Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Кулак трех царств Кирилл Сергеевич Клеванский
        Последний Адепт #1
        В 2022ом году по всей планете начали открываться порталы - обрывки других миров, полных волшебных монстров, сокровищ и невероятных опасностей. И те, что не удалось закрыть, врывались в нашу реальность.
        Леса населили жуткие твари, в небесах теперь, порой, можно было увидеть грифонов и гарпий, а по новостям недавно передали о нападении дракона.
        Некоторые из тех, кто вошел внутрь портала, вернулся уже не такими, как прежде. Вернулся не простым человеком, а Суперчеловеком.
        Эспером.
        Но это история про того, кто не из этих «счастливчиков». Кто вышел обратно в привычную реальность всем тем же Константином Макдаловым, что и прежде.
        Во всяком случае так было до этого понедельника.
        Серьезно? Оборотень в морге? Террористы? Детективы на хвосте? А еще, проклятье, кто покрасил ему волосы?!
        Последний Адепт. Кулак трех царств
        Пролог
        ПРОЛОГ
        Коста смотрел в окно. Там светило редкое весеннее солнце, все же решившее навестить Новый Санкт-Петербург. Обычно хмурый и неприветливый, сегодня тот расщедрился на теплую погоду.
        Настолько, что на улицу высыпали радостно щурящиеся и проветривавшие застывшие за зиму жабры, горожане. Молодые мамочки с колясками, гуляющие по выложенным плиткой тропинкам вдоль канала, уходящего в бухту.
        Около торгового центра, на который выходили окна, уже столпились машины и, неспешно болтающие, офисные работники, коим посчастливилось взять отгул или пораньше освободиться в этот погожий денек.
        На площадках резвилась детвора. Звучали смех и крики.
        В сторону Южно-Приморского парка гуськом двигались подростки, явно прогуливавшие школу.
        Откуда Коста знал, что они прогуливали?
        Ну, примерно оттуда же, что его на самом деле звали не “Коста”, а еще он должен был ответить когда появились первые порталы, или, как их научно называли, “разрыв границ мульти-вселенной”.
        Перед Константином Макдаловым, он же - Коста, он же, с подачи своего начальника, Ирландец, лежал лист с контрольным тестом по “Новейшей Истории”.
        В кабинете было душно - кажется кондиционеры сломались. Коста предлагал починить их мистеру Кормаку, но тот отказался. Наверное, не доверял.
        Нет, у подобной ситуации имелись и свои, определенные плюсы.
        С ним, за одной партой, сидела Лена Блиц. Причем “Блиц” - это не прозвище, а фамилия. Девушка, покатывая во рту Чупа-Чупс, постоянно отводила в сторону белую блузку и перекидывала ногу на ногу - совсем как в том старом фильме. Её короткая, клетчатая юбка, открывала полоску кожи между самой юбкой и белыми чулками.
        Коста был здоровым, шестнадцатилетним юношей.
        Так что этот вид интересовал его больше, чем тест.
        - Не пялься, - коротко бросила Лена и продолжила ставить галочки в клетки.
        Делала она это, судя по всему, наобум.
        - Прости, - искренне извинился Коста.
        Отвернувшись, он обвел свой класс взглядом. Ну, не двадцать шесть учеников, а само помещение. Атласы с границами союзов и метками крупнейших порталов, портреты исторических лиц, в том числе единственного известного эспера ранга S**, стеллаж с учебниками и контурными картами.
        Впереди, за кафедрой, перед монитором скучал учитель Кормак. Он уныло водил мышкой и что-то кликал. В его очках блестели изображения, которые не очень подходили статусу учителя старшей школы.
        Во всяком случае юбки на тех девочках были даже короче, чем на Блиц. А её фамилия ярко подчеркивала время, на которое задерживались новые парни “роковой девчонки”.
        За спиной учителя, на розоватой стене висела электронная, интерактивная доска. На её белоснежной поверхности мерцал таймер, ведущий отсчет оставшегося времени контрольной.
        Пожалуй, стоило вернуться к тесту.
        Речь там шла о порталах. Стандартный вопрос.
        Первые порталы, насколько помнил Коста, появились в 2023ем году. Откуда они появились, почему они появились - никто не знал. Споры велись до сих пор. Самая популярная версия - адронный коллайдер и эксперименты с антиматерией, которая и порвала ткань мульти-вселенной.
        Что за порталы?
        Тут, увы, требовалось написать развернутый ответ.
        Коста, крутанув карандаш между пальцами, принялся строчить.
        Порталы, делящиеся на пять разных видов, вели в иные миры. Хотя, вернее было бы сказать, что они вели в отдельные обрывки этих миров, на короткий срок соединяя их с Землей.
        Кто-то за окном громко выкрикнул и Коста отвлекся. Кажется, между прогульщиками намечалась потасовка. На их форме красовались эмблемы с буквами.
        Эсперы.
        Особый класс.
        Кстати, в тесте вопрос об эсперах шел следом за портальным разделом.
        Тогда, пятьдесят лет назад, люди, вошедшие в портал, обнаружили в себе супер силы. На какое-то время в мире даже появились супергерои… и супер-злодеи. Прожили они, конечно, не долго. Что первые, что вторые.
        Гибнуть начали как мухи стоило только опытным путем выяснить, что если за неделю не закрыть этот самый портал, то все те монстры, твари и прочие напасти, обитавшие в других мирах, врывались в мир Земли.
        Стоить отметить, гибли тогда не только “суперы” (устаревшее название Эсперов. От аббревиатуры E.S.P.), но и вообще планета дружно села на электричку со следующей остановкой на том свете.
        Чудом, великими жертвами и целым апокалипсисом процесс удалось остановить. Ну или замедлить, как утверждали господа, обещающие конец света в каждом новом месяце.
        - А сколько видов силы у эсперов? - спросила Лена шепотом.
        Коста посмотрел на неё удивленно.
        Учитывая всеобщую истерию по “защитникам Земли”, длящуюся последние пятьдесят лет, аккурат с апокалипсиса, трудно было представить, что есть люди, не знающие об эсперах все, что только можно знать.
        Константин лично знал человека, покрывшего стены своей комнаты плакатами с самыми распиаренными личностями. Он даже был в курсе о размере их стоп…
        - Три, - ответил Коста. - Метафизические. Псионические. Физические.
        - Ага, - только и ответила Блиц и продолжила возить карандашом по листку.
        - А уровней силы?
        - Семь.
        - Сэнкс, - на одном из общих языков поблагодарила Блиц.
        Вообще, подвох всей этой истории заключался не только в том, что не все становились эсперами, при вхождении в портал. И даже не в том, что огнестрел не брал большинство монстров, что танк попросту не помещался в довольно узкую арку портала, а ракеты, залетая внутрь почему-то там не взрывались и лежали грудой металлолома.
        Нет, проблема не в этом.
        А в том, что портал мог открыться, где угодно.
        У вас под машиной.
        В туалете, пока вы заняты весьма важными делами.
        На центральной городской площади или…
        Или, к примеру, в глухом лесу, куда не добраться-то толком. Или внутри горных пустот. Или в подземной реке. Просто под водой. В небе.
        Где. Угодно.
        Нет, открывались ли они на других планетах и в космосе - наука молчала.
        Так что несмотря на то, что после первого года порталов на Земле, из уцелевшего миллиарда, примерно три миллиона обладали силой Эсперов, мир Земли все равно потихоньку заселили не только обычные зверушки.
        Сейчас, пятьдесят лет спустя, их стало не то, что меньше, но даже больше.
        Стоит отдать должное - людей тоже. Миллиард превратился в четыре и выросло уже два поколения и подрастало третье (к коему и относился Константин Макдалов) для которых порталы являлись сущей обыденностью.
        Порталы, Континентальные Союзы, Новая О.О.Н., Гильдии Эсперов, Банды Эсперов, Монстры, артефакты и прочая трехомуть.
        Коста перевернул лист контрольной и…
        - Сдаем! - перекрывая всеобщий гвалт недовольства и рвение отличников, мгновенно переместившихся к кафедре, прогудел мистер Кормак. - Быстрее! Через пять секунд после звонка не принимаю!
        Лена вскочила и, задев Косту бедром, упорхала к учительскому столу.
        Сам же парень остался сидеть за партой и смотреть в окно. Два ученика особого класса уже собрали целую толпу зевак. Интересно, им ESP-M.A. не хватало по кабельному?
        А впереди еще и физкультура… А мистер Охаров просил прийти на смену пораньше. Ему, кажется, требовалось съездить на юбилей к другу, так что Косте придется эту ночь не только бумажки заполнять, но еще и трупы по морозилкам распихивать.
        Пыльная работенка, если что.
        За своими размышлениями, юноша не заметил, как над ним нависла тень.
        
