Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кутафин Алексей: " Материализация Мысли " - читать онлайн

Сохранить .
Материализация мысли Алексей Кутафин
        # В литературном произведении косвенно затронуты загадки известных космических феноменов («Комета Галлея», «Тунгусский Метеорит»); а также некоторых предполагаемых и мифических («Облака Оорта» (пояс астероидов на границе Солнечной Системы), «Звезда Немезида» (блуждающая планета Солнечной Системы), и т. д.)
        Алексей Кутафин
        Материализация мысли

«…Слушай свой внутренний голос и следуй - за мыслью. Только её полёту - не могут помешать никакие преграды, ни расстояние, ни время. Это самый надёжный
„спасательный круг“, и самое разрушительное оружие…»
        Алексей Кутафин (из текста)
        Полёт первый

«Как зажигаются звёзды»
        Глава 1. Опознанный летающий объект
        - Земля, Земля… «Пограничник-2» вызывает Диспетчера. Вижу «камешек с потолка» похожей величины. Веду наблюдение…
        Сергей включил увеличение и откинулся на кресле.
        Вот уже семь с половиной месяцев международный экипаж дежурил у границы Солнечной Системы, зависнув здесь на исследовательском звездолёте. По восемь часов, сменяя друг друга, космонавты неотрывно всматривались в глубокую фиолетовую даль, в давно примелькавшийся и успевший наскучить космический пейзаж.
        Более полугода они втроём были вынуждены терпеть обоюдное присутствие в ограниченном пространстве космического аппарата.
        Герберт мирно спал после смены.
        Дик, с отсутствующим взглядом, мастерил какие-то безделушки из упаковок для пищи.
        Экспедиция была дублирующей и состояла из двух кораблей. Отслеживаемого
«Разведчика-2», напичканного приборами. И отслеживающего - «Пограничника-2», с тремя космонавтами на борту.
        В задачу первого, управляемого автопилотом, входило: преодолеть уплотнение и поле астероидов на границе Солнечной системы с пространством Вселенной, произвести различные замеры и вернуться назад.
        Экипажу второго было поручено: в случае повреждения вернувшегося аппарата - пристыковаться к нему и отбуксировать на исходную базу.
        Спарка звездолётов благополучно преодолела первую часть пути до заданной точки на границе Солнечной Системы. Команда проследила, как «Разведчик» исчез в заданном направлении засистемного пространства Вселенной. И «Пограничник» курсировал в ожидании его возвращения уже очень долго.
        Их космический корабль представлял собой стандартный аппарат «№ 2». Средний по размерам, и тридцати метров в диаметре. Одну из трёх модификаций, кратных десяти.
        Он был сконструирован в конце XXI века. И с тех пор эксплуатировался Международной Ассоциацией Космонавтики.
        Наряду с другими идентичными по форме кораблями, он позволял относительно безопасно исследовать просторы Солнечной системы, и напоминал собою диск, выпуклый посередине.
        По краю, на корпусе, с обеих сторон, располагались - направляющие кольца, шириною в три метра.
        Снабжённые оперением и изолированные друг от друга, они бесшумно вращались в разных направлениях, задавая ход и скорость кораблю. И одновременно служили генератором энергии, взаимодействуя с корпусом. В толще которого, в этом месте, тугим обручем был спрятан плазменный реактор. Дополнительно они создавали совокупность гравитационных и электромагнитных полей.
        И защитное поле - белым облаком холодного пламени окружало звездолёт. Оно служило эффективной защитой от инородных предметов и явлений, практически исключая столкновения и проникновение.
        По внешней окружности Диска, между подвижных колец, располагались световые прожектора разного спектра, а также лучевые и плазменные пушки.
        Многократно дублируя друг друга, они обеспечивали круговой обзор и круговую оборону, независимо от выбранного направления движения.
        Кабина, выполненная из стекло-металлокерамики, представляла собой прозрачную капсулу. По её периметру располагалась панель с приборами ручного управления и компьютерной автоматики. А по центру, сквозным прозрачным цилиндром - стоял шлюзовой лифт. Кроме своего прямого назначения, он соединял в единое целое - прикрепленные с внешних сторон, два меньших аппарата аналогичной конструкции.
        Диаметром около пяти метров, они плавно вписывались в общий силуэт корабля. И, работая в совокупности с основным, представляли собой - автономные механизмы. А в экстремальных ситуациях - и спасательные аппараты.

…Астероид, свалившийся сейчас, на первый взгляд ничем не отличался от других. Такие глыбы частенько врывались в пределы Солнечной Системы со стороны Вселенной - сквозь уплотнённые слои материи, созданные потоком солнечного ветра с её неизведанным пока, внесистемным миром.
        Они прорывались сквозь реку огня, неизвестного пока своей природой. И, замедлив на время свой ход, устремлялись к Солнцу, постепенно разгоняясь и вновь набирая скорость.

…Вынырнув чуть в стороне от ожидаемых координат, подозрительный болид - не снижая скорости, полетел во внутрисистемное пространство.
        - Диспетчер, вызывайте Шефа. Похоже, это то, что мы ищем! Запись включена. Следуем за ним.
        Сергей мягко нажал на штурвал ручного управления.
        Диск нырнул вперёд, и на крейсерской скорости устремился за объектом внимания.
        Камень удалился уже на почтительное расстояние и визуально представлял собой точку.
        Ждать указаний с командного пункта означало возможность потерять её из вида. Сверхвысокая частота связи, при всей быстроте, достигала центра управления за семь минут. И младший пилот взял всю ответственность на себя, полагаясь на свою интуицию. По мере сближения он всё больше убеждался, что она его не подвела…
        Второй пилот Дик зафиксировал на экране монитора дрожащую метку для подключения автоматики.
        Командир, проснувшись от кратковременного перепада давления, понял всё без слов. Он уже сидел в другом пилотском кресле, наблюдая за меняющимися координатами местонахождения несуразного объекта, и одновременно просматривал видеозапись сначала.
        Герберт был старшим в возрастном цензе и Первым пилотом по рангу. Спросонья он не стал корректировать действия своих коллег, а занял свободную нишу для работы, готовясь в любую минуту выйти на связь для отчёта Центру.
        За время полёта они втроём давно научились без лишних слов дублировать друг друга. Тем более, что подготовка - предусматривала разностороннее обучение необходимым знаниям. Тем не менее, каждый имел специализацию, согласно углублённому изучению отдельных дисциплин.
        Сергей, Третий пилот - лучше знал технику.
        Дик, Второй пилот и по совместительству Мед-брат - основательно разбирался в медицине.
        Командир же - специализировался на астрономии и навигации.

…Объект их внимания был явно искусственного происхождения. Это было заметно по траектории и скорости его полёта.
        Замедляя свой ход, он рос на глазах по мере сближения. И уже хорошо был виден невооружённым взором.
        Внешне он напоминал форму яйца, и покрыт был слоем нагара, покрывавшего его скорлупой из обгоревшей космической пыли. На первый взгляд, ничего особенного. Но он светился изнутри, сквозь растрескивающиеся щели - знакомым холодным пламенем Защитного облака.
        Притормаживая, он начал пульсировать, разбрасывая куски кипящего асфальта наносной оболочки. И наконец предстал глазам - силуэтом Диска аналогичной конструкции.
        Но это был не «Разведчик», которого ожидали космонавты.
        Насколько команда была осведомлена - за пределы Солнечной системы других экспедиций пока не было, не считая двух беспилотных Дисков и десятка исследовательских зондов. Но все они бесследно канули в неизвестность.

«Пограничник» облетел вокруг незнакомца, и завис на безопасном расстоянии от него.
        Глава 2. Борт из будущего

«Ох уж эти русские! Вечно они со своим воображением и афоризмами. „Камешек с потолка“, „то, что мы ищем“» - Подумал Джеймс, просматривая донесение. Он быстро догадался, кто его передавал. И посетовал про себя: «Как теперь показывать его другим?»
        Собственно он понимал, что такое сидеть в бездействии и ожидании продолжительное время в ограниченном пространстве звездолёта. Около четырнадцати лет он проработал в космическом десанте, и нередко бывал в аналогичной ситуации; когда для разнообразия заменяешь сухие слова доклада - сленгом. Он то понимал, но начальство…
        Раздражение постепенно сменилось гордостью, что именно экипаж «Пограничника-2», который он готовил и курировал - заметил и преследует сейчас «то, что мы ищем».
        Срок возвращения «Разведчика-2» вышел полтора месяца назад. И всё это время лишь слабая надежда на случайность скрашивала будни ожидания.
        Уже прошло более часа, как его вызвали на прямую связь.
        Наконец, сквозь треск помех, послышался голос Первого пилота:
        - «Пограничник-2» вызывает Шефа. Сэр, догнали объект. Это космический корабль. Тип
«Диск-2- Исследовательский». Одна спасательная Юла отсутствует. Внешних повреждений нет. Его название… - Последовала небольшая пауза: - …Его название
«Гамбургер»! На позывные не отвечает. В бортовом компьютере информации на него нет. Ведём наблюдение. Ждём указаний.
        Далее сообщались координаты для направленной связи.
        По мере того как доходило до Джеймса сообщение, глаза его округлялись. Мысли лихорадочно выстраивали логическую цепь дальнейших действий, постепенно превращаясь из хаоса в спокойную размеренную систему обдуманных указаний.
        Первым делом он послал запрос в международную базу данных о посудине с несерьёзным названием «Гамбургер».
        Ответ не заставил ждать долго. «Такого звездолёта не было, и нет».
        Усомниться в подлинности названия и типе корабля не было и речи. Второй и Третий пилоты продублировали сообщение, как бы подчёркивая его официальность и достоверность события.
        Отдав распоряжение собрать членов Научного Совета, Джеймс лично отправил указания на дальнейшие действия команде «Пограничника». Поразмыслив над тем, что чувствует экипаж в такие минуты, он спокойно по-отечески продиктовал:
        - Герберт, это Джеймс. Корабля с таким названием в базе данных нет. Похоже это сюрприз. Приятный или нет, будем разбираться. Надо посмотреть с какой начинкой этот «сэндвич». Лучше всего это сделать Дику. В защитном скафандре и со всеми предосторожностями. Автономно, через спасательную Юлу. О каждом шаге пускай докладывает напрямую. …Самим соблюдать дистанцию!
        Минут пятнадцать надо было ждать ответ.
        Вокруг уже собирались специалисты. Молча, пожимая им руки, Джеймс мысленно рисовал картину действий космонавтов: «Сейчас Дик наверняка уже упаковался в скафандр. И наверное спускается в автономную Юлу».
        По связи дошло, как всегда, с опозданием:
        - Приняли, Сэр. Приступаем…
        Джеймс не случайно выбрал Второго пилота - согласно специализации он лучше остальных разбирался в опасных для здоровья излучениях, присутствие которых в таких ситуациях не исключалось.
        Спустя некоторое время послышался голос Мед-брата. Докладывал он весьма подробно и лаконичными фразами:
        - …Подлетаю к объекту. Переключаю защитное поле… Есть стыковка. Открываю шлюзовой люк. Поднимаюсь в объект… Воздух в норме. Биологических изменений нет. Опасных излучений нет. Вхожу в кабину. Сэр, здесь люди! Трое. Все неподвижны. Одна из них женщина. Мужчина постарше под куполом биокорректора. Похоже, он в коме, подключены приборы искусственного жизнеобеспечения. Остальные скорей всего спят, но очень долго. Вероятен летаргический сон. …Есть доступ в компьютер информации. Посылаю данные.

«Цель экспедиции: Исследовательский полёт за пределы Солнечной системы.
        Состав экипажа:
        Первый пилот - Майкл Смит.
        Второй пилот - Дмитрий Берестенёв.
        Третий пилот - Катрин Россинье.
        Тип космического корабля: Диск 2-И. Борт № 547. „Гамбургер“. Стартовал с Земли 27 апреля 2110 года в 12 часов 00 минут.
        Текущее бортовое время найденного корабля: 1 мая 2110 года 16 часов 22 минуты.
        Время пребывания за пределами Солнечной системы - 49 часов 38 минут.
        Заданное время прямого полёта - 24 часа.
        Заданное время обратного полёта - 24 часа»

…Обратный отсчёт закончен 54 минуты назад. Это момент торможения объекта, сэр. Приборы жизнеобеспечения работают нормально. Жду дальнейших указаний. 17 октября
2109 года 6 часов 15 минут общего Земного времени.
        Наступила пауза. И Джеймс обвёл взглядом собравшихся.
        Все они, за исключением двух юнцов занимающихся разработкой искусственного интеллекта, представляли собой седовласых мужей. Но и их, умудрённых опытом, не меньше чем его, поразило событие своей неординарностью.
        Все молча смотрели на экран мониторов.
        Компьютер информации набирал ответы на, предусмотрительно посланные ассистентами - запросы в международный банк данных об экипаже «Гамбургера»:

«Майкл Смит. Возраст 67 лет. Профессия Астронавт. Проживает: мегаполис Торонто, континент Северная Америка.
        Дмитрий Берестенёв. Возраст 37 дет. Профессия Логистик философии. Проживает: мегаполис Алдан, континент Евразия, область Восточная Сибирь.
        Катрин Россинье. Возраст 21 год. Студентка Московской Академии. Специализируется на факультете „Сверхъестественных способностей Человека“. Проживает: мегаполис Марсель, континент Евразия, область Центральная Европа.»
        Одного из них Джеймс знал лично. Майкл Смит был командиром десантного звездолёта, когда он только начинал свою службу астродесантника.
        Впоследствии они довольно продолжительное время налетали совместно. И отлично знали друг друга.
        Существовал и «Борт № 547». Но в проекте! Его корпус находился в стадии сборки на одном из промышленных мегаполисов Марса.
        Все эти люди - реально живущие и работающие где-то рядом; и всё-таки существующий, хотя только в проекте - корабль - будоражили воображение свидетелей случившегося абсурда.
        Джеймсу, поверхностно знающему безбрежное море науки, понятно было одно - этот найдёныш из будущего!.. Пускай - относительно недалекого, но фактически - свершившегося.
        Возможно, видеозапись помогла бы прояснить многое. Но зона её уверенного приёма находилась - по приблизительным подсчётам, в двух неделях пути от точки дислокации звездолётов.
        Это понимали и члены Научного Совета, обдумывая, каждый со своей точки зрения, новоявленную информацию.
        Первым нарушил молчание космологистик - один из авторов разработки экспедиций по беспилотному исследованию близлежащего мира Вселенной:
        - Может быть, разница параметров прямого и обратного полётов найденного объекта за пределами Солнечной Системы - как-то связана со смещением во времени. …Что же касается «Борта 547», то в проекте он как раз планировался на такую пилотируемую экспедицию. Команду предполагалось набрать после обработки результатов исследований беспилотных «Разведчиков». Название кораблю предстояло выбрать экипажу… Вероятно, мы имеем дело именно с этой экспедицией, каким-то образом попавшей в прошлое. Разница во времени имеет место, это факт; и его надо форсировано изучать, ведь до известного нам теперь будущего старта осталось чуть более полугода.
        Рассуждения продолжил другой научный деятель:
        - С позиции теоретической физики - близкое расстояние прямого визуального контакта реальных людей и предметов с их будущим отображением - может спровоцировать катастрофу. По этому надо исключить такие случайности, и изолировать со всеми предосторожностями найденный объект, и экипаж. Отправлять экспедицию несомненно нужно, ничего не меняя в оснащении звездолёта и в составе членов команды. Иначе прервётся цепь событий уже имевших место, что также опасно своей непредсказуемостью.
        Затем и доктор высказался:
        - Медицина За последние предложения. Возможно, летаргический сон - последствия материального раздвоения личности, не известного ещё науке. При условии, что люди - которых нашли, действительно - те, за которых мы их принимаем. Вполне может быть - к ним вернётся сознание только как следствие тех событий, которые произошли в полёте. И которые нам пока не известны. Это чисто субъективное мнение, будем надеяться, что оно не лишено оснований и сбудется. Кроме того, с точки зрения психологии - экипажу будущей экспедиции не следует знать о её уже свершившемся возвращении. Независимо от индивидуальной профессиональной подготовки. Чтобы не спровоцировать - бездействие в возможных экстремальных ситуациях предстоящего полёта. Я знаю, что это противоречит Международной Конституции, в частности закону
«о запрете на сокрытие научной информации». Но в этой ситуации по-другому не обойтись. Надо исключить распространение информации, известной пока небольшому кругу людей - на определённое время, то есть до известных событий в будущем.
        Джеймс даже вспотел, переваривая весь этот разговор Научного Совета. Хотя надо было отдать им должное - изъяснялись они по существу вопроса, на вполне понятном ему языке общепринятых фраз. И словоблудием назвать этот диалог он никак не мог.
        Прокручивая в голове смысл изложенного каждого из высказавшихся, он строил концепцию дальнейших действии. Талант организатора, опыт и реакция астродесантника, приобретённые за долголетнюю работу в космосе - выстраивали связанную логическую цепь указаний:
        - «Пограничник-2», это Земля. Центр вызывает Первого пилота. Герберт, это Джеймс. Слушай меня внимательно. Похоже этот «подарочек» из будущего. Оставь «Пограничник» на Младшего пилота. Перебирайся к Дику на «Гамбургер». Обоим кораблям кратчайшим маршрутом лететь на исследовательскую базу Марса. Параллельно изучайте информацию найденного корабля. Достигнув зоны уверенного приёма, передавайте видеозапись по спец-связи. …Шеф вызывает Второго пилота. Дик, отправьте спасательную Юлу за Первым пилотом. Подключите приборы жизнеобеспечения к остальным членам найденного экипажа. …Всё. Подтвердите приём.
        Сначала послышался голос Герберта:
        - Вас понял, Сэр.
        Затем отозвался Дик:
        - Принял, Шеф. Ваше последнее указание выполнил заранее.
        Дождавшись подтверждения, Джеймс отдал распоряжение об эвакуации грузовым кораблём недостроенного «Борта-547» с Марса на Луну, со всеми комплектующими для окончательной сборки. И послал подробный, вплоть до медицинских карт, запрос о потенциальных членах будущего экипажа. Он испытывал состояние легкой эйфории от предстоящей интересной работы…

…Получив указание и подтвердив его получение, Дик отправил автопилотом вертушку, на которой перебирался сюда, за Гербертом. Прозванная Юлой, она действительно напоминала детскую игрушку на фоне, других по размеру, космических кораблей. Так и закрепившееся за ней и официальное название, вполне соответствовало своей манёвренностью - основному личному средству передвижения на Земле; и зарекомендовавшему себя, как спасательное, при других кораблях, в Космосе.
        До сознания постепенно доходила версия о происхождении «Гамбургера». Было как-то не по себе сознавать, не замечая каких-нибудь малейших изменений в ощущениях, что этот корабль так реально существующий - из будущего.
        Им первыми придётся познакомиться с информацией накопленной за время неизвестного полёта.
        В принципе можно было пристыковаться основными кораблями и возвращаться на заданную базу - монолитным дуэтом. Но видимо Шеф решил перестраховаться из соображений безопасности, опасаясь неожиданностей сопутствующих непознанные явления. Или попросту экономя время. Согласно аэродинамике - порознь они прибудут на сутки быстрее.
        Так или иначе, при всей трудности возвращения - разбитым на две части экипажем, а Сергею тем более - в одиночестве, им предстоял путь домой! А это всегда приятно после долгого путешествия, каким бы интересным оно не было….
        Глава 3. Старый друг
        Поудобней устроившись в кресле, Джеймс просматривал только что полученные сведения о потенциальных членах экипажа. Компьютер бесстрастно выдавал, переводя на бумагу, сухие строчки общих фактов из биографии. Отбросив ненужные подробности, он выделил главную для себя информацию.
        Катрин Россинье изучала биополе человека. И, несмотря на свой молодой возраст, успела выпустить в свет ряд научных статей, заслуживающих внимания. Кроме того, она обладала природным даром - видеть энергию, излучаемую человеком. До конца не исследованную ещё наукой.
        Дмитрий Берестенёв занимался теоретической философией. Сторонник идеи о внеземном происхождении человеческого разума, он был автором ряда научных гипотез на эту тему. Судя по всему, он был человеком с повышенной эмоциональностью и богатым творческим воображением. И до сих пор не обзавёлся семьёй.
        Майкл Смит был одним из классных пилотов-наставников, знающий все модификации кораблей. И налетал на них число часов, не укладывающихся в воображении. Более полугода назад, после смерти жены, он ушёл в бессрочный отпуск.
        Зная, как Майкл её любил, Джеймс предположил, что у него депрессия. И поэтому решил поговорить с ним о предстоящем полёте лично, при встрече…

…Уже по пути к Торонто он размышлял о превратностях судьбы…
        Казалось бы, с развитием науки - болезни не прерывали уже жизнь. Но люди всё равно уходили в мир иной по неизвестной причине. Несмотря на то, что средний уровень жизни составлял теперь продолжительность в сто двадцать лет, нередко они умирали далеко не в этом возрасте.
        Так случилось и с женой Майкла.
        Джеймс вспомнил, как Майкл однажды познакомил его с ней, произнеся на одном дыхании: «Это моя жена Сьюзен, я её очень люблю!». Не стесняясь признаться вслух, и на людях, в чувствах. И не опасаясь, что такие признания и комплименты действуют на некоторых женщин с точностью наоборот.
        Но она любила его. А взаимная любовь порой переворачивает всё с ног на голову.
        Сьюзен была действительно привлекательной женщиной. Но - насколько она красива, было известно лишь Майклу.
        Лишь любимому мужчине женщина отдаёт всё своё душевное тепло и внутренний мир. А в совокупности с прелестной оболочкой она становится - неповторимой, любимой и единственной из всех других. Что даже - недостатки, если они есть, становятся смешным и очаровательным дополнением к её прекрасному образу. Она расцветает на глазах и даже - нисколько не стареет, если по настоящему любит или любима другим человеком.

…Вдали показались огни мегаполиса Торонто.
        Джеймс переключился на ручное управление, и выбрался из общего потока. Пристегнувшись ремнями к креслу, он решил немного поозорничать и показать своё мастерство пилотирования перед окнами. Примерно на уровне этажа, где жил Майкл.
        Юла завертелась, словно подброшенная монета, одновременно - описывая круги по спирали.
        Джеймс знал, что со стороны это производит эффект фейерверка в уже сгустившихся сумерках вечера. И напоминает - что-то вроде падающего кленового семечка, оторванного ветром от дерева и кувыркающегося в воздухе.
        Благополучно приземлившись на общей стоянке, он поднялся к Майклу.
        Дверь его жилья была приоткрыта. И оттуда, из глубины комнат, навстречу приближающимся шагам, донёсся его голос:
        - Проходи… Я тут случайно видел, как кто-то выписывает финт. Подумал, что только ты так можешь. И понял почему-то, что ты ко мне.
        Майкл полулежал в откинутом кресле напротив окна.
        Джеймс подошёл и пожал в знак приветствия протянутую руку старого друга. И немного возбуждённо, польщённый, что его мастерство оценили - решил тоже польстить, тем более что его слова соответствовали правде давних событий:
        - Так чья школа, Майкл!?
        - Ладно, не скромничай, не первый раз убеждаюсь - как ученики превосходят своих учителей. Рассказывай, что заставило тебя навестить старого одинокого волка. Если не ошибаюсь, больше полугода не виделись?
        Джеймс, оправдываясь, пробормотал:
        - Работа съедает всё время. …Экспедиция за пределы нашей системы.
        - Слышал о ней кое-что. Насколько помню, она беспилотная. И что, есть новости?
        - Есть кое-какие… Но о них я не могу пока тебе сказать. Я вообще-то и пришел, чтобы просить тебя прояснить их.
        - Чем же я могу помочь, не зная о чём идёт речь? Что, настолько секретное событие? - Глаза Майкла приняли заинтересованное выражение.
        Отметив это про себя, Джеймс попытался объяснить:
        - В общем, готовится новая экспедиция, уже - пилотируемая, туда же. Научный Совет выбрал тебя Первым пилотом.
        Майкл с сарказмом спросил:
        - А что, помоложе не могли найти? Или на мне всё клином сошлось?
        - Дело в том, что возглавить эту экспедицию можешь только ты. Ты правильно подметил, что событие неординарное, если я не могу рассказать о нём даже тебе.
        Наступила пауза. Майкл опять погрузился в себя, напустив на лицо угрюмую маску. Судя по заблестевшим глазам, он устремился в глубь недавних воспоминаний, связанных с невосполнимой утратой.
        Джеймс молча разглядывал комнату.
        Всё было также, как при жизни Сьюзен. Видимо Майкл всё ещё не пришёл в себя. А, может - и не хотел этого, и сохранил ту же обстановку, с которой они жили последнее время со Сьюзен, и которая напоминала ему о счастливых днях в прошлом.
        Майкл, с отсутствующим взглядом, чуть дрогнувшим голосом нарушил молчание:
        - Ты знаешь, наверное, что я - потерял Сьюзен полгода назад.
        Джеймс кивнул, молча опустив голову. Искренне сочувствуя другу, он не знал, что надо говорить в таких случаях. Майкл - всегда такой энергичный, спортивного сложения и весёлого нрава человек - очень сдал в последнее время. И Джеймс в глубине души надеялся, что предстоящая работа вернёт ему его прежнее состояние.
        Помолчав, Майкл продолжал:
        - Она каждую ночь снится мне, зовёт - к себе во сне. И как это не странно, я жду этого момента с облегчением. И предчувствую, что недолго осталось… Всё дело в том, что я хочу, в случае чего-то непредвиденного, чтобы моё тело похоронили рядом с ней - на Земле, а не оставили болтаться где-то в космосе. Если бы ты мог дать мне в этом гарантию…
        - Это я тебе со всей ответственностью обещаю… - Джеймс осёкся, поняв что спорол ерунду.
        Даже другу было нетактично говорить такое, тем более что разговор был не шуточный.
        Но Майкл усмехнулся, первый раз за этот вечер, и вполне непринуждённой улыбкой. Он понял состояние Джеймса, хотевшего угодить ему. И это его немного рассмешило.
        - Хоть на этом спасибо! Тогда по рукам! Кто со мной полетит?
        Джеймс рассеяно протянул ему краткие данные и фотографии остальных членов экипажа. Он не понял, что развеселило старого друга. Но был доволен этим, видя, как преображается тот на глазах.
        Заметив как Майкл остановился взглядом на Катрин, он в шутливой интонации поиронизировал:
        - Это Третий пилот. Симпатичная женщина, правда? Впрочем, ты для неё староват. Тем более, что в команде есть конкуренты на этот счёт и помоложе. …Она студентка, занимается… Проще говоря, она экстрасенс.
        - Скорее экстра-секс! - Майкл расплылся в улыбке. Грустные мысли уходили из головы. - Они, что, оба не летали ещё?
        - Да, это так. У них обоих приземлённые профессии. В том смысле, что опыта полётов в космосе - ноль. Хотя по полёту фантазии они дадут нам сто очков вперёд. … собенно, наверное, этот… - Джеймс показал на Второго пилота, вспомнив при этом название «Гамбургер». - Я как раз хотел попросить тебя подготовить их лично. До старта осталось полгода. Заодно бы и познакомились. В центре подготовки уже все в курсе. Можешь вылетать туда хоть завтра. Они прибудут, как говорится, на днях или раньше. Дело только в их согласии.
        - Ну, меня же ты уговорил. А их начальство уболтает. Я завтра же и отправлюсь. … ействительно надо сменить обстановку, а то раскис тут в одиночестве.
        Выговорившись, Майкл почувствовал облегчение, как будто сбросил тяжёлый груз с души. Он был благодарен товарищу за это.

…Они просидели до самого утра, вспоминая то со смехом, то с грустью прошедшие события и годы…
        Утром, выйдя в одни двери - они разлетелись по делам, с сознанием того, что вскоре увидятся.
        Джеймсу срочно надо было лететь на Марс.
        Майкл же направлялся в знакомый ему Центр по подготовке космонавтов.
        Майкл нисколько не обижался на Джеймса за ореол недосказанности, связанный с событиями предшествующими его появление. Обстоятельства бывают разными. Он отлично понимал это. И не сомневался в искренности друга, когда тот посетовал, что не может об этом рассказать.
        Майклу предстояло знакомство с будущими коллегами по экипажу. И их подготовка, в успехе которой он не сомневался. Тем более, что опыта в этом деле у него было ни занимать.
        Глава 4. Расстроенная личность
        Силой воли Дмитрий заставил себя проснуться. Холодный пот мгновенно прошиб его до самых кончиков пальцев ног. То ли от страха, то ли от чувства необъяснимости приснившегося.
        Он вспомнил, как в юности летал во сне. Тогда душа, казалось - оставляла своё тяжёлое тело. И в тоже время всё-таки чувствовалось, что это - он сам. Что - мысли, память, ощущения и даже плоть были его собственными. Только очень лёгкими и безмятежными.
        Он словно плыл по воздуху от земли, набирая высоту. С той лишь разницей, что это было намного легче и эффективнее, чем в воде. И расправив руки словно крылья - он парил вниз, чувствуя как сливается его невесомое тело с потоком воздуха. И у самой земной поверхности, изгибаясь всем телом - взмывал снова ввысь.
        Он с благоговением созерцал с высоты птичьего полёта - весь тот ландшафт местности, где он родился и вырос. С извилистыми родниковыми речушками. И зелёной, словно изумрудной, кроной деревьев. И цвета были более контрастными, как после грозы насыщенного озоном раннего майского утра.
        Неописуемый восторг овладевал им тогда. Восторг настоящего полёта. В отличии от того, который испытываешь за бортом летательного аппарата.
        Иногда он осознавал, что спит. Но бывало - всё было настолько правдоподобно, что он даже пытался ущипнуть себя, теша надеждой, что всё это не иллюзия.
        Но сон уходил. И пробуждение было лёгким и свободным. И тело, полное жизненной энергии, радовалось новому дню…
        Сейчас же было всё по-другому.
        Часть его души собиралась покинуть его. Он спал и видел, разделившись на три составляющих, что одно его «Я» - уходит, лёгким облаком отдаляясь от уснувшей плоти.
        А другая часть заметалась между ним - основным, спящим на кровати и - тем прозрачным, который с сомнением завис под потолком. Она старалась примирить - неразрывное до сих пор.
        Он понял тогда, сам не зная почему, понял без слов: что если тот «Третий» сейчас улетит, то это навсегда.
        Он смотрел на себя со всех сторон - глазами своего расстроившегося образа.
        Его первое «Я» лежало в своей плоти с ощущением какого-то странного облегчения своего бренного тела. И с застывшим вопросом в тревожных глазах.
        Он разговаривал с самим собой бессловесными фразами. Мгновенья длился этот диалог. Но сколько ёмкой информации нёс он.
        Тот, над ним - полупрозрачный, в синеватой дымке и такой невесомый - с немым укором и сомнением в глазах задавал вопрос: «Зачем я тебе? Без меня будет спокойней. Ты перестанешь мучить себя ненужными эмоциями. Тебе легче будет жить и разбираться в повседневных мелочах. Наконец ты станешь „таким как все“ - хладнокровным и расчетливым…».
        Он и сам осознавал - что здесь внизу его больше. Что всё это правда - ушли какие-то нервозные ощущения. Которые постоянно будят в сознании те чувства, казалось бы ненужные в бесконечном водовороте дней и без которых можно было бы вполне обойтись, руководствуясь здравым смыслом и холодным рассудком.
        Но вместе с тем где-то в подсознании жила мысль: что с этим всем - уйдёт что-то ещё большее, без которого жизнь становится предсказуемой и скучной. Все те праздники и огорчения души, которые пробуждают в тебе воображение, заставляют мечтать, любить; и иногда против твоей же воли.
        Эта мысль росла и тяжелела, затеняя все прочие доводы. Заполняя пространство вокруг. И заставляя слиться воедино - всё, что ещё мгновенье назад было таким хрупким и зыбким. Связь тела и разума - с душой и эмоциями…

…Открыв глаза, Дмитрий физически ощутил присутствие себя - в этом мире реальности. В котором он жил. И любил. С чувством благодарности за возможность занимать своё место на Земле.
        Помотав головой, он стряхнул с себя остатки сна. И потянувшись, выключил домашнюю голограмму.
        Иллюзия картины зелёного летнего леса, со всеми присущими этому времени года запахами - медленно растаяла, осветив внешнюю прозрачную стену его жилья.
        Там, за стеной - шёл снег, падая крупными лёгкими хлопьями. Небольшой мороз и безветренная погода разрисовали по окну причудливые узоры зимнего леса.
        Дмитрий специально отключал на ночь внешний обогрев стены, чтобы утром любоваться неповторяющимися картинами сибирской зимы, нарисованными морозом на окне - кристалликами льда. Такими реальными, словно перенесёнными из далёких просторов заснеженной тайги; и одновременно фантастическими - кристаллическими пейзажами. И каждый раз новыми, бесцветными, полупрозрачными, и в холодном инее. Они будоражили воображение, и будили в глубине души чувства прекрасного - созерцание одного из чудес природы, неподдающегося воспроизведению техникой или рукой художника.
        Он жил на тридцать седьмом этаже крупного сибирского мегаполиса. В одном из многих, которые теперь окружали города - огромными цилиндрическими конусами, вершины которых уходили за облака.
        В толще стен, выполненных из стекло-металлокерамики - ячейками располагались квартиры и другие объекты жизнедеятельности человека.
        Мегаполис опоясывал по периметру сложившиеся контуры города с его историческими наземными постройками. А основание его - плавно вписывалось своей изогнутой формой в рельеф местности, давая природе возможность свободно дышать и развиваться своим естественным путём за внешним его кольцом. И одновременно - создавая зону безопасности внутри стен от её нечастых, но опасных капризов.
        Сон окончательно растворился и ушёл на задворки памяти.
        Дмитрий обвёл взглядом - стены своей просторной коморки, внутри которых кипела электронно-проводная и водно-канализационная жизнь. И подумал, что неплохо было бы поменять их интерьер. Тем более, что это зависело только от его фантазии, а остальное всё сделает электроника, с её галлографически-иллюзорным миром.
        На часах было уже около полудня. И при всей прелести постельных мечтаний, пора было подумать и о прозе жизни.
        Накануне, вечером ему пришёл срочный и нежданный вызов с Антарктиды, с Центра Подготовки Космонавтов.
        Сообщение было отправлено электронной почтой. И носило - подчёркнуто официальный тон изложения. Что предвещало важность и неординарность событий.
        Мысли об этом не давали уснуть ему вчера до поздней ночи. И голова гудела своей подкоркой от обрушившейся информации. И туда сегодня срочно нужно было лететь.
        Соскочив с кровати, он бегло просмотрел предложенные меню. Он нажал на клавишу и выбрал один из стандартных завтраков, решив не напрягать мозги на предмет комплектации его индивидуально. И с удовольствием плюхнулся в бассейн, с головой окунувшись в прохладу прозрачной воды.
        Выполненный в виде небольшого водоёма, он тянулся вдоль одной из внутренних стен.
        Плавая по утрам, Дмитрий запасался на целый день той энергией, которая позволяла чувствовать себя комфортно на протяжении всего дня.
        Искупнувшись, он плотно позавтракал, а заодно - и отобедал, так как время соответствовало скорее второму, чем первому. И спустился на первый уровень квартиры, в своё средство транспорта.
        Он задал автопилоту самый нижний уровень полёта по маршруту следования, чтобы по пути полюбоваться уже заснеженной сибирской тайгой.
        Кольца с оперением бесшумно завращались. Створки люка внешней стены распахнулись. И персональная Юла юркнула навстречу - ещё пока осеннему, но уже морозному дню.
        Внизу замелькала зелень хвойного леса, запорошенная первым снегом. Город постепенно удалялся, исчезая из вида позади.
        С освоением космоса, промышленность уже давно была перенесена на Марс и Луну, а необходимая для повседневных нужд - располагалась внутри мегаполисов. На Земле осталось лишь пищевое производство, безвредное для экологии, естественное для круговорота природы и существования жизни. И родная планета заметно преобразилась, словно умытая красавица на заре нового многообещающего периода.
        Мысли постепенно возвращали сознание от сентиментальных размышлений о природе - к
«научно-популярным» событиям этой ночи. Из головы не выходил сон.
        Дмитрий снова вспомнил его в мельчайших подробностях. И даже поёжился, переживая всё сначала.
        Что это было, и почему он разделился на три составляющих? Ведь разум по всем признакам оставался в его теле. Быть может - совесть и излишние эмоции хотели уйти от него. А - силой воли, он удержал их…
        Дмитрий передернул плечами: «Бред сумасшедшего какой-то».
        Но свойство его натуры вновь заставляло копаться в самом себе.

«Если предположить, что внутренний мир человека - состоит из нематериальных частей, скреплённых между собой силой воли. И твои разум, совесть и эмоции - составляют твоё сознание. Тогда можно было бы логично объяснить многое.

…Пожалуй, ещё - подсознание, где по всей видимости и живёт душа. И ещё ангел хранитель, оберегая в опасностях и направляя по жизненному пути, всегда индивидуальному и вероятно не случайному. Где рождаются сны, позволяя людям пока лишь в этом состоянии беспрепятственно путешествовать во времени и пространстве. А человек осознаёт лишь малую часть информации, которая скрытно заложена в подсознании.
        Быть может пару-тройку десятка-другого тысяч лет тому назад на Землю приземлился, или потерпел крушение - космический корабль пришельцев с гораздо-большим развитием интеллекта, чем сейчас у людей. Они выбрали наиболее развитые создания на планете, и ввели им свои гены, для ускоренного развития разума на Земле. Путём искусственного оплодотворения, или другим каким-то способом. Иначе как объяснить тот факт - существования рядом с нами братьев наших меньших, обезьян. С высоким, но не сравнимым с человеком - интеллектом. Ещё волосатых, но в принципе так похожих на нас - человеков.
        Вопрос - зачем пришельцам это было надо? Возможно, это эксперимент. Или своеобразное продолжение рода? …А может быть какая-то другая весомая причина, или безвыходная необходимость побудила их к этому?
        И человеки теперь - развиваясь, мучаются над этими вопросами без ответов. И почёрпывают всё новые и новые знания из своей подсознательной кладовой, запрограммированной ими, и раскрывающей свои секреты - по велению свыше. Лишь с обретением - новых этапов в эволюции, неразрывно связанной с духовным миром. И постепенно приближаясь к своей исторической миссии…»
        Глава 5. Знакомство
        Вдали показались контуры гигантского Антарктического мегаполиса. Словно вулкана, застывшего посреди мерзлоты.
        Дмитрий пришвартовался на свободной площадке. И занёс свои данные в общий компьютер информации, сунув пластиковую визитную карточку в предназначенную для этого щель.
        По всей видимости, его здесь уже ожидали. Монитор высветил - не дежурный набор фраз о том, куда и как он должен направиться. А довольно тёплые слова: «С благополучным прибытием. Добро пожаловать на Антарктиду. Ждите, Вас встречают».
        Мегаполис на Антарктиде по праву назывался Космическим. Именно здесь, в основном - стартовали и приземлялись грузопассажирские корабли. Курсирующие между - Марсом, Луной и колыбелью человечества - Землёй.
        Разгоняясь по спирали внутри крупнейшего на Земле мегаполиса, они уходили - в межпланетное пространство, служа связующим звеном с промышленностью на Марсе.
        Самые большие из них, прозванные в народе Батонами - имели в поперечнике диаметр более трёхсот метров.
        Дмитрий, в ожидании, с высоты своего этажа наблюдал за полностью грузовым вариантом исполинского звездолёта. Под ним словно мураши копошились автопогрузчики, съезжая и поднимаясь по открытым створкам люка…
        Встречал Дмитрия - седовласый мужик, с озорным блеском в глазах, с которым он был знаком заочно по сопроводительной голограмме членов экипажа.
        Встречающий бросил взгляд своих карих глаз снизу вверх, как бы оценивая в целом будущего своего коллегу. И, пожимая руку, представился, поинтересовавшись:
        - Майкл Смит… Как настроение?
        - Дмитрий Берестенёв. Настроение отличное… - Познакомился Дмитрий.
        Майкл улыбнулся своей широкой улыбкой.
        - Нам долгое время работать вместе. Так что давай сразу без абяняков перейдём на Ты, если конечно не возражаешь. - Получив утвердительный кивок, он слегка тронул напарника за плечо, увлекая за собой: - Пойдём, познакомлю тебя с Третьим пилотом. - Хитро подмигнул он. - Она хоть и женщина, и довольно молодая, но уверен, что не будет нам служить балластом в предстоящем полёте. Кроме того, у неё какой-то дар ясновидения. В котором, честно говоря, я ничего не понимаю…
        Поднявшись на нужный этаж, Майкл показал на предназначенную для Дмитрия комнату, одну из трёх, располагавшихся рядом. И уверенной походкой шагнул в приоткрытую дверь другой; где, судя по всему, были в курсе его прибытия и ждали их вдвоём.
        Выждав секунду, он представил вошедшего напарника очаровательной обитательнице этого походного жилища:
        - Познакомься, Кати, это Дмитрий. Дима, это Катрин. Поосторожней с ней, она колдунья! - Усмехнулся он, сглаживая своей шуткой напряжение, присущее первому знакомству и разряжая натянутую обстановку.
        Судя по чуть язвительному, но несомненно всё же доброму тону, с каким он это произнёс - Дмитрий сделал вывод, что уже не один день минул, как они знакомы. Майкл наверное понял, что ему «не светит» в амурных делах, в силу своего более старшего возраста и очевидно выбрал в общении с ней тактику подначивания.
        Надувшись, Катрин с укоризной бросила взгляд в сторону старого наставника и кивнула в знак приветствия молодому напарнику.
        Встретившись впервые вот так наяву, не считая заочного знакомства по голограмме, у Дмитрия возникло - странное чувство родства с ней. Как будто знал он её целую вечность, но впервые встретился только сейчас.
        И она как кролик перед удавом стояла перед ним. Испытывая, может и не такое же, но что-то подобное.
        Он понял это по тому, как она смотрела на него. Не изучающе, как смотрят впервые встретившиеся люди противоположного пола, которым волею обстоятельств предстоит долгое время работать вместе. А как после долгой и мучительной разлуки с дорогим ей человеком.
        Их взгляды встретились. И он утонул в этих прекрасных больших голубых глазах. По-детски наивные, умные и добрые - они выражали момент сладострастной тревоги, обнажая всю свою глубину.
        Он почувствовал, как растворяется в этом бездонном море чувств…
        Надо было что-то говорить - пауза затянулась слишком долго.
        Майкл, удобно устроившись в кресле, лишь периодически посмеивался. И молчал, выбрав позицию стороннего наблюдателя.
        Дмитрий отбросил сентиментальные мысли и начал разговор, на секунду замешкавшись:
        - А…
        И она, уловив смятение, поспешила перебить его:
        - Можно сразу на «ты».
        - …Ты не похожа на ведьму. - Вырвалось у него первое, что пришло на ум, и не самое удачное.
        Но Катрин рассмеялась звонким смехом. И поглядывая то на него, то на Майкла, смешливым голосом разъяснила:
        - Это не то, о чём вы думаете. Просто я могу видеть энергию, излучаемую человеком.
        Но и после этого объяснения, Дмитрию стало ещё больше не по себе от ощущения, что тебя сканируют невидимыми лучами эти прекрасные глаза. Его словно раздели до гола, здесь, среди комнаты, на всеобщее обозрение.
        Майкл чувствовал то же самое. Он даже поёжился сидя в кресле, и осторожно спросил:
        - А мысли ты читать случайно не умеешь?
        - Нет. Но не надо долго гадать, чтобы понять какие мысли периодически приходят Вам в голову!
        Майкл смутился от этих слов. И даже покраснел немного. Нетрудно было догадаться, о чём он думает время от времени. Ведь красивые женщины нравятся всем и возраст - не самый лучший аргумент для опровержения этой аксиомы.
        Катрин успокоила их обоих окончательно, продолжая ответ:
        - Я не постоянно это вижу. Иначе это было бы сущим наказанием. Это мне доступно лишь в состоянии абстракции. И сосредоточившись только на этой мысли.
        - Интересно, на что это похоже? - Дмитрием овладело неподдельное любопытство.
        - У каждого человека по-разному. Вероятно в зависимости оттого, что лежит у него на душе. А в целом, это похоже на Северное сияние в полярные ночи. Не знаю, видел ли кто его из вас? Но только так, приблизительно, это можно представить. …Мне даже кажется, что там концентрируется эта энергия. И переливаясь всеми цветами радуги, олицетворяет добро и зло, соседствующие рядом. Но трудно пока понять, какому цвету что соответствует. Я уверена лишь в том, что это какая-то достаточно ёмкая сила. Но для чего она и куда уходит, пока не известно. Наверное, у человечества ещё не достаточно самосознания, чтобы это открылось.
        У Дмитрия тоже разгорелось воображение. Представляя и анализируя - то о чём она говорила, он уже с профессиональной точки зрения начал размышлять:
        - Может быть эта энергия служит для поддержания Вселенной. Злая для горения звёзд. А добрая для жизни на планетах. Такой своеобразный Ад и Рай. Ведь уходят куда-то наши души после смерти. И куда они попадут, к новой какой-то форме жизни, или в вечное пламя, согревающее своим горением эту самую жизнь? Если так или примерно так, то выходит, без зла не разглядеть добра. Наверное, два этих понятия и существуют рядом, поддерживая и развивая эволюцию на Земле, да и космическую жизнь вообще. С разными этапами развития человечества, подменяя друг друга. И трудно представить одно из двух этих понятий в абсолютной величине. На фоне чего его тогда можно различить? Вот почему присутствует противоположность, давая человеку самостоятельный выбор между добром и злом, и как следствие будущего жизненного пути. И никому неизвестно, как отделить и уберечь хорошее от плохого в нужном соотношении, не нарушая равновесия всеобщей гармонии…
        Майкл, внимательно послушав филосовские бредни, вставил своё веское слово:
        - По моему мнению, не надо совершать поступков, идущих наперекор с совестью; и душа будет спокойна за свою последующую жизнь. Если конечно она не покинула тело совсем за свершённые грехи. …Однако на сегодня достаточно диспутов на научные темы. Тем более что завтра приступаем к учёбе. А это более реальные вещи по сравнению с вашими сумасбродными мыслями. По крайней мере, на сегодняшний день. Неплохо было бы вам оставить немного ячеек в мозгах для усвоения новых знаний; пригодятся в будущем. - Пользуясь правом старшего, поставил он точку в первом общем знакомстве, перешедшем в рамки научной дискуссии.
        Глава 6. Подготовка к полёту
        День за днём потянулись будни учёбы.
        Дни летели, оставляя позади недели, сложенные в месяцы периода интенсивной подготовки.
        Они не казались Дмитрию монотонными, из-за насыщенности изучаемых дисциплин и приятного соседства с Катрин.
        Из разговоров на общие темы выяснилось, что и у Майкла, и у Катрин, предки были выходцами из России. Это развеяло удивление, возникшее у Дмитрия при первой встрече, как хорошо они говорят на его родном языке.
        В конце марта подготовленный экипаж навестил Джеймс.
        Про него Дмитрий был наслышан от Майкла, что именно он является непосредственно их шефом.
        Джеймс собрал экипаж в отдельном кабинете и кратко изложил цель экспедиции.
        С его слов можно было лишь понять, что экспедиция - была первой пилотируемой космонавтами за пределы Солнечной системы.
        У Дмитрия сложилось впечатление какой-то недосказанности и скрытого подтекста в обрывчатых фразах Шефа. В его глазах, чуть воспалённых от бессонных ночей предстартовой гонки, можно было прочесть - плохо скрываемое напряжение и тревогу, рассказывающие о незаурядности будущего полёта. С самого начала разговора он как-то странно смотрел на всех троих, словно перед ним сидели не люди, а приведения из средневековой легенды.
        Заканчивая свою речь, Джеймс сообщил:
        - Корабль, на котором вы полетите, уже готов. На днях он прибудет сюда. Вам надо придумать название. - Он остановил свой взгляд на Дмитрии, предполагая, что у того есть свои задумки на этот счёт.
        Но первой поспешила высказаться Катрин, выпалив то что первое пришло ей на ум, в ожидании обеда, отложенного из-за этой встречи:
        - А давайте назовём его «Гамбургер»!
        - Хорошо, что не «Бутерброд»! - Беззлобно съязвил Майкл.
        Но по весёлому блеску его глаз можно было угадать, что он не против. Тем более что придумала название очаровательная «треть» экипажа, принадлежащая к прекрасной половине человечества. И можно было прослыть снобом, проигнорировав предложение так называемого «слабого пола», соответствующего только лишь отчасти этой фразе по своей сути. И он по джентельменски согласился, отдав пальму первенства в этом вопросе, не имеющего принципиального значения, женскому меньшинству.
        - …Впрочем, первое предложение зачастую бывает самым удачным в таких обсуждениях, потому что идёт от сердца. И вообще-то это название даже поднимает настроение.
        - Мне тоже нравится. - Кратко высказался Дмитрий.
        Джеймс, замечая себе на уме давно известное, но только сейчас подтвердившееся, кивая головой, пространно заключил:
        - Никогда ничего подобного не слышал, но не сомневался, что именно так всё это будет…
        Дмитрий отметил про себя странное поведения Шефа. И выйдя из кабинета, поделился своими наблюдениями с наставником.
        Майкл отреагировал очень серьёзно и в то же время спокойно:
        - Не засоряй себе мозги, брат Митрий. Я давно знаю Джеймса, не один пуд соли съели вместе. Даже если он что-то знает, но не говорит, это нам же на пользу. Или, по крайней мере, не во вред. Поговорка «Лучше горькая, правда, чем сладкая ложь» не всегда уместна в непредсказуемых ситуациях. Я его отлично понимаю. Может он сейчас чувствует себя в роли ясновидца, когда любое предсказание может изменить ход событий; и опасается, что не в лучшую сторону. Не знаю как ты, а я не хотел бы знать наперёд свою дальнейшую судьбу. Так или иначе, будущее расставит всё по полочкам истории…
        Всё ближе приближалась дата старта. Она не афишировалась, хотя - и не замалчивалась среди широких слоев населения. Тем самым исключая, присущий таким событиям, ажиотаж в средствах массовой информации. Но важность ей придавало прибытие элиты научного бомонда.
        Накануне полёта, по традиции экипажу была предоставлена эксклюзивная экскурсия вокруг Земли.
        Раньше, в подобных случаях она проходила обычно по экватору на малых скоростях и высотах. Но сейчас она, по просьбе экипажа, была смещена в сторону Северного полушария; и пролегала над родными местами, где они родились и выросли.
        Повсюду внизу благоухала весна, навевая сентиментальные мысли. Она наполняла воздух своим, чуть уловимым ароматом, смешивая запахи парной земли и ранней зелени, с ожиданием чуда завтрашнего дня проснувшейся природы. Она словно призывала людей, во что бы то ни стало вернуться от разнообразных и причудливых красот Космоса - в их родную вотчину…
        В день старта, незадолго до его начала, Джеймс снова собрал экипаж у себя в кабинете. На этот раз он был более подробен в своих указаниях.
        Экипажу предоставлялась полная свобода выбора маршрута. За исключением - точки выхода и возвращения на границе Солнечной Системы, сквозь плотную завесу спрессованной материи, созданную потоком солнечной энергии с встречным ветром неизведанного мира Вселенной. Куда и предстояло им отправиться.
        В их задачу ставилось: основное - наблюдать; и главное - вернуться! На чём собственно можно было и не акцентировать внимание, поскольку это показалось всем естественным.
        Корабль, на котором предстояло это путешествие, был обычным космическим исследовательским вариантом - так называемым «Диск-2-И».
        Пожалуй, единственным дополнением служил «Таймер времени пребывания» за пределами поля камней и огня на границе с Вселенной. Которое было неразличимо с Земли простым человеческим взором, но существовало реально. И может быть даже - служило какой-то защитой от космических лучей, и других неизвестных опасностей, как служит атмосфера Земли для своей планеты.
        Уже на предстартовом пути к кораблю Майкл остановился у одного из погрузчиков и придержал напарника за рукав. Он пропустил вперёд Катрин, и скомандовал ей приказным тоном:
        - Вы, мадам, продолжайте свой путь известным Вам маршрутом! …А мы тут на минуту задержимся.
        Она, по инерции пройдя ещё несколько шагов и заподозрив какой-то подвох, резко обернулась. И с глазами полными слёз, но твёрдым голосом, бросила им обоим:
        - Хотите, чтобы я заплакала? …Не дождётесь! - И зашагала прочь, с женским шармом качая бёдрами, зная какой это произведёт эффект в облегающем комбинезоне, подчёркивающим все достоинства её фигуры.
        Словно загипнотизированные они проследили за её удаляющимся силуэтом.
        Дмитрий с укором посмотрел на Командира:
        - Зачем ты на неё так? Нам же лететь вместе.
        Майкл, оправдываясь, забормотал:
        - Да не хотел я её обидеть. Просто надо соблюсти кое-что. А для женщины это сделать затруднительно, одновременно с нами.
        Дмитрий, с вопросом в глазах, уставился на него:
        - Что именно?
        Наставник, озираясь, не спеша разбортовался; и пристроился у колеса погрузчика, предварительно зачем-то пнув его носком ботинка.
        Мочегонная струя ударилась о серую резиновую оболочку.
        Поймав не понимающий взгляд юнца, Майкл с нравоучительной ноткой в голосе кивнул на колесо:
        - Что заминжевался? Давай! Учить вас молодёжь всему надо.
        Дмитрий не осмелился ослушаться своего старшего более опытного товарища, и последовал его примеру. Но всё же поинтересовался на всякий случай:
        - Ты что, не мог это сделать в другом месте, более подходящем? …В сартире например?
        Майкл, довольный тем, что ввёл новичка в недоумение, неторопливо произнёс:
        - Традиция! Кстати ваша, русская. Ещё с первого космонавта повелась!.. И прижилась.
        И Дмитрий, после облегчения, согласно заключил:
        - Полезная традиция!.. Пожурчали и колесо заодно помыли.
        С приподнятым настроением они поднялись по шлюзовому лифту в «Гамбургер»; и, заговорщецки подмигнув друг другу, уютно расположились в креслах у пульта управления.
        Видя, что Катрин ещё дуется на их выходку, они наперебой, шутя и используя афоризмы, как могли - объяснили причину их кратковременной задержки у колёсного транспорта. И её предъисторию, перешедшую в традицию.
        Это её немного рассмешило и вернуло в хорошее расположение духа, разрядив натянутую обстановку.
        Что было не плохо перед началом старта, до которого оставались считанные минуты.
        Глава 7. Старт
        Начался последний отсчёт, носивший чисто традиционный характер для начала и баллистики полёта.
        Направляющие кольца корабля завращались, увеличивая обороты с затухающим звуком, подобного шороху крыльев полёта стрекозы. И оперение на них, чётко очерченное вне движения, постепенно исчезло из вида.
        Диск опоясала «Защитная оболочка» бесцветного холодного заряда. Приплюснутым шаром - окружившая его контуры.
        Звездолёт чуть покачнулся, словно корабль на морских волнах, и тронулся с места.

