Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кофф Натализа: " По Твоим Следам " - читать онлайн

Сохранить .
По твоим следам Натализа Кофф
        Не удался первый день в офисе? И шеф оказался зловещим тираном и настоящим зверем? Не беда! Главное, появилась новая работа. А то, что шеф - зверюга клыкастая, и вовсе не страшно! Ведь не станет он есть юную девушку-стажера? Но на всякий случай Заря Иртанова будет держаться подальше от Тихомира Вольнова, пусть ее и непреодолимо тянет к самому опасному из всех известных хищников.
        КОФФ НАТАЛИЗА
        ПО ТВОИМ СЛЕДАМ
        Пролог
        Зверь учуял ее за секунду до того, как она появилась в холле. Тонкая, миниатюрная, хрупкая. Девушка шла легкой поступью, а казалось, будто летела. Светлое платье оттеняло цвет кожи. Длинные волосы, собранные в небрежную косу, подчеркивали красивую линию подбородка и хрупкость шеи. А карамельно-шоколадные глаза смотрели на мир с неподдельным интересом.
        Невинна, непорочна, невероятно притягательна для зверя. Она заворожила, стоило взглянуть на нее всего лишь раз. Разбудила зверя, затронула самые темные стороны.
        А он взбесился, уловив дивные нотки ее аромата. И только годы тренировок, направленных на умение владеть своим зверем, смогли сдержать хищника под контролем.
        Дивный аромат незнакомки сводил с ума и без того безумного хищника. Обещал… Уговаривал, что на этот раз - промашки не будет.
        И зверь поверил. Поддался слабости. Подчинил человека воле хищника.
        «Она! Нам нужна она!» - назойливо билась в голове мужчины единственная мысль.
        Глава 1
        Зара торопилась, чтобы оказаться в офисе вовремя в свой первый рабочий день.
        Нельзя опаздывать. Ни в коем случае! Эта работа нужна ей позарез. Иначе придется искать еще одну подработку, чтобы накопить нужную для лечения сумму. А здесь, в офисе обещали стабильную и своевременную оплату. Более того, от здания, где располагалась компания, можно было всего за несколько минут добраться до частной клиники, в которую Зарета должна получать лечение. А значит, можно было быстро добраться туда при необходимости или в случае ухудшения самочувствия.
        Но обо всем этом Зара старалась не думать. Сейчас главное - сосредоточиться на своих обязанностях. И девушка планировала выполнять их на «отлично», насколько хватило бы сил.
        Офис компании «ВольКо» базировался в огромном здании. Зара не знала точно, сколько здесь этажей. Главное, что нужный ей отдел был на сорок пятом. Но даже не это важно, а то, что лифт, на котором поднимались сотрудники, был наполовину стеклянным.
        И это нервировало. Зара очень надеялась, что привыкнет к подобному экстриму, как и другие сотрудники. По крайней мере, никто не паниковал, стоило дверцам кабинки закрыться.
        Никто, кроме Зары. Девушка сильно нервничала, вплоть до того момента, пока на панели не загорелись заветные цифры.
        - Простите, мой этаж, - вежливо проговорила Зара и ринулась через толпу к дверям.
        А с облегчением выдохнула, когда оказалась в просторном холле. И тут же Зара попала в поле зрения администратора. Женщина, которая проводила собеседование, бросила на девушку строгий взгляд поверх очков.
        - Опаздываешь! - отчеканила мадам и плюхнула на гладкую поверхность стола кипу бумаг. - Копии нужны в двух экземплярах!
        Зара закивала, торопливо подхватила документы и отправилась на поиски копира. Устройство было обнаружено не сразу, но зато Зара отыскала целую комнату с работающими копировальными машинами.
        Работа пошла веселее. И Зара справилась за почти рекордное время. Потом вернулась к администратору.
        - Иртанова? - высокомерно проговорила женщина, не глядя на девушку. - Вот адрес. Езжай в химчистку.
        Зара кивнула, подхватила карточку с адресом и квитанцию, по которой нужно будет забрать заказ.
        - Простите, а где можно оставить свои вещи? Кружку, к примеру, - уточнила Зара, понимая, что никто не собирается показывать ей офис. В принципе, не такая уж у нее и важная должность здесь, но для более продуктивной работы хотелось бы все-таки знать, что из себя представляет офис «ВольКо».
        - Думаешь, у кого-то есть время водить для тебя экскурсии здесь? - прищурилась мадам.
        - Я поняла. Спасибо, - кивнула Зара и уступила место сотруднику, у которого были более важные дела к администратору.
        А за спиной раздался немного насмешливый, вкрадчивый голос:
        - Горгона Игоревна сегодня отжигает!
        Зара обернулась. Перед ней стоял привлекательный молодой человек. Смотрел на нее сверху вниз, склонив голову набок. В руке парень держал кружку, в которую умещался, по меньшей мере, литр жидкости. А подмышкой была зажата тонкая папка с документами. И да, на носу парня красовались круглые очки.
        Однако Зара немного испугалась, ведь перед ней стоял не просто человек. А тот, кого принято называть высшей расой, носитель звериной крови.
        Зара незаметно сглотнула. Она была обычным человеком, без всяких выдающихся способностей. Ее родители тоже были простыми людьми. Однако мир, в котором жила девушка, не был простым. В человеческом мире с древних времен поселились представители звериной крови. Звери, хищники. Внешне они были подобны людям, однако оказались более выносливыми, сильными, успешными, знаменитыми. Они занимали все руководящие посты, создавали собственные кланы и семьи. И теперь, когда эволюция взяла свое, звери негласно подчинили людей своей воле. Нет, рабства не было. Однако Зара не знала ни одного человека, который был способен противостоять желаниям зверя. Они подавляли людей своей волей. А потому Зара старалась держаться в стороне от них.
        - Что, простите? - неловко уточнила Зара.
        - Илона Игоревна - наш бессменный старший администратор, - пояснил молодой человек, кивнув за спину Зары. - Но я зову ее Горгона Игоревна. Похожа, да?
        Зара с трудом скрыла улыбку, бросила украдкой взгляд на женщину. Да, прав незнакомец, было некое сходство между этой дамой и Медузой Горгоной - мифическим существом со змеями вместо волос. Возможно, прическа была тому виной: крупные локоны уложены пышной копной. Или все дело в характере?
        Зара предпочла не углубляться в расспросы. По крайней мере, не в первый рабочий день.
        - Возможно, - неопределенно ответила Зара.
        - Ты новенькая? Стажер? - уточнил незнакомец.
        - Так и есть, - кивнула Зара. - Меня зовут Зарета Иртанова.
        - Очень приятно, - заулыбался молодой человек. - Пойдем!
        - Куда? Мне нельзя! У меня поручение, - вяло возразила Зара.
        Но молодой человек цепко перехватил девушку за руку и потянул за собой через длинный коридор. Зара плохо ориентировалась в новом для нее офисе, и никого из сотрудников пока не знала, как и нюансы общения между персоналом, но поняла, что этот странный парень просто так не отстанет.
          - Какое? В химчистку сгонять? Пф! - фыркнул парень. - И да, меня кстати зовут Димом.
        - Дмитрий? - уточнила Зара.
        - Нет. Дим. Просто Дим, - мотнул головой парень, взглянув на девушку с капелькой снисходительности во взгляде. Как будто был старше на двадцать лет и мудрее. Хотя, если судить по внешности, парень был ровесником самой Зары. Однако, если учесть звериную кровь, то парень мог быть даже младше. Просто выглядел более мужественнее. А хотя, тут не угадать.
        Зарета улыбнулась новому знакомому. Правда пришлось для этого запрокинуть голову, потому что парень был очень высокого роста. И худой настолько, что, кажется, кости торчали под одеждой свободного кроя.
        - Умеешь хранить секреты? - подмигнул Дим и втолкнул девушку в дверь, которую успел распахнуть.
        - Наверное, да, - кивнула Зара и перешагнула порог.
        Парнишка вошел следом, прикрыл дверь и поставил кружку на стол. А Зара принялась удивленно осматриваться по сторонам.
        Куча мониторов, на которых постоянно что-то происходило. Какие-то графики, цифры, картинки с видеокамер. Словом, на экранах кипела офисная жизнь.
        - Ты компьютерщик? - догадалась Зара.
        - О, я хакер! - с гордостью сообщил Дим. - И мне нужна твоя помощь. Какой цвет ты предпочитаешь: фиолетовый или синий?
        - Синий, - не задумываясь выбрала Зара.
        - Так я и думал! - заулыбался Дим, плюхнулся в кресло, отпил свой чай из огромной кружки и принялся стучать по клавиатуре. - Значит, синий.
        Зара несколько минут наблюдала за тем, как Дим работает. А тот, казалось, погрузился в свое занятие с головой и позабыл о том, что в его кабинете находится посторонний человек.
        - Я, наверное, пойду, - скоромно проговорила Зара.
        - Еще чуть-чуть…. - пробормотал Дим, а его пальцы порхали по клавиатуре. - И-и-и-и все!
        Зара даже подпрыгнула от неожиданности, когда молодой человек радостно выкрикнул последнюю фразу. И негромко рассмеялась.
        - Удивительный смех у тебя, Зарета Иртанова! - улыбнулся парень. - Пойдем обедать?
        - Как обедать? Мне ведь нужно в химчистку, - напомнила девушка.
        - Не беда, по пути заскочим, - махнул рукой Дим. - Кстати, ты даже не представляешь, как меня спасла! Я третьи сутки буксую на этом месте. Но появилась ты и вот! Все срослось! Разве это не чудо?
        Зара скептически фыркнула. Чудо? Ну, конечно!
        Но возразить ей никто не позволил. Дим уже тащил Зару за руку к стойке администратора, а там - к лифтам.
        - Горгона Игоревна! У меня обед! - зычным голосом оповестил странный компьютерщик.
        - Приятного аппетита, Добромир Светозарович! - чинно и вежливо ответила женщина.
        А Дим, не слушая, впихнул Зару в кабинку лифта и сам вошел, а после и вовсе стал насвистывать какую-то смутно знакомую мелодию.
        - Выходит, Дим - это Добромир? - улыбнулась Зара, предпочитая смотреть на собеседника, а не на стеклянную стену, за которой, кажется, проносился весь мир с пугающей Зару скоростью.
        - Ой, не вздумай звать меня так! - усмехнулся парень. - Папаша у меня такой. С причудами. Любит всякую древность. Вот и игрался с именами. Добромир, Радмир, Тихомир. Бред, словом.
        - Понятно, - пожала плечом Зара. - Значит, у тебя много братьев?
        - Два. И оба старшие, - словно жалуясь, вздохнул Дим. - Сущее наказание, а не родня.
        Зара тихонько рассмеялась. Но не стала рассказывать парню о том, что она с самого детства мечтала о брате или о сестре. Однако не сложилось. У мамы всегда было хрупкое здоровье, и выносить второго ребенка она не смогла.
        Девушка задумалась и не сразу заметила, что лифт остановился, не доезжая до первого этажа. Дверцы разъехались и в кабинку вошел высокий мужчина.
        Заре мгновенно захотелось вжаться в стену всем телом, чтобы остаться незамеченной. Потому что незнакомец показался ей невероятно опасным и пугающим.
        Мужчина, одетый в строгий офисный костюм, замер спиной к ней.
        - Филоним? - отрывисто бросил незнакомец, едва заметно повернув голову к Диму.
        Глава 2
        Заря вздрогнула, услышав низкий, бархатистый голос. И даже дыхание задержала, успешно прикидываясь частью интерьера.
        - Так обед уже, а я здесь со вчерашнего утра, - спокойно ответил Дим. - Кстати, Зара, а ты какую кухню предпочитаешь?
        Зарета хотела бы ответить, честно. Уже даже рот открыла, чтобы произнести хотя бы одно слово. Но так и стояла, сверля широкую спину удивленным взглядом.
        Потому что вошедший в лифт незнакомец был огромным. Высоченным, даже, пожалуй, выше Дима. И раза в три шире в плечах. Пугающе огромным он был, если рассудить.
        И он был зверем. Это ощущалось даже на расстоянии. И дико пугало девушку.
        И пока Зара думала, уговаривала себя не паниковать, не трястись от страха и не падать в обморок, незнакомец обернулся в ее сторону.
        Иртанова еще сильнее вжалась в прозрачную стену. А вот взгляд застыл на лице незнакомца. Глаза были довольно странного оттенка, желтовато-карими, или даже будто янтарными.
        И пока Зара молча пялилась в тягуче янтарные глаза, поняла, что сходит с ума. Потому что зрачки у этих глаз начали вытягиваться, как у хищника. Черная точка будто увеличилась, практически полностью закрыв цветную часть зрачка.
        - Ты кто? - прокатилось по крохотной кабинке громоподобное рычание, почти как у зверя. А Заря вздрогнула всем телом. Так и хотелось закрыть ладонями лицо или, в идеале, исчезнуть из лифта.
        - Это наш новый стажер, Зарета Иртанова, - пояснил Дим, однако Зара расслышала странные нотки в голосе компьютерщика. Как будто напряжение повисло в крохотном помещении. А сама кабина стала еще меньше, и стены давили так, что, казалось, готовы были расплющить девушку.
        Зара несмело приоткрыла глаза. Зрачки у незнакомца уже были в норме, а вот янтарный цвет стал будто еще ярче и насыщеннее. И дышал незнакомец странно. Его ноздри раздувались при каждом вдохе, трепетали так, будто мужчине не нравился воздух, которым была заполнена кабинка лифта.
        А Заря поняла, что отчаянно хочется сделать глоточек кислорода, совсем крошечный.
        Легкие обожгло огнем, как только горьковатые нотки мужского парфюма коснулись ноздрей. Заря совершенно не понимала, что происходит с ней, но этот аромат словно плавил ее тело, заставив колени подогнуться.
        Зара настороженно смотрела на незнакомца. Иссиня-черные пряди выбились из аккуратной прически, спадали на лоб, подчеркивали глубину янтарных глаз, пугающих до икоты.
        Девушка вздрогнула, когда ей вдруг показалось, что верхняя губа незнакомца едва заметно дернулась, а за ней мелькнули белоснежные клыки.
        Быть такого не может! Заря понимала, что это просто галлюцинации. Ведь не было такого прежде, чтобы звери, даже самые сильные носители высшей крови, принимали облик животных. Все это сказки, которыми пугали нашкодивших детей.
        А здесь - самые настоящие клыки, белоснежные и смертоносные на вид.
        Зара не дышала, вжалась в стену спиной. Наверное, это какой-то новый симптом ее болезни. Нужно непременно поинтересоваться у врача. Да, определенно, пора ей менять методы лечения, иначе с ума сойдет.
        Долгожданный сигнал сообщил Заре о том, что лифт прибыл на нужный этаж. Зара хотела бы проскочить мимо верзилы, который занимал добрую половину помещения. Однако побоялась. Вдруг ее действия запустят какие-то звериные инстинкты? И что тогда? От нее останутся рожки, да ножки!
        - Тихомир? - раздался осторожный голос Дима. Парень говорил вкрадчиво и негромко. Будто боялся вспугнуть одичавшего хищника.
        Незнакомец задержал дыхание, сжал губы в прямую линию. Не сводил взгляда с хрупкой, слившейся со стеной Зареты.
        А Зара не могла отвести взгляда от этого нелюдя. Будто его яркий и тяжелый взор притягивал ее, удерживал на месте, не позволял и шевельнуться.
        - Тихомир! - немного нараспев, более настойчиво повторил Дим, а краем глаза Зара увидела смазанное движение. Будто парень переместился так, что мог легко заслонить собой Зару. Но выжидал.
        И вдруг все закончилось. Странный верзила по имени Тихомир стремительно вышел из кабинки. Даже не оглянулся ни разу.
        А Зара выдохнула, чувствуя, как все тело пронзает крупная дрожь.
        Что это было? Что случилось с ней? Гипноз? Галлюцинации? Та самая, пресловутая сила зверей, способная подчинить человека своей воле?
        Зара не знала ответа.
        - Ну вот, я ж говорил, что у меня странная семейка, - фыркнул Дим.
        - Кто это был? - едва слышно пробормотала девушка, неосознанно вцепилась пальцами в рукав свитера Дима.
        - Мой брат. Самый старший, - пояснил Дим. - Он просто сегодня не в духе. Не обращай внимания. Наверное, не с той ноги встал. С ним это бывает.
        Беззаботный тон и веселая улыбка на лице Дима помогли Заре немного расслабиться. А когда девушка с новым другом вышла из здания офиса, и яркое солнце немного ослепило Зару, ей стало еще легче. И дышать как-то свободнее, что ли. Правда за секунду до этого ей показалось, что в затылок упирается чей-то липкий, буравящий насквозь взгляд. Даже пришлось торопливо оглянуться. Однако за спиной оказался Дим, преграждая ей дорогу.
        А потом Дим утянул Зару к парковке, где сотрудники «ВольКо» оставляли свои машины на день. И вот здесь Иртанова замерла, точно вкопанная. А ноги стали ватными.
        Девушка увидела машину, дверцу которой открывал Дим.
        Машина была, без сомнения, редкой. И стоила целое состояние. Такую не купить в обычном автосалоне. А значит, у простого парня-хакера имелась куча денег, чтобы приобрести автомобиль на заказ.
        Зара не была дурой. Сложила два и два, рассказ о двух х братьях, припомнила уважительное отношение Илоны Игоревны к парню и встречу с испугавшим ее хищником там, в лифте. И получился Дим, который вовсе не Дим, а Добромир Вольнов - младший брат Тихомира Вольнова.
        Вернее, не так.
        Младший брат САМОГО Тихомира Вольнова. Зверя, старшего в клане Вольных, вожака, имеющего безграничную власть на своей территории. И родной город Зары относился к владениям этого клана.
        - Твоя тачка? - уточнила Зара, а потом окончательное понимание ситуации повергло ее в шок. Это надо же так опростоволоситься! Наверное, Дим теперь считает ее круглой дурой!
        - Моя! - подмигнул Дим. - Украл только сегодня утром. Но не переживай, проблем с законом у меня не будет!
        - Я не об этом! - еще тише проговорила Зара. - Ты не сказал, что твоя фамилия Вольнов! И там в лифте… Это ведь был сам…
        - Да брось, подруга! - рассмеялся Дим. - Подумаешь, столкнулась с грозным руководством. Ну его! У нас обед, помнишь?
        - Это у тебя обед! А я не могу остаться без работы! - повысила голос Зара, захлебнувшись отчаянием. - Мне нужна эта работа! Очень нужна. А теперь, я уверена, меня уволят!
        - И кто ж тебя уволит, а? - допытывался Дим, а вот широкая мальчишеская улыбка не сползала с лица. - Хотел бы я взглянуть на того идиота. Ты ведь самый ценный кадр в нашей компании. Ну, разумеется, после меня.
        - Разумеется, - с сарказмом подтвердила Зара.
        - Раз уж мы все решили, поехали обедать? - поторопил парень. - Я всю ночь торчал в офисе, прописывал код. Пожалей беднягу, а. Есть хочу жутко.
        - Но сначала в химчистку, - поставила Зара условие, понимая, что в первый же день работы никто не сможет ее уволить. Или сможет?
        - Договорились! - расплылся в улыбке Дим, а когда девушка заняла единственное свободное место, тот тут же рванул тачку с места.
        - Ди-и-и-им! Я не хочу разбиться в аварии в свой первый рабочий день! - взвизгнула Зара, вцепившись руками в приборную панель.
        - Да брось! Весело же, - посмеивался Дим, а потом подмигнул девушке: - Ты прикольная. Говорю же, самый ценный сотрудник в фирме.
        - Угу, умею правильно выбирать между синим и фиолетовым, - пробормотала Зара, когда смогла немного успокоится и поверить, что у водителя все под контролем. По крайней мере, так ей казалось со стороны.
        - А то! - улыбался парень, лихо уводя тачку в поворот.
        Через два квартала Дим остановился, припарковался перед невысоким неприметным зданием, взглянул на девушку.
        - Вот твоя химчистка. Только быстрее, а то я голоден, как волк! - улыбался Дим.
        А Зара кивнула и выскочила из машины. Но, пройдя пару метров, бросила взгляд на странного парня, оставшегося за рулем. И девушке вдруг показалось, что во взгляде Дима мелькнуло что-то такое, что Зара видела в глазах его старшего брата, тогда, в лифте.
        А вдоль позвонков - легкий холодок.
        Девушка отвернулась. Мотнула головой, сбрасывая наваждение, будто отмахнулась от собственных мыслей.
        Нет, не похож Дим на психа. Совсем не такой он. Безобидный на первый взгляд. Кажется.
        Глава 3
        Что это было, дьявол раздери?!
        Выскочив из стеклянной клетушки, мужчина остановился. Кулак с силой вошел в стену коридора, оставляя дыру внушительных размеров. Грудная клетка рвано вздымалась. А рот наполнился непривычным, сладковатым привкусом.
        Никогда еще Тихомир не оказывался так близко к пропасти, из которой нет возврата. Не было у него прежде адской потребности впиться в человеческое горло своими клыками. Не просто впиться, а еще и укусить, поставить метку, попробовать на вкус кровь невинной девушки.
        Кого там пробовать? Испуганную, трясущуюся от страха человечку? Неприметную, серую, бледную… Глаза, да. Они выделялись на светлом лице. Притягивали к себе, точно магнитом.
        Да вся она, эта странная девчонка, тянула его к себе.
        Зверь чуял ее ужас. Он вызывал в душе хищника чувство превосходство. А вот аромат этой… Зареты Иртановой вбивался в легкие, сметая напрочь все другие запахи, а вместе с тем и мозги Тихомира.
        Чертово наваждение! Нет, всему виной переутомления. Навалилось дел за эту неделю. И Вольнов почти не спал. Или просто стареет? Хотя, какая может быть старость, если Тихомир только-только подобрался к своему пятому десятку. Для зверя - самый расцвет сил. В пятьдесят звериная сущность только крепнет. В пятьдесят отец Тихомира только обзавелся парой. А сам Тихомир не планировал заводить щенков, как минимум лет до семидесяти.
        А затылок пробила острая боль. Зверь бунтовал, рычал, требовал вернуть ТОТ самый аромат, который успел учуять.
        Тихомир глубоко дышал, безошибочно определяя, где именно в здании офиса находится странная, слабая, испуганная человечка. Шла к выходу, а рядом с ней был Дим.
        - Р-р-радмир-р-р! - рявкнул Вольнов, вскинул голову, безошибочно отыскав взором всевидящий глазок видеокамеры.
        Брат вышел на связь мгновенно.
        - Кто она? - коротко распорядился Вольнов.
        Радмир не задавал вопросов. Был в курсе всего, что происходит в стенах компании, как и на всей территории.
        - Понял. Узнаю, - сухо ответил Радмир и отключился.
        Вольнов ощутил, как дикое напряжение стихает. Девчонка - источник пьянящего аромата - удалялась от Тихомира. А вот зверь, наоборот, рычал от беспокойства, не чуя понравившегося запаха.
        Однако Тихомир железной волей загнал хищника максимально глубоко. Нет, все это чертова ошибка. Не может простая человечка быть истинной парой главы клана - сильнейшего носителя звериной крови. Это исключено!

* * *
        Обед в компании Дима Вольнова прошел отлично. Молодой человек веселил Зарю, много шутил, много ел, много рассказывал о сотрудниках офиса. И к тому моменту, как они с Заретой вернулись в здание компании, девушка уже собрала некоторые сведения о своем рабочем коллективе.
        А не успела Иртанова показаться в холле, как в ее сторону был брошен убийственный взгляд Горгоны Игоревны.
        - Иртанова! Это нужно размножить в десяти экземплярах! - суровый оклик женщины заставил Зарю спрятать веселую улыбку.
        - О, мадам лютует, - одними губами сообщил Дим.
        - Мне нужно работать, - так же тихо ответила Заря и торопливо перехватила увесистую папку, бумаги из которой необходимо откопировать.
        Иртанова помчалась в нужную комнату и застряла там почти на час. И когда папка почти опустела, а перед девушкой выросло десять ровных стопок бумаг, Заря отчаянно, конечно же, мысленно, выругалась.
        Тонер в адской машине закончился. Пресловутая кнопка яростно мигала, а сам копир отказывался работать.
        Делать нечего, нужно было отыскать кого-то из компетентных сотрудников. А на ум приходил только Дим. Однако Заря точно знала, что у парня в это самое время идет важное совещание с шефом. А уж лишний раз гневить злобного Тихомира Вольнова Заря не планировала.
        Вот и пришлось девушке разбираться самостоятельно. Благо на прошлом месте работы у Иртановой было похожее оборудование. Нужно было всего лишь вынуть картридж и заменить его новым.
        У девушки почти все получилось, оставалось только вернуть полный вкладыш на место. Но тот никак не поддавался. Заря вздохнула, взяла в руки вредную детальку, и зачем-то потрясла ее.
        Всего секунду Зарета думала, ну до чего же она, Иртанова, глупая, безмозглая курица! Кто ж трясет такими предметами, находясь в узком коридорчике, когда по этому самому коридорчику двигается огромный хищник.
        И удача окончательно отвернулась от Зари. Это девушка сразу поняла. Потому что вредная деталька вдруг каким-то волшебным образом раскрылась и оттуда посыпалась черная пудра.
        Порошок разлетелся мгновенно, а Заря мысленно распрощалась с рабочим местом.
        Перед девушкой стоял Тихомир Светозарович собственной персоной. Мужчина злобно смотрел на свою белоснежную рубашку, которая покрылась плотным слоем черного порошка.
        Заря пискнула, попыталась отряхнуть тонер с кипенно-белой ткани. Выходило отвратительно. И процесс, и результат.
        Процесс - потому что приходилось трясущимися руками касаться рычащего хищника.
        Результат - потому что на смену мелкому черному порошку на рубашке появились некрасивые разводы.
          - Простите, пожалуйста! Я сейчас все исправлю! - пропищала Заря. А руки дрожали. И горло запершило, потому что девушка втянула носом все тот же аромат, который будоражил Зарету и заставлял кружиться ее голову.
        Странно, если честно. Заря немного испугалась, ведь поела недавно, голова совсем не должна кружиться.
        - Отойди! - прорычал Вольнов так, что Иртанова подпрыгнула на месте.
        Заря послушно шагнула назад, упираясь спиной в стену. Широко распахнув глаза от страха, девушка видела, как затрепетали ноздри шефа, когда он сделал глубокий, немного рваный вдох. Видела, как его глаза стремительно менялись, зрачок вытягивался, а черты лица словно заострились.
        Мужчина развернулся и резко зашагал в противоположную сторону. А Заре показалось, что Тихомир Светозарович так и не выдохнул. Более того, у девушки создалось впечатление, что ее запах противен этому мужчине.
        Заря решила не обращать внимания на действия Вольнова. Все равно, скорее всего, к утру ее уже уволят. А если грозному начальству не нравятся ее духи, так это его, начальства, проблемы!
        Зарета вернулась в комнату. То ли девушка была немного зла, то ли удача на этот раз улыбнулась ей, но поставить сменный картридж у Иртановой получилось. А выполнив задание Горгоны Игоревны, Заря аккуратно сложила все бумаги на ее стол.
        - Отнеси кофе в конференц-зал! - скомандовала Горгона Игоревна, - Ольге некогда. Выполняй!
        Зарета вздохнула, но торопливо помчалась в комнату, где можно было приготовить кофе и чай. А поскольку никаких более конкретных распоряжений не было, Заря сварила полный кувшин черного, точно ночь, кофе. На поднос поставила сливки, сахар, несколько кофейных пар, а также коробку конфет.
        Все продукты девушка отыскала в шкафу с надписью «VIP». А потому и не сомневалась, что все делает правильно, берет предназначенные для руководства угощения и посуду.
        Поднос оказался тяжелым, но Заря с гордостью несла его в нужном направлении. К тому же дверь перед ней распахнулась, как по волшебству.
        Иртанова решила, что кто-то из начальства увидел, как к ним направляется сотрудник с увесистым подносом с кофе, вот и решил проявить тактичность.
        Оказалось, Заря ошиблась. И когда девушка попыталась торопливо войти в распахнутую дверь, ей навстречу двинулся Вольнов. И ладно бы, Вольнов, который Дим, веселый, общительный, приятный молодой человек. Нет же! Волновым оказался Тихомир. И так вышло, что мужчина о чем-то увлеченно говорил с подчиненными, вернее, недовольно рычал на них, а потому и не видел спешащую в переговорную Зарю с подносом.
        И с приглушенным «Ой, мамаочки!» Иртанова вписалась в широченную грудную клетку.
        - Твою мать! - прорычал зверь.
        А Заря поняла, что теперь уж точно увольнения не избежать. Ведь Тихомир Светозарович только-только сменил испорченную белоснежную рубашку на чистую, голубого цвета.
        Это было фиаско. Настоящий провал. Потому что полный кувшин обжигающего кофе и сливки оказались опрокинутыми непосредственно на Вольнова.
        Первую секунду Тихомир стоял, сверля диким, убийственным взглядом трясущуюся от страха Зарету. Иртанова четко расслышала, как хрустнули кости, когда мужчина сжал кулаки.
        Нет, не мужчина. Хищник. Зверь. И этот факт Заря осознала особенно остро.
        Запах опасности так и повис в воздухе, а Заря прикрыла рот и нос ладонями.
        - Убрать! - рявкнул Вольнов и закрыл дверь конференц-зала изнутри.
        Громкий хлопок заставил Зарю подпрыгнуть на месте. А перед глазами все еще мелькал дикий, полный ненависти взор Вольнова.
        И Заря кинулась к подносу. Собирала уцелевшие чашки. Пыталась поднять все, что оказалось на полу.
        И вдруг один из острых осколков стеклянного кувшина больно и глубоко прорезал указательный палец Зари. Девушка прикусила губу, выдернула кусочек стекла из раны. А кровь тонкой струйкой потекла по пальцу, ниже, на одежду и прямо на бежевое покрытие.
        Заря, сквозь слезы, принялась вытирать капли, чтобы окончательно не испортить пол.
        А над головой послышалось утробное рычание. Будто огромный зверь навис над хрупкой девушкой.
        На самом деле, так оно и было.
        Вскинув голову, Иртанова ошалела от страха. Прямо над ней застыл Вольнов. На мужчине была рубашка с некрасивыми коричневыми разводами. Но не пятна на одежде заставили Зарю испуганно втянуть голову в плечи. Всего секунду девушка думала, как поступить.
        А потом принялась тихонечко отползать назад, к стене. И совсем мне замечала, что истекающая кровью рана касалась пола, а от каждого движения Заря оставляла за собой кровавый след.
        Ноздри Вольнова трепетали, словно он уловил важный для него аромат. Кажется, мужчина стал еще больше, еще шире в плечах, еще мощнее.
        А Заря не верила своим глазам. Ведь все звери, носители крови оборотней, не умеют обращаться. Да, они сильнее, более ловкие, успешные, но способности к обороту у них нет, как и второй ипостаси.
        Однако прямо сейчас Тихомир, злобный и кровожадный зверь, приближался к ней, словно загонял в угол. И рычал. Зарета решила, что ее не просто сейчас уволят. Ее - съедят. И как только ощутила спиной стену, тут же прижалась к ней всем телом в поисках опоры.
        - Тихомир, - до слуха Зари донесся спокойный голос Дима. Как и в прошлый раз, парень говорил нараспев, словно пытался загипнотизировать старшего брата. - Спокойно. Ты ведь не хочешь, чтобы кто-то пострадал.
        Заря не дышала. Ей было дико страшно. Рука болела. Мысли путались. Но она не сводила взгляда с красивого, пусть и жуткого лица Тихомира.
        Дим подал знак охране. И тут же все коридоры, кабинеты, даже конференц-зал мгновенно опустели. Заря решила, что служба безопасности эвакуировала всех сотрудников с этажа. А, значит, ее действительно сейчас съедят без свидетелей.
        Заря крепко зажмурилась. Прощаться с жизнью не хотелось. Ей всего двадцать лет. Вся жизнь впереди!
        Кто-то аккуратно перехватил ее запястье. Иртанова боялась открыть глаза.
        Решил начать трапезу с ее рук? Жаль, конечно, что смерть не будет мгновенной. Но тут уж выбирать не приходится.
        - Ой! - пискнула Зарета, когда поняла, что ее не едят, а совсем наоборот.
        Иртанова приоткрыла один глаз. И лучше бы она этого не делала. Лучше бы Тихомир ее съел, чем вот так…
        Иртанова, пытаясь громко не кричать, смотрела, как Вольнов, стоя перед ней на коленях, отчего они с мужчиной оказались почти на одном уровне, удерживая ее руку своей могучей, горячей ладонью, приблизил лицо к злополучному порезу.
        - Я не вкусная, - зачем-то прошептала Заря.
        - Тихо, Заря, не двигайся и молчи. Сейчас его должно отпустить, - едва слышно осторожно прошептал Дим.
        А Тихомир натуральным образом рявкнул на брата, словно говоря: «Не лезь!».
        Дим поднял руки ладонями вверх и сделал шаг назад, показывая, что не вмешивается.
        А Зарета смотрела на Тихомира Светозаровича во все глаза. И мужчина склонил голову ниже, а его губы коснулись кровоточащей ранки.
        Заря с трудом захлопнула рот, чтобы не закричать. И ждала, когда же наступит момент, о котором упомянул Дим.
        Однако Вольнова никак не «отпускало». Он слизал всю кровь с руки Зары до последней капли и даже втянул в рот ранку, провел по ней языком. И самым натуральным образом урчал.
        Эта вибрация проходила по телу Иртановой, скапливалась в низу живота, отзывалась странным и непривычным огнем.
        И девушка пока не понимала, кричать ли ей от страха, звать на помощь, или все же смерть сегодня отменяется.
        Когда кровь перестала идти, Заря уже не чувствовала боли. Впрочем, она и в пространстве стала плохо ориентироваться. Все ее внимание было обращено на Тихомира Вольнова, который не торопился выпускать ее кисть из своих огромных лап.
        Глаза хищника светились, пожалуй, даже полыхали янтарным огнем. И этот огонь грозил поглотить Зарету.
        - В усадьбу! - прорычал Тихомир Светозарович, рывком поднимаясь с пола.
        Заря выдохнула. Надо же, опять ей повезло. Шеф уезжает в какую-то усадьбу. Выходит, ее, Зарю, помиловали. Возможно, даже не уволят на этот раз. Возможно.
        Зарета все еще сидела на полу, когда Дим попытался встать между Тихомиром и девушкой.
        Но наткнулся на утробное рычание старшего брата.
        - Это она! - рявкнул Вольнов-старший.
        - Ты уверен, Тихомир? - осторожно и вкрадчиво произнес Дим, бросив на Зарету странный взгляд, будто увидел девушку впервые.
        Вольнов промолчал. Только вновь взглянул на Зарету, а девушка готова была поклясться, что увидела у шефа те самые клыки. Белоснежные и смертоносные.
        - Пойдем, подруга, - негромко проговорил Дим, протягивая руку Заре, собираясь помочь ей подняться с пола.
        Но тишину помещения вспороло грозное рычание. А Заря слегка поморщилась. Нет, ну что за человек, рычит и рычит постоянно!
        Однако Дим слегка склонил голову и убрал руку за спину.
        Заре пришлось подниматься самостоятельно, а потом и идти вслед за парнем. Уже в лифте Иртанова попыталась заговорить с Димом. Ведь ей совсем не хотелось ехать в какую-то странную усадьбу, принадлежащую Вольнову. Заслужила, конечно, наказание. Целых две рубашки испортила за один час. Но ведь этому есть объяснения.
        - Скоро ты все поймешь, подруга, - подмигнул Дим, а Зарете показалось, что парень настроен весьма позитивно. Выходит, не все так плохо.
        Глава 4
        Он намеренно не поехал с НЕЙ в одной машине. Срочно требовалось слегка охладить пыл, встряхнуть мозги, подумать.
        А ведь он наивно надеялся, что обознался. Думал, вымотался за последнее время. Обстановка в области напряженная. Соседние кланы разбушевались. И Вольнов прилагал максимальные усилия, чтобы не развязать войну.
        А потому, списывал свое состояние на усталость.
        И когда уловил ЕЕ запах там, в лифте, не сразу поверил. К тому же аромат смешивался с флером дорогих духов. Однако чувствительный нос зверя выделял единственно важное.
        А стоило попробовать каплю крови девчонки, как зверь завыл в голос.
        И все равно сомнения одолевали. Ведь такого не может быть, ОНА - человечка, обычная девушка, не наследница звериной крови.
        Но… Но зверь не мог ошибаться. Он уже учуял ЕЕ, свою пару, и требовал поставить метку, сделать своей, подчинить.
        Хищник отчаянно жаждал вновь ощутить ЕЕ запах, грозил перетянуть контроль на себя.
        Тихомир прибавил скорость. Автомобиль послушно полетел вперед. Уже стемнело, непогода усиливалась, ливень лупил по стеклам. А на телефон Вольнова пришло сообщение от Дима.
        Кортеж прибыл в место назначения. Девушка теперь на территории усадьбы. На его, Тихомира, территории.
        А зверь утробно рычал, требуя ускориться. Оказаться рядом с ней.
        Тим влетел на тачке прямо во двор. Охрана подняла шлагбаум, расступилась. Никто не собирался преграждать путь вожаку стаи, особенно, когда уже пошел слух о появлении странной девушки в стенах дома. А ведь раньше гостей здесь не было, тем более из человеческой расы.
        Короткая, однозначная команда волкам. И уже через пару минут усадьба опустела. Даже Добромир, пусть и недовольно сверкал глазами, а подчинился, уехал, активизировал камеры слежения и датчики.
        Вольнов выпрыгнул из салона. Со всей дури хлопнул дверцей, а следом впечатал кулак в мягкий металл. Не обратил внимание, что на кузове внедорожника осталась внушительная вмятина. Толком не заметил, что сама тачка припаркована коряво, прямо в ближайшей клумбе.
        Но Тихомиру было плевать. Собственное тело подводило, зверь грозил взять контроль в свои когти. А потому Вольнов с места сорвался в лес.
        Зверь возмущенно зарычал, когда понял, что вновь отдаляется от источника пьянящего аромата. Девочка находилась там, в доме, совершенно одна. Вольнов даже умудрился учуять ее страх и растерянность.
        Но упорно мчался вперед, дальше от НЕЕ, заставляя тело работать на максимальных нагрузках. В противном случае, он разорвет девочку в клочья.
        И вот легкая пробежка превратилась в охоту.

* * *
        Заря с удивлением рассматривала дом, в котором оказалась.
        Огромные, просторные комнаты со стеклянными стенами-окнами и дорогущей гигантских размеров мебелью заставляли Зарю почувствовать себя совсем крошкой. А сводчатые потолки с ярким освещением и росписью привлекли внимание Зари. Запрокинув голову, девушка пораженно рассматривала дивные картины - настоящее произведение искусства. Надо же, такая красота в лесной глуши!
        - Располагайся, подруга, - весело подмигнул Дим, широким жестом указал на просторную гостиную, где горело самое настоящее пламя в огромном камине, а следом кивнул в сторону уходящей вверх лестницы, - Там спальни. Кухня и кабинет здесь, на первом этаже. Будь как дома. Но я бы посоветовал не трогать личные вещи Тихомира, пока он сам тебе этого не разрешит.
        - Дим, мне кто-нибудь пояснит, что вообще происходит? Зачем меня сюда привезли? И когда я вернусь домой? - позабыв о красоте шикарного особняка, поинтересовалась Зарета.
        - Пояснит, конечно, пояснит, - закивал парень, - Вот Тим сам все и пояснит. А пока что, располагайся, перекуси чего-нибудь. Проголодалась, наверное.
        Молодой человек говорил довольно быстро, словно торопился оставить Зару. И тут девушка поняла, что в дом никто из сопровождения не вошел. Создавалось впечатление, словно охрана впихнула Иртанову за порог жилища и тактично удалилась. А следом и сам Добромир.
        Заря попыталась перехватить парня уже в холле.
        - Дим! Вернись! Немедленно вернись! Я полицию вызову! Меня будут искать! Обязательно будут! - тараторила Зарета, но молодой хищник только широко улыбнулся и захлопнул дверь прямо перед ее, Зари, носом. - Вот же наглец!
        Заря попыталась потянуть тяжелую ручку двери на себя. Тщетно, массивная преграда была прочно захлопнута.
        Привалившись спиной к дверному полотну, Зарета готова была разрыдаться. Но все же решила не поддаваться панике. А потому полезла в карман за своим мобильным телефоном. Хорошо, что ее тюремщики не отобрали старенький гаджет!
        Однако надежда на спасения медленно таяла. Зарета взглянула на экран мобильного и поняла, что в этой глуши сеть практически отсутствует.
        - Чтоб вы все провалились! - в сердцах выругалась Заря.
        Оттолкнувшись от двери плечом, Заря пошла в гостиную. Бывает ведь, что в каких-то комнатах связь лучше? Вот и решила девушка поискать подобное место в огромном особняке. Ведь не может Вольнов жить здесь без возможности связаться со своими людьми в городе?
        Зарета прошлась по комнатам первого этажа, а в каждой горел яркий свет, будто приглашая ночную гостью изучить все уголки особняка. Не забывая пристально следить за дисплеем мобильного, девушка переходила из комнаты в комнату и, наконец, добралась до той самой лестницы, ведущей на второй этаж.
        Оказавшись на верхнем пролете, девушка огляделась по сторонам. Небольшой холл делился на три длинных коридора, куда они вели, Заря не знала. А потому замерла, решая, какой путь выбрать.
        Интуиция подсказывала идти направо. Заря неуверенно зашагала в выбранную сторону. И спустя пару минут замерла перед приоткрытой дверью. Толкнув тяжелую на вид, деревянную преграду, Зарета поняла, что интуиция ее подвела. Впрочем, не удивительно! День сегодня выдался ну просто отвратительный! Почему сейчас ей должно повезти? Пф!
        Судя по обстановке, гигантских размеров кровати, установленной на возвышении у дальней стены, по небрежно брошенному мужскому халату тут же, в кресле, комната принадлежала самому хозяину дома. Об этом же кричали и нотки знакомого теперь Заре аромата, которым, кажется, пропитались даже стены спальни.
        Заря честно не собиралась трогать личные вещи Вольнова. Помнила предостережения Дима, а потому просто осмотрела комнату.
        Мебель была, судя по формам и витиеватым резным рисункам, довольно стариной. Цвета интерьера - темные, тяжелые, сугубо мужские. По мнению Зареты, отлично повторяли дикий и суровый характер Вольнова, хотя, признаться, с Тихомиром Светозаровичем девушка была знакома исключительно поверхностно. Это знакомство не делали ближе даже … гм… облизывания кровоточащей раны на руке девушки посредством рта Вольнова.
        Иртанова смутилась от воспоминаний, но все же продолжила свою небольшую вылазку по территории хищника.
        Иртанова настолько увлеклась изучением комнаты шефа (не исключено, что бывшего), что вздрогнула, как только первые крупные, тяжелые капли дождя забарабанили по стеклу.
        Заря не любила дождь. Он навевал хандру, будил грустные воспоминания. А еще в сырую погоду у Зареты усиливалась боль в суставах, казалось, будто вместе с порывами ветра и дождем невидимой силой выворачивались и кости. А каждая мышца и каждый нерв горели огнем. Вот и сейчас на кончиках пальцев появились отголоски знакомой боли.
        Заря вздрогнула, качнула головой, пытаясь привести себя в чувства. Надо же, настолько увлеклась изучением мужской комнаты, разглядывала его рабочий стол, книжные полки, какие-то записи на странном языке, что и не поняла, как вместе с дождем на лес опустилась и ночь.
        Распахнув тяжелые створки, девушка поводила вытянутой рукой с зажатым в ладони мобильным.
        И здесь, (о, чудо) на телефоне появился сигнал. Заря поняла, что чем выше и дальше она протягивает руку в окно, тем сигнал становится сильнее. А потому девушка, практически, высунулась наружу.
        Дождь уже вовсю лил, точно из ведра. И вышло так, что вместе с порывом ветра в Зару прилетела и волна крупных капель, выбив из тонкой ладони гаджет.
        Телефон благополучно выскользнул из хрупких пальцев, ударился о подоконник и исчез в темноте.
        - Ну что за день, а?! - в отчаянии выдохнула Заря, готовая вновь разрыдаться.
        Почему ей сегодня ТАК не везет?!
        Но делать нечего, телефон нужно найти. Вдруг удача все же вспомнила о ней, и мобильный не пострадал при падении?
        Вздохнув еще раз, девушка торопливо побежала на первый этаж, а дальше - к огромной стеклянной стене в гостиной, понадеявшись, что Дим не запер все двери без исключения.
        Как же Заря обрадовалась, когда прозрачная преграда поддалась и сдвинулась в сторону, освобождая ее из этой огромной тюрьмы!
        И вот Иртанова оказалась на улице, под проливным дождем. Было зябко, противно, одежда вмиг промокла и прилипла к телу.
        И вдруг до слуха Зари донеслось звериное рычание. И звук этот пробирал до костей.
        Заря поторопилась. Нужно срочно найти телефон! И позвонить! Да! Позвонить в полицию, в службу такси, подруге, соседке, да всем подряд позвонить, только бы ее забрали из этого странного, до тошноты пугающего места!
        Но сделав несколько шагов, Заря замерла, как вкопанная.
        Прямо к ней, под струями проливного дождя, шел Тихомир Вольнов.
        Зверь.
        Хищник.
        Огромная внушительная фигура, приближаясь, становилась все больше. Этот человек словно увеличивался с каждым шагом. Одежда на Вольнове была изорвана, испачкана кровью, свисала некрасивыми ошметками. Но совсем не она приводила Зарету в ужас.
        А глаза. Желтые, сверкавшие огнем даже в сумерках.
        Выходит, что искала Зара спасение, а в итоге…
        В итоге… нашла чудовище!

* * *
        Вольнов возвращался домой. Разорванная в клочья одежда, пятна грязи на ней - не смущали и ни капли не напрягали мужчину. Зверь удовлетворенно порыкивал, получив порцию крови. Охота вышла доброй. И прежде Тихомир блаженно отсыпался бы, как и сам зверь, после серьезной схватки.
        Но с каждым сделанным шагом в сторону усадьбы, в груди просыпалось рычание. ОНА!
        Девчонка была все еще в доме. И теперь Вольнов уже не сомневался в своем выборе. Не убьет он ее, а присвоит. Сделает своей по всем законам, людским, звериным. Приструнит дикого зверя, живущего в его сознании, но девочку ему не отдаст. Защитит. Обеспечит безопасность.
        А хищник бесновался. Рычал. Скулил. Требовал оставить его один на один с человечкой.
        Вольнов знал, что никому не позволит находиться рядом с Зарой. На километр не подпустит к ней ни зверя, ни человека. Разорвет в клочья любого, кто сунется.
        Потому и отослал всех. И если еще два часа назад допускал мысль, что отпустил охрану из-за того, что не хотел оставлять свидетелей ликвидации человечки, то сейчас твердо знал: это его женщина, его пара, и никто не смеет даже смотреть в ее сторону без его, Тихомира, разрешения!
        Вольнов сцепил зубы. Контроль трещал по швам. И словно сама Судьба испытывала его на прочность - Зарета выскочила из-за угла дома, навстречу полубезумному хозяину.
        А хозяину хотелось отведать крови гостьи. Вернее, зверю хотелось. И Тихомир чувствовал, что с каждым шагом к девчонке сопротивляется рычащему чудовищу все меньше.
        Зарета испугано застыла на месте, увидев его. Вольнов оскалился. Зверь рычал во всю глотку. И последние силы уходили на то, чтобы сдержать его.
        Тихомир надеялся, что девчонке удастся отсидеться в доме. Она ведь могла бы запереться в одной из комнат, где двери были настолько прочными, что способны удержать хищника на некоторое время. А сам Вольнов пока возьмет контроль в свои руки.
        - Беги! Если хочешь жить, беги! - рычание, в котором не осталось ничего человеческого, пробирало до костей и внушало дикий ужас.
        - К-к-куда? Ночь ведь! - заикаясь, выдохнула девушка.
        Ее хрупкое тело продрогло, а одежда промокла насквозь под проливным дождем.
        - Ты идиотка?! - зверь двинулся вперед, нависая мощным телом над своей жертвой.
        Одежда, дорогая и шитая на заказ, напоминала рваные бесформенные тряпки. Они кусками свисали с широких плеч, липли к разгоряченной смуглой коже мужчины.
        - Не-не-нет! - отчаянно затрясла головой девушка. - Можно мне «пи-пи»?
        - Р-р-р! - раздалось в ответ, а зверь навис почти вплотную, заслоняя растерянную девчонку собой от струй дождя.
        - Я так и думала, - сглотнув, произнесла девчонка. - Ну хоть позвонить можно? Такси вызвать? Из дома? Мой телефон утонул там, в овраге.
        Ночная гостья вяло махнула рукой куда-то в сторону, привлекая внимание Тихомира к тонкой кисти. Длинные пальцы, белая, почти прозрачная кожа и узкий уродливый шрам от пальцев через всю ладонь. Шрам был старым, но и к нему мужчине хотелось прижаться также, как и там, в офисе. Ощутить языком бархат кожи, окунуться в аромат плоти, укусить, растерзать до крови.
        Тим не удержался, глубоко вздохнул, втянул носом дурманящий аромат женщины, замершей перед ним.
        Совсем не красавица. У Вольнова было много женщин. Но никогда - вот таких обычных и несуразных без капли звериной крови. Однако мужчина чуял ее аромат и понимал, что именно этот запах сводит его с ума, заставляет его звериную сущность беситься.