        Глава 1
        ГЛАВА 1
        -Мистер Макдалов, - прогудели над ухом.
        Коста вздрогнул и, повернувшись к учителю, поднялся с места. Несмотря на разницу в их возрасте, примерно в двадцать лет, Константин возвышался над Кормаком почти на две головы.
        - Посмотри на себя, - вздохнул учитель и помассировал виски. Видимо и он уже успел устать к шестому уроку. - Здоровый лоб. Два метра ростом.
        - Без двух сантиметров, - напомнил Макдалов.
        - Да хоть без четырех, - отмахнулся мистер Кормак и уселся на столешницу соседней парты. Несмотря на свое увлечение определенным разделом порно, он был вполне нормальным человек. Никто ведь не без греха… - И что, мне опять проверять твои юморески?
        Учитель выхватил лист Косты и, поправив очки, вчитался:
        - Вопрос N32. Кто такие Эсперы? Ответ: “Ублюдки, жирующие на налогах простых работяг”.
        - Разве это не так? - приподнял бровь Константин.
        - Вопрос был не в том.
        - Видите - вы не спорите.
        - С тобой вообще трудно спорить, - учитель отложил лист с контрольной и так зная, в каком духе будут все следующие ответы. - Как и с любым подростком, страдающим юношеским максимализмом. Из-за того, Константин, что тебе не нравится система мироустройства это не значит, что нужно выпячивать сей факт на всеобщее обозрение.
        - Я и не выпячиваю.
        - Ага, - мистер Кормак скосился взглядом на лист контрольной. - Слушай, тебе пора уже браться за ум. Богатый папа…
        - Он мне не папа, - спокойно, но с нажимом, перебил Макдалов. Он ведь не был психом каким-нибудь. Наоборот - характер стойкий, нордический. Меланхоличный. Немного апатичный. А еще любящий мороженное. Но это детали.
        - Хоть тетя, - в привычной манере парировал мистер Кормак. - ты уже в десятом классе. Тебе пора определиться, что делать со своей жизнью дальше. В следующем году выпускные, а затем… проклятье, парень, у тебя слишком большие мозги, чтобы обнаружить себя на стройке.
        - Нормальная работа, - пожал плечами Коста. Собственно, все прошлое лето, он там и провел. Пока не нашел подработку у Охарова. Подработку мечты, не иначе. Работа по ночам. Никто не отвлекает. А все день свободен и можно посвятить время учебе.
        - Да никто и не утверждает обратного. Вон, Павел бы замечательно на ней смотрелся, - учитель кивнул на верхний листок стопки. - Лучше бы в колледж пошел… такой слесарь пропадает. Руки золотые, котелок…
        - Не варит.
        Мистер Кормак осуждающе покачал головой.
        - Нельзя так о однокласснике, Константин. Поэтому у тебя и нет друзей.
        Вообще-то, у Косты был друг. Ударение на был.
        - Вам виднее.
        Они какое-то время молча смотрели друг другу в глаза, пока учитель не принял свое поражение. Нет, спорить с юношеским максимализмом действительно было бесполезно.
        - Я тебе два ставить не буду.
        - Единица? - с надеждой в голосе спросил Коста.
        - Придешь в пятницу на пересдачу.
        - Но сегодня только понедельник! - возмутился юноша.
        Он терпеть не мог отложенных “на завтра” дел. Прокрастинация - это не про Косту. Может быть так сложилось в силу нервного расстройства, полученного после аварии в детстве, из-за которого у него теперь во внутреннем кармане всегда имелся блистер с таблетками и будильник на смартфоне.
        А может просто черта нордического, стойкого, немного меланхоличного и так далее, характера.
        - Вот и пострадаешь немного и…
        Мистер Кормак не смог договорить. Его слова заглушил довольно ощутимый взрыв. Стекла, разлетаясь хрустальными кинжалами, едва не закончили разговор на весьма кровавой ноте.
        - Ур-р-р-оды, - прорычал учитель и бросился к окну, но было уже поздно.
        Галдящая толпа зевак разбегалась в разные стороны. Как и прогульщики, на первой космической ломанувшийся в парк. На самом же тротуаре… скорее даже - на проезжей части, создавая пробку, посреди оплавленного асфальта лежало обгоревшее тело ученика Особого класса.
        - Надо скорую вызвать, - Кормак уже жал кнопки смартфона.
        - Да зачем, - пожал плечами Коста. - он же Физик. Что ему будет. Отоспится и все пройдет.
        - Мистер Макдалов, - прикрывая динамик, строго произнес учитель. - вы можете быть свободны. Жду вас в пятницу после четырех.
        - Как скажете, - только и ответил Коста.
        Если бы он только знал, что его ждет до пятницы, то не был бы столь категоричен в своих заявлениях. Но даже сильнейшие из псиоников не обладали способностью видеть будущее. Что, разумеется, было бы очень удобно в обнаружении порталов…
        Подхватив полупустой “Уличный Контейнер” (раритет, между прочим. Вещь еще с до апокалиптических времен), Коста направился на выход.
        Не то, чтобы у него были какие-то планы на пятницу…
        Да ладно, чего уж там, у него вообще никаких планов не имелось ни на эту неделю, ни на следующую. Кроме разве того, чтобы закончить уже обучение.
        Не школьное, разумеется, а по направлению: “Общая теория E.S.P.” Может так влиял юношеский максимализм, но однажды наткнувшись на философскую статью в интернете на тему, что порталы - как двери. А если дверь можно открыть, то и закрыть тоже - Коста не смог выгнать эту мысль из головы.
        - Всего доброго, - попрощался он и закрыл за собой дверь.
        Отец учил его, что “вежливость - доблесть королей”. Причем самая дешевая из доблестей. От простого “всего доброго” еще никто не умирал.
        Коридор времен школьной перемены встретил его гвалтом бегающих учеников, выкриками дежурных учителей на тему этой самой беготни, стайками старшеклассников, залипающих в экраны смартфонов и что-то обсуждающих и прочими обитателями школьных стен.
        Ловко лавируя между учениками, Коста добрался до лестницы, где, демонстрируя чудеса сноровки, не столкнувшись ни с кем плечом (у него имелась неприятная особенность - он терпеть не мог касаться незнакомых людей), спустился на первый этаж.
        Здесь пахло кафетерием, столовой, спортзалом, где уже готовились его одноклассники и остальные из параллели.
        В воздухе реял запах свободы.
        От выхода ученика отделяла сквозная раздевалка, турникет с будкой охранников, электронный пропуск и, собственно, сами двери. А там рвануть по прямой, перелезть через забор; направо и вниз по улице, а затем уже и его многоэтажка.
        Единственное, за что Коста был благодарен своему отчиму, так это за то, что тот купил своему “любимому пасынку” однушку на высотном этаже здания, находящегося на другом конце огромного жилого комплекса, который еще до апокалипсиса напоминал конклав - город в городе, а сейчас и вовсе…
        - Не зевай!
        Что-то толкнуло Косту в спину. Что-то не осязаемое, но от того не менее мощное, достаточно, чтобы парнишку, почти девяносто килограмм веса, подняло в воздух и отбросило на решетки раздевалки.
        Из груди разом выбило весь воздух и, хватаясь за прутья, Константин едва не потерял равновесие.
        Обернувшись, он увидел группку из десятиклассников. Трех парней и девушку. Их отличало от общей массы учеников вовсе не внешний вид; не то, что вокруг них сама собой сформировалось зона почтительного отчуждение. И даже не тот факт, что они носили одинаковые браслеты.
        Нет, это эмблема на груди
        Буква “E” у парней и “Е**” у девушки.
        Одноклассники тех, что устроили пробку на главной артерии комплекса.
        - Проход не загораживай, - опустил руку один из парней. Перед его ладонью все еще немного дрожал воздух, являясь лучшим доказательством использования псионической силы эспера.
        - Использования эспер-сил вне полигона запрещено! - прозвучал возглас выходящей из кафетерия учительницы.
        Молодая, стройная - Коста понятия не имел, как её зовут - она у него не вела. Да и особой благодарности он к ней не испытывал.
        - Конечно, - кивнул мальчишка, после чего зашагал в сторону лестницы.
        Его приспешники, посмеиваясь, направились следом.
        Девушка, затормозив рядом с Костой, коротко бросила:
        - Ты меня позоришь, - и поспешила за товарищами.
        Ах да, он совсем забыл.
        Ну, ничего страшного.
        На последних семейных посиделках Константин появился года полтора назад. Так что неудивительно, что не сразу признал сводную сестренку.
        Вот так вот бывает в жизни. По государственной программе в почти полностью очищенный портал заходят два ребенка. А, в его случае, выходят - один ребенок и один эспер.
        Коста, разумеется, ребенком уже давно не был.
        - С тобой все…
        - Все в порядке, - перебил Константин.
        Ему не хотелось создавать лишних проблем для учит…
        Он посмотрел на неё еще раз, после чего схватился за грудь и за прутья.
        - Что… что с тобой? - глаза преподавательницы слегка расширились.
        Молодая. Неопытная. Наверное, только после универа. Идеальная спасительница.
        - Воздух, - прохрипел Константин. - дышать… нечем.
        - Воздух… воздух… - озиралась она по сторонам. - Черт возьми. Пойдем скорее.
        Она схватила его за запястье и поволокла через раздевалку прямо к охранникам. Два весьма плотных организма. Мужчина и женщина лет тридцати. В их будке находился шкаф-сейф со сложным кодовым замком. На поясах - тазеры, перцовые баллончики и дубинки.
        Мир, из-за эсперов, не стал более дружелюбным и приветливым. Скорее наоборот.
        - Этот ученик со мной, - в приказывающем тоне, произнесла учительница. - Нам срочно нужно на воздух. Пропустите.
        Они стояли перед аркой металлоискателя, прямо напротив турникета.
        Коста встретился взглядом с охранником.
        Ну пожалуйста, Шпакеев, только не сегодня. Только не сейчас.
        - Вы уверены, учитель Лейта?
        - Быстрее, пожалуйста.
        - Ну, - пожал плечами Шпакеев. - как скажете. Если что - кабинет завуча на третьем этаже.
        - Зачем мне кабинет зав…
        Как только стальные прутья турника разъехались в разные стороны, Константин вывернул запястье и, прямо так, в сменке и форме, без куртки, рванул на свободу.
        - Спасибо, мисс Лейта! - выкрикнул он, на полном ходу выбивая школьную дверь плечом и, схватившись за поручни, перепрыгивая через перила школьного крыльца и припуская по улице.
        Игнорируя окрики молодой сотрудницы, ошарашенные взгляды учеников и некоторых родителей, он мчал домой. Все равно мысленно он был уже не здесь. А где-то там, в глубине Африканского Союза, где археологи обнаружили древнее захоронение, которое может пролить свет на порталы.
        Осталось только сдать завтрашний экзамен и получить степень магистра.
        Благо по поддельным документам диплом выдавали и ученикам десятого класса.
        Глава 2
        ГЛАВА 2
        Пробежав по улице, лавируя между пешеходами и, полной грудью вдыхая морской, свежий воздух, Коста вбежал по лестнице на псевдо-первый этаж - крышу подземной парковки. Строители навезли сюда земли, положили искусственный газон, посадили деревья с короткой корневой системой и соорудили детские площадки.
        Уже куда более спокойным шагом пройдя по тропинкам, кивками приветствуя знакомых, он приложил таблетку домофона к замку и вошел внутрь.
        Приятная прохлада и влажность вернули ему способность трезво мыслить.
        Наверное, завтра ему придется в очередной раз писать объяснительную завучу, но, в отличии от других учеников, звонки родителям проблем ему не доставляли. Один из немногих бонусов, когда этих самых родителей у тебя, по сути, и нет.
        Миновав колясочную, Коста подошел к лифтам.
        - Опять прогуливаешь?
        Константин втянул голову в плечи и медленно обернулся.
        Консьержка, опустив край “газеты”, посмотрела на него сквозь гнущийся экран новостного листка. Её острые, угловатые очки, не могли спрятать осуждающего взгляда пожилых, карих глаз.
        - Миссис Ташен, - натянуто улыбнулся Коста. - а нас это… ну…
        - С последнего урока отпустили?
        - Во! Точно. Вы прямо с языка у меня сняли.
        - И ты, наверное, утюг выключить забыл, что так домой помчал, - голос у неё был под стать внешности. Такой же глубокий, грузный и разве что в шаль не завернут. Миссис Ташен не снимала её даже летом, в те редкие времена, когда в городе выглядывало солнце и жарило под все тридцать.
        - Конечно, - почесал макушку Коста. Не то, чтобы он не мыл голову, просто как-то само собой непроизвольно вышло.
        - Ну ладно, - она отогнула экран обратно и продолжила читать новости. Судя по заголовку, что-то про очередную возню правительства Евразийского Союза с одной из крупнейших Гильдий Эсперов.
        Кажется, государственники не поделили с частными фиолетовый портал, открывшийся утром на юге Альп.
        Фиолетовый портал… только эсперы уровня “А” были способны там выжить. Ну и выше, разумеется. Лишь крупнейшие из организаций могли себе позволить побадаться за подобный куш.
        Ресурсов в таком портале, понятное дело, на миллиарды долларов, если не больше.
        Коста уже нажимал на сенсорной панели нужный этаж, как услышал:
        - У нас сегодня с Аркадием плов будет. Если вдруг проголодаешься, заходи. И вещи с собой возьми - поглажу. А то ты вечно в мятом ходишь.
        - Спасибо, - тихо произнес Коста и двери лифта закрылись, унося его все выше и выше, куда-то в небеса на двадцатый этаж.
        Мира Ташен. Она родилась еще во времена до порталов, эсперов и прочего. Уроженка жарких стран… когда эти страны еще существовали на политической карте земли.
        С тех самых пор, как три года назад, еще даже до получения паспорта, Коста начал жить здесь отдельно, она приглядывала за ним. А её муж, Аркадий Штанберг, учил мальчика играть в шахматы и еще иногда помогал с физикой. Бывший преподаватель главного вуза страны остался без работы, когда классическую физику окончательно заменили новые E.S.P. науки.
        Они никогда не задавали личных вопросов. Просто иногда подкармливали. Учили готовить. Чинить поломанные вещи. Гладить. Стирать. Убирать.
        Всему тому, чему не научишься, когда работу за тебя выполняет прислуга или клининговые компании.
        Коста вышел в просторный, светлый, опять же - выложенный плиткой коридор и добрел до своей квартиры. Стальные цифры “326” немного выцвели. Надо будет смазать. Но не сейчас.
        Приложив ладонь к сканеру, пришедшему на замену кодовому замку, Коста пропустил мимо ушей привычное:
        - Добро пожаловать домой, мистер Макдалов.
        Мистер… Ташен и Штанберг до сих пор сокрушались на тему, что в их родной России (исчезнувшей тогда же, когда и все остальные двести с чем-то стран) приходилось использовать эти “иноземные” обращения.
        Константин кивал, но посочувствовать не мог. Сам он родился уже совсем в другом мире, нежели тот, где выросли его благодетели.
        Кстати то, как они познакомились - совершенно отдельная история. Но если вкратце, то, поставив машинку на стирку, парнишка случайно затопил нижнюю квартиру. Где, собственно, и обитала пожилая пара.
        Дверь закрылась и Коста оказался в небольшой, однокомнатной, но светлой и просторной квартире. Что еще нужно шестнадцатилетнему парню.
        Закинув сменку в прихожей из IKEA, Коста помыл руки в потрескавшейся раковине и, обув тапочки, оказался в комнате.
        Те, немногие, кто здесь бывал, сразу подмечали максимальный минимализм (такое вот противоречие) обстановки. Кроме черно-белых обоев, картины с морской бухтой, роллерных штор, стола, стула и ноутбука здесь ничего больше не было.
        А, ну еще турник над дверью висел.
        Ни дивана, ни кровати, ни шкафов, ничего такого.
        Вещи Константин хранил в маленькой кладовке рядом с кухней. Двух квадратных метров вполне хватало, чтобы вместить всего его пожитки.
        Где же юноша спал?
        - Бзззз, - завибрировал смартфон в кармане, а затем хриплый, вампирский голос дважды повторил: - Время закинуться. Время закинуться!
        Коста достал из внутреннего кармана пластмассовый блистер и, откинув крышечку с надписью “Пнд”, закинул под язык розоватую таблетку.
        “Вулекс” - относительно новый препарат ему прописали совсем недавно. А до этого Коста сидел на целой компании из колес, которую теперь заменяла всего одна таблеточка.
        Из-за происшествия в детстве у него имелась одна очень неприятная особенность. Какое-то нервное повреждение в мозгу или что-то такое. Но мальчик больше не мог спать. Патологически.
        Пытались вылечить - не получилось.
        В детстве это приводило к припадкам. Частичной амнезии. Галлюцинациям и прочим не самым приятным побочным эффектам.
        Потом начались таблетки. По десятку штук в день.
        И лишь недавно выпустили “Вулекс”. Именно он и позволял Константину вернуться в общеобразовательную школу, съехать от м… Марии и отчима и вести вполне себе обычную жизнь.
        Включив ноутбук, Коста достал из ящика тетрадку на спирали. В ней, с разными вкладками, уже насчитывалось больше ста двадцати листов. И это пятая всего за один только Май!
        Благо учеба, как школьная, так и та, которой, открыв ссылку в браузере, занялся в данный момент Коста, подходила к концу и стремительно приближались летние каникулы.
        Каникулы, просто обязанные, по мнению юноши, кардинально все изменить!
        - Ну, что у нас сегодня новенького, - мальчик нажал на кнопку мышки и включил запись лекции одного из лучших Евразийских университетов.
        Интересно, что бы сказал отчим, если бы узнал, на что его “чадо” пускает те далеко не маленькие деньги, выделявшиеся Косте на содержание?
        Впрочем - не важно.
        Мальчик посмотрел на часы. До того, как ему надо будет заступить на смену, еще вполне хватало времени на пару часов занятий.
        Глава 3
        ГЛАВА 3
        За лекциями, Коста не заметил, как наступил вечер. Учитывая, что близилось время года, когда ночь менялась на сумерки, такая ошибка не казалась чем-то удивительным.
        Посмотрев на часы, Константин пришел к выводу, что еще успеет. Добраться до подростковой больницы на Авангардной улице за полчаса вполне реально, так что лишний раз тратиться на такси не хотелось.
        Лучше опять пробежится.
        Закрыв ноутбук и убрав тетрадку, Коста схватил рабочую сумку, убедился, что таблетки на месте и выпорхнул в коридор. Переодевшись в спортивный костюм, он напялил кеды и, размявшись, открыл дверь.
        - Будьте аккуратны, мистер Макдалов, - напутствовал механический голос.
        Не дожидаясь пока, пока доводчик закроет тяжелую, металлическую дверь, парень, миновав лифты, бросился на лестницу. Может города и защищали высокие бетонные стены со всякой огнестрельной начинкой, но это не означало, что внутри их пределов не происходило несчастных случаев с монстрами.
        Так что Коста предпочитал держать себя в форме.
        Вставив наушники и включив очередной микс любимой электронной музыки на смартфоне, он бросился вниз по лестницам. Перепрыгивая ступеньки, иногда сигая сразу через весь пролет, он, все же, не смог обогнать медленный, грузовой лифт и преодолеть отметку в пятьдесят секунд на двадцать этажей. Так что еще оставалось пространство для развития.
        - Доброго вечера, миссис Ташен! - помахал он консьержке и выбежал на улицу.
        - Оделся бы хоть потеплее, - едва слышно донеслось ему в спину.
        Вечерний город встретил прохладой и морским бризом. Зажглись фонари, добавляя сумраку привкус чего-то чрезвычайно мягкого, летнего и теплого.
        Коста, закинув сумку за плечо, проигнорировав оклики собравшейся на площадке группки старшеклассников со спиртным, помчался вверх по улице.
        Пробегая мимо торгового центра, он в очередной раз стал свидетелем вереницы машин, медленно спускающихся на подземную парковку. Вроде, в кино намечалась премьера.
        Про очередного эспера, спасшего мир или влюбившегося, или разлюбившего, или про гомосексуала, ну или что-нибудь в этом духе. Мистер Штанберг говорил, что студиям дешевле снимать с эсперами, потому что на спецэффекты тратиться меньше приходится.
        Может и так.
        Коста, пролетев по пешеходному переходу, едва не врезался коленкой в бампер немецкой, дорогущей тачки. Он виновато развел руками и помчался дальше.
        Не добегая до сгоревшего в прошлом году парка, до сих пор закрытого ограждениями, он остановился под знаком с изображением автобуса.
        Успел как раз вовремя.
        Светофор сменил окрас на зеленый и рядом с пластиковым навесом остановился пузатый представитель общественного транспорта.
        Двери открылись, вышли смеющиеся студенты и парочки, спешащие на премьеру. Следом за ними, чуть устало, выбирались трудяги. С отсутствующими выражениями лиц, они поплелись к переходу.
        Коста запрыгнул внутрь, провел смартфоном над считывающим устройством и встал около кабины водителя. Ему нравилось наблюдать за тем, как дорога ложилась под колеса автобуса.
        В отличии от Северо-Американского союза, в Евразийском права нельзя было получить аж до двадцати лет. Вроде как - так пытались сократить количество машин на дорогах.
        Двери закрылись и автобус покатился по Петергофскому шоссе. Увы, само название парню ни о чем не говорило. Кажется, когда-то это был какой-то парковый комплекс с фонтанами. Видео с ним показывали на уроках истории города.
        Мимо, за окнами, с левой стороны, в ритм звучащей в наушниках музыки, проносились деревья. На беговых дорожках тренировались люди. Катались велосипедисты.
        Справа вереницей шли новые комплексы и старые, помнящие страну, где их построили, панельные девятиэтажные дома. Широкие просторы Петергофского шоссе позволяли насладиться и ЛЭП’ом, и парком, и городской застройкой.
        А впереди маячили высотки - как естественный ориентир, чтобы найти метро.
        За спиной остался Южно-приморский парк и Коста уже видел поворот на Авангардную улицу, где, немного пробежавшись, он смог бы добраться до морга новой городской больницы. И…
        Почувствовав что-то неладное, он не сразу понял, что именно произошло.
        Кажется, закричали люди за бортом. Так громко, что их было слышно сквозь визги клаксонов автомобилей и резко схлопывающиеся армированные ставни на окнах автобуса.
        Салон, погруженный во тьму, ощутимо тряхнуло.
        - Мама! - заплакал ребенок.
        - Все хорошо, - прошептала его мама. - Все будет хорошо. Мы в безопасности.
        Коста, чудом устояв на ногах после столкновения автобуса с неизвестным объектом, пытался нащупать фонарик. Но, найдя искомый предмет, так и не зажег свет.
        С самого раннего детства их учили как вести себя в “цветной” ситуации. Так называли появление монстров в жилых кварталах.
        Ну или потасовки между эсперами, хоть с этим в последнее время было куда проще, нежели лет тридцать, и, тем более, сорок назад.
        - Прошу прощения за причиненные неудобства, - прозвучало из динамика. - Рейс А-116 продолжает свой маршрут. Следующая остановка - Авангардная улица.
        Ставни на окнах и, как знал Коста - на колесах, медленно свернулись и исчезли в пазах. Зажглись неоновые лампы, освещая салон мерным, белым светом.
        Коста, как и некоторые другие, кто посмелее… или поглупее, прислонился к окну. Люди на улице, всего за пару минут темноты, словно исчезли. Машин тоже стало меньше. А на том месте, откуда отъезжал автобус, остались какие-то белые следы.
        - Монстр невидимка? - удивился Константин.
        Он не был фанатиком порталов, так что не очень разбирался ни в монстрах, ни в эсперах, но даже его познаний хватало, чтобы понять, что такая тварь будет не ниже ранга “A”.
        Всего одного такого хватило бы, чтобы разнести всю улицу, а не просто качнуть автобус и поцарапать асфальт. Да и окажись такая тварь в городе, уже объявляли бы зеленую тревогу по всему району.
        Но не то, что тревоги, а хотя бы сирен силовиков слышно не было.
        Хотя, вроде, водила уже говорил что-то в рацию. Видимо вызывал мундирных.
        Коста расслабился и снова облокотился на поручень. Он монстра-то видел в своей жизни всего один единственный раз. Лет, наверное, в десять. Тогда это была собака с двумя головами и размером с молодого теленка.
        Но её, не успев она наделать дел, уничтожили эсперы из местной банды, контролирующей ближайшие порталы.
        - Испугался? - кто-то толкнул его в плечо.
        Проклятье!
        Коста отшатнулся в сторону и запустил руку в карман, где нащупал перцовый баллончик.
        - Да ладно тебе, - поднял ладони парень лет двадцати пяти. Весь в татуировках. С ирокезом. И, что самое главное, в безрукавке с нашивкой в виде горящего черепа.
        “Огненный Ирокез” тут же узнал Коста представителя банды эсперов, контролирующей часть микрорайона.
        Только обычно они на байках рассекали по своей территории. Чего это вдруг на общественном транспорте?
        - Ты чего такой нервный-то? - почесал щетину эспер.
        - Авангардная улица, - объявил остановку голос диктора.
        Двери открылись и Коста, молча, выбежал на улицу и тут же, огибая автобус, припустил в последние секунды зеленого сигнала светофора на другую сторону.
        Он не видел, как “Огненный Ирокез”, наблюдая за ним в окно, удивленно крутил пальцем у виска.
        Пробежав вдоль ограждения медицинского колледжа, Константин миновал старое здание общежития будущих медиков. Высокое, панельное, овальной формы. Оно за километр привлекало взгляд, выделяясь на фоне бесконечных парков и низкой застройки южного района.
        Дальше, если повернуть налево, находилась подростковая больница, одна сторона которой выходила на жилые дома, а другая на - все правильно - на парк.
        Но путь Косты лежал в другом направлении. В сторону новой городской больницы. Вернее, её небольшой, двухэтажной пристройке с черной трубой на крыше.
        Здание морга.
        Место, где в ночные смены, день через два, и работал последние несколько месяцев Константин Макдалов.
        Поправив наушники, Коста припустил с удвоенным рвением. Мистер Охаров терпеть не мог, когда на смену опаздывали.
        Глава 4
        ГЛАВА 4
        Охранник, ответственный за ворота, через которые проезжали кареты скорой и катафалки, поприветствовал Косту ленивым кивком головы. Не потому, что редиска человек и все такое. Просто он проводил свой вечер за вполне привычным для себя занятием.
        Поглощал здоровенный сэндвич с салями и малосольным огурцом и наблюдал по кабельному на небольшом гала-телике за тем, как эсперы били на большой арене друг другу морды.
        Сам Макдалов не находил в этом занятии ничего настолько интересно. Впрочем, учитывая рейтинги программы, то, как минимум, полмиллиарда постоянных зрителей Fight Nights были с ним не согласны.
        Ну а еще те, кто покупал фигурки любимых эсперов, мерч с ними, фотосессии и так далее.
        Целая индустрия вертелась вокруг того факта, что некоторым людям посчастливилось выйти из портала не такими, как они вошли внутрь. И при этом мало кого волновало, что конкретно в закрытии смертельно опасных дыр в пространстве участвовала хорошо если одна десятая от общего количества “суперов”.
        - Ирландец, ты чего встал? - шумным, большим глотком забив особенно сочный кусок сандвича, охранник отвлекся от голограммы на стене.
        - Да так, - пожал плечами Коста. - задумался.
        - Задумчивый такой… определись уже с какой ты стороны калитки.
        Макдалов только теперь понял, что автоматические ворота застыли в паре сантиметров от его левого плеча.
        - А, ну да, - только и сказал парень и шагнул на территорию больницы.
        Металлическая решетка, иногда лязгая, встала обратно в пазы, а охранник вернулся к своему привычному занятию. С этой части комплекса, чтобы попасть внутрь самой больницы, пришлось бы миновать по двору еще два пропускных пункта. Так что никакие наркоманы не решились бы лезть именно отсюда.
        В итоге морг, будто решив по-каламбурить над своей функцией, вместе с прилегающей территорией, большую часть дня выглядел весьма… мертво.
        Коста посмотрел на чадящую трубу.
        Крематорий заканчивал смену и продувал печь. Деталь, о которой никогда не информировали родственников. Пепел, хранящийся в выданной урне, содержал в себе частички праха других, незнакомых людей.
        Хуже всего, конечно, приходилось тем, кто эту самую печь чистил. Макдалову самому, как-то раз, пришлось подменять Эдуарда, когда тот напился до глюков.
        Умом понимаешь, что в этом ничего такого нет, но на душе тошно.
        И именно эта, душевная тошнота, подступала к горлу каждый раз, когда Коста проходил мимо аллеи невысоких деревьев, пока не подходил к незаметному служебному входу с урной, забитой окурками.
        Все, кто работал в морге, не важно в какую смену - курили.
        Коллеги убеждали Макдалова, что и тот, однажды, сдастся, забросит свой ЗОЖ и присоединиться к пачке самоубийц, губящих легкие дымом.
        Парнишка все еще держался.
        - Проклятье, Ирландец, я уже думал, что ты забыл.
        Мистер Охаров, стоявший на ступенях около металлической двери, нервно курил. Обычно немного растерянный и нервный, с растрепанными серыми волосами и бегающим взглядом, в застиранном белом халате, он резко контрастировал с собой сегодняшним.
        В костюме, пусть и не по фигуре, но выглаженном и, самое главное - приятно пахнущим. С прической. В новых очках.
        - Добрый вечер, - Коста пожал протянутую руку. - А по какому поводу, собственно?
        - У дочери концерт, - Охаров сделал несколько резких, быстрых затяжек, будто школьник на заднем дворе. Щелчком пальцев отправив бычок в урну, он одернул костюм и выпрямился. - Ну как?
        - Орел!
        - Сейчас подзатыльника схлопочешь, сопляк, - без злобы и обиды ответил Охаров. - Как со взрослыми говоришь?
        - А я и не знал, что у вас есть дочь… и вообще, что вы женаты.
        - Разведен, - как-то сразу поник Охаров. Даже его новые очки стали выглядеть… не таким новыми. - редко видимся. Они в Москве живут. Сейчас, вот, на концерт приехали. Она у меня скрипачка.
        - Вау! Круто, - Коста искренне оттопырил большой палец. - а ей, получается…
        - Твоя ровесница, - промямлил в своей привычной манере Охаров, после чего, опомнившись, как-то резко встрепенулся. - ты свои пошлые мыслишки оставь. Не посмотрю, что ты лоб огромный - задницу надеру.
        - Да с чего вы вообще взяли, что у меня есть какие-то мысли!
        - Правильно! Нет у тебя никаких мыслей, - кивнул Охаров. - Все, ладно, хорош трепаться. Я помчал. Если хоть один материал окажется без бирки!
        - Да все в порядке, мистер Охаров, - Коста отошел от лестницы и сделал пригласительный жест в сторону калитки. - развлекайтесь. Обещаю - ни один материал не сбежит из нашего царства льда и холода.
        - Позер, - фыркнул начальник ночной смены, после чего хлопнул парнишку по плечу и забавной походкой засеменил в сторону уже отъезжавшей калитки.
        Макдалов (кстати именно из-за приставки “Мак” он и получил от начальника свое рабочее прозвище), глядя на кроссовки, резко контрастирующие с костюмом, вздохнул, покачал головой и вошел внутрь своих ночных владений.
        - Некоторые вещи не меняются, - протянул он себе под нос, после чего провел ладонью над сенсорным выключателем света.
        Не то, чтобы в такой технике здесь имелась необходимость, но суеверия - это вещь такая - сложная и неискоренимая. Работники свято верили, что если какой-нибудь материал вдруг решит подняться и пойти по своим незавершенным делам, то лучше всего на эту тему просигналит резко выключившийся свет.
        Так что вместо обычных нажимных выключателей по всему зданию расположились коротко сигнальные сенсорники. Если провести хотя бы в пяти сантиметрах от приемника, то ничего не произойдет.
        Что наводило на мысль - какой нормальный зомби станет идти в притирку к стене.
        - А может у него спина зачешется? - сам над собой подшутил Коста.
        Была у него такая привычка - отвечать собственным мыслям. Он даже вычитал, что она развивается у людей, долгое время находящихся на едине с самим собой.
        Логично.
        Надо ли уточнять, что за несколько месяцев работы у Охарова, свет еще никогда “сам” не выключался? Один раз над Костой подшутили местные работники с дневной, основной, смены, но на этом все и закончилось.
        Переодев в раздевалке кроссовки на резиновые тапочки и напялив белый халат лаборанта, Коста отметился в электронном журнале и, подхватив рабочий планшет, направился в офис.
        Коридор тыловой, как говорили работники, части здания мало чем отличался от своих офисных собратьев. Просторный, с множеством кабинетов, фикус с куллером, камеры и плитка на полу.
        Стеклопакеты, опять же.
        Та, вечно в полумраке, комната с холодильниками, столом патологоанатома, всякими медицинскими приблудами и прочей атрибутикой, демонстрирующиеся в фильмах ужасов и детективах, находилась на “передовой”.
        На минус первом этаже - в подвале, если выражаться проще. Там и температуру проще сохранять, и никто в окно случайно не заглянет. Хотя бы просто потому, что никакого окна и не имелось.
        В обычное время Коста дежурил ночью в подсобке и следил за камерами, приборами и температурными датчиками в холодильниках.
        В главном кабинете же восседал Охаров. Ночью морг работал только на приемку тел, вернее, как их называли местные - материалов, так что трудилось тут всего два человека.
        - Ну, - Макдалов открыл дверь кабинета начальника морга и решительным шагом направился к столу, где остался включенным монитор казенного компа. - сдадим пару тестов.
        Глава 5
        ГЛАВА 5
        Когда полоска загрузки на стареньком, жидко кристаллическом экране подошла к концу, Коста скрестил пальцы.
        - С-с-с, - прошипел он, но сдержался.
        В очередной раз отметка теста показала 82/100. Этого не хватало для того, чтобы получить, наконец, вожделенную степень. Следующая попытка, по правилам тестирования возможна будет только через неделю, а затем, если опять провалит, придется ждать три месяца.
        Наверное, любой другой в его ситуации радовался бы и такому результату. Он ведь, по сути, еще даже школу не окончил. Но время играло за команду противников. Причем играло со всей отверженность и спортивным азартом.
        Последний срок подачи заявки в экспедицию на раскопки в Африканском Союзе - первая декада августа. А там еще портфолио нужно подготовить, мотивационное письмо, рекомендации…
        Благо с последними Коста разобрался еще в прошлом полугодии, когда провел несколько семинаров и дискуссий на свободных площадках. Плюс - написал пару аккредитованных статей на тему социального конфликта Эсперов и простых людей, проведя параллели между дорогим трудом коренного населения стран начала столетия и дешевым трудом приезжих.
        Статья, разумеется, в эпоху победившего левого крыла (и истерии по “суперам”), собрала огромное количество критики, но с научной точки зрения оценена была весьма высоко.
        Этого бы хватило, чтобы побороться за место младшего научного сотрудника в экспедиции. А благодаря связям отчима, отсюда - поддельным документам; правильному питанию и постоянным физическим нагрузкам (еще генетики, разумеется) Коста, пусть и с натяжкой, и если бороду отрастить… ну и очки надеть, мог сойти за молодого человека лет двадцати.
        - Бз-з-з-з, - размышления парня прервал динамик интеркома. - Эй, Ирландец, спишь?
        Искаженный голос охранника вдребезги разбил тишину головного офиса.
        Коста пододвинул стойку с микрофоном поближе к лицу и нажал на кнопку:
        - Вам там скучно стало?
        - Очень, - с сарказмом ответил хрипящий механическими помехами голос охранника. - Тут материал привезли. Калитку уже открыл, так что давай - принимай.
        Связь обрубилась и Макдалов, оттолкнувшись от пола, проехался на стуле аккурат до двери. Стрелки на механических, немного поцарапанных, явно старых наручных часах показывали двадцать минут четвертого.
        До конца смены оставалось еще шесть часов. Потом кварцевавание и заступят дневные, вместе со всеми работниками офиса, бухгалтерии, патологоанатомами, лаборантами и так далее.
        - Ну ладненько, - Коста хлопнул по коленям и поднялся.
        Выйдя из офиса, закрывая дверь за собой на ключ, он разбежался и, проскользив по скользкому полу, докатился до дверей служебного входа. Приподнятые над уровнем земли так, чтобы тело на коляску можно было сгрузить прямо с катафалка, они чем-то напоминали подобные, но складские.
        С продуктами там… или одеждой.
        - Ну да, черный юморок, - сам с собой согласился парнишка.
        Набрав на электронной панели код, он легонько толкнул двери. Остальное сделали доводчики. Тяжелые металлические створки распахнулись, впуская в здание прохладу весенней ночи, огни фонарей, а еще двух грузчиков.
        - А…
        - Подобрали на улице, - буркнул один из санитаров. Плечистый, коренастый, с неряшливой бородой и обширной залысиной. - Ты кто такой? Где Охаров?
        - Мистер Охаров, - Коста сделал ударение на первом слове. - на концерте у дочери. Эту ночь я вместо него.
        - Правом подписи обладаешь? - спросил второй санитар. Куда более сухой, с крысиными глазками и орлиным носом.
        Вместо ответа Макдалов продемонстрировал магнитный бейдж, свисавший у него с шеи.
        Пока санитары грузили тяжелый, черный мешок из плотного пластика на тележку, Коста решил разрядить обстановку безобидным вопросом.
        - А где подобрали-то?
        - Рядом с Петергофским, - буркнул коренастый и, с усилием водрузив тело на железную площадку, отодвинулся к стене и, вытерев пот, достал пачку сигарет.
        После запрета электронных, чей вред оказался выше обычного табака, наступил пост-апокалиптический расцвет табачной продукции. В этом, некоторые, даже видели какой-то там заговор, потому как одна из крупнейших Корпов (так сейчас называли международные корпорации) владела едва ли не третью всего табачного рынка.
        - Будешь? - санитар протянул пачку Косте.
        - Не, спасибо, - отказался тот.
        Осмотрев пакет и убедившись, что на нем, как требовала инструкция, нет повреждений, Макдалов взял из рук тощего планшет и начал заполнять бланк приемки.
        - Первичный осмотр? - спросил он.
        - Слушай, ты практикант, что ли? - нетерпеливо проворчал коренастый. - вбей туда что-нибудь от балды и мы поехали. Ночь в самом разгаре. Еще по-любому что-нибудь привезем.
        - Сплюнь.
        - Ага, десять раз. Все, давай, принимай и мы сваливаем.
        - Так не положено, - покачал головой Коста. Не то, чтобы в нем проснулся крючкотвор, просто если где накосячит, Охаров потом с него шкуру спустит, а вместе с ней и место на подработке отберет. Так рисковать из-за нескольких пунктов в опроснике было глупо. - Первичный осмотр?
        После повтора вопроса санитары сдались и, процедив ругательства, начали рассказ.
        - Да хрен знает, практикант. Позвонили диспетчеру на 911. Оттуда вызов нам направили. Приехали мы, копы, Официалы…
        Коста аж отшатнулся от трупа. Официалы - если перевести со сленга, “Официальная Гильдия Эсперов”. В каждом континентальном союзе такая имелась. “Суперы”, работавшие на правительство.
        Именно на них к налогам простых работяг прибавилась очередная, причем не маленькая, статья. Кажется - три или четыре процента сверх привычных платежей. И это каждый месяц.
        И если в дело были вовлечены Официалы… нет, глупости. Мертвых монстров, как и мертвых эсперов, увозили в “неизвестном направлении”. Хотя при этом все знали, что на север города, где находился исследовательский институт, изучавший вопросы E.S.P..
        - Труп, вроде, как труп, - пожал плечами тощий. - Вон, сам посмотри. Протокол разрешает.
        Протокол разрешал.
        Коста подошел к мешку и расстегнул верхний край молнии. Из пластиковых недр на него уставились открытые, мутные глаза женщины почтенного возраста.
        Это только в дешевых книжках и таких же фильмах, трупы бледнеют. На самом деле - они сереют. Становятся похожими на подсушенные скульптуры. Довольно жуткие и неприятные.
        Расстегнув молнию на полную, Коста сходу определил неладное.
        - А где одежда?
        - А хрен его знает. Там же где документы, вероятно, - пожал плечами коренастый и выкинул бычок в урну. - она уже такой лежала. Слушай, малой, ну не души. Дел еще до хрена. Ты все равно с ночной. Примешь, бумажки заполнишь, в холодос закинешь, а всем будут с утра рулить. Тогда и детектив Офицев подъедет.
        - Детектив, - задумчиво повторил Макдалов.
        Странный, голый труп посреди Петергофского шоссе. И ладно бы только это, но вспоминая недавнее происшествие с автобусом, приезда Официалов и детектив из их братии…
        Неужели ночь станет чуть интереснее, чем предполагалось изначально?
        - Или это утешительный бонус за проваленный тест, - пробормотал себе под нос Коста.
        - Что?
        - Ничего, - уже громче произнес Коста и провел бейджиком по считывающему устройству в планшете. - Подписано. Материал принят в 03:32.
        - Кайф!
        Коренастый буквально выхватил планшет из рук парнишки и, вместе с тощим, они запрыгнули в кабину скорой.
        - Только без перчаток не трогай! - напомнил бородач и закрыл двери кареты.
        Машина загудела двигателем и тронулась вниз по дороге в сторону ворот. Коста же, нажимая на кнопку и позволяя доводчикам закрыть металлические створки, посмотрел на труп в мешке.
        Такими темпами действительно суеверным станешь.
        Глава 6
        ГЛАВА 6
        Спустившись на лифте вместе с тележкой, Коста оказался в, непосредственно, морге. Широкий коридор делился на два рукава. Один вел в сторону крематория, а другой к кабинету патологоанатома и холодильникам.
        Взяв курс на восток, Макдалов проехался по зеленому покрытию и, толкнув спиной стеклянные двери, оказался в довольно просторном и явно медицинском помещении.
        Длинные лампы на потолке светили мерным, белым светом. Он слегка отражался от кафеля, покрывавшего стены. Там, около дальней, находился железный стол с компьютером (тоже не шибко новым, но тут хотя бы голографический дисплей имелся), какие-то папки, документы и стул без спинки, но с большими роликами.
        Видимо, чтобы было удобно ездить между стеллажами с инструментами и столами.
        Неделя в морге выдалась спокойной, так что на этих самых столах, в количестве трех штук, никого не лежало. Все материалы, занесенные в реестр, находились в холодильниках.
        Как раз ближайшая к Косте из стен была полностью покрыта стальными дверцами, чем-то напоминавшими духовые шкафы. Только внутри, вместо аппетитной индейки или жаркого, находился…
        - Надо поменьше сериалов смотреть, - вздохнул Коста и подвез тележку к одному из столов.
        Всего холодильников в местном, довольно небольшом морге, имелось два десятка. Половина сейчас пустовала. Об этом говорили девственные рамки для бирок.
        Достав диктофон и взяв со стола патологоанатома планшет, Коста включил было запись, а потом выключил. Сперва же надо было тело переместить.
        - И как тут…
        Он еще никогда прежде не принимал материалы - только короткие видеокурсы глянул, чтобы аккредитацию получить. Но, благо, процесс оказался интуитивно понятным.
        Подтащив тележку к столу, Макдалов застопорил колеса и, схватившись за рукоять на пластиковом пакете, резко дернул. Материал буквально проскользил по металлический поверхности и с громким лязганьем оказался на досмотровом столе.
        Свет над головой замерцал.
        - Сс-с-с, - вновь прошипел Коста, но опять смог сдержаться.
        Еще не хватало, чтобы шутки ребят с дневной заставили его испугаться бренного куска плоти.
        - И фэнтези читать тоже поменьше, - резюмировал парень.
        Отодвинув тележку в дальний угол, он выдернул пакет из-под тела и, сложив, убрал в ящик.
        Вновь вооружившись диктофоном и планшетом, он подошел к материалу.
        - Кожа серая, - проговаривал он в диктофон, одновременно с этим заполняя графы. - Женщина. Внешность западной части Союза. Может быть из Северо-Американского Союза. Точнее сказать невозможно - документов нет. Предположительно лет шестидесяти. Возможно, скончалась из-за “цветной” ситуации.
        Коста выключил диктофон и, надев перчатки, поднял её руку. Подождав немного, он вновь записал:
        - Вес около восьмидесяти килограмм. Характерные пятна - возможно диабет. Часть волос выпала. Нитевидные покраснения. Может нервные заболевания. Экстернальных травм, - Коста, не без труда, перевернул материал на бок и тщательно осмотрел все тело с головы до пяток. - не обнаружено. Кровоподтеков, что странно, тоже нет.
        Не то, чтобы Коста понимал что-то в этой профессии, но иногда простой внимательности и мозгов было более чем достаточно. Если нет внешних повреждений, явно повествующих о причине смерти, то должны иметься другие следы.
        Материал обнаружили на Петерогофском, следовательно женщина упала не на рыхлую и мягкую землю, а на асфальт. Учитывая, что у неё не имелось никакой одежды, то все это сводило вероятность того, что от падения не останется ни следа к несущественному минимуму.
        - Ну, тут все что мог, то сделал, - вздохнул парнишка. Внеся нужные данные в планшет, он подошел к компу и распечатал две бирки.
        Одну, проколов дыроколом, нацепил на большой палец правой ноги материала, а вторую закрепил в рамочке дверцы холодильника.
        Осталось самое сложное - убрать тело внутрь.
        О, целая наука сама по себе.
        Для того, чтобы не повредить материал, требовалось сперва открыть холодильник, затем обернуть выдвижной металлический поддон в мягкую пленку, затем подкатить стол и, почти как в случае с тележкой, начать процедуру обертывания пленкой и перетаскивания.
        Вернее - перекатывания.
        В результате тело вертелось веретеном и…
        - А это что такое…
        Когда материал сделал несколько оборотов и оказался-таки на поддоне, Коста заметил небольшое темное пятно на полу. Аккурат под тележкой.
        Опустившись, не снимая перчаток, он дотронулся до субстанции. Похожая на кровь, с зеленоватым оттенком, она дурно пахла.
        - Ну ладно, это явно требует большего, чем мне тут платят, - развел руками Коста и, загнав поддон внутрь темного пространства холодильника, закрыл дверь и повернул ручку засова.
        Засов.
        В морге.
        Суеверия пережили даже апокалипсис, Эсперов и явление Монстров.
        Положив диктофон и планшет на рабочее место патологоанатома, Макдалов выкинул перчатки, снял халат и направился на выход.
        - Бам!
        - Сука! - все же не сдержался парень и, резко развернувшись на пятках, схватил первое, что попалось под руку.
        Это оказалась электрическая пила, похожая на фрезу. С её помощью разрезали грудную клетку при вскрытии.
        Звук явно доносился со стороны холодильников. Но сколько бы Коста в них не вглядывался, те отвечали ему безмолвием и спокойствием.
        Может быть он плохо поддон задвинул и тот хлопнул под весом материала? Дамочка, все же, не из числа худышек и фитнесс-леди.
        - Если кто-то из вас, - Коста обвел взглядом кафельные просторы. - решил, что может свалить отсюда, то спешу вас расстроить. Я посмотрел все сезоны и все спин-офы Ходячих Мертвецов… и прошел все десять частей The Last of Us на максималках! Так что…
        Не став договаривать, так как это было бы ну совсем уж глупо, Макдалов отложил пилу и, не разворачиваясь спиной к холодильникам, добрался до выхода.
        Перед самыми дверями решив, что его рационального, молодого человека, не запугают суеверия и шутки старших коллег, он все же развернулся и спокойно открыл двери.
        Выйдя в коридор, миновав поворот и добравшись до лифта, Коста прислушался.
        Тишина.
        - Поддон не проверил, - пришел он к вердикту. - Надеюсь, там ничего не повредится.
        Несмотря на всю свою рациональность, он не горел особым желанием идти проверять что там в холодильнике с ново прибывшим материалом.
        Поднявшись на лифте обратно в “тыловую”, Коста, уже без всяких игр и скольжений, добрался до офиса, открыл дверь ключом и, усевшись за стол, несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул.
        - А может свой… поддон проверить?
        Ладно, с юмором у него всегда было туго. Но его оправдывал тот факт, что материал он принимал в первый раз в жизни. Да и в саму холодильную спускался едва ли не второй. Первый был, когда Охаров проводил для него экскурсию и рассказывал, где что находиться.
        Включив монитор, Макдалов вбил в поисковой строке YouTube видео последних научных дебатов касательно природы Эсперов и порталов.
        - Я хочу сказать, что все, что мы наблюдаем, может быть…
        Коста так и не услышал, чем может быть то, что там наблюдал докладчик. Свет внезапно моргнул, а вместе с ним погас и монитор.
        Просидев мгновение в кромешной темноте, Коста вдруг пожалел, что оставил пилу в холодильной. Степлер в его правой руке выглядел не так надежно и устрашающе.
        Нажав на кнопку интеркома, он даже вспомнил, как звали охранника.
        - Мистер Токарев! Мистер Токарев!
        Но динамик ответил ему шуршанием электрических помех.
        - Может напряжение сбойнуло? - сам себя успокаивал Коста.
        Он же не верит во всю эту чушь, правильно… да и Хэллоуин еще не скоро.
        В этот момент где-то вдали, около лифта, раздался звук падения чего-то очень тяжелого и металлического.
        - Просто сейсмо-толчки, - криво улыбнулся Макдалов и сменил степлер на железный дырокол.
        - Ау-у-у! - прорезал уши дикий, явно нечеловеческий вой.
        - С-с-сука! - заикнулся Коста.
        Глава 7
        ГЛАВА 7
        Коста, вытерев пот со лба, приоткрыл дверь.
        - Ох ты ж…
        Он никогда не верил в то, что кто-то, от страха и понимания, что лишний звук может привлечь ненужное внимание, способен сам себе прикрыть рот. Но, в данный момент, это оказалось именно тем, что он и сделал.
        Благо вовремя сообразил закрыть рот и сдержать выкрик не тяжеленным металлическим дыроколом, а свободной рукой.
        Придерживая дверь мыском стопы, он наблюдал за тем, как труп той самой женщины, странным образом подергиваясь, выползает с лестницы.
        Она, внезапно изогнувшись дугой, вновь издала странный звук:
        - Ау-у-у-у!
        Вот только доносился он не из её рта, а… словно изнутри.
        Макдалов, справившись с секундным порывом, нашарил в кармане старенький смартфон, марки одной из многих, переживших апокалипсис, корпораций. Надкушенное яблоко тому свидетель.
        Открыв заранее предустановленное приложение “MonsterHunter”, он навел камеру на дергающееся и ползущее по полу тело женщины.
        Через несколько секунд на экране… ничего не появилось. Полоса загрузки добежала до ста процентов, но не выдала никакой информации.
        - Да быть такого не может! - мысленно воскликнул Коста.
        В смартфоны было встроено такое множество различных датчиков, вычислительных структур и прочего добра; вкупе с высокоскоростным спутниковым интернетом у монстров не оставалось ни шанса уйти от идентификации в свободной базе данных, которой пользовались все Эсперы.
        Благо сигналы могли свободно проникать и покидать порталы.
        - Это что… действительно умертвие…
        Коста посмотрел на дырокол. Лучше бы главный администратор вырос не ярым бюрократом, а верующим хоть какой-нибудь религии.
        - Аргх! - куда более густой и низкий рык прокатился по темному коридору.
        Тело женщины вновь изогнулось дугой. Её живот внезапно вспучило. По поверхности образовавшегося шара поползли волны. Как в каком-то классическом ужастике, где из желудка трупа наружу рвалось нечто ужасное.
        Не успел Коста вспомнить название, как с неприятным хлопком плоть порвалась. Кровь, слизь и гной полетели в разные стороны, струями раскрашивая стены.
        В мерцающем, сквозь окна, свете уличных фонарей сверкнули острые когти.
        Лапа с мокрой, белой шерстью, раздвинула края раны и, медленно, наружу выбралась тварь. Метра три ростом. С мускулатурой, которой позавидовали бы многие Эсперы-физики. Гумноидно-подобный волк, опустившись на колени, правой-ногой лапой отодвинул ошметки трупа, внутри которого и скрывался все это время.
        - Как он миновал сканеры и… да как вообще такое возможно? Монстр не может поместиться в…
        Телефон в руке завибрировал.
        База данных сработала как надо.
        На экране поверх изображения монстра, пойманного камерой, начали появляться строки сообщений.
        
