид? - услышал клон знакомый до боли голос.
          - Шрапнель?
          - Твою мать, идиот! - в голосе сержанта слышались истеричные нотки. - Мы чуть тебя не покрошили!
          - Доложить ситуацию, сержант! - рявкнул в ответ 47-й. - Потом поприветствуем друг друга!
          - Сэр, есть, сэр! Виноват! - отдал ему честь старый сослуживец. - Мы и сами не знаем! Все произошло в мгновение ока! Связь заглохла, а тут из ниоткуда появились эти! У нас трое убитых и пятеро раненных!
          - Зона в безопасности?
          - Так точно, сэр! Мы успели среагировать вовремя! Но мы отрезаны от остальных отсеков, не удивлюсь, если в них творится тоже самое!
          Коммандос еще пару секунд обдумывал ситуацию, после чего произнес:
          - Отступаем к комнате связи!
          - Есть, сэр!
          Солдаты вздохнули с облегчением. Все они слышали о силе коммандос, и изначально думали, что тот пошлет их на разведку, прямо в бой. Кид заметил взгляды, которыми наградили его остальные - это были взгляды надежды и воодушевления. И клон не мог сказать, что они ему не нравились. Лишь трое из бойцов были облачены в броню, включая и Шрапнеля, остальные сражались прямо в своих комбинезонах, обеспечивающих защиту чуть более, чем никакую. Зато все были вооружены соответствующе, 47-й смог заметить даже снайперскую DLT-19, которая в условиях тесных пространств крейсера вообще была больше обузой, чем приносили пользу. Немного поразмыслив над перспективами их положения, Кид жестом подозвал к себе Шрапнеля.
          - Это все выжившие?
          - Да. В медицинском отсеке вообще было не так много народу в это время: солдаты на постах, а основная часть персонала, кроме дежурных, сейчас должны быть в столовой.
          - Ты то вообще как тут оказался? - недоуменно спросил коммандос, ни на секунду не ослабляя бдительности за окружающей обстановкой.
          - Ну надо же были кому то проверить, не сдох ли ты, - ехидно произнес сержант.
          - И то верно, - слегка улыбнулся в ответ Кид.
          - На кой черт нам в связную? - наконец произнес клон, чере несколько секунд молчания.
          - Если они попадут туда, то могут отправить сигнал на любую из планет Империи, - мрачно огласил 47-й. - Один бы я ее не удержал в случае атаки, но теперь есть шанс защитить комнату.
          - Как они вообще здесь оказались, - сокрушенно пробормотал боец. - И где подкрепление? Где охранные дроиды? И что со связью?
          - А хрен его знает, - злобно произнес Кид. - Сам понять не могу, но корабль они еще не заняли.
          - Откуда ты знаешь, командир? - недоуменно спросил Шрапнель.
          - Если бы это было так, то мы бы с тобой уже не разговаривали.
          - Что?
          - Система жизнеобеспечения расположена обособленно, как и навигационная и вооружения, - поучительно ответил 47-й. - Это сделано как раз на такой случай. Все карты сейчас находятся на мостике.
          - То есть, все на так уж плохо? - усмехнулся в ответ сержант.
          - Пока что, - покачал головой коммандос. - Не забывай, что мы заперты в отсеке и не знаем, что творится в остальных.
          - Что они вообще затеяли?
          - Если бы я знал.
          "И что это еще за "Мандолор", мать его?" - мысленно добавил 47-й, когда они добрались до комнаты связи.
          - Занять коридоры! - рявкнул в комлинк Кид. - Отправить двоих на разведку, пока мы закрепляемся здесь! Про себя клон размышлял о сложившемся дерьме: эти малолетки не смогли бы осуществить такой захват, значит, где то дерутся настоящие солдаты. Хуже всего, что если судить по ситуации в медицинском отсеке, то они должны быть куда более грозными врагами. Они ударили прямо тогда, когда Империя меньше всего ожидала. Внезапный удар помог двум десятками почти детей практически взять эту часть "Предвестника", а что было бы, если бы их была сотня?
          - Чертовы мандалорцы! - злобно прошептал 47-й. - Чему их только учат?!
          - Сэр, - услышал он неуверенный голос одного из рядовых, облаченного в полный комплект "Фазы II". - Вы...вы должны это услышать.
          - Что такое?
          Солдат быстро стянул с себя шлем и отдал его Киду, на что тот быстро накинул его на себя.
          "Связь появилась?" - с надеждой подумал 47-й. - "Или наши идут?"
          Но через несколько секунд лицо клона помрачнело. В комлинке слышался незнакомый голос:
          - ...повторяю "Предвестник" захвачен силами Новых Крестоносцев. Братья, сложите оружие и присоединяйтесь к нам! Вы такие mando'ade, как и я, как и мои воины; во всех вас течет кровь великого Джанго Фетта. Вместе мы поставим на колени эту новую Империю! Империю, которая не щадит ваших жизней; Империю, которая заставляет вас убивать собственных братьев! Империю, что развязала всю эту глупую войну! Выбор за вами...
          Кид ошарашенно слушал послание нового хозяина звездолета, тихо охреневая. Как? Как они смогли захватить целый корабль за столь короткое время? Что за чертовщина твориться? Что за крестоносцы? ЧТО ВООБЩЕ ЗА ХРЕНЬ???
          - Сэр, какие будут приказания? - со страхом в голосе, обратился к нему Шрапнель.
          47-й все так и стоял, пораженный недавним известием. Мозг клона никак не мог понять, каким образом они оказались в подобной жопе.
          - Сэр! - наконец прикрикнул сержант, пытаясь достучаться до застывшего Кида. - Каковы приказания?!
          - Сколько взрывчатки у нас есть? - не своим голосом ответил коммандос.
          - Не много, - неуверенно ответил ему Шрапнель.
          - Бери все, что есть, - взглянул на него 47-й. - Надо выбираться отсюда.
          - Как? - панически прошептал один из рядовых, стоящих рядом.
          - Как сумеем, - твердым голосом огласил Кид.


        Глава 5.


          Положение становилось весьма и весьма незавидным с каждым мгновением. Послание, что передавалось на их встроенные в шлемы комлинки оставило тяжелое впечатление каждому из выживших из медицинского отсека, особенно для Кида. Для всех известие о том, кто напал на силы Империи, оказалось не просто неожиданностью, а самым натуральный шоком! Негласно, многие клоны, что проходили подготовку у наемников-мандалорцев (а это было большая часть ВАР!), считали себя их духовными наследниками и последователями. Всю жизнь они старались быть максимально похожими на своего отца, заслуженно считавшимся лучшим воином не только на Мандалоре, но и вообще в Галактике. Каждый знал, кем являлся Джанго до того, как прибыть на Камино; каждый в своих детских мечтах представлял себя воином, что стояли бок о бок с Феттом на Корду VI и Гадидраане. Для них он был примером, как и все мандалорцы, кем те и пытались стать. И не смотря на подобные мысли, каждый клон был солдатом Республики, верным присяге и долгу. Эти два, казалось бы взаимоисключающих друг друга тезиса, гармонично сливались в головах братьев Кида, переплетаясь и
трансформируясь в совершенно новую идеологию, основными столпами которой были верность Республике и Канцлеру, а также дух того самого Мандалора. И вот теперь, из всех поставили перед нелицеприятным фактом: мандалорцы - враги Империи, преемницы той самой Республики, что они поклялись защищать. И что самое паршивое в этой ситуации - им всем предоставили выбор, предлагая решить, что он предпочтут: верность долгу или верность духу. Выбор, который нельзя предугадать никому.
          Хуже всего в данный момент приходилось 47-му, который не мог поверить в реальность происходящего. Для него, кто все эти годы предвидел события благодаря знаниям полученным при рождении, это оказалось самым настоящим ударом, как по его чувству ответственности, так и по самолюбию. Лишь один вопрос бился в голове сержанта: Как? Как он не сумел предотвратить это, не сумел предвидеть? Что могло произойти такого, чтобы реальность искривилась вот так?! Это невозможно! О мандалоцах не должно было быть слышно еще лет сорок, если не больше: никакого Мандалора, никаких 'крестоносцев', черт возьми, никакого захвата кораблей Империи!
          - Сэр, что будем делать? - обратился к нему Шрапнель, неотрывно следующих за ним.
          - Сколько у нас батарей? - вдруг спросил Кид, следуя в сторону ближайшего запечатанного выхода из отсека.
          - Не много, - задумчиво ответил ему бывший подчиненный. - Не больше одной-двух запасных на человека.
          - Снимайте предохранители, - безапелляционно заявил клон.
          - Что? - удивленно произнес сержант. - Вы хотите...
          - У тебя есть другие предложения? - раздраженно рявкнул 47-й.
          - Нет, сэр, - поникшим голосом ответил Шрапнель.
          План Кида был не самым идеальным. Еще больше он напоминал попытку утопающего схватиться за соломинку. Единственной проблемой сейчас оставались закрытые двери, которые отделяли их от остальных отсеков. Если мандалорцы захватили мостик "Предвестника", то через некоторое время они смогут залезть в систему и тогда уже можно смело писать завещание. Если не запустят систему пожаротушения, которая убьет всех, то точно захватят лучами-гасителями. Пробовать на своей шкуре гостеприимство мандалорцев не хотелось совершенно, как и сдохнуть от ядовитых испарений. Поэтому единственным шансом выйти оставалась лишь взрывчатка, которой было не так много чтобы пробить брешь к свободе. Энергетические ячейки бластеров могли послужить хорошим подспорьем, если снять с них предохранители, защищающие те от перегрева и самопроизвольного выплеска энергии при неосторожном обращении. Шанс был мягко говоря призрачным, но альтернативой служили либо плен, либо смерть, это не считая того, что солдаты останутся лишь с одной ячейкой на каждого, что исключало длительные перестрелки. Единственным плюсом в их ситуации было лишь то,
что эвакуационные капсулы находились в нескольких метрах - спасибо принципам гуманизма, которые говорят, что раненные и врачи должны спасаться в первую очередь.
          - Устанавливайте их ближе к замку! - 47-й резво раздавал приказы суетящимся бойцам. - Не хватало чтобы их еще и заклинило!
          - Да, сэр, - отозвались те, продолжая прикреплять связки гранат, с намотанными на них энергоячейками.
          - У нас мало...
          Внезапно пол и стены мелко затряслись, заставляя всех застыть от неожиданности.
          - Это...- неуверенно предположил один из молодых клонов.
          - Это бортовые орудия, - словно приговор огласил Кид. - Они открыли огонь по кораблям Империи! Быстрее, времени в обрез!
          Подгоняемые тем фактом, что враги уже взяли под контроль оружейные системы и начали атаку, солдаты начали работать в два раза усерднее, понимая, что совсем скоро они либо будут разнесены в клочья силами флота, либо сами уничтожат оставшиеся под контролем Империи крейсера и тогда бежать станет некуда.
          - Ну почему именно сегодня?- ныл один из молодых, закрыв лицо руками и прислонившись к стене. - Почему сегодня...
          - А что такое? - насмешливо обратился к нему другой.
          - Это мой первый день в армии, - чуть слышно прошептал клон. - Я должен был еще оставаться на распределительном пункте, но подал рапорт о вступлении в 327-й.
          - Хотел стать героем? - ехидно прокомментировал сосед. - Думал, что здесь все поголовно толкают пафосные речи о славе Республики...тьфу блин, Империи, конечно Империи.
          Молодой солдат лишь неуверенно кивнул головой, на что Кид про себя усмехнулся, краем уха услышав разговор бойцов. Когда то все они были такими: наивными, верящими в то, что война - это просто веселая прогулка, а инструктора лишь запугивают, чтобы они держали ухо востро. 47-й помнил свой первый бой, словно это было вчера, помнил все в точности до минуты. Ирак, Фаллуджа, 4 апреля 2004 года. Шесть тысяч бойцов корпуса морской пехоты против двадцати тысяч повстанцев. Бой в условиях города, когда за каждым углом - смерть, когда каждый мужчина или женщина, старик или ребенок могли оказаться боевиком. Тогда еще молодой и наивный восемнадцатилетний пацан думал, что попал в Ад. Но Ад начался гораздо позже...в битве на Джеонозисе. Лишь тогда, когда погибло тридцать процентов личного состава, он осознал, в какой жопе оказался. Как и в Ираке, там не было места геройству или славе, там врагами выступали не благородные рыцари и воины, там местное население не встречало их как освободителей. Но ни в Багдаде, ни в Фаллудже, ни Муса-Калу их не убивали с такой поразительной и циничной легкостью, они не умирали
целыми взводами под огнем артиллерия противника, не вгрызались зубами за небольшой пятачок земли, становясь против превосходящего противника. По сравнению с войнами в Далекой-Далекой Галактике, талибы и террористы были словно детской игрой, это он осознал отчетливо. Задача в бою всегда одна - выжить, спасти своего брата, и по возможности не обоссаться от страха. Не каждый впрочем выполнял последнюю задачу в первом бою, и 47-й не был из их числа. Про долг и честь вспоминаешь только когда бой уже позади, а на земле лежат трупы братьев. Враги не знали ни жалости, ни благородства, а клоны даже не могли ответить им тем же (какой смысл, если эти консервными банки все равно не ведают ни страха, ни боли?). Впрочем, солдаты Республики неплохо отводили душу на местных жителях сепаратистских планет. Кид лишь устало вздохнул: на экране и в обучающих фильмах в детстве все казалось несколько в другом свете.
          - Закончили, сэр! - отрапортовал один из бойцов. Коммандос скептически посмотрел на результат трудов подопечных. Вроде бы ничего сложного: несколько тепловых детонаторов, подсоединенных целой кучей контактов к взрывателю с таймером и приклееных к ним десятком энергоячеек. Бомба класса "слепили из того, что было", прикрепленная прямо на замке.
          - Подрывайте, - коротко кивнул им 47-й.
          - Внимание! - прокричал тот. - Активирую таймер! Всем укрыться!
          Клоны тут же выполнили команду, убравшись на безопасное расстояние или спрятавшись за углами коридора.
          - Три...два...один...- начал отчет подрывник. - Бум!
          Кид зажал уши и приготовился. Но вместо оживаемого взрыва послышался лишь негромкий щелчок. 47-й недовольно взглянул на солдата, который недоуменно почесал затылок.
          - И? - злобно поинтересовался у клона сержант.
          - Упс, - виновато развел тот руки. - Видимо что то перемудрили, когда ставили.
          - У нас мало времени, - раздраженно произнес 47-й.
          - Сейчас исправлю, - с готовностью ответил тот.
          - Стоять! - рявкнул коммандос. - Я сам.
          "Идиоты" - сокрушенно подумал про себя Кид. - "Ну почему здесь нет Скорча?"
          Рядовой тут же отдал честь и отошел в сторону, давая возможность 47-му самому рвануть к двери, чтобы исправить ошибку. Подойдя к ней, боец задумчиво глянул на собранную второпях бомбу.
          - Что-то здесь не так, - бурчал он себе под нос. - Контакты вроде бы целы, взрыватель на месте. Что же...
          Еще несколько секунд простояв перед результатом творения своих новых подопечных, Кид наконец хлопнул себя рукой по лбу.
          - Точно! - радостно щелкнул коммандос пальцами.
          Поменяв местами несколько контактов на взрывателе и как следует закрепив их, сержант тут же рванул к укрытию. Кид и так подвергал себя риску, когда подошел к заклинившей бомбе, но все же рисковать жизнью молодого салаги не хотелось, да и навыков подрывника у него куда больше, все же подготовка коммандос - это вам не шутки. Все же привычка работать со спецами дает о себе знать, когда тебе в помощники приходит зеленый сопляк.
          - Всем внимание! - проорал он на ходу. - Сейчас рванет!
          Едва 47-й успел спрятаться в укрытие, как весь отсек сотрясало от взрыва, а взрывная волна покачнула всех бойцов Кида, который и сам сейчас испытывал не самые радужные ощущения. Голова гудела так, словно на нее сверху накинули ведро и несколько раз с силой приложили гидроключом.
          - Проверить двери! - превозмогая небольшое головокружение, коммандос все же не забывал отдавать приказы. - У нас есть еще немного времени!
          Несколько солдат тут же двинулись к проходу, чтобы оценить результаты взрыва. Замок по центру разнесло в клочья, оставляя на месте него небольшую дыру примерно 30х30. Бойцы сразу принялись отодвигать створки в стороны, чтобы имелась возможность проникнуть через образовавшуюся щель человеку в броне.
          - Сойдет, - кивнул самому себе Кид. - Пора сваливать.
          Наконец, пробравшись в соседний отсек, оставшиеся в живых клоны смогли наблюдать совсем иную картину, чем ожидали увидеть. На полу лежали несколько тел, в основном их братьев в простой повседневной одежде, но были и те, что облачены в белую броню. И что самое странное - их никто не встречал: ни враги, ни возможные члены экипажа.
          - Двигаемся, - не обращая внимания на трупы, отдал приказ 47-й. - Спасательные капсулы близко. Шрапнель - замыкающий.
          - Есть, - кивнул в ответ сержант.
          Кид как никто понимал, что нужно торопиться. Вся эта история с захватом крейсера вообще была довольно мутная: непонятно, как враг проник внутрь, как захватил мостик, как активировал орудия корабля, да и вообще, как они смогли так быстро оккупировать "Предвестник"? И ни на один из этих вопросов ответа не находилось. Впрочем, единственной заботой, которая сейчас была у них - это свалить с крейсера и найти своих. К счастью на пути следования их небольшой группы не возникло ни одного врага. Удача, а может и ловушка, хотя к чему такие сложности, чтобы взять группу простых клонов? Палуба продолжала периодически сотрясаться от мощи пушек крейсера, словно напоминая всем, что время ограничено, и ведя свой собственный страшный отсчет. Окружающая обстановка также приносила заметной нервозности. Длинные коридоры крейсера словно вымерли: ни одной живой души, исключая трупы на полу. Если враги не смогли захватить отсек, то где защитники? А если смогли, то где они сами? Эти мысли синхронно возникли в головах каждого бойца, заставляя тех вслушиваться в каждый шорох и высматривать каждый угол, но все было
тщетно. Быстро продвигаясь внутри коридоров и постоянно оглядываясь и недоумевая, где же все остальные, солдаты наконец смогли приблизиться к комнате со спасательными капсулами. Это был их единственный шанс, причем довольно призрачный.
          - Шрапнель, ко мне, - отдал тихий приказ 47-й.
          - Сэр? - исполнительный сержант тут же оказался возле своего командира.
          - Помнишь высадку на Салукемае? - едва слышно обратился к нему Кид.
          - Так...точно, - после небольшой задержки ответил боец. - Сколько у нас?
          - Не больше шести, - еще тише пробурчал коммандос, после чего уже громче добавил. - Свободен.
          - Да, сэр.
          Двери ведущие к капсулам плавно отворились, открывая клонам вид на их спасение. Несколько самых нетерпеливых тут же рванули к ним, потеряв голову от счастья. На лицах многих виднелась радостная улыбка. Они сделали это, они добрались. Кид тоже улыбнулся тому, что его группа сможет наконец убраться с крейсера. На фоне всего шума никто не услышал, как щелкнул флажок предохранителя бластера. Коммандос резко развернулся на сто восемьдесят градусов, одновременно падая на одно колено, и буквально за секунду нажал спусковой крючок три раза, выстрелив в стены и в глубь коридора. Само пространство словно искривилось или зарябило в том месте, куда попали заряды, а после этого на том месте пробежала небольшая электрическая рябь. Позади 47-й также послышались несколько выстрелов DC-15S Шрапнеля. Еще одна "рябь" напоминающая человеческий силуэт рванула в противоположную им сторону, но вдруг резко "упала", когда Кид деловито вскинул пистолет и произвел три выстрела.
          Одновременно с этим в нескольких местах в воздухе пробежали электрические заряды, которые через секунду сменились телами в доспехах мандалореанцев.
          - Генератор стелс-поля, - констатировал Кид, ногой пиная один из трупов. - Не на того нарвались, уроды. Уходим.
          Пораженная группа, кроме Шрапнеля, нервно закивала и оперативно начала грузиться. Сержант продолжал держать коридор ведущий к ним под прицелом, как и сам 47-й. Наконец, когда погрузился последний солдат, двое ветеранов, прикрывая друг друга двинулись в сторону эвакуационной капсулы.


          Управляемая шлюпка тут же отделилась от материнского корабля, направляясь к поверхности планеты. Кид лишь устало прикрыл глаза, оставаясь пристегнутым к креслу. Спасательные капсулы не обладали ни достаточными приборами наблюдения, ни нормальными двигателями, которые позволили бы свалить в "гипер". Единственное, что им оставалось - это молиться о том, чтобы не впечататься в какой-нибудь объект или обломок, ну и конечно попасть на дружественную территорию на Кашиике, а не в руки 41-го корпуса или еще хуже - вуки. 47-й же лишь надеялся, что на автоматический сигнал бедствия прибудут имперские силы, а никто другой. Шрапнель, как единственный, кто обладал теоретическими навыками управления кораблем, благополучно сел за штурвал и спокойно рулил движением небольшой капсулы.
          - Сэр, что это было? - задал интересующий вопрос тот самый боец, что оказался первый день на службе.
          - "Подарок" нашим спасателям, - как само собой разумеющееся ответил Кид. - Забрались бы в шлюпки, сидели бы тихо-мирно, а потом, когда нас подберут, проникли уже на другой корабль для диверсии.
          - Так просто? - изумился рядовой.
          На эту реплику Кид лишь добродушно усмехнулся.
          - А почему нет? Сели бы вон там, - клон махнул на один из темных углов капсулы, в котором действительно было место для того, чтобы спрятался взрослый человек. - И ждали бы пока приземлимся на Кашиике, а мы бы их даже не заметили.
          - Но как же вы их вычислили, - боец с трепетом взглянул на коммандос. - Они ведь почти невидимы! Мы с парнями их даже не заметили!
          - Не на того они нарвались, - улыбнулся в ответ Кид. - Мы со Шрапнелью уже дрались с врагом, который думал, что он самый умный и только ему известно про стелс-поля.
          Дальше путешествие проходило в тишине: каждый думал о чем то своем. Солдаты размышляли о том, как бы наконец добраться до своих и оплакивали погибших братьев; Кид пытался понять, каким образом реальность изменилась в эту сторону и что будет дальше; а Шрапнель просто хотел есть - ото всех этих переживаний голод разыгрался не на шутку. Но мечтам сержанта пока не суждено было сбыться:
          - Сэр, - 47-й услышал обеспокоенный голос Шрапнеля. - Лучше взгляните.
          - Что там....еще..., - обреченно выдохнул коммандос, когда понял в чем дело. - А день так хорошо начинался.
          - Нас взяли, тянут назад на "Предвестник", - констатировал факт сержант. - Недалеко мы смогли улететь на этой чертовой каракатице.
          - Спасательная капсула Х-11, говорит капитан неокрестоносцев Орай, - на мониторе появился уже немолодой чернокожий мужчина в доспехах мандалорцев. - Вы должны немедленно сложить оружие и подчиниться! Ваша капсула захвачена нашими лучами, в случае отказа, мы вас расстреляем.
          Запись прервалась внезапно и без предупреждения, оставив клонов в гробовой тишине. Само собой, солдаты тоже не могли не слышать требование капитана. На фоне внезапно образовавшегося молчания послышался мертвецкий голос Кида:
          - Передай им, что мы согласны.
          - Интересно, в плену хорошо кормят? - равнодушно заметил Шрапнель.
          - Вот и узнаем.


          Возвращение на "Предвестник" было сродни тому чувству, когда вырываешься из волчьей ямы целым и невредимым, лишь для того, чтобы поскользнуться и упасть в нее же, то есть обидно и больно до слез, особенно учитывая, что только что вдыхал запах свободы, который оборвался так же быстро, как и появился. Их шлюпку тянули к одному из ангаров крейсера, который до сих пор резво палил из всех орудий по другому "Аккламатору", который почему то молчал (впрочем, многочисленные дыры в корпусе мягко намекали на определенный вывод)! И что самое паршивое - только сейчас Кид смог заметить, что они уже далеко не на орбите Кашиика! То есть, когда мандалорцы захватили корабль, они что есть сил рванули к выходу из системы, а остальной флот даже ухом не повел! Да это, черт возьми, оказалось самое обыкновенное пиратство! 47-й, как и многие из ребят, уже думали, что мандалорцы объявили войну императору Палпатину, а они просто-напросто решили спереть имперский крейсер!
          - Приплыли, блин, - недовольно пробурчал коммандос.
          Как только люк спасательной шлюпки открылся и Кид вышел предварительно разоружившись, на них него тут же направилось не меньше двадцати стволов. Хорошо хоть сразу не убили. Сержант, как самый старший, а соответственно несущий ответственность за молодняк, разменно шагал вперед с высоко поднятой головой, выискивая глазами командира мандалорцев. Тот стоял по самому центру строя и тоже не отрывал взгляда от гордо идущего коммандос.
          - Сержант Кид, я понимаю, - наконец обратился он к клону.
          - Правильно понимаете, капитан Орай, - кивнул в ответ 47-й.
          - У вас есть какие то предложения? - серьезно поинтересовался воин, видя, что кроме командира никто не спешит выходить из капсулы.
          - Вы должны дать гарантии сохранности жизни моих людей и что с ними будут обращаться в соответствии с законами войны, - громко произнес сержант, немигающим взором наблюдая за реакцией мандалорца.
          - А не то? - так же серьезно спросил его Орай.
          - Мои люди перегрузят реактор шлюпки и все, находящиеся в ангаре, включая и вас, и меня, погибнут, - твердо произнес Кид. - Мы солдаты, а не скот, который можно уводить.
          В ответ на это двухметровый гигант лишь рассмеялся во весь голос. В глазах Орая промелькнуло нескрываемое уважение по отношению к солдатам Империи.
          - Я бы разочаровался в вас, если бы вы просто сдались, особенно после того, что вы сделали, - улыбаясь ответил ему воин. - У вас есть мои гарантии того, что вашим людям предоставят статус военнопленных и будут обращаться в соответствии со всем конвенциями, хотя мы их и не подписывали.
          - Я надеюсь, - кивнул на его реплику клон. - Что за прошедшее время слово мандалорца так же нерушимо, как и тысячи лет назад.


          Глава 6


          Гребанные мандалорцы со своим гребанным поиском славы, с не менее гребанной жаждой боя! Наверное это единственный народ во всей Галактике, у которого определенно застряло шило в заднице, и явно не одно! Вообще, Республика терпела их лишь постольку, поскольку эти долбанные вояки сидели смирно на своей планете, расположенной в самой жопе 'цивилизованного' пространства, и изображали из себя центр Вселенной, народом-избранным-Богами, не меньше. Правда был еще один такой маленький нюанс: шило периодически чесалось и славные сыны Мандалора начинали думать исключительно тем местом, куда оно вставлено! Прямо как в этот раз!
          В отличие от большинства своих братьев, 47-й не питал таких уж нежных чувств к представителям этой философии, и на сколько он мог судить, данное мнение плавно перекочевало прямиком из прошлой жизни...или памяти...или черт знает, что там было. Сами мандалорцы любили говорить, что они дескать являются благородными воинами всея Галактики, а остальные лишь не могут понять их мышление и философию из-за своей умственной ограниченности и клинической тупости. Мол, они воют не из-за звериной жажды крови и убийства, а ради высокой и светлой цели: вечной славы и бла-бла-бла, ну а то что убивают, насилуют и порабощают местное гражданское население - это так, издержки войны. Действительность была несколько прозаичнее, чем гласила официальная пропаганда: мандалорцы, как представители религии, школы бытия или философии, представляли собой серьезную опасность для всех населяющих Галактику рас. Покуда данные индивиды оставались малочисленными и разобщенными на множество кланов, они сидели молча и не высовывались без лишней надобности, но стоило им вновь расплодиться, как начинался праздник кутежа и беспрерывной
вакханалии для всех соседей малочисленного, но гордого народца. Так было с незапамятных времен, с тех самых пор, когда первые таунги покорили Мандалор, официально объявив эстафету открытой, правда сначала им в качестве мишеней попались мифозавры, которых те с радостным хихиканьем пустили в расход и на мангал, а потом долго и горестно ныли о том, что благородные животные совершенно внезапно закончились. Кто бы мог подумать, правда? Толи от горя, толи с перепоя, но потом гордые сыновья Мандалора видимо решили экспортировать свою прокаченную версию "демократии" в массы, а если "массы" отказывались, то в роли миссионеров выступали уже боевые "Василиски". Конечно, кто же может в здравом уме отказаться от хорошего мордобоя с ядерными ударами по мирным городам, тактикой "выжженной земли", тотальным геноцидом и поголовным угоном гражданских в рабство? Конечно же, это все делалось лишь во благо высокой и благородной Цели. Так и продолжалось на протяжении тысячелетий с периодичностью раз в лет пятьсот-семьсот: сначала находился ушлый лидер, который отборным матом и тяжелой дубиной сгонял всех мандалорцев в
стадо; после этого те дружно начинали докапываться до ближайших соседей, неся свет мирного атома и согревающее тепло напалма дружественному народу ближайших систем или как вариант: становились в одни ряды с ситами и начинали зажигать уже на пару с ними; потом джедаи совместно с Республикой наконец замечали некую суету на окраинах (после того, как целиком будут сожжены десяток-другой планет), давали агрессору по наглой морде, учиняя при этом тотальный геноцид, пока наконец мандалорцы не заканчивались; в конце концов, те объявляли себя потерпевшей стороной ( вообще, их просто не так поняли!) и затаивали злобу на вероломных и кровожадных джедаев, выращивая страшные планы мести кровавым мясникам и душегубам. Занавес. Смыть, повторить и так до посинения. Потом еще удивляются, почему это джедаи поверили правительству дальней планеты и приняли на веру слова этих ублюдков, что мандалорцы начали творить беспредел?
          Сам 47-й видел только один способ решения проблемы, которая постоянно всплывала, словно ситы, которых те вечно поддерживали: тотальный контроль численности населения, держа их в роли цепных псов, постоянно стравливая кланы между собой, а когда на горизонте появится очередной враг - дача команды "Фас!". Хоть это и было жестоко и далеко не гуманно, но зато избавляло от головной боли будущие поколения. Может сейчас мандалорцы и сидят смирно, может они и окажут яростное сопротивление йюжань-вонгам, но через пару-тройку сотен лет после восстановления родной планеты, бравые вояки снова начнут собираться под единым знаменем и причинять добро всем встречным-поперечным. Это было неизбежно, как заход солнца.
          Для Кида слово "мандалорец" однозначно ассоциировалось с теми забавными зелеными фигурками из прошлого детства, которые еще смешно кричали "Waaaaaagh!!!!", правда память совершенно не хотела давать подробностей почему именно.
          Впрочем, параллельно мыслям о глобальной дрессировке местных "обезьян с гранатой", в голову бравого коммандос пробивались думы о том, каким таким боком нынешние обитатели окраины решили тряхнуть стариной и создать очередной приступ геморроя властям большей части Галактики? Не было никаких предпосылок к этому, вообще ни одной! Кид не был ярым сторонником "эффекта бабочки", когда один неосторожный плевок мог изменить орбиту Корусанта, но что то определенно было! Единственным глобальным событием, которое изменилось в этой реальности и могло спровоцировать мандалорцев напасть на имперский корабль, было лишь восстание на Кашиике. Отсюда и решил "копать" клон. Что могло поменяться? Выжившие джедаи не в счет - они скорее всего закопались по-глубже и по-надежнее. Оставалось только одно - 41-й элитный корпус. Загнанные в угол мятежники, понимая, что силам Республики им противопоставить в долгосрочной перспективе нечего, могли каким то чудом связаться с Мандалором и бросить клич о помощи. Желающих поучаствовать в такой перспективной заварушке среди воинов нашлось бы сполна, оставалось лишь найти того, кто
их поведет. И скорее всего такой человек или пришелец нашелся, и скорее всего он возомнил себя новой Мессией своего народа, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
          - Жратва, - услышал 47-й звучный бас их тюремщика - двухметрового человека амбала, который еле-еле помещался в свои доспехи.
          - Наконец то, - хмуро пробурчал Шрапнель.
          Вообще, сержант еще в детстве имел отменный аппетит, а среди ребят даже ходили слухи, что его инкубатор был поврежден во время формирования плода при неосторожном обращении. Впрочем, это не отменяло того факта, что давний товарищ и сослуживец Кида был отменным солдатом, хоть и не дотягивающим до уровня РК.
          - Тебя еще не тошнит от этой дряни? - вопрос 47-го был скорее риторическим.
          - Хотите поделиться порцией, сэр? - усмехнулся в ответ сержант, жадно поглощая какое то нечто, напоминающее большую жирную и волосатую гусеницу, запивая ее водой.
          - Еще чего, - проворчал в ответ 47-й.
          Кормили на Акаане не то чтобы плохо, еда имела довольно терпимый вкус, но вот ее внешний вид...Впрочем, после двух недель пребывания на планете, клоны вроде бы и привыкли, но все равно осадок оставался. Всех пленных, взятых на "Предвестнике", распределили по разным лагерям, которые располагались в нескольких сотнях километрах друг от друга. Часть из них вообще отправили на сам Мандалор, других - по разным небесным телам системы: Мандаллию, Конкордию или Калевалу. Конечно, никого из солдат Кида на допросы с пристрастием не водили, не пытали и не издевались, как и обещал капитан Орай. Просто не было смысла: большая часть из них представляли собой рядовой и сержантский состав, офицеров удалось захватить не так уж и много. Хотя коммандос не брался ручаться за это - по одним слухам, всех офицеров давно уже мордуют в застенках комнат для допросов, по другим - расстреляли, что было маловероятно, учитывая их ценность для врага, хотя у мандалорцев все не как у людей.
          Акаан как планета оказался довольно приветливым местечком: климат от тропического на экваторе до арктического на полюсах; большая часть планеты занимали океаны; сушу же покрывали в основном леса; крупных хищников вроде ранкоров или аклаев (при мысли об этих жуках-переростках, Кида нервно передергивало - уж слишком он насмотрелся на них на Феллуции), зато в обилии водились стриллы и даже имелись несколько стай нексу, обитающих где то в тайге на севере планеты. Местное население промышляло в основном сельским хозяйством и разведением домашнего скота, что не мешало им в случае надобности достать из подвала гранатомет, накинуть на голову шлем и от всей души надавать люлей незваным гостям.
          Лагерь для военнопленных располагался в самом не предусмотренном для этого месте - прямо посреди небольшого поселения в пару тысяч человек. Впрочем, логика капитана Орая, который здесь выступал в роли своеобразного коменданта и старейшины в одном лице, была довольно простой: ну, сбегут пара-тройка клонов в леса, и что? Зато будет на ком молодняк натаскивать.
          - Ну все, можете выходить, - гаркнул пленникам охранник, отворяя решетку. - Все как всегда: не буяним, по сторонам не глазеем, к бабам не пристаем, к детям не лезем.
          - Будто бы мы собирались, - недовольно проворчал Кид, поднимаясь с койки.
          По прибытию на Акаан, 47-го вместе с братьями распределили по мелким поселениям, чтобы те помогали местным по мере сил и желания. Данная процедура изначально чуть не вывернула на изнанку мозг коммандос, который несколько иначе себе представлял пребывание в плену. Здесь не было никаких заборов с колючей проводкой под напряжением, никаких вышек с тяжелыми бластерами, не было ни хмурых часовых или голодных стриллов в роли овчарок, черт возьми, даже вечерняя и утренняя проверки скорее напоминали перекличку в детском лагере, чем тюрьму! Даже в камеру их поместили только потому, что просто не было свободного места! Такое отношение к военнопленным сначала довольно сильно удивило всех его ребят, но самого Кида заставило напрячься. Слишком уж подозрительно, слишком радушно приняли их местные, слишком радостно махали им руками детишки и женщины. Все это навевало только одну мысль: их намеренно пытаются завербовать, показывая солдатам до мозга костей, которые никогда не могли и представить себе такого отношения, что верность Империи - это не единственный выход. Им словно мягко намекали: "Смотрите, жирные
лорды и сенаторы отправляют вас на бойню, словно пушечное мясо; заставляют убивать собственных братьев. Здесь же вы можете стать частью всего того, что видите кругом. Стоит только пожелать, тем более, что большая часть из вас еще даже не успела принять присягу!". Вроде бы план был вполне себе продуман: подержат здесь месяцок-другой, а потом дать выбор: или остаться и встать под знамена Мандалора, обретая свободу от Императора и Сената, или вернуться назад, имея реальные шансы получить по шее от государства, которое явно не отнесется с радушием к попавшим в плен и благополучно, а самое главное с подачи похитителей, вернувшимся. На самом деле оба варианта были выигрышными для мандалорцев. Перебежчики могут пустить о себе информацию в ГолоНет, агитирую больше братьев присоединиться к ним; а те, кто вернулся, разнесут по своим подразделениям вести, что их никто их не пытал, не мучил, а относились вполне по свойски, чем опять же невольно будут подтачивать верность солдат Империи, для которых мандалорцы могли показаться вполне приемлемым вариантом, особенно после окончания войны, резни джедаев и
провозглашения нового государства. Опять же, вместе с лояльными Империи клонами можно было внедрить "кротов" в войска. Как ни крути, а такая стратегия принесла бы плоды в абсолютно любом случае. А что до безопасности и охраны пленников, то куда они денутся с планеты, а тем более из системы? Возможность мятежа казалась скорее смехотворной: клонов было не так много на фоне местного населения, плюс они абсолютно безоружны, учитывая, что никто их снабжать не будет даже теоретически; и даже если представить, что некие счастливчики смогут добраться до кораблей, то их ждет жесточайшее разочарование в виде истребителей на орбите и звездолетов у ближайших точек выхода в "гипер".
          - Сэр, мы идем? - поинтересовался у Кида тот самый рядовой, что только-только был зачислен в боевую часть перед самой заварушкой, и теперь смотрел на коммандос, как на реинкарнацию самого Джанго.
          47-й обвел взглядом всех клонов, находящихся в одной с ним камере. Те же ребята, что выбирались с ним с "Предвестника". Вообще, их должны были раскидать по разным планетам, дабы не допустить формирования некой подобии воинской иерархии среди пленных, но у мандалорцев видимо какая то своя, специфическая логика, из-за которой их поступки и решения кажутся верхом идиотизма.
          Четырнадцать пар глаз неотрывно наблюдали за сержантом, ожидая его отмашки.
          - Да, на выход, - наконец произнес клон, замечая, как на лицах его молодых братишек расцвели неподдельные улыбки.
          Им нравилось на Акаане, это 47-й отчетливо видел. И если их поставят перед выбором, коммандос не стал бы на спор говорить, кто откажется и вернется в войска, а кто останется, желая построить нормальную жизнь, которой там они будут лишены, даже не взирая на его запрет. Бушевала бы до сих пор в Галактике война, то ребятишки даже не задумались бы о дезертирстве, но теперь...Теперь настало мирное время, и не было такого положения в уставе, где бы говорилось, что клон должен служить в армии пожизненно. Многие из них считали свой долг перед Империей выполненным, с чем Кид не мог поспорить: за три года мясорубки, которая могла сравниться только с великими войнами древности, простые солдаты как никто другой заслужили отдых и покой. Они заработали это право в бою. К тому же, карательные силы, направленные на Кашиик действительно не успели привести к присяге, поэтому формально, они не были обязаны возвращаться, как и продолжать службу. Но остановит ли это гнев Императора, учитывая, что примерно из пяти тысяч пленников больше половины вольются в ряды мандалорцев? И как на это отреагирует остальная армия?
Стоит ли ожидать массового дезертирства?
          - Вот вы где, - Кид услышал позади себя голос Ранны. - Я думала, вы весь день там проведете.
          - Не дождешься, - слабо усмехнулся в ответ клон. - Куда на этот раз?
          - Нууу... - загадочно протянула тви'лека, обворожительно улыбаясь. - Есть вариант понаблюдать за охотой на нексу.
          Ранна Тау'Лика по мнению Кида представляла собой еще один инструмент по перетягиванию солдат Империи на сторону захватчиков. Молодая девушка, с правильными чертами лица (во всяком случае теми, что соответствовали человеческим), аппетитной фигурой (даже на фоне остальных тви'леков), карими глазами и бирюзовой кожей, а также веселым нравом и острым язычком, была куда убедительней, чем здоровый накаченный мужик, особенно для его бойцов, которые большинство женщин то видели только на расстоянии, да и те - либо джедаи, либо уже сдохли. К тому же, девушка очень напоминала генерала Секуру, о которой клоны 327-го до сих пор хранили светлую память и чувство вины за собственное предательство, что интуитивно тянуло к ней часть солдат, успевших повоевать плечом к плечу с этой по настоящему великой джедайкой. По этому хрупкому на вид созданию и не скажешь, что она может легко разделаться с тренированным солдатом в рукопашной. Опять же, Ранна выступала параллельно еще и как надсмотрщик за ними, помимо роли гида по культуре и быту мандалорцев. Но стоит признать, что делала она это мастерски, даже Кид был
вынужден согласиться, что из ее уст все звучало довольно притягательно и если бы он не знал всей правды, а не только то, что преподносила мандалорка, то определенно клюнул на всю эту агиткампанию. Особенно у тви'леки оказался натуральный талант обходить острые углы, когда она отвечала на провокационные вопросы сержанта о геноциде катаров, ядерной бомбардировке Серроко и сотен других абсолютно беззащитных миров, не представляющих стратегической важности и не имеющих вообще никакой военной инфраструктуры. Многие солдаты-клоны в первое время были склонны доверять скорее командиру, чем ей, но с каждым днем Кид видел, как все больше и больше они задаются вопросом: такие ли варвары обитатели Акаана? Коммандос не имел ни сил, ни желания подавлять подобные мысли в головах подчиненных, так как даже сам не был уверен, были ли они лучше, чем те, кто их захватил (в памяти сержанта сразу предстал образ Альдераана, в секунду разлетающийся на мелкие осколки под ударом Звезды Смерти, унося жизни миллиардов жителей самой приветливой в Галактике планеты). Даже факт того, что при захвате "Предвестника" погибло больше
половины экипажа, как то оправдывался в головах бойцов, постепенно забываясь. Тем более, что окружающая обстановка для неподготовленного разума оказалась довольно привлекательной и умиротворенной, и шла в разрез рассказам Кида о зверствах мандалорцев.
          - Опять о чем то задумался? - ехидно подметила идущая рядом Ранна, в шутку ударив клона в плечо.
          - Конечно, о том как бы вернуть должок, - ответил ей 47-й, слабо улыбнувшись. - Я еще не забыл, как ты меня швырнула в первый день.
          - До сих пор дуешься? - подмигнула ему тви'лека.
          - Уже нет, но все равно требую сатисфакции, - категорически заявил коммандос.
          - Мечтай-мечтай, - весело поддела его девушка. - Скорее уж моя пятилетняя дочь меня положит на лопатки, чем ты.
          Среди впереди идущих солдат послышались едкие смешки, которые тут же стихли, стоило клонам увидеть перекошенное лицо Кида, которое обещало адские муки любому, кто посчитал эту шутку веселой. Ранна, наблюдающая за всей этой картиной, не смогла сдержать улыбки, а потом и вовсе звонко рассмеялась во весь голос. Ее, в отличие от парней Кида, не страшило стать объектом праведного гнева матерого коммандос, чем та беззастенчиво пользовалась.
          - Суров ты с ними, - вытирая слезинки с краев глаз, покачала головой тви'лека.
          - А вы своим подчиненным конфеты раздаете? - с сарказмом произнес клон, правда не отказал себе в удовольствии глянуть на вырез на груди Тау'Лики.
          - Только по праздникам и дням рождения, - пожала плечами она, пытаясь состроить серьезное выражение лица.
          Как то незаметно основная группа, подозрительно быстро ведомая Шрапнелем, который успел разведать обстановку еще в первый день, оторвалась от неспешно шагающих Кида и Ранны. Теперь шутки кончились, как говорил Блай: стволы на стол.
          - Странный ты, - задумчиво произнесла Тау'Лика, мельком взглянув на клона.
          - Это еще почему? - усмехнулся в ответ 47-й.
          - Мы тебе не нравимся, - как само собой разумеющееся проговорила девушка. - Но тем не менее, ты никак не агитируешь своих солдат подготовить бунт или просто не поддаваться на наши не навязчивые предложения.
          - И что с того? - сказал 47-й не сбавляя темпа. - Они сами вольны выбирать, но должны знать все грани того, что вы преподносите им. В том числе и то, что в случае дезертирства, они будут драться со своими братьями не на жизнь, а на смерть.
          - В твоих устах наша история звучит так, словно мы жестокие маньяки, - ответила ему тви'лека. - Скорее ты пытаешься очернить нас в их глазах.
          - А подслушивать не хорошо, - покосился на нее коммандос. - Тебя что, в детстве не учили?
          - Я тяжело запоминаю уроки, - состроила капризную гримасу мандалорка. - А тебе почему бы не посмотреть правде в глаза? Вы такие же...
          - Может не будем в очередной раз начинать этот разговор? - клон начинал злиться каждый раз, когда Ранна пыталась мягко "обработать" и его.
          - Зануда, - притворно обидевшись, девушка надула губы. Еще несколько минут они вдвоем шли в тишине, не пытаясь ее нарушить. Ранна насвистывала какую то незатейливую мелодию, периодически здороваясь с прохожими, пока 47-й тихо размышлял надо всем произошедшим и с каждой секундой боец становился все раздраженнее и раздраженнее.
          - Думаешь я клюну на это? - наконец серьезно спросил идущую рядом тви'леку Кид.
          - А почему нет? - внимательно взглянула на него девушка.
          - Я знаю вас, - более твердо, чем требовалось ответил 47-й. - Не надо пудрить мне мозги, мандалорка!
          - Интересно бы узнать, - задумчиво произнесла Тау'Лика. - Откуда простому солдату известно то, что не каждый старейшина на Мандалоре помнит?
          - Хорошее республиканское образование, - раздраженно отмахнулся от нее сержант.
          - Не надо пудрить мне мозги, коммандос, - внезапно взглянула прямо в лицо клона Ранна. - Откуда тебе известно про Дксан?
          - Всем известно про луну Ондерона, - нагло соврал в ответ Кид.
          - Но никто не знал, что после Мандалорских войн там располагалась основная база Мандалора Хранителя, - продолжая смотреть прямо в глаза клона, огласила девушка. - А ты рассказывал про это своим солдатам, при чем знал то, что знать не положено.
          - Например? - 47-й мгновенно напрягся.
          - Например, имя Мандалора, - в голосе Тау'Лики уже не слышалось ни грамма веселья или сарказма. - То, что он был из клана Ордо, и то, что его звали Кандерус; что он сражался бок о бок с Реваном и Митрой Сурик; что шлем Мандалора вернул ему Реван, а не он сам нашел его.
          "Черт!" - яростно выругался про себя Кид. Как он мог так проколоться? Видимо так увлекся историей, что совсем забыл про то, что часть фактов не была общеизвестна! Если про Кандеруса можно было отмазаться: сказать, что об этом поведали джедаи во время бесед у костра; то со шлемом он попал капитально! Мандалорцы официально утверждали, что сей предмет был найден Хранителем в ходе долгих скитаний; а кроме них вообще никто не знал про то, как он вернулся после войны с Малаком! Наверное, правда об этом была известна лишь избранным лицам в клане - летописцам и главам, но никак не посторонним! Похоже те, кто подслушивал рассказ Кида, сами были в шоке от такой версии официальной легенды, после чего сразу рванули к летописцам. А старики же, порядком охренев от того, что такой малоприятный факт стал известен какому то там клону, доложили обо всем куда следует. Теперь за сержантом будут следить денно и нощно, а все из-за того, что тот не сумел удержать язык за зубами!
          - И что? - усмехнулся в лицо тви'леки сержант, понимая, что отрицать или оправдываться бесполезно.
          - Кто ты? - требовательно произнесла Ранна, не отрывая взгляда от 47-го.
          - КЛ-6747, сержант имперских...
          - Не ври, коммандос, - с угрозой в голосе приказала Тау'Лика. - Еще раз повторяю, кто ты?
          - А если я не отвечу? - задумчиво-издевательски протянул Кид. - Убьешь меня? Или начнешь пытать?
          Рука девушки на долю секунду дернулась к кобуре на поясе. Судя по тому, что ее ни разу не видели без оружия, тви'лека наверное даже в душе держала бластер, что кое-кто из парней сержанта не прочь был бы проверить, хотя...Кид и сам определенно не отказался. Но сейчас, клон думал об этом в последнюю очередь - дорогущий "Вестар" в руках Ранны мог превратить его в решето за пару секунды. Впрочем, нервный порыв девушки погас так же быстро, как и появился. Даже не успев дотронуться до рукояти бластера, Ранна сжала кулак, а после еще секундного размышления, что есть сил ударила коммандос в челюсть. Кид, хоть и предчувствовал заранее, что сделает тви'лека, даже не успел заметить в какой момент ему прилетела подача, но вот результат он оценил. Хук правой едва не выбил челюсть, но хотя бы не опрокинул его на землю. Действуя скорее на рефлексах, чем по собственной воле, клон с силой ударил ногой прямо в солнечное сплетение Ранны, заставив ту отшатнуться на несколько шагов. Стоит признать, что мандалорка устояла на ногах даже после такого. Но перевести ей дух 47-й не дал: быстро рванув к ней, одновременно
схватившись за складки одежды, клон перебросил тело девушки через бедро. Но как оказалось, даже дезориентированная Ранна вполне могла постоять за себя: еще в полете она сумела вывернуться и приземлиться на ноги, вместо того, чтобы со всего маху плюхнуться спиной об землю. Кид не успел даже выругаться мысленно, как ловкая тви'лека, что есть сил зарядила ему коленом в пах.
          - Вот так вот! - переведя дух, произнесла Тау'Лика, пока Кид лежал в пыли и корчился от боли.
          - Ах, ты...- сквозь зубы прошипел клон, отчаянно подбирая слова.
          - Ну-ну, мы только начали, - издевательски улыбнулась девушка. - Подумаешь над своим поведением.
          - Сэр! - к ним уже мчался во весь опор Шрапнель, так яростно глядя на тви'леку, словно хотел переломать той все кости.
          - Отставить, серж...- попытался прохрипеть Кид.
          Впрочем, даже если бы клон расслышал слова своего командира, они вряд ли подействовали на разъяренного бойца. Ранна играючи увернулась от удара правой, после чего схватила руку солдата и словно в танце крутанула ее, одновременно подсекая ногу Шрапнеля. Восмидесяти килограммовая туша с грохотом свалилась на землю, поднимая кучу пыли.
          - Мальчики, может уже хватит? - продолжая обворожительно улыбаться, мандалорка взглянула на остальных подчиненных Кида, которые также успели подбежать к месту действия. - Выпустили пар, а теперь можно мириться.
          - Согласен, - поспешно огласил 47-й, медленно и болезненно поднимаясь на ноги.
          Пока он валялся в пыли, то и не заметил, что на них собрались поглазеть вполне приличная толпа народу. Краем глаза Кид увидел, как один из мандалорцев что то пробормотал, видимо нечто нецензурное и очень злобное, а потом раздраженно протянул пару купюр стоящему рядом с ним соседу, который довольно улыбался.
          "Не серчай, мужик" - виновато подумал коммандос.
          - Ранна, что происходит? - сквозь толпу к ним пробивался уже далеко не молодой воин человеческой расы, по виду которого можно было сказать, что тот повидал больше битв, чем Кид пересмотрел фильмов про войну.
          - Тренировочный спаринг, сэр, - гордо вскинув голову, ответила тви'лека.
          - Тебе кажется было приказано не калечить нашего гостя, - требовательно гаркнул мужчина, явно подразумевая именно Кида.
          - Я и не травмировала его, - несколько смутилась та, краем глаза взглянув на почти отошедшего после ее взбучки клона.
          - Надеюсь, - недовольно проворчал воин. - Думаю, мне стоит самому побеседовать с ним.
          "Твою мать!" - отчаянно подумал про себя 47-й, глядя на старика, и мысленно представляя, что с ним сделает этот, если уж молодая девчонка смогла так его отмутузить.
          - Можешь продолжать, - кивнул Тау'Лике говоривший, после чего обратился уже к коммандос. - А вас я попрошу следовать за мной.
          - Думаю, это далеко не дружеская просьба? - обреченно выдал сержант.
          - Правильно думаете, - только и ответил старик, после чего кивнул головой, призывая народ расходиться по делам.
          47-й послушно двинулся в след за этим матерым воякой, попутно успев шепнуть Шрапнелю, который вообще теперь не отрывал злобного взгляда от Ранны, чтобы тот не расслаблялся и следил за обстановкой. Старик молчал все то время, пока они шли по поселку, но Кид успел заметить, с каким трепетом и щенячьей преданностью в глазах смотрели на него прохожие. Видимо, этот ветеран был очень уважаем в обществе мандалорцев, может быть даже вел подразделения в бой с "Дозором Смерти", покрыв себя славой. Помимо этого, клон смог наконец получше рассмотреть своего нового надсмотрщика: обычный человек со смуглой кожей, белоснежными от седины волосами, усеянным шрамами лицом и пронзительными черными глазами. Вроде бы ничего выдающегося, за исключением того факта, что один взгляд на него мог заставить почувствовать силу и мощь, которые просто генерировались в атмосферу от этого воина. Постаравшись немного просканировать его с помощью своих слабых навыков, 47-й наткнулся просто на настоящий океан спокойствия, даже несколько умиротворяющий. В кои то веки, добравшись до центра поселения, его проводник зашел в большое
куполообразное здание, над входом которого расположился здоровенный череп мифозавра. Одного взгляда на это здание хватало, чтобы понять, где сосредоточены администрация и руководство населенного пункта. Недовольно покачав головой, Кид сделал шаг через порог, настраиваясь на возможность того, что здесь его ожидает еще один допрос.
          - Располагайтесь, - жестом указав на стул, стоящий у стены кабинета, его хозяин уселся за стол, находящийся у самого окна, из которого открывался вид на все поселение мандалорцев.
          - Премного признателен, - кивнул в ответ клон.
          - Итак, - после недолгого молчания, наконец огласил старик. - Мое имя Джак из клана Касс.
          - А мое вы уже знаете, - констатировал факт 47-й, что есть сил пытаясь определить, сколько человек сейчас в округе.
          - Действительно, - кивнул хозяин кабинета, скрестив пальцы перед лицом. - Доклад о том, какими фактами ты располагаешь пришел непосредственно ко мне.
          - Вы местный начальник безопасности? - чуть приподнял бровь клон. - Польщен.
          - Сейчас ты будешь польщен еще больше, - несколько повысил голос Джак. - И прекрати поясничать! Я не Ранна, могу и шею свернуть!
          - Намек понят, - согласно ответил Кид, дав себе зарубку не раздражать этого человека. - Так о чем вы хотели поговорить?
          - Я не буду допытываться, откуда у тебя информация, которая никогда не выходила за пределы клана Ордо и нашего Архива, - огласил Касс. - По истечению несколько месяцев мы планировали предложить вам выбор: вернуться в Империю или остаться...
          "Я так и знал!" - недовольно подумал про себя клон, но ничем не показал этого.
          - Но теперь, - продолжал говорить воин. - Теперь ты никуда отсюда не денешься. Кто знает, сколько еще закрытой информации тебе известно? Эта небольшая утечка о шлеме Мандалора - лишь одна из многих возможных, а мы очень бережно относимся к своей репутации.
          - Убьете? - предположил солдат.
          - Были и такие предложения, - согласно кивнул Джак, не сводя глаз с Кида. - Но думаю более рационально будет сначала предложить тебе присоединиться к нам.
          - А если я откажусь? - напрягся всем телом сержант.
          - Советую подумать, - усмехнулся в ответ воин. - Тобой заинтересовался сам Мандалор.
          - Что? - глаза Кида в мгновение ока стали похожи на четвертак.
          - Завтра ты отправишься на Мандалор и предстанешь перед нашим лидером, - в образовавшейся тишине слова Касса казалось были подобны раскатам грома. - Он очень заинтересован. Не каждому дана такая честь, гордись!
          "Провалитесь вы со своей гордостью!" - отчаянно подумал Кид.
          - Хотя на его месте, я бы тебя расстрелял, - как бы невзначай заметил старик. - Просто так, на всякий случай.
          Коммандос не обратил внимания на откровения Джака, пока в его голове крутились слова небезызвестной дамы: "Сила - это та еще самовлюбленная и капризная стерва!". Но потом в мозгу бравого солдата будто из пушки выстрелила мысль:
          "Если я буду на аудиенции у Мандалора, то смогу собрать хоть какие то сведения о том, что за хрень кругом творится!"


          Глава 7.


          "Прекрасно. Просто прекрасно!"
          Именно такие мысли крутились в голове Кида, когда их транспортник уже подлетал к орбите Мандалора. В иллюминаторе звездолета отчетливо виднелась планета, давшая название всей системе. Не сказать, что зрелище была завораживающее или потрясающее воображение - просто очередной шарик земного типа. Вообще, изначально родина самого воинственного народа Галактики в воображении рисовалась, как подобие Корусанта: планета-город, где из каждой щели в небо торчали стволы тяжелой зенитной артиллерии, плюс на орбитах как минимум должны были висеть десяток станций-крепостей, окруженные тремя рядами минных полей. В голове непроизвольно появилась картина того, как тяжелые имперские крейсера поливают беззащитную планету из крупнокалиберных орудий, превращая ее в большой стекленный шар. Это было бы довольно иронично, учитывая, сколько тысяч миров сожгли за свою историю сыны Мандалора. Хотя скорее слово "справедливо" подходило бы сюда гораздо больше, чем "иронично". Впрочем, это бы не мешало выжившим мандалорцам начать во все горло кричать о том, какие же они бедные и несчастные, белые и пушистые, а все остальные,
включая кровожадных jetii, являются злом априори. Наверное никому бы в голову не пришла старая поговорка: "Сеешь ветер - пожинаешь бурю".
          - Смотри, verd, - услышал 47-й торжественный голос Тау'Лики. - Это наша Родина, наша обитель. Не каждый достоин ступать на нее.
          - Я солдат, а не воин, - пробурчал недовольно клон, отворачиваясь и поудобнее располагаясь на кресле. - Предпочитаю родные океаны Камино, а еще лучше - Корусант.
          - Пф, - недовольно поморщилась тви'лека.
          - Ты первая начала, - чуть добрее произнес Кид.
          - Мог хотя бы подыграть, - недовольно пробурчала та. - Знаешь, это не прилично.
          - Ну, ладно-ладно, - добродушно усмехнулся боец. - Не кипятись! Чего так завелась?
          - Это моя Родина, тупой самодовольный di'kut, - огрызнулась девушка в ответ. - Прояви хоть немного уважения!
          - Все-все, я же извинился! - в примирительном жесте поднял руки 47-й, помня как из него в прошлый раз сделали котлету. - Славное место, правда.
          Ранна в ответ ничего не произнесла, но по недовольному взгляду, показательно направленному в противоположную от Кида сторону, коммандос понял, что дуться на него девушка будет долго, а учитывая, что более-менее терпимо к нему относила на этом судне только тви'лека, то поговорить в ближайшие часы точно ни с кем не придется. Помимо клона и Тау'Лики в шаттле весело тряслись еще десяток бойцов, причем все с головы до ног облаченные в доспехи. Сначала Кид сдуру решил, что эти мордовороты собрались здесь, чтобы коммандос не выкинул ничего глупого, но немного поразмыслив пришел к определенному выводу - много чести. На него хватило бы одной Ранны, особенно учитывая то, как она уделала его на глазах у всего города. Как позже выяснилось, эти ребятки просто решили рвануть на Мандалор за компанию, да и по делам! Оказывается, даже у мандалорцев повсеместно не ходят строем и не справляют нужду по расписанию, а довольно неплохо процветает распиздяйство и вообще всяческое отлынивание от работы. Довольно неожиданно, учитывая их репутацию, видимо даже мандалорцы - тоже люди. Неожиданно, в образовавшейся тишине
47-й разобрал слабое бормотание тви'леки, которая неотрывно наблюдала за приближающейся планетой через стекла:
          - Kandosii sa ka'rota, Vode an. Manda'yaim a'den mhi, Vode an...
          Хоть слова в песне были несколько другие, нежели Кид учил еще будучи кадетом, но общий мотив тепло отзывался в душе каждого клона. "Vode an" - именно это пытались вдолбить в их непутевые головы инструкторы и сержанты. "Все мы братья" - именно это стало девизом по жизни каждого солдата Республики, и именно это максимально точно характеризовало отношение КЛ-6747 к жизни. Девушка тем временем продолжала, словно впадая в транс, пока слова будто сами лились из самой души:
          - ...Bal kote, darasuum kote...
          Воображение, подкрепленное давними воспоминаниями, словно само добавляло к ее голосу звуки боевых барабанов и духового оркестра. Коммандос прикрыл глаза, наслаждаясь нахлынувшей ностальгией, пока по коже бегали мурашки...
          - ...Jorso'ran kando a tome...
          Тви'лека на секунду задержала паузу, словно бы переводя дух, готовясь произнести следующую строчку боевой песни. Но только она захотела вновь открыть рот, как:
          - Sa kyr'am nau tracyn kad, Vode an, - вместо спокойного женского голоса, куплет завершил хрипловатый бас Кида.
          Ранна удивленно развернулась в сторону клона, который так и сидел прикрыв глаза, мыслями уносясь куда то далеко, вне пределы системы. Пленяющая и переполненная силой мелодия старого гимна надежно захватила сознание 47-го, заставив того вспомнить все те светлые и славные моменты, с которыми ассоциировалась эта песня.
          - У нас гораздо больше общего, чем ты думаешь, - спокойно огласила ему Тау'Лика.
          Коммандос ничего не ответил, но все же недовольно взглянул на тви'леку, словно говоря: "Не начинай старую песню!".
          Оставшийся полет проходил в тишине, даже сидящие недалеко воины не проронили ни слова за все время движения. Кид неотрывно смотрел в иллюминатор, просто пытаясь хоть чем то себя занять, тем более, что Ранна действительно была права - не каждый обитатель Галактики мог похвастаться тем, что видел Мандалор в живую. С интересом созерцая местную флору с высоты птичьего полета, клон с удивлением заметил, как вдали прямо посреди леса находился гигантский карьер, где судя по всему активно велись работы.
          - Бескар? - вслух вырвалось из уст 47-го.
          - Он самый, - подтвердила его догадки Ранна. - Совсем недавно разведанные залежи.
          - Недавно? - удивленно спросил Кид, поражаясь открывшимся новостям. - Сколько это "недавно"?
          - Лет семь-десять назад, - пожала плечами его надсмотрщица. - А что?
          - Я думал, что все более-менее крупные залежи железа давно известны, - тихо проговорил коммандос, крепко задумавшись. - Долго нам еще?
          - Минут двадцать и будем в ставке самого Мандалора, - ответила ему тви'лека, после чего развернулась к клону лицом. - Не вздумай выкинуть ничего такого, иначе быстро получишь плазмы в лоб, да и мне потом прилетит. Смотри нашему лидеру прямо в глаза, если предложит что-нибудь, то не отказывайся...
          - Да-да, - усмехнулся в ответ Кид. - По сторонам не глазеть, не грубить, на женщин не засматриваться, ноги на стол не закидывать...
          - И не перебивать! - яростно сверкнула глазами тви'лека. - Иначе...
          - Понял, - кивнул головой 47-й. - Получу плазмы в лоб.
          - Видишь, какой я замечательный учитель, - быстро сменив гнев на милость, лучезарно улыбнулась Ранна.
          - И очень скромный, - недовольно пробурчал в ответ солдат.
          Девушка не соврала - они действительно прибыли в центральную ставку через двадцать минут. Джак, который до этого весь полет провел в кабине вместе с пилотами транспортника, жестом заставил 47-го подняться с порядком осточертевшего кресла и двинулся к выходу. Сам клон был рад наконец оказаться на земле - все эти полеты и межзвездные прыжки порядком раздражали и нервировали его, поэтому Кид чуть ли не бегом отправился вслед за стариком. Воины, что весь путь сидели в отсеке вместе с коммандос, завистливо смотрели в спину 47-го. Еще бы, не каждому дана честь увидеть Мандалора вблизи, да еще и оказаться представленным лидеру самим легендарным героем Гражданской войны. О такой чести они могли бы только мечтать, что не мешало самому солдату Империи отчаянно материть и всячески проклинали эту чертову "честь". Ранна покинула трап звездолета последней, довольно взглянув на открывшийся вид планеты и блаженно вдохнув окружающий воздух. Коммандос же сам завистливо посмотрел на нее, представляя, как точно также вдыхает воздух на Камино. От посадочной площадки вел длинный мост, который соединялся прямо с
величественный зданием, по которому точно можно было сказать - здесь живет большая шишка, чего только стоили громадные колонны, десятки флагов на них, ну и череп мифозавра, куда уж без него? Только вот сам этот череп при жизни принадлежал довольно крупному созданию, наверное не меньше крайт-дракона, во всяком случае, голова животного была раз в пять больше той, которая красовалась перед входом в администрацию городка на Акаане. Все здание казалось размерами не уступало самому Храму Джедаев на Корусанте, хотя снизу все кажется довольно габаритным. Но что больше всего удивило бывалого солдата, так это стройные ряды боевых "Василисков", стоящих на площади рядом со Ставкой! Сотни, тысячи "Василисков"!
          - Что за черт? - пораженно произнес Кид, застыв как вкопанный. - Когда...?
          - Великий Мандалор открыл нам новые залежи бескара, - поучительным тоном ответила ему Ранна, шедшая немного впереди клона. - Десять лет мы восстанавливали нашу утраченную мощь!
          - Твою мать, - обреченно прошептал солдат, не отрывая взгляда от того, что не заметил из иллюминаторов шаттла. - Новые Крестоносцы...Только не говори мне, что вы затеяли очередную войну!
          Девушка лишь издевательски пожала плечами и развернулась, пытаясь уйти, но рука Кида быстро остановила ее.
          - Ранна, - требовательно произнес боец. - Я прав?
          - В чем именно? - медовым голоском спросила тви'лека.
          - Ранна! - рявкнул вышедший из себя сержант.
          - Ну что? - усмехнулась она, глядя, как коммандос начало мелко трясти от злости. - Может мы просто решили понастроить кучу раритетных дроидов? Ну знаешь, в музеях у себя поставим, как память о давно минувших днях? Детишек туда водить будем...
          - Черт возьми, мандалорка! - во все горло проорал солдат. - Какого ...
          - Заткнись, - спокойным голосом приказал Джак. - А не то пристрелю тебя прямо здесь, как собаку.
          - Кид, успокойся, - тви'лека опасливо покосилась в сторону уже развернувшегося воина, видя как тот положил ладонь на рукоять бластера. - Он и в правду это может сделать.
          - Да вы хоть...Ах, вашу...! - клон согнулся пополам от не слабого удара поддых в исполнении Тау'Лики.
          - Сэр, он в норме, - девушка быстро обратилась к командиру, глядя на "Westar" уже находящийся в руках Касса. - Просто растерялся, когда увидел наши силы. Сейчас придет в себя.
          - Надеюсь, - спокойно пожал плечами старый воин, но пистолет все же засунул назад в кобуру. - Шевелите задницей, мы и так опаздываем.
          Мандалорец еще раз бросил безразличный взгляд на тяжело дышащего Кида, после чего развернулся и медленной походкой направился в сторону входа. Ранна пару секунд смотрела в спину матерого вояки, после чего обратилась к сержанту:
          - Ты что делаешь, идиот? - яростно прошипела ему на ухо девушка. - Ты не в том положении, чтобы качать права! Если так и дальше будешь себя вести, то не проживешь и минуты!
          47-й лишь злобно сплюнул прямо под ноги, когда наконец смог вернуть вертикальное положение. Бросив яростный взгляд сначала на здоровяка, а потом и на строй "Василисков", коммандос просто кивнул тви'леке и твердым шагом направился вслед за стариком.
          Проход к личному залу Мандалора занял еще примерно минут сорок, учитывая размер помещений, ну и многочисленные проверки и обыски со стороны охраны. Никто всерьез не опасался покушения на жизнь лидера мандалорцев, но все же порядок - есть порядок. По настоятельному совету Ранны, да и собственного инстинкта самосохранения, клон молчал всю дорогу, пытаясь лишний раз даже не вертеть головой, пока они не прибудут на место назначения. Три кордона охраны, где ему чуть ли не в задницу заглянули, и вот они наконец предстали перед огромными дверьми, ведущими к рабочему кабинету самого Мандалора, хотя судя по входу, внутри располагался как минимум тронный зал. После секундной задержки, Джак наконец приложил ладонь к панели, которая сию же секунду сменила красный цвет датчиков на зеленый. Огромные, словно тысячелетней давности, двери плавно начали раздвигаться в стороны, открывая гостям вид на просторное помещение, посреди которого расположился круглый голографический проектор, по своим форме и виду напоминающий стол, окруженный рядом кресел, судя по всему для высшего военного командования мандалорцев;
огромные окна, размером от пола до потолка создавали прекрасную освещенность и торжественность.
          "Воины, блин" - недовольно скривился Кид, глядя на все это. - "Будто к королеве Амидале пришел на прием, а не к военачальнику!"
          Глава всех мандалорцев, военный вождь, лидер Новых Крестоносцев спокойно стоял у дальнего окна, молча наблюдая за открывшейся картиной, совершенно не обращая внимания на пришедших. В глазах Джака и Ранны 47-й заметил какой благоверный трепет вперемешку с гордостью и преданностью своему лидеру. Ни старый ветеран, ни молодая тви'лека не спешили произнести что-либо, видимо не решаясь нарушить задумчивость Мандалора. Впрочем, Кид и сам старался молчать, просто внимательно разглядывая лидера местных, словно тот был неким неизвестным науке видом обезьяны, и в перспективе мог оказаться как опасным хищником, так и дружелюбным питомцем. Наконец, лидер мандалорцев явил свой светоносный лик и внимательно начал разглядывать пришедших в течении пары секунд, после чего гаденько так усмехнулся и спросил:
          - Я так понимаю, передо мной наш любитель трепаться о том, о чем совсем не стоит?
          47-й ответил Мандалору не менее гадкой ухмылкой, получив наконец возможность получше рассмотреть его. Лицо правителя всего сектора совершенно ничего не говорило бравому сержанту, как и доспехи представителя mando'ade: вроде бы обычный мужчина человеческой расы, темные короткие волосы, смуглая кожа и несколько шрамов на лице и шее. Опять таки, доспех из бескара, покрытый черной краской (насколько клон помнил, черный цвет символизировал у их народа "справедливость"), того же класса, что и доспехи Джанго и Бобо Феттов, разве что вместо реактивного ранца - красный плащ, хотя тот скорее был больше церемониальным и носился в мирной обстановке и на официальных мероприятиях, а не на поле боя, ну и толи скипетр, толи посох в руках, причем он определенно что-то напоминал.
          - Да, Мандалор, - спокойно ответил ему Джак, немного склонив голову. - Это тот клон, о котором я докладывал.
          - Оставьте нас, - произнес тот, после недолгих раздумий.
          - Слушаюсь, - беспрекословно ответил Касс.
          Старик быстро развернулся и двинулся на выход из зала, абсолютно не переживая за жизнь своего лидера. Ранна также последовала его примеру, но перед тем, как покинуть их, тихо прошептала 47-му:
          - Удачи.
          Кид лишь едва заметно кивнул тви'леке, бросив на нее секундный взгляд. Оставаться один на один с сильнейшим воином в Мандалорском секторе как то не особо хотелось, и слова девушки хоть немного, но подбодрили солдата - все лучше, чем ничего. Хозяин просторного помещения, после недолгого молчания, жестом попросил солдата следовать за ним. Присутствие Мандалора порядком напрягало, не только из-за того, что он фактически правитель довольно солидного куска Галактики, но и абсолютно неизвестная личность в плане истории, а следовательно черт пойми, что можно ожидать от этого человека. Мандалор же двигался к углу зала, где располагались пара кресел и обыкновенный стол, которые судя по всему служили зоной отдыха хозяину зала в перерывах между совещаниями и проработали стратегии. Краем глаза Кид сумел заметить, что в помещении они далеко не одни (подготовка коммандос не забывается), за ними неотрывно наблюдал воин в желтых доспехах, который незаметно расположился в противоположном углу зала, ничем не выдавая себя.
          - Не волнуйся, - услышал клон голос Мандалора. - Моя подчиненная нам не помешает.
          - Как скажете, - недоверчиво пробормотал Кид, продолжая держать потенциально опасную цель в поле зрения, параллельно мысленно "настраиваясь" на нее.
          Угрозы нападения коммандос не ощущал, как и враждебности. В мыслях девушки читалось лишь безмерное любопытство.
          - Ну, мне интересно узнать твою версию развития событий, - наконец произнес Мандалор, расположившись в кресле.
          - Что вы ожидаете услышать? - осторожно осведомился Кид, прощупывая почву.
          - Например, откуда тебе известно про маску, но думаю, что правды ты все равно не скажешь, - от добродушной улыбки собеседника, у Кида по спине пробежали мурашки. - Так что мне интересно, что ты придумал.
          Беглый "осмотр" лидера планеты положительного результата не дал, что очень удивило 47-го, который сталкивался с подобным впервые. На месте Мандалора словно зияла Черная Дыра в Силе словно того вообще не было в природе! Киду стоило титанических усилий, чтобы не измениться в лице, когда это выяснилось, ведь даже чертовы дроиды и те отображались в Силе! Исключение составляли лишь юужань-вонги, и хотелось бы надеется, что нынешний Мандалор им не является, иначе им всем крышка!
          - Нет никаких объяснений, - наконец ответил клон, возвращаясь к теме разговора. - Можно было бы сказать, что я узнал это у одного из джедаев, но вы ведь не поверите?
          - Не поверю, - согласился с ним темноволосый. - Тогда я вынужден тебя расстрелять.
          - Думаю мы сможем найти решение, не прибегая к столь радикальным методам, - спокойно пожал плечами коммандос, одновременно напрягаясь всем телом.
          - Не желаешь сыграть? - вольготно развалившись в кресле, обратился к нему Мандалор.
          - Смотря во что, - уклончиво ответил сержант.
          Воин лишь усмехнулся и нажал на одну из кнопок, расположенных на панели в подлокотнике. В мгновение ока на стол начала проектироваться доска с двумя рядами белых и черных фигур с разных стороны.
          - Твою мать, - не удержавшись, пораженно прошептал Кид, переводя взгляд на собеседника.
          - О, да, мой друг, - еще шире улыбнулся Мандалор. - Они самые. Теперь я точно уверен в тебе.
          47-й внимательно взглянул на своего оппонента, который также немигающим взором следил за ним. Повисло неловкое молчание, которое заметно нервировало обоих участников несостоявшегося диалога. У каждого из них были сотни вопросов, но никто не мог правильно подобрать слова, которые бы подошли в этой ситуации.
          - Решил воспользоваться шансом? - наконец задал интересующий вопрос коммандос. - Думаешь получится захватить Галактику?
          - А почему нет? - хитро спросил воин, поглаживая скипетр, который мирно стоял у кресла. - Я уже тридцать лет торчу здесь. Пора бы уже строить свою собственную Империю, учитывая шаткое положение Палпатина.
          - Не хватает Мандалорского сектора? - раздраженно заметил солдат. - Смотри, как бы не подавиться.
          - О, об этом не волнуйся. В одиночку править всей Галактикой не под силу никому, - наставническим тоном огласил Мандалор. - Думаю, что Траун возьмет на себя часть обязанностей.
          - И что ты планируешь делать дальше? - стараясь выхватить как можно больше информации, поинтересовался Кид. - Ты же в любом случае не сидел эти тридцать лет без дела...
          - Видел моих "Василисков"? - самодовольно усмехнулся воин. - Это лишь малая часть тех сил, что стоят под моей командой. Правда к основной работе я смог приступить только с началом Войн Клонов, а то ведь можно было привлечь внимание этих ваших джедаев, а так...
          - И от республиканской разведки ушел, прикрывшись тем, что Сенату не будет дел до Мандалора, и герцогиню Сатин сверг без лишнего шума, - задумчиво произнес коммандос. - Кстати, что с ней?
          - Да кто знает? - развел рукам правитель планеты. - Эта полоумная теперь стала ближе к народу, ну и трудится во благо всего Мандалора.
          - В смысле?
          - Добывает бескар в шахтах, - без тени жалости ответил темноволосый. - Так она приносит куда больше пользы, нежели сидя на троне.
          "Вот, козел!" - злобно подумал про себя 47-й.
          - Империя тебя раздавит и не заметит, - мрачно сказал клон-сержант. - Даже со всеми твоими игрушками, у тебя мало людей. Лорд Вейдер и 501-й сметут вас как букашек.
          - Ты еще не видел все мои "игрушки", - злобно усмехнувшись, Мандалор вновь прикоснулся к скипетру.
          При взгляде на него, Кида словно током ударило от количества Темной Энергии, которая накоплена в этом артефакте.
          - Ограбил могилу сита? - задал вопрос боец. - Ничего не оторвало "лишнего"?
          - Следи за языком, а то тебе самому оторвет что-нибудь "лишнее", - хмуро огрызнулся Мандалор. - И вообще, ты должен быть благодарен.
          - За что, позволь спросить?
          - За то, что не убил тебя сразу; за то, что не убью позже; что сохраню Галактику от вонгов и этой глупой Гражданской войны, - гордо начал вещать тот, словно зачитывал текст перед Палатой Лордов. - Вместе с Трауном мы построит такую Империю, которая простому тысячи лет и будет сильной и независимой, где не будут править тупые зажравшиеся сенаторы как в этой навозной куче, под названием Новая Республика!
          Кид слушал всю эту торжественную речь с откровенно издевательской ухмылкой, заранее зная, о чем будет вещать будущий покровитель всея Галактики. Ничего нового.
          - За жизнь конечно спасибо, но предпочитаю проверенные рецепты, - наконец огласил 47-й, когда словесный понос закончился. - Особенно когда "спасти и обустроить мир" пытаются на свой лад.
          - Ха-ха! - похоже Мандалор веселился от всей души над репликой Кида. - "Проверенные рецепты"? Это те, где надо отправить на убой, как свиней, триллионы разумных существ и отдать Галактику в руки толстых, тупых, коррумпированных сенаторов? Да, ты блин издеваешься!
          - Это те, которые обходятся без вмешательства разных интересных личностей со своими шаловливыми ручонками! - огрызнулся в ответ коммандос. - Хренов "Спаситель Отечества"!
          - А что по твоему делать? - злобно сверкнул глазами собеседник клона. - Сидеть на заднице и смотреть, как все катится в дерьмо, словно тупое животное, которому вообще начхать на все вокруг, была бы жратва?
          - Это не желание помочь и спасти Галактику, - отмахнулся от него сержант. - Это просто жажда наживы и получения тепленького места на вершине пищевой пирамиды!
          - Ты идиот? - с сомнением проговорил Мандалор. - Вспомни Империю Фелов! Она по-настоящему объединила все цивилизованные народы под единым началом, под руководством одного человека! А чего же добились Новая Республика с Альянсом? Ничего! Ноль! Пшик!
          - Может тебе напомнить, что Империя Фелов строилась в течении трех поколений?! - Кид начал прилично заводиться, постепенно повышая громкость голоса. - Может тебе напомнить, куда все свалилось, после того, как погиб Император? И в какое дерьмо все свалится, когда на трон сядет очередной моральный урод?
          - А в Республике значит лучше? - с едким сарказмом ответил ему воин.
          - А Республика простояла двадцать тысяч лет! - рявкнул в лицо собеседника солдат. - В отличие от прочих "Империй" со своими правителями!
          47-й почувствовал, как холодный металл бластера резко приставили к спине, прозрачно намекая на то, чтобы тот стоял смирно и заткнулся.
          - Славно, - раздраженно прошипел Мандалор. - Отправишься в шахты! Браина!
          Не успев и слова сказать, Кида в довольно грубой форме хорошенько вдарили по затылку, после чего бравый коммандос потерял сознание.
          "Ну все, приплыли!" - успела проскользнуть единственная мысль перед тем, как окончательно отрубиться.


          Глава 8.


          'Вообще прекрасно! Просто полный шик!' - отчаянно ругался про себя солдат, в очередной раз раскалывая породу рудным лазером.
          Как и ожидалось, пробуждение после внеплановой отключки прошло не то чтобы в приятной обстановке. С одной стороны были в этом и плюсы...небольшие...относительные...очень относительные...
          Впрочем, он ведь жив в конце концов, разве нет? Учитывая то, что после тех слов, что 47-й сказал лидеру не самого миролюбивого народа, вполне реально было увидеть собственные кишки, намотанные на ближайшие ветки деревьев. Так что, клону относительно повезло. С другой стороны, участь раба никак нельзя назвать удачной, даже, если хорошенько приложиться к бутылке кореллианского, и хорошо разбавив ее гизерским элем, что уже намекало на вполне хреновое положение Кида.
        "Детский сад" на Акаане теперь вспоминался с добродушной улыбкой во сне: на бескарных шахтах Мандалора не было ни теплой постели, ни более-менее нормальной еды и уж тем более хорошего общества. Именно в лагере для рабов, 47-й увидел истинное "гостеприимство" хозяев сектора: почетная работа в шахте по шестнадцать часов в сутки; лучшая единоразовая кормежка какой то жижой, выглядящей как дерьмо хатта, и не шибко то отличающейся на вкус; конечно не стоит забывать про вежливых и дружелюбных охранников с кнутами, готовых в любой момент прийти на помощь умаявшемуся пленнику (если тридцать плетей или выстрел в голову можно считать помощью). Прибавьте в этот список периодические мандалорские "забавы", вроде рукопашных боев с каторжниками, для поддержания формы естественно; и пьяные дебоши, которые могли перерасти в издевательства над заключенными, где по рабам немножко стреляли, отчего некоторые немножко умирали. Так что жизнь в лагере оставалась веселой и насыщенной, до тех пор, пока очередной бедолага не валился без сил, надышавшись газами или просто от такого графика работы, и в итоге оканчивал свою
жизнь в вонючей яме, где заживо гнил вместе с трупами своих предшественников. Впрочем, нет худа без добра - Кид наконец узнал, куда делась часть экипажа "Предвестника". Как оказалось, условия, в которые были помещены парни 47-го, предоставлялись не за красивые глаза, а лишь потенциальным рекрутам (впрочем, коммандос и так об этом догадывался). Тех же, кто сдался без боя или просто не проявил себя в битве, просто согнали в грузовой отсек и отправили прямым рейсом добывать руду во славу Мандалора. Вообще, контингент в лагере собрался тот еще: бывшие сторонники герцогини Сатин; бывшие головорезы из Дозора Смерти, не пожелавшие подчиниться Мандалору; уголовники, осужденные за все что угодно: от банального хулиганства и до серийных изнасилований; прочие несогласные с нынешним курсом правительства; ну и самая молодая категория - пленные военнослужащие Империи, которых не понять зачем засунули с остальными. И все группы, согнанные в один загон под дулом бластера, бешено друг друга ненавидели: сторонники герцогини оставались на ножах с отморозками Визслы, по понятным причинам; последние органически не
воспринимали всякого рода криминальный сброд, по только им ведомым мотивам; урки готовы были посадить на заточки бывших законников; ну а имперцы просто-напросто в гробу видали весь этот Мандалор с его мандалорцами и радостью бы перестреляли и перерезали всех, не похожих на Фетта, чтобы потом спокойно вернуться домой. По понятным причинам, братья-клоны встретили 47-го с распростертыми объятиями, даже место в бараке уступили в соответствии с его званием и опытом. Как это ни печально, но никого из офицеров старше лейтенанта в плену не оказалось, по видимому захватчики решили, что нечего отцам-командирам будоражить не окрепшие умы простых солдат, и поэтому всех офицеров официально не перешедших на сторону мандалорцев ждало только одно - виселица. Печальный, но вполне закономерный финал, ибо если офицера не удалось перетянуть на свою сторону, то лучше его сразу грохнуть для профилактики. Солдат Кида пытались удержать у себя иллюзией приветливой и гостеприимной атмосферы, так как они уже доказали свою ценность как воинов, а хорошими рекрутами ни один дурак разбрасываться не будет. Местные же клоны в бою
себя не проявили, поэтому единственная участь для них - пойти на корм крысам, загнувшись от непосильного труда. Чертовы варвары...
          Работа на шахте предстояло собой вполне себе официальный филиал Ада, куда тебя милостиво закидывали добывать самый ценный ресурс всего сектора - бескар, в комплект входило также невыносимая жара и духота, а также легкие, которые повысили бы самооценку курильщика с тридцатилетним стажем. Металл, способный сдержать даже мощь светового меча, не говоря уже про выстрелы бластеров, - это действительно было прибыльное дельце, которое шло на развитие военно-промышленного комплекса Мандалора. Поразительное даже, как Республика не заметила настолько стремительно растущей угрозы прямо у себя под носом! Впрочем, если немного раскинуть мозгами, нельзя сказать, что такого не случалось и ранее, тем более в тот момент все силы Сената и разведки были направленны против конфедератов. Но одно Кид знал точно - если не сдержать мандалорцев, Гражданская война повернется в совсем иное русло, к тому же Мандалор сейчас судя по всему активно искал Трауна, чтобы присоединить гениального чисса к своим силам. Как бы ни считал 47-й своих пленителей кровожадными варварами и дикарями, чего у них было не отнять, так это военной
силы и смекалки. Если будущий гранд-адмирал встанет во главе столь грозного кулака, то вполне вырисовывалась вероятность того, что "Василиски" начнут высаживаться над Корусантом, а учитывая то, что Мандалор фактически знает все секреты Императора, последующая смерть последнего окажется лишь вопросом времени. С другой стороны, Палпатин настолько же искусен в политике и интригах, насколько Траун гениален на поле боя. Если он посчитает нынешнюю угрозу реальной, то вполне может отправить карательные силы во главе с лордом Вейдером, или подослать убийц к местному царьку, а может и подкупить его ближайшее окружение, тем более, что помешанные на воинской славе и чести придурки могут купиться на титул "вождя народа". Прецеденты в истории уже были не раз или будут в будущем. Перспектива начать повсеместно разговаривать на mando'a как то не особо прельщала (языки всегда хреново давались бывшему коммандос). К тому же, если не задавить мандалорскую заразу сейчас, то в случае новой войны, разрушения будут куда масштабнее и ужаснее, чем во времена противостояния с КНС. Сепаратисты, надо отдать им должное, не
ставили перед собой цель в виде геноцида мирного населения; мандалорцы - это другой разговор. Все, что не выведено из зоны боевых действий у них считается враждебным. Как сказал Кандерус: "Тот кто не может о себе позаботиться, тот должен покинуть арену битвы!". Вот только наверное Хранителю и в голову не приходило, что покинуть "зону битвы", то есть целую планету, в условиях войны и чрезвычайной ситуации очень часто не представляется возможным, особенно если бравые вояки отрезают пути отступления! Чертовы, тупые варвары. Если ситы хоть как то представлялись цивилизованным народом, жестоким, но со своим кодексом чести и логикой, то эти сыны Мандалора образовывали сплошную, бездумную, кровожадную толпу с полным отсутствием мозгов и человечности, стоило им собраться в количестве, превышающим три человека! Наверное Ревану следовало перебить их всех до единого еще на Малакоре, а не изображать из себя не понять кого. Вырезать все кланы к чертям - и если бы не наступил мир, то хотя бы пропало чувство примерно эквивалентное тому, когда сидишь голым задом на пороховой бочке. Впрочем, история не терпит
сослагательного наклонения, да и без Кандеруса и его клана, многое бы в этой самой истории всей Галактики поменялось, не спасись Реван с Тариса, и не выбравшись бы Изгнанница с Дксана.
        Сейчас, все, что оставалось плененным солдатам Империи - это ждать спасения и желательно, чтобы спасатели превратили в пыль все населенные пункты планеты. Хорошенько все взвесив, 47-й пришел к выводу, что Галактике больше не нужны воины в бескарных доспехах и лучше всего сейчас для Империи вырезать все население Мандалорского сектора старше тринадцати лет поголовно, во избежание последствий. Но все же Кид понимал, что идеи о тотальном геноциде местных аборигенов явно навеяны эмоциями, которые непроизвольно влияли на его способность мыслить здраво.
          Но кое-что в словах Мандалора давало повод задуматься. Под своими "игрушками", этот человек не мог иметь в виду только скипетра Рагноса и "Василиски". Должен быть и сильный флот, но он не может быть слишком значителен, ведь за три года построить силы вторжения, достаточным для завоевания Корусанта, мандалорская промышленность бы не потянула, даже если бы их лидер лично стоял над каждым рабочим и бил того по голове жезлом. Что-то должно быть еще, и это "что-то" порядком раздражала Кида своей неуловимостью. Именно мыслями о возможных планах захватчиков был занят разум коммандос на протяжении полторы недели с тех пор, как его бессознательное тело просто выгрузили посреди посадочной площадки.
          47-й усмехнулся сам себе: "Думать о планах на будущее, не имея даже возможности пройти лишних пять метров в сторону? Да вы издеваетесь!". Солнце давно уже закатилось за горизонт, погрузив территорию лагеря во мрак, сквозь который пробивались лишь лучи фонарных столбов и прожекторов. Даже некие аналоги земных сверчков начали играть свой мотив, создавая атмосферу полной идиллии и успокоения после тяжелого рабочего дня, разве что утробное рычание стриллов, бегающих где-то по периметру лагеря, нарушала всю картину. Клоны в бараке уже давно расположились по своим койкам, вырубившись сразу же, как только головы бойцов касались грязных свертков белья, заменяющих им подушки. Даже странно, что Кид после целого дня работы в шахте, умудрялся не уснуть в туже секунду. Но мысли о возможной катастрофе никак не давали бравому солдату отправиться в царство Морфея, не смотря на всю скопившуюся усталость. Будущее, как оно строилось изначально, летело к точке "задница" полным ходом и остановить его могло или бетонная стена, которая может разнести все окончательно, или смерть сумасшедшего машиниста, но не факт, что
потом состав удастся остановить. Все вокруг было неправильно: и Мандалор, и эти концлагеря, и готовящаяся атака на миры Империи, и сам Кид, который элементарно не мог своими силами изменить то, что произойти не должно. Маленький клон-солдат на фоне гигантской и необъятной Галактики, где он был лишь одним из многих.
          "А не послать бы все?" - вдруг пришла в голову 47-го шальная мысль. - "А что? Официально подать рапорт об отставке - война все равно закончилась, нет ведь закона о том, что клоны должны служить пожизненно, да и много солдат, которые уже не могут сражаться и нести службу. Осесть где-нибудь на Дантуине: земли много, населения мало, да и те простые фермеры. До вторжения вонгов все равно не доживу, а так хоть встретить старость в мире, если не сдохну раньше в лагере."
          Под такие убаюкивающие думы веки Кида плавно опустились, а сам солдат начал проваливаться в блаженный сон...секунд на тридцать.
          - Подъем, ублюдки! - разнесся на весь барак гребанный голос надсмотрщика. - Встать!
          - Мать вашу, - полным злости и обиды голосом пробормотал коммандос, насилу отрывая голову с койки. - Чтоб вас всех, уроды.
          Заключенные тут же повскакивали с мест, помня, что лишняя задержка может вылиться в лишний удар шокером по голове. На лицах каждого пленного поданного Империи, словно гигантский банер, горело пожелание долгих лет мучений охране, пока добрые мандалорцы под дулами бластеров выводили их на свежий воздух. Привычно выстроившись в несколько рядов, солдаты злобно шипели под нос ругательства, щурясь от света прожекторов. Кид автоматически встал во главе строя, прикрывая за собой рядовых и наиболее слабых узников лагеря. Как правило охрана ограничивалась лишь избиением тех, кто стоял ближе всех, если что-то не нравилось. А не нравилось им практически все, поэтому старшие и более сильные братья всегда прикрывают тех, кто оставался под их командованием или не выдержал бы истязаний. Перед ними встал начальник лагеря, уже закованный в тяжелые доспехи своего народа, в сопровождении троих незнакомцев, которые также скрывали свои лица за шлемами из бескара. Одного из них 47-й узнал бы и через десять лет: черные доспехи, которые открывали татуированные руки мандалорца, его осанка и само поведение, кроме того,
чертов стрилл до сих пор крутился у ног единственного хозяина. Двое других ни слова не говоря двинулись вдоль строя, внимательно смотря в лица солдат, словно оценщики. Не сказать, что Кид был стопроцентно уверен в своих предположениях, но коричневая с пурпуром броня мандалорца навевала на определенные мысли. Избавляясь от сомнений, коммандос на секунду прикрыл глаза, мельком сканируя гостей.
          - Ты! - тыкнул второй воин пальцем в сержанта. - Твой номер?
          Солдат лишь усмехнулся, глядя в горизонтальную прорезь визора.
          - КЛ-6747.
          - Видишь, - тут же весело обратился он к другому. - А ты мне не верил! С тебя десятка!
          - Просто повезло, - хмуро отозвался его напарник. - Выйти из строя.
          - Меня съедают противоречивые чувства, - тихо произнес он, обращаясь к "коричневому". - С одной стороны интересно, зачем вы сюда явились, с другой - хочется плюнуть на все и как следует дать тебе в рожу, Атин.
          - Не нарывайся, салага, - угрожающе прошипел бывший РК-3222. - Если бы не Вэу...
          - Так, парни, мир! - веселым тоном вмешался второй, становясь между двумя тренированными коммандос. - Все мы братья, поэтому расслабьтесь и обнимитесь, как на то подобает семье.
          - Фай, - уверенно обратился к нему 47-й. - Твою морду я бы тоже не прочь проверить на крепкость.
          - А я то что? - удивился в ответ РК-8015. - Кид, ты чего?
          - Вы оба паршивые предатели и нытики, - гневно выплюнул солдат.
          За этой милой дискуссией, на которую казалось никто не обращал внимания, бывшие сослуживцы и не заметили приближения третьего действующего лица.
          - Ты все сказал? - послышался глухой голос бывалого воина.
          - Сэр, - клон непроизвольно вытянулся в струнку при виде своего наставника. - Нет, сэр, но думаю, что пока хватит.
          - Хорошо, - удовлетворительно кивнул в ответ Вэлон. - Собирай шмотки, если имеются. Если нет - двигай за нами.
          - Сэр, я...
          Не успев закончить предложения, Кид едва не упустил того момента, как Лорд сомкнул свои челюсти на горле клона. Спасло его только привычка всегда держать стрилла в поле зрения и быть готовым в любой момент категорически возразить желанию зверушки попробовать его на зуб. Шестилапая тварь сумела таки повалить сержанта на землю, пока тот яростно старался держать ее челюсти в достаточным расстоянии от своего лица.
          - Мирдалан, ко мне, - спокойно приказал своему любимцу мандалорец. - Еще возражения?
          - Нет, сэр, - бросив на стрилла ненавистный взгляд, ответил тому Кид, поднимаясь на ноги.
          - Чудно, - холодно огласил воин. - Мы забираем его.
          - Но... - начальник лагеря хотел было что-то возразить такому наглому заявлению.
          - У меня есть приказ Мандалора, - просто ответил ему Вэу. - Или у тебя возражения?
          Возражений конечно же не нашлось, и под надзором двоих охранников, 47-й немедленно двинулся в след за бывшим сержантом, отчаянно недоумевая, какого черта творит его учитель. Мельком оглянувшись в сторону колонны пленников, солдат почувствовал себя последней мразью. Он уходит - они остаются. Часть ребят радостно улыбались за судьбу своего брата, другие горели неприкрытой завистью, а пара самых горячих - откровенной злобой. Мало кто из них выживет, много кто уже погиб, а он не пробыв и месяца благополучно избавляется от самой страшной участи. Они остаются в этом аду.
          "Везунчик!" - мысленно подумало большинство.
          "Сволочь!" - мелькнуло в умах некоторых.
          "Не справедливо!" - пронеслось в мозгу Кида.
          Небольшой шаттл его старых знакомых приземлился на посадочной площадке недалеко от территории лагеря. 47-й молча шагал за Вэу и бывшими братьями, в голове прикидывал варианты. Мандалору он вряд ли был нужен, к тому же клон отказался присоединиться к лидеру целого сектора. Если бы хотели убрать - не стали бы так мудрить, а просто приставили бы бластер к виску. Впрочем, он не задавал вопросов: ему приказали следовать - он следовал. Инструктор не поощрял излишнюю любопытность, а играть в еще один раунд игры "Удери от стрилла" как то не хотелось. Тем более, что время вопросов настанет, когда они окажутся в воздухе, а пока стоило обдумать варианты.
          Когда челнок плавно оторвался от земли, клон в последний раз оглянул через иллюминатор территорию лагеря, где остались волочить существование двести тридцать один солдат Империи, его братьев, которые в отличие от него скорее всего не увидят больше ничего, кроме долбанной шахты и темноты бараков. Взор Кида обратился на двоих бывший республиканских коммандос, которые вольготно расположились напротив него, и о чем то тихо переговаривались. Заметив малоприятный взгляд бывшего товарища, Атин и Фай быстро примолкли, также рассматривая 47-го.
          - Чего уставился? - агрессивно поинтересовался 22-й, всем видом показывая свое отношение.
          - Да вот думаю, выбросите ли вы меня за борт, если я разобью тебе нос, - задумчиво протянул сержант, не отрываясь от собеседника.
          - Хочешь проверить, салага? - кулаки мандалорца рефлекторно сжались, словно тот был готов наброситься в любой момент.
          - А ты думаешь, что сможешь меня достать, нытик? - злорадно ответил ему клон, намеренно провоцируя.
          От рожи Атина откровенно хотелось блевать. Этот парень никогда не нравился Киду: ни во время учебы, ни тем более сейчас. А докопаться до него хотелось страшно. Хотелось размозжить его голову о стены корабля, заставить захлебываться собственными соплями и кровью. "Омеги" никогда не внушали положительного мнения о себе, в отличие от той же "Дельты", на которых всегда равнялся 47-й. Босс и Сев были для него неким идеалом, в отличие от остальных. Сопливые, вечно ноющие придурки, и дезертиры, плюнувшие на свои клятвы. И больше всего Кида бесил именно Атин: на Фая полноценно злиться не получалось ну никак, Дарман недавно потерял жену, Найнер остался на Корусанте, а Корр...ну да, может быть еще и Корр.
          Хотелось просто выплеснуть на кого-нибудь свой гнев и обиду, хотелось выпустить пар, дать в морду, ну и самому получить соответственно. И на роль "кого-нибудь" 22-й подходил более чем, к тому же, как бы не парадоксально это ни звучало, но Киду не нравилась его морда (не нравилась и все тут!).
          - Парни, тихо, - Фай как всегда выступил парламентером и миротворцем. - Может быть вы не будете выбивать друг из друга дерьмо, пока мы летим на околозвуковой скорости в паре тысяч метров над землей?
          Замечание 15-го вполне казалось резонным, но что значит "рациональность", когда двое мужиков просто органически хотят набить друг другу морду? Через секунду внутри шаттла разгорелась бы яростная драка с применением всего, что не было при кручено к полу. Яростная, дикая, неудержимая, заставляющая испытывать эйфорию и боевое безумие, блаженная - то, чего так любил 47-й. Но веселью не суждено было сбыться, потому что в десантный отсек заглянула любопытная морда Лорда Мирдалана! От вида этой твари и Атина, и Кида нервно передернуло, к тому же, если стрилл здесь, значит через пару секунд рядом будет и Вэу. А что делал инструктор с двумя бьющимися друг с другом подчиненными вспоминать как то не хотелось.
          - Позже, - демонстративно бросил клону 22-й.
          - Согласен, - кивнул в ответ тот, краем глаза следя за питомцем сержанта.
          Стрилл, видя, что напряженность спала, практически обиженно развернулся назад, но вновь появился через пару секунд, когда на входе показалась фигура Вэу. Мельком оглянув демонстративно не смотревших в сторону друг друга клонов, мандалорец лишь слабо усмехнулся и сел на одно из мест.
          - Я говорил, что ты идиот? - обратился Вэлон к Киду, которого эти слова откровенно застали врасплох.
          - Последние три года - нет, сэр, - почесав затылок ответил 47-й.
          - Грубить самому Мандалору было не самым разумных решением, - спокойно огласил воин.
          - А что? Он такой нервный? - клон не удержался от мелкой подколки, но в ту же секунду пожалел о ней - взгляд Вэу не предвещали ничего хорошего.
          - Он - нет, - внятно произнес бывший инструктор. - Его помощница - да.
          Кид тут же вспомнил, как девушка приставила ему бластер к спине, едва он повысил голос на ее лидера. Похоже, что он в очередной раз избежал смерти.
          - Спасибо, сэр, - наконец тихо произнес солдат.
          - Я своих бойцов не бросаю, - серьезно ответил ему Вэу. - Даже если они идиоты. И кстати, чтобы вытащить тебя, мне пришлось хорошенько по-потеть.
          - Куда мы сейчас? - через несколько мгновений раздумий, спросил клон.
          - К клану Скирата, - огласил Вэлон, поглаживая по холке довольного стрилла. - Ты теперь свободен. Можешь остаться, а можешь валить на все четыре стороны.
          - Мандалор разрешил меня отпустить? - от подобной новости, брови Кида резко поползли вверх.
          - Ты можешь двигаться только в пределах сектора и только под присмотром, - довольно усмехнулся воин. - Но никто же не застрахован от побега, правда?
          - Еще бы, - довольно растянулся в улыбке 47-й, но вспомнив кое-что резко задумался. - Мне нужно на Акаан.
          - Знаю, - кивнул ему наставник. - Значит, потерпи еще пару недель. Скоро их поставят перед выбором, тогда то и вернешься за своими ребятами.