«Гамбургер» устремился ввысь, увеличивая скорость и разгоняясь по спирали внутри Антарктического мегаполиса.
        Огни внутренней стены гигантского усечённого конуса замелькали, как бы подмигивая на прощание. …И пропали, оставляя позади замкнутое пространство Космического города, высившегося на белоснежной равнине Антарктиды. Он постепенно удалялся, теряя чёткость своих очертаний.
        Корабль преодолевал плотные слои атмосферы, с шумом, напоминающим рокочущее шипение кипящего металла свариваемого электродами. И под острым углом траектории полёта выходил за пределы Земли.
        Оставляя шлейф серебристых огоньков от трения защитного экрана с окружающей планету оболочкой - «Гамбургер» выскочил на околоземную орбиту.
        Приборы замелькали разноцветной гирляндой огоньков, стабилизируя аппарат в очередном этапе полёта - невесомом пространстве. Они спешно моделировали биосферу внутри звездолёта, по критериям - присущим жизни на Земле.
        Дмитрий на миг ощутил состояние невесомости, заворожено наблюдая за открывшейся панорамой внизу.
        В лазоревой дымке атмосферы - Земля представляла зрелище, вызывающее восхищение. И переполняла душу человека - впервые увидевшего, вот так наяву, это со стороны.
        Катрин испытывала такое же чувство. Её глаза округлились ещё больше, выражая неописуемый восторг.
        Родная их планета предстала во всей красе стороннего взгляда.
        Этот - чуть приплюснутый с полюсов Земной шар - с его материками и океанами; спиралевидными завихрениями хлопьев облаков; и красноватыми с высоты, словно кровеносными артериями, руслами рек - был их домом и колыбелью Человечества!
        Им предстояло на время проститься с этим миром. Чтобы приблизить ответ на вопрос:
«Какое место среди других миров он занимает?». Хотя в душе для каждого из них, на этот час был один ответ - Основное!
        Искушённый Майкл уловил состояние коллег и взял полностью на себя бразды правления, обмениваясь с диспетчерским пунктом на Земле дежурными фразами о нормальном функционировании оборудования и пожеланиями им счастливого пути.
        Набрав клавиатурой заданную промежуточную точку их дальнейшего пути, он предоставил автопилоту выбрать кратчайший и рациональный путь до неё; давая возможность новичкам адаптироваться в новой для них обстановке.
        Корабль сделал полуоборот по орбите; и напротив арктического района северного полушария, по косой удаляясь от Земли - лёг на заданный курс.

…Джеймс наблюдал за удаляющейся точкой звездолёта по общему навигационному экрану обзора Космоса. Он мысленно пожелал экипажу удачи.
        Он просмотрел в недавнем прошлом вместе с членами Научного Совета - видеозапись этого странного полёта, немного прояснившую случившиеся события. И знал - что впереди их ждёт опасность, грозящая не только им, но и человечеству в целом. Может быть по воле провидения, не случайно так распорядившегося их судьбой, им предстоит остановить возможную надвигающуюся катастрофу.
        Его всё ещё не оставляло чувство двойственности по отношению к их материально телесной копии внешности, так реально существующей в одном из мегаполисов на Марсе.
        До сих пор их телесное отображение прибывало в бессознательном состоянии, при неусыпном контроле приборов и специалистов, посвящённых в эти события - в научно-исследовательской лаборатории планеты, находящейся сейчас от Земли по противоположную сторону Солнца…
        Глава 8. Поток жизненной энергии
        Преодолев магнитное поле Земли, Майкл нарушил тишину немого восторга коллег, с затаённым дыханием всё ещё наблюдавших панораму удаляющейся голубой планеты:
        - Посмотрите, молодёжь… Может мне мерещится что-то по-стариковски?
        Дмитрий перевёл взгляд в указанном направлении.
        На фоне звёздного пространства, параллельно их курсу - едва различимо поблёскивала прозрачная полоса.
        Извиваясь, она переливалась перламутром, словно нить паутины в солнечных лучах; улавливаемая взором под определённым углом.
        - Определённо что-то есть. Я тоже это вижу.
        - Сейчас мы её просканируем. - Майкл набрал программу спектрального анализа. …И получив нулевой результат, задумчиво добавил: - Это что-то новое…
        - Это как раз то, что я пыталась вам объяснить. - Вставила своё слово Катрин. Сосредоточившись, она пристально смотрела пронзительным взглядом на объект общего внимания своими, отрешёнными от реального мира, глазами: - …Это жизненная энергия. Она неуловима для приборов. И пока не изучена до такой степени, чтобы можно было определить её природу и значение.
        Майкл с Дмитрием переглянулись. У обоих стоял вопросительный знак в глазах.
        - Ну что ж, если не поддаётся заочному изучению, попытаемся это сделать изнутри. - Правом старшего постановил Командир.
        - Это будет нелегко… - Дмитрий кивком головы перевёл внимание своих коллег на небольшой метеорит, затерявшийся в просторах Космоса.
        Метеор пролетал по прямой, пересекающей путь чуть заметно обозначенного потока. Он, наткнувшись на непреодолимую преграду, спружинил от неё, как мячик. Но нисколько не повредил свою форму, под острым углом отлетев от неё. И рикошетом коснувшись Защитного поля корабля - удалился прочь, продолжая свой новый намеченный путь.
        Провожая его взглядом, Майкл с расстановкой, не без тени сомнения в голосе, произнёс:
        - Однако!.. Но всё равно надо попробовать это на ощупь. - И уже уверенней, с глазами загоревшимися азартом жажды познания, приказал, обращаясь к Катрин: - Садись за штурвал, поведёшь нашу посудину. У тебя это лучше получится в создавшейся обстановке.
        Это было мудрое решение. Катрин с её природными способностями лучше различала этот поток энергии, ели заметный обыкновенным человеческим взглядом.
        Переключившись на ручное управление, они на малой скорости сблизились с ним.
        На миг обозначив невидимое препятствие, Диск мягко, словно по маслу, вошёл в намеченное русло. И увлекаемый неведомой силой, понёсся внутри него…
        Здесь, непосредственно посреди этого нового явления, оно предстало, в более осязаемом для зрения людей, своём состоянии.
        Оно напоминало собой - почти прозрачный поток тумана, вперемежку со снопами разноцветных огоньков, плавно обходящих силуэт корабля и улетающих вперёд. Они оставляли трассирующий след своей траектории полёта и высвечивали - неясные контуры цилиндрического тоннеля, плавно изгибающегося по своим неизвестным законам и уходящего в неведомую даль.
        Для опытного Командира экипажа, повидавшего нимало на своём веку, это было тоже открытием. Он во все глаза таращился, озираясь вокруг. И наконец выдохнул:
        - Ничего подобного раньше не видел. Не зря говорят «Век живи, век учись». Непонятно, почему мы так беспрепятственно сюда проникли?
        - Ну, если эта энергия Жизненная, то, вероятно, она каким-то образом распознала нас и приняла за «своих». Мы же тоже излучаем что-то подобное. Сложнее объяснить её цветную сущность. - Логично заметил Дмитрий, и посмотрел на Катрин.
        Она скромно ответила:
        - Наверное, ты прав. Я к сожалению не так сильна в логическом мышлении. Но версия высказанная тобой при нашем знакомстве о добре и зле заслуживает внимания. И может быть даже подтверждается сейчас. По крайней мере, не идёт вразрез с этим. - Она картинно повела глазами по обзору прозрачного купола кабины
        - Не знаю как насчёт её сути. Но то, что эта энергия, вполне реальная сила и достаточно эффективная, несомненно! - Майкл просматривал на экране графику ориентации в пространстве и анализировал обстановку, рассуждая вслух: - Судя по всему, внутри этого тоннеля скорость нашей посудины на порядок выше расчетной. Это даже не считая, что идём мы сейчас на минимальных оборотах. Если так дальше пойдёт, то через двое-трое суток мы будем уже у намеченной точки выхода за пределы нашей Солнечной Системы! - Обернувшись, он с оттенком нескрываемого удивления в голосе заключил: - Если это так, то эта энергия превосходит все известные науке виды! …Так или иначе, всё это не понятно. Будем надеяться что пока. А сейчас надо подумать и об отдыхе. Спать будем поочерёдно. Первой пойдёт Катрин. Она попрактиковалась уже в управлении. Теперь твоя очередь, брат Митрий. Думаю, без неё мы справимся. Тем более что изнутри этот поток виден довольно сносно. Главное постараться держать «нос по ветру» и не выскочить за его пределы. Но вроде бы простор для манёвра есть.
        Катрин послушно удалилась. Она затенила свой спальный сектор одной из выбранных голограмм и улеглась отдыхать.
        Дмитрий, приняв штурвал в свои руки, сразу почувствовал эйфорию полёта.
        Словно по извилистой трассе бобслея мчались они по тоннелю, плавно вписываясь в его контуры.
        Глава 9. Доверительные сплетни про любовь
        Звездолёт увеличил скорость. И пилоты, периодически меняясь, чтобы дать глазам отдохнуть от напряжения, вели душевный разговор.
        Первым его начал Дмитрий, неожиданно спросив:
        - Майкл, а ты любил когда-нибудь?
        Майкл немного помолчал, собираясь с мыслями. И с оттенком грусти в голосе ответил:
        - Я и сейчас люблю.
        - Счастливый ты человек.
        - Она умерла не так давно…
        - Извини, я не знал.
        Майкл задумчиво кивнул и продолжил:
        - Кто знает, быть может, её душа летела вот этим же путём куда-то, чтобы материализоваться в новой своей жизни. Мне почему-то даже кажется, что с каждым днём я приближаюсь к ней. - Он сбросил с себя угрюмую маску, и нарочито бодрым голосом поинтересовался: - Ну а у тебя как на любовном фронте?
        - Тоже… была. Не знаю, как назвать, первая или настоящая. Но то, что не разделённая, это точно.
        - Может быть влюблённость просто?
        - Не знаю… После того как мы расстались, думал с ума сойду. В каждой похожей женщине видел её лицо. По ночам уснуть долго не мог. И засыпая, видел во сне опять её…
        - А почему она бросила тебя?
        - Я сам ушёл.
        - Ну, ты даёшь, брат Митрий. За любовь бороться надо!
        - Может быть ты и прав… Я просто почувствовал, что она не любит меня. А значит, не может быть со мной по настоящему счастливой. К тому же, как потом выяснилось, у неё был запасной вариант. И моё самолюбие не вынесло этого. Если бы не любил, возможно, простил бы это.
        - А дальше что?
        - Потом постепенно всё улеглось. Она сейчас живёт с другим. И похоже очень счастлива.
        - И что, ты продолжаешь до сих пор по ней убиваться?
        - Уже нет… Время, самое лучшее лекарство от этой болезни. И потом, чтобы любовь горела, её надо подпитывать взаимностью.
        - Это любовь, но скорей всего первая. Или просто, роковая женщина в твоей судьбе. Иначе бы ты не смирился с этим. Не переживай, какие наши годы, будет и настоящая!
        - Да я особо и не переживаю. Более того, даже благодарен судьбе за то, что она распорядилась именно так. Иначе и не знал бы, как вести себя с Катериной.
        - Так вон, куда ты клонишь? Теперь я понимаю, зачем ты начал этот разговор. Зацепила она тебя всё-таки! …Хорошая девушка. Вообще трудно представить, что она не растопила бы лёд в твоей душе. И что, у вас «это» уже случилось?
        - Нет… пока. Да если бы и произошло, я бы не сказал.
        - Смотри, не тяни! Тем более, что не трудно заметить, она тоже «не ровно дышит» по отношению к тебе. В этом деле главное всё вовремя надо делать. Иначе отношения перейдут, от обоюдной симпатии, в дружеские. …Или того дальше, в братско-сестринские. Поверь мне «старому развратнику»! - Пошутил Майкл.
        И Дмитрий подхватил его весёлый настрой:
        - Ну «Мы» тоже не мальчик. И кое-какой опыт у «Нас» тоже имеется. Выдержать паузу, не навязываясь, иногда даже полезно. Чтобы посильнее запасть в душу.
        - Тоже верно! Ну и как говорится «флаг тебе в руки»! …Вообще занятная штука эта любовь. Без неё вроде и жить можно, а всё равно чего-то не хватает. Скучновато как-то что ли. Для женщин она, наверное намного больше значит. У нас, мужиков, в основном работа на первом месте …Интересно как они выбирают единственного и неповторимого среди членов своего кружка?
        - Да уж точно, что не головой! Наверное, ищут по жизни свою половину «из чьего ребра они сделаны», зная что Бог создал Еву из ребра Адама. Не даром же у нас на одно ребро меньше, чем у женщин.
        - Разыгрываешь? - Усомнился Майкл.
        - Нисколько, сам проверял. - Уверил его Дмитрий. И продолжил недосказанную мысль: - …А, почувствовав, что это её половина, они с женским шармом «расставляют нам силки» и ловят, словно птичек в клетку. А нам остаётся думать, как, не расставаясь с этим обаятельным пленом, одновременно «не разучиться летать»!
        - Как не крути, без них никуда. Главное следить, чтобы не «сели на шею»!
        Они до того распалились, обсуждая прекрасный пол, что не заметили, как перешли с полутонов начала разговора на повышенный тембр голосов в оконцовке.

…Звонкий смех Катрин оборвал их на пике накала страстей, приведя в замешательство собеседников.
        Проснувшись, она невольно стала свидетельницей приватной беседы. Наивная мужицкая философия не на шутку рассмешила её. И не сумевши сдержать свои эмоции, она обнаружила своё присутствие.
        Майкл негромко отреагировал на это:
        - Вот это попали мы с тобой брат Митрий… - И, обращаясь к Катрин, пошутил: - А мы тут устроили мальчишник. …И сплетничаем потихоньку.
        - Да слышала я, как вы нам, женщинам, косточки перемывали. - Сквозь смех ответила она.
        Дмитрий, удаляясь согласно своей очерёдности отдыхать, походя проговорил куда-то в пустоту:
        - Нехорошо подслушивать.
        Катрин виноватым голосом зачастила, оправдываясь:
        - Я же нечаянно. И потом, я… не всё слышала.
        Дмитрий демонстративно молча прошёл в спальный сектор. И удобно устроившись в откинутом кресле, быстро уснул.
        Катрин, выждав немного, спросила Майкла, поддержав предыдущую тему:
        - Майкл, а что такое любовь?
        Сначала он попытался отшутиться:
        - Стремление двух дураков сделать третьего! - Но потом ответил неожиданно серьёзно для вопроса заданного ею: - …Пожалуй, никто ещё до конца не объяснил это понятие. Лично для меня, это возможность пожертвовать своим счастьем ради счастья любимого человека.
        - А как понять, влюблён человек или нет?
        - Не знаю как для вас, женщин. Наверное, просто посмотри на его… морду. И подумай, захочешь ли ты её видеть, просыпаясь утром каждый день, на протяжении всей жизни.
        - А у… Димы есть кто-нибудь сейчас?
        - Да ты что, втюрилась?!
        - Не знаю… Он мне очень нравится. И совсем не обращает на меня внимания. - Совсем по-детски пожаловалась она.
        Майкл поймал себя на мысли, что отношения у них переходят в дружеские. Он представил себя в роли её родителя. Что плохо получилось, учитывая, что папа не стал бы выступать в роли свахи по отношению к своей дочери.
        Но, по крайней мере, он был спокоен, что не сдал с потрохами доверительное признание младшего напарника. И решил ему подыграть:
        - Ну если так, то спровоцируй его сама. Но только так, чтобы главная инициатива исходила от него. Или, по крайней мере, чтобы ему так показалось. Знаешь, мы мужики, как дети. Нам важна, пускай даже только видимость главенства выбора. …Если конечно у тебя всё это всерьёз, а не просто сексуальная озабоченность!
        Он заметил, как она, отвернувшись, покраснела при последних словах; и надолго замолчала. Может он её немного пристыдил. Или она просто обдумывала план дальнейших действий. И то, и другое его устраивало, потому что своей откровенностью они пробудили подзабытые личные чувства…
        Глава 10. Кометный НЛО
        Дмитрий проснулся от противного звука зуммера «Предупреждения опасности». И ощутил на себе все «удовольствия» кратковременной перегрузки, связанной с резким торможением.
        На мониторе навигации заблаговременно высвечивались чёткие контуры препятствия.
        Майкл, сосредоточившись на управлении, готовился увести корабль в сторону, на безопасное расстояние.

«Гамбургер» чуть притормозил, и наткнувшись на невидимую эластичную оболочку, рывком вышел за границы энергопотока. Описав глубокий вираж, звездолёт завис на безопасном расстоянии от объекта внимания.
        Это была крупная комета, поражающая воображение своими масштабами. Она отдалённо напоминала очертаниями сердце, каким его изображают на своих рисунках дети. И острым концом направленное - навстречу потоку, по которому лежал их путь.
        Энергопоток прерывался здесь, концентрируясь внутри ядра. Хвост кометы, светлой полосой растянулся на многие километры в попутном направлении.
        На фоне сине-фиолетовой панорамы звёздной дали, под коркой шлака из космической пыли и льда, она светилась изнутри лучами холодного газа, пробивающимися сквозь щели скорлупы оболочки. И время от времени подрагивала всем корпусом от сдерживаемой энергии.
        Майкл, просматривая данные компьютера информации, прокомментировал событие:
        - Комета Галлея. Раз, примерно в семьдесят шесть лет, она пролетает на близком расстоянии от Земли и Марса, неся по своей орбите множество мелких метеоритов, которые нередко бомбардировали наши планеты. Её появление в зоне видимости с Земли издревне считалось дурным знаком, предвещающим эпидемии и новые болезни. Недаром её ещё называли «виновницей Земных бед». …Сейчас она как раз на наибольшем удалении от Солнца.
        Он в срочном порядке занялся передачей сообщения на Землю, воспользовавшись кратковременной остановкой; и отправил краткое послание об их экстравагантном перелёте и причине прервавшей его. И не отключаясь от приёма направленной связи, присоединился к коллегам по экипажу, наблюдавшим за космическим феноменом в ожидании ответа.
        Но им не суждение было его дождаться. В более-менее чистом эфирном пространстве послышался нарастающий треск помех. Объект их внимания, весь объятый электрическими разрядами, явно активизировал своё неспокойствие.
        Комета вдруг задрожала, вибрируя своей скрытой сердцевиной. Словно скорлупа ореха, разорванная изнутри неведомой силой - её корявая оболочка, изначально потрескавшись, начала рваться… Плавно, как в замедленной киносъёмке - разлетаясь вокруг.
        Один, весомый по величине, кусок полетел прямо на звездолёт, медленно переворачиваясь и обнажая гладкую сферическую поверхность своей внутренней стороны, окаймлённую острыми зубцами разрыва. Он на время закрыл собой угол обзора фронтального направления, угрожая накрыть их сравнительно мелковатую посудину.
        Майкл, вцепившись в гутаперчивую ручку штурвала, экстренным порядком выводил Диск из опасной зоны.
        Аппарат на форсаже послушно рванулся на попятную. И резко описав полукруг, ушёл в сторону.
        В отместку за случившееся, Майкл, нажав кнопку энергетической пушки, выстрелил вдогонку пролетевшему мимо черепку.
        Небольшой плазменный заряд, осветив пространство оранжевым цветом, оставил свой след почти посередине скорлупы, расколовшейся надвое. Её куски, разлетаясь в стороны - таяли на глазах, съедаемые неумолимой реакцией плазменного синтеза, бегущего полоской ярко-красного огня по материальной основе пропадающих из вида огрызков…
        Полностью реализовав отрицательный стресс, довольный стрелок взглянул на коллег по экипажу.
        Они, не зацикливаясь наблюдением за меткой стрельбой Командира, уже расположились на противоположной стороне кабины, и колдовали над приборами управления, в секторе по направлению к Комете.
        В месте её нахождения, ослепляя взгляд галлогенновым светом, пылало газообразное облако, очень похожее на Защитный экран их корабля. Только в гораздо насыщенной концентрации.
        Переливаясь неестественным светом, оно привлекало к себе внимание таинственностью спрятанного внутри ядра; заставляя всматриваться свидетелей феномена до рези в глазах, в его расплывчатые очертания.
        Сектор обзора прозрачного купола кабины постепенно темнел в указанном направлении, подчиняясь команде с пульта управления, предусмотрительно поданной Дмитрием.
        Теперь можно было различить - силуэт заострённого эллипсоида, огромный по размерам и как бы обрубленный с одной стороны.
        Из его тыльной части вырывался уже известный им поток энергии.
        Сейчас он был различим гораздо отчётливее, из-за своей наибольшей насыщенности. Он, на сколько хватало зрения, устремлялся вдаль, смешавшись с хвостом кометы.
        Сам болид, своей правильной формой, напоминал силуэт челночного космического корабля неизвестной конструкции.
        Выполненный из серебристого металла без единого шва, он производил впечатление - явно рукотворного своего происхождения.
        Дмитрий обернулся к наставнику:
        - Похоже на звездолёт. Что будем делать Командир?
        Майкл задумчиво ответил:
        - Возможно, ты прав. В одном уверен, то что эта штука искусственного производства. И, похоже внеземного! Очередная загадка. Посоветоваться бы с Землёй, но для этого надо выйти из зоны помех. Есть ещё вариант, самостоятельно исследовать её. У кого какие мнения есть на этот счёт?
        Катрин вставила своё веское слово:
        - Это похоже на накопитель, или передатчик жизненной энергии.
        Дмитрий поддержал её ход мысли:
        - Наверное, то и другое. Если предположить, что это какой-то аккумулятор с антенной для передачи этой энергии, то важно знать, куда она дальше следует. Тем более, нам по пути. Образно говоря, может это своеобразная лодка, дающая нам шанс переплыть «на тот берег».
        Майкл с сарказмом перебил его:
        - Ага, а мы «святая троица»! И путешествуем к вратам Рая… или Ада. Сплошные картинки из Библии. …Но в твоих рассуждениях есть рациональное зерно.
        Катрин вдруг озаботилась:
        - А если эта передача ограничена каким-то сроком? Ведь не известно когда он закончится.
        И Командир всполошился:
        - Надо следовать за потоком, не теряя ни минуты! Это к тому же, и не идёт вразрез с нашей основной задачей.
        И женственная часть экипажа засомневалась:
        - А что если мы… не вернёмся? Никто на Земле не узнает об этом явлении.
        Майкл, усмехнувшись, успокоил её:
        - Должны вернуться деточка! По крайней мере обязаны! А если что и случится… тьфу-тьфу-тьфу, надо постучать по дереву… - Сплюнув трижды через левое плечо, он постучал себя по лбу, не найдя по близости подходящего материала: - …То на этот случай, запись внешнего наблюдения ведётся постоянно. А начни советоваться с Землёй, потеряем уйму времени. Быть может Дмитрий прав, и этот поток энергии чуть ли не единственный шанс выйти за пределы границы Солнечной Системы. И вернуться обратно. А временное это явление или постоянное, мы не знаем. Так что вперёд! - Он плавно нажал на штурвал, взяв курс в параллельном направлении газообразного хвоста болида.
        Пролетев солидное расстояние по внешней протяжённости его пышного оперения,
«Гамбургер» под углом направился - к перламутровым всполохам жизненной энергии.
        Контуры её потока приобрели более отчётливые очертания со стороны, но по-прежнему были едва различимы обыкновенным человеческим глазом. Не говоря уже о приборах - вообще не реагирующих на его существование.
        Катрин снова взяла управление на себя, предоставив мужчинам безучастно наблюдать за её уверенными действиями, напрямую связанными с её природным даром видеть жизненную энергию. И тем самым, подтверждая важность присутствия её здесь.
        На этот раз понадобилось более ощутимое усилие, чтобы проникнуть в открытое ими чудо. Вероятно из-за большей его концентрации.
        Что и подтвердилось, когда Диск прорвал эластичную невидимую оболочку и с бешеной скоростью заметался внутри её контуров, несколько раз коснувшись и спружинив о её стены.
        Изнутри поток был гораздо более различим. Пелена прозрачного тумана текла параллельно кораблю. И направляла - течение звёздочек, светящихся бледными матовыми оттенками.
        Их разноцветные неясные тени плавно обходили звездолёт и устремлялись вдаль, оставляя ненадолго светлые следы траектории своего полёта.
        Глава 11. На границе Солнечной системы
        По мере движения и ориентации в пространстве, экипаж - не разочаровался выбором способа пути.
        Поток стремительно продвигал их к намеченной цели, обозначенной в задании, как
«Промежуточная точка».
        Вдали всё заметнее виднелась - сфера предела Солнечной Системы.
        Майкл, при всём своём многолетнем стаже полётов в Космосе, впервые видел её так близко.
        Невидимая издалека, эта неизвестная преграда в фиолетово-синих тонах, как линза - рассеивала изображение, лежащего за ней, расплывчатого пространства Вселенной.
        В полупрозрачной, вблизи чуть матовой, массе - хаотично, словно пойманные в сеть, метались астероиды различной величины. Они таяли на глазах, без дыма сгорая в пламени неизвестного огня, словно песчинки кристаллов в огнедышащем жидком стекле. И тщетно, за редким исключением, пытались прорвать спрессованную материю - этот вязкий и эластичный потолок Солнечной Системы…
        Майкл снова пересел за штурвал. Поток заметно сужался, и ему понадобился весь его богатый опыт, чтобы держать Диск звездолёта по центру вихляющего лабиринта.
        Приближалась граница Солнечной Системы. Они уже почти достигли её.
        Поток жизненной энергии заметно замедлил свою скорость. И невесть как, пробив дыру в уплотнённой материи, уходил дальше - в необъятные просторы Вселенной.
        Майкл включил отсчёт времени. И, напрягая всё своё внимание, направил корабль в узкий проход.

«Гамбургер», натолкнувшись на труднопроходимую преграду - медленно попёр сквозь брешь, изрядно теряя энергию.
        Его силовое облако Защитного экрана явно не вписывалось в эту щель. Словно электродом пройдясь сквозь бесцветный металл, оно оставляло за собой трубу из кипящего шлака. Она, дымясь, сразу же лопалась позади, испаряясь на контуре потока, искрящемся словно в вихре бенгальского огня.
        Майкл, с напряжением вцепившись в штурвал, тоном не терпящим возражения скомандовал:
        - Отключить Защитное поле!
        Дмитрий, не осмелясь ослушаться указаний, набрал нужную программу. Но всё же заметил:
        - Рискуем…
        - Риск благородное дело! - Процедил сквозь зубы Командир. И уже дружелюбно, аргументируя свой приказ, добавил: - Иначе мы потеряем большую часть энергетического запаса топлива. А оно нам ещё пригодится при возвращении.
        Защитное облако растаяло. И Диск, вписавшись без него в ограниченные размеры бреши, рванулся вперед.
        В то же мгновение Дмитрий почувствовал необычайный прилив сил, неизвестно как пополненных организмом. Он переглянулся с коллегами по экипажу и по их физиономиям убедился, что это не субъективное ощущение.
        По чуть заметному преломлению в волнообразном искажении предметов, они поняли: что энергия наполнявшая поток, сейчас - пронизывает корабль и проходит сквозь них, то отдавая, то забирая свою силу. И всё это - доброе и злое, что присутствует в человеческой жизнедеятельности, на мгновение коснулось их сознания…
        На крейсерской скорости «Гамбургер» прошёл узкий коридор, и вылетел из тесного плена на простор потусторонней Вселенной.
        Замедлив ход, Майкл задействовал снова Защитный экран.
        Позади и вокруг - обнаружилось скопление астероидов различной величины. Они плавали, толкая друг друга, переворачиваясь и подпрыгивая на незримой подушке защитного поля Солнечной Системы. И подвижной каменной пустыней уходили, на сколько хватало человеческого взора - в горизонт.
        Один из них привлек внимание своей необычной формой. Находясь на почтительном расстоянии, он поблескивал знакомым - стекло-металлокерамическим отливом своего состава.
        Майкл включил увеличение, и констатировал известный ему факт:
        - Это «Разведчик-2». Видимо не хватило энергии на обратный скачок. Кто ж знал, что эта прослойка такой неимоверной плотности.
        Диск аналогичной конструкции, с отсутствующим Защитным экраном и изрядно помятый - больше походил на смятый блин, с неровными обгоревшими краями.
        Дмитрий, осмотрев это печальное зрелище, отметил про себя: «Прав был командир, сэкономив энергию». И перевел взгляд на впередистоящее чарующее пространство.
        Впереди простирался Млечный путь с множеством звезд. Они были видны намного отчетливее и на порядок ближе и различимее - в чистой и безмолвной космической дали, фосфорирующей фиолетовым светом.
        На фоне этой фантастической картины - четкой разноцветной змейкой вырисовывался поток жизненной энергии.
        Они всё ещё дрейфовали в его пределах.
        Продолжая свой путь в зоне видимости - он вдруг резко обрывался на почтительном расстоянии незаконченным концом…
        Майкл выждал время для короткой передышки и акклиматизации в новом пространстве. И решительно произнес:
        - Ну, что, молодежь, продолжим путь! - И предугадывая возможные вопросы, добавил: - А чтобы не заблудиться и перестраховаться от непредвиденных ситуаций, сориентируем автопилот на наш поток. …Видно не случайно он оказался на нашем пути.
        - Или наоборот, мы в его… - Отозвался Дмитрий, набирая клавиатурой программу для запоминания приборами ориентиров в пространстве. - Не зря нам показалось, что Шеф чего-то не договаривает. Ведь координаты прорыва открытой нами энергии, как ни странно совпали с предварительно намеченной точкой выхода корабля сквозь границу.
        - Трудно представить, что он знал об этом. Будем считать это просто счастливое для нас совпадение. - Дополнил Майкл, кивая на искорёженный беспилотный «Разведчик». И запустил «Гамбургер» по намеченному пути.
        Глава 12. Сквозь пространство и время
        Следующий этап, заставивший их изрядно поволноваться, приближался - с визуально обозначенным разрывом тоннеля.
        Надеясь на авось, с различной реакцией на неизвестность, с замиранием сердца и задержав дыхание - не снижая скорости, они нырнули кораблём в колодец с иллюзорной поверхностью, искажённой волнами преломляющегося отражения.
        Исчезнувший на мгновенье из видимости, энергопоток - появился вновь с благополучным преодолением миража.
        Окружающая их панорама звёздного пространства поменяла свою ориентацию. В мгновение ока звёзды стали ближе. А некоторые приобрели очертания, далёких всё же пока ещё, планет.
        Компьютер оценивал новую обстановку, напрягая свой искусственный интеллект, и вырисовывал новый график пространства с точкой их дислокации.
        На экране монитора крутой волной выписывался фрагмент синусоиды светового течения, прочерченный посередине линией продвижения звездолёта. Словно кто-то свернул Вселенную, как листок бумаги - гармошкой, и пронзил её ниткой жизненного энергопотока; сократив тем самым бешеное расстояние и почти аннулировав время.
        Майкл, рассматривая графические выкладки приборов, постарался вслух расшифровать их суть:
        - Похоже, мы вне времени. Опасный поворот событий. Впрочем, здесь внутри, оно приобретает характер относительной величины. Пролетим ещё немного, а там посмотрим… - Он ограничил сутками время отсчёта «Прямого полёта», включённое перед прохождением границы Солнечной Системы. И с какой-то грустью в голосе, словно от безысходности, потеряв вдруг весь свой оптимизм и как бы оправдываясь перед остальными, совсем по-стариковски промолвил: - Пойду посплю однако, а то устал… Будите, если что…
        Он не спал уже более двух суток. Стараясь не пропустить события отличающиеся новизной и непредсказуемостью. И выжидая, когда экипаж новичков - полностью адаптируется в новых реалиях. Сейчас обстановка была сравнительно поспокойней и он позволил себе расслабиться.
        Но в основном - не бессонные часы были причиной его усталости. А - щемящая сердце тоска по Сьюзен. И какое-то, томившее душу, предчувствие ожидания - разлуки и встречи одновременно.
        Дмитрий, приняв эстафету управления из рук Майкла, отметил про себя его настроение. Он напрямую связал это с его недосыпанием. И не придал этому особого значения, будучи уверенным, что со сном восстановится и его жизнедеятельность.
        Майкл не спеша удалился, предоставляя всю полноту ответственности коллегам.

