Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кольцов Сергей: " Тихая Разведка " - читать онлайн

Сохранить .
Сергей Кольцов
        Тихая разведка
        Часть I
        "Метеор" исчезает на рассвете
        Глава первая
        В ранний час по лесной дороге с большой скоростью мчался мотоциклист. На краю небольшой поляны у двух старых сосен он резко затормозил, легко ступил на примятую дождем траву и, пройдя мимо узнавшего его часового, поспешно спустился в блиндаж.
        Прибывшего начальника разведотдела подполковника Кондрашова встретил адъютант комдива капитан Вихров и немедленно доложил о нем генералу.
        Чавчавадзе сидел за столом, на котором лежала аккуратно сложенная пачка оперативных сводок и рапортов, а рядом дымился легким парком стакан чая. Генерал, как показалось Кондрашову, сердито смотрел из-под лохматых бровей на стоящий перед ним телефон. Увидев вошедшего, он осторожно положил на бумаги красный, остро отточенный карандаш.
        - Разрешите доложить, товарищ генерал?
        - Давно жду вашего доклада, подполковник!
        - Состав разведгруппы к выполнению задания готов! Командиром предлагаю гвардии лейтенанта Черемушкина.
        Генерал чуть помедлил с ответом, а потом сказал:
        - Хорошо. Этого офицера знаю лично. Полагаю, что он справится. Очень важно подобрать хорошего радиста...
        - Товарищ генерал! Сержант Коврова и рядовой Щегольков - те, что надо.
        - На Коврову у нас есть иные виды. Какие - станет ясно позднее. Но вы ее пока готовьте. Боевая дивчина. Что касается Щеголькова, то, мне кажется, очень уж он молод.
        - Да, товарищ генерал. Но уверен: будет туго - слезу горючую не пустит. Классный специалист!
        - Ну, что же... Если у вас все взвешено и рассчитано - не возражаю.
        Оставшись один, командир дивизии снова задумался. Как много неясного в создавшейся обстановке! Гвардейская стрелковая дивизия, преследуя отходящего противника, наткнулась на его упорное и ожесточенное сопротивление. Часть ее оборонительного рубежа проходила по кромке леса, прорезанного широкой просекой. Просека эта была приготовлена для высоковольтной линии электропередачи перед самой войной. Заросшая мелким кустарником и травой, перелопаченная взрывами мин, снарядов и авиационных бомб, расстрелянная ружейно-пулеметным огнем, она представляла теперь "ничейную" полосу земли, за которой внимательно и зорко наблюдали с обеих сторон. Правый ее фланг пересекал лощину, поднимался на возвышенность и, вновь опускаясь, шел извилистой линией по низине, границе вспаханного под озимь поля.
        Сведения о противнике, имеющиеся в распоряжении штаба, были скупы и разрозненны, а сроки поставленной перед дивизией задачи истекали. Все старания разведки взять в плен "языка" к успеху не приводили. Враг по-прежнему продолжал быть бдительным, настороженным. Поэтому командир дивизии отдал приказ на проведение разведки боем в составе одного стрелкового батальона. Но противник каким-то образом сумел разгадать замысел советского командования. Понеся значительные потери, батальон вернулся на исходные позиции. Сведений о противнике удалось собрать мало. Проводя анализ операции, перепроверяя уже имеющиеся данные, штаб дивизии пришел к выводу, что враг тщательно скрывает свои основные огневые средства. Вероятно, заранее зная о предстоящем ударе, противник ввел в бой передвижные артиллерийские группы, состоящие из танков и самоходок, создал мощный огневой щит и надежно прикрыл оборону своих пехотных дивизий; либо, - что теперь не подлежит сомнению, - накопил резервы и, в свою очередь, готовит ответный удар. И если это так, то какие части непосредственно входят в состав создаваемой или уже действующей
группировки? Ее начальные и последующие задачи? Намечаемый день и час удара?
        Штаб армии ждал достоверной информации для доработки плана предстоящей операции.
        По имеющимся данным, положение врага не было устойчивым. Этим вначале и объяснялось затишье на участке фронта, обороняемом дивизией. Но непонятным и страшным было то, что стрелковый батальон, проводивший разведку боем, встретил с той стороны бешеный минометно-артиллерийский огонь, контратаки танков. Странным казалось и другое: фашистская авиация довольно точно отбомбилась по огневым позициям приданных дивизии гвардейских минометов, укрытому в балочках танковому резерву, месторасположение которых войсковая разведка противника знать не могла. Их сосредоточение тщательно маскировалось. Активизировала свои действия и вражеская разведка всех степеней.
        Вначале в штабе дивизии объясняли активность врага действиями подошедшей к нему полнокровной пехотной дивизии. Ее части на марше были обнаружены с воздуха. Однако он, командир дивизии, по-другому расценивал события. Тревожили вопросы... Почему тщательно подготовленный план операции был сорван? Откуда было противнику знать о точном часе контрудара с целью разведки? Почему и при каких обстоятельствах погибла группа разведчиков, возглавляемая старшим лейтенантом Антоновым? Случайность ли это? Затем - странные подозрительные позывные, о которых доложила радистка сержант Коврова? Что означали они и кому были адресованы? Меры, принятые отделом "СМЕРШ", результатов пока не дали. Ключ к шифру радиограмм подобрать не удалось. Непонятно было и сообщение обер-ефрейтора Вилли Крамера, взятого разведчиками соседней дивизии. Генерал Шмелев охотно поделился с Чавчавадзе сведениями, которые при допросе дал пленный. Он подтвердил уже известное, но показал и нечто новое, о чем генерал Чавчавадзе мог только догадываться, но не был твердо уверен. Крамер не настаивал на своих показаниях. Он сказал, что не раз слышал
от своих товарищей по батальону: два дня тому назад к переднему краю начали подтягиваться подразделения мотопехоты и, мол, это части вновь сформированной группировки "Голубая стрела".
        В сложных ситуациях, подобных нынешней, генерал часто вспоминал один из ожесточенных боев, запавший в память гибелью сотен людей, но будто будивший в нем какие-то новые скрытые силы. То было накануне мощного по силе, но короткого по времени контрудара немецких войск под Кулешовкой. Ведя кровопролитные бои, части дивизии уплотнились, сжавшись на небольшом пятачке земли, опоясанном глубоким оврагом. Глубина обороны оказалась совсем незначительной и одинаково простреливаемой со всех сторон. Бои шли практически в окружении в течение нескольких суток, не затихая ни днем, ни ночью. Они обескровили дивизию, части, сведенные в стрелковые батальоны и роты, сопротивлялись с упорством обреченных. Люди дрались с отчаянием. Бросаясь в рукопашные схватки, применяли все, что было под рукой: штык, приклад винтовки, автомата, малую саперную лопату... Поздним вечером на исходе семисуточных боев по радио был получен приказ командарма о выходе из окружения. Глубокой ночью ударная группа под командованием начальника штаба одного из стрелковых полков нанесла дерзкий, неожиданный для немцев контрудар в направлении
деревни Мариновка. Расчленив фашистскую оборону до двухсот метров в ширину, она дала возможность через эту узкую брешь, огрызавшуюся неистовым беспорядочным огнем всех своих боевых средств, выйти тем, кто еще мог двигаться, вынести раненых. Прошиваемая трассирующими пулями, вспышками рвущихся мин и ручных гранат, взлетающими осветительными ракетами, ночная темь кипела и бурлила. Но остатки частей дивизии в какофонии ночного боя совершили, казалось, невозможное...
        Чавчавадзе подошел к стене и раздвинул шторки оперативной карты. Перед его глазами расстилались изученные им до мельчайших подробностей массивы леса, квадраты населенных пунктов, тонкая лента автомагистрали, ниточки проселочных дорог; пятнистая жирная лента железнодорожной артерии, берущая свое начало на срезе карты, с северо-запада пронизывала районные местечки Юдино, Лопатино, городок Васильев, пересекала передний край дивизии на правом фланге. С юго-запада, неравнобедренным треугольником, имея своим основанием конечную станцию Ширине в предполье квадрата "36", транспортная ветка напрямую обходила своею левой стороной деревню Егорино, соединяясь со станцией Лопатино, а вершиной - с Юдино. Нанесенные на карте красным и синим карандашом строгие геометрические фигуры указывали на дислокацию своих и немецких пехотных дивизий, пути подвоза и другие подробности. Давно зреющая мысль о необходимости поиска в глубоком тылу противника укоренилась в сознании как единственно правильная. Только тщательная разведка могла дать его штабу возможность раскрыть карты врага и неоспоримые преимущества в предстоящих
наступательных операциях гвардейского соединения.
        - Ну, что же, - проговорил генерал, отходя от карты. - Очень возможно, что под видом обнаруженных частей фашистское командование могло сосредоточить подразделения и другой, более солидной группировки.
        Выйдя в так называемую "приемную" - квадратную комнату, стены которой были обшиты тесом, с дощатым полом и бревенчатым, в несколько накатов потолком, - командир сухо приказал адъютанту Вихрову:
        - Пригласите ко мне подполковника Кондрашова и лейтенанта Черемушкина. А "Фиалка" пусть подготовит связь со штабом армии - немедленно. - Потом улыбнулся - Где же мой чай, капитан? Обещал горячий...
        - Все есть, товарищ генерал... Вам к чаю баранки или сухарики "московские"? И разрешите доложить! Гвардии лейтенант Черемушкин на инструктаже у начальника разведотдела. Прибудет к назначенному времени. Обед есть, товарищ генерал, с пылу, с жару... А вы чай, да чай...
        - Чай не пьешь - какая сила, - отозвался Чавчавадзе, и его приятный, с грузинским акцентом, с легкой картавинкой басок заполнил комнату. Высокая, широкая в плечах фигура генерала с крепко посаженной на короткую мощную шею головой, покрытой черными вьющимися, но уже прихваченными сединой волосами, невольно внушала уважение. - Уговорил, капитан... Обед - это не плохо, - И, сдвинув брови, посмотрел на Вихрова темными, излучавшими блеск глазами. - Вы напомнили в строевом отделе, что от похоронок на старшего лейтенанта Антонова и его разведчиков временно воздержаться?
        - Так точно, товарищ генерал!
        Когда лейтенант Черемушкин вошел в помещение штаба, навстречу ему сразу же поднялся Вихров. Разведчик пожал сухую, горячую руку адъютанта.
        - Вас ждет генерал, - глядя в густо-синие, пронзительные глаза Черемушкина, сказал Вихров. - И вас, товарищ подполковник, - добавил он, увидев Кондрашова, шагнувшего через порог землянки.
        Генерал внимательно и, как показалось самому Черемушкину, придирчиво осмотрел его с ног до головы.
        Черемушкин внешностью не выделялся: роста чуть выше среднего, ладно скроенная фигура, мягкие светлые волосы, ниспадавшие на высокий лоб, только синие, с упрямым, пронзительным взглядом глаза приковывали к себе внимание.
        - Не взыщите строго, разведчик, - произнес он, продолжая рассматривать плотно сбитую фигуру лейтенанта. - Знаю, устали. Такова наша солдатская доля... Нужно признать, что ваша работа за передним краем противника дала интересные сведения.
        Поздоровавшись, в землянку вошел начальник штаба полковник Купорев.
        - Скажите, что более всего бросилось вам в глаза в тылу противника?
        - Меня удивило, товарищ генерал, редкое движение по основной магистрали...
        - Да... Это чрезвычайно важная артерия в системе вражеской обороны, - согласился полковник Купорев, машинально потирая ладонью о ладонь, что выдавало его живой интерес к рассказу разведчика.
        - Не совсем обычное явление, - сделав паузу, продолжил Черемушкин. - Поздним вечером, вчера, на этой дороге нами была предпринята попытка взять в плен водителя тяжелого грузовика. От резкого поворота руля автомобиль правыми колесами завалился в кювет и перевернулся. Водитель был еще жив, когда мы его вытащили и перенесли в относительно безопасное место. Он оказался рядовым автороты одной из пехотных дивизий. Так значилось в его солдатской книжке. Но в бреду он все время повторял наименование иного соединения, которое я хорошо запомнил: это тридцать шестая танковая дивизия "Стальной таран"...
        - Насколько я помню, у нас имеются сведения о бригаде под таким номером? Не так ли, начштаба?
        - Вы правы, товарищ генерал. Бригада имела на вооружении танки "Т-3", "Т-4" и отдельный полк самоходных установок. Не так давно, в танковом сражении под Талихой, она потеряла две трети своего состава и была отведена в тыл. И больше в разведданных не значилась. Фашистское командование, видимо, укрупнило ее и на базе бригады создало дивизию...
        - Возможно... очень возможно, - ни к кому конкретно не обращаясь, медленно, как бы взвешивая каждое слово, вполголоса проговорил Чавчавадзе. - Это не фантазия Крамера? Или, быть может, здесь кроется что-то иное...
        - Что-то иное? - вслед за комдивом повторил разведчик. - Разрешите дополнить, товарищ генерал. В докладе мною упущена деталь, которая казалась мне незначительной. Вчера, в шестнадцать тридцать, мимо нашей засады по центральному шоссе прошел легковой автомобиль марки "Оппель-капитан" в сопровождении двух бронетранспортеров с пехотой. На правой дверце автомобиля отчетливо была изображена какая-то эмблема. В машине находился тучный, средних лет генерал.
        - Уточните место, - сказал комдив, бросив взгляд в сторону полковника Купорева.
        - Вот здесь, товарищ генерал, - палец Черемушкина уверенно остановился на карте у знака, означавшего развилку дорог. - Отсюда, от автомагистрали к хутору Лесной, идет проселочная дорога. Захватить или уничтожить автомобиль не было никакой возможности...
        - Незначительная деталь... Но вы знаете, что вольно или невольно подтверждаете показания Крамера? - Голос генерала приобрел сухость и суровость.
        Лейтенант Черемушкин встретился в упор со взглядом Чавчавадзе, одновременно отмечая в его интонации отчужденность.
        - Но... Разрешите, товарищ генерал, - покраснев от внезапно охватившего его волнения, от того, что его могут неправильно понять и что он, как старший группы, допустил серьезный промах в проведенном за линией фронта поиске. - Немцы особенно пристрастны к кабалистике. Изображение на военной технике различных символов, устрашающих голов разного зверья и прочих талисманов...
        - Вай-вай!.. Что ты лекцию мне прочитал, за это спасибо. Какой молодец! В истории кое-что смыслю. Мне, дорогой, нужны факты, действительность сегодняшнего, завтрашнего дня... - Генерал выдержал короткую паузу и прежним ровным голосом продолжил. - Крамер на допросе в дивизии Шмелева высказал мнение, что где-то в обширном прифронтовом районе формируется крупная группировка немецких войск. И, естественно, что гитлеровцы не для парада готовят эти силы. Командованию дивизии и нашей гвардейской армии весьма важно знать, что представляет собой эта группировка. Вы хотите что-то сказать, полковник? - Заметив приподнимавшегося из-за стола начштаба, недовольно спросил Чавчавадзе.
        - С вашего разрешения, товарищ генерал, я бы хотел предупредить лейтенанта Черемушкина о том, чтобы он не ставил перед собой в предстоящем разведпоиске самоцель - обнаружение некой таинственной группировки. Очень возможно, что фашистское командование, производя передислокацию подошедших свежих частей, старается отвести наше внимание от основной задачи.
        - У вас все, полковник?
        - Все, товарищ генерал.
        - Я разделяю ваше мнение, полковник. - Комдив на мгновение умолк, его уставшие от бессонницы глаза смотрели на лейтенанта Черемушкина по-прежнему внимательно и строго. - Задание вам придется выполнять сложное и многоцелевое. Ну, положим, к опасностям нам с тобой не привыкать, не так ли? Разведгруппа будет действовать в глубоком тылу противника в небольшом составе... кандидатура каждого разведчика, предложенного вами, лейтенант, рассмотрена и утверждена штабом дивизии.
        - Я готов, товарищ генерал, выполнить любое задание...
        - В этом у меня нет сомнений. Смотрите внимательно и запоминайте, - Чавчавадзе взял в руку указку, и ее заостренный конец заскользил по карте. - Перед нами огромный лесной район, занятый противником. С севера на юг, вдоль обороны нашей армии, он тянется на пятьдесят два километра. Глубина - шестьдесят четыре. Городок Васильев, в двух километрах от нашего переднего края к северу, и населенный пункт Светлово - к югу, разделенные между собой десятикилометровым расстоянием, имеют специфические особенности, здесь массивы леса переходят в мелколесье. Просеки, поляны при использовании маскировочных средств могут быть не видны с воздуха. Все это вместе взятое создает условия для скрытого подхода к нашей обороне, позволяет широко использовать крупные танковые и механизированные подразделения. Другими словами - самый удобный участок для нанесения внезапного удара по нашей обороне. Дальше... На пути квадрат "тридцать восемь". Это хутор Кямышиха. Конечный пункт - квадрат "сорок один" - поляна с поэтическим названием "Черный кристалл". Особое внимание на сохранность рации...
        - Товарищ генерал, - вставая, сказал подполковник Кондрашов, - вопрос о радистке... сержант Коврова знает свое дело преотлично.
        "Но это же невозможно", - едва не сказал вслух Черемушкин, ясно представив себе этот тяжелый, полный риска поход, в котором предстоит участвовать не просто сержанту Ковровой, а дорогому для него человеку...
        Черемушкин вдруг как бы наяву увидел ее здесь, в блиндаже командира дивизии - девушку среднего роста с длинными стройными ногами, по-детски неразвитой грудью, в кирзовых сапогах, в короткой облегающей бедра армейской юбке и в гимнастерке рядового состава, перетянутой в поясе солдатским ремнем... И словно бы ветер взметнул ее густые светло-каштановые волосы на гордо посаженной голове с высоким чистым лбом...
        Внимательный, ничего не упускающий взгляд генерала отметил замешательство лейтенанта.
        - Товарищ генерал, - тихо, но твердо произнес Черемушкин, - мне кажется, что женщина не подходит для такого задания.
        - А вы не тревожьтесь, товарищ Черемушкин. Наше решение, принятое вчера с начальником штаба, отменяется. По поступившим к нам сведениям, противник знает про "окно" на болоте, на правом фланге дивизии, где был первоначально намечен выход вашей группы в тыл врага. В общем, разведгруппа во главе с вами, лейтенант, будет десантирована на парашютах в центре квадрата "двадцать три". Что касается Ковровой, то по заданию штаба армии она прибудет в квадрат "сорок один", где самолет совершит посадку. Радистка временно останется в партизанском отряде. Возвращение вашей группы - самолетом, с поляны "Черный кристалл" после получения "Фиалкой" радиограммы о завершении поиска.
        Командир дивизии не мог сейчас ничего сказать о причинах этих неожиданных изменений. А дело было в следующем. Базирующийся ранее в квадрате "тридцать четыре" партизанский отряд Бородоча, имеющий связь непосредственно со штабом армии, вчера в полдень в результате длительного боя с карательным отрядом СС потерял половину состава убитыми и ранеными. Разорвав кольцо окружения, он с трудом оторвался от преследования и отошел в квадрат "сорок один". Партизаны оказались в тяжелом положении: с мизерным запасом боеприпасов, продуктов, медикаментов. И ко всему этому - потеря радиста и самой рации. Сообщение об этом пришла кружным путем и легло расшифрованным на стол начальника штаба незадолго до прямого телефонного разговора генерала Чавчавадзе с командующим армией.
        - Поэтому ваша группа будет состоять из семи человек вместе с вами, товарищ Черемушкин. В порядке ориентировки... На тот случай, если группа окажется в критическом положении или нарушится связь со штабом дивизии, одному из разведчиков - по вашему выбору - разрешается посетить станцию Юдино, что в двадцати километрах от поляны "Черный кристалл". На западной стороне станции, неподалеку от входного семафора, в будке стрелочника, запомните, в первой половине дня будет находиться один из подпольщиков городка Юдино, наше доверенное лицо. С фотографией этого человека вас ознакомят. Пароль при встрече: "Большая земля ждет вас в гости". Ответ: "До большой земли немалое расстояние. Нужно еще дойти". Ваши позывные - "Меркурий". Позывные дивизии - "Фиалка". Желательно полученную информацию не накапливать. И главное - разведка должна быть тихой. О предстоящей операции, ее задачах знают только присутствующие. Если нет вопросов - все свободны.
        - Товарищ генерал, - в голосе полковника Купорева послышались торжественные нотки. - Как раз подходящий момент. Из штаба армии получен приказ о награждении гвардии лейтенанта Черемушкина орденом Боевого Красного Знамени.
        - Ну, разведчик, с тебя причитается, - тепло обнял генерал Черемушкина. К нему присоединились Купорев и Кондрашов.
        Глава вторая
        Широкие стекла окон играли бисером дождевых капель. Лохматое, с черными жилами небо серой массой цеплялось за верхушки тополей, росших у подъезда двухэтажного здания, давило на притихший, безлюдный городок. Группенфюрер Веллер, командующий формирующейся армейской группой "Метеор", молчаливо смотрел в окно на блестящие от дождя железнодорожные рельсы, по которым угрюмым жуком ползал маневровый паровоз "Овечка", подавая унылые, сиплые гудки. Он не слышал скрежета буферных тарелок, повизгивания рельсов, только отмечал, как растет, удлиняясь, состав из красных восемнадцатитонных грузовых вагонов на запасной линии. Чуть дальше, за станционными зданиями, Веллер видел темно-зеленую, начавшую желтеть с верхушек массу леса, уткнувшуюся углом в стоящую на отшибе полуразрушенную, с высокой трубой городскую котельную. Грязно-серая лента шоссе, разделяющего городок на две части, пересекала линию железной дороги, резко сворачивала на опушку леса и терялась за плотной стеной деревьев.
        Станция Юдино была небольшой, и ее узел состоял всего лишь из трех запасных железнодорожных ниток и главного пути. Поезда уходили и приходили пока точно по расписанию, составленному немецкой администрацией, и составы не загромождали путей. Шли крытые вагоны, цистерны, платформы. Они быстро разгружались солдатами, преимущественно вспомогательных подразделений. Танки и самоходки, группируясь в укрытиях от воздушного наблюдения на близлежащих площадках, постепенно рассасывались, направляясь в указанные районы сосредоточения своих частей. Горючее и боеприпасы увозили к засекреченным хранилищам.
        Городок, имеющий то же название, что и станция, состоял их трех десятков прямых и длинных, продольных и многочисленных поперечных улиц и улочек, сквозных и тупиковых переулков. Магистралью города, близко подходящей к железнодорожному полотну, являлось асфальтовое шоссе.
        Здание, в котором расположился штаб группы войск, было выбрано не случайно. Это небольшое, крепкое, старинной кладки с метровой толщиной стен строение в два этажа, с мощными железобетонными перекрытиями соответствовало своему назначению. Штаб располагался в глубоком подвале, имеющем два выхода. Некоторые службы занимали первый этаж. Комнаты командующего группой находились выше, а остальные, имеющие отдельный выход со стороны соседней улицы, были отведены начальнику контрразведки и командиру охранного батальона войск СС.
        Веллер, как бы принуждая себя, медленно повернулся от окна и несколько мгновений смотрел на сидевшего у письменного стола в глубоком кожаном кресле начальника отдела контрразведки группы "Метеор" штандартенфюрера СС Фалькенберга.
        - Я доволен, штандартенфюрер, - произнес он наконец, - доволен прежде всего вашей оперативностью и знанием дела. Я говорю об участии вашей организации в скрытой передислокации частей, входящих в группу особого назначения...
        Словно высеченное из серого дикого камня удлиненное лицо Фалькенберга несколько оживилось. Тонкие, красные ниточки губ вздрогнули:
        - Рад слышать это, экселенц! Представители соответствующих служб тоже проявили должное усердие...
        - Но меня, штандартенфюрер, прежде всего интересует информация о работе русской разведки, о принятых ею мерах. Не кажется ли вам, что по силе и мощи огневых средств, примененных нами при отражении атаки стрелкового батальона из дивизии генерала Чавчавадзе, проводившего разведку боем, русские догадываются об изменении в соотношении сил? Я хочу сказать, что тайна формирования нашей группы в некоторой степени перестала существовать для штаба армии генерала Фалеева.
        - Информация, которой располагает отдел войсковой разведки во главе с оберштурмбанфюрером Вагнером, находящимся сейчас в войсках передней линии, не подтверждает ваших опасений, группенфюрер, - уверенно сказал Фалькенберг.
        - Насколько я знаю Фалеева, - прервал его Веллер, - человек этот - мастер проведения сложных боевых операций. Таков же и генерал Чавчавадзе... Этот умный, отважный грузин - не заштатная фигура. Я хочу сказать, что наша передислокация, если мы действительно хотим сохранить ее в тайне, требует гораздо большей осторожности. Это не кашу для солдат приготовить. Я не прошу, а требую исключить утечку любой информации.
        - И все же, группенфюрер, разрешите успокоить вас. Радиограмма агента С-42, полученная сегодня утром, говорит о том, что советское командование уверено: кроме подразделений известных пехотных дивизий в распоряжении намозолившего ему глаза седьмого армейского корпуса каких-либо других существенных резервов не имеется.
        Веллер заметил, как у Фалькенберга сузились зрачки желтоватых, кошачьих глаз. "Какая самоуверенность, - подумав он неприязненно. - Но, слава богу, с ним можно работать. Этот не из гвардии тупиц и невежд".
        - Имею честь передать вам схему переднего края соединения генерала Чавчавадзе, - прервал мысли Веллера штандартенфюрер. - Она - точная копия плана обороны этой дивизии.
        - Кто? - быстро спросил Веллер, с интересом рассматривая бумагу.
        - Агент С-42.
        - Такую схему можно получить простой аэросъемкой, не теряя времени и людей... Или... комплектуя данные наблюдателей из траншей первой линии, - разочарованно протянул командующий.
        - Но к схеме имеется еще и пояснительная записка. В ней - расстановка огневых средств, участки расположения резервов...
        - О! Это меняет дело. Дайте-ка, еще раз посмотрю. Да-а... Согласен. Сведения немаловажные. Мы подумаем с начальником штаба. Считаю, что ваш человек заслуживает доверия и... поощрения.
        - Штурмбанфюрер Вебер, группенфюрер, - опытный, прошедший отличную школу разведчик. Разрешите вернуться к вопросу о попытке контрудара стрелкового батальона русских. Нам известно, части их пехотной дивизии испытывают острый недостаток в личном составе и боевом оснащении. Сейчас, как мне кажется, самый удобный момент для нанесения удара и выхода нашей армейской группы на оперативный простор...
        - Не время. Части группы "Метеор" еще не слиты в один мощный кулак. Вам следует запомнить, штандартенфюрер, что все, касающееся сроков нашего контрудара, относится целиком и полностью к компетенции командующего армейской группой и штаба во главе с его начальником.
        - Что касается гибели разведгруппы старшего лейтенанта Антонова, группенфюрер, - попытался несколько переменить тему разговора Фалькенберг. Он пристально посмотрел в холеное, с тонкими чертами, продолговатое лицо командующего, левая сторона которого была отмечена крупным родимым пятном. - Дело случая. На войне - как на войне.
        - Это прожектерство, штандартенфюрер! Русские, да будет вам известно, не верят случайностям. Они ищут причины, - с заметным раздражением отпарировал Веллер. - Всех русских разведчиков, ничего от них не добившись, расстреляли в овраге, даже не узнав, кто из них старший лейтенант Антонов!
        - Вы не справедливы к моей службе, группенфюрер. Всего лишь двое из них попали в наши руки живыми. Но только и того, что живыми. Оба в бессознательном состоянии. Моя вина в том, что им не раскрыли рты... и я учту это в дальнейшем. Догадываюсь, кто виновник искажения фактов. Не знаю, зачем все это понадобилось начальнику гестапо штурмбанфюреру Крюгеру. Кстати, сегодня из Берлина должна прибыть гостья - штурмбанфюрер СС Штальберг.
        - Что это еще за птица? - поджав тонкие губы, с ленивым любопытством поинтересовался Веллер. - Хотя подождите, я кое-что слышал о ней. Точно. Я вспомнил события июньских дней тридцать третьего...
        - Женщина, которая кое-что стоит... и не мало, - вставил Фалькенберг. - Мне приходилось слышать о ней. Она свой человек в управлении Шелленберга и Имперской канцелярии Кальтенбруннера. Ее давний покровитель, от которого она нередко получает поручения особой важности, сам рейхсфюрер СС Гиммлер. Карьера ее началась в памятную ночь тридцать третьего в резиденции капитана Рема. Неплохо осведомлена о деятельности штабов крупных соединений. В свое время закончила Мюнхенскую разведшколу. Основная задача, возложенная на штурмбанфюрера Штальберг, - контроль и координация служебной деятельности гестапо и контрразведки по предупреждению утечки какой-либо информации о вверенной вам армейской группе "Метеор", группенфюрер.
        - Если она всемогуща и к тому же красива, - иронично заметил Веллер, - готов принять ее в любое время. Мне будет приятно встретиться с высокопоставленной гостьей.
        - Она молода и исключительно пикантна, группенфюрер.
        - Что еще у вас, Генри? - резко спросил Веллер у безмолвно появившегося адъютанта.
        - Радиограмма от агента С-42. - На плоском лице адъютанта с выдающимися вперед скулами появилась легкая тень тревоги. - С-42 сообщает о возможном появлении советских разведчиков в районах расположения армейской группы...
        - Что? - сиплым голосом переспросил Фалькенберг, медленно вставая с кресла и не спуская глаз с листка бумаги в руках Генри.
        - Можете идти, гауптман, - произнес Веллер, движением руки отпуская адъютанта. - Вот ваша хваленая агентура! Кто знает точно, почему и зачем именно к нам засылается русская разведка? Что послужило для этого поводом? Вы знаете? - Веллер, не сдержав себя, с жестокой иронией проговорил: - Шерлоки Холмсы!.. Черт побери! Читайте! Агент С-42 сообщает, что советские разведчики будут десантированы самолетом... - Он резко поднялся, и радиограмма, легко спорхнув со стола, мягко легла на пол.
        Фалькенберг даже не шелохнулся.
        Несколько успокоившись, Веллер стал расхаживать по кабинету, не обращая внимания на стоявшего перед ним начальника контрразведки. "Что побудило русских, - раздумывал он, - организовать разведку глубокого прифронтового тыла? По всей вероятности, их должен интересовать сам факт существования армейской группы "Метеор". Что бы предпринял я в подобной ситуации? Принимая во внимание определенный риск при продвижении разведгруппы от передней линии обороны в глубину, поставил бы одну конкретную задачу: выяснить место расположения и состав неизвестной группировки, ее ближайшие и последующие намерения, коммуникации, обеспечение боевой деятельности, сроки нанесения удара. Если так, то принял бы меры максимальной безопасности разведчиков на подступах к главной цели... Но все же, что известно советскому командованию о появлении армейской группы особого назначения? Кто может немедленно ответить мне на этот вопрос? Вебер?"
        - Вы понимаете, - подойдя к висевшей на стене карте, недовольным тоном произнес Веллер, - что появление разведки противника в нашем тылу - реальная вещь. Прямая угроза планам Ставки. Нужно быть совершенно близоруким, чтобы не понимать происходящего.
        Фалькенберг в знак согласия молча склонил голову:
        - Но почему бы генералу Чавчавадзе и не послать своих разведчиков в наш глубокий тыл. Я считаю, рождение нашей армейской группы для русских по-прежнему остается тайной... Мне кажется, что Вебер своевременно информировал нас об этом.
        - Хорошо! - Несколько помедлив, холодно отозвался Веллер. - При первом же сигнале появления советских разведчиков их ликвидацией займется ваша служба. Я ожидаю от вас решительных действий. Свяжитесь по радио со штурмбанфюрером Вебером.
        - Это невозможно, группенфюрер. Агент С-42 выходит на связь только в часы и дни по строго установленному графику.
        Веллер нетерпеливо пожал плечами:
        - Насколько мне известно, вы всего сутки назад вне графика запрашивали Вебера о причинах молчания.
        - Совершенно верно... Но запросы частые и без системы быстрее привлекут внимание советской контрразведки. Если уже не насторожили ее.
        - Многое зависит и от вас лично, штандартенфюрер! Нам крайне важно знать точные координаты выброски русских парашютистов.
        - Мои люди выполнят ваш приказ. Немедленно будут выделены отряды полевой жандармерии, подразделения войск СС для прочесывания местности не только в квадратах предполагаемой выброски. Надеюсь, что связь с агентом С-42 будет установлена.
        - Кто из офицеров вашего отдела будет руководить операцией?
        - Начальник спецотделения контрразведки оберштурмбанфюрер Гассель.
        - Потрудитесь обеспечить на вероятном курсе советского самолета непрерывное дежурство ночных истребителей. Попросите звено истребителей-охотников из авиаполка "Серые мустанги". Отдельный авиаполк объекта "Стальной меч" не беспокоить.
        - Слушаюсь, группенфюрер.
        - Уверен, что русское командование интересует именно наша группа. И думаю, что возможные координаты выброски парашютистов намечены в районах квадратов "двадцать девять", "тридцать", "тридцать один"... Нетронутые массивы лесов, малочисленные гарнизоны, бездорожье - немаловажные факторы, учтите это.
        - Я отлично вас понял, группенфюрер.
        - Поймите и другую особенность. Центральная железнодорожная и единственная шоссейная магистрали, питающие фронт, - заманчивые объекты для диверсии. Кроме того, городок Юдино, хотя и небольшой железнодорожный узел, но весьма важный в тактическом отношении... Единственный, в этих районах населенный пункт, где может разместиться штаб крупной группировки. От моего имени передайте указание о круглосуточном дежурстве на всех радарных установках аэродромного узла "Мустанг". И запомните на всякий случай: советские разведчики - ваша аттестация.
        Глава третья
        В одну из ненастных апрельских ночей разведчику Отто Веберу, получившему важное задание, удалось пересечь линию фронта на военном транспортнике. Выбрасывался он в тыл русских не один. Вместе с ним в пассажирском отсеке самолета находились еще шестеро рослых, мрачноватого вида молчаливых спутников, одетых в маскировочные костюмы десантников. О них, их задании он не знал ровным счетом ничего, но в силу своего жизненного опыта предполагал, что эти люди с громоздкими заплечными мешками, короткоствольными "шмайссерами" на коленях, имеют цели иного характера, чем он. Они покинули самолет, летящий в ночной темноте, незадолго до района приземления и сгинули так же внезапно, как и появились. Ему же предстояло определить пропускную способность основной Южной железнодорожной магистрали, связывающей центр страны с прифронтовой зоной, уточнить самые уязвимые ее места, при разрушении которых жизнь на ней замирала бы на продолжительное время. Но и это было не самое главное. После выполнения первого задания предусматривалась попытка внедрения в один из научно-исследовательских институтов.
        Институт, вернее его филиал и лаборатория, находились в одном из областных центров. Вначале все шло нормально. Люди с подобным образованием - Вебер предъявил диплом об окончании физико-математического факультета Свердловского политехнического института - были очень нужны. Кадров не хватало. И уволенный из армии по случаю тяжелого ранения и контузии офицер в звании капитана Павел Матвеевич Хлебников был позарез нужен.
        Начальник отдела кадров - седоволосый, с тяжелым взглядом серых, глубоко сидящих глаз, бывший фронтовик - просмотрел документы, изуродованной ладонью правой руки пододвинул их к краю стола:
        - Все документы у вас в порядке. Виза руководителя лаборатории имеется. Одна несложная формальность: в первом отделе вам должны оформить допуск по нужному индексу секретности... Сами понимаете... И тогда - милости просим.
        Вебер представлял себе функции спецотдела подобного рода учреждений. Догадывался, чем может закончиться проверка его личности. Запрос о достоверности документов может быть осуществлен по двум каналам: Свердловский политехнический институт и воинская часть, где проходил службу подлинный Павел Хлебников - капитан, командир противотанкового дивизиона.
        Глубокой осенью сорок третьего после ожесточенных массированных контратак немецких танков на важнейшем участке Южного направления из всего личного состава дивизиона в живых остался только капитан Хлебников. Контуженным попал в плен. После непродолжительного допроса, если можно так назвать его молчание, был расстрелян.
        Риск внедрения, конечно, был велик. Но его жизнь всегда, как считал Вебер, текла не по накатанной, прямой дорожке, а состояла сплошь и рядом из опасных приключений и каждый такой эксперимент являлся ставкой на жизнь. В случае же успеха, а ему, как планировалось свыше, необходимо было продержаться около трех месяцев, сулили не только повышение по службе при возвращении в родные пенаты, но и отменные, устойчивые перспективы в дальнейшем.
        Вебер решительно переступил порог спецотдела и увидел перед собой сидящего за столом молодого человека в офицерском обмундировании без погон. По всей длине левой щеки его широкоскулого, с полными губами добродушного лица, к самому подбородку стекал узкой, синеватой полоской узорчатый шрам - след от удара ножом или немецким кинжальным штыком. Темные, чуть выпуклые глаза под черной, сплошной линией бровей цепко, через квадратные линзы пенсне рассматривали вошедшего.
        - Меня о вашем приходе поставил в известность начальник отдела кадров. Офицер? Видно по вашей выправке. Специальность?
        - В дипломе все указано, товарищ...
        - Нет! Я не об этом. Военная специальность?
        - Артиллерист. Бывший командир дивизиона "пэтэо" - капитан Хлебников.
        - Хлебников... капитан Хлебников. Очень знакомая фамилия. Вы не служили в стрелковой дивизии генерала Махова, капитан? Генерал Махов - умница... Человек, в полном, добром смысле слова...
        Вебер почувствовал, как у него где-то в глубине живота неприятно заныло. Тревожно екнуло сердце, на миг остановилось и вновь заработало, обретя какой-то учащенный ритм. Ему вдруг захотелось поднять руку и снять тонкие, невидимые нити паутины, щекочущие лицо. Капитан Хлебников был именно из упомянутой дивизии. Это пушки его дивизиона стояли на танкоопасном направлении в полосе обороны стрелкового полка, в том самом сражении при массированном ударе немецкого танкового клина. В этом ожесточенном противоборстве живой человеческой плоти и стали капитан Хлебников не мог знать, что наступил последний бой в его жизни. Напряжением воспитанной в себе воли Вебер внешне оставался спокойным и уже собирался отрицательно ответить на заданный ему вопрос: "Нет! К сожалению... Воевал в составе иной стрелковой дивизии, на Северо-Западном". Существовала ли такая дивизия на Северо-Западном - он понятия не имел. Собирался сказать первое, что пришло в голову. Но тут на столе у начальника спецотдела зазвенел телефон.
        Он положил конец словесному истязанию Вебера.
        - Хорошо. Сию минуту. Нет. Да. Нужно подумать. Нет. Я иду сейчас же к вам, - отвечал начальник спецотдела невидимому собеседнику. - Правда, у меня посетитель, но, думаю, он подождет меня. Извините, - произнес он, обращаясь к Веберу. - Мое отсутствие будет недолгим. Эдак минут через пяток мы продолжим разговор. Вы курите? Нет? Это прекрасно. А я ведь имел честь служить у генерала Барышева, - он приподнялся со стула, и Вебер невольно отодвинулся в сторону, уступая дорогу. Начальник спецотдела взял в правую руку костыль и, сильно припадая на левую ногу, вышел из-за стола. Пропуская в дверь Вебера, попросил: - Подождите немного в коридоре.
        Закрыв дверь на ключ, майор удалился в глубь коридора. И когда шаркающие шаги и стук костыля замерли в тиши кабинетов, Вебер не спеша, словно совершая прогулку, двинулся в обратную сторону, к выходу из здания, придя к печальному для себя выводу, что все надежды на внедрение рушатся и никакая сверхнадежная легенда не спасет его от разоблачения в самом ближайшем будущем.
        Всю дорогу до трамвайной остановки размышлял он о превратностях человеческих судеб. И в мыслях его даже мелькнуло что-то вроде уважения и зависти к начальнику спецотдела, бывшему майору Панину, получившему инвалидность на фронте, но оставшемуся кому-то нужным в эти тяжкие для людей военные годы. Его же собственная жизнь зависела от прихотей судьбы. Имелись и иные силы, влекущие его по туманной, неясной орбите, не давая права выбора, заставляя вращаться в экстремальных условиях.
        Вебер недолго задерживался в квартире, расположенной почти в самом центре областного города. Через час он уже был в пути, стремясь к новому месту жительства. Ему удалось осесть в небольшом придонском городе. Поселился в одноэтажном деревянном домишке на тихой неприметной улице, обсаженной с двух сторон проезжей части стройными пирамидальными тополями. Хозяйке, словоохотливой, опрятной старушке Ниловне, новый жилец предъявил паспорт и свидетельство об освобождении от воинской обязанности с положенными отметками военно-учетного стола милиции, справку от военного коменданта города, что он, Василий Данилович Григорьев, имеет право на прописку. Внешний облик Василия Даниловича, его самоуверенное поведение сначала не понравились хозяйке. Иногда ей казалось, что смеется он принужденно, жестикулируя сухими, не знавшими тяжелой работы руками. Но постепенно покорили Ниловну бесконечные и, казалось, совершенно искренние рассказы о фронтовых делах, о скором времени, когда Гитлеру и его компании придет конец. Она слушала его, согласно поддакивала, порой пытливо расспрашивала Василия Даниловича о подробностях
личной жизни, оставленной на Украине семье, с которой он не может восстановить связь. Под впечатлением рассказов, вздыхала, украдкой вытирая кончиком головного платка слезинки. У нее было на фронте два сына, и от одного из них, Алеши, вот уже два месяца не получала писем. Надев старенькие, перевязанные черной ниткой очки, Ниловна с особым вниманием прочитывала сводки Совинформбюро и не раз высказывала Василию Даниловичу свои предположения о ходе действий на фронте. Словом, в конце концов, уважительный и щедрый к ней жилец стал своим человеком в доме.
        Василий Данилович в городе бывал редко, ссылаясь на обострение болезни, якобы полученной им в результате ранения в голову и грудь, подолгу лежал в постели, безучастно и неподвижно смотря в низкий дощатый потолок своей комнатушки.
        Изредка проходила проверка документов.
        Жилец равнодушно, но всегда почтительно улыбаясь, протягивал нужные бумаги и отступал в глубину комнаты. И, как всегда, оказывалось, документы у Василия Даниловича Григорьева, снятого с воинского учета в связи с тяжелым ранением, были в полном порядке. И невдомек было никому, что жил он, особенно в отсутствие хозяйки, скрытой, активной жизнью. Так шло время. Текла незаметная жизнь Василия Даниловича. Но однажды... Однажды обычный ритм его жизни нарушило появление молодой белокурой женщины, что немало удивило Ниловну. Женщина ласково поклонилась Ниловне и с тревогой в голосе осведомилась о состоянии здоровья ее жильца, объяснив, что в этом городе она проездом и вот не могла удержаться, чтобы не проведать старого товарища ее мужа. Сама она очень спешит, так как надо ехать дальше, а очередной поезд будет только через два часа. Все было так, что Ниловна не могла усомниться в правдивости слов пришедшей и охотно проводила ее в комнату, где проживал Василий Данилович.
        В комнате у Григорьева женщина пробыла около часа. Вечером того же дня он вышел из дома, взяв с собой продолговатой формы пакет, предупредив хозяйку, что вскоре вернется. Напрасно, объятая какой-то тревогой, ждала его в этот вечер старушка. Василий Данилович не вернулся ни утром, ни вечером следующего дня, пропал, как в воду канул. И только на третий день, не в силах удержать своего беспокойства, Ниловна обратилась к участковому милиционеру по поводу исчезнувшего без вести своего жильца. Но человека с такой фамилией в списках воинской комендатуры и милиции не оказалось. Так и остался в утешение необычайно удивленной Ниловне небольшой фибровый чемоданчик с парой чистого белья да томик стихов Александра Блока.
        А в тот же вечер Василий Данилович Григорьев превратился в бывалого фронтовика капитана артиллерии Петра Алексеевича Максимова. Офицер артиллерии пришел на вокзал, смешался с пассажирами, преимущественно военными и, как бы в ожидании нужного ему поезда, стал коротать время; переходя из зала в зал, он завязывал знакомства с офицерами. Но все это было не то, что так терпеливо и настойчиво искал капитан артиллерии. Он хорошо понимал, что хотя и имел отлично сфабрикованные документы, они не открывали перед ним перспектив безопасной и длительной работы в какой-либо части советской армии. К тому же офицеры, направляющиеся в действующую армию, непосредственно на передний край в качестве командиров взводов, рот и батальонов не могли интересовать разведчика. В шифровке, переданной ему на квартире Ниловны белокурой женщиной, кроме данных по связи, имелся приказ: изыскать способ вживания в штаб одной из стрелковых дивизий, причем, строго определялся участок фронта. Наконец Максимову повезло: он обратил внимание на входящего в зал худощавого, среднего роста, с приятным, смугловатым лицом офицера с вещевым
мешком. На плечах его отглаженного мундира при скупом вокзальном освещении поблескивало золото парадных, с двумя просветами погон с майорскими звездами. По эмблеме Вебер с удовлетворением отметил, что это тот человек, который ему нужен.
        Между тем вошедший осмотрелся вокруг, хмуря черные брови. Живые, блестящие глаза его искали, где бы присесть. Заметив, что одно место в углу освобождается спортивного вида офицером в звании капитана, поспешно занял его, с удовлетворением вытянув ноги. Через несколько минут капитан вернулся и, увидев, что место занято, нерешительно, с огорчением на лице остановился. Майор сочувственно посмотрел на него и сказал:
        - Садитесь, капитан, потеснимся...
        - Сидите, товарищ майор. Субординация - мать порядка в нашей армии. Я уж как-нибудь устроюсь.
        - Субординация здесь не при чем. В тесноте, да не в обиде, - майор улыбнулся. Улыбка его, добрая и располагающая, словно окрылила капитана.
        - Ну, что же, если так, то с удовольствием. Считаю ваше предложение принятым.
        Через минуту Максимов, как со старым знакомым, вел с майором оживленный, ничего не значащий разговор:
        - Так говорите, тю-тю - фронт! Счастливец вы, товарищ майор. А меня, вот досада - рвался, а нет... Не пускали. После тяжелого ранения, говорили мне врачи, отдых полагается, здоровье поддержать и все такое прочее, шут его возьми. Проявил настойчивость, врачей обвел тихо-тихо и, скажу вам по секрету, - Максимов нагнулся к уху собеседника, - начальником "овээс" полка еду...
        Майор усмехнулся. Об офицерах, стоящих на подобных должностях в армии, особенно на передовой, говорили нередко двусмысленно: знаем, дескать, эти тыловые подразделения, полковое снабжение... И он глуховатым, будто простуженным голосом ответил:
        - Что вы, капитан! Я ведь, собственно, тоже, как и вы, после ранения и лечения в госпитале... Назначен в одну из стрелковых дивизий, где командиром генерал Чавчавадзе...
        - Понятно... Понятно, товарищ майор. Впрочем, что тут толковать... Бог с ними, с этими должностями, - Максимов развязно махнул рукой. - Прошу, не обессудьте, если за наше знакомство по чарочке... Подходит? Важнецкая горилка. Довоенный марочный коньяк.
        - Что вы, капитан, - нерешительно отказался майор, - право же, не стоит. Да и, собственно, непьющий я...
        - Ох, эти мне непьющие и некурящие офицеры-фронтовики! Заранее прошу извинить за неэтичность. Вы, что же, возможно, и с женским полом не в дружбе? Как это у Александра Блока:
        Унынье прочь! Мы вечно юны,
        Что зимний вечер! Сияет май!
        Ударь, певец, в живые струны,
        И буйство жизни повторяй...
        Капитан заговорщически подмигнул. Но его настойчивый, покровительственный тон не понравился майору. Несмотря на это, он нехотя согласился.
        Через полчаса, опорожнив бутылку с помощью сидящего с ними незнакомого старшего лейтенанта, они рассказывали друг другу о своем житье-бытье, о планах на будущее. В результате беседы Максимов узнал немало из жизни своего собеседника. Майор жил раньше на Украине в небольшом районном центре Малино, где воспитывался в детском доме. Институт закончил в Киеве, и тут началась война. Словом, Максимов узнал то, что нужно было знать вражескому разведчику. А дальше... Глухой ночью они ехали вместе на тормозной площадке товарного вагона как давние, прошедшие через годы друзья. И когда поднялось веселое, струившееся теплом июньское солнце, на крутом железнодорожном перегоне, в сорока трех километрах от станции отправления, был обнаружен труп неизвестного человека в нижнем белье с изуродованным до неузнаваемости лицом и телом...
        Глава четвертая
        Подполковник Кондратов вышел от командира дивизии и, пройдя несколько десятков шагов, встретил начальника связи майора Левашова. Тропа, изгибаясь, уходила книзу, к большому лесному озеру, у которого, если удавалось выкроить для себя свободное время, подполковник любил побыть один и молча, без движения смотреть на противоположный берег, чувствуя, как проходит усталость трудного дня. Приходил туда просто постоять, поразмыслить о бесконечных вопросах фронтовой жизни. И ему иной раз удавалось именно там решать задачи, которые ставила неумолимо жестокая машина войны.
        - Не пылит дорога, не дрожат листы, - пожимая Кондрашову руку, с чувством продекламировал Левашов. Его серые глаза из-под короткого козырька новой офицерской фуражки смотрели пристально, изучающе. - Слышал-слышал о некоторых успехах вашей службы. Приволокли все же "языка" разведчики соседа? Надеюсь, скоро дела пойдут, ибо морокует над этим сам неутомимый полковник Купорев.
        Кондратов непринужденно рассмеялся, в свою очередь, словно бы впервые, рассматривая невысокую, мускулистую фигуру Левашова.
        - А вы, как вижу, время зря не теряете: фуражечку успели получить? А вот от моды явно отстаете, товарищ майор, - смотря на его худощавое, чисто выбритое лицо с тяжелым квадратным подбородком, парировал Кондратов. - Отставать от моды - в наше-то время! - грешно. Я об усах. Были бы вам к лицу. Такие, знаете ли, как у кутузовских гвардейцев!
        Левашов оживился:
        - Верно-верно... Добрый совет - мудрость дающего. Усы гусаров Давыдова являлись предметом зависти и подражания. И все же, каковы успехи?
        - На участке соединения генерала Чавчавадзе идут бои местного значения, - отделываясь шуткой, ответил Кондратов. - Ну, а если точнее, то, думаю, все в норме. Для чего и живем.
        Кондратов уважал майора Левашова как классного, думающего специалиста и - не более. Особенности его работы, а отчасти и характер, не позволяли ему идти на близкие контакты с людьми малознакомыми, даже относящимися к сфере его деятельности. Войсковая разведка была для него святыней, и было просто непозволительно пренебрегать ее непреложными законами. Левашов, как было отмечено сослуживцами, относился к типу людей педантичных, ничего не делающих без строгого самоконтроля. Избегал женщин, не вступал с ними ни в какие связи, кроме служебных. О нем ходили разные слухи, одна из связисток как-то поделилась с подругами своими впечатлениями: "Майор Левашов - симпатичный и обходительный мужчина. Но ведет себя, как монах-иезуит. Может быть, он не уверен в своих мужских достоинствах?" Однажды, при случае, ему рассказали об этом дивизионные шутники. Подумав, он усмехнулся: "Мои мужские достоинства, о чем лепечет эта непорочная дева, при мне и в самом лучшем виде".
        Всем хорошо было известно, что Левашов прибыл в дивизию из госпиталя. Он как-то легко вошел в состав офицеров штаба, заменив тяжело раненного подполковника Снегирева...
        Кондратов вспомнил об этом, когда Левашов, сказав на прощанье: "Желаю успеха армейским следопытам, вышедшим на тропу войны", удалился в сторону переднего края.
        Потом у землянки разведотдела Кондрашова остановил хрипловатый голос майора Окунева. Настоящая мужская дружба уже давно связывала их. Она началась на тяжелых дорогах поражений и неудач первых дней войны. Окунев, тогда старшина отдельного отряда войск НКВД особого назначения, встретился с младшим лейтенантом Кондрашовым в боях под Полоцком в августе сорок первого. Витебск и Орша, Полтава и Харьков, Барвенково и Изюм, Калач-на-Дону и Сталинград - бесконечные, запутанные дороги войны сблизили этих двух непохожих, с разными характерами людей.
        - Здравствуйте, Сергей Валентинович. Вы, как главный врач, - вечерний обход совершаете.
        - Наблюдение, товарищ майор, мать разведки. - А про себя решил: "Обход - так обход. Можно и так назвать. - И пошел туда, откуда обычно доносился еле слышимый перезвон гитары, словно кто-то лениво перебирал или настраивал струны. - Наверное, Ваня Щегольков уже собрал свою компанию..." Он искренне любил этого симпатичного парня.
        Природа наделила Ивана Щеголькова, радиста-телефониста дивизионной разведки, белым, по-девичьи пухлощеким лицом с крапинками веснушек, вьющимися, огненно-рыжими волосами, капризно вздернутой верхней губой, большими глазами василькового цвета, налила силой его подвижное тело. Фигура же Щеголькова нередко служила предметом необидных шуток и подтруниваний со стороны друзей-разведчиков: маловат был ростом. Но это зубоскальство было доброжелательным. Юный разведчик отлично играл на гитаре, как бы целиком уходя в ее аккорды, и при этом напевал сочным, красиво поставленным голосом. Всегда, при удобном случае, а он мог быть на отдыхе, кто-нибудь из разведчиков, особенно сержант Румянцев, просил Щеголькова, подавая ему гитару:
        - Сыграй, Ваня! Такое, чтоб душа таяла...
        - Это можно, - пожимал плечами Щегольков. - Для лучших друзей что пожалеешь, елки точеные! - Повторяя излюбленную поговорку старшины разведвзвода Двуреченского, охотно соглашался он и брал аккорд. В последний раз Щегольков играл и пел малоизвестную тогда еще среди солдат песню о мальчишке-моряке, покидавшем под огнем врага дорогую ему Одессу:
        Застывшие лиманы, притихшие каштаны,
        Красавица Одесса под вражеским огнем,
        С горячим пулеметом, на вахте неустанной,
        Молоденький парнишка в бушлатике морском...
        Гитара плакала в руках Щеголькова, а он, перебирая струны, чуть склонив голову набок, смотрел неподвижно в противоположный угол землянки и, казалось, был там, в Одессе, вместе с Мишкой-моряком, горячим пулеметом... Голос его был мягок и задушевен. И песня, и звонкий, зовущий стон гитары, сжатый теснотой землянки, вырываясь наружу, блуждали над траншеей, будоража и напоминая о прошедших боях... Звуки эти плескались над разделительной "ничейной" полосой, достигая немецкого оборонительного рубежа. Противник не стрелял. Набычившись, стыл в ожидании его передний край.
        Но в этот час, пользуясь отдыхом вернувшихся из поиска товарищей и тишиной, изредка нарушаемой "дежурными" разрывами снарядов и мин, Ваня, читая книгу "Пылающий остров", красочно иллюстрированную, мысленно, как в полусне, вместе с друзьями-кубинцами пробирался по узкому, выложенному серым гранитом подземному ходу к заветной двери, замаскированной в стене.
        Послышался громкий, протяжный гудок. Щегольков не сразу сообразил, что эти требовательные звуки издает полевой телефон, стоящий перед ним на столе.
        - Я - "Куба"! Я - "Куба"... - Словно освобождаясь от липкого сна, заговорил он в микрофон.
        - Какая еще Куба? Ты же "Пчелка"... Маленькая, жалящая пчелка! - звучал на другом конце провода насмешливый девичий голос. - Что с тобой, Щегольков? Случаем, не заболел? Шлю санинструктора... Прием...
        - Да нет! Все в порядке! "Пчелка" слушает... - узнав голос связистки Маргариты Николаевой, поспешно ответил Щегольков.
        - Передайте десятому! Десятому прибыть на "Гранит" в семнадцать ноль-ноль. Как поняли? Прием!
        - "Фиалка"... Я - "Пчелка"... Десятому прибыть на "Гранит" в семнадцать ноль-ноль. Я - "Пчелка" - связь заканчиваю.
        Щегольков посмотрел на часы: времени впереди было больше чем достаточно. Но поразмыслив, он все-таки решил разбудить лейтенанта Черемушкина и предупредить его о вызове в штаб дивизии.
        Взгляд Щеголькова встретился со взглядом Черемушкина. Тот проснулся, но продолжал лежать на топчане. В эту минуту и застал его вошедший Кондратов.
        - Пусть ребята поспят, нормально отдохнут, - остановил он приподнявшегося Черемушкина. - Сиди, сиди, лейтенант, в ногах правды нет.
        - А что, товарищ подполковник, правда в ногах держится?
        - Зря придираешься, лейтенант. Это так, к слову. У солдата здоровые ноги - это немало. Хотел поговорить с тобой. Сложное задание ожидает тебя. Если начистоту - справишься?
        - Постараемся выполнить. Дело-то не новое. Люди проверенные, дельные - не подведут.
        - Это хорошо, - заметил Кондратов. И, помедлив, как бы подбирая слова, спросил: -Все же объясни, почему ты возражал против кандидатуры Ковровой? Пойми правильно. Дважды она выполняла опасные задания в глубоком тылу противника. Ну, скажем, однажды появилась в районе Орла. Нашему командованию очень нужны были сведения о строящихся на линии Кросно - Ливны - Мценск вражеских оборонительных сооружениях. Пользуясь тем, что фашисты широко привлекали там для работы население, а это в основном были женщины, она смогла нанести на карту главные узлы немецких опорных пунктов. Это тебе не фунт изюма, дорогой мой лейтенант. - Кондрашов умолк и испытующе посмотрел на Черемушкина, затем продолжил: - Отлично владеет немецким, училась в аэроклубе, ей присвоено звание летчика легкомоторной авиации. Была в одной из армий Южного фронта, где летала на ПО-2. Однажды ее сбили, едва дотянула горящую машину до своих. Радисткой стала уже позже, закончив спецкурсы. Выбор ее кандидатуры не случаен. - Кондратов пригладил ладонью тронутые сединой, стриженные под "ежик" волосы. - По роду выполнения задания женщина в составе
вашей разведгруппы была бы просто необходима. Появление в любом населенном пункте молодого мужчины обязательно вызовет подозрения.
        Черемушкин в знак согласия кивнул головой и спросил:
        - Коврова сама настаивала на участии в разведпоиске?
        - Да! Это ее личная просьба, ну... и ранее высказанные мною соображения, - лукавый огонек мелькнул в темных глазах Кондрашова и сейчас же погас. Он приподнялся из-за стола, открыл пачку "Казбека" и, зная, что Черемушкин не курит, папиросу ему не предложил. Чиркнув колесиком зажигалки, раздумчиво посмотрел на колеблющийся огонек, но прикуривать не стал.
        Черемушкин окинул взглядом чуть сутуловатую фигуру Кондрашова, мысленно отметил: начальник разведки еще относительно молод, исполнилось недавно тридцать, а по внешнему облику можно дать все тридцать пять, если не больше... Кондратов в свою очередь, думал о том, как молод сидящий перед ним лейтенант и в свои неполные двадцать один хлебнул через край тягость солдатской доли прошедших военных лет...
        - Кажется, все детали нами рассмотрены. Если нет вопросов, гвардии лейтенант, еще раз отрепетируем на карте действия разведгруппы.
        Через два часа, после положенной в таких случаях бани, разведчики сидели на поваленных стволах деревьев, разморенные и притихшие, покуривали крепкую, кременчугскую махорку. Время, оставшееся до вылета, было тягучим от ожидания.
        Черемушкин, огибая густые заросли колючего кустарника, спустился к озеру, за широкой полосой шелестящего камыша, как ему показалось, кто-то плыл. Затем послышался звонкий плеск. Черемушкин шагнул к берегу и увидел, как, отталкиваясь от воды сильными взмахами рук, плыла женщина. Потом она остановилась, перевернулась на спину и застыла в прозрачной воде. Черемушкин отчетливо видел ее гибкое, стройное, почти лишенное загара обнаженное тело, мокрые светло-каштановые волосы. Это была Наташа Коврова. Ему стало неловко, и он отвел в сторону взгляд, замер, боясь чем-то выдать свое присутствие. Наташа подплыла к самому берегу и, отжимая ладонями мокрые волосы, повернулась спиной к скрытому кустами Черемушкину. До него донеслась знакомая мелодия, которую обычно напевала только она. Он резко шагнул в сторону поляны, где отдыхали разведчики, и непривычно громко позвал:
        - Старшина Двуреченский!
        Высокий худощавый блондин шагнул навстречу командиру.
        - Товарищ гвардии лейтенант...
        - Соберите группу, - строго приказал он.
        Строй разведчиков замер, стоял не шелохнувшись. Слышен был недалекий птичий пересвист.
        - Товарищ гвардии лейтенант, группа построена!
        - Гвардии старший сержант Александр Румянцев.
        - Гвардии сержант Алексей Телочкин.
        - Гвардии ефрейтор Рувим Ласточкин.
        - Гвардии ефрейтор Ахмед Юлаев.
        - Гвардии рядовой Иван Щегольков.
        - Станьте в строй, старшина. Будете шестым. Товарищи! Мы получили приказ комдива на проведение разведпоиска в дальнем тылу противника. Задача не из легких, но выполнима. Десантироваться будем на парашютах. Подробности после прибытия на аэродром.
        - Товарищ лейтенант, все будет в наилучшем образе, - приподнято ответил Двуреченский.
        - Спасибо! От всей души спасибо, ребята! - тихо произнес Черемушкин. - А теперь: вольно! В помощь старшине двое - Ласточкин и Юлаев. Остальные разойдись.
        К лейтенанту, чуть косолапя, походкой бывалого кавалериста приблизился невысокий, плотного телосложения кареглазый крепыш Румянцев. Широкоскулое, с крупными чертами лицо старшего сержанта, на вид суровое и неприступное, тронула легкая улыбка:
        - Все будет в ажуре, командир... Черемушкин крепко пожал ему руку.
        ...В тесной старой землянке было прохладно и сумрачно. В воздухе, наполненном сыростью и легкой прелью, улавливался терпкий, смолянистый запах увядших сосновых веток. Через крошечное оконце пробивался жиденький дневной свет. У стены, противоположной входу, стоял топчан, застланный ярко-пятнистыми трофейными плащ-накидками. Земляной пол, покрытый еловым лапником, пожелтевшим от времени, был плотно утрамбован ногами живших здесь прежде солдат. И только на тумбочке, изготовленной руками какого-то умельца, красовался букет свежих лесных цветов.
        "Кто в тереме живет?" - Подумал Черемушкин и тут же обернулся на звук шагов. В проеме дверей, слегка сгибаясь под тяжестью рации и поспешно поправляя выбившиеся из-под пилотки волосы, стояла сержант Коврова. Где-то в глубине ее больших серых глаз застыло детское, полуиспуганное выражение. Глаза Черемушкина помимо его воли остановились на ее фигуре. Волосы девушки успели высохнуть, и румяное, с полуоткрытыми алыми губами лицо дышало свежестью, и какое-то непонятное неиспытанное доселе волнение охватило его всего...
        - Наташа? Почему такой интерес к покинутой землянке? - Осторожно спросил лейтенант. Он помог Ковровой освободиться от рации, укрытой в брезентовом чехле. Взгляды их вновь встретились, и разведчик заметил в широко открытых девичьих глазах немой укор.
        - А мне просто нравится заходить сюда... В первый раз, когда я посмотрела вот в это окошко, - она провела рукой по ножке колченогого табурета, на котором сидела, - мне вдруг почему-то стало очень и очень грустно. Показалось, что совсем одинока на белом свете и никому до меня нет дела, а я - на кладбище у могилы матери. Умерла она перед самой войной.
        - Вы ищете уединения? На вас это не похоже, - чтобы как-то переменить тему разговора и подбодрить ее, сказал лейтенант.
        - Нет! Почему же, - щеки ее сделались пунцовыми от смущения. - Но если это и так, вы находите мое поведение странным?
        - Что вы! Ни в коей мере!
        Он помолчал и неожиданно вспомнил разговор с подполковником Кондрашовым о таланте перевоплощения Наташи при выполнении различных заданий в тылу немецких войск и, подбирая слова, спросил:
        - Скажите, а вы никогда не участвовали в художественной самодеятельности? Ну, например, в институте?
        - Что вы! - Сконфуженно рассмеялась Коврова. - Никогда не думала... Нет данных. Другое дело - авиация, в крайнем случае медицина... Ну, мне пора, товарищ гвардии лейтенант. Нужно еще прибыть к подполковнику Кондрашову.
        - Вы бы оставили рацию и оружие в землянке. Я не уйду, пока не придет автомашина. - Сказал, чтобы позже попробовать продолжить с ней разговор, растерянный Черемушкин.
        - Не имею права, дорогой товарищ лейтенант, - суховато ответила Коврова.
        - Послушайте, Наташа! - снова остановил он девушку.
        - Мне пора... - Она набросила одну из лямок чехла радиостанции на плечо, пристегнула вторую.
        - Наташа... - попытался еще раз начать так и не состоявшийся разговор Черемушкин. Но Коврова, растерянно взмахнув рукой, поспешно вышла.
        Черемушкин вспомнил, как несколько месяцев назад, в один из дней относительного затишья, в землянку к разведчикам в сопровождении майора Кондрашова вошла стройная девушка со строгой прической светло-каштановых волос.
        - Вот так - да! - лукаво подморгнул Черемушкину сержант Телочкин, глядя на симпатичное серьезное лицо спутницы начальника разведотдела.
        - Прошу познакомиться, товарищи, - коротко сказал майор. - Радистка сержант Коврова. Она проведет с вами несколько уроков немецкого языка. Вам же, товарищ младший лейтенант, - обратился он к Черемушкину) - найти для этого время и поставить в известность о готовности сержанта Коврову. Я уверен, - Кондратов повернулся к спутнице и улыбнулся, - товарищ сержант будет довольна своими учениками. - И они ушли.
        В землянке стало непривычно тихо. Румянцев почему-то вдруг, как школьник, бесшумно на цыпочках подошел к двери и, осторожно приоткрыв ее, посмотрел вслед обоим. Телочкин стал суетливо приводить в порядок шинели, перекладывать в угол нехитрое имущество.
        В эту ночь младший лейтенант долго не мог уснуть. Непонятное чувство одолевало разведчика. Глаза Ковровой вставали перед ним. Он поднимался с топчана, выходил из землянки. Стоял и подолгу смотрел в усыпанное звездами ночное небо. И не знал тогда младший лейтенант, что в какой-то сотне шагов от него, в такой же примерно землянке, дежуря у радиоаппаратуры, Коврова внимательно рассматривала его портрет, напечатанный в дивизионной газете. Это сразу заметила ее подруга - телефониста Маргарита Николаева. И тут же посоветовала:
        - Смотри, мужики - они разные бывают. Один, помню, сказал мне так: "Ты, - говорит, - в любую минуту можешь быть убита. На то и война! Умрешь, не вкусив сладости запретного плода. И если ты подруга солдата, так отдай для него все: и душу свою, и тело. Тебе это все равно ничего не стоит..." Нет уж, решила я, да и отделалась от любви такой. А что касается твоего - пусть вначале докажет, почему любовь любовью зовется...
        Дня через два после этого разговора Наташа пришла к разведчикам провести занятие по немецкому языку. Видно, что ее ждали и к приходу тщательно готовились.
        В землянке было чисто и уютно. На тумбочке, застланной брезентом, в металлической банке красовался букет цветов. Остро пахло свежей хвоей.
        - Товарищи, - начала она, посматривая в конспект своей лекции, - опыт показывает, что даже человек, хорошо знающий немецкий язык, часто становится в тупик при переводе несложного военного документа и не в состоянии бывает правильно понять и передать специфические военные термины. Прежде всего разведчик должен знать военно-техническую и военно-канцелярскую терминологию, разбираться в массе сокращений и специфических оборотов речи, которыми изобилует немецкая лексика...
        Черемушкин тогда не раз пытался перехватить взгляд Ковровой. Но она, казалось, не обращала на него никакого внимания...
        Другие встречи с Наташей проплывали в памяти. Уже сгущались сумерки, когда они вместе с другими разведчиками сидели в кузове грузовика. Бывший в разных переплетах, потрепанный в бесконечных рейсах по фронтовым дорогам трудяга ЗИЛ, натужно гудя, мчал по лесной дороге к полевому аэродрому.
        У самолета молодой и веселый штурман Барышев придирчиво осмотрел снаряжение прибывших, помог им правильно надеть и застегнуть лямки парашютов. Заинтересованно разглядывая Коврову, он давал ей заметно больше советов, чем другим.
        - Вы "кругляши"-то снимите, - указал он на магазин автомата ППШ. - При прыжке эта штука легко может выпасть из приемного окна. А может и догнать при падении в воздухе и кого-либо прилично погладить по головке... Ну и, разумеется, будет потеря боекомплекта. Чехольчик запасной требуется.
        Командир воздушного корабля ЛИ-2 капитан Вертунов, стоящий рядом со штурманом, кряжистый и крепкий средних лет мужчина, пригласил на посадку.
        Самолет оторвался от земли и, набирая высоту, взял курс на северо-запад. Мерный гул авиационных моторов вызывал легкую дремоту. Время от времени машина вздрагивала, будто натыкалась на препятствие, но тут же выравнивала свой ход. Разведчики изредка поглядывали в затянутые чернотой иллюминаторы, потому что каждый понимал: летят они уже над той своей землей, которая сейчас занята врагом.
        Наташа встретилась взглядом с лейтенантом, делавшим вид, что дремлет под убаюкивающий гул моторов. Внезапно резкий рывок сорвал ее с сиденья. В ту же минуту, когда она почувствовала стремительно уходящий из-под ног пол, ее бросило в сторону.
        Капитан Вергунов с силой рванул на себя штурвал. Второй пилот неподвижно сидел в своем кресле. Пальцы левой, опущенной вниз руки безвольно чертили по полу кабины. Центробежная сила то накрепко приковывала людей к стенке и сиденью, то грозила страшным рывком перевернуть и бросить их на дюралевый пол кабины. Груз, находившийся в заднем отсеке и, казалось, надежно укрепленный, стал расползаться, грозя плотно закупорить выход. За иллюминатором мелькали разноцветные ленты искр.
        Щегольков перевернулся, ударившись о край противоположной металлической скамьи. Что-то жалобно тренькнуло и отдалось звоном в упаковке его рации за спиной. Электрический плафон под потолком погас, и на смену ему замигала красным светом сигнальная лампочка у выходного люка.
        Черемушкин поднялся и, придерживаясь за стену фюзеляжа, стал добираться до открытой двери кабины экипажа. В ее проеме показалось лицо Барышева. Штурман хотел что-то сказать, но в этот момент длинная, изгибающаяся дугой зенитная трасса присосалась к внешней обшивке фюзеляжа. Штурман охнул, жадно глотнул воздух и, схватившись за грудь, неуклюже осел на пол. Черемушкин все же услышал его слабый шепот:
        - Самолет атаковали... Отказал... правый мотор. Маслопровод перебит... Скоро машина вспыхнет. Прыгать очень опасно... Расстреляют в воздухе...
        Глава пятая
        Голос Кондрашова помимо его воли звучал приглушенно:
        - Товарищ генерал, транспортный самолет, на борту которого находилась наша разведгруппа, на свою базу не вернулся.
        - Знаю... Мне нужны подробности, - Чавчавадзе провел рукой по кителю, словно ему вдруг захотелось стряхнуть пылинки. - Итак, подполковник, почему самолет не вернулся на аэродром?
        - Радиостанцией авиатранспортного подразделения "Луч" в ноль часов тридцать минут была принята радиограмма. Командир экипажа успел сообщить: через семнадцать минут после вылета в квадрате "двадцать один" подвергся нападению фашистских истребителей типа "Мессершмитт-110". Затем и связь прервалась. Судьба экипажа и разведчиков неизвестна.
        Командир дивизии, внимательно слушая доклад Кондрашова, прослеживал на карте маршрут, которым должен был следовать самолет.
        - Ну и какие напрашиваются выводы?
        - Выводы самые неутешительные... Нетрудно догадаться, товарищ генерал, что самолет ждали. Невероятно, но противник каким-то путем узнал о его маршруте и назначении. Но почему именно в полосе квадрата "двадцать один"...
        - Почему вы не предполагаете иное? Самолет мог быть обнаружен радиолокаторными установками противника и сбит.
        Подполковник Кондрашов в сомнении покачал головой:
        - Самолет мог быть сбит немцами в любой точке его курса. Но это произошло именно при приближении к квадрату "двадцать три". Очень возможно, что опасались исчезновения цели. Могли существовать и другие мотивы, о которых, к сожалению, мы ничего не знаем. Случайная же встреча исключена.
        - Вот это-то и главное. Давайте проследим еще раз маршрут. Поднявшись с аэродрома, ЛИ-2 взял курс на северо-запад. Расстояние в пятьдесят километров по прямой он бы мог преодолеть, предположим, за двадцать минут. Но пилот, выдерживая маршрут, не летел по прямой. Углубившись на территорию противника на восемьдесят километров, он изменил курс, вышел уже юго-западнее железной дороги Юдино - Лопатино, затем вновь изменил направление и оказался восточнее ее. И вот здесь, в квадрате "двадцать три", предстояло десантировать группу. После посадки в квадрате "сорок один" - передать партизанам груз, взять на борт раненых и возвратиться на свою базу... - Чавчавадзе умолк и долго, не отрываясь, смотрел на карту, будто искал в ней точный ответ: какое стечение обстоятельств привело к встрече ЛИ-2 в квадрате "двадцать один" с фашистскими истребителями? Кто остался жив из разведгруппы лейтенанта Черемушкина? Нужна ли немедленная подготовка второй группы? Что конкретно будет содержать его доклад комкору и командарму о случившемся? Кто этот невидимка, вступивший в тайный поединок с ним, командиром дивизии
генерал-майором Чавчавадзе?
        - Сергей Валентинович, - обращаясь к начальнику разведотдела, произнес он, наконец, - давайте теперь обобщим факты. Допустим, группа старшего лейтенанта Антонова, уйдя в тыл с важным заданием, сразу же попала к гитлеровцам. Такие случаи не исключены. Может быть, она приняла навязанный ей бой и потому погибла? Но ведь радист ефрейтор Лунин сумел передать шифровкой, что старший лейтенант Антонов попал в заранее расставленную западню. Секрет нашего контрудара был раскрыт, несмотря на то, что держался в строгой тайне. И вот - гибель самолета, а значит - второй разведгруппы. Как прикажете понимать? Среди офицеров штаба дивизии находится агент фашистской разведки? Возможно. Но до сих пор нам ничего не удалось узнать, несмотря на все усилия начальника особого отдела майора Окунева. Вы понимаете, подполковник, - жестко произнес генерал, - что офицеров, обслуживающих непосредственно штаб дивизии, не так уж и много. В свою очередь, не каждый из них допускается к секретным и оперативным документам. - И вдруг резко, после паузы спросил: - В каких вы отношениях с начальником связи дивизии майором Левашовым?
        Именно этот человек в последнее время все чаще и чаще давал подполковнику основания для неясных размышлений. Лично он питал симпатию к подтянутому офицеру, имеющему обширную военную эрудицию. Между ними на первых порах возникло даже подобие дружбы. Но дальнейшего развития она не получила. Несостоявшееся сближение можно было, правда, объяснить отсутствием постоянных служебных контактов, различными личными интересами. Потому дальше обычного товарищеского общения не дошло.
        - Личных, тесных контактов с майором Левашовым не имею. О нем могу сказать, что это разносторонне образованный офицер, знающий свое дело. Между прочим, отмечено его увлечение фотографией. Но это, так сказать, было у него на досуге... Кое-кто, знаю, обращал внимание, что фотоснимки его могут соперничать с работами мастеров-профессионалов. Прелюбопытный факт. Для этого нужны и навыки, и опыт.
        - Конечно, то, о чем вы говорите, - существенная деталь, но конкретно пока не дающая ровным счетом ничего. Кстати, вы делились своими наблюдениями с майором Окуневым?
        - Майор Окунев, товарищ генерал, в курсе...
        - Хорошо, товарищ Кондрашов... Кто ведет постоянное дежурство на "Фиалке"?
        - Связистка Николаева, товарищ генерал.
        - Примите все возможные меры, Сергей Валентинович. И все-таки снова приходится возвращаться к майору Левашову... Оказывается, ангельского в нем мало. Полюбуйтесь!
        Кондрашов взял в руки фотоснимок, изображающий обнаженных девиц в откровенно непристойных позах. Чавчавадзе в негодовании произнес:
        - А вот это уже - экземплярчик порнографии... Хорош старший офицер! И должен вам сказать, подполковник, что такой просвещенный офицер, каким является, как вы изволили доложить, майор Левашов, занимается распространением пошлятины.
        - Он знает, что снимки у вас?
        - Совершенно ничего не знает, так как они обнаружены у младшего сержанта Злобина.
        - Почему именно у младшего сержанта Злобина, товарищ генерал? Насколько я знаю, он довольно серьезный человек.
        - Несомненно... В недалеком прошлом - лаборант кафедры физики в политехническом институте. Знаете ли, мне иногда приходится пользоваться его услугами. За последние две недели дважды выходил из строя телефон внутренней связи. Причина - анодные батареи. Только непонятен малый срок их работы. Что же касается самого Левашова...
        - Мне кажется, товарищ генерал, что теперь порнографические открытки не такая уж редкость. Их находят в землянках, брошенных гитлеровцами при отступлении. Такого добра у них хватает.
        - Допустим, что так. Но как расценивать тот факт, что советский офицер, занимающий довольно высокий пост в нашей армии, мог оказаться нравственно нечистоплотным?
        - К сожалению, товарищ генерал.
        - Именно, к сожалению. - Комдив нахмурился. Взгляд его стал отчужденным и колючим. - Нашему с вами.
        - Виноват, товарищ генерал. Разрешите срочно встретиться с младшим сержантом Злобиным и узнать, куда он девает сухие анодные батареи из вашего телефонного аппарата.
        - Вы думаете, что они имеют отношение к делу? - Настороженно поинтересовался комдив.
        Дверь приоткрылась, и в ее проеме показалась фигура капитана Вихрова.
        - Товарищ генерал, вы поручали радисту Петросянцу...
        - Пусть войдет.
        - Товарищ генерал! Дежурный радист, рядовой Петросянц. Очередная за мое дежурство шифрованная сложным кодом радиограмма. Позывные прежние.
        - Хорошо. Можете идти, товарищ Петросянц.
        Посмотрев на тетрадный лист бумаги, исписанный четкими рядами цифр, генерал бросил его на стол.
        - Над дешифровкой первой майор Окунев бьется уже почти сутки, - комдив потер кончиками пальцев седеющие виски. - Вы представляете, подполковник, как важно знать содержание этих документов? О чем они говорят? Приказ активизировать свои действия вражескому лазутчику? В чем они заключаются? - Чавчавадзе встал, отодвинул в сторону стакан остывшего чая и с минуту, словно забыв о начальнике разведотдела дивизии, молча расхаживал по тесноватому блиндажу.
        - Я не задерживаю вас. Вам следует хорошенько отдохнуть, подполковник. Найти время и отдохнуть... Так никуда не годится. Работать в дальнейшем будете совместно с майором Окуневым. О результатах разговора со Злобиным поставьте меня в известность.
        Проводив Кондрашова, генерал поднял трубку полевого телефона:
        - Пригласите ко мне "семерку".
        Майор Окунев, по своему обыкновению перебросившись накоротке несколькими словами с капитаном Вихровым, вошел к командиру дивизии тихо, осторожно прикрывая за собою тяжелую, из дубовых струганых досок дверь. Чисто выбритое, круглое лицо майора не выглядело уставшим, несмотря на то, что он провел без сна почти двое суток. Сказывалась, видно, привычка. Он умел следить за своей внешностью при любых обстоятельствах. Когда его спрашивали об этом умении, он неизменно, широко улыбаясь, отвечал:
        - Мы вологодские - народ умелый, хваткий... В сутках для нас все тридцать часов. Смекайте, времени хватает с избытком...
        - Физкультура, однако, помогает, товарищ майор?
        - Не подводит, товарищ генерал. Верное средство от любой хвори...
        - Что нового у вас?
        - Кое-что есть, товарищ генерал, - Окунев положил перед ним на стол небольшую пачку фотографических снимков.
        - Продукция Левашова?
        - Вполне возможно. Но делать окончательный вывод преждевременно. Сами же по себе они, эти фотографии, являются определенной нитью, у которой, несомненно, найдется и конец.
        - Это же исходные позиции САУ-100 у отметки пятнадцать! - Воскликнул Чавчавадзе. - Откуда они у вас?
        Майор Окунев молча протянул ему катушку с проявленной фотографической пленкой.
        - Фотоаппарат у Левашова...
        - "Кодак" второй модели, товарищ генерал.
        - Пленка?
        - Его "родная", товарищ генерал. Но дело в том, что фотоаппараты фирмы "Кодак" имеются и у других офицеров штаба. Всего их пять... В том числе и у начальника особого отдела дивизии, - Окунев положил на стол фотографический аппарат в светлом кожаном футляре.
        - И все же какими путями в ваших руках оказалась эта катушка проявленной пленки?
        - Мне могут не поверить, товарищ генерал, но я нашел ее у сосны, недалеко от озера, когда шел с переднего края напрямик к себе в отдел. Солдаты комендантской роты берут там в ручье воду для кухни. Помогла мне... кто вы думаете? Белка! Самая настоящая, темно-рыжая белка. Она прыгнула в дупло, а оттуда выпала эта катушка. Видно, то был "почтовый ящик". Но больше я ничего не обнаружил.
        - И когда вы ее подобрали?
        - Вчера вечером перед заходом солнца.
        - Кто-нибудь, кроме вас, знает об этой находке?
        - Кроме вас и меня - никто. Разрешите обратить ваше внимание вот на эту фотографию. - Майор Окунев взял снимок, отложенный в сторону. - Смотрите: на нем изображены землянки штаба дивизии.
        Чавчавадзе узнал знакомые очертания лесной поляны, замаскированную масксетью радиостанцию, а чуть в стороне - автомашину дивизионной типографии.
        - Смелое решение.
        - Человек, знающий свое дело, - добавил Окунев.
        - Майор Левашов мог быть у самоходчиков, - стал рассуждать генерал. - Его связисты тянули вчера новую линию. Но почему вы думаете, что этим человеком, которого подозреваем, должен быть обязательно Левашов?
        - Я давно наблюдаю за ним. Некоторые черты характера Левашова наводят на размышления. Общительный, эрудированный, исключительно дисциплинированный офицер... Послужной список его безупречен. И все же в поведении чувствуется скрытая натянутость. Горьковчанин - но не заметно нижегородского оканья. Почему майор Левашов вчера в девятнадцать ноль пять был около той сосны? Это установлено, товарищ генерал, наблюдением. Спрашивается: что привело его туда? Он ушел от ручья через три минуты. Почему майор Левашов удалился так поспешно? Может быть, разыскивал пенал с пленкой около дерева, а раздавшиеся голоса солдат комендантского взвода вспугнули его. Начальник связи действительно был у отметки "пятнадцать" в расположении самоходчиков... А разве ему обязательно нужно было быть там? И еще одна интересная загадка, товарищ генерал. Дело в том, что фотографирование штабного блиндажа произведено под некоторым углом. Это первое. На фотографии правый край снимка несколько удален от общего плана и выражен слабее. Левый же наоборот - приближен и выделяется резче. Второе: человек, фотографирующий данный объект,
безусловно, подумал бы о своей безопасности. Я имею в виду часового и более или менее оживленное движение у штабных землянок. Как должен был бы поступить фотографирующий, чтобы ничем не обнаружить себя? Есть единственное место... Это землянка начальника связи, находившаяся несколько левее, на противоположной стороне поляны. Через единственное окно...
        - Но вы понимаете, что всего этого еще недостаточно для того, чтобы обвинить начальника связи, - констатировал Чавчавадзе.
        - Да, товарищ генерал, прямых улик нет.
        - Я знаю, что вам удалось дешифровать первую радиограмму.
        - Так точно, вот текст, - майор протянул листок бумаги.
        - ""Ураган". Агенту С-42,- медленно читал комдив, - срочно сообщите о результатах контрудара. Назначение и номера частей, приданных соединению генерала Чавчавадзе. Состав стрелкового корпуса. Оперативные планы дивизии. Принимаемые меры. Спецотдел 7-ч..." Ну и что вы намерены предпринять?
        - Думаю, что в течение наступивших суток операция по ликвидации лазутчика будет кончена. Лицо, характер, визитная карточка разведчика стали просматриваться более четко. - Только что расшифрована еще одна радиограмма. Вот она, - Окунев извлек из полевой сумки тетрадь в клеенчатом переплете и прочел: - "Меч". "Я - "Ураган". Заградительный удар отдельных частей, сконцентрированных на участке соединения, явился сюрпризом для русских. Для ликвидации возможного прорыва командование стрелковым корпусом сосредоточило в глубине обороны танковую дивизию - резерв главного командования, моторизированную бригаду. Глубина эшелонированной обороны не менее шестисот метров. Готовлю свежие данные. Как поняли меня? Как поняли? Я - "Ураган". Связь прекращаю". Радиограмма, товарищ генерал, была зашифрована иным кодом.
        - Из этого следует, что наше предположение о возможном контрударе крупных сил на участке дивизии полностью подтверждается. Вам, конечно, удалось запеленговать радиостанцию?
        - Да, товарищ генерал, но...
        - Понятно, а жаль, - осуждающе произнес комдив. - Упустить такую возможность, такую реальную перспективу раз и навсегда покончить с "мистером икс".
        - Товарищ генерал. Меры были приняты немедленно. Мы ждали. Но радисту удалось свернуть радиостанцию за несколько минут до нашего появления. Ему буквально помог случай.
        - Нужно полагать, гвардии майор, что ваша служба не всегда готова предвидеть аналогичные действия, если не сказать большего. Продолжайте.
        - Точка нахождения радиостанции во время радиосеанса, - Окунев развернул карту, - вот здесь, на поляне, возле моста через овраг. Смотрите, товарищ генерал: изгиб дороги, овраг, мост. От штаба дивизии мост примерно в семи километрах. До пункта боепитания - одиннадцать. Удалось выяснить, что за восемь минут до подхода подразделения, поднятого мной по тревоге, по дороге прошла автоколонна с грузом боеприпасов. Она направлялась на корпусной пункт боепитания. Опрос водителей автомашин показал, что никто из них не видел ни единого человека, который бы ловил попутную машину. Но все они в один голос утверждали, что мимо них в обратную сторону, по этой же дороге, прошли четыре крытых "студебеккера". В общем, тонкая ниточка построенной мною версии ни к чему не привела. Но я подумал, что, может быть, Левашов воспользовался своим служебным мотоциклом? Хотя мотоцикл марки "Цундап" стоял на прежнем месте.
        - Интересно, какое бы лично у вас создалось впечатление о человеке, неумело исполняющем танец? Ведь вам наверняка известно, что на этот счет говорит мудрая народная поговорка...
        Майор Окунев, сконфузившись, покраснел.
        - Что же вы обижаетесь, голубчик?.. Чрезвычайное происшествие. И я как командир дивизии поставлен в довольно щекотливое положение. Меня может неправильно понять вышестоящее начальство.
        Наступила непродолжительная пауза.
        - Уверен, вы уже прозондировали среди полковых особистов возможное алиби Левашова.
        - Так точно, товарищ генерал. За полчаса до работы вражеской радиостанции майор Левашов находился в пределах штаба полка Масляева. Хозяйство у него немалое. Никто не может точно назвать час его ухода.
        - Хорошо. Оставим пока разговор о Левашове. Что вы скажете о радиограмме, перехваченной радистом Петросянцем? Сможете ли вы здесь у меня, не прибегая к помощи шифровальщиков, дословно раскрыть смысл данного документа?
        - К сожалению, товарищ генерал, процесс расшифровки подобной закодированной радиограммы довольно сложен, и на память, без соответствующей консультации - дело безнадежное. Нужно какое-то время. Но постараемся сделать это быстро. - Предчувствие, что связь может быть последней, беспокоит меня. Противная сторона несомненно понимает: многоразовый и продолжительный по времени поток засекреченной информации не останется незамеченным и вызовет ответную реакцию. Любой, каким бы архисложным код ни был, он будет разгадан и лишится своего временного преимущества - секретности.
        - Что ответили вам из отдела кадров армии на наш запрос относительно офицеров, непосредственно обслуживающих штаб дивизии?
        - Обещали завтра к утру подготовить интересующие нас сведения.
        - Займитесь тщательной проверкой фактов, майор. И еще... Меня интересует не менее сложный вопрос. Мы подозреваем Левашова, но совершенно не знаем каналов его широкой осведомленности. Какими средствами он пользуется, кроме радиосвязи, не всегда надежной?
        - Трудно пока сказать, товарищ генерал. Но вы лучше знаете - существует немало технических приемов, способов. А преждевременные меры с нашей стороны насторожат его.
        - Но и медлительность, товарищ Окунев, мать неудачи.
        - Постараемся быть на высоте, товарищ генерал.
        - Хочу сообщить вам еще одну неприятную новость, - лицо Чавчавадзе вновь стало хмурым и неприветливым. - Самолет, на борту которого находились разведчики Черемушкина, с задания не вернулся. Имеются данные, что он был сбит в квадрате "двадцать один" фашистскими истребителями. Судьба экипажа и разведгруппы неизвестна.
        Окунев вздрогнул.
        - О боевом задании и курсе транспортного самолета знал лишь ограниченный круг лиц. И скажите мне, майор, есть ли здесь какая-нибудь связь с тем, в чем заподозрен Левашов? Есть ли у него помощники и кто они? - Острый, прищуренный взгляд его не отрывался от лица начальника особого отдела дивизии.
        - Я понимаю всю ответственность, товарищ генерал.
        - Мало, мало этого, Евгений Алексеевич. Задача - в кратчайший срок обезвредить вражеского разведчика. Рекомендую в дальнейшем сотрудничать в ваших поисках с подполковником Кондрашовым.
        Майор Окунев повернулся к выходу, но его остановил, заставил вздрогнуть короткий телефонный звонок. Скосив глаза, он понял, что донесся сигнал из коричневого эбонитового корпуса аппарата, стоящего на угловом столике.
        Глава шестая
        Черемушкин осторожно подтянул к себе парашют, улегшийся огромным белым тюльпаном на узкой ленте шоссе. Стояла настороженная тишина, в которой чуть слышен был рокот самолетов, удаляющихся на северо-запад. Светлая нитка дороги среди могучих сосен и колючих, стелющихся по обоим кюветам цепких кустарников уходила в сторону глубоким, упирающимся во тьму коридором. Темное небо почти сливалось с лесом. И только в южной части его пробивали тонкие зигзагообразные стрелы молний, предвещавшие на утро ненастную погоду.
        "Где же остальные? - Встревоженно думал лейтенант, всматриваясь в придорожные кусты. - Где сейчас Телочкин, Румянцев, Коврова? Не случилось ли чего со старшиной Двуреченским, Ласточкиным, Юлаевым? Почему Щегольков как-то боком, неуклюже шагнул к выходному люку, и его буквально вытолкнул из горящего самолета сержант Телочкин? Разбросать их всех далеко, в стороны не могло, потому что группа в общем-то быстро покинула транспортник, и в воздухе не было признаков сильного ветра".
        От ближних кустов донесся шорох. Черемушкин прижался телом к скомканной груде парашютного шелка, оттянув затвор автомата... Всего в нескольких шагах от него, едва вырисовываясь в темноте, угадывался силуэт дикого козленка. Шумно придыхая, он пугливо водил по сторонам головкой с короткими, острыми рожками и беспокойно перебирал ногами. Зачуяв посторонние запахи, козленок совершил замысловатый прыжок, словно ветер, перемахнул дорогу и исчез в лесу. Черемушкин приподнялся и затолкал парашют в сумку. Вокруг было по-прежнему тихо. Спустившись в кювет, лейтенант поднялся по его крутому склону к линии кустарника и затаился. Но вскоре поймал себя на том, что находится на самом выступе поворота дороги и при движении по ней вражеских машин в свете может быть сразу обнаружен. Вдруг из противоположного придорожного кювета показалась знакомая фигура. Он узнал старшего сержанта Румянцева. Тотчас же поплыло в воздухе троекратное стенание кукушки. Лейтенант облегченно вздохнул: это звучал условный сигнал сержанта Телочкина о сборе.
        Группа двинулась вдоль шоссе, и Черемушкин удовлетворенно отметил, что в конце концов обошлось без потерь. Но через несколько минут пути в неведомое его стали одолевать сомнения в правильности выбранного маршрута. Нет, без "языка" здесь не обойтись. Неопределенность может плохо закончиться для них.
        Казалось, вот-вот наступит рассвет. Но фосфоресцирующие стрелки часов показывали совсем другое. Может быть, объявить привал? Пусть люди отдохнут. Почти одновременно с этой мыслью до его слуха донеслось дробное урчание. Ночная тишина подхватила и усилила знакомые звуки, а сознание подтвердило, что по дороге, судя по всему, движется, приближаясь, автоколонна. Обострившееся зрение уловило серое пятно, метнувшееся к правому кювету. Между тем звуки все приближались. Предположение, что движется автоколонна, рассеялось. Нарастающий рокот был одиноким, с резким двойным выхлопом. Теперь уже не оставалось сомнения в том, что по шоссе мчится мотоциклист. Лейтенант сейчас меньше всего рассчитывал на "языка", хотя именно он был крайне необходим. Правда, захват пленного для разведгруппы представлялся рискованной операцией. Мотоциклиста, исчезнувшего в их глубоком тылу, гитлеровцы наверняка будут искать, применяя все имеющиеся в их распоряжении средства, подняв по тревоге воинские части, дислоцирующиеся в данном районе. Но пока придет в движение механизм розыска - пройдет немало времени. Разведгруппа, конечно,
постарается уйти от места акции на приличное расстояние. Однако не ясно главное: знает ли вражеское командование, уверено ли в том, что в их тылу появилась эта восьмерка? Ведь возможно, что нападение фашистских истребителей на транспортный самолет было совпадением курсов, случайностью. Однако такой уверенности у лейтенанта Черемушкина не было. Происшествие в воздухе заставляло его быть крайне осторожным.
        Появление мотоциклиста в столь поздний час было непонятным. Неужели связной в одиночку со срочным донесением в вышестоящий штаб? Хотя логичнее было бы воспользоваться телефонной или радиосвязью... И все же, если рискнуть? Но как, каким способом? С другой стороны, предупреждали же генерал и Кондрашов не ввязываться ни в какие драчки. Разведка должна быть тихой-тихой.
        - Есть такой вариант, - прошептал Черемушкин, передавая свой автомат лежавшему позади него, за стволом дерева, Телочкину. - Была не была...
        Через считанные секунды он уже лежал поперек дороги и с тревожно бьющимся сердцем слушал необычно громкий, как ему казалось, шум мотоциклетных шин, резкие выхлопы газа. "Все в порядке", - отметил он про себя, увидев краем глаза, как Румянцев метнулся к зарослям и замер в кювете. И сейчас же узкий и яркий пучок света коснулся полотна дороги. В какие-то секунды, когда луч мотоциклетной фары будто длинное, блестящее лезвие ножа резал ночную темноту, мчась прямо на распростертое тело, кажется, десятки вопросов зароились в мозгу лейтенанта. "Что должен предпринять мотоциклист, увидев впереди себя лежащее вниз лицом на дороге неподвижное тело человека, одетого в маскировочный костюм десантника? Промчится ли он, не сбавляя скорости, мимо или, остановившись, попытается выяснить, что произошло?.." Черемушкин знал, что за его действиями следят Румянцев и Телочкин, готовые в любую минуту прийти ему на помощь. И если мотоциклист, не уменьшая скорости, минует по бровке дороги распростертое тело и продолжит свой путь, то короткая автоматная очередь кого-либо из них сбросит этого ночного ездока в кювет. Но самые
лучшие предположения лейтенанта Черемушкина оправдались: мотоцикл остановился, немец расстегнул кобуру и вынул пистолет. В тишине резко щелкнул предохранитель боевого взвода. Страхуя себя, мотоциклист подкованным носком сапога ударил в бок лежащего, подозрительно всматриваясь в неподвижные, сливающиеся в сплошную линию придорожные кусты. Лейтенант не стал ждать очередного хлесткого удара. Оттолкнувшись от земли, он стремительно вытянул руки вперед. Это было неожиданное ошеломляющее движение. Точным, рассчитанным тычком в подбородок с одновременным ударом коленом в живот Черемушкин уложил немца.
        - Лучше не бывает, - оценил подоспевший к месту схватки Румянцев. - Лейтенант СС? Вот так да-а!
        - Мотоцикл с дороги убрать, - приказал Черемушкин. - Метров за тридцать по левую сторону. Мы отходим вправо, к юго-западу. За пленного отвечают лично Телочкин и Юлаев. Старшина, в темпе, внимательно осмотреть место схватки. Слышишь?
        Густой шумовой вал многочисленных моторов, металлический лязг и скрежетание явственно раздались справа. Укрывшись в кустарнике, разведчики тревожно вслушивались в приближающийся непонятный гул, разносивший по лесу неумолкающее эхо.
        Из-за поворота одна за другой выползали машины. Тускло отсвечивая металлом бронированных бортов, с замаскированными фарами двигались танки. Пленный лейтенант в форме эсэсовца, придя в себя, нетерпеливо дернулся всем телом, засучил связанными ногами, стараясь вытолкнуть изо рта тугой, раздирающий губы кляп. Но, почувствовав у виска обжигающую сталь пистолетного ствола, он склонил голову и затих.
        А по дороге все шли и шли вражеские машины. После танков - бронетранспортеры, затем - тяжелые, набитые солдатами грузовики, тянувшие за собой на сцепе полевые орудия и полковые стодвадцатимиллиметровые минометы. Замыкая колонну, прошли приземистые, с длинными стволами самоходные установки. И вновь, с интервалом в одну-две минуты, прошло больше десятка автомобилей, крытых брезентом.
        - А это что еще за каракатицы? - спросил Румянцев.
        - Каракатица, говоришь? - Кивнул Двуреченский на проходящие мимо автомашины с зачехленными прямоугольными предметами. - Поясню: немецкие десятизарядные реактивные установки.
        - Вот она вражья сила, - глухо проговорил сержант Телочкин, облизывая сухие от волнения губы. - Понятно, к переднему краю торопятся.
        - Хватит чужим любоваться. - Прервал реплики товарищей Черемушкин. - Будем уходить. Как ни трудно - лишний груз, но мешки с парашютами возьмем с собой. Оставлять их здесь нельзя. Умненько запрячем где-нибудь по пути.
        - Их-то возьмем, - огорченно вздохнул Румянцев. - А вот одну рацию не уберегли. Распотрошил ее проклятый "мессершмитт". Как остался при этом жив Щегольков - загадка. Плачет по своей старушке радиостанции.
        - Как это плачет? - спросил Черемушкин.
        - А так - плачет натуральным образом.
        - Ладненько. Разберемся позже. Хорошо, что с нами Коврова. Везет же нам с первого захода. К чему бы это, старшина? А в общем, если признаться, не ожидал такого крупного успеха. Противник открывает свое лицо, подтягивает к переднему краю крупные воинские части. Подобьем дебит-кредит. Мимо нас прошли двадцать один танк Т-4, двенадцать бронетранспортеров, восемнадцать самоходок, четырнадцать реактивных установок и около полусотни четырехтонных автомобилей с разнокалиберной артиллерией и пехотой. Вроде бы отдельный моторизованный полк, входящий в неизвестное нам соединение.
        Пленный опять зашевелился, похоже, он вслушивался в тихий разговор. Коврова, сидящая рядом с эсэсовцем, заметила, как огнем ненависти загорелись его глаза, и толкнула рукой Румянцева. Гитлеровец, встретившись со взглядом разведчика, неясно забормотал, отворачивая взгляд в сторону. Видимо, он что-то понял из разговора русских. От бессилия, от охватившего его чувства беспомощности и обреченности, унтерштурмфюрер заскрипел зубами и застонал.
        Когда, удаляясь, во тьме скрылся огонек последней машины, Черемушкин озабоченно посмотрел на часы: скоро наступит рассвет. Зарядами стал накрапывать схожий с осенним, мелкий дождь. Укрывшись плащ-накидкой и включив электрический фонарик, Черемушкин быстро, с присущей ему тщательностью, сверил карту по компасу, определил точное местонахождение, сделал свои пометки. По воле случая они оказались в тридцати километрах от своего конечного маршрута и в семи - до границ квадрата "двадцать три", где планировалось первоначальное приземление. Параллельно шоссейной дороге, в восьми километрах к северу от разведчиков, проходила железнодорожная магистраль, связывающая две небольшие узловые станции Юдино и Лопатино. Группе предстоял долгий и тяжелый, полный опасности путь среди гарнизонов врага к квадрату "сорок один" - поляне "Черный кристалл". Оставаться же здесь в непосредственной близости к шоссейной дороге, производить допрос пленного было рискованным.
        Взвесив все за и против, Черемушкин спешно отошел с разведчиками в глубину леса, как и решил раньше - в юго-западном направлении. Остановившись в двух километрах от места приземления, посоветовавшись со старшиной Двуреченским, лейтенант отдал приказ Румянцеву и Ласточкину обследовать близлежащую местность... Разведчики долго ждали их возвращения.
        Глава седьмая
        Мысль о том, что вражеский разведчик мог воспользоваться в своих целях как источником секретной информации обычным телефоном полевого типа, поразила воображение начальника особого отдела дивизии. В своей многолетней практике чекист Окунев не встречал подобных примеров. Линия связи между частями и подразделениями, штабами высших воинских образований - нерв их жизни. Она постоянно притягивала к себе внимание неприятельских лазутчиков. Естественно, сохранить в неприкосновенности кабельную телефонную связь было не простым делом, особенно в условиях лесистой, сильно пересеченной местности. Но на сей раз предложение о периодическом подслушивании телефонных переговоров пришлось сразу же отвергнуть. Обмена секретной информацией по кабельной связи не вели. Повреждений телефонных линий давно не наблюдалось. Кроме того, кабельная связь дивизии охранялась особо тщательно, проверенными людьми. Значит, те сведения, которые могли попадать в руки немецкого командования, вражеский разведчик черпал из иного источника. Это-то и было загадкой для Окунева. Можно ли заподозрить в утечке информации кого-либо из офицеров
штаба дивизии? Они, эти подозрения могли оказаться совершенно случайными, не имеющими под собой реальной почвы. Он хорошо знал, во что обходятся порой не проверенные обвинения.
        Окунев подошел к телефонному аппарату. "Мог ли враг пользоваться микрофоном трубки, подготовленной заранее, то есть установить в ней контактный микромеханизм? - Молчаливо размышлял он. - В таком случае контакты механизма размыкались бы при нажатии на клапан трубки и соединялись, как только бы трубка ложилась на аппарат. Естественно, каждая фраза любого разговора около такого телефона стала бы известна тому, кто преследовал подобную цель. Правда, препятствием тут служил дивизионный коммутатор. Однако человек, имеющий прямое отношение к обслуживающему персоналу, мог использовать свое служебное положение. Нет. Это отпадает. Хотя в иных условиях вполне допустимо. Но если вражеский разведчик ввел в действие автоматическую радиостанцию? Миниатюрная, крошечная, она свободно уместилась бы в каком-нибудь предмете в блиндаже командира или начальника штаба дивизии. Например, в том же телефонном аппарате... Думай, хорошенько думай, майор! - Окунев критически усмехнулся: работа такой радиостанции была бы наверняка запеленгована. - Где же тогда решение? Какого звена в общей цепи поисков не достает, чтобы
сделать верный шаг?" - В течение долгих часов майор Окунев строил всевозможные догадки, анализировал известные ему случаи в практике... Он с досадой скомкал погасшую папиросу, нервно вышагивая по землянке, еще раз бросил взгляд на эбонитовый корпус аппарата, стоявшего на столе, и снова посмотрел на часы. Стрелки показывали полночь. В восемь утра он должен явиться на доклад к командиру дивизии. А враг выигрывал время и оставался неуязвимым.
        Майор решительно подошел к телефонному аппарату, связывающему особый отдел дивизии с блиндажом генерала Чавчавдзе.
        - Товарищ первый! У телефона "Семерка". Разрешите в порядке эксперимента временно заменить ваш телефонный аппарат. Так точно, в таком же корпусе.
        - Это Кондрашов подал вам подобную мысль? Знаю, что подполковник отсутствует. Но вы не поставили меня в известность о результатах дешифровки последней...
        - Виноват, товарищ первый! Радиограмма, как и положено, находится в руках сотрудников спецотдела. Активно изучается. Имеются определенные трудности, так как она зашифрована другим вариантом кода.
        - Смотрите, не разорвите резину, которую тяните... - от положенной на рычаги аппарата трубки послышались короткие сигналы зуммера.
        - Лейтенант Скворцов! - негромко позвал Окунев. Из соседней небольшой комнатушки вышел стройный, подтянутый офицер.
        "Юнец еще", - подумал о своем сотруднике Окунев, глядя на его красивое, по-девичьи чистое лицо, на пышные каштановые волосы.
        - Немедленно явитесь к командиру дивизии. Замените в его блиндаже телефон, вот на тот. - Окунев указал рукой на стоящий в углу землянки аппарат.
        - Слушаюсь, товарищ майор!
        Окунев устало потянулся всем телом. Беспрерывная, многочасовая работа давала о себе знать. В последнее время удавалось выкроить на сон какие-нибудь три-четыре часа в сутки. С возвращением лейтенанта Скворцова Окунев вновь погрузился в размышления. Ожидания не оправдались. В коробке телефонного аппарата ничего, указывающего на его предположения, не оказалось. Он посмотрел, прощупал каждую деталь, как внимательный и опытный врач осматривает, прослушивает на приеме пациента. Потом вскрыл оболочку анодной батареи...
        - Найду, обязательно найду, - вслух проговорил Окунев, чувствуя тупую ноющую боль в области затылка, напоминание о недавней контузии. - Только отдохну малость. Скворцов! - Позвал он лейтенанта. - Вашему объекту сегодня особое внимание. Будьте только осторожны.
        Окунев толкнул сплетенную из гибких стволиков ясеня легкую дверь землянки. Постоял на пороге, привыкая к темноте, вслушиваясь в едва уловимые шорохи переднего края. Вокруг разливалась необычная, звенящая тишина. Но майор знал, что вокруг дремлют громады одетых в броню машин, глаза многочисленных наблюдателей неотрывно просматривают узкую, всего в несколько десятков метров, полоску "ничейной" земли, окутанную чернильной завесой южной ночи. Знакомая, едва угадываемая в темноте тропинка привела его к узлу связи дивизии. Он задержался рядом с охраняющим землянку часовым автоматчиком и узнал знакомый голос радистки Николаевой, монотонно, настойчиво повторяющий: "Меркурий".... "Меркурий"... "Я - "Фиалка"! Я - "Фиалка"! Слушаю тебя, "Меркурий"! Раз... Два... Три... "Меркурий"..."
        Подумав, Окунев подавил в себе желание войти к связистам и, повернувшись, стал удаляться в сторону озера. Раздавшийся впереди всплеск воды, глуховатый, ласковый, но между тем угрожавший кому-то голос несколько отвлекли его мысли. Вплотную подойдя к берегу, Окунев остановился, невольно улыбнувшись стараниям человека привести в повиновение лошадь.
        - Касатка... Касатка... у, дура бесстыжая! - Говорил солдат, не замечая стоящего позади офицера.
        Лошадь не слушалась; рвала из его рук уздечку, тянулась оскаленной мордой к воде. Ездовой, в котором Окунев признал рядового Клестова из комендантской роты, потеряв терпение, с силой хлестнул по влажным бокам лошади гибкой хворостиной. Лошадь отчаянно рванулась в сторону, Клестов не удержал уздечку и упал в воду. Выскочив на берег и будто потешаясь над человеком, норовистая кобыла облегченно и радостно заржала.
        Эта небольшая сценка развеселила Окунева. Возвращаясь в землянку, он уже не чувствовал прежней гнетущей головной боли. Легко и свободно шагая с давно забытым мальчишеским озорством, ударил короткой, сучковатой палкой по гибкому, тонкому стволу белеющей во тьме березки. Та вздрогнула, затрепетала каждым своим листочком, окатывая Окунева градом холодной росы.
        У самых дверей своей землянки он лицом к лицу столкнулся с подполковником Кондрашовым и сержантом Злобиным.
        - Входите, Сергей Валентинович, - пригласил Окунев, пропуская впереди себя начальника разведки и связиста. - Откровенно, заждался вас, - признался он, обращаясь к подполковнику и в то же время с интересом рассматривая стоящего перед ним по стойке "смирно" сержанта Злобина - невысокого, чернявого, спокойного на вид человека.
        - Что привело вас ко мне... и чем могу служить, товарищ сержант? - недружелюбно спросил Окунев.
        - Мы пришли к вам, товарищ майор, - спокойно проговорил Кондрашов, - чтобы снять подозрения относительно причастности сержанта Злобина к известному нам "чепе".
        - Вы хотите сказать, Сергей Валентинович, о преданности товарища Злобина нашему народу? Так это проверенный факт. Можете быть свободны и продолжать службу, товарищ сержант.
        - Не торопитесь, Евгений Алексеевич! Сержант за время моего отсутствия решил уникальный ребус...
        - Что-о? - недоверчиво протянул Окунев, садясь и тут же вновь вставая из-за стола. - Что вы сказали?
        - Да! Да! Да! Ларчик-то открывается просто... - ответил Кондрашов все еще недоверчиво смотрящему на него Окуневу и положил перед ним продолговатую по форме батарею - питание для полевых телефонных аппаратов.
        - Сей предмет мне знаком, - указал майор взглядом на лежащую на столе другую, точно такую же батарею с выпирающими из битумной оболочки угольными электродами.
        - Полоса невезения, товарищ майор, - фактор временный. Уверен, что в наших поисках мы вышли на финишную прямую. Таких батарей к вашему сведению, Евгений Алексеевич, всего три. Две из них в своих преступных целях использовал майор Левашов. Третья же при дотошном исследовании открыла свою тайну. Вы же не достигли успеха лишь потому, что работали с обычным типом элемента, выпускаемого отечественной промышленностью. Вначале сержант Злобин и не помышлял о том, что это особой конструкции изделие совмещало в себе источник электропитания и вмонтированный в этом же корпусе, в изолированном отсеке, крошечный самозаписывающий автомат. Особой чувствительности микрофон выполнял здесь двойную роль: фиксировал разговор, а при обратном движении ленты через него же и воспроизводилась запись. Сержант Злобин при возникающей неисправности телефонного аппарата, установленного в блиндаже комдива, попросту убирал батарею, а взамен ставил новую, переданную ему своим непосредственным начальником с условием обязательного возврата отработанной. Третий экземпляр батареи в руки Левашова не попал. Это произошло перед самым
вашим приходом к комдиву. Я узнал, когда последний раз производилась замена батареи и кто ее менял. Побеседовал с сержантом Злобиным и поручил ему как технически грамотному человеку применить свои способности в разгадке тайны. И вот результат...
        - Спасибо, товарищ сержант, - пожав руку Злобину, поблагодарил майор. - Ваше невольное соучастие в преступной деятельности известного вам лица примет форму свидетельских показаний. Надеюсь, разговор останется между нами... Отдыхайте.
        - Итак, - проговорил подполковник Кондрашов, беря из рук Окунева анодную батарею, - это специально изготовленная по заказу фашистских секретных служб конструкция по внешнему виду не отличима от нашей, состоит из тонкого пластмассового корпуса, разделенного перегородкой. Причем сам корпус батареи разъемный, имеет плотное соединение и в маскировочных целях оклеен серой, плотной бумагой с соответствующим трафаретом на русском языке. В первое отделение - в ванночку из алюминиевой фольги - помещен сложный, со специальными добавками цинковый конденсат - иными словами, гальванический элемент питания. Во второй половине размещен микроскопический самозаписывающий аппарат, срабатывающий на звук голоса.
        "Вот один путь, по которому шел вражеский разведчик, собирая сведения особо секретного характера. И сколько же потребовалось бессонных ночей, чтобы разгадать тонкий и хитрый прием врага!" - думал Окунев, вслушиваясь в голос Кондрашова.
        - Но, позвольте, Сергей Валентинович! - Нервное напряжение майора Окунева несколько ослабло, и только серые, задумчивые глаза отражали легкую тень присутствующего в нем какого-то беспокойства. - Как и когда могла вам прийти в голову такая идея? Собственно, похожая мысль появилась и у меня.
        - Как вам сказать... Случайность ли дала к этому толчок? Едва ли. У каждой случайности имеется своя строгая закономерность. Но об этом, разрешите, расскажу позже, в конце нашего с вами разговора. Смотрите!
        Кондрашов сорвал серую ленту бумаги, укрывавшую корпус. Едва заметные, идущие поперек него линии говорили о разъемных составных частях. Легкий нажим пальцев рук - и батарея разделилась на две половины. Одну из них Кондрашов положил на стол, а вторую - основание корпуса, в котором, плотно запрессованные, сидели в пазах небольшая плоская батарейка и самозаписывающий автомат, схожий с луковицей малых размеров, - поднес ближе к свету. Движение рук начальника разведотдела были точны и уверены, как будто ему не раз приходилось заниматься подобными сюрпризами фашистской разведки. Опущенная вниз концом перочинного ножа защелка резко отбросила вверх внутреннюю крышечку, раскрывая перед глазами офицеров уложенный в корпусе механизм.
