Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Коршунов Павел: " Фолианты Про Добро И Зло Книга Первая Новый Свет " - читать онлайн

Сохранить как .
Фолианты про добро и зло. Книга первая «Новый свет» Павел Андреевич Коршунов


        Книга повествует о различных фантастических расах, героям которых предстоит сохранить свои идеалы в постоянно меняющемся мире. Назревающая война разрывает привычные союзы и создает новые, казалось бы,не мысленные ранее.В центре конфликта противостояние демонов, которые в свою очередь не готовы мириться со своим существованием, а так же людьми-которые стремятся во что бы то не стало сохранить привычный порядок вещей.Один из главных героев:мальчик по имени Аспариан, живет своей обычной жизнью, совершенно не задумываясь о том, что вскоре это противостояние заденет и его.В книге показаны судьбы королей и последствия их выборов. Столкновение различных вымышленных рас(к примеру орков,эльфов,гномов,вардов,двемеров,наг и т.д.) многие из которых не упоминались ранее в привычных книгах стиля фэнтези.Особый эффект циклу придает то, что в книгах включены реальные исторические личности с их реальными достижениями, но переделанные под специфику нынешней вселенной(к примеру Джордано Брено или Кристофер Коламб).Показывая судьбы совершенно разных личностей:от пятнадцатилетнего гения стремящегося отомстить королю
за смерть своего отца до девушки сироты, чьи родители погибли сражаясь с радиацией, я постарался осветить все аспекты социально-психологических проблем общества.Смешав это вместе с общефилософскими вопросами о смысле жизни, проблемах добра и зла в книге показано как разные создания находят для себя ответы на эти вопросы и какую цену за эти ответы готовы заплатить.

        ПРОЛОГ

        В высокой горе виднелась огромная пещера. Она была темна, как самая глубокая ночь и уходила вниз настолько глубоко, что даже самый яркий солнечный луч не достигал ее дна. Только лишь пятьдесят гномов слаженно и, видимо, уже давно копали тоннель вниз.
        —Борнор, твои гномы уже устали, дай им отдых. Ведь даже если то, что мы ищем действительно здесь, ты и впрямь рассчитываешь найти его всего за неделю?
        —Медноватт, брат мой, ты всегда думал об отдыхе. Но величия не достигнешь лишь элем и тасканием баб. Величие достигается трудом и упорной работой. Особенно для тех, кто этого не получил с детства.
        —Опять за старое? Сколько раз говорить тебе, что, родившись раньше тебя, я по праву займу трон отца. Но это вовсе не моя заслуга, а наш закон. Я устал тебе это повторять. И вообще я не бросаю ни тебя, ни Думотера-вы ведь оба моих любимых брата. Даже сейчас, продолжая думать, что твои раскопки в этой горе бесполезны, я всё равно выдал тебе людей на них.
        —Намекаешь на то, что я ошибаюсь? Ты сам видел древний свиток. САМ видел карту своими глазами.
        —Бор, я лишь думаю, что это очередная ловушка. Я не меньше твоего мечтаю, чтобы наш народ достиг вершин предков. Но гномы уже не те что были после великой войны, и мы должны быть благодарными людям за то, что они помогли нам найти своё место в мире.
        —Стыдись себя, брат, если бы тебя слышал отец. Гном, который навсегда подчинил себе людей у гор и прогнал любых посягателей на наши богатства, не стал бы никогда заключать союзы. Тем более что-то просить у других как ты.
        —Я не просил! Люди сами предложили нам их защищать и поставили на южную стену. В обмен мы получили эти горы до скончания времён. А твоя идея найти гробницу предков с чертежами машин, которых уже, между прочим, никто не видел десять тысяч лет, кажется мне сумасшедшей.
        —Ты никогда в меня не верил. Как и отец. Но я докажу вам что моё упорство стоит многого.
        —Ты никому ничего не должен доказывать Бор. Мы любим тебя и не хотим, чтобы ты провёл всю свою жизнь в бессмысленных раскопках.
        —Проводить жизнь в качестве младшего брата короля гор, Ватт, я тоже не собираюсь. У меня будет своя гора, и мы снова станем независимыми…свободными.
        В глуши продолжали стучать о камень кирки, как неожиданно перед рабочими открылся большой рукотворный тоннель. Большая каменная стена, после нескольких ударов осыпалась, открыв искателям просторный зал.
        —Не может быть — произнёс Медноватт. Он зажёг свой факел о ближайший, который держал в руках рабочий и первым ринулся в темноту.
        Огромный зал действительно напоминал один из городов гномов, которые они строили внутри гор, избегая лишних опасностей, что были снаружи. Их взору предстали: старинные колонны, полуразрушенные дома, высотой до пяти этажей и длинная улочка, уводящая в темноту. Мед махнул рукой, и гномы выстроились колонной, впереди с факелами пошли двое. Затем, когда колонна из оставшихся рабочих пропустила в середину своего короля и его брата, разбилась по четверо гномов в ряд, ровно настолько, насколько позволял проход. Отряд направился по опустевшей улице. Передовые гномы с факелами сильно обогнали колонну и вскоре исчезли во мраке. Колонна, вооружённая кирками и факелами неотъемлемо, следовала по пути разведчиков.
        Пройдя немного-немало пару километров, колонна услышала впереди странный скрежет, словно метала о камень. Они увидели впереди лежащего лицом вниз гнома, его факел лежал недалеко рядом, а из шеи торчала огромная зеленая стрела.
        —Ловушка.  — произнёс кто то в колонне.
        —Значит, её кто-то установил,  — произнёс Борнор с надеждой на то, что его поддержат, глядел на брата.
        —Продолжаем поход! Скомандовал Медноватт. И колонна направилась дальше.
        Медленно, но всё так же уверенно они продолжали идти по этой длинной улице, коридоры которой постоянно расширялись. Из окружающих домов не было слышно ни шороха.
        —Страшно идти по мёртвому городу, а?  — спросил кто-то из толпы.
        —У самого небось борода дрожит.  — ему ответил кто-то другой.
        —Ага, если только он эля не хлебнул по дороге.  — вмешался третий.
        —Тут столько домов, неужели это целый город?
        —Да, вы посмотрите только. Улицы уходят во все стороны.
        —Значит, мы идём по главной.
        —Столько искали, неужели, наконец, нашли?
        Впереди упало что-то тяжёлое. Из темноты послышался тот же скрежет металла о камень. Все сразу же всполошились: передние гномы подняли свои кирки, Борнор вытащил свой топор, Медноватт-молот. Спустя несколько секунд ожидания, они осторожно вышли вперед. Из темноты продолжал доноситься привычный скрежет, медленно приближающийся к гномам. Один из гномов размахнулся и кинул свой факел во тьму. Факел ударился обо что-то металлическое, и на гномов что-то выпрыгнуло прямо в центр толпы, придавив собой пятерых гномов из отряда. Рядом стоявшие с погибшими гномами, быстро среагировали, и стукнули эту тварь кирками. Однако, эффекта это не оказало. Под светом факелов гномам предстало механическое чудовище, напоминавшее собой скорпиона. Оно ударило сзади стоявших гномов своим массивным хвостом, а одного из них проткнуло металлической иглой на конце хвоста. Размахивая трупом на хвосте, оно повернулось назад, и стало бить лапами гномов, стоящих в конце. Мед, протискиваясь через свой сражающийся отряд, стукнул скорпиона по лапе. Молот прогнул лапу, и чудовище наклонилось, тогда возникший рядом Бор, вонзил свой
топор в брюхо механического чудовища. Оттуда пошёл горячий пар, который чуть не обжег Борнора. Близстоящие гномы продолжали колотить чудовище кирками, но оно откидывало их с каждым разом, когда им удавалось хоть где-то пробить прочный металлический панцирь. Оно повернулось к королю гор и зашипело своими клыками, когда прогремел очередной удар молотом по лапам. Бросившись в его сторону, скорпион получил удар топором по голове и отпрянул. Раздавив ещё несколько гномов отступая, оно нервно замотало головой. В итоге, после продолжительных ударов кирками, эти, казалось, безнадежные попытки, принесли свой результат. Чудовище, наконец, рухнуло.
        Из его рта вылилась новая струя белого пара и чудовище затихло. Часть выживших гномов, боязливо залезла на поверженного монстра и начала его осматривать. Первым, переведя дух, заговорил Бор, крича с огромной улыбкой, еле заметной под густой чёрной бородой:
        —Вот оно, брат!! Вот оно!! Я говорил! Говорил тебе, что карта не ошибалась, свиток был правдой!
        Мед, продолжая смотреть на поверженное чудовище под своими ногами, лишь угрюмо сказал:
        —Мы возвращаемся назад.
        —Что?! Что?!! Ты с ума сошёл?! Возвращаться назад, когда прямо под твоими ногами доказательство того, что мои поиски двемеров оправдались? Это ИХ создание. Их технология, их город. Мы нашли его!
        —Я не поведу гномов дальше. Это лишь один страж. Посмотри на наши потери. Посмотри скольких мы потеряли. Ты можешь быть прав. А там их могут быть сотни. Наши предки никогда не пренебрегали защитой.
        —Гномы и сотни не боятся — мы одолевали их и тысячами при худших раскладах! -не в силах сдерживать себя, закричал Борнор.
        —Это не воины, это рудокопы. Их было пятьдесят, а осталось всего двенадцать! Это лишь при одном то страже — они не выживут, если выйдет ещё хоть один.
        —Я просил тебя дать мне воинов, но ты не слушал! Сейчас бы у нас было бы достаточно сил, если бы ты верил в меня!  — продолжал кричать Борнор.
        —Это твои девятые раскопки. Тебе дали этих гномов только по тому что, я попросил об этом отца. А не потому — что ты должен был точно, найти этот город.
        —То есть…отцу было наплевать?
        —Нет, я не это хотел сказать. Он лишь хотел, чтобы ты не гнался за фантазиями.
        —Фантазии стали реальностью! Я не позволю вернуться к отцу и сказать, что я снова не справился!
        —Дурак! Как ты планируешь продолжить поход без гномов?
        В ответ на это, Борнор молча развернулся, спрыгнул с чудовища, и побежал дальше по улице во тьму. Мед, поправил свою серебряную бороду. Развернувшись к оставшимся гномам, он сказал:
        —Ожидайте нас тут. Я приведу его, а после мы отправимся на поверхность за подмогой.
        Спрыгнув с чудовища, Медноватт двинулся вслед за братом. Пройдя около двухсот метров, он увидел тело второго разведчика гномов. Факела у него не было, видимо забрал Борнор, так опрометчиво убежав во тьму.
        Мед подняв свой факел повыше, пошёл следом через тёмную улицу в самую глубь города. Он шёл некоторое время, пока не увидел перед собой огромное здание, вырезанное прямо в скале.
        Огромные статуи, напоминающие древние механизмы, что были сделаны из камня, располагались по обеим сторонам от массивных ворот, занимавших собой почти половину здания в высоту. Само здание имело огромное количество мелких окон, по отношению к уровню двери и располагались там, где дверь заканчивалась, или выше её. Стены были украшены колоннами из мрамора и на удивление очень хорошо сохранились. Массивные ворота держали укрепления и большие опорные балки. Вся конструкция выглядела массивной и нерушимой, но могла открыться, если знать ее секрет, даже одним гномом.
        Мед подошёл к широким, при этом очень низким ступеням и заметил Борнора, который уже пытался открыть эту дверь.
        —Стой, дурак! Ты делаешь большую ошибку!
        —Не останавливай меня, я решил, что должен это сделать.
        —Ты и сделаешь это, но позже — мы соберём воинов и вернёмся сюда, чтобы быть точно уверенными, что сможем справиться с тем, что ждёт нас там.
        —Ждать? Девять попыток! Тридцать лет поисков! И снова ждать?! Хватит, я устал от ожиданий. Я тоже заслуживаю быть правителем! Я понял! Теперь же, когда я нашёл своё королевство, ты хочешь и его у меня забрать?!
        —Зачем мне оно? Я и так правитель гор всего хребта, а этот город нашёл ты брат — он твой по праву, и никто не собирается у тебя его забрать. Но я не дам тебе открыть тебе эти двери!
        После этих слов Бор остановился и взглянул на брата, который как раз поправлял корону на своей голове, и вытаскивал свой серебристый молот из ножен на спине за кольчугой.
        —Почему? Ты же сам сказал, что….
        —Ворота заперты с нашей стороны!  — сказав это, Мед описал своей массивной рукой круг показывая на закрытые ставни у ворот и опорные балки. Они стояли в ожидании, когда Борнор нарушил тишину:
        —Ну и что с того?
        —Сам подумай. Если двемеры защищались, почему они закрыли ворота с этой стороны? Они что-то заперли внутри. Просто подумай, если даже их интеллект не помог им остановить это, мы точно не сможем.
        —Знаешь…я готов увидеть это…даже если это сам Танас!
        —Ты спятил?!! Если это так — ты уничтожишь этот мир, а не станешь королём! Ты что, хочешь править на руинах?!
        —Да…ты прав… — Борнор нащупал у себя на поясе топор сделанный не из серебра, а из обыкновенного железа — Ты никогда не понимал, что такое всего добиваться сам!
        Он стал медленно спускаться по ступеням вниз.
        —Никогда не понимал, когда всё приходилось получать упорным трудом. Ну конечно, тебе же всё досталось даром, и ты не понимаешь, как это тяжело.
        —Брат…
        —Заткнись! И вот, когда я наконец-то мог оправдать все ожидания. Показать, что я ничем не хуже. Ты говоришь: «Давай ещё подождём, брат»?
        Он подошёл достаточно близко и, взмахнув топором, попытался нанести удар, но Медноватт, несмотря на возраст, был ещё проворен и, отскочив от удара слева, оказался за спиной Бора. Топор лишь немного задел кольчугу. Затем Мед размахнулся молотом и попытался ударить его, но Борнор отбил долгий удар и попытался нанести свой более короткий. Топор опять резнул серебряную кольчугу, но Мед и не думал отступить или увернуться. Молот, такое оружие, что не позволяет постоянно порхать с ним на поле боя. Именно на это и рассчитывал Бор. Воспользовавшись третьим перерывом после удара брата, он нанёс свой в район шеи. Старший брат упал от оглушающего удара, и зацепив молотом младшего тоже повалил его на землю. Они сцепились на земле, оба держась за молот, пока Бор не оказался сверху и не начал давить рукояткой на горло брата:
        —Ты говорил, что любишь меня, говорил, что веришь мне, а сейчас хочешь вернуться!  — хватка брата слабела, Борнор понимал, что выигрывает — ты всегда считал меня ниже, никогда не доверял важные дела, думал, что я хуже тебя, но сегодня я покажу, что это не так!
        Медноватт больше не сопротивлялся. Когда же он вконец отказался биться, опустив руки на каменный пол, Бор поднял молот и отшвырнул его в сторону.
        —Беги отсюда, дурак… — Еле слышно промолвил Медноватт.
        —Брат, сейчас ты увидишь, что я был прав, я открою эту дверь, и тогда ты поймешь, что всё было не зря!
        Он слез со старшего брата и направился к двери. Поднимаясь по ступеням, он замечал маленькие статуи в окошках этого поистине огромного дворца. Поднявшись на самый верх, перед его взором возник рычаг. Он еще раз взглянул на своего брата, что лежал внизу, который видел его величие, но ничего не мог ему сказать. Сперва он боязливо взялся за рычаг одной рукой, потом обеими, а затем навалился на него всем своим весом. Сперва отъехали балки. Рухнули затворы и следом массивные ворота начали открываться. Впереди показалась пустота. Стояла полная тишина.
        Борнор не был трусом, но его охватил внезапный страх, когда он, с опаской, заглянул внутрь дворца.
        «Интересно, а брат боится. Хотя будь его воля он давно бы уже убежал.» Неожиданно для обоих, в глубине зала загорелся яркий алый свет…
        Медноватт попытался встать… «нет, нет сил, сказать тоже ничего не выйдет… Борнор так близко, он никогда не боялся, но я же вижу — он не может зайти…брат, прошу, домой — беги…»  — он старался думать так громко, что бы мысли превратились в слова.
        В пустоши было как к ним, приближался странный, алый свет. Он становился всё ярче и неожиданно для обоих маленьких гномов в окнах загорелись все статуи. Мед видел это и его захлестнул ужас, он попытался крикнуть брату — но единственное, что смог это лишь прохрипеть «беги». Борнор стоял как вкопанный, он не сводил глаз с приближающегося к нему огня.
        Медноватт, все так же лежащий внизу, не в силах подняться, видел, как к брату подошло это зарево огня неописуемой величины. Казалось, что огонь даже не помещался в эти гигантские ворота, которые могли пропустить через себя сотню гномов, даже если бы те встали друг на друга. Огонь обступил Бора и Медноватт услышал голос.
        —«Свершилось! Ты пришёл за мной»  — прошипело, что-то в огне.
        Борнор упал на колени и смотрел вверх. Медноватт ничего не различал, но заметил, как у брата стал плавиться его доспех. Огонь остановился на месте и не шёл дальше, не лез больше во все стороны, занимая собой все окружающее пространство, и перестал кружиться. Огонь просто остановился в виде столба вокруг его брата, заставив последнего и дальше смотреть вверх.
        —«Ты пришёл за величием предков. Оно — твоё, но не его!»
        Бор повернулся к брату, и Мед увидел пустоту и ужас в глазах брата. Борнору стало казаться, что он хочет убить своего брата. Не так, как он всегда обещал, а по-настоящему, словно больше своей волей он не руководил, а все решалось за него кем-то другим.
        —«Он уйдет…»  — попытался он отговорить себя.
        —«УБЕЙ!»  — настойчиво сказал рык в огне.
        —«Он мой брат…»  — остаток его воли лишь хватало, чтобы посмотреть на брата.
        —«Он помешает тебе. Ты не хочешь, чтобы тебе мешали — тебе придется это сделать.»
        Борнор поднял выпавший, непонятно, когда, топор и медленно направился к брату. Он не мог его поднять, словно топор начал весить в несколько раз больше, а просто волочил за собой по ступеням, еле передвигаясь самостоятельно.
        Огонь неотступно окружал его на каждом шагу. Когда же он подошёл близко, огонь отступил, оставив лишь двух братьев. Медноватт почувствовал жуткий жар, серебряная борода слабо загорелась, но сил встать не было. Он увидел слёзы на глазах Борнора.
        —«Прости…братишка…я не смогу привести тебя…» хрипло произнёс Мед и поднял глаза к огню.
        Глаза зажгло огнем. Из них потекла кровь. Но он смотрел, он должен был увидеть. Бор занёс топор. Слёзы, скатывающиеся по его щекам в черную бороду, таяли прямо на глазах, отчего те стали красные. И он увидел…две пустые глазницы в огне, чёрное лицо с дыркой вместо носа и рта без губ.
        —«АХАХАХАХАХААХААХ!» раздавалось в огне и у Меда пошла кровь из ушей.
        —«Великие спасите живых…» Это было последнее, о чём он подумал.
        Он. Великий король гор: Медноватт Электротайл.

        ОЛАР

        В дворцовом зале было очень светло. Сама атмосфера вызывала самые приятные ощущения. Большие окна заполняли комнату светом, от чего та казалась еще больше, чем была на самом деле. Король сидел за большим столом, вырезанном из дерева и позолоченным на краях. Несмотря на большое количество свободных мест, за столом присутствовало всего четыре человека. Олар сидел вместе со своей женой Роаной. Справа от них сидел рыцарь в серебристых доспехах, а слева человек в белой рясе. На вид старику и не дашь его восьмидесяти лет. Выглядел он еще довольно молодым, для своих лет конечно. Чего не сказать о рыцаре, которому, судя по всему, не хватало лет двадцати, чтобы сравняться со стариком. Вечная война — жизнь, другой которой он просто не знал, отняла его молодость, оставив свой след на его лице.
        Олар больше не хотел слушать тишину и обратился к рыцарю справа:
        —Ты действительно считаешь, что количества воинов в твоём ордене не хватает?
        Старик отодвинул тарелку и взглянул на него:
        —Да, Ваше Величество. Мы стараемся поддерживать порядок как можем, но контролировать Южную Стену становится всё сложнее. Сами понимаете — горы. Пока мы к ней подойдём… Ситуация у Сиродила, ну вы помните, это город эльфов что в нашем государстве. Так вот — там началось какое-то сомнительное движение, и мы должны точно знать к чему это. Поэтому я хочу отправить в окружающие крепости людей ордена, чтобы они выяснили настоящую обстановку и смогли определить к чему всё, идёт.
        Король задумался, посмотрел на жену, она одобрительно ему кивнула, и он сказал:
        —Думаю, наших средств хватит на содержание ещё сотни человек ордена. Но не спеши, я не могу так бесхозно раздать эти места. Если потом придется их урезать — это будет не благородно. Сперва, я разрешаю тебе заняться рекрутированием шестидесяти новобранцев. В том случае если твои опасения подтвердятся, тогда возьмешь ещё сорок. Да вообще, сколько сочтешь нужным. Ведь если твои опасения — напрасны, мы не сможем объяснить, почему только что набранная сотня воинов потеряет своё место. А вот для шестидесяти я позабочусь, чтобы выдали провизию и все необходимое их семьям.
        Воин улыбался, поблагодарив рассудительность короля, поднялся из-за стола и вышел за дверь. Король повернулся к старику слева от него:
        —А в чём будет заключаться твоя просьба?
        Старик ничего не ел, и казалось, было заснул или погружён в свои мысли, но на слова короля ответил, не промедлив ни минуты:
        —Из парящего замка пришла весть. На юге был сильный всплеск магии. Мне придётся покинуть вас, Ваше Величество, чтобы отправиться на совет и выяснить всё подробнее.
        —Магия чёрная? Опять?  — спросила Роана.
        —Боюсь, что да, Ваше Величество. Уже шестой раз идут донесения о чёрной магии. Из Сиродила, за Южной Стеной, с круга купцов, даже с крайнего севера. А теперь и горы. Кольцо тьмы сжимается над Южной Стеной.
        —Там наши союзники. Гномы никогда не зададут свой рубеж. Я верю в их силу воли и способность к защите того, что им принадлежит. Я сам им подарил эти горы. — Тихо произнёс король.
        —Ваше Величество, я и сам хочу, чтобы это было всего лишь очередным купцом из купеческого круга, который решил позабавить себя диковинной игрушкой. Но всплеск был такой, что все семеро магов находящихся в королевстве его почувствовали. И Ваэльмо созвал всех немедленно. Я должен идти.
        Наступила минута молчания. Король всё так смотрел на волшебника. В итоге громко выдохнул и произнёс:
        —Хорошего тебе коня в пути и возвращайся быстрее.
        —Благодарю, Ваше Высочество. Вы мудры и очень добры к нам.
        Старик положил руку на плечо короля, встал, опираясь на деревянный посох и направился к двери, в которую вышел рыцарь.
        Роана прислонилась к своему мужу и обняла его руку. Он была с него ростом, но не такая коренастая как её супруг. Король прислонился к её щеке своей светлой бородой и аккуратно её поцеловал.
        —Любимый, ты молодец.
        —Я всё — равно думаю, что быть королём, это не моё.
        —Глупости. Хотя, если бы мы и дальше жили в нашем маленьком домике на севере, я была бы не против.
        —Я тоже. Но ты и сама знаешь, что было раньше. Я не мог просто сидеть, сложа руки.
        —Знаю, дорогой. И я люблю тебя за это.
        Они начали долго целоваться, пока в комнату не зашла девушка шестнадцати лет. Она обвела взглядом зал. Подойдя к столу, она заняла одно из мест поближе к королю с королевой. Слуги сразу же появились в дверях, а через минуту тарелка с супом и куриной ножкой была уже подана. Она подождала, пока король и королева закончат, а затем спросила:
        —Пап, ты уверен, что это необходимо?
        Они прекратили своё занятие, и король неловко посмотрел на неё:
        —Да, солнышко, я думаю. Тебе уже шестнадцать, ты достигла брачного возраста. А эльфийский принц лучшая пара тебе.
        —Принц, со скверным характером, пап.
        —Миракель, малышка, я прекрасно всё понимаю. Но Аргон говорит, что верит в добро этого эльфёнка.
        —Аргон хороший, но вряд ли он может объективно судить о своём племяннике.
        —Поверь мне, его старший брат ещё хуже.
        —Почему, я не могу выбрать сама?
        —Мира, послушай, конечно, можешь. Но то, что ты волшебница обязывает тебя скрепить свои узы с тем, в крови которого тоже течёт кровь волшебника. Или вы не сможете зачать ребёнка.  — Вмешалась в разговор Роана.
        —Ну мам, я понимаю это, так почему же не взять себе менее знатного, но доброго эльфа?
        Король, видя растерянность своей жены, сказал:
        —Солнышко, пойми, то что ты принцесса этого королевства тоже во многом сковывает тебе руки. И ты не можешь выйти за обычного человека, эльфа или гнома. К сожалению, статус обязывает…
        —Почему бы мне тогда не выйти за Александера? Он-герой! К тому же ходят слухи, что его победы не обошлись без магии.
        —Это лишь слухи, дорогая.  — старался отвести эту тему и вернутся к эльфу Олар.
        —Пап, но мне кажется он жестокий, я не знаю, как буду жить с ним.
        —Не волнуйся, любимая, отец приставит к тебе охранников, из ордена паладинов которых ты сама выберешь — сказав это, Роана положила руку дочери на плечо и обняла её.
        —Спасибо, мам. Мне опять снились эти сны… Большой эльф, как тот что в книжке. Красная накидка и ваши добрые лица… Знаете, я часто задаюсь этим вопросом, мне ведь так и не верится, что у обычных людей, могла родиться волшебница. Это же чудо!
        Видя, что особой реакции на родителей, это не произвело, Мира поспешила продолжить прошлый разговор:
        —Мам, пап, а когда я выберу себе охрану?
        —Завтра, милая. Твой отец как раз расширяет орден на шестьдесят человек. Из всех ты выберешь себе двух. Тех, кому сможешь доверять.
        —Спасибо, ещё раз. Я, пожалуй, пойду. Мы с девчонками идём на рыночную площадь, там обещали сегодня устроить ярмарку. Мы собираемся выиграть все игрушки, что будут на ней.
        —Иди, солнышко. У нас с мамой ещё много работы сегодня.
        Миракель отодвинула от себя тарелку, встала и вышла через маленькие двери с правой стороны зала. Король с королевой сидели в молчании, пока Роана не спросила:
        —Когда ты ей расскажешь? Это была ИХ просьба, чтобы она всё узнала… Когда будет готова конечно.
        —Великие сказали: «Когда будет готова». Это главное. Хотя, ты права, через неделю я расскажу ей всё….
        —Ты хотел что-то ещё?
        —Да…думаю Миракель вольна сама выбираться себе мужа… Надеясь, на Великих, она сделает правильный выбор.
        —Я знала, что ты дашь ей свободу выбирать самой, любимый.
        С этими словами она поцеловала его в щеку и направилась в сторону той же маленькой дверки справа в зале.
        —Я схожу в сад, сегодня прекрасный день. Я хочу побыть со своими деревьями. Так странно. Ведь на Севере их почти не было, а тут их так много.
        Король остался в зале один. Прислуга сразу же после ухода королевы убрала всё со стола, оставив королю бумагу и чернила с пером.
        Олар всегда был скромным и тихим человеком с Севера. По своему роду занятий, он был фермером. Ему это нравилось, больше чем кузнечное дело или охота. Выращивать горных баранов было делом всей его жизни. Там он встретил свою жену, там у них появилась Миракель, верный друг Арред, небольшой домик и пастбище. Он был счастлив, любил свою тихую отдалённую жизнь. Лишь злой рок судьбы заставил его стать королём. Как же это трудно, нести такой груз ответственности. Но люди смотрят на него. Верят ему и идут за ним, если он прикажет. Олар был благодарен за это, всем им.
        Но дела не заставляли себя ждать подолгу. Король одел свою фиолетовую мантию, застегнул её на золотых доспехах. Он был против того, что могло унизить его подданных, но совет настоял: король не может обходиться без предметов власти. После долгих споров, поняв их правоту, Олар, наконец, с неохотой согласился. Он король — а значит его слово — это слово порядка. И никто из простолюдинов не должен был сомневаться в его словах. «Король обязан быть твёрд духом»  — он постоянно напоминал это себе, чтобы ни забыть.
        Главная дверь открылась, и в зал вошёл Зогвиль: Верный и преданный слуга, короля. Он многим был ему обязан, и если бы не Олар — Моргот, по приказу своей любовницы лишил бы его головы.
        —Ваше Величество, народ к вашему выступлению готов и ожидает своего короля.
        Король подошёл к одному из больших окон, долго рассматривая людей, что собрались за рекой. Потом повернулся к своему слуге и сказал:
        —Хорошо, уже выхожу.
        —Если Вы позволите, я бы посоветовал Вам взять свою стражу и Грингольда. Ведь король…
        —Не может обходиться без своих предметов власти. Я помню, друг мой.  — король, перебив Зогвиля закончил за него, улыбнулся. Зогвиль улыбнулся тоже. Олар жестом руки подозвал стражу:
        —А Грингольда я отпустил ещё утром. Ведь эти воины для его ордена. Старый рыцарь был явно рад.
        —Тогда я бы рекомендовал Теохельма.
        —Волшебник тоже ушёл утром. У него было срочное собрание ордена.
        —Который раз его уже вызывают? Не к добру это.
        —Именно поэтому я и согласился на увеличение численности стражи.
        Членов малого совета было шестеро: сам король с королевой, Грингольд с Теохельмом, Зогвилль и Арред. До этого на их заседаниях в качестве главного полководца королевства присутствовал еще Александер, или как его в народе называли «герой войны». Но дела в Анклаве Свободы, вынудили его покинуть замок, выступив туда со своими воинами. В последнее время король брал с собой Миру, чтобы она тоже училась править королевством. Ведь когда придёт её время, она должна уметь это.
        Король встал между своих защитников. Одобрительно кивнув Зогвилю, они направились к двери. Открыв массивные двери, они попали в холл замка, ещё больший, чем зал для пиршеств из которого они вышли. Направившись по главной, широкой лестнице наверх и повернув налево, они, открыв массивные двери, попали на огромный балкон, своими размерами не уступавшему залу для пиршеств.
        Король не волновался, он никогда не волновался, объявляя своё решение. Волнение приходило раньше, когда приходилось его принимать. Подойдя к краю балкона и упёршись на белое мраморное заграждение, он смотрел на людей, собравшихся внизу.
        Они одарили своего короля бурными овациями, звучали крики: «Бесконечная слава благородному королю!». Он поднял руку и попросил у людей тишины. Когда возгласы умолкли, король поблагодарил всех и приступил к своей речи. Секунд пятнадцать промолчав, он промолвил:
        «Вы все знаете, что скоро свадьба моей дочери и прекрасного принца эльфийского народа. Я несомненно рад этому, а также хочу, чтобы вы разделили мою радость. В честь чего, для всех будет организован помост на призамковой территории, где вы сможете разместиться, чтобы выказать своё почтение заключению данного союза. Чтобы выпить и плясать за здоровье молодых. Вино будет литься рекой. Но это будет не простое вино! В честь данного события эльфы из своей особой провинции привезут что-то, на удивление новое называя его «шампанским» и каждый из вас сможет отведать этот напиток!»
        «Здоровья Королю» кричали одни. Другие кричали «Счастья молодожёнам». А кто-то просто молчал и только наблюдал за тем, что происходило.
        Король снова поднял руку и продолжил:
        «Вследствие обострившейся ситуации в нашем королевстве — совет принял решение увеличить число рыцарей ордена серебряного льва на шестьдесят человек. Если вы готовы послужить своему королю, сегодня вечером приходите под центральные королевские ворота и покажите всё, на что вы способны. Если проявите себя в качестве рыцаря боя на мечах, лучшего лучника в стрельбе из лука или самого ловкого скакуна, ваше место — в нашем ордене. Да выберут Великие достойных в службе ордена. Но двоих, самых умелых, ловких, сильных и умных ждёт высшая награда! Эти двое будут личной охраной принцессы. Поэтому я лично буду присутствовать на этом турнире, чтобы видеть всех героев».
        Король отошел от края балкона. Люди, что стояли внизу, стали кричать. Под радостные возгласы, Олар удалился со своей охраной в замок. Это был знак тому, что король готов к приёму горожан. Из всей толпы вышло человек пятнадцать, и направились к королевским воротам. Его Величество всегда принимал пришедших в огромном тронном зале. Сам зал был круглой формы и имел трое ворот. Самыми большими из них были главные ворота, откуда заходили гости и простолюдины. При входе в эти ворота она попадали в большой круглый зал, где могло разместиться внушительное количество человек. Зал разделял надвое с обратного конца от двери, высокий помост. К помосту вела лестница, насчитывая не меньше семи ступеней. На помосте размещалось два трона: один для короля, второй для королевы. Они всегда принимали гостей вместе, а слово одного из них, всегда означало слово другого. Справа на помосте была дверка, которая вела вглубь замка. Пользовались ей король с королевой, а также их приближённые. Внизу помоста с правой стороны тоже находились двери, оттуда выходили слуги, когда в тронном зале намечалось что-то особенное. Слуги
устанавливали столы, выносили еду и напитки, и просто пользовались этой дверкой, чтобы никому не мешать.
        Когда король зашёл в зал, королева уже занимала своё место. Трон справа от неё был пуст, дожидаясь своего правителя. Как только его величество заняло свой место, Зогвиль отворил массивные двери и пригласил гостей в зал. Тут начались обращения. Первых семерых человек король даже не слушал, они предлагали свои товары для свадьбы принцессы. Предлагали рыбу, заморские пряности, сахар, различное вино и пиво, ткани и шелка, даже рукописную посуду. С чувством собственного достоинства король спихнул решение этих, как казалось ему, глупых вопросов своей жене. Она всегда выбирала лучше его, и он был несказанно рад, что мог это оставить ей. Ничего не понимая в специях, за которые расспрашивает королева у купца, король погрузился в свои воспоминания.
        В итоге прошло не меньше часа пока, наконец, купцы ушли, некоторые кланяясь и падая на колени перед королевой, некоторые оставляя в знак признательности фрукты, некоторые же просто уходя. Когда торговцы, наконец, удалились, вышел худощавый человек, с совершенно ничем не примечательным лицом. Он вежливо по простолюдинке поклонился королю с королевой и спросил:
        —Ваше Величество, я пришёл из-за Северной стены, что у замка «Воин». Мы страдаем от набегов мутантов. Они не дают нам работать на полях, а ночью вообще пожирают наших людей. Нам нужна Ваша помощь, милорд.
        —Неужели гарнизон «Воина» не справляется?
        —В замке двадцать пять человек и когда мутантов было немного, они легко их сдерживали. Но теперь мутантов больше, и они атакуют только под покровом ночи. Стража ничего не может поделать. Они даже огня перестали бояться. Только мы засеиваем поля, после первой же ночи находим, что на полях кто-то изрядно всё вытоптал и сожрал. Иногда, нам вместе с рыцарями гарнизона удаётся найти этих тварей и убить парочку, но они всё — равно продолжают приходить, и, кажется, всё больше и больше.
        Роана взглянула на мужа, такие вопросы обычно всегда решает он, а она просто ждала, что он скажет. Олар молчал столько, что фермер начал нервничать, но молчание прерывала его жена и тихо спросила:
        —Милый, может отправить туда людей из стражи?
        —Стража не обучена сражаться с мутантами. Это была задача ордена.
        —Отправь туда людей из ордена.
        —И оставить самый центр королевства без защиты?
        —Стражи нам и так хватает, к тому же ты собрался сегодня рекрутировать шестьдесят новобранцев.
        —Не я, а Грингольд — он в конце концов лидер ордена.
        —Любимый, решай, иначе этого бедного человека придется выносить отсюда.
        —Хорошо — немного промедлив, сказал король — я отправлю в замок «Воин» на Северной Стене ещё тридцать паладинов ордена.
        Рот фермера расплылся в широкой улыбке и в благодарностях он упал на колени. Король взмахнул рукой, чтобы он поднялся и продолжил:
        —А также, я отправляю туда Грингольда в качестве главнокомандующего, чтобы он навёл порядок у Северной Стены.
        Королева была удивлена:
        —Но, милый, кто же тогда займется рекрутированием воинов?
        Олар повернулся в сторону, после обратился к одному из стражников, охранявшему их:
        —Арред, друг мой, когда Грингольд вернётся из города, тебе придётся заняться этим, разузнай у него всё что нужно.
        —Слушаюсь, Олар.
        —Хм, умно.  — Заметила королева.  — Ты у меня молодец.
        Фермер, удовлетворённый указами его Величества, откланявшись, направился к главным воротам.
        Арред дождался ухода фермера и когда оставшиеся люди стали просить о снижении налогов, поклонился его величеству и под предлогом вступления в обязанности вышел в маленькую дверку на помосте.
        Олар и Роана отклонили все просьбы, объяснив тем, что налог, возможно, и высок. Но он вполне выполним для людей, а потому никак не может быть снижен, поскольку поддерживает стабильность в королевстве. Люди просто уходили, получая свои отказы. Некоторые, при том, уже не в первый раз.
        Когда все посетители вышли, в зале остались лишь король с королевой, трое стражников и Зогвиль.
        —Я думал это не закончиться.  — с облегчением сказал король.
        Он отпустил стражу и подозвал к себе слугу:
        —До вечера нас не беспокоить. Мы будем в саду.
        —Слушаюсь, Ваше Величество.  — послушно ответил тот и тоже удалился из зала.
        Тогда Олар взял любимую за руку. Выйдя через маленькие дверки справа, они направились по лестнице вниз в самый центр замка. В самом сердце замка располагался роскошный сад: единственная часть замка, где не было крыши над головой, а деревья росли ввысь, насколько могли по природе своей. В центре был огромный пруд, вода в котором наполнялась через большой фонтан. Из центра сада вели аллеи из лиан и высоких кустов. Мраморные колонны были оплетены листьями окружавших их лиан. Вместо пола на земле росла трава. Её всегда аккуратно подстригали, чтобы было удобно ходить по ней. В саду стояла одинокая, деревянная, лавочка. На деревьях сидели разные птицы: тут встречались как тропические, так и те, что живут только на крайнем севере. Зверей тут почти не было, разве что, иногда, пробегала рыжая белочка, зайка или ёжик, который пытался спрятаться в траве. Рыб в пруду было больше чем птиц. Они были разные: от ярко — красных, синих, зелёных до серых, темно зеленых и даже бесцветных. Королева присела на край пруда, поводив в нем рукой. Король лёг рядом, положив голову ей на колени. Он долгое время смотрел в
небо, прежде чем спросил:
        —Ты ещё не разочаровалась во мне?
        —Нисколько. Тебя что-то волнует, дорогой?
        —Да. После того как всё останется Мире, как мы уйдём домой? Неужели снова сможем спокойно жить как раньше? Выращивать горных баранов? Ведь все северяне пришли с нами. Там больше никого не осталось, только голые снежные пустыни.
        —А почему бы и нет? Мы же так прожили двадцать лет, и ещё столько же проживём.
        —Даже не вериться, что теперь я король. Если бы не тот путник. Да никогда в жизни, видят Великие, мне это ненужно было.
        —Ты стал об этом так часто думать, в последнее время. Сам подумай, Миракель была послана тебе, думаешь, просто так? ОН же сказал тебе, что когда она вырастет, она должна занять своё законное место.
        —Это меня как раз и тревожит. Думаешь, ОН знал? Она же ведь волшебница, а это королевство — людей. Не её.
        —Но она выросла у нас. А мы ведь тоже не совсем люди. Она прекрасно поймёт людей и сможет ими править. Их нужды, цели, возможности, желания, наконец.
        —Я не уверен, что она сможет стать хорошей королевой при том то короле, за которого мы её выдаём.
        —Ты сам сказал, что у неё был небольшой выбор. А так как старший брат — просто чудовище, да и за младшего ручался Аргон, то почему нет? Аргон добр был к нам, он очень хороший эльф и видит всех насквозь. Если он сказал, что у его племянника есть шанс измениться — значит он увидел это в нем и нам не надо волноваться.
        —Я бы с радостью отдал Миру за сына Аргона, если бы он был жив.
        —Ты ничего не мог сделать.
        —Я был рядом с ними в этой бойне.
        —Ты сражался с Морготом, это стоило большего.
        —Моргот — был самый трусливый король из всех, про которых я читал. Он сидел в этом замке пока его воины пытались его защитить. А я был ничем не лучше. Лежал, оправлялся от ран и даже ходить толком не мог не то, что драться. За меня воевали Аргон, Арред, Грингольд, Александер, Керлиикт, Орл и многие другие. Все они проливали свою кровь, пока я лежал на кровати и думал о тебе. Ансент Рискид ранил меня в той битве, если бы не Арред, я бы уже тогда мог потерять надежду.
        —Ты подарил милость всем отважным рыцарям Моргота, подарив им чёрную башню. Я никогда не поверю, что обида заставила тебя казнить его.
        —Нет, я хотел, чтобы и он служил мне сейчас наряду с остальными. Но Ансент был гордым воином и предпочёл смерть по законам Хаоса нежели «жалкое» служение Порядку как прислуга. Может, он даже прав. Ведь сама подумай, дорогая: в теории Хаоса — выживает сильнейший и имеет право на власть тоже только он.
        —Знаешь, дорогой, как-то уже король Хаоса взял, что хотел потому — что рассчитывал на свою силу. Но обычный фермер, который верил в правила и закон убил его и принёс Порядок в его королевство. Разве это не так?
        —Какой же это порядок? Когда тьма сгущается в горах, мутанты свободно перебрались через Северную Стену, а эльфы Сиродила так вообще готовились начать новую войну в королевстве.
        —Ты и так сделал многое: усмирил племена южных троллей за Стеной, наладил жизнь людей в королевстве, реорганизовал орден Серебряного Льва. К тому же, когда принц Сиродила жениться на нашей Миракель — в королевстве наступит долгожданный мир. Ты сделал всё, что мог для этого мира. Теперь тебе тоже можно отдохнуть. Знаешь, о чём только я жалею?
        —О чём, любимая?
        —Что мы не сможем забрать к нам на Север этот сад.
        Она нагнулась, и они снова стали целоваться.

        АСПАРИАН

        -Держи вора!  — кричал кто-то в толпе.
        Парень, лет семнадцати бежал что было сил через длинные ряды на рынке, попутно стараясь аккуратно отталкивать прохожих. За ним гнались трое взрослых мужчин. Прохожие только удивлённо наблюдали за этой картиной.
        —«Что смотрите, олухи? Ловите вора!» Произнёс самый толстый из преследователей, который уже не мог бежать и просто кричал вслед проклятия.
        Парень подпрыгнул и, ухватившись за уступок палаточного ларька, взобрался наверх. Погоня не отставала, хотя мужчины не спешили лезть за ним наверх, а продолжали гнаться по земле. Он старался менять улицы. Чтобы сбить их — но они не отставали. Тогда прыгнув на одну из крыш ларьков, не рассчитав свой вес и прочность её крыши, он обрушил её. Тем самым закрыл проход по этой улице. Пока преследователи пытались понять, что быстрее: очистить проход или догнать сбежавшего вора по другой улице? Аспариан спокойной ушёл в нужном ему направлении. А вскоре они полностью скрылись из виду.
        В рынковом кругу постоянно было много народу, а также сюда часто заходили новые торговцы с диковинными товарами, которые никто раньше не видел. Палатки и ларьки стояли по обоим бокам улицы, которая в свою очередь описывала круг на одном из склонов.
        Он спустился в торговые ряды, пока, наконец, пройдя около пятнадцати узких улочек, не вышел из торгового круга. Ступив на покрытые камнями улицы города, он долго бродил между домов. Все дома были тут одно или двух — этажные и в основном все на одно лицо. Иногда были исключения в виде трёх и пяти — этажных. Единственным вопросом мучившем парня был, почему тут нет четырёхэтажных. Он обошёл весь жилой круг, но тщетно, их не было вовсе. Проходя он рассматривал украденное. Это была толстая книга. «История развития и становления Королевства».
        Аспариан был вором, ну или не совсем… Он никогда не воровал деньги или еду, но зато частенько крал книги, при этом после прочтения возвращая их на место. Он обожал читать, но денег на настоящие книги никогда не было. Жил он с каким-то выжившим из ума стариком в башне, даже не в чете Центрального города, а за его пределами возле границы. Дед этот всю свою жизнь служил солдатом, а когда старость дала о себе знать, ему был нужен помощник. Тут то и ему попался малыш-сирота, которого при странных обстоятельствах кто — то принес старику прямо под порог. Так мальчик и обрел свой новый дом. Стал жить у старика: помогать по хозяйству, складывать его оружие, выносить его горшок, покупать и готовить еду.
        Он обошёл ещё пару улочек, пока голос откуда-то сверху не позвал его:
        —А ты сегодня долго, залюбовался, чем ли?
        —Данна, прости, я просто книгу интересную увидел вот и…
        —Ну, всё с тобой ясно. Что за книга?
        —История Королевства. Ты сильно злишься?
        —Всё хорошо. Считай, что я почти тебя простила.
        —Что мне нужно сделать?
        —Поцелуй, многое бы исправил.  — кокетливо сказала девушка на балконе.
        —Тогда пусти меня к себе.
        И с крыши одноэтажного домика показалась девушка, лет семнадцати на вид. Одета она была в красное платье полностью закрывавшее её. Только очень большая грудь выдавала себя. Она скинула, какую деревяшку и парень полез к ней на балкон по стене. Когда он залез наверх, она крепко его обняла и поцеловала. Он ответил тем же, и они простояли так несколько минут, пока она не спросила, усаживая его на стул, что стоял прямо на крыше:
        —Ты слышал последние новости?
        —Кое-что слышал: какой старый рыцарь из ордена в серебряной броне и с молотом, говорил о восстании в Сиродиле с другими, младшими рыцарями.
        —Я не о том, глупый. Принцесса выходит замуж через неделю!
        —Ого! Вот это неожиданно.  — попытался сделать вид, что ему не все-равно Аспариан.
        —Да, а ещё на этот случай орден, устраивает сегодня вечером соревнование. Они хотят увеличить свою численность на шестьдесят человек! Представляешь?
        —Ух-ты…а вот это было бы здорово! Быть рыцарем Ордена Серебряного Льва! Настоящим Паладином! Я о них только в «Легендах одинокого мира» читал.
        —Ты бы променял меня на службу в каком-то ордене?  — она положила свою ладонь на его руку присев рядом с ним.
        —Ну почему сразу «променял»? Возмутился Аспариан.
        —Ты знаешь, все паладины Ордена дают обещания быть верными мечу.
        —Молоту,  — поправил Аспариан.
        —Хорошо, пускай молоту. Тем не менее — ни женщины, ни детей, никакой другой жизни, кроме служения королю у них нет! Ты, правда, этого хочешь?
        —Я не знаю, извини меня. Хотя почему бы и нет? Это же почётно.
        —Загубить свою жизнь, считается почётом? Ты хоть представляешь, с чем они там сталкиваются в своих замках? Да и почему не пойти просто в стражу? Никаких обязательств и всегда тут, в городе, а не где-то там…далеко…в Стенах…без меня.
        —Орден защищает нас от мутантов. А стража всего лишь убивает одних людей ради других. Я не вижу здесь благородства.
        —Как знаешь. Вечером будет больная ярмарка. Пойдём, кстати, заодно и турнир посмотрим? Вечером нужно прийти к королевскому замку, там всё и будет происходить.
        —Ну, думаю, можно.  — Вяло ответил он.
        —Вот и молодец. Прости, мне пора идти печь пироги или мама совсем замучается одна. Она ещё раз поцеловала его на прощание и ушла в дверку на крыше.
        Аспариан слез с крыши и направился за город, в башню, где жил, по пути читая книгу что украл.
        «Королевство защищено с севера, востока и юга Великими Стенами, построенными Великими. С запада же оно окружено морем. Каждая стена имеет по пять замков, кроме восточной. На Северной Стене главным замком считается «Воин». Север отделял за окраинные народы северян от королевства. Главный замок на Южной Стене называется «Защитник». В честь великой битвы народов троллей и защитников людей. Троллей было в десять раз больше, но люди всё — равно не пустили врагов королевства, ценой собственной жизни. Теперь эта Стена охраняется гномами, которые живут неподалёку в горах, полученных в награду от нашего короля. О судьбе Восточной Стены не могу ничего сказать после того ужаса, что я пережил. Там находиться всего один замок, и он ЗА Стеной. Там, куда больше не попадает свет Божий и где происходит такой ужас, от даже представления которого начнутся мурашки. А Судьба тех — кого отправляют туда, решена навсегда. Ибо никто и никогда оттуда не вернётся. Ибо тьма навсегда поглощает и уродует души этих несчастных. И из тьмы этой нет выхода, так как Восточная Стена выстроена намертво, без входов и выходов».
        Аспариан заглянул на оборот и обратил внимание на автора. Им оказался странный В. Рискид. «, наверное, священник» — подумал он про себя. «Только у них такая манера писать».
        Дойдя до башни, он аккуратно открыл дверь и увидел старика, спящего на лавке внизу, как обычно. Парень аккуратно положил новую книгу в старый, платяной шкаф и стал готовить обед из того что было. Пожарив картофель с луком, он стал думать о предложении Данны, пойти на этот турнир. А может и поучаствовать самому?
        Старик был стражником при Морготе, и эта башня — всегда была его домом. На стене красовалась яркая железная броня городского стражника, которую теперь старик даже не сможет поднять, не то, что надеть. Парень осмотрел броню внимательно: она была ярко синяя — это означало, что стражник несет свою службу за пределами территории города. Ведь если бы он был непосредственно внутри, она была бы ярко зелёная.
        «Старик явно был высокий, как я…» подумал Аспариан, осматривая броню. Он, вдруг, подумал, как бы она сидела на нём самом. К своему удивлению он заметил, что она ему как раз впору. Рядом красовался одноручный меч и щит, такого же синего цвета. «А что если я…?» Он аккуратно снял висящий меч и взмахнул им. Меч пошёл плавно в воздухе, описав полукруг. «Вроде, не тяжёлый, и броня сидела бы отлично…» Он аккуратно поставит меч на стол и взглянул на спящего старика.
        «Не жди меня к ужину. Прости…»
        ***
        В небольшой деревушке на границе Кругов Королевского Ранга несли стражу трое солдат. Облачены они были в ярко-зелёную броню и оживлённо слушали рассказ солдата в синей форме. Сам солдат в синей форме, постоянно зачем-то отряхивал доспех во время рассказа, а трое других, в зелёной постоянно о чём-то переговаривались. Близился вечер, и солнце уже садилось.
        —Так вот, когда я проходил мимо того трактира обратно, она прямо завлекала меня глазами.
        «Зелёные» в один голос рассмеялись. Затем капитан зелёных сказал:
        —Заканчивай свою байку — вечереет. Не хочется, чтобы из-за нас ты опоздал в Королевский замок, а то проблем того гляди не оберёмся.
        От этой деревни до королевского замка напрямик и без остановок была всего неделя пути. Солдат взглянув в небо мысленно про себя ругнулся, поднялся с мешка, на котором сидел, ещё раз протёр свой доспех, по привычке и собрался было в путь, как его внимание привлёк отшельник, входящий в деревню с той же стороны, откуда пришёл и он.
        Отшельник был в лохмотьях и без лошади. Примечательным было то, что бедного на вид исхудалого старика отделял от попрошайки искусно сделанный скипетр, который он нёс в правой руке, в левой же руке у него был огромный фолиант, вправленный в зелёную кожу. Лица отшельника под большим капюшоном не было видно. Отшельник осмотрелся по сторонам, как бы неловко ступил в деревню и глянул на солдата в синем доспехе.
        —Стой! Куда путь держишь странник?  — громко прокричал ему капитан стражи.
        Неизвестный, не обратив на него ни малейшего внимания, пошёл в его сторону, уже уверенно ступая по выложенной камнями дороге.
        —Твою м***, оглох что ли? Я спросил, по какому праву в деревню пришёл?  — уже прокричал капитан стражи.
        Отшельник подошёл уже на расстояние одного дома, как у стражника в синей броне возникло плохое предчувствие. Он протёр свой доспех и, не сводя глаз, смотрел за этим путником.
        —Ну, я хотел по-хорошему. Парни — взять его. Не нравится он мне что-то!
        Двое солдат в зелёной форме направились в сторону отшельника. Заметив это, оборванец немного приподнял капюшон и вскинул руки со скипетром вверх.
        —Вот скотина, хотели же по-хорошему.  — Произнёс один из солдат, вытащив меч из ножен.
        Отшельник отпустил фолиант и тот оказался прикреплённым к цепи и вместо того, чтобы с грохотом упасть на землю, продолжал висеть на поясе. Перестал сутулиться и приготовился к бою.
        Первый стражник замахнулся мечом, чтобы выбить скипетр из рук, но странник легко парировал удар и с невероятной скоростью увернулся от удара так, что повалил стражника на землю позади себя. Второй подоспел сразу же, но получив удар концом скипетра в живот, упал на колени перед ним. Первый стражник вскочил сзади, замахнувшись, чтобы сделать ещё удар, но отшельник был готов и в этот раз, выбив меч из руки стражника, свободной рукой схватил его за горло. Стражник заглянул во внутрь капюшона и закричал. Второй поднявшись с колен. Он хотел было помочь товарищу, но получив скипетром по лицу, упал на камни, истекая кровью. Когда скипетр коснулся лица того, кого оборванец держал в руке, его глаза вытекли из глазниц, волосы сгорели заживо вместе с лицом, а тело под доспехом начало исхудать. Истекавший кровью неожиданно поднялся и тоже стал испаряться на глазах, принимая форму скелета.
        Капитан затрубил в рог, и на эту улицу сошлось ещё пять стражников. Двое из них даже не успели перевести друг, как лезвие меча, уже пронзило их горло. Взору остальных же предстали скелеты. Настоящие живые скелеты с мечами в руках. Сперва их было только двое, но после того как погибли эти стражники их стало уже четверо.
        —Слушай меня парень!  — Сказал капитан стражи громким, твёрдым голосом.  — Беги изо всех ног отсюда, слышишь? Беги в королевский замок и передай его Величеству, что видел здесь. И не мешкай ни минуты!
        —Что это…?  — хотел, было, спросить солдат в синей форме, но капитан его перебил:
        —БЕГИ!  — заорал капитан, сбив с ног подбирающегося к нему скелета.
        И он побежал…Он бежал так быстро, как только мог… Он хотел снова отряхивать доспех, но бежал что есть мочи…Сперва он услышал крики. Их было три, затем наступил последний. Люди выглядывали из своих домиков. Он бежал и верил, что, когда выбежит из этой проклятой деревни, всё закончится. Пробежав с двенадцать улиц, он остановился, чтобы перевести дух, как увидел, что в улицах четырёх от него падает большой дом. Ещё один падает уже совсем рядом. Странные звуки, цоканье и непонятные щелчки. Его схватила костлявая рука и где-то из соседнего дома завизжала женщина. Он оттолкнул непонятное создание от себя и продолжил бег. Сил не было, да и это казалось ему уже не важным. Стояли ужасные звуки: лязг металла, плач детей, крики женщин, но он всё бежал. Какие-то мужчины впереди боролись с двумя скелетами пытаясь забить их в землю мотыгами. Солдат повернул и наткнулся на стену. Солнце зашло и стало темно, лишь в охваченном очагами пожара городе ещё было хоть что-то видно. Он вышел на улицу, по которой бежал, и уже хотел было упасть от усталости, как увидел конец деревни, на том месте, где мужчины бились со
скелетами.
        Силы появились из ниоткуда. Он сделал последний рывок, но его схватили костлявые руки. Солдат вытащил свой меч и стал рубить их. Это не дало должного эффекта и ему пришлось срезать кусок ткани, чтобы отцепить руки — но ободранная нога, того стоила. Скелеты закопошились и поползли за ним. Он бежал ещё быстрее, солдат перепрыгнул через какую-то повозку и в последнем рывке выбежал за пределы деревни.
        Выйдя за пределы деревни, солдат услышал ржание. Это пыталась убежать привязанная лошадь. Ловко отвязав её, он залез. Вглядываясь в деревню, он видел, как рушатся дома, как из обломков выползают скелеты и видел, что все они собираются возле оборванца со скипетром в руке и странным фолиантом на поясе. Странник смотрел прямо на него и снял свой капюшон. Улыбка была мерзкая, глаза бесцветные и сам его вид напоминал ссохшегося трупа. В руках он держал зелёный шлем капитана и улыбался, глядя прямо в глаза солдату.
        Солдат в синем недолго думая, пустил коня в галоп. Он знал эти глаза. Он знал эту улыбку. Он знал кто это такой. Он читал об этом уже давно. Он боялся его. Это был некромант.
        ***
        —Эй ты, вставай! Уснул что ли, пьянь? Вечно вас на таких мероприятиях уйма.
        Какой-то солдат стукнул Аспариана сапогом. Он протёр глаза после сна и разглядел, что у замка собралось много народу. У центральных королевских ворот по одному пропуская внутрь, стоял человек с большим пергаментом и записывал каждого. Аспариан приподнялся и направился к воротам. Когда он подошёл к воротам, охранник осмотрел его с ног до головы, а человек с пером спросил:
        —Имя, вид боя и подписать соглашение с правилами.
        —Аспариан, рыцарский бой, с правилами согласен, если погибну, семья протест королю выдвигать не будет, а также не будет требовать выплаты или возмещение в любом другом эквиваленте.
        Когда всё было окончено — он прошел через ворота и заметил во дворе около тысячи человек. Приглядевшись внимательно, он промеж палаток увидел эльфов, гномов и даже пару карликов. Разноцветные палатки в свете огней факелов освещались довольно тускло, а потом гербы или знамёна на них рассмотреть было невозможно. Неподалёку какой-то мальчик, его ровесник, не мог никак натянуть шлем и постоянно ругался.
        —Что случилось у тебя?
        —Да вот шлем жёсткий, как только надеваю, так хоть на стену лезь: тяжёлый, неудобный и очень сильно гремит.
        —Дай взгляну…понятно всё. Ты дубина совсем что ли? Тут же подкладки никакой нет. Голое железо и прямо на голову, конечно, он будет ерзать.
        —Я не знал, как выбирать шлем. Доспех то, отцовский, а вот шлем купил прямо тут днем, на рынке. День вообще не задался, какой-то ворюга на рынке, сбил меня, и мне пришлось собирать монеты прямо из грязи. А ворюга был высокий, как и ты — книжку, говорят, украл.
        Аспариан почувствовал себя неловко, когда понял — что это именно он сбил парня. Он оторвал кусок от своей рубашки и кинул её этому доходяге:
        —Вот, будет тебе подкладка под шлем.
        —Спасибо… а как тебя зовут?
        —Аспариан.
        —А меня Борон. Я из рода медведей лесов. Это далеко отсюда, но, пожалуйста, посиди со мной в шатре, мне это будет очень приятно. До начала ещё немного.
        —Хорошо, тогда дай немного хлеба, я с обеда ничего не ел.
        За рассказами Борона о доме и о том, что его имя произошло от птицы, которая очень ревнива, Аспариан внимательнее рассмотрел собравшихся тут воинов. Вот и правда, несколько эльфов, догадываюсь, что они приехали на состязание лучников, так как воины они плохие, а вот лучники — лучшие в этом мире.
        Гномы…около дюжины он заметил в противоположном конце лагеря. Грубые большие доспехи, украшенные различными цветами и рунами. Практически все пришли с топорами и только один из них был с молотом. Пока остальные мило беседовали у костра, этот же всё время смотрел на двери замка.
        Много разных рыцарей и лучников, кто-то пытался разместить своих лошадей рядом с собой, не отдавая их в конюшню, остальные разбились по группкам и что — то мило обсуждали. Некоторые мерились размером своих мускулов. Кто-то пил, остальные как Аспариан и Борон ели, но все как по команде встали, когда двери открылись, и из замка вышел человек в сопровождении двух паладинов. Он забрался на помост приблизительно в центре общего скопища шатров и наступила мгновенная тишина. Аспариан и Борон вместе со всеми остальными подошли к помосту, насколько это было возможно. Когда все столпились и стали слушать, человек промолвил.
        «Меня зовут Арред, я личный телохранитель короля. Лидер ордена серебряного льва отправился на север, дабы оставить вторжение мутантов. Вместо него я проведу проверку ваших умений и навыков. Его Величество вместе с королевой будут наблюдать за ходом испытаний лично и именно Его Величество выберет двух телохранителей для своей дочери. Ваши умения покажут, достойны ли вы, занять службу в ордене. Помните, вы сражаетесь ночью, именно потому-что паладин сам должен нести свет за собой, особенно во тьме именно он и должен стать светом».
        Условия боя немного изменены:
        Лучники — выбирайте своего родственника, затем вы и он выйдете на стрельбище. Ваша задача — сбить яблоко с его головы на расстоянии ста шагов. Помните — отказаться от испытания — это не трусость…
        Лучники заметно занервничали, даже эльфы переглянулись друг с другом.
        Всадники. Теперь вы больше не будете просто так объезжать поле на своих скакунах. Все преграды теперь будут подожжены, и ваша задача не сгореть при прохождении. Если кто-то захочет отказаться-вы вольны уйти сей же час.
        Многие люди переглянулись, те же, кто держал своих лошадей, уже поглядывали на выход.
        Рыцари. Это будет самое необычное, что вы видели когда-нибудь в своей жизни. Вы выйдете в город этой ночью на третий круг королевского ранга. И будете убивать друг друга до восхода солнца. Прячьтесь, убегайте или деритесь — выбор за вами, но к утру выжившие уже будут носить гордое звание паладина ордена серебряного льва.
        Собравшиеся тут же подняли гам, не дав Арреду договорить. Кто-то открыто возмущался, кто-то бурчал себе под нос, Аспариан задумался о возможности отказа от испытания, он видел этих людей, видел и крепких как быков, которые снесут ему голову одним ударом топора, видел и худощавых фехтовальщиков, в которых даже при всей ловкости и мастерстве трудно попасть. И против них ему придётся биться. Он видел испуганное лицо Борона. И тут какой-то мужчина лет тридцати задал вопрос: «Раньше испытания были рассчитаны на проявление мастерства и показания умений. Почему же сейчас мы должны умирать на поле тренировки?»
        Арред выдержал паузу и когда снова все затихли, промолвил: «Наступают тяжелые времена. После века Аспариана Великого снова появляются маги самоучки. Про внешнюю угрозу в виде троллей на юге и мутантов на севере я уж молчу. Это вам не простые разбойники. В битве моих и ваших родителей, маг заживо сжигал целые отряды. Несколько магов профессионалов сожгла целую армию за считанные мгновения. Я родом с севера, как и его Величество. Мутанты — это вам не зверьки, которых можно закрыть в клетках и наблюдать, как они бегают. Эти чудовища в один миг перегрызают горло и распаривают внутренности. Если вы не способны победить обычного человека, к мутанту даже не лезьте за версту. Вы думаете, Орден-это просто регалия к вашему имени? Орден — это те, кто понимает, что живыми они не вернутся. Это те, кто по первому слову умирают во имя короля. Вы думаете, почему члены ордена получают огромнейшее жалование, но при этом не успевают его тратить? Думаете, почему король берёт опеку над семьями членов ордена? Почему орден так редко афиширует свои заслуги? Это не честь, не слава — это самая большая боль. Не иметь
возможности даже пожить для себя, когда по приказу короля ты должен оставлять семью и идти на смерть. Когда нельзя по нескольку лет видеть солнечного света, а потом умереть в тот же день, как наконец-то твои глаза увидят его. Вам ещё этого не понять. Но слушайте меня — начинается что-то плохое и орден будет теми-кто встанет против этой опасности. Поэтому проваливайте, те кто считает обратное!»
        Тишина продлилась с минуту. Потом началась суматоха. Многие уходили, очень многие…
        Кто-то заплакал, объясняя, что не готов быть живой мишенью. Кто-то молча уходил, ни сказав никому, ни слова. Большинство уходило так же, как и пришли по несколько человек. Пара эльфов тоже ушла. Люди, эльфы, лошади и прочие покидали этот двор… Гномы так и остались вместе, как и были. Аспариан смотрел на Борона, он видел его страх, но парень не хотел выказывать его перед товарищем. Крепкий, рослый парень в отличие от Аспариана трясся в ужасе и только тут он понял, что не чувствует этот общий страх. В руке сам по себе оказался меч и Аспариан понял, как сильно он сжимает рукоять. Сделать шаг или сказать что-нибудь для него в этот момент было гораздо тяжелее, чем оставаться спокойным, это удавалось на удивление легко.
        Тем временем люди продолжали уходить. Оставалось всё меньше и меньше. Пока в итоге не оказалось около двухсот.
        «Последний шанс уйти»  — произнес Арред, но стояла тишина — никто больше ничего не хотел говорить. Стояла такая тишина, что, казалось бы, слышны муравьи, находящиеся во дворе.
        «Итого двести тридцать восемь, да? Спасибо» сказал Арред человеку с пергаментом и громко произнес оставшимся «Прошу за мной и да удачи каждому из вас».
        Борон поймал за рукав Аспариана и пошли в замок вместе. После короткого молчания Борон заговорил первым:
        —Тебя тоже назвали в честь Великого?
        —Не знаю, может быть. Говорят, он уничтожил всех магов в периоде войн?
        —Ещё как уничтожил! В одиночку всех этих монстров. Это не те, нынешнее ученики волшебной школы, говорят, они убивали разные расы, для своих экспериментов. Они были ужасны в своих поступках. Совокуплялись с кем-угодно, даже с животными и мертвецами. А заправляла всеми рыжеволосая колдунья. Эта была ужасная женщина. Отец говорил, что однажды видел её кортеж, когда она проезжала по лесу в замок. Ей было скучно, и она нашла магией каких-то сусликов в земле и оторвав одному из них голову, приставила её на место другому, так что у того было две головы.
        —А я слышал, она была очень красива.
        —Ну это да. Говорят, самая красивая девушка до самого Окраинного моря на западе. И как это выходит, что такие люди, могут быть злыми.
        —Меня больше волнует, произнёс Аспариан, как ему это удалось — это же ведь не просто, он сам был магом?
        —Нет, не был. Обычный человек. Просто ему надоело терпеть их тиранию, и он решил освободить народ.
        —Ну-ну, ради освобождения народа рисковать своей жизнью и убивать самых сильных существ на планете… Слабо вериться. Ты лучше скажи, почему не пошёл, когда был шанс уйти?
        —Я не мог. Понимаешь…я тут потому-то в лесах, сейчас наступает сложный период, много деревьев умирает по непонятным причинам, а моя семья не может их просто так бросить. Мы лесники и считаем своим долгом сохранить лес. А для посадки новых деревьев нужно время…и очень много средств.
        —Ты собираешься рисковать своей жизнью, ради деревьев? Я тебя не понимаю, но во всяком случае это благородно.
        —Спасибо, а ты зачем здесь?
        —Скучно мне живётся. «Вот и ищу, как продать жизнь подороже» подумал он про себя.
        —Серьёзно, а пить как остальные ну или там по девкам?
        —Не пью. По девкам?  — это кто же развлекается так? Скорее именно так и напрягаются.
        Они оба рассмеялись, а Аспариан думал о Данне. Вспоминая её красное платье и губы вкуса клубники. Он долго думал о ней, пока они шли какими-то коридорами и в итоге сказал:
        —«Обидно будет, если к утру я не увижусь с тобой».
        —Согласен. Ну что нам делать то остаётся в принципе? Будем ждать, и верить во всё хорошее.
        Коридор закончился, и в конце было большое разветвление. Арред остановился, паладины встали между ним и толпой и когда все остановились, он произнес.
        «Всадники-налево и вниз, лучники — направо и вверх. Рыцари — прямо, когда выйдет полная луна, вы выйдете в город и единственным вашим желанием останется выжить до утра.»
        —Перед тем, как мы уйдём…Начал Борон: ты мне стал другом, спасибо тебе.
        —Ты знаешь меня всего ничего, а говоришь, что я уже твой друг.
        —Ты помог мне, никто бы не стал разговаривать с такой деревенщиной как я.
        —Да я и сам не королевских кровей.
        —Всё-равно ты был со мной, а это-важно.
        —Тогда и ты, наверное, стал мне другом. Я редко вообще с кем общаюсь.
        —Прощай, выживи, прошу…
        —И ты переживи эту ночь….
        Аспариан стоял перед большими массивными дверьми, когда они открылись, он вышел на какую-то площадку, где было множество улочек. Он выбрал для себя почти самую крайнюю правую и побрёл по ней.
        Он шёл долго, старательно обходя всякого рода ямы и выбоины, продолжая смотреть на луну. Ещё было не время, да и не похоже, что бы он пришёл к нужному месту. Когда же он дошёл, он увидел большую красивую улицу, света в окнах не было и все двери видимо были наглухо заперты.
        Взглянув вверх, он увидел замок. Олар и Роана сидели на большом балконе и смотрели на них всех. Затем король встал и громко произнёс, да так что его было слышно с этой самой горы, на которой и располагался замок:
        —Да сопутствует вам удача. И пусть останутся лучшие!
        И луна стала полной.