…Поток жизненной энергии монотонно тёк, пронизывая пространство по своим неведомым законам. Он всё дальше увлекал людей от колыбели Человечества - Земли и от Солнечной Системы.
        По ходу своего пути он заметно расширился. И пополнялся ответвлениями, изредка впадающими с различных сторон в его основное русло.
        Они свидетельствовали, что где-то тоже развивается, и может даже уже кипит - сознательная жизнь, подобная человечеству…
        Глава 13. Наедине с любовью
        Оставшись наедине с Катрин, Дмитрий поймал себя на мысли, что необъяснимо рад этому. В последнее время он всё чаще ловил на себе её внимательный, полный плохо скрываемого интереса, чарующий взгляд.
        Встречаясь с ним глазами, блестевшими тайной женского признания, она тотчас отводила их в сторону. Словно боялась, что он прочтёт в их выражении сокровенные мысли.
        Она - то кокетничала, то без причины обижалась; смущаясь и невпопад отвечая на случайные вопросы.
        Дмитрий вовремя заметил эти причуды её поведения и занял выжидательную позицию, стараясь ничем не обнаружить свои догадки.
        Сейчас, в один из таких моментов, она вдруг кротко спросила:
        - Дима, а у тебя была… любимая женщина?
        - Была… да сплыла… - Поговоркой попытался отшутиться он.
        - А расскажи мне о ней. - Не заметив иронии, попросила Катрин.
        Разговор грозил перейти в русло дружеской беседы. И Дмитрий решил замять его. Такие воспоминания пробуждали в душе забытую досаду.
        - Мне не приятно об этом разговаривать.
        - Почему? - Снова продолжила допытываться она.
        И он попытался объяснить:
        - Ну, во-первых, расхваливать одну женщину в присутствии другой, кстати не менее красивой, не тактично. А ничего плохого о ней я сказать не могу. И вообще, не в моих правилах обсуждать женщин.
        - А почему вы расстались? - Упрямо домагивалась она.
        Дмитрий уяснил, что отвертеться не удастся; и туманно ответил, выражаясь подтекстом:
        - Два тигра в одной клетке не живут…
        Что она подумала, расшифровав эту фразу, оставалось только гадать. Но она перестала мучить его воспоминаниями; и переключилась на более приятную для него тему.
        Преодолевая своё самолюбие, Катрин спросила почти шёпотом, заметно краснея:
        - А я… тебе нравлюсь?
        Он даже закашлял от неожиданности, не зная как ответить на такой долгожданный, но внезапно возникший вопрос. И вытаращился на неё своим немым изучающим взглядом.
        Посмотрев в упор на её прекрасные заблестевшие глаза, Дмитрий силился различить в них неподдельность той счастливой причины, которая овладела и им тоже.
        Катрин вдруг вспыхнула, заливая щёки всё более видимым розовым румянцем. И отвела нетерпеливый, полный ожидания, взгляд.
        Судя по этой реакции, Дмитрию нетрудно было убедиться, что у неё возникло взаимное чувство. И он решил сказать ей правду. Но на всякий случай, чтобы сохранить пути к отступлению, проделал это с чуть заметной иронией в голосе:
        - Не то слово… - И осипшим от волнения голосом, заметно заикаясь, продолжил вспомнившейся избитой фразой, как нельзя кстати подходившей в сложившейся обстановке. На ум как назло не шло что-то более оригинальное: - …Ещё не знаю, но уже люблю!
        Катрин счастливой улыбкой прореагировала на его нелепое признание.
        Не спеша она встала с соседнего кресла; и, не скрывая своих жуликоватых с поволокой глаз, молча удалилась за спиной Дмитрия. Оставляя на время его в одиночестве с переживаемым волнением.
        Дмитрий заметил её приподнятое расположение духа, гадая, чем это всё может закончиться. Но отметил её вроде бы не логичное поведение.
        Позади послышался шум включенного душа.
        Не смея повернуть головы, он наблюдал, как очищенная вода, вперемежку с мелкими пузырьками воздуха, бежит по прозрачным трубкам водовода.
        Проложенный вкупе с другими системами жизнеобеспечения, водопровод восемью ответвлениями поднимался по корпусу кабины, разбивая её на условные сектора; и обрушивал поток брызг - в шлюзовой лифт. Небольшими манипуляциями приборов и техники - перевоплощённый сейчас в душевую…
        Спиной почувствовав какой-то неосознанный призыв, Дмитрий обернулся и устремил глаза к центру округлого пространства звездолёта.
        Цилиндр лифта, служивший сейчас ширмой - был не затенён, как обычно подобает в таких случаях.
        Посреди душевой, в окружении многочисленных струек воды - стояла обнажённая Катя, стыдливо закрыв ладонями рук своё лицо.
        Он чуть не ослеп от её красоты.
        Её, белеющая среди потока воды, светлая кожа - вырисовывала очаровывающий силуэт её фигуры. Намокшие длинные волосы, обвивая тонкую шею, ниспадали на хрупкие плечи. Вода, небольшими ручейками продолжая их окончание, струилась по гибкому стану, огибая плавный изгиб талии, переходящей в безупречную окружность нешироких бёдер. И стекала по длинным стройным ногам, разбиваясь в сотни мелких брызг у основания их малоразмерного, с тонкой щиколоткой, начала.
        Ему вдруг захотелось превратиться в один из этих ручейков, беспрепятственно ласкающих её тело…
        Не в силах больше сдерживать свои эмоции, он словно «мотылёк, приворожённый светом свечи в ночи»; повинуясь желаниям природного инстинкта, поспешил «сгореть в его прекрасном огне».
        Забыв обо всём, не слыша и не видя ничего вокруг, он шагнул в ограниченное пространство душевой под искусственный дождь.
        Он взял её ладони в свои и отвёл их в стороны, почувствовав как холодны пальцы её рук. Длинные и тонкие, они просвечивались на свету бледно-розовыми оттенками.
        Она всё ещё прятала свои стыдливо потупленные глаза, прикрывая их - невероятной длинны белёсыми ресницами, подрагивающими от скатывающихся редких капель. А капли катились дальше, разбиваясь мелкой росой - по уголкам чуть припухлых влажных губ. И собирались в более крупные росинки на её юной груди, двумя холмиками возвышающейся на волнующем ландшафте её профиля, продолжавшегося плавной линией живота. И копились в золотистом мыске мягких волосков, венчающих те прелести женской красоты, которые обычно тщательно скрываются от посторонних, но открываются в своём великолепии лишь избранникам её сердца.
        Повинуясь непреклонной воле желания, он поцеловал её в губы. Сначала легко - лишь обозначив своё намерение. А, почувствовав, как она потянулась к нему, в сладкой истоме прикрыв свои глаза - более основательно. Но всё также нежно.
        Прижимая её к себе, он почувствовал, как вздрагивает её разгорячённое тело от его прикосновений.
        Бессистемными движениями своих рук, она сняла с него успевший уже намокнуть комбинезон.
        Всё произошло само собой…
        Ощутив прохладное тепло её внутреннего мира, он почувствовал умиротворение кипевших внутри желаний, потребностей и возможностей. И услышал вдруг - бившееся в едином порыве с его - её сердце!
        Хотелось бесконечно продолжать это наслаждение плоти и души, с всё больше нарастающим пиком развязки…
        Но наконец он почувствовал - словно всё внутри него вдруг потеряло свой вес. …И в едином потоке пронеслось через мостик из плоти - в предмет его обожания!
        Стон восторга вывел его из опьяняющего чувства близости и вернул в мир реальности…
        Катрин была всё ещё в забытьи. Обняв его за шею обеими руками, она с прикрытыми от счастья глазами бормотала шепотом, ласкающие его слух слова:
        - Дима!.. Димочка!.. Родной мой!.. Любимый!
        Он поднял её на руки и перенёс к креслу управления. И усадив к себе на колени, прикрыл нагое тело тёплым пледом.
        Звездолёт, управляемый автопилотом, ведшим его по прямой - незначительно уклонился от извилистого направления энергопотока. И как раз в этот момент пошёл по линии периферии естественного светового течения, по косой удаляясь от иллюзорно-размывчатого следа дыры временного отверстия.
        Дмитрий поспешил включить обратный ход. Благо, что русло жизненной энергии было ещё незначительно удалено и визуально наблюдаемо.
        Без лишних хлопот, послушный корабль проделал обратный маневр; и, вновь увлекаемый рекой потока - устремился в пробиваемые им бреши. Сворачивающие расстояние и время в световом течении пространства.
        Катрин, свернувшись калачиком, уютно разместилась на его коленях. И обнаружила признаки своего присутствия, с кротостью ягнёнка поцеловав его в губы.
        Бережно удерживая её лёгкое состояние, от прихлынувшего чувства нежности Дмитрий тихо поинтересовался:
        - Тебе хорошо со мной?
        Она молча часто закивала головой и всхлипнула. И даже была готова слёзно расплакаться - толи от пережитого чувства сладострастия; толи ещё от чего-то, что называется женским счастьем.
        Заранее опасаясь его потерять, она со слезами на глазах спросила:
        - А ты меня не бросишь теперь? …Мне подумалось, что так не бывает… Чтобы было всё хорошо, вот так сразу!
        Он поспешил утешить её:
        - Бывает, ведь я же люблю тебя!
        Она со счастливым блеском в глазах снова поцеловала его. И, положив голову на плечо, осторожно спросила:
        - А ты будешь мне изменять?
        Дмитрий, усмехнувшись, подумал: «Началось!». И с иронией присущей несерьёзному ответу, не раздумывая, выдал:
        - Конечно… Ведь чтобы ценить вкусную булочку, надо иногда пробовать чёрствый сухарик.
        Она на миг задумалась, переваривая его слова. И ещё сильнее прижавшись к нему, с какой-то радостью обречённости заключила:
        - Ну и пусть… Всё равно я тебя никому не отдам! Главное, чтобы ты душой оставался со мной.
        Дмитрий губами коснулся её маленького ушка в благодарность за услышанные слова самопожертвования. И одновременно подлизываясь за незначительную фразу, которая возможно могла поколебать её веру в надёжность любимого мужчины. Взгляд его скользнул по безупречной наготе с нежной бархатистой кожей - милого ему и уже успевшего так скоро запасть в душу, женственного создания.
        Он погладил свободной рукой, выступающие на общем рельефе, её прелести; и пристыдил в шутливом тоне, искусственно строгой интонацией:
        - Тебе не стыдно… Вот так бессовестно, нагишом лежать передо мной? Наверное, и перед другими вот также…
        У него вдруг всё закипело внутри от одной только мысли, что кто-то другой может обладать его сокровищем. Ревность начинала заводить его от опрометчиво брошенной последней фразы, рисуя не самые лучшие картины в воображении.
        Она развернулась ещё больше. И проведя ладонью по его небритой и уже чуть колючей щеке, взглянула на него шкодными бесстыжими глазами. И улыбаясь губами, растянувшимися маленькой золотой рыбкой по её миловидному личику, пролепетала:
        - Глупый… Ведь ты же мне теперь родной!.. И я тоже тебя люблю! Никогда у меня не было такого и никто другой мне не нужен. Хочешь я рожу тебе ребёночка?
        Это было сказано так неподражаемо искренне, что ему стало немного совестно. Пожар отрицательных эмоций, зажжённый беспричинными сомнениями, не успев разгореться, был потушен; возвращая состояние души в прежнее равновесие.
        - Хочу! И желательно, чтобы он… или она, были бы похожими на тебя. - Умиротворённо заметил Дмитрий.
        - На нас обоих!! - Предложила свой вариант Катрин.
        Глава 14. Нечто
        Отсчёт времени на мониторе, обозначающий «Прямой полёт», периодически меняя свои цифровые данные, с каждой минутой приближал момент его окончания.
        Дмитрий поймал себя на мысли, что с того момента, когда по приказу командира они вынужденно кратковременно отключили Защитный экран, его не покидает странное чувство - присутствия чего-то незримого где-то рядом, недобрым взглядом наблюдающего за ними со стороны.
        Стало немного не по себе от того, что кто-то мог видеть его любовную сцену с Катрин. Он постарался прогнать это подспудное ощущение из своего сознания, тем более что его заглушало - всё больше нарастающее нехорошее предчувствие надвигающейся опасности…
        Катрин, облачившись в комбинезон, присоединилась к его наблюдениям за окружающей средой бескрайней Вселенной, разместившись в соседнем кресле. И напряжённо устремила свой сосредоточенный взгляд вперёд. Своими экстрасенсорными глазами она тоже уже заметила что-то подозрительное…
        Вдали по мере приближения вырисовывались очертания очередного препятствия.
        Приборы, исчерпав ограниченный сутками запас времени, автоматически включили программу торможения.
        Диск корабля плавно замедлил свой полёт, и стабилизировал своё стационарное положение относительно окружающего пространства.
        Теперь можно было отчётливее рассмотреть новый, пугающий абсурдом своего состояния, феномен.
        Это было Нечто! На фоне светлой дали скопления звёзд, выделялась чёрная точка. Резко очерченная своими контурами, она блестела металлическим холодным светом, словно кусочек платины на сугробе пушистого лёгкого снега. И что-то зловещее было в этом блеске.
        Через это «зло» и проходил энергопоток, оставляя здесь большую свою часть и растворяясь дальше - в лучистом добром светлом тумане незнакомого пространства. Это всё манило и пугало одновременно своей неизвестностью…

«Оно» явно функционировало, работая словно пылесос. И, оставаясь в своих размерах - пожирало всё вокруг гораздо в больших размерах, чем само. Было видно, как огромный астероид, искажаясь на глазах, словно в отражении кривых зеркал, вытянувшись каплей - бесследно канул в эту бездну.
        Компьютер бесстрастно выдавал на экран монитора результаты различных спектральных анализов. «Это» не поддавалось никаким объяснениям. Оно словно не существовало вообще или, по крайней мере - было неизвестно своей природой. Очевидно было одно - оно медленно продвигалось навстречу энергопотоку, подпитываясь частью его энергии и аккумулируя в себе явно недобрые его цветовые составляющие.
        Дмитрий почувствовал, как побежали мурашки по спине и даже зашевелились волосы на голове - от этого, внушающего тихий ужас, видения. Если бы он был покрыт шерстью, как его волосатые пращуры в доисторические времена, то она вероятно встала бы дыбом - в ответ на явную агрессию, воплощённой в надвигающейся пропасти. Но он был человеком и, как не нескромно это звучит - считал себя достаточно мудрым, чтобы
«рубить с плеча». К тому же умный человек склонен к рассуждениям, если есть на это время и эмоции не вмешиваются в логический ход событий.
        Руководствуясь здравым рассудком, он понимал: что эта Чёрная дыра, двигаясь достаточно быстро по основному руслу навстречу энергопотоку - рано или поздно достигнет Земли, если что-нибудь не помешает её продвижению. И ему стало жутковато - представив возможные непредсказуемые последствия этой встречи.
        Можно было бы попытаться разрушить эту бездну - зарядом плазмы, сконцентрировав всю энергию реактора. Но в этом случае они обрекали себя на роль камикадзе, неизбежно погибнув; или в лучшем случае - надолго повиснув и сгинув навечно где-нибудь среди пространства Вселенной, из-за недостатка энергозапаса на обратный полёт и долговременности его восстановления. Но ни это самое главное. Если даже, вразрез с основным заданием пойти на это, и пожертвовать собой - никто не мог дать гарантию, что плазменный заряд, действующий безотказно на уничтожение в обычных случаях - будет эффективен по отношению к явно нематериальной сущности объекта их внимания. Оставался один вариант, самый разумный на его взгляд - в спешном порядке возвращаться на исходную базу; и совместными усилиями с общечеловеческими накоплениями знаний - решать возникшую проблему.
        Катрин разбудила его от индивидуальных размышлений.
        - Похоже на какую-то преграду, отсеивающую из энергетического жизнепотока всё плохое от дальнейшего продвижения. Большой космический аномальный Вампир!
        Дмитрий продолжил ход её мысли:
        - …Пожирающий к тому же и вполне материальные предметы! Может это аномальная
«Чёрная дыра»? Или мифологическая звезда «Немезида». - Он уловил вопросительный взгляд Катрин, и вкратце пояснил: - Предполагаемая неизвестная блуждающая планета Солнечной Системы. - Но, поразмыслив, сам себя опроверг: - Что маловероятно, за планету эта дыра не сойдёт. Скорее всего это похоже на твоё предположение. И оттого, что этот смерч может достигнуть Земли, мне становится не по себе. Буди Майкла, что-то он разоспался…
        И, правда - по времени выходило, что Майкл спал уже около двадцати часов. Это настораживало и вызвало ещё одну озабоченность.
        Катрин не мешкая отключила голограмму, затеняющую командирский спальный сектор. И принялась - сначала легонько, затем всё сильнее тормошить начальство за плечо, приговаривая:
        - Командир, вставайте… Майкл, ну просыпайтесь же!
        Дмитрий обернулся на её настойчивые безответные просьбы, перешедшие с тихого тона голоса почти на крик; и увидел её испуганные растерянные глаза.
        - Дима, мне кажется он… не дышит!
        Дмитрий, от такого поворота событий, на минуту растерялся. Но быстро совладав с собой - он поспешил на помощь Катрин, подключающей уже приборы искусственного жизнеобеспечения, чтобы разувериться в страшной догадке. Но, подойдя ближе, он убедился, что её тревога не лишена оснований.
        Майкл, с неподвижно застывшей безмятежной улыбкой на губах, лежал без признаков жизни.
        Они прикрыли Командира стеклянным куполом биокорректора, чтобы искусственно поддерживать, опустошённое от души, тело - в нетленном состоянии.
        Глава 15. Тёмный призрак
        Катрин всю трясло от нелепой безрассудной трагедии, от непонимания причины случившегося и охватившей вдруг слабости; и она шаткой походкой удалилась…
        Подключение уже было закончено, и Дмитрий нажал общий включатель, запустив процесс искусственного поддержания жизни.
        И в этот момент он услышал за спиной, в направлении центра округлой площади кабины - звук падающего предмета. Обернувшись, он окинул взглядом пространство звездолёта.
        Катрин нигде не было…
        Прозрачный цилиндр шлюзового лифта был приоткрыт, но также светился подозрительной пустотой.
        В два прыжка Дмитрий оказался у его основания, и обнаружил: что створки, закрывающие люк выхода в спасательный аппарат нижнего базирования - открыты, и пол был опущен на нижний уровень.
        Там внизу - на расстоянии более двух метров от его ног, в неестественной позе упавшего с высоты человека - лежала Катрин…
        Не понимая, что происходит, он с ужасом в глазах смотрел на её бледное лицо с запрокинутой головой.
        Сознание лихорадочно смешало тревожные мысли - с оптимизмом надежды, не захотев поверить в самое страшное для него. И словно из глубины души он услышал свой голос, звучащий твердо и властно:
        - Уйди от неё!
        Эта фраза была не спровоцированной его затуманенным разумом. Но звучала из его уст. И шла из подсознания, обращённая - к чему-то невидимому, но виновному в происшедшем.
        Секунду спустя - серая бесформенная тень скользнула от неподвижного тела Катрин.
        Он скорее почувствовал, чем услышал и увидел: как эта масса, подчиняясь его воле - по-звериному злобно рыкнув, со страхом в её невидимых глазах - туманным спрутом отползла в сторону.
        Катрин сразу очнулась. Её лицо наполнилось вновь живительным румянцем. И, открыв глаза, она встала.
        Ещё пошатываясь, она бегло огляделась. И увидев Дмитрия, непонимающе заговорила:
        - Где я? Что со мной? Дима, вытащи меня отсюда.
        Дмитрий рывком вытянул её за протянутые к нему руки. И отнёс ослабленную напарницу к креслу.
        Она, прикрыв глаза от присутствующей ещё слабости, тихо бормотала в забытьи:
        - Что это было? Меня словно кто-то толкнул вниз. Больше ничего не помню…
        Он и сам терялся в догадках, пытаясь объяснить происшедшее. Только его интеллекту была пока недоступна - эта, потусторонняя для реального мышления, сверхъестественная мистика.
        Понятно было одно - это зло. Что оно - замышляло что-то недоброе по отношению к Катрин. И чем дальше оно будет, тем для них будет лучше.
        Присев за управление, Дмитрий первым делом перекрыл шлюзовой люк. И манипулируя клавиатурой приборной доски, быстро отстыковал - нижнюю спасательную Юлу.
        Основной корпус корабля, на секунды отключив Защитный экран - мягко оттолкнул от себя, меньший по размерам аппарат.
        И снова Дмитрий на мгновение ощутил, как всё внутри сканируется неуловимыми лучами жизненной энергии.

«И та недобрая масса могла попасть на звездолёт во время прошлого кратковременного отключения Защитного поля корабля. Вероятно, сгусток жизненной энергии явно недоброй концентрации, или чья-то грешная душа - хотели причинить вред Катрин. И почему-то, подчинившись его непреклонной воле, а вернее - испугавшись его бесстрашного гнева, идущего от сердца - этот злодей оставил рискованную затею. А сейчас этот тёмный призрак несётся по течению к зияющей Чёрной дыре, чтобы сгинуть в её бездонной пропасти…» - Рассуждал Дмитрий сам с собой.
        Юла, со своим незваным пассажиром - медленно удалялась по руслу потока в сторону Чёрной дыры.

«Туда ему и дорога!» - Удовлетворённо попрощался с ним Дмитрий. И подумал над своими путями к отступлению: «И нам надо линять отсюда, пока не поздно».
        Он набрал программу для «Обратного полёта», предоставив автопилоту стартовать по запомненному маршруту. И оставил часок времени до подготовленного старта, чтобы убедиться воочию - как канет в пучине огненного вихря одна спасательная Юла со злобным затворником. Чтобы позлорадствовать над заслуженным концом призрачного гада.
        Глава 16. Сила мысли
        Двое суток без сна давали о себе знать. Голова раскалывалась от недосыпания и напряжения, связанного со стремительно развивающимися негативными событиями. И чтобы восстановить потраченные эмоциональные силы - он позволил себе расслабиться, забывшись в полусне…

…И его сонная личность, раздвоившись, рассуждала сама с собой.
        Первая её половина - с оптимизмом успокаивала изрядно потрёпанные нервы, внушая желанные для него фразы: «А что тут такого, поспи немного. Самое страшное уже позади. Автопилот включён, и можно не беспокоиться за обратный полёт».
        Вторая - с сарказмом возражала: «Откуда ты знаешь? Пока эта пропасть рядом, всего можно ожидать. Не спи, а то всё проспишь!».
        Дмитрий, пересилив себя, постарался прогнать полусонное состояние. На время это удалось. С большим усилием он открыл слипающиеся веки и разглядел - приближающуюся к Чёрной дыре Юлу, намного опережающую отведённое ей время.
        Он с удовлетворением пронаблюдал, как растворился аппарат со злостным содержимым - в олицетворении ещё большего зла. И видя, что это никак не отразилось на стабильном состоянии гигантской воронки, подметил с какой-то благостной отрешённостью: «Надо же, проглотило и даже не ойкнуло…».
        Дремота с новой силой навалилась на него, и он не заметил, как погрузился в тревожный сон…
        Из нахлынувших иллюзорных грёз, его привлекла - выделенная из общего фона, картина.
        Тёмная тень с чернеющей сердцевиной, распластавшись уродливым спрутом, гнала впереди себя в направлении чёрной бездны - двойной светлячок, обозначенный ясными огоньками в обрамлении лучезарного облака. Зло пыталось раствориться своей порочной сущностью - в безгрешном свете гонимого добра; и разбавить свою тёмную окраску - светлым началом слияния душ. Чтобы проскочить - сквозь горнило адского огня, улавливающее и пожирающее всё тёмное и злое.
        Но оттуда доносился, резанувший слух - крик о помощи, звучащий таким знакомым ему голосом!.. Призывом любимой женщины: «Дима, помоги нам!!»…
        Словно ушат воды вылили на него. Проснувшись в холодном поту, он услышал, как бешено бьётся его сердце.
        Катрин, казалось, спала в глубоком сне.
        Предчувствуя недоброе, он кинулся к ней; и принялся тормошить, стараясь разбудить.
        Но тщетно - она по-прежнему оставалась в бессознательном состоянии.
        Цифры на часах неумолимо отсчитывали последние секунды до старта «Обратного полёта», не оставляя времени на изменение программы.
        Отчаяние от страшного предположения - что он может её потерять, охватило его. Тело затрясло частой дрожью от колотившего адреналина, даже зубы застучали друг о друга. Всё его сознание, не желая мириться с безвозвратной потерей, лихорадочно искало выход из непоправимой ситуации; и думало скорее чувствами, чем холодным рассудком.
        Собрав силой воли свои эмоции в единое целое, Дмитрий устремил глаза, полные гнева - в сторону подсознательно осознанной причины его горя. И пронзил зияющий чёрный шар - ненавистным взглядом безудержных эмоций, желая только одного - разрушить этот корень зла.
        Он ощутил, как в этом порыве - его душа вылетела вслед за молниеносным снарядом его убийственной мысли. И опустошённое тело, потеряв сознание, упало без чувств.
        Невесомым духовным полётом, он мгновенно и беспрепятственно проскочил сквозь - далёкое ещё секунду назад - исчадие ада. И на миг почувствовал содержимое его основы.
        Крики отчаяния и вой безысходности наполняли нематериальную сущность Чёрного объекта. …И теснота - теснота спрессованных до безумия чёрных душ…
        В мгновение ока он оказался вдали - по другую сторону. И увидел - как стабильное, до сих пор, положение этой адской машины поколебалось.
        Оно вдруг задрожало, мелко вибрируя и обнаруживая на своём чёрном контуре оболочки - расплывчатые красные пятна. И, пульсируя изнутри набегающими волнами ультрафиолета - затряслось, громыхая и всё больше увеличиваясь в размерах.
        Огромный взрыв потряс окружающее пространство. По всем приметам обуславливая - рождение новой Звезды!
        Многочисленные крупные глыбы и миллионы мелких осколков - материализовались на глазах из пылающего центра. И в вихре огня, с различной скоростью - устремились к периферии, формируя новую планетную систему.
        Глава 17. Вне телесной оболочки
        Дмитрий только теперь смог оценить выигрышность своего положения. Вся его нематериальная часть - была неуязвимой для опасностей реального бытия.
        Он наконец осознал, что находится вне своего бренного тела. И сделал вывод, что это происходит с ним - во сне; и он, как в юности - без помех парит среди пространства.
        Оглядевшись, он увидел знакомое русло энергопотока.
        Поток жизненной энергии, светлой своей частью - огибал формирующуюся новую Звезду. И уходил дальше, в межзвёздную даль.
        Дмитрий инстинктивно стал искать взглядом «Гамбургер». И увидел маленький маячок, летевший навстречу течению у самого начала потока, выходившего из ближайшего временного отверстия. Последнего, сквозь которое они пролетали, по дороге сюда.
        Огонёк вскоре потух, поравнявшись - с видимым окончанием начала.
        Дмитрий начал волноваться, обескуражено оглядываясь по сторонам. Он почувствовал, что теряет незримую связь души со своей материальной плотью. А перспектива - заблудиться среди пространства Вселенной - его не прельщала. Несмотря на предпринимаемые усилия проснуться, он никак не мог этого сделать.
        Он подумал о Катрин, вспомнив всё до мелочей…
        Подсознательно - незримым единением родства душ, он чувствовал: что она где-то недалеко, в таком же состоянии, как он; и ищет встречи.
        Вдруг со стороны, уходящей вдаль реки жизненной энергии - оторвалась яркая точка, светлой стрелкой обозначая свой путь. И устремилась к нему…
        Подлетев ближе, она рассыпалась на сотни составляющих и вылепила прозрачный образ. Знакомый и намного помолодевший.
        - Майкл, ты?
        - Я не мог улететь не попрощавшись. Ждал, когда ты уснёшь. …По-другому я теперь не умею.
        - Ты что?.. - Дмитрий осёкся, стараясь подобрать слово.
        Но тот, уловив смысл фразы, перебил его:
        - Да, оставил прежний мир. Я встретил Сьюзен. Она ждала меня уже давно. Там, на комете Галлея. И путешествовала рядом, пока я не заснул. Сейчас мы вместе летим к новой жизни в другом мире. И моя душа обрела покой.
        - Ты знаешь, на корабле было ещё что-то. Оно украло Катрин.
        - Это чья-то чёрная душа, возомнившая о себе, что она сильнее добродетели. Но это всего лишь внешняя видимость злой силы, а суть у неё слабая. Она не могла навредить Катрин, тем более что… Впрочем, сам увидишь. Катрин прошла сквозь этот мрак, и скоро будет с тобой. Наверно так было угодно Высшей силе, чтобы это произошло именно здесь. Иначе ты не разрушил бы это воплощение Ада. И не зажглась бы эта Звезда. В этом самом месте, и в это самое время.
        - Получается, что я его прикончил? При помощи телекинеза что ли?
        - Не обольщайся. Рано или поздно оно взорвалось бы само, превысив свою критическую массу. Своим гневом ты привнёс резонанс в эту концентрацию чёрных душ и отрицательной энергии. И кто знает, может, она могла достигнуть Земли, не окажись мы на её пути вовремя; и не произойди эти, вроде бы на первый взгляд случайные, события. …Теперь здесь начнётся свой Мир, дающий шанс искупить свои грехи душам его населяющим, развиваясь в эволюции от простейшей жизни к её высшей форме. - Он вдруг осёкся, и указал прозрачной рукой чуть в сторону, поясняя: - А вон, и твоя ненаглядная! Они, как и ты, не потеряли связь со своей плотью; судя по тому, что вы все в ауре биосферы. И вам предстоит ещё жить на Земле.
        Дмитрий перевёл взгляд в указанном направлении. Оттуда, чуть в стороне от энергетической реки жизнепотока, приближался - двойной огонёк в обрамлении светлого облака, знакомый ему по тревожному сну накануне. Тот сон оказался вещим и был веской причиной в развитии теперешних фантастических событий.
        Майкл, а точнее его духовный образ, стал прощаться:
        - Ну, мне пора…
        Откладывая миг расставания, Дмитрий перебил его, поинтересовавшись:
        - Куда ты теперь?
        - К своей новой жизни, рядом с Сьюзен. Я давно ждал этого и благодарен судьбе за предоставленную возможность.
        - Мы, что, никогда больше не увидимся с тобой?
        - Не знаю. Всё может быть, и возможно наши пути ещё когда-нибудь пересекутся.
        - А как же мы с Катрин найдём дорогу домой?
        - Она в твоём подсознании. Слушай свой внутренний голос, и следуй за мыслью. Только её полёту не могут помешать никакие преграды, ни расстояние, ни время. Это самый надёжный «спасательный круг» и самое разрушительное оружие! Прощай…
        Образ Майкла растаял, удаляясь к потоку; и обозначил светлой стрелкой новый свой путь в неизвестность…
        Задумавшись на минуту над его мудрым напутствием, Дмитрий поймал себя на мысли, что действительно знает куда лететь. Обернувшись, он почувствовал, что где-то там, вдали, среди россыпи звёзд, находится его тело. И с возрастающей надеждой вскоре соединиться со своей материальной оболочкой, он поспешил навстречу Катрин.
        Глава 18. Единение родственных душ
        Увидев вновь её двойной огонёк, у него возникло ощущение, что она не одна!
        Её прозрачный образ по мере приближения становился всё реальнее…
        Остановившись перед ним, Катрин тихо произнесла с оптимизмом облегчённого вздоха:
        - Наконец-то я тебя нашла! Я так долго тебя искала. Как хорошо, что ты не бросил нас.
        Дмитрий удивлённый таким поворотом событий, с предчувствием радости, поинтересовался:
        - А кто с тобой?
        В ответ на его вопрос, от её образа отделилась прозрачная фигурка маленькой девочки и направилась к нему. Она обняла его своими воздушными ручонками, и словно слилась с ним воедино.
        Он почувствовал тепло родного ему существа - не так давно зачатого ими в порыве страстной любви, но уже имевшего свою сформировавшуюся детскую душонку.
        Будущий образ - его белобрысого, длинноволосого чада нашёптывал ласкающее слух слово: «Папочка!»…
        Радость счастья отцовства - пока ещё не родившейся, но уже искренне любящей его дочки, охватила его душу. С любовью в голосе, так нежно - насколько хватило мужественного его тембра, он обратился к Катрин:
        - Мне не терпится тебя обнять и поцеловать по-настоящему, в своём прежнем состоянии. Полетели домой!
        Взявшись за руки, они тройным тандемом сияния своих духовных образов - устремились сквозь туманные скопления звёзд. В одно мгновение - преодолевая расстояния и время! Спеша соединить неразорванную связь души и тела…
        Глава 19. Возвращение
        Джеймс только что прибыл на Марс. И решил сразу же навестить своих подопечных; а точнее, как он их обзывал, «телесные приведения».
        С тех пор, как стартовал «Гамбургер», его экипаж выходил на связь - всего один раз. Они невесть как преодолели за короткое время огромное расстояние. И вновь внезапно исчезли из поля зрения внутрисистемных пограничных радаров…
        Если у них пошло дело примерно также, как передал в сообщении Майкл, и они попали в открытый ими пресловутый «Поток жизненной энергии», то они по времени - вот-вот должны были выйти за пределы Солнечной Системы…
        Зайдя в лабораторию, он сходу спросил у диспетчера, не надеясь на утвердительный ответ:
        - Какие-нибудь изменения есть?
        Дежурный бесстрастно оглядел приборы, и подтвердил его предположение:
        - Пока нет.
        В ту же секунду на экране телесвязи появилось взволнованное лицо прикреплённого врача, непосредственно наблюдавшего за, спящими в летаргическом сне, подопечными. Встретившись глазами с Шефом, он на мгновенье замешкался, и без привычного приветствия, сразу перешёл к делу. И сообщил давно ожидаемое известие, прозвучавшее всё равно неожиданно:
        - Сэр, у двоих пациентов активизировался самостоятельный жизненный процесс!
        Джеймс бегом кинулся в амбулаторию. Где вот уже около полугода, под неусыпным наблюдением специалистов, лежали реальные двойники - отправленного не так давно - экипажа «Гамбургера»…

…Дмитрий открыл глаза, и увидел сквозь куполообразное стекло - склонившихся над ним людей. В одном из них он узнал Шефа.
        Тело беспрекословно повиновалось его воле. И оказалось полным сил, словно отдохнувшим после долгого сна. Он самостоятельно разъединил кабель, связывающий его медицинский скафандр с системой приборов жизнеобеспечения. И, откинув стеклянный купол биокорректора - спрыгнул на пол, ощутив основу под ногами и всю прелесть бытия реальной жизни.
        Джеймс смотрел на него немного оторопело. Но, наконец смирился с его внезапным воскрешением из долгого бессознательного состояния, и совсем по панибратски поприветствовал:
        - Вот и чудненько! Иди буди свою спящую красавицу. А я Майкла растормо…
        Дмитрий перебил его на полуслове, останавливая за плечо:
        - Майкл… остался Там!
        Шеф, уже было направившись в сторону тела старого друга, остановился, опуская плечи.
        Дмитрий, встретившись взглядом, увидел его глаза. Сияющие радостью до сих пор - они вдруг потухли, роняя из уголков их разреза скупую мужскую одиночную слезу.
        Стараясь скрыть эту минутную слабость, Джеймс часто заморгал. И кивнул в ответ, давая понять: мол догадывался, что этим может всё закончиться. С плохо скрываемым - срывающимся голосом он промолвил:
        - Нам потом о многом ещё предстоит поговорить…
        Дмитрий немного выждал, пока начальство удалится. И откинул стекло купола биокорректора над любимой Катериной.
        Она всё ещё безмятежно спала, совсем по-детски пустив слюну с уголка её прекрасных губ; и чуть-чуть подрагивая ресницами - вот-вот готова была проснуться.
        Он нежно поцеловал её.
        Она сразу же открыла глаза и крепко-накрепко обняла его в сладострастной истоме. И посмотрев счастливым взором в его влюблённый взгляд, тихонько прошептала:
        - У нас будет девочка.
        И он также тихо ответил ей на ушко:
        - Я знаю.
        - Я знаю, что ты знаешь…
        Полёт второй

«Глобальная угроза»
        Глава 20. Отчёт
        Дмитрий рассказал обо всём до мельчайших подробностей, за исключением его отношений с Катрин.
        Вопреки опасениям, что его сочтут за сумасшедшего - все научные умы выслушали его повествование достаточно серьёзно.
        Он заранее предупредил Научный Совет, что не собирается выступать в качестве подопытного кролика. И получил заверение, что это и не предвиделось.
        Но всё же не обошлось без традиционного на первый взгляд - медицинского обследования. Где всё-таки попытались использовать некоторые стандартные раздражители на его психику, чтобы вызвать возможную вспышку гнева. А в случае удачи - предполагалось замерить её резонанс.
        Будучи по состоянию души человеком добрым, Дмитрий так и не смог вызвать у себя её искусственно, как не старался хоть в малом помочь начавшимся исследованиям в этой области.
        Дальше заключения о том, что у него «повышенная эмоциональность» эти короткие опыты не завели и его оставили в покое, согласно обещаниям…
        Поредевший экипаж, наконец, посвятили в предысторию полёта. Что вызвало у Катрин небольшой шок от сознания «вторичного» происхождения их плоти.
        Дмитрий же отнёсся к этому с философской точки зрения; и высказал предположение, суть которого скорей всего и повлияла на их попадание в прошлое.
        Вероятнее всего - это было связано с уклонением от энергопотока, когда звездолёт ненадолго вышел из его русла по дороге «Туда». При известных только им с Катрин - интимных событиях, которые Дмитрий объяснил «кратковременной отключкой в полусне». Тогда он исключил из программы «Обратного полёта» этот отрезок, что сократило время прохождения их автоматического возвращения. И они, а точнее «их материальные оболочки», достигнув границы Солнечной системы - каким-то образом попали в прошлое.
        Такая постановка вопроса не исключалась в научных кругах. И открывала новое поле деятельности для учёных по изучению всех аспектов связанных с этим полётом.
        Катрин, с её природной одарённостью, была на гребне волны научных изысканий по изучению пресловутого Потока жизненной энергии.
        Дмитрий тоже нашёл свою нишу для работы рядом с ней, обобществляя собранные данные в научные версии. Тем более, что открытия связанные с этими событиями произвели настоящий фурор в науках и совершенно новые революционные направления в их изучении. Так что простор для воображения был безграничен…
        Появилась новая наука «Экстрасенсорика», занимающаяся изучением всех аспектов энергетики человека и его биополя.
        По её выводам - после полёта «Гамбургера» количество «случайных» смертей резко сократилось. И наметилась тенденция по замедлению старения материальных клеток в организме людей.
        Но с появлением новых открытий - появляются и новые загадки. Эта аксиома подтвердилась и на этот раз.
        Астрономы вычислили по ориентации в видеозаписях полёта - местоположение в пространстве предполагаемой новой Звезды, «зажённой Дмитрием». И как оказалось в этих координатах - располагалось созвездие планет, открытое ещё в начале XXI века. Оно, по примерным подсчётам астрофизиков - существовало уже давно и имело свою сформировавшуюся планетную систему, аналогичную Солнечной.
        Это открытие обрушилось как снег на голову всему учёному миру.
        Выходило, что экипаж звездолёта «Гамбургер» побывал в далеком прошлом - только-только при зарождении этой планетарной системы. А это переворачивало все каноны мировоззрения.
        Получалось, что внутри энергетического потока время аннулировалось как внешний фактор и текло по своим - неизвестным законам. И чтобы попасть в прошлое - достаточно было - изменить скорость космического корабля.
        Математики занялись расчетами параметров полёта, чтобы не попасть впросак в будущем. И это предвещало новый исследовательский полёт тем же маршрутом…
        Глава 21. Отпуск по семейным обстоятельствам
        У Катрин всё заметнее обнаруживалось её «интересное положение». И она ушла от повседневной рутины научной деятельности в декретный отпуск.
        Переселившись к Дмитрию, она лишь изредка консультировала коллег с помощью телесвязи - по вопросам не терпящим отлагательств. И всё реже проявляла к этому интерес.
        Её можно было понять - она готовилась стать матерью! А это для женщины важнее всего. Тем более в первый раз.
        Дмитрий тоже взял отпуск, чтобы быть рядом с женой в ответственный и нервозный для неё период. Он ненашутку занялся индивидуальным обустройством уютного «родового гнезда», готовясь стать примерным отцом семейства.

…Пришло положенное время и ожидаемое стало свершившимся фактом. Он стал отцом! Как и предполагалось ими обоими - светловолосой, и самой красивой на свете дочурки…
        Его, ещё не так давно - размеренно спокойная холостяцкая жизнь наполнилась детским писком родного ему существа. И он старался изо всех сил - быть полезным появившемуся на свет комочку из плоти и души.
        Что надо сказать - плохо у него получалось. Он по поводу и без - суетился вокруг, навлекая на себя многочисленные упрёки и материнский гнев Катрин. Впрочем - так же быстро утихающий, как бы молниеносно он ни вспыхивал.
        Пожалуй, единственной прерогативой для него - оставалось ночное дежурство. И он, сквозь сон услышав очередные серенады - брал дочь на руки и подолгу нянчил её, убаюкивая перед панорамой звёзд за окном; отучая тем самым её от запаха молока материнской груди в это время суток. Постепенно это возымело свой положительный эффект и кроха всё спокойней спала по ночам…
        Дмитрий всё больше чувствовал себя бесполезным в повседневном водовороте семейных сцен. И был рад поступившему от Джеймса предложению на участие в новой, подготовленной уже, экспедиции. Тем более, что на подмогу жене приехала - ещё молодая, но, как ему показалось, уже зловредная женщина - именуемая Тёщей! Она то и дело давала ему «ценные указания» и постоянно упрекала за семейную несостоятельность. И он, как ни старался быть примерным Зятем, всё же посчитал целесообразней «утонуть» в работе, чем выплеснуть наружу свои эмоции, то и дело закипающие внутри на почве меж родственных отношений.
        Он оставил своё чадо на попечение - грамотейкам, принадлежащим к женской половине человечества, и уехал в длительную командировку - в Центр по подготовке полётов, чтобы впоследствии отправиться в новую экспедицию. В глубине души он рассчитывал, что вскоре семья соскучится по его мужскому характеру. А взрослые её представительницы - ещё пожалеют, что были так несправедливы к его, пускай не компетентной, но всё же - не последней роли в воспитании подрастающего поколения…
        Глава 22. Новая экспедиция
        Экспедиции предстояло «прояснить парадокс времени внутри Потока жизненной энергии; и подтвердить параметры - рассчитанные математиками, для исключения попадания в прошлое или будущее при возвращении».
        По расчётам - при определённой скорости, заданной изначально, звездолёт должен будет прибыть на новое, пока безымянное, Созвездие - минуя основные фазы формирования планет. Не исключалось, что - даже при зарождении развитых форм жизни на этих планетах.
        Постарались и биотехники. Они сконструировали для космонавтов «биошлемы». При помощи них, жизненная энергетика членов экипажа - моделировала вокруг корабля, помимо Защитного экрана - и Человеческое биополе. Значение которого также предстояло выяснить.
        Кроме того, эти шлемы по выводам экстрасенсов усиливали естественное биополе отдельного «Индивидуума», за счёт индивидуальной энергетики Человека. И были снабжены визуально наблюдаемой шкалой «Датчика замера её потенциала», обозначенного в условных единицах.
        У всех людей этот потенциал был различен.
        Дмитрий примерив свой шлем - не без удовлетворения обнаружил, что у него потенциал - один из наиболее высоких, среди примирявших на себе эту новинку.
        Дмитрий уже не волновался так, как перед первым полётом; и чувствовал себя почти старожилом среди асов, бороздивших космические дороги. Он заметил, что его уже не принимают за новичка, а полноправно считаются с его мнением, несмотря на непродолжительный стаж в этой области деятельности. Вероятно, в заслугу прошедших событий, одним из очевидцев которых стал он…
        Глава 23. Внезапная опасность
        К полёту было почти всё уже готово, когда на весь мир обрушилось известие, изрядно взволновавшее светлые учёные головы.
        Старожил «Пограничник-1», снятый за ненадобностью с патрулирования, в связи с невозвращением в исчерпанные сроки первого «Разведчика» из-за каменной границы Солнечной Системы - на обратном пути, по заданию Центра, произвёл замеры
«траектории движения кометы Галлея».
        Этот старый загадочный феномен, который тоже предстояло изучать ускоренными темпами, в связи с обнаружившейся при полёте «Гамбургера» его новой таинственной сути - значительно поменял свою привычную орбиту, и за относительно короткий срок.
        По расчётам астрономов и математиков - новая траектория Кометы предельно опасно проходила вблизи Земли. Это грозило при встрече с ней - возможным апокалипсисом!
        Анализируя это событие, астрофизики предсказали три основных варианта последствий.
        Первый - самый худший - это прямое столкновение Земли с Кометой. Что вызвало бы неизбежные тектонические процессы по всей планете, разрушения и гибель всего живого. А дальше - закрытие атмосферы слоем облаков из пепла, непроницаемым для Солнечного света. И как следствие - повсеместное обледенение.
        Второй - тоже не самый лучший - срыв Кометой части атмосферы Земли. И превращение её под действием солнечной радиации - в каменную пустыню. С последующим новым всемирным потопом.
        И третий вариант - «утешительный». В случае прохождения Кометы - на сравнительно большем расстоянии от Земли, планету ожидала - повсеместная бомбардировка метеоритами, несущимися по инерции в хвосте незваной гостьи. Что предвещало менее разрушительные последствия, чем в первых двух вариантах. Но справедливо расценивалось поговоркой «Хрен редьки не слаще».
        Надо было - или эвакуировать всё Человечество на другую планету и оставить Землю обетованную на произвол судьбы. Или - разрушить источник опасности на дальних подступах к ней.
        Второе решение - возобладало единодушно, как наиболее приемлемое и разумное.
        Давно человечество уже не воевало между собой. Уже успели забыться мелкие обиды, непримиримые ссоры и крупные обоюдоострые амбиции. Перед безграничными просторами Космоса люди поняли наконец, что они - дети одной планеты. И что делить её между собой бесперспективно. В безбрежных границах Галактики - легче выжить и сохранить свою культуру, каждую в отдельности - сообща; не мешая, а помогая друг другу!
        И вот снова запахло военными действиями…
        Концепция борьбы с кометами и метеоритами, угрожающими Земле, разрабатывалась уже давно. Ещё в конце XX столетия, на конгрессе учёных в Москве - уже рассматривались способы нейтрализации объектов такой опасности. Тогда одни склонялись - к их полному уничтожению с помощью ядерных ракет. Другие - к транспортировке предметов угрозы космическими кораблями на безопасное расстояние от Земли.
        С тех пор минуло много лет. И то, что раньше только предполагалось - сейчас стало актуальным фактом.
        Учитывая, что внутри кометы Галлея прятался - таинственный болид, известный по результатам полёта «Гамбургера», вполне можно было предположить: что это - Корабль искусственного и внеземного происхождения. И как он отреагирует на вмешательство извне - никто предсказать не мог…
        Глава 24. Транспортационные новшества
        Космический флот в срочном порядке комплектовал тяжёлым вооружением - большегрузный звездолёт «Альбатрос», подготовленный для отправки навстречу угрозе.
        Было решено отправить на разведку три исследовательских Диска. В число которых вошёл - и нестандартный, оснащённый для новой экспедиции.
        Командиром на него был назначен Джеймс. Он напросился на эту должность сам, аргументируя своё желание - возможностью испытать в числе первых - новые биосенсорные новшества, воплощённые в технологию. Но на самом деле - немного подустав от протирания штанов на, уже порядком надоевшей - продолжительной деятельности руководства издалека от эпицентра событий.
        Место Второго пилота - по праву досталось Дмитрию. Он, единственный из отправляющихся в эту миссию людей, видел воочию новый феномен вблизи; и был опять незаменим, по мнению специалистов. Что, по правде говоря, распирало его гордое самолюбие от осознания собственной значимости. Да и сам Космос, и полёт в нём стали манить его восприимчивую натуру, как заправского звездолётчика.
        Трёх остальных членов своего экипажа Джеймс укомплектовал командой
«Пограничника-2», нашедшего «Гамбургер». Они, все трое - были в отличной форме после продолжительного отпуска на Земле, и хорошо были знакомы ему, и Дмитрию; хотя последнему - только заочно.
        Посовещавшись, без лишних споров экипаж остановился на названии своего корабля
«Финистом». Именем сказочного сокола или другими словами - мифологической птицы счастья, что было бы не лишним в предстоящем полёте.
        Два других стандартных исследовательских звездолёта «Колибри» и «Беркут» - дополнили «стаю ястребов», отправляющихся первыми навстречу неизвестности.
        Джеймс по совместительству был ещё и Командором всей «тройки пернатых», как в шутку окрестил он сам свою эскадрилью…
        Выйдя за пределы атмосферы, Командир предоставил Второму пилоту управление звездолётом. Чтобы он наметил курс и вывел всю группу на Поток жизненной энергии. В нём перемещаться можно было гораздо быстрее.
        Дмитрий направил «Финист» в примерные координаты потока, напрягая всё своё зрение - стараясь различить в пространстве его контуры.
        Джеймсу не терпелось испытать биошлемы, и понять какую пользу они могут представлять. Он распорядился облачиться в них всему экипажу.
        Дмитрий, в числе других надевший новинку, почувствовал - как расширяется его сознание и охватывает корабль целиком, сливаясь с ним воедино. Он не видел глаза коллег, но чувствовал, что они тоже переживают адаптацию этого ощущения.
        Бесцветное облако Защитного экрана вокруг звездолёта стало наполняться - прозрачной голубоватой пеленой биосферы. И неясные контуры отдалённых космических тел - приобрели более различимые очертания.
        Чуть в стороне от курса, на порядочном расстоянии от эскадрильи, теперь четко очерченной лентой - виднелся Поток жизненной энергии…
        Дмитрий отметил про себя, что без биошлемов пришлось бы действовать «методом тыка» - более продолжительное время, чтобы отыскать его среди пространства. Сейчас же он был хорошо различим.
        Обращаясь к Джеймсу, он нарушил молчание, воцарившееся среди экипажа:
        - Вижу поток, Командир.
        Джеймс тоже уже его заприметил и ждал лишь подтверждения более компетентного в этом деле очевидца. Он согласно кивнул головой:
        - Обоюдно… Давай, не спеша, сближайся. - Он связался с двумя другими командирами сопутствующих звездолётов, которые не были оборудованы как «Финист» и не могли также чётко различать предмет поиска. И приказал по связи: - «Колибри» и «Беркуту» следовать цепью за «Финистом». След в след, не отставая!
        До потока оставалось приличное расстояние. И Дмитрий, проложив в голове курс, по инерции мышления - наметил конечную точку маршрута возле него.
        В тот же миг он ощутил перегрузку от рванувшегося вперед Диска. И почувствовал - охватившую тело, всё более нарастающую, слабость. Сквозь уплывающее от него сознание, он услышал, как кто-то непроизвольно выругался. В глазах потемнело, и он отключился…
        Очнувшись, Дмитрий увидел перед собой, склонившегося к нему, Дика.
        Мед-брат, с встревоженными, но всё же не без весёлого блеска глазами, спросил:
        - …Живой?
        Дмитрий пошевелил вялыми конечностями, и непонимающе ответил:
        - Да вроде бы… А что, были основания усомниться?
        Джеймс повертел в руке его шлем, и прояснил ситуацию, опередив медицинского коллегу:
        - Просто на этой штуке шкала энерго-единиц близка к нулю.
        Дмитрий попытался приподняться с кресла управления, заботливо опущенного товарищами. Хотя и с трудом, но всё же это ему удалось. И он вернул его в первоначальное состояние, откинув голову на спинку.
        Экипаж молча наблюдал за ним, собравшись вокруг.
        - Немудрено… Ощущение такое, как будто физически вкалывал до потери пульса. - Объяснил он. И на всеобщий ажиотаж внимания, поинтересовался: - …А что случилось?
        Герберт с иронией проинформировал:
        - В общем-то, ничего особенного. Просто-напросто получается, что в считанные секунды мы преодолели расстояние, рассчитанное примерно на час. И ты потерял сознание при этом.
        Дмитрий только сейчас заметил небольшой хаос - в предметах, не закрепленных стационарно. …И что их головной корабль - в одиночестве завис рядом с Потоком жизненной энергии. Кажется, он начал понимать, что произошло, рассуждая вслух:
        - Наверное, причиной этому послужил биошлем. За счёт своей жизненной энергии я видимо транспортировал звездолёт… Туда, куда было задумано. Поосторожней с ним надо! - Он скосил взгляд в сторону округлого виновника их телепортации.
        - Не делай так больше. - Сделал несколько шагов Джеймс, потирая плечо и прихрамывая. Он пристроил шлем Дмитрия к остальным, уже лежащим на отведённых местах. И дополнил своё наставление: - …Или предупреждай заранее. - И ещё раз потёр ушибленное место.
        - Кто ж знал. Вы, Шеф, сами хотели испытать эту штуковину. - Попытался оправдаться Дмитрий.
        Он припомнил, как кто-то матюгнулся при рывке. Скорее всего это был Джеймс. Он тогда стоял рядом.