        - Похоже на магнитофон, - заметил Окунев, с живым интересом наблюдая за манипуляциями Кондрашова.
        - Совершенно верно, Евгений Алексеевич, - ответил Кондрашов. Медицинским пинцетом он извлек из корпуса две миниатюрные катушки с узкой и тонкой магнитофонной лентой. Катушки сидели на круглых и тонких, как швейные иглы, валиках с продольными пазами.
        - Что бы это означало? - спросил он у Окунева, показывая на цифры, вытесненные на кромке донышка аппарата. - Четыре дробь двести. И это - ферр-четыре...
        - Разрешите, Сергей Валентинович!
        Кондрашов передал аппарат Окуневу.
        - Понятные цифры, - после некоторого раздумья произнес тот. - Вот эта, первая цифра, обозначает порядковый номер изделия. Последующие говорят о том, что лента имеет длину двести метров, ферромагнитная, запись четырехдорожечная... - Он чуть задумался, а потом продолжил: - Попробуем воспроизвести запись. Вы не возражаете, Сергей Валентинович?
        Кондрашов кивнул головой.
        Установив в аппарате на прежние места обе кассеты, Окунев, согласуя свои действия со схемой на внутренней крышке и следя за направлением красной стрелки, передвинул влево крошечный рычажок переключателя, затем он нажал указательным пальцем полукруглую головку пусковой кнопки. Возник едва слышимый шелест работающего механизма.
        - Стоит только поставить общую крышку на место - и звук совершенно исчезнет, - заметил Окунев.
        Через минуту он перевел рычажок от центра вправо, вновь нажал на пусковую кнопку и сейчас же послышался голос командира дивизии - тихий, похожий на вкрадчивый шепот: "...Поднявшись с аэродрома, ЛИ-2 взял курс на северо-запад. Расстояние - пятьдесят километров по прямой - он мог бы преодолеть, положим, за двадцать минут..."
        Окунев выключил аппарат. Несколько мгновений он и Кондрашов не проронили ни слова.
        - Но, если сказать честно, то ничего особо мудреного здесь нет, - разочарованно отметил Кондрашов.
        - О других возможностях разведчика нам сможет рассказать только он сам, - добавил Окунев.
        В землянку стремительно вошел старший лейтенант Шелестов - офицер из шифровального отделения дивизии. Увидев двух старших по званию, он повернулся к подполковнику Кондрашову:
        - Товарищ подполковник! Разрешите обратиться к майору Окуневу?
        Кондрашов молча кивнул головой.
        - Товарищ майор! Текст радиограммы, переданной вам генералом Чавчавадзе, дешифрован. Он гласит: ""Ураган" - Агенту С-42. Пакет с информацией подобран спецгруппой разведки при отходе стрелкового батальона на исходные позиции... Сведения о дивизии Чавчавадзе, стрелковом корпусе Шкрылева неоценимы. Просьба выйти из игры - необоснованна. Опасения раскрытия: усталость, больное воображение. Продержитесь последнюю неделю, информируйте. Спецотдел 7-ч".
        - Спасибо, старший лейтенант. Вы основательно потрудились. Можете быть свободны.
        - Это сигнал... - После глубокого раздумья произнес подполковник Кондратов. - Вражеский разведчик понял, что где-то он допустил ошибку, чувствует установленное за ним наблюдение, ему ясен последующий финал. Нетрудно догадаться, что он работал без помощника, самостоятельно. Можно ли было предположить, что, рискуя жизнью, наш подопечный оставляет накопленные сведения в тайнике непосредственно на поле сражения во время недавней операции - разведки боем! Левашов в этом бою участвовал с разрешения комдива, дескать, в целях надежного обеспечения батальона связью. Да! Только отчаяние могло толкнуть его на это.
        Окунев вынул из кобуры пистолет, проверил патроны в обойме.
        - Левашов предвидел свой провал значительно раньше, с того самого момента, когда потерял пленку.
        - Вы говорите - пленку? - Кондрашов во всех подробностях вспомнил, что он был с Левашовым в его землянке и там среди готовых, отпечатанных фотографий и негативов, лежащих вразброс на столе, увидел обрывок пленки, на которой была запечатлена отметка "пятнадцать", где находились огневые позиции дивизиона гвардейских минометов. Он тогда не придал этому какого-либо серьезного значения, ибо знал о том, что офицеры и солдаты любого рода войск мечтали иметь фотоснимки боевой техники. Заполучить их на фронте было непросто, особенно в пехотных частях, и обладали ими только те, кому повезло. Это стремление, хотя и шло вразрез с законами военного времени, легко объяснялось простыми человеческими слабостями.
        - Вы хотели мне что-то сказать? - спросил Окунев у Кондрашова.
        - Несколько дней тому назад в землянке у майора Левашова мне пришлось увидеть кадры пленки с изображением огневых позиций у отметки "пятнадцать". Но имеет ли это какое-либо отношение к произошедшему?
        - Имеет ли? - Вопросом на вопрос ответил Окунев и уверенно добавил: - Имеет. И самое прямое. Все ясно. И наши колебания в аресте Левашова - фашистского разведчика С-42 больше нетерпимы. Дорога каждая минута. - Окунев торопливо шагнул к порогу, но телефонный звонок остановил его.
        - Слушаю, товарищ первый. Что? Что? Так... Так... Понимаю. Слушаюсь.
        Кондрашов отметил, как у Окунева внезапно сдвинулись к носу брови на потемневшем лице.
        Положив трубку на аппарат, начальник особого отдела с каким-то непонятным для Кондрашова укором пристально посмотрел ему в глаза.
        - Сергей Валентинович, - произнес он тихо, - лейтенант Скворцов убит ударом ножа в спину. Труп его найден подвижным дозором на тропе, ведущей от переднего края в расположение штаба дивизии. И еще одно трагическое происшествие: неподалеку от дивизионной бани от удара тяжелым металлическим предметом в голову, на руках автоматчиков, несущих охрану тыла, скончался сержант Злобин. Там же у бани обнаружены следы отчаянной борьбы и отчетливый рисунок протектора мотоциклетных шин. Левашова в расположении дивизии нет. Он исчез...
        В землянку вошел заместитель начальника особого отдела капитан Хоружий.
        - Товарищ майор! Из отдела кадров армии получен ответ на наш запрос...
        - Слишком поздно, капитан... Слишком поздно... Немедленно свяжитесь с командиром заградотряда дивизии. Передайте приказ генерала о выделении в мое распоряжение полувзвода солдат и бронетранспортера. Через тридцать минут - быть у штаба.
        ...Кондрашов едва поспевал за широко шагавшим Окуневым. Они спешили к землянке начальника связи дивизии напрямик, безошибочно ориентируясь в темноте. Но Кондрашов все-таки опередил Окунева, первым вошел в землянку. У стены - грубо сколоченный низкий стол, два корявых табурета. На противоположной стороне - застланный байковым одеялом топчан для отдыха. На столе, рядом с телефонным аппаратом, в беспорядке валялись обрывки фотографической пленки и бумаги, куски телефонного провода. Внимание Кондрашова привлек фотографический аппарат на топчане. Не отдавая себе отчета, он стремительно шагнул вперед.
        - Не трогать! - крикнул Окунев, бросаясь к подполковнику.
        Но было поздно. В руках начальника разведотдела дивизии подполковника Кондрашова блеснула короткая вспышка пламени, и одновременно с ней раздался громкий взрыв. Землянка наполнилась резким и удушливым запахом.
        Глава восьмая
        Медленно и неровно забрезжил над землей ленивый рассвет. Начавшийся было дождь перешел в плотный, низко стелющийся туман. Разведчики укрылись в углублении между двумя громадными соснами. Корни упавших деревьев, вывернув пласты земли, образовали над появившейся выемкой невысокий, сливающийся с окружающей холмистой местностью зеленый шатер. Эта естественная крыша со временем покрылась порослью молодых сосенок, густой и сочной травой. Края созданного природой убежища успели зарасти плотной стеной терновника и шиповника. Могучий, с раскидистой кроной дуб в окружении сосен прикрывал своим стволом лаз в помещение этой своеобразной пещеры. Зияющие большие и малые отверстия - разрывы в крыше - позволяли наблюдать за местностью. На дне котлована было сыро и сумрачно. Пахло прелой листвой, хвоей, лесными травами.
        Внимательно осмотрев рацию щеголькова, пробитую в нескольких местах крупнокалиберными пулями фашистского "мессершмитта", лейтенант Черемушкин убедился в ее полной непригодности. Вся надежда теперь была на Коврову. Ее радиостанцию теперь нужно хранить, как зеницу ока.
        Чтобы не попасть в западню, предстояло точно выяснить обстановку. Кое-какие сведения мог дать пленный. Он оказался офицером одной из моторизованных бригад. Показания давал с трудом. Сообщил, что его часть входила в состав армейского корпуса, расквартированного в Норвегии, и прибыла на новый участок прифронтовой зоны десять дней назад. Он показал на карте место их дислокации, но о численности, вооружении и подчиненности ничего не сказал. Самым неожиданным оказалось его заявление о том, что русский самолет ждали около суток, так как немецкое командование было предупреждено о появлении транспортника, на борту которого находится разведгруппа, выполняющая особо важное задание. Рассказывая, лейтенант СС иронически улыбался, и Черемушкин с усилием сдерживал себя.
        - Спросите у него, - обратился он к Ковровой, - в состав какой группировки входит мотобригада.
        - Я - офицер великой Германии... Тайна, которой владею, умрет вместе со мной. Советская разведгруппа рано или поздно будет обнаружена и уничтожена.
        Было очевидно, что дальнейшие попытки развязать гитлеровцу язык - никчемная трата времени. Он упорно не хотел отвечать, и Черемушкин хорошо понимал причину его молчания. Пленник знал, что любым откровением жизни своей он все равно не выкупит. Такова была ситуация, и таков был жестокий закон войны. Черемушкин потому с некоторым сожалением смотрел на молодого эсэсовца.
        - А фамилия и звание командира вашей моторизованной бригады, унтерштурмфюрер? - не уверенный в его ответе, спросил лейтенант.
        - Это не является большой тайной, герр... к сожалению, не имею чести знать ваше воинское звание. Командир мотобригады - генерал Гоффман.
        - Стажировку в лейтенанты вы прошли уже в ходе войны с Россией, не так ли?
        Сработали самомнение и гордость за канувшее в прошлое безоблачное и счастливое время. Немец важно и охотно подтвердил:
        - Закончил Ной-Штетинский филиал Штаттградского пехотного училища. Кандидатский стаж пять месяцев в пятой гренадерской роте седьмой гренадерской дивизии. - Исповедь моя закончена...
        - Затем общевойсковой мундир сменили на черный, эсэсовский? Рост по служебной лестнице не ахти какой, - серьезно, без видимой насмешки заметил лейтенант Черемушкин. - Родом-то откуда? Хотя это известно из записей в вашем военном билете. Пишите коротенькое письмо к родным... При случае вручу, когда буду в Германии. Итак, местечко Фрауэндорф, Рандовский округ, улица Бруно Рейнгарта, 28. Фриде Маллон - девичья фамилия Ливере.
        Унтерштурмфюрер СС дернулся всем телом, с минуту стоял в оцепенении, только пальцы его рук мелко дрожали. Потом вдруг обмяк, как освобожденный от воздуха резиновый мяч, и росинки пота выступили на его бледном лице.
        - Ваша гуманность, repp... мне не понятна, - проговорил он с усилием, стараясь спокойно произносить слова. - Подобное предложение на войне недостойно и оскорбительно для солдата фюрера.
        - Ахмед! - Черемушкин кивнул головой в сторону эсэсовца. - Тихо и надежно, без следа...
        В полевой сумке унтерштурмфюрера Маллона, кроме крупномасштабной топографической карты, имеющей многочисленные пометки условными знаками, с продолговатым лиловым штампом в верхнем левом углу - "совершенно секретно", находилась и копия тоже секретного приказа по штабу моторизованной бригады. В нем говорилось об усилении патрульной службы, организации засад в районах, прилегающих к линиям железной и шоссейной дорог, установлении скрытых постов наблюдения и обеспечении их радиосвязью.
        Лейтенант перенес на свою карту все данные, которые смог получить от унтерштурмфюрера Маллона, а также примерный квадрат сосредоточения прошедшей перед утром вражеской моторизованной колонны и поименно наличие в ней боевой техники, тщательно скопировал цифровые и условные обозначения. Непонятные, похожие на иероглифы знаки, разбросанные в разных квадратах карты, обвел красным карандашом. Да, обнаруженная в полевой сумке Маллона зашифрованная оперативная карта "пятидесятикилометровка" представляла немалый интерес.
        Не оставил Черемушкин без внимания и то, что в восточной оконечности карты, на линии обороны корпуса генерала Шкрылева, в состав которого входила и дивизия генерала Чавчавадзе, у населенных пунктов Васильево Светлое - Лесной - Козловка - Дятлово, было сплошное наслоение различных знаков. Необходим ключ к разгадке. Возможно, карта таила в себе именно то, что нужно было разведгруппе.
        Ясно становилось одно: враг сосредоточивает крупные, отлично оснащенные техникой войсковые части и соединения. Все эти танковые, моторизованные и механизированные дивизии, артбригады стягиваются для нанесения удара в один общий кулак. Однако многое еще требовалось проверить, уточнить. Нужны были дополнительные сведения.
        Лейтенант задумался вдруг над внезапно пришедшей тревожной мыслью: почему вдруг так легко, без особых осложнений получил он исключительно важный по содержанию документ? Унтерштурмфюрера СС Маллона, имевшего при себе карту с совершенно секретными данными, по всем существующим правилам должна была сопровождать охрана. Почему он оказался на пустынной дороге один? Быть может, какие-то причины побудили лейтенанта СС и того, кто его послал, совершить безрассудный шаг вопреки здравому смыслу. А вдруг эта встреча планировалась и служила своего рода приманкой, на которую по замыслам фашистской контрразведки могли "клюнуть" советские разведчики. Тогда круг замкнется. А если это просто счастливый случай? Тогда карту необходимо, причем срочно, доставить в дивизию. Но как? Каким образом? Радиосеанс со штабом может дорого обойтись разведгруппе, да и он дает не многое: неизбежно возникнут контрольные вопросы, на которые пока нет ответа. Но самое главное - увеличивается степень риска быть предельно точно запеленгованным и, как следствие... Черемушкин не хотел думать о том, что произойдет тогда, когда его точные
координаты станут известны контрразведке и гестапо противника. Он попадет, еще ничего существенного не сделав, в капкан, безжалостные челюсти которого мертвой хваткой вцепятся в разведгруппу.
        "Ходил кулик по болоту, он нашел себе работу. Хвост вытащил - нос увяз, нос вытащил - ноги увязли", - вспомнил Черемушкин любимую прибаутку сержанта Телочкина. - Но что же делать? Как найти единственно правильное решение? Группа разведчиков, если послать ее к линии фронта, навряд ли в срок доберется до нее. И дойдет ли вообще... Остается просить командование выслать самолет в квадрат "сорок один" на приготовленную партизанским отрядом посадочную площадку. Группа во главе со старшиной Двуреченский должна попытаться... Иначе нельзя. Конечно, запас надежности разведгруппы уменьшится наполовину. Коврова без рации в партизанском отряде не нужна. При необходимости ее заменит Щегольков. И еще... Как поступить с картой унтерштурмфюрера Маллона? Нужно ли беречь ее, когда данные уже продублированы на запасной, хранящейся у старшины Двуреченского? А посылать его к своим - риск немалый. Путь к поляне "Черный кристалл" будет долгим и опасным.
        Черемушкин поднял голову. Через прорехи сверху дымчатыми полосами вливался дневной свет с плавающими пятнами солнечных бликов. Туман, стоявший над лесом, рассеивался, теснимый теплом погожей ранней осени. Было тихо, и лишь трели и щебетание пернатых раздавались окрест.
        Черемушкин приободрился, когда вдруг появились Румянцев и Ласточкин. Им кое-что удалось разведать. Румянцев доложил, что своею южной стороной лес подступает к одноколейной линии железной дороги, что эту дорогу охраняют вражеские патрульные наряды, а у небольшого железнодорожного моста через узкую, заболоченную речонку стоят часовые. Однако вокруг, на расстоянии видимости в бинокль, присутствие противника не обнаружено. Правда, их наблюдению мешал туман, скрадывающий низины.
        Вначале Черемушкин не понял, о какой именно железной дороге идет речь. По его представлениям, она соединяла узловые станции Юдино - Лопатино и находилась далеко к северу. Об этом напоминала и карта, лежащая на земле перед ним. Точен ли Румянцев в своем докладе о проведенной разведке? Он вопросительно посмотрел на старшего сержанта.
        - Это же факт, товарищ лейтенант. Не во сне же мне все это приснилось.
        Черемушкин вновь взглянул на карту, туда, где стояла дата ее выпуска: август... 1938 год.
        - Я понимаю, - озабоченно произнес Черемушкин, - возможно, неточности карты преподнесут нам и другие сюрпризы. Но будем надеяться на лучшее. Мы оказались на узкой полосе, как бы зажатыми между шоссейной и железной дорогами, что, естественно, ограничивает свободный маневр. Но будем надеяться, что выход найдем. Как говорится, бог не выдаст - свинья не съест.
        - Командир, - подал голос как будто дремлющий до этого старшина Двуреченский. - Рация у нас одна. И все же предлагаю: иметь впереди при движении разведгруппы авангардный дозор с определенной отвлекающей задачей. Состав - три человека. Перейдем железную дорогу и обязательно попадем в квадрат "двадцать три" на юго-западной окраине деревни Егорино. В случае каких-либо осложнений, авангард предпримет все возможное, чтобы сохранить основной состав, а значит - продолжить рейд в тылу.
        - Широкая у тебя натура, Егор... - Укоризненно заметил лейтенант.
        - Двум смертям не бывать, командир. На то мы и солдаты. Вперед и только вперед...
        - Не возражаю. Но мы разведчики в первую очередь. А умирать, если в крайнем случае потребуется, умрем, как пехотинец на поле боя. Дозор с отвлекающей задачей, говоришь? - Слегка усмехнулся Черемушкин. В глазах у него замельтешили веселые искорки. - В твоем предложении, Егор, есть что-то. Считай, что передовой дозор во главе с тобой определился. Пойдут еще Ахмет Юлаев и Иван Щегольков. Не возражаешь? Нет? Принято... Только умирать нам раньше времени никак нельзя. Право нам такое не дано. За нашими плечами дивизия, корпус, армия, фронт... Тысячи жизней должны быть спасены. Для этого мы здесь и находимся. И ждут нас дома только живыми. Дел у нас впереди - ой как много. А теперь - отдыхать. К вечеру попробуем выйти в эфир. Заждался от нас весточки наш генерал. Ахмет! - Дотрагиваясь рукой до плеча спящего Юлаева, тихо позвал он. - На пост. Чтобы было, как положено, особенно маскировка.
        - Слушаюсь, товарищ лейтенант! - Сразу же, как будто и не спал, отозвался тот, беря в руки автомат и бинокль.
        Ефрейтор Юлаев, татарин по национальности, несмотря на свой тридцатидвухлетний возраст прозванный разведчиками "дедом", пришел в дивизионную разведку из полковой по приглашению подполковника Кондрашова. Был он под стать двухметровому великану Рувиму Ласточкину, только чуть-чуть пониже. Кряжистая, широкая в плечах и узкая в талии фигура ефрейтора таила в себе, казалось, неиссякаемый запас энергии. Ахмет отличался молчаливостью. Его грубо скроенное, скуластое лицо носило следы перенесенной оспы, но затаенная, застенчивая улыбка, светло-коричневые под черными полукружьями бровей глаза скрашивали этот недостаток и говорили о надежности в любом трудном деле. Он многое умел. Его искусству бросать ременную петлю - лассо, так что она молниеносно схватывала намеченный предмет, товарищи не переставали удивляться.
        Когда Юлаев ушел на пост, Черемушкин, полузакрыв глаза, стал думать о своих товарищах... Телочкин спал беспокойно, свернувшись калачиком под плащ-накидкой, и, время от времени меняя положение, толкал головой в плечо рослого Ласточкина. Испачканное глиной лицо его то светлело, как у беззаботного ребенка, то вдруг становилось мрачным и насупленным. Он облизывал губы, словно от жажды. Румянцев, наоборот, спал крепким, здоровым сном смертельно уставшего человека, не выпуская из рук покрытого каплями росы автомата. Он по-смешному выпячивал губы и тихонько посапывал. Рувим Ласточкин лежал на спине, вытянувшись во весь рост и прикрыв глаза пилоткой. Его крупная, правильной формы голова с коротко остриженными под "бокс" черными, как смоль, волосами покоилась на вещмешке, втиснутом под узловатые древесные корни. Черемушкин посмотрел на Наташу, так нежданно-негаданно разделившую с разведчиками свою судьбу. Лицо ее было каким-то мечтательным. Видно, сладкое сновидение охватило девушку целиком, придя из далекой теперь, довоенной жизни. И тут он заметил на ее щеке деловито снующего муравья. Наташа потешно
сморщила нос. Лейтенант беззвучно рассмеялся и потянулся рукой за сухим стебельком травы, чтобы согнать непрошеного гостя. Муравей, словно поняв намерения человека, сбежал со щеки на землю. Голова к голове, касаясь волос Ковровой своим огненно-рыжим чубом, спал Щегольков. И оба они почему-то показались ему братом и сестрой.
        Черемушкин осторожно тронул рукой плечо дремавшего рядом с ним старшины Двуреченского. Тот вздрогнул, слегка сжал ладонью лицо, прогоняя сон, и вопросительно посмотрел на лейтенанта.
        - Послушай, Егор! Сегодня, сейчас же, не теряя времени, ты должен с намеченной группой уйти в партизанский отряд. Ты знаешь координаты. Выходишь к южной окраине Егорино. Но на пути лежит озеро. Реши, стоит ли его переходить вброд. На карте пестрят знаки, указывающие на его заболоченность. От Егорино до железной дороги, связывающей станции Ширино и Лопатино, два километра. Теперь, видишь на карте монастырь? Ты, Егор, не доходишь до него. Он остается правее и северо-западнее от тебя. Группа под прямым углом меняет направление, переходит железную дорогу и следует к хутору Камышиха. Обойдешь хутор с левой стороны. Посмотри - на твоем пути сплошные лесные массивы. Так что внезапное столкновение с гитлеровцами здесь почти исключено.
        - Это женский монастырь? - сдерживая улыбку, спросил Двуреченский.
        - Не знаю, женский ли, мужской... Какая тебе разница? - Недоуменно проговорил Черемушкин.
        - Не говори, командир! Если женский, то очень хочется и с монашками за руку поздороваться. Женским духом напитаться. Эх, елки точеные! Они, поди, прозрачные, как льдинки на солнышке! - Старшина подмигнул Черемушкину. Глаза его весело блестели.
        - Что-то не припомню за тобой подобных интересов, старшина, - усмехнулся Черемушкин. - Задачу усвоил?
        - Как пионерскую клятву, командир! Все будет - тик-так.
        - Но это еще не все... Карту с полевой сумкой унтерштурмфюрера Маллона прихватишь с собой. Если будет очень "жарко", сумку и все, что в ней находится, оставишь. Может всякое случиться. То есть, - он посмотрел в глаза Двуреченскому, - ты понял меня, Егор?
        - Как не понять, командир! Живым врагу разведчик не сдается.
        - Свою же карту, как и свои жизни, беречь до конца... Это и приказ, старшина, это и просьба. Для наших карта эта, как понимаешь, стоит дорого.
        - Прочно усвоено, командир. Но вот имеются у меня некоторые соображения...
        - Давай выкладывай! - Заинтересованно согласился Черемушкин.
        - Захваченная нами карта и все ее данные, как мне лично кажется, смодулированы при докладе на совещании, например, начальников штабов соединений и отдельных частей. Состоялось оно скорее всего при штабе моторизованной бригады и имело конкретную цель - окончательно выяснить готовность к контрнаступлению. Начальник штаба группы мог экстренно отбыть в свою резиденцию, а по случайной ошибке или стечению обстоятельств оставил продублированную карту у начальника штаба бригады. Затем поступил приказ: карту как совершенно секретный документ не уничтожать, а срочно нарочным доставить по назначению. Отсюда и появление на дороге в ночное время лейтенанта СС Маллона...
        - Ты как прочитал мои мысли, Егор. Может, именно так и произошло. Только добавлю: штаб фашистской группировки расположен где-то совсем рядом с моторизованной бригадой. В каком населенном пункте, для нас остается пока тайной. Это предположение вызвано не только интуицией, но и построено на расчете кратковременного пребывания унтерштурмфюрера СС Маллона в пути. И все же тут много неясного. Кстати, в твоем вещмешке хранится взятое нами на случай обмундирование унтер-офицера от инфантерии. Второй комплект - рядового гренадера - у старшего сержанта Румянцева. Думаю, они нам пригодятся...
        - Что-нибудь замышляете интересное? - спросил Двуреченский.
        - Зреет мыслишка одна, Егор. Мозгую, как оставить фрицев с носом, хотя бы временно не иметь за собой "хвоста".
        - Рискуешь, командир... Немцы - не олухи царя небесного.
        - Мне нужно, чтобы они поверили, пусть на короткое время, но поверили, что сведения о присутствии в их глубоком тылу советских разведчиков не соответствуют действительности. О том, что они могли знать о нашем появлении, говорит сам факт нападения на самолет "мессершмиттов". Иначе как понимать случившееся с нами?
        - Ну, что ж, Евгений, наступило время будить ребят и прощаться. Пора в путь-дорогу. Пусть хранят вас боги... Встретимся ли? - с затаенной грустью произнес Двуреченский, положив свою руку на плечо Черемушкина.
        - О чем ты это, друг мой? Жить нам еще долго - впереди столько дел! Уйти из жизни в такое время - дезертирство...
        Иван Щегольков, собравшись, молча пожал руку лейтенанту. Глаза его влажно заблестели. Румянцев заменил на посту Юлаева. Уходящие обнялись с командиром, с оставшимися товарищами, и Черемушкин несколько томительных минут смотрел вслед группе старшины Двуреченского, пока их фигуры не исчезли в лесных порослях.
        Если бы в эту минуту лейтенант Черемушкин мог знать, что происходит в стане противника, он наверняка принял бы экстренные меры и уж во всяком случае сменил место временной стоянки разведчиков.
        В три часа ночи начальник контрразведки армейской группы войск под кодовым названием "Метеор" штандартенфюрер Фалькенберг, любезно выполняя поручение начальника штаба генерала Кейса, связался по телефону с моторизованной бригадой и уточнил время отбытия офицера связи. Его проинформировали, что унтерштурмфюрер СС Маллон выехал на мотоцикле в один час двадцать две минуты ночи. У него оставалось времени больше чем достаточно не только для того, чтобы вовремя прибыть к генералу Кейсу, но и вернуться назад. Но унтерштурмфюрер Маллон как будто пропал. Из штаба группы выделили страну на бронетранспортере и послали опытного офицера связи навести справки, уточнить в механизированной дивизии армейского резерва, прошедшей по шоссе ночью к месту своего расквартирования примерно в тот же час, не встречался ли колонне на марше следующий ей навстречу мотоциклист? Провели опрос - ответ отрицательный. Обеспокоенный исчезновением офицера с секретными документами, Фалькенберг не медля выехал в расположение моторизованной бригады в сопровождении небольшого отряда эсэсовцев. Несколько позднее туда же экстренно была
вызвана группа руководящих офицеров дивизии, прибывшей с марша. Несмотря на все меры, принятые штандартенфюрером Фалькенбергом по выяснению обстоятельств исчезновения унтерштурмфюрера Маллона, удалось установить только одно: примерное время, когда он был похищен или убит. Но кем и с какой целью совершено это - оставалось полной загадкой. Все свободные разведывательные подразделения соседних частей в тот же час подняли на ноги. Не довольствуясь этим, Фалькенберг именем командующего группой "Метеор" группенфюрера Веллера рекомендовал командиру моторизованной бригады выделить пехотную роту для прочесывания местности на отрезке шоссе, где проезжал Маллон. Поиск организовали в двух направлениях - на север и на юг.
        Рослый, полный, с засученными по локоть рукавами френча, гауптштурмфюрер отрапортовал Фалькенбергу:
        - Штандартенфюрер, поисковые группы готовы. Разрешите выполнять поставленную задачу.
        - Катитесь к чертовой матери, гауптштурмфюрер! Живыми ли, мертвыми - но найдите преступников. Либо повешу вас на первой же попавшейся сосне, - отчеканил слова Фалькенберг, тяжело надвигаясь на эсэсовца. - Понятно?
        Гауптштурмфюрер исчез, будто бы его сдуло ветром.
        - Послать унтерштурмфюрера Маллона с совершенно секретными документами без сопровождения, - смотря в холеное, невозмутимое лицо командира бригады, с нескрываемым сарказмом проговорил Фалькенберг, - совершенно необъяснимая беспечность, если не сказать больше.
        - Далек от вашей лестной для меня характеристики, - спокойно и независимо ответил генерал, теребя в руках остро отточенный цветной карандаш. - По сведениям вашей же службы, в прилегающих районах партизаны и прочие противодействующие нам силы начисто разгромлены карательными войсками СС, в силу чего их активность сведена к нулю. Русские же разведчики на такой риск не пойдут. Это равносильно их самоубийству. Вам же известен, штандартенфюрер, почерк войсковой разведки русских: избегая стандартных приемов и сохраняя людей, обеспечить свое командование сведениями о противнике в установленные сроки. Они инициативны и изобретательны. Дерзость - уравновешенная точным расчетом в выполнении намеченной операции...
        - У вас такая высокая оценка действий вражеской разведки? И все же ваше мнение, генерал?
        - Я наделен полномочиями командира крупной войсковой единицы. Но сейчас, как и всегда, отношу себя к солдатам. И если лейтенант Маллон ликвидирован: скорее всего это дело рук рейдирующих партизан, - он подошел к карте, висевшей на стене бревенчатого дома, и резко раздвинул в стороны закрывающие ее шторки. - Партизан нужно искать в южном направлении. Здесь наличие густых лесов, балок и оврагов, заросших деревьями и кустарником. Кроме того, гарнизоны наши в этих местах редки и довольно малочисленны. К северу же, в зоне шоссейной и железной дорог, и к востоку - плотная дислокация воинских частей.
        - Буду очень сожалеть, генерал, если документы найдены не будут. Внезапность удара по русским будет исключена, и это принесет излишние, но самое главное, неоправданные потери солдат фюрера.
        - Воинский устав строго регламентирует обязанности военнослужащих армии третьего Рейха, - снисходительно, с оттенком превосходства глядя поверх головы начальника контрразведки, вежливо констатировал генерал. - Ответственность, бесспорно, в первую очередь понесут начальник моего штаба и генерал Кейс.
        Сдерживая накопившуюся ярость, Фалькенберг промолчал. Около девяти часов утра к нему явился офицер контрразведки моторизованной дивизии и доложил о том, что на шестьдесят девятом километре автомагистрали на полосе асфальта замечена серая пыльная извилистая линия - результат внезапного торможения колес мотоцикла. А на самой обочине справа в сторону движения мотоциклиста виден прерывистый отпечаток мотоциклетных шин. Сам мотоцикл не найден, но его поиском продолжает заниматься специальная группа. Слева же, на небольшом подъеме, заросшем кустарником, и на поляне, прилегающей к нему, обнаружены следы пребывания людей. Число их не известно. При движении в глубину леса следы совершенно теряются. Применение собак - бесполезно: шедший поутру дождь смыл все запахи.
        Прибыв к предполагаемому месту происшествия, полковник Фалькенберг лично сам пытливо осмотрел участок местности, исследовал кюветы дороги, особенно левый. Там же, под измятой травой, нашел пуговицу от эсэсовского френча. Ничего другого опытный глаз контрразведчика не обнаружил. Но и то, что он отыскал, давало кое-какой материал для размышлений.
        "Этот старый филин, пожалуй, прав, - подумал он о командире моторизованной бригады. - Похищение офицера говорит об активизации действий неизвестной группы партизан. Ну, а если это ложное направление? Зачем он нужен живой партизанам? Действительно, если находящиеся при нем документы взяты... Нет! Здесь что-то не то! Нужно хорошенько все обдумать. А версия о партизанах мне будет нужна в случае промаха с советской разведкой. Уверен, что это ее дерзкий по замыслу и четкий автограф..."
        ...Бессонная, полная тревог и нервного напряжения ночь давала о себе знать. Черемушкину казалось, что он лишь на минуту закрыл глаза. Сколько времени он пробыл в этом полусознательном, дремотном состоянии, без часов ответить бы он не смог. От внезапного внутреннего толчка Черемушкин открыл глаза и мутным взором обвел сидящих разведчиков.
        - С добрым утром, товарищ лейтенант! - Мягко произнес сержант Телочкин, ловко открывая ножом банку мясной тушенки. - Завтрак на столе, потрапезничаем, а то когда уж придется. Ешь, пока рот свеж, а завянет - никто в него не заглянет. И спали-то вы так, одну малость.
        Зная, что лейтенант предпочитает хлебную горбушку, сержант положил на ее ломоть нежно-розового в жировой оболочке мяса. Но в это же мгновение его протянутая рука остановилась на полпути к руке лейтенанта. В лазе, под сводом кровли, показалась голова старшего сержанта Румянцева.
        - Немцы, командир!
        Все схватились за оружие, молча уставясь на Черемушкина.
        - Из котлована не выходить. Занять круговую оборону. И вообще, замри! Собаки у офицеров имеются?
        - Собачьего лая не слышно. Пожалуй, без них...
        - Не робь, ребята, мы еще поживем. Это очень хорошо, что без собак... Терпение и выдержка - ни звука.
        Неподалеку, разносясь по лесу эхом, прозвучал гортанный выкрик на немецком.
        Гитлеровцев, кроме Румянцева, никто еще не видел. Сплошная стена кустарника и легкий, дымящийся между стволами деревьев туман не давали возможности ясно видеть. Но все отлично понимали значение выкрика, хруст валежника, вдавливаемого сапогами в землю. Вот уже слышны тяжелая поступь и шелест травяного покрова. Раздвинув в стороны мешающую обзору траву, Черемушкин в шагах сорока от себя увидел неплотную, растянутую по фронту шеренгу немецких солдат с черными, словно игрушечными автоматами в руках. По флангам и в середине цепи шли офицеры в униформе войск СС. Один из них - долговязый - по всем признакам старший по званию, привлекая к себе внимание, поднял руку над головой. Середина цепи приостановилась, фланги же продолжали продвигаться вперед, образуя нечто вроде вогнутой дуги. Черемушкин помимо своей воли почувствовал странный, неприятно щекочущий грудь холодок. Было очень похоже на то, что эсэсовцы, зная о местонахождении советских разведчиков, загибая фланги, окружают котлован. Лейтенант подтянул к себе за ремень автомат, положил рядом две гранаты. От следующего движения его остановила команда
"стой". Фланги замерли. Каждый из автоматчиков, держа оружие наготове, выставил вперед правую ногу. И тогда разведчики поняли этот своеобразный маневр, рассчитанный на слабость нервов тех, кто скрывается в этом неприветливом лесу. Тактика немцев была проста: если в кустарнике или за его пределами в нагромождении бурелома укрываются люди, то кто-нибудь из них не выдержит напряжения; обнаружив себя, разведчики или партизаны примут неравный бой.
        Черемушкин, кажется, верно понял эти действия. Но тем не менее он застыл, обеспокоенно наблюдая за дальнейшими, не совсем понятными приказами офицера, возглавляющего поиск.
        Эсэсовец уверенно подошел к стволу крупной сосны и при помощи солдат забрался на ее нижние ветви. Не останавливаясь, он стал подниматься все выше и выше, цепляясь руками за узловатые сучья, прижимаясь грудью к гладкому стволу. Черемушкину было видно, как извивалось тело офицера и выпирал его зад, туго обтянутый черным сукном бриджей. Немец наконец остановился, повернулся лицом к котловану и, опираясь левой ногой о толстый, корявый сук дерева и придерживаясь рукой за ствол, поднял на уровень глаз висевший на шее бинокль. Черемушкин выпустил из-под ладони прижатые к земле стебли травы. Он быстро прикинул высоту сосны, мысленно проложил прямую линию от точки, где стоял эсэсовец, до верхней кромки кустарника, окаймляющего котлован, и сразу же сообразил: немцу, вооруженному биноклем, их временное убежище будет видно как на ладони. Лейтенант медленно изменил угол наклона своего автомата. Но произошло то, чего никто не ожидал. В ту самую минуту, когда гитлеровец поднес окуляры бинокля к глазам, сук дерева, по всей вероятности подгнивший у ствола, внезапно обломился. Потеряв опору, эсэсовец рухнул вниз,
безусловно стараясь остановить свое стремительное падение, делая отчаянные попытки ухватиться руками за ветви. Перед взором разведчика промелькнули бьющие воздух ноги, донесся испуганный возглас. Фуражка с высокой тульей взлетела вверх и, парашютируя, зависла на нижних ветвях соседней ели. Все вокруг вдруг зазвенело, засвистело, защелкало, отдаваясь гулким, хохочущим лесным эхом. Шеренга солдат, не сразу осознав, что произошло на самом деле с их командиром, открыла беспорядочную стрельбу. Их нервное напряжение сработало безотказно, подобно поставленной на боевой взвод мине замедленного действия, когда наступает положенное для взрыва время. Десятки автоматных стволов ударили разом, опустошая магазинную укладку боеприпасов. За какую-то минуту они извергли тысячи разрывных пуль, пронзая все, что попадалось на пути их веерного полета.
        Черемушкин повернул голову на звук осторожного шороха: все, кто остался с лейтенантом, находились на избранной ими позиции. Коврова, освободив от чехла рацию, "колдовала" над ней, готовясь по первому знаку командира выйти в эфир - на связь со штабом родной дивизии.
        Перезарядив автоматы, немцы стали вновь продвигаться. Их цепь, приняв прежний строгий порядок, поравнялось с кустарником и вдруг разъединилась, обтекая в обе стороны препятствие. Фашисты удалились в южном направлении, к железной дороге.
        - Спокойно, ребята, - проговорил медленно Черемушкин. - Первые цветочки, а ягодки еще впереди.
        Вечером лейтенант обстоятельно объяснил разведчикам обстановку и свое решение: взорвать железнодорожный мост, о котором доложили Румянцев и Ласточкин. Не пересекая магистраль, а развернувшись в обратную сторону, наметили продолжать рейд, продвигаясь к центру железнодорожной ветки Ширино - Юдино. На предстоящем маршруте наметили два двухчасовых привала: в овраге с отметкой "двести один" и на лесной поляне "Сосновый бор". Задуманный маршрут умышленно проходил по местности, на которой всего вероятнее дислоцировались части противника. Профессиональный интерес имел для командира разведгруппы и продолговатой формы курган, находившийся юго-восточнее разъезда Губаново, на железнодорожной ветке Ширино - Юдино. Именно здесь, на изъятой у унтерштурмфюрера Маллона карте, красовалось изображение короткого обоюдоострого меча. Отсюда путь лежал к местечку Ширино, затем к хутору Камышиха, а от него было рукой подать до последней точки рейда - квадрата "сорок один". А там - поляна "Черный кристалл".
        Глава девятая
        В тот час, когда западная сторона лесного массива тонула в темно-фиолетовых тонах заката, а восточная курилась мягкой сиреневой дымкой, разведгруппа лейтенанта Черемушкина вышла к просторной речной долине. Пологий спуск, поросший подлеском, незаметно переходил в низменность, покрытую сочными, высокими травами. Разбросанные там и сям островки зелено-бурого камыша лениво шевелили своими блестящими метелками. Противоположная сторона с крутыми, порой порожистыми и голыми глинистыми скатами, разрезанная двумя глубокими щелевидными оврагами, тянулась неровной линией. Долину пересекала неширокая речка. Железнодорожный мост, соединяющий ее берега, издали казался каким-то нереальным, словно нарисованным в детской книжке сказок.
        Черемушкин устроился в рощице из березняка и ольховника, подходящей почти к самому железнодорожному полотну, и установил: длина моста около тридцати метров, он скроен из двух секций металлических ферм, покоящихся на трех опорных основаниях железобетонного фундамента, одно из которых находится в центре речки. Вдоль полотна тянулась вереница небрежно сложенных в штабели старых шпал, демонтированных при давнем ремонте пути. Черемушкин отметил про себя, что островки камыша очень удобны для маскировки при приближении к железной дороге, а из-за штабелей шпал, искусственного прикрытия, можно совершенно незаметно подойти к самому объекту. У западной оконечности моста он отчетливо видел фигуру часового. Немец был рослым, плотного телосложения. С автоматом поперек широкой груди, он размеренно ходил взад-вперед, делая не больше десяти шагов в каждую сторону. В конце отмеренной им дистанции часовой останавливался, минуту-другую стоял неподвижно, смотря на убегающие вдаль рельсы, затем резко поворачивался в сторону деревянного мостового настила и вновь шагал, высоко поднимая ноги. Однообразные движения солдата
повторялись, как движения маятника неприхотливых настенных часов-ходиков.
        Разведчики прикинули запас взрывчатки - толовых шашек, имеющихся в наличии. Их оказалось около пяти килограммов - этого было достаточно для полного разрушения моста с помощью взрывателей нажимного действия.
        План сложился такой... Телочкин и Румянцев минируют мост. Черемушкин и Ласточкин, сняв часового, составляют группу охраны подступов к предмостовой зоне. Оставалось выяснить продолжительность нахождения часового на посту, порядок смены, по возможности узнать пароль, установленный на текущие сутки, которым в силу закона гарнизонной службы обязаны обмениваться часовые. Приходилось ждать. И разведчики замерли.
        Внезапно в осевших на землю густых сумерках, шипя и рассеивая вокруг оси своего полета искры, устремилась вверх осветительная ракета. При ее мертвенно-желтом свете резко обозначились контуры железнодорожного полотна с голыми, каменистыми откосами. Гигантской тенью лег на речушку мост, и лес по ту сторону стал казаться голубовато-бурой, причудливой линией базальтовых скал.
        Случаен ли фейерверк? Прождав около получаса и не замечая изменений в обстановке, разведчики сосредоточились около штабелей шпал напротив часового. Коврова осталась в роще вести непрерывное наблюдение за оставленной ими опушкой леса. Смена часовому все не приходила, и Черемушкин, вновь проверяя себя, задумался: "Что предпримет фашистское командование, когда мост будет взорван? Поймет ли оно, что советская разведгруппа пытается диверсией отвести от себя внимание, замести следы и ускользнуть из расставленных ловушек? Или же по этим новым, свежим следам устремит всю свою волчью стаю? Или же немцы утвердятся в том, что кроме группы советских разведчиков, имеющих цельное, определенное задание, существует и вторая, чисто диверсионная... Неужели фашистская контрразведка разгадает ход моих мыслей? Скорее всего, она может прийти к выводу, что советская разведгруппа не станет рисковать жизнью, ставить под угрозу выполнение задания и никогда не пойдет на диверсию, зная, что ее неутомимо разыскивают отряды жандармерии и войск СС".
        Шелест шагов они скорее угадали, чем услышали. Звонкий голос часового нарушил тишину. Из последовавшего разговора с трудом, но можно было понять следующее:
        - Стой! Кто идет? Пароль?
        - Бавария! Отзыв? - послышался в ответ требовательный, густой голос.
        - Бонн!
        - Все в порядке, Руди? - спросил тот же густой голос, принадлежащий, видимо, разводящему.
        - Ничего подозрительного... Богом проклятая сторона.
        - К сведению. У восточной стороны моста часового не будет. Он появится только перед рассветом. Но стоять на посту, Бруно, тебе будет веселее, - объяснил задачу новому часовому разводящий, - не соскучишься. Скоро появится патрульный наряд. Его роль - находиться в засаде. Это место почти рядом с тобой. Руди, передай Бруно Зиберту ракетницу. Три ракеты подряд - сигнал тревоги.
        Совсем неподалеку, с западной стороны, послышался тонкий паровозный гудок. Из-за поворота появился товарный поезд. Он прошел через тридцать семь минут после первого, и Черемушкин определил время, когда должен будет проследовать очередной состав. В это время до их слуха дошел легкий, ноющий звук мотора. С восточной стороны подкатила бронедрезина. Она стояла довольно долго, мешая задуманному, и разведчики нервничали. Там, на насыпи, что-то говорили, слышались отдельные восклицания, но слов из-за работающего мотора дрезины понять было нельзя. Наконец, запыхтев, бронедрезина ушла на запад. По расчетам Черемушкина, до очередного поезда оставалось десять минут. И вот он вырвался из-за поворота.
        Румянцев и Телочкин растаяли в темноте. Часовой, ничего не подозревая, остановился и беспечно облокотился на перила моста. Посматривая на приближающийся паровоз с вагонами, он закурил.
        Разведчики скользнули под мост. Помогая друг другу, укрылись в нише стоящего в центре речки железобетонного фундамента. Поезд промчался вихрем, оглушив и обдав их пылью и мелкой крошкой щебня. Протирая глаза, они заметили тени, метнувшиеся к часовому. Сверкнул в темноте кинжал. Часовой повалился на деревянный мостовой настил и выпустил из рук автомат.
        Заложить толовые шашки под основание подошвы мостовой фермы было делом нетрудным, знакомым для Румянцева и Телочкина.
        Ощутив легкое, пульсирующее вздрагивание фундамента, периодический стон креплений на стыках рельсов, Ласточкин, положив руку на плечо Черемушкина, предупредил его неторопливое движение. Они молча посмотрели друг на друга. Вопреки всем расчетам разведчиков приближался новый поезд. От усиливающегося давления на рельсы взрыв мог произойти в любую секунду.
        Успеют ли Румянцев и Телочкин извлечь заряд и пропустить поезд? Черемушкину вспомнились слова генерала Чавчавадзе: "Не делайте ошибок. Исключите заманчивое искушение нанести вред врагу способами, идущими вразрез с непосредственными задачами войсковой разведки. Рейд должен быть тихим".
        Паровоз черной огнедышащей громадой, фыркая и отдуваясь, разбрасывая искры, достиг моста. Лейтенант невольно закрыл глаза. Сейчас мог раздаться оглушительный взрыв, а затем - треск и скрежет бьющихся вагонов, вспышка рванувшегося вверх пламени. Но железнодорожный состав благополучно миновал опасное место и растворился во мраке наступившей ночи. Открытые платформы прошедшего состава были гружены боевой техникой, плотно один к другому стояли на них танки, самоходные установки, минометы. Все это двигалось на восток к переднему краю.
        Черемушкин стиснул зубы и внезапно, словно бы кто его толкнул, бросил взгляд левее моста, поверх ленты речонки. От северо-восточной опушки леса, едва различимые, отделились силуэты трех человек, идущих в затылок друг другу. Донесся отрывистый говор. Впереди идущий включил электрический фонарик. На землю упало слабое желтое пятно электрического света и, подслеповато мигая, поползло к насыпи.
        "Как предупредить об опасности Румянцева с Телочкиным"? - Ничего другого не придумав, лейтенант нащупал рукой маленький, круглый камушек и отбросил его от себя в сторону на деревянный настил моста. - Смена или патрульный наряд? - Лихорадочно размышлял он. - Если разводящий со сменой, а это рановато, то дело усложняется тем, что он должен знать, где положено быть часовому на посту и вообще все о нем: привычки, рост и, наконец, самое главное в ночной темноте - голос. Но ведь смена часового происходила недавно здесь, у западной оконечности железнодорожного моста. Нет! Это патрульный наряд, о котором говорил разводящий. "Стоять на посту, Бруно, тебе будет веселей... Скоро появится патрульный наряд", - вспомнил он его слова.
        Румянцев и Телочкин уловили стук камешка, прокатившегося по мостовому настилу. Заметив немцев, направляющихся к мосту, они решили пропустить их вперед, чтобы оставить за собой выгодную позицию нападения с тыла.
        - Я беру на себя роль часового, - тихо сказал Черемушкин Ласточкину. Тот занял оборону и вел наблюдение за северной кромкой леса. - Ты пробирайся к левой мостовой ферме и будь готов ко всему. Солдаты патрульного наряда относятся к соседней воинской части и могут не знать того, кто находится на посту.
        Лейтенант ступил на деревянный настил моста, и гулкий звук собственных шагов подействовал на него успокаивающе.
        Гитлеровцы стали подниматься по крутому откосу железнодорожной насыпи. Вскоре их шаги застучали по деревянному настилу моста.
        - Стой! Кто идет? Пароль? - Сдерживая волнение, пытался как можно естественнее говорить по-немецки Черемушкин.
        - Патрульный наряд! - Последовал уверенный ответ впереди идущего.
        - Пароль! - Жестко и повелительно повторил Черемушкин и отвел затвор "шмайссера".
        - Бавария! - последовал ответ. - Я старший наряда - младший фельдфебель Носке... Франц Носке! - старательно выговаривая слова, повторил немец.
        Но ожидаемой реакции у человека, спросившего пароль, не последовало. Только голос прозвучал доброжелательнее и как-то интригующе:
        - Проходите! Угощу тем, что бог послал в этой неуютной для нас стране.
        Гитлеровцы должны были еще пройти расстояние в десять шагов по узкому проходу между рельсами - двум уцелевшим доскам, так как деревянный настил справа и слева был поврежден и зиял провалами. Франц Носке машинально нажал на кнопку электрического фонарика. На мгновение вспыхнул и погас острый, сабельный луч света. Стиснутый темнотой, он дымчатой световой дорожкой уперся в грудь лейтенанта Черемушкина. Младшему фельдфебелю Францу Носке показалось, что часовой - его давний приятель по Шнайдемюльскому запасному пехотному полку Бруно Зиберт - выглядит моложе своих лет, стал почему-то выше и одет как-то странно - в камуфляжный костюм десантника. В голове у него мелькнула страшная догадка. Он схватился рукой за затвор автомата, и в тот же миг болезненный, режущий удар в грудь опрокинул перед ним мост. У Носке подломились ноги, и он, падая, опираясь руками о настил, издал сдавленный стон. Идущий вслед за Носке не понял того, что произошло. Он стремительно нагнулся над упавшим, стараясь выяснить причины его падения и оказать посильную помощь.
        - Боже мой! Вы сломали себе ногу, Франц? Черт побери этот проклятый мост. - И вдруг он увидел торчавшую в груди Носке рукоятку ножа. Немец резко выпрямился, чуть подаваясь назад. Но появившийся внезапно из-за мостовой фермы атлетического сложения человек, то был Ласточкин, словно железными клещами, сдавил ему горло, ломая шейные позвонки. В момент поднятое вверх тело было переброшено через перила ограждения в воду обмелевшей, илистой речонки.
        И почти одновременно с этим третий солдат патрульного наряда почувствовал за своими плечами чье-то присутствие. Словно ужаленный, он подпрыгнул на месте, и липкий, ударивший в голову ужас заставил его выкинуть вперед приклад автомата и нанести удар бросившемуся навстречу человеку. Солдат словно позабыл, что в руках у него оружие и он может выстрелить, уничтожить кого бы то ни было очередью. Солдат был не из молодых: на правой стороне его груди виднелся золотой знак отличия участника пехотных штурмовых атак. Но сержант Телочкин сразу понял причину промаха немца: тот просто растерялся. Участвуя в штыковых атаках и в рукопашных схватках, он знал, к чему это приводит. Человеческий разум не в состоянии порой контролировать поступки сражающихся, и выходит победителем только тот, кто не только в совершенстве владеет искусством боя, но и умеет при этом трезво мыслить, подчинить себе свою волю без остатка.
        Гитлеровец все же уклонился от мертвой хватки Телочкина. Сильным толчком плеча он оттолкнул его в сторону и тут же ударил носком сапога в живот. Немец бросился бежать. Телочкин в несколько прыжков настиг его и метнул "финку". В момент разворота гитлеровец и столкнулся с летящим лезвием.
        Телочкин извлек нож из груди немца, вынул из кармана френча его личные документы и столкнул неподвижное тело вниз. И только после этого почувствовал неестественную усталость, освежающую влагу мелкого, моросящего дождя.
        Не задерживаясь на месте диверсии, разведчики пересекли линию отчуждения железной дороги и встретились с ожидавшей их Ковровой. Наташа передала рацию Рувиму Ласточкину. Дальше путь их лежал к оврагу с отметкой "двести один".
        Лес встретил разведчиков угрюмой тишиной. Туман здесь был значительно гуще. Рыхлыми хлопьями он лип к кустарнику, молочно-сизым месивом стыл над полянами. Идти вперед становилось все трудней. Колючие, мокрые лапы кустарников цепко хватались за маскировочные костюмы, ноги попадали в незаметные, наполненные водой рытвины и скользили.
        Шли гуськом. Встреча с немцами была так вероятна, что каждый ждал ее с минуты на минуту и не снимал палец со спусковой скобы оружия. Неожиданно разведчики, как по команде, остановились. На северо-востоке мокрое тяжелое небо вдруг посветлело, блеснуло желто-красными лентами зарниц и тут же померкло. Глуховатый, рокочущий обвальный звук взрыва разметавшимися отголосками лесного эха донесся до них оттуда, где был мост.
        Глава десятая
        В ту ночь группа лейтенанта Черемушкина к намеченному месту отдыха не пришла.
        Резкий, как выстрел, голос немецкого часового остановил разведчиков. По знаку командира все затаились в низком и редком кустарнике, напряженно, до рези в глазах всматриваясь в чернеющую темноту. Впереди, между стволами деревьев едва различались силуэты немецких солдат. Это была засада. Новая преграда, вставая на пути, заставила отказаться от намеченного плана, несколько изменить маршрут.
        Дождь стихал... Мелкий и навязчивый, он монотонно шуршал в листве, бесшумными струйками стекал по плащ-накидкам, наброшенным на маскировочные костюмы разведчиков. Опасность быть обнаруженными заставляла продвигаться вперед только по-пластунски. Черемушкин прополз около пятидесяти метров и увидел справа, слева и впереди себя мрачные громады вражеских танков. Нетрудно было убедиться в том, что группа попала в самое пекло. Идти вперед через лабиринт орудий, бронированных машин, где каждый шаг грозил короткой вспышкой неравного боя и гибелью? Получалось, что разведчики, пройдя между танками, втиснулись в плотный стальной мешок, из которого закрыты пути назад.
        Часовые дремали, укрывшись от дождя в своих импровизированных убежищах.
        Черемушкин подполз к "тигру" и нырнул под него. За ним сразу последовали Телочкин, Румянцев, Коврова и Ласточкин. Но, видимо, маневр оказался не совсем осторожным. Разведчики услышали шаги. Из-за второго ряда расположенных в шахматном порядке танков выплыла закутанная с головой в плащ-накидку человеческая фигура. Часовой подошел ближе. Остановился у соседней машины; потоптался на месте и тихо, словно боясь быть услышанным, что-то у, кого-то спросил.
        В просвете между опорными катками "тигра" было видно, как фашист, по-гусиному вытянув голову, отбросил капюшон плащ-накидки на плечи. Затем он опустился на корточки и, наверное, хотел заглянуть под днище соседнего танка, но передумал. Приподнявшись, часовой щелкнул винтовочным затвором. Так прошло несколько томительных секунд. Часовой внезапно выпрямился, шагнул вперед и оказался у танка, под которым лежали разведчики. Немецкий солдат облокотился о стальной кожух, прикрывающий траки гусеницы, и затих.
        Подул свежий порывистый ветер, обрывая тянущиеся к земле тонкие нити дождя. Где-то совсем рядом спросонок застучал дятел, залилась иволга. Издалека донесся тоскующий крик выпи. Приближался рассвет...
        Неподвижная, как глыба серого гранита, зашевелилась фигура часового. Он чуть пригнулся, прислушался к блуждающим лесным шорохам и ушел в сторону.
        Лейтенант облегченно вздохнул.
        - Приготовиться, - прошелестел его обжигающий шепот. - Внимание! Будем двигаться вперед мимо палаток... По всем признакам, в них никого нет...
        Часовой вдруг круто развернулся и вновь, словно что-то услышав, стал торопливо приближаться.
        - Отставить, - скомандовал Черемушкин и в тот же миг заметил, как навстречу часовому с левой стороны вспыхнуло несколько красных и зеленых точек. Донесся громкий говор.
        Часовой прошел мимо танка. Лейтенанта обдало брызгами грязи. В руке немца загорелся голубым светом карманный электрический фонарик. Ответно замигали красные и зеленые огоньки. Солдат-часовой поспешно зашагал навстречу зовущим сигналам.
        - Что нового, Ганс? - спросил один из подошедших.!
        - Я слышал какие-то шорохи.
        - Где?
        - Где-то здесь! В этом месте!
        Через мгновение яркий сноп электрического света, пронизывая мутную занавесь тумана, зашарил по соседним машинам, ударил в рядом стоящий танк. Луч пробежал жидковатой серебряной дорожкой по гусеницам, заметался на броне, сорвался, падая на землю, и погас, но затем вспыхнул вновь и коснулся танка, под которым лежали разведчики. Траки и опорные катки гусениц осветились, фосфоресцируя радужными огоньками. На лица разведчиков легла клетчатая, свинцовая тень. С треском разрывая упругий, как намокшая парусина, воздух, вверх взвилась белая осветительная ракета. Вторая, зеленая, прошла под некоторым углом к первой и разорвалась в воздухе кустистыми, разноцветными тающими искрами. Сзади и спереди, сумбурно обозначая восточную и западную оконечности урочища "Белых сов", появились ответные серии сигнальных ракет.
        Поляна огласилась громкими, тревожными голосами солдат. Между танками и самоходными установками заметались тени. Вспыхивали и гасли, блуждая мутными, расплывчатыми пятнами по земле, огни фонарей. Шлепанье ног, лязг оружия, озлобленные возгласы... Возникшая суматоха напоминала сцену ночного пожара, а разведчики, скованные в своих действиях, казались ее случайными свидетелями.
        Быстро стали выстраиваться подразделения. Ослепительно, как гигантский клинок меча, пропорол воздух луч прожектора, но, завязнув в дымчатой кисее тумана, погас.
        - По моей команде все сразу покидаем укрытие и прорываемся к западной границе урочища, - сказал вполголоса Черемушкин. - И запомните: сержант Коврова должна вырваться из этого мешка первой...
        Подав знак следовать за собой, он было уже вылез из-под "тигра", но его остановил горячий шепот сержанта Телочкина:
        - Товарищ лейтенант! Захватить бы один их фашистских танков, превратить в подвижную крепость. Так или иначе... Погибать - так с музыкой, командир...
        Черемушкин хорошо понял безвыходность положения, и мальчишество Телочкина показалось ему не таким уж и бессмысленным. Он стал взвешивать "за" и "против"... Что будет - сказать трудно. Но не воспользоваться... Это уже кое-что... Только бы развязать этот мокрый мешок, уйти из ловушки, обеспечить хотя бы временную безопасность разведгруппы. Гитлеровцы неизбежно будут преследовать их по пятам, настойчиво и терпеливо, как слегка раненную охотником дичь. Фашистский танк - временная и не совсем надежная защита. Суметь бы выйти на дорогу. Сержант Телочкин - бывший танкист, встретит огнем фашистов... Кстати, у соседнего Т-4 открыты передний и верхний люки. Машина по закону должна быть в полной боевой готовности. Горючее... Боеприпасы. Экипаж танка - налицо. Ударить по врагу, воспользоваться его паникой, суматохой... и попробовать ускользнуть. Славно было бы оставить гитлеровцев с носом...
        Черемушкин представил, какое впечатление на противника мог произвести внезапно рванувшийся вперед тяжелый танк: огонь его пушки, пулемета, ревущие моторы...
        - Дорогой ты мой! Почему же не воспользоваться твоим предложением.
        - Я задержу фашистов. Прикрою ваш отход, пока не расстреляю все снаряды, - продолжал Телочкин.
        - Хорошо, - сказал Черемушкин и крепко пожал руку Телочкину. Сухое подвижное тело сержанта кошачьими движениями приблизилось к танку и привычным, рассчитанным толчком перемахнуло в черноту переднего люка. Сливаясь с землей, ушли и скрылись в танке Румянцев с Ковровой, потом Ласточкин. Прижимаясь к гусеницам танка, они исчезли один за другим. Башня танка вздрогнула, чуть сдвинулась с места и замерла.
        Лейтенант в свою очередь двинулся вперед, но остановился: фашисты почти вплотную подошли к его укрытию. Несколько человек остановились у танка. Один из них в блестящей от дождя каске заглянул под днище бронированной машины. Лейтенант коснулся спускового крючка...
        Вдруг произошло что-то непонятное. Послышался нарастающий гул авиационных моторов. Внезапно он превратился в мощную симфонию звуков, от которых будто застонал, завибрировал корпус бронированной машины и мелкая, неуемная дрожь охватила землю. Движение по поляне моментально прекратилось. Погасли огни, наступила тишина. Только доносился легкий, как шелест листьев перед грозой, говор, да слышалось хрипловатое дыхание стоящих рядом с Черемушкиным гитлеровцев. Чьи это были самолеты, он не знал, но то, что они летели с востока и в такое раннее время, давало ощущение какой-то неосознанной надежды, словно бы этот накатывающийся шумовой вал нес ему избавление.
        Раздался пронзительный, бьющий в уши рев воздушной сирены. Он ударил по немецким солдатам, собравшимся на лесной полянке, смял их действия, отсекая дальнейшее стремление продолжать поиск. Десятки людей, словно разбросанные ураганным ветром, сталкиваясь друг с другом, метнулись прочь. Пространство между машинами враз опустело.
        - Самолеты! Русские самолеты! В укрытие! - раздались команды.
        Справа от Черемушкина стала долбить небо тяжелая зенитная установка, разрывы снарядов темно-красными маслянистыми мячиками стали покрывать небо. Захлебываясь, затараторила еще одна батарея. Плотный заградительный огонь сопровождал невидимые в воздухе самолеты. Потом, видно, опасаясь выдать свои координаты, зенитки разом умолкли. А самолеты словно бы захотели вновь вызвать на себя огонь с земли. Тонкий, надсадно-протяжный, завывающий свист падающей авиабомбы заставил зашевелиться, затрепетать темноту огненными всполохами. Багровое пламя высоко взметнулось над лесом. Оно будто сжалось в огромный кулак и наотмашь ударило по буро-черной завесе предутренней темноты, заплескалось длинными языками. Раздался оглушительный взрыв. В серое непроницаемое покрывало неба впились тысячи коротких огненных стрелок.
        Лейтенант быстро осмотрелся. Был такой момент, когда каждый был занят самим собой, мало обращая внимание на то, что делалось вокруг. С поразительной быстротой, как муравьи, предчувствующие ливень, фигуры немецких солдат замелькали в тумане, ища укрытия. Они лезли под танки, спрыгивали в заранее подготовленные щели. Огрызаясь моторами, несколько тяжелых, медлительных, похожих на больших черепах танков сдвинулись со стоянки и пошли вдоль поляны, лавируя между крупными деревьями, ломая и калеча стволики хрупкого подлеска.
        Над головой стыл гул авиационных моторов. Скрытые туманом и сумерками наступающего утра и лишь слышимые, подобно гигантскому птичьему клину, скользили в в вышине самолеты.
        Лейтенант Черемушкин быстро пересек опасный коридор, разделявший его с товарищами.
        Почти ничего нельзя было понять в произошедшем ни одной, ни другой стороне. И только соединение многих сведений советского и германского штабов, документов и свидетельских показаний прямых или невольных участников случившегося за линией фронта могло вырисовать и объяснить картину неожиданных событий на карте боевых действий.
        Авиационный бомбардировочный полк дальнего действия одной из советских дивизий, базирующийся вдали от фронтовой полосы, получил ответственное задание нанести внезапный удар по крупному фашистскому узлу, обнаруженному воздушной разведкой. Какие-либо световые сигналы обмена между экипажами самолетов были строго запрещены. Тяжелые машины, сливаясь с ночной темнотой, шли прямиком на запад.
        - Штурман! Как у вас там? - спросил командир флагманского самолета СБ.
        - Все в порядке! Высота четыре тысячи метров. Скорость крейсерская - норма. До цели - двести семнадцать. Идем строго по курсу.
        - Вас понял, штурман. Разберитесь с метеообстановкой. Что ожидает нас над целью?
        - Почти то же самое, командир, сплошная облачность. В квадрате цели плотный туман, грозовые разряды. Метеорологическая обстановка, доложу вам, архисложная. У нас же что-то мудрит замок бомбосбрасывателя правого отсека. Загораются то красная, то зеленая лампочки сигналов.
        - У вас, как у того слепого Стефана, то стена, то яма. Контроля должного не вижу, предполетного... - недовольно буркнул командир. - Отработайте данные бомбометания. Бомбежку будем проводить по площади с высоты трех тысяч метров. Как поняли меня, штурман?
        - Вас понял, товарищ командир! Приступаю... А, черт!..
        Самолет слегка подбросило вверх. Стрелка прибора скорости на панели качнулась, поползла вправо. Световой сигнал правого бомбового отсека устойчиво мерцал зеленым светом. Скорость заметно увеличилась.
        - Что случилось? - быстро, спросил командир, невольно на одно деление вниз опуская рукоятку секторов газа.
        Штурман, запнувшись, проговорил виноватым голосом:
        - Потеряли с правого отсека бомбу, товарищ командир...
        - Что? Наигрались в беспечность, ваше благородие... Знаете, что вас за это ждет?
        - Вас понял, командир! Слепая случайность. За все годы войны... Сколько их было, этих полетов...
        - Невразумительный детский лепет, штурман. - В голосе командира прозвучало недовольство. - Не догадайтесь для равновесия вывалить и вторую с левого отсека... Ты смотри! - через несколько мгновений удивленно сказал он, смотря вниз через прозрачный фонарь кабины. - Разбудили лесные дебри... - На темно-стальном фоне стали видны вспучивающиеся, как раскрывающиеся коробочки хлопка, блуждающие огоньки разрывов разнокалиберных зенитных снарядов.
        - Шли по центру квадрата "двадцать шесть" - урочищу "Белых сов". Непонятно, почему фашисты избрали его местом дислокации? В моем представлении урочище ассоциируется с глухим, труднодоступным лесным участком.
        - Сравнение не совсем удачное. Не тратьте впустую времени на свои изыскания. Незнакомый нам мудрец для красного словца присвоил этой большой лесной поляне название "Белые совы". Надеюсь, координаты вы занесли на карту?
        - Само собой... - ответил штурман.
        - Добре! Все внимание на решение предстоящей задачи...
        - Расчеты готовы, товарищ командир!
        - У цели, при заходе на бомбометание, предупредите командира третьей эскадрильи воздержаться от боевого курса и выполнять роль резерва. Пусть барражирует в пределах видимости действия авиаполка. Истребители сопровождения встретят нас только в квадрате "двадцать четыре". На обратном пути, пересекая поляну "Белых сов", поздравим фашистов с добрым утром.
        - Порядок! - широко улыбнулся штурман. - Все будет на высшем уровне, командир!
        А в стане гитлеровцев происходило следующее. На столе начальника штаба танковой дивизии зазвонил телефон.
        - Слушаю!
        - У аппарата дежурный офицер восточного поста воздушного наблюдения и оповещения. К границам расположения дивизии приближается армада русских бомбардировщиков. Подразделения противовоздушной обороны приведены в боевую готовность.
        - Ясно! Передайте мой приказ! По самолетам огня не открывать!
        - Но у меня имеется распоряжение командира зенитно-артиллерийского полка...
        - Запомните! Если будет открыт огонь, вы будете расстреляны немедленно!
        - Но... я же не успею передать ваш приказ всем зенитным батареям...
        - Меня это не очень волнует. Все!
        Гул летевших на большой высоте самолетов передался земле. Заработали зенитные установки, но тут же они умолкли. А сверху уже доносился похожий на стон комариного скопища, перерастающий в щемящий, пронзительный звук - голос сброшенной авиационной бомбы. Разорвавшаяся пятьсоткилограммовка смяла стоянку самоходок и с десяток топливозаправщиков, разметала и перемешала технику, и все закрутилось огненной каруселью.
        И, конечно же, не могли толком понять происходящего разведчики, находившиеся в самом центре событий.
        - Время, Алеша! Моторы... И потихонечку вперед! - коснувшись плеча Телочкина, заметно волнуясь, сказал Черемушкин. - Передний люк чуть приоткрой.
        Моторы схватили сразу, и машина ожила, подрагивая стальным корпусом. Телочкин резко выжал бортовые фрикционы. Танк качнулся, сделал рывок и медленно, вереща траками гусениц, выполз на дорогу. Разведчики проскочили мимо пустующих палаток, застывшей боевой техники, сереющего вытянутого прямоугольником транспортного парка и оказались за пределами вражеского лагеря. Навстречу танку откуда-то сбоку, как ошпаренные крутым кипятком, выскочили два немецких автоматчика. Подняв вверх автоматы, рискуя быть раздавленными, они что-то кричали. Телочкин переключил передачу с малой скорости на большую, и двигатели послушно подхватили тяжелую бронированную машину. Автоматчики едва успели отскочить в сторону, посылая вслед длинные очереди. Пули горохом стучали по башне, отскакивали, рикошетируя. Танк плавно вписался в крутой поворот. Набирая скорость, он уходил все дальше и дальше от немецкого лагеря.
        Взрыв пятисоткилограммовой бомбы внес разрядку в опасную для разведчиков обстановку. А предложение сержанта Телочкина приобрело глубокий смысл: им удалось выйти из ловушки и теперь, пожалуй, самый благоприятный момент попробовать доложить, по рации "Фиалке" о результатах разведпоиска. Сведений о противнике было немало: карта, данные допроса унтерштурмфюрера Маллона, впечатления от наблюдений.
        Обдумывая предложение сержанта Телочкина, Черемушкин еще раз убедился, что если его маневр и не даст возможности уйти от прямого контакта с врагом, то во всяком случае кто-то из разведчиков останется в живых и продолжит начатое дело. Танк давал неоспоримо больше преимуществ, чем передвижение пешком.
        Тяжелая машина проутюжила застонавшие под многотонной тяжестью бревна небольшого, перекинутого через овраг мостика, и, преодолев небольшой подъем, остановилась.
        - Прибыли, командир... - устало сказал Телочкин. - Здесь я, пожалуй, и буду причесывать дорогих гостей... Только чуть отгоню машину назад. Они не пройдут, командир, пока жив сержант Алексей Телочкин!
        Разведчики вышли из танка. Туман сразу же обхватил их. Откуда-то издалека донесся тоскующий зов тетерева-самца. И совсем рядом раздался печально-глуховатый голос кукушки.
        - Кукушка, кукушка... Сколько еще осталось мне жить? - спросил Телочкин, повернувшись к глухой стороне леса.
        Кукушка умолкла, будто прореагировав на голос, а затем вдруг разразилась тирадой звуков.
        - Ой, врешь ты все! И почему ты такая бестолковая? - усмехнулся сержант.
        - Ты вот что, - поторопил его Черемушкин, - не теряй времени зря. Будем ждать тебя у оврага с отметкой "двести один". Отсюда около трех километров. Фрицы там нас искать не будут. Ясно? Крепления нижнего аварийного люка наполовину отвинчены. Подложишь взрывчатку под стеллажи с боеукладкой - и мигом, поминай, как звали.
        "Не то, не то, командир! - подумал Телочкин, слушая лейтенанта. - Немцы тут же разгадают обман. Они перероют все вокруг после взрыва танка - и тогда не уйти. Нет! Я от души благодарю тебя, братушка-лейтенант, за искреннюю заботу обо мне".
        - Будь спок, командир! - вырвалось у сержанта Телочкина. - Виноват...
        - Ладно уж тебе кривляться, - сказал Черемушкин и обнял разведчика. - Бывай. Держи славу гвардейца соединения генерала Чавчавадзе.
        Лейтенант пересек дорогу и скрылся в лесной чаще...
        Сержант Телочкин, сидя в танке, с напряжением ждал этой минуты. Он вложил в пушку первый восьмидесятипятимиллиметровый осколочный снаряд. Приближающийся шум моторов был избавлением от томительного ожидания. Телочкин приник к прицелу орудия и поймал в перекрестье панорамы гончей собакой вынырнувший из тумана бронетранспортер "Ганомаг" с тесно сидящими немецкими солдатами. Не торопясь, он, смахнув сразу же заструившийся по лбу пот и подпустив машину почти к самому мосту через овраг, нажал на педаль спуска.
        Пушечный выстрел сильно оглушил сержанта. Он инстинктивно зажал ладонями уши. Взрыв разнес по лесу двойное эхо. Бронетранспортер вздыбился на мгновение в воздухе и рухнул на бок, вспыхнув резвым, смолянистым факелом. От него в разные стороны метнулись уцелевшие гитлеровцы. Телочкин хорошо видел их нырявшие в тумане фигуры и, припав к пулемету, вел огонь короткими, экономными очередями.
        - Так-то, командир! - вслух сказал сержант, словно Черемушкин присутствовал в танке и наблюдал за его, Телочкина, работой. Ему захотелось пить. Подхватив лежащую рядом с сиденьем водителя флягу, зачехленную в серую шерстяную ткань, и отвинтив алюминиевую пробку, он сделал жадный глоток, но тут же сплюнул - Ну и дрянь, нашей бы сейчас, гвардейскую норму!..
        Второй бронетранспортер остановился, завертелся и клюнул носом в заросли кустарника. Из него тоже высыпали солдаты. Затем из тумана вынырнули три фашистских танка Т-4. Перестроившись на ходу в линию, машины остановились. Крышка люка на башне среднего из них откинулась. По пояс высунулась фигура немецкого танкиста.
        - Эй, вы! Там, в танке! - включив рацию и присоединившись к радиофицированному каналу, закричал он, прижимая к горлу кристаллик ларингофона. - Даю на размышление пять минут, иначе... - Он хорошо говорил по-русски, этот немец. - Слышите?
        Наблюдая в перископ за офицером, семикратно приближенным цейсовской оптикой, Телочкин уловил чуть в стороне слабое движение в кустарнике. Похоже, там засела пехота. Сержант нагнулся к пушке, заряженной фугасной гранатой, и, скорректировав наводку, нажал на спуск. Вырос красновато-желтый султан взрыва. Солдаты вскакивали и бросались опрометью под защиту стальных бортов неподвижно стоящих танков.
        - Что, гадючье племя, не нравится? Ничего, стерпится-слюбится, - зло процедил Телочкин. - Мы свое отползали... Теперь вам попариться не мешает. Русские - народ гостеприимный... Всякое добро помнят. И платят с лихвой.
        Немец вновь осторожно выглянул из люка, жестикулируя руками. Телочкин, меняя опустевший пулеметный диск, смотрел на него через стекло-триплекс.
        - А ведь я запросто могу его срезать, - с озорством подумал сержант и пустил длинную очередь.
        Но немец успел исчезнуть. Башня угрожающе шевельнулась. Длинный ствол пушки с ребристым надульником уставился своим зевом в сторону разведчика. Две другие машины, насколько позволяла местность, разошлись по флангам, как бы беря танк Телочкина в огненные клещи.
        "В три танковых ствола фашисты могут расчехвостить меня мигом, недорого за это возьмут, - размышлял Телочкин. - Нет! Охломоны! На понт вы меня не возьмете, сволочи! - и посмотрел на часы. - Наши уже далеко..."
        Ему стало как-то не по себе, грустно и тяжело. Он был один в этом стальном чреве вражеской машины, а разведгруппа уходила от него в неизвестность, чтобы выполнить задание командования и, может быть, тоже шла навстречу своей гибели. Сержант на мгновение словно потерял над собой контроль и представил себя отставшим от родной журавлиной стаи подранком, который только слышит ее далекие, тревожно зовущие голоса...
        - Все правильно, командир! Мы не гуси и не лебеди, чтобы прятать голову под крыло... Только один в поле - не воин! Было бы нас двое - насыпали бы мы фашистам перцу между ног...
        Он оставил рацию в прежнем режиме работы, вложил в ствол пушки подкалиберный снаряд и приник к прицелу. Левофланговый вражеский Т-4 достиг границы оврага, и его длинный ствол нащупал левый борт танка Телочкина, в свою очередь, подставляя под выстрел свой правый. Но огня немцы так и не открыли.
        "Почему они медлят?" - думал он, не отрываясь от прицела, в перекрестье которого находился правый борт фашистского танка. Правда, корпус вражеского танка стоял под некоторым углом к пушечному стволу, и Телочкин опасался, что при выстреле подкалиберный снаряд может срикошетировать, не причинив особого вреда экипажу, и уйти за пределы цели. Такой роскоши позволить себе он не мог. Может быть, это последний выстрел, так как очередного произвести просто не успеет.
        "Нужно кончать эту затянувшуюся баталию", - усмехнулся он, меняя прицел. Теперь ствол танковой пушки, найдя нужную точку, смотрел в нижний срез покатой, чуть вытянутой эллипсом башни противостоящего танка.
        В наушниках шлемофона послышался короткий глуховатый щелчок, и однотонный шум, похожий на стонущий ветер, прекратился.
        Немцы по связи переговаривались о чем-то, ему не понятном.
        Неожиданно в наушники шлемофона вошел отрывистый и четкий голос, произнесший по-русски:
        - Комэска три... комэска три... Как слышите, прием... Где-то поблизости застучали зенитные орудия. Разведчик едва не закричал от охватившего его чувства радости, смутной надежды и еще чего-то, что объяснить он себе не мог. Все его тело пронизала дрожь. Он машинально повернул регулятор громкости танковой радиостанции на передачу, прижимая к горлу ларингофон:
        - Воздух! Я - Земля! Я - Земля! В квадрате "двадцать девять" - урочище "Белых сов" - сосредоточилась немецкая танковая дивизия... Повторяю... В квадрате "двадцать девять" - урочище "Белых сов" - немецкая танковая дивизия прорыва. Милые вы мои товарищи. Очень, очень надо забить фашистской свинье в горло осиновый кол... Как слышите меня, братцы? Прощайте! Я - Земля! Связь прекращаю...
        - Земля! Земля! Слышим вас хорошо. Ваши данные занесены на карту...
        Два танковых выстрела слились воедино двухтактным эхом. Воздух как бы надломился, разрывая по швам молочно-серое, с черными подпалинами полотнище тумана. Подкалиберный из пушки Телочкина ударил под основание башни вражеского танка, скользнул, высекая россыпь голубовато-желтых искр, и врезался в ствол соседней сосны. Дерево покачнулось, рухнуло, покрывая зеленой массой хвои немецкую машину. Тонкий, едва заметный дымок пыхнул из-под башни и смотровых щелей, затем повалил сильнее. И корпус танка Телочкина тоже содрогнулся, наполнился глухим звоном и попятился назад. Из ушей по щекам сержанта зазмеились тонюсенькие струйки крови. Он сразу начисто оглох, будто попал в пустоту медного колокола, по которому неистово колотили металлическими предметами. Разведчика спасло то, что попадание не было точным. Болванка, отколов кусок брони, заскользила и ушла в сторону.
        - Ожила волчья стая! - не слыша своих слов, заключил он, морщась от боли, железным обручем охватившей его голову...
        ...Разведчики лейтенанта Черемушкина были уже далеко и, подстегиваемые пушечными выстрелами и стрекотом автоматно-пулеметных очередей, продвигались, как в марш-броске. Ласточкин внезапно остановился и ударил крепко сжатым кулаком по белеющему стволу рослой березы. Та, вздрогнув, осыпала его дождем уже поблекших, желтеющих листьев.
        - Разрешите мне вернуться к сержанту Телочкину. Он же наверняка погибнет, командир! - обратился он к лейтенанту.
        Черемушкин вздрогнул, и глаза его стали ледяными, немигающими точками...
        ...Телочкин чиркнул спичкой и поднес слабый, дрожащий огонек к концу короткого бикфордова шнура. До взрыва оставалось пять секунд, но за это время в памяти сержанта промелькнуло многое - лицо матери, родной дом, выходящий окнами на пыльную сельскую улицу, молодой сад в весеннем цветении и он сам, беззаботно хохочущий, маленький Алеша, пинающий ногами набухший водой тряпичный мяч... Он улыбнулся, и его белозубая улыбка потонула в косматом огненном всполохе...
        А над лесом занимались зарницы рассвета, они охватили розовым сиянием спеленутую редеющим туманом, поседевшую от росы землю.
        Глава одиннадцатая
        В бронетранспортере майор Окунев устало откинулся на спинку сиденья, расслабился и закрыл глаза... Медленно, в неясном темно-оранжевом свете стала вырастать перед ним землянка начальника связи Левашова. Разбросанные части радиоаппаратуры, щербатый стол, похожий на десятки других, сделанных саперами во фронтовых землянках. На столе фотоаппарат "Кодак"... Стремительное движение подполковника Кондрашова - и взрыв, отнявший у него кисть руки... Крошечный осколок металла засел глубоко в груди... Окунев глубоко вздохнул. Ведущий хирург медсанбата - высокий и тонкий человек с темной холеной бородкой клинышком - поднял тогда уставшие светло-карие глаза и на немой вопрос ответил коротко:
        - Будем надеяться.
        "Почему я тянул с арестом Левашова? Что, не доверял своей интуиции? Нет. Не совсем так. Не было нужных основательных улик... Но затем подозрение подтвердилось, когда его заметили у сосны с беличьим семейством в дупле. Это было всего лишь менее суток назад. Предполагал, что у Левашова есть сообщники? Это-то и спутало карты. Сообщников не оказалось. Сержант Злобин, менявший батареи в телефонном аппарате комдива, был невольным соучастником замыслов Левашова. Это, конечно, так. И к финишу ты пришел с плохими результатами. Собственно, и результатов-то нет, так как вновь нужно решать задачу с неизвестными, где направление, место и конечная цель фашистского разведчика являются иксом, игреком и зет..."
        Окунев знал, что обнаружить, найти следы Левашова на огромном, расстилающемся на десятки километров вокруг лесном пространстве будет нелегким делом. Однако он надеялся: разведчик обязательно должен связаться по радио с лицом, которому подчинен, предупредить, сообщить о провале и, естественно, вызывая самолет, указать свои точные координаты. Знал Окунев и о том, что связисты дивизии пытливо ощупывают эфир, готовые в любое время запеленговать "чужака". В чем-то действия вражеского лазутчика можно было предвидеть. Догадываясь о мерах, принятых командованием дивизии после его побега, Левашов не рискнет перейти через линию фронта, он сделает ставку на самолет, будет ожидать его в каком-то месте, пригодном для посадки. А служить этим местом в лесу может только затерянная поляна.
        Перед уходом майора Окунева на поиски фашистского разведчика, генерал Чавчавадзе отдал приказ командиру авиационного бомбардировочного полка обеспечить постоянное дежурство в воздухе истребителей и самолетов-разведчиков ПО-2. А это значит, что будут контролироваться лесные дороги, тропы и, главное, поляны, пригодные для посадки и взлета.
        "Вы, майор, надеюсь, успели разобраться в ситуации?" - Бесконечно преследовали слова генерала. - Левашов - это опытный разведчик, человек действия. В этом вы, могли убедиться. В последние минуты своей игры он понял, что все кончено и ему ничего не остается, как немедленно исчезнуть. Он так и поступил. Всего за несколько минут до вашего прихода, - говорил генерал, - неизвестная радиостанция запрашивала шифровкой некоего Генри-младшего. По-видимому, это его двойная кличка: агент С-42 и Генри-младший. Естественно, на свои позывные вражеская радиостанция ответа не получила. Тогда дважды, через короткие промежутки времени, она послала в эфир три слова на немецком языке: "Утро будет чудесным". По всей видимости, эти три слова не что иное, как своеобразный пароль, который предупреждал о начале решительных действий.
        Для нас эти слова представляют немалый интерес. Штабу дивизии они буквально говорят о том, что остались считанные дни, а может быть, даже часы, до реванша фашистских дивизий. Заметьте, майор, что Левашов успел сообщить центру о провале и принятом решении, но там не придали этому должного значения.
        Сейчас, сидя в кабине бронетранспортера, Окунев с чувством благодарности вспоминал слова командира дивизии. Вспомнил он и о том, что Чавчавадзе тогда не проявил спешки. Он умышленно медлил, давая ему, Окуневу, собраться с мыслями и найти нужное решение...
        Утро в самом деле выдалось, как в том пароле, чудесное. Лес стоял молчаливо, как-то величественно. Сквозь легкое, дрожащее марево испарений золотистыми лентами с радужными переливами струились прямые солнечные лучи. На лесных коврах из ярких цветов и трав лежали причудливые тенесплетения.
        Окунев, открыв глаза, какое-то время любовался этим узором, и только после поворота машины, за старым ельником, взгляд его стал внимательным и строгим. Что-то заставило майора насторожиться. Четкий след, оставленный колесами мотоцикла, тянулся вперед, петляя по лесной дороге, как злая усмешка, и вдруг исчез...
        - Стоп! - приказал водителю Окунев.
        Он соскочил с подножки бронетранспортера и прошел вперед несколько десятков метров. След колес мотоцикла обрывался. Он заканчивался по левую сторону моста через небольшой овраг. Окунев остановился и стал ждать приближающегося к нему лейтенанта, командира взвода заградотряда.
        - Что будем делать, товарищ майор?
        Окунев промолчал, осматриваясь вокруг. Взгляд его пытливых серых глаз поочередно останавливался на кустах, росших вдоль дороги, ощупывая стволы сосен и берез, бархат травяного покрова. Он присел на корточки, внимательно исследуя участок дороги.
        - Есть след, лейтенант! Стандартная хитрость. Думаю, что он свернул на боковую тропу. Какое расстояние прошли мы от штаба дивизии?
        - Пятнадцать километров...
        - Начало боковой тропы там! Я пойду по ней до поворота. Прикажите водителю бронетранспортера следовать за мной.
        - Слушаюсь, товарищ майор!
        Окунев расстегнул кобуру пистолета, рассматривая след. У самого поворота тропа сначала шла вплотную с дорогой, разделенная лишь узким клином шиповника и мелкой порослью сосняка. Затем она резко сворачивала вправо, пересекая под крутым углом дорогу и огибая небольшой, стоящий особняком островок старых дубов, упиралась в овраг, мост над которым был взорван. Яркий травяной покров вокруг густо покрывали комья земли и глыбы бурой глины.
        - Где тонко, там и рвется. Гонишь черта плешивого, а он тут как тут. - Усмехнулся Окунев, озабоченный новым препятствием.
        Как ни странно, но дальше, за взорванным мостом, дороги не было. Она шла левым краем оврага и терялась, заканчиваясь тупиком. Внезапно Окунев споткнулся и упал. В этот же миг за его спиной дважды что-то щелкнуло и раздался короткий, гулкий взрыв. Мелкие, как иглы, щепки, рыхлый, одетый в желтоватый дерн бугорок земли взметнулись вверх. Он почувствовал хлесткий удар по подошвам сапог, замер, затем стремительно поднялся на ноги. "Противопехотная мина, - пронеслась в его голове мысль. - Сработала с опозданием".
        Не успело затихнуть ломающееся эхо, как возник гул мотора приближающего бронетранспортера. Из кабины, с автоматом на изготовку, спрыгнул озабоченный взрывом лейтенант. К месту происшествия бежали солдаты.
        - Вас не зацепило?.. - озабоченно спросил лейтенант.
        - Товарищ майор, - позвал радист, - позывные "Фиалки".
        Окунев с волнением принял из рук радиста трубку радиотелефона!
        - "Фиалка"... "Фиалка"... Я - "Тополь-7"... Слушаю...
        - "Тополь-7", я - "Фиалка". У аппарата - "Первый". - Генерал сделал паузу, чувствовалось, что он хочет сказать что-то важное. - Я должен сообщить вам печальную весть... Подполковник Кондрашов скончался на операционном столе.
        Окунева обдало жаром. Он несколько мгновений молчал, прижав ладонь к пылающему лицу.
        - "Фиалка"... Товарищ "Первый", вас понял. Постараемся перед вороном в долгу не остаться, - подавляя подступивший к горлу комок, как мог спокойнее сказал Окунев.
        Лейтенант снова обеспокоенно посмотрел на майора.
        - Вас не ранило?
        - Чепуха! - сказал он глухо и окинул взглядом молодое изжелта-бледное лицо лейтенанта. Он знал, что сопровождающий его офицер дважды ранен и приговорен госпитальной медкомиссией к чистой отставке. Но лейтенант оказался не из числа хлюпиков. Его настойчивость и твердый характер, аргументированные просьбы сломили непримиримых, всезнающих эскулапов, и председатель медкомиссии сказал ему: "Вас с большой натяжкой можно оставить в кадрах действующей армии".
        Лейтенанту на днях исполнилось двадцать, но он уже прошел немало дорог войны, бывал в штыковых атаках, штурмовал со своим взводом не одну безымянную высоту. Его широко расставленные глаза открыто смотрели из-под тяжелой стальной каски.
        - Товарищ майор, возможно, это разведчик заложил под мост мину замедленного действия, а неподалеку от него установил противопехотную мину.
        - А в твоих словах, лейтенант, есть соль... - Окунев с интересом оглядел его небольшую, угловатую фигуру, остановился на ногах, обутых в тяжелые ботинки-"американки".
        - Вы какой размер обуви носите, лейтенант?
        - Самый ходовой, сорок второй, товарищ майор. А что?
        - Да так, как-то к слову пришлось... "Нужно как-то выцыганить для лейтенанта у снабженцев кирзовые сапоги", - подумал Окунев и улыбнулся. - Ничего, лейтенант. А мысли у тебя толковые, словно пирожки, слетающие с горячей сковородки. Скорее всего так оно и есть... Под вашим командованием двенадцать человек. Давайте решим так: шесть человек и вы - идете со мной. Включите в нашу группу радиста. Остальные пять со старшим сержантом во главе плюс водитель бронетранспортера - остаются на месте. Учтите! Места здесь глухие, мало ли что... Установите постоянное дежурство у турельного пулемета. Организуйте скрытую сторожевую службу. Бронетранспортер с дороги убрать в укрытие и замаскировать.
        День клонился к закату, когда группа Окунева вышла на ровную, красивую лужайку. Сделали непродолжительный привал. Разостлав на траве карту, Окунев подозвал к себе лейтенанта.
        - Давай посмотрим, лейтенант, что у нас получается. Идем по азимуту правильно. До "Чертова урочища" еще целых шесть километров. Время поджимает, товарищ Бородин. А фамилия у вас знаменитая. Бородин! Звучит неплохо! Слыхали о таком композиторе?
        - Само собой, товарищ майор!
        - Нужно, очень нужно, лейтенант, чтобы бойцы подтянулись. И понимали нас с полуслова, знали все сигналы. Поговорите с солдатами. Обстановка сложная и требует повышенной осторожности и внимания. Радист идет вслед за вами... Исполняйте!
        Мелодично между высокими березами почти рядом с Окуневым журчал ручей, унося прозрачные струи в неглубокий овраг. Где-то настойчиво куковала кукушка. Густая, сплетенная солнечными лучами сетка теней падала на лицо майора сбоку, и ему было приятно ощущение лесной тишины и покоя. Из-под прикрытых век он видел, как лейтенант, собрав вокруг себя солдат, смешно, по-гусиному вытягивал ноги, объяснял им секреты бесшумного движения.
        - Чудак-человек, - мирно подумал об усилиях лейтенанта Окунев. - Ведь сразу этому не научишься. Нужна тренировка. А хватка у него есть... Молодец лейтенант!
        Один из солдат отделился от группы и скрылся в кустарнике. Возвратился он явно взволнованный и сразу подошел к Окуневу.
        - Товарищ майор! Нашел там в кустах. - Он разжал руку: в ладони лежала разорванная пополам обертка плиточного шоколада, на которой можно было прочитать: "Гвардейский".
        Окунева сразу же покинуло дремотное состояние. Он взял обертку.
        - Здесь быть некому, кроме одного человека. Лейтенант! Продолжаем идти вперед.
        Шли они быстро около получаса, когда Окунев вдруг поднял вверх правую руку. В лесной тишине четко прослушивались посторонние звуки. То был шум шагов. Явно шел не один человек, похоже, двигалась группа обремененных тяжестью людей, умевших ориентироваться в условиях незнакомой местности, хорошо знакомых с законами войскового строя. Уже слышалось учащенное дыхание, легкое покашливание одного из идущих.
        Впереди, в нескольких шагах от группы майора Окунева, просматривалась свободная от зарослей полоска леса. Она напоминала длинный коридор. Первым на этой прогалине появился рослый человек в военном обмундировании, с нашивками старшего сержанта на погонах. Он шел неторопливо, походкой уставшего человека, которому некуда спешить. Автомат ППШ висел у него поперек груди на брезентовом плетеном ремне, закинутом за крепкую, жилистую шею. На первый взгляд его можно было принять за своего, но альпийские ботинки, какие носили немецкие горные стрелки, сразу же настораживали. На поясном ремне старшего сержанта держались два брезентовых чехла, в которых угадывались автоматные диски, в глубокой треугольной кобуре, без сомнения, мог поместиться только немецкий пистолет "вальтер". Все эти детали и остановили майора Окунева от оклика проходящих мимо солдат со странным обилием оружия. Он напряженно всматривался в шедших след в след старшему сержанту людей в форме советских военнослужащих. Были они чем-то похожи - рослые, молодые, мордастые. И у каждого за спиной горбился плотно набитый, армейского образца вещевой
мешок. Последний, двадцать первый солдат остановился, посмотрел по сторонам, смахнул со лба прилипшую паутину, вытер выдернутой из-под пояса пилоткой струившийся по затылку пот и нырнул вслед за остальными в заросли ельника. За его спиной, в квадратном чехле из защитного цвета парусины выступали контуры рации. Теперь у Окунева уже не было никакого сомнения: шли переодетые немецкие десантники. Но что им нужно здесь? Когда на многие версты окрест нет никаких стратегически важных объектов, которые приковали бы внимание фашистской разведки. Армейские и фронтовые тылы, а противника могли интересовать базы снабжения, в том числе и продовольственные, находились совершенно в иных районах. Люди, тщательно готовившие какую-то акцию в тылу действующей армии, могли, наверное, знать их координаты. Значит, диверсанты имеют какое-то особое задание, идя строго на юг, в сторону хутора Лесной гай. А там дислоцируется штаб фронта.
        Начальник особого отдела дивизии был в курсе событий и понимал, что этот шаг фашистского командования приурочен к контрнаступлению крупной группировки. Неужели диверсанты попытаются с разведывательными целями проникнуть в хутор Лесной гай? Видно, крепко прижало немцев отсутствие объективной информации, если они начали столь рискованную операцию.
        "Не спеши, хорошо обдумай, - успокаивал себя Окунев. - Прямой контакт в таком положении, когда три автомата на один, против натасканных в этих делах диверсантов не сулит ничего доброго. Восемь против двадцати одного! Вести бой в лесных условиях - непростая штука. И он, этот бой, можно заранее предугадать, будет не в нашу пользу. А помощь придет, обязательно придет, но будет это значительно позже..." Он успокаивал себя еще и тем, что медленное движение парашютистов-диверсантов ему на руку. И если он правильно понял их маршрут, то, совершив обходное движение, сумеет настичь эту группу. Но сейчас необходима максимальная выдержка, и первым делом нужно связаться с "Фиалкой".
        - Лейтенант, - тихо позвал он Бородина. - Займите оборону фронтом на юго-запад и - ни звука... Только радиста ко мне срочно...
        Бородин понимающе кивнул головой и незаметно исчез.
        Радист - молодой, с легким белым пушком на верхней губе - ловко, со знанием дела распаковал и настроил рацию.
        - Готово, товарищ майор! - доложил он.
        Окунев опустился на колени и, смотря в сторону достаточно удалившихся немцев, начал передачу:
        - "Фиалка", "Фиалка", я - "Тополь-7"... Как слышите меня? Прием... Я - "Тополь-7"...
        - "Тополь-7"! Я - "Фиалка"... Слышу вас хорошо, - слышался знакомый голос Николаевой.
        - "Фиалка", срочно пригласите к аппарату "Первого"...
        - "Тополь-7"! "Тополь-7"! У аппарата Вихров! "Первый" в гостях у "Черемухи".
        - Вихров! Срочно нужен "Первый"... Свяжитесь с ним по кабельной связи... Дело неотложное, важное... - Для майора Окунева потекли мучительно медленные секунды, и он не сразу поверил, что появившийся в наушниках его рации голос принадлежит генералу Чавчавадзе.
        - "Первый" слушает!
        - "Первый"! Я - "Тополь-7". Нахожусь в квадрате "двенадцать", семнадцатый километр от "усадьбы" и четыре - от "Чертова урочища". Произошла встреча с немецкими парашютистами-диверсантами, переодетыми в форму советских военнослужащих. По всем признакам, они готовятся к налету на объект. Численность группы - двадцать один человек. Вооружение - автоматы ППШ и, вероятно, с избытком гранаты. Прямого контакта с ними не имею... Я - "Тополь-7", перехожу на прием...
        - "Тополь-7"! Понял вас. Догадываюсь, что бронетранспортер из-за сильно пересеченной местности и бездорожья вами оставлен. Примите меры скрытого сопровождения группы парашютистов. Задачу первую отменяю. В бой до сигнала выступивших вам на помощь спецподразделений - не вступать. Сигнал: две зеленых и одна красная ракеты строго в северном направлении. Незамедлительно связываюсь с "хозяином усадьбы". Для связи с вами выделяю дополнительно радиста. Связь - по вашему усмотрению. Я - "Первый". Связь заканчиваю. Как поняли, прием?..
        - Понял вас, товарищ "Первый", понял...
        Но если бы все было так, как планировалось...
        ...Группа немецких парашютистов, удалившись на километр от места, где ее засекла группа майора Окунева, остановилась на привал. Гауптман Курт фон Роне, одетый в форму с погонами советского старшего сержанта, подозвал к себе радиста и коротко приказал:
        - Фридрих! Прослушай эфир! Может, есть что-нибудь интересное... Подходит час нашей радиосвязи. Осторожность - мать успеха. Вилли! - обратился он к другому: - За тобой наша безопасность. Можешь взять четверых... Подыщи подходящие деревья, пусть заберутся повыше, замаскируются и ведут наблюдение-. Бинокли иметь всем. В случае опасности - троекратный освист иволги. Все понятно? Точка! Валяйте!
        Радист кивнул головой с густой темно-рыжей шевелюрой. Рация работала у него не только на ключ, но и на микрофон. Прощупывая эфир, он нечаянно поймал русскую речь. Язык своих противников он знал неплохо. И это знание предопределило его судьбу. Он был старшим надзирателем исключительно в лагерях для русских военнопленных, работал на подземном заводе по изготовлению морских торпед в районе польского местечка Кубланк, что вблизи Щецина. За злоупотребления служебным положением отправлен на восточный фронт. Здесь и пригодилась его гражданская специальность радиомастера. При случае гауптман фон Роне, садист и пьяница, любил подшучивать над радистом: наш Фридрих - молоток, он знает только ему известный ход и обязательно прорвется в дамки. Фридрих Кальтенбраун, беззвучно шевеля губами, продумывал то, что донесли до него радиоволны: обрывок предельно короткого, насыщенного беспокойством диалога русских. Он не знал, о чем первоначально говорили русские, по всем признакам - военачальники, так как личные позывные мог иметь лишь командир подразделения. И поначалу не придал радиообмену особого значения. Но его
насторожила одна, не совсем понятная для него фраза: "Примите меры скрытого сопровождения встретившейся группы парашютистов". Фридрих Кальтенбраун обладал качеством незаурядного аналитического мышления и по одной только этой фразе домыслил остальное: группа гауптмана фон Роне обнаружена и принимаются меры к ее ликвидации.
        - Нас засекли, гауптман! - с тревогой в голосе сказал он, снимая наушники.
        - И кто же это посмел? - спросил фон Роне, придвигаясь к Кальтенбрауну.
        - Кто еще может быть? Русские... Видимо, по нашим следам следует группа советских солдат. Я слышал обрывок радиосеанса между старшим и младшим командирами. Их позывные "Тополь-7" и "Фиалка".
        - Этого не может быть. Наш "хвост" чист как непорочная девчонка. Мы сутки после приземления из предосторожности отсиживались в лесу и ничего не видели. Не доверяя тишине, лесному безмолвию, замаскировавшись, подобно кротам, сидели в овраге. Может быть, этот диалог не имел к нам никакого отношения? Повторите краткое содержание услышанного.
        Радист рассказал.
        Фон Роне озабоченно потер подбородок. Обычно сдержанный, он растерялся, отлично понимая последствия. Остальные диверсанты сидели спокойно, прислушиваясь к разговору, жевали консервированное мясо, запивая его водой из фляжек.
        - Вы уверены, что радиосеанс между русскими закончен?
        - Совершенно точно, гауптман, - с ноткой недовольства в голосе ответил радист, - ошибок я не допускаю.
        - Ну-ну, - пробормотал фон Роне. - Вот что, Фридрих. Немедленно выходите в эфир.
        - Но наше время связи еще не наступило...
        - Вы раньше думали головой, Фридрих. Разве вам не ясна обстановка? Немедленно готовьтесь к передаче радиограммы. Радируйте!
        - "Леопард-3"!.. "Леопард-3"! - забубнил Кальтенбраун. - Я - "Сова-1", я - "Сова-1", как слышите меня, прием?..
        "Леопард-3" отозвался немедленно:
        - "Сова-1"! Я - "Леопард-3", слышу вас отлично.
        - "Леопард-3"! В квадрате "двенадцать" наша группа обнаружена русскими. Внезапность удара по заданному объекту утеряна. Во избежание контакта меняю маршрут, двигаюсь к запасной цели, оставляю прикрытие. Задача заслона - отвлечь на себя преследующих и расправиться с ними из засады. Другие решения неприемлемы...
        Через две минуты радист выключил рацию и подал гауптману Роне ответную радиограмму: "Сова-1... Результат вашего присутствия - успех операции "Метеор". Используйте вариант выхода к пункту "ЛГ" от южных границ. Утвердитесь в возможной и последовательной ликвидации русских, отвлеките их в глубину лесного массива к западу. Поспешность выводов и излишний шум никогда не приносили пользы..."
        "Фалькенберг, как всегда, прав, - подумал фон Роне. - Но как вывернуться из такого щекотливого положения? Нужно попробовать обвести русских вокруг пальца и устроить им хорошую баню. Разгромить в ближнем бою. Что из того, что будет потеряно четыре-пять человек?! Эти потери не особенно отразятся на боеспособности. Окружить и уничтожить всех до единого, под корень! Ведь нужно смотреть на вещи реально. Если постигнет неудача, то тем, кто вернется, позавидовать не придется. Только вот в чем вопрос: сколько их, этих русских солдат? Каково их вооружение и способности к сопротивлению? Как могло произойти, что разные по-существу маршруты..."
        - Вилли! Подойдите ко мне. Видите, перед вами на карте квадрат "двенадцать"? Выдвигайте своих молодцев. Задача: незаметно, как это вы умеете делать, сблизиться с русскими. Надеюсь на вашу смекалку и быстроту реакции... Вы, Гюнтер! - Верзила с флегматичным, крупным лицом молча кивнул головой. - В том же порядке по левому флангу. Пройдете зеленый коридор и, соединившись, образуете мешок, в который с остальной группой я буду толкать непрошеных гостей. Чтобы не перестрелять своих, центр остается свободным. Вперед, тевтоны, вперед!
        - Бородин! - позвал Окунев лейтенанта. - Сделай так, чтобы солдаты быстро и незаметно сгруппировались около меня.
        Когда все собрались, майор подробно объяснил ситуацию:
        - Вот что... Враг втрое сильнее нас, схватка может быть с минуты на минуту. Вооружены диверсанты отменно. Без хитрости с нашей стороны не обойтись. На чудо надеяться никак нельзя, хотя и ожидается помощь спецподразделений. Но нельзя, ребята, чтобы, заметая следы, враг ушел безнаказанно. Бегать от фрицев на своей земле и среди своих воинам советской армии не с руки. Мужество, меткий выстрел - вот что требуется от вас в данный час. Смотрите на карту: вот этот самый квадрат "двенадцать", сами видите, сплошные зеленые краски. До хутора Лесной гай - семнадцать километров. Если, не задерживаясь, идти быстрыми шагами - три с половиной часа. Это при условии ровной местности. Вот и смекайте, о чем я с вами толкую. Видели, как уверенно шли диверсанты? Не открывая своего присутствия, будем следовать за ними, держась за их "хвост". Примем в сторону от них влево, на расстоянии видимости друг друга. В этом есть свой резон. Разведку будем вести беспрерывно. По тому, как они шли, можно смело сказать: усталость и моральное напряжение заставят их сделать привал. Вот от этого привала мы и поведем фрицев до самого
конца. Все понятно? "Хорошие вы мои, в горелки бы вам еще бегать!" - подумал Окунев и продолжил: - Активная маскировка. Не жалейте коленок, плотнее прижимайтесь животом к земле, если это нужно. Она, матушка, защитит и прикроет... Берегите патроны. Итак, вперед! Лейтенант Бородин! Вы - замыкающий левого фланга...
        Встреча майора Окунева с диверсантом, шедшим в середине цепи правого крыла, произошла внезапно, лицом к лицу. Времени на раздумье не оставалось ни у того, ни у другого. Выручило то, что автомат Окунева был взведен и поставлен на автоматическую стрельбу. Нажимая на спуск, Окунев скошенным взглядом увидел: немец широко взмахнул руками, отбросил почему-то в сторону автомат и ринулся вперед, словно хотел заключить в крепкие объятия своего противника. Но колени его подломились, и он упал ничком, сжимая в руке пучок травы. Четыре остальных диверсанта заметались, как мухи в тенетах, среди низкорослого кустарника и, один за другим пронизанные автоматными очередями, легли на землю.
        Гауптман фон Роне спешил к месту разыгравшегося боя. Он понял, что все произошло совсем иначе, чем планировалось. Он ругал себя, что снял охранение и не ждал русских. Все было бы гут-гут: несколько выстрелов, а может быть, и без них, - и дело с концом, еще лучше - кинжал. Теперь же звуки стрельбы будоражили лесную глухомань и расходились далеко окрест.
        "Не ослиная самоуверенность нужна, а элементарная тактика партизанской войны. Вот что необходимо!.. - разносил он себя мысленно, стараясь на ходу перестроить, изменить ход событий, полностью завладеть инициативой. - Нужно создать группу в два-три человека для молниеносных ударов".
        Майор Окунев, прорвавшись через вражеский заслон, быстро, не потеряв ни одного человека, отходил левым флангом в сторону хутора Зеленый гай. Задача была самая заурядная: опередить гитлеровцев и не терять их из виду, откатываться назад к усадьбе или идти навстречу уже посланным на помощь подразделениям.
        Неожиданная - хотя и временная - победа окрылила солдат Окунева. Они ринулись вперед, срезая с поясов убитых диверсантов чехлы с запасными дисками, подбирая пистолеты. Но все хорошо понимали, что это только прелюдия к бою с превосходящими силами противника, а решающая схватка еще впереди. Она вот-вот разгорится, и кто знает, как все обернется, дождутся ли они помощи.
        Автоматные очереди полоснули неожиданно сзади. Шедший рядом с майором молоденький солдат вскинул руку и стал валиться на бок. Дважды убитый, приняв своим телом очередную порцию пуль, предназначенных для другого, своим падением он спас командира, орошая его лицо алой кровью.
        Пули Окунева достали вывернувшегося из-за деревьев диверсанта, а сам он открыто, больше не таясь, опрометью метнулся влево, не прячась и не сгибаясь под огненным смерчем свинца, увлекая за собой солдат.
        - Если не вырвемся вперед из кольца, замкнутого диверсантами, на тридцать-сорок метров, - каюк, - задыхаясь от бешеного бега, сказал он оказавшемуся рядом с ним лейтенанту Бородину.
        Ручная граната, брошенная одним из диверсантов, ударилась корпусом о ствол осины и взорвалась. Осколки шрапнельным визгом располосовали воздух. Уже у самой цели один из осколков настиг рядового Кныша. Словно стреноженная лошадь, он запрыгал на месте, разворачиваясь лицом в обратную сторону и упал навзничь. Кныш старался подняться, перевернуться на спину, но скрестившиеся над ним автоматные очереди прибили его к земле, как прибивают по осени опавшие листья капли дождя. Рискуя жизнью, лейтенант Бородин подхватил его безжизненное, истекающее кровью тело и, прикрытый огнем отходящих товарищей, сумел дотащить до неглубокой впадины. Гимнастерка на спине солдата топорщилась мокрым алым комом, изрешеченная пулями. Бородин достал из нагрудного кармана рядового документы, окрашенные кровью, его комсомольский билет, затем заменил в своем автомате опустошенный диск, вставил полный....
        Очередной, уже фронтальный натиск ожесточенных потерями диверсантов они отбили сразу. Несколько немцев осталось лежать на месте, остальные отхлынули, ведя редкий огонь из автоматов.
        Граната Ф-1, недолетевшая до обороняющихся, плюхнулась на землю, круша осколками кустарник, оставляя дымящуюся, рваную воронку.
        Один из солдат группы майора Окунева - худенький, небольшого росточка, с выразительным взглядом больших миндалевидных глаз на тонком и узком лице - Станислав Мешков, тот, что принес Окуневу на последнем привале обрывок шоколадной обертки, вдруг резко приподнялся из-за укрытия и грудью налег на мелкорослый кустарник, повернув голову в сторону своих однополчан. Его одеревеневший указательный палец, застряв в отверстии спусковой скобы, жал на гашетку спуска, и автомат в руках мертвого безостановочно посылал пулю за пулей в предвечернее, густо синеющее небо, а из черных глаз Мешкова крупными градинками катились слезы. Слезы не ужаса и смерти - какой-то тайной надежды умирающего тела.
        Железный натиск диверсантов, штурмовавших позицию советских солдат, внезапно ослабел и прекратился. Послышались короткие, как хлопки пастушечьего бича, сухие и одиночные пистолетные выстрелы.
        - Своих раненых добивают, шакалы, - с грустью проговорил лейтенант Бородин. Он съежился, словно его охватила лихорадка, вытер катившийся по лицу пот и задышал тяжело, с присвистом. - Товарищ майор, выходите из боя. Мы с Глуховым прикроем вас, - кивнул он на рослого, с симпатичным лицом, ладно скроенного солдата. - Рядовой Васильченко серьезно ранен в бедро. Терпит, но не признается. Если пробудет в таком положении долго - гангрена обеспечена. Прошу вас, товарищ майор! Уходите навстречу нашим вместе с Васильченко. В помощь вам - рядовой Петухов...
        Окунев внимательно посмотрел на Бородина.
        - Плохо же ты думаешь о старших по званию... Не забывай, лейтенант, что я тоже солдат. Право на жизнь у нас с тобой одно, задача - тоже общая. Глухов! Займитесь перевязкой командира! Он же тяжело ранен! Петухов, перевяжите Васильченко!
        В уголках губ Бородина показалась кровь. Пузырясь, медленно стала накапливаться, стекать на подбородок.
        - Не заметил, как зацепила, проклятая, товарищ майор... Под правую лопатку. Видимо, легкие продырявило, но это пустяки, ничего, выживу... Главное, рассчитаться сполна с Гансами... Мама! Прости! Долго не писал тебе, родная, писем... - стал бредить Бородин.
        "Если фашисты повторят атаку, нам не удержаться! - подумал Окунев. - Правда, вряд ли они сунутся в лоб. Скорее всего, обойдут нас с тыла. Пара гранат - и все. Но все равно им никуда не деться. Скоро подойдет подкрепление".
        ...Перестреляв тяжелораненых, гауптман фон Роне вывел свою группу из боя и спешно двинулся на запад. Через полкилометра он построил в шеренгу своих подчиненных. Перед ним стояло всего десять человек.
        - Три минуты, чтобы привести себя в порядок! Уходить нужно немедленно. Франц Граббе! Что у вас с левой рукой?
        - Так! Пустяк, гауптман! Касательное ранение. Движение в локте свободное и безболезненное, - чуть сойдя с лица, зная, что за этим вопросом кроется, раболепно проговорил Франц Граббе.
        - Резко вытяните руку вперед, - приказал фон Роне.
        Рука у Граббе, словно налившись свинцом, не поднималась.
        - Все понятно, не утруждайте себя. Вам же больно! - произнес фон Роне. - Вы не боеспособны, друг мой! Фридрих! Поговорите с Францем. Он нуждается в добром напутствии.
        - Идем, Франц! - с тупым равнодушием сказал радист. - Идем, дорогой, здесь совсем неподалеку...
        Они скрылись из виду принявших вновь походный порядок диверсантов.
        - Ты же лучший мой друг, Фридрих! - тяжело проговорил Франц Граббе. - Неужели ты выстрелишь в меня, и я останусь здесь навсегда... Не увижу больше фатерлянда. Подумай, ведь мы с тобой под одним богом ходим...
        - А я и останусь твоим другом, Франц. Навсегда твоим другом. Разве можно вычеркнуть из жизни все то, что было у нас с тобой, Франц! Да не скули ты, не дрожи, как осина под топором, не нагоняй тоску - и так тошно. Все будет хорошо! Нашли дурака, чтобы пролить твою кровь. - Проговорил Кальтенбраун, вынимая из кобуры пистолет "Вальтер" и отводя курок. - Ты только не смотри мне так жалобно в глаза, Франц! Повернись затылком. Пуля из пистолета уйдет в воздух, а ты падай, лежи и не шевелись... Выстрел нужен для тех, кто остался в строю с гауптманом. - Когда Франц Граббе повернулся отяжелевшим телом, Фридрих Кальтенбраун мгновенно выдернул из ножен кинжал и наотмашь всадил его острие между лопаток обреченного. Фон Роне любит тишину.