        ГРИНГОЛЬД

        Когда взошла полная луна, тридцать паладинов и их капитан наконец-то добрались до замка у северной стены именуемым «Воин». Замок носил название в честь одной красивой и известной легенды: когда маги захватывали власть в мире, этот замок был единственным местом, в котором сопротивление шло особо жестоко. Магам пришлось свести туда всех своих, чтобы наконец-то замок пал, а когда всё же спустя полгода это у них получилось, оказалось, что замок защищал один единственный человек. Несмотря на заверения магов об обратном, люди дали название этому замку в честь этого героя, а когда Олар пришёл к власти, он узаконил это название и сделал замок главным на северной стене.
        Замок стоял опустелым и во многом разрушенным. Вокруг замка были истоптанные поля и кучи различного мусора. В центре огромного поля, за которым стоял замок, сидели 3 собаки и что-то обгладывали. Когда же Грингольд с братьями двинулись через поле, собаки подняли морды в их сторону, и они сразу поняли, что это мутанты.
        Ещё миг и мутанты кинулись в атаку. Больше обычной собаки в два раза, они имели двойной ряд клыков. Вместо головы у них были черепа, массированные лапы и по три когтя на каждой. Сквозь тонкую шкуру виделся скелет этих тварей. Языки вываливались из пасти, а при беге они скорее передвигались прыжками, нежели просто бежали. Передвигались зигзагами, так что попадание из луков заранее исключалось.
        Эти три твари подбежали в плотную и прыгнули прямо на наездников. Грингольд с ещё одним паладином своих псов сбил сразу же. Один же не успел и собака сбила его прямо с лошади. Тогда, он бросила под лошадей своих товарищей, а те в свою очередь закололи мутанта пиками. Паладин спрыгнул прямо на свою тварь, раздавив её своим доспехом, а Грингольд держал свою за горло и внимательно оглядел, пока та пыталась впиться ему в шлем. Затем переломал ей шею одним движением и зажёг факел.
        —Капитан, крестьянин ошивался неподалеку. Говорит, с вами молвить желает.»  — Произнес один из рыцарей подводя какого-то оборванца. Оборванец выглядел действительно плохо и постоянно переглядывался по сторонам, пытаясь разглядеть то место, которые жевали мутанты.
        —Чего хотел? Коротко спросил Грингольд.
        —Великий…эм…капитан…прошу прощение…то, что жевали эти твари были моей дочерью, я бы хотел…забрать останки….
        Один из паладинов, хотел отпустить его, но капитан остановил его и сказал, вытаскивая меч.
        —Ты бросил её умирать этим тварям, хотя должен был умереть, защищая её. С какой стати нам отдавать тебе тело?
        —Я…хочу похоронить её…у нас во дворе…принести домой…и закопать…Великий…капитан…
        Тут уже несколько паладинов выхватили оружие. Тот, кто держал человека, не выдержал и спросил: «Да вы издеваетесь? Капитан, это же его дочь-как мы можем препятствовать тому, что бы он её похоронил по-человечески?»
        Грингольд смотрел в глаза крестьянину и произнес, обращаясь к этому рыцарю:
        —Оглянись. Эти кучи мусора тоже тела. Кости мертвецов…. Их никто не хоронит, потому-что люди боятся тварей и поля пустые по то же причине. Перед нами каннибал, Гаррет. Никто не спорит что его дочь, но он собирается вовсе её не похоронить.
        Мужчина, которого держали, отвёл взгляд от капитана и встретился им с Гарретом. Во взгляде того, было отчаяние и омерзение одновременно. Тогда крестьянин не выдержал и со слезами на глазах начал кричал на капитана:
        —Да!! Я — каннибал! Я имею право сожрать её! Это моя дочь и я имею полное право отдать её останки моей семье!! И вы, долбанные ублюдки, не заберёте у меня это право! Это бесчеловечно!
        Паладин, который раздавил своим доспехом одну из собак, рассмеялся и произнес: «А жрать людей -это человечно?»
        —Если вы пришли откуда есть, еда-то вам не понять! Вон жирные какие стоите! А мы тут голодаем: утром при свете дня пытаемся что-то засеять, пока эти твари спят, но всё равно возвращаются не все! А ночью, так вообще сидим в своих домах боясь пошевелится, ведь эти твари бродят по деревне… Мою дочь они забрали утром дня три назад и вот сейчас я смог её обнаружить. Она моя-дай съесть.
        —А зачем вам, чёрт возьми, паладины ордена в «Воине» торчат? Сказал тот же рыцарь.
        —Замок пуст уже как второй месяц. Все рыцари мертвы…
        Грингольд махнул рукой паладину и сказал: Кирон, возьми хлеб из нашей повозки. Гаррет отпусти его. А ты, коль уж попался нам, расскажи всё и подробно по дороге в деревню. Этот хлеб твоей семье.
        Крестьянин упал на землю в ноги капитану и стал плакать от счастья, но тот его отодвинул ногой. Он так легко это сделал, что только теперь он понял, как крестьянин исхудал. Его посадили на лошадь, вместе с Гарретом и Грингольд подробно стал расспрашивать о том, что здесь происходило. Крестьянин сперва впился в хлеб и сожрал буханку за раз. Потом ему стало плохо и его стошнило. Он хотел съесть то, что выблевал, но рыцари не позволили. Некоторых тоже вырвало вслед за ним после этого вида.
        —«Ситуация была ужасна. Они пришли неожиданно и как-то все одновременно. Вёл их какой-то пузатый мужчина. Паладины сразу же кинулись на новую опасность и были разбиты. Демоны убили их всех, никто не выжил в той битве. Затем собрались дружины крестьян, нас было больше чем паладинов, но мы были хуже обучены, поэтому погибли ещё при худшем раскладе. Мы просили помощи у остальных замков, но тишина.
        Ни «Герольд», ни «Спаситель» ни «Удар севера» даже не ответили. «Свобода» же… В общем было пару беженцев, которые рассказали, что и там было всё кончено.»
        —К королю людей, почему сразу не направили?
        —Направили, сразу же. Шесть раз выходили группы, но никто не дошёл.
        —Один крестьянин всё же дошёл. Именно поэтому мы и здесь, но описывал ситуацию он по-другому. Совсем по-другому…
        —То, что вы здесь капитан, уже многого стоит. Мы уже почти пришли, мой дом второй в этой деревне.
        Когда рыцари прибыли в деревню, часть домов была разрушена. Повсюду лежал строительный мусор. Где-то лежали целые блоки деревянных домиков, часть черепиц, окна и многое ещё.
        Приготовьтесь,  — сказал крестьянин.  — Тут повсюду твари. И ночью их особенно много.
        Рыцари въехали в деревню и увидели большое множество мутантов: тех самых «собак» что и раньше, каких-то больших летучих мышей, которые отрывали черепицы с крыш домов и пытались проникнуть в них через чердак. Как по команде увидев паладинов, они устремили свои взгляды на них. В ярком лунном свете рыцари остановились, и Грингольд сказав крестьянину: «стереги лошадей» и первым слез со своей. Остальные последовали его примеру и встали возле него. Твари же стали понемногу приближаться к диковинным существам в доспехах.
        «Помните, чему я вас учил. Помните, что такое паладин и свет несущий! За СВЕТ!!!!» закричал капитан и все, подхватившие этот клич, направились вслед за Грингольдом в атаку. Закипел бой. Несколько крылатых мышей сразу же кинулась камнем на рыцарей, другие же сражались с собаками. Битва кипела не шуточная, когда же вскоре рыцарей полностью окружили мутанты, те уже не смогли больше соединиться и держаться вместе. Гаррет перекатывался под лапами летучих мышей и бил собак своим уменьшенным молотом. Кирон просто хватал каждую и разрывал её в руках. Когда же собак стало больше, и они обступили его, он взял свой молот и начал раскручивать его вокруг себя. Какой-то из демонов, вылетев на него сверху, схватил за доспех и поднял над землёй. Заметив это, Гаррет продираясь через множество мутантов, кинул своим молотом прямо в эту тварь. Она рухнула вместе и Кироном в руины какого-то амбара и там он её и задушил.
        Десятка паладинов держалась вместе и отбиваясь от толпы мутантов начала продираться к Грингольду. Капитан же в свою очередь заметил, как справа от него собаки насели на какого-то юношу, повалив его, они все же, пробрались под его доспех и загрызли насмерть. Отбиваясь от очередных нападений собак, он попытался пробиться к отряду, но их разделили мутанты с крыльями. Спикировав вниз, они встали ровно между отрядом и капитаном. Грингольд продолжал отбиваться от собак, пока десять паладинов пытались пробиться к нему.
        Кирона в разрушенном амбаре уже начали обступать собаки, а то, что осталось от крыши, уже занимали мутанты, похожие на летучих мышей. Неожиданно к нему пробрался Гаррет и ещё пятеро рыцарей. Возле амбара закипел новый бой.
        Шестеро рыцарей вместе с крестьянином защищали лошадей. Он сидел в самом центре прячась под лошадьми как неожиданно для него, собака, убив рыцаря, продралась прямо к нему. Застыв от ужаса, он смотрел прямо на этот череп, боясь пошевелиться, пока неожиданно одна из лошадей не ударила её своими копытами. Остальные подхватили, и в итоге тварь была забита насмерть. Ещё шестеро сражались возле какого-то жилого дома. И с явным преимущество врага проигрывали свой бой.
        Капитан убил ещё три четыре твари, когда неожиданно на него они кинулись скопом и повалили на землю. Кто-то кричал, но Грингольд только пытался их скинуть с себя, а они уже лезли к нему под шлем, в надежде добраться до шеи. Его били крылья по лицу.
        Гаррет сбив очередную тварь смотрел на Кирона. Он то же выдохся. Сил уже не осталось ни у кого, а мутанты атаковали всё с таким же остервенением.
        Начался новый день. Встало солнце. И все летающие твари, вместе с собаками-демонами, начали покидать поле боя. Оставшихся рыцари уже смогли добить, потеряв при этом ещё троих.
        Грингольд скинул с себя кучу трупов, прежде чем его воины смогли помочь ему подняться. Кирон и Гаррет вместе с тремя воинами вышли из развалин амбара. Ещё пятеро вышли от здания. Пятеро вместе с крестьянином ведя лошадей, тоже подошли к горе трупов, на которой стоял командир. Он пересчитал оставшихся в живых. Их было двадцать пять. Пятерых за одну ночь…
        —«Прискорбно.» Произнес он тихо.  — Мы не были готовы к такому. И эта битва показала нам, что тут происходит. Если б не солнечный свет, нам пришёл бы конец.
        —«Интересно, куда они бегут?» Спросил Гаррет.
        —«Раньше, они бежали в пещеры, что были за стеной. Но теперь они просто прячутся в развалинах старых подвалов, куда не доходит свет. И по утру, когда мы идём пахать землю, парочка может вылезти и тогда нам становиться худо.» Спешно ответил крестьянин.
        Грингольд обратил на него внимание. Он и забыл, что крестьянин был с ними во время бойни. И выжил. Он подошёл к нему и, указав на одного из мертвых солдат сказал: «Теперь она твоя. Рыцарь ордена серебряного льва получает броню, и оружия только когда победит врага, покрытого тьмой. Ты же убил хотя бы одного мутанта в этой битве?»
        —Да…но, это сделали лошади, а не я. Я испугался и….
        —Все боятся. Отрезал капитан.  — Именно страх и даёт нам возможность быть храбрыми. Ты не удрал, ты был с нами, ты продолжал охранять лошадей. Прими это в качестве награды.
        С этими словами он взял молот своего товарища и протянул его крестьянину. Тот принял его, даже не пытаясь сказать, что он хотел сбежать, просто было некуда. Их обступили со всех сторон, и он испугался что умрёт, а так был шанс. Он, ведь правда, остался жив.
        Неожиданно для капитана и остальных из домов, на вид, казалось бы, давно разрушенных и покинутых, стали выходить люди. Они были тощи и очень напуганы. Смотрели на рыцарей, пока совсем маленькая девчушка с криком «Папа!» не подбежала к крестьянину и не стала плакать, обняв его. «Мама умерла. Два мутанта пробрались в дом, через крышу и сожрали её. Она спрятала меня в кладовой. Сама не успела» и разрыдалась так сильно, что больше ничего не могла сказать.
        Какой-то исхудавший мальчик вышел из толпы. Подойдя к Грингольду и спросил:
        —Вы, пришли нас спасти?
        Грингольд осмотрел окружившую их толпу. Одни женщины и дети, почти нет мужчин, а те что и были слишком стары или как видно очень больны. Внимательно пригляделся к парнишке, он был настолько сильно исхудалым, что его стало даже жаль.
        Смотрел на девочку, обнимающую крестьянина. Вспомнил, как ещё ночью он готов был отдать приказ убить его за каннибальство.
        Смотрел на молот, который тот держал в руке и понимал, что крестьянин был с ними все это время. Посмотрел на своих измученных и усталых людей, на напуганных лошадей.
        Посмотрел на гору трупов, что лежала в середине деревни, на разрушенные и полуразрушенные дома, посмотрел на разрушенный замок вдали, на стену и произнёс:
        —Да…теперь вы под нашей защитой. Мы исправим всё это.

        ТЕОХЕЛЬМ

        Когда он занял свое место у круглого стола, почти все уже были в сборе. Общий зал сбора представлял собой огромный амфитеатр с большим количество рядов, уходящих вверх. В центре находился круглый стол, за которым помещалось всего лишь десять человек. Общее число людей в зале было пять сотен. Следовательно, поэтому некоторые называли совет магов «советом пятисот». Из всех присутствующих только те, кто сидел за столом владели магией. Остальные же, кто занимал места в рядах театра, были просто мудрыми и умными людьми, которые при случае могли обжаловать решение магов. Помимо людей в зале присутствовало множество гномов, эльфов, несколько карликов, даже пару троллей, с десяток орков и несколько вардов. Маги сидели в белых одеждах, как и присутствующие тут люди.
        Теохельм осмотрел собравшихся магов и поднял взгляд на людей, рассаживающихся вверху над ними. «Итого нас восемь, не хватает волшебника пустынь и самого Ваэльмо».
        —Я вот что думаю…не к добру это все. Черная магия не допустима по всем законам нашего мира.  —Произнес волшебник с большой длинной белой бородой и голубыми глазами.  — После того, как Аспариан Великий убил всех магов, он ясно дал понять, что остальной магии в мире не место, кроме светлой, которая способна лишь на исцеление.
        —Не забывай, что маги появляются, не зависимо от закона. Мы не руководим тем, что нам оставляют предки. Мы лишь исполняем их волю.  — Сказал волшебник-орк этому белобородому.  — Ты сам должен понимать, что предки решают свои дела наверху так, как это делалось всегда, несмотря на наши законы. А ты говоришь так, будто эти волшебники должны спрашивать разрешение у нас могут ли они колдовать или нет.
        —Что ты предлагаешь? -Небрежно спросил эльф у него.
        —Перед тем, как вы упрячете их за решетку, с ними стоит поговорить о магии. О том, что её пользоваться нельзя и попытаться научить их жить по мирному. -Нисколько не принимая жест эльфа, мягко ответил орк.
        —Это глупо, товарищ орк.  — Вступил в разговор гном.  — Ты только подумай, как это выглядит, «Вот у вас магия есть-но вам нельзя её использовать, хотя и хочется». Они уже понимают, что не равны с обычными людьми и всеми силами в дальнейшем будут развивать в себе это различие, если ты ещё не понял этого.
        —Орк смотрел на гнома и потом произнес: Я не хочу больше забирать магию у созданий этого мира. Это так грустно убивать в человеке, то — что отличает его от других.
        —Во время войны, многие убивали друг друга. А ведь у них наверняка были таланты, которых ни у кого другого нет. Тем не менее, в итоге это привело мир к порядку.  — Высказался другой эльф.  — Это необходимая жертва, ради общего мира и спокойствия.
        —Орк совсем поник, но тут слово взял вард.  — Темную магию забирать необходимо сразу же, как её обнаруживают, с этим мы согласны, но вот остальные виды…зачем?
        —Вспомни о веке Аспариана. Маги правили над людьми, и никто их не мог в этом ограничить. Они держали тех, кто был с ними не равен в условиях рабами. Это должно уже нас многому научить в этом плане.  — Взял слово Теохельм.
        —Этот бардак с магией был только у вас в королевстве, в нашем заоблачном крае никто магией не злоупотреблял.  — Подал голос волшебник пустынь, чье место пустовало до этого мгновения. Он был укутан, с ног до головы и оставалась лишь тонкая полоска под одеждой для глаз.
        —Ты опять опоздал на совет.  — Отозвался белобородый.
        —Не просто залезть так высоко, когда этот остров просто парит в небесах вместе с этим зданием. А только у вас есть магия перемещения, мне же, как и обычному человеку приходится сюда попадать по старинке-порталом.
        —Тут взял голос другой гном, ранее не участвовавший в беседе.  —Про твой край нам мало что известно. Значит у вас много магов? Где же они?
        —Вообще-то я намекал на единственную персону с магическими способностями-вашего покорного слугу. -Он улыбнулся, но под одеждой этого не было заметно.
        —Орк засмеялся и потом добавил.  — Юмор, штука, которая пригодится по жизни, жаль не все это понимают.
        —Это уж точно.  — Подтвердил эльф, кивая.
        —Значит, вы тут стали обсуждать историю с магами и Аспариана-продолжил волшебник пустынь.  — Один паренек перерубил их всех под корень, да так что вы, насколько мне помнится, долго после не могли прийти в себя.
        —Если позволишь, то отмечу, что маги на то время имели безграничный контроль.  — Взял слово Теохельм.
        —Ты же единственный кто застал эти события, помимо нашего великого магистра, поведай нам их, будь добр.  — Продолжил волшебник, поправив свои одежды.
        —Я был с нынешним королем людей Оларом, в то время, когда парень убивал моих братьев по таланту. Боюсь, я немного расскажу тебе, да у нас сейчас и не урок истории, в общем.
        —Согласен, мой друг. Но мне интересно вот что, Аспариан был за порядок, что решил помочь Олару взойти на трон?
        —Этот вопрос…очень сложен в своем понимании… — Взял слово белобородый маг.  — Вероятнее всего Аспариан следовал пути Хаоса. Поскольку его не интересовало, то — кто встанет на место волшебников, он хотел лишь мстить.
        — Мы знаем наверняка, что Аспариан шел путем Света.  —Отрезал Теохельм.  — С ним поступили несправедливо, и он пытался восстановить справедливость, заодно и помог людям снять их тяжкое бремя с себя.
        — Волшебник пустынь окинул взглядом тех, кто стоял наверху: они перешептывались, что-то обсуждали в кучках, некоторые просто спали, ожидая начала совета. Ну да их ведь выдернули практически ночью, а совет первый раз за историю назначили в полночь. Он посмотрел на них ещё немного и обратился к сидящем за столом друзьям.  — Итак, мы врятли решим за что воевал Аспариан, за Порядок или Хаос. Да это уже и в целом стало историей. Меня больше волнует то, что происходит у вас сейчас. Что делает Олар, а Теохельм?
        —Король твердо управляет своей страной. Он стоит на понятиях Света и Порядка. В стране начинается хаос, но Олар справится с ним, я уверен.
        —Говорят он сидит на троне, вместе с женщиной, это правда?  —спросил гном.
        —Абсолютная. Роана-его жена и правит вместе с ним. Решения выносит или он, или она. Если кто-то выносит из них один-этого вполне достаточно для другого.
        —Эльф смотрел на Теохельма и спросил:  — Я знаю, что в королевстве людей, увеличилось количество заболеваемости, это правда?
        —Безусловная.
        —Мы можем считать это, как ошибкой правления короля?
        —Никак нет.  — Теохельм посмотрел на эльфа, а после обвел взглядом всех за столом.  — Господа, кажется, вы забываете о том, что собой представляет служение Порядку.
        —Разъясни же толковее, поскольку мне кажется, что правление Моргота, вело людей к большему процветанию нежели Олар.  — сказал волшебник пустынь.
        —При Морготе —начал объяснять Теохельм — теория Хаоса господствовала над людьми. Процесс шел, по выбору выживания лучших представителей расы. На места, главенствующие вставали только самые сильные и храбрые. Моргот расширил королевство экспансивным путем.
        —Захватив при этом Сиродил у эльфов и южные горы гномов.  — добавил орк.
        —Мы не на истории, орк. Но спасибо, что добавил. В отличие от Моргота-Олар, ограничил пределы королевства, тем самым стараясь увеличить власть людей не экспансивным путем, а интенсивным развитием уже принадлежащих земель.
        —Проблема болезней? -спросил эльф.
        —Результат увеличения болезней, это лишь следствие уменьшение смертности. Поскольку при Порядке — жизнь, является бесценной, то многие люди доживают до достаточно пожилого возраста, а заболевания вытекают как следствие.
        —Да уж, Олар и правда, преуспел в ограничении королевства. Построить стену вокруг это очень умно. Но вот только он запер их внутри.  — Произнес вард.
        —Было множество причин, по которым пришлось её построить. И надеюсь, она выдержит.  — грустно произнес Теохельм.
        — Знаете, товарищи.  — произнес гном.  — Меня интересует один важный момент. Скоро полночь и я очень то сомневаюсь, что магистр созвал нас сюда, из-за пары всплесков негативной энергии.
        * Раздался громкий хлопок и возле пустого места появился магистр Ваэльмо-глава ордена магов. Одет он был в черное, единственный из всех тут собравшихся. По данным привилегии, только главный магистр имел на это право, и это же одновременно и показывало его положение. Выбирался магистр советом всех 500 участников при наборе абсолютного количества голосов. И за всю историю ни разу цикл выбора не был запущен заново. Ваэльмо, как и его предшественники набрал 499 голосов и своим голосом подтвердил свое право на звание магистра. «Мудрецы не переизбирают, но в отличие от глупцов всегда сомневаются в своем выборе». Это относилось конечно же и к нему самому.
        Он был уже достаточно пожилым для своих лет и принадлежал к древней расе, пожалуй, лишь только сотая доля от неё, сохранена была в его жилах. На его голове не было волос и на землю спускалась длинная поредевшая борода. Ваэльмо занял свое место и обратился к гному:
        —Если хочешь узнать это можешь спросить у меня, господин гном.  — С дружеской улыбкой произнес он.  — Собрание объявляю открытым!
        В зале наступил гробовая тишина. Все заняли свои места и их взор был прикован к магистру. Те же кто сидели в центре, за столом склонили головы.
        — Мне пришлось созвать срочное собрание. Не ходя вокруг да около господа, объявлю: в нашем мире появился некромант!
        Зал зашумел, те кто сидели за столом начали переглядываться. Ваэльмо подождал пока пройдет реакция и когда продолжил, все снова стихли.
        — Я был в одной из деревень на границе кругов королевского ранга. Там…руины. Нет ни одного тела, даже трупов животных нет. Мы все знаем, что это значит. Прошу обсуждать.
        За столом началась неразбериха:


        -Некромант? Настоящий? Как это могло произойти?
        —Все книги по темным искусствам уничтожены ведь. С каких пор?
        —Он уничтожил целую деревню?
        —Важно то, сколько жителей там было -у него теперь армия.
        —Сила мертвых. Как сражаться то с ними теперь?
        Ваэльмо выждал снова и спросил у присутствующих: Есть предложения, что с этим делать?
        —Убить некроманта и точка.  — отрезал орк.
        —Верно, господин орк. Господа, почему это важнее чем рубить его армию?
        —Товарищ, Ваэльмо-убивая армию он поднимет новую и т.д. Наши потери будут значительнее, а убив его мы навсегда покончим с этим.  —подытожил гном.
        —Верно, господа. Кто готов принять на себя столь важную миссию, до тех пор, пока последствия не приняли плачевный оборот?
        Вард еле заметно кивнул, орк и белобородый колдун поддержали.
        —Значит вас трое. Удачи вам господа. И помните — вы в праве использовать реликты арсенала в тех количествах, в каких сочтете нужными. Так же, ваши правила:
        1. В любом случае, поимка некроманта — только ваша работа. Вы не можете отдать её другим, на чьей бы территории он не объявился. Помните о нашем принципе объективности и беспристрастности к любой расе мира.
        2. Если жертвы при выполнении операции допустимы, вы вольны к ним прибегнуть. Только холодный расчет, никаких эмоций при выполнении задания.
        3. Во благо развития магии-выведайте как он получил свои знания. Последний некромант погиб ещё при восстании Олара в королевстве людей. А значит он самостоятельно смог осилить эту науку. Ваша задача — узнать, как.
        Когда закончится собрание, вы вольны выбрать себе имена и отправляться. С этим мы закончили. Есть уважаемая коллегия мудрецов что сказать вам, на этот счет?
        Коллегия молчала и тогда Ваэльмо продолжил:
        —Помимо ужасных событий, касающихся появления некроманта, нас ждет ещё более ужасная картина, связанная со ста кругами мира.
        Все прекрасно знали, что такое круги мира, хотя их называли в народах кругами Ада. Находились они в пустыне за стеной гор, которые охраняли гномы. И представляли из себя подземные уровни, все уходящие глубже и глубже во тьму. Никто не знал, что происходит ниже 10 уровня, где обосновались для защиты нашего мира варды. Но даже они зачастую умалчивали, что к ним выходило из вечной темноты. Варды — раса, направленная на вечную стражу, им не нужен сон, они не нуждаются в еде и зрение у них в темноте лучше, чем у ночных эльфов. Именно они безоговорочно и отправились вниз, чтобы построить там свою базу и вечно защищать людей. Это был их единственный шанс подружиться с внешним миром и приносить пользу, ведь все расы понимали, что варды питаются эмоциями. Неважно какими-будь то хорошие или плохие, для варда это пища, считали все, а сами варды этому не противились. Поскольку люди стали считать, что те питаются страхом и злобой подземных тварей и им комфортно, остальные расы из-за логичности рассуждения приняли эту точку зрения, на том и сошлись. Но правда страшнее…и кроме самих вардов, её не знал никто…
        Ваэльмо продолжил:
        —Мной была замечена подозрительная активность на 15ом уровне. Боюсь, вам придется туго. Конкретнее объяснить или что-либо сказать я не могу, а мы тут не гадалки, так что крепитесь.
        Вард снова кивнул.
        —Ну что ж…пора перейти к тому вопросу, по которому я вызвал вас… Я только что из гномих чертогов на юге королевства людей. Мне сообщили ужасные вещи. Отряд под руководством Медноватта Электротайла принца королевства гномов и его брата Борнора нашел древние руины двемеров. Расы гномов, которая сгинула во времени истории и которую как мы с вами считали пропавшей без вести. Сам принц и его брат не вернулись домой.
        —Значит теперь, королевство гномов осталось без наследника?  —спросил белобородый.
        —У народа гномов есть ещё один принц, вот только никто не знает где он.  — ответил гном.
        —Мой товарищ, хочет сказать, что самый младший из королевской семьи-путешественник. В какой же он экспедиции и куда направился сейчас, нам не известно.  — ответил второй гном.
        —Из рассказов выживших, то что там было — определенно напоминало магию. Наша задача, отправить туда кого-то для того, чтобы уберечь гномов от опасности, хранящейся там и одними из первых добраться до секретов ремесла этого народа.  — Ваэльмо помолчал и добавил, взглянув на Теохельма.  — Пора тебе туда отправляться. Ты много провел времени рядом с Оларом, король гномов будет доверять тебе больше всех.
        —Как скажете, магистр.
        —Выбери себе имя и ступай, после окончания совета. Помни, мы не знаем в отличие от гномов, на что были способны их предки, а на останках многого не найдешь. Другое, дело — когда ты сам туда попадешь и увидишь с чем тебе пришлось столкнуться. Можешь взять абсолютно все, что захочешь из арсенала и береги себя. Надеюсь, король не пошлет туда абы кого. Гномы чертовски жадны к своим технологиям, но ты уж будь настойчив и собери как можно больше информации.
        Теохельм посмотрел на гномов, те ему одобрительно кивнули. Тогда он снова опустил голову и слушал магистра дальше.
        Ваэльмо посмотрел на зал и продолжил:
        —Все практические задачи, мы с вами закончили. Теперь же очередь философского обсуждения. Есть ли у кого-то из присутствующих вопросы, о которых он хотел бы обсудить?
        Кто-то из зала спросил: «Если во время правления Моргота, люди захватили власть над эльфами и гномами, может нам стоит вмешаться и снова уровнять шансы?»
        — Главная цель нашего совета. Не вмешиваться в дела рас. Мы — те, кто поднимает и контролирует магию и науку в мире. Мы не должны лезть в политику или как-то на неё влиять. Поэтому здесь я отвечаю категоричным отказом. Ещё вопросы?
        Где-то в самом конце зала парнишка потянул руку.
        —Я слушаю вас, уважаемый господин.  —произнес Ваэльмо.
        Парнишка встал, невнятно, что-то пробурчал, а в последствии промолвил:
        —Мы рассматриваем здесь несколько диаметральных категорий, пытаемся понять причины и мотивы тех или иных представителей различных рас, но почему мы никогда не прибегаем к описаниям действий их, через предначертанность Судьбы?
        Ваэльмо помолчал с минуту и затем, улыбнувшись этому юнцу, ответил:
        —Потому-что, уважаемый господин, Судьба-очень удобное слово для тех, кто не стремится принимать решения. Мы же тут, во многом принимаем решения за весь мир. И нас самих глупо было бы назвать судьбой.
        С другой стороны зала произнес другой мудрец:
        —Тем не менее религия тоже переносит ответственность за действия с людей, особенно. Они предпочитают переносить свои действия на волю их Бога. Но почему-то это мы рассматриваем? Что отделяет верование в одного от той же Судьбы?
        Ваэльмо снова молчал с минуту, после посмотрел на этого человека, покрытого густыми темными волосами, ниспадающими до плеч, и промолвил:
        —Я…не стал бы отвечать на такие вопросы как сравнение таких понятий. Каждый способен уверовать в то, во что он склонен уверовать. Главное, отличие-по которому мы рассматриваем эти вещи, в отличие от вопросов судьбы — это их прикладная значимость. Бог людей в свою очередь подарил им первые законы жизни, по которым их раса выжила в этом мире и по которым они следуют дальше — вот предмет нашего рассмотрения. Описание действий через то, что не рационально и не поддается логически доказуемым догмам — запрещено в нашем обсуждении.
        В части зала начался шум и поднялся орк, посмотрев на Ваэльмо, он выразил свой вопрос:
        —Если мы можем, я бы хотел поднять вопрос о законах мира. Недавно Джордано Брено сказал, дословно «Наш Свет имеет форму шара, а не стола! Если есть безумец, который согласится доказать мою теорию, я всячески ему помогу и наше открытие войдет в историю.» Собственно, я к тому-что нашелся такой безумец: Кристофер Коламб. Он готов отправится на своем корабле на Запад, чтобы доказать теорию Брено и вернутся в мир с востока. Мы будем ему способствовать в этом?
        Ваэльмо ждал этого, он всегда это любил. Голосование, которое он запустит и затем начнется решение, от которого будет зависеть продвижение науки.
        В зале начался шум и люди разделились по группам, маги же у стола просто молча склонили головы. После недолгого совещания все затихли. Тогда Ваэльмо поднял руку и стал ждать реакции, она была быстрой, все сразу же тоже подняли руки, волшебники за центральным столом сделали тоже самое.
        «Значит решено»-произнес Ваэльмо. Мы поспособствуем ему в его путешествии. На этом можно считать собрание оконченным, у всех множество дело, к которым необходимо приступать немедленно.
        Все начинали расходиться, а маги продолжали сидеть на своих местах. Они думали, а Ваэльмо ожидал, что же в итоге они сделают. Первым заговорил орк:
        —Похоже…ситуация непростая, а если в нашу поимку вмешаются люди?
        —Это их право — сказал Ваэльмо-если они пойдут ловить некроманта, постарайтесь им помочь и ни в коем случае не влезайте в их дело.
        —Если…я обнаружу у гномов то, что мы боялись, я могу просить о помощи? -глухо произнес Теохельм.
        —Да. Если сможешь.
        —Уж не думаете ли вы, что Борнор нашел то самое сокровище, что искал так долго? -спросил эльф.
        —Мы не исключаем что это может быть и нечто худшее.  — сказал гном.
        —Все варианты нужно просчитывать — сказал белобородый маг — иногда, это спасает жизнь.
        —Кстати, о всех вариантах,  — сказал волшебник пустынь — кажется, Олар устроил большой праздник?
        —И не только его-все так же глухо сказал Теохельм — сегодня у них ещё и отбор в орден серебряного льва.
        —Я знаю, что это что-то новое — произнес Ваэльмо.
        —Это действительно, нечто особенное….
        Все встали и покинули зал.

        АСПАРИАН

        Луна стала полной и Аспариана постигло неведенье. Король с королевой просто сидели и наблюдали. Он видел пустые дома, а окна во многих вообще были заколочены. На улицах не горели фонари, похоже весь этот круг вымер. С третьего круга они видели оживленный четвертый и как красиво светился замок на пятом. Самих же их окутывал мрак, освещаемый лишь светом луны. Латы были удобные, несмотря на то что и довольно старые. Ярко синий цвет в этой темноте был не так сильно, и различим, и отдавал больше серебром. Он услышал звуки откуда-то из закоулка справа. Звуки звенящей друг о друга стали. «Похоже кто-то уже встретился»-подумал он и поспешил поскорее в противоположную сторону. Пройдя по глухим закоулкам, он увидел труп одного из участников побоища. Понимая, что воин он никудышный, он подумал, что лучшее из всего будет спрятаться. Но куда?  — он ещё прошелся вдоль улиц, благо никто не встретился по дороге и увидел небольшое отверстие, ведущее в канализационный сток. Он решил, что это лучшее что возможно сделать.
        Пролез как смог в отверстие и сразу же почуял сильный смрад. Гнои, отходы и прочие прелести мира сейчас теребили его обоняние, но делать нечего и уж кроме него никто сюда наверняка не полезет. Здесь, он мог почувствовать себя в безопасности. Он наблюдал отсюда за улицей, которую только что покинул и увидел, как по ней прошли пятеро гномов, заглядывая в пустые дома, пролезая через окна. «Как хорошо, что я не подумал спрятаться там»-подумал про себя парень и решил уйти по проходу, пока гномы не заметили его в этом достаточно широком отверстии. Он заглянул в темный проход и стал двигаться по нему дальше. Перебирая ногами в мутной и грязной воде, он слышал на сперва справа, а после непосредственно над ним бежали, кричали и сражались другие воины. В итоге он вышел к небольшому залу, где сходились все трубы и решил переждать тут. В конце концов, здесь он сразу же услышит если кто-то и из какой-то трубы пойдет к нему на встречу, более того, вариантов для побега тут значительно больше. Все было замечательно, пока он не услышал с другого конца зала из трубы голоса:
        —Нет, стойте, не надо. Я же не знал.
        —За дурака меня держишь, ублюдок? Этот уровень очистили от таких уродов как ты, хотел спрятаться и заколоть меня за спиной?
        Аспариан так не хотел вмешиваться, но сделать с собой ничего не мог и любопытство взяло верх. Он зашел в эту трубу и прошел немного до поворота трубы влево. Когда он подошел к повороту, он увидел, как довольно высокий и крепкий в плечах рыцарь одетый в темно красную броню бьет ногой скорчившегося щуплого человека.
        —Умоляю, я простой нищий, я не знал, что тут что-то будет. Я видимо спал тут в этой канализации, когда людей предупреждали, прошу вас…


        Рыцарь стукнул ещё раз медным носком в живот и вытащил меч.
        —Это ты уже на том свете объяснять будешь.
        Аспариан не выдержал и выскочил из-за угла на рыцаря, замахнувшись одноручным мечом целясь в плечо. Но рыцарь сквозь свой шлем увидел его раньше, чем парень сориентировался и успел своим двуручным парировать атаку. Размах и удар был настолько сильный, что парня перебросило через нищего, и он упал прямо в мутную воду. По щиту пошла царапина, а штаны парень протер, зацепившись за что то, благо хоть нагрудник был и само тело не очень пострадало.
        Рыцарь, готовясь к новому удару, переступил через нищего и замахиваясь мечом произнес:
        —Ты воняешь так же как это место, только ещё хуже.
        Парень не рисковал больше парировать удары громилы и увернулся. Звук стали прошел рядом с его ухом. Тогда он попробовал нанести ещё одну атаку — но здоровяк легко отбил мечом его попытку и сделал очередной замах. Парень проскочил под мечом и атаковал уже сзади. Меч ударил броню, но кроме царапины ничего не оставил. Рыцарь сделал усилие и с разбега повалил Аспариана в воду, от удара о камень, броня погнулась в районе живота, и Аспариан выставил свой щит вперед. Громила потерял меч и теперь пытался задушить его голыми руками. Парень тоже потерял свой меч где-то в воде и теперь вцепившись двумя руками в щит отпихивал громилу от себя. Громила полностью сидя сверху на нем пытался откинуть щит в сторону, но парень так крепко вцепился в него, что это не дало успеха. Аспариан хоть был таким же высоким, как и рыцарь уступал ему в весе и громила решил просто раздавить парня насев на него сильнее. Начиная вдавливать щит в него, громила начал улыбаться, Аспариан заметил, что броня изрядно прогибается и скоро начнет давить. Выхода он не видел, громила был сильнее и тяжелее его, он начал чувствовать, как щит
опустился настолько, что начал давить на нос и скоро сломает переносицу. Все заканчивалось так печально. Похоже, он умрет, как и этот нищий, который от боли не мог даже разогнуться и лежал недалеко от них.
        —Умри, скотина!  — сверху что-то сильно ударило по шлему великана, да так что сталь на шлеме разошлась пополам и шлем в прямом смысле раскололся. Но громила отделался только шишкой, и вырвав в приступе ярости щит у парня, сбил им оружие в руках нападающего. Топор упал рядом с парнем, скатившись в воду. Громила прыгнул на нападавшего и перевернувшись с ним несколько раз, положил его под собой начав душить. Аспариан пользуясь моментом, стал водить руками в мутной воде, чтобы найти оружие и помочь спасителю. Поранившись обо что-то острое, он обрадовался, что нашел, но счастье длилось не долго. Продолжая держать одной рукой под водой за горло первого, второй рукой громила схватил парня и прижал за горло к стене. В глазах потемнело и мрак окутывал все, нехватка воздуха превратилась в холод, а боль от стискивающего горла утихла и не чувствовалась. Перед тем как мир исчез во тьме, он заметил, как его одноручный меч перерезает горло громиле. Руки вмиг отпустили обоих и Аспариан упав на камни не скатился в воду, его удержал тот самый нищий. Улыбаясь своими белыми зубами, он подал руку второму, вытащив его
из воды и усадив рядом с Аспарианом. Только теперь он разглядел в незадачливом союзнике Борона. Нищий, усадив их вместе, дал Аспариану его оружие и сел напротив них. Тело в мутно-красной воде лежало под ними.
        —Спасибо за помощь. Ты спас меня, хоть и мог пройти мимо. — Начал разговор бродяга.


        -Вот где бы мы еще встретились как ни в канализации.  — Улыбнувшись произнес Борон, запустив руки в мутную воду в поисках своего топора.


        -Он-кивнул на труп, нищий — сказал пророк. Так и предсказал свою смерть. «Заколол за спиной». Я смотрю, ты поранился в воде. Стоит рану обработать, а то от этой воды и конечность какая может появиться на теле.


        -Стоило бы.  — Аспариан внимательно осматривая нищего.  — Ты скажи, что ты тут делал?


        -Я спал, а когда проснулся в поисках еды встретил этого «добро деятеля». Я так понял, что у вас тут состязание, так как людей я не видел. Всех выгнали. Это нам на руку.


        -Чем же?


        -Мы можем взять лекарства из любого дома, — улыбнулся нищий. — Выбирай любой и вперед.


        -Я не вор.


        -Он прав, друг.  — Решительно произнес Борон.  — Тебе нужна помощь, а единственный способ — это попросить лекарство. Считай, мы его одалживаем. Ведь просить то у некого.


        -Это ведь неправильно.


        -Парень-нищий приподнялся — не стоит говорить в таком месте и времени о том что правильно и не правильно. Я не знаю что тут у вас, но скажу точно — что это не то время.


        -Он прав, друг — Борон поднялся из мутной воды и держал в руках свой топор — пора идти и найти лекарство. А я по дороге объясню ему что тут произошло.


        -Только ты это….броню сними — она мешать только будет.


        Аспариан осмотрел вмятины и оценил — что лучше и вправду оставить нагрудник тут. «Эх…память старика…блин, а как он то…уже наверняка обнаружил, что я его бросил…прости…Меч вроде цел, а вот щит. Похоже, придется все оставить тут. Вот так вот в канализации мне придется оставить броню, с которой старик прослужил всю свою жизнь. Неужели все наши достижения — вот так вот уходят в помои? Тогда смысл в этой жизни какой? Этот громила ведь жил до этого, ведь что-то делал. Не похоже, что он был благородным. Но он был и ведь жил. И ведь его знали, и он знал. Так и эти вещи. Старик прошел с ними историю. Всю свою жизнь. А мне тут брось их и все. В чем смысл…может во мне? Может, в людях? Когда вещи пропадают есть только люди, которые могут о них рассказать. Да — уж я обещаю не забыть старика и его броню. Все что сделал для меня. Ведь меня так легко не выбросить. Ведь я — человек, а это что то да значит.»


        И они отправились в город.
        ***
        На рыночной площади вовсю шла ярмарка. Люди торговали, пели и играли. В отличие от третьего круга, тут царило веселье и радость. На первом кругу все предавались утехам и веселью. Людей было полно и все предпочитали веселиться, хоть и многие обсуждали происходящее на третьем кругу и свадьбу принцессы Миры. Все было украшено празднично и каждый торговец стремился зазвать к своей лавке как можно больше людей. Среди людей неприкаянной казалась девушка в красном платье. Она стояла в сторонке и плакала.


        Данна была расстроена, она ждала его, но Аспариан не пришел. «Чем он был занят? Где так задержался? Нет. Уже прошло слишком много времени. Если бы он хотел — то уже пришел бы. Бросил. Променял. И на что же променял. На меч ордена? Не верю. Не могу поверить. Он не такой.» Кто-то толкнул ее, и она обернувшись увидела светловолосую, зеленоглазую девушку. Девушка учтиво извинилась и после к ней подошла подруга.


        -Фрина, где ты пропадаешь?


        -Мира, я услышала того певца и безумно захотела его послушать.


        У Даны округлились глаза. Она ожидала увидеть кого угодно, но не принцессу Миракель собственной персоной. Это было невероятно, но тем не менее правда-принцесса была без охраны с одной лишь подружкой, но это точно была принцесса.


        -Ну пошли к твоему певцу. Послушаем, о чем же он поет.


        -Ах, Мира, ты такая хорошая — он поистине хорошо, мне так нравится.


        Дана пошла за девочками, слезы больше не лились и вообще она забыла о чем думала, просто пошла за принцессой.  И ее подругой Фриной. Они подошли к небольшой сценке, на которой стоял скромно одетый певец и затянул:
        Аспариан был непобедим.


        В одиночку волшебницу сразил.


        Она кричала, ей смерть нестрашна


        Но он и виду не подал.


        Кинжал ей в сердце он всадил


        И мир от угрозы освободил.


        Ведь воля людская важнее тех дел


        Что мир превратили б в пылающий тлен.
        Все внимали таланту певца, как в толпу слушателей вмешался старик. Он был растерян и не знал, что делать. Это было видно по его несуразным движениям. Люди не обращали на него никакого внимания, а старик все куда шел, грустно рассматривая каждого. Так и не найдя нужного человека, он уже было отчаялся и с погрустневшим лицом, уже было собрался идти дальше, как прозвучал голос девушки: «Вам помочь? Вы кого-то ищете?»


        Фрина подошла к старику и бережно взяв за руку отвела его в сторону, принцесса последовала за ней, а Данна осталась стоять на месте, невольно услышав несколько фраз из разговора старика с девочками.


        -Дочка, я мальчика ищу своего. Высокого роста, выше вас будет в локтя два. Он забрал мою броню и ушел куда-то. Аспарианом кличут, видать слышали?


        Данна думала что удивить ее не сможет больше ничто. Но глаза опять округлились, и она невольно пошла к ним что бы послушать разговор. Мира заметила, что на третьем круге идет испытание воинов и стоит его поискать там. Старик расплакался и сказал — что мальчишка то сирота и он сам его нашел. Кроме мальчика у него никого нет. Принцесса после жалобного взгляда Фрины решила, что она отправятся туда сейчас же и заберут этого парня. Тут заметили подслушивающую Дану.


        -А ты кто?-спросила Мира.


        -Это моя знакомая, я на неё случайно налетела. Может, я могу загладить свою вину? Хочешь с нами отправиться на испытание?


        Данна молча кивнула глядя на старика. И они все вместе покинули ярмарку и стали подниматься наверх на третий круг королевского ранга.
        ***
        Аспариан, Борон и нищий пробирались по пустым улицам. Удостоверившись что рядом никого нет, Аспариан задался вопросом:
        —А как тебя зовут?
        —Винсент.
        —Откуда ты? Кем был и как дошел до такой жизни?
        Борон, заглянул за угол, кивнув, что там никого, нищий продолжил.
        —Мой отец был офицером армии при правлении Моргота. Когда Олар пришел к власти, его казнили, а я оказался на улице.
        —Странно, вступил в разговор Борон — я слышал, что Олар пощадил прежних рыцарей и они теперь находятся в Черной Башне где несут свою стражу.
        —Мой отец не такой, он не склонил головы и ее ему отсекли.
        —Должно быть, ты не любишь короля?  — задумчиво спросил Аспариан — столькое пережил из-за него.
        —Не люблю, а что я ему сделаю то? Я бедный нищенка, которого любой рыцарь обидеть может. Не то что уже говорить о короле.
        Аспариан хотел было утешить его, но они наткнулись на богато украшенный дом, окна и дверь и были заколочены, но Борон не долго провозился с досками своим топором. Все трое зашли в дом и поочередно стали рыскать в тумбочках, шкафчиках и полках. Спустя некоторое время, Винсент с победным кличем подошел к товарищам, в руке он держал какой-то пузырек и бинты. Борон и Аспариан переглянулись-но делать было нечего и рану начали перевязывать. Неожиданно для них снаружи дверь приоткрылась и в дом зашел ещё кто-то. Попрошайка в виду его исхудалости, высунулся из комнаты, в которой они находились и увидел троих. Один из них с лицом как у свиньи, осмотрел домик и сказал:
        —Вот здесь мы и спрячемся пока все не утихнет.
        —Какой шикарный домик, а хозяева дверь решили не закрывать?
        —Дурак что ли?  — Сказал третий — ты же видел деревяшки на входе. Кто-то тут уже был.
        —Ооооо…какой ты умный, деревяшки на входе…я понял.  — Улыбнувшись сказал, что был ниже всех.
        —Решено, переждем здесь и, если кто-то решится подойти мы сразу убьем его.  — Подытожил тот у которого было лицо свиньи.
        Винсент ребятам рассказал, что лучше было бы спрятаться и напасть из укрытий, когда те расслабятся и нанести упреждающий удар. Так и решено было поступить в виду целесообразности плана. Аспариан, залез под кровать, Борон влез в шкаф, а Винсент скрылся за небольшим комодом. Просидев так совсем недолго, они услышали, как компания зашла в их комнату. Самый низкий из них, подошел к окну, главный, тот со странным лицом, лег на кровать и Аспариан заметил, как сильно она под ним прогнулась. Третий же отправился к шкафу и открыл его, чтобы поискать там что то, но Борон не колеблясь, разрубил ему череп топором. Второй, обрызганный кровью товарища подскочил с кровати, но Аспариан царапнул его ступни своим мечом, прорубив башмаки. Он упал и Борон всадил в него топор. Третий же уже было отбежал от окна и хотел напасть на нагнувшегося Борона, но Винсент оглушил его поднятым канделябром, и он тоже упал.
        —Оставаться здесь больше нельзя.  — Констатировал Борон.
        —И то верно, а если кто слышал звуки битвы, так лучше убраться отсюда поскорее.
        Аспариан, вылезая из-под кровати уже собрался было выходить, как Винсент его остановил:
        —Этого мелкого надо добить.
        Борон одобрительно кивнул.
        —Он оглушен, нет смысла.  — ответил Аспариан.
        —Ты никогда раньше не убивал, ясно. Парень, он может очнуться в любой момент и убить нас, только мы потеряем его из вида. Нельзя так халатно относится к врагу.
        —А ты убивал? Ну, не считая того в канализации.  — Спросил парень.
        —Троих. -кратко ответил Винсент.
        —А ты? -Он повернулся к Борону.  — Ты же так же молод, как и я.
        —В нашем лесу, если убивать не умеешь, убьют тебя. Я бывало и медведей, топором убивал с одного удара. Мне не в новинку. Люди умирают так же.
        —Дай сюда, сказал Винсент — я сам сделаю это, но, если ты Паладином стать хочешь-то тебе придется научиться убивать.
        Он хладнокровно опустил клинок и прервал жизнь коротышке. После вернул клинок Аспариану, и они молча покинули дом. Луна уже опускалась и скоро будет рассвет, осталась треть ночи. Компания продвигалась осторожно, несколько раз натыкаясь на убежища других, но предпочитая не ввязываться в бессмысленный бой. Несколько раз они натыкались на трупы других солдат. Пару раз проходили возле схваток, оставаясь незамеченными. Подолгу на одном месте не сидели, все время, передвигаясь дальше и дальше. В итоге они описали полный круг и снова вернулись туда откуда Аспариан и начал свое путешествие.
        Им показалось странным, что тут так тихо и спокойно. На этой улице не было следов битв, как на всех остальных, что обеспокоило Борона. Винсент же внимательно осматривал, каждый угол, дабы вовремя предупредить о засаде. А Аспариан думал…обо всем и ни о чем одновременно. Мысли смешались и думалось о том, как выжить, сколько времени осталось и что же делает старик, обнаружив что его нет. А Данна. Он ведь обещал прийти с ней сюда и посмотреть на отбор. Частично обещание он выполнил, он то пришел. Время…ещё немного, совсем немного продержаться. Но если мысли резко прервались.
        Винсент закричал и откуда не возьмись, выскочило три гнома, один ударил его в живот и заломил руки. Аспариан и Борон среагировали быстро, отбив удары гномов и вместе накинувшись на того, кто держал Винсента. Сбоку ещё выскочило трое. Потом ещё два. И загнав их в круг, к восьми гномам подошли ещё четверо. Борон Аспариан и Винсент были загнаны и оттеснены кругом гномов.
        «И вот так вот все закончится?» подумал Аспариан про себя. Он взглянул наверх и увидел, что король с королевой все так же сидят и наблюдают за происходящим. «Вот сейчас они умрут, и король пальцем не пошевелит, чтобы это изменить. Ну почему же. Почему все так? Ведь это несправедливо их всего трое против дюжины гномов. А ведь паладины сражаются с монстрами, а те сильнее обычных людей. Ну да, ведь так всегда бывает в жизни. Жизнь — она вообще несправедлива. Я понял это ещё тогда, когда узнал, что такое мама и папа. И что такое, когда их нет. А ведь у других они есть. Ведь у других…а не у меня. Да и зачем, если я умру сейчас? Может, стоило остаться дома со стариком и дальше убирать и помогать ему в башне? Кажется, зря я все это затеял.»
        Мысли пронеслись так быстро, что, казалось бы, должно пройти было много времени, но луна все так же была очень низко. Гномы долго не ждали, вскоре один из них напал. Винсент попробовал выхватить его молот, вцепившись за рукоять. Но второй гном не бросил товарища в беде и скоро ударил своим топором, Борон был готов и парировал удар, прикрывая собой Винсента. Трое гномов сразу же вступили в схватку. И Аспариан попытался их остановить. Один удар молотом пришелся по панцирю Борона и тот было, чуть не уронил свой топор. Гномов было больше, и смерть компании была лишь вопросом времени. Винсент выхватил молот повалив одного из гномов и уже было сцепился в схватке с другим, как его оттеснили другие гномы. Борон стойко терпел часть ударов благодаря доспеху, но предпочитал держать гномов на расстоянии, Аспариан же разбирался со своими тремя, но удары были все ближе. Итог явно сказывался не в их сторону и у парня уже сломался пополам его меч. Борон устав упал рядом с ним, а Винсент, потеряв молот, спиной отступая, уперся в них. Было очень светло и солнечно. И компания приготовилась к неизбежному. Король
громко произнес: «Испытания завершено!». И увидев Арреда с компанией стражников Апариан понял — уже рассвело, уже солнечно, они спасены!
        Гномы послушно сложили оружие и Арред со стражниками поприветствовав победителей, спросив кому-либо из них нужна ли медицинская помощь, провел в замок. Аспариан, Борон и двенадцать гномов послушно прошли за ними, попутно соединяясь с остальными выжившими на турнире. Пока они поднимались к замку Аспариана мучал всего лишь один единственный вопрос: «Куда пропал Винсент? Он же был с ними рядом до самого конца и вдруг исчез. А ведь формально он тоже прошел испытание и мог бы стать паладином. Больше он не бродяжничал и вполне может начал бы новую жизнь». От этой мысли Аспариан невольно заулыбался. Все покосились на него как на сумасшедшего, а ему было просто весело от того, что все кончилось и что даже бродяга мог бы с легкостью стать паладином.
        Вскоре они зашли в замок и долго стали подниматься по круговой лестнице. Все тело ныло от усталости, но наступила такая странная эйфория, что подъем практически не был ощутим. Поднявшись довольно высоко, минуя при этом несколько залов и пролетов, они добрались на самый верх, в комнату с балконом на котором и сидели король с королевой.
        Олар с Роаной поднялись, когда все вступили в комнату. Она была довольно большой-что вполне себе по размерам могла конкурировать с залом, но все же была комнатой. Олар осмотрел собравшихся, Арред стоял с ними, Зогвиль поднес королю какой-то пергамент. Роана тоже подошла взглянуть на него и удивилась:
        —Так мало?
        —Так бывает на войне, любовь моя. Думаешь, останется больше, а на самом деле…
        Среди воинов прокатилось волнение, Аспариан с Бороном переглянулись. Борон спросил про Бродягу, Аспариан же отрицательно кивнул. Гномы же держались вместе, оставшиеся люди переговаривались о чем-то друг с другом. Увидев, что король с королевой оторвались от пергамента, они замолчали и принялись слушать.
        Олар громко произнес: «В ходе испытания вас осталось 32 человека. Спешу вас обрадовать, все вы приняты на службу. Так же ваши ряды дополнят восемнадцать лучников и десять рыцарей. Они уже были тут, доказав тем самым на что они способны. Вы же достойно отвоевали свое право на службу и безбедную жизнь. Ведь каждый из вас знает, что семья Паладина не нуждается ни в чем. Теперь вы пройдете обучение, чтобы стать настоящими воинами Света, а двое из вас кто лучше всех показал себя, станут телохранителями моей дочери-Миракель. Что же-мы с королевой решили судьбу этих двоих.»
        —Позволь, я сама выберу, отец?  — В комнату вошла Мира, удивив тем самым всех присутствующих. Вслед за ней в комнату вошли: Фрина, поддерживая старика, уставшего после долгого перехода и Данна.
        Вот уж кого Аспариан не ожидал тут увидеть. Странная компания во главе с Миракель подошла к королю и Мира спросила:
        —Кто тут Аспариан?
        —Я, вышел парень вперед, и дед начал улыбаться, а на Данну было больно смотреть.
        —Ты — первый. Второго же выбрать я оставляю право за вами.  — произнеся она обернулась к родителям.
        Король с королевой стояли удивленные, хоть и король старался это скрыть. Парень явно ничем не отличился на поле боя, поэтому они выбрали других, но противоречить нет смысла. Олар произнес: Вторым же защитником будет-Ярен. Он убил больше всех на этом поединке и доказал свое совершенство. Вперед вышел, ростом с Аспариана, блондин и подойдя к Мире наклонился и произнес что готов служить верой и правдой. Аспариан заметив это, тоже решил наклониться.
        Король поднял руку и Арред созвал всех вниз. Аспариан задержался, ему предстояло многое объяснить… Он пошел к Данне, но она только отвернулась и быстро убежала. Он видел ее слезы, но не пошел за ней. Он устал, ему хотелось отдохнуть наконец. За рукав его одернул, прервав мысли, старик:
        —Я не думал, что ты решишься.
        —Прости, я сам не ожидал, что так все будет. Увидел твой доспех и…
        —И что с ним?
        —Прости, я…он был сломан, пришлось бросить его…я знаю, ты с ним столько прошел….
        —Ничего, доспех это пустяк-ты жив, это главное. Как ты теперь то будешь? Ты же защитник.
        —Я не забуду о тебе, на жалование Паладина я найму тебе работника, и он будет делать все даже лучше, чем я.
        —Старик посмеялся беззубым ртом: Да, готовил ты и вправду хреново. Но я тут не за этим. Ты оставил вот это дома.
        И с этими словами протянул ему большую книгу «История королевства» подписанную В.Рискидом.
        —Береги себя, парень. Уж поверь мне, а я знаю, о чем говорю-твоя история только начинается, но выбрал ты себе не красивую сказку-он кивнул на, принцессу-а самый ужасный кошмар. Паладин это тебе не солдат-это нечто гораздо худшее. Удачи и прощай, сынок. И он тоже ушел.