* * *
        - Нужно звонить отцу, - негромкий голос нарушил гнетущее молчание, - Он сможет повлиять на Тима, внушить, встряхнуть мозги.
        - Угу, заодно и превратит в полный овощ, - хмыкнул мужчина, сидевший за рулем автомобиля.
        - А вдруг не превратит? - вносил очередное предположение Дим.
        Радмир оторвал тяжелый взгляд от монитора, взглянул на младшего. Дим выглядел озабоченным, более того, становилось ясно, что парень всерьез волнуется за человеческую девушку.
        А девчонка была странной. Если не сказать большего.
        Радмир отрицательно мотнул головой.
        - Он справится. Должен. Его зверь силен, но он часть Тихомира. Нашему брату пора вытянуть эту тварь на свет и показать, кто главный, - холодно проговорил молодой мужчина.
        Дим не соглашался с братом. За те несколько часов, что он был знаком с Зарей, парень понял, что девушка не похожа на других. Она чистая и наивная, не испорченная той грязью, в которой тонула современная молодежь. Было в этой девчонке что-то такое, цепляющее, цельное, завораживающее. Ее хотелось защищать от неприятностей. И сейчас настал именно такой момент.
        - А если нет? Если свернет ей шею прежде, чем поставит метку? Что тогда? - предположил Добромир. - Если Тим прав, и Заря его истинная, что станет с ним, когда он поймет, что убил ее собственными руками? Не справился со зверем?
        Радмир молчал. Доводы брата были вескими, серьезными. И если раньше клан Вольных считался обычным, пусть и под покровительством Верховного, то теперь благодаря силе Тихомира, окрепшей и возросшей с обретением истинной пары, все изменится. Вожак клана сможет сровняться по своей силе с Верховным, а значит, задвинет все соседние кланы под свое влияние. Фактически, станет управлять ими.
        Пара сделает его практически неуязвимым.
        Однако история носителей звериной крови знала и обратную сторону парности. Почуяв истинную, зверь сходит с ума. Он хочет убить ту, которая делает его человеческую часть сильнее. Потому что тогда контроль над зверем полностью окажется во власти человека. А зверь не хочет уступать. Такова его природа.
        Хищники с момента своего рождения пытаются обрести равновесие. Зверь внутри них беснуется, пытается контролировать человека. И если не обуздать дикую сторону, то она вырвется на свободу. А кровь превращает зверя в безумца. Чем сильнее зверь, тем больше усилий прикладывает человек, чтобы его контролировать.
        А Тихомир всегда был одним из сильных хищников, потому и стал вожаком, потому и выбил лучшие территории, располагал лучшими ресурсами, у него сильнейшая стая, пусть и царят в ней суровые законы. Однако Вольновых боялись и уважали.
        А пара … Здесь два пути. Победит либо зверь, либо человек. Пара либо разрушит сознание хищника, внесет дисбаланс в сосуществование двух личин, либо дарует оборотню могущество и поможет совладать с волчьей стороной.
        Дим, хмурясь, смотрел на картинки, где было видно, как девушка бродит по дому. А датчики показывали, где сейчас находился Тихомир. Судя по скорости, на кого-то охотился, выслеживал. Должно быть, крупного хищника, пуму, или даже кошку покрупнее.
        - Помнишь сказку, нам бабушка рассказывала? - улыбнулся Дим.
        - Какую? - уголком рта усмехнулся Радмир. - Я обычно засыпал сразу, как бабуля свет вырубала.
        - Ну там, где про Первого волка, про его истинную пару, - продолжил Дим, убрал очки в футляр, задумчиво повертел его в руке, словно увидел впервые, - Бабуля рассказывала, что Первый волк менял облик, мог бежать со скоростью ветра, мог сдвинуть горы. Я это к чему, вот смотри: я бегаю быстро, ты у нас супер-гигант, а получается, что Тим должен превращаться в блохастого пса.
        Радмир негромко рассмеялся, отвесил брату подзатыльник.
        - Мы тут по серьезному делу собрались. Пытаемся спасти вожака от бешенства, а ты бред несешь. Способность к обороту утрачена много веков назад. Если ты не забыл, то согласно тем же бабушкиным сказкам, боги лишили нашу расу этого дара, - посмеивался Радмир, а потому уже серьезнее проговорил, - Что будем делать, если наш вожак прикончит девушку? Я порылся в ее биографии. Уверен, никто ее искать не будет. Есть подруга, учился в каком-то лицее для трудных человеческих детей. Потому еще соседка - божий одуванчик. На этом все, никаких серьезных связей.
        - Да не прикончит он ее, - уверенно заявил Дим. - Заря не так проста, как мы думаем. Есть в ней что-то. Ты точно «пробил» всю инфу по ней? Я могу покопаться в ее соцсетях, в ноутбуке, в телефоне.
        - А если все же она и есть та самая для него, а он не сдержит чудовище? Был ведь прецедент, - осторожно добавил Радмир, - Наш дядька…
        - Тихомир не наш дядька, он сильнее, умнее, в конце концов, он наш вожак! - твердо возразил Дим. - Ну и да, у него есть мы.
        Радмир скривился. Тут брат прав. И да, если все получится, то клан Вольных утрет нос всем соседям.
        - Черт! - глухо выругался Дим, не отрывая взгляда от мониторов. - Эта девчонка - ходячая катастрофа. Телефон уронила через окно и поперлась на улицу.
        - Твою мать! - выругался Радмир, - Я сам ее придушу! Лучше я, чем Тихомир. Он же потом сойдет с ума от тоски.
        - Как ни крути, а вмешаться нужно, - добавил Дим и выскочил из машины.
        Тачка была припаркована примерно в километре от особняка. Правда, пришлось основательно обмазать и автомобиль, и одежду, жуткой на вид субстанцией из банки без этикеток, чтобы сбить запах и остаться незамеченными братом, дабы не злить старшего лишний раз. Но и без подстраховки они не собирались оставлять Тихомира.
        - Сам не лезь. Со мной он не так быстро справится, - командовал Радмир, срываясь на бег и догоняя брата, - Твоя забота - спрятать девчонку. А брата отвлеку я.
        - Шею береги, - посоветовал Дим и опередил Радмира.
        - Шустрый, засранец, - проворчал Вольнов-средний, пытаясь догнать брата. Но Дим всегда бегал быстрее всех в стае. Впрочем, Добромир Вольнов был самым быстрым на этом континенте.

* * *
        К усадьбе братья подобрались почти бесшумно. Застыли, радуясь, что дождь льет, как из ведра, а потому скрывает их от чуткого носа вожака.
        Дим и Радмир смотрели на брата. Было заметно, как он изменился. Раздался в плечах, черты лица заострились, грудная клетка вытянулась, а руки будто стали больше и длиннее. И глаза поражали своим цветом.
        Братья молчали, готовы вмешаться. А Радмир бесшумно и аккуратно вынул шприц с препаратом, способным свалить слона с ног.
        Но пока что Вольновы не вмешивались. Они надеялись, что у Тихомира хватит сил, чтобы обуздать своего волка.

* * *
        - Вы чего это?! - голос девушки понизился до сиплого шепота, не привыкла она, чтобы кто-то вот так близко нависал, еще и терся о нее своей массивной грудной клеткой.
        - Если не убежишь, пожалеешь! - пророкотал мужчина, а каждое слово Зарета понимала с великим трудом.
        - Ну конечно! Все знают, что от зверя нельзя убежать, - с сомнением в голосе ответила девушка. - Я и шага не успею сделать, как вы меня уже поймаете!
        - Дер-р-ржи! - рявкнул мужчина и силой впихнул в девичью руку ключ от машины, который во время охоты умудрился не выронить из кармана брюк.
        Зачем он отдавал ей ключи? Тим и сам не знал. Надеялся только, что у девчонки хватит сил и мозгов убежать от него подальше. А пока он будет бороться со своим зверем. Попытается, по крайней мере…Заря бросила тоскливый взгляд на массивный внедорожник, коряво припаркованный в ближайшей клумбе.
        Так себе зрелище, если уж начистоту. Машину было жаль, но, к счастью, капот и все стекла были целы. Только на пассажирской двери слева красовалась огромная вмятина. Однако, кажется, внедорожник все же мог передвигаться по шоссе.
        Вот только была у Зареты совершенно иная проблема.
        - У тебя еще секунды две, дурочка! - рычал Тихомир, оглушая девушку своим криком. - Убегай. Или я сор-р-рвусь, идиотка!
        - Я бы с радостью, Тихомир Светозарович, но я не умею водить, - дрожа и спотыкаясь на каждом слове, прошептала девушка.
        - Млять! - простонал мужчина.
        У Вольнова больше не осталось сил сдерживаться. Дура же! Идиотка! Зачем выперлась сейчас к нему? Не могла спрятаться где-нибудь в доме, пока он не остынет? Разве не знала, что нельзя лезть к зверю? Но теперь уже поздно….
        Тихомир рванул вперед. Мощные руки сомкнулись на хрупких, дрожащих плечах, а ровные белоснежные зубы мелькнули в лунном свете.
        В десяти метрах, справа, Вольнов заметил две темных тени. Но зверь не чуял опасности, значит, братья. Да только и братьев он не собирался подпускать к своей паре.
        А потому обнажил клыки…
        - Поздно…. - прорычал зверь, со всей силы вжимая податливое тело в свое, напряженное и возбужденное. - Не воспользовалась шансом. Теперь ты моя!
        Заря испуганно пискнула, попыталась оттолкнуть Вольнова от себя. Но ей было не под силу сдвинуть могучее тело даже на миллиметр. Убежать девушка тоже не могла. Единственный путь к спасению - автомобиль. Но управлять им Заря не умела. Звать на помощь, тоже не вариант. Вся охрана будто сквозь землю провалилась, оставив их с Вольновым одних под проливным дождем.
        - А м-м-может н-н-н-не надо? - пропищала девчонка, но зверь уже не слышал ее.
        Белоснежные зубы сомкнулись на впадинке между шеей и плечом. Всего на миг Заря ощутила дикую боль. Ее тело содрогнулось от обжигающего спазма, словно кто-то вывернул ее наизнанку.
        А потом все прошло, испарилось. Тело сделалось вялым. А ноги - ватными. Мелькнула мысль: прав Тихомир Светозарович, дура она, не стоило ей устраиваться на работу к хищникам, еще и в главный офис.
        - Только не ешьте меня, пожалуйста! - прежде, чем отключиться, прошептала Зарета.
        Вольнов зарычал, когда метка оказалась на теле девушки.
        Зверь рвался на свободу, рычал, бился лапами, рвал когтями невидимые сети, которые сознание Тихомира затягивало все сильнее.
        Вольнов тяжело дышал. Острыми клыками он коснулся обнаженного плеча девушки. Сладкая, мягкая плоть обжигала нежностью и дивным вкусом. Но сомкнуть клыки, вонзить их в податливое тело, не вышло.
        Зверь вдруг подчинился. Припал на лапы. Заскулил, точно нашкодивший щенок. Но в то же время звериная сущность Тихомира требовала тут же овладеть своей парой, чтобы укрепить союз. Однако человеческая кровь не позволяла брать полуживую девчонку.
        В темноте, рассекаемой лишь яркими вспышками молний, Тихомир видел каждую черточку, каждый изгиб и каждую впадинку тела девчонки. Видел подставленную в полное его распоряжение тонкую шею. Видел глубокие следы собственных клыков на бархатистой коже. Видел, как всего на секунду метка вспыхнула черным рисунком, а потом исчезла, стала прозрачной, оставив после себя шрамы.
        Запрокинув голову, Тим протяжно взвыл, вторя раскатам грома. А тяжелые капли смывали капельки крови его истинной пары с лица.
        Но вдруг за спиной раздался шорох. А зверь встрепенулся, готовый защищать свою пару.
        - Спокойно, брат, - вскинул руки Дим, показывая, что безоружен и не собирается нападать.
        Пацан усыпил бдительность Тихомира, и вожак не увидел среднего из братьев. Радмир ловко вонзил в его шею иглу.
        - Р-р-р-р! - яростно зарычал Вольнов-старший и понял, что отключается.
        Дим перехватил девушку из рук Тихомира. Радмиру повезло меньше, ему пришлось тащить в дом старшего брата, который был в глубокой отключке.
        - Ну мы зато успели спасти обоих, - утешил Дим, не собираясь помогать брату, - Метка стоит. Девчонка жива. Тим в своем уме, пусть слегка и без сознания.
        Девчонка была легкой, как пушинка, и Дим особо не напрягался. Правда, подумал, что надо бы выписать повара из ресторана, чтобы готовил повкуснее, да побольше. Теперь в стае жизнь кардинально изменится, в этом Добромир был уверен.
        - Главное, вовремя свалить, когда брат очнется, - прокряхтел Радмир, с трудом справляясь со своим заданием по перетаскиванию вожака в теплое и сухое помещение.
        Глава 5
        Заря видела странный сон. Чудилось, будто рядом с ней бродил огромный черный волк с янтарно-желтыми полыхающими огнем глазами. Зверь не выглядел устрашающе. Наоборот, смотрел на нее с интересом, не проявлял враждебности или недовольства. И был совсем не злым.
        Зарета решила рискнуть и протянула раскрытую ладонь к огромной черной морде. Мокрый нос тут же ткнулся в ее пальцы, а шершавый влажный язык прошелся по чувствительной коже.
        Заря приглушенно рассмеялась в ответ на такое озорство. А черный волк повернул массивную морду на бок, облизнулся, показав острые, смертоносные клыки. Однако девушка не испугалась этого оскала. Протянув руку, зарылась пальцами в густую черную шерсть. А потом и вовсе обняла хищника за массивную шею.
        Зверь пах лесными травами и дождем. Надо же, а ведь Зарете никогда не нравился дождь. Но именно этот аромат показался приятным и притягательным.
        - Хороший волк, - ласково похвалила Заря, а зверь в ответ утвердительно заурчал.
        В голове мелькнула мысль, что такое урчание отдаленно напоминало звук, который издавал Тихомир, облизывая ее, Зари, окровавленные пальцы в офисе после злополучного ранения.
        И вдруг сон растаял, будто его и не было. Девушка распахнула глаза и поняла, что кто-то несет ее на руках. Этот «кто-то» держал ее крепко, бережно.
        - Очнулась? - подмигнул Дим, взглянув на растерянную девчонку.
        Заря попыталась ответить, однако с губ слетали только отдельные звуки. Или просто девушка была настолько дезориентирована, что толком не могла сформулировать мысли в слова.
        - Ты, главное, не переживай. Скоро все будет хорошо, - продолжал говорить Дим.
        Краем сознания Заря подметила, что парень был без своих смешных круглых очков, а потому выглядел немного старше и, пожалуй, серьезнее. Да и силы в руках, державших ее, оказалось гораздо больше, чем предполагала Заря со стороны. Парнишка, действительно, был очень сильным.
        - Угу, скоро всем станет так хорошо, что обзавидоваться можно, - раздался запыхавшийся незнакомый мужской голос. - Все, груз на месте. Пора сваливать.
        Дим опустил Зарю на диван. Девушка не сводила взгляда с незнакомца, застывшего в центре гостиной. Этот мужчина, хищник, был гигантом. Широченные, могучие плечи затянуты в темную одежду. Короткий ежик волос на голове и легкая щетина делали внешность мужчины еще более устрашающей. А тяжелый, хищный взгляд не сулил ничего доброго.
        Ледяной холодок ужаса пробирал Зарю до костей, и девчонка вздрогнула, когда незнакомец сделал шаг в сторону.
        Иртанова приглушенно пискнула, увидев лежавшего на черной звериной шкуре Тихомира, которого секунду назад закрывал собой незнакомец. Шкуры не было еще час назад, когда Заря бродила по дому. А теперь прямо перед камином появилась и Вольнова-старшего устроили прямо на ней. А еще Тихомир выглядел странно: очень бледный, волосы торчали в разные стороны, одежда изорвана и испачкана, а на груди темные разводы от грязи и крови.
        Но клыков, как и признаков воинственного настроя по отношению к Зарете, у мужчины не было. Казалось, он просто спал.
        - Скоро должен очнуться. Мы вкололи мощное успокоительное, но он сильный, и кровь борется с инородным веществом довольно активно, - коротко кивнул Дим на брата, - Послушай, девочка. Главное, не беги от него, когда он очухается. Теперь, когда на тебе его метка, ничего плохого не случится.
        - Метка? А без нее - случилось бы? - сипло проговорила Зарета, вскинула руку и коснулась ладонью зудящего участка кожи между шеей и плечом.
        И с этим касанием Заре показалось, будто укус вспыхнул огнем.
        - О-о-й! - приглушенно вскрикнула Заря, пытаясь рассмотреть, что же происходит на ее плече. - Что это?
        - Валим! - одними губами скомандовал незнакомец и схватил Дима за шкирку.
        Зарета, несмотря на усиливающуюся боль в плече, подскочила на диване, когда по комнате расползлось глухое рычание.
        Тихомир пошевелился, перевернулся на бок. Заря видела, как широкая ладонь дотянулась до плеча, сорвала лохмотья одежды, а в том же месте, где огнем горел укус на теле Зары, на смуглой кожи зверя вспыхнул черный рисунок.
        Тихомир вновь зарычал, попытался встать, упираясь мощными руками в пол. Только сейчас открыл глаза и мгновенно безошибочно отыскал взглядом девушку.
        Заря удивленно моргнула. Янтарные всполохи уступили место луговой зелени, а потом вновь запылали огнем. Вот только на сей раз Заря не испугалась этого взгляда.
        Мелькнули воспоминания из сна, где ее руки, точно крохотный щенок, облизывал огромный черный волк.
        А плечо беспощадно полыхало огнем, и с каждым вдохом запах лесных трав и дождя становился все сильнее. Зара не сводила взгляда с хищника, пытавшегося встать. Но у Тихомира получалось плохо. Было видно, что он слишком слаб. Ноги и руки дрожали. А взгляд становился мутнее. Вольнов тряс головой, будто пытался удержать сознание.
        Заря вжалась в диван, спряталась в самом дальнем углу огромной мягкой мебели. Но тут же раздалось возмущенное рычание. И девушка вскинула голову.
        Зрительный контакт восстановился, Вольнов перестал рычать, но не оставил попыток подняться.
        Выходило плохо. Заря это видела. И вдруг по необъяснимым и абсолютно нелогичным причинам ей стало жаль Тихомира.
        Если верить Диму, то его старший брат находился сейчас под сильнейшими препаратами. А он все равно сопротивлялся воздействию лекарств.
        - Это пройдет. Нужно просто полежать, да? - тихо прошептала Заря, а хищник вдруг замер, не сводя с нее янтарных глаз. - Кусаться не станешь?
        Зарета немного осмелела, когда поняла, что здесь, на диване, Тихомир ее не достанет. По крайней мере, пока действует укол. А потому девушка высунулась из своего укрытия.
        Тихомир, упираясь руками в мягкий ворс шкуры, слегка покачивался. Заря невольно сравнила мужчину с соседским котом, которого бабуля возила к ветеринару. Там, в клинике, животного под наркозом лишали самого дорогого «имущества», а после, когда кот отходил от действий препаратов, то вот так же пытался подняться на лапы и смешно покачивался.
        Сравнение оказалось не в пользу Вольнова. Кто ж в своем уме проводит такие параллели, между сильным и могущественным представителем высшей расы и дворовым котом?
        Но в голову настойчиво лезла всякая чушь. И Зара невольно негромко рассмеялась.
        Тихомир свел брови на переносице, нахмурился, мотнул головой и все же рухнул обратно на пол.
        Заря торопливо подползла к самому краю дивана, чтобы проверить и убедиться, в порядке ли Вольнов.
        Мужчина лежал на шкуре, его кулак все еще упирался в гладкий пол, но больше Тихомир не пытался подняться. А вот на Зарю смотреть не переставал.
        И девушке показалось, будто он зовет ее.
        Бред ведь! Пф! Вольнов даже рта не раскрывал. Но Заре чудилось, что он вновь и вновь повторяет ее имя мягким, обволакивающим шепотом.
        «Зар-р-ря!» - мерещилось ей.
        Более того, Иртанова потянулась всем телом на этот голос, точно завороженная, словно кто-то другой шевелил ее ногами и руками, вопреки ее воле.
        Заря попыталась воспротивиться, затрясла головой.
        - Нет! Мне и здесь удобно! - выдохнула Зарета, но к тому моменту уже стояла там, перед мужчиной, у самой кромки черной шкуры.
        А Тихомир лежал у ее ног и смотрел снизу вверх пронзительно и жадно.
        Заря ощутила, как тело прошивает острыми, раскаленными иглами. И хуже всего, что сознание начало туманиться, а все тело становилось ватным, чужим.
        Зарета, словно со стороны видела, как медленно оседает на пол, прямо в руки хищника. И сил не было, чтобы вырваться и убежать. Но их хватило для того, чтобы запутать пальцы в жестких волосах на мужском затылке.
        Надо же, ощущение такое, как из волшебного сна. Точно такой же на ощупь была шерсть черного волка. И пах он так же притягательно, как и Тихомир.

* * *
        Заря с трудом, но очнулась от странного наваждения-сна, в котором ее опять облизывал и обнюхивал огромный черный волк. Зверь теперь ее не пугал, наоборот, с ним было спокойно.
        Открыв глаза, Зарета поняла, что лежит все на той же черной шкуре в обнимку с самим Тихомиром Вольновым. И все воспоминания вернулись. Девушка помнила, как до икоты боялась его, этого хищника. Помнила, как ее привезли в этот огромный, пугающий, но вместе с тем, прекрасный дом. Помнила, как не смогла дозвониться по телефону в полицию, подруге или соседке. А еще помнила, как ее второй раз приволокли в дом и оставили в полное распоряжение зверя.
        И вот это пугало. Разве у нее нет права голоса? Разве она не может распоряжаться собственной жизнью?! Разве можно ее вот так швырять, как котенка, в лапы Вольнова?
        Пусть сейчас, спящий, с закрытыми глазами, он не будил в ней чувства удушающего страха, но и симпатии своим поведением не вызывал.
        А в душе всколыхнулась острая, на грани с болью, сладость. Все тело стянуло нитями желания, а низ живота опалило тягучим огнем.
        Заря поняла, что это и есть - похотливое, животное стремление к близости. Она никогда не испытывала по-настоящему сильного возбуждения. У нее и парня никогда не было, чтобы познать подобные чувства. Да и организм будто находился раньше в спячке.
        Сейчас же Зару непреодолимо тянуло тереться о мощное тело Тихомира и хотелось позволить ему все, чего бы он ни захотел.
        Заря торопливо прикрыла рот ладонью, запечатав рвущийся наружу стон. Рука мужчины легла на ее живот, прижав к мягкой шкуре и не позволяя шевелиться.
        А у Зары горело в таких местах, о которых девушка и не подозревала. Вернее, в теории знала, да и школьный курс анатомии девушка прошла, как и все ученики. НО! Это ведь совсем другое.
        Заря попыталась взять себя в руки, которые дрожали и непроизвольно тянулись к смуглой коже Вольнова. Так и хотелось прижаться ладонями к сильной, гладкой груди, пройтись по рельефу мышц, изучить и огладить каждую впадинку.
        Так! Стоп!
        Заря тихонько отползла от Вольнова. Ужаснулась, когда увидела, как могучая рука сдвинулась, будто в поисках ее безвольного тельца. Но Тихомир затих, очевидно, вновь проваливаясь в глубокий сон.
        И Заря сделала несколько бесшумных шажочков в сторону входной двери. А уже в холле наткнулась на собственные вещи: телефон, сумочку и даже пиджачок, в котором пришла утром в офис. Вот ведь удача!
        Недолго думая, Зарета схватила свое нехитрое имущество, невероятно обрадовалась, когда поняла, что телефон работает, а дверь в особняк не заперта. И выскочила на улицу.
        Непогода утихла, а предрассветное небо окрасилось редкими лучами восходящего солнца. Вокруг было все так же тихо, безлюдно. И Заря решила, что можно попробовать пешком выбраться до первой же большой дороги, а там уже попытаться поймать попутку.
        Не оглядываясь и стараясь не думать над тем, что с ней случится, когда Вольнов очнется, Зара торопливо побежала в сторону шлагбаума, видневшегося вдали.
        Спустя несколько минут, девушка поднырнула под красно-белое ограждение. Никто из охраны так и не появился, и это радовало. Вольновых тоже не было видно, и это придавало сил действовать.
        Зарета остановилась, глядя то налево, то направо. Куда же теперь идти? Вчера, когда ее привозили сюда, было довольно темно, и она толком не запомнила дорогу.
        И вдруг раздался негромкий звук работающего двигателя. Заря оглянулась. Прямо из леса к ней двигался человек, управляя квадроциклом. Массивные колеса взрывали влажную после дождя землю, но транспортное средство довольно быстро передвигалось.
        Заря торопливо шагнула назад, уперлась спиной в шлагбаум. Нет, лучше уж Вольнов, чем незнакомец.
        Однако, приглядевшись, Зарета поняла, что водитель квадроцикла не вызывал в ней тревоги. Им оказался старичок в солнечных очках, бейсболке, куртке камуфляжной расцветки и с рюкзаком за спиной.
        Должно быть, это был лесник, или какой-нибудь егерь, присматривавший за владениями.
        - Простите! - взмахнула рукой Зарета, - А вы не могли бы мне помочь? Мне срочно нужно в город!
        - В город? - повторил пожилой мужчина, остановился перед Заретой, - До города - не обещаю. Могу до деревни подбросить, а там уже ходит автобус. А тебе зачем в город? Хозяин усадьбы разве не приехал? Почему не отвезет тебя?
        - А у него машина сломалась! Вы не подумайте, я просто ему документы привозила, и ничего такого, - торопливо тараторила Заря, не понимая, зачем все это рассказывает.
        - Ну, если ничего такого, то садись, - весело улыбнулся старичок и мотнул головой, приглашая девушку присесть за его спину.
        Зарета торопливо послушалась, а уже через секунду пришлось ухватиться за куртку дедушки, так стремительно он рванул с места.
        - Держись, милая, пр-р-рокачу! - лихо прокричал незнакомец.

* * *
        Тихомир очнулся, словно от толчка. Зверь недовольно рычал, пытаясь привести Вольнова в чувства.
        И мужчина тут же подскочил на ноги. Голова гудела, в глотке пересохло, а все конечности словно ватные, но хотя бы слушались его, уже плюс.
        Поднявшись на ноги, Вольнов прислушался. В доме царила гробовая тишина. И хищник уже знал, что Зареты здесь нет. Не чуял он ее. Исчезла она, испарилась.
        Чувствовал только мягкие, сладкие следы на шкуре, где сам спал. Девочка была рядом, а потом куда-то пропала.
        Вольнов сорвался с места, выскочил на улицу и дальше - по территории усадьбы.
        След Зари обрывался сразу же на въезде. Вот здесь она стояла, касаясь спиной шлагбаума, а потом - пустота.
        Вольнов протяжно и яростно зарычал, вторя недовольству и волнению, исходящим от зверя.
        Ворвавшись на опустевший по его приказу пункт охраны, Тихомир связался с братьями. Судя по голосу, Дим еще спал.
        - Где она? - рявкнул мужчина, не собираясь ничего пояснять.
        - Чего? - сонно пробормотал Дим.
        - Где Заря? - рычал Вольнов.
        Рука непроизвольно прижалась к метке. Глубокий шрам чесался, горел огнем, зудел. Кажется, метка реагировала на отсутствие девчонки рядом. Да и зверь начинал беситься, пусть Тихомир и без особых нежностей заткнул волка, заставив замолчать и не высовываться.
        - Включаю камеры, - уже бодрым голосом ответил Дим.
        - Ты какого хрена их выключил?! - орал Тим так, что связь сбилась противным треском.
        - Ну, вы там вдвоем же… И мы решили, что лишние глаза вам не нужны, - оправдывался младший.
        - Вы, млять, дохрена за меня решаете! - отчеканил Тихомир, и его голос ничего веселого братьям не сулил.
        - На камерах чисто. Пробиваю мобильник, - отчитывался Дим, не собираясь еще больше злить брата.
        А Радмир уже проснулся и подключился к поискам, просматривая мониторы, а заодно и вызывая хищников, которые подряжены охранять территорию усадьбы.
        - Сигнал с телефона в тридцати километрах севернее усадьбы, сейчас скину координаты, твой мобильный работает. Связь в норме, - сообщил Дим, а Тихомир уже мчался на север. В руке мужчина сжимал пресловутый гаджет. А как только пришло сообщение от брата, то полетел быстрее ветра.
        Метка жгла огнем кожу, звала избранную, но в ответ - гнетущая тишина.
        У Вольнова плохо получалось анализировать ситуацию. Будто сознание все еще туманил препарат. Но Тихомир безошибочно продирался сквозь густой лес все дальше, к нужной точке. И вдруг замер, когда выскочил к небольшой речушке. Именно она разделяла границу усадьбы с соседним кланом. Здесь начинались владения клана Грозных, а во главе стоял старик-хищник Антип Грознов.
        С этим кланом у Вольнова были довольно гладкие отношения. Грозные не лезли в город Тихомира, предпочитая обитать на собственной территории. Границы без причины не пересекали. Потому конфликтов между кланами не было, даже наоборот, Грозные на советах стай поддерживали Вольных.
        Зверь учуял появление Дима. Тихомир вслушивался в звуки леса, не переступая границ своих владений.
        - Чепуха какая-то, - пробормотал Добромир, замирая рядом с братом, пристально всматриваясь в экран планшета, который вынул из рюкзака. - Я установил жучок на телефон Зари. Слушать разговоры не получится, а вот узнать местоположение можно. И сигнал в последний раз появился именно здесь.
        Вольнов-старший принюхивался, безошибочно выделяя все запахи леса, а вот аромат Зари так и не учуял. Не было ее здесь никогда. Он бы понял, окажись это не так.
        Но пересечь территорию соседнего клана без официального приглашения старика Антипа, Тихомир не мог. Потому что любая граница находится под защитой сильнейшего в клане - вожака. Стоит нарушить ее, и это действие будет расцениваться как попытка захвата власти. А Вольнову не нужна была война, особенно сейчас, когда истинная бесследно исчезла.
        Но Дим мог пересечь эту границу без всяческой угрозы хрупкому миру между кланами.
        - Гляди! - осторожно проговорил Дим и тут же в один прыжок оказался на другой стороне реки, а спустя миг вернулся к брату с находкой в руках. - Это ее телефон!
        Зверь Вольнова в недовольстве зарычал. Да, гаджет действительно принадлежал его паре, а вот самой пары здесь не было.
        Дышал Тихомир по-прежнему рвано и тяжело. И виной тому была совсем не стремительная пробежка.
        А плечо выжигала адская боль, словно раскаленные клещи выворачивали плоть вместе с костями.
        - Очуметь! - выдохнул Добромир, наконец, внимательнее взглянув на брата. - Ты видел? У тебя метка горит!
        Тим говорить не мог, только утробно рычал, волк начинал терять терпение, потому что требовал оказаться рядом с истинной, но не чувствовал ее. Да и с меткой, действительно, творились странные вещи. Обычно, когда зверь обзаводится парой, ставит знак на избранной, то и у хищника появляется шрам, в точности повторяющий метку на плече девушки. Но обряд не был завершен, Тихомир валялся в отключке в то время, когда нужно было бы действовать. И сейчас не только жизнь и рассудок Тима были под угрозой, опасность нависла над всем кланом.
        - Так, значит, все у вас того…этого самого? - уголком рта улыбнулся Дим, а вот Тихомиру совсем не до смеха.
        Мужчина отрицательно мотнул головой и тут же рявкнул:
        - Думаешь, я бы торчал здесь, если бы обряд прошел?! - громоподобный голос пронесся по поляне, на которой царила гробовая тишина.
        - Вот же черт! - прошептал Дим, и сразу же в памяти всплыла давняя семейная история.
        Ее предпочитали держать в тайне, не распространялись о таком. Но у Вольновых был прецедент, когда хищник встретил свою избранную, а обряд не завершился из-за вмешательства кланов и Верховного лично. Дядька Вольновых - Глеб Вольнов - встретив истинную пару, не смог усмирить зверя, пусть и поставил метку на плече девушки. И тогда сам Верховный повлиял на сознание хищника. Но результат вышел плачевным. Зверь обезумел настолько, что попытался растерзать пару. Но девушку спасли, и ее забрал отец, поскольку родом она была из другого клана. С Рыжими у Вольных всегда были трудности, и когда Глеб привел девушку из их клана, Вольновы посчитали это добрым знаком.
        Но Судьба решила иначе. И вот, когда хищница восстановилась, стало ясно, что ее метка влияет на сознание Глеба. Даже находясь на расстоянии тысячи километров от своей истинной, Глеб беспрекословно исполнял каждую ее прихоть. А хуже стало, когда отец девушки прознал о столь удобной «марионетке» дочери. Тогда же девушку взял в жены вожак ее стаи. И пусть потомства у них не могло появиться, а выгода от такого брака была невероятной.
        Когда зверь Глеба Вольнова спал, изредка передавая власть над хищником человеку, то им управлял Олег Рыжнов - муж той самой хищницы. И вожак Рыжих не собирался ничего менять, пусть и сама девушка сопротивлялась ему и его силе. Она любила Глеба, а изменить ничего не могла, ведь зверь любимого ее не принял.
        История закончилась трагично. Девушке удалось сбежать от своего мучителя и встретиться с Глебом. В тот же день клан Вольных хоронил двух близких и важных для него хищников. А отношения с Рыжими так и остались напряженными, Олег требовал компенсации.
        Но это все в прошлом, дело забытое, и мало кому известное. И во теперь, когда прошло несколько десятков лет, над кланом Вольных вновь нависла опасность.
        И только если Глеб никогда не стоял у власти клана, то сейчас все было гораздо серьезнее. Ведь если хищник окажется достаточно сильным, чтобы воспользоваться ситуацией, то он сможет получить безоговорочную власть не только над Тихомиром, но и над всем кланом. Более того, волк принял Зарю в качестве своей истинной пары, а, значит, влияние может быть стопроцентным. Сделав Зарю своей, хищник станет управлять и Тимом.
        Утешала только мысль, что метка на плече брата все же проявилась. И Дим не припомнил ни одной истории у хищников, когда обретение пары и заключение союза между носителями хищной крови проходили бы вот так. Но ведь и Зарета не была хищницей. Она была человеком.
        Добромир видел по бледному лицу Тима и по напряженной позе, насколько сильной была боль.
        А Тихомиру приходилось сводить челюсть до хруста и терпеть. Все это неважно сейчас. Гораздо важнее выяснить, как именно телефон Зари оказался на чужой территории.
        И разобраться с братьями, чтобы впредь не лезли в личные дела Тима.
        Добромир отчетливо прочел мысли старшего брата. Готов был понести любое наказание, но после, когда девочка отыщется целой и невредимой, когда вся эта странная и непонятная ситуация прояснится.
        - Спокойно, брат, - вкрадчиво заговорил Дим, - Радмир уже едет общаться с друзьями и соседями твоей пары. Непременно что-то раскопает. Не может ведь Заря пропасть бесследно из твоего города. Да и кто в здравом уме сунется к нам?
        - В здравом уме?! - выплюнул Тим, а Добромир прикусил язык.
        Да, здравомыслящих хищников такая идея, возможно, и не посетит. А вот сколько безумцев во враждующих кланах? Но другой вопрос тогда стоит более остро: кто из чужаков прознал о том, что у вожака Вольных появилась истинная?
        - Два часа! Через два часа мне нужна вся информация! - зарычал Тихомир, развернулся и помчался в усадьбу.
        Спустя полчаса кортеж из нескольких машин уже мчался в город, а вся стая стояла на ушах, пытаясь отыскать человеческую девушку.
        Глава 6
        Она шла торопливо, пыталась успеть на зеленый сигнал светофора.
        Летела, стуча каблуками по каменной мостовой. Светлые волосы, собранные в высокий хвост, подпрыгивали в такт каждому движению точеной шеи.
        Зверь нетерпеливо рычал, требуя догнать ЕЕ.
        Тьма опускалась на город, отсекая зверя и его жертву от любопытных глаз.
        Хищник ускорил шаг, чтобы сравняться с девчонкой прежде, чем она начнет переходить дорогу.
        В один широкий прыжок зверь преодолел расстояние. Девчонка испуганно вскрикнула.
        - Ой, вы меня напугали! - просипела она и отшатнулась, намереваясь пропустить незнакомца.
        А хищник впился взглядом в милое личико. Взвыл от недовольства. Но отступать не собирался. Все уже подготовлено, просчитано, согласовано.
        И крепкая рука легла на хрупкое плечо девушки.
        - Ничего не бойся, Зар-р-ря, - проурчал хищник, сомкнул свободную руку на талии недоумевающей и испуганной девушки, притянул рывком к себе.
        Со стороны казалось, будто молодая пара просто обнимается, дожидаясь разрешающего сигнала светофора. Мужчина и девушка настолько увлеклись друг другом, что не замечали ничего вокруг.
        Мужчина взмахнул рукой. К нему тут же подъехал черный автомобиль с тонированными стеклами и без номеров.
        Хищник аккуратно запихнул девушку на заднее сиденье, сам устроился рядом, поднял перегородку, отсекавшую водителя от пассажиров.
        Женские руки безвольно упали вдоль тела, а волосы выбились из идеальной прически.
        - Все хор-р-рошо, все хор-р-рошо, - повторял хищник, а зверь рычал все громче, требуя уступить ему первенство.
        Автомобиль помчался вперед. Водитель не задавал лишних вопросов, слишком много времени провел на службе у Антипа, а теперь и у его сына.

* * *
        Вольнов кружил по натертому до сияющего блеска полу офиса. Почему он примчался именно сюда? Сам не знал. Что-то тянуло его в эту чертову клетку из стали и стекла. В офис, где он впервые увидел ее, свою истинную.
        Это было только вчера, а, кажется, промчалась вечность. Вечность, сотканная из неизвестности, мучений, гнетущей тоски.
        Тихомир рычал, метался, вслушивался в эмоции зверя. Тот скулил, отчаянно требуя ту, которую пока не удавалось отыскать.
        Вольнов был в шаге от объявления войны всем соседним кланам. Да что уж, он готов был сражаться с каждым кланом на этой чертовой планете! Однако Радмир и Дим в два голоса увещевали его не совершать опрометчивых поступков. Хищники много веков не воевали друг с другом, предпочитая сохранять зыбкий мир, а не истреблять себе подобных.
        Но всему есть предел. И, наверное, Тихомир его достиг.
        В офисе не было ни души, а Вольнов и сам не заметил, как оказался в том самом конференц-зале, где Заря поранила руку, а он впервые попробовал ее кровь. Залечил рану, зализал, и следов не осталось.
        И зверь вновь протяжно заскулил, его переполняли тоска и безысходность.
        Вольнов горько усмехнулся. А ведь был момент, когда он решил устранить проблему в лице Зареты Иртановой. И что теперь? Теперь ее нет рядом, а такое ощущение, словно на его, Тима, плечи свалилось все горе мира. Не вдохнуть, не выдохнуть.
        За два минувших невероятно долги часа жжение метки не ослабело ни на миг. Вольнов уже свыкся с этой болью, она словно стала частью его самого. А еще он с благодарностью принимал эту боль, ведь если метка жжет, то, значит, и пара его в добром здравии.
        Дим взломал, кажется, все базы, все камеры на улицах, площадях, станциях метро. Но ничего не обнаружил. Ни единого следа.
        Дим связался с сыном вожака Грозных. Брат всегда мог отыскать подход к собеседнику, и в этот раз во время разговора источал вежливость и дружелюбие. А Тим рычал, готовый нарушить перемирие. Зверь подсказывал, что Грознов лжет. Однако разговор складывался гладко. Нарушителей границы не было. А все представители чужих кланов находятся на территории Грозных исключительно по собственной воле, а при необходимости служба безопасности клана предоставит любые бумаги. Разумеется, после официального запроса.
        - После запроса, дьявол из раздери! - прорычал Тихомир, швыряя в стену первый попавшийся стул, а тот рассыпался в щепки, и в стене появилась очередная дыра. - Сколько ждать еще? Час, два, сутки?!
        - Дим уже отправляет. Будем надеяться, что еще часа два, - негромко ответил Радмир, не разорвав видеосвязь после общения с соседним кланом, - Но ты ведь знаешь, они постараются вытянуть из ситуации по максимуму.
        Вольнов замер перед окном. Там, по ту сторону стекла, по городу рыскала вся стая во главе с братом. Раньше Тихомир не чувствовал так остро своих подчиненных, разве что с братьями была крепкая связь. Да, Тим давил на хищников силой на правах вожака. А теперь будто слышал отклик от каждого них.
        И готов был загрызть любого, кто бросит поиски или сунется к нему сейчас. Напряжен был каждый нерв. А зверь …Вольнов уже не понимал, зачем вообще его сдерживать. Пусть наружу выберется та дьявольская тварь, что жила в нем. Пусть уничтожит все вокруг, получит столько крови, сколько ему нужно…
        Однако зверь, несмотря на все недовольство, ярость, жестокость, не тянул контроль на себя. Подчинялся Тихомиру практически безоговорочно. Требовал только одного: привести истинную к нему.
        Напряженный до предела, Вольнов вздрогнул, когда на мобильный телефон поступил звонок.
        Тим просто нажал на кнопку, говорить не хватало выдержки. Из глотки рвалось одно лишь рычание.
        - Нашли. Адрес скину, - глухим, ровным тоном произнес Радмир, а по интонации голоса брата Вольнов понял: нихрена хорошего ждать не стоит.
        До нужного адреса Тихомир добрался за пару минут. От здания офиса - два квартала. А навстречу уже шел брат.
        Шел осторожно, готовый молниеносно среагировать на любое движение Тихомира.
        Метка жгла, кажется, плавила кожу и кости. И это радовало Вольнова. Ведь эта боль означала, что его истинная здесь, в мире живых. Осталось только найти ее. И он, дьявол раздери, найдет!
        - Спокойнее, брат, район в оцеплении, людей изолировали, здесь только наши, - выдохнул Радмир и отступил в сторону, пропустив вожака.
        Не мигая, Радмир следил за выражением лица сурового старшего брата. За янтарными, обжигавшими холодом глазами, за каждым движением рук, головы, челюсти.
        Радмир боялся, что брат все же сорвется. Невероятно сильным он стал за последние несколько часов, и в то же время, невероятно уязвимым.
        Девушка неподвижно сидела на скамье. Длинные светлые волосы водопадом рассыпались по плечам и спине. Одежда испачкана кровью. К тонкой коже на обнаженных коленях прилипли комья грязи и травы. Легкое платье изорвано на груди, а под изуродованной тканью зияла рваная рана.
        Радмир уже успел осмотреть пострадавшую. От девушки несло зверем. Да так, что запах сбивал все другие ароматы. И хуже всего то, что женское лицо было настолько изуродовано многочисленными укусами, что опознать жертву сразу было невозможным. Требовалось время, чтобы снять отпечатки пальцев, взять анализ крови. Но Радмир почти не сомневался, что эта девушка - Зарета Иртанова. И одежда на ней была та же, и женская сумочка, пусть изорванная и испачканная, но тоже принадлежала Зарете, если верить упавшему на землю кошельку с вложенными в него документами.
        Радмир понимал, что нельзя сейчас соваться к брату. Но и сдержать его нужно. Ведь от Тихомира зависят жизни хищников, жизнь клана, все завязано на Вольнове-старшем. А безумный вожак - совсем не то, что им сейчас нужно.
        Тихомир сделал глубокий вдох. Радмир видел, как заострились клыки и выдвинулась челюсть. Мужчина готов был приложить все силы, чтобы сдержать вожака, даже ценой собственной жизни. В конце концов, именно они с Димом вмешались, и истинная пара Тихомира умудрилась улизнуть прежде, чем прошел обряд до конца.
        Смазанным движением Радмира впечатало в ствол ближайшего дерева. За спиной раздался треск, а Тим все сильнее давил мощной, когтистой рукой на грудь брата.
        - Прости, Тим, мы как лучше хотели, - просипел Радмир, но не сопротивлялся, пережидал.
        Вольнов зарычал, а этот утробный, угрожающий звук заставил всю стаю сжаться, замереть, прислушаться. Напряглись даже те хищники, которые находились сейчас довольно далеко от этого места. Но даже их будто захлестнуло невидимой плетью с острыми, точно бритва, шипами.
        - Это не она, - раздался осторожный голос Дима. - Похожа. Одежда ее, документы, прическа такая же. Но это не она!
        А Тихомир не слышал брата, сжимал руку на горле Радмира. И взгляд - готовый соскользнуть в безумие, перейти на сторону чудовища.
        - Вот, смотрите! Метки нет! - выкрикнул Дим громче, чтобы братья услышали.
        Парень сдвинул клочки одежды и спутанные светлые пряди с плеча девушки. Действительно, пусто, ничего, только кровавые разводы на груди и шее, а метки не было. Для верности Дим вытер нужный участок кожи платком, чтобы убедиться в отсутствии идентичного шрама с тем, который был на плече у Тихомира.
        Тим опустил руку и тут же рванул к девушке. Принюхался. Безошибочно выделяя нужные ароматы.
        Ничего. Даже намека на аромат Зари. Потому и зверь молчал. Потому и метка жгла огнем.
        А ведь и не распознать на расстоянии. Казалось, будто убийца намеренно смыл природный запах девушки, заменив его чем-то более сильным.
        - Узнай, что это! - скомандовал Тихомир, указывая на салфетку в руках Дима.
        А на белоснежном клочке помимо темных разводов от грязи и красных от крови, присутствовали и светло-зеленые пятна. Должно быть, именно эта субстанция отбивала аромат, чем и ввела в заблуждение Вольновых.
        Да, этой девушкой была не Заря. Но только волнение никуда не исчезло.
        - Вашу мать! Почему я не могу найти мою истинную в этом гребаном городе?! В МОЕМ городе?! - зарычал, теряя терпение, Тихомир так, что испарились, кажется, все звуки. Словно весь район погрузился в вакуум.
        - А если ее нет в городе? - вдруг предположил Радмир. - Ее нет здесь, вот и найти не можем. - Тогда, где же она? - нахмурился Дим, а Тихомир пристально рассматривал мертвую девушку, сидевшую на скамейке и так поразительно похожую на его Зарю.
        - Выясните, кто она. И позаботьтесь о достойных похоронах, - коротко скомандовал Вольнов братьям, - И найдите мне урода, решившего поразвлечься на моей территории!
        Глава 7
        Радмир двигался почти бесшумно. Почти. Понимал, что человек его не услышит, а вот хищник - запросто. Потому Вольнов и балансировал на этой грани, двигаясь в сумерках вслед за девушкой.
        Что-то странное было в ней, этой хищнице, старательно пытавшейся слиться с человеческой массой. Кажется, у девчонки кровь была очень слабой, потому и не привлекала к себе внимания.
        Но Радмир четко чуял: она не человек.
        Подружка Зареты Иртановой жила через стенку от исчезнувшей пары Тихомира. Работала в захудалом училище, преподавала мелюзге русский язык.
        Радмир ухмыльнулся, вспомнив, как звонил этой странноватой дамочке, а та отказалась от встречи с ним.
        Однако Вольнов не привык к отказам, да и ситуация не терпела расшаркиваний и прочей тягомотины. Радмир знал, если эта Женя что-то знает об исчезновении Иртановой, то все ему непременно выложит.
        А квартиру Зари люди Радмира уже перевернули дважды, ни следа девчонки. Тихомир и сам побывал у пары в гостях. А у Радмира заныло где-то под ребрами, так жаль было брата, когда он видел его загнанный взгляд. Более того, волна звериной силы исходила от вожака такой мощи, что невольно хотелось скулить. Словно Тихомир напрямую вмешивался в связь между хищником и его зверем. И еще сутки назад такого в стае Вольных не было. Радмир и не слышал, чтобы подобное вообще случалось. Но факт был на лицо, вожак Вольных демонстрировал свою силу и не мог в полной мере ею управлять. В этом Радмир видел реальную угрозу. Что случится с их стаей, если Тихомир не сможет обуздать свои эмоции, в случае, если они не смогут отыскать пару?
        Вольнов предпочел задвинуть все тревожные мысли. И переключился на хищницу по имени Женя Грознова.
        Их телефонный разговор не удался. Мадам категорически отказалась сотрудничать. И Радмир решил исправить это недоразумение. Дождался дамочку у входа в здание училища и пошел следом.
        А в голове вертелись фразы, услышанные по телефону:
        - Евгения Федоровна Грознова? - вместо приветствия произнес Радмир.
        - Женя Федоровна, не Евгения, - холодно исправил женский голос. - Что вы хотели? Мне некогда! У меня занятия!
        И этот женский голос вызвал в невозмутимом Радмире Вольнове странный диссонанс. Зверь захотелось зарычать на эту дамочку, а Радмиру - взглянуть на не очень вежливую фифу.
        Надо же, «Женя Федоровна»! Нашлась, млин, королева!
        Еще и Грознова. Интересно, какое отношение она имеет к вожаку соседнего клана?
        Вольнов недовольно отметил, что слишком много совпадений в исчезновении Зареты, и все они косвенно ведут к Грозным.
        Однако хищник предпочел сначала разузнать подробнее биографию девушки, связался с Димом, который уже должен был прислать нужный файл. Ведь была вероятность того, что Грозновы банально однофамильцы с подругой Зари.
        Радмир шел за дамочкой, отмечая, что фифа прикрывается мешковатой, стремной одеждой довольно умело. Сразу понятно, что под дешевыми шмотками прячутся аппетитные формы.
        А зверь Радмира в предвкушении зарычал, навострил уши, заинтересовался самкой.
        Вольнов преследовал Грознову, перебирал в памяти всю информацию, что они с Димом собрали, попутно открыл файл, пробежал взглядом по ровным строчкам. Любая мелочь сейчас была важна в поисках Зареты.
        И вдруг замер, точно вкопанный.
        - Твою ж мать! Грознова! Женя, млин, Грознова???! Да ни хрена подобного! - прорычал Радмир и ускорился, пряча гаджет в карман.
        Девчонку он перехватил, когда та пыталась закрыть металлическую подъездную дверь. Но разве для хищника это преграда? Всего лишь кусок железа!
        Дверной проем увеличился на одного грозного хищника, когда Радмир со всей дури вмазал по препятствию.
        - Вы что себе позволяете, уважаемый! - огрызнулась девчонка.
        - Грознова? Ты в курсе, что живешь на чужой территории? Шпионишь по приказу своего вожака? Старик Антип решил расширить границы? - вкрадчиво пророкотал Вольнов, в один прыжок достав рукой девушку, сгреб длинные волосы в кулак и затянул, заставив ее вытянуться и замереть на месте. - Божена Грознова. Так ведь тебя зовут на самом деле?
        - У меня официальное разрешение есть. На работу в этом городе! - ровно и максимально вежливо проговорила девушка. - А вам какое дело? Миграционные службы в этом месяце уже были. Все документы у меня в полном порядке. Ничего противозаконного я не делаю!
        - Только трешься рядом с Иртановой, да? - прорычал хищник, прижимая Грознову к стене вплотную так, что та и вздохнуть глубоко не смогла.
        Однако Радмир заметил, что страха у хищницы не было. Он ей клыки в полном объеме демонстрирует, а она даже не трясется. Хотя Вольнов чуял, что кровь у Грозновой подвела. Слабая она, будто помесь. Хотя, Радмир ни одного случая смешивания крови не встречал.
        А девчонка дерзкая. Наверное, совсем двинутая на голову, если смотрит на него, верзилу выше двух метров ростом и шириной с дверной проем, словно на шкодливого щенка.
        - Я не трусь, как вы изволили выразиться, с Заретой. А дружу с ней. Мы с детства общаемся и живем по соседству! - спокойно произнесла Грознова.
          - Разберемся, - прищурившись, зарычал Вольнов. - Со мной пойдешь! И уж будь уверена, пока не расскажешь мне, куда дела Зарю, не выпущу!
        - Зарета исчезла? - опешила девушка, а Радмир отчетливо разглядел, как глаза хищницы полыхнули в полумраке подъезда. - У нее сегодня встреча с врачом в клинике. Я думала, она там задержалась.
        - С этого места подробнее, - нахмурился Вольнов, а руку все же разжал, выпустив девушку, когда понял, что Грознова не собирается убегать.
        - Напомните, уважаемый, по какой причине я должна говорить с вами? - усмехнулась Женя, поправив волосы и мешковатую одежду, которая скрывала, кажется, каждый сантиметр кожи. - Общаться буду только с вожаком.
        В ответ Радмир клацнул зубами, а зверь вторил хищнику грозным, устрашающим рычанием.
        - Значит, понимания мы не достигнем? - прищурился мужчина, а девушка повела плечом, словно сбрасывала ненавистное невидимое касание грубых ладоней.
        - Теряете время, уважаемый, - бесстрашно произнесла Грознова и сама, оттолкнув не без усилий Радмира ладонью в грудь, перешагнула груду штукатурки и металла, которая еще пару минут назад была дверью подъезда. - Ведите на допрос. Все равно ведь не отстанете.
        Радмир пристально, не мигая, смотрел на девушку. А в том месте, где на протяжении мгновения лежала девичья ладонь, странно покалывало. И ладони - будто он до сих пор держал шелк волос Грозновой.
        А хищница шла целенаправленно к арке между подъездами, где остались бойцы стаи, ждали команды, сидя в тачке.
        Вольнов прикинул, как пять пар хищных глаз пройдутся оценивающе по мешковатой одежде Грозновой, выискивая малейший намек на стройное тело.
        На анализ ситуации не осталось времени. Радмир перехватил девчонку, когда та уже протянула руку к дверце автомобиля.
        - Не та тачка, - ровно, но с угрозой в голосе, рявкнул Вольнов и подтолкнул Божену к другому автомобилю.
        Безошибочно вычислил, что именно эта тачка принадлежит Грозновой, пусть и припаркована была на стоянке, а с работы хищница возвращалась пешком.
        Интересно, а утром кто ее туда отвозил? Радмир мотнул головой, прогоняя непрошенные мысли. Какого хрена происходит?!
        Божена не сопротивлялась приказу Вольнова, вынула брелок из сумочки, открыла тачку и послушно села за руль.
        Радмир с огромным трудом впихнулся на переднее пассажирское. Кресло оказалось довольно мелким для его, Вольнова, форм. Но он уже принял решение, забрать хищницу вместе с тачкой, а потому отступать не собирался.
        - Ну как вам, нигде не давит? - коварно улыбнулась Божена, бросив короткий взгляд на пассажира.
        - За дорогой следи, Грознова, - обронил Радмир, а потом устрашающе рыкнул: - Излагай про врачей.
        - Зачем? Разве вы не отыскали о Зарете все сведения, которые хотели? Как-то ведь на меня вышли, - изогнула бровь Грознова, а Радмир молчал. В душе просыпалось недовольство этой хищницей, и какая-то странная тяга зверя.
        Вольнов смотрел на девушку пристально, изучая каждый сантиметр женского тела. Мог бы, и под одеждой рассмотрел бы. Тянуло сорвать эти тряпки и убедиться, что интуиция его не подвела - под стремными шмотками скрыто улетное тело.
        И не только странные, ненужные, непрошенные сейчас фантазии выбивали Радмира из равновесия. Все в этой девчонке было не так. И вместе с тем, своим ледяным спокойствием она вызывала в нем интерес. Да и не только спокойствием, но и запахом. Вольнову казалось, что на расстоянии хищница пахла совсем иначе, по-другому. А теперь, запертый в салоне автомобиля, находясь в полуметре от Божены, Радмир жадно втягивал носом ее аромат. А затылок сводило от беспокойства и ощущения надвигающихся проблем. И зверь. Он требовал хорошенько распробовать эту девчонку.
        Радмир сжал руку в кулак, на миг прикрыл глаза, мысленно затягивая удавку контроля на глотке зверя.
        В какой-то момент, открыв глаза, Вольнов понял, что Грознова не знает, куда ехать, а потому торопливо сжал девичью ладонь, лежавшую на рулевом колесе, и дернул, заставив тачку свернуть в нужную сторону.
        И вдруг - точно огнем прошило кожу на ладони.
        - Твою ж мать! - выдохнула Божена, с долей паники, отчаяния, страха и даже растерянности. Девушка взглянула на спутника и, кажется, перестала дышать.
        И в глазах Радмира не увидела ничего, кроме жажды крови.
        Ее, Божены, крови.
        Глава 8
        - Зорюшка, проснулась? Проходи, проходи, завтрак уже на столе! - мягким, журчащим голосом встретила девушку хозяйка дома.
        Иртанова все еще плохо соображала. Казалось, будто все мысли вязли в липком, густом сиропе, а тело принадлежало не ей. И еще, в том месте, куда укусил Тихомир, нещадно горело огнем так, что притронуться нельзя. Но с этой болью Заря почти смирилась. Гораздо сложнее оказалось не думать о том, как сильно ей хотелось вернуться в ту усадьбу. Разумом Иртанова понимала, что нужно бежать от вожака Вольных на другой край земли. А вот тело… Тело ее стремилось к нему, а низ животу скручивали тугие спирали возбуждения.
        И сны… Чертовы кошмары мучали ее всю ночь напролет. Должно быть, хозяева лесной избушки - седовласая старушка Агриппина Степановна и старичок-лесник, который отзывался на отчество Миронович и велел обращаться к нему исключительно по отчеству, глаз не сомкнули ночью от ее стонов и вздохов.
        Зарете было ужасно стыдно, готова была провалиться сквозь землю, но ничего не могла поделать с собой. Тело словно не слушало ее, не подчинялось, ему хотелось окунуться в запретные, порочные ощущения.
        Вчера, когда побег удался Зарете, девушка поняла, что возвращаться в свою городскую квартиру нельзя. Там ее найдут сразу же. А подвергать опасности друзей или соседей, которые смогли бы ее спрятать хоть на время, Заря не хотела. Вот и спросила у лесника, нет ли у него на примете безопасного места, желательно подальше от цивилизации. Правда, для того, чтобы старик ей помог, пришлось рассказать почти всю историю о том, как Зарету силой привезли в дом вожака и о том, как ей удалось незаметно улизнуть из его лап.
        Делясь подробностями о минувшем дне и ночи, Заря утаила совсем чуть-чуть. Она не сказала, что метка на ней поставлена вожаком, посчитав этот факт не таким существенным. Да и одежда скрывала место укуса.
        И вот Зарета получила необходимую ей помощь. И даже не стала возражать, когда Мироныч попросил у нее мобильный телефон и что-нибудь из личных вещей, чтобы пустить погоню по ложному следу. Недолго думая, Заря пожертвовала сумкой, оставив немного наличных денег и ключи от квартиры. Понадеялась, что рано или поздно, а вся ситуация благополучно разрешится, и девушка вернется к прежней спокойной, местами даже скучной, человеческой жизни.
        И вот лесник привез Зарю в свой дом, познакомил с женой, приютил и велел не волноваться о безопасности.
        Иртанова верила старичку и даже не испугалась, когда поняла, что лесник не так уж и прост. И да, он был хищником, как и его супруга. Однако в домике царила атмосфера уюта и тепла, а потому Заря не спешила трястись от страха. К тому же, у девушки были и другие заботы. К примеру, придумать, каким образом можно достать необходимое, весьма редкое лекарство, которое прописал врач. Заря недавно приобрела дорогостоящие таблетки по рецепту и, конечно же, упаковка осталась дома. Не рассчитывала Иртанова на свое столь длительное отсутствие. А судя по тому, что слегка кружилась голова и начинали дрожать пальцы, лекарство уже нужно принимать.
        Гостеприимная хозяйка лесного домика широко улыбалась, когда Заря вошла в уютную кухню и присела на свободное место за столом.
        Деревянный домик был чудесным, как на сказочной картинке, уютный, с резными ставнями, а внутри - довольно просторный, где могло бы вместиться большое и шумное семейство. Однако пожилая пара жила уединенно, так поняла Зарета за то время, что гостила здесь.
        Внутри пахло изумительно: деревом, лесными травами и чем-то еще, знакомым и родным, а вот что это был за запах, Заря пока не поняла.
        А в кухне витали дивные ароматы свежей выпечки. Зарета невольно сглотнула, таким сильным показался ей голод.
        Мироныча в доме не было, Агриппина Степановна хозяйничала у плиты, суетилась, завершая последние приготовления, накрывала на стол. Перед Заретой появилась внушительная миска с горячими пирожками.
        - Ешь, ешь, золотко, - ласково говорила хозяйка, и Заря поддалась искушению.
        Невероятно вкусные пирожки стремительно исчезали из глубокой миски. А Иртанова не сразу поняла, что осилила такую огромную порцию.
        - Это замечательно, что аппетит есть. Тебе нужно хорошо питаться, - кивала старушка, ставя на стол новую порцию ароматных и удивительно вкусных пирожков.
        - Ой, все, я, кажется, лопну! - вскинула руки Заря, чувствуя, что действительно не сможет больше ничего проглотить.
        - Ничего-ничего, - подмигнула старушка, - а мы после завтрака на прогулку сходим. Покажу тебе свои владения. Заодно и жирки растрясем.
        - Хорошо, - кивнула Иртанова, а потом спохватилась: - Это точно безопасно? Мы на территории клана Вольных? Не хочу, чтобы у вас появились проблемы с хищниками или законом из-за меня.
        - Проблемы? Да нет, что ты! Нам с мужем очень приятно, что ты оказалась у нас. Гости к нам редко приезжают. А дети уже выросли, своими делами обзавелись. Бизнес у них, - фыркнула старушка так, что становилось ясно, дети действительно редко приезжают, посвятив себя городским заботам. - Лет пятнадцать мы с мужем так и живем, вдвоем.
        Заря грустно улыбнулась. Стариков стало вдруг жалко. Оказывается, и семья у них есть, дети, возможно даже внуки, а живут в этой глуши, вдали от цивилизации, деля одиночество на двоих.
        - А ты чего приуныла, Зоренька? - заулыбалась Агриппина Степановна. - А давай прогуляемся? Мне одну редкую травку нужно достать. Она растет неподалеку, но годится для нас только после дождя. Вот мы за ней с тобой и сходим! Заря согласно кивнула. Старушка торопливо собрала небольшую корзинку, сложила в нее бутылку с водой, перчатки, нож. И, хитро взглянув на гостью, указала рукой в сторону шкафа.
        - Там, сапоги возьми, - улыбалась хозяйка, - земля после дождя сырая.
        Зарета кивнув, встала со своего места. А потом поняла, что ей бы не помешало и переодеться. Как только проснулась, Заря вновь влезла во вчерашнее платье. И пусть за ночь оно успело высохнуть после стирки, было чистым и комфортным, а вот ходить в таком наряде по лесу - не вариант.
        - А у вас не найдется одежды для меня? - уточнила Иртанова.
        - Там же, в шкафу. Мальчишки в детстве носили, но, если хорошенько поискать, футболку и штаны найти можно, - кивнула Агриппина Степановна.
        Заря отправилась в указанную сторону. В просторном холле еще вчера девушка заметила огромный шкаф. Значит, идти нужно именно туда.
        Тяжелые дверцы шкафа легко поддались. Распахнув их, Заря принялась рассматривать содержимое.
        Перед девичьим взором оказались три стеллажа. Ровные стопки одежды, коробки с обувью, вешалки с куртками и свитерами - все это принадлежало мужчинам. А глаза замерли на ярко-красной футболке с желтым принтом. Заря аккуратно вытащила предмет, прикинула на себя. Наверное, вполне подойдет.
        - Это старшенького нашего. Все детство только в таких и бегал по лесу, - раздался вздох старушки за спиной Зари, и уже более ворчливо женщина добавила: - А теперь только в пиджаках, да костюмах ходит. Жутко важным стал.
        Заря ободряюще улыбнулась хозяйке. Видно было, что старушка скучает по своим детям.
        - Так, ладно, футболку нашли, а вот штаны от старшего не подойдут. Брюки возьмем от младшего. Это сейчас он вымахал, будь здоров. А в школе был с тебя ростом, - рассказывала Агриппина Степановна, углубившись в поиски подходящего предмета гардероба. - Вот! То, что нужно. А сапоги мои возьмем. У меня как раз есть запасная пара.
        Заря кивала, держа в руках красную футболку. И почему-то пальцы совсем не готовы были разжать мягкую ткань, пропитавшуюся смутно знакомым ароматом.