        В тот же самый момент майор Окунев, забыв о времени и вражеских диверсантах, держал на своих коленях отяжелевшую голову уходящего из жизни лейтенанта Бородина. Жизнь покидала лейтенанта тихо и безропотно, уходила незаметно, и он, даже не вздрогнув и не застонав, ушел в небытие.
        - Все! - обронил единственное слово Окунев, отворачивая в сторону лицо. Глаза его затянуло туманом...
        - Товарищ майор! Ракеты! - радостно воскликнул радист Петухов. - Сигнальные ракеты!
        Окунев поднял глаза. Вот и пришла помощь. Теперь можно взять в плотное кольцо оставшихся диверсантов. Генерал выслушает доклад о проведенной операции и скажет "спасибо". Но в его чуть прищуренных глазах Окуневу, конечно же, придется уловить не только благодарность, а и сдерживаемый изо всех сил крик-упрек: "Левашова все-таки упустили..."
        Две зеленые и одна красная ракеты хвостами-кометами легли прямо над лесом. Точно такие же появились слева и справа. И только над северным краем леса небо было пустынным, обряжаясь в черную бахрому сентябрьской ночи.
        Глава двенадцатая
        - Ну что, братцы-кролики, елки точеные! - весело зыркнул глазами старшина Двуреченский на разведчиков. - Как говорят моряки: по местам стоять, с якоря сниматься!
        - Если бы у каждого из нас были шапки-невидимки! Поигрались бы мы с этой серо-зеленой гитлеровской рванью! - приподнимаясь, прогудел Иван Щегольков.
        - Ишь, чего захотел, подай ему шапку-невидимку. Ты и так колобком пройдешь, авось и не заметят. Аль "очко" заиграло? - подзадорил Юлаев, проверяя автомат. - Ты вот что, старшина, - сказал он Двуреченскому, - должен был заметить у власовцев на левом рукаве маскировочной куртки грязно-белый треугольник с русскими буквами "РОА". Всем на них походим, а вот такая, казалось бы, мелочь, если ее нет, в глаза может броситься...
        - Так это дело рук, - догадавшись, о чем говорит Юлаев, согласился Двуреченский. - Белая байка для запасных портянок в вещмешке. Бритва имеется. Есть и иголка с ниткой: солдат без нее, что колодец без воды или жеребец без... Без чего, Щегольков!
        - Без подков, товарищ старшина...
        - Ну да, без подков. Как ты быстро об этом догадался? Самообразованием занимаешься? - хитровато подмигнул он Юлаеву. - Только вот загвоздка: чем написать эти чертовые три буквы, ума не приложу.
        - С этим, пожалуй, выйдем, - дождавшись, пока закончит свою мысль Двуреченский, предложил Юлаев и показал обломок карандаша с красным стержнем. - Лейтенанту Черемушкину еще дома чинил. А этот огрызок остался у меня в кармане.
        - Запасливый ты, Юлаев. Как в хозмаге - все у тебя есть, - улыбнувшись, произнес Двуреченский. - С каждого по нитке - глядишь и рубашка. Щеголяй - не скупись.
        - Полотно слишком белое, - заметил Щегольков.
        - Не нервируй по пустякам! - прервал его старшина. - В этих делах ты не достиг еще мудрейших. Учись, брат, учись. Каждый из нас должен научиться варить суп из топора. Что этим сказано: находчивость и терпение - всему голова. - Старшина уже вырезал нарукавные треугольники. - То, что они такие белые - не помеха. Тряхнем на них сухой землицы, погладим ладошкой - враз станут серо-белыми, нужной кондиции. Ну как?
        - Уж вы и привираете, товарищ старшина! - завелся Щегольков. - Значит, терпение и находчивость. Согласен, все это так. А знания, опыт, смелость, без которых - не может получиться настоящий разведчик, вы отбрасываете в сторону? Да?
        - Я тебе этого не говорил, - выводя букву на шевроне, посмеиваясь, сказал Двуреченский. - Только ты хитрущий, как тот дед Щукарь. Он выходил из любого положения. Даже рыбу в Дону ловил леской без крючка... Давай, Иван, а на Иванах вся Русь держится, прилажу тебе на рукав "пропуск". Нашивка - одна видимость, но марку держать надо. Конечно, с этим в гости к Власову не пожалуешь... Хотелось бы, ребята, посмотреть на этого генерала, но... сейчас, други, снимаемся. Пойдем по ельнику вдоль дороги. По ней укатили власовские недоделки. Притопаем, узнаем, что за объекты они охраняют, и - к железной дороге. Переднюем, дождемся темноты, перескочим - и дальше, к хутору Камышиха. Пусть ищут Васю лысого. - Он поднялся из окопа, вырытого явно немецкими солдатами, и, не выходя из густой тени, отбрасываемой кроной сосны, поднес к глазам бинокль.
        Поляна неплохо просматривалась и невооруженным глазом, но линзы приближали дальние подступы и пространство между кучно стоявшими деревьями. Ничего настораживающего внимания не было. Небольшой железнодорожный состав, груженный крупно распиленными досками, подрагивая последней платформой, исчез за поворотом; второй миновал входную стрелку и медленно пятился по запасным путям к лесопильному заводику; третий стоял под парами у деревянной эстакады под погрузкой. Платформы грузили круглым лесом-тонкомером в огороженной колючей проволокой зоне, по углам которой стояли решетчатые вышки с пулеметами. Глухую тишину сек противный визг пилорамы. Там, суетливо подталкиваемые резкими гортанными выкриками, копошились пленные под охраной эсэсовцев. Центр поляны и ее оконечность, кроме южной, были безлюдны. Натянутая над ней маскировочная сеть, отбрасывая на землю квадратные, узорчатые тени, создавала иллюзию общего лесного массива.
        - Пожалуй, самое время ретироваться, елки точеные! - пряча бинокль в складках куртки, сказал Двуреченский и, неторопливо, словно прогуливаясь, вошел в низкорослый редковатый ельник. Трое разведчиков пересекли дорогу. Здесь уже шел густой, нетронутый и необозримый во все стороны лес, сливающийся дымчатой каемкой с линией горизонта. Подошвы обуви, касаясь поверхности земли, мягко пружинили на толстой подушке зеленеющего мха, разнотравья и опавших листьев, поглощая шум шагов.
        Чьи-то голоса первым услышал следующий вслед за старшиной Иван Щегольков. Разведчики залегли, вжимаясь в податливый мох и настил листьев. Затем по-пластунски стали передвигаться вперед, на звук русской речи.
        - Это власовцы! Идут они чуть впереди нас, по тропе через ельник, в северном направлении. Их пятеро, а может, трое, - прошептал Щегольков, поворачивая голову к Двуреченскому и Юлаеву. - Укоротить бы им языки... Я бы этим жабам...
        - Чтобы хорошо рассмотреть этих вояк, еще чуть вперед. И - ша... Замереть, никакой самодеятельности!
        Первым показался на тропе коренастый, пышноволосый власовец. Забавно смотрелась на его покатом лбу косая челочка черных волос, придававшая ему несколько легкомысленный вид... Светло-коричневые глаза его равнодушно смотрели вокруг. Во всех движениях чувствовались бравада и уверенность. Пухлые розовеющие щеки и оттопыренная нижняя губа, что называется, греческий профиль, весь его собранный, опрятный вид вызывали у Егора Двуреченского еще не вполне осознанную ассоциацию, будоражащую память. Он смотрел на этого человека пристально, словно прожигая его насквозь сузившимися глазами, и не мог поверить самому себе, что видит знакомое лицо. Навязчивое видение привело его в оцепенение. Он, не веря своим глазам, мысленно чертыхнулся и закрыл их на мгновение. Но образ увиденного им человека еще четче вырисовывался в памяти. Поравнявшийся с засадой разведчиков парень, шедший во главе группы из трех власовцев, вооруженных советскими пистолетами-пулеметами Шпагина, пожалуй, не был двойником того, кого он знал давно, еще с детства. Двуреченский не замечал, не видел тех троих, которые шагали в цепочке за первым.
Эти солдаты предателя генерала Власова, изменники, по которым давно плакала петля, сами по себе не представляли для него ни малейшего интереса. По существу, они не входили в его сознание и являлись как бы незначительными деталями картины, развернувшейся в пространстве. Не доверяя своей интуиции и застыв в напряжении, он ждал, еще не понимая чего именно, но уже уверенный в том, что один присущий только этому человеку штрих рассеет его сомнения.
        На плечах этого власовца топорщились погоны немецкого рядового без знаков различия. Скорее всего, он выполнял обязанности разводящего караульной смены. Вся группа власовцев поравнялось с засадой разведчиков, и тут первый обратился к сзади идущему:
        - Чесноков! Вы отстоите сегодня две смены подряд. Восемь часов. Имеется распоряжение взводного. Начкар должен был бы поставить вас в известность. На ночные часы недостает людей. К тому же за вами числится должок. Понятно объясняю?
        И только сейчас Двуреченский сообразил, что ждал только этого. Ждал, чтобы он заговорил, и по тому, как тот произносил фразы, мямля каждое слово, словно насильно выталкивая их языком изо рта, сомнений больше не было. Этот человек был не кем иным, как другом детства и юности, жившим в соседнем дворе, на одной улице, бесконечно тянувшейся вдоль железнодорожного полотна, - Григорием Сукниным, Галушкой.
        Егор Двуреченский расстался с ним в тяжелом и сложном сорок первом, будучи на год старше Сукнина. Двадцать четвертому году призыва еще не было, но Григорий вместе с ним целый день провел в военкомате. Он сумел не отстать в потоке провожающих до самого вокзала. И здесь, когда, мобилизованные уже сидели в товарных вагонах, Григорий разрыдался. Да и у самого Егора першило в глубине горла, когда он бросал частые взгляды в сторону толпы, где стояли отец и мать. Маленький братик Василек беспрестанно размахивал сжатым кулачком и что-то кричал Егору, но гомон голосов, всхлипывания, плач женщин топили его тонкий детский голосок, и он не слышал, что братишка повторял одни и те же слова: "Егорка! Миленький! Возвращайся скорее... Я жду тебя, Егорка..." Мать - тоненькая и сухонькая - почти не плакала. Только отец, сутулясь, невзрачный, горбатенький и какой-то жалкий, не говоря ни слова, молча смотрел на сына и не стыдился горючих слез, обильно капающих на его праздничный костюм. Разве мог тогда даже предположить Егор о том, что произойдет такая встреча с Григорием Сукниным, носящим сейчас на левом рукаве
маскировочного костюма шеврон с крупными красными буквами "РОА" на фоне белого треугольника.
        "Лучше бы ты был убит, Галушка", - неожиданно для себя, чуть ли не в голос, вспомнив уличное прозвище Сукнина, едва не выпалил Егор Двуреченский. Григорий, ведя группу, при этом, как под гипнозом, вдруг споткнулся, зацепившись носком за мохнатую кочку, и едва не растянулся по тропе.
        - Конь, споткнувшийся на ровном месте, - плохая примета, - со смешком заметил замыкающий власовец. - Что-то тебя ждет, отделенный...
        - Что было - то видели. Что будет - увидим! Тебя на тризну не пригласят, Сычов, - нервозно парировал Сукнин. - Предстоит снова драпать, все признаки налицо. - И внезапно меняя тон, начальственно проговорил - В строю не болтать! Наряд вне очереди захотел, Сыч! Так он у тебя уже имеется.
        Еще неясная, не совсем оформившаяся в сознании Егора Двуреченского мысль постепенно переросла в окончательное решение: он не уйдет отсюда, пока лицом к лицу не встретится с Сукниным. Это должно, по его расчетам, случится очень скоро и будет не ради любопытства и прошлых воспоминаний. Что произойдет позже, старшина знал и в то же время мучительно страдал от того, что изменить ничего нельзя. Отнять жизнь у человека, в жилах которого, подобно ему, текла кровь русского, с которым он провел лучшие годы - годы детства и юности, было не одно и то же, что послать пулю во вражеского солдата. Непростым и в чем-то даже противоестественным по своей сути представлялся суровый приговор, который именно ему в силу обстоятельств надлежит привести в исполнение. И в силу этих же самых обстоятельств, если не произойдет прямого столкновения, разведчикам придется подумать, как убрать власовских солдат, чтобы не выдать своего присутствия. Все шло к тому, что опять не получался тихим, без следов, их опасный рейд.
        Двуреченский не мог найти какое-либо оправдание поступку, совершенному его бывшим товарищем. Попасть в лапы к врагу можно по разным причинам. Война без пленных не бывает. Но почему ты поднял оружие против своих, запятнав этим честь гражданина и воина, предав свой народ? И если тебе Родина доверила в тяжкий для нее час оружие, крепко держи его в руках и не выпускай до самого своего смертного часа. Юлаев, Щегольков, Черемушкин и все остальные... Старшина не сомневался в твердости их духа, знал, что они не пожалеют своей жизни ради святого дела и отдадут ее только тогда, когда враг заплатит за это дорогой ценой. Вот почему встреча с Сукниным стала для него отголоском несчастья, вызвала кричащую боль в его сердце за преступную трусость бывшего товарища, павшего в его глазах, предавшего святыню из святынь - верность народу.
        Щегольков и Юлаев заметили, как встревожилось, побледнело лицо старшины. Они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Наконец Двуреченский шевельнулся и сказал своим обычным голосом:
        - Сейчас с минуты на минуту пройдет караульная смена власовцев. Не возражаю, если тихо - всех до одного. - И он сделал жест ладонью сверху вниз. - Не трогайте только одного - пышноволосого, с челочкой. Мне очень хотелось бы с ним погутарить.
        Но все произошло совсем не так, как запланировал старшина. Послышался шелест шагов. Отрываясь от земли, Юлаев и Щегольков приготовились к прыжку, зажимая в ладонях финские ножи. Сквозь листву кустарника были видны фигуры равняющихся с ними власовцев. Но среди них Григория Сукнина не оказалось. Задерживался ли он, или были на то иные причины - для разведчиков оставалось загадкой. И Двуреченский молча покачал головой: не трогать! Не подозревая о смертельной опасности, власовцы не спеша протопали мимо.
        Разведчики приподнялись с места, когда вновь обладающий острым слухом Иван Щегольков предупреждающе взмахнул рукой:
        - Кто-то идет по тропе от объекта, мне кажется двое. Что прикажете, товарищ старшина?
        - Только обезоружить, связать и не дать возможности поднять суматоху. Пышноволосого не трогать. С другим можете не церемониться.
        Власовцы не поняли сразу, в чем дело. Один из них, одетый в форму немецкого рядового-пехотинца с погонами унтер-офицера слегка подался назад, коснувшись кобуры пистолета, но от каких-либо действий воздержался. Свалившиеся как снег на голову, эти трое не выглядели посторонними людьми. Только нельзя было понять, к какому подразделению они относятся. Скорее всего, к специальным частям РОА, имеющим задачи чисто карательного и диверсионного характера, наверное, к тем головорезам генерала Власова, которые прибыли сегодня пополудни в штаб их отряда. Словом, искать ссоры с ними не хотелось. Правда, один из незнакомцев - рослый детина - смотрел враждебно и вызывающе. Власовец с нашивками унтер-офицера хотел обойти его стороной и сделал шаг вперед, но тут его пронзила тревожная мысль, что здесь что-то не так.
        - Руки вверх! И ни звука! - прошептал появившийся перед ним Двуреченский. Ствол автомата красноречиво толкнул власовского унтера в грудь. - Любое движение воспринимается как попытка к сопротивлению. И - амба...
        Второй из встретившихся власовцам незнакомых людей - высокий и жилистый - крупными и подвижными, как клещи, пальцами выдернул из его кобуры пистолет.
        Унтер протестующе взмахнул рукой, и этого оказалось достаточно, чтобы стоящий позади человек обхватил рукой его скулы, вспухнувшие вдруг нечеловеческой болью, и тут же страшное для него ощущение оборвал вошедший под правую лопатку острый клинок.
        Сукнин видел, как начальника караула поволокли в кусты и бросили в зарослях. Он стоял как вкопанный, с широко раскрытыми глазами, словно связанный по рукам и ногам, не делая даже попытки коснуться руками автомата, что висел на его правом плече, и, вытянувшись, ждал неумолимого смертельного удара. Щеки его посерели, глаза, крупные и блестящие, потускнели, словно припорошенные пылью, смотрели куда-то вверх, в пространство, тоскующие и безразличные. Его, видимо, тряс озноб: мелко дрожали пальцы рук, и весь он выглядел обмякшим, осунувшимся, будто впервые вышедшим на больничный двор после тяжелой болезни.
        - Что же ты, Григорий, так неважно встречаешь русских людей? Или память уже не та, отшибла ее служба у врагов советского народа? - борясь со сдавившим грудь волнением, вполголоса спросил Двуреченский. - Вижу! Не рад ты встрече со мной, Галушка. Не милы тебе гости с другой улицы...
        - Ты убей меня сразу, Егор! Не тяни напрасно душу... Вся она - рана на ране. Скажу тебе только одно: хоть и занесло меня волей судьбы не в те сани, но своих не гробил. Думал давно пересечь фронт, вырваться к своим, но, знать, не судьба! С концлагеря мысли лелеял. С одной тяжкой ямы в другую вкатился. Жилка слаба. Поэтому и жить захотел. Одним словом: не по Сеньке шапка... Таких, как я, в этой проклятой богом РОА - немало. Но есть и среди нашего брата - висельники и шакалы, пакостники и великие кожедеры. Как вот этот, которого вы только что прикончили...
        Егор почувствовал, как что-то сдавило его сердце. Оно билось резкими толчками. Навязчиво приходили на память слова гоголевского героя - старого Тараса: "Что, сынку, помогли тебе твои ляхи? Так продать? Продать веру? Продать своих? Стой же, слезай с коня..."
        - Ахмет! Господина власовца обременяет наш отечественный автомат. Освободи от лишнего груза.
        Разведчики свернули с тропы и остановились в густых зарослях кустарника. Юлаев и Щегольков заняли оборону. Они не присутствовали при разговоре старшины с пленным власовцем.
        - Я понимаю, что у вас слишком мало времени, чтобы возиться со мной, - с усилием выговорил Сукнин. - Хочу предупредить: в вашем распоряжении остается всего двадцать минут. Если я не позвоню дежурному офицеру, что задерживаюсь, нас начнут разыскивать. Молю только о том, чтобы родным о нашей встрече - ни слова.
        - Ты умрешь, Сукнин! Умрешь собачьей смертью. Тебя нет! Ты для всех пропал без вести. Ты же за горбушку хлеба, за мнимую свободу поднял оружие против своих. Ты живешь по простому, жестокому принципу: твоя хата с краю... Ты прав, Сукнин. У нас нет времени. И эти двадцать минут истекают...
        - Что ж, Егор! Я знаю, чего заслуживаю. Неважно, какой была моя служба в РОА. Быть в ней - предательство.
        - Чем красен объект, который вы охраняете? И прошу покороче.
        - Армейский склад горючего и боеприпасов. От места, где мы стоим, четыреста метров. Я вел дополнительную смену. Всего нашей охраны - четырнадцать человек. Пять часовых - немецкие солдаты. Нам, в основном, доверяют внешние подходы. У меня есть пропуск во внутренний двор, к пакгаузам. Там и цистерны находятся...
        - Конечно. Как доверенному лицу, душой и телом преданному фашистам! - едко сказал Двуреченский.
        - В твоем понятий, я в высшей степени сволочь, Егор. Иного ярлыка и не заслужил. Справедливо. И дальше... После встречи с тобой жить с этим клеймом не смогу... Подскажи, что мне делать дальше?
        - И когда же, Григорий, попал ты к немцам в плен? - будто не слыша вопроса, поинтересовался Двуреченский.
        - В начале сентября сорок второго... В придонских степях у речки Сал, что под хутором Топилиным. Спустя два месяца после мобилизации. Да и ушел я в Красную армию добровольцем. Воевал под Ростовом, на левом берегу Дона, у Ольгинской...
        - Пароль на сегодняшние сутки знаешь?
        - Да! "Дунай". Отзыв - "Днестр". Это пароль нашего гарнизона. У немцев свой. Наш-то они знают, но свой постоянно держат в секрете, за семью замками. Нам не доверяют.
        - Чучело ты гороховое, Сукнин! Зная тебя с детства, не мог даже подумать... - как бы примиряюще сказал Двуреченский.
        - Завинчивали гайку до отказа... Морили голодом, спать приходилось, если это можно назвать сном, где придется, среди испражнений, воду - и ту пили гнилую, со стекающими в канаву нечистотами. Стреляли в нас по выбору, на спор. Крематорий, говаривали эсэсовцы, - счастье для избранных, избавление от мук. А в рай, мол, попадают только божьи агнцы, прошедшие их чистилище.
        - Напрасно исповедуешься...
        - А я и не выкладываюсь перед тобой. Знаю, ничего от этого не изменится, - с раздражением выдавил из себя Сукнин. - Стреляй... Нет! Стрелять ты не станешь, ты хитрый. Убьешь меня кинжалом. Это долго, очень долго, Егор. Как жаль, что и смерть не приходит без мук.
        Егор тронул рукоять кинжала в висевших на поясе ножнах.
        - Предать во второй раз ты уже не сможешь. Прежде всего, с тобой уже нет напарника, а без него петля тебе обеспечена... Скорый суд - и рассуждать не будут...
        Галушка недоуменно посмотрел на Егора.
        - Скажи, Григорий, что тебе известно об армейской группе под кодовым названием "Метеор"? Возможно, что ваша часть, как вспомогательная единица, входит в ее состав.
        - Мы не имеем никакой информации. Ходят слухи, что наша рота через несколько дней будет отправлена на передний край. День, который я ждал с таким нетерпением. Уже розданы дополнительные боеприпасы. Больше мне ничего не известно. Контактов с немцами не имею.
        - Хорошо, - тяжело вздохнув, словно закончив тяжелую работу, произнес Двуреченский. - Так вот... Ты должен выполнить ответственное задание советского командования - взорвать объект, который ты охраняешь. Это будет твоя помощь Советской Армии. Только честно, без показухи. Может, и ты будешь после этого исключен из черных списков памяти. Умрешь, как солдат, на боевом посту. Знаешь, как это делается?
        - Заслужил ли я такое доверие, Егор? Но, считай, что я приступил к выполнению боевого задания. Несколько стокубовых цистерн стоят открыто, на низких основаниях, по соседству с точно такими же, только уложенными в траншеи с маскировкой. Хранилища боеприпасов - снарядов разного калибра, мин, винтовочных и автоматных патронов, ручных гранат - временные деревянные постройки барачного типа. Стоит бросить связку гранат...
        Жизнь как бы медленно возвращалась к Сукнину! Его серое, без единой кровинки лицо стало светлеть, ожили потухшие глаза. Он хотел еще что-то сказать, но ему мешали жесткие спазмы, возникшие в сухой гортани.
        - А ведь я, - выговорил Сукнин наконец, - заметил одного из ваших в зарослях кустарника, когда споткнулся и чуть не упал. Того, у кого рыжие волосы... - Ошарашил он Егора потоком этих тихих слов, виновато смотря в глаза Двуреченскому - Возвращаться в караульное помещение мне не с руки. Пойду прямо к хранилищу. Так я иду, Егорка? Да?
        - Иди! - как бы не замечая его протянутой руки, властно сказал Двуреченский. - Мы уходим. И помни, что отец у тебя, дядя Миша, старый солдат и большевик с большой буквы. И вера у нас с тобой одна - советская! Прощай! Если уцелеешь, буду рад. Держи узду коня, на которого опять сел, надежно и крепко.
        Двуреченский смотрел Сукнину вслед, слушая, как шелестят, смыкаясь за ним, ветки кустарника.
        Глава тринадцатая
        - Командир! Впереди - немецкая застава! - осматривая в бинокль местность, предупредил лейтенанта Черемушкина сержант Румянцев. Разведчики расположились под сенью крупных сосен, там, где кончалось разнотравье. Прямо перед ними на расстоянии полукилометра маячили лягушачьей окраской два бронетранспортера с выставленными вверх стволами крупнокалиберных пулеметов. Немецких солдат в машинах не было, видимо, они лежали в траве. Солнце уже взошло, съедая островки плавающего в низинах сизого тумана. Зубчатая стена леса впереди выступала четко, окрашенная скользящими желто-красными бликами. За ней, в двух километрах, и находился овраг с отметкой "двести один", к которому стремился лейтенант Черемушкин.
        - Спокойно, ребята, спокойно! Осмотримся, определимся и подумаем: почему, с какой целью торчат здесь эти чучела, - проговорил лейтенант, поднося к глазам бинокль. - Да! Ты прав, Александр. Вперед для нас дороги нет! Но что бы это значило? Какую задачу выполняет десант бронетранспортеров? Непонятно. Возможно, немцы не поверили в нашу гибель. Экипаж мог собственноручно взорвать танк. Почему собственноручно? Боекомплект мог взорваться и от детонирующего удара снаряда. Как ты мыслишь, Румянцев?
        - Трудно сказать, командир. Но, скорее всего, командующий группировкой "Метеор" генерал Веллер, узнав о потрясающих событиях в танковой дивизии, приказал своему штабу, в том числе и начальнику контрразведки, в широком диапазоне блокировать подходы и выходы из района ее дислокации.
        - А ведь в твоих словах есть изюминка, - посмотрев на Румянцева, согласился Черемушкин. - Отойдем чуток в глубину леса и переждем, будем вести наблюдение. Посмотрим, что доброго скажет нам карта. Ты, Румянцев, оставайся здесь, замаскируйся и понаблюдай за фрицами. Солнце нам светит в затылок, и, естественно, по блеску линз бинокля немцы нас не засекут. Ты, Рувим, - обратился он к Ласточкину, - будешь прикрывать нас с тыла. И никаких звуковых сигналов! Вы, Коврова, выберите местечко поуютней и можете пока отдыхать. По местам!
        Лейтенант разложил карту на рыже-коричневой с прозеленью хвойной подстилке, обильно покрывающей землю, и внимательно, словно советуясь с ней, стал изучать ее.
        - Ты не выдай меня, - обращаясь к карте, как к живому существу, говорил он. И тут, устыдившись невольно сорвавшихся фраз, посмотрел на Коврову. Но она в полузабытьи лежала вверх лицом, закрыв глаза, и усталость отражалась на ее впалых щеках.
        Карта шуршала под его ладонью. Да, разведгруппа оказалась в неприятной ситуации... Где выход? Идти открытой местностью к точке намеченного отдыха опасно. Не лучше ли, изменив маршрут, направиться на северо-восток. Это удлинит дальнейший путь. Но зачастую лишние пройденные километры обеспечивают необходимую безопасность. При движении встретится бездействующая двухэтажная полуразвалившаяся водокачка. Стоит она одиноко среди девственного леса. Дорога к ней заросла кустарником и подлеском и растворилась на общем фоне леса. Там и быть сравнительно безопасному пункту отдыха уставших, измотанных разведчиков. А дальше расстилаются бескрайние леса, что обеспечит разведгруппе скрытое движение. Однако не забывай, разведчик, о том, что карта образца тридцать девятого года.
        "Значит, придется следовать к заброшенной водокачке. Выбора, практически, у меня нет, - размышлял Черемушкин, сворачивая карту и поглядывая на Коврову. Наташа, откинув руки вдоль свернутого клубочком тела, чуть-чуть посапывала во сне. Он долго, насколько позволяло время, смотрел на ее осунувшееся лицо, отмечая про себя, что после ночного нечаянного визита в расположение немецкой танковой дивизии оно потеряло нежность очертаний, приобрело оттенок жесткости и какой-то внутренней, сдерживаемой печали. В уголках ее приоткрытых губ появились лучинки едва заметных морщинок, а под глазами легли светло-фиолетовые тени.
        Связь! Связь! И еще раз связь! Придем на место - решим, что делать. А стоит ли идти к водокачке? Не лучше ли переждать, когда бронетранспортеры с немцами уберутся восвояси? Не будут же они торчать здесь бесконечно! Нет! Лучше к водокачке. Расположенная в глухом месте и в то же время недалеко от райцентра Юдино, она удобна не только для отдыха, но и для ведения разведки. Да и обзор прилегающей к ней местности не осложнит наблюдения. Напротив, исключит внезапность скрытого подхода гитлеровцев. И по всем признакам, хвоста за нами нет".
        Не мог знать лейтенант Черемушкин, что из Берлина в связи с событиями в дивизии, входящей в состав армейской группы "Метеор", прибыла специальная комиссия. Танковая дивизия, дислоцирующаяся в урочище "Белых сов", не дойдя еще до фронта, была морально дезорганизована. В результате налета советских бомбардировщиков потеряла значительное количество боевой техники, тылового имущества, треть парка спецавтотранспорта. Но и это еще не все. Застигнутые потоком горящего дизельного топлива и бензина, вытекающего из разбитых вдребезги топливозаправщиков, погибли некоторые офицеры штаба.
        Застегнув планшет, Черемушкин проскользнул к краю лесной вырубки. Румянцев повернул в его сторону голову и сделал движение ладонью вниз.
        - Приземляйтесь, командир, и смотрите, - озабоченно сказал он, передавая бинокль. - Минут пять тому назад картина резко изменилась. Нет, бронетранспортеры стоят на месте. Вокруг них сгруппировались солдаты десанта. Но появились тяжелые дизели-тягачи с восьмиосными прицепами. На прицепах мощные бульдозеры. Видишь, солдаты направились к платформам. Одна из машин ползет в неглубокую выемку. Получается импровизированная эстакада, которая может принять при помощи опорных брусьев любой груз. А эти двое - с теодолитами - что они делают? Делают обмер, вбивают колышки и постепенно от южной окраины поляны продвигаются к ее северной границе. Что это все значит?
        - Раскинь умом, Саша! Зачем прибыли бульдозеры? Чтобы корчевать оставшиеся на луговине пни. Почему немцы расхаживают с аршинами и теодолитами и вбивают колышки? Что записывают в блокноты? Чтобы графически построить схему поверхности, определить ее горизонт. Зачем все это понадобилось фрицам? Не котлованы же рыть? Скумекал?
        - Да! Почти...
        - Так вот. На этом самом месте, как мне кажется, фашисты задумали строить полевой аэродром. Может, запасной, а может, ложный. Поставят макеты аэродромных построек, макеты самолетов, и будут русские летчики растрачивать бомбовый груз впустую. Но для строительства запасного иди действующего аэродрома требуются соответствующая техника и люди. Много людей...
        - При оборудовании ложного аэродрома фашисты навряд ли бы делали это с такой тщательностью.
        - Все правильно. Постройка полевого аэродрома - не особо сложная штука, но без науки не обойтись. А вот и люди... Видишь, десятка полтора автомашин приближается...
        С северо-западной стороны быстро шла вереница грузовиков, открытые кузова которых битком были набиты людьми в полосатой одежде и кургузых шапочках блинчиком. Машины, совершив полукруг, останавливались одна возле другой. Подошли еще две, но уже с сидящими на скамьях эсэсовцами, вооруженными автоматными ручными пулеметами. Воздух огласился рычанием и лаем многочисленных собак - немецких сторожевых овчарок.
        - Ого! Дело попахивает табаком, - заключил Румянцев.
        - Не робь, старший сержант. Еще немного - и мы уйдем. Очень важно, что мы смогли засечь новый строящийся объект. Нанесем соответствующий значок на карту. Значится он будет в квадрате "тридцать один".
        Тем временем автомашины с откинутыми задними бортами стали пустеть. Разноликие, разноязычные группы людей в каждой из них были, видимо, заранее распределены по каким-то признакам. Вооруженные в основном лопатами, они рассеялись по предварительно размеченным квадратам работ.
        - Кого здесь только нет! - заметил Румянцев. - Поляки, чехи, словаки, венгры... Русские военнопленные выделены в особую группу и усиленно охраняются. Неужели всю эту массу заключенных в концлагеря людей привезли издалека. Непохоже. Фашисты на такую роскошь не пойдут. По соседству, видимо, есть лагеря смерти...
        Подошло еще несколько автомашин с прицепами. На платформах стояли катки и прицепные грейдеры.
        - Ну вот! Догадка наша подтвердилась. Вопросов больше нет, - довольный своими наблюдениями, сказал Черемушкин. - Гитлеровцы очень спешат. Видно, что поджимают сроки. И по всему похоже, что аэродром должен быть сдан в эксплуатацию ко времени нанесения удара по нашей обороне. А летное поле, должен сказать, имеет ряд преимуществ. Смотри! Подковообразное пространство, вплотную примыкающее к лесу, дает возможность обслуживающим звеньям надежно маскироваться по вогнутой линии опушки. Взлет, по всей видимости, будет происходить с юга на север... Исчезаем, Александр. Не будем испытывать лишний раз судьбу.
        Они увидели веером расходящихся от автомашин эсэсовцев и рвущихся с поводков овчарок.
        Румянцев достал из кармана пачку кременчугской махорки, хотел было присыпать место, на котором он лежал.
        - Не стоит, - придержал лейтенант. - Видишь, поворачивают в сторону заключенных. Овчарки легли рядом с вожатыми. В глубь леса никто из эсэсовцев не пойдет. Пошли, Саша. Нам еще топать километра три.
        Карта говорила правду. Не прошли и километра, как встретили на своем пути русло высохшей с пологими песчаными скатами реки. Оно густо поросло камышом. Всю эту массу как бы стягивал широкий пояс трехгранных стеблей осоки, кое-где в прогалинах между растениями виднелась светло-зеленая с желтизной ряска, неподвижно стывшая на застоявшейся дождевой воде. Разведчики сразу поняли, что русло речки непроходимо и волей-неволей нужно продвигаться по берегу.
        Шли долго. Осень уже стояла на пороге. Ее неторопливая поступь отражалась в багряно-сиреневой окраске снулых, окрашенных первыми ночными холодами опавших листьев. Разведчиков мучила жажда, и когда, наткнувшись на долгожданный родник с чистой как слеза водой, досыта напились и наполнили фляги, все приободрились, словно окунулись в животворный источник.
        Размалеванная сизо-серыми разводами кирпичная стена водокачки с мертвым зевом узкого окна на втором этаже появилась внезапно в конце широкой каштановой аллеи. Построенная, по-видимому, еще в прошлом веке, она представляла собой небольшое квадратное строение высотой около восьми метров. Нижний глухой этаж имел вход без дверей. Здесь на цементном полу, залитом машинным маслом и соляркой, высился фундамент для насосной установки с погнутыми, ржавыми анкерными болтами. На второй этаж вела металлическая, изъеденная ржавчиной лестница в девять маршей. Там было, видимо, то ли жилье, то ли канцелярия - довольно просторное помещение с четырьмя окнами по одному на каждую сторону. Сплошной железобетонный потолок покоился на мощных металлических балках, покрытых копотью. В комнате было сухо, но в воздухе отдавало запахом давней плесени и штукатурки.
        Черемушкин, не теряя времени, коротко распорядился:
        - Всем отдыхать. - Он посмотрел на часы. - Сейчас одиннадцать. Ровно в семнадцать - подъем. Проверим рацию и попробуем выйти в эфир. Раньше нам никак нельзя! Немцы сразу запеленгуют. А без отдыха долго не выдержим. После радиосеанса нужно немедленно уходить. Все понятно? Ласточкин! Разворачивай свою скатерть-самобранку. Перекусим - и спать. У меня все.
        Это был какой-то дурной, полуобморочный, тяжелый сон, охвативший разведчиков. Лейтенант Черемушкин мог только сказать потом, что вставал, смотрел в окно, прислушивался и вновь укладывался на цементный пол, словно теряя сознание.
        Коврова проснулась первой и скоро доложила командиру о готовности рации. Черемушкин промолчал, будто собираясь делать доклад, и сказал:
        - Будем вести передачу на запасной волне и кодом для чрезвычайной обстановки. Начинайте!
        Коврова включила рацию. Вспыхнул зеленый огонек настройки.
        - "Тридцать один - шестнадцать"... "Тридцать один - шестнадцать"... Я - "Семнадцать - два"... Я - "Семнадцать-два"... Я - "Семнадцать - два"... Перехожу на прием...
        Через несколько томительных долгих секунд в мрачной комнате водокачки из приемника рации вырвались приглушенные расстоянием слова:
        - "Семнадцать - два"!.. Я - "Тридцать один - шестнадцать". Жду!
        - Я - "Семнадцать - два", - взволнованно откликнулась Коврова и начала передавать текст, диктуемый лейтенантом: - Нахожусь в центре квадрата с индексом "Л". Армейская группа генерала Веллера наносит удар по нашей обороне на стыке с соседней дивизией генерала Шмелева... - И вдруг индикатор настройки замигал, наливаясь белым, раскаленным огнем.
        - Товарищ командир, - растерялась Коврова, в отчаянии прикусывая губу, - что же это такое?
        Индикатор погас, через секунду вспыхнул вновь. И вдруг раздался негромкий взрыв. Пламя свечи подпрыгнуло вверх, освещая грязную штукатурку стен, меловое, лицо радистки, склонившей голову над исковерканной панелью рации. Пальцы Ласточкина взметнулись в тяжелые кулаки. Пламя свечи мигнуло и погасло. Сумеречная душная теплота заполнила помещение.
        Глава четырнадцатая
        Чавчавадзе подошел к аппаратной отдела связи и остановился на пороге, вслушиваясь в слова радиста:
        - "Семнадцать - два", "Семнадцать - два", я - "Тридцать один - шестнадцать", понял вас хорошо, перехожу на прием. - Радист умолк, продолжая работать ключом радиостанции.
        Навстречу комдиву с земляного топчана поднялся новый начальник связи дивизии капитан Ильин - не молодой уже, седеющий мужчина с мягким взглядом черных, цыганских глаз, со строгой выправкой кадрового офицера.
        - Товарищ генерал, - вполголоса, чуть растягивая слова, стараясь скрыть дефект речи, проговорил капитан, - только что приняты позывные "Меркурия". "Меркурий" ведет радиопередачу, пользуясь запасным кодом.
        Комдив остановил его жестом руки.
        - Наконец-то вышел на связь лейтенант Черемушкин. Несладко ему, видимо, приходится, - тихо сказал генерал, заметив, как требовательно и настойчиво посылает в эфир сигналы дивизионная радиостанция.
        Неожиданно радист резко привстал, повернувшись в сторону комдива. В землянку ворвались свист, клокотанье. Радист с ожесточением продолжал стучать ключом радиопередатчика, но, поняв, что все попытки возобновить связь с Черемушкиным тщетны, виновато развел руками:
        - Товарищ генерал, радиосвязь с "Меркурием" прервана по неизвестным причинам. От радистки Ковровой успел принять только следующее: разведгруппа Черемушкина находится сейчас в квадрате с индексом "Л". Армейская группа генерала Веллера наносит удар по нашей обороне на стыке с соседней дивизией генерала Шмелева...
        - Что дальше?
        - Дальше, товарищ генерал, разобрать было невозможно. Связь с разведгруппой внезапно оборвалась.
        В аппаратной наступила гнетущая тишина.
        Капитан Ильин осторожно кашлянул и выразительно посмотрел на радиста.
        Чавчавадзе с минуту молчал, в задумчивости щуря глаза.
        - Ничего нет удивительного в том, что "Меркурий" внезапно прекратил передачу, - скрывая свои мысли, спокойно проговорил он. - Группа лейтенанта Черемушкина выполняет задачу в глубоком тылу противника. Пока судить трудно, что именно произошло. Но будем надеяться, что "Меркурий" обязательно отзовется. Вам, капитан, - обращаясь к Ильину, сказал комдив, - необходимо непрерывно следить за эфиром.
        Генерал предложил только что вошедшему полковнику Купореву ознакомиться с радиограммой Черемушкина.
        - Да, товарищ генерал. Намерения армейской группы "Метеор" генерала Веллера нам теперь понятны: прорвать нашу оборону на стыке с дивизией Шмелева и выйти на оперативный простор, разгромив наши тылы.
        - Хвалилась мышь коту о своей неприступности и силе, - заметил Чавчавадзе.
        - Так-то оно так, товарищ генерал, но группа Веллера сулит немало неприятностей, если не предупредить ее удар, - сдержанно посматривая на комдива, произнес наштаба. - Встретить, конечно, встретим, как надо... Знать бы время наступления "Метеора"...
        - Вам бы хлеб, да еще и с салом... Дата выступления группировки Веллера, полковник, теперь не так уж важна. Можно предвидеть, что это случится в течение двух-трех последующих суток меня предположение, товарищ генерал, что удар "Метеора" будет нанесен в пятницу.
        - Возможно, возможно. Лишь бы было так, как решил штаб Веллера... Меня, Василий Федорович, - после некоторой паузы проговорил Чавчавадзе, - тревожит эта радиопередача лейтенанта Черемушкина. Можно двояко понимать его поведение: либо у него противник на хвосте, либо... либо неисправна рация.
        - Но ведь в связи с тем, что радистка Коврова не смогла появиться в отряде Бородача, разведгруппа должна иметь две радиостанции.
        - Бесспорно, - согласился комдив, - но одна из них при вынужденном десантировании ночью, на лес - вы знаете, как это сложно, причем под интенсивным обстрелом самолета, вражескими истребителями - могла оказаться совершенно непригодной. А если им крупно не повезло? Если в таком же состоянии при проверке на работоспособность оказалась и вторая радиостанция? Конечно, радисты вышли из критического положения и смонтировали из двух одну. Но надежность, скажем, подвела. Потому... Потому что рации проверял сам майор Левашов? Так, товарищ полковник? Хороши, хороши мы с вами, - раздраженно и непривычно резко выговорил генерал. - Агент и здесь приложил, конечно, свою руку. Жаль, очень жаль, что еще не перевелись ротозеи!
        Комдив строго посмотрел куда-то в сторону от начальника штаба, и было непонятно, кого именно генерал ставил на ступеньку преступной халатности.
        - Поздно глаза открыли... - сокрушенно сказал Купорев.
        - Да, но прозреть, пожертвовав Кондрашовым?! Дать возможность агенту черным демоном появиться на пути разведгруппы Черемушкина! Не много ли это, полковник?
        Купореву оставалось только молчать. Молчал и генерал. Наконец начштаба решился, чтобы как-то разрядить обстановку:
        - И все же майор Окунев, хоть и поздно, но раскрыл Левашова...
        Но лучше бы он не произносил этой фразы. Чавчавадзе с раздражением посмотрел на начальника штаба. Затем волна внутреннего неудовольствия, вызванная последними словами начштаба прошла, и он сухо сказал:
        - Майор Окунев дельный, достойный уважения офицер. Он проявил незаурядные способности, нашел правильное решение в операции с фашистскими диверсантами. Другой мог бы наделать немало ошибок. Но случившееся у нас чрезвычайное происшествие - прямо ли, косвенно ли, не в том суть - затрагивает не только мою честь, как командира дивизии, но и всего офицерского корпуса.
        - Понимаю, командующий всем нам, наверное, сделал внушение? - осторожно спросил полковник.
        - Не без этого. А как вы думали? Не выдал же он мне вексель на очередное чепе? - усмехнулся вопросу начальника штаба Чавчавадзе, вспомнив нелестное в его адрес высказывание командарма.
        - Доля вины лежит и на мне, начальнике штаба...
        Генерал не прореагировал на раскаяние Купорева. Он сосредоточенно смотрел поверх его головы в противоположный угол блиндажа.
        - Мы так много теряем людей, полковник... И горечь утрат, кажется, всегда останется со мною... Извините, но к лейтенанту Черемушкину имею особое расположение.
        - Вернутся. На другое не имеют права, товарищ генерал. Такие ребята...
        - Я почему об этом так говорю, Василий Федорович. Хорошо зная характер Черемушкина, убежден в том, что он не успокоится до тех пор, пока не получит возможность передать всю накопившуюся информацию о противнике, провести цельный радиосеанс. А если так, разведгруппа пойдет на прямой контакт с немцами. Иного пути у них может и не быть.
        - Но это крайний случай, товарищ генерал, - возразил полковник. - Ведь главное для Черемушкина - передать сведения. А затем он должен следовать в квадрат "сорок один" к поляне "Черный кристалл". Путь до базы отряда Бородача он сможет преодолеть, не подвергая себя излишнему риску.
        - Но этот план, полковник, он, имея в виду срочный характер разведданных, сочтет для себя не очень надежным, ведь времени у него в обрез. И он не знает о том, что партизанский отряд уже располагает рацией.
        - Если мне не изменяет память, то накануне ухода разведгруппы во вражеский тыл у Черемушкина была ориентировка на случай безвыходного положения. Это более выгодный вариант...
        - Не исключено, что он воспользуется этой возможностью и встретиться в поселке Юдино с законспирированным человеком по кличке Дельфин. Но у меня на этот счет, к сожалению, имеются законные сомнения. Выход кого-либо из разведчиков лейтенанта на подпольную организацию в поселке Юдино может не состояться. Сегодня, пользуясь присутствием начальника штаба армии полковника Валентинова на совещании в штабе корпуса, имел с ним беседу. Выяснилось, что по этому каналу штаб фронта не имеет вестей уже длительное время. Причины молчания не установлены. Но об этом Черемушкин не знает. Другими словами, была надежда - и нет ее. Разведгруппа может оказаться в расставленной гитлеровцами ловушке.
        - Что ж, сила солому ломит... Я хотел сказать этим, товарищ, генерал, что мудрость человека, его знания, умение мыслить оптимистично открывают перед личностью неограниченные перспективы.
        - А вы, вижу, не меняете своих привычек, - доброжелательно улыбнулся Чавчавадзе. Он ценил своего начальника штаба за аналитическое мышление, присущую ему интеллигентность в отношениях с людьми, но недолюбливал подчас за несколько сугубо штатскую словесность.
        - Стараюсь, товарищ генерал, быть до мозга костей военным, но не всегда это удается, - в свою очередь, широко улыбнувшись, скромно произнес Купорев. - Трудна эта наука - быть солдатом... Разрешите идти?
        - Не задерживаю, полковник. Сам убываю в полк Масляева. До вечера буду в третьем стрелковом батальоне майора Петровичева. Прошу быть у меня вам в двадцать три часа...
        - Слушаюсь, товарищ генерал...
        Сложным путем добирался комдив до наблюдательного пункта командира третьего стрелкового батальона. В этот предвечерний час противник вел жесткий минометно-артиллерийский обстрел местности по точкам расположения тыла батальонов, дорогам и тропам, ведущим к переднему краю.
        Приняв рапорт командира батальона капитана Петровичева - высокого, хмурого на вид человека со шрамом на верхней губе, - Чавчавадзе детально проверил схему обороны на стыках между стрелковыми ротами и дал команду сопровождающему его начальнику артиллерии дивизии о передаче в распоряжение подразделения батареи семидесятишестимиллиметровых пушек. Подойдя к стереотрубе, он внимательно осмотрел приблизившиеся к нему немецкие траншеи, а затем обратился к Петровичеву:
        - Вы ничего не обнаружили настораживающего у противника?
        - Немцы ведут себя по-прежнему, товарищ генерал. Повышенной активности не наблюдается. Заметно только то, что фрицы усилены артиллерией крупного калибра.
        - И все же какова ваша личная оценка состояния немецкой обороны, товарищ Петровичев?
        - За последние два дня, товарищ генерал, немецкая оборона заметно насыщена огневыми средствами. Вы видите впереди неглубокую лощинку, она в пятидесяти метрах от вражеского переднего края? Из нее хорошо прослушивается почти неумолкающий шум моторов. Думаю, что это неспроста. Фашисты определенно готовятся к нанесению контрудара.
        "Я точно такого же мнения, капитан", - отметил про себя Чавчавадзе, задержав взгляд на худощавом, с крепкими скулами лице Петровичева. Он вновь прильнул к окулярам стереотрубы.
        - Ну так, генерал Веллер, топайте... Угощение вам приготовлено отменное: все у нас есть... И все же - матушки-пехоты бы побольше. В батальонах ее всего пятьдесят-шестьдесят процентов к списочному составу. Трудно, но умыть - умоем тебя, вражья сила, чтобы грязной не ходила... Как ты думаешь, комбат, ошпорим крестоносцев?
        - Как пить дать, товарищ генерал, по первому классу...
        - Пройдемте, капитан, по расположению ваших рот. Посмотрим, что еще можно сделать для усиления взводных участков. Кстати, берегите своих бронебойщиков. Организуйте на танкоопасных направлениях засады. Противотанковое оружие в умелых руках - это сила. И чтобы ни одна вражеская машина не перевалила через твои траншеи. Помни, участок обороны у тебя немалый. Низина. Уж очень она привлекательна для нанесения танкового удара. Так уж и быть. Помогу вашему батальону из своего резерва взводом бронебойщиков. Хорошие ребята. И помни, назад - ни шагу.
        - С бору по сосенке, уже и роща. Это очень хорошо! Спасибо, товарищ генерал. Мне бы солдатиков... Хотя бы взвода два, полных, - Петровичев улыбнулся и зачем-то поднял правую руку к пилотке.
        - Ишь ты, чего захотел. Может, тебе целую роту сверх штата? Смелее бери на вооружение суворовские правила, капитан. Ведь ты не кем-нибудь командуешь, а гвардейцами... Хорошо, что ты понимаешь с первого слова...
        Комдив вернулся с переднего края в штабной блиндаж только к полуночи. Едва успел перешагнуть широкий, сплетенный саперами из лозняка коврик, лежащий на пороге, как оглушительно и резко, с треском и хрипом ударил гром. Из тяжелой и плотной, как свинец, тьмы вырвалась дугообразная, ослепительно-белая молния. Охватив огромный кусок неба, она, подобно гигантскому мечу, врубилась в лес. И вдруг как из ведра на землю обрушился ливень. С утра не было ни малейшего облачка. Стоял ясный, даже знойный сентябрьский день. И, поди ж ты, ни с того, ни с сего пошел дождь! И какой: быстротечный, грозовой, полосующий лес огненными стрелами молний!
        - Ух и силища! - восхищался генерал разбушевавшейся стихией.
        - Любил я прежде такую погоду... - неожиданно и доверчиво сказал стоящий рядом с комдивом капитан Вихров.
        - И что же, капитан? - спросил адъютанта генерал, заинтересованно повернув голову в его сторону.
        - До войны, кажется, это было очень давно, любил я бродить по тихому, уснувшему городку, товарищ генерал, в дождливую погоду, - с грустью сказал адъютант. - Кругом безлюдно, все в легком тумане, дрожащий свет фонарей... Или вот, например, в старом заросшем парке...
        Чавчавадзе добродушно усмехнулся:
        - Сколько вам лет, капитан?
        - Двадцать шесть, товарищ генерал. Пора зрелого возраста.
        - Не ожидал, что адъютант у такого черствого человека, как генерал Чавчавадзе, с поэтической натурой...
        Вихров при вспышке молнии заметил, что глаза у командира дивизии светятся молодо, по-мальчишечьи озорно.
        Разве мог предполагать в этот момент капитан Вихров о том, что генерал в мыслях занят совсем другим, что командир дивизии вновь, в который раз вернулся в раздумьях к возможностям дальнейшего укрепления обороны, что его беспокоят фланги девятого стрелкового, особенно левый, сопряженный со стрелковым полком дивизии Шмелева. Думал он и о том, что проливной дождь сильно затруднит движение автотранспорта между армейской базой и тылами дивизии, что "Меркурий" продолжает молчать и подаст ли свой голос - никто не знает. Да и мало ли о чем думал генерал...
        На узкой, заросшей травой мокрой дорожке, ведущей к блиндажу комдива от землянок штаба, послышались легкие шаги. Невидимый, скрытый в кустарнике часовой-автоматчик предупреждающе окликнул:
        - Стой! Кто идет? Пароль?
        - "Сталинград", - отозвался подошедший, и генерал узнал по голосу майора Окунева.
        - Не спите, майор? - не удивившись его появлению, спросил Чавчавадзе.
        - Не спится, товарищ генерал...
        Комдив помолчал.
        - Понимаю, понимаю вас. Не дает покоя этот самый Левашов?
        - Да... Не ухватили мы его за хвост. Ушел.
        - Дорогой ценой обходится нам эта наука... Порой мы забываем, что враг опытен, коварен и расплачиваемся за это кровью... Как ваше плечо? Побаливает? - имея в виду ранение Окунева, полученное в схватке с немецкими диверсантами, спросил комдив.
        - Душа болит, товарищ генерал. Как вспомню о наших солдатах, легших там...
        - Они выполнили свой долг, майор. При встрече с диверсантами ваша группа оказалась на высоте. Что такое вражеский лазутчик по сравнению с подразделением отъявленных эсэсовских бандитов?! Много бы беды они нам принесли. Вы хорошо сделали, что без вызова сами пришли ко мне. Нужно посоветоваться по одному важному вопросу. Только честно скажите - плечо в порядке? Осложнений не предвидится?
        - Нормально, товарищ генерал. Пуля касательно прошла по спине и слегка затронула мягкие ткани. Всего делов-то!
        Командир дивизии, пропустив Окунева, плотно прикрыл дверь.
        - Есть одно задание, товарищ майор, не очень сложное, но скажу прямо - ответственное. Смотрите, - комдив подошел к висевшей на стене крупномасштабной карте. - Перед нами районы квадратов "тридцать девять" - "сорок один". Сюда, к поляне "Черный кристалл", после выполнения задания...
        Бойкий телефонный звонок прервал генерала.
        - Слушаю. Да, я... Очень хорошо, великолепно! Продолжайте наблюдение... Это разведчики, - пояснил он Окуневу. - Звонили с переднего края. Замечено необычное оживление у противника.
        Полковник Купорев, шурша плащ-накидкой, стряхивая с нее дождевые капли, вошел к комдиву. Чавчавадзе посмотрел на часы и несколько, сконфуженно сказал:
        - Прошу извинить, Василий Федорович, задержали дела в батальоне у Петровичева. Но времени у нас больше чем достаточно. Вихров! - позвал он адъютанта. - Горячего чая на три персоны, - он улыбнулся и как-то запросто, по-домашнему, объяснил: - Озноб какой-то, черт его побери, и поужинать бы не мешало... Я признателен вам, полковник, за разработку плана предстоящих операций. Сегодня в два часа со всем штабом дивизии, командирами полков, их начальниками штабов проведем общее совещание. Нужно дополнительно отработать поставленные комкором и штабом армии ближайшие и последующие задачи, принципиальную схему взаимодействия между приданными нам частями и подразделениями. Прошу вас, Василий Федорович, обеспечить своевременную явку всех.
        - Принято, товарищ генерал.
        - Я был сегодня в полдень в штабе приданного корпусу авиационного полка, - воспользовавшись паузой в разговоре между комдивом и начальником штаба, сказал Окунев. - От его командира мне пришлось услышать коротенький, но волнующий рассказ о таинственной радиостанции в тылу врага. Ее радист на русском языке, причем открытым текстом, просил нанести бомбовый удар по скоплению техники неизвестной танковой дивизии. Летчики дальней авиации отозвались на этот призыв, потом пошли штурмовики. Как докладывали после, на земле, на территории этой танковой дивизии, горело все, что могло гореть...
        - В каком районе все это происходило? - быстро и оживленно спросил командир дивизии, подходя к карте.
        - В квадрате "двадцать девять", товарищ генерал, урочище "Белых сов".
        Лицо Чавчавадзе стало вдруг серьезным, задумчивым.
        - Это могла быть рация лейтенанта Черемушкина, - уверенно произнес он. - Ее сигналы мы приняли из этого самого квадрата.
        - Вы знаете каждый шаг разведгруппы Черемушкина? - спросил майор Окунев.
        Генерал Чавчавадзе отрицательно покачал головой.
        - К сожалению, нет. Я не Бог и все предусмотреть не могу... Виктор Арсентьевич, - держа в руках осургученный пакет, обратился генерал к вошедшему адъютанту, - это донесение с нарочным офицером отошлите в штаб корпуса.
        - Будет исполнено, товарищ генерал.
        - Вот мы и подошли, по сути дела, к заданию, которое вам, товарищ Окунев, надлежит выполнить. Знаю, что вы устали. Но отдыха не будет. Командование дивизии поручает вам сопровождать в тыл противника очередную разведгруппу во главе с лейтенантом Гогиношвили. Состав ее - девять человек. Очень возможно, что намеченный поиск пройдет по следам лейтенанта Черемушкина. Прошу к карте. Перед нами квадрат "сорок один" - база партизанского отряда. Видите? В самом центре квадрата небольшая поляна под названием "Черный кристалл". Она вполне пригодна для посадки транспортного самолета типа ЛИ-2. После выполнения задания лейтенант Черемушкин должен привести сюда свою группу. Условные знаки: при появлении самолета над поляной, а вы должны быть над ней ровно в ноль пятнадцать, огонь фары левой плоскости транспортника будет сигналом для разведчиков. На земле должны вспыхнуть костры: вначале два, через минуту - третий, затем еще один - тоже через минуту. При вспышке двух костров самолет будет идти на посадку. В случае, если сигналы на земле будут отсутствовать, самолет набирает высоту и кружит над поляной в течение
десяти минут. Ваш транспортник будет сопровождать звено истребителей Як-11. После посадки самолета они уйдут. Но в назначенный час другая группа истребителей этого же класса, о чем знает и командир "Дугласа", встретит вас на обратном курсе. Ваша задача: вывезти за линию боевого охранения противника людей лейтенанта Гогиношвили и взять на борт, если она окажется на месте, разведгруппу Черемушкина. Продумайте детально свои действия на случай встречи с гитлеровцами. Эта встреча вполне возможна. Каждый в самолете будет обеспечен парашютом. Все предусмотрено. И еще, майор. Имеющееся на борту самолета оружие, боеприпасы, продовольствие передадите по описи командиру партизанского отряда. Радиостанцию с комплектом запасного питания - тоже. Командир отряда в свою очередь лично, в ваши руки, возможно, передаст пакет. В нем секретные документы. Лейтенант Черемушкин мог послать кого-либо из разведчиков к поляне "Черный кристалл". Вы понимаете, о каких документах идет речь? Подробно ознакомьтесь с инструкцией-памяткой, врученной вам начальником штаба, полковником Купоревым.
        - Слушаюсь, товарищ генерал! Разрешите вопрос... Конечно... если он не содержит служебной тайны?
        - Говорите, Евгений Алексеевич, - разрешил Чавчавадзе.
        - Что стало с группой фашистских парашютистов в квадрате "двенадцать"?
        - Все до единого уничтожены, - ответил комдив. - Последним застрелился старший группы гауптштурмфюрер фон Роне. Живым, к сожалению, нам не один не попался. Да и наши солдаты, опасаясь, что в сумерках кто-либо из диверсантов может ускользнуть, не стеснялись. Кстати, майор! Вы представлены к награде и очередному званию - званию подполковника. Ваш список солдат, участвовавших в операции захвата и представленных к наградам, утвержден командармом. Они награждены орденами Отечественной войны первой степени. Павшие - Боевого Красного Знамени, в том числе и лейтенант Бородин.
        Майор сконфуженно принял поздравления, поблагодарил. Он вышел от комдива и полной грудью вдохнул аромат хвойного леса.
        Гроза прошла. В небе сияли чистые звезды.
        Глава пятнадцатая
        Группа старшины Двуреченского уже миновала приземистое, с небольшими оконцами деревянное строение барачного типа - караульное помещение власовцев, когда в отдалении послышалась непрерывная очередь крупнокалиберного пулемета. Кто-то там, где оставались склады боеприпасов и горючего, казалось, намертво отжал гашетку, бездумно растрачивая полную ленту. И вслед затем, густой и пронзительный, щекочущий напряженные нервы разведчиков, вой воздушной сирены располосовал воздух. Ее властный, протяжный голос, глуша пулеметные строчки, повис над лесом.
        Часовые у караульного помещения явно забеспокоились. На очищенную от зарослей площадку один за другим стали выскакивать свободные от караульной службы власовские солдаты. И вдруг в этом бедламе, грохоте и стуке, окриках и ругани ясно послышался щелчок, похожий на звук лопнувшей где-то совсем рядом бумажной хлопушки. Там, в стороне, где находился охраняемый власовцами объект, взвился растущий в ширину черный столб дыма. Гулкой волной прокатилось над лесным массивом эхо мощного взрыва. Затем еще и еще, разделенные между собой секундами, раздавались тяжелые выхлопы, и каждый раз поднималась в небо разорванная бахрома буро-черной сажи. Хотя с минуты на минуту Егор Двуреченский и ожидал нечто подобное, взрыв заставил его невольно съежиться, будто ему плеснули за ворот холодной воды.
        - Ну, елки точеные, держись, Танька, начинается, - скороговоркой произнес он. - Теперь наши ноги - самый верный союзник. Быстро! И чтобы ни одна веточка не шелохнулась. Гитлеровцы еще не догадываются, что к чему, а то бы набросили на нас Мамаеву петлю. Я бы на их месте поступил так же, по горячим следам...
        "Григорий Сукнин пожертвовал собой - это ясно, - но выполнил обещанное. Только среди власовцев таких, как он, единицы", - мелькнуло в его сознании.
        И все же, несмотря ни на что, разведчики не бросились стремглав к спасительной роще. Осмотревшись вокруг, не заметив ничего подозрительного, настораживающего, они короткими перебежками стали удаляться от шумного места. Двуреченский отметил, что тянувшееся рядом полотно узкоколейки изменило свое направление. Плавной дугой оно сворачивало влево и терялось между деревьями. Очевидно, узкоколейка уходила к югу. И там, на каком-то полустанке или разъезде, переходила в железнодорожную артерию, возможно, связывающую Лопатино с Ширино где-то на пути к хутору Камышиха.
        Чувствуя сладковатый, едкий запах гари, провожаемые уже отдельными глухими взрывами, трескотней и залпами стреляющих в огне ружейных и автоматных патронов, разведгруппа Двуреченского как-то незаметно приблизилась к намеченной точке. От нее оставалось пройти до железнодорожной дороги около двух километров. Радость скорой встречи с партизанами вдохновляла каждого. Справа от разведчиков, метрах в восьмистах, в гуще леса оставался заброшенный женский монастырь, как это значилось на карте. Но неожиданная встреча с двумя немецкими солдатами, неизвестно как оказавшимися на пути, начисто сломала их надежды и планы.
        Гитлеровские солдаты привидениями вынырнули из-за деревьев, угрожающе выставили перед собой автоматы. Пустые зрачки смотрели прямо на старшину и Щеголькова.
        "Влипли! Ой, как влипли", - пронеслась у Двуреченского суматошная мысль.
        Руки разведчиков сами по себе отвели затворы назад, в боевое положение. Немцы проделали то же самое. Те и другие держали пальцы на спусковых крючках, готовые перестрелять друг друга. Кто они? Солдаты секрета или патрульного подразделения? Если первое - то они должны понять, что перед ними группа власовцев, имеющих какое-то задание. И пока не выяснят причин, почему эти трое оказались вдали от своих, в запретной зоне, чрезвычайных мер принимать не осмелятся. К тому же стволы русских автоматов готовы изрыгнуть огонь. Значительно сложнее, если они, эти гитлеровские солдаты, окажутся передовым дозором патрульного отряда. Так оно и есть: у одного из солдат с одутловатым лицом и черными усиками "а ля Гитлер" - за плечами открытая рация. Из ее корпуса выступает гибкий тросик антенны. На лицах гитлеровцев - нескрываемое превосходство и насмешка.
        Скосив глаза, Двуреченский заметил, что ножны на поясе у Юлаева пусты. Ахмет стоял в более выгодном положении. Толстый ствол сосны прикрывал его тело от автоматной очереди.
        "Когда же Ахмет ухитрился выдернуть кинжал из ножен, - мелькнула мысль у старшины. - При взмахе его руки - а цель Ахмет, конечно, уже выбрал - ближайшего к себе фрица - прыжком к солдату с рацией".
        Немцев несколько смущали белеющие на рукавах у встреченных треугольники с крупными буквами РОА. Но скорее не они, эти буквы, останавливали немецких солдат от применения оружия, а личная безопасность, ведь русских трое. Лучше ждать. Патрульное подразделение должно подойти с минуты на минуту.
        Немец с рацией за плечами скривил в презрении толстые губы, прошелся по фигурам разведчиков ядовитым взглядом маленьких кабаньих глазок и, коверкая русское слово, отрывисто спросил:
        - Пароль?
        - "Дунай!" - поспешно ответил на вопрос старшина. - Надеюсь, вы знаете отзыв?
        - "Днепр"! - почти выкрикнул второй, по-юношески стройный и высокого роста немец, переглянувшийся со своим товарищем.
        - Ищем одного недотепу из караульного подразделения, - усмехнувшись, пояснил Двуреченский. - Отпросился грибы собирать. Вам никто не встречался в лесу, кроме нас? - И вновь уже открыто посмотрел в сторону Ахмета Юлаева.
        Гитлеровцы опять переглянулись друг с другом. В их глазах таилось недоверие. Наконец тот, что с кабаньими глазками и черными усиками, решился, видно, задать еще какие-то вопросы, но запоздал... Ахмет Юлаев легко и резко взмахнул правой рукой, и из рукава его куртки выскочила яркая, желто-белая искорка. Длинное лезвие кинжала вошло в грудь высокого немца. Он судорожно схватился за рукоятку, как подкошенный, упал на колени и ничком растянулся на земле.
        Несдобровать было бы Двуреченскому и Щеголькову, если бы солдат с кабаньими глазками и черными усиками раньше снял с предохранителя поставленный на боевой взвод "шмайссер". И хотя все это заняло доли секунды, непостижимо малое время, этого оказалось достаточно для Двуреченского и Щеголькова. Приклады их автоматов одновременно обрушились на его голову. Стальная каска немца издала стонущий, скользящий звук от удара металла о металл, осела у солдата до самого подбородка. И в тот же миг мелькнули среди деревьев новые фигуры немецких солдат.
        - Ребята! Фрицы! - первым предупредил Щегольков.
        Старшина в это время хотел снять с плеч немца рацию. Искушение иметь ее так захватило его, что он вначале не понял Щеголькова. И уже спустив лямки чехла с плеч убитого, он чуть повернулся, подняв голову, и тут только увидел, как быстро сокращается расстояние между ним и новой группой немцев. Крякнув с досады, Двуреченский ящерицей метнулся в противоположную от гитлеровцев сторону. За ним, повторяя все движения командира, последовали Щегольков и Юлаев.
        Первое время пестротой расцветки маскировочные костюмы разведчиков помогали им уходить от патрульного отряда противника. Они еще были полны надежд, что, введя в заблуждение немцев, исчезнут в неизвестном направлении, растворившись в лесу и ожидая своего часа. Но столь долгое везение на этот раз изменило им. Поднимаясь к границе ложбины, они услышали над головами посвист и пощелкивание разрывных пуль, а затем, чуть позже, лесное эхо донесло до них звуки автоматной стрельбы.
        "Значит, мы обнаружены и скоро нас обложат со всех сторон, как загнанных зверей", - сделал вывод старшина.
        - Командир! Фрицы приближаются и слева! - вытирая выступивший на лбу пот, предупредил Двуреченского Ахмет.
        Приостановившись, Егор увидел на лесном пригорке группу спешащих наперерез немцев. Казалось, что никакой сверхфорсированный марш не спасет разведгруппу от немедленного уничтожения, если она не найдет себе укрытия, пусть временного, но надежного убежища. А сзади, не торопясь, словно подчеркивая этим, что диверсантам никуда не деться, топали солдаты патрульного подразделения. Солнечные лучи острыми бликами играли на их надвинутых на глаза стальных касках. Создавалось впечатление, что эта всесокрушающая в своей железной поступи, отсвечивая оружием, немецкая шеренга подталкивает разведчиков к кирпичным стенам монастыря, чтобы там покончить с ними раз и навсегда.
        Идущая наперерез группа гитлеровцев будто старалась изо всех сил опередить разведгруппу и оказаться раньше ее у ворот монастыря. Значение этого отлично понимали обе стороны. Положение разведчиков становилось явно критическим. В довершение всего они заметили быстро приближающиеся какие-то серые точки. Немцы, идущие наперехват, спустили с поводков овчарок. Их тела мелькали среди кустов.
        Все трое невольно остановились.
        - Не хотел бы я побывать в их объятиях, - сказал Двуреченский, посматривая по сторонам.
        Теперь совершенно отчетливо были видны черные туловища, лобастые головы с длинными, торчком стоящими ушами.
        - Это овчарки южноафриканской породы, - пояснил зачем-то старшина. - Попасть в бегущую навстречу собаку дело не совсем простое. Ахмет, ты мастак бросать гранаты... Надо только, чтоб взрыв был перед самыми их мордами. Мы со Щегольковым встретим собак автоматными очередями. Давай, голубчик, действуй.
        Овчарки были уже совсем близко, метрах в пятидесяти от них, когда в руках Юлаева щелкнул о капсуль детонатора ударник гранаты. Поражаемость ее была большая, и все трое одновременно присели, посылая в овчарок длинные прицельные очереди.
        Над головами разведчиков пронеслись осколки. Взрыв угодил под самое брюхо одной из собак. Черная ее шерсть одуванчиком взметнулась вверх. Изрешеченная гранатными осколками, волоча за собой вырванные внутренности, она упала на спину и в агонии засучила ногами. Вторая, невредимая, с раскрытой пастью, из которой слетала желтоватая пена, совершила непостижимый прыжок. Ее длинное сухощавое тело со вздыбившейся шерстью пушечным ядром обрушилось на разведчиков.
        Гитлеровцы слева прекратили движение, залегли, наблюдая за поведением собаки. Это были неуловимые мгновения. Грозно рыча, нетерпеливо разжимая острые клыки, она достигла цель преследования. И все же в своем изумляюще длинном прыжке овчарка налетела на свинцовую очередь автоматных пуль. Обмякший щетинистый комок плюхнулся у ног Юлаева и, извиваясь, как червь, издыхая, собака слабым жимом оскаленной пасти схватила носок его сапога.
        Видя все это, группа гитлеровцев слева открыла по разведчикам бесприцельный автоматный огонь. Пули сеяли густые лопающие звуки, со звенящим комариным стоном шли поверху. Открыли огонь и солдаты патрульного отряда. Разведчики зигзагами стали отрываться от преследователей. Но и левофланговая группа гитлеровцев стремительно пошла на сближение.
        Облупленные, местами порушившиеся монастырские стены были уже близко - рукой подать. Призывной немотой манили они к себе одинаково как разведчиков, так и немцев. Широкий, зияющий пустотой квадрат тяжелых двустворчатых ворот как бы приближался сам.
        "Лишь бы успеть, успеть раньше левофланговой группы фрицев войти вовнутрь двора, - жаркой волной охватывало Двуреченского это желание. - Войти в здание и суметь забаррикадироваться. А там - как Бог повелел. Во всяком случае, безвыходных положений не бывает. Оклемаемся и что-нибудь придумаем. Русский Иван на выдумки горазд. Вынудят - примем бой. Ну, а если попадем в глухую ловушку?.."
        Территорию монастыря плотным кольцом окружал разнолиственный лес. Только у самого входа во двор простиралась плоская как доска поляна. Затеяв игру в смертельную чехарду, немецкая левофланговая группа, видимо, рассчитывала на то, что если русские и сунутся первыми к монастырским воротам, то укрыться в здании им не удастся. Их сразу же остановит автоматный огонь в спину. Поэтому гитлеровцы изменили тактику, не стали слишком лезть на рожон, понимая, что троим уходящим от них терять нечего, кроме собственной жизни, и они смогут наделать немало бед.
        Пожилой фельдфебель, возглавляющий левофланговую группу, явно ориентировался на исход поединка без крови своих подчиненных и в то же время, возможно, надеялся на своевременный подход патрульных. А командир патрульного отряда, видя идущих в атаку своих соотечественников, не спешил отнимать пальму первенства. Фельдфебель, заметив, что русские ближе к нему, вновь взял инициативу в свои руки. Но ни его группа, ни группа разведчиков не вели огня. Обе стороны как бы состязались в ловкости и выносливости, стремясь к одной и той же цели.
        И фельдфебель проморгал, просмотрел, упустил случай, не воспользовался нужной минутой. Преследуемые оказались раньше у монастырских ворот. Тогда немцы открыли огонь. Но тщетно. Автоматные пули, стегая кирпичные стены, лишь взбивали темно-коричневую пыль.
        Двуреченский, разгадав нехитрую затею левофланговой группы, понял, что если он не остановится, не займет оборону под прикрытием стен, не встретит атакующих огнем, то будет конец. Разведчики, распаренные, раскрасневшиеся от бешеного бега, еще не уняв прерывистого, тяжелого дыхания, разом повернулись по его команде и через несколько мгновений столкнулись с накатывающимися на них немцами. Три ствола, извергающие огонь, остановили преследователей. В левофланговой группе было девять человек. И когда все кончилось, Двуреченский, тяжело придыхая, распорядился:
        - Берите только гранаты. Остальное можете не брать. Торопитесь. Патрульный отряд уже приблизился на бросок гранаты. Живей, хлопцы!..
        Разведчики проскочили мимо резного, с двумя тонкими колоннами портика, заваленного у входа разным хламом. Они пробежали по гулкому коридору, слева и справа которого шли комнаты-кельи с пустыми глазницами оконных ниш и лишь с уцелевшими прутьями решетки. Миновали общую молельную - полукруглое, довольно просторное помещение. Отсюда вела на второй этаж лестница с широкими чугунными ступенями. Они взбежали по ней, не сговариваясь.
        С трудом им удалось открыть уцелевшую в общем хаосе разрушения дверь из толстых, мореного дуба досок, вложили в скобу заржавевший запор и только тогда перевели дух.
        Разведчики оказались в длинной комнате с высоким сводчатым потолком. Справа светились овальные сверху ниши окон. В левой стороне помещения, в конце его, виднелась маленькая металлическая дверь. Подходы к ней загромождали кучи хлама. Что скрывала за собой дверь, было пока неизвестно.
        Разведчики невесело переглянулись между собой.
        Из окна хорошо видна была лишь поляна. Солидной толщины стены и расположение окон вполне подходили для ведения долгой и прочной обороны. Но это была и ловушка. Запертые в этих стенах, они, конечно, проигрывали немцам, у которых была возможность маневра. Многое можно было предпринять против засевших в монастыре.
        - Вы же хотели посмотреть на быт монашек, товарищ старшина, - отвлекая Двуреченского от тягостных мыслей, нарочито серьезно сказал Щегольков. Он хотел внести разрядку в эту не располагающую к юмору обстановку.
        - Монашки монашками, - елки точеные, - натянуто улыбнулся Егор Двуреченский. - Лишнее не вякай и не высовывайся, чтобы тебя случайно не приголубила пуля снайпера, который свободно может устроиться вон на тех ветвях, напротив окна. Немцы могут нас выкурить, как пить дать, ручными гранатами. Ротным минометом - едва ли, учитывая крутую траекторию полета мины. Хотя бабушка надвое сказала... Смотря какой наводчик, а мастер своего дела попытается из нас блины испечь. А вообще - не будем гадать на кофейной гуще. Нужно подумать, как усилить бруствер, прикрыть его козырьком. И думать, как из этой мышеловки выбраться.
        Под самым окном раздался голос, почти на чистом русском языке кто-то сказал:
        - Эй, вы там, кроты сибирские! Сдавайтесь! Вы блокированы со всех сторон. Десять минут на размышление... И мы идем на штурм вашей цитадели.
        В подтверждение раздалось несколько плотных автоматных очередей. Пули оставили следы на противоположной стенке.
        - Дело табак! - заметил молчаливый Юлаев. - Пришла беда - растворяй ворота. А думается, как назло, очень туго...
        Густой бас кого-то из немцев там внизу озорно, дурашливо прогнусавил:
        - Эй вы, бандиты! Мы всех вас, понемногу, долго, долго будем резать...
        Этот дурашливый бас, мешая русские и немецкие слова, поддержал нестройный хор издевательских голосов:
        - Развеселилась шпана - гитлеровские ублюдки, отродье человеческое, - буркнул Щегольков. В его руках появилась немецкая граната с длинной деревянной ручкой, и со словами: "Нате, псы, попробуйте своим свиным рылом, чем это пахнет", - он метнул ее в окно.
        Двуреченский осторожно посмотрел в проем окна. На пустыре, кроме убитых, никого не было. Фигуры вражеских солдат хорошо просматривались по всей видимой границе поляны. По команде некоторые из них короткими перебежками просачивались на монастырский двор, заросший сорными травами, кустами сирени и жасмина.
        - Немцы, если не возьмут нас вечером, то дождутся завтрашнего утра. Пока что впереди - уйма времени. Ты как говорил, Иван? - словно подзадоривая Щеголькова, спросил Двуреченский. - Голь на выдумки хитра? Ты из рода честных и мудрых славян, выдай нам из своей копилки разума нужный козырь. Мы с Ахметом, в свою очередь, подумаем, как безболезненно покинуть это логово. А теперь веди наблюдение. Пошли, Ахмет! До заката солнца остается совсем немного. Посмотрим, что там за дверью.
        Разбирая образовавшийся в конце комнаты завал и складывая весь хлам у стены, Двуреченский, а за ним и Юлаев внезапно разогнули спины и застыли в оцепенении. В самом углу, прикрытые серым шерстяным одеялом, расползающимся под руками, на полу лежали, по-братски обнявшись, два человеческих скелета. Их черепа с пустыми глазницами и отвалившимися нижними челюстями чудом держались на шейных позвонках, скрепленных грязно-желтыми сухожилиями и разложившимися остатками шейной ткани. У одного из скелетов на уцелевшем отложном воротнике истлевшей комсоставской гимнастерки алели красной эмалью два лейтенантских кубика. На втором, лежавшем на спине, сохранился лишь узкий бязевый поясок от кальсон. Фаланги его левой руки продолжали держаться за ствольную накладку российской трехлинейки с аккуратно сложенными вдоль взявшегося ржавчиной ружейного ствола штыком.
        Зрелище до того было жутким, что Двуреченский почувствовал, как сильными толчками забилось его сердце. Когда, каким образом и почему оказались здесь эти двое - лейтенант и красноармеец? Что общее связывало их? К какому подразделению, полку, соединению относился каждый из них? Возможно, будучи тяжело раненными, уходя от преследования фашистов, они нашли для себя безопасный угол, да так и умерли от потери крови и истощения, обретя полную неподвижность. Или их нашли и зверски истязали гитлеровцы? Кто они? Откуда родом? Хотя бы маленький, совсем незначительный штрих! Все это было скрыто тайной трагедии, разыгравшейся в монастырских стенах.
        "Предать бы их матушке-земле, - с горечью подумал Двуреченский, снимая с головы пилотку и вновь подходя вплотную к останкам когда-то полных жизни тел. - Останусь в живых, после войны, непременно - клянусь святым для меня именем матери! - вернусь на это место". Он просто позабыл, где, в каких условиях находится. Но нужно было продолжать свою собственную жизнь, бороться за нее - время торопило, не ждало.
        Вдвоем с Юлаевым они укрыли останки бойцов найденной в углу занавесью. Ахмет взял за цевье свободно лежавшую винтовку, потянул на себя затвор. Из магазина показались смазанные ружейным маслом свежие, будто только что вложенные туда омедненные желтоватые патроны с черной окаемкой пулевых головок.
        - Видно, в руках доброго хозяина находилась, - вздохнул он. - Смотри - патроны лоснятся. Пощадило их время.
        Дверь после некоторых усилий поддалась, и Двуреченский с Юлаевым перешагнули порог совершенно пустой и круглой комнаты с окнами на обе стороны, похожими на щели-бойницы. Затем они уперлись в новую дверь, как и в первом помещении, облицованную с обеих сторон листовым железом. Она не поддавалась и, провозившись с ней несколько минут, они уже собирались отказаться от своих намерений, как неожиданно при последнем толчке Юлаеву удалось ее распахнуть. Ничего интересного за ней, кроме винтовой лестницы, не было. Широкие чугунные ступени вели вверх, на чердак. Помещение, как и первое, в котором они остановились, заняв временную оборону, находилось в запущенном состоянии. Здесь виднелась еще одна дверь - выход на первый этаж. Массивная, металлическая, она была плотно закрыта на два кованых засова. Всю торцевую часть помещения занимали широкие окна, забранные толстыми шестигранными прутьями, сквозь которые заходящее солнце бросало свои блики.
        - Заглянем на чердак, осмотримся и айда вниз, к Щеголькову. Мало ли что, - предложил не теряющий бодрости старшина.
        Здание прямоугольником вытянулось с севера на юг. Чердачное помещение имело с торцевых сторон и в центре встроенные продолговатые слуховые окна. Толстые балки перекрытия несли на себе тяжесть темно-красной обожженной глиняной черепицы. С глухой стороны здания крыша до самого карниза была вспучена треснувшей черепицей. Тут образовался пролом, через который лился дымчатый свет и проскальзывало красновато-оранжевое пламя клонившегося к горизонту солнечного диска.
        - А у меня, как ты знаешь, всегда в запасе метров двадцать тонкой, прочной веревки, - сказал Юлаев.
        - Обмозговать хорошенько надо, - раздумывая над этими словами, отозвался Двуреченский. - Всего двое из нас могут уйти. Один останется, извини меня, друг, за такое дикое сравнение, активной приманкой для гитлеровцев.
        - Первого имеешь в виду Щеголькова? - спросил Юлаев.
        - Понимаешь... именно он должен уйти. Парень молодой, смышленый, не трус... Жить еще ему надо, Ахмет...
        - Я не против, - с какой-то едва уловимой грустью произнес Юлаев. - Грех погибать втроем.
        - Об этом, о нашей гибели еще рано вести разговоры. Да и знали, на что шли. А в общем, вспомни, Ахмет! В каких только переделках мы с тобой не побывали! Жуть!..
        - Но такого случая что-то не припомню, командир. А в переделках бывали, что и говорить... Итак, как я понял, решение тобой уже принято?
        - Иного выхода не вижу. Потолкуем еще. Авось и получится.
        С предельной осторожностью, чтобы не скатывались вниз осколки черепицы, они расширили отверстие в крыше. Появилась внушительная брешь, через которую мог бы свободно пролезть человек даже довольно тучный. Посторонним глазом увидеть эту дыру удалось бы разве только с такой же высоты или же на значительном расстоянии. Разведчики с минуту-другую понаблюдали за территорией, примыкающей к крылу монастырской обители, и, не заметив ничего настораживающего, оценили обстановку в целом. Командир осаждающего их фашистского подразделения, по-видимому, имевший на руках план поместья, сконцентрировал все свои силы на южной, юго-западной и западной сторонах, не установив контроля за высокой глухой стеной строения.
        - Неужели немцы не учли нашу возможность спуститься по веревке?
        - Дай-то бог, дай-то бог! - озабоченно произнес Юлаев.
        - Пошли назад, Ахмет. Все ясно и понятно. Не случилось бы чего со Щегольковым... Твое предложение крепко обдумаем все, втроем.
        - А что если немцы дверь гранатами разнесут? - усомнился в надежности их укрытия Ахмет.
        - Этого не должно случиться, - уверенно возразил Двуреченский. - От двери гранаты будут отскакивать, как горох, и рваться на ступенях. Если только взрывчатку не сложат на лестничной площадке у двери... Но мы тогда услышим эту работу...
        Они спустились вниз, закрыли плотно двери проходных комнат, забаррикадировав их всем, что попало под руки.
        На шорох их шагов Щегольков повернул голову и доложил:
        - К фрицам прибыло подкрепление, примерно полроты. Подтащили станковые пулеметы. Жарко нам будет, командир.
        - Не робь, паря! Не считай по пальцам, сколько вражеских солдат...
        С лестничной площадки по двери забухали тяжелые удары. Закрывающий разведчиков щит издавал мерный, непокорный звон.
        - Руси! - раздавались голоса немцев. - На подходе ротные минометы... Устроим вам собачий концерт! Взвод горных егерей передушит вас, как цыплят. Ау, руси!..
        Двуреченский дал знак к молчанию. На лестнице послышались многочисленные, спускающиеся вниз шаги.
        - Ну что, ребята? - опускаясь на пол в простенке, сказал Двуреченский. - Осада осадой, но пожевать требуется. Пусть немцы тешатся, если им охота. Только наблюдение и еще раз наблюдение.
        С лесной опушки через поляну стал бить станковый пулемет. Металлические точки разозленным осиным роем влетали в квадрат окна, клевали бетонный потолок, рикошетируя, прыгали по стенам и вместе со штукатуркой градом сыпались на пол. Комната стала наполняться серой известковой пылью.
        - Пошла, поехала, немчура проклятая, чтоб тебе сказиться! - поспешно проглатывая еду, прогундосил Щегольков.
        Пулемет умолк. На смену тотчас же, сливаясь в общий стрекочущий гул, залопотали автоматы. Автоматные пули, касаясь дальних углов стен, рвались зернами кукурузы, брошенными на раскаленную плиту.
        - Чует мое сердце, что не зря наши опекуны затеяли эту стрельбу. Прижимают нас к стенкам, не дают даже пошевелиться. Готовят или приготовили какую-нибудь пакость, - забеспокоился Двуреченский. Он не договорил. Послышался стук, и на подоконник упала граната, брошенная, как можно было понять, снизу, от основания фундамента здания. Она закрутилась, как юла, вокруг своей оси и взорвалась. На гладком деревянном подоконнике брошенная граната, не найдя опоры, по инерции соскользнула бы на пол, и это был бы конец. Но она разорвалась в центре оконной ниши, не причинив вреда разведчикам, брызнув каскадом кирпичных и металлических осколков и обдав их кирпичной крошкой.
        Юлаев вскочил с места, мотая головой от звона в ушах. В его руке была граната.
        - Не торопись, - остановил его Двуреченский. - Не поспешай. Пусть гитлеровцы подумают, что произошло то, что им хотелось. Дай срок. Они осмелеют и тогда запрыгают, как караси на сковородке.
        Но, вопреки его словам, в нише окна появилась вторая, точно такая же, с деревянной ручкой граната. Она завертелась в бешеном ритме, скользя к краю подоконника. Смельчак немец имел опыт в метании. Бросал не с расстояния, а, подпрыгнув насколько мог, он как бы вкатил ее в оконный проем, сделав вращательное движение рукой. Скрывать свою небоеспособность не имело никакого смысла. Щегольков стремительно метнулся к окну и порывистым, неуловимым движением сбросил гранату вниз, распластавшись вдоль стены. Она рванула уже в падении, послав в помещение тугую волну воздуха.
        - Ахмет! Ты - с правого простенка, я - с левого. Щегольков! Крой туристов! Эх, любо! Любо, парни, жить... Полощите это падло вдоль и поперек, елки точеные!..
        Взрывы гранат, льющийся из двух стволов автоматный огонь подействовали на осмелевших гитлеровцев отрезвляюще. Они бросились врассыпную, кто куда, ища случайного укрытия, оставляя раненых и убитых.
        Откуда-то из-за деревьев начал пристрелку миномет. Разрывы происходили на верхнем поясе стены первого этажа. Стреляющим пока не удавалось попасть в цель. Но все же они накрыли огнем околостенные проемы второго этажа, застлав дымными разрывами окно. В помещение ринулись косматые черные языки и густой едкий запах сгоревшей взрывчатки. Какая-то из мин вполне могла оказаться внутри, и это заставило разведчиков интуитивно втянуть головы в плечи и замереть в ожидании. Но обстрел внезапно прекратился, и все трое вздохнули полной грудью. Наступила полная тишина. Затем издали до них донесся приглушенный расстоянием говор вражеских солдат. Слышалось легкое позвякивание. Немцы готовились к ужину. На земле уже лежала дымчатая синева наступившего вечера. Темнело. В лесу раздались унылые, короткие и как бы зависающие в воздухе звуки. Совиное племя готовилось к своему часу. В перекличку ночных птиц вторгались иные звуки. Наверное, немецкий радист настраивался на нужную ему волну. Из какофонии звуков вдруг выплеснулась наружу грустная мелодия, и до разведчиков донеслась волнующая душу песня на родном языке:
        ...Пламя гнева, расти в груди,
        Пламя гнева, в поход нас веди...
        Послышались исковерканная русская брань, визгливый окрик, и голос певицы смолк.
        - Не нравится паразитам, - сказал из темного угла Щегольков.
        - Ко мне пришло окончательное решение, - озабоченно сказал Двуреченский. - Если имеется у кого более разумное предложение, обсудим вместе. После полуночи, в час, когда гитлеровцы угомонятся, мы со Щегольковым уходим. А ты, Ахмет, остаешься, как условились. Иначе нельзя. Будешь вести беспокоящий немцев автоматный огонь. Пусть понервничают и убедятся, что ничего не изменилось и мы на месте. Идти одному Щеголькову опасно. Вдруг нарвется на фашистов, а прикрыть его некому. Мы можем не донести документы до наших, и тогда считай, все пропало. Если встретимся с немцами, я отдам Щеголькову свою полевую сумку и задержу их. Карта же унтерштурмфюрера Маллона останется при тебе, Ахмет. В общем, ты должен дойти, Щегольков. Компас-то у тебя имеется? Будешь двигаться по азимуту все время на юго-восток до хутора Камышиха. От хутора - строго в южном направлении. Выйдешь к квадрату "сорок один" к поляне "Черный кристалл". Встретишься с командиром партизанского отряда, все ему расскажешь и передашь карту. Командир знает, что ему делать. Только прошу тебя, не нарвись на случайную пулю. Знай, что в твоих руках судьба
твоих товарищей за немецким передним краем и успех родной дивизии, а то и армии в схватке с "Метеором". Наша с тобой честь - тоже. Умереть при любых обстоятельствах просто не имеешь права...
        Было видно, как пыжится, наливается гневом и несогласием с наставлениями Двуреченского Иван Щегольков. И, действительно, он заговорил возбужденно, резко:
        - Не согласен я! Зачем, зачем оставаться здесь, в этой дыре, Ахмету на верную смерть! Это справедливо? Лучше оставьте меня... Вы с Ахметом опытнее и физически сильнее. Ахмет - великан, я карлик против него. Мы же можем уйти втроем. Какая разница, где меня настигнет пуля...
        Щегольков тяжело задышал. Юлаев молча положил свою тяжелую руку на его плечо. Двуреченский не отозвался. Он хорошо понимал, что есть лишь один шанс из ста. Немцы, не взяв разведгруппу в предвечерние часы, оставили окончательную разведку на утро не потому, что не могли их сломить. Сил и средств у гитлеровцев было достаточно. Выходило, что они щедрой рукой подарили им лишние часы жизни для того, чтобы завтра взять кого-либо из разведчиков живым. В этом и вся соль. Зная, с кем имеют дело, немцы позаботились о том, чтобы не выпустить русских из захлопнувшейся западни. Умело, с толком рассредоточили плотную сеть сторожевых постов и засад почти по всей окружности монастырских стен, хотя и были убеждены, что уйти, исчезнуть из закрытой мышеловки никто не сможет. Глухую сторону здания, обращенную на северо-восток, гитлеровцы посчитали надежной, да и высота до земли от верхней точки чердачного основания была значительной.
        - Хорошо, - произнес Двуреченский. - Мы уходим втроем. Все лишнее - банки, склянки и прочее - выбросить. Оставить при себе только индивидуальные пакеты и боеприпасы. А теперь малость отдохнем...
        В полночь разведчики проникли на чердак. Первым начал спуск старшина Двуреченский. Соскользнув по привязанной к стропилам веревке, он осторожно коснулся носками ботинок мягкой, поросшей травой земли. Прислушался. Ни звука. Ни единого шороха. Ночная вязкая темнота обняла его тело со всех сторон, словно бы он оказался на дне глубокого колодца. Она давила, липла к нему, затопив все вокруг, и ему казалось, что если вскинуть вперед руки, то можно плыть до тех пор, пока не коснешься своего выстраданного, желанного берега. Он дважды дернул веревку, и иллюзии исчезли.
        Когда спустились Щегольков и Ахмет, все трое по-пластунски поползли прочь. Миновав стороной поляну, углубившись в лес, они посчитали, что вышли из замкнутого кольца, когда чуть левее от них ночь разверзлась ослепительным снопом огня. Бил ровной трассирующей строчкой ручной пулемет. Разноцветная полоса пуль ошарашила внезапностью. Ахмет Юлаев сразу же был ранен в обе ноги и беззвучно упал на землю. Разрывные пули, разворотив мягкие ткани бедер, обрекли разведчика на полную неподвижность. Щегольков, метнувшись в сторону и рискуя быть задетым пулевой метелью, припал на колено и, изловчившись, бросил под невидимое сопло, изрыгающее огонь, осколочную гранату. Пулемет захлебнулся и умолк. По лесу, цепляясь за ветки сосен, пошло гулять пьяное эхо.
        - Я перевяжу тебя, Ахмет! - нагнулся над товарищем Двуреченский.
        - Нашел время... исчезайте. Мне уже все равно не выбраться... Я прикрою вас. Только подтащите меня чуток вперед, в низине что-то неловко, неуверенно себя чувствую...
        Когда его подтащили на взлобок, он сдавленно сказал, пересиливая разрывающую тело боль:
        - Ну, вот и хорошо... Прощайте, други. Хотелось посмотреть, как "Метеору" обкарнают рога. Знать, не судьба. Уходите. Слышите, трещит кустарник? Немцы своему пулеметному расчету на помощь идут... И карту! Карту с планшетом Маллона! Да не под грудь. Через плечо. Так надежнее будет.
        Егор Двуреченский и Иван Щегольков поочередно поцеловались с Юлаевым и крепко пожали ему руку. Затем они резко свернули вправо и растворились в ночной темноте. Через несколько минут легкие, говорливые звуки родного ППШ вызвали на себя шквал совсем других звуков. Это длилось недолго. Потом все стихло.
        Двуреченский и Щегольков уходили к цели. Но когда перешли железнодорожное полотно Ширино - Лопатино, им не повезло. Они пересекли луговину и приблизились к маленькому, в пять подворий, хуторку, не отмеченному на карте. Щегольков успел только толкнуть Двуреченского под локоть.
        Раздался басовитый окрик по-немецки, и автоматная очередь полоснула воздух. Двуреченский понял, что теперь и еще кому-то из них не уйти к спасительному лесу, до которого по его меркам было от силы сто - сто пятьдесят метров.
        - Иван, теперь твоя очередь уходить! - спокойно, даже очень спокойно, словно речь шла о простой услуге, произнес он, лежа на земле и обращаясь к Щеголькову. - Уходи, Иван, не рви мне сердце. Направление знаешь. Вот возьми мою полевую сумку с картой. Ползи и незаметно исчезни. Двоим нам не уйти. Очередь часового уже подняла тревогу. К нам приближается группа патрульного наряда. Значит, с Ахметом Юлаевым у нас одинаковая судьба. Да уходи же... Останешься жив - напиши матери. Нет! Нет! Ничего не пиши. Заклинаю тебя! Это известие может убить ее. Пусть ждет и надеется...
        Щегольков ящерицей пополз к лесу. Раздавшаяся сзади автоматная очередь подстегнула его. Он достиг опушки, вошел в лес и, не разбирая дороги, сдерживая рвущиеся наружу рыдания, спотыкаясь и падая, пошел напрямик, удаляясь от Двуреченского все дальше и дальше. Потом глуховатый взрыв ручной гранаты бросил его на землю. Стоя на коленях, он заплакал в голос, размазывая по лицу беспрерывно текущие слезы, подвывая и скуля по-щенячьи. Затем затих, долго лежал на земле, свернувшись калачиком, словно обиженный и покинутый всеми.
        Близился рассвет. Легкий, наползающий туман сеял вокруг седую пыль. Потянуло резким изморозным холодом. Щеголькова обняла мелкая дрожь озноба. Вначале он вяло поднялся, затем стал делать энергичные движения руками, чтобы согреться, продолжая думать о судьбе старшины Двуреченского. Властный внутренний зов толкал его в путь. Впереди лежала еще не близкая и опасная дорога и по ней до нужной точки надо было суметь дойти.
        Он проверил автомат, рассовал немецкие гранаты, вынул из вещмешка осколочные "лимонки" и, чтобы они не стучались друг о дружку, положил их в карманы маскировочной куртки. Вначале, разминая ноги, Щегольков шел медленно, затем перешел на учащенный ритм, каждые четверть часа сверяя свое направление по компасу.
        Рассвет уже занялся в полную силу, когда разведчик, осторожничая, далеко стороной обошел хутор Камышиха. До поляны "Черный кристалл" оставалось не так уж и много, каких-то два километра, когда он почувствовал, что выбился из сил. Пот заливал ему лицо, катился градинами по спине, куртка и штаны лопастой, водоотталкивающей ткани все же впитывали в себя росную капель и были тяжелы на ходу. Щегольков решил остановиться и прилечь здесь же, на открывшейся перед ним узкой и длинной поляне, но передумал. Перейдя ее, он присел, облокотившись спиной о полусухие ветки поваленной сосны и в изнеможении закрыл глаза. Нет, он не спал. Он полулежал на сосновом стволе и слушал устало и безразлично настроенную на безмолвие тишину. Автомат Щегольков держал в обеих руках, как держат ружье охотники, поджидая близкого зверя. Каким-то еще неясным чувством, тревожащим его сознание, Щегольков ощущал сосущее под ложечкой беспокойство. Он не верил тишине. Она не раз подводила его своим коварством. И сейчас тишина тяжело висела над ним хрупким, бутафорским полотнищем, отгораживая от него весь мир. В нем отсутствовал
какой-либо страх за свою собственную жизнь. Он в силу железного закона войны привык постоянно рисковать ею и сейчас был движим только одним: дойти, доползти, доставить по назначению документы, находящиеся в полевой сумке старшины Двуреченского.
        Щегольков приподнялся, прислушался: в воздухе четко разносился слаженный шум шагов. Кто же шел неподалеку от него: враг или партизаны? Он осторожно сполз с соснового ствола на землю, положил гранату за пазуху, прилег на живот и, виляя задом, по-пластунски стал продвигаться вперед на звуки шагов. Узкая лесная дорога открылась сразу же. Там, ряд за рядом, разбитые на небольшие группы, вышагивали немецкие солдаты, разделенные между собой крытыми брезентом подводами, Лошади, позванивая трензелями, разнося резкий запах пота, натужно тащили груженые повозки по разбитой, ухабистой дороге.
        Проходящие мимо Щеголькова гитлеровцы были частью усиленного немецкого карательного батальона войск СС, временно отводимого из партизанской зоны. В своей акции немцы причинили немало бед партизанам. Но, в свою очередь понеся потери, измотанные в ожесточенных схватках, убирались восвояси. Всего этого Щегольков, конечно, не знал. Проводив настороженным взглядом замыкающий отряд гитлеровцев, разведчик пересек дорогу и неожиданно для себя оказался на бугристой, покрытой редким кустарником равнине, открытой со всех сторон. Он почувствовал себя неуютно, будто стоял нагишом и ощущал кожей чьи-то нескромные, оценивающие взгляды.
        Лес был уже недалеко. Пригнувшись, Иван побежал к нему, виляя меж кустарников и почему-то оказавшихся здесь гладких, отшлифованных, разной конфигурации каменных глыб, намертво вросших в землю. Его никто не догонял, не преследовал и не пытался этого делать. Практически, он уже успел уйти от дороги к лесу на полкилометра, когда сзади донеслась короткая, в несколько патронов автоматная или пулеметная очередь. Щегольков дернулся, приостановился, и его тело, помимо собственной воли, правым боком пошло в сторону, теряя равновесие, ноги неустойчиво заскользили, разъехались, вяло цепляясь носками за траву. Боли вначале он не почувствовал. Ему стало необычно душно и жарко. Глаза стали заволакивать желто-зеленые пасмурные тени, и щеки оросили слезы. Задыхаясь, Щегольков изо всей силы двумя руками рванул ворот одежды и упал лицом вниз.
        Боль появилась внезапно резким, испепеляющим огнем, растекалась по всему телу. И только тогда Щегольков поверил, что он ранен, ранен серьезно, теряет кровь, а перевязать себя без посторонней помощи не сможет. Он почувствовал, как силы папиросным дымком улетучиваются из его тела, и разведчика охватил жуткий, хватающий за горло страх. Он останется здесь навсегда, уткнувшись лбом в остаток полусгнившего пня, и рядом с ним будет лежать полевая сумка Егора Двуреченского.
        - Врешь, дура! - не веря в конец, взбунтовался Иван. - Не возьмешь просто так Щеголькова... - бормотал он, переворачиваясь на спину и вжимаясь в горбившийся за плечами вещевой мешок, стараясь тканью нижнего белья, как своеобразным тампоном, закрыть входное пулевое отверстие и этим остановить горячую кровь.
        А тем временем, пока Щегольков, превозмогая боль, лежал неподвижно с закрытыми глазами, оранжево-красная полоска зари на востоке рассасывалась, небо уходило в вышину, облачаясь в яркую синеву. Лесные пичуги, встречая новый погожий день, заполняли все вокруг неумолчным щебетаньем.
        Наконец Щегольков шевельнулся и сделал первую попытку встать на ноги. Ему это удалось не сразу. Ноги были словно из ваты, колени сами по себе подгибались, земля казалась качающейся под ним доской качелей. Липкая, пропитанная загустевшей кровью ткань одежды, подсохнув по краям, толстым пластырем закупорила рану. Щегольков, словно малое дитя, сделав очередную попытку, поднялся на ноги и пошатываясь пошел вперед, в бреду, закусив до крови вспухшие губы и сдерживая рвущийся из груди стон. Все же он достиг лесной опушки и вновь упал ничком, гладя дрожащими пальцами рук лесную, усыпанную влажными листьями почву, стараясь разглядеть хоть что-нибудь впереди себя сквозь роившуюся в глазах сумятицу разноцветных искр.
        Не знал Иван Щегольков о том, что в ту самую минуту, когда он упал на лесной опушке, за ним из-за спаренного соснового ствола наблюдали две пары глаз людей в гражданской одежде.
        - Это наш, свой человек! - Издали осматривая упавшего, сурово сказал один из них, что был постарше, своему напарнику. - Однако он ранен... Готовь плащ-палатку, малый. Понесем в расположение и доложим командиру. Вызывай Карнача. Почем знать, в каком он состоянии... Видишь, не двигается. Да и дело у него к нашему командиру, видно, неотложное, срочное...
        Щегольков не почувствовал, как из его рук взяли автомат, вынули из-за пояса ручные гранаты-"толкушки" и самого его куда-то понесли. Пришел он в себя лишь тогда, когда посторонние, не совсем деликатные в движениях, руки шарили по его карманам и снимали полевую сумку старшины. Напрягаясь, посмотрел слепнущими глазами и увидел вокруг себя несколько человек в знакомой ему партизанской форме с красными бантами на лацканах разнообразных тужурок.
        - Вы - партизаны! - сказал он ясно, с трудом выговаривая слова плохо слушающимся языком. - Я - советский разведчик. Шел к поляне "Черный кристалл". Мне нужен командир отряда Бородач... Очень, очень нужен. Поспешите, боюсь, что не дождусь...
        - Это и есть поляна "Черный кристалл", квадрат "сорок один". Я - командир отряда, - почему-то тихо ответил стоящий перед Щегольковым человек с поджарой фигурой, продолговатым, темным от солнечного загара лицом и густой шапкой синевато-белых волос на гордо посаженной голове. На симпатичном его лице, под красиво изогнутым носом, плавной линией темнели тщательно стриженные рыжеватые усики.
        - Вы как божий одуванчик, - с трудом улыбнувшись, сказал Щегольков. - Волосы, волосы у вас... А у меня - огнем горят красно-рыжие... - И действительно: верхняя часть почти круглой головы командира напоминала в последней стадии цветения шар перезревшего одуванчика.
        - Не скажи... - усмехнулся командир.
        Щегольков почувствовал прилив свежих сил и какую-то томность во всем теле.
        - Покажите удостоверение личности. Партбилет... Иначе, - слабым движением руки он полез за пазуху и неожиданно для всех его окружающих вынул гранату "лимонку", зацепив пальцем кольцо предохранительных усиков.
        - Не балуй, разведчик! - строго сказал командир. - Будет тебе и белка, будет и свисток. Смотри! - он поднес к глазам Щеголькова документ с фотокарточкой.
        - Спасибо. Теперь верю, что у своих. А вы командир партизанского отряда? В этой сумке - карта. На ней - важные сведения. Нужно срочно передать их командиру дивизии генералу Чавчавадзе. Вы знаете диапазон волны, позывные?
        - Нам все известно... Сведения уйдут немедленно. Как зовут-то тебя, разведчик? Сейчас тебя отнесут в санчасть. Еще будешь молодцом...
        - Ваня... - прошептал разведчик и замолчал, потеряв сознание. Синюшная бледность с желтизной стала пятнами покрывать его лицо.
        - Доктор! Доктор! - заволновался командир, наклоняясь над Щегольковым.
        Подбежавшая миловидная женщина-врач опустилась на колени и взяла вялую руку Ивана Щеголькова, стараясь чуткими кончиками пальцев уловить биение пульса.
        - Ему уже ничем не поможешь... Он мертв, товарищ командир.
        - Похороните с воинскими почестями солдата, - проговорил дрогнувшим голосом командир, проводя по лицу ладонью. - Начштаба! Срочно готовьте закодированную радиограмму в два адреса: генералам Фалееву и Чавчавадзе. Все...
        Потом добытые сведения вызовут цепную реакцию в войсковых штабах, прямо или косвенно затрагивая незримыми волнами весь передний край обороны и тылы армии генерала Фалеева. И все это отзовется, грянет в нужную минуту грозной симфонией противодействия вражеским замыслам. Новый же начальник дивизионной разведки капитан Ильин, не зная в лицо погибших разведчиков, против их фамилий поставит крючок вопросительного знака, и эти сведения, минуя ПСД[1], попадут в строевую часть, где соответствующие лица в графе "пропал без вести" черкнут короткую, привычную запись.
        А генерал Чавчавадзе, лично знавший разведчиков, усомнится в их гибели и скажет: "Подождем. Бывали вести и похуже..."
        Глава шестнадцатая
        И вновь наступила ночь - третья по счету, долгая и тревожная. Она нависла над полуразрушенной, заброшенной водокачкой неподвижным черным пологом, изредка озаряемым отсветом далеких молний. На востоке бушевала гроза. Под сильными порывами ветра лес дышал натужно, по-старчески кряхтел, шумя кронами деревьев.
        Никто из разведчиков лейтенанта Черемушкина после короткого дневного отдыха не сомкнул глаз. Не выпуская из рук оружия, вслушиваясь в лесное бормотание, каждый думал об одном и том же: как же выйти на связь? То, что произошло, ошеломило Черемушкина. Он вначале даже растерялся. Все летит к черту и выйти из опасного тупика ему никто и ничто не поможет. Было совершенно очевидно, что взрыв панели рации был подготовлен заранее и кто-то самым подлейшим образом нанес коварный удар в самое сердце разведгруппы, лишая ее связи, сковывая действия, отнимая оперативность. Нужных сведений о противнике накопилось много. Их нужно немедленно передать за линию фронта, ибо ежечасно они теряют свою ценность и скоро могут стать бесполезными и ненужными. Только после радиосвязи с родной дивизией можно отправляться к квадрату "сорок один" - поляне "Черный кристалл". Потом можно спокойно сказать себе: операция "Меркурий" успешно завершена...
        Сейчас же, не имея твердой уверенности в том, что в дивизии правильно поняли суть его донесений и штаб принимает экстренные меры, идти на темную в указанный квадрат было бессмысленно. Черемушкин не обольщал себя и надеждой, что разведчики во главе с Двуреченский беспрепятственно дойдут до цели. А может, все-таки рискнуть и, не теряя времени, идти туда, куда за ними прибудет самолет? Возможно, отряд Бородача уже обзавелся своей рацией... Искать радиостанцию у врага? Но это же - опрометчивые, навеянные безысходностью мальчишеские рассуждения. А враг каждый час, каждую минуту лавиной может ринуться на передний край дивизии, смять оборону.
        Протяжный паровозный гудок, какой обычно дают машинисты перед подъемом или препятствием, оборвал мысли старшего группы, заставил вздрогнуть от неожиданности и броситься к окну, которое выходило прямиком на запад. В темноте, совсем близко от водокачки, бледно-красными светлячками вспыхивали и гасли на ветру искры, вырывающиеся из паровозной трубы. Звуки проходящего состава постепенно уходили в сторону, к юго-западу. Несколько мгновений Черемушкин стоял, ничего не понимая. "Железнодорожная ветка в километре, может, чуть дальше? Но откуда идет и зачем она здесь, в глухом лесу?" - На шорох позади себя он обернулся и увидел Коврову.
        - Наташа? Вы почему не отдыхаете? - заботливо спросил Черемушкин.
        - Товарищ лейтенант... Я вспомнила одну деталь. - Наташа провела рукой по своему пылающему лицу. - Перед отъездом на аэродром майор Левашов предложил мне совершенно новую рацию, сказал, что моя еще не прошла контрольную проверку. Зачем же это? Как же так? И я... согласилась...
        - Вы не могли иначе. Этот Левашов... Мы еще разберемся. Сейчас не об этом нужно думать, Наташа.
        В глазах Ковровой он уловил не только тревогу, а еще и что-то, как будто относящееся именно к нему, не лейтенанту, а просто к Евгению Черемушкину. Как бы заново, со стороны, посмотрел на нее, и решение, уже почти созревшее в нем - отослать Коврову в Юдино для передачи разведданных с помощью подпольщиков, - показалось ему непродуманным и даже жестоким. Как сказать ей о том, что совсем скоро она покинет разведгруппу?
        - И все же земля круглая, тесная, и она вращается, - произнес из своего угла комнаты Румянцев.
        - Открыл Америку! Ты что, сон видишь? - усмехнулся Рувим Ласточкин, повернув голову в сторону товарища.
        - Почему же! Америку открывают заново при различных обстоятельствах и по незнанию, где ее берега, - отозвался Румянцев. - А ведь все правильно, товарищ лейтенант...
        - Что правильно, сержант? Яснее, толком говори...
        - Я по поводу паровоза... Мы позабыли самую малость. Ведь на карте Маллона по линии железной дороги между станциями Ширино и Юдино было одно заметное обозначение, на вершине которого крохотное изображение обоюдоострого меча.
        - Верно-верно, Румянцев, - оживился Черемушкин. - Я было совсем забыл... - А ну-ка, - раскрывая планшет, заторопился лейтенант. - Посвети мне фонариком малость... - Он прилег на пол и в который раз стал рассматривать карту. - А ведь память у тебя цепкая, Александр Румянцев. Коротенькая железнодорожная ветка к засекреченному немцами объекту подходит вот отсюда - от небольшого разъезда Губаново. На нашей карте этой коротышки нет. Немцы построили ветку уже в ходе войны. Отсюда и появление в лесу паровоза с составом. Интересно, что это за объект?
        - Это дело нужно разжевать! - с уверенностью, что его правильно поймет командир, сказал Рувим Ласточкин.
        - Согласен. Уж очень заманчивый объект, - в тон его словам произнес Черемушкин. - Времени у нас маловато. А, в общем, объект стоит нашего внимания.
        - Товарищ лейтенант, - как бы с вызовом сказал Ласточкин, - если моя кубышка варит правильно, то мы сегодня пойдем к объекту "Стальной меч", так условно назовем этот засекреченный гитлеровцами курган в квадрате "тридцать два". Если ничего не получится, выйдем к шоссейной дороге и устроим засаду, нападем на передвижную фашистскую радиостанцию и захватим ее...
        - Ну, а что же будет потом? Ты хорошенько обдумал предложение?
        - Что потом? Ясное дело... Ведь радиостанция временно будет в наших руках.
        - У тебя начинается бред, - заметил Румянцев.
        - Товарищ лейтенант! - вступила в разговор Коврова. - Там, в Юдино, где немцы, конечно же, есть радиосвязь. Прошу эту операцию поручить мне.
        В помещении водокачки наступила тишина. Каждый из разведчиков отчетливо понимал, чем может закончиться для девушки этот поход в неизвестное.
        - Значит, так. - после продолжительного раздумья сказал Черемушкин. Я считаю, что мы поручим такое задание Ковровой.
        Потом Черемушкин подробно объяснил ей план действий.
        - Через час. Наташа, вы уйдете в Юдино. Прежде всего, вам нужно встретиться там с человеком но прозвищу "Дельфин". Работает он железнодорожным мастером. Его вы найдете в будке стрелочника у западной границы станции. Избегайте дорог и хоженных троп. Оружие с собой ни в коем случае не берите. Документы у вас есть?
        - Да. Мне вручили аусвайс на имя гражданки Надежды Петровны Леоновой, проживающей в деревне Щеглиха. Это в двадцати пяти километрах к северо-западу от Юдино. Хорошо помню все наставления подполковника Кондрашова. Деревня Щеглиха сожжена гитлеровцами за помощь партизанам. В основном, се жители расстреляны. Ищу родственников. Один из них - Федор Ефимович Силкин, проживающий в Юдино по улице Красноармейской...
        - Вы думаете, что гитлеровцы при проверке документов поверят вашей легенде? - Черемушкин с сомнением покачал головой.
        - Буду стараться, товарищ командир, не попадаться им на глаза. Ну, а если придется... как-нибудь выкручусь.
        - У вас есть во что переодеться?
        - Кое-что имеется.
        - Хорошо. Будем надеяться, что все обойдется. Возвращаться к водокачке не стоит. До встречи с вами попытаемся провести разведку юго-восточной окрестности. Выясним, что кроется под знаком "Стальной меч". После этого идем к поселку Юдино и будем ждать вас завтра с наступлением темноты в двухстах метрах от лесной опушки напротив будки стрелочника. Если же нас не окажется на месте встречи, немедленно уходите к поляне "Черный кристалл". И еще, запомните, постоянное место проживания этого человека - улица Суворова, двенадцать. Названия улиц, конечно, изменены немцами на свой лад. Ну, а теперь - собирайтесь.