        
        
        
        “БЕЛЫЙ ОБОРОТЕНЬ ТУМАНА”
        КЛАСС: A**
        ОСОБЕННОСТИ: УПРАВЛЕНИЕ ТУМАНОМ.
        ВОЗМОЖНОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ: ФИОЛЕТОВЫЙ ПОРТАЛ. КРАСНЫЙ ПОРТАЛ.
        АРЕАЛ ОБИТАНИЯ: БОЛОТА, НИЗИНЫ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЭСПЕРА ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СИЛОЙ НИЖЕ “S” - 99%
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ГРУППЫ ЭСПЕРОВ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СОВОКУПНОЙ СИЛОЙ НИЖЕ “A” - 64%
        РЕКОМЕНДАЦИЯ: ГРУППА ЭСПЕРОВ СОВОКУПНОЙ СИЛЫ .> A*. ВОЗМОЖНА ГРУППА ЭСПЕРОВ .>20 ЧЕЛ С УЧАСТНИКАМИ НЕ НИЖЕ B*
        СООБЩЕНИЕ ОТПРАВЛЕНО ОФИЦИАЛЬНОЙ ГИЛЬДИИ ЭСПЕРОВ. ОЖИДАЙТЕ ПРИЕЗДА. ПРИБЛИЗИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ: 11 МИНУТ.
        