        АРГОН

        Всходило утреннее солнце, когда небольшая делегация эльфов вышла на королевский тракт из небольшой придорожной таверны. Впереди на белых лошадях ехали молодой эльф с ярко светлыми волосами, и старичок, даже по меркам эльфов с седыми волосами, аккуратно собранными в хвостик.
        —Ты представляешь дядя, отец поручил мне одну из важнейших миссий нашего королевства-жениться на дочери короля Олара. Это невероятно ты согласен со мной?
        —Да, я вижу твое лицо сияет.
        —Еще бы! Я так волнуюсь. Когда-то давно я видел принцессу Миру, но она была еще ребенком, теперь наверняка похорошела. Я стану отличным королем, даже превзойду Олара!
        —Не гони лошадей, Карелан. Ты отличный парень, но до короля тебе далеко.
        —Я знаю, что ты был его лучшим другом, дядя Аргон. И знаешь его хорошо, но…думаешь у меня нет ни шанса?
        —Ну-заулыбался старый эльф-шансы у тебя есть конечно, мой дорогой, может к моему возрасту ты чему-то и научишься.
        —Очень смешно. Но ведь отец доверил честь стать мужем принцессы людей именно мне, а не моему брату.
        —Вот это меня и пугает.  — тихо произнес Аргон. Он думал про себя, что у Карелана есть еще старший брат и сестра. По понятным причинам сестре тут делать нечего, но вот если его брат Тайномир действительно стремится к созданию мира, между королевством Эльфов, как он сам любит его называть-Сиродилом, и людьми…почему он отправляет младшего сына, а не старшего? Нет-глупости…не стоит думать о плохом. Правда все эти слухи насчет восстания в Сиродиле.  — При этих мыслях он обернулся назад и осмотрел сопровождающих их отряд эльфов. Эльфов было 30, и все были лично отобраны Тайномиром для сопровождения Карелана. Аргон сам вызвался с ними в поход, так как мечтал снова увидеть старого друга, который теперь стал королем и сына, которого больше вживую он не увидит….
        —Знаешь, я не спрашивал, а тут подумал…зачем ты помог Олару тогда, дядя, ведь мой отец отказал? -Поравнявшись с отсталой лошадью старика спросил Карелан.
        —Моргот украл его жену-Роану. История Олара о том, что кто-то поступил несправедливо и ему нужна помощь в восстановлении порядка, близка мне по нраву. А и больше Амникор меня надоумил на эту затею.
        —Кузен? -Карелан помнил, что сын дяди погиб в той войне, поэтому старался обходить стороной эту тему. Он уже подумал сменить ее, как дядя улыбнувшись ему сказал:
        —Видишь ли, на стороне Моргота была огромная армия и волшебники. А на стороне Олара-была лишь кучка северян, да горные бараны. Когда он пришел к нам-лишь с помощью эльфов Олар смог противопоставить Морготу свои силы. А Аспариан помог с волшебниками.
        —Почему же ты не остался тогда в королевском дворце, дядя?
        —Я не хотел больше находится там ни минуты, слишком многое я оставил там. Но глядя на тебя-такого веселого и жизнерадостного, я понимаю-что не зря помог тому северянину и теперь можно наконец-то рассчитывать на тот мир, что так долго был нам необходим при Морготе. Теперь люди, гномы и эльфы снова объединились, и я верю, что все плохое позади.
        —Король…как думаешь, он узнает тебя? -со смущением спросил Карелан.
        —Еще бы, я ведь не человек и старею гораздо дольше, уж думаю мордашку он мою узнает.-рассмеялся Аргон.
        —Дядя…ты нашел убийцу Амникора? -смущенно спросил Карелан.
        —Нет. Я искал этого мага еще долго после битвы, я пересмотрел множество трупов-но его среди них не было. Это был-некромант. Я часто вспоминал как погиб мой Амни.Ведь некромант целился в меня, а он, встав между нами принял весь удар на себя. Это была страшная магия, Кар. Горящий череп ядовито-зеленого цвета вырвался из его скипетра и летел прямо в меня.
        Карелана распирало любопытство, ведь именно по совету Аргона-принцесса Мира выходит замуж за эльфа. Аргон имел такое большое влияние на Олара и Кар, не мог понять почему. И сейчас не особо понимал. Думать долго, не пришлось, поскольку Аргон продолжил:
        —Армия Моргота…Это было действительно сборище ужасов и кошмаров. Чего стоял только Ансент Рискид. В широких черных доспехах с шипами, он в бою чуть не убил Олара, если бы его не спас Арред. Это другой северянин.
        —Зачем мне это знать, дядя? Какая разница кто кому кем приходится?  — поправив свой ярко-красный плащ спросил Карелан.
        —Ты собираешься командовать всем королевством. Это важная особенность, которая отличает хорошего короля от плохого-знать заслуги своего народа.  — Аргон постарался сказать это так, чтобы не выглядело как нравоучение, но племянник все-равно не слушал. Он был занят больше своим плащом и мыслями. Аргон тоже собирался как всегда погрузится в свои, но племянник вдруг неожиданно ожил:
        —Я стану великим королем не потому — что буду знать фермеров в лицо. Я уничтожу троллей на юге и мутантов на севере! Я отвоюю восточный мир, и буду первым кто спустится в «Неизведанные круги» и больше они не будут называться «неизведанными»! Я стану лучшим королем, и все будут счастливы, что у них есть я!
        —Если так и правда будет, я буду тобой гордиться.  — улыбаясь, произнес Аргон.
        Но улыбка резко сменилась удивлением, когда он заметил мертвую лошадь на дороге. Вся колонна остановилась и Аргон первым слез со своей лошади, чтобы взглянуть на мертвую. Карелан продолжал сидеть на своей, одаривая лишь взглядом тело разлагающегося животного. Вокруг Аргона начали собираться эльфы их отряда и когда он из них попытался спросить Аргон коротко отрезав вопрос, лишь произнес: «Ее загнали. Кто-то спешил и движется во дворец.»
        Карелан лишь удивленно произнес: «Но отсюда до кругов королевского ранга еще два дня и две ночи, а до дворца еще весь день в придачу.»
        Аргон лишь кивнул и продолжал осматривать животное.
        Вдруг, Кар улыбнулся и крикнул: «Вот оно дядя! Мой шанс показать, что принц — эльфов-это не пустое слово! Вперед по коням-догоним того, кто так спешит и узнаем в чем дело!»
        —Скажи, неужели тебе это нужно? -Озадаченно на него глянул Аргон.
        —Сам подумай, дядя! Если это какая-то банда или вор. Принцесса сразу же захочет мне отдаться, когда я приеду с сообщением о том, что мы остановили бандитскую шайку.
        —Ну да…не плохо было бы, если бы Олар, увидел тебя в деле-тогда бы он понял, почему я говорил именно о тебе…Но только в одном случае! Это не должно нас задержать надолго, понял?
        —Дядя, расслабся-уж мы то их быстро победим и к послезавтра будем уже праздновать мою победу!
        —Ну что ж…по коням тогда.  —Подытожил Аргон и первым влез на своего. Как только все забрались на своих лошадей-он указал путь беглеца без лошади, и они галопом понеслись туда.
        Прошло немного времени как уже Кар закричал что видит тело. На дороге лежал мужчина-стражник, одетый в расцарапанную синюю броню, что указывало, на его пост во внешнем периметре.
        Карелан лихо спрыгнул с лошади и подошел к человеку, но тот даже не пошевелился. Карелан смотрел на него, пока рядом не встал его дядя. Наклонившись к отрепанному стражнику, Аргон поднял его лицо одной рукой, а другой держался за броню. Неожиданно стражник ожил и вцепился в плечо Аргона своей рукой. Кар и несколько эльфов обнажили мечи, но Аргон жестом остановил их, и стражник прошептал:
        «Умоляю…король…восточная деревня-3 дня…некромант…спаси их»-и глаза закатились. Аргон провел рукой по векам и закрыл их. Так было лучше.
        —Дядя…он сказал…некромант…?
        —Похоже наше путешествие немного затянется… -Мысли лихорадочно крутились у Аргона в голове. -Мы должны выполнить последнюю волю этого несчастного.
        —Дядя, а если это тот самый…?
        —Тогда его смерть будет сладка как никакая другая.
        Аргон положил тело, прошептал на эльфийском молитву и вытащил свой клинок: «Он указал на восток-3 дня. Теперь ясно, мы видели дым, идущий оттуда только вчера. Он за сутки преодолел трехдневный путь. Никакая лошадь не выдержит.»
        —Три дня? Дядя, а не твои ли слова были по поводу «это не должно нас задержать!».
        —Не бойся. Я знаю короткий путь. Мы пойдем по первому уровню кругов неизвестности и будем там уже скоро. Я ходил уже так-я знаю….
        ***
        Светило яркое утреннее солнце, когда три волшебника подошли к дымящейся деревушке. Повсюду были следы вечернего пожара, от домов остались только руины, повсюду валялся строительный мусор, но трупов на улицах не было.
        Белобородый осматривал разрушенные дома, тщательно изучая разломы.
        Вард, внимательно рассматривающий какую-то балку повернулся к нему: «Тут под землей огромный склеп. Не вижу где, но чувствую.»
        —Попробую это выяснить — произнес орк и взмахнул руками.  — Души мертвых что видели резню, произошедшую здесь, взываю к вам!
        С мгновение его окутал плотный туман, но потом туман стал приобретать силуэты и уже через такое же мгновение перед орком стояли души женщины с мужчиной и ребенком.
        «Так много, за один раз? А этот орк силен даже для шамана. Даже опытные шаманы призывают за раз лишь по двое.»-подумал про себя вард.
        —Мы явились по твоему зову, шаман. Спрашивай-мы ответим.
        —Благодарю за ответ-поклонившись произнес орк — Меня интересует произошедшее здесь.
        —Мы не видели того, кто стоял за всем этим. -произнес мужчина. -Меня убил скелет, один из послушников его.
        —Меня тоже, холодной сталью, пронзил голову. -кивнула женщина.
        —Я видел, мистер. Я спрятался и перед тем, как меня убили я видел его, через щель в бочке.  —Дух ребенка подбежал к орку и попытался взяться за его руку. Но руки просто прошли насквозь. Ребенок просто смотрел на них с грустным выражением лица, а потом снова глянул на орка. Вард и белобородый, стояли в сторонке, внимательно слушая.  — У него на логове был череп, а руки худые и костлявые, еще была палка с шариком на конце, она светилась так ярко! Еще был плащ, как у папы-только с большим капюшоном и порванный. Серая такая борода, прямо как у того дяди-только не такая яркая! -он тыкнул пальцем в белобородого.  — И говорил он странные вещи. Вроде «они придут» или «они должны прийти».
        —Спасибо тебе за все, мальчик. И вам спасибо уважаемые. Простите, что потревожил ваш покой.
        —Прощай, шаман-Произнес мужчина и они стали расплываться в тот же туман, которым и появились, ребенок напоследок хотел помахать рукой, но исчез быстрее чем смог это сделать.
        —Прошло столько времени, и он объявился вот так…неожиданно и громко заявил о себе.  —После того как исчезли души, произнес белобородый.
        —Не типично для некромантов, самим выходить на поле боя.  — Согласился вард. — Какой же смысл? Не думаю, что это просто так.
        Нужно подготовится и осмотреться, если он под землей-бой предстоит сложный. -произнес орк.
        Вард раскинул мелкие костяшки. С минуту ничего не происходило, затем они сами собой стали складываться в разные фигуры и втыкаться в землю. Спустя пару мгновений они превратились в макет той самой деревни где они стояли.
        Белобородый склонился и отметил веточкой крестик, посередине деревни. -«Мы здесь»-подытожил он.
        Орк вытащил свой посох и тот засветился ярким белым светом. «Видите этот дом»-он указал на цельные костяшки, сложенные квадратиком — «Он цел. Значит, что-то тут определенно есть.»
        —Тогда вперед-резко ответил вард и кости сами развалились.  — Судя по всему-это вон то здание с горгульями на крыше.
        Они быстро пробрались через опустевшие улицы, обходя руины и пересекая разрушенные строения пока не добрались до нужного им здания. Несколько минут они осматривали его, вместе с дверью и окружающей территорией, но ничего странного не обнаружили и вард уверенно толкнул дверь.
        С громким звуком дверь распахнулась и перед ними предстал большой зал с широкой лестницей, ведущей в низ в самом его конце. Белобородый наколдовал в руке светящийся шар и пошел первый, вард за ним и орк замыкал процессию. Они проходили ряды скамеек и разнообразные большие широкие сосуды. Наверху висели канделябры с догорающими свечами. Когда они подошли к лестнице, оттуда стал сочиться запах гнилой плоти.
        —Идти на первый уровень. Вроде, не так уж и страшно.  — молвил орк, осматривая лестницу за своими товарищами.
        —Уровень настолько большой, что даже на лошади проехать можно.  — заключил белобородый.
        —Или на чем-то похуже.  —Вард был чем-то увлечен и осматривал лестницу как что-то, что готово было броситься на них.
        Белобородый ступил на лестницу и началось невообразимое: сосуды, стоявшие в комнате, лопнули и кости что находились в них стали приобретать формы. Из-под лавок, начали подниматься трупы ползя в сторону волшебников. Из подземелья по лестнице побежали еще какие-то странные мертвецы.
        —Наружу быстро! -крикнул вард и достал цепь с большим количеством кинжалов, покрывающих каждое ее звено.
        Белобородый закричал и метнув шарик, держащий в руке в сторону двери, взорвал ее, вместе с большим куском стены. Маги развернулись и бросились в проход, попутно убивая скелетов. Выскочив наружу-они заметили, что мертвецов гораздо больше чем они видели сперва. Мертвецы выбегали и начали их окружать, но волшебники быстро начали расчищать себе дорогу. Вард, раскрутив цепь проткнул большую кучу собравшуюся возле них и мертвецы, что застряли в лезвии тут же загорелись и исчезли. Белобородый, метал в них шары, а орк добивал посохом тех, то приближался к ним на расстояние вытянутой руки. Победа была близка, когда они увидели, что со всего города из разрушенных домов их стали окружать толпы мертвецов. Мертвецам не было числа, но это оказалось еще не самым худшим. С крыши с громким воплем спикировали первые горгульи. Каменные статуи ожили и приземлились позади волшебников.
        Когда мертвецы полностью их окружили непроглядным кольцом и стало ясно, что бой будет очень долгим, ситуация ухудшилась вконец. Они услышали голос за спиной толпы мертвецов:
        —Я так понимаю, вы меня ищете, господа? Странно, но ранее я никого из вас не видел, хотя по сути-я ваш брат.
        Они замерли в ожидании, но толпа и не думала расступаться. Тогда вард сделал шаг и произнеся: «Ты — нам не брат, нечисть!» вскинул свою цепь верх и начал битву.
        ***
        —Странно, мама говорила мне, что тут опасно.  — с осторожностью произнес Карелан.
        —Так и есть, но до десятого уровня еще относительно можно пройти, так как эти уровни охраняются вардами.  — серьезно ответил Аргон.
        —Вардами? Кто они такие?
        —Не знаю. Этого никто не знает. Единственное что я смог узнать, это то что они как-то сами приходят неизвестно откуда.
        —Как это, дядя?
        —Не знаю. Но одно мы знаем точно-они сами решили защищать людей. Уже очень давно и выбрали для этого десятый уровень подземелья. Они считают-что это их призвание и в том числе гномы с эльфами им благодарны в этом.
        Перед ними лежал длинный темный коридор, повсюду усеянный настенными факелами. Тоннель был такой большой, что они могли нестись галопом на лошадях и им не приходилось пригибаться. По шесть человек в ряд они очень быстро преодолевали большое расстояние, пока их взору не открылось большое здание с черепами и окруженное могилами.
        —Храм? -спросил один из эльфов.
        —Замок. -утвердил другой.
        —Может, твердыня? -предположил третий.
        —Склеп. -утвердил Аргон. -Это точно он. О Великая неужели вот так вот мне довелось его найти…?
        Они слезли с лошадей и Карелан задумчиво спросил: «Не похоже, что тут нас ждут пироги и девушки. Может уйдем отсюда дядя?»
        —Поддерживаю, нам нет смысла быть здесь.  —встрепенулся один из эльфов.
        —Согласен, мы здесь для охраны принца, а не для того-что бы сражаться с некромантом.
        Аргон ждал этих слов и выдал заранее заготовленную фразу: «Ну если ваш принц сам идет туда, вам невольно придется тащится за ним. Ведь вы обязаны его защищать.» — и улыбаясь покосился в сторону племянника.
        Тот посмотрел назад и пошел за дядей. Они подошли к склепу и услышали наверху звуки боя. Несколько криков, странные рычания и звуки, как будто гранитный камень двигался. Рычания становились все сильнее и Аргон увидел, как из могил начинают вставать мертвецы. Солнечного света под землю не доходило, и они ориентировались лишь на факелы и их тусклый свет в этой тьме.
        Перед ними стали появляться мертвецы, вооруженные различными приборами, оружием и даже кусками других тел.
        «За эльфов!» — Аргон вытащил свой меч из ножен и первым рассек приближающегося к нему мертвеца. Несколько эльфов сразу же ринулась в бой, часть встали защищать Карелана, часть окружили толпа мертвецов. Бой был жестоким, многих ранили. Но мертвецы нечета были лучшим эльфийским воинам. Воины отбивали удары щитами и сразу наносили контрудары. Аргон пируэтами убивал мертвецов, пытающих окружить его и постоянно оставался с прикрытым тылом. Карелан был без щита, но зато хорошо орудовал маленькими ножами в своих руках и вполне достойно мог за себя постоять. Он отрубал конечности обступающим его и охрану мертвецам, пока трупы не распадались на части. Аргон колол мертвецов направо и налево, охрана принца встала кругом и просто рубила всех, кто подходил на расстояние удара. Остальные же-сражались, стараясь не отходить далеко от принца и его дяди. Битва продолжалась пока над ними кто-то не закричал и с земли к ним провалился орк с каменной горгульей на нем. Орка закричал еще раз, и горгулья разрушилась объятая пламенем.
        —Долбанный кусок камня!  — проревел орк и оглянулся.  — Эльфы? А вас что сюда принесло?
        Не услышав ответа, он отбил палкой удар меча одного из мертвецов и присоединился к кучке эльфов, что сражались возле ряда могил.
        —Ты жив там? -спросил белобородый заглядывая в проем. -Эльфы, а они-то тут откуда?
        Он убрал лицо, и мертвец полетел в проем, разбившись внизу на части. Затем туда же спрыгнул белобородый, за которым спешила куча новых мертвецов. Немного после прозвучал огромный взрыв и с земли на них упал вард с теми, кто попал в его цепь. Приземлившись возле Карелана, вард подмигнул парню, который чуть было, не упал в обморок от шока и продолжил крушить мертвецов цепью далее.
        Аргон поравнялся в бою с белобородым и произнеся: «Рад нашему знакомству» не стал дожидаться ответа продолжал отбивать волну наступающих мертвецов. Теперь поляна перед склепом была залита солнечным светом, проступающим из дыры сверху. Живые уже начали уставать от битвы, а мертвым все так же не было числа. «В склеп, быстрее!» скомандовал Аргон, и все бросились ко входу. Стража прикрывала собой принца, и остальные эльфы присоединились к ним. Первым бежал Аргон и почти добежал до склепа, когда его догнал белобородый и произнес: «Я тоже рад».
        С неба в дыру стали просачиваться горгульи, орк выпустил из посоха сноп иск и послышались взрывы, затем часть горгулий охватило пламя, и они камнями упали, разрушив под собой часть могил. Мертвецов становилось все больше и больше. Первыми в склеп попали Аргон и белобородый, затем заскочили эльфы с принцем и вард, последним вбежал орк, как сразу же массивные железные двери заложили балками.
        —Я же говорил, что под нами огромный склеп.  — устало произнес вард.
        —Знакомьтесь принц — Карелан-это представитель вардов. К тому же волшебник, взгляните на его белый наряд, а это совершенная редкость.  — с почтением произнес Аргон.
        —Странно, что разборки волшебников привлекли эльфов.  —переводя дыхание вставил орк.
        —Этот некромант слишком важен, чтобы дать ему уйти. И вот мы здесь. У меня с ним-личные счеты.  —Аргон смотрел на орка ожидая его реакции.
        —Мы ведь не можем отдать его тебе. Мы должны его допросить.  — сказал вард.
        —Ваэльмо говорил, что, если люди вмешаются-это должно остаться их делом.  — напомнил белобородый.
        Волшебники уже не общались с эльфами, они общались между собой. Споря и решая, что же им теперь делать, когда сюда пришли эльфы и явно понимая, что тут происходит. В итоге белобородый внимательно присмотрелся к старику и практически выкрикнул от неожиданности увиденного:
        —Это же ведь сам Аргон!
        Двое его товарищей осмотрели старого эльфа, и орк немного наклонился: «Мое почтение уважаемый. Вам и вашим друзьям.»
        Кар удивленно смотрел на все что происходит и не мог понять, почему перед его дядей склоняют головы даже маги-самые сильные существа этого мира.
        Вард с минуту промолчал и после изрек: «Ввиду уважения к тебе Аргон-бывший наследник эльфийского трона и величайший из эльфов-Воин Леса. Некромант преподает на твой суд, ибо ты достоин, ибо это ваше дело.»
        —Благодарю тебя, вард. Мое почтение кругу волшебников и совету пятисот мудрецов.
        «Ах, как же это благородно.»-раздался эхом тот же замогильный голос что уже слышали маги на поверхности. «Аргон, как поживает твой сынок? Ах да-черви, наверное, о нем уже позаботились.»
        «Покажись-я не стану говорить с трусом.»-невозмутимо ответил Аргон.
        «И ты меня называешь трусом? По-моему, это не вы спрятались от моих друзей в моем же склепе.» и спускаясь по лестнице к ним вышел оборванец. В обеих руках у него было скипетр, который горел зеленым цветом, на голове был олений череп, а рот расплылся в беззубой улыбке. «Ты думаешь я стану прятаться, как ты? Хех…я давно знал, что нам суждено встретиться. А ты постарел, очень сильно. Мое почтение, братья.»-он кивнул в сторону магов. Вард брезгливо фыркнул, но некромант только обрадовался и продолжал спускаться по лестнице к гостям.
        «Пора закончить то, что я должен был сделать еще на войне.»-Аргон поднимал меч.
        «А силенок то хватит?»-и метнул зеленую сферу некромант прямо в него.
        Белобородый, остановил сферу и вард кинул в некроманта цепью. Цепь врезалась в скипетр и ее объяло кислотой. Некромант спрыгнул с лестницы и оказавшись возле орка, ударил его в живот скипетром. Несколько эльфов которые напали на него были отбиты и в последующее время некромант стоял возле Карелана.
        «Не позволю!» крикнул Аргон и ударил некроманта по черепу на голове, тот раскололся, и некроманту пришлось отступить. Вард уже выпрыгнул с ножом, но некромант ловко увел удар и повалил последнего на землю. Ударив орка, который пытался встать по лицу краем скипетра-он сбил еще нескольких эльфийских стражников. Эльфы бросились на него, но некромант изворачивался быстрее змеи и разя контратаками вскоре повалил их всех. Карелан заметил, что орда мертвецов проломила дверь и скоро начнет проникать в склеп. Он подбежал к ней и продолжал ее блокировать подручными предметами.
        Белобородый и Аргон стояли напротив некроманта и тот бросив взгляд на сломанный череп перекинул его на меч эльфа. «Ну да-подготовился» и кинулся в новую атаку пытаясь разъединить мага и старика.
        Вард, схватил некроманта за плащ и повалил его под себя, когда тот начал атаку. Но некромант нацелил на него скипетром и вард слетел с него под вспышкой зеленого света. Белобородый ударил светом прямо по некроманту, но тот заблокировал магию посохом. Аргон в эту же минуту ударил его мечом, но некромант отскочил и встал на ноги рядом с вардом, корчившемся от боли.
        Белобородый и Аргон предприняли еще попытку атаки, но некромант только укорачивался, не давая ввязать себя в бой. У Кара закончились доски, больше двери блокировать было нечем, и он обернулся что бы глянуть на битву.
        Некромант лишь тянул время, понимая, что орда его помощников сделает все за него. Он и сам начал уставать как маг с эльфом. Тогда он схватил свой скипетр и стал шептать то, самое заклятие что уже слышал Аргон. Аргон закричал, когда из скипетра появился зеленый череп и полетел в него, но белобородый был на готове и с пары слов череп превратился в бабочек, которые тут же разлетелись по склепу.
        Ждать было больше нельзя, мертвецы ломились в склеп. И Аргон верил, что заберет этого ублюдка с собой прежде чем их тут всех перережут, а белобородый уже заберет с собой телепортом Карелана.
        Он подбежал и ударил по некроманту мечом, тот заблокировал атаку скипетром-но Аргон ударил еще раз по скипетру и еще. Он бил с яростью как в последний раз, продолжая бить и бить. Некромант, защищаясь скипетром видел, что эльф не сдается. И вскоре скипетр дал трещину, а на следующий удар раскололся вовсе. Некромант упал на спину и Аргон придвинул лезвие меча к его горлу:
        «Теперь, даже такой ублюдок как ты-умрет.»
        —Дядя! -крикнул Кар.  — Мертвецы, они…погибли!
        Белобородый подошел к Аргону и утвердительно кивнул. Лезвие все еще касалось шеи некроманта и старый эльф, засунув меч в ножны придвинулся к физиономии некроманта и произнеся: «Теперь, я повешу тебя при всех. Такая тварь как ты должна сгнить на глазах у народа.» ударил его по голове так, что некромант потерял сознание.
        Белобородый посмотрел на количество дверей в склепе и произнес: «Боюсь даже представить, что в них лежит». Аргон посмотрел ан комнаты и понял, что ему тоже не хочется это видеть. Кто может знать какими зверствами тут занимался некромант?
        —Это надо сжечь. -произнес белобородый.
        —Олар сделает это. Мы направлялись к нему.
        —Что привело вас сюда?
        —Солдат…это была его последняя воля. Я не мог отказать.
        —Может были еще другие причины?
        Аргон посмотрел на него и кивнул. К ним подошел Карелан: «Дядя, на этом все? Мы снова едем к кругам королевского ранга?»
        —Да, дорогой Кар. Теперь мы закончим нашу миссию. Вылечи своих.  — Аргон обратился к белобородому.  — А я позабочусь об этом… Кар, мальчик мой-готовь наших лошадей, тебя уже заждалась твоя принцесса.

        ОЛАР

        У ворот замка, на пятом кругу стоял король Олар вместе со своей женой Роаной. Справа от них в окружении своих новых защитников Аспариана и Ярена стояла их дочь Миракель.
        —Что за могло заставить Аргона так опоздать?  — взволновано всматриваясь вниз спросила королева.
        —Однозначно что-то важное. Аргон-не тот, то опаздывает просто так.  — Олар тоже волновался. Аргон со своим племянником Кареланом, должны были прибыть еще утром. А сейчас уже поздний вечер, даже вышла полная луна. Свадьба уже через два дня, а как ее проводить без жениха? Надеюсь с ними все в порядке.
        —О чем думаешь, любимый? -Роана взяла его за руку и плохие мысли Олара улетучились от одного ее прикосновения.
        —Я думаю. -он сказал это почти шепотом, что бы Мира не услышала.  — что придется ей все рассказать.
        —Как только она будет готова и примет бремя власти, обязательно скажем, дорогой.
        Фрина нервно дергала принцессу за платье постоянно в волнении восклицая «А вдруг с ними что-то произошло?». Первое время Мира успокаивала свою подругу, но потом ей это надоело, и она просто решила молчать, когда же Фрина стала повторять это постоянно, она решила сменить тему обратившись к Аспариану:
        —Твой друг отправился на встречу гостям в отряде Арреда, как там его?
        —Борон, ваше величество.
        —Вы с ним старые друзья?
        —Нет, познакомились на испытании капитана паладинов.
        —Арред, не капитан паладинов. Капитан, старый воин, который сражался вместе с моим отцом — Григнольд. Арред — лишь заменяет его на время, пока тот с важной миссией на севере в «Воине».
        —Многие славные воины воевали с вашим отцом, видимо.
        —И ни о ком он не забыл.  — закончила Мира.
        Вдалеке появилась люди и Фрина радостно выдохнула, когда заметила Арреда и идущих за ним эльфов в броне. Впереди шагали Аргон и принц Карелан, их сопровождали Арред и Борон. Среди стражников, эльфов и паладинов в процессии были целых три волшебника. Один из них был орк, второй с длинной бородой судя по всему человек и вард. Когда процессия подошла ближе, Олар заметил, что Аргон ведет на привязи за собой какого-то мерзкого старика с разбитым лицом.
        Как только процессия приблизилась к королю с королевой Олар перебил начавшего что-то Аргона и радостно произнес, указывая на связанного старика «О великие! Я уж думал что-то с тобой произошло.»
        —Рад тебя видеть, мой друг.  — Старый эльф не мог скрыть улыбки и спешившись с лошади отдал цепь одному из солдат.
        Они обнялись как старые друзья, а не вовсе как король с дипломатом и когда Аргон обнял Роану. Олар взял слово как истинный король: «Друг мой, познакомся, это моя дочь, принцесса королевства — Миракель.»
        Кар подошел к дяде и Аргон молвил «К вашим услугам, принцесса-принц народа эльфов, Карелан.»
        Мира покинула Фрину и своих охранников и учтиво в реверансе поклонилась эльфам. Оглядев связанного и волшебников, она решила спросить:
        «Что с вами произошло по дороге?».
        Олар присмотрелся к старику и на его лице возникло нескрываемое удивление:
        «Нет. Этого не может быть, Аргон. Это…это же тот самый некромант!»
        Не обращая на удивленные взгляды остальных Аргон посмотрел на старого друга и произнес: «Я хочу казнить его лично, при всех, сейчас же.»
        Роана посмотрела на измученного эльфа и попыталась предложить им отдых, но увидев лица мужа и эльфа поняла, что дело действительно не терпит отлагательств.
        Олар смотрел на Аргона, потом на старика, оглядел всех присутствующих, остановив свое внимание на каждом из магов отдельно, которые кивнули в знак согласия, и произнес: «Тогда будь на то, моя воля-готовьте плаху. С отдыхом вы подождете.»
        ***
        Несмотря на позднее время, на казнь собралось очень много народу. Волшебники, в ходе приготовлений, изъявили желание поскорее закончить с этим и вернуться к своим делам. Никто особо не разговаривал, слуги суетясь, подготавливали площадь, выполняя приказ короля. Когда все было готово, на площади было много народу. Карелан стоял впереди, вокруг его стояли его же солдаты в эльфийской броне. Стража в зеленых кольчугах смыкала цепь, отделяя горожан от эльфийского принца и помоста с плахой. Принцесса вместе со своей охраной стояла недалеко от эльфа внизу. Олар с Роаной как всегда стояли вместе, их защищал Арред, а рядом метушился Зогвиль докладывая об исполнении приказов. Аргон же все время простоял рядом с некромантом. Оба молчали. Наконец колода была установлена и Олар громко произнес, держа жену за руку:
        —Здесь и сейчас будет вынесен приговор слуге Хаоса. Это отродье нечисти занималось недопустимой магией-некромантией. На его счету множество зверских убийств детей, женщин, животных, а также убийство эльфийского принца Амникора, сына Аргона.
        Фрина, стоявшая недалеко от Миракель оглядывалась то в толпу, то на магов, находившихся на помосте, внимательно следивших за казнью. Их белые наряды были чистые, хотя она и видела следы битвы в некоторых местах. Аспариан, заметил Борона, который махнул ему головой в сторону народа, который он отцеплял от принца с принцессой, и парень не сразу понял к чему это. Но потом присмотревшись внимательно, он заметил Данну. Она стояла среди толпы и всячески игнорировала его смотря лишь на казненного. Олар продолжил:
        —За все твои злодеяния, ужасные опыты с людьми, занятия запрещенной Аспарианом Великим магией, именем короля и королевы ты проговариваешься к казни, через отрубание головы. Приговор исполнит брат короля эльфов-Аргон.
        Аргон вышел с топором вперед, некроманта подвели к колоде и Арред толкнул его к ней. Некромант громко засмеялся, глядя на Аргона. Рот расплылся в беззубой улыбке, и он произнес:
        «Думаешь, эльф, все закончиться здесь? Ахахаха, да ты просто глупец. Истинное зло-нельзя уничтожить!»-с этими словами он посмотрел в толпу, прямо на Данну. Ее испугал этот взгляд. Но потом Арред положил голову некроманта прямо на колоду.
        Аргон занес топор и произнеся: «За Амни, прости сынок, что долго.» Опустил топор.
        Голова отлетела от туловища с одного удара и упала в приготовленную корзину. Кровь прыснула из дыры, а тело облокотившись набок, упало на помост в неестественной позе.
        Аргон улыбнулся, и уронил пару слезинок. Роана подошла к нему и дала ему свой платок. Белобородый волшебник подошел к мертвецу и пнул тело ногой, что бы оно перевернулось на спину. Тело моментально начало гнить. Белобородый улыбнулся и кивнул своим товарищам. Фрина отвернулась, Мира прикрылась, смотря на Аспариана. Карелана начало тошнить и казалось он начнет блевать прямо на площади, но сдержался. Аспариан смотрел в толпу на Данну. Пока она куда-то не отошла. Зогвиль стал кричать, раздавая новые указы короля. А орк-волшебник подошел к Олару и что-то шепнув собирался уже уходить с товарищами. Олар его окликнул: «Теохельм скоро вернется?». Орк посмотрел на него и кивнул отрицательным жестом испарился в воздухе, как и его товарищи.
        В толпе Данну дернул за рукав среднего роста молодой человек. Лица его она не видела, так что количество лет узнать было нельзя. Видела она только белые зубы, когда он вручил ей что-то со словами «Вам просили это передать».
        Данна взяла книгу в руки и крикнула незнакомцу: «Кто?!»
        Незнакомец молча указал на труп некроманта. И растворился в толпе.
        ***
        Когда наступила глубокая ночь и все гости разошлись по опочивальням Аспариан присоединился к Борону за столом.
        —А ты разве не должен сторожить комнату ее величества?  — выпивая свой напиток из большой деревянной кружки, улыбнулся Борон.
        —Сейчас черед Ярена патрулировать, а я пока-что свободен. Капитан Арред, мою просьбу выполнили?
        —Ты про старика твоего? Конечно, к нему еще вчера прислали мальца, сына поварихи. Смышлёный парнишка, они поладят.
        —Благодарю вас.  — Аспариан часто вспоминал старика. Но теперь ему стало легче.  — Могу ли я обратиться?
        —А, что уж там-спать все равно ни в одном глазу. Спрашивай. -Арред улыбнулся ему.
        —Этот эльф…Аргон, правильно? Он что? Друг короля?
        —О, хороший вопрос, капитан! Вы как раз обещали рассказать, кто это!  — Борон допил кружку и тоже смотрел пристально на Арреда.
        Арред, налил себе, увидел, что Аспариан последовал его примеру и сел рядом с ними. «Это долгая история. Очень долгая и во многом даже грустная.»
        —Тогда и мы бы ее послушали.  — В зал зашли гномы и присели недалеко от компании.
        «Эх. Ну хорошо» — Арред взял кружку и посмотрел в окно. На небе стояла луна, он отхлебнул немного и начал:
        Король и королева родом с севера. Мы жили за стеной долгое время небольшими деревушками. Каждая занималась кто чем может, а потом свозили все вместе и устраивали базар между деревнями. На одном из таких базаров Олар и нашел Роану. Потом они поженились по нашим обычаям, и она перешла в дом мужа. Мы с королем лучшие друзья. Вместе выросли, вместе начали охотиться на мутантов и даже баранов разводили вместе. Когда они были вместе с Роаной — Олар светился от счастья. Потом у них дочка родилась — Мира. Я помню эту малявку. Вечно бегала за Роаной и каталась по снегу держась за ее платье. Та, так кричала что я думал бедная женщина оглохнет. Но Роана лишь улыбалась и начинала бегать по снегу, чтобы развеселить малышку.
        Все у нас в деревне было хорошо, да и мы бы не из тех, кто хотел что-либо менять. Но Судьба-злая вещь. Волшебники говорят-что Судьбы нет, и ей открещиваются только трусы, но я бы так не сказал. Иначе в один особо заснеженный день к нам бы не занесло короля с его свитой. Моргот вышел на охоту на северных мутантов и по злой воле попал к нам в деревню. Он был ранен, большая тварь наподобие собаки укусила его и ему срочно нужно было лечение. Олар и Роана посчитали долгом помочь королю и привезли его к себе домой.
        Пока Олар собирал лекарства, Роана сидела с раненым. Маленькая Мира часто выходила с нами на поиски, а когда Олар уходил далеко помогала мне пасти баранов. В итоге Моргот вылечился и собирался возвращаться в замок. Но Роана ухаживающая за ним все это время ему очень понравилась. А по законам Хаоса — Моргот мог ее забрать если победит ее мужа. И в итоге Олар куда-то ушел.
        Я сразу подумал, что что-то произошло, когда он не пришел к своим баранам на утренний вывод. И даже не попросил меня с ними пойти-хотя всегда так делал. Немного погодя ко мне прибегает маленькая Мира вся в слезах. Хватает меня за подол и плачет. Я спрашиваю у малявки «что случилось?». А она сквозь слезы «Дядя Аред, там папе плохо-он умирает. Умоляю, помогите.»
        Я немедленно собрал сожителей, и мы побежали за Мирой. Не знаю, как малявка его нашла, но привела точно к месту. Бедный Олар — он лежал в снегу с раной на всю грудь. Мы положили его на носилки и привезли назад.
        Я знал, что Моргот не отличался честностью. Но что бы так подло использовать яд, которым ранили его самого на человеке, который его спас-тут он перешел все границы. Благо Олара-мы спасли, как видите. Мелкая вообще не отходила от него. Я даже удивлялся, когда она ест и ходит по нужде. Но Олар, на счастье нам всем оправился. Роаны нигде не было.
        Я помню, как он был зол, и мы все решили, что пора пустится в поход. Двадцать человек, столько нас было в деревушке ничего не могли бы сделать. Но Олара поддержали все деревни севера. Все, кого мы знали, пошли за ним. И нас собралось около тысячи человек. И такой армией мы подошли к северной стене. Мы попытались пробиться-но все было в пустую. Тогда Олар лично подъехал к замку с самой дальней от королевских кругов стороны и в итоге нас пустили. Сейчас этот замок называется «Спаситель» в честь тех событий. Так мы и прошли ту самую стену. Но осталось нас где-то три сотни человек. Так велики были наши потери при штурмах. И попали в столицу королевства эльфов — «Сиродил». Пусть на запад предстоял долгий, к тому же войска Моргота были гораздо численнее наших и нам нужна была помощь.
        Когда мы пришли к Сиродилу им правил Аргон-тот самый, которого вы видели. У Аргона был сын Амникор-наследник трона и королевства эльфов. А брат Аргона-Тайномир, руководил армией. Когда Олар пришел с просьбой о помощи-эльфы сразу же отказались. Тайномир не выдал нам ни солдата, но Аргон со своим отрядом и его сын со своими солдатами пришли на помощь и согласились помочь. Почему так произошло я не знаю. Что-то всколыхнуло эльфа внутри и он, видимо, решил присоединиться.
        «Не просто что-то, а именно рассказ Олара о чести и заставил.» — улыбаясь зашел в комнату Аргон. Историю рассказываешь?  —кивнул он Арреду.  — Правильно, пусть они все знают, как было то на самом деле, ато им что может кому другой рассказать и не известно, что он может им наплести.
        Он аккуратно прошел между гномами к столу, взял большую деревянную кружку наполнил ее пивом и присел возле Арреда. Когда все паладины собирались встать он вежливо жестом попросил их сидеть на местах, а сам внимательно стал слушать рассказчика.
        Арред посмотрел на него и сказал-думаю, тебе будет лучше рассказывать дальше, так как это ты сыграл решающую во многом роль в этой войне.
        Аргон посмотрел на собравшихся и увидел в их взгляде интерес сказал:
        Хорошо, если вы хотите. Олар стоял передо мной и говорил все как есть. И то, что король избил его, когда позвал на прогулку. И то, что украл его жену и оставил его умирать. А маленькая девочка подошла ко мне и сказала: «Вы нам поможете? У вас глаза добрые.»
        Мой брат отказался от этого-начинать войну из-за северянина, нет смысла. Тем более что северянин не может постоять за себя сам. Но это было как-то неправильно. Я собрал верных мне людей, мой сын поступил так же. И мы отправились вслед за Оларом. За справедливостью.
        Но у Моргота была огромная армия. Орков Моргота было больше чем нас. На одного нашего приходилось пять орков. За Моргота были поистине ужасные твари и орки были самыми низшими из них. Чего только стоил тот дракон… Были большие великаны с ужасной мордой-тролли. Некоторые из них, как и орки после признают, что жили неправильно и изберут другой путь. Не путайте этих троллей с теми, с которыми сейчас идет война на юге.
        Мы вышли из Сиродила и направились на запад по королевскому тракту. Орки, тролли, дракон, маги и некромант-все это ждало нас впереди. Нас было пять тысяч. В армии Моргота не меньше двадцати и это те, с которыми мы встретились в битвах. Моргота отвлек Аспариан, который убивал волшебников, и он не сразу понял, что северяне уже прошли северную стену. Но как только мы добрались до близлежащих деревень, скрываться уже не было возможности.
        И Моргот направил на нас первую армию. Силы были примерно равны, но нам еще помогали крестьяне из близлежащих деревень, так что мы справились и смогли продвигаться дальше. Но вот дальше, был момент, о котором я подумал, что все кончено.
        —Что же было дальше?  — спросил Аспариан.
        —Дракон.
        ***
        Орк обратился к белобородому, когда они стояли в зале: «Ты никогда не рассказывал, откуда у тебя появились способности к магии. Из волшебников, которых не убил Аспариан я знаю только Ваэльмо и мага пустынь. Значит ты их получил, не расскажешь?»
        —Решил поближе узнать меня?
        —А почему бы и нет. Мы ведь вместе-в конце концов, да и время есть до прихода мастера.
        —Ну хорошо, тогда слушай. Я был простым солдатом из воинов что пошли за нынешним королем людей Оларом. Я был одним из тех крестьян, что помог ему в первой битве с армией орков. Но как оказалось — Моргот послал их что бы вычислить сколько нас, а не вовсе для того, чтобы уничтожить. Когда мы двигались на запад к его замку, вместе с эльфами под командованием Аргона, я служил в отряде Арреда. На нас напал дракон.
        Повсюду пошел хаос и ужас охватил нас всех. Я отчетливо помню, как Аргон крикнул «В УКРЫТИЕ!» и мы стали прятаться в близлежащих домах. Потом был сигнал Олара «Лучники-целься! Огонь!» и тысячи стрел взлетело в воздух. Но дракону было это хоть бы хны. Он так же продолжал извергать пламя и часть домов в которых прятались пешие войска занялись огнем. Были новые выстрелы, но дракона они не ранили. Тогда я увидел какую-то женщину. У нее были голубые глаза и темные волосы, на концах опаленные как огнем.
        Она взбежала на крышу одного из целых домов и внимательно следила за драконом. Когда он подлетел поближе, она зарядила стрелу и выстрелила в него. Стрела не нанесла урона этой зверюги, но эта женщина зарядила следующую и стала ждать.
        Эта тварь подлетела близко, и женщина выстрелила. Попала прямо в глаз. Дракон заревел и опустившись на землю ударом тела раздавил отряд эльфов, что был рядом со мной. Тогда я увидел следующую стрелу, пущенную этой девой. Она описала дугу и влетела во второй глаз этой твари. Дракон зарычал и дунул огнем прямо в меня. И когда я понял, что шансов спрятаться или уйти нет я выставил руки перед собой и закричал. Но огонь — обошел меня. Я был как — будто в пузыре. Огонь обошел меня, не причинив вреда. Тогда в дракона полетела еще стрела и он понесся прямо на эту женщину с луком, но она не успел сбежать с крыши. И дракон снес здание вместе с ней и убежал в неизвестном направлении.
        Когда же товарищи нашли меня под завалами, они испугались. От страха — я поседел. С тех пор меня и стали звать Белобородым. Что было с драконом потом-я не знаю. Но говорят, что он погиб, а та женщина-исчезла.
        Вообще странная вся эта история была, но одно я знал точно-чем-то особом я стал обладать, а вскоре за мной пришел Ваэльмо и сказа, что теперь-я волшебник и мне нужно пойти с ним, что бы я смог научится тому, как пользоваться своей силой, не навредив при этом другим людям.
        Орк внимательно слушал этот рассказ, потом осмотрел пустой зал, где сидел лишь вард за круглым столом. Потом посмотрел на белобородого, кивнул соглашаясь со своими мыслями и пригласил его занять их места за столом.
        ***
        Борон допив свою кружку встал, чтобы заполнить ее по новой: «Значит, дракон уничтожил целый отряд одним ударом и в итоге вы потеряли пол армии? А что же было дальше?»
        Аргон смотрел на собравшихся, немного помолчал и опустил голову. Арред положил руку на плече и сказал: «Я сам могу…»
        —Нет.  — перебил его Аргон.  — Я сам расскажу про некроманта и Амни, спасибо, друг.
        Арред кивнул и Аргон осмотрев всех продолжил:
        Когда дракон, сломав какое-то здание скрылся. Мы поняли, почему первая армия орков, отправленная Морготом была такая слабая. Он проверял, сколько нас и вот теперь вывел всех проклятых тварей, спустив их как собак с цепей.
        Их были орды. Орды орков-существ настолько мерзких, что не в чету не напоминают тех, что пленены и работают на полях для нас. Это те орки-что сейчас бродят в ущельях скалистых гор на юге, прямо над заставой гномов. Эти твари были порождениями тьмы.
        Они окружили нас несколькими отрядами и Олару пришлось разделить нас, чтобы не дать им ударить одновременно и сломать нас. Арред повел крестьянское ополчение против подходящих с троллями отряда Ансента Рискида. Я со своим сыном и отрядом эльфов вышли к реке и сцепились с отрядом орков некроманта. Оставшаяся часть продолжала двигаться на запад за Оларом к замку Моргота.
        —Далеко они не отошли. Моргот был не из тех, кто умеет ждать.  — вставил Арред.
        —Это нас и спасло.  — закончил за ним Аргон.  — Орки ударили так крепко по нам, что все отряды людей и эльфов прогнулись под ним. Все было усеяно этими тварями. Нас было значительно меньше-но мы бились на смерть, а орки не готовы были отдать жизнь.
        Арред посмотрел на Аргона и поняв его взгляд без слов, продолжил за него:
        Когда я вышел со своим отрядом против огромных троллей, я был поражен. Они просто топтали мою армию, словно слоны коттеров. А один размах дубинки сметал сразу трех-четырех воинов. Но хуже всех был их лидер-Ансент Рискид. «Ансент» означало с оркского «молния» и я на своей шкуре почувствовал, почему его так назвали. Он не был как другие орки-медлительным и глупым. Он был очень быстр и высекал целый отряд за несколько движений. Он и его тролли ударили по нам так сильно, что пришлось отступить. Когда мы отступили назад, увидели, что отряд Олара тоже вернулся и кто-то крикнул что сам Моргот в своем облачении вышел на войну.
        Аргон собрался с силами и поднял взгляд на Арреда, тот вежливо уступил, и старый эльф продолжил:
        Мы стояли на смерть, хоть и армия некроманта была больше нашей. Я видел, как Арред отступает под натиском Рискида и понял-что мы последние, кто обязан выстоять, чтобы сохранить шансы. Мы не могли отдать мост и позволить оркам взять численное преимущество. А потом Амни с небольшим отрядом увидел, как часть орков идет вместе с черной фигурой, закутанной в плаще. В одной руке он держал скипетр, в другой книгу. Амникор увидел, как это чудовище расправляется с нашими солдатами. И взяв меч бросился прямо на центр моста к нему. Странник в плаще, ловко увернулся от выпада и пронзил скипетров череп еще одного из наших. Амни набросился на него, не давая ему ускользнуть тем самым переключив все его внимание на себя. Между ними разгорелась битва посреди всего этого хаоса и пытаясь нанести друг другу удары, они отбивали случайные клинки. Некромант перекатывался, в то время как мой сын пытался поймать его пируэтом. Битва была ужасная, я сражался недалеко и видел все это. Убил я тогда порядка орков сорока пяти, может меньше, когда Амни схитрил и заставил некроманта перекатиться туда, откуда бежал тупой орк.
Использовав, эту небольшую задержку он нанес удар некроманту и тот упал. Амникор размахнулся для последнего удара, когда некромант что-то произнес и зеленый луч света озарил мост. Я увидел…зеленый череп в огне-летящий прямо на меня. Я не успел бы уйти-вокруг кипел бой, и не было места для маневра. Все произошло в считанные мгновения, и я увидел, как череп исчез в теле моего сына, который закрыв меня собой принял удар. Он упал и когда я подбежал к нему я увидел лишь гнилую плоть. Некромант закричал я схватил его тело и…, и…не мог больше командовать. Я взял его меч и пытаясь не терять самообладание приказал отступать к Олару и Арреду. Мост был потерян.
        Аргон замолчал, и тут без слов стало ясно, что продолжать нужно Арреду. Он, не выказывая лишних жестов продолжил:
        Когда я увидел, что Аргон отступает к нам, я понял, что мы проиграли. Орки были везде, они окружили нас плотным кольцом. Я не знаю, сколько нас осталось-но нас было мало, и мы точно не могли ничего противопоставить им. Я видел, как Ансент перерезал голову одному из наших и прямо в шлеме стал ей крутить над собой. Голова полетела в Олара, который как раз сражался недалеко от меня с очередной группой орков. И сбив его с ног Ансент с ревом полетел, настолько он был быстр, в сторону нашего короля.
        Я услышал звук стали о стали и Олар парировал первый удар. Я видел, как ему тяжело это далось, и побежал к нему, а Рискид бил его все сильнее. Такие удары нельзя было блокировать, но Олар держался. Он просто не успевал наносить ответные удары, так быстры были удары этого чудовища. И тут Ансент попал. Кровь брызнула вверх и запачкала его меч. Олар схватился за грудь и чудом не попав под удар дубинки недалеко стоящего тролля упал на колени перед Рискидом. Я слышал его крик боли и успел именно тогда, когда Ансент заносил меч для очередного удара. Я выпрыгнул вперед и повалил его на землю. Мы упали и дрались в ногах у остальных сражающихся. Кто-то заехал мне ботинком по голове, но я это не почувствовал сильно. Ансент был безумно силен, и я думал, сейчас он поднимет меня и просто отшвырнет от себя, как куклу. Я вцепился в его шлем и пытался найти там шлейф на шее, где шлем крепился к остальной броне. И нашел. Но Рискид ударил меня мечом в бок и в глазах помутнело. Перед тем как потерять сознание я нашел что-то острое и воткнул ему прямо в шею. Он закричал так громко, что мне показалось будто я оглох.
Но я бил его и бил, туда не различая что происходит и когда почувствовал, что он перестал двигаться, упал в обморок от боли и усталости.
        Аргон, стоявший у окна с кружкой, повернулся к группе, понимая, что все ждут продолжение от него, отогнал от себя грустные мысли и продолжил за Арреда:
        Мы стояли плотным кругом не давая добраться до короля оркам, троллям, вурдалакам и прочей нечисти Моргота. И тогда появился он сам. Моргот был ужасен-лицо его было расцарапано. А сам он, обойдя тело покойного генерала Ансента, приблизился к первым линиям своей армии. Он изрек, глядя на короля, который корчился от боли, причиняемой раной в груди: «Ты жалкий баран. Один из тех-кого ты разводишь. Встань и умри не как свинья. Я должен убить тебя сам и тогда твоя женщина станет моей. Однажды я это уже сделал.»
        Олар еле поднялся на ноги. Один из солдат помог ему принеся меч. Он посмотрел на твое тело Арред лежащее возле ног Моргота и даже я смог прочитать на его лице улыбку благодарности. Он размахнулся мечом и ударил Моргота. Тот легко парировал выпад и и с полуоборота сделал выпад на короля. В отличие от Моргота — Олар не мог кружиться, поэтому ему приходилось парировать каждый удар. А из-за того, что он был меньше, физически это было трудно сделать.
        Моргот бил снова и снова. Звук сходящейся стали стал просто невыносимым. Олар парировал каждый удар, аккуратно отводя Моргота от твоего тела. Трупов было так много -что заботиться о каждом не было смысла, но о тебе он заботился, чтобы ненароком не наступить в ходе боя. Все замерли, и никто не решался продолжить схватку. По обычаям Хаоса, которые сыграли нам на руку, воины вынуждены были ждать конца битвы своего командира. Если бы не это-орки бы нас давно растерзали.
        Моргот бил Олара беспощадно. И в итоге произошло, то чего я боялся. Меч Олара не выдержал такого напряжения — он был выкован простым северным кузнецом, а они понятия не имели что такое хорошая сталь. Расколовшись на двое, Олар сделал последний блок и Моргот легко выбил остаток меча из его рук. Когда Моргот решил, что все кончено, Олар схватил железными перчатками его меч и повалив под себя толкал лезвие прямо в незакрытое шлемом лицо Моргота.
        Олар кричал от боли и усталости, Моргот не уступал, но лезвие стремительно приближалось к его лицу. Олар кричал громче, и рана на груди снова открылась, забрызгав Морготу лицо. Тот захлебнулся кровью и хватка ослабела. Олар из последних сил напрягся и вонзил лезвие меча Морготу прямо в лицо разрезав его пополам.
        Это придало нам силы и с криками мы стали рубить окружающих орков, но те стали разбегаться увидев, что их лидер мертв. Что случилось с некромантом, я не знал. Он просто исчез. Как и его прихвостни. Но какого же удивление было, когда мы узнали, что и ты и Рискид выжили, Арред.
        Правда он не захотел мириться со своей судьбой и все равно предпочел казнь. Говорят, у него есть сын Винсент-но мы его до сих пор не нашли…
        «Так, все-пора собираться. Время позднее, кто по графику-заступайте на дежурство, остальные-спать.» Арред отставил свою кружку и поднялся первый. Гномы, Аспариан и Борон тоже поднялись и направились к двери. Когда Аспариан уже было вышел из зала, один из гномов с рыжей бородой одернул его и сказал: «Парень, надеюсь, ты не в обиде за то, что было там на рассвете?»
        Аспариан посмотрел на него, конечно он не мог так просто сделать вид насчет того, что гномы чуть не лишили его с Бороном жизни на том испытании, но он понял, как был поставлен вопрос и улыбнувшись ответил, протягивая гному руку: «Нет, не в обиде — все в прошлом.» Гном рассмеялся и пожав руку в ответ, они разошлись по разным этажам.

        ДАННА

        Она не решалась открыть подаренную ей книгу до тех пор, пока не убедилась, что на этой улице только она одна. Книга была старая и потертая, в некоторых местах заляпанная чем-то странным и с давно уже облезлым кожаным корешком. Она приоткрыла книгу и держа над ней свечу принялась читать. На первой же странице было написано, корявым подчерком:
        «Я не знаю, кем ты будешь читающий. Человеком, эльфом, гномом или орком. Женщиной или мужчиной. Слуга Хаоса ты или Порядка. Но Судьба свела нас вместе и то, что ты держишь эту книгу в руках, уже было предрешено. Я должен оставить тебе, послание-которое ты должен выполнить, не зависимо от того, что происходит вокруг. У тебя есть на твои свои причины, я даже понимаю какие-иначе эта книга не попала бы именно к тебе.»
        —Что за чушь?  — подумала Данна про себя, читая эти строки. Но интерес был выше, и она стала читать дальше, перевернув страницу, она заметила странную карту с крестиком, где-то далеко на востоке отсюда.
        «Идти туда не меньше дней трех» приблизительно рассчитав расстояние, решила она. А на соседней страницу увидела большой ряд заметок и слова, написанные чем-то красным «Иди под землей-привыкай к этому.»
        Она еще раз оглянулась, чтобы убедиться, что на улице нет случайных прохожих. Было пусто и лишь свет от свечи давал о себе знать. Книга была большая, но к странному стечению обстоятельств очень легкая. Данна подумала, что это шутка какая-нибудь и собиралась уже выбросить книгу, но остановилась. Она подумала про Аспариана. «Почему он меня бросил? Почему предпочел мне ее — ту, которую он даже не знает? Ведь я же была с ним рядом, я любила его, а он видимо никогда меня не любил. Тогда что значат слова в книге, про мои причины. Ну нет-мои причины никак не связанны с этой дурацкой книжонкой.»
        Она долго решались, выкинуть книгу или нет. Интерес снова взял верх — она пролистала несколько страниц, когда увидела большими буквами слова «Я подарю тебе власть, за твою помощь» и остановилась. Занесла свечу над ней и принялась читать.
        Я подарю тебе власть за твою помощь.
        Если ты выполнишь все, о чем я тебя прошу-ты получишь, все что захочешь и дальше больше. Гораздо больше. Эта сила подарит тебе способность вечной жизни, возврата любимых тебе людей, удовлетворит любые твои желания и подарит любые необходимые способности. Просто верь мне, и я изменю твой мир в буквальном смысле этого слова. Я тот-кто может помочь. Удачи.
        —Что за бред? Что за беспредел тут происходит?  — Данна схватилась за свое платье, чуть не уронив книгу и свечу.  — О Великие, нет, я не верю в это. Это обман, так просто не может быть. Я не должна ему верить, кем бы он ни был.
        Она смотрела на ночной замок и понимала, что у нее есть желание, кое-кого вернуть. И она готова пойти ради этого на что угодно. И именно тогда, когда ей нужен шанс больше всего, и он сам попадает ей в руки, способна ли она отказаться от него? Нет, она не может так все просто оставить. Она любила Аспариана, даже если другая увела его, она сможет показать ей. «В этой книге написано, как я могу получить власть? -прекрасно, тогда мы будем с ней на равных и еще посмотрим кто кого.»
        Она открыла карту и принялась внимательно изучать инструкцию.
        ***
        —Чего не спишь?  — Борон встал с кровати и разглядел силуэт Аспариана сидящего на своей кровати.
        —Не спится. Думаю…
        —О чем же?
        —О ком. Понимаешь, девушка у меня была. До всего этого.
        —Уж догадался, когда она чуть не накинулась на тебя в том зале. Красивая и грудь у нее огромная, вот что я скажу.
        —Да уж…
        —И что тебя мучает?
        Аспариан решил зажечь свечку, раз уж Борон проснулся — можно было это и сделать. Прошуршав в округе и не найдя ни одной, он решил отложить эту затею.
        —Да вот понимаешь, она была против всего этого, но я решил все-таки пойти. Я прекрасно понимал, что, когда мы будем вместе, нам нужно будет где-то жить. А что я мог дать ей? Жить в башне со стариком? Нет-так я не мог.
        —Угу. И что она?
        —Не поняла. Подумала, что я все это делаю из-за принцессы.
        —Она так и сказала?
        —Да нет, я сам догадался… а ведь здесь я могу заработать и в итоге все это для нее. Можно будет купить домик и жить вместе…
        —Знаешь, что я тебе скажу? -Женщины, это не мое. Вот что. Я спать и правда, не мучай себя-поймет все сама. Спокойной ночи, Асп.
        —Спокойной ночи. Надеюсь, что поймет…
        ***
        Когда начало рассветать Данна увидела солнце, выглядывающее под землю сквозь дыру наверху. Данна шла по первому уровню и подходила через кладбище, к странному склепу. Дверь была сильно побита, как будто кто-то пытался пробраться внутрь склепа, а изнутри кто-то не давал. Могилы были разрыты и повсюду виделись следы боя. Это ее настораживало, но Данна твердо решила идти до конца и толкнув дверь зашла в склеп.
        Открыв книгу, она вернулась на ту страницу, где закончила в прошлый раз. На картинке был нарисован тот самый склеп, в который она только что зашла и перевернув очередную страницу с описаниями прочла: «Под лестницей — есть дверь. Открыв её-поймешь, что нужно делать.»
        Снова недоговоренности, снова несвязная речь, но делать нечего-она ведь решила идти до конца. Пройдя немного по коридору, она видела следы от крови и разломанный пополам скипетр. У самой лестницы. Недалеко красовался разбитый олений череп. Обойдя лестницу, она увидела маленькую дверку, совсем не похожую на те, что были на верхних этажах. Осторожно толкнула ее, и дверка стала открываться. Когда дверь распахнулась она в ужасе отпрянула, увидев там сосуд с зеленой жидкостью. В сосуде плавали разные органы и куски тел. Невольно она начала пятится назад, когда заметила, что уперлась в стену.
        «Поймешь, что нужно делать.»-что за бред?»-думала она, пытаясь прийти в чувство от увиденного.
        —Здесь то, что вы просили.  — от неожиданно прозвучавшего голоса у нее потемнело в глазах. Страх был настолько велик, что она не могла повернуться к говорившему.
        Полу-лысый старик, полностью седой в тех местах, где еще сохранились копны волос держал в руках мешок и подойдя к девушке протянул ей.
        Данна пришла в себя и вспомнила-это могильщик. Она видела его, однажды-когда с семьей хоронила свою прабабушку. Он напугал ее, еще маленькую девочку, но теперь он испугал ее еще больше, чем тогда. Могильщик-человек, который вынужден смотреть на смерть целыми днями. Живой среди мертвецов. Или…мертвец среди живых…?
        —Что здесь? -спросила она, тыкая пальцем в мешок.
        —Что вы просили.
        Он кинул мешок к ее ногам и тот раскрылся перед ней. Ее взору предстала голова некроманта, которую видимо, подобрал могильщик и специально притащил сюда. Но вопрос что с ней делать ей так и остается открытым. Никаких инструкций в книге нет, а сама она понятия не имеет.
        —Сколько я вам должна?
        —Со мной уже расплатились.  — могильщик указал на мешок.
        —Он? -Данна после увиденного могла подумать все что угодно.
        —Я. — В проеме комнатки появилась третья фигура. Могильщик поклонился ей и ушел к себе.
        —Что за хрень тут происходит? Это же ты, тот, кто дал мне эту долбанную книгу!  — она стала кричать и кинула в него книгой.
        Он без особых усилий, отодвинулся, что бы книга не попала в него. Подойдя к ней, он нагнулся поднял мешок и вытащил из него голову некроманта.
        —Кто же ты такой?
        —Пока я не встану перед королем, это не имеет значения. Раздевайся.
        —Что…? -в голове стали мелькать разные мысли.
        —Он увидел ее панику, подошел к занавеске и одернул ее. Там был красивый ярко-красный плащ и платье на манекене, а рядом на стойке стоял лук и колчан со стрелами.
        —Это…мне?
        Он кивнул, положил голову на стол, открыв заготовленную флягу смыл грязь с лица и надел очки. Из грязного бродяги он в этот же момент превратился в интеллигента. Несмотря на старую, в некоторых местах порванную и воняющую чем-то противным одежду, лицо его показалось Данне довольно умным, а очки лишь дополняли ее догадки.
        —Вы…профессор?
        —Да ладно? Ты догадалась до этого только сейчас?
        Она поняла, что разговор не выйдет. Очки -роскошь в нашем мире, а потому позволить себе их может не каждый. Но он не похож на сына лорда-порванная и грязная одежда, да и места где он обитает не соответствует. Но очки позволил-либо военный, либо профессор, угадала-повезло.
        —Хорошо, что я хоть оружие не ношу с собой, а то бы ты подумала, что я-военный.  —Как будто услышав ее мысли изрек он, осматривая голову и что-то записывая в книгу, которую подобрал в другом конце зала.
        —Если я тебе нужна, советую убрать эту вечную ухмылку — раздражаешь!
        —Да мне вообще наплевать на тебя. Совершенно.  — Так же, не отрываясь от записей, сказал он.
        —А…книга…?
        —Ты нужна ему, и он повернул ей голову мертвого некроманта.
        —Что…? -Ужас снова нахлынул на нее и в голову полезли страшные мысли.
        —Я не стану больше повторять дважды-раздевайся. Тебе ведь нужен твой паренек из охраны принцессы, ну вот-я могу тебе помочь его достать. Если будешь делать все что скажу, конечно.
        —Да какого черта ты об этом знаешь? -удивление скрывать она не могла, но все же начал снимать с себя старое платье, чтобы одеть новое с плащом.
        —Никто не подумал, о том, что ты человек-стоит тебе простудиться, все-от тебя не больше пользы чем от его скелетов. Это платье более теплое, а плащ защитит от дождя, чтобы не промокла. Лук-это уже другое дело. Когда я увидел тебя, подумал, что меч для тебя-будет слишком тяжелого оружия. Будешь задерживать меня.
        —Имя хоть свое скажи или я точно я буду тебя задерживать.
        —Винсент.
        —Ясно.  — На самом деле, она рассчитывала, что он расскажет больше, чем просто свое имя, но он молчал, занимаясь своим делом. Даже не воспользовался моментом, когда она переодевалась. Может, он вард? Хотя нет-человек. Странно это все.
        —Собралась? Отлично. Пошли.
        —Куда?
        —Туда, где этот расскажет тебе что делать, и он кинул ей голову, сам забрав книгу.
        ***
        Ваэльмо проходил ряды рабочих, которые загружали товары на корабль. Среди них были и люди, но большую часть работы выполняли орки, которые переносили в три раза больше ящиков чем мог перенести человек.
        Он смотрел, как все суетятся пока не услышал того, кто ими командует. На ящиках посередине пристани стоял какой-то ученый и изрядно отдавал команды куда-какие ящики стоит загружать. Ваэльмо подошел к нему и дождавшись пока ученый закончит, нежно коснулся его плеча. Ученый повернулся, увидев перед собой старика в черном одеянии сразу поклонился.
        —Мне так приятно господин Брено, что нашелся энтузиаст доказать вашу теорию.  — Волшебник улыбнулся.
        —Я сам несказанно рад этому, магистр Ваэльмо. Вы пришли пожелать мне удачи в путешествии?
        —Нечто весомее, чем просто пожелание и Ваэльмо открыл свой кулак, в котором была зажата фигурка, напоминающая клетку.
        —Это…?
        —Феникс, Брено. Тот самый феникс, о котором ты слышал из легенд. Ты собираешься открыть новую-так что вот тебе одна из существующих в твоем путешествии. Надеюсь, оно пройдет легко.
        Брено хотел было поклониться, но Ваэльмо не дал ему этого сделать, а потом, улыбаясь, обнял его как друга, которого не видел несколько лет.  — А где же тот самый Коламб? Это ведь ему королева Роана согласилась помочь в путешествии и подарила этот корабль?
        —Да, но….
        —Никаких «но»-у меня есть подарок и для него, так что я обязан его увидеть.
        —Он…эм…под нами.
        —Ваэльмо посмотрел вниз и увидел какого-то пьяницу лежащего возле ящиков.
        —Это…Коламб?
        Брено кивнул и Ваэльмо спустился к нему.
        —Добрый день, уважаемый. Вы Кристофер Коламб?
        —Что я.…? А да…ну в смысле да…
        —Пожалуй, лучше тогда так.  —Ваэльмо вытащил свой подарок и привязал его веревочкой к руке пьяницы.  — Никогда не мог понять почему женщинам нравятся пьяницы, настолько что они готовы им корабль подарить? Жалость их такая?
        Пьяница ничего не ответил, только попытался скинуть с руки непонятный сверток, понимая, что не выйдет-просто плюнул на это и уснул прямо возле груды пустых бутылок.
        —Удачи тебе, Джордано Брено.
        —Спасибо магистр, да направят меня Великие.
        ***
        Данна проходила вслед за таинственным человеком рядами странных узких улочек. В мешке она держала голову мертвого некроманта, в то время как он нес колбы и другие стеклянные емкости. На поясе у нее болталась книга, но она уже перестала думать о ней и теперь, важнейшим ее вопросом стало: что произойдет дальше?
        Профессор часто переходил из одной улочки в другую, постоянно меняя свое направление. Данне стало казаться, что они ходят кругами, но окружение свидетельствовало об обратном. Наконец они вышли на красивую круглую аллею в центре которой стоял фонтан в окружении зажжённых светильников. Профессор подошел к фонтану и скинул мешок прямо возле него, сев на край он вопросительно взглянул на нее.
        —Что? -не выдержав взгляда спросила она.
        —Последняя страница. -И так же невозмутимо, как и до этого стал разбирать колбы из мешка.
        Она открыла книгу и перелистнула ряд пустых страниц пока не открылась последняя где маленькими красными буквами было написано: «Опусти голову в фонтан и положи на воду книгу».
        «Что за бред?»-подумала она, хотя следующая мысль была «Чему я удивляюсь? Вроде после всего-меня ничто не должно уже удивить.» Она положила голову в фонтан, пока профессор тушил некоторые светильники. Голова сразу же утонула в фонтане, и она взяла книгу, чтобы ее положить сверху.
        Некоторое время она сомневалась, но в итоге аккуратно опустила книгу на воду. Книга не утонула, а плавала на поверхности ровно там, где она ее положила.
        —Теперь отойди.  — сказал Винсент и поправив очки подошел к фонтану с наполненной колбой зеленой жидкости.  — Надеюсь, ты знаешь, что делал.  — произнес он не ей, а куда-то в фонтан и залил эту жидкость.
        Вода запенилась и сразу поменяла свой цвет. Книга заблестела фиолетовым цветом, светильники разгорелись очень ярко и из фонтана ударил столб зеленого света. Данна закрыла глаза рукой, Винсент произвольно отошел от столба света. Вода бурлила, все вокруг стало ярким и сверкающим. Налетел сильный ветер и весь свет исчез.
        Они стояли в полном мраке некоторое время, сколько именно сказать было невозможно и это казалось вечностью, пока из фонтана не вылезла костлявая рука. Затем вторая. И из воды вылез скелет. Большие клыки на месте зубов ругали, огромные ребра белых костей заставляли лихорадочно отводить взгляд. И мерзкий череп, на месте пустых глазниц которого горел зеленый огонь.
        —С возвращением, некромант.  — Сказал Винсент, будто именно этого и ожидал.
        —Добро пожаловать, дитя. Отныне мир больше не будет таким каким ты его знала.  — Этот взгляд пронзил душу Данны, она невольно улыбнулась.