        Наташа появилась через несколько минут в синем в белый горошек платье, с такой же косынкой, наброшенной на плечи, легких сандалиях из коричневой кожи и с жакетиком в руках. Ребята почувствовали, что в угрюмое, с массивными сводами помещение водокачки вошел остановившийся довоенный мир, далекий и беспечный, забытый в огне и грохоте великой войны.
        - От нас с Румянцевым - в дорогу, - сказал Ласточкин, вручая Ковровой плитку шоколада.
        "Дорогие вы мои", - растроганно подумала Наташа, тронутая вниманием и заботой товарищей.
        - Смотрите и все запоминайте, - стараясь скрыть грусть и тревогу, напутствовал лейтенант. И наконец с трудом выговорил последнюю фразу: - Старший сержант Румянцев, проводите сержанта Коврову за пределы водокачки.
        - Извините, товарищ лейтенант... Но лучше было бы это сделать вам.
        Лейтенант с благодарностью посмотрел на товарища. Когда едва заметная тропинка вывела к двум раскидистым березам, Черемушкин остановился и сказал:
        - Будьте осторожны... береги себя, Наташа... Взгляды их встретились. "Я люблю тебя, - говорили широко раскрытые глаза Наташи. - И обязательно вернусь". - "Я боюсь потерять тебя..." - ответили глаза Черемушкина. Девушка сделала нерешительный шаг вперед. Неожиданно резко повернувшись к лейтенанту, она притянула к себе его голову и крепко поцеловала в губы...
        Наташа пошла по тропе, не оборачиваясь. С тревогой смотрел ей вслед молодой лейтенант.
        ...Ровно в полночь разведчики покинули водокачку.
        Ветер, бесновавшийся с вечера, стих. Черное небо стало выше и светлее. Диск луны, плутая в поднимающейся облачности, то внезапно вырывался из нее, сея на лес мертвенно-голубоватый свет, то вновь исчезал, подсвечивая края разорванных облаков.
        Разведчики миновали узкую лесную дорогу, уходящую одним своим концом в асфальтированное шоссе, другим к отмеченному месту строительства аэродрома. Прошли с километр строго в западном направлении, и, хотя они ждали этого, впереди, высвечивая нитями железнодорожных рельсов, внезапно появилась невысокая насыпь. Она не шла им навстречу, а плавно забирала вправо и терялась в лесу.
        В полной тишине трое подошли к железнодорожному полотну и, не переходя его, выясняя обстановку, залегли у самых рельсов, вслушиваясь в ночные шорохи. Со стороны разъезда Губаново донесся сиплый паровозный гудок. Откуда-то слева, издалека, к небу взлетела осветительная бело-оранжевая ракета. Щелкнул одинокий винтовочный выстрел. Впереди, подступивший к самому полотну, серебрился листвой кустарник. Лунное сияние лилось на землю.
        - И зачем ты ярко светишь, упрямая? Не нравится мне все это, - озабоченно прошептал лейтенант, всматриваясь в группу деревьев, стоящих особняком по другую сторону полотна.
        - Как там наша Коврова? - тихо подал голос Румянцев.
        - Тихо! - вместо ответа произнес Черемушкин. - Всем быть предельно внимательными.
        Из чернеющих впереди, за полосой отчуждения, кустов разнесся по лесу тревожный и какой-то неестественный крик ночной птицы.
        - Обыкновенная птица, товарищ командир!
        - Постойте, Рувим, - тронул Ласточкина Черемушкин. - Слышите?
        В ответ на выкрик филина послышалось непонятное бормотание. По лесу поползли таинственные звуки.
        - Чем-нибудь прикрыть бы эту злодейку, - проворчал Румянцев, глянув на ночное светило.
        - Послал бы лешего с покрывалом, товарищ старший сержант, - усмехнулся Рувим Ласточкин. - Ты - как та привередливая теща...
        - А что! Теща бы во мне души не чаяла... Черемушкин слушал болтовню товарищей, смотрел в одну точку - чернеющие справа от него кусты. В груди что-то сжималось, и комок нервного напряжения разносил по телу непонятный трепет.
        - Тронули, ребята, - тихо произнес он. - Пойдем к объекту напрямик.
        Кусты вырисовывались уже рельефно, крупным планом, когда среди деревьев, которые, как и темное пятно кустов, казались подозрительными, выросли какие-то фигуры. То были немцы. Один из них вскинул автомат и, еще не уверенный в своих действиях, завороженный видом трех человек, экипированных в костюмы десантников, что-то прохрипел. Не раздумывая, Черемушкин нажал на спусковой крючок, одновременно падая на землю и укрываясь за стволом дерева. Взрыв ручной гранаты, брошенной Ласточкиным, заглушил беспорядочную стрельбу. Прикрывая друг друга огнем автоматов, разведчики стали отползать влево, чтобы оторваться от преследования и попытаться укрыться в лесу по другую сторону железнодорожной ветки. Но справа, неожиданно для них, когда они вплотную придвинулись к насыпи, заработал ручной пулемет. В хаосе разгорающегося ночного боя, наполнившего лес беспрерывным гулом, Черемушкин уловил не совсем понятные вначале, быстро приближающиеся равномерные звуки, схожие с работающей водяной механической помпой. Он отдал команду прекратить ответный огонь, чтобы этим нехитрым приемом сбить вражескую прицельную стрельбу.
Чуть помедлив, воспользовавшись короткой паузой в огневом шквале, Черемушкин рывком вышел из зоны огня, оказавшись за обратным скатом железнодорожного полотна под защитой стальных рельсов. Стыки их чуть вздрагивали, издавая натруженный, жалобный стон. Он нетерпеливо ждал появления локомотива с вагонами, а зачем - толком и сам еще не понимал. Только что-то смутное, похожее на тоненькую ниточку надежды жило в нем, заставляло обдумывать дальнейшие действия. Через рельсы, несуразно изгибаясь, прерывисто дыша, то ли подкатились, то ли подползли к нему Румянцев и, Ласточкин.
        - Напоили нас досыта, колбасники! - одним вздохом выпалил Румянцев, меняя автоматный диск.
        - То-то еще будет... Не у своей тещи нежишься, - невозмутимо произнес Ласточкин. - Смотрите! Немцы и слева стали просачиваться.
        Черемушкин скосил глаза. Заходя разведгруппе в тыл, опасаясь метких ответных очередей, слева приближалась небольшая группа немцев.
        - Отсекайте фашистов! Это не только железнодорожная охрана, но и, сдается, застава на подходах к холму.
        На пути у гитлеровцев выросли красновато-желтые столбы взрывов. Ручные гранаты одновременно метнули Румянцев и Ласточкин. В дыму, окутавшем кустарник, было заметно, как вражеские солдаты, уцелевшие от осколков ручных гранат, расползались в стороны. Но ясно было, что разведчикам сквозь вражеский заслон едва ли пробиться.
        Шум приближающего поезда становился все отчетливее. Из-за поворота окровавленным глазом выполз сигнальный огонь фонаря, и над лесом повис продолжительный, требовательный паровозный гудок. Уже совсем близко от разведчиков рисовались контуры катившегося по рельсам товарного состава. Отдуваясь и пыхтя, маневровый паровоз толкал перед собой небольшой состав.
        - Партизан! Сдавайся! - закричал сиплым голосом кто-то из немцев.
        Ласточкин охнул, получив сильный удар в бок. Немецкая граната волчком закрутилась у его ног. Не раздумывая, он схватил ее за металлический корпус, начиненный взрывчаткой, и бросил на голос, как бросают увесистый, неудобно лежащий в руке камень. Разрыв гранаты поглотил свистящее шипение паровоза. Машинист, оказавшись в непонятной, не предусмотренной никакими правилами движения ситуации, хотел, видимо, притормозить состав, но, похоже, тут же переключил рычаг реверса на ускоренный ход.
        И наступила тишина. Тягучая, тревожная, словно иголками колющая тело тишина, которая обычно наступает перед стремительной и страшной по своему удару атакой. Мимо разведчиков полосатой змеей проходила вереница вагонов.
        Черемушкин понял причину наступившей тишины: фрицы не ведут огня потому, что опасаются попасть в проходящий состав, а вагоны, наверное, нагружены боеприпасами. Он бросил быстрый взгляд на притаившихся в засаде врагов, на пульмановский вагон с тормозной площадкой. И наконец принял решение.
        - За мной! - приказал он Ласточкину и Румянцеву, бросаясь к тормозной площадке проходящего вагона.
        Ухватившись за поручень площадки, Черемушкин лицом к лицу встретился с фашистским солдатом, выставившим, как на учении, впереди себя винтовку с примкнутым штыком. В какую-то долю секунды лейтенант сумел левой рукой отклонить в сторону широкое лезвие штыка и ударом головы в живот сбить солдата с ног. Подоспевший на помощь Румянцев размеренным и точным ударом приклада автомата оглушил немца, поднял и бросил его легкое тело на рельсы между сцеплением вагонов.
        - Продержались бы еще с десяток минут, не больше - и амба... - сказал Румянцев. - А эта колымага, вы замечаете, делает плавный поворот и идет вперед под девяносто градусов. Не пора ли нам сматываться, командир? Кто знает, может, из огня да в полымя несет нас...
        - Еще минутки две-три. Откосы очень крутые... Я вот о чем думаю, - обращаясь к разведчикам, начал лейтенант Черемушкин. - По всем расчетам, находимся мы сейчас чуть-чуть западнее оврага с отметкой "двести один". Курган же с символическим знаком "Стальной меч" стоит южнее. За восточной окраиной кургана, обозначенного "Стальным мечом", гитлеровцы строят аэродром. К кургану подходит коротенькая железнодорожная ветка. Интересно, что там?
        - Всему свое время, товарищ лейтенант, - успокаивающе произнес Румянцев.
        - Уж как-то ловко все это у нас получилось. Неужто паровозная бригада не заметила посторонних? А охрана эшелона? Почему только один солдат? - Черемушкин задумчиво покачал головой.
        - Насчет охраны, командир... Немцы учли, что железнодорожная ветка сильно охраняется, - отозвался Ласточкин. - Да и, как мне кажется, вся бригада из немцев. Паровоз-то не наш - немецкий. Ну, а что заметили нас или нет - факт спорный. Видели и слышали, что идет бой. С кем? Ясное дело - с партизанами. И чтобы проскочить - нажали на всю железку. Думали - после разберутся.
        - Мне кажется, из-за густого облака пара они не видели нас, - предположил Румянцев.
        Состав вошел в густой низкорослый ельник-молодняк.
        - Пора, мужики. Оставляем вагон по одному, с левой стороны тормозной площадки. В ельнике не шевелиться. Наше исчезновение для паровозной бригады должно остаться незамеченным.
        В это время мимо ступенек тормозной площадки пронеслась, уходя назад, входная стрелка. Матовый огонек стрелочного фонаря мигнул и скрылся за поворотом. Подавая отрывистые сигналы, паровоз вталкивал состав на мост.
        - Смотрите, товарищ лейтенант! - воскликнул Румянцев.
        Над землей, на одинаковом расстоянии друг от друга, повторяя форму уходящей на запад равнины, тянулись четыре голубоватые мерцающие линии. Все трое бросились к противоположному концу тамбура и увидели то же самое: в некотором удалении от них вспыхивали и гасли искристые огоньки.
        - Провода высокого напряжения, - прошептал Черемушкин.
        - Точно, это укрепрайон, - согласился с ним Румянцев.
        Черемушкину ничего не оставалось, как признаться:
        - Уходить поздно. Ничего не попишешь. Это - моя ошибка. Выйдем ли мы теперь на встречу с Ковровой? И вообще...
        - Не рви себе сердце, командир, - успокоил его Ласточкин. - Что будет - то будет, хотя и оказались мы, как утюг на воде.
        Рельсы постепенно уходили влево. Очертания проволочных заграждений, опоясывающих безлесное пространство, исчезали медленно слабеющими пунктирными линиями.
        Впереди показалось темное пятно большого, с плоской поверхностью холма. Вершина его была укрыта шапкой густо растущих карликовых сосен.
        Паровоз издал продолжительный гудок. Состав дернулся и приостановился. Из глубины тоннеля просочился мягкий зеленоватый свет. Вереница вагонов стала втягиваться под арку стальных ворот. Мимо, окидывая скучающим взглядом двигающийся состав, прошел часовой. Слева, в самом углу широких входных ворот, разведчики увидели застекленную плексигласом будку. Тихо заскрежетав тормозами, состав остановился. Синий свет в будке погас, и лишь продолжали струиться зеленым туманом сигнальные огни, подвешенные под высоким, овальной формы потолком.
        Разведчики поняли, что они находятся у подножия холма, а металлические двустворчатые ворота, отходящие в стороны, в ниши, скрывают за собой внушительных размеров пещеру, устроенную руками человека.
        - Вот оно, засекреченное логово, - сказал Черемушкин, осторожно выглядывая с тормозной площадки. Но в зеленом сумраке, обнявшем подходы к пещере, с трудом можно было различить только контуры соседнего вагона. - Оставаться здесь нельзя...
        - Командир! Напротив нас, рядом с будкой, я успел заметить обычную входную дверь. Время позднее. И пока темно, воспользуемся случаем. Больше шансов провести разведку, нащупать выход и улизнуть.
        Черемушкин вслушивался в убедительный шепот Румянцева. Голову заполняли навязчивые, невыполнимые идеи и бесследно исчезали. Назад дороги нет, а впереди - тьма, неизвестность.
        Командир засомневался:
        - А если дверь заперта?
        - Семь бед - один ответ, - не задумываясь, произнес Ласточкин. - Придется захватить паровоз. Растолкуем фрицам, что к чему - и назад... До выхода из зоны - пятьсот метров. Отсчет у меня точный, не придерешься.
        - Впереди - часовой. И, наверное, как я понимаю, - не один. Поднимут тревогу, дорогу перекроют - и живи, не тужи, пескарь...
        - Сразу не поймут, что происходит. Сцепление у вагонов - автоматическое. Дернуть за рычаг - и наше вам, с кисточкой. Паровоз-то будет уходить без вагонов.
        - Не ласкает слух, не по нашему характеру заказанная музыка. Быть по горло в воде и не напиться. Что мы можем сказать об этом объекте? Да ничего. Поэтому дуем к двери, - решил Черемушкин.
        Дверь легко, бесшумно повернулась на петлях вовнутрь, и все трое оказались в узком полутемном коридоре, ведущем куда-то прямо. В полумраке через несколько десятков шагов стал угадываться поворот влево. Разведчики осторожно, гуськом, скрадывая шаги, свернули и сразу же за поворотом, с правой стороны, заметили дверь. Вторая - маячила впереди. Черемушкин подошел к боковой двери, толкнул ее, и разведчики оказались на лестничной площадке. Металлическая лестница уходила вниз.
        - Вернемся, - сказал лейтенант. - Что там внизу - неизвестно. Посмотрим, что за дверью впереди.
        Эта вторая дверь также открылась без усилий. Огромное, тонущее в сумраке помещение, имеющее лишь дежурное освещение, предстало перед глазами разведчиков. Приоткрыв дверь, Черемушкин хотел уточнить его назначение, как вдруг вспыхнул яркий электрический свет, обнажая серые, выполненные из железобетона стены, такой же сферический потолок, усиленный мощными двутавровыми металлическими балками. Помещение имело по одной запасной железнодорожной линии по обе стороны от прибывшего состава, который медленно, как бы ощупью, приближался к противоположной стене под усилием небольшого мотовоза. Чуть правее от разведчиков вырисовывалось непонятное сооружение, имеющее параметры весовой платформы. По ее сторонам были установлены ограждения, похожие на ферму железнодорожного моста с отторгнутой вершиной. Здесь же высились стойки из металлических труб, изогнутые в виде буквы "Г" с резиновыми шлангами на концах. Черемушкин не раз видел такие устройства на тыловых нефтебазах и догадался, что это не что иное, как специальное оборудование для перекачки горючего и смазочных материалов в подземные хранилища.
        Почти одновременно, установленные по углам помещения, захрипели репродукторы, из которых разнесся голос:
        - Ахтунг! Ахтунг!
        Откуда-то, как из-под земли; появились люди в защитного цвета комбинезонах. Все ожило, засуетилось, раздались шаркающие шаги, команды офицеров. Послышался звук сирены, и из незамеченного ранее бокового тоннеля вышел еще один небольшой тепловоз. Он подошел к вагону и перебросил его через систему стрелочных переводов на боковую линию.
        Началась расформировка прибывшего поезда. Отделив цистерны, тепловоз подал их под шланги перекачивающих механизмов и, возвратившись, стал поочередно отводить груженые вагоны к весовой платформе. С буферными тарелками вагона, на тормозной площадке которого разведчики въехали на территорию объекта, с лязгом столкнулся тепловоз.
        Один из фашистов потянул на себя рычаг автостопа. Замок, видимо, не срабатывал, и сцепление вагонов не разъединилось. Черемушкин, хорошо знающий немецкий, понял, о чем один из солдат спросил машиниста:
        - Эй, Фриц! Какая тебя муха укусила?
        - Молчи, Ганс. Бесследно исчез Рудольф... Обер-лейтенант в бешенстве, Рудольф сопровождал прибывший состав. Должен был доложить командиру, но как в воду канул.
        - Ерунда! Дрыхнет где-нибудь с русской бабой. Ты же знаешь, он парень не промах.
        - Есть сведения, что в лесу незадолго до прибытия состава был большой бой с партизанами...
        - Вы слышали? - прошептал Ласточкин Черемушкину. - Фашисты икру мечут, партизаны, говорят.
        - Ахтунг! Ахтунг! - вновь раздался из репродуктора голос оператора, и установленный на площадке вагон стал плавно проваливаться в черную пасть люка. Опустившись, платформа с вагоном закачалась на амортизаторах подъемного механизма, поравнялась с концами рельсов нижнего этажа. Тепловоз-малютка продвинул вагон в самый конец обширного подземелья. Платформа, сделав обратное движение вверх, заняла прежнее место. Что было дальше, разведчики уже не видели. Они повернули назад, дошли до боковой, замеченной ими ранее двери коридора и стали спускаться вниз по ступеням. Потом сразу остановились, заслышав неторопливые шаги, гулко отдающиеся в тишине. Все трое укрылись в нише стены, образуемой двумя монолитными квадратными столбами - опорой верхнего перекрытия. Внизу, по тоннелю, сутуля плечи, проходил офицер. Достаточно было опустить руку, чтобы дотронуться до его с высокой тульей фуражки, на которой бронзово отсвечивал летный знак. Офицер дошел до стены, преградившей ему путь, и приподнял правую руку. Перед ним, как в романах о тайнах средневековых замков, бесшумно отошла в сторону тонкая перегородка, и он
исчез в образовавшемся проеме. Никто из разведчиков не встречался еще с подобным устройством. Это было для них ново, имело особый таинственный смысл, вызывающий не только чувство любопытства, но и удвоенной осторожности.
        "Вот бы сюда Ваню Щеголькова, - подумал Черемушкин. - Ведь расскажи ему об этом - не поверит и скажет: "Приснилось все это вам. На пушку берете. Смеетесь. Ну, да ладно. Со смеху что-нибудь и дельное получается"". Но неведомо было ни ему, ни его товарищам, что сутки тому назад в неравной и жестокой схватке погибли, на рассвете Ахмет Юлаев и Егор Двуреченский, а Ваня Щегольков пережил своих друзей всего лишь на несколько часов...
        Через длинный неширокий тоннель, освещенный матовым плафоном, разведчики попали в новое помещение. Оно представляло собой внушительных размеров квадрат с мощными перекрытиями и такими же железобетонными стенами. Пол был устлан полосами многослойной резины. Здесь действовали разгрузочные площадки, на которых, подобно колодезным журавлям, подняв вверх стрелы, стояли легкие подъемные краны. На низких эстакадах проходили ленты конвейеров, а на специальных тележках стояли четыре "мессершмитта". Все это было похоже на территорию подземного аэродрома или на авиационную ремонтную базу.
        "Что ж, - подумал лейтенант Черемушкин. - Мавр сделал свое дело. Пора уходить отсюда прежним путем. Другой нам неизвестен. Часового возле входных стрелок убрать нетрудно".
        И тут позади разведчиков послышались возбужденные голоса. Нужно было немедленно скрываться, и лейтенант Черемушкин, увлекая за собой Ласточкина и Румянцева, шагнул к металлической лестнице, по которой они спустились в тоннель. Но и наверху чуть скрипнула дверь, и по лестничной площадке кто-то прошел. Нужно срочно куда-то спрятаться. Разведчики тенями метнулись к ящикам, крытым брезентом. Они были пусты. Маневр оказался своевременным. Едва они успели положить на место край брезента, как к вагону с тормозной площадкой подошла группа гитлеровцев во главе с офицером СС. Эсэсовец что-то сказал вытянувшемуся перед ним унтеру. Черемушкина охватили тревожные подозрения: "Почему эсэсовец подошел именно к этому вагону? Что заставило его внимательно осмотреть сам ящик, укрепленный под полом вагона и предназначенный для хранения инструмента и прочего нехитрого инвентаря поездной бригады? Что он пытается обнаружить: следы исчезнувшего солдата, сопровождавшего груз, или признаки нашего присутствия?.."
        - Господин оберштурмфюрер! - послышался громкий голос унтера. - На полу тормозной площадки - свежие пятна крови...
        Эсэсовец рывком бросился к унтеру и, хотя электрический свет падал на пол площадки, включил карманный фонарик.
        - О! Я так и знал! Рядовой Рудольф Зуккерман погиб, как верный солдат фюрера.
        Взгляд эсэсовца медленно заскользил по окружающим предметам, остановился на ящиках, в одном из которых укрылись разведчики.
        - Внимание! Огня не открывать... Ждите моего сигнала, - прошептал Черемушкин.
        Три автоматных ствола, чуть приподняв свисающий край брезента, смотрели в упор на гитлеровцев, приближающихся к укрытию разведчиков.
        Глава семнадцатая
        - Герр группенфюрер! Штурмбанфюрер СС Штальберг и начальник гестапо штурмбанфюрер Крюгер ждут вашего приема, - отчеканил шефу адъютант.
        Веллер молча посмотрел на Фалькенберга, сидящего в кресле.
        - Как это не вовремя, - процедил он, - просите, гауптман.
        В кабинет вместе с начальником гестапо Крюгером в униформе штурмбанфюрера СС вошла женщина лет тридцати. Взгляд Веллера остановился на гостье, ее изящной фигуре, серых под бахромой густых темных ресниц глазах, на непокорно выбивающихся из-под офицерской фуражки кудряшках светло-каштановых волос. Нельзя было не обратить внимания на черные блестящие, изготовленные явно по заказу туфли на каблучке, на стройные ноги, затянутые в тонкие с рисунком фильдеперсовые чулки.
        Вошедшие стремительно вытянули руки:
        - Хайль Гитлер!
        - Хайль! - в унисон ответили Веллер и Фалькенберг.
        - Группенфюрер! - чуть выступив вперед, отрапортовала гостья. - Штурмбанфюрер СС Штальберг! Разрешите представиться в связи с прибытием в штаб армейской группы "Метеор". Имею полномочия по координации действий ведомств штандартенфюрера Фалькенберга и штурмбанфюрера СС Крюгера, направленные на исключение утечки информации в ходе подготовки к боевым операциям вашей группы.
        - Рад приветствовать вас с почетной миссией. Мне, как командующему группой, остается лишь поблагодарить высшие инстанции за заботу. К вашим услугам, штурмбанфюрер. Надеюсь, что гестапо и контрразведка нашей группы правильно используют ваши полномочия. С нами Бог, господа.
        Веллер еще раз отметил, что перед ним довольно красивая женщина. А он считал себя в полной мере мужчиной. Он видел перед собой ту, о которой ходили легенды, сложенные неизвестно кем, о ее непостоянстве, коварстве, фанатичной преданности рейхсфюреру СС Гиммлеру и начальнику канцелярии имперской безопасности Кальтенбруннеру. Веллер догадывался и о том, что она будет выполнять не только свои прямые функции, но и как бы состоять соглядатаем при штабе. Последнее наносило чувствительный удар самолюбию командующего.
        - Прошу, - Веллер указал на мягкое, желтой кожи кресло.
        Штальберг сняла фуражку и аккуратно положила на рядом стоящую тумбочку.
        Начальник гестапо, не удостоенный внимания командующего, почувствовал свое присутствие излишним.
        - Группенфюрер! Масса дел заставляет меня просить вас.
        - Можете быть свободным, Крюгер.
        Веллер, прикованный взглядом Штальберг, смотрел на ее пухлые, естественной окраски губы, длинные, полные ноги, округлую часть колена под небрежно вскинутой юбкой и не смог не остановиться на какое-то время на белеющей полоске тела выше чулка.
        - Простите! - решительно встала с кресла Штальберг. - Я не вручила вам мое служебное предписание от имени обергруппенфюрера Кальтенбруннера. Надеюсь, моя работа получит поддержку штаба и лично вашу, группенфюрер.
        - Только так. Двери для вас открыты в любое время. "Метеор", как известно, имеет непостижимую скорость. И очень важно, чтобы его движение и оставалось ускоренным.
        - Должна признаться, господа, - без какого-либо перехода сказала Штальберг, - я с дороги устала и ужасно голодна. Штурмбанфюрер Крюгер оказался не в меру скуповат. Да, да, господа! Вы совершенно не видите во мне женщину, - она неожиданно рассмеялась тихим, воркующим смехом, грозя пальцем Фалькенбергу.
        Веллер, скрывая досаду, бросил повелительный взгляд на штандартенфюрера.
        - Для вас приготовлен небольшой, но, надеемся, удобный особняк, - спокойно пояснил он. - Это неподалеку, всего в каких-нибудь двухстах метрах от штаба. В приемной вашей резиденции поочередно будут нести круглосуточное дежурство по два человека из резерва офицеров СС. Штандартенфюрер Фалькенберг, проводите гостью. Хайль Гитлер!
        Для начала Фалькенберг пригласил Штальберг на скромный ужин. После ужина, когда, казалось, все вошло в русло ничего не значащего разговора, он сел за рояль, стоявший в его апартаментах, и стал наигрывать мелодию одной из шуточных немецких песенок. Затем перешел к серьезной музыке.
        Штальберг сидела с неподдельно сияющим видом, глаза ее излучали непонятное притягивающее сияние. Щеки порозовели, полные губы приоткрылись, обнажая белые ровные зубы. Смотрела она поверх головы Фалькенберга и чему-то улыбалась. И он вдруг представил Штальберг в обычном женском наряде, в домашних условиях, молодую и красивую, без напускного цинизма. Но он знал, что это не так, что это какое-то дьявольское наваждение, и даже тряхнул головой, отгоняя навязчивые мысли, возвращаясь к действительности. И чтобы забыть окончательно ту фрейлейн Штальберг, которую увидел только что в своих мыслях, спросил:
        - В армию настойчиво проникают слухи о скором применении нашим командованием новых средств борьбы, которые коренным образом изменят положение на фронтах. - Фалькенберг достаточно был осведомлен о том, о чем спрашивал, однако хотел узнать больше. Берлинская гостья, бесспорно, была вхожа в особо ограниченный круг ответственных лиц.
        - В настоящее время это государственная тайна. Действительно, ученые Германии скоро дадут нам в руки оружие, применение которого поставит Россию на грань катастрофы. Удары, нанесенные нам русскими под Сталинградом и в районе Курской дуги, покажутся детскими шалостями в сравнении с тем, что произойдет в недалеком будущем с этим упрямым народом. Он обречен на уничтожение... Только в этих условиях мы сможем приступить к выполнению директивы номер тридцать два во всех: ее деталях. Вот святая миссия германского государства и нас - немцев. Немецкий солдат, не потеряв веры в фюрера, сражается на фронте с ожесточением и фанатизмом. Оптимизм движет им.
        - Важнее всего для нас - это выигрыш во времени, - вставил Фалькенберг. - Дать возможность нашей промышленности освоить новый вид оружия... Тогда мы продиктуем миру...
        - Завтра, с вашего разрешения, думаю побывать в войсковых частях "Метеора", познакомиться на месте с мероприятиями и их результатами по сохранению служебной тайны. - Штальберг тяжело вздохнула. - А сейчас я смертельно устала...
        "Так вот она какая, эта таинственная женщина, которая своей жестокостью покоряет изощренных в садизме молодчиков рейхсфюрера СС Гиммлера, - думал полковник Фалькенберг, бегая пальцами по клавишам рояля. - Когда-то, лет двенадцать назад, капитан Эрнст Рем вытащил эту девчонку на свет из лейпцигского воровского притона. И вот... Эмилия. Представитель одного из отделений имперского управления гестапо, доверенное лицо обергруппенфюрера СС Кальтенбруннера при штабе армейской группы "Метеор". Чудеса..."
        Облокотившись на валик дивана и слушая музыку, Эмилия Штальберг смотрела на сутулую фигуру полковника и в свою очередь молчала, припоминая отдельные детали из жизни Фалькенберга. Вот лейтенант "черного рейхсвера" Генрих Фалькенберг почему-то на службе у штурмовиков. В первый раз в своей жизни она сталкивается с ним на пороге спальни капитана Рема в памятную ночь
30 июня 1934 года. Она с ужасом видит, как ее покровителя Эрнста Рема выволакивают на улицу и бросают в автомобиль. Спустя несколько лет судьба вновь столкнула ее с Фалькенбергом в Берлине, в имперском управлении службы безопасности. В то время Эмилия Штальберг была подчинена ближайшему помощнику Генлейна, руководителю гитлеровской агентуры в Чехословакии, впоследствии наместнику Гитлера в этой стране обергруппенфюреру СС Карлу Герману Франку. В тот период она была мелкой сошкой в большой игре, когда Карл Франк совместно с Генлейном по личному указанию фюрера создавал судетско-немецкую партию, сыгравшую немалую роль в осуществлении планов Гитлера, направленных на уничтожение Чехословакии как суверенного государства. Обер-лейтенант Генрих Фалькенберг подвизался в то время в оперативном отделе службы безопасности и в некотором роде был подчинен высокому и широкоплечему человеку с лицом, изуродованным шрамами, придававшими ему мрачный вид, соответствующий его жестокой натуре, - Отто Скорцени. Фалькенберг не имел прямых контактов с Эмилией Штальберг. И сведения о ней у него были случайными. Штальберг же,
с присущей ей скрытой натурой, с острым аналитическим умом, формировала в своей памяти положительные и отрицательные слухи не только о Фалькснберге. Накопленные сведения о людях, занимающих различные положения на служебных лестницах гитлеровского рейха, не раз служили ей громоотводом в ее личной жизни, далеко небезупречной. Теперь встреча с Фалькенбергом возвратила ее к событиям "варфоломеевской ночи". Потом гауптштурмфюрер СС Фалькенберг временно исчез из ее поля зрения. Как стало известно позже, он сражался на полях Испании в войсках генерала Франко против Республики. Фалькенберг - один из третьестепенных исполнителей плана Гиммлера в инсценировке нападения польских солдат на германскую радиостанцию в Глейвице в августе 1939 года, - таинственным образом избежал участи своих "единоверцев". Все исполнители акции Гиммлера были расстреляны службой безопасности.
        - Не ожидала, штандартенфюрер, что вы любитель серьезной музыки, - заметила Штальберг. Она подошла к круглом) столику, на котором стояли небольшой хрустальный графин с коньяком и два бокала и где в тонкой стеклянной вазочке лежали засахаренные дольки лимона.
        Фалькенберг повернул голову, не отрывая пальцев от клавишей рояля. Он видел, как тонкая рука Эмилии наливала в бокал светло-коричневую жидкость.
        - Предпочитаю из всех трубадуров мира Вагнера... У него, знаете, есть, замечательные вещи...
        - Вагнер? Сейчас это выглядит довольно смешно. - Штальберг рассмеялась, расплескивая из бокала напиток. Она отпила несколько глотков и щелчком пальца ловко выбила из зеленой пачки сигарету. - Да, уже поздно. Усталость прошлой трудной ночи дает о себе знать. До полудня не беспокойте меня, штандартенфюрер. Только еще, позвольте спросить. Не кажется ли вам, что действия партизан не локализованы окончательно?
        - Не думаю, - ответил Фалькенберг. Он оставил рояль и подошел к Штальберг. - Во всяком случае, мы приняли все меры к стабилизации положения в районах, примыкающих к так называемому партизанскому краю. Больше всего хлопот нам принесет русская разведгруппа...
        Он наполовину наполнил свой опустевший бокал и, словно томимый жаждой, залпом опорожнил его.
        - Поиски нужно продолжать. Вы гарантированы, что группа русских разведчиков, оказавшись в столь тяжелых, экстремальных для нее условиях, не сможет соединиться с каким-нибудь отрядом партизан, действующим в этих лесных районах? Цели и задачи у них тождественны. И уверяю вас, опасаться партизан стоило бы.
        - Вы правы, - несколько помедлив, проронил Фалькенберг. - Я приму решительные меры. - Он вновь подошел к роялю. В комнате зазвучал марш Вагнера.
        - Но к чему этот марш "Гибель богов"? - Штальберг усмехнулась.
        - Это любимый марш фюрера, - подчеркнуто строго сказал Фалькенберг.
        - Да! Этот марш, несомненно, производит впечатление, - согласилась Штальберг и неожиданно продолжила - Вы представляете, штандартенфюрер... Стоит только русским разведчикам установить наблюдение за железнодорожной и шоссейной магистралями, перехватить одного-двух связных офицеров штаба, и тайна "Метеора" лопнет, как мыльный пузырь.
        Фалькенберга подмывало обозвать Штальберг грязным словом, но он сдержал себя.
        - Все ждет своего часа, фрейлейн Эмилия... и черт меня побери, если уже сегодня русские разведчики не будут у меня клетке.
        - Ну, а что вы скажете, если появление советского транспортного самолета в известном вам квадрате носило отвлекающий характер, тогда как в то же время в воздухе находился и другой советский транспортник, который безнаказанно осуществил выброску русских парашютистов в неизвестном нам районе?
        - Такая демонстрация со стороны русских исключена, штурмбанфюрер. Их предусмотрительность в сохранении личного состава и техники общеизвестна. К тому же ночное небо контролировалось не только в точке десантирования. Наши поисковые группы расходились в стороны от центров квадратов "двадцать один" - "двадцать три". Эти районы были окружены цепью секретных постов. По разработанной схеме рейдировали дежурные патрульные наряды. Опасаясь упустить русских разведчиков, штаб отдал команду уничтожить советский транспортник в воздухе.
        - Сомневаюсь в верности ваших суждений. Но... колебания ваши понимаю. Советские разведчики исчезли из прочного мешка, который им подготовили. Район выброски парашютистов и маршрут самолета были вами заранее изучены... Истребители авиаполка выполнили задачу, полковник, а разведчики... русские разведчики, видимо, превратились в бесплотных духов-невидимок... Ведь такое бывает только в детских сказках. И последнее - странное исчезновение с секретными документами унтерштурмфюрера Маллона - офицера связи штаба моторизованной бригады...
        "Да, что-то не сработало в общей системе, - думал Фалькенберг, рассеянно впитывая слова представителя имперского управления службы безопасности. - А ведь умна, стерва, ничего не скажешь..."
        Ему нужно было выглядеть оптимистом, и он повторил ранее сказанное:
        - Русским разведчикам не миновать приготовленной ловушки.
        - Опасаюсь за исход поисков. Здесь линия может оборваться...
        - Что вы хотите этим сказать? - выдавил из себя Фалькенберг.
        - То, что ваш промах может оказаться причиной вашей отставки. Отнюдь не желаю вам зла. Постарайтесь понять меня. Если советскому командованию станут известны планы группировки "Метеор", то вы окажетесь в положении... Начальник гестапо в некотором плане - тоже.
        Фалькенберг задумался и несколько секунд молча смотрел поверх головы Штальберг. Он интуитивно чувствовал, что группа русских разведчиков находится где-то совсем рядом, что предположение, высказанное ему Эмилией Штальберг, подсказано отнюдь не игрой воображения, и этот непростой случай с унтерштурмфюрером Маллоном - прямое тому подтверждение.
        Штальберг с какой-то неопределенной мыслью посмотрела на неподвижное лицо Фалькенберга и, небрежно бросив в пепельницу недокуренную сигарету, направилась к выходу. У самой двери она неожиданно повернулась и, как бы поняв ход размышлений начальника контрразведки армейской группы "Метеор", медленно произнесла:
        - К сожалению, времена меняются, мой друг, так же, как и люди. И не вздумайте злоупотреблять моим доверием... Между прочим, коньяк ваш удивительно хорош. А Вагнер мне доставил истинное наслаждение. Хайль Гитлер!
        Оставшись один, Фалькенберг долго ходил по кабинету, стараясь разобраться во всем том, что услышал от Штальберг. Короткий телефонный звонок оторвал его от невеселых размышлений.
        - Да! Что? Происшествие? Да объясните же, наконец, толком, гауптштурмфюрер... Партизаны? Вы что, с ума сошли?
        - Господин штандартенфюрер, - звучал в трубке возбужденный голос, - два часа тому назад небольшой отряд партизан в промежутке между населенными пунктами Ширино - Аринино совершил нападение на три грузовика, отставших от основной колонны. В результате - убитых с нашей стороны девять человек, сожжено две машины с продовольствием и медикаментами.
        Начальник контрразведки почувствовал, как мелкая дрожь прошла по его телу.
        - Болваны! - злобно кричал он в трубку. - Не справиться с этой ничтожной кучкой бандитов?! Почему отсутствовал отряд сопровождения? Молчите, вы... - Фалькенберг длинно и непристойно выругался и с шумом бросил трубку на рычаг, одновременно нажимая клавишу настольного коммутатора: - Дежурного офицера по отделу контрразведки!
        - Господин штандартенфюрер! - связной офицер бесшумно появился на пороге комнаты.
        Фалькенберг вырвал из его рук расшифрованное донесение.
        - Вместе с дежурным взводом СС возвращайтесь в свою дивизию и передайте командиру, что он - шляпа! Идите!
        Эсэсовец круто повернулся и, по-гусиному вытягивая шею, вышел.
        Фалькенберг нервно вышагивал по кабинету. "Еще не все потеряно... Впрочем, партизаны - особая статья. Что же на самом деле могло произойти с группой русских разведчиков? Не могли же они, действительно, провалиться сквозь землю? Очень даже возможно, что разведгруппа после приземления могла встретиться с отрядом партизан... И если дело обстоит именно так, то положение становится более угрожающим и небезопасным для планов группировки. Поле работы разведгруппы явно расширится, а ее существование примет устойчивый характер. Что же случилось с Маллоном? Не может быть, чтобы я допустил ошибку в своем заключении о квадрате сосредоточения разведгруппы..."
        Сопоставляя факты, Фалькенберг отметил, что его предположения относительно места приземления и сбора русских парашютистов были правильными. Советский самолет ЛИ-2 радарные установки засекли в ноль-ноль двадцать. Через четверть часа, потеряв управление, он врезался в лес неподалеку от хутора Дворики. Командир экипажа Вергунов был захвачен в плен полицейскими этого хутора после падения и взрыва самолета. Час выезда унтерштурмфюрера Маллона в штаб группы к его начальнику генералу Кейсу приходится на момент пленения русского летчика. Все сходится! Фалькенберг позвонил на метеостанцию и получил незамедлительный ответ, подтверждающий уже известные ему детали.
        Сводки радарных пунктов, схема поиска советских разведчиков лежали перед ним на столе. Несмотря на поздний час и усталость, Фалькенберг вновь принялся через лупу рассматривать карту.
        - Унтерштурмфюрер Маллон мог оказаться в руках русских разведчиков, - говорил он сам себе вслух, - только вот здесь, на изгибе асфальтированной дороги, где в это время не было ни единого патрульного наряда. Но в то же самое время, по этой же самой дороге должна была проходить колонна механизированной дивизии... Черт побери, - стукнул он кулаком по столу, - если бы не секретная карта - плевать... Но что происходило дальше? Действительно ли разведчики встретились с партизанским отрядом? Как понимать их дерзкий налет на автомобили, доставляющие нужный груз для танковой дивизии?
        Эти загадки усиливали смятение в душе начальников контрразведки группы "Метеор", поднимали в нем глухую злобу и наносили его чувствительному самолюбию сильный удар. Неожиданный, непонятный маневр советских разведчиков разрушил все его прежние логические построения. Приходилось начинать сначала. И это было невероятно трудно, так как теперь для успешного проведения операции нужен был хотя бы слабый, но верный след, который дал бы возможность их обнаружить.
        Порой у Фалькенберга появлялась тревожная мысль, что захваченный в плен унтерштурмфюрер СС Маллон мог изменить воинскому долгу, объяснив русским систему боевого охранения войск, входящих в состав группировки. Это давало бы им, в первую очередь, возможность пройти незамеченными через все посты, минуя часовых, секреты, патрульные наряды. Маллон должен был знать пароли, установленные в эту ночь.
        Не теряя времени, Фалькенберг подготовил обстоятельный письменный рапорт командующему группой группенфюреру Веллеру о появлении партизан в районах сосредоточения частей и подразделений. Он сообщил о результатах операции по уничтожению русских разведчиков. Не забыл он и о служебном, обстоятельном письме в вышестоящие органы службы безопасности, в котором с присущей ему изобретательностью обрисовал роли начальника штаба генерала Кейса и командира моторизованной бригады Гофмана в неприглядной истории с унтерштурмфюрером СС Маллоном. Несколько позже Фалькенберг связался по радио с командиром авиадивизии "Меч" полковником Кюнцем и от имени командующего предложил ему произвести днем тщательную воздушную разведку лесных районов в квадратах "двадцать один" - "двадцать девять". Вызвал по телефону штаб танковой дивизии и предупредил оберштурмбанфюрера СС Гасселя о своем выезде в воинские части.
        Глава восемнадцатая
        Только перед самым рассветом Наташа Коврова вышла на лесную прогалину, которая была для нее первым ориентиром. Впереди, плавая в лунном свете, лежала полоска низкого кустарника, а чуть дальше виднелись контуры кирпичного домика с двумя слабо светившимися оконцами. В нескольких десятках метров маячил входной семафор. Она поняла, что точно пришла к месту назначения, к западной границе станции Юдино.
        Коврова остановилась, прилегла на жиденькую подстилку из опавших листьев, с удовольствием отметила, что сумела, несмотря на изрядное плутание по ночному лесу, выдержать азимут, взятый ею от водокачки. Вначале идти было очень трудно. Вокруг гнездилась темнота. На пути встречались сплошные заросли, и ей приходилось менять направление, отходить в сторону, кружиться иногда на одном месте в попытках найти выход из ощетинившейся, жесткой поросли кустарника, чтобы защитить легкую одежонку от цепких и колючих ветвей. Заслышав громкий шорох, треск валежника, крик проснувшейся ночной птицы, она ложилась на землю и долго выжидала. Иногда ей чудились за шевельнувшимися кустами силуэты немецких солдат, и ее обостренное зрение даже ловило матовый блеск вскинутого оружия. В такие моменты Наташа очень сожалела, что нет у нее пистолета, даже самого маленького - "вальтера" или "маузера" с крошечными патронами. Применять их в бою было бы просто смешно и несерьезно, но это оружие давало возможность уйти из жизни, минуя застенки фашистской контрразведки.
        Небо постепенно светлело, и луна, беспечно кочующая в ватных облачных разрывах, то обнажала лесную чащу своим голубоватым сиянием, то опять ввергала ее в еще более густой мрак. В один из моментов, когда отчетливо обозначились окружающие деревья и отбрасываемые узкие тени, откуда-то издалека до Ковровой донеслись звуки автоматно-пулеметной стрельбы, редкие взрывы, очень похожие на гранаты. В той стороне, откуда доносилось тревожное бормотание - она помнила по карте, - должен был находиться железнодорожный разъезд Губаново. Потом снова наступила тишина.
        У домика железнодорожного мастера, она стала обдумывать первые слова, которые скажет Дельфину. Предутренняя роса окропила разведчицу с головы до ног, усиливая озноб. Кругом не было ни души. Но она, подчиняясь выработанному правилу смотреть и ждать, в то же время знала, что ночью, и особенно в предутренние часы, полотно железной дороги усиленно охраняется и за его состоянием и подходами к нему следит не одна пара глаз. Останавливало Коврову от последних шагов к притягивавшему ее домику сомнение: не упустила ли какую деталь? Ей чудилось, что в стенах этого беленного известью жилья затаилась засада, специально выслеживающая радистку разведгруппы лейтенанта Черемушкина. Едкий холодок прошел по телу мелкой дрожью, но не завладел ею, а заставил перейти к действиям. Она оправила одежду и перешла полосу кустарника. И тут же ей пришлось броситься на землю. Дверь, плаксиво заскрипев петлями, открылась, и из нее вышел человек. Пошел он в сторону семафора.
        Могла ли она знать, что этот человек через небольшое оконце уже давно наблюдал за незнакомкой, потом, усмехнувшись ее стараниям остаться незамеченной, раздраженно пробурчал:
        - Из лесу, вестимо... Но кто? И зачем? Ведь ясно было сказано: ни в коем случае сюда временно не приходить. Особенно в комендантский час.
        Буквально два дня назад в одном из окраиных районов Юдина, в тихом и незаметном переулке, гестапо напало на след подпольной организации. В результате перестрелки погибла большая часть группы активистов, был и тяжело ранен радист, вышедший на связь. Сильно поврежденную рацию фашисты взяли с собой. Радиста, умирающего от смертельного ранения, пристрелили. Начались обыски, облавы, аресты. Он, это человек по прозвищу Дельфин - руководитель попавшей в беду подпольной организации, и еще пятеро остались на свободе. Надолго ли? Немецкая железнодорожная администрация аз кожи вон лезла, усиливая репрессии рабочих и служащих русской национальности, по разным причинам оказавшихся на оккупированной территории. Она насаждала среди них провокаторов и тайных агентов гестапо из числа предателей и отщепенцев, люто ненавидящих советскую власть.
        Участок, обслуживаемый Дельфином, находился под наблюдением контрразведки, но он, осведомленный об этом, продолжал свою опасную работу, невзирая на возможность провала. Потому появление Ковровой было крайне нежелательным, могло повлечь за собой новую беду.
        Семафорное крыло приподнялось, указывая, что путь свободен. Из-за поворота сразу же раздался паровозный гудок. Коврова восприняла его по-своему - как сигнал к действию. Она метнулась через полотно к стоявшему человеку и при первом же взгляде на него поняла, что это и есть тот самый "свой", которого ей показывали на фотоснимке.
        Увидев Коврову, мужчина спросил, естественно, как ни в чем не бывало:
        - Чем могу служить, сударыня? - в его мягком с легкой картавинкой голосе звучали нотки отчужденности.
        - Большая Земля ждет вас в гости! - на одном дыхании произнесла Коврова.
        Но человек только улыбнулся, недоверчиво посмотрел на нее и сейчас же нахмурился.
        - Мне кажется, вы спутали адрес. Во всяком случае сейчас это поймете, если зайдете со мной в этот роскошный особняк, - он показал рукой в сторону белеющего домика. - При этом прошу учесть - скоро покажется поезд. Заниматься с вами мне недосуг.
        В комнате у входа, подвешенная на гвоздь, коптящим пламенем тускло светила керосиновая лампа. В ее неровном, мигающем свете уродливо и сиротливо выступала как бы снесенная сюда по случаю мебель: кухонный стол, покрытый однотонной зеленоватой старенькой клеенкой, несколько стульев с потертыми дерматиновыми сиденьями, двуспальная кровать с дутыми никелированными шишечками на спинках, застланная серым в коричневую полоску стеганым одеялом.
        Коврова с чисто женской наблюдательностью смогла за короткий миг разглядеть стоящего перед ней незнакомца. Ему было немногим более тридцати. Худощавый, невысокий, с глазами пепельного цвета, смотрящими внимательно и строго. Чубчик русых волос слегка прикрывал высокий лоб. Одет он был в черный суконный костюм железнодорожного рабочего.
        - Я не совсем понимаю, о какой земле вы говорите. Что это - пароль? И что такое в вашем понятии - большая земля? Дай нам Бог уместиться и на этой, на которой твердо стоим ногами. Путешествия отложим на более благоприятные времена. Я должен встретить и проводить по расписанию поезд. Сидите смирно, как мышка. Опасайтесь случайного, любопытного странника. Их развелось в этих местах порядком.
        Он вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Мысли проносились в его голове, чередой сменяя одна другую, как вагоны товарняка, который мчался сейчас на восток. "Нет! Напрасно так грубовато обошелся с гостьей. Пароль точен - не придерешься. Знают его лишь генерал Фалеев и кроме него, еще два-три человека - не больше. Возможно, произошли чрезвычайно важные события, ради которых пароль передан еще одному лицу. Но черт возьми, как эта женщина похожа на другую, прибывшую с высокими полномочиями в штаб генерала Веллера - на штурмбанфюрера СС Штальберг! Поразительное сходство! Бог мой! И если бы облачить незнакомку в униформу СС, пожалуй, невозможно будет определить, кто есть кто".
        Был минутный грех, признавался он себе, цепко осматривая бегущие мимо него груженые платформы, что предположил в этой посланнице командарма переодетую в гражданское платье особу иного полета.
        Коврова, оставшись одна, не находила причин столь холодного приема, она старалась уловить в своих размышлениях подоплеку непонятного ей поведения человека, на встречу с которым вынудили чрезвычайные обстоятельства. То, что он руководитель подпольной организации, сомнений не вызывало. Но почему тогда не отозвался на пароль, это приводило в отчаяние. Разведгруппе как воздух нужна пусть кратковременная, но устойчивая, надежная радиосвязь. И что же? Может, он не доверяет? Лучше уйти отсюда. Но как это будет расценено? По реакции железнодорожника было ясно, что он принял произнесенные слова как пароль. Как бы там ни было, отсутствие оружия делало Коврову беспомощной...
        Хозяин скоро вернулся:
        - Винюсь, - сказал он, - сразу не сообразишь. Но до Большой Земли немалое расстояние. Нужно еще дойти...
        Коврова облегченно вздохнула:
        - Ну напугали же вы меня.
        - Сочувствую, - мягко проговорил тот. - Нередко сам находился в подобном положении, живу ведь в логове злых, отчаявшихся в неудачах, беспощадных волков... Зовите меня просто Пантелей Акимович, фамилия - Желтухин. Итак, слушаю вас внимательно.
        - Товарищ Желтухин, я радистка одной из разведгрупп, заброшенной во вражеский тыл. Произошла беда. Мы остались без радиостанции. Накопленные сведения о противнике очень, очень важны. Их нужно срочно передать за линию фронта. Необходима минимальная по времени, но устойчивая, надежная радиосвязь. Данные с каждым часом теряют свою ценность.
        - Да-а... К сожалению, подпольная организация лишилась рации, - глуховато проговорил Желтухин. - Конечно, какой-то выход найдем. Но ведь потребуется время. А время для вашей разведгруппы сейчас - все. Мне кажется, лучший вариант - контакт с ближайшим партизанским отрядом. Например, отряд Бородача. Я, конечно, понимаю, что предлагаю не самый лучший выход из критического положения. До отрядной стоянки дойти сложно и далековато. Я, пожалуй, найду место, где определить вас до вечера. Идти в обратный путь днем не советую. Не отчаивайтесь, еще не все потеряно... Возможно, мы что-нибудь придумаем.
        - До партизанского отряда нужно будет еще дойти. И, как знать, что предвещают эти километры по территории врага, - не скрывая горечи, произнесла Коврова.
        Она ни словом не обмолвилась о том, что уже сегодня, с наступлением вечерних сумерек, ее должны ждать, и если радиосеанс с "Фиалкой" по каким-либо причинам не состоится, то придется идти на самый крайний риск - к фашистской радиостанции в Юдине. Это единственный выход из тупика. И другого быть не может.
        - Я догадываюсь о ваших мыслях, - наблюдая за Ковровой, с грустью в голосе, отозвался Желтухин. - Размышления эти основаны на ранее выработанном варианте плана - передать разведданные командованию любым путем, не считаясь с понесенными жертвами. Я бы мог со своими людьми помочь в этом. Но преждевременно раскрывать себя и всю подпольную организацию не имею права. Единственный объект, который может заинтересовать разведгруппу при данных обстоятельствах, это радиостанция при штабе группы гитлеровских войск. Она находится в двухэтажном кирпичном здании неподалеку от резиденции командующего группой войск генерала Веллера. Я правильно вас понял? И все же, взять штурмом в самом логове врага хорошо охраняемую радиостанцию? Горсткой разведчиков? Это утопия.
        Коврова, несколько шокированная проницательностью Желтухина, упрямо смотрела в его чуть прищуренные глаза:
        - Может быть и так, - произнесла она неопределенно.
        - Хорошо, - сказал он, о чем-то вновь напряженно думая, - скоро кончается комендантский час, и вы покинете этот домик. Вот вам ключ. Адрес: Короткий переулок, номер десять. Явка абсолютно чистая. Тропинка от железной дороги доведет до главной улицы. От нее наискосок нужный вам переулок. Ждите моего прихода. В доме, в кухонном столе, хранятся кое-какие продукты. Не стесняйтесь. Не теряя времени, основательно выспитесь. Единственное, что в моих силах - выделить вам одного надежного человека. Очень жаль, что ваши надежды не осуществились. Не делайте пока окончательных выводов. На явке продолжим разговор, и я передам вам сведения о противнике, которыми, возможно, не располагает ваша группа.
        - Благодарю за помощь, Пантелей Акимович! Но время... время по-прежнему работает на армейскую группу генерала Веллера.
        - Знаю. На случай вашей встречи с фашистскими патрулями вы обеспечены документами? Легендой?
        - Все это есть. Я хотела бы вас просить, Пантелей Акимович. Могут задержать... А оказаться в контрразведке...
        - Вы, как я полагаю, хотите иметь оружие? Но лишь одно его наличие при задержании - неопровержимая улика вашей принадлежности к партизанам. - Желтухин покачал головой. - Это же противоречит правилам конспирации. Вы хотя бы представляете, что впоследствии будет с вами?
        - Мое появление в незнакомом городке - само по себе риск.
        - У вас завидный характер. Настойчивость! Возможно, в чем-то вы и правы. Возьмите вот это. - Желтухин извлек из бокового кармана форменного кителя плоский восьмизарядный пистолет "браунинг". - И запасную обойму, - добавил он.
        - Не задерживайтесь, - как-то по-домашнему сказала Коврова. - Буду ждать...
        - Опасайтесь не только кого-либо из полицаев. Берегитесь офицеров гестапо и контрразведки. Я говорю это потому, что вы очень похожи на одну особу, прибывшую из Берлина в штаб группы "Метеор". Эта женщина - штурмбанфюрер СС Штальберг. Имеет широкие полномочия, является как бы шефом таких служб, как гестапо и контрразведка.
        - Хорошо. Спасибо. Я это учту.
        - Итак, до встречи, - сказал Желтухин.
        Коврова ждала Желтухина до полудня. В комнате монотонно отстукивали ходики. Бесплодное ожидание постепенно перерастало в тревогу. Изредка, чуть смещая в сторону плотную шторку окна, она видела человека, который казался ей явно подозрительным. Он был в тонком парусиновом плаще с капюшоном и то появлялся на тротуарчике, то исчезал за калиткой стоящего напротив домика, предварительно осмотревшись по сторонам. Черты его лица смазывались расстоянием, и Коврова определила только одно: подозрительный незнакомец был молод.
        Она отходила от окна в глубину комнаты, потом незаметным движением отодвигала край шторы. В какой-то момент ей показалось, что человек этот стал нервничать. Поглядывая на окно и явно не видя Коврову, он делал загадочные движения пальцами, словно указывая ей путь на улицу. Она наконец поняла, что это обращено именно к ней. "Постараюсь выделить вам в помощь надежного человека", - вспомнились слова Желтухина. Может быть, явка провалена, и с минуты на минуту нагрянут немцы, а Пантелей Акимович не имеет возможности чем-то помочь?.. Если она правильно поняла этого человека, то нужно уходить отсюда немедленно.
        Больше раздумывать было нельзя. Коврова сунула браунинг в потайной карманчик, вшитый в подкладку куртки с левой стороны, под мышкой, закрыла за собой дверь, положила ключ под лежавший на полу веранды войлочный коврик и, осмотревшись по сторонам, вышла на улицу.
        Стоял погожий сентябрьский день. Прохожих было немного. Она с некоторым удовлетворением отметила, что ничем резко не выделяется среди окружающих и ничего вокруг не предвещает внезапной беды. Тем не менее ее не покидала осторожность, постоянное ожидание какой-либо скрытой опасности. По пути встречались немецкие офицеры. Прошел жандармский патруль. На одном из перекрестков стояла группа полицаев с грязно-белыми повязками на левых рукавах немецких солдатских френчей. Один из них - с губастым, нагловатым лицом - окинул Коврову с ног до головы и сказал что-то стоявшим рядом с ним, компания расхохоталась. Наташа быстро перешла на другую сторону улочки.
        По проезжей части разъезжали мотоциклисты. Во главе с двумя офицерами проследовала небольшая колонна солдат. Знаки воинских различий на примятой униформе говорили о их принадлежности к разным родам войск, и можно было предположить, что эти люди прибыли из лечебных учреждений, направляясь на сборный пункт. Изредка проезжали крытые брезентом автомашины. Общая обстановка выглядела как бы безмятежной и мирной.
        Коврова боковым зрением заметила шедшего по противоположной стороне улицы уже знакомого ей человека. Плащ его был застегнут на две нижние пуговицы и бугрился на груди небольшими складками. Капюшон, откинутый за спину, давал возможность рассмотреть странного сопровождающего с резкими чертами лица, шапкой густых темно-русых волос. Время от времени он приподнимал широкую ладонь, приглаживая шевелюру. Человек ничем не выделялся среди встречавшихся на улице мужчин. Наташа почувствовала на себе его внимательный, ничего не упускающий взгляд. При этом он чуть взмахнул рукой и сразу же юркнул в первый попавшийся переулок.
        Впереди и мимо нее заторопились и заспешили прохожие. Коврова оглянулась. К перекрестку подъехали две автомашины, из них высыпали солдаты, мгновенно образуя плотную цепочку поперек улицы. Началась повальная проверка документов.
        - Облава! Облава! - неслось среди прохожих.
        Улица быстро пустела. Коврова тоже юркнула в переулок за молодым человеком с откинутым капюшоном. Она пересекла улицу, перебежала через захламленный двор разрушенного дома, вышла в маленький сквер и неожиданно для себя лицом к лицу столкнулась с патрульными солдатами.
        - Хальт! Хенде хох! - прохрипел простуженным голосом один из них, угрожающе приподняв ствол "шмайссера".
        - Документы! Живо! - грубо потребовал подошедший офицер. - Куда следуете? - говорил он по-русски с легким акцентом.
        Наташа, стараясь сдержать волнение, неторопливо достала связанный по краям носовой платок.
        - Господин офицер требует документы? Вот мой аусвайс. Пожалуйста! - Коврова кокетливо улыбнулась.
        Белобрысый гестаповец посмотрел на нее в упор своими желтыми, кошачьими глазами:
        - Документы у вас в порядке, - он нарочно, словно испытывая стоящую перед ним женщину, сделал паузу и закончил фразу, будто выстрелил, - это на первый взгляд. На какой улице живет фрау? На улице Суворова? Я немножко знаю историю этого русского полководца. Очень жаль, но придется отвести вас в комендатуру.
        - Мне, собственно, все равно... - чувствуя, как в груди часто заколотилось сердце, дрогнувшим голосом отозвалась Коврова.
        Она шла в сопровождении трех вооруженных немцев и думала, почему попалась именно она. "Не арестовывают же на улицах всех подряд? Неужели это конец? Дура... какая же я дура! Ведь стоило только при выходе со двора осмотреться по сторонам... - лихорадочно оценивала она свое положение, внимательно изучая при этом пустынную улицу. - Где же ты, неотступно следовавший за мной человек в плаще?"
        И в этот момент на противоположной стороне улицы показался человек. У него был вид беспечного прогуливающегося слегка подвыпившего молодого полицая, который за особые заслуги перед германскими властями находился вне всяких подозрений. На перекрестке он сошел с тротуара на проезжую часть и коснулся пальцами верхней пуговицы плаща. В это время гестаповцы, ведя впереди себя разведчицу, подходили к разрушенному двухэтажному дому с колоннами. Парадный вход, загроможденный красным битым кирпичом, был всего в нескольких шагах. "Сейчас или никогда!" - решила Коврова. Она метнулась к входу, ожидая выстрела в спину. Но выстрел грохнул запоздало, и разрывная пуля лишь сорвала над ее головой штукатурку. Торопливый стук сапог прервала короткая автоматная очередь. Первым упал окликнувший ее солдат, он будто споткнулся на пыльных ступенях лестницы, а тело лейтенанта, ударом пули отброшенное назад, распласталось на тротуаре. Третий немец, не выпуская из рук автомата, смертельно раненный, сделав несколько надломленных шагов, мешком рухнул на мостовую и забился в судорогах. Потом наступила тишина. Молодой человек
мгновенно оказался рядом с Ковровой:
        - Бежим, сестренка! Я знаю все проходные дворы...
        Чувствуя какое-то необъяснимое радостное возбуждение, влекомая подпольщиком, вооруженным немецким автоматом, она вбежала в длинный, заставленный битой мебелью коридор. Затем оказалась в каком-то дворике одноэтажного деревянного дома. Ее спутник, заметно заикаясь, тяжело, с присвистом дыша, стал говорить:
        - Вот что, товарищ, Пантелея Акимовича - не ждите! Не придет. Он успел до прихода гестаповцев - это уже после вашего ухода на конспиративную квартиру - кое-что рассказать о вас - так... самую малость. Оставаться в Юдино вам никак нельзя. Теперь и контрразведка и гестапо перероют все вверх дном, чтобы найти виновников нападения на немецкий патруль. Ваше сходство со Штальберг просто опасно. И если кто из немцев или полицаев запомнил ваше лицо, считайте, что песенка останется недопетой. Но пока нам с вами повезло. Как вы понимаете, мне поручено обеспечить вашу безопасность при выходе из Юдино. Это все.
        - Так... Только как вы понимаете мой приход сюда, в Юдино?
        - Конечно, не с туристской целью. Я знаю о вашем задании. Вам нужна связь. Мы тоже думаем, как вам помочь. Я говорю о городском подпольном центре.
        - Радиосвязь... Когда же она будет? И будет ли вообще? - разочарованно произнесла Коврова.
        - Да! Твердо обещать этого, к сожалению, не можем. Понимаю, вы готовы идти на крайние меры. Мы тоже. Однако в пределах допустимого. Речь идет о сохранении нашей оставшейся группы. У нас тоже здесь немало дел. - Он помолчал, что-то прикидывая в мыслях, и потом сказал: - Вам бы где-нибудь переждать... Только не уверен. Находиться в этом дворике нежелательно. Жила здесь одна хорошая семья. Но, как говорится, прежде чем начинать строить дом, проверь - добрый ли у тебя будет сосед...
        Что случилось с этой семьей, он так и не рассказал и повел ее к стоявшему в углу дворика флигелю. Перед дверью он чуть помедлил, прислушиваясь к легкому покашливанию кого-то там, в комнате, потом решительно увлек Коврову за собой. На столике слабо мигнул каганец. Комнатенка будто вся была наполнена блуждающими силуэтами. Едва различимый в полутьме, спиной к вошедшим стоял сгорбленный старик. Он обернулся, казалось, только потому, что сильнее замигал огонек фитиля в плоской консервной банке. Девушку еще сильнее насторожила обстановка таинственности, и она вдруг спросила сопровождающего:
        - А как вас зовут?
        - Игнатом, - ответил он сразу, будто давно ждал этого вопроса.
        Снова послышалось покашливание, и можно было понять, что оно означает приветствие, если не пароль. Игнат положил руку на плечо старика, стоявшего перед ним ссутулившись, со взлохмаченными волосами. Выглядел он по-домашнему - в дырявых тапочках, черных шароварах и телогрейке-безрукавке поверх клетчатой рубашки.
        - Он глухонемой, - представил Игнат старика. - Здесь вам безопаснее всего подождать меня. Сколько времени пройдет - сказать трудно. Только учтите - городок наш на особом положении, проверки - одна за другой. Нередко проводят и повторные облавы по тем же самым районам. За меня не беспокойтесь - не попадусь. Скоро комендантский час, но у меня ночной пропуск. Ждите. В крайнем случае старик вас предупредит. - И он выскользнул в дверь.
        Коврова даже не успела спросить: как может предупредить ее глухонемой? Она присела к столу на что-то подобное табуретке, склонила отяжелевшую голову на скрещенные руки... В полутумане томительного ожидания - не только самого Игната, а и того, что должно последовать после его возвращения, - она чувствовала, что старик беспрестанно ходит по комнате, покашливает, иногда останавливается у открытой форточки и долго смотрит в глубь дворика. Несколько раз ей показалось, что он осторожно открывал фанерную дверь, долго не появлялся, но потом снова слышались его шаркающие шаги...
        Глава девятнадцатая
        ...Остановив автомашину у подъезда, Эмилия Штальберг стремительно вошла в охранное помещение своей резиденции. Она была явно не в духе. В комнате ее личной охраны висели шлейфы табачного дыма. Из-за стола, на котором стоял полевой телефон, поднялся и шагнул навстречу шарфюрер - молодой, с чистым привлекательным лицом.
        - Что за кабак?! - резко бросила она в лицо дежурному.
        - Хайль Гитлер! Шарфюрер Бруннер. Это оставил прежний состав охраны, штурмбанфюрер. Мы же только заступили. Нас двое, - заученно ответил шарфюрер.
        Включив в своей комнате верхний свет и настольную лампу, Штальберг тут же обернулась на легкий нерешительный стук в дверь.
        - Одну минуту! Входите!
        В комнату шагнул тот же шарфюрер.
        - Что вам угодно, шарфюрер? - нахмурив брови, недовольно спросила Штальберг..
        - Вы оставили в машине ключ от зажигания.
        - В следующий раз за такую вольность будете строго наказаны, впрочем, вы подали мне одну мысль... Как солдат фюрера вы в дружбе с автомобильной техникой?
        - Военная специальность - водитель бронетранспортера.
        - Вот, вот. Доверяю вам заправку "оппель-капитана". После автомобиль поставите на прежнее место. Даю вам на это тридцать минут. Что еще неясно в моем распоряжении?
        - Но пост... - растерянно проговорил шарфюрер. - Пост оставлять не имею права.
        - Исполняйте! Уж как-нибудь справлюсь с вашими обязанностями. Вы мне доверяете? - с легкой иронией спросила она. - И что же вы ждете?
        - В приемной - начальник охраны штаба группы штурмбанфюрер СС Вернер. Он просит принять его.
        - Разве штурмбанфюрер Вернер не знает, что у себя на квартире я никого не принимаю, как бы ни были срочны дела?
        - Но, тем не менее, по его словам, он не может отложить визит.
        - Пошлите штурмбанфюрера ко всем чертям. Мне нужен отдых. Хотя, постойте. Скажите, что я приму его. А вы уезжайте на заправку.
        - Входите, штурмбанфюрер! - сухо произнесла Штальберг.
        Начальник охраны штаба группы Ганс Вернер вошел стремительной походкой, вскидывая вверх руку для приветствия.
        - Хайль Гитлер!
        Был он невысок, строен, рыжеволос, с чуть раскосыми монгольского типа глазами и сухим энергичным лицом.
        - Хайль! - сдержанно приветствовала его Штальберг.
        - Тысячу извинений, штурмбанфюрер, что осмелился зайти к вам...
        Несколько секунд они молча испытывающе смотрели друг другу в глаза.
        - Ваш взгляд, штурмбанфюрер, способен превратить человека в статую. Какова цель вашего визита?
        - Признаюсь сразу - весьма важные обстоятельства. Думаю, что подробности заинтересуют вас, штурмбанфюрер.
        - Я внимательно слушаю вас.
        Штальберг сидела у стола так, что свет от настольной лампы падал на нее сзади, и лицо ее оставалось в тени.
        - Я всегда к вашим услугам. Разрешите называть вас фрейлейн Эмилия?
        - Люблю откровенность, - кивнула головой Штальберг. - Но учтите, в вашем распоряжении мало времени. Я очень устала и хочу отдохнуть. Пощадите, Вернер!
        - Дело в том, что я неоднократно звонил вам, но найти вас было невозможно.
        - Но начальник гестапо штурмбанфюрер СС Крюгер отлично осведомлен о моих делах и точном местонахождении.
        - Что этот Крюгер! - с недовольной гримасой на лице заметил Вернер...
        - Послушайте, Ганс... Надеюсь, вы не откажетесь от рюмочки коньяка, - тоном гостеприимной хозяйки предложила Штальберг.
        - Нахожусь на службе...
        - Не паясничайте, штурмбанфюрер! Ведь окружающие вас не так наивны, как вы изволите полагать. К тому же ответственность беру на себя. Таких офицеров СС, как вы, фюрер хотел бы иметь побольше... Хайль Гитлер! Ведь ни для кого не секрет: группенфюрер Веллер весьма благосклонно относится к вашей персоне.
        - В этом случае, как говорят в России, я - вольный казак!
        - Именно так.
        - О! - восторженно воскликнул Вернер, взглянув за раскрытые хозяйкой дверцы бара. - Что видят мои глаза?! - Он взял пузатую бутылку с яркой этикеткой, на светло-голубом фоне которой два священника в черных сутанах и красных камилавках на расстоянии вытянутой руки соприкасались друг с другом краями рюмочек-наперстков.
        - Там внизу есть и не менее экзотические закуски, - подсказала Штальберг. - Поухаживайте за мной.
        - Сухая колбаса болгарского производства... Голландские шпроты... Аргентинская тушенка. Благодарю. Я выбираю редчайший, многолетней выдержки французский коньяк "Два пастыря". Для вас что-нибудь полегче? Лечебный, целебный напиток "Рафаэль"? Не возражаете?
        - За свой скорый отъезд, пожалуй, пригублю и я.
        - Браво! Так поступает только чистокровная немка. Вы начинаете все больше нравиться мне, фрейлейн Эмилия. Жаль только... - крохотными глоточками смакуя коньяк, Вернер продолжил. - Я радуюсь тому, что наступил кратковременный отдых и время ничегонеделания. Вы разве не заметили, что в городке стало намного тише, меньше патрулей и вообще... Вам многое известно, больше, чем мне. Однако не все. Группенфюрер Веллер в двадцать ноль-ноль выехал совместно со своим штабом, двумя ротами моего батальона в войсковое полевое управление - район хутора Лесной. За ним потянулись и некоторые части гарнизона. Нас ожидают грандиозные события на фронте. План контрудара штаба группы "Метеор" принят и утвержден без изменений. Начальник штаба бригадный генерал Кейс условно реабилитирован. Отыскался и след унтерштурмфюрера Маллона. По пути в штаб группы "Метеор" он был похищен советской войсковой разведкой. На рассвете вчерашнего дня на одном из убитых русских разведчиков был обнаружен планшет Маллона со злополучной картой. Это произошло в районе старинного заброшенного монастыря. Двое из разведчиков ушли от возмездия.
Находка дала толчок к утверждению ранее разработанного плана контрнаступления. Командующий очень хотел видеть вас. Кстати, радиостанция утром также сворачивается...
        - Но она еще пока действует, - то ли спросила, то ли утвердительно сказала Штальберг. И, видно, из-за этой неопределенности Вернер никак не прореагировал на произнесенную фразу.
        Штурмбанфюрер спросил о другом:
        - Вы не сомневаетесь в успехе контрудара армейской группы "Метеор" по обороне русских?
        - Нисколько! Это будет наша победа, Ганс Вернер! Для нее не жалко и самой жизни... Очень признательна в свою очередь, за проявленное беспокойство о моей персоне. Шифровкой, полученной вчера, я информирована о передислокации штаба и обо всем остальном. Но там же было сказано о том, что обергруппенфюрер Кальтенбруннер срочно отзывает меня из штаба генерала Веллера. За какие грехи? Возможно, это кляуза штурмбанфюрера Крюгера? И этим руководствовались там, в Берлине? Что ожидает меня лично? Это сложный вопрос, штурмбанфюрер Вернер. За халатность, безынициативность Фалькенберга в ликвидации русской разведгруппы опала коснулась и меня? Как хочется поскорее возвратиться в Берлин! Неизвестность просто мучает меня.
        - В Берлин? Нет ничего проще, - оживился Вернер. - Мне известно, что вчера в сумерках на наш штабной аэродром приземлился транспортник. Он доставил новых командира и начальников штаба танковой дивизии. В обратный рейс уходит завтра, в шесть тридцать утра. Начальник аэродрома, если так можно назвать взлетно-посадочную площадку, - мой давний приятель, обер-лейтенант Фриц Роммель.
        - Вот это прекрасно, Вернер. Только штандартенфюреру Фалькенбергу - ни слова. Вы меня не видели...
        - Вас проводить на аэродром?
        - К чему афишировать нашу крепнущую дружбу? Прошу, позвоните мне через полчаса и подтвердите вылет транспортника и договоренность с этим вашим приятелем...
        - Роммелем.
        - До аэродрома - четверть часа пути. Я хочу инкогнито покинуть Юдино. Или, как говорят, не прощаясь - по-английски.
        - Чувствую, что это наша последняя встреча, фрейлейн Штальберг...
        - Будьте оптимистом, штурмбанфюрер! Вы многое для меня сделали. Не забудьте позвонить Роммелю.
        - Он о вас слышал и знает, кем вы являетесь при штабе группы "Метеор".
        - Послушайте, Вернер! Заберите с собой этих "французских пастырей".
        Через пять минут после его ухода Штальберг, предупредив охрану, что будет отсутствовать ровно полчаса, села в машину и уехала в сторону железнодорожной станции.
        Глава двадцатая
        Коврова пробудилась от дремоты после настойчивого, сдавленного кашля, хриплых звуков. Старик стоял перед ней, возбужденно жестикулируя, видно, так и не решившись раньше дотронуться до ее плеча. Его поведение можно было понять однозначно: там, на улице, что-то происходит, и ей нужно уходить. Но куда? Может быть, Игнат где-то ждет ее, не имея возможности прийти сюда? Или же идет та самая повторная облава, о которой говорил молодой подпольщик?
        Коврова поспешно вышла из флигеля. Что оставалось делать, если ты гость, тем более незваный, и хозяин выпроваживает тебя!.. Досадное ощущение неопределенности и одиночества, второй случай за день, когда приходится уходить в силу каких-то неведомых обстоятельств неизвестно куда, вызвали в ней апатию, редкое безволие и безразличие... И только одна мысль заставила ее быть собранной, сосредоточенной: "Видно, им намного труднее здесь, чем нам. В разведке проще и яснее, что к чему. Жить постоянно в окружении врагов, вечном страхе, в зависимости от самых непредвиденных обстоятельств и по крупицам собирать сведения для своих, накапливать их по крохам - вот удел подпольщиков... Как бы там ни было, а приходится выбираться из Юдино, ничего не сделав, добираться до своих и..." И все-таки где-то глубоко внутри теплилась надежда.
        Она прошла несколько десятков шагов по тихой и темной улочке и неожиданно вышла в переулок, тесно прижавшийся к станционным строениям. Темной массой высилось перед ней здание вокзала. У скверика припаркованный легковой автомобиль. Из двух крытых брезентом санитарных фургонов солдаты выносили раненых. Серебристый луч прожектора, одиноко и вертляво снующий по плотному вечернему небу, не затрагивал тревожно-серую темноту привокзальной площади. Слышались отрывистые немецкие фразы. Стоящий у станции паровоз, тяжело отдуваясь, пронзительно засвистел, и Коврова невольно сделала шаг в сторону. Она внимательно осмотрелась вокруг. Ей представилось, что еще немного, еще несколько десятков шагов - и она незаметно преодолеет между пакгаузами станционный палисадник, тенью пересечет паутину железнодорожных рельсов и уйдет в лес, к месту условленной встречи. Но тут послышался рокот въезжающих на площадь тяжелых грузовиков, огни их фар осветили часть мостовой, легли на ее фигуру, У входа в вестибюль вокзала, совсем близко от нее, уродливо качаясь, появилась тень. Рослый офицер властно взмахнул рукой. В отсветах
блеснула дверца "оппель-капитана". Ковровой показалось, что и огни фар, и луч прожектора зашарили именно по ней, и тогда она бросилась к этой спасительной дверце, дернула ручку и юркнула на заднее сиденье одиноко стоявшего автомобиля.
        Один за другим, тормозя перед требовательным жестом руки офицера СС, остановились еще два грузовика. В них, отсвечивая сталью шлемов, рядами сидели солдаты. Гитлеровец бросил равнодушный взгляд на "оппель-капитан" и, обращаясь к кому-то, сдержанно произнес:
        - Штурмбанфюрер Штальберг?
        - Как видите. Вы удивлены? - ответил ему женский голос.
        - Просто завидую вашей вездесущности...
        - Женщина более активна в жизни, Крюгер. И если учесть, что завтра к вечеру покидаю, к сожалению, ставку генерала Веллера - причем мне не забыть милого приема, оказанного вами и Фалькенбергом, - то нетрудно объяснить растущий дефицит времени. Кстати, если говорить начистоту, то понимаю обязанности начальника гестапо более широко, нежели вы, штурмбанфюрер.
        - Нокаут! Чистый нокаут, госпожа Штальберг.
        Коврова внимательно вслушивалась в диалог.
        - Нет! Вы просто отделались легким испугом, Крюгер. Думаю, что наша совместная поездка в танковую дивизию внесла бы существенные коррективы в ваше сегодняшнее оптимистическое настроение, - Штальберг открыла переднюю дверцу "оппель-капитана" и остановилась. - Только непонятно, почему вы скрыли от меня сам факт работы юдинской подпольной организации. И это - в ответственный период подготовки "Метеора" к нанесению удара по обороне русских. Как прикажете понимать вас, штурмбанфюрер?
        - Езда в автомобиле без охраны... слишком рискованно, - резюмировал Крюгер. - Сегодня, с наступлением вечерних сумерек, бандитами предпринято нападение на патрульный наряд. Очередью из автомата убиты трое. В том числе, офицер гестапо фон Дриккер.
        - Я родилась под счастливой звездой, Крюгер. И закатится она, надеюсь, только на склоне моих лет. Очень сожалею, что у меня нет времени для милой беседы с вами. К тому же она происходит в не совсем нормальной обстановке. Все дело в том, что рано или поздно наш разговор будет продолжен в иных инстанциях. Танковая дивизия в результате налета советской авиации в значительной степени потеряла свою боеспособность. Каким образом могли испариться некоторые документы ее штаба? Не унесли же их с собой на хвосте русские самолеты? За все, что произошло в этой дивизии, и кое-что другое, несет свой тяжкий крест штандартенфюрер Фалькенберг. Но и ваша доля вины в этом немалая.
        - По долгу службы, - стоя по правую сторону от Штальберг, Крюгер опустил ладонь на крышу автомобиля, - мне бы хотелось напомнить вам, представителю обергруппенфюрера Кальтенбруннера, о некоторых отрицательных аспектах работы войсковой разведки во главе с оберштурмбанфюрером Вагнером...
        - Это уже из другой оперы. Во всяком случае, оберштурмбанфюрер Вагнер выглядит на общем фоне наших неурядиц значительно солиднее... В общем, до встречи, штурмбанфюрер...
        - Постойте! Всего несколько слов, - решив, что настало время несколько реабилитировать себя, начальник гестапо доверительно произнес - Сотрудники гестапо, а не контрразведчик, заметьте, напали на след советской разведгруппы, а это значит...
        Коврова почувствовала, как по ее телу прошел озноб. Она опустилась с сиденья "оппель-капитана" на пол, сжимая в руке браунинг. Что будет дальше, она не могла предположить. Во всяком случае, думала Коврова, Черемушкин поймет, что я сделала все, что смогла... Жаль только, не узнают наши, какие сведения были у меня...
        Коврова все-таки увидела снизу эту женщину в форме штурмбанфюрера, но лицо ее лишь мелькнуло, когда она садилась за руль.
        "Оппель-капитан" рванулся с места. Машина, миновав привокзальную улицу, вышла на шоссе. Дорога вела куда-то в совсем темную даль. Коврова осторожно поднялась на сиденье, положила на колени браунинг. "Оппель" шел ровно, не встречая никого на пути. Немка включила свет в кабине и поправила зеркало заднего обзора. Коврова вдруг увидела свое лицо, отраженное в этом овальном кусочке стекла, и удивленную физиономию той, что сидела за рулем.
        Пронзительно заскрипев тормозами, машина остановилась. Женщина за рулем резко обернулась и лицом к лицу столкнулась со своим явно беззеркальным отражением. Похоже, она увидела себя просто со стороны. Только лицо ее было с сурово сдвинутыми бровями, резкой складкой в уголках губ. Ковровой же показалось, что она видит себя лет на пять старше, женственнее и холенее.
        - Что за фокусы!!! - почти истерично прокричала немка. - К черту эксперименты!
        Наведенный на нее пистолет коснулся ее виска, и она услышала сказанное по-немецки:
        - Спокойно! Положите руки на руль. Одно лишнее движение - и стреляю...
        Штальберг показалось, что она видит ужасный сон. Черный ствол браунинга на мгновение отошел в сторону. Щелкнул замок дверцы, и на переднее сиденье опустилась незнакомка, проворно вынула из ее кобуры пистолет.
        Внезапно вырвавшийся свет мотоциклетных фар ударил в лобовое стекло!
        - Хальт! Хальт! - раздался совсем рядом голос.
        И когда свет ушел чуть в сторону, обе женщины увидели перегородивший дорогу мотоциклетный патруль.
        В мотоцикле в форме офицеров С С сидели двое. Один за рулем, другой в коляске, держа руки на прикладе ручного пулемета с двойным коробчатым магазином.
        Ситуация требовала молниеносного решения.
        Коврова выстрелила в сидевшего в коляске, но пуля не задела эсэсовца. Тот, что был за рулем, рывком перебросил через голову ремень автомата и плашмя бросился в придорожный травной покров. Предупреждая второй, более точный выстрел, он выкрикнул:
        - Не стрелять!
        Коврова прикидывала, как убрать его, чтобы шансы стали равными.
        - Не стрелять! - раздался голос эсэсовца, сидящего в коляске. Демонстрируя силу своего превосходства в оружии, он чуть скосил в сторону и поднял вверх пулеметный ствол. Очередь жестким эхом ворвалась в тишину. Срезанные пулями сосновые ветки посыпались на капот машины. Коврова сжалась, стараясь понять, на что рассчитаны предупредительные очереди немца. Понимая свою обреченность, со всей накопившейся в ней злобой и отчаянием Наташа прокричала:
        - Слышите вы, гитлеровские кретины! Вы можете убить меня! Но мою ненависть - никогда!
        Слова ее произвели странный эффект. Штальберг отрешенно смотрела на незнакомку, ясно понимала теперь, что находится под дулом пистолета у русской разведчицы. А оба патрульных встали открыто, во весь рост. И тот, что лежал в траве, громко сказал по-русски:
        - Не стреляйте! Не стреляйте... Я - Игнат!
        Человек, назвавший себя Игнатом, передал свой "шмайссер" напарнику в коляске. И, чуть приподняв руки вверх, направился к Ковровой.
        - Игнат?! Это вы! - удивленно воскликнула она, с трудом узнав приблизившегося человека.
        Игнат, быстро метнулся к той стороне машины, где, прислонившись к дверце и словно впав в забытье, сидела Штальберг.
        - Кажется, вы мило побеседовали со штурмбанфюрером... Штальберг, если не ошибаюсь. Желтухин успел, наверное, кое-что сказать вам о ней. Я имею в виду некоторое внешнее сходство, - сказал он Ковровой и позвал товарища: - Урмас! Подходи! Наша знакомая.
        Подошедший в форме оберунтерштурмфюрера СС человек был светловолос, чуть выше среднего роста. В темноте угадывались его крупные с прищуром глаза под дугами темных бровей. Лицо чистое, продолговатое, с выразительным контуром полных губ.
        - Урмас Алентус! - представился он. - Говорю с небольшим эстонским акцентом. Я знаю о вас то, что известно и Игнату, не больше... А теперь, насколько я понимаю, времени лишнего у нас с вами нет. Пока не подъехал настоящий патруль, нужно срочно допросить эту эсэсовку. Мы пока вас посторожим.
        - Если потребуется помощь, - добавил Игнат, - то знайте, Урмас отлично знает немецкий. - И они встали по обе стороны машины, посматривая на сидящих рядом Коврову и Штальберг.
        - Я попрошу вас ответить на некоторые вопросы, штурмбанфюрер.
        - Хорошо! Подчиняюсь вашей необузданной наглости. Вы гарантируете мне жизнь? - спросила она явно только для того, чтобы выиграть время. Автомагистраль совсем рядом... Этот пристанционный район - под постоянным наблюдением патрулей, особенно в ночные часы.
        - Вы рассчитываете на помощь? Если она и придет, то для вас будет хуже... Мы гарантируем вам жизнь, если будете говорить правду, отвечать на наши вопросы. Отбросьте надежду на освобождение. Целой и невредимой будете отправлены в ближайший партизанский отряд, а затем в штаб армии... Говорите только правду! Каковы ваши намерения по отношению к засланной в ваш тыл советской группе?
        - Есть штандартенфюрер Фалькенберг... Он сделает все, чтобы уничтожить ваших друзей. Надеюсь, вам это понятно?
        - Мои друзья - хорошие солдаты... - задумчиво, не спуская глаз со Штальберг, ответила Коврова... - Они не будут искать спасения в бегстве. Какую роль вы играете при штабе "Метеора"?
        - Работником отдела контрразведки войсковой группы "Метеор".
        - Что вам известно о планах командования?
        Штальберг, встретившись взглядом с разведчицей, поняла, что предстоит лишь подтверждать то, что русским уже наверняка известно.
        - Командование армейской группой "Метеор" намечает удар по вашей обороне двумя танковыми дивизиями и одним моторизованным корпусом. Для прикрытия с воздуха назначена смешанная авиационная дивизия генерала Эриха.
        - На какое время назначено контрнаступление?
        - Корпуса и дивизии, входящие в состав армейской группы особого назначения, готовы и ждут только приказа, - напрягая тело, проговорила Штальберг. - Наступление назначено на конец недели - воскресенье, в пять тридцать утра по московскому времени.
        - Но контрудар планировался раньше?
        - Это так. Но некоторые важные обстоятельства нарушили схему общего плана.
        "А так ли это, что фашисты перенесли сроки контрудара и он будет нанесен через три дня? - подумала Коврова. - Кто может подтвердить сказанное? Разве можно ей верить? Требуется уточнение. За трое суток нахождения в тылу противника разведгруппа так и не сумела, хотя и пыталась, передать обобщенные разведданные командованию дивизии. Возможно, сделает это посланный в партизанский отряд старшина Двуреченский. Но можно ли быть уверенными?!"
        - Кто хорошо знает вас в ставке генерала Веллера?
        - Сотрудники гестапо и контрразведки. Впрочем, со всеми шапочное знакомство. Группенфюрер - не исключение.
        - Где вы остановились?
        - В выделенном мне особняке.
        - Где?
        - На улице Центральной.
        - Номер дома?
        - Двадцать девять.
        - Состав охраны?
        - Постоянно дежурит один из офицеров СС. Еще - прикомандированные ко мне офицеры.
        - Через сколько дней вы возвращаетесь в Берлин?
        - Спросите - через сколько часов...
        - Вы должны были лететь завтра? В котором часу?
        - В шестнадцать ноль-ноль. Если бы, конечно, Вернер... - последние слова ее прозвучали как мысли вслух, и Коврова уловила это.
        - Вас кто-нибудь сопровождал бы при посадке в самолет?
        - Возможно. Двое офицеров...
        - Среди сотрудников гестапо есть человек, которому вы доверяете больше, чем кому-либо?
        - Я не намерена отвечать на ваш идиотский вопрос...
        - Штурмбанфюрер Штальберг! Не забывайте, что ваша жизнь в ваших же руках.
        - Надеюсь, вы не думаете, что я так наивна... Я выдаю вам тайны не из добрых намерений... И не потому, что верю вашей глупой сказке о сохранении мне жизни. Мне теперь совершенно безразлично, что произойдет с вами лично, а также с группой генерала Веллера. Умирая, хочу унести с собой в преисподнюю побольше человеческих жизней, пусть даже это будут мои соотечественники - немцы! Скучно будет на том свете. - Штальберг вдруг истерически расхохоталась.
        Глядя на нее, трясущуюся от охватившего смеха, Коврова отодвинулась к дверце кабины.
        - Никто не посягает на вашу жизнь. Вы можете умереть, но только по собственной вине. Итак, кто этот человек, которому вы доверяете?
        Штальберг несколько секунд молчала, неподвижно смотря на блестящий в руках русской разведчицы ствол пистолета.
        - Смотря, как считать. Их может быть и двое. Начальник разведки штаба Вагнер и командир батальона охраны штурмбанфюрер Ганс Вернер, - проговорила она. - Дайте же, черт возьми, возможность закурить!..
        - Потерпите. Мы еще не закончили разговор. Это что же, оба офицера вам давно знакомы и безупречны в выполнении ваших поручений?
        - Нет. Не совсем так, - Они были мне рекомендованы группенфюрером Веллером на случай, нередко возникающий при острой, критической ситуации. Фактически же с ними почти не знакома, если не считать эпизода представления мне ведущих сотрудников штаба группы "Метеор" в день приезда. На память не жалуюсь. Обоих хорошо запомнила.
        - А они вас? Я говорю о Вагнере и Вернере. Их впечатления от состоявшейся встречи?
        - Не знаю! Совершенно не интересовалась этим. "А зачем мне все это нужно? - подумала Коврова. - Не собираюсь же я лично встречаться с этими типами?.."
        - При составлении радиограмм вы пользовались единым шифром?
        - В зависимости от того, кому эти радиограммы предназначались.
        - Понимаю. Еще несколько вопросов. Не скупитесь. Опишите образно, насколько это возможно, внешность Ганса Вернера, Фалькенберга и группенфюрера Веллера.
        Штальберг чему-то усмехнулась.
        - И еще вопрос. Когда вы говорили о вашем возможном отлете в Берлин, упомянули имя Вернера и сказали "если бы..."
        Штальберг выругалась по-немецки и объяснила коротко:
        - Если только Вернер не был по-свински пьян, он обещал мне устроить ранний утренний вылет другим транспортом, кажется, в шесть.
        Коврова секунду помедлила и неожиданно приказала:
        - А теперь выходите из машины. Мне нужна ваша одежда, хотя... можете снять и здесь.
        Издалека донеслось урчание мотора, и свет фар прошелся слабым отражением по стволам деревьев у самой кромки леса.
        Расстегнув пуговицы, Штальберг молниеносно сунула руку в карман. Зажатый в ее кулаке, блеснул кастет. Уклоняясь от удара, Коврова откинула в сторону голову. Указательный палец никак не мог преодолеть сопротивление пружины спускового механизма пистолета. Это было похоже на нервное, шоковое состояние. И только когда Штальберг вскрикнула в ярости, она выстрелила прямо перед собой в белеющий подбородок.
        Игнат и Урмас мгновенно бросились к машине.
        Через минуту тело Штальберг лежало в кустарнике.
        Игнат извлек из карманов окровавленного эсэсовского френча документы, ключ от личного сейфа, и сел за руль. Рядом с ним была Коврова, сзади Урмас. Машина резко рванула с места.
        И никто из них не услышал раздавшийся позади тяжелый стон.
        "Оппель-капитан" уже четверть часа мчался по пустынному ночному шоссе, а Коврова все молчала и не могла прийти в себя от охватившего ее волнения, от наползающих неожиданных мыслей. При допросе Штальберг у нее возник дерзкий, но, как ей казалось, выполнимый план: воспользовавшись формой штурмбанфюрера СС, имея при себе подлинные документы, пройти на радиостанцию войсковой группы "Метеор" и попытаться связаться с дивизией. Но насколько реальна эта рискованная затея? Существовала масса препятствий к достижению цели.
        "Нужно во что бы то ни стало, любыми способами информировать своих о планах немцев. - В который уже раз повторяла она про себя. - Где мои товарищи сейчас? Что с ними? Чувство вины перед ними, если эта встреча впоследствии произойдет, будет преследовать всю оставшуюся жизнь. Мне бы только самую малость - десяток минут по рации. А после пусть будет то, что уготовила мне судьба".
        - Игнат, - пробудилась она наконец от размышлений, - вы что-то обещали мне...
        - Униформу штурмбанфюрера достать не удалось. Зато в моем вещмешке есть все нужные для вас вещи: женский черный бостоновый костюм даже со знаком свастики на лацкане, белая форменная сорочка с черным галстуком, туфли. По размерам вам впору. Но зачем этот маскарад?
        - Не вижу иного выхода. Терпение, терпение. Меня зовут Наташей.
        - Хорошо, Наташа! Только нам следует удалиться отсюда метров эдак на пятьсот в глубину леса. Сюрприз, который ожидает вас, более чем необычный. При работе с ним нужна особая осторожность.
        - Вот видите, Игнат! Вы меня вновь интригуете!
        - Ничуть! Хотите поскорее узнать?
        - Вы еще спрашиваете, Игнат.
        Через несколько минут машина остановилась на поляне, окруженной со всех сторон большими соснами.
        - Наше подполье готовит фрицам горячую баню, - стал объяснять Игнат. - Поэтому нам с Урмасом было поручено проверить состояние оружия и боеприпасов в нашем замаскированном бункере. Это место в лесу известно только нам двоим. Мы с Урмасом пошли сначала в тот дворик, где вы оставались. Подумали, что-то случилось, когда не застали вас там. Потом вышли к станционной площади, чтобы пересечь ее на темном и безлюдном участке. Нам просто повезло: на путях, будто ожидая только нас, стоял под парами железнодорожный состав, направляющийся на запад. Порожняк немцы не обеспечивают охраной. Именно этим мы и воспользовались. И надо же было нам выйти к шоссе! Сразу же нарвались на парный эсэсовский патруль из офицеров. Мотоцикл с ручным пулеметом был припаркован на обочине у самых кустов. Один из эсэсовцев отошел в сторону. Убрали мы его без шума. Сопротивляться второму было бесполезно. Потом переоделись в их форму и получилось, что у нас есть мотоцикл с коляской, ручной пулемет, да в придачу их автоматы... Но самое неожиданное для нас, словно по заказу, в багажнике коляски... Что бы вы думали? Там оказалась
рация с выдвижной телескопической антенной.
        - Вы говорите - рация? - голос Ковровой сорвался, глаза расширились и вспыхнули радостным блеском. - Вы понимаете, что все это значит? Родные вы мои! Дайте я расцелую вас! Но работает ли она?
        - Это сейчас мы выясним, Наташа, - озабоченно сказал Игнат. - Эсэсовский патруль наверняка поддерживал радиосвязь со своими. Разве бы они выехали вдвоем ночью на эту дальнюю от Юдино трассу? - Он откинул крышку багажника и осторожно достал прибор.
        Рация в черном металлическом корпусе была Ковровой знакома.
        - Теперь все... Теперь все... - ликованию ее не было предела. - Значит, я выхожу на связь с "Фиалкой"! Значит, встреча с вами и с Дельфином дорого обойдется немцам...
        - А ведь Пантелея Акимовича уже нет в живых, - с грустью произнес Игнат. - Желтухин был взят как заложник и расстрелян... Сразу после того, как мы наткнулись с вами на эсэсовский патруль.
        - Как вы узнали об этом?
        - Есть у нас человек в местной полиции.
        Мужчины заметили, как съежилась, словно от внезапно наступившего похолодания, фигура девушки. Урмас сразу переменил тему разговора:
        - Вы очень легко одеты. Не по сезону. Можно простудиться.
        Игнат достал вещмешок и подал его Ковровой.
        - Эти вещи никто не носил. Не стесняйтесь. Переодевайтесь. Мы отойдем в сторону.
        Через минуту Наташа предстала перед мужчинами в новой одежде.
        - Ну и как? Смотрится на мне все это?
        - Ух ты, вас не узнать! Настоящая штурмбанфюрер СС Штальберг, - восхищенно проговорил Урмас. - Уж очень вы на нее похожи!
        - Пилотка у меня есть. Штальберг оставила ее в машине.
        - Наташа, вы все-таки посвятите нас в свои планы? - с плохо скрываемой тревогой спросил Игнат. - Вы хорошо подумали? Ваше сходство со Штальберг поразительно, но считать вас двойником этой женщины нельзя. Ведь кто такая Штальберг?
        - Понимаю, Игнат! Но не собираюсь же я за одним столом с фашистами гонять чаи. Если вы мне поможете - можно осмотреть квартиру Штальберг и кое-что взять из документов, хранящихся в сейфе. Ключ от него у меня.
        - Упрямый вы человек! - заметил Урмас.
        - Это не упрямство - долг разведчика. Любые деловые бумаги Штальберг могут оказаться весьма важными для штаба генерала Фалеева. Мы должны использовать этот шанс. Но не все еще продумано.
        - Так... Но вы можете оказаться в клетке, - засомневался Игнат.
        - Не исключено! Но, повторяю, в сейфе Штальберг могут оказаться секретные документы, дневники, карты, ее личная переписка с Кальтенбруннером, с другими высшими чинами...
        - Хорошо, - ровным голосом, будто бы происходил ничего не значащий разговор, сказал Урмас, - едем в ее резиденцию. Детали обсудим по дороге.
        Коврова подошла к радиостанции. Вытянула на всю длину телескопическую антенну, надела наушники, щелкнула тумблером, настраиваясь на диапазон нужной волны. Будто робея, положила пальцы на бобышку ключа, завороженно смотря на заполняющийся зеленым огнем индикатор настройки.
        Над лесной поляной понеслись невидимые сигналы - гонцы с долгожданной вестью...
        Глава двадцать первая
        Не доехав до резиденции Штальберг, Игнат и Урмас выскочили из машины почти на ходу и исчезли в хорошо знакомых им переулках.
        Коврова остановила машину у особняка на Центральной. В нижнем углу стены вырисовывалась в отсвете фар цифра "двадцать девять". Она нажала на кнопку звонка у края тяжелой металлической калитки с ажурной резьбой, и через секунду механически открывшаяся створка пропустила ее в парадный подъезд.
        Дежурный встретил ее вытянувшись и строго спросил:
        - Прошу пропуск!
        - Хозяев нужно знать в лицо, - так же строго ответила Коврова и тем не менее протянула дежурному раскрытый бумажник со своими документами и служебным удостоверением Штальберг. Он воспринял это как упрек за свою оплошность и, свернув обе половинки кожаного портмоне, сразу возвратил его явно раздраженной начальнице.
        - Какого года службы, шарфюрер?
        - Первый год!
        - Вы впервые здесь на дежурстве?
        - Офицеры срочно направлены в распоряжение штурмбанфюрера Крюгера, а нас - из команды выздоравливающих - определили к вам.
        - Мне кто-нибудь звонил из штаба?
        - Штурмбанфюрер Вернер. Он просил...
        - Что?..
        - ...передать вам сугубо личную информацию и сразу же ее забыть... мне. Как и сам телефонный звонок...
        - Что именно, шарфюрер, говорите же?!
        - Он просил передать, чтобы вы прибыли на аэродром к шести тридцати утра. Есть твердая договоренность и согласованность, никаких помех нет. И еще просил передать - пароль "Зальцбург".
        Коврова достала из верхнего кармана связку ключей Штальберг и спросила:
        - Так кто вам звонил и о чем просил?..
        - Сообщить вам... Совсем не так, штурмбанфюрер. Вам никто не звонил и ни о чем не информировал, - отрапортовал юнец.
        - Окажите мне услугу... Я очень устала. Помогите открыть дверь в кабинет... У меня всегда что-то не получается с замком - заклинивает...
        В связке было четыре ключа, в том числе и от сейфа и от машины. Шарфюрер быстро сообразил и отомкнул дверь.
        После ухода дежурного Наташей овладела тревога. Все ли она правильно рассчитала для незаметного и безопасного исчезновения из расположения группы "Метеор"? В пути могут остановить разные заставы. А оказаться в застенках гестапо, подвалах контрразведки - значило только одно...
        В комнате не было ничего лишнего. Круглый стол, покрытый пестрой, с длинной бахромой, скатертью, четыре жестких венских стула, два удобных кресла и диван - широкий, с высокой спинкой.
        В надежде обнаружить что-нибудь важное Коврова переворошила содержимое стоящего на полу желтого кожаного чемодана. Но, кроме предметов женского туалета и парфюмерии, ничего заслуживающего внимания там не было. Но на самом дне лежал парабеллум с глушителем. Находка ее обрадовала. Если придется воспользоваться таким оружием, звук выстрела едва ли будет слышен даже в комнате дежурного. Затем она кинулась к сейфу. В нем лежала тонкая папка. Лихорадочно раскрыв ее, Наташа перелистала с десяток подшитых бумаг. Среди них была одна с цифрами кода. Она увидела два письма с грифом "Только для служебного пользования". Первое, подписанное обергруппенфюрером СС Кальтенбруннером, заключало в себе перечень вопросов, которые по прибытии в штаб группы "Метеор" надлежало решить Штальберг для проведения инспекции служб гестапо и контрразведки.
        Наташа подошла к гардеробу, открыла дверцы и увидела среди висевших гражданских платьев парадную эсэсовскую форму хозяйки резиденции. Не раздумывая, она переоделась. Глянув в трюмо, девушка не поверила своим глазам. На нее смотрело знакомое, и в то же время чужое лицо.
        Коврова еще раз оценила рискованную ситуацию. Она знала, что нет у нее достаточной подготовки, опыта, эрудиции, чтобы сыграть роль истинной Штальберг.
        Тщательно все продумав, разведчица решила попытаться попасть на аэродром. И если в самолете действительно будет находиться лишь его экипаж, то вынудить немецких авиаторов после взлета изменить курс и совершить посадку на территории советских войск.
        Коврова вышла на улицу. "Оппель-капитан" стоял на прежнем месте. Она открыла дверцу машины и села на переднее сиденье. Послышался дробный стук согнутых пальцев об оконное стекло. Это был Урмас.
        - Пока все в порядке, - сказала Наташа. - Оказывается, Штальберг в ее отсутствие звонил штурмбанфюрер Ганс Вернер - командир батальона СС по охране штаба армейской группы "Метеор". Он подтвердил вылет в Берлин в шесть тридцать утра. Причем попутчиков не будет. Экипаж - пять человек.
        - Это в корне меняет дело. С товарищами по подполью, мы обсудим этот вариант вашего возвращения на Большую Землю. Стоит попробовать. Если все будет в порядке, я смогу сопровождать вас непосредственно в полете. Справиться вам одной с экипажем - задача, прямо скажем, трудновыполнимая. Я прибуду к самолету в тот момент, когда бортинженер станет втягивать трап-стремянку в салон. Запомните, на мне будет форма гауптштурмфюрера СД, в руках портфель из коричневой кожи.
        - Это здорово, Урмас!
        - Самолет вылетает в утренних сумерках. Лучше и быть не может. Вы знаете пароль на сегодняшнюю ночь при въезде на территорию аэродрома?
        - Пароль - "Зальцбург". О вылете Штальберг этим рейсом предупрежден комендант аэродрома.
        Глава двадцать вторая
        Лишь поздно вечером Фалькенберг появился в опустевшем здании штаба "Метеор". Скрывая свое гнетущее настроение, он молча выслушал короткий рапорт дежурного офицера по отделу контрразведки. Казалось, все в порядке вещей. Только несколько удивило его не совсем объяснимое поведение представителя ставки. Обычно в вечерние часы неукоснительно, точно в отведенное время, Штальберг наносила визит командующему группой, беседовала с бригадным генералом Кейсом, встречалась с начальником гестапо Крюгером. Но на этот раз она игнорировала даже отъезд группенфюрера Веллера и его штаба в район военно-полевого управления войсками, хотя последнее должно было вызвать у нее определенный служебный интерес. Все это вместе взятое никак не гармонировало с ревностно исполняющей свой служебный долг представительницей канцелярии обергруппенфюрера СС Кальтенбруннера. Значит, что-то ей помешало? Но что? Штурмбанфюрер Штальберг выехала с вокзала в девятнадцать пятнадцать. Начальник гестапо Крюгер подтвердил лично о ее намерении следовать в штаб. Странно! Где же она могла быть? Черт возьми! Все получается шиворот-навыворот.
        Рука Фалькенберга потянулась к телефонной трубке.
        - Это вы, Вернер? - устало бросил он в микрофон. - Что же вы, мой милый, забываете о безопасности нашей гостьи? Вы же знаете, что не только на гестапо и контрразведку возложены обязанности охраны представителя ставки. Людей же выделяете вы лично... Непорядок, штурмбанфюрер, непорядок...
        - Что-нибудь случилось, штандартенфюрер? - с тревогой спросили на другом конце провода. - Я звонил на радиостанцию. Там подтвердили, что Штальберг после радиосеанса в Берлин целой и невредимой отбыла в свою резиденцию.
        - Бог с вами, Вернер! Никаких претензий у меня к вам нет. Мне хотелось, чтобы вы, именно вы, выяснили: с какой стороны городка прибыла ее машина... и кто ее видел. Доложите мне незамедлительно.
        Сидя за письменным столом, Фалькенберг шаг за шагом восстанавливал в памяти неудачную компанию по ликвидации группы советских разведчиков. И только сейчас понял, что, кроме этих лазутчиков, никаких партизан не существовало.
        - Черт бы тебя побрал, старый осел, - свирепо, сквозь зубы процедил Фалькенберг, резко ударяя кулаком по настольному стеклу. Острая боль в правом предплечье пронзила все его тело, и он съежившись, долго сидел закусив губу. В ночном бою с разведгруппой штандартенфюрер принимал личное участие и был легко ранен автоматной пулей советского разведчика. - Они удрали тихо, - прошептал он. - Однако дальше... Все тропы, весь лес, прилегающий к объекту "Стальной меч", оцеплен войсками.
        Фалькенберг придвинул карту и стал сверять с ней набросанную его рукой примерную схему маршрута, пройденного разведчиками. Русские берут в плен унтер-штурмфюрера Маллона в то время, когда спецподразделения СС и полевой жандармерии ждут их в лесу. Догадавшись, что участок, над которым был сбит самолет, блокирован, разведчики применяют военную хитрость: пробираются к железнодорожному мосту, взрывают его - и тем самым временно отвлекают от себя внимание, а затем в своем движении на запад неожиданно оказываются в центре района дислокации танковой дивизии "Данциг". Наверное, русским помогал сам дьявол! Они обманули, ввели в заблуждение поисковые группы, благополучно миновали заставы. Короче, остались неуязвимы.
        Не лишенный логического мышления, выработанного в похожих операциях, наученный горьким опытом, Фалькенберг понял, что русские инсценировали свою гибель, взорвав танк. Нет, на самоубийство они не пойдут. Но зачем разведгруппе, которая, вне сомнения, определила характер и назначение стягиваемых к переднему краю крупных войсковых формирований, идти к населенному пункту Юдино в то время, когда можно было передать эти сведения своему командованию и затаиться?
        Внимательно изучая маршрут, пройденный разведчиками, Фалькенберг заметил, что в их действиях разумный риск умело сочетался с точным расчетом. Русские вольно или невольно навязали контрразведке армейской группы "Метеор" свои правила ведения игры. Мысли его по-прежнему витали там, где, по расчетам, советской разведгруппе из двойного кольца окружения не суждено было вырваться. В районе секретного объекта "Стальной меч" - всем им крышка. Он не считал себя провидцем, но по опыту знал, что должен наступить конец, как бы ни развивались события. Его приказ брать русских живыми неукоснительно выполнялся. Оставалось только заполучить хотя бы одного способного отвечать на вопросы. Но все же у Фалькенберга таилось пугающее предположение, что русские разведчики изберут самый трудный, рискованный путь и, поняв обреченность, дорогой ценой отдадут свои жизни...
        Штандартенфюрер встал и начал быстро ходить по комнате. Затем подошел к телефону.
        - Отдел контрразведки объекта "Стальной меч", - резко приказал он оператору штабного коммутатора.
        - Оберунтерштурмфюрер СС Дитман у телефона!
        - Что нового у вас, Дитман? Все спокойно? Говорите, черт побери!
        - Пока все без изменений.
        Негромкий, виноватый голос неприятно резал слух начальника контрразведки.
        - Послушайте. Дитман, - с угрозой оборвал его Фалькенберг, - если что-нибудь из ряда вон выходящее произойдет на вверенном вам объекте, будете расстреляны... Русские разведчики непременно попытаются выяснить, куда направляется железнодорожный состав, возможно... окажутся на территории аэродрома. Принять все меры к их розыску. Ясно?
        "Завтра, перед отъездом Штальберг, мне придется поставить ее в известность о том, что операция по ликвидации русской разведгруппы терпит фиаско, - подумал он. - И кто может знать, чем закончится вся эта история? Штальберг необходимо убрать... Но как? Поручить это щекотливое дело Вернеру? Впрочем, утро вечера мудренее".
        Однако выспаться перед предстоящей работой Фалькенбергу так и не удалось. Только он с облегчением освободился от поясного ремня и портупеи, кобуры с тяжелым армейским парабеллумом, расстегнул на все пуговицы френч и потянулся рукой к выключателю настольной лампы, как кто-то постучал в дверь. Морщась от ноющей раны в плече, штандартенфюрер громко сказал: "Войдите!" и тут же замер на месте. В коридоре под охраной двух автоматчиков и усатого унтершарфюрера стоял грязный, заросший до неузнаваемости штурмбанфюрер СС Отто Вебер. Этого он ожидать не мог.
        - Стоять! - рявкнули автоматчики при попытке Вебера сделать шаг вперед.
        - Штандартенфюрер! - щелкнув каблуками сапог, отрапортовал унтершарфюрер. - Этот человек задержан в городе без документов. Утверждает, что является офицером СС, и настаивает для подтверждения его личности доставить в контрразведку.
        - Хорошо! Вы свободны, унтершарфюрер! Какая встреча, штурмбанфюрер! - рассматривая Вебера, с легкой иронией произнес начальник контрразведки.
        Лицо Вебера заросло густой рыжеватой щетиной, от правого виска, пересекая лицо к левому углу рта, шла черная, вздутая полоса. Обмундирование советского офицера, в которое он был облачен, вплоть до кирзовых сапог, было покрыто грязью, масляными пятнами.
        - Что с вами случилось, Вебер? - спросил Фалькенберг. - У вас такой вид, будто вы вышли из ада... При пересечении линии фронта русские истребители сбили ваш самолет?
        - Вы почти угадали. Вынужденная посадка на деревья. Пилот, получив смертельные ранения, умер.
        - Вам, считайте, чертовски повезло, - усмехнулся шеф.
        - Это слишком заметно, штандартенфюрер, - с раздражением в голосе сказал Вебер. - Разрешите присесть? Двое суток пробирался к штабу группы. Без компаса, без карты. Скрывался даже от своих, словно загнанный со всех сторон волк... Моим объяснениям бы никто не поверил. Быстренько прислонили бы к стенке или запросто - в кустах автоматной очередью. - Последние слова Вебер произнес с ожесточением. - Недалеко от Юдино, километрах в пяти, из леса выехала легковая автомашина... Я кричал, стрелял в воздух из пистолета. Все напрасно. "Оппель-капитан" исчез за поворотом дороги.
        - "Оппель-капитан"? - почему-то вздрогнув, переспросил Фалькенберг, внимательно посмотрев в уставшие глаза штурмбанфюрера. - С эмблемой на дверце с левой стороны кузова?
        Вебер недоуменно, с досадой, не понимая сути вопроса, обиженно ответил:
        - К сожалению, не заметил... Вечерняя темнота, будь она трижды проклята...
        Фалькенберг облегченно вздохнул.
        "Но все же, чья это машина? Кому принадлежит? И почему появилась в отдаленном от городка районе? Нужно обязательно выяснить, где точно была этим вечером Штальберг", - с непонятным беспокойством анализировал услышанное начальник контрразведки.
        - Что нового удалось узнать о планах русских? Знает ли генерал Чавчавадзе о готовящемся ударе на участке его дивизии?
        - Трудно сказать, штандартенфюрер, - задумчиво отозвался Вебер. - Генерал Чавчавадзе - проницательный человек. Разведка у него на высоте. Если он и не предугадывает всех событий, то во всяком случае... Перед моим уходом...
        - Вы хотите сказать - перед вашим бегством, - язвительно заметил Фалькенберг, который вдруг стал испытывать к Веберу чувство неприязни.
        - Как вам угодно, - стряхнув с сигареты пепел, устало произнес Вебер. - Генерал Чавчавадзе укрепляет фланги своей дивизии. Стыки между стрелковыми полками усиливаются отдельным артиллерийским противотанковым дивизионом. Кроме того, дивизии придаются батальон средних танков Т-34, рота стомиллиметровых самоходок и кое-что другое. Доложу в письменной форме. Однако русское командование, я имею в виду штаб генерала Фалеева и выше, - уверенно констатировал Вебер, - не догадывается о существовании армейской группы "Метеор". Тем более о ее составе, резервах, планах и сроках контрнаступления.
        - Но советская разведгруппа могла радировать своему штабу о результатах поиска. А сведений у нее о "Метеоре", как я полагаю, уже достаточно.