        Глава 9.


          Эдем. Единственное слово, которое подходило к окружающей обстановке. Мир и покой: никаких взрывов или стрельбы, никаких ненавистных криков инструкторов или надсмотрщиков, только спокойствие. Живое воплощение кодекса джедаев: нет эмоций - есть покой, нет страсти - есть безмятежность, нет хаоса - есть гармония...
          Небольшое поселение клана Скирата, как ни что другое подходило под древние строки кодекса. Впервые за долгое время, Кид испытал нечто напоминающее умиротворение, оставив все битвы, смерти и убийства далеко позади, словно отрекшись от них и начав жить заново. За долгие годы, наполненных обучением, тренировками, сражениями и постоянным напряжением, 47-й наконец смог вздохнуть полной грудью, наконец то никто ничего от него не требовал, ни одна жизнь не зависела от его воли или действия, не нужно было бежать куда то сломя голову или наоборот тихо сидеть на дне какой-нибудь канавы, молясь, чтобы никто не заглянул туда. Только прибыв на территорию клана, коммандос наконец осознал, насколько же он устал от всего этого, а тело и дух требовали серьезной разрядки. Когда в последний раз он мог спокойно расположиться на крыльце дома, молча наблюдая за восходом солнца? Или умиротворенно прочитать книгу, написанную за столетия до его рождения? Да никогда! Ни единого разу! В детстве его любимым пейзажем был бескрайний океан, вечные сумерки и дожди, а самой лучшей книгой оставалось пособие по правильному уходу
за карабином и броней. И ни единого мгновения, чтобы просто помечтать, насладиться природой или побездельничать на выходных - лишь тренировки по боевой стрельбе и тактике боя, строевая подготовка и теория ведения боевых действий в соответствии с законами войны, а вместо развлечения - обучающие фильмы и исторические трактаты о войне. Впервые, клон смог почувствовать себя...живым, свободным и в какой то степени счастливым, не смотря ни на что. Наверное, именно это испытывали его солдаты на Акаане, и Кид не смог бы их винить. Но там, в плену клана Касс, он знал, что все вокруг - это ширма для отвода глаз и вербовки рекрутов, во всяком случае в это хотелось верить. Здесь же, на Мандалоре, сержант по настоящему ощутил всю прелесть мирной жизни, которой никогда не ведал, разве что отрывки из прошлой памяти хоть как то могли описать подобное чувство, но все же, они оставались простыми картинками - ни чувств, ни эмоций давние воспоминания не вызывали, отчего хотелось выть волком.
          Утреннее солнце как всегда озарило окружающую обстановку своим теплом и светом, пробивающимися через густые ветви деревьев, объявляя о начале очередного дня. Впрочем, небольшие улочки поселения уже давно кипели жизнью: мандалорцы имеют привычку вставать задолго до рассвета, чем невольно напомнили клону о его братьях. Признаться, 47-й никогда и не думал, что быт простых жителей Мандалора может быть настолько прост и похож на все остальные. Кто-то целыми днями работал в мастерской, чиня мелкий скраб и бытовую технику; другие могли торчать в кузнице, делая на заказ все, что угодно: от кухонных ножей, до виброклинков; третьи преспокойно уходили до самого вечера на поля: потребностей в еде еще никто не отменял; кто-то стоял за прилавком; кто-то просто семенил туда-сюда без цели. И от всего этого, веяло...жизнью. Весь этот шум и гвалт, постоянное мельтешение толпы, без наличия какого-либо регулятора со стороны - все это создавало свою непередаваемую атмосферу: теплую, приятную и спокойную.
        Все-таки, может мандалорцы и не такие уж и животные? В голове невольно предстали образы сержанта Вэу, Кэла Скираты, Атина, Фая, черт возьми, даже Джанго и Бобо Феттов! Также Кид с удовольствием вспомнил лицо Ранны, которая скорее всего осталась на Акаане. Интересно, она хоть вспоминала о нем? Или для нее КЛ-6747 останется одним из многих клонов, что ей приказали сторожить? Впрочем, нельзя было забывать про миллиарды, которые уничтожили mando'ade во время своих опустошительных Крестовых Походов, тех женщин, детей и стариков, что погибли лишь для того, чтобы насытить неудержимую жажду убийства и сражения мандалорцев. Они были виновны, в этом не приходилось сомневаться, но... Глядя на суетящихся по Кириморуту людей; наблюдая, как дети радостно играют на площадках и улицах поселения; как прохожие что-то весело обсуждают между собой; как молодые парочки нежно держаться за руки, а ворчливые старики добродушно усмехались при виде такого зрелища - все это не соотносилось с тем образом, который сформировался в мозгу клона об этом народе. Они не были воинственными милитаристами, не устраивали кровавых
состязаний в центре поселения, не ходили строем и не распевали песни во славу Мандалора двенадцать раз на дню. Они казались обычными - такими, какие живут на любой планете, и это было очень странно для 47-го.
          Кид вновь и вновь улыбался своим мыслям, глядя на все это. Прибытие к месту назначения изначально воспринималось со здоровой долей скепсиса, но когда сержант успел пройтись по окрестностям, подышать свежим воздухом, то вся тревога и печали словно ушли, улетучились. Парадоксально, но факт: клон смог насладиться прелестями мира, только попав в плен к самому воинственному народу Галактики. Даже перебранка с Атином как то забылась на фоне новых ощущений, хотя тогда еще Кид хотел разбить тому нос, просто так, для профилактики. Небольшой домик, в котором его заселили, вполне представлял собой понятие "роскошь" для простого клона: хорошие, добротно сделанные стол и стулья, старая, но вполне удобная кровать, небольшая кухня и туалет с ванной. После жилых ячеек на Камино или казарм в полевом лагере, это казалось дворцом какого-то принца, не меньше.
          - Уже проснулся, я смотрю, - послышался знакомый голос инструктора.
          - Так точно, сэр, - Кид тут же отдал честь своему наставнику.
          - Сколько раз тебе повторять, что мы не в армии? - недовольно произнес Вэу, подходя к клону.
          - Привычка, сэр, - виновато пожал плечами сержант.
          - Ты уже четыре дня как на гражданке, так что лови момент, пока можешь, - мандалорец покачал головой в ответ на реплику своего подопечного. - Я смотрю, "разговор" с Атином прошел успешно.
          Кид невольно пошевелил разбитой скулой, отчего та ответила ноющей болью. Кулаки были разбиты в кровь, ребра судя по всему оставались целы, но ручаться за это сержант бы не стал. Идти в местную больницу не хотелось совершенно, даже в учебке коммандос старался сократить время общения с врачами и докторами до минимума.
          - Можно и так сказать, сэр, - усмехнулся в ответ клон. - Зато решили все свои вопросы.
          - Радует, что вы не убили друг друга в процессе "решения", - Вэу усмехнулся на манер Кида, чем порядком удивил того. - Зато будет, что вспоминать, когда вернешься в имперские пространство.
          - Впервые вижу, как вы улыбаетесь, - честно признался коммандос. - Так уверены, что я вернусь назад?
          - Готов отдать голову на отсечение, - спокойно заметил воин, усаживаясь рядом с Кидом на небольшую лавку перед входом. - Это же я воспитывал тебя. Тебе не по пути со Скиратой и его сопляками.
          - На фоне Ордо или Пруди, это я выгляжу сопляком, - едва слышно пробормотал солдат.
          - Я не это имел в виду, - все так же спокойно, ответил Вэу. - Как бы глупо это не звучало, но они - дезертиры, предатели. Ты - нет.
          - Мне казалось, что вы ненавидите Республику за то, что они сделали с нами? - удивленно произнес клон. - И вы сами помогли им свалить из армии.
          - Не пойми меня неправильно, - молвил бывший инструктор. - Эти ублюдки-джедаи и толстозадые сенаторы отправляли вас в бой, словно какой-то скот. Для них вы лишь тупое мясо, не лучше дроидов. Но все же, верность присяге и клятвам - это один из принципов тех, кто хочет считаться мандалорцем.
          - Настоящие солдаты, - кивнул головой Кид, но в каждом его жесте чувствовалось сомнение. - Не важно, какие отдаются приказы, не важно, как относятся к тебе вышестоящие. Солдат должен выполнять приказы и быть верным стране.
          - Верно, - Вэлон на секунду прикрыл глаза.
          В этот момент, 47-й отчетливо уловил чувство горечи, которое исходило от его наставника. Подобное бывало не частно, точнее всего один раз - когда они ровным шагом грузились на звездолеты под командованием Йоды, чтобы отправиться на свою первую настоящую битву, на Джеонозис. Солдат едва не открыл рот от удивления, но все же удержался. В голове появилось единственное предположение:
          - Дельты?
          Мандалорец лишь слабо кивнул на реплику клона.
          - Мои лучшие ученики, не в обиду Кид, - устало ответил воин, хотя 47-й и так знал, что с этими парнями не сможет сравниться никогда.
          - Сев, он...
          - Его так и не нашли, - вмиг прервал его Вэу. - Но я верю, что он выжил. Может быть ранен, может быть в плену.
          Сержант не нашел, что сказать в ответ. Вера в лучшее и в чудо всегда будет пересиливать рационализм и факты. А факты говорили, что Сев мертв. Погиб, выполняя задание и брошен по воле командования и лично магистра Йоды. Но Вэлон верил, как и "Дельта", как и хотел бы верить сам 47-й. Клона частно посещали подобные мысли: А что бы он сам сделал, получив такой приказ? Если бы Шрапнель или кто-то из его парней остался позади? Вернулся бы? Плюнул бы на приказы? Хотелось верить, что поступил бы так, как их учили: "спецназ своих не бросает". Но в глубине души, матерый боец чувствовал, как червь сомнения съедает душу. Он же лишь молился, что никогда не останется наедине с таким выбором. Был ли он лучше? Правда ли то, что сказал наставник? Остался бы верен присяге, которую так превозносил?
          - Тебя что-то беспокоит? - наконец прервал молчание мандалорец.
          - Нет, сэр, - неуверенно соврал тот.
          - Говори, - в приказном тоне обратился к нему воин. - Станет легче, поверь.
          - Сэр, я...
          - Кид, - более мягко, словно по-отчески произнес Вэу. - Что тебя тревожит?
          Клон лишь глубоко вздохнул, пытаясь систематизировать все то, что накопилось в душе за все время. Казалось бы, это не должно было вызвать серьезного затруднения, но в действительности, 47-й не мог разобраться в том клубе эмоций и переживаний. Каждая мысль словно цеплялась за другую, не давая возможности вычленить отдельное слово.
          - Просто говори, что первое придет на ум, - посоветовал ему Вэлон, терпеливо ожидая ответа.
          - Я запутался, сэр, - наконец ответил солдат. - Я не знаю, как мне быть. Не знаю, что думать. Не знаю, правильно ли я поступаю, пытаясь вернуться назад и таща за собой остальных. Я всегда верил в присягу, всегда верил в те слова, которые произносил перед знаменем, держа ладонь на сердце, и видит Бог, я до сих пор верю в них...
          - Но что-то тревожит?
          - Я сижу здесь спокойно, наслаждаясь тишиной, пока мои братья горбатятся в шахтах, вечно измученные и голодные. Они умирают, а я живу. Я словно предал их, но самое паршивое, что мне нравится то, что я здесь. Я говорил своим солдатам, что они должны быть стойкими и верными Республике, что присоединившись к Мандалору, мы предадим свои клятвы и свою душу. Я всегда считал "Нулей" и "Омегу" законченными слабаками, но сейчас сам чувствую тоже, что и эти "слабаки".
          - И?
          - Всегда кичился своей верностью, но понимал, что она никому в упор не впилась. Но шел в бой, крича о славе Республики и Империи, требую того же от остальных.
          - И боишься, что все это было просто лицемерием? - наконец подвел итог Вэу. - Боишься, что в глубине души не верил искренне, а просто вещал заученные фразы из устава?
          Кид лишь неуверенно кивнул, соглашаясь с предположением мандалорца. Вэлон всегда находил слова, которые бы направили на праведный путь, словно отец, который наставляет непутевого ребенка. И сейчас, 47-й чувствовал себя тем самым ребенком, которому нужен совет старшего.
          - Вчера я видел, как Ордо шел по улице с женой, - тихо произнес солдат, прикрыв глаза. - Они смеялись, они были счастливы. Я так долго наблюдал за ними, что в конце концов Скирата заметил меня.
          - И что он сказал? - спокойно, терпеливо направлял своего заблудшего воспитанника Вэу.
          - Ничего, - горестно пробормотал боец. - Он лишь посмотрел на меня, словно я был какой то калека, без рук и ног. Словно я бракованный, словно уроненный в детстве. Эта жалость в его глазах так меня взбесила, что я готов был перегрызть ему глотку, хотя понимал, что против ЭРКа не продержусь и минуты. Но после того, как гнев ушел, я задумался...
          - Что тебя ожидает в дальнейшем. Ради чего ты живешь, - уверенно закончил его мысль воин.
          - Я всегда был и буду верен стране, - твердо заявил Кид, глядя в глаза наставника. - Так вы меня учили и я буду помнить этот урок. Но я не знаю, имею ли теперь моральное право вести за собой солдат, которые верят в меня.
          Клон наконец выговорил все, что давно мучило его, с тех самых пор, как они оказались в плену. Он любил свою страну и готов был отдать жизнь за Империю, но хотелось бы, чтобы и ему самому перепала хоть маленькая доля нормальной жизни, за все то, что 47-й сделал во славу Родины.
          - Такие мысли приходят в голову каждого солдата, который просто устал воевать, - в образовавшейся тишине, голос мандалорца словно успокаивал. - Поверь, когда я был молод, то в какой то момент думал точно также, как и ты. Я следовал в бой, не взирая на идиотские приказы, не смотря на то, что командование видело во мне лишь очередной потенциальный труп, который должен был убить хотя бы одного такого же потенциального трупа, до того, как меня разнесут на сотни кусков.
          - И к какому выводу вы пришли, сэр? - тихо поинтересовался солдат. - Что вы решили?
          - Я решил, что желать собственного счастья и оставаться верным не являются взаимоисключающими понятиями, - на лице воина пробежала какая то тень улыбки. - Важно лишь соблюсти баланс, правда в твоем случае это сделать куда сложнее.
          - Действительно, я ведь простой клон, - усмехнулся в ответ Кид. - Я создан, чтобы воевать.
          - Ты личность в первую очередь! - в не принимающем возражения тоне, тут же ответил Вэу. - Забудь, что ты выращен! Ты живешь, дышишь, чувствуешь, развиваешься и учишься! Ты человек, такой же как и я! И никогда не смей принижать собственную значимость, опираясь только на то, что создан по воле другого!
          - Тогда, что мне делать, сэр? Скажите мне.
          - Это ты должен сам решить, - просто выдал мандалорец. - Ты видел, какая жизнь теперь у остальных твоих братьев, но не желаешь предавать присягу. Война давно закончена, а служить во благо страны можно не только убивая ее врагов. Ты видел, что не все мандалорцы - воины: они делают свое дело, помогая существовать остальным, но в случае чего, то могут не мешкая схватиться за оружие и защищать то, что дорого. Ты уже достаточно повоевал, пора бы уже и успокоиться, не думаешь?
          - Думаете, что это будет правильно? - неуверенно предположил солдат. - Мандалор...
          - Мандалор витает в своих мечтах, - безапелляционно отрезал тот. - Он думает, что это так легко начать войну, не имея достойной причины. Я не дурак, и понимаю, что даже если он соберет под ружье всех жителей сектора, то даже тогда, нас просто раздавят. Мандалорцы в глазах остальной Галактики - исчадия Ада, мы столько раз угрожали Республике и остальным народам, что они тут же объединяться против нас. Мы не сепаратисты, которых нельзя было рассматривать однозначно. Если выступив в новый Крестовый Поход, то расшевелим осиный рой и тогда наши враги точно уничтожат нас на корню!
          - Но вы ведь ответите на призыв, если он прозвучит, верно? - скорее утверждая, чем спрашивая произнес Кид.
          - Каждый мандалорец ответит, - уверенно кивнул Вэу. - Но это не значит, что я горю желанием окончательно загнать в гроб свой народ.
          Слова Вэу глубоко засели в душу клона. Выходила парадоксальная ситуация: Вэу верен Мандалору, 47-й верен Империи; никто не хочет воевать против друг друга, никто вообще не желает начала новой войны, но обстоятельства идут по совсем иному, чем им хотелось бы пути. Война начнется рано или поздно, это понимали оба солдата, но Вэлон по сути открыл глаза своему подопечному: мандалорцы просто не имели достаточных сил, чтобы овладеть Корусантом. Даже гений Трауна не сможет сокрушить Империю - просто не хватит солдат и звездолетов. Общий враг, такой как мандалорцы, сплотит вместе враждующие группировки, и Галактика встретит агрессора во всеоружии, не взирая на политические взгляды. Тем более, что даже трех месяцев не прошло с момента окончания мордобоя с КНС, а это значит, что в бой с захватчиками пойдут не зеленые салаги, которые сражались в первой битве Войны Клонов, а матерые ветераны, уже повидавшие многое, тогда как mando'ade уже давно не воевали и заметно порастеряли опыт массированных атак и наступления на целые планеты. К тому же, заводы и фабрики по инерции работали на полную катушку, что также
добавляло плюсы к армии Империи. Фактически, единственной надеждой агрессоров оставался Траун, больше у них не было ни одного командира, который бы уже имел достаточным опыт ведения боевых действий. Единственным минусом этой теории оставался сам Мандалор, который уже знал множество секретов, но многие из них фактически обесценятся, едва он начнет войну. Напрашивался единственный вывод: Крестовый Поход обречен на поражение.
          - Не думай слишком много, - полушутя обратился к нему наемник. - А то станешь таким же нытиком, как сыновья Кэла.
          - Есть, сэр! - улыбнулся 47-й, отдавая честь, глядя, как наставник развернулся и побрел по своим делам.
          Разговор с Вэлоном всегда приносил какое то душевное спокойствие и уверенность. Он знал, как подобрать слова так, чтобы достучаться до своих подопечных, хоть и бывало это не часто. В конце концов, сержант должен был признать, что Вэу всегда был жестоким садистом, и лишь в такие вот моменты, он преображался, раскрывай душу своим несмышленым ученикам. На памяти клона, таким его видели раза два-три, не больше. Вновь образовавшаяся тишина позволила нормально переварить слова мандалорца, все взвесить и подумать. Почему то в голову пришла мысль о вчерашней драке с Атином, и том, что случилось позже. На лице клона появилась слабая усмешка, глядя на разбитый в кровь кулак.
        В тот день он самого вечера бродил по окрестностям Кириморута без особой цели, чувствуя себя каким то туристом. С одной стороны, это было неплохо, с другой - иногда было ужасно скучно. Местные практически никак не отреагировали на появление Кида, что было неудивительно, учитывая, сколько клонов уже дезертировали из армии. Для самого сержанта не редкостью было наткнуться на людей с лицом Джанго, но мандалорские доспехи явно контрастировали с привычным образом его братьев. Некоторых из них он помнил еще со времен подготовки в РК, других видел впервые, но вполне был в курсе их истории и похождений. В отношении друг друга бывшие военные использовали тактику незамечания: многие дезертиры были недовольны, что Кид просто так слоняется по их убежищу, а потом и вовсе вернется в Империю и может буквально заложить их. Конечно, 47-й ни за что бы так не поступил, но подозрения остались и только заступничество Вэу хоть как то сглаживало углы. Впрочем, в конце концов произошло то, что давно намечалось, а именно: сержант наконец таки столкнулся с Атином в тесном переулке. Разговор изначально как то не заладился,
поэтому оба солдата с энтузиазмом перешли от интеллигентной беседы до менее интеллигентного мордобоя.
          Не долго думая, клон нанес удар правой, вложив в него весь запал, на который был способен. Но казалось, что выпад Кида вообще оказался незамеченным Атином, который только покачнулся от не слабого попадания в скулу. А дальше началось форменное безобразие: оба противника просто-напросто колотили друг друга, совершенно забыв и тренировки по рукопашному бою и вообще прошлый опыт, словно шпана в подворотне. Каждому хотелось просто выпустить пар, каждый поставил перед собой цель выбить дух из своего оппонента. Признаться, бой дался нелегко обоим братьям, учитывая то, что каждый из них прошел свой собственный миниатюрный Ад. Яростному напору клона противостоял холодный расчет мандалорца. Драка вышла знатной по всем параметрам: разбитые в кровь кулаки и лица, судя по всему сломанные ребра и кровоподтеки. Неизвестно, сколько они избивали друг друга в пылу сражения, для самих бойцов все продлилось не больше пяти минут, хотя скорее всего длилось куда дольше. Наконец, когда выдохшиеся участники повалились на колени от усталости и боли, дыша так, словно пробежали километров пятьдесят, драка прекратилась по
молчаливому согласию братьев. Кид словно заново родился в тот момент: хороший мордобой все же сделал свое дело. Стало намного легче, чем когда молодой клон прибыл на Кириморут. Видимо, Атин испытывал похожие чувства.
          - Выпить хочешь? - внезапно предложил мандалорец.
          - Не откажусь, - тут же согласился клон, через силу принимая вертикальное положение.
          - Я живу тут недалеко, - потирая челюсть произнес бывший солдат. - Пошли, приглашаю.
          Путь до скромного жилища брата занял не больше десяти минут ходьбы. Впрочем, дорога могла бы оказаться еще ближе, если бы они не копошились, словно калеки. Как всегда, после всплеска адреналина, появилось чувство расслабленности, почти эйфории, поэтому никто не собирался спешить. Когда наконец оба клона добрались до дома Атина, еле переставляя ноги, прихрамывая и поддерживая друг друга, на пороге их встретила встревоженная Ласима. Сначала Кид ожидал скандала, криков, ударов скалкой и прочих милых приветствий, но вместо этого, девушка просто недовольно покачала головой, вручила им обоим аптечку и благополучно удалилась. Скирата никак не отреагировал на поведение жены, хотя тогда 47-й почувствовал, как vod'ika мысленно вздохнул с облегчением. Спокойно расположившись на кухне вместе с небольшим бочонком tihaar'а, оба брата не заметили, как наступила глубокая ночь, что означало необходимость покинуть гостеприимный дом. Не смотря на уговоры Ласимы и молчаливые кивки брата, 47-й все же твердо решил добраться до своей лачуги. Не хотелось мешать молодой семье, даже если они и сами не против этого. Клон
видел, как смотрел на свою жену Атин, как она ласково отвечала в ответ. В тот момент, сержант ощутил всю ту атмосферу любви и понимая, что царила в их доме, она словно окутывала все вокруг, лаская обоих жильцов. Толи от алкоголя, толи от пережитого, но Кид никогда не чувствовал себя настолько разбитым в тот момент, сам не зная почему именно. Спешно попрощавшись с хозяевами, солдат еле смог найти дорогу к временному жилищу, которое встретило его абсолютной тишиной, добавляя целое ведро в чашу его сомнений.
          Если бы 47-й не излил душу Вэу, так удачно оказавшимся с утра рядом с домом, то этот день оказался бы однозначно испорчен. Впрочем, получилось все слишком удачно, наверное Атин-сволочь таки сдал его или Ордо со своей паршивой жалостью! Хотя, часть клона все же была рада этому факту, если он конечно был. Вэлон оказался прав: стало действительно легче, словно Атланту наконец расправившему плечи. Оставалось лишь вернуться домой, в Империю, забрать тех из братьев, что согласятся отправиться с ним и наконец хотя бы попытаться зажить нормально. Вэу был прав и в другом: когда-нибудь надо сказать "Хватит". Он верно служил в течении всей войны, не задавая вопросов, сражаясь во славу Республики. Послушно выполнил Приказ 66 предав одного из своих друзей и убивал собственных братьев-мятежников. Неужели этого недостаточно? Война окончена, и если его призовут на защиту Империи, то он ответит в тот же миг, но пока ничто не угрожает новому государству, его солдаты имеют право отдохнуть.
          - Прохлаждаешься значит? Отдыхаешь, значит, скотина?! - донеся до него раздраженный голос.
          - Вот дерьмо, - обреченно прошептал Кид.


          Глава 10.


          - Так, еще раз и по порядку! - задыхаясь от смеха выдавил из себя Фай.
          - Пошел ты, - злобно выплюнул в ответ Кид, прижимая к глазу мешок со льдом. - Я бы на тебя посмотрел!
          - Ну смотри - вот он я! - продолжая подтрунивать над братишкой, веселился бывший коммандос.
          - Придурок! - в один миг в сторону ухмыляющегося клона полетел компресс.
          - Да ладно тебе, Кид! - благополучно увернувшись от снаряда, продолжал издеваться мандалорец. - Ну с кем не бывает?
          - Скирата, заткнись уже, - 47-й болезненно прижал ладонь к распухшему глазу. - Без тебя тошно.
          - Да, - важно кивнул 15-й. - Слушай, и каково это - быть побитым девчонкой?
          Сержант лишь прикрыл ладонью лицо, издав протяжный и полный отчаяния вой. Какой черт его дернул после потасовки у дома (а иначе назвать это не поворачивался язык) двинуться, чтобы придти в порядок, именно к Атину? Кто ж знал, что в гости к упрямому братцу припрется еще и Фай? Конечно, весь вид Кида говорил о том, что ему крепко досталось и веселый и отзывчивый vod искренне с сочувствием поинтересовался, что случилось. И какого хрена, сержант тогда не удержал язык за зубами? Нет же, хотелось кому-нибудь пожаловаться и поворчать, за несправедливое отношение к своей персоне. В итоге, чтобы дождаться того момента, когда мандалорец перестанет истошно ржать на весь дом, понадобилось не меньше десяти-пятнадцати минут, за которые даже болеющий с похмелья "упрямец" умудрился оторвать свою буйную голову от подушки, чтобы лишить ее же своего не в меру разошедшегося братишку. Убийство с особой жестокость, а возможно и неоднократное, удалось избежать только благодаря вовремя вернувшейся Ласимы, да и то только совместными усилиями вместе с сержантом, который и сам в тот момент не прочь был лишить 15-го
какой-нибудь части тела. В общем, когда наконец они все вместе уселись за стол, Фай еще продолжал периодически издавать какие то бульканья, благоразумно сев подальше от хозяина дома и самого потерпевшего. В этот момент и Атин успел заметить здоровенный синяк под ясным оком коммандос, но в отличие от другого мандалорца, 22-й просто недовольно покачал головой и пробурчал нечто вроде: "бабы", после чего с чистой совестью принялся уплетать приготовленный Ласимой обед, пока вновь осмелевший 15-й не начал подкалывать несчастного солдата.
          - Она хоть красивая? - продолжал играть на нервах мандалорец.
          - Отстать, - хмуро пробормотал сержант, проглатывая кусок мяса.
          - А посудой кидалась?
          - Изыди.
          - За сковородку хваталась? - мандалорец будто бы не замечал враждебный тон брата.
          - Фай, - послышался недовольный голос Ласимы. - Если ты не дашь им спокойно поесть, то клянусь Богиней, за сковородку уже схвачусь я!
          - Понял-понял, - резво закивал головой весельчак, лукаво усмехнувшись, и тихо прошептал. - А грудь у нее какого размера?
          - Фай! - одновременно рявкнули все, находящиеся на кухне.
          - Да ладно вам! Мне же...
          Неизвестно как, но бывший спецназовец, прошедший через десятки операций и битв, умудрился увернуться одновременно от двух ложек, но пропустил брошенную кружку, в исполнении жены Атина. Наконец, получив моральное удовлетворение, а шутник - расшибленный лоб, вся кухня погрузилась в долгожданную тишину, прерываемую только звуками столовых приборов.
          Кид все еще периодически касался рукой пострадавшего глаза, невольно вспоминая утренний инцидент сразу после того, как останься наедине на скамейке. А ведь ничто не предвещали беды каких то три-четыре часа назад! Теперь вообще было боязно возвращаться "домой", учитывая, что разъяренная "дракониха" в лице Ранны могла все еще находиться в его скромном временном жилище. Подумать только, какой позор - оказаться побитым, морально уничтоженным, да еще и добровольно выкинутым из собственного дома! Спецназовец блин, ветеран боевых действий, прошедший через всю войну от начала до конца, долбанный герой войны, и трусливо ретировался от хрупкой дамы. И не в счет, что эта "хрупкая" - мандалорка, способна разделать тренированного бойца, словно пятилетнего мальчишку! И чего только она так завелась? Конечно, клон слышал какие то отрывки ее монолога: что то на счет "самодовольного урода", "проклятого труса", который якобы заставил ее "поседеть". Подумаешь, не сообщил, что наконец выбирался из концлагеря! И что с того, что она кучу времени и нервов убила, разыскивав его? Да вообще, какое ей то дело? Они были то
знакомы не больше месяца!
          - Бабы, - печально вздохнул сержант, завершив трапезу.
          - Ты домой возвращаться планируешь? - вопрос Атина в этой ситуаций был очень даже актуален. - Я конечно тебе не гоню, но сам понимаешь...
          - Да-да, - на автомате кивнул головой клон. - Сейчас и вернусь, только отдохну немного.
          - Не отдыхай шибко долго, - подал голос Фай. - А то еще...
          - Ты в кого такой неугомонный? - злобно проворчал сержант, косясь на брата.
          - Все лучше, чем поддаваться депрессии, - пожал плечами тот. - А так хоть отвлекаешься.
          В кои то веки, Кид наконец усмехнулся, признавая правоту 15-го. Собственно, Ранна уже должна была "остыть", поэтому стоило вернуться назад и все как следует обговорить. К тому же, клон не мог не признать, что в какой то степени оказался рад видеть мандалорку, а тот факт, что она переживала за его шкуру, так вообще грел самомнение и самооценку бойца. Минусом всего этого было лишь то, что девушка была истинной дочерью своей Родины и имела довольно боевитый характер, который довольно таки контрастировал с его представлениями о слабом поле. Сердечно поблагодарив Ласиму за такой обед, 47-й двинулся на улицу в сторону дома.
          - Не ссы, vod'ika, - подбодрил перед выходом Фай. - Женщины быстро отходят.
          - Знаток тут нашелся, мать твою, - невольно пробурчал в ответ солдат.
          - Приходите вдвоем на праздник! - вдогонку прокричала ему жена Атина. - Скирата сказал, что будет застолье!
          - Если буду способен ходить, то обязательно подумаю, - невесело изрек солдат, помахав девушке рукой и двинувшись по дороге.
          А собственно, чего он распереживался? Жив-здоров, руки-ноги на месте, не убьют же его в конце концов? Хотя...на счет последнего 47-й не был бы так категоричен - все таки Westar еще висел в кобуре на поясе Тау'Лики. Путь до дома словно на зло оказался почти незаметным. Кид лишь кивнул самому себе, видя, что скромная лачуга еще оставалась цела, даже окна не выбиты - добрый знак. Без стука зайдя во внутрь, сержант застал тви'леку сидящей за столом на фоне разгромленной кухни. Та словно не замечала его, что с одной стороны было неплохо, хотя с другой лишь отсрочило неизбежное.
          - Извини, - не поворачиваясь головы в его сторону, произнесла Ранна. - Сама не знаю, что нашло.
          - А я то тебя как рад видеть, - усмехнулся в ответ солдат, мысленно вздохнув с облегчением.
          - Опять язвишь, зараза, - закатила глаза девушка. - Впрочем, я виновата, признаю - вспылила.
          - Неплохо так "вспылила".
          - Это все ты, скотина! - яростно блеснула глазами Тау'Лика. - Ты хоть понимаешь, что заставил меня волноваться?
          - Приятно это слышать, - просто произнес клон, усаживаясь на соседний стул. - Хотя и неожиданно.
          - Нагрубил Мандалору, хорошо, что жив еще остался, - начала заводиться та. - Я значит пытаюсь выяснить, в какую дыру тебя отправили, бегаю по всем инстанциям, справки навожу, подключила все связи, на поклон к Джаку отправилась, и что я узнаю?
          - Времени...- попытался оправдаться Кид.
          - А ты оказывается прохлаждаешься в Кириморуте у клана Скирата! - чуть повысила голос девушка. - Представь себе мое состояние!
          - Я и сам не знал, что так получится, - развел руками солдат. - Я виноват, но и ты тоже хороша - сразу же с порога начала бросаться!
          - Тебе обязательно об этом напоминать? - не хуже гадюки прошипела в ответ тви'лека, но уже через секунду успокоилась и внимательно посмотрела на Кида. - Сильно зацепила?
          - Пустяк, - отмахнулся солдат, и словно по волшебству, повреждение стало ныть куда меньше. - Просто мы с Атином еще до этого успели разодраться.
          - Дай гляну, - безапелляционно заявила Ранна, пододвигаясь к нему.
          - Да пожалуйста, - нагло усмехнулся в ответ боец. - Нужна же мне хоть какая то моральная компенсация, верно?
          - Не задавайся, - недовольно покачала головой Тау'Лика. - А то вдруг рука дрогнет...
          - Все-все, молчу, - послушно изрек он.
          Результат осмотра показал, что каких-либо серьезных повреждений у Кида обнаружено не было, впрочем для клона важнее был не конечный итог, а сам процесс. Девушка, как и любой нормальный солдат, имела довольно неплохие представления в медицине и небольшие ушибы и синяки были обработаны за несколько мгновений. Все-таки хорошая она, хоть и с некоторыми перекосами.
          - Как Сумари? - спросил 47-й пытаясь найти хоть что-то напоминающее чай в том разгроме, что устроила Ранна.
          - Левый верхний шкаф, - невозмутимо подсказала тви'лека. - Осталась дома с нянькой, терроризирует окрестности.
          - В кого бы это? - издевательски выдал клон, найдя наконец банку с сушенными листьями.
          - Не надо тут намеков, - невольно шикнула девушка, попутно отобрав у 47-го его находку. - Сядь, не мешай. На собственной кухне не знаешь, что и где находится!
          - Я тут меньше недели, - возмутился в ответ коммандос. - Еще не успел освоиться, да и к тому же, через дней пятнадцать меня уже здесь не будет.
          - Что? - повинуясь минутному порыву, Ранна резко развернулась, продолжая держать в руках злосчастную банку и ложку. - Ты не останешься?
          - Нет, - отрицательно покачал головой солдат. - Меня ждут братья и служба.
          - Какая к черту служба?! - резко повысив голос, возмутилась она. - Ты вообще соображаешь? Тебя же расстреляют на месте, в лучшем случае! В худшем, начнутся допрашивать и пытать, а потом все равно расстреляют!
          - Ну не надо говорить столь категорично, - нервно усмехнулся тот, после чего шутливо продолжил. - Мы ведь живем в правовом государстве...
          - Идиот! Ты вообще...!
          Как-то незаметно, простой спор перешел на стадию под лаконичным названием "свара". Ранна истошно кричала на клона, попутно угрожающе теребя кружку с чаем, Кид отвечал ей тем же, разве что не сводил глаз с рук тви'леки, опасаясь новой вспышки гнева. В конечном итоге, когда аргументы и обоснования подошли к концу, в ход пустились такие железобетонные доказательства, как обвинение имбицилизме, стервенизме, недалекости, шовинизме и просто в отсутствие каких-либо признаков головного мозга. Когда оппоненты наконец выдохлись, а поток слов иссяк, образовалась такая звенящая тишина, словно способная разорвать с непривычки барабанные перепонки. Тау'Лика продолжала бросать в сторону 47-го яростные взгляды, в ответ на которые клон пытался сохранить невозмутимую мину, еще больше выводя девушку из себя своей спокойной рожей.
          - Тут праздник намечается через пару дней, - вдруг огласил Кид, чем невольно опешил Ранну. - Останешься?
          - А...э...а жить я где буду? - после пары секунд замешательства, ответила она.
          - Да хотя бы и у меня! - нагло заявил боец. - Места хватит.
          - Меня дочь ждет, - категорично ответила та. - К тому же, не наглей.
          - Да что с ней будет то? - продолжал настаивать 47-й. - Сама же сказала, что она с няней.
          - Нет, - вновь покачала головой Ранна. - Но может быть успею заскочить к началу веселья.
          - Хоть что то, - недовольно констатировал факт коммандос. - Будем считать это компенсацией за нанесенный моральный вред.


          ***


          Большая Охота. Нечто среднее между традицией и развлечением перед самым окончанием сбора урожая. Такой финальный аккорд, который придумали еще в глубокой древности, чтобы так сказать отпраздновать завершение сельскохозяйственного сезона. Почему именно перед тем, как окончательно собрать все плоды, а не после этого, как подсказывает логика, старейшины и ученые Мандалора к единому мнению не пришли, потому что любой спор в итоге заканчивался выбитыми зубами и сломанными костями. Корни этой славной традиции уходили в те далекие времена, когда мандалорцы совершали свои опустошительные набеги на соседние планеты. С середины весны до середины осени, тогда еще таунги, совершенно спокойно обрабатывали землю, строились, сеяли зерно и занимались прочими мирными и полезными занятиями, а уже после начиналось время настоящего кутежа и анархии. Конечно, кому то такой образ жизни покажется привлекательным и полным романтики, почему нет? Полгода работаешь, пашешь, строишь и с детишками возишься, а остальные полгода - грабишь, убиваешь, воюешь и насилуешь всех самок, до которых только смог дотянуться, чтобы потом
опять вернуться домой с полными карманами добычи. Романтика. Именно Большая Охота являлась одновременно отправной точкой сезона набегов и окончанием мирного сидения на заднице, эдакий Новый Год, только в конце осени. И как говорила традиция, на нее отправлялись практически все боеспособные мужчины любого селения, за исключением целесообразного количества для охраны этого самого селения. Причем по вечеру после данного мероприятия, все добытое складывалось в большую кучу, после чего разбиралось женщинами и детьми, а уже перед самым полнолунием ложилось на общий стол, установленный посреди главной улицы. Опять же, между охотниками всегда неофициально объявлялось соревнование на то, кто пристрелит самого большого зверя, который будет красоваться во главе стола. Из года в год выходил знатный пир до самого утра: с музыкой, едой, выпивкой и драками. Прям мечта любого человека. В общем, все были довольны: воины могли показать свою силу и смекалку, после чего с чистой совестью напиться до поросячего визга; старики с удовольствием наедались местными деликатесами и вкуснятиной до отвала в конце дня; дети
завороженно слушали байки взрослых и поглощали сладости в таких количествах, которые не могли и представить, ну и разумеется втихаря таскали со стола пинты с пивом; ну а жены все это время либо готовили, либо убирали, либо разносили пьяных мужей по домам. Короче, все были при деле.
          Кид медленно осматривал округу через оптический прицел М-300 - винтовки, которую ему торжественно вручили перед отбытием. Судя по всему, сей агрегат пропылился на складе добрых пару десятков лет, но все же оставался вполне работоспособным и смертоносным. Эффективная дальность в двести метров и хорошая мощность выстрела вкупе с трехкратной оптикой, делали этот бластер идеальным оружием для охоты на крупных животных, размером доходящих до бант с Татуина. 47-й заранее замаскировал свою позицию на дереве, скрываясь от посторонних глаз. Хоть он и не был снайпером в своей группе, но прекрасно знал о том, как сторожить добычу. Вообще, он был благодарен Вэу за то, что тот смог ненадолго вытащить его из Кириморута - в конце концов, безделие выполнило свое черное дело и солдату просто органически требовалась встряска, а охота - это самое то. Приманка уже заготовлена, винтовка пристрелена и готова к бою, пока палец лежит на спусковом крючке, оставалось дождаться лишь жертву, которая почему то не спешили идти к своей смерти. Судя по всему, основным блюдом на празднике будет все-таки скроф - парнокопытное,
всеядное млекопитающее, которое ближе к концу осени должно было гарантировано обрасти жирком. Ростом в метр в холке, длинной в два и весом до трехсот пятидесяти кило, этот зверь вполне представлял собой достойную добычу для охотника. Единственной проблемой оставалось только найти и выманить его. В это время года, как сообщили местные, скрофы активно передвигались с места на место, пытаясь подобрать для себя более-менее удобное место для кормежки. Учитывая, что охота проходила для каждого отдельно, то единственным верным решением в этой ситуации оказалось засесть на дереве, чтобы потом ненароком не попасть под клыки и ноги животного. Единственным минусом приходилось лишь то, что на позиции вообще запрещалось шевелиться и издавать хоть какие то звуки, иначе охота завершалась не успев начаться.
          Процесс поджидания добычи больше походил на рыбалку, чем на привычное для Кида выслеживание и поиск цели, но все же общие черты имелись и у того и у другого: во-первых, нельзя было отвлекаться и зевать; а во-вторых, возможность на результативный выстрел будет только одна. Впрочем, ничего нового.
          К сожалению, тишина кругом и уединение благотворно сказывалось на появление некоторых мыслей в голове солдата. Все-таки было интересно, как там его ребята на Акаане? И как его встретят, когда узнают, что он вполне комфортно проживал у клана Скирата, пил, ел и даже ходил с ими на охоту? Другой вопрос: как на это отнесутся в Империи? 47-й конечно не думал, что все получится так, как описала Ранна, но все же часть его заметно нервничала. И что ему отвечать на допросе, который в любом случае будет? Как объяснять встречу с Мандалором? Как объяснить тот факт, что его вытащили из концлагеря, не подержав и месяца, да еще и дали все условия для комфортного проживания? Точнее, вопрос немного в другом: как соврать так, чтобы все эти факты не всплыли, а контра благополучно от него отстала? Своим бойцам он доверял, тем более, что Шрапнель в его отсутствие должен был неплохо тех "построить". Но вот методы работы дознавателей могут оказаться разными: конечно пытать или бить никто не будут, но многочисленные психологические и логические уловки могли заставить солдат ляпнуть лишнего. И вот тогда уже Киду не
поздоровиться! В этом случае ему очень повезет, если он останется в живых и со всеми органами и конечностями. И как потом выкручиваться? Да никак, вообще. Легче будет признаться в том, что его завербовала мандалорская разведка, чем объяснить, каким-таким образом он оказался на приеме у главы сектора, а потом еще и прохлаждался в Кириморуте.
          Кид лишь тихо, устало вздохнул, сокрушаясь по поводу всего того, что свалилось на него за последнее время. Кто ж знал, что все так обернется? Приказ 66 и окончание Войны должны были поставить жирную точку в его военной карьере, пока 47-й вместе с остальными братьями-клонами мотался бы с одной планеты на другую, примеряя на себя роль полицейского. Гребанный Мандалор...
          Внезапное появление скрофа вывело бойца из состояния задумчивости, вернув сосредоточенность на поставленной цели. Сквозь оптику Кид внимательно рассмотрел появившуюся добычу: ей оказался молодой зверь, с двумя торчащими из нижней челюсти резцами, и с серой щетиной на спине и боках, которая уже успела преобразоваться в своеобразный панцирь из застывшей смеси смолы и шерсти. Хороший, упитанный секач, который станет неплохим подспорьем к празднику.
          До цели было примерно сто пятьдесят-сто шестьдесят метров, причем многочисленные ветви деревьев и кусты уничтожали на корню возможность второго выстрела. Сквозь оптику наглядно видны необходимые поправки на дальность и на ветер, влажность и давление, температура воздуха и самого заряда, которые неизвестно на кой черт нужны в прицеле 3х? Видимо, фирма-производитель решила не отставать от моды, а может и еще что-нибудь. Кид спокойно прицедился в область за лопаткой зверя, который уже с энтузиазмом начал что то выколупывать из земли. Мягкое нажатие на спусковой крючок и заряд плазмы буквально прошил насквозь ничего не подозревающего скрофа, который судя по всему даже не понял, что произошло. Хорошая охота.
          47-й не мешкая спрыгнул из своего укрытия, медленно двигаясь к цели. В любом случае, другие потенциальные жертвы уже давно мчались со всех ног отсюда, услышав звуки выстрела. Поэтому, скорее всего, данный скроф станет для сержанта единственным добытым. Подойдя к мертвой туше, солдат удовлетворенно кивнул результату выстрела - заряд попал точно в легкое и вышел с другой стороны тела, сразу же завалив цель. Не долго думая, клон дотронулся до комлинка на ухе:
          - Это Кид. Эй, там слышит меня кто?
          - Слушаю тебя, vod, - послышалось с той стороны "провода".
          - У меня туша кило на двести, забирайте.
          - Понял тебя, скоро будем.


          ***


          Вернувшись назад в Кириморут одним из первых, 47-й все же смог застать подготовку к вечернему веселью. Иногда такие моменты ему нравились не меньше, чем само проведение праздника: всюду веселились и бегали дети; погоняемые стариками мальчишки, не достигшие совершеннолетия, но вплотную приблизившиеся к нему, помогали ставить столы и стулья, таскали остальные тяжести; женщины массово осели на кухнях или у столов, подготавливая все необходимое к предстоящему. Все вокруг дышало и кричало о наступлении будущего большого гуляния, все казалось таким живым, что Кид все же невольно усмехнулся, двигаясь сквозь суетящуюся толпу, лениво таща винтовку на плече. Пару раз к нему подбегали совсем юные мандалорцы разных рас: от людей до родианцев, которые весело интересовались о ходе охоты, просили дать подержать бластер, в общем, вели себя как самые нормальные дети. 47-й лишь весело улыбался им и теребил волосы, но все же вежливо отказывал в возможности прикоснуться к оружию, на что получал обидчивые и недовольные взгляды малышни.
          Как он с удивлением позже обнаружил, большинство охотников еще не вернулись, видимо выискивая более матерого зверя. То, что это правда, Кид убедился через пару часов, когда начали появляться мужчины с добычей под двести пятьдесят, а некоторые и под триста кило. Неизвестно, что больше съедало клона в тот момент: чувство зависти или обида за свой собственный "улов". Конечно же, учитывая объемы и количество добытых туш, этого мяса бы хватило клану Скирата на лет десять, если бы они не были подвержены разложению. А так, часть из добытого уйдет на склады, а остальная, куда большая, отправится в ближайшие города за хорошие деньги - так сказать и себя обеспечили и жителей крупных центров накормили. Вполне рабочая схема.
          Отправившись отмываться и отлеживаться домой, солдат благополучно проспал до самого захода солнца, когда все приготовления подошли к концу, а практически все охотники вернулись в поселение, уже наперебой споря о том, кто же все-таки выиграл в их неофициальном соревновании. Кириморут погрузился во временную тишину, которая бывает только перед большой бурей, так что начало праздника никто бы не пропустил, учитывая залпы зенитных орудий. Гигантский, красочный салют, которого Кид отродясь не видел, разорвал ночную тьму окончательно потрубив наступление одного из самых важных событий на Мандалоре. 47-й завороженно глядел на разыгравшееся в небе зрелище, стараясь даже не моргать. Разноцветные взрывы, составляющие различные картины в небе окончательно захватили все внимание коммандос. Красные, зеленые, синие, фиолетовые - это заставляло замирать дыхание, не смотря на всю кажущуюся простоту, но от которой в атмосферу просто выплескивалось тонны торжественности и величия. Клон никогда не видел ничего подобного.
          - Красиво? - услышал он знакомый голос.
          - Успела все таки? - довольно улыбнулся в ответ боец.
          - Не могу же я позволить тебе одному насладиться зрелищем? - весело пожала плечами Ранна.
          Праздник действительно поражал своим размахом. На площади Кириморута казалось собрались все жители поселения: от грудных детей до дремучих старцев. Всюду играли духовые инструменты и пелись песни на древнем языке таунгов, народ гулял и веселился, на столах рукой текло пиво и вино. Места приходилось занимать чуть ли не с боем. Всюду слышались радостные голоса и смех. Кид видел, как Пруди вместе с Ордо пили tihaar на спор; как Фай вместе с женой весело отплясывал на сцене, попутно шутливо толкая в плечо сдержанного Атина, кружившего наедине с Ласимой; А'ден и Джайнг катали на плечах носящиеся возле них стайки детей, пока Мереель наперебой рассказывал всем желающим байки о своих приключениях; народ просто отдыхал и веселился, кто-то пел песни, кто-то с кем-то о чем-то громко спорил, в воздухе взрывались петарды и хлопушки; среди всего этого действа Кэл и Вэлон сидели во главе стола и покровительственно и с каким-то одобрением смотрели на царящий кругом хаос; краем своего восприятия 47-й даже мог ощутить стоящего в стороне Джусика, который на фоне многих присутствующих горел в Силе словно огонь.
          В какой-то момент, что даже клон сам и не заметил, он оказался за столом, весело и наперебой споря с Ордо о том, как лучше выносить жестянок: из "весла" или же лучше подойдет гранатомет. Рядом сидела радостная Тау'Лика, о чем-то своем щебеча с Ласимой. Невдалеке Атин и еще какой-то мандалорец тяжело пыхтели, борясь на руках, и никак не могли взять верх над оппонентов. На другой стороне люди громко голосили "Ярость воинов тени", на что все собравшиеся вокруг, даже сам Кид, начали громко и вразнобой подпевать. Столы ломились от изобилия еды и выпивки, но не смотря на бешеный темп их поглощения, свободное пространство не спешило образовываться.
          Допивая уже третью пинту gal'а, сержант ощутил некое возмущение в Силе, но серьезно решил послать его в задницу, и на время забыть про все тревоги. Его братья на Акаане скорее всего отмечают окончание Большой Охоты не менее весело и красочно, чем он сам. Даже те, кто сейчас сидит в лагерях, тоже должны были получить некие послабления от охраны, во всяком случае клон тешил себя такой мыслью.
          Толи под воздействием алкоголя и всеобщей атмосферы, толи от собственной наглости, Кид как-то незаметно приобнял сидящую рядом Ранну за талию, на что тви'лека не возразила, а лишь как-то победно улыбнулась и вплотную пододвинулась к нему. Конечно, это не осталось незамеченным его братьями, с самого детства привыкших постоянно наблюдать за всем вокруг, и конечно, вызвало веселое улюлюканье, на что 47-й лишь сокрушенно покачал головой.
          Веселье становилось все громче, все набирало темп, под влиянием выпитого. Даже проклятым стрилл, затесавшийся под стол и азартно играющий с ногами всех сидевших, не особо портил настроение. Кое-где начали слышаться выстрелы в воздух, кто-то уже начал перепалку, которая совсем скоро перерастет в хорошую, живительную драку, где может поучаствовать любой желающий (а Кид очень даже желал!). Праздник. Веселье. Смех. Пьяный ор. Звон бьющейся посуды, вперемешку со звуком бьющих о лицо кулаков. Казалось, что все вокруг уже не важно, уступая место неудержимому и желанному кутежу...Казалось.
          Наконец, Кид отчетливо уловил возмущение в Силе, причем такое, что не обратить на него внимание оказалось совершенно невозможно. Сидящий неподалеку Джусик также напрягся и невольно начал беспокойно крутить головой. Джедай наткнулся на лицо обеспокоенного 47-го, который также не мог понять, что же так напрягло его и также тревожно смотрел на Бардана. Бывший член Ордена знаком спросил сержанта, даже не особо удививляясь одаренности последнего. Ответ на их общий вопрос пришел вскоре...
          Клон увидел, как к Кэлу подбежал взлохмаченный мандалорец, и что-то активно начал шептать на ухо. Лицо Скираты вмиг помрачнело, а уже через пару секунд старый мандалорец поднялся со своего места, знаком приказав всем заткнуться, что они и выполнили спустя полминуты, удивленно наблюдая за ним.
          - Империя вторглась в сектор, обойдя наши кордоны, - спокойно произнес воин. - Война началась.
          - Пиздец, - только и вырвалось из уст Кида.


          Глава 11.


          - Имперцы взяли в осаду Гаргон, - спокойно объявил Кэл, находясь у голоэкрана, где уже проэкцировалась карта всего всего сектора. - Помимо этого, поступают сообщения об отдельных флотилиях врага в непосредственной близости от Брешига и Шасви. Вполне возможно, что скоро туда заявятся ударные соединения в составе "Венаторов". Их цель на данном этапе - прорвать наши оборонительные рубежи и выйти непосредственно к Ордо.
          - А оттуда идет прямой путь к Мандалору, а у нас не сосредоточено на этом направлении ни одного паршивого фрегата, - закончил за него Вэу, от души вмазав кулаком по столу.
          - Надеюсь Мандалор знает, что делает. Как разведка пропустила концентрацию войск у нас на границах?!
          - Хороший вопрос, - задумчиво произнес Скирата. - Ни на Тарисе, ни на Тарните не было засечено какой-либо активности. Вэиланд также "молчал". Они обошли наши основные кордоны откуда-то еще. Возможно, что нашли обходные пути.
          - Невозможно, - категорично возразил Вэлон. - Хочешь сказать, что мы не знаем выходы в собственный сектор, в котором живем на протяжении тысячелетий?!
          - Это просто предположение, друг мой, - отрешенно ответил мандалорец, разглядывая карту. - Сейчас это неважно. Мандалор приказал сосредоточит все силы для защиты Ордо. Враг вторгся в наш дом и необходимо дать ему отпор.
          - Чем?! - яростно рявкнул воин. - Чем, я тебя спрашиваю?! У нас больше трех сотен лет нет на вооружении ни одного тяжелого крейсера или дредноута! Чем нам отбиваться от "Венаторов"?!
          - И все же мы должны, - резонно заметил Кэл. - А у тебя есть другие предложения?
          - Нет, - прорычал сквозь зубы Вэу. - Сколько предположительно войск у Империи?
          - Предположительно? Миллиарды, - пожал плечами уже немолодой воин. - Наша задача нанести им такой урон, чтобы захват сектора не казался Палпатину такой уж хорошей идеей. Император самонадеян, если думает, что сможет поставить нас на колени.
          - Это мы умеем, - тяжело вздохнул на эту реплику собеседник. - Вот сколько наших поляжет ради этого?
          - Столько, сколько нужно, - твердо заявил Скирата, грозно блеснув глазами. - Мандалор не стал бы готовиться к новому Походу, если бы не имел на то хорошего подспорья. Мы должны верить ему.
          - Надеюсь, - бросил напоследок воин, разворачиваясь к выходу.
          - Твой парень в порядке? - вдогонку спросил его мандалорец.
          - А ты как думаешь? - невесело изрек Вэлон.


          ***


          Вторжение. Итак, началось. Все, чего они так боялись все же пришло. Сказать, что данное известие ввело в шок всех обитателей Кириморута - это чертовски хорошо приукрасить. Да все были просто выпали из реальности, когда Скирата произнес проклятые слова! Кид до сих пор помнил, как на несколько минут просто забыл, как дышать и двигаться! Все-таки Мандалор получил то, на что так активно напрашивался! Хотели полномасштабную войну с единственной сверхдержавой Галактики? Получите и распишитесь! И самое поганое в этой ситуации то, что 47-й элементарно не знал, что делать! Куда идти? Что думать? Мать вашу, как вообще относиться ко всему вышеперечисленному? Радоваться? Бояться? Или просто забить? Последнее, конечно же, было не что иное, как крик души и желание спрятаться от всего мира под одеялом. Клон и сам прекрасно знал, что отсидеться на заборе не получиться, но и встревать в драку не хотелось ни за одну из сторон! Имперские силы скорее всего полностью состояли из его братьев, которые верно служили своей Родине, как самые боеспособные и смертоносные соединения. Да он и сам бы отправился на захват
Мандалорского сектора не произнеся ни звука, не попав бы в плен на орбите Кашиика. Черт возьми, он ведь делал тоже самое на планете вуки, уничтожая врагов Империи! Так какого хрена он сейчас сомневался? Мандалорцы угрожали его стране? Да! Их лидер вознамерился уничтожить все то, что с таким усердием создавали? Определенно! Но хотел ли он нового кровопролития? Нет... Кид лишь устало потерел виски, сидя за столом своей лачуги. Настроение оказалось бесповоротно испорчено и растоптано, особенно на фоне прошедшего праздника. Все ведь так хорошо начиналось! Хотя, немного проанализировав ситуацию, максимально пытаясь включить трезвый рассудок, сержант осознал, что ничего не было "хорошо"! Все было просто ужасно, пока он наслаждался внезапно появившимся ложным ощущением мира и покоя. Мандалор, буть ты проклят! Будь проклят тот день, когда ты благополучно "загнулся" на Земле и переселился сюда!
          Клон перевел уставший взгляд от бутылки местного дешевого пойла на собственную кровать, где беспокойно спала Ранна, завернувшись в одеяло. Девушка хмурилась во сне, словно видя нечто такое, что далеко не радовало ее, периодически сжимая подушку, будто бы та способна была оберчен ее от кошмаров. Вот кому бы клон однозначно не завидовал, так это тви'леке, чья дочь сейчас находилась на Акаане, который располагался на самом краю системы, хотя и находился вдалеке от линии фронта, но все же являлся целью Империи, когда армия клонов возьмет Ордо. Прежде чем война ступит на порог центральной системы сектора, может пройти не один месяц, но это не способно было успокоить материнской сердце, чувству еще даже гипотетическую угрозу своему чаду. Чтобы успокоить Тау'Лику и уберечь от такого идиотского поступка, как лететь домой изрядно приняв на грудь, пришлось всадить ей лошадиную дозу успокоительного вкупе со снотворным. Пусть уж сначала остынет и проспится, а потом уже мчится на всех порах домой. Тем более, что Кид серьезно решил лететь вместе с ней на Акаан, где также находились и его братья, за которых
47-й нес ответственность, как командир группы. Не меньшим вопросом оставалось и то, как им выкрутиться из этой ситуации с минимальными потерями. Империя явно не погладит их по головке за братание с врагом, как и за то, что в "плену", они жили куда лучше, чем на службе. Вот теперь их реально могли расстрелять по законам военного времени без суда и следствия. Не смотря ни на что, сержант оставался верным солдатом своей страны и за свою жизнь как то не особо переживал, но вот за молодых клонов, которые фактически не по своей воле стали отступниками и предателями, которых дома ждет неизвестное.
          - Дерьмо, - тяжко выдохнул он, залпом опрокидывая рюмку.
          Нажраться в такой ситуации было последним из возможных решений, но что поделать, если организм органически требовал снять стресс. Можно было конечно вкинуться таблетками и проспать, как убитый, часиков восемь-десять. Но для такого решения было несколько поздновато - солнце только-только взошло из-за горизонта, окрашивая небо в довольно жуткий кроваво-красный оттенок.
          Коммандос элементарно не мог найти выхода из сложившейся ситуации: если он не присоединится к силам флота Империи, то передаст все то, что ставил выше собственной жизни; но также всей душой не хотел воевать с "Нулями", "Омегой", Ранной и Вэу. Особенно с Вэу.
          Так и получалось: на одной чаше весов - его братья и долг, на другой - друзья и совесть.
          - Сумари! - с криком проснулась тви'лека, испуганно оглядываясь по сторонам. - Черт! Коммандос, какого хрена я здесь делаю?!
          - Тише, - спокойно ответил ей Кид, опрокидывая следующую рюмку. - Все хорошо.
          - Какой в жопу "хорошо"? - спрыгнула с кровати Ранна. - Я должна быть на Акаане! На кой ляп вы вырубили меня?!
          - А что, было бы лучше, если бы ты спьяну врезалась в какой-нибудь астероид? - отрешенно заметил солдат. - Сейчас хоть трезвая.
          - Ублюдки! - злобно выплюнула Тау'Лика, быстрее одеваясь. - Я должна быть с дочерью!
          - Скоро будешь, - еще одна стопка резко опустела. - Твой корабль уже стоит заправленный и готовый к вылету. Собирайся, мы сваливаем сейчас.
          От неожиданности, девушка даже запуталась в собственной портупее, и удивленно уставилась на клона. Но уже через секунду ее взгляд стал выражать понимание.
          - Твои люди?
          - Быстро соображаешь, - издевательски протянул 47-й. - А теперь ответь: откуда у тебя ARC?
          - С вашего крейсера, откуда еще? - пожала плечами она, несколько успокаиваясь. - Так мы выходим или нет?
          Кид спокойно осушил крайнюю рюмку, поморщившись от горечи. Боец еще раз окинул взглядом кухню дома, словно пытаясь запомнить каждую черточку, каждый предмет своего временного жилища. Тихо выдохнув, 47-й утвердительно кивнул тви'леке и решительно поднялся из-за стола.


          ***


          Кириморут гудел, словно осиный рой. Люди носились из стороны в сторону, будто бы имперские войска находились прямо на орбите Мандалора. Суета, граничащая с паникой. Впрочем, среди них находились и те, кто вел себя совершенно спокойно: уже закованные в полные доспехи, воины, готовые выступить в любой момент. Краем глаза Кид видел и своих братьев-коммандос, которые давно сменили "Катарн" на традиционное облачения mando'ade. 47-й лишь уважительно кивал им, на что те также отвечали. Возможно, что это последний раз, когда они виделись. Война - это та еще стерва, которая перемалывает людские судьбы с легкостью, с которой они могли раздавить надоедливого жука, ползущего по своим делам. Но никто из них не боялся - все знали, что это их долг.
          - А вот и моя ласточка! - слабо усмехнувшись, произнесла Ранна, указывая на ARC-170.
          Мандалорские опознавательные знаки и изображение черепа мифозавра заметно контрастировали со стандартной светло-серой раскраской истребителей Республики. Интересно, сколько этих машин сумели захватить у Империи? Сотню? Две? И все они могли быть использованы для диверсии и разведки.
          - Биип-биип-бууп-бууууп!
          - Вот ты где, маленький пройдоха! - Ранна нежно погладила "голову" серо-черного дроида серии R2.
          - Биип-бипл-биип-бооп! - довольно пропищал астромех.
          - "Нет таких задач, которые не по плечу этому коротышке"? - шутливо процитировал рекламный слогам Кид.
          - Биидубууум! - 47-й не понимал ни слова, но отчетливо уловил оскорбительный смысл сказанного.
          - Что ты сказал, ведро для мусора?! - злобно покосился на дроида клон. - Да я тебя...
          - Мальчики, успокойтесь, - примирительно встала между ними Ранна. - Кид, это R2-M4. R2, это Кид, и он ничего не имел ввиду ничего такого.
          - Ты что понимаешь это ведро? - удивленно покосился на нее.
          - Биииу! - возмущенно пропиликал коротышка, после чего нагло долбанул 47-го током.
          - Ау! Ах ты, мелкий вредитель!
          - Да, я понимаю его, - непринужденно произнесла Тау'Лика, оттаскивая брыкающегося коммандос от астромеха. - И ему не нравится когда его называют коротышкой и ведром!
          - Проклятый маленький засранец! - не обращая на нее внимания орал солдат. - Я тебе сейчас окуляр вырву!
          - Баууу-биииу! - не оставался в долгу M4, угрожая тому шокером.
          - Кид, R2, а ну тихо! - звонко рявкнула девушка. - А не то я обоих успокою!
          Угроза тут же была переведена в исполнение: 47-й смачно долбанулся об землю, переброшенный через бедро и отчаянно матерясь. Астромеху также досталось и тот оказался опрокинутым на пол и беспомощно подергивал шасси.
          - А ну остыли, оба! - с тихой яростью прошипела девушка. - Нам надо лететь, а не выяснять отношения!
          - Ранна, этот...
          - Я сказала хватит! - злобно блеснула глазами та. - R2, прекрати симулировать и поднимайся! Кид, тащи свою задницу в кабину!
          Дроид тут же врубил реактивные двигатели и принял вертикальное положение, после чего двинулся к предусмотренному для него месту в истребителе. Сержант же хмуро глядел ему вслед, ворча словно старый пень. Наблюдая за всем этим, Тау'Лика лишь сокрушенно покачала головой, но все же направилась к кабине пилота. Но не успел 47-й даже сделать и шага в сторону ARC'а, как его остановил хмурый голос позади.
          - Решил свалить не попрощавшись? - поинтересовался Вэу, глядя на клона.
          - Сэр, я...извините, сэр, - солдат виновато почесал затылок под взглядом грозного инструктора. - Я...
          - Не надо оправдываться, - резко прервал его воин, доставая из-за спины небольшой прямоугольный контейнер. - Считай это подарком от меня. На прощание.
          Коммандос послушно принял дар из рук бывшего наставника, чувствуя себя весьма неуютно. Он действительно хотел улететь молча, не желая встречаться с мандалорцем или с кем-либо из братьев. Просто не мог. Это вторжение и его внутренние метания словно парализовали матерого ветерана, которому казалось, что те увидят его сомнения и возможно осудят. Или не осудят, но все же Кид чувствовал бы себя довольно паршиво, ведь он вполне мог пристрелить их при следующей встрече, если выберет сторону Империи. Он не хотел лицемерить, глядя на дружелюбные глаза тех, кто остается здесь.
          - Спасибо, сэр, - тихо ответил Кид, рассмотрев содержимое контейнера.
          - Это на всякий случай, - просто заявил Вэу, положив руку на плечо бойца. - Береги себя, сынок.
          - И вы себя, - тихо, но искренне произнес солдат. - И вы.
          Покидать Мандолор оказалось тяжелее, чем он думал. Здесь оставались многие из тех, кто был дорог для сердца солдата, тех, кто возможно станет его врагом. 47-й просто не мог смотреть в глаза Вэлона, не мог оглянутся и взглянуть на него через стекло уже поднимающейся машины. Был ли это страх или еще что-то, Кид не знал. Возможно, что он больше никогда не увидит своего наставника и человека, заменившего отца юному кадету на Кимино. ARC с утробным гулом подниматься над поверхностью планеты, унося их вдаль на встречу с неизвестным. Солдат же спокойно рассматривал прощальный подарок Вэу, нерешительно проводя кончиками пальцев по узорам и контурам бластера. В груди словно образовался тяжелый ком, который будто бы сдавливал все внутренности 47-го. Он так и не оглянулся назад.
          - Спасибо, сэр, - тихо произнес солдат, сидя в темноте кабины истребителя.


          ***


          Акаан встретил их так, как и должно в период военного времени: КПП на взлетке, личный досмотр, проверка документов, патрули и вооруженный конвой. Былая атмосфера мира и покоя улетучилась, словно ее никогда и не было, на смену которой пришла обстановка, будто бы срисованная с агитационных фильмов про Мандалор. Ранна уверенно шагала в сторону дома, ведя за собой R2, пока Кид вертел головой и пытался вспомнить знакомые места или увидеть кого-либо из членов его группы. Пока не удавалось ни того, и другого. Наблюдая за всем этим, клон невольно напрягся, словно ожидая нападения со стороны местных или особо докучливого патруля - ведь он по сути дела находился здесь на птичих правах. Кобура на бедре, где смиренно покоился DE-10, переданный ему Вэлоном, придавал уверенности, но определенно иллюзорной. Сам бластер вполне выглядел как типичный продукт фирмы Colt времен Дикого Запада или конца двадцатого века, что говорило о единобразии военной мысли что на Земле, что в этой Галактике. Впрочем, в отличие от своих американских аналогов, этот бластер мог вполне выдать пятьдесят выстрелов на максимальной
мощности без смены батареи. Хотя это не мешало той детской части Кида чувствовать себя заправским ковбоем, только шляпы и плаща не хватало, ей Богу. Сколько сил ушло только на то, чтобы не прокрутить на пальце подаренный пистолет, как один из безымянных героев из прошлых воспоминаний.
          - Мне надо домой, - вдруг заявила идущая впереди тви'лека.
          - Хорошо, - кивнул в ответ солдат. - Покажи мне, как добраться до места, где сейчас мои ребята, а я уж сам найду.
          - Тебя никто к ним не пропустит, - покачала головой Ранна. - Там охраняемая зона.
          - Что значит "охраняемая зона"?!
          - То значит, - спокойно выдала та. - Объявлена война, поэтому многие места закрыты для гражданских.
          - И как мне попасть туда? - раздраженно сплюнул 47-й. - Сможешь меня провести?
          - Смогу, но позже, - безапелляционно заявила Тау'Лика. - А пока, мне надо увидеть дочь, удостовериться, что все в порядке.
          - Не собираешься эвакуироваться?
          - Куда? - горько усмехнулась тви'лека.
          - На Мандалор, хотя бы, - предположил было клон. - Или вообще из сектора.
          - Все сложно, Кид, - девушка ответила как то неуверенно, что не ускользнуло от солдата.
          Дальше допытывать ее не имелось и сил, ни желания, тем более было видно, что этот разговор очень неприятен для Ранны. 47-й молча побрел вслед за ней, попутно размышляя над тем, что сказать его братьям при встрече. Что делать? Решение, которое он примет окажет влияние не только на его собственную судьбу, но и на судьбы тех, кем он командовал. Он не мог поступить как эгоист и бросить их всех. Чем дальше они шли вглубь поселения, тем более мрачнее становился Кид. Теперь как никогда понималось: это его Рубикон, та точка, откуда уже невозможно будет ничего изменить.
          Пока 47-й размышлял о своем выборе в этой глупой войне, они втроем уже подошли к небольшому домику, на подобии того, где он жил у клана Скирата. Перед самым жилищем был разбит скромный сад, огороженный невысоким забором. Интересно, кто за ним ухаживал? Не Ранна ведь? Солдат неуверенно посмотрел в сторону девушки, словно прикидывал, как она будет выглядеть с лейкой и граблями, но быстро помотал головой, отбрасывая такую мысль как бредовую. Уж кто-кто, а она никак не создавала образ послужной домохозяйки. Едва они пересекли ограду, как из двери уже выскочило маленькое синее нечто, которое с радостным визжанием помчалось к тви'леке.
          - Мама! Мамочка, ты прилетела!
          Кид лишь добродушно усмехнулся, глядя как Сумари накинулась на родительницу, что-то наперебой вереща. Девочку он знал только заочно, и теперь впервые видел ее в живую. Дочурка и впрямь была вылитой копией Ранны, ну разве что цвет кожи несколько отличался оттенком, скорее всего - от отца. Но кое-что отличало ее от остальных и что не замечали посторонние, в то время как 47-й отчетливо видел. Просто не мог не увидеть, даже если бы и захотел. Девочка словно горела ярким, необузданным пламенем в Силе. Она струилась в ней, переливалась, била через край. Это было странно, чертовски странно! В таком возрасте и такая активность, которая оставалась незаметной на фоне всей планеты, но вблизи просто не могла не привлечь внимание ни одного одаренного.
          - Бьииууу! - тут же подъехал к ним астромех, радостно пиликая.
          - Ой, R2, ты тоже здесь! - весело начала гладить его малышка.
          - Биииу-биип-боооуу!
          - Как вы тут? - ласково произнесла Ранна, поднимая на руки девочку. - Не шалила?
          - Неа, - хитро ответила ей та. - А что ты мне привезла?
          - Сумари, куда ты...?! - на крыльцо выбежала взмыленная, уже немолодая женщина, по видимому няня. - Ранна, какое счастье, что ты наконец прибыла! Где тебя носило?!
          - Тетя Ису, простите, меня... - девушка выразительно взглянула в сторону молчащего Кида. - Задержали.
          - Задержали?! Не могла примчаться сразу же, как только узнала про войну?! - недовольно причитала старуха, после чего скептически взглянула в сторону клона. - А ты кто такой?
          - А вы мой папа? - любопытно спросила, сидящая на руках матери, девчушка. - Точно, вы мой папа!
          На данную реплику Кид едва не подавился собственными словами. Такого он не ожидал. Совсем. Вообще совсем. Боец лишь тупо смотрел на терпеливо ждущую ответа малышку, не находя слов, чтобы ей ответить. И судя по виду Ранны, девушка сама не особо знала, что сказать.
          - Милая, не стоит смущать нашего гостя, - вклинилась в разговор нянька. - Он не твой отец.
          - Но я же вижу это! Он мой папа! - продолжала настаивать на своем Сумари, как то странно смотря прямо в глаза 47-го.
          В этот момент его словно ударили кувалдой по голове. За долю секунды, Кид осознал, что девочка "видит" его! Почти так же, как и он ее! И именно это она приняла за родственные узы, ведь других чувствительных на Акаане не было!
          - Ранна, нам надо поговорить, - наконец произнес солдат.
          - Знаю, - уверено кивнула та. - Поэтому-то я и привела тебя сюда.


          ***


          Солдат спокойно расположился на краю обрыва у озера, завороженно глядя, как солнце медленно опускалось за горизонт, окрашивая воду в приятный золотисто-красный оттенок. Это выглядело успокаивающе, умиротворительно, заставляло отвлечься от всего на свете, оставляя только желание наблюдать и наслаждаться подобной красотой. Как жаль, что этот период мира и спокойствия скоро прекратится, растоптанный грохотом пушек, лязгом гусениц боевых машин и запахом смерти и разложения. Рано или поздно так и случится - Империя не прощает наглых выскочек. И как жаль, что умирать за это будут его братья и ни в чем не повинные люди - те, кому совершенно плевать на политику и дрязги высокосидящих задниц. Какая им разница за что идут на гибель их сыновья и дочери? Слава, честь, долг - это несомненно священные слова, за которые солдат должен без колебания отдать жизнь. Но кому становилось от этого легче? Кто посмеет заявить, что жизнь одного или нескольких - ничто, по сравнению с "Великой Целью" ("идеей", "верой", "победой" - нужное подчеркнуть). Скажите это матерям и отцам, которые не дождутся любимое чадо с войны;
скажите это женам и детям тех, кого разорвало на куски артиллерийским снарядом; скажите это собственным матерям и посмотрите на их реакцию. Несомненно, воинская честь и верность - это одна из немногих добродетелей и Кид бы никогда не бежал с поля боя, даже осознавая свою скорую и мучительную кончину, если того требовал долг и приказ. По нему некому было плакать и убиваться, некому приходить на могилу очередного безымянного клона, никто не вспомнит о нем и доброго слова. Он рожден, чтобы убивать и умереть - это его призвание и судьба. Но как же другие? Те, кто уходит на войну не под влиянием присяги или клятвы, а за тем, чтобы защитить то родное и дорогое, что у них есть. Те, кто должны расплачиваться за промахи, а иногда и откровенные провокации политиков.
          - Кид? - за своими размышлениями молодой клон и не заметил, как к нему сзади тихо подошла Тау'Лика.
          - Чего тебе? - грубо поинтересовался боец, безо всякой капли радости. - Я уже дал ответ.
          - Я знаю, - Ранна виновата потупила взор, рассматривая собственные колени. - И очень благодарна тебе. Если бы я...
          - Никаких "если", - решительно оборвал ее 47-й, не отрывая взгляда от последних лучей заходящего солнца. - Я делаю это не для тебя - для девочки.
          - Мне достаточно и этого, чтобы быть благодарной, - несколько секунд спустя, тихо ответила девушка. - Я не забуду этого.
          - Ты мне мешаешь, мандалорка, - бросил в ее сторону Кид.
          - Прости, - спешно произнесла тви'лека, оставляя солдата наедине с самим собой.
          47-й лишь тяжело вздохнул, пытаясь собраться с мыслями, которые так удачно сбила Ранна своим появлением. Злился ли он на нее? На самом деле это был очень правильный вопрос. Вроде бы и да, а вроде бы и...Нельзя учить другого тому, чему сам не особо следуешь.
          Впрочем, кого он обманывал? В первое время солдат был просто в бешенстве. Его опять провели, обманули, воспользовались. А он дурак повелся, и сам бросился в объятия иллюзии, которую и создал. Поверил, что способен был искренне заинтересовать собой нормальную девушку, ну не дурак ли? Сила - вот единственное, что заставляло Ранну так переживать о нем, из кожи вон лезть, чтобы заставить его остаться с мандалорцами. И все для того, чтобы помочь ее дочери. Глупый влюбленный дурак! Хотя подобного рода опыта у него не было и судя по оставшимся воспоминаниям. Просто не было времени или возможности, кто знает? Сначала казалось, что все впереди, что все будет, но смерть родителей в тот злосчастный 9/11 и забота о младшей сестре как то отодвинули личные дела на второй план. Потом - обучение и служба в армии, а дальше командировки, участие в военных кампаниях, снова командировки в различные точки, по праву носящих гордое звание "Жопа мира сего": Ирак, Афганистан, снова Ирак и так до бесконечности. Конечно, местные бордели всегда были рады хрусту зелененьких бумажек, какой же нормальный солдат устоит? Но
ничего "серьезного". Наверное потому, что половину его лица разворотило осколком еще в первом же бою, кто знает? Удивительно, что комиссия вообще не вышвырнула его тогда на пенсию с такими то увечьями. Как знать, может если бы он тогда ушел в запас, то ничего этого и не было: ни поганой жары в Иракской пустыне, ни обдолбанного "духа" с РПГ, который каким то чудом зарядил гранату в их Humvee, патрулирующий один из неблагополучных районов Багдада. Вообще было странно, что эти обезьяны способны были правильно держать оружие, не то что нормально из него стрелять. Но все это уже в прошлом, очень далеком.
          "МОЕМ прошлом?" - невесело усмехнулся Кид самому себе. - "Или же в ЕГО?"
          Прошлые воспоминания казались нечто вроде просмотренного фильма или хорошей книги - ни чувств, ни эмоций, свойственных собственным пережитым моментам. Он не избранник Силы, он просто ее ошибка, сбой программы, не более того.
        Но именно его эта самая "Сила" привела к Сумари - он это чувствовал, это подсказывала интуиция. Девочка не заслуживала того, что приготовили для нее. Она лишь невинное дитя, родившаяся с клеймом одаренной в обществе, которое ненавидит джедаев. Хотя какой она джедай? Так, неведающий и наивный ребенок, который даже не осознает всю тяжесть ситуации. Какое дело глупой и злобной толпе, что она не просила этого и не ведала проклятия, что упало на нее? Подумаешь один раз долбанула не в меру обнаглевшего пацана молнией в морду! Он же остался жив! А шрамы на лице и потерянный глаз - это ведь только украшает настоящего воина, верно? Вообще, способности Тау'Лики-младшей поражали воображение. Даже слушая истории про ее "выходки", Кид отчетливо почувствовал, как начинают шевелиться волосы на голове. Он могла двигать предметы, обладала поразительное интуицией, слышала "голоса", ну и в ярости могла шарахнуть Молнией Силы, как успел убедиться один из местных пару лет назад. Ее возможности казались невообразимыми даже по меркам местной Галактики, даже на взгляд мастера-джедая или сита-инквизитора. Девочка
использовала Силу интуитивно, на уровне рефлексов, даже не понимая этого. Интересно, что бы она сказала, узнав, что подобные результатами могли похвастаться не все падаваны и ученики? "Феномен" или "сбой"? Это следовало выяснить. Но бросить малышку Кид не мог. Солдат вдруг отчетливо понял, что в истории Галактики она не фигурировала ни разу, а это означало только одно - смерть в очень юном возрасте, тихая и незаметная. Он колебался, когда принимал решение, но вдруг отчетливо увидел бледное лицо Натана, просившего защитить его собственную сестричку, находящуюся в Храме в ранге юнлинга. А уже следом за ним - улыбающуюся девочку, уже из "той", "его" жизни. Быть может, частичка "того" Томаса настойчиво подталкивала его к этому, кто знает?
          Выбор дался не легко: клон помнил и своих братьев, и свою присягу, и все то, во что верил. Но война будет длиться еще не один месяц, может быть даже годы. А за это время он сможет научить Сумари сдерживаться, сможет вбить в ее голову самые азы, чтобы не зажаривать тех, кто просто криво глянет в ее сторону, и не демонстрировать свои способности на людях, тем более во времена Империи. Он не был джедаем или ситом, не проходил обучение, но кое-какие знания у Кида имелись и он с радостью передаст их девочке, чтобы она не сгинула в горниле войны. Иначе, ее убьют или собственные соотечественники, или войска Императора, а может быть и еще хуже - возьмут в плен и представят перед Палпатином, который тут же возьмет ребенка в оборот, воспитывая нового ученика на смену покалеченному лорду Вейдеру. Сделать ее ситом - этого 47-й не допустит, даже если это окажется последним делом его жизни. И быть может, что после он действительно заслужит прощение. Себе и своим братьям.
          - Во всяком случае скучно не будет, - устало пробормотал солдат, поднимаясь на ноги.


          ***


          - Командир! - радостно гаркнул Шрапнель, когда Кид наконец заявился в их барак.
          - Рад тебя видеть, дружище, - весело улыбнулся ему 47-й, крепко обнимая своего давнего друга. - Ну и как вы тут?
          - Не жалуемся, - отмахнулся сержант, усаживаясь поудобнее и сгоняя с койки одного из салаг. - Вы то какими судьбами? Парни говорили, что вы с самим Мандалором чаи распиваете!
          - Действительно? - удивленно спросил клон, оглядывая всех собравшихся вокруг рядовых из его отряда.
          - Говорили до первых пиздюлей, - хищно оскалился солдат. - Не хрен пороть всякую чушь о вас.
          - Рад, что ты образумил молодняк, - одобрительно кивнул коммандос.
          - Эти молокососы и пару битв не повидали, а гонору то сколько! - принялся причитать заместитель, неодобрительно оглядывая своих воспитанников. - И несут о начальстве, что хотят.
          - Мы сами были такими, забыл? - усмехнулся в ответ сержант. - Даже хуже, мы думали, что самые умные, а остальные - клинические идиоты.
          - Было дело, - весело согласился Шрапнель. - Так что с нами будет? Слышал, что Империя наконец решилась вломить этим паразитам по самые уши. Когда сваливаем?
          Кид медленно обвел взглядом всех собравшихся братьев. Только сейчас он заметил, что их число несколько сократилось, а значит кое-кто уже сменил республиканскую форму на мандалорский доспех. Его солдаты внимательно следили за ним, покорно ожидая ответа командира.
          - Не сейчас, друг мой, - огласил боец, отчетливо улавливая шепотки в толпе и видя удивленное лицо своего зама.
          - Как это "не сейчас"? - шокированно пробормотал клон. - Вы...вы же сами говорили, что мы должны будем рвать когти сразу, как появится возможность. Наши уже в секторе - вот она "возможность"!
          - Я знаю, что это звучит глупо, но сам подумай: как нам уйти отсюда? Мандалорцы не дадут нам отправиться к своим и скорее всего перестреляют нас, если мы хоть словом обмолвимся. Имперские силы ведут бои и тоже скорее всего уничтожат нас на подлете, помня, что много наших братьев перешло на сторону врага.
          - Предлагаете сидеть и ждать? - послышалось от одного из бойцов.
          - Да, и возможно, что пройдут месяцы, пока имперская армада прибудет сюда. К тому же, перед контрой будет легче оправдываться, мы же пленные как-никак, - просто подтвердил Кид. - Но я не могу вам приказывать, потому что у меня остались здесь дела, которые необходимо разрешить. Это тоже влияет на мое решение.
          - А эти "дела", - хитро поинтересовался отошедший от шока сержант. - Эти "дела", они синенькие, с хорошей задницей и бластером на поясе?
          - Шрапнель! - возмущенно рявкнул 47-й.
          - Что?
          - Не "что", а "прошу прощения, господин лейтенант"!
          - Вы не лейтенант...уже, - еле сдерживаясь от смеха, протянул солдат.
          - В общем, заткнись, - отмахнулся от него Кид. - Ты не клон, а гребанный клоун!
          - Понял-понял, - ответил сержант, передразнивая "жестянок", шутливо отдавая честь. - Ночевать то здесь будете или пойдете "по делам"?
          - Мы встретились пять минут назад, а ты уже достал меня, - сокрушенно покачал головой коммандос. Когда наконец поводов для шуток и подколок не осталось, а его солдаты разошлись по койкам, Шрапнель спокойно произнес, падая на свое место.
          - Мы с вами, сэр. Все мы.
          - Я знаю, брат, - слегка улыбнувшись ответил Кид.
          - Так как где вас носило то?
          - Это будет долгая история, - устало протянул 47-й, удобнее располагаясь на соседней койке.
          - Жрать охота, - страдальчески протянул тот.


          ***


          - Сумари, не отвлекайся, - поучительным тоном огласил клон, находясь в позе Лотоса.
          - Это скучно! - капризно отвечала ему девочка, ковыряясь пальцами в земле. - Хочу играть!
          - Мы по-играем, когда закончим занятие, - обреченно вздохнул солдат, пытаясь сосредоточиться.
          - А ты покатаешь меня на плечах? - с предвкушением спросила Тау'Лика, едва не прыгая она месте от нетерпения. - Пожаааалуйста!
          - А что мама или няня тебя не катают? - задал первый пришедший на ум вопрос 47-й.
          - Неа, - грустно ответила ему Сумари, усаживаясь на землю. - Мама всегда занята, а няня уже старенькая.
          - Понятно, - спокойно произнес клон. - А теперь расслабься и закрой глаза. Представь, что ты словно частичка окружающего мира, едина с ним. Словно ты разделилась на тысячи и тысячи кусочков, которые распылились вокруг и...
          - Это как будто в тебя попал танковый снаряд? - мельком приоткрыла один глаз девочка, боковым зрением следя за 47-м.
          - Э-э-э-э, нет, не так, - заметно смутившись, протянул клон. - Это как будто ты состоишь из маленьких песчинок, которые могут отсоединиться друг от друга, а потом назад соединиться.
          - А-а-а! Я поняла! - радостно воскликнула Сумари. - Жу мог также!
          - Какой еще "Жу"? - недоумевая поинтересовался Кид, открывая глаза.
          - Мой космический хомяк! - как само собой разумеющееся огласила та.
          - Хомяк?
          - КОСМИЧЕСКИЙ хомяк, - поучительно произнесла девочка, делая важный вид.
          - И что мог делать твой "космический" хомяк? - слегка недоверчиво спросил солдат.
          - Как то раз он перегрыз провода R2, - заговорческим тоном прошептала малышка. - А он в этот момент взял и проснулся и как ударит того током...!
          - И что? - посмотрел на нее Кид, не очень понимая, куда ведет она.
          - А Жу разлетелся на маленькие кусочки! - пожав плечами, ответила Тау'Лика. - Я потом собрала его в мешочек и носила с собой, пока няня не отобрала.
          - Черт, - обреченно покачал головой клон, прикрывая глаза. - Давай еще раз попробуем...
          Вы когда-нибудь пытались научить пятилетнего ребенка (Прим. автора: Внес корректировку в возраст и описание внешности Сумари. Да, так надо) терпению и сосредоточенности? Даже не пытайтесь, будет лишь только хуже...для воспитателя. Сначала медитации и "взгляд во внутрь себя" показалось Киду вполне неплохим началом обучения Сумари. В том смысле, что во время этих тренировок она точно ничего не разнесет и по ошибке не отправит своего нового наставника к праотцам. Жестокое заблуждение. Только для того, чтобы удержать на месте дочь Ранны приходилось прилагать все мыслимые и немыслимые силы, не говоря уже про то, чтобы заставить ее сосредоточиться. У маленькой мандалорки будто бы имелся миниатюрный моторчик, который не позволял ей оставаться в одном положении дольше двух минут! Поэтому, для Кида, который сам пытался немного по-медитировать и вызвать к Силе за терпением и мудростью, тишина становилась неким предупреждающим сигналом: если тихо никто не стонет, не капризничает, не хихикает, не убегает, значит назревает крупная подстава. Один раз она даже почти умыкнула у него бластер из кобуры. В целом,
процесс обучения можно было назвать одним словом - АД!!! Кроме того, солдат иногда не мог правильно подобрать слова так, чтобы они дошли до детского умишки девочки, прям как и в этот раз. Она просто не понимала. Впрочем, пока что Сумари не показывала своих талантов в использовании Силы, но 47-й определенно был уверен, что ненадолго.
          - Папа, - начала теребить его за рукав маленькая тви'лека, выводя из задумчивости. - Пойдем играть.
          - Сумари, я не твой отец, - уже в десятый раз повторял Кид, но видимо зря.
          - Ты добрый, веселый и не кричишь на меня, - непонимающе ответила дитя. - Моя подружка Зуи говорила, что папы они такие. И еще ты светишься, как я. Будь моим папой, пожааааалуйста! Я попрошу няню не ругаться на тебя, и мама - я ее тоже попрошу и она обязательно согласится.
          - Сумари, - тяжело вздохнул 47-й закрывая глаза, и словно бросая отчаянный клич о помощи в Силу, пытаясь найти там ответ.
          И Сила ответила...да еще как...
          За долю секунды перед Кидом пронеслась картина разрушенного, пыльного города, где тяжелые имперские шагоходы разносили здания в пыль своими могучими ногами. Где-то вдалеке шел бой между знакомыми 47-му бойцами в белой броне штурмовиков и какими-то партизанами, одетыми и вооруженными каждый во что горазд. По всему было очевидно, что наступают именно оборванцы, пока солдаты 501-го отчаянно защищают небольшой пятачок. А невдалеке, на невысоком холме стояли две фигуры.
          - Вам не победить, девочка, - звучал гулкий, утробный голос с характерным "астматическим" дыханием и сопением. - Вы уже познали на себе всю убийственную мощь Империи.
          - Иди в задницу, ведроголовый, - яростно шипела ему в ответ молодая тви'лека, поудобнее перехватывая световой меч. - Уж тебя то я завалю, старый хрен.
          Ярость и жажда убийства волнами исходили от юной противницы сита, и словно ощущались на физическом уровне. Желтые зрачки и злобная гримаса свидетельствовали, что в бою сошлись два адепта Темной Стороны.
          - Ты уже проиграла, - спокойно огласил лорд Вейдер, активируя алый клинок. - Встань на колени и признай меня своим мастером, дитя. Мощь Темной Стороны и твои способности сделают из тебя хорошего сита.
          - Заткнись! - яростно воскликнула тви'лека и уже через мгновение с небес ударил поток электричества, который с грохотом врезался в то место, где стоял Правая Рука Императора.
          - Какой гнев, - словно смакуя каждое слово произнес бывший Скайуокер. - Какие эмоции. Ты станешь отличным ситом.
          - НЕНАВИЖУ! - вне себя от бешенства прокричала девушка, бросаясь на противника со всей своей злобой...


          "Возвращение" в настоящее произошло рывком и без предупреждения. Киду пришлось приложить значительные усилия, чтобы не повалиться на пластом землю. Воздуха категорически не хватало и со стороны казалось, что бравый боец задыхается.
          - Папа, что с тобой? - панически крутилась возле него Сумари, испугано глядя на едва держащегося в сознании клона.
          - Ничего, девочка, - сумел выдавить из себя солдат, не менее испугано глядя в лицо тви'леки. - Ничего.
          "Она!" - пронеслось в голове Кида. - "Только не это!"


          Глава 12.