        НАЧАЛО ХАОСА

        Аргон проходил ряд могильных плит. На них были высечены различные имена, было их столько, что уже трудно было различить кто и где. Но он знал, что для каждого родственника или члена семьи, погибшего существует своя могилка, которую он не спутает ни с какой другой. Он знал, это-потому-что сам шел к такой же. Еще утром, пока все спали и лишь стража несла свои посты, он поговорил с Оларом и отправился сюда.
        Вот она, практически такая же, как и остальные, на этом кладбище. Могила Амникора-его сына. Нет…это дети должны хоронить родителей, так они узнают о том, что такое смерть и мысленно готовятся к тому что в другом мире, их уже снова будут ждать их родители. Вернуться к тем же людям, кто заботился о них при жизни. Но что же тогда, если отец хоронит сына…? Что же теперь будет? Кто его встретит в том краю, о котором рассказывали Великие?
        Аргон не находил ответы на эти вопросы. Кладбище возле огромного храма матери Тарезы было огромным. Хоть Аргон и попросил Олара построить этот храм за десять лет, Олар так был впечатлен рассказом об этой женщине, которая всю свою жизнь помогала обездоленным и бедным, что храм был возведен за три года и уже полностью работал. Сейчас там как раз проходила церемония с каким-то младенцем, которого причащали к вере в Великих.
        Аргон встал на колени возле могилки, зажег несколько свечей и помолившись на эльфийском поцеловал сырой камень. Портрет Амникора был очень красивым. Аргон смотрел на него долго, приложив ладонь в щеке сына и заговорил:
        «Прости…прости, что я так долго…Я хотел быть раньше…хотел бы вообще от тебя не отходить…»-слова давались тяжело. Ком в горле не давал говорить, а слезы то и дело выступали на глазах.
        «Я люблю тебя, сынок…Я очень тебя люблю…Мне так грустно, что…После того, как умерла Кая-ты остался последним, кто у меня был…Теперь ты с мамой там, в домах города облаков, а я еще тут…Я верю в то, что мое время не пришло…Но Амни, как же я люблю вас и скучаю…»
        Слезы затмили глаза и Аргон больше не мог говорить. Он заплакал и плакал долго, пока не вспомнил самого важного:
        «Сынок, я отомстил за тебя. Я убил этого проклятого некроманта, это исчадье тьмы, что забрало тебя у меня. Но…Амни…я не чувствую удовлетворения. Почему я не чувствую удовлетворения?!»
        Он был зол и казалось сейчас опрокинет все свечи, но упал от бессилия возле могилы. Он был рад, что тут никого нет, да и если бы были, его это не смутило.
        «Я ведь убил его. Я отомстил за тебя, но такое чувство, что это не все. Что-то не так. Я не могу это объяснить, Амни. Я боюсь, что он каким-то образом выжил. Но я ведь сам лично отрубил ему его поганую голову. И лично видел, как волшебник зафиксировал его смерть. Я не понимаю своих чувств.» Он заплакал и больше говорить не мог.
        ***
        В храме шла большая церемония. Собралось довольно мало народу, поскольку вхождение в веру было священным и лишь родители, и священник могли быть с малышом, которому предстояло сделать выбор сердцем. Первые должны были поддержать своего ребенка, а второй был проводников в выборе.
        «Да прибудет с тобой вера Человека Великого. »-сказал священник и ударил молотом в щит так звонко что ребенок даже зажмурился от страха.
        «Да будет ум твой ясен и здоров как у Волшебницы Великой.»  — он взмахнул посохом и очертил круг.
        «Да будет природа благосклонна к тебе, как и ты к ней во имя Эльфа Великого».  — он подвел к ребенку собаку, и та лизнула его в ладонь.
        «Да прибудет сила с тобой Орка Великого»  — он надел ребенку тяжелую цепь.
        «Да прибудет с тобой здоровье Гнома Великого»  — он облил его холодной водой.
        «Да пусть зло страшится тебя и смерть твоя не будет болезненной в память Демона Великого». После этой фразы он ничего не сделал и показал ладонью на алтари Великих: волен выбрать веру себе ты, из неназванных тоже, ибо право твое такое.
        Ребенок посмотрел на всех, и собирался было сделать шаг, как в дверь постучали. «Странно»-подумал священник, но отвечать на такое хамство не стал и притворился что ничего не происходит. Но в дверь постучали снова и сильнее. Минуту длилась тишина, когда массивные двери слетели с петель, и от пыли нельзя было ничего разглядеть. Спустя мгновение женщина закричала, и священник разглядел, как сквозь мужчину прошло лезвие меча.
        «Скорее, за мной!» крикнул он ребенку, схватив его за руку и направился куда-то между статуй. Толкнув, как казалось ребенку стену, появилась небольшая винтовая лестница и священник, таща за собой ребенка, поспешил к ней. Он лишь мельком заметил, как женщину уже разрывала на части толпа мерзких существ. Времени оставалось мало, он нажал на рычаг и дверь стала закрываться, но какая-то тварь влезла прямо в проем. Тварь переломало, но ее труп, застряв в проеме, дал возможность другим добраться до лестницы.
        Они были быстрее священника с ребенком и вскоре догнали их. Священник кинул в одного цепь и сбив с ног, выиграл немного времени. Они поднялись на самый верх башни, когда их догнали снова. Перед самым люком мальчика проткнули мечом в районе горла и лезвие, вышедшее из него воткнулось священнику в бок. Тело мальчика, не покатилось по лестнице, а просто упало вниз.
        Священник, истекая кровью сделал последнее усилие и влез через люк наверх. В башне были колокола. Много колоколов. Он схватил одну из веревок и что оставалось силы дернул. Холодная сталь пронзила грудь. Но он успел…умирая он слышал громкий звон колоколов что предупреждали об опасности. С этой мыслью он и погиб.
        ***
        Аспариан стоял вместе с Яреном и восьмью эльфийскими защитниками на страже принцессы Миракель и принца Карелана. Завтра у них свадьба, а потому Олар настоял на том, чтобы они побыли тут вдвоем. Сам же король с королевой сидели в тронном зале и отмечали пиршество, на котором не было лишь Аргона. Пускали слух, что Аргон общался с Оларом утром, но о чем они говорили, никто не знал.
        Карелан сперва хвастался своими мечами, а потом от выпитого вина, он учтиво извинился и вышел искать уборную. Фрина с каким-то презрением смотрела на него, на что Мира успокаивало ее тем, что «перевоспитает идиота». Аспариан же грустил, Арред отправил Борона с командой доставлять груз зерна их союзникам гномам. Борон служил всего пару дней, однако Арред сказал, что он лучше всех показал себя в сражениях на тренировочной площадке, а у паладинов почти нет иерархии, а потому-он станет капитаном на этот поход. И он ушел, теперь даже толком поговорить было не с кем, друзей то больше не было, и он грустил, временами отвлекаясь на глупые рассказы Карелана и фырканья Фрины.
        Олар с Роаной пили вино, как в стенах замка раздался грохот колоколов.
        «О Великие, что же случилось?»-Роана сразу же почуяла не ладное, а Олар с удивлением прислушался. Весь зал замолк, когда открылась дверь и в нее вошел бродяга. Его потрепанная одежда была настолько старой и грязной, что было непонятно, как она вообще еще держится на нем. Бродяга делал медленные шаги вперед и вытянув руку как будто прося милостыню сказал плачевным голосом:
        «Ваше Величество, помогите, беда.»
        —Время просьб, на сегодня закончилось. Приходи после свадьбы.  — Гордо ответил Олар.
        —В том то и дело, великий государь. У меня просьба, которая не может ждать.
        Арред, уже начал вытаскивать меч и заметил, как эльфы, прибывшие с Аргоном и Кареланом и люди, что охраняли Олара сделали тоже самое.
        —Ну говори, если она не может ждать.  — кивнул рукой Олар.
        Бродяга заулыбался: -понимаете, ваша милость, король Олар убил моего отца. И сейчас эта долбанная тварь поплатится за это! К оружию!
        Все происходило мгновенно: эльфы выхватили мечи и напали на охрану короля. В дверь начали вваливаться орки и рубить прибывающею охрану.
        —«Забери Роану и Миру и бегите отсюда!» крикнул Олар Арреду и накинулся на пару ближе стоящих к нему эльфов.
        —Роа, нет времени! -Арред грубо схватил Роану и поволок за собой к комнате Миракель.
        ***
        «Бродяга пришел к королю».  —с таким докладом зашел эльфийский стражник в комнату принцессы и закрыл дверь.
        Ярен выхватил оружие. «Что здесь происходит?»-крикнула Мира, увидев, что эльфы делают так же.
        «Колокола! Переворот!» — крикнул, Ярен и сразу же бросился с мечом на ближайшего эльфа.
        Аспариан не мог понять, что происходит, «Какой переворот? Кто атакует, за кого Ярен?» Пока он думал, эльф занес меч над Мирой, но Фрина став между ним и принцессой приняла удар на себя. Закричав от боли, выставив руки вперед, меч коснулся лезвием ее лица, попав прямо в глаз. Ярен, убил уже второго эльфа, когда на него накинулось сразу четверо. Аспариан напал на того, кто ударил Фрину и старался попасть в не закрытую доспехами часть. Еще двое эльфов напали на него, но Мира вытащила посох и подожгла одного из них.
        В комнате творился бесконечный хаос. Ярена проткнули мечом несколько раз и перед смертью он забрал с собой еще двоих. Аспариан пытался победить в схватке с эльфов в луже крови от кричащей рядом и держащейся за глаз Фрины. В дверь стали колотить, пытаясь выломать ее. Мира подожгла еще одного эльфа.
        Дверь выломали, и в комнату влетел Арред сбив с ног двоих эльфов. Одного из них проткнул мечом сам Арред, другого ударила кинжалом Роана. Аспариана же спасла Мира, сбив эльфа, который вцепился в него своим посохом проломав висок.
        Фрина! -крикнула Мира, пытаясь успокоить кричащую подругу, истекающую кровью.  — Все хорошо, я помогу, не шевелись!
        —Поздно! Надо убираться отсюда! -крикнул Арред.
        —Нет! Где отец? Я могу помочь!  — протестовала Мира.
        —Слишком много, бежим!
        —Я помогу ему!
        Арред ударил ее по щеке, она направила на него посох и готовилась зажарить на месте, но Роана положила руку ей на плече и Мира заплакала. Аспариан глядел на тело Ярена, в котором торчало несколько мечей и вот кого ему было жалко больше всех. «А ведь я тебя никогда не признавал.» Подумал он напоследок.
        Под крики метавшейся по полу Фрины, они пошли узким проходом через потайную дверь из дворца.
        ***
        Аргон услышал бой колоколов, гавканье собаки, а затем она завизжала и замолкла. Он не понимал, что происходит. Но потом увидел, как из здания начали выходить скелеты, зомби и прочая нечисть.
        «Кар…»-он взглянул в сторону замка, что высился на кругах королевского ранга, но понял-что добраться туда не сможет. Он слышал крики плач. Посмотрел на могилу сына последний раз, вытер слезы и вытащив свой меч направился обратно в город. Повсюду был хаос, все началось так неожиданно, что разобраться в этом не представлялось возможности. Часть храма рухнула и завалила собой некоторые могилы.
        На улочках бежали люди, нечисть, орки. Люди кричали, нечисть размахивала мечами, орки визжали как свиньи. Какой-то орк, попытался напасть на Аргона, но легким уклоном, он избежал удара, а затем убил орка ударом клинка в живот.
        Он бежал к замку, он не мог потерять Карелана, как потерял своего сына. Он бежал среди разрушенных домов и заполненными нечистью улицами. Смертей было столько что он не представлял, как вообще может быть столько людей. Огонь бушевал повсюду, дома то и дело рушились, люди умирали и в хаосе было невозможно, что-либо разобрать.
        Аргон решил сократить путь и забежал в узкую улочку, через дворик и перед ним предстала очень страшная картина: орк стоял над телом мужчины, а какой-то мальчик стоял, рядом держась за деревянную колоду дома и плакал. Он остановился и его взгляд приковала эта картина.
        Орк на ломаном человеческом сказал: «Это же твай папа. Падайди или ты бросишь его?» Мальчик вытянул руку и заплакав плотнее прижался к колонне. Орк посмеялся и сказал: «Трус.» Тогда мальчик, держась рукой за колонну стал делать маленькие шажки к мертвому папе. Орк улыбался над телом мертвого и ждал, а мальчик же, в свою очередь, подходил к нему. И когда мальчик оказался рядом с папой и стал плакать, орк вытащил меч. Аргон успел, они сомкнули мечи прямо над ребенком. И потом орк, резким размашистым ударом лишился. головы.
        Аргон посмотрел на мальчика, потом еще раз на замок и подумал «если бы меня не было рядом?».
        «Дядя, ты вылечишь папу?»-мальчик смотрел на него голубыми глазами.
        Аргон не знал, что ответить…но потом, слова пришли сами собой:
        —Нет, его уже не вылечить. Но я могу помочь, чтобы не заболел ты. Сейчас, слушай, беги и кричи людям, что бы собирались тут, ясно? Я знаю, как вылечить эту болезнь.
        ***
        Битва захлестнула зал. Олар не различал кто и где, а трупам, лежащим на земле, уже не было числа. Его солдаты вбегали в одну дверь, в другую вбегали орки. Где-то в середине сражался бродяга, который и заварил всю эту кашу. Кто он такой? Зачем ему это? Олар не знал ответы на эти вопросы, а думать над ними, не было времени. Еще один орк пал от его меча, им не было числа. Лязг от оружия стоял просто оглушающий, и не понятно было кто побеждает.
        Зогвиль, верный слуга Олара, все это время прятался за столом, наблюдая за бродягой. Выждав удачный момент, когда тот вцепится в схватку сразу с двумя солдатами, Зогвиль схватил кухонный нож и побежал на него. Бродяга развернулся и с полуоборота ударил слугу кулаком в лицо, снова переключившись на атакующих. Когда Зогвиль поднялся для нового удара, бродяга уже убил обоих и принялся продолжать дальше. Слуга выскочил на него еще раз, но бродяга пируэтом оказался сзади и ударил чем-то тяжелым его по голове. Зогвиль потерял сознание и упал прямо перед своим королем.
        Еще немного продлилась битва, когда на Олара направили мечи сразу пять орков и эльфов. Он понял, что битва проиграна. Бродяга вприпрыжку прискакал к королю и наклонился:
        «Как же на деле это оказалось просто. Когда я готовил этот план, я боялся массу неожиданностей.» С этими словами он воткнул короткий кинжал в ногу Олара и тот упал, выронив меч. Бродяга отбил меч Олара в сторону и только тогда остальные убрали лезвие от короля.
        —Да кто же ты такой? -Олар посмотрел на него снизу.
        —Меня зовут Винсент Рискид! Я сын Быстрой Молнии или как вы его называете Ансента Рискида. Теперь узнал меня?
        —Но…как…? -Боль была сильная и отдавалась по всему телу.
        —Как я это все устроил? О великий король Олар, удивлен, что его обманули? Ты думал всем нравится твое правление, и никто не захочет отомстить? Но ты ошибся. Это все шло в несколько этапов. Помнишь того «фермера» с севера, которого выбрала твоя жена? Это был я! Я! Когда ты замолчал я испугался и уж было подумал, что ты меня раскусил, а ты поступил как последний болван! Отправить на север лучшую часть своей армии с лучшим паладином Грингольдом. Тридцать человек, да я о таком и мечтать и не мог! Ты сам вложил мне эти карты в руки! Я думал, чем бы тебя отвлечь, но, когда увидел гонцов с севера, все сразу понял. Их посылали несколько раз, и думаю, ты догадываешься, почему никто не дошел.
        Было у тебя и прояснение рассудка. Ты решил собрать новых паладинов, и тут мне стало туговато. Мне пришлось притвориться бродягой, каким я сейчас здесь и стою, что бы я мог проследить, кто именно займет места новых паладинов. Легенду придумать было просто, ведь кому нужен был простой нищенка. Забыли и все-когда благородный люд уводили с улицы, где должна была начаться бойня. Врать насчет того, что ты убил моего отца, и я все потерял даже не пришлось. А знаешь почему? Потому-что это правда, ты ублюдок!  —Он начал размахивать кинжалом то и дело вонзая его возле рук Олара.
        —Твой отец, сам предпочел смерть.
        Заткнись! Я сказал, заткнись! Он не был трусом как другие предатели, которых ты оставил в Черной Башне. Он был человеком чести! Он проиграл, а ты убил его! Ну в прочем-ты скоро ответишь за это. А пока мы ждем, самого главного я хочу тебе сказать, что тебя предали все. Когда я узнал, сколько людей и кто будут на твоей службе, я немного подкорректировал приоритеты в свою пользу. Пришлось попотеть, чтобы заключить союз с эльфами, ведь мне нужны были свои воины в твоем замке или бы все провалилось. Тайномир, оказался не таким тупым, как его братец Аргон и сразу же принял предложение по захвату власти в новом мире. Тридцать эльфов, мне вполне бы хватило, чтобы расставить часть в тронном зале, комнате принцессы и на воротах, которые стоит открыть, как только они увидят бродягу. И как видишь все удалось.
        —Орки…как-они-то оказались здесь?
        Оооо…а это особенно интересно, я долгое время скитался в южных горах собирая их кланами. Я был так поражен, когда увидел объявления о розыске. Благородный Олар ищет мальчика, чьего отца он убил. Интересно зачем? Небось наследство оставить? Думал, я нищенствую в переулках и милостыню прошу? Я-человек, который стал профессором в пятнадцать лет! Ну нет, я сразу же придумал план, место в которому отводилось части хаоса, как учил отец. Я отправился в горы искать орков, что были верны моему отцу и с их помощью подчинил себе остальных. И вся моя армия теперь уничтожает твой долбанный город и твоих долбанных людей, которые рады такому убийце как ты на троне.
        —Ты псих. Тебя нельзя переубедить. Но я последний раз говорю-что твой отец сам желал смерти!
        Псих? О да, возможно… Но как видишь мой план сработал. Все мои просчеты выполнены идеально. И думаю можно простить быть немного ненормальным, если это сопряжено с гениальностью, не так ли?
        В зал зашла группа эльфов, одних из них с короной, подошел к Винсенту и Олар узнал его, это был Тайномир, брат Аргона, король эльфов. Эльф взглянул на раненого и окинул взглядом с ног до головы Винсента.
        —Но знаешь, что самое приятное во всем этом?  — Винсент опустился к Олару и стал шептать прямо на ухо.  — То, что ты думая спасти свою жену и дочь сам же загнал их мою в ловушку идиот.
        Он рассмеялся и подошел к балкону, чтобы видеть грядущее шоу.
        ***
        Принцесса Миракель с матерью и верными телохранителями уже огибали нижний круг, когда Роана приказала дочери остановится.
        —Что случилось, мама?
        —Мира, я должна тебе кое-что рассказать…иначе потом может быть уже поздно.
        Аспариан, не успел ничего понять, а вот Арред как по команде встал, прикрыв собой Миру. Стрела попала в плече, и он пошатнулся. Как появилась следующая Аспариан тоже уловить не смог. Она прошла очень быстро и снова летела в Миру, но Арред принял и ее. Стрела попала рядом и он, не чувствуя левую руку, упал на землю.
        —Нееееет!-закричала Роана и закрыла собой дочь, повернувшись в то место откуда летела следующая. Стрела вонзилась ей прямо в глотку и прервала ее крик. Аспариан для себя заметил, что стрела летела ровно принцессе в лоб.
        Роана захлебываясь кровью упала рядом с Арредом, который хоть и был в сознании встать от бесконечной боли отдающей по всему телу не мог и попытался лишь подползти к королеве. Роана жадно хватая воздух махала руками в воздухе пытаясь что-то сказать дочери. Миракель заплакала и упала на колени рядом с умирающей матерью. Аспариан увидел лучника и понял, что большего он не позволит. Встав между убийцей и Мирой, он подбежал к лучнику и сбил его с ног. Они вместе покатились по земле. Аспариан выбил лук из руки убийцы, а убийца ударил его чем-то тяжелым в висок.
        Когда он свалился с лучника, он понял: убийцей была женщина. Она поднялась, встав над ним, её ярко-красный плащ слепил, несмотря на грязь от поединка. Лук лежал рядом с ним, но она не торопилась его поднимать. Встав над Аспарианом, она произнесла: привет «любимый».
        —Данна?! Не верю… Аспариан лежал на земле. Боль в голове была сильная, но он еще немного понимал, что происходит. Миры не было рядом, видимо, когда он набросился на Данну, они упали в обрыв. И теперь тут остались только он и она.
        ***
        У Олара что-то оборвалось в груди. Какой-то странный холод сковал его. «Нет, это не от раны» -подумал он, оглядывая ногу. Боль утихла, но ходить он уже не смог бы. Да и не было смысла, когда тут столько врагов. «Куда бежать? Спрыгнуть с балкона и не отдаться им. Хоть бы хватило сил, но нога уже мертва. Что же это за чувство?»
        —Вот и все. Умерла.  — Винсент повернулся к лежащему Олару и быстрым шагом пересек эту часть зала. Он, осторожно не обращая внимание на Тайномира и остальных взял Олара за подбородок и повернул лицом к себе. Взгляд у него был ледяной и прожигал душу Олара насквозь.
        —Я предусмотрел все, мой старый враг. -Рискид сдавил ему челюсть и смотрел, не отводя глаз.  — Я предусмотрел, возможность тайных ходов и то, что твое благородство заставит тебя пожертвовать собой и спасти свою любимую во второй раз. Именно на это и был расчет, идиот!  — Он освободил челюсть Олара, кивнув его об землю и немного отойдя, продолжил.  — Она мертва. МЕРТВА! Чувствуешь что-нибудь? Наверное, холод, да? Боль, страх? А может стыд? Стыд за то, что не смог уберечь свою любимую женушку? Отвечай мне!
        Олар чувствовал, как в горле встал ком, мешая говорить. Неожиданно слезы сами пошли из глаз. Но он собрал последние силы и спросил: «За что…?»
        —Вот оно! Наконец! Теперь ты начнешь понимать…Я гордился им. Мой отец был лучшим всего этого долбанного сброда.  — Он указал в сторону стоящий в зале орков и эльфов.  — Он был легендой. Молнией! Так его звали. После смерти матери, он заботился обо мне-отдал последние деньги, что бы я получил образование, а сам, что бы вылезти из долгов пошел на службу к Морготу. Я любил его, он был лучшим отцом на свете. Он всегда приносил мне сладости из деревень, которые захватывал. Я, ради него ночами не спал, изучая логику, арифметику, архитектуры и механизмы. И результат не заставил себя долго ждать. Я сдал все экзамены заранее. За один год, я стал умнее любого существа на этой планете и закончил академию. А все-только что бы помочь отцу вылезти из долгов и сэкономить на обучении. Радостный я отправился к нему, чтобы сообщить, что больше ему не надо платить за меня и мы можем пойти домой. Но тут пришел ты со своей армией! Ублюдок! Ты убил его! А ведь его там вообще не должно было быть!
        —Это не моя вина. -Еле слышно произнес Олар. С его лица капали слезы, но явно не из-за судьбы Винсента.  — Это была его судьба. Он сам выбрал такой путь и сам принял казнь, хотя я мог его пощадить!
        —Заткнись! Мне пришлось смириться со смертью отца. Я стал сиротой как твоя бедная дочурка Мира, которая плачет над телом родной мамочки. Вся в крови, как это мерзко и в тоже время трогательно, не правда ли? Я не был таким трогательным. Мне пришлось бежать! Бежать туда, куда и братья моего отца по оружию. В холодные, грязные, заполненными мутантами, гарпиями и прочим ужасом глубин горы юга! Но я не простил, не забыл и уж точно не сдался! Теперь ты понимаешь, что чувствовал я? Понимаешь?!
        ***
        Аргон стоял посреди дворика и видел, как сюда сходились выжившие. Их было слишком мало, но все же лучше, чем вообще ничего. В основном стояли женщины и дети. Вдруг мальчик боязно окликнул его, и эльф заметил дюжину одетых в латы гномов. Они подошли к людям, которые на них испуганно смотрели и самый главный из них встал перед Аргоном.
        —Мое имя Галемер. Мы прибыли из королевства южных гор, чтобы встать на службу королю объединённого королевства Олару и отдать дань нашего народа. Но случилось непредвиденное, мы прошли отбор вместе с остальным двадцатью шестью воинам в паладины ордена. А спустя некоторое время на вас напали. Мы были в наружном карауле, но ворота в замок закрыты и идти туда самоубийство. Раз уж и вы и мы спасаем этих людей, может, объединимся? Мы поможем вам их спасти от гибели, а вы покажите, куда нам идти.
        —Приветствую тебя, Галемер. Ты подал мне отличную идею.  —Аргон громко обратился к стоящим.  — Мы отправимся на север!
        —Почему именно туда? -гном смотрел на людей, которые качали головой, многие открыто выказывали озабоченность.
        —Там сейчас лидер вашего ордена-Грингольд. Он и отряд паладинов были отправлены туда. Думаю, нам стоит выдвигаться именно к ним. Заодно вы и сможете принять официальное посвящение от главы вашего ордена и стать настоящими паладинами.
        —Ну что же…Тогда веди нас, эльф. Мы верим тебе, уж не подведи…
        Они продвигались по разрушающемуся городу, стараясь не спешить, что бы, никто не отстал. Женщины кричали, когда рядом рушились очередные здания. Дети плакали, прижимаясь к ним ближе. Аргон знал, что быстрее было бы пройти под землей. По первому уровню, но вот безопаснее ли это? Гномы проявляли стойкость характера, прикрывая идущую колонну со всех сторон.
        Неожиданно для всех, в переулок, по которому они двигались, забежал заблудившийся орк. Аргон кивнул в его сторону и один из гномов всадил ему топором в голову. Он завизжал в предсмертной агонии и упал замертво перед гномом. Они услышали еще звуки. Аргон не успел среагировать как из того же поворота вышли еще орки, которые видимо пришли за товарищем. Они увидели его труп, и главарь зарычал. Неожиданно для людей со всех сторон улицы стали слышны звуки рога.
        —Вот черт… -Успел произнести гном, как со всех проходов к ним стала сбегаться орда орков.
        —Быстрее, за мной. Воины впереди колонны! Бегом!  — крикнул Аргон и с разбега всадил впереди стоящему орку лезвие меча прямо в неприкрытое место в животе. Остальные последовали его примеру и уже неслись со всех ног, попутно сшибая врагов на своем пути.
        Положение становилось ужасным, часть женщин схватили и особо медленных детей тоже, но колонна была еще цела и Аргон не останавливался. Какие-то орки пытались преграждать им путь, но безуспешно. Они слышали рычание преследующей их толпы и пытались оторваться, пересекая разные улочки, но все было тщетно. Армия преследовавшая их становилась только больше и казалось спасения не было, когда Аргон услышал крик: «Капитан! Враги!»
        Они выбежали с улочек в поле и впереди увидели широкий мост, который занимали люди с молотами в руках, в центре с недоумевающим взглядом стоял Грингольд. Он быстро пришел в себя и отдал приказы: «Гаррет, как только люди пройдут-закрой мост своим отрядом! Кирон готовь баррикады! Если эти твари прорвутся сюда, нам конец. Мы обязаны отбить их на мосту — мы должны спасти этих людей!»
        Аргон и гномы, бегущие впереди остановились возле паладинов, позволив людям пробежать длинный мост. Оставшиеся на мосту воины затаили дыхание от увиденного. Орков было так много, что они сливались в единую темную волну и еще немного они просто сметут защитников с моста и все будет кончено.
        Аргон слышал, как Кирон доложил: «Капитан, у нас нет времени на баррикады, мы не успеем.»
        «Значит мы умрем, но выстоим тут, братья. Держитесь.»-Крикнул Грингольд. Волна подходила все ближе, но в этот момент, когда орки должны были добраться до моста Аргон, вышел вперед.
        —Что ты делаешь? -спросил Грингольд.
        Telebheim annyin! -закричал Аргон и из меча, который он держал в руках полился чистый белый свет. Он был таким ярким, что от него исходило тепло. Аргон направил луч света в толпу, но это не оказало никакого эффекта и тогда он воткнул меч в каменный мост и камень сломался. Огромный кусок моста разлетелся и затем он провел широкую линию. Мост раскололся пополам и часть орков что уже забежала на него упала вместе с куском в ледяную воду.
        —Не вероятно! Он сделал это! Ха-ха, тупые орки! Теперь мы спасены, больше сюда нет переправ!  — кричали радостно гномы.
        —И нет возможности вернуться домой.  — подумал про себя Грингольд.
        ***
        Винсент взял в руки бокал вина. «Ты не против, если я позволю себе выпить с твоего стола?» он обращался к Олару намеренно унижая его достоинство, чтобы показать, что не забыл о нем. Он покрутил бокал в руке, посмотрев, как переливается вино внутри.
        —Если ты думаешь, что я забыл о твоих паладинах, отправленных на север, то я предусмотрел, конечно же, и это. Армия орков сейчас как раз пересекает Вечный мост и скоро игра для них будет окончена. Помнишь, почему мост называется «Вечным»?
        —Убей меня, подонок.  — прошептал Олар.  —Наклонись и перережь горло, я устал от этого.
        —Да…вижу смерть любимой женушки, тебя сломала.  — разочарованно отхлебнул из бокала Винсент.  — Но ты же знаешь, я говорил, что не могу. Ты нужен свежим, ему. А вы северяне — так быстро гниете. И ведь удивительный феномен, Ваше Величество. На севере где вечные снега, трупы должны сохраняться вечно ведь процессы замедляются. Это же и объясняет то, что вы живете так долго. По моим расчетам Вам 138 лет, ну не чудо ли это?
        Тайномир был удивлен. Он как эльф живет бесконечность, но не думал, что есть еще кто то, кто способен прожить дольше сотни лет. А тут такое открытие и прямо перед ним. «Откуда Винсент все это знает? Кто же он? Явно не человек, человек не способен был бы сохранить столько информации в голове.» думал он про себя. Он подошел к столу и тоже взял бокал с вином и не прерывая монолог Винсента активно слушал его.
        —И ведь знаешь, был у нас когда-то ученый. Демократ звали его.  — Винсент замолчал и опустошил свой бокал.  — Он предположил, что все состоит из мааааленьких частичек. А его закидали камнями. Сказали, что шаман. Представляешь?
        Олар молчал, он собирал силы что бы подняться и взять свой меч, но пока их было мало. Винсент продолжал:
        —А потом вышел псевдоученый и стал втирать про те же частицы, про которые говорил Демократ, только назвал их «атомы». Имя его я не хочу запоминать, он всего лишь открыл то, что уже было. Простой вор, а не светило науки. И знаешь, что я заметил? Я долго пытался найти феномен того, как вы так долго можете выживать. И нашел! Эти атомы-они движутся, понимаешь Олар? Всегда движутся! А холод-он их движение замедляет. И тогда я понял, кое-что важное. Это движение — атомов-это старение. А вы-стареете медленнее, чем люди, потому-что движение у вас медленнее. И я нашел ответ на интересующий меня вопрос.
        —Какой же вопрос тебя интересовал?  — не выдержал эльф, впервые прервав Винсента и переключив его внимание с Олара на себя.
        —Как оживить моего отца?
        «Пустите меня! Что тут происходит?»-двое эльфов принесли в зал Карелана. Они тащили его под руки, несмотря на все его попытки вырваться. Карелана кинули на колени перед отцом и Тайномир с отвращением взглянул на своего младшего сына.
        —Папа…? Король Олар…? Что тут происходит?
        —Мы взяли его по вашему приказу, командир Винсент.
        —Очень хорошо, Тай, думаю тебе есть, о чем поболтать с сыном?  — Винсент кивнул в сторону Карелана и улыбнулся.
        —Папа, ты с ним знаком? Что вы сделали с королем? Где моя невеста? Что происходит?
        —Молчи, позорище.  — Отрезал Тайномир.  — Ты всегда был позором моего рода. Думал я и правда позволю тебе сесть на трон наместником при королеве?
        —Но…
        —Эльфы никогда не склоняться перед людьми. Зачем мне размениваться на мелочи, когда можно занять трон самому?
        —Отец…?
        —Не называй меня так, позор моего рода. Пока я не могу доказать, что ты не мой ребенок, уж лучше тебе провалиться под землю. Этот трон-займет твой брат. А шлюху волшебницу я прикажу отдать солдатам на их игры. Ты же исполнил что было нужно. Теперь можешь проваливать за пределы этого мира и никогда, ты слышишь меня? Никогда! Не смей звать меня больше отцом!
        Олару стало жаль парня больше чем самого себя. Карелан действительно был не похож на нормального эльфа, но Аргон любил его и таким. А вот родной отец… На это время он даже забыл о том, что ему уготована смерть и он ждал чем же кончится этот конфликт.
        —Папа…прошу, дай мне шанс… Я ведь всегда…
        —С меня хватит! Я тебя предупреждал!  — Тайномир вытащил свой закругленный кинжал и кивнул двум эльфийским солдатам. Они бесцеремонно подняли Карелана и поставили его перед отцом. Карелан кричал: «Я могу держать клинки! Я гроза своих врагов! Как ты, папа! Я тоже владею двумя клинками!»
        —Как я? За что мне такое наказание? Пока твои брат с сестрой учились убивать и сражаться, ты играл во дворе с бабочками! Мой идиот брат, Аргон, когда привозил им оружие, тебе дарил кукол! Ты-эльф, а игрался с куклами, как урод каким и являешься!
        Карелан зарыдал. Олар не мог на это смотреть, Винсент тоже отвернулся, предпочитая не встревать в семейные драмы. Слуга Олара, Зогвиль, кажется пошевелился, но кроме короля этого никто не заметил. Орки ехидно ржали, а эльфы укоризненно смотрели на Карелана.
        —Ты никогда не опозоришь меня больше!  — Кричал Тайномир.  — И больше никогда ты не будешь пытаться очернить мою былую славу своими жалкими попытками сражаться!
        Он кивнул, и эльфы разошлись, вытянув Карелану руки. Тайномир резким движением вынул свои сдвоенные мечи и в мгновении ока они описали линию снизу-вверх.
        Олару показалось, что подул сильный ветер где-то между ними, как вдруг руки Карелана отошли от тела и он закричал. Часть эльфов отвернулась, Олар повергся в шок. Винсент кивнул, видимо он ожидал чего-то подобного. Тайномир был в гневе, и лицо его было не узнать, а Карелан упал и кричал, махая обрубками, вместо рук из которых лилась кровь.
        Тайномир с отвращением смотрел на своего умирающего сына.
        —Прижгите ему раны или он умрет.  — приказал Винсент и двое эльфов послушно принесли клешни и жаровню и поймав беднягу прижгли ему раны. Он закричал еще громче и тут уже не выдержал Олар:
        —Да что же ты за ублюдок такой?! Он же твой сын!
        Эльф подскочил к Олару и приставил меч к боку короля:  — Я предупреждал.
        —Не делай глупостей! -крикнул Винсент, но Тайномир уже ударил Олара в бок и тот упал на холодный пол.
        —Неееееет!  — закричал подскочивший Зогвиль. И выхватив свой нож накинулся королю эльфов на шею и ударил его ножом в спину шесть раз.
        Тайномир округлил глаза и понял, что умирает. Зогвиль бил его ножом и кричал: «За короля!» как в двери неожиданно появился еще эльф. Он только успел крикнуть «Отец!» как эльфийка прокрутив колесо в момент оказалась недалеко от слуги и всадила в него меч.
        Зогвиль смотрел на лежавшего Олара, закрывающего рану в боку, но еще живого и прохрипел «За вас, мой король.» и бездыханного упал рядом.
        —Какая беззаветная преданность.  — заключил Винсент.
        Эльф подбежал к умирающему отцу и эльфийка встала рядом. Тайномир взглянул на него и протянув руку сжав ее в ладони сына произнес «будь сильным, как твой отец.» И погиб вслед за слугой Олара.
        ***
        Ваэльмо стоял за круглым столом, наблюдая как в зале, занимают места мудреца. Их было почти пять сотен. Не было только Теохельма, который ушел к гномам. Успешно вернулись его коллеги, что охотились за некромантом. И теперь темной магии в том районе больше не было. Очагов темной магии теперь шесть и это не могло не радовать. Уровень магии оставался тот же что и всегда, когда его коллеги заняли свои места за круглым столом. Ваэльмо был спокоен и начал:
        —Уважаемые господа и дамы. Я рад приветствовать вас, и немедленно перехожу к делу. В связи с последними донесениями наших волшебников. Один из очагов темной магии был вызван неким существом, раса которого сводится к человеческой и именуемым себя «Некромант».
        В зале повисла тишина, все напряженно думали и лишь несколько мудрецов в капюшонах перешептывались между собой.
        —Этот самый «Некромант» обладал даром поднятия мертвых. Насколько мне известно из книг о некромантии и универсалов темных существ: все эти твари, поднятые им, теряли свою личность и в дальнейшем следовали исключительно его воле. Этот самый некромант, не был простым фанатиком-чернокнижником. Он обладал исключительной способностью использовать магический ветер и рассчитывал не на скудные ритуалы, а использовал настоящую магию!
        Зал охнул и стали подниматься руки.
        —Слушаю вас.  — Ваэльмо указал на второй ряд.
        —Значит остаются еще настоящие маги?
        —Нет, скорее это особый случай, когда способности закрепились за ним. И связь с матерью, которая передала ему эту способность, была очень сильна.
        Рука поднялась в шестом ряду с другой стороны:
        —Но такая связь не может быть настолько сильной, чтобы закрепить способность использовать магический ветер! Он должен был пройти учение у другого некроманта, чтобы использовать такую силу!
        —Вероятно, это особый случай.  — начал Ваэльмо.  — Когда его мать тоже была некромантом, но видимо скрывала свои особенности и тем самым научила сына.
        В зале поднялось много рук. У многих появились вопросы. Пока в зале кто-то не сказал: «Можно я расскажу, правду?»
        Наступила тишина и Ваэльмо кивнул. Мудрец в белом балахоне поднялся, лицо его было скрыто за капюшоном. Он поднялся и громко сказал:
        —Этот самый некромант был учеником Азора. Того самого, кого убил Аспариан, именуемый Великим. От Азора, этот некромант унаследовал способность искать и использовать ветра магии, для своих целей тем самым увеличивая свое могущество. Его армия насчитывает несколько десятков тысяч скелетов и существ гораздо более ужасных.
        —Откуда тебе все это известно, товарищ?  — спросил гном-волшебник.
        —Потому-что я и есть тот самый некромант, братья!  — он скинул плащ и под ним засиял белый череп в зеленом огне.
        —«Как?! Как я не понял этого?»-думал про себя Ваэльмо. «Ну конечно. Уровень магии тот же. А как он мог быть тот же, если Теохельма нет? Вот в чем моя ошибка. Он замаскировал свою темную магию, но уровень то он не смог бы убрать. Я должен был понять.»
        —Перед тем, как я начну, хотелось бы спросить, магистр Ваэльмо.  — с улыбкой на черепе обратился некромант.
        —Слушаю тебя, нечисть.  — Ваэльмо открыто выражал презрения к нему.
        —Ну же, брат мой, зачем так грубо? Я хотел спросить, что тебе известно о магическом ветре?
        —Я похож тебе на школяра?
        —Уважь мое любопытство, почтеннейший. Ведь это же именно ты выгнал меня отсюда.
        —И смотрю урок не пошел тебе на пользу.
        —Отнюдь, как видишь. А твои коллеги, так хорошо исполнили свои обязанности, что мне до сих пор кажется, что вот-вот мне отрубят голову. Так что же насчет ветра?
        —Магический ветер.  —Не спешно начал Ваэльмо — Особое условие для использования магии. Лишь под его наличием, волшебники могут использовать манну, так необходимую для заклинаний и колдовства. Вопрос к тебе: некромант не может оживить себя. Какой некромант контролирует тебя?
        —Ох, брат мой. Посмотри на меня. Неужели ты не ощущаешь? Я-перерожден, как было предначертано. И я-не человек, каким был раньше. Теперь я-бессмертный!
        —Мертвый-презрительно кинул эльф маг.
        —Как вам угодно, мне то что.  — некромант смотрел на мудрецов, сидящих в зале. Они не пытались бежать или встать со своих мест.  — «Они еще ничего не понимают. Винсент был прав. Он просчитал абсолютно все.» — думал некромант.  — Скажи же! Когда магический ветер усиливается?
        —Когда происходят большие эмоциональные потрясения. Радость или карнавал.  — Ваэльмо не сводил с него глаз.
        —Или война.  — закончил некромант.
        —Товарищь, ты говорил о том, что ты что-то начнешь. Что же?  — гном не выдержал.
        —Как новый глава ордена магов, я распускаю совет пятисот!  — некромант засмеялся.
        —Ты думаешь, здесь найдется хоть одно живое существо, которое поддержит твое безумие?  — Ваэльмо напрягся.
        —Нет. Но тут есть НЕ живые существа! К оружию! Убить их всех!
        В разных концах зала, с себя скинули плащи множество скелетов. Все они были вооружены и принялись убивать близ сидящих коллег. Мудрецы стали шуметь, началась потасовка, но скелеты не уступали числом и к тому же были вооружены. Зал окрасился кровью.
        Вард накинул свою цепь на стоящего в пятом ряду скелета, который готовился убить девушку, сидящую рядом с ним. И сомкнув руку, сломал скелета. Девушка одобрительно кивнула и принялась бежать.
        —У меня есть что сказать.  — мысленно передал сигнал белобородый.
        —Слушаю.  — Ваэльмо, единственный кто умел использовать телепатию, подключил коллегу.
        —У некроманта есть особый прием. Горящий зеленым огнем череп вылетает из его жезла. Это ужасно, я видел это, и смог даже остановить.
        —Тогда прикрой, я знаю, что делать.
        Некромант вынул кинжал из-под плаща и ударил бегущего рядом человека. Потом орка и так продолжал, пока эльфийка-волшебница не встала перед ним.
        —Я остановлю тебя, мразь!  — прокричала она и поставила руки особым знаком.
        Некромант принял удар магии на себя и часть белого балахона сгорела, обнажив внутреннюю накидку.
        —Ты думаешь, что существу, восставшему из огня, огонь может причинить вред? Дура!  — и он ударил ее жезлом. Удар был парирован рукой. От сильного удара, рука эльфийки хрустнула. А некромант развернулся и сбив ее с ног ударил жезлом в живот. Изо рта лежащий эльфийки полилась кровь.
        Первым на помощь пришел собрат эльф и гном. Но некромант с готовностью блокировал удар первого и отразил магическую атаку второго. Вард тоже переключился со скелетов на некроманта, накинув на его кисть свою волшебную цепь. Он сжал ее крепче и…рухнула цепь. Она разлетелась на куски, и некромант взмахнул руками. Из земли, столов и стен вылезли руки. Все присутствующие были немедленно схвачены. Серые руки, вылезающие из стен было не самым ужасным, что видел Ваэльмо и поэтому он легко освободился, вместе с некоторыми товарищами. Пользуясь замедлением, некромант подскочил к замершему эльфу, сломал ему кистью грудную клетку и вытащил его сердце. Гном закованный руками рядом, отвернулся и немедленно покрылся кровью умирающего товарища. Его некромант убил, сбив голову с плеч. Он обратил внимание на корчащуюся на полу рядом эльфийку и подойдя к ней уже занес посох для удара, но его окликнули свистом. Он поднял голову и второй гном с гигантским по размеру орудием, напоминающим ракетницу, выстрелил некроманту прямо в лицо.
        Эльфийку разорвало на куски, а некромант слетел со своего ряда и упал в самый низ. Гном взглянул на огромную дыру, оставленную им и лишь произнес: «Хорошо ударило, товарищ.»
        Внизу все покрылось пылью и из пыли вылетела передняя часть скипетра, соединённая с задней длинной цепью и пробила гному легкое. Он скончался на месте.
        Некромант в черном одеянии поднялся из ямы, проделанной им в полете, отряхнулся и увидел следующего противника. Орк взял свою палку и ударил некроманта в череп. Некромант пришел в себя, но тут же на него напал вард. Вард метнул несколько кинжалов, и они взорвались, достигнув некроманта. Для уверенности он кинул еще несколько достигая того же эффекта. Из дыма снова выскочил некромант и ударив его, с полу оборота отбросил магией рядом устоявшегося орка жезлом и приготовился было нанести финальный удар по варду, как комнату залил синий свет.
        Ваэльмо вспарил над землей и воздух стал тяжелым и искриться синим цветом. У белобородых волос встали дыбом, и он понял, что сейчас произойдет. Ваэльмо сосредоточился, описал руками полукруг и соединив ладони в центре замкнув фигуру в круг, вытянул вперед два пальца правой руки и из них вылетела молния и ударила точно в некроманта. Она била долго и Ваэльмо усилил эффект настолько что казалось, молния сейчас ударил и по остальным. Белобородый убил магией последнего скелета, когда Ваэльмо выбился из сил и его магия кончилась.
        —Мертв?  — спросил белобородый маг.
        Все произошло быстро, некромант поднялся и направил невредимый жезл прямо на магистра. Из жезла вылетел череп, горящий зеленым огнем. Белобородый, среагировал моментально и встав между Ваэльмо и мертвой магией, развел руками используя светлую защиту. Череп погас и белобородый загорелся зеленым огнем.
        Удивлению магистра не было предела, а белобородый, кричал, упав на пол и пытался сбить с себя огонь. Ваэльмо наколдовал ручей что бы потушить огонь, но некромант смеялся с его жалкой попытки еще сильнее, наблюдая страдания умирающего волшебника. В итоге зеленой огонь исчез и от белобородого остался лишь черный череп вместо головы.
        —Ты правда думал, что его фокус сработает и в этот раз?  — некромант обратился к уставшему Ваэльмо.  — Я ведь говорил, прислужники сил тьмы умеют контролировать магический ветер, в то время, когда вы-всего лишь вынуждены его использовать.
        —Но это сколько же необходимо ветра… Где ты смог столько достать?  — Ваэльмо переводил дух. Такая сильная магия, давалась ему не легко даже в его молодые годы, а сейчас тем более. «Но некромант даже не получил повреждений. Сколько же энергии он тратит на волшебный щит? И что происходит в мире, если он настолько силен?»
        —Война, брат мой. -читая его мысли ответил некромант.  — Нам пришлось развязать войну и как раз сейчас мой друг захватывает короля Олара с королевой Роаной и их дочь Миракель.
        Некромант подходил к Ваэльмо, но тот еще был слишком слаб. Между ними встал раненый вард, которого некромант пхнул в сторону, как игрушку. Вард упал, и некромант размозжил ему голову сильно ударив по ней ногой. Ваэльмо схватил его и его руки заполыхали огнем. Некромант лишь только улыбался, видя тщетные попытки, некогда самого сильного мага мира. Ваэльмо схватил его за лицо, просунув пальцы в пустые горящие глазницы и попытался сломать череп превратив руку в камень.
        —Не выйдет, брат! -крикнул некромант.
        —Если я не могу убить тебя, то заберу с собой, отродье тьмы!  — крикнул Ваэльмо и некромант увидел то, что не ожидал увидеть.
        Огромный скелет в плаще и с косой появился за Ваэльмо, и некромант почувствовал что-то. «Но это странно»-думал он. «У мертвых нет чувств.» Скелет стоял за ними, и некромант вспомнил это чувство. Сперва он боялся, но он уже мертв. «Что это за магия? Исчезни в бытие долбанный маг, но не тяни меня за собой!»  — закричал некромант. Но Ваэльмо вцепился крепче в череп каменной рукой и скелет с косой замахнулся. Лезвие пробило Ваэльмо и вонзилось в левую руку некроманта, которой он прикрылся, что бы лезвие не прошло дальше.
        —Я называл это… -прохрипел Ваэльмо — последняя месть.
        Он испустил дух и упал замертво. Скелет растворился в тумане, а некромант понял, что левая рука его перестала жить. Она упала вниз и как он не старался ею пошевелить, она не двигалась.
        —Долбанный ублюдок! Неееет! -закричал некромант. Но кроме него и горы трупов в зале больше никого не было…
        ***
        Винсент допил второй бокал вина. В зале стало относительно тихо. Олар еще держался за бок, не допуская потери большого количества крови. «На что он надеется?» думал про себя Винсент. Прервав ход мыслей, в зал зашла толпа орков. Глава отряда боязно, поглядывал на Винсента. Сам же Винсент не стал думать о дальнейшем, он прямо спросил у орка:
        —Ты хочешь сказать, что вы так быстро перебили паладинов?
        —Нннееет, господин.
        Рискид опустил бокал на стол и подошел к орку, весь отряд отошел от капитана.
        —Почему ты не убил северный отряд, как я тебе приказал?
        —Мы не смогли добраться к ним. Мост, соединяющий нас и тех человеков рухнул.
        Винсент удивился. Он допускал такую возможность, но она была для него маловероятной.
        —Ты хочешь сказать, что рухнул «Вечный» мост?
        —Да, повелитель. С ними был какой-то старый эльф. И мы не могли подумать, что он настолько силен.
        —Расскажи-ка мне все, не утаивая.
        —Он взял меч и свет был, а мост упал! И… — орк замолчал увидев, что Винсент смотрит не на него в ожидании истории, а на лежащего Олара.
        Олар улыбнулся. Он знал, что Аргон что-нибудь придумает.
        —Это дядя Аргон.  — заключил один из эльфов.
        —Да, точно, это он. Только он мог вытворить что-нибудь такое.  — подтвердила его сестра.
        Винсент задумался. Его план, если бы сработал, немедленно решил бы исход человеческой армии, сражающейся на юге. Но если север жив, подчинить себе воинов Олара, будет уже не так просто. Имея поддержку армии орков и людей, он бы сместил некроманта, после того как тот сделает нужную часть договора. И этих эльфов заодно. Но из-за этого глупого момента, армия будет таить надежды на восстание, ведь орден паладинов еще жив. Это было не хорошо, даже слишком плохо. Ну ничего, Винсент и этот вариант предусмотрел. Похоже, придется играть в эту игру.
        Он поднял очки повыше и подозвал к себе орка, который ему отвечал. Орк подошел слишком близко, наклонившись ухом ко рту Винсента. Винсент тихо прошептал:
        —Ты не выполнил свою задачу, прощай.
        И резко выхватив свой любимый маленький кинжал, всадил его в живот орка. Орк захлебнулся черной кровью и рухнул на землю. Остальные посмотрели испуганно, сперва на своего капитана, затем на Винсента.
        Рискид кивнул на одного из них: «Как тебя зовут?».
        —Горбаг, господин.
        —Теперь ты, капитан моей армии орков-Горбаг.
        Олар заметил, что Карелан уже пришел в себя, после обморока. Он подполз к парню, пользуясь, случаем, что Винсент занят отдачей приказов, а эльфы внимательно следили за ним. И прошептал:
        —Аргон верил тебе, все это время и лелеял большие надежды. Есть то, что я не успел рассказать Мире. Но должен был это сделать. Роана, видимо тоже не успела. Выслушай меня и передай ей все. Ты должен выжить-Карелан. Слышишь меня?
        Эльф ничего не понимал и пытался разглядеть руки, шевеля своими обрубками. Но потом остановил взгляд на Оларе и кивнул. Олар продолжил, следя за тем, чтобы Винсент его не услышал:
        —Мира…она…не наша дочь. Легенда про девочку, которая оставлена богами. Это про нее легенда, Кар. Это она та самая Миракель — дитя богов. У нас не было детей, и эльф принес ее нам, чтобы спрятать пока не придет ее время, и она не станет королевой.
        —ЧТО?!  — закричал Винсент!  — Невероятно! У тебя рассудок помутился?! Как дочь богов?
        «Он все слышал», понял Олар. «Он все это время не спускал глаз. Ну и что? Теперь даже если я умру, слухи, настигнут ее. Я выполнил то, что был должен. Винсент этого не мог знать и тут он проиграл.»
        Рискид лег на пол между Оларом и Кареланом. Он нагнулся к уху Олара и спросил так же шепотом.
        —Спасибо, ваше величество. Теперь я знаю, что с этим делать.
        Он оглянулся взглянуть на безрукого эльфа. «Какая жалость, не правда ли? Не хочешь поздороваться с братишкой и сестренкой?» — он ехидно посмотрел на эльфов. «Иоен, Хаэли, неужто вы не обнимете брата?»
        Эльфы переглянулись, затем Иоен твердой походкой подошел к ним. Сестра не отставала ни на шаг. Винсент кивнул на Карелана и Иоен поднял брата, поставив его на ноги. Карелан хотел было расплакаться, но сестра дала ему пощечину:
        —Неудачник.
        —Трус.  — поддержал брат.
        —Ты всегда нас позорил.
        —Я не стану терпеть его уродство, я выше отца и просто убью этого недомерка.  — Сказал Иоен и потянулся за ножом.
        Карелан попятился и упал на пол. От жалких попыток подняться он только развеселил всех, кто стоял рядом. Орки смеялись и тыкали в него своими грязными пальцами, эльфы открыто хохотали. Карелан свернулся калачиком и заплакал. Иоен подходил к нему, переуступая через Олара. И Олар собрал последние силы в кулак и сбил эльфа с ног.
        —«Беги! Расскажи ей правду!» — крикнул он и неуклюже встал на ноги.
        Хаэли подскочила к Карелану, но Олар преградил ей дорогу, она собиралась ударить его, но ее руку остановил Винсент. «Дура! Он нужен живым!»
        Карелан подскочил и побежал к балкону. Дверь охраняли солдаты, и это был его единственный шанс спастись. Иоен вытащил лук и прицелился в убегающего брата. Олар закрыл Карелана собой, а Винсент сбил прицел у Иоена. Стрела прошла правее и Олар не пострадал.
        Карелан выбежал на балкон и залез на перила, под ним была большая площадь и ров, формируемой рекой, он, не теряя ни минуты, прыгнул вниз, веря в чудо.
        Винсент, Иоен и Хаэли выбежали на балкон, но трупа брата эльфы не увидели. От такого напряжения у Олара снова открылась рана и кровь хлынула из бока. Винсент подбежал к нему и видел, как король умирает. Он схватил бокал вина со стола и насильно влил его в рот Олару. Северянин не смог проглотить.
        Шеи Винсента коснулась холодная сталь. Он поднял глаза и увидел, что Хаэли приложила лезвие клинка к его шее. «Ты помешал мне убить его.»
        Ее спины коснулся, изогнутый крюк. Горбаг приложил свой меч, на ее спину «Ну давай, девка, дай мне отведать твоего мяса!»
        Эльфы заголосили, орки тоже вытащили мечи и вот-вот ссора должна перерасти в драку. Винсент держал голову, умирающего Олара и грустно промолвил «Ну что же этот чертов некромант?!».
        Массивная дверь распахнулась, и в зале стало тихо.
        «Помянешь черта, он и я явится!»  — глаза некроманта пылали ярким зеленым огнем, его черный плащ, был порвал в районе левой руки, а сама она безвольно свисала на книгу, прикрепленную к поясу. Из черепа торчали четыре рога. Рот расплылся в улыбке, когда все замолчали и расступились, давая ему проход к Винсенту вместе с умирающим королем.
        —Время возвращать долг.  — кивнул на Олара, Винсент.
        —Да. Ты спас меня, а теперь я спасу твоего отца.
        Орки завыли, у эльфов округлились глаза.
        Иоен стоял и смотрел не понимая, «Ансент Рискид-Быстрая Молния вернется?»
        —Что с рукой? Тебе одной хватит для ритуала?
        —Даже не будь обеих рук, я бы смог выполнить его, в сторону!  — некромант выхватил ритуальный кинжал правой рукой, заботливо оставив рядом жезл. Описав кинжалом круг в воздухе, оставив на месте движения фиолетовую метку, он воткнул кинжал прямо в грудь королю. Олар издал последний вздох и прошептал «Роана».
        Некромант заулыбался и стал произносить какие-то странные слова, на темном языке демонов. Винсент махнул и Горбаг протянул баночку. Внутри был в какой-то зеленой жидкости костный и головной мозг. Протянув ее некроманту, Винсент отошел.
        Некромант что-то говорил и кровь, вытекаемая из Олара, стала входить в кинжал. Оставив кинжал в теле короля, он разбил банку и достал мозг. Длинная веревка костного мозга, тянущаяся вслед за головным, коснулась кинжала и начала опутывать тело Олара.
        Эльфы отвернулись, орки же смотрели на своего господина, а Винсент внимательно следил. Костный мозг ожил и сломав грудную клетку Олара, влез в его тело. Труп Олара стал раздуваться, в некоторых местах лопаться и первым лопнуло лицо. Винсент готов был разорвать некроманта, если тот скажет, что не вышло. Но некромант продолжал говорить, вскоре перейдя на крик. Его вопли заглушали взрывы, и зал стал заполняться зеленым дымом. Где-то закричал эльф и исчез в тумане. Потом еще один и еще. Винсент стал чувствовать покалывание в пальцах, но ждал чем все это закончиться.
        Когда туман рассеялся, некромант торжественно стоял в центре зала вместе с черной фигурой:
        —Винсент, поприветствуй своего отца.  — радостно воскликнул он.
        Рискид подошел к нему и увидел ходячий труп. Труп повернулся, и Винсент обомлел. Перед ним стоял его отец. Он был жив. Не такой красивый и сильный как раньше, но живой. Он кинулся и обнял его.
        Хаэли начало тошнить от запаха мертвечины. Иоен же практически не мог наблюдать эту картину. Аккуратно одетый в пиджак и рубашку с галстуком, держа в руке свои очки, Винсент обнимал трупа, закованного в кольчугу, лишь лицо, которого еще более-менее сохранилось. Он трупа несло мертвечиной, но Рискида это не волновало, он получил, о чем мечтал с самого детства.
        —Теперь пора получить и мне.  — подумал Иоен и сел на трон.
        ***
        Данна стояла над Аспарианом. Он пришел в себя и уже отчетливо понимал, что она спрашивала. Ее лук лежал рядом, и она просто кричала. Ярко красное платье залили слезы, глотая слова, она спрашивала: «За что ты так со мной?»
        —Я люблю тебя! Пойми же, я сделал все это, что бы мы могли быть вместе. Стражником принцессы я получаю хорошие деньги, мы сможем купить дом и жить в самом центре королевства!
        —Ложь! Я любила тебя даже нищим, а ты променял меня на эту шлюху?
        —Я не менял тебя. Я постоянно думал о тебе. Данна, зачем? Что с тобой произошло, черт возьми?
        —Зачем?! Ты еще спрашиваешь? Я не отдам тебя так просто, и эта шлюха ответит за это!
        Огромный поток сбил ее, и она упала недалеко, вся мокрая на камни. Миракель, стояла недалеко и сжимая в руках посох, готовилась выстрелить новой волной. Взмахнув жезлом, Мира выпустила еще одну волну, которая ударила в землю там, где лежала Данна. Она же ловко увернулась от атаки и перекатившись к своему луку, заложила одну из стрел и выстрелила в обидчицу.
        Мира, создала огненный щит, и стрела сгорела, пройдя сквозь него. Затем ударила огненным шариком, но Данна снова увернулась, выпустив еще одну стрелу в нее. Аспариана облили водой, затем он почувствовал жар щита. Ему приходилось отползать от места битвы, что бы, его не задело. Данна смеясь выпустила еще одну стрелу, закричав:
        —Поняла, какого это, когда у тебя кого-то забирают?
        Мира закричала и из её посоха вырвался огненный тигр. Аспариан не верил своим глазам. Тигр выскочил на Данну и ударил ее когтями. Платье загорелось. А Мира, готовясь к следующей атаке уже вкладывала, всю силу в удар.
        Он кое как поднялся и направился к принцессе. Тигр еще одним ударом повалил Данну и встал прямо над ней. Аспариан подошел к Мире и схватил посох. Тучи сходились прямо над их головами. Он кричал «Нееееет! Ты не можешь ее убить! Это будет неправильно! Месть-не выход!» Тигр ударил Данну еще раз и кровь хлынула из ее живота.
        Аспариан чувствовал, как поднимаются его волосы, и видел, как тучи начинают сверкать молниями. «Ты убьешь ее! Нет, нельзяяя! Мы не можем так! Мира, отпусти ее! Прости! Мираааа!».
        Миракель заплакала и тучи превратились в дождь. Тигр растворился в нем, как дым. А Раненная Данна поднявшись, увидела, как Мира уже рыдает на груди Аспариана, развернулась и убежала.
        Он протянул руку к ней, хотел ее позвать, но она этого не увидела…
        ***
        Когда орк пришел себя, он обнаружил что находится в темной комнате. На столе догорало несколько свечей. Заботливо кем-то расставленный ужин уже остыл. Он понял, что так и остался в порванном белом наряде с церемонии совета. Возле кровати на стуле сидел человек в таком же белом наряде. Смотря в пол, он не двигался и был как-будто прикован к стулу.
        —Уснул, что ли?  — орк смотрел на него.
        Человек помотал головой, потом поднял ее, под закрытым балахоном виднелись только глаза. Он действительно спал, пока его нагло не разбудили. Орк же тем не менее не спешил вставать с кровати и с улыбкой спросил:
        —Ну в логово свое ты меня приволок, но учти-детей я делать не умею, тебе женщина нужна.
        Волшебник пустынь засмеялся и протянул руку другу. Орк взялся за нее и приподнявшись сел на кровати. Они промолчали минуту, пока орк снова не спросил:
        —Что произошло, пока меня не было?
        —Когда некромант ударил тебя, я как раз заканчивал со скелетами. Остался последний и я решил, что кто-нибудь справится уже вместо меня. Да-да, пока вы все сражались с некромантом, кто-то должен был избавиться и от скелетов.
        —А потом?
        —Я увидел тебя. Ты лежал без сознания, и я решил, что с тебя хватит битв. Я поднял тебя и понес подальше от этого зала. Момент определился сам по себе, Ваэльмо занял некроманта на время.
        —Что с магистром? Мы победили?
        —Некромант убил его. Забрал его посох, вместо своего скипетра.
        —Остальные?
        —Мертвы. Из всего совета в пятьсот человек, выжили только ты и я.
        —И Теохельм. Не забывай о нем, мой друг.  — у орка загорелись глаза.  — Нас трое.
        —Боюсь, если мы успели уже поймать некроманта, а Теохельм не вернулся…
        —Не говори так. Я верю в него. Он сильный волшебник и верю в то, что справился с заданием. К тому же он друг гномов, они его любят и не дадут в обиду.
        —Я поражен твоим оптимизмом.  — волшебник пустынь зажег еще пару свечей и в комнате стало светлее.
        —Последний вопрос… почему именно я? Ты мог спасти кого угодно.
        —Ты единственный у кого из волшебников было чувство юмора. Ты понимаешь даже такие несущественные грани, как эта. Мы с тобой понимаем это, а поэтому я верил, что ты не станешь ругаться за то, что спасен.
        Орк сидел, когда волшебник пустынь придвинул стул к столу, принявшись пить какой-то напиток, из которого торчала деревянная палочка. Орк еще немного осмотрелся и встав, занял место возле друга.
        —Знаешь…-начал орк — я вспоминаю доклад гнома о явной полезности точных наук.
        —Да-да — кивнул головой волшебник, пустынь — а все не точные науки нужно изгнать, как он выдвинул в докладе из-за их не полезности.
        —Ваэльмо тогда стал таким серьезным, а белобородый ответил: что не будь других наук, кроме точных, последние не могли бы развиваться. Ведь именно: философия, история и прочие дают нам возможность мыслить не привычными категориями и искать объяснение необъяснимому, а именно тем самым явлениям, что так тщательно изучают точные науки.
        —Особенно идея маленьких шариков.
        —И эта тоже.
        Снова настала тишина. Первым спросил волшебник пустынь:
        —И что мы будем делать? Встанем за добро и поможем уничтожить некроманта?
        —Нет.  — сказал орк.  — Совет никогда не вставал ни на чью сторону. Мы всегда существовали лишь как хранилище знаний мира. И созданы для того, чтобы их оберегать и преумножать. Не более.
        —Ты сказал, как Ваэльмо.
        —У тебя есть что-то выпить?  — грустно спросил орк. Когда сосед протянул ему стакан того, что пил сам и орк, презрительно понюхав глотнул.
        —Ну и дрянь. -констатировал он.
        —Что, правда, то, правда. Это лишь вопрос привычки.
        Орк осмотрелся вновь и увидев свою палку взял ее в руку. Внезапно он улыбнулся и гордо произнес:
        —Я знаю, что мы будем делать. Помнишь, Ваэльмо говорил, что фиксирует странную активность магии?
        —Магия запрещена, ты же и сам знаешь.
        —Но светлая-нет. Мы найдем Теохельма, затем этих существ, наделенных магическими свойствами и обучим их. Мы сможем создать орден заново, крепость ведь цела!
        —Не пей больше.
        — Ты подумай, это ведь шанс.
        —А некромант?  — волшебник пустынь сощурил глаза — думаешь он нам даст возможность — это сделать? Он ведь наверняка чувствует тех, кто обладает энергией, как и Ваэльмо.
        —Что-нибудь придумаем. В конце концов, он же не пришел сюда. Кстати, а где мы?
        Волшебник пустынь, подошел к двери и ударом ноги отворил ее. Темную комнату залил свет, орк вышел наружу и обомлел.
        Они были в южной пустыне, далеко за пределами королевства…
        ***
        Теохельм долго брел через горы, несколько раз сверяясь с картой и понимая, что приходил не туда. Где-то в южных горах был вход в царство гномов, но даже точно зная где он, можно его не найти, если ты не гном. Их технологии были самыми развитыми и шли от двемеров, высших гномов, которые исчезли много лет тому назад. Но гномы не забыли про братьев и не оставят так просто их в забвении времени. И Теохельм боялся этого. Он помнил, то что исчезло-не стоит возвращать. Так они решили когда-то на совете, и так было самым оптимальным вариантом из всех предложенных. В очередной раз, угодив в обычный горный тупик, Теохельм подумал, уж было, что карта устарела, пока не услышал детский крик: «Волшебник!»
        Он обернулся на этот крик, и его радости не было предела. Перед ним стоял маленький ребенок гном. Ребенок смотрел счастливыми глазами на волшебника. Дети любили магов, ведь они частенько показывали им фокусы, которые ни дети, ни их родители не могли повторить. А потому-заставляли их вечно гадать, как это произошло. Теохельм наклонился к ребенку встав на одно колено.
        —Ты из царства короля Электротайла?
        Ребенок кивнул и заулыбался сильнее. Теохельм весело спросил:
        —Ты отведешь меня туда?
        Ребенок кивнул и сказал: «Угу». И продолжал смотреть, на волшебника не двигаясь.
        —Хочешь фокус?
        Ребенок снова заулыбался и замотал головой сильнее. Теохельм показал простенький фокус: щелкнул пальцами и из них полился сноп искр синего цвета. Искр было много и все они были настолько яркими, что ребенок закричал от радости и захлопал.
        Теохельма насторожило это. «Видимо, ветер тут сильный. Что-то происходит. Не к добру это.»
        —Теперь ты меня отведешь?  — спросил он, у ребенка поднимаясь на ноги.
        Ребенок отбежал от него и махнул рукой, зазывая за собой. «Ну точно, направо от камня орла, а не налево.»-думал про себя Теохельм следуя за ним.
        Они шли по одним гномам ведомым тропам. Ребенок ловко перепрыгивал различные камни, пока Теохельм аккуратно карабкался через них. И спустя недолгое время, перед тем как стемнеть, они увидели большие каменные ворота. Из невыразительной ямки над воротами, послышался звук рога. И ворота стали отворяться. Захватив с собой больше камня, чем они прорисовывали на первый взгляд, они выпустили гнома с рыжей бородой, который немедленно отправился к ребенку.
        —Ахты ж мелкий негодник! Сколько раз я тебе говорила, чтобы ни шагу за пределы горы! Ну я тебе еще устрою.
        —Прошу прощения, уважаемая.  — Пытаясь обратить на себя внимание, произнес Теохельм.  — Если бы не этот мальчуган, я никогда бы сюда не добрался.
        —Сейчас, пожалуй, нам и нужен, что только волшебник. Тут такое происходит, что и своих дел полно.  — она кинула в ответ, потащив ребенка за руку в город.
        —Постой, уважаемая.  — Теохельм поднял руку что бы ее остановить.  — Я хочу кое-что ему подарить.
        Она покорно остановилась, и мальчик побежал к волшебнику. Получив от него фиолетовый мешочек, он благодарно посмотрел на Теохельма.
        —Это волшебная пыль, используй ее, когда сочтешь нужным.
        Мальчик одобрительно кивнул и побежал к маме. Теохельм зашел в чертоги и ворота за ним закрылись, вновь оставив голую гору, лишь очертаниями напоминая ворота.
        Чертоги были огромными и совершенно пустыми. Гномы занимались своими делами, но Теохельм не слышал, как раньше веселых песен. Никто ему даже не предложил выпить, хотя волшебников тут любили. Все как-то отстраненно занимались своим делом, и никто с ним даже не здоровался, пока Теохельм брел среди огромных чертогов. Наконец, дойдя до королевского зала, он перевел, и дух и приготовился выполнить то, зачем и пришел.
        В центре не менее огромного зала, сидел на троне гном. Лицо его было в печали, а слуги что по обыкновению сновали рядом сейчас молча стояли рядом и лишь исподлобья обратили внимание на вошедшего.
        —Неужто великий Минеборн потерял свое гостеприимство?  — Теохельм смотрел на короля, который только сейчас заметил его приход.
        —Не до гостеприимства сейчас, мудрый волшебник. Сыновья мои пропали и горе всякому отцу, что получил такое известие.
        —«Пропажа не всегда указывает на худшее»-хотел произнести Теохельм, пока не заметил в руках у короля гномов какой-то сверток.  — Позволь взглянуть?
        —Конечно же, подходи. Принесите стул, гостю!  — он скомандовал, и слуги быстро вернулись с большим стулом в руках и установили его рядом с троном, на одном уровне.
        Теохельм учтиво присел рядом с королем и взял в руки сверток. Когда он раскрыл его из свертка выпал сломанный молот.
        —Это моего сына…Медноватта.  — грустно заключил король.
        ***
        —Значит теперь ты король? -спросил Горбаг, осматривая сидящего на троне Иоена.
        —Проблемы, орочья морда?  — Хаэли с улыбкой рассматривала вновь появившегося Ансента.
        Горбаг зарычал, но Винсент жестом руки успокоил его. «Сейчас не время»-заключил он.
        —А теперь, почему бы мне вас отсюда не вышвырнуть? Вы помогли мне сесть на трон и если мой отец и намерен был разделить власть с вами, то я-это не он.
        —Все-таки ты еще тупее, хотя я не был уверен, что такое возможно.  — заключил Винсент, косясь на дверь.  — Ты правда думаешь, что твоей кучки эльфов тебе хватит что бы вышвырнуть нас?
        —Ну… — протяжно затянул Иоен. Хаэли стоящая рядом с братом напряглась.
        —Слушай сюда, мальчишка.  — Винсент больше не намерен был шутить.  — Сейчас у тебя около пятидесяти эльфов в общем сборе. У меня двадцать пять отрядов орков численностью по пять сотен в каждом.
        Некромант до этого молчавший улыбнулся и кивнув эльфу, сказал: моих деток не менее, смертный. И если ты не заметил тени мертвых, что служат мне, тоже находятся здесь.
        Иоену стало дурно, и он поправил воротник рубашки под своей броней. Хаэли и эльфы стали хаотично оглядывать зал в поисках этих самых духов. Некромант понял, что ему не верят, махнул рукой. Из стен в тот же час вылезли темные силуэты и окружив эльфов с орками остались в зале.
        Винсент посмотрел на отца, Горбага и некроманта, затем обратился к Иоену:
        —Поэтому, если ты думаешь, что ты тут можешь хоть пальцем без нашего разрешения пошевелить, то ты ошибаешься. В любой момент, если мы захотим, приказом ты с твоими эльфами будешь мертв.
        —Зачем же я вам тогда?
        —Вот! Молодец, мальчик! Начинаешь понимать, какие вопросы стоит задавать.  — Винсент подошел к нему и опустившись прямо к уху, шепнул.  — Что бы поставить людей, на нашу сторону не убивая их.
        —Что?  — спросил эльф.
        —Ты, как наследник короля эльфов и законный правитель Сиро-Диила считаешься чем-то в виде принца в королевстве людей. А потому люди, охотнее примут тебя, а не какого-то там узурпатора в виде меня или моего коллеги.
        В это время открылись двери, и в зал забежала Данна. Быстро отбежав к Винсенту, она хотела дать ему пощечину, но руку перехватил резко появившийся рядом Ансент.
        —Ты сказал у меня власть вернуть его! Ты меня обманул!
        —Я сказал, что у тебя власть, а кого ты там хотела вернуть?  — Винсент посмотрел на нее из-под очков.
        —Не твое дело! Вся эта власть-ничего не стоит! Она не работает!
        —Власть и не должна работать. Я дал ее тебе, а ты-уже управляй ей, как сможешь.  — Винсент был все так же спокоен, пока эльфы и орки, стоявшие вокруг в непонимании, наблюдали эту картину.
        Двери в зал снова отворились, и в зал зашла еще одна толпа орков. Они держали тело королевы Роаны.
        —Как ты и просил.  — Кивнув на тело, Винсент сказал некроманту.
        —Очень хорошо…Они будут довольны.  — кивнул некромант.
        —Они?  —спросила Хаэли.
        —И есть кое-что еще, повелитель.  —махнул орк и перед Винсентом положили еле живого Арреда.
        —Невероятно! -Винсент опустился на колено, что бы его лицо было перед лицом Арреда. Арред корчась от боли не замечал ничего вокруг.
        ***
        Аргон и Грингольд сидели за столом в замке именуемым «Воин». Наступал вечер, когда они обсуждали произошедшее.
        —Значит…короля больше нет?  — Грингольд держал кружку с каким-то крепким напитком, но не пил.
        —Значит нет Олара.  — Аргон опустил голову.
        —Не вини себя.
        —Я мог остаться, Грин, понимаешь? Я мог-но я пошел в храм, поздороваться с сыном. А должен был быть вместе с королем.
        —Ты бы не смог его спасти. Вместо этого ты спас всех этих людей, что нашли приют здесь.
        —Как? Как Тайномир мог предать нас? Я видел его эльфов, они бежали внутрь вместе с орками, понимаешь? Вместе с ними!
        —Я знаю, Аргон. Знаю.
        —Неужели все так должно быть? Неужели теперь все, кого я знал и любил мертвы? У меня только ты остался Грин. И еще нужно отдать долг братцу. Я не оставлю это предательство безнаказанным. Мне нужно добраться в Сиро-Диил.
        —А твой брат не в Сиродиле. По слухам, крестьян его видели лично вступающим на ступени королевского замка.
        —Что?! Не может быть?
        —Да, Аргон. Кстати, прости, я забываю, что на вашем наречии этот город Сир…эм…Сиро.
        —Не утруждай себя, мой друг. Сиро-Диил это на эльфийском, называйте его, как хотите.
        —У нас тут свои проблемы. И лишние рты-нам обуза. Мы свои накормить не можем.
        —О чем ты, Грин?
        —Мутанты, Аргон. Олар прислал нас сюда, потому-что люди тут умирали. Видел бы ты тот ужас, с которым пришлось столкнуться нам. Вот только меня волнует один момент.
        —Я слушаю.
        —Местные говорили, что ни один из их послов не добрался в замок за помощью. Но ведь один все-таки добрался. Именно поэтому мы тут.
        —И Олар послал лучших в своем ордене, что бы помочь им…
        —У него было доброе сердце. В память о своем народе-мы и тут.
        —Если бы вы остались с ним, как думаешь, смогли бы мы защитить его?
        —Я не хочу об этом думать, Аргон. Наша жизнь слишком коротка, что бы мы могли предаваться таким раздумьям как эльфы.
        —Да уж, люди живут слишком мало. Знаешь, меня волнует один вопрос.
        —Я слушаю.
        —Откуда взялись эти мутанты? Ведь когда Олар с Роаной жили на севере, они уже были. Да и насколько я помню, у северян даже были специальные ритуалы на отпугивание их. Значит они тут давно.
        Грингольд встал из-за стола, подошел к старому разваливающемуся шкафу и достал оттуда толстую книгу. Он положил ее перед Аргоном. И указав на название сказал: «Видишь автора?»
        Аргон посмотрел на книгу повнимательнее и прочитал «В.Рискид».
        —Я слышал это имя однажды. Но я думал, этот мальчик пропал, после смерти его отца. Олар даже выделял денежное вознаграждение за находку этого мальчугана.
        Грингольд кивнул: Это действительно написанное им. Полная история нашего мира.
        —Такой молодой, а уже даже историю знает. Даже написал такую огромную книгу.
        —Ему должно быть лет семнадцать. Но я не о нем. Он пишет, как появились мутанты в этих районах. Ты что-нибудь слышал о двемерах?
        —Двемеры?  — Аргон за свою долгую жизнь, слышал лишь легенды о них. Поэтому и не думал, что они хоть что-либо значат.  — Говорят, это старшие братья гномов. Которые нашли способ жить бесконечно и наделять жизнью механизмы.
        —В книге так же написано, что они нашли специфические зеленые минералы. Минералы убивают простых людей. Но двемеры научились извлекать из них энергию, как из угля.
        —Невероятно.
        —Этот минерал вырабатывает столько энергии, что заставляет светиться стекло. Помнишь Электротайлов?
        —Это та династия гномов, что сейчас у власти в южных горах?
        —Именно. Так вот Электротайлы нашли этот секрет и называют это «электричеством».
        —Не вероятно. А что это за зеленые камни?
        —Говорят, вокруг них туман, и они поражают внутренности. Так вот, после долгой работы с этими камнями с двемерами что-то произошло и этот туман вытек. И когда исчезли двемеры, как мы знаем, этот туман стал распространяться на окружающих животных.
        —О Великие…
        —Аргон, там живут не только бараны. Мы видели разные ужасы, и мне кажется это лишь начало. Рискид говорит-что это изменение коснулось всех живых существ. И я не хочу думать, что нам предстоит увидеть.
        —Но север — ведь-это пустыни, Грин! Не может там быть что-то ужасное!
        —А за горами вечной зимы, Аргон? А что же обитало там до появления у двемеров этого минерала?
        В комнату залетел Гаррет и закричал: Капитан, беда. На улицу скорее!
        Аргон и Грингольд выскочили наружу и увидели в ярком свете луны силуэт. У силуэта была раздутая голова, а тело пронизывали поры, которые открывали внутренности. Руки были сомкнуты на груди, а этот силуэт смотрел прямо на них. Когда он заметил, что на него направили луки, он разомкнул руки, и под крыльями открылось все пронизанное порами тело. Мутант закричал и из всех пор в теле стал выходить громкий противный звук.
        Неожиданно для всех земля затряслась, и толпы мутантов побежали на этот звук. Они вышли большой черной волной на звук их повелителя и направились на замок и его защитников.
        «Да сохранят нас Великие…»  — подумал про себя Аргон, а Грингольд закричал, чтобы всех вели в замок.
        ***
        —Держитесь, Ваше Величество. Мы скоро доберемся до бухты и уплывем на юг. Гномы защитят вас.
        Аспариан нес на руках принцессу Миракель. Они использовала слишком много магии, к чему совершенно не была готова. И сейчас она находилась не в лучшей форме.
        Они вернулись за Арредом, но отряд орков, забрал его и тело Роаны. Аспариан не рискнул тягаться в одиночку с целым отрядом, поэтому исполняя обещание защищать свою принцессу выбрал единственно верное решение и через Белую Башню, где оставались верные Олару люди, добраться до гавани западного моря и на корабле доплыть к южным горам и спрятать Миру у гномов.
        Это был единственный выход, как он понимал. Поэтому, его цель была сейчас именно в этом. А сам он потом вернется, найдет Данну и попробует начать с ней все сначала. Вернутся к старику, который так и живет в башне, вместе со слугой, оставленным королем в качестве обещания. Заберет и его, и будет счастлив. Но это потом, сейчас же-он должен выполнить обещанное.
        Он попытался пройти к белой башне, но город полыхал огнем войны, и пришлось идти другой дорогой. Хоть принцесса и была не тяжелой, руки устали. Он нашел уютное место и положив ее, сел сам. Он думал, как в этой суматохе выбраться. Думал об Арреде, в которого попали три стрелы, думал о короле. Думал, что же происходит там сейчас.
        Его мысли прервал неожиданно появившийся силуэт. Это создание похоже на человека, только без рук, падало с самого верха королевского замка. Аспариан внимательно следил, как это существо упало в воду, недалеко от замка и на душе стало легче. «Выжил, наверное».
        Понимая, что к башне не добраться, он снова поднял принцессу и направился напрямую к гавани. Пройдя несколько улиц, он прятался от всех идущий: от орков, пробегающих эльфов, от кричащих женщин. Он не мог сейчас разрываться и двигался дальше.
        Наконец Аспариан добрался до гавани и понял, что было кое-что, о чем он даже и подумать не мог. Кораблей в гавани не было. Ни одного.
        —Неееееет! Да что б тебя! Неееет! Ну почему всегда так?! Все что я не делаю, не выходит!  — он опустил принцессу и встал на колени. От отчаяния на глаза нашли слезы. Он бил руками о камни.  — Что же я наделал? Я не должен быть тут! Я должен был остаться со стариком в башне и прожить жизнь как простой крестьянин. Приключения —это не мое. Стражник. Паладин. Да я даже слугой был бы ужасным, а тут… защитник королевы! О чем я думал?
        Какой-то человек, выбежал на эту улицу и сбил Аспариана стоявшего на коленях. Из рук у человека вывалились монеты, и пара ваз, безжалостно разбились о каменный пол. Аспариан пришел в себя, стирая слезы и оглядывая этого человека.
        —Ты кто такой?
        —Я…простой человек…крестьянин…не убивай!  — указал он на оружие у Аспариана.
        —Я не стану тебя убивать. Я — Аспариан, защитник принцессы Миракель.
        —Принцессы?  — спросил человек.
        —Да —указал на Аспариан на лежавшую Миру.  — Я искал корабль, чтобы отвезти ее к гномам южных гор.
        —Я знаю корабль!  — обрадовано сказал человек, не сводя глаз с принцессы.  — Мой…брат, там работает!
        —Неужели мне наконец-то повезло! Веди меня, добрый человек! Теперь это будет нашей задачей — спасти принцессу!
        —Да, принцессу! За мной!  — и крестьянин резко поднявшись, махнул Аспариану в сторону узких улочек.
        Аспариан аккуратно поднял Миру, поправил ее посох, болтающийся у него на спине, и понес ее туда, куда указывал этот человек. Они проходили узкими улочками, вдоль длинных домов. Аспариан видел, что все это время они спускались к воде, а значит этот человек, не обманывает. Его нужно как-то наградить за помощь. Во время войны нет честных людей, а тут такое…
        Выйдя из узких улочек, они попали на небольшой деревянный помост. И перед ними стоял огромный корабль. Если бы Аспариан в них разбирался, он бы сказал, что это большой фрегат. Человек махал рукой и в итоге завел их на деревянный мост, что вел прямо на палубу корабля.
        —Грег, это что еще такое? Где деньги, идиот!  — крикнул на него человек с длинной черной бородой и в шляпе.
        —Вы, видимо капитан?  — спросил Аспариан.
        —Кто такой? На тебе форма королевской стражи!
        —Я-паладин! Защитник принцессы Миракель.  — и показал на девушку, которую держал в руках.  — Ее нужно довезти до гномов южных гор.
        —Это…принцесса?  — капитан взглянул на нее.  — Ей вы, шевелитесь. Отнесите ее в каюту и уложите как подобает!
        —Это тоже ее, не забудьте.  —Аспариан протянул плащ и посох. Когда же слуги удалились.  — Он взглянул на капитана и протянул руку.  — Спасибо вам, за все. Если бы не вы-я бы не смог выбраться.
        —А ты и не выберешься.  — Рассмеялся капитан.  — Грег что стоял рядом протянул сверток капитану.
        —Что?  — спросил удивленный Аспариан.
        —Он сорвал мой улов, босс.  — Грег смотрел на Аспариана с презрением.
        —Ты и так принес золота больше, чем мог унести в руках. Принцесса стоит дороже.
        —Кто ты такой?  — спросил Аспариан, положив руку за меч.
        —Капитан Тич. Но ты можешь звать меня — Черная Борода. И я не моряк-я пират, малыш. Прости.
        Не успел Аспариан вытащить меч, как капитан развернул сверток и выстрелил в упор прямо в живот. Стало холодно и и Аспариан не мог пошевелить рукой.
        Грег подошел к нему, чтобы снять меч, но Тич отрицательно кивнул. «Мы пираты, а не воры.» Кровь полилась из раны и последнее что увидел Аспариан, как Грег толкает его за борт в ледяную воду западного моря.
        ***
        Отряд под командованием паладина следовал по тракту. Сверяясь с картой Борон несколько раз осматривал, окружающую местность. Одобрительно кивая, они продолжать путь. В горах легко было заблудиться, а на своем первом задании в качестве капитана, Борон не собирался провалиться. Он четко следовал всем инструкциям, будучи полностью сосредоточенным на выполняемой миссии. Его мысли прервал один из солдат:
        —Капитан, вы уверены, что мы не сбились?
        —Полностью. По карте сказано, что мы почти на месте.
        —Ну и гномы, это же надо так прятаться. Я понимаю от врагов, но их даже свои найти не могут.  — сказал другой солдат, что следил за лошадью, толкающей телегу.
        —Да и зачем им это зерно? Гномы сами, не выращивают что ли еду?
        —Нет —ответил Борон.  — В горах особо ничего не вырастишь. Поэтому они питаются мясом свиней, которых разводят. А наш король поставляет им зерно, для того что бы они перемалывали его в хлеб сами.
        —Значит они лучшие в оружейном деле. А вырастить пшеницу не могут?  — спросил один из солдат.
        —Сказано, не могут! Грунт у них видно не такой! -ответил второй.
        —Не наше это дело, парни, обсуждать, что они могут или нет. У нас приказ-отвезти им запасы, мы и везем. Сделаем дело и по домам.  — Борон снова стал изучать карту.
        —Да…дома хорошо, дома тепло…
        Они прошли небольшую расщелину между двух крутых скал, когда перед Бороном упала горстка мелких камешков. «В сторону!» закричал он и солдаты в синем разбежались. Камни падали большие и по очереди. «Что-то тут не так»-только и успел подумать Борон, как большой камень раздавил лошадь. Солдаты пытались спрятаться, укрывались щитами, но камни слишком точно попали по ним.
        Борон успел найти укрытие и спрятался за отвесной скалой. Остальных же камнепад не пощадил. Когда все кончилось, он выбрался из укрытия и обнаружил что остался совсем один. Заметив, что повозка разбита и зерно вывалилось наружу, он от досады хотел было дойти до гномов сам, как услышал странные голоса наверху отвесных скал. Он хотел было спрятаться в ту же расщелину, откуда вышел, но к его горлу приставили лезвие с закругленным концом. И какой-то орк на своем языке прохрипел «Человек-умирать.»
        Немного времени погодя, его и нескольких раненых солдат. Привели к какому-то закрытому хранилищу. Хранилище, как подумал Борон, было выложено камнем и каменные ворота, находившиеся полу, не вызывали никакого доверия на приятное стечение обстоятельств. Два орка открыли двери, подняв их наружу, и они увидели ступени, ведущие глубоко вниз. Повсюду была паутина, а дальше ничего не было видно. Мрак окутал все полностью, настолько там было темно, что яма казалась бездонной.
        —Только не это.  — сказал один из солдат.  — Это же круг Ада. Там же не выживают…
        Орки засмеялись, а капитан, подойдя к солдату, ткнул в него мечом. Солдат стоял, пока орк не ударил его. Он упал на колени, потом его тело преклонило, и он покатился вниз по ступеням в самую тьму. Борон стоял неподвижно, когда орки пихнули туда всех, и он остался последним на ногах.
        Борон смотрел на то, как улыбается орк. Взглянул вниз и перед тем как толкнули, и его он произнес: «Я найду тебя. Запомни меня.»
        Орк рассмеялся и толкнул его на ступени, Борон как же и его товарищи покатился вниз и последний луч света, который он видел, закрыли массивные каменные двери.
        ***
        —Как не убила?!  — кричал на своем троне Иоен.  — Она упустила принцессу! И вы хотите, чтобы люди подчинялись мне, когда девчонка жива?
        —Ты слышал, что сказал Олар?  — спокойно ответил Винсент, кивнув на останки тела.
        —Я слышал, мои тени были тут.  — кивнул некромант.  — Но это не приносит нам выгоды, наоборот, люди любят легенды, и они могут зацепиться за нее, как за мессию.
        —Вы, правда, ничего не понимаете?  — Винсент коварно улыбнулся, бросая взгляд на рану Данны.  — Это выгодно нам.
        —Обоснуй.  — махнул Иоен.
        —Мы скажем правду.
        —Что?!  — в один голос закричали некромант и Иоен.
        Хаэли подошла к Данне и протянула лист, кивнув на рану. Данна приложила лист и живот начало больно щипать.
        Винсент, выдержав паузу подошел к Иоену и опираясь рукой на трон произнес: «Но не всю!»
        —Мы скажем правду, но не всю?  — переспросил Иоен.
        Некромант кивал, начиная понимать, и одобрительно взглянул на Винсента.
        —Мы расскажем людям, о том, что великая принцесса Миракель-не его дочь! А значит прав на престол у неё нет.
        —Ну да, гениально.  — подтвердил Иоен.
        —Ты забыл, что Олар тоже был своего рода, узурпатором, умник.  — Данна смотрела не одобряющим взглядом на Винсента.
        —Кстати, да.  — Подчеркнула Хаэли.  — Ведь Моргот был наследником, а Олар захватил власть силой.
        —Повтори.  — скомандовал Винсент эльфийке.
        —Захватил власть силой… — медленно проговорила она.
        —Умница!  — он обнял её ладонью за подборок.  — А для этого, ей придётся собрать армию и привести ее сюда. Но мы же контролируем всю армию что имеется в этом мире!
        —Гномы.  — отрезал Иоен.
        Винсент взглянул на некроманта и тот произнес: «Они наши. Там сейчас сядет наш человек.»
        Иоен смотрел на некроманта и в итоге расслабился на своем кресле.
        Данна заметила, что рана больше не болит и убрав отметила, что все зажило. Хаэли заметив ее удивление, одобрительно кивнула.
        Арред лежа на полу начал приходить в себя. В это же время привели Фрину. Пробитый глаз, был закрыт, чтобы уродства, не было видно. И эльфы, что привели ее, поставили недалеко от лежащего Арреда лицом к собравшимся.
        —Кто это у нас? -Винсент подошел к ней вплотную и посмотрел в лицо, спрятанное за светлыми волосами.
        —Не тронь ее.  — за Фрину вступилась Данна.
        —Может, ты расскажешь, кто это, уважаемая?  — Иоен обратился к ней.
        —Это подруга Миры. Мы виделись однажды.  — отвела в сторону взгляд Данна.
        —Дрянь!  — плюнула Фрина.
        —А девчонка то, с характером!  — улыбаясь, заключил стоящий рядом Винсент.
        —С ней надо кончать.  — заключил некромант.
        —Оставь ее мне. Ну, пожалуйста.  — Хаэли подбежала к брату и обняла его руку.
        В это время Фрина и Винсент закричали вместе.
        «Стой, папа, нет!» — крикнул Винсент, когда Ансент наступил ногой на поднимающегося Арреда.  — «Он мне еще нужен.»
        Ансент снял ногу и Арред глубоко вдохнул. Его сын подошел к лежащему Арреду и сказал:
        —Давно не виделись не правда ли?
        У Арреда округлились глаза, когда он увидел, кто стоял рядом с Винсентом. Ансент не выказывал никаких эмоций, а вот его сын заулыбался и кивнул страже:
        —У меня на него есть особые планы.  — он перевел взгляд на трясущуюся Фрину.  — Мой отец, всего лишь выполнял свое обещание, защищая своего законного короля! Я подчеркну, что бы ты это понял!  — он наклонился к Арреду.  — Законного! От узурпатора с его псами. Такими как ты. А ты-убил его!
        Винсент подошел к столу и взял виноград. С этой гроздью, он склонился над Арредом и потянул за руку Фрину к себе. Данна с некромантом стояли рядом и оба ожидали, что скажет Винсент.
        Винсент убрал белокурый локон с щеки Фрины и прожег взглядом лежащего Арреда:
        —Восточная стена!
        —О Великие, нет!  — закричала Фрина — Пожалуйста, только не это!
        Но орки уже подошли и подняли его, чтобы унести.
        —Умно — заключил некромант.
        —Объяснишь?  — Данна не могла смотреть на истерику Фрины, которая кидалась в ноги оркам.
        —Винсент мог убить его, отправить в круги Ада, ну и наконец, просто сделать рабом. Но он как всегда превзошел себя, в этот раз даже в мести. Дело в том, что, когда Олар сел на трон — он олицетворял справедливость. А поскольку справедливый король не мог своих пленных врагов скинуть в круги…
        —Он отправлял их за Восточную Стену, откуда все-равно не выбраться… -закончила Данна.
        —Именно, Винсент отправил того, кто убил его отца на самую ужасную судьбу. Встретить всех тех, кого сам отправил на бесконечные муки. Не думаю, что они будут ему рады.  — закончил некромант и направился к выходу.
        —А ты куда?  — Винсент гладил рыдающую у него на ноге Фрину.
        —У меня еще есть дела.  — кратко бросил некромант.  — Идем со мной, дитя. Я хочу тебе рассказать кое-что.
        Данна посмотрела на присутствующих и поняла, что лучше она пойдет с этим скелетом в плаще, чем останется в компании мертвецов, орков, эльфов и рыдающей Фрины. Когда она вышла вслед, массивные двери зала захлопнулись и спускаясь по долгой лестнице вниз, она спросила:
        —Объясни же мне. Зачем все это? Зачем надо было свергать Олара? Зачем нужны все эти смерти?
        —Это все… лишь приготовления.
        —Приготовления? К чему?
        —К приходу наших хозяев, дитя. Приходу демонов в этот мир.
        —Что?! Демонов?! Но…как?!
        Они подошли к выходу из замка, и он указал на горящий город:
        —Видишь все это? Мой повелитель знал, что так будет. Он знал все, а мне была оказана великая честь выполнить его волю.
        —Я начинаю понимать… — Данна надела капюшон.  — Вы уничтожили людей, потому-что они могли вам помешать. Олар бы никогда этого не допустил.
        —Именно. Поэтому и повелитель приказал уничтожить это все. Он сказал: «У тебя появится случай-не упусти его.»
        —И к тебе пришел Винсент, который жаждал мести за отца.
        —Да, дитя.
        Они шли по улицам, пропитанными смертью. Повсюду были разрушения и лежали трупы убитых людей. Там, где они проходили трупы превращались в скелетов. Они свернули несколько раз, пока Данна не оглянулась. От увиденной армии его хватил шок и что бы забыть хотя бы на минуту о толпах мертвецов, они спросила:
        —А эльфы и гномы? Не думаю, что они так просто будут стоять и смотреть, как демоны рушат их мир. Все помнят Великий Исход. Никто не забыл предательства, что погубило наших Богов.
        —Они тоже в скором времени будут повержены. Мой повелитель предусмотрел все.
        —А твоя смерть? Накрылся план ведь?
        —Мне было обещано перерождение. Когда я только был учеником, мой учитель сказал, что я превзойду его. Он видел это во сне. А потом такие сны стал видеть и я.
        —Демоны говорят с тобой с помощью снов?
        —Не тех снов, что привыкли видеть смертные. Это другие сны. Вот почему я всегда ношу с собой ее.  — он жестом правой руки указал на книгу, что висела на цепи у него на поясе.
        —Думаю, есть, что-то большее чем просто это, иначе ты бы ее так не опекал.
        —Верно. Есть. Эта книга, если ее правильно читать, дает ответы на все вопросы. Вот когда ты ее читала, что ты в ней видела?
        —Как оживить тебя.
        —Хм…не ожидал.
        —Ты видишь в ней, что-то другое?
        —Да, дитя. Совсем другое.
        Они обошли сад, и вышли к храму с кладбищем. Данна боялась оборачиваться назад. Вместо этого она смотрела лишь вперед и изредка на некроманта, пытаясь вновь завязать разговор, чтобы отвлечься.
        —Храм святой матери Тарезы.
        —Здесь и будет проведен ритуал.
        —Зачем тебе я?  — Данна пересилив себя, обернулась назад и увидела, казалось, бесконечные полчища мертвецов.
        —О тебе сказал мой повелитель. Я говорил тебе, что дам власть?
        —Это был Винсент. Хотя…да…в книге тоже, что-то на подобии этого было.
        —Эта задача, по плечу будет только тебе.
        —Хорошо, но тогда еще один вопрос…зачем тебе тело королевы?
        —Скоро умрет королева пауков. И им понадобиться новая…
        Он с ухмылкой указал на огромную впадину в земле и оттуда раздался истошный паучий писк.