        - Как?! Разве разведгруппа не уничтожена? - Вебер, пораженный этим известием, подскочил, словно ужаленный осой.
        - Вы безнадежно отстали от реальной действительности, мой милый. К тому же в последнее время у вас появились опасные для живого дела симптомы безволия. Для разведчика вашего ранга - это конец. В том-то и суть, что, благодаря вашим "точным" данным, русские до сих пор продолжают действовать успешно.
        Неожиданно для начальника контрразведки Вебер залился тихим сдавленным смехом.
        - Вы с ума сошли? - побагровел Фалькенберг.
        - Они беспомощны и слепы, как котята, штандартенфюрер. Перед уходом разведгруппы в наш тыл я установил в рации под платформой панели специальный заряд замедленного действия. Передатчик не мог работать больше нескольких минут. Я абсолютно уверен, что нормальный радиообмен не состоялся.
        - Теперь понятно, почему русские разведчики стремились просочиться в Юдино. Они пытались найти средство для передачи командованию накопленных сведений о "Метеоре".
        - Штандартенфюрер, русские на участке между населенными пунктами Васильевка и Светлый произвели минирование и устроили лесные завалы. Для создания мощного огневого прикрытия своих позиций на танкодоступных направлениях соединение Чавчавадзе в резерве имеет расчлененный по дивизионам полк гвардейских минометов - "катюш". Штаб полка и огневые позиции одного из дивизионов расположены в восьмистах метрах от переднего края. Точно установить не удалось, но в штабе дивизии распространились слухи, что армии Фалеева придаются бомбардировочная авиационная бригада и две эскадрильи штурмовиков. У меня все! - Вебер отошел от карты и, проходя мимо стола, без разрешения взял из коробки сигару.
        - То, что вы мне рассказали, наводит на серьезные размышления. Налицо серьезная подготовка армейских подразделений генерала Фалеева к боевым действиям. Несомненно одно: если русские и не знают о существовании группы "Метеор", то они готовы встретить любой удар. Все это будет доложено группенфюреру Веллеру немедленно. Что касается вас лично, то вы, штурмбанфюрер, заслуживаете награды, несмотря на вашу идиотскую развязность... Буду ходатайствовать о вашем награждении "Рыцарским Железным Крестом".
        - Хайль Гитлер! - Вебер вскинул руку, затем медленно ее опустил. - Мне ужасно хочется есть и спать... спать... спать... - мечтательно, почти жалобно произнес он.
        - Не торопитесь, Вебер. Скажите, была ли в составе русской разведгруппы женщина?
        Вебер внимательно посмотрел на начальника контрразведки:
        - Да, сержант Коврова. Не понимаю, почему у вас возник особый интерес к радистке? Немецким языком в совершенстве владеет не только она. Красива, стерва.
        - Вот вы и ответили на все вопросы, Вебер. Рисуя беспомощность русской разведгруппы из-за отсутствия рации, вы могли бы догадаться, что ее командир не отважился бы появиться в Юдино без предварительной разведки. Появление же любого мужчины на улицах нашего городка полиция и гестапо сразу же фиксируют. У них на это особый, так сказать, нюх ретивых дворняжек... До вас дошло все это?
        - Здесь, в самом сердце войсковой группы "Метеор"? Но для этого требуется подготовка не в один божий день.
        - Чудеса творят не духи, а люди, - назидательно произнес Фалькенберг. - Так-то, штурмбанфюрер. - Он открыл дверцу шкафа, молча выставил перед Вебером на стол початую бутылку коньяка, банку мясных консервов, круг сухой колбасы. - Надеюсь, на первых порах достаточно? Снимите с себя это барахло, переоденьтесь, поужинайте и можете отдыхать. Я распоряжусь. Скоро вы мне снова можете понадобиться.
        Фалькенберг снял трубку телефона:
        - Радиостанция? Гауптштурмфюрер Ройтенберг? В вашей резиденции...
        - Вы о штурмбанфюрере СС Штальберг? О ней только что справлялся штурмбанфюрер Ганс Вернер, - раздался в телефонной трубке сипловатый, жиденький голос Ройтенберга. - Отправила радиограмму в Берлин. Впечатления? Боюсь быть неточным в своем определении, штандартенфюрер. Чем вызван ажиотаж? Чепуха! Ложная тревога. Жива и здорова! Дежурная смена радистов! Нет, штандартенфюрер, не сонные тетери! Фрейлейн Марта уже имела честь обрабатывать ее радиограммы в Берлин. Правда вот код, которым она последний раз пользовалась, радистку насторожил. Да и чем вызвана такая длинная по тексту радиограмма, считайте, в день ее отъезда? Интересно, не правда ли? Поэтому вынужден был взять на себя ответственность и направить радиограмму в шифровальный отдел. Способу кодирования текста шифровальщики не придали особого значения и объяснили: примерно таким методом шифровки своих документов пользуется ведомство обергруппенфюрера Кальтенбруннера, и обещали уже к полудню раскрыть суть отосланного в Берлин документа. Слушаю! Будет исполнено. Результаты дешифровки доложу вам лично... Простите! Но это еще не самое важное...
        - Не говорите загадками, Ройтенберг! Что еще случилось?
        - Час назад моими радистами перехвачена радиограмма. Похоже на почерк радиста русской разведгруппы. Во время сеанса радиостанция находилась в пяти - восьми километрах юго-западнее Юдино.
        - Нет! - ошеломленно произнес Фалькенберг. - Это исключено! Не может быть! Разведгруппа могла уйти только в сторону объекта "Стальной меч".
        - Что есть - то есть, и ничего лишнего, штандартенфюрер. На радиоперехвате у меня опытные люди.
        - Почему же вы об этом ставите меня в известность только сейчас?
        - О вышедшей в эфир радиостанции доложено начальнику гестапо Крюгеру.
        - Что с текстом?
        - Шифровальщики пока бессильны. Но надеюсь на лучшее...
        - Учтите. На расшифровку даю срок до полудня. После говорить будет не о чем. Это - приказ не только мой, но и группенфюрера Веллера.
        Осторожный стук в дверь заставил Фалькенберга повернуть голову. В кабинет вошел переодетый в новенькую униформу, чисто выбритый, освеженный одеколоном штурмбанфюрер Вебер.
        - Разрешите? - сказал он. - Прошу извинить за вторжение. Небольшой сюрприз.
        Вебер положил на стол перед начальником контрразведки фотоснимок.
        - Что-о-о? - протянул Фалькенберг, впившись взглядом в изображение: на плотном листе фотобумаги была запечатлена штурмбанфюрер Штальберг в форме советского сержанта. - Откуда? И что все это значит?
        - Позвольте. Но это - сержант Коврова, военный переводчик штаба дивизии генерала Чавчавадзе, радистка разведгруппы лейтенанта Черемушкина.
        - Погодите, погодите... недурна! Сходство поразительное. Правда, отдельные штрихи ее лица... Но это же бред... Вебер! Чтобы Штальберг... Какая чепуха! У нас достаточно времени, и мы можем выяснить кое-что. О нашем разговоре - никому ни слова. Мне необходимо все до конца продумать...
        Фалькенберг боялся допустить очередной промах, потому что поспешный вывод, несдержанная реакция могли привести к исключительно серьезным последствиям. Он наверняка знал, что штурмбанфюрер Штальберг, имеющая немалые протекции, не простит ему подозрений, ошибки из-за служебного рвения. И тогда он будет просто выброшен за борт раньше, чем может погибнуть корабль третьего рейха, хотя и верил в его счастливую звезду.
        - Скажите честно: одна или две советские разведгруппы засланы в наш тыл?
        - Разумеется, одна, насколько я знаю.
        - Можете идти, штурмбанфюрер! - недобро посмотрел на Вебера Фалькенберг.
        Телефонный звонок вывел его из раздумий.
        - Штурмбанфюрер Вернер, штандартенфюрер! Наша подопечная недавно появилась в своем жилище. Только что позвонил шарфюрер Фридман, принявший дежурство в особняке Штальберг.
        - Послушайте, Вернер. Не смогли бы вы выполнить одно деликатное поручение: под каким-либо предлогом заглянуть к Штальберг на огонек?
        - Это исключено, штандартенфюрер! - не раздумывая отозвался Вернер. - Простите, не хочу влипнуть в скандальную историю. - Он привел десяток доводов, и Фалькенберг счел неразумным поручать столь деликатное дело только силой приказа.
        И все же штурмбанфюрер Вернер решил инкогнито посетить Штальберг, сообразуясь со своими личными мотивами...
        Глава двадцать третья
        Штурмбанфюрера СС Ганса Вернера разбудил тревожный вой автомобильной сирены. Минуту спустя дверь распахнулась и в нее ворвался взбудораженный оберунтерштурмфюрер Гроне - командир особого отряда СД. По его виду Вернер понял: произошло нечто неприятное.
        - Что случилось, Троне?
        - В полночь штандартенфюрер Фалькенберг приказал мне лично вторично обследовать участок местности, отмеченный на карте... И ты знаешь, что мы обнаружили? Мне срочно нужен штандартенфюрер!
        - Не так давно он лег отдыхать и приказал дежурному по отделу офицеру не беспокоить до семи часов утра.
        - Прекрасно! Может быть, для вас и лучше. Не будем травмировать шефа в эту минуту. Вы знаете, что нашли мои люди на лесной дороге, ведущей к шоссе?
        - Что исключительное можно было обнаружить на ней глубокой ночью, Гроне?
        - Что? Да ты пьян! - не сдерживая себя, Гроне резким движением схватил Ганса Вернера за воротник его френча. - Идиот! Спишь и не видишь, что творится за твоей спиной. В лесу, в шести километрах от Юдино, обнаружена раненая Штальберг! Подлинная Штальберг! Вы поняли меня, штурмбанфюрер Ганс Вернер? Пуля от выстрела в упор, в подбородок, разворотила левую часть нижней челюсти и вышла через щеку. Сейчас она находится в госпитале на операционном столе. Хорошо, что пуля не разрывная. От большой потери крови Штальберг в шоковом состоянии. Кто в нее стрелял - никто не знает.
        - Но я-то здесь причем? Забота о безопасности Штальберг целиком лежала на начальнике гестапо Крюгере. Вы уведомили его о чрезвычайном происшествии?
        - Нет! Не успел! Не стал терять времени. И не валяйте ваньку, штурмбанфюрер! Мне известно, например, что вы, несмотря на отказ от предложения штандартенфюрера Фалькенберга посетить представителя ставки, все же тайно пошли на эту встречу. Но с кем вам пришлось встретиться? Вы не поставили об этом в известность ни начальника контрразведки, ни Крюгера. Это очень подозрительно, мой друг. Контакт с советской разведчицей - не что иное...
        Вернер отшатнулся от Гроне, как от внезапного удара грома, и остолбенело уставился на оберунтерштурмфюрера.
        - Немедленно на квартиру Штальберг! Вы меня слышите? Немедленно! Нужно было, в первую очередь, сообщить Крюгеру. Я же, остолоп, понесся к вам в надежде выиграть время и кое-что выяснить.
        Ганс Вернер уныло посмотрел на часы.
        - Ее мы уже не застанем в квартире. Сейчас она на пути к аэродрому. Утренний вылет в Берлин - в шесть часов тридцать минут утра.
        - Я не знаю, как вас назвать, штурмбанфюрер Вернер... Ангел-хранитель русской разведчицы. За такие дела вас без суда вздернут на пеньковом шнурке. Вы играли и играете с огнем... Ну, да ладно. Кому надо - разберутся. Кара за грехи произойдет чуть позже.
        - Вы с ума сошли... Этого не может быть! Разве можно так шутить, Гроне?
        Свирепое лицо оберунтерштурмфюрера СД исказилось в злобе. Бешеным движением он смахнул лежащие на столе бумаги, отодвинул в сторону тяжелый чернильный прибор и, вынув из нагрудного кармана френча две фотографии, с торжествующим видом поднес их к глазам Вернера.
        - Возьмите и посмотрите внимательно - с кем вы сюсюкали, - уничтожающе прошипел он.
        С одной из фотографий на Вернера смотрело строгое и надменное лицо Штальберг, с другой - улыбающаяся женщина в форме советского сержанта.
        - Где вы взяли снимки? - бледнея, ощущая растекающийся по телу озноб, тихо спросил Вернер, и его рука невольно потянулась к кобуре пистолета.
        - Осторожно, штурмбанфюрер... Вы знаете, что я не делаю промаха, причем на таком ничтожном расстоянии, - тяжелый пистолет Гроне черным зрачком смотрел в лицо Ганса Вернера. - Счеты сводить поздно. Нужно выкручиваться, черт побери. Лично зная вас, верю в вашу невинность. Но поверят ли другие? Откуда снимки - секрет.
        - Догадываюсь. Отто Вебер? - Вернер провел рукой по вспотевшему лбу.
        Гроне отчаянно закрутил ручку полевого телефона.
        - Длинные гудки. На аэродроме не отзываются. Есть же живые люди в караульном помещении?
        - Я недавно говорил с Роммелем...
        - Когда это было? - напрягся Гроне.
        В дверях незаметно для обоих эсэсовцев появился начальник контрразведки Фалькенберг.
        - Оставьте нелепые разговоры. - Он старался держаться спокойно, но набухшая на лбу, пульсирующая синяя жилка выдавала мрачное его настроение. - Оберунтерштурмфюрер Гроне, вы постарались объяснить медперсоналу, начальнику госпиталя, при каких обстоятельствах получила ранение Штальберг?
        - Так точно, штандартенфюрер! Ранена из засады партизанами.
        - Это хорошо. Ну, а солдаты, присутствовавшие при этом? Надежны? Сколько их - шестеро? Пока о случившемся подробностей никто не знает. И, если у них языки без привязи, всех ликвидировать. Вам это понятно? И никому ни слова. Ну, а теперь оба - вон! Вон! - в исступлении и ярости закричал Фалькенберг. - И помните, особенно вы, Вернер, молитесь любому богу, в которого верите, чтобы все закончилось благополучно.
        - Быстро в мою машину, - заторопился оберунтерштурмфюрер Гроне. - Мы должны застать эту женщину у трапа самолета. Если же экипаж успеет поднять машину в воздух, радируем полковнику Кунцу. У него найдутся асы на истребителях.
        - Успокойтесь, Гроне! Я постараюсь исправить свою ошибку. Далеко от нас русская ведьма не уйдет, - нарушая в автомобиле тягостное молчание, с бравадой произнес Вернер. - С экипажем самолета ничего плохого произойти не может. Одна против пятерых - бред... Несусветный бред. - Вернер верил и не верил в то, что говорил.
        - А если не одна? Если ей помогает сам дьявол? - Ничем не прикрытое сомнение сквозило в ироническом тоне Гроне.
        ...Коврова уже была в пути. Послушный ей "оппель-капитан" быстро мчался к аэродрому, и ее беспокоило одно: какой будет встреча с комендантом Роммелем?
        Утренние, еще густоватые сумерки и легкий туман, застывший над лесом, скрадывали границы небольшого по площади аэродрома, но все же ей удалось разглядеть транспортный самолет, стоящий у стартовой дорожки. На пути к закрытому шлагбауму резко ударил в лицо свет автомобильных фар. На стальных касках часовых запрыгали световые блики.
        - Пароль? - строго спросил один из солдат.
        - "Зальцбург"! - остановив машину, ответила Коврова.
        - Документы? - бегло просмотрев первую страничку удостоверения Штальберг, часовой сказал: - Штурмбанфюрер! У трапа самолета, вылетающего в Берлин, вас ожидает комендант Роммель. Проезжайте!
        Коврова посмотрела в сторону группы людей, стоящих возле транспортника, от которой отошел высокий, стройный офицер в глянцево блестевшем форменном прорезиненном плаще и направился к остановившемуся автомобилю. Немец галантно открыл дверцу автомобиля и с достоинством представился:
        - Унтерштурмфюрер Фриц Роммель.
        - Штурмбанфюрер Штальберг.
        - Ганс Вернер предупредил меня о вашем намерении отбыть в Берлин первым самолетом. Такая возможность вам предоставлена. До старта - пять минут. При выезде из Юдино вы не звонили мне?
        - Да! Было такое, - не придав вначале значения вопросу о телефонном звонке, ответила Коврова. Но тотчас же у нее мелькнула мысль о том, что это могли звонить и Ганс Вернер, и Фалькенберг, и Крюгер.
        - Телефон подавал сигналы вызова беспрерывно, - словно оправдываясь за допущенную бестактность, произнес Роммель. - Начальник караула с разводящими вышли из помещения и приступили к смене постов. Естественно, в караулке никого не было. Подняв трубку, я опоздал, так как вызов прекратился.
        - Благодарю вас за внимание к моей персоне. Надеюсь, в воздухе ничего экстраординарного не произойдет?
        - Экипаж ждет вас. До Берлина - два часа с небольшим. В утренние сумерки самолет минует коридор, в котором время от времени шалят советские истребители-охотники, - оптимистически отозвался Фриц Роммель, внимательно рассматривая стоящую перед ним в непринужденной позе представительницу управления безопасности рейха.
        Подойдя к трапу-стремянке, Коврова остановилась:
        - Простите, но со мной будет еще один человек - офицер СД из штаба моторизованной бригады. Он что-то задерживается. А вот и он!
        "Мерседес-бенц" вынырнул откуда-то справа, из заросшей травой просеки, минуя часовых у закрытого шлагбаума.
        - Но, позвольте, штурмбанфюрер! Я лично не имею права нарушать существующие на этот счет инструкции и принять на посадку неизвестного мне человека.
        - Сошлитесь на мою личную просьбу, унтерштурмфюрер. Всю ответственность за нарушение правил беру на себя. Если вам требуется письменное подтверждение, могу это сделать собственноручно на служебном бланке. Не задерживайте из-за пустяка вылет самолета и дайте добро экипажу, - Наташа и сама впоследствии удивлялась, откуда появился этот металлический оттенок в ее голосе, явно смутивший молодого офицера.
        - И все-таки, как комендант аэродрома, я обязан задержать вылет и проконсультироваться с начальником гестапо штурмбанфюрером Крюгером, - нерешительно сказал Роммель.
        - Я начинаю терять терпение! Разве Вернер не поставил вас в известность, кто будет сопровождать меня?
        Из машины, остановившейся прямо у самолета, вышел подтянутый гауптштурмфюрер СД.
        - Хайль Гитлер! - поприветствовал он окружающих. - Гауптштурмфюрер СД штаба мотобригады Курт Кельман. Прошу извинить за задержку. - Ну что? По коням? Ах, да!.. Документы? Извольте! Удостоверение личности, командировочное предписание. - Урмас не торопясь достал из бокового кармана френча документы в обложке из тисненой красноватой кожи. - Штурмбанфюрер, - обратился он к Ковровой. - Простите, как-то так уж получилось... Но вы будете мной довольны. Хайль Гитлер!
        - Если за вас ручается штурмбанфюрер Штальберг, - сказал, сдаваясь по действием уверенного в себе, щеголевато одетого гауптштурмфюрера, Фриц Роммель и, досадливо морщась, махнул рукой в сторону командира экипажа.
        - Разрешите старт? - озабоченно посматривая на светлеющее небо, нетерпеливо спросил командир.
        - Разрешаю! - ответил Роммель.
        - Убрать трап! - разнесся уже в салоне грубоватый голос командира.
        Впереди мелькнул белый флажок, разрешающий старт. На дорожку лег прямой луч прожектора. Трехлопастные винты самолета дрогнули, лениво описали в неподвижном воздухе полукруг и вдруг зашлись, слились в сплошной сияющий круг.
        Уже в самолете Коврова облегченно вздохнула и усталым движением руки, обменявшись взглядом с Урмасом, сидевшим на противоположной скамье, провела ладонью по пылающему лицу.
        Шофер гауптштурмфюрера - то был Игнат - круто развернул машину, и она рванулась к просеке и мгновенно исчезла из виду. В ту же минуту Коврова, наблюдая через круглое стекло иллюминатора за уплывающей в бахроме легкого тумана землей, в меркнувших лучах прожектора увидела черный кузов "оппель-адмирала", с сумасшедшей скоростью мчавшегося наперерез самолету, делавшему разбег. Из остановившегося легкового автомобиля выскочили две фигурки и бросились к Роммелю.
        Транспортник, оторвавшись от взлетной полосы и медленно набирая высоту, брал курс на запад.
        - Роммель! Радируйте экипажу о немедленном возвращении на аэродром. Да бегите же к рации, черт возьми! - кричал Вернер.
        - Оберунтерштурмфюрер Гроне! Штурмбанфюрер Вернер! Да скажите, в чем дело, господа?..
        Лицо Фрица Роммеля зашлось бурыми пятнами.
        - Какого же дьявола... Чувствовало мое сердце, что здесь не совсем чисто. Но вы-то, Ганс Вернер!
        - Дружище! Выручай! - почти простонал штурмбанфюрер. - В твоем распоряжении зенитная батарея... истребители...
        - Расслюнявились, штурмбанфюрер! Вытрите губы, - сквозь зубы с презрением процедил Гроне. - Самолет уже вышел из зоны зенитного огня. Срочно передайте по радио приказ о немедленном возвращении.
        Коврова могла только догадываться о том, что происходит на аэродроме. Теперь по тревоге поднимут в воздух истребители на перехват транспортника. Будет несладко... В крайнем случае, придется с Урмасом выброситься на парашютах. Но где гарантия, что не произойдет худшего? Экипаж, узнав о причинах возвращения, попытается арестовать их.
        Командир корабля после полученного по радио сообщения не спешил лечь на обратный курс, ожидая подтверждающих, более конкретных приказов. В свою очередь, комендант аэродрома Фриц Роммель не решался открытым текстом предупредить экипаж, что на борту самолета - не представители германских вооруженных сил, а советские разведчики. Поэтому машина шла прежним курсом. Только после вторичного, более жесткого, подкрепленного бранью напоминания, он решил поставить в известность Штальберг о возвращении самолета в Юдино. Но, услышав истерический возглас воздушного стрелка, серию пистолетных выстрелов, протяжный стон, он понял, что происходит в салоне. Руки его крепко сжали штурвал и резкими движениями пилот стал бросать самолет с крыла на крыло, чтобы этим нехитрым способом нейтрализовать активные действия пассажиров. Поняв знак, поданный командиром, бортинженер бросился в салон. Он хотел, укрывшись за перегородкой, расстрелять двоих, находившихся здесь. Автоматная очередь слилась с его пистолетными выстрелами. Свинцовая струя отбросила назад тело бортинженера. Но и Урмас успел получить пистолетную пулю.
        У Ковровой рябило в глазах, страшно давило на уши, из носа сочилась кровь. Она услышала легкий стон. Урмас поднял голову, открыл глаза, и его затуманенный взгляд стал ясным. Он поднялся на корточки, а потом, вставая и падая, ударяясь об откидные сиденья, добрался до перегородки, отделяющей салон от кабины управления. Пилот повернул голову и увидел его перекошенное судорогой окровавленное лицо.
        - Брось оружие! - приказал Урмас. - Сопротивление бесполезно.
        Заскрежетав зубами от бессилия, пилот бросил к ногам Ковровой пистолет. Самолет выровнял курс.
        - В каком квадрате мы находимся? - спросила Коврова.
        - Квадрат "шестьдесят четыре". Самолет в ста километрах западнее Юдино.
        - Слушайте внимательно! Разворот на юго-восток! Скорость предельная. Потолок максимальный - пять тысяч метров. От квадрата "сорок один" возьмете курс на северо-восток. Пока все.
        Глава двадцать четвертая
        Противный вой воздушной сирены густой волной забился под мрачными сводами подземелья. Разгрузочные работы прекратились, и гитлеровцы, построившись в небольшие и жиденькие колонны, покинули рабочую площадку. Боковые ворота поднялись вверх, и солдаты исчезли в их темных проемах.
        Офицер СС, зорко наблюдавший за действиями своих подчиненных, вынул изо рта погасшую трубку, выбил из нее пепел о край ящика, в котором, затаив дыхание, сидели разведчики. Фашисты осматривали все уголки разгрузочного пункта, заглядывали в пустую тару из-под авиационных моторов, обследовали подозрительные места. Наконец солдаты ушли. Боковые ворота, завизжав в пазах, с шумом захлопнулись.
        Не меняя позы, смахнув рукой пот со лба, Черемушкин облегченно вздохнул и через щель убежища внимательно осмотрел помещение. Прикинув что-то, он сказал:
        - Если выбраться отсюда не удастся, то мы взорвем все к чертям... Иного решения у меня нет. Кто не согласен?
        - Да будет так, как сказано, товарищ командир. Двух мнений быть не может. И, как говорится, погибать - так с веселой музыкой, - согласился Румянцев.
        - Тихо! - предупредительно прошептал Черемушкин.
        До слуха разведчиков донесся скрип сапог. Из-за товарного вагона возник часовой. Он протопал мимо, обошел часть помещения и появился вновь у вагона. Постояв немного, поднялся на эстакаду и покрутив по сторонам узколобой, посаженной на тонкую шею, головой уселся на электрокар. Не торопясь достал из кармана пачку сигарет и закурил.
        "Не было печали... Так вот, на же тебе, - с досадой подумал Черемушкин, встречаясь взглядом с Ласточкиным. - Убирать в создавшихся условиях часового - значит еще больше усугубить и без того опасное положение разведгруппы. Но что делать? Сидеть и ждать, когда обнаружат гитлеровцы?"
        - Давай, Рувим! Только без шума. Зажми ему рот и держи до тех пор, пока не задохнется, потом влей в горло из своей фляжки спирт, прислони к электрокару. Налицо - естественная смерть. От чего? Пока поймут - роса очи выест:..
        Словно услышав разговор, гитлеровец повернул голову, пристально посмотрел в их сторону, но затем, зевая, отвернулся.
        Мягкими, осторожными движениями Ласточкин покинул убежище. Прячась за стеной ящика, ящерицей переполз небольшой открытый участок. Черемушкин видел, как железным жимом Рувим обхватил шею часового.
        Разведчики сразу же перешли в другое помещение, в котором на рельсах стоял уже знакомый им тепловоз. Слева от него из распахнутых дверей комнаты доносились смех и веселый разговор солдат. По знаку командира, прижимаясь к шероховатой стене, Румянцев подобрался к тепловозу и стал наблюдать.
        За столом, покрытым плащ-накидкой, несколько человек играли в домино. Трое спали в углу на свернутом брезенте. Играющие беспечно смеялись, видимо, отпуская по адресу друг друга колкие шуточки. Мелькнувших мимо дверей разведчиков никто из гитлеровцев не заметил. Узкий и полутемный коридор вывел их, как поняли они чуть позже, к летному полю, уходящему куда-то в предрассветные сумерки.
        Разведчики возвратились в коридор, и боковая галерея позволила им проникнуть в следующее помещение. Осмотр его убедил в том, что стоянки самолетов находятся в ином месте возможно, в бетонированных капонирах по обе стороны взлетно-посадочных полос. А пролеты-цехи выполняют роль технической базы, производящей ремонт.
        Сзади послышался говор гитлеровцев, приближавшихся со стороны парка тепловозов. Фигуры их едва угадывались в темном коридоре.
        - Командир! Под моими ногами крышка колодца. На ней зигзагообразный знак! Значит, внизу, под крышкой - тоннель с электрическими и телефонными кабелями. - Старший сержант быстро нагнулся, открыл люк. - Все за мной! - И Румянцев исчез в круглом отверстии.
        Спустившись на дно колодца по металлической лестнице, разведчики закрыли крышку. Перед ними был узкий, со сводчатыми потолками тоннель. По его темно-серым, шершавым железобетонным стенам на специальных подвесках со стеклянными изоляторами висели толстые, в резиновых оболочках электрокабели, а чуть выше шли телефонные провода. Под самым потолком тянулся толстый кабель неизвестного назначения. Сам тоннель освещался редкими электрическими лампочками в решетчатых колпаках.
        Черемушкин посмотрел на часы. Они показывали шесть утра. Усталость давала о себе знать.
        - Вот тут мы малость и передохнем, - распорядился командир.
        Когда лейтенант задремал, Ласточкин сказал Румянцеву:
        - Слушай, Саша... Я хочу тебе сказать... Что бы ни случилось, наш командир должен встретить самолет на поляне "Черный кристалл". Конечно, если мы все трое не останемся здесь, под развалинами...
        Румянцев спокойно посмотрел на друга:
        - Считаю, Рувим, предложение твое принятым. Вот тебе... моя рука.
        - Вы о чем это? - приподнимаясь, спросил Черемушкин.
        - Да вот, товарищ командир... Рувим вспомнил о том, какая у него прекрасная бабушка и какие вкусные с рисом и изюмом готовила пирожки.
        - Понятно, понятно... - произнес Черемушкин и уже озабоченно спросил - Все спокойно?
        - Порядок! Фрицам, товарищ командир, и в голову не придет, что у них квартируют русские разведчики, - ответил Румянцев.
        - Товарищ лейтенант, - спросил Ласточкин, - а что, если нам пройтись по телефонным проводам? И тогда...
        - И что тогда, ефрейтор? Нас заблокируют со всех сторон, и ты закрутишь головой, как тот щегол, попавший в клетку. Какую мелодию станешь напевать? Нет! Не по вкусу мне твое предложение. Вспомните! Когда уходили от гитлеровцев через люк, я заметил бомбардировщик "Юнкерс-88". Так вот... Приснился мне вещий сон... В общем, возвращаемся назад. Кашу, заваренную густо, расхлебывать только нам...
        Черемушкин умолк, в этот момент он подумал об ушедших товарищах, и в его голове упорно бился вопрос, на который не мог найти ответа: где сейчас старшина со своими людьми? По времени его группа должна бы достигнуть поляны "Черный кристалл". Но дошел ли на самом деле Егор до отряда Бородача? И как там Наташа?
        Разведчики двинулись к западной оконечности тоннеля. Прошли ощупью в сплошной темноте несколько десятков шагов и остановились. Сквозь зазор неплотно лежавшей в своем гнезде крышки входного люка колодца просачивался слабый свет. Над головой зашаркали шаги и стихли в отдалении. Румянцев осторожно приподнял чугунную крышку люка и бесшумно сдвинул ее в сторону. Прямо над круглым отверстием люка распростер свои крылья Ю-88. Возле него, на специальной тележке с подъемным механизмом, покоилась бомба. Еще несколько таких же машин, рассредоточенных в шахматном порядке, стояли по всей длине пролета.
        Черемушкин и Румянцев, отдав свои автоматы оставшемуся в тоннеле Ласточкину, поднялись из люка. Едва разведчики миновали хвостовое оперение самолета, как ровный, спокойный, раздавшийся откуда-то сбоку голос будто пригвоздил их к бетонному полу. Из-за опорного столба появился немецкий офицер и неожиданно подошел к ним почти вплотную.
        - Кто вы? Что делаете здесь? - услышали они вполне понятные им немецкие слова.
        Черемушкин успел заметить, что перед ним - не просто гауптштурмфюрер. На его черном френче, на правом рукаве, кроме эмблемы со скрещенными костями отчетливо выделялась надпись: "Адольф Гитлер". "Отборные фашистские части СД", - подумал лейтенант, и вдруг, безотчетно поддавшись вспыхнувшему в нем вызывающе-дерзкому чувству, ответил, как отрубил:
        - Гауптштурмфюрер! Перед вами - советские разведчики!
        - Вы пьяны! - вскричал офицер. - Я прикажу вас расстрелять. - И в ту же секунду он умолк.
        Рывком подав свое тело вперед, Румянцев касательным ударом рукоятки пистолета прошелся по затылку гауптштурмфюрера. Обмякшее, безвольное тело немца осело на пол. Раздавшийся внезапно мощный рев запущенного немцами авиационного двигателя поглотил все другие звуки.
        Гауптштурмфюрер мутным, непонимающим взором посмотрел в лицо склонившегося над ним Румянцева. Не поворачивая головы, он медленно перевел взгляд на просматривающего его документы Черемушкина.
        - Здравствуйте, камараден... - прошептал он. Разведчики недоуменно обменялись между собой взглядами.
        - Перевяжите офицера, - приказал Черемушкин Ласточкину, заметив струйку крови, сочившуюся из раны на затылке. - Кто вы такой?
        - Антифашист, - спокойно ответил немец. Румянцев пожал плечами и вопросительно посмотрел на Черемушкина.
        - Я понимаю, - огорченно проговорил немец, путая немецкие и русские слова, - вы мне не верите... Да и... это и не важно сейчас, особенно в... такой обстановке. Я капитан Вилли Экерт - комендант аэродромного узла. - Он широко открыл наполненные болью глаза. - Вам нельзя терять ни минуты. Факт естественной смерти часового на посту заключением эксперта медико-санитарной части не подтверждается. В анализах крови алкоголь не присутствует. К тому же, на шее солдата обнаружены следы пальцев рук. Чувствуя неладное, начальник службы СД полка оберунтерштурмфюрер Дитман бросил всю свою ораву, чтобы найти вас и уничтожить. Как я ненавижу Гитлера и его войну!
        - Типы базирующихся на аэродроме самолетов? - спросил Экерта Черемушкин.
        - Бомбардировщики "Юнкерс-88"... Эскадрилья американских бомбардировщиков "Бостон". Две эскадрильи истребителей "Мессершмитт-110" из авиационного истребительного полка, который базируется отдельно от лесного аэродрома в пятнадцати километрах к западу от Юдино.
        - Скажите, Экерт... Как ведется управление всеми узлами гарнизона?
        - В основном, с центрального пункта. Есть здесь и аппаратура, предназначенная для взлета и посадки самолетов, работающих в контакте с радарными установками...
        Дыхание раненого стало прерывистым, под глазами появились синие с черными обводами круги. На губах беловатый быстро сохнущий налет.
        - Расположение командного пункта? Узла связи? - поняв состояние Экерта, поспешно стал задавать вопросы Черемушкин.
        - Расположение их компактно, и находятся они как бы в центре подземного сооружения. Через люк колодца - на стоянку бомбардировщиков. Вы это знаете. Затем по пролету справа вы увидите массивную дверь... Поднимите меня. - Экерт достал из нагрудного кармана френча черный грифельный карандаш и стал набрасывать на бетонной стене схему подземных помещений.
        - Есть ли выход с территории, минуя пункт сосредоточения грузов? - задал вопрос Экерту Черемушкин, когда тот закончил рассказ.
        - Точно не знаю, но должен быть. Он засекречен, - помедлив, отозвался Экерт. - Через люк технического наблюдения за подземными коммуникациями по правому ответвлению от кольцевого туннеля, в юго-восточном направлении... Люк колодца здесь, - он показал в сторону стены. - Очень сожалею, что не могу лично помочь... Армейская группа Веллера наносит удар по вашей обороне на участках Васильевка - Светлово - Лесной в воскресенье, в четыре часа утра по московскому времени... Вам нужно спешить, - он говорил медленно, задерживаясь порой на отдельных деталях, и сведения его были нужными и очень важными для разведчиков.
        Губы Экерта скривились от боли, и он закрыл глаза.
        - Такой человек, как вы, должен жить, - сказал Черемушкин.
        - Нет, друзья! Мне никто и ничто не поможет. - Экерт потянулся рукой к нагрудному карману, и прежде чем кто-то из разведчиков успел остановить его движение, зубы гауптштурмфюрера с хрустом раздавили стеклянную ампулу.
        - Товарищи, - выделяя каждое слово, заговорил Черемушкин, - предлагаю план захвата командного пункта и радиоузла. Кольцевой тоннель является у врага важным объектом, по которому проходят линии электропередачи и связи. Мы режем кабели, несущие электроток, телефонные провода. Темнота и внезапность - наши союзники. Мы нападаем первыми, и это уже наполовину победа. Если по каким-либо причинам замысел не удастся, все, что нас окружает, - будет взорвано.
        Разведчики в нескольких местах перерезали провода. Румянцев укрепил противотанковую гранату в нише стены, вынул предохранительную чеку и, откинув планку, привязал к ней тонкий шнур. Своеобразная мина была готова.
        Не успели они закрыть люк колодца и, прижимаясь к земле, выйти в коридор между пролетами, как под ногами тяжело вздрогнул пол, донесся всплеск взрыва. Группа гестаповцев, с помощью овчарок обнаружив следы разведчиков, наскочила на установленную Румянцевым мину.
        Стало тихо. Все вокруг словно оцепенело в ожидании чего-то страшного. Но тишина стояла недолго. Она взорвалась треском, захлебывающимся воем запускаемых моторов одного из бомбардировщиков, криками команд, паническими возгласами. Пользуясь неразберихой и суматохой, разведчики миновали пролеты и проникли в темный коридор. В помещении за чуть приоткрытой дверью кто-то говорил громко и раздраженно:
        - Почему вы не даете свет? Что? Не в ваших силах? Почему? А... черт! Немедленно, слышите, немедленно приступайте к ремонту! В первую очередь обеспечьте электроэнергией основные объекты. Вопросом номер один - командный пункт и узел связи! Срок - два часа!.. Алло... алло...
        Сидящий у телефона черноволосый, с холеным белым лицом штандартенфюрер со знаком пилота на левой стороне груди удивленно посмотрел в сторону вошедших, и тут он вздрогнул, выпустив из рук телефонную трубку.
        - Тихо... Руки вверх! - приказал Черемушкин, направляя в сторону немца ствол автомата. - Дверь на запоры, Румянцев!
        Ни Черемушкин, ни Ласточкин не заметили едва уловимого движения правой руки полковника, которое однако не укрылось от старшего сержанта Румянцева. Он стремительно прыгнул вперед, заслоняя собой лейтенанта. Одновременно отрывисто лопнул пистолетный выстрел, затем второй. Немец стрелял, не вскидывая руки.
        Румянцев споткнулся, будто наскочил на невидимое препятствие, но все-таки удержался на ногах и, пошатываясь, балансируя на ровном и гладком полу, как на протянутом в воздухе канате, настиг немца. Он нашел еще в себе силы, чтобы, взявшись за его поясной широкий ремень портупеи, приподнять и бросить в сторону тело ошалевшего офицера.
        Мешая друг другу, в помещение командного пункта ринулась группа гитлеровцев. Солдаты СС увидели перед собой человека в форме рядового пехотинца немецкой армии, навалившегося на их начальника. Подогретые паникой, эсэсовцы открыли бесцельный автоматный огонь. Ласточкин встретил их ливнем автоматных пуль. Хладнокровно оттащив одного из них, захлебывающегося собственной кровью, хрипящего солдата, разведчик резким поворотом штурвала заклинил дверь, отгораживаясь от внешнего мира.
        Разведчики склонились над распростертым телом товарища, лежавшего среди вражеских трупов. Они положили его на диван. Румянцев смотрел широко раскрытыми глазами в одну точку на искусанную пулями стену и молчал. Его прежде подвижное, с пухлыми губами лицо было теперь иссиня-бледным и осунувшимся. В уголках плотно сжатых губ, пенясь, застывали тонкие струйки крови. И только на его пожелтевшем виске слабо пульсировала голубая жилка. С трудом шевельнув губами, он прошептал:
        - Нет... Никто из нас не застрахован от пули. Все в порядке, ребята...
        На тумбочке возле стола зазвонил телефон. Черемушкин посмотрел на аппарат удивленно, непонимающими глазами... "Либо мы не сумели лишить немцев всей связи, либо командный пункт имеет дополнительную, засекреченную нитку провода к особо важным точкам объекта. Однако придется сказать несколько горячих слов". Он поднял трубку, громко и отчетливо сказал по-русски:
        - Командный пункт.
        - Что?.. Что? - удивляясь, проговорил кто-то на другом конце провода. - Вы с ума сошли! Кто у телефона?
        - Представитель советских вооруженных сил.
        В трубке зашипело, послышалось неразборчивое бормотание, затем грубый голос ультимативно, произнес:
        - С вами говорит начальник гарнизона генерал Келлер. Предлагаю почетные условия сдачи...
        Черемушкин опять сказал по-русски, но зло и яростно - теперь уже явно не переводимое на немецкий язык и положил трубку.
        - Немцы пытаются подорвать дверь, - оставаясь внешне спокойным, сказал Ласточкин.
        - Похоже на то... Время не ждет, Рувим! Попытаемся опять обмануть фрицев.
        - Эти гады считают, что песенка наша спета... Но мы споем еще такую! - Ласточкин сжал кулаки. - Командир! Попрощаемся, что ли?..
        - Не лишне, - проговорил Черемушкин, глядя на своего товарища. Их руки соединились, и они крепко обняли друг друга.
        - Может, рискнем уйти через дверь? - предложил Ласточкин. - Что-то тихо за ней. Если гитлеровцы по-прежнему караулят нас, бросим в коридор гранату...
        - Попробуем, - тихо проговорил Черемушкин.
        По бронированной двери командного пункта густо ударили выстрелы. Пули не пробивали металл. Но от отслаивающейся окалины, брызгавшей во все стороны, по лицам разведчиков поползли тонкие струйки крови.
        Чтобы как-то спасти от надругательств тело товарища, разведчики положили его среди вражеских трупов. И тут заметили крышку люка, о котором, по-видимому, упоминал в свой предсмертный час Экерт.
        - Немедленно нужно уходить. Мы и так потеряли немало времени. Вперед!
        По двери забухали массивным металлическим предметом. Затем стали раздаваться размеренные удары по бетонированному полу. По ту сторону двери явно готовили гнезда под взрывчатку.
        Спустившись, словно в омут, в кромешную тьму, разведчики стали продвигаться к кольцевому тоннелю. Вслед раздались звуки шагов. Черемушкин и Ласточкин легли, тесно прижавшись друг к другу. Мимо прошла группа эсэсовцев в шесть человек. Солдаты вышагивали на некотором расстоянии от высокого, длинноногого оберунтерштурмфюрера с включенным аккумуляторным фонарем. Когда эсэсовцы скрылись в отдалении, за поворотом тоннеля, Черемушкин сказал Ласточкину:
        - Это патруль. За поворотом правее нас работают связисты. Идем прямо к ним. Будь начеку, Рувим.
        За поворотом, действительно, были солдаты. Прижимаясь к шершавой стене, разведчики приблизились к ним. У каждого висел на груди сигнальный электрический фонарик. Четверо наращивали тянувшийся под потолком кабель. Пятый же по их просьбе подавал нужный инструмент.
        Ласточкин уже сжимал в руках осколочную гранату "лимонку".
        - Бросай с замедлением, после щелчка, - напомнил ему Черемушкин.
        Густой, сопровождающийся бурным всхлипом, точно граната прошла сквозь толщу воды, по тоннелю прокатился взрыв. Упругий, горячий воздух вихревым потоком промчался мимо разведчиков. Лихорадочно затряслись стены, завибрировал пол. Мгновение спустя автомат Ласточкина шквальным огнем ударил по падающим фигурам.
        Торопясь, перешагивая через лежащие в разных позах безжизненные тела, разведчики вдруг догадались о значении стремительно нарастающего за их плечами шума. К месту взрыва ручной гранаты и автоматной стрельбы спешила ранее прошедшая мимо них группа эсэсовцев.
        - Вместе нам не уйти, командир! Не расстраивайся! - уверенно сказал Ласточкин. - Один из нас останется здесь. Это должен сделать я. И потом... что-то у меня с правой ногой. Рикошетом... захватила щиколотку проклятая пуля. Поспеши, командир... Я отсекаю встречным огнем фрицев, задерживаю их, насколько возможно. Береги себя, Женя! Тебя, только тебя, прежде всего, ждут в дивизии живым и только живым.
        - Прощай, Рувим... - голос Черемушкина прервался. Предательские спазмы сдавили ему горло. Он оставался один, совершенно один, последним из разведгруппы, и его судьба тоже висела на волоске.
        Лейтенант не прошел и сорока метров, как из глубины донеслись пришептывающие строчки родного ППШ, разрыв ручной гранаты и ответный перестук немецкого автомата. Он беспрепятственно добрался до кольцевого тоннеля и достиг бокового, уводившего его на юго-восток. А еще через несколько десятков метров ему пришлось остановиться. Дальше дороги не было. Луч электрического фонарика высвечивал серовато-черную, с наплывами бетонной смеси стену тупика. Обозлившись, лейтенант несколько раз ударил прикладом автомата. Потом двинулся назад, изредка освещая фонариком дорогу. Достигнув кольцевого тоннеля, свернул налево и, прижимаясь к стене, весь превращаясь в слух, зашагал дальше.
        Укрывшись за выступом входа в колодец, Ласточкин стал стрелять короткими очередями. Закончив автоматный диск и вставив запасной, он с силой метнул в тоннель "лимонку".
        Солдаты патрульной группы, стремительно вырвавшиеся из-за поворота, дружно ударили по мерцающим вспышкам ППШ. По времени Ласточкин мог уже понять, что маневр сдерживания эсэсовцев достиг своей цели и нужно было поторапливаться к выходу из колодца наверх, к последнему своему привалу. Правая стопа ноги разведчика занемела и находилась как будто в сосуде с клейким горячим раствором. Боль усиливалась, поднимаясь по голени к бедру. Слегка тошнило, и на глаза стал наползать туман. Заняться перевязкой он не мог, так как это значило оторваться от наблюдения.
        Звук, похожий на движения скребущей в подполье мыши, дошел до его сознания. И только тогда, когда через люк колодца проник слабый красноватый свет, Рувим метнулся к противоположной стене, успев кое-как набросить на плечи бахрому оборванных проводов. По металлической лестнице, спиной к разведчику, с пистолетом в правой руке, спускался офицер СС. За ним - трое солдат с автоматами. Их объемные тени причудливо скользили по фигуре Ласточкина. И когда появившиеся гитлеровцы вошли в тоннель, Ласточкин, насколько это было возможно, стремглав шагнул к лестнице. Он успел выбраться наверх из люка, наполовину закрыть крышку, как в подземелье тут же вспыхнула ожесточенная стрельба.
        Рослую, широкоплечую фигуру вышедшего из-за бомбардировщика сразу же заметили. Камуфляжный костюм десантника, в руках русский автомат. Часовые, находившиеся в помещении, стали плотным кольцом смыкаться вокруг разведчика.
        Опасаясь поджечь, повредить самолет, они не стреляли и надеялись захватить Ласточкина в плен.
        - На психику давите, сволочи?
        Считая, что тыл временно обеспечен стоящим сзади самолетом, Ласточкин метнул гранату правее себя, а сам, насколько позволяла рана, ринулся вперед под защиту мощной опорной колонны.
        Кто-то из гитлеровцев застонал, перемежая вопли с бранью. Над одним из самолетов после взрыва гранаты появился серый дымок, подсвеченный тонким языком огня. Тогда, потеряв терпение и всякую осторожность, фашисты обрушили на разведчика шквал огня. Тот самый бомбардировщик "Ю-88", под которым находился люк колодца, неожиданно вспыхнул голубовато-белым пламенем. По его желтому брюху, стекая огненными полосками, капал на пол горячий бензин. Коптящее пламя с непостижимой быстротой стало перебрасываться на другие машины.
        Ласточкин, пронзенный несколькими пулями, расстреливая последние патроны, приближался к заветной цели. Отбросив в сторону бесполезный теперь ему автомат, он вынул из-за пояса последний свой резерв - "парабеллум". Из склада боеприпасов навстречу разведчику пробкой вылетел задержавшийся там офицер. Увидев перед собой окровавленного человека и поняв, с кем свела его судьба в полутемном узком коридоре, он оторопел... Пистолетная пуля ударила ему в грудь, опрокинула на спину и уложила у полуоткрытых стальных дверей склада. Разведчик, оставляя позади себя на полу кровавые полосы, перешагнул через труп офицера. Очередная пуля часового склада впилась ему в левый бок. Но плоть, превратившись в единый, пылающий огнем ком боли, не почувствовала удара. Задыхаясь и теряя сознание, не целясь, ефрейтор Ласточкин успел послать очередную пулю в часового. Затем припал головой к нижней части огромного стеллажа, заваленного авиабомбами. Помещение до отказа было заполнено ящиками с толом, снарядами для пушек. "Только бы не сдать... Найти еще силы и тогда..." - думал в эту минуту Рувим Ласточкин, почти уже ничего не
видя перед собой...
        Он на ощупь уложил противотанковую гранату между двух туш стокилограммовых бомб, освободил ее стопорную вилку, откинув, вытянул предохранительную планку и встряхнул корпус...
        Грохочущий обвалом взрыв вызвал тяжелый подземный удар: Толчок был настолько силен, что лейтенанта подбросило и с силой прижало к шершавой стене. Заходили, словно живые, обламываясь кусками, стены тоннеля. Массивные железобетонные плиты с треском лопались, как тонкие сосновые доски, провисая вниз на толстых жилах металлоконструкций. Сквозь образовавшиеся между плитами щели потоками сыпалась рыхлая земля.
        Огромной силы взрыв, казалось, захлестнул все земное, сливаясь с отдельными очагами послабее в клокочущий ураган.
        И здесь до сознания лейтенанта дошло значение происшедшего. Он привстал, оглушенный и засыпанный землей, дрожащей рукой сорвал все еще чудом держащуюся на голове немецкую пилотку и отбросил ее прочь, в сторону.
        - Гады! - закричал он в исступлении, потрясая автоматом. - Идите... Ну-у. - И в то же мгновение лейтенант остро почувствовал дуновение свежего воздуха. Потянуло сквозняком. В брешь развороченной стены глухого тупика заглядывали звезды ночного неба. Еще не веря, что выход из тоннеля найден, осторожно, словно боясь обжечься, прикоснулся к стене рукой.
        Он скатился по крутому оврагу. Цепкий кустарник рвал в клочья униформу немецкого унтер-офицера, в кровь царапал лицо, занозил руки. Но Черемушкин не чувствовал ни хлестких ударов ветвей, ни боли от их острых шипов. Он задыхался от свежего воздуха, от сидевшей, словно пуля в сердце, боли после гибели Алексея Телочкина, Александра Румянцева, Рувима Ласточкина, от неотступных мыслей о судьбах Ковровой и группы Егора Двуреченского.
        Наскоро, как мог, лейтенант Черемушкин сделал себе перевязку кровоточащего бедра и, опираясь на автомат, петляя, долго шел по дну оврага. Потом он выбрался на лесную дорогу, сориентировался по карте и компасу, и, спотыкаясь, побрел в сторону заветной поляны "Черный кристалл".
        Глава двадцать пятая
        Хотел он только одного - дойти живым. Что потом - не так уж важно. Только бы еще отпустила ему судьба несколько минут, и тогда можно коротко изложить добытые сведения, которых столько ждали по ту сторону линии фронта. Доложить от имени павших...
        Черемушкин уже не чувствовал ни усталости, ни голода. Пока ему везло, - удалось беспрепятственно пересечь железнодорожную ветку Ширино - Лопатино, обойти стороной небольшой вражеский гарнизон в крохотной деревушке и выйти к давно нехоженой дороге, вьющейся в лесной дубраве.
        И все же, не выдержав физического напряжения, лейтенант остановился у лесной дороги, которую нужно было пересечь, и долго, не доверяя интуиции, всматривался в темноту и вслушивался в малейшие шорохи. Потом, перейдя дорогу, он вышел на небольшую прогалину и упал ничком, едва не ударившись головой о гранитный валун, обросший мягким бархатистым мхом и принятый им за земляной холмик. Он лежал несколько минут бездумно, закрыв глаза, ощущая, как зудят и плывут куда-то его ноги, наполняется блаженством тело... Ему показалось, что он вздремнул. Очнувшись, Черемушкин осторожно подтянул к себе планшет и достал карту. Красноватый луч фонарика слабо высветил пульсирующую стрелку компаса. Судя по всему, он несколько уклонился восточнее, и теперь, выходило, хутор Камышиха, которого нужно было еще достичь, лежал от него правее, в полутора километрах.
        Лейтенант уловил вдруг недалекие шорохи, приглушенный треск сучьев. Ему даже казалось, что он слышит учащенное дыхание людей, одиночные восклицания. Догадаться было нетрудно, что на последнем, пожалуй, самом сложном отрезке пути, неотступно преследующие гитлеровцы не дадут ему покоя.
        И вроде бы совсем немного оставалось до партизанского края... Дозорные отряда Бородача, заслышав недалекую стрельбу, обязательно постараются выяснить причины возникшего боя и сумеют прийти на помощь... Но смогут ли? Возможно, партизаны сами зажаты в кольцо немецкими карательными частями и поневоле окажутся беспомощными свидетелями разыгравшейся в ночном лесу трагедии.
        Черемушкин вскочил на ноги, но сейчас же, сраженный острой болью в коленном суставе, со стоном опустился на землю. Ему нестерпимо захотелось пить. Флягу с остатками воды он где-то обронил в пути. Оставалось одно - сорвать пучок пахучей травы и медленно его жевать. Но это не принесло ему облегчения. Во рту осталась тошнотворная клейкая горечь. Тогда, прижавшись лицом к холодному и влажному от росы гранитному валуну, он стал всасывать влагу, часто двигая губами.
        Далекий рокот авиационных моторов остро ударил по его напряженным, словно обнаженным нервам. Лейтенант механически поднес к глазам циферблат наручных часов.
        - Двадцать один час двадцать четыре минуты. Но почему? Самолет должен появиться над поляной "Черный кристалл" ровно в ноль-ноль пятнадцать. Может, часы стоят? - Но маленькая светящаяся зеленым огоньком секундная стрелка равномерно совершала свой неустанный круговой путь.
        Разведчик приподнялся вновь, встал на ноги и, превозмогая разлившуюся по телу боль, сделал несколько неверных шагов. Затем не пригибаясь, во весь рост кинулся в лесную чащу, придерживаясь намеченного азимута. В быстром движении боль постепенно отступала, таяла, принося лишь сковывающую усталость. Мысль работала четко. Сколько он прошел в быстром темпе - пять, десять, пятнадцать минут? Время для него как бы остановилось. Внезапно впереди, в каких-нибудь в пятидесяти метрах от заваленной буреломом просеки, Черемушкин уловил слабый, сейчас же исчезнувший блеск отраженного света, относящийся либо к линзам очков, либо к стеклу часового циферблата.
        Толстый ствол вывороченной с корнем сосны закрывал дорогу вперед. Лейтенант, будто остановленный непреодолимой преградой, как подкошенный упал плашмя на грудь в густую траву, неверным движением руки нажимая на спусковой крючок автомата. Несколько пуль, вырвавшихся из ствола, огненными стрелами прошивая деревья, ушли к невидимому горизонту. И видимо, это кому-то показалось сигналом. Послышался треск ломаемого кустарника. К сосне, за прочным стволом которой лежал лейтенант, метнулось гибкое собачье тело. Разведчик наугад успел дать короткую очередь, и огромный волкодав, захлебываясь визгом и царапая мощными лапами сосновую кору, свалился на землю, недотянув до разведчика полметра.
        Черемушкина никто не ждал. Он сам нарвался на засаду, устраиваемую каждую ночь немецким подразделением, входящим в состав отдельного карательного батальона СС.
        Уже не скрываясь, участники засады обрушили на разведчика бешеный автоматный огонь. Чтобы после, броском, предпринять атакующий маневр. Минуту-две лейтенант лежал неподвижно, не смея поднять голову. Пули дробили и кромсали дерево, беспорядочно разбрасывали в стороны пахнущую смолой щепу, наполняли воздух визгом. Прекратив стрельбу, гитлеровцы ринулись в атаку, чтобы захватить живьем обороняющегося. Но напоровшись на беспрерывную стрельбу, не выдержали, залегли.
        Расстреляв патроны основного диска, а сменить его на запасной не было времени, Черемушкин выхватил из-за поясного ремня пистолет и выстрелил в ползущую к нему вражескую фигуру. Не успокаиваясь, в азарте схватки, он ловко освободил осколочную гранату от предохранительных усиков чеки и, в надежде пробить себе дорогу, метнул в место очевидного скопления фашистов. После короткого оглушительного взрыва, стремглав поднявшись, рванулся вперед, расстреливая пистолетную обойму. Новая, огненная боль, затмив прежнюю, вихрем помутила сознание. Плетью повисла левая рука, сделав дальнейший прорыв невозможным. Тогда, оставаясь на прежнем месте, он с трудом извлек из тугого чехла запасной магазин, вложил его в приемное окно автомата, приготовил гранату и затих, обдумывая возможный выход из ситуации.
        А вокруг опять наступила; тишина. Только где-то совсем неподалеку, по-видимому, по дну неглубокой впадины журчал ручей.
        Лейтенант лежал, молча сжимая автомат. Голова была ясной, но он ни о чем не думал. Больше всего ему сейчас хотелось видеть солнце, чувствовать его теплые лучи.
        Полыхнувшая в стороне, чуть левее и сзади яростная перестрелка, затем - слившийся воедино ружейный залп взбудоражили, захлестнули горячей волной сознание Черемушкина. Примерно он мог догадываться, что происходит: преследующий его по пятам отряд егерей с ходу напоролся на группу рейдирующих партизан.
        Незадолго до выхода лейтенанта Черемушкина к гранитному валуну полурота партизан из отряда Бородача, возвращающаяся с боевого задания, остановилась на привал. Во все стороны была выслана разведка. Заслышав неподалеку вспыхнувший быстротечный бой, партизаны быстро расчленились на две группы: одна подошла к месту стычки с немецкими солдатами, вторая организовала засаду.
        Группа фашистов, обнаружившая лейтенанта, не зная произошедших изменений, но ободренная подошедшими свежими силами, открыла сильный огонь по разведчику. Черемушкин едва успел втиснуться под лежащий ствол сосны, как метрах в десяти от него, разбросав искристые огоньки, лопнула мина. И защемило сердце, когда в унисон с пронесшимися мыслями о помощи слева от него расторопно и безостановочно заработал пулемет. В неприкрытый тыл разведчика разом устремились три вражеские фигуры. Поток трассирующих пуль хлестнул по кустарнику, по черным силуэтам гитлеровцев, атакующих лейтенанта.
        С фронта, с левого фланга, с тыла, зажимая фрицев в клещи, на сближение отважно пошла реденькая партизанская цепочка. Черемушкин, покидая свое убежище, намеревался было подняться во весь рост, но третий по счету удар в груды заставил остановиться и, разворачивая тело, бросил на землю. Разрывов гранат, истошных выкриков на немецком и русском языках он уже не слышал, так же, как и не чувствовал, что его тело поднимают и куда-то уносят...
        Сколько времени находился Черемушкин в состоянии непонятной невесомости, было ему неведомо. Когда пришел в себя, увидел, словно в густом и липком тумане, заволакивающем глаза, склонившуюся над ним русую девичью голову.
        - Потерпи, потерпи, родной...
        - Наташа... - спекшимися губами прошептал лейтенант. - Нет! Вы не Наташа?
        - Меня зовут Оксаной. Лежи... Лежи, осталось немного, хороший мой! - ворковала она, бинтуя разведчику грудь.
        - Кто вы? - с усилием оттолкнув своей здоровой правой рукой ее руки, спросил Черемушкин.
        - Мы - друзья, партизаны!
        - Если вы из отряда Бородача, мне нужен командир.
        В воздухе ясно слышались звуки авиационных моторов.
        - Мне нужен ваш командир, - повторил он свою просьбу. - Немедленно... Сейчас же. Вы слышите? - Лейтенант чуть-чуть приподнял руку. - В воздухе...
        - Я - командир партизанской полуроты! - выступил вперед худощавый, невысокого роста человек с выглядывающей из-под бушлата гимнастеркой рядового состава.
        - Слушайте... Слушайте, - лихорадочно, будто захлебываясь, зашептал Черемушкин. Испарина стала ложиться на высокий лоб и изжелта-бледное лицо разведчика. - Слушайте... В воздухе находится советский транспортный самолет. На поляне "Черный кристалл" должны быть зажжены сигнальные огни: два костра - на западной оконечности, третий - у восточной. При всех обстоятельствах самолет должен сесть. Это важно, очень важно...
        Шум боя постепенно затихал, удаляясь к западу и северо-западу.
        Лейтенанта Черемушкина несли на импровизированных носилках из полотна плащ-палатки и наскоро подобранных жердей.
        На полпути от места схватки к поляне "Черный кристалл" связной отыскал в темноте командира взвода разведки:
        - Вас вызывают - и немедленно.
        К командиру партизанской полуроты бегом подошел коренастый, среднего роста человек лет сорока в трофейном немецком обмундировании, опоясанный крест-накрест пулеметными лентами.
        - Отходим к месту стоянки базы. Нужно срочно доложить о просьбе разведчика командиру отряда. И чтобы ни одна фашистская душа... Понял? Сдерживай гитлеровцев и отходи сам к квадрату "сорок один", к поляне "Черный кристалл". Ты аккуратненько можешь, - это делать, Митрофаныч.
        Возбужденный боем, Митрофаныч потеребил свою небольшую, клинышком, курчавую бородку неспокойно сказал:
        - Сделаем, командир. В душу их... - И исчез в ночной темноте.
        Партизанские заставы, заслышав звуки завязавшегося в ночном лесу боя, с нарочным предупредили об этом командира отряда.
        - Не иначе, как Щерба вынужденно пошел на обострение с противником. Всех - в ружье! Занять оборону по секторам. Открыть минометный огонь по ориентирам первому и третьему - вероятному скоплению фашистов.
        В это время в воздухе послышался гул авиационных моторов.
        - Товарищ майор! Под нами квадрат "сорок один"- поляна "Черный кристалл". Внизу условные огни костров. Радио партизан, подтверждающее посадку, отсутствует. Время московское - ноль двадцать две минуты...
        - Если нет радио, то должны быть ракеты.
        - Экипажем не замечены, товарищ майор. Окунев молча отстранил штурмана и посмотрел на землю через окно фюзеляжа.
        - Передайте командиру экипажа идти на посадку. - Окунев отвернулся от окна и, о чем-то думая, посмотрел на солдат десантного отделения, сидящих на металлических откидных лавках вдоль самолета.
        - Все может быть, товарищ майор! - штурман изучающе, в упор посмотрел на Окунева. - Рисковать людьми... Самолетом и грузом...
        - Я хорошо знаю этих людей там, внизу, штурман, - недовольно и отрывисто бросил Окунев. - Выполняйте приказ. Уйти, сбросив только десант, не узнав о судьбе людей лейтенанта Черемушкина - непозволительная трусость. Запросите еще раз землю.
        - Земля молчит, товарищ майор, - доложил радист. Окунев вошел в кабину к командиру корабля:
        - По информации экипажа - высота тысяча восемьсот пятьдесят... Рация в отряде может быть неисправна. Будем заходить на посадку. - Окунев тяжелой походкой вышел из рубки управления.
        - Лейтенант Гогинашвили!! В вашу задачу входит... - напутствовал майор Окунев молодого грузина - командира разведгруппы. - А дальше - по плану, разработанному командованием совместно с вами.
        Время шло медленно. Внизу незнакомой планетой лежала таинственная земля... Наконец над лесом полудугами в западном направлении легли две зеленые ракеты. Окунев облегченно вздохнул и кивнул головой пилоту. Самолет резко накренился и стал, планируя, снижаться. Машина едва успела остановиться, после пробега, как Окунев выпрыгнул в густую, росную траву, придерживая рукой висевший поперек груди автомат.
        Навстречу ему шагнул худощавый человек и представился:
        - Командир партизанского отряда Алексеев! С благополучным прибытием, товарищ майор. Ждали с нетерпением.
        - Очень рад, товарищ Алексеев, - проговорил Окунев, крепко пожимая протянутую ему командиром суховатую, мозолистую руку.
        - Прилет самолета с Большой Земли - праздник для нас необыкновенный. Давайте пройдем в штаб отряда, это недалеко, совсем рядом. Передам вам полевые сумки двух разведчиков. Правда, одного похоронили вчера на рассвете. Второй - еще жив, но ему требуется срочная хирургическая операция. Иначе за исход трудно ручаться...
        Подойдя к землянке штаба, Алексеев указал на стоящие носилки, где укрытый немецкой шинелью лежал разведчик. Окунев опустился на колени, бережно поднял голову лежащего без сознания, бормочущего какие-то непонятные слова и узнал лейтенанта Черемушкина.
        - Товарищ Муров! Лейтенанта немедленно после выгрузки - в самолет. За его жизнь с этого момента отвечаете вы, - приказал он военфельдшеру.
        - Не трогайте его, - тихо, но требовательно сказала стоящая рядом женщина - начальник медсанчасти отряда. - Этот молодой человек имеет два серьезных ранения. Он нетранспортабелен. Нуждается в срочной операции, для которой все готовится, даже переливание крови. Иначе умрет не только от ран, но и от большой потери крови. Возможен сепсис. Минуты - от них зависит жизнь раненого.
        - Что будем делать? - спросил Окунев командира отряда - Есть ли гарантия?
        - Гарантия? Целиком положитесь на врача, Евгению Витальевну. А я, как командир отряда, должен организовать надежную оборону. Хотя уверен, что до утра фашистов - как бы они не пыжились! - сумеем удержать. А за это время наш кудесник-доктор сделает, что надо, и санчасть покинет зону.
        - Решено! Все же, что произошло с остальными разведчиками? Группа состояла из восьми человек...
        - Судьба остальных мне лично не известна. Первый, смертельно раненный, вчера на рассвете смог все же дойти до наших застав. Он передал полевую сумку и пояснительную записку к карте, по его словам, составленную старшиной Двуреченским. Твердил одно: срочно доставить документы в штаб дивизии генерала Чавчавадзе. Молодой такой паренек, с густыми огненно-рыжими волосами. Как зовут-то, спрашиваю, фамилия? Выдавил еле-еле: Ваня, мол...
        - Это разведчик из группы лейтенанта Черемушкина, того самого, что унесли на операционный стол, - Иван Щегольков, - держа в руках полевые сумки Двуреченского и Черемушкина, громко сказал майор.
        Разрыв тяжелой мины оборвал его слова. Тонко пропели разлетающиеся во все стороны осколки, зачастила автоматно-пулеметная стрельба.
        - Экипажу самолета и вам, товарищ майор, нужно немедленно лететь обратно. Опасаюсь немецких истребителей, ночных охотников. Самое главное - чтобы труд разведчиков не пропал даром...
        - Да, нужно ускорить разгрузку самолета. Лейтенант Гогинашвили! - бросил он в темноту. - Всех десантников - в распоряжение партизан, разгружающих самолет.
        - Десантники принимают самое активное участие, товарищ майор. Загружается последняя подвода. Экипаж принял первый десяток раненых.
        - Чем еще штаб дивизии может оказать помощь вашему отряду?
        - Теперь все необходимое есть. Остается за малым: бить врага.
        - Понимаю, - мягко сказал Окунев, - не за горами то время, когда наша армия придет в эти районы. Дорога у нас общая - на Берлин!
        Из темноты вынырнул запыхавшийся партизан-связной:
        - Товарищ командир отряда! Группы заслона ведут бой с карательным батальоном СС На бронетранспортерax прибывают новые подкрепления фашистов.
        - Передайте Харитонову, чтобы продержался еще с часок. Край нужно. Да!
        "Прогнозы мои не оправдываются. Прут немцы, не считаясь с потерями", - подумал Алексеев, но вслух ничего не сказал, и ничто не выдавало его внутреннего напряжения.
        - Как понимаю, ваш отряд будет рейдировать по тылам противника до особого приказа Центрального штаба партизанского движения? - задал свой последний вопрос Окунев.
        - Конечно. Будем бить фашистов до последнего...
        - Товарищ майор! - доложил лейтенант Гогинашвили. - Самолет готов к взлету. Все раненые, доставленные для эвакуации на Большую Землю, размещены.
        - От всех партизан спасибо, товарищ майор! Передайте командованию... - Гул винтов самолета заглушил последние слова Алексеева. Но начальник особого отдела дивизии генерала Чавчавадзе майор Окунев отлично понял, что хотел ему на прощание сказать командир партизанского отряда.
        Над лесом взлетела белая сигнальная ракета.
        Там, где держали оборону бойцы партизанского отряда, шел ночной бой.
        Глава двадцать шестая
        Над землей стояла тихая, звездная ночь. Шла к первым заморозкам ранняя осень...
        Передний край дремал, изредка пробуждаясь от стрекота пулеметных очередей; от вспышек осветительных ракет, повисающих в темно-фиолетовой плотности цветными гроздьями.
        Когда около блиндажа комдива остановилась бронемашина, к ней подбежал часовой и встретил начальника штаба дивизии полковника Купорева.
        Генерал Чавчавадзе громко говорил с кем-то по телефону, давал указания. Окончив разговор и положив трубку, он шагнул к вошедшему. Строгое лицо комдива осветилось улыбкой.
        - Очень рад, полковник, вашему возвращению. Что нового в штабе армии?
        - Новостей, как говорят, полный короб, товарищ генерал. - Купорев лукаво улыбнулся. - Есть решение Военного Совета армии после баталии с группировкой Веллера назначить вас командующим гвардейским стрелковым корпусом. Ваша кандидатура одобрена в штабе фронта.
        Чавчавадзе растерянно развел руками и полез в карман за портсигаром:
        - Это же за какие заслуги, Василий Федорович?
        - Нашли... значит... Вы уж извините меня, Арчил Рубенович. Просто не мог такой приятный сюрприз на конец разговора отнести. Разрешите поздравить вас, товарищ генерал?
        - Рановато поздравляете меня, полковник...
        - Скромность, как говорят, украшает человека, но порой... Давайте, что ли, обнимемся по такому случаю, а?
        Комдив и начальник штаба с радостью обнялись.
        - Присылают нам и нового начальника политотдела... вместо погибшего полковника Киселевича, - продолжал Купорев.
        - Ну, как он - стоящий? Мне кажется, такого, как Киселевич, мне уже не встретить. - Вздохнул, хмурясь, комдив.
        - Встречал нового в отделе кадров армии, - понимая состояние Чавчавадзе, произнес начальник штаба. - Внешне ничем не примечательный: худощавый, среднего роста... майор Павлов. Только что прибыл из госпиталя. Кадровый офицер. Если откровенно, то он мне понравился:
        - За полчаса до вашего приезда, - сказал Чавчавадзе, подходя к карте, - начальник связи капитан Ильин вручил мне расшифрованную радиограмму. Позывные, шифр - соответствуют. Концовка - в стиле радистки разведгруппы старшего лейтенанта Черемушкина. Радиограмма подтверждает прежние донесения, умело собранные воедино. Суть остается та же: части армейской группы генерала Веллера наносят удар на нашем левофланговом стыке с дивизией генерала Шмелева. В радиограмме есть и новые, архиважные сведения: дата и час начала боевых действий "Метеора". Точнее: удар по нашей обороне будет нанесен в воскресенье, в пять тридцать утра. Время московское. Коротко перечисляются основной состав группы, численность, резервы.
        - Если эти сведения, я имею в виду час и дату выступления генерала Веллера, точны, то... - полковник Купорев энергично сжал пальцы в кулак.
        - Мне кажется, что это самые точные данные о противнике, которые мне когда-либо приходилось получать, Василий Федорович. Да... полковник. В конце радиограммы значилось место передачи - юго-западное предместье городка Юдино.
        - Это же здорово... Молодцы разведчики! - воскликнул начальник штаба.
        - Молодцы-то, молодцы. Но сколькими жизнями?! - Лицо Чавчавадзе сразу изменилось, приняло оттенок задумчивости, посуровело. И он перешел на официальный тон: - Задача армейской группы "Метеор" - взломать нашу оборону и дивизии Шмелева на десятикилометровом участке, скомкать, разобщить, подавить, лишить инициативы.
        - Ну, что же, Веллер получит сполна, что ему причитается. Нужно сковать действия его группы прорыва и в то же время лишить немецкое командование возможности свободно оперировать своими резервами.
        - Такое решение принято. По плану командарма, выработанному совместно со штабом фронта, мы упреждаем действия вражеской группировки. После массированного артиллерийского наступления и поддержки авиации с воздуха наносим удар первыми, и, не ослабляя темпов, дивизия продвигается в направлении деревни Светлого и хутора Лесной. Сигналом для этого послужат заключительные залпы двух дивизионов гвардейских минометов. Я уже говорил по прямому проводу с командармом, доложил ему о содержании последней радиограммы "Меркурия". Прошу тебя, Василий Федорович, проверь в полках выполнение приказа о контрнаступлении. Сегодня, в ноль-ноль сорок наметил совещание. Конечно, твое присутствие необходимо. Кажется, все...
        Купорев молча кивнул головой. В дверь постучали, и в комнату вошел моложавый, подтянутый офицер с вещевым мешком в руках.
        - Разрешите, товарищ генерал? Майор Павлов. Назначен во вверенную вам дивизию на должность начальника политотдела.
        Лицо Чавчавадзе приняло непонятное выражение. Он внимательно, оценивающе смотрел на вошедшего.
        - Жду вас, майор. Очень жду. Кладите свой вещмешок и прошу к нашему шалашу... Минутку, минуточку... - Что-то с трудом припоминая, Чавчавадзе пристально посмотрел в лицо Павлова.
        - А ведь я вас сразу узнал. Только вы очень изменились, товарищ генерал, поседели...
        - Старший лейтенант? Алексей Павлов? Алеша... - Под взглядом ничего не понимающего начштаба комдив порывисто шагнул к майору, протягивая ему руки. - Ты понимаешь, Василий Федорович, когда пришлось встретиться со своим старым знакомым, - Чавчавадзе радостно обнял смутившегося майора. - Ну рассказывай, где был, что видел? Каким тебя ветром занесло в мою дивизию? Какая встреча! А? - обращаясь уже к полковнику Купореву, продолжал комдив. - Расстались мы с Павловым еще в сорок первом, под Изюмом... Я тогда командовал стрелковым полком. Ранение оказалось не из легких. Как получилось - не помню. Но пришлось остаться мне на поле боя и ожидать, когда фашистские танки, прорвавшие оборону дивизии, раздавят меня. Старший лейтенант, комсорг стрелкового батальона, под огнем противника версты три-четыре тащил меня на себе. И вынес из самого пекла. Мы уходили последними.
        Чавчавадзе вопросительно посмотрел на Павлова.
        - Да что, собственно, рассказывать, товарищ генерал. Воевал. Вторично был ранен, уже под Ростовом, в конце июля сорок первого, лечился в госпитале, затем вновь ранение и к вам, как говорят, фронтовым ветром.
        ...В ранний утренний час на высоте около трех тысяч метров к линии фронта шел транспортный самолет с фашистскими опознавательными знаками. Внизу, прикрытая лесными массивами, в сизой дымке лежала земля. Внезапно по курсу самолета возникли оранжевые разрывы зенитных снарядов. На горизонте небо заполыхало хаотично передвигающимися зарницами. Немецкий пилот, уходя от них, поспешно взял штурвал на себя, перемещая вперед сектор газа, и громоздкая машина, завывая моторами, свечою покорно поползла вверх, но снизу, на зенитных батареях, явно предвидя маневр вражеского самолета, внесли поправку в таблицу ведения огня и, будто забавляясь безысходностью экипажа, перекрывая дорогу, интенсивно гвоздили воздушное пространство.
        Тогда летчик, пытаясь уйти от разрывов, бросил машину вниз и обреченно посмотрел в непроницаемое лицо своей загадочной спутницы.
        Новый разрыв зенитного разрыва подбросил машину вверх.
        Думала в эти минуты Коврова только об одном: "Собьют зенитчики самолет, причем наши. Собьют, как пить дать... А я совсем не знаю азбуку позывных нашего аэродрома..." Она встретила брошенный на нее взгляд летчика. И ее охватила растущая волна злорадства: "Что, суслик поганый? Душа ушла в пятки?" Решение пришло мгновенно. Нужно попытаться выйти открытым текстом. Она натянула на голову шлемофон, нащупала пальцами кнопку радиообмена на колонке штурвала и, волнуясь, стала говорить вначале тихо, а потом четче и громче:
        - Земля! Земля! Прошу прекратить зенитный обстрел! Прекратите обстрел... Я - "Меркурий"! Как поняли меня? Я - "Меркурий"! Разрешите посадку. - Посмотрев в окно кабины, Коврова увидела отливающие серебром в лучах восходящего солнца плоскости идущего встречным курсом неизвестного самолета.
        - Наш! Наш истребитель... Наш "Лавочкин", - прошептала она.
        В шлемофон ворвались размеренные слова приказа:
        - "Меркурий"! Вас понял! Посадку разрешаю! Даю пеленг...
        Далеко, над еще темной поверхностью земли порошинками падающего снега высветилась синевато-голубая дорожка прожектора. Разорвался последний зенитный снаряд. Прекратился заградительный обстрел.
        Остановившийся после короткого пробега фашистский транспортник окружили автоматчики. По опущенной лестнице-трапу сошли двое. Вначале - фашистский летчик, за ним женщина в эсэсовской форме.
        - Руки, руки вверх! - приказал капитан вышедшим из самолета. - Прошу сдать оружие.
        - Товарищ капитан! - не выдержала Коврова.
        Но тот сказал так же строго:
        - Прошу следовать за мной.
        Они вошли в знакомую ей землянку - штаб бомбардировочного полка, в которой Коврова уже была вместе с разведчиками в ту памятную ночь перед вылетом в тыл врага. Их встретил высокий, с круглым краснощеким лицом полковник. И Наташа сразу же узнала командира авиачасти. Несколько мгновений тот недоверчиво, все еще под впечатлением доклада капитана Кузьмина, колюче осматривал Коврову, затем медленно перевел взгляд на фашистского летчика и спросил:
        - Кто вы?
        - Товарищ полковник! Гвардии сержант Коврова из дивизии генерала Чавчавадзе вернулась с боевого задания. Прошу о моем возвращении срочно сообщить "Фиалке".
        В глазах командира вспыхнуло недоумение. Он отступил на шаг, еще раз охватывая цепким взглядом ладно сидевшую на плечах Ковровой порванную в нескольких местах форму офицера СС, крупные ссадины на миловидном лице, и, наконец, сказал:
        - Узнал! Ей-богу узнал... Так вот ты какая, оказывается? - Он басовито засмеялся, в восхищении хлопнув ладонями. - Ну-ка, дай-ка, я на тебя еще раз посмотрю. Ничего не скажешь - всем хороша!
        Стоявшие в землянке летчики засмеялись, посматривая на разведчицу.
        - Кузьмин! - обратился полковник к капитану. - Немедленно свяжитесь с "Фиалкой" и сообщите генералу Чавчавадзе о прибытии сержанта Ковровой.
        ...Как только на посадочную площадку был принят самолет По-2, генерал Чавчавадзе сразу же вышел из блиндажа и тут же застыл на месте. Навстречу ему в форме офицера СС шла Коврова.
        - Товарищ генерал! - стараясь держаться по уставу, доложила она. - Сержант Коврова возвратилась с боевого задания! - голос у девушки сорвался, и генерал увидел, как слезы туманят ее глаза.
        - Благодарю, товарищ сержант!.. От имени Родины, от всех солдат...
        Коврова приникла лицом к широкой груди Чавчавадзе, и плечи ее задрожали.
        - Родная... девочка моя, - шептал Чавчавадзе на грузинском, нежно, по-отечески проводя рукой по ее волосам.
        - Товарищ генерал, что с лейтенантом Черемушкиным, Щегольковым, живы ли ребята?
        - Лейтенант Черемушкин ранен и оставлен майором Окуневым в партизанском отряде. Что же касается Щеголькова... То он с почестями похоронен в квадрате "сорок один". На поляне "Черный кристалл"... а теперь немедленно отдыхать. Дежурный офицер проводит вас до землянки.
        Наташа, с нетерпением скинув с себя немецкую форму, отбросила ее в угол, прикоснулась к подушке и забылась тяжелым, охватившим всю ее сразу сном и грезилось ей, что бежит она быстро-быстро по укрытой яркой зеленью и красными маками лесной поляне навстречу лейтенанту Черемушкину и он, улыбаясь, идет к ней. Она видит, как шевелятся его губы, шепчут что-то ласковое и необыкновенное, отчего у нее пламенеет лицо и гулко бьется сердце...
        Часть II
        Что случилось с тобой, "Пегас"?
        Глава первая
        "КОМАНДУЮЩЕМУ ГРУППОЙ ВОЙСК ПОД КОДОВЫМ НАЗВАНИЕМ "ФЕНИКС" ГРУППЕНФЮРЕРУ СС ВЕЛЛЕРУ.
        СТАВЛЮ ВАС В ИЗВЕСТНОСТЬ, ЧТО СЛУЖБОЙ ВОЗДУШНОГО НАБЛЮДЕНИЯ И ОПОВЕЩЕНИЯ ТОЧНО УСТАНОВЛЕНО: ЗА ПОСЛЕДНЮЮ НЕДЕЛЮ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ИЮНЯ 1944 ГОДА ВТРОЕ УВЕЛИЧИЛСЯ ПОТОК РУССКИХ ВОЕННО-ТРАНСПОРТНЫХ САМОЛЕТОВ ТИПА СИ-47 В СТОРОНУ СЛОВАКИИ И ОБРАТНО. ПОЛЕТЫ ОСУЩЕСТВЛЯЮТСЯ НА ВЫСОТЕ ЧЕТЫРЕ-ПЯТЬ ТЫСЯЧ МЕТРОВ ПО ВОЗДУШНОМУ КОРИДОРУ В ПРЕДЕЛАХ ДИСЛОКАЦИИ "ФЕНИКСА". ПО АГЕНТУРНЫМ ДАННЫМ ЭТОТ ВОЗДУШНЫЙ МОСТ ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ДЛЯ ДОСТАВКИ СЛОВАКАМ И РУССКИМ ПАРТИЗАНАМ В ГОРНЫЕ РАЙОНЫ РУЖЕМБЕРОКА И БАНСКОЙ БЫСТРИЦЫ ДИВЕРСИОННЫХ РАЗВЕДГРУПП, ОРУЖИЯ, БОЕПРИПАСОВ И ИНОГО ВОЕННОГО ИМУЩЕСТВА. ПОДОБНАЯ СИТУАЦИЯ ОКАЗЫВАЕТ НЕГАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ НА ТЫЛОВОЙ МЕХАНИЗМ ВВЕРЕННОЙ ВАМ АРМЕЙСКОЙ ГРУППЫ ВОЙСК. УСТАНОВИВ РЕКОМЕНДОВАННЫЕ ВАМИ КОНТАКТЫ С НАЧАЛЬНИКОМ ШТАБА "ФЕНИКС" БРИГАДЕНФЮРЕРОМ ВЕЙСОМ И МОБИЛИЗУЯ СВОИ ОГРАНИЧЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ, ПРИСТУПАЮ К ОПЕРАЦИИ "ОСТ". ПО СУЩЕСТВУ ИЗВЕСТНОГО ВАМ ВОПРОСА О БЛАГОНАДЕЖНОСТИ ЛИЧНОГО СОСТАВА ПЕХОТНОЙ БРИГАДЫ РОА ПОЛКОВНИКА ЛУКИНА БУДЕТ ДОЛОЖЕНО ОСОБО...
        НАЧАЛЬНИК ГЕСТАПО ОБЕРШТУРМБАНФЮРЕР
        КРЮГЕР"
        В предутренний час в конце первой половины июня в небе Западной Украины на встречных курсах, разных по высоте эшелонах на крейсерской скорости и без прикрытия, истребителей летели два однотипных, с советскими опознавательными знаками военнотранспортных самолета типа СИ-47. Один из них, тот который следовал в восточном направлении, ведомый его командиром гвардии капитаном Шелестом, должен был, совершив посадку на одном из прифронтовых аэродромов в Дубовке, дозаправиться горючим и продолжать полет до подмосковного, в то время мало кому известного аэродрома Внуково. Задача, поставленная командованием полка экипажу, звучала так: принять на борт авиазапчасти и другое летно-техническое имущество, вернуться на базу. По возвращении приступить к челночным рейсам в разные районы Чехословакии. Это не совсем обычное задание окрылило людей. Подумать только! Побыть в столице самую малость - просто немыслимый подарок судьбы! Что касается самого капитан Шелеста, то ему повезло вдвойне. Он не скрывал своего радужного настроения: впервые за все время войны наконец есть возможность встретиться с женой, а главное,
увидеть своего сына Славку, родившегося в конце июня сорок первого.
        - Командир! Проходим Нижанку. Через пару минут правее останется Станичка. - Доложил со своего места штурман - худощавый, белолицый, с мечтательным выражением выпуклых серых глаз лейтенант Васьков.
        - Понял... Понял, Сережа, - отозвался Шелест. Это был коренастый, крутогрудый, крепко скроенный тридцатилетний мужчина с короткой и жилистой шеей, вьющимися темно-каштановыми волосами, чуть тронутыми сединой. - Надеюсь, настроение экипажа на нужной высоте? - спросил он сочным баритоном, подсоединившись к бортовой радиосвязи. - Как там назад смотрящий?.. Петро, ты слышишь меня? - обратился он к стрелку-радисту. И не расслышав ответа, повторил: - Ты что, заснул, видно?..
        - Никак нет, товарищ командир. Скажете еще... Здесь заскучаешь! - Вот дает, сволочь! - вдруг удивленно, на повышенных тонах зазвучал его юношеский голос - Фокер... Фокер заходит в правую полусферу. А второй в левую, гад, лезет... Ну, ну, сатана, я тебе сейчас прикурить поднесу! - жарко бормотал стрелок-радист по неотключенной бортовой радиосвязи, и его слова словно крапивой жгли и хлестали тревожно настроенный экипаж. - Ура! Срезал одного. Братцы, горит сучье вымя!.. - Стрелок-радист не договорил и замолчал.
        - Петро... Петро... Вергунов? - всполошился командир, ясно представляя себе, что в действительности происходит.
        Бортмеханик - старший лейтенант Галевич - распахнув дверь пилотской кабины, опрометью бросился в грузовой отсек на помощь Вергунову. Шлемофон стрелка валялся на полу, а поднятую вверх руку старшего лейтенанта стала орошать горячая кровь Вергунова.
        Галевич попытался освободить от ремней крепления и опустить на пол тело товарища, но не успел. Машинально повернув голову через плечо, он кинул взгляд в затянутый темной пленкой иллюминатор по правому борту. С правой стороны к корпусу СИ-47 тянулась разноцветная радужная лента. Галевич неестественно подскочил на месте, нелепо размахивая руками, словно отбиваясь от раздраженных ос, и повалился ничком. Дуга пулеметной очереди фашистского истребителя ударила по кабине управления: она нашла второго пилота, штурмана и подожгла самолет.
        А в это время на земле в густой предутренней темноте по извилистой и узкой, заросшей разнотравьем лесной дороге катила пароконная подвода, запряженная пофыркивающими лошадьми. В ней было трое вооруженных людей в немецкой униформе. Один из них, на передке телеги, управляя лошадьми, что-то монотонно насвистывал. Двое других лежали на свежескошенном сене и, убаюканные тряской и постукиванием колес, дремали. Небольшая, всего в двенадцать дворов лесная деревенька Васькины Дворики, куда направлялась подвода, была уже неподалеку, в каких-нибудь полутора-двух километрах, когда возница вдруг умолк, вскинув лицо кверху: мерные звуки авиационных моторов дошли до его слуха.
        Внезапно рокот самолета как бы растворился в слитном реве двигателей, работающих на максимальных оборотах. Влажная лесная тишина подхватила дробный перестук пулеметных очередей. Что происходило там, на воздушной арене, возница видеть не мог. Предутренняя темнота и белесый туман, стлавшийся между деревьев, скрывали разыгравшуюся в воздухе трагедию. Нарастающий, звенящий свист падающего в пике тяжелого самолета заставил возницу и тех двоих, дремлющих людей, поспешно покинуть повозку и лечь у обочины дороги. По округе разнесся треск ломаемых деревьев, а затем раздался оглушительный взрыв, и рванулись вверх смолянистые клубы пламени. Вздрогнула и заходила ходуном под ногами земля. Испуганно попятились назад и обреченно заржали лошади. Багряно-желто-дегтярное пламя горящих остатков самолета устремилось ввысь, пронизывая темноту и туман, сконцентрировалось, образуя расплывчатый световой колодец, дном которого служило и далекое и близкое небо.
        - Смотрите! Смотрите! - возбужденно протянул возница.
        Над вершинами деревьев, быстро опускаясь, плыл сизо-белым тюльпаном купол парашюта.
        - Это же парашютист, - дергая возницу за рукав немецкого солдатского френча, картаво проговорил стоящий сзади него щуплый, с большой головой и рябым лицом, похожий на подростка человек. Его глаза попеременно буравили то спускающегося парашютиста, то широкую спину возницы.
        - Не торопись, Филипп! Подарок с неба, не жуя, слопаем! - степенно сказал, щелкая предохранителем немецкого автомата, третий, - высокий, с жилистой фигурой и продолговатой курчавой головой. - Что в лесу - все наше! - Голос его густой и звучный, словно вспыхнувшая спичка, всколыхнул устоявшуюся тишину.
        - Не балуй, дурья голова! - запрещающе строго и спокойно остановил его мягкий голос. - В руках у тебя, Андрюха, не палка. Зацепишься ногой за корягу и полоснешь... Пуля - она и есть пуля, разбираться не станет, кто свой...
        Андрюха не сказал ни слова. По его поведению и послушанию Филиппа можно было понять, что этот человек, которого двое других называли Федором, являлся у них за старшего.
        - Не хватало еще этого, - пробормотал Федор и стало ясно его нежелание пробираться по темному лесу в поисках опустившегося парашютиста. Возможно, нежелание это было вызвано личными мотивами, а может, были и другие причины, о которых и не подозревали его подчиненные.
        Федор Карзухин, старший лейтенант Красной Армии, попал в кольцо окружения в июле сорок первого на территории Белоруссии в суженном треугольнике Поставы-Ошмяны-Молодечно. Труден и тернист был путь сколоченного им маленького отряда. После выхода из окружения, через четыре недели мытарств и лишений, скоротечных схваток с отдельными войсковыми подразделениями немецких частей, теряя бойцов, небольшая горстка оставшихся в живых красноармейцев во главе с Федором у местечка Камышина наконец-то встретила активно действующий партизанский отряд. В отряде, после соответствующей проверки, он принял взвод разведки. Свои обязанности Карзухин выполнял точно и в указанные сроки в труднейшей обстановке. Но партизанский отряд очень нуждался в постоянной и всесторонней связи с внешним миром. Талант неутомимого, высокодисциплинированного следопыта был замечен и оценен командованием, что и предрешило дальнейшую судьбу Федора.
        Не прямыми, а путаными путями оказался он по ту сторону, в среде элементов с темным прошлым, предателей своей Родины, активно сотрудничавших с гитлеровцами. Теперь Федор Карзухин был в новом для него амплуа - состоял в должности старшего сотрудника внутрирайонного куста населенных пунктов, центр которого в то время находился в Ширине. Под нажимом советских армий отходили на запад с тыловыми подразделениями фашистов и полицейские отрядики, разные попутчики немецких нацистов. Вместе с ними, имея определенное задание теперь уже штаба одной из армий западного направления, двигался и разведчик Федор Карзухин. Так, глубоко и надежно законспирированный, он оказался далеко от тех мест, где находилось Ширине, - а именно, неподалеку от польской границы, в районном центре Станичка, что в Западной Украине. Наделенный смекалкой, наблюдательностью, секретами деликатного общения, чувством такта и юмора, за время пребывания в органах ведомства русской полиции Федор Карзухин сумел привлечь к себе внимание некоторых представителей местного нацистского руководства, а затем обрел покровительство самого шефа гестапо
штандартенфюрера СС Ганса Ганке. Фактом повышения его личных акций и вместе с этим доверия к нему явилось присвоение ему, славянину, воинского звания гауптшарфюрера СС и награждение орденом Железный Крест второй степени с правом ношения военной и штатской одежды. Такое особенное внимание к его персоне несколько насторожило разведчика: при очередной встрече со связным он просил поставить об этом в известность начальника штаба армии генерала Валентинова. Связной, старший офицер фронтовой контрразведки, ничего угрожающего в данном факте не нашел, а отметил, что это все на пользу дела и, обобщая краткую беседу с Карзухиным, горячо поздравил Федора с присвоением настоящего воинского звания - майора Советской Армии.
        Лошади, успокоившись и опустив головы, звеня трензелями, смачно пережевывали сочную траву.
        - Парашютиста нужно брать. Это же отличная рекомендация для нас в наших отношениях с начальником гестапо армейской группы "Феникс" оберштурмбанфюрером СС Крюгером. Если немец, то оказать помощь, - с придыханием, чуть причмокивая губами, въедливо и настойчиво требовал Ноздрюхин.
        - Помолчал бы ты, мокрогубый, - со скрытой неприязнью остановил его Федор. - А тебе, Прозоров, как начальнику полиции хутора Васькины Дворики и карты в руки. Пошли, что ли? - Он оглядел спутников, пропуская их вперед, и когда зашелестел кустарник, послышался легкий хруст валежника под их ногами, у него мелькнула навязчивая мысль перестрелять этих отщепенцев и уйти с парашютистом в местный партизанский отряд. Он даже снял автомат с плеча, хотя наперед знал, что стрелять, конечно же, не станет.
        Гвардии капитан Шелест был не только первоклассным летчиком, но и имел репутацию опытного парашютиста. Убедившись в том, что члены экипажа мертвы, а самолет, охваченный со всех сторон пламенем, содрогаясь и дергаясь, словно в пылу скачки загнанная лошадь, чуть задрав нос, завершал переворот с крыла на крыло, он сумел выброситься с парашютом. Будто ожидая этого мига, беспомощная стальная птица, пронзительно воя, понеслась вниз к плотной стене ощетинившегося враждебного леса. После нескольких секунд свободного парения в воздухе он почувствовал хлесткий удар по подошвам и голенищам яловых сапог и услышал треск разрываемой ткани левой штанины летного комбинезона. Затем был сильный рывок вверх, словно тело его стало мячиком на резинке, и резкая боль в голени левой ноги вызвала короткое забытье.
        Он висел на лямках несколько минут, удерживаемый от дальнейшего падения стропами парашюта, медленно приходя в себя после, как он считал, удачного приземления. Лицо, исцарапанное еловыми иглами, саднило, и ему невыносимо хотелось пить. Расстояние до подножия дерева, на котором завис, определить не мог: окружающий его мрак словно надел на глаза плотную повязку. Инстинкт самосохранения заставил потянуться правой рукой к поясному ремню, нащупать кобуру с пистолетом "ТТ". Кобура была на месте, только оружия в ней не было. Очевидно, при ударе клапан кобуры расстегнулся, и пистолет выпал. Пальцы рук коснулись сиротливо торчавшей в кармашке кобуры запасной обоймы. Огорченно вздохнув, он подумал о том, что если будет обнаружен врагом, не сможет уйти из жизни как человек...
        Память напомнила ему, что у него имеется еще и холодное оружие - складной нож, рукоятка которого украшена цветными пластинками из плексигласа. Отдавая себе отчет о положении, в котором находится, он заспешил, торопливо расстегивая молнию, на правом наколенном кармане комбинезона, Небольшой остроотточенный нож, смахивающий на финский, подаренный капитану Шелесту в день его рождения прежним штурманом экипажа Емельяновым, при нажатии на кнопку выбрасывался из колодочки рукоятки с металлическим щелчком. Меняя положение тела, осторожно шевеля левой ногой, он не почувствовал резкой, знобящей боли, сопутствующей при переломах. Боль, беспокоящая голень левой ноги, появилась после удара о вершину сосны. Он осмелел в своих скованных движениях и теперь уверенно освобождался от лямок парашюта, обрезая ножом мешавшие, обвивающие его стропы. Потом, держась обеими руками за лямки, Шелест соскользнул вниз, обхватывая коленями ствол дерева, и повис, найдя опору, - мягкий слой прошлогодней опавшей листвы.
        Прихрамывая, он прошел несколько шагов и потом присел на корточки, расстегнул ремешок планшета. Присвечивая электрическим фонариком, с профессиональной быстротой сориентировался по карте и компасу. На юго-западе от него находилась Станичка. Вокруг хаотично были разбросаны населенные пункты и хутора. Линия фронта, над которой в полночь пролетал его самолет, проходила на отрезке Кременец - Волочинск. Поразмыслив, он вложил карту в планшет, секунду-другую пристально рассматривал фотографию жены с маленьким сыном Славкой на руках, решительно отмежевываясь от искушения оставить эту реликвию при себе. Потом выкопал неглубокую ямку, аккуратно положил в нее планшет, оправил дерн и только тогда рядом с собой услышал хруст валежника, сдерживаемое, хрипловатое, учащенное дыхание людей. Стремительно бросился в сторону, противоположную той, которую только что наметил. Он успел сделать около полутора десятков шагов, как лесная тишина надломилась, дрогнула от жесткого, предупреждающего окрика:
        - Стой! Руки вверх!
        От неожиданности почему-то обрадовался, заслышав слова, произнесенные на чисто русском языке. У него появилась надежда на благополучное завершение этой неожиданной встречи. Ранее, рассматривая накоротке карту, он заметил расположенную по прямой, не более чем в двух километрах от него, точку - небольшой населенный пункт Васькины Дворики. Правда, капитан Шелест не собирался идти к этой затерянной в лесу деревеньке, так как она лежала в стороне от больших дорог, а главное, от намеченного им пути. Он подумал о том, кто же на самом деле эти люди, бросившие ему вслед властные слова... Кто же может быть здесь, в лесу, в отдалении от жилья, кроме партизан?!
        Капитан мог бы еще избежать ловушки, затаиться, выждав определенное время, и уйти незамеченным. По существу, видеть его никто не мог: он как бы сливался с окружающим фоном местности, растворялся в предутренней мгле. Оставаясь на пятачке, окруженном зарослями кустарника, летчик вынул и держал теперь в руке колодочку складного ножа в ладони правой руки. И когда две пары рук, появившихся рядом с ним людей, грубо схватили его, а третий стал неподалеку, сзади, только тогда к нему пришла запоздалая мысль, что они все трое - не партизаны. Движением тела капитан вырвался из цепких объятий и в его руке, щелкнув, блеснуло лезвие ножа. Схватившие его люди разом отскочили в сторону.
        - Не балуй, сука! Надвое перережу там, где стоишь, - раздался из темноты злобный картавый голос. - Бросай нож, падло...
        Выпрямившись, Шелест отбросил нож в кусты.
        - Руки! Руки! Голубь! - деланно ласковым, звонким голосом попросил второй. - Ухайдокать тебя всегда успеем...
        Двое ловко и умело заломили Шелесту руки назад, связали их бечевкой, вынутой большеголовым из кармана своих штанов. Третий все так же стоял в отдалении, безучастно наблюдая за действиями своих сослуживцев.
        - Пошли, летун, и не брыкайся по дороге, - звучал все тот же высокий насмешливый голос.
        Застоявшиеся лошади, всхрапнув, тронулись с места, переходя с медленной рыси в галоп.
        - Ну, вот мы и дома, - шмыгнув носом, удовлетворенно сказал Ноздрюхин. - Вылезай, приехали. - И незаметно для своих спутников толкнул ногой неловко поднимающегося Шелеста.
        Карзухин заметил это, но ничего не сказал Ноздрюхину. Только скулы загоревшего лица пришли в движение, словно пережевывали тяжелую и неприятную пищу.
        Деревенька словно вымерла: ни единого огонька, ни единого звука, ни привычного собачьего лая. По обеим сторонам широкой, заросшей травой улицы, мрачными глыбами стояли избы, опоясанные с четырех сторон изгородью из березовых жердей, обширных придворных участков с пристройками и клетушками. Основная часть индивидуальных владений была отведена под огороды, повсеместно граничащие с лесными угодьями. На небольшом, квадратной формы деревянном крыльце с крутыми ступенями особняком стоящего одноэтажного кирпичного дома появился рослый, цыганистого вида мужчина с белой повязкой полицая на левой руке, с немецкой винтовкой в правой.
        - Что, племянничка привезли? - хохотнул он густым хриповатым баском, распространяя сивушный перегар, смешанный с терпким запахом самосада.
        - Успел уже, наелся, чудо вавилонское! - без осуждения, как бы завидуя, прогудел Прозоров, чуть покачивая головой.
        - Для вас же, мужики, старался. Все, что мог, к вашему приезду. Высокому гостю - почет и уважение, - склонился он в полупоклоне перед Федором, тая усмешку в уголках широкого, с тонкой ниточкой губ зубастого рта.
        - Дал бы я тебе по сусалам, Прохор, но устал что-то, - холодно и неприветливо ответил Федор. - Пленника - в дом. Напоить и накормить. Сговорчивей станет.
        - Что-то ты, Федор, такой добрый сегодня? - недовольно прокартавил Ноздрюхин, помогая Шелесту взойти на крыльцо. - Неужто ветерок иной потянул? - намекая на неудачи гитлеровцев на фронте, кольнул он Карзухина.
        - Говори, Филипп, да не заговаривайся. Знаешь, за такие слова к стенке ставят, - резко, будто ударив, отозвался Федор. - Не тяни. Пошли в избу. После разберемся.
        Дом состоял из двух больших комнат. Первая, с тремя окнами по фасаду, с видом на улицу, просторная, с крепким столом, покрытым голубоватой старенькой клеенкой, с лавками при нем и голыми, давно не беленными стенами, на которых в деревянных рамках висели различные приказы и инструкции немецких оккупационных властей, имела назначение приемной полицейского участка деревушки Васькины Дворики. Во второй, поменьше, - общежитие для полицейских. На столе, в мятых алюминиевых мисках, привлекая запахом снеди, громоздились грубо нарезанные куски вареного мяса, хлеба. Исходя парком, стыл картофель "в мундире". Пирамидками лежали свежие помидоры, огурцы, зеленый лук. В центре стола, окруженная четырьмя гранеными стаканами, красовалась четверть мутного самогона.
        - Остается лишь позвонить в Станичку и сообщить о сюрпризе нашему непосредственному шефу штандартенфюреру Гансу Ганке, - кивнув в сторону Шелеста, произнес Прозоров и, подойдя к настроенному телефонному аппарату в деревянном футляре, взялся за ручку, чтобы выполнить свое желание.
        - До штандартенфюрера Ганке ты, Прозоров, не дозвонишься, - заметил Прохор Свистунов, - я, случайно услышал, что его срочно вызвали в Берлин.
        - Хорошо. Тогда начальника гестапо оберштурмбанфюрера Крюгера, - пожав плечами, не унимался Прозоров. - Алло! Оберштурмбанфюрер Крюгер? Здравствуйте! Вас беспокоит полицейский участка Васькины Дворики... Да... Нашей бригадой пойман русский парашютист-летчик. Для вас это очень интересно? Хорошо. Понимаю. Какая охота на ведьм? Что вы имеете в виду? Ах! Это нас не касается? До свидания, господин оберштурмбанфюрер! Кутнем, ребята! Заслужили, - потирая руки, довольный собой, сказал Прозоров. - Чаша сия не минует и его. - Он посмотрел в сторону связанного пленника. - Меня оберштурмбанфюрер Крюгер предупредил о том, что к нам пожалуют гости. Летуна приказал передать с рук на руки.
        - Развяжите пленному руки, - глухо проговорил Федор, искоса посматривая на веселившуюся тройку своих подчиненных сослуживцев.
        - Это можно, - с издевкой согласился Филипп Ноздрюхин. - Только вот ножки свяжем, как курчонку. Неровен час, характер свой проявить может. - И он беспричинно, с вызовом засмеялся.
        - Жуй, парень, пока дают, - осклабился Прохор. - За тебя нам куш немалый отвалится.
        - Сидеть за столом с иудой - грешно для истинного русского человека, - растирая набрякшие, затекшие запястья рук, отчужденно, с презрением отозвался Шелест. - Но все же придется.
        Он одновременно со своими колючими словами подумал о том, что не нужно лишний раз испытывать свою судьбу. А подкрепиться просто необходимо. Кто может знать наперед свою стезю?.. Просто надежда умирает последней.
        - Ну и шалава же, видать, ты редкая, летун! А ты под стол... Свободой мы тебя не стесняем, - начал было Ноздрюхин, но, встретив недовольный взгляд Федора Карзухина, умерил свой пыл.
        Капитан Шелест, несмотря на голод и жажду, жевал медленно, с трудом проглатывая пищу, будто бы у него сильно болело горло. Он открыто рассматривал полицаев, сидящих за противоположным концом стола. Его внимание останавливалось только на двоих: на человеке, которого звали Федором, и на другом, с крупными чертами лица, ястребиным носом, маслянистыми черными навыкате глазами - Прохоре. Он невольно симпатизировал молчаливому, строгому на вид первому. Был благодарен ему за то, что тот проявил к нему человечность.
        Федор пил очень мало, подолгу задерживая в руке дополна налитый самогоном стакан и бросая редкие взгляды в сторону Шелеста. В его задумчивых невеселых глазах гнездились грусть и усталость. Прохор же вызывал у него обратные эмоции: по его поведению, репликам, тому, как жадно он грыз крепкими зубами мясо, как опрокидывал стакан самогона в рот, словно газированную воду, и не пьянел, догадывался о происхождении блатных замашек.
        Вытирая пот, градинками скатывающийся по бритому широкому лицу, Прохор Свистунов хитро подмигнул Ноздрюхину и, чуть приподняв кверху округлый подбородок с неглубокой ямочкой посредине, хрипловатым, словно простуженным голосом запел:
        - Помню холодную зимнюю ноченьку,
        В легких санях неслись мы втроем.
        Лишь по углам фонари одинокие
        Тусклым мерцали огнем...
        Эх, братцы! Выпьем за то, чтобы наши наших боялись. За Русь святую, которую оставляем... И чтобы когда-нибудь мы одержали верх! За победу в будущем, друзья! За нашу победу...
        Внезапно сквозь стекла окон, прикрытых занавесями из мешковины, и в чуть приоткрытую дверь ворвался вихрь дробных смешанных звуков - мотоциклетных и автомобильных моторов.
        - Немцы! - отставив в сторону очередной стакан с самогоном, огорченно крякнул Свистунов и вопросительно глянул на Карзухина и Прозорова.
        - Ну, что всполошились? Немцы в диковинку? Не видели, что ли? - не терпящим возражений голосом сказал Федор. - Убрать все со стола. Пленного сюда! - показал он рукой на стоящий в углу табурет. - У него все чисто? - Имея в виду обыск капитана Шелеста, спросил он Ноздрюхина.
        - Вот карта, из-за голенища сапога вытащил, да компас из кармана комбинезона. А так больше ни единого перышка..? Сам досматривал и ощупывал как красную девицу...
        - Добро! Все к выходу. Ты, Прозоров, как начальник участковой полиции деревни, первым встречай гостей.
        Сделав вид, что поспешно убирает оставшуюся на столе посуду со снедью и стаканы, сметает крошки, и, заслышав, как дважды стукнула дверь и водворилась на место, Федор опрометью бросился к Шелесту, держа в левой руке миску, а в правой - маленький, матово блеснувший при свете керосиновой восьмилинейной лампы, браунинг.
        - В магазине семь патронов, восьмой - в канале ствола. Не забудь снять с предохранителя. Единственное, что могу...
        - Я не забуду, - прошептал капитан Шелест вслед Федору, дрогнув ресницами глаз, пряча пистолет под обшлаг рукава летного, местами порванного комбинезона.
        В комнату по-хозяйски, не спеша, вошли в черных, с малиновой окантовкой по нижней окружности воротника и контуру петлиц, френчах и галифе, в сапогах с высокими негнущимися голенищами двое офицеров танковых войск. На фоне черных петлиц угрожающе поблескивали эмблемы с изображением черепа со скрещенными костями. Перешагнув порог, остановились, с интересом рассматривая Шелеста. Позади них, у входной двери, с автоматами наготове застыли двое немецких солдат.
        - Летчик? - коротко, словно выстрелив, задал вопрос офицер в погонах подполковника.
        Шелест смотрел прямо перед собой и не отвечал. Второй, сухопарый оберлейтенант, произнес:
        - Он заговорит, быстро заговорит там, в гестапо. Штандартенфюрер СС Фалькенберг... нет... оберштурмбанфюрер СС Крюгер - милейший человек. Не стоит терять времени на этого цуцика, герр подполковник.
        - Кто из вас старший по участку полиции? Извольте отвечать, господа, - шевельнул губами подполковник.
        - Имею честь доложить, господин подполковник: начальник полиции деревни Васькины Дворики Андрей Прозоров. - Сделав торопливый жест в сторону Федора, добавил: - Старший группы надзора за несением службы участками полиции районного отделения Станички - гауптшарфюрер Федор Карзухин. Остальные двое - Ноздрюхин Филипп и Свистунов Прохор - рядовые вверенного мне участка.
        - Я командир танкового батальона СС - подполковник СС Эккрибенг. Наш заезд к вам совершенно случаен. Выполняю переданную по радио просьбу оберштурмбанфюрера СС Крюгера: мы освобождаем всех вас от дальнейших забот, связанных с пленным, которого берем с собой. Дальнейшая судьба этого человека, видимо, будет зависеть от штандартенфюрера Фалькенберга - начальника контрразведки армейской группы генерала Веллера. Вам все ясно, господин Прозоров?
        - Но... - заикнулся было Прозоров.
        - Никаких но, - отрывисто бросил подполковник. - Мною сказано больше, чем положено в подобном случае. Освободите от веревок ноги пленного. Надеюсь, вы догадались провести тщательный обыск этого человека на предмет сокрытия огнестрельного оружия?
        - Не сомневайтесь, господин оберштурмбанфюрер. Мы люди надежные, - разом, в унисон заверили Ноздрюхин и Прозоров. - У него обнаружен только нож. Вот он.
        - Хорошо, - снисходительно отозвался эсэсовец. - За поимку русского летчика вам объявят благодарность и вручат по ценному подарку.
        - Хайль Гитлер! - хором воскликнули полицейские.
        В сопровождении автоматчиков капитан Шелест вышел на крыльцо. Левая нога чуть побаливала, но не мешала при движении. На дороге перед домом были отчетливо видны корпуса нескольких бронетранспортеров и около десятка тяжелых мотоциклов с установленными ручными пулеметами МГ-34 на колясках. Солдаты не покидали бронированных машин, сидя в них неподвижными плотными рядами. Только экипажи мотоциклов, группируясь кучками, покуривая, переговаривались между собой в ожидании команды на движение.
        У капитана Шелеста четко и ясно работала мысль, соизмеряя общую высоту крыльца и его дощатого ограждения. Преодолеть расстояние в шесть - восемь метров вдоль стены дома полицейского участка - дело нескольких секунд. Задняя его стена вплотную примыкала к лесу. Еще вглубь, хотя бы на полсотню шагов, - и тогда все в порядке, если, конечно, не грянут вслед пулеметные очереди.
        Окрыленный надеждой, Шелест незаметно расстегнул обшлаг комбинезона и почувствовал согретый теплом собственного тела браунинг. Внезапно, с силой он нанес удар ногой в спину спускающемуся впереди него по крутым ступеням крыльца автоматчику. Второго, позади него, саданул кулаком в солнечное сплетение. Первый, надсадно ахнув, упал, распластавшись на дорожке перед крыльцом. Второй устоял на ногах, ошарашенно откинувшись корпусом тела назад. Офицеры не успели сообразить, что произошло, и Шелест, воспользовавшись их секундной растерянностью, проскользнул между ними и солдатом, перемахнул через ограждение крыльца.
        Понимая, чем все это может кончиться для него, подполковник СС отчаянно, во всю силу перекрывая гам разом вспыхнувших человеческих голосов, закричал:
        - Не стрелять! Нам он нужен живой!
        Шелест, коснувшись земли, едва устоял на ногах, в горячке не чувствуя боли в голени левой ноги, и увидел над собой, над деревянным обводом крыльца каску немецкого автоматчика. Не раздумывая, выстрелил из пистолета дважды и, посланные им пули, дважды нашли цель. Первая угодила солдату прямо в лицо, вторая задела оберлейтенанта.
        Шелест левой рукой успел подхватить на лету выпущенный из рук солдата шмайсер, одновременно опуская браунинг в нагрудный карман комбинезона, и прихрамывая, скрылся за углом дома.
        Лес словно живой, безответный, напуганный выстрелами, черной сплошной полосой жался к границам подворья. Понимая что так просто не уйти от преследования, Шелест остановился, повернулся лицом к горланившей, настигающей его ораве гитлеровской солдатни и укрываясь за утлом торцевой стены дома, стал хладнокровно посылать короткие автоматные очереди. Уловив миг замешательства атакующих, он метнулся к полосе кустарника, пересек его и потом долго, напрягая все силы, бежал в лесной глухомани, отмечая обостренным слухом отсутствие позади себя стрельбы и шума. Одновременно подумал о Федоре: кто он?
        Потерпев невероятное фиаско в поимке советского летчика, подполковник СС вернулся в дом. Держа в руке парабеллум, не говоря ни слова, свирепым взглядом отыскал попятившегося от него Филиппа Ноздрюхина и дважды выстрелил в его побелевшее от страха лицо.
        - Впредь за науку! А это за то, что у пленного оказалось оружие, - жестко произнес он, посылая пули в грудь и живот Прохора Свистунова. Затем, не глядя на расстрелянных, ядовито добавил, обращая свои слова к Карзухину и Андрею Прозорову: - Очередь за вами, господа. Не знаю, как посмотрят на случившееся штандартенфюрер Фалькенберг и шеф гестапо Ганс Ганке.
        Через минуту-две шум автомобильных и мотоциклетных моторов растаял за поворотом лесной дороги.
        Глава вторая
        Шел третий год войны. Большая часть планеты по-прежнему была охвачена незатухающим пожаром. На полях сражений продолжали гибнуть солдаты союзных и немецкой армий. Враг отходил на Запад, активно ведя оборонительные бои, переходя в яростные контратаки. Время, наращивая успехи, работало на армии и народы антигитлеровской коалиции. Время... Чем измерить величину его скорости, событий, пронесшихся за годы войны над планетой, имя которой Земля?! Сотнями тысяч жизней? И где оно, это начало, зачатое в хаосе становления Вселенной. Да, жизнь одного человеческого поколения ничтожно мала - один лишь миг, бесследно исчезающий во тьме стремления в вечность...