          Война медленно, но верно подбиралась к системе Мандалор. Незаметно, шаг за шагом: первыми звоночками стали вооруженные патрули на улицах, каждодневная проверка документов и общая нервозность военных. Потом, после нескольких дней пребывания на Акаане, Кид не мог не заметить активности по мобилизации мужского населения небольшого поселка планеты. Все больше и больше мужчин, еще бодрых стариков и безусых мальчишек добровольно-принудительно оказались зачислены кто в ополчение, а кто и прямиком в действующую часть. И если сначала "добровольцы" действительно шли в армию, чтобы помочь Родине, по собственной инициативе, то уже вскоре начались драмы с вытаскиванием двенадцати-тринадцатилетних пацанов из домов, которое сопровождалось душераздирающими всхлипами матерей и плачем малолетних детей. Бывали даже случаи применения табельного оружия в отношении "уклонистов" и их "пособников". Не сказать, чтобы 47-й не привык к такому зрелищу (во время Войны Клонов, республиканские эмиссары вовсю гребли под свои руки даже самых убогих калек, способных держать оружие, и мелких сопляков, формально подходящих под
призыв). Вот только ребенок оставался ребенком, даже если он и мандалорец и этого факта не отменить ни одной идеологией или подготовкой. И особенно грустно было осознавать, что эти юнцы погибнут в любом случае в силу своего максимализма и отсутствие хоть какого-то опыта, по сравнению с матерыми воинами. Но клон уже давно осознал неписаное правило любой войны: те, кто не твой брат, друг или просто знакомый, представлялись в голове как бесформенная серая масса. Это не было ни цинизмом, ни хладнокровием, просто так оказывалось необходимо, если хочешь не сойти с ума в этом Аду. Боец до сих пор помнил, как шутил по этому поводу Шрапнель: "У меня просто есть в мозгу переключатель - нажму на него (при этом шутливо касаясь мочки уха) и все - вообще ни о чем не думаю!". Этот совет много раз помогал бывшему лейтенанту отвлечься от окружающей обстановки и смотреть на гибель остальных со скучающим видом. Иначе никак.
          Следующим признаком приближающегося пушистого зверька с ценным мехом стали беженцы. Сначала их появлялось не так уж и много: одна-две семьи, не больше. Но через какое то время, они прибывали и прибывали нескончаемым потоком: женщины с грудными детьми, калеки и прочие, кто не мог держать оружие, и кому посчастливилось уйти от ужасов войны. И каждый приносил с собой собственную историю, свои имена и переживания. И вот здесь даже матерая закалка Кида давала сбои: он слышал истории про то, как молодая мать с детьми убегала от наступающим имперских войск через разрушенные орбитальной бомбардировкой город. Как она оказалась отрезанной ото всех с тремя ребятишками; как пришлось задушить самого младшенького - двухмесячного сына, который никак не мог перестать плакать. Она спасла старших и себя, благополучно скрывшись от имперских патрулей...Точнее, спасла только их.
          Какая-то старуха рассказывал про "заградотряды" и "летучие силы", организованные по приказу Мандалора (никак в прошлой жизни этот ублюдок был русским), которые следили за собственно армией, уничтожат на корню трусов и предателей. Почему в число "трусов и предателей" попадало гражданское население ответить не смог никто. Из этих истории, что поведала пожилая мандалорка можно было возбудить не одно дело по факту военных преступлений. Во всяком случае, 47-му крепко засел в память рассказ, как отступающую колонну из гражданских расстреляли из тяжелых бластеров эти подразделения: стариков, баб, детишек - всех, она одна лишь сумела спрятаться среди мертвых тел своих родственников и друзей. Повезло? Вряд ли.
          Совсем молодая девчушка рассказывала, как попала в плен имперским подразделениям не из числа штурмового корпуса. Ужасало не то, что ее насиловали по очереди снова и снова; не то, что после всего этого заставляли слизывать грязь с сапог и просить больше, нет. Кровь стыла в жилах от того, каким тоном она говорила это - спокойным и ровным, словно ничего страшного и не случилось, будто бы сходила за хлебом. Принесет ли ей радость "победа"? Или заставит ли огорчиться захват Мандалора? Вопрос скорее риторический.
          Кто-то вспоминал, как в их родную деревню пришли "партизаны", которые по логике вещей должны были защищать их или хотя бы не вредить. Хера с два: эти отребья благополучно реквизировали все, до чего могли дотянуться их загребущие ручонки, не обделяя вниманием ни новых рекрутов, ни конечно же представительниц прекрасного пола.
        Истории про сгоревших заживо родственников; про раздавленных обложками зданий знакомых; убитых или пропавших без вести друзьях - все это не было новость для Кида, но раньше он слышал об этом лишь от третьих лиц. Во времена собственного участия в войне, он не особо обращал внимание на гражданских, никогда не задумывался каково им было находиться между молотом и наковальней. Он не был настолько наивным, думая, что жители освобожденных ими планет видели в клонах в белой броне героев и романтичные рыцарей, которые пришли избавить их от гнета злодеев. Для них они оставались солдатами: не "нашими", не "чужими", а очередными мародерами, но которые имеют право делать, что хотят с позволения государства. Впрочем, 47-й не слышал таких уж частых историй про спаленных заживо жителей, или поголовно изнасилованных и убитых девочках: такого просто не допускали джедаи, но и это не было основной причиной. Если бы они захотели, то плевали бы и на приказы начальства. Их просто сделали такими: элементарно запретили на клеточном уровне поступать иначе, чем того требовал приказ и законы войны, запрограммировали на то,
что они воюют с врагами Отечества, а не с беззащитными крестьянами. Конечно, бывали и исключения, творимые с молчаливого согласия 47-го, пока генералы-джедая смотрели в другую сторону, но на фоне остальных войн и сражений, клоны выглядели чуть ли не паладинами в сияющих доспехах. Идеальные солдаты - это не те, кто могут голыми руками разорвать на куски танк или одним плевков вывести из строя артиллерийскую батарею. Идеальные солдаты - это те, кто не уничтожает без нужды местных, не грабит и не насилует их, и выполняет приказ в точности, как то требуется. Они были этими "идеальными солдатами" и до сих пор ими оставались, в отличие от остальной части республиканской армии. Генерал Кота из принципа пренебрегал клонами, считая их ненадежными. Конечно, учитывая последние события, старик в какой то степени был прав, но всегда хотелось задать вопрос: сколько "сопутствующего ущерба" причинили его "более человечные" подчиненные, не выращенные из пробирки?
          Через месяц стала заметна нехватка еды для всех прибывших, еще черед три - начались болезни, которые граничили с эпидемией. Старейшины Джак и Орай ответили вполне предсказуемо: согнали беженцев в карантин и организовали "пожарные команды", которые ликвидировали возможные очаги заразы. По мнению Кида, гораздо милосерднее было пустить несчастными плазменный болт в затылок. Впрочем, кто спрашивал мнение военнопленного? Вообще, клона и его солдат старались не замечать, но 47-й отчетливо понимал, что это ненадолго: скорее их отправят рыть окопы под огнем их братьев, чем позволят мирно дождаться имперский флот. Слово капитана о том, что с ними будут поступать в соответствии со статусом военнопленных, сейчас не стоило и выеденного яйца. Но какой был выбор? Бежать они не могли и по прибытию, во всяком случае без потерь. Это чувствовали и его ребята, которые практически перестали покидать территории бараков, куда их поместили.
        Кид оставался единственным, кто выходил дольше, чем на два часа. Причины было ровно две: Сумари, которую не стоило сейчас бросать наедине с собственным даром (или проклятием - это с какой стороны посмотреть), и те самые беженцы. Кто-то когда-то сказал, что альтруизм - это одна из форм эгоизма или как-то так. Что ж, пусть это будет эгоизм и удовлетворение собственных потребностей, но какая разница этим несчастным с какими намерениями им подносят руку помощи? Пусть это забота только о собственном эго, но хоть от этого идет реальная помощь другим, тем, с кем судьба обошлась куда хуже. Опять же, из-за болезней и рисков заразиться, на территорию для размещения беженцев приходилось заходить в респираторе и спецкостюме, а по выходу проводить процедуру полной дезинфекции, но это стоило того. Любая лишняя горсть хлеба, на которую вместе "скинулись" его солдаты, немного воды и элементарного внимания не могли спасти или утешить всех, но та, даже небольшая часть многих, стоила затраченных усилий. Каждая слабая улыбка на лице голодающего ребенка, каждое облегчение в глазах его матери, стоило этого. Нельзя
спасти всех, нельзя облегчить страдания каждого существа в Галактике, но это не повод для того, чтобы просто от вернуться от них и ничего не делать. Иногда Кид брал вместе с собой и Сумари. К его радости, девочка отнеслась с сочувствием и жалостью к жертвам войны: она искренне старалась и помогала в любом его начинании: хоть в раздаче продуктов, хоть в выслушивании очередной истории из уст отчаявшихся людей, что иногда бывало куда действенней и полезней, чем целый состав с провизией. 47-й серьезно рассчитывал показать ей другую сторону войны, а не ту, что прославляли ее соотечественники и друзья. Почему то детям забывают напоминать, что на каждого солдата, который проявил себя героем и доказал свою силу, приходится сотни и тысячи обездоленных. И клон видел искренний огонек в глазах малютки, ее готовность помогать и спасать жизни. Быть может это поможет ей не пасть во тьму, как это было в его видении.
          После каждого посещения сектора беженцев, солдату приходилось уносить уставшую и задремавшую девочку на руках до дома, где ее тут же изымала нянька, при этом приговаривая какие то ругательства по поводу "запудривания мозгов всякой ерундой".
          "Она будущий воин!" - говорила старуха Ису.
          "Она пока еще ребенок" - отвечал ей Кид, спокойно глядя на мирно посапывающую Сумари, которая мило улыбалась чему-то во сне.
          "Ее дело будет сражаться с врагами, а не помогать всякому сброду и слабакам, которые не могут постоять за себя!" - рычала вне себя от ярости мандалорка.
          "Это не тебе решать" - просто пожимал плечами клон напоследок.
          Ису крайне негативно реагировала на факт обучения юной Тау'Лики у не-мандалорца. А уж то, что маленькая тви'лека постоянно звала его отцом и никак иначе, так и просто выводил бабку из себя. Ей, да и самому Киду, казалось, что малышке стоит разъяснить, что клон-коммандос не может быть ее родителем, но попробуйте убедить в чем-либо ребенка, который уже вбил себе в голову, что "дядя, который каждый день играет и общается с ней" - не ее отец. Вообще, такая реакция вполне понятна - матерей-одиночек среди мандалорцев практически не было. А если и были, то общество с радостью восполнит "пробел в колоде". Вот только застаревшие стереотипы о джедаях или ситах крепко засели в умах консервативных обитателей сектора. Им плевать, что девочка не относилась ни к тем, ни к другим; обладает Силой - значит опасная, значит враг. Нечто напоминающее отношение к ведьмам в Средневековой Европе на Земле, хотя мораль и принципы на Акаане, которые гласили, что любой ребенок - священен, защищали девочку от гнева и произвола толпы, но и любви не добавляли. Конечно, Сумари видела это, как и то, что ее подружки все или почти
все поголовно обласканы родительской любовью, заставляло ее чувствовать себя ущербной, не такой, как все. И вот появился человек, который мало того, что такой же, так еще и добр и терпелив с ней. Конечно же, ребенок ухватился за эту возможность, как утопающий за спасательный круг. И уничтожать ее надежды и мечты казалось жестоким, но все же необходимым. Поэтому старая мандалорка постоянно поправляла девочку и пыталась объяснить то, на что Кид уже махнул рукой - он не ее отец. Впрочем, без особого успеха. Видимо, авторитетом для нее оставалась только мать, а та не особо то и спешила переубеждать дочь. Ранна вообще старалась вести себя максимально вежливо и благодарно в отношении клона, что резко отличалось от той оторвы и валькирии, что гонялась со сковородой за Кидом по Кириморуту. Прям тихая, милая, беззащитная мать-одиночка. Тошно смотреть и Кид ни сколько этого не скрывал, сократив общение с Тау'Ликой до приветствий и прощаний.
          Помимо занятий с Сумари, где он пытался объяснить ей азы владения Силой, и помощи беженцам, Кид проводил свободное время расстреливая дикие банки и бутылки. Чтобы навыки стрельбы не забывались необходимы постоянная тренировка; к тому же, новый бластер, подаренный Вэу, просто органически требовал, чтобы из него выпустили несколько ящиков энергоячеек. "Кольт", как ласково прозвал его Кид, приводил своего хозяина просто в дикий, неудержимый восторг! Легкий и смертоносный, удобный и надежный - мечта, а не оружие. К тому же, какой земной мальчишка не мечтал стать ковбоем, и какой малец из планет Внутреннего и Внешнего Колец не мечтал стать рейнджером или охотником за головами? Заряда хватало на пятьдесят выстрелов, которые гарантировано пробивали на расстояние в полсотни метров стандартный армейский бронежилет. Плюс безграничные возможности для модификации: от цвета болта и установки обвесов до возможности введения автоматического огня и режима отсечки по три выстрела! Фактически этот пистолет можно было приспособить под любые нужды: от "тихаря" до штурмового пистолета-пулемета. Вэу определенно знал,
что понравится его ученику.
          Кид в очередной раз обвел взглядом три пустые консервные банки, расположенные в двадцати метрах впереди. "Револьвер" терпеливо ждал в кобуре, готовый в любой момент быть выхваченным и открыть огонь. Клон напряженно разминал пальцы, готовясь в рывку. Слегка прищурив глаза, боец представил, как на месте жестянок оказались бы головы его врагов, не важно каких. Миг - и боец рывком выхватил оружие за секунду делая ровно три выстрела от бедра по мишеням. Довольная ухмылка в тот же миг окрасило смуглое лицо солдата, который чувствовал себя Бутчем Кэссиди или Сандэнсом Кидом, не меньше. Три выстрела - три "трупа". Неплохо для начала, верно?
          - Вау! Круто!
          - Еще бы, - самодовольно усмехнулся клон, оборачиваясь в сторону Сумари, которая завороженно глядела на результат стрельб.
          И как в лучших штампах жанра, Кид не смог удержаться от того, чтобы несколько раз прокрутить свой "Кольт" на пальце, после чего сдул слабо поднимающийся дымок из дула. Черт, даже спусковая скоба казалось была сделана прямо под него на заказ.
          - Можно я?!! Можно я?!! - с азартом в глазах запрыгала на месте девочка. - Ну, пап, можно я?!!
          47-й лишь шутливо покачал головой, глядя на энтузиазм ребенка. Все-таки дети везде одинаковы: что на Земле, что в этой Галактике. Предусмотрительно вытащив батареи из барабана, солдат кивком подозвал к себе малышку, которая тут же бросилась к нему.
          - Круто! Круто! Круто! - радостно визжала тви'лека, весело вертя в руках бластер.
          Казалось, что Сумари вообще забыла обо всем на свете, сосредоточив свое внимание только на оружии. Девочка осматривала и ощупывала каждый выступ, каждую линию револьвера, и чуть было не обнюхивала его. Конечно же, она попыталась повторить его трюк с "прокруткой" бластера на пальце, но после трех неудачных попыток, дитя ограничилась лишь сдуванием уже воображаемого облачка, при этом строя такой серьезный вид, что клон тихо рассмеялся про себя, глядя на нее. Но в какой-то момент Тау'Лика видимо вспомнила о чем-то и подняла голову, посмотрев на Кида такими глазами, что боец тут же осознал, что за мысли крутились в маленькой головке девочки:
          - А можно...? - неуверенно произнесла Сумари, довольно прозрачно намекая.
          Клон лишь добродушно усмехнулся и слабо кивнул, отчетливо осознавая, что ей он не сможет отказать при всем желании. Коммандос осторожно извлек оружие из рук малышки, после чего вновь зарядил его, оставляя флажок на предохранителе.
          - Возьмись за рукоять правой рукой, - поучительно сказал солдат, пристраиваясь позади нее. - Встань в пол оборота, голову держи прямо.
          - Так тяжело, - пожаловалась в ответ та.
          - Ничего, ты еще маленькая, но скоро привыкнешь, - потрепал ее по голове Кид. - Теперь расслабь кисть. Ты не должна напрягаться, иначе не сможешь нормально прицелиться.
          - Хорошо, - Сумари старательно выполняла инструкции новообретенного наставника.
          - Теперь нажми на флажок большим пальцем, вот так, - продолжал выдавать указания он. - Слышишь щелчок? Теперь он готов.
          - Уже можно? - нетерпеливо выдала тви'лека, буквально готовая зажать гашетку.
          - Еще нет, - покачал головой клон, поправляя положение руки малютки. - Не напрягайся, иначе будет дрожать. Палец держи на скобе.
          - А теперь что?
          - Теперь аккуратно положи палец на крючок, но не нажимай, - осторожно следя за ней, учил 47-й. - Легонько, словно он очень хрупкий.
          Сумари медленно сделала все так, как приказал сержант, немного подрагивая. Было смешно наблюдать, как она одновременно хотела тут же выстрелить, и боялась сделать что-нибудь не так.
          - Так, теперь расслабься. Внимательно посмотри, куда целишься, - Кид аккуратно показал ей на одну из консервных банок. - Закрой левый глаз и посмотри в прорезь, видишь?
          - Ага!
          - Видишь мушку? Она должна быть посередине и на одном уровне с прорезью. Наведи на цель.
          - Навела, - дрожащим голосом отрапортовала девочка.
          - Теперь выдохни и очень плавно нажимай на крючок, - Кид заранее плотно прикрыл уши Сумари ладонями.
          Тишину окружающего пространства разорвал громкий хлопок выстрела от вырывающегося из дула бластерного болта.
          - Ай! - испугано взвизгнула тви'лека, смешно зажмурив глаза.
          Кид спокойно осмотрел результат стрельб девочки. Как и предполагалось, выстрел прошел выше цели метра на три, но что вы хотели от ребенка? Сумари же, спешно расстроилась, видя свою неудачу, и обиженно надула щеки.
          - Ничего, - поспешил успокоить ее 47-й. - Иногда и я промахиваюсь, а ты еще маленькая - скоро научишься.
          - Глупая банка, - хмуро пробормотала девочка.
          И как бы не старался, клон не смог удержаться от того, чтобы рассмеяться во весь голос. Уж слишком уж уморительно и мило выглядела эта картина.
          - Ты молодец, Сумари, - наконец искренне произнес он. - Я в твоем...ну можно сказать, что в твоем возрасте, даже не видел бластера, поэтому ты уже лучше меня.
          - Правда? - неуверенно подняла на него взгляд малышка.
          - Правда, - без тени сомнения ответил клон.
          Тау'Лика словно озарилась солнечным светом, когда услышала слова сержанта, а лучезарная улыбка лишь дополнила образ настоящего ангелочка. Малышка из-за всех сил прижалась к солдату, который несколько опешил от подобного, но все же положил руку на плечо девочки. Но вдруг, до него наконец дошел один очень интересный момент:
          - Ты что здесь одна?! - недовольно воскликнул тот.
          Тви'лека лишь виновато посмотрела на него, и извиняюще улыбнулась, в надежде раздобрить Кида. Что ж, у нее неплохо получалось...
          - Няня начала на меня кричать, - тут же начала жаловаться ему малютка. - Я испугалась и убежала.
          - Ты убежала от Ису? - неверяще произнес боец. - Ты уверена?
          - Няня начала говорить про тебя разные гадости, - теперь помимо обиды, в голосе тви'леки проскальзывали и признаки надвигающейся истерики. - Она сказала, что ты скоро уйдешь, что тебя расстреляют и похоронят в вонючей яме вместе с объедками и какашками!
          - Что?! Ах, эта старая...
          - А потом я толкнула ее и тетя Ису упала, - ребенок уже откровенно начал лить слезы, что резало словно ножом по сердцу. - А я...я...я испугалась, вот!
          Кид внимательно взглянул на рыдающую дитя, борясь с желанием тут же прижать и успокоить. Кое-что требовало срочного объяснения.
          - "Толкнула"? - 47-й принялся осторожно прощупывать почву. - Как ты ее "толкнула"?
          - Вот так! - Сумари резко вскинула ладонь, словно действительно кого-то отталкивала от себя.
          - И что тетя Ису? - спокойно спросил клон, уже готовясь к худшему.
          - Ну...она отлетела и упала, - вдруг перестала хныкать девочка и внимательно взглянула в глаза солдата. - Я сделал плохо, да?
          Боец не нашел, что ответить ей. Что сказать? Что она ни в чем не виновата? Это может только поощрить девочку в дальнейшем разбрасываться своими способностями направо-налево. Но и глядя на искренне переживающего, и плачущего ребенка, просто язык не поворачивался начать читать ей нотации.
          - А еще она постоянно говорит, что ты не папа, но это же враки, правда?! Ты же мой папа, да же?
          Сумари словно специально старалась поставить Кида в неловкое положение. Черт возьми...Не найдя, что ответить, 47-й просто взял ее за руку и двинулся в сторону поселения. Предстояло долгий разговор с Ранной на очень серьезную тему. Пока они спокойно шли, Тау'Лика покорно молчала следуя за ним и Кид был безразмерно благодарен Силе за это.
          Люди, шедшие навстречу по улице, нервно оглядывались в их сторону, периодически перешептываясь. Интересно, они действительно думали, что их не слышно? Потому что, судя по виду Сумари, даже она смогла уловить отдельные фразы весьма нецензурного содержания. Шестое чувство упрямо подсказывало, что это не с проста, тем более, что ранее они подобного себе не позволяли. Атмосфера кругом наводила заметную нервозность, и казалось, что само солнце стало светить менее ярко, а температура упала на несколько градусов. Через несколько поворотов с сторону дома девочки, который располагался в другой стороне городка, наконец выяснилась причина. Посреди улицы стояла небольшая толпа, из которой доносились звуки свары, которые судя по всему уже граничили с применением оружия. Среди злобных голосов спорщиков, Кид к своему удивлению услышал знакомые ругательства в исполнении Ранны.
          - Где моя дочь, вы гребанные ублюдки!!!
          - Твоя мелкая убила человека, шлюха! - отвечал ей не менее злобный бас.
          - Это еще не доказано, тупой гибрид бабуина и макаки! - яростно рычала в ответ тви'лека. - Где она?!
          - Не мешай, у меня есть разрешение капитана Орая на ее поимку!
          - Что значит "на поимку"?! Она ребенок, а не дикий зверь!
          - Уже нет!
          Как знать, может быть Киду удалось бы тихо и незаметно улизнуть в переулки, но видимо судьба в нынешнее время имела весьма превратное настроение. Стоило ему сделать шаг, как какой-то дебил умудрился повернуть голову в их сторону, будто бы ему не должна быть интересна перепалка!
          - Вот она! - радостно воскликнул жирный бугай, который вообще неизвестно как смог залезть в собственный доспех.
          Толпа так синхронно повернулась голову, словно долго и тщательно репетировала этот жест. На них обратило взор с десяток разъяренных взглядов, и один радостный - Тау'Лики, которая не мешкая рванула к ним, опережая остальных.
          - Где ты была? - тут же обеспокоено спросила девушка, схватив на руки дочку.
          - С папой, - добродушно ответила она.
          Конечно, это все было очень мило и радостно видеть, как воссоединяется семья, но вот на фоне разъяренных мужиков, которые шли к ним с очень явными намерениями, Киду не оставалось времени на радость. Клон на автомате положил ладонь на рукоять бластера, готовясь к очень неприятному обмену мнениями. Краем уха, он слышал, как Ранна начала о чем то тревожно расспрашивать ребенка, но сейчас это было на втором плане.
          - Шли бы вы отсюда, - без предисловий заявил солдат.
          - Отдай эту мелкую дрянь, - тут же в ответ заявил здоровенный бугай в полном доспехе. - У меня приказ на ее изъятие.
          - Можете им подтереться, - спокойно огласил солдат, рефлекторно подсчитывая нападающих, оценивал их оружие и пути возможного отступления.
          - Она убила взрослую женщину, - вмешался воин, стоящий чуть позади и как видно отличающийся более здравым рассудком. - Разрыв сердца. Сумари хорошая девочка, но она опасна для общества: для нас, для тебя, для других детей.
          - Еще раз повторяю: валите отсюда, - Кид начал прилично выходить из себя, борясь с искушением продырявить голову этого козла. - Девочка пойдет домой.
          - Ее судьбу будет решать сам Мандалор, - произнес "трезво мыслящий". - Ей ничего не будет.
          "Ничего не будет"? Вы издеваетесь? Плавали - знаем. Это "ничего не будет" явно не соответствовало намерениям этих джентельменов. К тому же, новость о том, что Сумари доставят прямиком Мандалору изрядно распалила и без того злого клона. Только не ему, только не этому ублюдку. Он поклялся себе, что не даст малышке пасть на Темную Сторону, но теперь, помимо этого добавился пункт про то, что ни одна мразь не посмеет использовать ее в своих планах, превратив в живое оружие. Кид почувствовал, как напряглась за его спиной Ранна, готовая перегрызть глотку любому, кто сделать хоть в шаг в сторону ее дочери. Впрочем, с ребенком на руках - боец она сейчас была никакой. 47-й трезво оценивал свои возможности: в прямом столкновении он сумеет завалить двоих, может троих, но не всех сразу, и это не считая того, что потом придется рвать когти с планеты. И еще оставались его люди, на которых могут потом сорвать злость эта кучка уродов. Хреновое положение, однако. Оставался только один шанс.
          - Выдайте девчонку и никто не пострадает, - голос "главного" вывел солдата из задумчивости.
          Кид еще раз мельком посмотрел на Тау'Лику, прижавшую Сумари к своей груди. В глазах девушку горела решимость, которая могла привести к самым хреновым последствиям.
          - Ранна, - развернувшись, обратился к ней 47-й.
          Та оторвала взгляд от злобных амбаров впереди, испугано смотря на клона. Сержант готов был поклясться, что слышал, как в ее голове промелькнула мысль: "Неужели выдаст?". Солдат лишь тяжело вздохнул, пытаясь успокоиться и сделать самый глупый поступок в своей жизни.
          - Ранна, - повторил он, смотря уже на Сумари, которая непонимающе переводила взгляд то на Кида, то на мать, то на страшных дяденек. - БЕГОМ!!!
          В одно мгновение, коммандос резко ударил ребром ладони по горлу самого ближайшего мандалорца, одновременно бросаясь к другому. Те явно не ожидали такого поворота, поэтому на долю секунды не смогли как следует ответить. Но это длилось лишь ничтожно мало. Когда 47-й уже пнул второго в коленную чашечку с хрустом ломая ногу, боец не смог отразить удар медвежей лапы, которая смачно опрокинув его на землю. Подняться ему уже не дали - как минимум трое нападавших уже повалились на него прижимая к полу. Остальные рванули в сторону уже умчавшейся тви'леки, доставая на ходу оружие. Надо было дать еще немного времени, еще чуть-чуть...Собрав всю волю и сноровку в кулак, клон смог таки выхватить из кобуры оружие и лежа под тяжестью навалившихся на него воинов, смог произвести выстрел в сторону преследователей, один из которых тут же повалился с простреленным бедром. Его подельники тут же прекратили преследование и со знанием дела кинулись к укрытию. Но не успел он навести оружие на остальных, как что-то тяжелое опустилось на затылок солдата, отправляй его в блаженное беспамятство.


          Глава 13.


          История словно повторялась по кругу, за исключением того, что при каждом витке, она погружала Кида все глубже и глубже в задницу. Ну кто, спрашивается, мог предположить, что все обернется вот так: заковали в кандалы по рукам и ногам, на голову накинули какой то агрегат, которым бы мог похвастаться и доктор Франкенштейн на слете таких же фриков-ученых, избили и раздели до гола. Добавить к этому еще и то, что фактически 47-й не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, то можно было смело заявить: он здесь надолго. Ни сбежать, ни дождаться помощи - это клон понимал как никто. Уж что, а убийство своих соплеменников мандалорцы не прощают, и никто не будет спрашивать хотел ли преступник этого или же нет. Кид и сам понял, что не стоило бить того урода прямо в горло - кадык благополучно вошел вглубь, перекрывая доступ кислорода, а во время потасовки все были заняты другими делами. "Понял", но явно не жалел об этом - эта мразь назвал Сумари "дрянью", за что хотелось переломать тому все кости. "Каждому свое", как любили говорить в его роте. И этот урод поплатился за свою ошибку жизнью.
          Камера, куда его поместили, соответствовала всем его представлениям о пыточных в подвалах средневековых замков аристократии или "допросной комнаты" Святой Инквизиции: темно и сыро, по углам шастали голодные, пищащие крысы, а прямо перед пленником стояла диковинная штука, напоминающая внебрачную помесь дыбы, виселицы и маски позора, что должно было еще больше ужасать своего гостя. Но вот только клону вообще не было дела до сего агрегата.
          Сумари и Ранна - лишь они сейчас имели значение для Кида и полностью занимали думы коммандос. Хотел бы он знать, сумела ли Тау'Лика сбежать от группы захвата. Точнее не так: этот вопрос словно паразит копавшился в его мозгу, просто сводя с ума. Неизвестность и неопределенность заставляла солдата буквально лезть на стены. А если их взяли, что тогда? Или еще хуже - убили при задержании? От последней мысли по спине пробегал леденящий душу холодок, а противное ощущение внутри готово было разорвать клона на части. Он ничего не мог сделать, и это заставляло почувствовать себя ущербным ничтожеством, прямо как тогда, во время выполнения Приказа 66, прямо как в тот момент, когда он поднес бластер к голове умирающего Натана. Мысли и переживания не позволяли сосредоточиться и попытаться "нащупать" присутствие беглецов или хотя бы понять, живы они или нет. Тревога и апатия не давали мыслям придти в порядок, полностью вытесняя из разума солдата все остальное.
          Почему то, Кид непроизвольно вспомнил Ису, погибшую накануне. В какой-то степени, 47-й ощущал некую жалость к ней. Умереть от руки ребенка, которого воспитывал и держал на руках с самого рождения - в этом не было ни грамма иронии, только безмерная трагедия. Интересно, что бы она сказала на все это, появись прямо в этой камере в образе призрака? И почему то, в голове засела серьезная уверенность, что старуха ругала бы его бранными словами за то, что не предусмотрел подобное и не увез девочку вместе с матерью от местных душегубов. Хоть проклятия фурия и была упертой, словно танк, солдат не сомневался, что жизнь и здоровье Сумари она ставила куда выше своей собственной. Любовь, чтоб ее, всегда молодецким ударом отправляет мозг в нокаут.
          Но как бы ни привязался он к девочке, как бы, не смотря ни на что, ни симпатизировал ее матери, Кид полностью понимал одну вещь: Сумари убила человека едва лишь разозлившись. Причем убила быстро и с такой легкостью, с который обычно давят комаров, впившихся в кожу. Не говоря про то, что нянька была одним из самых близких ей людей. И это пугало и настораживало одновременно, и невольно, клон вдруг осознал, что на месте Орая или тех бугаев поступил бы точно также, если не хуже. За проблему необходимо было браться в серьез - хватит полумер и поблажек. Девочку нужно обучить, причем срочно. Вот только кому доверить подобное? Джедаям? Этот вариант даже не рассматривался - как бы не уважал их Кид, они слишком зациклены на Светлой Стороне, слишком боятся и презирают эмоции, что для Сумари явно лишнее. К тому же, Орден в ближайшие лет триста явно откажется иметь дело с настолько могучими в Силе детьми - хватило и Энакина. Ситы отпадали по тем же причинам, но со знаком "минус". И те, и другие настолько ударились в крайности Силы, что просто не признавали любое толкование прямо не поддерживающее их точку
зрения, во всяком случае нынешние Ордена (в будущем Люк наладит контакты со многими "серыми", но до этого момента надо еще дожить). Сам коммандос не хотел, что девочка стала на одну из "сторон медали", тем самым превратившись в раба идеологии: ни Светлой, ни Темной. Жаль, что путь на Тайтон потерян вот уже тысячу лет. Древняя родина джедаев могла все еще сохранить остатки былой мудрости Ордена Je'daii, а если повезет, то и кого-нибудь из его последователей. Хотя надежды на это оставались весьма призрачными и скорее напоминали "соломинку". К тому же, после Холодной Войны, магистр Сатель Шан явно выгребла Тайтон под чистую, когда джедаи вновь вернулись в разрушенный Храм на Корусанте.
          Кто оставался? Матукай? Не пойдет: они будут практически вырезаны Инквизицией. По той же самой причине отпадали и дженсаарай, хотя и больше всего подходили на роль наставников Сумари. Более-менее обделенными вниманием ищеек ситов оставались только Баран До и Зейсон Ша, ну и Датомир, куда ж без него? Правда клон не особо стремился загнать девочку в темный и опасный мир, к тому же своими красками и растительностью нагоняющей тоску и депрессию. Кел-доры, хотя и выживут, но явно начнут не обучать малышку тому, как защищать себя, а скорее будут лишь втолковывать о пользе размышлений и спокойствия. Как они организуют данный процесс для "маленького урагана" оставалось загадкой под семью печатями. Выходит, путь лежал только к Зейсон Ша, умелым воинам к тому же. Оставалось лишь только дать Ранне наводку на Йанибар и дело в шляпе! Сущий пустяк, верно? Хотя, если он хорошо сосредоточиться и попытается прыгнуть выше головы, то сумеет достучаться до Сумари, но может быть этого не потребуется, если девочка сама позовет его сквозь Силу. Последний вариант казался более вероятным.
          Под такие утешающие мысли, солдат незаметил, как погрузился в сон, который категорически отказывался прожить последние два дня.


          ***


          Он словно плыл по течению в бесконечной темноте, не особо понимая, как здесь оказался. Перед глазами проносились события, словно транслируясь через проектор. Прошлое, настоящее, будущее - в них фигурировали многие места и люди: гибнущие под ударами авиации солдаты-клоны; ответная зачистка планеты имперским флотом, после которого осаждаемый мир стал напоминать стеклянный шар; миллионы погибших, раненных и пропавших без вести. Но кое-что выделялись на общем фоне, и стоило Киду обратить на это внимание, как прямо перед ним появилась планета, окруженная "Венаторами", словно кинозвезда папарацци. Ордо - ласково подсказывала интуиция. На первый взгляд не происходило ничего занимательного: корабли Империи с азартом бомбили поверхность планеты, с которой вяло отвечала зенитная артиллерия. Перевес сил казалось был на стороне войск Палпатина, которые уже сломили организованное сопротивление мандалорцев, переходя к финальной стадии захвата. Казалось.
          Через пару секунд сначала самый близкий к планете звездолет как-то странно пошатнулся и повалился на бок, влекомый к планете. Потом - второй, третий, десятый. В миг в голове пронеслись десятки тысяч панических воплей, слившихся в один душераздирающий предсмертный вой. Десятки кораблей, словно металлическая стружка к магниту, начали притягиваться к поверхности планеты. Паника все нарастала, капитаны звездолетов спешно начали уводить своих людей подальше от Ордо, но не тут то было: гравитационное поле планеты надежно захватило их, не давая возможности к побегу. Первые "Венаторы" уже достигли поверхности, взорвавшись, как миниатюрное солнце, вмиг унося с собой жизни двадцати тысяч человек, которые буквально испарились в огненном вихре. А потом больше, и больше, и больше, до того момента, как уже половина флота Империи начала изображать из себя ядерные боеголовки.
          Кида буквально разрывало на куски от сотен тысяч смертей, произошедших почти одновременно: его братья-клоны, члены Инквизиции, простые техники и уборщики, жители и защитники планеты - все они слились в один сплошной поток смерти, разрывая полотно Силы, словно лоскутное одеяло. И 47-й чувствовал это: каждую отнятую жизнь, каждый последний вздох и предсмертный крик. Миллионы людей и нелюдей взвыли в едином порыве, перемешавшись в одну ужасающуюся массу. И вся эта масса словно старалась пройти сквозь клона, неся с собой всю боль, что сводило разум с ума, а тело будто бы начало распадаться на миллиарды частичек, причиняя боль уже физическую. Он даже не в силах был кричать или убежать ото всего этого, его словно заставляли смотреть и пропускать через себя все разрушение, творимое кругом. Сжав последние остатки разума и сил, 47-й издал полный отчаяния и обреченности вой, который казалось достиг каждой планеты этой Галактики, и который услышал каждый одаренный: обученный или же нет. И этот вой в один миг передал им ту самую боль, что испытал солдат, мгновенно сводя с ума десятки тысяч существ по всей
Галактике.
          - НЕТ! - рывком очнулся он, все еще чувствуя в каждом сантиметре своего тела те самые страдания, что пришли к нему в видении.
          Тело колотило в судорогах, а разум полностью охватил иррациональный страх, заставляющий его извиваться, словно змея, зажатая в кулаке. Инфернальные и полные ужаса крики пленника не могли не привлечь охрану, что оперативно вломилась в темницу и сразу же бросилась к практически безумному солдату. Попытавшись успокоить его, мандалорцы потерпели сокрушительное фиаско, не помогали даже удары шокером, обычно вырубающие на месте здорового человека. Какой-то наиболее нервный воин уже потянулся к рукояти бластера, но тут заключенный затих и обмяк, так же внезапно, как и начал. Оба охранника недоуменно пожали плечами, но все же внутри нервно съежились, глядя на тело безумца. В сознания молодых воинов ни с того, ни с сего начали закрадываться какое-то беспокойство и тревога. Вздрогнув от внезапно нахлынувших ощущений, мандалорцы спешно покинули камеру, стараясь оказаться по-дальше от этого психа. Они даже не подозревали, что окажись оба даже немного чувствительными к Силе, то в тот же миг по ним ударила бы такая ментальная атака, по сравнению с которое их нынешние переживания и страх показались бы детскими
играми.


          ***


          Кид провел в бессознательном состоянии около двенадцати часов. Шок и внезапность удара буквально выбили его из колеи, заставив мозг на время отключить все мыслительные процессы во избежание перегрева. Когда он наконец открыл глаза, то невольно поморщился от наплыва неприятного коктейля ощущений, оставшихся после видения. Впрочем, даже не понимая происходящее, он вновь повалился в сон, не в силах даже пошевелить пальцем, вися на стене. Неизвестно сколько продолжалось его блаженное небытие, но в какой то миг, клон почувствовал внушительный тычок под ребра. Не до конца разобравшись, правда ли это или очередная галлюцинация, солдат продолжил погружаться в глубь сознания, чему благополучно помешал увесистый кулак, со всего маху врезавшийся в скулу. Нет, вот ЭТО точно не глюк!
          - Достаточно, сержант, - услышал он спокойный голос.
          - Как скажете, сэр, - послушно отошел от пленника мандалорец, бросая презрительные взгляды.
          Кид едва смог поднять слипшиеся веки, чтобы взглянуть на неожиданного посетителя. Голос-то он узнал сразу же, но не только его. Для до сих пор не "остывшего" клона оказалось сущим пустяком почувствовать своего визитера.
          - Допрыгался, балбес? - злобно выплюнул Мандалор, скрестив руки на груди.
          - Пошел ты, - сумел прошипеть солдат в ответ.
          - Хамишь, батенька, - едва сдерживаясь покачал головой глава сектора. - Ну и что мне с тобой делать?
          - Где девочка? - холодно осведомился клон.
          - А я знаю? - вкладчиво прошипел мандалорец. - Сбежали. На кой черт ты вообще это устроил?
          - Так надо, - просто пожал плечами клон.
          - Думаешь, что я такой изверг, что убил бы ее? Совсем что ли с дуба рухнул? Такими кадрами не разбрасываются!
          - Вот именно - "кадрами"! - подметил 47-й. - Она не "кадры", она ребенок и я не дам тебе сделать из нее очередного болванчика!
          - Пусть ее лучше заберет твоя Империя? - едко заметил воин, усаживаясь на стул перед пленником. - Вот Палпатин обрадуется!
          - И Империи она не достанется, - уверенно заявил 47-й. - Она заслуживает нормальной жизни, а не быть игрушкой в ваших руках.
          - Вот значит как? - усмехнулся Мандалор, не сводя с него глаз. - Интересная точка зрения, учитывая тот факт, что ты с пеной у рта доказывал свою лояльность режиму.
          - Верность касается только меня, - тихо ответил заключенный. - А ее не тронь.
          - Не трогать? - издевательски усмехнулся тот. - С какой стати?
          - Сумари еще мала, чтобы приносить хоть какую то пользу. Пройдет лет десять, пока она наберется сил.
          - Логично, - согласно кивнул Мандалор. - Но пока еще мало. Это все?
          - Ты не сможешь контролировать ее без должного уровня познаний в Силе. Без этого, она больше опасна, чем полезна.
          - Тоже верно, - подметил воин.
          - И...я прошу, - тихо прошептал боец, опуская взгляд. - Умоляю тебя, Мандалор, оставьте ее.
          Воин удивленно взглянул на солдата, определенно не ожидая такого. Некоторое время, он молчал, что-то подсчитывая в уме и наконец, видимо придя к какому-то выводу, глава сектора слегка улыбнулся краем губ.
          - Ладно, считай, что убедил меня. Не могу же я отказать в просьбе своему земляку? - подвел итог он. - К тому же, я уже говорил, что не изверг. Пусть малышка гуляет и наслаждаться жизнью.
          - Спасибо, Мандалор, - благодарно склонил голову клон, облегченно вздохнув. Это было определенно легче, чем он рассчитывал.
          - Но в секторе пусть не задерживается - ее мамаша умудрилась убить двоих во время побега.
          - Очень похоже на нее, - согласился Кид.
          - Поверю тебе на слово, - скрестил пальцы на стуле Мандалор. - А теперь к более приземленным и неприятным вещам.
          - Я тебя слушаю.
          - Ты убил человека, другого тяжело ранил, а третий, благодаря твоим стараниям, останется инвалидом на всю жизнь. Смекаешь?
          - Смекаю, - согласно кивнул 47-й. - Расстрел?
          - Хуже, - в миг помрачнел собеседник, как-то расстроено глядя на Кида. - Рабство. И я уже не могу вмешаться и что-то изменить.


        Глава 14.


          - Мама, а когда вернется папа?
          - Скоро, милая, спи.
          - А мы вернемся домой?
          - Нет, поищем себе другой дом, где тихо и тепло.
          - И много-много маленьких зверьков?!
          - И много-много зверьков, Сумари. Ложись уже спать.
          - Хорошо, мамочка.


          ***
        Кид рывком вернулся в реальность после довольно недолгого сна, судорожно вдыхая воздух, словно задыхаясь. Клон быстро окинул взглядом камеру, куда его поместили по прибытию на новое место. В помещении помимо него на полу расположились еще два-три десятка человек, старательно закутавшихся в свои обноски на манер одеяла. 47-й с сожалением констатировал, что на улице до сих пор стояла непроглядная темень, а довершал картину раздражающий звук бьющихся о землю капель дождя. Боец устало начал массажировать виски, пытаясь вспомнить все подробности очередного видения, которое ему послала Сила. Четвертый раз за неделю. За все четырнадцать лет, бывший сержант мог пересчитать по пальцам одной руки все те случаи, когда у него получалось хотя бы мельком заглянуть в сквозь пространство и время. Но теперь, после стольких лет, в сознании словно прорвало дамбу, и подобные послания Силы появлялись, словно салюты на День Независимости. Что это было? Психологическая связь с Сумари и Ранной или влияние самой планеты, куда его доставили? Хотя Кид больше склонялся к первому варианту, учитывая то, что никаких ощущений
этот мир не вызывал. Впрочем, его познания в природе Силы оставляли желать лучшего, и не шли ни в какое сравнение с обученным одаренным. Солдат в очередной раз посмотрел в окно своей камеры, где снаружи с улицы горели тысячи и тысячи огней и возвышались помпезные строения, а снизу доносились неразборчивый гвал толпы, не смотря на ливень.


          Тассендия. Очаровательное местечко. Планета - один непрекращающийся праздник, в котором увязнуть легче, чем в топком болоте. Дикая смесь вечного опьянения, любовных интриг и книжно-сказочных понятий о чести и благородстве. Мир на самом краю Внешнего и Внутреннего Колец, где умудряются делать лучшее на весь сектор вино, воспитывать преискусных куртизанок, славящихся далеко за пределами планеты, и конечно же, организовывать гладиаторские бои, о которых потом можно рассказывать потомкам. Официально не входящий в Республику мир, где вот уже несколько сотен лет после разрушительной гражданской войны балом правила могущественная династия Вараасов, сильной (а иногда и жестокой) рукой ведущая свой народ к процветанию и светлому будущему (или в тоталитарную преисподнюю, как повезет). Тассендия поразительным образом умудрялась не встревать в вооруженные конфликты в течении сотен веков, даже находясь между "цивилизованным" пространством и "не очень", где с завидной регулярностью периодически разживались войны и кровопролития. Наверное, все дело в том, что система лежала вдали от основных галактических
маршрутов, что не мешало ей успешно вести торговлю и с правыми, и левыми, анархистами и республиканцами, милитаристами вроде мандалорцев, хаттами, работорговцами, сепаратистами, планетами Ядра и черт разберет с кем еще. В ней увязли интересы стольких политических групп, что попытайся хоть кто-то пойти войной на эту Швейцарию и Францию местного разлива в одном флаконе, то на него ополчились бы вообще все, наверное включая даже пацифистов. Планетарные лидеры отчетливо это ощущали и бессовестно лавировали между интересами и тех, и других, выгадывая для себя лучшие условия, но одновременно стараясь не особо выделяться. Как это получалось - тайна за семью печатями есть. Но факт оставался фактом.
          Плодородная земля и обилие морей и океанов также положительно влияло на стабильность и процветание. Практически половина сельскохозяйственных земель занимали плантации витиса, из которого и делали поразительное вино, славящееся своим благородным вкусом и ароматом. Лишь на Севере климат оказался не вполне приспособлен для выращивания основного сырья для важнейшей статьи экспорта, что и обуславливало слабое заселение этих земель. Впрочем, это не мешало испокон веков проживать там многочисленным племенам кочевников, презрительно смотрящих на изнеженных и избалованных южан.
          Даже политический режим нес на себе отпечаток экономической деятельности правительства: абсолютная монархия, граничащая с конституционной; гражданские права и свободы для подданных, вкупе с рабством, которое здесь воспринималось как само собой разумеющееся. Впрочем, были и минусы: большинство населения составляли люди или близкие к ним расы, которые пользовались всеми свободами и являлись "полноправными гражданами", тогда как инопланетное меньшинство вынуждено было смириться с участью слуг или рабов, не имеющим никаких прав, а только лишь обязанности по отношению к хозяевам. Впрочем, это не мешало хитрым тассендцам вести дела со многими инопланетными народами, ведь, как говорится, "деньги не пахнут". Не раз и не два из-за местной расовой политики вспыхивали кровопролитные восстания, которые заканчивались всегда одним и тем же: бунтовщиков разбивали, пленили, надевали ошейники и раздавали "гражданам", а семьи недовольных облачались повышенным налогом или вовсе разделяли участь участников восстания. Даже до сих пор происходили яростные, но редкие перестрелки на Севере, где повстанцы из числа
пришельцев партизанили по лесам, откуда их не очень активно выкуривали правительственные войска. Впрочем, жителям "центральной полосы" были совершенно безразличны дрязги на окраинах родной планеты. Города, и в особенности столица - Баклир, пребывали в состоянии перманентного праздненства, привлекая к себе туристов и торговцев, тем самым еще больше приумножая богатства родного мира. Амфитеатры, орхестры, купальни, парады, аллеи вольных художников, роскошные бордели и каупоны, прекрасные дворцы и музеи - все это создавало иллюзию просвещенного и уточненного мира. Всех приезжих встречали с распростертыми объятиями, особенно если это поэты, певцы, музыканты, танцоры, художники, артисты или приключенцы, способные рассказать о себе увлекательную историю, ну и торговцы, влекомые коммерческим интересом. Балы, устраиваемые местной аристократией и купцами, наверное могли сравниться с королевскими, где в едином порыве сотни и даже тысячи людей эстетично выводили отточенные до автоматизма движения танцев, вели светские беседы о музыке, искусстве, философии, актерской игре какой-либо труппы и поднимали прочие
возвышенные темы.
          И самым грандиозным, торжественным и запоминающимся событием всегда оставались бои на арене. Даже диву даешься, как такой утонченный и воспитанный народ мог получать удовольствие, видя, как рабы с азартом пускают друг другу кишки на желтый песок или с не меньшим азартом дохнут в челюстях очередной твари. Вообще, в самом центре столицы возвышалось величественное здание Амфитеатра Варааского, построенного в честь первого правителя одноименной династии. И здесь еженедельно десятки людей расставались со своими жизнями под гром аплодисментов и ликование толпы. И конечно же, наблюдался постоянный "кадровый голод", который заполняли преступниками, должниками и диссидентами. Иногда, рабов, имеющих какую-никакую боевую подготовку, покупали, дабы развлечь зрителей свежим представлением. И те, кто выживут в первом своем выступлении и проявятся, имели хорошие шансы быть купленным одним из богатеньких жителей Баклира. А уже после этого, выйдут в качестве представителей своих господ на Аутерлитские Игры, где будут сражаться за право выйти в финал - к чести и славе. И свободе, но несколько ограниченной. Таков
был приз. Мандалор все же не соврал - сделал все, что смог, а дальше, как говорится - сам.
          - Молодой человек, вы бы лучше выспались, - 47-й услышал сиплый голос соседа - дремучего деда, лет под семьдесят. - Завтра важный день.
          - Я знаю, старик, - клон умиротворенно прикрыл глаза, опуская голову на импровизированную подушку. - Просто сон уже не идет.
          - Завтра будете жалеть, - продолжал настаивать тот.
          - Возможно.
          - Молодеж, - устало вздохнул собеседник. - Меня зовут Лу.
          - Кид, - кивнул в темноту солдат.
          - Очень приятно, юноша.
          Как то незаметно завязался разговор. Старик похоже решил, что нужно как следует расспросить новичка, чтобы понять, кто он и что из себя представляет. Дед оказался на редкость любознательным, живо расспрашивая солдата о том, откуда тот прибыл и за что посажен в клетку.
          - Вышло недоразумение, - с усмешкой на устах ответил 47-й.
          - У всех тут "недоразумение", - философски изрек Лу. - Думаешь, здесь находящиеся совершили бы то, за что сюда попали, если бы знали, какова окажется цена? Тут и насильники, и воры, и дезертиры, должники, бродяги и "чужаки". И почти каждый жалеет о прошлом выборе.
          - Возможно, старик.
          - Что, хочешь сказать, не поменял бы решение будь тебе известно?
          Солдат на секунду задумался над словами престарелого раба. А действительно, поменял бы? Но перед глазами в тот же момент появилось испуганное личико Сумари и злобный оскал ее матери, отчего он невольно покачал головой. Нет, не изменил бы. Даже выработал бы стратегию получше, чтобы подвергнуть их меньшей опасности.
          - Аааа! - догадливо протянул Лу, невольно улыбнувшись. - Друзья? Или семья?
          - Не совсем, - неуверенно ответил клон. - Сложно объяснить.
          - Неужели женщина?
          Кид просто промолчал, на что тот похоже интерпретировал данный факт по-своему и лишь мечтательно изрек, прикрывая глаза:
          - Любовь смеётся над рассудком. И в этом её притягательная сила и прелесть.
          - Дед, тут немного не то. И не надо уходить в лирику.
          - Ну не то, так не то. Готов к завтрашнему представлению?
          - Смотря, что ожидает на арене, - настороженно подметил солдат, пытаясь уловить крупицы важной информации.
          - Все просто: для начала новичков выведут на арену перед публикой, дабы продемонстрировать зрителям новый товар, чтобы у тех была возможность предварительно прицениться. Потом заставят вас драться до смерти друг с другом, чтобы, во-первых, не смущать высокородных особ слишком большим количеством вариантов, а во-вторых, чтобы отсеять слабых и немощных. Выживших умоют, оденут, дадут нормальное оружие и пустят на бой с невольниками из "стариков". Кто победит - войдет во "взрослую" лигу.
          - А что будет во "взрослой лиге"?
          - Там начнутся серьезные ставки. Наиболее успешных бойцов купят частники для участия в ежегодном Большом Турнире.
          - Где уже гладиаторы будут драться за свободу?
          - Глади-, глади-кто?
          - Дед, не отвлекайся. За прохождение в финал Турнира дают свободу?
          Старик несколько секунд оценивающе смотрел на Кида, будто что-то прикидывая. Наконец, черты лица его расслабились и Лу ответил:
          - Да, дают.
          - Отлично! - самодовольно улыбнулся 47-й уже предвкушая возможность проявить себя. - Ты сказал, насильники и воры?
          - Есть и солдаты королевской армии, убийцы и наемники.
          "Не думаю, что у них есть шанс против тренированного РК, плюс еще и обладающего сверхчувствительностью и отличном реакцией" - про себя подумал Кид.
          - Но можешь не обнадеживаться, - спустил его с небес на землю Лу. - Турнир начнется через месяц, поэтому тебе физически не успеть попасть на него.
          - Что?! Как?!
          - Увы, молодой человек, увы. Заявка подается минимум за три недели до начала.
          - Должен быть способ! - панически повысил голос клон, взяв старика за грудки. - Он ведь должен быть!
          - Разве что тебя заметят сразу же после завтрашних боев, - невозмутимо изрек Лу.


          ***


          Шум предвкушающей толпы. Дикий ор, который требовал зрелища. Казалось даже стены вибрировали под его воздействием, нагнетая небольшой страх и волнение на новичков. Толпа свежего пушечного мяса терпеливо ждала своего выхода в тени коридора, готовясь встретиться лицом к лицу. Решетка медленно поползла вверх, открывая им вид на желтый песок и высокие стены арены, где совсем скоро прольется кровь. Кид что есть сил сжал рукоять древнего вибромеча, выданный ему перед самым выходом.
          "Как важна для тебя свобода?" - спросил его Лу в тот вечер. - "На что ты пойдешь ради того, чтобы поскорее вернуться к тем, кто тебя дожидается?"
          "На все" - коротко изрек он. - "Я не собираюсь торчать здесь еще год!"
          "Тогда слушай, юноша"
          Тысячи зрителей взирали на них сверху-вниз, безудержно хлопая в ладоши и махая руками. Они ждали этого всю неделю. Они дождались.
          - Дамы и господа, благородные особы нашего славного города! - торжественно вещал организатор игрищ беснующейся толпе. - Перед вами - те, кто кровью решили доказать свое право на свободу, право называться человеком! И только ваш выбор определит, заслуживают ли они это право!
          Кид еще раз оглядел трибуны, с которых на них глядели множество пар глаз. Их было не меньше двух тысяч, а может и больше. И каждый неотрывно глядел в ожидании знатного боя. Каждый что-то кричал: кто одобрительные кричалки, кто просто требовал, чтобы про лилась кровь здесь и сейчас. И всех их охватывала безумная эйфория, которая буквально витала в воздухе. И клон как никто ощущал это. Эти эмоции словно обволакивали его, заставляя кровь быстрее бежать по венам. Гул, грохот, безумные крики, бешеный выброс адреналина.
          - По древним традициям Тассендии, желающий их числа претендентов, может сделать первый шаг к своей судьбе! Кто же будет этот смельчак?!
          - Известно кто, - прошипел сквозь зубы солдат, делая шаг вперед, потом еще один, и еще один, пока не оказался перед всем стадом гладиаторов (хотя назвать таким словом кучку испуганных и грязных крестьян - это все равно что обозвать гунгана калишцем).
          - А вот и первый желающий! - звонко прокричал голос диктора. - Ну чтож, противник определится через три...две...одну...Итак! Противником этого мужественного человека станет тогрут из числа контрабандистов! Приветствуйте идущих на смерть!
          Публика озверело заулюлюкала ожидая кровавого исхода битвы двух рабов. Высокий, красномордый тогрут встал напротив Кида, угрожающе вертя в руках какую-то подобию на помесь шестопера и клевца. Остальные благоразумно удалились на почтительное расстояние, подгоняемые электрокопьями загонщиков. Противник 47-го был выше его и шире в плечах, но и значительно тяжелее. Похоже он уже знал, как сражаться в ближнем бою до смерти.
          - И-И-И-ИТАК! Н-Н-Н-НАЧАЛАЛИ!
          Тогрут тут же озверело бросился к клону, поднимая над головой оружие, намереваясь завершить поединок одним единственным ударом. Слишком медленно. Все его движения были как на ладони для тренированного солдата республиканской армии.
          47-й стремительно сократил расстояние, ринувшись навстречу врагу. Над ухом угрожающе посвистел "шестопер" контрабандиста с силой вошедший в желтый песок арены. Кид быстро нырнул под руку замешкавшегося оппонента, оказавшись с правого фланга, после чего резким движением нанес рубящий удар по затылочному отростку противника. "Щупальце" с чавкающим звуком отделилось от головы тогрута, обагряя землю и лицо солдата темно-красной жидкостью. Контрабандист сразу же болезненно схватился за обрубок, из которого обильно фонтаном сочилась кровь. Но клон не собирался заканчивать так просто: еще один удар и левая рука несчастного полетела в противоположную от тела сторону на радость гудящей толпе. Тогрут начал выть, словно раненный ранкор, не зная, куда деваться от боли. К сожалению, для него все только начиналось. 47-й быстро схватил того за "рог" и быстрым, точным движением отделил оба нароста от макушки смертника. Кровь и частички мозгов обильно заливали лицо и грудь солдата, который уже возвышался позади упавшего на колени "жертвенного банты" и поднес оружие к горлу врага. Но вместо того, чтобы прекратить
мучения контрабандиста, боец резко вкинул его голову к небу для обозрения публике, которая уже практически находилась в состоянии экстаза и слабо соображала от радости. Кровь уже окрасила желтый песок вокруг поля боя в темный оттенок, медленно стекая по лицу и затылку красномордого, падая на раскаленную землю. Удостоверившись, что планируемый результат достигнут, Кид с силой пнул в спину поверженного врага...прямо на лезвие вибромеча. Холодная сталь с легкостью, словно масло, разрезала мышцы, гортань и позвоночник тогрута. Голова раба бодро скатилась с плеч, подобно мячу.
          Фонтан крови зловещее брызнул из обрубка шеи, окатив 47-го с головы до ног. Трибуны просто взорвались от переизбытка чувств, яростно аплодируя победителю столь зрелищного и жуткого матча.
          - Дамы и господа! Вы только посмотрите на исход поединка! Похоже кто-то всерьез вознамерился с самого начала показать все, что умеет! Это победа!
          Кид окинул взглядом всех присутствующих, тяжело дыша от напора адреналина. С головы до ног, солдат оказался вымазан с темно-красной субстанции, приобретая сходство с мясником.
          "Толпа просит крови и благоволит тому, кто зрелищнее всего убивает" - мрачно пояснил ему Лу. - "Дай ей крови, дай ей шоу, и тогда возможно, что какой-нибудь псих купит тебя и выставит на Турнир не дожидаясь, пока ты войдешь в "старшую" лигу"
          "Да будет так" - безъэмоционально выдал клон.
          Его ждали, искали и беспокоились. Его братья, его друзья...и Сумари. Он не имеет права прохлаждаться здесь.
          Кид не мог нормально сохранить равновесие - его заметно покачивало и лихорадило. Его учили убивать всю жизнь. Даже две жизни. Пора наконец этим урокам приносить плоды.
          - Но что это?! - "внезапно" изрек диктор. - Наши достопочтенные организаторы требуют продолжения! И я думаю, что зрители не откажутся от него! Следующий противник нашей сегодняшней сенсации будет более серьезным!
          К клону уже гордо шагал ящер-переросток. Трандошанин. Его походка, весь его вид говорил о том, что здесь он уже не новичок. Презрительно, с чувством явного превосходства, он окинул взглядом едва держащегося на ногах клона, после чего почтительно поклонился зрителям. Но не успело тело ящера разогнуться, как он бросился в прыжке в сторону солдата, метя когтями прямо в горло. Распаленное прошлой схваткой тело сделало все на автомате. Быстро отскочив назад, избежав острых как бритва когтей, 47-й резко ударил мечом по лапе пришельца, разрубая кисть вдоль. Но похоже, болевой порог твари был куда выше, нежели у неопытного в ратном деле контрабандиста. Ничуть не смутившись, трандошанин наотмашь ударил другой рукой по лицу Кида. Теплая кровь залила глаза и поникала в рот, а четыре ровных пореза поперек всего лица, острой болью отдались в мозгу бывшего коммандос. Не удержав равновесие, боец повалился на спину, но тут же перекатился через плечо, вставая на ноги.
          Гнев. Ярость. Жажда крови и убийства. Все это полностью овладело сознанием сержанта, придавая новые силы и заставляя боль притупиться. Его враг вновь бросился к нему, желая закрепить результат и разорвать глотку выскочки. Все чувства резко обострились под влиянием эмоций, заставляя клона интуитивно упасть на колено, попуская когти ящера над собой. Вложив всю свою злость, он с силой взмахнул клинком снизу-вверх, отрубая целую конечность от тела трандошанина. Брызнула мутно-зеленая жижа, смешиваясь с кровью прошлой жертвы на теле солдата. Яростный вопль разъяренного противника резко превратился в болезненный хрип, когда Кид рубанул чуть выше коленной чашечки ящера. Не особо соображая, он вновь взмахнул оружием поперек туловища оппонента, по-ниже того места, где у человека был пупок. Через аккуратный разрез на брюхе "зеленомордого" тут же начали выпадать кишки и какие-то органы. Обуяненный злостью, 47-й с силой схватился за вываливающийся отросток ящера и с пнул его в живот. Над ареной разнесся полный боли крик, от которого вполне могли лопнуть стекла. Раненный трандошанин извивался на земле, в то
время как конец червеобразного кишечника оказался намотан на кулак солдата, который словно держал врага на поводке. Медленно разжав руку, Кид через силу подошел к уже практически покойнику. 47-й спокойно придавил ящера к земле ногой и высоко подняв клинок, а затем резко опустил его на лицо противника. И вновь железо без труда прошло сквозь преграду, пригвоздив оппонента к полу, войдя точно в раскрытую пасть ящера.
          Окончательных слов диктора поединка клон так и не смог услышать. Дрожь, усталость и боль все же выбили из колеи. Через три секунды после своей безоговорочной победы, Кид безвольно повалился рядом со зверски зарезанным трандошанином, угодив лицом прямо в вонючую жижу из крови, дерьма и грязи.


          Глава 15.


          В каком-то фильме, еще на "гражданке", перед новой командировкой, Кид запомнил один диалог между двумя героями:
          "- Стоит ли умирать ради одной девки?
          - Стоит! И умирать, и убивать, и отправиться в Ад!"
          И отправиться в Ад. Очень похоже на то.
          - Юноша, советую вам съесть свой обед - пищи на сегодня больше не будет, - посоветовал ему Лу.
          - А? - пришел в себя Кид. - Точно, дед, задумался.
          Сегодня был важный день. Сегодня определится, произвел ли на толпу впечатление его "сольный номер". После того, как он очнулся, сокамерники встретили нового гладиатора настороженно, опасливо поглядывая в сторону маньяка, который разделал двоих из них не хуже, чем мясник свиную тушу. Только Лу перекинулся с клоном парой фраз, но и на этом все. Атмосфера в камере царила мрачная. Вокруг 47-го словно сформировался невидимый барьер, который боялись нарушать все остальные. Даже в его сторону рабы старались смотреть лишь украдкой, мельком, чтобы не привлечь внимание.
          - Очаровательно, - лишь устало вздохнул солдат.
          К сожалению, охрана даже не удосужилась поменять одежду на нем, тем самым довершая образ. Арестантская роба, прежде серого цвета, превратилась в настоящий пример того, что бывает, при употреблении наркотиков, а главное - при их смешивании: красные и зеленые пятна и разводы в самых невообразимых комбинациях могли вполне придти по вкусу ценителям "современной моды" на Земле. Конечно, если бы они не узнали источник "вдохновения" автора. Одежда полностью пропиталась кровью и останками противников Кида, добавляя ей непередаваемый аромат, разносящийся на пару метров, на подобии того, что слышишь, принюхавшись к свежему куску говядины. Плюс ко всему, добавьте сюда почти неуловимые нотки хозяйственного мыла для полного осознания картины. Запах скотобойни, не больше и не меньше. 47-му казалось, что каждая клетка кожи пропиталась этой невообразимой вонью, надежно оставив отпечаток на его теле. Мягко говоря, желание подкрепиться резко пропало. Пытаясь подавить неприятные ассоциации и рефлексы, клон спокойно отодвинул от себя миску с бесцветной кашей, привалившись спиной к каменной стене.
          Почему-то, в голову начали приходить те светлые образы, что вели его на арене, те, что задавали цель для убийства. Он вспоминал, как каких-то пару-тройку месяцев назад безмятежно проводил время на Акаане, полностью абстрагируясь ото всех событий, творящихся в секторе. Даже на фоне смертей и разрушений, солдат умудрялся сохранять какое-то подобие хорошего настроения, будь то невинные, почти семейные пикники у озера вместе с Сумари и Ранной, или, ставшая доброй традицией, получасовая игра "в прятки" с девочкой. "В прятки", потому что как бы того не хотел 47-й, он все равно ощущал ее в Силе и мог указать ее местоположение в радиусе ста метров в точности до шага. Поэтому-то и приходилось изображать бурную деятельность и якобы искать эту озорницу, чтобы не огорчать. Почти полгода они были неразучены, почти полгода солдат испытывал давно забытое чувство свободы. Хотя, почему "забытое"? Забывают только то, что когда-то испытывал, через что когда-то проходил. А он...Вечный раб и слуга.
          - О чем задумались, уважаемый?
          - О многом, Лу, - пожав плечами, ответил Кид. - О жизни, о доме, о...А вообще, почему ты спрашиваешь, дед?
          - Просто стало интересно, - пожал плечами старик. - Все-таки после недавних, кхм, событий, ну, сами понимаете.
          - Мне уже привычно убивать, - отрешенно заметил солдат.
          - Убивать из бластера и убивать собственными руками - это разные вещи.
          - Привыкну, адаптируюсь.
          - Привыкните, - утвердительно кивнул тот. - Еще как привыкните. Все привыкают...а потом входят во вкус.
          - В смысле? - удивленное вскинул брови клон.
          - Понимаете, - хорошенько прокашлявшись, продолжил раб. - Фактически, им здесь лучше, чем там, откуда они явились. Здесь они могут удовлетворить все свои самые темные и затаенные желания.
          - Дед, ты случаем умом не тронулся?
          - Вы еще совсем новичок и еще не вкусили этого, - с чувством превосходства усмехнулся он. - Эмоции, которые испытываешь, когда выходишь на песок, крики ликующих зрителей, ощущение силы, которая дарует тебе право лишать или сохранять чужие жизни. Деньги, вино, женщины - вот, что ожидает победителя.
          - Что за бред? - возмутился солдат. - Какой смысл в клетке, даже если она целиком сделана из золота? Неужели кто-то добровольно променяет свободу на это?
          - А что есть свобода, юноша? - внимательно взглянул на него старик. - Думаете крестьянин, который горбатится на полях, отрабатывая кредит, свободен? А аристократ, родившийся в мире интриг и взаимной зависти, который вынужден вести себя так, как велят традиции и общество - он свободен? Свободен ли сирота, который вынужден побираться на грязной, вонючей улице, и должен красть и заниматься грабежом и мелким воровством, чтобы элементарно не умереть с голоду?
          - И что, им здесь по вашему лучше?! Лучше рисковать своей шеей, удовлетворяя извращенные потребности толпы?! - понемногу повышая голос, ответил боец.
          - Им? А что, если я скажу, что здесь, они удовлетворяют все свои животные инстинкты? У них будет все, если повезет: еда, секс, выпивка, развлечения, и самое главное - любовь и обожание зрителей! На что им возвращаться к своей "свободе", когда здесь они имеют все, что пожелают?
          Кид молча смотрел на старика, ожидая, что тот вот-вот рассмеется и задорно объявит, что это шутка. Но прошло почти с полминуты, однако Лу так и не улыбнулся, а все также серьезно глядел в ответ.
          - В одной книге, давным-давно мною прочитанной, - наконец медленно произнес солдат. - Герой постоянно повторял одну и ту же вещь: "Не перепутай звезды с их отражением на поверхности озера". В его устах это звучала как усмешка, но сейчас...сейчас я готов сказать: ты спутал настоящую жизнь и цель с их вульгарным суррогатом. Жратва, бабы и развлечение не могут быть целью, не могут заменить настоящей жизни и свободы. Они лишь средство для существования наших тел. Я не говорю, что свобода - это только положительная вещь. Она, по своей природе, та еще сука - бывают и огорчения, о которых ты уже говорил. Но это не повод от нее отказываться. Это не повод уподобляться животным, заявляя, что так легче. Свобода - это возможность выбирать, возможность строить свою жизнь так, как тебе нравится, возможность идти к счастью, которое только для тебя. Не для соседа, не для друга, не для бомжа с улицы - для тебя. И мой ответ - нет! Все, кого ты назвал не свободны, но они сами это выбрали. Они сами решили для себя, как жить, оправдываясь, что все так делают, что так поступали поколения назад. Они не скот и не
стадо, но они сделали выбор в пользу неволи. Свой осознанный выбор.
          - О каком выборе идет речь? - тактично поинтересовался дед. - Какой выбор делал тот же беспризорик, к примеру?
          - Он сделал выбор в пользу криминала, потому что так легче. Легче воровать, нежели пойти учиться. Хочешь сказать, что он обшаривал карманы прохожих, а потом тут же бежал за куском хлеба? Скорее, парнишка тратил их на бухло и клей. Или ты хочешь сказать, что в детских домах не кормят? Что-то я не слышал, что Тассендия голодает, что здесь отсутствуют пособия или пенсии, на которые нельзя купить простейших продуктов для жизни. Хочешь сказать, что ваши власти не содержат школы? Что он сделал для своего благополучия? Он надрывал спину или натерал ладони до крови? Он сделал выбор: легче "позаимствовать" у другого, нежели просто попытаться и трудиться. Мне его жаль, но я не буду плохо спать ночами от осознания его положения.
          - Хотите сказать, что все, что происходит с нами - это лишь последствия выбора?
          - Я хочу сказать, что нельзя просто взять и свесить ноги, ожидая пока добрый начальник, чиновник или просто прохожие сделают милость! Нельзя просто ныть о свой "несправедливой судьбе".
          На эти слова старик Лу добродушно рассмеялся, совершенно не обращая внимания на растерявшегося солдата, который недоуменно смотрел на собеседника.
          - Вы еще молоды, и поэтому наивны, юноша, - наконец весело произнес дед. - Вам еще предстоит понять, что не всегда мы можем что-то изменить в жизни. Апатия, горесть и отчаяние часто парализуют разум, не давая придти к верному решению. Часто люди просто чувствуют бессилие и не видят света впереди. Вам еще предстоит многое пережить в этом мире. Но Ваш настрой мне нравится, уж поверьте. И на будущее: всегда помните об изначальной теме разговора. Мы начали обсуждать свободу и те качества и цели, которые делают человека человеком. А завершили? Моя небольшая уловка с тем самым беспризорником плавно вывела наш диалог туда, где Ваша аргументация кажется спорной и неубедительной. Еще немного, после того, как я задал бы еще несколько вопросов и предложил несколько тезисов, и Вы оказались бы разбиты в пух и прах.
          Кид удивленно наблюдал за довольным стариком, понимая, что его вот так вот просто обвели вокруг пальца. Хитрый старикашка.
          - Не переживайте, - добродушно махнул ему дед. - Часто эмоции заставляют нас говорить то, что мы думаем, и это невольно уводит тему спора совсем не туда, откуда он начался. Опытные демагоги часто этим пользуются, имейте в виду.
          - Я запомню это, старик.
          - И вы правы. То, к чему пришли многие чемпионы арены и любимцы публики - это не жизнь. В конце концов, они перепутали средство с самой целью. "Перепутали звезды с их отражением", как Вы сказали (красивая, кстати, цитата). И я надеюсь, что это не отобьет у Вас желания достигнуть того, ради чего распотрошили двух наших товарищей.
          - Поверь мне, Лу, - спокойно вздохнул 47-й. - Я знаю, ради чего сражаюсь.
          - Верю, Вы что-то упоминали про дорогих людей, - серьезно кивнул раб. - Кстати, может быть скажете, за кого воевали: за федералов или конфедератов?
          Клон невольно покачал головой - вычислили таки, в конце концов. Впрочем, это не удивительно.
          - За Республику, дед, за Республику.
          - Так Вы из...ну, понимаете, из клонированных?
          - Да, из них, - с усмешкой на устах ответил боец. - КЛ-6747, группа Зетта, 35-й полк коммандос, 6-я системная армия ВАР.
          - Войска спецназначения? - удивленно поднял брови тот. - Тогда неудивительно.
          - Что неудивительно? - насторожился клон.
          - О ваших ходит дурная слава, - честно признался старик. - Вроде бы, вас создали вообще без эмоций и чувств, лишь человеческая оболочка. Выполняйте любой приказ, вплоть до собственной ликвидации в случае провала задания. Не оставляете свидетелей, даже женщин и детей. Работаете жестко и беспощадно - настоящие машины убийства.
          Кид еще несколько секунд непонимающе глядел на своего собеседника, но когда наконец переварил все то, что ему поведал дед, то не нашел в себе сил, чтобы прекратить откровенно ржать. Давно, очень давно его так не веселили. И наверное, он несколько переборщил, потому что сокамерники буквально прижались к стенам, стараясь оказаться как можно дальше от психованого мясника. Их мерзкий и липкий страх разносился буквально по всей камере, что уже порядком начало раздражать клона. В какой-то момент, в голове 47-й пронеслась шальная мысль нарочито скорчить демоническую морду и начать утробно завывать, но судя по тому, что ощущал Кид, если он выкинет нечто подобное, добрую половину камеры хватит удар.
          - Юноша, я конечно понимаю, что Вас веселят озвученные мною стереотипы и мифы, но это не повод доводить наших товарищей до пограничного с инфарктом состояния, - укоризненно покачал головой Лу. - Вы, судя по всему, вполне здравомыслящий человек, поэтому должны с пониманием отнестись к их страхам. К тому же, Ваш оскал пугает даже меня.
          47-й вмиг остановился, удивленно глядя на обеспокоенное лицо старика. Действительно так? У него, что, и в правду такое страшное выражение лица?
          - Э...Прости, дед, - виновато выдавил из себя 47-й.
          - Ничего. А вообще, странная эта была война. Федералы вроде бы победили, но и сами исчезли в итоге, позабыл все то, ради чего сражались.
          Кид мысленно кивнул словам старика. "Федералы". Неправильное обозначение довольно ощутимо резало ухо. Видимо местные именно так именовали республиканцев. Что ж, в какой-то степени они были правы. Но если рассматривать более объективно, то это Республику можно было назвать конфедерацией, нежели КНС. Союз государств без единой армии до начала войны, без единой законодательной базы, суверенитетом отдельных субъектов и относительной слабости центра, объединенные только едиными принципами и экономическими связями. Что это за страна-то такая? Быть может, что когда-то давно Республика была сильным, централизованным государством, но те времена давно минули. Похоже, что упадок демократического правительства, не подкрепленного сильной исполнительной и законодательной властью, и являлось той ахиллесовой пятой, что уничтожила старый строй и почему многие с радостью набросились на него с критикой после провозглашения Империи. И Новая Республика будет построена именно на принципах: почти полном суверенитете систем, скрепленными только красивой бумажкой под названием Конституция. Какой в этом толк? Какой толк
во всех декларациях, если они не закреплены жесткими гарантиями? Какой смысл от государства, которое существует лишь на бумаге? Не хотелось этого признавать, но похоже Мандалор в какой-то степени был прав: Новая Республика окажется нежизнеспособна. Но не из-за демократии, не из-за политиков-идиотов, которых везде хватает, а из-за слабой центральной власти. В конце концов, Джейсон Соло будет сражаться именно за это: за стабильность и целостность всей страны. Неудивительно, что многие в конце концов поддержали Палпатина с его строительством нового порядка. Вот только какой смысл менять почти анархию на тиранию, которая все равно рано или поздно падет под ударами внутренних противоречий между классами, политическими группами и интересами целых миров? Неужели здесь невозможно достижение слияния сильной центральной власти и гражданских свобод, демократии и политического плюрализма? Ведь на Земле они почти смогли добиться этого, со скрипом, с оговорками, но тем не менее. Неужели нынешнее поколении отмело эту идею как нежизнеспособную? Или в условиях стольких рас, систем, идеологий это недостижимо?
          - Молодой человек, это невежливо: игнорировать собеседника, - скромно напомнил о себе Лу.
          - Извини, старик, - вовремя опомнился солдат. - Задумался.
          - Ничего, - ответил он. - У моего сына было такое же выражение, и он точно также смеялся, когда возвращался из командировок.
          - Ваш сын воевал? - навострил уши Кид. - Я думал, что Тассендия не принимала участие в Войне Клонов.
          - Не в войне, - поправил его старик. - Он служил на Севере, сражался против бунтовщиков-нелюдей. Вы просто напомнили мне его.
          - Он погиб в бою? - после недолгой паузы спросил клон.
          - Нет, - просто произнес Лу. - Сражался почти два года, дослужился до капрала. А потом...эх...Он не смог. Взял из шкафа дедовский дробовик и приставил дуло ко рту.
          Кид молча кивнул старому рабу, понимая, о чем тот говорит. Выжив в бою, парень так и не приспособился к мирной жизни. Не смог спать спокойно, не смог закрыть глаза, не смог ходить по улицам, не оборачиваясь. Клон понимал, как никто, ведь Томас так и не смог прижиться в родном Солт Лэйке после первой командировки в Ирак: идя по городу, он невольно контролировал окна верхних этажей, никогда не шел по центру улиц - всегда только с краю, при этом мысленно напрягаясь, проходя мимо поворотов. Тишина по ночам становилась сравни адской пытке.
        Противный звук бьющейся о металлическую решетку дубинки, мигов вколыхнул всех сидящих в камере рабов.
          - Эта, Живодер, на выход! - громогласно объявил охранник.
          - Думаю, он о Вас, - пояснил дед. - Удачи.
          - Спасибо, - кивнул ему клон, поднимаясь и направляясь к выходу.
          - Надеюсь, Вы достигните того, ради чего решили сражаться, - уже в спину донеслось Киду.


          ***


          Конечно, в той ситуации, в которую вляпался 47-й, многие бы задумались о том, кто же купит его и даст возможность поскорее свалить из рабства, попутно прихватив несколько кредитов в кармане. В воображении клона рисовались и дремучие, сумасбродные старцы, решившие побаловать себя знатным зрелищем; и толстые, противные аристократишки, единственной целью в жизни которых являлось наполнение желудка едой; или же просто "мыслители" и "деятели искусства", у которых была на редкость привередливая муза. Личность покупателя для самого солдата оставалась не важна, если этот добрый денежный мешок выставит его на Турнир - а там либо свобода, либо смерть. Конечно, не хотелось бы стать собственностью какой-нибудь властолюбивой бабы, в головах которых вечный разброд и шатание, или конченного садиста, требующего, чтобы его "собственность" расправлялась с врагами "по-изящнее". Но, по-видимому, судьба решила, что коль играть, то по-крупному! Ну, и чувство юмора у нее имелось весьма своеобразное...
          В темной комнате, где небольшой прожектор освещал только небольшой пятачок по центру, прямо перед закованным в кандалы рабом, гордо стоял светловолосый мальчишка лет тринадцати-четырнадцати, одетый по самому последнему писку местной моды, весь вылизанный и ухоженный, с тонкими чертами лица и голубыми глазами. Он насмешливо и словно оценивающе взирал на ободранного и грязного солдата, который из последних сил удерживался, чтобы не сплюнуть на землю. Типичный избалованный, самовлюбленный засранец, который возомнил себя чуть ли не королем этого мира. Маленький, поганый крысеныш. Правда, глаза у него казались довольно интересными: в том плане, что хотелось их выколоть и повешать на шею, словно экзотическое ожерелье. А что? Говорят, что кто-то из солдат коллекционировал уши и носы.
          - Я думал он будет выше, - брезгливо обратился мелкий к охранникам. - И шире в плечах!
          "Может я еще молнии из задницы должен пускать?" - недовольно поморщился боец.
          - Надуть решили? Это ничтожество не стоит денег, затраченных
          - Ну, эта, Ваше благородие, - замялся один из его конвоиров. - Вы же сами, эта, видели, как он, ну, тех двоих ухайдохал. Настоящий маньяк и зверь.
          - Пфф, молчи-ка лучше, - отмахнулся от него белобрысый шкет, после чего обратился к Киду. - Эй, ты, пес, имя-то у тебя есть? Ты вообще меня понимаешь?
          Клон молча глядел прямо в глаза покупателя. Молча, потому что боялся, что элементарно не выдержит и на говорит много разных гадостей. Причем, "поганый гном" среди них было бы самым мягким. 47-й никогда не верил в ненависть с первого взгляда, но похоже это была именно она.
          - Эй, я к тебе обращаюсь! - начал распаляться малой, похоже не терпящий, когда его требования не выполняется сию же минуту. - Ну, ничего, я тебе еще покажу, как мне не повиноваться!
          "Нервный-то какой" - флегматично подметил солдат. - "Хотя, может у него просто плохое настроение? Может в обычной жизни парень переводит старушек через дорогу и помогает нищим?"
          - Я заплатил за тебя кругленькую сумму, Пес! - истерично взвизгнул тот, приближаясь к рабу. - Да ты мне ноги сейчас будешь лизать! А ну, быстро поклонись своему господину!
          "А нет, все правильно!" - подметил Кид, расплываясь в блаженной улыбке, словно только что выиграл джекпот. - "Я его точно придушу"


          Глава 16.


          Прогулочная яхта класса 'Ориент' 'Эссилия', которая напоминала скорее богато украшенную помесь кареты и летучего дворца, куда Кида благополучно отконвоировали, медленно начала подниматься над посадочной площадкой, тихо гудя двигателями. Не то, чтобы клон так уж переживал по поводу того, что покидает предоставленный гостеприимный приют, но вот желания вновь куда-то кочевать по воле очередного 'хрена с горы' как-то не возникало. Хотя, куда деваться, когда, во-первых, на тебя уже направлены минимум десяток стволов охранников, а во-вторых, на шее появился модный и элегантный аксессуар, который с легкой подачи 'мелкого' мог пустить в мозг бодрящий заряд электричества. Рабский ошейник - это уже совсем ни в какие ворота не лезет, к тому же, даже в самых глухих задворках Галактики давно использовали чипы. Похоже, что тяга тассендцев к различного рода бирюлькам и украшениям переходила вообще все разумные пределы. Еще из минусов - камера. Очень хреновая камера: небольшой карцер два на два, без какого-либо намека на санузел, расположенный прямо в полу главной каюты, чтобы гости и сам хозяин могли взглянуть
на столь выгодное приобретение, не отрываясь от приема пищи и утонченных представлений, что давала какая-то известная труппа, прямо во время полета. И это было хуже всего. Долбанная музыка. Долбанные танцы. Долбанные ошметки еды, которые с чавкающим звуком ударялись об энергетическое поле, разделяющее господ от голодного раба. Вся главная каюта до отказу была наполнена людьми в богатых вычурных костюмах и платьях, которые только и делали, что галдели, жрали и пили, а потом снова галдели! И все эти праздные сволочи похоже считали своим долгом поглазеть на несколько обросшего и оголодалого клона. Кто-то даже умудрялся корчить рожи, другие просто тыкали пальцами и качали головой с видом бывалых знатоков. Тыкали словно в породистого коня или бойцовскую собаку. Высокородных особ, приглашенных на прием к юному господину, похоже изрядно веселил вид чумазого невольника и его почти хищный оскал. Одна из дам, на вид весившая килограмм триста не меньше, что-то с энтузиазмом начала втирать белобрысому пареньку - владельцу и этого роскошного судна, и новой игрушки в лице Кида.
          Сам же солдат невольно с удовольствием представлял, как медленно разделывал бы на куски всех находящихся на 'Эссилии': мечом или же виброножом потроша словно свежую дичь или вскрывая им животы на манер консервной банки. От их довольных, жирных и лоснящихся лиц, которые так повелительно смотрели на него сверху вниз, хотелось буквально царапать стены и рвать на себе одежду от бессилия.
          - Не думаете ли Вы, лорд Канн, что данный экземпляр еще сыроват? - услышал Кид обрывок диалога, что вели между собой 'хозяева'.
          - Конечно, но не в этом ли суть, леди Собб? - ответил ей самодовольный до тошноты голос 'белобрысого'. - Не эта ли варварская жажда крови и неудержимость привлекла наше внимание на последнем шоу?
          - Конечно-конечно, но Вы ведь знаете, что необъезженные жеребцы бывают опасны, - мелодичным тоном произнесла сука. - Вот, взгляните на него.
          Даже не обращаясь к своему Дару, Кид ощутил, как несколько взглядов устремились в его сторону. Едва успокоившийся сержант вновь почувствовал, как ярость поднимается из самых темных уголков души. Неизвестно, что увидела местная элита в его глазах, когда невольник резко вскинул голову, впившись полубезумным от гнева взглядом в лица своих 'хозяев', но, что он отчетливо уловил, так это приятный и пьянящий аромат страха, исходящий от зажравшихся ублюдков. Только два взгляда не изменились: его 'хозяина', который наблюдал за ним с усмешкой, держа бокал с красным вином, и блондинки в зеленом платье с пошлым до невозможности вырезом и лошадиными чертами лица.
          - Вот видите, - подала голос та самая 'леди Собб', что неотрывно наблюдала за клоном. - Совершенно дикий, невоспитанный и необузданный зверь.
          Впрочем, ее собственные ощущение и желания сказали куда больше, чем ее лицо. Похоть и неугомонное либидо этой 'парнокопытной' явно били через край - как ни странно, ментальная чувствительность сержанта увеличивалась на порядок, стоило эмоциям брать верх над ним. Кид лишь демонстративно сплюнул на пол, недвусмысленно намекая, что думает по поводу подобной идеи.
        'Нет эмоций - только покой. Нет эмоций - только покой. Нет эмоций....' - словно мантру повторял сержант, стараясь угомонить бурю в душе. Он вновь постарался вспомнить о своей цели, о том, ради чего стоило пройти через эти испытания: получить свободу, вернуть братьев, найти Ранну и Сумари. И медленно, но верно, Кид ощутил, как гнев постепенно уходит из сознания, оставляя место лишь миру. Он знал, что все эти лишения и унижения стоят конечного результата. Впервые в жизни, клон наконец нашел то, ради чего стоит и жить, и умереть, и отправиться в Ад, и он не позволит этим праздным засранцам сбить его с пути.
          - Думаю, что хватит разглядывать это, - послышался мальчишеский голос Канна. - Скоро должны подать десерт - белый торт.
          - О, это так мило, - растянулась в улыбке леди Собб, чем еще больше приобрела сходство с пони. - Кстати, Вы слышали, не давешне...
          Толпа разогретых вином аристократов тут же мгновенно удалилась от ямы, вновь переключив свое внимание на излюбленное занятие - светскую болтовню.
          Кид лишь облегченно вздохнул, когда гул утих до приемлемого уровня. Солдат обреченно оперся спиной о стену камеры, прикрыв глаза. Интересно, как они там? Живы ли? Смогли ли покинуть зону боевых действий? Нашли ли для себя место, чтобы залечь на дно? Почему-то, только сейчас возник вопрос: 'А как он собственно будет их искать после всего этого?'. Связь между ним и Сумари - слишком неизвестный фактор, чтобы целиком и полностью полагаться на нее. А если они осядут там, где естественная Темная либо же Светлая аура планеты полностью скроет Ранну с дочерью, что тогда? Слишком много вопросов и неточностей в плане, и слишком мало ответов и возможных решений.
          Но кое-что в его голове постепенно начало вытеснять думы о возвращении. Ярость и гнев, что охватили разум. Ведущие и основные проводники на Темную Сторону. И в последнее время слишком часто охватывающие солдата. Пугающе часто. Он сам видел много раз, как резко и бесповоротно менялись одаренные под воздействием Богана: как защитники мира и справедливости начинали бомбить мирные планеты, как веселые и чуткие адепты становились полупсихованными маньяками, готовыми придушить подчиненного за один лишь неправильный взгляд или недостаточно низкий поклон. Как это происходило? Почему? В чем же причина столь сильных изменений не только самого характера (в этом-то не было ничего удивительного), но и радикальной смены приоритетов и понятий о том, что правильно? Но еще больше пугала скорость, с которой проходили изменения: максимум несколько лет для самых стойких и то без влияния со стороны. На практике же, при активном содействии сита или иного внешнего фактора, скорость обращения ко злу исчислялась месяцами или даже неделями. Как, черт возьми, это происходило? Это было важно. Важно для того, чтобы самому
не оказаться на месте бесчисленных 'Энакинов', 'Малаков' и прочих джедаев, что по логике вещей должны были быть куда как подготовлены к соблазнам Темной Стороны. Дерьмо.
          - Дерьмо, - вслух повторил клон, открывая глаза.
          Шум наверху становился все сильнее - никак стадо гостей опять решило потыкать в него пальцами. Чертовы зажравшиеся уроды.
          - Нет эмоций - только спокойствие, - вновь тихо повторил Кид.
          Но стоило ему произнести эти слова, как в голове словно зазвенел гонг, предупреждающий об опасности. Неуловимое чувство тревоги, наполняющее разум и заставляющее интуитивно напрячься в ожидании возможной атаки. Но ощущения были своеобразными. Очень своеобразными. Настолько, что за свою жизнь клон испытывал их всего пару раз во время войны. Кид с силой уперся руками-ногами о пол и стены камеры, отчаянно матерясь во все горло. Очень удивились гости. Очень удивился лорд Канн. Но больше всех удивился капитан судна, когда на мониторе появилась красная иконка оповещения: 'Ракетная атака!'


          ***
          Приземление прошло...удачно, наверное. Во всяком случае, для Кида. Клон не был уверен в том, что произошло с остальными пассажирами во время падения стотонной махины на поверхность планеты. Сам сержант знатно приложился лбом о магнитное поле во время всего бардака, в следствии чего вынужден был отрубить на неопределенное время. Повезло еще, что прошлый опыт и Сила помогли как следует сгруппироваться при падении яхты. Впрочем, солдат испытал неизмеримое чувство злорадства и радости, когда представил, как от всех находящихся на борту остался лишь неаппетитный фарш из костей и мяса. Точнее, он на это надеялся. И даже если кто-то еще оставался в живых, он знатно повеселится с ними, когда выберется из карцера. 47-й мельком оглядел состояние камеры, попутно пытаясь определить, цел ли он сам. Кроме расшибленного лба и пары синяков вроде бы иных повреждений не чувствовалось. Но прислушавшись к своим ощущениям, солдат испытал нечто странное. Молниеносно поднеся ладонь к горлу, он понял, что ошейника нет! Действительно, чуть внимательнее осмотрев камеру, сержант наконец заметил, как его надежная удавка
валялась в углу. Что за...? Хотя, он должен скорее радоваться этому факту, но все же, Кид определенно был озадачен. Вероятность того, что он просто отвалился или оказался бракованным была примерно ноль целых и хрен в периоде! Что за хрень? Хотя...Это все сейчас не принципиально. Убедившись, что он может относительно безболезненно двигаться и вроде как не получил критических травм, клон обратил свой взор наверх. Судя по всему, питание корабля приказало долго жить - силового поля на "потолке" не наблюдалось, а значит он должен попытаться вылезти отсюда. Несколько попыток взобраться к долгожданной свободе, не принесли результатов, что очень погано сказалось на настроении и так не очень веселого бойца. И за это они тоже поплатятся, черт возьми! Вновь, раз за разом, он продолжал попытки взобраться на непокорную вершину, упрямо игнорируя неудачи. Осознание того факта, что долгожданная свобода уже совсем рядом, нужно было только дотянутся, заставляло действовать с таким усердием, словно тот получил хороший пинок под зад. Попытка - неудача, еще одна - и вновь тоже самое! Черт, джедаям в такой ситуации
пришлось бы куда легче! Для них высота в несколько метров - плевое дело! Использовать Силу - попытка-то не пытка, верно? Терять уже нечего. Собрав всю оставшуюся волю в кулак, Кид раз за разом пытался нащупать тот самой дар. Наконец, после долгих попыток, в голове солдата словно щелкнул переключатель, и боец сумел таки мертвой хваткой зацепиться за края ямы, в буквальном смысле прыгнув выше головы. Чувство эйфории и долгожданной победы целиком и полностью охватили солдата, пока тот начал активно подтягиваться, чтобы наконец вылезти из всего этого дерьма. Он все-таки смог это сделать...только для того, чтобы увидеть, как прямо ему в лицо приставили дуло бластерной винтовки.
          - Вниз, тварь, - кровожадно прорычал охранник в соответствующей церемониальной форме.
          - Дилетант, - усмехнулся в ответ клон.
          Какой придурок станет подходить к врагу в упор, наставив на него оружие? Впрочем, скорее всего охранники на яхте малолетнего аристократишки даже представить себе не могли, что им когда-нибудь придется оказаться в реально опасной ситуации. Это вам не бренди в кабаках распивать и горничных за задницы щипать, засранцы!
          Уже отработанным движением, коммандос резко рванул ствол винтовки вверх, одновременно пригибаясь и нанося неимоверно грязный и запрещенных во всех видах спорта удар. Как и положено любому существу мужского пола, слишком самоуверенный балбес согнулся в конвульсиях, но не упал, что несколько озадачило. Кид не стал терять времени на размышления, а просто схватился за макушку и подбородок несчастного и резко крутанул вправо, после чего удовлетворенно кивнул, когда отчетливо услышал, как мелодично хрустнули шейные позвонки. Труп охранника безвольно повалился на пол.
          Быстро оглядев обстановку, бывший раб еще больше распылился в улыбке: в зале царил настоящий хаос; на стенах, на полу, даже на элементах интерьера мрачно красовались обильные потеки крови, словно кого-то долго и упорно били головой и всеми остальными частями тела обо все, что подвернулось; элегантные ковры оказались запачканы мутной жижей красного цвета, скорее всего вином из многочисленных графинов. Когда-то богато украшенные помещение предстало перед клоном, словно здесь пробежало стадо буйных шимпанзе. Многочисленные обломки мебели, осколки дорогой посуды, остатки изысканных яств - все это перемешалось на полу в феерическом бардаке. Со стен за произошедшим уныло наблюдали портреты каких-то жутко известных господ, а порой 47-му казалось, что лица изображенных на них людей полны печали, хотя все это определенно бред, ересь и его неуемная фантазия. Трупов, как ни странно, нигде не наблюдалось. Хотя, чего он ожидал? Если уж самому удалось пережить крушение, отделавшись лишь парой синяков, то почему остальные должны сдохнуть? Скорее всего, пока он валялся без сознания в карцере, кто-то ушлый
организовал эвакуацию раненных в медпункт, а выживших отборным матом погнали куда-то наружу. Про дорогостоящую покупку в лице нового раба благополучно забыли. Вот и хорошо. Еще раз внимательно взглянув на тело убиенного им охранника, Кид заметил один нюанс, который изначально ускользнул от взора бойца - карманы жертвы были набиты так, что казалось должны были разорваться от давления.
          - Вот оно что, - прошептал под нос солдат, склонившись над трупом. - Мародерничать изволили?
          Действительно, после изучения содержимого, напрашивался только один вывод - этот ушлый паренек решил обокрасть своего работодателя. Как мило. Вот только кишка оказалась тонка. Будь Кид на его месте, то предварительно бы сделал предупредительный выстрел в голову возможному свидетелю. К тому же, стрелял бы сразу, как увидел, что...
          - А!
          Острая, нестрепимая боль буквально сковала тело солдата, легкие словно готовы были детонировать от разрывающих судорог. Через мгновение, неудержимый приступ кашля накрыл 47-го с головой, заставляя повалиться на колени. Алая кровь обильным потоком вырвалась из рта, оставляя на языке медный привкус.
          - Опять, - тихо пробубнил тот, когда конвульсии прекратились так же внезапно, как и начались. - Знал же ведь...
          Немного отдышавшись, он стянул с рядом лежащего трупа темно-синий плащ, прихватив с собой несколько "магазинов" к винтовке и внушительных размеров вибронож, после чего уверенно двинулся в сторону коридора, в надежде отыскать выход. Он уже понял, что дорогая яхта, отливающая золотым блеском и стоившее целое состояние была "посажена" принудительно, а значит скоро сюда набегут не в меру любопытные аборигены с весьма прозрачными намерениями. Кто это был - совсем не интересовало. По документам он числился, как раб. А что бывает с захваченными рабами 47-й прекрасно знал. Едва двери отодвинулись в стороны, острый слух солдата отчетливо уловил звуки стрельбы, доносящихся откуда-то спереди. Похоже чертова комната была звукоизолирована - это раз. "Гости" уже принялись к цивилизованным переговорам с хозяевами - это два. Клон лишь довольно усмехнулся, проверяя заряд батареи бластера, тихо напевая под нос:


          - Шалтай-Болтай
          Сидел на стене.
          Шалтай-Болтай
          Свалился во сне.
          Вся королевская конница,
          Вся королевская рать
          Не может Шалтая,
          Не может Болтая,
          Не может Шалтая-Болтая собрать!


          Поглубже натянув капюшон плаща и взяв в руки бластер, напоминающий скорее какой-то древний мушкет, боец рысью рванул вперед, в надежде побыстрее оказаться подальше. Нападающие должны были иметь при себе спидер или что-то из этой категории. А иначе, что это за ограбление, если нет чего-то быстрого, на чем можно благополучно свалить до прибытия основных сил противника? Классический Hit&Run, хотя после долгих лет жизни, сержант убедился, что идиотов в Галактике больше, чем хотелось бы. Впрочем, если это действительно какие-то местные грабители, то они явно не обидятся на то, что он позаимствует один из их транспортных средств. Все ведь честно, не правда ли? Двигаясь в глубине коридоров, стараясь не высовываться, боец определенно мог сказать, что приближался как раз к месту перестрелки. Паршивый вариант, конечно, но другой дороги, кроме как этой, Кид просто не знал - именно так его вели при погрузке. Чертовы уроды, не соблюдающие элементарной техники безопасности! Если здесь и были указатели на случай эвакуации, то 47-й их в упор не видел. На этой планете все через жопу! Но забежав за очередной
угол, клон с удивлением обнаружил трех человек в униформе стражи юного лорда Канна, бегущих прямо на него. Точнее не так. Трех стражей и еще двух раненных, которых те тащили на себе. Что за чертовщина? Как это он не уловил их приближения? Тем более так близко? Хотя если подумать...
        При виде него, закутанного с ног до головы в плащ, охранники уверенно двинулись в его сторону. Конечно же, первой мыслью солдата было расстрелять этих голубчиков без вопросов да двинуться дальше, но буквально через долю секунды этот вариант был отброшен в пользу другого. Он не смог упустить возможность получить информацию от ничего не подозревающего, а значит и не врущего, врага. Стоило узнать об альтернативных путях отхода. До этого выбора не было, но теперь... Не хотелось оказался между молотом и наковальней и предстать в виде бесплатной мишени для обеих сторон, ну и еще кое-какие моменты стоило прояснить для мелочи. Сделав лицо в стиле "похерфэйс", Кид хладнокровно продолжил стоять, глядя в глаза одного из, как ему показалось, старших.
          - Эй, ты что здесь делаешь?! - прокричал уже немолодой, седеющий мужчина с пышными усами, что поддерживал на плече бессознательного товарища. - Наши едва сдерживают этих уродов!
          - Где лорд Канн? - деловито поинтересовался клон, натягиваю капюшон еще глубже.
          - Остался с защитниками, - ответил ему второй, еще совсем зеленый салага. - Нас отрезали от основной группы, когда мы пытались вылезти наружу. Остальные заняли оборону в другом конце корабля, в помещении медпункта. Надо срочно...
          - Кто нападает?! - все также спокойно спросил клон.
          - Мы не знаем, мы ничего не знаем. Вокруг твориться какое-то безумие!
          - Другие пути эвакуации имеются?
          - Эй, ты вообще о чем? - окрикнул его "салага". - Мы должны...
          Синий пучок плазмы не дал ему договорить, в мгновение ока пробив тому лоб. Третий охранник, нецензурно выругавшись, попытался схватиться за пистолет...но слишком медленно. Второй выстрел не заставил себя ждать, прожигая плечо мужчины, заставив его выронить оружие. Кид едва успел отскочить за угол, когда последний боеспособный враг открыл беспорядочную стрельбу в его сторону. Плазма с шипением билась о стены яхты, оставляя довольно неприятное впечатление. Клон же продолжал ждать удобного момента для выстрела, расслабленно прислонившись к стене, прикрыв глаза. На то, чтобы составить в голове примерную проекцию поля боя, ушло около пяти-шести секунд. Чтобы поднять бластер и сделать успешный выстрел "вслепую", доверившись только чутью - меньше одной. Попадание подтвердили не только ощущения в Силе, но и звук падения стокилограммовой туши на пол. Для верности "просканировав" местность и не найдя никаких признаков угрозы, сержант спокойно вышел к месту боя, держа бластер наготове (просто так, на всякий случай). С удивлением обнаружив, что последний выстрел поразил цель точно меж глаз, оставив
аккуратную дырочку размером с четвертак и вырвав из затылка кусок плоти размером с бейсбольный мяч, боец вскинул винтовку и медленно шагнул в сторону оставшегося выжившего (за исключением бессознательных раненных, которых эвакуировала эта группа ранее). Подстреленный усиленно изображал из себя хладный труп, прислонившись к стене. Но во-первых, Кид точно помнил, что выстрелил ему в плечо, а от этого еще никто не умер (во всяком случае в этой Галактике), а во-вторых, его "сканер" буквально вопил и тыкал его носом в это "тело", предупреждая о возможной опасности. Подойдя к нему, 47-й деловито вытащил вибронож, и напевая под нос что-то жизнеутверждающее, спокойно всадил его в предплечье этому клоуну, намертво пригвоздив того к стене. Хреновый актеришка взвыл так, что мог претендовать на звание хренового оперного певца. Сержант едва удержался от того, чтобы закрыть уши ладонями, когда этот придурок резко взвыл. Никак рассчитывал вызвать у него разрыв барабанных перепонок, ублюдок! Впрочем, педагогический пинок в пах надежно заставил заткнуться возмутителя тишины. Впрочем, у данного метода был и минус -
теперь ближайшие пять минут от этого клоуна не добиться ровным счетом ничего! Но время в любом случае стоит потратить с пользой, поэтому клон с азартом принялся собирать трофеи. Мародерничать, в простонародье. Педантично пристрелив двух раненных, которые так и не пришли в себя, боец активно потрошил тела остальных в надежде отыскать что-нибудь ценное: оружие, еду или медикаменты. Но самое главное - он искал карту яхты или прилегающей местности. Может быть он вообще не в ту сторону идет, а выход где-нибудь за углом? От "певца" толку может и не быть, поэтому стоит озаботиться заранее, прежде чем начать колоть его. Пока Кид сортировал вещи, большинство из которых оказались бесполезным хламом, хотя было и кое-что стоящее вроде энергоячеек и еще одного ножа, его единственный собеседник похоже изволил очнуться, болезненно хвастаясь то за рукоять ножа, то за промежность, похоже не в состоянии определить, что же болит сильнее. Натянув на лицо улыбку (Он помнил, что мама Томаса всегда говорила, что если улыбнуться человеку, то он станет добрее и вы подружитесь), больше похожую на оскал душевнобольного, сержант
молча встал над несчастным. Похоже, что с улыбкой он несколько перемудрил, потому как судя по всему его пленный изволил намочить в штаны...в прямом смысле.
          - Как не эстетично, - покачал головой клон.
          Раненный лишь испуганно взглотнул, продолжая смотреть на него словно кролик на удава.
          - Где другой выход отсюда? - спокойно поинтересовался 47-й. - Как мне обойти эту хрень впереди?
          И снова в ответ лишь молчание. Что же не так? Может этот идиот решил геройствовать? Или думает, что бывший раб просто пройдет мимо, решив, что коль тот нем, как рыба, то и трогать его бесполезно? Еще один выстрел пробил колено этому идиоту, а второй нож со свистом вошел в другое плечо. И снова дикий вой разнесся по коридору. Ну сколько можно-то? Так он сюда всех обитателей яхты привлечет!
          - Да заткнись ты, - сокрушенно произнес солдат, впрочем, судя по всему его даже не услышали.
          Его пленник извивался как змея...ну, или пытался это сделать, пришпиленный к стене, точно бабочка. Кид задумчиво наклонил голову на бок, рассматривая дергающегося будущего трупа. Несколько секунд спустя, солдат с сожалением вскинул винтовку, приставил ее ко лбу идиота и нажал на спусковой крючок. Голова несчастного разлетелась, словно переспелый арбуз, оставив на стене экзотическое граффити в виде запекшейся крови, костей и кусочков мозгов.
          - Опять! Вот так всегда, - недовольно заворчал 47-й, брезгливо счищая со ствола бластера остатки охранника. - Хотя бы один раз попался бы нормальный "язык"! Всего! Один! Раз!
          На него на валилась такая детская обида, что бывалый ветеран готов был разнести все кругом. В конечном итоге, хорошего плана у него нет, карты нет, перспективы туманные, он застрял на этой поганой планете, а врагов - целая тьма. Очаровательно.