        ТЕОХЕЛЬМ

        Король решительно приказал выступать на поиски, чему Теохельм был только рад. Сам король, лучшая его охрана из двадцати отборных воинов, помнящих еще битву Южных Врат, и волшебник готовы были выступить. Цель похода была одна, как сказал король:
        «Я найду своих сыновей. Или их трупы.»
        —Вы можете остаться здесь и управлять королевством.  — попытался переубедить его Теохельм.
        —Исключено. Я не стану сидеть и выжидать. Это мои дети, черт бы побрал этот сверток! И я найду их, даже если придется встретиться с этим самым чертом!
        Теохельм понимал, что переубедить короля будет невозможно, а потому просто смирился с этим. Его стали беспокоить мысли о черной магии, что была замечена здесь. До недавнего времени, эти горы были самым спокойным местом, но что-то нарушило этот покой. Теохельм надеялся, что дети короля тут не замешаны. Его раздумья прервала Мойикин, которая в слезах забежала в тронный зал:
        —Сперва ушли они. Теперь и ты хочешь исчезнуть?
        —Не сердись. В конце концов, я пережил и не такое. Я верну этих шалопаев обратно.
        —Как?
        —С нами ведь волшебник!  — и король указал жене, на Теохельма.
        —И что? Твои поисковые отряды ведь не нашли их, сколько ты их не посылал!
        —Волшебник, это не кучка гномов, которые могли пропустить какой-то коридор. Его магия позволит нам их найти. Ведь так, волшебник Теохельм?
        Теохельм наклонился к королю и одобрительно кивнул. Отвернувшись, его лицо выразило задумчивость, которую заметила Мойикин. Она смотрела на него вверх некоторое время, затем произнесла:
        —Есть запасной план?
        —Что значит «запасной»? -в искреннем удивлении спросил король.
        Неловкое молчание прервал волшебник:
        —У вас ведь еще есть один сын?
        —Да…-смущенно сказала Мойя — но…он…
        —Он искатель.  — закончил за нее муж.  — Мы незнаем, где он сейчас.
        —Это не проблема -улыбнулся Теохельм и взмахнув рукой у него в ладони оказалась фиолетового цвета птица.  — Скажи ей все что хочешь, и она донесет послание, где бы он не был.
        Он передал птицу Мойикин и она, прошептав, что бы сын возвращался домой, и вкратце рассказав, что произошло, протянула ее обратно Теохельму.
        —Бросай.  — улыбнулся маг.
        И птица, подкинутая вверх, взмахнула ярко красными крыльями, устремилась, куда-то в сторону главных ворот.
        —Все будет хорошо, любимая. Я верну их.  — бросил король на прощание.  — Выступаем!
        Отряд сразу же выступил вперед, за ним следом отправился в полной боевой броне их король и прибывший волшебник.
        —Вернись, хотя бы сам… — прошептала напоследок Мойя, но никто этого уже не услышал.
        Минеборн не мог не заметить, что волшебник был мрачнее тучи и что бы самому вновь не впадать в уныние он попытался завести беседу:
        —А вот когда мы их найдем, я угощу тебя пивом. Мы делаем лучшее пиво, мать его!
        Теохельм молчал, он думал над тем, что его магия стала слишком сильной. «К чему бы это?» думал он. Ведь магический ветер не дует просто так, а Теохельм чувствовал его словно это не просто ветер, а самый настоящий ураган.
        —Я должен тебе кое-что показать. Очнись, волшебник, мы прибыли!
        Теохельм приподнял свой колпак, и его взору открылись огромные ворота. Когда из отряда короля вышло два маленьких гнома и ударили в колокола на разных концах этих огромных ворот, послушалось гудение. Как только гудение стало сильнее, ворота стали отворяться и взору волшебника предстоял огромный светящийся прозрачный кристалл с зеленой сердцевиной внутри. Он был больше Теохельма раз в двести и занимал весь огромный зал. Вправлен он был в какой-то древний механизм, весь исписанный рунами.
        От кристалла шло излучение и в разные стороны били молнии. Как выяснилось, молнии били не хаотично, а в специальные металлические колонны. Эти колонны светились, когда в них били молнии и снова тускнели.
        —Что это…?
        —Это, волшебник…символ моего рода. Это — Электротайл!
        Теохельм оставил попытку разглядеть кристалл, поскольку на то, чтобы его обойти ушло бы очень много времени. И лишь спросил:
        —А в середине, это что?
        —Я не знаю… Когда я был еще гномиком, мой дед взял меня в поход. Отец настоял на этом. И мы втроем проверяли мое мужество.
        —Ты копал первый тоннель?
        —Еще бы! Я был так рад и старателен, что выдохся на первом же метре!
        Теохельм улыбнулся, а король рассмеялся на весь зал. Его охрана была рада увидеть своего короля в хорошем настроении, спустя такое количество времени уныния. После того, как Минеборн успокоился, он продолжил:
        —Тогда нам правили серебробороды. Когда Фелириз, их вождь, открыл серебряную копь, право их лидерства стало неоспоримым. А он же и стал королем и главой своего дома.
        —Хотя у него был старший брат.
        —Ай, как же ты мне нравишься, колдун. Людям плевать на нашу историю, а ты, значит, знаешь ее? Ну тогда я опущу остальное и продолжу о себе. Так вот, когда я упал от усталости, отец взял кирку и хотел было уже отправлять нас с дедом домой. Но тут что-то засветилось! Представляешь! Прямо из этого самого тоннеля, который я копал!
        Король понял, что они остановились и крикнул: «Чего встали то? Вперед к копям, шевелимся!»
        —Так, о чем это я?
        —О свете из тоннеля.  — напомнил Теохельм.
        —Ах, ну да! Так вот! Дед выхватил кирку у отца из рук и ударил что было сил! И перед нами открылся зал. Огромный зал, в котором и был этот самый кристалл! Я был непоседливым дворфиком и сразу же побежал к нему, а когда коснулся, он был холодным.
        Они вошли в соседнюю дверь, практически не проходя через зал, и стали спускались по крутым ступенькам. Теохельму давался спуск особенно трудно, при этом приходилось держать посох и колпак. Зато гномы, которые были одетые в массивные тройные доспехи и несли в руках по несколько топоров, а кто и щиты, преспокойно спускались.
        Минеборн же радостно продолжал:
        —Отец сразу понял, что я нашел, что-то особенное, а дед начал читать нотации о двемерах. На то время плевать я хотел на все это. Я бегал по залу счастливый! Я безумно был рад находке. И заметил металлические штыри. Я подбежал к одному и случайно зацепил какой-то рычаг. И тут началось…
        —Я понимаю тебя…и как же вы узнали, что это электричество?
        —Все резко засияло! У деда с отцом даже факелы выпали из рук! Молнии стали бить в кристалл, ну или из него и в зале загорелся свет, как от солнца! После такой находки, никто не стал оспаривать право нашей семьи на трон. И Электротайлы стали главным домом у гномов.
        —Все эти механизмы, созданы ведь благодаря энергии кристалла. Не боишься, что эта энергия опасна?
        —Не думай, что гномы-дураки. Мы долго исследовали этот кристалл. И он совершенно безопасен. Вот только…
        —Говори.
        —Только, этот зеленый камень внутри. Он-убивает при непосредственном контакте. Но в нашем случае, нам повезло. Двемеры были умнее нас, и они вплавили камень в кристалл, чтобы нивелировать негативный эффект!
        Они прошли много коридоров ведущий вниз, пока не вышли к другому большому залу. Впереди была пропасть, через которую был проведен длинный и очень узкий каменный мост. Гномы были не единственными, кто путешествовали в недрах земли. Осознавая это, они строили такие переходы, что бы их легко можно было защитить. Численность врага не важна, ведь по мосту могли пройти в ряд не более двух гномов. Поэтому это было лучшим решением, после массивных ворот из камня скал, что бы, не приходилось тратить строительный.
        —Чувствую…СТОЙТЕ!  — закричал Теохельм, когда они пошли по мосту.
        —Стоять!  — скомандовал король впереди идущим гномам и все как по команде остановились.  —Что с тобой, волшебник?
        —Я чувствую магию, король. Черную магию. Впереди сокрыто большое зло.  — его разум пронзила боль и перед глазами появился темный силуэт в огне.
        —Колдун? Чем тебе помочь?  — король смотрел на своих людей и примерно представлял, что переход по мосту займет долгое время, что бы волшебник выдержал его в таком состоянии.
        —Теохельм отчетливо чувствовал Борнора на той стороне, но он не мог увидеть его. Что-то мешало, что-то в огне.
        Они услышали писк. Тысячи писков, и кто-то в отряде крикнул, указав рукой в темноту бездны. Из темноты по стенам полезли тысячи крыс. Их писк заполонил все и затмил все окружающие звуки. Крысы черными тучами лезли наверх по краям и в скором времени должны были добраться до мостика.
        —Назад, мои воины! К кристаллу!
        Но как только они развернулись, чтобы отступать, дорогу ко входу на лестницы закрыла огромная крыса. Размером больше Теохельма она внушала настоящий ужас и не собиралась, на счастье гномов лезть на мост.
        —Она не полезет.  — сказал, держась за ноющую голову Теохельм.
        —Мелкие, сделают это за нее.
        И действительно, армия крыс, стала забираться на выступающие части скал и нижней стороны мостика. Гномы как по команде вытащили оружие, и первая же крыса что вылезла на мостик, получил удар топором между глаз и благополучно упала туда, откуда выползла.
        —Они размером с гномов!  — ужаснулся Теохельм.
        —Знакомые твари, нельзя тут стоять, придется бежать вперед, прости! ВПЕРЕЕЕЕД!  — закричал Минеборн и сбил крысу, которая залезла справа от него.
        Гномы побежали по мостику. Сбрасывая наступающий крыс обратно в пропасть. Толпы крыс, стоявшие впереди, их не пугали. Гномы привыкли к своим врагам и не испытывали страха при виде их. За ними организовалась целая погоня. Крысы заполоняли собой все, пока гномы тщетно пытались успеть добежать на другой берег. Они оказались окружены на мостике. Теохельм собирая силы, что-то выкрикнул и огромный луч света сбил с лап многих из крыс.
        —Они не боятся света?  —на удивление быстро они поднялись.
        —Нет, колдун. Они воевали еще с нашими отцами. Думаешь, двемеры не додумались бы до такого? Это не обычные крысы. Но их никогда не было столько.  —ответил король.
        Крысы напали, и утащили первых трех стоявших гномов в пропасть. Остальные же отбивались, как могли. Кому-то прогрызли щит и гном выкинул его в толпу сбросил еще троих крыс, пока они не загрызли его.
        Теохельм не подпускал сзади стоявших крыс, создав огненную стену между гномами и ими. А тех, кто нападал спереди, лихо сбивали гномы. Но всему был предел, и вскоре гномов осталось слишком мало, а численность крыс не уменьшалась.
        —Да что же с этим делать?  — крикнул Минеборн убивая очередную крысу, что вылезла из-под моста.
        —Держись, я телепортирую нас отсюда. Хватайся за посох!
        —Я не оставлю своих людей!
        —Больше двоих я не перенесу!  — и в этот момент боль снова пронзила Теохельма и он увидел Борнора. Настоящего.
        —Сынок!  — закричал Минеборн, когда Борнор появился с той стороны окружающих их крыс.
        —Стоять!  — скомандовал Борнор, и крысы замерли.  — Приветствую, отец!
        —Что это значит?  — увидев, что крысы подчинились приказу, спросил Минеборн.
        Борнор подошел к мосту. Отец хотел выйти из-за своих гномов, но Теохельм придержал его и отрицательно кивнул. Его голову снова пронзила боль, и снова появился этот темный силуэт в огне.
        Борон расставил руки и сказал: «Отец, ты боишься меня?»
        Минеборн взглянул на своих выживших людей, потом на колдуна и сказал:
        —Где твой брат?
        Борнор отвел взгляд и тихо сказал: «Я не знаю. Я ему не нянька.»
        —Он убил его, на его руках его кровь.  — Теохельм взгляд осуждающим взглядом на Борнора.
        —Как…?  —вырвалось у короля.
        —Проклятый волшебник! Больше тебе не понадобится твоя магия!  — его глаза загорелись огнем. В сознании Теохельма возник, тот черный силуэт и его посох взорвался в руках повредив пальцы. Волшебник, чуть было не упал с мостика, но его удержал Минеборн. Огненная стена сзади них вмиг растаяла.
        —Он мешал мне!!  — глаза Борнора стали обычными, и он заплакал.  — Я хотел лишь стать таким как ты! Помнишь тот кристалл, что ты нам показывал? Я хотел найти, что-то лучшее! Хотел, чтобы ты гордился мной!
        —Бор… — король смотрел на своего сына с сочувствием.
        —Я искал эти гробницы наших предков! Я нашел! Нашел! Я такой, как и ты отец! А Мед, встал между мной, и тем что бы прославило нас! Отец, он не хотел этого! А я такой как ты! ТАКОЙ, КАК И ТЫ! Ты гордишься мной? Гордишься?!! ОТВЕТЬ!!
        —Нет, Борнор…ты-чудовище. Мне стыдно за тебя.  — прошептал король, но все это услышали.
        «УБЕЙ!!!»  — Теохельм услышал отчетливо хриплый грубый голос.
        —УБЕЙТЕ ВОЛШЕБНИКА! УБЕЙТЕ ВСЕХ, КРОМЕ ОТЦА!  — закричал не своим голосом Борнор и стал биться в истерике.
        Армия крыс как по команде набросилась на всех. Гномы, король и волшебник понимали неизбежность гибели. И Теохельм крикнул:
        —Дай мне время, я вытащу нас!
        Он поднялся и стал водить руками круг, создавая портал.
        —НЕЕЕЕТ! ОСТАНОВИТЕ!  — кричал, указывая Борнор.  — Я ДОКАЖУ ТЕБЕ ОТЕЦ! ТЫ САМ ВСЕ УВИДИШЬ!
        Минеборн с полуоборота, обошел волшебника и раздробил топором крысу, прыгнувшую в атаку. Затем следующую, и еще несколько вылезших снизу. Гномы держались, но с каждой атакой их становилось все меньше.
        Портал уже начал светится синим цветом и показал свои очертания, когда Борнор закричал: ОСТАНОВИ ЕГО!!!!
        Гигантская крыса, что все время сидела на том конце моста, охраняя отступление, понеслась по мосту, руша его под собой и давя лапами своих сородичей. Минеборн видел это, он оглянулся посмотреть и увидел, как последних его людей жрут крысы. Он поднял голову, что бы увидеть мокрое и измученное лицо Теохельма и прошептал: «Прости, друг.» и прыгнул на эту крысу ударив ее топором прямо в лицо.
        Крыса завизжала так, что ее сородичи отступили и помотав головой, пытаясь вытащить топор гнома из своего лица, наклонилась влево и упала в бездонную темную пропасть вместе со своим храбрым гномьим наездником.
        —ОТЕЕЕЕЕЕЕЦ!!!!  — закричал Борнор хватая свой топор и пробираясь через толпу к волшебнику.
        Портал был почти готов, и у Теохельма закружилась голова. Темный силуэт кричал «Не сможешь!» Но Теохельм не сдавался. Даже если он упадет обессилев, то упадет в этот портал.
        Портал был готов и открывался, крысы сбегались со всех сторон, Борнор был рядом, но не успевал.
        «Спасение» подумал волшебник, как из тьмы вылетела стрела и ударила его в живот. Затем еще одна, в спину.
        Он встал на колени, и хотел было упасть вперед, но еще одна стрела, пробив ему кисть, приковала к земле.
        —Я же говорил, только ты справишься с этим,  —он слышал, как кто-то говорил это.
        Борнор остановился и увидев что-то над магом, поклонился.
        —Оставь эти почести, король.
        Теохельм увидел, как скелет, окутанный в плащ, облетел его и остановился рядом с гномом. Левая рука скелета не двигалась, а правой он возводил зеленые круги.
        Вслед за скелетом вышла лучница, имя которой он не знал. И Борнор учтиво поцеловал ей руку:
        —С кем имею честь?
        —Данна. Большего тебе знать не обязательно.  — кивнул в ее сторону некромант.
        Теохельм собрал последние силы и закрыв глаза, представил другого волшебника. Единственного с кем он мог бы связаться, когда умрет. Образ волшебника прервал темный силуэт в огне.
        «Великие, это же ты!» -догадался Теохельм, но Борнор нанес топором последний удар.
        ***
        —Я убью тебя *****! Нравится, да? Нравится?
        Удар за ударом наносил крысе Минеборн. Они летели в пропасть, но король твердо был намерен не сдаваться. Прогрызая кольчугу, крыса укусила его за бок. И Минеборн нанес ей последний удар топором, окончательно отделив голову от туловища.
        Они стали падать быстрее, и он заметил под собой водную гладь. Залез на оставшуюся часть крысы и приготовился к удару. Удар был настолько сильный, что тушку крысы под ним разорвало. Как будто получив сильный удар в живот, Минеборн выплыл и забрался на какой-то камень.
        Гранит был ледяной, но королю было уже все-равно. Он, собрав силы поднялся и увидел перед собой большой зал, полным каких-то непонятных круглых труб. Повсюду лежали огромные колбы со стеклянными крышками.
        Тело крысы, что было в воде, что-то утащило на дно. Но король не обращал внимания на воду сзади. Он двигался по этому длинному залу. В конце красовались самые большие ворота, которые он когда-либо видел. Вода сзади него запенилась и что-то скользкое направилось к островку гранита, на котором стоял гном. Гном подошел к одной колбе, протер стекло и заглянул внутрь.
        «Не вероятно…» в колбе лежал двемер. И в каждой из сотен тысяч колб, находившись в этом зале спал мирным сном его старший брат.
        Огромная трехглавая змея с криком вырвалась из воды и перед тем, как Минеборн успел закричать, острые зубы, одной из голов разрезали его тело пополам.

        АСПАРИАН

        Его тело несло течением куда-то далеко. Мысли были бессвязными и не выделяли каких-либо четких картин. Из раны перестала сочиться кровь, но живот продолжал неистово болеть. Течение воды было сильным, но зато не было волн. В голове пролетали разные мысли: о принцессе, короле, старике и Данне. Хаотический поток мыслей прервал снег.
        Аспариана выбросило на холодный берег и глаза уже стали закрываться, как он услышал громкое рычание. Глаза снова стали закрываться, когда его сознание как копьем пронзил душераздирающий писк. Он попробовал подняться, но боль гулом отдалась в животе, заставив его снова рухнуть в снег.
        Он услышал громкий собачий писк, и чья-то огромная тень загородила солнце. Аспариан поднял голову и от увиденного ему стало не по себе. Прямо перед ним на огромном заснеженном холме было сражение. Гигантская паучиха била своими лапами огромного волка. Он же стойко переносил удары, пытаясь укусить ее за одно из щупалец. Аспариан встряхнул голову, но «мираж» не исчез. Он пытался встать на ноги, а тем временем паучиха явно выигрывала. Ударив по спине волка, она резко сбила его с лап. Волк перевернулся на другой бок, что бы его ни проткнуло щупальцем, но паучиха лишь усилила давление. Она продолжала бить волка лапами, пока тот окончательно не замер, оставив попытки подняться.
        Аспариан поднялся на ноги, сам не понимая, как. Живот болел ужасно, но превознемогая боль, он схватил паучиху за заднюю лапу и стал тащить на себя. Она страшно зашипела и повернулась к нему, забыв о волке. От гнева, что у нее забирают ее добычу, она ускорила шаг и оттолкнула Аспариана на снег. Немного проехавши, он зацепился за траву и смог остановиться, недалеко от обрыва на той стороне холма. Паучиха бежала прямо на него. Быстро перебирая своими лапами, она догнала за несколько мгновений и встав над ним, вытащила из своего брюшка жало, готовясь его им проткнуть.
        «В прошлый раз я не успел, но не сейчас!»  — он быстро достал свой меч и за мгновение до удара паучихи, воткнул в нее лезвие. Она закричала и замотав лапами во все стороны, стала бить жалом что есть силы. Но все удары проходили мимо. Топот ее огромного тела обрушал снег под ними. Аспариан чувствовал, как земля уходит из-под ног и скала, на которой они с паучихой находились, раскололась, осколками рухнув в появившуюся бездну.
        С громким писком паучиха полетела вниз, пытаясь схватиться за выступающие камни. Но все попытки были напрасны, они наносили лишь новые увечья. Ее писк был еще долго слышен, пока огромное тело не скрыла тьма бездны. Аспариан же зацепился за торчащие из скалы корни, но его рубашка долго не могла выдержать его вес. Мысленно готовясь встретить паучиху внизу, он закрыл глаза, когда почувствовал укус холодных зубов за ворот своей рубашки.
        Огромный волк, опустив морду в ущелье, вытащил его за рубашку и положил недалеко от себя. Рана на животе стала немыслимо жечь, и Аспариан готовился снова потерять сознание от сильной боли. Последнее что он смог различить, перед тем как глаза закрылись было «друг».
        ***
        Земля в этом мире была сухая и на ней почти ничего не росло. Только огонь и сера лишь бушевали в этом мире. Мире — где люди, были рабами. Демоны пировали на мертвой земле, радуясь своему бесконечно долгому существованию. Люди-захваченная здесь раса, ценились меньше скота. И забота о них была не лучше. В этом мире отчаяния и скорби реки лавы текли повсюду. Огромные столбы огня вырывались из земли к самому небу.
        Под ярко красным от огненных испарений небом, не было птиц. Их заменили непонятные, напоминающие демонов создания с крыльями. Под этими самыми драконами шел конвой из прикованных друг к другу людей. Демон шел сбоку от связанных и хлестал их цепью, просто ради своего удовольствия. Они шли в лагерь, на выступе омывающийся лавовой рекой. Забор был сделан из костей особо крупного животного и закрывали людей с помощью особой магии, что бы они сами не могли выбраться. Таких лагерей было множество и этот не был исключением. Те, кто пытались выбраться, карабкаясь по костям, быстро жалели об этом. Кости-были острые как ножи, а трупы смельчаков не убирали в назидание и устрашение остальным заключенным.
        —Линели, дочка, будь умницей.
        —Хорошо, мама.
        Дверь их лагеря открылась, и внутрь зашел демон с плетью:
        —Ну что, скотина, тебе уже семь лет. А ты знаешь, что это значит. Пошли.
        Линели проводила взглядом маму и с грустью быстро пошла к демону, что бы не получить очередной удар плетью. Но не повезло, и с громким хрустом плеть ударила ее по лицу. Снова. Ее лицо было ужасно. Все эти шрамы, оставленные от плетей, изуродовали ее настолько, что лишь мама могла узнать ее среди других детей, которых Судьба заставила гнить тут.
        Все без исключения носили обноски. Куски ткани животных, которыми прикрывали свою наготу. Демоны не страдали похотью к человеческим существам, но нередко для развлечений заставляли их спариваться друг с другом. Так и получались дети, которые в свою очередь пополняли армию рабов. Так и появилась она в этом ужасном мире.
        —Не отставай, скотина.  — крикнул на нее демон и ударил плеткой.
        Она знала, что бывает, когда детям исполняется семь лет. Всем детям дают шанс на «светлую жизнь». Это испытание — где перед ребенком выкладывают на огромной пустыне семь миллионов камней. И у ребенка есть всего один шанс, чтобы угадать какой камень способен избавить его от этих страданий. Демоны говорят, что камень перенесет их в другой мир. Еще бы-любой другой мир, лучше этого. Но отец говорил, что «это невозможно. Семь миллионов камней и одна попытка. Даже если все рабы договорятся, какой камень они будут брать. Камней все равно останется больше. Демоны делают это — что бы отравить наши души. Давая глупые надежды, уколы жалят больнее.» Она помнила это. А на следующий день он умер. Когда вместе с остальными рабами грузил быка, упал на землю и больше не поднялся.
        Демоны отдали его тело на растерзание их гончим, предварительно сцедив кровь. И отнесли своему лорду. Кровь человеческая у них считается хорошей выпивкой. Вот только она помнила, что кровь его была черной. И от нее воняло. А у нее она красная. Она знала, видела, когда стекала по лицу.
        —Пошевеливайся, скотина! Пришли.  — скомандовал демон и указал на массивные ворота в какой-то отгороженный лабиринт.
        Двери перед ней распахнулись, и она зашла внутрь. Там было пусто, лишь стены отгораживали эту поляну от остального ужаса мира. Демонов тут не было, это единственное место в мире-куда им было нельзя заходить. Он будет ждать. Все возвращаются.
        Поляна же была огромна. Что бы обойти ее от начала и до конца потребовался бы целый день. И на этой огромной пустоте были камни. Семь миллионов камней и все разные, по форме, размеру и даже цвету. Она понимала, что это невозможно. За одну попытку угадать нужный среди всей этой кучи. Линели мечтала побыть одной и твердо решила, что так быстро отсюда она не выйдет. Она гуляла по поляне, истертые в кровь ноги уже не чувствовали боль. Спокойно проходя ряды камней, она боялась коснуться какого-либо из них случайно. Может когда коснётся заклятие спадет и ей придется вернуться в свой лагерь, где снова будут бить плетью.
        Она так не хотела уходить отсюда. Это было глотком чего-то настоящего. Чего-то хорошего. И ей не хотелось этого покидать. Она шла уже довольно долго, но пейзажи не менялись. Одни лишь голые камни. Она смотрела на стены, на все, на что можно было тут посмотреть, растянуть каждое мгновение. И ее внимание привлек обычный серый камешек. Она попыталась отвести взгляд, но не вышло. Камень как-будто был особенным и ей хотелось коснуться его. Она понимала, что смысла нет. Это-всего лишь издевка. И сейчас, если она его коснётся все закончиться и ее вернут к прежней жизни. Но камень был таким манящим. Он не отличался от других, ни цветом, ни формой, обычный булыжник, как и остальные миллионы тут. Она подошла к нему ближе, и рука сама потянулась.
        «Нет. Пожалуйста, я не хочу уходить отсюда…умоляю…еще минуту, пожалуйста».
        Рука коснулась камня и девочку закружило. В глазах потемнело, и затем резко ударил яркий свет. Она открыла глаза, и на нее падало, что-то белое и холодное. Она стояла на этом и вокруг нее были горы, в этом самом белом.
        Она заплакала и закричала от радости. Она рыдала, упав лицом в снег. Холод обжег ей лицо. Но она кричала от счастья. Не могла поверить, что все это правда. Холод заставлял ее дрожать, обноски, в которых она стояла, и голые ноги лишь ухудшали положение. Но ей было все -равно. Она кричала, ревела, катаясь по снегу. Ей удалось — единственной. Больше она не вернется в тот мир. Судьба спасла ее, помогла ей. Она не была ни в чем невиновна. И теперь она свободна. Свободна от всего ужаса того мира, что окружал ее.
        Холод был сильный, и боль била, отдаваясь по всему телу. Она поняла, что не может встать. Было так холодно, но это была та самая свобода, которую ей обещали. Которую она видит. Глаза стали сами закрываться. Снег стал засыпать несчастную и уже накрыл почти с головой. Ее мысли были сейчас только о маме, которая осталась в этом Аду.
        Ее маленькое тело почти занесло снегом, когда на это место пришел гном. Он стоял с факелом и смотрел в разные стороны. Его догнал другой гном и спросил:
        —Думотер, что произошло?
        —Я слышал тут крик.  — ответил гном и сделал шаг вперед.
        —Тогда нам нужно бежать отсюда!
        —Человеческий крик. Тут есть кто-то.
        —Да брось ты, мы здесь уже несколько лет. И тут лишь мутанты, пауки и волки. Мы тут одни, мой повелитель.
        Думотер сделал еще шаг и его сапог, что-то стукнул. Он присел на корточки и провел рукой, расчищая снег. В снегу лежала девочка. Она была почти голая и вся синяя от холода. Думотер поставил факел рядом с ней и взял ее на руки.
        —Дышит.
        —Кто это? Гном?  — спросил рядом стоящий.
        —Человек. Бедный человек.
        Он снял свой меховой плащ и обернул несчастную им. Девочку трясло, и она почти не дышала.
        —Держись, мелочь. Мы спасем тебя. Наш лагерь близко.
        —В наш лагерь. Но…
        —Заткнись. Это-ребенок. Мы не бросим его тут. Это мое слово. Слово Электротайла. Думотера Электротайла.
        ***
        Аспариан проснулся где-то глубоко под землей. Свет слабо просачивался сюда, но его вполне хватало, чтобы разглядеть тропинку и очертание стоящих рядом камней. Недалеко от него спал тот самый огромный волк. Парень попытался встать, но боль в животе положило его обратно на какую-то шкуру.
        —Не пытайся вставать, ты еще слишком слаб.  — произнес волк, не поворачивая морды.
        —Ты умеешь говорить?
        —Я не открываю пасть. Как думаешь, умею ли?
        —Незнаю…но…тогда как ты это делаешь?
        —Телекинез, волчонок. Я пускаю слова прямо тебе в голову. Ты еще слаб, чтобы говорить, но мы можем общаться.
        —Ничего себе!  — удивленно зашевелил глазами Аспариан — почему ты назвал меня «волчонок»?
        —Теперь ты-член стаи. Мой второй сын, если угодно тебе как человеку.
        —И за что я удостоен чести?
        —Ты спас меня-этого уже было достаточно. Но ты так же и убил королеву пауков. Ты положил долгой войне конец, и теперь мы заживем спокойно. В благодарность я принес тебя сюда и устроил на оленьих шкурах, что бы ты не замерз. А мой сын вытащил из тебя кусочек металла, что был у тебя в животе. Тебе повезло — ничего важного задето не было. Скоро ты поправишься-но на это нужно время.
        —Спасибо, правда, спасибо. Но я не понимаю, что за война?
        —Война королевы пауков. Здесь на это ледяной земле, ее потомство заняло все пещеры и вскоре готовилось выбраться на поверхность. Мы единственные кто тут существовал с ее времен и единственные, кто сдерживал ее от вторжения к людям на юг.
        —Мы на севере? Дальше северной стены?! Не вероятно. Мы значит, там, где жил король Олар и королева Роана.
        —Ты о северянах? Нет — мы находимся еще севернее. Они жили южнее нас.
        —То есть…мы за северными горами?
        —Именно, волчонок. Горы -южнее нас.
        —Вот бы рассказать об этом своим… — от этих мыслей он снова погрустнел. Большой волк ничего не говорил, хотя прекрасно чувствовал его грусть. Что бы прогнать плохие мысли Аспариан спросил:
        —А таких как ты много?
        —Много. Но меньше, чем пауков.
        —А мой меч?
        —Пропал, в теле паучихи, улетев вместе с ней в бездну. Спи, тебе нужно много отдыхать, вы люди лечитесь очень долго.
        Перед глазами стояли разные картины. И многие вопросы не давали покоя. Но сейчас он был слишком уставший, чтобы думать об этом.
        Шли недели и Аспариан смог встать на ноги. Волки были с ним и во всем помогали ему. Он стал сыном вождя стаи и тесно подружился со всеми своими новыми братьями. Он часто общался с вожаком, но их взгляды на многие вещи не совпадали, что приводили парня в уныние. Зато с сыном вождя он сразу же нашел общий язык и частенько общался с родным братом на разные темы.
        —Твоя самка красивая?  — спросил волчонок, когда они вместе гуляли по заснеженным горам.
        —Ну…вообще-да.
        —А она способна убить оленя?
        Аспариан вспомнил, как Данна убила Роану прострелив ей, горло и решил отогнать эти мысли прочь, но волчонок уже тоже услышал их и решил отказаться от ответа.
        С вождем Аспариан говорил на разные темы, что мучали его:
        —Я не умею драться.
        —Совсем?  — вождь принялся тереться спинкой об камни.
        —Да. Ты же видел, что не я убил ту паучиху.
        —Видел. Но это не имеет значение. Важно другое-почему ты не учился?
        —Драться, плохо. Старик всегда так говорил.
        —Согласен. Но всегда ли драться плохо?  — волк прекратил свое занятие и уставился на Аспариана.
        —Эм…не знаю…думаю, нет.  — Аспариан за эти недели уже привык к такому взгляду и теперь внятно выражался. Хотя в первое время и пары слов связать не мог, мысли так и бегали хаотично от этого взгляда.
        —Драться, бывает и хорошо. Когда человек защищает близкого -он поступает плохо или хорошо?
        —Хорошо.
        —Ты хороший для человека. Но все не такие хорошие как ты. И они не брезгуют использовать свои преимущества, чтобы получить больше чем ты. Особенно отняв твое.
        —Наверное, ты прав. Но ведь можно по-другому?
        —Можно. Но ты не умеешь по-другому, мальчик. Поэтому придётся сделать это так. Помнишь, ты вспоминал вашего короля? Он был, как ты говоришь, добрый для человека. И при этом он убил другого. Моргота.
        —Моргот был злой. Олар убил его, что бы зло не победило.
        —Нет, парень. Этот «злой» как ты выразился-не злой. Он совершал лишь такие поступки. А почему его считают злым из-за его поступков?
        —Потому-что он использовал свою имеющуюся силу неправильно. Он нападал…
        —Думаю, ты понял, что я хотел тебе сказать, парень.
        Аспариан обнял волка, они всегда общались на такие темы, как удавалось. И Аспариан глубоко ценил его за то, что тот доносил доступным языком, бывало сложные для него истины.
        Шли недели, а Аспариан уже полностью поправился. И теперь даже ежедневно со своей стаей ходил охотиться. Правда, ни одного оленя самостоятельно убить не смог. Они многое обсуждали со своим братом, и иногда их разговоры касались не только личной жизни, но и судьбы их мира в целом:
        —Вождь, сказал, что Могрот не был злым. Как такое возможно? Он ведь убивал людей и уничтожал целые города.  — задумался Аспариан.
        —Нууу…а что если был злой не он, а его вождь?
        —У людей нет вождей, брат.
        —Ну кто там у вас?
        —Слушай, а ведь я никогда не думал об этом. Но разве такой как Моргот, мог кому-то подчиняться?
        —А самке своей? В народе пауков — главная самка, может у них так же.
        —Слушай, я не думал об этом. Самке говоришь? А ведь Аспариан, в честь которого я назван ведь охотился за ней. Хотя мог убить и Моргота.
        —Может быть и так. Скажи, а когда ты вернёшься домой, думаешь, сможешь все исправить со своей самкой?
        —Наврятли.  — Аспариан смотрел в сторону гор, где лежали земли людей.  — Я буду стараться, чтобы все вернуть обратно. Данна запуталась и ей нужна помощь. Я думаю, у меня получиться.
        —Я в тебе не сомневаюсь, брат. Скажи только нужно ли тебе это?
        Аспариан молчал. Он не знал, что ответить, да и отвечать, похоже, было ненужно.
        ***
        —Уже прошло два месяца с тех пор как меня вынесло на эти берега.  — Аспариан лежал на боку огромного пушистого волка.
        —Скучаешь по людям?  — волк поправил языком свой белый мех и снова положил голову.
        —Я должен был кое-что сделать. Но как всегда не справился. Знаешь, я тут думаю, я ведь стал другим. Если я вернусь, то смогу теперь стать настоящим паладином?
        —Вспомни, что мы говорили о твоем испытании.
        —Ну да, ты прав. Но я волнуюсь.
        —Ты можешь остаться тут, если захочешь. Твоя семья-будет с тобой.
        Аспариана больше не жгли эти слова. Он доверял этому волку и знал, что волки-его новая семья. И они будут с ним рядом всегда. Но он так хотел узнать, кто же его настоящие мама и папа. Он хотел этого больше всего. Хотел узнать, почему они его бросили и где теперь они. Старик рассказывал ему, что его принес какой-то старый эльф. Но этого было слишком мало. И теперь единственная зацепка, которая у него была это этот старый эльф.
        —Спасибо тебе за все. Если бы не вы, я бы никогда не разобрался в этом.
        —Брату спасибо скажешь. Я лишь давал наводки, а вы с ним вместе пришли к твоим выводам. Я тут не при чем.
        —При многом. Благодаря тебе, я стал лучше. Спасибо, вождь.
        —Глупость. Скажи, как будешь готов.
        В это время в пещеру забежал волк и кинул перед Аспарианом меч.
        —Что это?  — Аспариан удивленно взялся за рукоять и взмахнул в воздухе.  — Где ты это взял?
        —У людей маленьких и с бородами.  — улыбаясь ответил волк.
        —С бородами?! Маленьких?! Да это же гномы!
        —Это к ним ты вел принцессу?  — вождь смотрел то на меч, то на мальчика.
        —Да, именно! Это друзья! Где ты их видел?
        —Там, за холмом.  — прорычал волк.  — Какая-то маленькая девочка игралась с ним и уронила, когда налетела вьюга. А ты сам говорил, что тебе нужен меч. Вот-бери.
        —Веди меня к ним! Это мой шанс, узнать, что случилось с принцессой!
        —Я пойду с вами.  —сказал вождь и поднялся на лапы.  — Мы еще увидимся парень, а пока я хочу знать, что с тобой все будет хорошо.
        —Спасибо…я правда вас никогда не забуду.
        Аспариан подождал, когда вождь поднимется и они втроем вышли из пещеры.
        Они поднимались по заснеженным холмам, пока, наконец, не вышли за пределы территории своей стаи. Аспариан остановился и посмотрел на вождя.
        —Ты волнуешься, мальчик, это нормально.
        —Спасибо тебе…я часто думал о своих родителях. Но никогда о том, что я так глупо жил до этого. Без плана, без цели.
        —Ты просто жил, и это уже хорошо. Ты всерьез намерен сделать это?
        —Да и благодаря тебе, я знаю, с чего начну. Как только исполню свой долг перед принцессой и заберу Данну из лап тьмы, мы отправимся в Детнем.
        —Молодец, парень. Я рад, что теперь ты знаешь, как поступить. Но хочу тебя предупредить по поводу самки. Если ее сердце уже скованно тьмой, то повернуть ее к свету не удастся, пока она сама этого не захочет.
        —Я понимаю. Спасибо тебе…отец.
        Волк подошел к Аспариану и лизнул его. Это был первый раз, когда Аспариан назвал его так и они оба почувствовали тепло внутри. На самом краю холма, к ним подбежал брат Аспариана и посмотрев на отца со своим соплеменником, обратился к Аспариану:
        —Я тоже пойду с тобой. Два волка это хорошо, а три-будет еще устрашающе.
        Аспариан кивнул, погладив брата по голове и вместе со своим племенем пошел на встречу гномам. Они шли долго, пересекая холодную снежную пустыню. Слева и справа от них виднелись заснеженные горы, а вперед высились небольшие холмики, за каждым из которых могла скрываться впадина.
        —А что ты будешь делать, если не справишься со своей самкой? -спросил его брат.
        Аспариан боялся этого больше всего. Они же как-то говорили с вождем об этом и единственное, что ему придется сделать это…
        —Убью ее.  — отрезал он.
        —А хватит сил?
        —Я не знаю, брат. Не знаю. Она не оставит меня в покое и когда-нибудь…
        —Придется это сделать.  — закончил вождь.
        ***
        —Дум! Думотер!
        —Что тебе, Малибер?  — спросил гном, оторвавшись от карт с разными пометками.
        —Там…там ЧЕЛОВЕК. С ним еще три волка!
        —Ты мозги себе отморозил? Говорил тебе, одевай две шапки. А ты все одну да одну. Посиди, выпей эля, крепкий получился.
        —Выйди и сам глянь!
        Думотер вышел из своей хижины и оторопел. К их лагерю действительно шел человек в сопровождении трех волков. Какой-то гном вытащил мушкет и приготовился стрелять, но Дум рукой опустил его оружие и вышел на встречу к гостям на край лагеря.
        —Приветствую тебя. На мертвеца ты не похож, так кто же ты?
        —Странно,  — подумал вождь.  — В этих землях и встретить человека, редкий случай. А он сказал это так, будто ты не первый, кого они видят тут.
        —Приветствую, уважаемый гном. Меня зовут Аспариан.
        Гном нахмурился и спросил:
        —Чего молчишь?
        —Это только между собой мы общаемся телепатией, чтобы общаться другими нужно открывать пасть.  — напомнил вождь.
        Только сейчас Аспариан понял, как это трудно дается. Он так долго молчал, что тебе, открыв рот и повторив тоже самое, ему казалось, что слова искажены и не такие, какими он их когда-то говорил. Гном это тоже заметил и протянув руку сказал:
        —Вижу, ты замерз, проходи к нам, согрейся, если намеренья твои добрые. Вот только твоих друзей мои люди будут опасаться.
        Вождь подошел к Аспариану и обнял его передними лапами:
        —Прощай, малыш. Я рад, что мы встретились. И помни — мы твоя семья и всегда придем к тебе на помощь.
        Волк что показал им дорогу подошел вторым:
        —Я хотел сказать, что ты хороший человек. Таких мало. Я рад, что ты в нашей стае.
        Он завыл и отошел. Гном пытался скрывать свое удивление, но это плохо получалось. И последним подошел его брат:
        —Спасибо тебе, за то, что спас папу. И за то, что пробыл тут так долго. Я люблю тебя, брат мой.  — Аспариан встал на одно колено и обнял волка за шею. Прижал к себе, и волк лизнул его в щеку.
        Когда Аспариан поднялся, волки развернулись и с грустным «прощай» убежали снова в ледяную пустыню.
        Удивлению гнома не было предела, и он лишь спросил:
        —Они с тобой не пойдут?
        —Они всегда со мной.  — ответил Аспариан.  — Но нет, сейчас не пойдут.
        Аспариан прошел в избушку Думотера разглядывая, маленький гномий лагерь. Тут стояло несколько избушек построенных из дерева, а сам лагерь окружал частокол из заточенных бревен. Несколько бревен кольями были вкопаны в землю, создавая своего рода штыри и для наступающих, это могло обернуться бедствием, так как штыри небыли видны из далека и лишь немного торчали из земли.
        Избушка была низенькая на вид, однако внутри Аспариану даже не пришел сгибаться. Было всего две маленькие комнатки. Одна служила, гостиной, спальней и кухней, а вторая была уборной. В этой же самой гостиной Думотер и расположил Аспариана усадив его за деревянный стол, а сам сел на кровать. Аспариан заметил на столе карту, зарисованную отметинами и решил не удивляться. Вспомнив про меч, он сразу же вытащил его и положил перед Думотером:
        —Это ваше. Простите, волки нашли и принесли мне. Вас не увидел факт моего прихода?
        —Нет, парень, так предсказала нам Линели. Она сказала: к нам придет человек из-за стен и пещер. У него добрые намеренья и ему нужна помощь.
        —Кто такая Линели? Провидица?
        —Нет, парень…сейчас ты ее и увидишь, кстати! Это ее меч!
        В домик зашли двое-гном и девочка, держа его за руку. «Познакомься Аспариан»-это мой друг Малибер. «А эта малышка и есть Линели.» Он взял меч со стола и протянул девочке:
        —Вот, и запомни мелкая — оружие терять нельзя. Это то, что должно быть всегда с тобой.
        Девочка смотрела на Аспариана, а он на нее. В итоге прервав неловкое молчание, спросил:
        —Как ты узнала, что я приду? Даже я не знал, что вы тут.
        —Ей показалось, что ты придешь.  — Грозно посмотрел на Аспариана Малибер и отодвинул девочку, когда тот протянул ей руку, чтобы пожать.
        —Показалось? Но ведь нельзя верить всему, что, кажется.
        —Смотри.  — Думотер взял две палочки и спрятал их за спиной. Не заметно для девочки он прицепил их себе на ремень и спросил — В какой руке я держу палочки?
        —Мне кажется, что у тебя их нет в руках.  — робко ответила девочка.
        —Видал?!  — обернулся к Аспариану Думотер.  — так что в предстоящей встрече с тобой мы были уверены.
        Малибер взял Линели за руку, и сказал все так же недоверчиво косясь на Аспариана:
        —Мы пойдем, Дум. Мы уже учим, как на нашем языке будут инструменты кузнечего дела.
        —Конечно, Мал, идите.
        Когда дверь за ними закрылась, Думотер рассмеялся, глядя на сидящего Аспариана и сказал:
        —Мы были так же удивлены, как и ты.
        Аспариан смотрел то на него, то на дверь, в которую вышли гном с девочкой и наконец, спросил:
        —А что у нее с.…?
        —Лицом? Или ты про ее возможности? Про то, что она учит слова?  — не дал закончить гном.
        —Пожалуй, все сразу.
        —Ты и сам наверняка понял, она не отсюда.
        —Ну конечно. После того, как северяне ушли на юг, тут кроме волков и пауков никого не осталось.
        —Ошибаешься, парень. При том дважды. Тут есть еще нечто худшее, чем волки и пауки и оно спит в гробнице, которую мы так наивно полагали найти. А когда я сказал, что она не отсюда, я имел виду вообще наш мир.
        —Не может же она быть…?
        —Может.  — гном поднялся и важно встал перед сидящим Аспарианом.  — она с уровней Ада.
        —Невероятно…
        —С шестьдесят шестого, парень. Мы сами не могли поверить в это, но тем не менее это так.
        —Но ведь…не может же быть их там много?
        —Может. И она-живое тому доказательство. Когда мы нашли ее, она носила обноски, и все тело было в ранах. Уж не знаю, что там с ней делали, но ты и сам по ее лицу видишь, что явно ничего хорошего. При том я имею ввиду не в вашем переносном смысле.
        —Ясно. И как вы ее нашли?
        —Случайно, мы делали очередную вылазку для осмотра территории, и тут я смотрю, она лежит. И я не мог, опозорить свой род Электротайлов, оставив ее умирать.
        —Электротайл? Тот самый Электротайл? Из рода короля южных гор?
        —Да, парень и не стоит из этого делать, что-то особенное.
        —Вы не понимаете, вы то мне и нужны!
        —Успокойся, к чему спешка, о чем ты?
        —Понимаете…нет лучше я расскажу все по порядку.
        —Тогда я налью нам эля.
        Аспариан рассказал Думотеру обо всем, что произошло с ним за последнее время. Рассказал, как пару месяцев назад, прошел испытание и паладином в королевстве при Оларе. Как поставили его личным телохранителем принцессы Миракель. Как началось восстание и его напарника убили. Как он убежал с принцессой и как попался на уловку пиратов.
        На улице уже стемнело, эль был выпит, а Думотера клонило в сон, когда Аспариан закончил. Думотер долго молчал, а потом вопросы посыпались рекой:
        —Король Олар мертв? Ты уверен в этом?
        —Нет…но не думаю, что мятежники его отпустят живым. Но как умерла королева-я видел своими глазами.
        —Ты правильно подумал, что принцессу надо доставить к моему отцу. Но почему не на восток?
        —На восток? Я же только что рассказывал, что эльфы заодно с предателями!
        —Нет, зачем к эльфам? Ты разве не знаешь географию? На востоке находится анклав людей союзных королевств: Гитоабр, Лагиолл, Маилтом, Дентем. Я сам не силен в географии, поэтому остальные назвать не могу.
        —И что это даст?
        —Эти города, были все время под влиянием Моргота. Но когда пришел Олар, он посадил туда своих наместников. И они стали свободными, но всем помогали королевству. Дентем например-разводили живность. У них лучшие лошади во всем известном нам мире. Лагиолл-это острова во внутреннем море-они превосходные рыбаки. Но не стоит думать, что и сражаться они не умеют. Всадники Лагиолла, например, прославились в битве диадемы.
        —Дентем? -свободный город?
        —Был раньше, теперь он захватил близлежащие земли и стал королевством. Интересует? Я тебе покажу кое-что!
        Думотер подошел к низенькому шкафчику и достал с полки одну из четырех стоящих там книг. Она была в большом кожаном переплете зеленого цвета. Аспариан сразу ее узнал:
        —«История развития и становления королевства».
        —Точно, парень. Автор: Винсент Рискид.
        —Я знал, когда одного Винсента, помнишь того, с которым в канализации познакомился?
        Они оба рассмеялись, ведь и подумать было сложно, что человек в идеале знавший географию мог им встретиться в канализации. Насмеявшись вдоволь гном с лицом истинного короля спросил:
        —Я понимаю, зачем ты хочешь на юг. И понимаю, что долг — это важно. Но ничем помочь я не могу.
        —Что?! Но ведь. Вы же сами все понимаете!
        —Понимаю. Но теперь тебе придется понять нас. Я — не король. Сейчас король мой отец-Минеборн. А все вопросы в отсутствие решает мой старший брат — Медноватт. Если ты хочешь на юг-это твое право. Но мы здесь не просто так и я не выделю тебе ни одного гнома в помощь. Я все сказал.
        Аспариан понимал, что спорить нет смысла. Гномы славились своим упрямством и хоть Дум, был из тех, у кого его почти не было, в этом вопросе он похоже был неприкаянный. Оставалось надеется лишь на чудо.
        Стемнело уже давно и гномы укладывались спать. Аспариана поселили вместе с гномом по имени Веренус. Это был самый веселый из всех гномов и на какое-то время Аспариан даже забыл думать о том, что ему придется в одиночку пересечь королевство в поисках принцессы. Веренус умел играть на многих музыкальных инструментах и всегда носил их с собой. Он говорил «если бы мне не мешали, я бы и пианино волок бы за собой.»
        Они веселились почти всю ночь, Веренус даже сыграл несколько раз: принцессу и дракона, героя прошлого времени и Аспариана Великого. Когда же уже и гном захотел спать, он уложил Аспариана на полу недалеко, а сам уснул в маленькой кроватке, что для гнома была в самый раз.
        Ночью Аспариан не спал. За окном он слышал волчий вой, своей стаи. Этот вой был полон скорби за ушедшим товарищем, но так было нужно. Он с вождем понимал, что больше оставаться с ними он не может. В темной ночи, Аспариан думал, что же он будет делать дальше без помощи гномов. Сперва пересечет ледяную пустыню, но, а что же будет дальше? Первым делом он попадет к Северной Стене. Вероятнее всего к какому-нибудь центральному замку. Может, попадет на крайние-воина или Спасителя. Это неважно. Как ему пройти в королевство, ведь вся власть теперь в руках мятежников. А ему-как паладину короля Олара, пути нет. Если бы только гномы каким-то чудом вернулись бы назад. Они уж точно найдут способ пройти безопасно. Мне нужно только чудо, чтобы их уговорить, только оно…
        Темное небо озарилось красным цветом и яркая птица, пронеслась над их головами и проскочила в дымоход дома Думотера. Лагерь был сразу же поднят по тревоге. Когда Аспариан выбегал из домика, он увидел, как сонный Веренус резко подскочил, как будто ждал чего-то подобного и выскочил за ним вслед. Все гномы сбежались к дому их капитана. Малибер таща за руку девочку, первым открыл дверь и увидел странную картину:
        По середине комнаты стоял Думотер, а за другой стороной стояла его мать в красном цвете — Мойикин. Столпившиеся у двери лишь услышали: «Ты нужен, здесь.» И видение матери рассыпалось на множество красных искр, и они исчезли. Линели захлопала в ладоши, а все остальные смотрели на своего капитана. Думотер смотрел на карту и грозно приказал:
        —Подойди сюда, мальчик.
        Аспариан обошел собравшихся гномов, и встал перед Думотером смотря на него сверху вниз. Взгляд у капитана был такой, что картинка казалось совершенно обратной и несмотря на свой рост это Думотер смотрел на Аспариана сверху.
        —Я не знаю, какой демон тебя принес сюда. И не знаю какой судьбой мы встретились тут. Но тебе-несказанно везет, парень.
        Он обошел Аспариана и громко сказал своим гномам:
        —Братья, у меня плохие новости! Южные горы — в огне! Пропали мои братья и мой отец ушел на их поиски. Я сворачиваю нашу экспедицию, и мы возвращаемся домой. Черт возьми, я должен разобраться в том, что происходит в нашем с вами доме!
        —Да! Да! Да!  — кричали гномы, размахивая топорами.
        Малибер наконец-то за долгое время улыбнулся:
        —Значит я вернусь к своей Дженналер. Наконец.
        Радовались все. Гномы были рады, что наконец уйдут из этой ледяной пустыни и вернутся к своим семьям. Веренус радовался, что, когда вернется, услышит новые песни. Малибер ждал встречи со своей любимой гномихой. Линели просто была рада, что увидит что-то новое.
        Аспариан не мог поверить в свое счастье, ему повезло. Наконец-то ему повезло, и теперь он твердо понимал, что идет правильным путем. Одно лишь его настораживало, радовались почти все. Не радовался только один гном.
        Только Думотер смотрел куда-то вдаль.