* * *
        В лесу было тихо. Пахло свежестью, зеленью, хвоей. Удивительным показалось место, куда пришли Заря с женой лесника. Здесь было спокойно, но почему-то в душе поднималось волнение. Смутная тревога не отпускала с каждым сделанным от избушки шагом.
        - Все в порядке? - уточнила старушка.
        - Да, кажется, - повела плечом Зарета, но метка начала чесаться, а кожу обожгло огнем.
        - Метка тревожит, да? - с пониманием и сочувствием произнесла Агриппина Степановна.
        - А вы откуда знаете? - замерла Заря, точно вкопанная, посреди лесной тропинки.
        - Так видно же. Ну да ничего, сейчас травку соберем, сделаем мазь и тебе станет легче, - пообещала Агриппина Степановна. - Это все из-за таблеток. Таблетки - это ж химия. А у меня все лекарства натуральные, ничего лишнего. Только то, что матушка-природа дает.
        - Каких таблеток? - допытывалась Заря.
        А старушка вдруг остановилась, повернулась к Иратновой лицом, вздохнула, словно собралась говорить с нерадивым ребенком.
        - На тебе стоит метка вожака клана, но кровь твоя сопротивляется ее власти. От того и чувствуешь себя так, меняешься. Метка зовет его, а разум не принимает. Но зов у тебя очень сильный получается. Это опасно. Не только вожак слышит, все одинокие волки в округе готовы сбежаться сюда, - терпеливо поясняла Агриппина Степановна. - А ты, выходит, не знаешь ничего о природе хищников?
        - Откуда? Я ведь человек, - осторожно заметила Зарета.
        - Ой ли? - фыркнула старушка. - Давай-ка мы поторопимся. Надо тебя подлечить. Иначе свора эта блохастая сбежится, проходу не даст. Мой Свет их пока держит, никто границу не переступит без его разрешения. Но слишком уж много желающих намечается.
        - Агриппина Степановна! Вы о чем говорите?! - немного громче и настойчивее воскликнула Заря.
        - Да что же здесь непонятного, Зорюшка? - хохотнула женщина. - Кровь у тебя редкая, происхождение знатное, ты как ожившая легенда, о таких, как ты сказки деткам рассказывали, любой хищник готов биться за тебя насмерть. Но метку поставил мой сын, потому что признал в тебе свою истинную пару. А он вожак клана. Еще и прямой наследник Верховного. А, значит, просто так на тебя никто не заявит своих прав. Только в поединке. Вот и ждут все, когда явится Тихомир. Потом только решат бросить вызов, а желающих сбежится со всех кланов. Это древний обычай, давно уже так не делают. Но и такие, как ты, встречаются раз в столетие.
        - Вы, Агриппина Степановна, что-то путаете! - нервный смешок сорвался с губ Зари. - Я простой обычный человек. Даже не из хищников. Я всю жизнь торчала в больницах, носилась по врачам. У меня букет хронических заболеваний, над моей медицинской картой весь интернат смеялся. А главное - проблемы с сердцем. Если не пересадить новый орган, я умру через пару лет, в лучшем случае!
        - Дураки они, врачи твои, - хохотнула женщина. - Химией всякой напичкали тебя. Голову задурили, потому что не такая, как все. Ты особенная. Но не волнуйся, я тебя вмиг подлечу. Все верну, как и должно быть, кровь очищу, расскажу о таких, как ты. А если повезет, еще и обучу всему, что сама умею. Оно, знаешь ли, пригодится в жизни. - Так. Стоп! У меня сейчас мозг взорвется! - жалобно, но негромко простонала Зарета и обхватила виски ладонями. - Голова просто раскалывается!
        - Это из-за таблеток. Ты ведь не пила их сколько? День, два? - подсказала Агриппина Степановна.
        - Да, вчера утром только выпила, - припомнила Заря, а голова все сильнее начинала болеть, впрочем, как и суставы.
        - Держи, Зоренька, выпей, - женщина торопливо вынула из корзинку бутылку с водой, свинтила крышку и протянула девушке. - Пей! Все будет в порядке. Нам бы до полянки добраться. А там уже справимся.
        Заря словно сквозь преграду слышала мягкий, журчащий голос хищницы. Послушно глотала сладковатую на вкус жидкость. А все тело начала трясти мелкая дрожь, и тугой узел все сильнее затягивался в низу живота, обжигая раскаленной лавой.
        И почудилось вдруг, что по лесу пронесся волчий вой.
        - Позови его… - Зарета разобрала голос хозяйки домика, словно сквозь вату, забитую в уши, а в нос ударил приятный, терпкий аромат свежескошенной травы. - Зови! А то шакалы понабежали, мордами землю готовы рыть.
        Сознание Зари туманилось, а рычание хищников становилось все ближе. И последняя мысль перед тем, как утонуть в вязком киселе обморока, была о том, что аромат Тихомира очень напоминал запах той травы, что старушка сунула под нос Заре. А потом все растворилось в темноте.

* * *
        Ей казалось, что быстрая река несет ее неподвижное тело. Но страха не было, пусть и плавать Заря никогда не любила.
        Берега реки не были пологими, огромные острые валуны угрожающе нависали по обе стороны. Останавливаться нельзя. Да и поток был настолько стремительным и бурным, что не было шанса выбраться из воды.
        Зарета прикрыла глаза, готовая смириться со своей участью. Однако настойчивый шепот заставил девушку распахнуть сомкнутые веки.
        Теперь Заря лежала на полянке, утонув в зеленой, сочной траве. А над головой - ярко-голубое небо без единого облачка. И солнце беспощадно палило, вызывая дикую жажду.
        Глубоко вздохнув, Зарета села и тут же едва не вскрикнула от неожиданности.
        Рядом с ней, на расстоянии менее двух метров, сидел огромный черный волк. Склонив мохнатую морду набок, зверь с любопытством смотрел на девушку.
        - Привет! - осторожно произнесла Заря, а голос показался ей чужим, словно принадлежал не ей.
        Животное поднялось на мощные огромные лапы и двинулось к ней. Заря могла бы испугаться, однако зверь не вызывал в ней страха. Наоборот, хотелось спрятаться от палящего солнца в тени этого хищника.
        Волк приблизился, застыл, рассматривая Зарю. Девушка улыбнулась. Несмело коснулась раскрытой ладонью темной шерсти, которая оказалась очень мягкой на ощупь.
        А глаза… Взгляд волка был ей знаком. И теперь уже Зарета понимала, кому именно принадлежат и эти янтарные глаза, и этот зверь.
        - Тихомир? Это ведь ты? - прошептала Заря.
        Зверь утвердительно заурчал.
        - А здесь ты не такой уж и страшный. В моем сне, - мягко улыбнулась Заря, а волк ткнулся мокрым носом в ее щеку.
        Девушка рассмеялась в ответ на такую ласку дикого хищника, которому, очевидно, не хотелось останавливаться на столь мимолетном касании.
        По поляне понеслись звуки звонкого девичьего смеха, когда огромный волк повалил хрупкую девушку на спину в мягкую траву. Заря совсем не боялась смертоносных клыков, ей было спокойно и хорошо рядом с этим хищником. И она твердо знала, что это и есть Тихомир Вольнов.
        - Почему там, в реальности, ты ненавидишь меня? Я ведь не сделала ничего. И совсем не хотела быть твоей парой. Это все случайно вышло, - улыбалась Заря, когда волк, наигравшись, устроился рядом, положив мощную морду на крупные когтистые лапы и пристально глядя на девушку.
        - Молчишь, да? - хохотнула Заря и отвернулась от зверя, - Здесь хорошо. Спокойно. А я ведь никогда лес не любила. И дождь, дождь мне вообще никогда не нравился. А ты пахнешь дождем и свежей травой. И человек твой так же пахнет. Мне нравится. Только ему не рассказывай, договорились?
        Заря хитро взглянула на волка. Тот шевельнул ушами и ответил насмешливым, веселым взглядом.
        - Расскажешь? - поинтересовалась Заря, а потом сама же и ответила на вопрос: - Конечно, расскажешь. Вы же единое целое. Так?
        Волк негромко, утвердительно заскулил. По крайней мере, Зарете показалось, что зверь соглашался с ее словами.
        - Знаешь, я до икоты боюсь, когда он, ну Тихомир то есть, - начала несмело говорить Заря, сбилась, замолчала, - Словом, я боюсь, когда он рычит на меня. Ты уж поговори с ним, чтобы не рычал. И не кусался больше.
        Заря потянулась рукой к плечу. Метка, поставленная Вольновым, не беспокоила ее больше. Ощупав место пальцами, девушка убедилась, что шрам остался. Но боли он не причинял.
        И Заря вспомнила слова Агриппины Степановны о том, что нужно позвать Тихомира. Информация постепенно укладывалась в голове, пусть девушке и не верилось до конца, что она, тихая, спокойная, невзрачная, попала в такую странную ситуацию. И теперь, если верить словам матери Тихомира, за нее будут драться в поединке хищники. Пф! Где она и где хищники?
        Заря поежилась, словно от холода. Нет, лучше бы, чтобы победил Тихомир. С ним она хотя бы знает, чего ждать. Да и с волком она, кажется, подружилась. Или просто сошла с ума и все это: луг, травы, огромный зверь - неуемная фантазия.
        - Агриппина Степановна велела позвать тебя, - осторожно произнесла Заря и протянула руку к клыкастой морде, - Услышишь, если позову?
        Волк ткнулся носом в раскрытую ладонь.
        - Тогда приходи скорее, - прошептала Зарета, а мысли вновь стали вязкими, тело ватным, а небо превратилось в далекую бледно-голубую точку. И Заря закрыла глаза.

* * *
        Тихомир мерил шагами тот самый конференц-зал. Офис уже не открывали второй день, распустили всех сотрудников. Звери из стаи притаскивали в холл всех, кто мог хоть что-то знать об убийстве девушки, невероятно похожей на его Зарю, шли допросы, записывались показания, оборотни стаи прошерстили все районы, включая самые неблагополучные.
        Ночью были подняты на уши все: человеческая полиция, частные охранные агентства, даже вольные стрелки. Все, кто хоть как-то мог помочь с поисками убийцы, а вот Зарету искали только хищники.
        Клан Грозных, как и предполагалось, предоставил всю документацию. Не к чему было придраться.
        А еще на горизонте мелькнула и другая проблема. Радмир слетел с катушек именно сейчас, когда так нужен был клану и самому Тихомиру.
        Пришлось рычащего брата на время запереть в комнате со стальной дверью, как у сейфа, а девчонку, которую он притащил с собой, аккуратно допросить и отпустить, но присмотр за ней оставить на случай, если появятся новости.
        Божена Грознова об исчезновении Зареты ничего не знала. Но зато в подробностях изложила все, что выяснила о врачах, методиках лечения и больницах, в которых побывала Зарета. С медиками Вольнов решил разбираться позже. Найдет всех виновных и причастных, выбьет признания, узнает мотивы того, почему девчонку вводили в заблуждение касательно диагнозов. Сейчас было важным отыскать саму Зарету.
        И, что уж скрывать, а Тим начинал отчаиваться. Более того, собирался идти на поклон к Верховному. Тот однозначно поможет, какие бы сильные обиды и недопонимания ни пролегли между ними.
        Тим решил, что на встречу пойдет сам. А потому отправил официальный запрос на аудиенцию с Верховным. Тихомира воротило от того, что ему нужно связываться с помощниками влиятельного папаши, чтобы попасть к нему для разговора. Но Вольнов готов был наступить на глотку своей гордости, только бы отец помог.
        Хищник рухнул в кресло, откинул голову назад, уперся затылком в мягкую обивку, прикрыл глаза.
        Он не скучал по отцу. У Верховного никогда не было времени на сыновей, а вот по маме - невероятно сильно.
        Когда он был у нее в гостях в последний раз? Кажется, вечность прошла. Нет, надо в ближайшем будущем навестить старушку, да и самому отвлечься от суеты городской жизни.
        Тим представил, как возвращается в леса, где провел свое детство, где не было забот вожака стаи, не было суеты. А была свобода.
        Тим вспоминал, как носился с братьями по полям, валялся в траве, охотился. Кажется, сто лет прошло с тех пор, а вот запахи совсем не стерлись из памяти.
        И вдруг - как будто все тело прошило насквозь электрическим разрядом. Зверь Тихомира протяжно и громко взвыл, а ведь молчал все эти часы.
        Пространство всколыхнулось невидимой волной. А тело прошило насквозь ярким, горьковатым возбуждением. Вольнов ощутил, как на доли секунды замерли все волки стаи.
        Вольнов схватился за голову, как будто в затылок впечатался грузовик и размазал его по земле. Боль была адской, и метка на плече вспыхнула новой волной огня.
        А еще он чувствовал невероятно острое, безудержное возбуждение. Оно раскаленной лавой мчалось по венам, сжигая все на своем пути.
        Хищник понимал, что это и есть зов его пары. Его истинная звала его к себе, отчаянно нуждалась в нем, отчаянно хотела, чтобы он пришел и погасил этот огонь похоти и вожделения, что разжигала метка в теле Зари.
        И вдруг - негромкий шепот, но он показался Тиму невероятно громким, оглушающим.
        «Тихомир!» - звал голос, знакомый и нежный, словно журчанье ручейка. Мягкий и ласковый, как лесные травы из леса, где родился и вырос Вольнов. И словно наяву Тихомир увидел картинку: девчонка лежала в траве, раскинув руки и глядя в небо. Она улыбалась, а потом вдруг взглянула на него. А он видел ее, а еще мог рассмотреть каждую травинку на поляне, даже зверьков, притаившихся в траве, меж деревьев, в ближайшем овраге. Зрение было невероятно острым, обоняние способно было уловить даже самый незначительный аромат, и, казалось, что он мог бы свернуть горы.
        Девчонка вдруг улыбнулась, глядя на него. Она пахла свободой, лесом, дождем.
        Услышишь, если позову….
        Приходи скорее….
        Вольнов видел, как девушка расслаблено и легко падает на спину, утопая в траве. Прикрывает глаза, а на лице - покой и умиротворение.
        Тихомир узнал и эту полянку, и саму местность. Знал, где искать девочку. И там она точно была в безопасности. А еще понимал, что добраться до нее сможет за пару часов, если поторопиться.
        Открыл глаза, возвращаясь в сознание. Боли не было, только метка привычным огнем горела на плече. И адское желание никуда не делось. Брюки готовы были лопнуть от напряжения.
        Вольнов выскочил из офиса. Добромир уже был на парковке и выглядел не менее помятыми, чем и сам Тихомир. А из глотки пацана рвалось рычание.
        Очевидно, волна задела всех хищников. Кто-то из охраны тряс головой, приходя в себя, кто-то надсадно дышал, ведя носом, пытаясь уловить нужный аромат и взять след.
        Это был Зов. Тот самый, на который готов был откликнуться каждый зверь, не связанный парой.
        Зов был от Зари.
        Тим опешил, зарычал, посмотрел на брата. Ревность ядовитыми когтями вспороло грудину. Взгляд младшего потяжелел, а черты лица заострились.
        Тихомир готов был сойти с ума, стоило подумать, что каждый хищник, оказавшийся на достаточном расстоянии, мог ощутить этот голод. Зверь рычал и бился о стены клетки, стоило Тихомиру представить, как кто-то первым доберется до его истинной.
        Вольнов в один прыжок оказался у тачки Дима. Но парень, игнорируя транспорт, понесся на своих двоих в ту сторону, откуда исходила волна Зова.
        - Мать вашу! - прорычал Вольнов-старший и запрыгнул за руль.
        Тихомир понимал, что младший брат был слишком быстрым даже для такой скоростной тачки, как этот спорткар. А потому придется мчаться на запредельных скоростях.
        Тихомир знал одно: его истинная зовет его, а на зов реагируют все хищники. Бросив взгляд в окно, Вольнов понял, что не ошибся. Толпа безумных, озабоченных, молодых оборотней ринулась в ту же сторону, куда помчался Дим. Но будь он проклят, если позволит кому-то добраться до Зари первым!
        По городу разнеслось оглушительное рычание вожака. Некоторые, более слабые хищники, очнулись от наваждения, вызванного Зовом, подчинились приказу сильнейшего. А вот самые безумные, зверь у которых оказался сильнее человека, все быстрее мчались к источнику зова. И первым среди них был Добромир Вольнов, опережая старшего брата.
        Глава 9
        Верховный смотрел с небольшого холма на стремительно приближающихся хищников. Со всех сторон к границе его владений со всех сторон сбегались шакалы. Кого-то из зверей Верховный знал лично, в ком-то из молодых оборотней чуял кровь сильных кланов, но большинство из откликнувшихся на Зов были довольно юными, неотесанными, дикими и безголовыми.
        По сути, из всех претендентов на истинную его сына, достойных было менее десяти. И самым первым из них был сын давнего друга Светозара, хищник из клана Грозных. Он смог бы противостоять Тихомиру, но Верховный не сомневался в победе своего старшего отпрыска, ведь у него была весьма сильная мотивация.
        Верховный прикрыл глаза, мысленно потянулся к границам. Ни один зверь не пересек ее, но Светозар был начеку.
        Слишком много оказалось желающих урвать кусок у шутницы-природы. Праматерь всегда имела странное чувство юмора, и так и не простила проступка, совершенного много веков назад представителем сильнейшей расы хищников.
        Вольнов услышал легкие шаги своей пары. Агриппина Степановна приблизилась, встала рядом. Светозар улыбнулся, зная, что жена поддержит его в любой ситуации. Всего однажды у них было разногласие, но даже тогда она выбрала его сторону, пусть и потом, после, наедине, высказала ему все, что думала и долго не подпускала его к себе.
        А сейчас все прошлые разногласия казались мелкими. Ведь Верховный надеялся изменить историю, повлиять на будущее расы хищников. Не зря же и не напрасно девочка появилась именно в клане Вольных, на территории Тихомира. А такой ценный дар нельзя упустить.
        Светозар считал это добрым знаком.
        - Думаешь, все получится? - негромко спросила супруга, Вольнов утвердительно кивнул.
        - Нимфы оставляют потомство в мире людей очень редко. А здесь прямо под носом у хищника выросла девочка, - задумчиво проговорил Светозар, а потом нахмурился, - Позвони Радмиру. Не чувствую его. А любимчик твой, если не очухается, по морде клыкастой знатно отхватит от своего вожака.
        - Ты ведь знаешь, у меня нет любимчиков! - немного воинственно возразила Агриппина Степановна и, прежде, чем уйти, грозно заявила: - Сам заварил кашу, сам и расхлебывай, Свет! Но только учти одно, муж! Мои сыновья должны быть целы и невредимы! Все трое! И Зоренька тоже. Упаси Праматерь, если с ними что-то случится, Верховный! Будешь свою шерсть еще вечность чистить!
        Светозар проводил обиженным взглядом разгневанную жену. Хищница шагала в сторону домика, а когда затерялась среди деревьев, Вольнов отвернулся. Нет, ну полный бардак! Угрожает ему! Ему! Верховному хищнику, самому могущественному из всех живущих! Прямому потомку первого оборотня!
        Светозар Миронович усмехнулся, вот не зря он выбрал эту женщину, или она его. Тут уж и не припомнить.
        Нет, и все-таки суровая у него пара. И любит он ее до чертиков. Деваться некуда, надо повнимательнее следить, чтобы у сына все получилось, и никто не пострадал.
        - Великая Праматерь, не обдели нас своим покровительством! - пробормотал Верховный, мысленно усиливая границы своих владений.
        Зов Зареты слышал даже он, но воспринимал иначе. Светозар Миронович стремился заступиться за потомственную нимфу. Ведь эта девочка была уникальна в своем роде.
        По зеленой траве, в которой почти по колено утопал Верховный, промчался легкий ветерок. Деревья за спиной хищника заволновались, взмахивая тяжелыми кронами.
        Верховный усмехнулся, вспоминая легенду, подробности которой никто и не вспомнит теперь. Никто, разве только прямые потомки Первого волка.
        Это было давнее противостояние, давняя позабытая всеми обида влюбленной нимфы на своего избранника.
        Много веков назад у одной женщины родился сын. Кем был отец мальчика, не знал никто. Говорили, что понесла она от духа лесного, который мог оборачиваться то волком, то человеком. Мальчик вырос, возмужал, стал могучим воином, потому что был сильнее, быстрее, искуснее всех собратьев, и охотился, как зверь. Однажды на охоте воин забрел в пещеру, куда побаивались заходить люди. Поговаривали, что в ней живет нечистая сила.
        Воин заночевал в пещере, а на рассвете к нему явилась девушка. Странная она была, молчаливая, но невероятно красивая. Такой красавицы воин нигде и никогда не встречал. А потому возжелал ее, захотел, чтобы девушка согласилась уйти с ним.
        Однако девушка отказалась, но и не прогнала нежданного гостя. В ту ночь красивая незнакомка сделала воину бесценный подарок. Даровала вторую сущность. И теперь воин мог обращаться в зверя, становиться огромным волком, мог бегать по лесам и полям наравне с ветром, был сильным настолько, что мог бы сдвинуть гору.
        Воину казалось, что отныне весь мир принадлежит ему. А, стало быть, и эта волшебная красавица тоже должна стать его. Похоть и вожделение затмили разум воину, его охватило безумие, он не поддавался на уговоры и мольбы избранницы. А когда воин очнулся, то понял, что растерзал девушку своими когтями и клыками.
        И вдруг пещеру озарило сияние. Та девушка превратилась в нимфу - хранительницу и покровительницу всего растущего и движущегося на этой земле.
        Нимфа плакала, глядя на своего избранника. Ей хотелось кричать о своей боли, хотелось спросить у любимого, почему же он не смог возобладать над своей слабостью, ведь он был невероятно сильным.
        Почему он предал ее.
        Однако вместо слов срывались только всхлипы. А с неба, за стенами пещеры, полетели первые капли ледяного дождя, который с каждой слезинкой нимфы усиливался. Дождь пропитывал почву, делая ее плодородной, принося жизнь, возрождая все живое. Но только сама нимфа угасала, ее свет померк, пока красавица не превратилась в бурный горный поток. И дождь прекратился. А воин рухнул на колени, понимая, что своими руками уничтожил ту, которую любил.
        И возненавидел зверя, живущего в его сознании. Однако было уже поздно.
        На ее защиту встала Великая Праматерь всего живого и в наказание за убийство девушки прокляла воина.
        - У тебя будет многочисленное потомство. Ты и твои сыновья будут великими и могучими воинами. Но только сильные духом смогут воспользоваться даром нимфы - второй сущностью. Только избранные из вас смогут обуздать силу зверя, живущего в вашей душе. Ты и твои потомки будут прокляты до тех пор, пока мои дочери не пожелают по доброй воле снять проклятье!
        С тех пор, как и предрекла Праматерь, никто из потомков воина не смог обернуться в волка. С годами хищники научились жить в согласии со своим зверем, жаждущем крови своей истинной. Зверь внутри хищников менялся, но всегда стремился обрести ту власть, которой наделила его нимфа - способностью к обороту. Однако каким бы сильным ни были зверь и человек, обрести вторую ипостась никто так и не сумел. Хищники были сильнее, мощнее, быстрее людей, но проклятье все еще действовало. Зверь жил только внутри сознания человека, и чем сильнее пытался взять власть над хищником, тем хуже были последствия. Зверь становился безумным.
        Праматерь не могла оставаться в стороне, ведь звери были такими же детьми для нее, как и нимфы, а потому пошла на уступки. Раз в сто лет давала шанс хищникам. Но до настоящего времени никто из зверей так и не сумел избавиться от проклятья и обрести вторую ипостась, потому что нимфы никогда не появлялись среди людей и хищников. А если и появлялись, то зачастую исчезали еще до того, как хищники распознавали в них избранную.
        А Тихомиру это удалось. Выходит, легенда была правдивой.
        К тому же сама Судьба вмешалась и сделала так, что истинной Тихомира Вольнова оказалась Заря Иртанова, которая сама пришла к вожаку Вольных, чтобы найти работу.
        Как вышло так, что девочка не знала ничего о своем рождении и о своих родителях, Верховный пока не понял. Но, что уж скрывать, безмерно гордился старшим сыном. И надеялся, что он справится и со своим зверем, и с проклятьем. Ведь не убил его обезумевший зверь девчонку сразу. Правда для этого пришлось вмешаться самому, увезти Зарету подальше, спрятать в безопасности, пустить стаю по ложному следу. Верховный знал, что на этот счет еще предстоит серьезный разговор с сыном, но и бездействовать Светозар не мог. Кровь нимф проявлялась крайне редко, еще и настолько сильная, как у Зари. А потому Верховный не мог позволить ей умереть, если вдруг зверь старшего сына возьмет верх над разумом человека.
        Однако у Светозара были и свои обязательства перед всеми кланами. Пусть его и избрали Верховным, пусть его могущество и сила были почти безграничными, а всегда найдутся звери, готовые позариться на его место. А потому стоило просчитать все варианты.

* * *
        Заря очнулась, словно кто-то толкнул ее в центр груди. Охнув, девушка стремительно села, осмотрелась.
        Иртанова поняла, что находится в доме лесника. Поблизости никого, однако что-то подсказывало девушке, что за стенами жилища Мироныча и Агриппины Степановны творится безумие.
        Торопливо спрыгнув с дивана, на котором лежала, Заря приблизилась к огромному окну. А там, за стеклом бушевала непогода.
        В ярких вспышках, рассекавших почерневшее нависшее над землей небо, виднелись человеческие фигуры. Вернее, совсем не человеческие.
        Их было много, настолько, что на просторной полянке перед домиком Мироныча не оказалось свободного места. Сплошь и рядом бесновались хищники с горящими, безумными глазами, звериными повадками, жаждой крови. Жутковатое зрелище, от которого мороз промчался по коже Зари.
        А за спиной послышались легкие шаги. Девушка вздрогнула, обернулась.
        Агриппина Степановна замерла рядом с Заретой, глядя на улицу. Заря чувствовала, как невероятно сильно напряжена и взволнованна старушка, и девушке стало вдруг неуютно от мысли, что именно она виновата в том безумии, что творилось под проливным дождем.
        - Мой сын очень сильный хищник, но даже ему сложно справиться со сворой, когда они нападают все разом, - горько прошептала Агриппина Степановна.
        А Заря видела, о чем говорила хищница.
        В нескольких метрах от входа в дом стоял лесник, склонив голову и слегка разведя руки в стороны. Казалось, что старик расслаблен, или даже спит. Но это впечатление было обманчивым.
        И Агриппина Степановна подтвердила предположения Зари.
        - Свет поставил защиту на дом, сдвинул границы, чтобы они были прочнее. Никто не переступит невидимую черту, но и уходить эти звери не хотят. Всей сворой бросились на того, кто отмечен редкой кровью. Твоей кровью, Зоренька. И она сделала свой выбор в пользу моего старшего сына. Вы с Тихомиром связаны высшими силами. И они это чуют. А до тех пор, пока обряд не завершится, будут пытаться занять его место. Сами не осознают насколько сильно твоя кровь зовет их, манит к себе, - тихо, едва слышно говорила женщина, обхватив себя руками за плечи. - Я не специально… Я никого не звала, - сглотнула Заря, а голос стал таким же сиплым.
        - Ты позвала Тима. Он услышал, - уголком рта улыбнулась Агриппина Степановна. - Ты смогла бы прекратить это безумие.
        - Как? Что мне делать? - прошептала Зарета, а ее взгляд неотрывно следил за тем, что происходило на полянке.
        Тихомир Вольнов пугал ее до икоты с самой первой встречи. Еще тогда, в лифте, Заря едва чувств не лишилась, когда увидела этого хищника.
        Да, он казался ей диким, жутким с этими его янтарными глазами. И его огромная фигура, просто гигантские широкие плечи, огромные ладони. Наверное, он мог бы легко раздавить ее этими ладонями, точно мошку.
        А потом, когда этот дикий, безумный мужчина принялся слизывать капли крови с ее пальцев, Зарета ощутила странные, противоречивые чувства. И, кажется, влечение.
        И после, когда уже метка оказалась на ее плече, и все плыло перед глазами, Зара боялась признаться даже самой себе, что ее влечет к хищнику. Вернее, к одному единственному конкретному хищнику.
        Странно, необъяснимо, невыносимо сильно влечет.
        А тело вновь начали скручивать тугие спазмы, сосредоточившись в нижней части живота и между бедер. Жидкий огонь пожирал Иртанову изнутри, распалял настолько, что становилось понятно: эту жажду сможет унять только ОН.
        Заря шумно выдохнула и попыталась взять себя в руки.
        И будто учуяв ее состояние, хищники, собравшиеся на поляне, застыли на миг, а потом принялись выть, рычать, еще сильнее и безудержнее рваться к домику.
        - Я не могу это контролировать! - прошептала Заря сквозь слезы. - Оно само… Я не понимаю, что делать…
        Агриппина Степановна торопливо втиснула в руки Заре уже знакомую бутылку с прозрачной жидкостью.
        - Пей! - приказала женщина, а девушка торопливо начала глотать сладковатую жидкость.
        Сознание вновь начало туманиться, а все чувства притупились. А Заря понимала, что это даже к лучшему.
        Глава 10
        Дим был здесь, когда Тихомир добрался до места. Первым делом, оказавшись на границе земель отца, Тихомир перехватил брата. Вырубил его мощным ударом в челюсть. Не до нежностей было. Пацан не устоял, отключился. А Вольнов медленно, устрашающе выступил вперед. Там, за спиной остался родительский дом. Впереди - свора обезумевших, похотливых самцов.
        Тихомир сквозь яркую кровавую пелену перед глазами смотрел на хищников Щенки! Сучьи дети!
        Хотелось удавить каждого. Переломить хребет, раздробить кости всем, кто приблизится к границе Верховного, за которой находилась Заря.
        Вольнов ощущал ее каждой клеткой своего тела. Зверь чуял девушку, рвался к ней. Но понимал, что нельзя пока. Сначала нужно обеспечить ее безопасность.
        В глазах зверей плескалось дикое безумие. Но Вольнов не собирался уступать.
        Без жалости надавил силой, заставив шакалов скулить. Кого-то прижало к земле. Силы у Вольнова увеличилось в разы. Хищник чувствовал ее, она клубилась в нем, безостановочно ища выход.
        С громким рычанием, Тихомир ринулся в бой. Противники, самые юные и неопытные звери, облепили его со всех сторон. Вгрызались в кожу до костей.
        Вольнов ощутил яркий выброс адреналина в кровь. Годы тренировок сыграли свое, и хищник точными ударами раскидал тех, кто накинулся на него первым. А метка горела, когда острые клыки вонзились в плечо.
        Тихомир зарычал, вновь выпустил волну силы. Щенков отшвырнуло в стороны, словно взрывом.
        Очередное нападение ловкого хищника не застало Тима врасплох, он был готов.
        Молниеносным движением перехватил за глотку, сжал, ломая кадык, и отшвырнул в сторону. Противный и жалобный визг неприятно резанул слух.
        - Кто следующий? - рявкнул Тихомир, обводя взглядом притихших зверей.
        Вольнов не боялся пользоваться силой вожака. Давил безжалостно, не разбираясь, кто именно перед ним: хищник из его клана, или чужак. Плевать! Огребали все, кто возомнил, будто Вольнов уступит свою пару.
        Спустя вечность, кандидатов заметно поубавилось. И навстречу Тихомиру вышел молодой зверь из клана Грозных. Вольнов давно заметил его. Пацан выжидал, словно примеривался, как и когда нанести удар. И сильным был. Сила фонила от Грознова, однако вожаком он не был.
        Тихомир пристально смотрел на оборотня. Сильный зверь. Пожалуй, сильнейший из всех, кто сегодня посягнул на Зарю.
        - Отдашь мне девушку? - лениво поинтересовался хищник.
        Очевидно, что парень владел собой и своим зверем на уровне, раз уж мог говорить, а не просто рычал и скулил.
        Вольнов только зарычал в ответ. И в эту секунду Тима затопило волной желания, исходившего от истинной.
        «Стоять!» - мысленно рявкнул он своему зверю, когда от ломанулся на зов.
        А на поляне поднялся вой и скулеж. Все хищники чуяли Зарю, рвались к ней, даже те, кто валялся в грязи с переломанными конечностями.
        За спиной Тима послышалось знакомое рычание младшего брата.
        - Заткнись уже, пацан! - рявкнул вожак и надавил силой, очевидно, Добромир очухался, и опять его накрыл Зов.
        Брат с трудом, но поднялся на ноги. А Тиму было не до младшего. Грознов уже рычал, бросая ему вызов.
        Вольнов ответил не менее грозным рычанием. И вдруг на поляне появился Радмир. Неожиданно выскочил из тени деревьев, и тут же набросился на чужака.
        - Тебе пора, брат! - выкрикнул Радмир, ввязавшись в драку, - Иди к ней, пока сюда не заявилась новая партия зомбированных идиотов!
        Вольнов торопливо осмотрел поляну. Прав был Радмир, уцелевших после драки с ним хищников почти не осталось, но Тихомир ощущал приближение зверей.
        Выстоит ли он в новой драке? Он надеялся, что да. К тому же Радмир теперь здесь. Как именно брат избежал Зова, почему не откликнулся на него, Тихомир выяснит позже.
        Сейчас нужно завершить обряд и остановить, наконец, это безумие.
        Кровь в жилах кипела раскаленной лавой.
        - Ты трус, Вольнов! - донеслось в спину, а следом послышалось рычание Радмира.
        Грознов заткнулся, захлебнулся собственной кровью. Тим знал, что брат один из сильнейших хищников, в бою не уступит. Но гордость брала свое.
        Вольнов поддался на провокацию, готов был ринуться в бой, пусть и переломанная в двух местах рука дико болела, ребра выжигало огнем при каждом вдохе, а на спине не было живого места после встречи с клыками сородичей. Да и в голове неприятно звенело.
        Остановил голос отца.
        - Не время, Тихомир, - коротко произнес Верховный, а голос старика звучал глухо и надсадно. Понятно, что оберегать границу, сдерживая сразу столько волков - не каждому под силу. Да и сам Верховный заметно сдал за те пару часов, пока шла схватка.
        Дверь, ведущая в дом, внезапно распахнулась. На пороге застыла девчонка. Взгляд мутный, испуганный. Губы искусаны. Но Заря протягивала к нему руку ладонью вверх, будто приглашала пойти за собой.
        И Тихомир пошел. Вольнов ничего и никого не видел вокруг. Только ЕЕ. Ту, ради которой мог пожертвовать всем, даже собственной жизнью. И вдруг силы покинули ее. Тим вовремя успел подхватить Зарю на руки.
        - С ней все в порядке. Через пару минут придет в себя, сейчас Зов немного утихнет из-за травы, - раздался голос мамы. - Твоя метка так сильно на нее влияет. За весь свой век я ничего подобного не встречала, сынок.
        Тихомир уже почти не слышал маму. Звуки будто проходили по краю сознания. Все, что понимал: Заря здесь, в его руках, рядом с ним.
        А ноги сами понесли его вперед. Короткий хлопок отсек их от шума, непогоды, рычаний одичавших зверей.
        Тим устроил девчонку на постели. А сам, словно со стороны, взглянул на себя.
        Даже сквозь туман, царивший в голове, понимал, что нужно смыть с себя кровь поверженных противников.
        Хватило пары минут, чтобы привести себя в порядок. И вот Вольнов уже оказался рядом с постелью. Позволил себе только прижаться носом к хрупкой ладони, безвольно лежавшей на простыне. Зарета оставалась неподвижной, будто спала.
        А Тихомир терпеливо ждал, когда она придет в себя. Чувствовал нетерпение хищника. И аромат Зари.
        А она словно издевалась над ним и над его выдержкой.
        Заворочалась на постели, вздохнула, сонно засопела. Очевидно, что обморок мягко перетек в глубокий сон.
        Тихомир дурел от этого мягкого аромата, дарованного Заре природой.
        - Р-р-р! - протяжно клокотало в груди.
        Тихомир не пытался прикрыть наготу, даже не потрудился тщательно вытереться после душа. В темноте сверкали лишь желтоватые глаза хищника. И, кажется, удары сердца взрывали тишину комнаты вместе с раскатами грома.
        - Вы там что, голый? - прошептала девушка с кровати.
        А Вольнов застыл. В одно мгновение оказался перед девчонкой. Его рваное дыхание опалило щеку Зари.
        - Ой! - пискнула девчонка. - Ну вы бы оделись, а?
        - Помолчи! - ласково заурчал Тихомир, а его начало трясти от того, как мягко журчит ее голос, вышибая почву испод ног. - Моя!
        - Я мамина и папина! - возразила девушка. - И я, наверное, лучше домой.
        - Поздно! Я же предупреждал в прошлый раз! Ты мне принадлежишь! - прорычал уже громче и настойчивее Тихомир и впился жадным ртом в манящие пухлые губы.
        Зарета вздрогнула. С ней творилось странное безумие. Никогда еще девушку никто не целовал так откровенно и страстно. И тем более она не ожидала, что целовать ее станет грозный руководитель компании, куда она хотела устроиться на работу. А потом память послушно подкинула все, что произошло с ней за последние два дня.
        Встреча в конференц-зале, порез, долгая поездка в усадьбу, побег из нее, встреча с лесником и его женой, которые оказались родителями Вольнова. И чертов Зов, который Заря совсем не могла контролировать….
        Но все это воспринималось смазано. Казалось, Тихомир приворожил ее, мягко и настойчиво лишая воли, околдовывая, окутывая собой и своим дивным ароматом.
        И снова показалось, будто девушка слышит урчание зверя. Того самого черного волка, огромного и мохнатого, пугающего смертоносными клыками. Но этот волк казался ей сейчас послушным ласковым щенком.
        И глаза… Вольнов смотрел на нее, словно в самую душу. А янтарные омуты все глубже утягивали ее в пучину страсти.
        - То есть домой мне теперь нельзя? - догадалась Заря. Ее голос сорвался. А дыхание сбилось. А руки - точно непослушные и принадлежали не ей - заскользили по обнаженным мужским плечам.
        Смуглая кожа, кажется, полыхала огнем. Этот зверь ее пугал. Ведь Заря всю жизнь считала себя обычной человеческой девушкой, низшей расой с бракованными генами. В ней не было и капли звериной крови. И девушка даже не мечтала о том, что кто-то вроде Тихомира посмотрит в ее сторону. А все в один миг непостижимым образом перевернулось с ног на голову. И вот она уже в одной постели со зверем.
        Более того, сильные руки ловко справлялись со всеми предметами гардероба Зари, вещи разлетались по комнате. Девушка невероятно смутилась, когда увидела собственный лифчик, повисший на одном из настенных светильников. А та самая футболка, которую, если верить словам Агриппины Степановны, носил сам Тихомир в юности, улетела на подушки рядом с ее, Зареты, головой.
        Но мысли, все без исключения, исчезли сразу же, как только жадные губы Тихомира заскользили по ее обнаженному телу.
        - Ты девственница? - это было скорее утверждением, чем вопросом.
        Заря смутилась, попыталась свести ноги, когда Вольнов навис над ней, удерживая вес тела на руках. Ярко-желтые глаза мужчины сияли в темноте. А дыхание обжигало.
        - Ну уж извините, не все имеют длинный послужной список! - пробормотала Зарета.
        Иртанова на миг выпала из реальности, когда увидела легкую улыбку на сурово сжатых губах. Вольнов все же был мужчиной властным и жестоким. Еще и зверем. Главой сильного клана. А здесь - улыбка. У Зареты не совсем укладывалось в голове такое преображение Тихомира.
        - Откуда ж ты на мою голову, девочка? - пробормотал Тихомир. А сам не останавливался, оглаживал, ласкал, изучал девичье тело, которое, благодаря метке, находилось в полной его власти. Именно метка дурманила разум девчонки, подчиняла, будила жажду. И сама девушка пока не догадывалась, какое воздействие оказывает на нее его, Тихомира, укус. - Я не… не знаю! - пробормотала девушка и охнула. Сильные мужские пальцы уже коснулись средоточия напряжения и желания. Проникли в обжигающий жар. Принялись изучать изнутри так, что Заря изогнулась в стремлении оказаться ближе, получить больше.
        - Зар-р-р-ря! - прорычал Тихомир, а зверь будто замер в предвкушении.
        Иртанова захлебнулась от новых, невероятно острых ощущений. Ее тело оказалось послушным в руках умелого любовника. Словно оно принадлежало не ей. А перешло в собственность Вольнова.
        Девушка плавилась от каждого прикосновения. И даже резкая боль в низу живота не отрезвила ее сознания. Все казалось смазанным. Словно происходило не с ней, либо в слишком уж реалистичном сне.
        И вновь шею и плечо опалила острая боль. Гораздо сильнее, чем в прошлый раз там, в усадьбе.
        - Вы зачем меня опять кусаете?! - вяло возмутилась Зарета.
        - Моя! - заурчал хищник на ее ухо, шумно втянул воздух носом.
        Девушка готова была отключиться. Но откровенные касания, умелые движения и жадные глубокие поцелуи удерживали ее в сознании.
        Заря извивалась, отчаянно стремясь получить все, что готов был дать Тихомир. А мужчина не скупился на ласки, словно именно эта близость была первой и последней. Он наслаждался каждым проникновением, каждым рваным, резким, глубоким толчком в юное тело.
        Заря стонала, а эти звуки расползались по телу хищника сладкой патокой. Зверь рычал в унисон с ним, скулил, выл от небывалого наслаждения.
        - Кричи! - рвано прошептал Тихомир, прижавшись ртом к нежному ушку, - Покричи для меня, Зар-р-ря!
        И девушка подчинилась. Из ее груди вырвались громкие стоны удовольствия. А Тима накрыло волной наслаждения.
        Кажется, накрыло всех хищников в округе. Но было плевать. Обряд завершился. Отныне истинная принадлежит ему одному, и никто не посмеет открыть пасть и заявить на нее права.
        Заря рухнула на подушки, прикрыла глаза, тихонько уходя в беспамятство. А Тим держал девчонку в своих руках, удовлетворенно урчал, жадно вдыхая дивный аромат, который теперь немного изменился. Девочка пахла горными ручьями и скошенной травой, ветром и свободой.
        Вольнов прикрыл глаза. Звериный вой за окном стих. Тихомир ощутил, как отец снял защитный барьер. Значит, угрозы больше нет.
        На первом этаже дома были слышны шаги, негромкие разговоры, ворчание мамы. Выходит, все в порядке. И можно немного отдохнуть.
        Подтянув хрупкое тело Зари к себе, Вольнов прикрыл глаза и готов был позволить себе отключиться. Пожалуй, впервые за долгое время хищник смог бы отдохнуть.