        Конец первой половины июня 1944 года. Полночь. Поляна, широкой просекой выходящая на опушку леса небольшой, полевого типа аэродром специального назначения, обслуживаемый полуротой батальона аэродромно-технического обслуживания. У начала взлетно-посадочной полосы застыл военно-транспортный самолет СИ-47. Возле него - четверо авиатехников разных специальностей, выполняющих необходимую контрольную работу. По их начавшемуся негромкому разговору было понятно: самолет к вылету готов. В лесу в нескольких метрах от ОПП, - дом лесника. Экипаж самолета - в ожидании разрешения на вылет. Темнота и туман.
        Около домика лесника, собравшись в кружок сидели несколько человек. То были десантники. Слышался приглушенный смех. Кто-то рассказывал то ли анекдот, то ли забавный случай из своей жизни.
        Неожиданно, раздирая небо расплавленным бело-голубым искривленным столбом света, блудливо заиграл прожекторный луч. И тут же исчез, сломавшись на три неровные части, упал в темноту и туман на бурно дышавшую землю.
        Из домика лесника, одетый в форму десантника, вышел человек. Завидев его, сидевшие и каламбурившие друг перед другом, тот час же поднялись и замерли в ожидании, что скажет им их командир. Унеслись, будто подхваченные ветром смех, веселые интонации.
        - Товарищ командир, - раздался чей-то голос, - что же мы не даем ходу родной пословице: делу время - потехе час? Не солидно как-то получается...
        Подошедший к команде десантников капитан Черемушкин по голосу узнал младшего сержанта Давида Юрского - двадцатидвухлетнего юношу, весельчака и забияку. Юрский был среднего роста. Его чуть курчавые черные волосы на большой голове кое-где пробивала седина, которая резко контрастировала с молодым, широким розовощеким лицом.
        - Через полчасика дежурный по полетам обещал дать добро на старт, как только получит положительную метеосводку. Всем расслабиться и помечтать каждому о своем, заповедном. Мечта, ребята, - это большая часть нашей жизни на земле. Но не торопись, сделай милость...
        Вновь зазвучал веселый расточительный смех.
        - Товарищ капитан! Уделите, наконец, внимание женщине, - послышался тихий, вкрадчивый голос Ковровой.
        Она вновь шла вместе со всеми в разведпоиск в качестве основной радистки и переводчика. Запасным считался ефрейтор Аркадий Цветохин.
        Черемушкин присел рядом с ней на твердо упакованный вещевой мешок.
        - Еще не поздно, Наташа. Подумай, что ожидает нас с тобой в дальнем логове. Это не прогулка за передним краем немцев. Очень тебя прошу, подумай... Еще есть время.
        - Нет, милый, - положив голову на его плечо, твердо ответила она. - Я изведусь в тоске, дорогой мой человек. Скажи мне: разве в ближнем немецком тылу не умирает от пули, кинжала, осколка гранаты наш брат солдат-разведчик? Молчишь? Без тебя со мной может произойти ужасное... Не выдержу разлуки...
        Черемушкин слушал, как четко и ровно бьется сердце его подруги, теперь уже законной жены. Для него она была любимой Наташей, для других - все той же Ковровой. Она по-прежнему носила свою девичью фамилию: так порешили они с мужем - до конца войны.
        - Ну, хорошо, хорошо, Наташа. Не будем больше возвращаться к этой теме... - Он нашел губами завиток ее волос и поцеловал. Давай чуть помолчим...
        - А ты помнишь, как вернулся из госпиталя в свою часть? - нарушила она молчание.
        Конечно, он хорошо это помнил. Да и как не помнить о том, когда, залатав дыры и дырочки в своем теле, вернулся в дивизию и с ходу включился в боевую работу. Но забыть Наташу он, конечно, не мог...
        То была встреча влюбленных на войне. Накоротке Коврова поведала Черемушкину о том, что хотела вновь вернуться в авиацию, в славный летный женский полк Марины Расковой. Перед армейским начальством настояла о перекомиссии во фронтовом госпитале на общих основаниях. Врачи единогласно решили: годна к службе в легкомоторной авиации по специальности. Но не ушла. Дождалась...
        К приходу Черемушкина генерал-майор Чавчавадзе принял гвардейский стрелковый корпус и оказался достойным его военачальником. Произошли, не привлекающие общего внимания, но заметные изменения в составе боевого обеспечения части, а также в перечне командного состава. Не без помощи Чавчавадзе он, тогда еще лейтенант, получил должность заместителя начальника корпусной войсковой разведки. Назначение это было встречено всеми, кто знал Черемушкина, в том числе и армейским начальством, положительно. Повышение его в должности как раз совпало с наметившимся уходом заместителя начальника штаба по разведке подполковника Соколова в центральные органы НКВД.
        Несколько ранее, по инициативе командования фронта, было решено: тщательно и разносторонне изучить созданную противником сложную систему обороны непосредственно по линии укрепрайона, а также на возможную глубину в полосе наступательного движения армий. Выбор разведпоиска пал на гвардии капитана Черемушкина. Но все это для всех, не исключая самого Черемушкина, оставалось тайной из тайн. А он, в силу своего опыта зная, как сложно в короткие сроки сформировать для работы за линией фронта, в глубине вражеского расположения, группу людей, обладающих нужными качествами, начал исподволь ее готовить. Так, в родной дивизии он отобрал двоих: старшего сержанта Михаила Касаткина - рослого, широкоплечего, с накачанными бицепсами двадцатитрехлетнего парня, с полным, красивым, но уже тронутым морщинками, лицом и серьезными темно-серыми глазами; сержанта Игоря Мудрого - коренастого, ладно сбитого, среднего роста юношу, в прошлом спортсмена. Ефрейтор Аркадий Цветохин, разведчик и радист первого класса - высокого роста, с суховатым, интеллигентным лицом и необычными серо-зеленого цвета радужными глазами, таящими в
себе какую-то непонятную усмешку, встретился будущему командиру разведгруппы в одном из полков дивизии, входящей в корпус Чавчавадзе. Цветохин, зная немецкий язык, неплохо разбирался в военно-канцелярской терминологии.
        В другом полку, той же стрелковой дивизии, Черемушкин встретился со знакомым ему разведчиком, как говорили о нем, разведчик от бога - младшим сержантом Сергеем Антоновым. Антонов и Черемушкин давно знали друг друга и потому сразу же нашли общий язык. Сержант был двадцать третьего года рождения, двухсаженного роста парень со спортивной фигурой, крупной головой и копной рыжеватых волос. Он считался озорником и философом, хотя выглядел сдержанным и молчаливым.
        Последним в списке будущей разведгруппы, возможно, мог бы значиться старший сержант Глеб Сабуров. Его, двадцатидевятилетнего бывшего кузнеца и тракториста, юность считала глубоким стариком. За ним утвердилась кличка Медведь. Ростом он был невелик, но широк в кости. Бросались в глаза коротко стриженные, жесткие, как щетина, черные волосы, а весь внешний облик дополняли мощная шея борца, широкое пористое лицо с мясистым коротким носом и небольшие, с хитринкой, глубоко сидящие карие глаза.
        Где-то в конце первой недели июня на столе капитана Черемушкина зазвонил телефон. Звонил командир корпуса генерал Чавчавадзе.
        - Не спишь, полуночник? Работаешь?
        - Время еще детское, товарищ первый. Одиннадцатый час.
        - Что нового у тебя по службе?
        Черемушкин сообщил кое-какие данные. Чавчавадзе помолчал, видимо, обдумывая вопрос, и сказал, как бы между прочим:
        - Слушай, двадцать третий, то, что я хочу спросить, сугубо не телефонный разговор. Прошу к себе. Жду.
        Черемушкин подумал о том, что не зря готовил себя и людей в гости к немцам. Что не совсем был уверен в своей догадке.
        - Садись, чаю хочешь? Иван Савельевич, чайку бы нам пару стаканчиков, - попросил он адъютанта майора Савельева. - Горячий, черт!.. Но вкусный. Отменно готовит Савельевич. Что молчишь? Как там Коврова?
        - Да... как будто бы все в порядке, товарищ генерал.
        - Послушай, требуется твой совет как разведчика. Там, наверху, решили и нашли необходимым повторить рейд разведгруппы во вражеском стане. Другими словами - нужно получить объективный результат прошлогодней "Тихой разведки". Задание, прямо скажем, серьезное, порохом пахнет... Нужен подходящий командир данной разведгруппы. Ну, подбор каждого в отдельности разведчика поручим тебе. А вот как быть со старшим этой команды? Конечно, возможно, я и усложняю подбор, но требуется не раз проверенный и знающий по-настоящему ремесло разведчик. Тяжелая ноша будет у этого человека-икс.
        - А я лично, товарищ генерал, для наметившейся операции-рейда не подойду? - прямо спросил Черемушкин.
        Последовала долгая, тягучая пауза.
        - Почему не подойдешь... Рад был бы тебя рекомендовать. Хотя, откровенно сказать, есть наверху такое мнение. Но все же последнее слово оставлено за мной. Сам должен понимать: подполковник Соколов накануне ухода, вакансия остается за тобой - раз. Заместителю начальника штаба корпуса по войсковой разведке как-то не с руки - два. Ранения твои... Вот с дюжину и наберется этих самых "но"... А сам-то, как думаешь?
        - Разрешите мне сходить еще разок... Пока Соколов на месте, захирею без настоящего дела, да и положение подполковника усложняю. Грех великий, товарищ генерал. Я же знакомой тропочкой, гляди и обернусь к сроку, а, товарищ первый?
        - Ну, а Наталья? Ведь жена она тебе, с белой ручки не смахнешь. Пойми, дороги вы мне оба, как сын и дочь...
        - Я тихонечко, товарищ первый. На фрицев издали смотреть буду. Что касается Наташи, думаю, поймет, останется... дома, то есть... На ваши же слова и заботу не нахожу определения, чтобы в полной мере отблагодарить вас.
        - Тогда не буду откладывать поиск на недельный срок. Командиру о принятом решении доложу сегодня же. Слушай меня, двадцать третий. Сегодня все дела прочь. Отдыхай. А завтра, ровно в семь ноль-ноль двинем в штаб армии. Подробности и инструктаж получим у генерала Валентинова.
        - Понял вас, товарищ первый, - облегченно вздохнул Черемушкин и вдруг отчетливо и ясно осознал, что Наташа потянется за ним, как нитка за иголкой, уйдет с ним и только с ним, с разведгруппой, и разделит эту участь. Как ей откажешь?
        Несмотря на свою занятость, генерал Валентинов, выполнив несколько срочных, неотложных дел, радушно принял генерала Чавчавадзе и его разведчика капитана Черемушкина. Начальник штаба армии с момента последней их встречи, хотя с тех пор прошло немало времени, оставался все таким же, безупречно вежливым, корректным и сдержанным. Его мягкий голос, излучающий доброжелательность к собеседнику, располагал к доверительному и откровенному разговору. Только вот, пожалуй, внешне он несколько изменился: поседели виски, снежная изморозь тронула чуть вьющиеся темные волосы, на высоком лбу появились залысины, возле глаз стал заметен узор мелких морщинок.
        После короткого делового разговора с комкором Чавчавадзе он напомнил последнему о том, что командарм пожелал видеть его сейчас же, а не в десять, как условились раньше. Потом, оставшись вдвоем с Черемушкиным, кивнул головой на табурет, стоявший рядом с его рабочим столом, и сказал появившемуся на звонок дежурному по штабу майору Кириллову:
        - Пожалуйста, распорядитесь, Василий Максимович, чтобы в течение часа меня, по возможности, не беспокоили. Моя просьба не касается командарма.
        Майор Кириллов, лично знавший капитана Черемушкина еще лейтенантом, догадывался, что тот в очередной раз будет возглавлять "Тихую разведку", только в ином ее варианте. Поднаторевший в штабной дипломатии, он без звука прикрыл за собой дверь.
        - Скажите честно, вас ваши раны не беспокоят? - вдруг спросил Валентинов, внимательно наблюдая, как отреагирует на поставленный перед ним вопрос разведчик.
        - Мне понятен ваш вопрос, товарищ генерал. Со здоровьем и всем остальным у меня в порядке.
        - Ну, если так, не будем терять времени. Кстати, вы, наверное, должны помнить, что перед уходом на выполнение операции "Тихая разведка"...
        - Нет! Не забыл, товарищ генерал.
        - Представление на звание майора, капитан, находится в штабе фронта. Думаю, что скоро оно будет подписано.
        - Об этом, товарищ генерал, донесло солдатское радио.
        Валентинов улыбнулся и заметил:
        - Гвардии капитан - звучит неплохо. Помню, когда мне после событий на Халхин-Голе присвоили звание старшего лейтенанта. Так вот, слово "старлей" звучало для меня шикарно. Но это, как говорят, - издержки молодости. - Он выдержал короткую паузу, пыхнул дымком папиросы "Казбек" и продолжал: - Тихая разведка, по сути своей, должна была быть действительно безмолвной. Без выстрелов, спринтерского бега с барьерами, бесшумной. - Он лукаво посмотрел прямо в густо-синие глаза Черемушкина и вновь мягко усмехнулся - Так должно было быть. Задание более серьезное, чем вначале может показаться. Сложность состоит в том, что ваша разведгруппа будет совершать рейд в особой обстановке. Западная Украина остается территорией, где как вам известно, властвует национализм. Скажу вам больше: по агентурным сведениям, кардинал Шептицкий во Львове окропил святой водой знамя дивизии "Галиция", которая совместно с гитлеровцами дерется против нас. Я уже не говорю о разного рода союзах и братствах ночного воинства. Степан Бендера, например, в повстанческом движении - крупная фигура. Сюда же можно причислить и Конавальца. Но,
кроме всего этого, существуют бандитские группы, провоцирующие на межнациональной почве резню между украинцами, белорусами, поляками и другими слоями населения. Находясь в означенных вам районах, вы можете встретиться и с представителями польской Армии Крайовы. Будьте осторожны. Я приведу лишь только один пример из множества нам известных. Командир одного из подразделений Армии Крайовы, находящегося в районе Станислава - это Галиция - майор Герман сообщил, что штаб Армии Крайовы, начиная с сорок третьего года, регулярно обменивается с венгерским генеральным штабом шпионскими материалами, касающимися позиций и продвижения наших армий. Фашисты в Армии Кракове постоянно озабочены тем, чтобы, как говорится, не мытьем так катаньем навредить нам. Думаю, на этом и закончим некоторый экскурс в обстановку, в которой вы будете действовать.
        Приступим к главной боевой задаче разведгруппы. Знаю, тайну хранить вы можете, но посвящу в то немногое, что доступно нам, военным, в плане руководства. Широко пользуйтесь выданной вам картой. Квадрат двадцать четыре... Нашли? Районный центр на юго-западе - Станичка. Средний по величине населенный пункт, связан с другими шоссейной и железнодорожной магистралями. Чрезвычайно важный стратегический узел. В самом деле: абсолютно рядом Самбор, Дрогобыч, Стрий, Бориславль. Обратите внимание: через два малых перехода - Санок, - в широком понимании слова, центр тактических и стратегических коммуникаций на польской территории. Мало того, от него идет автострада через Дукельский перевал на земли Чехословакии и Венгрии.
        По агентурным данным, на пути движения наших войсковых соединений, отмечено интенсивное строительство оборонительных сооружений. Затем вот здесь, в этом районе... - Остро отточенный красный карандаш Валентинова оставлял на карте Черемушкина вопросительные знаки, точки и иные топографические знаки, как памятку для руководства. - Неясен вопрос о характере и особенностях опорных районов, взаимодействии, глубине и обеспеченности боевыми средствами. Интересует также способ оповещения и связи. И еще. Нам известно, от Станички, строго на юг, находится населенный пункт Стрекалино. Так вот, в двух километрах севернее немцы срочно возводили в лесу какой-то секретный объект. Загадочно и интересно. Нужно пользоваться информацией должностных лиц немецкой военной администрации. Безусловно, выборочно. Если сообщение вызывает сомнение - перепроверять, прежде чем полученные сведения будут переданы по радио. При этом самой разведгруппе оставаться незримой для гитлеровской контрразведки и гестапо. Если на крючок попадет крупная по должности личность - радируйте. Немедленно вышлем самолет. Сигнализация и другие
мероприятия по приемке самолета будут рассмотрены соответствующими службами совместно с вами. Для связи с разведгруппой выделяется армейская радиостанция. Ваша же должна в основном работать на прием. Составьте график выхода в эфир и по этому поводу переговорите с начальником связи армии. Он в курсе дела. Ваши, позывные - "Пегас", армейской - на связи с "Пегасом" - "Беркут". На постоянной связи с вами, как и "Беркут", по просьбе генерала Чавчавадзе, будет корпусная радиостанция с позывными "Гранит". Если возникнет что-нибудь экстраординарное, вроде того, что произошло при операции "Тихая разведка", неполучение от вас сведений в течение двух суток, в Станичке, в районе, так называемых, Старых Мельниц, в понедельник, среду и пятницу, утром - в семь тридцать, вечером - от семнадцати до восемнадцати можете встретить нужного вам человека. Условия: у вышедшего на встречу - в левой руке небольшой букетик полевых цветов, у кого-либо из вас - в правой. Одет в любой цвет и фасон брюк, но обязательно в тенниску синего или коричневого цвета и на карманчике с левой стороны знак: вышитая белыми простыми или
шелковыми нитками ракетка. Пароль - "Укажите ближайшую дорогу к станции Ширино". Ответ: "Вы имеете в виду бывшую станцию Сосновую?".
        Сроки задания... Они зависят от вашей разумной активности. Но знаю, что сведения из заданного района будут необходимы штабу армии через неделю.
        Давайте условимся. Ваши люди вместе с вами обязаны быть на лесном аэродроме Дятлов Бор через двое суток. Вылет в двадцать четыре ноль-ноль. Проверьте все сами: грузовой контейнер с запасом боеприпасов, продуктов, перевязочного материала... Уже на месте определите временную базу. Экипировка и вооружение - немецких спецвойск. В какой форме и качестве, если это вызовет необходимость, появитесь вы, капитан, в среде военнослужащих гитлеровского рейха?
        - В униформе гауптштурмфюрера СС, товарищ генерал. Собственно, сама обстановка подскажет единственно правильную норму поведения.
        - Что ж, подобное звание в вашем возрасте скромно, не вызовет излишних подозрений и по положению содержит определенную власть. И еще один, не очень скромный вопрос, Евгений Николаевич, - впервые по имени и отчеству назвал Валентинов Черемушкина. - Положительно ли отнесется ваша жена к тому, что вы с разведгруппой уходите в дальний стан врага. Какова будет ее реакция? Ведь я хорошо знаком с характером вашей боевой подруги. Знание ею особенностей немецкого языка, ее зрелые действия в прежней акции, мужество и находчивость.
        - Я люблю Наталью, - смешавшись, произнес Черемушкин. - Она ведь будет знать, что от линии фронта разведгруппа окажется на расстоянии свыше ста километров.
        - Но это не остановит Коврову. Не отрицая неоспоримости ваших суждений, она может пойти за вами хоть на край света.
        - Но ее положение...
        - Вы подозреваете ее в излишней женской деликатности?
        Черемушкин неопределенно пожал плечами.
        - Хорошо. Удачи вам, гвардии капитан, - сказал генерал Валентинов, подавая Черемушкину руку. - Станет туго - заляжете, как говорят, на дно, переждите накатную волну. Ни пуха ни пера.
        Вернувшись, Черемушкин долго, продолжительно и обстоятельно объяснял Наташе всю сложность предстоящего рейда по территории, занятой противником, доказывал, что ей, женщине, естественно, намного будет труднее, чем мужчинам. Она молчала, пристально смотрела в глаза любимого и вдруг как-то устало улыбнулась, улыбнулась особенно, так, как только могла она, единственная для него в мире женщина...
        - Женя! - сказала она, наконец, и помедлила, словно решая, говорить или нет. - Женя! Я знаю, генерал Валентинов прекрасной души человек, и он говорил тебе быть осторожным и не шуметь, не бить чужой посуды. Так ведь? Поэтому уверена - ты сумеешь в наилучшем виде выполнить задание. Но...
        Итак, все его доводы остались неубедительны. Наташа оставалась неумолимой.
        - Милый, - положив свои руки на его плечи, с некоторой укоризной сказала, - я хочу любить тебя до самой, самой... Не по-фронтовому, а по-земному. Думаю, что не стану для разведгруппы обузой... Если случится беда, мне сладко будет лежать вместе с тобой, укрытой той же землей, смешав свой прах с твоим прахом..: Родная ты моя Черемуха...
        Он, не мигая, смотрел в ее большие с поволокой карие глаза, на ее ждущие поцелуя губы, касаясь своими губами ее прекрасных светло-каштановых волос.
        - Боже! - только и мог сказать он, целуя ее и млея от восторга, от волнующей его близости любимой женщины.
        Разведгруппа взлетела на СИ-47 по сигналу зеленой ракеты, когда уже казалось, что нет надежды на сегодняшний вылет, но не как планировалось, в полночь, а значительно позже.
        Черемушкин внимательно по карте сверил со штурманом маршрут. Определились во времени. Самолет шел ровно, на предельной высоте. Через стекла иллюминаторов в облачных разрывах, сквозь беловато-пепельно-дымчатую пелену тумана изредка и холодно, крупными алмазами сияли звезды, просвечивался чумацкий шлях.
        Раньше, при полете во временные вражеские владения, в голове Черемушкина роилось множество вопросов, на которые требовались немедленные ответы, и он тогда сам должен был принимать единственно правильные решения. Но на этот раз все было, казалось бы, ясно, беспокоило лишь одно - посадка, что было важнейшим условием тайны появления разведгруппы и, естественно, ее дальнейшего успеха. Капитан сидел плечом к плечу с Ковровой, слушая могучий гул авиационных моторов самолета, уносившего разведчиков в мир новых испытаний изменчивой и капризной военной судьбы.
        Внезапно появилась боль в ушах и неприятно заныл желудок. Самолет заметно снижался. Из кабины управления вышел штурман и указал Черемушкину на карту.
        - Приготовиться. Снижаемся до тысячи пятисот метров. Действуйте все враз, как условились на земле перед вылетом. Скорость - самая минимальная, почти планируем. Ветер но метеоусловиям отсутствует. Кучность приземления должна быть во! - Он показал большой палец правой руки. - Не дотягиваем до Станички семь километров. Грузовой контейнер пойдет первым...
        В грузовом отсеке замигала красная лампочка.
        Штурман потянул на себя и распахнул выходной люк, потом посмотрел на циферблат ручных часов и поднял руку вверх.
        - Давай, капитан! Ныряйте вслед за контейнером. Ни пуха, ни пера и мягкой посадки! - Это он уже прокричал вслед оставившему самолет последним командиру разведгруппы.
        Летчик по несколько крутоватой траектории стал разворачиваться на обратный курс.
        Паря на парашюте, чувствуя быстро приближающую землю, Черемушкин через появившееся в тумане окно вдруг заметил, как снизу ползут какие-то не понятные ему лучики электрического света. Было очень похоже, что там парами, на определенном расстоянии друг от друга, бредут маленькие человечки, держа на вытянутых вперед руках горящие свечи или тускло испускающие свет электрические фонарики.
        "Господи! - вздрогнув, подумал он. - Да это же по дороге следует вражеская автоколонна! Правда, небольшая... Но откуда она взялась? Почему она появилась именно в этот час? Судя по карте, в этом районе только одна автомагистраль: Станичка - Кобылино. Неужели летчики неправильно вычислили точку приземления? Вот тебе, матушка, и Юрьев день!"
        А разведгруппа через несколько минут неминуемо должна была приземлиться - прямо на эти огоньки...
        Черемушкин услышал слитный треск автоматных очередей и увидел резво вспыхивающие по пути следования колонны яркие костры. Сразу понял: ребята опускают вниз гранаты Ф-1. Прежде чем приземлиться, он успел заметить, как большой грузовой контейнер с маху врезался в кабину зачехленного брезентом грузовика, бритвой срезая все, что находилось в кузове вместе, а там плотными рядами сидели немецкие солдаты.
        Сержанта Игоря Мудрого, как заправского акробата, занесло в центр платформы грузовика, замыкающего колонну, груженного до высоты бортов продолговатыми, крашенными в защитный цвет ящиками. В этой непонятной ситуации, полностью накрытый парашютной тканью он откуда-то снизу, из темноты, получил в пах обжигающий, немилосердный удар.
        - Ах, мать твоя кобыла!.. - протяжно и несуразно взвыл от боли разведчик и, не размахиваясь, а так, тычком, пальцами, собранными в кулак, изо всех сил двинул во что-то мягкое, как понял потом - в живот немецкого солдата, забыв про финский нож, висевший в ножнах на поясе.
        - Свинья! Русская собака! - злобно отозвался рослый гитлеровец, стараясь вырваться из цепких рук Игоря Мудрого.
        - Ну, получи, смешная стерва, еще разок! - успев освободиться от связывающего движения парашюта, прорычал Мудрый. - Вот тебе за собаку! - И наотмашь врезал тому в чувствительное место, куда сам только что получил удар. Немец свалился за борт автомобиля.
        Автоматные и пистолетные выстрелы, взрывы ручных гранат неожиданно одновременно, словно по команде, прекратились повсеместно. Только изредка слышались стоны раненых немецких солдат, треск горящего дерева. Пылало все - дизельное топливо, бензин, резина колес, грузовики. Смрадный дым и столбы пламени несли к предрассветному небу искры и пепел.
        Из лежавшей на боку легковой машины "Татра" младший сержант Давид Юрский освобождал зажатого между сидениями дородного штандартенфюрера СС, судя по погонам и знакам отличия.
        - Все, что уцелело в контейнере, особенно продукты, разделить между собой. Штандартенфюрера, - он бугай хороший, - загрузить вдвойне, ничего с ним не случится. Парашюты и мешки, все, что не можем взять с собой, - в огонь, - распорядился Черемушкин. - Место встречи с автоколонной немедленно покидаем. Кто имеет ранения и может потерпеть, прошу подождать перевязки, времени у нас в обрез. Использовать легковушку не имеет смысла. Грунт влажный, и след колес покажет направление нашего движения. Сержант Мудрый, что вы там копаетесь? Помощь нужна - скажите. Каждому внимательно осмотреться - не оставлено ли что, принадлежащее разведгруппе...
        Через минимум времени команда капитана Черемушкина в темпе покидала точку приземления, резко забирая на северо-запад.
        Логически рассуждая, ночной прыжок разведгруппы во временные владения противника по любым объективным законам боя должен был бы закончиться трагически. Ни один из находящихся в воздухе парашютистов просто не сумел бы миновать организованного с земли смертельного огня. Но внезапность десанта определила судьбу разведчиков. И еще стечение обстоятельств: ночь не кончилась - утро еще не наступило. Туман. Однообразная лесная дорога, по которой, натруженно гудя моторами, двигалась, к счастью, немногочисленная немецкая автоколонна. В обтянутых брезентом кузовах автомашин, нагнув головы, подремывали укрытые плащ-накидками, немецкие гренадеры. Обзор был ограничен из-за плотной стены обступивших дорогу высоких сосен. Да и кто мог ожидать, что именно в этот час в точке изгиба лесной дороги будет сброшен десант. Первенство принадлежало разведчикам. Кто-то из них, заметив, что внизу с зажженными фарами катятся автомашины, открыл автоматный огонь и стал, словно в воду, предварительно выдергивая предохранительные чеки, выпускать из рук ручные гранаты. Остальные поддержали его. Факелами вспыхнули сразу две-три
вражеские автомашины. Остальное довершила паника.
        Никто из разведчиков не мог даже предположить, что в одной из автомашин среди своих собратьев по оружию был и ветеран испанской и финской компаний, участник боев под Москвой и Сталинградом, опытный и решительный старший радист обершарфюрер Гюнтер. Несмотря на ранение от осколков разорвавшейся в кузове гранаты он, как всегда при передвижении, держал рацию на коленях. Когда внезапно вспыхнула огненная карусель, а в переделках подобного рода, особенно на лесных белорусских дорогах, ветеран побывал не раз, обершарфюрер, прикрывая аппарат телом, сумел выйти в эфир. При этом шарфюрер успел передать только координаты нападения на автоколонну и патруль, сопровождающий до аэродрома в Кобылино, начальника гестапо округа штандартенфюрера Ганса Ганке.
        Глава третья
        Начальник контрразведки армейской группы "Феникс" штандартенфюрер Фалькенберг добрался до своей квартиры в двухэтажном каменном особняке в самом центре Станички примерно в полночь. Средний по размерам и численности населения город, схожий со многими на Западной Украине, нравился ему. Прямые, порой узковатые улицы и переулки, мощенные булыжником или брусчаткой, тротуары из прямоугольных плит дикого камня... Остроконечные, из красной черепицы крыши домов, кирха в центре, палисадники - чистенькие и аккуратные, огороженные обычно сеткой-рабицей на металлических трубах-опорах, и калитки, у каждого подворья на свой лад, нарядные, окрашенные, как и забор, в светло-зеленый цвет... В Станичке было немало трехэтажных зданий в готическом и романском стилях с карнизами и фронтонами, украшенными лепными изображениями родовой геральдики, сценами античного периода, разного рода фресками, с колоннами из черного мрамора и изящными портиками. Но, пожалуй, больше всего солидность и респектабельность городу придавал красивый старинный замок, построенный на рубеже пятнадцатого и шестнадцатого веков ясновельможным
паном Мнишеком - воеводой Сандомирским, Львовским, Меденецким и прочее, и прочее... Об этом ведала в огромном прямоугольном гостевом зале толстая медная пластина, на которой на польском была начертана историческая справка тех времен. Замок стоял на небольшом холме в северо-восточной части Станички, опоясанный широким и мелким теперь уже рвом. Мост через него из тесаных дубовых брусьев, крепленый металлическими коваными скобами, несмотря на прошедшие века, был прочен и надежен.
        Штандартенфюрер Фалькенберг по-прежнему выглядел моложаво, гордился своей ладной фигурой, но стал более молчаливым и сдержанным, более расчетливым и изобретательным, особенно в вопросах войсковой разведки. В этот день он, как никогда, очень устал. Дела, дела... Их накопилось много, даже очень много, и почти все требовали срочного решения. Основные из них - без версий и догадок, отработанные наверняка и надежно, имеющие только контрольные вопросы, которые должны быть доведены до сведения командующего армейской группой группенфюрера Веллера. Но что особенного он мог доложить ему и начальнику штаба бригаденфюреру СС Вайсу по делу командира пехотной бригады РОА полковника Лукина, входившей с его офицерами и солдатами в состав группы "Феникс"? Русские требовали равенства с военнослужащими немецкой армии, надлежащего боевого обеспечения, доверия и еще - не использовать солдат бригады как прикрытие, не бросать в сомнительные контратаки, спасая немецкие подразделения от разгромного удара наступающего противника. Что лично он, штандартенфюрер Фалькенберг, мог изменить в подобной ситуации? Если бы это
происходило в 1942-1943 годах - никаких проблем и вопросов. По очень простой причине: недовольных, ратующих за равенство с солдатами фюрера, требующих особого внимания со стороны военного руководства Рейха, ждала кара на выбор: концлагерь или расстрел за бунтарство. Настали иные времена... Но, в основном, то было прямым делом руководителя гестапо "Феникса" оберштурмбанфюрера Крюгера, его хлебом насущным. Он, начальник контрразведки, ко всему этому имел косвенное отношение. Хотя русские солдаты генерала Власова, нужно отдать им должное, с успехом, не то что румыны, заменяли собой отборные немецкие части, не уступали в стойкости подразделениям СС, дрались, не щадя живота своего... В унисон этим размышлениям, ему пришли на память недавние события, коих был живой свидетель.
        В который раз началась подвижка, пошло выравнивание линии фронта. Рота власовцев, сдерживающая стрелковый батальон советской гвардии, была вынуждена в конце гористого затяжного склона занять оборону. За спиной - речка с илистым дном. Без артиллерийской и авиационной поддержки, истекая кровью, власовцы все же сумели выстоять и отошли лишь в темноте. А доблестные каптенармусы, заранее отошедшего немецкого пехотного полка, так и не удосужились накормить своих союзников.
        При входе в резиденцию начальника контрразведки армейской группы "Феникс" два рослых, в рогатых касках автоматчика, завидев Фалькенберга, ловко щелкнули каблуками сапог и приняли положение "смирно". В приемной шефа встретил щеголевато одетый, рыжеволосый, с упрямым взглядом желтоватых глаз порученец штурмбанфюрер Крамер.
        - Ужин через пять минут, штандартенфюрер. Что-нибудь для аппетита?
        - Оставь! Я не голоден. Хочу спать. - Он снял ремень с кобурой, положил на письменный стол. Расстегнул верхние пуговицы френча. - Кто-нибудь звонил?
        - Да, штандартенфюрер! Из Варшавы подала весть оберштурмбанфюрер Штальберг...
        - Даже так? - скрывая свою заинтересованность в значении звонка Штальберг, произнес Фалькенберг, и штурмбанфюреру Генри стало не совсем понятно, нужно ли было вообще ставить в известность о звонке своего начальника.
        - О чем же она говорила? Может быть, что-нибудь срочное, неотложное?
        Настоящее положение, роль Эмилии Штальберг в администрации варшавского генерал-губернатора доктора Фишера доподлинно были известны ему, но некоторые аспекты ее полномочий говорили о какой-то особой ответственности поручений. Правда, ходили слухи, что вскоре доктора Фишера по всей вероятности заменят Грейзером. Но слухи оставались пока слухами, действительность этого не подтверждала. Да и, собственно, ему лично оставалось безразлично, кто из них останется на коне.
        - Оберштурмбанфюрер Штальберг очень сожалела, что не застала вас, штандартенфюрер. На следующей неделе она намеревается посетить Станичку и просила предупредить о своем приезде начальника гестапо округа Ганса Ганке.
        - Штандартенфюрера Ганке?
        - Я не оговорился, штандартенфюрер. Кроме группенфюрера Веллера и вас, она назвала Ганке.
        "Что общего может быть между Гансом Ганке и Штальберг? Впрочем, многое может быть. Я заметно отстаю от реальности. Если не погибнешь от пули, то подкараулит инфаркт", - подумал шеф и спросил:
        - У вас все, Генри?
        "Кое-что есть", - хотел было ответить тот, но, подумав, только пожал плечами.
        - Вы свободны, Генри Крамер. Поставьте в известность дежурного офицера по отделу контрразведки. До семи утра беспокоить только по неотложному делу.
        Оставшись один в своих апартаментах - двух больших смежных, обставленных добротной мебелью комнатах, он вновь подумал о причинах, побудивших штандартенфюрера Ганса Ганке, по его понятиям, не очень известного в руководящих нацистских кругах человека, отправиться на встречу с так же неизвестным ему сотрудником службы безопасности штаба обергруппенфюрером Бахом в пригороде Варшавы. Ганке должен был уже сегодня утром вылететь с аэродрома Кобылино, расположенного в двадцати пяти километрах юго-восточнее Станички. Причем, рандеву предполагалось в присутствии бывшего генерал-губернатора Цернера.
        Фалькенберг встал с кресла, извлек из кобуры, захваченной из приемной, пистолет "Вальтер" и без стука положил его рядом с собой на прикроватную тумбочку.
        "С какой стати, зачем и почему ставит меня перед фактом свершившегося руководитель гестапо группы "Феникс" оберштурмбанфюрер Крюгер? Что за данной встречей кроется? Кому все происходящее выгодно и в чем заключается суть связей Ганке со службой безопасности варшавского воеводства? И что интереснее всего - одно из звеньев цепи - Эмилия Штальберг. Вопросы, вопросы - и нет пока на них ответа. А если хорошенько подумать? Может, во всем этом таится и мой шанс стать генералом СС? Давно пора. Но рейхсфюрер СС Гиммлер косо смотрит на мое повышение в звании и должности. А вообще, мне лучше быть сторонним наблюдателем и не стремиться разгадывать ребусы СД, чтобы, зная о многом, не попасть в струю отменно разыгранной провокации в охоте на ведьм. В настоящий период похожий курс становится очень модным. Черт возьми, "охота на ведьм" - излюбленное выражение Крюгера".
        Но подозревать начальника гестапо в нечистой игре он, Фалькенберг, не имел оснований. Напротив, за последнее время Крюгер стал значительно чаще делиться с ним новыми по его каналам секретными новостями. В свою очередь и Фалькенберг ставил того в известность о сведениях строго секретных, известных ему. Этот контакт лишь помогал каждому из них в работе.
        Фалькенбергу вдруг расхотелось спать. Он включил настольную лампу и, оставаясь в нижнем белье, подошел к телефонному аппарату, но потом раздумал. Многое, очень многое он знал, но и добрая доля оставалась для него тайной. Вторжение союзников на континент через Ла-Манш, постоянные окружения, жестокие поражения немецких армий на Восточном фронте - все говорило о том, что "тысячелетний гитлеровский Рейх" накануне полного военного краха. Он, штандартенфюрер Фалькенберг, имеющий колоссальный опыт контрразведки, понимал, что "верхушечная оппозиция" существует, действует и повторит неудавшуюся в марте 1943 года попытку покушения на Гитлера, чтобы затормозить или даже ликвидировать опасность оккупации самой Германии, ее полной политической катастрофы. Некоторых участников того, по случайности нераскрытого дела он знал лично. Они относились в основном к высшей элите военного руководства рейха. Он был в курсе постоянной вражды между немцами и поляками накануне и во время войны, но не мог представить даже во сне, что в течение многих лет могла существовать тайная ось Берлин - Варшава, связь, о которой ни
Гитлеру, ни Гиммлеру до поры до времени ничего не было известно. Контакт с Канарисом позволил польскому правительству в Лондоне свободно маневрировать связью с нелегальными группами в самой Польше. Адмирал Канарис, неутомимый организатор немецкой службы разведки, и в начале, и тогда, когда Германия в конце войны оказалась в весьма трудном положении, продолжал пользоваться тайными связями с польскими офицерами. Правда, о последующем он, Фалькенберг, узнал немного спустя. О том, например, что никто иной как Канарис поддерживал подготавливаемое польским эмигрантским правительством Варшавское восстание.
        Здесь следует оставить на время Фалькенберга в его дальнейших размышлениях и обратить внимание на тот факт, что варшавская авантюра, предпринятая Бур-Комаровским 1 августа 1944 года, доказала его тайную связь с верхушечной оппозицией. И несмотря на полную неудачу заговора и покушения на Гитлера 20 июля, укрепляла контакт немцев с поляками, облегчая снабжение оружием Армии Крайовы, которая к началу восстания заняла большую часть Варшавы. Естественно, создавая эти условия для размещения и немецких войск под командованием генерала фон Трескова, занимающего до событий 20 июля пост начальника штаба центральной группы войск на Восточном фронте.
        Фалькенберг, несмотря на поздний час, неожиданно для себя подошел к бару и, смакуя, чуть прикрыв от удовольствия глаза, выпил рюмку коньяка.
        "А, черт с ними, со всеми, кто мешает нормально жить в эти тяжелые времена, - подумал он. - Разберемся. Ну, а поляки... Конечно, в основе своей, не солдаты Армии Крайовы, эти паиньки, а бойцы созданной Народной Армии наносят ощутимые, дерзкие удары по частям немецких войск, разрушая различного рода коммуникации. Одним словом, работают по методам русских партизан..."
        Фалькенберг подошел к кровати, лег и мгновенно уснул.
        Но сон его был непродолжителен. В приемной тревожно зазуммерил полевой телефон.
        Крамер, оторвав от подушки взъерошенную голову, сонно буркнул в микрофон трубки:
        - Приемная штандартенфюрера Фалькенберга. Что? Полковник только что лег. Всю ночь работал... Слушаюсь, бригаденфюрер! Ясно! - Он подошел к дверям спальной комнаты шефа, но услышал, что тот уже говорит по телефону.
        - Что случилось, бригаденфюрер? - узнав по голосу начальника штаба группы Вайса, спросил Фалькенберг. - В каком именно месте произошло нападение?
        - Повторяю, - откашлялся Вайс, - примерно на восьмом километре лесной дороги Станичка - Кобылино. Эта проселочная дорога, которой не всегда пользуемся, сокращает расстояние до аэродрома одного из полков истребительной авиадивизии на семь километров. Да-да. До взвода десантников-диверсантов врасплох атаковали автоколонну с полуротой солдат, в том числе и солдат усиленного патрульного наряда.
        - В составе данного отряда, как мне известно, должен был находиться и штандартенфюрер Ганс Ганке... бригаденфюрер! Кто сообщил вам об этой трагедии?
        - Насколько мне известно, - отозвался Вайс, - радиостанция гарнизона Станички и радиостанция непосредственно штаба армейской группы "Феникс" примерно в четыре часа утра одновременно приняли открытым текстом радиограмму: "Внимание! Я - "Комета-два". Повторяю: "Внимание! Я - "Комета-два""". А дальше то, о чем я вас уже известил. Автоколонна состояла из восьми грузовых и одной легковой автомашины; В вашем личном распоряжении два бронетранспортера, бронемашина и три грузовых, полурота из комендантского резерва. Штандартенфюрер, операция по ликвидации русских парашютистов командующим группы возложена лично на вас. Кроме того, к поиску подключается служба оберштурмбанфюрера Крюгера. Желаю успеха! Хайль Гитлер!
        - Но откуда вы знаете, что это русские парашютисты?
        - Это предположение группенфюрера...
        "Индюк! Или, как это по-русски? Ага... Чертова перечница! Изъяснился, как истеричка", - подумал о начальнике штаба Фалькенберг..
        ...Двигались осторожно, но быстро, выслав вперед головную походную заставу и боковые дозоры. А через три километра, по выходу из Станички, небольшая мобильная колонна постепенно стала терять ход. Машины пошли по влажной лесной дороге. Неожиданно для всех экипажей идущий в авангарде бронетранспортер тревожно заныл воздушной сиреной. Но немецкие солдаты, казалось, остались глухи и беспристрастны к звукам опасности: они просто ждали приказа своего командира. Вскоре выяснилось, что наблюдатели в условиях плохой видимости, поддаваясь царящей вокруг атмосфере таинственности, приняли семью лосей, переходящих дорогу, за группу людей, занимающих оборону.
        Восьмой километр лесной дороги Станичка - Кобылино. Конец второй декады июня... По старому русскому стилю - начало мая...
        К восьми часам утра туман почти полностью растворился и лишь кое-где, цепляясь за вершины деревьев, все еще висел рыхлыми комочками, похожими на седые головки перезревших одуванчиков. Ели и сосны, чуть искрясь на пробивающемся солнце, бесшумно роняли радужными огнями, иглами ветвей крупные капли росы.
        Штандартенфюрер СС Фалькенберг вышел из бронемашины и зябко повел плечами. Да, картина была, конечно, ужасная. Метров шестьдесят-семьдесят неширокой лесной дороги хаотично загромождали наполовину сгоревшие автомобили, ящики с боеприпасами и другим военным имуществом. Еще тлели, переливались огнем побежалости резина покрышек, ранцы, дерево, пачками или одиночно рвались патроны. И трупы... повсюду, в разных позах, трупы соотечественников - сгоревшие, обугленные и совсем не тронутые пламенем.
        - Майор, - приказал Фалькенберг командиру прибывшей вместе с ним команды, - оставьте на этом участке столько людей, сколько необходимо для захоронения, очистки дороги, сбора уцелевших боеприпасов и оружия. Остальных - в боевое охранение, двойным кольцом, интервалы определите сами и оцепите место происшествия. При уборке просмотрите с людьми каждую пядь указанной территории. Надеюсь, вы понимаете, о чем идет речь?
        - Внимание! Внимание! - на высокой ноте, отдаваясь эхом, зазвенел голос майора. - Повзводно, в два ряда, становись!
        - Штурмбанфюрер! - резко приказал Фалькенберг стоящему рядом Крамеру. - Проследите за работой. Место захоронения, я думаю, вот на этой лесной поляне. - Он указал на близлежащую прогалину. - Снять со всех погибших личные знаки отличия. Сами лично осмотрите место побоища... то есть бандитского налета, - поправился он. - В общем... Черт возьми, я не нанимался вам в няньки, штурмбанфюрер! - вдруг вспылил Фалькенберг и, отвернувшись от своего адъютанта, зашагал в голову бывшей автоколонны.
        Он не только искал следы напавших, но и, размышляя, старался разгадать, найти улику, почерк, зацепиться за незначительный штрих, детальку, чтобы в конце концов определить главное направление поиска. Его, контрразведчика, как-то незаметно одолевали сомнения в том, что нападение на автоколонну являлось делом рук русских парашютистов. Возможно, у тяжело, даже, не исключено, смертельно раненного радиста сработали постоянно живущие в нем воспоминания о пережитом на восточном фронте. Как-то не вязался в его сознании тот факт, что войсковая разведка русских могла действовать в самой гуще скопления немецких войск, на значительном удалении от линии фронта. Анализируя события, штандартенфюрер не терял нить сравнений с прошлогодним рейдом разведгруппы лейтенанта Черемушкина, результат которого оказался плачевным для армейской группы "Метеор". Да! Это так! Но для чего тогда агентурная разведка? Ей ведь положено решать задачи по изучению тыла, состояния обороны противника. А впрочем, почему бы и нет? То, что произошло, очень уж смахивает на действия при критической ситуации этого советского разведчика.
        Фалькенберг подошел к опрокинутой, лежащей на правом боку, легковой машине "Татра", принадлежавшей ранее штандартенфюреру Гансу Ганке. Начальнику контрразведки было известно, что именно на ней в составе колонны он двигался к аэродрому в Кобылино. Судя по всему, Ганке избежал автоматной очереди или иной летящей смерти. Просто-напросто взят в плен. Зачем "лесным братьям" либо солдатам Армии Крайовы немецкий полковник СС?
        Он задержался у легковушки. Чудом уцелевшее лобовое стекло отражало высокое голубое небо и играло солнечными зайчиками, перемежаясь со светотенями.
        Из распахнутой передней дверцы салона головой вниз свешивалось тело водителя, а из задней по пояс вывалился убитый рослый автоматчик с оружием в руках.
        Примерно в то же самое время в штабе армейской группы "Феникс" в кабинете начальника гестапо, обставленного старинной мебелью, сидели двое: сам хозяин - оберштурмбанфюрер СС Крюгер - и командир танкового батальона СС Эккерибенг. Познакомившись уже очно, они вначале вели дипломатический, светский разговор, а потом их беседа приняла сугубо деловой характер. Подполковник СС коснулся случая, произошедшего в деревеньке Васькины Дворики. Было здесь много непонятного и подозрительного. Делясь своими свежими впечатлениями, гость выразил сомнения по поводу факта случайности: "Дело, считаю, неординарное. Я вынужден был пристрелить двух полицейских негодяев, которые поклялись мне, что обыскали советского летчика, и что он чист как, девственница. В результате убиты двое - офицер и солдат. Откуда и каким образом в руках у летчика оказался пистолет? Вам все это ни о чем не говорит, оберштурмбанфюрер? Странное, очень странное происшествие..."
        - Я разделяю вашу тревогу. И это не симптом болезненной подозрительности, а чистой воды беспокойство за наше общее дело. Слово девственен имеет определенный смысл, и я отлично понимаю ваше настроение, подполковник. То, что вы отправили на тот свет двух русских полицаев, то это лишь факт душевного очищения. Хотя считаю наказание поспешным и преждевременным. На допросе с пристрастием, возможно, появились бы и другие неизвестные нам подробности, они помогли бы нарисовать нам более ясную картину...
        - Теперь я понимаю известную русскую пословицу: спешка нужна для ловли насекомых... Как это?
        - Вы хотели сказать о блохе, подполковник?
        - Да! Да! О ней, конечно, о ней, этой твари, оберштурмбанфюрер. Вместе с полицаями в этой затерянной в лесной глуши деревне находился человек, заинтересовавший меня. Фамилия его... - Он раскрыл записную книжку: - Ага, Карзухин, а второго - Прозоров... Так этот Карзухин произвел на меня выгодное для него впечатление. Безусловно, грамотный, сдержанный, и не только в словах. Мне кажется, что его нужно немного подергать... А Прозоров - быдло. Материал для крематория и не больше...
        Крюгер, внимательно слушавший собеседника и знавший о внезапном утреннем выезде Фалькенберга на опасную операцию с полуротой солдат, догадывался, что пистолет в руках русского летчика явился не даром провидения, а кто-то из четырех человек, находившихся в помещении полицейского участка, бесспорно, являлся агентом русской разведки. Но кто? Вот вопрос! Оставались живыми свидетелями этой истории только двое: Карзухин и Прозоров. Что представлял собой последний, он знал не по подсказке, а вот о Карзухине у него сложилось благоприятное впечатление. Карзухин был протеже такого видного в местном окружении человека, каким являлся штандартенфюрер СС Ганс Ганке. Это его просьба сработала в высших сферах армейской группы "Феникс", а группенфюрер СС Веллер утвердил ходатайство о присвоении славянину воинского звания обершарфюрера СС. Но этим делом займется он лично сам. Доверять кому-либо не стоит... Время такое сложное. Может быть, поручить решение ребуса о русском агенте штурмбанфюреру Гроне? Когда разговор коснулся русской пословицы о коварной блохе, несмотря на весьма серьезный характер происходившей
беседы, Крюгера вдруг стало просто распирать от неудержимого смеха. Но усилием воли он подавил в себе это дьявольское желание.
        - То, о чем вы мне рассказали - очень и очень серьезно, - произнес Крюгер, смотря собеседнику в глаза. - Но требуется время, чтобы сумма вопросов и ответов уподобилась шахматной доске, на которой в соответствующем порядке были бы расставлены шахматные фигуры. Кстати, подполковник, этот самый Карзухин - унтер-офицер германской армии. Точнее, ему, русскому, одному из преданных фюреру и знамени третьего рейха людей, оказана высокая честь - присвоено звание обершарфюрера СС. - Начальник гестапо с любопытством посмотрел на Эккрибенга, предугадывая его реакцию.
        - Браво! Это же забавно, непостижимо трогательно, - откровенно рассмеялся подполковник. - Учись, постоянно учись, не забывай, что в тебе сидит круглый дурак... Извините, это я о себе. И вы лично верите в весь этот цирк? Сомнительный эксперимент!
        - Нет, вы, видимо, неправильно меня поняли. У работника гестапо своя, продуманная позиция... строгая ориентировка на различного рода отклонения. Все будет о'кей, как говорят американцы.
        - Я верю в то, что вы говорите. Ваша фирма веников не вяжет.
        - Это чисто русская поговорка, - заметил Крюгер. - Вы ее приняли от пленных солдат Красной Армии?
        - Да! Было такое дело в сорок втором... Какое замечательное начало!.. Надеюсь, вы помните штурмфюрера СС Маллона, похищенного русской армейской разведкой?
        - Безусловно! - раздумчиво ответил подполковник. - Умный, смелый юноша. Жаль, очень жаль... Печально то, что войсковая группа под кодовым названием "Метеор" потерпела такую крупную неудачу, если не сказать точнее, разгром, не без его невольного участия. Тогда на рассвете мой танковый полк первым попал в страшную мясорубку. Еще бы не помнить...
        Крюгер встал из-за стола и шагнул было к бару, но остановился, пристально посмотрел в глаза собеседнику и, прерывисто дыша, негромко, как будто в этот миг где-то в груди его вспыхнула боль, проговорил:
        - "Метеор" - славная страница памяти. "Феникс", надеюсь, окажется удачливее своего предшественника.
        - Не сомневаюсь... если его капитан, рулевой, и команда уже сегодня, накануне предстоящих сражений за выживание, обретут нужные качества. Основное - талантливость штабных разработок и массовый героизм исполнителей.
        - Мне нравятся подобные откровения, подполковник. За вами упрочилась слава смелого и решительного командира. У вас гениальная прозорливость... Вернуть бы вам ваш полк, а еще лучше - поставить на дивизию. Что-то похожее слышал в кулуарах штаба. Уверен, что расстанемся и будем встречаться не как просто знакомые... - Он нажал на невидимый Эккрибенгу рычаг. Дверца бара из красного дерева, щелкнув замком, опустилась в горизонтальное положение. Холеные руки гестаповца отвинтили фигурную пластмассовую пробку небольшой плоской бутылки. - Подарок одной дамы. Не трогал. Коньяк "Два Пастыря". Редкий французский коньяк. От женщины, какую не часто встретишь. Хотя стерильность человеческой души - условна. Это дело долгих, порой бесплодных исканий...
        Рудольф Крюгер - высокий и рослый средних лет человек, наделенный, должно быть, немалой силой, с массивными, не симметричными чертами лица, немигающим взглядом синевато-молочных глаз - уставился в одну точку двери, только что захлопнувшейся за подполковником Эккрибенгом, и в мыслях устремился к месту происшествия, туда, где находился в эту минуту штандартенфюрер СС Фалькенберг. Странное дело, Рудольф Крюгер не любил и порой терпеть его не мог за склонность поучать других, в частности его - начальника гестапо. Но уважал и ценил как целеустремленного, принципиального с немалым практическим и теоретическим опытом человека во главе нелегкой упряжки начальника контрразведки армейской группы "Феникс". Вспомнив о своей беседе с подполковником Эккрибенгом, он медленно, думая стоит это делать или нет, потянулся к телефонному аппарату.
        - Коммутатор? Да. Оберштурмбанфюрер Крюгер. Прошу хозяйство штурмбанфюрера Гроне... Слушайте, Гроне! Да, я. Но это не телефонный разговор. О достоинстве девиц мы поговорим особо и в другом месте. Конечно. Нечто важное и, пожалуй, срочное... Жду.
        - Штандартенфюрер, вот, посмотрите, - подавляя в себе нетерпение, произнес гауптштурмфюрер СС Генри Крамер, подавая своему шефу знакомый всем присутствующим предмет. Гадать о его происхождении не приходилось: из ковкого чугуна, рифленый на одинаковые квадратики, он говорил сам за себя. Это была русская наступательно-оборонительная граната со взрывателем, ввинченным в продолговатый корпус. Предохранительная чека оставалась нетронутой.
        - Закатилась под колесо легковушки, - счел нужным дополнить адъютант.
        Фалькенберг взял из рук Крамера "лимонку". Он знал, что русские солдаты называют ее ласкательным женским именем "Феня". Но она сама, как улика, не могла иметь значения: мало ли немецких солдат носило ее в своем боезапасе? Граната была удобной в метании и обладала немалой взрывной силой.
        На том и закончились поиски, хотя территорию, усыпанную гильзами от немецких автоматов, тщательно изучили и осмотрели вдоль и поперек.
        - Сигнал общего сбора, - через плечо бросил Фалькенберг Крамеру. - Вожатых собак... кинологов, - поправился он, хотя в этом не было нужды.
        Шеф контрразведки чувствовал себя растерянным, явно пребывал в нервозном состоянии. Он заставлял себя поверить в то, что разбой на лесной дороге совершила заброшенная в эту точку воздушным путем русская диверсионная разведгруппа. Но в то же самое время ошеломляющий результат ее встречи с автоколонной как-то разнился, не совпадал, не мог иметь ничего общего с тактикой русской, общевойсковой разведки, ее принципами. Сомнения базировались еще и на том, что, ведя на широком фронте наступательные операции, русские в избытке имели источники любой информации - военнопленных солдат, среднего и крупного ранга военачальников. "По какой же особой причине здесь, в глубочайшем расположении немецких войск, появляется песчинкой в море советская разведгруппа? Каковы ее задачи, состав и маршрут? И еще. Не могли ли в этом случае совпасть планы штаба польской Народной Армии и советского командования, имеющие дальний прицел не только политической ориентации? Да! Поражение германского государства, возможно, дело недалекого будущего, но дух самой немецкой нации должен, обязан быть на высоте задач, стоящих перед нею.
Она должна оправить плечи и с новыми силами ринуться в бой до победного конца... Нет!"
        Несмотря на военные неудачи Фалькенберг не верил в окончательную гибель Германии. Для него и очень многих таких, как он, это бы явилось венцом, конца.
        Неожиданно одна из овчарок рванулась вперед, увлекая за собой проводника: рядом с гнилым пнем лежал вязанный из красной шерстяной нити и затянутый тонкой голубой тесьмой мешочек, формой и размером напоминающий спичечный коробок. Из него извлекли листок бумаги, на котором каллиграфическим почерком было выведено по-русски: "О, господи! Помилуй и храни раба твоего верного Глеба..."
        Пара овчарок, взяв след и заглушая рычанием многоголосый птичий хор, повела за собой готовую к бою цепь немецких солдат.
        Глава четвертая
        Наступило утро - хлипкое, сочащееся туманной сыростью, рождая гигантский саван, скрывающий землю и небо. Могильная тишина до оцепенения сковала лес и все живое, находившееся в нем. Земля, насыщенная излишнее влагой, томилась в ожидании солнечного луча, животворного его тепла и уже, приготовив бальзам из разнотравья, источала терпкий, щекочущий ноздри запах смолы и хвои.
        Капитан Шелест лежал на правом боку в росистой траве, там, где упал под шатром нижних ветвей старой ели, в одночасье скошенный усталостью безуспешного блуждания по лесу. Тот клочок земли, на котором была сосна с повисшим на ее ветвях парашютом, он не нашел, хотя тогда, до злополучной встречи с местными полицейскими, считал, что найдет его с завязанными глазами. Но вышло иначе, и он, летчик, меривший до этого расстояние в воздухе точно определенным, скрупулезно рассчитанным до долей секунды временем, в новой для него обстановке на земле оказался в трудном, критическом положении. Там же, под деревом, остался на веки вечные планшет с картой и компасом, удостоверением личности и бесценной фотографией жены и сына.
        Он не спал и не бодрствовал, а как бы находился в состоянии дремоты, прострации, какого-то гипнотического воздействия, ощущая материю жизни, но не чувствуя ее дыхания. Капитан подтянул колени к самому подбородку, скрестил кисти рук на груди под гимнастеркой и комбинезоном, чтобы сохранить какое-никакое тепло. Зачатое июньское утро пронизывало все тело студеной сыростью. Коченея, он продолжал лежать в прежнем положении и состоянии, пока совершенно неожиданно для себя, как из другого, потустороннего мира, услышал, вернее до его сознания дошли непонятные дребезжащие звуки. Дремота покинула летчика мгновенно. Все тело приобрело осмысленные движения. Шелест как бы вновь почувствовал себя за штурвалом самолета, способным провести немыслимый каскад фигур высшего пилотажа. Он лег на живот, распластался, вытягивая шею в сторону уже близких звуков. Потом взял в руки мокрый от росы "шмайссер", наощупь выталкивая большим пальцем из магазина патрон за патроном. Их оказалось семь. Поставил магазин на место и повернул хвостик предохранителя. В пистолете - это он знал точно - оставалось пять патронов. В метрах
десяти, может быть, пятнадцати, от силы, по правой стороне от ели медленно, на малой скорости, двигались похожие на горбатых яков крытые брезентом грузовые автомашины. Одна. Вторая. Третья... Четвертая поравнялась с убежищем беглеца. Отягощенную влагой воздушную массу как бы пронзил штыком русской трехлинейки низкий, басовитый звук автомобильного гудка. Машины, скрипнув тормозами, остановились почти одновременно. Из-под тентов выпрыгнули на землю около трех десятков немецких солдат. Одни здесь же, около машин, другие, отойдя под деревья, справляли малую нужду.
        Шелест отчетливо, до звона в ушах слышал навалившиеся на него звуки, невольно вбирая в себя запахи чужих тел и обмундирования. Насколько это было возможно, он наблюдал за поведением вражеских солдат, прижавшись к земле и затаив дыхание. Один из более шустрых устроился неподалеку на корточках. Казалось, что он не выдержит искушения и коротким тычком проткнет тому его белеющие ягодицы стволом автомата. Но все обошлось. Дисциплина для немецкого солдата оставалась незыблемой формой бытия - именно в этом случае она сыграла основную роль исхода в судьбе русского летчика.
        Вскоре заурчали моторы и, выплевывая из выхлопных труб бензиновый чад, машины двинулись дальше. Молчаливый, мохнатый, спеленутый туманом лес, тот же час подхватил трубно рокочущие звуки, а уж через минуту поглотил их совсем.
        Итак, рядом, по соседству с ним - дорога! Дорога жизни! И не простая какая-нибудь, а добротная из серого булыжника, накатанная дорога, которую с полным основанием можно отнести к разряду магистральных шоссе. Но где ее начало? Где конец? Через какие населенные пункты она проходит. Все это вызывало у капитана жгучий интерес. И он вновь с горечью подумал о том, что остался без карты и компаса. А без них уподоблялся беспомощному слепому старцу. Однако крепко подбадривало то, что имелся трофейный автомат, хотя и с мизерным запасом патронов, но это было оружие, а не палка и не фунт изюма, любимого Шелестом в детстве лакомства. Да в придачу еще пистолет с пятью патронами.
        Он шел вдоль дороги в сторону укативших автомашин с вражескими солдатами, выбирая скрытые лесные участки. Ему нужно было найти подходящее место для засады. Конечно, смешно и нелепо было бы помышлять о нападении в одиночку на какую-либо легковушку, сопровождаемую не важно каким по численности конвоем. "А хорошо бы повстречать, - мечтал капитан, - военного или гражданского чиновника, имеющего при себе топографическую карту, да еще бы в придачу компас, и путь открыт к линии фронта". На то, что можно встретить партизан-соотечественников, была слабая надежда. К тому же, не имея документов, свободно сойдешь за шпиона, либо провокатора. Очень опасался Шелест соприкосновения с местными националистами: об их жестокости ходили легенды.
        Остановился Шелест у какого-то распадка. Здесь дорога спускалась с крутой возвышенности и вновь под крутоватым углом устремлялась вверх, пересекая небольшой, без перил бревенчатый мост, переброшенный через узковатую расселину. Почти у ног открывался зев глубокого, с отвесными скатами оврага, густо поросшего кустарником и деревьями. Он кончался красивым широким лугом.
        В послеобеденный час движение на дороге стало редким. Капитан понял, что это именно то место, которое он искал. Отличная точка обзора, и хорошо маскируют нижние ветви сосны, опустившей свой игольчатый лапник до самой земли.
        Постоянно его начали томить приступы голода и жажды. Пожалуй, жажда была сильнее. Парило. Небо стало сине-синим, кое-где со сгустком ультрамарина.
        Потом время перевалило за полдень и пошло к вечеру, а капитану все не везло. Нет! Не без того, конечно, чтобы порою не возникала острая, напряженная ситуация. Иногда пробегали легковые автомашины с двумя, тремя пассажирами. Но, как правило, шли они то вереницей одна за другой, то в общей колонне с тяжелыми транспортными средствами, попадались и с одним только водителем. Это гасило его пыл, как ведро воды, выплеснутое в горящий костер. Он съеживался, напряженность сменялась безразличием.
        И вдруг... Произошло это как-то внезапно, не так, как он рисовал себе картину нападения, а прозаически просто: показалась легковая автомашина марки "Мерседес-Бенц" с двумя пассажирами; в глубине салона, на заднем сидении - второй. Самого человека не видно - заметен лишь только его силуэт. "Мерседес-Бенц" спускался почему-то с выключенным мотором. Правая сторона кузова была вожделенно близка от сидящего в засаде капитана Шелеста.
        Как ни ожидал он подобного момента, а от отсутствия опыта в аналогичной ситуации растерялся. И только тогда, когда машина оказалась у самого моста, когда надсадно, тонко взвизгнув, тарахтя, заныл стартер, запуская двигатель, Шелест по-петушиному крутнул головой налево-направо, подскочил на месте и несколькими широкими шагами достиг приостановившегося "Мерседеса". Короткая очередь на весь остаток патронов в магазине автомата хлестнула по боковому стеклу переднего салона, задела водителя и солдата-автоматчика. Не обращая внимания на то, убиты или только ранены шофер и охранник, он распахнул заднюю дверцу. С округлившимися от страха и неожиданности на него смотрели через стекла пенсне в тонкой золотой оправе молочно-белые с расширенными зрачками глаза рослого человека в штатском темно-сером костюме с блестящей шерстинкой. У ног его стоял большой, туго набитый черный кожаный портфель. В чертах лица с отвисшей челюстью, очевидно, хозяина, было что-то от бульдожьей морды. Человек в штатском не собирался просто так отдавать принадлежавшую ему вещь. С уверенностью удачливого боксера он двинул Шелеста
левой рукой в скулы, а правой извлек из левого кармана пиджака плоский браунинг той же модели, что подарил Шелесту Федор Карзухин в деревеньке Васькины Дворики. Капитан едва уклонился от удара, выронив при этом разряженный автомат. Правую же руку своего противника он успел перехватить и жестким приемом "на себя" резко повернул ее за спину, одновременно нанося прямой тяжелый удар головой в лицо. Тот, по-звериному взвыв, тот час же обмяк и, скорчившись, медленно заскользил с сидения на пол автомобильного салона. Из расквашенного ноздреватого носа нехотя, ленивой струйкой, стала вытекать и скапливаться на широком подбородке густая кровь...
        У штатского оказались документы на имя начальника оперативного отдела
372-го отдельного армейского пехотного корпуса полковника фон Гильфингера. Выходит, игра стоила свеч.
        Шелест, спокойно осмотревшись, поднял с земли свой автомат, взял увесистый портфель, подошел к передней, с разлетевшимся на мелкие осколки стеклом и пробитой автоматными пулями дверце, расстегнул у неподвижно лежащего автоматчика пояс с пятью запасными магазинами, подобрал с пола две "лимонки". Затем бегом бросился к лесу. Обернулся. Разгромленная машина сиротливо маячила на дороге. И вдруг до него дошло то, о чем он раньше не подумал... Нежелательные следы. Пока вокруг стояла тишина. Но потом? Бросив на месте портфель и оружие, капитан вернулся к оставленной машине. Захлопнул заднюю дверцу, сел на место водителя и резко вывернул руль. По положению рычага переключения скорости угадал: стоит в нейтральном положении. Кинулся в сторону багажника и, упираясь ногами в настил моста, напрягаясь до зеленых мошек в глазах, надавил на корпус "Мерседеса". Машина дрогнула и подалась вперед, к обрыву. Мелькнули в воздухе вращающиеся передние и задние колеса, блеснул никель облицовки и, как в замедленных кинокадрах, машина опрокинулась, перевернулась вниз колесами, стала на бок и, ломая на пути молоденькие
деревца, подминая под себя кустарник, рухнула в темную расщелину оврага. Глухой взрыв выплеснул наружу таящий клуб маслянисто-черного дыма. И тишина... Дрожащее марево над серой лентой дороги.
        Капитан не раз наблюдал наземные бои с воздуха. Но как летчик, видел их совсем по-другому. Воздушный бой, длясь в течение нескольких минут, укладывался в рамки наличия горючего и боеприпасов. За это короткое время летчик выматывался до основания, но вернувшись на базу, на некоторое время мог забыть обо всем: то, что прошло, и то, что еще впереди. Другое дело на земле - суровые затяжные бои днем и ночью, без сна и зачастую без глотка воды, без боеприпасов и голодный. Не повернешь в тыл: дерись тем, что попадет под заскорузлые солдатские руки...
        Вот почему, убегая от машины, чувствуя себя на пределе усталости, сравнивая действительность с прошлым, он в полной мере оценил каторжный труд солдата-пехотинца на войне. Идти ему пришлось по замусоренному лесу, сознательно часто изменяя направление. Просто это была., попытка подобным маневром запутать свои следы на случай, если вдруг немцы организуют облаву и начнется травля собаками.
        Однако время не стояло на месте, оно стремительно шло к вечеру, и ему, учитывая состояние физической усталости, необходимо было позаботиться о ночлеге. Но отдых Шелест считал делом вторым, а первым - предстояло определиться на местности, чтобы следующий день использовать целенаправленно, выжать из себя все возможное, на что он способен, и продвинуться как можно дальше, к востоку. Наблюдательность помогла ему почти сразу же найти ночлег. Это была неглубокая впадина, из которой тянулся вверх мощный ствол сосны, а вокруг хороводом стояли молоденькие трехлетние елочки.
        Портфель, принадлежавший полковнику фон Гасселю, оказался сущим кладом: в нем находилось все необходимое для человека, совершающего небольшой вояж. Кроме продуктов питания, которых при экономном расходовании должно было хватить на три дня, там лежала крупномасштабная топографическая карта, разбитая на условные квадраты. Она была ценна не только тем, что отображала обстановку текущих суток, но давала ясную и полную картину о законченных и строящихся инженерных сооружениях на обширной территории прилегающего тыла. Особый интерес вызывали юго-западные квадраты карты. На них были четко нанесены цифровые алгебраические выражения, вырисованы таинственные фигурки зверей - слона, тигра, пантеры, волка.
        Понятную радость принесли ему и другие находки: компас и кульвиметр, транспортир и командирская линейка, а в одном из отделений портфеля в прорезиненном пакете находились три записные книжки, исписанные убористым каллиграфическим почерком. Наконец он обнаружил еще один очень нужный предмет - планшет советского командного состава, что было очень кстати.
        Зная довольно слабо немецкий язык, капитан с трудом разобрался, как смог, с заслуживающими, на его взгляд, внимания бумагами и уложил их в планшет, а портфель стал освобождать, по его мнению, от ненужных ему вещей и в первую очередь от трех тяжеловатых по весу книг. Затем проверив состояние трофейного браунинга и наставив его на предохранитель, упрятал сзади, у позвоночника, за поясным ремнем под гимнастеркой и сразу же забылся крепким сном.
        ...Разведгруппа капитана Черемушкина, насколько позволила дополнительная нагрузка, спешно отходила на северо-запад. Перед вылетом на задание в тыл противника ей планировалось создать временную базу продовольствия и боеприпасов где-нибудь в районе приземления. Но теперь это было просто невозможно. То, что произошло, не вписывалось ни в какие ранее разработанные планы. Неожиданный парашютный десант ставил разведгруппу в трудное, опасное положение. Что могла она представлять для любого штаба немецкого гарнизона? Ведь немедленно будут приняты контрмеры: высланы по разным маршрутам мобильные патрульные наряды, выставлены засады и секретные посты в направлении вероятного движения парашютистов, перекрыты все тропы-дороги...
        Да, Черемушкин не имел возможности заложить эту самую базу. Но он привык ко всяким неожиданностям, и то, что преподнесла ему сама судьба, принял как неизбежное. Как тут ни крути, ни верти, а нужно думать, искать выход... И не паниковать! Как командир разведгруппы, он считал удачей почти одновременное приземление своих ребят. Образно говоря, сели на голову, туловище и хвост противнику, дробя его хребет, срывая и блокируя слабые попытки отдельных немецких солдат организовать сопротивление "дьяволам" с неба. При этом не обошлось без курьезов, когда выяснилось, что немцы по сути сами содействовали разгрому и еще большей дезорганизации своих солдат, до внезапного нападения беспечно дремавших в этот ранний утренний час под брезентовыми тентами грузовых автомобилей. В этой вынужденной схватке, вернее, страшном, стремительном ударе по автоколонне с людьми, нашлось место и смешному, нелепому в положении отдельных разведчиков. Сержант Мудрый с младшим сержантом Антоновым с правой, а ефрейтор Юрский с левой стороны узкой лесной дороги зависли на разных уровнях от земли, зацепившись куполами парашютов за
ветви сосен. В силу закона упругости их всех троих мягко возносило вверх, опускало подобно мячикам на резинке, качало из стороны в сторону, что не мешало им вести непрерывный автоматный огонь по неподвижным в своем большинстве целям, а они сами, являясь мишенями, меняющими мгновенно свое положение в пространстве, оставались неуязвимыми для редкого огня обреченного противника.
        И все же, как бы благополучно не закончилась внезапная встреча, как бы не надеялся в будущем на удачу капитан Черемушкин, он вполне отдавал себе отчет: весть о появлении советской разведгруппы, как круги на воде, разнесется по вражескому стану. Многое бы отдал за то, чтобы хоть приблизительно знать, что затевает против них немецкая контрразведка.
        Навьюченные, как мулы, уходили молча по дороге, оставляя за собой дымящееся кладбище автомашин, различного имущества, снаряжения и трупы немецких пехотинцев. Шедший замыкающим старший сержант Касаткин, словно сеятель в поле, присыпал тропку маршанской махоркой на тот случай, если собаки возьмут след и начнут преследовать разведгруппу, нагнетая экстремальность ситуации. Невольно он обратил внимание на пленного: имея касательное ранение в правое бедро, неся за спиной тяжелый вещмешок, тот бодро топал в центре цепочки, вслед за ним шагал ефрейтор Аркадий Цветохин. Шли, по возможности выбирая твердый грунт, густой настил прошлогодней листвы, избегая сыроватых, болотистых участков.
        Постепенно небо над лесом светлело, но деревья по-прежнему сеяли горошины росы. Черемушкин надеялся, что часам к семи-восьми утра солнце разгонит хмарь и станет тепло. Бурно просыпался июньский лес: то длинными, то короткими тирадами звуков подавала голос кукушка: пробовал свой рабочий инструмент неугомонный дятел; откуда-то доносилось осторожное уханье болотной выпи; иногда не ко времени жутко кричал филин. А потом вдруг все вокруг встряхивалось, оживлялось пересвистом, неумолчным дразнящим гамом, словно начиналась веселая птичья пирушка. Это как бы успокаивало, вселяло оптимизм, сулило удачу. Но обостренная работа мысли предсказывала всю сложность положения разведгруппы с момента нелепой, ох, как не нужной для них встречи с вражеской автоколонной, встречи, которая рано или поздно принесет непредсказуемые последствия.
        Черемушкин твердо знал, что только успешный рейд разведгруппы по оккупированной врагом территории даст возможность изменить к лучшему судьбы многих солдат Родины, сберечь не один десяток тысяч человеческих жизней, и он продолжал искать единственно верный выход из сложившейся ситуации.
        Остановились на короткий привал, выбрав место на поляне, окруженной молодым и густым сосняком. По соседству, чуть дальше, красовалась роща белоствольных березок. С точки, на которой разместилась на отдых разведгруппа, Черемушкин наметил маршрут уже строго на запад и затем, с остановками, по вогнутой дуге, выйти к южной окраине Станички. Собственно Станичка, как районный центр, была пока ни к чему. Не она сейчас являлась главной целью, хотя знать ее детально диктовала острая необходимость. Прежде всего требовалась недалекая, но безопасная стоянка и тогда, осмотревшись, можно было бы приступить к выполнению поставленной задачи. Ну, а сейчас надо выставить боевое охранение, обезопасить себя от роковой случайности, прикрываясь секретными постами западного и южного направлений.
        - А зачем нам выставлять посты? - Узнав о решении командира, возразил старший сержант Михаил Касаткин. - Выставим одного наблюдателя с биноклем. И будет так, как у Пушкина золотой петушок действовал. Годится, товарищ капитан? Мигом распоряжусь. Кандидатура младшего сержанта Сабурова подойдет? Отлично! Глеб! Шагай к нам! У тебя, как мне известно, имеется цейс. Рядом с тобой три совершенно одинаковых высоких дерева. Выбирай любую сосну, замаскируйся. Чтобы мы сами с земли тебя не рассмотрели.
        - Задача ясна! Выдай хоть кусок хлеба пожевать да воды фляжку, а то без всего этого захиреет золотой петушок...
        Черемушкин посмотрел на часы:
        - Считаю, что после длительного перехода - на обед и отдых два часа.
        Он глянул в сторону сидящего спиной к нему пленного, снявшего с плеч тяжелую ношу и потирающего сквозь ткань штанины бедро.
        - Лопать дадим, отчего же, командир. Свой хлеб штандартенфюрер заработал честно. - Касаткин вздернул широкими плечами, скосил влажные светло-карие глаза на гестаповца. - Важная птица. Ведем будто бычка на веревочке...
        - Его стоит тащить за собой, - отозвался Черемушкин. - Нам он, чувствую, говорить о чем-то важном не станет. Знает наверняка, что такое в этих условиях откровенность пленного. Шлепнут - и вся недолга. Знает же он немало. Расстрелять - глупо. Отправим на Большую Землю - разберутся, кому надо. А звучит: штандартенфюрер эСэС Ганс Ганке!
        Освободившись от тяжелого груза, подошла Коврова и, улыбнувшись, задорно предложила Касаткину:
        - Миша, в помощницы возьмешь? Не пожалеешь. Женские руки ничем не заменишь. - И вдруг засмеялась непринужденно и мило, сверкнув белизной зубов. Стоявшие чуть поодаль сержант Игорь Мудрый и ефрейтор Аркадий Цветохин, подмигнув друг другу, заулыбались и по-мальчишески толкнулись плечами.
        Ганс Ганке был среднего роста, полным, широкой кости, уверенным в себе человеком с упрямым взглядом крупных, голубовато-серых глаз на продолговатом лице с прямым носом. Его толстоватая нижняя губа, в противовес верхней как бы вывернутая внутрь рта, смотрелась тонкой полоской. Он медленно повернул голову и удивленно, не понимая, что происходит на самом деле, тревожно переводил взгляд то на одного, то на другого разведчика, подольше останавливаясь на Ковровой. Для него взаимоотношения между пленившими его людьми казались странными, совсем непонятными.
        - Что, как жеребец, голову вскинул, глазами косишь? - бросил недружелюбно старший сержант Касаткин. - Зверем, небось, был к нашему брату?..
        На костерке, горевшем весело и бездымно, Коврова с помощью ефрейтора Цветохина приготовила обед и даже сумела сварить ароматный кофе. Вода была студеная, вкусная, с запахом антоновских яблок. В неглубоком овражке неподалеку бил живой родничок.
        Насытившись горячим обедом, каждый занял уютное местечко в тени. Охватывала липкая, навязчивая дремота. Даже Ганс Ганке, которому на всякий пожарный случай связали ноги, подполз и устроился рядом со своим стражем младшим сержантом Давидом Юрским.
        Не поддавались общему настроению лишь трое. Глеб Сабуров, спустившись на землю, потрапезничал и вновь устроился на верхних ветвях сосны, обозревая в бинокль окрестности. Капитан Черемушкин, сидя под сосновой кроной, всматривался в карту. Полулежа Коврова наблюдала за озабоченным лицом близкого ей человека.
        - Обойдется, - сказал Черемушкин. - Все будет преотлично. Ты бы подремала с полчасика. Мы меняем направление и идем на чистый запад, к домику лесника. Ознакомимся с местностью, вызовем самолет... - Он кивнул в сторону гестаповца.
        - Хорошо. Я понимаю тебя, Женя. Твоими устами, да мед бы пить...
        Оставив Коврову, Черемушкин пересек поляну и подошел к пленному.
        - Настройтесь на откровенность, полковник, - произнес он по-немецки. - Почему ваша немногочисленная автоколонна оказалась на лесной дороге вдали от крупных или иных войсковых гарнизонов, способных немедленно прийти вам на помощь? Успел ли кто-либо из ваших подчиненных дать радио о помощи? Молчите? Какая цель привлекла ваше внимание в этой глуши? Ведь дорога, по которой вы следовали, кончается в границах квадрата девятнадцать. Дальше - тупик. Может быть вы подтвердите мою догадку о том, что вы - опытный, настойчивый и жестокий охотник за человеческими черепами? Не так ли?
        Впервые за все время гестаповец с живым интересом посмотрел на человека в защитной, различных оттенков лопастой маскировочной униформе, как он и раньше предполагал, командира русской разведгруппы особого назначения. По лицу штандартенфюрера СС Ганса Ганке мелькнуло что-то вроде судороги. Крупные голубовато-серые глаза, как бы гипнотизируя, смотрели на подошедшую Коврову.
        - Не трудитесь, - заговорил он на отличном русском. - Вы прекрасно, с берлинским акцентом, владеете немецким. Я успешно, как мне кажется, изъясняюсь на вашем родном... Ваш возраст и то, что вы с вашими людьми непосредственно находитесь в стане немецких войск, замечу, на солидном расстоянии от действительной линии фронта, дают мне право определить порученное вашей группе задание...
        - Интересно, - переглянувшись с Ковровой, заметил Черемушкин. - Ну, и что же? Какова ваша импровизация, если я правильно применяю это слово...
        - Судя по наступательному порыву вашей Красной Армии, вы удостоены доверия установить наличие войсковых резервов, их назначение и возможности, характер, инженерно-техническое оснащение оборонительных сооружений. Вашему командованию необходимы подтверждения разведданных в виде свежих рабочих карт и схем крупных немецких штабов, живые источники высшей категории... Иначе отчего, с какой целью, кроме диверсионной, оказалась в этом районе ваша группа? Не правда ли? На диверсантов, по общему впечатлению, вы явно не походите. Не тот облик. И отношение к моей персоне?.. Как ни печально, но я не помощник вам в ваших замыслах. Вы просили откровенности?.. Но рассказать, раскрыть то, что знаю, - это скинуть покровы тайны как военной, так и государственной... Не слишком ли многого от меня требуете? Скажу вам - это несерьезно. После всего ваши люди отведут меня в сторону... - Ганке выпрямил указательный палец правой руки и поднес к своему виску, цокнул языком. - Очень грустно.
        - Хорошо, герр штандартенфюрер. Если появится возможность, вас отправят за линию фронта. Но учтите, вы добровольно понесете вместе с нами часть груза туда, куда нам нужно. Любая попытка к побегу закончится лишь суровой необходимостью.
        - Ясно... Понимаю... - пробормотал Ганке. - Ни клетка, ни темница, а воли нет... Как у вас там поется про этого самого орла?..
        Преодолевая какие-то свои возникшие сомнения и ничего не ответив пленному, Черемушкин отошел в сторону, присел на корточки и жестом руки подозвал к себе старшего сержанта Касаткина и сержанта Мудрого.
        - Миша! Думаю, что есть необходимость выдвинуться в квадрат двадцать четыре. Смотри, - развернул он свою карту. - Не стесняйся, доставай свою. Находи домик лесника. Ориентируйся строго на запад. Усек? Вот он на карте: южная оконечность квадрата, до него километров семь-восемь. Словом, на всю операцию - пять часов. Внимательно осмотреться. Определите место нашей ночной стоянки, взлетно-посадочной полосы, скажем, для приема самолета По-2, направление скрытого подхода к точке, пути отхода, условия безопасности и наблюдения. Словом, все, что надо. Учить тебя не нужно. Будьте очень осторожны. Остальная часть разведгруппы выходит вслед за вами через час двадцать минут. Спрятав груз, возвращайтесь той дорогой, которую избрали к домику лесника. Встреча должна произойти вот здесь, - он указал точку на карте: западная оконечность лесного озера Голубые Васильки. - Сверим часы, сейчас ровно двенадцать. Значит, время встречи - шестнадцать ноль-ноль. Ждем полчаса. Ваше отсутствие к указанному сроку известит нас о том, что вы попали в беду. После встречи и получения от вас информации здесь же на берегу озера
выйдем в эфир на связь с "Беркутом". Уходишь на задание с Глебом Сабуровым. Он сию минуту оставит пост наблюдения и будет в твоем распоряжении. Заменит его Мудрый. Я уверен, Игорь, что ты понимаешь, почему так должно быть.
        В присутствии Ганса Ганке он говорил это нарочито громко и четко, озлобясь и с уверенностью в себе и за своих друзей.
        Коврова лежала на разостланной под кустом плащ-палатке, используя последние минуты отдыха перед намеченным маршем, и смотрела на своего любимого, "шефа", склонившегося над картой. А тот, забыв обо всем, старался разобраться в беспокоивших его немаловажных вопросах: как поступить со штандартенфюрером СС Гансом Ганке? Стоит ли придерживаться заранее разработанного маршрута? Почему немцы не проявляют активности по розыску пропавшего без вести Ганке и смог ли кто-то из следующих с автоколонной немецких радистов выйти в эфир, сообщить о нападении, указав при этом координаты произошедшего? А дальше? Что собой представляет район, прилегающий к домику лесника? Какая опасность может подстерегать ушедших вперед как бы квартирьерами Касаткина и Сабурова? Не приведет ли это разделение разведгруппы к тому, что уже было в прошлом с группой старшины Егора Двуреченского? И состоится ли эта встреча у лесного озера Голубые Васильки? Придет ли вовремя самолет, когда найдут нужным в штабе армии выслать его за гестаповцем? Рой вопросов - ни одного ответа...
        А потом Черемушкин уловил не свойственные для леса звуки. Они, пожалуй, были уже ему знакомы, напоминали ночное шоссе под Юдино. И все же... Он поднял голову. Привстал со своего места спокойно до этого сидевший Ганс Ганке. Насторожился Давид Юрский. С сосны, на которой устроился для наблюдения Игорь Мудрый, донеслись сигналы.
        - Замереть! Без моего приказа огня не открывать... - Черемушкин торопливо извлек из футляра бинокль и стал шарить окулярами прибора по пересеченной, впереди лежащей местности, стараясь проникнуть взглядом в глубину березовой рощи.
        Звуки переросли в дробный перестук работающих мотоциклетных моторов. Линзы бинокля капитана наконец-то схватили и приблизили к глазам мчавшихся по лесному бездорожью друг за другом четырех мотоциклистов с колясками. В этот момент машины огибали с правой стороны березовую рощу, находящуюся от стоянки разведчиков в какой-то сотне метров. Черемушкин, не поворачиваясь, взмахнул рукой, что означало: всем лечь и приготовиться к бою. Отчетливо, сухо клацнули затворы автоматов. Тяжелые мотоциклы, на малой скорости нащупывая дорогу между деревьями, неуклонно сближались с чащей сосняка.
        "Боже!" - мысленно взмолился Черемушкин. Уже без бинокля, отчетливо, до мельчайших подробностей он видел сурово-багровые лица гитлеровцев, глубоко сидящие на их головах стальные шлемы и ремешки креплений, туго стянутые у подбородков, глянцево-черные, с прямыми магазинами автоматы, ручные пулеметы на турелях... У всех гитлеровских солдат, истуканами сидевших на мотоциклах, на цепочках из мелких медных посеребренных звеньев поблескивали на груди поверх лягушачье-болотного цвета маскировочных костюмов внушительных размеров из легкого сплава с бронзой пластины - отличия полевой жандармерии, знаки, определяющие их особую роль в фашистской армии.
        Черемушкин вздрогнул и зябко повел плечами, заметив в двух передних колясках лобастые головы серой масти. То были европейской породы овчарки с длинными жилистыми телами.
        Взметнувшийся вверх вихревой воздушный поток внезапно свернулся и затих, будто подавленный клекотом мотоциклетных моторов.
        Глава пятая
        Штандартенфюрер СС Фалькенберг появился в своем кабинете в начале вечера. Запыленный и потный, он не замечал оранжево-красноватых солнечных лучей, по-собачьи ластившихся к земле и окрашивающих все вокруг в изумительно красочный цвет. Владения его службы находились на первом этаже замка, в конце длинного и мрачного коридора, источавшего запахи сырости, тления и олицетворявшего таинственность средневековья даже в звуках отдающихся эхом человеческих шагов.
        Апартаменты контрразведки состояли из двух с высокими потолками комнат, разделенных между собой кирпичной, капитальной, стеной. Кабинет начальника был чуть поменьше и уютнее, имел уцелевшую каким-то образом массивную старинную мебель - письменный стол, два удобных кресла, обтянутых светло-коричневой тканью, широкий двухметровый мягкий диван красного дерева, украшенный искусным художником-резчиком фресками и фрагментами геральдики из жизни бывших обитателей замка. Внизу, разделенные на четыре части по ширине, находились подвальные помещения, сохранившие при гитлеровцах свое прежнее назначение: три каземата, в кромешной темноте которых, дожидаясь своей участи, томились узники. Один из них служил пыточной камерой. Вход сюда был доступен с двух точек: из конца коридора, напротив двери кабинета начальника контрразведки, по винтовой лестнице и со стороны главной башни замка, через широкую, окованную листовым железом дверь, по каменным ступеням. Все эти подвальные помещения, изолированные поверху метровой толщины кирпичной кладкой, находились в распоряжении двух лиц - Фалькенберга и начальника гестапо
оберштурмбанфюрера СС Крюгера. Сам замок имел ворох неразгаданных тайн, к одной из которых случайно прикоснулся, но не дошел до конца штандартенфюрер СС Генрих Фалькенберг.
        Однажды, опуская свой портфель на дно гардероба, занимавшего солидное место с правой стороны при входе в кабинет, Фалькенберг подивился толстым диковинным винтам, имевшим точную копию головы барса. Винты на задней стенке располагались по рассчитанной схеме как по вертикали, так и по горизонтали. Некоторые из них ввинчивались в металлический каркас, имеющий форму конской подковы с внутренним пазом. Впечатление было таким, что отполированная задняя стенка вставлялась в паз каркаса снизу и зажималась от опускания поворотом крайних винтов, а верхние, непосредственно на стенке, служили одновременно и украшением и вешалкой для одежды.
        Фалькенберг совершенно случайно оперся правой рукой на третью сверху голову барса. И вдруг откуда-то из-за задней стенки гардероба раздалось старческое кряхтение, и к его удивлению она сама медленно опустилась вниз, открывая довольно просторную нишу. Это был явно потайной ход.
        Вооружившись электрическим фонарем, с чувством первооткрывателя тайны замка Фалькенберг с интересом ознакомился с устройством и работой механизма. Собственно мудреного здесь ничего не было. Эластичные спиральные пружины, навитые на барабан и укрытые кожухом, работали синхронно вверх и вниз. При нажатии на голову барса срабатывал стопор и давал свободное движение задней стенке... Подъем происходил в обратном порядке, только уже со стороны потайного хода.
        Фалькенберг не остановился на достигнутом. Жажда познать неизвестное звала его к действиям, к дальнейшему раскрытию тайны замка. Опустив заднюю стенку гардероба и подсвечивая себе дорогу ярким пучком света, Фалькенберг проник в междустенное пространство и медленно, осторожно, расчетливо делая каждый шаг, двинулся вперед. Затем добрался до тупика: кирпичная стена. Подумав, решил возвращаться: плотная темнота, давящая тишина вызывали приступ непонятной тошноты и легкого головокружения. Духи прошедших столетий непонятно нашептывали ему в уши что-то странное, щекотали вспотевшее лицо и густо покрыли спину мурашками, навевали какой-то могильный холод. Но Фалькенберг медлил с возвращением: ступни ног как бы приросли к кирпичному полу и оставалось только смотреть вниз на яркое пятно электрического света. И тут под ногами он вдруг обнаружил толстое, позеленевшее от времени кольцо. Наваждения как бы оставили его. Фалькенберг медленно опустился на корточки, взялся за массивное кольцо, изо всех сил стараясь потянуть его к себе. Тщетны были все его усилия приподнять за кольцо плотно сидящую в гнезде плиту -
предположительно крышку люка. Помог бы только металлический рычаг вроде лома.
        Спустя день-два Фалькенберг добился своего. Крышка была поднята. Вниз уходила металлическая винтовая лестница. Он спустился. Минуты три, освещая себе путь фонариком, шел по узкому подземному ходу. И снова, как и в первый раз - каменный мешок - тупик. Паутина и пыль. Пыль особая, едкая, проникла, казалось, во все поры тела, а паутина космами свешивалась с его плечей. Брезгливо повернув назад, он остановился как вкопанный, заслышав разговор двух невидимых ему собеседников. Голоса отчетливо и ясно доносились из темноты, сверху, через толщу каменного пола и, странно, Фалькенберг почувствовал себя в равной степени их собеседником. Не напрягаясь, штандартенфюрер узнал голос начальника гестапо оберштурмбанфюрера Крюгера. Его оппонентом был ни кто иной, как командир отряда особого назначения гауптштурмфюрер СС Рудольф Гроне. Разговор, видимо, подходил к концу.
        - Я понял вас, отлично понял, оберштурмбанфюрер...
        - Мало понять, Гроне. Ваша готовность должна быть такой, что и во сне вы обязаны держать палец на спусковом крючке. Мне кое-что известно. Но поступившие подозрения нуждаются в проверке. Это касается не только известного нам лица, но и тех, кто повыше... Мною сообщено о возможном путче посетившего наш штаб штурмбанфюрера Отто Скорцени. Я доверяю вам, Рудольф. Откровенным вы можете быть только при мне... Вы слышите, только при мне...
        "О каком путче идет речь? По всей вероятности, Крюгер имеет в виду возможную оппозицию по отношению к Гитлеру. Ведь просочилось кое-что об инициативе Фабиана фон Шлафендорфа в марте сорок третьего года. Начальник штаба немецкой группы войск на центральном участке фронта генерал Тресков негласно в этой не свершившейся акции приложил свою руку. Но в Центре нашли все это диким измышлением. А каков, оказывается, Крюгер? Монополист любой тайны... Одно хорошо: долг платежом красен... Главное, знаю, какой требуется для тебя, Крюгер, крючок..."
        - Хайль Гитлер! - прозвучал голос гауптштурмбанфюрера Гроне.
        - Хайль! - ответил Крюгер.
        До Фалькенберга никак не доходила сама суть передачи без каких-либо даже примитивных усиливающих устройств, терялись интонации голосов на том уровне, на котором изначально они были произнесены. Он терялся в догадках и не мог логически правильно построить версию. Желание познать трудно познаваемое возрастало еще и по другой причине. Все дело в том, что рабочий кабинет начальника гестапо Франца Крюгера находился в противоположном от кабинета начальника контрразведки конце коридора. По его собственным расчетам, он мог достигнуть, следуя по потайному ходу, пока не встретится тупик, только центра холла и парадного входа, в котором постоянно находились четыре автоматчика и два дежурных офицера эсэсовца, у всех без исключения проверявшие документы. А предстояло пройти почти половину пути. Да! Откуда такая исключительная акустика? Как устроены и где проходят слуховые каналы? Это были хорошие вопросы, но, к сожалению, ответа на них он пока не находил.
        Той же, теперь известной ему дорогой, Фалькенберг вернулся в свой кабинет. Посмотрел на настенное зеркало. О, боже! Черт настоящий! Даже завитки паутины на голове были похожи на маленькие кривые рожки. Долго чистился, чихая заразительно, неудержимо. Вся одежда, покрывшись известковой пудрой и образовавшейся повсюду черной, соперничающей с сажей, пылью, клочьями паутины, соединившись, не поддавалась никакой чистке. Только сапоги приняли свой прежний блестящий вид. Фалькенберг, переодевшись в свежую униформу, висевшую в гардеробе, вызвал коменданта штаба и, ничего тому не объясняя, приказал прислать мастера. Солдату-столяру посоветовал, каким способом укрепить заднюю стенку, чтобы в любое время можно было ее устранить. О своих изысканиях, впечатлениях, выводах никого в известность не поставил. Но жить здесь постоянно, как раньше, не стал, а перебрался из замка на квартиру, в центре города.
        Все то, о чем говорилось выше, имело место несколько ранее, а сегодня, вернувшись с места происшествия, он мерил кабинет шагами подобно разъяренному тигру, не находя себе места и успокоения. Жуткая картина истребления: чадящие, догоравшие автомашины, разбросанные повсюду боеприпасы, оружие, предметы снаряжения, банки с консервами и черно-жирный дым, разносящий повсюду запахи горелого мяса и тряпья. Зрелище - не дай Бог видеть, ощутить каждому! "Кто виновник этого ужаса?" - задавал Фалькенберг себе вопрос, но затруднялся на него ответить. "Лесные братья" не посмели бы, а если и решились бы, то оставили на месте нападения только трупы немецких солдат и то, что практически использовать было невозможно. Отряды Армии Крайовы не могли нарушить временное соглашение. Появление польских партизанских отрядов Народной Армии не отмечено... Оставались лишь только русские партизаны, либо диверсионно-разведывательные группы, отряды... Черт с ними, как бы они не назывались! Но их крайние меры бумерангом оборачивались против них же самих. Вот загадка... гвоздем сидит в голове - не выдернешь! Найденная рифленая на
квадратики ручная граната советского образца Ф-1 - это еще не доказательство. Их в избытке до сих пор в арсенале немецкого солдата. А вот из ученической тетради листок, на котором написаны на русском слова молитвы "Боже, спаси и помилуй!", имеет отношение только к русскому солдату, хотя каждый из них и воспитывался в духе атеизма. Но война не двоюродная тетка, и тот, кто встретился с ней в минуты опасности, столкнувшись со смертью, взывал, как и немецкий солдат, к родной матушке и к Богу во спасение.
        Когда овчарки почуяли запахи чужих следов и, натянув поводки, увлекли за собой кинологов, ожила надежда догнать преступников (расстрел - слабое возмездие) и повесить всех до единого за ноги на деревьях.
        Собаки с километр-полтора заставляли бежать за собой всех, кто участвовал в погоне. Но затем они заметались из стороны в сторону, сели на задние лапы, визжа и отфыркиваясь, не выполняя ни единой команды. Позже стало объяснимым их поведение: преследуемые - количество их оставалось неизвестным - старательно припудрили свои следы смесью нюхательного табака с курительной махоркой.
        Фалькенберг, изнуренный погоней, потный и грязный, сел, наконец, в мягкое, глубокое и удобное кресло у стола, закурил. Через узорное стрельчатое окно он наблюдал, как медленно угасает день и закат принимает желто-красновато-розовые оттенки, а неподалеку плескались воды озера в елово-сосновой нарядной раме, темнея у берегу и продолжая плавиться старинным с чернью серебром. На столе уже несколько раз настойчиво зуммерил телефон. Но Фалькенберг, остывая от психологического накала, не касался трубки и как будто бы не слышал постороннего зова.
        Время шло незаметно, но оно, уподобившись привередливому судье, назойливо и требовательно ставило вопрос за вопросом и требовало найти обоснованное объяснение.
        Начальник контрразведки армейской группы "Феникс" не спешил поставить последнюю точку, прикрываясь общей формулой: кто есть кто. Ему был памятен случай, когда под покровом темной глухой ночи хорошо вооруженные люди в гражданской одежде из засады совершили налет на автоколонну мотопехотного батальона, находившегося на марше. Тогда погибло немало немецких солдат. Со стороны нападавших - единицы. Превалировало общее мнение, к нему присоединился и штаб генерала Веллера: бандитское нападение совершено одним из отрядов советских партизан. Но прав оказался он, штандартенфюрер СС Фалькенберг. В потайном кармане пиджака одного из бандитов нашли документы на польском языке: среди них - удостоверение личности на имя вахмистра Яна Климковского из батальона Армии Крайовы Адама Рощинского. Позже командира батальона предали суду военного трибунала, где ему в популярной форме объяснили: "Господин майор! Не немцы, а русские и все иже с ними являются нашими врагами. Наша задача - сохранить силы на будущее..."
        Но колебания Фалькенберга заметно слабели, и чаша весов склонялась к единственной версии: в район сосредоточения немецких войск под руководством умного и опытного командира вошла мобильная хорошо подготовленная советская разведгруппа. Это подтверждало и то, что труп штандартенфюрера СС Ганса Ганке среди погибших не обнаружен. Значит, он похищен с весьма определенными целями.
        Фалькенберг чиркнул колесиком зажигалки, посмотрел на бездымный, ровно горящий язычок огня, прикурил погасшую сигарету и неожиданно вспомнил виновника разгрома армейской группы "Метеор" лейтенанта Черемушкина и отважную, рискованную радистку этой разведгруппы Коврову. "Нет, - сказал он сам себе, - как я могу забыть о давней истории пленения штурмфюрера СС Маллона на ночном шоссе Юдино - Лопатино! Уж очень знакомый почерк! Черт возьми, но почему, с какой стати я думаю о том же, что и на восьмом километре дороги Станичка - Кобылино?! Слишком много чести! Кошмар какой-то, с ума сойти..."
        Как бы нерешительно, робко зазуммерил телефон. Фалькенберг поднялся и включил настольную лампу под стеклянным зеленым абажуром.
        - Я слушаю, - отозвался он тихо, но отчетливо произнося фразу, по голосу узнавая своего адъютанта Генри Крамера.
        - Штандартенфюрер, вам дважды звонил оберштурмбанфюрер Крюгер. Интересовался, чем закончилась операция на восьмом километре. Бригаденфюрер СС Вайс... то есть... не он лично, а его адъютант...
        - Только короче, гауптштурмфюрер. Самое важное.
        - Адъютант Вайса сказал только о том, что его шеф хотел переговорить по известному вам вопросу...
        - Ну, а если начистоту? Я же прекрасно осведомлен о ваших связях с людьми, имеющими информацию с первых рук. Говорите, если это очень важно и неотложно. Телефон мой не прослушивается.
        - Группенфюрер СС Веллер и его штаб очень озабочены тем, что сегодня, примерно в полдень, на шоссе Станичка - Воловое, в районе Зеленого Лога совершено крупное преступление, в результате которого легковая автомашина марки "татра" рухнула в глубокий овраг и сгорела дотла вместе с пассажирами. Среди них - начальник оперативного отдела триста семьдесят второго отдельного армейского пехотного корпуса полковник фон Гильфингер с особо секретными документами. Его сопровождали водитель, рядовой Курт Нохман и обер-ефрейтор Фриц Майергер. В связи с нападением на воинскую колонну в известном районе имеются подозрения, что прежде, чем "татра" оказалась в овраге Зеленого Лога, она была остановлена, пассажиры ее перебиты, а черный вместительный портфель с документами взят неизвестными лицами... Затем инсценировано падение автомобиля с последующим, возможно, взрывом и возгоранием...
        - Умно и смело, Генри!
        - Простите, штандартенфюрер. Это предположение высказано командующим группой группенфюрером Веллером.
        Фалькенберг об этой таинственной, но, безусловно, менее трагичной истории, чем происшествие на восьмом километре лесной дороги, знал. Об этой очередной акции он получил срочную шифрограмму. При ее получении, это было где-то около пятнадцати часов пополудни, моментально среагировав на нее: он, в свою очередь, радировал начальнику контрразведки одной из танковых дивизий, дислоцирующейся в полутора километрах от Зеленого Лога, о привлечении одного пехотного батальона танкового десанта для организации поиска злоумышленников в направлениях - юго-восток, юг, юго-запад и по истечении дня подробно доложить шифрограммой.
        И вновь, как бы не хотел он этого делать, в своих размышлениях коснулся русской разведгруппы и пришел к зыбкому выводу: бандиты, совершив преступление в одном месте, могли с успехом, за два перехода, не спеша, имея краткосрочный отдых, а затем выясняя обстановку, чтобы пересечь дорогу, выйти у самого мостика через овраг и подстеречь одинокую легковую автомашину.
        После радиограммы начальнику контрразведки танковой дивизии Фалькенберг продолжительное время рассматривал до чертиков надоевшую, наизусть изученную им карту обширной территории, на которой, затаившись, ждали своего часа силы армейской группы "Феникс". Как бы ни размышлял он, ни продумывал каждую деталь, восстанавливая в своей памяти, смотря на карту, потаенные места, лесную глухомань, где могли устраивать стоянки, укрываться люди, ставшие для "Феникса" в прямом смысле, как кость в горле, он не отказывался от своего мнения о том, что все вместе взятое имеет тесную связь с появлением в их зоне русской разведгруппы. При этом он не упускал из поля зрения дороги, тропы и просеки, пригодные для движения в ночное время. Фалькенберг ставил себя на место командира разведгруппы и с его позиций спрашивал себя: "А где бы я остановился после диверсии на лесной дороге Станичка - Кобылино? Уходил бы в сторону Зеленого Лога. Почему? Лишь только потому, что леса там пореже, почаще населенные пункты. Значит, вероятность встречи с противником возрастает больше, чем, скажем, в южных районах. Но это вовсе не
означает, что они возьмут под свой контроль только юг, юго-запад и юго-восток. Укоренясь, разведка будет вездесуща. Если это так, напрашивается вопрос: кто же тогда, в таком случае, совершил нападение на автомашину "татра"? Ведь так просто, ни с того ни с сего, ничего не происходит. Хочешь - не хочешь, напрашивается вывод: если разведгруппа, совершив диверсию, не ушла на север, а затаилась где-то совсем рядом, что практически не лишено смысла, то тогда на дороге Станичка - Воловое открыла свое присутствие вторая..."
        Подумав, о чем он будет говорить, как ставить вопрос о содействии ему в ходе выполнения их общей задачи по ликвидации одной из советских разведгрупп, Фалькенберг связался по радио с командиром сорок первой моторизованной бригады бригаденфюрером СС Гофманом. Коротко объяснил тому суть причин, побудивших его потревожить генерала. Тот без лишних слов, понимая важность звонка, поставил перед начальником контрразведки армейской группы "Феникс" несколько вопросов.
        Чем конкретно должен заниматься выделяемый пехотный батальон, подразделение полевой жандармерии? Какие средства требуются для проведения операции? На какой срок, ориентировочно, она планируется? Являются ли все эти мероприятия залогом безопасности вылета и возвращения командующего группенфюрера Веллера, срочно вызванного в Берлин?
        Фалькенберг четко ответил на все вопросы, но при этом уточнил, что операция должна быть проведена только под руководством работников контрразведки бригады. Причем, он лично должен поставить задачу, заключающуюся в следующем:
        - Оседлать основное шоссе Станичка - Кобылино силами полевой жандармерии со строгим контролем проезжающих, идущих в строю и без строя, не взирая на лица. Помнить об угрожающей опасности иметь высокую организованность. При малейшем подозрении задерживать, сопротивление считать умышленным противодействием, разрешающим применение оружия. Это положение распространяется и на выделяемый пехотный батальон, который, разделенный на роты и усиленные взводы, прочесывает лесные массивы во всех направлениях методом, условно именуемым "рыбачья сеть". Особое внимание уделять оврагам, урочищам, отдельно густо растущим рощам, кустарниковой заросли. Каждое подразделение в обязательном порядке должно иметь средства радиосвязи с определенным кодом позывных, чем бы обеспечивался порядок и место нахождения того или иного поискового отряда. Что же касается сроков, бригаденфюрер, то здесь, на ваш вопрос, ответить затрудняюсь... Надеюсь, бригаденфюрер, вас не утомил мой монолог?
        - Ради бога, полковник! Вы мастер по постановке задач и их исполнения. Мы мило в подобном амплуа встречаемся дважды. Не так ли? - не преминул чуть подколоть Фалькенберга Гофман.
        Мол, не чурайся наших, мы тот колодец, из которого порой приходится утолять жажду.
        И разведчик отметил справедливость намека о поведении лично его, Фалькенберга, в прошлом...
        - Алло! Алло! - сквозь туман застлавших его мозг воспоминаний прорвался голос адъютанта Генри Крамера. - Что с вами, штандартенфюрер?!
        - Все в порядке, Генри. На минуту отлучился из кабинета... - ровным голосом, в котором, проскользнула нотка беззаботности, отозвался Фалькенберг, держа все это время телефонную трубку. - Я весь внимание. Только прошу коротко.
        - Вы можете сказать, когда будете у себя?
        - Навряд ли, Генри. Столько дел!.. Распорядись своим временем, как находишь нужным. У меня все.
        Не успел Фалькенберг опустить трубку, как зазуммерил телефон внутренней связи.
        - Штандартенфюрер Фалькенберг?.. - Он понял, что на другом конце провода начальник группы гестапо оберштурмбанфюрер СС Франц Крюгер. - Хайль Гитлер! Простите за вольность, штандартенфюрер. Но моя интуиция подсказала мне, что вы сидите один-одинешенек, включив настольную лампу, и все о чем-то думаете, размышляете. Я разделяю ваши беды и помогаю всем, что в моих силах. Вы сегодня не обедали, не ужинали, да и завтрак, полагаю, каков был при подъеме по тревоге. Я жду вас, Генрих. У меня все есть, даже ваш любимый напиток "Два пастыря".. Приходите. Ведь мы так мало встречаемся в неофициальном плане. Решено? Жду.
        Фалькенберг знал, был уверен в том, что звонок Франца Крюгера - не простое проявление дружеского участия в разрешении его проблем и иного прочего, что укрепляет корни дружбы между людьми. Но у начальника гестапо могли быть и в действительности имелись тайные каналы информации, конечно же, несколько большие, чем у начальника контрразведки, хотя обижаться на их недостаточность у Фалькенберга - значило разгневать Бога.
        - Хорошо, оберштурмбанфюрер. Иду незамедлительно.
        - Вот и отлично, - догадываясь о сути его раздумий, произнес Крюгер.
        - Мы славно проведем окончание вечера. Мы не пьяницы. Эсэсовцы употребляют алкоголь лишь только для аппетита. Казино, в основном, - питейное заведение.
        Когда Крюгер пересекал по ковровой дорожке холл, заслышав звук его шагов, дежурные офицеры СС скинули руки в нацистском приветствии. Автоматчики приняли положение "смирно", звучно щелкнув каблуками сапог.
        У самого входа в здание находилась усиленная охрана. Штаб армейской группы, несмотря на поздний вечерний час, продолжал работу. Не было, однако, хозяина, он срочно вылетел в Берлин по вызову самого Гитлера. Фалькенберг без стука открыл дверь кабинета Крюгера. Вошел. Навстречу ему в радушном настроении направился хозяин кабинета. Он не вскинул руку в обычном принятом приветствии, а крепко пожал руку гостя.
        - Рад, очень рад, полковник, - произнес Крюгер. - Похудели вы изрядно за последнее время. И простите ради Бога за то, что назвал вас по, имени Генрихом.
        - Мы старые товарищи по оружию и по тому случаю, в Испании, под Сарагоссой. Вы помните?
        - Как не помнить?! Разве забудешь, что в то время мы с вами были добровольцами на стороне Франко, против Республики, и едва не расстреляли нынешнего руководителя абвера Вильгельма Канариса. Он был большим другом генерала Франко, а мы, не зная, посчитали его красным шпионом. - И рассмеялся. - А ведь адмирал Канарис был выдвинут шефом абвера, лично Гитлером в декабре тридцать четвертого.
        - Вот, вот и поэтому, мне кажется, мы вправе называть друг друга по именам. Согласны, Франц?
        - Вы еще спрашиваете! Я рад этому. Прошу за стол, штандартенфюрер!
        - О! Да вы живете безбедно, Франц! Как это вам удается?
        - Не говорите, Генрих, сглазите, - сказал Крюгер, почему-то подозрительно посмотрев на входную дверь. - Мне порой слышатся какие-то посторонние шорохи, вой шакалов и тихий, вкрадчивый старческий смех. Это после двенадцати ночи. - Он ткнул указательным пальцем воздух, указывая на пол: - Наступают времена, которые тяжко бьют по темечку. - Он небрежно провел рукой по своей голове.
        - Я, слушая вас, все же не верю в то, что вы, Франц, увлекаетесь черной магией и верите в загробную жизнь. А стол у вас действительно шикарный, - осмотрев сервировку, одобрительно заметил Фалькенберг.
        - Я действую по принципу русской поговорки, - вновь рассмеялся Крюгер. - Что в печи - все на стол мечи... Замечу только: галлюцинацией на страдаю. О том, что души отошедших в мир иной напоминают о себе живым, ничего пока сказать не могу.
        - Хорошая пословица, отличные слова, надо запомнить, - потирая руки, отметил Фалькенберг, усаживаясь на предложенный хозяином стул. - Что касается ваших последних слов, я так и думал: кошмар можно видеть не только во сне, но и наяву, без прикрас, таким, например, как на восьмом километре дороги Станичка - Кобылино.
        Крюгер поднял трубку телефона, вызывая телефониста коммутатора гестапо.
        - Браунн! Я у себя, беспокоить только по чрезвычайному случаю. Записывайте, кто и когда звонил, по какому вопросу.
        - Я догадываюсь, Франц, что между нами может возникнуть серьезный разговор.
        - Не без этого, - кивнул головой в знак согласия оберштурмбанфюрер. - Вы, наверное, в курсе, что идея открытия второго фронта уже осуществлена. Англо-американские войска довольно успешно высадились в Нормандии, на восточном побережье полуострова Котантен.
        - Безусловно! Чего боялись наши генералы? Это ведь война на два фронта. Сейчас это факт. В свое время Гитлер дал письменную гарантию генеральному штабу и верховному командованию, что Германия никогда не будет вести войну на два фронта... - вполголоса проговорил Фалькенберг и встретил взгляд внимательно слушающего Крюгера. - Я надеюсь на элементарную порядочность своего оппонента.
        - Не беспокойтесь, полковник! Мне известна ваша приверженность идеалам фюрера, - отозвался Крюгер, смакуя коньяк.:- Не забывайте о еде: вы употребляете алкоголь на голодный желудок, Генрих.
        - Мне хорошо известен этот район, - продолжал Фалькенберг. - Там господствуют дамбы. Это, знаете, высокие насыпи с узкой двухпутной проезжей частью и обочинами по обеим сторонам не более полуметра, круто спускающимися прямо в трясину. Вы, надеюсь, представляете, что такое трясина? Плохо, очень плохо пришлось авиадесантным дивизиям союзников. Туда им и дорога...
        - Под Дункерком янки и томми получили хороший, очаровательный удар в челюсть. В битве под Нормандией союзники понесли колоссальные потери, - раскрасневшись от алкоголя и изобилия еды, не без гордости констатировал Крюгер.
        - Согласен с вами, оберштурмбанфюрер. Позиции немецкой армии в Арденнах - крепкий орешек, о который сломает зубы любой противник. А линия Зигфрида - Рейн! Нет! Генерал Рундштедт начинает большую игру с этими подонками, - пытаясь казаться трезвым, высказывался Фалькенберг. - Нам бы лишь только сдержать русских от вторжения в Польшу, Венгрию, Чехословакию... А там - полный штиль. С союзниками мы всегда договоримся...