          ***


          - Мааам, - разнесся по комнате детский голосок. - Мамаааа. Мааааааам!
          - А? Что? - испуганно вскочила молодая тви'лека, пытаясь на ощупь дотянуться в темноте до переключателя. - Что такое, Сумари?
          - Мама, а папа скоро прилетит? - полушепотом спросила малышка, сжимая в руках плющевую игрушку стоя у кровати.
          - Сумари...
          В который раз она начинает этот разговор? В который раз она вынуждена уходить от ответа, чтобы не шокировать дочь? Ребенок еще не понимал того, в какие неприятности они попали. Ей не было никакого дела, почему они вынуждены бежать, прихватив с собой то немногое, что удалось собрать. Сейчас ее интересует лишь то, когда они будут кушать, когда начнется ее любимый мультик "Волшебница Орита...", и когда приедет "Папа". Даже эту странную игрушку из ткани, набитую опилками и соломой, постоянно с собой носит. Кид подарил ей этого "Ракса" буквально перед...кхм...тем инцидентом. Похоже, что он сделал ее сам, из подручных материалов специально для Сумари. Казалось бы, ничего такого в этой зверушке нет - ткань пошита неровно, для набивки так вообще использовался всякий мусор, а сама игрушка имитировала какого-то неизвестного зверя с головой размером почти с туловище и маленькими округлыми отростками, которые Кид упрямо называл ушами. Казалось бы, дрянь дрянью, но ее дочь была без ума от нее: спала вместе с ней, "поила" и "кормила", и вообще практически не отрывала от себя. Изначально коммандос сказал, что
"это" зовут толи "Тедоракспин", толи "Тероракси". Какое-то жутковатое имя для ребенка, о чем она и сообщила "отцу", поэтому немного подумав, Кид сократил его до "Ракс", что в принципе звучала более понятно и знакомо. И Ранна до сих пор помнила, как светилась от счастья ее дочь, когда 47-й торжественно вручил ей "это", как она почти не отрывалась от подарка весь день, как отказывалась показать ей эту ценность.
          Сказать по правде, это несколько задело мандалорку. Хотя, чего таить? Тау'Лика была раздражена и возмущена до глубины души. Тви'лека даже не помнила, чтобы ее дочь так радовалась подарку от нее, чтобы она так дорожила чем-то, что дала ей собственная мать. Это раздражало...какое-то время. А потом, до Ранны вдруг дошло, что не стоит так об этом переживать. Сумари продолжала любить ее, как и прежде, просто теперь у нее появился тот, кого она называла "папой", кого так долго ждала с тех пор, как научилась говорить и вообще понимать речь. Она всегда его ждала. Ждала и верила, а теперь, когда обретенного родителя вдруг не стало рядом, девочка боялась до дрожи коленках, что тот просто бросил ее, как и ее биологический отец. Отчасти в этом была вина Тау'Лики-старшей, отчасти - самого Кида. Но от этого лучше не становилось, только хуже.
          И что ей сказать родной дочери? "Прости, я не знаю, где он, потому что скорее всего его расстреляли?" или "Папа улетел далеко-далеко и не может вернуться?". Что за бред? Ранна все продолжала смотреть в лицо девочки, обдумывая слова, пока она продолжала терпеливо ожидать ее ответа, продолжая сжимать своего Ракса. Тау'Лика молча протянула дочь к себе и крепко обняла, выключав свет в комнате. Ей нечего было ответить. Малышка удобно пристроилась рядом, положив голову на ей плечо и обняв своей тоненькой ручкой.
          - Мам? - в очередной раз спросила Сумари, прикрыв глаза. - Так когда папа прилетит?
          - Скоро, доченька, скоро, - убаюкивающе произнесла тви'лека. - Засыпай. Папа сейчас далеко, но скоро прилетит, нужно просто подождать.
          - Ага, - в полудреме ответила девочка, прижав к себе плюшевого медведя. - Папа далеко сейчас, но скоро он прилетит. Он мне сам сказал.
          - Что? Когда?
          - Не помню, - пожала плечами Сумари. - Наверное во сне.


        Глава 17.


          - Твою мать! - успел выругаться Кид, нырнув за угол, уходя от не понятно откуда прилетевшей очереди. - Кто ж там такой меткий?
          К первому бластеру тут же присоединились три-четыре коллеги, надежно перекрыв клону путь. Под ураганным обстрелом солдат даже не имел возможности высунуться, чтобы хотя бы огрызнуться для приличия. Мельком оглянув плащ, 47-й грязно выругался, глядя на открывшееся зрелище.
          - Суки, гребанные отсоски! - злобно шептал солдат, рассматривая свежую дыру. - Я ведь его только снял с того придурка!
          Что уж говорить, но у тех, кто шил экипировку для охраны юного лордика определенно был вкус: мягкий, но плотный материал, пыле- и водостойкий, удобный фасон. Дизайн явно составлял человек, мало-мальски разбирающийся в том, что нужно для простого "пушечного мяса". Попортить такой было действительно жаль, но хрен с ним - боец отчетливо ощущал, что к нему под прикрытием ураганного огня уже подбираются гости. Грамотно работают сволочи. Чувствуется толковый подход к делу. Сейчас подберутся поближе и закидают гранатами, как пить дать! И тогда задницу Кида можно будет соскребать с потолка. Или еще лучше - обойдут через какой-нибудь левый коридорчик и накроют перекрестным огнем.
          - Пошли вы, - невесело прошипел солдат.
          Положение становилось все хуже с каждой минутой. Путь, по которому он прибыл в гостеприимную яму Канна был отрезан. Были это люди лорда или же ушлые грабители "дилижанса" 47-й так и не понял - слишком уж внезапно те открыли огонь. Конечно, можно было предположить, что синий плащ стражи должен надежно оберегать его от внезапных выстрелов "местных", но Кид видел достаточно боев и войн, чтобы знать, как стресс и неразбериха могли заставить людей палить во все, что движется, упрямо игнорируя опознавательные знаки. В Эль-Фаллудже их взвод несколько раз обстреливался своими же, даже когда сержант громко матерился на английском и размахивал звездно-полосатым флагом из-за угла. Страх начинал диктовать свои условия рассудку, полностью подчиняя человека. Поэтому не было уверенности в том, кто же засел дальше по коридору. Хотелось бы надеяться, что там окопались слишком нервные и впечатлительные защитники лорда, а не ушлые бандиты, вовсю принявшиеся приводить в жизнь не раз испытанную тактику "выжженной земли", тщательно обшаривая и зачищая все закоулки и педантично добивая раненных. Не теряя времени, Кид
рванул в обратном направлении, на ходу пытаясь вспомнить обо всех замеченных по пути развилках. Пройти по намеченному пути не представлялось возможным, как бы он не пытался. Любая попытка прорваться закончилась бы весьма и весьма плачевно. К тому же...
          - Чтоб тебя... - злобно прошипел 47-й, когда болезненный рвотный рефлекс подкатил к горлу.
          Темно-красная жижа обильным потоком вырвалась из рта солдата, сопровождая и так не самый приятный процесс еще и болезненными судорогами в груди. Ребра угрожающе ныли, словно вот-вот готовы были разлететься в щепки от давления. Состояние стремительно ухудшалось. Дело плохо. Действительно плохо. Последний раз Кид испытывал нечто подобное, когда проходил полосу препятствий на скорость в учебном центре на Камино. Тогда он твердо решил войти в десятку лучших бойцов-коммандос от чего пришлось прибегнуть к некоторому усилению рефлексов и воспользоваться "сонаром" по максимуму. В тот день все обошлось лишь недолгими судорогами и небольшим кровотечением, не считая лопнувших сосудов и барабанных перепонок. Но результата он добился - побил таки показатели Фиксера и Скорча, чем обеспечил себе кое-какое уважение у "Дельты". Повезло еще, что никто не видел, как молодого салагу буквальным образом ломало в душевой. В этот раз он явно превысил свой порог. Силовой прыжок определенно выходил за рамки способностей обычного человека, хоть и генно-усовершенствованного. И теперь приходиться расплачиваться. И похоже
одними ребрами дело не ограничилось. Учитывая цвет и количество крови, серьезно пострадали и внутренние органы, которые вообще могло превратить в фарш. Хотя нет, если последнее было верно, то на полу бы уже валялся еще один труп. А все так хорошо начиналось...
          В последний раз сплюнув остатки противной массы в небольшую лужу собственной крови перед собой, Кид с большим трудом поднялся на ноги. Если он выживет, то никогда больше не будет использовать Силу, кроме как для пассивного наблюдения! Хотя солдат и в прошлый раз обещал себе нечто подобное. Несколько замедлив шаг, сержант мельком проверил оставшийся заряд бластера. Как он успел выяснить, при минимальной мощности, свежей батареи хватало примерно на двадцать пять выстрелов, с весьма паршивой пробиваемостью, скорее всего с трудом справляющейся со стандартными армейскими бронежилетами. При максимальной - пять, но позволяющие продырявить вражескую тушку даже за укрытием. Всего у него четыре батареи, одна из которых израсходована примерно на три четверти. Поганый расклад, очень поганый. Ввязываться в перестрелку с превосходящими противником - дело гиблое, а с такой амуницией - вообще самоубийственное. От размышлений его оторвало появление двух слабых сигнатур где-то неподалеку. В нынешнем состоянии, Кид даже не мог определить, где они находятся и что из себя представляют. Дело плохо, дело плохо, дело
плохо! Попытка принять вертикальное положение слегка не удалась - чтобы сохранить равновесие пленнику понадобилось отпереться плечом о стену коридора, выронив винтовку из ослабевших рук. Дерьмо! Похоже, что запас удачи томился где-то на отметке "минус сто", потому как иначе объяснить появление из-за ближайшего поворота двух особ не очень дружелюбного вида, он не мог. Да еще именно в этот момент! Последствия приступа весьма погано сказались на реакции Кида, что неудивительно, учитывая, как его крутило еще мгновение назад.
          - Руки вверх! - прокричала ему одна из них. - Мордой в пол!
          Солдат несколько раз удивленно моргнул "переварив" команду девушки-блондинки с короткой стрижкой, облаченную в какую-то толи робу, толи плащ. В голове непроизвольно всплыла картина того, что из себя представляет человек при такой последовательности действий. Ее напарник, низкорослый забрак, похоже пришел к таким же выводам, учитывая то, как он мельком покосился на нее. На вид обоим было максимум лет по восемнадцать или двадцать, не больше. Но даже учитывая это, при подобном положении могли возникнуть определенные трудности: в глазах немного двоилось, а боль хоть и приутихла, но все же давала о себе знать. Повезло еще, что не прикончили сразу, учитывая, что такие дерганые салаги имеют поганую привычку сначала делать предупредительный выстрел в голову, а потом уже требовать подчиниться. Чтож, не убили сейчас - не убьют и после.
          - Тише, тише, юная леди, - стараясь придать голосу побольше панических ноток, сипло произнес он. - Я сдаюсь, честно.
          Чувствуя себя каким-то ниггером, которого копы застукали за толканием травы, Кид покорно встал на колени, положив обе руки на затылок. Юные налетчики, держа его на мушке бластеров, немедленно двинулись к нему. Весьма опрометчиво с их стороны, но уж Кид-то их не собирался предупреждать об этом.
          - Допрыгался, - злорадно рассмеялась блондинка.
          Пока они шаг за шагом приближались к солдату, тот успевал внимательно разглядеть обоих. Девчонка казалось вооружена только пистолетом. "Казалось", потому что не было никакой возможности разглядеть хоть что-то за ее плащем, напоминающий таковой у самого клона. Пистолет, к слову, держала откровенно дилетантски, значит должно быть и что-то еще. Не могла она рассчитывать только на ствол в руках, если так паршиво с ним обращалась. Забрак казался более опытным стрелком, но и только. Легкий бронежилет, старый мешковатый комбинезон не по размеру, подтрёпанная разгрузка, определенно с чужого плеча, и некая доля легкомыслия однозначно свидетельствовали об отсутствии реального боевого опыта. Хотя оружие тот удерживал уверенно, некий аналог компактного пистолета-пулемета, если такое определение вообще применимо к бластерам. Вчерашние школьники, пересмотревшие боевиков, хотя и умеющие стрелять по мишеням. Но он-то не мишень.
          Состояние все еще не нормализовалось, любое неловкое движение угрожало вылиться в очередной приступ, во время которого 47-й был не опаснее младенца, но ждать сейчас было не самым лучшим вариантом. Едва забрак поднял руку, чтобы скрутить пленника, как Кид начал действовать. Собрав оставшиеся силы в кулак, клон резко рванув, словно пружина, с силой "бодая" соперника в лицо. Парень едва покачнулся, теряя равновесие, но этого вполне хватило, чтобы боец перехватил его вторую руку, сжимающую бластер. Дальше было делом техники: рубящий удар в шею, после чего, быстро перехватывая пушку и плавно, по инерции направляя ту на напарницу парня, нажать несколько раз на спусковой крючок. В эту же секунду раздались выстрелы, оповещающие о конце слишком уж самоуверенной бабы. Ну, или так должно было произойти. Девчонка, надо отдать ей должное, не спасовала, а оперативно отпрыгнула назад, уходя из-под огня. Стерва умудрялась уворачиваться ото всех выстрелов с грацией олимпийской чемпионки по художественной гимнастике, словно совсем не замечала смертельных зарядов, летящих в нее, не смотря на все старание клона.
Чертовка будто танцевала перед ним, выписывая пируэты, изгибаясь как змея и мягко отталкиваясь от пола и стен, куда в следующее же мгновение обрушивалась очередная очередь, заставляя ветерана испытывать даже не чувство бессилия, а бешеную, концентрированную ненависть! Хотелось придушить эту акробатку собственными руками, вырвать ногти, отпилить пальцы, размозжить колени, переломать все кости, а уже потом бросить на съедение сарлакку! Но чувства все же не совсем ослепили былого вояку: во всяком случае, пока блондинка изображала не понять что, он сам успел добраться до укрытия за противоположным концом коридора, резво отходя назад при каждом выстреле. Чертова сука! Даже не пыталась отстреливаться в ответ, отступить или напасть на него! Стало быть, считала, что сможет в любой момент одолеть врага, а пока играла с ним, как кошка с загнанною в угол мышью. Самомнение этой соплячки явно превышало все мыслимые и немыслимые рамки. И на этом он может и должен сыграть, чтобы выжить в поединке. Будь он сейчас в полном порядке, то вряд ли бы стерва ушла так легко. Но все же, даже учитывая состояние, солдат успел
подметить и еще один факт - как бы плавно не двигалась блондинка, до грации тренированного рыцаря-джедая ей далеко, как ему самому до Джанго Фетта, - движения, прыжки, финты и пируэты давались ей легко, но чувствовалась некая заторможенность, дерганность и незавершенность! Одно слово - недоучка, наверное падаван, забросившая служение Ордену, испугавшись войны. Или самоучка, черт ее разберет!
        Кид со злостью отбросил бластер, позаимствованный у забрака. Заряда больше нет, а его собственная винтовка валялась посреди коридора. Хреново, черт возьми. В пылу боя, солдат успел выхватить небольшой сувенир из разгрузки парня, на котором теперь и базировалась новая оборонительная доктрина сержанта. Осталось только подождать. Он был уверен, что отвлёкся буквально на две-три секунды, но когда в следующий раз заглянул за угол, то не обнаружил ни блондинки, ни забрака. Ловко провернула, ничего не скажешь.
          В глазах по прежнему плыло, голова слегка кружилась, а ребра предательски ныли. Будь он сейчас в более-менее нормальной форме, то возможно зацепил бы эту показушницу. Сейчас необходимо успокоиться и попытаться хоть как-то улучшить положение. Убить джедая довольно просто, падавана - еще легче, если знать как. Но дьявол скрывался в деталях. Чтобы очистить разум, заставить себя "исчезнуть" для их восприятия, требовалось отрешиться ото всех эмоций, стать чем-то на подобии дроида: холодного и невозмутимого. А это не так-то просто сделать, когда тебя буквально колотит от злости! Кида просто выводила из себя эта стерва, никак не желающая сдохнуть; бесило ее хитрое и довольное личико; раздражало то, что сейчас он мог действовать едва ли вполовину собственных сил и способностей; ну и совсем выбивала из колеи вся ситуация с этой чертовой яхтой!
          Из оружия оставался только нож, одолженный у трупа охранника. Сойтись с этой недоджедаем в ближнем бою будет весьма опрометчиво, как и оставаться на одном месте. Скоро сюда прибудут или люди Канна, или налетчики, к которым вероятно и принадлежали те двое. Положение немного облегчало то, что теперь на руках у блондинки оставался раненный. Если она придерживалась принципов Ордена, то время еще есть. Обе сигнатуры до сих пор не исчезли из вида, оставаясь где-то поблизости. Единственное, что Кид мог сказать: они не пытались приблизиться и не собирались отступать. Ни возможного местоположения, ни точного расстояния, ни даже того движутся те или нет, 47-й определить не мог. Он просто ощущал, что они рядом.
          - Так, подъем, боец, - самому себе произнес сержант.
          С трудом поднявшись, солдат двинулся назад, продолжая сканировать местность и следя за ощущениями, которые остались его последним серьезным преимуществом. Он отрезан - это был факт. Застрял между одной наглой сучкой и вооруженной до зубов группой людей. Шанс прорваться уменьшался с каждой минутой. По пути от места перестрелки до столкновения с "акробаткой" ему попадались несколько помещений и пара развилок. Возможно, что свернув в другую сторону, ему удастся проскользнуть мимо. Вероятность довольно призрачная, но все же. Стараясь как можно быстрее переставляли ноги, едва ли не запинаясь о пол, Кид упрямо следовал вперед сквозь уже порядком осточертевшие коридоры проклятой посудины. Его словно гоняли как крысу в чертовом стеклянном лабиринте. Само собой, факт осознания этого весьма паршиво сказывался на настроении, мешая сосредоточиться и очистить разум. Он блуждал, тихо проклиная всех на свете, до тех пор, пока внезапно не обратил внимание на один примечательных момент: не было никаких звуков боя! Совершенно! Он был совсем рядом с местом перестрелки, но вокруг стояла звенящая тишина! Значит,
битва уже закончена. Времени уже не осталось.
          Его продолжительный мат прервало ощущение опасности. Кид едва успел пригнуться, когда над ним просвистело лезвие короткого, сантиметров в сорок-пятьдесят, меча, едва не снеся голову с плеч. Быстро выхватив нож с пояса, сержант наотмашь взмахнул оружием, целясь за спину. Но похоже, его противник ожидал такого поворота событий, поэтому лезвие рассекло лишь воздух, тогда как враг успел увернуться, отпрянув назад. Конечно же, опять эта блондинка, черт! Девка подобралась быстро - Кид чудом сумел среагировать на такой фортель с ее стороны. Похоже, что просто убежать от этой бабы не удастся. Взяв нож обратным хватом, 47-й мгновенно парировал ее выпад, нацеленный в правый бок, одновременно перемещаясь по направлению удара. Как следует закрепиться на поверхности не получилось: падаван не теряя времени провела размашистый пируэт, на этот раз готовясь снести уже левую ногу солдата. От перспективы остаться инвалидом, а позже и трупом, его спасли только рефлексы, выработанной за годы тренировок и непрерывных боев. В последний момент боец успел вытянуть ногу, пропуская лезвие меча под ней. Но в этом и была
ошибка - оставшись с одной точкой опоры, сержант стал легкой добычей, особенно для джедая. Почти незаметный Силовой Толчок опрокинул солдата навзничь, лишив равновесия (он ведь не цапля, чтобы устоять на одной лапе). Времени перевести дух и встать ему само собой никто не дал. Девушка с грацией хищника кинулась на него, намереваясь добить врага прямым ударом в горло. Сталь с легкостью вошла в плоть и пробила кости. На пол брызнуло несколько капель ярко-алой крови, перемазав все лицо солдата. Глаза "акробатки" удивленно распахнулись, выражая всю ту степень недоумения, накрывшую их обладательницу. Но в следующий же миг, тяжелый ботинок смачно обрушился в живот девчонки, отбрасывая ту назад на несколько метров.
          - Не расслабляйся, - злобно прошипел сквозь зубы 47-й, поднимаясь, зажимая плечо.
          Это было действительно близко. Пара сантиметров правее - и лезвие меча пробило бы горло с весьма печальным результатом. Лишь в последний момент Кид успел немного изменить траекторию, изо всех сил ударив по клинку девки ножом, когда та уже намеревалась закончить дело. Но как на зло, клинок все же сорвался и пришпилил его левое плечо к земле, прям как он сам поступил с последним охранником. Ирония, мать ее. Когда остро заточённый металл вошел тело, мозг казалось готов был разорваться на миллиарды осколков от боли. А когда белобрысая дура наконец получила заслуженный пинок, то не соизволила разжать пальцы на рукояти, отчего лезвие со свистом вылетело из раны, едва не заставив 47-го взвыть. Повреждение казалось не слишком серьезным, но обильное кровотечение заставляло в этом усомниться. Кид едва сдерживался от того, чтобы заорать. К своему удивлению, сержант осознал, что в этой схватке он не только не свалился в обморок, но и голова словно прочистилась, оставляя лишь светлое, не замутненное сознание, а боль и слабость, сковывающие до этого отступили. Похоже, наконец-то начал действовать адреналин.
Впрочем, это было слабым утешением, учитывая, что его фактически лишили руки в этом бою. Как бы он не старался, но солдат даже не мог безболезненно пошевелить пальцами, что уже говорить о возможности хватать или бить ей?
          - Ах, ты, козел, - недовольно пробурчала уже оклемавшаяся девушка. - Урод! Ненавижу!
          Кид лишь неприязненно сплюнул на пол, готовясь встретить очередную атаку соплячки, возомнившей себя великой воительницей. Как он и предполагал, реального боевого опыта у этой стервы не было, а если и был, то со слабым противником, навроде местных охранников. А значит, вместо того, чтобы стать осторожнее, "падаван" начнет действовать еще агрессивнее, совершал еще больше ошибок, на которых ее и можно подхватить. Если доживет до этого момента, конечно. Боец злорадно усмехнулся своей оппонентке.
          Она не стала ждать еще одного приглашения, сделав именно то, на что и надеялся Кид: не мудрствуя лукаво, прыгнула к нему, используя Силу и занеся меч над головой, готовясь закончить затянувшийся бой одним-единственным ударом. 47-й внимательно следил за ее траекторией, покорно ожидая, словно в замедленной съемке. Даже если это будет стоит разрыва всех внутренних органов и сосудов, он обязательно прибьет эту самоуверенную выскочку. Сила помогала улавливать малейшие движения врага, вычислять его скорость и предполагаемое место атаки, а в данном случае - приземления. Когда до него оставалось не больше метра, Кид спокойно отскочил назад на полтора шага, пропустив сокрушающий удар сверху-вниз в исполнении блондинки в робе. Меч с лязгом ударился о пол корабля, слегка оцарапав поверхность. 47-й не медля ни минуты от души еще раз пнул девку в живот, заставив ту повалиться на пол. Самомнение никогда не доводит до хорошего. Конечно же, она быстро оправилась и попыталась подняться. Конечно же, солдат не позволил это сделать. Еще один удар ногой в висок - и несчастная блондинка со всего маху врезалась лицом
о металлическую стену коридора и медленно начала оседать по ней. Кид с нескрываемым удовольствием схватил назойливую соперницу за волосы и от души несколько раз приложил головой о ту же стену, пока на гладкой поверхности не появились свежие разводы алого цвета.
        Вся самоуверенность девушки, которая так и била через край во время их боя, словно испарилась: на каждый удар головой блондинка отвечала болезненным писком или стоном, пыталась вырваться, прикрыть голову рукой, сделать хоть что-нибудь. Слегка повторив процедуру для верности, и чувствуя, что его оппонентка оказывала сопротивление все меньше и меньше, а красно-коричневых отметин на стене оставалось все больше и больше, Кид ощутил такой прилив сил и бодрости, которого не знал никогда в жизни. Эйфория, ощущение власти над чужой жизнью, нерациональная радость и возбуждение с головой накрыли его, вытесняя все другие мысли. Вытесняя, пока он наконец не вспомнил то, ради чего, все это затевалось. Он ведь должен был выжить, найти Сумари и Ранну, а не пытаться прибить как можно больше врагов. Именно это промелькнуло в голове солдата, когда он глядел на избитое окровавленное лицо девушки, которая от страха и боли пыталась зажмурить глаза, надрывно рыдала и бесшумно умоляла остановиться. Гладкая, бледная и нежная кожа на ее лице превратилась в одну большую уродливую гематому.
          - Соберись, придурок! - словно выйдя из транса, встряхнув головой солдат.
          Какого черта? Он едва не угробил эту малявку, поддавшись гневу. А именно сейчас требовался холодный рассудок, вместо кровожадного азарта. Она - возможно последний шанс вылезти из этого дерьма одним куском. Излишний садизм сейчас был крайне нежелателен.
          - Нет эмоций, - ровным тоном прошептал 47-й.
          Он небрежно разжал пальцы, опуская блондинку на пол. Конечно, оказать ей мед.помощь было не в силах клона, да и не возникало подобного желания, как никак, эта дура пыталась его прирезать, но требовалось убедиться, что ее жизнь вне опасности и в боевом кураже он не пробил череп. Девушка едва могла понимать, что происходить вокруг, потому как вряд ли бы позволила Киду прикоснуться к себе. Она болезненно прикрыла веки, тяжело и надрывно дыша, словно не хватало кислорода. Лицо буквально заливало синевой, губы распухли до приличный масштабов, кровь из многочисленных разрывов и рассечений заливала глаза. Больше всего пострадали лоб и нос, которые выглядели так, словно по ним прошлись отбойным молотком, что не так уж и далеко от правды. Но все же не смотря на все повреждения, жить скорее всего будет. Отодвинув край плаща, сержант вытащил из ее поясной кобуры бластерный пистолет и западную батарею. Почему не пристрелили его, когда был шанс, а набросилась с мечом? Решила покрасоваться, само собой. До последнего момента видела в нем лишь загнанных жертву, не способную оказать сопротивление. Дура, одним
словом. Он все еще на вражеской территории, а это значит вполне возможны столкновения с противником. Почему-то солдат был уверен, что налетчики уже разобрались с охраной яхты, а значит, заложник - это единственный стоящий вариант на данный момент. Уйти в таком состоянии он уже не мог, как бы не пытался. Нельзя ее убивать, во всяком случае сейчас. Девчонка определенно занимала не последнее место в иерархии нападавших, а значит вполне могла сойти за предмет шантажа, который сам приплыл к нему в руки. Одаренная, даже столь неопытная, была действительно ценной боевой единицей, которая стоила целой роты, тем более на такой отсталой планете, как Тассендия. Обшарив амуницию блондинки, Кид стал счастливым обладателем не только комлинка, но и полевой аптечки с медпаком и несколькими стимуляторами. Все-таки запас везения еще не исчерпался. Рану в плече необходимо было экстренно обработать, иначе он не протянет и двадцати минут. И делать это требовалось быстро - 47-й чувствовал, как приближаются многочисленные цели. Необходимо как следует подготовиться к их прибытию.
          - Стоять! Ни с места! - раздался злобный крик с конца коридора.
          - Даже не собирался, - усмехнулся в ответ солдат, прижимая нож к горлу заложницы.
          Кид чувствовал, что держится на ногах только из-за собственного упрямства и обезболивающего с адреналином, вколов себе все три стимулятора. То, что без них он был валялся с луже собственной крови, жалобно постанывая, не в силах пошевелиться, оставалось фактом. 47-й демонстративно надавил на рукоять ножа, приставив лезвие так, чтобы оно едва поцарапало кожу. Одинокая капля крови скатилась по гладкой коже девушки, угрожая перерезать кадык при любом неосторожном движении.
          - Так, голубчики, кто будет старшим? - деловито протянул клон.
          - Отпусти ее, тварь! - грозно прорычал уже знакомый забрак, стоящий во главе десятка вооруженных мужчин. - Немедленно отпусти!
          - Что-то не хочется, - издевательски ответил сержант. - Еще предложения?
          Хоть он и сумел остановить кровотечение, но левая рука фактически оставалась небоеспособной. Всадив в нее несколько кубиков обезболивающего, пришлось мириться с тем, что по эффективности та приближалась к обрубку дерева, пришитого второпях за место потерянной части тела. Но этого не стоило показывать слабость перед врагами, иначе вся затея может провалиться.
          - Кто у вас за старшего? - вновь спросил Кид, под прицелом десятка бластеров.
          Сам он уже знал ответ. Поинтересовался же просто для виду. Одаренного и его способности можно почувствовать издалека, если конечно тот не пытается их скрыть. Но даже при этом, определенное эхо его Силы чувствовалось на близком расстоянии. И то, что ощутил 47-й не прибавляло ему уверенности. Он крепко влип.
          - За старшего здесь я, молодой человек, - послышался из толпы спокойный голос. - Мое имя Финвэ Нолд.
          Вперед вышел уже не молодой мужчина расы сефи, с длинными седыми волосами и аккуратной бородкой. Кид едва смог сдержать смешок при виде старика, уж слишком уж карикатурно тот выглядел. Эти заостренные уши, белые волосы и манера речи уж слишком напоминали персонажей книги одного престарелого англичанина с трубкой. Подумать только, и это лидер банды налетчиков. Сюрреализм во всей красе.
          - Может, не стоит доводить конфронтацию до точки, когда разумный диалог будет уже невозможен? - прерывая образовавшуюся паузу, спросил сефи.
          - Может не будем хитрить? - агрессивно гаркнул 47-й, сильнее прижимая нож к горлу девушки, от чего та едва слышно простонала от боли. - Эти фокусы на мне не действуют! Пошел прочь из моей головы, джедай!
          Если этот "Нолд" и был удивлен, то ничем не показал этого, сохраняя невозмутимое лицо. Его подчиненные лишь недоуменно переглядывались, тихо перешептывались между собой. Один лишь забрак продолжал смотреть на клона так, словно тот прирезал его матушку.
          - Что же, - вновь произнес Финвэ. - Видимо, мы начали знакомство не с того. Вы должны понимать, что меня очень волнует судьба ученицы. Приношу свои извинения за столь грубый поступок.
          Кид удовлетворенно кивнул, несколько ослабляя хватку, позволяя девчонке вздохнуть с облегчением.
          - Так что вам нужно? - наконец задал нужный вопрос старик.


          ***


          Мандалорка беззвучно зевнула во весь рот, потом потерла глаза, которые ей не без труда удалось открыть. В комнате небольшой гостиницы царил полумрак - значит, еще совсем рано. Еще в бытность вольной наемницы Ранна без труда могла разобрать, хорошая или плохая погода снаружи, просто по свету, вливающемуся в окна. Увы, похоже, день предстоял хмурый. Девушка с удовольствием потянулась, развалившись на мягкой постели. По правде сказать, давненько она не спала так крепко. Даже Сумари, судя по всему, дрыхла без задних ног, что было очень не характерно для такого гиперактивного ребенка. Пушистое одеяло малышки ритмично поднималось и опускалось, это было даже более заметно, чем обычно. Комната, в которую они заселились не отличалась убранством или роскошью, но во всяком случае здесь было все необходимое: туалет и ванная, небольшой столик для документов, две мягкие кровати, целый набор разноцветных светильников на любой вкус и даже минибар. К тому же, на втором этаже. В целом, свои деньги она оправдывала.
          Молодая тви'лека осторожно поднялась с кровати, стараясь не потревожить сладкий сон своего чада, свернувшейся калачиком прямо под ее боком. Девочка блаженно посапывала, накрывшись одеялом по самую макушку. Даже не видя ее, Ранна готова была поспорить, что на лице дочери оставалась та самая умиротворенная улыбка, с которой она заснула накануне. В такие моменты, Тау'Лика-старшая готова была до бесконечности наблюдать за своим ребенком, ловя каждое дыхание девочки. Словно не было никаких проблем: ни изгнания с Родины, ни погони бывших товарищей и соплеменников, не было никакой опасности и нужды. Словно малышка была выше этих мелочей и тягот жизни. Не было их, и все тут. И глядя на столь непорочное и чистое создание, Ранна волей-неволей проникалась каким-то успокаивающим настроением, отгоняя все тревоги и несчастья.
          Девушка бесшумно ступила на деревянный пол комнаты. После теплой мягкой постели, небольшой морозец казался настоящим арктическим холодом, который острыми иглами колол босые ступни ног. Ранна ненавидела холод. На ее родной планете зимы никогда не были настолько суровы, как здесь. В добавок, несколько лет назад еще в юности ее занесло на одну ледяную планету, где проживал заказчик. Награда за выполнение задания казалась подозрительно велика, но в ту пору, шестнадцатилетняя охотница за головами никак не обращала внимание на подобные "глупости". Все, что она видела - это число нулей предполагаемого гонорара. Глупая, наивная дурочка. До сих пор ее передергивало от одних лишь воспоминаний о том Аду, в которым она оказалась: ветер, буквально сшибающий с ног, проникающий сквозь утепленный комбинезон и пробирающий до костей; мороз, от которого любая жидкость леденела за несколько секунд; и чертова местная фауна, только и ждущая как бы утянуть в снежную пургу незадачливую жертву, хватая добычу цепкими крючкообразными когтями. Мандалорка задумчиво взглянула на пальцы левой руки. Тогда из-за обморожения
пришлось ампутировать несколько фаланг пальцев, заменив их на синтетических протезы. Напоминание о том, что бывает, когда бездумно рвешься в бой, подталкиваемая алчностью.
        Сенсоры движения автоматически отодвинули в сторону едва прикрытые жалюзи, когда девушка подошла к окну. Снаружи ей открылась заснеженная улица, по которой уже суетливо сновали люди, спешащие по своим, только им ведомым, делам; с утробным гулом носились аэрокары, а в небесах кружили несколько дирижаблей с гигантскими мониторами, на которых отображался утренний выпуск новостей, где улыбающаяся ведущая рассказывала о новом стадионе, открывшимся в одном из городов Тэмпруса I. Жизнь здесь текла плавно и размеренно. Никаких потрясений, больших событий или скандалов. Словно само время застыло на этой далекой планете. Застыло в вечной мерзлоте и ледяном ветре, к которому местные относились с каким-то сакральным уважением и почитанием, с некоторой усмешкой смотря на "изнеженных" жителей остальной части Галактики.
          - Дерьмо, - протяжно вздохнула Ранна.
          Сейчас для нее существовало бесчисленное множество проблем. От того, как найти приемлемый источник дохода, до того, где осесть вместе с малолетней дочерью. Конечно, молодая женщина не сбежала совсем без средств к существованию, но их хватит максимум на год, может полтора. Самое паршивое, что в голову совсем не шли возможные варианты. Единственное, чем она могла успешно заниматься, далеко выходило за рамки законопослушной деятельности. Прострелить голову какому-нибудь засранцу - это пожалуйста. Или выбить из жалкого червя не возвращенный долг. Или...да сотни "или", связанных с погромами, стрельбой и розыском. Вот только, имея на руках пятилетнюю девочку, подобные варианты мягко говоря не подходили. Раньше за Сумари неотрывно приглядывала старая Ису, пока сама Тау'Лика неделями пропадала на работе. В ту пору дел было действительно невпроворот - мандалорцы усиленно готовились к чему-то большому. В народе вовсю ползли слухи о новом Крестовом Походе, что в конце концов оказалось чистейшей правдой. Но не смотря ни на что, Ранна могла быть уверенна, что за ее ненаглядной малышкой надежно присмотрят.
Тетя Ису являлась поистине подарком судьбы: доброй к ее дочери, опытной домохозяйкой и воспитательницей. Не смотря на то, что она давно похоронила и мужа, и троих сыновей, сгинувших на просторах Галактики, старушка обладала поистине железной волей и пыталась привить Сумари культуру и поведение их народа, сделав ее достойным членом общества. Даже "дар" девочки не смущал пожилую мандалорку. Всегда серьезна, предусмотрительна, заботлива и невозмутима - такой и была Ису. А теперь ее нет, и Ранна даже не представляла себе, как сможет справиться со всем, что навалилось на них.
          Многие ее соотечественники после нескольких лихих лет наёмничества начинали оседлый образ жизни: работали в пекарнях или кузнице, обрабатывали поля, чинили сломавшийся инвентарь и многое, многое другое. Но как-то так сложилось, что этот мирный период прошел мимо девушки, которая не успела освоить ни одной более-менее мирной профессии. И что остается? Летать с планеты на планету в поисках случайного заработка? Снова начать карьеру охотницы за головами? Все это было бы возможно и даже полезно, останься бы она в одиночку. А так, приходилось думать не только о том, как бы подзаработать, но и как обеспечить будущее дочери. Девочке нужно постоянное место жительства, нужны друзья и нормальный социум, нужно ходить в школу, учиться и развиваться, а не таскаться с ней по закоулкам и темным местам Галактики. Конечно, можно было бы попытаться связаться с отцом Сумари. Возможно, что по прошествии шести лет в нем проснутся родительские инстинкты, хотя даже Ранна понимала, что коль от него не было вестей все эти годы, то и сейчас надеяться на чудо глупо. Тем более, что она почти была уверена, что этот говнюк
скорее всего прозябает в какой-нибудь дыре с дешевыми проститутками и паленой выпивкой.
          Оставаться на Тэмпрусе более не имело ни малейшего смысла, по многим причинам. Мандалорцев здесь не любили. Скорее даже ненавидели, поэтому и речи не было о том, чтобы осесть на этом ледяном мире. Повезло еще, что подавляющее большинство разумных считали детей Мандалора исключительно людьми, иначе для Тау'Лики все сложилось бы куда как печальнее. Когда-то давно, еще во времена Старой Республики, когда Реван и Малак только начинали свои путь великих военачальников, армада мандалорских кораблей обрушилась на мирную процветающую планету-сад. После того, как защитники дали яростный отпор, агрессоры отступили, но только для того, чтобы сбросить на них с орбиты сотни ядерных боеголовок, уничтоживших девяносто семь процентов населения. Остальные три процента успели укрыться в бункерах, молясь своим богам о том, чтобы прожить хотя бы еще один день. Боги, на взгляд Ранны, обладали паршивым чувством юмора: остатки жителей смогли пережить нашествие на их родную планету только за тем, чтобы обнаружить свои бескрайние поля и луга покрытыми толстым слоем снега. Ядерная зима на тысячи лет сковала некогда
непримечательный, но процветающий и спокойный мир. До сих пор поверхность Тэмпруса так и не оправилась от последствий той войны, а численность населения не составляла и пятой части от былых времен. Отсюда и ненависть к мандалорцам, которую местные пронесли через столько лет практически в неизменном виде. Будь здесь Кид, он бы обязательно напомнил Ранне об этом малоприятном факте, о том, как жажда крови ее народа погубила миллиарды разумных на этой планете. Но Кида здесь не было, как и тети Ису. Быть может, что он уже давно казнен по приговору трибунала за пособничество. При мысли об этом сердце девушки предательски пропустили удар. Она до сих пор отчетливо помнила, как клон яростно бросился на толпу мужчин, пытаясь защитить ее и Сумари, давая время на побег. Осознанно пошел на смерть, чтобы ее дочь осталась на свободе и в живых. За те полгода, что сержант провел с ними, он стал для малышки большим отцом нежели "настоящий" биологический. Возможно при других обстоятельствах, в другое время, они смогли бы найти решение ситуации, в которой оказались. И он бы перестал злиться за то, что она использовала
его в своих интересах. И тогда, возможно, кто знает?..
          Впрочем, в данный момент не стоило продаваться подобным мыслям. Ситуация в целом совершенно не подходила для лирики. За убийство соплеменника во все времена полагалась суровая кара, а у мандалорцев в особенности. Кого-то все равно отправят на поиски преступницы, в этом сомневаться не приходилось. Но вряд ли за ней станут гнаться до самого края Галактики. Тем более, что обстановка на фронте в данный момент была не самой благоприятной. Империя нанесла свой удар, как и предсказывал Кид. Сейчас их войска на всех парах рвались прямиком к Ордо, откуда было рукой подать до Акаана и самого Мандалора. Само собой силы клонов несли большие потери, учитывая, что враг буквально вгрызался зубами в каждую пядь земли. Но как бы искусен не был ее народ, Ранна отчетливо понимала, что положение для ее Родины становилось хуже с каждым днем. Ее единственным источником информации оставался ГолоНет, который напоминал скорее оживленный улей. Имперско-мандалорская война стала для телеканалов и новостных агентств самой настоящей золотой жилой, приносящей баснословные рейтинги и зрительскую аудиторию. События освещались
чуть ли не в прямом эфире, о передвижениях войск Империи объявляли практически каждые два-три часа, эксперты по вопросам безопасности наперебой объясняли народу о тех или иных событиях, а репортеры не стесняясь показывали сцены военных преступлений или вели передачи прямо с кораблей имперских ВКС или из захваченных армией городов, где доблестные слуги Императора несли мир и стабильность в "дикие" мандалорские территории. В общем, все были при деле и довольны этим. Как и положено, события освещались лишь в одностороннем порядке, только от лица имперских сил. Мандалорцы в выпусках новостей представлялись необузданными, жестокими варварами, по утрам алчущими крови младенцев, закусывая их плотью праведников. Пропагандистская машина все набирала и набирала обороты, требуя чтобы люди сплотились для отражения угрозы давнего врага цивилизованных наций. Такова была война. И самое печальное, что люди верили в это. Верили в образ бездушных убийц и садистов, а любые попытки хоть как-то объяснить поведения мандалорцев с разумной точки зрения вызывали лишь отвращение и последующее обвинение в предательстве.
Зверства и жестокости подтверждались кадрами убитых или замученных имперских подданных. Новостные сводки пестрели сообщениями о том, что дескать враги Империи нарушили очередной принцип ведения войны, а в перерывы между показами картин войны и разрушений крутили передачи об истории взаимоотношения Республики и Мандалора со времен начала Крестовых Походов. Даже Ранна готова была подивиться тому, как искусно создавался образ врага в лице ее народа. Для всей остальной части Галактики они предстали как демоны из самых глубин Преисподнии, не меньше. Различные конспирологические теории гласили, что именно они стояли за всеми бедами цивилизованных народов: и Старую Республику сокрушили, и Империю Ситов спонсировали, и Холодную Войну подготовили дабы изничтожить своих врагов, столкнув их лбами, даже смерть прошлого канцлера и начало Войны Клонов как-то умудрились связать с деятельностью mando'ade! И самое смешное, что люди продолжали верить в это, а тех, кто хоть немного сомневался в подобном попросту клеймили глупцами и агентами влияния или того хуже. Просто поразительно, как легко и надежно можно заставить
своих граждан и подданных поверить в самую невероятную теорию! Достаточно дать толпе образ врага, а там народное творчество и безмерная фантазия сделают все за властьимущих.
          Услышав позади себя слабое шебуршание, Ранна слабо улыбнулась самой себе. Повернувшись от окна, она стала свидетельницей того, как ее дочурка пыталась высунуться из-под одеяла, которое для малышки оказалось явно великовато. Наконец, Сумару сумела совладать с непослушным куском ткани и высунула голову из-под нее, с интересом оглядываясь вокруг в поисках матери. Ее заспанное, слегка припухлое детское личико озарилось радостной улыбкой, когда наконец она заметила Ранну, стоящую у подоконника.
          - С добрым утром, мамочка! - с энтузиазмом огласила малышка.
          - С добрым утром, - ласково ответила ей женщина, подходя поближе и усаживаясь на кровать. - Хорошо спала?
          - Да, - бодро кивнула она. - Мне много-много-много снилось разного!
          - И чего же? - нежно погладив девочку по голове, спросила Тау'Лика.
          - О папе! - радостно огласила малышка, подпрыгнув на кровати. - У него теперь много-много друзей! А еще он сказал, что скоро нас найдет! Ой, а еще какая-то нехорошая тетя пыталась папу убить, но папа ей не дался и победил, вот! А еще, какие-то плохие люди хотели чтоб папа делал что-то плохое, но он не согласился и убежал от них! А еще...
          Сумари все продолжала и продолжала говорить, пока Ранна внимательно ее слушала и периодически кивала. В глазах дочери горел неподдельный огонек, когда она пересказывала содержание своего сна. В ее голосе звучало столько радости и позитива, что мандалорка даже не думала прерывать сбивчивый и непоследовательный рассказ девочки. Может именно из-за этого оптимизма, на душе молодой женщины становилось не так тоскливо и словно загоралась слабая надежна на светлое будущее. Она не знала, что и думать, когда Сумари с такой уверенностью говорила о том, что Кид все еще жив и здоров, что он наконец свободен и опять вляпался в какое-то дерьмо. Тви'лека искренне хотела верить, что все так и есть, но как-то слабо представляла, что клон вдруг сумел убежать из тюрьмы, или что его помиловал суд. Что-то здесь не складывалось, но слабая надежда упрямо отказывалась покидать ее сердце. В конце концов, может быть у них установилось что-то на подобии связи? Ведь эта "Сила", о которой вечно талдычил Кил, для Ранны оставалась чем-то непонятным и неестественным. Но если с помощью нее удастся вновь встретится с ним, то
пожалуй стоит этим воспользоваться, даже если шансы на успех мизерны. Но это потом, а пока...
          - Так, юная леди, быстро умываться и к столу, - схватив дочурку подмышку, объявила она. - И никаких "но".
          - Но мама! - отбиваясь и брыкаясь, капризничала девочка. - Не хочу мыться! Тут водичка холодная!
          - Тогда не получишь брэдиса на завтрак, - шутливо пригрозила та.
          - Неееет, не честно! Не честно! - страдальчески протянула Сумари, покорно повиснув в объятиях родительницы. - А вот папа бы все равно бы дал мне вкусненького!
          - Даже Ракс умывается по утрам, - прибегла к небольшой уловке женщина, пересекая комнату в сторону ванной.
          - Не правда, - хмуро отозвалась ее дочь, но все же подозрительно покосилась в сторону плюшевой игрушки. - Он тоже не любит мыться здесь!
          - А вот и нет, - девушка приподняла ребенка поближе к умывальнику, держа одной рукой, пока второй набирала воды в ладони. - Каждый день он встает раньше тебя и моется.
          - Предатель, - пробурчала в ответ Сумари.
        Ранна лишь беззаботно рассмеялась.


          Глава 18.


          - Стандартный армейский набор - ни интеллекта, ни обаяния, - недовольно фыркнула светловолосая девушка, опираясь на костыль. - Какого хатта он нам нужен, учитель?
          - Не стоит судить так строго, Кали, - дипломатично одернул свою юную подопечную Финвэ, стоя перед емкостью с кольто, в которой умиротворенно плавал их новый гость. - Во всяком случае, его боевые навыки не вызывают нареканий.
          - Просто повезло, - буркнула блондинка, вдруг с интересом начав разглядывать что-то в районе своего живота. - Мы не можем ему верить. Он в любой момент может наброситься на нас.
          - Не набросится, - уверенно заявил сефи, аккуратно поглаживая жиденькую бороду. - Мы ему нужны. Тем более, для нашего дела этот юноша может оказаться полезен.
          - Да, учитель, - покорно прошептала девушка, болезненно дотронувшись до правой скулы, которая тут же отдала резкой болью.


          Кид меланхолично разглядывал двоих посетителей, которые о чем-то не слишком активно переговаривались. По лицу девчонки можно было сказать, что та не слишком в восторге от их нового "специалиста", в то время как старик видимо выступал в его защиту. Что же, в принципе логично. Тем более юная ученица явно не разделяла энтузиазма мастера, учитывая, как 47-й отделал ее в последнем бою. Судя по всему, ее ранения оказались не настолько серьезными, как опасался солдат. Всего-то наложили повязку, закрывающую почти всю правую половину лица, да выдали костыль - ничего такого, ради чего стоило переживать. Впрочем, если бы она случайно преставилась, то договориться с местной герильей оказалось бы куда как сложнее, если вообще возможно. В этот раз получилось разглядеть юную ученицу куда лучше и дольше. Глаза ее были не просто голубыми - они словно были выкованы из голубой стали. Плюс короткие золотистые волосы и очарование линий тела, не скрываемое даже под слоями одежды и плащем. Невольно клону захотелось сравнить ее с ножом, завернутым в мягкую ткань.
          Еще раз оглянув пришедших, Кид перевел взгляд на обстановку, которая уже порядком его задолбала. Вообще, странно было наблюдать, как посреди сырой пещеры оказался раскинут импровизированный госпиталь местных борцов за свободу. Помещение вообще напоминало места обитания пещерных людей, если бы не считать двух десятков камер с раствором кольто, половина из которых оставались заполнены не слишком везучими пациентами. Доктора в белых халатах периодически проводили проверку, снимая показатели с кучи мигающих лампочек и мониторов, установленных у каждой "колбы". Впрочем, непонятно, зачем они вообще этим занимались: толи действительно переживали за жизнь раненных, толи мелькали перед пациентами, чтобы тем было не скучно, а может вообще принялись за исконно людское мероприятие - изображение бурной деятельности перед начальником. Как и следовало ожидать, представителей людей или же более-менее родственных им рас среди персонала было немного, всего три-четыре на почти десяток врачей. Если учитывать, что на Тассендии не-человеческие расы оставались как минимум гражданами третьего сорта, которых в школы и
больницы пускают без энтузиазма, не говоря уже про университеты, можно было предположить, что как минимум половина "местных" медиков не являлись таковыми. Впрочем, кому какое дело? Если подумать, то процесс лечения казался не таким уж плохим времяпровождением: спи, отдыхай, наслаждался покоем и просто жди, пока целебное вещество поставит на ноги. На первый день так и было, на второй начало понемногу утомлять, а на третий уже неудержимо хотелось разбить головой стеклянную стенку камеры. Одно слово - скука. От нечего делать, клон увлеченно пересчитывал факелы на стенах (хотя, "факелы" были довольно-таки специфичными - вместо ровного пламени, освещающего свой пятачок земли, у этих на конце были прикручены какие-то стеклянный сферы, внутри которых азартно полыхал светло-голубой огонек, дающий мягкий успокаивающий свет), а когда и это надоедало - пытался запомнить в лицо местный персонал, который периодически показывался в зоне видимости (особенно приглянулась одна молоденькая медсестра с добротным третьим размером).
          Хотя, было бы странно рассчитывать, что доктора успеют полностью его залатать за пару-тройку дней, даже если бы у них оказалось оборудование, отправленное прямым рейсом с Корусанта. Кид вполне представлял себе, в каком состоянии его запихнули в емкость. И он бы не удивился, если после выписки сказали, что все его внутренние органы превратились в малоаппетитный фарш. Можно сказать, что этот чертов "эльдар" спас его шкуру, хотя и определенно к своей выгоде. Впрочем, если уж 47-й хотел покинуть этот радушный мирок, требовалось наладить контакты с кем-нибудь, у кого была хоть какая-никакая, но власть. Судя по всему, этот дряхлый джедай обладал немалым авторитетом и влиянием среди повстанцев. Его подчиненные даже не поморщились, когда Финвэ приказал опустить оружие. Что ж, выход оставался один - сотрудничество. Причем сотрудничество довольно взаимовыгодное: Кид натаскает парней Нолда до более-менее приемлемого уровня и провернет пару-тройку операций, а старик в ответ снабдит его деньгами и кораблем, способным потянуть гиперпрыжок. Фактически это был своего рода контракт, как у любого обычного
наемника.
          Судьба обладала поистине оригинальным чувством юмора. Даже в своих самых страшных и извращенных фантазиях Кид не мог предположить, что когда-нибудь свяжется с герильей. Это была своего рода старая семейная традиция, берущая свои корни еще с прошлой жизни солдата. Прадед Томаса на Земле успел отметиться во время высадки 7-й пехотной дивизии на Атту, состоял в первой волне десанта на Окинаве, и даже сумел настрелять приличное количество фрагов в Инчхоне. Дед, в числе первых "тоннельных крыс", выкуривал гуков из "Железного треугольника". Отец участвовал в боях за Хафджи в 91-м. Впрочем, и у бывшего мастера-сержанта морской пехоты тоже было, что предъявить голожопым уродам: Ирак и Афганистан надежно засели в мозгу даже после смерти. Короче, все мужчины в семье ныне покойного Томаса партизан люто, бешено НЕНАВИДЕЛИ! Поистине, ирония судьбы, мать ее.
          Впрочем, у них была и еще одна довольно своеобразная традиция, куда менее славная. Прадед за свои заслуги был представлен к Медали Почета, а через неделю умудрился поскользнуться на камнях и каким-то неведомым образом раскрошить себе череп в демилитаризованной зоне. Дед много чего навидался в тесных темных тоннелях и также был представлен к награде, но успел начистить морду какому-то штабному офицеру и вышел в отставку, а через месяц получил заточку меж ребер в пьяной кабацкой драке. Отца наградили Серебряной Звездой за то, что лично сжег четыре бронетранспортера, а в итоге его вместе с матерью завалило обломками Всемирного Торгового Центра. Сам Томас благополучно словил выстрел РПГ, когда ротный только-только заикнулся о включении его в наградой список. В общем, хреновая тенденция и уж очень не хотелось, чтобы она повторно "выстрелила", или еще хуже - перекинулась на кого-то из его близких.
          На такой убаюкивающей ноте Кид незаметно для себя провалился в сон.


          ***


          Когда он открыл глаза, то первым, что успел заметить, был свет медицинской лампы. Но едва какое-то явно грязное ругательство успело соскользнуть с языка, как он понял, что находится не в чертовом стеклянном гробу, а мирно развалился на кушетке, прикрытый какой-то белой простыней. Окружающая обстановка тоже изменилась: вместо сырой пещеры кое-как оборудованной для лазарета, солдат обнаружил себя в небольшой, но хорошо освещенной белой комнате. У стен стояли многочисленные столы, на которых находились различные приборы и приспособлений, целая куча колб и мигающих лампочек. В общем, стандартный набор любой лаборатории. Впрочем, было и еще кое-что: по носу ударил резкий кисло-протухший запах, словно въевшийся в кожу. Чертово кольто! Не успел он как следует выругаться, как один из приборов пронзительно запищал, привлекая внимание солдата, а уже через несколько секунд в палату ворвалась встревоженная зеленоволосая медсестра, которую Кид успел заприметить, когда барахтался в колбе с раствором.
          - Вам еще нельзя вставать! - требовательно произнесла женщина, буквально толкая 47-го на кушетку. - Еще впереди целая куча тестов!
          - Очаровательно, - тяжело прошептал клон. - Опять скука.
          - Лучше не разговаривайте, - недовольно проворчала та, поворачиваясь к каким-то приборам, висящих над головой солдата.
          К его большому сожалению, вместо привычно-карикатурного образа смазливой медсестрички с большим вырезом и аппетитными ножками, дамочка перед ним хоть и была весьма недурна собой, но оказалась буквально закутана в свой халат с головы до ног. Даже посмотреть теперь не на что. Обидно, черт возьми!
          - Вас хотели видеть, - не глядя в его сторону бросила женщина. - Лежите и не дергайтесь.
          Едва он хотел открыть рот, чтобы спросить, кто придет по его душу, зеленоволосая быстро юркнула в сторону двери, скрывшись из виду. Вот действительно облом.
          Хорошо, что ждать пришлось не больше получаса, когда наконец дверь отворилась и в палату чинно зашел уже знакомый сефи, опираясь на витиеватую деревянную трость. Только сейчас Кид понял, что старик не носил привычную джедайскую робу, а примерил на себя какой-то явно национальный костюм серебренного цвета, похожий одновременно на мантию и парадную военную форму с эполетами с определенно религиозными или философскими символами, вышитыми темно-зеленой нитью.
          - Здравствуйте, молодой человек, - спокойно поприветствовал его старик, слегка поклонившись. - Как вы себя чувствуете?
          - В голове немного шумит, - пожал плечами Кид, - И как-то болезненно хочется жить и трудиться. А в остальном - неплохо.
          - Рад, что вы уже пришли в себя.
          - Меня трудно убить, даже самому себе, - усмехнулся в ответ 47-й, шутливо отсалютовав пришедшему. - Судя по тому, что я жив и тому, где нахожусь, наш договор еще в силе?
          - Разумеется. Я не нарушаю данного слова.
          - Это радует, мастер Нолд.
          - Не стоит, - джедай тут же одернул собеседника, подняв ладонь. - Я уже давно отказался от своего титула в Ордене.
          - Позвольте спросить, почему?
          - Это...- слегка смутившись, произнес Финвэ. - Это долгая история.
          - Не буду настаивать, - пожал плечами клон. - Приступим к делу?
          - Конечно, - согласился тот. - У меня есть идеи по тому, как применить ваши таланты. Бой с моей учинение показал, что у вас есть потенциал.
          - Это радует, - усмехнулся в ответ солдат, свесив ноги со стола. - Так что вам нужно? И что могу сделать я лично?
          Старик медленно вздохнул, словно что-то обдумывая. Посему было видно, что хоть он и заявлял, что уже имеет некое задание для 47-го, но еще окончательно не пришел к какому-либо выводу. Это порядком напрягало.
          - Итак, от вас требуется....


          ***


          За всю свою недолгую жизнь Кид побывал в разных ситуациях: от откровенно дерьмовых до сказочно прекрасных. Причем доля первых почему-то всегда была заметно выше, чем вторых. Впрочем, он уже давно привык к подобным поворотам судьбы. Задачка, подкинутая престарелым сефи, оказалась не из лёгких, но собственно и припомнить, когда всё проходило как по маслу, ему удалось далеко не сразу. Солдат в сотый раз рассматривал данные в планшете, который ему предоставили для подготовки к операции. Личные дела членов группы, список доступного вооружения, маршруты и зоны выброски, краткая информация о численности составе сил противника - в общем, все как всегда. Если не обращать внимания на мелкие нюансы, то данные ничем не отличались от тех, которые ему выдавали во время службы в составе ВАР. Правда, не обращать внимания на "нюансы" оказалось весьма и весьма сложно. Во-первых, люди, что были переданы ему в подчинение (или для наблюдения, смотря с какой стороны посмотреть). Нет, команда оказалась подобрана вполне себе неплохо: снайпер, несколько штурмовиков, медик, поддержка и гранатометчик. Стандартный состав
группы, что уже должно было радовать, но почему-то упрямо отказывалось это делать. Наверное, смущали сами кандидаты и их личные дела. Во-вторых, ни у одного из его новых сослуживцев вообще не было никакого опыта миссий подобного рода! Ну, и в третьих, тот, кто составлял список группы видимо специально формировал его так, чтобы предоставить людей с максимально неподходящим психологическим портретом! Шутник, мать его! Все как один частенько плевали на приказы начальства, открывали огонь по всему, что движется, отклонялись от заранее намеченного плана. Одно слово - сброд!
          Кид устало обвел взглядом семь персон, что стояли перед ним. Одного взгляда на них хватало для того, чтобы бывалый солдат едва не переходил на крик. Посреди небольшой голой пещеры, освещаемой несколькими "факелами", вразвалочку кто стояли, а кто и сидели его новые подопечные. Как он уже понял, база повстанцев была своего рода комплексом из обжитых и не очень пещер, соединенных целой сетью тоннелей (причем в некоторых до сих пор водилась всякая гадость, до которой у хозяев не дотягивались руки), а над головой находилось примерно сто-сто пятьдесят метров скальной породы, что представляло собой некую подобию природного бомбоубежища. Но вернемся к делам насущным. Одеты новоявленные рекруты были в какие-то обноски с признаками отдельных элементов амуниции, и чуть ли не в домашние тапочки. Без боли, на эту извращенную пародию на кадровых военных, смотреть было решительно невозможно. И с этим отребьем ему предстоит идти в бой.
          - Я слишком стар для этого дерьма, - недовольно проворчал под нос Кид, после чего наконец отчетливо рявкнул. - Смирно!
          Ребята резво всполошились, и постарались изобразить, что примерно знают, что именно означает такая команда. Получалось хреново. Все так, как и думал клон: ни один из этих кусков мяса никогда не был в армии или адекватной силовой структуре. Похоже, что азы старого доброго Hit&Run'а , на котором и основывалась военная доктрина местных мятежников, они постигали уже в процессе, путем проб и ошибок, ну и кучи трупов, само собой. Подобрать личный состав хуже, чем нынешний, - это надо проявить не дюжую смекалку. Впрочем, чего он хотел от НВФ? Железной дисциплины, отличной выучки и налаженного снабжения? Нет, конечно Кид иногда встречался в бою с таким ополчением, которое могло составить конкуренцию и силам планетарной обороны большинства миров Республики, но на счастье таких было не много.
          47-й вновь обвел "солдатиков" мрачным взором. Отдельным пунктом в списке "Все пиздец как плохо!" стояло оснащение его сводного отряда (как подсказывала интуиция, и у всего Сопротивления в целом). Золотая пора большей части вооружения этой банды была еще во времена полового созревания его деда. Винтовки и гранатометы несли на себе отчетливый отпечаток многочисленных ремонтов и заплаток. Хорошо еще, что большинство бластеров изготавливались из нержавеющих материалов, иначе бы все предприятие можно было сдавать в утиль не глядя. Бронежилеты, униформа и шлемы вообще выглядели так, словно их украли из музея истории Холодной Войны, к тому же, имелись далеко не у всех его "бойцов". Короче, в голову Кида, уже мечтавшего побыстрее свалить из этого дурдома, начали закрадываться нехорошие сомнения.
          Черт, по правде сказать, он уже привык работать со спецами, разбирающимися в своем (а чаще и не только своем) деле от и до, вооруженными и оснащенными по последнему слову техники и готовыми порвать любого врага, кем бы он ни был. А вот местные "солдатики" ничего кроме фрустрации не вызывали.
          - Эй, мы еще долго будем ждать? - подал голос один из его подчиненных - синекожий тви'лек с абсолютно раздражающей мордой, недовольно переступая с ноги на ногу. - Вы наш новый командир?
          - Офонарел?! - свирепо прорычал сержант. - Имя, рядовой!
          - Косс меня звать, - панибратски обратился к нему тот. - А тебя-то как?
          - Я - сержант Кид, назначен руководителем этой группы, - настойчиво разглядывая бойцов, огласил клон. - И напоминаю, что первым и последним словом, которое будет вылетать из вашего поганого рта, при обращении ко мне, должно быть "Сэр"! Предупреждаю: сюсюкаться я с вами не буду. Ваше начальство наделило меня особыми полномочиями делать все, что посчитаю нужным, вплоть до расстрела особо одаренных личностей с завышенной самооценкой. Понятно, солдат?!
          - Отчего же непонятно, господин "сержант", - отсалютовал ему Косс, слегка ухмыляясь.
          - Рядовой, - медленно, но верно Кид начинал закипать. - Я прощу вам этот неуважительный тон сейчас, приняв во внимание факт вашей инвалидности на голову. Но в следующий раз, будьте уверенны, я лично буду руководить расстрельной командой! Ты усек, кусок говна?!
          - Э-э-э...Сэр, так точно, сэр! - слегка смутившись, отчеканил тви'лек, с опаской глядя на то, как ладонь инструктора непроизвольно опустилась на рукоять бластерного пистолета.
          - Слушайте сюда, жертвы неправильной контрацепции, - рявкнул на все помещение клон, злобно обводя взглядом присутствующих. - На вас мне абсолютно плевать, НО! За каждую потерю в личном составе с меня будет списываться штраф, а это, сами понимаете, не прибавит радости ни мне, ни вам. Так что, уроды, запомните: если хотите выжить, чтобы потом спокойно нажраться, наесться и натрахаться в хлам, то во всем слушать мои приказы. За вопросы вроде "Зачем?", "Почему?" и "С какой стати?" буду бить в морду нещадно, даже если у вас нет яиц и грудь третьего размера! Вопросы есть?
          Вопросов не возникло ни у кого. Его разномастный состав лишь молча переварил услышанное.
          - Сбор завтра на этом же месте в 6:00! Разойдись!
          Его бойцы немедленно разбрелись кто куда, а Кид лишь с облегчением выдохнул и двинул в сторону своей новой комнаты, прихватив собой планшет с данными. Впрочем, "комната" тоже была довольно условная. Скорее небольшое углубление в стене пещеры, вход которой прикрыт полотном, что не сильно сказывалось на звукоизоляции и никак не препятствовало проникновению. Единственный ее плюс был в том, что от нее до "полигона", на котором ближайшие недели полторы придется гонять новых подчиненных, приходилось не более десяти минут петляний по узкому тоннелю, да и соседей на пару сотен метров вокруг не наблюдается. Вообще, неплохо бы прихватить план базы мятежников, а то в этом полумраке недолго и потеряться, или завернуть куда-нибудь в необжитую часть подземного комплекса, или элементарно опоздать! 47-й прекрасно понимал, что ни одна центральная власть не сможет взять повстанцев за яйца, даже если точно локализует лагерь противника. С орбиты или воздуха базу не обстрелять, а лобовой штурм лишь даст возможность обороняющимся попрактиковаться для сдачи зачета по стрельбе. Короче, Финвэ оказался далеко не дурак. И
что-то подсказывало клону, что старый остроухий точно имел план по отступлению, если уж совсем прижмет. Не мог не иметь, иначе эта база в мгновение ока может превратиться в склеп для почти пяти сотен нелюдей. Впрочем, думать о подобном не хотелось: история имела достаточно примеров непробиваемого идиотизма командующих.
          Черт, и как он вообще оказался в таком дерьме? Как умудрился подписаться на подобное? Прошерстить ближайший правительственный аванпост силами такой группы представлялось маловозможным. К тому же, требовалось вывезти оттуда все ценное, что не приварено и не прикручено к полу. Обыкновенный налет голодных оборванцев. С такими бойцами - самоубийство. Возможно, через недели две, 47-й и сумеет хоть как-то повысить боеспособность подразделения, но все же солдата грызли сомнения. Может от того, что он органически не доверял различного рода НВФ, а может и нет. Но смогли же они "посадить" на землю яхту лорда Канна, при этом подавить сопротивление и вывести из судна все, что можно съесть/выпить/выкурить/продать до прибытия патруля. Жаль, что Кид так и не смог поучаствовать в ограблении такой ценной посудины. Точнее, жаль, что не успел проредить через одного ее пассажиров. Грохнуть малолетнего козла так и не получилось, как и большинство его гостей. К тому моменту, как налетчики прижали "сливки общества" к углу, прорываясь сквозь толпы защитников, поступил сигнал о приближении боевой эскадрильи, высланной
на сигнал S.O.S. с подбитой яхты. Сержант вполне представлял себе, как заскрипели зубы у всех нелюдей, штурмовавших корабль. Цель была уже практически в руках, оставалось только взять ее и валить. Но появление истребителей спутало карты в последний момент. Даже 47-му хотелось плакать от обиды! Такой жирный кусок, уплыл, издевательски махнув на прощание!
          Солдат устало завалился на кровать, выдолбленную прямо в стене пещеры. Как же он устал, черт возьми! И кажется, что чертов кольто до сих пор не выветрился! Развалившись на твердой постели, солдат придался размышлениям, часто в последнее время лезущим в голову перед сном. Он наконец-то более-менее свободен. Хотя, почему "более-менее"? Он свободен, черт! Финвэ не только обчистил "Эссилию", не только освободил всех рабов, но и при захвате долбанул по яхте каким-то хитрым импульсом, вырубившим на корабле все рабские ошейники! Клон непроизвольно вспомнил, как его собственный "поводок" развалился на части после падения. Этим поступком сефи заработал себе пару-тройку балов в глазах солдата. Правда теперь просил провернуть почти невозможное дело. Настроение, и до этого довольно поганое, испортилось еще больше.
          Вновь и вновь обращаясь к мыслям о предстоящем налете, Кид вдруг понял, насколько же его все достало, просто сил нет. Плен у Мандалора, рудники, опять плен, рабство, яркое "представление" на Арене, побег с "Эссилии", а теперь он еще и ввязался в чужую драку с туманными перспективами. Достало! Да сколько уже можно подставлять свою задницу под бластеры, улепетывать от преследования, а потом опять подставлять задницу?! Даже гребанная трехлетняя Война Клонов уже давно подошла к концу, неужели недостаточно?! Три года без выходных, без увольнительных, без жалования, даже без чертовой пенсии! Так мало того, уже хрен знает сколько времени, он вынужден рисковать своей шкурой, терпеть лишения и сомнительный статус! Когда же все это закончится? Неужели Силе нечем заняться, кроме как строить на его пути преграды? Так знаете, даже скаковая лошадь может свалиться от усталости!
          - Затрахало! - устало прошипел 47-й, рассуждая про себя:
        "Как свалю отсюда, сразу найду моих девочек. Ребят из плена вытащу. Жалко Мандалору, что ли? Поселюсь на отшибе, где тепло, море и солнечно. Буду ракушки собирать и ром пить. И вообще женюсь, к чертям! Благо и кандидатка есть. И детей еще настрогаю, карапузов двух или трех. Хотя, нет, проблематично. Но что-нибудь придумаю. Элита я или как? Задолбали вы уже со своими войнами. Гражданская, Юужань-Вонги, опять Гражданская. Да пошли вы все в хаттову задницу! Я уже итак отработал больше, чем положено! Хочу в отставку!"


        Глава 19.


          - Финвэ, ты совсем с катушек слетел? - злобно шипел Кид, буквально нависнув над Нолдом. - Это даже не безрассудство, это - тупость!
          - Ничем не могу помочь, молодой человек, - невозмутимо протянул престарелый сефи, откинувшись на кресле. - А вы, лучше присядьте.
          - Какой к черту 'присядьте'? - не выдержав, рявкнул 47-й. - Ты хоть представляешь, что требуешь от меня? Что требуешь от своих людей?
          - Я прекрасно все осознаю, сержант, - не меняя тона, бубнил старик, словно издеваясь. - Не стоит беспокоиться.
          Нет, этот чувак ТОЧНО издевается! Если бы клон не знал, что перед ним сидит бывший уважаемый член ордена джедаев, то точно бы приставил пистолет к его морщинистому лбу. Или, как минимум, несколько раз приложил бы этим самым лбом о гладкую поверхность стола. Он старался не бить стариков, детей и женщин, кроме как в совсем экстренных случаях, когда промедление грозило гибелью или срывом задания. И сейчас Киду светили оба варианта. После того, как он более-менее увидел навыки членов группы, в душе ветерана прошедшей войны загорелась слабая искорка надежды на успешное завершение миссии. Ребята конечно не шли ни в какое сравнение с коммандос или тертыми солдатами-клонами, но все же могли за себя постоять. Недостаток боевой подготовки и дисциплины они компенсировали настойчивостью и некой долей наглости. К тому же, не имея доступа ни к полноценному вооружению, ни к нормальной экипировке, 'герильерос' приходилось придумывать всяческие военные хитрости и подлости, и просто сюрпризы для увеселения прогуливающихся по окрестностям вражеских офицеров. Местная смекалка порождала поистине извращенные ловушки
и гадости. Чего только стоил 'люпоский сувенир' - прикрытая листьями или снегом ямка с металлическими штырями, прикрепленными к стенкам ловушки. Неудачник попавший в такой капкан автоматически лишался ноги, потому как вытащить несчастного могли, только отпилив ногу. Или 'бюджетная мина', сделанная из куска тола, двух гвоздей и худо-бедно работающего взрывателя. Ногу отрывало по самое колено. Гарантированно. В общем, солдатам тассендской армии на севере скучать не приходилось. Впрочем, всем было плевать. Действия чужаков чаще всего имели место только на севере одного из континентов, где обилие пещер и густые леса надежно скрывали нелюдей от гнева столицы.
          Но похоже, что времена начали меняться, иначе почему Кид сидел на базе, расположенной в полусотне миль от крупнейших плантаций витиса, из которого делали знаменитое вино? Если повстанцы создадут хотя бы гипотетическую угрозу выращиванию и сбору основного сырья планеты, то это поднимет такой шум, что вздрогнут даже соседние системы. Именно этот фактор не принял в расчет Кид, согласившись на работу, предоставленную сефи. Аванпост, который им требовалось 'вынести', располагался под самым носом у властей, и фактически перекрывал главную дорогу на обширные плантации. Конечно, в глубоком, как они считали, тылу охрана была так себе, состоящая из новоиспеченных рекрутов и немногочисленного гражданского персонала. Всего, там расположилось не больше взвода мальчишек-призывников, ни разу не нюхавших пороху, да десяток уборщиков, поваров и врачей. Перебить их и вывести все ценное под носом у вояк было плевым делом. Но то, что начнется после этого, оказалось страшно представить. Это был не одиночный налет на пограничную заставу, не дерзкий рейд на отдаленную деревню. Это являлось настоящей пощечиной местным
правителям, к тому же создающая реальную угрозу процветанию и благополучию всей Тассендии. И они ответят, еще как. Так ответят, что у всех местных еще долго будет звенеть в ушах от взрывов и ковровых бомбардировок, неужели Финвэ не понимал этого? Или как раз понимал? Хотел взять зажравшихся правителей за мягкое место? Показать, что они больше не смогут самодовольно напиваться и нажираться, оставив проблемы государственной ксенофобии и недовольства расового меньшинства планеты? Старый маразматик. Уж за что, а за подобное Кид не собирался сложить голову. Его дело маленькое: руководить операцией, обеспечить успешное выполнение и подсчитывать гонорар за выполненную работу. Именно этого гонорара должно было хватить если не на полноценный звездолет, то на билет в общественный транспорт с планеты.
          - Я жду объяснений, - хмуро пробормотал солдат, усаживаясь на стул перед невозмутимым Финвэ. - Мое дело - выполнять то, что прикажут и не задавать лишних вопросов. Но вот только сдохнуть после этого в мои планы не входит.
          - Разумеется, - согласно кивнул старик, не сводя глаз с клона. - Но пойти на попятную я не могу, уж простите.
          - Хотя бы объясните мне мотивы такого решения, - раздраженно взмахнул рукой 47-й. - Иначе катитесь в задницу. Попытаю счастья в другом месте.
          - И где же? - слегка наклонив голову набок, спросил старик.
          - Кое-кому всегда нужны люди для 'деликатной' работы.
          Разумеется, это был блеф. Ни о чем подобном он даже не слышал. Но это не отменяло того факта, что подобного рода 'работа' просто должна была быть. Оставалось только копнуть поглубже. Хотя, связываться с криминалом или быть 'солдатом' какого-нибудь влиятельного клана или семьи совершенно не хотелось. Отчасти потому, что они редко вели свои дела 'чисто', прибегая к аморальным с его точки зрения поступкам. А отчасти, потому что опасался получить нож в спину, когда дело будет выполнено. С повстанцами, борющимися за свободу и ведомыми джедаем вроде Нолда, еще можно было сотрудничать - они хотя бы не кинут в самый ответственный момент. С представителями теневой стороны мира - не очень.
          - Ну что же, молодой человек, думаю, это будет вполне честно.
          - Рассказывайте.
          - Наше движение слабеет, - печально огласил Нолд. - Все меньше и меньше людей идет к нам, все больше потерь в постоянных стычках с правительственными войсками, меньше доступных ресурсов, меньше баз и финансовых средств.
          - Вы проигрываете, - хмыкнул в ответ клон. - Это и ежу понятно.
          - Давайте обойдемся без столь вульгарных выражений, юноша, - укоризненно покачал голой сефи.
          - Напоминаешь мне одного старика. Он тоже вечно твердил что-то про этикет и прочее. Хотя, у него были дельные советы.
          - И что с ним стало?
          - А черт его знает, - медленно протянул солдат, устремившись взглядом куда-то в район Туманности Андромеды. - Может быть, уже умер, а может до сих пор сидит в яме под Ареной.
          - Печально это слышать, - слегка кивнул Финвэ, внимательно глядя на Кида. - Но вернемся к нашему разговору. Вы ведь уже поняли, почему я затеял все это?
          47-й ничего не ответил. Его сознание словно возвращалась откуда-то издалека. Наконец, он вновь перевел взгляд на своего собеседника. В его глазах читались и дикая усталость, и некая обреченность и апатия.
          - Нападение на аванпост вблизи от посевов будет иметь отличный пропагандистский эффект, который должен привлечь на вашу сторону больше людей. Плюс, это даст повод надавить на властей, чтобы те ослабили давление на нелюдей, я прав?
          - Да, действительно. И...
          Но 47-й не дал ему закончить речь.
          - А еще это значит, что после налета вся прилегающая местность будет кишеть солдатами, как степь - сусликами. Начнутся рейды по всему району, и рано или поздно, они найдут это убежище, в котором вы долгие годы сидели тихо-мирно.
          - Да, - устало кивнул Финвэ.
          - Значит, для закрепления успеха вам нужно или отбить все атаки правительства, или вовремя свалить, оставив их с носом.
          - И в обоих вариантах нам нужны ваши услуги, сержант.
          Престарелый джедай замолчал, позволяя солдату обдумать сказанное. Он волновался. Кид чувствовал это. Так волновался, что на некоторый миг потерял контроль над собой, позволяя солдату уловить слабые отголоски эмоций, что бушевали в его душе. Надежда - вот, что было там. Он надеялся, что 47-й не покинет их, что останется, чтобы обучить бойцов небольшого партизанского отряда, направит их на верный путь. Это слишком напрягало ветерана. В каком же они были отчаянье, что надеются на одного человека? Он не супермен и не Джон Уэйн, даже не Джанго Фетт. Он не сможет в одиночку перебить все местные правительственные силы, не сможет за пару недель сделать из мало обученных и по-своему наивных партизан серьезную силу в этом конфликте. Будь у него не семь десятков оборванцев, а семь групп коммандос, то они бы перерезали половину местных аборигенов в этом районе еще до того, как те поняли, что их кто-то методично 'вылавливает'. Но у него их не было, черт, не было даже нормального оружия! Даже те, кого передали под командование клона, не шли ни в какое сравнение с закаленными в боях пехотинцами ВАР. Дело
дрянь.
          - Вы заплатите мне за разгром аванпоста, - наконец огласил солдат. - А то, что будет потом...что же, увидим.
          - Хорошо, - с неохотой кивнул Нолд.


          ***


          Выйдя из кабинета лидера местной ячейки Сопротивления, Кид устало побрел в сторону своей комнаты. Осознание того, что он задержится здесь куда дольше, чем рассчитывал, при любом раскладе, довольно погано сказалось на настроении. Единственное, что ему удалось выбить из Финвэ - это право самому назначить день начала операции. Его люди еще не готовы. Нет слаженной командной работы, нет дисциплины и полного подчинения командиру отряда. Конечно, оттягивать до бесконечности начало 'акции' он не мог. Но мог сделать хоть что-то, чтобы повысить их шансы на выживание (а соответственно и свои собственные).
          Он так был погружен в свои мысли, что не понял, в какой момент впереди тоннеля показалась уже знакомая фигура ученицы джедая. Кажется, ее звали Сали...или Кали, или...а черт ее знает, как ее зовут! Девчонка, судя по всему, уже оправилась от ран и свободно ходила без костыля. Заметив его, блондинка едва заметным движением вскинула носик, и с горделивым видом молча прошла мимо него. Кид мельком покосился назад. Со спины она выглядела очень стройной. Шаг ее был не слишком широк и не слишком быстр; в голове 47-го всплыло слово 'грация'. Девушка была уже достаточно взрослой, чтобы выглядеть утонченной и изысканной - что делало ее еще более привлекательной в глазах мужчин. Сейчас, она разительно отличалась от той 'дикой кошки', которая была готова с азартом разорвать его на той яхте. Хотя на вид юной ученице было не больше двадцати, ее походка, ее манеры казались совсем не свойственны барышням подобного возраста. Странно. Даже очень странно. Либо она родилась в знатной привилегированной семье, на подобии тех, что были среди господ аристократов на 'Эссилии', что казалось вполне возможным, но
маловероятным. Либо девочка за свою недолгую жизнь натерпелась таких ужасов и испытаний, о которых ее глупые и наивные ровесницы даже не слышали. Почему-то 47-й больше склонялся ко второму варианту.
          Недовольно встряхнув головой, словно сбрасывая какой-то дурман с разума, Кид ускорил шаг по направлению к своему жилищу. И кстати, он так и не спросил, почему падаван Финвэ не имел собственного светового меча. У сефи был клинок с элегантной рукоятью из светлого метала, украшенный многочисленными гравировками. А этой почему не досталось? Хотя, не имело принципиального значения. Добравшись до койки, солдат устало повалился на нее. Впереди предстояло много работы. Очередная самоубийственная миссия.


        ***


          Ночь наступала быстро. Учитывая, что отряд Кида провел почти восемь часов без движения в ближайшем лесу, скрытно наблюдая за передвижениями сил противника с небольшого холма. 47-й деловито записывал маршруты следования патрулей, подмечал расположение и углы разворота стационарных лазерных турелей, искал возможные участки прорыва, где оборона была наиболее слабой. Небольшой аванпост располагался в укромной долине между холмами, перекрывая дорогу, ведущую на юг. По всему выходило, что бравые солдаты Тассендии совершенно не ожидали возможного налета. Наивные дурачки. Будь Кид на месте начальника аванпоста, то ругался бы долго, красочно, а главное - с последствиями для подчиненных. Силовые поля на воротах отключены, одну из турелей заклинило так, что та не могла повернуть башню даже на сантиметр в сторону, рядовые без дела слонялись по территории, а гражданский персонал и вовсе лежал на импровизированных гамаках. Какое-то оживление намечалось только тогда, когда к посту подъезжал транспорт. Вообще, весь персонал выглядел как-то не впечатляюще, как и сам пост: пара бараков, столовая, склад, медпункт
и гараж (что в нем было - это отдельный вопрос). Отдельной строкой в этом списке стояла радиовышка, которая обеспечивала связь аванпоста с внешним миром. Короче, дело казалось куда проще, чем он рассчитывал. Будь это республиканский аванпост, то ничего подобного не могло бы произойти даже в самых смелых мечтах солдат (или кошмарах офицеров). К тому же, у них не хватило бы пороху взять республиканский аванпост имея и трехкратного преимущества. До рассвета оставалось еще уйма времени - вполне достаточно, чтобы хорошо поживиться голодным партизанам. В двадцати километрах от места расположения группы тихо притаился старый, чиненный-перечиненный грузовичок 'Эсквайр', который и доставил группу к месту операции. Он же будет их эвакуировать вместе с добычей. Кид еще раз проверил оружие: старую бластерную винтовку, напоминающую результат соития флотского мушкета с Enfild'ом. В дополнение к ней шел коллиматорный прицел, что являлось даже не архаикой, настоящим ископаемым. Смачно выругавшись, 47-й внятно прошептал в комлинк.
          - Так, подельнички, слушай мою команду. Джет, дуй на дерево. Приоритетными целями будут офицеры, часовые, и все, кто попытается сбежать.
          - Да, сэр, - прозвучал в наушнике голос снайпера группы.
          - Косс, что там с сюрпризами?
          - Да будут они, будут, сержант, - прозвучал недовольный голос тви'лека. - Осталось заложить еще один заряд. Дайте мне пятнадцать минут, сэр.
          - У тебя семь.
          - Что? Какого...! В смысле, так точно, "сэр".
        "Надо не забыть еще раз дать ему в морду" - раздраженно подумал 47-й.
          - Раммиш, окапывайся, - продолжал раздавать приказы Кид. - У тебя десять минут до начало фейрверка.
          - Моя понял, сер. Моя сделать, да.
          Пулеметчик-родианец, орудуя саперной лопаткой, быстро оборудовал небольшое гнездо. Рядом расположился Йярус, тви'лек-сапер, нежно поглаживая подрывную машинку. Джет уже давно незаметно вскарабкалась на 'сосну', где ее практически невозможно было засечь. Ничто не могло выдавать ее присутствие даже опытному глазу. В нескольких метрах от "гнезда" залегли четверо бойцов-штурмовиков, перемазанных маскировочной пастой.
          Из-за тучи выглянула луна. Мягкий свет позволил налетчикам лучше разглядеть очертание аванпоста и точнее навести старенький ПТРК "Кхамалон" на треножном станке. Кид ожидал только сигнала от сапера. После которого начнется самое веселое. Главное - сделать быстро и свалить еще быстрее до подлета штурмовиков с соседней авиабазы.
          - Все готово, - отрапортовал диверсант. - Они там вообще обленились. Можете начинать, 'сэр'.
          - Ну, господа... Внимание...
          Йярус деловито зарядил в машинку первый провод, когда клон прокричал в эфир:
          - Yippee-ki-yay, ублюдки! Башня!
          Сапер бешено закрутил ручку взрывателя и вдавил кнопку. Бабахнуло несколько взрывов, раздавшихся прямо у стены, проделав в ней множественные отверстия. Ееще через секунду рвануло у основания высокой радиовышки. Не выдержав столь хамского обращения вышка угрожающе накренилась и через секунду рухнула набок, придавив под собой какое-то здание на территории аванпоста.
          - Надеюсь, это не столовая и не арсенал, - мрачно прошипел 47-й, в очередной раз напомнив себе дать в морду тупому тви'леку.
          Раздались вопли, начала утробно завывать сирена. Два последовательных щелчка с дерева оповестили о том, что пара часовых отошли в мир иной. Двери казармы слетели с петель, откуда повалили десятка два полуодетых солдат. Но не успели они оценить весь размах драмы, как по удачно скучковавшимся призывникам застрочил тяжелый 'Харконнен' родианца Раммиша. Смертоносный поток плазмы проделал широкую просеку в рядах солдат, уложив одним залпом не меньше десятка, пока остальные рванули в разные стороны, словно крысы. Время от времени с дерева сухо щелкала винтовка, обрывая жизнь кого-то из офицеров или тех, кто уже оправился от шока и вел ответный огонь по 'пулеметному' гнезду. Одна из турелей начала угрожающе поворачивать стволы в сторону нападающих. Похоже, что кто-то все-таки не поддался панике и сразу рванул к пульту управления. Четыре ствола хищно нацелились прямо на позицию Раммиша, делая автоматические поправки на дальность и ветер. Конечно же, движения пушек не остались незамеченными для налетчиков.
          С абсолютно безликой деловитостью с холма прилетела противотанковая ракета, в мгновение ока разнеся на куски единственный шанс для защитников. Остальное оставалось делом техники : вызвать грузовик, зачистить местность и убраться до того, как о налете прознают вояки. Первым же ударом лишив аванпост связи с внешним миром, они выиграли себе минимум два часа, а в перспективе и все четыре, пока местное командование почешется и отправит кого-нибудь проверить, что не так со связью и наказать виновных.
          - Кажется, мой выход, - проворчал Кид и, передернув затвор винтовки, рванув в обход под прикрытием снайпера и 'газонокосилки' родианца. - Штурмовая команда, за мной!
          Рысью преодолев добрые полторы сотни метров, сержант приник к стене и скомандовал четверым бойцам, собравшихся за ним:
          - Вперед, огонь по готовности! Вы двое, за мной. Остальные - на правый фланг, найдите Косса. Пленных не брать!
          Изрядно поредевшие защитники никак не ожидали удара с фланга. Поэтому, солдаты даже не успели удивиться, когда к ним в укрытие прилетела граната. Взрыв разметал по окрестности тела несчастных. Всюду бушевали пожары, пространство заволокло дымом. 47-й начал серьезно опасаться, что все припасы уже сгорят к моменту прибытия грузовика. Оказавшись в дыму, Кид с удовлетворением отметил, что пулемет Раммиша скосил как минимум двоих врагов, попытавшихся отступить в склад. Впереди мелькнул человеческий силуэт, и Кид выстрелил длинной очередью в ту сторону. Болезненный всхлип подтвердил попадание. Герильерос быстро рассредоточились по территории поста, как и учил их 47-й, действуя мелкими группами. Повсюду слышались короткие бластерные очереди, крики раненных, ну и конечно, почти без остановки работал "Харконнен", хотя сержант успел отметить, что плотность огня родианца заметно упала. Скорее всего, солдаты тассендской армии уже перепрятались по углам, из которых им придется их вытаскивать.
          Внезапно, дверь гаража разлетелась с утробным гулом и из образовавшегося проема резвы выполз коробообразный бронетранспортер. Казалось, что все вокруг стихло, даже пулемет задохнулся от удивления. С противным лязгов башня БТР'а развернулась в сторону группы Кида.
          - В укрытие! - рявкнул сержант, отпрыгивая за угол.
          Позади раздалась мозгодробительная очередь чего-то крупнокалиберного. Но чувство опасности не исчезло, а наоборот, заставило клона вскочить и оглядеть укрытие...
          Где он нос к носу столкнулся испуганным солдатом аванпоста, то ли спешащим на подмогу 'коробочке', то ли оказывающим ей моральную поддержку из безопасного места. Кид не ожидавший такого поворота вскинул винтовку, но наглый солдатик схватил его оружие за ствол и дернул вверх. За что и поплатился. Сержант резко отпустил бластер и молниеносным движением выхватил нож с пояса. Его противник не ожидал подобного и на секунду замешкался, не успев отреагировать. Лезвие со свистом вонзилось в его подбородок, выйдя где-то в районе затылка. Клон быстро перехватил винтовку из слабеющих рук солдатика и несколько раз выстрелил ему в лицо, довершая картину.
          Из-за угла донесся оглушительный взрыв, взметнув вверх поток пламени. Раззадоренные адреналином и прошедшей схваткой инстинкты заставили Кида резво отпрыгнуть в сторону. Через секунду на землю, где только что стоял клон, с противным звоном грохнулась башня БТР'а.
          - Твою ж мать, - ошарашено пробормотал 47-й, вытирая поступивший пот. - Угробите же командира.
          Быстро оглянувшись по сторонам, и не обнаружив присутствия двух своих людей, сержант сверился с показаниями наручного КПК. Метки его бойцов так и остались на площади, куда выскочила 'коробочка'. Жаль.
          Кид осторожно заглянул за угол, где познакомился с уже разнесенной вдребезги двадцати тонной машиной. БТР'у было действительно плохо. Корпус бодро горел алым пламенем, 'лопнувший' в нескольких местах. Башня, само собой, давно попрощалась с машиной. Там же на площади он увидел разорванные останки, принадлежавшие его подчиненным.
          - Сука, - устало выдохнул клон.
          Кид, вытерев пот со лба, сделал было два шага в его сторону - и вдруг, резко развернувшись, выпалил из винтовки. Парнишка в грязном кителе, выронив занесенную для удара лопату, мешком повалился на землю.
          - Группа, статус! - прохрипел в комлинк он.
          - Это Косс. Территория почти зачищена, оставшиеся засели в медпункте, скоро выкурим. Зиг ранен в плечо, но жить будет.
          - Сэр, рядовая Джет на связи. Несколько врагов попытались скрыться. Выживших нет, сэр.
          - Раммиш говорить, да. Всюду чисто.
          - Все понял, - выдохнул клон, сверившись с показаниями КПК. - Райк и Слик мертвы.
          - Что?! Они же с тобой были? Как это понимать?!!
          - Отставить болтовню!!!! - зарычал в эфир сержант. - Добивайте оставшихся и валим. Джет и Раммиш, следите за окрестностями. Йярус, ко мне! Как поняли?
          - Поняли вас, сэр! Выполняем!
          Кид лишь устало переключил частоту и связался 'Эсквайром':
          - Сандер, ты где там?!
          - Пять минут, босс. Пять минут.
          - Быстрее, мать твою!
          Окончательная зачистка территории не заняла много времени. Часть солдат правительственной армии и гражданские некоторое время держались в медпункте, и когда Косс додумался наконец закинуть туда 'зажигалки', те дружно вышли с поднятыми руками. Еще один неудачно попался в прицел Джет. Последнего выгнали прямо на пулемет Раммиша. Почти половина защитников полегла от пулеметного огня родианца, штурмовая группа подавила сопротивление, оставшиеся были перещелканы снайпером. Выживших легко согнали в один угол и расстреляли.
          Добыча от налета оказалась богатой. Целые ящики с энергоячейками и картриджами, горы различных медикаментов, аккумуляторы, почти три десятка новеньких стволов, несколько гранатометов и ПЗРК. В общем, когда старый грузовик подкатил к воротам базы, то в мгновение ока оказался забит под завязку. Киду даже пришлось успокаивать особо ретивых, желающих забить кузов транспорта по самую крышу. Им и самим надо на чем-то сваливать.
          Оглянув ломящуюся от припасов машину, кто-то из герильерос успел выдохнуть: 'Да мы в раю!'.
          Большая часть его бойцов, словно гирляндами на рождественской елке, были обвешаны оружием и экипировкой. Когда все наконец протиснулись внутрь транспорта, то пришлось заметно потесниться. Но все же, его ребятки, довольные и веселые отчалили от разгромленного аванпоста.
          Йярус сделал все на совесть: заминировал каждое здание, каждый труп и даже сгоревший БТР. Когда на разнесенный в пух и прах аванпост вернутся вояки, то получат множество радостных и незабываемых ощущений. Тела погибших партизан пришлось оставить, бросив в костер из старых покрышек и ящика из под боеприпасов.
          - Осталось только вернуться домой, - устало пробубнил Кид, откинувшись на сиденье.
          Они выполнили задание, захватили целую кучу припасов, положили взвод солдат противника, потеряв только двоих. Это победа, мать ее. Теперь не грех будет вытрясти из Финвэ кругленькую сумму.
          - Эх, выпить бы, - мечтательно протянул клон, потягиваясь. - Вот приеду...
          Внезапно, 47-й запнулся на полуслове. Что-то не так. Что-то...Вот дьявол!!!!
          - Сандер, жми на газ! - проорал во всю глотку клон. - Птичка над нами!
          - Чего?!! - недоуменно почесал голову водитель. - Босс, отку...Сарлакков зад! Держитесь!!!
          Грузовичок нервно дернулся и резко ускорился, заставив пассажиров слегка покачнуться. Кид, не обращая внимания на тряску, открыл верхний люк и высунулся наружу по пояс. Среди ночного неба и лунного света отчетливо виднелся треугольный силуэт 'Лурперкаля', старого, еще дорусаановского штурмовика, составляющего костяк ВВС Тассендии. Не способный на космические перелеты, он оказался крайне эффективен в атмосфере, за что и был любим в войсках. И сейчас, эта треугольная ребристая бестия несла двадцать две тонны взрывчатых подарков прямо на них!
          Из-под колес летел мелкий гравий и вздымалась пыль. От рокота рукотворного ангела смерти тряслась земля. Подгадав момент, Сандер резко вильнул, пропуская мимо длинную очередь из 23-мм пушек штурмовика. Водитель, скрипнув зубами, вновь вдавил педаль газа. Плазменный снаряд ударил в землю в ладони от борта машины, отчего старый грузовик едва не перевернуло на бок. Пассажиры все как один отчаянно матерились. Матерился и Кид.
          - Достаньте что-нибудь по-убойнее! - размахивал руками сержант. - Живо!
          - Держи! - с трясущимся голосом Косс протянул ему...лучемет.
          - Ты что, дебил?! Дай гранатомет!
          - АААА! Сейчас! - тви'лек трясущимися руками вновь полез потрошить багаж...
          - Идиот! Заряженный гранатомет!
          - Держитесь! - прервал их Сандер. - Сейчас будет весело!
          Один за другим взрывы ложились все ближе к 'Эсквайру', не смотря на все финты водителя. Последние два снаряда едва не накрыли всех незадачливых грабителей. По бокам от дороги, казалось прямо из кюветов, взметнулись столбы из дыма и земли. Все вокруг заволокло пылью, 'Эсквайр' подскочил, но потом, точно кот, приземлился на все четыре колеса, вильнул задом и выровнялся, едва не превратив всех пассажиров в фарш. Тем временем 'Луперкаль' дал новый залп. К безмерному удивлению пассажиров, Сандер, напротив, немного сбросил скорость. Они не успели спросить, какого лешего, как дорога впереди, нырнув в распадок между двумя холмами, сделала резкий поворот.
          - Держитесь там! - рявкнул водитель, входя в поворот и снова втапливая педаль газа в пол.
          Штурмовик, не смог повторить резвого маневра и на некоторое время отстал от грабителей, давая долгожданную передышку в этом сюрреалистичном марафоне. Победоносно взревев, 'Эсквайра' полетел вперед по дороге.
          - Сэр, гранатомет, - Джет невозмутимо протянула 47-му уже заряженную пусковую трубу.
          - Молодец, Сула, - вновь высунувшись из люка, прокричал Кид. - Вернемся - заместителем сделаю!
          - Есть, сэр, - привычно отсалютовала ему снайпер.
          - Иди сюда, - смачно сплюнул клон, беря на прицел уже развернувшийся штурмовик.
        'Луперкаль' вновь зашел на них, ощетинившись целым строем стволов. Град выстрелов вновь обрушился на грузовик. Кид на мгновение навел на летающую курицу перекрестье прицела, когда позади 'Эсквайра' грохнул первый взрыв. Видавшая и более славные времена машина, точно получив хорошего пинка, скакнула вперед, и рухнув на все четыре колеса, весело покатилась дальше. Само собой, выстрел гранатомета прошел мимо.
          - Перезаряди! - рывком всучив гранатомет Суле, рявкнул сержант.
          - Есть, сэр, - бубнила под нос снайпер, засовывая еще одну ракету в трубу. - Готово.
          - Ну, держись, верткий гад! - шипел словно змея клон, ловя в перекрестье силуэт 'Луперкаля'. - Да, виси еще три..две..одну...
          Писк системы наведения оповестил, что цель успешно захвачена. Кид, злобно усмехнувшись, что есть сил надавил на кнопку пуска. Ракета с ревом вырвалась из трубы, оставляя за собой клубы дыма. Пилот штурмовика попытался уйти сделав маневр уклонения, но не рассчитал угол разворота и плазменная кумулятивная струя с хищным рыком вошла прямо в брюхо 'Луперкаля'. Машина резко накренилась набок, теряя высоту. Пилот, как видно, старался восстановить управлении, но все было тщетно. Когда многотонная птица коснулась земли, ночь осветилась ярким сине-красным пламенем.
          - Выпивка за мой счет, - радостно прокричал в кузов Кид, на что все пассажиры радостно загалдели.