* * *
        А на полянке безумие прекратилось. Хищники моментально пришли в себя. Никто из них толком не помнил, что произошло, и как они здесь оказались.
        Исчез тот сладкий невероятно притягательный аромат, которым, казалось, пропитан воздух. Звери скулили, находясь в состоянии дезориентации. А сами хищники постепенно приходили в себя. У пострадавших в бою проходила усиленная регенерация. И, спустя полчаса, поляна почти опустела.
        Радмир осматривал поле боя. Сам морщился от ноющей боли в ребрах. На животе красовались глубокие рваные раны, и связки на плече разорваны. Однако Вольнова сейчас куда сильнее беспокоило совсем иное.
        Поляна перед домом Верховного выглядела жутко. Настоящее поле боя. Трава залита морем крови, а редкие деревья, которые матушка оставила в качестве украшения ландшафта, выкорчеваны или переломаны.
        И под одним из крупных стволов лежал поверженный в бою хищник. Вольнов знал парня. Видел пару раз. И совсем не планировал убивать его. Однако Судьба распорядилась иначе.
        Федор Грознов - старший сын вожака соседнего клана. Сильный зверь, но, как выяснилось, в честном бою с Радмиром не выстоял.
        Вольнов не собирался биться насмерть. Просто защищал брата - своего вожака от угрозы извне, а потом, встав на пути обезумевшего зверя, защищался и сам. Радмир оказался сильнее, а все случилось мгновенно. А выбора - не осталось.
        Либо Грознов убьет Радмира, либо он - Грознова.
        Сжав кулаки до хруста, Вольнов смотрел на мужчину, застывшего в неестественной позе под грудой щепок и ветвей. Дело случая. Всего секунда. И толстая ветка насквозь прошила грудину Грознова в области сердца.
        - Есть свидетели. И запись с камер, - осторожно произнес отец, приблизившись со спины. - Твоей вины нет. Поединок был честным.
        Радмир усмехнулся. Да, честным. Окажись Вольнов слабее, то сам бы сейчас лежал с чертовым суком в сердце. Но погибшим оказался Грознов, а в свете недавних событий именно такой расклад не радовал.
        - Разберемся, - мотнул головой Радмир и взглядом отыскал младшего брата.
        Рядом с Димом суетилась матушка, приводя парня в чувства. Судя по бледному лицу, потерянному взгляду и внушительным синякам на лице, потрепало младшего прилично.
        Вольнов взглянул на отца. Верховный и сам выглядел не лучшим образом, а потому Радмир приобнял старика, помогая добраться до дома.
        Чуткий слух улавливал некоторые весьма однозначные звуки, доносившиеся из комнат второго этажа. Криво усмехнувшись, Радмир порадовался за брата. А мысли метнулись к той, которую пришлось оставить так быстро, но обряд завершен, и на плече хищницы отныне красовалась его, Радмира, метка. Что ж, он непременно наверстает упущенное время. Нужно только разгрести все дела здесь, помочь брату. А Женя никуда теперь от него не денется. При мыслях об истинной паре зверь заскулил. Слишком рано его оторвали от девчонки, а он только-только вошел во вкус.
        Вольнов мысленно усилил контроль над зверем. Тот беспрекословно подчинился. Нельзя сейчас бросать семью, нужно уладить здесь все, подстраховать брата. А позже можно и расслабиться.
        Зверь послушно молчал, Радмир усмехнулся. Никогда еще он так остро не чувствовал зверя, не сливался с ним. Но об этих изменениях Радмир подумает позже, сейчас есть дела поважнее.
        Глава 11
        Тихомир почти уснул, но аромат Зари будоражил, завлекал, выбивал все здравые мысли. А потому мужчина, открыв глаза, принялся жадно целовать припухшие губы, безостановочно гладил руками податливые, невероятно красивые изгибы.
        Тихомир понимал, что нужно остановится. Девочка устала, отключилась, провалилась в беспамятство, обмякла в его руках.
        А он не мог возобладать над возбужденным зверем и своими эмоциями, вспоровшими грудную клетку.
        Аккуратно устроившись меж разведенных бедер Зари, он вновь погрузился во влажные глубины и словно расплавился от первого глубокого толчка в этом тугом, невероятно сладком и желанном теле.
        Заря протяжно застонала во сне, с готовностью прогнулась навстречу, оплела руками его плечи. Но глаз так и не открыла.
        Очередная разрядка взорвала мозг Тихомира. Волк оглушительно зарычал, а сам Вольнов вторил ему, этому грозному рычанию.
        Грудная клетка вздымалась от каждого вздоха. А по всему телу - неуемное наслаждение. Оно разливалось по венам, лишало мыслей, выбивало из реальности. Однако даже сквозь эту нирвану Тим ощутил, как задрожала Заря в его руках, как сжала его собой, как сладко застонала, протяжно и блаженно.
        Спустя, кажется, вечность, мужчина освободил Зарю от тяжести своего тела. Попытался подняться с постели, но тут же рухнул на пол, точно подкошенный.
        Каждую мышцу скрутило огненной болью, словно шипастый хлыст обвился вокруг Тихомира, вонзаясь до костей, которые начали трещать и ломаться.
        - Какого…, - прошипел Тихомир, а дальше его голос превратился в звериное рычание.
        Не веря своим глазам, затянутым кровавой пеленой боли, Вольнов смотрел на собственные руки, которые удлинялись, кожа на них стремительно покрывалась жесткой шерстью, и появились когти.
        Тихомир попытался подняться на ноги, но тщетно. Боль по всему телу была нестерпимой, будто его пожирала огненная лава, ломая и кроша каждую кость, даже самую крошечную. Говорить он уже не мог, а коснувшись щек когтистыми лапами, понял, что челюсть вытянулась, клыки увеличились, а все лицо превратилось в мохнатую морду.

* * *
        Тихомир очнулся, когда за окном забрезжил рассвет.
        Девчонка заворочалась под боком. Ее аромат тут же ударил в нос, разлился по небу сладостью.
        Тихомир втянул носом воздух, крепче прижал к себе источник любимого запаха. Открыл глаза.
        Выругался.
        Вся постель была разворошена, повсюду кровавые разводы на светлой простыне, будто Вольнов не девственности лишил девчонку, а, как минимум, съел.
        Но девочка спала, прижав к груди его мохнатую лапу, точно плюшевого зверька.
        Лапу???
        Тихомир опешил. Никогда еще он не слышал, чтобы звери перевоплощались. Никто, даже Верховный, не мог менять ипостась. А он, Тихомир Вольнов, сейчас лежал в кровати в обличие волка и был, мягко говоря, слегка дезориентирован.
        Из глотки вырвалось протяжное рычание, негромкое. Обычно так разговаривал с ним его зверь, запертый глубоко в подсознании.
        - М-м-м? - раздалось в ответ от Зари приглушенное, нежное, сладкое.
        Тихомир ткнулся носом в светлую макушку. Спутанные волосы пахли невероятно вкусно, так и хотелось облизать их, а заодно и всю девчонку.
        - Щекотно…, - пробормотала Заря, так и не открыв глаза.
        Девушка перевернулась на бок, глубже укуталась в меховое одеяло и вновь сладко засопела.
        А Вольнов не шевелился. Зверь не испытывал ни жажды крови, ни недовольства. Его обнимали хрупкие, тонкие девичьи руки, словно какого-то игрушечного медведя, а он в ответ готов был ластиться к этим рукам, точно домашний кот.
        И что теперь делать со всем этим? Пойти к отцу? Попросить совета?
        Тихомир плохо представлял разговор с Верховным. Столько лет контактировали исключительно по рабочим вопросам или делам стаи. А здесь… «Помоги папа, я теперь волк?».
        Мда, странная ситуация. На ум пришли только обрывки из легенд, из сказок, которыми их с братьями бабушка баловала в детстве. Но пока что плохо верилось в то, что дочь нимфы добровольно захотела связать с ним свою судьбу. Да и откуда нимфе взяться в городе Вольных? Но факт был на лицо, вернее, на морду. Вожак клана, Тихомир Вольнов, обернулся в огромного, мохнатого, клыкастого волка.
        Тихомир попытался выползти из цепких хрупких пальчиков. Девочка уже крепко уснула, а потому Вольнов позволил себе, не торопясь, ее рассмотреть.
        Неброские черты лица теперь казались точеными, изящными и невероятно красивыми. Он будто прозрел сейчас, находясь в облике волка. А сама малышка была удивительно крошечной, невесомой, хрупкой.
        Вольнов ощутил, как по венам вновь заструился огонь. И желание всколыхнулось с новой силой. Страсть и похоть сплетались в дикий коктейль, а в горле клокотало рычание.
        Тихомир понял, что-то неуловимо изменилось. На секунду затылок словно окутала нестерпимая боль, а следом - пронеслась волна по всему телу. И в кровати на смену зверю возник Тихомир-человек.
        Вольнов мельком окинул свое тело взглядом. Все на месте, ни переломов, ни изувеченных костей. Даже шерсти не было. А вот до боли возбужденный член никуда не делся.
        Полностью обнаженный мужчина придвинулся к хрупкой, закутанной в одеяло девушке.
        Зарета спала, подложив ладошку под щеку. Девушка выглядела до боли трогательной и беззащитной. А потому мужчина не собирался давать волю звериным инстинктам. Вольнов и без того довольно много времени провел здесь, запершись вместе с парой от всего мира и проблем.
        Тихомир выбрался из постели, пусть отчетливо слышал недовольство волка. Не хотел зверь уходить именно сейчас, когда по телу неслась раскаленная лава.
        - Пусть отдохнет! - шикнул Вольнов на то чудовище, которое настойчиво скреблось и подвывало.
        Зверь подчинился, пусть и нехотя. А Тихомир отправился в душ. Предстояло о много подумать, многое решить, а еще - в ближайшее время нужно созвать стаю и представить Зарю в качестве истинной пары.
        При мысли о том, что придется показать девчонку другим оборотням, зверь протестующе зарычал. Не хотел делиться самым дорогим. И Тихомир полностью разделял чувства своего зверя.
        Стоя под ледяными струями воды, Вольнов размышлял. Кто он теперь? Хищник - носитель сильной крови? Зверь - жаждущий оказаться на свободе? Волк - способный менять облик на человеческий? Оборотень - в котором соединились две части подсознания в единое и неразделимое целое?
        Кем бы он теперь ни был, а чувствовал он небывалую мощь. Каждая мышца наливалась силой. А на коже, прямо на глазах, исчезали шрамы, ссадины и рубцы. И если совсем недавно поломанная рука неприятно ныла, когда регенерация запустилась, а кости начали срастаться, то теперь даже отголоски боли испарились.
        Закончив водные процедуры, мужчина вышел из ванной. Зарета все еще сладко спала. Хищнику совершенно не хотелось покидать спальню, но дела не терпели отлагательств. Стоило проверить, какой урон городу и владениям Верховного нанесли обезумевшие хищники. А еще, наконец, узнать, почему все так яростно реагировали на зов Зари.
        Вольнов все же не смог выйти из комнаты, не взглянув на Зарю. Девочка спала, устроив тонкую ладонь на свободной подушке. Тихомир осторожно коснулся длинных, изящных пальцев своими. Бархат кожи водил с ума, а излюбленный аромат тут же забился в ноздри, мешая воспринимать все другие запахи.
        И зверь с готовностью поднял лохматую морду и оскалился, будто провоцировал показать именно его вместо человека.
        - Шустрый какой, - усмехнулся Вольнов, четко показывая кто главный в этом тандеме сейчас.
        И вдруг замер, понимая, что теперь зверь воспринимается иначе. Нет разделений на зверя и хищника. Будто два существа слились, а границы между ними стерлись.
        Приложив усилия, чтобы отстраниться от девочки, сладко спящей в постели, Тихомир все же вышел из комнаты, прикрыв дверь за собой. Мужчина покидал спальню нехотя. Знал, что ему будет не хватать вот такой Зари: одурманенной действием метки, раскрепощенной, не стыдящейся своих желаний. И Вольнов дал себе обещание, что непременно покорит юное сердечко своей истинной даже без влияния метки на нее.
        Спустившись на первый этаж, Вольнов остановился. Усмехнулся, увидев открывшуюся глазам картинку. Семейная идиллия, не иначе.
        - Проходи, сынок, - ласково проговорила мама, - Завтрак готов.
        Во главе стола царственно восседал Верховный. А Тим заскрежетал зубами. Чертов старик! Даже в кругу семьи не забывает о собственном величии и значимости! Впрочем, хорошо, что хоть это остается постоянным.
        - Жду пояснений, - коротко, вместо приветствия, проговорил Тихомир, но ладонь матушки, замершую на его плече, Вольнов аккуратно сжал в знак уважения и сыновьей любви, и продолжил: - Мне очень интересно, какого черта моя пара делала здесь, в то время, как вся стая рыла носом землю в городе и по всей округе, пытаясь отыскать ее?
        - Тише, Тихомир! Пусть девочка поспит, - спохватилась матушка.
        - Но даже не это меня волнует! - не унимался Тим, не сводя взгляда с невозмутимого лица отца. - Какого черта ты вмешиваешься в мою жизнь, Верховный? Разве не ты обязан следить за равновесием между кланами? И сохранять нейтралитет!
        - Не в тех случаях, если вопрос касается будущего моих сыновей! - отрезал Верховный.
        - О! Так ты все же помнишь, что у тебя есть сыновья, папа? - рявкнул Тим.
        - Я никогда об этом не забывал! - отчеканил Светозар Миронович, отложил вилку и сделал небольшой глоток воды.
        - Да что ты! - горько усмехнулся Тихомир, - Тогда какого ж хрена ты всех нас вышвырнул на улицу, точно псов безродных? Где ты был, папа, когда пацаны готовы были в помойке копаться, только бы урвать кусок хлеба? Чего ж ты не вмешался, когда Радмир за бабки тайком влез в нелегальные бои, а Дима отловили чертовы мозгоправы?! Можешь Добромиру заливать про свои отцовские чувства! Авось и поверит! А мне лгать не смей! Какого хрена тебе нужно от меня и от моего клана?!
        - Тима, сынок, - попыталась вмешаться мама в разговор старшего сына с отцом, но в ответ по всему первому этажу пронеслось громкое рычание.
        - Твою ж мать! - пробормотал Радмир, выронив вилку.
        В отличие от старшего брата, события тридцатилетней давности не трогали мужчину. Ну было и было. Возможно, благодаря тому, что братья Вольновы оказались на улице, они и стали теми, кем являются сейчас. Кто знает, как именно проявились бы их способности под заботливым крылом Верховного. Вероятно, Тихомир никогда не основал бы собственный клан, если бы жил под крылом у Верховного. Признаться, Радмир всегда был эмоционально черствым. По сути, и Тихомир не отличался проявлением чувств к ближним, да и излишней сентиментальностью не славился. Но вот ситуация с отцом его злила, да. А Радмир относился к этому по-философски, наверное, даже проявлял дозу пофигизма. Димка и вовсе ни в чем отца не винил, бывало даже перезванивался с родителями.
        Но теперь речь пошла не об отношениях сыновей с отцом. Здесь другое….
        На месте Тима в просторной кухне возник огромный черный волк. Рыча и оскалившись, он наступал на старика Верховного, угрожая, если не разорвать в клочья, то основательно потрепать.
        - Ох, Великая Праматерь! - благоговейно прошептала Агриппина Степановна, сжимая ладони и не веря собственным глазам.
        - Спокойно, Тихомир, не дури, брат! - вкрадчиво пробормотал Добромир, но не пытался вклиниться между отцом и огромным рычащим волком.
        А волк все ближе наступал на Верховного, отмахиваясь от ментального воздействия старика, словно от надоедливых мошек.
        - Ой! - негромкий девичий вскрик заставил Тихомира повернуть мощную голову в сторону лестницы.
        А там стояла Заря, со спутанными волосами, в мешковатой футболке ярко-красного цвета и штанах, которые принадлежали не ей. Даже на расстоянии волк ощутил, что штаны - чужого мужчины. Ну, не совсем чужого. Но это мелочи! Штаны, в отличие от футболки, принадлежали не Тихомиру, а потому вызывали в хищнике неконтролируемую ярость и ревность.
        - Тихомир…, - выдохнула Зарета, и было видно, как девочка тряслась от страха, однако все равно пыталась говорить со злобным хищником.
        Вольнов устыдился своего поведения. Да оно само как-то получилось перекинуться вот так, бесконтрольно. Нервы совершенно не к черту!
        В один прыжок Тихомир выскочил на улицу через окно. Пусть и не собирался он спасаться бегством от этих ярких глаз, в глубине которых колыхался страх и укор. А все равно ринулся вглубь леса.
        Инстинкты и чутье подсказывали, что опасности нет. В округе не осталось ни одного крупного зверя или хищника. А потому Вольнов был спокоен за свою истинную. Однако, на всякий случай, обследовал окрестности.
        Мысли и чувства смешались в один коктейль ярости и обиды. Вольнов понимал, что ведет себя, как обиженный на отца пацан, а все равно не смог смириться с поступками родителя. Пусть и прошло столько лет.
        Стремительный бег остановил легкий и почти бесшумный шепот в голове.
        Волк замер, точно вкопанный. Заря вновь звала его, а он не смог проигнорировать ее зов.
        Развернулся на сто восемьдесят градусов и помчался обратно, к ней.
        Глава 12
        И в этот раз оборот принес мгновенную легкую боль, стрельнувшую в затылок. Кости противно хрустели, но процесс трансформации воспринимался Вольновым, как должное. Да и зверь, запертый в клетке подсознания, послушно улегся, не проявляя ни агрессии, ни недовольства.
        Тихомир замер в тени деревьев, на границе той самой поляны, где еще вчера состоялась кровавая баня. До сих пор запах крови, страха, азарта забивал ноздри. Но поверх него стелился более новый - запах чужаков.
        Справа треснула ветка, примялась трава. Едва слышные шаги Тим распознал моментально, как и того, кто приблизился к нему.
        - Радмир убил вчера старшего из сыновей Грознова. Верховный стоит на том, что поединок был честным. Через три дня будет встреча кланов. Грозные хотят реванш. Но решать тебе, - осторожно проговорил Добромир, приближаясь к брату.
        Вольнов хрустнул кулаками. Реванш? Они хотят реванш? Да на каком, мать их, основании, если Грознов открыл пасть на истинную Вольнова?!
        - Вот и я подумал, что можем их послать лесом, - усмехнулся Дим, угадав мысли старшего.
        - Не можем, - мрачно проговорил Радмир, который так же присоединился к разговору братьев. - На то есть причина.
        - Поясни, - прищурился Тихомир, а в нос уже ударил аромат Зари.
        Девочка находилась на втором этаже в доме Верховного. Тим чувствовал ее эмоции: смесь из страха, растерянности, смущения и волнения. И красной нитью среди этого коктейля - ожидание. Заря ждала его, волновалась за него, звала, возможно, что и сама не осознавала. Слишком уж много неуверенности было в этом зове.
        - Божена Грознова, приемная дочь Федора Грознова, убитого мной вчера, внучка вожака Грозных, - хмуро изрек Радмир, а рукой сдвинул ворот футболки, обнажив кожу с темным пятном метки парности, - Вот такая у меня причина.
        - Охренительная причина, - присвистнул Добромир, - И когда умудрился?
        - Почуял. А после Зова Женя оказалась рядом. Наверное, как-то подействовало, - нахмурился Радмир.
        - Рядом? Ты торчал в подвале под офисом, а ее парни домой должны были увезти, - допытывался Дим.
        - Ну, не так, чтобы совсем рядом, - Радмир отвел взгляд, а братья готовы были спорить на что угодно, что по жизни серьезный и хмурый Радмир смутился. - Ее закрыли в ближайшем отделении полиции. А меня накрыло. Ну и Зов этот.
        - Я так понимаю, девушка в порядке? - уточнил Тихомир.
        - Я бы тогда здесь не стоял, брат, - горько усмехнулся Радмир. - На встрече клана отвечу за все. В свое оправдание скажу, что ситуация была экстренной. Я видел, как молодые хищники слетали с катушек. А охрана вожака стаи для меня в приоритете. Метка на тот момент показалась мне оптимальным вариантом. Зов я слышал, но кто знает, что было бы, окажись я рядом с Заретой и без метки своей пары. Исключал ненужные риски.
        Вольнов говорил скупо и строго по делу. Братья не могли не согласиться с ним. Понимали, что если Дима так скрутило, то и Радмир не остался бы в стороне. Божена Грознова появилась в жизни Вольновых очень и очень кстати.
        - Разберемся, - отрывисто кивнул Тихомир, - Едем в город. Будем решать на месте.
        - Надо вызвонить парней с тачками, - подсказал Дим. - Моя двухместная. Все не влезем.
        Тихомир насмешливо взглянул на младшего брата.
        - Кто как добирался сюда, тот так и возвращается, - отрезал вожак Вольных.
        - Нет, ну это нормально? Тачка моя! - возмутился Дим.
        - Переживешь, - фыркнул Тихомир, а Радмир, качая головой, двинулся туда, где остался его внедорожник.
        - Ты с ней поаккуратней, брат! Редкая ведь машинка, - проворчал Дим.
        Тихомир промолчал. Вольнов понимал, что именно делают братья сейчас. Чувствовал, что в доме остались только мама и Заря. Все прекрасно понимали, пока Тим спокоен - никакого спонтанного оборота. А присутствие мужчин рядом с истинной парой - огромная провокация на злость и ярость, и, как следствие, появление четырехлапого верзилы.
        Куда исчез Верховный, Тим не интересовался. Молча вошел на кухню, где суетилась матушка. Нужно было уточнить один важный факт. И Тихомир рассчитывал на помощь матери.
        - Тим, ты не держи зла на отца, - начала Агриппина Степановна.
        - Не об этом сейчас, мам, - коротко оборвал Тихомир и подсказал тему для беседы: - Заря.
        - Девочка потомок нимф, вероятно полукровка. Нужно смотреть на родителей, - начала матушка, вздохнув, - Она твоя истинная пара. Потому такая реакция. А Зов - как последствие действия метки. Тим, мальчик мой, ты пойми, если бы отец не увез Зореньку тогда, не известно, смог ли ты совладать с собой. У тебя очень сильный зверь. А вдруг не вышло бы? Что тогда?
        - Приятно сознавать, что в мои силы не особо верит собственная мать, - горько усмехнулся Вольнов, - Ладно. Мы уезжаем. Сама понимаешь, не хочу слишком уж злоупотреблять гостеприимством Верховного.
        - Тихомир, зря ты так с отцом, - осторожно проговорила мама, - У Света были свои причины.
        - Знаешь, мам, я даже не хочу знать, что именно заставило вас вышвырнуть нас, точно безродных щенков, на улицу. Вы ведь как-то жили эти годы, не влезая в наши жизни. И сейчас этого делать не стоит, - горько усмехнулся Вольнов, на миг чувствуя себя тем самым двадцатилетним юнцом, на плечи которого легла забота о двух младших братьях. - За заботу о девушке я тебе очень благодарен. До встречи. - Зарета, - ласково улыбнулась матушка, - Так ее зовут. Красивое, кстати, имя.
        Тихомир отвернулся и размашистым шагом поднялся по лестнице. Зверь молчал, точно выжидая. А Тим остановился перед дверью.
        Что ждет его там, в спальне? Вольнов пока не знал. Был уверен в одном: Зару он увезет отсюда, а уже после будет разгребать все проблемы, которые навалились на стаю.
        Вскинув руку, Тихомир коротко постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, распахнул ее. А там, в центре комнаты, стояла Заря, глядя на него так, словно увидела призрака.

* * *
        Огромный хищник стоял перед ней. Янтарно-золотистые глаза, не мигая, уставились на нее. Обнаженный торс был влажным от капелек пота, будто мужчина бегал по лесу все утро. На бедрах едва держалось что-то, отдаленно напоминавшее джинсы. А волосы - всклокочены, точно черные иглы, рассекали пространство.
        Именно эти «колючки» привели Зарю в чувство. Девушка поняла, что вовсю пялится на грозное руководство. А ведь минуту назад думала, как ей дальше жить с той мыслью, что она ночь провела в постели Вольнова. Более того, судя по метке, от которой назойливо, но не больно, расходилась тонкая паутинка электрических разрядов, Заря не просто стала любовницей шефа, но и перешла в разряд «собственность Вольнова».
        - Собирайся, мы уезжаем в город, - нарушил, наконец, молчание мужчина и, прикрыв за собой двери спальни, прошел в ванную.
        А Заря от этого тона и властных интонаций поняла, что злится. Странные эмоции для спокойного и уравновешенного характера Иртановой. Но анализировать поступки Зарета решила после.
        - Послушайте, Тихомир Светозарович! - в пылу гнева начала Заря, но вдруг осеклась, когда хищник оказался прямо за ее спиной.
        Он не трогал ее, не прикасался, но оказался настолько близко, что даже через ткань одежды девушка ощутила жар, исходивший от мужского, мощного тела.
        - Тим, Тихомир тоже подойдет, - вкрадчиво проурчал хищник, - Так что ты хотела сказать? Я слушаю.
        Заре показалась, что идет она по раскаленным углям. Шаг в сторону - и языки пламени вспыхнут, облизывая ее стопы.
        - Мне нечего собирать, Тихомир Све… Тихомир, - произнесла Заря, не повернув головы.
        - Исправим, - только и произнес Вольнов, а в голосе мужчины появлялось все больше вибрирующих ноток.
        Заря прикусила губу. Как бы ей хотелось, чтобы рядом оказался не Вольнов, а тот черный волк, который смотрел на нее с таким обожанием и преданностью, что хрупкое девичье сердечко таяло и млело от счастья и нежности.
        Что-то шевельнулось в душе. Тоска. Одиночество. Неуверенность.
        Сильные пальцы коснулись затылка, легко нырнули под водопад волос, огладили длинные пряди.
        - Он - это тоже я, - пробормотал Вольнов.
        Заря зажмурилась. Трудно было объединить две сущности в одно целое. Девушке все еще казалось, что волк - добрый и ласковый зверь. А Вольнов - жестокий и властный хищник. Слишком уж разными они были в понимании Зари.
        А твердые пальцы коснулись тонкой чувствительной кожи на плече, обвели контур метки. Заря ощутила, как в сзади прижалось что-то твердое и пульсирующее. Даже через ткань одежды девушке казалось, что это «что-то» было невероятных размеров.
        А ведь девушка плохо помнила все, что происходило ночью. Понимала, что лишилась девственности, что позволила этому мужчине все, что он пожелал. Более того, не единожды. И по доброй воле, не сопротивлялась. Но что самое постыдное: она хотела этого. И сейчас, когда голову не дурманят ни травки матушки Тихомира, ни его метка, ни чертов Зов, тоже хотела его откровенных прикосновений. И там тоже хотела его.
        А пожар разгорался все сильнее. Мужчина всего лишь легко касался ее плеча пальцами, да прижимался со спины мощным телом, а Заря плавилась и дышать становилось все труднее.
        - Нам пора уезжать, - нехотя пробормотал Вольнов и отступил.
        Заря не призналась бы, но испытала разочарование. Будто ледяной водой окатили угли, готовые полыхнуть огнем.
        Дверь за спиной с тихим щелчком закрылась. Зарета расслышала звуки льющейся воды. Поняла, что у нее есть пара минут, чтобы переодеться в то самое платье, в котором ее привезли в этот дом.
        Когда Тихомир вышел из ванной с полотенцем, обмотанным вокруг бедер, Заря уже была готова. Ждала его, сидя на краешке постели. А руки стиснула до побелевших костяшек.
        Мужчина невозмутимо прошествовал к небольшому комоду. Выбор одежды был невелик. Костюм, в котором он примчался на территорию Верховного, был испачкан кровью, да и основательно изодран. Шмотки, которые матушка хранила, конечно же были маловаты. А пользоваться гардеробом отца, Тихомир не стал бы никогда в жизни, из принципа.
        А потому, затянув полотенце потуже, Вольнов закрыл ящики комода и взглянул на Зарю.
        - Готова? - уточнил мужчина.
        Заря утвердительно кивнула, и Тихомир распахнул дверь девушке.
        Спустившись на первый этаж, они встретили матушку. Агриппина Степановна украдкой вытирала слезы. Заря порывисто обняла старушку. А после и Вольнову достались материнское объятия, пусть и принимал он их без особого энтузиазма, даже руки не поднял, стоял, будто заледеневший. - Нам пора, - коротко проговорил Вольнов.
        Заря и Тихомир вышли из домика. Девушка, одетая в платье. Выглядела смущенной, а мужчина - из одежды на котором было одно лишь полотенце, скрывающее бедра, - уверенным и непоколебимым, словно был облачен в самый дорогой костюм от знатного кутюрье.
        И только когда они оказались в машине, Тим завел двигатель и бросил на девушку короткий взгляд.
        - Что? - вскинул бровь, выруливая на дорогу.
        - Ничего, - отвернулась Заря, - Могли бы и одеться. Я видела у вашей мамы комплект мужской одежды.
        - Тебя что-то смущает, малышка? - теперь уже обе брови удивленно поползли вверх.
        - Ну да, - Заря поняла, что краснеет, и мысли путаются, ведь стоит повернуть голову, как взгляду откроется белоснежное полотенце, под которым ничего, абсолютно ничего не было. - Вы ведь голый! И потом, вдруг нас остановит полиция, а у вас при себе нет документов!
        Заря выпалила все на одном дыхании, понимала, что ведет себя глупо. Ну подумаешь, голый Вольнов управляет спортивным автомобилем Дима! Пф!
        Но вдруг салон дорогого авто вспорол негромкий, глубокий, мужской смех. Надо же, а Заря и не думала, что Вольнов умеет смеяться. Рычать - запросто, а вот смеяться …
        Потому девушка и повернула голову, решив взглянуть на это чудо природы.
        Тихомир перехватил девичий, смущенный, но такой манящий взгляд.
        - Если вдруг нас остановит полиция, не переживай, Заря, я выйду из ситуации достойно, - заговорил Тихомир, - Без полотенца.
        Заря поперхнулась вдохом. Боже! Ну что за мысли у этого хищника!
        Но почему-то девушка не сомневалась, что Вольнов сдержит слово. Оттого и молилась всем богам, чтобы никакой патруль на пути в город их не остановил.
        Глава 13
        Зарета украдкой бросала обеспокоенные взгляды в зеркало. По пятам следовал внушительный черный внедорожник, а за ним - целая вереница незнакомых автомобилей.
        - Охрана, - коротко пояснил Тихомир, заметив в глазах Зари тревогу.
        Девушка отвернулась.
        На самом деле в голове Зареты Иртановой плескались самые разные мысли. Начиная от совершенно абсурдных, заканчивая вполне логичными. И некоторые вопросы Заря хотела бы прояснить уже сейчас, несмотря на капельку страха перед грозным Вольновым.
        - Они отвезут меня домой? - осторожно спросила девушка.
        - И сам справлюсь, - помолчав, ответил Тихомир, сверкнув тяжелым янтарным взглядом.
        Заря вновь замолчала. Скоростной автомобиль притормозил в том же квартале, где располагался офис компании «ВольКо». Свернул на территорию ближайшего жилого комплекса, а следом - въехал в подземный паркинг, минуя пункт охраны.
        Странно, но никто из встретившихся людей или хищников не удивился тому, что Вольнов за рулем - обнажен до пояса.
        А в мыслях Зари появился противный червячок ревности. Интересно, как часто Тихомир Стветозарович практикует подобное, рассекая по городу практически в чем мать родила?
        Эти опасные, ненужные мысли Заря спрятала поглубже. Уж ей точно должно быть без разницы, как именно ездит Вольнов!
        Оказавшись на территории парковки, мужчина заглушил двигатель, вышел из машины и придержал дверь для Зари, всем видом показывая, что и ей нужно покинуть автомобиль и идти с Вольновым.
        Заря подчинилась. Ведь не убегать ей от хищника, когда вокруг человек пятьдесят охраны. И потом, что-то теплое разливалось в душе, когда Заря видела растрепанные волосы Тихомира, торчащие в разные стороны колючими иглами. И запах манил. Аромат лесных трав будоражил кровь, разгонял расплавленную лаву по жилам, а в низу живота скапливалось приятное томление.
        Тихомир, будто прочел ее мысли, аккуратно перехватил хрупкую ладонь своими пальцами и потянул девушку за собой.
        Мужчина вошел в лифт и нажал нужную кнопку. Все это время он не выпускал руки Зари, а мысли девушки терялись и путались, превращаясь в кашу.
        Странная ситуация, пожалуй, комичная. Заря, полностью одетая и застегнутая на все пуговицы, а рядом - Тихомир в одном лишь полотенце. Более того, в тесной кабинке лифта воздух вдруг начал накаляться. И, скосив взгляд немного вниз, на полотенце, Заря поняла, что краснеет.
        Белоснежная ткань вдруг начала слегка приподниматься в определенном, самом пикантном месте. Зарета смутилась еще больше, когда мужские пальцы перехватили последнее прикрытие, готовое рухнуть на пол.
        - Бредовая идея была, на самом деле, - раздался глубокий хриплый голос с теми же вибрирующими нотками.
        - Что есть, то есть, - размыто ответила девушка и сделала вид, что металлические дверцы лифта всецело занимают ее мысли. Заря изучала их с таким интересом, что не сразу заметила, как обжигающие пальцы Тихомира легко поглаживают чувствительную кожу на ее ладони.
        - Утром поползут слухи, - заметил Вольнов настолько безразличным и будничным голосом, будто они вели беседы о курсе валюты, а не о том, почему мужчина передвигает почти голышом по городу.
        - Не исключено. Думаю, вы не каждый день разгуливаете в одном полотенце, - хихикнула Заря, чувствуя, что смущается еще сильнее.
        - Верно, но для желтой прессы есть сюжет поинтересней, - фыркнул Тихомир. - Репортеры будут рыть твою биографию. Ты для них теперь интереснее меня.
        - Я? Почему? - искренне удивилась Иртанова, повернув голову, смирившись с тем, что узор на стальном полотне двери не настолько интересен, как невозмутимое выражение лица Вольнова.
        - Ты истинная пара вожака клана. Не из хищников. Загадочная и никому пока не известная. Однако мы с тобой связаны по всем законам хищников. Метка это подтверждает. А с формальностями и бумагами разберется Дим уже к обеду, - пояснил Тихомир.
        - Послушайте, Тихомир Свет… Тихомир! - вскинулась Зарета. - Это ведь все как-то… Совершенно несерьезно! Это не может быть настолько серьезно… Мы не можем быть с вами связаны… Мы просто провели ночь… Вместе… Это ведь… ну… просто секс…
        Последние слова Заря говорила настолько тихо и неуверенно, что сама же не узнавала свой голос.
        А все потому, что Тихомир молниеносно и крепко вжал хрупкую фигурку девушку в свое каменное тело. Настолько близко, что, кажется, даже одежда готова была вот-вот расплавиться от жара и текущей по венам лавы.
        - Ты до сих пор так ничего и не поняла? Правда? - вкрадчиво проговорил Тихомир.
        Мужчина не пытался наброситься на нее, как-то надавить, заставить подчиниться. Будто выжидал, изучал ее, ждал следующего шага.
        - Я не знаю… не уверена… У меня в голове сплошной туман после вчерашнего. Да и не верится, чтобы такой, как вы… с такой, как я, - сбивчиво ответила Зарета.
        - Зато я уверен, - вкрадчиво, с проступающим урчанием произнес Тихомир.
        Хорошо, что лифт, спустя, казалось, вечность, добрался до нужного этажа, и дверцы расползлись в стороны, открывая просторный холл. Мужчина потянул девушку за собой. Заре оставалось только пытаться не отставать, подстраиваясь под широкий шаг спутника. - Дим настроит систему безопасности под твои данные. Ключ не нужен. Твоей биометрии достаточно, чтобы отключилась сигнализация, - спокойно объяснял Тихомир, настойчиво уводя Зарю вглубь шикарного жилища.
        И вдруг Зарета замерла, точно вкопанная. Прямо посреди зоны гостиной были сложены чемоданы, коробки, свертки, стопки книг и даже, что удивительно, ее, Зари, любимая лампа, под светом которой девушка часто читала, когда выдавалась свободная минутка.
        - Пока что привезли сюда, - скупо пояснил Вольнов. - Уладим все дела и обоснуемся в усадьбе.
        - То есть, это все мои вещи? - ткнула Заря пальцев в аккуратные стопки коробок и чемоданов.
        - Кажется, ты слегка недовольная, малышка? - усмехнулся Тихомир, поправляя полотенце. - Давай я сначала переоденусь, а потом мы поговорим более основательно? Кстати, наша спальня вон там.
        - Зачем мне ваша спальня? У меня своя была! И она меня очень даже устраивала! - возмутилась Зарета.
        - А меня не очень, - изогнул бровь Вольнов. - В ней места, как в спичечном коробке. Про кровать я вообще молчу.
        - Хорошая кровать! - парировала Заря.
        - Вот это - хорошая кровать! - Вольнов ткнул пальцев в распахнутую дверь, за которой виднелось просторнейшее ложе, где можно было бы поместиться вчетвером, не меньше. - Черт! И, кажется, если ты не перестанешь спорить со мной, Заря, мы ее сейчас испробуем на прочность.
        - Послушайте, это какой-то абсурд! Ну не могу я быть вашей истинной парой! - с долей обреченности в голосе произнесла Зарета.
        - Думаешь, меня все устраивает, девочка?! - прорычал вдруг Вольнов. - Да у меня чертова уйма забот и без тебя. С тобой я охренеть как уязвим. Но я принял этот чертов подарок судьбы. Смирился. Радуюсь, млин! И уж прости, если вдруг не соответствую твоим ожиданиям. Но случилось так, что ты моя истинная. И этого ничто не изменит. Ты моя! Во всех гребаных смыслах!
        - Хватит на меня кричать! - вспыхнула Зарета.
        - Да не кричу я, - парировал Тихомир.
        - Вот и не кричите! - Заря упрямо вздернула подбородок.
        - И не кричу! - уже хрипло и сбивчиво пробормотал Вольнов и в следующую секунду снес Зарю с места, подхватил, прижал к себе невероятно близко, впился жадным поцелуем в приоткрытые в возмущении губы.
        Заря даже и не подумала, что нужно сопротивляться, или как-то избежать этого жалящего, но такого жадного поцелуя. С готовностью приоткрыла рот, впуская настойчивый и алчный язык Тима. А метка мгновенно вспыхнула приятным, нежным томлением, и сотни электрических иголок паутинкой потянулись от места укуса по всему телу.
        - Прекрати мне «выкать», Заря, - прохрипел Вольнов. Его жадные, обжигающие губы сместились на девичью шею, а дыхание вмиг сбилось до рваных вздохов. - Ты моя жена, моя истинная пара. Мы не чужие совсем.
        - Жена??? - охнула Зарета, а пальцы утонули в торчащих колючими иглами волосах на затылке мужчины. - Я не хочу быть женой Вольнова. Совсем не хочу.
        - Придется, - проурчал Тихомир, а полотенце уже развязалось и держалось исключительно из-за того, что тело Зари крепко вжималось в бедра Тима. - И потом, тебе ведь нравится волк? Я видел, не отрицай.
        Заря протяжно выдохнула, этот звук был больше похож на стон, который прошелся по натянутым нервам возбужденного мужчины.
        - Волк нравится, - не стала врать Зарета, - А вас… тебя я иногда боюсь.
        - Думаешь, покусаю? - фыркнул Тим, подбираясь ртом к дивному маленькому и аппетитному ушку, в ответ получил еще один протяжный немного судорожный вздох и шепнул: - Кусать никогда не стал бы тебя. А вот облизать - очень хочется!
        Раскатистое негромкое рычание прошлось по напряженным нервам Зари. Но девушка, вопреки тревожным мыслям, вдруг хихикнула. Потому что легкая щетина на подбородке и щеках Тихомира смешно щекотала тонкую чувствительную кожу.
        - Вам… тебе больно превращаться в волка? - спросила вдруг Зарета и сильнее сжала пальцы в волосах, когда Тим начал вырисовывать языком невидимые узоры на плече девушки, где грела теплом метка.
        - Не особо. Больше тревожит то, что оборот спонтанный, - хрипло ответил Тихомир, а потом вдруг усмехнулся: - Соскучилась по волку?
        - Я? Что? Нет! - слишком уж быстро ответила Зарета, но тут же очень тихо шепнула: - Да…
        Вольнов шумно выдохнул. Зверь в его сознании урчал и ластился к девичьим рукам, но слушался беспрекословно. Вообще хищник был настолько спокоен и доволен всем происходящим, что, пожалуй, даже самые мрачные новости не испортили бы его настроения в эту минуту.
        Крупные, широкие ладони скользили по тонкой талии, спине, спускались к бедрам. А хотелось гладить бархат кожи и вот эти все скрывавшие умопомрачительное девичье тело тряпки - разорвать и вышвырнуть. Однако сейчас Вольнов попытался сосредоточиться на другом. Надо как-то научиться вытягивать волка наружу по необходимости, а не когда гнев и ярость кипят в крови.
        Тим глубоко вздохнул. Тонкий аромат Зари уже давным-давно превратился в неотъемлемую часть его самого. Мягко стелился на языке, манил, дурманил. Но в то же время, не перекрывал других запахов. Скорее, наоборот, делал восприятие острее. Просторную спальню окутали звуки громкого звонкого смеха, когда в центре комнаты вдруг появился огромный черный волк. Заря тут же запустила пальцы в густую шерсть, а потом и вовсе обняла зверя за мощную шею.
        - Какой же ты красивый! - радостно шепнула девушка и засмеялась еще громче, когда шершавый язык принялся лизать ее щеку. - И не страшный совсем.
        Волк заурчал, клацнул зубами, будто намекал на свою абсолютную «нестрашность».
        - Знаешь, мне кажется, что все это происходит не со мной. Будто со стороны все события, - широко улыбаясь и посмеиваясь, говорила Заря и совсем не замечала, как волк теснил ее в сторону огромного ложа. - Или, наоборот, слишком реально. Может быть, это раньше я спала, а теперь проснулась?
        Девушка перестала смеяться, взгляд стал задумчивым, а душе появилась какая-то смелость. Ведь ни за что Заря не говорила бы так с Вольновым, а вот с его нестрашным, милым, урчащим волком - запросто. Нет, кажется, Иртанова все же сошла с ума.
        - И таблетки я пить перестала, - задумчиво перебирая длинную шерсть, произнесла девушка. - И мне совсем не стало хуже, как уверял профессор Зинчуков.
        В следующий миг Зарета негромко вскрикнула. На месте волка вновь появился мужчина с мрачным и требовательным выражением на лице. Вольнов подхватил Зарю, точно ребенка, за талию и усадил на постель. Сам присел перед ней так, что смотрел прямо в глаза, не позволяя увернуться или отстраниться.
        - А вот теперь давай подробней, - сухо скомандовал Вольнов.
        - Знаешь, волком ты мне нравишься больше, - честно призналась Заря.
        - Я жду, - напомнил Тихомир. - Отчет о твоем лечении я уже видел. Но мне нужны и твои мысли на эту тему. Рассказывай!
        - А ты вернешь мне волка? - с надеждой поинтересовалась Заря.
        - А ты будешь послушной девочкой? - мужчина изогнул бровь, но не торопился исполнить просьбу девушки.
        - Тихомир Светозарович, вы самый настоящий тиран! - насупилась Заря, и вдруг поняла, что она флиртует с этим мужчиной. И как-то не очень вязалось в ее голове такое поведение.
        - А еще я привык охранять все, что принадлежит мне, Заря, - насмешливо изрек Вольнов, упираясь руками в мягкий матрас по обе стороны от бедер девушки. - Я все еще жду.
        - Я тоже жду, когда ты оденешься, Тихомир, - смутилась Зарета, отвела взгляд и тут же уперлась в широкую грудную клетку. Но не она завладела вниманием девушки, а черные, словно татуировка, символы на плече Тихомира. И сейчас они едва заметно переливались серебристыми нитями.
        Заря не удержалась, протянула руку, коснулась кончиками пальцев метки.
        Тихомир терпеливо ждал, когда девочка удовлетворит проснувшееся любопытство. Не мог он не порадоваться моменту, когда Зарета сама потянулась к нему. А прикосновений было мало. Их отчаянно не хватало. Хотелось, чтобы тонкие пальцы не останавливались на метке, а прошлись по плечам, груди, животу и ниже.
        Ниже - хотелось до чертова зуда.
        - Я одет, - ухмыльнулся мужчина, - почти.
        Заря бросила короткий взгляд на то самое пресловутое полотенце, которое теперь валялось бесформенной горкой в центре комнаты, в нескольких метрах от них.
        - Ботинки все еще на мне. Хорошие, ручной работы, - сипло расхваливал собственную обувь Вольнов, понимая, что несмотря на всю абсурдность диалога, ему очень нравится говорить с собственной истинной.
        Тишину пентхауса нарушил негромкий сигнал, сообщивший о том, что кто-то поднимается на лифте.
        - К нам гости, - пробормотал Тихомир, перехватил дернувшуюся в испуге ладонь, которую девушка хотела спрятать, расправил тонкие пальцы и почти невесомо прижался к ним ртом. - Братья пожаловали.
        Вздохнув, Вольнов одним плавным движением поднялся на ноги. Не стесняясь наготы, взглянул на девушку, смущенную и покрасневшую, но невероятно соблазнительную.
        Тихомир с большим удовольствием послал бы всех гостей. Но дела стаи требовали его, вожака, вмешательства. А потому, с трудом заставив себя отодвинуться от Зари, мужчина прошел в смежную со спальней комнату.
        Заря, как только Тим скрылся из спальни, рухнула на постель. Боже! Какая же она слабовольная и слабохарактерная! Ужасно просто!
        А из гардеробной донесся негромкий голос Вольнова:
        - Наша команда дизайнеров подсуетилась. Если тебе не понравятся шмотки, то утром свожу тебя к ним сам, - говорил Тихомир.
        - Какие шмотки? - неуверенно спросила Зарета, повернув голову. Девушке пришлось вновь сесть на кровати, но лучше бы она лежала. Потому что Тихомир вдруг распахнул широкие двери, а за ними появилось множество полок и шкафов, забитых яркой одеждой. И становилось понятно, что эта одежда принадлежит женщине. Ведь не менее объемные шкафы справа, забитые одинаковыми на вид пиджаками, костюмами и рубашками, принадлежали самому Тихомиру. Который, к слову сказать, уже застегивал пуговицы на белоснежной сорочке. И, (о, чудо) был облачен в темные брюки, что очень радовало Зарю.
        - Примерь что-нибудь неброское и удобное, - посоветовал Тихомир, кивнув на высокие шкафы с нарядами. - У нас впереди насыщенный день. - Как-то мне еще сильнее не хочется быть твоей женой, Тихомир, - честно призналась Зарета.
        Вольнов в ответ только усмехнулся.
        - Когда переоденешься, жду тебя в столовой. Перекусим, пока буду слушать твой рассказ о Зинчукове, - напомнил мужчина и вышел из спальни.
        Заря перехватила стальной блеск в янтарных глазах хищника. Каким бы мягким и пушистым ни был волк, а Вольнов все равно остается вожаком и тем еще тираном!
        Вздохнув, Зарета отправилась к шкафам выбирать одежду. И как назло, размер всех вещей с точностью соответствовал ее, Зареты, размерам. Даже кружевное белье идеально, судя по лейблам, село бы на ее фигурку. Однако Заря решила, что ни за что не станет носить трусы и лифчики, подобранные дизайнерами. Лучше распотрошит свои чемоданы. Если уж охрана притащила сюда даже ее любимую лампу, то уж точно где-то среди вороха вещей имелись и ее, Зари, трусики!
        Глава 14
        Когда Зарета, переодевшись, вышла из спальни, то отправилась на звуки голосов.
        Трое мужчин, внешне очень похожих, сидели за огромным столом. Вернее, сидели двое, а третий, средний из братьев, что-то нарезал, поджаривал, помешивал в кастрюлях и сковородах на плите.
        Оказалось, что Вольновы обосновались в кухонной зоне. И, самое удивительное, еду готовил Радмир. Дим был занят просмотром планшета. А Тихомир…
        С Вольновым-старшим все было сложно. Мужчина, хищник, задумчиво смотрел на появившуюся в дверях девушку. Одна рука Тихомира покоилась на гладкой поверхности стола, вторую Заря не видела. Вся поза Вольнова говорила о том, что он расслаблен и невозмутим.
        Стоило Заре приблизиться, как Тихомир поднялся на ноги и придвинул для девушки стул, будто намекая, где именно отныне ее место, слева от него самого.
        Радмир колдовал у плиты, как заправский шеф-повар. Но не действия брата Тихомира привлекали внимание девушки, а близость самого Тихомира.
        - Доброе утро, - хором проговорили Вольновы, а Тихомир перехватил тонкую ладонь Зареты.
        Девушка поняла, что совсем не хочет ее выдергивать из обжигающих пальцев мужчины. Как-то безопаснее себя чувствовала, что ли.
        - Дим! - негромко произнес Вольнов-старший, а Заря едва заметно вздрогнула от резковатых командных ноток.
        И в ту же секунду на гладкой поверхности стола появилась невысокая, но довольно объемная бархатная коробка. Дим тут же вернулся на свое место, а Тихомир убрал крышку.
        Заря от удивления распахнула глаза, они стали напоминать два огромных блюдца. А Тим изогнул бровь, видя смущение девчонки.
        - Не знал твоего размера. Придется посмотреть все, - пояснил Тихомир.
        В недрах коробки на бархатной подложке красовались шедевры ювелирного искусства. Несколько десятков колец разной формы и размера. Но к каждому шла пара, чуть больше по объему и менее броское.
        У Зари не появилось сомнений: кольца стоили целое состояние. И было страшно даже просто прикоснуться к ним, не говоря уже о том, чтобы примерить.
        Тем временем Тим перехватил ее правую руку, расправил пальцы и вынул одно кольцо из самого центра коробки.
        - Ну вот, размер мы теперь знаем, - задумчиво пробормотал Вольнов, а Заря взглянула в глаза мужчины.
        Сильные, немного грубоватые пальцы оглаживали ободок украшения, плотно обхватившее безымянный палец Зареты. А кожу в тех местах, где прикасался Тихомир, приятно покалывало. И Заря, совсем не обращая на это внимание, устремила взгляд на янтарные, горящие огнем, глаза.
        Надо же, а так сразу и не скажешь, что перед ней грозный глава клана. Казалось, будто Тихомиру больше заняться было не чем, разве что примерять женские кольца на женскую ладонь.
        - Боюсь, позавтракать мы не успеваем, - с сожалением произнес вдруг Дим и поднялся со своего места. - Еще одно убийство. Тоже недалеко отсюда.
        Подавшись вперед, протянул через стол свой планшет, а Заря автоматически взглянула на экран, просто, чтобы не утонуть во взгляде Вольнова-старшего. И ведь только что любовалась ювелирными изделиями, не решаясь выбрать то, которое нравится больше. А вот уже перед глазами - калейдоскоп фотографий девушки, сидящей на скамье.
        - Ты что творишь, придурок! - зарычал Тихомир, перехватил планшет и развернул так, чтобы Заря не видела экрана.
        - Твою мать! Не подумал. Прости, брат, - негромко выругался Добромир и тут же попытался дотянуться до руки Зари, собираясь извиниться за оплошность.
        А в следующий миг по комнате пронесся грозный рык зверя, а Дим оказался прижатым к стене мощной когтистой рукой.
        - Не трогай мою жену! - прорычал неестественным, рокочущим голосом вожак.
        А дальше произошло сразу несколько событий: зазвонил телефон Радмира, Заря подскочила на месте и ринулась вслед за Тихомиром, пытаясь предотвратить братоубийство, и еще распахнулись дверцы лифта и в квартире появилось новое действующее лицо. Вернее, сразу три: два охранника и Женя Грознова.
        Девушка пыталась сопротивляться, чтобы плечистые ребята не тащили ее за собой. Но Заре пока что было не до встречи гостей. Главное, отвлечь Тихомира от брата.
        Заря поняла, что не боится Тихомира в облике человека. Пусть тот и сверкал клыками, демонстрировал смертоносные когти, да и казалось, будто хищник вот-вот перекинется в волка. Заря потянулась вперед, коснулась руками широкой спины Вольнова. Под ладонями - напряженные до предела мышцы, и Зарета распластала свои пальцы между лопаток Вольнова.
        - Мы ведь кольца так и не выбрали, - негромко произнесла Заря, но Тим ее услышал.
        А в комнате повисло напряженное молчание. Даже Женя, которая еще секунду назад пыталась если не физически, то словесно расправиться с охраной, замолчала.
        - Да, кольца, - рвано и отрывисто произнес Тихомир и убрал руки от горла брата.
        Дим, виновато улыбаясь, коротко взглянул на Зарету и вернулся за стол.
        Перехватив руку Тихомира, Заря тоже потянула мужчину к столу. А рядом с Женей уже возник Радмир.
        - Ненавижу! - шипела Грознова, глядя на Радмира снизу вверх. - Не вздумай прикасаться ко мне, чертов пес!
        Радмир и не прикасался, стоял рядом, глядя на девушку. А та, толкнув его в плечо, прошла мимо.
        - Зарька! - радостно проговорила Божена, а девушка уже потянулась подруге навстречу.
        - Женька! - негромко взвизгнула Заря, обнимая подругу в ответ. - Как я рада тебя видеть!