        
        Ну да, конечно… Коста ведь, сука, не в маленьком морге на окраине города находился, а посреди фиолетового портала, где выжить могли только эсперы ранга “А” и выше. Ну или вообще в красном - приравненного к континентальному бедствию. Последний такой вспыхнул на юге Евразийской зоны лет двадцать назад.
        С тех пор Евразийская зона поделена еще и на Индийскую с Китайской, ибо тамошние сепаратисты-националисты, воспользовавшись гибелью шестнадцати эсперов ранга “А**” и пяти эсперов ранга “S” попросту объявили о своей независимости.
        Короткая война и вуаля - Евразийский континентальный союз стал единственным поделенным на зоны.
        - Ау-у-у-у! - волк поднялся на лапы-ноги и, едва не пробив башкой потолок, протянул свою лунную песню.
        Белый туман сгущался вокруг него, постепенно заволакивая коридор густым маревом.
        Коста аккуратно прикрыл дверь.
        Он успел заметить глубокие раны на теле твари. Те жидкости, что выплеснулись из живота трупа, по-большей части принадлежали оборотню. Левая нога-лапа зверя была изломана в труху. На торсе, даже во тьме, виднелись глубокие, черные вмятины.
        Ожоги и порезы избороздили предплечья.
        Все это выглядело так, как если бы монстр бился с кем-то.
        Но что могло ранить такую тварь? Она же, даже в таком состоянии, весь район спокойно сравняла бы с землей до того, как припрутся официалы. Если сообщение, автоматически отправленное приложением, вообще поступило на их пульт.
        - Думай, думай! - мысленно кричал сам на себя Макдалов.
        Коста снова приоткрыл дверь.
        Зверь, застыв посреди поворота, принюхивался.
        - О, нет-нет-нет, - запричитал парнишка. - Только не туда! Давай обратно в морг! Там трупы. Вкусная мертвечинка. Их и поужинаешь!
        Но если бы оборотень собирался сожрать трупы, то вряд ли бы выбирался из подвала. Нет, он нацелился на нечто более аппетитное.
        И именно поэтому, поводя носом по воздуху, хромая, облокотившись на стену и оставляя на ней следы своей зеленой крови, направился по длинному ответвлению коридора. Уходя куда-то в сторону от верениц дверей и куллеров, этот рукав вел прямо в больничное крыло.
        Любой, на месте Косты, просто забрался бы под стол и молился, чтобы монстр не передумал и не вернулся обратно. Ведь чем ближе он к больничным дверям, тем дальше от главного офиса морга.
        Коста же…
        Перед его глазами проносились больничные сцены.
        Будучи работником ночной смены, он иногда посещал примыкающее больничное крыло. Как нетрудно догадаться, там располагалась приемная реанимации.
        Немного символично что родственникам приходилось ждать врачей, способных пролить свет на состояние их родных и близких, прямо рядом с дверьми в морг.
        А еще там же находился кофе-аппарат с двойным Латте на натуральном молоке.
        В эпоху соевого… всего, даже котлет - реальная редкость.
        Коста часто там бывал.
        И знал, что в данный момент, там находились люди. Они буквально ночевали на неудобных скамейках и металлических сидениях. В реанимацию их не пускали, так что это было самое ближайшее расстояние, на котором они могли находиться к своим…
        Несчастные даже не предполагали, что, постепенно, к ним приближается.
        - Я ведь об этом пожалею, да? - по щеке Косты, от страха, скатилась слеза.
        Руки дрожали так, что дырокол мог, в любой момент, развалиться от вибрации.
        - “Папа, но мне страшно!”
        - “Не страшно.”
        - “Но…”
        - “Это просто мозг обманывает твое тело. Так что не бойся - прыгай в воду. Худшее, что может произойти, ты поймешь, что не умеешь плавать. А самое страшное - станешь трусом.”
        - “Вообще-то я могу утонуть!”
        - “Вообще-то я рядом, так что не утонешь. А теперь перебори свой страх и вперед - на встречу приключениям!”
        Коста посмотрел на потолок.
        Он был один. Вода уже подступала к самому горлу. И никто не придет и не поможет.
        Но это ведь просто обман его разума, да? Худшее, что могло произойти - его, скорее всего, сожрут.
        А самое страшное - он станет тем, кто смотрит на то, как проклятый монстр жрет людей, каждый вечер молящихся за здравие своих близких.
        И как потом его встретит отец на том свете? Если тот свет, разумеется, действительно существовал.
        - Да к дьяволу, - выругался Коста и двинул себя по лбу. - Не дрейфь! Ты знаешь это место лучше всякой твари.
        Проклятые Эсперы!
        Коста поднялся на ноги и, с пинка открыв дверь, выбежал в коридор. Не сбавляя скорости, он чуть согнул ноги в коленях и заскользил по начищенному полу.
        Проклятые Монстры!
        - Эй! Псина! - Коста замахнулся дыроколом и, набирая скорость, перед самым поворотом к реанимации, прыгнул и одновременно с этим швырнул дырокол. - Сыграем в салочки?!
        Канцелярский предмет угодил прямо в затылок твари. Та резко обернулась, и Коста смог различить лишь два желтых, нечеловеческих глаза с тремя черными, как смоль, зрачками.
        Упав на спину, парень прокатился до самого лифта.
        Оборотень, рыча, помчался следом, но поскользнулся на собственной крови и, вылетев в коридор морга, врезался плечом в стену.
        Коста же, с силой, вдавил пяткой кнопку на панели.
        Двери успели закрыться как раз вовремя, потому как в следующее мгновение парень услышал глухой, металлический стук, недовольное рычание и протяжное:
        - Ау-у-у-у!
        Тяжело дыша, едва ли не теряя сознание - так бешено билось его сердце в груди, Коста лежал в стальной коробке, неспешно опускающейся вниз.
        В сознании при этом осталась одна единственная мысль:
        - Ну и что дальше?
        Глава 8
        ГЛАВА 8
        Двери лифта открылись и Коста оказался в начале длинного, разветвленного коридора. Выкрутив из стены кусок стальной скобы и вооружившись ей на манер меча, ну или… бейсбольной биты, он не рисковал высовываться наружу.
        Прекрасно зная, что рядом с лифтом для транспортировки материалов находилась и лестница, он живо нарисовал в воображении, как там уже стоит раненный оборотень и принюхивается, пытаясь напасть на добычу из укрытия.
        Хищники, какими бы монстрячими портальными тварями они не являлись, оставались хищниками. И канал National Geographic достаточно подковал парнишку в этом вопросе.
        Скорее всего они в данный момент стояли друг рядом с другой, разделенные двадцатью сантиметрами бетона и стали.
        Задышав чуть чаще, Коста перехватил свое импровизированное оружие и, оглашая стены коридора столь же импровизированным боевым кличем, роняя слезы одновременно от страха и клокочущего в крови адреналина, сиганул вперед.
        Еще в воздухе переворачиваясь спиной к полу, он наотмашь ударил своей железной дубиной, предвкушая, как та врежется в чувствительный нос или морду волка-оборотня.
        Вот только вместо плоти, железяка со свистом рассекла воздух и едва не вывихнула плечо Косте, не готовому к такому повороту событий.
        - Да е-мое…
        Волк действительно, как и предупреждал канал о дикой природе, притаился в засаде. Вот только, учитывая его физические возможности, он находился не впритык к жертве, а стоял на лестничном пролете в нескольких метрах от упавшего на пол Косты.
        - Вот бл…
        - Ау-у-у-у! - победный волчий вой заглушил выкрик Макдалова.
        Оборотень, царапая когтями пол, прыгнул прямо на добычу. Коста, будто шестом, оттолкнулся от плитки металлической скобой. Спасибо каждодневным тренировкам, а в особенности, ответственным уборщикам - он оброненным мылом проскользил по полу.
        Сцепив зубы от боли, когда длинные когти раненного и ослабевшего монстра располосовали его левую ногу, превращая штаны в лохмотья, Коста размахнулся и ударил со всей силы скобой в глаз распластавшегося оборотня.
        - Да что ты такое!
        Коста, демонстрируя невероятные способности для себя самого, невзирая на кровоточащую рану и обнаженную кость, поднялся на ноги и побежал куда глаза глядят. Смотрели они в сторону лаборатории, в стеклянной стене которой отражался монстр.
        Железная скоба, которая должна была пробить ему глазницу и войти внутрь черепа, учитывая, что удар нанес девяносто килограммовый парень в самом расцвете сил, лишь заставила тварь взвыть от неприятного ощущения и прикрыть правое веко.
        Раненная, истекая кровью и какой-то жижой, она не сразу смогла подняться на лапы. Когти царапнули кафель.
        Коста же, юркнув за дверь, запер её на задвижку и, хватая со стола пилу для ребер и жгут, юркнул в дальний конец лаборатории, спрятавшись за компьютерным столом. Тварь, вновь завыв, поднялась на лапы.
        Она не спешила немедленно врываться на неизвестную ей территорию. Да, добыча, которая уже второй раз от неё ускользала, была слаба, но зверь умен и опытен. Израненный, голодный, в неизвестных ему угодьях, он был не в том состоянии, чтобы действовать безрассудно. В другой ситуации, будь он полон сил, то разорвал бы эту букашку на части, но сейчас…
        - Ар-р-р! - все эти мысли вылились в нечеловеческий рев, полный животный ярости и голода.
        Коста, вздрогнув, продолжил обматывать ногу жгутом. Посмотрев на потрескавшиеся часы, он засек в уме пятнадцать минут времени и завязал жгут. Кровь не то, чтобы полностью остановилось, но больше не била толчками.
        Выглянув из-за стола, он увидел, как когти царапают поверхность стекла, пока волк медленно движется в сторону двери.
        Проклятая тварь была умнее некоторых его одноклассников!
        Вернувшись в укрытие, стараясь игнорировать пугающий и раздражающий звук, Коста нашарил рукой скальпель.
        - Ну давай, - мысленно приговаривал он, глядя на то, как израненная тварь, оставляя позади себя шлейф из крови и слизи, плечом выбивает дверь и, потягивая длинным носом воздух, аккуратно заходит внутрь. Будто действительно - оборотень, сохранивший частичку человеческих знаний и разума, а не какая-то иномирная мразь. - Поближе…
        Макдалов рассек находившийся под напряжением кабель. Ну хоть что-то он запомнил из лекции Охарова о технике безопасности.
        Свет над головой замерцал. Примерно так же, как несколько мгновений искрил кабель.
        Коста, наблюдая за движениями монстра в размытом отражении на стене стеклянного куба, ждал пока наступит благоприятный момент для второй попытки.
        - Ну давай… давай…
        Оборотень уже почти наступил на разлитую Костой колбу с минерализованной водой, как вдруг уперся взглядом прямо в отражение. На мгновение Косте действительно показалось, что в глазах твари блеснули искорки разумности.
        Тварь, встретившись с ним взглядом, так и не опустила когтистую ногу-лапу на лужу. В его странных глазах, так сильно похожих на человеческие не только цветом, но и… содержанием, отобразилась работа мысли.
        Коста, решив, что окончательно сошел с ума, поступил, как и любой другой загнанный в угол сумасшедший поступил бы на его месте.
        С неразборчивым криком, одновременно похожим на мат и на молитвы, Коста выпрыгнул из-за стола. Швырнув, еще находясь в полете, в сторону оборотня включенную пилу, особо никуда не целясь, парень упал на пол и прокатился по начищенному кафелю.
        Где-то над головой закричал монстр, когда бешено вращающаяся стальная пластина врезалась ему в открытый глаз. Как и в случае со стальным прутом, она не смогла его даже оцарапать, но и этого было достаточно, чтобы зверь опустил веко и, будучи ослепленным, все же сделал шаг вперед.
        В этот момент Коста, отпрыгивая, аки лягушка - спиной назад, кинул в пролитую лужу оголенный провод.
        В воздухе мгновенно запахло жаренным. Волк завыл и задергался в жутких конвульсиях. Коста же, не став рассматривать, что там происходит с жуткой тварью, рыбкой сиганул в открытую дверь и, пропахав брюхом с добрый метр, вцепился ногтями в стену.
        Разламывая их о бетон и оставляя за собой следы крови, он поднялся на ноги и припустил коридор. Не позволяя себе оглядываться, схватившись за угол, он развернулся прямо на бегу и сиганул за дверь крематория.
        Тяжело дыша, он закрыл её на замок и нашарил рукой выключатель. Дернув пару раз за миниатюрный, стилизованный под старину рычажок, Коста выругался.
        Немного жалобно и совсем не грозно.
        Свет даже не думал включаться.
        Чтобы он там не сделал с монстром, но это точно выбило пробки. Ну или как там называется тот случай, когда ты стоишь в полной темноте, посреди крематория, рядом с испачканной прахом мертвых людей печью, а где-то в коридоре:
        - Ау-у-у-р! - раздался вой, смешанный с рычанием.
        - Ты что бессмертный, что ли?!
        Вместо ответа из недр все того же коридора прозвучал очень характерный звук. Будто кто-то ножами проводит по стене. Вот только Коста знал, что вместо ножей по бетону вели острыми когтями. Увы, легче от этого на душе не становилось.
        Пожалуй, даже, наоборот.
        Глава 9
        ГЛАВА 9
        Нашарив в кармане спортивок дрожащей, почти не слушающейся рукой смартфон, Коста включил на нем фонарик и, прикрывая ладонью так, чтобы свет не попал на пол, аккуратно двигался в сторону печи.
        Он понятия не имел, почему волк не врывается в крематорий. Может тот действительно был… оборотнем? Но только не таким, как в названии - просто гуманоидным волко-образным зверем. А самым настоящим оборотнем. Из тех книг и фильмов, снятых до всемирной задницы под названием “порталы”.
        Настоящий человек, обращающийся в животное. Макдалов слышал о таких эсперах, вот только оставалась одна загвоздка. Если бы это был эспер, то смартфон так бы его и определил.
        К тому же, учитывая силу твари, любой супер, обладая такой, по-любому находился бы в рейтингах - международной базе данных, куда попадали все эсперы, начиная от ранга “C”. Даже звездочкой повышенного уровня не надо было обладать.
        Коста видел эсперов. Он видел монстров. Он видел порталы. Срань господня - в один он даже заходил, хоть и мечтал забыть об этом, как о страшном сне.
        И он верил тому, что видели его глаза.
        А вот в магию он не верил. Потому что, если это действительно оборотень, значит помимо порталов в мире существовала всякая вуду хрень и бородатые дядьки в балахонах, обитающие в высок…
        - Ау-у-у-у-у! - протяжный вой, донесшийся прямо из-за двери, заставил Косту вынырнуть из своих мыслей.
        Видимо шок постепенно проходил, а значит скоро адреналиновая доза иссякнет, и он впадет в ступор или в истерику.
        Работая на пределе возможностей, Макдалов добежал до противоположной стены с одной единственной печью. Обычно в крематориях их стояло от трех и больше, но здешнее заведение действительно не просто так считалось маленьким. Всего одна единственная печь с простым мануальным управлением.
        Макдалов шлепнул ладонью по первой кнопке. Та, естественно, никак не отозвалась. Не загорелась желтым светом, а металлическая пластина, закрывающая недра самой печи, даже не думала втягиваться в паз.
        - Да что ж такое, - едва не заскулил Коста.
        Но все же, перебарывая страх, граничащий с ужасом, он схватился за лом и, подлетев к печи, вставил железяку в нужный паз. Строители, дай им бог здоровья, предусмотрели случай, что если сбойнет электричество, то печь можно будет открыть вручную.
        Налегая всем весом и силой на своеобразный рычаг, Коста постепенно потянул пластину наверх. И, когда он уже было возликовал тому, что печь открылась, а вместе с ней и его путь наружу через трубу, дверь в крематорий вылетела словно пробка из бутылки.
        Макдалов едва успел пригнуться, как стальная конструкция врезалась в каменную печь и, войдя в неё как нож в масло, перекрыла путь к спасению.
        Печь проходила через несущую стену, так что волк, слишком крупный, чтобы пролезть внутрь, оказался бы неспособен, в его нынешнем состоянии, разрушить здание и похоронить добычу.
        Сбежать через лифт не представлялось возможным ни изначально, потому что тварь попросту обогнала бы Косту по лестнице, ни сейчас, когда монстр стоял, во весь рост, закрывая собой темный коридор.
        Смартфон выпал из руки Косты.
        Упав экраном на пол, он направил фонарик в потолок, озаряя весь крематорий сумрачным, белоснежным светом. Шерсть оборотня чуть сверкала, ловя отражения бликов. Его глаза были закрыты, а длинный нос дергал крупными ноздрями, втягивая воздух.
        Макдалов, вздохнув, выпрямился. Он держал в руках свой железный дрын, больше напоминающий иголку на фоне мышечного корсета могучего зверя.
        Коста стоял прямо. Его ноги, как из ваты, не дрожали. Он дышал ровно и спокойно. Как смертник, осознавший, что все попытки тщетны и петле суждено сомкнуться на его шее.
        - Ну, - Макдалов сплюнул кровью, оставив на языке металлический, медный привкус. - Во всяком случае я попытал…
        Он, не договаривая, замахнулся дрыном и безрассудно бросился вперед. Будто действительно собирался одолеть монстра экстра-ранга своим ломиком. Но, видимо, правильно говорят, что надежда умирает последней.
        Коста даже умудрился дотянуться ломом до носа твари, но та даже не заметила удара. Вместо этого она наотмашь ударила лапой. Одного этого взмаха, будь она в своей лучшей форме, было бы достаточно, чтобы, в прямом смысле - испарить Константина Макдалова. Но сейчас, раненная, почти на последнем издыхании, она просто пробила бы ему грудину насквозь.
        И Коста уже ожидал увидеть свет в конце тоннеля, ну или хотя бы что-нибудь, но вместо этого… увидел человека.
        - Петр?
        Но нет, в крематорий ворвался вовсе не райский привратник. Это был израненный, едва ли не больше, чем сам монстр, мужчина средних лет. Высокий, сухой и поджарый, он выглядел спичкой на фоне полена в виде оборотня. И все же, перехватив руку-лапу твари, он развернулся и швырнул её через спину.
        Оборотень, пролетев через весь крематорий, врезался в многострадальную печь и завыл. От удара треснули его ребра и пронзили и без того свисавшую ошметками плоть.
        Мужчина повернулся к ошалевшему пареньку. И шок тут же сменился ужасом и даже отвращением. Половина лица у этого человека напрочь отсутствовала. Язык буквально вываливался наружу, а кривые, разбитые зубы, торчали на кусках костей и мяса.
        Часть скальпа отсутствовала, левая нога вывернута под странным углом, а на груди плоть снята до самых вмятых костей. Все это, даже невооруженным взглядом неопытного человека, легко определялось как следы от когтей.
        Но не раны вызывали отвращение у Косты, не раз видевшего трупы и в более неприглядной кондиции. Нет, куда омерзительнее выглядело то, как раны на теле супера затягивались буквально на глазах. Зубы врастали обратно в кости. Плоть стягивалась в единое полотно. А кожа заново вырастала слой за слоем.
        Кем бы ни был этот человек, он должен был обладать силой не меньше S-уровня. Вот только… в Санкт-Петербурге никогда таких не водилось! Это же не крупный город Евразийского союза, как та же Москва или Берлин из ближайших!
        - А ты вырос…
        - Чего?
        Коста не успел ничего сообразить, как мужчина легонько толкнул его в грудь. Но этого было достаточно, чтобы Макдалов отлетел к противоположной стене и, сильно ударившись головой, на мгновение потерял сознание.
        Глава 10
        ГЛАВА 10
        Коста уже терял сознание в своей жизни. И каждый раз, когда это происходило, все было одинаково. Ты находишься во тьме, не отдавая отчета своим действиям. Тебя словно выключает, как электрический прибор, а затем так же включает. Не резко.
        Медленно.
        Экран зажигается. Тьма постепенно расступается по краям. Возвращается звук. Нехотя и неспешно пробивается через вязкую жижу, звучит как из колодца или из-за подушки, плотно прижатой к ушам.
        Ты с трудом вспоминаешь, где находишься, а затем судорожно пытаешься понять, что произошло.
        И все это Коста переживал вновь. Только с той разницей, что он теперь находился в каком-то подвале. Его что, похитили? Нет, это…
        - Коротышка…
        Коротышка… так его называл только один человек во всем свете - его отец. Сознание, несмотря на боль, волнами разливающуюся по всему телу и даже тем местам, которые, как прежде думал Макдалов, от природы не могли болеть, заработало с утроенной силой.
        Коста, с трудом приподнявшись, осознал, что он находился не в подвале, а в том самом крематории. Только выглядящим так, будто здесь неделю работали подрывники.
        Ну или несколько секунд сражались супер с монстром.
        Куски вырванных цементных блоков. Ржавая вода, текущая из порванных и разломанных труб. Свисавшие, искрящиеся провода. Где-то что-то с шумом взрывалось. Вдалеке эхом звучали падающие осколки завалов.
        Коста, не веря своим глазам, подобрал чудом уцелевший смартфон и зажег фонарик.
        Сделал он это явно зря.
        Парнишку едва не вытошнило.
        Там, впереди, в эпицентре сражения, во впадине глубиной в метр и шириной примерно столько же, в луже крови, валялись части тела. Руки, ноги и голова. С европеоидным лицом. И темными, карими глазами. Очень знакомыми Косте глазами.
        Он сомневался, что вообще когда-либо сможет их забыть. Вот только несколько минут назад они принадлежали вовсе не порванному на части человеку, а огроменному гуманоидному волчаре.
        Оборотню.
        - Я тут… Коротышка…
        Коста повернулся на звук. Около дальней стены лежал тот самый мужчина. Его лицо, отчасти восстановленное, пересекали три длинных, кровавых пореза. Левая рука была вырвана от локтя, правая нога превратилась в обглоданный огрызок, а левая изломана под таким углом, что напоминала плохо сделанный рисунок.
        Супер держался свободной ладонью, лишенный трех пальцев из пяти, за жуткую рану на боку.
        Из неё текла темная, нехорошая кровь.
        Перебираясь через завалы, избегая проводов и разливающейся воды, Макдалов добрался до раненного. Он попытался набрать телефон службы спасения, но сигнала, разумеется, не обнаружилось.
        - Ты совсем… не похож… на него… - произнес мужчина. - Мы… всегда… шутили над…этим.
        - Вы знали моего отца? - Коста помнил, как все друзья и товарищи его отца всегда подтрунивали над Макдаловым-старшим на тему, что сын на него не похож. - Впрочем это не важно. Сейчас приедут офицы. Вы только продержитесь немного. Они вас мигом поставят на ноги…
        - Ноги… - как-то странно произнес мужчина. - Значит это… судьба…
        Он протянул окровавленную ладонь и накрыл ею предплечье Косты.
        - Теперь это… твоя миссия… Коротышка.
        И с этими словами мужчина вздрогнул и в последний раз вздохнул. Макдалов же, не понимая, что происходит, попытался снять с себя ладонь мертвеца, но в следующее мгновение боль, которую он испытывал прежде, показалась ему просто небольшим уколом.
        Его изогнуло дугой и жуткий, звериный крик вырвался из бьющегося в агонии человека. В это время дымилась его плоть на левом предплечье, сгорая в пылающей крови мертвеца. На коже постепенно проявлялась черная татуировка, а сам Коста в очередной раз потерял сознание.
        Уже уносясь куда-то во тьму, но слышал, как зазвучали сирены и крики людей, бегущих к завалам.
        