          Глава 20.


          -...И этот придурок выскакивает из ванной с тяжелой плазмой наперевес и начинает орать: 'Сдохните ублюдки, сдохните!', - Кид не спеша сделал большой глоток из кружки, после чего вытер губы рукавом рубахи и увлеченно продолжил. - Бах! Бах! Бах! Ох, уж и обосрались мы в тот момент!
          - И что? - заплетающимся языком спросил Йярус, отчаянно пытаясь удержать равновесие, при этом не разлив драгоценное вино на пол.
          Клон довольно улыбнулся, вспоминая, что произошло дальше. Он сделал максимально серьезное лицо, возможное в этой ситуации. Выдержав секундную паузу и убедившись, что все 'выжившие' немигающим взором следят за ним и ожидают долгожданной развязки, сержант продолжил:
          - Шесть выстрелов, расстояние меньше десяти метров, а мы в облегченной броне... - 47-й на секунду замолчал, позволяя его собутыльникам оценить весь размах драмы. - ... И вот, стоим мы без единой царапины, и тупо глядим на этого идиота. А позади нас - шесть аккуратных дырочек, размером с кулак!
          - Везучие сукины дети, - уважительно кивнул головой Сандер, разглаживая пышные усы.
          - Действительно, сэр, - сдержанно произнесла Сула, неотрывно следя за командиром. - А что стало со стрелком?
          - Мы еще минуты три тупо стояли, вообще забыв, как дышать! А потом Шрапнель как заржет на всю комнату. И после этого нас как прорвало - еще минут пять никто не мог успокоиться! А тот парнишка аж побледнел! Вы бы видели его рожу! Если бы он в этот момент обосрался, то я бы даже не удивился! - Кид весело жестикулировал руками, словно пытаясь нарисовать всю картину разом, попутно разливая выпивку во все стороны. - Короче, каждый разрядил в него по полному магазину. Ох, помню, радовались тогда, как дети!


        За столом раздались сдержанные смешки. Кое-кто уже спал, уткнувшись лицом в мягкую поверхность деревянного стола, но некоторые продолжали праздник по случаю первой успешной миссии группы. Кид довольно оглянул всех рядом сидящих, попутно до краев наполняя стакан. Конечно, было несколько проблематично выбить из местного интенданта несколько бочонков витисового вина, но результат того стоил! Насыщенный слегка сладковатый привкус в комбинации с непередаваемым цветочным ароматом делали этот напиток поистине небесным даром! Едва сделав глоток, клон ощутил, как напиток разносил приятное блаженное тепло по организму, от горла до желудка, словно согревая саму душу. Воображение рисовало фруктовые деревья родной Земли, запахи травы и клевера, разносящиеся по ветру и обласканные в свете Солнца. Тассендия действительно по праву гордилась своим вином, черт возьми! Пить приходилось из больших деревянных кружек, стянутых двумя железными обручами. 47-й сразу же вспомнил, как давным-давно ездил с отцом в Германию, в Мюнхен, где им приносили пиво в точно таких же кружках. Ностальгия, вперемешку с добротным вином,
мгновенно заставили его захмелеть, а в голове появился приятный шум, позволяя наконец-то нормально отдохнуть душой и телом. Их стол просто ломился от обилия блюд, хотя конечно, большинство из них были лишь различной вариацией мяса: жаренное, тушенное, вареное, даже сырое! Их тарелки тот час были доверху наполнены соблазнительным яством, покрытым желтым жиром, причем мяса было столько, что оно едва на стол не вываливалось! К тому же, мясо и спиртное - лучшая смазка для языка. Вино текло рукой, заливая пол под ногами. Обилие еды позволяло не думать о закуске, литры спиртного - о просохшем горле, а многочисленные истории и байки - о скуке! В общем, пьянка выдалась на славу, именно такой, какой должна была быть: шумная, веселая, с тоннами жратвы и реками алкоголя! Его бойцы похоже были того же мнения. Пили все и пили много, хотя , кое-кто сдулся уже на второй пинте.
          Родианец Раммиш после четвертой кружки пробурчал нечто невразумительное и тихо стек под стол, откуда доносилось его сиплое сопение. Само собой, зачем же мешать и будить хорошего парня? Как-никак, его 'Харконнен' положил десяток-другой пушечного мяса. Пусть и дальше спит - заслужил. Йярус уже изрядно покачивался и немигающим взором следил за уровнем выпивки в стакане, бубня под нос нечто, в цензурности чего можно было усомниться. Подрывник уже несколько часов не употреблял никаких галлюциногенов, что Киду представлялось настоящим примером преданности, учитывая тот факт, что тви'лек был упорот чуть реже, чем всегда. Косс лежал недалеко от полного пулеметчика в лужице собственной крови. Как Кид и обещал, за непреодолимую тупость и наглость тот получил профилактических пиздюлей, и теперь преспокойно валялся на полу. Самое смешное, что сам 47-й к педагогическому процессу был совершенно непричастен! Когда вино окончательно выбило остатки мозгов, тупой тви'лек начал неуклюже подкатывать к Джет, при этом умудрившись окатить ту вином с ног до головы. В общем, реакция снайпера была предсказуемой. Два
выживших штурмовика-забрака невыносимо храпели, уткнувшись лицом в тарелку с жаренным мясом, совершенно этим довольные.
          Их водитель Сандер также присоединился к веселью и поглощал выпивку в угрожающих масштабах. Мужчину готовы были носить на руках за то, что тот вывел их из-под обстрела 'Луперкаля'. Скорострельные 23-мм пушки давно получили широкое признание в производстве местных сирот, и то, что 'Эсквайр' смог уйти невредимым, была заслуга именно водителя. Уже немолодой мужчина с жаром рассказывал про свои боевые подвиги, гордо разглаживая пышные усы, победно ухмыляясь, когда они слушали его, раскрыв рот. Водитель 'Эсквайра' был чем-то неуловимо похож на моржа, которому садистки вырвали бивни и посадили на буддистскую диету. А когда тот травил свои байки, то так активно махал руками, что расплескивал вокруг себя столь драгоценный алкоголь, и пучил глаза, отчего казалось, что те сейчас выпрыгнут и начнут с диким визгом бегать по столу. В общем, Сандер как-то непроизвольно стал душой компании, точно также, как и Косс не подсознательно стал самым противным членом группы. О чем не забыл упомянуть Йярус, когда речь зашла о его собрате тви'леке.
          - У него есть определенные проблемы, - пошатываясь, выдал подрывник, отчаянно пытаясь сфокусировать взгляд в одной точке. - Грубый анализ --Ик!-- показал: проблема в том, что --Ик!--что работает он дерьмово...очень.
          Закончив свою тираду, Йярус все же не удержался на стуле и с утробным грохотом свалился вниз, попутно свернув половину посуды за собой. Через минуту непереводимого рилотского фольклора и неудачных попыток принять вертикальное положение, партизан плюнул на это неблагодарное дело и блаженно захрапел.
          - Элвис покинул здание, - мрачно констатировал 47-й, жадно откусив здоровенный кусок мяса и с удовольствием запив его вином.
          - Определенно, сэр, - невозмутимо поддакнула Сула, не вполне разобрав фразу, но подсознательно поняв ее значение.
          Вот, кто действительно мог получить приз за способность удивлять, так это Джет. Хрупкая девушка-альбинос, с короткими по-военному стрижеными волосами, умудрялась пить так, что Кид начал сомневаться в своей квалификации. Даже Сандер после шести стаканов не самого пресного вина раскраснелся так, что стал похож на омара. Учитывая его габариты и опыт, это уже о чем-то говорило. Даже 47-й уже успел порядком захмелеть и перед ним плавали две Сулы и два Сандера. А сама Джет умудрялась спокойно прикончить одну пинту за другой, при этом абсолютно не показывая никаких признаков опьянения! Она даже продолжала говорить своим ровным спокойным тоном, причем совершенно не заплетаясь! Хотя, по правде сказать, говорила-то она только вроде 'Есть, сэр', 'Нет, сэр', 'Действительно, сэр' и тому подобное. И сидела юная снайпер ровно, точно проглотила швабру! Сначала клон решил, что это какой-то трюк и начал сам наливать спиртное в стакан своего заместителя, но та в ответ лишь начала пить еще быстрее! И лишь когда сержант готов был последовать за Йярусом и Раммишем, то заметил небольшой румянец на щеках девушки! Лишь
чертов румянец! Для клона это означало позор вселенского масштаба и богатырский пинок по яйцам его гордости!
          - Черт, - раскачиваясь на стуле, выдал Кид. - Вот дерьмо.
          - А...это...ты не прав, босс, - невпопад брякнул Сандер, уткнувшись лбом в стол. - Ну...это...в Макарии хорошая еда...просто иногда кусается, вот!
          Со стороны водителя послышался душераздирающий храп.
          - Чувак, - не понять кому пожаловался клон. - Хочу снова стать ребенком, кушать хлебушек и спать в кроватке. Хочу домой.
        Подняв голову со стола, сержант с удивлением обнаружил, что в его руке оказалась кружка с выпивкой. Переведя плавающий взгляд на Сандера, и признав того более не боеспособным, клон повернулся к рядом сидящей Суле. Почему-то взгляд намертво уперся в добротный третий размер снайпера и никак не хотел отрываться. Девушка невозмутимо взглянула на него в ответ и хладнокровно ударила своим стаканом об его. В любой мире, в любой Галактике этот жест всегда оценивается одинаково. Собравшись с духом, Кид залпом опрокинул кружку, чувствуя, как великолепное вино приятно горчит горло, и с грохотом хлопнул пинту об стол. Но едва он успел довольно выдохнуть, как неизвестно откуда возникший ветер повалил его на бок и солдат уперся головой во что-то мягкое.


          ***


          Сознание возвращалось медленно. Так медленно, что сначала Кид не мог вспомнить, кто он такой и вообще, где он находится. Вообще, какое сегодня число? А еще очень хотелось пить. Во рту стояла такая горечь, словно туда насрало стадо браминов. Собрав остатки воли, солдат еле смог открыть глаза. Вообще, какого хрена? Почему он в кровати? Где он? Ладно, хорошо хоть в своей комнате. А еще лучше, что не в наручниках, и не в яме или в какой-нибудь камере. Обычно для него этим и заканчивается. Попал туда, попал сюда - это уже стало некой закономерностью. Голова просто раскалывалась, ужасно болели ноги, противно ныла поясница и вообще, состояние было далеко от нормального. Что же они вчера делали? Память упрямо отказывалась давать ответы на поставленные вопросы. В мозгу мелькали лишь отдельные образы, которые никак не хотели складываться в целую картину. Окинув взглядом комнату, 47-й заметил, что его вещи ровным слоем раскиданы по элементам интерьера. Сержант замер, пытаясь переварить полученные данные.
          - Дерьмо, - привычно пробубнил Кид.
          И какого хатта здесь произошло? Надо было срочно вспомнить, что произошло после пьянки! Хотя в задницу это, есть дела куда более важные. Например, стоит сходить на разбор полетов, который обещал устроить Нолд. И чего он к нему так прицепился? Ну, подумаешь сшибли штурмовик, с кем не бывает? Грузовик ведь цел, добыча богатая, да и почти все живы. Схватив кувшин с водой, кем-то заботливо оставленный у кровати, солдат жадно впился в него, словно клещ. Кид никогда бы не подумал, что вода может быть настолько вкусной.


          ***


          - И как ЭТО понимать? - угрожающе протянул Финвэ, стоя перед голоэкраном, на котором транслировался свежий выпуск новостей.
          47-й лишь сокрушенно прикрыл лицо ладонью. Ну, надо же так попасться! Кто же знал, что так получится? На картинке отчетливо виделось, как их развеселая зондер-команда сгоняет выживших защитничков 'вынесенного' аванпоста и азартно расстреливает тех у стеночки. Спору нет, кадры получились колоритные, при должной смекалке и обработке записи, наверное, можно было бы распознать и лица неугомонных партизан, включая и Кида. Правда, сефи бесился не из-за этого. Оно и понятно.
        - Эта акция должна была стать символом нашего возвращения! - наперебой вещал Нолд, расхаживая перед клоном. - А превратилась в кровавую баню! Это уже в ГолоНете! Ты хоть представляешь, сколько людей отвернулось от нас, после того, как вы перебили целую кучу мальчишек!
          - А что мне оставалось делать? - вяло огрызался сержант, стараясь не делать резких движений.
          - Почему вы их просто не заперли или не связали? - возмущался в ответ сефи, продолжая расхаживать по кабинету. - Зачем было их убивать?
          - Ну, да, незачем, - кивнул солдат, но тут же схватился за виски от резкой боли.
          - Без сарказма, молодой человек, - фыркнул джедай, усаживаясь в свое кресло. - Я требую немедленных объяснений!
          - Каких еще объяснений?
          - Зачем Вы всех перебили? Как я понял, они уже не могли оказывать сопротивление, когда Вы согнали их в кучу!
          Кид удивленно уставился на своего нанимателя, на несколько секунд даже забыв о головной боли. Он серьезно? 'Почему перебили'? А почему нет? Военная необходимость, вот почему!
          - Если бы мы это не сделали, - сдержано изрек клон, говоря тоном профессора, объясняющего идею 'Левиафана' студенту-дегенерату. - То нашелся бы какой-нибудь выродок, решивший поиграть в героя. Что, ты думаешь, случилось бы, если бы этот кретин выстрелил по ящикам с минами? Или засадил в отъезжающий грузовик из подствольника? Или просто кинул бы гранату в кузов?
          - Но этим поступком Вы дискредитировали наше движение среди населения с либеральными и умеренными взглядами! - воскликнул Нолд, вскакивая с кресла. - Я уже молчу про консерваторов и националистов! Если так пойдет дальше, то даже власти не смогут предотвратить погромы в нелюдских кварталах!
          - О, прошу прощения, но я не собираюсь подставлять задницу под обстрел, - тихо прошипел солдат, злобно глядя на джедая. - У меня была задача: 'вынести' аванпост с минимальными потерями! О соблюдении Женронской конвенции разговора не было! В следующий раз приказывайте точнее!
          - Не волнуйтесь, обязательно так и сделаю, сержант Кид.
          - Разрешите идти?
          - Свободны, сержант.


          ***


        Выйдя в коридор, Кид продолжал злобно материться. А все так хорошо начиналось! А теперь его рожа засветилась на телевиденье! Буквально за сутки он заработал себе на расстрельную статью! 'Убийство военнослужащего дружественного государства', 'Уничтожение военного имущества', 'Разбой' и еще целая россыпь более 'легких' статей. Черт, а сколько там было народу? Человек тридцать-сорок? Или больше? Если его возьмут в плен, то единственным вариантом для него останется виселица или несколько пожизненных! Черт, как ни крути, а Финвэ в чем-то был прав. 47-му было совершенно наплевать исход их маленького восстания. Его интересовало лишь одно - деньги и корабль, на котором он сможет вылезти с планеты. А теперь дело становится еще более сложным, нежели изначально. Придется еще и заботиться о маскировке на границе.
        Но кое-что еще не давало покою усталому солдату. Тот, кто снимал 'репортаж' как-то подозрительно удачно оказался в нужное время и в нужном месте. Это в полночь, возле военного объекта, посреди безлюдной местности и с хорошей аппаратурой, дающей такое приближение, что позволяло рассмотреть даже лица. Вы издеваетесь? Вариантов, объясняющих это, было два: или кто-то слил информацию журналистам, желая заработать, или элементарно стуканул федералам о месте и времени начала операции. Причем, первое казалось маловероятным, а значит, стоит почаще оглядываться. Но вопрос даже не в этом. Вопрос в том, почему они ничего не сделали, чтобы предотвратить атаку партизан? Это было бы куда лучше и эффективнее, как для пропаганды, так и для профилактики подобного в будущем. Почему никто не вмешался? Почему никто не сел на хвост улепетывающему грузовику? Черт, почему их элементарно не накрыли прямо в убежище, если враг имел крота в рядах герильи? Ведь никто не штурмовал их базу, не рыли тайных ходов, даже разведывательная авиация не заглядывала в этот район! Что же происходит?
        Слишком много вопросов и ни одного ответа. И что самое паршивое - Кид не мог понять мотивы и цели врага, допустившего разгром собственного аванпоста, упустившего реальный и стопроцентный шанс покончить с местной ячейкой Сопротивления. Что-то здесь не складывалось. Что-то определенно было не так. Вопрос о том, кто был 'кротом' - это дело десятое, если не сотое. Операция, которую доверили группе Кида, была не совершенно секретной, знать о месте нападения мог широкий круг лиц. Но вот о времени того же не скажешь. Они двинулись к точке за два дня до акции, а потом еще долго шифровались в лесах и ползали на брюхе под носом у охраны. Единственными, кто знал о начале 'фейрверка', были связисты, сам Финвэ, его ученица, скорее всего забрак, которого 47-й видел еще на 'Эссилии' и который постоянно таскался за блондинкой. Помимо них, были еще и бойцы из его группы и водитель. Интересное положение, ничего не скажешь.


        Глава 21.


          Ранна тоскливо глядела в окно, глядя как по улице с диким свистом проносятся аэрокары и спидеры. Люди устало сновали по тротуарам, спеша к себе на работу, такую же тоскливую, как и погода за окном. И что они находят в сидении в офисе часами напролет? На этот вопрос девушка так и не могла найти ответ. Тви'лека печально вздохнула, подперев кулаком подбородок. Ей в ответ не менее печально вторил R2. Скука. Повседневная рутина могла убить любого, даже мандалорца. Прошло уже три недели после того, как Ранна и Сумари укрылись на этой далекой ледяной планете. Тэмпрус. Наверное, даже в Архивах Сената не набиралось и пары строк об этой далекой планете на границе мандалорского и республиканского пространств.
          Точнее, уже 'имперского', как же она могла забыть? Ранна успела многое повидать на своем веку, но вот становится свидетелем падения столь давнего врага, ей еще не приходилось. Двадцать тысяч лет Республика безраздельно правила над доброй половиной Галактики, определяя ход самой истории, являясь одновременно арбитром, палачом и защитником для миллиардов живых существ. Двадцать тысяч лет беспрерывного владычества над бесчисленным количеством систем. Могучая, непобедимая, святая, порочная, жалкая, но определенно Великая. Вот такой была Республика. И она рухнула в одно мгновение. На пике своей славы, после победной войны, захлестнувшей Галактику, после уничтожения ненавистных jetii, после своего триумфа...она рухнула. В этом была определенная доля иронии. Кид упрямо повторял, что Империя - это законная преемница той самой Старой Республики. Почему она была 'Старой', Ранна совершенно не понимала, но для нее, как для мандалорки, было совершенно очевидно, что изменилось не только название. Изменилась сама природа того государства, что нынче звалось 'Империей'. Это не было то же самое, что и смена
вывески над магазином. Но Кид продолжал быть верным псом своего возлюбленного Корусанта, и Ранна уже давно оставила попытки переубедить его. Он все никак не мог понять, что уже больше не было той его распрекрасной Республики, под чьими знаменами он воевал на полях сражений. Теперь, все стало иначе.


          Тау'Лика многое повидала, но теперь она даже не могла представить, как все повернется в будущем. Чего ожидать от этой новой 'Империи'? То, что они решились атаковать ее родную землю, говорило либо о выдающейся смелости, либо о не менее выдающейся глупости Императора. В какой-то степени, Ранна даже уважала Палпатина за ту дерзость, с которой он отправил свои войска на покорение Мандалора. Любой дурак мог осознать простой факт, что больше не будет трусливых сенаторов, которых можно задобрить деньгами или заставить подчиниться угрозами. Этот Сенат, эта кучка трясущихся от страха помойных крыс, никогда бы не решился развязать настоящую войну. Они были слабы, и своей слабостью тянули Республику вниз, как тяжелый камень тянет вниз утопленника. Но не теперь. Теперь у руля этой гигантской машины встал человек, чья воля не вызывала сомнений. И эта машина была неуклюжей и медлительной, но в руках толкового руководителя могла карать своих врагов жестоко и неотвратимо. Теперь уже ни один правитель не мог надеяться на то, что его милые шалости просто сойдут с рук, как раньше. Имперская Система была
неповоротлива, но, похоже, отнюдь не страдала провалами в памяти. Ранна лично принимала участие в дерзком налете на флот, блокирующий Кашиик. Операция была проведена быстро и чисто, а в руках Мандалора оказалось целых три десантных крейсера с полными ангарами истребителей. Это был триумф мандалорского оружия и их самих. Многие участники смогли хорошо нажиться с добычи. Почти все были уверены, что республиканцы в очередной раз ответят жалкой нотой протеста или грозно будут угрожать с трибун и требовать вернуть звездолеты. И почти все ошиблись. Император ответил с заметным опозданием, но все же ответил. Его вторжение было подобно удару молота, сминающего все на своем пути. Гаргон, Брешиг и Шасви пали в считанные недели, уступая неудержимой мощи имперской армии. И в этот момент, все поняли - у Мандалора появился действительно достойный враг. Враг, который не считался с потерями. Враг, чьи солдаты не были необученными сосунками. Враг, чей военный, экономический и политический потенциал мог сравниться с мощью всей Галактики. Настоящий достойный враг, впервые за многие столетия.
          Это было по-настоящему странно. Странно было осознать то, что мир больше никогда не станет прежним. Странно понимать, что обо всех этих событиях, через много-много лет, старики сложат легенды, чтобы наставить на путь истинный молодое поколение.
          Позади послышался звук открывающейся двери, отчего Тау'Лика резко рванула к ней.
          - Мамочка? - раздался заспанный голос. - Кто это?
          Ранна тепло улыбнулась своему сокровищу, стоящей в проходе, и быстро заслонила той обзор.
          - С добрым утром, - ласково промурлыкала девушка, прижимая Сумари к себе. - Мамочка сейчас немного занята. Сходи посмотри мультики, хорошо?
          - Хорошо, - непонимающе ответила девочка, продолжая коситься куда-то позади матери.- А R2...
          - R2 мне нужен здесь, - мягко, но решительно парировала тви'лека. - А пока оставь мамочку одну, хорошо, родная?
          - Лааадно, - обиженно протянула малышка, исчезая в темноте коридора. - А вот папа бы...


          Недовольно покачав головой, слушая ворчание своей дочери, Ранна надежно захлопнула дверь на замок и без интереса оглянулась на своего гостя. 'Гость' был крепко привязан к стулу с надежно заклеенным ртом и бешенным взглядом следил за девушкой. Правый глаз человека давно и качественно заплыл, на нескольких пальцах отсутствовали ногти, а в ноге мирно торчала рукоять десантного дожа. В общем, весь его вид прямо таки кричал о том, что хозяйка из Ранны неважная. Девушка быстро преодолела расстояние, разделяющее их, и нагло уселась к нему на колени, попутно обхватив шею гостя руками.
          - На чем мы остановились? - ласково проворковала тви'лека. - R2?
          - Бииии-буууи-биуууу! - недовольно пропищал дроид, пристраиваясь сбоку от стула.
          - Точно! - наигранно хлопнув себя по лбу, радостно огласила девушка. - Где мои деньги, гнида?
          'Гнида' в ответ начал бешено крутить головой и выразительно выпучивал здоровый глаз. Окружающая обстановка, похоже, его конкретно нервировала.
          - Опять? - жалобно вздохнула Ранна, поднимаясь с его колен, попутно 'случайно' задев нож, торчавший из ноги человека. - R2, доставай резак.
          - Биииу-биии-бууууи?
          - Конечно же, плазменный! Мы ведь не изверги! - любезно пояснила девушка. - Вдруг еще пол заляпаем!
          Связанный человек лишь сильнее задергался, глядя, как из нутра дроида выскакивает угрожающего вида агрегат...


          ***


          - Пришел в себя, - мрачно констатировал Кид.
          - Вы кто такие?! - человек в форме армейского офицера Тассендии резко рванулся, но кожаные ремешки крепко приковали его к креслу, заботливо предоставленное Финвэ. - Отпустите меня! Я заместитель начальника собственной безопасности 'Батальона 731'! Да вы хоть знаете, на кого напали, вы...
          - Молчать, - деловито пробубнил Кид, от души врезав офицеру в нос. - Вопросы здесь задаем мы.
          - Чертовы нелюди, - злобно сплюнул пленный. - Вас всех ждет виселица! Я это обеспечу!
          - Что такое проект 'Тиамат'? - спросил Кид, нависая над ним. - Советую оказать содействие, господин жандарм.
          - Пошел ты, мразь! Да когда об этом узнают, вы все будете висеть в петле! Я лично...
          - Слушай, офицерик, у нас обоих был паршивый день, - голос сержанта стал менее жестким, даже сочувствующим. - Я спрашивал тебя только о 'Тиамате', в лишние подробности можешь не вдаваться.
          - Иди в задницу, урод, - глумливо скривился тот.
          Кид лишь устало вздохнул, закрывая глаза ладонью. Как же он уже устал. Чертовски устал. Вот уже два дня он и его группа толком не спали...
          Все начиналось вполне невинно: появилась информация о том, что правительство Тассендии дало добро на выполнение проекта под интересным названием 'Тиамат'. 47-й не знал, откуда вылезла подобная информация, но разумно предположил, что никто с ним делиться не будет. Неизвестный источник также доложил, что исполнение этого поручения возложили на известный в узких кругах 'Батальон 731'. Среди повстанцев ходило множество слухов об этом подразделении, подчиняющемся напрямую министру обороны. Пытки, жестокие эксперименты, издевательства - это лишь небольшой перечень из списка деяний, что закрепились за ними. Говорили о том, что если попадешь в руки этого самого батальона, то назад уже не вернешься, во всяком случае, одним куском. В общем, деятельность правительства не сулила ничего хорошего, поэтому Финвэ громогласно объявил о том, что Сопротивлению необходимо знать, в чем заключается проект 'Тиамат'. Ну и чтобы это выяснить, вновь подняли отряд Кида, который даже не успел отойти после пьянки.
          Засада на военную колонну '731-го' была проведена четко и слаженно: головная машина ярко 'взлетела' на фугасе, заботливо зарытом Йярусом, замыкающая - словила выстрел из гранатомета. 'Харконнен' Раммиша и 'Авангард' Сулы, под прикрытием 'штурмовиков', сделали свое дело быстро и решительно, отправив в лучший из миров всех лишних свидетелей. Их уловом стал круглолицый офицер с майорскими погонами, который и сидел в комнате для допросов и активно выводил из себя 47-го, чего делать явно не стоило.
          - Хотел ведь по-хорошему, - злобно бубнил под нос Кид, осматривая 'инвентарь'. - Всегда одно и то же...
          - Вам помочь, сэр? - заботливо поинтересовалась Сула.
          - Да, Джет, будь так добра, - не глядя, кивнул солдат.
          Как он и думал, Джет Сула была с Эшана, родины эчани. Впрочем, это было вполне очевидно - белоснежные коротко стриженые волосы, вкупе с бледной кожей вполне намекали на расовую принадлежность девушки. Опять же, это слепое повиновение командиру вместе с первоклассной выучкой, которой не могло быть у партизан. Какими судьбами ее занесло в такую задницу Галактики, 47-й не знал, да и не спрашивал. Ему было достаточно того, что она выполняла все его приказы беспрекословно, быстро и эффективно. Чем-то она неуловимо напоминала его самого во времена Войны Клонов. Пожалуй, назначить ее своим заместителем было верным решением.
          - И почему именно мы этим занимаемся? - задумчиво пробормотал Кид, лениво покачивая отбойным молотком.
          - Потому что господин Нолд не смог? - учтиво подсказала Сула, становясь позади пленника.
          - Это был риторический вопрос. Ладно, зафиксируй господина жандарма.
          По лицу господина майора медленно стал разливаться испуг. Похоже, что 'клиент' наконец понял, куда он все-таки попал.
          - Эй, вы чего?! Отпустите!
          - Поздно метаться, господин жандарм, - меланхолично констатировал Кид, спокойно прицеливая молоток к ноге мужчины. - Сейчас я раздроблю тебе ступню, так сказать, для демонстрации своих намерений.
          - Пустите! - нервно бился майор, испугано бегая глазами.
          - Раньше надо было думать, - едва слышно прошептала эчани, едва заметно улыбнувшись.
          - Извиняй ,мужик, - работа такая, - пожал плечами 47-й. - Как и у тебя, между прочим.
          - Нет! Нет! НЕТ! СТОЙТЕ!!!
          - Джет, приготовь адреналин.
          - Нет! ГАДЫ! УБЛЮДКИ! СТОЙТЕ!
          - Понеслась!
          В мгновение ока комнату наполнили звуки частых ударов вперемешку с визгливым завыванием, которое стремительно разнеслось по темному тоннелю, позволяя всем обитателям подземной базы слышать душераздирающие вопли майора.


          ***


          - Итак, что мы имеем? - задумчиво спросил сефи, поглаживая жиденькую бородку.
          - Мы в жопе, Финвэ, - меланхолично ответил Кид, с интересом глядя на содержимое бокала.
          - Конкретней, сержант.
          - Мы в жопе по самые уши, - также меланхолично повторил клон.
          47-й был в депрессии. В ушах звенело, шерстяная кофта - забрызгана каплями крови от самого горла до пояса, вдобавок, 'клиент' выдал весьма и весьма тревожную информацию. 'Майор' оказался крепким орешком. Даже когда Кид в куски раздробил ему колени и ступни, отрезал ухо и ложкой выковырял глаз, тот лишь продолжал орать толи не желая предавать присягу, толи просто не соображая от боли. Поведение их 'гостя', мягко говоря, печалило сержанта. В итоге, когда клон уже готов был отчаяться и просто пристрелить упрямца, на помощь пришла Сула, держа за хвосты пару жирных, но явно голодных крыс. Доверившись многовековому опыту древних китайцев, а после, пригрозив устроить подобную процедуру любимой дочурке майора, тот наконец выдал все, что от него требовалось. Пленник говорил долго, красочно, со множеством эпитетов и словестных оборотов, вдаваясь в совершенно ненужные подробности. Но основную мысль они уловили: власти готовят что-то масштабное. Со слов пленного, 'Батальон 731' подняли по тревоге два месяца назад и без объяснений перебросили весь личный состав ближе к экватору, в район Халимейской долины,
где формально не было ничего, кроме полевых крыс и кучки психов-археологов. Точнее, так считалось. Но оказалось, что эти самые 'психи' нашли что-то, о чем немедленно доложили непосредственно министру обороны Тассендии.
        В кратчайшие сроки батальон развернул полевой лагерь на месте раскопок археологов и приступил к работе. В обязанности злосчастного 'майора' входил надзор за моральным состоянием личного состава 'Батальона', идеологическая и психологическая обработка солдат, обеспечивающих безопасность ученых '731-го'. 'Батальон' был особым подразделением, вокруг которого ходило невероятное число слухов и домыслов. Формально, он именовался не иначе, как 'Управление по водоснабжению королевских вооруженных сил Тассендии'. В действительности, батальон занимался исследованиями в области биологического оружия, подчиняясь напрямую Жаруру Мориийскому - министру обороны планеты. Само собой, чтобы испытывать биологическое оружие, нужно огромное количество подопытного материала, на роль которого идеально подошло инопланетное меньшинство Тассендии. Что творили с пленными повстанцами и неугодными пришельцами, никому не было известно, за исключением одного факта: если ты попал к '731-му', то назад уже точно не вернешься.
          Солдаты 'Батальона' возвели вокруг раскопок защитный периметр, обложили местность минными полями и охранными дроидами, после чего за работу взялись яйцеголовые. Чем конкретно они занимались 'майор' не знал, как и то, как долго они должны были проторчать там. Еще через три к месту проведения раскопок прислали тяжелые танки 'Криперс' и зенитно-ракетные комплексы 'Рэйзер', вдобавок, охрану ученых '731-го' усилили 1-й ротой 9-го бронекавалерийского полка. Всего, не считая научников и гражданского персонала, местность обороняли без малого три тысячи элитных солдат тассендской армии.
          - Вот такой вот расклад, - невесело произнес Кид, допивая остатки вина.
          - Действительно, не самый лучший, - тревожно заметил Нолд, откинувшись на спинку кресла. - Ваши предложения, сержант.
          47-й удивленно уставился на своего нанимателя. В такой паршивой ситуации чувство юмора не есть благодетель. Но увидев, что сефи все также серьезно смотрит на него, Кид лишь устало покачал головой.
          - Вариантов не много, - задумчиво протянул он. - Самый очевидный и самый долбанутый: лихой налет на место раскопок и вынос всего, что шевелится и носит 'мышиное' шмотье.
          - У нас нет в наличии стольких сил, - отрицательно покачал головой джедай. - И 'Центр' определенно не поддержит такую авантюру.
          - Я о том же, блин, - раздраженно кивнул солдат, продолжая свою речь. - Второй, не менее идиотский вариант: тихая, молниеносная диверсия. Можно попытаться проникнуть на территорию раскопок мелкой группой, заложить пару фугасов, а потом издалека наблюдать за красочным закатом.
          - И в чем проблема? - непонимающе переспросил его Финвэ. - Почему этот вариант Вы не рассматриваете, сержант?
          - Да потому, что самоубийц, которые туда сунутся, ты не найдешь. Если я правильно понял, раскопки охраняют не вчерашние школьники с дегенератами, отчисленными из института за неуспеваемость. Максимум, мы сможем подобраться вплотную к периметру и заложить пару-тройку сюрпризов. Проникнуть внутрь самого периметра мы не сможем, даже с моей группой.
          Судя по всему, старик крепко задумался над словами Кида. Конечно, 47-й возможно смог бы проникнуть внутрь, и наверное, даже ушел бы оттуда живым. Но вероятность этого была даже не пятьдесят на пятьдесят, а скорее десять на девяносто. Рисковать своей задницей ради подобной перспективы жутко не хотелось. Даже за бабло. Будь у него в распоряжении сработанная группа респу... имперских коммандос, то проникнуть на объект не составило бы труда. К сожалению, у него их не было. Была лишь группа только-только сработавшихся партизан. Конечно, Сула или Йярус с Раммишем наверное смогли бы составить слабую конкуренцию его братьям, но... Ни один, даже самый умелый и профессиональный солдат не может заменить хорошо слаженной группы, бойцы которой понимали друг друга даже не с полуслова, а с простого кивка головой и взмаху руки. Клоны сильны не тем, что умеют метко стрелять по головам, а тем, что всегда воюют плечом к плечу со своими братьями. Когда они сражались, то были единым механизмом, в котором каждый "винтик" знал свое место и свою задачу. И когда это происходило, они превращались неумолимую машину
смерти, способную перемолоть все и кого угодно. Вновь мысленно Кид напел старый гимн, под который они шли в бой:
        'Мы как клинок из пламени смерти, все мы братья.
          Все, как один, отважны сердцами, все мы братья.
          Мы принесем с собой гнев Корусанта, все мы братья'.
          Строчки из старинной мандалорской песни абсолютно точно характеризовали их. Джедаи, лучшие бойцы Галактики, на своей шкуре почувствовали это.
          - В общем, - мрачно закончил на этом 47-й. - Я не вижу силовых путей решения данной...кхм...проблемы.
          - Как я и говорила: ни интеллекта, ни обаяния, - послышался от двери знакомый голос.
          - Кали, что у тебя? - внимательно взглянул на свою ученицу Финвэ.
          Блондинка лишь холодно бросила взгляд в сторону клона и гордо прошла вглубь 'кабинета' усаживаясь перед рабочим столом учителя, элегантным движением закинув ногу на ногу. Кид лишь устало закатил глаза, видя это представление. Что за ребячество? Ну, подумаешь немного 'разукрасил' лицо, но ведь он же потом извинился! Или нет?
          - Учитель, у меня есть важные сведения о проекте 'Тиамат'.
          - Это мы уже поняли, - едва слышно пробубнил 47-й, отчего девушка буквально испепелила его взглядом.
          - Пока некоторые личности занимались прикладным...допросом, я успела подключить наши источники в армейском командовании. Иногда можно и подумать головой, вместо того...
          - Прекрати, - поднял ладонь сефи. - Сперва - по делу.
          - Еще спервее: что за 'источники'? - настороженно спросил Кид.
          - Надежные, можешь не сомневаться, - презрительно изогнула бровь падаван. - Все лучше, чем твои методы.
          - Мои методы у твоего учителя вопросы не вызывают, - парировал в ответ 47-й.
          - Ну, не совсем, - хмуро опротестовал сефи, заставив Кали подавиться менее лестной фразой. - Вернемся к делу, вы не возражаете, молодые люди?
          - Конечно, учитель, - виновато выдавила из себя девушка.
          - Итак, что у тебя?
          - Почти то же самое, правда для этого не пришлось перебить целую гору народу...
          - Я попрошу без подколок. Работаем, как умеем! - вяло огрызнулся Кид.
          - Кали! Сержант! Прекратить ребячество!
          - Так вот, - невозмутимо продолжила блондинка. - Помимо прочего, я узнала, что через две недели, 731-й ожидает пополнение - группу ученых из Варааского лингвистического исследовательского центра. Это и будет наш шанс проникнуть внутрь периметра. Наш "источник" любезно согласился несколько расширить список группы.
          - А он не будет так любезен, что арестует нас прямо при погрузке? - едко подметил сержант.
          - Зачем им понадобились лингвисты? - спросил сефи, игнорируя выпад клона.
          - Этого он не знает. Но все лучше, чем просто сидеть и позволить этим...личностям осуществить то, что они задумали.
          - Это как раз важно, - не согласился с ней 47-й. - У них там целый табун специалистов различных областей, на кой черт им переводчики?
          Кали невозмутимо поправила прядь волос, поправив ее за ухо. Посему было видно, что этот факт она изначально упустила из вида.
          - Никто не знает, - после секундных раздумий заявила девушка. - Но это будет наш шанс все выяснить и подготовиться.
          - Хорошо, - в конце концов кивнул джедай. - Кали, Кид, вы и ваши группы займетесь этим.
          - Прошу прощения? - ледяным тоном процедила девушка, чем невольно прочитала мысли солдата.
          - Вы вдвоем отвечаете за разведку, - голосом, не терпящим возражений, ответил Финвэ. - Займитесь подготовкой.


          ***


          - Моя не будет! Моя отказывать! - истошно верещал Раммиш, которого двое забраков тащили к металлическому контейнеру. - Моя не хочет!
          - Если будешь так орать, то полетишь не внутри коробки, а снаружи транспортника! - злобно прошипел 47-й, утрамбовывая крупногабаритного родианца его же 'Харконненом'. - Даже Косс не возмущался...
          - Косс в морда получить, да, а потом отрубиться, да! - категорически не согласился пулеметчик. - Моя страшно!
          - Не будь ссыклом! - рявкнул Кид и резким движением захлопнул крышку ящика. - Так, кто там следующий?
          Клон кровожадно оглянул оставшихся бойцов его группы. Марик и Дэрон, штурмовики-забраки, нервно взглотнули под тяжким взором командира и покорно залезли в такие же контейнеры, в которые недавно затолкали пухлого родианца. Рядом стоящая Сула невозмутимо захлопнула ящик над головами парней. Рядом с ней расположился целый ряд блестящих серебряных контейнеров, в которые уже закинули Косса и Йяруса, а остальные по самую крышку забили оружием и взрывчаткой.
          - Сула, ты со мной, - предупредил он снайпера, которая уже собралась залезть в такую же коробку. - Только линзы не забудь.
          - Есть, сэр! - отсалютовала ему альбинос.
          Хоть она отрапортовала таким же ровным, невыразительным тоном, как и обычно, но Кид отчетливо уловил нотки радости, исходящие от девушки. В принципе, для Джет можно было бы обойтись и без маскировки. В конце концов, она была эчани, и не так уж отличалась от людей. Но перестраховаться всегда стоило, к тому же линзы никак не мешали Суле выполнять свои обязанности, да и вряд ли кто-то их заметит.
          Ангар, в котором они ожидали прибытие транспортника выглядел вполне современно, чем радикально отличался от подземного убежища повстанцев. Вообще, получался довольно интересный расклад: судя по всему, партизаны регулярно давали кому-то 'на лапу', чтобы немаленькое здание не попало в поле зрения разведки.
          - Сэр, все готово, - послышался голос Джет.
          Кид мельком оглянул лицо снайпера и невольно поежился. Обычно, серебристые глаза Сулы придавали той спокойный и располагающий к себе вид. Но кроваво-красная радужка линз кардинально меняло лицо его заместителя до полной противоположности. На фоне абсолютно белоснежных волос и бледной кожи, алые глаза смотрелись довольно жутко, словно взгляд ночного хищника. Зато, теперь она действительно выглядела как человек.
          - Что-то не так, сэр? - несколько смущенно спросила девушка, видя, как Кид оценивающе оглянул ее.
          - Все в порядке, - отмахнулся солдат, надевая белый халат. - И кого мы пытаемся обмануть?
          - Хотите лететь в полной амуниции, сэр? - как бы невзначай поинтересовалась Джет.
          Кид удивленно уставился на девушку, которая отвернулась от него, надевая почти такой же научный халат, который обычно использовали яйцеголовые. Чтобы Сула подколола его? Да быть не может...
          - Бред какой-то, - покачал головой клон, застегивая молнию.
          Внимательно осмотрев себя в зеркале, 47-й только тяжело вздохнул. Кого они пытались обмануть такой маскировкой? Что бы там не говорили, но лицо Кида определенно не отличалось интеллигентностью, мягко говоря. Уж кто, а он-то уж точно не выглядит, как воспитанный юноша с тремя докторскими степенями, и который никогда не поднимал ничего, кроме логарифмической линейки и микроскопа. Из зеркала на него смотрел настоящий головорез с уставшим лицом и целой россыпью мелких шрамов. Вдобавок, даже широких белый халат не мог скрыть телосложения, которое было не очень-то свойственно людям интеллектуального труда.
          - Все готовы?
          47-й слегка повернул голову в сторону голоса. Слегка грубоватый женский голос, который был характерен скорее опытным матронам, чем девятнадцатилетним падаванам, какой и была Кали Вэнс. Скучающим взором оглянув площадку, она медленно двинулась в сторону ящиков, в которых сидели злые партизаны. Почему-то Киду определенно нравилось наблюдать за ее походкой: элегантной, грациозной и величественной. Белый халатик ей определенно шел: тонкие черты лица, большие выразительные глаза, в которых читался острый и холодный ум, придавали ей образ юного научного дарования, которая только-только ступила на путь изучения тайн мира и Вселенной, но уже добившейся многих результатов. Не знай Кид, какой 'дикой кошкой' она могла быть в действительности, то определенно бы подумал, что эта красивая, но холодная стерва реально была гением какой-нибудь 'генетики' или 'молекулярной физики'. В общем, в отличие от него, она идеально вливалась в образ молодой ученой.
          - Все готово? - вновь повторила блондинка, обведя взглядом ящики. - Я смотрю, не выделяться из толпы ученых людей у тебя не получится.
          - Скажи что-нибудь менее очевидное, - устало отмахнулся 47-й.
          - Но и в этом есть плюс, - как-то гаденько улыбнулась она. - Скажем, пусть думают, что ты из 'особого' ведомства.
          - Какого? 'Министерства агрессивных переговоров'?
          - Что-то вроде того. Во всяком случае, морда у тебя соответствующее.
          Кид ничего не ответил на подколку, хотя в глубине души хотелось свернуть этой неугомонной 'блонди' ее миленькую тоненькую шейку. И судя по всему, ему не удалось скрыть этого желания от джедайского чутья девушки, которая как-то внезапно сменила тон до почти официального.
          - Я думала, ты будешь один.
          - Джет вполне сойдет за человека, - пожал плечами солдат.
          - Но зачем? - скептически оглянув Сулу с ног до головы, недовольно спросила Кали.
          - Должен же кто-то прикрывать мою задницу, - грубо отчеканил Кид.
          Вэнс еще несколько секунд недовольно глядела на клона, пока тот стоял перед ней со скучающим видом. Наконец, что-то для себя решив, девушка несколько расслабилась.
          - И вправду, кто-то должен, - насмешливо ответила та.
          - Когда выдвигаемся?
          Не успел он этого произнести, как откуда-то сверху послышалось знакомое уху гудение.
          - Сейчас, - усмехнувшись, выдала блондинка.


          ***


          Полет до точки сбора научной группы не занял много времени. За время их транспортировки, Кид даже успел ненадолго вздремнуть, сокращая ожидание до совсем смешных показателей. Контейнеры, в которые загнали его людей и оружие, были надежно опечатаны с пометкой 'Допуск желтого уровня'. Теперь, можно было не переживать, что 'содержимое' ящиков обнаружат на первом же посту. По всем документам, они транспортировали тонкое и хрупкое научное оборудование, которого не должны были касаться кривые ручки всяких там часовых и прочих необразованных личностей. Также, пришлось потрать некоторое время на то, чтобы запомнить их новые имена. Кали Вэнс по документам проходила как доктор Марри Скорце, а самого Кида переименовали в старшего помощника Албео Марка. Но больше всех не повезло Суле. Когда девушка взглянула на свои документы, то маска безразличия на ее лице сменилась сначала недоумением, а потом и вовсе мутировала в жалобную мину, с которой она смотрела на Кида едва ли не плача от обиды. Когда сержант взглянул на новое имечко Сулы, то пришлось изобразить внезапный приступ кашля, который мало кого мог сбить
с толку. 'Арваганишастра Люксвендорфхальт' смотрела на него с явной злобой и обидой, но поделать ничего не могла. Тем временем их транспортник приземлился на посадочной площадке, которую окружали пять-шесть человек в таких же халатах .которые болтались на партизанах.
          - Ну, улыбаемся и машем, - криво усмехнулся солдат, когда аппарель начала плавно опускаться вниз.


          Глава 22.


        - Вы просто не представляете, насколько я зол! Меня оторвали от важных исследований древних текстов! Меня, заслуженного доктора наук, члена комиссии ТАН! Да у меня работ больше, чем у них - звездочек на погонах! Вы хоть представляете, сколько времени я провел, копаясь в старых рукописях! Да это просто возмутительно!
        Кид стойко переносил словарный поток от своего соседа - уже немолодого круглолицего ученого, который все говорил и говорил, а потом снова говорил, попутно обливая грязью всех 'идиотов' и 'необразованных шкафов', не понимающих важность его исследований.
        - Вы хоть представляете, что я единственный, кто смог корректно перевести клинопись, обнаруженную в пещерах под Южным Полюсом? Скольких трудов это стоило! Ко мне даже обращались члены Корусантской Академии Языкознания! Я самый квалифицированный специалист в своей области во всем секторе! А эти обезьяноподобные громилы ввалились в мой кабинет и потребовали собраться в течение пятнадцати минут! Пятнадцати минут! А потом еще три дня продержали в каком-то вонючем ангаре! Возмутительно! Вы не согласны, коллега?
        От неожиданности 47-й издал какой-то сдавленный звук, который мог интерпретироваться, как 'да', так и 'нет'. Престарелый профессор внимательно смотрел на замешкавшегося Кида. Его пристальный взгляд несколько нервировал солдата, но он продолжал мужественно держаться.
        - А Вы сами, что думаете, коллега? Я считаю, что это просто возмутительно, отрывать нас от важных исследований и работы!
        - Полностью с Вами согласна, - вмешалась в разговор Кали, обворожительно хлопая ресницами. - Это просто кошмар. Я занималась переводом одной древнетассендианской баллады на Основной, когда они заявились в мой кабинет! Ах, сколько бессонных ночей я провела над ней! Это была бы моим первым достижением в науке!
        - Вот! Хоть кто-то меня понимает! - широко улыбнулся профессор, глядя в глаза молодой 'коллеги'. - Позвольте спросить, как называлась баллада, над которой вы трудились?
        - 'Дэ Ардэ Вэрда', профессор Лорсон.
        - Ах, прекрасное произведение! Чувственное, лиричное, не чета современным авторам! Но как я помню, эти тексты уже переведены и профессором Мариком, и уважаемым профессором Тэмпэни. Зачем же Вам, молодой и целеустремленной девушке, идти по пути, который уже проведан вдоль и поперек?
        - Ох, профессор, это просто зов сердца! Я считаю, что смогу принести что-то новое в уже столь известное! Это ведь куда труднее и интереснее, нежели искать что-то новое.
        - Интересное направление мысли для столь юной девушки, - усмехнулся в ответ старик. - Но что же будет, если мы сосредоточимся только на уже достигнутом, не смотря в даль? Разве вас не манит неизвестность?
        - Отчего же, профессор....
        Разговор этих двоих плавно перетекал из области научных знаний в сторону философии, и Кид, ни черта не понимающий ни в том, ни в другом, просто отключил свой мозг, не желая перегружать его обилием новой информации. Солдат еще раз оглядел десантное отделение БТР-а, в котором их везли на место назначения. Бронемашина весело скакала на кочках и колдобинах, принося 'десанту' целую россыпь непередаваемых ощущений. Помимо него, Кали и Сулы, в машине находилось еще пятеро ученых, которые тихо матерились, когда их транспорт налетал на очередную кочку. Тряска была та еще, но 47-й отлично привык к подобным неудобствам, в отличие от остальных. Кид быстро поискал глазами Джет. Сула сидела у самой кормовой двери, зажатая между металлической плитой и каким-то шустрым малым, который что-то увлеченно излагал Джет. Кид едва сдержал улыбку, видя, как его заместитель старается мужественно сохранять невозмутимое выражение лица. Наверное, у него было такое же лицо пару минут назад, когда на клона обрушился словарный поток не в меру бойкого профессора. Впрочем, эчани приходилось куда хуже - похоже, что парень не просто
старался поделиться с ней своими мыслями, но и откровенно 'подбивал клинья' к холодной и непреступной Джет. Отчего-то это веселило еще больше.
        - Внимание, - раздалось из интеркома БТР-а. - Через пятнадцать минут будем на территории раскопок. Всем приготовиться.
        'Наконец-то!' - разом подумали Сула и Кид.
        Но как бы им не хотелось покинуть тесное пространства бронемашины, впереди ожидало самое сложное. 47-й в который раз покачал головой, напоминая себе, что эта миссия будет последней на службе у Сопротивления. На его счету уже болталось сорок три тысячи кредитов от Финвэ, вдобавок, у пленного майора удалось выпытать его лицевой счет (ему-то он ведь больше без надобности). За эту миссию джедай обещал премировать его еще тридцатью тысячами. Путем нехитрых операций, итоговая сумма была уже более сотни тысяч кредитов. Более, чем достаточно на какую-нибудь лоханку, астродроида, который будет этой лоханкой управлять, к тому же, оставшихся средств хватит еще на год-полтора. Вполне приемлемый расклад. Даже не верилось, что он наконец сможет покинуть эту захудалую планету! А дальше...а дальше нужно действовать по плану.
        БТР в последний раз подпрыгнул на колдобине и наконец остановился. Пассажиры довольно вздохнули с облегчением.
        - Выгружаемся, - приказал командир машины и они послушно распахнули кормовой люк.
        Первой на твердую землю ступила Сула, за ней двинулись остальные ученые и Кид с Кали.
        Но едва клон оглянул площадку, как тут же насторожился. Заметно напряглась Вэнс, быстро оценивая место прибытия. БТР остановился посреди широкой площадки, окруженной трехметровой стеной. Повсюду стояли ящики и оборудование, из-за которых мельком выглядывал ковш бульдозера. Две сторожевые вышки со станковыми пулеметами хищно озирали окрестность, возвышаясь над стенами. А невдалеке виднелась широкая яма, уходящая куда-то вниз.
        - Возмутительно! - верещал престарелый профессор, который всю дорогу выносил мозг Кида. - Выдернули нас из кабинетов, оторвали от работы и даже не удосужились встретить нормально!
        - А где все? - задал вопрос, который мучал всех, темноволосый паренек в очках, становясь поближе к Суле. - Эй, командир! ЭЙ!
        Люк БТР-а с грохотом отворился и оттуда показалась голова офицера в танковом шлеме. Командир машины удивленно осмотрел округу и повернулся к бывшим пассажирам. На его лице читался немой вопрос.
        - Что-то не так, - тихо пробурчал Кид, нащупав рукоять ножа, спрятанное под рукавом.
        - Да, - кивнула в ответ Кали.
        47-й посмотрел на вышки, на которых по логике вещей должны были стоять часовые, оглянул стены, где по той же логике должны были нести пост охранники. Если бы на Тассендии водились перекати-поле, то оно бы идеально вписалась в картину.
        - Так, я попробую связаться со штабом, - с сомнением огласил командир БТР-а. - Посмотрим, куда все делись.
        Голова офицера скрылась внутри люка. Кид внимательно следил за обстановкой, настроив свой внутренний 'сканер' на полную. По видимому, то же самое сделала и Кали, но вот результатов ни у нее, ни у клона не было. Местность была абсолютно пустой. 47-й нервно сжимал спрятанный под одеждой нож и вновь обратил внимание на яму посреди площадки. Судя по всему, именно это и охраняли солдаты '731-го', именно глубоко внизу и нашлось то, что так привлекло вояк Тассендии. Огромная дыра, за которой просматривался широкий темный тоннель, была освещена целым рядом прожекторов. Почему-то это зрелище пробуждало суеверный страх, спрятанный глубоко в сознании.
        - Эй, мы связались со штабом, - наконец прокричал командир машины. - Они говорят, что у них там ЧП и весь доступный персонал стянут вглубь места раскопок. Нам приказано выдвинутся туда, чтобы помочь им разобраться, что за хрень там творится.
        - Возмутительно! - вновь проорал престарелый профессор. - Я никуда не двинусь, пока мне не предоставят место для работы и отдыха!
        - Пошли, - прервала его монолог Кали.
        - Что? - разом возмутились Кид и профессор.
        - Забыли, какая у нас задача? - холодно осведомила блондинка.
        47-й лишь мысленно выругался, понимая, что это она говорила больше ему, нежели старому пердуну. Сула согласно кивнула и первой двинулась в сторону тоннеля. Кид недовольно проводя ее взглядом пару секунд, после чего смачно выругался и двинулся следом. Действительно, у них была работа, которая должна быть оплачена. Солдат быстро оглянулся в сторону БТР-а и громко прокричал офицеру:
        - Не глуши двигатель.
        - Чего? Ты кто такой, чтобы мне приказывать?
        - Лейтенант, ты не понял?! - моментально ощерился Кид.
        - Я капитан, - несколько сконфуженно пробубнел тот.
        - Если будешь перечить, то ненадолго!
        - Эм, есть, - хмуро проворчал командир и захлопнул люк.
        Похоже, что идея с 'особым ведомством' сработала. Судя по всему, офицер сразу определил, что 47-й не был щуплым ученым, не видевшим ничего, кроме микроскопа, и быстро прикинул кем мог оказаться 'шкаф' в белом халате.
        - Идем, - кивнула остальным ученым Кали, направившись за солдатом.


        ***


        Тишина действовала подавляюще. Казалось, что внутри тоннеля вообще образовался вакуум, убивающий все звуки. Лампы, развешенные вдоль пути, горели с характерным низким, едва слышного гудением, и 47-й был твердо уверен, что именно это инфразвуковое 'гудение' и вызывает у всех депрессию и нервозность. Обстановка крепко напрягала не только Кида, но и всех остальных членов группы. За те сто метров, что они преодолели под землей, им не встретился ни один постовой или дроид. Казалось, что туннель был заброшен долги годы, хотя по факту здесь должны были карпеть больше сотни ученых и археологов. 47-й продолжал осматривать окрестности своим внутренним взором, но никаких успехов это не приносило. Зря они сюда полезли. Шестое чувство говорило, что здесь творится какая-то невообразимая муть. Сула, идущая впереди всех, шагала ровно, словно находилась не в жутком тоннеле, а на официальном вечере при дворе королевской семьи. Кид в который раз поразился стальным нервам девушки, но все же чувствовал, как внутренне напряглась эчани.
        Постепенно голые стены начали сменяться какими-то доисторическими рисунками странных существ и зверей, периодически встречалась какая-то клинопись, больше похожая на иероглифы. Ученые с интересом посматривали на них, тихо матеря 'невежественных болванов', которые умудрились варварским образом испортить памятники древности своими кривыми руками. На взгляд Кида, эти 'невежественные болваны' вполне уважительно отнеслись к этим самым 'памятникам': вбивали лампы гораздо выше рисунков и письма, хотя могли спокойно установить их прямо на 'бесценное наследие древности'.
        Отвлекшись на забавные рисунки на стенах, Кид едва не пропустил тот момент, когда краем сознания почувствовал чье-то присутствие. Буквально на долю секунды, его внутренний взор уловил нечто такое, что сильно не понравилось солдату. Настолько сильно, что он быстро схватил Сулу за плечо, останавливая.
        - Тихо! - приказал клон, прислушиваясь к своим чувствам.
        Пару секунд ему казалось, что он ошибся и просто позволил страху и напряжению сыграть с собой злую шутку. И чем дольше он 'всматривался' в окружающую тьму, тем более правдоподобной казалось это предположение. Наконец, он успокоился и отпустил Джет, готовую в любой момент броситься в атаку.
        - Что случилось? - нервно потирая руки, спросила Кали, следовавшая сразу за Кидом.
        - Ничего, - покачал головой тот и шагнул вперед.
        Чужое присутствие набатом ударило по чувствам 47-го. Нет, в этот раз ему не показалось. Солдата пробил пот, когда он смог лучше 'рассмотреть' то, что спряталось во тьме. Что-то темное, что-то не естественное и мерзкое. Что-то...что ждет их, с аппетитом облизываясь, предвкушая пир.
        - Ты это чувствуешь? - с тревогой произнесла блондинка.
        - Назад! - бешено заорал Кид. - На выход!
        Сула отреагировала быстро и молниеносно, первой метнувшись в сторону поверхности. За ней, несколько отставая, помчалась Кали. Ученые стояли, удивленно хлопая глазами и провожая взглядами 'спортсменок'. Кид метнулся за ними следом.
        - Постойте, уважаемый... - хотел было окрикнуть его старый профессор, как вдруг оборвался на полуслове.
        Кид мчался, видя впереди мелькающие спины девушек. Оно уже почувствовало. Оно идет за ними. Холодный, липкий пот мгновенно покрыл все тело. Дикий, первобытный страх гнал солдата вперед к выходу, к безопасности, к спасению. Прочь! Прочь от неизвестного существа, прочь с этой долбанной планеты! Но как бы он не бежал, как бы он не старался, солдат чувствовал, что оно приближается. Оно оскорбленно ревет, преследуя добычу, которая посмела сбежать. Что-то большое, что-то неестественное, что-то древнее и мерзкое. Кали это почувствовала, Кид это почувствовал. Сула просто выполняла его приказ, не понимая, почему они сматываются, как испуганные дети.
        'К черту деньги! Надо валить!' - билось в голове Кида. - 'Валить! Валить! Валить!'
        Тьма сгущалась позади него, становясь все плотнее. Тварь была все ближе и ближе. Уже слышны душераздирающие крики кого-то из ученых. И в этот момент, 47-й отчетливо почувствовал радость и удовольствие Твари. Это извращенное, противоестественное наслаждение. Противное самой природе, противное самой Силе. Это то, с чем ни он, ни Кали не могли справиться. Что-то необъятное и столь же гадкое. Впереди показался спасительный свет в конце тоннеля. Кали и Сула уже выбрались наружу, и скорее всего помчались к БТР-у. Кид надеялся, что командир не оказался конченым дебилом и не заглушил двигатель, иначе им всем крышка. Холодный, липкий страх гнал его вперед, пока, наконец, он не очутился снаружи, под открытым небом. Утробно дымя, к нему подъехал уже знакомый бронетранспортер.
        - Залазь! - быстро рявкнула Кали.
        Кид на ходу нырнул в открытый люк, едва не свернув шею. Внутри уже ожидала Сула, которая помогла клону отодрать отбитое лицо от пола.
        - Какого хрена? Что происходит? - вопил в микрофон командир бронетранспортёра. - Где остальные?!
        - Дави на газ!
        - Но остальные...
        - Валим отсюда!
        БТР взревел и пулей помчался в сторону ворот. 47-й едва удерживался на ногах от тряски. Сердце бешено билось, готовое выпрыгнуть из груди. Пульс участился, пот градом катился по лицу. Девушки выглядели не лучше. Кали тяжело дышала, опустив голову. Сула старалась держаться ровно, но и ей это приходилось делать с трудом. Единственная мысль, которая билась в головах всех троих: 'Выбрались'.
        - Что это было? - наконец подал голос Кид. - Вэнс?
        - Я н-не знаю, - нервно покачала головой падаван. - Ты это чувствовал?
        - Еще бы! - хмуро огрызнулся солдат. - Эта...эта Тварь нас чуть не сожрала! Еще бы чуть-чуть...
        - Тихо, - внезапно перебила его блондинка, прислушиваясь к чему-то. - Чувствуешь?
        Кид хотел было уже возразить, когда ощутил уже знакомое вражеское присутствие. Совсем рядом. Словно...
        - Командир! У нас 'зайцы' на броне! - проорал в интерком 47-й. - Командир?! Ты меня слышишь?
        В ответ раздались лишь помехи. Связь молчала, но БТР продолжал движение. Внезапно, его подкинуло, словно тот налетел на мину. Потом еще несколько раз. Кид крепко вцепился за ручки, пытаясь сохранить равновесие. Какое-то время ему это даже удавалось, пока с утробным криком на него не налетела Кали, сбивая с пути. Пол и потолок поменялись местами...потом еще раз...и еще...и еще. 47-й отчаянно матерился и больно бился обо все острые углы. То, что это не его бросает из стороны в сторону, а сам БТР, судя по всему, полетел вниз, Кид уже понял. В последний раз проделав эффектное сальто и больно получив чей-то пяткой в лоб, 'прыгающая' машина, наконец, остановилась, завалившись на крышу.
        47-й болезненно пошевелил пальцами. Казалось, что каждая косточка его тела была переломлена надвое. Каждое движение давалось с неимоверной болью во всем теле. Вот ведь дерьмо. На ощупь, дотянувшись до люка, солдат кубарем вылез из перевернутого бронетранспортера. Мельком оглядевшись, солдат с отвращением сплюнул сгусток крови. Как он и предполагал, машина скатилась в кювет и несколько десятков метров 'прыгала' по склону.
        - Сэр, - донесся из машины хриплый голос.
        - Сула! - превозмогая боль, 47-й залез во внутрь. - Ты жива? Джет?
        - Я в порядке, сэр.
        Снайпер едва стояла на ногах, болезненно держась за правый бок. Кровь полностью заливала ей левый глаз, нога неестественно подкосилась. Похоже, что быстро прийти в себя эчани не сумеет. Что за паршивый день?
        - Что с Вэнс? - спросил ее 47-й, помогая выбраться из машины.
        - Я здесь. К большому удивлению солдата, падаван получила лишь пару синяков, сохраняя способность двигаться. Впрочем, того же самого не скажешь о ее психическом здоровье: руки девушки мелко тряслись, а сама она постоянно оглядывалась, как затравленный зверь.
        - Найди оружие, - хмуро буркнул ей клон. - У экипажа оно должно быть.
        - И медпаки! - вдогонку прохрипела эчани, повиснув на плече Кида.
        - И медпаки, - согласно кивнул тот, пристраивая Сулу поудобнее. - Не волнуйся, мы отсюда выберемся.
        - Так точно, сэр, - болезненно улыбнулась девушка.
        Надо было уходить, Кид точно это знал. Что-то прицепилось за БТР и либо грохнуло мехвода, либо само выдернуло машину с дороги. Пока Кали активно копалась в останках некогда боевой машины, 47-й залез на брюхо стального монстра, чтобы осмотреть окрестности. К его удивлению, они не дотянули до ближайшего аванпоста каких-то три или четыре километра. Но возникал закономерный вопрос: что если Тварь не ограничилась лишь местом раскопок? Тогда их путешествие закончится очень, очень быстро.
        - Держи, - прокричала ему блондинка, протягивая карабин. - Все, что есть.
        - Что с экипажем? - спросил ее солдат, принимая бластер.
        - Там...там кровище, - запинаясь, ответила девушка. - Командиру будто перегрызли горло.
        - А мехвод?
        - Его...его нет, - тяжело дыша произнесла Кали, едва держась от страха. - Я искала, но нет...
        Кид быстро спрыгнул с неисправной машины, и тут же пожалел об этом - тело вновь ответило порцией бодрящей боли. Похоже, что все не так уж и плохо. Во всяком случае, ноги-руки целы, ребра вроде тоже, хотя все тело казалось одним большим ушибом. Стараясь сохранить равновесие, клон оперся о БТР, зажмурившись от боли.
        - Ты цел? - испуганно спросила Кали. - Идти сможешь?
        - Я-то смогу, - глубоко вдохнув, кивнул солдат. - Но Сулу придется нести.
        - Мы справимся, - уверенно кивнула блондинка...слишком уверенно, чтобы действительно так считать.
        Кид улыбнулся про себя, глядя на испуганную девочку, в которую превратилась Вэнс. Где та холодная стерва с острым язычком, которая доставала его на базе? Где уверенная в себе леди, смотрящая на остальных, как на недостойный хлам. Где воинственная валькирия, чуть было не прирезавшая его на яхте Канна. Сейчас казалось, что если как следует надавить на нее, то наружу и вовсе выплывет плачущая школьница. Но пока что она держалась и могла сражаться. И 47-й искренне надеялся, что так будет и дальше.
        - Я волнуюсь за наших, - внезапно произнесла падаван, перезаряжая пистолет. - Что если они наткнутся на ту же чертовщину?
        - Не наткнутся, - устало вздохнул солдат. - Не должны...


        ***


        Йярус конкретно заскучал сидя в тесном ящике. Шеф дал конкретное поручение, но не сказал, что придется так долго ждать, пока появится возможность его выполнить. Скууука! От нечего делать, тви'лек беззаботно достал заранее приготовленный 'косячок'.
        - Привет, - ласково произнес сапер, осматривая свою драгоценность.
        Курить в замкнутом пространстве - это еще то 'удовольствие', но коль нечем больше заняться, то почему бы и нет? Во тьме контейнера загорелся маленький огонек зажигался, а через секунду пространство наполнилось сладковато-травяным дымом.
        - Дааа, это лучше, - довольно прошептал тви'лек. - Кудаааа лучше...
        Расслабляющий дым полностью окутал подрывника, даря неземное блаженство и легкость. И почему это запретили во всех 'цивилизованных' мирах? Да и его кореша почему-то упрямо отказывались. Непонятно, конечно, но ему больше достанется.
        - Хэхэ-хэ-хэ-хэ, - с дурацкой ухмылкой тихо посмеялся Йярус, затягиваясь еще глубже. - Хорошо.
        Внезапно, крышка контейнера распахнулась и внутрь заглянуло сопло огнетушителя и через секунду выхлопнуло поток белого порошка, обдав тви'лека по самую макушку.
        - Ну? Потушил? - послышался снаружи испуганный голос. - Что там?
        - Сейчас гляну, - ответил ему второй.
        Вместо огнетушителя появилась рыжая голова какого-то парня. Тви'лек, покрытый белым, вонючим порошком, зачарованно смотрел в лицо паренька. Тот не менее удивленно хлопал глазами, обнаружив в контейнере с научным оборудованием...что-то. Безмолвная пауза продлилась в течении пары секунд.
        - Ну, что там? - раздался другой голос.
        Йярус отреагировал быстро и молниеносно, но как-то нестандартно. Выхватив из разгрузки маленькую гранату, он быстрым движением засунул ее в открытый рот рыжего. Через секунду из того начал биться серый густой дым. Парнишка испуганно схватился за горло, отпрянув назад. А еще через секунду маленькая искорка сдетонировала летучую смесь, и мальчишка за мгновение оказался покрыт рукотворным огненным смерчем, попутно обдав пламенем рядом стоящих техников. Тви'лек же отчаянно завопил и ошалело выпрыгнул из ящика, попутно доставая из подсумка вторую 'зажигалку'.
        - Гори, ублюдок, гори!
        Следующая граната полетела в сторону группы убегающих техников. В отличие от осколочной гранаты, звук был очень даже не громким. Сначала послышался хлопок и звук распыляющейся смеси, а потом тихий, очень убедительный 'Бах'. Техники вспыхнули словно факелы, забавно размахивали руками, носились по ангару, в общем, веселились от души.
        - Какого...? - из контейнера показалось заспанное лицо Косса. - Да блин!
        - Гори! - демонически хохоча, орал подрывник, бросая еще один 'подарок'.
        Огненная смесь вспыхнула прямо у входа в ангар, откуда уже выбегали встревоженные охранники. Часть из них все же смогла прорваться в помещение, но вот большинство все же оказалось настигнуто всепоглощающим огоньком.
        - Гори! - в упоении вопил Йярус.
        - Стоять, дурак! Идиот, да! - истерично верещал Раммиш, выковыривая из бод себя верный 'Харконнен'.
        Подрывник, схватив очередную гранату, выхватил из-за спины полуметровый тесак. Утробно заверещав, тви'лек радостно сиганул в сторону спрятавшихся за контейнерами охранников. Опешивший родианец быстрее начал перезаряжать пулемет, пока Косс яростно матерился и прикрывал огнем своего не в меру обдолбанного собрата. Где-то весело донеслось очередное: 'Гори!' и инфернальный смех, который заставил бы удавится от зависти профессиональных злых гениев. Застучал крупнокалиберный пулемет Раммиша, истошно матерились Марик и Дэрон, поливая все кругом из бластеров. Косс, припомнив Йярусу всех возможных и невозможных половых партнеров, бросился за ним, по-македонски обстреливая позиции врага.
        - Шеф нас убьет, да! - рыдая от обиды, верещал Раммиш, зажимая гашетку.


          ***


          - Что думаешь?
          - Ничего цензурного.
          Группа Кида добралась до ближайшего аванпоста без происшествий. Выгребя из разбитого БТР'а все ценное и худо-бедно вооружившись, повстанцы осторожно двинулись в сторону ближайшей безопасной точки на горизонте. Хотя, пропавший мехвод несколько смущал не только 47-го, но и всех остальных. Особенно нервничала Кали, постоянно теребя рукоять бластера, засунутого за пояс. Куда мог подеваться водитель бронетранспортера не мог понять никто, но разорванное горло командира наводило на определенные мысли. Кид самолично обследовал труп офицера и пришел к тем же выводам, что и падаван - тассендец умер далеко не естественной смертью. Он не мог получить таких травм при аварии, к тому же, на шее умершего обнаружилась интересные следы, напоминающий толи когти, толи зубы какого-то хищника. Стоило ли говорить, что подобная картина давала широкий простор для воображения.
          Как и предполагал Кид, Сула не могла сделать и шагу без посторонний помощи. Нога эчани безвольно волочилась, а несколько ребер если не переломаны, то точно дали трещину. Оставалось надеяться, что не возникло внутреннего кровотечения, иначе снайпер не дотянет до утра без медицинской помощи. Девушка побледнела еще больше, хотя казалось бы, что дальше уже некуда, и ее состояние сильно тревожило 47-го. Тащить ее на себе пришлось Киду, что ощутимо замедлило их темп. Кали похоже отошла от первого шока и теперь от нее не несло аурой страха, как после падения. Медленно подбираясь к аванпосту, они ни на секунду не ослабляли бдительность, готовые к любым неприятностям. Тварь из пещеры похоже решила не преследовать беглецов и заползла назад в свою темную нору. Точнее, им хотелось верить в это.
          Через несколько часов они добрались до точки назначения, предварительно решив разведать местность - никто не знал, что может ожидать, учитывая печальный опыт раскопок. Но когда повстанцы смогли найти удобное место для наблюдения и рас чехлили едва живой офицерский бинокль, то их ждал неприятный сюрприз.
          - Видишь хоть кого-нибудь? - тихо спросил блондинку Кид.
          - Ни души, - коротко ответила ему Вэнс, не отрывая взгляда от аванпоста. - Ни часовых, ни персонала.
          - Техника?
          - Тоже не видно. Может быть в ангарах?
          - Может быть?
          - Эй, я не ясновидящая!
          - А стоило бы!
          Напряжение последних часов, усталость и неизвестность паршиво сказывались на нервах. И без того напряжные отношения с Кали, становились еще хуже. Впрочем, остатки здравого мышления помогали не устроить потасовку, хотя и очень хотелось.
          - Думаю, мне стоить проверить, - задумчиво произнесла Вэнс.
          Кид со скепсисом посмотрел на нее, невольно опустив взгляд на линии ее тела, акцентировав внимание чуть пониже спины.
          - В одиночку? - буркнул 47-й, перезаряжая свой карабин.
          - А что проблемы? - огрызнулась она в ответ. - Если там остались солдаты, то они не будут сходу палить по мне. Кое-кто рожей-то не вышел. К тому же, у нас раненный - ее нужно прикрывать.
          Клон еще раз внимательно окинул девушку взглядом с ног до головы, на пару секунд задерживаясь на самых примечательных местах.
          - Хм, белый халатик смотрится на тебе, конечно, потрясно, но думаю та Тварь этого не оценит.
          - Много ты знаешь о темных тварях!
          - Уж побольше тебя!
          - Тебе-то откуда знать? Я многое изучала с мастером! Твое дело тупо выносить всех, кого видишь!
          - Тупо? - моментально ощерился 47-й.
          - Эм, может уже хватит, - деликатно вмешалась Сула.
          - Верно, сидите здесь, я все проверю, - упрямо заявила Кали, поднимаясь из укрытия и рысью направившись к аванпосту.
          - Стой, дура, - зашипел Кид, мысленно сматерившись и протягивая Джет свой карабин. - Будь на связи.
          - Есть, сэр, - привычно ответила эчани, приподнимаясь и прислонившись спиной к дереву.
          47-й быстро вытащил из кармана пистолет и рванул следом за падаваном. Стоило отдать ей должное - девка не помчалась напрямик, а грамотно использовала все возможные укрытия и держала ухо востро. Единственное, что успокаивало солдата, отсутствие каких-либо признаков присутствия Твари в округе. На базе вообще не ощущалось ничьего присутствия, даже чертовых крыс и птиц. Без происшествий достигнув колючей проволоки, окружающей аванпост, клон плюхнулся возле залегшей блондинки.
          - Я же сказала...
          - Заткнись, дура, - злобно прорычал сержант, не отрывая взгляда от аванпоста. - Прежде чем лезть вперед, нужно составить план!
          - Я уже все решила!
          - Ни черта ты не решила! Слушай сюда, я ищу подходящий транспорт, а ты - рабочий терминал. Надо сообщить Финвэ обо всем, что здесь творится.
          Девушка на миг замешкалась. Видимо, это идея не пришла ей в голову, когда она бросилась вперед.
          - Связь должна быть в командном пункте или что тут у этих придурков есть. Я - к ангарам, ты - к терминалу.
          - Ладно, - наконец согласилась она с видимым недовольством.
          - Отлично, - пробурчал Кид, доставая нож и поднося его к проволоке. - Сейчас...пилим...пилим...готово! Пошли!
          Они быстро юркнули внутрь периметра, двигаясь каждый в свою сторону. 47-й лишь молился, чтобы эта самонадеянная девка не учудила что-нибудь эдакое. Добравшись до предполагаемого ангара, сержант прислонился к стене, быстро огляделся, и заскользил вдоль нее в сторону ворот. Клон максимально обострил свои чувства, "прощупывая" помещения в поисках опасности, но как видимо, внутри не были ни одной живой души. В наушнике вдруг послышался жестяной грохот.
          - Что там у тебя? - злобно прошептал в комлинк клон.
          - Тут темно, как у сита в заднице! - проворчала на той стороне Кали. - Запнулась.
          Кид недовольно закатил глаза. Хотя, чего он ожидал от дилетантки?
          - И воняет, - продолжила докладывать девушка, как вдруг ее голос дрогнул. - И кровь повсюду.
          - Что-нибудь чувствуешь?
          - Нет, вроде ничего.
          - Продолжай поиски, - тихо произнес боец, держа пистолет на изготовке.
          Быстро нажав на нужную клавишу у двери, клон глубоко вздохнул и быстро рванул во внутрь. Не теряя времени, Кид стремительно сиганул вбок, где как раз компактно стояли несколько ящиков, уходя с открытой позиции. Прислушавшись, солдат мельком выглянул из укрытия, держа оружие наготове. Внутри было темно, хоть глаз выколи, но все же, через открытую дверь поступало достаточно света, чтобы разобрать очертания ящиков, коробок и бочек по углам, а также силуэт парочки грузовиков, что уже было что-то. Солдат не чувствовал ничьего присутствия внутри, но все равно бесшумно перекатывался от ящика к ящику, приближаясь к транспорту поближе. Почти достигнув грузовика, боец приник к стенке укрытия и внимательно прислушался. Лишь звенящая тишина была ему ответом. Похоже, что в этот раз никаких сюрпризов не было.
          - Я нашла терминал, - послышался в наушнике голос Вэнс. - И персонал.
          - Целыми или по частям?
          - Второе, - нервно сглотнув, ответила девушка.
          Кид несколько секунд промолчал, обдумывая сказанное.
          - Есть транспорт, надеюсь, что на ходу. Топливо, похоже, имеется. Что с терминалом?
          - Вроде работает. Отправляю сообщение мастеру.
          - Отлично, у тебя пять минут. Потом - быстро сюда.
          - Поняла.
          Кид еще раз мельком оглядел грузовик. Сам он водить не любил, да и не очень-то умел. Конечно, если прижимала нужда, то приходилось садиться за пульт управления, но, обычно, после подобной поездки машина, будь то истребитель или тяжелый танк, получала несколько свежих вмятин на корпусе. Никто не совершенен. Запрыгнув на водительское сиденье, клон внимательно осмотрел кабину. Где-то здесь должен был быть рычаг.
          - Рычаг. Рычаг. Где этот хренов рычаг? А, вот он.
          Кид плавно нажал на пусковой механизм и десятитонный зверь довольно затарахтел, заставив солдата вздохнуть с облегчением. Все приборы начали мелко перемигивать, подтверждая готовность к работе.
          - Вот и славно, - пробурчал под нос 47-й, вылезая наружу.
          Его глаза более-менее уже привыкли в темноте. Силовое чутье все также молчало, подавая ему надежду на то, что скоро все закончится. Солдат сделал несколько шагов, когда краем глаза заметил движение в углу.
          Недолго думая, 47-й выхватил пистолет и несколько раз нажал на спусковой крючок. Вспышки на доли секунды осветили темное помещение, но он так и не увидел того, что ему почудилось. Клон нервно сжимал рукоять пистолета, не отводя глаз от при цельной линии. Чутье работало на максимально возможной мощности, но он не мог нащупать источник движения. Это нервировало. Очень нервировало. Осознание того, что кто-то или что-то может скрыться от его восприятия никак не могло положительным образом сказаться на настроении. Краем глаза следя за флангами и не выпуская подозрительного места из виду, 47-й медленно двинулся ко входу, стараясь вслушиваться в каждый шорох во тьме. Но его слух будто бы начал откровенно издеваться над своим хозяином. Ни шороха, ни шепотка - только тяжелое дыхание Кида. Привиделось? Или может стресс и первобытный страх перед Тварью сыграли злую шутку?
          Не опуская оружия, 47-й еще несколько минут простоял, вглядываясь в темноту, пытаясь уловить хоть что-то: шорох, движение, дыхание или хотя бы писк. Но как бы он не старался, все оказалось тщетно - похоже, что в ангаре никого не было, хотя чувство тревоги и не думало покидать бойца. Клон медленно попятился назад.
          Приблизились к стене возле выхода, 47-й несколько раз ударил по кнопке, отвечающий за подачу электричества к лампам. Но как он и предполагал, ветхий переключатель никак не отреагировал на его потуги. Оставалось надеяться, что подъемный механизм ворот исправен, иначе створки придется таранить с весьма непредсказуемым результатом.
          Кид мысленно взмолился когда положил руку на переключатель и резко повернул ручку. Прошла секунда. Затем - вторая. Механизм не издал ни единого звука. Похоже, молитвы не помогли.
          - Твою мать, - злобно сплюнул боец, со всей силы пнув по проклятым воротам. - Чертова рухлядь!
          Клон раздосадован но взглянул на металлические створки. Что же за день такой? Мать вашу, что за жизнь такая?! Раздражение с головой накрыло разум, заставляя Кида зашипеть от бессильной злости. Боец вновь со всего маху ударил по воротам, желая выплеснуть накопившуюся злость и разочарование. И в этот момент, ворота начали с лязгом отодвигаться. Похоже, что его запас удачи еще не на нуле.
          Свет с непривычки больно ударил по глазам, но это было настолько неважно, что Кид лишь улыбался тому, что все идет как надо.
          Шорох позади раздался совсем близко - буквально в паре метров от него. И это уже точно не галлюцинация! Клон резко обернулся, на ходу поднимая пистолет. Что-то неимоверно быстрое и приземистое метнулось к нему из темноты ангара. Два выстрела раздались на всю округу, спугивая не многочисленных птиц. Но смертоносная плазма так и не нашла свою цель. Кид даже не успел разобрать, во что целился, как это самое "что-то" сбило его с ног. Чисто рефлекторно солдат выставил вперед руки в защитном жесте и через долю секунды клыкастая пасть вцепилась в его предплечье с силой добермана. Резкая вспышка боли пронзила мозг клона, заставляя все внутренние резервы организма мобилизоваться для защиты. Тварь на валилась на него всем весом, мешая подняться с пола. Свободной рукой он успел выхватить нож и наотмашь нанес несколько ударов в голову врага.
          До его ушей донеслось болезное поскуливание. Лицо солдата залило что-то вонючее, но челюсти неизвестного создания наконец расслабились. Высвободив руку, коммандос с силой пнул нависшее над ним существо в живот (или что там у него было). Зверюга тот час слетела с него. Не теряя ни секунды, Кид быстро вскочил на ноги, держа нож здоровой рукой.
          Перед ним стояла...собака? Уродливая собака. Облезлая кожа без шерсти кусками отслаивалась с мяса, желтые клыки в три ряда жадно пощелкивали, а болезненные гниющие миазмы обильно покрывали все тело. Она едва стояла на ногах, мелко подрагивая, но все также голодно смотрела на него. Кид покрепче взял нож, готовясь к новому броску. Не смотря на более чем болезненный и паршивый вид, гнойная образина резво бросилась на него. Но в этот раз 47-й этого и ждал. Холодная сталь виброножа с легкостью проткнула пасть гадины. Псина повалилась на пол, но тут же попыталась вскочить на ноги для новой атаки. Поправка: хотела вскочить. Не желая уходить на "второй круг", Кид с размаху пнул гадину под брюхо. Тварь едва не развалилась на куски после удара, но все же упрямо пробовала подняться. Воинственно закричав, 47-й яростно бросился на образину, без остановки ударяя ножом по морде и шее. Мерзость утробно рычала, дергалась и щелкала челюстями, но встать не могла. Гнев и жажда крови вновь накрыли солдата с головой, оставляя лишь одно желание: убивать, колоть, резать и кромсать! Пелена ярости полностью заслонила
собой взор клона, который с маниакальным упорством продолжал резать собаку, даже когда она перестала дергаться и визжать. Кровь и гной обильно вырывались из ран псины при каждом ударе, заливая лицо и одежду. Кид все резал и резал проклятую мразь. Колол, кромсал и яростно рычал на каждый удар.
          Но в какой-то момент, он почувствовал, что кто-то схватил его за горло, оттаскивая назад. Кто еще посмел?! 47-й яростно отмахнулся от назойливой помехи локтем и хватка вмиг ослабла. Продолжая кровожадно рычать, он развернулся, чтобы наброситься на очередного врага.
          Внезапно, что-то обвило его горло, перекрывая кислород. Резко схватившись за шею, едва не распоров себе глотку своим же ножом, Кид издал кряхтящий звук. Что-то перекрыло воздух и начало медленно поднимать его над землей, сдавливая все сильнее и сильнее. Кровавая пелена ярости на мгновение спала, но лишь на несколько секунд. Образы перед глазами поплыли, кровь буквально закрывала обзор. Кид продолжал кряхтеть и извиваться, держась за шею. Его ноги едва дотягивались до земли, безвольно шаркая по песку. Сознание медленно угасало, словно из него вытягивали саму жизнь. Воздуха! Возду-хаааа....
          Хватка ослабла также внезапно, как и появилась. 47-й безвольно упал на землю, жадно хватая ртом спасительный кислород. В глазах также плыло, а голова ходила кругом.
          - Успокоился, хаттов ублюдок? - услышал он голос Вэнс позади себя. - Совсем с катушек слетел?!
          47-й продолжал хрипло вдыхать воздух, пока Кали что-то говорила. Ее слова слились в одно монотонное и неразборчивое бормотание. Какого хрена?
          - Слушай, может ты сдохнешь поскорее?! - продолжала шипеть девушка. - Проблем меньше будет.
          - Прости, - болезненно прохрипел солдат.
          - "Прости"? "Прости"?!! Ты сломал мне нос! - в сердцах сплюнула падаван, пытаясь остановить кровь. - Опять! В следующий раз...
          - Прости, - успокаиваясь, повторил солдат.
          - Что за идиот у меня в напарниках? - устало проворчала блондинка, прикрывая глаза ладонью. - Предупреждаю, еще раз бросишься - придушу окончательно.
          - Нам...надо...уходить, - выдавил из себя боец, отдышавшись и поднимаясь на ноги. - Эта...эта...
          - Вижу, - мрачно констатировала Кали, бросив взгляд на кучу гнилого мяса, которое раньше было собакой. - Труп надо взять с собой.
          - Согласен, - согласно кивнул 47-й, прижимая рваную рану на руке. - Еще неизвестно, чем больна эта тварь.
          Кали внимательно взглянула на ранение клона, прищурив глаза от интереса. Но потом разочарованно покачала головой:
          - Ну и урод же ты, - нервно сплюнула она, с отвращением взвалив на себя кучу гниющего мяса. - Пошли. И ответь уже Суле! Она запрашивает на всех частотах. Еще не хватало, чтобы она сама сюда приползла!


          Глава 23.


          Ранна в сотый раз поправила капюшон костюма, пробираясь сквозь толпу по заснеженным улицам города. Местные аборигены как никто другой знал о холоде и о методах противодействия оному. Встроенный климатконтроль не давал своему обладателю раньше времени отправится к предкам даже в самую лютую стужу. Но, Мандалор подери, до чего же он был неудобен! Да еще и мал размером! Меховой подклад воротника постоянно топорщился и мерзко натирал оба лекку. Задницу стянуло так, что девушке начало казаться, что стоит ей сделать хотя бы неаккуратный вдох, как чертовы брюки затрещат по швам! Но даже не смотря на дискомфорт, ледяной ветер, безжалостно обжигающий лицо, и снег, норовящий залезть во все труднодоступнее места, тви'лека была довольна. В руках она сжимала небольшой кейс, до краев набитый наличными, и этот нюанс перекрывал все недовольство и злобу Тау'Лики. После "разговора" с клиентом, ей оставалось только заявиться на порог банка и снять часть средств со счета наглого ублюдка. Конечно, соблазн выгрести все без остатка оставался велик, практически непреодолим, но она помнила главное правило матерого
наемника: "Жадность опасна для здоровья". Денег на счете оказалось столько, что хватило бы им с Сумари на несколько лет безбедной жизни. Но снятие столь крупной суммы в любом случае показалось бы подозрительным, поэтому пришлось довольствоваться малым. Если бы сотрудники банка попытались связаться с клиентом для подтверждения операции, то это оказалось бы весьма и весьма прискорбно.
          Она быстро преодолела несколько кварталов в противоположном от отеля направлении. Вряд ли пропажу Сайруса обнаружили так быстро, но всегда стоило перестраховываться. Через пару дней полиция или люди Кречета начнут его поиски и за это время Ранна должна унести ноги с Тэмпруса, а лучше - из системы. Петляя по темным закоулкам, тви'лека старательно пыталась запутать возможный хвост. Под ногами мерзко хлюпала каша из снега и каких-то дурнопахнущих отходов. Ранна упрямо старалась не смотреть вниз, чтобы не дать воли воображению. И почему в каждом городе есть гадюшник, подобный этому?
          - Эй, красотка, куда спешим?
          Тау'Лика злобно выругалась, слыша подпитый и довольный бас какого-то укурка, стоящего у стены. До чего же приставучие гады! Ранна продолжила движение, желая спокойно проскользнуть мимо нетрезвого парня с бандитской мордой, но настырный парнишка нагло перегородил ей дорогу.
          - Что так невежливо? - криво улыбнулся парень, сверкнув парой железных зубов. - Может познакомимся?
          Краем глаза она заметила, как в их сторону уже выдвинулись еще трое подозрительных незнакомцев явно не с джентльменскими намерениями. А день так хорошо начинался...
          - Мальчики, пожалуй в другой раз, - лилейным голоском ответила девушка. - Я спешу. У меня дочь дома одна.
          - Да ладно те, - отмахнулся от нее молодчик, пододвигаясь поближе. - Мы ж быстро. Выпьем, посидим...
          - Думаю, я откажусь, - любезно прервала его Ранна. - В другой раз...
          - Не ломайся, - настойчивей продолжил тот, хищно ухмыляясь. - Вишь, мои кореша тоже не прочь.
          Действительно, "кореша" юного гопника довольно загоготали, поддерживая говорившего, едва не облизываясь от предвкушения. Парни не очень умело перекрывали пути ее возможного отступления, прижимая тви'леку к стене. Ранна еще раз обвела взглядом всех четверых.
          - Будет весело, - произнес тот, с железными зубами. - Мы тебя не обидим.
          Девушка почувствовала как чья-то рука грубо легла пониже спины. Чужое прикосновение чувствовалось ярко и отчетливо даже сквозь толстый слой одежды. Парни вокруг довольно загоготали, предвкушая продолжение.
          - Знаете, ребята, - ласково прошептала она, продолжая улыбаться. - Я не против познакомиться "поближе".
          - Тебе понравится, - плотоядно облизнулся будущий труп.
          - Я знаю, - кивнула ему тви'лека.


          ***


          Убедившись, что никто не стал свидетелем их знакомства, Ранна вновь поправила воротник, который снова скосился и начал натирать. Метель все также завывала, покрывая землю толстым слоем снега. Мельком оглядев себя, и убедившись, что не осталось никаких ненужных следов, девушка осторожно подняла кейс с деньгами, очищая его от прилипшего снега.
          - Мне понравилось, - игриво усмехнулась она, переступая через скрючившегося гопника. - Как-нибудь повторим.
          Тау'Лика на ходу вытащила из кармана небольшое зеркальце. Убедившись, что на лице тоже не осталось крови, тви'лека довольно улыбнулась своему отражения и зашагала вперед.
          Пройдя еще три квартала, Ранна быстро поймала такси и тронулась в сторону отеля, где ее уже заждались Сумари и R2. Всю дорогу девушка задумчиво смотрела в окно, размышляя над дальнейшими перспективами. То, что с Темпруса нужно сматываться, было понятно даже младенцу. Скоро за ней начнут охоту и местные копы, и боевики синдиката Кречета, чьего слишком хитрозадого казначея она не так давно спустила в прорубь. Когда начнут искать зацепки, быстро всплывет факт снятия средств со счета этого жирного ублюдка Сайруса, а там уже выйдут и на нее. Проверять на себе гостеприимность местных мафиози совершенно не хотелось - опыт подсказывал, что оно редко заканчивается приятно.
          Но когда она окажется за пределами системы, что делать? Куда податься? Найти этого наглого, поганого, лживого ублюдка, который сейчас прохлаждается с какой-то бабой, и несколько раз приложить по его тупой черепушке тяжелым копательным инструментом? Конечно, она не имела никакого права забить его до смерти, но, сарлакк ему в задницу, Ранна думала, что до расставания они несколько сблизились, хотя бы до того, чтобы временно не трахаться с кем-то другим. Конечно, они долгое время не разговаривали, но ведь и чужими назваться не могли! Воспоминания о Киде заставили тви'леку недовольно скорчить лицо. "Папа обнимался в кровати с какой-то тетей!" - заявила ей Сумари несколько дней назад. Хорошо еще, что ее дочь по-видимому не поняла, чем там занимался этот ублюдок. Не то, чтобы Ранну так задел факт измены, которую как измену-то нельзя рассматривать, но эта новость несколько...расстроила, даже не смотря на то, что ничего вроде бы и не было. Но не это было главным. Если Кид все еще в Мандалорском пространстве, то дело принимало дурной поворот. До сих пор по всему сектору шли тяжелые бои между имперской
армией и mando'ade. К тому же, ее наверняка объявили в розыск, а может быть даже послали ликвидаторов. Получить бесплатную путевку в карательно-увеселительный пансионат не очень-то хотелось. Соваться домой было самоубийством, как бы дико это не звучало. А если он каким-то невообразимым образом сумел сбежать из плена и скрывался в другом мире, то это еще хуже. Связь между Кидом и ее дочерью была чем-то неестественным и, как ей казалось, не очень надежным. То, что Сумари сможет как-то найти местонахождение клона было весьма сомнительным...мягко говоря. Как не хотелось ей признавать, но найти Кида не представлялось возможным.
          Но что ей оставалось? Конечно, был вариант поднять старые контакты и связи. Со времен лихой юности, у нее осталось достаточно знакомых, которые смогут помочь. Но большинство из них сейчас разбросаны по всей Галактике, а кое-кого, возможно, уже и нет в живых. К тому же, львиная доля из них не были добропорядочными гражданами, как раз наоборот - драгдилеры, пираты, работорговцы, контрабандисты и наемники. Не самый приятный контингент, что тут скажешь? Еще варианты? Найти тихую планету и затеряться на ней? Документы и деньги - не проблема. Найти работу, устроить Сумари в школу и забыть о том, что она вообще когда-то была наемницей и мандалоркой? Вариант вполне приемлемый. Никакой стрельбы, никаких шансов помереть от передоза плазмы в организме или с удивлением обнаружить несколько не предусмотренных природой отверстий в теле. Милые вечера у камина с бокалом вина, посиделки с соседями и поездки за город на выходных. Идиллия.
          Конечно, была вероятность и того, что она свихнется, достанет ствол и перестреляет всех соседей, но кто говорил, что жизнь - легкая штука?
          Был и несколько безумный вариант: связаться с настоящим отцом Сумари и попросить помощи. Но несколько обдумав перспективы, Ранна поняла, что на пункте "связаться" план можно было сдавать в утиль.
          Но ее размышления прервало недовольное покашливание таксиста. Девушка удивленно моргнула. За окном виднелась вывеска ее отеля. Угрюмый водитель молча принял несколько купюр и умчался вдаль в поисках новых клиентов.
          Тау'Лика поежилась, оказавшись за пределами теплого салона аэрокара. Мороз на Темпрусе не ослабевал даже летом. Желая быстрее скрыться от ледяного ветра и снега, она быстро вбежала внутрь и привычно поднялась по лестнице на второй этаж. Комната встретила ее непривычной темнотой. Ранна недоуменно нажала на переключатель, но лампы так и не загорелись, упрямо игнорируя попытки включить свет. Ее охватило беспокойство. Сумари боялась оставаться в темноте в одиночку. Всегда приходилось либо оставлять для нее ночник, либо засыпать возле нее. В голове промелькнула внезапная догадка: "Неужели их нашли?".
          - Сумари! - беспокойно прокричала в темноту тви'лека. - Сумари!
          В ответ была лишь тишина. Холодный пот пробил по всему телу. Неужели труп Сайруса нашли так быстро? Неужели они вычислили ее? Тяжело дыша, девушка быстро двинулась к кровати. Может быть просто перепад электричества? Может она просто испугалась, а потом заснула? Под ногами что-то хрустнуло. Посмотрев вниз, Тау'Лика обнаружила груду стеклянных осколков.
          - Что за? - недоуменно прошептала она, поднимая голову.
          Как она и думала, это были осколки лампы. Паника волной начала накатывать на нее. Воображение начало рисовать ужасные картины.
          - Сумари! R2! Где вы?!
          Сердце билось так, что готово было выпрыгнуть из груди. На секунду тви'лека забыла, как дышать. Руки мелко дрожали, а страх за единственного ребенка парализовал до кончиков пальцев.
          - Мама? - раздался откуда-то жалобный голос Сумари.
          - Доченька, где ты?!
          - В шкафу.
          Ранна быстро рванулась туда, по ходу запнувшись обо что-то крупное. Резко отодвинув в сторону дверцы, она нашла своего ребенка, сжавшейся от страха в углу и сжимающей в руках любимую плюшевую игрушку. Девушка быстро притянула ее к себе, благодаря всех богов во Вселенной.
          - Мама, - надрывно шептала ей Сумари, уткнувшись в плечо родительницы.
          - Тише, тише, родная, - бубнила в ответ Тау'Лика, нежно гладя ее по макушке. - Все хорошо, все хорошо.
          - Страшно, - по голосу девочки чувствовалось, что еще чуть-чуть и она разрыдаться во весь голос. - Мамочка-а-а!
          Малышка ожидаемо расплакалась в объятиях девушки. Ее маленькие ручки мертвой хваткой обхватили шею Ранны. Тви'лека ни о чем не спрашивала свою дочь, позволяя ей выплакаться и успокоиться. Но ее продолжал мучать вопрос: "Что здесь, Мандалор подери, произошло?".
          - Сумари, что случилось?
          - Страшно, - наконец произнесла девочка, продолжая ронять слезы на плечо матери. - Что-то страшное. Я почувствовала.
          Ее миниатюрные ладошки прижимали Ранну к себе с совершенно несвойственной детям силой. Но девушка не обращала внимания - она продолжала нежно поглаживать свою девочку по голове, любяще убаюкивая. Но слова Сумари заставили ее вздрогнуть.
          - Все хорошо. Мамочка здесь, все хорошо.
          - Но я почувствовала! - продолжала повторять девочка с нотками истерики в голосе. - Я испугалась. А потом свет выключился!
          - Все хорошо, все хорошо, - неустанно твердила Тау'Лика. - Может тебе просто показалось?
          - Нет, не показалось, - упрямо покачала головой девочка, разбрызгавшая слезы.
          - Успокойся, доченька. Где R2?
          - Там! - хныча под нос, ответила Сумари. - Он не отвечает.
          - Не отвечает? - недоуменно спросила девушка.
          Она посмотрела в сторону, куда указывала ее дочь. Ее глаза уже привыкли к темноте, и тви'лека смогла разглядеть то, что раньше было скрыто от ее глаз. То, обо что она запнулась, когда побежала к дочери, было ничем иным, как астродроидом. R2 лежал на полу без движения и не нужно было быть специалистом, чтобы понять, что дроид мертв. Покореженный корпус и разбитый вдребезги оптический визор, вкупе с оторванным шасси, не давали пространства для возможных вариантов.
          - Мы улетаем, - мертвым голосом произнесла тви'лека, неотрывно глядя на покореженный корпус старого друга.