* * *
        Встреча с Боженой отвлекла Зарету от ужасных фотографий, которые она увидела. Однако ровно до того времени, как мужчины, оставив охрану, отправились по своим делам.
        Но прежде Тихомир все же настоял на разговоре о лечащем враче Зари, утянув девушку в смежную с кухонной зоной комнату.
        - Меня интересует, о чем именно с тобой говорил врач, как убеждал проходить лечение, и вообще все, что насторожило тебя, Заря. Тебя ведь что-то заставило нервничать, да? - вкрадчиво говорил Вольнов, когда братья уже ждали его в лифте, а Женя осталась сидеть за кухонным столом.
        Заря задумалась, вспоминая выражение лица профессора. Пусть вся больница твердила, что ее лечащий врач - самый крутой профессионал в городе, а сам мужчина никогда не нравился ей.
        Однако совсем другая мысль терзала мысли Зари. Почему именно она? Почему человеческая девушка вдруг стала истинной парой хищника? Почему, встретив ее и закрепив союз, хищник обрел способность к обороту?
        А потому, взглянув в янтарные глаза мужчины, Зарета произнесла:
        - Кто я? Ты ведь знаешь, не отрицай. Почему именно я? Твоя мама говорила, что у меня редкая кровь, что я уникальная, и моя кровь заставила взбеситься хищников. И еще этот зов. И фотографии! Их я увидела. Та девушка, ее убийство вас явно заинтересовало, - сумбурно говорила Зарета.
        Тихомир мысленно выругался. Брату нужно бы врезать хорошенько за то, что подсунул фотографии. Вольнов рассчитывал найти преступника и наказать психа еще до того, как Зарета вообще узнает об убийствах.
        - Нужно ехать. Там дождь собирается. Следы размоет, - вмешался Дим в разговор.
        - Давай начнем с самого начала? - проговорил Тихомир. Он не обнимал Зарету, держался в полуметре от девушки. Потому что знал, стоит обнять ее и никуда он не поедет. Быстрее прогонит всех гостей и запрется с Зарей в спальне.
        - С первого вопроса? - вскинула бровь Заря и сцепила руки в замок.
        Криво усмехнувшись, Тихомир качнулся вперед, а рукой отвел упавший на девичье лицо локон.
        - И с него тоже, - пробормотал Тим, - На вопрос: кто ты. Матушка утверждает, и мы, конечно же с ней согласны, что ты потомок нимф. Это такие покровители всего живого, в том числе волков и прочей живности. Говорят, что раз в сто лет среди людей появляется нимфа. Ну и вот, я тебя нашел первым. Мне повезло.
        - Да уж, - нервный смешок слетел с губ Зари, - Это я дважды наткнулась на тебя и испортила две рубашки.
        - Нравится кольцо? - вдруг спросил Тихомир, перехватил тонкие пальцы, на одном из которых красовалось ювелирное украшение, о котором Заря умудрилась забыть.
        - Да, красивое, - кивнула девушка и мгновенно покрылась румянцем смущения, когда мужчина, склонив голову, на миг прижался в поцелуе к ее пальцам. А ведь Вольнов - жуткий и властный человек, хищник, волк, и вот такие мимолетные нежности крайне сильно удивляли Зарю. И радовали, да.
        - Ты красивая, - вдруг хрипло прошептал Вольнов, - А кольцо - это всего лишь кольцо.
        Заря не успела зарыться пальцами в темные пряди, так манившие ее. Мужчина коротко поцеловал ее и вышел из комнаты. Наверное, они позже продолжат разговор.
        Но Заря торопливо прижала пальцы к приоткрытым губам. Странно все. По-хорошему странно. И комплимент, сказанный Тихомиром, странный. Но очень приятный.
        В квартире стало тихо. А в комнату к Заре заглянула Женя, и тогда девушка поняла, что все еще стоит неподвижно с прижатой к губам ладонью.
        - Очень интересно, если честно, - заулыбалась Женя, - Надо же, сам Вольнов! Это могло бы пугать, если бы я собственными глазами не увидела вас вместе.
        - Ты даже не представляешь, Женька, как я влипла! - выдохнула Заря.
        - Уверена, не меньше, чем я, - фыркнула подруга, - А вообще, поскольку меня почти сутки никуда не выпускают из этого здания, отобрали телефон и прочие гаджеты, то буду пытать тебя. Что там в мире нового твориться?
        - Тебя тоже похитили? - удивилась Заря.
        - Да! Прикинь, средний Вольнов. Амбал этот! Верзила безмозглый! - жаловалась Грознова, однако Заря перехватила немного смущенный взгляд подруги и изогнула брови так, словно ставила ее слова под сомнения. - Не хочу говорить об этом. Давай лучше чаю выпьем!
        - А между прочим, как ты выразилась «безмозглый верзила» неплохо готовит. Пойдем, попробуем, что там у нас на завтрак, - предложила Заря.
        Божена не стала отказываться. Права Заря, ароматы вкусных блюд щекотали тонкий нюх, и есть хотелось зверски.

* * *
        Девушки настолько соскучились друг по другу, что болтали сразу и обо всем. Оказалось, что за минувшие пару дней случилось весьма много событий, перевернувших рутинные будни подруг.
        - Обалдеть! Я до сих пор не верю, что ты жена самого Вольнова! - в который раз повторяла Женя, вертя в руках пустую чашку.
        Девушки уже убрали грязную посуду. Признаться, завтрак действительно был вкусным. Однако Женя не собиралась в этом сознаваться, ведь еду готовил Радмир Вольнов - самый ужасный, ненавистный, деспотичный, невыносимый мужчина на планете - ее пара. Но эти мысли Женя старательно гнала прочь.
        И пока девушка уговаривала себя не думать о Радмире, Зарета вдруг нахмурилась, потерла лоб ладонью, будто пыталась вспомнить не самые приятные моменты.
        Так оно и было на самом деле.
        - Дим случайно показал несколько фотографий. Ты ничего не слышала об убийстве девушки? Не пойму, в чем дело. Но уверена, это очень важно, - говорила Заря.
        Пусть состояние некой заторможенности исчезло, как и дикий поглощающий огонь и жажда в единственном мужчине, а все равно Заря никак не могла привести свои мысли в порядок. И то ли виной тому были огромные перемены в ее жизни, то ли все же действие метки и лесных травок матушки Вольнова. А возможно, мозг Зареты просто плохо функционировал рядом с Тихомиром. Девушка не исключала и такой вариант.
        - Нет, об убийствах я ничего не знаю, - мотнула головой Женя и с любопытством начала осматривать просторную гостиную, видневшуюся из кухонной зоны, где девушки завтракали. - Но раз уж у нас отобрали гаджеты, то мы легко можем поискать что-то подобное здесь. Уверена, что в такой квартире, как эта, непременно должен быть телевизор, компьютер или на худой конец планшет. Глянем интернет, сводку новостей. Я вот прям чувствую, что город переполняют слухи!
        Божена говорила нарочито легко, однако Зарета прекрасно видела смятение подруги. Но предпочитала не задавать вопросов, потому что такой у Жени был характер, не станет рассказывать больше, чем уже поведала об их с Радмиром встрече, пока сама не захочет.
        Поиски девушек увенчались успехом. Пульт управления был благополучно найден, а, спустя пару минут, девушки уже смотрели на огромный экран, который появился на стене в гостиной после нажатия кнопок.
        И сразу же, словно на заказ, замелькал ролик с заставкой новостной передачи.
        «Очередное кровавое убийство нарушило покой нашего города. На этот раз жертвой стала Изанова Зоя, двадцати двух лет. Девушку удалось опознать по документам и личным вещам, найденным рядом. В настоящий момент нет никакой информации о том, связан ли этот случай с другими, похожими эпизодом. Однако столь кровавые и ужасающие события позволяют думать о том, что в нашем городе орудует маньяк».
        Эти новости, произнесенные приятным голосом диктора, повергли девушек в шок. А перед глазами мелькали пугающие и леденящие кровь картинки. Оператору удалось заснять, как несколько мужчин в форме и трое - в костюмах, осматривают лежащую на земле девушку. Лицо было не рассмотреть, но вот одежда, волосы…
        Божена перевела взгляд на Зарету. Сейчас на подруге были дорогие дизайнерские вещи, а еще несколько дней назад гардероб Зари ничем не отличался от гардероба девушки среднего достатка. Той, что лежала на земле, перепачканная кровью.
        - Платье… Совсем как у меня, помнишь? Мы его вместе с тобой покупали, - сипло прошептала Зарета.
        - Я ведь знаю ее! Зоя! Она живет в нашем районе, я еще подумала, что инициалы, как у тебя! «И.З.»! - прошептала Женька.
        Зарета смотрела на экране, а там видела Тихомира и его братьев. Потом кто-то подошел к шустрому оператору и прервал съемку.
        - К сожалению, эта вся информация, которой мы располагаем, - вновь заговорила девушка-диктор, - И к другим новостям. Сегодня состоятся похороны старшего сына Антипа Грознова.
        А Женя выронила пульт из рук. Побелела, точно стена. А в душе - необъятная горечь и неверие. И зверь, которые еще совсем недавно подчинялся разуму Жени, вдруг взбесился, требуя вырваться из этой тюрьмы.
        Зарета тут же обняла подругу, но та вывернулась из объятий и ринулась к входной двери.
        - Мне нужно срочно ехать домой! В клан! - затараторила девушка, - Боги! Они ведь не примут меня без папы. Они… Плевать! Мне нужно попасть в клан. Не верю, что отец умер. Он ведь совсем молодой. Он…
        - Женя, мне очень жаль, - проговорила Зарета.
        - Мне нужно домой, - всхлипывала Женя.
        Но оказавшись в просторном холле, замерла. Из пентхауса был только один выход - через лифт. Однако там, Женя чувствовала, было полным-полно охраны.
        - Выпустите меня! - потребовала девушка, а Заря следовала по пятам.
        - Свяжитесь с Тихомиром! - вторила Заря требованиям подруги.
        - Был приказ никуда вас не выпускать. Связь только в экстренных случаях, - отчитался один из амбалов, сверкая черными точно уголь глазами.
        - Считай, что сейчас самый, мать его, экстренный случай! - выкрикнула Женя, позабыв весь свой богатый словарный запас.
        А Заря не стала спорить с охраной. Ведь получилось у нее однажды позвать Тима. Возможно, получится и сейчас?
        Прикрыв глаза, Зарета попыталась сосредоточиться, вспомнить волка, его мягкую приятную на ощупь шерсть. И глаза… Янтарные угли смотрели в самую душу. И казались Заре самыми красивыми из всех, что она видела. И цвет удивительный, тягучий и насыщенный.
        В ответ Заря ощутила, как тонкие иголочки покалывают метку. Услышал! Заря знала, что Тим услышал ее. А тем временем Божена требовала, чтобы охрана выпустила ее из тщательно охраняемого небоскреба.
        - Не положено, - только и отвечали охранники.
        Божена зарычала, хотя Заря никогда ранее не слышала от подруги подобных звуков. И даже озноб прошел по спине и затылку, столько боли было в этом рычании.
        - Дайте пройти! - рычала Женя.
        А прямо перед ней вдруг появился Радмир.
        - Дай пройти! - в который раз потребовала Божена, всхлипнула и зло стерла рукой слезы с щеки.
        - Ты никуда без меня не пойдешь, Женя! - пророкотал Радмир, тут же перехватил девушку за плечи и стиснул огромными ручищами.
        Заря хотела вступиться за подругу. Но поняла, что опасности нет. А у Жени начиналась истерика. Заря видела, как тонкие ладони с силой колотятся по широким плечам и спине. Но хищник не выпускал ее, сжимая в объятиях все сильнее.
        - Пойдем, - вкрадчиво проговорил Тихомир, застыв за спиной Зари.
        Девушка почувствовала хищника за секунду до того, как он начал говорить. Не испугалась. Наоборот, потянулась к нему, ощутив приятное тепло, идущее от метки на плече.
        - Им нужно поговорить, - продолжил Вольнов, настойчиво уводя девушку за собой, - Впрочем, нам тоже.
        - Нужно, - согласилась Заря, не отрывая взгляда от подруги, которая сейчас рыдала, стоя в крепких руках Радмира Вольнова.
        Оказавшись в просторном кабинете, Заря не возражала, когда Тихомир усадил ее на мягкий диван, а сам присел рядом. По напряженным плечам и склоненному затылку, Зарета понимала, что разговор предстоит нелегкий.
        - Не верю, что Федор Грознов умер, - прошептала Зарета потерянно и горько, - Он заменил Жене отца. Дал свою фамилию. И вообще, заботился о ней все детство. Не верится, что его нет.
        Тихомир горько усмехнулся, взглянул на Зарю, перехватил ее ладонь и переплел пальцы.
        - Радмир убил его. Вчера. Это была случайность. Он бросил вызов мне, а Радмир ответил. Должен был биться я, а не брат, - говорил Тихомир, испытывая чувство вины.
        - Вчера? В лесу? Федор тоже пошел на Зов? - едва ворочая языком, спрашивала Заря, - Выходит, он из-за меня умер… Это я виновата, да?
        - Нет! - властно перебил Тихомир. - Ни в чем ты не виновата! И думать так не смей!
        Однако Заря уже корила себя за все события, которые произошли вчера. За события, которых могло бы и не случиться, за горе, которое можно было бы избежать.
        - Это все моя кровь, - продолжала винить себя Заря. - Я не выпила таблетки, потому возник этот чертов Зов! Это ведь я…. Из-за меня… И девушка та убитая… Я же не дура, видела, что она похожа на меня! Убийца тоже пошел на Зов, да? Лучше бы меня не было. От меня сплошные неприятности…
        - Успокойся! - рявкнул Тихомир, однако Зарета даже не вздрогнула в ответ на это рычание.
        Вольнов сжал челюсть до хруста. А в душе плескалось смятение. Не было у Тихомира опыта в утешении плачущих девушек, да и найти подходящие слова мужчина никак не мог.
        Оставалось действовать интуитивно. Так, как подсказывал ему зверь. Однако перекидываться в волка Вольнов не спешил, захотелось вдруг, чтобы Заря чувствовала себя спокойно не только с волком, но и с человеком.
        А потому Тим порывисто обхватил девичьи плечи, затылок, прижал голову Зари к своему плечу. Ждал, пока поток соленых слез иссякнет.
        А Заря бормотала сквозь рыдания, и только спустя тягучие, взрывавшие мозг и сметавшие выдержку хищника, минуты, Тихомир разобрал, что же именно говорит его пара.
        - Знаешь, меня ведь не просто так бросили родители. Мне было удобно думать, что мама и папа рано или поздно вернутся. Что они меня любят. А теперь понимаю, что все не так. Правильно, что бросили. Зачем я им такая нужна? Бракованная! - говорила Заря, а на ее худенькие плечи будто навалилась каменная глыба, не сдвинуть ее, не поднять.
        - Неправда, - уже спокойнее проговорил Тихомир, а крепкими руками теснее обхватил девичьи плечи и перетянул Зарю на свои колени. - Ты самая удивительная девушка, с которой я встречался.
        - Вольнов не встречается с девушками, - шмыгнула носом Заря. - Он с ними спит, а потом их ест.
        Тихомир негромко рассмеялся в ответ на такое замечание.
        - Значит так обо мне говорят человеческие девушки? - догадался Вольнов.
        - Помимо прочего, да, - кивнула Заря, вздохнула, взглянула в янтарные глаза, которые лишали воли.
        А ведь она совсем не пыталась вырваться из крепких рук. Наверное, это все влияние метки. Или Вольнов каким-то чудом приворожил ее, привязал к себе на таком уровне, когда сложно существовать по отдельности.
        Заря шмыгнула носом, а Тихомир стер горькие капли с нежных щек ладонью.
        - Все будет хорошо, малышка, - пообещал Вольнов, а Заря кивнула.
        Она верила Тихомиру. Однако понимала, что вокруг творятся опасные вещи, с которыми еще предстоит справиться.
        Глава 15
        Молодой человек, высокий, но излишне худощавый, стоял среди деревьев. Всего несколько шагов разделяли хищника и его жертву. Там, по аллее, прочь от него, торопливо шла девушка.
        - Эта последняя, обещаю, - бормотал хищник, обращаясь к своему безумному зверю, - Следующей будет ОНА.
        Зверь утробно зарычал, одобряя планы. А мужчина, оттолкнувшись от шершавого ствола дерева, убрал фотографию в карман, с которой сверялся, искал сходства и различия с той, которую отчаянно желал и той, которая просто подвернулась под руку. Да, особого сходства не было. И длина волос - не та. И одежда… Впрочем, с платьем он все решил: в сумке в багажнике имелся подходящий наряд, купленный в соответствии с фотокарточкой.
        Мужчина бесшумно потянулся следом. А зверь в предвкушении оскалил смертоносные клыки.

* * *
        Тихомир, пожалуй, впервые в своей жизни утешал девушку в слезах. Надо сказать, опыт довольно познавательный. А мокрая рубашка на груди и не самая удобная поза - всего лишь ничтожная плата за то, чтобы Заря хоть на миг, но доверилась ему.
        Не волку, к которому тянулась, а именно ему - Тихомиру. А потому Вольнов так и продолжал сидеть, удерживая Зарю в руках и перебирая ее длинные пряди.
        А в крови бушевала страсть и желание подмять хрупкое тело и ворваться в его глубины. Услышать, как девочка начнет прерывисто дышать, стонать, бессвязно шептать.
        Старательно отгоняя эротические картинки, Тим приподнялся вместе с Заретой и сел удобнее, откинувшись на спинку. Не сказать, что стало лучше, ведь теперь тонкое девичье тело прижималось к нему еще теснее.
        Вольнов четко распознал тот момент, когда Заря все поняла. Ждал, что истинная замкнется в себе, смутится, оттолкнет его, или захочет спрятаться. Но нет, девочка вскинула голову и взглянула на него. В самую душу - своими дивными глазами.
        Тихомир видел, как ее мягкие, нежные губы округляются в немом удивлении, а на щеках вспыхнул румянец смущения. Но девушка не торопилась убегать. Да Тим и не позволил бы, ведь они у себя дома, а вокруг - ни души. Вольнов слышал, как Радмир увел свою пару, а охрана покинула этаж.
        - Ты ведь не боишься меня, - заговорил Тихомир.
        Заря осторожно покачала головой, а ее ладони несмело легли на мужскую грудь, но не для того, чтобы оттолкнуть. Совсем нет.
        - А должна? - вдруг спросила Зарета.
        В ответ Вольнов негромко рассмеялся. Надо же, а его истинная начинает меняться. И эти изменения очень ему нравились.
        - Истинная пара вожака ничего не должна бояться, - лаконично изрек Тихомир и одним плавным движением все же сделал то, чего так отчаянно хотел с того момента, как вернулся в пентхаус.
        Заря негромко ойкнула, когда мужчина молниеносно уложил ее на мягкий диван и навис сверху.
        - До сих пор не верится, - выдохнула Заря, а ее пальцы уже зарылись в темные короткие пряди, едва ощутимо сжались.
        - Во что? В то, что ты моя жена? - пробормотал Тихомир, а по спине промчалась волна дрожи и тепла, смешанного с возрастающим возбуждением. - Поверишь, если покажу твои новые документы?
        - У меня новые документы? - так же тихо спросила Заря, но связные мысли уже трусливо покинули разум, оставив только разгорающийся пожар.
        - Угу, - шепнул Тихомир, немного отстранился и нырнул рукой во внутренний карман пиджака.
        Заря не сразу разобрала, что за документ оказался прямо перед ее носом. И буквы «плясали» так, что не сразу удалось прочесть такие простые, но важные слова - ее имя и новая фамилия.
        - Зарета Вольнова, - вслух озвучил Тихомир и отбросил документ на небольшой журнальный столик. - Ты моя, малышка.
        Щеки у Зари по-прежнему горели румянцем, а по всему телу растекалось жидкое пламя. Страсть вспыхнула молниеносно, сжигая на своем пути все преграды. И потом, теперь ведь все по закону, да? Этот сильный и могучий хищник принадлежит ей. Пусть и сам по себе факт - весьма невероятный. А он существовал.
        Заря провела ладонями по вискам мужчины… хищника… ее мужа. Легкая щетина колола чувствительную кожу, а желание касаться Тихомира только становилось сильнее. Ведь девушка видела в глубине янтарных глаз, что ему нравятся ее прикосновения. Он тянулся к ее рукам, кажется, даже урчал.
        Зарета настолько увлеклась изучением скул, подбородка, лба, щек, что не сразу поняла, где именно находятся мужские ладони. А когда поняла - попыталась свести ноги. Но замерла, словно утонула в расплавленном золоте горящего взора.
        А ловкие пальцы нырнули дальше, глубже. Настойчиво подкрадывались туда, где было мокро и жарко, где скопилось напряжение, сосредоточилось желание, полыхал настоящий огонь.
        Вольнов, урча точно огромный зверь, прижался ртом к тонкой коже ладони, а потом подался вперед и прошелся приоткрытым ртом по изящному изгибу шеи и ниже - к метке. А самого хорошенько встряхнуло, когда огладил языком едва заметный шрам на плече истинной.
        Заря протяжно выдохнула, ее пальцы нырнули под его одежду. Наверное, девочка и сама не помнила, как пыталась стащить с Тима рубашку. Пришлось помогать ей. Одним рывком мужчина избавился от мешавших тряпок, для этого пришлось отстраниться. А вот глаза жадно пожирали удивительную и соблазнительную картинку. Строгая юбка сбилась до пояса, обнажив бедра и трусики. Блузка уже без мелких пуговиц, который Тим сорвал, не заметив. А взгляд … Тихомир утонул в этой тягучей карамели.
        Не сумев подавить рычание, клокочущее за ребрами, Тим навис над Зарей. Ртом приник к тонкому кружеву белья, лаская тугие вершинки сосков. А пальцами подцепил ткань трусиков.
        Заря вновь протяжно выдохнула, со стоном и полувскриком, когда ощутила первое прикосновение там.
        - Все хорошо…, - урчал Тихомир, успокаивая смущенную, но такую отзывчивую малышку.
        А взгляд намертво прилип к разведенным бедрам. Одной рукой мужчина освободил от белья идеальную грудь, а второй настойчиво раздвинул розовые влажные лепестки. Хотелось приникнуть к ним ртом, заставить Зарю кричать от удовольствия, но Тим решил не спешить. И это решение убивало его контроль.
        Вольнов Тихомир никогда прежде не замечал за собой такого отчаянного желания доставить партнерше удовольствие. Как правило его любовницы-хищницы готовы были удовлетворить любые его желания. Сам Вольнов не очень считался с их чувствами, гнался за собственной разрядкой. И уж точно никогда не стремился изучить женское тело ртом.
        Но с Заретой все было иначе. С ней он не спешил с собственным удовольствием, гораздо острее получал наслаждение, видя, как его девочка тает в его руках.
        Аромат Зари стал еще глубже, тягучее, разливался на языке сладким нектаром. А волк урчал в предвкушении, но и не пытался вырваться наружу, оставлял право первенства Тихомиру-человеку.
        Зарете казалось, что она летит в бездну. Воздуха не хватало, голова кружилась, а все тело плавилось от настойчивых, нежных поглаживаний там, где сосредоточились все самые чувствительные точки.
        Девушка и сама не замечала, как загребает пальцами темные пряди волос, как гладит широкие плечи, шею, затылок. И вдруг Тихомир замер, и только тяжелое рваное дыхание опаляло внутреннюю сторону ее, Зари, бедра.
        С трудом приподняв тяжелые веки, Заря не сразу поняла, что делает Тим. Попала в плен его обжигающих теплом и страстью глаз. И теперь уже не только горело ее тело, кажется, душа Зареты Иртановой пропиталась той нежностью, что дарил ей Тихомир.
        - Ты что… Нет! - попыталась возразить Заря, но тут же ее возглас утонул в громко вскрике удовольствия.
        Заря даже не слышала, а чувствовала урчание Тима. Даже боялась представить, обличить в слова, что именно этот властный мужчина делает там, устроившись меж ее разведенных бедер. Слишком порочными и откровенными были его действия. И Заря не нашла в себе силы, чтобы как-то его остановить. Их хватило только на стоны удовольствия.
        Тим дышал рвано, и с каждым сделанным вдохом рот наполнял дивный вкус Зари.
        И ведь имя у нее замечательное, удивительное… Заря, Зоренька… Она показала ему совершенно другой мир, озарила своим светом его мрачную, жестокую жизнь. Подарила ему волка, сама того не зная. Делала сильнее, и в то же время, слабее. Но слабость совсем не пугала Вольнова. Его пугали мысли о другом. Что будет, если Судьба или Великая Праматерь решат отобрать у него Зарю? Он не мог думать об этом дальше, волк в негодовании рявкнул, будто приводя его, Тима, в чувства.
        А девочка стонала и извивалась в его руках, пыталась вывернуться и в то же время, притягивала его голову все ближе.
        А он все настойчивее обводил языком каждый миллиметр нежной кожи, вырисовывал затейливые узоры на влажных лепестках, прихватывал ртом чувствительный бугорок и упивался той сладостью, что дарила ему любимая девушка, его истинная пара, его жена.
        И сейчас, как никогда прежде, остро и четко, Вольнов осознал, что никому он не отдаст Зарету Вольнову, и не потому, что она - его истинная пара, дарованная высшими силами. А по той причине, что она для него - смысл жизни, сама жизнь. Пусть и знакомы они всего несколько дней, но это ничего не меняет. Как и не изменится то, что он безумно любит свою жену, любит так сильно и жадно, что никогда и не думал, будто способен на такие чувства.
        А Заря прогнулась навстречу его языку, откровенным порочным поцелуям, содрогаясь в крупной дрожи удовольствия. Тим держал ее в своих руках, слизывая и отбирая все, что давала ему эта хрупкая и яркая девочка. Смаковал каждую каплю ее удовольствия и сам балансировал на грани, за которой - пропасть, манящая и удивительная.
        А по спине прошла волна тепла, словно выросли крылья. И зверь вдруг взвыл, реагируя на эмоции Зари. А перед глазами - насыщенная луговая зелень, и в нос ударил запах свежей травы, орошенной чистыми каплями дождя.
        Тонкие руки обвились вокруг его, Тима, шеи и потянули вверх. А следом - припухшие губы прижались к его рту в робком поцелуе со вкусом ее, Зари, страсти и удовольствия.
        Тихомир осторожно накрыл своим телом гибкое и податливое девичье. Скользнул в горячее, влажное, готовое для него лоно. И очередной протяжный стон прошелся по каждому нервному окончанию, всколыхнул только-только улегшиеся чувства.
        И словно легкий ветерок подул на затухающие угли, возрождая новый, не менее яростное и всепоглощающее пламя.
        Тим двигался, с каждым толчком погружаясь в желанную плоть, скользя и наслаждаясь порочными влажными звуками соединения двух тел. А им вторили стоны протяжные и мелодичные, будто с ним, волком, говорила сама природа. Наверное, Вольнов все же сошел с ума, но он действительно, сквозь легкие стоны Зари, слышал и пение птиц, дуновение ветра, шелест листвы….
        А дыхания не хватало, и взор заволокло пеленой, но даже сквозь нее Тим разглядел удивительно прекрасное девичье личико. Каждую черточку и длинные ресницы, скрывавшие карамельный взор.
        Эта близость решила многое, расставила все по своим местам. Тим это знал, понимал. Как и то, что Зоренька приняла свою судьбу. Потому что видел, как изменился ее взгляд, в нем появилась уверенность.
        Тим рухнул на диван, придавив Зарю собой. Не мог пошевелиться, пусть и понимал, что своим весом может сломать косточки на теле любимой.
        Однако Заря не возражала, крепче оплела его плечи руками, прижалась приоткрытым ртом к его шее. И дышала надсадно и рвано.
        Тим улыбнулся. Нет, все же надо найти в себе силы даже для того, чтобы открыть глаза.
        А открыв, громко рассмеялся.
        Кабинет, ранее обставленный дорогой дизайнерской мебелью, теперь больше напоминал зимний сад. Ковер заменила молодая зеленая трава, а на стенах - вьюны с широкой листвой.
        - Ой! - выдохнула Заря, осматривая пространство вокруг них. - Что это?
        - Ты нимфа, - хохотнул Тихомир и устроился на диване, а Зарю уложил на свою грудь и руками огладил влажную кожу спины, бедер, и вновь нырнул в длинные спутанные пряди на затылке.
        - Выходит, я испортила тебе жилье, - с некоторым сожалением в голосе прошептала Зарета и прижалась щекой к широкой груди.
        - Мне кажется, так гораздо уютнее, - подмигнул Тим, приподнял девичий подбородок и заглянул в глаза. - Но, чтобы не возникало вопросов у охраны, надо бы перебраться в усадьбу. Это здание принадлежит клану, но слишком уж много посторонних глаз в городе. Не хочу лишний раз привлекать внимание к тебе, маленькая.
        Вольнов промолчал о том, что его люди пока не отыскали маньяка, который бродил рядом, убивал на территории Вольных. С этим Тихомир разберется. А пока что у него есть законное право на уединение с собственной истинной.
        И да, истинной, аромат которой резко усилился. И, кажется, волк точно знал, почему. Однако говорить о таком Заре он пока не спешил. Такие новости нельзя вот так, сразу, сообщать. Пусть пока привыкнет к новому статусу, а потом уже и о волчатах можно будет поговорить.
        Глава 16
        Все происходящее для Зареты было в новинку. И ощущение, будто все тело переполняют силы и энергия. И чувства смущения и нежности, когда обнаженное мужское тело прижимается к ней, не менее обнаженной. Кожа к коже, и никаких преград. Разве только покрывало ее волос, рассыпанных по спине и плечам. Все это слегка обескураживало девушку.
        Однако Заре нравились все эти новые ощущения. Более того, она чувствовала, что и волк находится в состоянии крайней степени удовлетворенности окружающим миром, в полной гармонии с самим собой.
        Устроив голову на распластанных по широкой груди ладонях, Заря, не смущаясь, разглядывала черты лица мужчины, чьей женой она стала совсем недавно.
        О том, что Вольнов - очень красивый хищник, девушка знала еще до того, как пришла устраиваться на работу. О главе клана ходило много слухов, в том числе и о личной жизни, связи со знаменитостями, или просто красивыми женщинами. И теперь, любуясь Тихомиром, Зарета понимала, что не сможет никогда делить его с другими женщинами. И уже ревновала его к другим, к прошлым, с которыми Тим встречался, к будущим, которые, без сомнения, будут появляться в поле зрения Вольнова, ведь он общается со всем бомондом города. Словом, настроение у Зари слегка испортилось, стоило представить Тимя в обнимку с другими женщинами.
        А Вольнов приоткрыл один глаз, словно почувствовал перемену в Заре.
        - Что? - буркнул мужчина, а на красивых губах появилась мягкая усмешка.
        - Да так, ничего особенного, - отмахнулась Заря и попыталась спрятаться от пронизывающего взора янтарных глаз.
        Тим провел указательным пальцем между бровей Зари, стирая легкую морщинку, которая появилась из-за того, что Заря хмурилась, или размышляла о серьезных для нее вещах.
        - Я чувствую, что это важно для тебя, - возразил Тихомир, - Слушаю.
        Заря все же отвернулась, прижавшись щекой к смуглой коже на груди. Вздохнула. Выдохнула.
        - Мне кажется… Скорее всего… Нет, я уверена… Короче, ты ведь скажешь мне, если у тебя появится другая женщина? - пробормотала Заря, а слова звучали приглушенно, потому что девушка пряталась от пытливого взгляда мужчины на его же груди.
        Заря напряженно ждала ответа. Корила себя за такие глупые мысли. Но и не высказать их не могла.
        А в ответ…. В ответ Заря ощутила вибрацию под своей щекой. И только спустя пару мгновений, поняла, что Тихомир смеется.
        - А говорила, что среди человеческих девушек ходят слухи про хищников, - с мягким укором проговорил Вольнов, а Заря неопределенно повела плечом.
        Тим перебирал длинные пряди, пропуская их сквозь пальцы. Расплавленный шелк переливался в ярком солнечном свете, льющимся через огромные окна. И Тим всерьез полагал, что в его руках - настоящее золото.
        А вот сомнения истинной ему совсем не нравились. А потому, вздохнув и перестав посмеиваться, Тихомир подтянул хрупкую девушку чуть выше, чтобы их лица почти соприкасались.
        - Ты моя истинная пара. Я физически не смогу спать с другими женщинами. Никогда. Ни с кем. Мой волк принимает только тебя. С самой первой встречи. Других ни для него, ни для меня попросту не существует, Зарета Вольнова, - мягко, урча, прошептал Тим прямо в приоткрытые губы и тут же перехватил вздох удовольствия, а потом с усмешкой произнес: - А вот про нимф почти ничего не известно. Кто знает, как все сложится.
        - Думаешь, я смогу… Да как тебе такое в голову пришло, Тихомир?! - в неподдельном возмущении проговорила Заря. - Да я… Да ни за что в жизни!
        - Не сомневайся, малышка, уж я прослежу, чтобы у тебя не появилось соблазнов на стороне, - самоуверенно заявил Тихомир.
        - Какие соблазны, Вольнов?! - возмущенно пыхтела Заря, - Да мне никто не нужен! Я же тебя…
        И тут девушка, опешив, замолчала. Надо же, а ведь действительно, так и есть. Она любит своего мужа. Влюбилась без оглядки.
        - «Ты же меня» что? - поддел Тихомир, не сумев скрыть широкой довольной улыбки, но пришлось более настойчиво подтянуть Зарю к себе, поскольку девушка попыталась вновь спрятаться от него, выскользнуть, потупить взор.
        Нежные, откровенные признания так и не прозвучали. Тим все прочел по глазам.

* * *
        В этот раз к распахнутым шкафам в гардеробной комнате Заря подошла с большим энтузиазмом. Подобранные для нее наряды уже не казались вычурными, или неподходящими. Да и, что уж скрывать, многие из них были весьма удобными.
        Зарета даже решилась поковыряться в ящиках с нижним бельем. Ведь там имелись комплекты, которые не стыдно было показать своему мужчине.
        А когда этот мужчина и сам, не стесняясь, щеголял в одном полотенце по спальни и занимался примерно тем же делом, что и Заря, а именно - подбирал рубашку и костюм, на раздумья совсем не осталось времени. Однако, конечно же, Зарета все еще не привыкла к тому, что Вольнов ежесекундно находился рядом. Даже в душ они пошли вдвоем. А теперь Тим еще и комментировал выбор Зари. Девушка пыталась не смущаться и слишком сильно не краснеть, ведь Тихомир видел ее и без белья. Можно сказать, что секретов между ними совсем не осталось. Вернее, у Зари от Тихомира. А вот Зари, наоборот, казалось, что Вольнов скрывает довольно много информации от нее.
        Включая ту, что касалась ее лечащего врача.
        А потому Заря, переодевшись в светлую блузку и удобные брючки, взглянула на Тихомира.
        Мужчина в этот момент, остановившись перед окном, убрав руки в карманы брюк, задумчиво рассматривал суетящийся город. Небоскреб, в котором располагался пентхаус Вольнова, стоял обособлено от других таких же высотных зданий. Потому, глядя сквозь стекло, создавалась иллюзия, будто весь мир лежит у ног.
        Заря побаивалась не то, что любоваться открывшимися видами, а даже просто подходить к огромному окну. А потому радовалась, что в комнате имелись плотные шторы. Однако Тим раздвинул их, впуская в помещение лучи заходящего солнца.
        Заря несмело приблизилась к высокой и широкоплечей фигуре, застывшей неподвижно, но такой красивой, что у девушки вновь начали путаться мысли.
        Тим, словно почувствовав ее смятение, обернулся. Кривоватая улыбка мелькнула в уголке губ, а взгляд разом окутал Зарю с ног до головы. Янтарные омуты лишали воли, сулили девушке крепкие объятия и жадные поцелуи. Однако Зарета понимала, что Тим - очень занятой человек, вернее, хищник, а значит он не может все время проводить с ней, закрывшись в апартаментах.
        И как бы хорошо ни были им здесь вдвоем, выйти наружу все равно нужно. А потому Заря попыталась отвлечься от обжигающих мыслей.
        Вольнов протянул ладонь к Заре. Девушка, без оглядки и на задумываясь, доверила свои пальцы плену обжигающих прикосновений. И никакие сомнения больше не тревожили Зарету. Однако многое еще нужно прояснить.
        - Я хочу найти родителей. Они должны знать больше о моем происхождении. Ты ведь можешь помочь с поисками? - Заря заглянула Тиму в глаза.
        Тихомир плавным движением притянул Зарю к себе. Он не стал говорить девушке, что Дим уже ищет женщину, родившую Зарету. И почему-то Вольнову казалось, что люди, вырастившие его истинную, никакого отношения к ее рождению не имеют. Однако эти предположения предстояло еще проверить.
        А пока Вольнов собирался вывести Зарю в свет. Так сказать, подготовить и любимую, и бомонд города к тому, что вожак клана больше не одинок.
        Глава 17
        Заря чувствовала себя абсолютно голой под изучающими, любопытными взглядами людей, занимавших соседние столики. И есть совсем не хотелось. Да и как в такой ситуации кусок в горло полезет, если на нее, Зарету, уставились все, включая официантов и администрацию заведения?
        А вот Тихомир чувствовал себя свободно и непринужденно, как и Добромир, который устроился здесь же, за столом напротив. Молодой человек выглядел немного иначе, чем прежде. Строгий костюм, галстук и идеально зачесанные волосы - прибавили парню солидности. А вот взгляд за прозрачными стеклами круглых очков остался все таким же, озорным и лукавым.
        Вольнов-старший не выпускал руки Зари из своей. Теплые, приятные касания успокаивали взволнованную девушку. И уже через некоторое время Зарета почти не замечала любопытства посетителей ресторана. К тому же Дим болтал на разные темы, увлекая Зарю в шуточные споры. А вот Тихомир все больше молчал. Однако его молчание не было тягостным для Зари. А когда мужчина отвоевал ее ладонь, переплел их пальцы, прежде оставив легкий поцелуй на тыльной стороне, Зарете уже было плевать на всех, кто собрался в этом зале. Пусть это и были хищники, опасные и жестокие. Девушку интересовало только одно, кто же еще присоединится к ним за ужином, ведь стол был накрыт на пятерых.
        Заря в тайне надеялась, что это будут Женя и Радмир. Но понимала, что подруге сейчас не до торжественных ужинов в элитном ресторане города.
        Улучив момент, Зарета тихонько шепнула Тиму:
        - Я хотела бы Жене позвонить. Узнать, как она. Может быть, помощь нужна, - осторожно уточнила Зарета.
        - Все под контролем, малышка, - уверенно произнес Тихомир, - Брат с ней. Девушка пока не готова общаться. Но с ней все в порядке.
        - Как с ней может быть все в порядке, если у нее только что умер отец? - не сдержала Зарета негромкого вопроса, а потом уже спокойнее, - Мне нужно увидеться с подругой, Тим.
        - Это не безопасно, - твердо произнес Тихомир и перевел взгляд на распахнутые двери, ведущие в холл.
        В зал, в сопровождении администратора, вошла пожилая пара: женщина средних лет, одетая в элегантное, строгое платье, и седовласый мужчина - облаченный в строгий костюм, рубашку и галстук. В этой паре Заря с трудом узнала лесника и Агриппину Степановну. Родители Тихомира неторопливо шли прямо к столику, который занимали братья Вольновы и Зарета.
        Зарета поняла, что ей приятна такая компания, пусть и вмиг ощутила повисшее между сыновьями и родителями напряжение.
        Первым из-за стола поднялся Дим. Приветливо обнял матушку, пожал руку отцу.
        Тим тоже встал, потянув девушку за собой, понукая подняться на ноги. А в зале, кажется, повисло гробовое молчание. И даже музыка стихла. И голос Светозара Мироновича звучал четко и грозно, не оставив ни единого шанса присутствующим неверно истолковать слова Вольнова. Каждый гость, будь то хищник или человек, прекрасно слышал старика. А Заря ощутила волну силы, исходившей от отца Тима. И, пожалуй, склонить голову хотелось всем, кроме Тихомира. И Зарета видела, как хищники замерли, а ее муж выступил вперед, увлекая и ее за собой.
        - Верховный, позволь представить тебе мою жену и истинную пару Зарету Вольнову, - негромко, но четко проговорил Тихомир.
        А Заря поняла, что эта новость произвела фурор. Сам Верховный появился здесь, в ресторане на территории клана Вольных. А ее, обычную человеческую девушку, представили самому главному и древнему хищнику.
        По залу пронесся легкий ропот, а Заря интуитивно прижалась к боку Тима в поисках поддержки и опоры.