        БОРОН

        Их было всего трое. Коридор был узкий и очень темный, пока один из них назвавшийся Мардлоу не зажег не известно, откуда старый факел. Первое время они не могли идти из-за шока. Третий из этих несчастных вообще был связан и прежде чем двигаться, нужно было найти, что-то острое. Когда же все были готовы-они решили не сидеть зря, а отправились дальше. Ведь если есть этот вход, обязаны быть и другие.
        Борон был самым крепким из них, поэтому шел впереди, освещая путь, в то время как Мардлоу поддерживая их спутника, двигался за ним. Когда же их товарища по несчастью спросили его имя-он лишь отмахнулся от вопроса и сказал, что имена тут не имеют смысла, все-равно им не выбраться. Борон не хотел предаваться унынию, поэтому вопросы об имени отпали сами собой.
        Время тут двигалось совершенно по-другому. Но без солнца над головой, они не могли понять день сейчас или ночь. Сколько они тут блуждают, они тоже не могли высчитать, может некоторое время, а может и даже несколько дней. Темные узкие коридоры были рукотворны, если можно так выразиться. Они были сделаны кем-то и уже очень давно. Правда, кем-группа знать не хотела. Сеть тоннелей делилась на несколько уровней, а если быть точным Мардлоу припомнил, что их было десять.
        —Знаешь — поднимая спутника, сказал Марлоу — а ведь тут целых десять уровней.
        —С чего ты взял?  — остановился Борон.
        —На десятом находятся варды, и они что-то охраняют.
        —Мой военачальник, Арред, его звали. Говорил, что варды охраняют нас от того что, находится ниже по уровням.
        —Значит их…больше?  — испугано спросил Марлоу.
        —Похоже на то. Идем сюда, мне кажется тут воздух не такой затхлый.
        Они прошли много коридоров, чаще всего они были из земли, но иногда и попадались каменные. Быстро решив, что каменные коридоры могут привести к выходу, они старались держаться именно их. Но никакой логики или плана в этих ходах не было. Построены они были совершенно непонятным образом, и компания постоянно попадала в тупики. Чаще всего им казалось, что они тут уже были, а иногда это оказывалось чистой правдой. Они проголодались, но часто им попадались грибы, которыми они не брезговали, каждый раз проходя мимо, а вода хоть и была черной, но вполне пригодной для питья.
        Спустя еще долгое время блуждания по этим лабиринтам, они вышли к большой лестнице, ведущей вниз. Борон ринулся туда первым, но их товарищ, не называвший своего имени, уперся. Мардлоу опустил его и вместе с Бороном спросили:
        —Что случилось?
        —Я не пойду.
        —Почему?
        —Это спуск на второй уровень. Уж лучше остаться тут и проверить все, чем спускаться туда! Мы не знаем, что там может быть!
        —Мы не станем возвращаться назад.  — Борон повел факелом в сторону лестницы, чтобы осветить ступени.  — Мы столько времени блуждали по всем этим коридорам. Если вернемся назад, снова заблудимся и уже не найдем эти ступени. И тогда точно нам конец.
        —Все равно. Да и вы не думали, что выйти на поверхность легче с первого уровня, чем со второго?
        Борон и Мардлоу переглянулись. Затем Мард сказал:
        —Может там есть переход снова на первый уровень, а оттуда мы уже сможем вернуться на поверхность.
        Странное шипение послышалось откуда-то из тьмы коридора. Борон взмахнул факелом в ту сторону, и ему показалось что там, он видел зубы.
        —Так, все! Мар поднимай его и бегом вниз! Это приказ!  — скомандовал его.
        —Есть капитан!  — но, когда Мардлоу нагнулся, чтобы поднять его, сидящий, не давался. Стал махать руками и даже ударил Мардлоу, когда тот схватил его за воротник. Он закричал:
        —Я не полезу еще ниже!
        И звук услышали все. Крик приманил, что-то и это существо издавало жуткий писк. Звук нарастал и Борон понял, что времени осталось мало. Он кинул факел вниз, схватил лежащего, крикнул Мару что бы тот спускался, поднял с пола, закинул на плече и развернувшись побежал вниз по лестнице.
        Мардлоу уже спустился, когда Борон почувствовал, что сзади его чего-то догнало. Висящий на спине закричал и обернувшись на звук Мардлоу закричал тоже. Борона что-то сильно ударило в спину, и он рухнул вместе с товарищем на ступени и скатился вниз. Мардлоу кричал и упал на колени от страха, а Борон ударившись сильно головой, выхватил меч и рубанул наотмашь. Гигантский паук, еле пролезающий в сводах узкого тоннеля, схватил своей лапой близлежащего к нему человека, и сразу опустив его под собой, проткнул живот жалом. Человек перестал кричать и паук, укусив его за шею, утащил во тьму первого уровня.
        Подняв недалеко лежащий факел, Мардлоу помог подняться Борону, и они быстро ушли в новый тоннель. Услышав последний истошный крик, они снова находились в абсолютной тишине.
        —Что это было?  — спросил, еще не пришедший в себя Борон.
        —Мне показалось, что паук.  — дрожа от страха ответил Мардлоу.  — он схватил…
        —Я понял.  — резко ответил Борон.  — это тварь не преследует нас?
        —Надеюсь на это, но лестница вон, а его нигде не видно. Я только сейчас осознал, мы ведь даже не знали, как его зовут.
        —Да… Теперь его даже не похоронить по-человечески. Идем отсюда, боюсь это не самое худшее, что мы могли тут встретить.  — Борон забрал факел и снова пошел вперед.
        На втором уровне коридоры преимущественно были из камня, что очень радовало Борона. Камень напоминал ему о сооружениях, которые были там, наверху. Где был свет и слышны звуки. Как же редки тут звуки, думал он, «Я и представить не мог, что буду по ним скучать.» Больше всего они боялись встретить еще какую-нибудь нечисть, на подобии того паука, что обитала здесь и нередко слышали писки, за стеной. Или им так казалось.
        —Знаешь…мне кажется, мы тут больше одного дня.  — сказал Мардлоу.
        —Гораздо больше…
        —Борон, ты думал, что простое задание с перевозом зерна, закончится так?
        —Оно еще не закончилось, нам нужно бороться!
        Мардлоу схватил Борона за рукав и когда тот обернулся, сел на холодный каменный пол. Факел догорал, и лицо друга Борон уже не мог увидеть. Мардлоу устал, не физически, а устала его душа. Находясь, все это время без солнечного света, он чувствовал, что ему не хватает простых радостей жизни. Он хотел видеть солнышко, почувствовать, как шумят деревья, когда дует сильный ветер.
        Вместо этого и окружала сырость, тьма и тишина. Тишина была не выносимая. Они часто общались, когда их было трое. Но теперь многое изменилось и даже писк, который часто доносился из-за стен, сглаживал эту тишину.
        Факел окончательно погас, и стало совершенно темно:
        —Борон…Борон, ты здесь?
        —Успокойся, да тут я. Это просто факел погас.
        За стеной раздалось множество писков. Блуждающие не понимали где стена, и лишь касаясь руками черной пустоты, могли предполагать, что там находится. Писк нарастал, но на паучий это не было похоже. Мардлоу не выдержал первым и просился бежать вперед, надеясь, что там писк покинет его. Борон наощупь побежал за ним и в синем свете увидел, как Мардлоу стоит перед большим озером:
        —Это точно не второй уровень.  — дрожащим голосом произнес он и зачерпнул руками воду. Его вырвало, вода воняла и была не пригодна для питья, но жажда была сильнее, и он насильно попробовал выпить еще.
        Борон и сам хотел безумно пить, но видя, что происходит с его товарищем по несчастью, пересиливал себя. Писк становился все сильнее, Мардлоу блевал и кричал, проклиная все на свете. Из прохода, откуда они вышли, показались первые гости. Крысы были размером с человека и Борон испугался. Он видел огромных крыс, когда помогал отцу и дяде при очистке подвала-но это было что-то особенное.
        Первый крысеныш подбежал на двух лапах к Борону и попытался повалить его, но паладин, ловко вытащил меч и воткнул его животному в брюхо.
        Двое других крыс вцепились в Мардлоу и солдат голыми руками стал душить одного, второй укусил солдата в шею и Мардлоу закричал. Борон проткнул мечом второго крыса и когда первый перестал дергаться, помог Мардлоу встать. Крысы прибывали и прибывали, из тоннеля выскочило еще порядка десятка штук. Мардлоу схватил лежащий камень и метнув в одну из крыс, пробил ей голову. Борон, рассек еще двух. Остальные крысы ждали. Пользуясь моментом, Мардлоу схватил какую-то лежащую палку и, последовав примеру, Борона направил в их сторону.
        Крысы стояли, не спуская глаз с жертв и Борон понимал, что должно произойти. Им бы с Маром вырезать тех, что есть сейчас, ведь крысы просто собираются вместе. Как только их станет достаточно, по их логике, они бросятся на них и разорвут в клочья. Борон замахнулся размашистым ударом убить близстоящих, как со стороны воды прозвучал голос:
        —Сюда, если хотите жить!
        Яркий синий цвет разогнал окружающую тьму, крысы прятали глаза, Борон и Мардлоу ненадолго ослепли. Как же давно тут не было света. Первым сориентировался Борон, схватив друга, он поволок его за рукав в сторону, откуда звучал голос. Ноги уже погрузились в мутную воду, когда крепкая рука схватила Борона и куда-то затолкала. Рядом повалился Мардлоу.
        Свет пропал давно, а в глазах все еще стояли яркие огни, мешающие видеть. Прошло много времени, наверное, пока Борон не смог различить того, кто их спас. Это был такой же человек, как и они. Ну…разве что не совсем. Лицо его было белое, как молоко. Сам он был очень худой и в плаще напоминал скорее смерть, о которой они шутили с ребятами, когда были маленькие. Мардлоу тоже был спокоен и сидел на краю лодки. На этой самой лодке их спаситель вез их через большое озеро, где как они видели, был небольшой островок и что то, напоминавшее домик.
        —Спасибо.  — Борон смотрел на него, но голос был слишком тихий. Обычно у Борона был громкий и басистый голос, еще, когда он был подростком. А тут ему показалось, что голос слабый и хилый, как у умирающего.
        —Вы извините, что долго. Мне надо было убедиться, что вы-люди. Крысы часто жрут морлоков и прочую нечисть. Я видел вас, когда твой друг начал пить воду. Она же соленая, дуралей.
        Мардлоу кивнул, а странник продолжил:
        —Я тоже блевал. Хотя знаешь, со временем привыкаешь. Правда, органы напоминают тебе о том, что пить ее нельзя. Вернее, когда уже их нет.
        Продолжая грести, он повернулся к Борону:
        —Когда он закричал, я сразу понял, что вы люди, но шансов у вас не было, пока я не увидел у тебя оружие. Что же вас занесло на пятый уровень?
        —Как пятый?!  — в один голос спросили Борон и Мардлоу — мы же были на самом верху, а потом спустились на один уровень ниже. Мы должны быть на втором уровне.
        —Ох, господа… Вы думаете тут все так просто? Это-худшее место, куда бы вы могли попасть. Система уровней, как и всего прочего, довольно непривычны для нашего мира.  — он пальцем указал наверх — По логике, вы правы, мы должны быть на втором, если вы спускались с первого. Вот только, шли вы спускаясь.
        —Ну нет — настоял Борон — мы шли прямо. Если бы мы шли вниз, мы бы чувствовали, что спускаемся!
        —В какую сторону мы плывем? Прямо или вниз?
        Борон на несколько мгновений задумался. Плыли они прямо ведь потока воды не было, значит вода никуда не стекает. Значит прямо.
        —Прямо. Вода никуда не стекает, мы плывем на ровной поверхности.  — твердо заявил он.
        —Мы поднимаемся вверх.  — странник спокойно оторвал край рукава на плаще и кинул в воду.  — Плащ поплыл вниз, в противоположную от них сторону.
        У Борона закружилась голова, и он потерял сознание от увиденного. Это повергло его в шок и организм не мог с ним справится. Вонючая вода который ему прыснули в лицо, быстро вернула его в чувство. Он все так же лежал в лодке, Мар испуганно смотрел на человека в плаще, а тот в свою очередь улыбнулся, как только Борон открыл глаза:
        —Это нормально, ты пережил шок. Дай организму время.
        —Но…я не понимаю…как так? Ведь…вещи падают, а не могут сами взлетать, ну кроме птиц.
        —Я тоже не мог понять, когда попал сюда. И так же упал в обморок. Но со временем твой мозг сам привыкнет, месяц, два и все станет в порядке с твоей психикой.
        Мардлоу смотрел ему в глаза и спросил:
        —Ты образован. Откуда ты столько знаешь?
        Борон отодвинул его рукой и привстал в лодке:
        —У нас нет пары месяцев. Мы не останемся здесь. И уж точно за пару месяцев, мы тут откинем ноги.
        Их спаситель засмеялся:
        —Давно, меня ничто не веселило. Очень давно. Как думаете, сколько вы уже тут?
        —Дней пять.  — ответил Борон.
        —Может неделю.  — поддержал Мардлоу.
        —Сочувствую. Это значит наверху, прошел уже месяц. Тут время идет по-другому. Примерно, это выглядит так: чем ниже на уровне вы находитесь, тем быстрее время идет снаружи.
        Борон пытался это понять, но как только его мозг пересиливал себя, голова начинала ужасно болеть и больше понимать это, не хватало сил. Мардлоу же сказал:
        —У нас была легенда…У мужа утащили его невесту, и он пошел за ней в эти самые круги Ада. А вернулся лишь через сто лет. Хотя для них прошло всего несколько лет. Они даже не постарели.
        Борон вспомнил отрывок из детства:
        —А дядя говорил, что они не вернулись. Что он погиб там.
        Их новый знакомый добавил:
        —Или может до сих пор там. Как имя то этого героя, не помните?
        —Нет.  —единогласно высказались Борон и Мардлоу. Мар улыбнулся и спросил у Борона:
        —Я и не думал, что это такая популярная легенда.
        —Она скорее, как сказка. Но да-всем детишкам в королевстве ее рассказывали. Говорят, он убивал и дракона и много чего еще.
        —Кстати, Борон, а сколько тебе лет от роду?
        —Двадцать пять лет и двадцать четыре зимы прошло от моего рождения.
        —Я видел, сорок два лета. Не вероятно, как быстро эта история приобрела популярность.
        Странник, внимательно слушая их, греб, ведя лодку куда-то вдаль. Впервые за все время пребывания тут Борон и Мар почувствовали себя людьми. Такими же беззаботными, как там на поверхности. А не существами, жившими мечтами о свободе и еде. Вот только желание еды никто отменить не мог:
        —А что на том острове? Ты ведь туда нас везешь?
        —Да. Там мой дом.
        —Дом?  — Борон посмотрел на своего друга — я удивлен, что у кого-то тут может быть дом.
        —Когда ты здесь очень давно, то может. Готовьтесь выгружаться, скоро поедим.
        Лодка причалила к берегу маленького островка посреди этого небольшого озера. Первым вылез Борон, потом вывалился Мардлоу и последним, забрав из лодки какие-то странные свертки ступил на берег их спаситель.
        —Прежде чем мы зайдем к тебе, может, хоть представишься?  — мотая головой, спросил Мардлоу.
        —Имя…когда-то оно у меня было, но теперь…извините, я не знаю. Да и кому оно нужно тут?
        Борон остановил его и сказал:
        —Нас было трое. Один уже был такой, что решил имя не называть, говорил, что смысла нет. Я не знаю, что тут происходит, но обозвать тебя как-то стоит. Я думаю, наличие имени играет тут важную роль.
        —Хм…я не знаю даже…но любимая зовет меня Даелвер.
        Мардлоу замер рядом с ними:
        —Любимая? Тут есть кто-то еще?
        Странник приветливо улыбнулся и махнул рукой на каменную дверку, пригласил их в дом. Борон и Мар охотно пошли вместе с ним и перед самим домом, почувствовали сильный запах плесени, который пытался перебить еще более сильный запах мертвечины. Борона стало тошнить, но он упорно держался, а Даелвер, видимо, уже привык к этому.
        Когда они зашли внутрь, то увидели небольшую комнатку. Комнатка была заставлена мебелью, стоял большой стол, кровать и много разных непонятно откуда тут взявшихся ящиков. От сырости, углы покрыла плесень, что предавала этому каменному строению, определенные оттенки зеленого. Едкий запах мертвечины уже давил настолько сильно, что у Борона на глаза наворачивались слезы. И когда он увидел, к кому подошел Даелвер, торжественно восклицая «Дорогая, у нас гости!» сил не было сдержать те остатки грибов, что были в желудке, и он выскочил из дома что бы его немедленно опорожнить.
        За столом сидел труп. На скелете в некоторых местах, все еще оставались куски плоти. Особенно хорошо, сохранилось лицо и гениталии. Грудь трупа жрали маленькие белые черви, а на голове был венок из давным-давно мертвых цветов. Когда Даелвер подошел к трупу и нежно поцеловал ее в губы, синего цвета, Мардлоу присоединился к Борону.
        Даелвер, лишь вдоволь нацеловавшись с любимой, вышел к гостям. Если Борон оставил после себя много синей жижи, то Мардлоу просто было нечем выразить свое отвращение, желудок был пуст. Их знакомый простоял возле двери и спросил:
        —Что случилось?
        Борон, придя немного в себя от увиденного сказал:
        —Ты не сказал, что твоя женщина…
        —Мертва.  — закончил Мардлоу.
        Даелвер нахмурился, потом заглянул в дом, присмотревшись и повернувшись к гостям снова сказал:
        —Зато она моя. Я нашел ее. Это довольно грустная история.
        —Мы не торопимся, ты нам расскажешь ее?
        Борон уже собрался было идти в дом, как Мар схватил его за руку:
        —Ты спятил? Да он же не нормальный. А если он нас прирежет там, когда будем спать?
        —У нас нет выбора-так мы станем обедом для крыс или пауков. А он не псих. Он же понимает-что она мертва.
        —Не утешительный вывод, Борон! Мой дед всегда говорил, когда рассказывал разные истории — что добром далеко не все заканчиваются, а со временем у всех людей что-то с головой! Кстати, это он же мне и рассказал историю про того парня, что ушел за невестой сюда…
        —Хватит бояться, идем. Он накормит нас, мы переночуем и пойдем.
        —Я не останусь тут ночевать! Да он же наверняка спит с трупом!
        —Ну да, она же моя жена.  — заявил в дверях Даелвер.
        —Если хочешь, оставайся тут, но я пойду внутрь и поем. Я уверен, что он нас не обидит.
        И Борон направился к дому, мгновение спустя его руку схватил Мардлоу:
        —Хорошо…я тоже пойду…только следи за ним, Бор.
        Даелвер улыбнулся и первым зашел в дом, расставляя куски камня, чем-то отдаленно напоминающие тарелки. Борон и Мардлоу заняли места за столом и всеми силами старались не смотреть на то, как Даелвер снимает с любимой червей, что то и дело норовят съесть остатки плоти.
        Ели они обычные синие грибы, что прорастали тут повсюду. Пили простую воду, Даелвер знал некоторые источники, так что с этим у него проблем не возникало. В конце концов, плотно поев, чем попало, они принялись решать, что им делать дальше:
        —Вы устали, вам нужно поспать.  — сказал Даелвер, глядя на смыкающего глаза Мара.
        —Ну нет! Я с тобой не останусь!  — Мардлоу направил на него свою палку.
        —Ты можешь смело идти обратно, если не боишься крыс и пауков. А ты что надумал?  — он обернулся к Борону.
        —Разделяться нам ни в коем случае нельзя. Но Мард-тут безопасно, поверь. Шаг влево, шаг вправо, и мы мертвецы. А он то выжил тут. Он знает, как тут выживать. Кстати, сколько ты тут?
        —Очень давно… Я уже и не помню…
        —Подождите-ка!  — Борон как будто проснулся.  — Стой стой… Мард-напомни еще раз ту легенду!
        —Какую?
        —Ну что дед твой еще рассказывал! Про парня, который ушел сюда за невестой!
        —Неееет, Бор. Ты спятил…я понял, о чем ты, но он…нееет.
        Борон смотрел на Даелвера и попытался посчитать, сколько прошло лет. Но в математике простой сын лесника, слабо разбирался, поэтому его подсчеты сошлись на цифре «много». Дед Мардлоу, был еще мальчиком, по рассказам, когда этот парень ушел за своей невестой. А сейчас Мардлоу далеко пережил его и старше Борона. А этот парень не выглядит старше его самого:
        —А сколько ты видел лет? Ты хоть что-то помнишь из своего прошлого?
        Даелвер, обнял труп и поцеловав в торчащую кость, где в щеке была впадина от тела, и спросил:
        —Дорогая, ты помнишь, когда мы встретились?
        Труп только так же зловеще сидел на своем стуле и конечно же молчал. Даелвер внимательно прислушался, опустив ухо к мертвому рту и что-то утвердительно кивал. Борон и Мардлоу ждали, пока, наконец, Даелвер перестанет кивать и заявил:
        —Любимая говорит, что прошло много времени.
        —Да ладно?!  — раздосадовано сказал Мардлоу.
        —Вы правы, господа.  — звук пошел неизвестно откуда.
        Борон сразу же выхватил меч, а Мардлоу стал крутить во все стороны палкой.
        —Кто это сказал?!  — закричал Борон.
        —Я сижу перед вами.
        Ошеломлению не было предела. Это говорил тот самый труп женщины, который совсем недавно доедали черви. Она не открывала рта и все так же не показывала никаких признаков жизни, но голос был четкий и шел из ее мертвых полусгнивших губ.
        —Меня звали Эбель.  — снова был слышен голос.  — А моего мужа Андвен. Но вы можете звать его как хотите, здесь нет имен.
        —Да гори оно все!!!  — закричал Мардлоу и распахнув дверь убежал. Сел в лодку и быстро стал грести от берега. Борон пытался, что-то крикнуть, но понимал-что это ничего не изменит.
        —Оставь его, ему не выжить.  — сказал труп.
        —Ты что-то слышишь?  — спросил Даелвер удивленно глядя на Борона.
        —А ты разве нет?! — Борон опешил.
        —Нет, а что нужно слышать?
        Его голос заглушил труп:
        —Это про нас история. Я понравилась местному барону, но я любила своего Андвена и хотела остаться с ним. Борну это не понравилось, и он приказал скинуть меня в круги Ада. Мой любимый, тот кого ты зовешь Даелвером, не мог стерпеть горя и отправился на мои поиски.
        —Так что нужно слышать?  — Даелвер удивленно подошел к Борону.
        —Тише…
        —Он нашел меня, но было уже слишком поздно. Я была мертва. Крысы уже жрали мое тело, когда Андвен подошел ко мне. Он даже смог вернуться на поверхность и убить злополучного барона. Но его тело стало не похожим на человеческое, ты можешь видеть каким оно стало. И ему пришлось вернуться сюда. За время его пребывания здесь, барон успел состариться, а для моего жениха прошло лишь пару месяцев. И как ты можешь понимать теперь…
        —За несколько лет проведенные здесь, там прошло уже больше сотни…
        —Что?  — Даелвер уже бросил затею, что-либо понять и просто сидел рядом со своей любимой. А труп продолжала:
        —Ты все правильно понял. Вот какая на самом деле это история. Это не совсем похоже на те сказки, что вам рассказывают, но все же-большая часть ее, как видишь-правда.
        —Я понял, спасибо.  — Борон слабо кивнул головой и обратился к Даелверу:
        —Нужно найти Мардлоу. В одиночку тут не выжить?
        —Поздно. Слишком поздно.
        —Куда он пошел? Есть возможность его догнать?
        —Да, Борон. Но ты устал и хочешь спать. Он тоже. Если не дурак-уснет в лодке по среди озера. А если дурак…
        —Нужно что-нибудь придумать. Его нужно спасти, Андвен!
        —Как…как ты меня назвал?
        —Прости…я…
        —Нет, кажется я что-то вспоминаю… По-моему, я как-то связан с той историей, о которой вы говорили.
        —Забудь. Это уже не важно. Ты уверен, что не успеем помочь?
        —Угу.
        —Ясно. Что там насчет ночлега?
        —Укладывайся, тут тебя никто не тронет. Но это ненадолго…
        ***
        Мардлоу греб так быстро, как мог. Вроде Борон, что-то попытался сказать, наверное, пытался вернуть его назад. Но нет-это сумасшествие должно закончиться. Ладно, есть грибы, ладно смотреть, как кто-то целуется с трупом, но слышать, как разговаривает этот труп! Нет, это уже совсем. Только свихнуться с этими ненормальными мне не хватало. Если поеду рассудком, то точно умру здесь. И плевать, что говорит Борон. Вероятно, утром, он уже будет съеден этим Даелвером.
        Вернусь назад туда, где напали крысы, и пойду другим путем. Если я буду двигаться часто, то вскоре этот псих потеряет мой след. Да и Борона ему должно хватить надолго. Я хочу спать, жутко хочу спать. Может мне уснуть в лодке? Нет, вдруг ее снесет к этому проклятому острову? Как тут вообще вода течет? Почему она течет наверх? Нет уж, я причалю к земле и пойду искать какое-нибудь тихое и защищенное место. Что бы уснуть. Только не здесь, только не спать.
        Устав, он вылез из лодки, оставив весла в ней, взял свою палку и направился дальше. Прямо перед ним была лестница, ведущая наверх, но он знал, что туда идти не стоит и свернул направо, в один из тоннелей, откуда вылезали крысы. Пройдя совсем немного он заметил, что тут светлее, чем во всем круге и его эта мысль очень даже порадовала. Он шел по тоннелю еще некоторое время, когда на встречу выбежала крыса. С размаху, он оглушил ее ударом по голове и не снижая темп шел дальше. Глаза уже закрывались, но он верил, что скоро найдет укромное место, где сможет спрятаться и хоть немного, но отдохнуть.
        Он услышал писк. «Крысы»-сразу подумал он. Они тут повсюду, нужно быть начеку. Вскоре он действительно увидел несколько крыс. Они бежали, как оказалось не на него, а когда он приготовился ударить одну из них, она просто оттолкнула его в сторону и побежала туда, откуда он шел. Это ему показалось странным и Мардлоу даже перестал двигаться дальше. Он смотрел в длинный темный проем коридора, и ему даже показалось, что он увидел длинную волосатую лапу.
        «Показалось»-решил он, когда продолжая всматриваться во тьму коридора он ничего не увидел. Недалеко была небольшая расщелина, в которой была небольшая каменная комнатка. Протиснувшись в эту щель, Мар устроился на полу поближе к стенке и увидел снова волосатую лапу, но глаза закрылись сами собой.
        ***
        —Вставай!  — Даелвер толкал Борона руками.  — Тебе придется уходить, извини.
        Борон приоткрыл глаза, осмотрелся в темной комнате, глаза уже привыкли и поэтому он уже хорошо различал окружающие предметы. С недоумением он смотрел на Андвена, но решил не задавать вопрос, почему ему пора уходить. Труп женщины лишь сказал:
        —На столе.
        Борон рассмотрел нож, воткнутый лезвием в дерево стола. И все стало ясно. Руки Даелвера дрожали и его морозило. Что бы не смотреть на нож, он обнял любимую и целовал в мертвую щеку.
        Борон встал, проверил свой меч на поясе, поднялся и поблагодарил за гостеприимство. Лишь выйдя за порог, он понял всю безысходность его положения. Он был на островке посреди озера. Без лодки. И ему нужно было уйти.
        —Бревно на этот случай.  — Даелвер стоял в двери и смотрел на Борона.  — Если найдешь мою лодку толкни ее обратно, пожалуйста.
        Борон кивнул, поблагодарил еще раз и столкнул бревно, что стояло у берега, в воду. Сев на него, он обнаружил еще одну проблему для себя: грести руками трудновато, веслами по крайней мере было быстро, а сейчас бревно практически не шевелилось.
        Даелвер наблюдал за несчастным, пока в голову не пришла мысль:
        —Думаешь, стоило ему сказать?  — спросил он, обращаясь к своей любимой.
        Борон продолжал грести, когда ему показалось что под ногами, что-то проплыло.
        «Что за чертовщина?»  — подумал он и поджал ноги под себя настолько, насколько это было возможно.
        И под ним проплыла большая тень. Борон испугался и очень быстро стал грести руками, пытаясь развернуть бревно к острову. «Уж пусть лучше мне придётся пережить нападение Даелвера, чем эта тварь убьет меня» Мысли хаотично крутились в его голове, когда из воды вынырнула огромная длинная рыба и перекинула его с бревном.
        Борон стал тонуть, а бревно очень быстро всплыло наверх. Он хотел было схватиться за него, но рыбина укусила его за ногу и потащила его за собой. След от крови остался в воде. А рыба все тащила Борона куда-то вниз и в сторону. Рыба была скользкая, без жабр, что его сильно удивило, и вообще от ее носа отходили два больших длинных уса.
        Понимая, что задохнется, если это немедленно не прекратить, Борон вытащил свой меч и вонзил лезвие в рыбу, так глубоко, как только смог. Рыба повернулась, Борона отбросило вбок и резко потянуло вверх. Рыба пыталась вытащить из себя причинявшую боль железку, но меч засел глубоко. Наконец вынырнув на поверхность Борон, отцепился от рыбы и тяжелым ударом упал на берег. Меч, так и остался в рыбе. Когда она уплывала, Борону стало как-то не по себе, от того, что теперь он остался тут без оружия.
        Ему еще предстояло понять, где он сейчас находится. Увидев лодку, все сразу встало на свои места. Значит он на другом берегу. Толкнув лодку, он посмотрел во мрак тоннеля, в котором была лестница наверх, и вспомнил про их бедного товарища, встретившего свою судьбу в лапах страшного паука. Немного подумав, он решил, что лучшим путем будет пойти в правый, узкий туннель и, не теряя ни минуты, последовал своим путем.
        В темном узком коридоре, было сыро и очень много мусора: лежали разные камни, часть одежды и несколько трупов крыс. «Похоже, Мардлоу пошел этим же путем». Борон медленно и осторожно, во многом из-за раны на ноге что разболелась и не давала быстро идти, пробирался через тьму туннеля и увидел небольшой просвет. В узком приёме, который открывал проход в другую комнатку, он увидел:
        —Мар!  — Закричал радостно Борон, увидев своего солдата лежащим на полу.
        Протиснувшись в проем, он пролез через слой паутины и опустившись на колени, толкнул Мардлоу в попытке разбудить своего товарища. Голова отошла от тела и покатилась по полу.
        Борон крепко ругнулся и над собой услышал громкий писк. Волосатая лапа схватила его за плечо и стала плести паутину. Он схватил палку Мардлоу, как оказалось сломанную пополам и ударил по этой лапе.
        Паучиха завизжала и ударила Борона, отбросив его в стену. Паладин поднялся, и попробовал нанести очередной удар, но паучиха навалилась на него всем своим весом, прижав к полу. Ее волосатое брюхо накрыло Борона, и он ничего не мог с этим сделать, пока она, наконец, не поднялась на лапы, и тогда он попробовал ударить ее еще раз. Эффекта это никакого не оказало, и паучиха вытащив свое жало, попыталась проткнуть Борона в живот, но он увернулся.
        Подняться на ноги ему не удалось из-за раны оставленной рыбой, и единственное что он мог это уползти отсюда, спасая свою жизнь. Но уползти он смог не далеко, паучиха ударила его волосатой лапой и когда Борон не смог больше двигаться, жало проткнуло ему спину.
        Он боли вся комната окрасилась красным. Сознание стало затуманиваться, и вскоре Борон отключился.
        Паучиха схватило его тело и заплетя в паучий кокон вместе с телом Мардлоу, потащила их прочь к себе в логово. Коконы свободно болтались позади паучихи, пока она их несла к себе, обходя стороной разные каменные проемы и щели. Это была редкая награда. Люди здесь попадались довольно редко, а постоянный рацион из крыс надоедал. Она добралась к своему логово, где было множество таких же мерзких и отвратительных тварей, как и она-но в отличие от них, она была самой крупной. Только повесив коконы для собственной трапезы, она услышала пронзительный волчий вой наверху. Пауки снова утащили несколько волков, и вождь так просто этого не мог оставить. Назревал бой и разъярённая королева пауков, за пропущенное лакомство, надеялась отыграться волчьим мясом.
        Вместе с остальной колонией они полезли в открытый проем вверху, откуда в эту пещеру спускался холодный снег.
        А несчастные тела так и остались висеть в своих коконах, ожидая своей печальной участи.

        ВИНСЕНТ

        Когда власть окончательно перешла в руки эльфа Иоена. Винсент прекрасно понимал, что остальная часть королевства тоже должна подчиниться и узнать о новых порядках. И если гномы в южных горах, не вызывали у него опасений, так как им хватало своих проблем и забот, а в случае чего им просто можно было перекрыть поставки зерна. То вот анклав-свободы вызывал опасения.
        Анклав свободы — это города, в восточной части королевства. Города довольно весомые и большие. Окружающая их территория и области подконтрольные им фактически кормили и содержали все королевство. Поэтому в перевороте не было никакого смысла, если эти города откажутся поддерживать эльфов.
        — Гитоабр, Лагиолл, Маилтом, Дентем… -перечислял он шепотом.
        —Что ты там бубнишь?  — в постели рядом с ним, светловолосая женщина нащупала рукой его и уложилась ближе.
        —Разбудил? Извини.  — Винсент лежал на спине рассматривая потолок этого замка. Соломенная крыша, выглядела довольно красиво и ухоженно.
        Когда два месяца назад он покинул королевский замок, оставив там Иоена королем, ему пришлось проблемы с теми, кто вскоре мог поднять бунт. Его отец и орки очень пригодились в этом. Южная армия, что была направлена на помощь гномам и сдерживание угрозы троллей в южных джунглях стала первой проблемой:
        —Я капитан Милграм. Мы служим королю Олару и никогда не станем служить тебе проклятый убийца!
        —Что же, я ценю твою преданность. Раз уж ты так стремишься служить своему королю, то будет так!
        Он взмахнул тогда рукой и из ниоткуда появился его отец. Словно молния он преодолел большое расстояние из засады, и в следующее мгновение голова капитана уже описывала в воздухе круг отдельно от тела.
        Несколько воинов пытались вытащить мечи, чтобы оказать сопротивление, но Винсент и это рассчитал. Орки выпустили в каждого по нескольку стрел. А что бы и остальным стало неповадно, убили и несколько простых солдат.
        Остальные воины сложили оружие перед Винсентом. Он отправил их в замок, что бы его люди находились непосредственно в кругах королевского ранга. Держать эльфа как короля было единственным рациональным на этом этапе решением. Но долго этот сопляк на троне не высидит. Ситуация усложнялась так же тем, что он совершенно не знает мотивов некроманта. Да — некромант был нужен ему, что бы мертвецы присоединились к его оркам и свергли короля. Да — некромант исполнил в обмен на это самое главное его желание-оживил его отца.
        Но тут и возникает главный вопрос: «Зачем некроманту свергать короля Олара?»
        Такой человек, ну или кто он сейчас, не станет так просто двигаться без цели. Значит, что-то тут есть. Да и потом, владея такой армией мертвецов, он не стремиться, сам занять трон и поработить людей. Да, он, вероятно, видит во мне угрозу. Ведь сейчас единственный кто не даст ему свободно это сделать только я. Да и люди анклава свободы, если смогут объединиться станут весомой силой. Но нет-нет, у них нет единого командира, к тому же они еще не знают об оживших мертвецах. После времен Аспариана Великого, не осталось ни одного мага другой направленности, кроме светлой. Так что они и не догадываются, что некромантия еще жива. Более того, что, жив такой гений в этой области.
        Какие мотивы у некроманта, для Винсента так и остается пока не решенной частью уравнения. Так же некромант тесно с собой повязал Данну. Он знал эту девчонку не так хорошо, как хотел бы, но за столь короткое время знакомства, он разглядел в ней какую-то девчачью травму. Это было так нудно и скучно, что пусть лучше она страдает этим, находясь рядом с некромантом, а не с ним.
        Кстати, о женщинах. Как звали ту блондиночку? Фрина, кажется.
        —Мммм…теперь я не засну, и тебе придётся меня развлекать!  — сказала женщина, лежащая с ним, и запустила руку ниже под одеяло.
        —Все для моей королевы, только ты еще спишь ведь.
        —Мммм… — и она снова уснула.
        Винсент Мейерс-не любил, когда его прерывают. Он поменял свое прозвище после той самой битвы, где смог перевести южные отряды короля на свою сторону.
        Мой отец зовется Ансент-что на орочьем языке означает «быстрый».  — сказал он тогда.  — Я же не такой, как он. Поэтому называйте меня так, упоминая тем, чем я выделяюсь. Теперь я-Мейерс.
        Мейерс в орочьем означало «умный». Винсент Мейерс-ему это нравилось.
        Фрина? Да-точно, так ее звали. Забитая девочка, подружка Миракель. Такая невинная и безобидная. Надо было забрать ее себе, раньше. Когда еще не была такой уродливой. Хорошо, что на месте выколотого глаза теперь висит повязка. А то смотреть на это первое время даже было противно. Девочка сбежала. Сразу же как он отправился решать проблемы в королевстве, Фрина сбежала. Никто не знает, куда и зачем, но первым делом, Винсент подумал, что она пойдет спасать Арреда. Но нет, он лично контролировал то, как его засунули в катапульту и перебросили через восточную стену. А она даже не появилась. Вероятнее всего, как просчитывал Винсент-это то, что она отправилась искать свою подругу. Хм…интересно, что же сейчас стало с «принцессой» Миракель?
        Он помнил двоих ее охранников. Конечно помнил, с одним из них даже проходил испытание. Как же его звали? Вроде, как Аспариан. Да точно-этот парень даже спас Винсента в той жуткой канализации. Столько времени подготовок и все могло пойти в пустую из-за ничтожной случайности. Случайно трудно просчитывать, вернее невозможно. Поэтому Винсент всегда оставлял ей место, даже не пытаясь понять, что эта случайность будет из себя представлять.
        Второго убили-он сам видел труп. Ярен, его звали. Да-имена строит запоминать, что бы фигуры точно двигались на доске и понимая, какие из них больше не сыграют в этой партии. А вот Аспариан ему помог. Нельзя оставлять этот долг не оплаченным. Вообще, Винсент не любил долги. Поэтому при случае найдет способ отплатить за это.
        Основной проблемой для спокойного правления эльфа Иоена оставались отправленные Оларом паладины, чтобы решить проблемы на севере. По данным орков, к ним присоединилась дюжина гномов, вместе с эльфов Аргоном. И эта проблема могла бы отнять много времени у Винсента, если бы не тот самый случай. Огромная орда мутантов севера появилась, не пойми, откуда и попросту смяла весь гарнизон замка. Винсент с улыбкой вспоминал это. И вовсе не из-за того, что это облегчило ему задачу, а потому-что случай бывает иногда очень удачным. Финалом этой истории послужило то, что проблема этих мутантов могла бы лечь на него, но Аргон все решил сам, уничтожив вечный мост, чтобы спасти людей от нашествия его орков. Разрушив этот мост, он сам и отрезал путь к отступлению обратно в черты кругов королевского ранга. И тем самым практически спас, мозг всего королевства.
        Какая ирония.
        Теперь же Винсенту предстояло решить последнюю проблему. Анклав свободы на востоке страны. Он подробно знал каждую область, всех правителей, что менялись в них и даже написал по этому поводу большой трактат, который включил в свою книгу.
        Во времена правления Моргота, территории подчинялись лишь ему и наместники в каждом из городов, непосредственно следовали указам короля. Когда на трон взошел Олар, он раздал эти города в управление тем, кто помог ему в войне. Простым крестьянам, которые собрали для него армию в те не легкие часы и тем самым помогли разбить армию Моргота. Это имело свои положительные и отрицательные стороны.
        Как только стало известно о смерти Олара и Роаны, в этих землях каждый наместник поспешил назвать себя королем и королевой. Королевств было семь и соответственно столько же определилось королей с королевами. Что бы склонить на свою сторону все их, нужно было действовать расчетливо и свести к самому минимуму графу «случай».
        Винсент изучал личности всех королей и королев и выяснил, что важнее всего будет захватить Дентем. Это область являлась самым большим королевством и обеспечивала мясом все королевство. Помимо выращиваемых тут коров, свиней, барашков и прочей живности, тут так же выращивали лучших лошадей. Свою лошадь Винсент, купил здесь же. Ну…не совсем купил.
        —Все, ты меня достал своим бормотанием себе под нос!  — женщина поднялась на кровати и села на него сверху.  — Казнить тебя, за то, что потревожил сон королевы?
        —А моя милая мордашка не в счет?
        Она улыбнулась, потягиваясь, и ее ночное платье приподнялось на теле. Винсент знал прекрасно королеву Сильвию. Сильвия была владелицей Дентема еще при правлении Моргота. Как у нее это получилось, когда остальными королевствами правили его орки, не трудно догадаться. И, пожалуй, как считал Винсент, прозвище «королева-шлюха» ей дали по законному праву. Интересно, не написано ли это на ее короне?
        Она сменила несколько мужей, ради своей выгоды. Да и могла бы стать полноправной любовницей Моргота, если бы этот титул не перехватила другая. Ему достаточно было строить из себя милого дурачка и показывать, что она во всем лучше его. Шлюхи это любят. А уж он хорошо умел носить маски, и четко следить, чтобы никто кроме него, в качестве ее претендента на горизонте не появлялся. Спустя пары месяцев ухаживаний, она сама и позвала его к себе. Что было дальше он не любит вспоминать. Хоть она и безумно красивая-это не то, что ему было бы нужно. Расчет показывал-что она ничего дать ему не могла.
        В дверь постучали. Сильвия была очень раздражена и крикнула, что бы убирались прочь, но человек за дверью был настойчив.
        —Чего тебе?
        —Госпожа, тут прибыл конюх, говорит срочное послание и отложить нельзя.
        —С чего бы не посыльный?  — подумал Винсент.  — Видимо, это что-то не значительное.
        —Прости, дорогой. Дела, сам понимаешь.
        Она слезла с него, скинув ночное платье, и оделась в официальный наряд, добавив к платью мантию, что показывало ее королевский статус.
        «Входи».
        ***
        Как только Винсент и приближенные к нему люди покинули королевский замок, она поспешила сделать то же самое. Фрина еще долго преследовала его в надежде каким-то чудом украсть Арреда. Ведь он был последним знакомым ей среди всех этих чужих. И даже Хаэли, что предлагала ей стать ее личной фрейлиной все равно была чужой.
        Мира ушла уже давно, да и Фрине было стыдно показаться ей такой. Арред же был ранен и уже видел ее. Он прекрасно бы ее понял. Но преследовав Винсента повсюду, ее надежды оборвались возле восточной стены. Когда он зарядил Арреда в катапульту и перебросил его через стену-ее надежды окончательно рухнули.
        Она не знала, что ей делать и как жить. Бесцельно скитаясь несколько дней-ей сопутствовала удача. Выйдя на трактир возле внутреннего моря, она решила остаться там на ночь, потратив последние деньги:
        —Комнату, пожалуйста, сударыня.  — сказала она, протянув пару монет.
        —Сударыня? О Великие, ты кто, дитя?
        —Я…я Фрина.
        —Ну что ж Фрина. Посидите пока за столом, я вам приготовлю вкусную курицу. Поверьте, «она снизила голос до шепота» это самое свежее, что тут есть.
        —Спасибо, сударыня.
        Она, оглядев трактир, нашла свободный столик. Повсюду сидели рыбаки и заезжие купцы. Кто-то играл в шарматы, кто-то боролся на руках, кто-то пил, а бард играл «Последний очаг». У него были красивые разноцветные глаза. Один был карим, а второй голубым. И это странным образом притягивало. Она тут же вспомнила о своем глазе и отвернулась, плотнее закрываясь плащом, и проверяя, как сидит на глазу повязка.
        Бард тем временем все пел о разных странах, и ей снова захотелось повернуться, чтобы лучше услышать, о красотах этого мира.
        Путешественник дальней дорогой идет,
        Возможно, удачу в дороге найдет.
        Но злые бандиты, в темных кустах,
        Удачи ему не дарят в устах.
        Путешественник наш, не новичок,
        Дорогу он знает и не дурачок.
        О бандитах злых, в темных кустах,
        Он слышал не раз, все на устах.
        Бандиты готовы, добыча идет,
        А наш герой, меч в руке жмет.
        Вышли бандиты и нападать,
        А путешественник стал удары сбивать.
        Ночь уж прошла, день наступил,
        А наш герой, с пути не ступил.
        Трупы бандитов на дороге лежат,
        Путешественник наш-бывалый солдат.
        Ахахахаха!  — засмеялись в зале. Многие аплодировали барду, мужики за дальним от нее столиком поднимали своим кружки в его честь. Но денег ему почему-то никто не давал.
        —Вот, возьмите.  — протянула ему Фрина последнюю монету.
        —Что это?  — бард посмотрел на нее из-под своих светлых волос.
        —Я…у меня осталась последняя монетка. Я думала потратить ее на еду, но вы так красиво играли.
        —Ох, бедняжка.  — бард спрятал свой инструмент напоминающий лютню и взяв ее за руку, присел вместе с ней за стол.
        Когда ей принесли ее курицу, он сказал хозяйке:
        —Принесите все самое вкусное, что у вас сегодня есть, для этой милой девушки.  — и выложил порядка пятидесяти монет.
        Хозяйка одобрительно кивнула и ушла на кухню.
        —Вы не должны были…
        —Как тебя зовут?  — его разноцветные глаза сияли в свете огня из жаровни.
        —Фрина.
        —Приятно знать, что в мире есть такие добрые люди как вы, Фрина. Мое имя — Александер.
        —Я слышала о человеке с таким же именем…Александер из Македонии-деревни в Дентеме.
        —Как интересно.  — улыбнулся бард — и что же вы слышали?
        —Он был генералом армии…говорят, он не проиграл ни одной военной кампании. И захватил все мятежные земли в Королевстве, когда Олар сверг Моргота и орки разбежавшись, начали строить хаос.
        —Ого. Откуда такие глубокие познания в современной истории?
        Фрина хотела было сказать, что услышала это из военных докладов, когда Олар учил понимать строение королевства. Мира это не слушала, а вот ей было очень интересно слышать, как кто-то так легко уничтожает этих страшных зверей, как орки.
        —Я…ну…я…
        —Ваш отец был солдатом?
        Слезы полились из глаз сами собой. Она не знала отца. Олар и Роана взяли ее на воспитание, как родную, в подружки своей Мире. Но своего отца она никогда не видела. Король говорил, что он погиб, где-то на очень важном месте, спасая все королевство, но большего она так и не узнала.
        —Да…
        —Я прошу прощения. Не надо плакать.  — он протянул руку, погладив ее по щеке. Зацепив повязку, она отпрянула.
        Хозяйка, приносила тарелки с разной едой. Попутно разнося кружки с пивом и другим спиртным остальным посетителям, она заполнила весь их стол яствами.
        Много разных изысканных блюд было здесь, но Фрина не притронулась ни к чему. Она смотрела на него и все ее мысли были заняты тем, как он отреагирует на то, что скрывается под ее повязкой.
        —Пожалуйста, кушайте. Я знаю, что вы голодна. Похоже, вы долго странствовали.
        —Как вы…?
        —Я-бард. Я знаю, что такое странствия. Вы вся в грязи и у вас очень усталый вид. Кушайте, после поговорим.
        Она принялась есть. Сперва, осторожно, едва притрагиваясь к еде, но потом все же плюнула на правила приличия и стала есть. Много и очень жадно. Питаясь столько дней подряд, одними ягодами, да рыбой, она очень хотела чего-то сладкого, медового, очень хотела попробовать разные вкусности, что были тут.
        Александер молча сидел все это время, терпеливо ожидая, сам лишь притронувшись к небольшой порции курицы, что принесли Фрине. Когда же она закончила, он спросил:
        —Вы боитесь показать мне то, что под вашей повязкой?
        —Нет…я…не могу…не здесь…
        —Пройдёмте к вам в комнату. Там не будет никого, кого бы вы стеснялись.
        Она боялась этого, но он говорил так убедительно, что она дала ему свою руку и они вместе поднялись наверх. Комнатка на втором этаже трактира была маленькой и всю комнатку занимала лишь кровать да небольшой ящик для вещей.
        Он поднял руку к повязке, когда она ее отстранила. Тогда он положил ладонь на ее щеку и сказав: «Прошу меня простить» притянул к себе и поцеловал.
        Она не знала, как реагировать, но ей нравилось это. И на миг ей показалось, что ее кожа слезла с нее и обнажила ту, какой она была. Так почти и было, ведь когда она открыла свой глаз, повязки на ней не было. Он смотрел в ее единственный глаз и улыбался. Она боялась, что он испугается или убежит, а он лишь улыбался. Смотрел на ее пустую глазницу и улыбался, словно, ничего не замечая.
        —Вы самая добрая, кого я встречал за все свои странствия. Отдать последнюю монету, простому барду, обрекая себя на голод. Фрина, я хочу, чтобы ты была моя. Я люблю тебя…
        —Я…не знаю, все так быстро происходит…я не знаю, что ответить…я…тоже тебя люблю…
        Больше этой ночью, они из комнаты не выходили. Люди в таверне продолжали веселиться, хозяйка ругалась и разносила больше пива. Постепенно люди расходились по своим комнатам. У кого-то тут были домики, и они были тут постояльцами. Многие так же уходили в импровизированный лагерь, а кто-то спал прямо на столах.
        Когда наступило утро, и народ вернулся в трактир, Фрина поняла, что в комнате она осталась одна. Снаружи комнаты, не было такого веселья как прошлой ночью, и она, понимая, что ее просто использовали, надела на глаз повязку и вышла из комнаты. Людей было мало, и никто из них не похож на тех, кто был тут вчера. Даже вместо хозяйки, сегодня в трактире был ее муж.
        Слезы текли по щекам, когда она выходила из этого домика и увидела перед собой много вооруженных людей. Она хотела было сбежать, но они стояли настоящей стеной, пока вдалеке не показался всадник на белом коне. Он скакал, пока не остановился перед ней и не протянул ей желтой одуванчик.
        —Прости, Фрина, пришлось долго его искать.
        —Александер…?
        —Да, любимая. Это были единственные цветы, что росли тут. И я должен тебе кое-что рассказать.
        Он слез со своей лошади и обняв ее, сказал:
        —Мое полное имя Александер из Македонии. Я тот самый генерал из историй, которые ты слышала.
        —Как…?
        —И сейчас у нас есть одно очень важное дело. Я знаю, что его величество свергли и королевство в руках зла. И нельзя допустить, что бы зло победило. Нужно что бы кто то, кто сражается за добро взял власть в свои руки.
        —И…кто же это будет…?
        —Я. И прошу тебя…стань моей королевой.
        ***
        Они собрались вместе. Это была такая редкость в последнее время, но тяжёлые времена, требуют тяжелых решений. Сейчас решалась судьба их королевства. Винсент сидел в свите королевы Сильвии и уже знал, как предстоит сыграть. Расчеты не подводили никогда. А он умел рассчитывать.
        Правители Анклава Свободы собрались сейчас за этим столом, и от их решения зависела судьба оставшихся людей королевства. Винсент понимал, что они станут тут обсуждать. Так как все они были близки Олару-начнутся настоящие дебаты, на тему того как следует поступать с узурпаторами. Ничего, пару удачных слов, помощь Дентема в лице Сильвии и при удачном раскладе-возможно обойдется без кровопролития. Ну, хотя бы для части из этих королевств.
        Королева Амингма, командующая Маилтомом-представляла тут самую страшную угрозу. Маилтом-самая плодородная земля, находящаяся западнее Дентема. И больше всего населения, а значит и способных взять в руки оружие воинов, больше всего могла выставить именно она. С ней приходилось считаться. Хоть она и была уже очень пожилой женщиной, все перешептывались, когда он подслушивал, что она носит броню и легко побеждает многих мужчин. А всю личную стражу -набирала сама, перед этим сражаясь с ними.
        Лагиолл представлял Орл младший. Этот маленький островной городок с населением в десять тысяч человек, ничего из себя особо не представлял. Они были лучшими корабельщиками, рыболовами и моряками во всем королевстве. Единственные, кто на своих кораблях могли ходить не только в море, но и по рекам. Орл старший был вспыльчив и не терпелив. Винсент, надеялся, что его сын такой же-это сыграет ему на руку.
        Гитоабр представлял Керлиикт. Этот само названный король отличался своим вульгарным поведением. Он очень любил пьянствовать, проводил множество времени во всяких увеселительных мероприятиях и с довольно привлекательными девушками. Его край граничил с владениями эльфов Сиро-Диилом на юге, и говорят от смешения человека с эльфом, получились довольно красивые потомки. Этими самыми потомками смешения и были большей частью женщины Гитоабра. Они славились своей необычной красотой. И этот король этой красотой совершенно не брезговал.
        Тут же находились и много мелких «лордов». Их даже лордами язык не поворачивался назвать, настолько мелкими наделами они правили. Кто-то даже называл себя лордом, правя лишь одной деревней
        —Ну и бардак тут творится.  — думал сидя в зале Винсент.  — а ведь они уже наверняка знают, что я был одним из заговорщиков. Хорошо, что не знают моего лица.
        Люди гомонили в этом зале не на шутку. Многие обсуждали, что-то в своих кругах. Часть кричала, а часть предпочитала оставаться в стороне от всей этой суматохи. Но именно тут и сейчас придется решить, что им делать дальше. Амингма подняла руку и в зале воцарилась тишина:
        —Начнем.  — сухо сказала она.
        Да и вообще, королева Амингма не отличалась никогда многословностью и всегда была лаконичной. В неловкой тишине слово подхватил Орл-младший:
        —Мы собрались здесь, чтобы решить судьбу узурпаторов.
        Лагиольцы сзади закричали, стали стучать по столу кулаками и топать. Это продолжалось не долго, пока один из мелких лордов не сказал:
        —Казнить их и все тут. Что тут думать?
        Винсент обнял сзади Сильвию за талию, и она взяла слово:
        —Казнить? Как ты сам думаешь, если они смогли уничтожить армию и личную охрану Олара, к ним удастся так легко подступить?
        Лорд вмиг замолчал, и на этот раз спросил Керлиикт:
        —Почему бы сразу не признать нового короля и дело с концом?
        —Он может тебя не признать.  — отрезала Амингма.
        Какой-то мелкий лорд со своего места крикнул: «И лишит нас головы!».
        —Да я сам его лишу этой пустой головешки!  — закричал Орл-младший, вытаскивая топор.
        Винсент видел, что ситуация уходит в неправильную сторону, но Сильвия не должна высказываться во второй раз, или ее заподозрят в измене. Дождавшись бурных криков, он влился в толпу голосов и прокричал, что бы было слышно:
        —Но ведь остальных людей, что приняли его, он пощадил!
        В зале резко стало тихо. Амингма как коршун, пыталась найти взглядом лорда, что сказал это, но не найдя просто молчала.
        Керлиикт выпил очередную флягу вина и достав новую спросил:
        —Значит, он все так и оставил…зачем же нам тогда воевать, если мы можем просто перейти на его сторону без потерь среди наших людей и денег на эту бессмысленную войну?
        —Да!  — Орл опустил свой топор и смотрел на собравшихся — зачем?
        —После смерти короля Олара и королевы Роаны, у них осталась дочь-Миракель. Прямая наследница трона, который у нее отняли.  — Амингма поставила на этом точку в сомнениях королей.
        «Хм, вот это женщина»  — думал про себя Винсент.  — «но я и это просчитал, слишком уж просто.»
        Теперь в зале встал настоящий спор между лордами и королями. Одни говорили, что узурпатор имеет полную власть, по праву мечей, другие утверждали, что Мира-королевских кровей, а именно прежний король и сделал их лордами.
        Амингма высматривала всех, и Винсент не мог еще показать себя, он наклонился к соседним лордам и пользуясь моментом их совместного друг на друга крика, шепнул:
        —Мира, не дочь Олара, он сам так заявил.
        —Что?!!  — закричали лорды. И эта молва быстро распространилась по залу.
        Когда ближайшие спутники передали королеве слова Винсента, она молчала. Тогда взял слово Орл:
        —С чего бы нам верить этим байкам?! Где доказательства!
        Винсент снова обнял Сильвию, и она подняла руку:
        —Есть доказательство! Шпион что был там и выжил-он может доказать!
        —Один человек не может доказать это! Это слишком мало-что бы стало правдой!
        Когда Керлиикт допил очередную флягу вина, он наклонился над столом и угрюмым голосом сказал:
        —И мой шпион там был. Правда, все это. Верить придется.
        —Да ты пьян! Что с тебя сейчас взять?!  — крикнул Орл.
        Керлиикт кинул в него небольшим кинжалом, который приземлился, застряв лезвием в столе, ровно под Орлом:
        —Я, может и пьян. Но когда дело касается Олара, я серьезен, щенок.
        Настала тишина. Винсент ликовал, понимая, что вот она-очередная победа, и он получит их и все их земли без боя. Амингма встала и осмотрев присутствующих сказала:
        —Я знаю, что ты тут. Встань и говори со мной, как мужчина.
        Винсент понимал, что она обращается к нему и уже начал вставать, как Сильвия схватила его за руку. Он освободился, и теперь в этом зале стояли уже двое.
        —Кто ты?  — она была как всегда лаконична.
        —Посол. От короля Иоена.
        —Говори сам, не шепчась.
        «Вот тут и проиграла. Эх, а ведь ты даже мне понравилась. Я так ждал еще каких-нибудь козырей, а ты так взяла и развязала мне руки. Дура. Честная, но дура.»  — ухмыляясь, думал Винсент.
        Он одел свои очки и поправив воротник на костюме завел речь:
        —Король Иоен, довольно справедливый и рациональный правитель. Он не жаждет новой войны и уж тем более не допустит, что бы королевство распалось.
        —С чего бы мне кланяться какому-то эльфу?  — Орл младший, посовещавшись со своими моряками, решил, что такое имя может носить только эльф.
        —Он принц эльфийского народа и глава Сиро-Диила.  — отрезал Винсент.
        —Эльфы помогли Олару свергнуть Моргота.  — кивнула Сильвия, делая вид, что рассуждает самостоятельно. Хотя на самом деле, Винсент с ней проработал все эти ситуации и то, что ей придется говорить. Но самое главное, ее роль во всем этом.
        «Ну что же ты скажешь теперь? Давай-темная магия. Скажи о ней.»  — Винсент улыбался, раскручивая перо двумя пальцами.
        Ожидания Винсента, сбылись в другом человеке-им был Керлиикт:
        —Мои шпионы доложили, что там применялась запретная темная магия. Как ты это объяснишь посол? Или мы должны пойти за эльфом, который наплевал на запреты Великого? Аспариан ясно запретил использование любой магии, кроме светлой!
        Винеснт ликовал, он держался, что бы не показать своей безудержной радости:
        —Король Иоен-представитель благороднейшей расы нашего мира-эльфов. И как только переворот закончился он лично призвал остатки своей эльфийской армии прогнать тьму из этих земель. Ведь тьма рождается там, где идут конфликты, вспомните хотя бы магические ветра.
        Винсент понимал, что это никак не связанные друг с другом явления. И это тьма-рукотворна, призванная некромантом. Но в ораторском деле, главное-убедительность и можно нести все что угодно. Никто все-равно не понял этой умной речи. Никто кроме Амингмы, но она не станет вести дискуссию, она не любит много говорить. «Я загнал ее в тупик. Ей придётся согласиться».
        —Закончил?  — спросила Амингма.
        —Именно.  — Винсент улыбался, он не мог скрывать улыбки. Все уже вслух обсуждали, каких послов и как они будут отправлять к королю-эльфу, когда королева вдруг сказала самую длинную, наверное, в своей жизни фразу:
        —Когда в жизни происходят такие ситуации, когда нами правит другой-это правильно, чтобы ему поклониться. Но лишь тогда-когда он хоть как-то свой, но этот эльф-нам чужд. У нас есть свой, герой-который может подобрать знамя павшего короля и восстановить порядок в королевстве.
        Винсент пометил этот момент как «случай». Он всегда оставлял просчет на этот фактор. Ведь он не операционален и в любой момент может сыграть, кардинально меняя ход вещей. Но что же за козырь у нее в рукаве? Кто же это?
        Дверь распахнулась, и в зал зашел Александер. Многие поднялись со своих мест, в порыве эмоций Орл поднимаясь, даже опрокинул свой стул.
        «Герой восточной войны! Будь проклята! Он же не король, а воин!»
        Винсент только приготовился вступить в длительные дебаты, как увидел ее. С Александером в зал зашла та самая Фрина. Одноглазая и добрая девчушка, вечная спутница принцессы Миракель. Она знала его и могла выдать-что он был одним из заговорщиков. И это бы точно поставило на всем крест. Нужно было уходить. Мирно договориться не удалось, придется воевать.
        Когда он пытался уйти, его схватили за рукав. Он приготовился рассказать Сильвии красивую сказку о том, что будет ждать ее в покоях, а сам сбежит, но, когда он увидел, кто его задержал, был удивлен.
        Королева смотрела на него, и он понимал, что Амингма уже знает, кто он:
        —Встретимся по ту сторону баррикад, Винсент Рискид.
        —Мейерс. Теперь я Мейерс.
        И он вышел из зала, готовясь к войне. Войне-что должна решить судьбу людей в этом мире.