        ***
        
        В наушниках играла любимая подборка электронной музыки. Чуть вспотевший после тренировки, окончивший девятый класс Макдалов сидел на берегу канала и жевал пирожное. Он смотрел, как гуляли весенним вечером молодые пары и столь же молодые родители.
        Звучал смех. Кто-то спешил в торговый центр. Другие рассредоточивались по небольшим ресторанчикам и кафе, уже выставившим уличные террасы. Самым же мерзлявым они выдавали пледы.
        Именно в такой и укутался Макдалов.
        Он смотрел на людей. Таких разных, но объединенных одной чертой.
        Все они старались не обращать внимания на высокую, бетонно-стальную стену, отделявшую город от внешнего мира. На ней несли вахту дозорные. Стояли какие-то артиллерийские пушки. Прожекторы неустанно били пучками света в небо и на землю - куда-то за пределы города.
        Туда, куда раньше уходило Петергофское шоссе.
        Туда, где раньше находился залив.
        Коста видел фотографии у миссис Ташен, где они с мужем, молодые, стояли на берегу этого залива и смотрели на закат.
        Теперь закаты в городе едва виднелись из-за стены. Ими могли наслаждаться только те, кто обитал в высоких башнях из стекла и металла в северной части и…
        - Костя?
        Он обернулся на голос. Рядом, с размазанной по щекам тушью и помадой, видневшейся на тыльной стороне ладони, стояла Лена Блиц. В футболке с какой-то разноцветной, крылатой пони и шортиками розового цвета. Такими короткими, что они едва закрывали её ягодицы.
        На ногах были обуты пушистые тапочки в форме зайцев.
        Лена жила где-то неподалеку.
        - Замерзнешь, - только и сказал Коста.
        Он отодвинулся в сторону и, не отпуская пледа, вытянул руку. Лена постояла немного на траве, а затем села рядом. Коста обнял её и продолжил грызть пирожное.
        Какое-то время они сидели молча.
        - Даже не предложишь? - вдруг спросила одноклассница.
        - Ты ведь не ешь сладкое, - пожал плечами парень. - Фигура и все такое.
        - А ты откуда знаешь?
        - Слышал вас у кафетерия.
        Под “вас” Коста имел ввиду подруг Блиц. Все они посещали одну и ту же секцию по спортивной гимнастике и пропадали в ближайшем фитнесс-клубе. Летом Коста, устраивая себе тренировки в парке, порой сталкивался с их кроссфит группой.
        - Дай сюда, - Лена выхватила пирожное и, буквально не жуя, тут же его проглотила.
        Они снова сидели молча.
        - Иногда я тебе завидую, - она вновь затерла глаза, добавляя к туше на щеках, еще и помаду. Натурально индеец из кино. - Нет родителей и нет проблем с ними.
        Коста промолчал.
        - Они меня даже не хотят услышать! - в сердцах выкрикнула девушка. - Повторяют одно и тоже, а слышать не хотят. Думаю, что им все лучше знать. Держат меня за идиотку! А мне, уже, между прочим, пятнадцать лет! Я не маленькая девочка, чтобы указывать мне, что делать! Что хочу, то и буду делать…
        Макдалов все так же молча смотрел на канал. Кто-то из малышей запустил там самодельные кораблики, и теперь целая гвардия ребятни кричала и подбадривала флотилию, направившуюся к стене.
        - Холодно, - поежилась Лена.
        - Хочешь толстовку?
        Коста протянул снятую им кофту. Блиц посмотрела на него, затем на толстовку, а потом куда-то им за спину.
        - Ты ведь живешь неподалеку, да?
        Макдалов кивнул.
        - Можно я у тебя в туалет схожу? К предкам сейчас совсем не хочется, а в таком виде, - она оглядела себя и чуть улыбнулась. - не думаю, что меня куда-то пустят.
        Коста пожал плечами.
        - Пойдем. Туалета мне не жаль.
        - А пирожное.
        Пирожное было. Но Коста об этом промолчал. Сегодня ему тоже не хотелось оставаться одному.
        Так и не вернув плед, они вместе прошли по улице. Странная пара - один, полураздетый, в спортивных штанах, другая в смешных тапочках и коротких шортиках. Подростки. Будь рядом полиция, они точно бы поинтересовались куда такие красивые держат путь в преддверии комендантского часа, но… полиции, волей случая, не оказалось.
        Они зашли в парадную. Миссис Ташин что-то хотела сказать, но только покачала головой.
        Лифт поднял их на нужный этаж и Коста, набрав пароль на замке, пропустил Лену внутрь.
        Девушка вошла первой, а следом за ней и сам парень. Он наклонился, чтобы снять с себя кеды, а когда выпрямился, Лена уже стояла без одежды.
        Майка валялась на полу, обнажив крупную, но не висящую грудь. Плоский живот чуть блестел капельками то ли слез, то ли пота в приглушенном свете коридора.
        Трусиков не было. Об этом свидетельствовали одиноко лежащие шорты. Почему-то теперь они казались даже меньшего размера.
        Тапочки она так не сняла.
        - Давай потрахаемся, - произнесла она так буднично, будто предложила домашку вместе сделать.
        Коста окинул её взглядом с ног до головы, затем протянул руку и открыл дверь в комнату.
        Лена развернулась, демонстрируя круглые, упругие ягодицы.
        - А кровати нет?
        Коста не стал уточнять, что ему она без надобности. Вместо этого он скинул плед с плеч и расстелил его на полу.
        - Сойдет, - кивнула Лена и опустилась перед ним на колени, резким движением стягивая штаны и трусы с парня.
        Коста посмотрел в окно. Там, в темноте, отражалось его лицо.
        Пирожное жаль.
        Сегодня у него день рождения.
        - Надо будет надувной матрас купить, - как-то отстранено подумал он.
        
        ***
        
        Коста открыл глаза. Учитывая его богатый опыт, то он без труда опознал в белых пластиковых плитках - потолок больничной палаты.
        - У вас сегодня день рождения, мистер Макдалов, - произнес коренастый парень в пиджаке.
        Ну да… причем во всех смыслах.
        - У меня есть к вам несколько вопросов, - Пиджак сверкнул удостоверением детектива офицев. - надеюсь на ваше сотрудничество.
        Коста повернулся к окну. Из него было видно, как в разрушенном морге трудятся рабочие.
        Прошлый день рождения, без сомнения, понравился ему куда больше.
        Глава 11
        ГЛАВА 11
        Пиджак отложил журнал. Районная больница особыми ресурсами (как в старом смысле этого выражения, так и в новых реалиях) не располагала, так что это действительно был журнал, а не эластичная хай-тэк пленка, на которой можно было и газету прочесть, и кино посмотреть, пусть и в не лучшем качестве.
        Учитывая, что на обложке красовался один из популярных эсперов - Громовержец, эспер-мета из северной части союза, то понятно, про что эта макулатура вещала.
        - Ну и ночка у вас была, да? - с наигранно добродушным, смеющимся тоном, спросил Пиджак.
        Вопрос, разумеется, был риторический. Сам же детектив - мужского пола, лет сорока, с сединой в волосах, небольшими глазами и узкими скулами. Он выглядел так, как и должен выглядеть стереотипный ищейка.
        Что-то вынюхивать. Допытываться. Не испытывать угрызений совести и обладать моральными компасом со сразу несколькими стрелками.
        И да - Коста любил иногда почитать нон-фикшин. Порой даже детективы. В основном Гарднера.
        - Денис Пуловер, - протянул руку офиц. Коста не торопился её пожимать. Откуда он знал - может детектив принадлежал к числу эсперов-псиоников и сейчас сделает ему из мозга новогодний салат. - Смешная фамилия, скажете вы, но за ней кроется очень интересная история. Как-то после “ДНЯ Х” у моего отца остался пуловер, благодаря которому он выжил в первые недели. Использовал в качестве фильтра для воды, рюкзака, спальника, ну и получил свое прозвище - Пуловер. А когда сформировались союзы, то прозвище стало фамилией.
        - Ага, - только и ответил Коста.
        Если кому он не доверял, так это эсперам. Нет, может среди них и встречались порядочные ребята, но Макдалов о таких, почему-то, не слышал.
        Офиц улыбнулся своей улыбкой ищейки и вернулся к окну.
        - Может меня просканировать, - он указал на непонятно каким образом уцелевший смартфон, лежавший на прикроватной тумбочке. - Я не возражаю.
        На самом деле, даже если бы он и возражал - любого эспера можно было просканить при помощи приложения “MonsterHunter”. Такой вот закон международного права, который соблюдали во всех союзах. В том числе и сепаратистских. Никому не нужны были имиджевые издержки.
        Коста потянулся к телефону.
        Что-то было не так.
        И дело даже не в том, что он промахнулся мимо устройства, шлепнув ладонью по столу. А в самой ладони. Впрочем - скорее всего это просто немного башка чудит.
        Наведя камеру на Офица, Макдалов набрал пин-код.
        
        МЛАДШИЙ ДЕТЕКТИВ ДЕНИС ПУЛОВЕР.
        ОФИЦИАЛЬНАЯ ГИЛЬДИЯ ЭСПЕРОВ ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА.
        РАНГ: “D**”.
        ФИЗИЧЕСКИЙ ТИП.
        
        Больше никакой информации. Все остальное относилось к разряду “личных данных” или лежало под грифом строгой секретности. Рейтингом младший детектив не обладал, так как рангом не вышел. Ну и физический тип ценился среди эсперов меньше всех прочих, так как встречался чаще остальных.
        Коста не раз видел тех же дорожных рабочих, которые фонарные столбы вкапывали голыми руками.
        Да - далеко не все суперы стремились зачищать порталы или охотиться вне городских стен на бродячих монстров. Большинство предпочитали спокойную жизнь внутри стен, со всеми теми привилегиями, которые получали от государства.
        - Теперь, когда все формальности соблюдены, - и вновь эта неприятная улыбка. Будто ножом резал. Проникал в самую суть.
        Макдалову постоянно казалось, будто детектив Пуловер уже все знает и обо всем в курсе. Что вот-вот сюда ворвутся оперативники и повяж…
        Так.
        Стоп.
        С какой стати Косте вообще о чем-то переживать. Для начала он все еще не совершеннолетний. А во-вторых, и, что куда важнее, он вообще ни в чем не виноват. Проклятье, да ему тут медаль выдать обязаны и бесплатную кровать в качестве подарка! Он, если что, людей в больнице выручил.
        Ну, не конкретно он, но его роль в этом акте была не такой уж и маленькой.
        - Что не так с этим человеком? - Коста кивнул в сторону фотографии на телефоне Офица.
        Иной причины для такого допроса Макдалов не видел. Детектива интересовал вовсе не раненный парень, подрабатывающий в морге, о котором можно было выяснить все подробности в школе и у Охарова, а странный супер.
        Тот, как бы невзначай, оставил его рядом со смартфоном самого Макдалова.
        - Из смышленых значит, да? - Пуловер цокнул языком и, подойдя к телефону, поднял его и посмотрел на фото. - Кроме того, что у него волосы голубого цвета?
        Коста промолчал. Как говорила миссис Ташен - сейчас мир переживал вторую волну пост-апокалиптических субкультур. Так что народ рядился как мог. И голубые волосы - это еще не самый странный прикид, который видел в своей жизни Коста.
        Так что Макдалов снова промолчал.
        Лучшая тактика, когда тебе задают риторические вопросы - сохранять молчание.
        - Его одежда почти на два размера меньше, чем он сам, - детектив отошел обратно к окну.Коста же припомнил, что странный знакомый отца действительно выглядел выше и шире, чем на представленном фото. Более того - куда моложе и… свежее. Цвет волос, разумеется, во тьме он не рассмотрел. - Его нет ни в одной базе данных эсперов, хотя анализ крови показал, что его удельный запас E.S.P. почти равен уровню “B**”.
        Террорист?
        Да, в мире, столкнувшимся с порталом, обитало сумасшедших ничуть не меньше, чем прежде. Водились и всякие неприятные личности и целые группировки из оных.
        - В облаке вашего морга мы обнаружили запись с камер, - пуловер нажал что-то на телефоне и направил его на противоположную стену. Заработал слабенький проектор и появилось не самое четкое, пиксельное изображение. - Что-то произошло с сигналом, так что видео не разборчивое, но все же…
        Пуловер поставил на паузу и на экране показался тот самый оборотень он как раз замахивался в сторону лежащего на полу Косты, чтобы оттяпать тому часть ноги.
        Вот только вместо паренька на видео остались одни только пиксели.
        - И так по всему видео, - пуловер защелкал кадрами. Каждый раз, когда Коста оказывался в кадре, вместо него экран показывал только группу пикселей. В то время как оборотня было видно вполне сносно. Даже форму ушей можно разобрать. - Не находите это странным?
        - Понятия не имею, - честно ответил Макдалов.
        - В вашей квартире обнаружили записи по теории порталов, - резко перешел к козырям детектив. Даже не дал обдумать предыдущий вопрос. - а также поддельные документы. Забронированный билет до Африканского Союза. Ну и карту с приличной суммой в тридцать тысяч.
        Эту самую карту Пуловер, в данный момент, крутил в пальцах.
        - Так что повторю свою вопрос - вы ничего не находите странным?
        И он уперся своим взглядом ищейки, буквально пронизывающим до самого дна души и разума, на Косту. Парнишку, который, срань господня, не понимал уже вообще ничего.
        Глава 12
        ГЛАВА 12
        -У… у… у вас есть ордер? - наконец смог сгенерировать мысль Коста.
        И даже озвучил её вслух.
        - К тому же я не совершеннолетний!
        - У меня есть разрешение от вашей матери, - сверкнул улыбочкой детектив.
        Конечно, у него есть разрешение от этой… женщины. И что-то он не видит здесь ни следа того, что в палату заходил хоть кто-то кроме докторов и самого детектива.
        Даже не проведала.
        Впрочем, Косте было плевать.
        Определенно.
        - Разрешение опекуна, - парень сделал, пусть и не сильное, но ударение на последнее слово. - теперь заменяет ордер на обыск и изъятие личных вещей?
        Они снова какое-то время играли в гляделки. Та жизнь, которую вел Коста, быстро заставила его повзрослеть. Может не набраться большого жизненного опыта, но не испытывать благоговения перед старшими - это точно.
        Он знал о своих правах и обязанностях. Точно так же, как знал о правах и обязанностях представителей силовых структур. Просто потому, что, учитывая наличие комендантского часа, ему частенько приходилось объясняться за свои подработки.
        Столько раз, сколько его останавливали на улице, не останавливали даже, наверное, барыг.
        - Ну, о чем вы, мистер Макдалов, - развел руками давящий все ту же лыбу, детектив. Он щелкнул по карте, а затем положил её на тумбочку. - Мы просто обеспокоились, что террористы могли захотеть замести следы и устроили засаду в вашей квартире. Все же - единственный свидетель…
        - А карточку прихватили чтобы я тут мог по счетам оплатить, да?
        - По счетам? Ну что вы, что вы. Как можно. Все же, если бы не вы, то кто знает - может быть Белый Оборотень Тумана, монстр с которым не справился бы и отряд из эсперов Bранга, поужинал бы людьми в больнице, - тут даже тона особого не надо было, чтобы услышать в словах Офица сарказм. Тонну сарказма. - Так что наша организация взяла на себя все расходы. Начальство даже предложило вас к награде представить. Кстати, мы не нашли кровати у вас в квартире. Очень странное.
        - Таблетки, - вдруг спохватился Коста. - Таблетки! Где они?
        Если он нарушит прием, то побочные эффекты могли быть самыми разными. От комы, до глубокого нервного расстройства. “Вулекс” не обладал накопительным свойством, так что принимать необходимо строго по расписанию.
        - Вы про эти? - Пуловер достал из внутреннего кармана контейнер, поделенный на семь частей. - Очень странная история болезни у вас, мистер Макдалов.
        Он подошел и поставил таблетки на стол. Не на тумбочку - на стол. Тот стоял в добрых пяти метрах от кровати Косты.
        - Что вы делаете? - Макдалов едва не потерял самообладание. - Вы же…
        - Как вы думаете, сколько дней прошло с этого, - детектив указал за окно. - инцидента.
        - Что?
        - Вы на экранчик-то посмотрите, - Офиц кивнул на смартфон в руках паренька. - Посмотрите. Посмотрите. Глядишь, и разговор у нас конструктивнее пойдет.
        Коста взглянул на экран. Он точно помнил, что был понедельник - ему же в пятницу контрольную пересдавать. Так что сейчас должен был быть…
        - Четверг, - приглушенно прошептал Коста. - меня что… в кому медикаментозную запихнули?
        - Во-первых не запихнули, а погрузили. А во-вторых… нет, мистер Макдалов. Все это время вы мирно продрыхли. Я даже вас навещал. Каждое утро. Но вы спали.
        Макдалов посмотрел сперва на Офица, затем на смартфон, а потом обратно на Офица.
        - Вы шутите, да? Я не могу спать. У меня…
        - Меня вот что интересует, - перебил детектив Пуловер. - Несовершеннолетний юноша, живущий отдельно от матери и отчима, уважаемого и крупного человека. И особый теплоты я между вами не заметил… но не важно. И вот у вас есть своеобразная история болезни, которая говорит, что вы не можете спать, но вы спите.
        - К чему вы клоните?
        - Клоню? Я еще даже не начал, мистер Макдалов, - Пуловер как-то резко стал серьезным, а из голоса улетучилась вся напускная наигранность. - Для начала - каким образом вы оказались целы и невредимы во всей этой заварушке? Ни синяка, ни царапины? С такой удачей, вам не по поддельным документам университеты заканчивать, а в казино играть.
        Что? Ни единой царапины? Офиц совсем сбрендил? Сраный оборотень едва ему ногу не оттяпал?
        Коста откинул край одеяла, что, разумеется, не укрылось от взгляда детектива. Вместе они уставились на ногу Косты. И если детектив не обнаружил в ней ничего странного, то вот сам парень.
        Для начала - в том месте, куда ударили когти твари, срезав плоть аж до костей, не осталось даже шрама. А во-вторых… во-вторых… нога была какой-то странной. Будто его и… не его одновременно.
        Тоже самое касалось и рук…
        Да что здесь, черт возьми, творится-то?!
        - Немного начали понимать во что ввязались, да, мистер Макдалов? - видимо детектив Пуловер спутал замешательство и растерянность в глазах допрашиваемого (а в том, что это был допрос, Коста больше не сомневался) с испугом подозреваемого, понимающего что вот-вот и его прижмут к стенке. - Помимо всего прочего, вы оказываетесь, совсем случайно, на подработке в том месте, куда совершают атакую террористы. Не знаю, каким образом они смогли провести сюда монстра такого ранга и, что еще удивительней, исчезнуть без следа вместе с ним, но этот факт я еще расследую.
        Ну конечно, разумеется - от оборотня остались только куски человеческий плоти. Коста точно помнил ту яму с кровью и человеческой головой, в ней плавающей.
        - И, самое удивительное, вы, накануне произошедшего, - на стене появилось очередная запись. Там демонстрировались Коста, перепрыгивающий через школьную ограду и пропускающий в сторону дома. - сбежали из дома. Так спешили волосы покрасить?
        - Что? - Коста машинально положил ладонь на макушку. - Какие волосы? Вы о чем вообще говорите?!
        - Но меня куда больше заботит другое. Действительно заботит.
        Детектив подошел к пареньку вплотную. Он нажал на кнопку на боковой грани смартфона и из соседнего гнезда с зарядным выскользнула игла. Такая имелась во всех современных моделях. Почти как анализ сахара для диабетиков.
        Только вот встроенные датчики и приложение анализировали совершенно другой показатель.
        А именно…
        Детектив резко вонзил иголку в плечо Макдалова. Тот и раньше обладал весьма внушительным болевым порогом, но теперь… проклятье, он почти не ощутил этого укола!
        - Не понимаю, зачем вам скрывать это от своей семьи… от государства… от школы, мистер физический-эспер, Константин Макдалов.
        На экране загорелись символы.
        