* * *
        Тихомиру пришлось наступить на глотку своей гордости, перешагнуть через обиды на отца, через годы непонимания и размолвок с родителями. И мысль о том, что придется идти к Верховному на поклон грызла его изнутри. И сейчас, сидя за столиком в ресторане, слыша голоса хищников и чуя их интерес, направленный на истинную пару, Вольнов понимал: иного выхода у него просто не было. Иначе они не приняли бы Зарю, так и считали бы его, Тихомира, жену всего лишь очередной подстилкой. И никаких доводов не хватило бы, чтобы пресечь все слухи о Заре.
        А хотя, нет. Тихомир мог бы заставить клан принять Зарю. Его силы хватило бы. Но тогда слухи бы все равно расползлись. А Зарета - очень хрупкая девочка, чтобы не реагировать на них. Переживала бы, расстраивалась. К тому же хищники других кланов открывали бы свои пасти на Зарю. А так сам Верховный взял ее под свое покровительство.
        Верховный исполнил свою роль, и теперь Тим оказался должен ему. Но с этим Вольнов разберется позже. Главное, что Зарета сейчас сидела, доверчиво прижимаясь к его бедру своим и не отнимала тонкой ладони из его, Тихомира, пальцев.
        Матушка о чем-то беседовала с Зарей, а Тим толком не слушал. Размышлял совсем о других вещах, ну и прислушивался к волку.
        А зверь чуял беспокойство. И оно касалось Зари. Тим это ощущал четко. А потому был настороже. Более того, отпустил волну силы, будто ищеек, по залу. Вольнову казалось, что-то идет не по плану. Где-то здесь, прямо под его носом, скрывается что-то важное, неуловимое, но опасное.
        Тим настолько погрузился в себя, что не сразу понял, что Верховный обращается к нему. Тихомир не сводил взгляда с хрупкой ладони, тонких венок на запястье, длинных пальцев, покоящихся в его руке. Он всматривался в ладошку Зареты, а все чувства обострились, Тим воспринимал окружающий мир через некий фильтр, остро распознавая запахи, звуки, эмоции хищников. И вдруг - неуловимый запах. Противный, мерзкий, замаскированный. Но этот запах Тим уже чуял прежде. Запах голода, порока, жажды, страха. Слишком много было намешано в нем, чтобы точно определить его носителя. Да и вокруг - полный зал народа, словно весь город собрался поглазеть на истинную вожака.
        По сути, так и было. После появления Верховного ресторан набился до отказа. А Тим с трудом подавлял желание схватить Зарю и исчезнуть с ней, закрыться с ней в пентхаусе, а в идеале - спрятать ее в усадьбе, чтобы ни один хищник не увидел.
        Запах вдруг исчез. Тим понял, что носитель покинул ресторан. А потому Вольнов отдал короткий приказ охране проследить за всеми, кто только что пересек порог заведения.
        - Тихомир, мы были бы рады видеть вас с Зоренькой у нас, - голос матушки отвлек Тима от мыслей.
        - Я об этом и говорил минуту назад! - с нотками недовольства произнес Верховный.
        - Да, конечно, мы будем рады навестить вас, - вместо Тихомира ответила Заря, но осеклась, понимая, что вдруг сама приняла решение за двоих.
        - Да, конечно, - кивнул Тихомир, криво улыбнулся, а Зарю обнял крепче, показывая, что все в порядке.
        Девочка тут же перестала краснеть и смущенно улыбаться и вновь на ее губах расцвела мягкая, красивая улыбка. Вольнов хотел бы послать и этот вечер, и ужин, и весь бомонд куда подальше. Но понимал, что положение вожака обязывает его находиться в кругу хищников.
        А тем временем родители начали прощаться, ссылаясь на занятость Верховного. Тихомир их не держал. Основная задача была выполнена, официальная часть вечера закончилась.
        Как только Верховный вместе с супругой скрылся из зала, к столику Вольнова тут же направился деловой партнер Тихомира - Максим Казаков. Хищник был довольно сильным и весьма влиятельным в определенных кругах. И часто, в спорных вопросах внутри клана, да и за его пределами, вставал на сторону Тихомира. А потому Вольнов не сомневался в поддержке Макса. И, увидев приближающегося Казакова, поднялся со своего места.
        - Вечер добрый, Тихомир Светозарович! - официально поприветствовал Казаков Тима. - Говорят, клан посетила великая радость.
        Вольнов крепко пожал протянутую руку Макса, усмехнулся, хлопнув приятеля по плечу.
        - Верно говорят, - кивнул Тихомир, - Позволь представить тебе мою любимую супругу, Макс.
        Вольнов зорко следил за тем, чтобы Казаков не нарушал правил приличия. Вернее, Тим твердо знал, что Максу можно доверять. Да и женат тот был на прекрасной хищнице. Но зверь Тима ревностно относился к любому мужику, мелькнувшему рядом с Зарей.
        - Весьма польщен, - любезно проговорил Казаков.
        Зарета в ответ кивнула, широко улыбнулась. Мужчина ей понравился. Мягкий, умный, проницательный, но опасный хищный взгляд карих глаз совсем не отталкивал. Ну а в объятиях Тима Заря совсем ничего не боялась, даже клыкастых хищников.
        - Нужно как-нибудь встретиться семьями, - предложил Максим.
        Тихомир утвердительно кивнул, занимая свое место рядом с Зарей. А по глазам Макса понял, что другу есть о чем переговорить наедине.
        Заря, точно почувствовав, украдкой шепнула, что хочет отлучиться в уборную. Вольнов подал знак брату, чтобы тот проводил и глаз не спустил с Зари.
        - Есть информация об ублюдке, которого ты ищешь, Тим, - негромко проговорил Казаков, как только Зарета в сопровождении Добромира и нескольких охранников скрылась в коридоре, ведущем в уборные.

* * *
        - Глупости какие, Дим! - недовольно фыркнула Зарета, когда Вольнов-младший сунул свою любопытную голову в дверной проем женской уборной. - Я вполне могу справиться самостоятельно.
        В ответ Дим подмигнул, придержал двери для Зари, а сам, слава богу, остался в коридоре в компании троицы громил, от которых веяло опасностью. Наверное, охрана так и должна выглядеть - мысленно уговаривала себя Зарета и решила не заострять внимания на своем сопровождении. Девушке нужны были несколько минут уединения. Слишком уж много внимания к ее скромной персоне сегодня. К такому Заря совершенно не привыкла.
        Небольшая комната с зеркалом оказалась пустой. Заря придирчивым взглядом окинула свое отражение. Нет, с каждой секундой, проведенной в обществе Вольнова, в ней все меньше оставалось от той скромной девушки Зареты Иртановой, которая пришла в поисках работы в «Волько». Наверное, эти изменения к лучшему.
        Заря разобрала женские голоса, доносившиеся из смежной комнаты. Очевидно, что в уборной были и другие посетительницы. А голос одной из девушек показался Заре смутно знакомым. И, что уж скрывать, тема подслушанной беседы показалась интересной. Особенно, когда одна из девушек негромко произнесла имя ее, Зари, мужа.
        - Видела эту стерву? Да у нее на лбу написано - замухрышка! Я так и чуяла, неспроста она появилась у нас в офисе, - жаловался голос тот, что показался Заре знакомым.
        - Ой, не могу! - посмеивалась собеседница. - Выходит, твой Вольнов и не твой совсем. А ты говорила, что с вожаком у тебя все серьезно, а не просто крутой секс. Врала, Оленька?
        - Р-р-рот закрой, подруга! - в недовольстве рявкнула хищница. - Мы еще посмотрим, кого он в итоге выберет! - Оля, ты в своем уме? - уже тише и с нотками испуга произнесла незнакомка, - Ты сама видела! Верховный одобрил их пару. Вольнов никогда не посмотрит ни на кого другого! Они неразделимы до самой смерти.
        - Угу, - невесело рассмеялась та самая Ольга, - до ее смерти. А после?
        - Нет, подруга, - со страхом в голосе ответила девушка. - Это все без меня. Будем считать, что я ничего не слышала. Мне моя голова дороже.
        Зарета поняла, что девушки направляются к выходу. А потому торопливо вышла раньше, чем ее могли бы увидеть. Подслушанной информации оказалось слишком много. Но стоит ли воспринимать ее всерьез? Или можно все списать на злость брошенной женщины и не брать во внимание ее слова?
        Заре срочно требовалось время, чтобы подумать.

* * *
        Когда девушка вернулась к столику, нового знакомого - Максима Казакова, уже не было, и Тим беседовал с другим мужчиной. Этот хищник показался Заре не таким приятным. Пусть он и старался не смотреть на нее слишком уж пристально и пренебрежительно, а все равно, Заря ощутила волну неприязни.
        Наверное, Тим тоже почувствовал ее эмоции. Не стал представлять ее незнакомцу, ограничившись коротким кивком. А сам поднялся из-за стола и тут же крепко обнял Зарету.
        - Устала? - пытливо уточнил Тихомир, не обращая внимания на то, что к столику уже выстроилась вереница желающих поздравить вожака.
        Вольнову поздравления были без надобности, просто правила приличия. Но увидев чем-то встревоженный взгляд Зари, Тихомир принял решение заканчивать с этим балаганом под названием светский ужин. Поесть можно и без сотни любопытных глаз.
        Зарета неопределенно повела плечом. Тим притянул Зарю еще ближе и коротко поцеловал в висок. Плевать было Вольнову на то, как он выглядит сейчас. Это раньше для него ничего не значили сопливые сантименты, а сейчас Зарету хотелось обнимать и целовать, не зависимо от того, где они находились и кто был рядом.
        - Хочешь, поедем в усадьбу? Или нормально поужинаем в пентхаусе? Выбирай, - предложил Тихомир, незаметно увлекая Зарету к дверям, а взглядом пресек попытки администратора рассыпаться в любезностях в адрес шеф-повара и его шедевральных блюд. Хотя, Тим был уверен, есть в этом ресторане было нечего. Вкуснее гораздо была стряпня Радмира.
        - Давай в пентхаусе, - неуверенно сделала выбор Зарета и одной рукой обняла Тихомира за талию.
        Зарета не стала рассказывать Тихомиру о подслушанном разговоре. Не сейчас, по крайней мере. Нужно было немного подумать. А думать получалось плохо, потому что близость Вольнова начисто сносила любые здравые мысли.
        Единственное, что могла сообразить Заря, это напроситься утром в офис вместе с Тихомиром.
        - Можно мне утром с тобой в офис на работу? - Заря вскинула взгляд на Тима, когда они уже были в машине и мчались в направлении небоскреба, где располагался пентхаус.
        - На работу? Далась тебе работа, малышка, - негромко рассмеялся Тихомир.
        - Не торчать же мне взаперти! - парировала Зарета и совсем не возражала, когда крепкие руки перетянули ее на мужские колени. Как-то очень правильными и уютными показались Заре объятия мужа.
        - Кто ж запрет нимфу? - промурлыкал Тим в самое ухо Заре, отчего по всему телу помчались приятные мурашки.
        Глава 18
        Зарета, стоя перед зеркалом ранним утром и глядя на свое отражение, понимала, что в офисе ее могут поджидать сюрпризы. Боялась ли девушка бывшую любовницу мужа? Нет, разумеется, страха в сердце Зари не было. Скорее, любопытство. Теперь на хищницу Зарета смотрела совсем иначе. Но и соперницы в ней не видела. Уж в верности Тихомира Заря ни капли не сомневалась.
        Здесь было другое. Заря видела, как сильно занят ее муж решением навалившихся на клан проблем. Краем уха слышала разговор между Тимом и младшим братом о том, что скоро состоится встреча всех кланов. А это заставляло задуматься.
        А потому Заря надеялась, что и сама способна решить проблемы с женщиной, возомнившей себя более достойной на роль спутницы Вольнова, чем Заря.
        Зарета Вольнова (так Заря приучала к себя к новому статусу, называя себя по фамилии мужа) обязана преодолевать мелкие преграды сама, чтобы вожак не отвлекался по мелочам от своих важных дел. Именно потому Заря и принарядилась по случаю. Да, наряд был весьма строгим, офисным, но сидел на стройной фигурке Зари - словно был сшит на заказ. А еще Заря выбрала неброские, но весьма дорогие украшения. Теперь у девушки их была целая коллекция. Тим утром показал специальную комнату, где хранились браслеты, серьги, колье. Конечно же, Заре ничего из этих дорогущих аксессуаров не нужно было. А вот сегодня, перед визитом в офис, Вольнова решила, что жена Тихомира обязана носить подобные вещицы.
        И, наверное, не прогадала. Если судить по вспыхнувшему одобрением взгляду мужа, девушка все сделала правильно.
        - Не передумала? У меня на сегодня куча нудных и скучных встреч. Не смогу быть с тобой постоянно, малышка, - остановившись за спиной Зари, с нотками сожаления произнес Тихомир, а ладонями огладил хрупкие плечи.
        - И не нужно. Я оккупирую владения Дима. Буду ему мешать выполнять супер-важные задания от грозного руководства, - улыбнулась девушка и всей душой потянулась к обжигающим объятиям.
        Тим усмехнулся. С каждым часом он все легче оставлял любимую в компании брата. И волк не бесился от таких решений, не воспринимая Дима в качестве соперника. Да и Заре он доверял на все сто процентов, пожалуй, даже больше.
        А вот в офис брать с собой девчонку - категорически не хотелось. Чутье подсказывало, что этого делать не стоит. Но с другой стороны, оставаться здесь дольше Тихомир не мог. Дела требовали его вмешательства. А там, в офисе, Заря будет под его постоянным присмотром. По крайней мере, в одном с ним здании. К тому же Дим будет рядом, как и куча личной охраны, приставленной непосредственно к Зарете. Словом, насчет безопасности жены Тим не переживал.
        А все равно, брать с собой Зарету не хотелось.
        - Знаешь, вот утрясем все вопросы с соседями и рванем с тобой подальше отсюда, - пробормотал Тим, обнимая жену крепче. - Нам ведь полагается медовый месяц и все такое.
        - Да мне в мужья достался романтик? - хохотнула Заря, а Тихомир ощутил, как зверь довольно заурчал, слыша девичий смех.
        - Насчет романтика не уверен, - с сомнением шепнул Вольнов и потянул Зарю к дверям лифта. - Но тиран он тот еще.
        Зарета рассмеялась громче, качая головой. Нет, и все-таки, она была рада, что ее судьба повернулась вот таким причудливым образом, и за несколько дней она не просто стала спутницей хищника, но и любимой и единственной женой целого волка.
        Девушка улыбалась и тогда, когда они с Тимом ехали на заднем сиденье комфортабельного автомобиля, и когда входили в просторный холл офиса «Волько», и даже когда поднимались в лифте на нужный этаж. А вот когда двери лифта разъехались, и Заря с Тихомиром оказались среди сотрудников, улыбка на лице девушки из открытой и счастливой превратилась в натянутую и вежливую.
        В центре помещения, рядом со стойкой администратора стояла хищница и смотрела непосредственно на Тихомира. И Зарете абсолютно не понравился этот подчеркнуто преданный, но высокомерный взгляд.

* * *
        Зарета шла, расправив плечи и высоко подняв голову. Наверное, девушка бы споткнулась, если бы Тихомир не держал ее за руку. И от того, как крепко и уверенно теплая ладонь держала ее заледеневшие пальцы, Заря чувствовала, что сможет выдержать любые испытания, любые взгляды, кому бы они ни принадлежали: Горгоне Игоревне, или бывшей любовнице Тихомира.
        А Вольнов нахмурился, бросив на жену проницательный взгляд. И одним взмахом руки отмахнулся и от секретаря Оленьки, и от Горгоны Игоревны, и от мужчины с объемными папками, поджидавшего их у дверей кабинета генерального директора.
        - Полчаса не беспокоить! - громогласный голос Вольнова прокатился по приемной, а хлопнувшая перед самым носом секретаря дверь пресекла любые вопросы.
        Заря в недоумении смотрела на мужа. Сказать ей было нечего, а потому девушка просто наблюдала за мужчиной.
        - Что не так? - вдруг спросил Тихомир, нависая над ней.
        - С чего ты решил? - Заря вскинула брови вверх, выражая свое удивление.
        - У тебя руки ледяные. Дыхание изменилось. И запах. Я ведь все чую, малыш, - прищурился Тихомир, а девушка увидела, как ноздри хищника раздуваются, точно тот пытался уловить любой, даже самый неприметный аромат. И, кажется, у зверя это получалось очень хорошо.
        - Все в порядке! - спокойно произнесла Зарета.
          - И врать ты абсолютно не умеешь, - пророкотал Вольнов, нависая еще больше, а руками обхватил девичью талию и плавным рывком притянул к себе, впечатывая в дорогой костюм, под тканью которого ощущался рельеф мышц.
        - Пф! - выдохнула Зарета и все же отвела взгляд.
        - Я жду, малышка, - чуть мягче, но все так же требовательно пробормотал Тихомир.
        И под взглядом хищника Заря сдалась. Ну что поделать, а она оказалась слишком слаба, чтобы суметь скрыть свою ревность.
        Ольгу она прекрасно рассмотрела. Красивая, элегантная, с длинными ногами и пышным бюстом. И лицо у дамочки было весьма привлекательное, пусть и с тонной косметики. Словом, бывшая у Вольнова была красоткой, полностью это осознавала, да еще и пользовалась этим фактом.
        Вздохнув, Зарета прикусила нижнюю губу. Как сказать Тиму о своих чувствах? Он ведь посмеется над ней и ее страхами!
        Но делать нечего. Молчать дольше нельзя. Кто знает, что взбредет в голову волку, и как он себя поведет?
        А потому, набравшись смелости, Заря произнесла:
        - Я знаю, что ты спал с Ольгой.
        Первую секунду Тихомир молчал. А плечи Зареты поникли, захотелось спрятаться с головой под одеяло. Но ни одеяла, ни любого другого укрытия не было. Был только Тихомир, глядящий на нее в упор.
        - С Ольгой? Какой Ольгой? - нахмурился Вольнов.
        - Не сомневаюсь, что у тебя были не только Ольги, Тихомир! - фыркнула Зарета, вдруг разозлившись, - Но сейчас я говорю о твоей секретарше!
        - Она ассистент секретаря, - машинально исправил Вольнов, хмурясь. - И спал я с ней, если мне память не изменяет, лет пять тому назад.
        - Вот врешь же! - вспыхнула Заря и, наконец, подняла на мужа недовольный взгляд. - Ты даже не замечаешь, как все эти женщины-хищницы смотрят на тебя! Как на торт! Съесть готовы! А я …
        - А что ты? - поторопил Тихомир, а Заря разозлилась еще больше, потому что увидела во взгляде Вольнова искорки смеха. Он что, издевается над ней?!
        - А я готова всем им головы откусить! - рявкнула Зарета.
        - И мне? - уточнил Вольнов.
        - А тебя просто покусать! Чтобы все видели, что ты - только мой и ничей больше! - в запале ссоры прокричала Зарета, а потом тише, с некой долей обреченности, выдохнула: - А у меня даже клыков нет! Покусать тебя нечем.
        Тихомир все же рассмеялся. Громко, в голос, запрокинув голову. А руками крепко прижимал Зарю к себе.
        Надо же, никогда прежде его не умиляла женская ревность. Бывшие любовницы пытались как-то покушаться на его свободу. Но Вольнов быстро пресекал любые попытки, разрывал связь, предпочитая ограничиваться отсутствием обязательств.
        А с Заретой все иначе. И даже ревность ее ему очень нравилась. Ну и да, возбуждала. Что уж тут скрывать.
        - Не вижу ничего смешного! - с обидой прокричала Заря и попыталась вывернуться из крепких объятий мужчины.
        - Какая же ты у меня глупышка, - посмеиваясь, проговорил Тихомир, и настроение значительно улучшилось. - Тебе не нужно меня кусать, чтобы показать окружающим, кому принадлежит вожак Вольных.
        Тим, одной рукой все еще обнимая Зарю, второй ослабил идеальный узел галстука, медленно расстегнул верхние пуговицы рубашки и оттянул ворот.
        - Твоя метка уже на мне, - пророкотал Тихомир, - Твой запах въелся под кожу. И каждый хищник чует это. Но я вдруг подумал, нужно бы нам еще разок его укрепить. Для успокоения одной очень робкой и мнительной нимфы.
        Голос Тима понизился до урчащего шепота, и Заря ощутила волну возбуждения, и оно исходило не только от Тима, но и от нее самой. А по плечу, где красовалась метка, растекалось приятное тепло.
        Но девушка знала, что там, за дверью этого огромного кабинета толпится куча народа. Включая Ольгу и Горгону Игоревну, при воспоминании о которых резко ухудшалось настроение.
        Однако все эти мысли меркли на фоне янтарных глаз Тихомира. И утонув в них, Зарета совсем не заметила, как за окном начали сгущаться тучи на небе, и вот-вот должен был пойти дождь.
        А вот Тихомир заметил. Он тонко чувствовал любые изменения в настроении любимой. Видел, как на нее реагирует окружающий мир, как смотрят на нее хищники, как меняется погода, в зависимости от того, какие мысли роятся в голове Зари, тревожные или радостные.
        И ведь девчонка совсем не понимала своей силы и того, какое влияние кровь нимфы оказывает на все живое.
        - Ты что?! Не здесь же! - вяло попыталась возразить Заря, но ее тонкие пальцы уже нырнули в распахнутый ворот мужской рубашки.
        И Тихомир, зарычав, подхватил девушку и усадил на гладкую поверхность стола. Мягко вклинился меж разведенных ног, заставил Зарю прогнуться, прижаться теснее, а ладонями огладил изящную спину и бедра, согревая и обжигая полыхнувшим в крови огнем.
        Зарета сама себя не узнавала. Ей хотелось кусаться и царапаться, как угодно, но оставить на теле любимого свои следы. Но это ведь неправильно! Разве ей, простой скромной девчонке, можно вот так поступать?
        Заря мысленно рассмеялась. Простой девчонке, может быть, и нельзя. А вот ей - истинной паре вожака клана Вольных, нимфе, о которых слагались легенды еще в те времена, когда не было ни кланов, ни этого города, - ей можно все. И потому Зарета прижалась носом к крепкому мускулистому плечу. Хотелось заурчать от того, как приятно, терпко и знакомо пахла кожа Тима. Девушка сама не поняла, как все же прикусила смуглую кожу там, где татуировкой горела метка. И, наверное, Заря сошла с ума, но ей показалось, что метка немного увеличилась в размере. Из нескольких точек в форме укуса превратилась в затейливо сплетенные узоры.
        Тихомир почувствовал, как ровные зубки вцепились в его плечо. Совсем не больно, пожалуй, даже щекотно. Но от этого Вольнова пробила такая сильная волна напряжения, желания и удовольствия, что мужчина не смог сдержать громкого рычания.
        Хищник утратил самообладание, оголились инстинкты, и волк вырвался на свободу. Но не обезумевший хищник, а тот самый, мягкий и пушистый, которого так любила Зарета.
        А девчонка рассмеялась, увидев огромную черную морду прямо перед собой.
        - Красавец мой! - восхитилась Заря, тут же зарылась пальцами в мягкую шерсть.
        А по волчьим глазам видела, что Тим слегка растерян. А клочки дорогого костюма и рубашки свисали с черной шерсти.
        - Ничего, скоро ты обязательно научишься контролировать волка, - посочувствовала Зарета, а сама продолжала гладить мохнатую морду и посмеиваться.
        - Вредная девчонка! - с наигранной обидой в голосе проворчал Тихомир, когда вернул обличие человека. Но, конечно же, одежда пришла в негодность. Зато и раздеваться теперь не нужно.
        Вольнов не скрывал своих намерений, когда вновь крепко прижал податливое тело к себе.
        - Я совсем не вредная! - возразила Заря, а от пронзившего все тело удовольствия голос осип, и по телу понеслась легкая дрожь предвкушения.
        И теперь уже Зарету не смущало то, что она сидит попой на столе генерального директора «Волько», за дверьми их поджидают сотрудники, а сам Тихомир перед ней абсолютно голый и совершенный в своей мужской красоте.
        Но вдруг дверь немного приоткрылась и в образовавшемся проеме появилась физиономия Добромира.
        - Упс! - без особого сожаления произнес Дим, - Нет, вижу, что заняты. Но тут очень важный вопрос. Думаю, вам будет интересно.
        - Отвали! - прорычал Тихомир, не оборачиваясь, а своим обнаженным телом закрывая Зарету.
        Хотя, признаться, Заря была почти одета, разве что блузка на груди распахнута и волосы растрепаны. Теперь девчонка уже не напоминала строгую истинную пару вожака, а скорее - без оглядки влюбленную женщину.
        - Дело срочное. Привезли профессора, - картинно прикрыв рукой лицо, но подсматривая сквозь пальцы, отчитался Вольнов-младший. - Нет, ну если у вас более важное занятие, я могу отвлечь старика. Чаю ему предложить, или яду. На выбор.
        Тим зарычал еще громче. Но да, Дим прав. С доктором нужно встретиться и, наконец, выяснить все, что тот скрывал.
        - У вашего руководства нет здесь сменной одежды? - невозмутимо поинтересовалась Зарета, - Или она закончилась в день нашего знакомства?
        Дим рассмеялся, но, слава богам, исчез из кабинета, прикрыв за собой дверь. Тим, пусть нехотя, но выпустил жену из крепких и жадных объятий, и отошел к огромному шкафу, скрытому панелями в цвет стен. Распахнув его, принялся торопливо одеваться. А Заря, приведя в порядок блузку и волосы, улыбалась, наблюдая за мужем.
        - Не прекратишь, и я пошлю всех профессоров нахрен, - проворчал Вольнов, не оборачиваясь, но прекрасно чувствуя на себе взгляд Зареты.
        - Просто ты очень красивый, - смущаясь, произнесла истинная.
        Тихомир сбился и начал криво застегивать пуговицы, которые не хотели лезть в петли. Пришлось шумно выдохнуть.
        Заря приблизилась и, поднырнув под руку Тима, встала к нему лицом. Ловкие девичьи пальцы накрыли крупные мужские, мягко отстраняя от крохотных пуговиц.
        - Это самый лучший комплимент, который я слышал, - хрипло признался Вольнов, глядя на красивое и нежное личико жены. А так хотелось вновь заграбастать ее тело в свои объятия и позабыть обо всем.
        - Это правда, - пожала плечом Заря, повязала галстук и подняла взгляд выше, к янтарным глазам.
        - Я думаю, не стоит тебе и профессору пока встречаться, - решительно проговорил Тихомир, перехватил ладонь Зари, коротко поцеловал ее и повел к стене.
        Там нажал на потайную кнопку и панели разошлись в стороны, открывая небольшое темное помещение.
        - Побудь здесь и не выходи, - приказал Тим, и Заря подчинилась.
        Тихомир закрыл дверь и подошел к столу, поднял изорванную после оборота одежду и выбросил ту в урну. А Заря, находясь в полумраке, поняла, что все прекрасно видит. Стеновые панели на самом деле были полупрозрачными. И если посетитель не знал о тайной комнате, то Зарета останется незамеченной.
        Глава 19
        Вольнов занял свое место в кресле хозяина кабинета. Заря не сводила глаз с темноволосой макушки и широких плеч мужчины. И даже на расстоянии девушка понимала, как изменился Тихомир всего за секунду. Теперь от вожака клана веяло силой, властью, могуществом. А по спине девушки промчались ледяные мурашки. Стало немного зябко от мысли, что Вольнов - не тот мягкий и пушистый волк. Теперь он хищник, зверь, безжалостный и жестокий. Сейчас он был тем Вольновым, которого Заря встретила впервые и которого боялась.
        Тихомир, словно ощутив изменения в Заре, обернулся. На секунду во взгляде мужчины промелькнули тепло и нежность. Он словно утешал Зарю.
        Зарета понимала, что он не видит ее, но на всякий случай кивнула. Да, она все понимала. Вольнов - вожак целого клана, глава города, сильнейший среди хищников, и, да, единственный оборотень, способный менять облик. И Заря гордилась мужем. И прекрасно осознавала, что у него есть свои обязательства. И ни в коем случае ему нельзя показывать свою слабость. А Заря и была его слабостью.
        Дверь вновь распахнулась. Добромир прошел вперед, а за ним - профессор.
        Мужчина выглядел несколько иначе, чем на приемах, куда ходила Зарета. Мягко сказать, был слегка потрепан. Всегда идеально отутюженная одежда теперь была измята, волосы всклокочены, а очки на старческом лице исчезли, и теперь доктор щурился, пытаясь рассмотреть кабинет.
        - Я решительно не понимаю, по какой причине меня притащили сюда! - в запале начал говорить врач, но тут же осекся, когда Вольнов медленно поднялся из своего кресла и убрал руки в карманы брюк.
        В кабинете повисла гнетущая тишина. Даже Дим напрягся, ощутив волну силы, исходившую от вожака.
        А Заря не сводила взгляда с морщинистого лица профессора. Было заметно, как сильно тот трясся от страха.
        - Вы лечили Зарету Иртанову. Почему? - произнес Тихомир низким, рокочущим голосом.
        - Я… Я все бумаги показал вашим людям, Тихомир Светозарович. И результаты обследований. Девушка очень больна. У нее крайне редкое заболевание. И если не лечить, то внутренние органы придут в негодность. Первым откажет сердце, и… - спотыкаясь на каждом слове, говорил врач.
        А Заря торопливо прикрыла рот ладонью, чтобы не выдать себя ни единым звуком. И слушала.
        - Ложь! - хлестко пророкотал Тихомир и медленно шагнул ближе.
        Профессор сжался, спрятал голову в плечи так, словно опасался, что его станут бить. Но Вольнову было достаточно и ментального воздействия на этого хищника.
        Тихомир чуял, насколько слабый зверь был у этого врача. И, пожалуй, без воздействия медикаментов здесь не обошлось. Тим чуял боль зверя, загнанного глубоко в подсознание хищника и замученного. Ясно, что врач намеренно пытался усмирить, либо избавиться от своей второй сущности.
        - Я слушаю! - отдал приказ Вольнов.
        - Мне принесли девочку, когда она только родилась. Она была уникальной. Не такой, как другие новорожденные. К ней сбегалась вся живность, даже мыши. Во время каждого приема, когда девочка была у меня, по стенам расползались самые настоящие лианы, и цветы! Это ведь уму непостижимо! - торопливо, сбивчиво говорил профессор, а Заря слушала скрипучий голос. - Понятно, что такого ребенка нужно было изучать. И я сделал анализ крови. С момента рождения, девочка менялась. А я наблюдал за ней. Проверял кровь и однажды в лаборатории заметил, что ее кровь совместима с кровью хищника. Я провел некоторые … гм… испытания. Через пару месяцев ко мне попал мальчик. Совсем юный хищник, но он получил серьезную травму и ему не хватало сил, чтобы запустить процесс регенерации. Тогда я решил, что кровь девочки поможет. По крайней мере в лаборатории все изувеченные крысы, после того, как получили препарат на основе крови девочки, выжили. Я помог мальчику. Тот исцелился. И я понял, что стою на пороге грандиозного открытия! Это ведь такой прогресс в медицине! Кровь девочки совместима не только с кровью хищника, но и
человека. Я понял, что благодаря препарату ИЗ-1 смогу помочь многим.
        - Дальше! - поторопил Тихомир, когда профессор на секунду замолчал.
        - А дальше… Дальше случилась катастрофа. На последнем сеансе ее лечения мне удалось взять достаточно проб ее крови для изготовления препарата. А взамен я перелил ей немного крови от донора. Наверное, это и было моей ошибкой. Но дар у девочки пропал. По крайней мере, сеансы проходили без крыс, птиц, и растений. Она выглядела обычной девочкой. Я вновь сделал анализ крови. Это было невероятно! Казалось, будто кровь пациентки никак не могла избавиться от воздействия донорской крови. И я решил, что пока не разберусь с этой патологией, нужно и дальше глушить силу источника ИЗ-1. В моей лаборатории как раз шли испытания нового препарата. Знаете, есть много хищников, которые хотят жить спокойно, как люди. Которым трудно бороться со зверем внутри них. И я, как вы уже поняли, один из таких представителей. Я испытал препарат на себе. Силы моего зверя почти иссякли. И тот же препарат я ввел девочке. А потом ее даже удочерили. Внешне она была обычным человеческим ребенком, да и, благодаря моему лечению, кровь ее тоже ничем не выделялась, - закончил профессор.
        Мужчина отводил взгляд от Вольнова. Было заметно, как сильно он боялся вожака. Пусть его зверь и был слабым и немощным, а все равно признавал силу вожака.
        - Что стало с покалеченным ребенком? - спросил Тихомир.
          Я не знаю! Ко мне обратились анонимно. Хорошо заплатили. Я решил, что такой шанс нельзя упускать. Когда еще я смог бы проверить препарат ИЗ-1 на хищнике? Это ведь прорыв в медицине! - безумная улыбка расплылась на лице старика.
        Заря готова была разрыдаться. Надо же, этот фанатик не воспринимал ее иначе, как источник какого-то безумного лекарства! Она даже не человек для него, а сырье.
        Молниеносное движение Вольнова почти никто не заметил. Миг - и профессора уже размазало по стене мощной когтистой рукой.
        - Она не препарат ИЗ-1! Она - моя жена! - прорычал Тихомир, сильнее вдавив пальцы в глотку доктора.
        - Тим, давай дослушаем, а? - вкрадчиво произнес Добромир, но не пытался встать между братом и его жертвой.
        - Кого ты излечил, профессор? Кем был тот пацан? - прорычал низким, уже нечеловеческим голосом Тихомир.
        Мерзкий запах мочи резанул по острому обонянию. Тихомир скривился. Заря брезгливо смотрела, как под ногами профессора расплывается темное пятно.
        Вольнов разжал руку, позволил старику сползти по стене вниз.
        - Это был хищник из клана Грозных. Больше я ничего не знаю, - заикаясь и трясясь от страха, ответил доктор. - Недавно я видел его. Здесь, неподалеку. А еще кто-то вломился в мой кабинет и изъял все материалы, включая мои записи. Осталась только история болезни Иртановой, так сказать, официальная.
        Доктор замолчал. Вольнов отвернулся, но кивнул Диму, чтобы тот увел посетителя из кабинета.
        - Кто принес вам девочку? Кто это был? - не оборачиваясь к профессору, спросил Тихомир. А сам не сводил взгляда со стены, за которой пряталась Заря.
        - Семейная пара. Сказали, что это был подкидыш. А когда они поняли, что не справляются с ребенком и его даром, оставили девочку в интернате. Я точно не помню, но, кажется, за ней присматривала сотрудница интерната. Иртанова говорила, что проживает в квартире, которая перешла к ней после смерти бабушки. Должно быть, старуха пожалела сиротку, - негромко ответил врач, но замер, так и не перешагнув порог кабинета, - Она действительно уникальна. Ее кровь скоро очистится от препарата. Мы могли бы исцелить многих нуждающихся….
        - Пошел вон! - пророкотал Тихомир, а помещение содрогнулось от той силы, что полилась от Вольнова. Кажется, будто все здание притихло в ожидании.
        Дверь закрыл Добромир, уведя профессора с глаз долой.
        А Тим тут же подошел к потайным панелям. В одно мгновение оказался в темной комнатушке.
        Заря сидела прямо на полу, обхватив себя руками. Даже в темноте Тихомир видел, что девушка плачет. И ее слезы рвали ему душу.
        - Он, наверное, прав, да? - прошептала Заря, стирая слезы ладонью, - Я могла бы помочь. Сколько в мире смертельно больных? А моя кровь, она…
        - Я и каплю твоей крови не отдам никому! - рявкнул Тихомир так, что новая волна силы прошлась по этажу офиса.
        А вот Зарета даже не вздрогнула. Улыбнулась сквозь слезы.
        - Но это неправильно, - прошептала она.
        Тим подтянул Зарю ближе, обнял крепко так, что, наверное, захрустела каждая косточка на хрупком теле. А Заря только ближе прижалась к любимому.
        - Плевать. Ты моя! - уже спокойнее заурчал Тихомир. - Все это бред чокнутого доктора. Не бери в голову.
        В ответ Зарета спрятала лицо на плече мужа. Да, хорошо, что она лично не встретилась с тем безумцем. Просто не вынесла бы чувства вины за все. Видит бог, Заря хотела бы помочь всем и каждому, но во что тогда превратится ее жизнь, если она станет подопытным в экспериментах профессора? Сырьем ИЗ-1?
        Было горько, невероятно тяжело признать тот факт, что Зарета совсем не хочет становится уникальным прорывом в мире медицины. Зарета хочет быть счастливой женой Вольнова. Нимфой, способной вызывать дождь, общаться с животными и вернуть любимому способность к перевороту.

* * *
        Он чуял ее! Знал, что она - в той чертовой коробке из стекла, железа и бетона. Он безошибочно распознал, на каком этаже находится источник этого сладкого аромата, что пьянил и дурманил его сознание.
        Он уже не пытался контролировать потребность. И заменители не спасали. Жажда становилась все сильнее.
        И бесился оттого, что не мог попасть к ней сейчас. Приходилось ждать, потому что чертов вожак окружил ее своими шавками.
        Молодой хищник в недовольстве зарычал, а дорогая обивка сиденья комфортабельного автомобиля заскрипела, когда по ней прошлись острые когти зверя.
        Дольше он не мог оставаться здесь, на территории Вольных. Знал, что его уже ищут.
        Отдав приказ водителю, хищник даже не пытался подавить досаду и разочарование. Дрогнувшая ладонь сжала до хруста небольшой полупустой флакон.
        Все не то! Чертовы пилюли спасали только на пару часов. А ему нужно было что-то более мощное.
        - Говоришь, профессора не выпустили? - злобно прошипел мужчина, обратившись к водителю.
        - Нет, привели около часа назад, так никто и не выходил, - отчитался шофер. Хищник с силой сжал флакон, таблетки смешивались со стеклянной крошкой и кровью зверя. Мгновенная, но острая боль заставила его оскалиться.
        - Найди мне человека, или хищника, без разницы кого! Но мне нужен тот, кто поможет незаметно приблизиться к Вольнову! - рычал молодой Грознов.
        - Вы ведь понимаете, шансов на это почти нет, - попытался возразить помощник.
        - В этом мире нет ничего невозможного, - сипло расхохотался хищник, - Тебе ли не знать?
        Водитель отвернулся. Не смог вынести красноватого взгляда в отражении зеркала. Страх бился в крови мужчины, и хищник это чуял.
        - Я попробую, - кивнул шофер и завел двигатель.
        Грознов еще долго не сводил взгляда с окон нужного ему этажа. Она знал: она там сейчас. Позволяет метить себя чертову вожаку, которого ненавидел теперь весь клан Грозных.
        Мысль о ненависти слегка подняла настроение молодому хищнику. Что ж, он не упустит момента, чтобы надавить на отца. Пора забыть о поддержке соседей и перемирии. Вольнов должен заплатить за кровь одного из клана Грозных. Антон за этим проследит.

* * *
        Тихомир отменил все встречи, но увозить Зарету из офиса не спешил.
        Девочка уснула, свернувшись на диване под его, Тима, пиджаком. Проигнорировала принесенный секретарем плед, а укрылась вещью Тихомира.
        Трогательно, если уж начистоту. И слегка непривычно.
        Вольнову все было непривычно и ново. Но хищник с радостью принимал все, что давала ему истинная пара. Удивительная девочка. Хрупкая, но Тим чувствовал ее силу.
        Вольнов встал перед окном с видом на город. Взгляд невольно задержался на припаркованных перед зданием автомобилях. С трудом Тихомир подавил приступ гнева.
        «Не сейчас! Не время! Позже!» - мысленно повторял он, безошибочно взглядом выделил тачку, о которой уже сообщили.
        Чертов мелкий засранец, возомнивший себя… кем? Богом? Бессмертным?
        Тихомир представлял, как переломит щенку хребет при встрече. Но без доказательств руки Вольнова связаны. Нужно хоть что-то, чтобы предъявить на Совете кланов.
        Тим поморщился. Чертов Совет! Но пропустить его нельзя, ведь жизнь брата зависит от исхода этой встречи.
        Вольнов увидел, как черная тачка сдвинулась с места. Вынув телефон из кармана брюк, Тим сделал короткий звонок. Что ж, если щенок и в эту ночь решит напасть на беззащитную девушку, то появятся доказательства, которые можно будет показать Грознову. Но на такой «подарок» судьбы Вольнов не рассчитывал. Щенок пусть и был долбаным извращенцем и безумцем, а дураком он не был.
        - Тим? - за спиной раздался негромкий шепот Зари.
        Тихомир тут же повернул голову, улыбнулся.
        Смешная такая, сонная, глазища огромные, а на щеках - нежный румянец.
        - Я уснула, да? - неловко улыбнулась Зарета, а Тим неопределенно пожал плечами.
        - Ты не очень много пропустила, малышка, - произнес Вольнов, приближаясь к девушке. - Сегодня нас пригласили к Казаковым. Можем отказаться, если у тебя другие планы на вечер.
        - А у меня другие планы на вечер? - вскинула брови Зарета и опустила ноги на пол, сев удобнее на мягкий диван.
        - Хотел бы я, чтобы твои планы начинались и заканчивались постелью со мной, Зоренька, - хмыкнул Тихомир, сверкнув глазами, - Но, к сожалению, нам нужно появиться у Макса. Будет вся верхушка города. Нужно и нам приехать.
        - Там я тоже буду встречать твоих бывших любовниц на каждом шагу? - фыркнула Зарета, а сон как рукой сняло.
        - Можем никуда не ходить, - уголком рта улыбнулся Вольнов, а от ревности Зари в его крови вновь начали кипеть возбуждение и адреналин. Ну что поделать, а ему нравилось, как остро реагирует Заря на внимание к нему со стороны женщин.
        - Вот еще! - хмыкнула Зарета, - У меня столько новых платьев в гардеробе! И потом, Максим мне понравился, приятный мужчина.
        - Р-р-р! - зарычал Вольнов, мгновенно стирая самонадеянную улыбку с лица.
        - Ну и зачем рычать? Я видела кольцо на его пальце, значит, он женат, - хитро улыбалась Зарета, поправляя блузку, брючки и растрепавшиеся после короткого сна волосы.
        Но Вольнова уже слегка занесло, стоило представить, как на его жену станут пялиться все, кому не лень! И ехать к Максу на вечеринку вмиг расхотелось.
        Глава 20
        Дом Максима Казакова располагался в тихом, престижном районе города. Просторные участки вокруг каждого особняка, охрана, въезд строго по пропускам и зеленые лужайки перед крыльцом.
        Наверное, Зарете здесь могло бы понравиться. Да, определенно. Однако что-то не давало девушке вдохнуть полной грудью. Ощущение чего-то тревожного, тянущее чувство ожидания катастрофы не отпускало Зарю.
        От того она и не могла расслабиться, кажется, даже улыбалась через силу.
        Тихомир обнимал жену то за плечи, то за талию. Не позволял ей отлучиться и на шаг. Все деловые вопросы перекидывал на Добромира. Брат, пусть нехотя, но общался с представителями клана от имени Тихомира.
        Зарета была благодарна мужу за поддержку. А в голове роились мысли в диком и необъяснимом хаосе. Заря и сама не понимала ничего, никак не могла отыскать причину своего такого настроения.
        И руки вновь заледенели, появилась робкая дрожь. Однако девушка вежливо и приветливо улыбалась. И да, супруга Максима - Сабина Казакова, оказалась молодой и очень привлекательной девушкой. Возможно, в будущем, они смогли бы подружиться.
        И от мысли о дружбе Зарета поняла, что именно ее тревожило. Божена так и не отвечала на звонки, и Радмир исчез.
        Вольнова-среднего Зарета не видела довольно давно. И если Дим постоянно торчал рядом, совершенно не вызывая раздражения или страха, то отсутствие Радмира казалось Зарете нехорошим знаком.
        Улучив момент, когда Максим с Сабиной оставили их наедине, отправившись к другим гостям, Заря вскинула голову, чтобы было удобнее смотреть на мужа.
        Вольнов перехватил требовательный, проницательный взгляд. И не стал задавать лишних и ненужных вопросов.
        - Где Радмир и Женя? Я чувствую, что-то случилось, - негромко произнесла Зарета. Она не знала, какие слова подобрать, чтобы убедить Тихомира в своих опасениях. Более того, боялась, что он не поймет ее, не поддержит. Да и доказательств у Зареты не было. Что ей сказать? Интуиция нашептала? Бред ведь!
        Или нет?
        Однако Тихомир перехватил ладонью голову Зареты, притянул к себе, впечатав в плечо, а сам свободной рукой вынул телефон из кармана пиджака.
        - Подробнее сможешь рассказать? - негромко произнес Вольнов, пока набирал номер телефона брата.
        - Нет! - едва не плача, мотнула головой Заря, - Просто такое чувство… Знаешь, будто тянет что-то в груди… Будто клещами выворачивает…. Женя ведь мне очень близка. Мы со школы дружим. Чувствую, с ней что-то… Ты же веришь мне?
        Тихомир сурово сжал челюсть. Да какого хрена в этой хорошенькой головке бродят такие мысли?!
        - Никогда не сомневайся в этом! - жестко и негромко прорычал Вольнов, но объятия были нежными и крепкими, уверенными и надежными.
        Заря судорожно закивала и уткнулась лбом в теплое плечо. А на душе - невероятный груз. И с каждым мигом он становился все более неподъёмным.

* * *
        Спустя четверть часа, особняк Казакова превратился в так называемый контрольный пункт клана. Сюда стянулись все воины Вольных, которыми командовал Радмир. Это были приближенные к вожаку хищники. Проверенные годами и многочисленными стычками с соседними кланами.
        Кажется, Зарета никогда не видела столько ужасающих, сильных и злых хищников в одном месте. Интуитивно девушка прижималась к боку Тихомира. Несколько раз Заря пыталась отстраниться, чтобы дать мужу возможность сосредоточиться на своих подчиненных, но Вольнов молча рывком возвращал истинную обратно. И да, здесь, чувствуя полыхающее жаром тело своего оборотня, Зарета могла хотя бы дышать, потому что тянущее чувство опасности и тревоги сводило ее с ума.
        А Радмира и Женю так и не нашли. Брат Тима не отвечал на звонки, а после его мобильный телефон и вовсе оказался вне зоны действия сети.
        Добромир, прихватив свой ноутбук из машины, на которой приехал в дом Казакова, обустроился прямо на просторной террасе. А гостей в доме Максима почти не осталось, все моментально разъехались, стоило вожаку отпустить волну силы. И Зарета прекрасно чувствовала, что сдерживать своего волка любимому все сложнее.
        Нет, зверь не пытался прорваться наружу и превратить Тихомира в безумную машину для убийств. Зарета ощущала, что контроль в руках Тима, но опасность спонтанного оборота в огромного волка все еще оставалась.
        - С ними все будет в порядке, - негромко произнесла Зарета и незаметно провела ладонью между лопаток мужа, нырнув ладонью под пиджак.
        Тим кивнул, не сводя взгляда с экрана ноутбуку брата, на котором мелькали картинки, карты местности, и куча непонятной Заре информации.
        - Странно… странно… странно…, - повторял Дим, погрузившись в свой компьютер настолько глубоко, что даже и не воспринимал окружающих, - Вот черт! Радмира я найти не могу. Но! Странная активность на границе Верховного. Как будто вожаки кланов решили замутить вечеринку без нас. Только что в сети появилась фотка младшего сына вожака Рыжих.
        Дим повернул экран так, чтобы Тихомир и Макс сумели четче рассмотреть то, о чем говорил парень. Зарета тоже взглянула на монитор. Веснушчатый паренек улыбался в камеру, а под фото подпись: «Тайная сходка. Я в деле!».
        - Я давно говорил, что Рыжие - все придурки, - хмыкнул Дим, - Еще и трепло. Поглядел бы я на его морду, когда папочка узнает об источнике слива инфы.
        - По машинам! - скомандовал Тихомир своим людям, пока Дим болтал и фыркал.
        Но вдруг Вольнов-младший нахмурился, взглянув на брата.
        Гнетущая тишина повисла среди мужчин. Заря держалась рядом с Тимом, а в паре метров от Макса остановилась и его спутница - молодая хищница не сводила глаз со своего мужа. А тот, повернув голову, отвечал ей не менее говорящим и пламенным взглядом. Зарета невольно отвлеклась. Девушка словно прикоснулась к чему-то тайному, понятному только этим двоим. И появилось желание, чтобы у Максима и Сабины все было хорошо, ведь понятно же, как сильно эти двое любят друг друга.
        Заря отвернулась, не ее это дело. Совсем не о том она думает.
        - Уверен, Радмир и Женя у вожаков клана. Думаешь, отец знал? - словно не веря в то, что говорил, произнес Добромир.
        - Головой отвечаешь! - прорычал Тихомир Диму и подтолкнул Зарету ближе к брату и его спорткару.
        - Тихомир! - попыталась возразить Заря, но столкнулась с горящими янтарем глазами.
        Вольнов на секунду притянул жену к себе, жадно впился поцелуем в приоткрытые губы.
        - Будь осторожен! - выдохнула Заря, когда Тим отстранился.
        Вольнов кивнул, пусть нехотя, но разжал руки, выпустив любимую из объятий.
        Сделал шаг назад, второй, третий… А в следующую секунду перед хищниками клана Вольных уже стоял огромный черный волк.
        На секунду мужчины замерли, но потом, когда по окрестностям пронеслось утробное, оглушающее рычание, все сорвались со своих мест.
        Впереди стаи мчался волк, сметая все на своем пути. По пятам, стараясь не отставать, двигались автомобили. Процессию замыкал Дим, не рискуя ценным пассажиром. И когда вожак уже пересек границу земель Верховного, то не сразу понял, что автомобиль Добромира немного отстал. В первую очередь Тихомир стремился помочь брату и вытащить его и его истинную из лап совета. А еще разобраться с тем, какого черта отец не сообщил о переносе времени! И за это Тим намеревался сполна спросить с Верховного!