«Вот это я увалял Командира!» - Уже весело подумал Дмитрий: - «Говорит в основном по-английски, а матерится всё же по-русски!»…
        Дмитрий уже давно был с нынешним командиром на «ты», но субординация не позволяла ему прилюдно панибратствовать.
        За долгими разговорами по разбору полёта «Гамбургера» они успели сдружиться и привязаться к друг другу. Как два поколения, во многом различных, но - имевших общие интересы, волею судьбы сведшие их вместе. Кроме того, у них был общий знакомый, воспоминания о котором - служили главным стимулом расположенности их межличностных отношений. И Джеймс, и Дмитрий считали Майкла своим общим другом, и искренне жалели об его утрате. И именно это в наибольшей степени сближало их. Оба до конца не могли поверить в его смерть. И его тело, искусственно поддерживаемое приборами - по настоянию Джеймса до сих пор лежало в коме под куполом биокорректора в амбулатории научно-исследовательского мегаполиса на Марсе…
        Джеймс улыбнулся на «Выканье» и примирительно заключил:
        - Ладно, не оправдывайся. Это даже к лучшему. Во всяком случае мы теперь немного знаем на что способны эти «кастрюли». Ты то в наибольшей степени пострадал за науку. Как себя сейчас чувствуешь?
        Дмитрий, ощущая организмом постепенный прилив потерянных сил, отчитался:
        - Могло бы быть и получше. Но уже восстанавливаюсь потихоньку.
        Джеймс хотел было ещё добавить юмору. Но Сергей, внимательно следивший за окружающим пространством, перебил его:
        - Командир, экскорт подходит.
        Командир переключил своё внимание на две приближающиеся точки, напустив на лицо серьёзную мину, подобающую командующему:
        - Догнали, наконец…
        Точки, по мере приближения, выросли в Диски. Замедляя свой ход, они заняли позицию невдалеке от «Финиста».
        По связи донёсся чуть встревоженный голос:
        - «Финист», ответьте «Беркуту». Командор, что произошло?
        Джеймс поспешил успокоить подоспевшие экипажи:
        - Все нормально. Это издержки новой техники! - И выдержав паузу, осведомился: - … у и как это смотрелось со стороны?
        Голос из микрофона, не удовлетворённый столь лаконичным ответом за пережитое напряжение, с ироничным сарказмом, но уже облегчённо, проинформировал:
        - Как в песне «вот она была, и нету»! - И уже серьёзно добавил: - …По пеленгу потом нашли.
        Удовлетворённый весёлым ответом Джеймс продолжил диалог:
        - Ну и ладно… Ппошутили, теперь за работу! В нашем направлении вы должны видеть аномальную полосу…
        - …Немного заметно. - Отрапортовался один.
        - …Очень смутно. - Поконкретнее доложили со второго корабля.
        Дождавшись подтверждения от обоих экипажей, Командор передал «ценные указания»: -
…Ныряйте в неё за нами, с интервалом в десять минут и с минимальной скоростью. При полёте по этому тоннелю, следите за фронтальным направлением. В любое время может возникнуть препятствие! Связь внутри этого тоннеля пока не отработана, её надо ещё испытать. Остальное, как говорится «по ходу пьесы». Пока всё.
        Отдав общий приказ, Командир обратился к Младшему пилоту, сменившему Дмитрия в управлении штурвалом; и подмигнув ему, тихо скомандовал:
        - Трогай, Серёга! - Не забыв на этот раз присесть и пристегнуться…
        Глава 25. Загадочный феномен
        Отоспавшись, Дмитрий почувствовал, что организм полностью восстановил силы - потраченные при телепортации звездолёта, неосторожно спровоцированной его сознанием. Вероятно эти пресловутые биошлемы смодуллировали его жизненную энергию - на весь корабль, и за счёт её поспособствовали перемещению «Финиста» в пространстве. Так или иначе, а это предвещало новые их возможности…
        Штурвалом, согласно очередности, рулил Герберт.
        Джеймс сидел рядом с ним, наблюдая за координатами в пространстве.
        Двое остальных коллег по экипажу спали - их индивидуальные сектора были затенены голограммами.
        Диск монотонно продвигался внутри прозрачных стен Потока жизненной энергии, переливающихся перламутром.
        Плавно извиваясь, тоннель ухолил вглубь пространства, сближая эскадрилью с конечной точкой следования.
        Дмитрий заметил - что поток заметно ослабел с тех пор, когда они, в другом составе команды - путешествовали в нём на «Гамбургере». Судя по ориентирам, немногочисленным, но заметным даже издали - и скорость была уже не та; и объем стал меньше; и насыщенность световой палитрой огней, обгоняющих корабль - была немного тускнее, чем прежде…
        Второй пилот прошёл к пульту управления и устроился в кресле, рядом с Командирским.
        Джеймс, не поворачивая головы, спросил дежурной фразой:
        - Отдохнул? Как самочувствие?
        - Восстановилось после сна. - Лениво ответил Дмитрий.
        Джеймс немного помолчал, и продолжил:
        - Я что тут подумал… Если эти биошлемы так действуют на перемещение в пространстве, то мы можем с помощью их путешествовать где угодно! С гораздо большей скоростью и вне этого тоннеля, ориентированного в определённом направлении.
        Дмитрий скептически отозвался:
        - Очевидно, так и есть. Только надо рассчитывать свои силы. Слишком много тратится собственной внутренней энергии, по себе знаю. Можно не рассчитать, и
«выключиться», «насовсем».
        Джеймс, задумавшись, согласился:
        - Наверное, ты прав. Этому надо ещё учиться. И очень осторожно. - Выдержав небольшую паузу, он переключил разговор на более актуальную тему: - …Послушай, Дима, что ты думаешь обо всей этой истории с Кометой?
        Дмитрий, размышляя, высказал свою точку зрения:
        - Если учесть, что внутри неё скрывается ещё что-то… И по всей видимости рукотворное. То вполне можно предположить, что это плод усилий другой цивилизации. Гораздо более древней, чем наша. Каким-то образом это связано с жизненной энергией всей нашей планеты. В этом смысле я согласен с Катрин, что Комета её «накопитель и передатчик». …Ну а если порассуждать дальше… Возможно эта штука как-то отреагировала на ослабевающий поток. И в частности, на отрицательную часть энергии. Известно же, что за последнее время наметилась тенденция к прекращению старения людей и уменьшению общего показателя смертности. Наверное, эта машина так запрограммирована, что среагировала на эти изменения. И изменила курс, чтобы спровоцировать разрушения на Земле, и таким образом увеличить поток отрицательной энергии. …Но это всего лишь догадки. А на самом деле, наверняка всё намного сложнее.
        Джеймс, переваривая у себя внутри приведенные доводы, вынес свой вердикт:
        - Складно у тебя выходит. Мастер ты анализировать события и выдавать версии «на гора». А у меня, честно говоря, это плохо получается. Я быстрее реагирую на конкретные дела, более реальные.
        Дмитрий так и не понял - сокрушается Джеймс, или наоборот гордится своим амплуа. Но слова на свой счёт он расценил как явную неприкрытую похвалу, и отреагировал на неё шутливым тоном:
        - Рад стараться, Командир! …Это всего лишь игра воображения. Да к тому же не подкрепленная фактами. А у тебя за плечами реальные дела, вполне осязаемые, которыми можно гордиться. - Приободрил он Командира, «запустив ему льстивого леща».
        Джеймс, польщённый таким раскладом разговора, тоже разулыбался:
        - Будем надеяться, что и у тебя предположения не разойдутся с действительностью. … отя нам всем от этого легче не станет. И придётся скорее разбомбить этот феномен, чем дожидаться их подтверждения в реальных событиях.
        Глава 26. Противостояние
        Прошло около суток перед тем, как на локаторе обнаружилось ожидаемое препятствие.
        Скорость, сближающихся - Кометы и звездолёта, была слишком велика. И Командор едва успел по связи предупредить об опасности экипаж «Колибри», следующий позади.

«Финист», резко накренившись в сторону - вынырнул из тоннеля, за пределы бешено несущегося Потока жизненной энергии. Проделав глубокий вираж, ведущий звездолёт завис невдалеке от Кометы.
        Она успела снова обрасти оболочной из нагара космической пыли, с тех пор как её наблюдал в прежнем полёте Дмитрий.
        Обратив свой взор назад, космонавты увидели, как вслед ЗА ними, из мерцающей полосы потока - материализовался один из ведомых кораблей.
        Сделав аналогичный маневр, «Беркут» вскоре присоединился к стационарно повисшему
«Финисту». Он был последним по счету из тройки - следующих цепочкой, кораблей. И Джеймс с недобрым предчувствием задал напрашивающийся сам собой вопрос:
        - «Беркут», ответьте «Финисту», где «Колибри»?
        С соседнего звездолёта последовал неутешительный ответ:
        - Командор, как только получили предупреждение от него, сразу ушли в сторону от следуемого курса.
        Сергей, сидевший за штурвалом управления, взял на себя смелость объяснить очевидное:
        - Наверно на «Колибри» упустили время, пока оповещали об опасности следующий экипаж, и не успели выйти из потока.
        Джеймс, кивая, грустно заключил:
        - Да… По всей видимости, так и есть. Не вписался… Надо было им сразу после моего предупреждения сворачивать. - Он тяжело вздохнул, и посетовал: - Даже интервала в десять минут не хватило.
        Герберт в пессимистическом настрое продолжил мысль Командира:
        - При таких относительных скоростях, это немудрено.
        С «Беркута» донеслось:
        - Пожертвовали собой ради нас. Нам ведь, из-за впереди идущих, на локаторе ничего не видно было.
        Сергей, знавший технические данные звездолётов «как свои пять пальцев», привнёс в разговор своими доводами оттенки оптимизма:
        - Во всяком случае, силовое облако Защитного экрана должно было смягчить удар. Хотя конечно при таких высоких встречных скоростях оно не так эффективно. Но возможно «Колибри» уже начал манёвр и столкнулся с Кометой не в лоб, а рикошетом.
…Может, он по ту сторону сейчас дрейфует.
        Джеймс тотчас воспрянул духом:
        - А что, может быть! - И отдал приказ командиру «Беркута»: - Слышал? Облети Комету по периметру и проверь.
        Соседний звездолёт сразу рванулся с места, удаляясь в сторону кромки горизонта Кометы.
        Герберт, провожая его взглядом, скептически засомневался:
        - Навряд ли они найдут его там. Если бы «Колибри» срикошетил, то на нашу сторону, согласно общему манёвру.
        Джеймс перебил его:
        - Ладно, «не каркай», подождём возвращения.
        Но вопреки общим надеждам, Герберт оказался прав. Показавшийся с другой стороны горизонта, «Беркут» ещё издали передал по связи доклад о тщетности поиска.
        Джеймс, раздосадованный неудавшейся попыткой отыскать пропажу, взволнованно рассуждал:
        - Не мог же «Колибри» бесследно исчезнуть!? Может звездолёт внутри этого болида? - Кивнул он в сторону Кометы. И перевел взгляд на Дмитрия, адресуя вопрос к нему: - Ведь концентрируется этот поток энергии там. Почему и кораблю не залететь туда же? Что ты думаешь на этот счёт?
        Дмитрий не сумел воодушевить его:
        - Когда я видел эту штуку в первозданном виде, то не заметил в ней никакой дыры. Правда, тогда ядро имело намного меньшие размеры, чем сейчас. А энергия эта, как мне помнится, может проникать и сквозь вполне материальную оболочку. - Но вдруг его осенило: - Когда я видел сердцевину Кометы в первый раз, её окружало силовое облако, подобное нашему Защитному экрану. Наверное «Колибри» и затерялся в нём. Между внешней оболочкой из нагара космической пыли и спрятанным внутри НЛО.
        Дик выпалил первым, возникшую у всех, агрессию:
        - Шеф, надо поскорее раздолбать этот орешек!
        Джеймс, соглашаясь с общим порывом воинственного настроя, всё же рассудительно подметил:
        - Только не весь. Пока только скорлупу. А то заденем своих же.
        Отдав распоряжение об атаке командиру «Беркута», он согласовал с ним сектора обстрела…
        Приборы замерили точное расстояние до объекта, и спроецировали силу заряда на энергетические орудия разрушения.
        Когда кратковременная подготовка была закончена, Джеймс скомандовал обоим экипажам:
        - Огонь!
        И сам не упустил редкой возможности пострелять, нажав на гашетку одной из пушек в выбранном направлении.
        Диск звездолёта дрогнул по инерции от направленного залпа. И космическое пространство осветилось синюшными и оранжевыми стрелами.
        На скорлупистой поверхности Кометы, по всей видимой плошали - вспыхнули разрастающиеся красноватые пятна от плазменных зарядов, вперемежку с серебристыми искрами от последствий воздействия лазерных лучей.
        Корка её зыбкой оболочки вздыбилась, обнажая ослепительный свет, пробивающийся сквозь трещины.
        Затемнив экран кабины, космонавты проследили - как куски скорлупы, один за другим срываясь с привычного места - по инерции уходили в кометный хвост, сгорая в стороне и позади неё от неумолимой реакции плазменного синтеза.
        На их фоне, наиболее заметной фигурой, кувыркалась отколовшаяся цельная полусфера - обратной, не расстрелянной части. Внутренняя её поверхность была словно отполированной от воздействия силового облака таинственного болида. Половинная корка недолго полетала следом за освобожденной сердцевиной, и рассыпалась на множество мелких осколков, пропадая из вида…
        Сквозь затемнение теперь просматривался чёткий силуэт конической челночной формы - неопознанного летательного объекта.
        Дмитрий заметил, что окружающее его облако - менее агрессивно, чем в прошлом. На этот раз оно было меньше в объеме и относительно спокойное - без сопровождения молний и электроразрядов. Да и отвалившаяся корка шлака была тоньше, чем прежде - видимо она только-только успела нарасти.
        Неизвестный корабль - возникший воочию сейчас, не смог затмить своей явью чувство тревоги космонавтов за судьбу исчезнувших своих товарищей. Члены обоих экипажей пристально всматривались в обломки скорлупы поверхности. Тщетно стараясь различить в них контуры Диска «Колибри».
        Эфир вокруг был относительно спокоен. Но по пеленгу локаторов тоже ничто не указывало, что он где-то поблизости.
        Вдруг по связи с «Беркута», барражировавшего чуть ближе к верхнему горизонту контура новоявленного феномена, донеслось:
        - «Финист», мы его видим!
        Джеймс поспешил откликнуться:
        - Кого «его»?
        Оттуда тотчас уточнили:
        - Командор, видим «Колибри». Он движется по периметру внутри световой оболочки нового объекта. По связи не отвечает.
        Теперь и экипажу «Финиста» стало заметно: как из-за верхней кромки эллипсоида - показался Диск звездолёта. Плавно переворачиваясь, он передвигался внутри светящегося обрамления, словно невесомая монета в круглом аквариуме вдоль стекла его стен…
        Младший пилот высказал предположение:
        - Наверное, потерял управление.
        Джеймс, обращаясь к командиру «Беркута», приказал:
        - Заберите его оттуда, вы поближе к нему.
        Он проследил, как соседний звездолёт снялся с места, и прищурившись, процедил сквозь зубы:
        - Видимо этот болид и впрямь имеет Защитный экран. Сейчас посмотрим, какой ты силы.

«Беркут» плавно приближался к неизведанному объекту. Но, достигнув светового облака, он наткнулся на непреодолимую преграду, тщетно пытаясь её прорвать. Она словно резиновый мячик отталкивала чужеродный корпус, и также удерживала по другую сторону - аналогичный Диск неуправляемого «Колибри».
        После нескольких предпринятых попыток, таранный корабль завис и «встал на якорь», восполняя изрядно потраченную энергию плазменного реактора.
        До «Финиста» донёсся голос его командира:
        - Бесполезно Командор. Это Силовое облако необычайной силы. …Может, стоит попытаться со стороны потока. Ведь «Колибри» туда залетел именно таким образом. Но тогда…
        Джеймс договорил за него:
        - Вот именно, тогда рискуем повиснуть там сами. Что ж, попробуем теперь мы. Проверим «Финист», на что он способен… Последнее слово техники всё же. - Он кивнул сидевшему за штурвалом Сергею.
        Младший пилот был уже давно готов двинуть со стационарного барражирования новейший звездолёт, именуемый «Финистом». И, уловив ожидаемый приказ, направил аппарат в указанном направлении.
        Приблизившись вплотную к объекту внимания, «Финист» на минимальных оборотах предпринял штурм силового препятствия, постепенно усиливая натиск.
        Плазменный реактор всё больше задействовал свою энергетическую мощность, исчерпывая ресурс. Но Диск ни на йоту не продвинулся вперед. Подушка собственного Защитного экрана сжалась до предела, всего лишь на чуть-чуть прогнув - пружинившее Силовое облако неизвестного исполинского внеземного челночного корабля.
        Убедившись в бесполезности попытки, Командир принял решение отступить.
        Поразмыслив немного, он отключил Защитный экран «Финиста», самонадеянно думая, что так будет легче проникнуть во внутрь «несговорчивого пузыря». И повёл экипаж на новый абордаж.
        Но вопреки его думкам, на этот раз получилось ещё хуже. Незащищённый звездолёт, достигнув световой границы «злосчастной колбы» - всей своей массой содрогнулся - ударившись об неё, словно мелкий камешек об бронированное стекло прозрачного колокола.
        У Дмитрия после этого маневра даже загудело в голове от вибрирующей массы родного корабля. Видя, как Командир напрягается, и напрасно старается путём проб и ошибок взять неприступную крепость, он осторожно предложил:
        - Может, попробуем с биошлемами?
        Джеймс, припомнив давешний скачок и своё падение, беззлобно съязвил:
        - Опять, как в прошлый раз? - Но, поразмыслив, уже дружелюбно спросил: - Ты думаешь, это что-нибудь даст?
        Дмитрий, уверенный в успехе логичных замыслов, объяснил свою мысль:
        - Защитное облако этого феномена может быть напрямую связано с жизненной энергией. Если мы при помощи биошлемов смоделируем вокруг «Финиста» биосферу, может оно и пропустит нас.
        Командир, раздасованный неуспехом своих самоуверенных попыток, согласился с доводами Логистика:
        - Логично. Давай дерзнём. - Помня о своём недавнем падении, он нарочито строго приказал: - Только без фокусов! - И уже полностью совладав с внезапно возникшим раздражением, пошутил, распорядившись: - Экипаж, разобрать «кастрюли».

«Финист» предпринял новую - третью попытку. Но уже в лазоревой дымке биосферы, возникшей вследствии моделирования её, при помощи новейших приборов, с членов экипажа на весь корабль.
        В этот раз звездолёт без проблем, словно горячий нож в замороженное масло - прошёл через преграду. И оказался по другую её сторону, где без всякой закономерности кувыркался «Колибри».
        Его изрядно потрепало при попадании в эту, ограниченную с двух сторон, западню. Защитный экран отсутствовал. Оперение направляющих колец, в нескольких местах смятое, лишь изредка самовольно вращалось из стороны в сторону, свидетельствовало об отсутствии какого-либо управления.
        На связь и теперь никто из команды не вышел; вопреки заранее выдвигаемой версии, что причиной этому может служить Силовое облако НЛО, препятствуя её прохождению через границу аномальной зоны.
        Но это предположение, как оказалось - было всё же не лишено оснований. Как только
«Финист» вошёл в эту зону, экипаж услышал периодически повторяющийся сигнал бедствия с «Колибри», автоматически посылаемый приборами…
        Осторожно маневрируя, Младший пилот с ювелирной точностью «миллиметровщика» пристыковал свой звездолёт к повреждённому аппарату.
        Как только стыковка произошла, Джеймс, напряжённым от волнения голосом, обратился к Дику:
        - Сходи, проверь, что с экипажем.
        Мед-брат был уже готов к такому приказанию. Он кивнул, и исчез в проеме лифта, оставив остальных в молчаливом ожидании.
        Выждав пару минут, Джеймс нарушил воцарившуюся тишину, и нетерпеливо спросил его по связи:
        - Не тяни… Что там?
        Чуть замешкавшись, Дик, доложил своё медицинское заключение:
        - Все живы, Шеф. Только находятся в невменяемом состоянии. Невнятная речь и общий упадок сил… Нужна небольшая реабилитация, чтобы они восстановились.
        Общий вздох облегчения оживил заторможенность обстановки.
        Дмитрий выпалил своё предположение об услышанном:
        - Вероятна потеря собственной жизненной энергетики, как у меня недавно.
        Джеймс согласился с ним, кивнув в сторону болида:
        - Немудрено рядом с этой штуковиной. Видимо она с них высосала жизненные соки. …На нас, она похоже не воздействует; наверно биошлемы препятствуют этому.
        Герберт тоже переключил своё внимание на злополучный корабль:
        - Командир, грех не воспользоваться ситуацией. Давай просканируем это ядро.
        Они смогли наконец вплотную рассмотреть, располагающийся вблизи - таинственный объект.
        Его обшивка - без единого следа соединительных швов и отполированная до зеркальной чистоты, переливалась сложным волнистым рельефом поверхности.
        Дмитрий поймал себя на мысли, подспудно засевшей в голове, что этот рисунок несёт в себе какую-то закономерность. При всём уважении к силам природы, лично он не посмел бы категорично утверждать, что это - её творение.
        Джеймс утвердительно отреагировал на поступившее предложение:
        - Да, вблизи такая возможность может больше не представится.
        Герберт набрал программу спектрального анализа. И незамедлительно запустил её в действие, сориентировав излучатели в заданном направлении.
        Сергей, следивший в это время за приборами общего состояния «Финиста», поспешно доложил:
        - Наш звездолёт сканируется!
        И Джеймс насторожённо спросил:
        - НЛО, что, тоже нас изучает?
        Герберт задумчиво посвятил Командира в подробности:
        - Это наш отражённый сигнал. Рельеф обшивки болида устроен так, что отражает лучи в тоже место, откуда они приходят. А вглубь заглянуть не удаётся. …Может, попробуем его вскрыть лазером?
        Дмитрий с сарказмом дополнил последнюю фразу:
        - …И устроим себе «харакири»! Эта машина, скорей всего, продукт какой-то другой цивилизации, более развитой, чем наша. - Помолчав, он уже спокойней продолжил: - К тому же этот «мешок» может быть «под завязку» наполненным сконцентрированной энергией. …Кстати, не изученной нами до конца.
        Джеймс рассудительно заключил, согласившись:
        - Не будем искушать судьбу. Надо выбираться отсюда и передавать всю собранную информацию в Центр. Пускай там обобщают, и принимают решение.
        Смоделировав биополе - и на повреждённый «Колибри», они тандемом двух стыкованных кораблей - вышли за пределы Силового облака таинственного ядра Кометы.
        Оказавшись на свободном пространстве, они отметились у «Беркута» о более-менее благополучном разрешении инцидента. И командор эскадрильи передал на Землю подробный отчёт - о неблагополучном прибытии, проделанной работе связанной с ним, и прочих открытиях в попутных исследованиях.
        В ожидании дальнейших указаний из Центра, Джеймс по связи поинтересовался о состоянии здоровья экипажа «Колибри». Он услышал с пристыкованного корабля краткий ответ Дика: «Работаем». И оставил в покое хлопотавшего над подопечными Мед-брата, не сомневаясь, что тот вскоре поставит всех на ноги.
        Глава 27. Разведка боем
        Из Центра управления полётом поступило предписание. В котором указывалось: на
«Целесообразность применения имеющихся средств вооружения по отношению к объекту, с целью выявления его чувствительности к их разрушающему действию».
        Дмитрий, понимая неоспоримость этого указания, всё же сокрушённо посетовал:
        - Его не разрушать, а изучать надо!
        Джеймс, раздасованно солидаризируясь с этим предложением, отреагировал на его высказывание:
        - Что делать, всё равно его придётся нейтрализовать. Реальная угроза для нашей планеты.
        Но Дмитрий попытался отстоять свою точку зрения:
        - Можно было бы попытаться сдвинуть его орбиту, чтобы он прошёл в стороне от Земли.
        Командир, оспаривая, произнёс:
        - Только не нашими усилиями. А военизированный «Батон» ещё далеко. Да и сомневаюсь я, что даже он сможет отодвинуть эту направленную махину. …Видимо в Центре всё просчитали и решили её растрелять.

«Заместитель» не сдавался:
        - Не одним, так большим количеством… - Он осекся, высказав пришедшее вдруг на ум опровержение своим же доводам: - Впрочем, эта штуковина не лишена закономерности своего направления, и никто не может дать гарантию, что она не встанет потом на прежний путь.
        Джеймс утвердительно кивнул:
        - Вот именно… - И твёрдым голосом Командора разведывательной эскадрильи поставил точку в этом обсуждении: - И потом, в нашем положении приказы не обсуждаются, а исполняются. Так что давайте, как говорится, ближе к телу! - Переведя взгляд на барражирующий в стороне другой звездолёт, он задал абстрактный вопрос: - Как дела у «Беркута»?
        С соседствующего корабля донеслось по связи:
        - Сэр, «Беркут» готов! Разрешите пощупать объект?
        Командор, выражаясь на воинском сленге, утвердительно постановил:
        - Не только разрешаю, но и приказываю! И не «пощупать», а «пощипать» как следует!
        Спустя короткое время пространство осветилось двумя разноцветными стрелами снарядов энергетической и импульсной пушек - залпа орудий «Беркута». Прочертив путь до цели, они… в мгновенье ока - вернулись в обратном направлении, оставив разрушительные следы на корпусе выпустившего их звездолёта.
        Экипаж не успел среагировать на такой неожиданный поворот военных действий. Диск подбитого корабля, содрогнувшись, стал на глазах уменьшаться в размерах - съедаемый плазменным зарядом, бегущим по корпусу полосой оранжевого огня; одновременно часто пульсируя - пробитым Защитным экраном, от последствий воздействия импульсной пушки.
        По связи слышно было, как командир «Беркута» успел только выкрикнуть: «Линяем!». …
        спустя секунды, обе спасательные Юлы - катапультировались, разлетаясь по сторонам.
        Джеймс остолбенел и побледнел, наблюдая за происходящим. И облегчённо выдохнул:
        - Успели…
        Покинутый звездолёт, втянув в разгерметизированную кабину - газообразное облако Защитного экрана - разорвался на тысячи осколков. И запоздало хлопнул на прощанье отголоском взрыва.
        Две автономных Юлы, описав полуокружность в виражах, цепочкой направились к
«Финисту».
        Командор обескуражено переводил взгляд то на них, то на злополучный объект нападения, то на место - где сгинул «Беркут». Наконец он заговорил, задавая вопрос скорее самому себе:
        - Спёкся «Беркут», только «перья» полетели! …Эта машина ещё и отстреливается!?
        Дмитрий, опровергая его версию, предположил:
        - Просто отражает заряды, пущенные в неё.
        Герберт поддержал его мысль:
        - Так же, как лучи сканеров, накануне.
        Джеймс, до этого казавшийся спокойным, вдруг взорвался:
        - Не успели начать, а уже потеряли два корабля. - И дал выход накопившимся эмоциям, разряжаясь трехэтажным русским матом.
        В ответ на его вспыльчивую реакцию, по громкой связи раздался тонкий голосок:
        - Командор, не засоряйте эфир! И потом, не два корабля, а всего один.
        И оттуда же послышался неуемный хохот Дика. Немного погодя он, сквозь душивший его смех, объяснил:
        - Шеф, в экипаже на «Колибри» есть женщины!
        Джеймс чуть опешил. Но, отреагировав на свой конфуз весело заблестевшими глазами, снисходительно проворчал:
        - Можно было догадаться по названию. Только им пришло бы в голову обозвать военный корабль маленькой миролюбивой птичкой. …То-то ты там замешкался. Ожили, значит. Одно утешенье, люди целы.
        - Не забывайте, Командор, что эта «птичка» спасла в своё время нас, подставив себя под удар. - Защитил слабый пол, вышедший из шлюзового лифта, командир «Беркута».
        Его сопровождали ещё двое из команды изничтоженного звездолёта. Пристыковавшись двумя спасательными аппаратами к спарке «Финист»-«Калибри», они первыми из суммарной пятерки экипажа поднялись на флагманский корабль.
        Пожимая им руки, Джеймс согласился, шутливо оправдываясь:
        - И то, верно… Это я так, для острастки, чтобы не расслаблялись.
        Герберт привлёк внимание Командира, оторвав его от приветствия:
        - Шеф, объект явно увеличил свою скорость.
        Джеймс вновь обеспокоился очередным сюрпризом проблемы, форсирующей опасные события. Он в срочном порядке снова вышел на связь с Землей, и передал последние новости в Центр.
        Оттуда незамедлительно было передано ответное сообщение. В нём предписывалось:
«Следовать на военизированный корабль „Альбатрос“, несущий тяжёлое вооружение; летевший навстречу угрожающему объекту». И как можно - быстрее, чтобы доставить и обработать заблаговременно наработки разведки.
        Судя по переданным координатам, «Альбатрос» был в сутках пути от них.
        Рассудив, что полёт обычным способом займёт времени на порядок больше; Джеймс принял решение использовать недавний опыт, случайно открытый Дмитрием - по телепортации в пространстве с помощью биошлемов. Только теперь предполагалось сделать это коллективным усилием.
        Спарка кораблей со стороны напоминала большую веретёнку, невесть как застрявшую в бескрайних просторах Космоса.
        Прикинув, что «Финист», отягощённый «Калибри» - вытянет из команды больше энергетики при перемещении таким способом, общим советом решено было бросить повреждённый звездолёт на произвол судьбы до лучших времён.
        Собрав все экипажи на своём корабле, Джеймс приказал отстыковать - «Колибри», и два спасательных аппарата с «Беркута», предварительно включив на всех трёх опознавательные маячки.
        Скинул с себя ненужный балласт, основной звездолёт вновь принял привычные очертания Диска.
        В кабине заметно стало теснее. На «селедок в бочке» это было не похоже, но такого простора, как в обычном составе - команды из пяти человек, уже не предвиделось. Но места хватило на все пятнадцать душ космонавтов, резонно надеявшихся, что эти неудобства кратковременного содержания.
        Пилоты «Финиста» заняли свои места за управлением, надев, закреплённые индивидуально за каждым из них биошлемы. И сконцентрировали свой взгляд на точке пространства, в стороне от предполагаемых координат движения «Альбатроса», чтобы не столкнуться с ним во время транспортации.
        Подчиняясь воле и жизненной энергии людей, корабль стремглав рванулся к новому пункту назначения…
        Повторный опыт оказался вновь удачным, в плане ускоренного передвижения. «Финист» вмиг преодолел огромное расстояние и застабилизировал стационарное положение, шурша и мигая электронной коробкой приборов адаптации.
        Четверо из пятёрки пилотируемого экипажа перенесли новую для них нагрузку более-менее нормально. Но Герберт явно переусердствовал, не рассчитав свои силы; и потерял сознание, израсходовав их.
        Дик, пошатываясь от потери собственных жизненных сил - занялся реабилитацией восстановления их у своего товарища. Он не захотел передоверить это дело на коллег из других экипажей, на «халяву» прокатившихся за счёт них.
        Конечный порт приписки - снаряжённый боевой звездолёт «Альбатрос» - находился согласно показаниям локатора в десяти часах полёта обычным способом передвижения от промежуточной дислокации разведгруппы.
        Джеймс на время передал управление «Финистом» команде «Беркута». И в приказном порядке скомандовал своему экипажу - отдыхать, для восстановления потраченных жизненных сил.
        Он проследил, как Диск мягко двинулся на соединение с «Альбатросом», и распорядился разбудить его по мере сближения…
        Глава 28. Тяжёлый крейсер

«Альбатрос», маяча точкой вдали пространства, всё больше вырастал в контуры - трёхсотметрового в диаметре, большегрузного звездолёта. По мере сближения, он глазах материализовался в огромный, по сравнению с разведывательным Диском - силуэт. И, облепленный множеством меньших по размеру, аналогичных «Финисту» аппаратов; он издали походил на гигантский панцирь черепахи.
        Джеймс по связи сообщил о прибытии.
        По всей видимости их не ждали так скоро, что впрочем можно было предвидеть, учитывая способ их возвращения. Но подсуетились.
        Чуть замешкавшись, с командного пункта поступила информация о секторе их базирования. И замаячил проблеск маячка, на одной из трех, располагавшихся рядом - свободных стыковочных площадок.
        Пристыковавшись своим кораблём к базовому, Командор разведывательной эскадрильи сразу же удалился на доклад к Командующему флотилией.
        Вернулся Джеймс к экипажу - весь взъерошенный и в возбуждённом состоянии.
        Дмитрию, поинтересовавшемуся у него о столь продолжительном отсутствии, он вкратце объяснил:
        - Принято решение вывести «Альбатрос» на Поток жизненной энергии, поставить его на боевой взвод, эвакуировать личный состав и так далее… В общем, на Земле решили подорвать ядро Кометы термоядерными зарядами путем «атаки в лоб», поставив на её пути этот, начиненный взрывчаткой, «Батон».
        Дмитрий отнёсся скептически к этой, по его мнению авантюрной затее:
        - Навряд ли это удастся. Поток может вытолкнуть неодушевлённый аппарат за свои пределы. Но даже если набрать команду «камикадзе», не такой уж он большой величины, чтобы в нём поместился этот исполинский звездолёт.
        Джеймс раздраженно произнес:
        - Пойди объясни им! - И уже спокойней добавил: - А насчёт «команды камикадзе», выбрали как раз наш экипаж, имеющий наиболее солидный опыт. Приказано доставить
«Альбатрос» к Комете и катапультироваться в последний момент.
        Наступила тишина… Члены поредевшего экипажа «Финиста» - Герберт до сих пор не пришёл в сознание и был комиссован в распоряжение медперсонала - молча переживали взволновавшую их новость. Все понимали, что это не простая прогулка к месту столкновения. И чем она может обернуться в случае малейшей ошибки или неудачи при подлёте к объекту - каждый осознавал.
        Командир, помолчав немного, продолжил:
        - Управление «Альбатросом» будет переключено на «Финист», чтобы можно было вовремя смотаться при экстренном сближении. …Будем надеяться, что всё обойдётся без эксцессов. - Попытался он успокоить всех. И обращаясь к Дмитрию, рассказал интересовавшую, пожалуй только их двоих, новость: - С Марса на моё имя передали известие. У Майкла наблюдается регенерация жизненного процесса. Он уже не в коме, как обычно. А в состоянии сна.
        Для Дмитрия это сообщение стало приятной неожиданностью. Получалось, что Майкл, более полутора лет лежавший почти без признаков жизни под колпаком биокорректора, искусственно поддерживающего его организм - начал постепенно оживать. И Дмитрий был искренне рад этому…
        Отдохнув, они вновь перебрались из каюты гостеприимного базового звездолёта
«Альбатроса» в кабину родного «Финиста». И команда, теперь уже только из четырёх космонавтов, приступила к новой работе, связанной с рискованной задачей.
        Испытав основные узлы приборов управления «Альбатроса», подключённые специалистами к пристыкованному «Финисту», экипаж доложил о готовности к полёту.
        Ответом послужила незамедлительная эвакуация остального личного состава.
        Поочерёдно, один за другим, с корпуса трёхсотметрового корабля - стали срываться диски меньшего диаметра, облегчая массивный основной звездолёт.
        Рассыпавшись веером в пространстве, Диски проделали сложный манёвр, собравшись в стройные звенья эскадрильи. И, следуя параллельным курсом в отдалении - сопровождали стороной покинутую базу своей прежней дислокации. На корпусе
«Альбатроса» остался один «Финист».
        Управление этой спаркой, из меньшего по габаритам звездолёта - требовало особых навыков пилотирования.
        Джеймс был единственным асом, имевшим в прошлом кое-какой практический опыт. Присев за штурвал, он направил тандем двух кораблей на сближение с руслом Потока жизненной энергии.
        Гигантский диск послушно отвалил в сторону от прежнего - прямого курса, приближаясь к иллюзорной полосе. Амплитуда его виража была гораздо шире манёвренных исследовательских вариантов космических аппаратов, и рулевому понадобилось всё его богатое мастерство, чтобы с ювелирной точностью вывести тяжёлый звездолёт на поток.

«Альбатрос» соприкоснулся с ним, но явно не вписался в его, меньшее по размерам, русло. Едва заметная «река жизненной энергии» уклонившись под натиском военной машины, плавно обогнула её корпус. И пропустив звездолёт мимо русла, вновь потекла своим привычным путём.
        Ещё несколько предпринятых попыток увенчались таким же неуспехом. И экипаж, прекратив свои домогательства - повёл космический корабль вблизи неподдающейся разборчивой аномалии.
        Передав доклад на Землю о тщетности своих усилий, они, в ожидании дальнейших указаний - монотонно следовали прямым курсом к комете Галлея. Параллельно с вихляющим руслом Потока жизненной энергии…
        Приказ, полученный с довольно продолжительной задержкой, явно отличался своей непоследовательностью с прежними указаниями. Общий - для всей флотилии и индивидуальный - для экипажа «Финиста».

…«Альбатросу» дистанцироваться от энергетического потока и принять на борт личный состав. Сопровождающей эскадрилье - занять места на нём, согласно постоянного расписания.
        Команде «Финиста» следовать на Марс безотлагательно, используя новую технологию передислокации…».
        Джеймс незамедлительно вывел «авианосец» на пространство вдали от потока.
        Наблюдая, как вокруг садятся Диски с личным составом, он задумчиво предположил:
        - Решили, наверное, сделать то же самое, только этими малыми аппаратами.
        Дмитрий продолжил его рассуждение:
        - …Или дождаться подкрепления и попытаться сдвинуть болид с опасной орбиты.
        Командир рассеяно промолвил:
        - Может быть, может быть… Так или иначе, но нас отзывают отсюда; и в спешном порядке. …Что бы это значило? Может, нашли ещё какой-то способ.
        Полёт третий

«Транспортация эволюции»
        Глава 29. Нежданная встреча
        Прибывшую на Марс - четвёрку космонавтов разместили в уютном помещении для психологической разгрузки.
        Джеймс, как командир группы, заплетающимся от усталости языком - не преминул поинтересоваться о цели столь срочного вызова, не забыв при этом справиться о состоянии Майкла.
        И получил уклончивый ответ от представителя администрации, опекающего прибывший экипаж:
        - Все вопросы после отдыха. Для осмысления ответов Вам понадобится свежая голова.
        И Джеймс, согласившись с этими доводами, повалился на кровать.
        От потери жизненных сил, команда спешно последовал примеру Командира.
        Уже засыпая, Дмитрий почувствовал, как всё тело гудит, словно натянутые струны, от расшатавшихся нервов, переживших многочисленные стрессы. И тоже погрузился в сон, столь необходимый для восстановления потраченных сил.
        Приснилось лето, обыкновенное земное лето. В средней полосе умеренных широт. На берегу тихой неширокой речки, с пологим берегом, покрытым короткой зеленой травой. И склонившимися над водой - ветвями ив и берез.
        Отец забавлял свою маленькую дочурку, щекоча её тельце небритым подбородком. Она отвечала ему заливистым смехом, теребя своими детскими ручонками его поседевшие волосы. Катрин, сидя рядом - с улыбкой наблюдала за ними, радуясь солнечному дню. И ничто не мешало их безоблачному счастью…
        Вдруг со стороны другого берега на горизонте замаячила грозовая туча. Она стремительно надвигалась, застилая лазоревую даль…
        Катрин, встревожась - взяла дочь на руки и прижала её к груди, стараясь заслонить от опасности.
        Дмитрий заметил вдруг посреди реки - появившуюся ниоткуда лодку, без вёсел - плывшую навстречу течению. Стоящий на ней, во весь рост - человек, показался ему до боли знакомым.
        По мере приближения Дмитрий узнал его. Это был Майкл. Одетый в кольчугу и с биошлемом на голове, он держал в руке вместо копья - посох.
        Причалив к берегу, он жестом показал на сгустившуюся тучу и реально знакомым голосом произнес: «Просыпайся! Надо торопиться. Вместе отведём опасность от Земли»…

…Открыв глаза, Дмитрий увидел перед собой знакомое лицо, склонившееся к нему. Оно изрядно помолодело с тех пор, когда он видел его в последний раз.
        Соображая: «Что это - всё ещё продолжение сна или явь, реально существующая спросонья?»; он задал вслух напрашивающийся вопрос:
        - Майкл? …Ты откуда?
        Старый друг скосил взгляд куда-то вверх. И, поискав что-то глазами за прозрачным потолком помещения - многозначительно произнес, кивком головы указывая в межзвездное пространство:
        - Оттуда… - Он снова обратился к Дмитрию, и предваряя другие вопросы, поторопил: - Узнал, значит. …Собирайся, время не ждёт. Потом всё объясню.
        Дмитрий оглянулся по сторонам, и увидел, что другие соратники уже не спят.
        Джеймс, уже одевшись - сидел напротив. Он помалкивал, спросонья непонимающе моргая глазами.
        Больше не задавая излишних вопросов, Дмитрий быстро натянул снаряжённый астрокомбинезон, соображая между делом: «Значит это не сон. Надо же, Майкл здесь, живой и здоровый, даже помолодевший… И похоже изрядно. Лишь волосы по-прежнему отливают сединой. И глаза отличаются от прежних какой-то непостижимой мудростью, приобретенной неизвестно где…».
        Майкл спокойно наблюдал своим иронично-снисходительным взглядом за суетливыми движениями, собирающихся в дорогу, коллег.
        Когда сборы закончились, Джеймс, нарушил молчание в воцарившейся тишине; изъясняясь вопросом:
        - И что теперь?
        И возмутитель спокойствия наконец-то ответил, информируя всех:
        - Полетим к комете Галлея.
        Дмитрий поспешил вставить и свой вопрос:
        - Опять бомбить?
        Майкл, умудрённый какой-то неизвестной остальным информацией, просвятил:
        - Её нельзя уничтожить. Это Внеземной корабль. И он неуязвим для оружия. Его можно только переориентировать.
        Джеймс вопрошающе уставился на друга своими ошарашенными глазами.
        - Каким образом?
        Воскресший из небытия кратко разъяснил:
        - Проще говоря, нашей силой воли; и при помощи его же внутренней энергии. …Я уже вкратце рассказал об этом Совету Учёных. Они поняли и поддержали этот метод. Вам тоже объясню потом. - Он задумался вдруг, промолвив: - За этим и вернулся сюда… - И снова бодрым голосом, продолжил: - А сейчас, надо поторопиться. Присядем на дорожку…
        По дороге к взлётной площадке Майкл походя проговорил, приостанавливаясь:
        - Надо бы «пожурчать»! - И подмигнув Дмитрию, обратился к нему: - Не забыл о традиции «брат Митрий»? - Вновь обретая в глазах товарищей амплуа обычного человека.
        Дмитрий с расстановкой поддержал его идею:
        - Как можно, Наставник.
        Джеймс непонимающе посмотрел на них. И вспомнив о предстартовой традиции, спохватился вдруг:
        - Совсем забыл, старый дурак! С этой конторской работой теряешь всю свою квалификацию. - Разбортовав скафандр, он присоединился к остальным.
        Дик в общем процессе пошутил:
        - Из-за вашего склероза, Шеф, наверно не везло нам в предыдущем полёте.
        Сергей, воспользовавшись ситуацией, тоже не упустил возможности упрекнуть Шефа:
        - Не будь Майкла, Командор и сейчас бы не вспомнил о традиции.
        Джеймс, осмотрел обоих прикольщиков сверху вниз; и незло огрызнулся, оправдываясь:
        - «Умники», учить ещё будете! Запамятовал просто… Вам то кто мешал соблюсти традиционное облегчение?
        На что Младший пилот весело парировал:
        - А мы, в отличие от вас с Гербертом, в прошлый раз отметились.
        Вспомнив о комисованной потере, Джеймс согласился с приведёнными доводами, и отшутился:
        - То-то Герберту не повезло. Будем считать, что только благодаря вам всё обошлось…
        Справив традиционный почин, удовлетворенная пятерка направилась к своему новейшему обкатанному звездолёту.
        Глава 30. Посланник с того света
        Выйдя за пределы магнитного поля Марса, «Финист» плавно пошёл навстречу Космосу, всё больше отдаляясь в произвольном направлении от маячившей позади планеты.
        Джеймс уже отвык от общения со старым другом, после продолжительной разлуки. Он даже почти смирился с его потерей, не надеясь увидеть его живым. Но судьба распорядилась иначе. И он с радостью воспринял его внезапное воскрешение из небытия.
        Со стороны они выглядели - как двое не старых мужчин одного возраста. Хотя по прежним меркам - Майкл был на поколение старше своего товарища.
        Джеймс, и прежде чувствовал превосходство его мудрости. А сейчас тем более. И он решил внести ясность в отношениях общения, задавая напрашивающийся вопрос:
        - Теперь ты Командир. Как полетим? У нас теперь есть новая технология перелётов!
        Майкл по-дружески проинформировал всех присутствующих:
        - Поведу вас конечно я, но «командиров» у нас не будет. Не на войну летим, а на миссию. И давайте забудем про субординацию, каждый имеет право совещательного голоса. Что касается биотехнологии, то я уже в курсе этих новшеств, мне успели рассказать. Она нам ещё пригодится, но пока стоит поберечь силы. Отправимся прежним способом, через Поток жизненной энергии. Время для этого есть. Давай, понужай!
        Джеймс направил корабль в примерные координаты энергопотока. И уже совсем по-панибратски поинтересовался:
        - Теперь рассказывай… Где пропадал, каким образом вернулся и вообще обо всём этом. Нам всем следует знать с «кем» летим и на «что» идем!
        Майкл сосредоточился и вкратце поведал свой рассказ. Начал он издалека:
        - Вернулся я с другой планеты, известной на Земле как «Немезида». Я недолго там пробыл, поэтому расскажу, что успел почерпнуть и предысторию своего возвращения…
        Как и предполагали ученые, эта «блуждающая» планета существует реально. Она движется по своей огромной орбите среди пространства Вселенной при помощи Жизненной энергии; проходя по кругу ряд планетарных созвездий, в число которых входит и Солнечная Система.
        Жизненная энергия, вырабатываемая людьми, основополагающая для существования на Немезиде. Кроме того; народ, населяющий эту планету, не размножается обычным путём. А прибывает вследствии материализации светлых душ, покинувших прежний мир. Они воплощаются в тела с прежним сознанием, помня свою предыдущую жизнь, и могут корректировать возраст своей «новой оболочки».
        Поэтому, пролетая Немизидой мимо других планет, немизидцами провоцировалась ускоренная эволюция подходящей развитой формы жизни на них, и зачастую искусственно. Так было когда-то и на Земле…
        В последствии был создан корабль, известный как «Комета Галлея». В число его функций входит аккумуляция и передача жизненной энергии дальше по назначению, сквозь плотную завесу спрессованной материи на границе Солнечной Системы с миром Вселенной. А также переправление душ, покинувших этот мир, на «тот свет'».
        Этот аппарат настроен на провоцирование катаклизмов на Земле, если обнаруживается недостаточное поступление отрицательной энергии, необходимой для продвижения Немезиды. Если учесть, что на Земле сокращается смертность, он должен пройти вблизи от планеты, чтобы увеличить количество смертей и пополнить тем самым количество энергетики и население Немезиды.
        Мудрецы с Немезиды послали меня, чтобы предотвратить это. Они рассудили, что Человечество прошло уже все этапы становления и стоит на пороге цивилизованной эволюции. Земля имеет теперь законное право на независимое существование. А с выходом в открытый Космос, и полезное созидание!
        Джеймс внимательно выслушал повествование Майкла. Когда тот закончил, он съёрничал, картинно поклонившись:
        - Ну, спасибо вам «благодетели», что «уважили» и «отблагодарили»!
        Майкл, усмехнувшись, парировал выпад:
        - Не иронизируй. Всё настолько серьёзно, что ты не представляешь, пока не увидишь.
        Дмитрий, чтобы смягчить контраргументы, поспешно спросил:
        - А как же ты вернулся?
        Майкл мельком глянул в звёздную даль и объяснил, напомнив давние события:
        - Так же, как и ты с Катрин, от Чёрной дыры. Кстати, как назвали дочку? - Он расплылся своей широкой улыбкой.
        Дмитрий ответил, не скрывая удивления:
        - Надей назвали. И о дочке ты знаешь?
        - А как же. Я ж тебе намекал при расставании… - И вдруг задумавшись, Майкл загадочно промолвил: - Надежда, значит. Так и назовем это созвездие. Тем более, что название подходящее и обнадеживающие, как нельзя кстати.
        Джеймс, не понимая о чём они говорят, уже миролюбиво вставил своё веское слово:
        - Хватит вам секретничать. Расскажи лучше, что будем делать с Кометой.
        - Мы её отбуксируем при помощи биошлемов.
        Дмитрий, не удовлетворившись таким ответом, задал закономерный вопрос:
        - Куда?
        Майкл ответил вопросом на вопрос:
        - А куда бы ты её отправил?
        Дмитрий, подключив свою фантазию и подумав с минуту, выдал:
        - В созвездие, образованное на месте Чёрной дыры. - И подправил свою хлипкую версию сомнением: - Если там нашлась бы жизненная энергия.
        Майкл на удивление согласился с ним:
        - Не сомневался, что ты это предложишь. Видимо мы с тобой родственные души, если думаем одно и то же. На Немезиде тоже так решили. Им известно, что там зародилась сознательная жизнь. Оттуда поступает энергетика, но только отрицательная. Надо
«прозондировать почву» для внедрения положительных жизненных сил. Мы были в том месте в далеком прошлом, на «Гамбургере». Сейчас предстоит побывать, уже при давно сформировавшейся планетной системе.
        Джеймс перебил его:
        - Послушай, Майкл, мы потеряем много собственной жизненной энергии при транспортировке способом «телепортации».
        Майкл шутливо развеял его опасения вполне земным сленгом:
        - Не дрейфь, дружище! Мы используем сконцентрированную энергию, накопленную инопланетным аппаратом. Я научу вас этому.
        Глава 31. Разговор с потусторонним очевидцем

«Финист» достиг иллюзорной полосы энергопотока и благополучно вторгся в его пределы. И стремительно плыл теперь по его извилистому руслу навстречу инопланетному аппарату…
        Дмитрий, проснувшись после положенного отдыха, согласно очередности заступил на вахту. Напарником по дежурству был Майкл. Остальные мирно спали, разойдясь по индивидуально закрепленным затенённым отсекам.