        АНАЛИЗ КРОВИ ЗАВЕРШЕН.
        ПРИБЛИЗИТЕЛЬНЫЙ ПОКАЗАТЕЛЬ Е.С.П. ~ 25 ЕД.
        ОЖИДАЕМЫЙ РАНГ: F
        ОЖИДАЕМАЯ СКЛОННОСТЬ: ФИЗИЧЕСКАЯ
        
        Но Коста смотрел даже не на экран телефона, где появились совершенно невозможные для него значения, а на зеркало. Зеркало, откуда на него смотрел одновременно он сам и… не он сам. И дело касалось вовсе не голубых волос. Точно таких же, как у того странного супера.
        На Косту смотрел он сам, но и… в то же время кто-то другой.
        Парень, в силу привитого отцом воспитания, не очень любил нецензурные выражения, но тут не сдержался:
        - Пиздец.
        Глава 13
        ГЛАВА 13
        Коста никогда не был “маленьким”. Более того, благодаря тренировкам, питанию и постоянному свежему воздуху, он стал крупнее даже большинства старших ребят. Но тот, кто смотрел на него из зеркала, казался даже еще больше.
        Причем не только вширь, что еще хоть как-то можно было объяснить, но и в длину. Его руки, ноги, лицо, плечи, торс - все стало крупнее. Пусть и не так сильно, чтобы это моментально бросалось в глаза, но, все же, заметно.
        Да он теперь выглядел, как какой-то верзила из глупого комикса! Ну ладно, может и не настолько все плачевно, но отметки в два метра и добрую сотню килограмм он явно оставил позади.
        - И куда только смотрели органы Надзора, - детектив отошел обратно к окну. - по такому богатырю сразу должно быть понятно, что без эспер-силы здесь не обошлось. Вы, мальчик, выглядите так, будто с детства с медведями боритесь… а может так оно и было? Чего тогда, вдруг, на волков перешли?
        Коста тяжело дышал и, раз за разом, сжимал и разжимал кулаки. Кулачищи…
        Воспоминания проносились перед глазами. Как он впервые попал в уже зачищенный и почти закрытый портал, но вернулся оттуда простым смертным. Как они разбились с отцом в аварии… как он впервые оказался в больнице, где его повторно проверили по всем приборам.
        А затем еще десятки, если не сотню раз, он оказывался в белых стенах с ребятами в белых же халатах. Его тестировали, анализировали, брали пробы отовсюду, откуда только возможно, но каждый раз, помимо основных показателей здоровья, в листе анализе появлялась и графа о Е.С.П.
        Он оставался простым человеком.
        Простаком.
        Не супером.
        Всегда.
        До прошедшего понедельника.
        Когда странный супер, раз на раз боровшийся с еще куда более странным оборотнем, не сказал ему:
        - Теперь это твоя миссия, Коротышка.
        Тот голубоволосый супер как-то передал Косте свои силы? Но это невозможно! Нет, Макдалов много не знал о эспер-силах, но одно он знал точно - их нельзя, невозможно было передать другому! В противном случае уже давно ходили бы слухи о подпольных аукционах и торговле супер-способностей.
        В мире пост-апокалипсиса жило достаточное количество богатеев, которые правую руку бы отдали за возможность прикоснуться к чему-то подобному.
        И все же - факт на лицо.
        Коста спал несколько дней, за которые его тело прошло какую-то странную и непонятную ему трансформацию. Его волосы поменяли свой окрас на фантастический, будто из тех мультфильмов. А еще, что далеко не является последней очередью в списке забот, он теперь эспер.
        Да, датчики в смартфонах особой точностью не отличались, поэтому для прохождения полной процедуры нужно было обратиться в гильдию Официалов или в спец-крыло в больнице, но они легко отличали человека от супера - это без сомнений.
        Может детектив его разводит?
        Может подкрутил что-то.
        Коста посмотрел на собственный телефон.
        Нет, если он сейчас, при Офице, выкинет подобный финт, то это только усугубит ситуацию. Нет, нет, думай, думай. Вспоминай, что говорил мистер Штанберг.
        Детектив поставил ему шах.
        Но шах, еще не мат.
        Думай-думай.
        Макдалов посмотрел на ищейку. Тот стоял, скрестив руки на груди, подпирая плечом окно. Там, на улице, до сих пор велись работы по разбору завалов. А среди рабочих можно было заметить и несколько других обладателей пиджаков и костюмов.
        По ним представителей Официальной Гильдии в народе и опознавали.
        - Знаете что, детектив Пуловер…
        - Что, мистер Макдалов? - широко улыбнулся ищейка. - Уже готовы сознаться? Так подождите, я сбегаю за листом бум…
        - А в чем мне сознаваться? - перебил Макдалов.
        Они вновь смотрели друг другу в глаза, только теперь Коста не испытывал таких нервов, как прежде. Черт возьми, да сколько бы ни был пронизывающим взгляд Пуловера, тот не шел ни в какое сравнение с глазами оборотня.
        Как-то ледяное спокойствие накрыло, словно одеяло, сознание Косты.
        - Очень странно, не находите, детектив, - Макдалов откинулся на подушки и, незаметно, включил диктофон на телефоне. - Вроде дело громкое - монстр в городе. Да еще и такого ранга. Террористы какие-то. Парень, который скрывал свои эспер-способности от государства и семьи, а тут… младший детектив.
        - По тонкому льду идешь, парень, - процедил разом посмурневший Пуловер.
        - А мне кажется, что наоборот, - пожал плечами Коста. - Это вы, мистер Де-тек-тив, ходите по тонкому льду. Не уверен, что ваш допрос согласован с начальством. Проклятье, да я вообще не уверен, что они собирались меня о чем-либо допрашивать! На записи вообще не понятно, что я там был. А вот оборотня видно сносно. К тому же я - несовершеннолетний. И я там подрабатываю уже достаточно долго, и вы наверняка навели обо мне справки не только в школе, откуда вас и мое недавнее видео, но и на предыдущих местах подработки. Все, что вы можете мне пришить, это незаконное приобретение документов на собственное имя, с собственными данными, только возрастом другим и попытку закончить, столь же незаконно, университет. Тянет на административное взыскание, но никак не на допрос младшего детектива. Что-то мне не кажется, что дело о террористах и монстрах Аранга доверят, младшему детективу.
        Коста закончил свою тираду и, тяжело дыша, уставился на Пуловера. Да, скорее всего он сейчас дергал голодного тигра за хвост, но, черт возьми, недавно он махался с огромным человекоподобным волчарой.
        Тигренка он уж как-нибудь переживет.
        Детектив какое-то время молча стоял около стены, после чего подошел к койке и наклонился над ухом Макдалова. Так тихо, чтобы это не попало на диктофон.
        - Я буду за тобой следить, пацанчик, - прошипел он, после чего выпрямился и взял с тумбочки карточку. - Административное взыскание составит двадцать семь тысяч. Плюс три на издержки потерпевшей стороны. Судебное уведомление получите по почте. Скорейшего вам выздоровления, мистер Макдалов.
        Ищейка развернулся и уже почти вышел за дверь, как, не оборачиваясь, со своей прежней ухмылочкой добавил:
        - Запись можешь не стирать. Послушай, на досуге. Поразмысли. Может еще захочешь со мной связаться, добровольно. Телефон на визитке.
        Она - визитка, действительно лежала на столе. Прямо под контейнером с таблетками. Таблетками, которые Коста теперь не знал, надо ли ему пить.
        Когда детектив вышел за дверь, Коста позволил себе расслабиться и обмякнуть на подушках. Его била мелкая дрожь. Тошнило. Кружилась голова.
        Он прекрасно знал, какие звоночки подает паническая атака и, черт возьми, это было не лучшее время для того, чтобы терять самообладание.
        Смартфон внезапно завибрировал.
        Смска?
        Ему писали так же редко, как и звонили - почти никогда.
        Может Охаров или…
        Макдалов, только взяв смартфон, понял, что к Охарову это не имеет никакого отношения. Как, собственно, к кому бы то ни было еще.
        На экране загорелось сообщение от распространившегося, после апокалипсиса, на весь мир некогда китайского приложения “WeChat”. Так уж вышло, что по счастливому стечению обстоятельств, только у этой социальной сети уцелели сервера:
        
        Вас добавили в секретный чат.
        Добро пожаловать в “Unseens’”
        Участников: 1289
        Непрочитанных сообщений: 32
        
        Коста принялся листать сообщения и, и без того непонятная ситуация, стала еще более странной.
        
        “У нас новенький?”@OldDog
        “Нет, блин, просто кто-то прикололся и закинул в чат смертного.”@GreatestOfTheGreat
        “Привет, незнакомец! Скорее выбери себе прозвище таинственное и присоединяйся к нашей группе истинных знающих!”@TrulyOldOne
        “Да ты задолбал, Тоне, все в курсе, что ты знаешь, как нормально общаться!”@OldDog
        “Кстати, а что случилось с @BlueHair?”@Butterfly
        
        Алекс выключил экран и уставился на потолок. А может и действительно - террористы?
        В этот момент дверь открыл и в помещение вошла медсестра - едва ли ровесница миссис Ташин.
        - Пришло время для процедур.
        О, это словосочетание Макдалов ненавидел еще с детства… но, зная процедуру, не сопротивлялся. При этом понятия не имея, что в этот самый момент ему в почтовый ящик опустили флешку очень странный курьер, а под дверь в квартиру, уже совсем другой человек, со шрамом через все лицо, опустил белую визитку.
        На ней красовались две красные буквы.
        “D.H.” и больше ничего.
        Глава 14
        ГЛАВА 14
        Процедуры затянулись до самого вечера. Чего только с Костой не делали, но лучше бы дали надеть что-то нормальное, а не простыню с рукавами и завязками на спине. Нет, особого стеснения он не испытывал, но все же лучше быть одетым, чем щеголять задницей по коридорам здания, где знаешь добрую половину персонала.
        - Неплохой орех, Ирландец! - помахала ему студентка из ординатуры. - Я номерок Охарову оставлю! Звякни! Обожаю молодых!
        - Ага! - поддакнул ей парнишка-медбрат. - Если ты не из нашей лиги, разумеется!
        После апокалипсиса мир особой гомофобностью не страдал, но все равно Косте было неприятно. Не из-за того, что человек альтернативной ориентации пялился на его зад - а просто потому, что ему не оставили выбора.
        Миновав несколько коридоров и прокатившись в лифте с довольно громко храпящим дедушкой в кресле каталке (явно помнящим времена не то, что Российской Федерации, а, скорее всего, рожденного и вовсе - в Союзе), вместе с медсестрой, вызывающей уважение одной своей комплекцией, они дошли до закрытых дверей.
        Из белого материала, чем-то напоминающего пластик, отделанные кевларовыми пластинами, они намекали на свое недвусмысленное назначение бронированным стеклом с решетками.
        А мигающее под потолком табло с надписью “ЭСПЕР-КРЫЛО” выдавало крыло больницы с потрохами.
        - А может не надо? - взмолился Коста. - Я могу и домой пойти. Поспать… это, знаете ли, новые для меня эмоции.
        - У тебя все равно кровати нет, Ирландец.
        Медсестра, чьего имени парень не знал, приложила ладонь к сканеру, после чего поднесла лицо к другому подобному устройству. В закрытое крыло, связанное с суперами, просто так попасть было невозможно. И это касалось не только посетителей заведения, но и самого персонала.
        - А вы откуда знаете? - удивился Макдалов.
        - Охаров сказал, - отмахнулась медсестра.
        - А-а-а, - понятливо протянул Коста, а затем, когда двери уже закрылись за их спинами и они оказались в VIP-зоне, то до него дошло. - Постойте! А этот почему в курсе?
        Но, видимо, медсестра-гигант (черт возьми, она была даже масштабнее самого подопечного и это учитывая все его недавние метаморфозы) посчитала сей вопрос абсолютно незначительным.
        Нахмурив кустистые брови, она повела его дальше по коридорам. В отличии от общего отделения, здесь почти не наблюдалось кого-то, кроме удобных диванов, ворсистых ковров на полу, многочисленных телевизоров по периметру и, даже, картин.
        Только в дальнем углу несколько рабочих вывозили из просторной палаты, больше напоминающей гостиничный номер, аппаратуру - многофункциональную кровать с пультом управления. Тяжеленную донельзя. Четверо грузчиков, пыхтя, едва-едва с ней справлялись.
        Водитель же, которого легко было узнать по куда менее впечатляющей комплекции, нес в руках ноут.
        - А там…
        - Месяц назад помер парализованный, - походя ответила медсестра еще даже не на озвученный вопрос. - музыкой занимался.
        - А как же он ей занимался, если парализованный?
        - А я откуда должна знать? Его курировала другая смена.
        Не став ничего уточнять, Коста сдался воле судьбы и позволил привести себя в странное и довольно просторное помещение. Здесь находилось несколько столов с разнообразными приборами. Удобные кресла, обитые кожей. В дальней части находился стол врача с кипой бумаг, двумя планшетами и огромным моноблоком известной, яблочной компании.
        Может клиника, сама по себе, особыми средствами и не располагала, но этого нельзя было сказать о Эспер-крыле. Эти ребятки всегда находили, где взять денег и чем… ну или - кем наполнить свой бюджет. Что-то Макдалов не слышал о том, чтобы эспера можно было серьезно парализовать.
        Не с их телами и особенностями лечения.
        А если исключения и случались, то уж тем более не на такой длительный срок, чтобы кому-то понадобилась многофункциональная кровать.
        Получается - халтурило отделение - подрабатывало частной практикой. Интересно, хоть в казну отстегивали или все на внутренние нужды пускали?
        Но мысли Косты мгновенно сменили курс, когда открылась дверь, ведущая из кабинета, в соседнее помещение. Там, в центре обитой листами металла комнаты, стояла конструкция, чем-то напоминающая яйцо. Яйцо, к которому шло куча проводов, каких-то кабелей и прочего добра.
        Толстенные, они валялись прямо на полу.
        А ко входу в устройство вела прорезиненная лестница. Она заканчивалась прямо на шторке - простой, тканевой шторке. Она так комично выбивалась из общего высокотехнологичного и крайне секретного антуража, что Коста не удержался от улыбки.
        - Рада, что вы все в том же настроении, мистер Макдалов.
        Знакомый голос и не менее знакомая фигура. Вместе с главным врачом отделения, усатым, бородатым и идеально, до состояния бильярдного шара, на лысо выбритым дядькой, из странного помещения вышла мисс Лейта.
        Макдалов бы даже и не вспомнил как звали девушку, если бы та утром… утром понедельника, разумеется, не стала его спасительницей из стен школы.
        - А вы…
        - Я классный руководитель класса 10 “ЭСП”, - ответила преподавательница.
        Она скрестила руки под весьма впечатляющей грудью. Коста и до этого особыми проблемами с гормонами не страдал, а редкие встречи с Леной Блиц, в перерывах между её новыми “на-этот-раз-это-на-всю-жизнь”- парнями только добавляли топлива в топку.
        Тем более, учитывая обтягивающие кожаные штаны, макияж, который мисс Лейта не носила в школе, прическу и приятный аромат духов...
        Медсестра прокашлялась и протянула Косте папку с документами. Тот благодарно кивнул и прикрыл зону чуть ниже пояса. К такому жизнь его не готовила.
        Впрочем, не готовила она его и к оборотням в морге.
        - А…
        - Ваш законный представитель подписал на меня доверенность, - стоит отдать должное классному руководителю - она сделала вид, что ничего не заметила. - Мне очень жаль, Константин, что ваша мать не смогла приех…
        - Прошу прощения, - извинился перебивший и разом помрачневший Коста. - в том, что Мария и её муж не приехали я не вижу ничего дурного. Но почему тут вы, а не Алексей Алексеевич?
        Алексей Алексеевич - нормальный такой дядька-информатик. Тихий и угрюмый алкоголик, но работу свою выполнявший справно. У них с классом даже несколько загородных выездов за Стену благодаря “Алексееичу” состоялось. А уж сколько на это требовалось бумаг и разрешений - даже Коста понимал, что немало.
        - По закону об образовании все учащиеся, относящиеся к эспер-гуманоидам, должны проходить обучение в специализированным классе.
        - А может…
        - А может вы не гуманоид? - на этот раз перебила уже сама учитель. - Учитывая сколько я выслушала от завуча, то я сомневаюсь лишь в наличии у вас совести, но не… - она окинула его чуть насмешливым взглядом карих глаз. - всех признаков человекоподобного.
        Макдалов поник.
        - Простите, - искренне извинился он. - я не хотел доставлять вам проблем - честно. Просто… просто так вышло.
        - Судя по личному делу, мистер Макдалов, у вас постоянно что-то “просто-так-выходит”.
        Интересно, один только Коста оценил всю многозначительность фразы? Он нашел в ней как минимум три разных смысла.
        - Я не очень хотела, чтобы вы переводились в мой класс, но раз уж так сложилось… надеюсь ваша сестра поможет вам акклиматизироваться и…
        - Кхм-кхм, - прокашлялся врач. - Если вы закончили с разговорами, то, может, я уже могу протестировать пациента?
        - Да, конечно! - опомнилась мисс Лейта. - приступайте, доктор Левитов.
        - Благодарю.
        В этом слове сочилось столько яда Левитова, что им можно было бы отравить какой-нибудь небольшой портал. От Охарова парень знал, что Левитов, хоть и работал в крыле, особой страсти к эсперам не питал. Что-то связанное с детской влюбленностью и тем фактом, что зазноба ушла от него к суперу.
        - Ирландец, - Левитов, чуть дергая усами, приглашающе протянул руку в сторону стального яйца.
        Разумеется, он знал его прозвище…
        Глава 15
        ГЛАВА 15
        - Садитесь, - Левитов, отодвинув шторку, указал на небольшое медицинское кресло в центре механо-яйца. - Да садитесь вы уже, ничего с вами не произойдет.
        Макдалов прищурился.
        Точно так же он думал, когда отправлялся на очередную подработку. В результате с ним произошло все то, что обычно можно увидеть в старом фильме. Разве что радиоактивный паук не укусил.
        Но, смирившись со своей участью подопытного кролика, тем более зная, что все эсперы раз в месяц проходят аналогичную процедуру, уселся на кресло.
        Левитов тут же прикрепил к его голове какой-то холодный металлический обруч со множеством датчиков. Смазал грудь гелем и прилепил туда несколько присосок, похожих на ЭКГ.
        А затем, когда он вышел и задернул штору, на икрах и предплечьях Косты сомкнулись стальные оковы. Толстенные кабели, выходящие из них, напоминали собой щупальца неведомого монстра.
        - Шрх-шрх, - заскрипел динамик над ухом, потому как в следующее мгновение перед лицом паренька из обруча опустился черный экран, заблокировавший зрение. - вы слышите мой голос, мистер Макдалов?
        - Да, - коротко и четко ответил парень.
        - Хорошо. Не стоит волноваться - у вас пульс зашк… странно. А должен зашкаливать… впрочем, у многих физических эсперов замедленны одни процессы и ускорены другие.
        Косте тоже казалось, что у него сейчас сердце выпрыгнет из груди. Тот факт, что он стал походить на гориллу еще не делал его супербойцом элитного военного Супер-отряда по зачистке прилегающих к Стене зон от монстров. Он был пусть и не самым обычным, но десятиклассником.
        Ну ладно - почти одиннадцатиклассником.
        - Сейчас мы проведем несколько анализов, чтобы зафиксировать в вашем ID количество пунктов э.с.п. поинтов и склонность дальнейшего развития.
        Развитие… все суперы были просто помешаны на том, чтобы стать чуточку сильнее. И не важно, что каждому от природы был дан свой потолок. Кто-то мог “прокачаться” до B ранга, а кто-то всю жизнь сидел на “С” и сколько бы он не пыжился, выше не поднимался.
        - Слушайте мой голос. Мы начнем как-только закончится отсчет. Пять… Четыре… Т…
        
        ***
        
        Коста открыл глаза. Первое, что ему захотелось - громко выругаться и куда-нибудь убежать. Увы, первое не представлялось возможным по той причине, что он не мог пошевелиться. А второе… ну, с небольшого горного пика, на котором с трудом помещался он сам и мертвое, изогнутое дерево, особо не убежишь.
        Особенно когда этот пик настолько высок, что поднимается над облаками. Те плотным ковром или, быть может, белоснежным морем, кружили вокруг скалы.
        - Я приветствую тебя, последний ученик.
        Глаза Косты, как он в данный момент предполагал, должны были округлиться до размера новой долларовой монеты. Туман, закрывавший ему обзор, постепенно отступил. И, как оказалось, мертвое дерево служило своеобразным стулом для весьма колоритного и очень странного объекта.
        - Ты встал на путь Кулака Трех Царств. Это значит, что твое оружие - твои кулаки. Твой щит - твой дух. Твои доспехи - твоя плоть. Их не отнять у тебя. Их не сломить, если не сломить тебя. Лишь наш путь - истинно верен в мире боевых искусств. Я - привратник первого испытания, Царства Зверей, приветствую тебя.
        Смуглокожий мужчина непонятного происхождения, одетый в костюм с Хэллоуина, напоминающий наряды каких-нибудь странствующих монахов воинов из сказок, с черными бусами на шее и широким, алым поясом, смотрел на него своими светящимися, синими глазами.
        Коста все еще не мог пошевелиться, так что и ответить на приветствие тоже оказался неспособен.
        - Ты еще слаб, - монах, ну или что еще за глюк посетил Косту, поднял ладонь. Четыре прозрачные сферы, оставляя за собой едва заметные глазу шлейфы, закружили сперва вокруг монаха, а затем направились к Макдалову. - Твое тело мягче хлеба, твой скелет тоньше тростника, а твой дух… я даже не могу его увидеть. Сегодня мы не сразимся. Врата второго царства не откроются для тебя сегодня, последний ученик.
        Сферы исчезли. А монах закрыл глаза. На мгновение перед тем, как все закрыла черная пелена, Косте показалось, что за спиной монаха, вдали, он увидел огромный каменный храм. Обледеневший, опустевший, омываемый застывшим водопадом.
        