* * *
        Казалось, Тихомир чуял эмоции каждого, кто собрался на поляне перед домом Верховного. От волка ничего нельзя было скрыть, будь то скорбь старика Грознова, или же жажда власти вожака Рыжих.
        А черный волк замер в тени, переводя дух после стремительного бега. Вольнов видел, что хищники напряглись, ощутив присутствие кого-то более сильного. Однако все взгляды были устремлены на закрытые двери дома Верховного. Очевидно, посчитав, что сила исходила именно от Светозара Вольнова.
        И тут на крыльце появился седовласый старик.
        В первую секунду Тихомир не узнал в этом мужчине отца. Слишком постарел он всего за несколько часов с момента их встречи. Теперь в нем не ощущалась сила, способная заставить дрожать от страха любого зверя.
        Или это Тим так теперь воспринимал сильнейшего из живущих хищников?
        А меж тем, Светозар Вольнов вышел вперед. Старик двигался уверенно, не сводил взгляда с вожаков, вставших полукругом. Они словно пытались преградить путь любому, кто решит покинуть Совет.
        Верховный обвел взглядом хищников, медленно усмехнулся. Голос его звучал грозно, уверенно и твердо.
        - И что именно решил потребовать Совет от Верховного? - с толикой насмешки уточнил Светозар.
        - При всем уважении, Верховный, но ты нарушаешь нейтралитет! Ты обязан следить за порядком, а вместо этого поощряешь неуважение к нашим законам! К твоим законам! - вперед вышел Олег Рыжнов, вожак клана, с которым Вольные давно враждовали.
        - Твои сыновья искалечили или истребили наших самых сильных хищников! Как это понимать? Не ровен час, и ты подомнешь под себя все наши земли! - пророкотал представитель клана Черных.
        Вожаки, словно ощутив поддержку друг друга, принялись выкрикивать свои требования и претензии. И уважаемый Совет больше стал походить на балаган.
        Верховный не сводил взгляда с Грознова. По большому счету, все знали, кто стал причиной созыва вожаков, и почему Совет решили собрать без Вольнова.
        - Метишь на мое место, Антип? - вскинул брови Верховный и прищурился. - Или ты, Олег?
        - Сын за сына, Светозар! - зло проговорил вожак Грозных, - Плевать, которого из троих ты мне отдашь! Такое я простить не могу, Верховный.
        - Поединок был честным, - возразил Светозар Вольнов, - И ты не вправе мстить.
        - Мне не нужна месть, Светозар! Мне нужна кровь! - прорычал Грознов.
        - Кровь Верховного в обмен на свободу Радмира! - понизив голос, но так, что слышали все собравшиеся на поляне хищники, произнес старик Вольнов. - Соглашайся, или проваливай!
        Вместо ответа по поляне пронеслось оглушительное рычание. Медленно, сминая мощными лапами зеленую траву, из тени деревьев вышел Тихомир. Смертоносные клыки вселяли ужас, а горящие гневом янтарные глаза обещали не самую легкую смерть.
        Черный волк застыл, когда оказался прямо в центре Совета, а за спиной - Верховный. В повисшей напряженной тишине послышался хруст костей, а в следующий миг Тихомир уже стоял на двух ногах и смотрел на вожаков соседних кланов.
        - Поединок был честным. Доказательства у меня есть. Как есть и вопросы, почему твой сын, Антип, открыл охоту на мою истинную пару! - прорычал Вольнов, а хищники притихли, ощутив, как сила рвется наружу из Тихомира.
        - Так слухи правдивы! Это правда! Волк! - слышался ропот со всех сторон.
        - Это и есть твой хваленый нейтралитет, Верховный? - одним из первых ожил Рыжнов, - Ты наделил могуществом старшего сына! Теперь он волк! А как же остальные хищники? Разве мы не достойны быть волками?!
        Вольнов мог бы подавить волну возмущения. Чувствовал, что справился бы. Сила так и рвалась, молила пустить ее в ход. Однако Тихомир пристально следил за Грозновым, читал его эмоции и, пожалуй, даже мысли, отстранившись от всех других хищников.
        Мужчина повернул голову, бросил короткий взгляд на своих подчиненных. А среди них - тот самый, кого хотел уничтожить Вольнов. Младший сын Антипа - мелкий психопат, уже не таясь, рассматривал Тихомира. А после, негромко, едва шевеля губами, произнес:
        - Ты кого-то потерял, волк?
        Тихомир с трудом сдержал рычание, волк рвался на смену человеческой сущности. Требовал дать ему шанс разорвать ублюдка в клочья. Однако Вольнов только сцепил зубы и стиснул кулаки до хруста.
        Но сила уже вырвалась на свободу, заставила хищников рухнуть на землю, придавила, точно ветром скошенную траву.
        Тихомир не сразу понял, что перед ним, склонив головы, на коленях стоят все, даже Верховный. И если в глазах хищников плескался страх, то отец смотрел на Тима с гордостью.
        - Пришло твое время, сын, - коротко выдохнул Светозар и протянул руку, ладонью вверх, а потом, громче, так, чтобы слышали все и каждый: - Верховный!
        - Совет закончен! - прорычал Тихомир, когда и сам до конца осознал все произошедшее, - Расходитесь! Через неделю я соберу новый Совет.
        Вольнов разжал руки, словно выпустил невидимые нити, позволив опешившим хищникам подняться и, поджав хвосты, разбежаться по своим землям. Ушли все, кроме клана Грозных.
        Глава 21
        Антип с трудом поднялся, пошатываясь. Было видно, как тяжело старику стоять на ногах. Но все его внимание было сосредоточено на сыне.
        - Антон? Что ты сделал? Что натворил? - негромко прошептал Грознов.
        А Тихомир понял, что эти эмоции старика - настоящие. Но не шок Антипа занимал сейчас Вольнова, а реакция пацана. Наигранное удивление и чувство полной безнаказанности.
        - Всего лишь занял твое место, папа, - улыбнулся сопляк, - Ты ведь был занят горем, скорбью и похоронами. И кто-то должен был взять все заботы о клане на себя. Понимаю, пап, что ты мечтал о том, чтобы Федька возглавил Грозных. Но так уж вышло.
        Пацан развел руки в стороны, словно выражал свое сожаление, которого не было ни капли в его черной и безумной душе.
        - Где мой брат? - пророкотал Тихомир, не пошевелив и мускулом, а сопливый щенок пошатнулся.
        - Его уже нет, Верховный, - хрипло рассмеялся Грознов-младший, - Как и той шлюшки, которую мы по ошибке приняли в семью. В эту секунду мои люди кромсают твоего братца, Вольнов.
        Антон не договорил, вновь захрипел, а кровь пошла носом. Тихомир смотрел на пацана. Жаль, что не получится применить физическую силу. Чуял, что Грознов не скажет и слова, даже под пытками. Здесь был один выход - ментальное воздействие силой Верховного.
        - Где они?! - мягко и вкрадчиво произнес Вольнов, а ублюдок качнулся вперед, падая на землю и упираясь руками в траву.
        - Они? Ты и жену потерял? Видишь, ты потерял, а кто-то нашел, - захлебывался собственной кровью, но не переставал говорить Грознов.
        А старик уже не мог подняться, смотрел, как младший сын валяется у ног Верховного. И ничего не мог поделать.
        - Те девушки… Это ты? Ты их всех…? - хрипло пробормотал Антип, а когда увидел безумную улыбку на лице сына, скривился от боли: - За что?
        - Для тебя же старался, папочка, - мерзким смехом ответил Грознов, - Ты думал, я бесхребетный, калека? Ты сам меня сделал монстром! Сам! Притащил к Зинчукову. Сам согласился на чертовы эксперименты. Сам видел, как мне было плохо, как меня ломали чертовы препараты! Что еще ты от меня ожидал, папа?!
        - Как ты стирал все запахи с жертв? - Тихомир продолжал задавать вопросы, ответы на которые нужны были ему.
        Грознов-младший прерывисто и сипло рассмеялся, но смех был больше похож на стон. Зверь, запертый в теле Антона, вгрызался в остатки самообладания. Но теперь уже совсем не Антон-человек противостоял ему. Сам Верховный прочно обосновался в голове у парня, а потому зверь бесился еще больше, причиняя Грознову адскую боль.
        - До сих пор не «просек»? - скривился Антон и вдруг взвыл, когда боль стала нестерпимой.
        - Говори! - вкрадчиво и очень тихо произнес Тихомир.
        Грознов завалился на бок, на его губах все еще играла безумная улыбка, а вот взгляд на миг сделался осмысленным, человечным, замер на осунувшемся лице старика.
        - Прости меня, пап, - одними губами прошептал Антон, - Мне было очень страшно… Я опять напортачил, да?
        - Кто тебе помогал, Антон? Скажи мне, умоляю! - вожак Грозных склонился над сыном, осознавая, что Антон не проживет и часа. - Ты ведь не мог все сам… Не мог! Ты не такой. Ты добрый мальчишка. Ты…
        - Чертов Зинчуков, - прошептал Антон, и на выдохе: - Прости, пап….
        Глаза пацана превратились в стеклянные, морщинки безумца разгладились, появилось умиротворение на лице, и теперь казалось, что Антону лет двадцать, не больше. Негромкое, полное тоски и потери рычание пронеслось по поляне. Старик Грознов прижимал к себе тело сына, а по морщинистым щекам катились слезы.
        - Думаю, надо искать на территории клана, - негромко произнес Максим, - Пытать старика бесполезно.
        Тихомир, вскинув голову, осмотрелся. Люди Грознова были окружены хищниками из клана Вольных. Но Дима и Зари все еще не было на поляне. И вдруг телефон Казакова завибрировал. Макс торопливо ответил на вызов, понимая, что сейчас его станут беспокоить только по важному вопросу.
        Не ошибся. Сразу же протянул трубку Верховному.
        Тихомир знал, кто именно окажется по ту сторону сотовой связи. Смертник. Он им станет, как только Вольнов доберется до него.
        А потому, не говоря, слушал, напрягая чуткий слух и прикрыв глаза.
        Кажется, он даже видел всех, кто был там, в центре города, в десятках километров от него.
        А там помимо смертника - любимый голос, полный страха и слез….
        - Не трогайте его! Он ведь мальчишка еще! Не нужно! Умоляю вас, отпустите Дибромира! - повторяла Заря, довольно громко и разборчиво, - Никто и никогда не узнает, что я в вашей больнице.
        - Да пошел ты, чокнутый докторишка! - фыркнул Дим сипло, но насмешливо, - Девку свою Горгону специально подослал? Просчитал? Или тупо повезло, что Зарета придет в офис? Ты чего вообще хотел? Мир поработить что ли? Кретина кусок! Да мой брат тебе кишки на шею намотает, когда увидит Зарю здесь в таком виде.
        Дальше раздался громкий щелчок, и протяжный стон Дима. И смех, негромкий и злой. Тихомир узнал его, так брат закрывался от собственной боли.
          - Сразу под мостом, Тим, - сипло проговорил Добромир, уже обращаясь только к брату, - Не доходя до клиники. Долбаный бункер. Не промахнешься.
        Чуткий слух волка резанул громкий крик Зари. И связь прервалась.
        Вольнов застыл всего на миг. Как выбрать? Кого спасать: брата или любимую?
        - Спаси нашу девочку, - произнесла матушка.
        Тихомир кивнул и перевел взгляд на Казакова. Макс кивнул, без слов принимая приказ Верховного. И как только огромный черный волк со всех лап помчался в город, Максим, Светозар и воины клана запрыгнули в автомобили и помчались на территорию Грознова. Они надеялись, что Радмир с девушкой именно там.

* * *
        Странно, но Зарета совсем не боялась. Ни сейчас, когда сидела, прикованная к стулу в подпольной лаборатории Зинчукова. Ни тогда, когда машине Дима преградил путь автомобиль, из которого навстречу вышла Горгона Игоревна.
        - Добромир Светозарович! Нам срочно нужно поговорить! - взволнованно произнесла администратор «Волько», жестикулируя и показывая парню, что ждет его снаружи.
        - Сиди здесь, - распорядился Дим, а Заря торопливо кивнула.
        И когда Вольнов вышел из салона, Заря поняла, что ее предчувствия беды касались не только Радмира и Жени, но и младшего брата Тима.
        - Пакуйте его, мальчики, - раздался голос Горгоны, и тон был совершенно иным. Женщина изменилась практически до неузнаваемости. В глазах появился немного безумный блеск, а на губах - надменная улыбка.
        К автомобилю Дима молниеносно ринулись хищники, чужаки. Выскочили, словно из ниоткуда. Не понять было сразу, то ли ждали именно их с Димом, то ли все так неудачно сложилось.
        Мужчин Заря не видела прежде среди окружения Вольновых. И интуитивно чувствовала, что они опасны.
        Добромир был очень быстрым. Прежде, чем его связали и обездвижили, парню удалось основательно покалечить нескольких бойцов. Но у подчиненных Горгоны в руках были дубинки электрошокеры, да и численный перевес был на стороне женщины.
        Зарета, поймав взгляд Горгоны, максимально спокойно, но полным ненависти голосом произнесла:
        - Тихомир доберется до вас.
        - Возможно, - хмыкнула хищница, - Но к тому моменту Валик уже выкачает из тебя все, до последней капли.
        - Валик? Профессор Зинчуков? Вы заодно? Пусть рискнет! - прищурилась Заря.
        Горгона удивленно вскинула бровь, хмыкнула.
        - А ты как легла под Вольнова, сразу дерзкой стала? Ничего, Валик и это исправит! - произнесла женщина и обратилась уже к своим головорезам, которые впихнули Дима в багажник, а за руль спорткара Вольнова уселся один из незнакомцев. - Едем!
        Мужчины не очень вежливо и ласково подтолкнули Зарю к распахнутой двери внедорожника. Зарета лихорадочно думала, как сообщить Тиму о том, что они оказались в беде. Но как ему звонить, если гаджет вместе с одеждой остался в доме Казаковых?
        Заря пыталась хоть что-то придумать. Она ведь нимфа! Должно ведь получиться как-то призвать силы природы, животных, да хоть что-нибудь!
        Когда Дима и Зарю притащили в кабинет чокнутого доктора, Вольнов уже потихоньку приходил в себя. Один из верзил со всей дури ударил Дима в живот, а потом - в челюсть.
        Парень застонал, но глаза открыл. Сквозь слезы Заря видела, как Дима привязали к хирургической кушетке так, что он не мог двинуться. Однако смотрел на подругу выразительно, словно пытался о чем-то сказать.
        И вдруг перевел взгляд на карман своих брюк.
        Телефон? Заря поняла, что в кармане парня лежит мобильник, и до него нужно добраться во что бы то ни стало!
        - Валентин Иванович! Это все, должно быть, ошибка! Нас притащили сюда, не пойму, зачем! - весьма правдоподобно удивилась и возмутилась девушка.
        - Ну что ты, Зарета, никакой ошибки нет, - усмехнулся врач, поправил очки на крючковатом носу и мотнул головой, приказав охране исчезнуть из кабинета.
        - Тихомиру не понравится это все, - предупредила Заря, сделав еще два небольших шага к Диму, когда врач отвлекся на свои записи в компьютере.
        - Решительно не понравится, - кивал Зинчуков, а Заря к этому времени уже приблизилась к Добромиру и незаметно подхватила телефон, который частично выпал из кармана брюк парня.
        - А Горгона… то есть, Илона Игоревна? Зачем ей все это? - Зарета пыталась разговорить врача и одновременно нажала на кнопку вызова последнего набранного абонента и тут же спрятала гаджет в свой карман. Главное, чтобы абонентом не оказался Тим, ведь его телефон в городе.
        - Илоночка… А Илоночка у нас тоже не ладит со своей второй сущностью. Я помогаю ей, она помогает мне, - поделился секретом профессор и, повернувшись спиной к девушке, уже более властно проговорил: - Сядь на стул, Зарета.
        Девушка судорожно сглотнула. Этот самый стул, на который указал врач, категорически не нравился ей. Особенно ремни на подлокотниках, а еще странное приспособление, похожее на капельницу со штативом, установленное рядом со спинкой стула.
        - Сядь на чертов стул! - жестче скомандовал Зинчуков, а в душе у Зари поднялась волна негодования и даже злости на этого человека. - Молитесь, чтобы Тим не оторвал вам голову, когда придет сюда! - вкрадчиво проговорила Заря, а в комнату вошел один из амбалов, который избивал Дима. По хищному выражению глаз девушка поняла, что Добромиру вновь вот-вот достанется, а потому Заря громко закричала: - Не трогайте его! Он ведь мальчишка еще! Не нужно! Умоляю вас, отпустите Дибромира! Никто и никогда не узнает, что я в вашей больнице.
        - Закройте рот пациенту! - приказал Зинчуков охране, - А со свидетелем я позже разберусь.
        - Да пошел ты, чокнутый докторишка! - фыркнул Дим сипло, но насмешливо, - Девку свою Горгону специально подослал шпионить? Просчитал заранее? Или тупо повезло, что Зарета придет в офис? Ты чего вообще хотел? Мир поработить что ли? Кретина кусок! Да мой брат тебе кишки на шею намотает, когда увидит Зарю здесь в таком виде.
        Всего на секунду в комнате повисла гнетущая тишина. А следом - приглушенные маты сквозь зубы и стон боли. Охранник, вооружившись дубинкой, разминался, ломая кости молодого, связанного по рукам и ногам хищника.
        В ушах у Зареты шумело, пульс бился лихорадочно и гулко. И Заре вдруг почудилось, что пол под ногами вибрирует.
        Но это, судя по всему, ощутила только девушка. А в руках профессора мелькнул шприц.
        - Слышь, Зинчуков, ты подумай дважды, - сипло проговорил Добромир, - Не лезь к жене вожака. Он же тебя будет убивать медленно и тщательно, когда доберется сюда. А он доберется. Ты же, черт раздери, хищник! Принюхайся! Ее нельзя трогать! Нельзя!
        Дим говорил сбивчиво, сквозь боль и громкие звуки ломающихся костей.
        А профессор замер.
        - Интересно… Интересный случай… - бормотал врач, внимательнее рассматривая Зарю так, словно собирался вскрыть ее череп и рассмотреть, что же находится внутри. - Потомство? Надо проверить…
        Заря уже была прикована к стулу, но почему-то было спокойно на душе. Возможно, по той причине, что расслышала оглушительное рычание своего волка. И точно знала, что он придет к ним на помощь.
        А вибрация под ногами чувствовалась все сильнее….

* * *
        Он никогда не мчался так быстро. Словно летел, выискивая на горизонте нужную точку - цель, куда стремился добраться.
        Секунды тянулись мучительно медленно. И только голос Зари, гремевший в голове, вел его.
        Она звала. Звала его.
        Мышцы работали, как слаженный механизм. Краем глаза Тим видел, как мимо проносятся картинки: лес, дороги, мосты, дома, перекрестки.
        И вот - тот самый мост и бункер, о которых упомянул Дим. Но даже без подсказок брата Тихомир уже учуял ее. Свою истинную. Свою малышку. Свою нимфу.
        А вокруг творилось невообразимое. Асфальт, камни, плитку, уложенную перед зданием, пробивали крупные корни деревьев. А лианы ползли вверх, плотно оплетали стены неприметного на первый взгляд строения.
        Тим бежал вперед, не обращая внимания на удивленные лица людей и хищников. Перед ним расступались, пропускали, шарахались в ужасе или страхе. А зов Зари становился все сильнее. И теперь Тихомир четко улавливал ее страх.
        Двери он сносил в щепки, как и любое препятствие, вставшее на пути. Включая вооруженную охрану, которой здесь быть вообще не должно. Это ведь территория Вольных, а здесь - полный произвол. Как он мог не заметить под носом целую банду во главе с чокнутым профессором? Но с этим Тихомир разберется потом.
        Вгрызаясь и круша все вокруг, Вольнов продирался туда, где была Заря. И краем уха разобрал придушенный писк знакомого голоса.
        Горгона? Плевать! Зверь не заметил, как бывшую сотрудницу «Волько» придавило куском плиты. Тим только удовлетворенно рыкнул, ощутив страх, боль и запах крови предательницы.
        И мчался все выше, вверх по лестнице, с трудом умещаясь в узких коридорах и на лестничных пролетах.
        И вдруг - тишина. А под лапами - шуршание листвы и хруст веток.
        Острого слуха коснулся бубнеж профессора. А когда до Тима дошел смысл сказанных стариком слов, волк обезумел.

* * *
        Зарета только теперь начала бояться. Когда Дим не очнулся после очередного удара электрошокером, а охранник вколол парню какой-то препарат.
        Сам Зинчуков тем временем всадил острый шприц в вену Зари и взял пробу крови. Вот тогда Зарета сильно испугалась. И тряслась от лютого страха все то время, пока работали приборы врача, изучавшие кровь нимфы.
        И Заря, барахтаясь в ледяном ужасе, поняла, что даже если Тим будет мчаться сюда со всех ног, все равно не успеет. И один бог знает, что сотворит с ней врач.
        - Не трогай меня! - кричала Заря, когда профессор направился к ней с еще одной иглой в руках. Теперь уже присоединенной к длинной трубке, подведенной к тому самому штативу за спиной девушки. Выходит, сумасшедший намерен все-таки выкачать из нее кровь.
        - Будет не больно, милая, это просто укольчик, - уговаривал безумец, а Заря пыталась увернуться от иглы. - Ты даже не представляешь, какие результаты будут! Твоя кровь изменилась, благодаря беременности. Уникально! Действительно, уникально! Жаль, что не удастся изучить щенков, но это осознанные жертвы. Нам хватит и образца ИЗ-1.
        А дальше Заря вдруг рассмеялась. Под звуки ее звонкого голоса комната начала стремительно преображаться. По стенам и потолку вились лианы, и со всех сторон слышались щебет, писк, рычание. Девушка перестала сопротивляться. Смотрела куда-то поверх плеча профессора и улыбалась, словно идиотка.
        - Как же я тебя люблю! - выдохнула Заря, любуясь на черную, с отливом, шерсть.
        Профессор не повернулся, просто замер, затылком чувствуя появление Тихомира. Да и как не почувствовать, когда огромный волк выбил дверь, и на ее месте теперь зияла дыра от пола до потолка.
        Охранник ринулся на волка. Но хватило доли секунды, чтобы когтистая лапа рассекла туловище хищника на две части.
        Заря готова была закричать от ужаса, увидев лужу крови на белоснежной кафельной плитке под ногами, но на месте волка в просторной лаборатории возник полностью обнаженный Тихомир и ласково заурчал:
        - Закрой глаза, малыш.
        Заря торопливо зажмурилась. Жаль, что не могла закрыть и уши, потому что комната погрузилась в поросячий визг, издаваемый профессором. А вперемешку с визгами слышалось только бульканье и многократное «нет» сиплым голосом.
        Что именно делал Тим с чокнутым Зинчуковым, девушка предпочитала не знать. Но мерзкий запах страха, крови и чужой боли проникал в легкие, заставляя Зарю задерживать дыхание.
        - Никто не смеет угрожать моей жене и моим детям! - приглушенно шипел Тихомир голосом, от которого замерзала даже кровь Зари.
        Визг профессора перерос в глухие стоны, а потом Заря четко расслышала шлепок, будто что-то тяжелое и мокрое упало на пол.
        - Не открывай глазки, малыш, - уже совершенно другим голосом произнес Вольнов, мягко, словно обволакивал и окутывал Зарету своей лаской.
        Заря послушно сидела, зажмурив глаза и опустив голову так, чтобы волосы закрывали лицо. Наверное, она еще и плакала, потому что Тим совсем негромко произнес:
        - Ну, ты чего, маленькая? Не плачь. Сейчас поедем домой, - говорил ее мужчина, а потом, уже не ей, а брату: - Дим! Эй, спящая красавица, хватит отдыхать!
        - Отвали, - негромко пробормотал Добромир, а Заря улыбнулась, и все же открыла глаза. Неизвестность пугала даже больше, чем кровавые разводы на полу и стенах.
        Но трупов нигде не было видно, очевидно, чтобы не пугать Зарету, Тим перетащил все, что осталось от злодеев, в соседнюю комнату.
        Когда Дим, сидя на кушетке и опустив длинные ноги на пол, морщился и потирал запястья, Тихомир уже добрался до Зари. Освободил девушку и застыл.
        Вожак Вольных боялся, что его нежная нимфа рухнет в обморок после всего, что пережила. И куски разодранных тел - не самая приятная глазу картинка.
        Однако, все обошлось. Заря, пусть и была все еще бледной с дорожками от слез на бархатистых щеках, а выглядела неплохо. По крайней мере, не предпринимала попытать отключиться, или впасть в истерику.
        Да что уж! Шикарно она выглядела. Красивее всего в мире. Тим в этом даже не сомневался. Шагнул ближе, притянул к себе, игнорируя кровь врагов на своей коже и свою наготу.
        А Заря не отстранилась, наоборот, оплела руками талию, потянулась к нему, как гибкое молодое деревце, прильнула еще теснее.
        Тим подхватил жену под ягодицы, впечатал в свое тело до хруста, еще ближе, еще теснее. Чтобы убедиться, что она - рядом, в его руках, в целости и сохранности.
        Но ладони все равно не слушались, лихорадочно шарили по затылку, спине, бедрам. Вольнову нужно было удостоверится, что Заря жива и здорова.
        Девчонка сама потянулась к нему, сама прижалась к нему. Он не выдержал, зарычал прямо в сладкие губы, ворвался со стоном своим языком внутрь манящего рта. Да и стоять мог с трудом. Накрыло волной осознания, что мог ведь не успеть, мог ведь опоздать… И тогда…
        Его затрясло от этих мыслей, заштормило, дернуло так, что весь мир померк, осталось только лицо малышки, немного бледное, и глаза огромные, но уже не испуганные.
        - Я тут это… Ребят, ну может … того… свалим из этого места? - словно издалека послышался голос брата.
        И Заря, очнувшись, нахмурилась.
        - А Женя? Радмир? Что с ними? - спросила нимфа.
        И в эту же секунду из кармана Зари послышалось жужжание. Телефон Дима ожил, а девушка тут же торопливо вынула гаджет.
        Звонил Казаков. Тихомир ответил на вызов сам. Слушал, сцепив массивную челюсть. И, Заря была уверена, это выражение лица мужа не предвещало ничего хорошего.
        Глава 22
        На территорию Грозных они ворвались без разрешения. Да и спрашивать позволения нарушить границу между кланами теперь не у кого, так поняла Заря из обрывков разговора между Тимом и Добромиром.
        - Нам не нужны разрешения, - негромко произнес Тихомир, обращаясь к младшему брату.
        Заря видела, как Дим вопросительно вскинул брови, а потом улыбнулся.
        - Что? Серьезно? Ты у нас теперь большой и страшный серый волк? Верховный? - подтрунивал Добромир над суровым старшим братом.
        Однако атмосфера была совсем не для шуток. Радмира так и не нашли. Да и что сейчас с Женей - пока не понятно.
        Зарета не лезла с расспросами, она вообще, казалось, погрузилась в свой странный мир. Возможно, нахлынуло осознание, что теперь она в безопасности. И не только она. Дим тоже.
        И не только Дим. Но и дети.
        И вот эта новость перекрыла все, что было до. В голове девушки, пережившей стресс и все еще находящейся в состоянии нервного напряжения, никак не укладывалась именно эта информация. Дети! Не ребенок, а дети! И Заря даже боялась спросить у Тима, сколько же малышей она носит под сердцем. И срок - невероятно маленький, потому и изменений в себе Зарета не ощущала. Но раз уж Тим чует новую жизнь в ней, значит, так и есть. Зарета безоговорочно верила мужу.
        Тихомир весь путь от города до резиденции соседей держал руку жены в своей. Мужчина уже был одет в черную водолазку и джинсы и выглядел властным, брутальным и жестоким хищником. Все приказы и распоряжения он раздавал негромко, четко и по делу, но ледяным голосом.
        И все подчиненные, склонив головы, слушали и незамедлительно исполняли. А вот Заря совсем не боялась этих рычащих ноток. К тому же мужская рука, плотно обхватившая ее ладонь, безостановочно оглаживала чувствительную кожу. Словом, девушка именно здесь и сейчас ощущала полную безопасность. Только рядом с Тимом она вновь дышала свободно и спокойно.
        - К врачам? Как ты себя чувствуешь? - негромко спросил Вольнов, когда Заря, устроив свою голову на его плече, прикрыла глаза.
        - Нет, все отлично, - вздохнула Зарета, чувствуя, что всего лишь немного устала, но отпускать Тима от себя дальше, чем на метр, не хотела. - Нужно найти Женю и Радмира.
        Ехать оставалось несколько минут, но Максим уже звонил, говорил, что добрался без препятствий, хищники уже рыщут по владениям Грозных, а вот новостей пока нет. Вернее, есть. Но Грозные дадут пояснения только Верховному.
        А потому оставалось ждать.
        Особняк, считавшийся у Грозновых основным местом жительства вожака, встретил Вольновых истеричным женским плачем и распахнутой настежь входной дверью. И запах стоял повсюду странный. Заря даже своим человеческим обонянием распознала его. Запах скорби, боли, страха, ненависти.
        По периметру рассредоточились хищники из клана Вольных, однако в дом не входили. Только Казаков стоял на крыльце. Очевидно, именно он вел переговоры с представителями клана.
        Тихомир вышел из машины, не выпуская руки Зари из своей. И только приблизившись к дому, передал жену отцу.
        Светозар приобнял невестку за плечи. И только сейчас Заря поняла, что старик очень изменился. А в глазах печаль и горе. Выходит, что-то стряслось? И предчувствие ее не обмануло?
        - Хищники нашего клана сказали, что Антипа и Антона больше нет! - произнес женский скрипучий голос.
        Заря неосознанно прижалась к отцу Тихомира.
        Эту старуху Зарета видела всего лишь раз. Женя как-то пару лет назад пригласила ее с собой в дом, где родилась. Подруге никогда не нравилось возвращаться к родне, но там был повод, было не отвертеться от приказа главы клана. И в качестве моральной поддержки Божена взяла с собой Зарету. Тогда Заря боялась и слово сказать в присутствии щуплой хищницы, больше напоминавшей ведьму, бабки Божены по линии отца. Теперь ситуация немного изменилась, но старуха вызывала по-прежнему самые негативные чувства.
        - Твой сын, Ингрид, сам избрал свой путь, когда начал убивать ни в чем не повинных женщин на моей земле, - произнес Тихомир, чуть склонив голову, чтобы смотреть старухе в глаза.
        Заря видела, как Грозные почтительно кланяются Тиму, признавая его статус и положение Верховного.
        Все, кроме старухи, которая медленно, со скрипом, двигалась вперед.
        - А Федор? В чем была его вина? Говорят, он поддался чарам твоей … человечки, - прищурилась Ингрид, бросила взгляд на Зарю.
        Слово «человечка» прозвучало в устах Грозновой все равно, что «шлюха». И это сравнение поняли все.
        Вольнов не мог проглотить такое. Ни от кого, даже от дряхлой женщины, барахтавшейся в своем горе.
        - Поединок был честным. Где мой брат?! - рявкнул Тихомир так, что зазвенели стекла в окнах особняка, а старуха пошатнулась.
        Позже Тим разберется. Прошерстит владения Грозных, оторвет максимально лакомые куски земли и, в качестве наказания за оскорбление от жены Антипа, передаст ее соседним кланам. А пока нужно отыскать Радмира. Потому что брата он не чуял ни в доме, ни в окрестностях.
        - А ты попробуй найди, Верховный! - прокаркала сиплым смехом старуха. - А лучше, сразу убей меня. Ничего я не скажу тебе, щенок!
        Тихомир бросил короткий взгляд на Макса. Хищники Вольных уже устроили обыск по всему особняку, а Грозновы не посмели противиться воле Верховного. Да и как противиться, если Тихомир давил силой, стоя не месте и не сводя взгляда с лица старухи.
        - Божена? Где она? Где жена моего брата? - прорычал Тихомир, а Заря прикрыла рот ладонью.
        Зарета не верила, что родня Жени могла что-то сотворить с подругой. Она ведь одной с ними крови. Из одного клана. Как же так?!
        Старуха упрямо молчала, пусть и становилось заметно, что сила Верховного действует и на нее.
        - Я попробую! Я могу… - прошептала Заря, лихорадочно оглядываясь по сторонам.
        Хорошо, что усадьба Грозновых стояла на небольшом естественном возвышении - на холме, а вокруг деревья и заросли. И это было только на руку нимфе.
        - Женя! - сначала тихо, а потом все громче повторяла Зарета.
        Старуха перестала ухмыляться и теперь уже с опаской смотрела на жену Вольнова. Пожалуй, с пониманием того, кем являлась эта девчонка.
        Ингрид негромко вздохнула и опустила голову. Бессильна она перед древними силами, которые сплелись воедино.
        А тем временем Заря все звала и звала подругу, и деревья слева от особняка расступились, демонстрируя неприметную дверь, засыпанную ветками и землей.
        - Там! Она там! - прошептала Заря, а хищники ринулись в указанном направлении.
        Все, кроме Тима, Зари и отца. Старуха, расправив плечи, смотрела в глаза Верховному.
        - Накажешь? Наказывай. Только брата ты все равно не найдешь, - усмехнулась Ингрид. - Он уже далеко отсюда. И клан мой не устрашай, они не знают ничего. Антон знал. И все.
        Заря видела, что старуха говорит правду. Но увидев, как Женю выводят из землянки, тут же кинулась к ней.
        Божена выглядела измученной, с перепачканным лицом, спутанными волосами и разодранной одеждой.
        Заря тут же обняла подругу, разрыдалась. Она боялась спросить, что произошло. Боялась услышать ужасающие ответы. И в то же время чувствовала, что Женя нуждается в помощи.
        - Они забрали его…обманули … заставили меня… а я думала… и теперь … с ним… - рыдала Женя, дрожа всем телом. - Я видела, как его били!
        - Спокойно, Женька, успокойся, - повторяла Заря, - куда его увезли? Кто?
        - Я не знаю! Не знаю! - всхлипывала Божена, - Ко мне домой пришел Антон. Велел звонить Радмиру. Говорил, что я должна отомстить за отца. Что я Грознова. А он враг. Я так зла была. Так зла на него за отца! Что я наделала, Зарька?!
        - Говори! - пророкотал Тихомир, едва заметно поддавшись вперед. Ближе к старухе.
        Даже на расстоянии в несколько метров он слышал каждое слово, произнесенное Боженой. И не разрывал зрительного контакта со старухой. Давил на нее, заглушив совесть и вбитые глубоко под корку мысли о том, что нельзя обижать женщин. Но это - не женщина, это монстр.
        Ингрид скривилась, пытаясь противостоять наказанию Верховного. Однако терять ей больше нечего. А вот поглядеть напоследок, как мучается от неизвестности враг - очень хотелось. Месть ядовитой коброй извивалась в старческой, прогнившей душе.
        И сладкий привкус победы над зарвавшимся щенком придал сил.
        - Он не выживет там, куда Антон его отправил, - сверкнула черным взглядом старуха. - И подыхать будет долго и болезненно. Я об этом лично попросила.
        Тихомир прищурился. Твою мать! Нет! Только не это!
        Но ошибки не было. Свихнувшаяся старуха вполне могла провернуть такое. Да и ресурсы имелись. Отец не раз предупреждал Грознова о том, чтобы укрепил границы. Ведь на севере у Грозных - морской порт. А там, в нейтральных водах какого сброда только нет: беглые, каторжники, свободные стрелки, наемники.
        Вольнов стиснул зубы, зарычал, глядя на старуху. Та рухнула к его ногам, а на морщинистом лице - ликование.
        Гадина! Ядовитая змея, а не хищница.
        - Сжечь! - рявкнул Вольнов, мотнув головой в сторону особняка. - Все! До пепла!
        Верховный отвернулся. За спиной смеялась безумная старуха. Перед глазами - Заря утешала рыдающую хищницу. Рядом замер Дим, кривясь и вытирая проступавший пот. Запах пацана изменился из-за препаратов, которые успел вколоть Зинчуков, и Тихомир уже отдал распоряжение медикам клана, чтобы были готовы обследовать Добромира. И Зарю не помешала бы показать нормальным специалистам. И Божену.
        Тим негромко, сквозь зубы выругался. Угораздило же брата влипнуть в Грознову. А хотя, нет, та теперь Вольнова. Более того, носит под сердцем потомство.
        Тихомир прикрыл глаза, пытаясь «поймать» следы Радмира. Хоть что-то. Ведь он - Верховный. Сила так и бурлила в нем. И, кажется, он был способен свернуть горы….
        По землям Грозных, опережая ветер, понеслись потоки силы Верховного. Дотянулись до границы, и дальше, до горизонта. И вдруг Тиму почудилось, будто тонкая нить мелькнула, вспыхнул огонек всего на миг. Но и этого оказалось достаточным. Верховный вычислил направление, куда утащили Радмира.
        - Собирай всех, - отчеканил Тихомир, - Пока берешь клан на себя. Дальше видно будет. Э, нет, Верховный, - вскинул руки Макс, - Мне роль вожака не к лицу. Я так, как уже привык, в теньке братьев посижу.
        Вольнов кивнул. Да, Казаков никогда не рвался к власти, выбирал бизнес, деловое партнерство, а в управление кланом пока не собирался.
        - Придется, - все же возразил Тихомир, - пока Дим оклемается. Кому еще клан доверить?
        - А сам чего? - нахмурился Максим.
        - А сам наведу порядок там, где давно пора, - скрипя зубами, произнес Тихомир, бросив взгляд на притихшего отца.
        Прежний Верховный понимал, что сын прав. Нужно было крепче держать всякий сброд, но теперь сожалеть о прошлом бесполезно. Теперь нужно спасать среднего сына.
        - Все равно братца не спасешь. Ему там сейчас несладко, - мерзко хохотала старуха, интерес к которой Тихомир, казалось бы, потерял.
        Но вдруг вскинул руку, сжал в кулак. Старуха захрипела, побледнела и затихла, завалившись боком к ногам Верховного.
        Все вокруг притихли, а особняк занимался ярким пламенем, которое бушевало и ревело, отражая все, что было на душе Верховного.
        Божену усадили в машину, девушка притихла, но все еще сотрясалась от мелкой дрожи и безмолвных рыданий. Заря подалась к Тихомиру, обняла его, оплела руками.
        - Мы найдем его, обязательно найдем, - шептала Заря, прижимаясь щекой к мягкой ткани водолазки на груди любимого. - Он очень сильный. Он будет держаться столько, сколько нужно.
        Тихомир молчал. Оставалось только верить, что все так и будет.
        Глава 23
        Зарета видела, как ее угрюмый муж меняется и становится все более жестоким. Но не с ней, да.
        Каждый вечер, возвращаясь в их усадьбу, Тихомир вместе с теплой водой, смывал с себя всю ту грязь, в которую окунался днем. Странно, но он никогда не обнимал Зарю, не приняв душ.
        Приходил, сразу мылся и только потом приближался к Зарете. Словно пытался оградить ее от всего, что случилось днем. От всего, что видел и делал.
        Любимый не рассказывал Заре, чем именно занимался. А она не допытывалась. Понимала, что Верховный поступает так, как нужно. А с ней, вечерами, за стенами их дома, в их постели - совсем не Верховный, а ее любимый Тим. Ее мужчина. Ее истинный и единственный.
        И сегодня - не исключение.
        О том, что Тихомир уже прибыл домой вместе со своей свитой, Заря узнала сразу же, стоило всему картежу пересечь ворота на границе владений усадьбы.
        Заря тут же помчалась греть ужин. Ну, как, помчалась. Потопала вразвалочку. Потому что хоть срок беременности и был небольшим, а чувствовала себя Зарета авиалайнером, и здесь не до беготни было.
        Зарета слышала, как Тихомир почти бесшумно оказался в доме, прошел до ванной комнаты на первом этаже, и дом вновь затих.
        А Заря поняла, что ей нужно быть рядом. Нужно, и все.
        Потому, включив духовку, девушка торопливо двинулась на шум воды.
        Дверь в ванную комнату была приоткрыта. Тихомир стоял за стеклянной стеной, опустив голову, упираясь руками в плитку и расставив ноги.
        Сквозь запотевшее стекло Заря любовалась своим умопомрачительно красивым мужем. А он повернул голову и посмотрел на нее.
        Зарета молчала. Видела в янтарном взоре, что сегодня, наконец, спустя долгих три месяца поисков, есть новости.
        - Нашли? - одними губами прошептала Заря.
        Тим прикрыл глаза. Отвернулся.
        Заря торопливо залепила рот ладонями, боясь предположить самое ужасное.
        Но ведь… Женя только сегодня звонила! Она бы почувствовала! Обязательно знала бы, если бы с Радмиром что-то…
        - Он стал другим, - горько произнес Тим и с размаху ударил кулаком в стену.
        В плитке появилась дыра приличных размеров, а Заря всхлипнула. Поняла, что слезы катятся по щекам. Ринулась вперед, под теплые струи. Обняла любимого за талию, прижалась к спине, уткнулась носом между лопаток.
        Тихомир одной рукой накрыл тонкие ладошки.
        - Радмир жив, и это главное! - прошептала Заря.
        Тихомир промолчал, прикрыв глаза и запрокинув голову.
        Вода била в лицо. За его спиной стояла любимая женщина, мать его детей, его избранная и истинная пара. Его хрупкая и нежная, но невероятно сильная и несгибаемая нимфа.
        Он мог бы сдвинуть горы, мог волной силы убить противников, а те даже не успеют толком понять, что произошло. Мог «поковыряться» в мозгах любого хищника. Мог то, о чем Заря даже не представляла. Он не просто Верховный, он - монстр. И он легко оправдывал это звание.
        Но одного он не смог. Не смог уберечь брата от рабства. А ведь дал себе слово, еще тогда, много лет назад, в юности, что будет заботиться о братьях.
        - Я тебя люблю! Люблю тебя! - шептала Заря вновь и вновь. - Буду рядом с тобой всегда! Всегда!
        Тихомир горько усмехнулся. Но становилось теплее от нежного шепота и смысла слов, которые он ощущал кожей.
        - Конечно, будешь, - негромко произнес Тихомир, выключил воду и повернулся лицом к жене, - Я ведь твой. Всегда найду тебя. По твоим следам пойду.
        - А я не собираюсь убегать, - сквозь слезы хмыкнула Зарета, а руками повела по широким плечам, груди, спине. - Это тебе не сбежать от меня. Я ведь нимфа! А с нами шутки плохи.
        Тихомир хохотнул. Нет, она не нимфа. Она - ведьма. Пленила его. Присвоила. А он мечтает всю жизнь провести под каблучком этой девчонки. Это он за стенами дома Верховный, а здесь - самый настоящий подкаблучник. И испытывает невероятный кайф от этого. Но и Заря не перегибает.
        Легонько подтолкнув любимую, не убирая своих рук с тонкой талии, Тим вышел из душевой кабины. Заря уже не плакала. Да и ему самому стало немного легче. Права девочка, главное, Радмира нашли. А со всем остальным они справятся.
        Заря улыбалась, глядя на то, как меняется выражение глаз хищника. И прочла все его мысли. И вдруг перед ней уже не шикарный мужчина, а удивительный, огромный волк черного окраса. Массивная морда ластилась к ее рукам, требуя ласки, внимания и почесать за ушком.
        Заря взвизгнула, когда мокрый нос коснулся ее щеки, а шершавый язык принялся стирать капли воды и слезы. Девушка уже не плакала, да и настроение Тима изменилось. Казалось, все проблемы и невзгоды смыло вместе с водой, или же Верховный оставил их за порогом их уютного, немного изменившегося за последние месяцы гнездышка.
        Дом стал больше. Тим распорядился отстроить еще один этаж, с игровой комнатой для детей, спальнями, как детскими, так и гостевыми, и увеличил гостиную, где был камин. Теперь можно было проводить уютные семейные вечера, если вдруг приезжали Казаковы или Дим. А частыми визитерами были родители Тихомира. Пусть Вольнов не до конца и простил всех проколов отца, а виделись они теперь гораздо чаще. По крайней мере, с матушкой он держался гораздо теплее, чем прежде. После душа Тихомир утянул Зарю к камину.
        - Ты наверняка голодный! - спохватилась девушка, а волк аккуратно перехватил острыми клыками край длинного халата, в который укуталась Заря после душа.
        Нимфа поняла, что ужин потерпит, а вот Тим - нет. Потому и прижалась к мохнатому боку, послушно устроилась рядом прямо перед камином, где весело потрескивал огонь.
        Волк уложил массивную морду на девичьи колени, прикрыл глаза, наслаждаясь мягкими прикосновениями хрупких и любимых пальцев.
        Он не хотел огорчать Зарю подробностями результатов поисков Радмира. Но и не мог не думать об этом. Потому и перекинулся в волка, чтобы случайно не проболтаться. Завтра Заря сама все увидит, а пока…
        Зарета негромко рассмеялась, когда на ее коленях вместо массивной морды опасного хищника оказалась голова ее любимого мужчины.
        Вольнов так и продолжил лежать, уткнувшись носом в ее аккуратный живот, в котором росли малыши. Крепкими руками мужчина осторожно и бережно обнимал Зарю за талию и бедра. Всей грудью вдыхал тонкий аромат свежей травы и леса. Не мог до сих пор надышаться этим запахом. Каждый раз, уходя из дома и оставляя свою малышку, Тихомир словно вырывал часть себя. А возвращаясь - вновь становился цельным. Словом, не жил он без своей хрупкой и нежной нимфы.
        Да и не сможет никогда. Без нее - ни минуты.
        Зарета задумчиво перебирала черные, точно ночь, волосы, запуская в них пальцы и слегка массируя кожу. А Тим самым натуральным образом начал урчать, походя на огромного кота.
        Постепенно тонкие и ласковые пальцы переместились на шею и плечи. А сильные и настойчивые ладони нырнули под мягкий халат.
        Урчание ласкало слух Зари, а мужские губы прижимались к чувствительной коже, разжигая пожар в крови нимфы.
        - Удобно сидеть? - пробормотал Тим, когда халат, не без его стараний, сполз с покатых плеч, слегка приоткрыв пополневшую грудь.
        Заря кивнула. Да, вот в таком положении, когда позади мягкий диван, а под попой - пушистый ковер, было очень удобно. Да даже если бы Заря сидела сейчас на бетонной плите, не заметила бы неудобств. Потому что ее любимый мужчина рядом, обнаженный и невероятно красивый.
        Однако Тихомир все же подхватил ее и усадил на диван, а сам устроился на полу, меж ее разведенных ног. И настолько эта поза была порочной, что Заря покраснела. А ведь чего краснеть, если она замужем уже несколько месяцев?
        Но все равно, смущалась Вольнова довольно часто. И да, всерьез полагала, что Тихомир намеренно вгоняет ее в краску. Вот как сейчас…
        Тим жадным взглядом окинул картинку, представшую перед ним: хрупкая нимфа в белоснежном распахнутом халатике, который уже ничего не скрывал. Полная грудь с темными сосками, напряженными и молящими взять их в рот. Аккуратный животик, в котором росло потомство волка. И, как вишенка на торте, - влажные, открытые для него розовые складочки.
        Тим плотоядно облизнулся, встал на колени перед всем этим безобразием и качнулся вперед.
        - Ужин остынет! - предупредила Зарета, прикусила ставшие вмиг сухими губы, а ее руки вновь зарылись в темные, мокрые после душа волосы на затылке Тихомира.
        - Начну с десерта! - только и ответил хищник, поднырнул ладонями под девичьи ягодицы, подтянул несопротивляющуюся Зарю ближе, приподнял и раскрыл для себя.
        - Ти-и-и-и-м! - успела выдохнуть Зарета прежде, чем твердые губы прикоснулись к напряженному бугорку.
        А после Заря перестала думать. Впрочем, ей и раньше плохо давались мыслительные процессы, если Вольнов находился рядом. Да и плевать на это!
        Мужской язык творил с ней такое, о чем без смущения Заря не могла вспоминать. К тому же беременность сделала ее жутко восприимчивой, а все тело - невероятно чувствительным. Или это Тим всему виной? Да, определенно, Вольнов, все дело в нем. Гад такой клыкастый!
        Заря уже, не стесняясь, стонала и двигалась в унисон с откровенными ласками. Откинулась на мягкую спинку дивана, шире развела бедра. А Тихомир урчал все громче, и глубокие мощные вибрации пронзали тело Зари, заставляя содрогаться от мощного оргазма.
        И так - каждый раз. Бывало, Тим даже наигранно жаловался, что стоит им начать, а он уже, гм, кончил. Потому что сил у Верховного, чтобы сопротивляться чарам одной маленькой нимфы, совсем нет.
        Вот и сейчас Вольнов чувствовал, как сочный аромат свежей зелени растекается по языку. А волк одобрительно рычал, признавая первенство. И не человека, а нимфы.
        Да, Тихомир Вольнов полностью подчинился этой девчонке. Весь, без остатка, он принадлежал только ей. И так будет всегда.
        Тим шумно выдохнул, прислушался, все ли в порядке. Странно. Но он уже чувствовал свое потомство, своих детей. Порой Заря смеялась над ним, когда он вел беседы, поглаживая едва заметный животик, обращаясь к своим наследникам.
        Кажется, малыши затихли. Наверное, спокойно спят, позволяя родителям слегка пошалить. И Тихомир решил воспользоваться моментом. Да и Заря, судя по сверкнувшим страстью глазам и по лукавой улыбке, была абсолютно с ним согласна.
        А потому Тим утянул жену обратно на мягкий ковер, лег на спину, устроил Зарю удобнее и подложил руки под голову. Да, и даже так. Только Зореньке было позволено уложить Верховного на обе лопатки. Вольнов уже и не помнил хищниц, побывавших в его постели. Словно в другой жизни все это было. Потому что с Заретой он будто начал жить. И ощущений от секса не помнил. Эта девчонка затмила собой все и всех.
        Вот сейчас, прикусив нижнюю губу, смотрела на него, обещая нереальное наслаждение. Да только Тим уже терпел с трудом. Дышал надсадно. А руки рвались к стройным бедрам, чтобы подхватить гибкое и податливое тело и насадить на себя, заставить кричать от удовольствия.
        Но он терпел, понимая, что заниматься любовью с беременной женой нужно аккуратнее. Мало ли, он же огромный, а она - хрупкая и нежная. Нереальная просто.
        Заря не стала мучить его. Только пробежалась пальчиками по его груди, напряженному животу и ниже, едва ощутимо огладила мокрую от смазки и вожделения головку.
        Видел, как коварная соблазнительница, оседлавшая его, округляет припухлые губки, словно размышляет, что делать дальше со всем богатством, оказавшимся в ее ловких пальцах.
        Тихомир, затаив дыхание, ждал. Его нежная и скромная нимфа все еще смущалась, и от этого Вольнов заводился еще больше.
        А между тем Заря немного сдвинулась еще ниже, взглянула в его глаза. Не понять толком, что именно она увидела, но Тим знал, сейчас он охренеет от эмоций.
        Так и было. Заря, подавшись ближе, облизала до боли напряженную головку, прихватила губами чувствительную кожу, и вновь бросила взгляд на него.
        Порочная нимфа! В ней удивительным образом сочетались скромность, невинность и порок. И Тихомир просто не мог уже ни двигаться, ни думать, только вцепился пальцами в мягкий ковер, а заодно - вспарывая дорогой паркет.
        - Тим! - возмутилась Заря, когда увидела, что муж проделал два приличных отверстия в напольном покрытии.
        - Оно само, малышка, - выдавил Вольнов с огромным трудом.
        Зарета негромко хмыкнула, но вернулась к своему увлекательному занятию. А Тим уже рычал громче, когда нежные губы заскользили по напряженной плоти, вверх-вниз, снимая проступившие капли возбуждения.
        Заря увлеклась настолько, что подловила себя на негромких стонах, вторящих глубокому, раскатистому рычанию. И сама не заметила, как вновь возбудилась, даря удовольствие любимому.
        - Черт, маленькая моя! - пророкотал хищник, вплетая свои пальцы в длинные светлые пряди.
        Чуть потянул, заставив Зарю выпустить его, балансирующего на грани, готового вот-вот кончить. Жадный, глубокий поцелуй обрушился на розовы, приоткрытые для него губки. А потом глаза Вольнова закатились от удовольствия, когда его коварная нимфа позволила пульсирующему члену проникнуть туда, где тесно, влажно и горячо.
        - Ох, малышка…, - сипло выдохнул Тим, когда Заря начала двигаться на нем так, как хотела, так, как хотел он, так, как им обоим нравилось.
        Девчонка извивалась на его бедрах, вгоняя его и себя в нирвану, а он все же поднял тяжелые веки. И руками обхватил стройные бедра. Думал, удержать ее, дать дополнительную опору. А на самом деле, сам держался. Потому что Заря - его якорь.
        А потом, после, когда он уложил любимую рядом, под свой бок, еще долго перебирал длинные пряди и целовал в макушку. А Заря пальчиком выводила на его груди странные символы.
        - Люблю тебя, - шепнул он просто потому, что хотел. Он уже давно перестал скрывать от нее свои чувства. Да и зачем, если она тонко чувствует его, будто бы мысли читает.
        Вот и сейчас он вновь вернулся к тяжелым мыслям о брате.
        - Мне нужно с твоей мамой поговорить, - вдруг прошептала Заря, глядя в камин на красноватые языки пламени, - Вдруг у нее есть теория относительно твоего оборота. Если ты можешь превращаться в волка, то и другие могли бы.
        - Радмир? - горько усмехнулся Тим.
        - Да! У него есть истинная. Нет никакой угрозы жизни Женьки. Они уже связаны. А волк сделает их ближе. Я о нем и подумала сразу, - торопливо заговорила Зарета.
        - Святая Праматерь! Я старею, должно быть, раз уж ты сейчас думаешь о другом мужике, - с негромким рычанием произнес Тихомир.
        - Тим, я серьезно! - хохотнула Заря, когда мужчина принялся тискать ее за попу.
        - Надо подумать на эту тему, - кивнул Вольнов и помог Заре подняться, - Пойдем, разберемся с ужином. Иначе вместо него буду есть тебя!
        Заря рассмеялась, шлепнула загребущие и наглющие руки своего волка, который мешал ей одеваться, тянул мягкую ткань на себя, целовал, куда мог дотянуться, несильно, но ощутимо сжимал ладони на самых чувствительных местах женского тела. В итоге Заре пришлось указать Вольнову на дверь ванной комнаты, где имелся комплект домашней одежды.
        А потом они сидели в мягком освещении настенных ламп, за кухонным столом. Тим с аппетитом ел, а Заря, устроив подбородок на ладонях, смотрела на своего любимого хищника.
        Надо же, вот еще полгода назад, если бы ей сказали о том, что она будет сидеть вот так, нереально близко, в жалком полуметре от жестокого хищника, зверя дикого и безумного, она бы не поверила. А уж если бы кто сказал, что она еще и будет беременна от него двумя крепкими волчатами - и вовсе покрутила бы пальцем у виска.
        Но нет, все действительно именно так. Заря обожала своего мужа. Своих детей. Свой клан. И все, что окружало ее. И да, совсем не боялась никого, ни хищников, ни людей. А вот ее, Зарету Вольнову, боялись, да. И уважали, конечно. Но боялись больше. В памяти еще были свежи воспоминания об одном из Советов. Тогда новый Верховный устанавливал новые правила. И некоторые кланы, мягко говоря, были против. Но так уж вышло, что у Зари разыгрались гормоны, она была опечалена исчезновением Радмира, тем состоянием, в котором они нашли Женю, да и вообще….
        Словом, весь Совет понял, что нельзя злить жену Верховного, особенно, если она - нимфа. Пусть и выглядела Заря Вольнова как нежный цветочек, который можно переломить дуновением ветерка.
        Разумеется, после того, как Совет разбежался по своим территориям, Заря извинялась перед Тимом за то, что влезла, не сдержалась. Ну а как сдержаться, если они сами провоцировали Тихомира в открытую? Так что, можно сказать, напросились! И да, она не виновата, что деревья на нее так остро реагируют. И молнии. Вот с молниями - все вышло совсем неожиданно. Зато хвост вожака Рыжих подпалился знатно. Горел хорошо, жаль, что сразу потушили. Но это все мелочи. А Заре да, было капельку стыдно. Хорошо, что Тихомир вместо того, чтобы наказать ее как-то, или устроить выговор, просто ржал. Не смеялся, а именно ржал.
        Впредь на собрания Совета Заря не ходила. Зато как-то Макс во время очередных посиделок в кругу семьи проболтался, что Совет до сих пор пребывает в страхе, а Верховный не забывает тонко намекать, что хвост у некоторых вожаков так и не зажил.
        А в остальном кланы живут в относительном покое. Крупных конфликтов нет. Выходцам из разных кланов разрешено свободное передвижение по соседним территориям. Разве что вожаки должны, как и раньше, получать официальное разрешение для визита. Все, за исключением тех границ, которые разделяли владения Вольных и Грозных.
        С кланом Грозных все было непросто. Прямых наследников у Антипа Грознова не осталось. Казаков отыскал то ли внука, то ли племянника, словом не самого еще и не кровного родственника, и пришлось передавать власть ему. И, признаться, Заре тот хищник не понравился с первого взгляда. Но это была политика, куда девушка вмешиваться не планировала. Главное, что в ее родном клане все отлично. Хотя, по большому счету, Верховный со своей истинной не относился к клану Вольных. Однако все знали, что Тихомир Вольнов не перестанет опекать младшего брата, кто бы что ни говорил и какие бы доводы ни приводил. К тому же в последнее время Диму все меньше требовалась помощь брата. И Заря, как и вся родня, гордилась тем мальчишкой, который возмужал и превратился в сильного вожака целой стаи.
        - О чем задумалась, малышка? - хитро уточнил Тихомир, перехватив задумчивый взгляд жены.
        С ужином он уже расправился, и теперь чувствовал себя сытым, довольным жизнью, и немного уставшим. День выдался насыщенным, и спать хотелось зверски. Ну или не спать, подумалось Тиму, когда взгляд задержался на случайно распахнувшимся вороте халата любимой девчонки, сидящей напротив.
        На эти мысли метка ответила теплом и тяжестью, ударившей в пах.
        - Как считаешь, если вожак сравнительно молод, его сделает сильнее истинная пара? - загадочно уточнила Заря.
        - Планируешь Диму поискать нимфу? - хохотнул Тим, - Не выйдет. Второй такой в мире нет. И появится ли, не известно.
        - Можно и не нимфу. А просто девушку, - вскинула брови Заря.
        Вольнов наигранно вздернул брови, откинулся на спинку стула и почесал переносицу. И странно так едва заметно улыбался.
        - Что? Живо говори! - нетерпеливо потребовала Зарета, почувствовав, что Тим от нее что-то скрывает, ну или недоговаривает.
        - Да это, наверняка, совсем не то, о чем ты подумала, - продолжал юлить Вольнов, но под требовательным и хмурым взглядом Зари сдался: - Случайно сегодня во время разборок в нейтральных водах встретили девчонку. Хлипкая такая, чумазая. На вид - пацан-беспризорник. Только чутьем понятно, что девчонка. Отзывается на прозвище Фома, но по документам Фаина Фомкина. Радмир ее опекал там.
        Зарета слушала слова мужа и поняла, что начинает волноваться. И жирной чертой в рассказе Тихомира…
        - Разборки?! Вольнов, ты с кем там разбирался?! Еще и в нейтральных водах?! У нас мир! И никакой войны! - запыхтела Заря.
        - Малыш, да там мелочи. Правда, не волнуйся. Тебе же вредно, - уговаривал Тихомир, подавив желание прикусить свой болтливый язык.
        Заря ворчала и пыхтела, а потом вздохнула.
        - Симпатичная? Дим как на нее отреагировал? - вернулась Заря к расспросам, вернее, к допросу.
        - Насчет внешности, не понял. Я же только на тебя смотрю, - наступила очередь Тихомира ворчать и пыхтеть, а Заря ждала, - Дим, да, в стойку встал. Рычал на нее. И прочее.
        - Прочее? - эхом повторила Заря, прекрасно понимая, что вожак стаи Вольных это уже не тот мягкий и болтливый Дим, с которым она познакомилась в офисе «Волько». Добромир Вольнов изменился не только внешне, и зверь, живущий в нем, стал жестоким.
        - Зоренька, да не переживай, - вздохнул Вольнов и поднялся из-за стола. - Завтра все посмотрим и решим. В конце концов, я ж Верховный. А ты нимфа. Придумаем что-нибудь.
        Зарета волноваться не перестала. Все еще прокручивала в голове мысли о том, что утром обязательно нужно ехать в город и разбираться с Димом и девушкой. И Радмир вернулся.
        Черт! Надо ведь Жене срочно позвонить! Рассказать новости! Вот ведь, не мозг у беременной нимфы, а глупое решето! Однако Тихомир уже прочел все мысли, которые бурлили и кипели в хорошенькой голове Зареты. Потому и притянул жену к себе, подхватил на руки и понес вверх по лестнице, в спальню.
        Гостиная, диван, камин и ковер - оно, конечно, все прекрасно, а вот в постели удобнее. К тому же Вольнов знал один простой, но действенный способ, как заставить робкую, упрямую, соблазнительную нимфу забыть обо всем на свете и отложить все заботы на утро.
        А позже, когда Заря, обессиленная, счастливая, сонная и разомлевшая от пламенной страсти своего любимого волка лежала у него на груди, взгляд нимфы задержался на звездном небе, край которого виднелся через полузашторенное окно.
        Прикрыв глаза, Заря подумала, что раз уж сама природа наделила ее таким могуществом, благодаря которому она может вернуть Тиму способность к обороту, то было бы здорово, чтобы и другие Вольновы, Радмир и Дим, умели менять облик. Но только если рядом с ними будет любимая и истинная пара. Вот как она у Тима.
        А под прикрытыми веками всплыли лица Жени и Радмира. И стало грустно от того, что Судьба так жестоко обошлась с ними, разлучив на долгие месяцы.
        И Дим вспомнился. А еще, мелькнуло любопытство, что же там за девушка, называющая себя мужским именем.
        А потом Заря уснула под размеренный стук сердца Верховного, чувствуя, что все у них будет хорошо, потому что Тихомир Вольнов, жестокий, сильный, храбрый, иногда безумный хищник, любит ее настолько сильно, что, порой, дыхание перехватывает. А Заря отвечает ему не менее сильными чувствами. Иначе и быть не может.
        Эпилог-бонус
        Он увидел ее и захлебнулся.
        За спиной - рычание хищников, грохот, взрывы, стрекот вертолетов, но он ничего этого не слышал.
        Нет, он ведь не может ошибиться? Или все же организм дал сбой, и его вдруг потянуло на чумазых мальчишек?
        Дим в недовольстве рыкнул. А видение не исчезло. Она так и продолжала жаться спиной к обломкам стены покосившегося здания. Мир вокруг сходил с ума, а Добромир мог думать лишь о том, только ли перед ним девчонка, или все же пацан.
        - Как звать? - рявкнул он так, что и сам едва не оглох от звука собственного голоса.
        А зверь, забитый долбаными медикаментами чокнутого профессора, поднял голову и принюхался. И рванул вперед, к ней.
        - Фома, - невнятно прохрипел голос, а чумазое лицо поражало размером глаз. И цветом. Да, цвет был невероятный. Глубокий, с прожилками синевы и зелени.
        - Твою мать, - выругался Добромир, понимая, что времени совсем нет, нужно сваливать, пока «вертушки» не сбили, ведь других путей отхода нет.
        Вольнов-младший слегка охреневал. Вернее, охренел он основательно, борясь и разрываясь между желанием вгрызться в тонкую, хрупкую шею пацана (!) и разочарованием от того, что его истинная пара - не девушка, а паренек по имени Фома.
        Бред! Дикий и нескончаемый бред!
        Однако времени на раздумья не оставалось. Дим схватил пацаненка за шкирку, и, потащил его к выходу, туда, где творилось безумие.
        И в самом эпицентре - Тихомир, Верховный не сдерживал своих сил, уничтожая всех, кто рисковал сунуться к Вольным.
        Добромир видел, что среднего брата уже впихнули в один из вертолетов, оставалось и самим занять места на воздушном транспорте. А руку Дим так и не разжимал. Тащил хлипкое тельце так, что Фома не успевал переставлять ноги.
        Наконец, все закончилось. Вольновы покинули базу, скрытую и спрятанную от всего мира, и легли на курс, домой.
        Лететь нужно было несколько часов. По идее - есть чем заняться Диму. Нужно поковыряться в сети, взломать кое-какие железяки, которые удалось прихватить с собой, отыскать базу клиентов и поставщиков живого товара. Словом, дел у Добромира был целый вагон. А вместо этого молодой вожак стаи Вольных не сводил взгляда с пассажира, забившегося в самый дальний угол. И с трудом сдерживался, чтобы не вырвать пацану сердце, не вгрызться в тонкую, чумазую шею или просто не вышвырнуть спасенного раба из вертолета.
        На секунду отвлек голос в наушнике. Старший брат, Верховный, связался, раздавая указания. Как никак, а руководитель всей операции - Тим.
        - Понял, - коротко отчитался Дим и отключил связь.
        Ежесекундно он повторял, что справится. Здесь лететь - всего ничего. Да и зверь, спасибо доктору-маньяку, был довольно слабым, а потом подавить его волю Добромир мог.
        Считал, что мог. До тех пор, пока заснувший минуту назад пассажир ни уронил тонкую ладонь на угловатое колено.
        Добромир жадно втянул носом аромат, повисший в салоне. А ведь рядом - четверо потных бойцов, вооруженных до зубов и опасных. А на фоне горького запаха грязи и пота Дим чувствовал только чертову корицу. Так ему казалось, что пацан Фома пах свежими булками и корицей.
        - Твою мать! - прорычал он. А пацан встрепенулся, вновь бросил на него забитый, испуганный взгляд и подобрал ноги под себя, словно готовился дать отпор, или бежать отсюда.
        А куда бежать? Если они - в небе. Зависли над морем. А до материка - пару часов лета.
        Вольнов-младший и сам толком не понял, как ему удалось сдержаться. А впереди - главная задача. Нужно как-то незаметно затолкать пацана в свою тачку. Потому что стремно перед братьями и Казаковым. Да и перед всей стаей стремно признавать, что его потянуло к Фоме.
        Дим дурел от этой перспективы. Убить! Просто убить и вопрос решится, так?
        Что именно парнишка прочел в глазах Вольнова, Добромир знать не хотел. Сцапал пацана за шкирку и просто толкнул к своей тачке, припаркованной в первом ряду, неподалеку от взлетки, куда летчики приземлили вертолеты.
        А когда Фома был заперт в салоне спорткара, Дим задержался, чтобы встретиться с Радмиром, спустя месяцы поисков.