        - Штандартенфюрер, до сих пор мы не пили с вами на брудершафт, но, думаю, позволим себе эту маленькую шалость. Я только напомню вам, Генрих, что знаменитая операция союзников под кодовым названием "Маркет Гарден" потерпела потрясающее поражение. Наши парни устроили такой великолепный, пышный, надолго запоминающийся карнавал... Но Бог с ними, с этими янки и томми. Так, как они открыли второй фронт, они его с таким же успехом и закроют. Наше внимание только Восточному фронту. Вот здесь-то мы серьезно подмокаем. - Высокий, рослый, с длинными сильными руками оберштумбанфюрер, приподнялся из-за стола. Массивное, с несимметричными очертаниями лицо и синевато-молочные, крупные, нагловатые глаза Крюгера уставились на Фалькенберга: - Чувствую, что перебрал, Генрих, лишнее под наш разговор маханул, - с виноватым видом вдруг выпалил он.
        Фалькенберг выдержал взгляд Крюгера, но у него появились некоторые сомнения о его истинном состоянии. "Школярничает, - подумал он, - либо провоцирует на излишне откровенный разговор". Несмотря на это, словно давая Крюгеру лишний козырь, Фалькенберг, придержав в руке бокал с искрящимся напитком, спросил:
        - Скажите, Франц, только то, что камнем лежит на вашей душе: изменится ли ход Второй мировой войны? Если нет, то что будет с Дойчландом, с такими, как мы с вами?
        Крюгер как бы сразу протрезвел, остро взглянул на сидящего за столом напротив него начальника контрразведки, будто впервые его увидел.
        - Хороший, очень хороший вопрос, Генрих! Представьте, я ожидал его, - и погрозил ему пальцем. - То, о чем вы спрашиваете, нужно, наверное, в первую очередь начать с самого себя, ибо контрразведка - это членистые конечности осьминога, организация со сложными сплетениями различного рода и, как всегда, тайными интересами. На этом фоне гестапо выглядит несколько бледнее. Задайте вопрос полегче, а этот нужно было адресовать адмиралу Канарису, ну... и еще кому-нибудь, там, наверху... Лучше расскажите, чем закончился ваш выезд на поиск штандартенфюрера Ганса Ганке?
        - Я повторяю ваши слова, Франц: хороший, своевременный вопрос. Но результат поиска аховый. Потеряли массу времени ни за грош. Очень интересный случай, должен вам доложить, произошел на восьмом километре дороги Станичка - Кобылино. И второй - у Зеленого Лога, примыкающего к Сивому Оврагу на шоссе Станичка - Воловое... Пришел к выводу, что там действуют, имея одинаковое задание, две русские разведгруппы. И если правильно понимаю, то они нацелены на выяснение способности наших войск к внезапному удару и активной, продолжительной обороне.
        Крюгер в сомнении покачал головой.
        - По всей раскладке, этим должна заниматься агентурная разведка. И только она. Я имею в виду то, что войсковой разведке не по силам сия ноша. Так что ваша встреча с лейтенантом Черемушкиным откладывается на неопределенное время... - Начальник гестапо с хитрецой посмотрел на вдруг вздрогнувшего Фалькенберга. - Что с вами, коллега? Постойте, постойте. - Крюгер озабоченно посмотрел на начальника контрразведки. - Насчет лейтенанта Черемушкина пошутил. Напоминая вам об этом разведчике, не ожидал от вас подобной реакции... А в общем странно...
        - Вы о чем, Франц?
        - Непонятное, странное совпадение со случаем на восьмом километре. Вы понимаете, в чем тут дело? Сегодня перед рассветом при загадочных обстоятельствах из полицейского участка деревни Васькины Дворики бежал пленный русский летчик. Застрелив вначале одного солдата и офицера, затем в самом разгаре погони за ним еще двоих. Он исчез в лесу. Затем где-то в середине дня между населенными пунктами Рогачи и Зеленый Лог на легковую машину с полковником фон Гильфингером совершено нападение с тяжелыми для него последствиями. Здесь есть над чем подумать, Генрих. У этого летчика оказался автомат, подхваченный им из рук смертельно раненного немецкого солдата. Но кто изначально вручил ему оружие - браунинг с полной обоймой? В полицейском участке этот человек был тщательно обыскан. Что вы скажете на это, Генрих? Из полицейских участка в живых остались лишь двое: обершарфюрер СС Федор Карзухин, опекуном которого являлся Ганс Ганке и с которым вы хорошо знакомы, бывший начальник вышеупомянутого полицейского участка Андрей Прозоров, которому завтра будет устроен допрос с пристрастием. Но кто из них враг? Голова идет
кругом... черт возьми.
        - Франц, отключитесь от дел хотя бы сегодня. Ваш настрой нагоняет на меня тоску, - пригубив рюмочку коньяка "Два пастыря", взмолился Фалькенберг. - Уверен, через сутки, самое большее двое, дело будет в шляпе, как говорят русские. Лес наводнен войсками...
        - А вы уверены, штандартенфюрер, что это дело рук советских разведчиков? А может в борьбу против нас включились хорошо вооруженные отряды Народной Армии Польши? В этом есть свой резон. Сами знаете, что русскими партизанами здесь, в наших краях, и не пахнет. В этом нам помогают "лесные братья". Степан Бендера - крупная фигура. Ярый националист. Он видит Западную Украину независимым государством. Лютует только при встрече с большевиками...
        - Мы с вами, Франц, перенеслись уже в область политики. Мне не хотелось бы вмешивать в эту кашу его преосвященство кардинала Шептицкого и бездарное руководство дивизии "Великая Галичина". Говоруны, а не солдаты. - Фалькенберг, не развивая дальше свою мысль, хотел заострить внимание Крюгера на ином аспекте.
        - И все же, Генрих, наше бездействие и, порой, профессиональная тупость не очень нравятся группенфюреру. Чтобы не повторить печальный опыт прошлого, я имею в виду участь "Метеора", он примет кардинальные меры. Неустойчивость общего фронта, неуклонное откатывание наших армий к фатерлянду... Вы понимаете, чем все это нам грозит?
        Фалькенберг осмелел и, чтобы хотя в чем-нибудь дискредитировать начальника гестапо, задал неожиданный для него провокационный вопрос:
        - Чувствую, вы считаете, что Германии нужны иные, искренние борцы за новую законность, за сознательный антиколлективизм и сверхнациональные взгляды. Я вижу в этом симптом окончательного краха гитлеровской диктатуры, империи Бисмарка и Фридриха Великого... Если троны под представителями привилегированных кругов зашатались, то... значит, они хотят видеть свое единственное спасение в мировом господстве США? - Фалькенберг посмотрел в строгие глаза Крюгера, всегда удивляющие его своею стеклянной неподвижностью.
        - Извините меня, Генрих, за бестактность, но от вас попахивает идиотизмом. Во-первых, я не давал вам ни малейшего повода к тому, о чем вы только что говорили. И если вы лично стоите на подобных позициях, то будьте уверены, что вы ничего не высказывали похожего, а я, в свою очередь, был глух и не слышал от вас крамольных слов. Все остальное останется при мне. Лучше выпьем за тех, штандартенфюрер, кто командует ротами, на чьих плечах лежит вся тяжесть войны...
        - Франц, - примиряюще проговорил Фалькенберг, понимая, что сболтнул лишнее, - с вашего согласия я лично займусь этим славянином, Федором Карзухиным, носящим атрибуты немецкой армии.
        - Знаю ваших костоломов... Только интеллигентными приемами, Генрих.
        Начальник контрразведки усмехнулся:
        - По своей природе, Франц, человек изобретателен. Он - самое страшное чудовище, но беспомощное, порой, и милое дитя природы...
        На столе начальника гестапо зазуммерил телефон внутренней связи. Фалькенберг и Крюгер, переглянувшись, несколько секунд молча смотрели на аппарат, издающий звуки, которые почему-то вселяли непонятную тревогу...
        Глава шестая
        Проснулся капитан Шелест от предчувствия какой то еще не ясной, но уже наступающей беды. Сказать, что он, действительно, спал, было бы не совсем правильно. Он напоминал собой солдата, преодолевшего суточный форсированный переход, имея всего-то на отдых двухчасовой привал. Капитан приподнял наполненную звоном голову от импровизированной подушки - трофейного портфеля - и почувствовал боль, расходящуюся по всей груди, сковывающую налитой тяжестью плечи при попытке пошевелить руками. От чего она возникла - эта боль - он не знал. Шелест отнес ее к прошлой, чрезмерной физической и, если честно говорить, то и в равной степени, моральной усталости.
        Ему было просто холодно. Роса, копившаяся на иглах сосны, приглянувшейся беглецу для ночлега, в этот предутренний час щедро разливала влагу. Наконец, обретя свою прежнюю жизнеспособность, он начал, чтобы согреться, делать энергичные движения: приседал, резко взмахивал руками...
        Все вокруг было мрачно и пусто. Лес в ночи угадывался громоздкой монолитной глыбой, которая, расходясь трещинами, издавала шорохи, вздохи, сопения. Изредка бархатная темнота вспыхивала резким щелканьем и треском, будто сквозь заросли колючего кустарника прорывался смертельно напуганный сохатый. Только непрестанно огарками небрежно брошенных сигарет, голубовато-красно-оранжевыми огоньками тлели под кустами в траве гнилушки.
        Выйдя из-под соснового шатра, капитан Шелест обратил внимание на пунцово-соломенный отсвет зарева в юго-западной стороне. Видевший войну в ее натуральном виде с самого начала, он до сих пор не мог забыть раннее утро двадцать второго июня, когда в один заход около сотни немецких бомбардировщиков уничтожили на земле все самолеты истребительного полка, в котором начинал службу на И-16. При отходе от Гродно на восток принимал участие в непрерывных схватках и затяжных боях в качестве солдата-пехотинца и видел, как полыхали деревни и села, гибли люди. Потому сразу же сообразил, что неподалеку горят избы какого-то населенного пункта. Чем пристальнее смотрел, тем больше и шире там пламенело, и ему даже стало казаться, что видит, как взлетают, стремясь уйти в высоту, в небо, рассыпчатые фонтаны малиново-желтых искр. Конечно, идти в ту сторону, где, по-видимому, занялись огнем крестьянские постройки, он не собирался. Еще с вечера готовился совершить бросок к линии фронта, загодя изучив добытую им карту и наметив кратчайший маршрут.
        Капитан Шелест трезво отдавал себе отчет о своем крайне опасном положении. "Один в поле не воин, будь у него хоть семь пядей во лбу и каким бы мужеством и смелостью наделен не был", - рассуждал он с солдатской прямотой. Его одежда могла вызвать подозрение у любого встречного. А самое главное было в том, что он не знал ни местного языка, ни немецкого. Даже встреча с каким-нибудь действующим советским партизанским отрядом не давала никакой надежды на скорую реабилитацию.
        Иногда капитану слышался далекий, как бы застывший в воздухе звериный крик. Тогда он весь превращался в слух и подолгу сдерживал дыхание. Но вокруг все по-прежнему оставалось безмолвным, лишь звезды теряли свою яркость, предчувствуя наступление утра, и холодновато, с извечной таинственностью смотрели на землю.
        Шелест оставил портфель полковника фон Гильфингера на месте своего ночлега, закрепил ремень на поясе с шестью магазинами в чехлах, взял кое-что из продуктов и рассовал их по карманам, за пазуху.
        Донесся далекий, неистовый, полный ужаса и страданий женский крик, в котором слышалась мольба о помощи. И это изменило намерения капитана. Он подавил колебания, резко развернулся и пошел в сторону, противоположную той, которую раньше наметил. Оружие держал наготове, когда раздалось несколько близких выстрелов, похожих на хлопки валка при стирке белья на реке. Затем услышал одинокую, не больше, чем в полдиска автоматную очередь. А потом все стихло.
        Неожиданно лес расступился, он оказался на опушке. Чуть дальше за низкорослыми деревьями виднелось что-то, подобное человеческому селению.
        Относились строения, разместившиеся по обе стороны длинной и широкой единственной улицы, к деревне или к хутору, определить сразу Шелест не мог. Они находились от него в сотне метров, обрушились и теперь тлели с неукротимыми живчиками огня темно-малиновым жаром. Ярко горели два подворья: крайнее от околицы и то, что стояло посередине. И тишина! Тишина погоста...
        Шелест долго оставался неподвижным, прислонившись плечом к стволу сосны. На востоке ширилась алая полоса зари.
        Над головой Шелеста с тонкой ветки березы, свечой устремившейся вверх, откуда ни возьмись, большая сорока. Словно в насмешку над его нерешительностью, она тут же опустилась на землю и громко застрекотала. Затем, перелетев на сосну, под которой он стоял, нахально, прыгая с ветки на ветку, устроила шумный концерт, сзывая подруг.
        Со стороны пожарища донесся истошный, тоскливый собачий вой.
        Шелест шевельнулся и, прячась в густо проросшем по опушке кустарнике, короткими перебежками добрался до одного из сгоревших домов по левой стороне улицы. Около погреба с крышей из толстого слоя земли он вновь застыл, разбираясь в непонятной ему обстановке. Перебрался на правую сторону. Улица тянулась с северо-запада на юго-запад. От погреба с несгоревшим, но пустым, без хозяев дома, попал во двор двухэтажного, построенного буквой "Г", кирпичного здания, обнесенного со стороны улицы и по бокам подворья фигурной, из литых чугунных фракций, изгородью. То ли помещичья, то ли общественная усадьба... Распахнутые двери, с битыми стеклами, изрубленные чем-то тяжелым и острым оконные рамы... Возле собачьих будок - две убитые дворняжки... В доме - шесть женских и детских, залитых кровью трупов. Обдуманное, чудовищное разорение...
        Шелест обошел несколько домов и дворов - то же самое: растелешенные трупы девчат, молодых женщин. И всюду - кровь, кровь... Словно подкрашенная ярко-красным пигментом патока, разлитая по полу, кроватям, подоконникам, забрызгавшая и стены.
        Шелесту стало совсем плохо. Опасность подстерегала его со всех сторон. И еще увидел он в следующем доме при рассеянном утреннем свете лежащие на полу крест-накрест, залитые кровью два трупа. Шагнув в комнату, он испуганно отшатнулся назад, едва не упав на спину: под ногами оказался трупик годовалого ребенка с напрочь отсеченной головкой. Шелест вышел в сени и заметил валявшийся на некрашеном полу плотничий топор, на широкое лезвие которого густо налипли человеческие волосы, склеенные кровью. Пол был испятнан светло-вишневыми каплями.
        Почувствовав какое-то странное недомогание, капитан выскочил из сеней и вошел в соседнюю избу. В первой же комнате с русской печью, на широкой лавке вдоль стены с окном, против которой стоял топорной работы обеденный стол, сейчас порушенный и представлявший собой крошево из деревянных обломков, со спутанными русыми волосами, покрывавшими их лица, лежали нагишом два юных девичьих тела.
        Шелест вздрогнул. Его, видавшего виды, вдруг стошнило, рот наполнился жгучей и горькой рвотной массой. Он выскочил из дома через вынесенную жестким ударом раму, через зияющую пустоту оконного проема в сторону огорода, лежащего рядом с опушкой леса.
        Утро уже наступило.
        Вставало золотистое чистое солнце, слизывая росные капли. А Шелеста бил озноб, принуждая дрожать его сильное мускулистое тело.
        Небольшая деревня в четыре десятка домов, в основном бревенчатых, крытых тесом либо красной черепицей, расположилась в красивой долине. Она была окружена сплошными лесными массивами, и только проселочная, идущая с северо-востока на юго-запад дорога, связывала ее с внешним миром.
        Нервный спазм сжал сердце Шелеста, когда через открытые настежь металлические, сработанные искусным мастером кузнечного дела, ворота он вошел в кирпичное одноэтажное здание деревни. Нельзя было понять его недавних хозяев. То ли молитвенный дом, то ли женский монастырь... На фронтоне виднелась христианская символика...
        Следы насилия, вандализма и уничтожения всего живого остались в небольших, некогда уютных, похожих на монашеские кельи, комнатах. Шелест смотрел на бесстыдно обнаженные, скорченные, оскверненные, лежащие внахлест друг на друге на полу, на развороченных кроватях, посиневшие девичьи тела и тихо, по-мужски, плакал.
        Только звук залетевшей пчелы вернул его в явь. Шелест, собираясь уходить, так и не понял: во имя чего и кому понадобилась эта жестокая кровавая драма? Кто исполнитель страшного преступления? Он шагнул к выходу, стремясь поскорее покинуть несчастную деревню и раствориться в лесу, а "шмайссер" держал в руках на боевом взводе, когда, миновав правый боковой коридор, вдруг услышал за спиной легкий шорох. Будто кто-то, крадучись, внезапно остановился, задев каким-то твердым предметом кирпичную стену. А может быть не это, а иная, внутренняя сила, настороженность, заставила его повернуться всем корпусом тела, перехватить левой рукой автомат, а правой с утроенной силой взять за запястье девочку-подростка с занесенным над его головой охотничьим топориком. Издав не по-детски хрипловатым голосом вопль неповиновения, девочка бросилась на своего противника с такой силой, что Шелест вынужден был выпустить оружие и болевым приемом завести правую руку противницы за спину. Оба глубоко и запальчиво дышали, разглядывая друг друга.
        Незнакомке можно было дать лет четырнадцать-пятнадцать - не больше. Явная гуцулка: суконная коричневая с вышивками безрукавка, под ней черная, с длинными рукавами хлопчатобумажная кофточка, вместо юбки - запаска из домотканой бордового цвета материи с тремя повторяющимися горизонтальными полосками - сиреневой, зеленой и желтой, на ногах - черного хрома легкие сапожки. Роста она была небольшого. Ее светло-русые, зачесанные назад волосы были собраны в пучок и умело, с опытом взрослой женщины, аккуратно повязаны тонкой розовой ленточкой. Со смазливого лица с полными губами невинно смотрели на Шелеста крупные васильковые глаза. Но ее одежда и обувь, окропленные и местами залитые кровью, вызывали отвращение и ужас. Даже гладко зачесанные назад волосы были усеяны мелкими красными точками. Она где-то уже, по-видимому, умылась, только наспех. От нее разило чесночным духом и перегаром самогона. Трудно, невероятно трудно было поверить в то, что этот птенчик, по сути только недавно вылетевший из гнезда, мог творить злодеяния, от которых в жилах стыла кровь.
        Шелест оттолкнул юную валькирию на середину комнаты и поднял с пола автомат.
        - Кто ты? - певуче спросила она Шелеста на западноукраинском диалекте. - Ты застрелишь меня? Нет, ты не посмеешь!..
        - Нет! Тебя, хотя ты и ребенок, нужно повесить.
        - Меня? Ах, ты москаль поганый! Да ты хоть знаешь, кто я?
        - Да! Ты преступница и убийца, тебя можно судить по закону и без закона...
        - Нет! Брешешь, москаль. Я сестра, родная сестра "лесных братьев"! У них длинные руки. А этих, - она кивнула головой в сторону распахнутого окна, - деревенских, я просто резала, выпуская их псиную кровь... - Девчонка кинула взгляд на лежащий рядом с Шелестом топорик и опустила правую руку в малый кармашек суконной безрукавки.
        Шелест отметил это спокойное движение девчоночьей руки, но подумать не успел, лишь подсознательно отвернул лицо в сторону. В то же самое мгновение рука ее, вернее, пальцы, собранные в жменю, покинули кармашек, и она резко бросила ему в глаза пыль нюхательного табака и опрометью кинулась к заманчивой цели - охотничьему топорику.
        В глазах Шелеста резко зажгло, защипало, вспыхнула жгучая, режущая боль, вызывая обильное выделение слез. Он пытался смотреть, однако не мог открыть ни один, ни другой глаз. Осознав, что значит для него ее прыжок, капитан, вспомнив, где лежит меченое кровью топорище, повернулся, касаясь пальцем спускового крючка автомата. Он простоял неподвижно несколько мгновений, чувствуя себя ослепшим, не имея возможности открыть глаза, а потом, превозмогая жжение, с трудом разлепил веки. Глаза все еще слезились. Но вот она - эта девчонка. Бог свидетель - кто бы хотел вынужденного исхода? Откинутая короткой автоматной очередью, она свернулась у стены в комочек, прижав, будто молясь, руки к груди.
        Шелест отвернулся и мутным взглядом пошарил вокруг себя, заметив в углу коридора оцинкованный бачок, укрытый сверху белой салфеткой. С надеждой подошел к нему: да, в нем находилась вода. Наскоро промыв глаза, почувствовав облегчение, он поспешно вышел из дома. Подойдя к воротам, тут же почти столкнулся с девушкой, за которой, возможно, охотилась сестра "лесных братьев". Не обращая никакого внимания на постороннего ей человека, она, что-то мурлыча, шла за околицу мертвой деревни. Не осознавая почему, Шелест последовал за ней и крикнул:
        - Постой! Погоди! Расскажи мне, что произошло в деревне.
        Не ответив, словно отгоняя мух и замахав руками, она остановилась. Девушка была красива. Густые роскошные каштановые волосы струились по ее покатым плечам. Нежное, белое с румянцем лицо. Взгляд светло-голубых непорочных глаз под темными тонкими бровями удивленно и искренне устремился на него. Она вдруг присела, будто делая книксен, отчего сквозь разодранный в клочья низ платья обнажились белые икры ее длинных босых ног. Это длилось какую-то секунду. Затем ее губы, пухлые и розовые, сморщились и вытолкнули непонятную фразу. Увидев в руках незнакомого мужчины автомат, дико закричала. Затем так же неожиданно умолкла. С ее губ потекла пенная струйка слюны...
        Гуцулка вытерла мокрые губы тыльной стороной ладони. Ее глаза уперлись взглядом в высокий каменный, беленный известковым раствором крест с распятием, прикрытый сверху широким деревянным козырьком. Она подошла ближе, дрогнувшей рукой провела по распятию, отошла, показала ему язык, при этом что-то забормотав, пошла...
        Девушка явно вела разговор со своей собственной тенью на смешанном западно-украинском и польском диалекте.
        С ранящей его сердце грустью Шелест понял, что, не выдержав страшного потрясения, такой редкой красоты дивчина потеряла в жизни все, что есть. Но он, ничем не мог ей помочь...
        Шелест быстро пересек дорогу, вошел в сосновую поросль на опушке леса и невольно обернулся. Девушка стояла на коленях у часовни с распятием Иисуса Христа, над головой которого жила тоненьким огоньком лампада, и неистово крестилась. Та ли это была, ушедшая при нем по дороге, а теперь внезапно вернувшаяся, девушка или другая, но ему страстно хотелось, чтобы ею была та - первая и стояла бы точно так же на коленях...
        Шелест перед долгой дорогой присел на широкий мшистый пень, перемотал портянки. Извлек оба браунинга, осмотрел их. Тот, что подарил ему не похожий на полицейского человек в деревеньке Васькины Дворики, укрепил за спиной, у позвоночника, трофейный же опустил в правый карман летного комбинезона.
        Днем идти лесом по азимуту не представляло трудности. Ноги мягко и бесшумно ступали на подстилку-кошму прошлогодней полупрелой листвы. Медно-бронзовые стволы высоких сосен, шершавая, с зелено-белесыми наплывами древесина елей, белые березы, синевато-матовые сосны, безропотно и как бы равнодушно шелестя листьями своих пышных крон, смотрели вслед жителю нездешних мест. Мягкие солнечные лучи, пробиваясь сквозь листву, пронизывали лес световыми дорожками, красновато-желтыми бликами мостили землю. В вышине голубело чистое небо.
        Споро шагавший капитан Шелест не сразу заметил справа от себя крохотную замшелую избушку, возле которой на лавочке у стены сидели двое бородатых, крепких на вид сорокалетних мужиков. Один из них - коренастый, светловолосый, с широким в кости лицом - мигнул тому, что сидел рядом с ним. Второй ростом был чуть пониже товарища, с узким и смуглым лицом. Оба, взяв в руки лежащие на коленях автоматы, поднялись и пошли наперерез идущему незнакомцу.
        - Определенно, чужак. Смотри, сумка у него справа болтается. Летный шлем за поясом. Летчик, что ли? - просипел черноволосый, отводя назад затвор автомата. - А, черт, у него же немецкий автомат на плече! - Воскликнул он и толкнул плечом светловолосого: - Резануть, что ли, под корешок?..
        - Погоди, дура! - остановил его напарник. - Чужак, топает, как у себя дома - не смотрит. А пуля што?..
        Из избушки вышел третий - высокий худощавый человек. Курчавые, огненно-рыжие волосы космами стекали к худым и узким плечам.
        - Смотри-ка, Опанас на божий свет вылез... Ну, скажу тебе, будет потеха, - оживляясь, произнес черноволосый.
        - Сейчас и шизофреник Микола на солнышко выползет, а потом опохмеляться пойдет, - почему-то шепотом произнес светловолосый.
        - А ну, стой, гром тебя разбей! Руки вверх, кому говорят! - резко, повелительно выкрикнул черноволосый.
        Режущий, холодный, как лезвие ножа, возглас застал Шелеста врасплох. Его правая рука успела лишь сдернуть с плеча автомат - и только.
        - Не трожь сбрую! - Светловолосый верзила схватил за ствол автомат Шелеста и бесцеремонно рванул на себя.
        Черноволосый, увидев автомат чужака в руках товарища, безбоязненно толкнул пришлого стволом своего. Подбежал на ногах-ходулях Опанас. Вышел на свет солнечный и Микола. Шурясь, он наблюдал милую ему картину разбоя. Ждал, когда автоматная очередь разорвет оцепеневшую тишину. Но так и не дождался, а услышал голос светловолосого:
        - Что, братец, бродишь по лесу? Не травку-муравку шукаешь?
        Откуда было знать Шелесту, что вопрос имел чисто смысловое значение пароля. В ответ же следовало произнести: шукаю, братец, шукаю, только не травку-муравку, а корень жизни, женьшенем зовется...
        - Я летчик! Сбит фашистами. Помогите до своих добраться...
        - Ах, значит, до своих? А мы тебе чужие, гамном пахнем... Ну-ка, Никон, - светловолосый моргнул товарищу, - врежь-ка москалю горячего. Я добавлю...
        Черноволосый бандит, названный Никоном, ткнул кулаком в лицо летчику.
        - Ах, ты сучий хвост! - потеряв над собой контроль, вспыхнул Шелест и, размахнувшись, отвесил резкий, сбивший Никона с ног, удар.
        - Микола! - взревел поросячьим визгом Никон, не ожидавший щедрой сдачи в скулы.
        Но и светловолосый, здоровый и быкоподобный Михайло, от резкого удара в солнечное сплетение, подогнув колени, рухнул на яркий ковер из трав и цветов солнечной лужайки. Не будь Опанаса... Этот, не теряя времени, резанул поверх головы Шелеста короткой автоматной очередью.
        Микола, прозванный шизофреником, притоптывая левой ногой и схватившись руками за живот, хохотал.
        - Если не хочешь говядиной оказаться, руки вытяни назад. Ну, так-то, коханый мой. Михайло! Возьми очурок. Свяжи резвому руки. Летун? Ну, что же, посмотрим, научим не только ползать, но и летать с петлей на шее. Никон! Обыщи! Да получше, чем баб хуторских щупал.
        Шелест больше всего опасался, что вдруг разденут догола, обнаружат пистолет. Никон прощупал его комбинезон, гимнастерку, пошарил за спиной, в записных книжках полковника фон Гильфингера, а, в основном, на продуктах: консервах, колбасе, сыре и двух плитках шоколада.
        - Откуда все это, милый? - улыбчиво поинтересовался Опанас, когда процедура обыска закончилась. - Немецкий хорошо знаешь? Проверим. Но не верю, что тебе в полет карту на немецком сунули. Карта-то штабная, секретная. Это ты что ж, в гостях уже побывал? Ну, да ладно, душа с тебя вон...
        Повели, толкнув прикладом автомата в спину, к лесной, с подслеповатым окном, избушке. Микола, небольшого роста, с сивой шевелюрой путаных-перепутаных волос на голове, напоминавшей по форме продолговатую дыню, с лицом аскета, дурашливо промычал ему вслед:
        - Прыгун, вертун, летун... Мэ-мэ-мггг... козел рогатый! - но не тронул и пальцем, только проводил его насмешливым взглядом пепельных глаз.
        Ввели в избушку. В ней было темновато, пахло самогонкой и потом. Посередине стоял грубо сколоченный стол, две, такой же работы, табуретки.
        - Летчик, говоришь? - повторил свой вопрос Опанас. - Верю! Не ты первый, не ты последний! Мы всех принимаем, но не все доходят до отчего дома. Все зависит от того, какую дорогу выбирает грешный... Планшет добрый! Карта, жратва. Где автомат добыл, стерва? Сапоги яловые, фабричные... Не расстраивайся по пустякам, сердяга, придет время - снимем...
        - Вижу, с бандитами дело имею, - спокойно произнес Шелест. - Вы меня и связанным боитесь... - Кивнул головой на Никона: - Смотрите, друг-то ваш по ремеслу бандитскому слепцом станет. - Внушительный темно-фиолетовый синяк разрастался у правого глаза Никона. - Поводырем Миколу определите. - Он непринужденно рассмеялся: - То-то будет пара!
        На желтоватом испитом лице Миколы заиграли желваки скул.
        - Ну, ты - герой аховый! - с угрозой процедил Михайло. - Полегче на поворотах, сволочь! Мы - "лесные братья"! С немцами боремся. Живота своего не жалеем. Баб, детишек своих оставили, хозяйство... Козел вонючий!
        - Где сбили? - показывая свои желтые от курева зубы, поинтересовался Опанас.
        - А там! - показал Шелест поворотом головы на запад.
        - Ну, ладно, коли там, - с усмешкой произнес Опанас. - А через Живичную, деревня так прозывается, случайно не проходил? Гуцулочка где-то наша пропала. Ушла с отрядом Демида и нет! Как в воду канула...
        "Так вот как называлась сожженная и растоптанная бандитами деревня, - горячей волной пронеслись в голове Шелеста печальные воспоминания. - Живичная. Господи, красиво-то как! Гуцулочка..."
        - Нет! Такая что-то не проходит в моей памяти.
        - Так что именно не проходит в твоей памяти, летун? Деревня или гуцулочка? Темнишь ты что-то, парень. Ты шагал с той стороны, в которой и стоит та деревня...
        - Гля, Опанас! Шнурок добрый, выдержит этого битюга, - прервал Опанаса Микола. - А какая береза, какой сук! Только благородным на ней и висеть... - По его тонким губам скатились капельки слюны.
        - Да обожди ты, чумовой! - скривил толстые губы Опанас. - Ты же боишься мертвяков-то.
        - Этого вначале ножичком пощекочу. - Микола вынул нож с длинным тонким лезвием, которым обычно колют свиней.
        Тревога мягко стала обволакивать сознание капитана Шелеста. - Вначале ему казалось, что меры, принятые к нему, временного характера. Убедившись в том, что он действительно является советским летчиком и сбит фашистским истребителем, а теперь пробирается к линии фронта, возвратят все его вещи и скажут: "С Богом, летун". И, как знатоки здешних мест, укажут вероятное и безопасное направление. Святая наивность! После схватки на поляне надежда испарилась: бандиты оставались бандитами. Теперь же нужно то ли хитростью, то ли показной покорностью освободить от веревок руки. Зажав волю в кулак, Шелест придал своему лицу безразличие и некоторую, как бы зависимую от обстоятельств, покладистость.
        - Марку держишь? - язвительно процедил Опанас, переглянувшись с Миколой и Михайлой. - Скажи, друг ситный, откуда у тебя эта штуковина? - Он положил на стол разряженный браунинг. - Понимаешь, хотел хорошему человеку подарить. Смотри! Морду-то не отворачивай... Жеребец, но не племенной. С правой стороны, в нижней части, на костяной рукоятке немецкие буквы "Пэ" и "Гэ" начертаны. Затерты, но если с головой, то разглядеть можно. В каком месте ты ухлопал хозяина этой стрелялки? Дареное не дарят, голова садовая!
        Молчишь? А может ты этого "ПэГэ" лично знаешь? Выкладывай! Стеснительный...
        - Не гадаю ваши думки, - пожимая плечами, ответил Шелест. - Эту игрушку подарил мне мой друг, штурман Павел Горячев, этак... год тому назад. Не проходит ваша криминальная версия, господин хороший.
        - Отдай ты его мне за-ради Христа, - загорячился снова Микола и закрутил в воздухе ножом. - Я его с оттягом, с печенкой и селезенкой...
        - Нет! Мы его в самогоне утопим, аккуратненько так, носом с ложечки поить будем, - захохотал Михаиле - Как же вы такого махонького на березу потянете? Нетушки, грыжу враз наживешь... мать моя хорошая!
        Удивительно, но угрозы одна другой хлеще со стороны бандитов как-то слабо действовали на напряженные нервы. Шелест догадывался, что с ним в конце концов может произойти. Но без посторонней помощи он не может изменить ситуацию. Вот если бы руки хоть на короткое время остались свободными. Только очень сложно расстегнуть комбинезон до пояса и протянуть руку за спину.
        - Ну и сволочи же вы, ваши благородия! - произнес он нарочито громко, беспечно и насмешливо. - Вас же, дьяволов, четверо. У каждого автомат. Этот ваш шизофреник Микола, кроме автомата, нож имеет, под ребро мне им покалывает, - пошел ва-банк Шелест. - Кончайте, что ли? Тошно мне на ваши рожи смотреть. Ни поговорить, ни посмеяться. Развязали бы мне руки, черти. Затекли. Безоружного боитесь?.. Мужики! Вояки! Ведь не побалуетесь со мной, мертвецом-то! Что зубы скалите, идиоты?!
        - Смотри, о чем запищал, - рванулся к нему с побелевшим аскетическим лицом Микола. - Да я тебя, недоносок... - Тонкое острое жало клинка в правой руке откинулось для удара.
        Опанас сумел перехватить руку Миколы и оттолкнуть того в сторону.
        - Мы с тобой по-хорошему, паскуда, - зло бросил он Шелесту. - Задавим же, как козявку. И с березой успеем... только теперь за ноги подвесим, чтобы хорошо просмотрел место, где лежать будешь. Никон! Полосни по веревке на руках этой гниды. А ты, Микола, не спускай с летуна глаз... Вначале язык вырвем, а потом - сердце. Только чуть-чуть попозже, ближе к вечеру. Может и гуцулочка объявится. Уж она о тебе позаботится.
        Где-то рядом с избушкой застучали о корни деревьев колеса телеги. Все четверо насторожились. Михайло взглянул в оконце и произнес:
        - Данила приехал. Кобылу к деревьям привязывает. Важный...
        - Сюда идет? - задал вопрос Опанас Михаиле.
        - Сив на край телеги, тебя, наверное, ждет.
        - Иду. Все оставайтесь на местах. - Закрыв за собой дырявую дверь, Опанас не спеша вышел из избушки.
        Через минуту послышались голоса: густой и сильный приезжего Данилы доносился чаще, чем Опанаса. О чем они вели речь, разобрать было трудно, но по отдельным долетающим фразам Шелесту все же удалось, домыслив остальное, восстановить примерную схему их разговора.
        - Как договаривались, свидетели уцелели?
        - Да. Четверо, мы как бы случайно забыли о них, бежали без оглядки.
        - Ваши ребята все были в нужной форме?
        - Не волнуйся. Разве на такое дело можно без нее!
        - Отлично! Сегодня вы должны провести операцию в другом месте и в другой форме, чем в Живичной. Кстати, ты гуцулочку не встречал? Она же за вами увязалась.
        - Нет! Вначале бачив, затем свои дела. А она гарна дивчина. Ты у Демида про нее справся.
        - Хорошо. Сегодня к Станичке поближе село. Понял?
        - Уяснил. Но считаю, после такой работы - ребят на отдых, курорт им нужен. Опасаюсь, как бы германцы, увидев такое, не задали нам по пятое число.
        - Хорошо... А об немцах пустое думаешь. Им то, что мы делаем, только на руку. Продумай основательно. Голова должна быть ясной, действия стремительны и точны. Осечки - ни, ни, ни.
        - Послушай, Данила, - голос Опанаса. - У меня находится пленный советский летчик. Это его легенда. По существу, кто он такой, не знаю. Дерется отчаянно. Что ни на есть - башибузук.
        Небольшая пауза. Затем густой голос приехавшего Данилы:
        - Рекомендаций не даю. У тебя, как я знаю, голова - Дом Советов. Решай! Но если обуза - в собачий ящик. А просветится что-нибудь дельное, попробуй в деле. Это же будет сенсация: советский летчик в войске батьки Кныша. Есть о чем подумать. Дерзай, Опанас! С Богом!
        Шелесту все стало ясно: и то, почему медлится с ним расправа, и то, что готовится новое злодеяние - провокация с целью вовлечь украинские и польские поселения в междоусобную бойню.
        Вошел Опанас и как будто впервые увидел, что запястья рук от веревочных пут не освобождены. Гневно посмотрел на Никона.
        - Никон! Сам знаешь, что дважды повторять одно и то же не в моих правилах. Понял?
        - Неровен час... - начал было Никон, но, посмотрев в лицо Опанаса, вмиг замолчал, вынимая из ножен на поясе финский нож.
        По зачугуневшим кистям рук Шелеста прошла нервная судорога, легкая боль с расползающимися мурашками и вместе с ними щекотность.
        - Как твоя настоящая фамилия? Имя? Кто ты на самом деле? - с расстановкой начал свою обработку пленника Опанас. - От того, что ты скажешь и как поведешь себя, зависит твоя жизнь. Дальше цацкаться с тобой не намерен. Своим присутствием связываешь нам руки. Понял?
        - О профессии было уже сказано. Зовут Анатолием. Фамилия - Шелест. Сбит мессером в ночном небе над границей Польши и Западной Украины. Тянул, сколько мог, на восток - к линии фронта. Экипаж весь остался в горящем, летящем вниз к земле самолете. Вот и все, - улыбнулся он обезоруживающей улыбкой.
        - Артист! - с какой-то укоризной, скрывающей его истинное мнение, покачал головой Михайло, видимо, вовлеченный Опанасом в игру каким-то условным знаком. - До сих пор ноет, - поглаживая место солнечного сплетения, он деланно сморщился. - Боксер?
        - Любитель-самоучка. За девок порой дрался, - усмехнулся Шелест.
        Микола обдал Шелеста испепеляющим взглядом - горячей волной ненависти и неверия. Промычал сквозь зубы что-то яростное и непонятное.
        - Хорошо. Отбросим все, что стоит между летуном и нами, - миролюбиво проговорил Опанас.
        - Раскройте мне ваши карты, - твердо проговорил Шелест. - Что вы задумали и какая роль мне отводится? Но с условием: после грязного или чистого дела вы, Опанас, отпускаете меня на все четыре стороны.
        - Не верю я этому козлу. Замыслил что-то пакостное. Ему только оружие в руки дай, покажет сподтишка, где раки зимуют...
        - А что, ребята? По-иному, на мой взгляд, и не выскажешься. Объясним все вечером, перед работой. Однако ты ни единым словом не обмолвился, что входишь в наше братство. Устав в нем писан кровью. Ну, да ладно уж, после, по-братски, оформим, отпразднуем твое посвящение в рыцари леса - и кати себе с Богом. Судьба твоя, считай, в добром смысле решена, - серьезно и безапелляционно произнес Опанас, покачиваясь своей нелепой фигурой. - Ну, а пока возьми, - бросил он на лавку летный шлем, кожаный планшет с трофейной картой и записными книжками, содержание которых понять бандитам было не по силам. - Это только начало. И збрую возьми. - Он протянул Шелесту дубовую дубину с налобком.
        - Гасило доброе - сила, - заговорщически подмигнул Шелесту Никон.
        Чувствуя успокаивающую тяжесть пистолета, засунутого сзади за брючный ремень, Шелест озорно моргнул Никону.
        - Поснедаем - да и в путь надо собираться. Здесь недалече. Продукты твои, летун, прикончим совместно. На дорогу своим снабдим. Шоколад твой детишкам отправлю. Не гневись, - спокойным деловым тоном сказал Опанас, словно нечаянно толкнув Никона локтем.
        Это движение хозяина не укрылось от внимания Шелеста.
        - И все же? - настойчиво спросил Михайло.
        - Словно банный лист, липучка ты, Михайло. Домик лесника. Километров шесть-семь уберется. На юго-запад. Смекаешь? Часа два ходу...
        - А, знаю. Были однажды, - вгрызаясь в кусок свежесваренной телятины, просипел Никон. - Там же для ночевки, от домишка лесника в метрах тридцати в глубь леса, омшанник классный. Как не знать...
        - Память у тебя, Никон, наполеоновская... - вновь хитро ухмыльнулся Опанас.
        Солнце заметно клонилось к вечеру, когда "лесные братья" в полном составе отправились в путь. У домика лесника их должны были ожидать две подводы, запряженные парами свежих сильных лошадей, с самогоном, продуктами и еще кое с чем.
        Шелест шагал между Опанасом и Никоном, чувствуя опеку идущих след в след Михаилы с Миколой и ждал момента. Прохладный ствол браунинга, при движении как бы массируя тело, касался копчика, повышая его оптимистическое настроение, укреплял надежду, увеличивал шансы на освобождение.
        Глава седьмая
        Четыре тяжелых мотоцикла с гитлеровцами, ровно рокоча двигателями, подпрыгивая на неровностях местности, стремительно приближались к роковой черте. Пулеметы на колясках и сидящие за ними люди в какое-то мгновение могли прибить к земле свинцовым градом все живое, что находилось за условной границей поляны, покрытой нешироким поясом из колючего шиповника и терна.
        В свою очередь, внезапный огонь в упор из засады поглотил бы экипажи мотоциклов, превратив их в пылающие факелы.
        За плечами Черемушкина будто оглушительно лязгнул металлом затвор автомата. Он скосил глаза. Коврова лежала рядом с ним, и ствол ее автомата смотрел в сторону приближающихся на мотоциклах к поясу зарослей полевых жандармов. Давид Юрский, Аркадий Цветохин и Сергей Антонов находились справа. А Игорь Мудрый, как был, так и остался, не нарушая маскировки, в своем гнезде, среди густых ветвей сосны. Ему отлично с высоты все было видно и очень удобно наверняка, выбирая цель, вести опустошительный огонь. Но он ждал команды командира на открытие огня. Напряжение достигло высшей точки и могло сравниться только с зажженным бикфордовым шнуром, внутри которого бурно горел пороховой прут, от секунды к секунде достигающий пучком огня детонатора минного заряда.
        Капитан Черемушкин отложил автомат, поднял лежавшую рядом с ним гранату Ф-1. С таким же хладнокровием поступили Юрский и Цветохин. Правые руки разведчиков напряглись, пальцы левых, захватив кольца предохранителей, готовы были вырвать боевую чеку. Даже пленный штандартенфюрер СС Ганс Ганке уткнулся лицом в землю, понимая, что одно его движение, любая попытка обратить внимание мотоциклистов закончится одним - уходом в мир иной.
        И вдруг мотоциклисты как бы сделали резкий пируэт: свернули влево уступом, увеличивая скорость. Обогнув березовую рощу, оставляя в воздухе запахи бензинового чада, жандармы тут же скрылись за чертой дальнего перелеска.
        Черемушкин приподнял от земли зачугуневшее, собранное в единый комок тело. Его рука, опустившая рядом с собой гранату, заметно дрожала. Коврова молча положила свою горячую ладонь на его руку... Их глаза на мгновение встретились...
        Со стоянки снялись на полчаса позже назначенного времени: задержало то, что только что произошло. Теперь же, учитывая каждую минуту, Черемушкин спешил довести разведгруппу к месту намеченной встречи с Касаткиным и Сабуровым - к западной окраине лепного озера Голубые Васильки, расположенного в квадрате "двадцать четыре".
        Неся свою долю груза, справедливо разделенного между всеми участниками рейда, Ганс Ганке за очень короткий срок пребывания в качестве военнопленного проникся, с трудом признаваясь себе, уважением к каждому разведчику. Нет! Это не было абсурдом. Он знал немало немецких войсковых разведчиков, обладающих твердой волей и бесстрашием. Но, в основном, подобные подразделения строились лишь на принципах строжайшей дисциплины, бездумного, неосознанного повиновения младшего старшему. Здесь же с высоты своего звания штандартенфюрер СС улавливал для себя что-то не совсем обычное в отношениях между людьми. Русская разведгруппа в его понимании представляла собой отлаженный, с многократным запасом прочности механизм, который даже при выходе из строя некоторых деталей все равно продолжал бы работать в заданном режиме. Странно, конечно, прозвучало бы это его признание вслух, но это было так, и иначе строить свои умозаключения он считал отступлением от истины. По своей природе Ганке не был трусом, но постепенно стал одним из тех, кто, несмотря на свое прямое отношение к службе СС, назвал войну на Востоке
проигранной...
        Как ни спешил Черемушкин, наверстывая упущенное время, он привел своих спутников к назначенной точке с часовым опозданием.
        Остановились в густом, но мелкорослом ельнике. До узкой горловины между берегом озера и западной стороной лесного массива оставалось еще не менее двухсот метров. Стояла удивительная тишина. С одиноко растущего раскидистого дуба в бинокль была заметна на фоне местности каждая деталь. Прямо впереди виднелось озеро. В роскошной раме высокого зеленого камыша и куги оно безмятежно дремало в тишине и покое. Ничто не напоминало о том, что где-то здесь, поблизости, могли находиться люди. Кого бы занесло в эту глушь?..
        Черемушкин озабоченно бросил взгляд на часы: шестнадцать ноль шесть. Беспокойство росло вместе с движением минутной стрелки. И вдруг совсем рядом послышался призывный голос кукушки. Досчитав до десяти кукушечьих вздохов, Черемушкин с повеселевшими глазами произнес:
        - Это свои, ребята!
        - Точно, Сабуров. Молодец, старик! - несказанно обрадовался ефрейтор Цветохин. Несмотря на разницу лет - Сабурову было двадцать девять, а Цветохину шел только двадцатый, - они были друзьями, водой не разольешь.
        - Аркаша, давай ответную трель соловьиную! - приказал мягко Черемушкин.
        В лесу, как бы радуясь солнцу, бездонному голубому небу, увлеченно засвистал соловей.
        С противоположной стороны донеслись ответные стенания кукушки.
        Минут через пять показалась широкоплечая фигура старшего сержанта Касаткина. За ним слегка раскачивающейся походкой следовал Глеб Сабуров. Невесть сколько времени прошло с тех пор, как расстались, а стали обниматься друг с другом, словно вечность прошла.
        - Место очень красивое, - стал делиться своими впечатлениями Касаткин. - Домик лесника и по сей момент действительно существует. И в нем и вокруг ничего не порушено. Настораживает множество следов: имеются и старые и новые, только что появившиеся: от сапог, автомобильных и мотоциклетных колес. Видимо, домик под контролем и туда время от времени наведываются гости. От домика лесника, в метрах двухстах к востоку, - обнесенное жердевой оградой, хорошо сохранившееся строение, в котором почти до потолка навалом складировано сено. Отличное место для отдыха. Подходы к нему просматриваются со всех сторон. К тому же, незаметно подойти к нему невозможно и по другой причине: вокруг, как по заказу, разбросан ранее прошедшей бурей сушняк. Лес очень густой, и в тех местах, о которых докладываю, следы человека не отмечены. Нами осмотрены, неподалеку от риги, будем так говорить, две поляны. Одна из них, метрах в ста от риги в восточном направлении, вполне пригодна для посадки самолетов - от ПО-2 до ЛИ-2 и однотипных транспортников. Там чудеса, там леший бродит, - улыбнулся Касаткин и, не сворачивая своей карты,
вопросительно посмотрел на Черемушкина.
        Командир мигнул глазами, одобряя результаты предварительной разведки.
        - Товарищ капитан, - вполголоса произнес Касаткин, повернувшись спиной к смотревшему на него во все глаза Ганса Ганке. - Нашего гостя по всем признакам усиленно разыскивают. Убежден. Наблюдения и нюх мой подсказывают, что не ошибаюсь.
        - Избытка в том, о чем говоришь, нет. Я вполне с тобой согласен, Михаил. Мне интересно знать, не обнаружил ли ты на своем пути рыскающих по лесу солдат полевой жандармерии?
        - Да. Одна неконтактная встреча.
        - Количество экипажей?
        - Десять, - уверенно ответил старший сержант.
        - Ты не ошибся в счете, Миша?
        - Сабуров может подтвердить.
        - Что скажешь, Глеб?
        - Старший сержант прав, товарищ гвардии капитан. Число экипажей - десять. Гитлеровцев - тридцать. Десять пулеметов МГ-34. На каждой люльке по одному. Да прибавьте ко всему - тридцать автоматов. Три овчарки серой масти. Что вы на это скажете? Наша группа против них - горсть семечек: либо сразу пощелкать, либо пару для забавы оставить. Это если в открытом бою...
        "Убедительно и понятно... Но почему десять, а не четыре? Логично деление по пять экипажей в одной группе, - размышлял про себя Черемушкин. - Отчего же четыре?.. Хотя, постой! Четверка мотоциклов отделилась от березовой рощи и ринулась словно в психическую атаку на заросли терна и шиповника. Затем так же неожиданно, не обстреляв преграду, вышла из зоны контакта с нами и направилась к месту, откуда появилась. Значит... Значит, пятый экипаж находился в роще, замаскировавшись в кустах, и, естественно, внимательнейшим образом следил, вел наблюдение за заинтересовавшим их участком местности. Другими словами, вызывал на явную провокацию тех, кто, возможно, находился за защитным зеленым поясом. И если бы те, не выдержав напряжения, обнаружили себя, то вызвал бы по радио рыскающую рядом вторую пятерку. Задумано хитро. Значит, десять. Считай, с пятью мы уже встретились".
        Думая так, Черемушкин решил сейчас же выйти в эфир. Запеленговать-то их запеленгуют, но схватить, зажать разведгруппу не сумеют. Она будет уже далеко, в движении. На новом же месте затаится, ляжет "на дно".
        Коврова повернула тумблер. Медленно, как бы вспухая, стал наливаться зеленым огнем индикатор настройки. Она пошаманила с настройкой радиостанции, повернула голову в сторону командира группы:
        - Готова к передаче информации, товарищ гвардии капитан.
        - Хорошо! Времени у нас - ровно пять минут.
        - "Беркут"! "Беркут"!.. Я - "Пегас"... Я - "Пегас"... "Беркут", отвечайте. Я - "Пегас". "Беркут"! Я - "Пегас"... "Пегас"...
        - Я - "Беркут", перехожу на прием...
        - "Пегас"... "Пегас"... Я - "Гранит"... Я - "Гранит", перехожу на прием...
        - Господи, прости меня за сентиментальность! - прошептала Коврова, чувствуя, как щекочет ресницы робкая слезинка.
        - "Беркут"! "Гранит"! Слушайте меня внимательно. Я - "Пегас", перехожу к передаче информации...
        Коврова, работая на слух, быстро посылала в эфир цифровые значения. А эфир, как бы застыл, был спокоен и невозмутим. Это ее, как опытную радистку, насторожило и даже встревожило. И только потом, много позже, стало понятно почему...
        Коврова выключила рацию, вздохнула:
        - Передано все, до единого слова. В аппаратной по стечению обстоятельств присутствовал генерал Валентинов. Очень заинтересован пленным Гансом Ганке. Передал всем, всем привет и пожелания действовать только так: тихо и бесшумно... А сам вроде бы погрозил кому-то из нас пальцем. Это мне радист "Беркута" по секрету сообщил. Самолет ПО-2 санитарного исполнения появится в юго-западной точке квадрата "двадцать пять" в три ноль-ноль утра. Сигнал для посадки принят "Беркутом" и уточнен. Костры: по одному в начале и в конце пробега и по одному - справа и слева по сторонам взлетно-посадочной полосы. Все. На душе как-то муторно, неспокойно, Женя. Сейчас же сворачиваемся и уходим. Радиосеанс продолжался семь минут.
        - Я знаю. Только уточню: семь минут сорок шесть секунд. Учти на будущее. Касаткин! Снимай всех и трогаем...
        Цепочкой миновали узкую горловину между озером Голубые Васильки и западной опушкой леса. Чуток прошли дальше. Достигли подошвы небольшой, похожей на седло для всадника, безымянной высоты. И тут услышали выхлопы мотоциклетных моторов. Еще две-три минуты промедления - и они будут настигнуты, перебиты из пулеметов. Но недаром же Касаткин и Сабуров проделали двойной путь до домика лесника и обратно, до места встречи!
        Круто свернули к балочке. Только рассредоточились, как первый мотоцикл вынесся по бездорожью справа, миновал горловину, приостановился, дожидаясь остальных. И вот уже, уступом влево, мотоциклы с полевыми жандармами стали приближаться к безымянной высотке.
        Экипажей насчитали пять. В двух колясках рядом с пулеметчиками высовывались головы овчарок темно-серой масти, нервно прядающих ушами. Те ли это были экипажи гитлеровцев, что уже встречались им, или другие, определить было невозможно. Да суть ли в том была... Важно, чтобы они пронеслись и исчезли с их горизонта.
        Но так, как предполагал Черемушкин, не вышло. Произошло то, чего он больше всего остерегался.
        Едва экипаж первого мотоцикла поравнялся с овражком, из коляски, вырвав из рук пулеметчика, он же являлся и кинологом, поводок, птицей выпорхнула овчарка. Перевернувшись в воздухе, в чисто цирковом прыжке, собака приземлилась на все четыре лапы и метнулась к полоске кустарника. Мотоциклист был вынужден резко нажать на тормоз. В него тут же, по инерции, врезался второй и перевернулся. Брызнул из деформированного бака, давшего трещину, бензин, попадая на выхлопные трубы. Пламя - и взрыв. Остальные были вынуждены объезжать внезапно возникшее, препятствие, выстраиваясь, как по ранжиру, и не понимая, что же на самом деле происходит у овражка. Затем сообразили, но было уже поздно.
        Овчарка, не дотянув до цели несколько метров, была остановлена автоматной очередью. Восемь стволов ударили из засады по сгрудившимся машинам, пробивая бензобаки и буквально сметая людей. В ту же сторону полетели ручные гранаты. Мотоциклы вместе с убитыми и ранеными солдатами полевой жандармерии охватывало яростное рыже-дегтярное пламя. Огненный автоматный смерч бушевал около минуты. Восемь против пятнадцати.
        Шла война. Она уносила с собой и пожилых, и юных...
        Это была та самая группа охотников, которую впервые увидел Черемушкин...
        Выходя со всеми разведчиками из овражка, штандартенфюрер Ганс Ганке отвернулся от печального зрелища и случайно бросил взгляд на Коврову: глаза женщины выражали скорбь, и ему казалось, что она вот-вот заплачет по людям, которых совершенно не знала и которые пришли на ее родную землю с оружием в руках сеять смерть и разрушения.
        Законы войны незыблемы. Разгром патрульного отряда службы полевой жандармерии следовало рассматривать только как результат ошибки его командира. Немецкие радиостанции и их спецслужбы, обнаружив в эфире чужую радиопередачу на шифровом материале, без труда, конечно же, запеленговали и передали ее координаты всем своим, находившимся в поиске русской разведгруппы, подразделениям. Координаты указывали место нахождения радиостанции в створе высоты Безымянной и озера Голубые Васильки. Определив местность лишь по карте, не выяснив обстановки, командир отряда с включенной на прием рацией ринулся вперед...
        И так, имея многократное превосходство в огневой силе и людях, моторизованный отряд оказался в стальном капкане.
        - От нас теперь немцы не отвяжутся, Евгений, - поравнявшись с Черемушкиным, сказала Наташа. - Это не пройдет для нас безнаказанным. Немцы примут все меры.
        - Не говори, Наташа, гоп... А вообще, кто кого хитрее, находчивее окажется, как кому повезет... Превосходство в силе, сама была свидетельницей...
        - Раз на раз не приходится, Евгений.
        - До леса, где мы можем укрыться, пятнадцать минут хорошего броска. Посмотри, зовет он нас под свою сень. А дорога до домика лесника в нашем направлении - черт ногу сломит. Это по карте. В действительности, - он пожал плечами, - может, все иначе обстоит?.. Скажи мне, что это такое: "Верблюд без шеи, без ног, за холмы идет?" - Черемушкин лукаво посмотрел на свою подругу.
        Скоротечный бой еще не снял с них напряжения, но Наташа улыбнулась:
        - Это из тибетского фольклора. И ответ на твою загадку: дорога.
        - Верно. Тибетцы еще говорят: челюсти, жевавшие луговую траву, будут лежать белыми костями, а луговая трава все так же будет зеленеть. Не робь, Натаха. Это про нас с тобой и наших парней. Мне очень жаль, что так все произошло. Но у нас, собственно, выхода не было. В ином же случае, если бы чуть промедлили, - наши кости наверняка валялись бы в овражке. Вот так-то!
        - Но немцы могут по нашему следу пустить собак... Как та овчарка: учуяла, видимо, нас, ветер-то со стороны овражка дул. А может, кого-либо из нас заметила: что зрение у них, что нюх...
        - В общем, как говорят, собачий нюх, - усмехнулся Черемушкин. - Думаю, что она своим рывком обескуражила первого мотоциклиста. Им-то и управлял, как мне кажется, командир этой пятерки охотников. Резко нажал на тормоза - и получилась настоящая чехарда.
        Не дойдя до домика лесника, разведчики остановились. Не изучив дорогу, переходить ее не решились, а вновь послали вперед Касаткина с Сабуровым. Несколько минут подождали, пока по лесу не разнесся троекратный крик кукушки.
        Место оказалось не только красивым, но и безопасным - незамеченным здесь никто появиться не сможет. Обзор нашли великолепным - на все четыре стороны. Да и разбросанный повсюду сушняк то и дело, несмотря на старания не задевать его, трещал под ногами разведчиков.
        Уже светало, когда подготовили костры для взлетно-посадочной полосы, как и договорились с "Беркутом" и "Гранитом". Касаткин и Сабуров укрылись в метрах семидесяти от домика лесника. Давид Юрский неотрывно следил на Гансом Ганке. Аркадий Цветохин и Коврова занялись хозяйством: готовили обед и ужин. Наташа обещала даже угостить горячим кофе.
        Черемушкин решил еще раз вызвать Ганке на откровенный разговор.
        - Полковник, - обратился он к нему, выполняя свое обещание говорить только на русском, - вы военный с немалым стажем и понимаете, что наша разведка только начинает выполнять задание. Попытайтесь быть несколько более откровенным...
        - Товарищ командир, - обратился внезапно к Черемушкину Глеб Сабуров.
        - Что еще произошло? - отойдя в сторону, спросил командир младшего сержанта.
        - Новое явление Христа на водах, - заинтриговано усмехнулся Сабуров. - Старший сержант Касаткин срочно прислал меня, чтобы мы с вами скрытно подошли к точке нашего "секрета".
        - Конкретнее можно?
        - У домика лесника появилась живописная группа неизвестных людей в количестве пяти человек. Ну, скажу вам, товарищ капитан, банда батьки Кныша. По-иному не скажешь. Среди них, так показалось нам со старшим сержантом Касаткиным, находится человек в советской летной форме. Кто он в действительности такой? Правда, на правом плече у него суковатая с набалдашником палица. Ну, прямо Василий Буслай. Раньше, в средневековье, этакую палицу называли гасилом. Гасили жизнь раненых на поле боя. Старший между ними мужик длинноногий - "дядя, подай горобчика", настоящий питекантроп...
        - Откуда тебе известно такое занятное, мудреное слово - питекантроп? - поинтересовался Черемушкин. - Ты, как я знаю, из племени колхозников? Только не сочти за обиду...
        - Да, так. Просматривал когда-то энциклопедию. Была такая у старшего брата, доцента агрономии.
        Время клонилось к той поре, когда солнце, зайдя за черту горизонта, оставляет за собой серовато-сиреневый свет, постепенно переходящий в густые сумерки. Черемушкин с Сабуровым достигли места сплошного бурелома. Поваленные деревья создали что-то вроде блиндажа в несколько накатов. Впереди на обширной, в форме квадрата поляне отчетливо, как на ладони, виднелся домик лесника.
        - Туда зашли пятеро мужчин, - информировал командира Касаткин. - Перед вашим приходом все они были во дворе и о чем-то оживленно говорили, жестикулируя. Затем один из них дал корм лошадям и пошел за остальными в дом. Летчик был в синем летном комбинезоне, с офицерским планшетом на левом боку и шлемом, засунутым впереди за пояс. Мне показалось, что его опекал какой-то дерганый, небольшого роста мужичонка с немецким автоматом "шмайссер". Вот, видите, - парная телега и две сытые гнедые лошади.
        - Думаю, что в драчку ввязываться пока не стоит. Итак густо наследили. Понаблюдаем...
        - А если, действительно, наш человек? Вы же как-то рассказывали, как сбили ЛИ-2, на котором вашу группу забрасывали в глубокий немецкий тыл.
        - Тут такое дело... - начал было Черемушкин и осекся.
        В домике лесника, едва слышимые, раздались четыре пистолетных выстрела. Затем, спустя доли минуты, - еще один. И вслед за ним - шестой. Наступила напряженная тишина. Казалось, вот-вот - и она разорвется дробью автоматных очередей. Все трое, несмотря на значительное расстояние от пункта наблюдения, бросились к открытой настежь двери домика лесника.
        Глава восьмая
        "КОМАНДУЮЩЕМУ АРМЕЙСКОЙ ГРУППОЙ ВОЙСК ПОД КОДОВЫМ НАЗВАНИЕМ "ФЕНИКС" ГРУППЕНФЮРЕРУ СС ВЕЛЛЕРУ. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. СТАВЛЮ ВАС В ИЗВЕСТНОСТЬ О ТОМ ЧТО ТЩАТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКОЙ ФАКТЫ ПРОТИВОСТОЯНИЯ И САБОТАЖА СО СТОРОНЫ ШТАБА И ЛИЧНОГО СОСТАВА ПЕХОТНОЙ БРИГАДЫ РОА ПОЛКОВНИКА ЛУКИНА НЕ ПОДТВЕРДИЛИСЬ. НЕДОВОЛЬСТВО, ИМЕВШЕЕ МЕСТО, ВОЗНИКЛО В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕПРАВИЛЬНОЙ ОЦЕНКИ ЗНАЧЕНИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ГЕНЕРАЛА ВЛАСОВА
        СО СТОРОНЫ НЕКОТОРЫХ ИЗВЕСТНЫХ ВАМ ЛИЦ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ГЕРМАНСКИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ. ВОПРОС АССОЦИИРУЕТСЯ В АСПЕКТЕ МАТЕРИАЛЬНОГО И БОЕВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ С ПОЛЕВЫМИ АРМИЯМИ РЕЙХА. ВЧЕРА В ДВАДЦАТЬ ОДИН ЧАС, ПО НЕИЗВЕСТНЫМ ПРИЧИНАМ КОМАНДИР ПЕХОТНОЙ БРИГАДЫ ГАРНИЗОНА "ФЕНИКС" ПОЛКОВНИК ЛУКИН ПОКОНЧИЛ ЖИЗНЬ САМОУБИЙСТВОМ. ПО ПРИЧИНАМ ЭТОГО ПРИСКОРБНОГО СЛУЧАЯ ВЕДЕТСЯ СЛЕДСТВИЕ ОРГАНАМИ ГЕСТАПО. КОМАНДОВАНИЕ БРИГАДОЙ ПРИНЯЛ ПОЛКОВНИК СИНЕГУБ. ПРИКАЗ О ЕГО НАЗНАЧЕНИИ ПОДПИСАН КОМАНДУЮЩИМ РОА ГЕНЕРАЛОМ ВЛАСОВЫМ. СЕГОДНЯ ПОЛУЧЕНА ДИРЕКТИВА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА РЕЙХА, ПОДПИСАННАЯ ГИТЛЕРОМ, ОБ УРАВНИВАНИИ ЛИЧНОГО СОСТАВА РОА СО СТАТУСОМ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ГЕРМАНСКОЙ АРМИИ. В ДОКУМЕНТЕ КАНЦЕЛЯРИИ РЕЙХСФЮРЕРА СС ГЕНРИХА ГИММЛЕРА ДАНЫ РАЗЪЯСНЕНИЯ ПО ПОВОДУ УСЛОВИЙ СОДЕРЖАНИЯ РУССКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ, О РЕЗКОМ СОКРАЩЕНИИ ПРОТИВ НИХ РАЗНОГО РОДА РЕПРЕССИЙ.
        НАЧАЛЬНИК ГЕСТАПО ОУР ВОЙСК "ФЕНИКС" ОБЕРШТУРМБАНФЮРЕР СС КРЮГЕР".
        ...В начале текущей недели оберштурмбанфюрер СС Крюгер в сопровождении небольшой свиты своих сотрудников посетил один из полков бригады полковника Лукина. Начальнику гестапо хотелось уличить штаб бригады в преднамеренном злостном саботаже, ошельмовать ее командира и этим, не совсем чистоплотным усердием, поднять свой авторитет. Но при осмотре боевой техники он, в прошлом командир танкового батальона дивизии СС "Мертвая голова", не без досады констатировал, что теневые тенденции возникли не беспочвенно. Арсенал полков бригады представлял пеструю смесь боевого и материального обеспечения: устаревшие танки Т-2, а Т-3 - всего шесть машин на бригаду. Артиллерийский парк почти полностью состоял из смешанных систем. Здесь имелись восьмидесятипятимиллиметровые пушки немецкого образца, русские полковые стодвадцатимиллиметровые орудия, румынские стволы... "Каждой твари по паре", - как высказался по этому поводу позже сам командир бригады полковник Лукин. Особенно, Крюгера удивил факт почти полного отсутствия зенитной и противотанковой артиллерии. Он также вынужден был отметить, что личный состав по качеству
оставлял желать лучшего: пятьдесят - шестьдесят процентов - солдаты старшего и среднего возрастов, хотя и выглядели они молодо. Крюгер подавил в себе последний остаток предвзятости, когда ему подали сводку потерь личного состава за две недели боев до отвода бригады на переформировку: по вышеуказанным причинам они составляли солидную цифру - пятьдесят семь процентов. Крюгер в философском раздумье покачал головой и решил доложить начальству о существе положения в пехотной бригаде, воспылав благородными устремлениями.
        Командира бригады Крюгер застал перед самым отъездом в ближайший полк. Это был человек выше среднего роста, лет около пятидесяти. Широколицый, средней полноты, с круглой, до блеска бритой головой. Лицо приятное, с густой щеточкой светлых усов, которые не портили несколько разбросанных по щекам рябинок, а светло-коричневые глаза из-под нависших бровей смотрели на собеседника лукаво, чуть насмешливо. Одет он был в офицерский китель старого, первой мировой войны образца, в галифе и яловых сапогах. На голове - с коротким козырьком армейская фуражка с кокардой, а на груди - две боевые награды: кресты Святого Георгия с мечами. Он посмотрел на прибывших ничего не выражающим взглядом и приложил крупные пальцы правой руки к козырьку фуражки:
        - Командир бригады полковник Лукин. Честь имею, господа.
        - Хайль Гитлер, - в четыре глотки рявкнули прибывшие.
        - Хайль! - в тон выкрикнул Лукин, вскидывая руку вверх. - Герр оберштурмбанфюрер! Думаю, не ради любопытства вы и ваши люди прибыли в бригаду? Повремените. Начальник штаба и его работники...
        - Не беспокойтесь, полковник. Мы уже, с вашего разрешения, побывали в одном из полков вашей бригады и теперь, мне кажется, вполне будет достаточно нашей с вами беседы. Скажите, во имя чего вы, не молодой уже человек, идете и ведете за собой на верную смерть своих подчиненных? За какие идеалы? Простите, но я лично не верю, что вы деретесь бок о бок с немецким солдатом за победу Германии.
        - Откровенно. Пожалуйста! Большевизм - главный враг не только наш, но и вашего Рейха, герр оберштурмбанфюрер. Ради уничтожения его мы и не щадим живота своего. Вы, и такие, как вы, недалекие, ограниченные умом люди позволили разрастись гидре коммунизма...
        - Вы в глубоком заблуждении, полковник! Мы пришли к вам, на землю России только ради того, чтобы вырвать с корнем раковую опухоль - большевизм. Русский народ - великий народ. Народ-труженик и великий мученик. Мы желаем добра...
        - Мне неловко слушать ваши слова, герр оберштурмбанфюрер. Нещадно перевираете факты. Если бы не ваша политика выжженной земли, взятая за основу руководителями третьего Рейха в борьбе с советской Россией, германские войска совместно с РОА, еще бы осенью, в крайнем случае, зимой сорок первого, вступили бы в ее столицу Москву. - Лукин раздраженно посмотрел вначале на Крюгера, а затем критически на его людей.
        - Полковник, так не годится, - примирительно остановил Лукина Крюгер. Вы чем-то взволнованы, озабочены, и это вызывает у вас необоснованное озлобление. - Он, как бы проявляя дружеские симпатии, отвел его в сторону. - Ваши концепции не выдерживают никакой критики.
        - Тогда скажите мне, несмышленому: что дало Германии уничтожение тысяч и тысяч попавших в плен советских солдат, связанные с этим невыносимые, нечеловеческие условия их содержания, террор и издевательства, не в пример быту солдат и офицеров иных государств? А ведь это великая армия, которая пошла против режима Сталина. Пусть не вся эта громада, а часть ее.
        - Я считаю и разделяю, таким образом, мнение рейхсканцлера, рейхсфюрера СС Гиммлера и многих других, что в те времена дать русским пленным оружие - граничило бы с самоубийством.
        - Нет! Вы боялись не этого, герр оберштурмбанфюрер. Вашему руководству было ясно, как день, что мы дрались бы как львы за Россию... За нашу Россию - за обновленную, заново рожденную Россию без Советов и большевизма...
        - Как мне лично известно, генерал Власов со своим штабом изначально требовал особые условия для РОА. Это значило - поступиться интересами немецкой нации, уравнять русского солдата с немецким...
        - Андрей Андреевич Власов - боевой талантливый военачальник. Уже в сорок втором дивизии его армии брали Ростов, сражались до последнего патрона в Сталинграде. Вы мне можете объяснить, почему солдат РОА в плен не брали, тогда как ваши тысячные колонны тянулись в плен, получая питание и койкоместо в госпиталях, специально оборудованные для больных и раненых немецких солдат и офицеров? Заметьте: кормили их так же, если не лучше русских.
        - Я знаю войну не понаслышке, господин Лукин, и в органах гестапо служу после тяжелого ранения...
        - У вас тогда, в первые дни войны с Россией, сложились иные понятия. Ваш третий тысячелетний Рейх выполнял доктрину Гитлера, позаимствованную им у Бисмарка и Фридриха Великого, и, если говорить по-русски, плевал с высокой колокольни на англо-американо-германский союз.
        - Полковник, - смотря в глаза Лукину и цедя слова, произнес Крюгер. - Вы утробно ненавидите большевизм. Почему? С какими личными мотивами это связано? Можете не отвечать, если ворошу невеселые воспоминания.
        - Ответить сейчас очень сложно. Спросили бы о чем-нибудь попроще... Слишком круто замешано, заварено. В Тамбовской губернии родители имели хутор. Жили исправно. В начале первой мировой закончил юнкерское училище. Рвался на фронт. Революция смяла все на своем пути. Погибли мать, отец. В бригаде Котовского был сражен один брат, у атамана Матюхина - другой... Как это все вместе сложить? Кошмар! Ни в каком сне не приснится...
        - У нас в Германии до вашего кризиса не дошло и, слава Богу, не дойдет, - с оттенком удовлетворения и некоторой гордости констатировал оберштурмбанфюрер Крюгер.
        Светло-карие глаза Лукина сощурились, и он не без ехидства заметил:
        - Трагедия исторического развития Германии заключается в том, что ее революции всегда терпели поражение. В Англии, Франции и России укрепление центральной власти произошло на раннем этапе развития этих государств. К началу времени ни один из городов Германии не сумел еще стать для империи тем, чем были и есть Париж и Лондон для Франции и Англии...
        У Крюгера изумленно взлетели вверх брови:
        - Простите, герр Лукин! Вы что, изучали историю развития западно-европейских государств?
        - Иностранцы привыкли считать, что все русские щи лаптем хлебают... Да, кстати. Я один из фронтовых офицеров, кто первым принял сторону революции...
        - Не скрою, вы опасный человек, герр Лукин. У вас есть сыновья?
        - Да, были. Имею некоторые сведения о сыновьях... Один из них - Антоша - погиб под Можайском, другой - Никита - сложил голову на Сауре.
        - А вы? Идиотский вопрос. Я хотел спросить...
        - Не вторгайтесь в историю моей жизни, подполковник. Она безупречна. То есть, до ранения. Этот богом забытый Волховский фронт... Вторая армия. Грязь, болота, патронный голод, без куска хлеба, вши. Гнойное воспаление раны. Да что там...
        - Вам, должно быть, понятны теперь опасения рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера и в целом руководителей германского государства о возможных последствиях массового и бесконтрольного вооружения вступающих в РОА.
        - Повторяю, неужели оно, это руководство, не понимает, что своими сомнениями подписывает себе смертный приговор? Победа Германии над советской Россией на данном этапе невозможна без тесного союза с русским освободительным движением. Вам, как ответственному работнику гестапо, непонятна эта несложная истина?
        - Мои понятия здесь ни при чем. Они распространяются в пределах прав, положенных мне по уставу. Симпатия или антипатия могут иметь место к отдельно взятому человеку...
        - Не усложняйте, оберштурмбанфюрер. Как видите, я предельно откровенен перед вами, и мне не по себе от вашей витиеватой речи. Но запомните на всякий случай: спасение моей родины - однозначно спасению Германии. Это не бредовая идея.
        - Мы несколько уклонились от темы - повышение боеспособности вашей бригады, господин полковник. Итак, о чем у нас с вами будет идти речь?
        - Не подошел обещанный батальон танков Т-4, нет других средств непосредственной поддержки пехоты. Требуется предельно увеличить боекомплект на каждый ствол оружия, доукомплектовать в полках санроты, а в бригаде - полевой медсанбат, обеспечив все эти службы хирургическим инструментом и имуществом. Хотя бы минимум требуемого...
        - До меня дошли слухи, жду их подтверждения, что штаб генерала Власова не теряет времени зря. Вы, русские, настойчивый народ, - пошел на попятную Крюгер, чтобы уравновесить отношения пусть даже временного характера. - Возможно, с активным участием РОА произойдет нужная не только немецкой армии стабилизация фронтов. Кстати, надеюсь вас обрадовать, хотя пока это и слухи... Но известно... ведь нет же дыма без огня? Каждому полку вашей бригады придается по отдельной роте фугасных огнеметов.
        "Ничегошеньки-то вы не знаете, оберштурмбанфюрер! Вы меня, как ребенка, маните розовым фантиком от конфетки, успокаиваете, сглаживая конфликт. Но погодите, я вас сейчас взнуздаю!.."
        - Премного благодарен, - с живинкой в глазах и голосе отозвался полковник Лукин, - но меня очень беспокоит поздновато принимаемая реанимация. Хотя, впрочем, история Германии пестрит самыми неожиданными нюансами...
        - Что вы хотите этим сказать, полковник? - недоброжелательно посмотрел на собеседника Крюгер. Тот уже стал надоедать ему своими остротами и намеками на что-то, о чем он, возможно, не знал в истории своей родины.
        - Хорошо. Кое-что для сведения... Во времена тридцатилетней войны мир не раз видел, как германские князья сражались за любого купившего их иноземного государя. Служа иноземным владыкам, они превратили Германию в руины и убили Альбрехта фон Валленштейна, стремившегося к объединению империи. В дальнейшем прусский курфюрст Фридрих-Вильгельм заключил союз с французским королем Людовиком шестнадцатым для ведения совместной войны против Германской империи, за что курфюрст получал ежегодно щедрые дары. В
1681 году, когда французские войска заняли Страсбург и тем самым фактически присоединили Эльзас к Франции, он торжественно вручил награду французскому послу в Берлине... Думаю, вполне достаточный экскурс в историю. Я это высказал только лишь потому, что внутренняя ситуация в тысячелетнем Рейхе испытывает между определенными звеньями власти опасные трения.
        Оберштурмбанфюрер чувствовал, как накапливается у него бешеное желание как-то насолить этому, распоясавшемуся со своей нетерпимой прямолинейностью, граничащей со слабоумием, командиру пехотной бригады.
        - Вы все усложняете, полковник. Темных пятен и в истории России предостаточно. Ваше же поведение считаю преднамеренным, и мне бы не хотелось встретиться с вами в иных условиях и попытаться выяснить, какие именно трения в звеньях нашего государственного аппарата вы имеете в виду.
        Но полковник Лукин был не робкого десятка. Поклонившись Крюгеру, он проговорил тихо, но твердо:
        - Я сам выбрал свою судьбу, оберштурмбанфюрер. Если что не так, покорно прошу извинить. К сожалению, не смог обрести качества хамелеона.
        - До встречи, полковник, - с невольным почтением к командиру бригады произнес начальник гестапо.
        Безусловно, Крюгер не догадывался о душевном состоянии полковника, который оставил разноречивые впечатления. А у того, как говорится, кошки скребли на душе. Он сполна перенес все страдания и лишения, тяготы морального одичания, пройдя науку выживания в концлагерях тысячелетнего Рейха, в которых у него на глазах гибли боевые товарищи и друзья. Вначале полковник Лукин и слышать не хотел о какой-то там РОА, держась изо всех сил, стараясь сохранить честь солдата и верность присяге. Его уговаривали, ему грозили крематорием, но Лукин оставался верен себе и не шел ни на какие компромиссы. Но сразило одно. Это была судьба родителей, своих сыновей. Он ожесточился и стал жадно мечтать о свержении большевизма.
        Через несколько дней, находясь с начальником контрразведки в приемной командующего группой "Феникс" Веллера и ожидая приглашения на совещание, Крюгер вспомнил свой вопрос полковнику Лукину, заданный где-то в середине разговора с ним.
        - Скажите честно, вот соединенные силы Германии и РОА закончили войну полной победой над Советами и их союзниками. Пришел мир. Какой бы вы хотели видеть свою страну?
        Полковник Лукин посмотрел на него как-то по-особому, улыбнулся и коротко ответил, будто давно вынашивал свои мысли:
        - Парламентской республикой...
        - Каков гусь лапчатый! - вслух произнес Крюгер, уловив на себе недоуменный взгляд Фалькенберга, который, ничего не спросив, только пожал плечами.
        Дверь приемной открылась и на пороге показалась угловатая фигура адъютанта командующего гауптштурмфюрера СС Генри.
        - Господа, - произнес он обычным тусклым тоном, - вас приглашает группенфюрер. Прошу учесть, - в его голосе прослушивались повелительные нотки, - командующий почти всю ночь провел, работая с бригаденфюрером Вайсом и его штабом. - И было заметно даже по свежевыбритому лицу адъютанта, что он порядком устал.
        Командующий встретил начальников важнейших служб армейской группы, стоя после физразминки посередине обширного рабочего кабинета, в овальных нишах которого симметрично, друг против друга, находились манекены в рыцарских доспехах. Толстый ковер глушил шаги вошедших.
        - Хайль Гитлер! - разом вскинули правые руки Фалькенберг и Крюгер.
        - Хайль, - в свою очередь ответил группенфюрер Веллер. - Как спалось? Какие праведные сны посетили ваши светлые головы? Прошу садиться. - Он с ленцой указал рукой на кресла. - Можете курить. Кстати, я с большим удовольствием выпил бы чашечку горячего кофе. Надеюсь, вы не против, господа? Генри! Прошу три кофе. Я верю, что каждый из вас проникся чувством ответственности за порученный участок работы: Должен заметить, что ваши успехи, господа, на данный момент ни меня, как командующего, тем более руководство высшего военного эшелона, никоим образом не устраивают. Знаю, работаете вы оба достаточно много, но результаты пока куцые. Не допустите, чтобы тайна "Феникса" и все, что с ней связано, не раскрылась преждевременно, как это уже однажды случилось с "Метеором". Вопрос стоит очень серьезно, и вызвал я вас в основном по этому поводу. Задерживать не стану. Мне будет очень жаль, если мне с кем-нибудь из вас придется расстаться...
        В течение четверти часа Веллер раскрывал перед подчиненными их задачу, коснувшись в конце, насколько это позволяло, роли армейской группы "Феникс" в общем противостоянии участка фронта напирающим силам русских. Затем он поинтересовался ходом расследования самоубийства полковника Лукина.
        - Крюгер, что удалось вашей службе выяснить о предистории самоубийства командира пехотной бригады? Генерал Власов был высокого мнения о способностях полковника Лукина. Только давайте, оберштурмбанфюрер, без эффективного инкриминирования.
        Бесшумно вошел адъютант и поставил на стол чашечки дымящегося кофе. Веллер одобрительно кивнул. Крюгер встал с места, но группенфюрер жестом руки остановил его:
        - Я думаю, вы оба не сочтете это за чудачество? Просто хочется, вот так, как в старые времена, по-домашнему, обменяться накопившейся информацией. Вы глаза и уши армейской группы "Феникс". Я бы не хотел пользоваться подобным штампом, но иначе не скажешь. Итак, вы, Крюгер...
        - Группенфюрер, считаю своим долгом сообщить о последней встрече с полковником Лукиным. - Он коротко передал Веллеру разговор с командиром пехотной бригады и в конце резюмировал: - Убежден, что полковник не смог преодолеть своего угнетенного состояния, неизвестно по каким причинам возникшего. Какая-то инфантильность...
        - Не говорите, чего не знаете, оберштурмбанфюрер. Ваше определение в какой-то степени затрагивает и нас с вами. Гестапо - не клиника для душевнобольных и умственно отсталых. Штандартенфюрер, подключайтесь и вы к нашей беседе, - затронул группенфюрер начальника контрразведки. - Уверен, что вы бы не обобщили расхожей фразой состояние Лукина.
        - С вашего разрешения, группенфюрер! Начальник гестапо весьма скуп на доступную ему информацию, даже в случае с полковником Лукиным.
        - Молчание - золото, - назидательно произнес Веллер.
        - Группенфюрер, смогу ли я ответить на недовольство штандартенфюрера Фалькенберга?
        - Разумеется.
        - Школьная привычка грызть сладости в одиночку. Вас это устраивает, Генрих?
        - Начальники контрразведки и гестапо пикируются. Очень мило, господа. Мне кажется, вы оба не в казино. Но и там нужно чувство меры, - не повышая голоса холодно произнес Веллер. - Вы поясните мне, как мог бежать из плена советский летчик? Откуда у безоружного оказалось оружие? Да-да! Я имею в виду тот самый случай в деревушке Васькины Дворики. Вы удивлены, что командующий знает о происшествии в этой деревушке? Пинкертоны...
        - Гестапо примет все возможные меры, группенфюрер. Начальник полиции злополучного местечка Андрей Прозоров, целуя висящий у него на шее крест, клянется, что невиновен. Его товарищи тоже не могли совершить преступление...
        - Тогда выходит, что виновен в своих симпатиях к русскому летчику Федор Карзухин? Какая-то абракадабра! Сегодня вечером, либо завтра на рассвете, по вызову рейхсканцлера я вылетаю в Берлин. Если неясно с летчиком, то что вы мне скажете о поисках штандартенфюрера Ганса Ганке? Это крупная фигура... Что же получается, господа? Побег русского летчика, похищение Ганса Ганке, нападение на легковую машину начальника оперативного отдела пехотного корпуса полковника фон Гильфингера... И все это - на вверенной вам территории в районе Зеленого Лога. Причем, события произошли в каких-то двадцати двух километрах от Станички. У фон Гильфингера, насколько мне известно, находились две карты: одна стратегического характера, вторая - с населенными комплексами инженерного обеспечения и оборудования полосы обороны армейской группы "Феникс". Да, еще вот что: полковник фон Гильфингер знакомил меня с выкладками по техническому оснащению корпуса. В блокнотах у него были довольно секретные записи. Кто мне докажет, что эти документы сгорели вместе с их хозяином? Никто! Я предупреждал вас, господа, в начале нашей беседы об
ответственности. По возвращении из Берлина я вернусь к этому вопросу. Я не без оснований очень обеспокоен судьбой "Феникса". Прибывшее к месту падения автомашины подразделение саперов нашло лишь обгоревший, местами оплавленный кузов и что-то напоминающее человеческие останки. Ну, а если все это инсценировка? Вы понимаете, что это?! Тайна фортификационных сооружений, инженерного обеспечения, особенно левого фланга, раскроется так же легко, как падает юбчонка с бедер уличной девки!..
        - Группенфюрер, - встал из-за стола начальник контрразведки, - приняты и принимаются дополнительные меры поиска причастных ко всему, что произошло. Поставлены на ноги все без исключения службы контрразведки и гестапо.
        - Вы сулите мне, полковник, журавля в небе... Лучше уже мне держать в руках синицу. Положите мне на стол хотя бы детали портфеля Гильфингера. Металлические части замков, например. Где они?
        Фалькенберг умолчал о своей находке на месте побоища. Он не мог сейчас даже заикнуться об этом, раскрыл бы карты, свидетельствующие о присутствии где-то рядом со штабом "Феникса" русской войсковой разведки. Фалькенберг рассчитывал до возвращения командующего из Берлина подготовить для себя алиби. Пока же логика его мышления растворилась в массе личных переживаний и раздумий. В сегодняшнем, далеко не блестящем положении у него отсутствовала козырная карта, и он, прощупывая настроение командующего, осторожно задал вопрос:
        - Группенфюрер! Может быть, это работа какого-либо польского отряда?
        Веллер презрительно сморщил губы:
        - Вам, как начальнику контрразведки, должно быть известно, что начальник штаба армии генерал Феликс Янсон - штаб его находится в столице Западной Украины Львове - строго выполняет инструкции командующего генерала Бур-Комаровского о полном нейтралитете. Вооруженные силы этой армии готовы в случае необходимости организовать восстание против Советского Союза. Отряды же польских партизан, так называемой Народной Армии, на данной территории отсутствуют. Вы вспомните, какой град неприятностей обрушился на вашу службу при подготовке "Метеора" к выполнению своей задачи. Что-то очень похожее на сегодняшнее... Вывод, как ни парадоксально, напрашивается один: в районе дислокации "Феникса" появилась советская разведгруппа. Мне кажется, вам знаком почерк возмутителя нашего спокойствия.
        - Я теряюсь в догадках, группенфюрер. С "Метеором" все понятно. Но зачем русской войсковой разведке за сто верст киселя хлебать?
        - Подумайте на досуге. Времени немного, но оно у вас есть.
        - Группенфюрер! - Поднялся с места Крюгер. - За последнее время наблюдается активизация национальных сил Западной Украины. Формирования самостийных вождей, таких как Бендера, Коломиец, Серый, набирают силу. У этих атаманов отсутствует нелепый девиз прежних - Махно, Григорьева, Тютюника и прочих: если встретились красные - бей, руби, пока не побелеют, белых же - пока не покраснеют...
        Веллер неожиданно рассмеялся. Багровое родимое пятно на его щеке приобрело синевато-сиреневый оттенок.
        - Господа, вы выступаете в роли третейского судьи. Пусть делают все, что угодно. Главное, с нами живут в мире. - Он нажал под крышкой стола кнопку звонка и сказал тут же появившемуся адъютанту: - Генри, четверти часа для разговора по душам нам оказалось маловато. Пожалуйста, по чашечке кофе. Не забудьте бутерброды с колбасой и сыром.
        - Группенфюрер, какой кофе? Время переместилось к послеобеденной отметке...
        - Даже вот, как?! - деланно изумился Веллер, невинным взглядом посматривая на сидящих рядом с ним. - Но если только так, то мы согласны на бутерброды и кофе.
        Он встал из-за стола, и, разминаясь, подошел к окну. Через стрельчатую ажурную решетку рамы с минуту смотрел на застывшую под солнцем гладь озера. И здесь его настигла мысль, поразившая воображение. "Интересно заглянуть бы за кулисы будущего. Что произойдет с нами завтра, послезавтра, в день чьей-либо победы?" Закрыв глаза, он еще минуты две стоял, не шелохнувшись, пока негромкий голос гауптштурмбанфюрера не вернул его к действительной прозе дня.
        - Подождите, Генри, - остановил Веллер своего адъютанта, выполнившего его просьбу. - Распорядитесь выключить все телефоны за исключением прямого аппарата генштаба.
        - Слушаюсь, группенфюрер. Разрешите лишь один вопрос...
        - Вы можете задать их столько, сколько необходимо.
        - Если вдруг возникнет высочайшее повеление...
        - Штаб. Бригаденфюрер Вайс. Если появится необходимость, он известит вас. Думаю, достаточно.
        - Группенфюрер! Меня и начальника гестапо очень беспокоит создавшаяся ситуация, - осмелился Фалькенберг на исповедь, - Контрмеры принимаются совместно, но как бы против невидимок. Я лично не верю в чары черных сил, но отрицать, что их нет, не берусь. Я говорю в связи с тем, что тщательно продуманные операции проваливаются...
        - Не утруждайте себя, штандартенфюрер. Я понимаю ваше настроение и предвижу в скором времени встречу ваших людей с русскими. Если оплошаете, во что мне не хочется верить, то место начальника контрразведки группы окажется вакантным. Ваше сознание противится признать появление русской разведгруппы. И в этом ваша серьезная ошибка. Обнаружить и ликвидировать - мероприятие, требующее максимальных усилий. Вначале... Но не иголка же это в стоге сена, черт возьми? Даже очень может быть, что станет явью ваша давняя мечта повстречаться со старыми знакомыми - исполнителями операции "Тихая разведка". Особенно с радисткой, очень похожей на Штальберг. Классно утерла нос нашим маститым, признанным асам разведки. Как там ее?..
        - Коврова, - подсказал Крюгер.
        - Да, да. Именно она, Коврова. Вы напомнили мне о Штальберг...
        - Оберштурмбанфюрер СС Штальберг в настоящее время находится в Варшаве при генерал-губернаторстве доктора Фишера. Тесно связана с органами гестапо командующего немецкими войсками в Варшаве, - доложил Крюгер.
        - Я в курсе, господа, - с живым интересом отозвался Веллер. - С обергруппенфюрером фон Бахом знаком лично. Но для него могут наступить и мрачные времена. Несколькими днями раньше мне довелось наедине переговорить с бывшим губернатором Варшавы доктором Франком. Он сообщил мне, что в польской столице назревает гражданское неповиновение немецким властям. Вы, конечно, понимаете: речь идет о вооруженном противодействии. Днями мне удалось по телефону переговорить с обергруппенфюрером Кальтенбруннером о возможном откомандировании Эмилии Штальберг в распоряжение армейской группы "Феникс". - Он умолк, слегка барабаня пальцами по столешнице и о чем-то думая. Затем, словно забыв о теме разговора, произнес: - Нет сомнения в том, что открытие второго фронта союзниками России ослабило наши позиции на Восточном фронте. Требуется не только поуже затянуть пояса. Нужно проявление массового героизма солдат. Трудный, очень сложный вопрос, но нет ничего невозможного. Армия Александра Македонского не однажды попадала в более сложные условия...
        - Группенфюрер! Моя служба располагает некоторыми, правда не до конца проверенными, сведениями о том, что работнику полиции русского происхождения, которому вами по ходатайству штандартенфюрера Ганса Ганке присвоено звание обершарфюрера...
        - Я помню такой случай. Так в чем дело?
        - Подозревается в двойной игре.
        Веллер вопросительно посмотрел на Крюгера, перевел взгляд на Фалькенберга.
        - Вы, Крюгер, говорите о Федоре Карзухине? Здесь нет никакой ошибки?
        - Нет, группенфюрер. Трогать его пока по многим причинам воздерживаемся. Гауптштурмфюреру Гроне поручен тайный надзор.
        - Этот случай с пленным русским летчиком привел вас к подобной версии?
        - Другого компрометирующего материала на него нет.
        Веллер поднялся из кресла, прошелся по ковру от стола до окна и обратно, сел, затем сказал, никому из присутствующих не адресуя свои слова:
        - Инстинкт морального самосохранения превалирует над физическим, если речь идет о сильной личности, служащей истине... - Затем он повернулся к Фалькенбергу: - Штандартенфюрер, блокируйте условные квадраты местности. Я бы советовал вам: "двадцать четыре", "двадцать пять", "двадцать шесть". Увеличьте количество передвижных армейских патрулей. Просмотрите систему организации застав и секретных постов. Не забудьте про авиацию. У вас широкие возможности. Чьей бы ни была заброшенная к нам диверсионно-разведывательная группа, у нее ограниченный маневр. И еще вот о чем, в порядке информации.
        Саперами при осмотре подземелий замка обнаружены потайные ходы, уходящие за пределы крепостной территории, а также слуховые каналы. Для работы штаба это открытие ничем не грозит. Но вы же знаете, что незаряженное оружие может внезапно выстрелить. Вопросы?
        Фалькенберг вновь промолчал о своих исследованиях потайного хода, о случайном подслушивании разговора между Крюгером и гауптштурмфюрером СС Гроне.
        Кто-то осторожно постучал в дверь. Это мог быть только адъютант Генри.
        - Что-нибудь неотложное? Говорите.
        - Группенфюрер! Около получаса тому назад в квадрате "двадцать четыре" радиопеленгаторы засекли чужую радиостанцию, ведущую двусторонний радиообмен на языке шифра. Сеанс связи длился около семи минут. А через некоторое время, точнее в шестнадцать тридцать, передвижной армейский патруль, совершая круговой объезд контролируемого участка, имея сведения о работе незнакомой радиостанции, попал в засаду в том же квадрате, в створе лесного озера Голубые Васильки и Безымянной высоты. Уничтожено четыре мотоцикла, четырнадцать человек убиты. Пятнадцатый, тяжелораненый, подобранный экипажем второй группы, умер в дороге.
        Веллер молча посмотрел в непроницаемые лица Фалькенберга и Крюгера.
        - Вы слышали...
        Его остановил мелодичный зуммер телефона прямой связи с Генеральным штабом вермахта. Он рывком поднял трубку и услышал чуть измененный расстоянием громкий, отрывистый голос Адольфа Гитлера.
        Глава девятая
        Четверо хорошо вооруженных мужчин с плотно набитыми рюкзаками за плечами не спеша вошли в домик лесника. Был еще и пятый - коренастый, круглогрудый, с крупной головой - человек в синем летном комбинезоне. За его поясом торчал летный шлем с очками, а на правом бедре - обычный планшет офицерского состава советской армии. На плече он нес единственно доверенное ему оружие - что-то вроде палицы с округлым бородавчатым наростом на утолщенном конце. И по одежде, и по внешнему виду, и по отдельным признакам поведения с уверенностью можно было сказать, что человек он случайный среди появившейся компании, нездешний, чужой.
        Вскоре все вышли во двор, но уже без груза, только с оружием - немецкими автоматами за плечами. Один из них отделился, довольно потирая руки и как-то смешно, по-собачьи подергивая ноздрями, внюхиваясь.
        - Ты что, Никон? - спросил его Опанас. - Все во дворе ладно?
        - Часик - два переждем - и на охоту, - хищно ощерясь, произнес Никон. - Время, батька...
        - Вот что, летун, - с угрозой в голосе предупредил Опанас, - если не идешь на дело с нами... Работа, учти, не пыльная. Если от крови в обморок не падаешь... то ладно. Но если же... в общем, думай, пока вечерять будем. Микола, Михайло, - у вас первая. По бутылке на стол, живо! Что пожрать - найдется у каждого. Никон - ты тамада славный. Наводи порядок. Шуруй наши мешки-амбары.
        Никон - единственный из четырех бандитов не отложил в сторону оружия, а пристроил автомат себе на колени - рукояткой к правой руке. Микола сел рядом с Шелестом, касаясь хлопчатобумажной ткани комбинезона своими худыми коленями.
        Шелест ждал. Тело млело, его покалывало иглами, чугунела голова от нервного напряжения. Но он нашел в себе еще какие-то силы и с непринужденностью, будто давным-давно знал людей, с которыми свела судьба, стал шутить и посмеиваться. Затем ухарски вытянул стакан самогона. И сразу же почувствовал, как голова, словно не подвластная ему, поплыла в сторону. В глазах же закружились метельно желтовато-оранжевая мошкара. Подобное состояние невесомости длилось минуту, не больше. А потом почувствовал себя легче. Лишь голова по-прежнему казалась невесомой. А мысли, подчинясь внутреннему самоконтролю, принесли уверенность и успокоение.
        Но не только, как считал Шелест, он один был готов к выполнению задуманного и ждал лишь подходящего момента. Повернув голову, он встретился со жгуче-холодным, настороженным взглядом Опанаса, постукивающего пальцами по затвору "шмайссера".
        Шелест, как бы подстрекая Опанаса к активности, озорно подмигнул. "Нужно же на что-то решаться... Выкинуть, что ли, артистический трюк? Кажется, Опанас не собирается дальше иметь дело со мной и готов устроить прощальный спектакль. Но нет! Ничего у тебя не получится, бандит стоеросовый... Но оружие-то за ремнем брючным, под комбинезоном... Черт возьми! Как же перехитрить эту сволочь?.. Как?"
        - Опанас, тебе, наверное, нравится комбинезон. Новый, только что получил перед вылетом. Смотри, сколько застежек "молний"! Дома сына одаришь. Жаль, по такому времени отменную вещь в тряпку превращать.
        Опанас как бы подобрел лицом, но по-прежнему настороженно обвел Шелеста взглядом. Михайло, Никон и Микола притихли, жадно вбирая в себя слова летчика, обдумывая его предложение.
        - Негоже как-то, - вдруг вспылил Микола и перегнулся тощим телом к Опанасу. - Жребий, жребий бросим...
        - К енькиной Феньке, Опанас! Дело говорит Микола, - поддержал сотоварища хитроватый Никон.
        - Ну, раз так, - с явным неудовольствием протянул Опанас, - против общества, сами знаете, Опанас не попрет. Михайло! Готовь три длинных и одну короткую спичку. Давай, мать вашу!..
        - Ну, пока готовьте, а я комбинезон стягивать стану. Чего уж резину тянуть?.. Чувствую, ухлопаете вы меня, подлецы...
        - Давай, давай, торопись, не жмись! - одобрительно загорелся Микола.
        Шелест медленно, словно раздумывая, потянул вниз замок "молнии".
        - Сапоги, сапоги-то прежде, - заикнулся Никон, смотря не на Шелеста, а на Опанаса.
        - Это мы сейчас, - расстегивая рукава и освобождая руки, сказал Шелест.
        В этот самый момент Михайло в сжатых пальцах протягивал членам братства короткий огрызок спички.
        Шелест закинул руку за спину, взялся за рукоятку браунинга, одновременно отводя флажок предохранителя. Первый выстрел наповал сразил дюжего, с красным лицом Михаилу. Опанас выхватил зажатый между ног автомат, но, отброшенный пулей, отлетел к стене. Никону свинцовый гостинец угодил в живот, и он завопил истошным голосом. Миколе удалось вскинуть перед собой оружие. Он сделал отчаянную попытку отвести к себе затвор "шмайссера". Еще мгновение - и Шелеста перерезала бы пополам брызжущая огнем автоматная очередь. В дрожащих пальцах Миколы, наложенных на затвор, замысловато мельтешили две целехонькие спички с зелеными головками. Выстрел заставил его сложиться надвое. Не выпуская из рук оружия, он сумел распрямиться чуть-чуть и теперь шел на Шелеста, заплетаясь ногами. Очередной выстрел - и Микола, потянувшись телом, рухнул на труп Михаилы. Зашевелился Опанас. После шестой пули все стихло. Из пистолетного ствола, медленно тая, выходил пороховой дымок.
        Повелительный голос на русском, звучавший сзади, от дверей, ударил словно обухом по голове.
        - Не поворачиваться! Оружие на стол! Руки за голову! Отойти к противоположной стене! Любое движение - пуля в затылок! Вот так! Что вы тут натворили?
        - Это не люди! Это шакалы, волки, гиены и всякая мерзость в человеческом обличий! - Как бы оторвался от стены каскад слов.
        - Глеб! Обыщи ретивого. Его слова обдают лютым жаром.
        - Пусто. Оружия не имеется.
        - Оденьте комбинезон, застегнитесь, как положено, и повернитесь, быстрее, быстрее!
        Черемушкину, как и его спутникам - Касаткину и Сабурову, - этот незнакомец внешне понравился: коренаст, крепко скроен, с красивой крупной черноволосой головой, тронутой сединой. Правильное лицо с чуть выдающимся вперед подбородком. Лет, так... около тридцати трех - тридцати пяти.
        - Кто вы и почему оказались в этой компании? - спросил Черемушкин, но тут же подумал: не место и не время для таких слов.
        Старший сержант Касаткин и младший сержант Сабуров обыскали расстрелянных, сложили в один вещмешок нетронутые продукты, не забыли планшет, лежащий на скамье. Оружие и боеприпасы не тронули. Выйдя во двор, осмотрелись и быстро направились к оставленному наблюдательному пункту. Впереди со связанными вперед руками и рюкзаком за спиной ковылял человек, который на короткое время станет их другом.
        - Михаил, - остановил Касаткина Черемушкин, - мы с Сабуровым подождем и понаблюдаем. Вернись назад. Распряги лошадей. Жаль! Погибнут животные. Отошли-то всего с гулькин нос... Давай! Поспешай!
        Касаткин вернулся очень быстро, выполнив просьбу командира. Он знал, что привязанные вожжами к дереву лошади погибнут от голода.
        Завидев нового человека со связанными руками и рюкзаком за плечами штандартенфюрер Ганс Ганке проявил замаскированный интерес к нему, лелея тайную надежду обрести единомышленника. Ему временно, до выяснения личности, развязали руки.
        Черемушкин вопросительно посмотрел на нечаянного пленника. Тот, догадавшись с кем имеет дело, медлил, боясь ошибиться.
        - Делайте со мной, что хотите. Но я - русский, советский летчик, сбитый вчера над деревушкой Васькины Дворики немецкими ночными истребителями "фоккер"... Бежал. Затем попал в плен к фашистам.
        - У вас имеются какие-либо документы, свидетельствующие, что вы говорите нам истинную правду? А может быть, вы из той же компании и перестреляли своих спутников при дележе добычи? Ну, как? Одна шайка?
        - Вчера мне попалась легковая автомашина с немецким полковником... В планшете, видимо, есть карты и записные книжки. Вот это и будет моим алиби. А свои документы я вынужден был запрятать от наскочивших на меня полицейских. Искал. Но где теперь их найдешь?
        - Кто вы по званию? Фамилия? Имя? Дислокация вашего авиаполка?
        - Шелест, Анатолий. Звание - капитан. Дислоцировался полк, в котором служил и буду служить, в Дубовке.
        - Лучше, конечно, чтобы у вас имелись какие-либо документы. Все правильно: мог быть такой человек, о котором вы со мной поделились. Карты и записные книжки, о которых вы говорите, алиби для вас не могут служить. Ну, задумайтесь о положении вещей: вы могли ликвидировать того самого капитана Шелеста с далеко идущими целями... Возможная акция? Вполне. Так давайте начистоту.
        "А не оказался ли я в новой банде? - с тревогой подумал Шелест. - А-а! Все равно для меня заднего хода нет. Но интуиция, интуиция, черт побери!.. Это люди с Большой Земли. Вероятнее всего, - разведчики... Скажу сейчас пару горячих слов".
        - Мне лично, кроме жизни, терять нечего. Слышишь ты, гегемония!
        - Не спеши! - остановил его человек с пронзительно темно-синими глазами. - Распетушился. "Вот мудрец перед Дадоном, встал и вынул из мешка золотого петушка"... Документики хотя бы какие-нибудь есть?
        - Ты же мне третий раз долдонишь одно и то же... документики? Холера меня возьми и не выпускай на волю!.. - Незнакомец вытер губы пятерней левой руки. Лицо его побледнело, но тут же свежий румянец разлился по небритым щекам. - Да вы же свои! Ени-пони-калина красная! - будто захлебнувшись и в то же мгновение словно активно выталкивая из гортани воду, стал ронять слово за словом новичок. И, наконец, справившись с минутной спазмой, неожиданно для всех он выкинул коленце: сделал стремительное двойное сальто. Опрокинувшись на спину, раскинул руки и закрыл от нахлынувшего блаженства глаза. На губах его бродила улыбка.
        - Чудак человек! - усмехнулся Черемушкин. - Мальчик с бородой. А если ошибся и шлепнем?.. Тогда что?
        - Нет! Здесь чудеса! Здесь Русью пахнет! Земляки! Братишки! Милые вы мои ребятишки!.. - Шелест сомкнул ресницы, из-под которых поползли по щекам скуповатые слезинки. Не сдержался.
        Разведчики, свободные от всяких дел, стояли вокруг чудного незнакомца и, как всегда, были начеку.
        - С какой стати вы меня в шпионский кадр зачислили? Я - Анатолий Шелест! Гвардии капитан... Из отдельного авиатранспортного отряда. Но нет у меня бумаг. Вы же сможете связаться по радио? У вас же, наверняка, рация имеется. Доверяю вам свои позывные отряда. Русский, советский капитан Шелест просит...
        - Ладно. Не глагольте лишнего, капитан... Проверим. Пока еще не вечер. Это в переносном смысле. Разворачивайте, пока еще не стемнело, планшет.
        Черемушкин внимательно изучил обе карты. Одну из них рассматривал дольше. Задумался. Затем доверительно опустил руку на плечо летчика.
        - Знатные документы. Одной из карт цены нет. Это сведения об армейской группе "Феникс". Какой интересный фланг этой птицы: и по фронту и в глубину! Как на ладони! Ладный подарок! Я, наверное, срисую эту картину на свою карту. Ты, давай, пока буду переносить сведения на свою, рассказывай о своих мытарствах. Слушай, капитан! Чувствую по рассказу твоему - натерпелся немало. Открою тебе один секрет: сегодня, в ноль-ноль часов московского, пришлепает к нам самолет, чтобы взять на борт пленного. Штандартенфюрер знает. Иначе - сам понимаешь...
        - Вы хотите отправить и меня этой оказией, к своим? - сжав ладонь Черемушкина, сиплым от переживания голосом спросил Шелест.
        - Да. Думаю так. Вы, наверное, догадались, что собой представляют мои люди? Ни фамилии своей, ни звания открыть не могу. Не положено. Причину вы знаете. В часть свою вы попадете не враз. - Черемушкин развел руками: - Не горюйте и не огорчайтесь. Все в конце концов утрясется. Буду на связи - передам своим, что ты - мировой парень. Встретимся когда-нибудь с тобой - не откажись... Но сейчас извини, дел невпроворот.
        - С добрым подружиться - путь Луны пройти, - произнес Шелест и отошел в сторону младшего сержанта Антонова под его временную опеку. Иначе поступить командир разведгруппы не мог.
        - Евгений, послушай меня. - Подошла к Черемушкину Коврова. - У нас по расписанию сеанс радиосвязи с "Беркутом" - в двадцать три часа. Что скажешь отец-командир?
        - Нам заказано выходить в эфир до ухода отсюда. Этого и ожидают немецкие радиопеленгаторы. Понимаешь, через час после радиосвязи мы будем ждать посадки вызванного самолета. Представляешь, какой карнавал мы с тобой устроим.
        - Но и "Беркут" может понять, что у нас не все ладно...
        - Не думаю, Наташа. Радист "Беркута" поймет, что мы под хорошим "колпаком".
        - Прости, я не подумала. После взлета самолета остаемся на прежнем месте?
        - Вряд ли. Оставаться здесь небезопасно. К утру разведгруппа может оказаться в кольце. Ну, и... Ровно в двадцать три тридцать включаешь рацию и прослушиваешь эфир. Запас батарей пока прежний?
        - Да.
        - Скажи Цветохину и Мудрому пусть помогут тебе приготовить бутерброды с тушонкой и по стакану кофе из термоса. В общем-то, "кукурузник" - птичка-невеличка. Не хотелось бы по ночному лесу рыскать...
        Вязкая ночная темнота опустилась как-то сразу, и все вокруг стало настороженно-таинственным, как незнакомый, не раскрытый человеком мир. А время шло своим чередом, стремительно приближаясь к полуночи.
        Капитан Черемушкин, взяв с собой Мудрого и Антонова, направился к взлетно-посадочной полосе, чтобы убедиться, все ли готово для приема самолета. Остальные под командой старшего сержанта Касаткина оставались на избранной стоянке.
        Потом в воздухе в тишине разнеслись приглушенные звуки "морзянки". Коврова насторожилась. Рука сама определила нужный градус поворота тумблера, как бы разом преобразуя точки и тире в конкретные слова.
        - "Пегас"!.. "Пегас"!.. Я - "Беркут"!.. Я - "Беркут"! Примите меры к приему самолета. Двадцать четыре часа. "Пегас"! Ответа не требую, понимаю обстановку. Ждем и надеемся. "Пегас"... Я - "Беркут". Связь заканчиваю...
        Эфир, казалось, до отказа был забит радиосигналами: отрывками некодированного разговора на всех языках и наречиях, танцевальными мелодиями и песнями довольно грустными, взрывающими душу и говорящими о любви...
        Как ни ждали появления самолета, его стрекочущий рокот возник внезапно, будоража лесную ночную тьму. Вспыхнули разом на положенных местах сигнальные костры. Над головами ожидающих пронесся духмяный вихрь лесных запахов с признаками бензинных паров. Маленький, юркий, как воробушек, самолетик, казалось, не приземлился, а плюхнулся с неба в точно намеченной точке и, подсвечивая себе дорожку светом вспыхнувших фар, совершил короткий пробег. Остановился, не глуша мотора. Дверь санитарного ПО-2 отвалилась, и на траву, влажную от ночной росы, не дожидаясь стремянки, неуклюже спрыгнул человек в блеснувших от огня костров офицерских погонах. То был знакомый Черемушкину контрразведчик штаба майор Старинов. Он был невысокого роста, чрезвычайно подвижный и веселый. Обхватив плечи командира разведгруппы, сжал их в порядке приветствия, не оставляя без внимания остальных разведчиков. Сочный басок майора звучал удовлетворительно и спокойно, будто контрразведчик находился в штабе корпуса в рабочей комнате с коллегами.
        - Привет вам, орлы, с Большой Земли! Спасибо, молодцы, за подарок!.. - Зоркие глаза его все же успели разглядеть, как-то выделить присутствующих в среде разведчиков посторонних. На мгновение он включил электрический фонарик и осветил Ганса Ганке и второго, в летном синем комбинезоне, с планшетом на левом бедре и летными очками за поясом. Удовлетворенно крякнув и обращаясь к капитану Черемушкину, спросил: - Кто это у тебя в синем летном комбинезоне?
        Черемушкин коротко объяснил тому, что это за человек, и попросил после прибытия в штаб армии немедленно связаться с командованием отдельного авиатранспортного полка и окончательно выяснить личность гвардии капитана Шелеста. Позывные базы он даст. Напомнил об исключительной важности картах и записях в трех блокнотах, хранящихся в планшете у летчика.
        - Хорошо! Погоди минуточку. А немецкий полковник и впрямь шкатулка с музыкой! Ну, Черемуха! Шестопалов! - крикнул он вышедшему из самолета помощнику. - Учись брать аккорды... - И кивнул головой на Ганке. - Это тебе, брат, не на самоучителе осваивать аккорды. Ну, молодцы! - сказал он разведчикам, разворачивающим вместе с экипажем самолет на взлет. - Командарм обещал всем по "Красному Знамени". Командир, вот копия приказа об очередном звании. Майор! Усек? Прочти! А Чавчавадзе сильно переживает за всех вас. Золотоволосая, береги-то вас Бог! И сами не оставайтесь у него в долгу.
        Черемушкин, как бы отстраняясь от повторных объятий майора Старинова, раздумчиво сказал:
        - И все же, товарищ майор, я еще поживу тем, кто есть. В золотых погонах здесь не перед кем красоваться. Спасибо за хорошие слова, дорогой. Генералу Чавчавадзе - особо. Я думаю, нужно взять планшет с картами и записными книжками полковника Гильфинтера у нашего гостя. Повторяю, документы очень ценные. Штаб Валентинова разберется и все поймет. А это, - представил он летчика, - капитан Анатолий Шелест. Человек с геройским характером. Прошу, майор: позаботьтесь о судьбе капитана Шелеста. У меня о нем самое что ни есть прекрасное мнение, несмотря на то, что общался с ним всего несколько часов. Генералу Валентинову доложите: я уверен в скорой встрече со старыми знакомыми из почившей в бозе армейской группы генерала Веллера, теми, что были когда-то в "Метеоре". Считаю, половина задания, порученного мне, выполнена. Пусть штаб армии окончательно решит, на каких основных аспектах задачи остановиться. Все. Топайте в обратный путь. Меня настораживает абсолютная тишина.