        
        
        Странное видение.
        Если видения вообще бывают не стран…
        
        ***
        
        - Один.
        - Что?! - выкрикнул Коста. - Что сейчас было?!
        - Тестирование завершено, - прозвучал из динамика голос Левитова.
        Черная панель втянулась в обруч, а спустя несколько секунд, пока Макдалов пребывал в глубоком шоке, шторка отодвинулась и на пороге показался усатый врач. Он, что-то нечленораздельно ворча себе под нос, отсоединил все датчики, открепил наручи и поножи, поднял металлический обруч, а затем небрежно кинул Косте бумажной полотенце.
        - Перед тем устраивать стриптиз, оденьтесь, - напомнил он о приспущенной “простыне”.
        Коста, дрожащими руками, натянул хламиду обратно и, шлепая босыми ногами по металлическому полу, поплелся за Левитовым.
        Он бы очень хотел, чтобы странный монах и гора ему померещились, но…
        Макдалов поднял руку и раздал кулак. На ладони лежал маленький камешек. И что-то парень не припоминал, чтобы заходил в лабораторию не с пустыми руками.
        - Что скажете, доктор? - спросила мисс Лейта, когда Левитов, поправив очки, начал читать показания приборов и что-то вбивать в компьютер.
        - В принципе-е-е, - протянул доктор, вчитываясь в листы итоговой распечатки. - Ничего особенного. Количество поинтов э.с.п - 37. Склонность развития - 93,2% физическая; 5,6% - метафизическая; 1,2% - псионическая. Потолок развития - пока не понятен.
        - Не понятен?
        - Это не самая точная наука, учитель Лейта, - развел руками врач. - тем более у нас приборы не самые лучшие. Может, если съездить в Москву… но вряд ли кто-то потащиться в центральное отделение ради Эспера “F” ранга. Так что, если даст бог, сможет подняться до "E**" или даже "D". А нет - так и останется в "F" ранге.
        Левитов повернулся к Косте и чуть печально улыбнулся.
        - Понимаю теперь, молодой человек, почему вы скрывали ото всех свое суперское происхождение. Лучше быть чуть более способным простым человеком, чем ни на что негодным эспером, да?
        Во всей речи Левитова буквально сквозила неприязнь к суперам. И, еще недавно, Макдалов бы его поддержал, но сейчас… сейчас он его все еще поддерживал, но испытывал то же неприятное чувство, что и когда пялились на его задницу.
        Ему просто не оставили выбора.
        Какой-то сраный оборотень. Затем синеволосый террорист. А теперь - синеглазый, лысый монах на горе. А может Макдалов, все же, согласился на предложение Михаила и присоединился к их нарковписке?
        Может он сейчас просто под кайфом?
        Он ущипнул себя за ногу. Не был уверен, что именно так проверяют глюки, но мало ли.
        Было, кстати, неприятно. Не больно, но неприятно.
        - Понятно, - вздохнула Лейта и забрала протянутые документы. - Пойдемте, мистер Макдалов. И наденьте уже что-нибудь.
        - Да я бы с радостью…
        
        ***
        
        Когда за медсестрой, учителем и странным, синеволосым пареньком закрылась дверь, из темного угла помещения, куда не падал свет, вышел мужчина с выражением лица, будто в его родне затесались одновременно крыса и пес.
        - Детектив Пуловер, - Левитов зажег сигарету и затянулся. - надеюсь, ваше банковское приложение исправно, а Венера не в третьем доме Сатурна, ну или что вы там придумываете каждый раз, когда приходит время расплачиваться по счетам.
        Вместо ответа ищейка Офицев что-то нажал на экране телефона, а через несколько секунд что-то засветилось в кармане халата Левитова.
        - Как и договаривались.
        - Ну, раз как договаривались, - держа сигарету зубами, врач нажал на кнопку и из принтера, скрипя, выехала копия тех документов, что только что забрала молодая учительница.
        Пуловер выхватил их так, будто ему уже было совсем невтерпеж.
        Едва заметно шевеля губами, он вчитался в текст, после чего приподнял чуть приоткрытые глаза.
        - Вы уверены?
        - Уверен ли я, что впервые за десять лет моей практики приборы не показали потолка развития эспера? Конечно, я увер…
        - Щелк.
        Даже самый лучший глушитель не мог полностью скрыть шума выстрела пистолета. Именно поэтому Пуловер ими никогда не пользовался.
        Вместо этого, благодаря своей физической силе, он успел подойти к врачу быстрее, чем тот нажал на сигнальную кнопку. Шейные позвонки звонко хрустнули и тело Левитова обмякло в руках детектива.
        - Упитанный, зараза, - прокряхтел Денис.
        Он чуть приоткрыл дверь в лабораторию с машиной для тестирования эсперов, после чего положил тело так, чтобы выглядело будто Левитов поскользнулся на металлическом полу и приземлился шей прямо на порог.
        Простые люди - гибли как мухи. Тем более, даже если начнут рыть, то им придется постараться, чтобы найти хоть кого-нибудь с более-менее жизнеспособным мотивом для убийства главы замшелой, районной больнички. Пусть и промышляющий незаконной врачебной практикой в ЭСПер-крыле.
        Не снимая перчатки, Левитов достал телефон из кармана трупа. На экране высветилось оповещение о том, что кто-то прислал музыкальный трек в Ви-чат. Разумеется, Пуловер совершил отправку через фейковый аккаунт. Но это не остановило его, и он все равно треснул устройством о стену.
        Пусть думают, что врач просто залип в телефон.
        Подойдя к компьютеру, Пуловер сделал несколько движений, после чего аккуратно вышел за дверь.
        Когда он её закрывал, то на экране высветилось:
        - Константин Макдалов. Эспер. Потолок развития - “D*” ранг.
        Глава 16
        ГЛАВА 16
        - Надеюсь, вы все поняли?
        Коста стоял на пороге своей парадной, а перед ним возвышалась мисс Лейта. И не важно, что роста в ней не больше метра семидесяти. Что-то сквозило такое во взгляде молодой преподавательницы, что все равно, казалось, будто она смотрит на него сверху вниз.
        И очень сурово.
        Может поэтому ей удавалось вполне сносно руководить спец-классом? Держать в узде два десятка эсперов со всего района, во время гормонального всплеска, да еще и на окраине - где ты либо в банде, либо… в другой банде, это многого стоит.
        - Понял.
        - Повтори.
        Коста вздохнул.
        - У меня больничный до конца учебного года. За лето мне нужно подтянуть все ЭСП-предметы, так что я каждую пятницу звоню вам на номер, который вы мне выдали. Стараюсь не влипать в неприятности. Больше никаких подработок в ближайшее время. Веду себя как паинька. Не пью, не курю, порнуху смотрю строго по расписанию. По девкам не хожу.
        - Последнего я не говорила, так что хватит ерничать. Я слышала от преподавателей, что у тебя своеобразное чувство юмора, но, видимо, оно вообще отсутствует. С твоей комплекцией тебе проще молчать - будешь выглядеть симпатичнее и… умнее.
        Макдалов на секунду даже опешил.
        - А так вообще можно с учениками разговаривать?
        - Нужно! - твердо отрезала мисс Лейта. - Сопли с жопой вам подтирать в другом месте будут. Если хватило мозгов документы подделывать и в неприятности влипать, хватит и на то, чтобы вытащить шило из одного места и посидеть три месяца спокойно…
        Его новый классный руководитель хотела сказать что-то еще, но у неё внезапно завибрировал телефон. Она отвернулась и прислонила трубку к уху.
        - Да, - коротко произнесла она. - Нет. Да… Что? Когда? Как? - она чуть постукивала мыском левой ступни об асфальт. Как успел понять Коста - Лейта так поступала, когда о чем-то волновалась. - Я буду через десять минут. Ничего не трогайте и… - она зыркнула в сторону Макдалова. - пусть фотографы сделают несколько качественных снимков для нашего кружка фотолюбителей. Все. Отбой.
        Коста сделал вид, что все в порядке.
        - Так, молодое дарование, - она уперла взгляд прямо ему в лицо. И опять это странное чувство, будто он стоит у подножия горы. - Сидишь тихо. Не отсвечиваешь. Если не позвонишь мне в пятницу - я тебя из-под земли достану и, поверь, - она вдруг вытянула ладонь, на которой вспыхнул маленький, синий огонек, но достаточно жаркий, чтобы Коста отшатнулся в сторону. - тебе не понравится процесс раскопок.
        С этими словами она развернулась, села в какую-то небольшую, но очень модную машину и унеслась в сторону шоссе.
        Теперь понятно, как она удерживала класс в узде. Спорить с эспером-метафизиком огненного типа это все равно, что плевать в поезд. Едущий прямо на тебя, скоростной поезд - Санкт-Петербург -- Москва.
        - Да вы издеваетесь, - протянул Коста. - Кстати… мне же еще Кормаку контрольную пересдавать. Или теперь уже не надо?
        Зайдя внутрь подъезда, Макдалов сперва взбежал по лестнице (учитывая, что кеды и спортивный костюм стали ему резко малы, он хотел поскорее заказать себе что-то новое. Вопрос только - на какие такие деньги? Клятый Офиц все конфисковал! Оставался лишь самый минимум на черный день.), а затем резко затормозил и с удивлением развернулся к своему почтовому ящику.
        Письма ему приходили с такой же регулярностью, что и смски - то есть почти никогда так что тот факт, что на ящике был опущен красный флажок, ввело парнишку в некий ступор.
        Видимо, если теперь пришлось отключить уведомления на телефоне из-за дурацкого чата, полного каких-то сумасшедших косплееров, то и физический ящик теперь тоже разрываться будет?
        Подойдя к металлической коробке, Коста с осторожностью сапера засунул внутрь палец и резко выкинул на полу содержимое. Нет, он не параноик, просто… просто пусть его осудит тот, кто уже сталкивался с оборотнем в морге.
        На кафеле лежала флешка. Простая, старенькая флешка. Макдалов даже не был уверен, что её прочитает его навороченный ноут. Минусы хай-энд техники - она не очень дружила с представителями допотопной электроники.
        Подняв накопитель, Коста развернулся и направился к лифту. Он сперва хотел спросить у мисс Ташин не видела ли та, кто оставил послание, но затем обрадовался, что вахтерша куда-то отошла.
        Да, может ему следовало подняться к пожилой паре - сообщить, что с ним все хорошо, но… пусть он поступит неправильно, но сейчас его волновало куда больше то, что лежало в руке, нежели что-то другое.
        К Ташин со Шатнбергом он сходит утром. Тем более - вдруг они уже спят. Будить будет еще более некрасиво, чем не сообщить о своем здоровье и благополучии.
        Утешая себя подобными мыслями, Коста поднялся на лифте и, пройдя по коридору, напрочь проигнорировав механическое:
        - Добро пожаловать домой, мистер Макдалов.
        Коста закрыл дверь за своей спиной и, с облегчением, облокотился на неё.
        Немного отдышавшись, он посмотрел в зеркало и попытался убрать волосы с лица. Те, кажется, успели слишком отрасти за эти несколько дней.
        - Мой дом - моя крепость, да? - по старой привычке спросил он сам у себя.
        Раньше не понимал этого выражения, а теперь… теперь он был рад оказаться в небольшой однокомнатной квартире. Увы, здесь теперь царил жуткий бардак.
        Вещи разбросаны, пол поцарапан, косяк свернут - закладку искали, что ли… вон, даже щетка в ванне валяется вместе с выдавленным содержимым тюбика зубной пасты и шампунем “три-в-одном”. Сразу и гель, и пенка для бритья, и шампунь.
        Удобно.
        Благо, что ноутбук все так же лежал на столе. Открытый, но невредимый. Может спасло то, что Коста отродясь пароль на него не ставил. Как-то ему в голову не приходило, что здесь когда-нибудь начнется обыск.
        Интересно, а что скажет на это мисс Лейта? Коста не очень хорошо знал о школьной жизни вне рамок процесса обучения, но что он знал точно - в его альма-матер никогда не было клуба фотолюбителей. Впрочем, дела учителя его не касались.
        Подойдя к столу, подняв разломанное кресло с выкорчеванный обивкой, он уселся, ощущая себя гигантом в стране лилипутов, и вставил флешку в гнездо надеясь на чудо.
        - Загрузка.
        Чудо произошло.
        - Ну, хоть что-то, - хмыкнул Коста.
        В папке оказался всего один единственный видео файл. Подозревая что-то, Макдалов дважды по нему кликнул и тут же отшатнулся от экрана.
        Там, на видео, оказался тот самый синеволосый террорист.
        - Здравствуй, Коротышка, - произнес он знакомое прозвище. - Ты, скорее всего не помнишь меня, но если ты получил это видео, то, значит, из всей команды остался ты один - как наследник своего отца.
        Макдалов нажал на пробел и поставил видело на паузу. Из всей команды? Наследник? Его отец никогда не был замешан с террористическими группами. Он просто занимался исследованием ЭСП и влиянием этой чужеродной энергии на окружающую природу.
        Проклятье. Его отец был орнитологом! Коста это точно знал - с группой других любителей птиц они часто выезжали за стену и…
        Они ведь выезжали за стену.
        Это не то, чтобы какое-то сверх событие, но Макдалов помнил, что когда они ездили с классом - то их сопровождала группа военных-эсперов.
        Отца же не сопровождал никто, кроме его коллег.
        - Да что за… - он опять нажал на пробел и видео возобновилось.
        - Чтобы не произошло в первую очередь ты должен отыскать мое тело. Обыщи все морги - но найди. Я записываю это видео каждый раз, когда меняю дислокацию. Сейчас я на родине - в Евразийском союзе. В Питере. Так что тебе будет не трудно. Как найдешь - положи мою ладонь себе на предплечье.
        Коста посмотрел на, как он уже выяснил, невидимую для остальных - небольшую татуировку.
        - После того как ты встретишься с привратником Первого Царства, - Макдалов едва не поперхнулся. Это ведь он про того монаха, да? - Техника Кулака Трех Царств в тебе проснется. Не знаю, как быстро тебя найдут Невидимые - не верь им. Постарайся использовать, но не верь. Ни одному из них. Они долго хранят свои секреты и вряд ли будут ими с кем-либо делиться, но порталы им не выгодны так же, как и нам.
        - Не выгодны? Долго хранят свои секреты? - Коста, казалось, забыл, что это не видеосвязь, а просто - видео. - О чем ты? И… да кто ты такой возьми, черт побери?!
        - Я немного модернизировал татуировку техники, - продолжил незнакомец. - когда направишь в неё свою волю - для этого нужно просто сосредоточиться, увидишь… ну, в общем, поймешь. Чтобы развить то или иное умение, тоже - просто сконцентрируйся и направь туда нужное количество поинтов. Мастер счел бы такой путь развития - бесчестием, но у нас нет времени на старые пути.
        - Старые пути? Бесчестие? Путь развития?
        Коста помнил, что в детстве его отец часто читал ему всякие старые, сказочные книги про летающих воинов, удивительных монстров и всякую другую ерунду.
        После появления эсперов подобный жанр литературы как-то сам собой погиб в потоке суперовской-макулатуры.
        - У меня осталось мало времени, Коста, - синеволосый придвинулся к монитору. - Помни - магия реальна. Архимаги не ушли в прошлое. Великие Мастера еще живы. Не верь Невидимым. И, когда придет время - отыщи то, что спрятал в своей лаборатории твой отец. Только ты, с твоем ДНК, можешь получить ключ к этим записям.
        - Лаборатория? У отца не было никакой лаборатории… наверно. И что за записи?
        Внезапно видео ему словно ответило.
        - Порталы, как дверь, Коротышка. Твой отец был прав. И если они открыты, значит кто-то их открыл. Мы подобрались слишком близко… твой отец - ближе всех. Поэтому его и убили. Стань сильнее, Коста. Старыми путями или моим способом - не важно. Найди записи. Может ты выполнишь нашу миссию и сможешь понять, как их зак…
        Видео оборвалось.
        Флешка заискрила, после чего вспыхнула зеленым пламенем. Макдалов попытался выдернуть её из гнезда, но та уже успела оплавится, а вместе с ней помер и ноутбук.
        Коста еще какое-то время сидел в полной тишине и темноте. Он пытался переварить услышанное.
        Его отец состоял в какой-то группе? Они исследовали порталы? Их кто-то открыл и потому отца убили? Все это звучало как синопсис фантастического триллера.
        Или сюжет для игры.
        Но, тем не менее, вот он - Коста Макдалов, Ирландец. Еще недавно - простак, а теперь - супер. Он видел какого-то синеглазого монаха, на его руке красовалась татуировка, в морге он столкнулся с НАСТОЯЩИМоборотнем. И все это - за несколько дней.
        Если верить просто логике, то здесь было больше фактов, подтверждающих слова Синеволосого, чем их опровергающих.
        Хотя проверить это было очень просто.
        Коста поднял руку и посмотрел на татуировку.
        - Что там надо? Сконцентрир
        В следующее мгновение парень не сдержался и довольно крепко выругался. Над его рукой появилась голограмма, очень напоминающая какое-то дерево-задач с разнообразными иконками.
        