        АРРЕД

        Его волокли уже несколько дней. Отряд Винсента состоящий из одних орков, не выказывал ни малейшей жалости к своему пленнику. Он устал, постоянно был голоден и хотел пить. Той еды, что ему давали, было специально мало, что бы голод был постоянным. В порывах сильной жажды ему начали мерещиться миражи. В одном из них он видел Фрину. Или в двух. Сейчас, когда его сажают в катапульту, чтобы перебросить через Восточную Стену это было уже не важно.
        —Заряжай!  — прокричал один из орков и его как мешок, с чем-то не особо ценным закину в катапульту.
        Винсент улыбался, глядя на то, как Арред готовится отправиться в последний полет. Кто бы мог подумать, что воин, которого я победил, не только воскреснет, да еще и его сын отправит меня в одно из худших мест этого мира.
        Он увидел Фрину еще раз, когда в ушах засвистел воздух, и он услышал это радостное:
        «РУБИ!».
        Веревку разрубили, и он со всей мощью полетел вверх, в последний раз окинув взглядом свое бывшее королевство.
        Будучи связанным, ему казалось, что он летит уже целую вечность. Как же было красиво увидеть вершину стену, но резкий бросок вниз, моментально вернул его к реальности. Сила притяжения неизменно тянуло его к земле и в последний момент, когда он решил, что все кончено, он приземлился в стог сена. Очень большой стог сена.
        Сено смягчило падение, но удар все же был, и Арреду казалось, что если его не убило сразу, то он точно умрет от боли. Он все еще был связан и очень надеялся, что не сломал себе руку или еще что-то при падении. Его мысли прервал голос:
        —Мужчина. Лет сорока, сорока пяти. А нет, минуту…не человек.
        Его бесцеремонно перевернули, и над собой он увидел старика в очках. Старик, уже начал лысеть, и по виду был одним из мудрецов, которых знал Арред. Этот старик был на удивление знаком ему, но кто он, Арред понять еще не мог.
        —Арред?!  — старик выражал удивление.  — О Великие! Развяжите его, быстрее!
        Когда эти двое, что перевернули его ловким движением, разрезали веревки и Арред смог подняться, он увидел что-то знакомое в этом старике, но все так же не мог понять, что же именно.
        —Почему вы здесь? Разве, вы не должны быть с королем?
        —Я… — замялся Арред.  — Это долгая история.
        Старик понял, что Арред не узнает его и улыбнувшись положил руку на плече:
        —Арред, это же я-Фриэл.
        Арред вспомнил. Резко, но все сразу же встало на свои места. И он ожидал следующий вопрос, который задал этот человек:
        —Как там моя дочь? Что с Фриной? Вы позаботились о ней как обещали?
        —Прости меня, Фриэл. Я…есть место, где мы можем поговорить?
        —Не пугай меня, Ар. Что с ней?
        —С ней все хорошо.  — и Арред сам уже положил руку на руку ученого.  — Настолько, насколько это возможно.
        —Пройдем, уважаемый друг. Нам нужно добраться в замок, до темноты. И прошу тебя, смотри под ноги. Это…будет стоить тебе их. За мной, уважаемые, прикройте.
        Они вышли из сарая, и пошли по каменной дорожке. Она была аккуратная, насколько это возможно, но все же видно, что украшать ее не было ни сил, ни времени. Проходя по импровизированному садику, Арред замечал странные зеленые лужи с липкой и мутной жижей в них.
        —А что это?  — указал он Фриэлу на одну из этих луж.
        —Это, то самое-что я имел ввиду, предупреждая «смотреть под ноги».
        Он обратился к одному из сопровождающих их:
        —Гектор! Дай один из камешков!
        Солдат, что шел сзади них кинул маленький камушек и Фриэл сразу же отправил его в эту мерзкую жижу. Камешек исчез, а жижа стала красной.
        Арред от удивления ничего не мог сказать, только так же шел дальше, не веря своим глазам.
        Гектор ругнулся:
        —Вот дрянь, теперь она ногу оторвет.
        Фриэл, дал Арреду время прийти в себя и потом спокойным голосом объяснил:
        —Это так называемая «измененная среда внешнего использования». Солдаты, такие среды называют «аномалиями». Но когда видишь это каждый день и понимаешь, как оно работает, аномалией это быть перестает.
        —Вот только меняется постоянно, профессор. Что невозможно высчитать, когда она тебя убьет, а когда картины покажет!
        Арред был смущен и немного даже раздражен:
        —Ничего не понимаю.
        —Гектор, довольно справедливо заметил, что такие «измененные среды внешнего использования» действуют каждый раз по-разному.
        —При чем понимаешь ты это по цвету, а значит только после того как попадешь в эту дрянь.  — окончил Гектор.
        —И поэтому, вы используете камни? Кажется, я понял. Но почему ты называешь это средой «внешнего использования»? Кто этим пользуется?
        —Думаю, тебе не хотелось бы знать ответ на этот вопрос. Но раз уж твой пытливый ум, жаждет знаний, то взгляни вон туда!
        Фриэл указал куда вдаль, в другую сторону от стены и Арред увидел множество маленьких желтеньких огоньков. Их было столько много, что казалось, словно там море или целый океан из такой яркой желтой воды. Огоньки мелькали и меняли свое расположение.
        Гектор выругался, ученого пробила дрожь, а Арред так и не понимал, что тут происходит и отчего все так взволнованы. Любопытство взяло верх:
        —Что там такое?
        —Выродки.  — ответил другой солдат, что шел все время впереди.
        —Измененные под воздействием определенных веществ, жившие тут люди, эльфы, гномы. До кризиса Греморрума. Теперь они лишь тени былых личностей, которыми были когда-то.
        Арреда тоже передернуло. Они были совсем рядом, и их было столько много, что его охватил настоящий страх.
        —Единственное что они могут-это жрать и искать пищу.  — добавил от себя Гектор.
        —Ужасные создания. И они повсюду.  — сказал солдат что шел во главе колонны.
        —Да, боюсь это полная, правда. Но не переживай, здесь они тебя не достанут, Арред.  —успокоил его профессор.
        —Пока-что — бросил в темноту один из солдат, и они прошли этот странный садик, выбравшись на широкую террасу, ведущую к большому замку, одной из сторон который был прижат к Восточной Стене. Сам замок был огромен и не уступал главному замку в Королевстве. Арред уже видел его, раньше, но теперь это казалось совершенно не обычным. Не таким привычным как раньше. Пред-замковая территория, что раньше была зеленой и цветущей теперь находилась в жутком запустении и представляла собой поле с болотом, где повсюду росли сорняки.
        Фриэл провел Арреда через это поле по единственной существующий здесь дорожке и доведя его до замка, указал на небольшой домик на территории замка и сказал, что там он будет теперь жить. Оставив Гектора, что бы помочь освоиться, ученый попрощался, объяснив, что утром они обо всем поговорят с командующим. Но только не ночью.
        «И во что бы то не стало-не выходи на улицу» — сказал он перед прощанием и в сопровождении другого солдата ушел в сторону замка.
        Когда Арред и Гектор зашли в этот маленький домик, где повсюду стояли кровати, на которых спали другие стражники замка, Арред понял, что для него станет самым ужасным.
        В конце войны за трон. Все пленники Олара, которыми командовал в войне Моргот, были переброшены сюда. И теперь Арред понимал всю иронию случая. Все те, кто только и мечтал, чтобы всадить ему нож в глотку, но не могли выбраться по ту сторону стены, теперь получили эту возможность. Винсент знал об этом. Вот почему он не скинул его в круги Ада, а отправил именно сюда. Винсент сказал ему «что страдания твои будут тяжки, и легко ты не отделаешься». И судя по реакции присутствующих здесь, Винсент был прав в каждом слове.
        Один из них, по прозвищу «Шрам» первым сказал насколько рад, увидеть тут Арреда:
        —А я обещал тебе красавчик, что найду тебя. А ты сам пришел!
        И накинулся на Арреда, сжимая руки у него на горле. Гектор кинулся на помощь, но другие схватили его и оттеснили подальше. Арред ударил Шрама по улицу, попав в омерзительный шрам, из-за которого он и получил свое прозвище. Толпа стала буйствовать, были слышны отдельные крики:
        —Дайте его мне! У меня ему остался должок! -и Арреда ударили ногой по спине.
        —Я из тебя душу вытрясу!  — кто-то ударил кулаком по голове.
        Арред вырывался, но руки, державшие его, лишь цеплялись сильнее. Такие захваты оставляли большие синяки. Некоторые царапали его и под шум разных криков, Арреда все так же били дальше:
        —Я откушу ему ухо!
        —Оставьте мне подонка!
        —Я сломаю его пополам!
        Их было столько, что Арред от ударов, не чувствовал живого места на теле. Кто-то действительно укусил его. Кто-то так сильно ударил по ногам, что они подкосились. Он пытался удержать равновесие, но все было тщетно, он упал и его стали избивать ногами.
        Это пытка казалось, не кончится, но тут он услышал голос:
        —Немедленно в стороны!
        И толпа расступилась, как в безмолвном приказе. Кто-то остался над Арредом и занес ногу для удара. Не успел он ее опустить, как арбалетный болт пробил ее, и этот человек упал рядом корчась от боли.
        —Простите, командующий, не рассчитал.  — извинился Фриэл опуская арбалет.
        Арред с трудом поднял голову и увидел над собой, того, кого он уже очень давно знал. Перед стоял вард Тааман. Сильнейший из всех вардов, которых он знал.
        Тааман величественно прошел между рядами нападавших и остановился возле Арреда:
        —Я не знаю, как вышло что ты теперь с нами, но я боюсь представить, что теперь творится в королевстве.
        Он обратился к своим людям:
        —Заберите его в мою башню и уложите спать там. Нам есть, о чем поговорить.
        Повернулся так, чтобы посмотреть на каждого, своими пустыми, синими глазами и объявил:
        —Спать. Свет не гасить, оружие на готовность.
        Не спорил никто, вместо этого все дружно стали зажигать свечи и расставлять их одинаковым образом возле каждой кровати.
        —За мной.  — скомандовал он своим и двое подошли к Арреду, взяв его под руки понесли в башню. Фриэл и Гектор шли рядом.
        Когда они вышли из домика, на территории замка осел густой и плотный туман. Двигаться стало тяжело, и Арред понимал, что это не простой туман.
        Тааман зажег синий фонарь и среди белого тумана, стало видна дорога под их ногами. Арреду показалось, что желтое море глаз, стало к ним ближе, но может это были последствия травм от ударов по голове.
        Когда они прошли половину пути, из тумана появляться руки. Гектор выхватил меч и ловким ударом наотмашь рубанул по одной из рук, она превратилась в дым и исчезла в тумане. Но рук становилось все больше и больше. Тааман терпеливо светил и когда рук стало слишком много от приоткрыл свой плащ и выхватив большую острую цель размахнулся вокруг себя, не задев при этом никого из людей. Руки вмиг исчезли, но глаза резко приблизились к ним.
        Тааман тихо скомандовал: бегом.
        И вся группа побежала. Они пробежали через весь двор, который раньше был садом, и уже видели ворота, которые все же были еще далеко, как в тумане раздался страшный крик.
        Глаза одного из солдат загорелись желтым светом, и он закричал, вытягивая руку в сторону Фриэла. Гектор среагировал, мгновенно отрубив ему руку своим мечом, и оттолкнул его в туман. Как только глаза солдата в тумане слились с глазами остальных, туман пропал, оставив компанию под звездным небом и перед воротами замковой башни.
        —Опоздали.  — заключил Фриэл.
        —Теперь можно не спешить.  — согласился Гектор.
        Арред уже ничего не понимал. Но ему этого хватило. Когда же его принесли наверх и уложили в кровать, Тааман приложил ему какие-то травы, от которых пахло мятой и дурманом. Они немного щипали кожу, но царапины благодаря им стали очень быстро заживать.
        —Мы…можем поговорить? -спросил, не вставая Арред.
        —Да. Но, спрашивать сперва буду я.
        Арред кивнул, что все понимает и рассчитывал, на следующий вопрос:
        —Почему ты здесь?  — сразу же спросил Тааман.
        —Это долгая история.
        И Арред начал свой долгий рассказ, обо всем, что произошло за это время. Начиная от переворота, где убили Олара и заканчивая его скитаниями в качестве пленника в отряде Винсента и Фрины.
        Тааман внимательно слушал весь рассказ, а когда Арред закончил, заключил: «Теперь нам ничто не поможет. Мы одни».
        ***
        —По курсу, судно капитан! -Грег радостно закричал, заметив корабль с синим флагом.
        —Чего ты такой веселый?  — Тич нехотя вышел из своей каюты и подошел взглянуть.
        —Это же Лагиольский, капитан!
        —Ну наконец-то! Мы можем сбагрить эту девку за горсть золотых! Вытаскивайте ее!  — скомандовал черная борода своим пиратам.
        Когда тройка пиратов спустилась за ней вниз, Тич приказал выстрелить по кораблю из пушки с погруженным в бочку письмом.
        Когда произошел залп, и бочка достигла судна. Лагиольский корабль направился напрямую к Тичу. И черная борода был готов. Он всегда готов. Связанную принцессу Миракель вытащили на палубу, а ее вещи вынесли отдельно от нее. То немногое что знал Тич о волшебниках, пугало его, поэтому он совсем не брезговал лишней предосторожностью.
        —Смотри мне — он подошел к Мире и указал ей пальцем в живот — два месяца ты мозолишь мне глаза и заставляешь сходить с ума мою команду. Если тебя не удастся продать анклаву, то не надейся, что ты надолго задержишься на моем корабле. Лишний рот-даже такой красивый как твой, мне не нужен.
        Корабль подошел к пиратскому и между ними перекинули мостик. С Лагиольского корабля вышли несколько крепких, рослых моряков с бородами и подойдя к пиратам, один из них сказал:
        —Показывай, пират.
        Тич махнул головой и Грег послушно толкнул связанную Миру вперед. Она пыталась устоять, но упала перед моряками на палубу. Пираты в голос засмеялись. Тот же моряк, чье лицо было скрытно полотном, и остался лишь разрез для глаз смотрел на Тича:
        —Сколько?
        —Десять сотен золотых! Ваш король даст за нее больше. Ну или станет дорогой шлюхой.
        Пираты снова смеялись, а моряки молчали. Это напрягало Тича и он стал нащупывать пистолет под кителем. Грег взял вещи Миры и раскрыв рот ожидая денег смотрел на того, кто говорил от моряков:
        —Насчет короля-ты прав, пират. Он дал бы больше.
        —Твой знакомый?  — Тич крепко сжал рукоять пистоля.
        —Ближе, чем думаешь!  — закричал моряк и скинул свое полотно. У него была большая рыжая борода и зеленые глаза. Он был самым крепким и мускулистым из всех стоявших моряков. Орл старший -король Лагиолла по-настоящему был достоин своего звания. И это была не шутка.
        События стали разворачиваться быстро: моряки с криками напали на пиратов. Последние закричали и к ним стала собираться поддержка. Часть моряков со своего корабля на канатах стала перелетать на пиратский. Тич выхватив пистоль, выстрелил в Орла-старшего, но его прикрыл собой какой-то из его моряков и выстрел не оказал эффекта.
        Перезаряжать было долго, и Тич выхватив клинок, оценил ситуацию и сделал единственно верное решение. Он поджег свою бороду и с огнем стал пробиваться к капитанскому мостику. Вид черной бороды пугал моряков, но только не Орла. Он выскочил в самый центр битвы и, парируя удары, схватил двумя пальцами за веревки связанную Миракель.
        Грег метался в суматохе, не зная, что делать так и не выпустив вещи Миры из рук. Тич добрался до штурвала и, запустив кинжалом в канат, спустил паруса. Корабль, верно, понесло в сторону, по движению ветра.
        Орл старший видя преимущество пиратов, дал команду отступать. Кто-то заметил Грега с вещами Миры и Орл перед тем как спрыгнуть, схватил его свободной рукой и вместе с Мирой и Грегом выпрыгнул за борт.
        Тич вел судно, и оно вскоре быстро скрылось из виду. Команда Орл работала слажено и усердно:
        Первыми вытащили Грега, который все не выпускал, от страха, вещи Миры. Потом вытащили и развязали саму принцессу, а Орл поднялся на свой корабль самостоятельно.
        Мира дрожала и ей принесли одеяло, заботливо укутав ее им. Орл стоял весь мокрый и в крови. Из нескольких крупных царапин на его руках текла кровь. Уставший, мокрый и раненый он расставил руки и Миракель прильнула в его объятия.
        —Малявка? Вот же морской дракон свел нас вместе! Олар, наверное, места не находит!
        —Папа…папа мертв, Орл.
        —Значит слухи оказались правдой. Мы отомстим за него, малявка — будь уверена!
        Двое моряков бросили Грега к ногам капитана:
        —А с ним, что будем делать?
        —Возьмите меня к себе, капитан! Я буду верно, вам служить! Не надо меня в тюрьму…
        У Миры округлились глаза:
        —Я узнала его! Я слышала этот голос. Орл-это убийца! По его вине я и попала на этот пиратский корабль! Он убил моего телохранителя!
        —Нет, нет же-это был не я, это был Тич-он убил, он, не я!
        Орл взял его за горло и одной рукой оторвал от палубы:
        —Ты обманом завел их на корабль?
        Грег молчал, а Мира кивнула.
        —Не бойся, пират-в тюрьму ты не сядешь.
        Орл отпустил его горло и Грег упал на землю. Тогда Орл взял свой длинный двуручный меч, и с размаху разрубил Грега пополам, всадив свой меч глубоко в борт корабля. Две половинки пирата упали в разные стороны, обагрив меч Орла кровью и внутренностями.
        Орл осторожно обошел тело, оставив меч воткнутым, и поднял посох Миры. Подошел к ней и став на одно колено протянул его ей:
        —Девочка, теперь нам придется факт того, что вместе с этим посохом-тебе придётся стать королевой. Я — Орл, король Лагиолла, клянусь отомстить тем, кто убил моего друга и твоего отца Олара. Клянусь идти за тобой и всегда защищать от любой опасности, что будет встречать тебя на пути. Клянусь признать тебя своей королевой.
        Все моряки крикнули хором: Клянусь!!!
        Мира была счастлива, очень счастлива-что теперь она свободна. Но вопрос, с котором она провела эти два месяца все так же мучал ее:
        —Жив ли Аспариан?
        ***
        На следующее утро Тааман сидел над картой и делал вид, что думает. Но Арред знал, что это лишь маска, что бы никто ни понял происходящего, если увидит их. Он посмотрел на Арреда своими пустыми серыми глазами и Арреду, стало немного не по себе.
        —Будем действовать, как и всегда. Определю тебя, к Фриэлу будешь выполнять его научные поручения. И старайся поменьше общаться со старыми друзьями.
        Арред был благодарен ему за это. Тааман был вардом, и сразу как произошла трагедия в восточной империи, вызвался на помощь и защиту людей. Тут было всего двое, кто остался здесь по своей собственной воле. И Арред по приказу первого направлялся ко второму.
        Фриэл был ученым еще до этой трагедии и работал в самом сердце Нового Города. Раньше у него было даже свое собственное название, как в прочем и у двух королевств. Названия Арред не помнил, а дали его, так как рассчитывали, что после этого-все города обоих королевств станут такими же, как и он. Сразу же после трагедии, когда Олар прибыл сюда, Фриэл выразил желание остаться. Единственной просьбой его было-это забота о маленькой дочурке Фрине. Он потерял свою жену во время этой трагедии, и простить потерю дочери не мог. Олар и Роана приняли девчушку как родную, и она стала их родной Мире настоящей сестрой. А Фриэл все это время пробыл здесь, и Арред не знал, чего он достиг за эти годы пребывания на этой проклятой земле.
        Поднимаясь по высокой винтовой лестнице, Арред смотрел в окна на каждом пролете и как же его ужасал окружающий пейзаж. Деревья были искорежены настолько, что их ветки упирались им же в стволы и прорастали сквозь них. Травы практически не было, а там, где и была она походила на желтовато-красный мох или бледно коричневый лишай.
        Он поднялся на самый верх башни и отворив деревянную дверь заглянул внутрь. Фриэл стоял на лестнице и в своей большой библиотеке, что-то искал. Он вытащил большую книгу, когда заметил, что уже не один:
        —А, здравствуй Арред, проходи.
        —Меня направил к тебе Тааман.
        —Серьезно? Ну вот и хорошо. Как тело после вчерашнего?
        —Немного болит, особенно в районе спины. Но в целом, жив и то хорошо.
        —Посиди немного, хорошо. У меня есть одно небольшое дельце, но один ты не пойдешь. Ты вообще тут новичок, а поэтому сейчас придет Гектор, и вы вместе отправитесь.
        —Отправимся за чем, профессор? -дверь открылась и в зал вошел Гектор.
        —Чудесно, ты уже тут, Гектор! Это чудесно! Присаживай, уважаемый — сейчас я вам все объясню.
        Гектор присел на стул рядом с Арредом и протянул ему руку. Арред пожал ее в ответ, а в это время Фриэл разложил перед ними книги и список написанный пером на бумаге.
        —Со списком ты знаком, Гектор, заодно расскажешь немного нашему другу.
        Гектор кивнул, укладывая список в карман.
        —А теперь, взгляни вот сюда, будь добр.
        И Гектор одновременно с Арредом взглянули на картинку, нарисованную в книге. Там было нарисованное растение, чьи листья пронзали дырки, а внизу, где были корни, сидели какой-то червь.
        —Это ehinaps encario-корневой папоротник. Мне он нужен и вам придется идти за ним до болот.
        Гектор приуныл, а Арреда это даже повеселило:
        —Так я видел болота из окна, это же совсем рядом!
        Фриэл помолчал с минуту и потом объяснил:
        —Ты видел своими глазами, что произошло вчера, и это было недалеко, на территории нашего замка. Поход к этим болотам, что как ты, верно, подметил, находятся «совсем рядом» может закончиться для вас…
        —Смертью.  — закончил Гектор.  — Но будем верить в лучшее, профессор. Я часто там ходил и думаю, в этот раз тоже должно повезти.
        Арреду стало неловко, но эта неловкость быстро пропала, когда Гектор протянул ему меч и пояс с какими-то мешочками. В мешочках лежали какие-то разные травы, и Арред хотел было вытащить и взглянуть на них, но Фриэл отрицательно кивнул, и он решил с этим повременить.
        Гектор долго рассказывал Арреду про все виды растений что их окружают и про эти странные деревья. Рассказывал про устройство замка:
        —Смотри, замок патрулируется постоянно. Нередко сюда заходят выродки и их приходится убивать. Часть мы убиваем, а часть…
        —Убивает вас.  — закончил Арред, -кажется эта фраза тут ходовая. А те, что были ночью?
        —Тоже выродки. Но другие. Это трудно объяснить пока сам не увидишь. Выродки бывают разные, но ты их никогда не спутаешь. Все выродки разные…ну как мы и животные, так и они-есть люди, там эльфы, гномы, а есть, как и животные.
        —А слизь?
        —А слизь-это вообще другое! Слизь-это что то, как профессор говорит «изменяющее окружение». Вот посмотри, например, туда!  — он указал на светло-жёлтую жидкую массу, что плавала недалеко от болота.
        —Она не зеленая и не красная.  — заметил Арред.
        —Именно! Это значит, кто-то уже вляпался туда. И гляди, похоже, все еще там.
        И действительно рядом со слизью лежал кто-то похожий на человека. Ему сильно повредило ногу, и он не мог идти сам. Когда Арред и Гектор подошли поближе, он поднял руку и потянулся к Гектору. Арред выхватил меч:
        —Выродок?
        —Да ты что, нет конечно! Человек обычный, хоть и уродливый! А нет…не человек…подлец, ну ка, будь добр помоги отнести его.
        Они долгое время несли его в замок к Тааману, и когда этот несчастный был доставлен, Тааман с отвращением подошел к нему и спросил:
        —Что вынюхивал тут, ренегат?
        —Я шел к вам.
        —Зачем?
        —Восточный штаб уничтожен. Выродок в одиночку перерезал наших, сделал их выродками. Я бежал, мне повезло. Нет больше ренегатов. И выродки идут к вам!

        АСПАРИАН

        Они ехали в машине, напоминающий маленький одно вагонный поезд. Малибер играл с Линели в какую-то детскую игру ладошками, Веренус что-то напевал про глупых эльфов и умного гнома, что одурачил их. Аспариан же успел познакомиться с многими другими гномами, что были здесь, но сейчас он внимательно следил за Думотером и думал, что же будет дальше.
        Больше всего, пожалуй, Аспариана удивило, когда его подозвал к себе Малибер и переступив через свою гномью гордость предложил рассказать, кто и откуда Аспариан. После этого, его отношение заметно изменилось в лучшую сторону, да и Линели он больше не прятал от него. Аспариан вспоминал, что рассказывал об их планах Думотер:
        —Мы проедем на юг. Там попробуем через «Воина» пробраться в Королевство. Да, я помню, твои рассказы, про переворот. Но мы не будем там останавливаться. Сразу же направимся через Вечный мост на юг и обойдя Круги Королевского Ранга прибудем точно к южным горам. Не переживай, парень! В горах уж точно не заблудимся! А оттуда ты уже сможешь выйти в Дентем, мы покажем дорогу и проводим тебя!
        Да…это было бы так хорошо… Но была одна вещь которую с вождем они не обговорили:
        —Смотри, человек, ты дойдешь до Дентема, а дальше что? Будешь ходить и спрашивать у людей, на кого из представителей своего вида я похож?
        —Я как-то и не подумал, вождь.  — он ответил тогда растеряно.
        —У тебя будет время, человек. А вот когда это потребуется, уж постарайся придумать что ты будешь делать.
        И он думал…все это время пока они ехали, он думал…Его мысли, так же занимала Данна. Он будет рядом. Но что если она подвержена злу? Как теперь помочь ей, и нужен ли он ей еще? Столько мыслей и ничего не ясно. Как же это неудобно.
        Их поезд резко затормозил и все гномы вместе с Аспарианом попадали на пол. Кто-то крепко выругался, а Думотер закричал:
        —Траугат, ты там уснул?!
        —Дум, мне кажется, ты сам захочешь на это посмотреть!
        Думотер вылез наверх к штурвалу, за ним следом несколько любопытных гномов и Аспариан. Малибер остался с Линели внизу продолжая играть в игру. От увиденного страх своей костлявой рукой сжал сердца гномов и Аспариана.
        Над «Воином», возле него и на самом замке стаями шныряли мутанты. Их было тысячи. Они были разные и признаки живых здесь не обнаруживались. Несколько мутантов похожих на собак, грызли тело, какой-то женщины и разорвав на куски, принялись жевать каждый свою половину. Кто-то тащил по земле в зубах голову, некоторые мутанты уже обгладывали кости с черепами мертвых. Некоторые ели еще живых.
        Гномы смотрели на этот ужас. Дома были разрушены, от паладинов остались лишь латы и щиты. Шлема и груды тел были разбросаны повсюду. Некоторые тела мутанты уже употребили, а некоторые, видимо оставили на потом.
        В дверь постучали. И гномы от испуга подпрыгнули. Думотер поднял свой молот и медленно подошел к двери, он махнул рукой своему отряду, что бы они ждали. Медленными шагами он подошел вплотную и все-таки решил узнать:
        —Человек?
        —Нет, эльф! Пустите, господа гномы!
        «Этот голос мне знаком»-подумал про себя Аспариан и когда дверь открылась и к ним в вагон впал Аргон, его радости не было предела.
        Гномы вмиг приложили лезвия к его шее, и бедный эльф даже растерялся.
        —Кто такой?  — Траугат смотрел Аргону прямо в глаза.
        —Аргон, из Сиро-Диила. Старший брат короля эльфов Тайномира.
        —Значит, ты принимал участие в заговоре?  —спросил Думотер.
        —Нет, я ничего об этом не знал! Олар был мне другом!
        —Это правда.  — выйдя вперед сказал Аспариан — я безумно рад нашей встрече снова, Аргон, но что ты здесь делаешь, а самое главное, как ты выбрался?
        ***
        В темном подвале, куда не проникал свет сидели люди. Это были те самые люди, которым судьба приготовила второе несчастье подряд. На них уже второй раз пришла орда мутантов и эту волну остановить они не могли. Грингольд принял единственно верное решение в этой ситуации: приказать всем спрятаться в подвале. Гномы и паладины прикрывали отход простых людей, которые спускались в подвал. Многие защитники погибли, Аргону все еще было плохо от вида того, как влетающие в окно демоны разрывали бедных гномов.
        Когда все пробежали и мальчик, верный подручный Аргона дал отмашку, оставшиеся паладины оставили свои доспехи и щиты, что бы легче было бежать и скрылись в этом же подвале. Выжило слишком мало, из гномов, что были с Аргоном, осталось в живых только двое, всех рекрутов убили, а из паладинов осталось не больше десяти.
        —Да что же это такое?!  — от злости Кирон ударил ногой по камню и тот отлетел куда-то в темноту.
        —Всегда бывали в жизни неудачи, нужно с ними лишь как-то бороться… — попытался успокоить его Аргон.
        —Это ты называешь «неудачей»?! Моих братьев на куски разорвали хрен пойми какие твари!  — взорвался Гаррет.
        —Успокойся, Гаррет. Это приказ.  — скомандовал Грингольд. Он не мог допустить распространение паники. Это бы их окончательно убило. И похоже это понимали только он и Аргон.
        —Но капитан! Ради этой кучки людей, мы рискуем своей жизнью! Мы ничего им не должны! Давайте уйдем отсюда?!  — сказал паладин.
        —Да!!!  — поддержали остальные паладины. Люди начали паниковать сильнее.
        —У нас есть приказ! Паладин-это в первую очередь человек-несущий свет! И мы не можем отступить от этого!  — громко заявил Грингольд перекрикнув толпу.
        Паладины стали успокаиваться, и Гаррет спросил:
        —Что мы будем делать? Давайте уходить отсюда по тоннелю первого уровня?
        Остальные восприняли это отрицательно, Кирон сказал:
        —Таскаться с этими — и кивнул в сторону людей — по первому уровню-это верная смерть.
        —Я могу вас безопасно провести.  — предложил Аргон.
        —Ну уж нет. Подождем, пока наверху эти угомонятся, и уйдем отсюда по поверхности!  — отказался Кирон.
        —А как мы узнаем, что наверху безопасно?  — спросил гном.
        —Пошлем одного из них на поверхность.  — и Гаррет кивнул в сторону людей.
        —Нет! Я сам пойду проверять!  — сказал Грингольд.
        Мальчик подошел к Аргону и обнял его за ногу, эльф чувствовал, как тот плачет. Он погладил мальчика рукой по голове, уж слишком многое он пережил за эти несколько дней. Любой бы сломался, а он еще был молодцом.
        Наверху наступила тишина.
        —Угомонились?
        —Ушли?
        —Нет.  — Грингольд оставался хладнокровным, как и всегда.  — Что-то затевают.
        И стоило ему это сказать в каменную дверь, что-то с силой ударилось. Потом еще раз и подвал, в котором они находились, затрясло. С третьего раза дверь, вместе с каким-то мутантом, провалилась к ним.
        Паладины вытащили свое оружие, и в подвал влетел тот самый мутант, что направлял эту орду. Весь в дырах он закричал, и на ногах устояли лишь Аргон и Грингольд. Аргон получил удар в живот, и эта тварь парализовала его. Грингольд взял свой молот и прочитав какое-то заклятие осветил подвал ярким белым светом. Чудовище это не остановило, и оно напало на паладина.
        Началась паника и люди стали вылезать и разбегаться в разные стороны. Паладины попытались, что-то сделать, но это чудище схватило их капитана и утащило за собой в небо. Кирон ругался, Гаррет кричал, увидев, что многие не смогли подняться, и они бросились в туннели первого уровня, Аргон же полез за Грингольдом.
        Когда он вылез на поверхность, он долго в этом хаосе не мог ничего разобрать. Первым делом он решил покинуть замок и видя, как раздирают несчастных людей, что сделали это до него, старался сделать это аккуратно. Пробиваясь через толпы мутантов пожирающих людей, Аргон выбрался из замка, где увидел, как в небе сражаются Грингольд и непонятный мутант. Грингольд сиял белым светом, который не давал мутанту прокусить его, а сам бил мутанта молотом по голове пока она не отлетела.
        Как только это произошло Грингольд вместе с трупом мутанта камнем стали падать вниз. Грингольд не пережил падения с такой высоты и Аргон единственный кто видел смерть этого достойнейшего из паладинов.
        Он только теперь понимал, какую ошибку сделал, выйдя на поверхность, как вдруг прямо возле него встал маленький поезд. Это был дар с небес, и он направился к своему единственному возможному спасению.
        ***
        —Вот так собственно, я и попал к вам.  — Аргон улыбнулся и развел руками.
        —Ты можешь поручиться за него, парень?  — Думотер угрюмо посмотрел на Аспариана.
        —Более чем. Это самый честный и добрый эльф, которого я встречал.
        —Ну что ж, тогда добро пожаловать, честный и добрый эльф.  — Думотер отошел от входа в вагон и впустил Аргона внутрь.
        —Поехали, Трауг.  — скомандовал Думотер, когда все расселись по местам.
        Они хотят поскорее выбраться отсюда — понял Аспариан.  — ну и хорошо, хоть не придётся рисковать за зря. Так я быстрее смогу добраться до Дентема, а этим людям, мы уже не сможем помочь.
        —Простите, господин гном, а куда вы путь держите?  — спросил Аргон.
        —Через Вечный Мост к Кругам Королевского Ранга.  — Думотер разглядывал карту.
        —У вас не выйдет.  — грустно ответил Аргон.
        —С чего бы?
        —Вечный Мост разрушен. По нему уже не пройти.
        —Прекрасно… Теперь нам придётся делать крюк, через восточные земли. Радуйся, парень ты доберёшься еще быстрее, чем хотел этого.
        Аспариан не верил своей удаче. «Что-то тут не так»  — думал он. «Все идет так хорошо по плану…что-то будет. И при этом очень плохое.»
        —Эльф, ты тоже сойдешь там. Ну, во-первых, там твой дом недалеко, а во-вторых-эльфу не место в нашей горе.
        —Как скажете, уважаемые. Я уже благодарен вам за то, что вы появились тут, так вовремя, большего просить я не смею.
        Поезд тронулся, и они поехали дальше. Проезжая земли, заполненные и разграбленные мутантами, поезд часто пытались атаковать, постоянно царапали, а кто-то попытался попробовать на вкус. Но из этих затей ничего не выходило. Аспариан, в отличие от гномов, что занимались своими делами, смотрел на Аргона и хотел с ним просто поговорить. Когда же Аргон уложил, молот на землю, Аспариан понял, что вот подходящая тема:
        —Красивый молот.
        Аргон посмотрел, не смотрел на него, он качал молотом по полу и только потом ответил:
        —Да. Он не мой, если помнишь. Это молот-Грингольда. Не хорошо такой вещи сгинуть в таком ужасном месте.
        —И при таких обстоятельствах — закончил Аспариан.
        —А я смотрю, ты возмужал с нашей последней встречи, мальчик.  — Аргон улыбался.
        —Да…наверное…
        —Ты можешь рассказать мне что с Оларом? Как Мира? Ты же ведь был ее защитников с Яреном, если я правильно помню.
        Аспариан уже и успел забыть, как звали его товарища. Их было двое, и они должны были охранять королеву. Но теперь он один и не смог этого сделать.
        Он подробно, пока они ехали-все рассказал Аргону. О том, как умер Ярен, как выкололи глаз Фрине, как Данна убила Арреда, и королеву Роану. Как он сбежал с Мирой и ее захватили пираты, а ему выстрелили в живот.
        Аргон внимательно слушал и в конце очень опечалился:
        —Бедный, Олар. Значит слухи, были правдой, и эльфы тоже в этом замешаны. Мне так стыдно…
        —Но ты ни в чем не виноват, или…?
        —Нет, я виноват мой юный друг. Аспариан, я-был величайшим генералом нашей армии эльфов, но не смог понять, что привел врагов, к моему самому близкому другу. Нет, парень-я виноват. И я должен помочь людям вернуть их прежний мир. Мой брат Тайномир слишком многое требует, у людей должен быть выбор, а не силовое принуждение. Именно по этой же причине, я тогда и пошел за Оларом. Моргот не оставлял выбора, а Олар-это был шанс людей.
        Аспариан впервые за эти месяцы почувствовал человеческое тепло. Хоть Аргон и не был человеком, он был благороднее всех существ, каких знал Аспариан. Вождь, конечно, тоже был добрым, но все же он был зверем и это чувствовалось. А Аргон, словно воплощает в себе то добро, на которое рассчитывал и в которое верил Аспариан. Такое потрепанное, старое и в грязной одежде-но то самое добро, которого сейчас ему так не хватало.
        —Извини, Аспариан, но не найдется ли у тебя еды? Я не ел уже очень давно…
        —Да, конечно, вот возьми.
        Он протянул ему, немного хлеба и пару яиц, что держал в небольшом мешочке. Этим с ним поделились гномы, а он решил поделиться с Аргоном. Эльф, поблагодарил и съел все настолько быстро, что Аспариан даже удивился. Но еще больше он удивился тому, что было дальше. Думотер протянул Аргону целый мешок, полный картофеля, помидор и прочих овощей.
        —Я долго пытался вспомнить, где слышал твое имя. Потом вспомнил-мой отец говорил о тебе. Это меньшее, что я могу тебе дать, возьми.
        Аргон взял мешок и поблагодарил Думотера:
        —А как зовут твоего отца?
        —Минеборн. Минеборн из рода Электротайлов.
        —Я знал гнома Минеборна.  — объяснил Аргон удивленному Аспариану — под конец войны я в качестве дипломата наладил им поставки зерна из королевства, в обмен на защиту южных границ.
        —Ты, поешь, эльф.  — Думотер всегда говорил прямо — возможно, подобной удачи ты встретишь еще не скоро.
        Аргон принялся, есть, а Аспариан смотрел в окно на постепенно улучшающиеся пейзажи. И действительно, чем дальше на восток они ехали, тем лучше пейзажи становились. Трава снова становилась зеленой, деревья были высокими и целыми, а реки были чистыми.
        —Веренус, хорош спать! Сыграй нам что-нибудь, а то тихо как после битвы.
        Гном вытащил маленькую балалайку и весело заиграл какой-то мотив. Лихо перебирая пальцами, он запел со свойственным ему высоким голосом и Аспариан почувствовал, как в этом поезде вмиг стало веселее.
        Под звуки песни вышла Линели, что сидела до этого с Малибером и пристально уставилась на Аргона. Эльф протянул ей морковку, и девочка охотно ее взяла. Сам Малибер глядя на все это был совсем не против.
        Они ехали несколько дней. Линели узнала, кто такие эльфы и ей очень понравился Аргон. Она часто разговаривала с ним на разные темы. Он тоже часто спрашивал ее, в частности о шрамах на лице. Она рассказывала ему про свой мир, а он ей про свой. Аспариан тоже внимательно слушал, не переставая удивляться, сколько всего есть в этом мире. Сам же Аргон рассказал Аспариану свою историю, о том, как он нашел людей, разрушил вечный мост и как с отрядом гномов-паладинов добрался до Грингольда. Аспариан рассказал Аргону о своих планах и о том зачем он едет в Дентем. Пять закатов и восходов солнца пробыли они в пути, делая несколько привалов, чтобы пополнить запасы, пока, наконец, не прибыли.
        Выехав на поля Дентема, Аспариан вышел из поезда и обернулся. За ним вышел Аргон и остальные гномы вместе с Линели.
        Думотер вышел вперед к Аспариану и Аргону:
        —Ну что ж.. хоть мы и мало были знакомы, пришла пора расставаться.
        —Прощай, Думотер. Надеюсь, когда ты справишься со своими проблемами, мы еще увидимся.  — улыбнулся Аргон.
        —Думаю, увидимся, эльф. Думаю, предстоит еще. Ну что, парень? До этого тебе везло, думаешь, сделаешь все, что намерен?
        —Да, Ваше Величество. Уверен, что теперь я смогу исправить прошлые ошибки.  — Аспариан улыбнулся и протянул руку гному, тот с удовольствием ее пожал.
        Из ряда гномов вышла Линели и подойдя к Аргону дернула его за рубашку.
        —Что такое, дитя?
        —Там! Туда!  — еще не зная всех слов показала девочка —не знаю, как говорить! Чувствую!
        И первой побежала на высокий холм. Сразу же за ней поспешил Малибер, потом все остальные. Линели остановилась на холме, когда гном догнал ее, он хотел ее отругать, но тоже замер от увиденного.
        —Да что там за…?  — Думотер не верил своим глазам.
        Внизу, прямо под холмом были видно огромное поле, на котором словно черные муравьи выступал огромное войско с зелеными флагами. Было очень много конников, и впереди них выдвигался какой-то блондин на золотистом жеребце, вместе с какой-то девушкой с повязкой на глазу.
        —Фрина…?  — удивился Аспариан.
        —Воины Дентема. Это же Александер! Куда он их ведет?  — встревоженно спросил Аргон.
        —А как это называется, Мали?  — Линели тыкнула пальцем в уходящую на запад в сторону Королевского замка армию.
        Это, деточка — война.  — грустно ответил Думотер.

        МИРАКЕЛЬ

        Их корабль шел плавно вперед, проплывая огромные южные горы. День выдался ясным и тихим, так что никаких тяжестей и приключений в море команде не довелось испытать. Королева Миракель была счастлива, наконец, выбраться из плена, да еще и рядом с ней Орл. Это радовало ее настолько, что она могла отвлекаться от грустных мыслей о смерти семьи.
        Эти два месяца, которые она пробыла в плену она только и думала о плохом. Она устала, и ей хотелось, чего-нибудь хорошего и теперь она это получала. Забота со стороны Орла и внимание его команды грело душу. Постоянные истории моряков веселили её, а когда они ловили рыбу-это было одним из радостнейших моментов в их плаванье. Ведь она помогала, могла помочь.
        На корабле Орла, она снова стала практиковать магию. Отец говорил ей ни один раз, что волшебников уже нет, а ее дар-это редкая удача. Но часто от их придворного мага Теохельма, она слышала, что повсюду в королевстве и за его пределами у детей и взрослых обнаруживаются магические способности. Так что, даже в этом она не была одинока, хотя и сама природа магии ей была еще не ясна.
        —Что я знаю о магии, малявка? Вот берешь левой рукой дряка за его правую культу, правой за левую и потом нужна только магия, что бы этот самый дряк тебя пополам не порезал хвостом! А больше незнаю ничего.  — как-то ответил ей Орл, когда она спросила у него, что он знает о магии. После столь убедительного ответа, она решила больше не интересоваться его глубокими познаниями.
        Она гуляла по палубе и смотрела на бескрайнее море. Какой-то безумец предложил поплыть налево до конца, чтобы приплыть справой стороны. Она, как и отец решила, что это глупость, но мама была уверена в обратном и даже дала денег этому безумцу. Мира знала, что папа не пойдет против воли мамы, и он даже не стал спорить, просто выделил денег на эту безумную идею. Интересно, а что с ними?
        Ее часто интересовали судьбы других. Она уже попрощалась с идеей о том, что отец каким-то волшебным образом выжил. Думала она об Аспариане, о Фрине и тех заговорщиках. Кто стоял за всем этим? Зачем им это было нужно?
        Первое время, когда она говорила об этом с Орлом и его командой, Орл единственный пытался сделать вид, что понимает ее. Но даже он, вскоре просто сказал:
        —Девочка, я не тот, кто, что-то понимает в этом. Поговори об этом с кем-то другим, а?
        И единственное, о чем они говорили, с того момента стало о том, что они будут делать дальше. Орл предложил отправиться в Лагиолл и начать восстание, но Миракель понимала, что это очень опасное путешествие и первое время, ей стоит побыть за пределами королевства.
        —Малявка, а как насчет колонии?
        —Колонии, Орл? Какой колонии?
        —Понимаешь, когда Олар выиграл войну. Часть орков сдались в плен. Ну, вернее, они это сделали еще в середине. Уж не знаю, какого зверя они поменяли свои принципы, но, стоит отдать им должное, сложили оружие и мирно ждали исхода.
        —И что же мой отец?
        —У Олара был выбор, сама понимаешь. Или же круги Ада или перебросить за восточную стену. Но магистр ордена волшебников явился к нему и предложил другой выход.
        —Ордена волшебников? Это из того самого в котором Теохельм был?
        —Да, только ваш волшебник носил белое, а тот носил черное. Я помню, он сказал — его зовут Ваэльмо. И этот Ваэльмо появился, значит прямо в центре, когда значит, мы все совещались. Вспоминаешь?
        —Немного.
        —Так вот мы там все были: Я, Олар с Роаной, Аргон, нянька Олара-Амингма, Керлликт-этот пьяница, Арред, Зогвиль…ну ты поняла и появляется из тумана этот волшебник. Мы уж удумали чего, а он взял и речами такими умными заговорил, мол, они там следят за порядком каким-то своим. Я ничего не понял, но потом он сказал, что орки, что сами сдались-угрозу не представляют. Не понял я почему, вот совсем не понял! Но остальные как-то сразу согласились между собой, и значит, решили построить колонию этим пленным оркам. Они будут жить в своих лагерях, и работать на нас. Жить не как рабы, а как свободный народ, но все же, не давая им возможности вновь поднять оружие.
        —Подожди, Орл, на моего отца как раз и напали орки!
        —Да нет. Это-другие, а те, что напали-это были орки с южных гор. Когда кончилась война, те кто поддерживал Моргота-сбежал туда. И они прятались где-то в горах долгое время. Олар потратил не один отряд на их поимку, но видимо там кто-то умный был очень-что организовал их, и они выжили там даже.
        —А эти орки в резервациях…думаешь, к ним вообще есть смысл идти? Ну пойми, они ведь врятли встретят меня цветами.
        —Да нет, ты не именно к ним пойдешь! Ты пойдешь к Лебединой крепости, ее тоже орки строили. Это крепость наместника нынешнего. Он там сейчас управляет всем, а придя, ты заявишь свои права и сможешь обосноваться там как королева!
        «А на самом деле, как беглянка»-подумала она про себя, но не сказала этого, так как была благодарна Орлу, за все что он сделал для нее.
        Их паруса наполнялись ветром и корабль, стремительно огибая последние горы, направился к чистому песчаному берегу.
        Корабль спустил мостик, и Мира спустилась на песчаный берег. Наконец-то земля, и это не могло ее не радовать. Песок был теплый, не смотря на осеннюю погоду. Завидев ее, кто-то из воинов подошел к ней и спросил:
        —Кто вы и что вам тут нужно?
        —Я королева Миракель, дочь короля Олара и королевы Роаны. Я прибыла сюда с особым посланием, отведи меня к наместнику в Лебединую Цитадель, будь добр.
        Лицо солдата приобрело глупое выражение, и он, еще раз осмотрев Орла и других, повернулся в сторону цитадели и промямлил:
        —Эм…ну…да, идем, ваше величество. За мной, пожалуйста.
        Все вместе, они покинули берег, оставив часть моряков выгружаться, и отправились к цитадели.
        ***
        Борнор сидел в задумчивости, а Данна предпочитала не смотреть, на то, что делал некромант. Он склонился над лежащим мертвым телом Теохельма и ножом резал какие-то символы, напоминающие пентаграмму у него на груди.
        Данна не понимала, чего хочет некромант, и каким способом он собирается призвать в мир демонов. Он был скрытен, и она ничего от него не слышала последнее время. Наверное, этот волшебник чем-то в этом должен помочь.
        Некромант провел по знаку рукой, и знак зажегся фиолетовым огоньком. Костлявая рука описала в воздухе круг и от левой руки, что не двигалась, к телу пошел фиолетовый свет. Еще несколько мгновений и свет окутал тело Теохельма и произошла яркая вспышка.
        Когда Данне удалось открыть глаза, она увидела некромант, который стоял и подняв обе руки вверх, управлял каким-то до безобразия изуродованным скелетом. Он поднял с земли какую-то белую ткань и кинул скелету:
        —Прикройся, а то так ты вообще не внушаешь страха. Скелет смотрел на него мертвым взглядом и послушно выполнил команду.
        Данна робко спросила:
        —Что…твои руки! Что ты сделал?
        Некромант подошел к стенду, возле стола, на котором лежала его книга и закрыв ее повесил на пояс:
        —Ну нельзя же вечно использовать пол силы. Ваэльмо был величайшим из живых магов, но после смерти моя сила возросла многократно. А так грустно имея практически безграничную силу, не использовать ее.
        —А этот…?  — указала Данна на скелета.
        —Ты не узнала Теохельма? Ну да, и правда, сейчас он явно в не лучшей форме. Понадобилось всего семь волшебников, чтобы вернуть себе руку. Хоть это все-равно и много.
        —Расскажи мне, что ты собираешься сейчас делать? С ним, с королевством и с ним тоже.  — она кивнула в сторону сидящего Борнора на камне.
        Борнор их не слушал, и казалось, даже не присутствовал в этом гномьем чертоге. Он все думал о том, что сделал. Правильно ли было это.
        «Ведь отец сам виноват, я же не хотел»  — он обращался в пустоту, а некромант и Данна не спешили его вывести из раздумий.
        «Они ведь не верили в меня. Мой отец любил больше Медноватта. И он не понимал меня, он всего лишь стремился наказать меня за смерть брата. НО Я-ТО НЕ ВИНОВАТ!»  — он поднялся на ноги и хотел было ударить ногой стул, на котором сидел, как заметил, что не один:
        —Ой…вы все еще тут? Подожди-ка, а это кто?
        Он указал на ново появившегося скелета в белом плаще. Данна молчала и смотрела, то на гнома, то на некроманта. Он же тоже держал долгую паузу, пока не сказал:
        —Как идут раскопки?
        —Моих гномов не хватает. Я потерял очень много людей, а спустились всего на несколько уровней вниз. Двемеры расставили множество ловушек и каждый раз новые. Даже если мы и знаем какие они используют-каждый раз, нас встречает новая и нет больше отряда.
        —Сколько их осталось?
        Данна помнила, что некромант должен так же уничтожить гномов, но ведь помимо гномов Борнора, есть еще и другие.
        —Немного, около пяти-восьми отрядов.
        Некромат улыбнулся. Борнор не понимал, а Данна понимала прекрасно, что это значит. Как только они сделают задуманное, он избавится от них.
        —Я решу твою проблему.  — он пошевелил кистью и в чертог зашли скелеты — теперь эти будут попадать под удар, вместо твоих гномов. Это должно ускорить процесс, поэтому поторопись.
        —Да…и все они мои?
        —Нет. Это только первые. Как только помрут, придут другие на их место. Люди говорят о пушечном мясе, а эти-твое пушечное мясо. В солдатах ты не ограничен.
        —Спасибо. Теперь я точно смогу найти ворота.
        —Я на это надеюсь.  — глаза некроманта злорадно сверкнули, и он повернулся к Данне — хватит с тебя подземелий, идем.
        —Куда на этот раз?  — она все ждала ответы.
        —Ты — к Винсенту. А у меня дела в другом месте.
        Он махнул рукой и вместе со своим новым скелетом улетел во тьму.
        Данна еще стояла в чертоге полным скелетов, вместе с Борнором. Гном смотрел на нее, ожидая каких-то приказов, но она в собственных раздумьях поспешила покинуть это место.
        ***
        Немного времени спустя Миракель и Орл стояли в большом зале лебединой цитадели. Слуга в виде худого орка в костюме сказал, когда они пршли:
        —Хозяин, сейчас занят. Подождите немного и он обязательно к вам спустится.
        —И чем же занят, твой повелитель?  — поинтересовался Орл.
        —Он…я немогу об этом говорить, господа, простите меня.
        Когда орк опустил голову, они услышали ругань, доносящуюся с лестницы, по которой кто-то спускался:
        —Я же предупреждал тебя, никого ко мне не пускать или хочешь быть следущим?!
        Пожилой человек с темной бородой и седыми волосами застыл в изумлении. Орк-слуга заметно оживился и представил его:
        —Перед вами, его светлейшиство, добродеятельство и мудрейшество наместник…
        —Юсимат! Какого черта?!  — Орл явно был зол и даже позволил себе крикнуть.
        —Я все могу обьяснить! -застрясся толстый старик и выставил руки вперед как защиту.
        —Я тебе «обьясню»! Иди сюда!
        —Орл, прекрати! Что здесь происходит?!  — закричала Мира.
        Орл остановился и опустил взгляд в пол. Наместник упал к своему трону и продолжал дрожжать.
        —Я жду, Орл.
        —Малявка, понимаешь…когда орки проиграли войну и их отправили сюда…в качестве смотрителя поставили благородного человека-Ордиона. Ордион — был добрым и хорошим человеком, но в качестве его советника взяли эту крысу!
        Он хотел было набросится на Юсимата, но Миракель топнула посохом.
        —И что дальше?
        —Со временем пришло донесение, что Ордион мертв.  — продолжил Орл — отравили его, малявка. Я сразу подумал на него! Но…пришло письмо, что наместником стал какой-то выдающийся стражник, а этот крысёныш остался слугой, кем и был. Но теперь то я вижу-как он воспользовался этим!
        Мира смотрела на этого наместника и разгневанного Орла. В глубине души она понимала, что возможно именно так все и было. Но она помнила, как отец учил ее, что нужно смотреть глубже и нельзя наказывать человека лишь на основании домыслов. Поэтому подумав еще немного, она сказала:
        —Орл, возможно ты прав, но мы не можем его наказать.
        —Еще как можем!  — закатил рукава Орл.
        —Нет. Мы не знаем все точно. Наместник-нас так и не представили. Я-Миракель, дочь короля Олара и королевы Роаны. Законная правительница Королевства и сейчас-Лебединая Цитадель будет моим пристанищем. Ты согласен с этим?
        Юсимат смотрел на нее, и хотел уже закричать что думает о этой нахальной девке, но поймал грозный взгляд Орла и судорожно закивал в знак согласия.
        —Как тебя зовут?  — подходя к трону спросила у орка Мира.
        —Акатор, повелитель.  — послушно ответил слуга.
        Толстое тело Юсимата, все так же уперлось в трон и мешало Мире пройти. Что бы как-то от него избавится, она сказала:
        —Ты можешь быть свободен.
        Юсимат неуклюже поднялся, смотря на нее, но его внимание быстро переключил Орл. Бывший наместник отряхнулся и сказал:
        —Слушаюсь, ваша милость. Рад, что теперь-вам будет комфортно.
        И кланяясь, стал отдаляться, встретился один раз взглядом с орком, которой до этого был его слугой. Орк взгляд быстро убрал и продолжал держать голову опущенной.
        Когда Юсимат все же ушел, Мира села на трон и посмотрела на своего нового слугу.
        —Малявка, этот человек действительно подонок и не думаю, что надо его отпускать.  — сказал, провожая взглядом наместника Орл.
        —Он не препятствовал мне. Если бы попытался использовать свою выгоду против нас, тогда бы мы его посадили в тюрьму.  —ответила она так и не отрываясь взглядом от орка — Тебе не мешают цепи на руках?
        —Нет, повелитель.
        —Так…напомни свое имя…
        —Акатор, повелитель.
        —Чудно. Акатор-мое первое правило, как твоей королевы, не называй меня повелитель!
        Орк поднял голову и смотрел на нее взглядом полным надежды, но она быстро угасла, и он снова опустил голову.
        —Как скажете…а как мне вас называть?
        —Миракель. Если хочешь. Но лучше никак, если ты будешь повторять мое имя каждый раз, когда будешь обращаться ко мне — меня начнет тошнить от него. Значит, цепи не мешают?
        —Нет…Миракель.
        —Я так не думаю. Никогда не видел живое существо, которому бы не мешали цепи. Орл, будь добр.
        —Это разумно, малявка?
        —Да, пожалуйста.  — он кивнула в его сторону.  — Вытяни руки, Акатор.
        Орк, послушно не поднимая головы, вытянул руки, позвякивая цепями, вперед.
        Орл отрицательно закивал головой, взял свой топор и с размаху разрубил цепи на руках орка. Когда цепи упали орк поднял голову и с благодарностью в глазах взглянул на Миру:
        —Спасибо…Миракель.
        —Это не освобождает тебя от прислуживания!  — грозно заявила она — но не такими ужасными методами. Теперь ты будешь без цепей.
        —Это покажется вам наглостью, но могу ли я просить еще об одолжении…?  —смущенно спросил орк.
        —Ты прав, это наглость!  — сказал Орл.
        —Говори.  — Мира подложила ногу под себя.
        —Мой брат Трагроуд, сегодня будет биться на арене Оргкаранга за свою жизнь. Он ни в чем не виноват и…помогите ему, пожалуйста.
        —Ты что-то хотел сказать. Говори.  — сказала Мира видя сомнения.
        —Тут все ясно, малявка. Этот урод устроил тут произвол и орков используют хуже, чем животных на убой.
        —Это так?  — Мира спрашивала у Акатора.
        —Да… -он снова опустил голову.
        —Решено, мы должны это исправить! Орл, ты со мной?
        —Малявка, моряки еще не выгрузили наши вещи, а ты лезешь из огня да в полымя! Дай им отдохнуть!
        —Тогда пойдем мы вдвоем! Акатор…я не знаю, чем занимался Юсимат в своей комнате, но уверена, что ничем хорошим. Что бы к моему возвращению-там не было ничего ужасного!
        —Есть, Миракель.  —кивнул орк — что сказать тем, кто будет искать наместника?
        —Скажи, что вернулась королева…
        ***
        —Ты здесь?  — у Юсимата дрожали руки, когда он спросил это у пустоты — Ты мне нужен.
        —Снова ты? Слушаю.
        Никто не появился, тем не менее, голос шел отчетливо.
        —Приехала Мира, дочь Олара и Роаны, короля и королевы королевства. Вечером ее уже не должно быть. Сколько?
        Снова наступила тишина. Стража патрулировала часть территорий, что находилась за колонией, но сюда они не заходили. И этим часто пользовался Юсимат.
        —Плата будет дорогой. Придется убивать лично.
        —А отравить как Ордиона? Неужели нельзя просто отравить и все?
        —Это уже моя забота. Отравить не выйдет. Почему не сказать, что она не настоящая дочь?
        —Ее телохранитель убьет меня, если я заикнусь об этом!  — Юсимат стал дрожать меньше.
        —Я видел. Платишь две сотни.
        —Двести орков за какую-то девку?!  — он закричал — да ты спятил?!
        Мохнатая лапа появилась из ниоткуда и зажала ему рот:
        —Две сотни. И будешь орать, заберу на пятьдесят больше!  — два зеленых кошачьих глаза смотрели на него, с не прикрываем отвращением. Ну или это так казалось ему, ведь остальную часть морды коттера скрывала маска.
        —Куда кошкам столько орков?  — тихо спросил он, когда ему освободили рот.
        —Это не твое дело. Молись, что бы тебе они не нужны были для этого. Двести и точка.
        —Я могу подумать?  — Юсимат от страха оглядывался по сторонам.
        —Нет. Действовать нужно сейчас же. День промедления и будет в два раза дороже.
        —Хорошо-хорошо, я согласен. Двести так двести! Как только я вернусь к власти-мне отправлю тебе нужных рабов.
        —Жду, или следующий-ты.
        Лишь кошачий хвост под плащом махнул в воздухе и коттер исчез прямо в пустоте. Юсимат протер пот, выступивший на лбу белым платком, и направился в город.
        ***
        Миракель и Орл стояли возле клетки, в которой на полу лежал орк. Он был весь в шрамах и от него неприятно пахло.
        Мира подошла к клетке и спросила у орка:
        —Тебя зовут Трагроуд?
        Орк даже не повернулся в ее сторону, продолжая лежать на спине и смотреть в потолок клетки.
        —Отвечай, когда с тобой говорит королева!  — крикнул ему Орл.
        Тогда орк повернулся на бок и все так же лежа на земле, показал на цепи.
        —Встать то ты можешь…они не затянуты… — Мире стало немного стыдно.
        —Прости, я понял, что ты не любишь говорить.
        —Что за бред он несет? -сказал Орл.
        Орк смотрел на них и сказал:
        —Я язык людь плохо знаю.
        —Он не может с нами говорить…он плохо знает наш язык… — Мира вспомнила, чему ее учили. Она не любила учебу, но Роана настояла, что бы Мира получала образование, хотя ей всегда больше нравилось править, как и отцу.
        —Roar a blaede?
        —Rear, людь. Да.  — ответил орк.
        —Ты что спросила?  — Орл глядел на нее.
        —Ты должен драться? И видимо неправильно сказала, раз уж он меня поправил.
        В клетке был настоящий бардак. Следы крови, немного соломы, где лежал орк и зловонная куча в углу. Но Миру это не смутило и открыв клетку она подошла к лежащему орку.
        —Осторо…-начал было говорить Орл, но Мира уже была рядом с орком.
        Трагроуд испуганно смотрел на нее. Королева подошла и взяла его цепь в руки. Что-то прошептав, цепь стала горячей и звенья поломались.
        Орк смотрел на нее испуганно. Она положила ему руку на большую зеленую щеку и сказала:
        —Rear ne blade.
        Он кивнул, и она ушла.
        —Куда мы?  — Орл шел за ней, когда она выходила.
        —Ко мне в комнату, я очень устала и хочу спать. Ты ведь с друзьями останешься рядом?
        —Конечно, малявка! Что за вопрос!
        ***
        Был туманный вечер. Когда королева со своими людьми спала. Трагроуда вывели из его клетки на арене, и он смог провести этот вечер в своем загоне. Сон все не приходил и поэтому он решил прогуляться. Все его мысли занимала эта девушка. Что с тем злым человеком? И почему она отпустила его и ему не надо драться? Может, это такая пытка? Но этот людь казался орку хорошим. Не таким как остальные люди.
        Из-за тумана было слабо, что видно. Он долго брел погруженный в свои мысли пока не наткнулся на решетку своего загона. В тумане показалось, кто-то быстро пробежал, с длинным пушистым хвостом.
        —Где-то я это видел.  — думал он. Когда-то давно это и правда, было. Вот только когда, вспомнить он не мог.
        Он стоял у решеток и думал о своей жизни. Она не нравилась ему. Он не хотел быть рабом, но в то же время понимал, что заслужил это, когда-то давно, будучи опьяненным, силой демонов и используя ее во зло.
        Его воспоминания прервали крики.
        —Пожар! Несите воду! -крикнул один из стражников.
        —Проверьте загоны!  — крикнул другой.
        Когда стражник подбежал к загону, пленные должны были отходить от решеток. Орк машинально исполнил заученную с помощью плетей команду, когда почувствовал странный запах от человека.
        —Так…ну тут вроде все в порядке!  — крикнул человек, от которого пахло какой-то травой, остальным.
        Травой…валерианой. ВАЛЕРИАНОЙ! В сознании орка стали возникать картины прошлого. Как был добрый человек, а потом пробежал большой кот с таким же запахом, который люди назвали «Валерианой» и больше того доброго человека не видели. А пришел злой. Нет! Нет!! Так не должно повторятся!
        Стражник уже отходил от клетки, когда орк завыл.
        —Что такое?!  — вернулся стражник.
        Орк показывал в сторону дома, которого не было видно из-за тумана.
        —Что там? Пожар? О Великие! Отойди, мне надо проверить!  — стражник вытащил ключи и отворил дверь, тыча в орка мечом.
        Орк, всю свою жизнь сражавшийся на аренах в качестве домашней игрушки плохому человеку, знал, что делать. Быстрым движением он отбил меч своей огромной ладонью в сторону, а кулаком другой руки ударил стражника по голове.
        Стражник упал без сознания и орк, схватив его меч, побежал в большой каменный дом. Забежав в Лебединую Цитадель, он очень рисковал. Ему грозил смертный приговор, но он был уверен, что не ошибся.
        На полу лежали двое мертвых стражников. Следы крови вели наверх.
        Орк завыл и ринулся по длинному коридору. Меч послушно плелся за ним сзади, когда он разогнался настолько, что выбил дверь, ведущую в тронный зал.
        Из комнаты на верхнем этаже послышался крик, и орк ни секунды не теряя ринулся по ступенькам наверх. По ступенькам вниз, падало тело с перерезанным горлом, его брата Акатора.
        Трагроуд перепрыгнул его и замедлившись лишь на минуту бросился дальше наверх. Когда он забежал в открытую дверь спальни королевы. Неизвестный в плаще и выглядывающим из-под него пушистым хвостом, убил второго моряка проткнув ножом ему грудную клетку. От него пахло мятой.
        Мира была напугана и стояла только в ночной рубашке, когда убийца подбежал с ножом к ней. Орк, понимал, что не успеет, поэтому кинул свой меч лезвием вперед в убийцу, чтобы его задержать.
        Коттер увернулся от меча и остановился. Орк замахнулся ударить гостя кулаком, но коттер ловко перепрыгнул его и оказался с ножом сзади. Траг замахнулся с разворота и получил ударом ножа по руке.
        Он вырвал ножку от стола, что бы хоть как-то защитить себя от нападавшего и замахнулся снова. Коттер был гораздо быстрее, но слабее орка. Он не давал себя ударить, мелькая лишь своими зелеными глазами, из-под маски.
        Но орк не останавливался и продолжал попытки нанести удар. Все было тщетно, коттер не только уклонялся от атак, но и постоянно отвлекал свою цель, чтобы Мира, не смогла произнести заклинания.
        Тогда он, видя, что коттер будет снова атаковать, подставил руку так, чтобы лезвие вошло в нее. От неожиданности коттер замешкался, а орк, схватив его левой, свободной рукой, за шею стал душить. Еще несколько раз, коттер перед смертью полоснул орка по неприкрытому телу когтями, когда, наконец, перестал шевелиться.
        Истекая кровью из нескольких ран, орк кинул мертвое кошачье тело, к ногам Миракель. В таком виде их и застал прибежавший с остальными моряками Орл.