«Философ», оставшись наедине с «потусторонним поводырём», не упустил возможности воспользоваться ситуацией, чтобы удовлетворить своё любознательное любопытство. И присев рядом, ненавязчиво спросил:
        - Ты что, не спал ещё?
        Не выпуская штурвала, Майкл ответил, поясняя:
        - Я ещё пока не вышел из состояния, в котором прибывал на Немезиде. А там вообще не спят. У них задействованы обе половины головного мозга и расширенно подсознание. На Земле же такое бывает лишь во сне; и то лишь отчасти. И только тогда срабатывают участки разума, не задействованные в состоянии бодрствования. Или когда человека вдруг осеняет внезапно приходящая в голову идея, что называется эврика! Судя по прежнему общению с тобой, у тебя это часто происходит. Ты раньше случайно головой не ударялся?
        Дмитрий ответил давно позабытой правдой:
        - Было дело, даже сознание терял.
        - Наверно тогда, и подключились некоторые незадействованные участки мозга и подсознания. Ведь многие твои рассуждения о потустороннем, как оказалось, не лишены оснований. - Предположил Майкл.
        Дмитрий отшутился по этому поводу:
        - Не хотел бы я вновь испытать «такое блаженство», даже ради полного подключения остальных подсознательных запасов знаний.
        - Я тебя понимаю. Сам бывал в подобной ситуации. - Улыбнувшись, посочувствовал Майкл.
        - Мне тогда привиделся длинный тоннель, по которому я летел, потеряв счёт времени. Теперь я понимаю, что он был этим потоком. - Продолжил Дмитрий. И дополнил: - А в конце тоннеля, припоминается, меня встречали какие-то неясные человеческие образы все в белом. И разговаривали со мной, не помню о чём…
        - Видимо тогда ты ещё не готов был покинуть Земной мир, и не выполнил в нём свою предначертанную миссию. И тебя отпустили, скорректировав память, чтобы ты «не накалял свой глобус» понапрасну от потусторонних разговоров. - Пояснил Майкл.
        - А почему «немезидцы» до сих пор не шли на контакт?
        - Почему, не шли, разве твой пример тому не подтверждение. Да, и наверняка, тебе снились люди, покинувшие этот мир. …Всё дело в том, что это происходит в другом измерении, видимом иногда лишь во сне, на подсознательном уровне; а также в душевном состоянии. Они наблюдают за оставшимися на Земле, и за близкими родственниками. И нередко оберегают их от подстерегающих опасностей.
        - А как же ты материализовался? И почему не привёз с собой Сьюзен?
        - Меня послали, воспользовавшись моей уцелевшей плотью. У Сьюзен такой возможности не было. На Немезиде таких проблем не существует, там это происходит на молекулярном уровне. Посвящённые в это, могут «рассыпать» и снова «составлять» своё тело, при помощи жизненной энергии. Но путешествовать сюда, значит расходовать огромное количество энергетических сил. Поэтому, не так уж часто предки наведываются на Землю. …Главное, чтобы живущие на Земле всегда оставались людьми, в хорошем понимании этого слова. И помнили о них, чтобы они «безбедно» жили там, «за кордоном».
        Дмитрий осторожно спросил:
        - И что же, когда всё закончится, ты снова уйдёшь «туда»?
        Майкл, задумавшись, засомневался:
        - Чувствую, что пока всё неясно. Сложилось такое ощущение, что предшествующие события заранее спланированы. И я попал на Немезиду только с целью помочь сохранить от разрушения «Галлей» и переправить его в другое место. …Не знаю, время покажет. Была бы рядом Сьюзен, не сомневался бы.
        Увлечённые беседой, они не заметили, как к ним присоединился Джеймс. Он подключился к разговору, считая вновь обретённого друга - посвященным во все таинства мироздания:
        - Послушай, Майкл, давно хотел усвоить, как устроена Вселенная. Сколько не представлял, не могу понять её Бесконечность.
        Майкл, весело блеснув глазами, отшутился:
        - Это для меня вопрос на засыпку. Ты лучше, вон, у философа спроси. Он в детстве головой ударился, так что лучше разбирается в этом.
        Дмитрий, улыбнувшись на его шутку, всерьёз ответил:
        - Честно говоря, я и сам не раз ломал голову над этим вопросом. Если отбросить все постулаты из учебников и пофантазировать, то можно предположить, что наша Вселенная является внутренним миром другой, наиболее обширной. И состоит, в свою очередь, из более мелкого множества других миров. …И так до бесконечности…
        Джеймс, анализируя сказанное, начал сам рассуждать:
        - Если твоя версия правдоподобна, то получается, искусственно расщепляя атомы, мы губим множество более мелких космических миров! Если это правда, не хотел бы я, чтобы наш мир попался какому-нибудь великану под горячую руку. А он взорвал бы его, вместе со всеми нашими потрохами.
        Дмитрий согласился с ним:
        - Никто из нас не захотел бы услышать такую музыку взрыва.
        Майкл прервал филосовские бредни:
        - Хватит уже расспросов. Голова заболела от этих разговоров. …Кстати «о музыке», давно не слышал земных мелодий.
        Джеймс, чтобы ублажить старого друга, обратился к двум остальным членам команды, примкнувшим к ним после отдыха:
        - Что у нас ребята есть «земного» из фонограмм?
        Дик отреагировал на такой запрос Шефа неожиданным предложением:
        - Зачем нам фонограммы, у нас свои таланты имеются. Серёга, просвисти кого-нибудь
«в живую».
        Младший пилот, уличенный в скрываемых способностях, засмущался:
        - Так уж и талант, любитель просто…
        Но Мед-брат настоял на своём:
        - Ладно, не скромничай, уважь стариков. - И уловив непонимающий взгляд остальных, пояснил: - Он у нас непревзойденный мастер по части подражания птичьих голосов!
        Поддавшись натиску такой откровенной лести, Сергей сдался, объясняясь:
        - Ладно, уговорили. Хобби у меня такое, пересмешное. Продемонстрирую вам птицу, которую в Америке не услышишь, она только в России поёт.
        Настраиваясь на певческий лад, он помолчал с минуту. И засвистел переливчатой трелью рязанского соловья.
        Пространство кабины звездолёта наполнилось чудными звуками пересвиста редкой ночной птицы среднерусских широт. Так неподражаемо напомнившими собой - природную сущность, покинутой на время - Земли…
        Глава 32. Телекинессная телепортация
        Достигнув приближающейся Кометы, они благополучно вырулили с опасного встречного курса на простор окружающего космического пространства. И экипаж «Финиста», упаковавшись в биошлемы - повёл свой звездолёт на соединение с исполинским внеземным кораблём - «Галлеем».
        Пристыковавшись стыковочными присосками к рифленой поверхности болида, «Финист» прочно закрепил стационарное положение на его корпусе, поближе к носовой части.
        Майкл проконсультировал соратников о ходе дальнейших действий, и способе их претворения в реальную действительность.
        По его наставлениям следовало сконцентрировать свое внимание на разворачивании объекта, одновременно думая об энергии - заключенной внутри него. И усилием воли направить корабль в заранее обговоренную сторону - для совершения обратного маневра, и исполнения тем самым - задуманного.
        Джеймсу, тем временем, ещё и предписывалось - дирижировать управлением «Финиста», для внесения скромных усилий энергии Земного звездолёта в общие действия экипажа.
        Когда теоретический инструктаж закончился, команда в дружном порыве приступила к его практической реализации.
        Исполинский болид дрогнул, и медленно повернулся в разворот.
        Включившись в общий процесс, Дмитрий заметил, что это - не так уж и сложно. Без каких то особенных усилий и потерь жизненной энергии людей - «Галлей» послушно поворачивался, переориентируя свое направление, и замедляя скорость движения.
        Завершив свой круговой маневр, гигантский инопланетный Челнок на короткое время совсем остановился относительно окружающего пространства. Но вскоре медленно пополз в обратный курс, всё быстрее набирая скорость в противоположном от Земли и Солнца направлении…
        На этот раз космонавты не испытали какой-либо усталости, а даже наоборот - почувствовали прилив жизненных сил в организме, пополненные из заполненных резервуаров «Галлея».
        Новообразованная спарка большого Челнока и малого Диска, монотонно двигалась по течению Потока жизненной энергии, сообразуясь с общим вялотекущим процессом движения.
        И Дмитрий, воспользовавшись свободой действий, поинтересовался у Майкла:
        - Как же мы попадем на созвездие в нужное время?
        - Насколько мне известно, из разговора с земными светилами науки, в «Финисте» изначально заложена именно такая программа полёта. Запустим её за пределами Солнечной Системы, и полетим в созвездие Надежды в этом режиме, по проложенному потоком пути.
        Дмитрий снова спросил, интересуясь давно минувшими событиями:
        - Непонятно, как тогда, в прошлом «Гамбургер» прилетел обратно. Ведь сила потока, по всей видимости, очень велика. А он летел навстречу ему. И достиг Солнечной Системы, по времени даже быстрее, чем «туда». …А наши тела попали в прошлое.
        Майкл просвятил его почерпнутыми потусторонними знаниями:
        - В этом потоке важно изначальное направление движения. С таким же успехом можно следовать, и навстречу ему. Только, не меняя слишком параметры полёта, чтобы не попасть впросак со временем. В частности, в том случае, «Гамбургер» преодолел быстрее обратный путь. Может от толчка взрывной волны Чёрной дыры; или ещё какой-то причины.
        Дмитрий попытался прояснить недосказанное:
        - А в будущее на Земле? Только, далёкое. - Поправил он.
        Майкл, задумавшись, справедливо рассудил:
        - Можно конечно, путешествуя внутри потока за пределами Солнечной системы ровно столько времени, на сколько ты хотел бы перенестись. Жизненная энергия потока не даст тебе состарится. …Но только зачем тебе это? Ведь на Земле, как мне известно, тоже замедлился процесс старения. А после транспортировки «Галлея» в другое созвездие он совсем остановится. Лишь излишняя энергетика будет уходить из Солнечной Системы, пока люди не научатся использовать и её. Для омоложения и других созидательных целей. …И все это время бесцельно болтаться в Космосе? Зачем? Разве что, эксперимент ради эксперимента. Но это абсурд… И потом, даже если бы это был ускоренный процесс, захочет тебя столько времени ждать Катрин? Ведь только с близкими людьми мы ощущаем смысл жизни.
        И Дмитрий согласился с ним:
        - Пожалуй ты прав…
        Он надолго замолчал, перестав пытать потусторонними вопросами своего более опытного товарища, обдумывая его мудрые ответы.

«Галлей», развивая скорость, летел уже «на всех парах». Он явно не вписывался в контуры потока, но всё же ориентировался в движении по его руслу, беспрепятственно следуя по его пути. И все ближе приближался к границе Солнечной Системы.
        Спарка кораблей уже вскоре достигла края потолка внутрисистемной сферы; и сходу, без труда прошла сквозь слой спрессованной материи. Что стало открытием для Дмитрия, пережившего в прошлом более затруднительный проход этой завесы - более мелким «Гамбургером».
        Видимо Силовое облако, окружающее «Галлей», было сродни этой труднопреодолимой преграде. Или оно настолько сильно, что смогло без особых усилий раздвинуть до своих пределов - этот плотный заслон, образованный солнечным ветром с встречным миром Вселенной.
        Пройдя через эту реку огня, неизвестного земной природе - исполинский Челнок растолкал по сторонам многочисленные каменистые образования астероидов, толпившихся кучей на внешнем контуре засистемной границы. И не останавливаясь, продолжил свой путь по Потоку жизненной энергии, уже ярко обозначенному и заметно расширившемуся. Теперь «Галлей» свободно размещался в его обширных контурах, маневрируя корпусом в движении по извилистому пути.
        Экипаж запустил готовую программу на «Финисте», заложенную специалистами для самостоятельного аналогичного полёта.
        Здесь, в отличии от пространства в Солнечной Системе, «Галлей» гораздо более послушно реагировал на команды с «Финиста». Он последовательно подчинялся направляющим действиям приборов управления сравнительно более мелкого аппарата. И даже, без каких-либо дополнительных усилий силы воли людей.
        Наконец-то экипаж мог отдохнуть от напряжённых будней передвижения, с помощью - периодического, принудительного, но необходимого - включения сознания в этот процесс.
        Спать на удивление не хотелось. Видимо жизненная энергия, заключённая внутри Челнока именуемого «Галлеем», незримым способом поступала с помощью биошлемов в тела космонавтов и таким образом подпитывала устававший мозг людей. И команда, для основной части которой новоявленное пространство было в диковинку, с интересом рассматривала надвигающуюся фиолетовую космическую даль…
        Панорама звёздного пространства то и дело менялась на своем загадочном пути. Она заметно приближала удалённые звёзды, с очередным преодолением иллюзорного отверстия Временных дыр, невесть как пробиваемых Потоком жизненной энергии в естественном световом течении мира Вселенной…
        Согласно заложенной учёными программе на «Финисте» - скорость продвижения была значительно медленнее, чем в прошлый раз, на «Гамбургере». И прошло ещё несколько земных суток, прежде чем «Галлей» вплотную приблизился к намеченным координатам.
        Челночно-дисковая спарка в очередной раз вынырнула из Временного отверстия. И неискушенному взору экипажа открылась долгожданная картина.
        На фоне фосфорирующей дали виднелась близкая Звезда, мерцающая белёсым галлогеновым светом.
        Русло потока, огибая стороной её окружающее пространство, скрывалось за её контурами и ухолило дальше вглубь пространства Вселенной…
        Здешняя планетарная система была значительно меньше Солнечной. И состояла всего из трёх планет.
        Две были приблизительно равны по размерам и диаметрам - Земле. Они вращались вокруг новоявленной Звезды, на расстоянии - предполагающем возможность развития жизни на этих планетах.
        Третья же - была безнадёжно далеко удалена от центра распространения живительных лучей света. И по своим малым габаритам напоминала - скорее спутник, чем равноценную планету, на фоне двух других.
        Майкл нарушил молчание своих сотоварищей, воцарившееся от созерцания возникшего иного мира, и проинформировал:
        - Вот и прибыли… - Соориентировавшись в пространстве, он продолжил, посвятив других в известные пока только ему названия: - На Немезиде называют эту звезду
«Алентина». Первая планета известна, как «Ивса»; другая «Тальпира»; и последняя, малая, «Иктория». Ну а в целом, как известно, мы всё это окрестили «созвездием Надежды». - Он подмигнул, при этом Дмитрию. И бодрым возгласом сопроводил манипуляцию штурвала: - Вперёд, в созвездие Надежды!
        Глава 33. Планетарные системы

«Галлей» вырвался из Потока жизненной энергии, и устремился в межпланетное пространство.
        Дмитрий заметил, что защитная сфера планетной системы Алентины - намного слабее, аналогичной Солнечной. Он неприминул поделиться своим наблюдением с Майклом.
        На что Командир высказал предположение:
        - Наверно изначальный взрыв здесь был не такой силы, как у нашей… - Но с минуту подумав, добавил ещё одно, личное соображение: - Может Жизненная энергия играет не последнюю роль в формировании защитного слоя спрессованной материи. Если так, то здесь возможны две причины. Или слабая энергетика у зародившейся формы жизни. Или это просто неактуально здесь. В этом районе космоса, астероиды очень редкое явление. Первое предположение можно проверить, надо только отыскать жизнь на планетах. А второе, просто очевидно. - Он повёл глазами вокруг.
        В отличие от каменистых нагромождений вокруг Солнечной Системы, Созвездие Надежды было в наиболее выигрышном положении. Окружающее космическое пространство Галактики было чисто от пыли, и свободно от блуждающих метеоритных образований.

«Галлей», пилотируемый экипажем с «Финиста», всё ближе приближался к третьей планете созвездия.
        Иктория была ближе других на пути исследователей. И хотя жизнь на ней теоретически не представлялась возможной из-за удалённости от Звезды - не мешало всё же обследовать и её, по пути к основным планетам.
        По мере сближения всё более вырисовывались - её безатмосферные контуры.
        Иктория по размерам напоминала спутницу Земли - Луну. Издали было заметно, что её пустынная гладкая поверхность - кое-где изрезанна глубокими трещинами тектонических разломов, на дне которых розовела раскалённая магма. Несмотря на свои - сравнительно небольшие размеры, она всё же обладала невысокой силой притяжения, обуславливая своё индивидуальное место среди тройки других планет в Созвездии.
        Пролетев на почтительном расстоянии от поверхности, астронавты мимолётно замерили разнообразные её параметры. И спарка «Галлей»-«Финист» понеслась дальше - вглубь созвездия, на сближение с остальными, более крупными по величине планетами…
        Прошло немало времени, прежде чем они достигли Тальпиры. Второй по счету планеты, от пылающей галогеновым светом, звезды Алентины.
        Зависнув невдалеке от Тальпиры, экипаж измерил основные её параметры. И отдельная команда занялась подготовкой к десантированию.
        Решено было - спуститься поближе к поверхности, и облететь её по кругу с помощью спасательной вертушки «Финиста».
        Из пятёрки желающих это сделать, жребий пал в пользу Джеймса и Дика. И они отчалили от основного гигантского Челнока и прилипшего к нему Диска - на малоразмерной Юле, удаляясь в нужном направлении.
        Остальным пришлось наблюдать за панорамой приближающейся поверхности на экране телесвязи, передаваемой с отправленного на разведку аппарата.
        Коричневатая издали, Тальпира по своей массе была близка, к знакомому космонавтам и обжитому в своём мире, Марсу. И своей поверхностью, по мере приближения, отдалённо напоминала марсианский первозданный вид. На экране всё более отчётливо проступали контуры кратеров, чередующихся с обширными пустынными плато.
        Надежда увидеть следы воды и растительности - не оправдались. И совсем пропали, когда разведывательный аппарат снизился до десятикилометровой отметки от поверхности; и по косой полетел к горизонту, открывая взору всё такой же безжизненно-унылый пейзаж.
        Покрытые светлым песком, равнины сменялись плоскогорьями, с нагромождениями камней; и постепенно переходили в темные скалистые горные массивы, монотонно и однообразно чередуя картины вида.
        Джеймс с Диком облетели несколько раз планету вдоль и поперёк, тщетно пытаясь отыскать хоть какие-нибудь намёки на признаки жизни. Попутно они исследовали воздушное пространство у поверхности, и прозондировали грунт различными спектральными лучами на предмет его состава.
        Приборы зафиксировали факт, что жизни здесь нет никакой. И напарники повернули на исходную базу.
        Джеймс вернулся явно раздосадованный, неудачной попыткой отыскать на Тальпире жизнь. И посокрушался, разводя руками:
        - Надо же, сплошная радиация. Всё вокруг так и фонит от неё!
        В подтверждение его голословным словам - анализ результатов спектрального исследования показал, что грунт на Тальпире повсеместно напичкан радиоактивными составляющими.
        Возможность зарождения жизни здесь была проблематичной. И оставалось только надеяться, что на Ивсе всё окажется иначе. Она была первой - по порядковому расположению от местной Звезды. И последней из исследуемых вариантов…
        Астронавты продвинулись ещё немного вглубь созвездия. И застопорили «Галлей» в стационарное положение, примерно в равной удалённости от близлежащих орбит основных соизмеримых планет, равноценных по своей массе.
        На этот раз команда решила провести разведку всем экипажем, на «Финисте». А чтобы как-то контролировать оставленный без надзора «Галлей» от несанкционированного запуска с якоря - на корпусе бывшей Кометы была закреплена одна автономная спасательная Юла исследовательского Диска. Её запрограммировали - в автоматическом режиме поддерживать заданные координаты местонахождения «Галлея». На случай непредвиденных поползновений гигантского Челнока, она должна была обеспечить надёжную связь, и с помощью дистанционного управления, скорректировать его возможное движение.
        Когда последние приготовления были закончены, «Финист» плавно отчалил в направлении Ивсы.
        Издали планета напоминала предыдущую. Но по мере приближения на ней обнаружилось - что-то подобное атмосферы, напоминающей цветовой палитрой родную Земную. Отличие состояло в том, что она занимала лишь небольшой участок южного полушария Ивсы и шапкой накрывала возвышающуюся окрестность в этом месте. Остальная же поверхность планеты оставалась неприкрытой под прямыми космическими лучами.

«Финист» зашёл над планетой в районе местного Севера. Он снижался по широкой спирали, всё заметнее сужая её амплитуду. Приблизившись, вплотную по полётным меркам, к поверхности - он полетел горизонтально ей, выравнивая свой курс по намеченному пути.
        Внизу замелькал каменистый ландшафт местности, испещрённый впадинами расщелин и пещер. Он перемежался частыми вставками льда, смёрзшегося в огромные пирамидальные кристаллы. Они торчали повсюду над грунтом, и блестели белёсыми островками среди коричневого песка.
        Унылый пейзаж отдаленно напоминал - знакомый лунный; как - по силе притяжения над поверхностью; так и - по составу, увы, безкислородного воздуха. По крайней мере, здесь - на местном Севере новоявленной планеты, где царила непроглядная мгла, похоже, постоянной ночи. Она лишь чуть-чуть освящалась фосфорирущим светом сиреневых лучей, завернутых электромагнитными волнами.
        Скорей всего на Ивсе не было меняющихся времен года, и даже смены суток, как на Земле; из-за её спокойного положения относительно своей оси. Она двигалась по своей орбите, не меняя стабильной направленности своих полюсов, условно обозначенных астронавтами. И строго ориентировала Южную сторону по направлению к местному солнцу - Звезде Алентине.
        Там, на освещённом и согретом светом Юге - был день.
        По предварительному обзору из близлежащего космоса, ещё на подлёте, издали, астронавты заметили там ограниченное поле атмосферы. А это вселяло уверенность в любопытные сердца людей - отыскать здесь себе подобных. И команда «Финиста», пренебрегая постепенным обследованием всей площади планеты - прямым курсом устремила свой Диск именно туда, горя нетерпением обнаружить жизнь.
        По мере приближения к границе южного полушария небосвод становился всё более светлее. И из-за отрогов гор, венчающих обширную возвышенность, блеснули первые лучи света. Пока ещё - вкось падая на грунт, они оставляли длинные следы теней от неровностей поверхности, слабо освещая всё такой же пейзаж. Без атмосферы, без растительности и с кристаллическими нагромождениями льда.
        Достигнув возвышенности, «Финист» перелетел через горный хребет на её краю, и понесся над более-менее ровным плато. Своей продолжительностью оно напоминало Материк, среди безводных пустот, окружающих его.
        Глава 34. Энерговампиры
        Свет Алентины, навстречу которому мчался исследовательский Диск, становился всё более ослепительным; и экипажу пришлось затенить купол кабины в этом направлении. Зато на поверхности Ивсы всё более отчетливо можно было наблюдать мелкие детали её составляющих.
        Внизу то и дело стали заметны вогнутые ороговевшие раковины правильной округлой формы; напоминающие издали - чаши параболических антенн.
        Командир направил камеру видеомонитора на одно из таких скоплений.
        Джеймс включил увеличение, и увидев картинку, удивлённо воскликнул:
        - Да они двигаются! Надо бы их рассмотреть поближе…
        Младший пилот, управляя штурвалом, немного замедлил скорость; и снизил Диск до разумных высот.
        Вглядываясь сквозь прозрачные отсеки пола кабины в приближающиеся контуры, команда в дружном порыве увлеклась наблюдением за страшноватыми монстрами. Теперь их можно было рассмотреть достаточно подробно.
        Они представляли собой - подобие огромных крабов; и передвигались на длинных паучьих ногах, торчащих из-под вогнутых чашевидных панцирей округлой формы и различного диаметра. У некоторых из них, наиболее взрослых особей, эта ракушка достигала диаметра двух метром и даже более. Но явное большинство носило на себе околометровые размеры.
        Вогнутые чаши, венчающие неизвестный организм, напоминали параболические антенны, и отсвечивали на свету платиновым блеском, своей, словно отполированной, поверхностью.
        На всё желание Землян отыскать побыстрее живой инопланетный народ, вид у этих существ был, мягко говоря, отвратительный; и привнёс с собой смешанное чувство - разочарования, брезгливости и опасения. В глубине души людей подспудно нарастала тревога, от неизвестности противной природы чужеродных тварей.
        Не переставая следить за обнаруженными чашками, Джеймс обескуражено произнёс:
        - Тараканы, какие то… К тому же, живут здесь, без кислорода. Неужели кроме этой мерзости на планете больше никого нет. - Немного поразмыслив, он добавил: - Наверно они здесь существуют, как животные. Или насекомые. Может пужанем их для острастки каким-нибудь мелким снарядом, посмотрим реакцию? - Он вопрошающе посмотрел на Майкла, лицезревши только в нём авторитет соперничества непререкаемого решения.
        Не отводя взгляда от наблюдения за группой монстров, Командир заметил:
        - Похоже, что эти твои «насекомые» что-то соображают. - Кивком показал он на них.
        До сих пор, неторопливо и хаотично передвигающиеся, «тараканы» - заметно оживились. Они вдруг торопливо забегали на своих длинных тонких ногах, быстро перебирая их множеством. И уже вскоре собрались в стройную кучу. Причем, крупнейшие из плоских ракушек - расположились в центре, предоставляя право группироваться более мелким - последовательно, по правильной окружности вокруг, согласно какой-то своей иерархии.
        Всё это было проделано так быстро и без лишней суеты, что с доводами Майкла нельзя было не согласиться.
        Выстроившиеся чаши панцирей, словно спутниковые антенны - чуть склонились и как по команде уставились в сторону приблизившегося «Финиста».
        Дмитрий поделился очевидной мыслью с товарищами:
        - Нас встречают.
        Дик с иронией продолжил:
        - …И выстроились в почётный караул!
        Майкл, не замечая шутливого тона коллег, со всей серьёзностью неторопливо произнёс:
        - Что-то сомневаюсь я в радушии этой встречи.
        На донцах монстровых чаш, направленных на звездолёт и блестевших ещё минуту назад тёмным металлическим отливом - стали заметны светлые блики. На глазах увеличиваясь, они голубоватым газообразным облаком заполняли панцири каждого из индивидуумов, выстроившихся внизу.
        В глубине сознания людей постепенно закрадывалась мысль, что творят они что-то недоброе. Только - что именно, оставалось пока загадкой.
        Словно в ответ, тишину размышлений нарушил голос Сергея, неустанно сидевшего за штурвалом:
        - Теряем энергию. Защитное облако корабля улетучивается!
        Командир уже ожидал этих слов, и отреагировал возгласом:
        - Энерговампиры! Поднимись повыше.
        Младший пилот незамедлительно выполнил приказ. Он завис пилотируемой техникой на порядок повыше от поглотителей энергии. И, выдержав паузу, проинформировал:
        - Процесс уменьшился, но не остановился. Надо уходить отсюда.
        - Не суетись. Надо понаблюдать за ними хоть немного, чтобы узнать, с кем или с чем имеем контакт. - Резонно заметил Майкл. С минуту поразмыслив, он промолвил: - Не хотелось благое дело начинать с военных действий, но придется прощупать этих монстров на прочность. Сделаем это различным, имеющимся на борту, оружием.
        Экипаж быстро рассредоточился и занял места согласно боевому предписанию.
        Джеймс прошёлся для острастки слабым лучом лазерного излучателя помимо цели.
        Полоса грунтовой поверхности устрашающе задымилась вблизи одной из групп. Но не внесла какой-либо сумятицы в стройные ряды подопытного неприятеля.
        И наводчик обескуражено остановил смертоносный луч, подведя его вплотную к панцирю крайнего монстра. Он замешкался на секунды, пред тем как взять грех на душу, и рассеяно переглянулся с товарищами по оружию, ища моральной поддержки для первого страшного шага.
        Но один из вампиров сам вдруг опередил события, предрешая выбор сомнений человека. Сдвинувшись с места, он без замешательства подставил свой корпус под луч испепеляющего оружия. …И нисколько не пострадал! А даже наоборот - испытал какое-то своё непостижимое наслаждение от лазерной энергии, поглощаемой с помощью чашевидного панциря.
        Джеймс поспешно отвёл лазер в сторону.
        Но «самоубийца» настырно вновь полез под палящий луч, показывая всю абсурдность своего поведения.
        По всей видимости, смертоносный луч был лакомым куском для, ползающего внизу, организма.
        И Дмитрий выдвинул очевидную гипотезу:
        - Наверно эти монстры питаются всеми видами энергии, при помощи своих панцирей-антенн; и оружие здесь бесполезно.
        Дик, с точки зрения медика, заметил:
        - Если так, то они могут быть опасны и для человека.
        - Если современные энергетические виды оружия бесполезны, то надо испытать на прочность панцири Вампов «дедовским методом»! - Постановил Майкл.
        Устаревшее оружие всё ещё вставляли в исследовательские аппараты предусмотрительные инженеры-конструкторы.
        Джеймс пересел на кресло перед кинематическим пулемётом. И полный решимости, откинул кожух почти забытого орудия, заряженного крупнокалиберными пулями. Передёрнув затвор, он навёл прицел на одно из скопищ выстроившихся панцирей, и выпалил заряд длинной очередью трассирующих снарядов.
        Веер светящихся пуль обрушился на одну из крупных чашек, расположившихся центре. … о не привёл однако к каким-либо трагичным для неё последствиям. Пули, как горох об стенку, срикошетили от незыблемого препятствия; и разлетелись в хаотичном направлении по сторонам, обозначив свою дальнейшую светлую траекторию. Несмотря на свою весомую ударную силу, они лишь на время чуть раскачали прочный щит организма, спрятавшегося под своей многоцелевой раковиной.
        Джеймс увидел бесполезные плоды своего ратного труда. И ещё больше разозлился, процедив сквозь зубы:
        - Прочные однако. Тогда попробуй бронебойный калибр.
        Он перезарядил орудие на кумулятивные бронебойные снаряды, и сразу же, не мешкая выстрелил.
        Все замерли в ожидании воздействия более эффективного заряда. Но всё, что произошло потом - превзошло все домыслы наблюдателей за происходящим.
        Крупный Вамп уже испытал на себе, видимо - всё же неприятное ощущение от предшествующей очереди пуль. Он уловил невидимыми глазами направляющуюся в его сторону «новую порцию» и мгновенно сориентировался под её воздействием. Наклонив свою обширную плошку панциря, он уловил опасный предмет её краем, и нехитрыми движениями округлой чаши - закрутил снаряд по касательной. …И каким-то образом, вероятно не без помощи накопленной энергетики - послал «непрошеный груз» прицельно в обратном направлении.
        Сергей, напряжённо наблюдая за происходящим, выдохнул:
        - Вот гад! - И успел рвануть штурвал на себя, подсознательно, задней мыслью - реагируя на опасность.
        Звездолёт, подчиняясь команде пилота, мгновенно пошёл на попятную; и пропустил впереди себя, мимо изрядно поредевшего и ослабевшего Защитного облака - вернувшийся «подарочек».
        Джеймс одобрительно взглянул на рулевого, и запоздало прокомментировал:
        - Эти твари ещё и отстреливаются.
        - И довольно неплохо надо сказать. - Согласился Майкл, дополняя: - Во всяком случае реакция у них хорошая.
        Дик тоже высказался:
        - Чего вероятно нельзя сказать об их вампирской сущности.
        Младший пилот заторопил старший командный состав, обращаясь на этот раз к Джеймсу; и аргументируя свои доводы показаниями приборов:
        - Шеф, надо сваливать отсюда, Защитное облако на исходе. Так можно растранжирить всю энергию. А пополнять её, сами знаете, не минутное дело.
        Командир и Шеф, разочарованные безуспешными попытками наказать Вампов за
«позаимствованную» энергию - молча кивнули ему в ответ.
        И пилот запустил корабль вновь по направлению на Юг, постепенно набирая высоту.
        Глава 35. Отголоски прошлого
        Джеймс проследил, как удаляются далеко позади чашки Вампов, и высказался оптимистически:
        - Может, там на Юге, под атмосферой найдём ещё кого-нибудь.
        Майкл, с надеждой в голосе, отозвался:
        - Это было бы неплохо. С этими тварями контакта не вышло; да и вряд ли получится в будущем, учитывая их амплуа. Тем более, успели уже поконфликтовать. А связь у них между собой по всей видимости имеется.
        Его доводы не были беспочвенными. На изображении экрана, приближающего картинку поверхности Ивсы - по пути следования «Финиста» всё чаще стали появляться отдельные группы Вампов, выстроившихся в боевой порядок по окружности. Это могло означать, что они получили информацию от своих сородичей, ранее виденных астронавтами; и приготовились к встрече.
        Учитывая порядочное расстояние и скорость распространения их сплетенного радио, можно было лишь догадываться - каким образом они общаются между собой. Но то, что это было быстро и эффективно - ни у кого не возникло сомнений, и воспринялось с опаской. Тем более, что встреча с ними - не предвещала ничего хорошего для энергии корабля. А, учитывая первый контакт - аппетит у энерговампиров был отменным.
        В подтверждение этих выводов - приборы звездолёта время от времени показывали холостую потерю энергии, несмотря на приличное расстояние от поверхности. И это не на шутку взволновало экипаж.
        До кризисной ситуации было пока далеко. Но учитывая приблизительное расстояние до Юга, где команда интуитивно надеялась на какую-то возможность передышки от этой напасти - процесс потери энергии «Финиста» мог перерасти в угрожающие размеры.
        Меж тем группы Вампов появлялись всё чаше.
        И, наконец, они заполонили всю окрестность вокруг, простирающуюся в широкой долине. Посреди неё возвышался высокий холм с кратерообразной вершиной, испещрённым щелями пещер.
        Дмитрий, в обязанности которого входил контроль за приборами обзора, рискнул предложить:
        - Наверное, здесь Столица… - Он оборвал свою недосказанную догадку, заметив, как на радаре пеленга на короткое время появились знакомые опознавательные сигналы, идущие от высившегося холма. До конца не веря своим глазам, он всё же счёл необходимым сообщить об этом командиру: - Майкл, мне кажется я засёк позывные
«Гамбургера»!
        Командир насторожился от услышанного. Но, сомневаясь в достоверности происшедшего, иронично промолвил, по-дружески подтрунивая над товарищем:
        - Когда кажется, молиться надо! Может, ты переутомился? Так отдохни…
        Дмитрий перемотал назад запись показаний пеленга и дал просмотреть Командиру данные минутной давности.
        Майкл приподнял от удивления брови, и уже всерьёз заключил: - Ты прав, сигнал есть. …Не может быть!? Ведь «Гамбургер» сейчас на Марсе.
        Дмитрий поправил его:
        - За исключением одного спасательного аппарата. Правда, тот сгинул в Чёрной дыре, ещё до появления этого созвездия.
        Майкл задумчиво отозвался:
        - Может этот сигнал, затерявшееся эхо отголоска прошлого! Тем более, такой короткий промежуток появления его на приборе. Откуда он шёл? Надо бы просканировать этот участок.
        Дмитрий показал на возвышающуюся гору и засомневался:
        - Не получится, кругом сплошные помехи. Видимо эти существа каким-то образом способствуют этому.
        Майкл согласился:
        - Немудрено, их здесь так много. Наверно у них здесь Столичный город.
        Дик дополнил:
        - …Состоящий из радиоактивных компонентов. Приборы фиксируют радиационное излучение.
        И Командир скомандовал:
        - Надо обследовать это место, хотя бы визуально. - Он посмотрел с вопросом в глазах на Младшего пилота.
        Сергей скептически высказался:
        - Рискуем, Защитное облако почти на нуле. А этих тварей там, не меряно.
        Но всё же развернул Диск в сторону проплывающей мимо возвышенности, формой напоминающей - потухший вулкан.
        Шеф одобрил распоряжение Командира:
        - У нас есть в запасе спасательная Юла. В случае чего, воспользуемся её энергией.
        Сергей, знающий технику «от и до», незло огрызнулся, опровергая обобщённые доводы:
        - Только на неё и надежда… А если Вампы устроят нам какой-нибудь фейерверк, и основной звездолёт выйдет из строя. Сомневаюсь я, что в этом случае мы дотянем до Юга за счёт спасательной Юлы. Придётся тогда бросать нашу основную «Тарелку» на произвол судьбы… Или чинить её на виду у этих вампиров. - Он помолчал и, успокоив своё раздражение, уже миролюбиво и негромко закончил монолог знатока своего дела: - Будем надеяться, что пронесёт…
        Но его опасениям суждено было сбыться…
        Глава 36. Нападение
        Как только корабль приблизился к горе, и взорам астронавтов открылась часть просвета зева кратера, из-за его края - ослепительно сверкнул тонкий луч!
        Звездолёт «Финист» сильно тряхнуло от прямого попадания в центральную нижнюю часть кабины, незащищённую отсутствующей первой спасательной Юлой. И пробило изрядно поредевший Защитный экран.
        В кабине противно запищал зуммер внешнего повреждения.
        Сергей резко свернул корабль в сторону, и выругался трёхэтажным русским матом в адрес зарвавшегося Начальства.