          ***


          Кид недовольно осматривал карту, хмуро делая на ней только ему известные пометки. Старый грузовик весело тарахтел, мчась по грунтовке и бодро подпрыгивал на каждой кочке. Пассажиры молчали, вглядываясь в небольшой пятачок, освещаемый фарами машины. Ночь наступила незаметно, буквально в течении часа после того, как они покинули злосчастный аванпост. Судя по карте, впереди в нескольких десятках километрах должна была лежать небольшая деревенька, где они планировали найти врача. Правая рука клона полностью онемела и пользоваться ей было так же удобно, как если бы на ее месте было полено. 47-й иногда хмуро косился на место укуса. Собака, чей труп болтался в багажнике, нервировала его все больше и больше. То, что с ней произошло было наверняка связанно с той Тварью, засевшей в пещере. Не хотелось даже думать о том, чем была заражена псина. Хотя место укуса было надлежащим образом обработано, перевязано и накачано обезболивающим, все равно, этот факт словно червь-паразит копошился в его голове. Что могло попасть в кровь, пока больная гадина энергично пробовала на зуб его руку? В памяти раз за разом
всплывал вид разорванной шкуры дворняги, гниющей прямо на глазах, ее обглоданный бок, сквозь который виднелись желтые ребра и кишки. Что это было? Влияние Твари? Или же не своеобразная свита? Что бы это ни было, ничем хорошим это не могло кончиться. Черт, даже укус простой дворняги нес определенную долю риска, что уж говорить про подобное существо. Вдобавок, ему никак не давало покоя то, что голодная сука никак себя не обнаруживала до того, как напала. Нет, не так. Кид не ощущал тварь даже тогда, когда она вонзила в него свои клыки. Он настолько привык полагаться на Силовое чутье, что не ощущать того, что находится перед глазами, было диким и неестественным. Подгадать момент и насадить ее еще в прыжке на лезвие ножа, 47-й смог только благодаря отточенным рефлексам, но никак не Силе.
          - Судя по навигатору, мы скоро будем на месте, - хмуро пробубнила Кали, сидящая за рулем.
          Кид лишь молча кивнул ей. После того, как он попытался напасть на нее, блондинка не произнесла ни слова. Возможно, Вэнс просто злилась или переживали из-за своей вспышки гнева, являющейся табу для настоящих джедаев. Он перевел взгляд на Сулу, прислонившую голову к двери и безмятежно посапывающую. Неестественная бедность девушки вызывала все больше и больше беспокойства. Иногда эчани болезненно морщилась во сне, издавая кряхтящие звуки. Ей определенно не хорошо. Впрочем, ему тоже.
          Все шло не так, как задумывалась изначально. Увидев то, что долгие годы обитало под поверхностью Тассендии и то, что оно несло, Кид твердо решил, что больше никаких миссий Финвэ он брать не будет. Надо забирать то, что есть и валить с планеты. Чутье подсказывало, что глубина жопы, в которой он в этот раз оказался, была куда больше, недели обычно.
          - Когда приедем в деревню, веди себя естественно, - внезапно произнесла Кали, не отрывая взгляда от дороги. - Документы еще при нас - местные должны помочь. Может быть, сможем раздобыть транспорт.
          Кид вновь молча кивнул ей. А что еще говорить? Все верно. Настроение было паршивым. После пережитого стресса и страха, тело казалось выжатым, словно лимон. К тому же, он готов был вскрыть глотку Вэнс, поддавшись гневу и жажде крови. Хорошо еще, что она не при душила его там же.
          Они тряслись по дороге еще минут двадцать, когда впереди показались огни. Ряд фонарных столбов вдоль дороги сигнализировали о приближении к населенному пункту. Еще через пять минут показались одноэтажные дома, стоящие вдоль трассы. Кали сбросила скорость - не хватало еще сбить какого-нибудь подвыпившего крестьянина, возвращающегося домой из кабака. Хотя, это было бы признаком того, что в деревне все спокойно.
          - И как нам найти госпиталь? - недовольно проворчала блондинка, сбавляя скорость.
          - Возьмем проводника из аборигенов? - деликатно предложил Кид.
          - Найдешь их, как же, на ночь-то глядя.
          - Полиция?
          - Держу пари, их здесь не было с начала колонизации.
          - Тогда просто постучимся в первый попавшийся дом, - пожал плечами солдат. - Если не помогут, то хотя бы посоветуют что-нибудь.
          - Не вариант, - покачала головой девушка. - В лучшем случае - пошлют куда подальше. В худшем - получим плазмы в пузо.
          - Как все сложно у вас, - недовольно проворчал солдат, поправляя повязку на руке.
          - Не хуже, чем у вас, - огрызнулась в ответ падаван, но быстро переключиться внимание на дорогу. - А вот и местный фермер.
          Чуть вдалеке по обочине шагал невысокий мужчина, опираясь на костыль. Старичок едва переставлял ноги, немного пошатываясь из стороны в сторону. По всему было видно, что почтенный старец успел где-то налакаться и сейчас спокойно возвращался к сварливой бабке, уже приготовившей сковородку. Ну, во всяком случае, такое объяснение было первым, что пришло в голову клона.
          Вэнс плавно затормозила, поравнявшись со стариком, и опустила боковое стекло.
          - Эй, почтенный, не подскажите...
          Мужчина медленно повернулся в их сторону. Так медленно, что они смогли в деталях рассмотреть его бледное лицо, с которого свисал разорванный кусок щеки. Правый глаз болтался где-то в районе носа, качаясь в такт движениям человека. Старик наклонил голову и обнажил желтые зубы, перемазанные черной запекшейся кровью. Кид продолжал завороженно смотреть на мертвеца. Он чувствовал, как неописуемый ужас охватывает его, лишая сил, заставляя все внутренности сжаться до пульсирующего комка нервов. Труп зарычал и резко бросился в открытое окно. Толстые куски вязкой плоти болтались на лице, разбрызгивая кругом густые капли почерневшей крови. Старик раскрыл рот и издал кряхтящий голодный вопль, желая отведать свежей плоти из нежной шеи застывшей от шока Кали.
          Плазменный пучок на сверхзвуковой скорости прожег аккуратную дырку во лбу мужчины, отбрасывая того назад. В воздухе привычно запахло озоном и жаренным мясом.
          - Гони! - нервно рявкнул Кид, переключая флажок пистолета на предохранитель. - Валим! Живо!
          Грузовик резко дернулся прочь, оставляя мертвое тело позади. Вэнс дрожащими руками сжимала руль, ошалевшими от ужаса глазами наблюдая за дорогой. 47-й нервно дышал, обдумывая увиденное. От звука выстрела встрепенулась Сула, но уже через секунду пожалела об этом - сломанные ребра давали о себе знать.
          - Что случилось? - наконец спросила эчани, пересилив боль.
          - Дерьмо случилось, - лаконично ответил Кид.
          Клон краем глаза покосился на свою перевязанную руку.
          - Да вы издеваетесь, - тихо прошептал он.
          - Слышите? - обеспокоено заметила снайпер. - Словно вой...
          - Или крик, - выдавила из себя Кали.
          Клон осторожно открыл верхний люк и высунул голову наружу. По ушам ударил душераздирающий визг десяток глоток. Как утренний колокол, объявляющий начало завтрака. Они мчались вперед по освещенной дороге и он наконец заметил, как из домов наружу повалили толпы фигур. Что-то было не так в том, как они двигались, трясясь в неравномерном темпе и покачиваясь из стороны в сторону, как пьяные. Он не мог разглядеть их лиц, как и не мог понять, сколько фигур выползало из укрытий. И все они начали одновременно кричать, как единое целое. Безумный вой голодных существ доносился буквально отовсюду. Но улица все никак не кончалась, а из дальних домов также начали вылезать сгорбившиеся силуэты тварей. 47-й внезапно понял, что они лезут наперерез грузовику. Еще немного, и они физически не смогут пробиться сквозь прибывающие, словно волна, тела мертвых.
          - Сула, ствол! - рявкнул эчани клон.
          - Сэр! - Джет отреагировала быстро и четко, протягивая командиру карабин.
          Кид быстро вскинул оружие и глубоко вздохнул. Яркие вспышки осветили темную улицу, по которой на всех порах мчался старый грузовик. Кид короткими очередями отсекал наиболее опасных тварей, вылезших на приезжую часть. Гнилые тела с хрустом бились о капот. Яростные крики все усиливались, а количество мертвецов все не спадало. За те доли секунды, когда их лица освещались приближающимися фарами и до того момента, как стальной монстр со всего ходу размазывал их внутренности по дороге, 47-й отчетливо видел голодные взгляды крестьян. Мужчины, женщины, дети - все в едином порыве пытались остановить мчащийся транспорт, желая добраться на вкусных людишек, засевших в железной коробке. 47-й не переставая палил по ним, но с каждой очередью, с каждым нажатием на спусковой крючок, он понимал, что всех перебить не удастся. Их зажмут массой, а потом выковыряют из салона, как моллюсков из раковины.
          Очередной мертвяк бросился на дорогу, но вместо того, чтобы быть честно перемолотым под колесами многотонного грузовика, гниющее тело подлетело вверх, ударившись о капот и с глухим стуком впечатавшись в лобовое стекло.
          - Пошел отсюда! - заорал Кид, стрелял в мертвяка.
          Но поток плазмы, которого было достаточно, чтобы гарантировано отправить на реинкарнацию даже гаморреанца, не замедлил ушлого покойника, который жадно тянул костлявые пальцы в сторону 47-го. Выстрелы жадно впивались в тело трупа, который безумными глазами смотрел в сторону солдата. В воздух летели ошметки и брызги крови, покойник орал, голодно озираясь и пытаясь дотянутся до 47-го. Он слышал, как истерично матерились Вэнс, видел, как Сула выхватила пистолет из его кармана. Мертвяк еще шире раскрыл челюсть, разрывая уголки рта, обнажая целый ряд зубов, жадно щелкающих, в предвкушении добычи.
          "Стреляй в голову!" - внезапно пронеслось в сознании Кида.
          Ни секунды не тратя на размышления, 47-й одним выстрелом размозжил череп покойника. Но в этот момент грузовик налетел на что-то и машина утробным скрипом начала заваливаться на бок...


          ***


          Из-за угла, едва не сбив Косса, на полной скорости вылетел ошалевший паренек в очках. В коридоре царила кутерьма, выла сирена, отовсюду валил едкий черный дым, вдалеке раздался демонический хохот Йяруса, вперемешку с нечленораздельными и малоцензурными воплями кого-то из персонала базы.
          - Какого? - недоуменно почесал затылок тви'лек.
          - Гори! Гори! Гори! - донеслось из-за поворота.
          Вновь раздался взрыв и надрывный крик, оборвавшийся также резко, как и возник. Послышался малоприятный чавкающий звук, от которого стоящий позади Раммиш нервно втянул голову в плечи, мелко дрожа от страха. Через миг перед ними выскочил Йярус, свирепо оглядываясь по сторонам.
          - Туда! - хмуро буркнул Косс, указывая пальцем в сторону скрывшегося ранее парня.
          - Калечь! Убивай! Жги! Калечь! Убивай...- безумно орал подрывник, резво умчавшись вглубь коридора и раскручивая над головой окровавленный тесак.
          Полубезумный хохот Йяруса крепко действовал на нервы всему отряду, крайне негативно влияя на моральную обстановку на всей базе. Раммиш продолжал дрожать, со страхом глядя вслед умчавшемуся укурку, пока Марик и Дэрон из-за всех сил старались сохранить невозмутимое выражение лица, но было видно, что даже им приходилось прилагать немалые усилия.
          - Пошли, у нас еще работа! - махнул им Косс.
          - Раскомандовался-то, - тихо проворчал забрак-штурмовик, переступая через обгорелый труп какого-то бедняги.
          Пока их обдолбанный товарищ по оружию гонял перепуганный персонал по базе, словно крыс в лабиринте, диверсанты двинулись вглубь базы. Их миссия была проста, как дважды два - четыре: тихо и незаметно пробраться к пультам управления и спокойно открыть ворота, чтобы штурмовой отряд проник внутрь базы. По плану, их группа должна была дождаться ночи, после чего вылезти из укрытия и устроить небольшую диверсию. Быстро, чисто, тихо. В теории. На практике получилось то, что получилось. И все из-за одного придурка, которому вздымалось покурить во время задания. Безмозглый, обдолбанный засранец!
          - Вперед! Пошли! Пошли! - подгонял их тви'лек.
          План был действительно прост. Практически весь личный состав "Батальона 731" был вывезен на неизвестные раскопки, в то время, как на месте постоянной дислокации и главной лаборатории осталось лишь кучка охранников и дежурных. Идеальное время для удара!
          Косс уже предвкушал свой триумф! Ему. Ему! Ему досталась честь выполнить важную миссию, от которой, возможно, зависела судьба всего их движения! Не эта высокомерная дрянь Вэнс, и не тот придурок с манией величия! Но надо было быстрее добраться до пульта управления, пока охрана с периметра не прижала их. Конечно, львиная доля солдат и ученых была отправлена на миссию, но и оставшихся набиралось под несколько десятков. Пока же, пусть тупой укурок, который носится по коридорам, их отвлекает!
          Отряд быстро двигался к намеченной цели, стараясь не ввязываться в перестрелки, но периодически приходилось отстреливаться от стационарных турелей. Все-таки, даже такие идиоты, как Раммиш, могли быть полезны. Герильерос без потерь пробивались вперед, снося спешно выстроченные кордоны, хотя реального сопротивления оказать они не могли. Основная охрана была сосредоточена по периметру, никто не ожидал, что враг сможет проникнуть изнутри.
          Наконец группа оказалась перед массивной железной дверью, за которой скрывался зал управления, откуда они могли творить с местом базирования "731-го" все что угодно. Косс нервно сжимал винтовку в предвкушении. За дверью его ожидала слава и уважение товарищей! Нужно всего лишь отпереть ее.
          - Осторожно, да, - настороженно пробормотал родианец, держа "Харконенн" наготове. - Ловушка может, да!
          - Какая еще ловушка? - тихо рассмеялся тви'лек, потешаясь над тупостью жирдяя. - Они уже все в штаны намочили и сбежали! Ссыкливые шлюхи! Вперед! Победа ждет!
          Створки дверей медленно отодвинулись в стороны, когда Косс нажал на кнопку панели. Но выражение триумфа на лице тви'лека сменилось непониманием.
          - Что за...?
          На полу в луже крови лежало обезглавленное тело ученого. Вся комната, утыканная компьютерами и терминалами, была разгромлена. Брызги крови и отрубленные руки, вперемешку с кишками и изуродованными телами тассендцев, явно не соответствовали представлениям партизана. Какого хрена?! А возле центрального компьютера к ним спиной стояла человеческая фигура, которая, судя по всему, увлеченно копалась в базах данных центрального сервера "731-го".
          - Контакт, да! - неожиданно рявкнул Раммиш, вскидываю лучемет.
          Фигура резко дернулась, уходя с линии огня. Плазменный залп за долю секунды изрешетил то место, где буквально секунду назад стоял неизвестный. Огонь "Харконенна", словно метла, снес единственный целый терминал, разнеся его на осколки. Косс резко вскинул бластер, держа на прицеле укрытие, куда "нырнул" их неожиданный оппонент.
          - Выходи, сука, - злобно приказал тви'лек. - А не то...
          Боевик успел лишь несколько раз моргнуть. Косс удивленно уставился на кровоточащий обрубок, который недавно был его рукой. Отрубленная кисть издевательски валялась под ногами.
          - Че-е-е?
          В следующую секунду голова тви'лека с глухим стуком упала на пол, бодро ускакав в темный угол зала. Испуганно завыл Раммиш, нервно зажимая гашетку. Стена плазмы в миг изрешетила еще не упавшее тело Косса, так и не задев его убийцу.
          Неизвестный снова пропал, и спустя мгновение материализовался прямо перед родианцем. Раммиш отчетливо увидел свое отражение в горизонтальной прорези шлема, словно заглянул в глаза самой смерти. Молекулярный клинок легко вошел в живот родианца, разрезая плоть словно масло. Пулеметчик лишь удивленно моргал, видя, как его кишки плавно покачиваются где-то между ног. Пол под ним залила густо-зеленая жижа.
          Воин в белых доспехах стрелой метнулся к оторопевшим товарищам убитых, единственным взмахом разрубая Марика и Дэрона пополам. Безразлично оглядев заляпанный кровью пол, мужчина с металлическим лязгом убрал наручный виброклинок назад в запястье.
          - Полярис, это КА-1774. Миссия провалена.
          - 17-74, повторите.
          - Оборудование уничтожено, опытные образцы выпущены. Но часть данных скачать не удалось. Прошу разрешения на немедленную эвакуацию.
          - Понял тебя, 17-74. Эвакуацию разрешаю. Возвращайтесь, парни, хорошо поработали. Конец связи.
          Ассасин быстро пробежался пальцами по наручному терминалу и через секунду растворился в воздухе.


          Глава 24.


          Грузовик угрожающе завалился на бок и на полном ходу протаранил группу мертвяков, оставив за собой просеку и раскидывая кровавые ошметки по округе. По инерции машина "пропахала" несколько метров асфальта, пока не впечаталась в фонарный столб и величаво заглохла, пуская редкие клубы дыма.
          - Твою ж... - злобно прохрипел Кид, прижатый телом Сулы.
          - Ах, чтоб вас, - жалобно выдохнула Кали, на которую он так удачно приземлился.
          - Надо выбираться, - не обращая на нее внимания, заметил сержант. - Вэнс, стекло!
          - Слезь с меня, придурок! Пошевелиться не могу!
          - Аналогично! - огрызнулся в ответ 47-й, пытаясь приподнять с себя вновь потерявшую сознание Сулу. - Да не дергайся ты!
          - Хватит меня лапать!
          - Вышиби уже это долбанное стекло!
          - Ай! Ты мне руку зажал! Слезь!
          - Да чтоб тебя, Вэнс!
          Их недолгую перепалку прервало голодное шипение, раздавшееся сверху. Кид и Кали вмиг замолкли. Сквозь разбитое боковое на них глядела пара пустых затуманенных глаз. Когда-то молодая женщина, а теперь бездумная тварь, яростно оскалилась, показав на свет три ряда гниющих зубов, перемазанных черной жижей. Кид отреагировал инстинктивно. Плазменный сгусток прошел точно меж глаз мертвяка, разнеся голову на куски. Тварь безвольно повисла на двери, и через долю секунды рухнула в салон, прямо на зазевавшихся пассажиров.
          - Убери это! Убери! - истерично визжала блондинка. - Оно на меня капает!
          - Вышибай стекло! - злобно рычал в ответ 47-й.
          Раздался звон бьющегося стекла и через образовавшийся проем вывалился яростно кипящий клубок из Кида, Кали, бессознательной Сулы и дохлого трупа (как бы странно это ни звучало). Из кучи вывалился 47-й с выражением легкого недоумения на лице и раскрасневшимся следом от ладони на щеке. Клон быстро сориентировался, вскакивая на ноги и выстрелив в ближайшего ходока, уже тянущего руки к Суле. Еще один труп повалился на землю с прожженной дыркой во лбу. За ним последовал и его приятель, направившийся в сторону солдата. Но на месте убитых тут же показались еще четверо, жадно щелкающих челюстями и тянущих своим грязные пальцы в их сторону. Клон несколько раз оглянулся и почувствовал, как поднимаются волосы на затылке. Все пространство вокруг было заполнено скрючившимися тварями, которые медленно шагали в их сторону. Голод в глазах существ был настолько отчетлив, что солдат невольно покрепче сжал бластер. Их злобные вопли и омерзительный разлагающийся вид сковывали все тело, позволяя страху диктовать свою волю разуму. Десять...пятнадцать...двадцать тварей шли на них едва переставляя ноги, роняя на землю
слюни и капли почерневшей, словно ночь, крови. Это был конец. Выхода не было.
          - Держись, - внезапно произнесла ему Вэнс.
          Не успев даже удивиться, клон почувствовал, как ноги отрываются от земли. Кали взмыла вверх, крепко схватив 47-го. Чувство свободы и свободного падения смогли перебить даже страх перед мертвыми, оставив на душе лишь легкость. Кишки словно прильнули к горлу, а горло сжало так, что клон не мог сделать ни единого вздоха. Ветер дул прямо в лицо, а под ногами мелькали скорчившиеся фигуры. Но в какой-то момент, Кид ощутил, как они стремительно теряют высоту, а крыша какого-то здания приближалась все ближе и ближе.
          Падение прошло вполне благополучно. В том плане, что сержант не свернул себе шею и не переломал ноги. Удачно сгруппировавшись, коммандос ловко перекатился при касании о землю, гася силу удара. Но плечо он себе отбил, как пить дать. Рядом, лежала обессиленная Кали. Девушка тяжело дышала, сжимая кулаки и уткнувшись лбом в землю. Кид снова огляделся, но никого больше не заметил. Неожиданная догадка поразила солдата, и 47-й резво вскочил на ноги. Кид метнулся к краю крыши и то, что он там увидел, подтвердило самые худшие опасения. Толпа злобных тварей, словно стая шакалов, облепила тело Сулы, вгрызаясь зубами в ее тело, разрывая на ее куски, откусывая шмотки мяса, вгрызаясь челюстями в плоть. Девушка молчала. Даже когда мертвяк разорвал ей живот, впиваясь гниющими зубами во внутренние органы, она молчала. Казалось, что он мог слышать, как челюсти покойников откусывают куски мяса из ее тела, как они довольно чавкают, разбрызгивая по земле капли теплой крови. 47-й нервно сжал челюсть, дрожа от гнева. Он что есть сил пытался нащупать Сулу, ее мысли, ее чувства - хоть какое-то присутствие. Но к его
облегчению, он так ничего не почувствовал - девушка была уже мертва. Значит, она не мучилась и не ощущала, какого это - быть съеденным заживо. Клон испытал горестное облегчение, но все же было противно видеть, когда хорошие солдаты встречают свою смерть вот так.
          - Еще увидимся, Сула, - тихо выдохнул солдат, пытаясь унять бушующие эмоции.
          Твари продолжали свою кровавую трапезу, совершенно забыв о беглецах, а тем временем, к месту мрачного пиршества подтягивались все новые и новые ходоки, пока наконец, тело Джет не скрылось под бурлящим потоком разлагающихся тел. Вся эта противная масса мерзко и радостно визжала, предвкушая свежую плоть.
          - Я не могла, - услышал он тихий шепот из-за спины. - Я не могла унести двоих.
          Кид посмотрел в сторону Вэнс, сидящую на полу крыши и нервно трясущейся от стресса. Голос девушки дрожал, словно та готова была расплакаться. Она безвольно смотрела вниз, не решаясь поднять головы и взглянуть на клона.
          - Не могла. Не могла. Не могла, - неустанно повторяла блондинка, при каждом слове слабо ударяя кулаком по полу.
          - Вэнс, успокойся, - безразлично бросил ей Кид, подходя к ошарашенной девушке.
          Кали удивленно подняла голову и 47-й заметил тонкие дорожки влаги на ее щеках. Казалось, что она увидела его впервые, словно никогда не знала. Мгновение, Кали рассматривала лицо клона, а через секунду резко рванула к нему. Кид осознанно пропустил удар - и лицо словно обдало огнем. Правая щека вновь горела от крепкой пощечины хрупкой ладони падавана.
          - "Успокойся"? - срываясь на визг, кричала блондинка. - И это все, что ты скажешь?! Она же была твоей подчиненной! Она же выполняла все твои приказы! А ты...ты...ты, бездушная скотина, говоришь только "Успокойся"?!!
          Кид нервно поморщился от второй пощечины. Плевать. Он знал, что при истерике лучше позволить человеку "выгореть". Будь они на поле боя, он бы без промедлений вмазал Кали прикладом в зубы, но он не ощущал ни злобы, ни раздражения, только пустоту. Ему всегда требовалось несколько минут "перезагрузки" после боя, чтобы собраться и осознать произошедшее.
          - Что молчишь, ты, черствый ублюдок?! Скажи уже хоть что-нибудь! Наори, наконец! Или ударь в ответ, хатт тебя подери!
          Вэнс продолжала лупить сержанта, но каждый следующий удар был слабее предыдущего. Наконец, она просто уткнулась лицом ему в грудь, нервно дыша и бормоча проклятия под нос.
        - Нам надо двигаться дальше, - после недолгой паузы произнес боец. - Мы еще не выбрались. Сулу будем оплакивать позже.
          Блондинка лишь горестно кивнула и отпрыгнула от него, вытирая слезы.
          "Сломалась Железная Леди" - про себя подметил сержант, но потом слабо покачал головой. - "Она не железная. Просто девчонка, которую засунули в самое пекло".
          Но внезапно он увидел яркую вспышку, которая плавно взлетела в небо. Сигнальный огонь, посланный кем-то из выживших.
          - Церковь, - все еще дрожащим голосом произнесла Кали. - Там еще кто-то держится.
          - Идем туда?
          - Скоро прибудет помощь. Нам лучше укрыться где-нибудь понадежнее.
          - Согласен, - кивнул в ответ клон. - Да и спасатели двинуться к самому укрепленному зданию.


          ***


          Словно тени, они двигались по закоулкам деревни, избегая контакта с зараженными. Несколько раз приходилось буквально вжиматься в землю, чтобы пропустить бродячих мертвяков мимо. Кали полностью оправилась от шока и молча следовала за солдатом. Путь до церкви был не близок, но каким-то чудом им удавалось прошмыгнуть мимо ходоков, бесцельно бродячих по округе в поиске жертвы. Судя по всему, их прибытие переполошило всю округу и большинство тварей стянулась к месту аварии. А может, их влек к себе запах крови, кто знает? На смену голодному вою пришла звенящая тишина, которая прерывалась лишь шарканьем ног проходящих мимо мертвецов. Преодолев несколько улиц, кое-где перепрыгивая по крышам домов, они вышли к небольшой площади, над которой возвышались острые шпили местной церквушки. "Церквушка" была высотой в десяток этажей, возвышаясь над деревней, как колосс над травой. Острые шпили со знаком напоминающем двух переплетенных змей на вершине, серый камень и узкие длинные окна создавали довольно мрачную атмосферу, а высокий забор из острых прутьев, который окружали несколько десятков полуразложившихся
мертвяков лишь довершала картину.
          - Смотри, - прошептала ему Кали, указывая куда-то вверх.
          Кид внимательно взглянул в ту сторону и на одной из трех колоколен увидел фигуру человека, помахивающего им рукой.
          - Нас заметили, - подсказала блондинка.
          - Не знаю радоваться этому или насторожиться, - хмуро пробурчал в ответ 47-й. - Хорошие наблюдатели. Даже СЛИШКОМ хорошие.
          - Выбора уже нет.
          Кид невольно согласился с ней. Но как же пройти мимо тех тварей, что осадили ограду? 47-й быстро пересчитать их. Тридцать с лишним ходоков, которые словно столбы стояли на их пути к убежищу. Солдат отчетливо понимал, что без лишнего шума туда не прошмыгнуть. Уж точно не вдвоем.
          - Сможешь допрыгнуть? - спросил у падавана сержант.
          Та в ответ лишь отрицательно покачала головой, видимо расстояние было слишком большим.
          Но в ночную тишину без предупреждения ворвались звуки выстрелов, доносящиеся откуда-то позади церкви. Мертвяки словно по команде развернулись и покачиваясь двинулись в ту сторону, издавая кряхтящие голодные звуки. Все бы ничего, если бы Кид не услышал похожие шаркающие шаги и шипения где-то позади себя. Боец быстро оценил расстояние до противника, несколько раз грязно выругавшись. Зараженные были в метрах пятидесяти, не более того. Выжившие отвлекали часть тварей, но привлекли новых, вынуждая беглецов покинуть укрытие.
          - Бегом, - шепнул девушке солдат.
          Та, не мешкая ни секунды, рванула вперед. Твари спереди создали своеобразную просеку, уходя с места своего "патрулирования" достаточную, чтобы они смогли прорваться невредимыми, но явно не достаточную, чтобы пройти незамеченными. Они на всех порах мчались к воротам, про себя молясь всем богам и Силе. Но как видимо, молитвы не помогли. Ближайшая тварь с интересом обернулась и, увидев двух бегущих людей, резко закричала, привлекая к себе внимание своих соседей. Через мгновение площадь буквально потонула в голодных криках проклятых существ. Вся масса зараженных двинулась на них, выставив вперед руки, чтобы схватить юркую жертву. "Коридор" начал стремительно уменьшаться и с ним уменьшались шансы на спасение. Чтобы пробиться вперед Киду и Кали приходилось уворачиваться от цепких лап покойников, которые все напирали и напирали. Они не успели побежать буквально метров пять, когда ловушка наконец захлопнулась. Мертвецы взяли их в кольцо, приближаясь все ближе и ближе. Кид выхватил бластер и несколькими короткими очередями начал пробивать к себе путь к спасению через орущую массу мертвяков.
          Внезапно вскрикнула Кали. 47-й, продырявив голову очередного трупа, успел обернуться в ее сторону и увидеть, как какой-то юркий труп схватил девушка за волосы. Покойник обнажил желтые зубы, готовясь впиться в шею блондинки. Кид резко вскинул бластер, но он уже понимал, что не успеет выстрелить. Ему оставалось лишь наблюдать, как умирает его напарница. Все произошло за доли секунды. Голова трупа разлетелась на куски, словно переспелый арбуз. Грязные пальцы выпустили голову Кали, к которой уже приближались другие.
          - Прыгай! - рявкнул солдат девушке, отбиваясь от насевших на него мертвецов.
          Вэнс, пересилив страх и смятение, рванула вверх. Кид пинками и кулаками отбивался от напирающих гадов, но с каждой секундой их становилось все больше и больше. Он успевал лишь вырываться из склизких хваток покойников и наносить удары в ответ. Разбив нос очередному вонючему зараженному, он почувствовал необычайную легкость в теле, а через секунду стрелой метнулся в небо, ведомый неведомой силой.
          - Ва-а-а-ю ма-а-ать! - раздалось по округе.
          Неуклюже болтая руками и ногами, солдат камнем рухнул вниз и смачно впечатался в землю.
          - Ты в порядке?!
          К нему уже бежала испуганная Кали.
          - Вэнс, я тебе это еще припомню, - злобно пробурчал солдат, сплевывая на землю траву.
          - Пошли, - помогая ему подняться, произнесла девушка. - Еле успели.
          Быстро, что есть сил, они побежали к отрытым дверям церкви, через который бил яркий свет. И едва они переступили порог, как за их спинами эти двери с грохотом закрылись.
          - У вас ребята чертовски теплый прием, - тяжело дыша, вымолвил клон.
          - Не сомневайся, - услышал он в ответ мужской голос, поддержанный многозначительным лязгом затвора.
          В него глядело дуло бластера, направленное прямо в голову.
          - Руки! - рявкнул ему кто-то. - Оружие на пол!
          Их окружили четыре человека. То, как они двигались, как держали оружие и как говорили подсказывало только одно: армейский или полицейский спецназ Тассендии. Кид внимательно осмотрел вооруженных людей. Тяжелые панцирные нагрудники поверх темно-синих комбинезонов, карабины с ПНВ и шевроны с тремя золотыми звездами на рукаве.
          - STELLA, - удивленно выдохнула Кали.


        Глава 25.


          - "Браво", это "Альфа", ответьте, прием! "Браво"...
        - Сколько они не выходят на связь?
          - Семь часов, сэр.
          - Продолжай, Джозеф.
          - Есть, сэр.
          Во всем нужно было искать плюсы. Даже в той ситуации, в которой оказался Кид. Во всяком случае, его не пытаются сожрать голодные мертвяки, да и можно было в кои-то веки передохнуть от всего того дерьма, что творилось последние сутки. Впрочем, минусы были тоже весьма заметные. В частности, дуло винтовки, которое неотрывно следило за двумя вторженцами. К немалому удивлению Кида, в церкви находилось еще десятка два гражданских, которые компактно скучковались перед алтарем, за которым величественно стояла фигура старого худощавого свещенника, что-то успокаивающе декламировавшего своей пастве. Были слышны женские всхлипы, детский плачь и тихий напряженный шепот немногочисленных мужиков, которые старались прикрывать собой остальных. Кид много раз видел такие картины: в лагерях беженцев, в осажденных городах и селах, на оккупированных территориях. Привычная картина, которая всегда довольно тяжко влияла на настроение, оставляя на душе привкус досады и раздражения. Атмосфера страха, горечи и безнадежности - вечный спутник солдат воюющей армии.
          Их охранник молча буравил пленников взглядом, словно пытаясь прожечь в них дыру. На вид темноволосый сопляк лет двадцати, максимум двадцати пяти, с лицом в стиле "молодой Джон Уэйн", пережравший анаболиков, но если судить по тому, как он держал оружие и не спускал с них глаз, то парнишка, не смотря на возраст, уже успел побывать в передрягах и набраться опыта.
          - Как наши гости?
          К ним подошел командир STELLA, специального отряда Полицейского Управления Тассендии. Особой группы бойцов, созданной для борьбы с терроризмом и освобождения заложников, чем-то напоминающая старый добрый SWAT или GSG 9. Эти ребята постоянно сталкивались с повстанцами-нелюдями и прочим сбродом, так что, в их опыте и компетентности не приходилось сомневаться. По рассказам Сулы, именно из-за них Сопротивление так редко действовало в городах. Лидером группы был высокий мужик, шатающийся в темных баллистических очках. Для какого-нибудь гражданского этот блондинчик с квадратной челюстью выглядел несколько аляповато. Кто будет таскать пижонские очечки с тонированными стеклами в едва освещенном помещении, да еще и ночью? Но Кид сразу заметил разницу. Данная модель поступала на вооружение спецподразделений Корпуса Юстиции Республики и вмещала в себе все, что только могла: слабенький ПНВ, тактический дисплей, где были текущий статус миссии и жизненные показатели владельца, лазерный дальномер; на некоторых модификациях устанавливали и довольно неплохую штуку - счетчик боеприпасов в магазине. Короче, не
было только музыкального проигрывателя, доступа к ГолоНету и встроенной карты памяти для порнухи, и то не факт.
          - И кого же занесло в наши негостеприимные края? - с интересом спросил спецназовец, присматриваясь к пленникам.
          - Туристы, - нервно усмехнулся 47-й, глядя в свое отражение в стеклах. - Отстали от группы.
          - Мы ученые, - вмешалась в разговор Кали.
          - Ученые-туристы? - усмехнувшись, переспросил командир. - Довольно экстравагантная комбинация, не находите?
          - Нас послали на место раскопок. Но выжили только мы вдвоем. Остальные погибли.
          - Раскопок, говорите? Печально слышать. И как же вы спаслись? Упрыгали?
          Девушка благоразумно прикупила язык. Их акробатическое выступление перед воротами не могло остаться незамеченным. Легенда трещала по швам, да и клон не очень-то походил на интеллигента, даже если бы очень постарался.
          - Она точно джедай, - вмешался в разговор парень, которого приставили к ним до этого. - Он - клон "федералов".
          Кид нервно сжал челюсти. Этот перекаченный хмырь, со стериотипно-тупым амплуа "крутого парня" как-то сразу не понравился ему. Что ж он такой умный при такой-то морде в стиле "сначала бью - потом спрашиваю"?
          - Интересно, - задумчиво пробормотал его командир, любопытно рассматривая падавана. - Эту - ко мне. Следи за имперцем.
          - Есть, сэр.
        Кали увели под дулом бластера, судя по всему, на допрос. Кажется, джедай показался командиру куда более интересной находкой нежели какой-то там клон, которых в Галактике было сотни миллионов. 47-й вновь остался в одиночестве, если не считать этого качка. Парень еще долго разглядывал клона, при этом не теряя бдительности. Казалось, что он думает о чем-то, но термин "думать" для него был не самым подходящим словом.
          - Сколько ты воевал? - внезапно спросил его надзиратель, не опуская оружия.
          В какой-то момент Кид хотел мягко послать своего охранника. Он бы так и сделал, даже открыл рот, чтобы отправить того куда-нибудь, но почему-то промолчал. Он и сам не понял почему. Наверное, из-за выражения лица спецназовца, который пристально глядел на него. Парнишка действительно хотел знать, а не просто спрашивал из праздного любопытства. Хотел знать искренне, и этот вопрос был больше просьбой, нежели приказом. Как интересно.
          - Три года, - ответил ему Кид. - С битвы на Джеонозисе до Кашиикской кампании.
          - Ты знал многих джедаев?
          - Не особо, но встречал всяких, - уклончиво ответил клон, уже понимая, зачем тот спрашивает об этом. - Кого конкретно?
          Тассендец назвал имя. Женское. Но оно ни о чем не говорило 47-му, как бы он не пытался вспомнить. Имя без каких-либо "закорючек" и непроизносимых букв. Совершенно обыденное и не запоминающееся, о котором не вспомнишь уже через час после того, как услышал.
          - Прости, парень, - покачал головой Кид. - Про нее ничего не знаю.
          Спецназовец лишь раздосадовано вздохнул, словно и так понимал, что надежды на чудо нет. Стало даже как-то жалко паренька, который видимо давно и безрезультатно искал кого-то. Долгое молчание начинало действовать на нервы. К тому же, стоило пойти на контакт с этим бойцом, чтобы по возможности выведать хоть что-нибудь.
          - Девушка? - просто спросил 47-й, следя за реакцией солдата.
          - Сестра, - ответил ему тот. - Пропала после войны.
          - Классика. Поэтому-то узнал меня?
          - Да, она отправляла голозаписи.
          Их разговор прервал внезапный грохот, всполошивший всех в церкви. Высокие прочные двери содрогнулись от удара неизвестного. Потом от еще одного, а затем и еще. Кто-то непрерывно барабанил по поверхности, заставляя древние створки содрогаться, пока наконец все не стихло. Кид буквально чувствовал, как напрягся охранник и его коллеги, как ледяной ужас охватил гражданских, которые в страхе прижались друг к другу.
          - Небольшой прорыв! - прокричал кто-то сверху. - Не волнуйтесь - все путем.
          - Где же этот гребанный транспорт? - сквозь зубы прорычал надзиратель Кида. - Мы так долго не протянем.
          47-й вновь оглядел церковь. Сама по себе она представляла занятное зрелище: высокие мраморные потолки, грандиозные колонны, широкий зал с несколькими рядами скамеек. Все выглядело несколько знакомо, хотя и иначе, чем то, что было в остатках воспоминаний Томаса. Принять смерть в таком месте было несколько страшновато. Кид медленно пошевелил пальцами онемевшей руки, проверяя чувствительность. Все эти мертвяки вызывали нездоровые ассоциации: укушен - ты труп, и все такое. К сожалению, клон не мог посмотреть на состояние раны - связанные за спиной руки как-то очень помогали обзору, а второй парой глаз на затылке он еще не обзавелся. Ситуация была препаршивейшая. Он почувствовал волну страха, поднимающуюся откуда-то из глубины сознания. А если все так? Если он уже заражен той же гадостью, что и местные аборигены? Ведь как-то эта зараза распространяется. Если бы эта мерзость летала в воздухе, то они все бы уже были мертвы. Но если не воздушно-капельным путем, то как? Контактным?
          Кид нервно сглотнул, представляя самое худшее. Но ведь могли быть и другие пути передачи! Не только слюна и кровь, но и что-то еще? Есть же целая россыпь болезней, которая распространяется по другому! Должно же быть объяснение! Но как бы он не пытался, ничего дельного в голову так и не шло. Вполне возможно, что мерзость уже циркулирует по его крови, разносящийся смертельную инфекцию по организму. И что же делать, черт вас дери?! Умирать совершенно не хотелось, как и превратиться с тупого ходока с навязчивым желанием сожрать какого-нибудь человечешку. И сколько длится инкубационный период? Черт! Черт! Черт! Может это не болезнь?! Может что-то вроде одержимости? Точно! Эта Тварь из пещеры могла как-то влиять на некоторых людей! Это бы многое объяснило! И пустое место раскопок, и пропавшего мехвода! Может она как-то связанно с Темной Стороной и телепатически воздействует на жертвы?! Наверное, так все и было!
          Его внимание привлекли шаги, доносящиеся все ближе и ближе. К ним двигались Кали и командир STELLA. Падаван выглядела немного приободрившейся, в то время как белобрысый бугай казался чем-то озадачен.
          - Ты как? - спросила его блондинка, усаживаясь рядом. - Жить буду, - хмуро отозвался клон. - И что-то мне подсказывает, что недолго.
          - Мы выберемся, - уверенно заявила Вэнс. - Помощь скоро будет.
          - Их, - 47-й кивнул в сторону бойцов STELLA. - Тоже.
          - Мы выберемся, - с нажимом ответила девушка. - Обязательно.
          47-й устало посмотрел на нее. Слишком уверенный голос. Настолько, что скорее похож на браваду, чем на то, что она действительно думает. Перед лицом этих людей Кали смогла более-менее взять себя в руки, но похоже, что это давалось с большим трудом.
          - О чем он спрашивал?
          - Ни о чем, - категорично заявила Вэнс.
        - То есть?
        - Оставим это на потом, - уклончиво ответила та.
        Кид лишь безразлично пожал плечами. Потом, так потом. Укушенная рана вновь и вновь вставала перед глазами. Как же было страшно умирать вот так. На войне его всегда преследовал страх смерти: страх получить плазмы в лоб, страх наскочить на мину, страх быть сбитым над полем боя - к этому страху он давно привык. Кто-то говорил, что ветераны, прошедшие множество боев забывают про него, но если это правда, то она точно не про Кида. Страх всегда был с ним в бою, помогая выживать и бороться за свою шкуру. Можно сказать, что такой страх был его союзником, хоть и весьма паршивым. Но этот был другим: скользким, липким, пробирающим до самых костей, до кончиков волос, заставляя внутренности сжиматься до размеров шарика для гольфа. Страх превратиться в одну из этих тварей. Если бы на него наставили ствол, то это было хотя бы честно. Но это...Это парализовывало, сковывало сознание и волю. Особенно после всего того, что было. После всех тех надежд, что наконец появились у него после долгих тринадцати лет. После всех тех планов и мечтаний, которые помогали бороться и двигаться дальше. Ранна. Сумари. Жизнь.
Полноценный жизнь с ее плюсам и минусами. Он много мечтал: о тех днях, когда наконец найдет свое место, свой дом и семью, тех днях, когда время будет плавно течь вперед, и где не будет ничего, кроме самого течения времени.
          И все это рушилось на глазах, исчезало, словно вода на песке, неуловимо и беспощадно. И это пугало еще больше.
          Внезапно, он почувствовал чувствительный толчок в бок.
          - Эй, смотри, - кивнула в сторону Вэнс. - Что-то происходит.
          В церкви наметилось какое-то шевеление. Точнее, бойцы STELLA начали как-то слишком активно переговариваться и суетиться. Что-то случилось. Оставалось только узнать - что? Он прислушался к тихим, но яростным переругиваниям спецназовцев:
          - Что это значит? А как же эти люди? - послышался голос одной (47-й едва не вытаращил глаза, когда понял, что голос принадлежит девушке) из солдат.
          - У нас есть приказы, - жестко парировал в ответ их командир. - "Браво" просит подкрепление и немедленную эвакуацию.
          - Но если мы их оставим...
          - Транспорт скоро будет, с ними все будет в порядке.
          - Сэр, вы видели этих уродов на улице! Да без нас они прорвутся внутрь и устроят кровавую баню!
          Похоже, что их охранник также внимательно слушал перебранку своих товарищей, не встревая в нее, но при этом продолжал контролировать Кали и Кида. 47-й испытал искреннее уважение к этой личинке ковбоя, который ни на секунду не ослаблял бдительности. Похоже, что даже на Тассендии все-таки есть хорошие солдаты.
          В пылу спора, одна из бойцов, ведомая праведным гневом, быстро подошла к их надзирателю и требовательно спросила:
          - А ты что? Что молчишь?!
          Парень даже не поменял положение рук, все также держа ствол в сторону 47-го. Он продолжал молчать пару секунд, пока наконец не ответил:
          - "Браво" нужна помощь. Их мы тоже не можем бросить.
          Девушка лишь злобно поправила свой берет, бубня под нос нечто, что вряд ли можно была назвать литературным выражением. Похоже, что она осталась в меньшинстве. Кид все также внимательно следил за развернувшейся драмой. В душе он понимал, чем движется коллега его надзирателя, но как и любой солдат, клон помнил, что приказы даются не просто так и что их нужно выполнять, особенно если на кону жизнь твоих товарищей. Черт, да будь он немного моложе, то, возможно, так же бы протестовал против решения командира оставить гражданских на съедение мертвякам.
          - Разговор окончен. Мы выдвигаемся, - поставил последнюю точку командир.
          - А с этими что? - скучающе поинтересовался другой боец с видом типичного реднека с не менее типичной бородой, крутя в руках здоровенный бластер.
          - Пусть сидят, - безразлично произнес белобрысый. - Все равно никуда им не деться. "Альфа", уходим!


          ***


          STELLA ушли без какой-либо помпы или спецэффектов: собрали оборудование, проверили амуницию и тихо исчезли через заднюю дверь, оставив два десятка гражданских удивленно раскрывать рты. Все заняло не больше двух-трех минут. Глядя на них, Кид в очередной раз поразился тому, насколько профессиональные и опытные солдаты были в распоряжении Тассендии. Мало в каких мирах могли похвастаться подобной выучкой своих сил безопасности, тем более среди 'независимых' планет и мини-государств. Стоило признать, что в плане выучки и дисциплины, эти ребята вплотную приближались к республиканской армии. Действительно опасные противники, с которыми очень нежелательно встречаться на поле боя.
          - Ты долго будешь сидеть? - послышался голос Вэнс.
          47-й мельком оглядел свою напарницу, которая уже успела скинуть с себя наручники, и теперь недовольно глядела на него.
          - Ты не поможешь? - отозвался в ответ солдат, кивком указывая в сторону браслетов.
          Кали лишь показушно закатила глаза и злобно щелкнула пальцами. В этот момент он почувствовал, как стальные кольца на запястьях спали, с лязгающим звуком падая на каменный пол церкви.
          - Хм, - клон болезненно размял затекшие руки, осматривая следы от браслетов. - Удобно, ничего не скажешь.
          Падаван скорчила недовольную гримасу и двинулась куда-то вглубь зала. 47-й лишь тихо потешался над девочкой, глядя ей вслед, оценивающе изучая ритмичное покачивание бедер Вэнс. Похоже, что она уже полностью оправилась после смерти Сулы и разговора с командиром тассендцев, снова превращаясь в старую версию себя. Но чего он ожидал? Что она расплачется, и будет умолять о прощении? Конечно, в какой-то момент у нее сдали нервы, но Кали все равно оставалась собой - наглой, холодной, высокомерной стервой. Хотя, симпатичная мордашка и восхитительная задница, от которой просто невозможно было отвести взгляд, определенно добавляли той несколько баллов сверху, благодаря чему, ее общество становилось не столь раздражающим. Да и к тому же, блондинка похоже стала меньше вести себя как кусок говна и презрительно комментировать каждый его шаг.
          Но было кое-что, что в тот момент представляло куда больший интерес, чем ягодицы его напарницы. Кид аккуратно дотронулся до повязки, закрывающей рваную рану на предплечье. Он не чувствовал боли или неудобства, словно не было никакого укуса вовсе. Это могло означать все, что угодно. Страх и желание все прояснить настойчиво требовали снять бинт и рассмотреть ранение досконально. Однако, здравый рассудок подсказывал, что демонстрация подобного нюанса перед Кали и местными жителями могла иметь непредсказуемые последствия. Если его опасения подтвердятся и зараза действительно распространялась через укус, то помимо того, что он уже мог считаться ходячим трупом, так еще и выжившие определенно попросят его наружу. Или просто убьют. Во всяком случае, на их месте, он бы так и сделал и был бы прав. Но что значит 'прав', если тебе самому грозить билет прямиком в Ад? Человеческая природа создана таким образом, чтобы он пытался найти выход даже из самой безнадежной ситуации. Даже зная, что его ожидает неминуемая кончина, он все равно будет пытаться выжить, не смотря ни на что и ни какие жертвы. И 47-й очень
не хотел умирать. Категорически не хотел.
          Оглядевшись по сторонам, он заприметил небольшую кабинку, расположенную в дальнем углу зала, и чем-то напоминающую исповедальню из воспоминаний Томаса. Кид нервно усмехнулся - довольно символичное место. Не обращая внимания на успокаивающие проповеди священника, клон быстрым шагом направился к кабинке, по пути стараясь не смотреть по сторонам. И с каждым шагом, Кид шел все быстрее и быстрее, не в состоянии унять тревогу и нетерпения. Подходя к двери, он уже едва не срывался на бег. Резко залетев во внутрь, Кид еще несколько секунд тяжело дышал, пытаясь унять напряжение.
          - Ну, приступим, - тихо произнес он самому себе, развязывая узел на бинте.
          Держа развязанную повязку, Кид глубоко вздохнул и невольно поднял глаз к потолку. Оттуда на него смотрело изображение какого-то местного святого, а может некоего главу их церкви. 47-й внимательно оглядел картину.
          - Хватит пялиться, - хмуро буркнул он изображению.
          Вновь глубоко вдохнув, трясущимися руками, Кид принялся распутывать бинт. Сердце бешено колотилось, голова готова была взорваться от напряжения. На лбу солдата выступил пот, который мгновенно начал стекать вниз и лезть в глаза. Клон глубоко и часто дышал, словно задыхаясь. Весь его мир сократился от бескрайней Галактики, до маленькой комнатушки деревенской церкви.
          Белая повязка соскользнула вниз, открывая укус. Боец завороженно смотрел на свою руку, не в силах оторваться от этого зрелища. Он нервно затаил дыхание, и казалось, что в кабинке можно услышать бешенное биение его сердца. Гробовая тишина длилась не долго. 47-й устало прыснул, чувствуя полное опустошение. Он все также завороженно и разочарованно глядел на руку ,но уже без какого-либо интереса. Солдат медленно прислонил голову к стене и закрыл глаза. Он тихо рассмеялся. Это было настолько предсказуемо, что даже смешно.
          - Эй, ты! - дверь кабинки начало мелко трястись, поддаваясь частым ударам снаружи. - Эй!
          - Чего? - просто спросил ее клон, не открывая глаз.
          - Все в порядке?
          - Да, а что?
          Кид продолжал сидеть в том же положении, не в силах пошевелиться от усталости. Теперь все вокруг казалось таким малозначительным и неинтересным, что 47-й лишь удивился тому, насколько оно казалось важным.
          - Эй! Открой дверь! - удары Кали становились все требовательнее. - Открывай!
          - Тебе надо - ты и открывай, - бессильно пробормотал он.
          Замок угрожающе захрустел, и в следующую секунду дверь с грохотом вылетела наружу. В проеме стояла раздраженная Вэнс и требовательно смотрела на него.
          - Ты! Что случилось?! - по голосу девушки могло показаться, что она готова была сожрать Кида вместе с его же дерьмом.
          - Так, - устало отмахнулся от нее солдат. - Небольшое открытие.
          Она продолжала стоять, положив руки на поясе, словно преподаватель перед нерадивым учеником. Ее голубые глаза намертво впились в клона, словно оценивая, какую часть его тела лучше оторвать. Стальной блеск во взгляде мог смутить кого угодно, но для Кида это ничего не значило. Во-первых, он уже столько раз видел подобный взгляд у Ранны, что сейчас Кали выглядела не страшнее стрилла в клетке. Во-вторых, даже самый страшный взгляд не мог отменить одного единственного факта...
          - Что за...? - удивленно пробормотала девушка, глядя на место укуса
          - О! Можешь не стесняться, - безразлично бросил солдат, поднимая руку повыше.
          Кали резко приблизилась к нему, хватая кисть и приближая к своему лицу, внимательно осматривая предплечье. Казалось, что она забыла обо всем на свете.
          - Прошло где-то восемь часов, да? - тихо пробормотала себе под нос блондинка. - Интересно...
          Что там было 'интересно' Киду было как-то все равно. Он вновь посмотрел на почерневшие края укуса, на бугрящуюся омертвевшую кожу, под которой вздулись небольшие пузыри, размером с голубиное яйцо. Мясо начало кусками отслаиваться от кости, хотя и не вызывало боли, как могло показаться. Кожа отваливалась от одного прикосновения, лоскутами слезая с руки, падая с чавкающим звуком на пол, попутно вскрывая гнойные опухоли под собой, из которых тут же начинала сочиться жижа рвотно-блювотного цвета и не менее 'приятного' запаха. Заражение расползлось от запястья почти до самого локтя, расширяясь все дальше и дальше от места укуса. Пространства для 'маневра' оставалось не так много.
          - Скоро придет помощь, - наконец пробормотала девушка, взглянув на него. - Они скоро будут.
          - Да? - усмехнулся в ответ 47-й. - И что они мне вколют? Пироцелин? Или бакту?
          - Мы что-нибудь...
          - Ага, 'что-нибудь'...
          - Послушай! - резко прервала его девушка, раздраженно хмурясь. - Мы что-нибудь придумаем! Смотри, эта гадость пока добралась только до руки! Ты проходил с этой дрянью восемь часов, значит и еще столько же продержишься.
          - Очень ободряюще, - усмехнулся в ответ клон. - И что вы сделаете, нищие партизаны, сидящие по норам?
          - У нас есть возможности, - настойчиво продолжала Кали. - А теперь, закрой свой поганый рот и вытаскивай свою блядскую задницу отсюда!
          Кид удивленно моргнул. Он не ожидал подобных слов от нее. Но этого секундного удивления хватило, чтобы взять себя в руки.
          - Неужели джедаям можно так выражаются? - насмешливо произнес 47-й.
          - Я еще ученица и могу ругаться, сколько захочу! И вообще, тебе-то какое дело? Я, между прочим, ученица джедая и тебе, неграмотному и невежественному солдафону, никогда не понять...


          Солдат не смог сдержать смеха, глядя на разбушевавшуюся девушку, которая пылала праведным гневом, словно маяк в ночи, и карикатурно взмахивала руками. Глядя на нее, никто бы не подумал, что она ученица джедая. В представлении многих, джедаи были хладнокровными воинами и дипломатами, способными с одинаковым безразличием смотреть как на разлетающийся на куски звездный разрушитель, так и на танцующего вуки у них в гостиной. Кое-кто считал адептов Храма лицемерными и высокомерными выродками, манипулирующими людьми и скрывающими свои преступления Кодексом, который сами же могли извратить так, как хотели. Третьи верили, что Орден - это еще одна группа власть имущих, которым нет дела до простых существ. Но Кали не подходила ни под одну из этих классификаций. Самодовольная, наглая и упрямая, к тому же, та еще паникерша и истеричка, но каким-то боком умевшая ориентироваться и принимать решения в любых обстоятельствах. К тому же, стоя перед ним, злясь и возмущаясь, у нее становилось такое забавное личико, что 47-й просто физически не мог не посмеиваться над ней. Словно ребенок, с которым не поделились
мороженным. От нее исходила настолько сильная аура возмущения и негодования, что блондинка совсем забыла о ментальной защите. По-видимому, она успела 'поймать' его чувства, когда он снял повязку, и вряд ли они ей понравились. Возможно, даже напугали. Поэтому-то она так резко вломилась в кабинку, и может быть, поэтому так бурно реагировала.
          - Ты! Хватит ржать! - сквозь зубы шипела блондинка, от чего клону становилось все веселее.
          - Прости, - произнес он, смахивая слезинку с глаз. - Не одолжишь мне ремень?
          - Да ты...! Что? - девушка непонимающе уставилась на клона, подавившись какой-то менее цензурной репликой. - Зачем?
          - Не одолжишь свой ремень? - громче повторил 47-й. - Надо.
          Кали словно во сне потянулась к поясу, все еще несколько сконфуженная неожиданной просьбой напарника. Она явно не понимала смысла его действий, но словно по наитию - повиновалась.
          - Спасибо, - кивнул ей боец, сжимая в руках черный кожаный ремень. - А теперь, свали с кадра.
          - Что?
          - Пошла прочь! - резко рявкнул он.
          По ее лицу, клон уже видел, как блондинка готовилась сказать в ответ все, что она думает о его командах и о нем лично. Поэтому, Кид без лишних слов резко поднялся и вышел к ней, попутно злобно зыркнув в сторону падавана. От такой наглости Вэнс могла лишь безмолвно отрывать рот, словно пытаясь подобрать слова, в то время, как клон спокойно зашел в соседнюю кабинку и с громких грохотом захлопнул дверь.
          - Ах, ты... - наконец опомнилась она.
          - Вэнс, пошла вон! - донеслось из-за двери. - Быстро!
          - Ну, и иди ты!
          Гордо вскинув нос, девушка быстро развернулась и ушла в сторону, оставив солдата одного.
          Кид еще раз глубоко вздохнул. Он чувствовал, что его напарница удаляется. Позже, когда все закончится, он извинится перед ней за то, что так бессовестно залез в ее мысли. Хотя, она сама виновата, что настолько непозволительно ослабила свою защиту, тем более, зная, что он не безобиден. Вряд ли бы у него получилось так легко забрать пояс и спровадить девушку куда подальше без некоторых манипуляций с ее мыслями. Можно считать, что его 'первый раз' прошел удачно. Он никогда прежде не использовал Силу таким образом, но похоже, что смог удачно воспользоваться ошибкой падавана. Вряд ли он сможет повторить нечто подобное, но все же, в душе он чувствовал некую гордость за то, что смог провернуть нечто столь неординарное.
          - Пора начинать, - тихо прошептал солдат.
          Он вновь взглянул на потолок, откуда на него глядело такое же изображение святого, как и в соседней кабинке. Казалось, что древний старец, окруженный солнечными лучами, смотрел на него осуждающе. Хотя, как иначе? Совершить подобное в храме - это вряд ли можно было назвать богоугодным поступком, но что поделать? Если и был выход, то только такой.
          Клон туго затянул один конец ремня на запястье, другой - привязал к ручке двери так крепко, как смог. Он лишь надеялся, что пояс девушки выдержит и не лопнет в самый ответственный момент. Кид медленно вытащил уже свой собственный ремень. Действовать одной рукой было несколько неудобно, и солдат запоздало подумал, что это стоило сделать до того, как он привяжет себя к двери. Но это были лишь мелочи. 47-й с силой перетянул импровизированный жгут выше локтя, чувствуя, как замедляется его кровопоток. Это надо сделать быстро и точно, пока еще был хоть какой-то шанс. Кид резко дернул руку, проверяя надежность крепления. Что ж, похоже, все готово. Солдат спокойно прикрыл глаза, не глядя нащупывая рукоять ножа. Он нежно погладил ледяное лезвие большим пальцем, чувствуя, как страх все больше и больше переполняет его душу. Но это нужно было сделать, это был последний шанс. Быстро перехватив нож обратным хватом, Кид резко отрыл глаза и с молниеносной скоростью всадил лезвие прямиком в локтевой сгиб!
          - А-а-а-а! БЛЯДЬ! ЧТОБ ТЕБЯ! - словно раненный медведь, ревел 47-й.
          Голова готова была взорваться от боли. Сталь резко пробила связки и плоть, войдя аккурат между суставами. Кровь потоком хлынула наружу, фонтаном вырываясь из раны.
          - АХ! ЧТОБ ВАС!
          Кид резко надавил на рукоять, отчего в мозг словно вонзилось тысячи игл, а перед глазами горели искры. Он чувствовал, как острое лезвие разрубает волокна ткани, медленно, один слой за другим. Он задыхался, не в силах терпеть нахлынувшие чувства. Мелкие кровавые брызги били по лицу. Красная жидкость бодро выплескивалась наружу, украсив стены и пол своей непередаваемой расцветкой. Ремень, привязанный к запастью, крепко держал руку солдата, не давая ему пошевелиться. Но в любой момент несчастная полоска кожи могла разорваться на куски от давления.
          - СУКА!
          Кид видел, что дело уже почти сделано - предплечье болталось только на коротком куске мяса и сухожилий. Оставался последний рывок. Он еще раз надавил на рукоять в противоположную сторону.
          - БЛЯДЬ!
          Обрубок резко упал вниз, со смачным звуком ударившись о дверь и повиснув на ремне. Капли крови медленно капали из разорванной раны, образуя под ней небольшую лужицу. Трясущейся рукой, Кид достал из кармана бинт и начал быстро перевязывать свой покалеченный обрубок. Он едва держался в сознании. Кровь и пот на лице лезли в глаза и рот, ноги свело в нервном тике, а под его прерывистое дыхание можно было танцевать чечетку. Онемевшие пальцы едва могли держать бинт. Пол стал склизким и скольким от количества крови, выплеснувшейся наружу.
          Он лишь надеялся, что это поможет. Что это сможет остановить заражение. Это была его последняя надежда.
          Как следует затянув в последний раз и с еле-еле завязав узел, он лишь продолжал неотрывно смотреть на то место, где когда-то была его рука. Странно было видеть, что ее больше нет. Странно было чувствовать себя калекой. За этими мыслями он не заметил, как прикрыл глаза, а через секунду вырубился...


          ***


          Кали стояла у двери кабинки, за которой скрылся клон. Она слышала все, что он делал, а воображение дополнило итак понятную картину. Когда она уловила отголоски его страха, то сразу же поняла, что уже началось. Все же, пожалуй, стоило предложить ему помощь, или хотя бы моральную поддержку. Когда его укусила эта псина, Вэнс сразу заподозрила неладное, и лишь увидев творящийся в деревне хаос, девушка все поняла. По лицу клона и по его чувствам было ясно, что и он это понял. В конце концов, его рука избавила их от последних сомнений. Она прекрасно осознавала, что Кид что-то задумал, когда попросил у нее ремень. К тому же, это неуклюжая и неуместная попытка влезть в ее голову была выполнена настолько дерьмово, что сразу было понятно - он это делал впервые. Она не знала, чем руководствовался ее товарищ, но одно ясно точно - ему очень нужно побыть одному, чтобы самому пройти через задуманное. И немного подумав, Кали все же решила уважить его желание. Он ведь был упрямый, как голодный тукат, и вряд ли бы принял помощь от нее. В конце концов, ампутация действительно могла помочь. Но именно это и было
странно - с момента укуса прошло не меньше семи-восьми часов, тогда как остальные жертвы умирали максимум через четыре часа. В чем же дело? Почему все остальные обращались так быстро, а он - нет? Командир STELLA передал ей все данные, которые ему предоставил их наниматель, и в них нет ни одного упоминания о чем-то подобном. Четыре часа - это был максимум, в течении которого инфекция достигала мозга. Быть может, это было из-за того, что он клон. Каминоанцы специально проектировали их организм так, чтобы противостоять большинству вирусов и инфекций. К тому же, он был не обычным клоном. Во всяком случае блондинка еще ни разу не слышала о том, чтобы клоны обладали чувствительностью к Силе. Быть может, именно это и было причиной?
          Тем временем, из кабинки, доносились крики Кида:
          - СУКА! БЛЯДЬ!
          Девушка продолжала обдумывать ситуацию. Нужно было заставить его отказаться от ампутации - тогда бы у них было больше данных о ходе заражения. Кто знает, может быть, им даже удалось бы найти лекарство от болезни. Одно точно - его организм сопротивляется распространению заразы, поэтому он нужен живым и здоровым, чтобы у них был хоть какой-то шанс ликвидировать очаги заражения, не прибегая к радикальным методам. Честно говоря, она не хотела его смерти или сделать подопытной крысой. Но если он - ключ к поиску вакцины, то это может спасти сотни тысяч, может быть, миллионы людей.
          Наконец, за дверью все стихло: ни злобных болезненных криков, ни тяжелого дыхания и ударов о стены. Кали медленно открыла дверь, открыв замок с той стороны. На ручке, пошатываясь и ударяясь о дверь, висела рука. Кали невольно прикрыла рот ладонью, борясь с нахлынувшей тошнотой. Вся кабинка была забрызгана кровью от пола до потолка, а на стуле лежал без сознания сам виновник беспорядка. Вэнс устало покачала головой - он так и не смог правильно перевязать обрубок и вряд ли бы проснулся, если бы не она. Девушка осторожно оказала 47-му первую помощь, стараясь действовать аккуратно.
          - Жить будешь, - тихо пробубнила она.
          Резкий звонок коммуникатора заставил ее вздрогнуть. Помощь наконец-то прибыла! Быстро пробежав пальцами по интерактивным клавишам ручного КПК, Кали еще раз взглянула на клона и двинулась в сторону группы гражданских, собравшихся перед алтарем.
          - Святой отец?
          - Да, дитя мое, - отозвался пожилой священник, внимательно глядя на блондинку полуслепыми глазами. - Чем могу я...
          - Значит так, - жестом прервала его Кали. - У вас в кабинке лежит человек, у человека нет руки, рука висит на двери, кабинка стоит вон там.
          - А-а-а-а...Э-э-э-э... - ошарашенно бубнил священник, глядя на падавана. - Конечно, дитя мое.
          - Благодарю, святой отец.
          Благополучно покинув общество святош и их паствы, Кали направилась в сторону лестницы, которая вела на крышу церкви. Судя по всему, подмога уже прибыла, судя по тому, сколько времени прошло между сигналом. Радиус действия их комлинков и передатчиков был около двадцати-тридцати километров. Обычный транспортник преодолеет такое расстояние за три-четыре минуты.
          Едва дверь отодвинулась в стороны, в лицо девушки ударила стена дождя. Похоже, начиналась гроза, которая продлится до самого утра. Как она и предполагала, над крышей, на высоте пары метров, завис десантный челнок, из которого тут же спустились несколько человек. Кали быстро приблизилась к ним, не обращая внимания на крупные капли дождя, бьющих по лицу.
          - Кто старший? - спросила она, пытаясь перекричать завывание ветра.
          - КА-1483, госпожа, - отрапортовал ей один из бойцов, облаченных в серебристую броню. - Полковник Наятис прислал нас к вам на помощь.
          Кали внимательно взглянула в горизонтальную прорезь его шлема, словно пытаясь заглянуть сквозь тонированный углепластик. Весь ее вид изменился за мгновение. Перед клонами стояла гордая и уверенная в себе женщина, знающая себе цену, с холодной голубой сталью в глазах. Клоны-убийцы, специальные охотники на джедаев, в едином порыве отсалютовали ей, готовые выполнить приказ.
          - Леди Вэнс, - доложил КА-1483. - Каковы приказания?


          ***


          Кид опять шел в кромешной тьме. Опять, черт возьми! сколько еще таких 'путешествий' ему предстоит? Это начинало порядком утомлять. 'Присоединяйся к мандалорцам' - говорили они, 'Убей всех и получи свободу' - говорили они. Это казалось каким-то порочным нескончаемым кругом. Как у того парня, который катил здоровенный камень на вершину горы, а как только дотаскивал - валун тут же летел вниз, весело улюлюкая. Только вот того древнегреческого чувака боги наказали...ну, за что-то, а вот его с какой стати окунать дерьмо с таким завидным постоянством? Чем он так провинился? Что, разозлил какого-нибудь клерка из 'Небесной канцелярии'? Или, может быть, наговорил гадостей Харону на переправе? За что, мать их за все причинные места, его так не любили? Все казалось таким простым: служи, знакомься с интересными люди - убивай их. Потом - живи, расти дочь, улучшай демографию, так нет же! Каждый раз, когда ему казалось, что жизнь налаживается и он вот-вот выплывет из этой вонючей лужи с дерьмом - найдется какая-нибудь паскуда, которая заявит тебе: 'Эй, чувак! Уже заскучал? А вот и хрен тебе!', а потом шарахнет
веслом по лбу, ехидно хихикая над тем, как Кид вновь погружался в самую жопу! Солдат чувствовал обиду и разочарование, которое переполняло душу настолько, что казалось еще чуть-чуть - и это мерзкое склизкое ощущение вырвется наружу, как долбанный ксеноморф Ридли, мать его, Скотта! Все это настолько бесило, что 47-й не мог удержать все в себе и начал громко кричать в темноту:
          - Долбанные! Тупые! Пидарасы! Ненавижу! Козлы! Уебки! Импотенты!
          - Здравствуй, юноша, я...
          - Слизняки! Ублюдки! Поганые! Олигофрены! Личинки! Хатта!
          - Юноша...
          - Ненавижу! Чтоб вас! В задницу! Шваброй! Поимели! Наглые! Жирные! Свиньи!
          - Меня зовут...
          - Заткнись, ушлепок! Я... Чего?
          47-й несколько раз удивленно моргнул. Потом еще раз. Наконец, когда стало понятно, что глюк никуда не собирается уходить, он более внимательно присмотрелся. Перед ним стоял мужчина...наверное. Фигура была закутана в плащ с ног до головы, оставляя неприкрытыми лишь глаза. Так что, это с одинаковой вероятностью мог быть как и парень, так и мужеподобная баба. Не то чтобы это имело значение, но все-таки.
          - Ты еще кто? - смерил его взглядом Кид, так, что презрение буквально сочилось на землю.
          - Ой, я тебе помешал? - фигура недовольно сложила руки на груди. - Прости, можешь продолжать - я пока подожду в сторонке.
          - Ты кто, блядь, такой? - угрожающе повторил 47-й, готовясь рвануть к потенциальной цели.
          - Эй-эй-эй! Без рук! - человек еще раз внимательно окинул взглядом клона, после чего гаденько усмехнулся. - Или мне сказать: 'Без руки'?
          Кид еще несколько секунд невозмутимо смотрел на своего внезапного собеседника, пока не дернулся вперед, нанося быстрый удар в нос противника. Хотя кулак беспрепятственно прошел сквозь лицо человека, солдат все равно ощутил что-то отдаленно напоминающее удовлетворение. Голова человека растворилась словно дымка, но уже через мгновение 'дым' вновь принял прежний образ. Призрак устало закатил глаза.
          - Ну, раз уж мы настолько сдружились, - продолжал издеваться тот. - Не хочешь...
          Договорить ему не дала пятка Кида, которая со свистом рассекла его нижнюю челюсть.
          - Слушай, - недовольно проворчал гость, когда челюсть вновь приобрела нормальный вид. - Это конечно не больно, но жутко раздражает.
          - Захлопнись! - злобно сплюнул солдат.
          - Эй... - клонский кулак вновь развеял его физиономию. - Ох, чтоб тебя!
          - Я же сказал - захлопнись! - вновь прорычал 47-й.
          - Да прекрати уже!
          Глаза гостя нехорошо загорелись, отчего клона словно окотили ледяной водой. Сейчас он готов был поспорить, что лучше с этим чудиком не связываться. Кид всем своим нутром ощутил, насколько была велика разница в силе между ними - словно между червяком и крайт-драконом - настолько его гость был недосягаем. Конечно, материального тела у него не было, но вот рисковать как-то не очень хотелось, так что, не долго думая, 47-й поднял ладонь в примирительном жесте.
          - Ладно-ладно, все понял! Не кипятись!
          Призрак потратил целую минуту на то, чтобы выровнять дыхание и успокоится, пока Кид продолжал внимательно осматривать своего гостя. Он вспомнил, что уже видел подобные одеяния - не в своей жизни, но в воспоминаниях Томаса. Как интересно. Может какой-то древний дух? Джедай или сит, определенно.
          - В общем, - успокоившись, заявил призрак. - Так, о чем это я? Ах, да! В общем, меня зовут Аджанта Полл. И когда-то...
          - Точно, помню такого, - на взлете оборвал его клон, вспоминая старика с подобным именем. - Злой сит и прочее и прочее.
          - Тебе не интересно, да? - обиженно спросил тот.
          - Все-все, молчу. И что дальше?
          - Короче, пацан, - сквозь зубы выдал древний воин. - Ты будешь моими глазами в этом мире. Я чувствую древнее зло на этой планете. Зло, когда-то созданное мной и моими последователями.
          - Просто, быть 'глазами'? Никаких: 'Кид, я твой отец'? Или 'найди водяной чип'? Или 'спаси свою семилетнюю дочь, потерявшуюся в туманном городе в параллельном измерении'?
          - Ты закончил? - между пальцев призрака азартно забегали молнии.
          - А что? Зомби-апокалипсис уже был, почему остальное нельзя? - оправдывался в ответ солдат, нервно косясь в сторону старика.
          - Слушай, можешь выразить хоть немного почтения?! Мне почти семь тысяч лет! - начал реветь призрак, размахивая руками перед лицом. - Да будь у меня физическое тело...
          - Ну, все-все! Я понял, понял! Так что там про 'древнее зло'?
          Смерив клона полным призрения взглядом, сит прокашлялся и продолжил:
          - Так вот, - призрак вновь заговорил монотонным голосом престарелого профессора. - Давным-давно, во время моей войны с джедаями, эта планета была важным опорным пунктом и исследовательской лабораторией. Здесь мы проводили свои эксперименты с Силой, дабы раскрыть секреты жизни и ...
          - Так это из-за вас получился локальный ремейк Ромеро?!
          - Тихо! Да сколько можно-то? - вновь рассвирепел Полл. - Хочешь до конца жизни считать себя шестилетней девочкой?!
          - Э-э-э-э, прости, - слегка опешив, извинился 47-й, мысленно представляя такую перспективу.
          Аджанта вновь прокашлялся, продолжая лекцию, не забыв угрожающе сверкнуть глазами.
          - Мы создавали прекрасных созданий: сильных, ловких, смертоносных! Но с каждым созданным зверем, с каждым нашим 'успехом', мы понимали все больше и больше, что создание жизни даже близко не стояло с ее возвращением!
          Кид скучающе вздохнул. Почему-то он был уверен, что так примерно все и было. Опять сито-джедайские разборки. Да сколько можно-то? Видя результаты этой междоусобной войны, нельзя не задуматься над тем, чем она выливается для потомков. Черт, этот Полл жил семь тысяч лет назад, а теперь им приходится расхлебывать его косяки! И вот так каждый раз! Еще потом удивляются, почему это кто-то ненавидит джедаев.
          - Ты меня слушаешь? - тихий голос призрака вывел 47-го из задумчивости.
          - А? А! Да, слушаю, я, слушаю.
          Аджанта скептически покосился в сторону солдата, но ничего не сказал. По выражению древнего сита было видно, что он уже и сам пожалел, что явился именно к 47-му. Кстати, а что ему надо было-то?
          - Стоп, еще раз: что мне нужно сделать? - задал интересующий вопрос клон.
          Призрак обреченно вздохнул, прикрыв глаза ладонью.
          - Отправишься на место моей старой лаборатории, - медленно с расстановкой повторил сит. - Там определимся, что делать.
          Кид медленно переварил полученную информацию. План пожилого тирана как-то не очень вдохновлял, особенно часть про 'определимся на месте'.
          - Так, два вопроса, - наконец, ответил солдат. - Как? И что еще важнее - нахрена оно мне?
          Полл посмотрел на него, как обычно смотрят на соседского мальчишку с олигофренией. Казалось, что старый сит подбирает нужные слова, чтобы достойно ответить и заинтересовать 'приключенца', видимо решив, что не 'царское это дело', Полл махнул на все рукой и просто выдал:
          - Сделаешь - верну тебе руку. И смогу помочь советом.
          Кид внимательно осмотрел покалеченный обрубок. Честная сделка - или во всяком случае так казалось. Сит обещал то, что не смогут сделать ни одни врачи Галактики. Всего лишь за небольшой пустяк - прогуляться сквозь толпу злых, вонючих и очень голодных трупов, пробраться в логово той Твари и вернуться живым. После слов Полла, Кид на сто процентов был уверен, что 'она' если не результат экспериментов древних ситов, то какой-нибудь побочный продукт - как пить дать. 47-й еще раз 'прогнал' в голове план по пунктам. Ответ сформировался сразу же.
          - Не полезу, - упрямо заявил духу клон.
          - Это еще почему?
          - Во-первых, вот почему! - 47-й демонстративно поднял обрубок левой руки. - А во-вторых, я не собираюсь исправлять твои ошибки! Сам напортачил - сам и исправляй! Или найди другого волонтера.
        - Погибнут сотни миллионов на этой планете, - скромно напомнил сит. - Я уже вижу последствия.
          - Слушай, не сочти за грубость, - прервал его солдат. - Ты явился к однорукому калеке, который к тому же в хрен пойми в каком состоянии; предлагаешь ему вернуться туда, откуда он едва унес ноги, будучи при всех частях, и рассчитываешь на содействие? Ты совсем спятил?! Найди кого-нибудь более подходящего, ты, светящийся засранец!
          Полл промолчал, лишь с интересом наклонив голову на бок, словно таксидермист над законченной работой. Кид продолжал упрямо глядеть в ответ. Безмолвная тишина затянулась, а в темном пространстве небытия слышались лишь звуки одиноких капель воды, бьющихся обо что-то.
          - Наверное, я действительно на слишком многое надеялся, - усмехнулся древний сит. - Чтож, найду еще кого-нибудь.


          ***


          Кид резко распахнул глаза, почувствовав едкий, пробивающий насквозь, запах.
          - Так-то лучше, - ехидно усмехнулась Кали, держа в руках пробирку с прозрачной жидкостью. - Проснись и пой, дорогуша.
          47-й мельком покосился в сторону падавана, собираясь ответить на эту маленькую колкость. Он даже успел открыть рот, но слова застряли у него в горле, потому что землю знатно тряхнуло. Боец едва не слетел с койки, рефлекторно пытаясь ухватиться за края кровати левой рукой, но запоздало осознал, что теперь на месте родной конечности остался лишь жалкий обрубок. От перспективы уткнуться носом в пол его спасла Вэнс, вовремя среагировав и пресекая полет еще в зародыше.
          - Какого? - успел выдохнуть солдат, оглядываясь по сторонам.
          Дюрасталевые стены и пол не очень напоминали жутковатое пространство старого храма. Кид попытался перевести удивленный взгляд в сторону напарницы, как еще один толчок едва не перевернул койку, на которой он мирно расположился.
          - Нет времени объяснять, - крикнула ему блондинка, подавая ракетный ранец. - Надевай и прыгай за борт!
          - ЧТО?!
          - Быстрее, принцесса, - послышался искаженный помехами голос. - Кареты у нас нет.
          Клон приготовился огрызнуться в ответ, но заметив человека в до боли знакомой броне, едва не выронил глаза из орбит. У аппарели стояло четыре солдата в белых доспехах 'Фаза II', неизвестной ему модификации.
          - Хочешь жить - шевели задницей! - резко рявкнула Вэнс.
          Недолго думая, Кид накинул на себя ранец, про себя матеря все на свете: и гребанный звездолет, и долбанных уродов решивших устроить фейерверк, и белобрысую стерву, затащившую его в не понять куда. Оторванная рука явно не способствовала удобству, так что солдату приходилось помогать себе здоровой. Еще одним открытием стал некий обруч, который обвивал его искалеченную конечность. Прибор периодически мигал зелеными огоньками, и клону очень бы хотелось узнать, что это за хрень. Десантный отсек мелко затрясся, напоминая пассажирам, что долгое нахождение в нем чрезвычайно вредно для здоровья. Клоны уже распахнули кормовой люк и один за другим ныряли в темноту ночи. 47-й продолжал материться, но все же последовал к выходу.
          - Эй, вам отдельное приглашение нужно? - прокричала в свой комлинк Кали.
          Кид мельком покосился в ее сторону, готовясь сигануть во тьму, где, казалось, не было ничего, кроме утробного завывания ветра и непрекращающейся стены дождя, которые периодически освещались яркими вспышками взрывов. Видимо блондинке все же ответили, и за долю секунды ее подростковое личико исказила злобная гримаса. 47-й в миг понял, что эта дура собралась делать. Девушка принялась громко орать в микрофон:
          - Я приказываю, немедленно...
          - Просьба, покинуть вагоны! - рыкнул ей сержант, хватая падавана за руку.
          Не обращая внимания на яростные протесты, 47-й пинком вытолкал ее в открытый люк и тут же рванул наружу сам. Чувство свободного падения могло очаровать любого, но только не его. Шум ветра, перекрывающий все звуки, поток воздуха едва не сдирающий кожу с лица - все это не вызывала ничего, кроме раздражения. В добавок, чувствовать себя живой мишенью было то еще удовольствие, да и содержимое желудка (или то, что могло им считаться) начинало яростно протестовать против таких выкрутасов. Но когда его спрашивали о том, что ему нравится, а что нет?
          Внизу клон заметил, как сверкнули несколько парных огоньков. Яркие вспышки, освещавшие небо упрямо старались добраться до металлической тушки транспортника. Но этого он не видел, скорее ощущал на подсознательном уровне. Солдат до упора зажал кнопку активации и реактивная струя, вырвавшаяся из-за спины, едва не заставила его подавиться собственным языком от резкого торможения.
        'Я слишком стар для этого дерьма!' - про себя подумал Кид, корректируя падение.
          Хотелось материться во весь голос, но учитывая то, что они были на вражеской территории (кто там враг, его совершенно не колышет) - это казалось плохой идеей. Яркий всполох огня на несколько секунд озарил ночное небо. Краем глаза, 47-й увидел, как горящий звездолет покореженными обломками рухнул к земле, и мысленно прочитал панихиду по пилотам, отвлекавших огонь зенитчиков на себя. Он лишь тяжело вздохнул, сожалея, что в очередной раз его братьям суждено было пожертвовать собственной жизнью. Но он также понимал, что в какой-то степени, они хотели этого, как и любой клон. Защити своего товарища и выполни миссию, даже если это будет означать смерть - вот, что им привили за долгие годы обучения. Но время для лирики было самым не подходящим - на него с неумолимой скоростью неслась ласковая поверхность земли, готовая тепло встретить каждого летуна. Как вариант - размозжить ему все кости, но это мелочи. Огоньки плавно двигались к одной точке, постепенно затухая один за другим. В голове промелькнула шальная мысль: 'А не свалить ли с этого дурдома?'. Но пораскинув мозгами, он осознал, что без группы не
выживет. Или еще хуже - опять попадет в какую-нибудь западню. Поэтому, боец плавно направил свое падение к точке рандеву.


          ***


          На земле его встретили не то чтобы тепло, но, во всяком случае, не изрешетили из винтовок. Клоны оперативно заняли позиции на случай нападения, пока Кали внимательно разглядывала карту местности. Едва он опустился на мягкую землю, как девушка подняла глаза. Она выглядела уставшей и вымотанной, и клон видел, что ей стоило многих усилий, чтобы не показывать свои чувства перед его братьями. Только сейчас он понял, что она ощущала. Не потому, что все ее внутренние эмоции просто голосили на всю округу, а по ее лицу, и самое главное - по глазам, в которые обычно сверкали сталь, а теперь в них было лишь горечь и отчаянье. Кали вновь бросила людей, чтобы выжить самой. Как тогда с Сулой, которую сожрала толпа мертвяков. Сейчас - пилоты. Но к ее чести, блондиночка не устроила истерику, не начинала кричать и рыдать на нем. Видимо, старалась держать марку перед подчиненными. А при нем, значит, это делать не нужно?
          - Уходим на юг, - лаконично заявила падаван, убирая голопроектор. - Пока они не обследуют обломки - мы в безопасности.
          Блондинка лишь кивнула своим бойцам, и те без лишней суеты, продолжая держать окрестности под прицелом, начали готовиться к маршу.
          - Так, ну-ка притормози, Кара Кент, - одернул Кали сержант, хватая ту за плечо. - Пока время еще есть. Теперь быстро и по порядку, кто нас преследует и какого хрена происходит?
          - Убрал бы ты руку, салага, - лезвие виброклинка предупреждающе уперлось в спину.
          - Убрал бы ты свою зубочистку, vod, - оскалился 47-й.
          - Не обращайся ко мне на этом поганом языке! - с не скрываемой злобой ответил клон.
          - Хватит! - устало произнесла падаван. - Росс, меч.
          Клон с явным неудовольствием убрал лезвие, и Кид наконец смог несколько расслабиться. Кали лишь кивнула своему бойцу, и Росс тут же направился в сторону своих братьев, все еще ожидающих команды на выход. Дождавшись, пока верный 'песик' отойдет на достаточное расстояние, девушка без интереса взглянула на 47-го, но продолжала молчать.
          - Ну, и кто ты? - наконец, спросил Кид. - Что все это значит?
          - Я служу в Имперской разведке, - пожала плечами она, словно признаваясь, какой пудинг предпочитает на десерт.
          - Хорошо, - обреченно протянул он, уже успев сложить два плюс два. - Поставим вопрос по-другому...
          - Сейчас моя задача - решить проблемы с мертвецами и тем, что ими управляет.
          47-й молча выслушал признание девушки. Все начинало складываться в единую картину. И та 'утечка' голозаписи репортерам, и всезнающие 'источники' блондинки, и эти странные перешептывания с командиром 'STELLA', интересно, а он как здесь замешан? Шпион? Или информатор? Хотя, какая разница? Клон быстро прикинул план имперцев - запугать тассендцев злыми боевиками-террористами, с которыми не справляются власти, потом - пустить слух, что ими командует бежавший джедай-заговорщик. Пригнать сюда пару-тройку 'Венаторов' и спалить все к чертям, в случае заражения всей планеты. Хотя, нет. Попахивает бредом. Возможно, Вэнс служила Империи еще давным-давно, а вся эта свистопляска с ходоками - простое совпадение. Может изначальной задачей была лишь поимка джедая, или установление контроля над планетой? А что, неплохо получалось! 'Местные власти не справляются с бандой террористов, руководимых заговорщиком джедаем! И учитывая всю тяжесть ситуации, доблестные имперские силы вынуждены прийти на помощь братскому народу Тассендии, во имя процветания и безопасности!'. Ха! Хоть сейчас в новостные выпуски! Конечно,
Палпатин плевать хотел на мнение какой-то там планетки, но в глазах Сената и избирателей стоило иметь хоть какое-то обоснование. Хотя о чем это он? Император вряд ли даже в курсе о подобной хрени. У него другие проблемы: бежавшие джедаи, Звезда Смерти, начавшееся брожение в рядах армии и война с мандалорцами. Какая ещё Тассендия? Скорее всего, руку приложил какой-нибудь губернатор соседней имперской системы или та же Имперская разведка. Палпатину лишь доложат в последний момент, когда придет время решать, что делать. Вряд ли доклад будет содержать так уж много страниц, да и Император вряд ли вспомнит, под каким планом поставил подпись. Но оставался еще один вопрос, требующий ответа: на кой черт Вэнс просто так призналась ему? Что она задумала? Его невысказанный вопрос отчетливо отпечатался на лице. Кали лишь посмотрела на него своими большими голубыми глазами, и устало усмехнулась.
          - Ты мне нужен, Кид. В твоей крови, возможно, содержится ключ к лечению этой заразы, - прямо заявила ему блондинка. - Один из слуг Императора почувствовал угрозу, исходящую из этого мира еще несколько месяцев назад, еще до начала войны. Лишь благодаря ему мы смогли среагировать так быстро.
          - Так, стоп-стоп-стоп, милочка. Скажи, какого хрена? Ты ведь падаван Финвэ!
          - Так и есть, - слегка вздохнув, ответила она. - Но сейчас угроза нависла над всей системой, а мастер даже не поспешил позаботиться об этом! Его волнует только эта глупая борьба за права нелюдей! Он не видит реальной угрозы!
          - Значит, этот 'слуга' нашел тебя и предложил работать на него? Знаешь, не хотел бы я иметь такую ученицу.
          - Это все не важно, - упрямо покачала головой девушка. - На кону жизнь миллионов, возможно и миллиардов. Если ради этого я должна предать своего учителя, то пусть так и будет.
          - В общем, мне плевать на ваши взаимоотношения, - устало заявил боец, прикидывая варианты. - Кто нас сбил?
          - Тассендцы объявили карантин всего региона, - словно приговор огласила девушка, поправляя локон волос за ухо. - Похоже, эти толстожопые чинуши уже поняли всю серьезность ситуации. Никто не войдет и не выйдет.
          О-о-отлично. Просто отлично. Ну, еще что? Может им на голову ядерную бомбу сбросят?
          - Мы должны выбраться, - вывела его из задумчивости блондинка. - В пятидесяти километрах отсюда - резервная точка эвакуации. Мы вывезем тебя, а ты поможешь нам в решении проблемы, договорились? Нам нужна твоя кровь.
          Где-то он уже это слышал. 'Прыгни в пасть дракона - получишь конфетку'. Они сговорились что ли? Она что-то там говорила про кровь. Это не из-за нее ли, еще может думать и говорить, а не волочит ноги в поисках свежих мозгов? Интересно.
          - И? - вопросительно приподнял бровь клон.
          - Что 'и'?
          - И что мне за это будет?
          - А что тебе надо?
          - Пятьдесят миллионов кредитов. Наличными, - пожал плечами Кид, следя за реакцией девушки. - Можете взять пол литра.
          Теперь уже Кали вопросительно подняла бровь, глядя на него. Хотя, чего она ожидала? Что он добровольно отправится в очередное путешествие с непонятными перспективами? Хватит! Он просто хотел поскорее выбраться и наконец почувствовать этот долбанный запах свободы! Разве это так много? Конечно, Кид не собирался брать пятьдесят миллионов, хватило бы и пары сотни тысяч, но и то, только для того, чтобы прикупить хороший кораблик, небольшой домик где-нибудь на отшибе и в конце осталось бы на мелкие расходы.
          - Идет, - скрепя сердцем согласилась блондинка. - Это все?
          - Нет, - тихо произнес клон. - Этот наш рейд на раскопки - ты хотела сама все проверить, я понял. Но что с ребятами? Зачем их отправили в штаб-квартиру '731-го'?
          - За тем же, что мы с тобой и планировали - забрать данные. И все.
          - И все?
          - Все. Я не знаю, что с ними случилось, но надеюсь, что они в порядке, - с нотками беспокойства произнесла блондинка.
          Кид внимательно следил за ней - за ее мимикой, интонацией, движением глаз и Силой. Пока все говорило о том, что падаван не врала. Но опять же, Имперская разведка - это одна из могущественнейших и умелых организаций в Галактике. Кто знает, чему они обучают своих агентов? К тому же, она много месяцев водила Финвэ за нос, скрывая факт сотрудничества с имперцами. По всему выходило, что Вэнс была той еще змеей, но почему же, Кид не мог в это поверить? Все его чувства, его чутье и опыт говорили о том, что девушка была искренней с ним. И он верил, что не смотря на свою ложь и изворотливость, блонди все же старалась действовать из лучших побуждений. Точнее, он хотел в это верить. Но если все не так? Неужели истерика после смерти Сулы была лишь игрой? Тогда зачем она спасла его там, перед церковью, когда мертвяки почти добрались до него? Ведь тогда она еще не знала про кровь. Зачем спасла на той улице, а не бросила на съедение, как Сулу? Зачем пыталась заставить пилотов покинуть транспорт? Почему так переживала после их смерти? Зачем пыталась договориться, вместо того, чтобы приказать солдатам просто
приставить пистолет к его башке или самой заставить выполнять свою волю? Но если она пала на Темную Сторону и примкнула к ситам, то возможно, что все перечисленное - обыкновенная игра и тонкая манипуляция. Ситы не зря славятся своей игрой. В конце концов, 47-й вновь возвращался к одному вопросу - можно ли доверять Кали Вэнс? Интуиция говорила - 'да', но вот накопленный опыт и, приобретенный за время долгих мытарств, жопоголизм упрямо советовали держать ухо востро и быть готовым перерезать девочке горло.
          Он отчетливо понимал, что Вэнс не сказала всей правды. Множество вопросов остались не озвучены, а многие из них так и не найдут ответа. Но похоже, что пока едиснтвенным выходом было следовать за блонди, что будет дальше - будет дальше.
          - Мы можем идти? - как бы невзначай поинтересовалась падаван.
          - Еще вопрос, - покачал головой наемник. - Что это за хрень?
          Он легко провел рукой по обручу на обрубке, который все также продолжал периодически мигуть зеленым огоньком.
          - А как ты думаешь, почему ты вообще в сознании и можешь ходить? Этот прибор постоянно вводит в твой организм стимуляторы и местное обезболивающее.
          Кид раздраженно вздохнул. Его еще и наркотой пытаются накачать. Может все-таки стоит остановиться на пятидесяти миллионах за такие-то дела? Хотя, где бы он сейчас был, если бы не эта машинка?
          - Ну, а теперь мы можем идти?! - настойчиво поинтересовалась Кали. - Или у тебя до сих пор остались вопросы?
          47-й утвердительно кивнул, на что Кали лишь удовлетворенно закатила глаза и двинулась в сторону забытых всеми солдат-клонов, терпеливо ожидающих своего командира. Кид двинулся за ней, задумавшись о своем. Если он сможет провернуть все так, как запланировано, то, наконец, вырвется из этого порочного круга. Наконец, сможет осуществить то, о чем мечтал. Смотря себе под ноги, он как-то автоматически перевел взгляд чуть выше - сначала на пятки своей напарницы, а потом и на ее ритмично покачивающуюся пятую точку. Черт, как-то в последнее время он слишком уж часто засматривается! Пора бы уже прекратить эту привычку. Кали шагала гордо, словно не посреди опасной территории, а на приеме в королевском дворце. Вот и гадай: толи она действительно настолько себя любит, толи просто красуется перед ними?
        Глава 27.


          Дождь. Как же Кид его ненавидел. Чертовы 'слезы неба' так и норовили попасть за шиворот, в глаза или в обувь. Наемник и так промок, как мышь. На одежде не осталось ни одной сухой нитки, а в сапогах мерзко хлюпало не меньше полулитра воды. Картину дополняли ураганный ветер, буквально сбивающий с ног, и земля, превратившаяся в вязкую кашу, так и норовящую утопить неудачного путника по колено. Дерьмо. Из-за погодных условий приходилось идти едва ли не со скоростью черепахи. Трое подчиненных падавану клонов благоразумно построились клином в авангарде, практически не замечая разбушевавшейся погоды. Еще бы, на них-то был нацеплен герметичный доспех со встроенным климатконтролем, автоматическим глушителем звуков, ПНВ и кучей других мелких 'вкусностей'. Еще один оставался в арьергарде, страхуя группу от неожиданного нападения с тыла. А вот Киду и Кали приходилось топать в 'гражданке' различной степени поношенности. Спасало только то, что клону уже не раз приходилось пробираться сквозь различные говна при любых условиях. Вспомнить хотя бы Каринос - милую планетку с запредельным уровнем загрязнения,
чудесными радиоактивными озерами, токсичными реками и кислотным дождиком, способным разъесть пластины доспехов за минуту. По сравнению с ними, местная непогода выглядела не очень впечатляюще, хотя это не отменяло того факта, что проклятая буря буквально выводила из себя! Его напарница выглядела не лучше самого 47-го, но девушка все равно держалась молодцом, хотя и приходилось периодически подстраховывать самопровозглашенную командиршу отряда. Но даже в такой ситуации, она старалась выглядеть как можно более внушительной и властной.
        Марш проходил в полной тишине. Нельзя было расслабляться - враг мог отправиться в погоню в любую секунду. Даже местная пародия на солдат смогла бы допереть, что в подбитом транспортнике, идущем из зоны карантина, должно быть немного больше тел.
        Группа из пяти клонов и молодой девчонки в любом случае не смогла бы добраться до точки эвакуации за одну ночь, поэтому через несколько часов, один из ведущих подал сигнал остановиться. Все тут же рассредоточились по укрытиям, ожидая неприятностей. Росс украдкой оглянулся в сторону леди-падавана, и та лишь кивнула своему подчиненному, разрешая разведку.
        Ассасин, взяв с собой одного из бойцов, бесшумно двинулся в сторону невидимой для Кида цели и буквально растворился в воздухе. 47-й напряженно вглядывался во тьму, пытаясь уловить малейшие признаки угрозы. Но даже Силовое чутье не могло найти ничего, кроме двух солдат, ушедших на разведку. Потекли минуты нервного ожидания, пока, наконец, перед ними не материализовался Росс, снимая оптическую маскировку.
        - Там пещера, - коротко доложил солдат. - Все чисто.
        - Хорошо, - заметно расслабившись, кивнула Вэнс. - Остановимся на привал.
        - Да, мэм, - согласился в ответ боец. - Вы слышали приказ, парни! Пошли!
        Кид задумчиво оглянулся в сторону блондинки. Пещера - это конечно хорошо, но вот что они будут делать, если тассендцы все же выйдут на них? Хорошо еще, если там есть другой выход, но если нет? Их место отдыха легко станет могилой для всех шестерых. Хотя, топать в такую непогоду казалось еще большим риском. К тому же, группе необходим был привал, чтобы восстановить силы и переждать бурю. Видимо, девчонка подумала о том же самом.
        Когда они подошли к небольшой дыре в горе, клон лишь скептически оглядел их место предполагаемого убежища. Доверия оно не внушало, но что поделать, если альтернативой было проводить увлекательное времяпровождение снаружи?
        Но, почти переступая порог, Кали резко остановилась перед самым носом у Кида.
          - Думаешь, это правильное решение? - отстраненно спросила она.
          Наёмник лишь коротко взглянул на блондинку, молча ожидавшую его ответа. Падаван неуверенно покусывала губы, не отрывая взгляда от темной дыры в скале.
          - Эй, это ты у нас джедай, - ободряюще подмигнул ей 47-й. - Кто я такой...
          - Кид, - резко оборвала его Вэнс.
          Наемник тихо вздохнул, недовольно покачав головой. Что он мог ей посоветовать? Ничего. Сейчас все зависело от удачи и того сколько продлится эта чертова непогода. Но вряд ли ее такой ответ успокоит. Ей требовалось знать, правильно ли ее решение или нет. Другие варианты не рассматривались в принципе.
          - Они еще смогут продолжить путь, - 47-й кивнул в сторону клонов. - Мы - нет. До утра все равно не выйти к точке эвакуации, так что лучше сохранить силы.
          - Хорошо, - холодно согласилась девушка. - Пошли.