        БОРОН

        Он висел в своем паучьем коконе, изредка слыша, как наверху идет ожесточенный бой. Пауки с кем-то сражались и, судя по вою, это были собаки или волки.
        Здесь внизу стояла гробовая тишина, в то время как оттуда доносились жуткие звуки. Наверху что-то произошло, и кусок льда упал сверху прямо в эту бесконечно темную пустоту.
        Из кокона почти ничего не было видно, и Борон был вынужден лишь угадывать, что происходит. Упал большой ком снега, Борон определил это, потому-что стало холоднее. Наступила снова тишина, которую оборвал другой звук.
        На этот раз упало, что-то настолько тяжелое, что своим весом раскачало кокон Борона так, что он упал на землю.
        Удар был сильный, но повреждений Борону это никаких не нанесло. Кокон упал, но был все таким же плотным. Высвободится из него, не было возможным и Борону предстояло лишь сидеть и ждать случая. Это место было пустым и тихим, лишь чей-то предсмертный хрип давал о себе знать.
        Он сбился со временем и не мог сказать точно, сколько времени прошло. Много или же мало, сейчас это было не важно. Время тут шло по-своему, и он предпочитал подстроиться под него, чем думать, сколько это будет в его мире.
        Существо закончило пищать и наконец сдохло. Он мог слышать его сердцебиение.
        —Я слышу это…? Но ведь…как?  — думал он.
        Все то время, которое он пролежал в коконе, он использовал на то, чтобы понять-что стало с ним самим. Изменения были странными. Он стал лучше слышать и видеть. Он мог, как ему показалось видеть даже в темноте без факела. Питаясь местными грибами, у него перестал болеть желудок, и даже как-то странно перестало хотеться в туалет.
        —Когда я был там последний раз?  — думал он про себя — это было еще до того, как нас сбросили сюда. Это странно.
        Хотелось, есть, но ничего лучшего, чем питаться насекомыми, что застревали в этой паутине, он придумать не мог. «Если мой желудок выдержал здешний лишай, то насекомых точно выдержит.»
        Он вспоминал, что как-то на спор с братом в детстве, съел какого жучка. Жучок был по вкусу как жареный цыпленок, но все же было противно. С тех пор отец в шутку называл Борона «дятел». И каждый раз, когда отец выходил в лес на работу, он предлагал Борону очистить бревна от насекомых.
        Сейчас это выглядит смешным, хоть тогда он не раз обижался за это. Что может быть хуже его настоящего положения? Он будет умирать в этом коконе, пока паучиха не выпьет его до дна. Ему, возможно, повезло и эта паучиха умрет, но тогда ему предстоит медленная и долгая смерть, от того, что он не может выбраться отсюда.
        Он взял паутину и попытался ее раздвинуть. Не вышло, он была прочнее стали. Из вязкой массы, какой она была, когда его только поймали — она стала такой твердой. Борон старался раздвинуть ее, но, несмотря на все усилия, смог лишь перевернуть кокон. На стороне где произошел удар, была небольшая дырочка, в которую он смог лишь просунуть руку. Этого было однозначно мало.
        А время все шло. Борону казалось, что прошло несколько дней. Или нет? Тут прошло пятьдесят восемь капель. Это он знал точно. Но сколько это для его родного, реального мира?
        Раздумья прервали странные голоса:
        —Мы заблудились.
        —Нет! Я думаю, мы идем в правильном направлении.
        —Кирон, может, хватит? Признай, что мы заблудились.
        —Гаррет, успокойся! Я вижу свет, смотри!
        По их языку, Борон понял, что это было люди. Их было только двое, но этого тоже хватало и когда они зашли в большой зал, один из них закричал:
        —Что за хрень?!
        —Гаррет, ты что, пауков никогда не видел? Мы пережили настоящий Ад, в «Воине»-а тебя пугают простые пауки?
        —Ты видишь, какой он огромный?!
        —Он мертв. У него меч в брюхе.
        Они были в «Воине» подумал Борон. Там же были паладины! И он закричал:
        —Люди! Эй, люди!
        Кирон и Гаррет одновременно испуганно осмотрели зал. Гаррет показал пальцем на труп:
        —Это она.
        —Я в коконе! Примерно в двадцати шагах от вас!  — кричал Борон.
        Кирон дал Гаррету подзатыльник и показал наверх, где висело множество коконов.
        —И как нам тебя достать?  — спросил он.
        —Я на земле. Недалеко от тела.
        Кирон подошел к кокону и аккуратно попытался топором отрубить кусок, чтобы освободить пленника, но кокон был крепким и не поддавался.
        —Ты может сместиться куда-нибудь?
        —Немного влево.
        Кирон замахнулся что было силы, и ударил в правую часть кокона. Топор раскололся у него в руках, но зато и кокон дал трещину, через которую и удалось вылезти Борону.
        —Ты кто такой?  — спросил у него Гаррет.
        —Я, паладин.  — кратко ответил Борон пытаясь прийти в себя.
        —Да ты издеваешься? Мы-паладины, и тебя среди нас не было!  — крикнул Кирон.
        —Я все объясню. Я новый паладин. После вашего ухода, король Олар принял решение рекрутировать еще шестьдесят человек. И я один из тех, кто прошел это испытание.
        —Это похоже на правду.  — кивнул Гаррет смотря на Кирона — тот эльф…Аргон, точно-говорил об этом с Теохельмом.
        Борон удивился:
        —Аргон? А он что делал у вас?
        Гаррет и Кирон переглянулись. Потом Кирон спросил:
        —Как давно ты здесь?
        —Дней пять, может шесть.
        —Кажется, я понял. Нам нужно тебе многое рассказать, друг.
        —Только не здесь — мотал головой Гаррет — давайте найдем более приятное место, ато труп огромного паука меня на беседу не предрасполагает.
        «Труп…значит, паукам придется выбрать новую королеву. Интересно, кто же этот герой, что смог убить её?»
        ***
        В храме, который раньше служил лишь для светлых дел, стояло несколько мертвецов. Они принесли сюда сундук больше напоминающий гроб и в смирении ожидали около большой ямы.
        Некромант влетел в храм матери Тарезы и остановился около импровизированного гроба:
        —Она цела?
        Один из мертвецов придерживал нижнюю челюсть, что бы, она не упала:
        —Да, повелитель. Она цела и невредима.
        —Открывай.
        Двое подошли к гробу и подняли крышку. Внутри лежала мертвая королева Роана. Она была так же прекрасна, как и при жизни, но запах уже давал о себе знать.
        Некромант открыл свою книгу и на пустой странице стали появляться символы демонов. Он терпеливо дождался, когда появятся все символы и принялся читать.
        —Эй, ты!  — ткнул он пальцем в одного из мертвецов — подтащи гроб к обрыву, быстро.
        Мертвец взялся за гроб и медленно приволок его к бездне. Когда некромант кивнул, мертвец опустил гроб, и в этот же момент огромная волосатая лапа утащила его во тьму.
        У одного из мертвецов все-таки упала челюсть, а на черепе некроманта появилась злобная ухмылка.
        На темном наречии некромант стал произносить страшные слова, и волосатая лапа поднялась из ямы вновь. За ней следом поднялся ее хозяин. Огромный паук не смог вылезти в этот зал целиком, поэтому брюшко его осталось внутри ямы:
        —Зачем…ты призвал меня, демонский прислужник?!  — вопросил паук.
        —ОН знает, что нужно тебе, ОН приготовил тебе подарок!  — и указал пальцем на тело Роаны, что мирно покоилось в гробу.
        —Она?! Она плодовитая…может получиться.
        Некромант смотрел на его раздумья и спросил:
        —Ты сомневаешься в ЕГО выборе?
        Паук схватил труп и унес его с собой в вечную тьму.
        Мертвецы все так и стояли опешив. Некромант отлетел от пропасти, сказав:
        —Что встали? На патруль.
        И вылетел прочь из храма.
        ***
        —Так значит, испытание проводил Арред? -спросил Кирон, когда они продолжали свой путь по темным тоннелям.
        —Да, и все было именно так.
        Гаррет посмотрел на каменные стены, что вели в вечную темноту. Испуганно поглядывая на Борона, он предпочитал молчать, оставив беседу Кирону.
        —Что не так? -спросил Борон, не в силах уже подыгрывать.
        Гаррет остановился и спросил:
        —Ты видел себя?
        —Ну, наверное. К чему ты ведешь?
        Кирон тяжело вздохнул и ответил за друга:
        —Понимаешь, ты не похож на человека в привычном для нас понимании.
        —Чего?!
        —Ты больше похож на варда, чем на человека. Сам взгляни, и он указал на лужу, которая хоть и слабо, но все же светилась.
        Борон нагнулся и увидел свое отражение. Волосы его поседели. Кожа стала бледной и приобрела какой-то необычный синий оттенок. Глаза стали как у кошки, а руки заметно мускулистее.
        —Вот же дрянь.
        —Ты не понимаешь. Тут настолько темно, что мы в этой луже себя не увидим, даже если засунем туда лицо.  — Кирон подошел к нему и положил руку на плечо.
        —Но я же человек!  — отпрянул Борон.
        —Тише, пожалуйста… — взмолился Гаррет.
        Но было поздно, множество писков, доносящихся из-за стены, направилось в их сторону.
        —Я их вижу…-прошептал Борон — они за стеной, но я вижу их по шагам.
        Все трое замолчали, когда Борон закричал:
        —Сюда!  — и побежал по длинному коридору, почти исчезнув во тьме.
        Кирон и Гаррет бросились следом. Звук крыс доносился совсем близко, и Гаррету даже показалось, что его кто-то попытался схватить за ногу. Борон остановился и толкнул их в боковой тоннель.
        —Идите! Я справлюсь.
        —Давай с нами! Втроем точно отобьем!  — сказал Гаррет.
        —Я не люблю, был должником, а так…вы спасли меня, теперь моя очередь.
        —Надеюсь, увидимся снаружи.  — сказал Кирон и потащил Гаррета за собой.
        Крысы показались во тьме. Борон уловил их своим новым зрением и достав сломанный меч, приготовился к бою. Первая крыса прыгнула, чтобы ударить его в лицо, но он ловко обошел ее и всадил меч в спину.
        Затем напали сразу несколько. Одну он ударил кулаком по морде, вторую в полуобороте располосовал, отрезав голову. Крысы подходили, и их становилось все больше. Борону это было нипочем, он с легкостью изворачивался от каждой атаки и с легкостью, словно резал хлеб, убивал крыс.
        Когда прошел второй десяток, крысы, наконец, остановились, но Борон к своему удивлению даже не чувствовал усталости. Он готов был убить еще столько же, если понадобится и дальше больше.
        Началась странная вибрация, и прежде чем Борон понял, в чем дело, огромная крыса выскочила среди толпы. Он не стал тянуть время понапрасну. Прыгнул на неё и ударом сверху, изворачиваясь от ее сородичей, нанес ей удар лезвием в череп, тем самым пробив его. Огромная крыса завизжала и стала биться о стены. Начался обвал, и оставшиеся крысы сбежали. Борон попытался пробраться в боковой проход, но от следующего удара крысы о стены, его завалило и ему пришлось просто уходить.
        Борон спокойно пошел по темному коридору дальше, пока не увидел, то на что давно надеялся: пещеру. Когда же он вышел к ней, пещера оказалась целым залом, как в дворцах, о которых ему читала мама. Было много пустоты, но что-то странное, тут все же происходило и Борон чувствовал это всем своим телом.
        В центре горел импровизированный костер, а вокруг, словно каким-то символом выстроились какие-то странные существа, отдаленно напоминающих то ли крыс, то ли пауков.
        Присмотревшись поближе, сохраняя при этом необходимую дистанцию, что бы его не заметили Борон, рассмотрел «костер».
        —Это же жертвенник!  — думал он — что тут происходит? Кто это? Я никогда не видел их раньше…
        Один из послушников встал и подойдя к жертвеннику вытащил нож. Острым концом он рассек себе вены и замертво упал в алтарь. Огонь стал больше, поглощая бренное тело послушника, и стал зеленым. Остальные в этом кругу упали лицом в землю и шептали что-то на темном языке демонов.
        Спустя некоторое время из другого конца зала, через дыру в потолке влез паук. Он подошел к жертвеннику и развернул тело. Тело было женским, но большего рассмотреть Борону не удалось.
        Паук же тем временем, открыл мертвецу рот и проткнул горло. Прислужники подняли и закричали громко слова на своем языке. Борон отвернулся от отвращения, но переборол себя и продолжал смотреть:
        Паук впился клыками в живот. Прогрыз его и, кажется, вцепился в желудок. Зеленый огонь стал охватывать его. Он быстро, вцепился своими лапами за ноги и вставил свое жало жертве в кишки.
        Когда столб огня поднялся невыразимо высоко, закрыв собой паука, Борон понял, что здесь происходит. Он хотел сбежать, но поборол в себе это желание, что бы полностью все узнать и пожалел об этом.
        Послушники умолкли. Столб огня исчез и снова превратился в маленький костер. А на месте его теперь стояло ужасное чудовище:
        У нее было три лица. Огромные паучьи глаза уродовали женское лицо и придавали ему еще большего отвращения. Длинное женское тело, заканчивалось внизу паучьим брюхом, и как понимал Борон, стояло на своих восьми лапах. Он смотрел на этот кошмар и ему становилось плохо от увиденного. Но лицо…он знал это лицо…Это же…!
        —Королева Роана!  — закричал он от неожиданности и испуга одновременно.
        Чудовище повернуло в его сторону центральную голову и открыв рот, сквозь паучьи клыки приказала:
        —Разорваааать!
        В зал со всех сторон стали сбегаться пауки, пролезая, казалось бы, из малейших щелей и Борон побежал что было мочи.
        Огромное создание, что когда-то было королевой, даже не взглянула в его сторону. Борон перекатывался, изворачиваясь от липких лап. Его скорость была больше паучьей, и теперь он осознавал это. С обломком меча он пробежал весь зал и скрылся в одной из пещер.
        Пауки неслись за ним. И хотя его скорость была высокой, они знали эти тоннели лучше него и скоро обязательно могли его догнать. Протискиваясь через узкие щели, Борону казалось, что он поднимается все выше и выше. Пауки догоняли и несколько раз, он отбивал их своим сломанным мечом, пока кто-то из них не сделал того же. Борон вцепился в стену глядя на то, как его меч улетает во тьму и, вцепившись в землю, полез по стене наверх. Пауки не отставали.
        Он лез так быстро, насколько это было возможно, и вскоре, уткнулся земляной потолок. Времени не оставалось, и он начал руками копать землю, чтобы вылезти на следующий уровень. Пауки подползали все ближе. Их было гораздо больше, так что о драке не было смысла даже думать.
        Пальцы были изодраны до крови, когда, наконец, из-под слоя земли появился луч света. Потом еще один, и еще. И вскоре земля стала проседать и падать вниз.
        Борона несколько раз ударили плотные куски грязи, но он держался за стену, что было мочи. Пауков же всех до единого, сбило землей и теперь Борон остался совсем один.
        Сделав последнее усилие, Борон подтянулся и вылез из этой ямы и увидел…солнце. Он закричал от счастья и на его глаза навернулись слезы. Плача он лежал на привычной ему земле и целовал ее, от радости, что все, наконец, закончилось.
        ***
        Кирон и Гаррет еще долгое время брели по тоннелю, когда разделились со своим новым другом. В этом тоннеле было все так же темно, как и в целом на этом уровне, но хотя бы мышиный писк исчез и это их уже, несомненно, радовало:
        —Как думаешь. Мы должны вернутся?  —спросил Гаррет.
        —Нет, парень знал, на что шел. Если бы мы вернулись, было бы хуже.
        Они шли вперед некоторое время, когда к ним донесся другой звук. Тот, что слышали уже давно…Это был человеческий голос:
        —Я знаю, что вы здесь! Не вздумайте сопротивляться!  — кто-то дрожащим голосом произнес из темноты.
        —Он нам еще и указывать будет!  — улыбнулся Гаррет и приготовился к драке. Но его намеренья быстро остановились, когда яркий свет ослепил их.
        Из темноты тоннеля вышел худой человек, с бледновато-серой кожей и длинными седыми волосами.
        —Ты кто такой?  — грозно спросил Кирон.
        —Мы не знакомы, но мне можно доверять. Мое имя-Даелвер. -представился незнакомец.
        —С чего бы это нам тебе доверять?  — спросил Гаррет.
        —Потому-что вы не первые паладины, кто застрял здесь и кому я уже помог выбраться.
        —Он врет?  — повернулся в сторону своего друга Гаррет.
        —Не похоже. Свет проходит через него, значит, говорит правду. А может и не всю.
        Даелвер подождал, пока паладины поспорят, и сказал одну единственную фразу, после которой им пришлось, обоим согласиться:
        —Если хотите тут еще погулять-удачи, а я пошел.
        —Стой!  — окликнул Кирон — ладно, веди нас. Но если обманешь!
        —Не обману. Мне выгоднее, чтобы вы ушли.
        И быстрым шагом Даелвер ушел вперед. Кирону и Гаррету пришлось бежать, чтобы угнаться за ним. Они прошли тоннель, спустились вниз, потом прошли еще один, потом поднялись наверх, как подземелье что-то сильно тряхнуло.
        —Что это?  — спросили паладины.
        —Скорее.  — Даелвер все так же не многословно пошел дальше.
        Они прошло еще множество коридоров, поднимались и опускались вниз, ползли на животах и даже забирались по стенам, пока, наконец, Даелвер не привел их к какой-то странной арке.
        —Это-ваш выход.  — он указал на каменную плиту.
        —С ума сошел?! Как мы сдвинем этот булыжник?!  — закричал порядком, уставший от долгих переходов Гаррет.
        —Ты знаешь, как. Вспомни детство.  — Даелвер тыкнул пальцем в Кирона и тот сперва опешил, но потом что-то понял и подошел к каменной плите.
        —Ты издеваешься над нами? Кирон ты и правда сможешь…-не успел окончить Гаррет, как Кирон коснулся чего-то на каменном постаменте, и плита отъехала в сторону.
        Яркий солнечный свет ослепил их, они сами не поняли, как Даелвер вытолкнул их из тоннеля, и когда Кирон обернулся что бы его поблагодарить, тот лишь крикнул:
        —Надеюсь, я выкупил свою жизнь!
        И огромная каменная плита закрылась, оставив двух паладинов в пещере. Кто-то снаружи крикнул:
        —Эй, тут кто-нибудь есть?
        Кирон был поражен, но вспомнил знакомый голос и рассмеясь ответил:
        —Ты что же это? Своих не узнаешь?!
        К ним вышел паладин и обнял, сперва Гаррета, затем Кирона.
        —Вы последние, кого мы ждем! Вас тоже вытащил этот странный чудак?
        Гаррет кивнул, когда они выходили из пещеры и увидели остальных выживших из своего отряда.
        —Где мы?  —спросил Кирон.
        —В Дентеме.  —бросил какой-то из гномов. Их осталось всего двое, но они продолжали быть верными своей клятве, не смотря на все злоключения, что произошли с ними за эти дни.
        —Ну вот мы все здесь. Куда нам теперь?  — кто-то спросил из толпы.
        —Я предлагаю идти в Ваобетти -предложил Кирон.
        —А что там?
        —Мой дом.

        ВОЛШЕБНИКИ

        -Здравствуй, мой друг.  — перед орком стоял Теохельм. Вокруг стояла тьма и лишь только они двое висели в воздухе — я знал, что могу обратиться к тебе.
        —Что случилось? Почему именно таким способом?
        —Времени мало, я не успел рассчитать силы. Передай магистру, что я не справился с положенным мне заданием и хуже того, определил страшное. Кучка гномов под командованием Борнора Электротайла искала двемеров, но демоны нашли их раньше. Теперь Борнор обезумел, а демоны управляют его волей. Но что более страшное-это был не рядовой демон, а Великий. Сделайте то, что посчитаете нужным с этой информацией. А я отныне и навсегда покидаю совет мудрецов. Прости…и прощай…
        Орк проснулся в холодном поту.
        —Да сколько можно?!  — сонный волшебник пустынь посмотрел на своего собрата и снвоа отвернулся спать.
        —Просыпайся, я кое-что видел!
        —Да, благодаря тебе, я и не сплю.  — он расстроено посмотрел на орка, через щелку для глаз —Что на этот раз?
        —Теохельм оставил послание. Ты не снимаешь ее даже когда спишь?
        —На это есть свои причины. Ты сказал Теохельм?
        —Да. Мы его можем уже не искать.
        Он замолчал и вместе с другим волшебником, сидели в тишине некоторое время, пока орк не нашел в себе сил продолжить:
        —В наш мир хотят ворваться демоны.
        —Тоже мне новость.
        —В этот раз к этому причастен Великий.
        —Да ладно?!  — волшебник пустынь поднялся на своей постели и всем своим видом требовал больше информации.
        —Как мне объяснил Теохельм, группа гномов, что искала двемеров попала под влияние демонов. Их лидер-младший, из правящий династии Электротайлов.
        —Борнор, -закончил волшебник пустынь.
        Орк потянулся к своему стакану, проверил, есть ли что там, на дне и выпил. Они долгое время молчали. А потом он спросил:
        —Нам нужна помощь. К кому мы можем пойти?
        —А почему ты спрашиваешь меня?
        —Ты из всех нас был самым скрытным и к тому же единственным — кто был в Заоблачном городе. Я не поверю, что тебе не к кому пойти за помощью. И живешь ты — уж точно не тут.
        —Возможно.
        —Кто ты? -орк стал серьезным.
        —Волшебник. Тебе это сильно помогло?
        —Ты знаешь, что я хочу слышать. Кто ты? Эльф, вард, двемер?
        —Последнее спросил от безысходности?  — волшебник пустынь поднялся и поставил чайник.
        —Это не ответ. Если не хочешь отвечать-то скажи, кто может нам помочь.
        —Эх… — волшебник щелкнул пальцами, и вода внутри закипела — хорошо, отправляемся.
        —Ты не умеешь телепортироваться, что значит «отправляемся»?
        —У нас, свои пути. Держись за меня.
        Пока они подходили к единственному тут стоящему шкафу, орк все думал, у кого это «у нас» и когда шкаф был открыт, все сразу стало ясно. Но не успел он ни слова произнести, как его затолкали в этот шкаф и в то же мгновение, он оказался посреди множества палаток в пустыне.
        Следом за ним из пустоты появился и второй волшебник. Его прозвище «волшебник пустынь» в этом случае, полностью оправдывало его. И орк подозревал, что это далеко не все фокусы, которыми его напарник, его сегодня удивит.
        —Ты спрашивал, у кого мы можем просить помощи. Идем за мной, сейчас я тебя представлю кое-кому.
        Они обошли ряды палаток, где почти возле каждой горел факел с огнем. Орк подумал про себя, что это опасно и пожар, смотря на такое обращение с огнем просто неизбежен. Но факелов, по мере их направления, становилось только больше, и он в итоге перестал думать об этом.
        Они подошли к центру лагеря, где палатки сошлись кругом, а в середине стояла самая огромная палатка из всех, какие орк только видел. Волшебник пустынь указал на нее, и они зашли внутрь.
        Большие люди-кошки, или как их называли рассы Королевства-коттера, в этой палатке были повсюду. Несколько особо крупных коттеров стояли на страже у входа в палатку. Двое работали опахалами, а несколько мелких коттеров, возились с фруктами, перенося их со стола, что стоял недалеко от входа к столику наверху, рядом с которым располагался диванчик, на котором лежала принцесса коттеров.
        Она была худой, утонченной кошкой, черного цвета шерсти и огненно-красными глазами, с узкими зрачками. Ее длинные лапы, почти не прикрытые шалью, свисали с диванчика. Подбирая принесенный ей виноград лапой, она даже не обратила внимания на пришедших гостей.
        Волшебник пустынь поднялся на пару ступенек по лестнице и встал на колени перед кошкой:
        —Ваше Величество, разрешите донести послание.
        Принцесса, махнула лапой рабам, что бы они расступились, и посмотрела на гостя. Мурлыкнув, она сузила глаза и кивнула в сторону орка в белой рясе:
        —Кого ты привел?
        Орк подошел к принцессе и двое крепких коттеров, сразу же сомкнули свои алебарды на его шее, не давая ступить ни шага. Принцесса даже не моргнула:
        —Для того, чтобы ответить-тебе не обязательно подходить.
        Волшебник пустынь, смотрел то на орка, то на, нее-не решаясь с кем ему заговорить: попросить ее не поступать так, или попросить орка-подстроиться под ее прихоти.
        —Я-волшебник, из совета пятисот мудрецов, принцесса Иман. Мы не участвуем в политике и уж тем более не вмешиваемся в дела никакой из рас. Наши цели — в том, чтобы помочь миру существовать и достигать новых научных высот.
        —Короче, волшебник. Мой придворный один из ваших «мудрецов», так что мне нет, нужны, слушать все это-переходи к делу.
        —Я бы хотел попросить вашей мудрости и помощи, принцесса.
        —Помощи? Моей? Да за кого ты себя принимаешь, орк?! Я знаю, что произошло с вашим «советом». И тебе уж точно не тебе просить меня о помощи! Ты думаешь, что стоя здесь, в моем шатре, среди моих людей-ты можешь хоть что-либо просить? А если я прямо тут прикажу убить тебя?! Достаточно просто сомкнуть лезвия, и ты точно ничего не сможешь мне сделать!
        Орк выслушал достаточно. Он знал горячий нрав коттеров, а потому не стал сдерживать себя, и глубоко вдохнув, так что шею порезало приставленным к ней сталью, он резко дунул, и из его рта изверглось пламя.
        Охранники отпрянули от огня, а песок под ним, превратился в стекло. Рабы засуетились, только волшебник пустынь и принцесса не сдвинулись с места. Все разбежались, прижимаясь к стенам платки, когда зашли лучники и выстрелили в орка. Он резко повернулся и, взмахнув рукой, создал призрачный экран, все стрелы, пройдя через который — превратились в туман.
        Принцесса Иман, взяла свой ятаган, и ловко спрыгнув со своей кресла на четыре лапы, в ту же секунду, оказалась возле орка. Из воздуха, он наколдовал себе палку и ловко парировал атаку принцессы. Еще несколько замахов, потом еще удар и еще один. Орк с достоинством парировал каждый, когда заметил, что на рясе его осталось множество порезов.
        «Все-таки попала»  —подумал он про себя и решил, что пора заканчивать эти игры. Сделав оборот и отмахиваясь двуручной палкой, орк создал поток ветра и сбил им с ног коттера. Выбив ее ятаган палкой, он склонился над поверженным противником, прижав ее за шею к песку:
        —Теперь я могу просить?  — улыбнувшись, сказал он.
        —Ты забыл кое-что.  — улыбнулся она и сквозь ее усики, кинжал дотянулся до горла орка.
        Он повернул голову и увидел, что это был волшебник пустынь. А принцесса, рассмеявшись, сказала: «ты хорошо дрался. Я буду разговаривать с тобой, волшебник».
        Поднявшись на четырех лапах, она полезла на свой диванчик и снова уселась на него, махнув своим рабам, что бы они продолжали свои дела.
        Орк постоял немного времени, пытаясь прийти в себя, после всего случившегося. Отряхнул от пыли свою белую, запачканную песком и кровью рясу, и снова обратился к принцессе.
        —Я не знал, что у вас есть джинн.
        —Много же времени тебе понадобилось, чтобы это понять.  —невозмутимо доедала она свой виноград.
        Орк посмотрел на волшебника, и принцесса сказала:
        —Можешь снять чалму. Покажи свое лицо, нашему гостю.
        Волшебник пустынь, снял свою чалму, затем маску и перед орком показался самый настоящий джинн. Лицо его было синее, а в носу торчала золотая серьга.
        —Значит, одно из желаний всего лишь было защищать тебя?  — ответил он колкостью на колкость принцессы.
        —Ты можешь придумать желание получше?
        —Нет смысла.  — сразу понял орк — ты истратила их все. Иначе бы он давно ушел отсюда, а не приходил каждый раз.
        —Вижу, ты многое знаешь о нашей культуре.
        —Как и любой из волшебников, моего круга, но, безусловно, не столько, сколько он — он указал жестом на джинна — Ты истратила свои желания, но из-за того, что ему приходится тебя защищать, он не ушел.
        —И ты настолько мудр, что знаешь моих два других?
        —Да — ответил орк.
        Наступило неловкое молчание. Иман встала и, махнув ему хвостом на выход, сказала: пойдем, прогуляемся.
        Орк принял предложение, и они покинули королевский шатер. Они шли по песчаным улицам, когда принцесса потребовала:
        —Что ты знаешь о нас?
        Орк шел вместе с ней, не ускоряя шага, и оглядывал проходящий рядом коттеров. Когда они дошли до конца палаточной улочки и свернули на другую, он начал:
        —Вы-кочевники. Ведете постоянно динамический образ жизни. Чаще всего занимаетесь разбойными нападениями, на другие народы пустынь.
        —Что бы выжить. Кушать хочется всем.  — поправила она его.
        —Я не осуждаю и не даю оценок. Ты попросила рассказать мне все, я и говорю. К тому же, после войны Великого Исхода, коттеры прославились как убийцы. Что примечательно вы делаете две ошибки.
        —Не томи.
        —Первая: вы принимаете мяту, перед убийствами. Да-это часть вашего ритуала, но когда-нибудь до этого кто-то догадается и тогда вас будет очень легко этим вычислить.
        —Это уже наши заботы. Какая вторая?
        —Вы работаете только в тумане. Ты часто видишь туман в пустыне?  — он не стал ждать ответа и спросил — но один момент, все-таки не дает ответа даже для нашего ордена.
        —Спрашивай, дорогой.
        —Почему оплату вы берете телами? Деньги, еда для вас не важны? Я думал вы за воду, как раз убиваете.
        —Мы идем как раз туда, где ты сам увидишь ответы на свои вопросы. А заодно ответ на то, почему мне нужен джинн и почему мы не можем тебе помочь, как сильно бы я этого не хотела.
        Они шли к самому концу палаточного лагеря. Где плотным рядом горели факела, и стражники во всю несли службу. Высокие коттеры, крепко сжимающие алебарды и в любую секунду готовые ринуться в бой, стояли и смотрели вдаль. Принцесса тоже кивнула орку в ту сторону и он, приглядевшись, увидел маленький фонарик света. К фонарю был привязан эльф и пытался кричать. Но во рту был кляп, и он ничего не мог сделать.
        Орк смотрел на эльфа, как ученый на подопытную крысу. Внезапно подул сильный ветер и стража, закрыла собой принцессу, а к месту, где к фонарю был привязан эльф, в темном тумане, что-то подбежало и потушило фонарь. Прошло несколько секунд, как дым рассеялся, а тело эльфа лежало все в крови, порубленное на куски.
        —Дахака… -прошипела принцесса и шерсть ее встала дыбом.
        Орк был ошеломлен, и казалось, что сейчас этот туман направится в их сторону, но он как-то странно рассеялся в пустоте и начало рассветать.
        —Невероятно…-заключил орк.
        —Теперь ты и сам все понял?  — спросил появившийся джин.
        —Но, как? Кто?  — спросил орк у принцессы.
        —Мои мать и отец-были братом и сестрой. Я не знаю, как так получилось, но сердцу не прикажешь. В их браке, хоть он был и коротким, родилась я. Кто-то прознал, что я — плод отвращения нашего народа и проклял меня. Дахака, пришел за мной и сперва убил моих родителей, а я-чудом осталась жива. Над моей кроваткой было слишком много свечей, а как стало нам известно-он их боится.
        —Его ты сейчас и мог лицезреть собственной персоной — подтвердил джин.
        —Но со временем — продолжила коттер — он перестал боятся света так сильно как раньше и теперь нам приходится переходить с места на место, чтобы постоянно сбегать от него.
        —А для того, чтобы его задержать-вы расставляете такие вот ловушки с несчастными.  — заключил орк.
        —Ты все верно понял. Дахака не остановится-пока не убьет меня и всех моих детей, что бы ни что больше не напоминало в нашей истории этого позора. Поэтому, извини, дорогой —я ничем не могу тебе помочь. Сейчас у нас далеко не лучшее время-и мы сами страдаем от демонов настолько сильно, что не можем помочь кому-нибудь еще.
        —Я все понимаю, принцесса.  — заключил орк. Он повернулся к джинну и сказал:
        —Спасибо, но давай теперь назад. Я не выспался и хотел бы отдохнуть.
        Принцесса, одобрительно кивнув, отпустила джинна по своим делам. Орк постоял еще несколько мгновений, и они вместе с джином исчезли в пустоте.

        ИСХОД ЛЮДЕЙ

        Их набралось сорок тысяч. Все огромное поле Маилтома было усеяно людьми в броне. В этот яркий солнечный день на ветру реяли флаги зеленого и синего цвета. Люди были полны решимости, и это прослеживалось в их глазах. Копейщики из Маилтома, Всадники из Дентема, рыцари Гитоабра и варяги Лагиолла сошлись вместе для одной единственной цели. Здесь и сейчас должна решиться судьба людей. Отстоят ли они свое право на свободную жизнь или вынуждены будут склониться перед эльфом-узурпатором. Солдаты смеялись и переговаривались, многие из них встретили родственников, которых не видели уже очень давно. Но все ждали их полководца, того, кто смог бросить вызов тьме и сейчас поведет их в этот бой.
        В небольшом шатре собрались полководцы и адъютанты. Александер лично следил, что бы у них были самые быстрые и сильные лошади, ведь им придется доставлять их приказы войскам на поле боя. А от этого, он знал по опыту, часто зависел исход. Амингма была в крепкой, не тяжелой броне. Керлиикт одел на себя наоборот самую тяжелую броню из всех какие, видимо, были, и ко всему прочему еще и в качестве оружия взял двуручный огромный молот. Орл младший не любил броню как таковую, он следовал за своим отцом и всегда говорил на эту тему «Она лишь сковывает меня. А когда из озера выпрыгивает дряк, нужны обе руки, чтобы держать эту гадину за его культи и невероятная ловкость, что бы он своим острым хвостом тебя не изрубил. Мой отец не любил броню, и мне она ни к чему!»
        В палатке не было только двоих. Александер и Фрина прощались. Они оба верили, что победа будет за ними, но в битве могло произойти всякое:
        —Я люблю тебя…обещай, что не бросишь меня…
        Александер смотрел на ее лицо в свете свечи и руки его обняли ее бедра:
        —Обещаю. Я останусь, что бы ни случилось. Ты плачешь…?
        —Я боюсь потерять тебя… Столько всего произошло за эти последние месяцы, я не хочу, чтобы все это снова повторилось. Я должна быть там с тобой!
        —Нет, тебе нельзя, ты-женщина. А женщинам не место на войне.
        —Но королева Амингма же идет! Дай мне латы, я буду стоять с тобой рядом!
        —Нет, извини, я не могу тобой рисковать. Амингма прошла ни один бой и не одну войну. А ты останешься в безопасности, вместе с королевой Сильвией.
        —Знаешь…она мне не нравится, когда мы шли, она часто куда-то пропадала и к ней часто приходили мужчины. Разные.
        —Я знаю о ее нравах, любовь моя. Количество ее мужчин не должно нас тревожить. А отходила она…ну ты и сама понимаешь.
        —Понимаю, но я все-равно волнуюсь…
        Дверь их палатки распахнулась и снаружи зашла Сильвия. Фрина ахнула и прикрылась одеялом. Королева улыбнулась и сказала:
        —Чего я там, по-твоему, не видела, девочка?
        Александер обвязал низ полотенцем и спросил:
        —Нас уже заждались?
        —Да, войска зла, начали передвижение, вы срочно нужны в штабе.
        —Иду, Сильвия, спасибо, встретимся там.
        Она ушла, и когда Александер встал с постели, Фрина схватила его за полотенце:
        —В штаб я с тобой! Это еще не битва и я должна быть там.
        —Хорошо, одевайся, любимая.
        ***
        Винсент, Иоен и Хаэли стояли над картой в большом тронном зале. Карта была разложена на большом деревянном столе и обозначала какое-то поле с реками и Круги Королевского Ранга.
        —Они выйдут с этого поля.  — Винсент указал пальцем, где стоял лагерь людей.
        —Я не знаю, как ты это узнал. Но ты прав!  — Иоен не скрывал удивления.
        —Я всегда прав, привыкай. Заткнись и думай. Сейчас начнется битва и мы должны все просчитать!
        Двери отворились и в зал вошли Некромант и Данна.
        —Где вас носит?!  — Винсент кричал.
        —У нас были…дела.  — некромант паря в воздухе, не высоко над полом подлетел к столу. Данне пришлось очень быстро бежать, чтобы догнать его.
        —Твои мертвецы готовы?  — Винсент смотрел в горящие зеленым глаза черепа.
        —Да…вооружены запасами прошлой армии. Ну и самой армией тоже.
        —Значит, слушайте. Их армия насчитывает сорок тысяч.
        —Откуда такое точное число?  — спросила, поправляя свой лук Данна.
        —Я переодевался каждый раз новым человеком и проникал к одному из командиров их армии. Данные более чем точные.
        Хаэли и Данна теперь были удивлены, так же, как и Иоен, который решил, что стоит молчать и слушать.
        —А теперь самая страшная новость. Их предводитель-Александер из Македонии.
        —Герой войны?  — спросила Данна.
        —Да, и позволь мне не тратить свое время на его биографию. Если конечно у тебя нет плана победы. Чем ты его собираешься победить, своей грудью? Да, она огромна, но я не думаю, что ему это интересно.
        —Ладно, молчу, извини. Выкладывай.
        —Значит так. Его армия пройдет здесь.  — и указал пальцем, на небольшой брод в реке соединяющий поле со следующим руслом — я предлагаю зажать его тут.
        —Логично, но почему ты думаешь, что он так легко даст тебе его обойти?  — Иоен смотрел, куда показывал Винсент.
        —У нас два варианта. Первый-он пройдет по этому броду и второй, он обойдет севернее и пройдет полями фермеров, что у Вечного Моста.
        —Так закроем его там! При его сорока тысячах и наших двухсот мы раздавим его армию как тараканов в этом замке!  — Иоен сжал кулак и улыбаясь обмерил всех взглядом. Его поддержала только Хаэли, Некромант с Данной смотрели на Винсента.
        —Молодец, идиот. А теперь еще сходи к нему в лагерь и спроси: «Уважаемый, не хотите ли вы пойти самым бесполезным путем, через север?» Он сам это понимает, поэтому и пойдет через запад, напролом по реке!
        —Он может пойти на юг?  — спросил некромант.
        —Исключено-слишком долго огибать реку, а наша армия успеет его догнать и все закончится сценарием «задавить количеством».
        Хаэли посмотрела на Иоена, а некромант долго и упорно следил за картой, словно она могла подняться и убежать.
        —Итак, если все согласны, что они пойдут через брод, может, заткнетесь и будете слушать дальше?
        Возражений не было и Винсент налив бокал вина, и поправив очки, продолжал, расставив фигурки на карту:
        —Значит дальнейшее, мы выставляем наших лучников вдоль первого и второго русла реки. Что бы, когда люди пытались форсировать ее, стрелы уничтожили часть отрядов. И перед тем, пока меня снова кто-нибудь не перебил, скажу. Да, они могут использовать рыцарей, закованных в латы, и лучники станут бесполезными. Так они и сделают, но лучники-совершенно не для них преграда. Некромант, твои мертвецы умеют плавать?
        —А ты умен, парень. Я не перестаю удивляться даже после смерти. Сделаю, как ты сказал. Пожалуй, это будет неожиданно для них.
        —Еще бы. Как только основная ударная сила перейдет реку, и мы захлопнем ловушку, лучники должны приготовиться и стрелять по коннице, что придет на помощь. Рыцарей любой ценой придётся удерживать между реками на этом клочке земли! С ними будет больше всего хлопот и вероятнее их поведет Амингма или Керлиикт. Мы должны быть готовы к тому, что придется потерять много наших зверушек, но рыцарей остановить в реке и точка. Данна-тебе и твоим лучникам придётся постараться. Ты встанешь на втором рубеже со стороны второй реки и будешь вне досягаемости. Но будь добра, убей подонков столько, сколько сможешь.
        —Сделаю, Винсент.  — кивнула она в знак согласия.
        —Когда рыцари будут окружены, а всадники остановлены у брода. Они пошлют копейщиков на выручку и прорыв. За время до прихода копейщиков мы должны уничтожить всех рыцарей и вернуться за вторую реку оставив им этот проход.
        —Но зачем? Не выгоднее ли их не пускать к реке?  — спросил Иоен.
        —Да что б тебя…! -и Винсент замахнулся него бокалом, увидев, что в бокале еще есть вино, он его выпил и потом уже кинул бокалом в Иоена.  — Хватит перебивать! Так вот, у копейщиков длинное оружие и они могут достать им до наших позиций, зайдя в реку по пояс. При переходе по броду им придется сжать свои позиции и передвигаться колонной, а не в ряд, что даст нам возможность хорошо оборонять вторую реку, находясь на позиции за ней.
        —Извини, я понял.  — Иоен смотрел на куски бокала, лежащие на полу, и больше не встревал в план Винсента.
        Винсент еще долго тыкал пальцами в карту, передвигал фигуры и давал указания пока наконец-все фигуры противника на карте не были уничтожены в двадцати различных вариациях. Наконец, Винсент закончил и сказал:
        —Но случай, в мой расчет не входил. Нам нужен козырь.
        Некромант улыбнулся и подняв обе руки впереди себя, сказал:
        —Козырь у тебя есть. Не волнуйся.
        Винсент еще раз посмотрел на костлявые руки. Он помнил, что некромант не мог шевелить левой рукой, если сейчас может-это явно, что, то значит и значит совершенно не хорошее.
        —По местам. Сейчас стоит занять свои позиции и отдохнуть. Завтра, мы, может, с вами уже не увидимся.
        Некромант улетел первый, Данна немного посмотрев в сторону и думая о волнующих ее проблемах, ушла за ним следом. Хаэли проверила свои клинки и тоже вышла через массивные двери. Иоен еще немного постоял и отправился вслед за сестрой. Винсент вышел на балкон, он стоял там и смотрел вниз. И думал о козыре, который имел ввиду некромант.
        ***
        Поезд выехал на гору. Отсюда было видно большое поле, на котором было много разных воинов. С другой стороны, к полю подходила другая армия. Они заняли реку и остановились. Так и казалось, что этот мир разделила свет и тьма. Отряды выстраивались и занимали свои позиции, когда из поезда вышел Аспариан вместе с Думотером. Остальные гномы с Аргоном и Линели тоже вышли на это посмотреть. Они были далеко от этих событий, но в то же время, все было видно, как на ладони.
        Александер выехал на бело-золотистом коне и поднял над собой флаг белый флаг с желтым кругом бросил его вперед. Винсент сказал: «Битва началась». Первыми неприступную преграду в реки, по броду стали преодолевать рыцари под командованием Керлиикта. Навстречу им вышел отряд скелетов, который они разбили наголову, и перешли брод. Как только они добрались по первых лучников на том берегу, темная фигура подлетела к Данне и ее лучникам и подняла правую руку вверх.
        Из реки тут же поднялись мертвецы и со всех сторон стали бежать к рыцарям. Александер видел это и отдал приказ немедленно бросить конницу в бой. Всадники, набирая темп, уже готовились броситься вброд, как тысячи стрел со второй реки черной тучей затмили небо над ними. Лошадей пришлось придержать, несколько всадников упали. Лошади стойко выдерживали натиск стрел, что вонзались в их броню.
        Александер кивнул и подняв флаг, закованная в латы королева побежал вперед со своими копейщиками. Они зашли в реку по пояс, и разломали ряд скелетов-лучников, что находились за ней. Керлиикт взял свой тяжелый молот и разбил одному вооруженному мертвецу панцирь, затем второму, третьему снес голову. Но это слабо помогало, часть его людей все же убили. Но Амингма сзади уже подступала со своими копейщиками, и мертвецам пришлось отступать через вторую реку. Рыцарей осталось мало, но к ним добавились копейщики, которых теперь обстреливали лучники под командованием Данны. Керлиикт и Амингма уже переходили через второй брод, как неожиданно для них вперед вышел отряд закованных в крепкую броню орков и оттеснил их обратно.
        Александер подвел лучников Сильвии к реке и отдал приказ стрелять в лучников противника. Это помогало, но не сильно. В такой долгой и бессмысленной перестрелке, Александер заметил, как с севера на них наступают оставшиеся орки.
        Ситуация выходила не в их пользу. Винсент улыбался, предвкушая скорую победу. Аспариан разглядел в капитане лучников Данну, но ему казалось это, лишь совпадением. Фрина прижала руки к телу, переживая за Александера. Гномы кричали, переживая за людей. Положение становилось безвыходным.
        —Напрягитесь!!! — закричала Амингма, увидев, что их ждет сзади — Мы должны их прорвать!
        Оставшиеся рыцари и копейщики пытались натиском пройти брод, но орки словно были каменные и не отступили ни на шаг. Лучники все стреляли, но это не придавало преимущества, а вот Данна с ее отрядом мастерски пробивала не защищенные места людей своими стрелами.
        Керлиикт бил своим молотом по закованным в панцири оркам, но это лишь гнуло их доспехи и не помогало делу. Несколько копейщиков, что стояли сзади рыцарей, смогли скинуть пару-тройку лучников в воду, где их унесло вниз сильное течение. Река уже давно окрасилась кровью, и мертвые тела рядами уносились вниз.
        Александер видел, как армия орков с севера все ближе, и он пошел на безумие. На своем верном Буцефале он перешел реку вглубь. Его чуть не унесло течением, но вовремя вскинутые из воды руки Орла-младшего удержали его в седле. Всадники последовали его примеру, часть из них унесло течением, часть упала и на берег с той стороны вышли лишь их лошади.
        Данна натянула свой лук и выпустила стрелу прямо в шлем Александера. Шлем сбило, и у Александера открылась шея. Она натянула следующую, и выстрелила бы, но в нее полетело копье одного из солдат. Это была Амингма, которая видела происходящее, выхватила копье и кинула что было сил в Данну. Александер поправил шлем и снял броню, бросив ее в реку. Броня была тяжелая и камнем упала на дно.
        —Все, бросайте броню в реку!
        Солдаты, по команде стали сбрасывать все, что на них было, в воду и потом только поняли, чего добивался Александер.
        —Это невозможно.  — думал Винсент.  — это же глупость. Но как?!
        Александер первый на своей лошади прошел по импровизированному мосту. За ним последовали всадники и убили атакующих лучников. Пехота пошла следом и обойдя закованный орков со всех сторон им сломали петли на спине, и они стали легкой добычей.
        Данна стала бежать, но не всем лучникам так повезло. Скелетов разбивали ударами булав, и всадники проехали далеко вперед. Орки понимали, что не успеют за людьми и побежали так быстро, как только могли. Амингма и Керлиикт с радостными криками вместе со своими воинами пересекли брод и бегом направились к Кругам Королевского Ранга.
        Люди победили.
        Гномы кричали громче, Аспариан и Аргон веселились. Фрина плакала, а Сильвия нервно крутила локон своих волос.
        —Черт возьми, настало время твоего козыря, что бы это ни было! -закричал Винсент, когда прилетел некромант. Мертвецы бежали, так быстро, как могли. Данна и Хаэли возвращались вместе с остальными. Всадники рубили булавами всех, кого могли достать. Александер, вместе с Орлом-младшим и Керлииктом, что заняли других лошадей, скакали вместе с ними. Винсент видел, что все потеряно. Люди успеют раньше, чем его орки и даже если они запрутся в замке, люди наспех протаранят двери и убьют их. Люди победили, это был самый плохой случай в его жизни. Эта неизвестная переменная, которой Винсент придавал высокое значение, но не смог рассчитать насколько именно, переломила весь ход битвы. Кто же знал, что Александер додумается до такого? Это было просто невозможным, но теперь Винсент понял на собственном примере, за что его прозвали «героем войны».
        —МОЛИТЕСЬ СМЕРТНЫЕ!  — неестественно громкий голос оглушил Винсента. Он был настолько громким и не человеческим, что был слышен отовсюду. Некромант открыл свой рот, но этот голос принадлежал демону, а не ему.
        Крик был слышен всем. И Фрине с Сильвией, что стояли возле лагеря людей. Асприану, гномам, Аргону и Линели, что стояли вдалеке от всего этого на горе. Данне и Хаэли, что бежали вместе с отступающими к замку.
        Буцефал Александера упал вместе с наездником. Остальные лошади забились в истерике. Амингма, что стояла к реке ближе всех видела, как орки тоже падают от ужасающего крика. Некромант взлетел ввысь над замком, и звук стал еще ужаснее:
        —ПРИДИ ИЗ ТЬМЫ МИРА, ГДЕ ЗАБЫТ БЫЛ ТЫ! ЯВИСЬ ФРЕЙВАР!
        Мир стал черным, в прямом смысле этого слова. Солнце погасло, и воздух стал необычно холодным. Огромная тень покрыла это поле. И лишь крик солдата внес звук в этот мир:
        —ДРАААААААКОН!!!  — кричал несчастный и скинув шлем указал в небо.
        Огромные костяные крылья, пронзили воздух, и рев оглушил всех, кто стоял в поле. Александер влез на Буцефала и продолжил скакать вперед, как дракон остановился прямо над ним. Конь встрепенулся, встал на дыбы, пронзительно закричав. Александер вытащил меч и приготовился к битве, Керлиикт замахнулся своим огромным молотом, Орл-младший схватил копье.
        Все закончилось в миг. Дракон дыхнул. Из его пасти вышла струя ледяного воздуха. Александер вместе со своими верными людьми превратился в лед.
        Аспариану стало плохо. Линели закричала и стала плакать. Аргон упал на колени:
        —Он жив…этот ублюдок ЖИИИИИВ!!!
        Фрина закричала и бросилась к солдатам, но ее остановила чья-то крепкая рука. Она обнаружила возле себя трупы. Здесь стоял Ансент Рискид-огромный мертвец, который появился здесь мгновенно и, перерезав всех, оставил в живых лишь ее, Сильвию и адъютанта.
        Сильвия наклонилась к уху посыльного и произнесла-«прикажи лучникам убить отступающих».
        Фрина закричала и успела дать пощечину Сильвии, перед тем как ее снова схватил Ансент и больше не отпускал.
        Амингма командовала отступающими, и они уже видели своих лучников, когда отступили обратно к реке. Она видела, как адъютант подскочил к капитану лучников и что-то ему сказал. Капитан отрицательно кивал, а потом луки натянулись. Стрелы полетели в людей, и Амингма оказалась зажатой, между огромным драконом и собственными стрелками.
        Еще миг и небо стало черным. Следующий миг и королева Амингма вместе со своими людьми превратилась в лед. Сказав свое последнее слово, которое уже никто не услышал…

        ЭПИЛОГ

        Для деревушки Ваобетти это был обычный день, в котором крестьяне занимались обычными делами, а дети бегали и играли в свои немудренные игры.
        —Слушай сюда! Если ты и дальше будешь отлынивать от работы, то жрать будешь то, что сам найдешь, понял?!
        Жена старосты колотила кулаком в деревянную туалетную дверь. Поняв, что муж помогать ей не торопится, она взяла вещи и стала развешивать их после стирки на нитке. Достав белую простынь, она зацепила ее, перекинув через нитку. Посмотрев внимательно заметила, что простынь не такая уж белая, как ей казалось.
        Она отдернула ее, но «грязь» тоже пошла следом, более того становилась все больше. Когда она сняла простынь с вешалки, за ней стоял человек в черном доспехе. Она отчетливо видела, что доспех был закрашен черным поверх белого паладинского и теперь напоминал что-то ужасающе страшное. Дыхание ее перехватило, когда он приближался к ней, и единственное что она могла выдавить из себя это:
        —Грег…
        Молот с заостренным концом вошел гладко в лицо, перерубив его пополам, и тело женщины двумя разными кусками повалилось на землю.
        Где-то в деревне пошел к небу черный дым. Пробегая мимо ихнего дома, какой-то кмет закричал:
        —Горим, Грегор, на нас напа…
        Его голос прервал другой паладин в черном перерубив ему ноги и задавив копытами своей лошади. Всадник кинул горящий факел на дом старосты, и тот вмиг обуяло пламя. В деревне начался хаос, когда несколько паладинов в черных доспехах на своих лошадях убивали спасающихся.
        Из горящего дома старосты выбежала молодая девушка. Охваченную огнем одежду она пыталась скинуть с себя, пока в итоге, не запутавшись в ней, упала у ног паладина. Кирон поднял забрало и взял железной перчаткой ее за волосы:
        —Нет…нет, не может быть…
        В ее глазах был страх и потрясение. Кирон бросил ее на землю и огонь стал жарить непосредственно тело.
        —Убей меня, умоляю! -закричала она, тянув к нему руку.
        Кирон помнил, как жестоко она предала его. Он помнил, чего ему это стоило, но теперь она получит то, что заслужила. «Ведь первое правило паладинов-очищать людей от зла. А огонь хорошо очищает» -решил он про себя, не отводя взгляда от сгорающей заживо девушки перед ним.
        Он любил ее. Думал, что она его ждет, но как оказалось-это не так. «долг превыше любви и низменных человеческих желаний-что же, я это подтвердил, как никто другой».
        Часть домов уже сгорела, крики стихли и лишь трупы да руины напоминали о том, что здесь произошло, когда, наконец, староста не вышел из своего заведения.
        —Твоя еда настолько дерьмовая, что жрать ее могут только….
        Он прервался, когда увидел перед собой Кирона в черной броне. Медленно осмотрелся вокруг и, оценив разрушения и хаос, что стояли в округе упал на колени перед паладином:
        —Умоляю, пощади меня. Я же нез нал, я же думал, что ты не он. Все можно ведь еще исправить, умоляю, не убивай меня!
        Паладины в таких же черных доспехах, стали подходить к Кирону.
        —Встань.
        —Ненадо, прошу. Я забрал твою невесту? Забери мою жену! Дочку забери, она мала и невинна, как раз удачный возраст, умоляю…
        Кирон скривился-ему был противен этот толстый лысый мужик. Он бы убил его не раздумывая, но он нужен ему был еще:
        —Встань.
        Староста, тряся от страха своими тремя подбородками, поднялся на ноги. Сперва он опускал лицо, чтобы скрыть слезы, но, когда он увидел снятый скальп своей жены и ее тело, лежащее рядом, зарыдал и затрясся еще сильнее.
        —У меня есть деньги. Тебе же нужны были деньги! Немного еды? Я дам тебе сколько угодно!
        Гаррет засмеялся, а Кирон оставался невозмутимым.
        —Умоляю… — он подошел к Кирону, чтобы поцеловать его кольчужную перчатку, но получил удар в челюсть.
        Староста упал и заполненный кровью рот мешал ему говорить дальше.
        —Встань.  — все таким же ледяным голосом сказал Кирон.
        Староста плакал и трясся, видя, как паладины стояли в кругу и смотрели на него. Кирон оставался самым без эмоциональным среди них. Когда напряжение дошло предела, Кирон сказал:
        —Я оставлю тебя в живых.
        —Шпашибо… — прошипел сломанной челюстью староста.
        —Что бы ты рассказал остальным. Передай своему эльфийскому королю. Передай начальнику стражи. Передай всем, кого знаешь и кого встретишь. Паладины живы. И мы отомстим. Не будет никого, кто бы ни предался очищению. Никто не спрячется и не сбежит. Никто не уйдет от суда и не сможет откупиться. Паладины вернулись-скажи им это.
        Староста плакал и кивал. Когда Кирон махнул рукой, он побежал по руинам собственного дома, стремясь как можно быстрее сбежать отсюда.
        «Спасает свою жалкую шкуру»  — заключил Гаррет — впрочем, как и все.
        Кирон подошел к пытающейся выбраться из руин конюшни лошади и грубо схватил ее за гриву. Залез на нее без седла, он крикнул остальным:
        —За мной! Теперь они ответят за свои злодеяния. Гаррет, говоришь ты родом недалеко отсюда?
        —Да…-сладостно вбирая этот момент сказал он.
        —Пошли, навестим твоего отца. Он ведь хотел заработать? Покажем ему, его судьбу.
        —Ведь мы паладины.  — подтвердил Гаррет.
        —Защитники света!  — сказал кто-то другой.
        —Правды!
        —И справедливости!
        Подхватили все хором.
        —И теперь, мы рассудим этот мир, по справедливости.
        Он ускакал на лошади через руины вперед, остальные паладины пошли за ним. Теперь они знали, что должны принести в этот мир. Справедливость.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к