«Финист» всё же послушно подчинялся штурвалу. И Шеф с Командиром, чувствуя себя среди команды - главными зачинщиками инцидента, наперебой попытались успокоить Младшего пилота:
        - Да не кипятись ты…
        - Ничего страшного, вроде бы всё цело.
        Дик, следивший за параметрами приборов функциональной работы механизмов, проанализировал их показания и развенчал пессимизмом последнее высказывание:
        - Пробита система очистки воды. Теряем её запас!
        Дмитрий даже не успел испугаться от внезапной атаки снизу. И втихую посмеялся, наблюдая, как Младший пилот пользовался случаем, чтобы пожурить пристыженное начальство.
        Сергей, капризничая, где-то даже по-детски, ворчал на «стариков»:
        - Заварили кашу, а мне расхлёбывать! «Не кипятись», чинить то мне!
        Но долго это продолжаться не могло. И Серёга, вдоволь поиздевавшись таким образом над старшими по званию, сквозь улыбку важно постановил:
        - Садиться надо, или бросать основной корабль. - Выдержав паузу для «тугоумов», он уже на полном серьёзе объяснил: - Вода резко уходит. А она играет не последнюю роль в системе охлаждения плазменного реактора. Сейчас ещё можно починить повреждение. На «потом» отложить не удастся, будет поздно. Да и в спасательной Юле расчётных мест, только для троих. Можно конечно потесниться… Но зачем, если есть возможность всё исправить. Заодно и энергию восстановим. Вот только где приземлиться? Повсюду, куда ни глянь, всюду эти монстры. Интересно, из чего они долбанули по нам?
        Джеймс, будучи экспертом по этим вопросам, уверенно заявил:
        - Похоже на короткий, но мощный импульс лазера. Аналогичный, имеющемуся у нас. … еужели у них есть такие технологии?
        Майкл с оптимизмом заключил:
        - Разберёмся потом. Сейчас главное, найти «свободную» посадочную площадку.
        Дик обратил внимание коллег на панораму внизу:
        - Этим тварям что-то не нравится.
        На поверхности происходили занятные вещи. Вампы, ранее выстроившиеся на пути
«Финиста» - теперь в панике разбегались от направления следования звездолёта.
        Дмитрия осенила мысль, и он поспешил поделиться своими соображениями со всеми:
        - Они боятся воды!
        Вода проливалась из повреждённой системы корабля на узкую полоску поверхности редким мелким дождичком. Казалось абсурдом, что она могла напугать, доселе неуязвимых монстров. Но факт оказался очевидным аргументом.
        Это случайное открытие вселило уверенность в сердца людей. И в какой-то мере разъясняло вопрос, как можно бороться с этими своеобразными существами в случае столкновения «лицом к лицу».
        Джеймс всё же пессимистически заметил:
        - Это хорошо, но сейчас неактуально. Вода-то «на нуле». - И обратившись к рулевому, он распорядился, объясняя попутно свои соображения: - Сворачивай налево. Так ближе всего до обрыва этого Материка. А там низина, и в ней лёд. Похоже на замёрзший океан. Может, Вампы туда не сунутся.
        Младший пилот поспешил исполнить приказ Шефа. И Диск, чуть накренившись в глубоком вираже, помчался к отрогам скалистого плоскогорья.
        Глава 37. Вынужденная посадка
        Холмы плоскогорья небольшими ступенями постепенно снижались к пространству низины, утыканной кристаллическими нагромождениями льда. И насколько хватало взора, замёрзшая равнина - уходила в горизонт.
        Вода была уже на исходе, точнее - на критической отметке для нормальной работы плазменного реактора. Но «Финист» уже достиг края берега этого смёрзшегося океана.
        Сергей облюбовал плоский кристалл льда метров пятидесяти в поперечнике, ровной платформой торчавший среди камней. И аккуратно посадил потрёпанный тридцатиметровый Диск на выбранную площадку.
        Приборы показывали различные замеры окружающей среды. Согласно их информации - за бортом было -300 градусов по Цельсию. Опасная радиация на данной местности отсутствовала. Как впрочем - и какой-либо намёк на присутствие кислорода в воздухе, что предусматривало открытый выход - только в скафандрах. Сила притяжения у поверхности была на порядок ниже, чем на Земле. Это предвещало небольшие затруднения в адаптации привычных телодвижений. Но вместе с тем - и вызывало некую ребяческую радость в сердцах космонавтов от предвкушения порезвиться в свободном полёте почти невесомого тела.
        Ну, прежде всего - было дело. И Сергей безотлагательно стал готовиться к ремонту поврежденной системы циркуляции воды.
        Но пресную воду нужно было ещё отыскать. Растапливать лёд и очищать впоследствии жидкость от обильно присутствующей здесь - соли было трудоёмким занятием. Поэтому было решено - отправить единственную спасательную Юлу, с двумя членами команды на борту - на тёплый Юг. Где, по сложившемуся общему мнению - под ограниченной шапкой атмосферы могла находиться вода, в текучем своём физическом состоянии.
        Жребий пал на кандидатуры Майкла и Дика.
        Первому выпала такая честь - из-за общего его богатого опыта.
        Второму - по причине лучшей ориентации в области биологии. Чтобы обезопасить найденную воду - от вредных примесей, и - возможной, какой-нибудь неизвестной, заразы.
        Они без лишней суеты оделись в скафандры. И поднявшись на лифте в меньший по размерам аппарат, плавно отчалили в направлении - сравнительно уже недалёкого Юга…
        Прошло более часа, как улетела Юла.
        Сергей копошился внизу, под кабиной. Он разъединил повреждённые патрубки, и по новой схеме стыковал - множество уцелевших. Предложенную со стороны товарищей помощь, он напрочь отверг, мотивируя свой отказ доводами, что любит работать индивидуально, и что они ему будут только мешать.
        Джеймс загрузил партию цилиндрических контейнеров с компактными таблетками топлива - в предварительный приёмный отсек, временно остановленного, плазменного реактора. И видя, как Дмитрий слоняется без дела взад-вперёд по кабине, предложил ему:
        - Пойди, прогуляйся, заодно возьмёшь пробы грунта. А я тут подежурю. Вампов вроде бы вокруг не видно, но чем чёрт не шутит, надо понаблюдать.
        Дмитрий быстро оделся в лёгкий, но тёплый скафандр. И, напялив на голову свой герметичный биошлем, направился к лифту.
        Джеймс предусмотрительно окликнул его:
        - Постой… - Он открыл створки одного из шкафов, в проёме которого виднелся набор оружия и взял сначала компактное, лучевое. С сомнением взвесив его на руках, он поставил его обратно, и достал устаревший, более громоздкий, огнестрельно-кинематический автомат. И проговорив себе под нос: - Этот, пожалуй, здесь понадёжней будет. - Бросил его Дмитрию, со словами: - Нака-вот возьми, может пригодиться. Мало ли какие твари здесь ещё имеются… Пользоваться-то хоть умеешь?
        Дмитрий ловко поймал ствол, и туманно ответил:
        - Чисто теоретически.
        Джеймс, уточняя, поинтересовался:
        - Это как?
        - По мишеням.
        - Ну-ну… И хорошо бы, чтобы не понадобился в реальности. - Услышал Дмитрий, уже закрывая дверь лифта.
        Спустившись вниз, он осведомился у работающего Сергея дежурной фразой:
        - Как дела?
        Младший пилот кратко отозвался сквозь круглоголовый гермошлем:
        - Уже заканчиваю…
        Ощутив легкость своего тела, Дмитрий поспешил испытать её в невесомости, и спрыгнул с возвышающейся ледовой площадки на прибрежную сушу. Мягко приземлившись, он зачерпнул песчаную почву в один из коробков небольшого контейнера. И снова оттолкнувшись от поверхности - гигантскими прыжками понёсся в сторону замёршего океана.
        Глыбы льда встречались всё чаще. И взрослый человек, ощутивший детскую радость полёта, скакал по ним словно кенгуру, перелетая с одной на другую.
        Почва сменилась - сплошными островами ледяного нагромождения, вперемежку с мелкими торчащими кристаллами смёрзшейся воды. И, на сколько хватало взгляда, она белой пустыней уходила вдаль; увлекая человека всё дальше от звездолёта, видневшегося далеко позади…
        Глава 38. Атака монстров
        Вдоволь набегавшись, Дмитрий остановился. И невольно залюбовался кристаллическим пейзажем, искрившимся причудливыми узорами, напоминавшими родную Земную зимнюю вотчину.
        Вдруг где-то позади раскатисто затарахтела очередь выстрелов.
        Мгновенно очнувшись от нахлынувших раздумий, Дмитрий спонтанно обернулся на звук. Только сейчас он осознал, что забрёл уже довольно далеко. Звездолёта не было видно в поле зрения. Но хлопки разрывов, несомненно - слышны были оттуда, обозначив его местонахождение.
        Сорвавшись с места, Дмитрий стремительно побежал обратно. Он обнаружил по пути, что до сих пор не включил кнопку радиосвязи с кораблём; и запоздало нажал её, на ходу выкрикнув в эфир:
        - Шеф, что случилось?
        Сквозь треск помех и стук автоматной очереди, сразу же послышался голос Джеймса:
        - Ты где пропал? Вампы обложили со всех сторон! Откуда они взялись, проклятые? Серёга там, внизу отбивается…
        Отборный русско-иностранный мат заглушила трескотня помех.
        Дмитрий уже не пытался возобновить диалог. Видневшийся вдали звездолёт, приближался с каждым прыжком, а причину опасности Шеф обрисовал, хоть и кратко, но довольно точно. И по мере сближения, панорама боя подтверждала его устные матерные зарисовки.
        Со стороны скалистых отрогов берега, быстро наступали многочисленные когорты Вампов. Они спускались мелкими группами по пологим местам, словно тараканы, перебирая множеством своих длинных паучьих ног. И несколько монстров - уже подошли в плотную к высокой ледяной площадке, на которой возвышался «Финист».
        Вопреки сложившемуся ранее представлению, Вампы без опаски хватались - за отвесные стены льда своими мерзкими ногами с присосками. И они штурмом настырно пытались взять ледовую возвышенность.
        Этому довольно успешно мешал Сергей. Бесстрашно стоя на краю ледового помоста, он сбрасывал на обнаглевших тварей - крупные куски отколовшихся ледяных кристаллов. Благо, что их было довольно много по краю периметра округлой крепости.
        И это - производило эффективное воздействие. Что было безопасно - для многочисленных конечностей этих организмов, было неприемлемо - для вогнутой поверхности их панцирей.
        Они в панике отступали, когда ледяной кирпич попадал в углубление их обширных чашек. И в страхе ретировались с поля боя, стараясь на ходу сбросить злополучный груз.
        Некоторые из них при этом ненадолго переворачивались вверх ногами. И Джеймс-пулемётчик, из кабины звездолёта - расстреливал их из огнестрельного оружия.
        Но это было малоэффективно. Вампы поджимали перебитые конечности, и прятали, как черепахи, незащищённые места - под непробиваемый панцирь, во внутрь утолщённого посередине нароста. И как только свист снарядов и пуль перемещался, они - вновь переворачивались с помощью своих ног-присосок, и убегали прочь за линию берега - залечивать свои раны.
        Дмитрий уже приблизился на прицельную дальность. На бегу передернув затвор, он с высоты прыжка выстрелил очередью - аккурат в яблочко панцирной плошки-мишени ближайшего монстра, взбирающегося по отвесной стене ледовой площадки…
        И это было опрометчивым решением - в условиях, приближенных к невесомым.
        От отдачи в плечо, Стрелка развернуло в полете и по инерции бросило наземь.
        Но именно эти условия - спасли тело от своих же пуль.
        Он услышал над головой посвист своих-же смертоносных снарядов, завернутых и вернувшихся бумерангом в место отправки… И щёлкающихся о камни, на излёте, где-то позади.
        Удар об торчавший ледяной кристалл, был болезненно ощутим. И от резко нарастающей боли - он потерял сознание…
        Он не долго пролежал в отключке.
        Очнувшись, Дмитрий вновь услышал звуки продолжающегося боя. Шея до сих пор порядком ныла. Но это было ничто, по сравнению - с возможной опасностью исхода битвы, учитывая численный перевес и слабую уязвимость наседавшего непредсказуемого противника.
        Пересилив боль, он дотянулся до автомата, неприкаянно валявшегося в сторонке. И вновь изготовился к стрельбе. На этот раз - лежа и предусмотрительно уперевшись ногами в стационарно закрепленную глыбу льда.
        Вампы уже подбирались к верхнему краю площадки. И Младший пилот носился с одной стороны в другую, всё затруднительнее отражая их очередную атаку.
        Наученный неудачным опытом предыдущей стрельбы, Дмитрий прицелился - поверх карабкающихся монстров. И нажал на курок.
        Длинная очередь пуль веером ударила в верхний край посадочной площадки, откалывая многочисленные крошки льда. И брызги разящих кристаллов градом обрушились на панцири подбирающихся Вампов. На чёрной поверхности их блестящих плошек панцирей мгновенно появились ржавые пятна, вздувающиеся и кипящие - лопающимися пузырями.
        Группа поражённых тварей вмиг сорвалась с высоты и заковыляла прочь. Но на их место, спустя секунды - полезли другие, показывая свою настырную сущность.
        Сергей понял откуда пришла подмога. В пылу сражения, среди камней, он пока не видел товарища по оружию, но наугад помахал ему рукой. И переместился к другому краю обороны, отдавая этот сектор обстрела на его попечение.
        Дмитрий успешно расстрелял очередную атаку, и перезаряжая последний рожок с боеприпасами, с досадой посетовал на скудность захваченного боезапаса. Он поразил ещё одну группу Вампов, подступающих к кромке ледовой крепости, прежде чем затвор остановил своё поступательное движение.
        Но две особи противника уцелели на ледяном склоне, и продолжали подбираться к безнадзорному краю площадки, оставшемуся без обороны.
        Джеймса нельзя было предупредить - эти твари каким то образом глушили радиочастоты вокруг корабля. И Шеф, из крупнокалиберного орудия, продолжал обстреливать лёд на склоне берега, не давая расслабиться пополнению противника, ползущего на подмогу приступа обороны. Да и угол обстрела с корпуса звездолёта, стоявшего посередине площадки - не позволял достать, карабкающихся наверх, монстров.
        Дмитрию оставалось одно - перебраться к Сергею и вместе с ним оборонять ледовую возвышенность первобытным способом. С этой мыслью он встал, чтобы оттолкнуться в далекоидущем прыжке… Но сразу вдруг ощутил тяжесть в ногах и нарастающую слабость по всему организму. Почувствовав нутром на себе чей-то неприятный взгляд, Землянин неосознанно обернулся.
        В десятке метров от него, над плоским валуном - торчала чашка панциря чужеродного Вампа. Из под этой плошки на него смотрели чужие злобные глаза. Изрядной величины, плоские и мутные - они отливали размывчатым болотным цветом и незримо излучали чувство враждебности.
        Это ощущение было знакомо Дмитрию по первому полёту в это космическое пространство, когда какая-то незримая тень пыталась украсть у него Катрин.
        В сознании промелькнула мысль: «А что если та, тёмная безликая личность, перевоплотилась в этих энерговампиров. Так вот почему у меня эта непонятная слабость, эта тварь забирает мою жизненную энергию!».
        Рука машинально потянулась назад и нашарила увесистый булыжник льда. Не мешкая, Дмитрий сходу размахнулся и навесом заслал его в панцирную «корзину» чудища.
        На плоских глазах Вампа сразу отразилась паника. Он поспешно ретировался вспять, по ходу пытаясь сбросить обжигающий снаряд из своей вместительной уязвлённой плошки.
        Дмитрий, довольно потирая руки, удовлетворённо позлорадствовал ему вдогонку:
«Получил фашист гранату!».
        Но успокаиваться было рановато. Краем глаза он поймал - вмонтированную в стекло обзора биошлема, высвечивающуюся шкалу жизненного тонуса. Она продолжала неуклонно падать, приближаясь стрелкой к опасной красной отметке.
        Осмотревшись, он увидел, что с тыла за ним наблюдают ещё две особи. И гораздо больших размеров, чем прежняя.
        Но обеспокоили его - не размеры и не численность. А довольно большое расстояние до вражин.
        Страха не было. Вместо него росла ненависть, и желание - во что бы то ни стало уничтожить врага!
        Одной рукой он схватил автомат за дуло, другой - захватил отколовшийся кристалл
«ледяной гранаты», приготовившись сразиться в рукопашной схватке. И с угрожающим видом «камикадзе», пошёл на «амбразуру» со словами: «Подходите ближе суки!».
        Но не тут то было. Вампы, умудрённые печальным опытом своего собрата, с каждым приближением Человека, всё время отступали на безопасное расстояние. И вновь принимались за человеческий организм, незримо выкачивая из него - жизненную энергию.
        Достать ледовой сосулькой их теперь представлялось затруднительным. И уставший Дмитрий бросил это бесполезное занятие, напрягая свой воинственный пыл. Напоследок он устремил свой гневный взгляд на их панцири-антены-уловители и мысленно от души пожелал: «Чтоб вы лопнули, гады!».

…Как ни странно - это неожиданно подействовало. Он увидел, как монстры в панике шарахнулись наутёк, скрываясь от испепеляющего взора за естественными препятствиями окружающей среды. И спустя секунды, мелькавшие среди нагромождений и валунов, чашки панцирей - с треском взорвались, разлетевшись впыль по сторонам.
        Облегчённо вздохнув, Дмитрий с упоением самолюбия подумал о своих способностях, восстанавливая положительными эмоциями потерянные жизненные силы.
        Но не время было упиваться славой личной победы над назойливыми энерговампирами. И он поспешил - на помощь сотоварищам, дела которых были не столь удачны.
        Издали было видно, как Младший пилот «бомбит» ледышками противоположный край обороны; а с другого направления его «гипнотизируют» двое Вампов, успевших взобраться наверх и незаметно спрятавшихся под корпусом звездолёта.
        Сергей, не оглядываясь, выполнял тяжелую мужскую работу, сбрасывая на наседавших противников - ледяные снаряды.
        Небольшими прыжками сокращая расстояние, Дмитрий заметил, что движения соратника становились всё замедленней.
        В какое-то мгновенье Сергей почувствовал что-то неладное с собой и оглянулся. Но было уже поздно, энерговампиры сделали своё чёрное дело. И ослабевшее тело Младшего пилота упало вниз, за кромку края площадки - на скопление монстров.
        Дмитрий, от досады и отчаяния - не своим голосом заорал что-то нечленораздельное в эфир. И ускорил свой бег, на сколько это было возможно. В ответ на его ор, по периметру боя запоздало хлопнуло несколько разрывов панцирей, глушивших связь монстров.
        Двое Вампов, обессиливши Сергея - обратили внимание на другого, приближающегося Землянина. И выстроили свои плошки панцирей в его направлении, намереваясь повторить удавшуюся процедуру - и со вторым космонавтом.
        Дмитрий, уже не сомневаясь в успехе, попутно мысленно телепартировал и этим тварям свой разрушительный фантом. В нём было настолько много справедливой ненависти и благородного гнева, что энерговампиры - мгновенно разлетелись в клочья.
        Приблизившись, он с разбегу вскочил на лёд возвышающейся посадочной площадки, усеянный чернеющими осколками; и, не раздумывая - сходу спрыгнул за противоположный край, ища глазами товарища, даже не обратив внимания на других живучих тварей.
        Но Вампы больше и не думали ему досаждать. Наоборот - они спешно отступали, опасливо прячась за всевозможные преграды, и в панике разбегались в стороны от взгляда человека, наученные горьким опытом навеки сгинувших соплеменников. Они поняли, что им здесь больше нечего ловить, и от страха за свою презренную жизнь - повсеместно бросились в бега.
        В углублении одного из панцирей Дмитрий заметил - неподвижно лежавший силуэт Сергея. Крупная особь несла его в вогнутой своей люльке, поднимаясь по склону берега.
        Джеймс стрелял далеко поверх замеченной цели, опасаясь зацепить Младшего пилота - случайным осколком разрывных снарядов.
        Это было бесполезно. На пути удирающего Вампа, нёсшего драгоценную добычу - не было спасительного льда и громоздились одни лишь камни.
        Дмитрий сорвал по пути две сосульки и поспешил вдогонку за ползучим монстром.
        При всей своей быстроте передвижения на многочисленных длинных ногах, эти существа были - очень тяжелы и не могли прыгать. Они бегали в лучшем случае - рысью, перебирая своим многоножием.
        Пользуясь этим преимуществом, Дмитрий в несколько длинных прыжков достал преследуемого монстра, и с ходу зашвырнул обе ледяные гранаты за край его панциря.
        Вамп, ошпаренный ледышками - машинально наклонил свой кузов в ужаленную сторону. И невольно сбросил украденного Землянина прямо на руки товарища.
        Перевернувшись, гад покатился вниз по склону, сминая по пути более мелких своих сородичей. На своем беззвучном языке он вопил от боли так сильно, что у Дмитрия засвистело в ушах от высоких частот в наушниках, заполнивших радио-эфир.
        Три ближайших мелких монстра решили отомстить за обиженного предводителя. …Но вмиг разлетелись в куски от сосредоточенного взгляда человека и канули в небытие, в назидание другим - окружающим.
        Остальные поспешили без претензий удалиться за рубеж кромки откоса берега, и больше не возникали, даже не показываясь в поле зрения.
        И, умудрённый убийственным опытом, Дмитрий - спокойно понёс на загривке товарища обратно к звездолёту.
        Вскоре и последние особи, уцелевших и раненых Вампов, ретировались с поля боя, переваливаясь за рубеж верхних отрогов плоскогорья и скрываясь за бугром…
        Глава 39. Знакомый незнакомец
        С миновавшей опасностью, Джеймс перестал упражняться в стрельбе. Накинув скафандр, он встретил Дмитрия у края ледовой площадки. И совместными усилиями они подняли еле живого Сергея - в кабину звездолёта.
        Они уложили Младшего пилота под купол биокорректора, и подключили к пострадавшему необходимые приборы медицинской регуляции.
        Только после этого Дмитрий снял биошлем; и сам пошатываясь от усталости и перенапряжения, плюхнулся в удобное кресло.
        Джеймс устроился рядом, не забывая то и дело посматривать на опустевшую линию фронта. Довольный исходом битвы, он ненавязчиво завязал разговор с героем боя, умудрённым убийственным опытом; подыскивая слова в добром порыве моральной поддержки:
        - Убрались… Так-то вот, знай наших! Чем это ты их отважил? Да так, что они разлетелись в пух и прах!
        Дмитрий вальяжно развалился на кресле, и улыбнувшись на участливо-заискивающий тон Шефа, важно проинформировал:
        - Фантом разрушительный им заслал, прямо вовнутрь! Вроде сработало.
        Джеймс до конца не понял о чём речь, но заинтересовался:
        - Как это? Может, научишь.
        Дмитрий шутливо разъяснил:
        - Другими словами, мысленно пожелал им «всего хорошего». Попробуй при случае, может получится.
        Шеф осклабился в улыбке, уловив иронию, и добродушно заключил:
        - Понятное дело… - Выдержав паузу, он с нотками сомнения, предположил: - Теперь они не сунутся сюда, мы им надолго охоту отбили.
        Дмитрий не согласился с оптимизмом его утверждения. И резонно заметил:
        - Может, затаились просто на время. Плетут свои козни в безопасности, и мышкуют, как нас одурачить. Один раз это чуть было у них не получилось.
        - Интересно, зачем они хотели утащить Сергея с собой? Ну ладно, полакомились его энергетикой, и ушли бы. Так нет, ещё и с собой прихватить надо. - Озадачился Джеймс.
        - Наверно про запас хотели запастись. Или выяснить, с кем имеют дело. Мы их явно недооцениваем. Наверняка, они опять замышляют что-нибудь недоброе, и рано или поздно что-нибудь придумают, если застрянем здесь. - Попытался логически объяснить поведение умных Вампов Дмитрий.
        И напарники загрустили, оглядывая небосвод в направлении Юга, в ожидании товарищей по команде.
        Джеймс посетовал:
        - Где они запропастились? - И с надеждой в голосе добавил: - Я им тревожный сигнал успел послать. Ещё до того, как нас обложили и стали глушить эфир вокруг, эти чёртовы Вампы.
        Дмитрий своими доводами продолжил разбивать хрупкие помыслы Шефа:
        - Вампы и на расстоянии способны глушить сигналы. От этих организмов всего можно ожидать.
        Джеймс в очередной раз взглянул на пеленг, и обрадовано заключил:
        - Может ты и прав, но похоже, что Майкл с Диком уже на подходе. …Только летят они почему-то, со стороны берега.
        Сомневаться не было оснований. По всем приметам в габаритах приближающегося объекта - можно было распознать спасательную Юлу.
        Юла стремительно приближалась. Она вскоре замаячила на небосклоне в визуальном поле зрения. И по мере сближения, вырастала на глазах, из точки - в чёткие очертания знакомого аппарата.
        Смутное предчувствие появилось в душе у Дмитрия - о чужеродности его принадлежности. Оно нарастало с приближением Юлы, идущей - без знакомого облака Защитного экрана вокруг корпуса.
        Сомнения приглушала логика. Она навязывала мысль, что иного корабля здесь просто не может быть. А Защитный экран мог быть просто отключён, отбывшими за водой, коллегами по экипажу. Или повреждён, либо утрачен в связи с непредвидимыми обстоятельствами разведывательного полёта.
        Но интуиция упрямо диктовала - пока бездоказательное и абсурдное, предположение. Приближающийся малоразмерный аппарат был до боли знаком. …Но знаком - по далеким воспоминаниям о прошлом, о первом полёте сюда.
        Дмитрий гнал от себя эту назойливую мысль, закравшуюся в голове вопреки здравому смыслу. Но она настойчиво возникала, вновь заставляя пристально вглядываться в очертания аппарата.
        Наконец Юла подлетела совсем близко. И зависла высоко над берегом, невдалеке от приземлённого «Финиста».
        Теперь можно было уверенно подтвердить факт, подспудно возникающий время от времени в голове. И прочесть на опалённом корпусе чужой Юлы - знакомое слово.
        Мельком рассмотрев изрядно потрепанный аппарат, Джеймс тоже заподозрил что-то неладное, Не зная, что предположить, он обернулся к Дмитрию. И, увидав изумлённое лицо напарника, ошарашенное очевидным фактом, на всякий случай справился у него:
        - Что-то случилось?
        Дмитрий, сквозь отрешённый хаос воспоминаний, услышал его вопрос, и промолвил:
        - Не может быть, «Гамбургер»!
        Он, не мешкая, сразу принялся набирать клавиатурой - код опознанного призрака, для дистанционного управления; наизусть заученный в предыдущем полёте.
        В тот же миг «Финист» ощутимо тряхнуло от импульса луча, знакомого по обстрелу из Столицы Вампов.
        На этот раз, короткий заряд попал в верхнюю сферу кабины. Стеклометаллокерамика прозрачного купола выдержала удар, и обозначила след лазера - чернеющей копотью на одном из секторов кабины.
        Джеймс кинулся за приборы наведения, полный решимости - сразить непрошенного гостя.
        Но Дмитрий успел упредить его, и крикнул:
        - Только не разрушай!
        Джеймс сообразил, что младший по званию коллега имеет какие-то далеко-идущие соображения насчёт находки. Он, не пререкаясь - оставил ранее задуманную разрушительную затею. И, перенастроив оружие на ручное управление, ответил на удар - слабым зарядом адекватного попадания.
        Устрашённый опасной, но не смертельной угрозой, призрак Юлы «Гамбургера» сорвался с места; и забарражировал над неподвижным «Финистом», явно готовясь нанести повторный удар.
        Дмитрий успел уже дистанционно залезть в приборную панель знакомого незнакомца. Он попытался отключить его оружейную оснастку; но получил нулевой результат, из-за ручного управления в чужом аппарате. И «хакер» стал наугад нажимать кнопки клавиатуры, чтобы сбить прицелы наведения в «Гамбургере».
        Это возымело свой эффект, и вовремя.
        Противник выстрелил очередную порцию боезаряда и угодил ею в далеко стоящий ледяной нарост, подняв на нём клубы пара.
        Джеймс исправно продолжал пугать мелькающую над головой Юлу - частыми попаданиями в безопасные для её хода участки.
        Неизвестный чужой пилот убедился в безуспешности сломить надёжную оборону, большего по размерам, звездолёта. Он, измотавшись в бесполезности, вскоре оставил попытки мимолётных посягательств. И, наконец, убрался прочь, восвояси.
        Земной стрелок с азартом охотника проследил за улетающей добычей, и поинтересовался у напарника:
        - Упустили… Что задумал-то?
        - Зато проясним картину базы его дислокации. Я включил на нём программу видеозаписи внешнего и внутреннего обзора. …Надо же, в голове не укладывается, что аппарат уцелел после всех катаклизмов в этом созвездии. Надо посмотреть, кто им управляет.
        Но Джеймс перебил намерение Дмитрия, показывая в сторону Юга:
        - Наши летят. Видимо этот чужак, и улетел так скоро, потому что заметил с высоты подмогу.
        Со стороны замёрзшего океана подходила долгожданная спасательная вертушка
«Финиста»…
        Глава 40. Бесстыжая иноземка
        Шеф встретил Командира без восторга. И с напускной строгостью раздраженно спросил:
        - Наконец-то… Где пропадали так долго?
        У вернувшихся было приподнятое настроение.
        И не заметив упрека, Майкл весёлым голосом кратно разъяснил:
        - Набрали воды на окраине, и не удержались от соблазна залететь немного вглубь. Зато нашли там «себе подобных»! Они живут среди чудной природы. А на периферии у них идёт настоящая война с Вампами.
        Джеймс перебил его восторженный рассказ:
        - У нас тут тоже… Только что закончилась.
        И Шеф вкратце рассказал осекшемуся Командиру о нападении энерговампиров, и воскресшей из небытия - спасательной Юле «Гамбургера».
        Майкл участливо выслушал информацию, и на полном серьёзе посочувствовал:
        - Извини дружище. Знали бы, поторопились.
        Удовлетворенный таким ответом старого друга, Джеймс миролюбиво заключил:
        - Видимо сигнал не прошёл. Но всё обошлось. Только вот Серёге малость не повезло.
        Дик осмотрел Младшего пилота, и с оптимизмом осведомил:
        - Ничего страшного. Отлежится, восстановится. Уже приходит в сознание.
        Успокоившись таким заключением Мед-брата, Майкл вновь обрёл весёлое расположение духа. Он по-заговорщески переглянулся со своим напарником по разведывательному полёту, и заинтриговал остальных товарищей:
        - А у нас есть подарочек победителям. Дик, принеси-ка его сюда.
        Дик таинственно хихикнул и с готовностью откликнулся на просьбу, поднявшись вновь в пристыкованную Юлу.
        Оттуда сразу-же донёсся писк и гомон, напоминающий птичий переполох в лесу. И спустя минуту Мед-брат спустился вниз на лифте, держа на плечах какое-то «чудо в перьях», вопившее и колотившее своими ручонками по голове и спине «насильника».
        Дик с явным облегчением сбросил с себя сопротивляющуюся ношу в ближайшее кресло. И отмахнувшись от очередной затрещины, он поспешно отскочил в сторону, и шутливо пригрозил:
        - Ах ты… «Ворона» белая.

«Ворона» быстро угомонилась. Она съёжилась калачиком, и «угнездилась» в кресле, подобрав под себя голые ноги. И, опасливо поглядывая на повеселевшие лица космонавтов, она поочерёдно смотрела на них большими светло-голубыми глазами, как бы оценивая степень агрессии каждого.
        Она и правда была белая, в смысле цвета своего оперения. Но в общем, вполне напоминала собой земную девушку-подростка. За исключением лишь того, что вместо волос - у неё росли перья вперемежку с птичьим пухом, и за спиной - находилось что-то похожее на крылья. От этого она чем-то напоминала сейчас - напуганного ангелочка с глуповато-наивными глазами, без малейшей агрессии наблюдавшего за людьми.
        Ко всему прочему, она была абсолютно нагая. И по Земным меркам - достаточно красива, чтобы возбудить в душах некоторых членов команды томную тоску, щемящую сердце, по оставленным на родной планете любимым женщинам.
        Дмитрий погасил в сердце разгорающееся пламя любовных воспоминаний, и с улыбкой задал вполне конкретный вопрос:
        - Где вы её откопали?
        Майкл обрисовал картину встречи:
        - На Юге, среди оазиса. Странное дело, нам её даже как-будто презентовали. Только успели мы приземлиться на ровной площадке, как спустя некоторое время она в полном одиночестве подошла к Юле. И сама зашла в спущенную кабину лифта.
        Дик сменил тон с восторженного на серьёзный, и добавил:
        - …Правда, с видом «затравленного ягнёнка», готового к самопожертвованию. А нам ничего не оставалось делать, как поднять её на борт и доставить сюда.
        Джеймс покраснел от созерцания обнажённого, довольно милого создания. И между делом поинтересовался:
        - У неё, что, крылья за спиной?
        Мед-брат успел уже чисто внешне бегло обследовать экземпляр, и с профессиональной точки зрения доложил результаты:
        - Это перепонки под мышками, между кистями рук и бёдрами. Они снаружи с длинными перьями; и когда складываются, создаётся впечатление, что это крылья. При помощи них, они могут летать! И надо сказать, довольно неплохо. Мы с Майклом видели на обратном пути. Их полёт напоминает, перелёт с дерева на дерево земных белок-летяг. А в остальном физиология такая же, как у нас. Они даже разговаривать умеют. Только, на своём, каком-то птичьем языке чирикают.
        Джеймс незамедлительно постановил:
        - Вот и назовём их Чирами. Они всё-таки немного отличаются от нас Человеков. Дима, запусти лингвистический дешифратор речи. А ты, Дик, напугай её чем-нибудь ещё разок; надо научиться переводить их разговорный язык на наш.
        Дмитрий послушно исполнил приказ. И клавиатурой набрал заранее эмоциональный перевод пациентки: «Страх, опасность».
        Дику своё нехитрое дело исполнять пришлось недолго. Как только он начал приближаться, даже без каких-нибудь намеков на угрозы - Чирлянка в панике вновь заверещяла, на своем непонятном пернатом языке. И «ходячая угроза» сразу повернул назад, оставив в покое подопытную.
        Сергей уже немного очнулся. Он услышал внеземную трескотню. И вдогонку зачирикал, подражая какой-то птице.
        Девица уловила родственные звуки. Она явно проявила интерес к разливающимся трелям, заинтересованно вытянув шею. И обратив всё внимание на лежачего талантливого Землянина, она вдруг быстро соскочила с кресла и стремглав подбежала к нему.
        Приблизившись, она осмотрела его со всех сторон. …И неожиданно прильнула к его ослабленному телу, нежно обняв и ласково наглаживая оклемавшегося больного. Она заворковала на ухо что-то ему в ответ на птичьи позывные, и изредка с опаской поглядывала - на остальных, обалдевших Землян, изумлённых её наглым любвеобильным поведением.
        Наблюдая такую недвусмысленную реакцию, Дик сглотнул слюну и нетерпеливо подозрительно поинтересовался:
        - Серёга, ты что ей напел?
        Еле ворочая языком от недавней потери сил, талантливый свистун снисходительно осведомил удивлённых товарищей:
        - Любовную песнь кенара.
        Вскинув брови, Джеймс подметил:
        - Надо же, а ей понравилось! Может, она даже что-то поняла для себя.
        Майкл издали полюбопытствовал:
        - Как самочувствие, Сережа?
        Младший пилот сквозь улыбку кратко отрапортовал:
        - Поднимается… - И уже бодро добавил: - Ой, держите меня мужики, я кажется влюбляюсь.
        Шеф по-отечески разрешил и благословил:
        - Ничего, ничего… Тебе, сынок, полезны сейчас положительные эмоции. - И уже тише с опаской произнёс: - Смотри-ка, совсем обнаглела курва, даже целует. Как бы заразы какой не занесла?
        Мед-брат успокоил Шефа, в числе других отвернувшись от откровенной интимной сцены:
        - Исключено, я проверял прибором. Да и воздух ихний, тамошний, совсем без вредной бактериологии, почти стерилен. Пусть забавляется, если ему нравится. Может, и она таким образом освоится среди нас.
        Дмитрий всё это время записывал с помощью направленного микрофона тихое воркование прилюбострастной особы.
        И Командир втихушку порекомендовал ему:
        - Запиши на дешифратор «Любовь с первого взгляда»!
        Глава 41. Фронтальная граница битвы
        Команда оставила в покое влюблённую парочку, затенив их сектор галлограммой. Оставшиеся не у дел, сотоварищи приступили к более насущным делам.
        Коллеги заправили водой - опустевшую, но уже отремонтированную систему водообмена. И запустили плазменный реактор «Финиста» в рабочий режим.
        Когда неотложные дела были закончены, экипаж внимательно просмотрел видеозапись - панорамы недавнего боя, и внезапной атаки звездолёта «призрачным» летающим объектом. Просмотрели - и дистанционную съёмку внутри него. Она была не очень хорошего качества, из-за выхода из строя многочисленных узлов электроники. Но худо-бедно работала; и по ней можно было разобрать - кто управляет воскресшей из небытия Юлой «Гамбургера».
        Это был Вамп! Манипулируя своими конечностями, он уверенно управлялся с ручным управлением, обуславливая тем самым - богатый опыт в этом деле.
        Записываемая на «Финисте», дистанционная съёмка с «Гамбургера» - вопреки замыслам, длилась совсем недолго. Как только корабль-призрак скрылся над берегом, его сигнал забили многочисленные помехи.
        Закончив просмотр, Командир вынес свои соображения по очевидному факту:
        - Видимо спасательная Юла «Гамбургера» как-то уцелела и осталась невредима, даже спустя бешеное время становления этой планеты. А Вампы её нашли и освоили. Предположить нетрудно, куда аппарат улетел. Вероятно, с него нас обстреляли по пути сюда. Значит, он базируется где-то в кратере того холма. Как мы его ещё обозвали, в центре Столицы Вампов. Умные твари, если научились управлять такой техникой и заправлять её. Очевидно, что у них нет полноценного концентрированного топлива для плазменного реактора; и скорей всего они используют подножное. Если учесть, что в том месте очень сильная концентрация радиоактивного излучения, то можно предположить, что они загружают в реактор, уран или плутоний в сыром виде. В этом случае, энергии хватает лишь на короткое время полёта. Вот почему они экономили боезапас, стреляя редкими короткими импульсами. По всей видимости, в ближайшее время ожидать чужую Юлу бесполезно. Так что, полетим на Юг. А там, в спокойной обстановке, всё обмозгуем. Хоть и задал Дмитрий перцу этим существам, и мы теперь знаем, как с ними бороться; но навряд ли они смирятся с поражением. Мы,
вероятно, достаточно лакомый кусочек для их существования, чтобы они успокоились на достигнутом…
        На том и порешили.

«Финист» плавно отчалил в направлении южного оазиса, скрытого под ограниченной шапкой атмосферы, приемлемой для дыхания и жизнедеятельности людей.
        Майкл повёл Диск параллельно берегу материка; знакомым курсом, которым они летели с Диком на спасательной Юле за водой.
        На пути следования звездолёта, условная суша простиралась полосой. Она всё более возвышалась, резко обозначая свои очертания - отвесными скалами, впадающими в пропасть замёрзшего океана.
        Материк всё заметнее становился узким. И с высоты полёта можно было уже наблюдать - отдалённый рельеф противоположного берега, чёткой линией видневшегося на горизонте.
        По возвышенности брели многочисленные караваны Вампов, передвигающихся стройными цепочками в обоих направлениях.
        В направлении Юга их число намного превышало - ковылявших на Север. Панцири возвращавшихся - зачастую были повреждены многочисленными ранами. А немногочисленные уцелевшие несли на себе - клубившиеся светлые облачка; по цвету напоминающие - туманный свет приближающейся атмосферы.
        В чашах-люльках Вампов, заполненных до краёв живительным воздухом сворованной атмосферы - в бессознательном состоянии неподвижно лежали Чиры. Они путешествовали на спинах своих врагов в качестве трофеев; всё дальше на Север, в сторону Столицы Вампов, в неизвестность безжизненного пространства и своего будущего…
        Глазастая Чирлянка неотрывно сидела возле Сергея, но тоже заметила эту печальную сцену внизу. Она тихо и грустно заскулила от безысходности, обливаясь горькими слезами, обильно поливая ими нового дружка-Землянина.
        Серега ласково погладил её пушистую, словно одуванчик, голову; выражая своё соболезнование сочувствующими глазами. Больше он никак не мог помочь обречённым беднягам, на месте которых недавно побывал и сам. Но он тогда был - в защитном скафандре. А они, даже в случае возможной успешной атаки - неизбежно сразу же погибли бы, вывалившись из пузыря атмосферы на поверхность безвоздушного пространства…
        Вскоре «Финист» нырнул в густые клубы тумана. Он быстро преодолел пелену нулевой видимости. И вошёл в пределы ограниченной атмосферы.
        Взору открылась панорама впередистоящего обширного плоскогорного плато, ещё более заметно возвышающегося над уровнем материка.
        Обе возвышенности соединялись между собой узким перешейком, упирающимся в труднопреодолимые скалистые кручи территории Чиров.
        На всей сопредельной площади шло настоящее сражение.
        Замедлив скорость, «Финист» полетел над полем битвы.
        Полчища Вампов штурмовали отвесные вершины. Невзирая на героическое сопротивление крылатого народа, и большие потери, они упрямо ползли по стенам и расщелинам наверх, при помощи своих присосок на конечностях.
        Настырность наступающих тварей, провоцировала Чиров усиленно отбиваться. Они отражали непрерывную атаку с возвышенности, и сбрасывали на врагов увесистые камни с кусками льда.
        Складывалось впечатление, что Вампы сражались - не столько за территорию, сколько - за пленных.
        Но Чиры не собирались сдаваться просто так. Они становились трофейными жертвами энерговампиров - лишь в бессознательном состоянии.
        Пленению способствовали когорты монстров, выстроившиеся внизу. Они направляли свои чаши панцирей в сторону оборонявшихся, и мгновенно дистанционно высасывали жизненную энергетику из зазевавшихся.
        Если смелый боец крылатого народа высовывался слишком сильно из-за гребня возвышенности, эта неосторожность зачастую служила ему плохую службу. Он, под воздействием энерговысасывающего гипноза, без сознания сразу же падал вниз; или, в лучшем случае, повисал на линии обороны.
        Вампы тут же подхватывали свои жертвы. Они уносили их подальше в тыл, на безопасное от ледовых снарядов расстояние. И впоследствии переправляли пленника в далёкую Столицу. Наградой перехватчику - становилось выживание, и разновеликие монстры всеми силами усердствовали в дорогой и жизненно важной добыче.
        Но и у Чиров тоже была своя тактика боя. В отличие от тяжелого ползучего врага, им небесами даны были крылья. С пользой используя свою способность летать, они попарно бесстрашно слетали с флангов, на ходу подбирали уязвленных ослабевших товарищей, и уносили их в глубь своей территории. Кроме того - время от времени сверху срывалась целая эскадрилья соратников. И пикируя на узкий перешеек - забрасывала сосудами с водой стройные ряды противника; гипнотизирующего оборонительные утесы и не успевавшего перенастроить свои губительные антенны…
        Храбрости - и тем, и другим - было не занимать. И борьба шла с переменным успехом.
        Но Вампы в основном лишь на время выбывали из строя, залечивая свои раны где-то далеко в тылу. А Чиры теряли своих соплеменников безвозвратно. И перевес неравных сил склонялся на сторону нападавших.
        Не без помощи новой пернатой подруги, Сергей успел уже немного восстановиться. Пролетая над обширным полем боя, он набрался решимости отомстить за соплеменников инопланетянки, так беззаветно привязавшейся к нему. И с твёрдым намерением поинтересовался у Ком-состава:
        - У нас осталась неиспользованная вода?
        - В спасательном аппарате, добрая половина сектора заполнена. - Одобрительно отозвался Шеф.
        Командир тоже понял без лишних разъяснений разрушительные намерения Младшего пилота. И благословил его благородный порыв:
        - Давай, Сережа. Сбрызни этих гадов святой водицей!
        Сергей не заставил себя долго ждать. Быстро манипулируя клавиатурой внутреннего управления механизмами, он переправил излишнюю воду в сквозную шахту герметически закрытого лифта. И открыв нижний люк, сбросил ненужный балласт на скопление выстроившихся когорт энерговампиров, подходивших с тыла.
        Водяная бомба - водопадом обрушилась в самую гущу стройных рядов подкрепления. И нанесла сокрушительные непоправимые потери враждебному войску, готовящемуся вступить в решающий бой.
        Юная представительница слабого пола Чирлян, с восторгом пронаблюдала за бомбёжкой. Она вновь кинулась к своему избраннику, и с благоговением прижалась к нему, крепко-накрепко обняв обеими руками. И с благодарностью посматрела в его смущённые глаза.
        Младшему пилоту оставалось - только смирно стоять, не шевелясь в объятиях обнажённой красавицы родственной инопланетной цивилизации; и вдогонку - терпеть ироничные насмешки товарищей по поводу очередной её сладострастной выходки.