          ***


        Едва они сделали шаг внутрь, как все прекратилось. Словно, переступив порог пещеры, пересекли невидимый барьер и очутились в совсем ином месте. В пещере было тепло и сухо, но отсутствовали привычные духота или смрад. Кид не без удовольствия вздохнул полной грудью, улавливая едва заметные, практически неосязаемые, нотки какого-то запаха в воздухе. Учитывая, какой ад разразился снаружи, им повезло наткнуться на убежище. Как бы он хотел, чтобы эти слова подходили не только к погоде! Проблема с очнувшимися трупами осталась нерешенной, и почему-то, 47-й не сомневался в том, что рано или поздно инфекция вырвется, даже не смотря на объявленный тассендцами карантин. Что тогда начнется, не хотелось даже представлять, поэтому бывший солдат тихонько уселся у стены просторного зала. Опершись спиной о холодный гранит, наемник устало опустил веки, давая глазам отдохнуть после слишком насыщенного дня. Действительно, давненько он так не выматывался: сначала пришлось побегать по туннелям с какой-то антинаучной хренью на хвосте, потом пробиваться, словно крыса, сквозь заброшенные базы и сонные улочки, до отказа
забитые полусгнившими трупаками, и словно вишенка на торте - самоличное отпиливание может и не самой любимой, но очень важной конечности. Наемник аккуратно провел рукой по обрубку. Странное ощущение. Странно видеть, как привычная часть тела отсутствует. Когда он пытался пошевелить отсутствующими пальцами, ничего не происходило. Как же странно, все таки.
        Словно читая его мысли, браслет, закрепленный на обрубке, одиноко пикнул. До этого у него не было времени как следует обдумать и осмыслить случившееся, но теперь, 47-й начал понимать, что именно произошло. Он теперь чертов калека, застрявший на враждебной планете! Да, Кид спасал свою жизнь от прекрасной перспективы бродить по улицам с тухлыми мозгами, но теперь-то что? Сейчас он мало на что годен: ни держать винтовку, ни даже магазин перезарядить не мог, не говоря уже о рукопашном бое. Уже ни на что не годный брак! Фактически, его жизнь зависела от Кали и ее зондер-команды. Осознание своей ничтожности и бесполезности ударило по настроению, не слабее, чем кувалда - по яйцам. Погано ощущать себя Одноруким Джо. Он ведь солдат, элитный боец республиканской армии, лучший из лучших! Десятки боевых операций, сотни убитых на счету, целая куча ранений - и все закончилось ЭТИМ! Конечно, современные технологии могли заменить любую часть тела, в отличие от допотопных технологий мира Томаса, но сейчас-то, в данный момент от этого лучше не становилось! Сейчас он был обузой, подставляющей всю группу!
          Клон привык к совсем другому. Их учили одному - воевать и служить, но что оставалось кроме этого? Лишь сейчас Кид понял, что все, что он планировал, о чем мечтал, практически неосуществимо. Мирная жизнь? Ха! И чем он займется? Будет мыть посуду или работать в порту? Очень смешно. Семья? Ранна и Сумари. Но кто вообще сказал, что они его ждут? Девочка могла уже давно забыть про "папу", которого не видела...сколько, кстати? Несколько месяцев? Полгода? А сколько она вообще его знала? А Ранна...у них ведь практически ничего и не было! Может провели вместе вечер на празднике в Кириморуте, пару-тройку раз сходили на пикник втроем, и все! И что, после этого сразу под венец (или что там у мандалорцев)? Бред, бред, бред! На что он вообще надеялся, на что рассчитывал?
          Пытаясь выкинуть из головы эти поганые мысли, боец несколько раз ударил затылком по каменной стене. Откуда они вообще лезут?! Сейчас не время и не место думать о таком! Надо немного поспать, чтобы наутро со свежими силами двинуться в путь. Вот сейчас, еще чуть-чуть и...
          Но как бы он не пытался, блаженно вырубиться не получалось. Спать хотелось - хоть убей, но не получалось! Чертовы стимуляторы!
          - Росс, ты связался с "Полярисом"?
          Голос Вэнс заставил его без интереса приоткрыть один глаз, украдкой взглянув на свою напарницу. Кали гордо стояла у только-только разведенного костра. Языки пламени словно отражались в голубых глазах девушки, придавая им еще больше внушительности и гордости. Обращаясь к подчиненным, в ее голосе звенела сталь и уверенность. Само ее лицо и осанка требовали повиновения, а блеск в глазах непроизвольно приковывал к себе, заставляя чувствовать себя лягушкой перед препарированием. 47-му невольно приходилось наблюдать за метаморфозами молодого падавана, хотя и не особо интересно.
          - Леди Вэнс, - покорно отозвался ассасин, быстро оказавшись перед ней. - Они готовы послать эвакуационный шаттл, но требуют, чтобы мы вышли к точке эвакуации к вечеру завтрашнего дня.
          - Ты сообщил, что у нас важные исследовательские материалы?
          - Да, мэм. Но не похоже, что штаб сильно заинтересовался в этом.
          - Проклятье, - едва слышно прошипела блондинка - Сержант, организуйте дежурства. Выдвигаемся с рассветом!
          - Есть, мэм!
          Кали продолжала что-то приказывать ассасину и тот внимательно ловил каждое слово. И именно это заставило 47-й переключить внимание уже на него. Убийца ловил каждое слово, покорно соглашался и, похоже, был готов выполнить указания командира любой ценой.
          Эта картина пробудила в памяти 47-го давно забытые воспоминания. Когда-то давно, почти в другой жизни, он уже был свидетелем нечто похожего. Но в том далеком прошлом, на месте Кали стояла генерал Секура, а роль Росса выполнял весь 327-й звездный корпус. По приказу матера-джедая, они были готовы прыгнуть в жерло вулкана или атаковать в полный рост тяжелые танки, обвешавшись взрывчаткой. Генерал имела абсолютный авторитет среди солдат. Они верили ей, служили ей и клялись в верности - все до единого. Ее справедливость и доброта к простым солдатам были сравнимы лишь с ее смертоносным изяществом на поле боя. Порой, тви'лека играючи выносила больше жестянок, чем все подразделение вместе взятое. Синий меч генерала мелькал то тут, то там на доли секунды, чтобы через мгновение телепортироваться в другое место. А после того, как последний дроид падал наземь, а взрывы и свист пролетающее плазмы стихали, генерал смущенно улыбалась, как школьница, стоя посреди дымящихся обломков и воронок, словно извиняясь за то, что обделила остальных. Эйла Секура относилась к ним, как к своим непутевым младшим братьям:
учила, наставляла, помогала советом, переживала во время боя, а после - до поздней ночи лечила их раны и увечья. Она отдавала им всю теплоту, на которую была способна, и они отвечали ей тем же от всей души. Верность солдат 327-го корпуса казалась несокрушимой и абсолютной. До того момента, пока они не нацелили бластеры ей в спину. Пока не убили женщину, которую искренне любили.
          Кид тяжело сглотнул. На нем висел и другой тяжкий грех, от которого нельзя отмыться. Он помнил, как медленно нажал на спусковой крючок дрожащими пальцами; как плазменный плевок разворотил лоб Натана; как его рука безвольно упала на землю. Это бремя останется висеть на его совести до конца жизни, постоянно напоминая о том, какая же он мразь. Сколько раз Нат вытаскивал их из передряг? Сколько раз откачивал практически безнадежных бойцов? Сколько боев прошел рука об руку?! Сколько рисковал своей жизнью для спасения остальных?! Сколько, черт возьми, сидел с ними у костра, ел из одной посуды, спал в том же дерьме, что и они?!! И хоть это и было правильно, хоть это и нужно было сделать, клон никогда себя не простит. Никто из них никогда себя не простит. Натан Бриос и Эйла Секура. Эти двое не заслужили смерти. Только не они.
          Кид все дальше и дальше удалялся в самокопание. И чем больше он копался, тем больше чувствовал злость, обиду и бессилие. Скольких же он убил? Скольких сделал калеками? Скольких оставил сиротами и вдовами? Сколько боли и разрушения принес в их жизнь?! На гражданке его бы давно приставили к стенке без суда и следствия, а в армии - награждали и поощряли. Ирония, мать ее!
          За всю свою жизнь, что он сделал хорошего? Может из-за этого все идет по наклонной? Его история должна была быть такой простой: служить своей стране, убивать тех, кто против нее, а в конце - получить или медаль с пенсией по инвалидности, или пластиковый мешок и кремирующую печь. Зачем ему дали эти знания, если они не приносят ничего, кроме боли и разочарования?! Почему именно ему? Из сотен триллионов живых существ, почему именно ему - клону?! Что, где-то есть специально обученное божество, которое вращает свой дьявольский барабан, указывающий на счастливчика, которому стоит усложнить жизнь? И если так, он что, не мог крутануть сильнее? Или слабее!
          - Кид! - внезапно, чья-то рука опустилась на его плечо, выводя из транса. - Ты в порядке?
          Наемник поднял удивленный взгляд на блондинку.
          - Нормально, - нехотя отозвался он, после секундной паузы. - Есть новости?
          - Все...сложно, - уклончиво заявила девушка. - Шаттл прилетит, но он будет ждать только до заката.
          - Какая неожиданность, - проворчал под нос 47-й. - Мне кажется, или твоему начальству несколько безразлична твоя судьба?
          - Что с тобой? - подозрительно подняла бровь Кали.
          - Все нормально, я же сказал, - категорично отрезал наемник.
          - Я же чувствую, - продолжала настаивать блондинка. - Ты очень зол.
          - Попустил любимое телешоу, оно как раз идет в это время по центральному каналу! - ядовито отшутился наемник. - Вэнс, отстать уже. Дай по-рефлектировать в одиночестве!
          Кали изучающе взглянула на прислонившегося к стене клона. Судя по ее лицу, девушка даже не собиралась оставить 47-го в покое.
          - Я чувствую сильный гнев, - уверенно заявила блондинка, продолжая нависать над наемником. - А еще отчаяние, боль и...
          - Да-да-да, - раздраженно фыркнул клон. - "Чую это в земле, чую это в воде", мы такое уже проходили.
          - А еще сожаление, - с тихой угрозой закончила свою речь она.
          - Не лезь, Вэнс, - клон уже стал понемногу уставать от их перепалки. - Это не твое дело.
          - Мое, если продолжишь, как ты сказал, "рефлексировать"! Сейчас не то время, и я должна убедиться, что все члены группы полностью сосредоточены!
          - "Члены группы"? - невесело усмехнулся наемник, касаясь искалеченной руки. - Если ты не заметила, меня с трудом можно назвать полноценный человеком, не то что членом группы.
          - Все можно исправить, не делай из этого трагедию!
          - Вэнс, - прорычал ветеран. - Иди докапывайся до своего "песика", а меня не трогай!
          - Ты! - девушка начала медленно закипать. - Можешь вести себя нормально?
          - Ох, прости, "мамочка", больше не буду!
          - Хватит разговаривать со мной в таком тоне! - Вэнс больно тыкнула его пальцем в грудь. - Я руковожу этой операцией и ты должен подчиняться...!
          - Руки!
          - Иначе, - голубые глаза блондинки горели нехорошим огоньком. - Мы будем разговаривать по другому!
          Клон аккуратно убрал длинный пальчик девушки от своей тушки и холодно окинул взглядом падавана.
          - Что, роль леди-инквизитора не отпускает? - мрачно поинтересовался наемник. - Ситы всегда такие приставучие?
          Кали несколько растерялась. На долю секунды ее глаза нервно забегали, пока девушка размышляла над ответом. Похоже, реплика наемника несколько охладили пыл падавана. Клон демонстративно усмехнулся, на что Вэнс недовольно нахмурилась и скривила ротик.
          - Кид, ты ведь знаешь...
          - Что "я знаю"? Кстати, уже больше не "Эй, ты"?
          - Эй, ты! Может хватит уже?! Ты знаешь, что я пытаюсь помочь!
          - Интересные у тебя методы "помощи"!
          - Я просто хотела...
          - Да-да, "просто".
          - Да хватит перебивать меня! - блондинка едва не сорвалась на крик, но вовремя опомнилась. - Да что с тобой, придурок?!
          Ветеран на миг замолчал. И правда, что это с ним? Какого черта начал срываться на ней? Пожалуй, стоило несколько успокоится, пока их дружеский спор не превратился во взаимное перекидывание фекалиями. Хотя, судя по всему было уже поздно. Возьми себя в руки, черт возьми! Не хватало еще нарваться на неприятности! Злобная гримаса, исказившая милое личико Кали, уступило место недоуменному хлопанью ресницами. Похоже, она только что подумала о том же.
          - Ладно, забыли, - махнул наемник единственной рукой. - Что-то переборщили.
          - Ну, да, - неуверенно согласилась Вэнс. - Нервы, наверное.
          - Нервы, - устало повторил 47-й.
          Повисло неловкое молчание. Кали продолжала стоять над ним, нервно покусывая губы. Наверное, замечание про ситов уязвило блондинку куда сильнее, чем думал клон. Все ее эмоции отражались на лице, не говоря уже о чувствах, которые улавливал наемник. Он и сам уже раскаивался, что так открыто сорвался на ней. Стоило мягко отвадить девушку, списать все на стресс и прочую чепуху. Обычно Кид не позволял себе так расслабляться во время боевой операции. Это можно было сделать на базе или в любое другое время. Нельзя поддаваться эмоциям на миссии, тем более выплескивать их наружу. Похоже, что накопившиеся за все это время переживания вырвались наружу. Ему нужен был отдых, нужно было расслабиться и все обдумать на трезвую голову. Срочно. Иначе, не ровен час, случится нервный срыв.
          - Госпожа, - Росс подобрался совершенно незаметно и теперь стоял за плечом падавана. - У нас...некоторые проблемы.
          - Какого рода, сержант? - быстро сориентировавшись, процедила она ледяным тоном.
          - Тоннель, - в голосе ассасина уславливались нотки смущения. - Мы его только что обнаружили в одной из стен.
          - Ты же сказал, что все проверил! - удивленно выдал наемник, поднимаясь с пола.
          - Похоже, что нет, - невозмутимо ответил Росс. - Один из моих оплошал.
          - Веди, - жестко приказала девушка, на лице которой появилась мрачная решимость.


          ***


          Коридор в стене. И вправду. Вся группа, кроме часового уставилась в проем, который казалось был сделан специально, чтобы в него мог протиснулся один взрослый мужчина, но не более того. Кид осторожно осматривал дыру, ведущую куда-то вглубь скалы. Но самое странное в том, что не заметить этот тоннель было бы нереально при тщательном осмотре зала. Ветеран подозрительно покосился в сторону одного из солдат Росса, который обследовал этот участок ранее.
          - И ты хочешь сказать, что ЭТОГО здесь не было? - злобно спросил 47-й.
          - Так точно, - не моргнув глазом ответил солдат. - Клянусь Императором, этого прохода не было!
          Кали всем своим видом показала, что скептически восприняла слова бойца, отчего тот казалось вжал голову в плечи, а Кид продолжал задумчиво смотреть в темноту коридора.
          - Надо проверить, - задумчиво пробубнил наемник. - Не хочу, чтобы отсюда вылезла какая-нибудь гадость.
          - Почему просто не уйти? - спросила Кали, тоном имперского обвинителя.
          - Нет времени искать другое убежище, - пожал плечами 47-й. - Ветер только усилился, так что не факт, что мы что-то найдем до рассвета.
          - Согласен, - кивнул в ответ Росс. - Фламберг, ты со мной.
          Боец, "просмотревший" неприятную находку, тут же кивнул командиру. Вэнс лишь кивнула, давая "добро" на разведку.
          - Стоп,с тобой пойду я, - внезапно огласил Кид, едва двое клонов приготовились отправляться. - Аптечку.
          - Чего?
          - Аптечку, солдат, - повторил 47-й, поднеся руку к одному из бойцов Росса. - Выполнять.
          - Не смей приказывать моим парням, - резко одернул того командир ассасинов.- И кто вообще давал тебе разрешение вякать?
        - Если вы там вдвоем поляжете, кто останется охранять нашу "леди" да еще и меня прикрывать? - задумчиво спросил наемник.
        - Там от тебя тоже проку не будет - ты даже бластер не удержишь!
        - Ничего, РК не сдаются, - оскалился в ответ ветеран. - Роль приманки или жертвенной банты тоже подойдет.
          - Я не доверю тебе прикрывать меня! - упрямился ассасин. - Только если леди Вэнс...
          - Вэнс? - усмехаясь, протянул 47-й.
          Кали молча смотрела на Кида, пытаясь понять, что тот задумал. Наемник в ответ немигающим взором следил за реакцией падавана. Их игра в гляделки продолжалась не больше секунды, когда, наконец, блондинка приказным тоном произнесла:
          - Дай, что он просит.
          Солдат не вполне понимал приказ леди Вэнс, но понимать - не его работа. Ассасин быстро вытащил пенал с медикаментами и протянул его Киду.
          Наемник молча открыл крышку медпака, внимательно оглянув его содержимое. Наконец, найдя то, что нужно, 47-й вытащил из него медицинский пистолет с пустой ампулой в приемнике. Под удивленными взглядами клонов, однорукий ветеран резко вогнал иглу себе в шею и нажал на переключатель. Ампула быстро наполнилась темно-багровой жидкостью из тела солдата, после чего тот небрежно протянул пистолет Кали.
          - На всякий случай, - коротко изрек 47-й, после чего обратился к тому же бойцу, что держал пенал. - Бластер.
          Уже наученный опытом, ассасин не без недовольства протянул ему пистолет.
          - Прогуляемся, - невесело усмехнулся Кид, подходя к проему.
          Росс вопросительно глянул в сторону леди-командира, на что та лишь повелительно кивнула.
          - Не отставай, салага, - успел бросить командир ассасинов, первым сиганув внутрь.
          Кид глубоко вдохнул влажный воздух, идущий из коридора. На душе была легкость и кое-какие нотки радости. Нужно было заняться хоть чем-то, чтобы уйти от посторонних мыслей, копошащихся в голове. Ну, и кое о чем побеседовать с Россом. И вернется ли ассасин из этой дыры целиком зависило от того, получит ли наемник нужные ответы.
          Он быстро оглянулся через плечо, ловя глазами взгляд блондинки. Та холодно смотрела на него, но все равно не приказывала остановиться. 47-й шутливо подмигнул девушке и шагнул в темноту вслед за вынужденным напарником.


          ***


          Узкий коридор вел двух клонов вглубь горы, постепенно уходя все ниже и ниже. Оба солдата шли молча, вслушиваясь в каждый шорох. Свет маленького подствольного фонаря на бластере Кида медленно 'гулял' из стороны в сторону, освещая путь наемнику и несказанно беся Росса. 47-й шкурой ощущал, что ассасин категорически недоволен - и тем, что в напарники ему достался чертов предатель, и тем, что из-за отсутствия ПНВ он мог демаскировать их. Киду даже не требовалось лезть в голову 'песика' Вэнс, чтобы знать, о чем тот думает. Наемник привычно обратился к Силовому чутью, пытаясь выхватить хоть что-то, кроме каменных стен и подземных вод. Судя по тому, что последние хорошо ощущались - они уже порядком углубились вниз. Как показывала практика, в таких норах могли обитать самые разные твари: от безобидных подземных червей, до полуслепых пещерных хищников. Впрочем, 'радар' наемника постоянно сканировал прилегающую местность, как раз во избежание неожиданных встреч. И ладно еще, если это будет неожиданно для всех, а не только для них двоих.
          Росс время от времени проверял их координаты, и судя по его чувствам, эхом доносящихся до 47-го, хорошего было мало. Наемник и сам понимал, что они уходят все дальше и дальше от места привала групп. К счастью для клонов, коридор совсем не ветвился, только все больше уходил вниз, под землю. Дышать становилось тяжелее, а духота и жара нарастали с каждой минутой. Росс постепенно начал тихо материться, глядя на данные навигатора и Кид отчетливо понимал почему. Еще немного - и им придется повернуть назад, так и не закончив разведку, чтобы не слишком удаляться от основной группы, оставив за спиной потенциально опасный проход. Подобная перспектива не особо радовала, но в конце концов, им пока не попалось ничего опасного или хотя бы подозрительного. Лишь голые стены да звуки бьющихся о камень капель воды, эхом разносящихся по коридору. Наконец, ассасин в последний раз взглянул на голопроектор.
          - Все, дальше идти нет смысла, - тихо заявил Росс. - Если не остановимся сейчас - будем блуждать, черт пойми сколько.
          47-й молча согласился, понимая, что ассасин прав. Похоже, что продолжать разведку было опасно. В общей сложности они протопали почти полтора часа, еще столько же понадобится для возвращения, не повернут сейчас - и времени совсем не останется. Рассвет, по приблизительным оценкам, наступал примерно в шесть часов местного времени. Значит, у них оставалось не больше трех часов для того, чтобы вернуться.
          Росс быстро развернулся назад, попутно задев плечом 47-го, проходя мимо наемника. Но Кид не обратил ни малейшего внимания на это. Он продолжал вглядываться в так и не обследованную ими темноту тоннеля. Что-то казалось не правильным, только он так и не мог понять - что.
          - Салага, быстрее, - шикнул на него ассасин, успевший отдалится на десяток метров. - Хватить пялиться.
          Наемник осторожно направил фонарь вперед, желая в последний раз убедиться в безопасности странного коридора. Но луч света показывал только стены уже до тошноты знакомого тоннеля.
          - Нервы, - тихо прошептал 47-й самому себе и быстро зашагал вслед за Россом.
          Теперь им приходилось подниматься вверх. Не сказать, что это сильно напрягало, ведь с каждым шагом воздух словно становился чище. Они так и не выяснили, стоит ли опасаться этого коридора ведущего куда-то глубоко вниз, но похоже, что это и не имело значения сейчас. Миссия выполнена. Оставался лишь маленький момент, который предстояло прояснить.
          - Приказ 66, - спокойно произнес 47-й идущему впереди ассасину. - Кали Вэнс в списке?
          - Чего? - Росс раздраженно повернулся лицом к наемнику.
          - Она в списке смертников или нет? - луч подствольного фонаря светил прямиком в лицо имперца. - После выполнения задания, что с ней будет?
          - Лучше опусти ствол, салага, - Росс не смутился ни на секунду, упрямо смотря в глаза Кида.
          - Лучше ответь на вопрос, vod, - без эмоций заявил наемник.
          - Я не собираюсь...
          Крохотный пучок плазмы на мгновение осветил темный тоннель и с шипящим звуком врезался в стену, выбив несколько искр. Выстрел эхом разнесся по коридору. Росс продолжал стоять, не шевеля ни единым мускулом. На боку шлема ассасина появилась прожжённая дорожка от раскаленной плазмы, вскользь задевшей обшивку.
          - Кали Вэнс, - повторил Кид. - Есть ли приказ на ее устранение?
          - Я ничего не знаю, - прошипел сквозь зубы имперец. - И даже если такой приказ есть...
          - Вот оно как, - задумчиво прошептал 47-й.
          Кид это почувствовал. По интонации, по тем чувствам, что исходили от его брата-клона и по его реакции на слова 47-го. Значит, такой приказ был. И приведут его в исполнение, как только она доиграет свою роль. Наемник едва слышно выдохнул. История снова повторялась.
          - Никогда больше, - беззвучно выдохнул ветеран, надавив на спусковой крючок.
          Росс едва заметно пошатнулся. Ассасин завороженно засмотрелся на дымящуюся в его груди дыру, пока не потерял равновесие и не рухнул на холодный пол коридора. Выстрел пришелся аккурат между двумя грудными бронепластинами доспеха. Бывший сержант медленно подошел к еще живому брату, который отчаянно зажимал рану, словно это могло помочь.
          - Что...кха-кха...что...пфа...смотришь...салага? - Росс едва мог говорить, сплевывая кровь внутрь шлема.
          Кид молчаливо наблюдал за агонией клона. Он действительно это сделал. Опять. Глубоко вдохнув, 47-й опустился на одно колено перед лежащим имперцем, положив ладонь ему на плечо и склонив голову. Помолчав пару секунд, ветеран стянул шлем с обессилевшего солдата и уставился на лицо Росса, перекошенное злобной гримасой.
          - 'Vode...an'... да? - насмешливо выдавил из себя умирающий ассасин, издевательски усмехаясь. - 'Все...мы...братья'...да, салага?
          - Elek, - тихо пробубнил под нос наемник, вновь поднимая бластер. - Gar serim.
          - Ублюдок! - выплюнул в ответ Росс.
          Кид медленно навел прицел на голову клона. Выстрел мгновенно пробил лоб ассасина, проходя насквозь. 47-й спрятал пистолет за пояс, и принялся методично потрошить амуницию своего убитого брата. На душе было мерзко и противно от самого себя. И это единственный выход, который он нашел? Убить родного человека? После того, что он пережил, того, во что всегда искренне верил, это оказалось единственным верным решением. И к большому удивлению, нажать на курок оказалось не так трудно, как он думал. Может Кид уже привык предавать и убивать родных и близких себе людей? Он ведь уже убивал клонов десятками и после боя не особо чувствовал вины. Неужели это стоит того?
          - Стоит, - пробубнил самому себе наемник. - Никогда больше.
          Перед глазами мелькало лицо Натана, бледное и окровавленное, медленно пожираемое языками погребального пламени и обращающееся в пепел.
          - Никогда больше, - более настойчиво повторил Кид.
        'Спаси мою сестру' - просил его умирающий падаван, перед тем, как лейтенант КЛ-6747 приставил к его голове дуло бластера. 'Спаси ее, пожалуйста' - умолял его Натан. Но не прислушался. Даже никогда не задумывался об этом, никогда не жалел, что отверг последнюю просьбу своего друга. Его сестра, скорее всего, уже мертва. Как же ее звали? Помнится, Натан несколько раз упоминал ее во время привала. Как же? Эллу, вроде бы. Эллу Бриос. Еще одно имя на его совести. Никогда больше. Имя 'Кали Вэнс' в этот список не войдет. Клон-лейтенант, клон-коммандос КЛ-6747 умер вместе с Россом. Застрелен простым наемником, дезертиром, рабом и убийцей - Кидом. Alea iacta est. Рубикон перейден, все мосты сожжены, оставалась только дорога, ведущая в темноту и неизвестность.
          Сняв с трупа портупею и разгрузочный пояс, наемник двинулся назад к лагерю, оставляя позади еще теплое тело Росса. Вся нерешительность и сомнения исчезли. Кали Вэнс будет жить. Может хотя бы так, хотя бы спася хоть одного джедая, он сможет немного загладить свою вину. Натан бы точно поддержал его. И Эйла, девушка, которая едва не прирезала его в гневе, вряд ли бы осудила. Он должен был спасти хоть кого-то от неминуемой судьбы. Хоть кого-нибудь. Присяга. Верность. Братья. Дом. Империя. Все осталось позади ради одного человека, ради мучавшей Кида совести. И если раньше, он еще мог вернуться, мог снова стать тем, кем был рожден, то теперь все связи с Империей разорваны в клочья. Наемник замедлил шаг. Галлюцинация? Не исключено. Он нервно прыснул, потом еще раз. Тоннель не ветвился. Ни разу. Он точно это помнил. Так какого хрена теперь в стене зияла дыра, ведущая не понять куда?!
          - Ты еще не понял? - раздался уже знакомый голос. - Темная Сторона не пропускает 'глухих' и сомневающихся. Ты принес ей в жертву жизнь другого, и она открыла путь.
          - А, блин, опять ты? - обреченно вздохнул ветеран.
          - Может и я, - лукаво подмигнул ему Полл. - А может я просто плод твоего воображения?
          - Какой говорливый получился 'плод'.
          - Эй-эй, даже если я галлюцинация, прояви хоть немного уважения!
          - Пошел ты, - Кид продемонстрировал ситу средний палец.
          - О-очень интеллигентно, - устало проворчал Аджанта. - Может, уже не будешь упрямиться и проверишь...?
          - Стоп, - внезапно прервал лорда солдат. - Так это ты, скотина! Из-за тебя все это дерьмо лезет в мою голову! Из-за тебя мы здесь оказались! В этой самой гребанной пещере! Из-за тебя не заметили этот тоннель сразу! Прибью, сученышь!
          - Воу-воу, полегче, молодой человек! - растеряно ответил призрак, уклоняясь от ступни Кида. - Я, конечно, не самый слабый сит, но такого бы не провернул!
          - Урод! - наемник гневно направил бластер в сторону призрака и несколько раз нажал на спусковой крючок.
          Лорд ситов разочаровано вздохнул, глядя на клубы дыма, появляющиеся на месте попадания плазмы.
          - Между прочим, тоннелю столько же лет, сколько и мне, - как бы невзначай заметил Полл, когда ветеран злобно опустил оружие. - Мне-то все равно, а вот ты вряд ли соберешь все конечности, если он обрушится.
          - Аррррггг! - рычал в ответ клон, тяжело дыша.
          - Сила привела тебя сюда, не я, - сит поучительно покачал головой. - Тебе было предначертано оказаться здесь, с моей помощью или без нее.
          - Заткнись!
          - Аура Темной Стороны уже начала влиять на вас всех, - продолжил лорд, ни сколько не обращая внимания на грубость. - Это место настолько древнее и темное, насколько и важное для выживания всей планеты.
          - И что, блядь, ты хочешь сказать?!
          - Там, - призрак резко указал пальцем глубь открывшегося коридора. - Лежат ответы на многие вопросы. Спасение или окончательный конец этого процветающего мира. И именно тебе суждено решать его судьбу!
          - Плевал я на эту судьбу! - рявкнул в сердцах наемник. - Плевал! Хватит! Мы уже это проходили! Они все умерли из-за этой твоей 'судьбы'! Я лично отправил их на тот свет! Из-за этой 'судьбы' я убил друга своими руками! Предал женщину, которой восхищался! Оставил детей в Храме на смерть! Столько хороших людей погибло из-за того, что пришлось следовать этой гребанной 'судьбе'?!
          Полл молча слушал, не перебивая. Кид продолжал кричать на весь тоннель, распаляясь все больше и больше. Солдат орал во всю глотку, срывая связки, иступлено, выплескивая все, что накопилось за время его недолгой жизни. Он едва не бился в припадке, едва сохраняя возможность хоть как-то воспринимать реальность. Кид дрожал, чувствуя, как страх, гнев, отчаянье, разочарование и горечь рекой выливались из его души. Словно мощный поток, сносящий плотину. Неудержимый и всепоглощающий. Наконец, он выдохся, падая на колени, продолжая хрипло дышать. Призрак все также молча наблюдал за срывом простого солдата. Человека, успевшего пережить больше, чем большинство населения Галактики.
          - Они умерли, и это уже не исправить, - прерывая затянувшееся молчание, произнес лорд ситов. - Ты предавал и убивал тех, кого любил. И это тоже не исправить, юноша.
          - Знаю, - хрипло выдавил из себя ветеран.
          - Но что у тебя есть сейчас? Что появилось? - с легкой улыбкой на лице спросил призрак, наклоняясь над упавшим клоном.
          - Что? - Кид непонимающе поднял глаза, взглянув в лицо древнего воина.
          - Возможность спасти миллионы, - ответил ему Аджанта Полл. - Миллионы таких же, как твой друг Натан и как Эйла Секура. Миллионы, как та девушка - Кали, что ждет тебя в конце тоннеля. Миллионы детей, как Сумари.
          - Сумари, - тихо повторил Кид. - Ранна.
          - Да, юноша, - кивнул призрак, опускаясь на колено перед ним. - Твое горе и твои страдания не идут ни в какое сравнение.
          - Почему именно я?
          - Задай себе вопрос: 'А почему, собственно, нет?'
          Кид промолчал, тяжело выдохнув. Действительно, почему нет? Никто ведь не наделил его иммунитетом ко всякому роду дерьму. Он всю жизнь только и делал, что тонул в дерьме по самое горло. Просто очередное 'дерьмо', не больше и не меньше.
          - Считай это шансом на искупления, - закончил Полл. - Ради начала новой жизни. Ради тех, кто живет сейчас и кто еще не родился на этой планете.
          - Да что я вообще смогу? - наемник горько взглянул на обрубок руки.
          - Все, - коротко ответил Полл, растворяясь в легкой дымке.


        Глава 28.


        - Сумари, шагай быстрее!
        - Хорошо, - тихо ответила малышка, плетясь за матерью.
        Ранна быстрым шагом двигалась по космопорту, сжимая в одной руке сумку с вещами, в другой - мертвой хваткой таща на буксире дочь. мрачно озиралась по сторонам. В любой момент могли появиться убийцы синдиката, которые явно не были в восторге от того, что она обворовала и запытала до смерти одного из менеджеров Кречета. Сначала она планировала эвакуироваться с планеты 'по-тихому' - сделать левые паспорта, немного изменить внешность, подкупить пару таможенников и прочее. Но после погрома в номере, приходилось уходить в спешке. Что там произошло, она так и не поняла, но инстинктивно ощутила, что находится более на Темпрусе - опасно для здоровья. Думать о том, что все-таки произошло с R2, было некогда. По обрывчатым рассказам девочки, в комнате внезапно лопнули лампы, оставив ее в темноте, после чего она спряталась в шкаф до прибытия Ранны. Что случилось с R2, ее дочь не знала. Впрочем, у Тау'лики уже были кое-какие соображения по этому поводу. Похоже, что боевики мафии нашли их раньше, чем она думала. Но тогда оставался другой вопрос - почему они досконально не проверили помещение? Была ли это
какая-то извращенная игра Кречета или просто банальный просчет его дуболомов? Может, эти козлы уже следят за каждым ее шагом и только и ждут, когда она приблизится к звездолету? Такая изощренная садистская игра - настигнуть жертву как раз в тот момент, когда она думает, что сумела выбраться? Тви'лека еще раз представила портрет Кречета по тем данным, что уже удалось нарыть. Этот человек не казался уж таким искусным комбинатором или хитрым манипулятором. И уж точно он никогда не играл со своими врагами. Судя по последним докладам, этот жирный ублюдок расправлялся с жертвами максимально быстро и жестоко, причем делал это без каких-либо изысков - наряжал пару-тройку головорезов, которые в кратчайшие сроки доставляли ему голову обидчика на блюдце. Это если повезет. Если нет - к голове того, кто рискнул перейти дорогу синдикату, прибавлялись его близкие, друзья, знакомые, иногда, даже домашние животные. С другой стороны, было достаточно сил, которые желали видеть ее с простреленной башкой где-нибудь в подворотне или в канаве. Мандалорцы точно не забыли то, что она свернула несколько особо неудачливых шей
во время побега с Акаана. Вот они могли разыграть столь тонкую партию, играясь с мечущейся жертвой. Обычно, ее соплеменники предпочитали делать все в лоб - прямой штурм, кровавая баня и победа сил добра над силами разума, все просто. Но вот в отношении предательницы Родины, ее бывшие товарищи могли приготовить что-то более изысканное. И такое тоже, редко, но случалось. Кто мог быть еще? В паре десятков миров за ее голову назначена солидная награда. Кто-то мог элементарно узнать ее. И если на территории Мандалора можно было не опасаться диверсии или покушения, то здесь стоило ожидать любой подлянки.
        - Мамочка, я устала, - неуверенно заявила Сумари. - Можно мы отдохнем?
        - Тише, - шикнула на нее девушка. - В истребителе отдохнем.
        - Там неудобно, - в голосе малышки уже слышались плаксивые нотки. - Ракс тоже устал.
        - Нет времени, - упрямо пробубнила тви'лека, ведя дочь сквозь толпу.
        Сумари лишь расстроенно понурила голову, едва успевая семенить ножками за матерью. Она едва не запиналась, стараясь удерживать быстрый темп Ранны. Ребенок упрямо сжимала своего верного друга, который был с ней с самого начала этого безумного путешествия. Плюшевый медведь безвольно болтался, удерживаемый слабой ручке Сумари. Кругом были незнакомые ей люди, которые безразлично проходили мимо. Девочка никогда раньше не видела такого количества народу, отчего ощущала себя в толпе неуютно. Лишь теплая ладонь матери помогала ей не чувствовать страха. Кто-то периодически больно толкался, периодически звучала странная гавкающая речь, а на весь зал разносился громкий противный голос какой-то женщины, говорящей на том же грубом и непонятном языке. Здесь было плохо, и очень-очень холодно, а еще - скучно! И люди здесь страшные и хмурые! Сумари почему-то начала скучать по дому, где ее не очень-то любили. Соседские мальчики и девочки не хотели играть с ней, а взрослые дяди и тети были всегда злые и страшные. Даже мама часто пропадала на долго-долго, оставляя ее со строгой няней. Хорошо, что мама снова нашла
папу - с ним было интересно, и он никогда не кричал на нее. Даже дарил игрушки! А еще он светился, прямо как она! Никто из соседей не светился, а он - да! Она хотела вновь вернуться в деревню - к тете Иссу, своим игрушкам и книгам, а еще - снова веселиться с папой и даже слушать его забавные разговоры о какой-то Силе и других непонятных штуках, вместе с ним помогать тем бедным людям, которые почему-то убежали из дому. Вот глупые. Даже она знала, что убегать из дому - это плохо. А они такие большие и убежали. Эти странные взрослые. Но, похоже, что они, наконец, ехали домой! Мама сказала, что они должны лететь. Наверное, ей тоже надоел этот город.
        - Что значит 'нужно подождать'? - злобно шипела Ранна.
        - Простите, мисс, но ваш звездолет должен пройти проверку перед тем, как дадут разрешение на взлет, - извиняюще улыбаясь, ответила молоденькая сотрудница таможни.
        - Я подала заявку еще час назад! - не унималась тви'лека, медленно повышая голос.
        - Простите, мисс, но мы не можем провести сканирование звездолета, пока не прибыл его владелец, - смущенно промямлила девушка. - Таковы правила.
        Ранна издала зловещее рычание, оскалившись на побледневшую таможенницу. Ее пальцы мельком дернулись к поясу, где угрожающе висел серебряный 'Westar', но мандалорка быстро подавила этот рефлекс еще до того, как эта тупая курица поняла, что ее прелестное личико могло обзавестись элегантной дырой размером в дюйм.
        - Вы можете пройти в зал ожидания, - заикаясь, проблеяла та. - Это займет не больше часа.
        - Я очень на это надеюсь, - практически сплюнула Тау'лика, разворачиваясь. - ВЫ тоже должны!
        - Мисс, ваша сумка.
        - Что?
        - Сумку тоже нужно сдать.
        - Да подавитесь! - в сердцах воскликнула она, бросая багаж в подъехавший ящик. - Надеюсь, это все?
        - Простите за неудобства, - скороговоркой произнесла таможенница, мелко трясясь. - Это всего лишь формальность.
        Ранна резко развернулась, не удостоив дуру ответом. Что за дебильные правила? Обычно, при заблаговременном извещении об отлете, персонал космопорта уже начинал сканировать транспорт, чтобы не возникало как раз таких ситуаций! В голову уже начали лезть нехорошие сомнения. Быстро пробежав пальцами по КПК, девушка пробежалась глазами по выскользнувшему перечню правил космопорта 'Аброч'. К ее облегчению, требование присутствия владельца звездолета на территории космопорта во время досмотра действительно имелось. Даже выскользнула небольшой пояснительный комментарий: 'Во избежание терактов и воспрепятствованию скрытия владельца звездолета'. Похоже, что такие случаи уже случались. Наверное, какой-то юморист начинил свою колымагу взрывчаткой и отправил запрос на вылет, а когда хмурые дядьки в погонах начали проверку - нажал на красную кнопку. Ищи потом такого по всей планете, а может - и за пределами. Сама девушка считала это правило очередной дуростью тех придурков, кто их сочиняет. Но похоже, что придется ему подчиниться. Конечно, можно было бы подкупить эту деваху, но судя по ее возрасту и реакции,
она только недавно заступила на службу, отчего вряд ли с пониманием отнесется к предложенной взятке. Поэтому, Ранна молча двинулась в сторону зала ожидания, про себя матеря весь персонал этого гребанного космопорта. Она взглянула на плетущуюся за ней Сумари. Девочка вновь поникла, видимо, осознав, что им придется провести здесь еще некоторое время. В целом, Тау'лика была с ней согласна.
        Усадив дочь на диван и недовольно плюхнувшись рядом, девушка устало откинулась на мягкую спинку. В полупустом зале, помимо них самих, было от силы семь-восемь человек. Несколько пилотов отчаянно рубились в сабакк за столом. В былые времена, она бы, просто ради удовольствия, как бы ненароком влезла в партию, состроив из себя святую невинность, ведомую лишь девичьей заинтересованностью, при этом не забывая строить глазки всем присутствующим. Срабатывало безотказно. Конечно, только, если за столом не сидели профессионалы, но в Галактике таких набиралось чуть больше, чем джедаев. Да и играли они иногда на целые планеты и звездные системы. Но выбить пару десятков тысяч кредитов у простых игроков было вполне реально. Впрочем, времена были уже не те.
        Сумари скучающе болтала ногами, попутно во что-то играя со своим плюшевым другом. Ранна лишь с интересом наблюдала за движениями дочери, пока вновь не погрузилась в мрачные мысли. Был и еще один вариант, объясняющий гибель R2, но именно он был самый страшный. Глядя на увлекательную перебранку между Сумари и Раксом, тви'лека никак не могла поверить, что именно она были виновницей смерти ее старого товарища и друга. Но такая возможность была, но Тау'лика бы лучше предпочла недругов, решивших добраться до них.
        - Здесь не занято? - услышала она незнакомый мужской голос.
        Она резко посмотрела в сторону говорившего. Им оказался молодой, лет двадцати - двадцати пяти, парень с янтарным загаром. Быстро 'просканировав' одежду и лицо брюнета, девушка однозначно определила кореллианца. Рука рефлекторно приблизилась к поясу с кобурой.
        - Простите, но мы кое-кого ждем, - спокойно ответила ему тви'лека.
        - Ох, какая жалость, - очень натурально расстроился парень, усаживаясь рядом. - Я, кстати, тоже ожидаю тут своего коллегу.
        - Очень...рада, - холодно улыбнувшись, выдавила из себя Ранна.
        В голове мандалорки уже в деталях вырисовывался план побега. Сначала - ударить в кадык, потом - контрольный в голову, следом - схватить Сумари и рвануть наутек, пробиваясь к истребителю. Но потом она быстро откинула подобный вариант. Устроить здесь стрельбу - означало всполошить весь космопорт. Если они попадут к копам, то через некоторое время синдикат точно прознает(если уже не прознал) и явится по их душу. Похоже, в случае осложнений, парнишку придется убрать максимально тихо. До полной проверки ее 170-го оставалось минут сорок пять, значит, сорок пять минут придется держать этого голубчика в поле зрения. Возможность того, что парень просто решил 'подкатить' к ней в голову как-то не пришла.
        - Я вижу, вы с сестрой, - кивком указывая в сторону Сумари, спросил кореллианец.
        - Это моя дочь, - так же холодно ответила тви'лека.
        На лице парня появилась неподдельное удивление. Впрочем, действительно ли оно было 'неподдельным' - это другой вопрос. Даже Ранна могла очень натурально изобразить любую эмоцию, если уж сильно надо.
        - Ох, простите, я и подумать не мог, - глупо рассмеялся ее собеседник. - Такая молодая девушка и уже...
        Сумари только сейчас отвлеклась от занятной игры с Раксом и с удивлением посмотрела на их нового соседа. Но это продолжилось лишь пару мгновений, до тех пор пока кореллианец сам не обратил внимание на девочку. Смутившись столь явного взгляда, направленного на нее, девочка быстро отвернулась и продолжила игру.
        - Вы, наверное, ждете счастливого отца? - как бы невзначай поинтересовался мужчина, тепло улыбаясь Ранне.
        - Разумеется, - снисходительно кивнула мандалорка.
        Уже радуясь тому, что этот тип, наконец, отстанет, если не захочет вызвать еще больших подозрений, девушка была совершенно не готова к следующей фразе, которую случайно ляпнула ее навострившая ушки дочурка:
        - Мама, но папы же здесь нет!
        Лицо девушки чуть не перекосило, когда удивленная реплика Сумари похоронила всю легенду. Парень же лишь еще больше расплылся в улыбке, словно ожидая нечто подобного. Перебрав в голове тысячи отмазок и отговорок, Ранна так и не смогла найти хоть одну более-менее правдоподобную. Одновременно, она сделала себе заметку очень серьезно поговорить с дочерью.
        - Ну, что же вы, - кореллианец казался довольным, как отожравшийся стрилл. - Если мое общество вам обременительно, стоило сразу сказать об этом.
        - Прошу прощения, - обреченно выдохнула Тау'лика. - И вам действительно...
        - Меня зовут Сильд, - резво перебил ее парень.
        - Очень приятно, - едва сдерживая нервный тик, ответила та.
        Пальцы девушки приготовились в любой момент нанести резкий удар в горло слишком приставучего Сильда.
        - Папа? - удивленно прошептала Сумари, выронив Ракса из рук.


        ***


        Тоннель продолжал вести Кида в темноту. И вести. И вести. И вести. И вести. И вести. Да сколько, блядь, можно уже вести?! Наемник недовольно выругался. И сколько еще понадобится шататься по этим темным, сырым норам? Чертов призрак. Он-то рассчитывал, что через метров сто - двести удастся добраться до источника всего этого безумия на планете. Но он шел уже почти час, а конца и краю не было. Вдобавок, Кид, наконец, почувствовал то, что до этого было скрыто. Пещера насквозь была пропитана энергией Темной Стороны, которая буквально сочилась отовсюду, словно скверна. Неприятные ощущения. Вдобавок, прибавились какие-то шорохи и щелканья в темных закоулках коридора. Периодически ему чудились шаги, словно кто-то идет за ним, приготовившись напасть со спины. Но каждый раз, когда он останавливался и вслушивался в пустоту, все звуки пропадали, как будто их и не было. Но стояло ему сделать хоть десяток шагов, шум и скрежет позади снова начинали его преследовать. Твою же мать! Его чутье не могло ничего уловить, но звук-то все равно был! Или это просто галлюцинация? Может Темная Сторона так издевается над
своими посетителями? Или он 'поехал' уже давным-давно?
        Неожиданно тоннель приобрел резкий уклон вверх. Не то, чтобы это так сильно радовало, но все лучше, чем монотонность. Звуки со спины словно оживились - стали куда менее приглушенными и тихими. Как будто этого было мало - Кид краем уха уловил едва заметный, неразборчивый шёпот. Местная атмосфера била по нервам не по-детски, так что наемник собрал силы в кулак и перешел чуть ли не на бег. Внезапно, он увидел красное свечение впереди. Клон злобно стиснул зубы и рванул к выходу и неожиданно оказался в огромном зале.
        Вдоль стен пещеры горели огни, бившие прямо из небольших отверстий в породе. Пол был покрыт густым туманом, сквозь который то тут, то там выглядывали обглоданные кости, мечи и человеческие силуэты. А посреди всего этого зрелища, медленно вздымалась и опускалась гора. Ну, как 'гора'? Существо напоминало небольшого ранкора - ростом метра в три, но вот дальше похожие черты заканчивались. Черная, бугристая кожа зверя была просто 'утыкана' шипами, растущими прямо сквозь толстую шкуру. Кид интуитивно выкрутил ползунок мощности бластера на максимум, хотя и понимал, что вряд ли сможет даже пробить природную броню зверя.
        Внезапно, животное громко втянуло ноздрями воздух. Это ОЧЕНЬ напрягало. Тварь медленно поднялась на задние лапы, продолжая внюхиваться. Шипы на ее передних лапах напоминали скорее острые косы, которыми эта хрень медленно водила из стороны в сторону, рассекая воздух.
        Неожиданная догадка заставила клона нервно усмехнуться - псевдоранкор был слеп, как крот. Похоже, что ориентировался он по обонянию или...
        Наемник сделал осторожный шаг в сторону, и под ногами что-то звонко хрустнуло. В этот момент у твари словно сработал триггер. Оглушительно взревев, гадина бросилась в сторону звука, гудя не хуже паровоза и заставляя пол содрогаться. Кид чудом успел отпрыгнуть в сторону и уйти от смертельного удара 'косами'. Он успел четко почувствовать, как лезвия прошли буквально в паре сантиметров от его головы, и с грохотом вонзились в стену пещеры. 'Ранкор' взревел, дернув лапой, которая глубоко вошла в каменную породу, видимо крепко застряв. Клон не стал терять времени, и быстро оглянулся в поисках выхода. Он быстро нашел то, что искал, - черные двери с угрожающими красными символами стояли как раз напротив входа в пещеру. Похоже, ему туда. Пока эта хрень не успела освободиться, нужно было успеть свалить. Но ветерана ждало жестокое разочарование, когда он сумел подобраться к цели.
        - Да вы издеваетесь? - глаз клона нервно дернулся.
        Кровавые символы превратились в какие-то рисунки, вроде египетских иероглифов, едва наемник приблизился к проходу. Очень содержательное послание требовало добыть ключ...на шее этой гребанной шипастой дуры! Громоподобный топот заставил его обернуться и увидеть яростную груду мышц, несущуюся на него. Кид вновь ловко отпрыгнул, позволяя гадине снести чертовы двери. Но вместо того, чтобы разметать проклятое заграждение своими 'косами', зверюга смогла лишь едва-едва оцарапать поверхность.
        - Гадство, - в сердцах выплюнул наемник, о чем тут же пожалел.
        Монстр, вновь развернулся и рванул в сторону звука, бешено размахивая лезвиями перед собой. Кид несколько раз выстрелил в морду твари, но это даже не замедлило ее темпа! Наоборот, та лишь еще злобнее взревела и начала бежать быстрее! Клон резко пригнулся и чудовищная 'коса' вонзилась в стену, едва не обезглавив ветерана. Не теряя времени, наемник приставил пистолет к паху зверя и несколько раз нажал на спусковой крючок.
        - А, черт, - успел прошипеть Кид, уворачиваясь от второй лапы 'ранкора'. - Члена нет.
        Зверюга продолжала пытаться вырвать 'косу' из стены. Клон лишь безразлично сплюнул и спустил в его спину весь магазин. Похоже, что жопа у этой сволочи была защищена куда хуже головы! Во всяком случае, боец услышал что-то похожее на болезненный всхлип. Он успел выпустить два десятка выстрелов, когда картридж тихо запищал. Перезаряжать оружие одной рукой было тем еще геморроем, и требовало кучу времени! Времени, которого у него не было! Черная образина уже мчалась в его сторону! Отбросив пистолет в сторону, Кид в очередной раз успел извернуться, сиганув в воздухе между двумя 'косами'. Наемник покрепче сжал зубы, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь, что могло помочь ему в битве. Ранкоры были довольно тупыми существами, это он и так понял! Что еще? Какие слабые места? Яиц у этой падлы не было, а броню хрен чем пробьешь! Что делать? Гранаты его шкуру не возьму.
        Вновь повторив акробатический кульбит, едва не лишившись ног, Кид опять заставил хреновину врезаться в стену и попасть в каменную ловушку.
        Гранаты! Точно! Быстро выхватив из подсумка, снятого с Росса, маленький 'сюрприз', наемник помчался в сторону псевдоранкора. Скотина продолжала дергаться, но клон уже успел забраться к ней на спину, чудом не напоровшись на острые шипы. Зверь почувствовал неучтенного пассажира на загривке и принялся дергаться в два раза активнее. Жажда крови и безумие, исходящие от этой темной твари, казали почти осязаемыми. У нее не было ничего, кроме желания разрушать и убивать. Монстр издал протяжный рев, обнажая несколько рядов желтых крючкообразных зубов.
        - Улыбочку, сука! - рявкнул Кид, активируя гранату и закидывая твари в пасть.
        Похоже, эта хрень даже не заметила, как что-то попало ей в рот. Упершись ногами ей в спину, наемник резво отскочил назад как раз в тот момент, когда 'ранкор' смог вытащить 'косу' из западни.
        - Yippi-kai-ay, ублюдок! - выплюнул Кид, показав твари средний палец.
        Брюхо 'ранкора' внезапно 'вспучилось', и через мгновение лопнуло, разрывая существо пополам. Голова шипастой твари едва не пришибла Кида, если бы он сиганул вбок, словно даже после смерти, пытаясь достать свою жертву.
        Кид, пошатываясь из стороны в сторону, поднялся на ноги. Оглянув окровавленные куски мяса, оставшиеся после 'ранкора', клон глубоко вдохнул тяжелый воздух и бешено взревел. Сука мертва! Проход свободен! Осталось только найти ключ и...
        Внезапно из остатков монстра начал выступать черный туман. Наемник кожей ощутил всю ту же ярость и жажду убийства, исходившие когда-то из шипастой образины! Не дав ему сориентироваться, 'туман' стрелой метнулся в сторону клона, обволакивая того с ног до головы, пытаясь пробиться внутрь.
        В голове Кида возникли образы смертей и разрушений, которые несло Нечто. Он чувствовал ее мысли, ее ощущения - мерзкие и разъедающие. Тварь что-то нашептывала ему. Что-то о власти, о возможностях и безграничной силе. Что-то привлекательное и желанное. Что-то от чго нельзя было отказаться. Но, уже находясь на грани, клон услышал чей-то другой голос. Чистый и звонкий, словно горный ручеек, и невинный, как херувим. Голос, ворвавшийся в его сознание, как яркий свет посреди самой темной ночи:
        - Папа?
        - Сумари, нет! - отчаянно рявкнул Кид, но было уже слишком поздно.


        ***


        Девочка резко вскрикнула и рухнула с дивана. Ни секунды не медля, Ранна быстро рванула к ней, не забывая оставаться на чеку. Сумари истошно кричала, корчась на отполированном полу зала.
        - Больно! Больно! - визжала в истерике малышка, вцепившись пальцами в голову. - Больно!
        - Тише-тише, милая, - пыталась успокоить ту девушка. - Где болит?
        - Я за аптечкой! - успел бросить ей кореллианец Сильд, уносясь в сторону стола.
        - Мамочка, больно! - громко рыдала малышка. - Больно!
        - Смотри на меня, Сумари, смотри на меня!
        Но девочка словно ничего не слышала. Она что есть сил зажмурила глаза, борясь с внезапно нахлынувшей болью, словно в ее голову начали забивать гвозди. А еще было что-то липкое и мерзкое. Что-то, что словно залили в ее горло, и что медленно расползалась по всему телу. Вместе с ним пришли ужас и тьма. Сумари словно захлебывалась в вязкой смоляной жиже, которая из-за всех сил тянула ее на дно. Она внезапно ощутила, куда именно эта 'жижа' пыталась залезть. И она очень-очень сильно захотела, чтобы эта гадость убралась. Немедленно. Сейчас же!
        Малышка продолжала кричать и плакать, пока Ранна сжимала ее в руках, не зная, чем помочь ей и практически ничего не соображая от страха. В голове мелькали какие-то отрывки мыслей, но ничего дельного так и не шло. Аптечка осталась в сумке. В сумке, которую пришлось сдать на проверку той курице! Она быстро оглядела зал в поисках хоть чего-то полезного. Но, как на зло, никого из персонала в округе не было! Группа игроков лишь без особого интереса наблюдала за истерикой девочки. Схватив дочку на руки, тви'лека приготовилась рвануть в сторону той дуры, у которой остались их вещи. И если она хоть заикнется о каких-то правилах...!
        - Вот, я принес, - тяжело дыша, к ней подбежал тот самый кореллианец. - Это должно помочь.
        Он протянул зеленую упаковку каких-то лекарств. На одной стороне красными буквами вырисовывалось слово 'Обезболивающее'. Смачно сматерившись, Ранна рывком вытащила одну пилюлю из пачки и поднесла ко рту своей девочки.
        - Сумари, открой рот! Доченька, отрой ротик!
        Но девочка все продолжала метаться на руках матери, стиснув зубы так, что казалось - еще чуть-чуть и они затрещат. Как бы Тау'лика ни пыталась открыть ей рот, ничего не получалось. Малышка резко вертела головой от боли, не давая ее зафиксировать.
        - Я помогу, - тут же сориентировался Сильд, выхватывая лекарство и с силой разжимая челюсть Сумари.
        Парень резко запихнул пилюлю в малышку, стараясь действовать как можно нежнее, но при этом так, чтобы лекарство гарантированно попало внутрь. Сумари, словно почувствовав, как что-то попало в рот, интуитивно распахнула глаза, в которых читались страдание и боль. Перед ней предстало лицо кореллианца, который обеспокоенно глядел на нее. Ранна с ужасом смотрела на свое дитя, интуитивно прижимая ту к своей груди. Сильд положил руку на лоб девочки, стараясь успокоить.
        - Тише-тише...
        Глаза Сумари распахнулись еще шире. На смену боли пришел страх. Все закончилось через секунду - девочка медленно опустила веки, теряя сознание. Ранна еще сильнее прижала ее к себе, тяжело дыша и всхлипывая. Кореллианец Сильд нервно вытер выступивший на лбу пот. Потом небрежно смахнул внезапно появившуюся слезинку. Но влага все продолжала вытекать из глаз, а Сильд все продолжал стирать надоедливые дорожки.
        - Чт-...что с тобой? - спросила Тау'лика, испуганно глядя на парня.
        - Да, ничего, - отмахнулся тот. - Просто что-то испереживался, вот и...
        Он небрежно взглянул на ладонь и очень удивился, когда вместо прозрачных слезинок, увидел багровые разводы. 'Слезы' все продолжали и продолжали вытекать.
        Ранна с ужасом глядела, как из уголков глаз Сильда появлялись целые ручейки крови. Парень начал остервенело их смахивать, но все, чего он добился - это лишь размазал густую жидкость по всему лицу. Она видела, как постепенно, кровавые дорожки стали появляться из ноздрей кореллианца, потом - из его рта, и даже из ушей. Сильд болезненно кряхтел, схватившись за голову, пока девушка глядела на него с раскрытым ртом. Он словно задыхался, нервно подергиваясь и закатив глаза. На секунду парень замолк, и в следующее мгновение его череп разлетелся на тысячи кровавых осколков. Мандалорка почувствовала, как теплая кровь и кусочки плоти мерзко стекают по ее лицу. Он была не в силах оторвать взгляд от обезглавленного тела кореллианца.


        ***


        - Сука! - сквозь зубы шипел Кид, схватившись за голову. - Гадство!
        Какого хрена это было?! Наемник без сил лежал посреди обломков костей, от души понося весь белый свет. Тело буквально горело изнутри, словно он на радостях проглотил целый кусок раскаленного угля размером с кулак. А еще, в сознании до сих пор эхом отдавались боль и страх Сумари. Какого черта? Клон отчетливо ощутил присутствие девочки, когда едва не стал безмозглой оболочкой темной твари. Что это, мать вашу, было?!! Больше всего на свете он не хотел впутывать малышку в нечто подобное. 47-й чувствовал все, что перенесла Сумари, словно это происходило с ним самим - паника, ужас, боль и отчаяние. И самое страшное, что тварь тоже почувствовала чужое присутсивие. Почувствовала, и бросилась на более привлекательную и слабую добычу. Даже для матерого солдата подобное было бы весьма и весьма неприятным, что уж говорить про пятилетнюю девочку? Но похоже, что она справилась. Смогла не только отбиться самой, но и изгнать эту неизвестную хрень из взрослого мужика. Будто бы выжгла каленым железом всю заразу, проникшую в тело клона. Но то, что она перенесла, борясь с темной сущностью, оказалось слишком. Даже
сейчас наемник улавливал тихие отголоски ее страданий, и того неописуемого ужаса, который накрыл малышку с головой. И что, так будет каждый раз, когда он наткнется на нечто подобное? Она снова интуитивно ворвется в его сознание и окажется под ударом?
        Кид смог более-менее встать на ноги и тяжело отдышался. Хотя тело все еще горело, голова была кристально чиста. Он с облегчением вдохнул теплый воздух.
        - Тебе стоит поспешить, - призрак древнего сита появился совершенно неожиданно.
        - Что? - 47-й едва не отшатнулся от внезапно материализовавшегося гостя. - Что за хрень?
        - Нет времени - лучше поторопись, - покачал головой Поль. - Объясню по дороге. А пока - пожалуйста, не мог бы ты снять ключ с шеи бедного животного?
        - "Бедного животного", - тихо проворчал Кид, переворачивая ногой шипастую башку псевдоранкора. - Когда это "бедный" стало означать "голодный и смертельно опасный"?
        - Мы насильно сделали ее вместилищем...одного эксперимента, - зудел под ухом Полл, без интереса глядя, как клон брезгливо потрошил голову зверя. - Несчастное создание, которое страдало из-за наших неумеренных амбиций и...
        - Промотай! - огрызнулся в ответ 47-й, глядя на перемазанный в черной жиже кулон. - Мне исключительно похер.
        - Очень зря, - как бы невзначай промолвил дух. - Потому как теперь ты еще больше заинтересован в успехе своего похода...
        Кид удивленно посмотрел в сторону Полла. Последние слова сита заставили матерого солдата покрыться потом. Внезапная догадка осенила бойца не хуже удара молнии.
        - Только не говори, что... - глаз 47-го нервно задергался. - Не говори, что Сумари...
        - Все так, - с досадой выдохнул его прозрачный собеседник.
        - Ты! - кровожадно прорычал наемник. - Ты ничего не говорил про подобное!
        - Я не знал, что такое юное создание настолько овладела техниками, - оправдывался дух. - Я не мог знать...
        - Долбанный ублюдок! Как это произошло? Почему?
        - Объясню по дороге, - попытался успокоить его призрак. - А пока - поспеши. Если ты выполнишь задание, то сможешь уберечь девочку от печальной участи.
        Кид мгновенно ощетинился. Клон стрелой метнулся в сторону следующей двери, ведущей в глубь горы. Будь у призрака физическое тело, то Полл бы точно несколько опешил от такой волны гнева и кровожадности, которая исходила от него. Но древний сит лишь любопытно разглядывал солдата, ни сколько не скрывая своей заинтересованности. Он много раз видел подобное - безумный гнев, полностью охватывающий сознание, затмевающий взор и мешающий ясно мыслить. Но обычно это происходило с обученными воинами-ситами, которые буквально упивались подобно яростью для усиления своих способностей в бою. Но были и отличия - те, кто когда-то открыл для себя настолько темный и мощный источник энергии, никогда не позволяли даже капли гнева уйти впустую, но этот клон....он буквально выплескивал все без остатка. Старый дух давно не видел настолько яркого, практически ослепляющего, звериного бешенства. Бессилие и отчаяние - вот что заставляло этого мальчика так сильно ненавидеть старого сита. А еще страх...нет, практически ужас. Ужас от того, что своими действиями поставил под угрозу дорогого человека. Похоже, ему не в первой
безучастно наблюдать за тем, как страдают близкие, не в силах изменить хоть что-то. И именно это так бесит молодого птенца. При ином раскладе это могло бы стать для него лучшим источником сил. Было даже несколько жаль, что столь сильные эмоции растрачивались впустую, выбрасываясь в никуда. Пять-шесть тысяч лет назад Полл определенно обучил бы эту заблудшую душу тем приемам и техникам, как обратить гнев в силу, а силу - в победу над врагами. Но он уже давно перестал верить в то, что Сила постигается только лишь через эмоции или через покой. Настоящая Сила лежала где-то посередине, беря от каждой грани по-немногу. И если он сейчас обучит мальчика использовать свой гнев, то тот почти стопроцентно неверно истолкует его уроки. Особенно сейчас.
        - Ссскотина, - едва не срываясь, прошипел клон, рывком засовывая кулон в пустое отверстие ворот.
        В действительности, он едва держался в здравом уме, и будь Полл хоть немного осязаем - то 47-й обязательно бы оторвал от него кусок посочнее. Наемнику казалось, что чувства готовы разорвать его пополам, вырваться из груди, как чертов ксеноморф! Гнев словно сжигал его изнутри. Легкие и желудок были словно под завязку заполнены напалмом, который готов вырваться на любого неудачника, попавшего в радиус поражения. Хотелось рвать на себе волосы и кричать, разрывать на куски одежду и лезть на стены от полного бессилия. Тело мелко потряхивало, а правый глаз периодически дергался в нервном тике.
        Нужно было взять себя в руки, нужно выпытать у призрака, что случилось, когда эта поганая тварь захотела влезть в него, словно в пустой мешок. Возможно, что у этого старпера есть хоть какое-нибудь решение этой проблемы. Да и пора уже вскрывать карты. Играть "в темную" больше нельзя - ставки слишком высоки. И еще нужно было срочно найти какого-нибудь урода, чтобы порвать того на куски, вырвать глаза и ногти, переломать все кости и кастрировать, после чего обплевать и обоссать. Исключительно для душевного спокойствия.
        Дверь отворилась с утробным механическим скрежетом. Похоже, что древний замок не отпирали как минимум несколько тысячелетий. Удивительно, что они до сих пор не обратились в прах. 47-й решительно шагнул в темноту, что лежала за открытыми створками. С этим цирком пора кончать.
        - Что с ней? - стальным голосом спросил боец, двигаясь вперед.
        - Она вышла с тобой на связь в очень неудачный момент, - с сожалением огласил Полл. - Миазмы Маэзис перекинулись на нее, а я не успел ничего сделать. Ты иммунен к Заразе, но вот эта дитя...
        Солдат тихо, но очень эмоционально ругнулся.
        - С чего мне начать? - устало поинтересовался дух, плывя по воздуху следом за ним.
        - С Сумари! - злобно рыкнул боец. - Как она попала ко мне в голову?
        - Сумари, - тихо вздохнул он. - То, что она смогла настолько глубоко влезть в твое сознание было и для меня сюрпризом.
        - И?
        - Нечто подобное возникает между мастером и учеником, - продолжил говорить Полл, плывя посреди тумана. - В мое время этот эффект не был как следует изучен. При достаточной и устойчивой духовной связи, два...кхм...субъекта, назовем их так, могут мысленно общаться на значительных расстояниях, чувствовать то же, что и "партнер", ощущать моменты опасности и иногда даже проникать в его мысли.
        - Что-то не очень похоже на наш случай! - нервно рявкнул 47-й.
        - Потому что в вашем с ней случае имеет место еще более глубокая "синхронизация" между двумя индивидами. Если я не ошибаюсь, "союзов" с такой глубиной связи было лишь от силы два десятка за всю историю Ордена. В теории, вы можете улавливать тончайшие изменения в организме партнера, даже делить друг с другом силами и опытом.
        Кид молча переварил предоставленную духом информацию, скрепя зубами от нарастающего бешенства. Два десятка за всю историю джедаев?! Что же за долбанная хрень такая к ним прицепилась? Еще больший вопрос - когда это они успели ее подхватить?!
        - Как такое получилось? - 47-й выпалил первое, что пришло в голову.
        - Сила никогда не раскрывает своих тайн, юноша. Мы можем лишь только...
        - Промотай! - рявкнул в ответ наемник. - По делу, на общегале и кратко!
        - Ладно, - поморщился призрак. - Есть пара теорий.
        - И? Только на понятном языке!
        - Первая гласит о том, что оба одаренных субъекта должны испытывать нечто вроде семейной привязанности, а сама связь формируется постепенно, пока не достигнет какой-нибудь определенной точки "созревания".
        - А вторая?!
        - "Рефлекторная связь". Нужен один очень могущественный одаренный и любая экстремальная ситуация, где на кон стоит жизнь двух субъектов. В этом случае, существо с огромным количеством медихлориан может как бы "запечатлеть" другое, интуитивно формируя соединение на духовном и физическом уровне для его защиты. Как ты понял, связь формируется практически мгновенно.
        - Что, других долбанных теорий нет?!
        - Это все, - пожал плечами Полл. - Я же говорил, что явление такого уровня не до конца изучено. Порой такая связь возникала у едва знакомых людей, оказавшихся в какой-нибудь беде, а порой - у тех, кто полжизни прожил вместе, не покидая Храма или исследовательских площадок. Правда, два условия должны работать в обоих случаях: первое, оба субъекта должны хоть немного быть знакомы, а второе, оба они должны быть чувствительны к Силе. Учитывая, что такие люди появляются раз или два в тысячелетие, то и особого интереса это явление не получило. Сам понимаешь, каждый раз находилось множество других дел, да и с подопытными - дефицит.
        Наемник лишь тихо зарычал. Все складывалось хреново. Очень хреново! Сумари пришлось испытать колоссальный шок из-за него и из-за этой долбанной "связи". Вдобавок, она подхватила какую-то "заразу". Поганый из 47-го получался защитник, по другому и не скажешь. Полл продолжал с интересом наблюдать за своим молодым протеже, периодически задумчиво склоняя голову на бок.
        - Сколько у меня времени? - тяжело дыша, мрачно поинтересовался боец. - Это ведь то же, что случилось с тем городком?
        - Ты прав, - кивнул головой дух. - Организм обычных разумных поражается за два-три часа, но одаренный...Одаренный может продержаться до двух суток. Но это зависит от уровня владения Силой.
        - Короче, будем считать - у меня два часа, - пробормотал наемник, угодив ногой в нечто липкое и мягкое. - Она даже не умеет пользоваться своими силами.
        - Да, юноша, - вновь кивнул сит. - И...
        Полл внезапно оборвался, прислушавшись к чему-то. Но он не успел предупредить своего протеже. Из стен без предупреждения выскочили две визжащие пилы и синхронно помчались в сторону непрошеных гостей. Кид едва успел сигануть вниз, распластавшись на грязном полу, пропуская крутящиеся железяки над собой.
        - Какого...? - выдохнул клон, когда еще одна пила вылезла на уровне его глаз и также рванула к наемнику.
        - Срань...!
        Боец, призвав все свои способности, резко оттолкнулся от пола. Опасность прошла мимо лишь в паре миллиметров от тела, разорвав куртку на нем от груди до живота.
        - Берегись! - прокричал сит.
        Два дротика уже неслись в сторону наемника, летя параллельными траекториями. Клон быстро изогнулся, пропуская первый мимо своего плеча, но второй уже гарантировано летел ему прямиком в живот.
        - Поганая... - сквозь зубы прошипел 47-й, ногой отталкиваясь от стены. - Тварь!
        Второй снаряд прошел мимо, едва не отправив свою жертву на досрочное свидание с предками. После всего этого дерьма его ждал очень хороший отходняк от использования Силы на таком уровне. Но времени на передышку не было. Кид успел заметить, как прямо в проходе растянулись несколько тонких лесок.
        - Дерьмо, - безразлично выдохнул он, когда все (как он успел насчитать - три), образовав какую-то хаотичную сеть, рванули вперед.
        Времени думать не оставалось. Приходилось полагаться только на свои навыки и на Силу, будь она неладна. Неимоверным усилием, клон изогнулся не хуже бывалого гимнаста, ныряя в единственное подходящее "окно", еще в воздухе извиваясь, как змея, так как проклятые лески вздумали изменить траекторию! Кувыркнувшись, он едва успел остаться на ногах, чуть не улетев вперед, словно какой-то салага. Похоже, что...
        - Чтоб...!
        Похоже, что местные достопримечательности желали максимально качественно впечатлить гостя. Угроза из-за спины возникла едва Кид осознал, где верх, а где низ. Действуя только на инстинктах, наемник резво проделал сальто назад, пролетая над очередной леской, как долбанный прыгун с шестом - над планкой.
        Если бы ловушки решили его добить - сейчас было самое время, потому что клон очень удачно приземлился прямиком на спину, едва не переломав последние целые кости.
        - Похоже, что все, - раздался из темноты голос Полла. - Впечатляет.
        - Я...почти... - тяжело дыша, сплюнул солдат, уже приготовившись выплюнуть содержимое и так пустого желудка. - Хотя...в жопу "почти"! Я нахрен уделал Нео, мать твою!


        ***


        Оборачиваясь назад, Кид не видел ничего, кроме кромешного мрака и дыма. Казалось, что темнота жадно проглатывала оставшийся позади путь, словно его никогда и не было. После диких аттракционов с лезвиями, пилами и металлическими лесками, приходилось ступать осторожно, стараясь внимательно следить за всеми звуками. Он и сам уже не очень понимал, как смог вывернуться, не получив ни единой царапины (разорванная в клочья куртка - не в счет). Само собой, без навыков владения Силой, его бы давно покрошили в фарш. Но вот что беспокоило: сколько же он ее выпустил? Двигаясь почти на одних рефлексах, особо не задумываясь, 47-й элементарно проворонил количество используемое энергии. Раньше, наемник всегда интуитивно дозировал использование Силы, прекрасно осознавая, что он не Кларк Кент, и его тело может просто не выдержать "отходняка". Было бы очень смешно - дойти до конца пути, только затем, чтобы вывернуться мехом внутрь. Проклятый призрак, который мог бы заранее предупредить о ловушках, бесследно исчез. Ну, не изрубило же его на куски, верно? Неизвестно, что ждало впереди, но Кид был уверен на сто
процентов, что легкой прогулки не получится. Тоннель круто извивался, словно змея на сковороде. Порой, он едва не впечатывался носом в стену, лишь в последнюю секунду замечая, что проход сворачивал в сторону под совершенно диким углом. Если бы кто-нибудь захотел напасть из засады, то невозможно было придумать места лучше, чем это. Как же это задолбало!
        Ровный огонь факелов внезапно встрепенулся, заставив Кида настороженно застыть, вслушиваясь в каждый шорох. В этой дыре нельзя было быть ни в чем уверенным. Чертовы ситы. Шаг за шагом, он двигался вперед, пока огни вдоль стен извивались все сильнее и сильнее. Даже полный кретин мог бы догадаться, что впереди ожидало новое испытание.
        Кид негромко заскрипел зубами от раздражения. Путешествие начинало его утомлять. Хотя, кому могло прийти в голову, назвать все, через что он прошел "путешествием"? Этот поход был наполнен грязью, кровью и обманом, выжимая последние соки из несчастного клона. Каждый раз он лелеял надежду, что вот он - последний барьер, после которого ожидала долгожданное освобождение. И черт подери, этот этап должен был стать конечным! Но теперь, у него был гораздо более сильный мотив, чтобы пройти все это.
        И словно подслушал его мысли, коридор вывел его в широкий зал. Кид нервно взглотнул - какая подлянка ожидалась на сей раз? Монстры? Или очередные смертельные механизмы? Зал был наполнен густым туманом и 47-й едва мог различить очертания стен. Осторожно шагнув вперед, он никак не ожидал, что провалится по колено в какую-то густую жижу.
        - Твою мать, - тихо ругнулся наемник.
        Обреченно вздохнув, он сделал еще один шаг. Вязкая жидкость под ногами неприятно хлюпала, да еще и словно не хотела выпускать его из своих мерзких объятий. Сниженная мобильность и хреновая видимость - просто дьявольское сочетание. Если здесь поджидал еще один монстр, шансы выжить снижались до совсем уж смешных значений. Упрямо продолжая путь вперед, 47-й услышал другой всплеск. Итак, началось.
        Развернувшись в сторону звука, боец приготовился встретить очередную опасность на своем пути. Всплеск жижи становился все отчетливее - что-то медленно приближалось к нему. Наемник лишь кровожадно оскалился, доставая вибронож.
        - Иди сюда, сука, - сквозь зубы шипел он. - Иди сюда, Скользкий Ник.
        В тумане появилась неясная фигура размером с человека. Уже лучше - хотя бы не трехметровая дура с шипами. Его незваный гость приближался все ближе, и было что-то не так в том, как оно двигалось. Точнее, существо шло очень даже знакомо. Оно точно также неуклюже и неестественно переваливалось, как и твари в том городке. Очень неестественно переваливалось...для живых. Чертовы мертвяки.
        Но то, что вышло из тумана, заставило клона покрыться холодным потом. Внутренний голос кричал внутри: "Это не может быть!". И 47-й не мог сделать ни единого движения. Тварь в белых доспехах солдата имперской армии взглянула на него с неестественным голодом и гневом. Клон даже мог отчетливо увидеть колонии личинок, копошащихся в пустой глазнице Росса. Того самого Росса, который должен был валяться позади остывшим трупом. Черт, даже прожженная дыра в теле клона-убийцы осталась на том же месте!
        Мертвяк издал угрожающий горловой рык и резво бросился на него, каждым скачком приближаясь к месту, где стоял Кид. Внезапная атака словно сбросила с него чары оцепенения. 47-й резко оскалился, и рванул к недавно убитому брату, готовясь отправить его на тот счет повторно. Но все произошло не так, как он планировал. Тварь внезапно утробно промычала:
        - Сме-е-ерть...пришла...
        - Пошел в жопу!
        Наемник резко воткнул лезвие в подбородок трупа и несколько раз провернул нож. Лезвие вышло где-то в районе макушки Росса, превратив его протухшие мозги в кашу. Но тварь и не думала останавливаться.
        Мертвяк медленно потянул руки в сторону горла солдата, который никак не ожидал такого развития событий. Чертовы трупы должны дохнуть, если разнести их мозги! Что за хрень?! Вырвав нож из головы своего врага, он сделал единственно, что смог придумать - резво пнуть зомби в живот. Разлагающееся тело упало назад, словно тряпичная кукла. Но это было не самое плохое.
        Кид согнулся пополам, когда его грудь словно прожгли газовой горелкой. Он рефлекторно приложил руку к очагу боли, но не смог нащупать ничего! 47-й удивленно посмотрел на себя. Что за черт?
        - См-е-е-рть, - раздалось из-за спины.
        47-й резко развернулся. В его сторону переваливались еще две твари и неуклюже тянули руки перед собой. Солдаты Тассендской армии, с многочисленными прожженными ранами, посеченными осколками гранат телами, рваными кусками плоти, свисающими с боков и лиц и вываливающимися кишками. Отвратительно.
        Не теряя ни секунды, клон с диким рыком рванул к мертвяка, желая поскорее закончить этот кошмар. Один из убитых метнулся в его сторону, но напоролся на лезвие ножа, почти пополам разрубившее его голову. Второй, жадно щелкнув зубами, кинулся с другой стороны, но тоже повалился вниз, когда резкий удар ноги с хрустом переломил шею трупа. И это случилось вновь. Кида скрутила неимоверная боль. Он чувствовал, как тело буквально разрывается на куски. Словно его одновременно рвали крюками и прожигали паяльной лампой. Мозг готов был вскипеть, а тело не слушалось, полностью отдавшись всепоглощающей муке.
        - См-е-е-ерть, - раздалось из тумана.
        - См-е-е-рть, - вторили другие голоса. - Пришл-а-а з-з-а то-бой!
        Клубы дыма медленно расседавшись, открывая глазу силуэты всех тех, кто до сих пор скрытно наблюдал за солдатом. Их было несколько десятков, если не сотен. И все медленно приближались к нему, одновременно невнятно мыча.
        - См-е-е-ерть, - прохрипел еще один труп, которого 47-й успел разглядеть.
        Он с трудом узнал этого человека. Его лицо было настолько изуродованно, что если бы не темно-синий плащ, грязный и разорванный, то 47-й никогда бы не смог определить, кто перед ним. Мертвый охранник лорда Канна с глубокой раной вместо носа, сквозь которую виднелись желтые скулы, обнажил ряд желтых зубов. Рядом с ним появился еще один мертвяк в плаще и с прожженной дырой меж глаз.
        - Пришл-ла, - прохрипел амбал в мандалорских доспехах.
        - З-за то-бой! - вторил ему тогрут с изрубленной на куски головой.
        - Свалили с кадра, - сплюнул на землю 47-й, пытаясь подняться на ноги.
        Твари приближались все ближе и ближе, подступая со всех сторон. Мертвецы жадно тянули руки в его сторону, словно смерть клона была их единственной целью.
        - Ну, идите, суки, - 47-й угрожающе выставил перед собой нож. - Попробуйте оторвать кусочек!
        Толпа скрюченных тварей одновременно рванула к нему. Блеснула холодная сталь, очертив перед клоном полукруг. Существо, когда-то бывшее молодым мальчишкой, рухнуло на колени с отрезанной нижней челюстью. Но за ним уже волочились несколько приземистых тел в доспехах из бескара, которые все продолжали синхронно мычать. Кто-то слишком юркий с силой схватил руку клона и в то же мгновение горло наемника словно получило удар кувалдой, перекрыв кислород. Кид рухнул на колени. Мертвяки все пребывали, окончательно окружив его. 47-й почувствовал, как из носа медленно потекла струйка крови. Еще одно касание - и наемник вновь ощутил, как его тело прожгло в нескольких местах. Нервная судорога согнула его пополам. Через секунду, еще одно прикосновение холодных пальцев заставило его издать истошный вой. Тонкая струйка крови потекла из глаза. Череп готов был лопнуть от напряжения. Но конца и края муках солдата все не было. Кид едва смог поднять голову, чтобы увидеть, как прямо перед ним стоял клон с метками 41-го корпуса ВАР на доспехах. Изрешечённый выстрелами мертвец Покачнулся и вцепился холодным пальцами в
горло наемника. Новые касания - и новые порции боли. Боли вытесняющей из головы все остальное. Зачем он здесь? Ради чего? Кто он? Ответов на эти вопросы не было - лишь острая, словно игла, воткнутая в мозг, мука. Все остальное вокруг стало таким неважным и несущественным. Весь мир Кида сузился до размера его тела, каждая частичка которого горела и рвалась на части, его кости дробило на куски, оставляя лишь кашу из мышц и осколков, глаза прожигали невидимый огонь, руки и ноги ежесекундно резали на части и приливали вновь, чтобы вновь обдать новой порцией страданий. Смерть. Смерть - вот лишь чего желал солдат. Прекращение мук. Перед глазами мелькали окровавленные вспухшие лица мертвецов. Тассендцы, рабы, мандалорцы, его братья и совсем незнакомые мужчины, женщины и дети. И каждый жаждал вцепиться в него, словно это было величайшей для них наградой. Его внутренности кипели и вырывались наружу, глаза накрыла багровая пелена, зубы скрипели от давления, каждый сантиметр кожи кровоточил, каждая кость была разбита в прах. С каждым разом он погружайся все глубже и глубже в вязкую жидкость, куда его тянули
холодные руки мертвых. Все глубже...и глубже. Кид не мог даже оказать сопротивление, ни закричать, ни вырваться. Черная вязкая жидкость поглощала его, обволакиваю тело наемника. А боль все нарастала. Ежесекундные, непрекращающиеся страдания. И что-то подсказывало, что они не прекратятся. Никогда. Ни в этой жизни, и не в следующей.
        А потом кроме физических страданий пришли ментальные. Все те ощущения, что испытали умершие перед смертью. Страх. Боль. Отчаяние. Разочарование. Ужин. Кто-то всерьез переживал за пропущенных прием пищи. Все это разом свалилось на неподготовленный разум наемника, который даже не мог закричать - лишь безвольно пускать из рта слюни вперемешку с кровью и кусочками органов. Его разум растворился в чудовищной какофонии боли и страданий, криках и мольбах о пощаде. Казалось, что все это становится частью его самого. Или же Кид сам присоединился к гигантскому пульсирующему куску смерти? Это действительно его последний этап.
        Еще одна холодная рука дотронулась до запястья 47-го - и он почувствовал, как в грудь вбивают очередной огненный кол. Кид ощущал, как еще один плазменный заряд пробил узкую дыру в его голове, как сверхвысокая температура мгновенно вскипятила мозги на несколько тысяч градусов, отчего те могли с легкостью вылиться из ушей. Но это касание было другим. В нем не было злости - лишь сожаление. Не было жажды мести - лишь горечь. Не было обиды - только печаль. Солдат ощутил, как холодные пальцы сильнее сомкнулись на его запястье и резко дернули вверх. Кид рывком выплыл на поверхность, все еще чувствуя, как каждый кусочек тела горит и рвется в клочки. Хватка на руке все не ослабевала, а продолжала тянуть его куда-то в сторону. Уже было не важно куда. Ничего было уже не важно.
        Сквозь пелену ноющей боли и страха, сквозь бред и боль, 47-й почувствовал, холодную поверхность каменного пола. Осознание того, что больше не было ужасных касаний мертвых, приходило медленно и постепенно. И все те муки, что когда-то причинил клон и бумерангом вернувшиеся назад, начали постепенно уходить, словно вода во время отлива.
        - См-е-рть...при-шл-а...з-з-за тобой, - вновь услышал он проклятый хрип.
        Боец едва смог повернуть голову, распластавшись на земле. Левый глаз не открывался, а правый практически полностью был залит кровью. Но он узнал его. Такой же, какой и был перед смертью. Такой же, каким он и запомнил его.
        - Пришла, К-Кид, - вновь прохрипел падаван Бриос, стоя над ним. - И нужно...нужно плат-пла...платит по счетам.
        - Н-На-тан, - едва вымолвил клон, протянув дрожащую ладонь к давно убитому другу. - Натан!
        - Но не сегодня, - закончил темноволосый юноша, покачав головой. - Н-не...сегодня.
        - Стой! - закричал он в темноту, но там уже никого не было. - Натан, подожди!
        - Не спеши следовать за мной, - раздался успокаивающий голос, тот самый, который он слышал давным давно. - Найди свой путь, друг мой.
        Падаван растворился, словно мираж в пустыне. А может просто снова шагнул во мрак пещеры, оставив наемника лежать одного, полностью разбитого и обессиленного.
        - Прости, - прохрипел Кид, вдыхая сухую пыль с пола. - Прости, Нат.
        Кид тяжело дышал, не в состоянии двигаться. Тело продолжало гореть в агонии, но это было сладостной эйфорией по сравнению с тем, через что пришлось пройти мгновения назад. Никогда, никогда он не пожелает пройти это вновь. Никогда.
        - Вставай. Есть более важные, чем сидеть на заднице.
        47-й едва смог поднять голову, чтобы взглянуть в сторону чертова призрака. Собрав волю в кулак, наемник презрительно сплюнул в его сторону.
        - Всем когда-то приходится отвечать за свою поступки, - продолжал Полл. - Но сейчас, впервые за долгое время, у тебя есть шанс защитить, а не убивать.
        Силы медленно восстанавливались. Странно, что он вообще мог шевелить рукой и ногами. Немного, по чуть-чуть, Кид вновь ощущал себя живым.
        - Последний этап, мальчик, - прозвучал голос исчезнувшего призрака.


        ***


        - Мисс Тау'Лика, на вашем месте я бы очень серьезно подумал над своим поведением, - занудным голосом вещал следователь в едва освещенной комнате. - Я хочу помочь вам и вашей дочери.
        Ранна лишь издевательски усмехнулась. Сколько раз она это слышала в свое время? Все они "старались помочь". Никто не хотел признаваться, что им глубоко наплевать. Скорее всего, у этого пацана с усталыми глазами, которому было от силы лет двадцать, в производстве находилось еще десяток дел, за которые начальство активно засовывало ему в задницу здоровенную кувалду за пропущенные сроки. И вот теперь и еще одно свалилось "на счастье". Когда каждый день общаешься с всякого рода отребьем, высушиваешь их жалобы, ложь и претензии, начинаешь видеть в людях не более чем досадную помеху или еще хуже - паразитов. Поэтому, слова о том, как "сильно они заинтересованны в ее судьбе", тви'лека пропустила мимо ушей. Она медленно отпила из великодушно предложенной чашки чая. В последний раз девушка сидела на допросе еще до рождения Сумари, когда спалилась с грузом спайса в дамской сумочке. Она еще раз оглядела обстановку. Похоже, что местные не особо шиковали: маленький кабинет с мигающей лампой, стол следователя, битком набитый папками с делами и какими-то бумагами, а над ними, словно гигантский колосс, возвышался
угрожающего вида шкаф, грозивший в любую секунду рухнуть и утопить их в томах, набитых всякого рода "мясом" и извращениями, вроде некрофилии, детской порнографии и других веселых мероприятий, которые организовывали мирные граждане. Ей приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы не показать свое волнение. Как только прибыли сотрудники порта, они тут же вызвали скорую, которая через несколько минут увезла Сумари в больницу.
        - Мисс Тау'Лика, вы меня слушаете? - устало спросил парнишка, небрежно поправив мятую рубашку.
        - Скорее "да", чем "нет", - хмуро усмехнулась в ответ она. - А в чем собственно дело?
        Молодой следователь лишь устало вздохнул, потерев виски. По нему было видно, насколько его задолбало сидеть в отделе. В чем-то девушка даже сочувствовала ему - горбатиться с утра до поздней ночи, без выходных и праздников, за нищенскую зарплату и поголовную неблагодарность казалось той еще радостью.
        - Мы пытаемся выяснить, что произошло, - парень меланхолично достал из кармана пачку сигарет, опасливо взглянув в сторону двери. - Человек погиб при неясных обстоятельствах и...
        - Но при чем здесь я? Я ничего не знаю. Мне и моей дочери надо срочно лететь.
        - К сожалению, вам придется задержаться, - убедившись, что в коридоре никого не было, тот протянул открытую пачку Ранне. - Пока не будет результатов экспертизы, я вынужден настойчиво попросить вас не покидать планеты.
        - Я подозреваемая? - вопросительно подняла бровь она, вытаскивая предложенную сигарету из пачки.
        - Пока нет, - пожал плечами парень, активируя голо-экран. - И чтобы как можно скорее разобраться, мне нужно, чтобы вы говорили на чистоту.
        - О чем именно?
        - Подождите секунду, - офицер быстро пробежался пальцами по клавиатуре. - Сначала назовите ваше полное имя.
        - Ранна Мор Риоган Тау'Лика, - тви'лека резко выпустила густое облачно дыма.
        - Дата рождения?
        - Может уже перейдем к...
        Парень обреченно перевел взгляд с экрана на нее. Девушка тут же чертыхнулась про себя и раздраженным голосом назвала дату рождения. С облегчением вписав данные в протокол, парнишка продолжил:
        - Место рождения?
        - Сирена, система Альфариус.
        - Место работы?
        - Безработная. Воспитываю дочь.
        Следователь едва заметно тяжело выдохнул. Судя по всему, у него были очень большие сомнения по поводу отсутствия заработка у допрашиваемой, но сделать он ничего не мог - запрос в другую часть Галактики можно было ждать месяцами.
        Отодвинув от себя клавиатуру, офицер развернулся в сторону тви'леки.
        - Не для протокола: ложь не принесет ничего хорошего.
        - Я в данный момент безработная! - по слогам процедила Ранна. - Сколько может продолжаться этот фарс? Давайте уже быстро запишем мои показания, чтобы я смогла вернуться к дочери!
        - Я понимаю ваши...
        - Ничего вы не понимаете!
        - У меня тоже есть дочь, которую я порой не вижу месяцами, - меланхолично заметил в ответ юноша. - И все потому, что каждый день торчу на работе. Поверьте, я знаю, о чем говорю.
        - Простите, - резко повысила голос девушка. - Но вашу дочь не увозила скорая в тяжелом состоянии и...
        - Нет. Но это не значит, что я не волнуюсь за нее и не хочу поскорее увидеть, даже не зная, где она сейчас и что делает. Ей три года, а "папой" она называет моего отца, - устало ответил офицер, закуривая. - А я сижу здесь и работаю. И формальности - есть формальности. Поэтому, давайте побыстрее закончим с ними, чтобы каждый из нас мог вернуться к своим детям, хорошо? Ругаться со мной бесполезно - не вы первая, даже не десятая, за сегодня.
        Тау'Лика лишь едва заметно скрипнула зубами.
        - Итак, - офицер вернулся к терминалу. - Судимости?