* * *
        Когда Дим вернулся к своему автомобилю и сел за руль, салон уже был насквозь пропитан запахом корицы. А по телу, помимо дикой и неуемной жажды, разливалось возбуждение. И чем дальше Дим гнал тачку по полупустой трассе в сторону центра города, тем злее становился.
        Млять! Ну он ведь совсем не гей! Пусть и таскал раньше круглые очки и делал стильную молодежную стрижку. Но так ведь вся молодежь делает! А по меркам хищников, Дим все еще числился сопливым юнцом.
        По красивым губам Вольнова мелькнула хищная улыбка. Пришлось ему заявить о своих умениях, когда брат перекинул на него должность вожака. Да, Макс помогал, но были моменты, когда Дим должен был проявить себя в деле, так сказать, самостоятельно. И пришлось проломить не одну челюсть, чтобы заработать собственный авторитет.
        И теперь Дим не носил очков, а внешне раздался в плечах. И с учетом и без того высокого роста, Вольнов-младший выглядел устрашающе.
        Возможно, именно по этой причине пацаненок все сильнее вжимался в кресло рядом с водителем. И вот этот запах страха вместе с ароматом корицы окончательно добил Дима.
        Как ворвался на подземную стоянку небоскреба, где жил, молодой мужчина не знал. Снес нахрен шлагбаум, перепугал охрану. Хорошо, что тачку узнали и никто возмущаться и вызывать силовиков не стал.
        Вольнов бросил автомобиль прямо у дверей лифта. Дышать было тяжело. Корица и чертова сдоба перехватывали глотку, и забивался полный рот слюны. И, кажется, клыки выросли вдвое. И справляться с дикой потребностью вонзить их в хрупкую шею Фомы стало невыносимо сложно.
        Дим тяжело сглотнул, глядя на пацана исподлобья.
        - Выходи! - прорычал он, а Фома отрицательно и лихорадочно закачал головой.
        - Выходи! - повторил Вольнов, подался вперед, оторвал дверь от своей любимой тачки, отшвырнул ее, словно игрушечную, и прищурился, глядя в перепуганное лицо.
        - Не-не-нет! - прошептал пацаненок.
        А Дим с трудом проглотил застрявший ком. И голос у Фомы - точно журчащий ручеек, тонкий и ласковый. По крайней мере, Диму так хотелось думать, что ласковый. На самом деле, дрожащий от страха перед ним.
        А Дим… Дим решил, что не будет сдерживаться. Он не виноват в том, что Фома - пацан. А потому, выход один - смерть. Придется убить. Потому что не собирался он быть «заднеприводным». А дальше, не имеет значения.
        Добромир ухватил пацана за шкирку и вытащил из машины. Подтолкнул к лифту, набрал полные легкие воздуха, запихал Фому в приветливо распахнутые двери кабинки, нажал на кнопку нужного этажа.
        Ему бы воспользоваться сейчас лестницей. Потому что убивать пацана здесь - совсем не вариант. Нужно как-то до квартиры дотерпеть. Чтобы там уже. Без свидетелей. А терпеть было тяжко.
        На секунду Дим выдохнул. Увидел, как зрачки Фомы расширились.
        Нет, и все же не может пацан пахнуть так приятно!
        Дим включил мозги и решил, что надо проверить. Надо. Да и кто ж его остановит? Разве что Верховный. А ему сейчас не до него.
        Вольнов рывком выбросил руку, ухватился за чумазую куртку с прорехами и следами грязи. От одежды Фомы пахло, мягко сказать, как из свинарника. Но это все мелочи. Сначала Дим решил отмыть пацана, а потом уже убивать. В конце концов, не зря ведь собственноручно спасал и терпел перелет.
        Крепкие пальцы ухватились за одежду, рванули в стороны.
        - Нет! Не трогайте! Нет! - уже тише, со всхлипом, умолял Фома.
        Дим покачнулся от увиденного. Вместе с курткой он умудрился разорвать и рубаху, или что там была за одежда. Словом, Фома остался в одной майке, а под ней…
        Добромир обессиленно прислонился затылком к металлической стене. Твою ж мать! Нет, не так. Святая Праматерь! И как он мог спутать?
        Нет, понятно, что запах грязи и дерьма сбивал. Но зверь-то должен был почуять!
        А хотя, он и почуял. Ведь в первую же секунду распознал, оскалился, встал в стойку, а потому уже мозги подключились.
        Лифт подал сигнал о том, что они добрались до пункта назначения. Дим оттолкнулся от стены, а Фомы уже и след простыл.
        Однако от Дима не убежать. В два шага вожак Вольных догнал беглеца, повалил прямо на пол, зафиксировал тонкие запястья одной рукой, а второй задрал майку.
        Крохотная, не безусловно, женская грудь встала торчащими сосками прямо перед его, Дима, взором.
        - Как тебя на самом деле звать? - пророкотал Дим, а зверь в его сознании зверел и срывался, становясь все сильнее, сбрасывая остатки препарата, влиявшего на сознание.
        - Фома! - упрямо повторила девчонка.
        Дим непроизвольно облизал острые клыки. А взгляд девчонки обжег страхом и чем-то еще таким, от чего в штанах Вольнова сделалось невероятно тесно. Хотя, там тесно было с самого первого взгляда на чумазого Фому.
        - Как тебя звать, девочка?! - рявкнул Вольнов, коленом развел сопротивляющиеся ноги и вклинился меж тонких бедер.
        - Фаина, - все еще упрямо поджимая губы, произнесла пленница, - Слезьте с меня!
        - А Фома почему? - допытывался Дим, а сам подался вперед, утонув в аромате корицы.
        - Фаина Фомина потому что! - просипела девчонка, боясь пошевелиться, - Вы меня сейчас раздавите. Или убивайте уже, или слезьте. Мне больно.
        Дим, разом окинув подмятое под него тело, усмехнулся.
        - У меня есть еще один вариант, - пробормотал он, рывком стянул с девичьего плеча лохмотья одежды и сомкнул на тонкой коже клыки.
        А по телу - разряды электрического тока. Такие мощные, что, кажется, Дим ослеп и оглох.
        Сил хватило только на то, чтобы так же рывком стянуть водолазку с себя и вновь пригвоздить девчонку к полу.
        - Ну же! - поторопил он, глядя в глаза, полные слез, - Живо кусай, или, к чертям, разнесу здесь все!
        - Кусать? - переспросила девчонка дрогнувшим голосом.
        - Да твою ж мать клыкастую! - простонал Добромир и, подсунув ладонь под девичий затылок, со всех сил впечатал голову Фаины в свое плечо. А зверь уже рвал контроль на себя. Дим чуял, что вот-вот уступит. Потому что сил не хватало. Он ведь ни хрена не сильный, как Тихомир или Радмир. Он ведь легко поддается мозгоправам. Он - слабак, еще с детства кто угодно мог ковыряться в его башке. Потому и зверь всегда был сильнее его человеческой сущности. Даром, что он сейчас вожак. Без покровительства Верховного и помощи Макса хрен бы он удержал власть.
        Острые, совсем крохотные клыки хищницы вонзились в его плечо.
        И теперь он уже не мог ждать. Все отступило на задний план. Была только эта девчонка, пахнущая корицей, и его желание оказаться в ее теле, пусть от него и разило грязью, и когда она там мылась в последний раз - не понять, да и ясно, что давно уже не девочка. Потому что место, откуда он ее вытащил, не признавало чистоты.
        Вольнов, удерживая голову Фаины у своего плеча, не позволяя ей разжать зубы, приподнялся и избавил ее от штанов.
        Девочка только замычала, пытаясь что-то сказать. Но Диму не хватало сил воевать еще и с ней. Ему хватало напора зверя, который рвался на свободу, чуя, что через считанные секунды контроль навсегда перейдет в руки человеческой сущности хищника.
        Все произошло слишком быстро. Добромир не успел толком понять, а уже рывком погрузился в узкую, тугую, обжигающую плоть. Невероятно тесно было внутри. А сама девчонка прогнулась под ним, откинув голову назад, и громко закричала.
        - Ох ты ж! - самое цензурное, что смог выдать мозг Вольнова.
        Черт! Наверняка, он ее только что убил своим членом. Разорвал на две половины, не иначе. Чувствовал ее боль и свою жажду.
        А зверь отступил, оставив попытки перетянуть контроль.
        А потом - ни единой мысли. Потому что тонкие руки легли на его затылок, а хрупкие, почти невесомые пальцы зарылись в волосы.
        Дим понимал, что этого просто не может быть. Ведь не может? Как Фаина умудрилась не потерять невинность? Как умудрилась выжить в том мире, который ломал самых сильных хищников?
        И девочку стало невероятно жалко. И он тут к ней со своей меткой и без всякой подготовки.
        Прямо сказать, Дим ощутил себя настоящим скотом. Животным.
        Но Фая, хрупкая и почти невесомая Фаечка, продолжала обнимать его тонкими руками, закусив губу и смежив веки. А на бледном лице уже появился румянец, да и стройные ноги оплели его, Дима, бедра и тесно притянули ближе.
        И он все-таки сорвался. Глубоко и рвано таранил хрупкое, невинное и не искушенное тело Фаины. Рычал на каждый тихий приглушенный вздох. И боялся, что все же его доконают эти события. Он либо окончательно сойдет с ума, либо… окончательно сойдет с ума.
        А впрочем, уже сошел.
        Хриплый голос рвался и сипел. Стоны становились громче. Движения резче и жестче. А тонкие пальцы все сильнее вонзались в его обнаженные плечи, наказывая его за несдержанность.
        Перед глазами взорвался целый мир. Плечо горело в том месте, где недавно были зубы Фаины. А руки не держали.
        Дим на миг рухнул, придавив собой хрупкую малышку. И тут же откатился в сторону, утянув ее за собой.
        Безвольная и послушная, точно кукла, она лежала рядом. И Дим не сразу понял, что она плачет. Слезы так и льются по чумазым щекам, и дальше - на его обнаженную грудь.
        - Отпустите меня теперь? - прошептала Фая.
        - Если только в душ, - произнес Вольнов, перехватил затылок девчонки и подтянул ее голову к себе.
        Странно, наверное, сначала переспать, а потом уже целоваться. Но этот поцелуй был самым удивительным и нежным из опыта Добромира.
        А хотя, отныне и сравнивать он не станет, потому что Фаечка своими невероятными глубокими глазами и терпким ароматом корицы стерла все, что было до нее.
        - Ладно, - безразлично произнесла Фая и вздохнула. - Все равно возвращаться мне некуда. Дома нет. Семьи нет.
        - Теперь у тебя есть все, малыш, и дом, и семья, причем большая, и даже собственный клан, - хмыкнул Добромир.
        - Что-о-о-о? - выдохнула Фая под негромкий смех Вольнова.
        И слепцу понятно, как сильно хрупкая Фаина испугалась. Однако, впервые за много лет чувствовала себя в безопасности. Более того, кажется, была счастлива. И тепло, разливавшееся от метки по всему телу, это подтверждало.

* * *
        Он смотрел на зачесанные назад мокрые прядки волос, на огромные синие глаза и поражался, как он мог принять ее за мальчишку?
        Как? Она ведь хрупкая, невесомая, изящная. И красивая. Невероятно красивая.
        А девчонка лежала на спине, погрузившись в воду до подбородка. Белоснежная пена скрывала от жадных глаз Дима обнаженное тело. И хотелось рывком выдернуть Фаю из воды и еще разок, или даже несколько, поставить свою метку на ней.
        Но приходилось сдерживаться. Не мог он лишить девчонку такой радости. Он еще помнил, как она радостно взвизгнула, увидев полную ванну воды.
        - Мне точно можно? - тихонько спросила она, сжав ладони в замок. И так посмотрела на Дима, что он готов был притащить ей сюда чертову дюжину ванн. - Тебе можно все, - уголком рта улыбнулся Вольнов и решил, что нужно дать девчонке пару минут уединения, иначе вновь полезет к ней. - Я пока соображу чего-нибудь на ужин. Или завтрак, если ориентироваться на время.
        Фаина кивнула. Дим видел, что девчонка собралась закрыть за ним дверь, а потому решил расставить все точки над «i».
        - Дверь не закрывай. Иначе снесу нахрен, - нахмурился Вольнов и вышел.
        И вот, когда ужин уже был разогрет и стоял на кухонном столе, Добромир вернулся за своей…девушкой? Женой?
        Дим немного растерялся. Понятно, что для хищника - истинная пара, это и любимая, и жена, и единственная до гробовой доски. Но надо бы прояснить все девчонке, вдруг в тех местах, откуда она родом, все обстоит иначе?
        А внутри Дима поднялась волна негодования. Уж делить свою Фаю он точно ни с кем не станет. И точка!
        Фаина поднялась из воды. По румяным щекам девчонки Дим понял, что она смущается. Открытая такая, невероятно соблазнительная. И сдержаться - просто нет сил.
        Добромир подхватил полотенце и раскрыл его, собираясь закутать девчонку. Сейчас, когда Фая смыла с себя все посторонние запахи и грязь, аромат корицы стал еще более интенсивным. И Дим не смог сдержаться. Прижался носом к тонкому плечу, крепче перехватил рукой за талию и притянул гибкое тело к своей груди.
        Легко обвел языком метку. А на его плече, от точно такой же, но оставленной Фаиной, разлилось тепло. Значит, и девчонка хотела его не меньше, чем он ее.
        Остановил лишь громкий звук, урчание, исходившее из желудка Фаи.
        - Ой! - выдохнула девушка.
        А Диму понравилось, как тонкое, умопомрачительное тело льнет к нему, как идеально подходит, несмотря на разницу в росте.
        Вольнов негромко рассмеялся, подхватил девушку и, как она была, закутанная в мягкое полотенце, понес ее на кухню. Уже там усадил за накрытый стол. И только сейчас сообразил, что есть ей будет неудобно. Ну или ему. Ведь смотреть на то, как от каждого движения руки две половинки полотенца распадаются и открывают жадному взору молочную кожу…. Самоубийство, не иначе.
        Потому Дим принес свой халат и завернул Фаю в него, прямо поверх полотенца. И тапочки комнатные прихватил, в которых хрупкая нога утонула.
        О гардеробе Фаины он позаботится утром. А пока важнее было накормить девушку, ну и расспросить ее о прошлом, о том, как оказалась у работорговцев, да и вообще обо всем.
        После сытного ужина Дим отметил, что девчонка клюет носом. Почти засыпает на ходу. А потому решил отложить расспросы на утро. Пока нес Фаину на руках, она устроила голову на его плече.
        Волосы слегка подсохли и начали виться красивыми короткими кудряшками. И Дим понял, что залюбовался ею. Стоит посреди спальни и не может разжать рук, чтобы выпустить ее. Даже как-то страшно, а вдруг исчезнет? Или вдруг ему все это показалось? Боялся очнуться от наваждения.
        А потому лег в постель вместе с Фаиной. Устроил ее голову на своем плече и выключил свет.
        А сна не было. Были разные мысли. Тяжелые. Грустные. И не очень.
        И Дим понял, что сейчас помочь ему может только один человек. Вернее, не совсем человек. Но и не хищник.
        Вольнов осторожно протянул руку к своему телефону и набрал номер. Абонент ответил не сразу. Понятно, что на том конце крепко спали и видели яркие сны. Ну или занимались более важными делами.
        - Чего тебе? - проворчал старший брат, а Дим невольно улыбнулся.
        Верховный мог бы любому снести голову с плеч вот за такие финты. Но не ему. Он ведь - младший братишка.
        - А можно мне с Зарей поговорить? - осторожно произнес Дим, не сводя взгляда с нежного личика девушки, крепко уснувшей под его боком.
        - Охренел? Звонишь среди ночи, чтобы с женой моей пообщаться? - негромко рявкнул старший брат. - Ну вот, разбудил!
        Дим слушал, как Заря негромко отчитывает Тима за что-то, ворчит так смешно, кажется, даже чем-то ему там угрожает. Добромир слушал вполуха. А сам любовался тем, как халат распахнулся, открывая тонкую шею и ложбинку между грудей. И такая идеальная кожа, бархатистая, молочная. Дим был уверен, сладкая на вкус. Захотелось проверить. И он уже совсем позабыл, о чем планировал поговорить с Заретой.
        - Как дела, вожак Вольных? - раздался доброжелательный голос жены брата.
        - Можно я к тебе приведу свою истинную пару? - произнес без приветствий и колебаний Дим.
        - О-о-о! - выдала Заря, - Тим говорил, что ты встретил Фому, верно?
        - Вообще-то ее звать Фаина, - хмыкнул Добромир, - и она девушка. Не парень. А девушка. Ну, вернее, была ею. А теперь она моя. Вот.
        - Уверен? Ты ведь еще очень молод, Добромир, - занудным голосом произнесла Зарета, но Дим слышал по голосу, что подруга смеется над ним, пожалуй, даже троллит.
        - Зарька! - вздохнул Дим, - Трудно ошибиться, когда на мне стоит ее метка. А моя на ней.
        - Фу, какой ты внезапный и скучный, - хохотнула Заря, - Приезжайте утром. Поглядим на твоего Фому.
        - Фаину! - рыкнул Дим и тут же понизил голос, - Она такая красивая, Зарька! Ты даже не представляешь! - Угу, угу, - согласилась Зарета, - Утром разберемся.
        Дим повесил трубку. Зачем он звонил? Наверное, надеялся, что нимфа применит свои природные силы, исцелит израненную рабством душу Фаи, а он сам постарается, чтобы и тело молодой хищницы только крепло, будет кормить ее, лично станет следит за тем, что и как часто она ест. Словом, планировал окружить ее заботой и вниманием. Ведь понимал, что, даже сбежав из плена, Фая не рассталась со своими призраками прошлого. И им предстоит еще через многое пройти.
        И словно подтверждая слова Дима, Фаина забормотала во сне что-то неразборчивое. А когда он аккуратно обнял ее, тут же принялась вырываться, брыкаться, пытаться ускользнуть от его рук.
        Он что-то бормотал, шептал, уговаривал, пока девчонка не открыла глаза и не увидела, кто рядом с ней. А потому потянулась к нему в поисках поддержки.
        Дим обнимал хрупкую, вздрагивающую хищницу, прижимал к себе, целовал в висок и обещал, что все будет хорошо.

* * *
        Фаина никогда прежде не бывала в подобном жилище. За свой недолгий век хищница ни разу не покидала острова, на котором родилась. И теперь, глядя сквозь прозрачное стекло на город, раскинувшийся у ее ног, становилось страшно. Вдруг все, что происходит вокруг нее, всего лишь морок, глупая и ненужная фантазия?
        Но все было реальным. Просторные комнаты с мягкими коврами и мебелью внушительных размеров. Приятные глазу цвета стен, штор, и даже запахи. Все это вызывало в душе хищницы новые эмоции, от которых одновременно хотелось и спрятаться, и впитывать их каждой клеточкой тела.
        И больше всего удивлял и поражал молодой хищник, замерший сейчас в полуметре за ее спиной. Раньше Фаина забилась бы в самый дальний угол помещения, вооружилась бы всем, что попадалось под руку, и точно не стала бы разговаривать, сделала бы все, чтобы слиться с окружающим миром, раствориться в нем и не попасться на глаза более сильному зверю.
        Но здесь и сейчас все изменилось. И она сама стала другой.
        - Там привезли парочку вещей, примеришь? - негромко произнес Дим и взглянул на нее.
        Фая не привыкла, что на нее вот так реагирует противоположный пол. Она привыкла убегать и прятаться от сильных и обозленных мужчин. Но от Дима прятаться не хотелось. Наоборот, так и тянуло уткнуться носом в его плечо.
        Вместо слов с губ Фаины сорвался негромкий вздох. И сразу накатили воспоминания о том, как она попала в эти пугающие размером апартаменты. И тонкий запах крови все еще витал, кажется, в просторном холле.
        Бред, конечно. Она видела, как Дим впустил утром уборщика и тот почистил ковер в гостиной, прямо перед дверьми лифта, где они … она впервые познала близость…
        Наверное, ей нужно устыдиться этого. Того, как легко она позволила незнакомцу сотворить с ее телом такое. Но то ли дело было в метке, то ли в их с Димом совместимости, но Фаина не испытывала и капли сожаления о случившемся.
        И да, она теперь принадлежит ему - младшему брату Радмира Вольнова.
        - Зачем? Мне нужны вещи? - негромко спросила Фаина и всем телом повернулась к хищнику.
        Она чувствовала его аромат, пьянящий и от которого она стала зависима. Он как наркотик, пробирался под кожу, в кровь, манил, искушал. А Фая считала себя слабачкой, чтобы отыскать в себе силы сопротивляться этому влечению.
        Да и нужно ли? Если и на плече Дима стоит ее, Фаины Фоминой, метка.
        А она стояла. Фая собственными глазами видела небольшой след от ее клыков. Но дело было в том, что хищница не знала законов, которые действовали на «большой земле». Она допускала, что закон истинных пар распространяется на всех носителей звериной крови, но вдруг здесь, где царит цивилизация, все немного иначе.
        Дим несколько долгих секунд изучал ее лицо, смотрел в глаза, не предпринимая попыток прикоснуться. А между красивых бровей пролегла неглубокая морщинка.
        - Наверное, в тех местах, где ты жила раньше, - заговорил Дим негромко, подавшись вперед и нависая над хрупкой и невысокой Фаиной, - все совсем не так, как здесь. И у нас с тобой все произошло довольно… гм… спонтанно. Однако дело в том, что отныне ты моя истинная пара и твое место рядом со мной.
        - Я опять в плену? То же рабство, только клетка красивее? - прошептала Фаина.
        - Ну почему же, - Дим возразил, мотнул головой и как-то сглотнул, словно в горле ком застрял, - Ты вольна заниматься всем, чем захочешь. На моей территории, разумеется. И чтобы я знал.
        - Чем захочу? - прищурилась Фаина.
        - Все, чего твоей душе угодно, - кивнул Дим, выдохнул, осторожно привлек девушку к себе и развернул ее так, чтобы обнимать со спины, и направил свой взор через стекло, на городские улицы, дома, соседние небоскребы и людей, торопливо спешащих по своим делам. - Это наш город, малыш. Тебе здесь обязательно понравится.
        - Здесь нет тюремщиков и за еду не нужно драться, - усмехнулась Фая, - конечно, мне понравится здесь.
        На миг девушка ощутила, как крепкая рука, обнимавшая ее поперек живота, напряглась, но потом ладонь расслабленно легла на мягкую ткань халата. Острый слух подсказал, что Дим на самом деле не так спокоен, каким хочет показаться, его сердце колотилось быстрее, чем когда молодой мужчина спал. Но даже в таком состоянии Фая совсем не боялась Добромира. - Я хочу тебя кое с кем познакомить. Но сначала нам нужно плотно позавтракать и переодеться, - сообщил Дим, а Фаина неопределенно повела плечом.
        Возразить ей было нечем. Да и не очень хотелось, потому что иных дел у девушки просто не было.

* * *
        Время, на протяжении которого Фая сидела в салоне уютного комфортабельного авто, промчалось почти незаметно. Девушка не отвлекала спутника, который почти не отрывался от телефонных разговоров и от своего планшета. Фая не чувствовала себя лишней здесь, пусть и не понимала ничего из бесед, которые вел Добромир с невидимыми абонентами. Ей было уютно даже вот так, сидеть и слушать красивый тембр мужского голоса. Она и сама не заметила, как провалилась в легкую дрему. Надо же, никогда прежде Фая не расслаблялась и не теряла бдительность настолько, чтобы уснуть днем, в дороге.
        А проснулась, когда машина остановилась перед шлагбаумом, водитель о чем-то коротко перекинулся с охранником, и их пропустили на территорию.
        Дим отложил телефон, убрал планшет и все бумаги, в которых успел окопаться, пока Фаина спала, привалившись к его плечу щекой. А после переплел свои длинные и сильные пальцы с ее ладонью. Казалось, будто ее рука утонула в плену. Но этот плен совсем не пугал, наоборот, придавал уверенности.
        Из салона автомобиля они вышли и преодолели несколько шагов до массивного крыльца. А там Фая увидела жуткого хищника с желтоватыми пугающими до икоты пронзительными глазами. Она прекрасно запомнила этого мужчину. Если верить Радмиру, то это - его старший брат, Тихомир Вольнов. И если Фая все верно поняла, и ее не подводит чутье, он не просто старший брат, а Верховный. Силой и мощью веяло от мужской фигуры настолько сильно, что коленки у Фаи затряслись. Того и гляди, рухнет прямо на землю.
        Наверное, она бы так и поступила, если бы ни рука Дима и едва заметный намек на улыбку самого Верховного.
        - Тихомира ты уже видела. А это его жена Зарета, - негромко произнес Добромир.
        - Оставим официальную часть, - пророкотал Тихомир Вольнов, - Выходит, Фома?
        - Фаина! Ее зовут Фаина! - негромко прорычал(!) Дим, а Фая опешила, но качнулась к своему мужчине, прижалась к его плечу своим. Разве можно ТАКИМ тоном говорить с этим всемогущим существом?
        Фаина не двигалась, только крепче сжала руку Дима. А потом поняла, как сильно сглупила. Это ведь получается, что Дим младший брат Верховного. И конечно же, ничего Тихомир ему не сделает за неуважение к собственной персоне.
        И дышать стало немного легче. А вот девушка ухватила пронзившую ее сознание мысль. Бросилась бы она на защиту своего истинного, если бы Верховный направил свой гнев против Добромира? Да, определенно! Ее инстинкты вопили о том, что она готова сражаться за Дима. Готова выпустить зверя на свободу, пусть это и было бы чистым и мгновенным самоубийством.
        - Надо же… - раздался приятный и нежный голос, словно журчание ручейка.
        А Фая заметила, как из-за спины Верховного вперед выступила девушка. Невысокая, очень красивая, ее светлые волосы собраны в небрежный хвост. А выразительные карие глаза смотрят на гостей с неподдельным интересом.
        Фаина внимательно изучала девушку, чуяла что-то странное, необъяснимое, и понимала, что перед ней - совсем не хищница, но и не человек. Определенно, не человек.
        А тем временем Зарета шагнула вперед и протянула руку раскрытой ладонью вверх.
        Фая, точно под действием гипноза, медленно протянула ладонь в ответ.
        - Надо же, - задумчиво повторила Зарета.
        Девушка уже встала перед Верховным, склонив голову набок, смотрела на Фаину, продолжала держать свою ладонь так, что подрагивающие пальцы Фаи едва касались тонкой кожи.
        - Фаина Вольнова, добро пожаловать в семью, - произнесла девушка и опустила свою руку, а Фая поняла, что на ее пальцах сидит бабочка, яркая, с разноцветными крыльями, и не торопится улетать.
        Зрелище приворожило Фаину. Она не могла опустить руку и отвести взора от пестрых крылышек, таких огромных, что, кажется, они скрывали почти всю ладонь.
        Бабочка мягко взмахнула крыльями. С приоткрытых губ Фаины сорвался приглушенный выдох, а следом - негромкий смех. Ведь насекомое перенеслось на нос Дима, тот фыркнул от неожиданности, точно большой зверь. Волшебная красавица, еще раз, взмахнув крыльями, взметнулась ввысь и исчезла, а Фая ощутила, как в ее душе разворачиваются точно такие же крылья, дарившие свободу.
        - Пойдемте в дом, - скупо улыбнулся Верховный, одной рукой обняв жену, а свободной распахнул двери перед гостями.
        Фая, смутившись, вошла первой. Следом - хозяйка дома. А за спиной девушка разобрала негромкий разговор между братьями. И покраснела до корней коротких, кудрявых волос.
        - Судя по тому, что провернула Заря, ты, брат, ночью поаккуратней, - веселясь, шепотом напутствовал Тихомир. - Не пугайся, если проснешься волком.
        - Вообще-то, мы все слышим, мальчики! - заметила Зарета, а сама приветливо подмигнула гостье.
        Фаина смутилась еще больше.
        - Ну а что? Никто не отменял спонтанный оборот, раз уж сама нимфа дала свое благословение, - уже громче посмеивался Верховный, а Фая отыскала взглядом ставшие необходимыми как воздух глаза Добромира. И прошептала, как только красавчик оказался рядом с ней и обнял ее за плечи:
        - Нимфа? Разве это не легенда? Они существуют?
        - Одна есть точно, - многозначительно кивнул Дим, а глаза Фаи превратились в огромные блюдца, распахнувшись в удивлении и неверии.
        - Ого…Это… Святая Праматерь! - пробормотала Фаина, чувствуя, что колени трясутся.
        Что она знала о нимфах? Не очень много. Говорили, что они могли управлять силами природы, насылать полчища насекомых или зверей на поселения хищников, могли говорить с облаками и ветром. А еще по их велению мог пролиться дождь в засуху. Но это все сказки, разве не так?
        Очевидно, что все мысли были написаны на лице девушки, потому что братья Вольновы и нимфа, переглянувшись, негромко рассмеялись. По-доброму. Но Фая так и не вышла из состояния оцепенения. Дим усадил ее в мягкое кресло, сам устроился на подлокотнике рядом. Потом, передумав, подхватил Фаю на руки, сел в кресло, а потом уже усадил на свои колени и свою истинную.
        Дар речи вернулся к Фаине не скоро. Хищница наблюдала за нимфой. За тем, как она разливала чай в чашки для гостей, как улыбалась, о чем-то говорила, хмурилась, смеялась.
        И впервые за долгое-долгое время зверь Фаи потянулся из темных глубин. Фая была довольно сильной хищницей и могла управлять своим зверем. Часто даже говорила с ним. Не сказать, что они были лучшими друзьями, но уж точно не хотели друг друга убить.
        Со вчерашнего дня Фая поняла, что зверь принял Дима, подчинился ему. А сейчас, оказавшись рядом с нимфой, девушка растерялась. И зверь стал сильнее, да и она сама… Будто становилась чище, даже чем после двухчасового лежания в ванне вечером и утреннего душа.
        Фая так и молчала, а мужчины вдруг, разговорившись и о чем-то своем споря, решили выйти из гостиной комнаты, то ли собрались что-то обсудить, то ли что-то принести. Словом, Фаина плохо вникала в суть происходящего, будто погрузилась в свой мир и свои мысли.
        А Зарета вдруг несильно похлопала гостью по ладони и подмигнула:
        - Все наладится, - загадочно произнесла нимфа и улыбнулась.
        Фаина кивнула в ответ. По необъяснимым причинам она полностью доверяла этой странной девушке, оказавшейся нимфой.
        Дим вернулся в комнату. А Фая сразу же попала в плен его пронзительных глаз и крепких надежных рук. Не возразила, когда молодой мужчина вновь усадил ее на своих коленях. А потом и вовсе прижалась виском к сильной груди и глаза прикрыла, слушая размеренные сильные удары, и понимала, что и ее сердце стучит в унисон.
        И немного эпилога
        Особняк, отрезанный от цивилизации лесом, погрузился сейчас в долгожданную тишину. Это еще час назад стены грозили рассыпаться на мелкие частицы, а весь лес - едва устоял от разбушевавшегося урагана, но сейчас, кажется, даже птицы смолкли и ветер стих. Все вокруг замерло в ожидании.
        Причина не случившейся катастрофы оказалась проста. Жена Верховного была занята родами. А самого Верховного изгнали за пределы комнаты.
        Все было продумано и согласовано с докторами. Все, каждая мелочь, начиная от одежды для новорожденных, заканчивая списком персонала, который будет допущен к Зарете.
        Однако что-то пошло не по плану Тихомира. Схватки начались посреди ночи, и становилось ясно, что в клинику Зарю не успеют доставить. А потом, когда чуткий слух Вольнова распознал приглушенный стон боли, мир для мужчины покачнулся.
        Хорошо, что в этот момент в особняке гостила вся большая и дружная семья. И как нельзя кстати оказалось присутствие братьев. Вдвоем Вольновым удалось сдержать мощь Верховного. Вытолкать Тима на улицу, чтобы тот не разрушил дом, пока его жена рожает ему наследников.
        А после, когда все волнения были позади, братья с облегчением выдохнули, украдкой потирая ушибленные места. А Тиму разрешили войти в комнату, где была Заря и малыши.
        Малыши действительно оказались малышами. Тихомир не сразу отреагировал на негромкие поздравления, произнесенные матерью. Но старушка не обиделась, просто прикрыла дверь за собой, оставив старшего сына наедине с его нежной нимфой и волчатами.
        Предчувствие Агриппину Степановну не подвело и на этот раз. И одного взгляда на темноволосые макушки близнецов хватило женщине, чтобы ощутить силу внуков. Они станут сильными волками. И в отличие от всех живущих ныне хищников, уже смогут менять сущность. А как иначе, если их мама - нимфа?
        А Тихомир смотрел на два крохотных комочка, лежавших рядом с Зарей. Настолько крохотных, что дыхание горячим комом замерло в самом центре груди. Не получалось произнести ни слова.
        Заря, видя состояние своего мужа, протянула к нему руку ладонью вверх, подзывая ближе к себе.
        Хищник, точно по ниточке, пошел вперед, ведомый тонкими пальцами. А взгляд намертво прилип к двум сверткам: голубому и розовому. Теперь, конечно, понятно, что не зря Зарета настаивала на выборе разнополых имен, и почти все месяцы беременности Вольновы только и занимались тем, что перебирали как мужские, так и женские имена. А Тим до самого конца считал, что там, под сердцем, его малышка-нимфа носит двух крепких богатырей. По запаху он не понимал, пацаны там, или девчонки. Да и УЗИ не давало нужных Тиму результатов. Малыши будто прятались от врачей.
        Зато Зарета, конечно же, обо все догадывалась. Ну или наверняка знала, просто молчала.
        А теперь Тихомир отчетливо понимал: совершенно неважно, какого пола детки, главное, что родились здоровыми. В процессе, правда, его самого прилично так потрепало. Но это все уже заблось, вытравилось из памяти одной просто картинкой: крохотными личиками его, Тихомира, детей.
        Вольнов осторожно, не выпуская руки Зари из своих дрогнувших пальцев, вплотную подошел к постели. Рухнул, упираясь коленями в пол, в поисках опоры. Перехватил немного уставший, но очень счастливый взгляд Зареты.
        - Малышка… - наконец, сипло пробормотал Тихомир.
        Заря ласково улыбнулась, провела рукой по колючей от легкой щетины щеке, огладила уголок рта. Тим тут же перехватил хрупкие пальцы и прижался к ним губами, сделал глубокий вдох.
        Стало чуточку легче, когда тело постепенно поглощало информацию о том, что с его, Тихомира, избранной все в порядке. Он чувствует ее дивный аромат, прикасается к тонкой, полупрозрачной коже, под которой размеренно бьется пульс.
        Силы вернутся, здоровье восстановится. Но главное, Зоренька улыбалась, глядя на него.
        И пока Тихомир любовался каждой черточкой красивого лица, карим взором, искусанными губами, немного бледной кожей и проступившим румянцем на щеках, в его памяти всплывали образы из прошлого.
        Образы того, каким он, Вольнов, был.
        В первую встречу с Зарей, когда зверь порывался уничтожить истинную пару.
        Позже, когда Тихомир поставил метку.
        Исчезновение Зари и дикий страх от того, что в городе орудует маньяк, подбирая жертв, поразительно похожих на Зарету.
        Свою беспомощность, когда понял, что не может найти Зарету.
        Осознание того, что она, нимфа, приняла его.
        Первый оборот в полноценного волка.
        Первые потоки силы Верховного, которые наполняли его сущность.
        Тихомир вспоминал все. Разом. И вдруг подумал, что было бы, если бы зверь тогда, в самый первый день, подчинил его, Тима, разум? Что случилось бы, поддайся он слабости?
        Тогда ничего этого не было бы. Не было бы счастья в его, могущественного Верховного, жизни.
        Не было бы его Зореньки.
        Любимой, желанной, хрупкой и невероятно сильной нимфы.
        Его женщины.
        Все это мелькало во взгляде хищника, а Заря смотрела, читала каждую мысль и улыбалась. Глупый, глупый волк. Все должно было сложиться только так, и не иначе.
        Но об этом нимфа никогда не расскажет своему волку.
        Ведь у Великой Праматери и нимф должны быть свои секреты.

* * *
        Конец истории о сильном, ужасном хищнике и его хрупкой нимфе.
        Но серия продолжается романом Радмира и Божены.
        И да, Тим и Заря будут частыми гостями, впрочем, как и Дим с Фаиной, на страницах «По зову твоей крови».

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к