…Вскоре «Финист» залетел на территорию прифронтового участка Чирлян.
        Внизу, под пролетающим звездолётом - шла оборонительная суета.
        Похоже, воевали - только мужчины, исполняя самую тяжёлую работу по защите границ.
        Представительницы женского пола - доставляли воду к засушливому в этом месте участку, даже близко не подлетая к линии фронта. Кроме того - они ухаживали за спасёнными жертвами Вампов, прижимаясь своими телами - к особо пострадавшим.
        И обессиленные воины, с помощью подруг - на удивленье достаточно быстро восстанавливали утраченную силу; и улетали вновь к полю боя…
        Корабль устремился вглубь южного материка; в направлении виднеющегося оазиса, зеленеющего впереди причудливой растительностью.
        Взору астронавтов представилась удивительная картина аккуратной природы Райского сада, словно ухоженного заботливой рукой садовника.
        Среди обширных лужаек, с коротко растущими травами и цветами, в окружении многочисленных озерков - повсеместно стояли массивные стволы раскидистых деревьев. Они достигали десяти метров в диаметре и даже более. И подрастали - ячейками, полыми внутри и с многочисленными дуплами над торчащими крупными ветками, укрытыми пальмовыми листьями…
        Снижаясь, Майкл кивнул на небольшую площадку, пригодную для посадки малоразмерной Юлы. Именно здесь, они с Диком, садились в прошлый раз.
        Командир выбрал взглядом более обширную площадь, располагающуюся вблизи, у средних размеров водоёма, и плавно приземлил на неё громоздкий Диск «Финиста».
        Мед-брат на всякий случай ещё разок проверил приборами воздушное пространство за бортом. И смело открыл вентиляционные отверстия звездолёта.
        Свежий воздух, насыщенный озоном, сразу наполнил проветриваемую кабину. И на время вскружил головы, опьяненных им, людей.
        Майкл, пользуясь правом старшего, объявил Выходной; и порекомендовал в приказном порядке основному составу - отсыпаться после бессонных будней. Он ставил на дежурстве - отдохнувшего Сергея, в паре с обретённой, влюблённой подругой. И порекомендовал Младшему пилоту между делом намотать на подсознание - расшифрованную речь инопланетянки, скрупулёзно записанную на лингвистический дешифратор…
        Глава 42. Не прикрытый контакт

…Дмитрий посмотрел на отсчёт времени, и отметил, что спал он всего четыре часа, но чувствовал себя отдохнувшим и энергичным, как будто отключился на полноценные треть суток.
        Дик с Джеймсом, аналогично ему, пробуждали свои заторможенные личности спросонья. А Сергей о чём-то разговаривал с бодрствующим Майклом.
        Младший пилот выпрашивал разрешение Командира - на прогулку по местности, кивая на подружку. Она настойчиво тянула его за руку, всем видом показывая, что хочет на волю.
        - …А что делать? Она уже давно уговаривает меня. Сами видите.
        Командир упирался, аргументируя свой отказ:
        - Я же сказал, не время ещё, надо осмотреться… Дадут где-нибудь по башке, потом ищи-свищи тебя среди зарослей. Пускай одна идёт куда ей надо, не держим.
        - Одна не хочет, я ей уже предлагал. Вот навязалась на мою голову. - Раздражённо посетовал Сергей, силой разрывая руки.
        Чирлянка поняла тщетность своих попыток и понуро отошла в сторону, явно обидевшись и совсем по земному надув губы. Она вальяжно устроилась в кресле, потупив глаза от строгого взора начальника Человеков.
        Майкл невольно отвёл взгляд от её бесстыжей позы, и порекомендовал Сергею:
        - Ты бы хоть прикрыл её чем-нибудь. Все же мы мужики, в конце концов.
        Сергей с усмешкой посмотрел на бессовестную свою подружку. Он-то уже окончательно смирился с её откровенно-раскованным поведением. И обречено вздохнув, проговорил с любовной интонацией:
        - Уже пробовал, наотрез отказалась. Я пытался объяснить. Она не хочет ничего понимать. Упрямая вредина. Нудистка! - Обозвал он в оконцовке свою ненаглядную.
        - Наверняка все Чиры не знают и не приемлют любое подобие одежды. По ней видно, что комплексы насчёт этого у них напрочь отсутствуют. Да и не к чему им это здесь при таком благоприятном климате. - Вставил своё веское слово Дик.
        Обозревая окрестность, Джеймс показал на опушку леса. И подтвердил диагноз Мед-брата:
        - А вот и ещё… Три «голых задницы в перьях»!
        На поляну, одна за другой, вышли три молодых Чирлянки. Они постоянно оглядывались, словно навсегда прощались с соотечественниками. И гуськом, с видом обречённых на пожизненную каторгу - направились к устрашающему звездолёту.
        Майкл понаблюдал за печальными их лицами. И с грустью заключил, подозревая ошибку:
        - История повторяется. И эти девицы тоже совсем не рады своей судьбе. Так же как и наша спутница в прошлом. Похоже на какое-то своеобразное жертвоприношение.
        И Шеф поспешно высказался отказом, даже не спросив согласия остальных членов экипажа:
        - Не нужны нам такие подарки!
        Дмитрий услышал, как «своя» - что-то защебетала на пернатом языке, заметив своих родственниц. И резонно предложил единственно правильное решение:
        - Выпустим её навстречу, пусть почирикает с подругами.
        Бывшая жертва словно ждала этих слов. С готовностью пионерки, она вошла в лифт. И дружок-Серёга, с готовностью, опустил её вниз.
        - Ты ещё не освоил её речь? - Между делом справился о наказе у Младшего пилота Командир.
        - Совсем немного. - Замялся Сергей.
        - Ну и что она лепетала? Хотя бы в общих чертах. Кстати, как её зовут? - Полюбопытствовал Шеф.
        Младший пилот начал с конца расспросов начальства:
        - По-нашему, по земному, я назвал её Ника. Это имя ближе всего подходит ей, и по буквам, и по крыльям, и к настоящему Чирскому. А говорила она сейчас, что-то о родственниках, о друзьях, о заблуждении… Проще говоря «что они не понимают, что мы друзья».
        - Да у тебя определённый прогресс в общении! - Удивлённо воскликнул Джеймс.
        - Будешь у нас переводчиком. - Постановил Майкл.
        Меж тем Ника непринуждённо выпорхнула из шахты люка навстречу новым «жертвам».
        Они испуганно смешались и сбились в кучку, словно увидели приведение.
        Ника принялась им что-то объяснять, энергично жестикулируя руками. И это вскоре возымело свой успех.
        Лица обречённых сестёр постепенно светлели. Они успокоились и принялись весело щебетать в ответ. Поговорив с вернувшейся из небытия соплеменницей, они выяснили, что им ничего не грозит. И, окрылённые вновь обретённой свободой, обрадовано побежали назад.
        Вопреки ожиданию команды, что их крылатая спутница последует вслед за своими соотечественницами, Ника осталась стоять на месте. Она подняла глаза к прозрачным иллюминаторам пола кабины, взглядом выискивая своего возлюбленного. И, найдя его силуэт - замахала ему рукой, призывая последовать вместе с ней.
        Сергей вопросительно взглянул на начальство.
        И старшее поколение, созерцая эту немую сцену - махнуло рукой на молодёжь и согласилось с её безалаберным безрассудством; аргументируя своё разрешение - возможностью попутной разведки окружающей местности и сущности народа её населяющего.
        - Ладно, валяй… Посмотришь изнутри, расспросишь всё у Чиров, расскажешь потом. - Дал добро Младшему пилоту на вылазку Командир.
        - Только разденься, чтобы не быть там «белой вороной». Твоя ненаглядная тебя уже видела, когда ты отдыхал в отключке. И остальным её соотечественникам покажешь, что имеют контакт с родственной расой! - Безоговорочно приказал Шеф.
        Молодой Землянин вздохнул, и скинул с себя все шмотки.
        Ком-состав сквозь улыбку оглядел фигуру земного разведчика, и остался довольным её спортивной формой. Они, с позиции наставников, шутливо напутствовали подопечного
«замаскировавшегося диверсанта»:
        - Давай, сынок… Не робей, порадей за всё Землячество! - Похлопал по крепкому плечу молодого бойца Джеймс.
        - Да не осрамись только там, покажи, чем располагаешь. Первое лицо национального Человечества как-никак! - Пафосно предупредил его Майкл.
        Но новоиспечённый нудист и не думал робеть или срамиться. Уверенный в здоровом функционировании своего молодого организма, он снисходительно усмехнулся на слова пожилых стариканов; и беззастенчиво пошёл на контакт с внеземной цивилизацией.
        Встретив внизу своего полюбившегося избранника, его инопланетная напарница оценила по достоинству - миролюбивый жест доброй воли, незащищённый причиндалами скафандра. Она обрадовано запела ему что-то на своём мелодичном языке. И сразу потянула за руку в кусты на окраине поляны, заискивающе поглядывая на него заблестевшими от счастья глазами.
        И самоуверенный молодой Человек без излишнего смущения пошёл на поводу своей нетерпеливой Чирлянки; поминутно оглядываясь на оставленный звездолёт, под дружный хохот оставшихся на борту товарищей.
        Голая влюблённая парочка вскоре скрылась за стволами примыкающих к поляне деревьев, оставив остальным на прощанье - приподнятое настроение…
        Глава 43. Райский оазис
        Спустя непродолжительное время после засылки основного агента, ещё двое Землян отправились обозревать близлежащую инопланетную окрестность.
        Дик - дотошно изучал образцы флоры, на предмет их пригодности, или возможной ядовитости для здоровья людей. Он всецело погрузился в исследовательское состояние ума, присущее учёному-биологу в новом - отличном от Земли - мире.
        Дмитрий - просто наблюдал и ощущал всеми фибрами души новоявленную природу райского оазиса.
        Здесь всё было гармонично. Словно заботливые руки невидимого садовника постоянно выпалывали сорняки и подстригали короткие зеленые газоны.
        Кварцевый свет Алентины проникал сквозь лазоревое небо здешней ограниченной атмосферы и равномерно отвесно падал сверху; согревая и дезинфицируя - безветренный и насыщенный озоном, воздух.
        Вследствие неподвижной ориентации планеты к местному светилу, здесь на Юге - был теплый постоянный день, обласканный нежными лучами галлогенновой звезды.
        Растительность была не так богата и разнообразна, как на Земле. Но приносила какой-то стабильный порядок, равномерно соседствуя друг с другом. Без хаоса бурьянов и непроходимых зарослей, она аккуратно переходила с низкорослых полевых трав в гармонию редко-стоящих гигантских деревьев.
        Их толстенные стволы стояли в окружении небольших бассейнов луж. И по своим масштабам напоминали - высившиеся круглые и прочные средневековые башни, диаметром более пятнадцати метров в поперечнике. Они обрывались на разной вышине, в зависимости от своего возраста. И росли не конусом, а цилиндром; подрастая - трёхметровыми ячейками.
        В основании каждой такой секции - торчали мощные ветки, увеличивающиеся в размерах соответственно этажу произрастания; от меньших в основании к большим на высоте.
        С окончаний раскидистых ветвей, украшенных причудливыми листьями и видневшимися из-под них крупными экзотическими плодами - фонтанчиками брызгала вода. Она рошала мельчайшими брызгами прилегающую территорию почвы.
        Над плоской и широкой площадкой основания крупных веток - зияли овальные дупла, высотой в рост человека. Над ними свисали широкие приствольные листья, прикрывая виднеющиеся проёмы.
        Дмитрий подошёл вплотную к одному из стволов; и, оттолкнувшись от поверхности, легко запрыгнул на широкую ветвь «второго этажа», воспользовавшись своей легковесностью в малом притяжении.
        Откинув приствольные листья, он пролез в проём дупла; и шагнул в сумрак пустотелой ячейки.
        Пещерка оказалась достаточно обширной и в какой-то мере даже уютной. В ней обнаружился и пол, и потолок, и даже своеобразные комнаты. Несколько выступающих из стен плоских ребристых наростов - делили её на восемь равноценных отсеков, оставляя посередине довольно просторную залу.
        Глаза привыкли уже к полумраку. И Дмитрий, услышав журчание воды, осторожно заглянул за ближайшую перегородку.
        По основной несущей конструкции ствола - мелкими струйками стекала вода. Она сбегала по стене, утыканной раковинообразными наростами. И исчезала в небольшом отверстии пола.
        Осмелев, Дмитрий прошёл дальше и осмотрел следующую комнатку.
        Здесь картина оказалась прямопротивоположной.
        Возвышающиеся стены и основание отсека были устланы мягким пухом сухого мха. А на внутренней ствольной стене, среди природного ворса, были видны - крупные древесные жилки.
        Подойдя поближе, Дмитрий потрогал их рукой. Он обнаружил - что они тёплые, и ощутил какое-то, еле заметное, движение внутри. Прислонив ухо к одной из них, он услышал - прерывистый булькающий шум.
        Живое дерево словно насосом качало из-под почвы циркулирующую воду и поднимало её на высоту кроны; орошая внешние корни фонтанчиками с окончаний веток, и не забывая омывать отдельные отсеки внутреннего ствола.
        Секторные каморки чередовали мокрое состояние с сухим. И всё внутреннее помещение полой ячейки ствола, как нельзя кстати, подходило для проживания.
        В этой уютной квартирке были - и водопровод; и канализация; и даже несколько готовых спален, устланных природной периной.

«Наверняка Чиры гнездятся в этих подходящих жилищах. Только, наверное, повыше этажами.» - Подумал Дмитрий, вылезая на внешний простор.
        Он спрыгнул на почву. И поискал глазами ботаника Дика.
        Мед-брат вскоре появился в поле зрения, вылезая из аналогичного дупла соседнего дерева. Он издали помахал рукой напарнику. И, оттолкнувшись от ветки, сходу, в несколько гигантских прыжков - приблизился к Дмитрию, и изумлённо воскликнул:
        - Надо же, как будто нарочно кто-то придумал! Видел да? Чудная, самодостаточная природа, ничего лишнего. Только вот живности нет, похоже. Кроме Чиров разумеется.
…Пойдём к озеру, может, в воде что-нибудь отыщем.
        Они неспешно двинулись по направлению к ближайшему водоёму. И вскоре вышли на берег тихого обширного озера, увиденного ими ещё с высоты приземления здесь.
        - Купаться-то хоть можно? - Спросил Дмитрий.
        - Сейчас проверим. - Обнадёжил Мед-брат, направляясь к воде.
        Повнимательнее оглядев округу, Земляне без показаний приборов, сделали для себя утвердительный вывод. Они заметили вдалеке, на противоположном берегу - маленькие фигурки Чиров.
        Это были дети. Они весело резвились и плескались в воде, беззаботно принимая водные процедуры. И плавали вдогонку наперегонки с друг дружкой, даже не обращая внимания на заметные силуэты взрослых инопланетян, похожих издали на местных соотечественников.
        Дмитрий с разбегу отскочил от берега. Он плавно пролетел высоко помимо сосредоточенной физиономии напарника; и первым, рыбкой нырнул в освежающую прохладу прозрачной воды.
        Глазами - каменистое дно обманчиво очень близко просматривалось, но Дмитрий так и не смог донырнуть до него. Вода упрямо выталкивала тело, не давая слишком сильно погружаться вглубь. И ныряльщик оставил тщетную попытку исследовать местные глубины, и выплыл на поверхность.
        Оказалось - держаться на воде можно было, даже не прикладывая малейших усилий. И Земляне блаженно разлёглись на безволновой глади, совместным взором наблюдая за обзором местной флоры, в надежде краем глаза обнаружить какую-нибудь фауну.
        Вдоволь накупавшись, они сделали вывод, что рыба здесь тоже не водится. И, собрав манатки, поплелись к звездолёту, рассуждая на голодный желудок о скудности мясо-рыбо-молочной еды на этой планете.
        По дороге они не заметили ни одного следа от костра, и сделали вывод, что Чиры, наверняка, вегетарианцы.
        Впрочем, это нисколько не умаляло, а даже в какой-то мере возвышало - симпатичные достоинства крылатого народа; и исключало - их возможную непредвиденную кровожадность.
        С такими мыслями они поднялись в родной корабль. И, проголодавшись на долгой прогулке по свежему воздуху - с жадностью накинулись на, запасённый ещё на Земле, провиант.
        Майкл, прищурившись, посетовал на зверский аппетит нагулявшихся коллег:
        - С такими темпами уничтожения, надолго нам провизии не хватит.
        Дмитрий не заметил весёлых глаз командира, и даже поперхнулся от этих слов.
        Дик поспешил успокоить всех, и отшутился:
        - Перейдём на подножный корм. Плодов на деревьях здесь привеликое множество. О вкусах конечно не спорят, но если Чиры питаются ими, то и нам их пища подождёт. Ведь они так похожи на нас.
        Вслед за его замечанием - на опушке леса стало проявляться какое-то оживление. Среди зеленой листвы верхних ветвей замелькало белое оперение крылатого народа. И через некоторое время, на поляну слетели несколько особей инопланетного прекрасного пола, положив невдалеке от звездолёта - крупные разнообразные плоды.
        Среди юных девиц можно было узнать - и тех троих, которые с неохотой подходили в прошлый раз.
        Оставив съестные припасы, Чирлянки немедленно убрались в чащу, притаившись среди ветвей.
        Их не было видно, но каждый Землянин чувствовал, что они выжидают появление людей, с любопытством поглядывая на звездолёт.
        Джеймс с вожделением разглядывал аккуратно сложенную кучку заманчивых подарков. И, сглотнув слюну, всё же подозрительно произнёс:
        - Как бы отраву, какую не подсунули.
        Майкл упрекнул его за незаслуженные подозрения:
        - Зачем ты возводишь напраслину. Они нам с открытой душой принесли дары местной природы.
        Дмитрий с Диком расценили это мудрое утверждение Командира, как предпосылку к действию; и не дожидаясь прямого указания, вдвоём спустились вниз.
        Подойдя к уложенной горке плодов, они картинно поклонились в сторону леса, выражая благодарность Чирам от лица всего состава экипажа Землян.
        В ответ на их благодарный жест, послышалось оживлённое восторженное чириканье любопытствующих особ. Но Чирлянки так и остались скромно сидеть на месте, предпочитая наблюдать за Человеками издалека. И людям больше не оставалось ничего делать, как загрузиться подарками и вернуться в корабль.
        Проследив, как астронавты исчезли в проёме лифта, стайка развеселившихся местных девиц сорвалась с насиженных деревьев; и, пропарив над краем поляны - улетела восвояси, подальше в глубь исполинского леса.
        Заглаживая заочную обиду, нанесённую благочестивым парламентёркам - Джеймс первым попробовал их подношения. Он отщипнул кусочек мягкого суховатого плода, долго и загадочно пожевал его во рту под пристальными взглядами товарищей. И, с видом первооткрывателя, объяснил остальным его вкусовые качества:
        - Надо же, похоже на хлеб! И довольно вкусный.
        Все сразу оживились, загребая руками плодовые мячики; разнообразные формой и лёгкие по весу, но необычайно объёмного калибра.
        Дмитрию достался «пузатый кувшин» овальной формы с гладкой ребристой поверхностью, с плоским дном и зауженный вверху. Нижняя его часть была довольно крепка; и Дмитрий, поставив его на дно - надломил мягковатое горлышко.
        Сосуд легко вскрылся, на две трети повыше середины, ровным краем отделивши твёрдую часть от мягкой. И предстал перед глазами - своеобразной крынкой с широкой горловиной, наполненной розовой жидкостью.
        Дмитрий осторожно сделал глоток, и прислушался к ощущениям своего желудка.
        Сироп по цвету и вкусу напоминал арбуз. Жидкое его состояние поближе к корке переходило во вкусную розовую слякоть, ещё более похожую на соответствующий земной плод. Только семечко было одно, а не множество. Оно болталось посередине, в жидкости, на тонкой жилке плодоножки. У внутреннего пристенка плода - мякоть постепенно светлела и затвердевала рыхлыми кристалликами фруктового сахара.
        С удовольствием утолив жажду сладким напитком, Дмитрий передал его по кругу.
        Дик выковыривал содержимое пальцем из вскрытого плоского ореха., отдалённо напоминающего - ракушку. И с наслаждением облизывая его, приговаривал:
        - А неплохо они устроились ребята. Еда вкусная. Природа чудная и климат чудесный.
        Дмитрий отобрал у него неопробованное лакомство, и добавил:
        - …И жильё приличное есть, со всеми удобствами.
        Джеймс, опустошая недопитый кувшинчик, весело отозвался:
        - …И даже посуда готовая, удобная.
        Майкл перебил их восторженные отзывы:
        - …И война не на жизнь, а насмерть.
        Все сразу перестали жевать.
        Шеф сразу осёкся. И, погрустнев, промолвил:
        - Ну вот, всю обедню испортил. - И на полном серьёзе добавил: - Если б не война, у них здесь был бы настоящий Рай. Надо помочь им как-нибудь.
        Командир тоже отложил богатую трапезу на второй план. И, призадумавшись, постановил:
        - Дождёмся Сергея. Послушаем, что он разузнал. И обмозгуем это дело.
        Глава 44. Война крылатого народа
        Младший пилот вернулся только через сутки, по Земному время отсчету; усталый, но счастливый.
        За ним, не отставая, плелась знакомая спутница. Она держала его за руку, словно боялась потерять своё сокровище.
        Поднявшись на борт, они свалили на стол незнакомые плоды; и от усталости притулились в кресло.
        Ника устроилась на коленях у своего возлюбленного. Она обняла его, положив голову на грудь. И прикорнула в сладкой дрёме, прикрывая глаза; и совсем по земному засопев своим маленьким курносым носиком.
        Сергей ласково погладил её пушистую голову. И чмокнув в макушку, с нежностью прокомментировал:
        - Притомилась, бедняжка. Не отходила от меня ни на шаг.
        Джеймс беззлобно съязвил:
        - Да мы уж заметили.
        Майкл перебил его ворчание:
        - Похоже, ты тоже подъустал. Может, поспишь?
        Младший пилот воспротивился заманчивому предложению:
        - Нет, сначала расскажу о Чирах, всё что успел понять.
        Он помедлил немного, собиряясь с мыслями; и поведал:
        - Живут Чиры в деревьях. Питаются разнообразными плодами. Смышленые, но письменности нет. Понятие «время суток» для них отсутствует, так как здесь всё время день. Летоисчисление они ведут по одной из планет, периодически появляющейся на небосклоне. По всей вероятности, это Тальпира. Проживают Чирляне крупными общинами. Я был в одной из них, где жила Ника. Местное население состоит в основном из женщин и детей. Молодые мужчины, едва достигнув половой зрелости, оставляют после себя потомство и непременно отправляются на войну; нередко даже не дождавшись появления детей на свет. Оставшуюся мужскую половину составляют лишь немногочисленные старики. Они, надо сказать, довольно моложавы на вид, хотя и живут уже очень долго. Самые старые из них, представляют собой, так называемых
«Хранителей истории». Ника праправнучка одного из них. Он и обрисовал мне сложившийся уклад жизни и поведал кое-что из прошлого.
        Сколько он себя помнит, война с Вампами не прекращается. Раньше, лес и атмосфера были гораздо шире. А крылатый народ, намного многочисленнее. Но пришли с Севера Вампы; и постепенно отвоевали благословенные земли под свои пустынные места проживания.
        Сначала они начали просто высасывать жизненную энергию из крылатого народа. Чирам знакомо это понятие. Потом стали воровать мужчин и женщин, уводя безвозвратно в полон.
        Старейшины тогда отвели население за узкий перешеек раздела материков. И миролюбивый, до тех пор, народ начал непрекращающуюся до селе войну, неся всё большие потери.
        Воюют только мужчины. Женщинам запрещено появляться на поле боя. Но они тоже вносят свою лепту в сражение; отдавая, и вылечивая тем самым, собственную энергетику спасённым жертвам энерговампиров.
        Ника тоже выхаживала меня таким же образом недавно.
        Кроме того, женская половина тоже несёт потери. Причина которых, в постоянном появлении, по их понятиям «Летающего огненного ореха», похожего на нашу Юлу.
        Давным-давно он появился здесь. Он беспощадно начал срезать дома-деревья, испепеляя их молнией; пока не захватил одну из девушек. Только тогда он успокоился, забрав её с собой, насовсем. И улетел, на время оставив в покое их природные хижины.
        С тех незапамятных времён, во время его прилёта, Чиры вынуждены отдавать в жертву по одной женщине, самой молодой и красивой.
        Так было и с Никой, когда наша Юла приземлилась в неурочное время здесь. И Чиры приняли это за внеочередное драконовское посещение.
        А когда появился наш основной звездолёт, по его размерам они решили отдать сразу троих соплеменниц. Лишь бы только он не разрушал их деревья, жизненно необходимые для пропитания и проживания в продолжении рода.
        Вот такие невесёлые дела… Я как смог объяснил ему, что Мы не То, чем они обеспокоены; и пришли с миром.
        Чиры несказанно обрадовались этому. Они сразу смирились с привязанностью ко мне Ники. И даже благословили её на любовь со мной, иноземцем!
        Теперь выходит, по местным меркам она мне «близкая подруга», или жена по-земному…
        Сергей в очередной раз с нежностью погладил человечной ладонью родную свою инопланетянку. И, вздохнув, подвёл итог:
        - …Симпатичный, добрый и доверчивый народ. Жалко если Вампы доконают его совсем. А судя по тому, что он постепенно вырождается за счёт военных потерь, рано или поздно это произойдёт. Если мы не вмешаемся?
        Все внимательно выслушали подробный доклад, и отметили про себя мудрый вывод молодого товарища.
        - Думаю, ты прав, Серёжа. - Согласился с ним Шеф.
        - Поспи пока, а мы подумаем, как пресечь этот раззор. - Обнадёжил его Командир.
        Младший пилот устало закрыл осоловевшие глаза, и засопел во сне рядом со своей
«близкой подругой». И команда перебазировалась в противоположный отсек кабины, чтобы не мешать заслуженному отдыху молодожёнов.
        Майкл открыл военный совет, и задал закономерный вопрос:
        - У кого какие будут соображения?
        Джеймс воинствующе заявил:
        - Что тут думать, надо уничтожить всех Вампов к чёртовой матери!
        Дик трезво оценил ситуацию, и усмехнулся:
        - Интересно, каким это образом? Эти организмы совсем другой сущности; и наше оружие супротив них малоэффективно. Вода выводит их из строя лишь на время, пока не затянется ржавчина на панцирях. А если мы начнём глобальную войну плазменными зарядами, неизбежно пострадают и Чиры. И в этом случае мы рискуем разрушить оба материка.
        - И если Дмитрий его способом научит нас щёлкать их по одиночке, то мы рискуем провести здесь не один десяток лет, прежде чем перебьем их всех. - Согласился с доводами Джеймс.
        Дмитрий продолжил его ход мысли:
        - …Это при условии, что они пассивно, не сопротивляясь, будут терпеть нас в поле зрения. Чиры, и без нашей помощи, наверняка научатся в будущем эффективно бороться с Вампами. Чтобы ускорить этот процесс, можно обучить их телепортации разрушающих фантомов для врага. Если конечно, они такие же башковитые, как мы.
        Майкл скептически отозвался о затее:
        - Это может принести Чирам временный успех, но навряд ли остановит настырных Вампов. И будут они вечно воевать между собой, пока вконец не изничтожат друг друга. Жалко, если добродушный местный народ озлобится, и переродится в воинствующую нацию, подобную их врагу. А рано или поздно, при таком раскладе событий, это может произойти. - И он напомнил о главной цели пребывания на планете: - …И с созвездия Надежды на Немезиду будет по-прежнему поступать только отрицательная энергия. Надо подумать, как разделить воюющие стороны между собой.
        Дмитрий попытался ответить, аргументируя свои рассуждения:
        - Для этого, прежде всего надо понять, что движет Вампами в их стремлении постоянно нападать и забирать здешних мужчин и женщин в плен. Ведь, по всей видимости, им важна не столько территория, сколько живые пленные. Ведь Вампы уносят их в своих панцирях, пускай даже в бессознательном состоянии, но всё-таки в пузырях атмосферы. Оберегая и поддерживая тем самым теплящуюся жизнь.
        Дик высказался по этому поводу:
        - Если они питаются разнообразной энергией, то можно предположить, что таким образом эти существа запасают себе припасы.
        Джеймс рассеял это предположение сомнением:
        - Но ведь раньше, до начала нападений, они как-то существовали обособленно.
        Дмитрий выдвинул новую версию:
        - А что если, их размножение каким-то образом связано с этими похищениями. Ведь рассказал же Сергей, что за женщинами периодически прилетает «Огненный орех». Впрочем, и это тоже, можно сказать, беспочвенно по той же причине. Ведь размножались они как-то и до войны.
        Командир, потирая лоб, подвёл итоги:
        - Нет сомнений, что этот «Огненный орех», и есть спасательный аппарат
«Гамбургера». Не будем сейчас гадать, как он уцелел во всей долгой перипетии истории катаклизмов на этой планете. Но факт, что Вампы его нашли и даже успели освоить навыки управления. Судя по обстрелу нашего «Финиста» над радиоактивной горой, он там и базируется. Наверно. В эту своеобразную Столицу, и уводят пленников. Дмитрий предусмотрительно включил видеозапись на техническом призраке. Но сейчас сигнал не проходит из-за помех. Соваться в самое логово энерговампиров небезопасно. Но мы теперь знаем из рассказа Чиров, что этот «Огненный орех» время от времени появляется здесь. Надо внезапно захватить его «тёпленьким»; и тогда мы проясним ситуацию. Заодно, и облегчим участь здешнего прекрасного женского пола. А пока надо готовиться к этой встрече.
        Глава 45. Маскировка
        Площадка, где согласно рассказу Чиров - постоянно приземлялся «Огненный орех», была хорошо видна с «Финиста». Именно на ней в прошлый раз Майкл с Диком останавливались на спасательной Юле. Она была ниже уровня базирования звездолёта астронавтов, что придавало заметное преимущество людям в наблюдении за её обзором.
        И основная часть экипажа незамедлительно принялись претворять свои планы в действие.
        Неподалёку они вспороли ножами ровный слой травяной растительности и разрезали её на квадраты. Затем легко оторвали от почвы ковровое переплетение коротких корней зелени; и аккуратно свернув, перенесли рулоны природного полотна к «Финисту». Ими они тщательно замаскировали корпус Диска корабля, поблёскивающий искусственными компонентами среди естественного фона природы, накрыв его травянистым ковролином дёрна.
        Маскировка получилась вполне сносная, для дилетантов в этом деле. И можно было теперь не опасаться быть замеченными со стороны условно намеченной жертвы.
        Младший пилот, как только проснулся, сразу испросил разрешение у Командира о полёте на спасательной Юле и бомбёшке «водяными фугасами» поля битвы на линии фронта перешейка. Но получил непреклонный отказ Майкла, всвязи с демаскировкой их секретного объекта. Сергей согласился с резонными аргументами, и на время оставил эту затею. И с разрешения строгого начальства, вновь удалился со своей спутницей в её родную вотчину.

«Огненный орех» мог появиться в любое время. И этот момент всё больше близился с примерными расчетами команды о предполагаемой заправке его двигателя.
        Плазменный реактор Юлы «Гамбургера» скорей всего работал на сыром радиоактивном топливе. И время восстановления его потраченной энергии, после недавнего полёта и стычки с «Финистом», вот-вот должно было закончиться.
        Это заставляло экипаж Землян неотрывно дежурить у приборов радаров своего замаскированного звездолёта.
        Потянулись будни бдительного ожидания…
        Все эти дни, складывающиеся в недели - Чиры исправно приносили съестные припасы. Они ненавязчиво складывали их невдалеке от корабля, не рискуя приближаться слишком близко к корпусу «Финиста». Они до сих пор ещё опасались его несоразмерной похожести - с «Летающим огненным орехом», принёсшим им много горестей в прошлом. И крылатый народ до сих пор осторожничал, не идя на близкий контакт с обитателями звездолёта Землян. Спокойно они воспринимали лишь - освоившего их язык, Человека.
        Сергей постоянно околачивался среди местного народа со своей «близкой подругой» Никой. Он уже смирился, и даже нисколько не удручался своей миссии. И исправно служил связующим звеном между похожими инопланетными расами, Человеков и Чиров.
        Дик соорудил ему из лёгкой плотной ткани - что-то вроде плащ-накидки за спиной. Он надёжно закрепил её прочными ремнями на теле и запястьях рук товарища. И она послужила здесь, в аспекте с малым притяжением - своеобразным планером; ещё больше сблизив бескрылого индивидуума с крылатым местным народом.
        И Сергей теперь мог свободно парить со своей любимой спутницей, нисколько не хуже её соплеменников.
        Ника была «без ума» от своего возлюбленного Землянина. Она следовала за ним по пятам, не оставляя ни на минуту. И обучала попутно «близкого друга» премудростям жития-бытия в новой обстановке.
        Сергею такая жизнь всё больше нравилась. Он уже без раздражения воспринимал - свою и её наготу, выставленную на всеобщее обозрение. И с восторгом рассказывая коллегам - как Ника ревнует его к своим любвеобильным молодым подругам, вопреки укладу свободной любви, сложившемуся у Чирлян.
        Сергею, с трудом, но всё же удалось уговорить своих «новых родственников» - не отдавать в жертву соплеменниц в очередной прилёт «Огненного ореха». Старейшины Чиров получили заверения от него, что в случае воинственного поведения опасного визитёра - Человеки сумеют защитить от разрушения их деревья-хижины. И Земляне получили одобрительное согласие Чирлян на «задуманную авантюру».
        Глава 46. Жестокий бой
        Прошло около месяца, прежде чем непрошеный гость наконец-то появился в поле беспомеховой зоны обзора локаторов.
        Точка на пеленге с каждой секундой приближалась к центральной отметке.
        Весь экипаж «Финиста» спешно занял места согласно боевому расчёту; за исключением Младшего пилота, отсутствующего в очередной самоволке.
        Дмитрий вывел на общий экран дистанционный видеосигнал «Внешнего и внутреннего обзора» бывшей спасательной Юлы «Гамбургера».
        На радость всем, он более-менее исправно работал. И по его изображению можно было различить, что у руля заправляет полётом - мелковатый по размерам, энерговампирёныш.
        Он был один. По всей видимости, Вампы пренебрегали вопросами безопасности, и отправляли пилота в единственном числе - ни столько по безнаказанности, сколько из-за тесноты малоразмерной Юлы. Их панцири были слишком обширны, чтобы свободно разместить двух членов экипажа; ни считая - одной потенциальной жертвы, за которой они собственно, и летели сюда.

«Огненный орех» приближался всё ближе. И, наконец, появился в поле зрения невооружённым глазом.
        Стайка Чиров-ребятишек беззаботно резвилась на берегу озера, невдалеке от замаскированного «Финиста». Они заметили в небе надвигающуюся угрозу. И в страхе кинулись наутёк, скрываясь за стволами редких деревьев в глубине леса, подальше от зловещей поляны.
        Враждебная Юла, как и предполагалось - зависла над жертвенным местом; и вскоре приземлилась на его иссушенную площадку.
        Ничего не подозревая о западне, Вамп опустил шлюзовой лифт вниз; и замер в ожидании очередного жертвоприношения.
        Команда «Финиста» усердно налегла на манипуляцию приборами дистанционного управления знакомого чужого корабля. И общими усилиями удалось быстро отключить систему Направляющих колец.
        Теперь можно было не опасаться, что застопоренная Юла улетит из приготовленного капкана.
        По видеомонитору внутреннего обзора стало заметно, как одинокий Вамп забеспокоился долгим ожиданием. Заподозрив неладное, он тронул штурвал управления; и обнаружил, что аппарат его не слушается. Он сразу занервничал, и схватил своими щупальцами-конечностями гутаперчивую ручку наведения лазерного оружия, с расстроенным прицелом.
        Тонкий луч вырвался из излучателя, и хаотично заметался вокруг. И случайным попаданием мигом срезал два толстенных ствола прилегающих деревьев.
        Вкось расчленённые надвое, они зашипели в срезе кипящей влагой; и объятые паром, повалились наземь. Из их укороченных останков, словно кровь, брызнули многочисленные фонтанчики циркулирующей воды.
        Дмитрий вновь попытался отключить опасное оружие. Но, как и в прошлый раз, на берегу замёрзшего океана - его попытка оказалась тщетной.
        Испепеляющая молния убийственного луча пока безвредно металась по небосводу. Но в любой момент она вновь могла опуститься с небес на землю, и посеять хаос в живописную природу. А это никак не поднимало авторитет Землян в глазах Чирлян, поверивших в спасение Человеками.
        Уничтожить Юлу, с воинствующим вовсю Вампом - не представляло труда. «Огненный орех» просматривался, как на ладони, и не был защищён отсутствующим облаком Защитного экрана. Но в этом случае, можно было навсегда похоронить затею просмотра ранее записанной видеосъёмки - она могла повредиться во время неизбежного взрыва кабины. Вывести из строя лазерный излучатель ограниченным метким попаданием, тоже не представлялось возможным - обстрел как назло вёлся из противоположного, по направлению к «Финисту», сектора враждебного аппарата.
        Уже вскоре ещё три макушки деревьев, как подкошенные, повалились навзничь.
        И Джеймс направился к лифту. Он решился взлететь на спасательной вертушке
«Финиста», и упразнить возникшую проблему ограниченным прицельным попаданием в излучатель чужого лазерного дула.
        Маскировка теперь была ни к чему - «Огненный орех» прочно увяз в обездвижимости.
        Но Командир, с невозмутимым видом, остановил обескураженного Шефа на полпути. Он хитро подмигнул напарнику, успокоив старого друга. И намекнул, усердствующему в дизориентации, Дмитрию:
        - Наверняка, в том аппарате вода осталась; ведь реактор должен как-то охлаждаться.
        Дмитрий на секунду задумался, и сразу понял намёк Майкла. Он мимолётно посетовал про себя о запоздалом решении: «Как же я сам не мог догадаться!». И дистанционно включил «Принудительную систему пожаротушения кабины» в Юле «Гамбургера».
        Изображение на мониторе обзора запестрело дождём мелких брызг. И это привнесло моментальный эффект.
        Луч вражеского разрушительного оружия сразу потух. И спустя секунды, из проёма лифта кубарем выкатился ошпаренный Вамп.
        Панцирь чужака пузырился от следов воздействия, чуждой ему, водяной припарки. И он в панике, словно раненый зверь, заметался среди сухой поляны; не рискуя выйти за её границы - под фонтанчики влаги, повсюду распыляемые с деревьев.
        Чиры из глубины леса зорко наблюдали за происходящим. Они тотчас увидели смертельного врага, и вмиг сориентировались.
        Группа мужественных подростков отважно спикировала с деревьев, неся на вытянутых рунах небольшие скорлупки с водой.
        Но Вамп тоже был - не без опыта. Превозмогая боль от полученных ранений, он успел направить свой злополучный панцирь на подлетающих юнцов.
        Все трое, летевшие в стройном ряду, сразу выронили захваченные боеприпасы; и, опустив потяжелевшие руки-крылья, рухнули с высоты. Один за другим, они попадали на почву. И затихли от изрядной потери жизненных сил, невдалеке от заклятого врага.
        Мгновение спустя, с одного из деревьев сорвалась единичная фигурка молоденькой Чирлянки. И пренебрегая опасностью, направилась к одному из сражённых парней.
        Но беззаветно-влюблённую девицу, в порыве страсти бросившуюся на помощь своему возлюбленному - постигла такая же печальная участь. Не долетев и половины пути, она упала на окраине поляны. По инерции, кубарем она кувыркнулась по поверхности; и застыла без движения, лёжа в неестественной позе.
        Вамп опустил свою плошку панциря в направлении поражённой жертвы. Он решил окончательно доканать ослабевшую Чирлянку, и вытянуть из неё последние жизненные силы.
        В этот трагичный момент, среди веток деревьев замелькала одиночная фигура Человека, передвигаясь крупными прыжками.
        Это был Сергей. А рядом с ним, не отставая, спешила на помощь потерпевшей сестренке - неразлучная Ника.
        Чиры моментально оценили ситуацию без излишних слов и жестов; и, не раздумывая, спикировали с противоположной стороны поляны, отвлекая на себя внимание зарвавшегося врага.
        Вамп уловил этот манёвр, и сразу переориентировал свой панцирь в их сторону. Он сразил храбрецов, готовых к самопожертвованию ради спасения своей соплеменницы.
        Но потерянные силы - не оказались бесцельными. Сергей с Никой успели перетащить полуживую девицу за ближайший ствол дерева.
        Меж тем, монстр обнаглел совсем, в порыве безысходной ярости загнанного в ловушку зверя. Он уже поправил своё здоровье, подкрепившись полученным зарядом энергетики. И начал всё увереннее выискивать среди листвы молодых притаившихся Чиров, поочерёдно вытягивая из них жизненную энергию.
        Вокруг поляны, повсеместно, стали часто падать тела пернатого народа, опустошенные потерей жизненных сил.
        Джеймс вконец рассвирепел от бесчинств беснующегося Вампа. Он решил навсегда покончить с его безнаказанностью. И предложил Дмитрию:
        - Пора с ним кончать. Всё равно ему каюк, здесь, среди водного оазиса. Только дров наломает в агонии. Зашли ему фантом, как ты умеешь.
        Дмитрий неуверенно возразил:
        - Надо привлечь его антенну на нас, иначе может не сработать. Но не уверен, что у меня получится это сейчас.
        Оба начальника вопросительно глянули на, засомневавшегося в своих способностях соратника.
        И Дмитрий пояснил:
        - Странно, но у меня нет никакой ненависти к этому Вампу. Скорее, чувство жалости к обреченному… - Он заметил фигуру Младшего пилота, забравшегося на верхотуру одного из деревьев, и обратил внимание командиров на происходящее, указывая в нужном направлении: - У Сереги сейчас это лучше получится. Я ему объяснял суть дела. Видимо он и пытается сейчас это продемонстрировать.
        Издали было заметно, как Сергей пытается привлечь внимание разбушевавшегося Вампа в свою сторону. Он подобно обезьяне подскакивал на трясущейся ветке и размахивал изо всех сил руками.
        Рядом вертелась Ника, всеми силами стараясь его угомонить. Она в напрасных попытках, пыталась уберечь своего любимого от сектора обзора монстра. И тщетно тащила его за руку к дуплу-входу над веткой дерева, видневшемуся среди кроны.
        Он грубо отталкивал её, прикрикивая что-то в ответ. И время от времени, сам строго посылал в проём безопасного убежища.
        Но она настырно не хотела оставлять его одного, предпочитая находиться рядом.
        Вамп прошёлся по кругу, щедро пожиная плоды своей вампирской сущности. Он заметил, наконец, безрассудно-воинствующего индивидуума. И предвкушая лёгкую добычу, направил свою антенну в его сторону.
        Сергей стоял твердо на ногах, упрямо уперевшись гневным взглядом - в плошку панциря, направленного на них вдвоём. Только Ника сразу сникла; и без сил осела, прислонившись к стволу дерева.
        Но спустя секунды, злой Вамп вдруг прекратил свой террор, в нерешительности переступая с ноги на ногу своими длинными конечностями. Он быстро отвёл свою улавливающую антенну, и в страхе ретировался с глаз долой. И спрятался от Сергея, за корпусом обездвиженной Юлы.
        Серёга только сейчас заметил свою уязвлённую подружку. Он сразу кинулся к ней, и немного встряхнул её ослабевшее тело.
        Ника вяло подняла лишь ручонку. Она тронула любимого за лицо. И вновь устало опустила голову.
        Горе до краёв переполнило взрывоопасный сосуд, колотившегося в груди, сердца. Оно вконец рассвирепило человека!
        Раскинув руки, Сергей распластал за спиной натянутую ткань плащ-накидки; и, оттолкнувшись от ветки, спланировал на враждебную Юлу, стоявшую посередине поляны.
        Сходу он нашёл взглядом притаившегося злыдня, и устремил свой гневный взгляд напрямую в сферу панциря, выплеснув туда, закипевшие внутри, эмоции.
        Торчавший внизу, черепок мгновенно взорвался, не оставив и намёка на останки! Но, одним из множества осколков, он зацепил - и беспощадного противника, стоявшего на корпусе Юлы.
        Взрывной волной Сергея отшвырнуло на поляну. И по светлому телу его плеча - заалела яркой полоской кровь.
        Ника женским чутьём почувствовала неладное. Она через силу поднялась и заметила сверху подстреленного любимого. Цепляясь ослабевшими руками за многочисленные ветки, она сползла с дерева вниз; и, превозмогая слабость, нашла в себе силы дойти до него. И упала, затихнув рядышком с избранником Землянином.
        Глава 47. Трофей
        Человеки перетащили в «Финист» раненого товарища, и оказали ему первую медицинскую помощь. Они уложили рядом с ним, совсем слабенькую, подружку Нику, принесённую Чирами под ручки к звездолёту.
        Мед-брат остался хлопотать над пострадавшими подопечными.
        Остальная тройка команды отправилась на обследование - отвоёванного вражеского корабля.
        На окраине поляны всё ещё лежали уязвлённые Вампом Чиры. Вокруг них суетились уцелевшие соплеменницы, вылечивая их своеобразным способом. Молодые девицы ложились вокруг поверженных бойцов. И прижимались к пострадавшему, отдавая ему часть своей жизненной энергии.
        Такое лечение заметно шло на пользу больным. Некоторые лежачие, ещё совсем недавно даже без чувств - уже прибывали в сознании и обнаруживали признаки прилива жизненного тонуса. А отдельные бойцы - могли уже спокойно встать; и передвигались уже без посторонней помощи.
        Чиры, занятые своим делом - не обращали излишнего внимания на Землян, упакованных в комбинезоны с гермошлемами. Они спокойно прореагировали на их необычный внешний вид, узнавая под прозрачными забралами шлемов - знакомые дружелюбные лица Человеков.
        А Люди - готовились войти в трофейный корабль, с одетым на всякий случай защитным снаряжением.
        Поднявшись в кабину, исследователи засекли небольшой радиоактивный фон. Он фонил от вскрытых топливных отсеков. В них виднелась сырая необработанная урановая руда.
        Внутри кабины, в отличии от закопчённого внешнего облика Юлы - всё было вполне сносно. И без каких либо - видимых повреждений оборудования.
        Лишь значительная часть приборов не работала. Они вышли из строя всвязи с продолжительным обесточенным забвением на протяжении долгой истории, прошедшей на этой планете. Но основная часть, как ни странно, сохранила свою работоспособность. И вероятно включилась вновь - после первой же загрузки Вампами реактора урановой породой.
        Вампы пока не научились разбираться в сложной системе приборов и управляли кораблём вручную. И это позволило, дистанционно манипулируя управлением - захватить аппарат невредимым…
        Закрыв топливные контейнеры, Майкл включил автоматическую дезактивацию. Он заглушил работу плазменного реактора. И поставил его на консервацию, до лучших времён.
        Джеймс снял кассеты с видеозаписью внешнего и внутреннего обзора, предусмотрительно дистанционно включенные Дмитрием во время предыдущей стычки с этим кораблём.
        И тройка астронавтов отправилась в свой, более просторный, звездолёт. Чтобы - в комфортных условиях просмотреть и обсудить увиденное…

«Дома» они внимательно просмотрели ускоренную прогонку записи. И стали невольными зрителями немых сцен Вампов в закулисном театре внутригородской жизни их Столицы. Они прояснили, наконец, их воинственный настрой против Чиров. И сделали для себя определённые выводы…
        Глава 48. Столица инородцев
        Гора, в которой базировался между очередным полётом «Огненный орех» - была своеобразным роддомом этих существ.
        По съёмке можно было понять, что размножаются они - с помощью различной энергетики; загружая в панцири самок - предметы, излучающие разнообразную энергетическую силу. Неважно, будь то - радиоактивная руда, или - «сворованный» пузырь атмосферы; как и - непосредственно плененная жертва Чиров.
        В первых двух случаях процесс вынашивания длился очень трудоёмко для выпаривания новых отпрысков. Они появлялись постепенно в обширных плошках-люльках самок, и слишком долго формировали свой облик внутри вогнутых сфер мамаш. И - только достигнув взрослых размеров, детёныши самостоятельно выбирались наружу. Они сразу же убирались прочь, в самостоятельную жизнь.
        Мамаши тут же забывали о своих великовозрастных детках, и принимали на горбушку новую партию энергетики для зачатия.
        Анализируя поведение Вампирш, можно было заметить, что они в какой-то мере были рады появлению на свет - особе своего пола. Такая радость была для них очень редкой и непредсказуемой. Она сразу же пополняла их немногочисленные материнские ряды.
        В основном формировались мужские воинствующие особи, обеспечивающие воспроизводство потомства - добычей исходного сырья. Они принимали участие в процессе оплодотворения - лишь доставкой общими усилиями энергетического зародыша для своих общих дам.
        Третий вариант был особый. Когда в качестве исходного материала энергии загружался пленённый Чир - процесс продолжительности вынашивания сокращался в десятки раз. И сформировавшийся энерговампирёныш определенно соответствовал полу изначально вложенной жертвы.
        В этом была главная причина нападения Вампов на соседний истребляемый крылатый народ.
        Самки рождались очень редко. И Вампы использовали редкую возможность полёта на
«Огненном орехе», связанную с несовершенством топлива и долгой подзарядкой. Они летали - лишь за женским жертвоприношением, игнорируя даже поле битвы, где отбивались от них - только мужчины Чиров…
        Глава 49. Восстановление
        Прошло нимало времени со дня жестокого боя.
        Чиры теперь уже больше не опасались «Финиста», также как и обитателей его населяющих. После стычки с «Огненным орехом», они окончательно убедились в безвредности летательных аппаратов. Они сообразили, что разрушающая их сила зависит от действий существ, скрывающихся в них.
        Человеки, в отличии от Вампов - не сделали им ничего плохого. И дружелюбный народ постепенно проникся доверием к внешне похожим инопланетникам. Тем более, что среди Землян находился их «зятёк», к которому они давно привыкли и считали его героем недавнего боя с озверевшим Вампом.
        Младший пилот уже выздоровел после очередного ранения. И в паре со своей оклемавшейся инопланетянкой - подключился к повседневным будням жизни.
        Чиры заметно демонстрировали проникновенное уважение к сосватанному Землянину. Они охотно и безропотно прислушивались к его словам и советам.
        Сергея это нисколько не удручало. И он принял роль предводителя группы молодых подростков, воевавших рядом с ним в недавней стычке.
        Они искренне тянулись к нему, как к лидеру и победителю в этой опасной схватке с врагом. И неотступно следовали за ним по пятам, внимая его умудрённым наставлениям и учениям.
        Атаки Вампов с воздуха можно теперь было не опасаться. И Сергей, со своей летающей бригадой - демаскировал замаскированный корпус «Финиста».
        Они перенесли пласты содранной растительности, укрывавшие силуэт звездолёта - в прежние места произрастания. И аккуратно уложили их на влажную почву вырезанных квадратов, чернеющих среди зелени; вернув живописной природе - заплатки травяного ковра.
        Ника всё реже стала появляться рядом с Сергеем в поле зрения его товарищей. Она предпочитала, чтобы он навещал её на половине своих сородичей - в зарослях леса.
        Младший пилот, между встречами, тщательно обследовал трофейный корабль. Не мешкая, он сразу-же нетерпеливо приступил к починке - вышедших из строя узлов оборудования. И постепенно восстановил - утраченные со временем, жизненно важные функции автоматики потрёпанного аппарата.
        Чиры с интересом наблюдали за его действиями. Но, ничего не понимая в технике, предпочитали не лезть под руку уверенных действий, опытного в своём деле, Землянина. Они отмыли и вычистили до блеска закопчённый корпус. И Юла «Гамбургера» засияла как новая, и приняла свой прежний, безвредно знакомый облик.
        Восстановленный спасательный аппарат исправно функционировал всем набором автоматики и приборов. И мог теперь полноценно послужить на добро - и Людям, и Чирам.
        Сергей заправил плазменный реактор «Огненного ореха» концентрированным топливом с
«Финиста». И, в ожидании зарядки системы корабля, не на шутку взялся за теоретическую подготовку своей смышленой инопланетной команды, по освоению ими азов незнакомой техники.
        Глава 50. Бомбардировка
        С поля битвы на перешейке стали поступать тревожные вести.
        Полчища Вампов, обеспокоенные пропажей единственного своего летательного аппарата - подошли к границе Атмосферного колпака. Они сходу прорвали оборону Чиров. И вторглись на прифронтовую их территорию, забрав в полон множество женщин.
        Встречая по пути самоотверженное сопротивление ополчения крылатого народа, многочисленные когорты врагов - медленно, но настырно продвигались вглубь Зелёного материка, в направлении Райского оазиса.
        Сергей сообщил начальству, переведённую на земной язык, новость. Следом, он быстро загрузил водой два отсека трофейного аппарата, с помощью своей пернатой команды. И, уже не испрашивая разрешения, улетел на отремонтированной Юле - бомбить наседавшего противника.
        Начальство по-своему оценило самовольный благородный порыв Младшего пилота. Оно послало Мед-брата - последовать примеру товарища. И Дик, не мешкая, сорвался вдогонку за Сергеем - на спасательном аппарате «Финиста».
        Два мелких корабля поочерёдно возвращались на исходную базу; и, загружаясь водой, немедля вновь улетали на линию фронта. Они быстро шныряли взад вперёд, туда сюда. Но их малотоннажного боезапаса явно не хватало для стойкой обороны.
        И Начальство Землян приняло решение - ударить по наступавшим Вампам
«стратегическим водным боезарядом». Оставшиеся члены экипажа - заизолировали несколько обширных отсеков базового звездолёта.
        Шеф попросил Младшего пилота, подлетевшего в очередной раз на пополнение боезапаса, «почирикать» с Чирами об ускоренной загрузке - вместительных ёмкостей
«Финиста».
        Долго ждать не пришлось. Со стороны ближайшего озера вскоре потянулась вереница молодняка крылатого народа, со скорлупками, зажатыми в руках. На ходу своего полёта, они выливали доставленную воду в открытый верхний люк лифтовой шахты.
        В совокупности с проложенным в озеро шлангом насоса водозабора, эта помощь была достаточно эффективна. Вода постепенно и довольно быстро заполняла заизолированные отсеки, нагружая крупный Диск звездолёта - под критическую отметку взлётной массы.
        Скрестив руки, Командир подал знак пернатой команде, летающей в бреющем полёте над кораблём - о приостановке их помощи.
        Чиры без слов поняли язык жеста. Они отсоединили техническую трубу водозабора от корпуса. И разлетелись в стороны.
        Задраив переборки, Командир подал команду на взлёт. Нагруженный звездолёт накренился под весомой ношей, и тяжело отчалил от поверхности в сторону зоны военных действий.