        - Да, вот еще что. Мне приказано передать при встрече с известным вам человеком в районе Старых Мельниц: "Будьте очень осторожны". Неясно, отчего вдруг им заинтересовалось гестапо. Сам понимаешь, появление незнакомого человека в небольшом районном центре Станичка заинтересует не только гестапо. Поэтому, если вы все-таки решитесь на встречу, а она по каким-либо причинам не состоится, тогда немедленно покидайте место встречи и направляйтесь в лесопарк на юго-западной окраине Станички. Он буквально рядом. Так вот. От главной аллеи, справа, параллельно ей, тянется боковая. Доходите до часовни с распятием. Напротив - обычная парковая лавочка. Осмотритесь и, убедившись, что поблизости никого нет, подходите к распятию с тыльной стороны. Если хорошенько присмотритесь, то под крышей будет выступать краешек дощечки. Беритесь за дощечку и потяните к себе. На другом конце увидите обернутую вокруг нее бумагу. Это будет письмо на получателя. Дощечку же оставьте. Если ее нет, значит, произошла беда и вам в дальнейшем лучше в Станичке не появляться. Понятно? Ну, что ж, ни пуха ни пера.
        - К черту, - вполголоса отозвался капитан.
        - До встречи, - просто сказал Шелест. Они крепко обнялись.
        - Поторапливайтесь, Шелест, - услышали оба нетерпеливый зов Старинова.
        Зашелся звенящим гулом мотор санитарного ПО-2. Самолет дернулся и, разметывая в стороны льнущие к фюзеляжу кудри деревьев, устремился на восток. И никто - ни майор Старинов, ни Шестопалов, ни его пассажиры, а тем более провожающие его разведчики во главе с Черемушкиным, - не мог предугадать трагической судьбы покинувшего лесной аэродром самолета с опознавательными знаками Красного Креста. Перевалив линию фронта, он будет внезапно атакован ночными охотниками-истребителями типа "фоккер". Самолетик, распадаясь на огненные сгустки, сгорит в воздухе. И лишь значительно позже на месте падения его обломков случайно будет найден обгорелый планшет с обуглившимися и спекшимися в комок бумагами, которые уже ничего не смогут сказать.
        Самолет ушел, сгинул в болотной жиже темноты, а оставшиеся, вытянув шеи, все еще вслушивались в его затихающий стрекот.
        Непредсказуема в своих поворотах человеческая судьба: то бросит в сырую, промозглую темень осени, то вырвет, вспорхнет и понесет на крыльях счастья... И вновь: взлет - падение, удар - тьма. Так странно, когда рядом мужество и трусость, честность и подлость, любовь и ненависть... А судьба - роковой путеводитель на дорогах человеческой жизни.
        - О чем ты напряженно так думаешь, Евгений? - спросила Коврова Черемушкина, смотревшего неподвижно и задумчиво на догорающие костры.
        - Успокойся, Наташа, - оторвался тот от цепких пут тревожных мыслей, ливнем обрушившихся на него. - Ни о чем серьезном. Вот так и мы взлетим в небо и будем среди своих. Я постоянно подвергаю тебя опасности. - И нерешительно, как-то стеснительно, добавил - Нам бы сына с тобой или дочь - наше произведение радостей и печалей.
        Наташа молча прижала его голову к своей груди, а ладонью нежно прошлась по влажным от росы волосам.
        Она не верила ни в какие предчувствия, но на этот раз сердце ее дрогнуло и замерло. Что это - минутная душевная слабость? Или же где-то глубоко-глубоко пробудился в душе известный женский инстинкт?
        Разведгруппа стороной обошла домик лесника и, пройдя километра полтора от последнего бивуака на запад, остановилась у небольшой возвышенности, очень удобной для отдыха небольшого отряда. Место давало хороший обзор и не требовало сложной системы боевого охранения: невидимый с земли наблюдатель-кукушка мог своевременно подать сигнал тревоги.
        С первыми солнечными лучами капитан Черемушкин поднялся... Лесная птичья рать уже пробовала свои голоса. Он подошел к Наташе, заботливо накинул сползшую с нее плащнакидку. Было прохладно и сыро. Свет настойчиво пробивался сквозь листву, пронизывал золотисто-оранжевыми дымчатыми лентами, зарываясь во вспухшую, волнообразную кисею тумана.
        Над головой вдруг задрожали ветки рослого дуба. Упало несколько листьев. По стволу дерева ловко спустился старший сержант Касаткин, придерживая рукой бинокль.
        - Доброе утро, товарищ капитан. Мне кажется, что сегодня нам придется попотеть...
        - Не говори загадками. В чем дело, Михаил? - нахмурившись, спросил Черемушкин.
        - Командир, я заметил два горящих костра на западе и юго-западе и один с южной стороны. Первые два - примерно, в тысяче метров. Можно предположить, у каждого из костров располагается, по крайней мере, по взводу немецких солдат. По всей видимости, готовят себе горячий завтрак. Самое большее - через час-полтора - гренадеры могут подойти сюда. А вдруг какой-нибудь ретивый командир откажется от традиционного кофе и выведет отряд раньше других? А, может, быть, их зажгли для отвода глаз?.. Пора, мне кажется, бить тревогу и смазывать пятки салом.
        - Согласен. Только пятки смазывать салом не станем. Подъем немедленно. А завтрак... Завтрак - по горбушке хлеба с колбасой из "НЗ". Проверь сам, чтобы на стоянке после нас ничего не осталось, хотя эту заповедь знает наизусть каждый. И все-таки... Даю двадцать минут. Пойду разбужу свою.
        - Понял, товарищ капитан.
        "Итак, в моем распоряжении час, - размышлял Черемушкин, - отходить, пожалуй, нужно к северу. Осторожненько. И что это даст? На месте немецкой контрразведки я бы отряды поиска направил навстречу друг другу. И не только фронтально, но и глубоко загибая фланги. И так участок за участком цедил бы, как сетями. А почему ты думаешь, что в твоем мозгу извилин больше, чем у немецкого военачальника? Какая чепуха! У них найдутся головы не дурнее твоей, бери выше... Они могут пустить в ход легкомоторную авиацию".
        - А вот, легок на помин, - произнес он вслух.
        И действительно, чуть в стороне, на бреющем, проплыл кургузый самолетик, удивительно похожий на ПО-2.
        - Постой, да это же он самый и есть, наш кукурузник. Воздух! - негромко произнес Черемушкин, но его услышали все. - Ну, что ж, коли так, постараемся вести игру не хуже.
        - Подъем! - Так умел, наверное, только он, тихо, словно пропел, Касаткин.
        И опять... Вдруг все замерли, не сходя с места, остановленные сигналом Касаткина: внимание, опасность! То ли на лесной дороге, то ли на просеке, отсутствующей на карте у Черемушкина, они услышали немецкую речь, стук тележных колес, фырканье лошадей. Черемушкин взмахнул рукой ладонью вниз, по-пластунски стал выдвигаться вперед. С ним поравнялся Ласточкин и прошептал на ходу:
        - Задержитесь, товарищ капитан. Я мигом - и доложу вам. Нет! Нет! Не собираюсь закрывать вас... - увидев протестующий жест командира, твердо сказал он.
        - Что там, впереди? - опасаясь произвести шум, протискиваясь сквозь кустарниковые заросли, спросил Черемушкин.
        - Группа немцев, человек под пятьдесят. Бредут за подводами. В них весь их скраб. При оружии. Одеты точно, как и мы: в лапастые костюмы десантников. - Так же, шепотом, отозвался Касаткин. - В метрах пяти от нас - лесная дорога. Беспечно шагают юноши...
        - Положение - хуже архиерейского. Позади - бандиты, впереди - широкая река. Переправочных средств нет. Жива - одна надежда. Что скажешь, старший сержант?
        Сзади и слева послышались отдельные винтовочные выстрелы. Прокартавила автоматная строчка. И - тихо.
        - Немцы удалились по дороге на восток. Видимо, гребут на новые квартиры, - доложил командиру Касаткин.
        И сейчас же, вслед за его словами послышался дробный лошадиный топот.
        - Вперед, гнедые, вперед! На запад, поближе к Дойчланду!
        Касаткин вышел к самому полотну дороги и тут же рывком бросился назад. Диким аллюром "в три креста" мчался на пароконной подводе сумасшедший немец.
        - Один? - спросил Черемушкин.
        - Одинешенек, как перст...
        - Пошли, - кивнул Черемушкин. - Давид! Ты - за Ковровой... Понял?
        Капитан и старший сержант вышли на дорогу, и оба одновременно подняли руки вверх, требуя немедленной остановки.
        - Стой! Иначе перестреляю лошадей и тебя, идиот, вместе с ними! - властно произнося слова, приказал Черемушкин немецкому оберефрейтору.
        Розовая пушистая пена запузырилась на трензелях, падая хлопьями на дорогу.
        - Вот и ладно, и хорошо, что ты такой понятливый, - высказался Черемушкин. - Куда гнал и что везешь? Что стоишь, как пень, роттенфюрер? - И кивнул Касаткину, чтобы действовал аккуратно и в темпе.
        Все произошло в мгновение ока: крепкий, долговязый, с недюжинной силой, роттенфюрер СС был связан и спеленут, как малое дитя. Пленного с кляпом во рту уложили в повозку, сложили в конце весь груз, оставив при себе оружие, запасные диски и гранаты. Коврову с рацией укрыли брезентом. Кучер, им стал Касаткин, степенно тронул успокоившихся лошадей. За повозкой, ничем внешне не отличаясь от немецких военнослужащих, положив руки на висевшие автоматы на шее, спокойно шагали шестеро русских разведчиков. А в полукилометре от двигающейся повозки, на месте, где она была остановлена, из лесу, по одному и мелкими группами, выходили на дорогу немецкие солдаты.
        Едва пароконная повозка вписалась в крутой поворот, как ей навстречу чуть снизив скорость и не останавливаясь, обдав пылью и гарью отработанного бензина, пронеслись шесть грузовиков без тентов и бронетранспортер. В машинах аккуратными рядами, будто едущими на парад, сидели в глубоко надвинутых на голову касках и с оружием между ног немецкие гренадеры.
        Черемушкин дал команду "стоп"! Остановились. По-ребячески подтрунивая, осмотрели друг друга. Приподняли брезент. Роттенфюрер СС с кляпом во рту лежал пока спокойно. Коврова лежала на левом боку лицом к дощатому борту повозки и улыбалась, скрывая, что ее нещадно трясет в безрессорном шарабане. Единственно, что ее очень беспокоит, - так это невыносимый запах, исходящий от соседа.
        - Потерпи еще чуток, Наташа. Впереди маячит овраг и простирается обширная поляна. Там мы, пожалуй, распрощаемся с роттенфюрером. На остановке все и решим.
        - Будешь теперь носить меня на руках, весь бок отбила, - отозвалась она на немецком.
        - Согласен, - сказал было он, но осекся. Навстречу им катила легковая автомашина марки "мерседес-бенц". Притормозив, она остановилась. Из машины вышел невысокого роста, угрюмого вида, с нагловатым взглядом светлокарих глаз гауптштурмфюрер СС. За рулем остался лишь один водитель, равнодушно взиравший на происходящее.
        - Во-первых, кто вы и к какой части относитесь? Куда направляетесь и что везете. Старший команды...
        Черемушкин усмехнулся одними губами и вскинул руку:
        - Хайль Гитлер! Гауптштурмфюрер! Старший команды, выполняющей особое задание командира сорок первой моторизованной бригады, бригаденфюрера Гофмана - гауптштурмфюрер СС Генрих фон Шернер.
        - Потрудитесь точнее сформулировать содержание вашего задания, гауптштурмфюрер СС фон Шернер. Я - командир отряда особого назначения - гауптштурмфюрер Гроне. Лично знаю вашего командира бригады. Вы и ваша команда относитесь к подразделению поиска. - Он положил руку на кобуру пистолета и, вызывающе глядя на Черемушкина, направился к повозке, чтобы посмотреть, что там в ней...
        Глава десятая
        Отрегулировав и пустив на полный ход операцию "Поиск", разработанную совместно с начальником гестапо оберштурмбанфюрером Крюгером, и поручив общее руководство начальнику контрразведки механизированной дивизии оберштурмбанфюреру СС Грюнсбергу, Фалькенберг еще засветло отбыл в штаб армейской группы "Феникс" в подчиненное ему управление. В первый же день облавы на русских парашютистов-диверсантов он ожидал существенных результатов, но, видимо, Бог, скорее всего черт, все усилия значительной массы исполнителей операции свел на нет. Скорее всего, остался бублик с дырочкой. Правда, кое-что прояснилось; наличие временной взлетно-посадочной полосы, подготовленной для приема самолетов теми, кого хотели захватить тепленькими в их постели. Но не тут-то было: видело око, да зубы клацнуть не успели. Начали тихое преследование, но где там - нарушители спокойствия как сквозь землю провалились. Улетели на самолете? Все может быть. Но не за одним же штандартенфюрером Ганке он сюда пожаловал! Интересное кино! Где же это происходит? Под носом... у домика лесника. Кстати, в нем кто-то лихо разделался с четырьмя
бандитами. Но не русские разведчики-диверсанты, те бы применили автоматы. Здесь же стреляли одиночными выстрелами из браунинга. Одного из расстрелянных Фалькенберг знал лично. Это не без ведома его службы отдельные неконтролируемые команды небольших отрядиков западно-украинского национального движения за определенную мзду совершали страшные вояжи по украинским и польским селениям, чтобы поднять мстительную историю. Кто был пятым из них? Как удалось этому пятому рассчитаться с теми, кого и на мякине не проведешь?
        Зазуммерил телефон. Не было желания протянуть руку и взять телефонную трубку. Но немецкая педантичность взяла верх.
        - Говорите. У телефона штандартенфюрер СС Фалькенберг.
        - Сумерничаешь? - послышался голос шефа гестапо Крюгера. - Что это вы, подобно сычу, водворенному в крепкую клетку? Жизнь нередко хватает за бока, бьет в зубы, жестко гладит по темечку. Я понимаю ваше настроение. Но пора привыкнуть к неудачам и иметь мужество красиво проигрывать.
        - Франц, я ничего не могу понять. Сейчас же, после гибели мотоциклистов из отряда полевой жандармерии, я полностью блокировал указанные группенфюрером квадраты. Уверен, что если бы существовала русская разведгруппа, то она уже была бы у меня в руках... Даже опытнейшему разведчику-диверсанту, отлично знакомому с местностью, не удалось бы миновать расставленных мной ловушек. Ты, Франц, что-нибудь раскумекал в этом деле?
        - Признаюсь, всего немного, - помолчав отозвался Крюгер. - Этой русской разведгруппе баснословно везет, Генрих, как везло когда-то лейтенанту Черемушкину. Разве ты не улавливаешь похожего почерка? Я бы не вспомнил о нем. Похожий разговор имел место.
        - Загадка и не из простых... Мне кажется, что самолет, совершивший посадку, к взлету которого не успел ни один из отрядов поиска, мог взять на борт не только одного Ганке...
        - Пустое, - возразил Крюгер, - разведгруппе, пожалуй, дано задание пошире. И не надо нагнетать события. В нокауте пока не один начальник контрразведки группы, а и ваш покорный слуга - начальник гестапо.
        - Скажите, Франц, что у вас за роль в деле с обершарфюрером Федором Карзухиным?
        - Гауптштурмфюрер Гроне не из тех, кто даром жует армейский хлеб. Кое-что есть. Но преждевременно давать оценку не хотелось бы, да и не в правилах наших с вами служб. Сейчас обершарфюрер Карзухин находится в Кобылино и уже сегодня должен возвратиться в Станичку.
        - Спасибо за консультацию, Франц. Признаться, последние неудачи вызывают у меня аллергию на нервной почве.
        - Будьте оптимистом, штандартенфюрер. К черту все сомнения и переживания. Они в достаточной мере сокращают нам жизнь.
        Раздался троекратный стук в закрытую дверь. Опять же это мог быть только адъютант.
        - Входите, Крамер. При вашей вежливости вы достойны должности отца-настоятеля монастыря Святых Кармелиток. Вот что, гауптштурмфюрер - покатили домой. К черту всю эту музыку...
        - Машина на старте, штандартенфюрер.
        - Крамер, кройте к казино, - подумав, приказал Фалькенберг адъютанту. - Давно в нем не был.
        Обогнув городской парк, стороной аттракциона вынеслись на прямую, как стрела, центральную улицу, устремившуюся с востока на запад. Улица, пересекающая центральную магистраль, на углу которой слева, а от центральной справа высилось двухэтажное здание офицерского казино, пронизывала городок с севера на юг, разделяла район Старых Мельниц, сливавшийся не в такие уж отдаленные времена своими ветряками на две части, заканчивалась дорогой, теряющейся в пределах восточных Карпат.
        Что касается двухэтажного здания, построенного в стиле готики, в нижнем этаже которого разместилось офицерское казино, то оно заметно украшало собой центральную улицу, прозываемую проспектом кардинала Шептицкого. Само казино - большая зала с зеркальными витражами стен, с большими стрельчатыми окнами, с дубовым, до блеска натертым паркетом. Обычные ресторанные столики на четыре персоны, эстрада, под потолком - три оформленные под хрусталь люстры. Официантки - молоденькие девчонки, в основном польки, а украинок двое - сестры Галина и Наталка, чернобровые, белолицые красавицы.
        Когда Фалькенберг и Крамер вошли в наполовину заполненный зал, музыканты, разложив на пюпитрах ноты, настраивали инструмент. Слева у стены, около входа, обособленно сидели за столами около пятнадцати офицеров из РОА разных званий, несколько офицеров из гестапо и других служб. Рядом с самой эстрадой в новенькой форме десантников сидела группа незнакомых людей. Все они были оживлены, пили, обильно ели, не обращая внимания на то, что происходило вокруг.
        Фалькенберг занял место, на котором сидел каждый раз при посещении казино и, хотя его знали почти все, кто в нем находился сейчас, он не считался завсегдатаем этого злачного места.
        - Кто эти люди? - склонившись к своему шефу, спросил Крамер, поведя глазами в сторону подгулявшей компании, на которую при входе обратили внимание.
        - Из подразделения "Вервольф". Сегодня ночью они окажутся за линией фронта. Их задачи: террористические акты, диверсии и еще многое, многое другое.
        Подошла официантка-полька - очень красивая, стройная брюнетка Ателия.
        - Добрый вечер, господа, - очаровательно произнесла она по-немецки. Приняв заказ на плотный ужин, чуть нагнула голову к Фалькенбергу: - Имеется добрый коньяк, полковник. Как редкому гостю...
        - Хорошо. Думаю, с гауптштурмфюрером осилим. Прошу еще напиток...
        В зале казино как-то незаметно появился заместитель начальника гестапо штурмбанфюрер СС Курт Ройтенберг. Был он среднего роста, подтянут, мускулист, примерно, возрастом к сорока, с острым взглядом светло-карих глаз. Приятное лицо портил только короткий, словно обрезанный, нос. С виду - умен. Подошел к столику Фалькенберга и Крамера.
        - Штандартенфюрер, своим соседством не побеспокою? - спросил он, приветливо улыбаясь.
        - О чем вы, штурмбанфюрер! Живем по соседству, но очень редко встречаемся. Буду рад. Что же вы без шефа?
        - Ничего не скрываю, а то, говорят, водится за мной подобный грех. После телефонного разговора с вами вдруг заторопился и выехал в неизвестном направлении с отрядом солдат, бросив на ходу: "Скоро вернусь". Что остается подчиненному - ждать своего дорогого шефа...
        "Чего в тебе больше, - подумал Фалькенберг, приветливо смотря на Ройтенберга, - истинной скромности, разумного желания угодить старшему или расчетливо держать камень за пазухой?"
        Со стороны группы офицеров РОА донесся красивый, на высокой ноте голос, будто с душевной болью вырвавший воспоминания времен гражданской:
        Как за Доном, за рекой, белые гуляют!
        Э-эй!.. Пей, гуляй, белые гуляют!
        Им товарищ - острый нож, шашка-лиходейка...
        И, эх! Пропадем мы ни за грош,
        Жизнь наша ко-пей-ка-а-а-а!
        Сидевшие с удальцом товарищи по оружию и судьбе мягко о чем-то сказали певцу. А один из них приподнялся, обнял певца за плечи, чмокнул губами в его светлую макушку.
        Ройтенберг обернулся на голос запевалы, скользнул безразличным взглядом по сидящим в зале и присел за столик.
        - Коньяку? Шампанского? - радушно предложил Ройтенбергу Фалькенберг.
        - Простите, штандартенфюрер. С удовольствием, белой русской рюмашечку? Вкус!.. Может, попробуете?
        - Нет! Нет! Боже упаси, смешивать... Да и питок я, признаться, неважный.
        - Красотки! За чулочки их фильдеперсовые слегка вниз потянуть, а там - магма... Какая прелесть! - захмелевшим голосом мечтательно протянул Крамер.
        Фалькенберг удивленно скосил глаза в сторону адъютанта, но ничего не сказал. В казино он бывал в исключительных случаях. Столовая при штабе, а в домашних условиях чаще прибегал к услугам еще не старой, в меру расторопной и не без женской привлекательности, хозяйки дома, чем огорчал Генри Крамера. Но на этот раз Фалькенберг с удовольствием прослушал эстрадный концерт, а затем просмотрел "Нашествие амазонок" - так назывался эротический спектакль полуобнаженных красавиц, вызвавший у присутствующих бурю восторга и паломничество мужчин в туалетные комнаты участниц - с подарками и без них - многих знакомых и незнакомых Фалькенбергу офицеров Рейха.
        - Ну, повалили! - кивнув головой на вход, произнес Ройтенберг.
        Действительно, подобно бабочкам на яркий призывной свет впархивали представительницы прекрасного пола, в основном в военной форме, с разными званиями на погонах.
        Необыкновенное оживление охватило зал. Мужчины старались угодить своим коллегам. Оркестранты, поддерживая общее настроение, оборвав танцевальную мелодию, исполнили "Марш Богов". Станичка относилась к прифронтовой зоне, но до комендантского часа оставался существенный запас времени, и каждый проводил его по своему разумению. Но начальнику контрразведки была известна причина наплыва в казино женщин - военнослужащих немецкой армии: не для развлечений и амурных забав появились эти молоденькие немки, представляющие крошечную часть дополнительного призыва, имеющего целью заменить ими мужчин, годных к службе в полевых частях. В казино они были временно определены на пищевое довольствие. Это для них пустовали у эстрадной сцены справа, вдоль стены, семь ресторанных столиков.
        Фалькенберг не раз порывался подняться и уйти, но что-то удерживало его в общей струе общения и, не пригубив больше спиртного, он вместе с Крамером пил хорошо заваренный крепкий чай и наблюдал.
        Гремела музыка, вальсы сменялись танго, изредка - мазуркой. Звучали немецкие победные марши.
        Ройтенберг наклонился к Фалькенбергу и доверительно сказал:
        - Штандартенфюрер, правда, я подменяю шефа, но есть необходимость поставить вас в известность о том, что вчера, приблизительно в четырнадцать ноль-ноль дня, из лесной дубравы - это в границах района Старых Мельниц - отмечена работа чужой радиостанции. Радиолокаторная служба по кратности сигналов неизвестной запеленговать не сумела. Но данная радиостанция могла работать только в пользу русских... Дело тут щекотливое: в какой-то степени оно затрагивает обершарфюрера Карзухина. Я еще не совсем уверен, да и шеф разделяет мое мнение, но покажет ближайшее будущее. Его непонятное, порой, поведение и то, что квартирует он именно в районе Старых Мельниц...
        - Я понял вас, штурмбанфюрер. Но мне также известно, что наблюдение за ним поручено гауптштурмфюреру Гроне.
        - Совершенно верно. Но вы забыли: двойная информация - святая заповедь гестапо.
        - Скажите откровенно: вы не любите Карзухина потому, что он славянин?
        - Избавь, Бог, штандартенфюрер... Мне кажется, что Карзухин артистически ведет двойную игру и играет заученные роли. Все сходится на том, что оружие - то есть пистолет системы "браунинг" первый номер, его еще называют дамской "стрелялкой", - оказалось в руках русского летчика только и только при помощи обершарфюрера. Бывший начальник полиции деревушки Васькины Дворики Андрей Прозоров на допросе показал о том, что по прибытии на участок немецких военнослужащих обершарфюрер Карзухин задержался в нем и вышел несколько позже. Вот моя исповедь, штандартенфюрер.
        - Объясните мне вразумительно, Ройтенберг, почему вы считаете противозаконным проживание Карзухина в районе Старых Мельниц. Это его право жить там, где он захочет, а не в центре, рядом с мэрией и управлением полиции.
        - Интуиция... - начал было Ройтенберг.
        - Если его компромат заключается только в том, что он подозрительно задержался в помещении и остался один на один с летчиком при приезде подполковника СС Эккрибенга, то, по словам того же полицейского Филиппа Ноздрюхина, проводившего обыск летчика, сумевшего сохранить при себе оружие, получается, что Федор Карзухин чист, как непорочная девчонка. У нас с Крюгером уже состоялся похожий разговор и поэтому не будем мусолить канувшую в лету историю. Ключи от машины, Крамер! - протягивая руку к адъютанту, произнес он как бы раздосадовано.
        Фалькенберг поднялся из-за стола, посмотрел на лежавший перед ним счет, расплатился и в сопровождении Крамера направился к выходу, едва не столкнувшись лицом к лицу с гауптштурмфюрером СС Рудольфом Гроне.
        Холодный, отрешенный взгляд начальника особого отряда СД гауптштурмфюрера СС как бы видел всех присутствующих в казино и в то же время никого, в частности, не замечал. Был он бледен, сильно возбужден. По левой щеке, словно от ожога, тянулась вздутая багровая полоса. Одет он был в безукоризненно отглаженную черного тонкого сукна униформу офицера СС и при всех регалиях на груди. Блестело шевро его начищенных до блеска сапог. Фалькенберга поразила не сама парадность Гроне, а то, что тот в стельку был пьян. А это не совмещалось с натурой Гроне-трезвенника.
        "Что же произошло? Что заставило его подмочить свой престиж блестящего офицера?" - подумал Фалькенберг.
        Он, конечно, знал, что редкое появление гауптштурмфюрера СС в казино было связано с хорошенькой полькой-официанткой Зосей. То, что Гроне волочился за смазливой дивчиной, для молодого здорового мужчины было понятно и не считалось особым пороком, а он лично, со стороны второй половины рода человеческого, естественно, не безгрешной, смотрел на это иронически.
        Между тем, Гроне отметил присутствие штандартенфюрера Фалькенберга. Зрачки его крупных светло-коричневых глаз расширились, на пухлых, со следами закусов губах, появилась какая-то странная и вялая виноватая улыбка. Лицо стало как бы тоньше и бледнее. Он сделал слабую попытку оттолкнуть от себя обеих сопровождающих его офицеров СС, которых начальник контрразведки хорошо знал в лицо.
        - Хайль Гитлер! Да будет жить вечно наш тысячелетний Рейх, штандартенфюрер! - вскинул вверх руку Гроне.
        - Хайль! - ответил Фалькенберг. - Что с вами, гауптштурмфюрер? На вас же лица нет... Что же заставило вас напроситься в гости к Бахусу?
        - Штандартенфюрер! Считайте, что гауптштурмфюрер Гроне добровольно выбросил свой престиж в клозет. А вместе с ним и честь офицера СС. - Лицо Гроне повело гримасой, как от зубной боли. - Кончился настоящий Гроне... Другим быть не могу!
        - Вы немедленно покинете казино, гауптштурмфюрер, и отправитесь со мной. Ваше неповиновение будет рассматриваться как должностное преступление. Господа! Проведите вашего товарища к моей автомашине, - повелительно произнес Фалькенберг.
        - Простите, штандартенфюрер, без очищения я вам не слуга...
        Подбежала официантка Зося. Усадила всех троих прибывших за свободный, стоящий особняком столик. Умоляюще посмотрела в суровые глаза начальника контрразведки:
        - Прошу пана полковника стричь вольность капитана Гроне. Падаю в ноги пана...
        Гроне, не дожидаясь, когда Зося принесет закуску, разлил шнапс по стаканам, поднял свой, посмотрел застывшими студнем глазами на штандартенфюрера.
        - Я хочу поднять бокал за того велосипедиста, который мчится, не останавливаясь. Остановка смерти подобна. Поэтому он жмет на педали и мчится вперед... За всех вас, господа, и за господа Бога, оплакивающего мое падение...
        Остановленный Зосей от решительного шага, Фалькенберг в изумлении уставился на Гроне. Он уже слышал в застолье пехотных офицеров подобный тост-намек на безрассудство Гитлера, продолжающего кровавый пир на костях сынов Дойчланда.
        - Что за нелепая тризна, гауптштурмфюрер? - Подмываемый тревожными ощущениями, привстал с места Фалькенберг, усаженный было Зосей за стол с Гроне.
        - Никто путного знать ничего не может, кроме меня, - совершенно отрезвевшим голосом произнес Гроне. - Ко мне пришли слишком поздно, успели лишь вызволить из болота. Водитель не лежит глубоко в мягкой колыбели... Позор мой смывается только лишь собственной кровью...
        - Что вы за чушь городите, гауптштурмфюрер! Это же сплошной стрекот опьяневшей сороки! - теряя терпение, заявил Фалькенберг и, уловив вокруг себя тишину, молчавший на эстраде духовой оркестр и повернувшиеся в сторону Гроне любопытные лица, он не выдержал: - Господа! Вам должно быть стыдно заглядывать в замочную скважину чужой квартиры! Ничего особенного не произошло. Оркестр! Вальс из "Серенады Солнечной долины!.."
        - Я видел их, этих неандертальцев, выплывающих из лесной гущи, таких же зеленых, как кивающие от ветра ветви деревьев. Шли они стройной и грозной чередой, как витязи, выходящие из пучины морской за дядькой Черномором...
        - Гроне! Вы говорите, как я понимаю, про русскую разведгруппу? Координаты? Численность? Какие координаты? Тогда все ясно... где это произошло... Группенфюрер оказался провидцем. Ведь это те квадраты, о которых он говорил. Хорошо. Не будем терять времени. Немедленно вызвать патруль и изолировать Гроне. Пошли, - сказал он своему адъютанту и двинулся к выходу. - Пусть пока утоляет жажду. Все образуется. По всему видно: гауптштурмфюреру Гроне пришлось лихо. Впервые вижу таким и в таком состоянии...
        Крамер толкнул входную дверь, когда за спиной ухарским ударом бича, полоснувшего по воздуху, хлопнул пистолетный выстрел. Фалькенберг, а за ним Крамер, бросились обратно в казино. Их встретила гробовая тишина. За столом, за которым они оставили гауптштурмфюрера Гроне и его спутников, они увидели неприятную картину. Оба прибывших с Гроне офицера стояли навытяжку перед столом, позади них - опрокинутые стулья, а Гроне, согнувшись в плечах и опустив голову на свободную от посуды столешницу, казалось, застыл в недолгой дремоте. Лишь из правого виска, как бы принудительно, стекала в чистую тарелку ярко-красная струйка крови.
        Глава одиннадцатая
        - Гауптштурмфюрер! Категорически возражаю против проверки вами груза на повозке. Прошу не превышать полномочий, если они у вас имеются, - перекрыл дорогу к повозке капитан Черемушкин. - Груз совершенно секретный.
        - Кто вы такой? Документы? - грубо и задиристо потребовал офицер СС.
        Черемушкин молча отвернул лацкан камуфлированной куртки. На нем впечатляюще был прикреплен личный знак принадлежности к полевой жандармерии.
        - Будь по-вашему, - сказал немец, осмотрев оценивающим взглядом Черемушкина, затем настороженно следящих за каждым его движением молчаливых спутников незнакомого ему и интуитивно подозрительного офицера СС, встретившегося в зоне поиска русской разведгруппы, - но я оставляю за собой право связаться по радио с шефом гестапо оберштурмбанфюрером СС Крюгером.
        - Не советую. Мое присутствие и та задача, которую выполняю, не подлежат оглашению. Вы что же, гауптштурмфюрер, собираетесь раскрыть тайну операции "Леопард-три"? Вы лично слышали о такой?
        Гауптштурмфюрер, не отвечая, подошел к багажнику автомобиля и приподнял крышку. Капитан Черемушкин и не отстававший от него ефрейтор Цветохин увидели стоявшую в нем РДС-43, а на заднем сидении - ручной пулемет РГ-43 с несколькими магазинами двух конфигураций однодисковый и двухдисковый коробчатый. На полу салона - две металлические коробки с чешуйчатыми металлическими лентами по сто пятьдесят патронов каждая, а с левой стороны в деревянном ящике - ручные гранаты, прозванные советскими солдатами пасхальными яичками за их разноцветную окраску и форму, напоминающую куриное яйцо. Новехонький пулемет, на котором еще оставались следы заводской смазки и из которого, по-видимому, еще никто не стрелял, привел в восторг Цветохина, давно мечтавшего заменить немецкий автомат-трещотку на настоящее оружие пехоты. Младший сержант Антонов, шаг за шагом незаметно оказался рядом с водителем легковушки - молоденьким эсэсманном, эдак лет девятнадцати. Тот, почувствовав неладное, для безопасности подтянул к себе за ремень автомат.
        - Не торопись, красавчик, - заметив его красноречивое движение, по-простецки улыбаясь, предупредил его Антонов. - Офицеры, мой друг, сами разберутся, а нам придется самую малость подождать. Понял? - Он взял у водителя автомат, внимательно осмотрел местность, окинул взглядом горизонт.
        Полуденное марево, стоящее над дорогой, широкой луговиной и дальше у стены леса, струилось в восходящих духовитых потоках горячего воздуха. Испытывая томящий июньский зной, ловя редкие порывы сухого ветра, поднимающего тонкие вихреватые бурунчики пыли на дороге, Антонов искренне подивился выдержке и великому терпению Ковровой, неподвижно лежащей рядом с пленным в повозке, укрытой поверху автомобильным брезентом.
        А между тем с каждой минутой опасность быть разоблаченными возрастала в геометрической прогрессии. Но изменить ход внезапной встречи Черемушкину пока было не под силу.
        - Герр гауптштурмфюрер! - думая этим подтолкнуть командира на окончательное осмысленное решение, заговорил было на немецком Цветохин.
        - Знайте свое место, штурмманн! Передайте унтер-шарфюреру повысить степень внимания. Возможно те, кого ищут, свободно могут выйти на нас. Исполняйте!
        Не так далеко от них, приближаясь по извилистой ленте дороги, возникли бугристые султаны дыма и пыли, поднятой колесами автомашин. Повозка сошла с пути. Старший сержант Касаткин, получив указание от командира через Цветохина, еще дальше отвел пару гнедых и повозку по поляне и на всю длину вожжей привязал к молодой березке. Лошади жадно потянулись к густому разнотравью. Сержант Мудрый, младший сержант Антонов и ефрейтор Цветохин по распоряжению в данный момент унтершарфюрера Касаткина к великому изумлению и недовольству гауптштурмфюрера СС Гроне вынесли ручной пулемет из салона автомашины и быстренько установили на холмике. Затем перенесли патроны, замаскировались среди травы и кустарниковых зарослей. Младшие сержанты Юрский и Сабуров отошли за дорогу, заняли оборону. Касаткин, подняв край брезента с повозки, предупредил знаками Коврову о возможном исходе встречи. Коврова моргнула глазами, потрогала лежавшие рядом гранаты и положила правую руку на автомат. Касаткин и Черемушкин отошли с дороги к машине остановившего их гауптштурмфюрера.
        И командир, за кратчайшее время подготовки к возможной схватке с подкатывающим на машинах противником пришел к невеселому выводу: вот-вот раскроется перед гауптштурмфюрером СС Гроне, кто он на самом деле такой, и вся разведгруппа может попасть впросак, в глупейшее положение, из которого может быть только один выход - неравный бой на уничтожение. Кто окажется победителем, наперед было предельно ясно. Посмотрев на приближающиеся машины с немецкими солдатами, Черемушкин, чтобы не слышал необычного разговора шофер, знаками подозвал гауптштурмфюрера к багажнику автомашины.
        - Я командир советской разведгруппы...
        - Вы говорите о том, о чем я уже знаю. Вернее, догадался. Я понял почти сразу, что вы не та личность, за которую себя выдаете. Но было уже поздно что-либо противопоставить...
        - Гауптштурмфюрер! У нас с вами нет реального времени, чтобы расставить точки в наших обоюдных признаниях, рассудите, если вы наделены здравым разумом. Понимая создавшуюся ситуацию, не допустите гибели по вашей вине десятков ни в чем не повинных немецких солдат - ваших соотечественников. Но, в первую очередь, умрете вы и ваш водитель. Не идите на кровавую бойню. Будем вести себя так, как подобает старым друзьям после долгой разлуки. Внушите это и эсэсманну. Но любой ваш намек, какой-либо знак, единственное слово, внушающее постороннему подозрение в наших отношениях, послужит сигналом к открытию огня изо всех имеющихся у нас стволов оружия. Вы теперь твердо знаете, что мы те, кого ищут многочисленные немецкие отряды, и как понимаете, нам терять нечего... - Он расстегнул кобуру у эсэсовца, вынул из нее "парабеллум" и сунул его под куртку, за ремень брюк.
        Гауптштурмфюрер СС усмехнулся, нервно закуривая, сломал сигарету и отбросил ее в сторону.
        - Мне придется принять условия... Не хочу быть кровавой собакой. Но сдержите ли вы слово? Отпустите ли нас вместе с водителем на все четыре после недостойного циркового представления?
        - Слово советского офицера: с ваших голов не упадет ни единый волос.
        Гроне вновь усмехнулся, закурил, пустил расплывающиеся колечки дыма.
        - Что же, поживем увидим, к кому из нас неравнодушна фортуна, - произнес гауптштурмфюрер, отдавая себе трезвый отчет в том, что в действительности произойдет, если он все же подаст один из установленных тревожных сигналов...
        Из-за поворота вынырнули три бронетранспортера "Ганоман" и бронеавтомобиль. За ними - четыре грузовика с пехотой. Их сопровождал отряд из пяти тяжелых мотоциклов с турельными пулеметами на люльках. У Гроне дико разгорелись глаза от вида шедшей боевой техники, и он окончательно понял, что проиграл. Поднял взгляд. На него в упор, чуть сощурившись, смотрел командир русской разведгруппы. Гауптштурмфюрер не решился на отчаянный поступок.
        Передний бронетранспортер стал резко тормозить. За ним, словно повязанные веревкой, заныли тормозами остальные. А стая мотоциклов с экипажами стрекочущими жуками вмиг разлетелась в стороны, обхватывая кольцом легковую машину и стоящих около нее. Лошади, не выдерживая шума работающих моторов и возникшего галдежа человеческих голосов, пытались стать на дыбы и бить подкованными задними ногами в передок повозки. Но вожжи крепко держали гнедых.
        Черемушкин мигнул Касаткину, и тот понял, что необходимо их успокоить и вместе с этим своим спокойным голосом подбодрить Коврову. Наступил острый критический момент, который мог принести все, что угодно. Но тут с подножки переднего бронетранспортера спрыгнул худощавый оберштурмфюрер, шатен лет тридцати, и прямиком направился к Гроне.
        - О, кого видят мои глаза! В рот пароход - в задницу якорь! Гроне! Какая встреча! Что ты тут делаешь?
        Видно было, что гауптштурмфюрер СС с трудом сдерживает себя, свою бурную реакцию, вспыхнувшую с новой силой с появлением, скорее всего, однокашника.
        - Да вот, встретил старого солдата из дивизии "Мертвая голова". Ты его знаешь, Фриц. И откуда у тебя такие сложные слова... В рот пароход...
        - Что-то не помню, - рассматривая Черемушкина, покачал головой оберштурмфюрер. - Возможно, из разведбата старого козла оберштурмбанфюрера Еккермана? Что же касается парохода, русский Иван всему научит. Даже танцевать на горячей сковородке под заячий хохот.
        - Прости, Фриц Шлихте. Поговорим в другой раз...
        - Постойте, я мигом. - Фриц Шлихте ветром метнулся к бронетранспортеру и через минуту был уже рядом с Гроне и Черемушкиным с пузатой бутылкой в руках.
        - Возьми, Гроне. Хамельком, по чарочке с другом! А я - вперед! - Он постучал по циферблату часов. - Нужно успеть. Говорят, что лесных хмырей-призраков, как поленья, складывают в штабель, обливают бензином и подносят горящий факел. Это дело по мне. До встречи, Руди. А вот с вами сложнее, - обратился Шлихте непосредственно к Черемушкину. - Встретимся ли?
        - Гауптштурмфюрер СС Генрих Шернер, оберштурмфюрер. Русские, в этом случае говорят: гора с горой не сходится... - И Черемушкин подал руку Шлихте.
        Взревев моторами, бронетранспортеры, а за ними - грузовики, мотоциклы исчезли, как их и не было.
        Дверца легковушки с правой стороны клацнула замком, и от нее к южной стороне леса метнулась полусогнутая фигура водителя. Это произошло на глазах у всех, кто стоял возле машины. Подошедший ефрейтор Цветохин поспешно вскинул автомат. Но на его плечо сейчас же легла рука капитана Черемушкина.
        - У страха глаза велики. Этот мальчик метров через семьсот-восемьсот встретит на своем пути озеро. Естественно, бросится через него вплавь. Но вряд ли он останется жив. Озеро местами зыбучее, трясинное... Слушайте меня внимательно. Судьба изменчива и капризна. Вряд ли вторично она выдаст нам счастливый билет. Антонов, Мудрый, Юрский, Сабуров, немедленно убрать легковушку гауптштурмфюрера Гроне с дороги в гущу кустарника и замаскировать. Рацию привести в негодность. Потом скрытно отходите к юго-западной опушке леса. Цветохин остается со мной. Михаил, - обратился Черемушкин к Касаткину, - ты понимаешь толк в лошадях. Помоги подняться Ковровой, оправь конную упряжь, пленного оставь в повозке и пусть мчится туда, откуда начал свой путь. Сам немедля выходи к юго-западной опушке леса, к озеру. Я и Цветохин идем в тот же район. Пока все подойдут, попробую разговорить гауптштурмфюрера СС Гроне. Может, что-нибудь путное нам и скажет.
        Для короткой беседы с Гроне Черемушкин избрал тенистое местечко в треугольнике старых раскидистых верб. По влажности воздуха и кваканью лягушек угадывалось недалекое озеро. Зной не томил, как раньше, а мягко, усыпляюще давил на психику. Гроне, присевший было с отрешенным видом, вдруг поднял голову, бросил презрительный взгляд на Цветохина и проговорил тоном, словно выносил Черемушкину выговор за нерадивость:
        - Однако, вы не сдержали слово советского офицера, что не делает вам чести. Немецкий же офицер - человек слова.
        - Я очень любопытен, Гроне. Каюсь, что задержал вас с умыслом, - произнес Черемушкин, и вдруг, установившуюся на мгновение тишину разорвал в клочья захлебывающийся, молящий о спасении голос. Гроне, конечно узнал его, прощальный голос своего водителя. Он вскочил с места и побледнел.
        Черемушкин красноречиво пожал плечами.
        - Гроне, я как разведчик слышал о вас по армейской группировке "Метеор". Интересно, каким кодом теперь засекречено ваше войсковое соединение?
        Гауптштурмфюрер усмехнулся:
        - За этим не следовало переться в этакую даль... но раз задан вопрос... Армейская группа под кодовым названием "Феникс". Командующий - группенфюрер Веллер. Глава штаба - бригаденфюрер Вайс. Начальник гестапо - оберштурмбанфюрер СС Рудольф Крюгер...
        - Начальником контрразведки по-прежнему штандартенфюрер СС Фалькенберг? - перебил Черемушкин Гроне. - Итак, будем считать "Метеор" воскресшим из пепла. Вы сами из гестапо?
        - Я командир ООН, - не без гордости сообщил гауптштурмфюрер.
        - Яснее можете?
        - Отчего же. Командир отряда особого назначения службы безопасности и, как бывший разведчик, широкого профиля. Скажу вам, как войсковому разведчику: берегите ваше и мое время. Ваше - потому, что лучше и побыстрее сматываться из этих районов. Я, например, не люблю, когда стреляют в затылок глубоким вечером или рано утром. Это противоестественно. Бесчеловечно. Благородней получить, как подарок, пулю в сердце или в височную область - и улечься в дневные часы на душистой хвойной подстилке...
        - Вы говорите о времени, а выступаете, как на митинге анархистов, - заметил Черемушкин, посмотрев на циферблат карманных часов. - Состав, вооружение, границы расположения армейской группы "Феникс" на карте. Если знаете - то некоторые подробности о ближайших и последующих задачах ее штаба. Что молчите, Гроне?
        Было заметно, гауптштурмфюрер очень волнуется, но воспитанной в себе силой воли старается быть сдержанным и спокойным в ответах.
        - Поверьте, я не имею чести знать планы штаба армейской группы "Феникс". Они мне недоступны. Попытайтесь заполучить их сами. Штаб группы расположен в Станичке. Напрасная трата времени, лейтенант Черемушкин. Вы, видимо, уже капитан? Майор?
        Черемушкин изумленно посмотрел на гауптштурмфюрера Гроне.
        - Вы, что же, в самом деле знаете меня или просто решили проверить свою догадку?
        - Второе - вернее. Очень уж похож целенаправленностью, изворотливостью, дерзостью, не знающей границ, и бесстрашием на почерк командира русской разведгруппы в не столь уж отдаленные времена.
        - Уверяю вас, вы ошибаетесь, я не Черемушкин и с таковым не знаком. Разрешите вашу полевую сумку!
        - И все же вы сломаете на этом себе шею, - бурно среагировал на просьбу Гроне, протягивая отличной кожи полевую сумку.
        - Вы неисправимый оптимист, гауптштурмфюрер.
        - Вы изволите шутить? Но, по-моему, оптимизм - не бравурный полет человеческой мысли. В нем самом есть что-то похожее на трусость, скрытую в тайниках души. Что касается судьбы... то судьба и надежда - родные, но непримиримые спутницы-сестры, нередко предающие друг друга...
        - Меня удивляет наличие у вас рабочей карты, явно не соответствующей уровню командира отряда особого назначения армейской группы. Вам, конечно, известно, что она определена группой секретности и должна находиться на строгом учете штаба "Феникс". - Черемушкин вопросительно посмотрел на Гроне.
        - Да, но... - Явно смутился гауптштурмфюрер.
        - Я понимаю, вы незаконными путями приобрели подобный документ. А говорите, что вы - бывший разведчик широкого профиля... Этот ляпсус лично вам дорого обойдется, и я бы не хотел быть на вашем месте.
        Послышался продолжительный шорох. Аркадий Цветохин напрягся, но тотчас расслабился, на губах заиграла улыбка.
        - Наши... - выдохнул он. - Все, как один.
        Черемушкин окинул подошедших взглядом, не обнаруживая никакой тревоги на их лицах, жестом подозвал к себе Касаткина.
        - Миша! Побудь с Гроне минутку. Молча. Я чуть лучше рассмотрю его карту. - Он развернул ее вновь и углубился в чтение.
        Карта отражала общую картину оборонительных рубежей "Феникса" на подходе к Главному Карпатскому хребту на большую глубину. Она говорила о том, что командование армейской группы "Феникс" получило задачу любой ценой удерживать созданные укрепрайоны, отрезая от наступающих советских войск выход на промежуточные рубежи в Восточных Бескидах. Наиболее плотные узлы обороны враг создал на своих флангах, несколько слабее, - в центре, где стояли 20-я и 6-я пехотные дивизии, переданные для усиления армейской группы "Феникс". Карта, изъятая у командира отряда особого назначения, рассказала капитану Черемушкину немало и имела ценность не меньшую, чем карта, добытая капитаном Шелестом. Главное было сделано, и не было больше резона пользоваться услугами гауптштурмфюрера СС Рудольфа Гроне.
        Черемушкин свернул карту, встал и подошел к Касаткину, сидевшему на поваленном стволе ольхи рядом с беспрестанно курящим пленным. Он на свой риск решил способ возвращения гауптштурмфюреру свободы.
        - Герр гауптштурмфюрер! - сказал Черемушкин. - Сейчас, как вы и советовали, покидаем данный район. Хотелось бы после войны встретиться с вами, посмотреть в ваши глаза и увидеть, что скажут они после кровавой войны-бойни, навязанной нашему народу немецким фашизмом. Вот ваш пистолет, только с магазином без патронов. И еще одно обстоятельство для вас не из приятных. Но мы вынуждены пойти на это. Вам завяжут глаза, отведут отсюда и привяжут к дереву. Попытка освободиться от пут будет успешной примерно через час, что для нас вполне достаточно, чтобы стать при любом преследовании недосягаемыми. Прощайте, Гроне. И спасибо за совет. До возможной нашей встречи после войны. Сабуров и Мудрый, пойдете с Касаткиным. Узлы - без дополнительных стяжек. Сабуров, вы - мастер на все руки. Михаил! - И когда тот подошел, сказал ему тихо: - Идем по прямой к озеру. Пока другого пути для нас нет. Нам край нужно переправиться на противоположный берег. Все ясно? К делу!
        Гауптштурмфюрер СС Гроне поднялся с места, надел фуражку, и тут взгляд его встретился с глазами Ковровой. И уже безо всякого сомнения признался себе, что лично встречался с этой женщиной не раз и не два. Он закрыл глаза, чтобы избавиться от наваждения, понимая что совершил жестокую ошибку, предав в свое время лучшего друга штурмбанфюрера Ганса Вернера. А чуть позже, исполняя судебное предписание, расстрелял его отделением солдат в глухом и безлюдном перелеске. Гроне решительно подошел к Ковровой.
        - Я не ошибся, нет. Вас не сразу отличишь от подлинной Эмилии Штальберг. Я помню: ваша фамилия - Коврова. Вы были радисткой разведгруппы лейтенанта Черемушкина. Ваш командир... - Он посмотрел в сторону кустов, сомкнувшихся за Черемушкиным, и отчаянно махнул рукой. Его лицо отливало синюшной бледностью. Сгорбившись, гауптштурмфюрер безропотно пошел впереди сопровождающих его разведчиков.
        - Евгений? - догнав мужа, спросила Наташа. - Не совершил ли ты, дорогой, роковой ошибки, отпуская с миром этого Гроне? Не обернется ли этот благородный жест тяжелыми последствиями для нас?
        - Не думаю, ты должна понять моральное состояние Гроне. Вольно или невольно, но это он подсказал нам, что разведгруппа блокирована со всех сторон и посоветовал исчезнуть с этих мест. Аркадий! - приказал он Цветохину. - Позови старшего сержанта Касаткина. Он здесь рядом, у двух сросшихся сосен, с Сабуровым и Мудрым.
        - Как же мы собираемся перейти озеро? Как я поняла, обходить его мы не станем, и не только в порядке экономии времени.
        Черемушкин внимательным взглядом задержался на лице и фигуре жены, запечатлевая ее такой, какой она выглядела именно в этот момент: роскошные каштановые волосы были в беспорядке, на левой щеке, от виска к самому подбородку, спускалась полоска осевшей дорожной пыли, возможно, даже след колесной мази, камуфлированный костюм изрядно помят...
        Она зарделась, ощутив на себе его проницательный взгляд.
        - Поцелуй меня, Евгений, - сказала шепотом и посмотрела по сторонам. - Скорее же, неуклюжий! А то появится сержант, Касаткин, поставит тебя на колени, в угол. Серьезный мужик!..
        - А кто у нас несерьезный?
        - Да, я не о том. Сережа Антонов. Он же еще мальчик. К нему, пожалуй, можно еще добавить Аркадия Цветохина...
        - Кхе, кхе, кхе. - Из-за кустов появился старший сержант Касаткин.
        - Что вы там долго копались?
        - Споткнулся, черт побери! Полено кто-то положил на дороге, - засмеялся он одними глазами.
        Коврова, поняв, на что намекает старший сержант, смутилась и отошла чуть в сторону, вытирая левую щеку кусочком бинта.
        - Что скажешь о переправе, Михаил?
        - Многое, командир. Причем, грустное, но в целом решающее нашу проблему...
        - А что грустного?
        - На берегу в густой траве обнаружили целую катушку телефонного кабеля.
        - Немецкого?
        - Нет, нашего, русского, командир. Остался здесь, я в этом уверен, с жарких дней сорок первого. Рядом - скелет с полосами истлевшей ткани. Останки, видимо, связиста. На шейных позвонках подвешена на шелковом черном шнуре вот эта штука - эбонитовый футлярчик. Но клочок бумаги в нем превратился в прах. А в метрах пяти - две пары солдатских кожаных ботинок. По всему видно, что товарищи оставленного на берегу озера тяжело раненного бойца пошли искать брод и назад не вернулись. То ли утонули, попав в трясину, то ли были перестреляны немцами.
        - Спасибо, Миша. Когда нагрянул с "инспекцией" гауптштурмфюрер Гроне, ты вел себя как настоящий обершарфюрер СС. Выдержка, железная воля.
        - Очень люблю, когда меня хвалят. Ужас, какой хорошей становится тогда жизнь!
        Посмотрев друг на друга, все трое искренне рассмеялись.
        - Итак, ты говоришь, что проблема форсирования озера снята? В этом деле у нас за годы войны накоплен достаточный опыт. Готовишь два десантных плота из бревен, чтобы каждый из них мог выдержать нагрузку триста пятьдесят-четыреста килограммов. Главное, чтобы не были они громоздки и неуклюжи. Сухого подсобного материала тут много. Эти плоты для шести человек, оружия и имущества. И еще один плот. Вернее, не плот, а два связанных между собой бревна. Замысел мой тебе должен быть понятен. Длина озера по карте - три километра. Ширина - около ста метров. Глубина местами достигает до пяти метров. Ты берешь с собою Цветохина с пулеметом, достаточным запасом боеприпасов и переправляешься с ним способом "гуси-гуси"... Другими словами грузишь на плотик все, что считаешь нужным. Раздеваетесь догола, и держитесь за него с заднего торца и толкаете вперед. Только при движении прошу не хлестать ногами по воде, а гасить звуки плавными движениями ступней. С собой берете спаренный телефонный провод. Выйдя на берег, вяжите его конец за дерево. Потом дергаете провод два раза. Это сигнал безопасности. И все это в темпе,
Миша! Я сейчас подойду. Да, что с Гроне?
        - То, что было приказано. Отвели метров за сто. Может, больше. Я исчезаю, командир.
        Но как ни отлажено было дело, как ни спешили, полностью переправились только в восемнадцать ноль-ноль. Каждому, кроме Ковровой, которую перенесли на зыбкое плавучее сооружение на руках, нужно было раздеваться до пояса и добираться к спущенным на воду плотам. Правда, имелось и другое, более подходящее место для причала, в прогалине между сплошной стеной камыша. Но на поверку оказалось, что дно было зыбким, опасным для движения. А в прогалине обнаружили труп водителя гауптштурмфюрера СС Рудольфа Гроне.
        Подтягиваясь за спаренный телефонный провод, пересекли озеро. Разобрали по бревнышкам плоты и стали уходить в глубину леса.
        Внезапно со стороны оставленного разведгруппой берега, а может быть, и с более дальнего расстояния, из разных точек, обрушился неистовый пулеметный огонь. Работали явно крупнокалиберные пулеметы. Шмелиный рой пуль не зарывался в воды озера, а кромсал деревья и кустарники на высоте среднего человеческого роста. Пришлось всем залечь и переждать.
        Обстрел так же внезапно прекратился, как и начался. Только еще некоторое время беличьим скоком носилось по лесу эхо стрельбы, пока совсем не смолкло. На сей раз судьба уберегла разведчиков, была к ним щедра и милосердна...
        Глава двенадцатая
        Штандартенфюрер СС Фалькенберг в операции по ликвидации русской разведгруппы не принимал участия, хотя и разрабатывал совместно план акции с начальником гестапо оберштурмбанфюрером Крюгером, взявшим на этот раз бразды правления поиском в свои руки. Забот у начальника контрразведки было невпроворот. Но он, находясь в своей резиденции непосредственно в расположении штаба, периодически связывался по радио с руководителями операции и благодаря этому постоянно находился в курсе дел. Начальник гестапо Крюгер, чтобы оперативнее решать возложенную на него миссию, в самом разгаре прочесывания лесных массивов решил подключить к ней начальника отряда особого назначения гауптштурмфюрера СС Рудольфа Гроне. Тот без особого энтузиазма принял назначение. Но, несмотря на усилия соответствующих служб развить успех по выполнению задания, осилить трудности, барьером встававшие на пути, исполнители не смогли. Блестяще, казалось бы, начатое завершение преследования "зеленых лесных хмырей" потерпело полное фиаско. В конце концов, все бы завершилось прозаически, если бы не самоубийство Гроне. Смерть гауптштурмфюрера СС
за столом в офицерском казино вызвала обширную и разноречивую реакцию, которая в изрядной мере подмочила репутацию как начальника контрразведки, так и начальника гестапо. Возникали разные толки, предположения, но все сходились во мнении: Гроне перенес какое-то страшное моральное потрясение, приведшее его к стрессу.
        Ну что же произошло? Какие события закружили крутой волной командира отряда особого назначения, увлекая в бездну безмолвия? Можно, конечно, взять на себя смелость предположить, как один из главных мотивов, встречу с командиром советской разведгруппы, развенчавшую его веру в личный успех. Но это всего лишь догадки...
        В тот же вечер, когда стал очевидным провал операции, временно исполняющий обязанности командующего начальник штаба армейской группы "Феникс" бригаденфюрер СС Вайс, в выдержанном тоне, но и в довольно энергичных выражениях, высказал Фалькенбергу и Крюгеру свое особое мнение об их исключительной способности ставить порученное дело с ног на голову. Установив безоговорочный срок ликвидации русской разведгруппы в течение семидесяти двух часов - и не часом больше, начиная отсчет времени не с момента встречи, а с прошедшего утра, с часа начала операции поиска, оба - Фалькенберг и Крюгер, - надеясь на непокидающую их везучесть, приняли к решению занимательный и сложный кроссворд, таящий при отрицательном результате крупные для них неприятности. Назрела необходимость незамедлительно решить набивший оскомину ранее возникший вопрос о причинах возникновения больших, малых и, на первый взгляд, незначительных происшествий, имевших место не только в предыстории самоубийства Гроне. В частности, предстояло до конца распутать непонятную историю с бегством из плена русского летчика капитана Шелеста. Бригаденфюрер
СС Вайс не забыл указать на ясно выраженные внутренние неувязки и противоречия в работе отдела контрразведки и гестапо. Он выразил мысль группенфюрера СС Веллера о том, что присутствие в штабе группы оберштурмбанфюрера СС Эмилии Штальберг несколько оздоровило бы создавшуюся обстановку.
        Знал, догадывался ли командир русской разведгруппы о готовящемся реванше штаба "Феникс"? Безусловно. Он, конечно же, понимал грозящую ему опасность с самого начала внезапной встречи с немцами при десантировании на лесную дорогу. Но чему быть - того не миновать: И в этой ситуации любая ошибка грозила русским разведчикам полным крахом.
        Штандартенфюрер СС Фалькенберг провел ночь довольно скверно. Не спал, мучаясь от головной боли. Утром, лишь солнце позолотило верхушки деревьев, он был уже в штабе группы "Феникс", за столом в своем кабинете. Сидел в задумчивой неподвижной позе. И о чем бы ни думал, какого вопроса ни касался, деревушка Васькины Дворики постоянно находилась в центре его внимания, как бы служила отправной точкой рассуждений о всех сегодняшних неудачах.
        - Хорошо, - взмахнул он пальцами правой руки, не отнимая ладонь от столешницы огромного письменного стола, - Федор Карзухин, не сегодня так завтра, будет разгадан. Это особая статья, и в отношении его выработан совместно с Крюгером, сложный, правда, но перспективный план. - И продолжал рассуждать...
        Почему, по какой причине, имея твердый нордический характер, силу воли, доказавший не раз, что на него можно положиться, образцовый офицер в дисциплине и верности долгу, делу фюрера, гауптштурмфюрер СС Рудольф Гроне оказался трусишкой, сведя счеты со своей жизнью... Бывших с ним в казино офицеров - гауптштурмфюрера СС Граббе, и оберштурмфюрера СС Кюнга - допрашивали поодиночке и он и шеф гестапо Крюгер, и их ответы не поддавались сомнению. Гауптштурмфюрер СС Гроне встретился с ними при возвращении с задания возле Станички, у моста через речонку Стрийка. Но в каком он был виде: весь с головы до ног в липкой, неприятно пахнущей грязи. Стали расспрашивать его: почему, как перст, один? А тот, человек любящий юмор, не лезший в карман за словом, в ответ - ни гу-гу. По его просьбе заехали к нему на квартиру. Подождали, самое большое, минут двадцать-двадцать пять. Вышел в новехонькой униформе. Уселся на прежнее место и пригласил за его счет в казино. Когда Зося принесла шнапс и закуску, Гроне залпом выпил два граненых стакана и задумчиво посмотрел в сторону эстрады. Затем вынул из кобуры "вальтер", извлек
из нагрудного кармана френча полную обойму, вставил в рукоятку. Подмигнул обоим. Те подумали, что это очередной безобидный фарс-фокус гауптштурмфюрера СС Рудольфа Гроне. Но прогремел выстрел. Происшествие не рядовое... Где и почему остался водитель его автомашины? Где, в какой квадрат направить людей для его розыска? Да и живой ли он вообще? Кто скажет, в каком овраге, перелеске, а их вокруг множество, возможно, и в озере лежит эсэсманн Курт Фридерман. Машина - не иголка. Она оставляет за собой следы. Как известно, на свой "мерседес" он поставил новые покрышки. "Обул" ее по-хозяйски. Вообще, мужик правильный. Пользовался завидным успехом у женщин...
        Около девяти часов утра зазуммерил телефон внешней связи. Начальник контрразведки нехотя поднял трубку:
        - Фалькенберг вас слушает.
        - Начальник спецзондеркоманды оберштурмфюрер СС Фриц Шлихте...
        - Чем могу быть полезен, оберштурмфюрер? - Чувствуя, что собеседник может пролить свет на загадочную историю с Гроне, Фалькенберг насторожился.
        - Штандартенфюрер! Я только что услышал о том, простите, мне даже не верится, что мой старый друг, однокашник, отличный парень Рудольф Гроне пропел непонятную лебединую песню.
        - Да. Это почти по-вашему. Я ищу свидетелей, встречавших Гроне вчера в известной вам операции. Этот же вопрос поставлен и в отношении его водителя. В свою часть эсэсманн Курт Фридерман так и не вернулся.
        - Штандартенфюрер, я затрудняюсь сказать, последним или первым видел гауптштурмфюрера Гроне. Но я видел его живым и здоровым, а также его водителя в автомашине "мерседес" в окружении шести человек - молодых и крепких парней, одетых, как и все наши десантники и солдаты, выполняющие спецзадания. Седьмой стоял в парной повозке, держа вожжи в руках.
        - Когда все это произошло? - строго и раздельно спросил Фалькенберг.
        - Скажу точно. Командуя группой захвата, лично находился в кабине первого бронетранспортера. Завидев Гроне в окружении незнакомых мне людей, я дал отряду команду по радио остановиться. На часах стрелки показывали без двадцати пяти двенадцать.
        - Ну, и что происходило дальше? Уточните, сколько людей окружало Гроне?
        - Сейчас... Семь человек. Один из них был на повозке.
        - А машина с водителем?
        - Стояла рядом с Рудольфом Гроне. Мне показалось, что он не совсем здоров. Но бодро представил мне человека как сотоварища по дивизии "Мертвая голова".
        - А я вас помню, - произнес раздумчиво начальник контрразведки. - Вы же сами ветеран этой дивизии.
        - Горжусь честью ветерана славной дивизии "Мертвая голова". Но, честно признаться, в штабе и в полках названной дивизии представленного мне Рудольфом человека не встречал. Возможно, он из разведбата... Говорил мне, что бывший разведчик...
        - Прошу его звание, фамилию, имя. Мне почему-то кажется, что вы чем-то взволнованы. Не так ли?
        - Штандартенфюрер, этот незнакомец представился как гауптштурмфюрер Ганс Шернер.
        - Командир какого подразделения, принадлежность к войсковой части, задача, которую он выполнял?
        - Об этом ни звука. Чувствую, что, в свою очередь, дал маху.
        - Больше ничего не вспомните?
        - Пожалуй, нет. Запомнились глаза незнакомца, штандартенфюрер.
        - Интересно. Это уже деталь. Какие же?
        - Большие, темно-синие, с пронзительным взглядом. "Нужно позвонить штурмбанфюреру Отто Веберу, - подумал Фалькенберг - и, как бы между прочим, поинтересоваться: какие же очи были у лейтенанта Черемушкина? Забавно!"
        - Шлихте, еще что-нибудь?
        - Возвращался по той же дороге. В девятнадцать ноль-ноль достиг с отрядом изгиба дороги, где стояла автомашина Гроне. Вновь дал команду на остановку. Устроил для солдат отдых с перекуром. Прошел взад-вперед и услышал голос наблюдателя с бронетранспортера, докладывающего о непонятном волнении в безветренную погоду озерного камыша. Помнил по карте - озеро Сундук неподалеку от дороги. Поднялся в кузов. Посмотрел в бинокль. Точно. Метелки зеленого камыша ходором ходят. И это тогда, когда слабое дуновение ветерка было бы как награда за целый бесконечный знойный день. Я подал команду. Крупнокалиберные пулеметы всех трех бронетранспортеров на полную ленту хлестнули по подозрительному движению в камышах.
        - Ну, а если это все-таки были свои? Тогда что? - спросил Фалькенберг.
        - Нет, - подумав, отрицательно отреагировал оберштурмфюрер. - По боевому расписанию в этот час в непосредственной близости к озеру не мог быть ни один из немецких отрядов, задействованных в операции "Поиск".
        - Это было точно в девятнадцать? - уточнил Фалькенберг.
        - Да. Мы двинулись дальше с того места в восемнадцать сорок пять. Виноват, движение у озера отмечено в восемнадцать двадцать.
        - Благодарю вас, оберштурмфюрер. Вы звоните от себя?
        - Совершенно точно.
        - Если что вспомните дополнительно, либо услышите со стороны все, что касается Рудольфа Гроне, не звоните, а приходите ко мне немедленно в любое время. Это очень важно.
        - Слушаю вас, штандартенфюрер.
        Положив трубку на аппарат Фалькенберг задумался. То, что сообщил Фриц Шлихте, было очень ценно для дальнейшей обработки вопроса по Рудольфу Гроне Предположение о контакте командира отряда особого назначения с русской войсковой разведкой становилось реальностью, но гауптштурмфюрер СС Рудольф Гроне, являлся выдвиженцем начальника контрразведки армейской группы под кодовым названием "Феникс", и по этой причине Фалькенберг решил держать себя настороже.
        "Позвонить Крюгеру? Нет. Не стоит. Если он сам позвонит, - промолчать о свежей информации по Гроне. Дивизия СС "Мертвая голова" находится, в данное время на переднем крае, ведет ожесточенные бои. Доложить о своих сомнениях необходимо только группенфюреру. Ведь, черт побери, Гроне давно сбросил с себя короткие штанишки! Почему при встрече с Фрицем Шлихте он не подал тому условный знак?.."
        И все же для очистки совести он позвонил в гестапо.
        - Гауптштурмфюрера Ройтенберга.
        - У телефона.
        - Шеф на месте?
        - Отсутствует.
        - Зашли бы ко мне на пару минут.
        Фалькенберг встретил Ройтенберга у самых дверей своего кабинета.
        - Что нового? Оправдали ли себя наблюдения за обершарфюрером Карзухиным? И давайте условимся: Крюгер о нашем контакте знать не должен. Если же все-таки он окажется для нас необходимым, то - самый минимум. Вы знаете: это нужно исключительно для дела. Обершарфюрер СС Карзухин должен быть у нас на крепком крючке. Никакого сбоя. Если вам нечего сказать - вы свободны.
        - Возможно, я трачу время по мелочам, - обстоятельно начал Ройтенберг, - но должен доложить о том, что обершарфюрер СС Карзухин ведет жизнь аскета. Но в доме вместе с ним под одной крышей проживает женщина лет сорока, очень миловидна собой, под стать королеве. Я предупредил хозяйку, чтобы она держала язык за зубами, после моего посещения квартиры Карзухина. В комнате у него - первоклассный приемник "Телефункен". Вы знаете, штандартенфюрер, что в нечетные дни недели и в воскресенье, ровно в семь часов утра в диапазоне пятнадцать, после музыки Штрауса, ведется передача цифрового материала, очень похожего на язык шифра...
        - Я понял, Ройтенберг, что вы хотите сказать. Но этим цифровым материалом пусть занимаются наши шифровальщики. Не отнимайте у них хлеб насущный.
        - А что вы скажете на то, что Карзухин в своем саквояже носит портативный радиоприемник той же фирмы? Может, приемник совмещен с радиопередатчиком? Возможна и иная компоновка: диктофон вмонтирован в радиопередатчик, который одновременно служит и радиоприемником. Люди, овладевшие техникой, вершат чудеса...
        - В ваших выводах немного фантазии, но скажу вам, Ройтенберг, мыслите вы на уровне классного ученого-специалиста. Вы вправе держать каналы своей осведомленности в тайне. В том, что в своей квартире Карзухин слушает радиоприемник, крамолы нет. Этим болеют многие. А вот о том, о чем вы предполагаете, о ведении радиосеанса в движении при помощи усовершенствованного диктофона, следует крепко подумать. Конечно, я лично не силен в радиотехнике, но вести такой радиообмен можно с любого транспортного средства при наличии мощной радиостанции, обеспеченной выносной антенной. Хотя уже в первую мировую войну английская разведчица Марта Хари носила шпионский арсенал подслушивания и общения под одеждами на своем теле. Вполне может быть. И это даже очень интересно! Ну, так вот, вы сами и подсказали себе стоящую перед вами задачу. И последний к вам вопрос, гауптштурмфюрер. Вы - заместитель начальника гестапо группы "Феникс", но не желаете ли перейти на службу заместителем начальника контрразведки? Функции, если говорить упрощенно, несколько схожи. Но, если касаться перспективы, то работник гестапо того же звания
смотрится более рельефно и надежно.
        - Я верен слову, которое давал, и не было случая, чтобы оно было мною нарушено. Ну, а если конкретнее, то я - бывший полевой офицер пехоты, по случаю тяжелого ранения только недавно вошедший в привилегированную команду СС, и мне как-то ближе и живее работа в органах контрразведки.
        Фалькенберг очень внимательно слушал Ройтенберга.
        - Мне нравится способ отстаивания вашего личного мнения. Сейчас это редкость в отношении начальника и подчиненного. Думаю, что подобная вакансия вам будет обеспечена. Хайль Гитлер!
        - Хайль! - отозвался Ройтенберг, твердым шагом выходя от Фалькенберга.
        - Ну, что ж, - оставшись один, произнес хозяин кабинета, закрыв дверь за будущим своим заместителем, - нужных, ценных сведений по всем интересующим меня вопросам немало. Но вот еще задача: имел ли Гроне у себя карту и с каким грифом секретности.
        От этого зависело отношение к памяти о нем. Не медля, Фалькенберг позвонил в оперативный отдел штаба, где получил справку о том, что действительно гауптштурмфюрер СС Рудольф Гроне, как командир отдельного отряда особого назначения, числившийся в списках ответственных лиц, получил под расписку карту с грифом "совсекретно" для работы над ней, не выходя за пределы штаба. И больше ничего. На месте ли эта карта, выданная Гроне или нет, конкретного ответа Фалькенбергу дано не было. Спустя несколько минут телефонный звонок прервал его за разбором свежей утренней почты. Звонил хозяин штаба бригаденфюрер СС Вайс.
        - Полковник, что-нибудь случилось, если вы справляетесь о документе, который брал в свое время гауптштурмфюрер Гроне? Так она на месте, в чем вас и заверяю. Вам этого достаточно?
        - Но как же так: карта находилась у Гроне. Он мертв... не сама же она явилась и легла на свое место, где ей и положено было быть. Непонятно, бригаденфюрер.
        - Документ раздора был найден сотрудником оперативного отдела вверенного мне штаба, выдавшего его Гроне. Он был обнаружен в полевой сумке гауптштурмфюрера на его квартире. Есть ли вопросы? Благодарю вас, штандартенфюрер.
        "Что это? Ход конем в защиту чести мундира? - подумал начальник контрразведки, понимая, что ничем не докажет свою, обратную версию. - Но почему же тогда командир отряда особого назначения, которому, и Бог повелел стать камикадзе, не обратил на себя внимание подъезжающей группы оберштурмфюрера СС Фрица Шлихте?"
        Мысли его как-то незаметно коснулись в который раз деятельности обершарфюрера Федора Карзухина. К этому времени Фалькенберг имел на него уже обширное досье и знал, что до прихода в русскую полицию Карзухин в качестве гвардии старшего сержанта до конца сражался в одной из частей Красной Армии. Как и когда, при посредстве кого, с какой целью Карзухин оказался на ответственном посту в полиции?..
        В дверь трижды постучали.
        - Входите, - небрежно бросил Фалькенберг.
        Вошел начальник шифровального отдела штаба "Феникс" штурмбанфюрер СС Зальбух.
        - Я вижу на вашем лице отпечаток какого-то внутреннего удовлетворения, штурмбанфюрер, - чуть подавшись вперед, сказал вошедшему Фалькенберг.
        - Успех несомненен. Все сошлось удачно, штандартенфюрер.
        - Наконец-то, птичка обретет себе спокойное гнездышко...
        - Штандартенфюрер, вот что гласила радиограмма. Цитирую слово в слово разгаданный цифровой шифр. "Внимание! "Кондор-один", я - "Малиновка"! Срочно примите меры личной безопасности. Ни в коем случае до известного вам времени не пытайтесь выйти в эфир. Вы под прозрачным колпаком гестапо и контрразведки. Возобновление вашей активности на прежней волне. Время... сообщим дополнительно. Я - "Малиновка"! Связь заканчиваю..." Штандартенфюрер, остается лишь накрыть "крапленого" - и дело в шляпе.
        - Не торопите события, Хорст Зальцбух. Мы можем напугать и "Малиновку". Обставим решение в деликатную и солидную форму. В порядке благодарности - презент ко дню вашего рождения, Хорст Зальцбух. - Открыв крышку бара и подавая штурмбанфюреру голубоватую граненую бутылку с красивой лакированной этикеткой, изображающей морской пейзаж и русалок, купающихся в ночном море, сказал Фалькенберг. - Отличнейший аргентинский ром "Вкус поцелуя"!
        - Сердечно благодарен, штандартенфюрер. Послезавтра в девятнадцать ноль-ноль ждем вас на наш мальчишник. Честь имею!
        - Ну, субчик-голубчик, гражданин-товарищ, и еще как вас там, Федор Карзухин! - После ухода штурмбанфюрера Хорста Зальцбуха в приподнятом настроении, потирая руки, произнес начальник контрразведки. - Надежда мальчиков питает... Однако пора пощекотать кое-кому нервишки. - Он поднял трубку телефона.
        - Слушаю! Обершарфюрер СС Федор Карзухин! Слушаю вас, штандартенфюрер!
        - Приятно сознавать, что вы не забыты. Меня очень трогает ваша острая память, обершарфюрер.
        - Ваш голос, штандартенфюрер, не забывается...
        - Хотел бы переговорить с вами, обершарфюрер. Знаете, в личном, кроме вас, довериться некому.
        - Всегда к вашим услугам, штандартенфюрер... Вместе со своим баулом.
        - Не понимаю вашего юмора, обершарфюрер...
        - У меня нет прикрытия, штандартенфюрер. Мой шеф, штандартенфюрер СС Ганке, отсутствует. Следовательно, для людей вашей службы открыт зеленый свет беззакония.
        - Не говорите глупостей, обершарфюрер. Советую воздержаться от вольностей со мной и не переоценивайте своей персоны...
        - Хорошо. Когда к вам подойти?
        - Не беспокойтесь. Было бы совсем отлично, если бы вы оставались в своем рабочем кабинете.
        - Хорошо. Жду ваших визитеров.
        "Какая выдержка! Как владеет собой, как владеет, каналья!" - отметил про себя Фалькенберг.
        А Карзухин в этот момент рассуждал так: "Ну, что ж, это, кажется, конец. Но на чем же меня все-таки засекли? Конечно же, на капитане Шелесте. То, что я бывший старший сержант Красной Армии, еще ни о чем не говорит. Мало ли таких?! Я шел другим путем в полицию. Жаль, перед самым концом войны! Ну, да ладно! Все когда-нибудь умираем не по своей воле... Нужно только успеть подготовиться к встрече с Фалькенбергом. Чувствую, что гости будут вот-вот".
        Федор поднялся из-за стола, раскрыл баул, погладил рукой блестевшую глянцем портативную радиостанцию. Она была в комплекте с диктофоном и автоматическим импульсным устройством включения и выхода в эфир заданного устойчивого радиообмена, независимого от желания, воли и места нахождения субъекта. Такой новинкой русской инженерной мысли еще не владела фашистская разведка. Сняв винт с потайной головкой, он вставил в отверстие взрыватель, а вместо винта поставил ударно-спусковой механизм, имевший вид безобидного хвостика защелки крышки с корпусом. Взрыватель, вошедший в углубление стограммовой толовой шашки, которая соединялась со второй идентично первой, находился в прочном металлическом футляре, и взрыв ее следовал с некоторым замедлением.
        Карзухин закрыл баул, сел к столу, и, в тот же момент послышался прошедший током по его телу решительный стук в дверь. И только тогда он ясно понял, что ему придется пройти неизведанный пока путь, который неизбежен для каждого смертного. А утешало только одно - что не допустит надругательного физического глумления над своим телом. Недалек тот час, когда он будет мертв и как человек, и как разведчик. И все же какая-то теплая волна обдала его, когда подумал, что ведь непременно ему на смену придет другой. Им, как ни странно, был известный всей Станичке своими физическими недостатками Еремей Матвеев. В детстве излазил все подвалы замка, знал немало подземных ходов, тупиков, лабиринтов, сохранившиеся лазы на поверхность. Неукротимая страсть узнать все тайны замка в двенадцатилетнем возрасте и сделала его инвалидом. Карзухин распознал в сорокадвухлетнем человеке живую, чувственную душу, честность и верность однажды данному слову. И когда надо, хроменький невзрачный на вид с пепельно-серым лицом, но с крупными темно-серыми глазами житель Станички, прокручивал, выполняя задание, на своем видавшем виды
велосипеде десятки километров, он - Федор Карзухин - всегда был уверен и спокоен. В эфир шли позывные "Кондор-один", а Матвеев потом допоздна выполнял свою основную работу дворника. Поэтому Карзухин и возлагал на него самые большие надежды.
        Вошли двое молодых, сытых, мордастых, одетых в гражданское платье люди. Карзухин знал их. А они?..
        - Вы - обершарфюрер Федор Карзухин?
        Тот усмехнулся, весело блеснув глазами:
        - Вы интересны уже тем, унтершарфюрер Отто Зиверс, что, видимо, целый час зубрили мою фамилию. И воинское звание. Вы не ошиблись.
        - Машина у подъезда. Надеемся на ваше благоразумие. Не забудьте захватить с собой баул.
        Уже садясь в автомашину, Федор увидел оказавшегося рядом с ним припадающего на левую ногу Еремея Матвеева. Их взгляды скрестились.
        - Двигай, Франц, - толкнул водителя в плечо унтершарфюрер СС Отто Зиверс.
        А в это время на столе начальника контрразведки армейской группы "Феникс" вкрадчиво заверещал телефон полевого типа.
        - Слушаю, Фалькенберг, - отозвался хозяин кабинета.
        - Хайль Гитлер! Начальник контрразведки сорок первой моторизованной бригады гауптштурмфюрер СС Брюкнер. Штандартенфюрер, вы хорошо меня слышите?
        - Да. Довольно сносно. Видимо, серьезный пожар, Брюкнер, заставил вас позвонить мне. Похвально!
        - Чрезвычайно важное и, не совсем понятное по сути, во всяком случае для меня, загадочное событие.
        - Говорите, пожалуйста, все по порядку, гауптштурмфюрер, - Фалькенберг с трудом отыскал в памяти образ начальника контрразведки сорок первой моторизованной бригады, и это воспоминание вызвало у него веселую улыбку. У Брюкнера было солидное брюшко, при толстом и невысоком росте. Он не удержался, прикрывая ладонью микрофон трубки, и фыркнул, словно поперхнувшаяся лошадь с жадностью дорвавшаяся до зерна.
        - Слушаю-слушаю, гауптштурмфюрер.
        - Вчера, примерно между двенадцатью и тринадцатью часами дня, ротный каптенармус пехотной роты, участвующей в операции, был откомандирован на пароконной бричке на базу за продуктами...
        - Только не сгущайте красок, Брюкнер. Что дальше? - насторожился Фалькенберг.
        - А то, что повозка вернулась со взмыленными, с пеной на мордах лошадьми. А в бричке, то есть, в повозке, совсем запутался, связанный по рукам и ногам без сознания каптенармус, измазанный в своем собственном дерьме. Когда каптенармуса облили водой и кое-как обмыли, дали ему кофе, он пришел в сознание и стал твердить одно и то же: "Светловолосая валькирия... валькирия! Боже правый! О, боже!.. Встретил семью гигантов! Их восемь, нет, восемнадцать! Она - дочь своей семьи..." Врач поставил диагноз: нервное потрясение...
        - У вас живой бригаденфюрер СС Гофман.
        - Есть ли люди, наконец, чтобы разобраться во всем, и деловито, обоснованно донести конкретное мнение, - постепенно разгораясь, вскипел Фалькенберг. - Кого же вы ищете - мальчика на побегушках, черт вас побери? Рота без обеда не сдвинулась с места ни на вершок! Это же как понимать? А вы городите... Валькирия, валькирия!.. - и положив трубку глубоко задумался.
        "Валькирия - женского рода, - подумал шеф. - Это слово означает, что меня в скором будущем ожидает встреча с бывшей радисткой разведгруппы лейтенанта Черемушкина? Вот уж, вещие сны! Такой знакомый, запоминающийся на всю жизнь почерк... Повадка - хитроумные петли лисьих, запутанных следов при волчьей нахрапистости. Очень возможно, что встреча гауптштурмфюрера СС Гроне состоялась не с гауптштурмфюрером СС Генрихом Шернером, а в его лице с командиром русской разведгруппы капитаном Черемушкиным. Валькирия - и сплошное тайны..."
        Телефонный звонок вновь вовлек его в стремительный водоворот обыденной жизни.
        - Послушай, Генрих! - прозвучал тихий, но как бы звенящий голос Крюгера. - В домике лесника, может ты же знаешь, обнаружены трупы знакомых нам людей. Все четверо ухлопаны из пистолета системы "браунинг". Найдено шесть гильз. Значит, стрелял один человек. Кто он? Как ему удалось захватить врасплох четырех крепких и хитрых, увертливых, мозговитых мужиков?.. Загадка...
        Фалькенберг откровенно рассмеялся и ответил, сводя разговор к шутке:
        - Фрау! Мозги у Видера дают?.. Да. Не сомневайтесь, чисто бычьи, с потрохами...
        На другом конце провода зарокотал смешок Дрюгера. Затем он холодновато произнес:
        - Неподалеку от домика лесника обнаружена посадочная площадка. Следы от костров. Как мне кажется, позавчера, но не раньше, на ней совершал посадку транспортный легкомоторный самолет. Наш штандартенфюрер Ганс Ганке в плену у русских. Это неопровержимый факт. Вернется из Берлина группенфюрер - намылит кое-кому шею без мыла. Ты-то как думаешь?
        - Скажи, Рудольф, - помолчав и не ответив на вопрос начальника гестапо, поинтересовался Фалькенберг. - В домике лесника перестреляны люди из вашей фирмы?
        Наступило продолжительное молчание, а потом мембрана телефонной трубки донесла ответ Крюгера:
        - Поверьте, Рудольф, ничего общего с ними не имел... Когда вернется оберштурмбанфюрер Отто Вебер?
        - Не ведаю. Он вызван в Берлин. Им лично заинтересовался группенфюрер доктор Кальтенбруннер. Как мне кажется, у домика лесника, вернее, в районе посадочной площадки, необходимо установить усиленный секретный пост. Такое ощущение, что она вторично может быть использована.
        - Разумно - одобрительно отозвался шеф гестапо на предложение Фалькенберга. - Если попадется Златокудрая... Боже, как мне хочется посмотреть на нее, пощупать, из какой плоти это чудо!..
        "Будто мысли мои читает", - подумал начальник контрразведки.
        - Я бы не советовал до поры до времени трогать своего славянина. Пусть остается приманкой. Сегодня юго-западнее Станички запеленгована еще одна радиостанция. Захват не удался. Работала на передачу сложным шифром в течение пяти минут. Обершарфюрер Карзухин к ней не имеет никакого отношения. А там, как знаете!.. Совет не лишен смысла.
        - Все это так. Но мне хотелось, - руки зудят! - раз и навсегда покончить со своими сомнениями, бременем раздумий по этому поводу лежащими на моих плечах.
        - Воля начальника контрразведки - это признак волчьего чутья и дальновидности. Да, быть посему, - закончил Крюгер свой разговор с Фалькенбергом.
        Безусловно, он - Фалькенберг - мог повременить с применением жестких мер по отношению к Федору Карзухину. Но его концепция контрразведчика, вбирая в себя основные сведения со страниц досье, заведенного на обершарфюрера, склонялась, как подытожил Фалькенберг, к очистительному шагу последнего.
        Заслышав осторожный, словно царапающий обратную сторону двери, условный стук, Фалькенберг понял, что он означает.
        - Войдите, - властно и коротко произнес он и шагнул навстречу входящим. - Рад видеть вас, обершарфюрер. Уверен, наедине с вами нам удастся, Карзухин, если вы проявите благоразумие, поговорить откровенно, начистоту. От этого, поверьте мне, зависит ваше самочувствие. Не договоримся - Бог судья. Баульчик вы пока оставьте в покое. В уголок его, вот туда. Прошу, господа, покурите пока в коридоре...
        - Не понимаю, штандартенфюрер, такое милое внимание к моей персоне. Что все это значит? Не кажется ли вам, что вы ведете не совсем чистую игру? В чем меня, конкретно, вы хотите обвинить? Причем, таким способом, как этот?
        - Как я понимаю, вы герр Карзухин, испытываете дальше мое терпение и валяете дурака. Мы-то знаем, что вы очень и очень умный... Ну, что ж, постараюсь тогда в популярной форме объяснить, что вы не тот человек, за которого себя выдаете. Я имею в виду шпионаж в пользу русской армии. Другими словами, и от этого не уйдешь, - вы советский разведчик. Итак, с вашего разрешения, будем шагать дальше. Прошу принять более достойные правила игры. Вот ваше досье... Смотрите - интереснейший фотоснимок. Узнаете? На нем - лично вы и командир партизанского отряда Седой. Пожелтевшая любительская фотография... Хранилась у нашего агента с августа сорок третьего. Вот еще... Этот господин, как выяснило гестапо, - второй секретарь Юдинского подпольного райкома партии Скороходов. Простите, что съемку производили не кинокамерой, где была возможность проследить движение губ ваших и собеседника. Ясно выражаюсь? Ну, и слава Богу. Я могу и дальше удовлетворять ваше любопытство. Но значительно позже. Вот и Прохор Свистунов, ваш подчиненный, утверждает, что вы, и только вы, являетесь тем самым лицом, оказавшим неоценимую услугу
русскому летчику Шелесту.
        - Увольте, штандартенфюрер! Но все, что вы говорите, - жеванная и пережеванная верблюжья жвачка...
        - Я, знаете ли, считал вас, Карзухин, более сговорчивым. А ведь весомо звучат радиопозывные "Кондор-один"?.. Не успели, значит, залечь на дно? Вот что, милейший Карзухин, терпение мое небезгранично. Могу только сказать: в моем распоряжении аккуратно подшитые документы... Приглашаю доктора Клауса Росмаера. Он без работы и с нетерпением ждет интересного пациента.
        Фалькенберг поднял трубку телефона.
        Федор Карзухин все уже передумал и жалел только о том, что поздно принял меры безопасности. Сведения о нем были точны и лаконичны. "Мертвые иногда возвращаются к живым, но у меня не тот случай... Милосердие... Милосердие всегда двоедушно, а на войне - в особенной степени. А при чем здесь милосердие?.. За три года войны ни одного письма - ни домой, ни из дома. Матушка!.."
        - Штандартенфюрер, - стараясь как-то отвлечь того от задуманного, независимо и в то же время уважительно, произнес разведчик. - Приговоренному к смерти полагается исполнение последнего желания...
        Начальник контрразведки живо вскинул голову и встретился с твердым взглядом Карзухина.
        - Этим вы признаете обоснованность в шпионаже и мою терпимость к вам?
        - Шпионаж? Терпимость? О, нет, штандартенфюрер! Каждый должен уйти из жизни, с честью закончив свой путь...
        - И что же вы желаете, герр Карзухин?
        - Последний раз включить приемник, который ваша служба считает радиопередатчиком.
        - Хорошо. Будь по-вашему. - Фалькенберг подошел к двери и пригласил эсэсовцев, доставивших к нему Карзухина, и вместе с ними подоспевшего доктора Клауса.
        Все трое поспешно вошли в кабинет. Фалькенберг подошел к столу.
        - Да! Я - славянин! - с вызовом произнес Карзухин, держа в руках портативный приемник. Но я - человек и, прежде всего, сын своего народа... - Он резко, по ходу часовой стрелки, повернул гребешок взрывателя. Сильнейший взрыв разметал в разные стороны окруживших Карзухина эсэсовцев, а доктора Клауса Росмаера швырнул в сторону стола, в правый угол комнаты. Воздушная волна сквозь железные прутья решетки напрочь вынесла оконную раму, усеяв все вокруг осколками стекла, и силой гиганта рывком распахнула дверь в коридор. К месту оглушительного взрыва ринулась эсэсовская рать, охранявшая вход в штаб группы "Феникс".
        Федора Карзухина эта же взрывная волна приподняла и с силой кинула влево, с развороченной грудью на стенд, и теперь, лежа на полу и истекая кровью, он умирал, слабо шевеля губами, как выброшенная из воды рыба. В испепеляющем его сне ему казалось, что он громко поет любимую свою песню:
        ...А ну-ка, дай жизни, Калуга,
        Быстрее ходи, Кострома...
        С трудом приподнял голову тяжело контуженный штандартенфюрер Фалькенберг и вновь со стоном уронил ее на пол. В залитый кровью кабинет начальника контрразведки вбежали офицеры. Один из них, штурмбанфюрер СС, нагнулся над изуродованным телом Карзухина, пытаясь понять то, что тот шепчет. И услышал еле-еле:
        - Ты, дерьмо собачье!
        И грянул новый взрыв... Стоны, крики, проклятия. По коридору из конца в конец рванулся упругий перемешанный с черным дымом и гарью взрывчатки, горячий воздух.
        Глава тринадцатая
        Отголоски групповой стрельбы из крупнокалиберных пулеметов вызвали в лесу бешено клокотавшее эхо. Опять осиным роем, пули по-своему кроили и перекраивали пухлые лапы близлежащих сосен, и иглы пахучим и слезным крошевом осыпались на землю.
        Стихало. Наступил мягкий июньский вечер, как бы осторожно, с опаской, скрадывая светлые тона лесной яви. Пора, казалось, было бы уже и определиться с очередным, ночным лагерем. Но командир почему-то медлил, задумчиво рассматривая расстеленную перед ним на земле карту. Для каждого не было секретом, что они вклинились в полосу кризисных испытаний и не сегодня, так завтра, а, может быть, в любую минуту, окажутся на острие огневого контакта с противником. Война оставалась войной. И поведение командира несколько озадачивало, потому что в конце концов это могло превратиться в карающий бумеранг.
        А капитан Черемушкин рассуждал иначе. Он понимал, что расстрел гауптштурмфюрера СС Гроне, - а его исчезновение будет расценено штабом "Феникс" однозначно, - вызовет новую, разрастающуюся во всех направлениях мощную волну поисков, и она, эта волна, похоронит под собой разведгруппу. Да, на его вопросы Гроне отвечал лаконично, с предельной точностью, говорил очень мало, но конкретизировал нужные сведения. Кое-что выяснилось насчет войсковой группы "Феникс": ее примерного состава, номера, радиопозывных и способности отдельных крупных соединений, тайны глубоко эшелонированной обороны "Феникса". Однако до истины еще добраться придется не скоро...
        Лишь Коврова, безраздельно веря в командира и мужа, была согласна с этим единственно правильным решением, как ей казалось. Всем своим женским естеством она восставала против ненужного насилия над человеком, тем более если это заканчивалось смертью. То не был чисто женский инстинкт. Просто раньше других разгадала она затаенный расчет Черемушкина и то, что он обязательно доведет до каждого свой план на новом месте стоянки. И тут вдруг все услышали его голос:
        - Внимание! Не до жиру - быть бы живу!.. Говорить о том, что разведгруппа в опасной близости к противнику, не имеет смысла. Выход, на мой взгляд, только один: продолжать движение на юго-запад в самое вражье логово, поближе к Станичке. Этот шаг вызволит разведгруппу из объятий закрывающегося стального кольца. Каждый из вас не мог не заметить, что маневрируя, избегая прямых встреч с фашистами мы топчемся практически на одном месте, оставаясь привязанными к квадратам "двадцать пятому" и "двадцать шестому", в чем противник прекрасно разобрался. Озеро мы оставляем позади себя в километре. Ушки на макушке - и идем к хутору Калинину, который впереди нас в полутора километрах. Сам хутор, подпираемый с трех сторон лесом, имеет обращенную на юг безлесную зону. Здесь шоссе делает резкий поворот вправо, разрезает лесной массив и укорачивает расстояние между Станичкой - Калинич - Кобылино. А дальше проходит на запад проселочная лесная дорога, на одном из отрезков которой мы и встретили на марше немецкую колонну. Обследуем. Отдых на хуторе - до четырех тридцати утра. Подъем, короткий завтрак, до десяти минут
радиосеанс с "Гранитом"- и марш. Естественно, работу нашей радиостанции запеленгуют, установят точку радиопередачи, и нужно будет ждать гостей. Посмотрим, подумаем. Мудрость каждого из вас поможет нашему братству в трудную минутку. И последнее. После разговора с оберштурмфюрером СС Фрицем Шлихте я вернул свободу действий на жестких условиях гауптштурмфюреру СС Рудольфу Гроне. Вы понимаете, что любой его знак не остался бы без внимания окружающих нас. Я успел бы, пожалуй, застрелить Гроне. Ну, а дальше?.. От нас осталось бы мокрое место.
        Через несколько минут старший сержант Касаткин и ефрейтор Цветохин с трофейным пулеметом МГ-34 направились в разведку, конечной целью которой был хутор Калинич.
        Чуть подождав, Черемушкин подал команду следовать за авангардом. Заметив, что Глеб Сабуров, помимо своего положенного груза, осторожно умостил за своей спиной и зачехленную радиостанцию, Коврова мягко, чисто по-женски сказала:
        - Глеб! Я очень тронута вашим вниманием, но и сама бы справилась...
        - Что вы, товарищ лейтенант! Ночной переход - очень трудный марш. Вас беречь надо - и как радистку, и как женщину... Кто мы, мужики, без вас женщин? Сироты...
        Младший сержант Сергей Антонов, тряхнув в темноте гривой светлых волос, смешно прыснул:
        - Может, и меня, старик, на шею устроишь? Ну, скажем, вместо талисмана, а?
        - Не связывайся ты с ним, Сережа, - вздохнул Давид Юрский. - Бойся сиротинку, у которой семь нянек.
        Сабуров, положив автомат на землю, вдруг неожиданно для всех шагнул к Антонову. Перехватил обеими руками его торс, мощным жимом со всем, что было на нем приподнял и усадил на толстую сосновую ветвь, свисавшую в полутора метрах от земли. Широкоплечий, коренастый, с шеей борца атлет, вдруг приглушенно, заразительно рассмеялся, что случалось с ним крайне редко.
        - Тихо! - заметил Черемушкин. - В ночной тишине, в лесу, ой как далеко разносится любой звук!
        - Не переживай, Глебушка, - коснувшись пальцами крутого затылка Сабурова, мягко произнесла Коврова, - ребятишки и есть детишки - что с них возьмешь.
        - Эх, доля моя доля! Доля мужицкая, - в тон ей произнес разведчик.
        - Батя! Не забудь, умоляю, сними ребенка, - словно захныкал Антонов.
        - Конец театру! Тронули, - произнес Черемушкин. - Всем внимательно следить за сигналами впереди идущих.
        Основное ядро разведгруппы, ожидая условного сигнала стало медленно сближаться с хутором Калиничем. Как бы отстали, остались позади несметные комариные полчища. Стайка летучих мышей едва не врезалась в середину цепочки настороженно двигающихся людей. Обоняние уже ловило густеющие запахи скотного двора, когда резкий, неприятный крик лесной выпи разнесся по ночному лесу. Это был ожидаемый сигнал, который говорил: "Все в порядке, хутор пуст".
        Из кустарника вынырнула массивная фигура старшего сержанта Касаткина.
        - Осмотрели весь хутор?
        - Да, командир. В пределах времени. Калинич удобен для кратковременного ночного отдыха и обороны. Немцы в нем появлялись не раз, и им в голову не придет, что советская разведгруппа может остановиться здесь на ночлег.
        - Цветохин, а вы что заметили?
        - В стене хозяйственной постройки, обращенной к дороге, работа эта, видимо, немецкая, пробита брешь для стрельбы лежа. Отличное место для засады.
        - Понятно. Ну, а если все-таки немцам вздумается занять хутор?
        - Лесной стороной вправо отойдем к безымянной высоте. Затем пересечем лесную дорогу Станичка - Калинич, сосредоточимся у шоссе Станичка - Кобылино и...
        - Ты прав, Михаил. Мне кажется, что это самый удобный путь улизнуть от крепких эсэсовских объятий. Спасибо, сержант. Распорядись насчет боевого охранения. О длительности смен люди договорятся между собой сами.
        - Товарищ капитан, - хитровато улыбаясь, обратился к Черемушкину младший сержант Антонов, - совершенно случайно под кучкой сухого навоза обнаружил широкий лаз в погреб. Разрешите осмотреть сие место. А вдруг оттуда человеческим духом потянет...
        Разведчики вдруг все как один, в том числе Черемушкин и Коврова, поняв устремления Антонова, заулыбались.
        Но погреб оказался обследованным кем-то раньше: разведчик подал из него наверх лишь две трехлитровые стеклянные банки с вишневым засахарившимся вареньем.
        - Косточки не разбрасывать, - предупредил командир.
        - Из этого мы приготовим горячий ароматный напиток, - приняла решение Коврова. - Каждому должно хватить по фляге.
        - Товарищ капитан, разрешите разговеться за сутки? - спросили в один голос сержант Игорь Мудрый и Давид Юрский, показывая на кончики сигарет.
        - Благословляю, но знать меру. Ни единой пылинки и огонька!..
        - Евгений Алексеевич... Пока перекур и прочее, приглашаю вас лично во двор на свежий воздух, на хвылыночку...
        Вышли и остались одни. Над ними, как бы вдавливая их в землю, висело черное вязкое небо. Луна, бродившая по своей орбите, должна была появиться на юго-западе лишь в полночь. Стало совсем мрачно и тихо. Только через длинные промежутки времени жутковато вскрикивал филин. Изредка бормотала о чем-то какая-то ночная птица. И от всего этого беспокойство и тревога безотчетно вселялись в сердце Ковровой. Весь день после встречи с гауптштурмфюрером СС Гроне и отвратительно неприятным спутником по повозке роттенфюрером она страдала не от перенесенных физических перегрузок, а от какого-то навязчивого, редко посещавшего ее предчувствия неблагополучного завершения порученной разведгруппе операции. Но не об этом, оставшись наедине, хотелось говорить с любимым человеком. А иначе не получалось.
        - Прости, Наталка. Я так и не спросил тебя, как ты пережила соседство с рыжим роттенфюрером.
        Она усмехнулась:
        - Эсэсовец себя чувствовал, видимо, довольно гадко. Так от него несло!.. А тут еще страшная духота. Только встреча с гауптштурмфюрером Гроне принесла избавление. Сосед мой вдруг ожил, напрягся, прислушался. Женька! Ну и врезала же я ему от всей души за муки мои! И испугалась: вдруг завопит благим матом. Перевернулась на левый бок к чучелу - и ствол "парабеллума" ему под левую лопатку... Хрюкнул и засопел по-прежнему.
        Черемушкин не отозвался на юмористическое повествование. Рука его прошла по мягким льняным волосам Натальи, дрогнула, и он нежно прижал ее голову к своей груди.
        - Один из тяжких дней. Но он прошел. Еще сутки, двое, а на третью ночь, если ничто не помешает, вызываем самолет. Задание уже сегодня считаю выполненным. Но не могу, не могу без проверки данных докладывать по начальству. Один неправильный вывод дорого может обойтись не одному подразделению... Думаю, что это мой последний выход.
        Она приложила свою горячую ладонь к его губам:
        - Не зарекайся. Ты из племени, которые не держат своего слова. Вновь тебя потянет... Ты не можешь не ходить по лезвию ножа. Вчера приснился мне жуткий сон. Да, да. Не криви губы. Не улыбайся. Мне кажется, это был вещий сон. Приснилось море. Я стою на пустынном берегу и смотрю в синюю даль. Ты появился откуда-то внезапно и прямо в одежде, не снимая оружия, вошел в воду. И вдруг море взбеленилось: из сине-голубого стало бархатно-черным, покрылось крупными волнами... Тебя накрыла черная ревущая водная хмарь. А потом привиделись огромные черные безобразные грифы с окровавленными клювами...
        - Бррр! - потряс плечами Черемушкин. - Впечатляющая картина! Но мы сумеем насолить этим грифам. Вместе с тобой...
        Она обняла своего единственного и прижалась к нему всем телом, передавшим ему волну трепетного движения мышц... Сердце Евгения забилось неровно, резкими толчками...
        Потом она еле слышно прошептала: "Иди же. Тебя ждут твои солдаты".
        Черемушкин медленно вращал ручку настройки радиостанции, прослушивая эфир. Но ничто путного, кроме пустых, ничего не значащих немецких фраз, не услышал. Насыщенность была очень низкой. Он опустил голову на стол, мельком взглянув на часы: они показывали двадцать три сорок семь Москвы. Его внезапный вязкий сон. И почудилось ему, что видит он взрослого своего сына, удивительно похожего на Наталью и басовито называющего его батей. Евгению это очень нравилось, и он кивал стоявшей рядом жене: "Смотри, мать сын-то наш каков! В тебя пошел, точная стать и копия!.." Затем вместо сына и жены появилась нагловатая, насмешливая физиономия штурмбанфюрера СС Отто Вебера. Вооруженный штыковой лопатой, он тянулся к его горлу. Еще миг - и острая кромка лопаты разорвет ткани шейного позвонка. Откуда ни возьмись, появился пучеглазый коротконогий эсэсовец-карлик. Вырвав из плетня увесистый кол, он размашисто дернул им Черемушкина между лопаток.
        Капитан вздрогнул и проснулся. Поспешно натянул на голову съехавшие с нее наушники, и сейчас же в уши ворвалась бурная разноголосица эфира. Кто-то терпеливо, настойчиво просил на немецком "Вислу", другой голос - "Одер". Стрекот и сухие цифры морзянки, выкрики на всех языках заполонили тихий до этого эфир. Черемушкин глянул на часы: выходит, проспал сорок минут - целую вечность. Оглянулся вокруг себя. Никого. Успокоился. И тут же услышал позывные какой-то радиостанции:
        "Ахтунг! Ахтунг! "Кречет"! "Кречет"!.. Я - "Барс"! Я - "Барс"! К шести ноль-ноль сосредоточиться в квадрате "двадцать семь дробь три". О готовности к передислокации радируйте. Я - "Барс"! Как поняли? Прием... - "Барс"! Я - "Кречет"! Мотоциклетные подразделения и резерв имеют готовность "номер один". Действую согласно общему плану штаба "Феникс". Каждая войсковая единица обеспечена радиосвязью и наделена позывными "Кречет". "Кречет"-один-семь. Приказ о выдвижении в заданный район дублируется. Я - "Кречет"! Связь заканчиваю..."
        "Все хищники: какой-то барс, какой-то кречет. Квадрат "двадцать семь". Чем же знаменит для немцев? - подумал и вдруг осекся: -Ведь упомянутый квадрат - это хутор Калинич, в котором остановилась разведгруппа. "Дробь три", обозначает его южную часть. Дорога Станичка - Кобылино является южной границей соседнего квадрата, теперь уже "двадцать восьмого". Но непонятно, с какой целью, для чего радиосвязь между "Барсом" и "Кречетом" велась открытым текстом? Что за тайна вражеских намерений? Кому именно присвоены позывные "Барс" и "Кречет"? Какие вражеские подразделения вовлечены в азарт ликвидации разведгруппы? Знает ли немецкое командование о месте ее ночлега? Может быть, прозорливость оправившегося после шока гауптштурмфюрера СС Гроне подсказала?.. Чушь! Не может быть! Гроне должен понимать: цена его падения - собственная голова. А может быть, простое давление на психику, моральное воздействие на тех, кто должен услышать подобный диалог? Заставить русских разведчиков зашевелиться и обнаружить свое истинное местопребывания, позабыть о ранее принятом оптимальном решении? Чепуха! О том, что советская
разведгруппа облюбовала хутор Калинич, может по праву догадываться только сам господь Бог, и никто другой. Держись, капитан! "Порой, где сила сладить не сумеет, там все преграды мудрость одолеет..." Что это я Саади цитировать стал?.."
        На пороге комнаты бесшумно, словно привидение, появился старший сержант Касаткин.
        - Что, Миша, не спится? - повернул голову Черемушкин.
        - Не то слово. Тревожно, командир.
        - Здесь вот какое дело. Немецкие радиостанции с позывными "Барс" и "Кречет"... - он передал Касаткину суть короткого разговора двух хищников. - Вот только до конца в толк не возьму их выход в эфир открытым текстом.
        Михаил пожал плечами:
        - Каждый шорох в чужом саду всегда со значением...
        Оба понимающе переглянулись и улыбнулись каким-то своим потаенным мыслям, наверное, вспомнив беспечное босоногое детство.
        - Зад приходилось почесывать?
        - От этого нет заговора. Какой мальчишка городских окраин не помнил хлесткого удара арапником! От иного хозяйского "гостинца" камнем валишься с забора на землю. Запретный плод тем сладок, что не из своего хозяйства. А вообще, тишина, глушь, хотя совсем рядом шоссе. Поднимать людей?
        - Не стоит. Сделай смену двух постов, пусть малость подремлют. Часа через два общий подъем. Горячка нужна при особом, известном случае. Перекусим - и в путь. - Он развернул карту: - Из хутора скрытно отходим к песчаной плеши высоты "двадцать девять дробь семь". Это вот здесь, - показал он точку на карте. - Сама высота, склоны ее в два пояса густо поросли березняком, а выше - молодым сосновым лесом. С песчаной плеши пятачка, свободного от растительности, отлично просматриваются шоссе Станичка - Кобылино, не говоря уже о лесной дороге Станичка - Калинич. Пересечь от высоты по прямой указанные магистрали и выйти в квадрат "двадцать восемь", по моему умозаключению, особой сложности не составляет. А какое мнение на этот счет имеет мой заместитель?
        - Только так, и не иначе. Чтобы вырваться из опасной зоны соприкосновения с немцами, необходимо немедленно покинуть данный район и раствориться в южных границах квадратов "двадцать восемь", "двадцать девять", продолжая целенаправленный рейд разведгруппы. Только выполнив задачу, получаем право на выход из игры, как бы она не усложнилась. У меня все, командир. Исчезаю. Проверю посты. Вернусь и доложу.
        Черемушкин прервал вращательное движение руки в заданном диапазоне радиоволны. Казалось, совсем рядом внезапно раздавшийся женский голос заставил его вздрогнуть.
        ""Кондор"! "Кондор"! Я - "Беркут"! Я - "Беркут"! Обеспокоены вашим продолжительным молчанием. Используйте любую возможность для связи. Условный радиосигнал снимет подозрение".
        ""Пегас"! "Пегас"! Я - "Беркут"! Назрела необходимость законченной информации в пределах территориальности войсковой группы "Феникс". Сроки, уточненные координаты приема транспорта. Внимание! Я - "Беркут"! Повтор для "Кондора"... "Пегас"! Я - "Беркут"! Повтор. Слушайте меня внимательно..."
        - Миша, прошу, отнесись с пониманием, - сказал Черемушкин появившемуся перед ним Касаткину. - Что будет завтра с каждым из нас, не знает и всевышний. Если тебе, как говорится, повезет больше, чем кому-либо, позаботься о Наталке... Только что получил радио штаба армии. В нем предлагается систематизация разведданных, сворачивание рейда и определение посадочной площадки для приема самолета типа "дуглас". Значит, идет усиленная подготовка частей нашего фронта к очередному широкомасштабному наступлению, и в нашем распоряжении, остается не более двух-трех суток.
        - Да. Но если принять во внимание накопленные разведгруппой различного рода сведения о противнике... Взять хотя бы штандартенфюрера СС Ганке, карты стратегического значения полковника фон Гильфингера, доставленные на Большую Землю капитаном Шелестом, секретные документы гауптштурмфюрера СС Гроне... Наконец, не скинув со счетов наши личные наблюдения, основанные на серьезнейших фактах, товарищ капитан, - недоумевал старший сержант Касаткин.
        - Все это так, Миша. Но, как известно, цыплят по осени считают. Мне кажется, что самолет, вылетевший от нас прошлой ночью, не достиг своей базы. Похоже, что по пути он был сбит либо ночными истребителями-охотниками, либо зенитной артиллерией. Вся наша предыдущая работа - насмарку. А подобное попахивает керосином.
        - Но основания, основания, товарищ капитан? - взволновался Касаткин.
        - Сколько угодно! При радиосеансе "Беркут" ни единым словом не обмолвился о получении очередной информации, не отметил персонально или в общем прибытие капитана Шелеста и полковника Ганке. Фраза же о законченной информации - предложение развить инициативу и в оставшиеся сроки обеспечить штаб армии нужными сведениями. Архисложно, Михаил, но есть слово "нужно". Игра назревает по-крупному. А это значит, что разведгруппе необходим человек из штаба "Феникс": кладезь мудрости, а самое главное - штабной работник, начиненный разнообразными военными и прочими секретами. Разведгруппа на положении радиомолчания и, естественно, никаких вопросов "Беркуту" задать, не выдав свои координаты, не могу. Так-то...
        - Да! Будут ли по-доброму помнить нас потомки наши? - неожиданно, возможно для собственного успокоения и надежды на справедливость, тихо, произнес старший сержант. И потом с какой-то внутренней болью продолжил - Может случиться, какой-либо чинуша с белыми руками, гладенький и прилизанный напомнит с трибуны о величии подвига павших на поле брани и оставшихся в живых седых ветеранов Великой Отечественной, давших жизнь новому поколению. А назавтра этот великолепный ЧИН, напрочь забудет о своих словах, которые рассеются, как дым, испарятся, как павшая на землю роса при первых лучах солнца. А ведь сколько крови, жизней, человеческих страданий и горя принесла грозовая туча небывалой на Земле бойни!.. - Касаткин вздохнул и виновато встретил взгляд товарища и командира.
        - Не переживай, Михаил, - отозвался Черемушкин. - Не от первого слышу. Но подвиг советского народа не уничтожить никаким силам. Наш праздник с тобой еще впереди, наступит когда-нибудь день Победы.
        Со двора донесся неясный, ритмически клацающий звук.
        - Михаил! Ну-ка узнай, что стряслось, - настороженно прислушиваясь, попросил Касаткина Черемушкин.
        Но дверь распахнулась, и в комнату поспешно вошел сержант Мудрый, сменивший в засаде у пулемета ефрейтора Цветохина.
        - Товарищ капитан, немцы пожаловали. Но... время еще есть, - предупредил он движение командира резко встать. - Две тяжелые грузовые автомашины появились со стороны населенного пункта Кобылино и остановились напротив хутора. Причем, одна из них тотчас же, на средней скорости, направилась к хутору. Не доехав метров двадцать до ворот и не выключая дальнего света, она остановилась, из кузова, по команде выскочившего из кабины офицера, стали кучно выпрыгивать автоматчики. Трудно, очень трудно, товарищ капитан, было мне сдержаться, чтобы не полоснуть длинной очередью! - Он вытер ладонью выступившие на лбу капельки пота. - Непонятно почему, но прозвучала с обратным значением команда, и солдаты вновь заняли свои места в автомашине. Она развернулась и пошла к дороге. К автомашине же стоящей на шоссе подошли бронетранспортер "Ганомаг" и броневик.
        - Время - четвертый час утра, - посмотрев на часы, уточнил Черемушкин.
        - Да, ночь перед рассветом, товарищ командир, - добавил к чему-то Касаткин.
        - Внимание! Отходим задами хутора по лесной опушке, к высоте "двадцать девять дробь семь". Не торопись - но поспешай...
        Пропуская мимо себя цепочку разведчиков, Черемушкин, слившись с пышной кустарниковой растительностью, с минуту рассматривал в бинокль сереющее шоссе, на котором уже стояла только одна крытая брезентом грузовая автомашина, а рядом с ней, разделенные по отделениям, выстроились немецкие солдаты-автоматчики. Бронетранспортер же находился на полдороге к хутору Калинич, и свет его фар как бы плавал в светлеющей дымке утреннего рассвета.
        Капитан Черемушкин уже понял; что высота, к которой он стремился, может стать объектом повышенного внимания со стороны руководителя группы преследования, как лучший пункт наблюдения за местностью. Но избрал ее как промежуточную остановку для формирования дорог при движении к населенному пункту Стрекалино, что в границах квадратов "двадцать восемь" и "двадцать девять", которые находились в непосредственной близости к Станичке. При этом он