          Глава 29


          Пустота внутри. Она словно нефтяное пятно посреди залива - с каждым мгновением растет все больше и больше, ненасытная и неумолимая, захватывая в свои липкие, жирные объятия все, до чего дотянется, и словно раковая опухоль убивая малейшие шансы на спасение. И от нее не скрыться и не спрятаться, не выжечь огнем и не отгородиться. До тех пор, пока она не заполнит все кругом, пока не начнет сытно и довольно урчать, требую еще и еще.
          Проклятые испытания. Проклятый призрак. Проклятая планета. Кид вновь едва мог волочить ноги, двигаясь вперед. Еще одной ловушки ему не пережить - это он знал точно. Но это и не было важно. Если бы год назад ему сказали, что придется надрываться ради некой абстрактного цели, ради призрачного шанса хоть раз сделать что-то правильно и спасти ребенка, которого толком не знал, то лейтенант 327-го корпуса рассмеялся бы рассказчику в лицо. Если на свете и был приз в номинации "Самая полная дерьмом жизнь", то без сомнения молодой клон забрал бы ее себе, на полкорпуса обойдя ближайших конкурентов. Последняя проверка призрака. Это было просто не честно. Удар кувалдой под дых. Хотя, даже не так. Его словно ударили кувалдой под дых, потом обрили яйца ржавым серпом, пару раз прокололи глаза, изнасиловали, выстрелили в голову, а потом вывесили ее самую на стену, как трофей, вместе с другими такими же неудачниками.
          В памяти до сих пор отчетливо звучал голос Натана. А еще голоса остальных, убитых им за время пути. Сколько же их было? Несколько десятков? Сотня? Господи, да у бывалых маньяков не набиралось столько! На Земле, да что уж греха таить - в Империи тоже, какого-нибудь гражданского с таким "послужным списком" укоротили бы ровно на голову. Так сколько их было? Кид уже не мог сказать конкретно. Все слилось в одно - непрекращающийся поток боли и страдания. Только сейчас он отчетливо осознал, что уже сыт по горло. Война и Восстание, ситы и джедаи, имперцы, мандалорцы, повстанцы и прочие личности, не сумевшие ужиться в одной Галактике - пусть все это горит в адском пламени. Пошли они все. Если до этого ему было страшно - страшно менять свою жизнь, страшно оказаться один на один с обычной рутиной, страшно попытаться влиться в общество, то теперь...Теперь клон, уставший и побитый жизнью, готов был однозначно заявить: "Он сыт по горло". Больше никаких подработок у смерти на побегушках. Может об этом и говорил Натан? Может...может давно преданный им друг хотел показать, насколько жизнь 47-го была неправильной
до этого? В голову внезапно закралась неожиданная мысль о том, что ему осталось не так уж и много! Сколько отведено клону? Лет сорок пять? При нынешнем развитии медицины - максимум пятьдесят. Итого: тридцать или тридцать пять, при пятнадцати прожитых. А перспективка-то мрачная.
          Кид слабо усмехнулся. Тридцать лет? Кого это сейчас волнует? Быть может жить ему осталось до ближайшего поворота или очередного зала. Он столько раз был свидетелем смерти своих братьев и прекрасно понимал, что никто не будет спрашивать о его дальнейших планах и предпочтениях. Клоны никогда не любили говорить о будущем, четко осознавая, для чего они созданы. Какой смысл мечтать, если до "дембеля" доживает едва ли каждый сотый? Сколько его братьев из первой партии остались в живых? Треть? Четверть? А сколько из них все еще в строю? Не ранены и не изувечены, способные двигаться и при всех конечностях? Сколько их? В 327-м таких набиралось от силы пара-тройка тысяч. Тех, кто прошел войну от начала и до конца. А сколько пережило резню на Кашиике? А осаду Мандалорского сектора? Кто не словит плазмы от какого-нибудь голожопого повстанца ближайшие двадцать лет или не расщепится на молекулы при взрыве Звезды Смерти и сотни других звездолетов? Самое смешное, что они это понимали. Билет в один конец - судьба пожизненного и посмертного солдата. И кому это нужно? Старому ситу на троне? Или его обрезанному
человеку-граммофону? Кто хоть единый раз вспомнит их, обычных солдат, добрым словом? Может благодарные имперские граждане, чьи планеты они защищали от сепаратистов? Или те несчастные, которых они вытаскивали из рабства конфедератов?
          Огни на стене вновь колыхнулись. Это конец.
          - Пора заканчивать с этим балаганом, - тихо прошептал вслух клон.
          Он вышел в широкий освещенный огнями зал. Уже что-то новенькое: ни тумана, ни угрожающих теней на стенах, ни даже пыли и грязи - все чисто, цивильно, и лишь густая сеть труб на потолке, ведущая прямиком в центр, несколько омрачала картину. Посреди комнаты стояла большая прозрачная колба с жидкостью, которая слабо мерцала бледно-голубым светом. Внутри нее виднелся человеческий силуэт в позе эмбриона. Кид огляделся по сторонам: ни ловушек, ни охраны. Только сейчас он заметил, что стены зала были обшиты металическими листами, в контраст с грубо обработанным камнем из прошлых помещений. Даже воздух казался здесь не таким уж затхлым и давящим.
          Кид осторожно подошел поближе к главной достопримечательности - инкубатору, на подобии того, в котором он сам недавно болтался после "приземления" яхты лорда Канна. Но были и отличия. Края колбы оказались полностью исписаны некими руническими символами, которые ни сколько не потеряли своей четкости за многие тысячелетия. При его приближении, пузырьки воздуха внутри капсулы забились активнее, словно чувствуя угрозу от пришельца. Солдат медленно приблизился к емкости, пытаясь разглядеть тело внутри.
          - Kha Sim Tau! - резко раздалось откуда-то сбоку.
          47-й перевел уставший взгляд в сторону звука. Рядом с колбой спокойно расположился древний-предревний дискообразный голопроектор, еще минуту назад стоявший с олимпийским спокойствием. Теперь же перед ним предстала голограмма существа. Весьма занятного гуманоида с тонкими руками и ногами, вытянутой головой, и глазами по бокам черепа. Существо хмуро разглядывало вторженца, скрестив руки на груди.
          - Вау, - без энтузиазма выдал клон. - Раката.
          - Nvi Lss-ktun! - вновь произнес древний пришелец.
          - Моя твоя не понимать, - отмахнулся от назойливого гуманоида Кид, отвернувшись в сторону колбы.
          - , - не унимался ракатанец.
          - Это что, иврит?!! - округлил глаза клон, едва не рухнув на пол от неожиданности. - Издеваешься?!!
          - Mhaghal thjerda lisghkwa!
          47-й еще несколько секунд удивленно рассматривал назойливого собеседника, но тот наотрез отказывался издать нечто разборчивое или хотя бы знакомое. Кто бы мог подумать...
          - Хрен с тобой, - тихо выдохнул бывший солдат, продолжая свои попытки рассмотреть пленника колбы. - И что мне делать?
          - D t kk!
          - Полл! - неуверенно окликнул призрака 47-й, не обращая внимания на вынужденного собеседника.
          - Nlagh vtl hndms.
          Клон перевел взгляд на голограмму, которая с невозмутимым видом продолжала докапываться до него. Похоже, что пока этот осколок древности не подберет нужный язык, дальнейшее продвижение натыкалось на некоторые трудности.
          - Ты ИИ?
          Ракатанец издал совсем уж мозгодробительную комбинацию звуков, напоминающую одновременно и шелест листьев, и треск углей, и что-то совсем ни на что не похожее. В общем, неважный из него собеседник.
          - Похоже, что пока от тебя...
          - Kashiva tu kula! - вновь издал пришелец. - Tipuna!
          Кид внезапно перевел взгляд на своего нового "друга". "Tipuna". Он уже слышал это слово. Это означало "незнакомец" на одном из наречий Рилота. Так их называли старосты одного из племен тви'леков, когда силы Республики зачищали планету от сепов. Уже лучше. Может быть получится вывести этого полиглота на более знакомый язык. Стоп! Злобно чертыхнувшись, 47-й мысленно дал себе пинка под зад.
          - Su cuy'gar, - осторожно произнес мужчина, глядя на пришельца.
          Выражение лица ракатанца не изменилось. Что ж, стоило ведь попробовать, разве нет? Хотя глупо получилось. Вряд ли мандалорцы появились во времена Империи Раката. Интересно, а как с ним общался Полл? Ладно, не важно - попытка номер два:
          - Katuns? - вновь переспросил голограмму 47-й. - Ну?
          Пришелец продолжал смотреть на Кида не мигающим взором. Он что, издевался? Мог бы хотя бы...
          - Arius, - внезапно ответил гуманоид. - Kitumagh shasu.
          - Дуросский, значит, - устало вздохнул клон, прикрывая лицо ладонью. - Это будет трудно.
          - Voska Lu marh?
          Говорить на языке дуросов учили даже школьников. Как никак - одна из древнейших из ныне существующих рас, к тому же, чертовы рептилии были первыми путешественниками к звездам, да и сейчас Дуро продолжала быть одной из важнейших планет в Галактике. Клонов учили дуросскому, но вот связно говорить на нем получалось не у многих. К тому же, большинство курсантов считали языковые тренинги лишь потерей времени. И чертов пришелец разговаривал с диким, нет, с ДИЧАЙШИМ акцентом, отчего понимать его было вдвойне тяжелей.
          - Kitu an Val's tiku? - на ломаном наречии, спросил клон. - Kga...Kga...Да чтоб тебя! Kgahgvlat ma ru?
          Ракатанец удивленно поднял бровь...или что там у них было вместо бровей? Неужели не угадал? Кид еще помнил, что неправильная интонация могла в корне изменить значение фразы. Типа, вместо "Я вам не враг", получалось "Мать твоя - шлюха". В общем, тот еще язык.
          - GHARIN WA TUN! - внезапно взорвался ракатанец. - Придурок!
          - Sher...Sher ma nuras, - поспешно извинился 47-й, но уже через секунду мужчина удивленно моргнул. - Чего?
          - Сначала язык выучи, а потом пытайся говорить, червь! - рявкнул на него ходячий артефакт. - Подумать только! Меня...Меня - величайшего ученого Бесконечной Империи...Ты...У меня просто слов нет, ничтожество!
          - Так ты говоришь на основном? - еще раз моргнул Кид. - Зачем тогда устроил представление?!
          - Я не обязан отвечать тебе, ничтожный раб! - надменно огласил раката. - Я великий Муаттит! Правитель этой захолустной провинции!
          - Муад'Диб? Что-то знакомое...
          - МУАТТИТ! - взорвался пришелец. - Запомни это имя, иначе...!
          - Иначе что?
          - Иначе я уничтожу тебя! Я призову на помощь невообразимую мощь Силы, которая раздавит тебя, как тупого Khan'teg! Ты будешь умолять меня о пощаде, ничтожный D'hau! Моя сила затмевает звезды! Моя воля поворачивает реки вспять! Подчиняйся!
          Кид скептически поднял бровь. Зверушка с самомнением, однако. Ракатанца потряхивало от гнева так, что казалось он начал слегка размываться в пространстве. Вот только ни искр молний, ни угрожающе левитирующих предметов рядом как-то не наблюдалось. Похоже, что за годы одиночества у этого земноводного разбилась острая форма паранойи, которая заставляла его думать, что он до сих пор "еще тот". Хотя, слабо это верилось.
          - Так, Муад'Диб, что это за место?
          - МУАТТИТ! Мое имя - МУАТТИТ! - ракатанец готов был заскулить от ненависти.
          - Да хоть "Мутит"! - лениво отмахнулся от назойливого пришельца он. - Что. Это. За. Колба?!
          - Как смеешь ты...
          Не дослушав очередную тираду говорящего артефакта, Кид меланхолично с размаху пнул голопроектор. Изображение ракатанца начало мелко дрожать, а сам пришелец издал истеричный визг.
          - Как смеешь, ты - личинка aureg'sk, прикасаться...!
          47-й снова замахнулся и деловито шарахнул проектор. На старом осколке древности появилась красноречивая вмятина.
          - Немедленно прекрати, глупый червь, я убью твоих детей! - продолжал голосить Муаттит, нелепо размахивая своими длинными тонким лапками. - Немедленно...!
          Деловито прокашлявшись, клон в третий раз пробил пенальти. Проектор обиженно закряхтел, протестуя против такого хамского поведения. Изображение пришельца покрылось еще большими помехами.
          - Стой! Стой! Пожалуйста! И я не буду играть твоей головой в...
          Четвертый удар - и многострадальная железяка, удивленно пискнув и совершив полет в дальний конец комнаты, с грохотом рухнула на пол.
          - Успокойся, во имя Fethfah! - рыдал ракатанец, проектируясь горизонтально земле. - Не надо больше! Пожалуйста!
          - Другой разговор, - устало выдохнул 47-й, разминая отбитую ступню. - Так, что это за место?
          - Благородный господин, - взвыло земноводное, картинно сложив руки в умоляющем жесте. - Прошу, поставьте меня на место.
          Немного подумав, клон все же исполнил просьбу несчастного ископаемого. Как-никак, если тот совсем загнется, все подсказки сразу исчезнут. Конечно, был вариант разнести тут все по кирпичику, но вот кто даст гарантию, что именно это и требовалось?
          - Итак...? - бывший солдат многозначительно взглянул на пришельца.
          - Все скажу! Только бить больше не надо!
          - Я теряю терпение, - нараспев протянул клон. - Быстрее.
          - Эта крио-камера! - быстро выкрикнул раката, нервно сжавшись. - Тысячи лет назад, древний воин, пришедший до тебя, запечатал здесь продукт эксперимента! Предательски воспользовавшись мной, этот грязный D'hau получил доступ к древним знаниям Бесконечной Империи! Обезумев, он сотворил...это.
          - "Это"? - Кид невольно повернулся в сторону капсулы, где покоился "эксперимент" Полла. - Надеюсь, не трехметровый бугай с когтистой лапой?
          - Нет! - активно замахал руками Муаттит. - Самка презренного вида рабов...
          Клон изучающе склонил голову на бок, глядя на ракатанца, как на лягушку для препарирования. Тот, не будь дурак, мигом исправил конфуз.
          - Я имею в виду существо, сейчас называемое "человек", - заискивающе улыбнулось земноводное. - Соединив знания своей никчемной магии и достижения науки нашей Империи, этот презренный D'hau сотворил...это!
          Кид еще раз внимательно посмотрел внутрь крио-камеры. Толи жидкость была настолько мутной, толи стекло изрядно загрязнилось за прошедшие годы, но разглядеть пленника капсулы никак не получалось. Лишь силуэт. Если верить ракатанцу, здесь покоилась некая женщина - жертва экспериментов ситов. Хотя, стоп. Они ведь не были тогда ситами, да и вообще...Впрочем, это все лирика. Похоже именно эта дамочка была ответственна за весь этот бардак.
          - Что здесь произошло за последнее время?
          - Да ничего особенного, - поспешно отрапортовал пришелец. - Существо просто очнулось ото сна.
          - Просто очнулось? - скептически покосился на него бывший солдат.
          - Датчики зафиксировали вторжение каких-то паразитов, отчего автоматически включилась система безопасности. Правда...
          - Правда - что?
          - Правда никто и никогда не смог бы случайно проникнуть к одному из источников, - неожиданно смутился память былого времени. - Это просто невозможно.
        Оп-па...Мужчина еще раз пристально посмотрел на камеру. Вряд ли этот пришелец врет. Ему и врать-то особо не за чем. Никто не мог обнаружить случайно? Значит, логично, что кто-то привел тех придурков прямо туда.
          - Что за "источник"? - спокойно поинтересовался клон.
          - Это...вряд ли я смогу точно объяснить, - без энтузиазма промямлил Муаттит.
          - Я еще помню, как играть в футбол, - угрожающе заметил 47-й.
          - Э-эм, - ракатанец явно сомневался.
          Вряд ли он знал, что такое "футбол", но вот угрозу эта амфибия точно почувствовала. Для подтверждения своих намерений, Кид приблизился к уже изрядно помятому голопроектору.
          - Я скажу! Я скажу! - будь у Муаттита такая возможность, он бы тут же отпрыгнул от Кида. - Источник - это...это что-то вроде естественной точки сосредоточения Силы планеты. Всего их три здесь! И все он были связаны с этой комнатой, для подачи энергии в крио-камеру!
          Кид довольно хмыкнул. И чего он только так кобенился, если все можно было бы легко рассказать? Так, теперь остался другой вопрос.
          - Что за хрень их сторожила?
          - Что?
          - Хрень. Страшная и голодная.
          - Я ничего не знаю про это, - почесал затылок ракатанец.
          - Значит, на кой черт ты мне...
          Закончить фразу он не успел. Кид вновь ощутил, как на спине поступил холодный пот, а волосы готовы были встать дыбом. Оно здесь. Оно пришло. Только не снова! Только не опять! 47-й резко развернулся назад, чтобы увидеть, как все пространство за ним окутал черный, беспросветный дым. Клон почувствовал, как дрожат поджилки. Тварь практически поглотила всю комнату до самого потолка. Оно казалось настолько плотным, словно было осязаемым. Мерзким. Склизким. Зараженным. И очень голодным. Несколько секунд Кид не мог пошевелить даже пальцем. Все инстинкты кричали только одно: "Беги! Спасай свою жизнь!", но он не мог сделать ни шагу. Эта тварь, эта мерзкое отродье внушало животный страх, парализовывала волю и разум. Единственная ладонь мелко тряслась, пока плотный дым нависал над маленьким человеком.
          - А? - услышал он едкий голос Муаттита. - Ты про это?
          Тварь не атаковала. Пока. Лишь наблюдала. А может просто смаковала весь ужас, исходящий от каждой частички Кида.
          - Ты хотел разглядеть то отродье в колбе? - рассмеялся древний пришелец. - Так вот оно! Узри свою смерть, D'hau! Thau La Kut!
          Тварь метнулась к нему. Быстро. Молниеносно. Не дав жертве даже моргнуть. Она полностью окутала тело клона, проникая внутрь его тела. Кид почувствовал, как что-то склизкое и инородное ворвалось в его организм, окутывая каждую клетку, каждый гребанный эритроцит! Разум заполонил картины смерти и разрушений. Тысячи людских лиц гнили и разлагались заживо перед его глазами. Крики. Женский плачь. Детский крик. Голова раскалывалась от напряжения, тело сводило судорогой от резкой колющей боли. В груди словно рос здоровенный комок, готовый выдавить ребра изнутри, вырываясь наружу. Но...
          Именно это помогло снять с него оцепенение. Боль неожиданно резко заставила вспомнить то, зачем он здесь. Страх смерти помог понять, что он не помрет тут. Не сейчас. Не до тех пор, пока Сумари грозит опасность. Иначе, его жизнь так и закончится ничем. Маленькая девочка, которую он почти не знал. Ее мать, воспользовавшаяся им в своих целях. И сейчас именно они были тем путевым маяком во тьме, который вел по терявшийся корабль его души. Не потерять этот свет. Добраться до берега, забыв все бури, оставшиеся позади. Жить. Жить. Жить. Жить!
          "Я не для того...Зашел так далеко...Чтобы сдохнуть здесь!"
          Безумная догадка, подстрекаемая неминуемой гибелью в случае бездействия, заставила его покрепче сжать зубы.
          - Большая... - злобно, едва разборчиво, прохрипел 47-й. - Ошибка, шлюха!
          Он выпустил все. Все "заслонки" в своем разуме, которые хоть как-то ограничивали поток Силы в его теле. Все, до последней капли. Клон почувствовал, как из каждой клетки организма начала вырываться неудержимая волна, сметающая все на пути. Он перестал бороться с Тварью. Наоборот. Мысленно схватив суку за "горло", Кид притянул ее ближе, глубже, намного дальше в себя. На миг существо опешило. Еще через секунду - начало недоумевать. Как раз столько времени потребовалось, чтобы покрепче "привязать" ее. 47-й отчетливо уловил нотки боли, идущие от Твари. Поняла наконец? Но уже поздно дергаться, милочка. Гори, тварь!
          Болезненные отголоски существа были подобны симфонии Вагнера - волнующими, вызывающими эйфорию и какой-то неописуемый боевой запал. А потом все закончилось, не успев толком начаться.
          Кид устало рухнул на колени. Он недоуменно посмотрел по сторонам. Что, и все? А где же...где...На короткий миг стало даже как-то грустно и обидно, что ли? Словно Тварь не оправдала своих ожиданий. Где большой гребанный взрыв? Где столб света до небес? Эй, только ведь все началось! Ощущение, словно тебя облапошили. Словно купил билет на мегаблокбастер, а на экране начали крутить рекламу пиццы вместо фильма. В его теле остались лишь жалкие остатки Твари, которые в скором времени распадутся...Что за черт? Что...что это?
          Обескураженный боец тупо стоял посреди зала, пытаясь осмыслить произошедшее.
          - Ты жив? - раздался уже знакомый, но не то чтобы приятный слуху голос. - Как? Как?! То есть...я...это...
          - Иди ка сюда, амфибия, - Кид злодейски улыбнулся обескураженному ракатанцу. - Иди к папочке, сопляк.
          - Благородный сэр, я вас поздравляю с победой! Вы...Вы превзошли все мои ожидания и...
          - Толи еще будет!
          Все-таки старые воспоминания принесли нечто хорошее. В памяти Томаса еще остались упоминания о том, как пробивать пенальти. Кажется, в детстве он был капитаном дворовой команды. Никогда не знаешь, что может пригодится в будущем, верно? Покореженный голопроектор по дуге пролетел через пещеру и шмякнулся на металлический пол. Изображение ракатанца почти полностью скрылось за помехами, сквозь которые все равно четко были различимые взмахи руками и жесты, наверное означающие мольбу о пощаде. Хотя, с той же вероятностью Муаттит мог просто посылать Кида в очень интересные и познавательные места. Визги ракатанца приобрели совсем уж неразличимый характер. Правда, пищал и визжал он довольно таки забавно, прям как поросенок перед убоем. Деловито дойдя до протектора, Кид готов был поспорить, что на долю секунды увидел трясущееся лицо пришельца, сквозь завесу помех. Философски пожав плечами, клон, используя всю силу и массу, еще раз замахнулся. Древний проектор на околозвуковой скорости, придаваемой пинком злого расхитителя гробниц, пронесся мимо крио-камеры и сочно впечатался в противоположную стену. На
грани слышимости, едва уловимо, в воздухе прозвучал болезненный вой, а Кид ощутил, что кто-то получил и так задержавшуюся путевку в один конец.
          - Доразвлекался, старый пень? - поучительно протянул 47-й брезгливо пнув вконец раздолбанный проектор.
          Бедная железка, издав последний писк, безвольно развалилась на запчасти. Внимательно оглядев их, ветеран достал из кучи рухляди какой-то шарообразный толи подшипник, толи еще какую хрень размером с голову.
          - Бедный Йорик, - зловеще хмыкнул Кид. - Это был человек бесконечного остроумия и неистощимый на выдумки.
          47-й брезгливо отбросил уже бесполезную шарообразную хрень. Оставалось еще кое-что доделать. Но это не принесет того удовлетворения, как думалось сначала. Немного порыскав в груде металлолома, клон нашел то, что должно подойти для последнего аккорда в этой пьесе. Он обернулся в сторону крио-камеры. Бледно-голубая жидкость мелко бурлила, словно кто-то закинул туда пачку карбида. Человеческий силуэт медленно зашевелился. Словно бабочка, пытающаяся вырваться из своего кокона. Кид медленно доковылял до камеры. Силуэт резко дернулся. С той стороны толстого стекла появилась отчетливая тень человеческой ладони, которая бессильно скребла по стенкам колбы.
          Ветеран приложил руку к стеклу. Ей было страшно - он чувствовал. Невольница безумной идеи-фикс, которая томилась здесь почти пять тысяч лет. Слишком долгий срок, даже для такой, как она.
          - Прости, - едва слышно прошептал мужчина.
          Он подошел к пульту с несколькими светящимися клавишами. 47-й знал, что нужно делать. Когда он быстро пробежался пальца по панели, рядом с тихим скрипом выдвинулась небольшая темная емкость, расписанная такими же символами, как и сама крио-капсула.
          - Сейчас все закончится.
          С этими словами, клон резко вогнал небольшую тонкую спицу, бывшую когда-то частью механизма раката, себе в плечо. Ветеран мелко дернулся от боли, но тут же не медля вытащил спицу, обильно смоченную багровой кровью. Все закончится сейчас. Кид несколько раз постучал пальцем по инструменту - и три маленькие капли крови одна за одной упали в выдвижную емкость. Он еще раз посмотрел на существо внутри. Ее неясный силуэт силился вырваться, пытаясь пробить брешь в своей темницы. Устало закрыв глаза, 47-й с силой вжал одну из клавиш. Не произошло ничего экстраординарного. Лишь силуэт как-то подозрительно резко дернулся, а через секунду застыл, медленно оседая на дно камеры. Он ощутил еще одну смерть. Как же хотелось надеяться, что последнюю. Черт, как же он устал. Прислонившись спиной к проклятой капсуле, Кид медленно осел на пол. Как же он устал...


          ***


          Ранна практически засыпала в своем кресле, сидя перед койкой своей дочери. Девочка тихо посапывала во сне, обвешанная датчиками, трубками и хатт пойми чего, словно праздничное дерево. Им выделили небольшую, но чистую и светлую палату, где кроме той самой койки не было ничего, кроме небольшой тумбочки и маленького холодильника с едой. Изнутри их маленькой комнаты открывался вид на приемный зал больницы, где доктора, облаченные в белые халаты деловито сновали туда-сюда. Небольшой прибор возле кровати тихо пикал каждые две секунды, отменяя ритм сердцебиения ее маленькой девочки. Тау'Лика закрыла лицо ладонями, закутавшись в старый теплый плед, предоставленный медсестрой госпиталя. Черт бы их побрал. Почему именно они? Почему все так? Сердце матери болезненно сжималось каждый раз, когда она смотрела на свою девочку. Свою малышку. Тви'лека вслушивалась в каждый вдох и выдох дочери, словно отмеряя моменты до того, как она неуклюже потрёт глаза и быстро захлопает своими тоненькими ресничками, пытаясь отыскать маму. Черт подери. Ее состояние ухудшалось - и врачи не знали почему. Они перепробовали все,
что смогли, сделали целую гору анализов, даже какой-то псих с недельной щетиной из мед. персонала пристально разглядывал ее дочь, а потом резво удалился стуча по полу чудаковатой тростью. Медсестра сказала, что это был лучший доктор в их больнице. Но если это называлось "лучший", Ранна даже боялась представить, какие были остальные. Жизненные показатели ее дочери ухудшались с каждой минутой - и она ничего не могла сделать. Все ее былые похождения, весь ее опыт были ничем по сравнению с неизвестной болезнью. Лучше бы она так и осталась в участке. Лучше бы она не знала, что с ней. Лучше бы... Нет! Все это - лишь минутное помутнение. Она должна быть с дочерью! Всегда должна быть с ней!
          Почему именно они? Ранна готова была расплакаться, словно школьница. Почему именно Сумари? Почему ее девочка? Что же все-таки произошло в порту? Что с ней творится? Ответов на эти вопросы не было, а неизвестность с каждой секундой все больше и больше сводила девушку с ума. Каждое мгновение, пока ее дочь прикована к кровати, казалось сродни адской пытке. С головой зарывшись в потрепанный плед, Тау'Лика мысленно проклинали все на свете. Все и всех. А еще она молилась. Молилась всему, что знала. Богам, демонам, духам - всему, что могло помочь. Даже этой "Силе". В голове словно мантра крутилась единственная фраза: "Пусть с ней все будет хорошо". В глазах непривычно защипало, а по щеке скатилась одинокая дорожка влаги. Так она и сидела, поджав под себя ноги и с головой накрывшись мягкой, слегка "кусающей" кожу шерстью.
          - Ма..ма, - послышался слабый голос.
          Девушка подскочило с кресла, словно ужаленная, и стрелой метнулась к койке. Сумари тяжело дышала, закрыв глаза, тянув свою маленькую ладошку куда-то вдаль. Лоб девочки покрылось мелкими каплями пота, температура, судя по показаниям приборов, все поднималась, а сердечко малышки стучало все чаще и чаще. Ранна бессильно опустилась на колени. Она даже не знала, кого проклинать за все, что с ними произошло. Как же это все несправедливо!
          - Ма...ма, - вновь выдохнула девочка, и тут же затихла.
          Прибор пронзительно запищал, а на экране высветились несколько красных иконок.
          - Сумари? - не верящие прошептала Ранна, поднимая голову. - МЕДИК!
          Девушка пулей выскочила в коридор в поисках помощи, но на встречу ей через весь коридор уже неслись два врача.
          - Выйдите! - рявкнул ей один из докторов, попутно крича в комлинк. - У нас тут Два-Восемь! Аппаратуру в палату 35-Б!
          - Что с ней?! - трясясь от страха, спросила Ранна. - Эй!
          - Выйдите, - спокойно, но очень настойчиво заявил медик. - Быстрее, остолопы, у нее остановка сердца!
          Дверь в палату резко захлопнулась перед самым носом девушки. Она стояла, не в силах пошевелиться. Только не это. Только не это! Тау'Лика ничего не видела перед собой, смотря словно куда-то вдаль. Руки тви'леки мелко дрожали, а сердце готово было вырваться из груди. Перед глазами носились какие-то люди, кричащие о чем-то. Дверь в палату Сумари закрывалась и открывалась, но Ранна ничего не помнила. Она не знала, как оказалась сидящей на полу в коридоре, прислонившись к холодной белой стене. В руках переломилась дымящаяся сигарета. Еще несколько лежали прямо на блестящем кафеле. Полная женщина в белом халате что-то требовательно кричала, махала руками и хмурилась, но девушка не слышала ее. Все мысли словно улетучились, а в голове гулял ветер. Даже дышала она скорее на автомате, не очень соображая. Ранна не знала, сколько сидела вот так - развитая и сломленная на чистом полу больницы. Повсюду сновали люди, слышались чьи-то голоса. Еще через какое-то время, тви'лека обнаружила на своих плечах тот самый плед из палаты. Не очень соображая, мандалорка укуталась в него с головой, словно пытаясь сбежать
от этого мира. Куда угодно. Лишь бы там была ее девочка. Лишь бы она вновь смеялась и капризничала. Лишь бы она была жива.
          - Мисс Тау'Лика? Мисс Тау'Лика!
          Чья-то рука грубо толкнула ее плечо. Девушка перевела безжизненный взгляд в сторону говорившего.
          - Пройдемте, - тихо заявил мужчина в белом халате и с тростью.
          - Как Сумари? - хрипло спросила Ранна. - Как моя девочка?
          - Ее жизни ничего не угрожает, - слова доктора доносились словно откуда-то издалека, заставляя тви'леку не верящие посмотреть на него. - Пока все в порядке.
          - Я могу...?
          - Да, мисс, вам лучше пройти к ней. Но будет крайне осторожны. Постарайтесь не разбудить ее.
          Сидевшая до этого в полной апатии, девушка вскочила с пола и будто на крыльях метнулась к палате. Она должна ее увидеть. Должна! Должна сама убедиться, что все хорошо! Дверь плавно отъехала в сторону, открыв ей всю ту же комнату. Та же маленькая тумбочка, тот же аппарат, тот же холодильник и небольшое кресло в углу, где она сидела, наблюдая за ней. Словно ничего этого не было. Словно это был лишь кошмарный сон или чудовищная галлюцинация помутневшего рассудка.
          Сумари все также лежала на своей койке, обвитая многочисленными датчиками и проводами. Аппарат все также периодически пикал каждые две секунды. Все осталось также. Девушка осторожно подошла к своей дочери, не отрывая от нее взгляда. Сумари все также размеренно дышала, умиротворенно пребывая в стране грез. Не в силах больше держаться, Ранна рухнула на колени перед койкой, ласково дотронувшись до ладошки девочки руками. Лицо Тау'Лики уткнулось в простыню, а сама она мелко вздрагивала.
          - Ма...ма, - вновь послышался тихий ангельский голосок. - Мама...не плачь.
          Ранна тут же подняла взгляд. Ее глаза опухли от слез, а туш растеклась по всему лицу. Сумари едва приоткрыла веки, словно борясь со сном.
          - У тебя...лицо грязное.
          - Ничего, родненькая, ничего, - горько улыбаясь, поспешно вытерла слезы мандалорка. - Ничего.
          Девочка распахнула свои глаза и Ранна тут же замерла.
          - Мамочка...что-то случилось? - слабо прошептала малышка.
          - Ничего, родная, ничего, - фальшиво улыбнулась Тау'Лика, внутренне вздрагивая.
          На нее смотрела пара ярко-желтых глаз. Глаза, которые нагоняли страху на бывалую наемницу, успевшую повидать многое.


          ***


          Кид возвращался назад. Путь, который казался был бесконечен, был преодолен за какие-то полчаса. На обратном пути ни встретился ни один из залов, где он бывал прежде. Ни мертвецов, ни ловушек, ни дохлого ранкора. Он просто вышел в тот же самый коридор, где все еще лежал мертвый Росс. Ветеран мрачно посмотрел на убитого брата.
          - Прости, - горько вздохнул клон.
          Он все шел вперед, не очень разбираясь пути. Пару раз 47-й умудрился упасть на пол, после чего неизменно поднимался и шел дальше к своей цели. К своей последней цели. Все позади. Все падения остались позади. Впереди же ждала только свобода и жизнь, о которой он так долго мечтал. Наконец, уставший, грязный и ободранный мужчина вышел к пещере, где они не так давно останавливались на привал.
          Он медленно обвел взглядом округу. Ни души. Ни Кали, ни имперцев. Похоже, что они покинули убежище, когда закончились самые последние сроки. Кид мысленно поздравил себя. Он теперь "пропавший без вести". Через пару лет признают трупом. Снаружи пробивались первые солнечные лучи, освещающие широкий зал. И воздух. Да, воздух совсем другой. Утренний, с едва заметными нотками росы. Чистый, сладкий воздух. Клон вдохнул полной грудью. Как же давно он так не дышал. Словно с плечь свалился тяжелый камень, тянущий его вниз, мешающий насладиться окружающим миром. Он медленно поплелся к выходу. Лес встретил его щебетом птиц и шелестом деревьев, которые словно плавали в лучах солнца. 47-й еще раз вдохнул этот воздух свободы. Пожалуй, стоит немного задержаться. Прислонившись к скале у входа, ветеран блаженно вытянул ноги, приложил голову к холодной породе и блаженно закрыл глаза.
          - Что ты чувствовал в тот момент? - вслух спросил клон. - Я знаю, что ты здесь.
          Целую минуту никто не отвечал ему, и ветеран уже было решил, что начал потихоньку сходить с ума.
          - Облегчение, - раздался голос Полла. - Боль. Раскаяние. Горечь. Всего и не перечислить.
          Кид вновь вдохнул аромат окружающей среды. Это было блаженством.
          - Она ведь тебе рассказала? - призрак материализовался прямо над ним.- Так?
          - Да, - не открывая глаз, кивнул ветеран. - Я все увидел.
          - Значит, ты знаешь о моем самом большом грехе.
          Клон еще раз кивнул.
          - Я все знаю, сит, - пробубнил в ответ 47-й. - Про Маэзис, про ее судьбу, про твое "решение" проблемы.
        Полл молчал. А что еще говорить? Хотя, были кое-какие нюансы.
          - Почему я? - внезапно спросил Кид.
          - Ты пришел в мои видения пятнадцать лет назад, - пожал плечами тот. - Я знал, что ты прибудешь сюда. Ждал и надеялся.
          - Ты заставил этого мелкого белобрысого урода купить меня?
          - Да.
          - Информацию про яхту Канна повстанцам слил тоже ты?
          - Да.
          - И тассендцев заманил к Ней, - уверенно заявил ветеран.
          - Я не горжусь этим. Хотя, это и не помогло.
          Кид устало открыл глаза. Как же хотелось спать, но в этой пьесе надо было поставить точки над i.
          - Все эти зомбаки... - 47-й внимательно взглянул на Полла. - Зачем? Почему просто не привел меня к пещере?
          - Ты должен был... - сит несколько замялся под пристальным взором ветерана. - Должен был увидеть нечто такое, что потрясло бы до глубины души. Вид живых мертвецов может вселить ужас в сердце любого. Это послужило бы мотивацией. И еще...
          - Что?
          - Я должен был проверить тебя, - наконец, ответил призрак. - Должен был убедиться, что твоя кровь будет бороться с заразой.
          - А если я смог пережить заражение, - задумчиво рассуждал 47-й, склонив голову. - То смог бы и дать отпор Маэзис.
          - Да, ты прав, - Полл устало закрыл глаза. - Я не горжусь тем, что сделал. Но вопреки моим предположениям, она не пожелала выпустить свою силу наружу и мне пришлось...Пришлось сделать это за нее. Натравить Чуму на невинных людей - это слишком даже для сита, но...ты ведь понимаешь, почему я так поступил?
          - Да, сит, я понимаю, - Кид вновь закрыл глаза, пытаясь насладиться редкими минутами отдыха. - Но простить не могу.
          - Я...
          - Вся эта брехня про спасение жизней миллионов, вся та чушь про угрозу с Ее стороны - это все было лишь твоими уловками. Готов поспорить, что она так бы и сидела в своей дыре до скончания веков, а ты в любом случае не смог бы долго контролировать ее силы и в конце концов сам бы выжег эту заразу. Или я не прав, сит?
          - Я вновь прошу прощения, но если бы я мог, то без раздумий сделал бы это вновь! Она была в заточении пять тысяч лет! Пять тысяч лет из-за моего тщеславия! Пять тысяч лет безумия и боли! Я не мог оставить ее! Не мог!
          Полл резко замолчал. Кид вновь приложил голову к холодной поверхности скалы. Эта игра. Чудовищная игра, начатая одним давно умершим человекам, стоила жизни многим тысячам других. Давно забытая история про старика с непомерными амбициями, и смертельно больную девушку, обросла новыми подробностями. История про то, как девушка держала в себе одну из величайших угроз Галактике. Про то, как она что есть сил боролась с безумием внутри, с каждым мгновением проигрывая все больше и больше в той темнице, которую сотворил для нее собственная кровь и плоть. История про раскаяние и благородной идее, реализованной дьявольскими путями. Не будь здесь его, Полл так и остался бы сторожить гробницу, ожидая прибытия спасителя. Не будь его, Маэзис так бы и металась в своей конуре, охраняя территорию, словно дикий зверь - единственное, что осталось в ее сознании за прошедшие тысячелетия. "Не выпустить Чуму" - единственная оставшаяся человеческая мысль в ее разуме, но и та выражалась лишь в том, что она подсознательно заперла себя. Даже атака на Сумари была скорее спонтанной, нежели желанием выбраться наружу через
девочку. Лишь в последние мгновения жизни, она смогла вернуть себе рассудок. Сит не мог убить ее, никто не мог. Даже простое присутствие рядом с ней было опасно для него. И вот старик, после долгих лет ожидания, схватился за единственную соломинку, предоставленную ему Силой. Схватился так, что готов был уничтожить сотни тысяч ни в чем не повинных разумных. Ради того, чтобы направить одного клона в нужную сторону, он обманывал, манипулировал и отправлял на смерть сотни людей. Полл распространил болезнь лишь для того, чтобы правильно мотивировать одного клона, ну не бред ли? Похоже, что не только у нее помутился рассудок за прошедшие годы. Неужели все надо было настолько усложнять? Хотя, если подумать, смог бы он уговорит его отправиться в такое путешествие, не создав этот громадный спектакль? Ради одной девушки.
          - У меня есть подарок, - наконец, произнес призрак. - Я не могу восстановить твою руку, но могу помочь выбраться.
          - То есть?
          - Увидишь.
          - Опять темнишь, сит.
          - Ты все увидишь, - усмехнулся древний воин. - И еще одно.
          - Что, сит?
          - Я уже вижу твою судьбу, - внезапно помрачнел Полл.
          - Не тяни уже, - устало выдохнул 47-й. - Меня уже ничего не удивит.
          - Твоя жизнь не будет такой безмятежной, как ты хочешь, - серьезно произнес дух. - Тебя ждут многие препятствия и много боли.
          Кид ничего не ответил ему. Лишь многозначительно посмотрел в глаза сита, и горько усмехнулся.
          - Это все? - прикрыл глаза клон.
          - Нет, - отрицательно покачал головой тот. - На своем пути, тебе придется многое пройти. Даже собственные дети обернуться против тебя. И ты примешь смерть от рук своей же дочери, дав начало новому витку противостояния Ашлы и Богана.
          Кид вновь промолчал. Лишь тихо вздохнув, клон снова усмехнулся.
          - Да пребудет с тобой Сила, Полл, - боец отсалютовал призраку единственной рукой.
          - Да пребудет с тобой Сила, мальчик.
          47-й снова открыл глаза. Он сидел в одиночестве, лишь мирный щебет птиц и шелест листьев под ярким солнцем Тассендии. Хатт подери, как же он устал.


          ***


          - When Johnny comes marching home again...Hurrah! Hurrah...
          Кид удобно развалился у скалы, хрипло напевая старую, как мир, песню.
          - We'll give him a hearty welcome then...Hurrah! Hurrah...
          Он и сам не знал, почему вспомнил именно ее. В памяти Томаса эта песня занимала какое-то особое место, настолько, что 47-й до сих пор помнил слова и незатейливый ирландский мотивчик. Смысл слов был понятен не полностью, но кое-что перекликалось с Основным, да и общий смысл мог уловить любой разумный. Песня была очень в тему, сейчас по крайней мере.
          - The men will cheers...the boys will shout...the ladies, they will all turn up...
          Клон умиротворенно улыбнулся, воображаю картину из песни. Да, кто бы что ни говорил, а солдаты везде одинаковые. Имелись и исключения, но то были либо полные отморозки, либо фанатики. Не важно, за кого они воюют: за Канцлера, Империю, дядю Сэма или серп и молот - все в конце концов мечтают вернуться назад. К своим близким, к родным и любимым. Кто-то ненавидит войну, кто-то гордится, что воевал за свою страну, кто-то спивается и в итоге приставляет пистолет к виску, но все без исключения мечтают возвратится туда, где их помнят и ждут. Домой.
          - And we all feel gay when...
          Мужчина на миг замолчал, слегка нахмурившись, но после секундного замешательства ехидно усмехнулся самому себе. Прибыли, наконец. Давно пора.
          - Johnny comes marching home, - тихо закончил ветеран, поднимаясь и отряхивая задницу от земли и травы.
          На горизонте появилась маленькая точка, которая стремительно увеличивалась в размерах. Небольшой десантный шаттл шел низко - не хотел, видимо, лишний раз светиться перед радарами. Пятидесятитонная дура мчалась, ревя соплами, словно пьяная корова, пугая окрестных птиц и зверей, едва не срывая листья с верхушек деревьев. И не было сомнений, куда нацепилась "Валькирия". Кид стоял со скучающим видом, ожидая свой транспорт. Надо же, как они любезны.
          Летающее недоразумение с ревом пронеслось над ним, поднимая клубы пыли.
          - Ну, что за ребячество? - сокрушенно покачал головой клон.
          Транспортник зашел на второй круг, плавно выключая кормовые сопла. Взревели посадочные двигатели - и машина повисла в нескольких десятках сантиметрах над землей, зависнув прямиком перед измученным до невозможности клоном. Бортовая аппарель с тихим шипением опустилась вниз.
          - Мы не такси, между прочим, - послышался раздраженный девичий голос.
          - Оплата вам, значит, тоже не нужна? - приветливо улыбнулся ветеран.
          - Я похожа на альтруистку? - Кали деловито скрестила руки на груди.
          - Самую малость.
          Кид продолжал ехидно сверлить девушку взглядом. Все же, не смотря на все разногласия, 47-й был действительно рад увидеть ее. Падаван, сварливо вздохнув под нос, великодушно протянула миниатюрную ладонь. Белые, тонкие, длинные пальцы будто манили к себе. Словно прекрасная валькирия предлагала отправится вместе с ней в далекую Вальхаллу. В голубых глазах блондинки прыгали чертики, не смотря на недовольное личико. Кид легко прикоснулся к гладкой руке Вэнс и быстро запрыгнул внутрь.
          - За мной подъезжает девушка. Какой позор, - лукаво подмигнул ей клон. - В следующий раз, я - за рулем.
          - Второе свидание? Да ни за что! - громко рассмеялась она. - С тобой никакой романтики - лишь перестрелки и кишки на стенах.
          - Всего-то один раз так получилось, - вторил ей 47-й, широко улыбнувшись.
          Неизвестно, сколько бы продлились эти дружеские подколки, если бы Кид печенкой не ощутил холодные взгляды за спиной. На него устремился десяток пар глаз очень нервных, и очень злых солдат в белой имперской броне. Если бы хмурые взгляды были материальными, то несчастного однорукого ветерана разорвало бы на атомы, хлеще, чем артиллерийский залп прямой наводкой.
          - Это я такой чувствительный или в салоне какая-то напряженность? - тихо спросил у девушки 47-й, подозрительно косясь братьев. - Чего такие серьезные?
          - Не обращай внимания, - небрежно отмахнулась блондинка. - Сперва главное: ты в норме?
          - Не важно, - покачал головой ветеран. - Давай перекусим.
          - Чего?
          - Жрать хочу, "чего"! Последний раз ел два дня назад!
          - Ох, простите принцесса, - картинно скорчила лицо Кали. - Какой чай предпочитаете: травяной или на молоке?
          - Я предпочитаю бренди! - подыграл ей 47-й. - Обязательно коррелианский!
          Блондинка тихо прыснула и покачала головой. Как раз в этот момент, живот Кида издал душераздирающий вой умирающего кита.
          - Сейчас принесу, - весело бросила Вэнс, уходя в даль салона. - Подожди.
          Послышалось тихое шебуршение, и через секунду, девушка возвратилась держа в руках два пакета солдатского сухпайка. Кид непроизвольно сглотнул слюни.
          - Мясо или курицу? - лукаво подмигнула ему ученица.
          - Издеваешься?
          - Самую малость.
          Мгновенно вскрыв содержимое пакета, 47-й ощутил давно забытый запах просроченных республиканских пайков. Черт, дешевое консервированное мясо в кисло-тухлом соусе цвета человеческих соплей. Объедение! Жадно впившись зубами в еду, едва ли не причмокивая от кайфа, клон принялся оперативно уничтожать предложенный завтрак.
          - Эй, не пачкай меня! - возмущенно взвизгнула Кали. - Там, между прочем, и вилка есть!
          - И как я ей буду пользоваться? - огрызнулся он, демонстрируя обрубок, на котором до сих пор поблескивала медицинский браслет. - Предложишь руку помощи?
          - Э-э-э, пожалуй нет.
          - Вот видишь, - безразлично ответил 47-й, прожевывав склизкий кусок. - "Делай свою работу и не мешай другим делать их".
          - Эту глубоко философскую мысль ты на пайке вычитал?
          - Ага, - кивнул он. - Неплохо сказано, правда?
          Ученица не снизошла до ответа, скептически наблюдая за попытками ветерана прикончить трапезу. Сама она не за какие бы деньги не притронулась к той куче дерьма, которую имперцы называли солдатским обедом.
          - Так как, все-таки? - наконец, спросила блондинка.
          - А?
          - После того, как вы ушли, - начала объяснять она. - Я прождала вас почти четыре часа! Больше сидеть там было опасно, поэтому мы ушли к точке эвакуации...
          - Бессердечная стерва, - тихо хохотнул клон, вытирая соус с щеки.
          - Эй, а что было делать? Пойти за вами и сдохнуть всей группой?! - Кали в миг нахмурилась, но в следующее мгновение, девушка внимательно посмотрела в глаза 47-го. - Я...я не могла, ты ведь знаешь? Знаешь же, правда?
          Кид мысленно потешался над девочкой. У Вэнс была настолько виноватая мина, что хотелось аккуратно потрепать ее за щечки, дотронуться до гладкой, словно фарфор, кожи. К тому же, она так смущенно и неуверенно ломала пальцы, что тот едва сдерживался, чтобы не рассмеяться во весь голос. Сейчас перед ним стояла самая настоящая школьница, нашкодившая перед преподавателем.
          - Эй! - возмущенно вскрикнула Кали, видимо почувствовав мысли ветерана. - Так ты издеваешься, сволочь?! Я тут перед тобой...я...
          47-й натужно прыснул, не в силах больше держаться. Паек с чавкающим звуком плюхнулся на дюрасталевый пол.
          - Я тебя ненавижу! - обиженно пробубнила блондинка.
          Они летели почти над самыми верхушками деревьев, прячась от радаров тассендцев. Карантинную зону еще никто не отменял. А что такое карантин? Это на бумаге все выглядит прелестно и радужно. Вежливые диспетчера отводят суда из воздушного пространства над зоной, еще более вежливые военные вежливо объясняют всем гражданским, что вход запрещен, вежливо покачивая оружием. На практике это звучало примерно так: "Мочи все, что пытается пролететь, пройти, проползти, проплыть или просочиться сквозь заслоны". И все суда над карантинной зоной сбиваются быстро и непринужденно. Никто не будет разбираться, что там за точечка погасла на радаре. Хоть гражданский челнок, хоть имперский транспортник.
          - Так что там дальше? - наконец, поинтересовался клон, с блаженным выражением лица. - Как ты вообще на меня вышла?
          - Я с тобой не разговариваю! - упрямо заявила Кали.
          - Э-эй!
          Блондинка обиженно отвернулась голову, демонстративно игнорируя 47-го. Черт возьми, ну что за ребячество? На лице ветерана появилась заговорческая ухмылка.
          - У тебя кусочек еды на лице, между почим, - невзначай заметил Кид.
          - Что?!
          - Вот видишь - разговариваешь, - клон легонько щелкнул ее по носу, за что закономерно получил заслуженный пинок в коленку. - Ай! Больно же!
          - Силе должно быть стыдно за твою тупость! - злобно прошипела Кали, раскрасневшись от гнева. - Больше никогда в жизни не буду тебя спасать!
          - Круто, увеличатся мои шансы на выживание!
          - Я тебе сейчас ноги оторву!
          - Ой, это сильно затруднит утренний туалет.
          Девушка сокрушенно закрыла лицо ладонью, издав полный боли и раздражения рык. Кид лишь тихо рассмеялся.
          - У тебя отличное настроение, да? - сквозь зубы прошипела Вэнс.
          - Можно и так сказать, - пожал плечами ветеран. - Эй, Кали...
          - Что опять? - огрызнулась в ответ блондинка. - Еще не наигрался? Знаешь, пошел ты! Отвали! Не разговаривай со мной до посадки!
          Падаван резко развернулась и раздраженно рухнула на пассажирское сиденье в дальнем конце салона. Весь вид девушки буквально кричал о том, что сейчас лучше к ней не приближаться. Вэнс деловито закинула ногу на ногу, молча сверлив клона взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. Скорее всего, она искренне желала ему долгой и мучительной смерти. 47-й обреченно вздохнул. Похоже, он несколько переборщил. Черт, теперь еще и извиняться придется. Кид еще раз оглянулся на своих молчаливых братьев, которые продолжали с ненавистью рассматривать его. Их реакцию вполне можно было предугадать - для большинства имперских солдат, КЛ-6747 был дезертиром и предателем. Для них он олицетворял все то, что претило и противоречило всем их клятвам и догмам. Живое воплощение всего того, что они ненавидели. Клон молча уселся в одно из кресел. Подумать только, ведь когда-то, он сам был таким же.
          Толи от атмосферы, толи из-за чувства вины перед Кали, дезертир задумался. Кид никак не рассчитывал, что с ней прилетит целое отделение. Это сильно усложнило дело. С тремя солдатами, хоть и тренированными по спец программе, он бы справился даже в своем нынешнем состоянии. Нажать на спусковой крючок или перерезать глотку можно и одной рукой. Но теперь. Впрочем, все это не важно. Кали Вэнс не станет очередной жертвой Палпатина по его вине. Никогда больше.
          - Так, мальчики и девочки, - внезапно раздалось из интеркома. - Говорит ваш капитан, мы успешно вышли из карантинной зоны и теперь идем к точке рандеву. Температура за бортом - хрен знает, сколько градусов. Спасибо, что воспользовались нашими авиалиниями. Напитков и стюардесс не предлагаю - обломитесь.
          - Клоуны, - обреченно выдохнула Вэнс, поднеся коммуникатор ко рту. - Ёхан, будешь драить сортиры, пока свое отражение не увидишь!
          - Прошу прощения, мэм, - голос пилота в миг стал серьезным. - Идем к указанным вами координатам. Расчетной время прибытия - двадцать минут.
          - Чертовы клоуны, - тихо, но злобно пробубнила Кали.
          Как и предсказывал Ёхан, через двадцать минут Кид ощутил, как транспортник резко сбросил скорость, заходя на посадку. Ветеран оглянулся в сторону блондинки, которая все еще пылала праведным гневом. Куда же они летели? Не похоже, что шаттл мчался на орбиту. У имперцев должен же быть какой-нибудь захудалый десантный крейсер, с дипломатическими "номерами". Мобильный штаб, откуда осуществлялось командование операцией и выброска разведгрупп. Если нет, то что оставалось? Скрытая база под носом у тассендцев? Возможно. Тогда, все операции руководились с планеты, а подкрепления и нужное оборудование скрытно доставлялось контрабандой? Странно. Если бы так все и было, то клоны бы не сверкали своей белоснежной броней, а замаскировались под местных. Они определенно не могли базироваться на планете в таком прикиде. Хотя...Если правительство Тассендии было в курсе их присутствия, то это все объясняло. Но что-то слабо верилось в подобное. Вараасы крепко держались за свою независимость, и не позволяли кому бы то ни было хозяйничать на их территории. Если только...А черт. Если только повстанцы-нелюди окончательно
не достали бы королевский двор. То видео в голонете, где они вырезали аванпост! Кид задумчиво посмотрел на блондинку, отчего та состроила злобную гримасу, когда поймала его взгляд. Вроде сходилось. Но определенно, чего-то не хватало. Не могла королевская семья так запаниковать из-за потери кучки солдат. Было что-то еще. Испугались Заразы? Нет, не похоже - их отправили к месту раскопок как раз, когда все бойцы и ученые "Батальона 731" уже ушли в страну вечной охоты. Вряд ли командование стало бы посылать ученых мирового уровня на убой. Значит, тогда они еще не знали про то, что экспедиция провалилась и что именно грозит их планете. Стоп! Они ведь так и не выяснили, чем закончилась миссия второй группы на штаб-квартиру 731-го! Может, это и напугало властей? Нападение на главную базу элитного подразделения - совсем не шутки. Но если так, то вторая группа уже должна быть мертва в полном составе - в их задачу не входил огневой контакт с противником - лишь разведка и сбор данных. Если уж поднялся переполох...
          Кид несколько раз ударил ладонью по лбу. К черту. Его это уже не касалось! Конечно, парней было жаль - к этому никогда не привыкаешь, но уже ничего не поделаешь. А что здесь делают имперцы и почему расхаживают, как у себя дома, - это не его ума дело! Это даже играло на руку. С базы на поверхности можно легче сбежать. Оставалось только одно - объяснить Кали, с какого это перепугу они должны валить оттуда. Упрямая ведь, как чертова банта! Транспорт резко покачнулся от контакта с землей. Похоже, что они прибыли куда надо. Что же, осталось только собрать вещички, забрать деньги и благополучно свалить из этого дурдома, прихватив с собой одну стервозную блонди.
          - Все сидим на месте, парни, - резко огласила "блонди" повелительным тоном, после чего перевела раздраженный взгляд на 47-го. - А ты - на выход.
          - Расстреливать собрались? - едко подметил клон, вставая с места.
          - Заткнись, - хмуро оборвала его девушка.
          Аппарель медленно опустилась, открывая Киду замечательный вид на очередную гору и опушку леса. Ни оборудования, ни персонала, никаких признаков мобильного лагеря - ничего. Он подозрительно посмотрел в сторону Вэнс - не уже ли вправду собралась расстрелять? Но в глубине души клон воспрял - легче будет унести ноги, если эти мордовороты останутся внутри.
          Кали вышла на поляну с гордо поднятой головой, ритмично покачивая бедрами. Настолько ритмично, что Кид едва не вывалился из шаттла головой вперед.
          - Там, - блондинка указала на едва заметную пещеру, скрытую густым кустарником. - Найдешь все, что нужно.
          - Что это за место? - мгновенно ощетинился 47-й. Он печенкой чувствовала напряжение, повисшее в воздухе.
          - Один из тайников повстанцев, - пожала плечами та. - На случай, если нас прижали бы в угол. Шаттл полностью заправлен, есть два астродроида, медицинская капсула, еды на три недели и еще куча всего. Как один из высших офицеров Сопротивления, я знала расположение и...
          - Кали, в чем дело? - тревожно спросил ее клон. - Я же чувствую, что что-то не так.
          - Не бери в голову, - злобно отмахнулась та. - Есть фальшивые документы на транспорт, разрешение на пролет, таможенные печати, санитарная проверка и все остальное. Ни одна крыса не подкопается.
          - Кали, - более настойчиво произнес 47-й. - Что происходит?
          - Я же сказала, что...
          - Вэнс, я не вчера родился! И я чувствую твое смятение! Говори уже!
          Блондинка внимательно посмотрела на него. Ее сухие губы сжались в линию, и лишь небесно-голубые глаза улыбались. Не будь клон чувствителен к эмоциям других людей, то возможно и клюнул бы на эту уловку, но он ясно понимал, что ей было не до веселья.
          - Не лезь не в свое дело, - произнесла она, на секунду прикрыв глаза, словно от внезапной ноющей боли. - Вали уже отсюда.
          - Вэнс...
          - Слушай, давай не будем все усложнять. Тем более, меня уже ждут.
          - Ты ведь знаешь, что нельзя доверять имперцам, - с нажимом произнес он, становясь на шаг ближе.
          - Знаю, - согласно кивнула та.
        - Тогда и незачем с ними связываться?!
          - Назад дороги нет, Кид.
          - Пошли со мной, - неожиданно выпалил он, уже не заботясь ни о конспирации, ни о целом отделении вооруженных до зубов братьев, которые могли на корню пресечь попытку побега.
          Кали вновь посмотрела на него сверху вниз, словно аристократ на простолюдина. Неподготовленный человек мгновенно бы смутился, но ветеран уже довольно неплохо знал юную ученицу джедая. 47-й лишь вновь поразился способности этой девочки в мгновение ока перевоплощаться в ту роль, которая ей нужна.
          - Назад дороги нет, - безэмоционально, но повелительно, словно императрица, повторила девушка. - Ты можешь уйти, но уже я - нет!
          - Что это значит?
          - Не бери в голову.
          - Какая же ты... - клон резко закрыл рот, не вымолвив остальные слова, но вскоре продолжил, собравшись с мыслями. - Хватит вести себя, как ребенок.
          - Как ребенок? - Вэнс наконец улыбнулась, расслаблено выдохнув. - И правда.
          Между ними повисла звенящая тишина. Кид чувствовал, как резко изменилось настроение молодой девушки. Еще несколько минут назад, она забавно дулась на его за ту невинную выходку, но теперь...Теперь Вэнс казалась испуганной и ошеломленной, словно стоящей перед темной бездной на краю обрыва, тщательно пытаясь ничем не показать это.
          - Сегодня, ты - герой этого дня, - она аккуратно дотронулась своей мягкой ладонью его плеча. - А у меня лишь второстепенная роль, которая еще не доиграна.
          - Что ты несешь?
          - Ты спас планету, - девушка натужно улыбнулась. - Ты спас миллионы ни в чем не повинных жизней. Я поражена, хотя и не знаю подробностей, и не хочу, чтобы за такой поступок тебя порезали на куски.
          47-й вновь замолчал, обдумывая сказанное ей. Черт! Черт! Черт! Внезапная догадка, заставила его за скрести зубами. Кид резко схватил руку блондинки.
          - Это ОН тебе сказал?! Он сказал тебе остаться?!
          - Мне больно, - требовательно произнесла Кали.
          - Этот чертов сит вертит людскими жизнями, как хочет! Ты не понимаешь, что он просто...
          - Отпусти! - резко рявкнула Вэнс. - Сейчас же!
          В ее голосе было столько повелительнее ноток, что даже 47-й опешил, рефлекторно разжимая пальцы. Кали молчала, не отводя взгляда. Молчал и Кид.
          - Приказ 66, - тихо прошептала она, все также смотря прямо на него. - Я все знаю.
          - Значит, ты знаешь, что тебя ждет, если останешься!
          - Я не беспомощный щенок, которого ты нашел на дороге! - оборвала его блондинка. - Я сама пришла к имперцам. Я сама решила предать моего учителя, предать моих друзей! Мастер Финвэ уже мертв, вся ячейка Сопротивления уже мертва! Их убежище штурмовала группа имперских коммандос, еще когда мы сидели в той церкви! Так что я по самую макушку в этом дерьме!
          Клон вновь подавился фразой, которую хотел ляпнуть. Твою ж...
          - Ну, уйду я с тобой, а что дальше? Что меня ждет? Бесконечная погоня и страх смерти?! А здесь...с ними, я могу сделать хоть что-то полезное.
          - Ты хоть представляешь, что будет после этого? - рассвирепел ветеран, сжимая кулак. - Империя не простоит долго! И Вейдер, и Император падут! Их чертова тирания падет и все, кто примкнул к ним, сдохнут рано или поздно! Ты это понимаешь?
          Девушка изучающе взглянула на него, словно на ценный экспонат.
          - Это тебе Он сказал? - задумчиво спросила блондинка.
          - Это я сказал!
          - Видение Силы, - тихо пробубнила она, крепко задумавшись. - Значит, все действительно так.
          - Поэтому...
          - Поэтому, я должна остаться, - вновь оборвала его Вэнс. - Если все окажется так, как ты говоришь, то в Империи настанет хаос и в этом хаосе будут нужны люди, которые позаботятся о гражданских...
          - Эй, хватит, Кали, - поспешно попытался перебить ее клон. - Ты ведь не хочешь...
          - Но у этих людей должна быть власть, чтобы заставить остальных подчиниться ради общего блага, - не обращая внимания на протесты Кида, продолжала она.
          - Ты ведь понимаешь, как звучат эти слова?
          - Как? Как речи безумца, желающего власти? Диктатора? - блондинка горько усмехнулась, болезненно прикрыв глаза. - Может быть, леди-инквизитора?
          - Что же ты творишь, - беззвучно выдохнул 47-й.
          - Ты должен идти, Кид, - вновь грустно улыбнулась ему блондинка. - Вот, держи.
          Она протянула ему небольшой синий чип, на которых обычно держались деньги, информация и много чего еще. Удобная штука, в общем.
          - Тут не пятьдесят миллионов, - заранее огласила ученица. - Все, что ты заработал, помогая Сопротивлению. Учитель хотел, чтобы я отдала его тебе, как закончим миссию. Миссия закончена.
          - Боюсь даже думать, сколько там, - не весело буркнул клон, принимая подарок. - Кали, они убьют тебя, если...
          - Если я не примкну к ситам, - одернула того Вэнс. - Если не стану верной слугой.
          - Кали...
          - Можешь забрать корабль в качестве компенсации, - лукаво подмигнула юная аколит. - Продашь его вместе с дроидами - получишь неплохой куш.
          Ветеран молча посмотрел на нее. Голубые глаза девушки поблескивали на солнце, пока тихий ветерок колыхал золотистые волосы. Она улыбалась, но даже полный чурбан понял бы, что все это лишь фальшь. Кали Вэнс осознанно шагнула во тьму. Ради чего? Ради невинных людей? Это ли единственная причина? Нет, скорее всего - было что-то еще. Что-то, чего не было на поверхности. Шантаж? Может быть угроза? Ради чего эта девочка решила посвятить свою жизнь служению Темной Стороне?
          - Спасибо тебе, - тихо выдохнула она. - Спасибо за все. И за то, что спас меня, за то, что пытался отговорить, даже за то, что подтрунивал на корабле - за все. Приятно поговорить с другом под конец.
          - Эй, - 47-й провел пальцами по ее гладкому, словно фарфор, лицу. - Спасибо, что спасла меня.
          Вэнс лучезарно улыбнулась. Искренне, беззаботно. Впервые за долгое время.
          - Кстати, сколько раз я тебя спасала? - игриво поддела его блондинка. - Четыре? Может, пять?
          - Не накручивай, - строго пригрозил ей пальцем 47-й. - Всего три раза.
          - А кто валялся в луже крови, когда по глупости оттяпал себе руку? - как бы невзначай заметила ученица. - Этот идиот еще чуть не помер от потери крови.
          - Хорошо, хорошо, - угрюмо пробурчал клон. - Четыре раза, довольна?
          - В целом, да, - расхохоталась она, по дружески стукнув кулаком в плечо.
          Между ними вновь повисла тишина. Кид не отрывал взгляда от ее глаз, Кали лукаво глядела в ответ. Все казалось чем-то нереальным. Словно...Словно не было никаких мертвяков, древних существ, имперских убийц и прочего дерьма. Лишь лес, шелест листвы, перезвонил птиц и два человека, каждый из которых должен идти своей дорогой.
          - Ну, мне пора, - наконец, опомнилась она. - Пиши, звони в любое время.
          - Сандэнс, - вдруг, произнес ветеран, будто глядя в бесконечность.
          - Чего?
          - Фамилию себе взял, - подмигнул ей клон. - Сандэнс. Если что, сможешь найти.
          - Сандэнс Кид? - медленно повторила Вэнс. - Звучит дерьмово.
          - Ой, да ладно, - надулся в ответ тот. - Ты бы ничего лучшего не придумала.
          - А вот и придумала бы, - озорно высунула язык. - Не пропадай, Сандэнс Кид.
          - Не пропаду, леди Вэнс, - шутливо отсалютовал клон, глядя, как блондинка резво заскочила в шаттл. - Еще увидимся.
          Кали на секунду обернулась, мельком посмотрев на 47-го, после чего едва заметно помахала раненному клону рукой. Кид ответил тем же, и пятидесятитонная дура, взревев двигателями, скрылась вдалеке, распугивая окрестных птиц.
          - Женщины, - сокрушенно вздохнул Сандэнс, рассматривая чип в руке.


          Глава 30.


          Холодные просторы космоса. Мерзкое ощущение, сравнимой лишь с прикосновениями Маэзис. Одинокий корабль казался на фоне этой непроглядной тьмы настолько крошечным и незначительным, что порой Кид задыхался от страха и волнения. Черт, похоже, что Кали спасла его шкуру уже в пятый раз - если бы не пара астродроидов, которые и вели эту чертову посудину, он не смог бы не то что лететь, а элементарно выйти за пределы атмосферы, не столкнувшись с каким-нибудь мусором. Нет, прав был генерал Кеноби, - полеты это для дроидов, а людям нечего лезть в эту непроглядную жопу. Конечно, по долгу службы, Киду приходилось постоянно проводить свою жизнь на кораблях, но то были гигантские крейсера и линкоры Республики, по которым можно было блуждать неделями, а не чертова лоханка едва достигающая тридцати метров! 47-й никогда не понимал авантюристов вроде генерала Скайуокера или Хэна Соло, которые не могли жить без этой темной бесконечности и холодного света далеких звезд и планет. Кто мог разменять красоту и пейзажи живой планеты на ЭТО? Хотя, были ведь и такие, которые предпочитали овец женщинам. Похоже, что и тем,
и другим можно только посочувствовать.
          Как и говорила Кали, все документы оказались в полном порядке. Хотя Кид едва не наложил в штаны, когда диспетчер произнес короткое "Ждите" своим хриплым заупокойным голосом. Не прошло больше десяти секунд, однако молодому клону эти мгновения показались сродни адской пытке. А если все-таки обнаружат? А если попался какой-нибудь дотошный стажер? Да его могли сбить в мгновение ока. Система ПКО Тассендии хоть и в чистую проигрывали даже не самым богатым имперским мирам Среднего Кольца, но одинокий кораблик, плетущийся со скоростью банты, могли выпотрошить на "раз-два". Старые противокосмические ракеты SM-99 повидали наверное еще Руусанскую битву, но это не переставало делать эти гиперзвуковые "малышки" прекрасными посланниками смерти на дальние дистанции.
          Но теперь, все осталось позади. Плен. Рабство. Герилья. Борьба с нечистью и прочее. Хотелось картинно продемонстрировать этой чертовой планете средний палец и плюнуть за борт. Впрочем, последнее казалось несколько затруднительным. Он выбрался. Он победил! Теперь можно спокойно откинуться на мягком кожаном сиденье, поедая бублики и запивая их дешевым растворимым кофе из пакетиков. Но оставался один малюсенький нюанс, который портил всю картину - Кид даже не представлял, куда лететь! Ни координат, ни каких-то ориентиров - ничего не было! И где искать Ранну и Сумари? Черт, да за то время, пока он развлекался на Тассендии, девочки могли исколесить половину Галактики! Проклятие!
          "Используйте Силу", говорили они. "Доверься интуиции", говорили они. И как вы себе это представляете? Черт, да в Галактике были миллионы звезд с миллиардами планет! И как, мать вашу, найти двух беженцев-тви'леков? Дерьмо. Дерьмо. Дерьмо!
          - Доверься Силе, - послышался слабый шепот.
          - Чего? - Сандэнс едва не поперхнулся бубликом. - Опять ты?!
          - Доверься Силе, - вновь повторил Полл. - Призови девочку - и она ответит тебе.
          - Знаешь, это звучит несколько...кхм...подозрительно, - клон безнадежно помассировал виски. - А хрен с тобой.
          - Закрой глаза, - продолжал тихий голос в голове. - Почувствуй Силу, призови ее мудрость, дай зов.
          - Теперь и сам с собой разговариваю, - устало вздохнул ветеран, усаживаясь в позу лотоса. - Надеюсь после этого не буду биться в припадке, пускать слюни и ползать по полу, как какой-нибудь свидетель Иегова.
          - Погрузись в Силу...
          - Да достал уже!


          ***


          Прошло три дня после операции. Они все еще были под наблюдением у местной полиции. Уставший следователь уже несколько раз навещал их палату, вновь и вновь интересуясь малейшими подробностями смерти коррелианца. Похоже, что ему самому осточертело каждый раз уходить ни с чем, но вряд ли его начальство было того же мнения. Чтобы предъявить им обвинения улик оказалось явно недостаточно, но и отпустить важного свидетеля власть не могли. Хорошо еще, что копы не пронюхали про "левые" паспорта, иначе...
        Сумари сидела на больничной койке, весело щебеча о чем-то со своим Раксом. Врачи наперебой говорили что-то про чудо, про внезапное исцеление и улучшение, но Тау'Лика не особо слушала этих зануд. Она была целиком и полностью поглощена своей дочерью. Казалось, что будто бы и не было ничего. Никаких припадков, операций и разлетающихся мозгов перед глазами. Девочка что-то весело шептала на ухо порядком обветшалой игрушке. В такие моменты, Ранна готова была вздохнуть с облегчением...пока Сумари не поворачивалась к ней лицом. Эти жуткие глаза. Они словно сошли с проектора какого-то фильма ужасов. Каждый раз, когда малышка смотрела на свою мать, ту пробивал холодный пот, а поджилки тряслись от ужаса. Было что-то неправильное во всем этом. Что-то за пределами ее понимания. И от этого становилось лишь страшнее.
          - Вот, сейчас покушай, - Сумари аккуратно подносила пустую ложку ко "рту" Ракса. - Вкусно, да?
          Тау'Лика все наблюдала и наблюдала, ища малейшие признаки отклонения или девиации. Малейшие признаки того, что что-то не так. Девушка ненавидела сама себя за такие мысли. В чем же дело? Это ведь ее дочь! Ее плоть и кровь! Ее Сумари! Почему же она не могла смотреть на нее без опаски? Почему внутренне содрогалась? Разумом Ранна понимала, что нужно радоваться тому, что ее девочка наконец поправилась, что снова может улыбаться, теребя в руках столь дорогой подарок от почти незнакомого мужчины. Но шестое чувство, интуиция и хатт знает, что еще, во весь голос кричали о том, что что-то не так, что-то неправильно. Что-то изменилось в ней, что-то темное и отталкивающее появилось в ее дочери. Что-то пугающее.
          - Вот, давай еще ложечку. Ой!
          Металический прибор со звоном ударился о пол, забравшись под кровать. Сумари несколько секунд жалобно провожала новую игрушку взглядом.
          - У-а-а-а! - заревела малышка, барабаня ладонями по кровати. - Вернись! Вернись! Вернись!
          Ранна снисходительно усмехнулась, мысленно отвесив себе пендаля. Ну, и с какой стати она начала хандрить? Все ведь в порядке. Сумари вновь прежняя и...и...
          - Уря! - воскликнула девочка, подпрыгнув на койке. - Ура! Мамочка, смотри!
          Тау'Лика замерла, на мгновение перестав дышать. Ложка...чертова ложка плавно плыла по воздуху!
          - Смотри, смотри, мамочка! - девочка радостно хлопала в ладоши. - Она летит! Летит!
          Тви'лека впилась пальцами в подлокотнику кресла. Ее взгляд не отрывался от проклятого прибора, левитирующего к Сумари. Она и раньше видела, как предметы летали по воздуху рядом с девочкой, но ни разу, ни единого разу, они не повиновались ей! Эта картина пугала до оцепенения.
          - Ой! - ложка вновь звякнула о пол палаты.
          Сумари продолжала жалобно разглядывать ее. Лицо ее вытянулось, нижняя губа начала подрагивать - словом, было видно, что сейчас она заревет.
          - У-а-а-а! - в голосе девочки было столько обиды и скорби, будто ее только что предали. - У-а-а-а!
          Ранна наконец освободилась из оцепенения и перевела озадаченный взгляд на ревущую дочь. Та продолжала издавать страстный вой, напоминающий сирену противно-воздушной обороны. Девушка несколько раз моргнула. Наконец, когда Сумари вроде бы выдохлась, маленькая нахалка мельком бросила любопытный взгляд в сторону матери, и не дождавшись нужной реакции, сделала глубокий вдох, решив "уйти" на второй круг.
          - У-у-у-а-а-а! - усиленный вой малышки заставил задрожать стекла палаты. - У-а-а-а.
          - Хорошо, хорошо, - поспешно проворчала Ранна, поднимая ложку с пола. - Держи, довольна?
          Сумари вмиг замолчала, пялясь на ложку с таким огоньком в глазах, словно та была сделана из леденьцов, а не из железа.
          - Ур-р-а! - девочка победно вскинула руки, и вмиг выхватила прибор из рук матери. - Ракс, смотри! Я же тебе говорила!
          Тау'Лика сокрушенно покачал головой. Совсем от рук отбилась - теперь еще и матерью манипулирует, как хочет! На бедре бодро пискнул коммуникатор. Девушка брезгливо поморщилась - от истошного крика Сумари в ушах до сих пор стоял раздражающий звон, а теперь еще и это! Рывков вытянув дискообразный прибор из чехла, женщина злобно нажала клавишу приема. Маленький проектор едва не выпал из рук тви'леки, когда она прочитала имя отправителя. Мандалорка мельком взглянула в сторону девочки, которая продолжала азартно мучить единственного друга. Немного поразмыслив, тви'лека вышла в коридор. В одно мгновение появилась небольшая голограмма рослого мужчины.
          - Давно не виделись, - изображение собеседника дружелюбно помахало ей рукой.
          - Еще бы столько же тебя не видела, - презрительно фыркнула Тау'Лика. - Чего надо?
          Синекожий мужчина-тви'лек досадно вздохнул и укоризненно посмотрел на мандалорку.
          - Я знаю, что ты расстроена...
          - Расстроенна? - Ранна моментально вышла из себя. - Ты бросил меня на втором месяце беременности!
          Мужчина явно смутился, подавившись заготовленной репликой. Тви'лека продолжала грозно рассматривать маленькое изображение бывшего бойфренда.
          - Слушай, - наконец, произнес тот. - Мне было восемнадцать. Восемнадцать! Я был глуп и неопытен! Я испугался...испугался, что не смогу вас содержать и...
          - Ты спер ожерелье с шеи Мотта-хатта, потом сбежал! - тут же взвилась Ранна. - С шеи, мать его, ХАТТА! Должен же быть предел твоей тупости!
          - Это была случайность! - мгновенно вякнул тви'лек.
          - Случайность? - глаза мандалорки налились кровью. - Меня схватили, а потом пытали! Если бы не отчим, то я так и сдохла бы в том подвале! Это по твоему случайность, Лестин?
          - Прости, я не хотел этого!
          - А чего ты хотел, ничтожество?
          - Я просто хотел заработать...
          - Тебе никогда не говорили, что воровать - грешно? - голос девушки буквально сочился ядом.
          - Ну, не заводись, ладно, - устало вздохнул Лестин. - Я просто...ты ведь понимаешь? Я хотел тебя увидеть. Тебя и девочку.
          - С чего это вдруг? После шести-то лет?
          - Ты...я...она....Она же моя дочь, - виновато изрек тви'лек. - Я хотел повидаться с ней, подарить там что-нибудь.
          - Подарить что? Долги?
          - Нет у меня долгов! - внезапно вспылили тот. - И не было никогда, ты же знаешь!
          - Странно, - ехидно улыбнулась она. - У червяков всегда бывают долги.
          - Ранна, мне действительно, действительно жаль, что все так обернулось.
          - И? Только по-быстрее.
          - Это, понимаешь, я перепугался за вас, когда федералы пошли войной на Мандалор, - ломая пальцы, начал рассказ Лестин. - В общем, подключил кое-кого из старой гвардии, поднял осведомителей, связался с барыгами, даже к Большому Эдду обратился, а этот, ублюдок, даже...
          - Промотай, - ледяным тоном процедила Ранна.
          - И в общем, - тви'лек неуверенно почесал затылок. - В общем, кое-кто шепнул, что вы на Темпрусе.
          - Что? - резко оборвала его мандалорка. - Что значит "шепнул"? Колись, урод, как нас вообще нашли?
          - Ты что, новости не смотришь? - удивленно округлил глаза Лестин.
          - И-и-и? - с легким презрением протянула она.
          - Да вы с девочкой - сенсация на весь сектор! Записи с камер наблюдения разлетелись по Голонету! Хаттова задница, у вас почти три миллиарда просмотров!
          Тау'Лика не секунду застыла, осознав что именно произнес этот помет тарха. Они засветились перед камерами? Они засветились перед камерами! Мандалор подери!
          - Да чтоб мне в кофе нассали, - на одном дыхании выдохнула она.
          - Я о том же, - поддакнул тви'лек. - И кое-кто уже шепнул, что скоро по вашу душу отправят "белых человечков".
          - И что ты предлагаешь? - скрепя зубами от злости, холодно осведомилась Ранна.


          ***


          Девушка смачно материлась весь полет. Что теперь делать? Менять внешность? Проклятие, долбанные уроды из службы безопасности! Как эта чертова запись могла уйти сеть? Как? Стыдно было признавать, но появление Лурза Лестина оказалось как раз кстати. Если бы не он, то они с Сумари так и сидели бы в этой палате, дожидаясь боевиков Синдиката или кого похуже. Уходить пришлось быстро. Клятвенно пообещав, что лично выпотрошит незадачливого папашу, если тот снова кинет, мандалорка на всех порах рванула в космодрому, прихватив дочь. Тайком выбраться из больницы было нетрудно. Пробраться к истребителю - уже не очень. Пришлось работать по старой, проведенной схеме: ножом и деньгами. К сожалению, в ход пошло и то, и другое. Сначала Ранна переживала, как Сумари отреагирует на кровь. Но девочка лишь удивленно и даже с каким-то инфантильным интересом глядела на конвульсирующее тело таможенника. Скорее всего, своим детским умишком, она не особо и поняла, что произошло. Оно и к лучшему.
          Прорываться к орбите пришлось напролом, врубив форсаж на взлете. Если за ними и была погоня, то перехватчики едва смогли оторваться от земли, когда тяжелый истребитель уже мчался на всех порах к точке выхода из гипера. Может стоило в первый раз так и поступить? Плюнуть на осторожность и силой прорваться к ARC? Тогда не было бы ни трупов с разлетающейся на куски головой, ни записей на весь Голонет. Хотя, чего уже прошлое ворошить? Ничего уже не исправить.
          - Скучно! - во весь дух ныла Сумари в кресле второго пилота. - Скучно! Скучно! Скучно!
          - Порисуй пока, - задумчиво пробубнила мандалорка в шлемофон. - Мама сейчас занята.
          Что же делать? Отправится к Лурзу и попросить помощи? А зачем, собственно? Она ведь уже давно не зеленая соплячка и спокойно сможет залечь на дно где-нибудь на отшибе Галактики, где о Голонете никто и не слышал. Денег вполне хватит на небольшой домик на Дальнем Рубеже, устроить Сумари в школу и оплатить услуги врачей, открыть свое дело и спокойно дожидаться старости. Таков был план. Не произошло ничего, что могло бы изменить его. Осталось только выбрать нужный маршрут и все - ни одна живая душа не сможет их найти, даже если очень постарается. Но что-то смущало. После разговора с Лестином, ее постоянно преследовала мысль о том, что все можно наконец вернуть на круги своя. Не бежать, как крысы, а начать все заново - жить обычной полноценной семьей. Сумари всегда хотела узнать своего отца, еще с тех самых пор, едва поняла значение этого слова. Того, кто примет такой, какая она есть - без отвращения, без предвзятости. Сверстники боялись и сторонились ее, взрослые - презирали, хотя и старались не подавать виду, но мандалорка была абсолютно уверена, что Сумари прекрасно осознавала чувства окружающих.
Осознавала и завидовала. Окруженная лишь матерью и старой нянькой, девочка подсознательно ощущала свою отчужденность и оторванность от остальных, видела, что отличается от других мандалорцев на Акаане. Может и поэтому-то она так радостно встретила Кида, сама не понимая своим детским умишком, что хватается за соломинку, предоставленную судьбой? Наверное, она хотела, чтобы в их женское трио влился еще кто-нибудь, что в кои-то веки ощутить себя обычной. Пусть она даже не осознает этого, но все равно ее девочка продолжала подсознательно верить и надеяться. Стоило ли лишать ее такого шанса? Если они сейчас отправятся в бега, то больше такой возможности может и не представиться.
          Ранна очень не хотела возвращаться к Лестину, тем более переться на какой-то богом забытый Тарис. Хатт подери, да ее тошнило от одного вида этого ублюдка! Но если он действительно серьезен в своих намерениях? Если и вправду готов принять их? Ради будущего Сумари можно и потерпеть пару десятков лет. Пару очень долгих, практически невыносимых десятков лет.
          - Мама, я нарисовала солнышко!
          - Угу, - тихо пробубнила Ранна, держа ладонь над приборной панелью. - Молодец.
          - Ну, посмотри!
          - Ладно, как краси... - мандалорка оборвалась на полуслове, пораженно открыв рот. - Что за?
          Почти весь фонарь кабины второго пилота, где и сидела девочка, был покрыт неясными рисунками и узорами солнышек и цветочков. А прямо над головой Сумари были нарисованы четыре мутанта с острыми клыками и щупальцами.
          - А тут я, и ты, и папа, и даже Ракс, а еще... - девочка весело щебетала, не обращая внимания на перекошенное лицо матери.
          - СУМАРИ! - звериный рык был слышен даже сквозь космический вакуум.


          ***


          - Сука! Сука, сука! - во все горло матерился Кид.
          - Уважаемый сэр, мощность наших щитов составляет шестьдесят пять процентов от изначальных показателей.
          - Молчать! Просто заткнись, 3PO!
          - Как пожелаете, уважаемый сэр. Но я бы посоветовал вам...
          - Заткнись! Заткнись, заткнись! - бешено рычал в ответ 47-й зажимая гашетку. - Сдохните, долбанные членососы!
          Поток белоснежных плазменных плевков унесся в сторону активно маневрирующих истребителей с черепами на фюзеляжах.
          - Ну, почему? Почему, уебки, именно сейчас? - едва не скуля от злости, выплюнул клон.
          Палец солдата вновь зажал гашетку башенной турели. Юркие Z-95 ловко уходи из-под огня, все норовясь уйти под брюхо неуклюжего "кореллианца". Транспортник отстреливаться, отплевывался, отгавкивался как мог, но даже четырехствольные бластеры не могли настигнуть насевших пиратов.
          - Вот, сбейте меня еще, - рычал 47-й. - Давайте, уроды, чего стесняться?
          Дроиды - это прекрасно. Дроиды - это венец творения человечества! Особенно малыш R6, который и рулил сейчас этой непослушной посудиной. Ведро с мигалками пищало, искрило, и видимо очень активно материлось, но все равно заставляло кореллианский транспортник, подозрительно похожий на легендарный "Эбен Хок" и не менее легендарный "Сокол", выписывать такие пируэты, от которых Кид уже успел разок выблевать содержимое завтрака на дюрасталевый пол посудины.
          - Полеты - это для дроидов! - яростно заорал Кид.
          - Придурок, сбросить груз, да. - раздалось писклявое вещание в наушнике. - Моя не трогать придурок, да, - придурок сбросить груз, да.
          - "Придурок" в жопу тебя драть, да! - сплюнул в ответ 47-й. - Пошел к ситовой матери, зеленомордый!
          - Моя последний раз предупреждать, да!
          - Дэви Крокетт жив, черви! Помни Аламо! - активно орал Сандэнс, зажимая гашетку. - Помни Аламо, уродец!
          Один из плазменных плевков легко черканул по основанию крыла и кабине пирата. Опешив от такой наглости, тот хладнокровно запустил в сторону нахала протонную торпеду.
          - Вааааааю мааааааааать!
          "Подарок" флегматично рванула в сторону лоханки клона и легонько вписалась аккурат в правый движок. "Кореллианца" затрясло, как матроса с перепою, R6 издал мозгодробительную комбинацию писков и визгов, переводить которые не требовалось, Кид больно стукнулся лбом о рукояти управления лечеметами, рефлекторно зажимая пальцы. Турель хладнокровно повиновалась команде оператора и понаделала кучу дырок в корпусе транспортника. К выведенному из строя движку прибавился распотрошенный к херам правый грузовой отсек, из которого медленно, словно говно из... В общем, медленно вылетали в открытый космос ящики и бочки.
          - Так вот, да! - вновь раздалось в наушнике. - Придурок, да! Твоя повезло, да. Твоя груз - моя!
          - Отсоси, - хмуро пробурчал клон, потирая ушибленный лоб.
          Похоже, чертовы пираты подумали, что он специально открыл грузовой трюм, а не по дурости распотрошили его из бластеров.
          - 3PO! - гаркнул на весь салон 47-й. - Что там с повреждениями?
          - Второй двигатель полностью неисправен и требует замены, уважаемый сэр, - деловито доложил протокольный дроид. - Довожу к вашему сведению, что данная модель корабля оснащена дистанционными системами экстренной разгерметизации грузового отсека, поэтому не было необходимости в столь радикальном...
          - Промотай, - раздраженно буркнул Кид. - Что в итоге?
          - К сожалению, добраться до места назначения не получится, - сочувственно доложил дроид. - Уважаемый сэр, нам срочно нужен ремонт.
          Сандэнс злобно выругался.
          - Какая ближайшая населенная планета?
          - Тарис, уважаемый сэр.


          Глава 31.


          Небольшая кантина 'Убежище Ажуура', казалось, до отказа была заполнена посетителями. Всюду слышался веселый пьяный смех и звон стаканов. Периодически, то тут, то там, меж столов мельтешили миловидные официанты, вежливо улыбающиеся клиентам. Бармен метался за барной стойкой, словно крыса, брошенная в огонь, стараясь поспевать за всеми заказами, успевая одновременно наполняют бокалы, принимать деньги, тут же отдавать сдачу и записывать новые пожелания посетителей. Воздух в помещении был пропитан едким сигаретным дымом, хотя надежные дуросские фильтры эффективно разделили бар на "курящую" и "некурящую" половины. На небольшой сцене распевали и пританцовывали приглашенная группа, оравшая хриплым басом в микрофон. В общем, все так же, как и всегда. А прямо над суетящимся барменом проецировалась очередная передача на тему очередной мандалорской войны, за которыми краем взгляда следили несколько человек.
          - Применение кассетных боеприпасов мандалорцами идет вразрез со всеми основополагающими нормами межгалактического права. Этим варварским актом наши враги доказали свою мерзкую сущность, - немолодой мужчина в чистом "с иголочки" костюме улыбнулся с голопроектора.
          - Но простите, профессор, а как же сообщения об использовании не конвенционного вооружения имперской армией? - ведущая новостей с почтением рассматривала на своего гостя в студии.
          - Юная леди, как можно верить лишь лживым слухам и постам так называемых "демократов" в Голонете? - мужчина самодовольно усмехнулся, словно подчеркивая свою осведомленность по сравнению с "обывательницей".
          - Но как же потоки беженцев? Очевидцы говорят...
          - Очевидцы напуганы и вряд ли могли трезво разобраться в ситуации, к тому же, среди них могут быть скрытые провокаторы и пособники мандалорской хунты. Я давно предупреждал о "пятой колонне"
          - Профессор Исканд, недавно поступили сообщения о том, что боевики хунты смогли занять несколько важных населенных пунктов Ордо, где идут жестокие бои, и смогли обратить солдат Империи в бегство. Что вы думаете по этому поводу?
          - Думаю, что это не стоит даже рассмотрения, - великодушно отмахнулся от нее профессор. - Скорее всего, наши солдаты были вынуждены отступить, чтобы выровнять линию фронта. Мандалорцы - лишь неорганизованные варвары. Да, они могут совершить небольшие одиночные рейды на беззащитные деревни и города, но не более.
          - Однако, это война длится уже больше полугода, - продолжала ведущая.
          - Разумеется, - кивнул в ответ ее собеседник. - Террористы прячутся за спинами женщин, детей и стариков. Император Палпатин недвусмысленно заявил, что мы воюем с хунтой, преступниками, которые захватили власть на некогда мирной планете, а не с простыми мирными жителями, страдающими под властью не легитимного правительства.
          За небольшим столиком в углу, едва освещенном тусклым светом, скромно сидел мужчина, медленно попивая холодный тарисианский эль. На столе компактно расположились большая тарелка с крайт-рыбой в кляре и круглая стеклянных пепельница, до краев забитая окурками. Мужчина с каменным лицом следил за передачей, время от времени морщась, словно от боли в ушах.
          - Что-нибудь еще? - рыжеволосая официантка в обворожительной черно-белой форме появилась словно ниоткуда.
          - Пока все, - натужно улыбнулся Кид, с сожалением отвлекаясь от программы.
          - Если вам что-то не по душе, не стесняйтесь, - слегка обеспокоено заверила его девушка. - Если эль или закуска не понравились, мы можем поменять.
          - Не волнуйтесь, - как можно дружелюбно ответил ей клон. - Все прекрасно.
          - Я очень рада, - официантка облегченно улыбнулась. - Если что, нажмите кнопку вызова и я тут же подойду.
          - Всенепременно, - вновь кивнул 47-й.
          Вид девушки был - само воплощение разносчицы в какой-нибудь средневековой таверне. Внимательно оглядев помещение, он заметил трех или четырех в точно такой же форме. Все как на подбор - красавицы и милашки, словно сошедшие со страниц сказки о Брайар Роуз. Кид про себя подметил, что симпатичные официантки составляли не меньше половины успеха местной кантины. Не будь такого паршивого настроения, он бы с удовольствием любовался девушками, как остальные посетители. Но многое препятствовало беззаботному времяпровождению. Во-первых, чертов грузовой отсек, через который в космос вылетело половина его провизии, припасов и остального груза. Ремонт затянется на трое суток, не меньше. Долбанные пираты. Во-вторых, эти три дня будут настоящей потерей! Ему нужно искать Ранну, а не набивать брюхо в кантине!
          Хотя, стоило признаться, здешние бары внутри выглядели не так уж и плохо, по сравнению с корусантскими, да и контингент не такой плохой. Корусант. Интересно, почему все рвутся туда? Нет, понятно, что это центр галактической торговли, величайшая планета и бла-бла-бла. Но какого черта переться туда? Солнца почти нет - сплошные сумерки из-за выхлопов и смога, и вонь вдобавок, куча народу, половина из которых аферисты, а другая - политики всех мастей; люди повсеместно грубят и ходят с такими лицами, словно мучил перманентный запор. За внешним лоском и пафосом скрывался звериный оскал. Иметь там свой бизнес - это да, заманчиво, но постоянно проживать там? Нет уж, ни за какие кредитки. А на Тарисе казалось...душевнее что ли? Вроде бы, те же небоскребы, те же аферисты и бандиты, но было что-то еще. Может потому, что местные аборигены улыбались чаще? Хотя, это ни что иное, как дать вежливости и демонстрация отсутствия "кривых" намерений, но все же - блуждать по широким улицам Тариса был куда приятнее, чем тесниться с кучей хмурого народу на Корусанте. И еще здесь было светло, даже очень. Лучи солнца
отражались от полированной поверхности серых небоскребов и домов, делая ночь похожую на сумерки. Да и здания имели больше холодных оттенков, нежели тошнотворно яркие от дешевых вывесок улицы столицы Империи. В общем, хоть Тарис не мог похвастаться передовым местом в топ-листе богатых миров, но по всем остальным параметрам он уделывал напыщенный Корусант. Может быть и не только его. И да, официантки здесь были куда красивее. Если иметь в виду, что напитки и еду в кантинах "Величайшего из миров Ядра" раздавали дроиды.
          Конечно, была и третья причина, по которой настроение Кида было где-то на уровне Трущебного Города. И эта причина сейчас жутко скрипела и периодически заедала. Опять. Сандэнс со злостью посмотрел на свою новую "руку", вызывающую неприятную ассоциацию с "Терминатором". Черт, да она была совсем один в один из фильма! Вот только, если герой Шварца мог согнуть ей чугунную трубу, то это недоразумение...В общем, оно в очередной раз заело.
          - Твою мать! - злобно матерился Кид, яростно дергая сервоприводы. - Долбанная хрень!
          "Хрень" в ответ обиженно взвизгнула и намертво заклинила с пронзительным звуком, крошить ломать хрустальные бокалы, каменную породу или барабанные перепонки особо чувствительных. Черт!
          47-й обреченно вздохнул, отпив из кружки. Теперь даже эль казался кислым. Дерьмо. Устало засунув чип с деньгами в специальный терминал, клон честно перевел свои пятнадцать кредитов на счет заведения, не забыв дополнительно оставить пятерку чаевыми. Пусть хоть кто-то порадуется.
          Мельком кивнув попрощавшемуся с ним администратору, клон вышел на освещенную улицу и устало зашагал в сторону гостиницы в пяти минутах ходьбы, попутно вытащив очередную сигарету из пачки. Вечер первого дня подошел к концу.


          ***


          Утро на Тарисе наступило довольно рано - в часов в семь по местному времени. По сонным улочкам Верхнего Города уже вовсю разъезжала чистящая техника, которой шугались не многочисленные пешеходы. Высоко в небе величественно плыли новостные дирижабли, а под ними - несколько нескончаемых потоков аэрокаров, образующих своеобразную "пробку". Подобные "пробки" буквально заполонили утреннее небо Тариса, словно паутина на старом чердаке. Солнечный свет игриво отражался от светло-серой полированной поверхности небоскребов и аллей, придавая утру ярко-желтый оттенок.
          Кид молча стоял перед большим окном гостиницы, наблюдая за суетящимся городом. Почему-то, с каждой секундой Тарис нравился ему все больше и больше. Сквозь открытое окно в номер проникал морозный утренний воздух, пробирающим до самых костей. А какой был запах! Кристально чистый, без каких-либо примесей: ни смога, ни раздражающих ароматов цветов, ни вони. Освежающий и бодрящий, словно в ясное и спокойное зимнее утро, хотя столбик термометра уверенно полз к отметки в пятнадцать градусов.
          Ветеран еще раз вдохнул полной грудью, наслаждаясь вкусом утреннего города. Да, этот мир по-настоящему смог возродиться из пепла. В Галактике было мало планет, подвергшихся тотальному уничтожению, но сумевших "вернуться в строй" в еще лучшем состоянии. Из ближайших примеров вспоминался только Телос, возможно - Серроко. Вот только и Телос, и Серроко до своей гибели были милыми, но захолустными мирами, а Тарис до бомбардировки Малаком - одной из богатейших планет всего субсектора.
          Кид никогда бы не представлял Тарис таким...мягко говоря. Когда 3PO упомянул эту планету, в воображении клона рисовались руины, заполненные токсичными озерами и рагкулами, среди которых волочили жалкое существование немногие выжившие. На деле его встретил ультра-современный мегаполис размером с половину планеты и многомиллиардным населением. Встретивший 47-го таможенник лишь тихо пробурчал что-то на подобии - "Еще один идиот".
          Докурив утреннюю сигарету, клон довольно вздохнул и медленным шагом двинулся в сторону выхода из номера. Еще один день.


          ***


          "Убежище Ажуура" разительно отличалось от себя прежнего. Если вечером кантина ломилась от посетителей, то ближе к полудню она пустовала. За барной стойкой сидела лишь скучающая официантка, задумчиво уставившаяся в планшет.
          - Доброе утро, - тихо поздоровался Кид, привлекая внимание.
          Девушка удивленно дернулась, едва не выронив гаджет из рук.
          - Доброе утро, - сконфужено улыбнувшись, ответила официантка. - Прошу прощения.
          - Ничего, - мельком усмехнулся ветеран, усевшись за стойку. - Надеюсь, кухня работает?
          Работница на мгновение задумалась.
          - Простите, сэр, но до обеда еще полчаса, - виновато ответила она. - Если вы не против...
          - Конечно, я не тороплюсь, - безразлично пожал плечами 47-й.
          - Тогда, может что-нибудь принести, пока идет время?
          - Кофе и пепельницу, - пожал плечами клон.
          - Сию минуту, - улыбнулась та, принимаясь за работу.
          Оставшись наедине, 47-й взглянул на голопроектор над баром. На нем о чем-то бодро вещал корреспондент, за которым сновали солдаты в до боли знакомой броне. На заднем фоне величественно ожидали несколько рядов LAAT'ов, в которые бойцы Империи грузили металлические ящики. Сандэнс мгновенно узнал посадочный ангар "Аккламатора". Как же давно он их не видел? Репортаж велся с одного из крейсеров в прямом эфире, и даже без звука, Кид точно знал, о чем оговорил ведущий. Похоже, что "Новая Мандалорская война", как ее успели окрестить новостные агентства, была самым обсуждаемый событием в Империи.
          - Спасибо за ожидание, - послышался голос официантки. - Ваш кофе, сэр.
          - Угу, - задумчиво пробубнил ветеран, не отрываясь от голопроектора.
          - Может включить звук?
          - Нет, благодарю, - покачал головой Сандэнс, беря белую кружку ароматного напитка. - Итак понятно, о чем там втирают. Очередной бред о войне.
          Черт, а кофе на Тарисе делать не умеют. Недовольно скривившись, 47-й вновь достал пачку сигарет.
          - Ну, там ведь гибнут наши солдаты. Люди хотят знать, что происходит на фронте.
          Кид безразлично повернулся в сторону девушки. Немного порывшись в закромах памяти, ветеран вспомнил, что именно она обслуживала его вчера. Рыжеволосая девчушка с довольно приятными чертами лица. Официантка нисколько не смутилась от столь явного разглядывания своей персоны. Привыкла, наверное.
          - Они - клоны, - криво усмехнулся ветеран. - Кому до них дело?
          - Вы не правы, - неожиданно резко не согласилась та. - Они защищают нас!
          - О? - Кид скептически поднял бровь. - Довольно нестандартное мнение.
        - Почему? - искренне удивилась девушка.
          - Я думал, об этих, - ветеран кивнул в сторону голопроектора. - Гражданские не очень высокого мнения.
          - Ну, некоторые действительно думают, что клоны - просто расходный материал.
          - А вы нет?
          Официантка на несколько секунд смутилась.
          - Клоны спасли меня и мою семью на Дантуине, - после недолгой паузы, произнесла та.
          - Они не спасали вас, - вновь усмехнулся ветеран, глядя куда-то сквозь нее. - Они выполняли приказ.
          - Это не меняет того, что именно благодаря им, я все еще жива, - категорично заявила она. - Вам должно быть стыдно за такие слова.
          Глазах Сандэнса промелькнуло...удивление. А ведь не врала. Говорила с полной серьезностью и уверенностью. Что же, видимо, бывали такие.
          - Похоже, мне действительно стыдно, - искренне кивнул ей клон. - Прошу меня простить.
          - Ничего, - несколько смутилась она. - Я тоже немного вспылила. Просто, не люблю, когда их унижают или считают ничем.
          Клон промолчал, задумавшись над словами девушки. Похоже, что были и такие. Удивительно. Ветеран улыбнулся про себя.
          - Если бы все думали так же, как вы, - горько произнес бывший солдат.
          - Я не одна такая, - пожала плечами она. - Моя подруга, например, тоже так считает.
          Кид хотел что-то ответить, но в следующий момент, почувствовал...что-то. К горлу подкатил комок, руки мелко задрожали от волнения и страха. Ощущение "чего-то" все нарастало, как снежный ком. В ушах зазвенело, и с каждой секундой шум все усиливался. Что-то надвигалось. Что-то...
          - Ах, - резко выдохнул 47-й, хвастаясь за сердце.
          В грудь словно воткнули раскаленный прут, а в голове одновременно раздались призрачные крики, полные боли, страха и отчаяния.
          - Вам плохо? - испуганно подбежала официантка, пытаясь помочь.
          - Все...в порядке... - попытался отстраниться клон, но, не удержав равновесие, повалился на пол.
          Сердце бешено колотилось. Крики. Сотни. Тысячи. Десятки тысяч людей умирали в муках одновременно. Шум в голове все нарастал, грозясь разорвать барабанные перепонки. Боль в груди казалась нестерпимой, проникая все глубже и глубже. Голова готова была лопнуть от напряжения. Девушка над ним что-то кричала. Картинка перед глазами помутнела и поплыла, оставляя лишь неясные образы. Образы городов, уходящих под землю за секунды, унося с собой жизни их жителей, океаны, взбурившие в одно мгновение, где заживо варились миллиарды существ, десятки гигантских кораблей, обрушивающиеся на поверхность планеты, поднимая облака пыли высотой с небоскреб, и вспыхивающие, словно ядерный заряд, мгновенно испаряя экипаж и всех вокруг. Вся их боль, все их страдания и смерти - все отдавалось эхом в Силе. И Кид на своей шкуре чувствовал, те смерти, что разносились на десятки световых лет вокруг. Крики женщин, плачь детей, предсмертные стоны раненных - это разрывало его на части. Клон четко ощутил, откуда идет этой нескончаемый поток боли и разрушения. Ордо. Целой планеты больше не существовало. Ее раскалывало, словно
грецкий орех, мгновенно убивая миллиарды живых существ.
          Он безвольно лежал на полу, скрючившимися от боли, полностью забыв, где находится. Для Кида вся Галактика сжалась до размера одной планеты, раздираемой на части собственным гравитационным полем.
          А потом, все прекратилось. Резко, быстро и без предупреждения, словно в миг ослабленные тиски. Он жадно вдыхал воздух, пытаясь унять бешено бьющееся сердце. Значит, его видение, явившееся давным-давно, все же сбылось. Мандалор сделал это. Этот ублюдок все-таки сделал!
      &nb