«Финист» пролетел над прифронтовым тылом Чиров. И команда с удовлетворением отметила, что усилия пилотов спасательных аппаратов увенчались заметным успехом. Две Юлы своей частой бомбёжкой водными зарядами заставили Вампов отойти на прежние позиции - вниз, за скалистые кручи зелёного континента, на узкий перешеек двух материков.
        Но идти дальше на попятную - эти существа никак не собирались. Они выстраивались в стройные когорты подошедшими свежими силами, и явно - вновь собирались предпринять новое наступление.
        Через нижний шлюз лифта, тяжёлый бомбардировщик сбросил тонну своего стратегического боезаряда - вниз, на узкий коридор перешейка, обрамлённый с двух сторон отвесными кручами пропасти.
        Водный ливень водопадом обрушился на несметные полчища Вампов, обжигая их отполированные панцири; и смывая крайние ряды в бездонную пропасть Замёрзшего океана.
        Понадобилось ещё несколько таких же налётов «Финиста», чтобы утихомирить настырного противника.
        И это, наконец, заставило Вампов приостановить генеральное наступление…
        Глава 51. Военный совет
        Пользуясь затишьем на линии фронта, все лётчики немногочисленной эскадрильи экстренно собрались на базовом звездолёте для военного совета.
        Пользуясь правом старшего, Майкл открыл дискуссию:
        - Бесконечно так продолжаться не может. Эти монстры почти не уязвимы. Залечив свои раны, они вновь полезут на приступ. А в своих намерениях, надо отдать им должное, бесстрашия им не занимать. Учитывая их мотивы размножения, рано или поздно Вампы своего добьются. Они захватят последний атмосферный оплот, и поголовно истребят всех Чиров. Или, в лучшем случае, превратят их в своих рабов… Даже если мы останемся здесь надолго и вычерпаем всю воду из оазиса. Но вода лишь на время выводит их из строя. А обезводив здешние водоёмы, мы так или иначе превратим эту местность в пустыню. И никто не знает, сколько понадобится времени, чтобы упрямство этих существ пересилила мысль о мирном существовании рядом с крылатым народом… Или хотя бы чувство опасности при нападении на своих соседей. …Надо придумать что-то особенное, чтобы отвадить Вампов навсегда.
        Джеймс высказался устаревшей мыслью:
        - А что, если всё-таки попробовать научить Чиров, рассправляться с Вампами методом разрушительных фантомов. Ведь у Сергея это тоже получилось. - Он персонально обратился к Младшему пилоту: - Вот и поделись своим опытом со своими новыми друзьями. Ты же общаешься с ними на их языке… И почти без акцента.
        Сергей не оправдал надежд Шефа:
        - Уже пытался… Не получается у них. На редкость добродушный народ. Нет у них в душе злости. Может в этом и причина их неспособности воспринимать этот метод.
        Джеймс помолчал, разразмышляя над крахом разбившихся надежд. И не долго думая, выдвинул новую версию:
        - Тогда надо растопить Замёрзший океан! Выстрелим по участкам низменности пару-тройку небольших плазменных зарядов, и процесс оттаивания пойдёт. Потом подорвём узкий перешеек, соединяющий два Материка; и дело считай сделано… - Он вопросительно уставился на Майкла в ожидании, что скажет на это старый друг.
        Дмитрий, упредил резолюцию Командира. Он своими рассуждениями дополнил, и отчасти разрушил доводы Шефа:
        - Если разрушить перешеек, то мы изолируем Чиров от врага водным каналом. Но это принесет только временные выгоды. Когда плазменная реакция синтеза пройдёт, всё вновь станет ледовым колом. А конечности Вампов ко льду привычные. Да и воздействие плазменными зарядами, даже очень незначительное. неизбежно может вызвать тектонические процессы вблизи материка Чиров. А это чревато гибелью природы местных оазисов. Облака пепла нависнут над ними и надолго закроют свет Алентины.
        Джеймс задумчиво осмыслил возражения Логистика. И продолжил отстаивать право на жизнь своей идеи:
        - Тогда надо зажечь новое солнце над Ивсой. С Севера! Мы таким образом избежим разрушительных катаклизмов здесь. Можно использовать для нового светила третью планету Икторию. Зажжем её ядро плазменными зарядами.
        Дмитрий на этот раз полностью согласился:
        - Действительно, так мы спровоцируем безболезненное для всей планеты форсированное таяние льда. Начнётся образование океанов, формирование атмосферы и тёплого климата повсеместно. И как следствие, новое жизненное пространство для Чирлян.
        Майкл опустил размечтавшихся коллег с неба на землю:
        - Только этим мы не решим главнейшей на этот час задачи. В протяжении тех лет, пока будет происходить эта эволюция природных стихий, уже может не остаться живых существ, для которых она изначально предназначена. Вампы, в конце концов, могут и научиться плавать. - Он вопросительно взглянул на Мед-брата, компетентного в таких вопросах.
        Дик утвердительно кивнул. И согласился:
        - Вполне может быть. Их конечности и нижняя часть панциря, по всей вероятности, безболезненно переносят воду.
        Скептически настроенный Командир всё же оценил смелую версию друга. И вынес вердикт:
        - Вообще-то идея неплохая, надо реализовать её в последующем. …Только вот как развести воюющие стороны?
        Джеймс взбодрился от авторитетной похвалы. Он окончательно воспрянул духом от новой мысли, возникшей вдруг в голове. И он сходу выпалил её на суд товарищей:
        - А что если переправить Вампов на Тальпиру?
        - Там, как нельзя кстати, благоприятные условия для их образа жизни. Ведь эта планета напичкана радиацией. А это приемлемый рацион для их питания и размножения. - Одобрил идею Шефа Мед-брат.
        Майкл засомневался, и недоумённо спросил:
        - Каким это образом «переправить»? Как козлов на веревочке что ли?
        Шеф парировал закономерный вопрос Командира заранее заготовленным ответом:
        - Используем для этого «Галлей»! Приземлим его на Ивсу. И Вампы сами полезут на него, учитывая их тягу к энергетике. Ведь, как известно, этот гигантский Челнок напичкан под завязку таким добром.
        Командирунечего было возразить на столь убедительные аргументы. И он согласился с резонным предложением:
        - Пожалуй, это может сработать. Мы таким образом разъединим враждующие существа на недосягаемое расстояние. И даже сохраним, в изоляции друг от друга, оба вида. Надо попытаться это сделать… И без промедления.
        Глава 52. Великое переселение
        Экипаж Землян незамедлительно приступил к исторической миссии - по спасению двух разновидностей существ, непримиримых в общем сожительстве.
        С Диска, по связи, поступили соответствующие сигналы на вторую спасательную Юлу, предусмотрительно оставленную при корпусе исполинского Челнока.

«Галлей» послушно следовал дистанционным командам, передаваемым с «Финиста» По мере приближения к планете, корабль постепенно вырастал на небосклоне в гигантский корпус сверкающего болида. И всё ближе подлетал к намеченным координатам.
        Астронавты подняли «Финист» на удобную высоту, чтобы скорректировать точное приземление «Галлея». И полетели в предполагаемый район посадки исполинского титана.

«Финист» завис невдалеке от Столицы Вампов, на безопасном расстоянии от досягаемости энерговампиров.
        Экипаж, с высоты своего положения, с осторожностью приступил к предварительной стадии задуманной операции - посадке грузового Челнока на поверхность Ивсы.
        Насколько было возможно, они замедлили скорость подлетающего болида. И массивный корпус «Галлея» плавно опускался на поверхность, рядом с густо населенным районом Вампов.
        Он содрогнулся всей своей массой от соприкосновения со скалистым грунтом, разнося по округе глухой гул. И, чуть качнувшись по инерции, застыл в стационарном положении.
        Облегченно вздохнув, экпериментаторы стали наблюдать за подопытными монстрами, оживлённо снующими внизу.
        Как и предполагалось - Вампы клюнули на приманку. Они почуяли под серебристой оболочкой «подарка упавшего с небес» - скрытый потенциал энергии.
        Словно загипнотизированные магической силой, они выстроились цепочкой, и полезли на корпус овального Челнока, занимая места для халявной пирушки. Они переворачивались вверх ногами, и плотно присасывались к поверхности инопланетного
«леденца» своими чашками панцирей.
        Пришлось выждать довольно продолжительное время, прежде чем сверкающий обширный корпус «Галлея» - был полностью облеплен панцирями Вампов. Свободной осталась лишь
«невкусная» Юла, одиноко стоящая у носа и предусмотрительно задраенная на все переборки.
        Упакованный первой партией, Челнок дистанционно двинулся с места и пошёл на взлёт, быстро отдаляясь от поверхности материка.
        Несколько Вампов задом уловили движение и почувствовали что-то неладное. Они сразу же свалились с корпуса, кубарем покатившись по камням. Остальные же, догадались о случившемся слишком поздно, когда корабль уже поднялся на почтительное расстояние. Они предпочли не искушать судьбу. И, втянув конечности во внутрь панцирей, покорились своей участи.
        На другую планету «Галлей» доставил всех пассажиров в целости и сохранности.

«Финист» сопровождал транспорт всю недолгую дорогу в небольшом отдалении.
        Вампы, учитывая их безвоздушный образ жизни - безболезненно перенесли открытый межпланетный перелёт. Но сам полёт не вызывал у них восторга. И как только
«Галлей» приземлился на Тальпиру, многочисленная братия этих существ - спешно покинула, заманивший их, летающий объект. Они живо попрятались по многочисленным расщелинам рельефа новой местности.
        Космонавты не спешили стартовать за следующей партией. Они решили понаблюдать за адаптацией арьергарда первопроходцев к новым условиям проживания.
        По всей видимости здешняя обстановка ни сколько не удручала Вампов скудностью своей природы. А даже, наоборот - обрадовала.
        Спустя некоторое время они повылазили из своих укрытий, и в дружном порыве стали собирать в свои панцири отдельные фрагменты грунта. Они с закономерной настойчивостью носили его к возвышающемуся холму, испещрённому частыми щелями пещер.
        Дмитрий поведал вслух свои соображения:
        - Наверное, строят себе новый город…
        Джеймс навёл луч спектрометра на один из загруженных панцирей. И, в свете увиденного на приборах, проинформировал остальных:
        - Или подготавливают роддом. Урановую руду носят. Быстро они акклиматизировались.
        Дик поделился своими выводами, отчасти оправдывая бесчинства этих существ на прежней планете обитания:
        - Может, они и на Чиров нападали, из-за недостатка в недрах Ивсы радиоактивных руд. Ведь излучение мы засекли лишь над Столичной горой… Ито, очень слабое.
        Майкл согласился:
        - Если так, то им здесь понравится. А на Ивсе и они, в конце концов, могли бы погибнуть, исчерпав свои полезные ископаемые, и изничтожив заодно всех Чиров. Теперь им раздолье. Такого рода припасов здесь немеряно. Будем считать, что мы придумали переселение вовремя. Только как убедить остальных, оставшихся? Чтобы они добровольно последовали примеру первопроходцев? Ведь они не знают о судьбе своих собратьев. А, учитывая сообразительность этих существ, второй раз, без причины «в капкан» они вряд ли полезут.
        Джеймс вернулся к своей изначальной идее, и напомнил её суть:
        - Надо не мешкая зажечь Икторию. Сейчас самое подходящее время для этого. Свет загоревшейся Иктории начнёт топить лёд вокруг возвышенностей. Вампы почувствуют опасность затопления, и сами побегут на «Галлей».
        И Командир утвердил доводы Шефа:
        - Так и сделаем! Разделимся на две команды. Сергей и Дик поведут на Юле, и вновь посадят «Галлей» на Ивсу. А мы втроём… - Он посмотрел на потенциальных членов остального контингента: - …Полетим на базовом Диске зажигать вторую Звезду в созвездии Надежды. Тем более, что нам не привыкать. - Он подмигнул Дмитрию и добавил: - Только сейчас придётся реально пожертвовать Юлой «Гамбургера», и распроститься с этим «Огненным орехом» навсегда. - Повернувшись к Младшему пилоту, он спросил: - Не жалко? Ведь ты его так упорно чинил.
        Сергей, не раздумывая, ответил:
        - Для благого дела, нет. Тем более, что Чирам этот корабль в прошлом принес много горя. Они до сих пор смотрят на него с неприязнью. Пускай теперь он послужит мирному будущему. И сгинув навсегда, отработает исподволь допущенные грехи!
        Майкл улыбнулся на его, далеко зашедший, пафосный монолог. И поставил точку оптимизма в обсуждении насущной проблемы:
        - Вот и хорошо! А теперь приступим к делу.

«Финист» отстыковал верхний спасательный аппарат, с двумя членами команды на борту, оставив «Галлей» на их попечительство. И отчалил остальным экипажем в направлении малой планеты Иктории, с пристыкованным снизу «Огненным орехом».
        Глава 53. Метеорологические катаклизмы
        С помощью телепортации биошлемами, «Финист» быстро достиг - третьей малой планеты, сильно отдалённой от остальных.
        Зависнув на орбите Иктории, Человеки вычислили наиболее приемлемое направление для поджога второго местного потенциального солнца. Они обнаружили в подходящем напрвлении широкую трещину в коре поверхности. И заслали в глубокую щель тектонического разлома «Огненный орех», заранее подготовленный и запрограммированный для глобального пожара.
        Уже вскоре поджигатели увидели первые симптомы сработавшей бомбы замедленного действия.
        Они не слали дожидаться последствий максимального плазменного воздействия от, канувшего в пропасть, стратегического снаряда; опасаясь непредсказуемой реакции ядра разгорающейся планеты. И поспешили ретироваться прочь, направившись кратчайшим маршрутом к Ивсе.
        Иктория удалялась позади, всё чётче вырисовываясь на фоне космического пространства. Она всё ярче высвечивала на своей поверхности - разрастающееся оранжевое пятно от цепной реакции плазменного синтеза.

«Финист» был уже далеко в пути, когда в обозримом пространстве созвездия Надежды - в полной мере засияло второе Солнце.
        Оно уже вовсю светило и грело, когда астронавты достигли Ивсы.
        Над приближающейся планетой полукругом сияла разноцветная радуга, переливаясь гармонией света. Она сверкала кругом небосвода, перекрещивая ультрафиолетовые лучи Иктории с галлогеновым светом Алентины. И по краю затенённой части пестрела заметными прямолинейными бликами, похожими на Земное Северное Сияние.
        Две цветомузыки навевали сентиментальные мысли в душе.
        И Джеймс размечтался:
        - Теперь здесь, и на Севере, будет тепло. И Чиры расселятся в будущем по всей планете, согретой лучами двух солнц.
        Майкл посмотрел в его отрешённые глаза. И вернул улетевшего в фантазиях друга с небес на землю:
        - Надо сначала Вампов перевезти.
        Джеймс оторвался от задумчивых мыслей. И, не без гордости за свою состоявшуюся идею, предположил:
        - Лёд наверняка уже начал таять. И Вампы сами побегут, спасая от воды свои шкуры.
        Первый, метеорологический, прогноз Шефа сбылся. Чего нельзя было сказать о втором утверждении…
        Подлетая к Ивсе, экипаж убедился - что в Замёрзшем океане уже образовались водные проталины, поблёскивающие внизу. Да и на Материке образовались тонкие жилки мелких речек, стекающих с оттаивающих отрогов гор. Они заполняли многочисленные низины суши в районах проживания Вампов.
        Но сухолюбивые монстры не спешили спасти свои шкуры среди прибывающей воды путём спасения на «Галлее», вновь предоставленном неподалёку. Они злопамятно помнили о судьбе своих собратьев - улетевших на нём в предыдущий раз и безвозвратно канувших в неизвестность. И предпочитали перебираться в сухие места природных возвышенностей, опасаясь такой участи.
        Но были среди них и те, которые снова позарились на приманку; или может быть даже - проявили дальновидность. Они сознательно пошли на рискованный шаг, решившись отправиться в неизвестное путешествие, чем метаться среди прибывающих луж.
        Хорошо различимый с высоты полёта, гигантский корпус «Галлея» - был заполнен лишь на треть своей площади. Вокруг него сновала сопровождающая Юла, поливая водой - сомневающихся особей, не желающих подчиниться неизбежной своей судьбе.

«Финист» с ходу присоединился к этой экзекуции. И в тандеме с напарниками - экипажи более успешно продолжили третировать монстров, обеспокоенных своим положением; и намного результативнее сгоняли их на возвышающийся Челнок.
        Летая за пополнением водных боеприпасов, Земляне увидели, что Вампы заметно присмирели в свете последних событий.
        Они больше не штурмовали скалистые кручи на линии фронта, по которым частыми ручьями стекал оттаявший лёд.
        Узкий перешеек посырел от водной пыли небольших водопадов, и тоже был уже свободен от воинственных когорт.
        Вампы повсеместно обеспокоились нахлынувшим бедствием, и оставили поля боя. Их разрозненные отряды спешно собирались в кучу, концентрируясь поближе к своей Столице.
        Паническим их настроением успешно пользовались летуны. Искусственным дождём с разделённых аппаратов они постоянно загоняли сухолюбивых монстров, обезоруженных страхом внезапного бедствия - на остов своеобразного «Ноева ковчега», высившигося неподалёку.
        Но, несмотря на все старания - корпус болида удалось заполнить только наполовину свободной площади. И Командир принял решение на очередную перевозку собравшегося контингента пассажиров. Команда трезво рассудила, что оставшиеся - возможно будут посговорчивее в последующем рейсе.
        Перевозчики переправили на Тальпиру вторую партию переселенцев. Они отметили их радушную встречу - с авангардом собратьев, акклиматизировавшимися на новом месте. И удовлетворённый экипаж приготовился к обратному полёту.

«Галлей» уже приподнялся над поверхностью, когда космонавты заметили внизу непонятный ажиотаж.
        Группа из трёх особей-старожилов, до этого спокойно стоявшая в толпе новичков, увидела плавные поползновения опустевшего болида на взлёт. Они спешно галопом поскакали на своих длинных конечностях к его корпусу, явно проявляя беспокойство по поводу внезапности его отрыва от поверхности.
        Джеймс заметил эту сцену, и предположил:
        - Слинять захотели, твари неблагодарные.
        Но у Командира была своя версия о стремительном порыве тройки первопроходцев. Он жестом приказал опустить отчаливший Челнок.
        Как только «Галлей» обратно коснулся поверхности - подбежавшие Вампы быстро вскарабкались на его корпус. И, удобно умостившись на нём, притаились в ожидании полёта.
        Поймав немой вопросительный укор раздосадованного друга, Майкл кратко объяснил, аргументируя свой приказ:
        - Может это курьеры. Тогда они нам помогут, сообщив обеспокоенным собратьям о здешних условиях проживания. И у нас отпадёт надобность загонять оставшихся на Челнок насильно.
        Мудрость командира подтвердилась при очередной посадке «Галлея» на Ивсе. Она подкрепилась и новым метеорологическим прогнозом.
        При подлёте к планете космонавты издалека различили огромное озеро растаявшей воды. Оно было пока зажато среди северных гор, венчающих материк Вампов.
        Свет Иктории постепенно смещался по своей круговой орбите, и падал уже отвесно на этот участок планеты. Под тёплыми лучами, высокогорные ледяные кручи неумолимо таяли. И всё больше пополняли гигантский водоём, переполненный уже до краёв.
        Наконец одна из скалистых стен бассейна лопнула. И стремительный поток - из воды, песка и камней - хлынул по длинному континенту, устремившись на Юг и сметая всё на своём пути.
        Три пассажира Вампа, с высоты полёта «Галлея», тоже пронаблюдала эту картину. Они с летающего объекта - принялись крутить своими плошками антенн, передавая вниз своей консервативной братии тревожные вести; а заодно и информацию о новой инопланетной среде обитания.
        И как только Челнок застыл на поверхности, Вампов долго не пришлось уговаривать. Они уже переварили ценную информацию, донесённую своеобразным способом; и обдумали её пагубные последствия. И увидев вернувшихся сородичей целыми и невредимыми, они гурьбой полезли на корпус болида, оставив позади все свои сомнения.
        На этот раз загрузка транспорта - не заставила себя долго ждать. И, спустя непродолжительное время - из проёма горы Столичного града - вышли последние наикрупнейшие особи. Несомненно, это был «высший свет» в иерархии правления мира Вампов. Остальные монстры раздвинули широкий круг и уступили им наилучшие места на корме Челнока.

«Галлей» был упакован почти повсеместно. Оставались даже незаполненные свободные места. Земляне на всякий случай выждали ещё немного времени, чтобы подождать немногочисленные одиночные силуэты спешащих опоздавших. И, не обнаружив вокруг - больше ни одной плошки черепка, подняли транспорт, загруженный последней партией пассажиров, в воздух.

«Галлей» уже был в нескольких километрах от поверхности, когда послышался рёв, грозно нарастающий с Севера. Высокая волна селевого потока замаячила на горизонте, стремительно продвигаясь к покинутой Столице Вампов.
        Вскоре грязный поток селя достиг центрального града. И наткнувшись на его пустотелые стены - сходу разрушил их. Высившаяся над равниной - природная пирамида навсегда растаяла в огромной бурлящей реке, смешавшись с её составляющими.
        Ослабленная разрушенным препятствием - волна селевого потопа продвинулась ещё немного на Юг, и скатилась по глубокой расщелине в пропасть. И хлынула со всем своим содержимым - в низменность оттаявшего Океана, похоронив в его глубине - все памятники империи Вампов.
        Монстры увидели с высоты полёта, что все их Города-роддомы разрушены и канули в водную пучину. Они притихли и безропотно изготовились к вояжу в новый мир.
        Они уже не присасывались к корпусу Челнока. А смиренно, словно курицы-наседки - сидели на занятых местах, подчинившись неизбежной своей участи…
        Сопроводив рейс, космонавты высадили последний контингент пассажиров, доставленных на новое место проживания, пустынную планету Тальпиру.
        Здесь всё же не обошлось без небольшого эксцесса, инсценированного правящей элитой Вампов. По их приказу - солидная группа крупных особей при высадке попыталась прихватить с собой - первую спасательную Юлу «Финиста», стационарно базирующуюся на носу корпуса «Галлея».
        Но экипаж дистанцированного базового звездолёта, быстро приподнял Челнок с поверхности. Они встряхнули как следует его корпус. И освободили от навязчивой идеи алчные головы неблагодарных существ, развенчав неуспехом их неудавшиеся попытки.
        Округлые панцири не смогли удержаться на покатом болиде. Они кубарем скатились на поверхность Тальпиры. И остались на новом месте проживания без лётной техники.
        Глава 54. Эволюционные преобразования
        Покончив с долгой трудоёмкой задачей, «Финист» сопроводил Челнок к месту своей новой постоянной дислокации. Они застопорили «Галлей», изрядно опустошённый в долгом странствии от спрятанной внутри энергетики - на среднеарифметическом равноудалённом расстоянии от двух заселённых планет.
        Сопровождающие отпустили болид в свободное плавание. Но подстраховались, и немного проследили за его самостоятельной орбитой полёта.
        Экипаж на всякий случай оставил на корпусе «Галлея» прикреплённую Юлу, поставленную на боевое дежурство; до поры - устоявшихся параметров кругового движения кометы. И отбыли для отдыха в знакомый оазис на Ивсу.
        Повсеместно, на всей территории планеты погода уже устоялась. Она протекала более-менее спокойно, без каких-либо непредвиденных сюрпризов.
        Климат за пределами Юга заметно потеплел. А границы возвышенностей зелёного плато Чирлян - омывали обширные водные глади.
        Новое солнце проплывало над Северным полюсом Ивсы, постепенно растапливая ледяные горы. Многочисленные ручушки постоянно пополняли гигантские водохранилища. И вода, накатываясь волной прилива - постепенно поднимала уровень океана, граничившего с соседствующими материками.
        Водная стихия не выходила за рамки берегов, обрамляющих её контуры. И Материк, где в недавнем прошлом проживали Вампы, в основном оставался свободным от её наплыва.
        Вода заняла - небольшие пространства для озёр, и длинную низменную долину, по которой пронёсся сель. По ней текла - широкая спокойная река, питавшаяся талыми водами горного хребта, раскинувшегося на Севере.
        Начала формироваться атмосфера - и над остальной частью планеты. Но кислорода в ней не хватало для постоянного проживания.
        Благодарные Чиры воспользовались защитными скафандрами, подаренными Землянами. Они поочередно, небольшими группами спускались по перешейку на соседний континент. И обсаживали пустующую площадь - различными плодовыми семенами их деревьев-домов; отвоевывая вновь для жизненного пространства - территорию, некогда принадлежавшую своим прадедам.
        Сергей вносил свою ощутимую лепту в это полезное дело. Он периодически курсировал туда на Юле «Финиста», и с высоты засаживал зелёным садом - отдалённые участки суши.
        Младший пилот почти всё своё свободное время находился среди Чиров. Он лишь изредка забегал на огонёк к товарищам-Землянам, праздно проводящим заслуженный отдых. И подолгу о чём-то перешёптывался с Мед-братом.
        Несколько раз они напару удалялись в места компактного проживания Чирлян. А нередко - и Дик тоже оставался на ночёвку там.
        На все расспросы коллег о теме их бесед, Мед-брат отмалчивался или отшучивался, таинственно улыбаясь. Он строгом секрете хранил - доверенную другом, врачебную тайну.
        Дмитрий коротал свободные вечера разговорами с Майклом, философствуя о непродолжительной его жизни на Немезиде.
        Майкл рассказал о некоторых особенностях - прошлых посещений Блуждающей планетой - около-Земной Солнечной Системы. Настолько подробно, насколько сам был посвящён в историю давних событий…
        Немезидцы - и с Землёй провели что-то подобное - произошедшему с вмешательством Людей на Ивсе. Только, в Солнечной Системе - это было немного отличимо от событий в созвездии Надежды.
        В те давние времена Земля, как и Ивса - тоже не вращалась вокруг своей оси. На ней - вообще отсутствовала атмосфера и какая либо жизнь. Но Немезидцы, вычислили нашу планету, как благоприятную для последующего заселения. И закрутили её искусственно, создав малую спутницу - Луну.
        Они перебазировали её из отдалённого уголка Солнечной Системы на орбиту вокруг Земли. И под действием сложного обоюдного взаимодействия двух различных по массе тел - планета завращалась; образуя на поверхности атмосферу, со всеми вытекающими последствиями. С тех пор, Луна приливами и отливами поддерживает это вращение.
        А Марс в то время - был уже зелёной благоухающей планетой. И там зарождалась сознательная человеческая жизнь.
        Чтобы передавать с Марса на Немезиду - излишнюю жизненную энергию - был построен корабль, названный впоследствии нашими предками - кометой Галлея.
        Но развитая марсианская цивилизация похоронила сама себя в руинах развязанной междоусобной ядерной войны. Лишь немногим её представителям удалось перебраться на соседнюю Землю в допотопном космическом аппарате.
        В очередной свой прилёт, через десяток тысяч лет, Немезидцами было принято непростое решение. Они настроили комету, чтобы - провоцировать опасность на Земле и Марсе, при увеличении продолжительности жизни на них. Ибо с увеличением продолжительности жизни - растет технический прогресс общего производства, в том числе - и военного… и наоборот.
        И чтобы люди, избалованные технологическими новшествами - не расслаблялись соблазном войны между собой, по мнению инопланетных мудрецов - их надо было постоянно пугать извне. Считалось, что только перед лицом всеобщей угрозы из Космоса - можно заставить сплотиться все Человечество…
        Дмитрий, в свете последнего предложения, сделал свой вывод:
        - Но Мы же пережили стадию конфронтации на Земле.
        Майкл согласился:
        - Поэтому нам, и позволили переделать здешний мир. Теперь за ним будут наблюдать с Немезиды. Изнутри кометы, спасённой и запущенной нами здесь. У них с ней прямая связь. Так что, наша миссия здесь закончена.
        Дмитрий, стосковавшись по семье, воодушевился:
        - Значит теперь, можно и домой, на Землю?
        Глава 55. Счастливое воссоединение
        Дмитрий был не единственным в команде, кого тянуло на родную планету. У остальных тоже заблестели глаза при упоминании о Земле. Прошло уже более года общего их пребывания здесь. Местный зеленый оазис был для людей гостеприимным райским уголком. Но всё равно их - стосковавшихся по родным и близким, тянуло на Землю, в отеческую вотчину, под кров родного дома.
        Дмитрий прогнал очередной нахлынувший момент тоски, и участливо поинтересовался у Майкла:
        - А ты как же? Полетишь с нами, или опять на Немезиду?
        Майкл грустно ответил:
        - Хотелось бы на Землю. На Немезиде люди проживают в основном в бестелесном, воздушном состоянии своей полупрозрачной души. Хотя, и могут формировать своё прежнее тело, по желанию, за счёт молекулярных частиц. Но они даже Любят по-особому, соединяясь духовными узами в единое целое. - Он вдруг повеселел и с иронией пошутил: - Они настолько пресыщены и просвещены в сексуальном вопросе, что потеряли к нему живой интерес. Мне же ближе земной способ общения. …Не хватает только Сьюзен. Но не всё потеряно. В награду за спасённый корабль-комету, они мне пообещали её вернуть и отпустить нас вдвоём на Землю. - Он вновь посерьёзнел, и дополнил: - Правда, только в другое время проживания. В прошлое. В настоящем, рядом со своей утерянной оболочкой, Сьюзен жить не сможет. Да и ладно. Лишь бы вместе, рядом и на Земле. А там, как распорядится судьба. …Вот только каким способом они мне доставят мою потерю? Придется, наверное, арендовать у вас запасную Юлу и вновь лететь за Сьюзен на Немезиду…
        Джеймс, не встревая, слушал разговор. Он между делом в порядке очереди следил за обзором космического пространства. И оборвал вдруг пространную речь старого друга:
        - Майкл, с нашего подопечного «Галлея» отлетел какой-то объект. …Похоже, это закреплённая Юла. Она направляется к нам, на Ивсу. - С озадаченным взглядом он поделился своим соображением: - Наверное, Вампы в процессе полёта всё-таки пробрались в кабину аппарата.
        Майкл задумался. И, одухотворённый несмелой догадкой, включил дистанционный видеообзор кабины Юлы. Он взглянул на появившуюся картинку. И с просветлённым лицом объявил:
        - Нет, дружище, это не Вамп. Это моя «лягушонка в коробчонке»!
        Джеймс прильнул к экрану монитора. И не веря своим глазам, удивлённо вскинул брови, озадаченный очередной ирреальной загадкой:
        - Не может быть, Сьюзен! Она так помолодела. Как она оказалась на Юле?
        Дмитрий увидел на изображении видеосигнала - красивую светловолосую женщину, приветливо помахавшую им рукой. На вид ей было, лет двадцать пять. И он отметил про себя, что она очень похожа - на его прямую родственницу, запечатлённую на давних фотографиях.
        Майкл обрадовано заблестел счастливыми глазами. Он озорно по-дружески похлопал Джеймса по плечу. И с приподнятым настроением пояснил:
        - Я же говорил, что у немезидцев прямая связь с «Галлеем». Похоже, моя проблема разрешилась!

…По прибытии Сьюзен, Майкл отдалился от командирских обязанностей, передав бразды правления Джеймсу. Покинув основной борт «Финиста», они с женой уединились на Юле; проживая воссоединившейся семьёй обособленно от остальных.
        Оставшаяся в строю, холостующая тройка Землян - в полной мере приступила к подготовке «Финиста» к возвращению на Землю. Они перепроверили, загруженную в приборы, программу Обратного полёта.
        Дежурная проверка была уже вскоре закончена. Она не выявила никаких непредвиденных сбоев. И новый Командир отправил Мед-брата - за Младшим пилотом; уже давно увиливающим от своих обязанностей где-то в чаще леса, среди его обитателей.
        Вслед, за быстро обернувшимся Диком, наконец приплёлся и Сергей. Его выражение лица было мрачнее тучи. И, потупив глаза, он угрюмо спросил у Джеймса:
        - Вызывали, Шеф?
        Джеймс быстро проинформировал:
        - Через сутки вылетаем обратно. Так что, давай подсобировайся, сынок. Прощайся со своей любовницей. И в путь, домой, на Землю.
        Серёга переместил взгляд в потолок. И, переминаясь с ноги на ногу, твёрдым голосом объявил:
        - Я никуда не полечу. Здесь теперь мой дом, и семья.
        Джеймс опешил от неожиданного заявления. И имел неосторожность съязвить по этому поводу:
        - Ты что, из-за этой «курицы» принял такое решение?
        Серёга сжал кулаки, угрожающе надвигаясь на командира. Он готов был уже взорваться, реагируя на его насмешку в адрес Ники.
        Но Дик встал на его пути. И остудил накал страстей, выпалив на всеобщее услышание - известный до этой поры только им двоим секрет:
        - Выбирайте выражения, Шеф. У них дети уже родились!
        Шеф округлил глаза, но не унялся. Он выкрикивал упрёки Младшему пилоту из-за широких плеч Мед-брата:
        - Что? Да как ты мог? Что я скажу теперь твоим родственникам на Земле? - Прооравшись, он немного остыл, и поспокойнее добавил к вышесказанному: - …Можешь, наконец, взять их с собой на Землю. Место есть, не жалко.
        Майкл спокойно наблюдал за происходящим, сидя рядом в кресле. Бывший Командир авторитетно заступился за «дессидента», аргументируя свою речь:
        - Оставь его, дружище, них ведь Любовь! А это всё оправдывает. Лишь она исподволь управляет людьми, да и миром в целом тоже. …Перелёт опасен для младенцев. Да, и притяжение на Земле, для Чиров может быть неприемлемым. Ведь здесь, на Ивсе, оно на порядок слабее. - И Майкл закончил свою защиту пространным намёком: - А к его родственникам я имею непосредственное отношение. И я одобряю его поступок.
        Джеймс угомонился под натиском неопровержимых аргументов своего старого друга. Он окончательно успокоился. И, махнув рукой, согласился:
        - Ладно, пускай остаётся. Будем надеяться, что не навсегда расстаёмся. …Придётся программу менять. Сквозь границу Солнечной Системы будем прорываться с помощью биошлемов. А запрограммирована аппаратура, сейчас на четверых.
        Майкл одобрительно похлопал его по плечу. И развенчал его отговорки:
        - Ничего страшного, подкорректируем. Меня же ты легко исключил из неё. Сделаешь это ещё разок. А Сергей поможет мне запрограммировать запасную Юлу на нужное время возвращения. Мы со Сьюзен полетим после вас, в прошлое.
        Джеймс миролюбиво кивнул в ответ. И полюбопытствовал напрашивающимся вопросом:
        - Интересно, в какие годы? И потом, зачем вам рисковать полётом в мелком одиночном аппарате. Не лучше ли остаться здесь, на пару с молодожёнами?
        Майкл ответил уклончиво:
        - Всему своё время… На Земле остались личные не решённые задачи. В случае аварии, мы со Сьюзен воспользуемся скафандрами, катапультируемся, и опустимся на Землю на парашютах. А через границу Солнечной Системы пройдём при помощи биошлемов. Ведь их, свободных, осталось как раз парочка. Так что, Сергей в какой-то мере даже облегчил для нас эту проблему. …Над временем возвращения надо ещё подумать, пока не решили. - Поставил точку он в расспросах на эту тему, увильнув от прямого ответа.
        И, увлекая с собой Сергея - вышел из базового звездолёта на воздух…
        Глава 56. Расставание в ожидании встречи
        Настало время расставания. Провожать поредевший экипаж «Финиста» пришли оба семейства остающихся членов команды.
        Рядом с молодой разноплемённой четой - крутилась двойня маленьких близнецов, обнимая за ноги маму и папу. Несмотря на свой младенческий возраст, ребятишки уже уверенно держались на ножках. И даже пытались что-то чирикать и гугукать, подражая обоим языкам своих родителей.
        От своего отца-Землянина, мальчишки унаследовали волосяной покров своих белобрысых головёнок. А от мамы-Чирлянки - крылышки с белым оперением за спиной. И были похожи на маленьких ангелочков, сошедших в реальную жизнь - с нарисованных картин.
        Джеймс, подойдя к молодожёнам, потрепал улыбчивых малышей по взъерошенным причёскам. Он потискав их немного щекоткой. И дружелюбно констатировал факт, примирительно обратившись к отцу семейства:
        - Оба на тебя похожи, не посрамил породу! …Ты уж прости меня за вчерашний разговор, по запарке накричал.
        Серёга снисходительно улыбнулся на извинение пожилого ворчуна. И миролюбиво заключил, пожимая руку:
        - Ладно, не оправдывайтесь, Шеф… Я уже забыл.
        И Шеф растроганно добавил, указывая на вторую отстыкованную Юлу, стоявшую в стороне:
        - Вот, решили всей командой сделать тебе свадебный подарок. Запоздало правда, но лучше поздно, чем никогда. Нам, без обоих спасательных аппаратов полегче будет телепартировать «Финист». А вам здесь, мало ли, может Юла ещё пригодится…
        Младший пилот обрадовано поблагодарил и сразу-же скромно отверг такой ценный подарок; аргументируя свой отказ безопасностью цельности базового «Финиста» в возможных непредвиденных опасностях при возвращении.
        Но Командир-Шеф твердо настоял на общем решении, успокоив младшего товарища - отточенностью до мелочей всех аспектов обратного полёта. Джеймс обнялся со старыми друзьями; и, смахнув слезу, поднялся вслед за Диком на борт облегчённого
«Финиста».
        Дмитрий последним покинул планету обетованную, шагнув в проём, опущенного товарищами, лифта. В ожидании подъёма, он помахал рукой обоим счастливым парам.
        Майкл со Сьюзен немного задержались у зашелестевшего оперением звездолёта. Наставник по-заговорщески подмигнул хитрым глазом, и озадачил Дмитрия вскользь брошенным напутствием:
        - Прилетишь на Землю, поищи про нас в архиве генеалогического древа. Может, что-нибудь и накопаешь, внучок!
        Дмитрий расценил его фразу, как шутку. И, поднимаясь в кабину, адекватно пообещал на прощание:
        - Замётано, дедуля!
        Он был уже полностью во власти предвкушаемого возвращения домой, к Катрин и дочке. По семье он скучал уже давно и так сильно, что грусть расставания с друзьями утонула в преддверии ожидания встречи…
        Эпилог
        Глава 57. Генеалогическое древо
        Про напутственную Фразу Майкла, Дмитрий вспомнил лишь по истечении месячного отпуска, заслуженного после благополучного возвращения «Финиста» на Землю.
        Вместе с Катрин, он принялся за процесс выращивания сверху вниз на бумаге - своего генеалогического древа, взращённого многочисленными предками. Корни его упирались в начало XX столетия. И обрывались, так и не обнаружив - первоисточника фамилии.
        Наконец общими усилиями родственников удалось отыскать документ, прояснивший - загадку фразы, как бы случайно брошенной на прощание Майклом. А, заодно - и прояснить цепь событий, связанных со стремлением наставника непременно попасть на Землю, в прошлое. Видимо Майкл знал от Сьюзен о них заранее. И предпочел отмалчиваться, не посвящая остальных - в минувшие будущие события.
        Найденный документ датировался 30 сентября 1909 года. Годом, с лишним спустя - после падения загадочного космического тела в центральной части Сибири, названного впоследствии Тунгусским метеоритом.
        В нём, мелкий по рангу чиновник одного из поселений, докладывал своему вышестоящему начальству - обыденную рутину повседневных буден дней, подопечного ему района эвенкийской тайги.
        Но отдельные выдержки письма пролили свет на скрупулёзные расследования Дмитрием - первоисточника своей фамилии, и - на причины, поспособствовавшие её появлению.
        В отрывках общего донесения говорилось:

«…Докладываю Вашему Высокопревосходительству, что посланная мною экспедиция - обследовала участок тайги в пойме реки Подкаменная Тунгуска, к северу от посёлка Ванавара. По их сведению: на обширной территории, в районе прошлогоднего взрыва в воздухе неизвестного космического тела - обнаружен обширный вывал леса. Деревья опалены огнём и повалены наземь на расстоянии около сотни вёрст…

…Ещё считаю долгом довести до Вашего сведения, что в трёх верстах к востоку от очага лесоповала - найден сруб добротной избы. В коей проживает семья из трёх человек европейской наружности - мужчины средних лет, молодой женщины и младенца мужеского полу.
        Как представляется возможным разобрать со слов местных аборигенов-охотников - взрослые её члены называют себя «Михайло» и «Зинаида». Промышляют они - успешным врачеванием проживающих в округе эвенков; и рукоделием поделок из бересты. Из коего следует: что они - образованные, живут - в ладу с законом и занимаются - полезным трудом.
        Ввиду отсутствия у них каких-либо документов, удостоверяющих их личность, прошу проверить: нет ли с ближайших поселений ссыльных и каторжан - побегов осужденных с вышеперечисленными приметами. В случае неимения оных, покорно прошу прислать разрешение на выдачу добропорядочным гражданам полноправных паспортов, с присвоенной фамилией Берестенёвы…»
        Анализируя загадки метеоритного феномена и найденное письмо, Дмитрий пришёл к выводу, что Тунгусский метеорит был ничем иным, как Юлой «Финиста», попавшей в приземное газовое облако. А «Михайло» и «Зинаида» - соответственно Майклом и Сьюзен - его предками, давшими начало его роду и фамилии. В последствии, у этой четы, кроме сына появилась ещё и дочь.

«Внучок» дорисовал новые ветви генеалогического древа по её линии. И с удивлением обнаружил, что оставшийся на Ивсе - Сергей был тоже его дальним родственником. Это и объяснило слова Майкла, высказанные Шефу «о родственном праве» вмешаться в судьбоносное решение об иммиграции на другую планету своего другого праправнука.
        Счастливая случайность событий, или спланированная закономерность высших сил предрешили судьбу прародителей - Дмитрий так и не понял. Но то, что это способствовало через века его появлению на свет - было очевидно…

…Родившегося через год - сынишку, Катрин с Дмитрием назвали в честь «дедули»…
        Конец.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к