        
        
        И, стоило ему сосредоточиться хоть на одной из них, как высветилось сообщение:
        - СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. ПОВЫШЕНИЕ ВЫНОСЛИВОСТИ. ТРЕБУЕТСЯ ОЧКОВ ДУХА: 9. ОЧКОВ ДУХА В НАЛИЧИИ: 37.
        - Срань господня! - Коста от неожиданности свалился со стула и уставился в потолок.
        В кармане завибрировал телефон, а затем хриплый, вампирский голос дважды повторил: - Время закинуться. Время закинуться!
        Во что он вляпался?
        Глава 17
        ГЛАВА 17
        Коста поднялся на ноги, поставил стул, сел и… уставился в одну точку. Пару месяцев назад он прихлопнул муху на обоях и все время забывал их почистить. Вот и осталось неприятное пятнышко на идеально чистой и гладкой поверхности.
        - … - он даже не мог подобрать слов, чтобы как-то высказать тот вихрь мыслей, что никак не унимался в голове.
        Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, Коста… поднял вибрирующую трубку телефона.
        - Слушаю.
        - Это Лена.
        - У меня номер определился.
        - А… ну да. Точно.
        Они какое-то время помолчали.
        Косту и Блиц связывали очень странные отношения. Их даже сексом по дружбе назвать не получалось, потому что за все время - почти целый год, они сказали друг другу в лучшем случае пару предложений. Выкрики Лены, страдающей весьма звонким аудио сопровождением полового акта, не в счет.
        - С тобой все в порядке? - спросила она.
        Макдалов посмотрел на остатки трупа мухи на стене. По какой-то неведомой причине, в данный момент он ощущал с ней близкое родство. Не с Леной. С мухой.
        - Лучше всех, - в привычной манере ответил Коста.
        - Тогда не против, если я приду через…
        Макдалов сбросил вызов и положил телефон на стол. Может ему сейчас и требовалось снять напряжение, но последнее, о чем он мог думать - это о Лене.
        - Эсперы… - протянул, наконец, парень, ухватив изворотливую мысль за хвост. - а если они действительно замешаны в смерти отца?
        Те события он помнил смутно. Они возвращались из загородной поездки и уже почти доехали до Стены, как отца что-то отвлекло. Коста тогда, кажется, схватился за руль, чтобы не дать машине врезаться… во что-то. Следующее, что он помнил - лицо врача.
        Сухое. В морщинах. Очень уставшее лицо.
        Больше ничего.
        Память Косты зияла дырой глубиной в несколько суток. Он даже не помнил, как они с отцом выехали за Стену, не говоря уже о том, чтобы вернуться обратно.
        Может они посещали лабораторию?
        А может Синеволосый, чьего имени парень даже не знал, просто все это выдумал?
        Коста посмотрел на татуировку.
        Нет, не выдумал.
        - Да бл… - Коста сдержался. Руганью делу не поможешь.
        Надо успокоится. Выдохнуть. Пораскинуть мозгами.
        - Если Синеволосый прав, то папу убили, - Макдалов развалился на стуле и упер взгляд в потолок. Надо будет подкрасить, кстати… ну или натянуть. Не Лену. Потолок. Чертова Лена… Мысли путаются. - и чтобы узнать наверняка, мне… надо расследовать его убийство. Но все файлы хранятся у Офицев. Они ведь вели дело.
        Странно. И почему раньше он никогда не задумывался о том, что несчастный случай разматывали именно Официалы. Они ведь вообще редко вмешиваются в “мирские дела”. Но тогда, будучи маленьким, просто воспринял это как данность, а потом… нет, не забыл - старался не вспоминать.
        Защитная реакция мозга, как говорил ему психиатр.
        Теперь Коста не был в этом так уж уверен. Любой псионик мог превратить его память в еще большее решето. Вырвать целые куски или подменить их ложными. Такое бывает даже у здоровых, но пожилых людей, когда фильмы о прошлом заменяют им само прошлое.
        - Черт, - Коста сжал и разжал кулак.
        Получается, что даже для того, чтобы просто начать продвижение по оставленным Синеволосым хлебным крошкам, ему нужно действительно стать сильнее. Но что он знал об Эсперах? Только самые общие понятия, взятые из общей эрудиции.
        Его самообразование всегда подводило своей однобокостью. О порталах парень выяснил все, что только может выяснить человек, не обладающей спец.допуском. А вот о суперах…
        Ладно, сколько бы ни было вопросов, на все найдется…
        - Гугл, - Коста активировал голосом приложение на смартфоне.
        Правда перед тем, как погрузиться в пучину исследований, ему пришлось проигнорировать сотню с лишним сообщений в чате “Unseens’”. В том, что это именно те самые “Невидимые”, о которых предупреждал Синеволосый, сомнений не оставалось.
        Тем более, учитывая, что они там обсуждали:
        
        “Сегодня обнаружил траву Семь Лучей Палящей Звезды. Как думаете, у меня получится приготовить из неё отвар Странника?” @Baldy
        “Попробуй добавить туда корень тысячелетней мандрагоры” @PrivateLady
        “Чтобы мне потом член оторвало?” @Baldy
        “Ты мне так и не перезвонил!” @PrivateLady
        “Это было четыре века назад! Тогда даже телефонов еще не изобрели!” @Baldy
        “ @NewBlue Прочти, пожалуйста, личные сообщения” @Butterfly
        
        @NewBlue - такой ник ему автоматически подобрала система чата. И некто “Бабочка” написывал ему с регулярной постоянностью. Но Коста старался держаться от чата подальше. То, что они там обсуждали… какие-то отвары, заклинания, техники боя, артефакты. И не то, что таскали из порталов Эсперы, а другие. Изготовленные на Земле.
        Нет, попытки что-то создать своими силами не прекращались, но дальше какого-нибудь ножа, способного резать бетон, они не уходили.
        Но это все детали.
        Первое, что спешил выяснить Макдалов - процесс роста Эспера. Он смутно знал о том, что после смерти монстра, если повезет, то можно было добыть из его тела нечто вроде камня. И этот камень, если использовать правильным образом, каким-то неведомым никому путем усиливал Эспера.
        Это первый способ. И именно его и описывала, в подробностях, статья в Гугле.
        Второй, куда более распространённый и, что логично - затратный, приводил к основному ресурсу, добываемому в порталах - Кристаллу Е.С.П..
        Природному образованию, хранящему внутри некоторое количество энергии. Отличались они, так же, как и порталы, по цвету. И их добывали в промышленных масштабах. За счет чего в мире, после апокалипсиса, появились целые огромные корпорации, разбогатевшие именно на ЕСП-кристаллах.
        - Как самые очевидные бенефициары, да? - самому себе задал вопрос парень.
        Что же до эсперов, то у них имелось семь уровней силы. Название ступени градации получили благодаря самому первому эсперу - девочке, уже давно мертвой, из бывшей Японии.
        Буквами латинского алфавита. От “F”, далее по возрастанию - “Е**”, “D**”, “C**”, “B**”, “A**”, “S**”. Звездочки, которые приставляли к рангам - подуровни силы.
        Причем количество ЭСП-поинтов, требующихся для следующего ранга, увеличивалось по абсолютно неясной схеме.
        К примеру “F” ранг шел вплоть до “100” поинтов. А вот “Е” начинался не, как было бы логично предположить, с “101”, а “212”. Именно поэтому все, что выше “100” и меньше “212”, делилось на “F*” и “F**”.
        - Так, ладно, это все лирика, - Коста продолжил чтение.
        Так что, де-юре рангов в системе присутствовало всего семь, а вот де-факто - двадцать один. В зависимости от ранга, каждый Эспер получал государственную пенсию.
        Причем прямо с момента выявления способностей.
        К примеру, Коста, на данный момент, мог рассчитывать всего на сто долларов ежемесячно. А тот же “С**” уже:
        - Ну нихрена себе! - воскликнул парень, когда несколько раз провел взглядом по сумме. - Неудивительно, почему у меня половина зарплаты на налоги уходит!
        “С**” - получили от государства, каждый месяц, сорок тысяч долларов. И если даже до заката прошлой цивилизации это считалось весьма увесистой суммой, то сейчас… но сорок тысяч зеленых, с изображением первых Суперов, можно было прикупить вполне приличную, пусть и однокомнатную квартирку куда ближе к центру города, чем комплекс, где обитал Макдалов.
        И это - каждый месяц.
        Мысленно выругавшись, Коста продолжил чтение.
        Он пропускал абзацы про официальные гильдии и мелкие банды, так как, живя на отшибе, знал про последние даже больше, чем здесь описывалось, и сразу перешел к вопросу торговых отношений между эсперами.
        - Для того, чтобы попасть в портал, не принадлежащий собственной гильдии или государству, нужно заплатить пошлину, установленную владельцем портала, - ну да, разумеется, это только в интернет-репортажах мир снова стал цивилизованным. Да нифига подобного. - либо купить билет, выставленный на общий Эспер-аукцион. Доступ к последнему осуществляется через специальное приложение “SELL&BUY” через личный ID, который выдается каждому Эсперу при первичном обследовании. На этом аукционе можно было купить и продать все, связанное с порталами. Начиная от билета внутрь, заканчивая “книгами умений” (чтобы это не значило- добавил для себя Коста)артефактами, зельями, ресурсами, Камнями Монстров и ЕСП-кристаллами.
        Коста нажал на гиперссылку, подождал несколько секунд пока приложение установится на смартфон, после чего попытался ввести свои паспортные данные, но система выдала:
        
        “ПОЖАЛУЙСТА, ВВЕДИТЕ СВОЙ ЭСПЕР-ID”.
        
        -Что за… - и тут парень вспомнил, что Левитов выдал ему кипу документов, где лежала на первый взгляд неприметная, ламинирования карточка.
        Карточка, которую так удачно не выдала ему мисс Лейта.
        Посмотрев на номер телефона преподавательницы, Коста вздохнул и нажал кнопку вызова.
        Глава 18
        ГЛАВА 18
        - Тебе может еще пароль от моей квартиры выдать, умник?
        Язык Косты, учитывая довольно нервные события минувших дней, сработал быстрее, чем его мозг.
        - А что, есть такая опция?
        - Жопция! - прозвучало из динамика. - У тебя еще ключик не вырос, мальчик, для моей квартиры!
        Очень двусмысленная фраза, на которой Макдалов предпочел не заострять своего внимания.
        - Мисс Лей…
        - Для тебя - учитель Лейта, юное дарование, - снова перебила классный руководитель.
        - Прошу прощения, учитель Лейта, - исправился Коста. Вежливость. Нельзя забывать о вежливости. - Если бы вам было бы удобно прислать мне фотографию моего Эспер-ID, я был бы вам глубоко…
        - Глубоко ты похоронен будешь, если еще раз посмотришь на мой номер. Я тебе сказала позвонить мне в следующую пятницу. И за каждый новый звонок ложной тревоги, ты будешь у меня на полигоне литр пота сгонять в сентябре. И если наивно полагаешь, что я все забуду, то ошибаешься - каждый твой косяк у меня в отдельном файле. Все. Надоел. Отбой.
        И из динамика зазвучали гудки. Коста медленно отодвинул телефон от лица и скорчил какую-то неопределенную гримасу.
        - Ничего себе, - присвистнул он. - и это все - на одном дыхании. А казалась такой миниатюрной и приятной.
        А по итогу в теле ангела обитал едва ли не армейский прапорщик - каким его рисовали пародийные сит-комы.
        - Значит от неё я ID не получу… ну ладно.
        Коста снова залез в Гугл, но уже спустя десять минут выругался и выключил экран.
        Обложили со всех сторон.
        В государственном док-центре, где можно было сделать и решить любой вопрос, касающийся бюрократии, действительно имелась возможность довольно просто восстановить ID. Довольно просто - если ты совершеннолетний гражданин.
        А для не эмансипированных процедура выглядела весьма замудренной и требовала физического присутствия законного представителя.
        Учитывая ситуацию Косты, то…
        - Никакого аукциона, - вздохнул он.
        Его заначки на черный день может и хватило бы для покупки нескольких ЕСП-кристаллов, но… не сегодня.
        - Ладно, ладно, - поднял ладони Коста, соглашаясь с вывертами судьбы. - Мы пойдем от противного.
        Он посмотрел на татуировку и, без особого труда вызвал голографическое дерево задач. Оно чем-то напоминало игровое. Видимо Синеволосый, при жизни, был фанатом подобных развлечений.
        
        
        
        Направив взгляд на синюю иконку с кулаком, Коста прочитал сообщение:
        
        СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА” - “УДАР ЗВЕРЯ”. ПОТРЕБЛЕНИЕ ЭСП-ПОИНТОВ: 12/ИСП. ТРЕБУЕТСЯ ОЧКОВ ДУХА: 45. ОЧКОВ ДУХА В НАЛИЧИИ: 37.
        
        Может Коста и не родился гением, но и тупицей не был… во всяком случае, он хотел в это верить.
        - Получается, помимо эсп-энергии у меня есть еще и…
        Голографические сообщение над татуировкой моргнуло и текст изменился:
        
        ОЧКОВ ДУХА: 37
        ЭСП-ПОИНТОВ: 37
        
        - Теперь понятнее, - кивнул Макдалов. - Но вот инструкции все равно не хватало.
        Тот, кто делал это меню, явно понимал, что к чему, но не принял в расчет, что тот, кто будет пользоваться системой, не имеет о той ни малейшего представления.
        Приравнивались ли его эсп-поинты к очкам духа - Макдалов понятия не имел. По первому впечатлению - да, но как все изменится в дальнейшим предсказать не представлялось возможным.
        Из статьи, Коста знал, что у Эсперов есть умения, связанные с их предрасположенностью. Именно эти умения они и покупали на аукционе или, если повезет, добывали в порталах. Те потребляли эспер-энергию и делились на уровни согласно шкале градации самих суперов.
        Иными словами, Синеволосый перед ему не только силу эспера, но и еще и какое-то умение.
        Коста перевел взгляд на ответвления от кулака, но, сколько бы не концентрировался, все это было бесполезно. Те не выдавали никакой информации.
        Значит, на данный момент, ему было доступно всего одно активное умение.
        Чего не скажешь о еще пяти плашках, расположенных справа. Три из них имели между собой прямую связь и даже по иконкам становилось понятно, что это - сила-скорость-ловкость.
        Соседние две, отдельные, с изображением батарейки и чешуи - выносливость и защита.
        Все это, разумеется, подтверждали голографические сообщения.
        К примеру:
        
        - СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. ПОВЫШЕНИЕ СИЛЫ . ТРЕБУЕТСЯ ОЧКОВ ДУХА: 6. ОЧКОВ ДУХА В НАЛИЧИИ: 37.
        
        Или:
        
        СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. ПОВЫШЕНИЕ СКОРОСТИ . ТРЕБУЕТСЯ ОЧКОВ ДУХА: 10. ОЧКОВ ДУХА В НАЛИЧИИ: 37.
        
        Иными словами, если представить это все, как настольную игру, то Косте дали возможность выбрать свои стартовые характеристики. Вот только… он понятия не имел, какая между ними есть зависимость. Прямая она. Косвенная. Как это все вообще на него повлияет.
        Требовалось провести эксперимент.
        Отодвинув ящик стола, Макдалов достал свой уже немного потрепанный динамометр. Размяв кисть, он сдавил рукоять и стрелка тут же качнулась до “62” кг.
        - Ох ты ж… - даже как-то удивился парень.
        Раньше этот показатель держался на правой кисти на отметке в пять килограммов меньше.
        При этом, вложив прибор в левую, Коста сжал еще раз и с удивлением обнаружил, что стрелка все так же показывала - “62” кг.
        Левая кисть всегда должна быть слабее, чем правая. Если ты, конечно, не амбидекстр или левша. Макдалов не был ни тем, ни другим.
        Ведь не был же, да?
        - Ну ладно, - он задышал чуть чаще и, собравшись с духом, сконцентрировался на плашке силача.
        
        СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. ПОВЫШЕНИЕ СИЛЫ . ТРЕБУЕТСЯ ОЧКОВ ДУХА: 6. ОЧКОВ ДУХА В НАЛИЧИИ: 37.
        ИСПОЛЬЗОВАНО ОЧКОВ ДУХА: 6.
        СИЛА +1
        
        На мгновение Коста почувствовал жар, волной прокатившийся по всему телу, после чего переложил динамометр в правую руку и еще раз сдавил прибор. На этот раз стрелка, на мгновение застыв на отметке в “62” кг, нехотя качнулась до “64”кг, да так там и замерла.
        - Неплохо, - хмыкнул Коста, после чего, нахмурившись, процедил. - Сраные суперы… тут целыми днями на турниках пропадаешь, а они…
        В этот момент ему было сложно осуждать поведение Левитова.
        Вновь сконцентрировавшись на плашке силача, парень понял, что не все так просто и в этом случае.
        
        - СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. ПОВЫШЕНИЕ СИЛЫ . ТРЕБУЕТСЯ ОЧКОВ ДУХА: 12. ОЧКОВ ДУХА В НАЛИЧИИ: 31.
        
        Иными словами, каждое следующее повышение характеристики требовало от него вдвое больше очков этого самого духа. Эту теорию он проверил, после того как поднял каждую характеристику на один пункт.
        В итоге он потратил десять очков на скорость, девять на выносливость и одиннадцать на защиту. При этом следующий уровень каждый раз требовал вдвое большее количество.
        На столе лежал блокнотик с записанными характеристиками - в “меню” татуировки они никак не отображались.
        По итогу, оставшись с одним очком духа, Коста остался сидеть на стуле все в той же непонятной прострации, что и в начале не самого томного вечера.
        Получив несколько ответов, он осознал, что теперь вопросов у него только больше. Что имел ввиду Синеволосый, когда говорил, что его способ идет вразрез с учениями старых путей? А еще - самый главный вопрос, если даже Синеволосый, при всех его возможностей, стал жертвой неизвестных, то… насколько же сильным надо стать Косте?
        Макдалов посмотрел на след от раздавленной мухи.
        - Самым сильным, - сами собой произнесли его уста. - хотя бы в этом городе.
        А значит, ему требовалось одно - найти портал. А, насколько он знал по слухам с района, недавно такой открылся в ближайшем парке, расположившимся прямо напротив жилого комплекса. Пусть и самой слабой - Белой категории, но сейчас Макдалову и от такого становилось не очень-то по себе.
        Не говоря уже о том, что территория Южно-Приморского парка служила местом для постоянных стычек между бандами “Огненные Ирокезы” и “Outsiders”.
        Загвоздка в том, что для билеты нужны были деньги, а отложенный запас на черный день хранился у Косты на банковском счету. И что-то ему подсказывало, что если он вдруг снимет их, то об этом узнает мисс Лейта…
        Получается, что в портал ему придется пробраться зайцем. И это между двумя бандами эсперов…
        Да и даже если он туда попадет, что ему делать внутри? В статье лишь мельком упоминалось, что для закрытия портала требовалось убить все живое внутри. И то - портал закрывался лишь через сутки после зачистки.
        Ни слова о том, как отличить ЕСП-кристалл от простого или краткого руководства “Начинающего Охотника за Монстрами”. Все, чем вооружился парень перед тем, как начать собирать свой старый походный рюкзак - книжкой “Курс Молодого Выживальщика”.
        Как бы то ни было - он попадет в этот портал.
        Он станет сильнее.
        Глава 19
        ГЛАВА 19
        - Тушенка? - Коста прошелся взглядом по списку в бессменном блокнотике, после чего заглянул в рюкзак. - Есть. Спальник? Присутствует. Палатка? На месте.
        Он закрепил последнюю под рюкзаком - если чему его и научили вылазки с отцом, так это собирать походный рюкзак. Так, чтобы все поместилось, не давило на спину и не мешало при ходьбе. Искусство, между прочим, не из простых.
        - Даже не догадывался, - вздохнул Макдалов, водружая рюкзак на табуретку. - что мы тогда не просто птиц снимали…
        Они, бывало, на целую неделю уходили в леса. Жили в палатках. Ели из мисок еду, которую готовил, кстати, Коста. Пока отец и его товарищи (теперь он уже сомневался, были ли это товарищи или сослуживцы, или… кто-то иного толка) занимались… чем бы там они не занимались, парень, под присмотром одного из “орнитологов” кашеварил.
        Сперва получилось отвратно. Никто, разумеется, вида не подавал. Только соли брали с собой побольше. А потом ничего - научился.
        Коста отвернулся от зеркала.
        Ненужные воспоминания.
        Подняв рюкзак на спину и закрепив все, что следовало закрепить, он машинально потянулся к контейнеру с таблетками. Проведя всю ночь за приготовлениями, он не почувствовал ни тяги ко сну, ни невротических приступов. Так что кто знает, как на него подействовали недавние метаморфозы.
        - На всякий случай…
        Коста убрал таблетки в карман старых, заношенных спортивок (потому очень удачно растянутых), напялил сланцы, так как вся остальная обувь оказалась сильно мала и, накинув олимпийку, вышел за дверь.
        - Будьте аккуратны, мистер Макдалов, - привычно напутствовал механический голос.
        - Ты, как никогда, кстати, - прошептал парень.
        Он подошел к лестнице, засек время на наручных часах и, поправив рюкзак, понеся вниз по ступеням.
        Во всем теле ощущался неожиданный прилив сил. Как после очень хорошей разминки, когда кровь приливает к каждому волокну мускул. Макдалову казалось, что пробеги он сейчас стометровку и результат поразит не только его, но и капитана школьной команды по простой легкой атлетике.
        - Или не показалось, - протянул он после того, как зафиксировал время на часах.
        Если раньше ему не удавалось преодолеть отметку в сорок восемь секунд на двадцать этажей, то теперь. Даже с учетом пятидесяти килограмм веса в рюкзаке, не считая палатки и самого рюкзака, он осилил это расстояние за тридцать девять.
        - Черт возьми…
        Выйдя в холл, он сперва чуть съежился, ожидая встретить рассерженную миссис Ташин, но её так и не появилось. Стекляшка, где обычно сидела бессменная вахтер их корпуса, пустовала.
        Нет, разумеется, она и раньше отлучалась по делам и своим вопросам, оставляя бразды правления встроенному в домофон распознавателю лиц, но…
        - Везет, - вздохнул с облегчением Коста. - но зайти, все же, надо будет.
        Выйдя на улицу, он с наслаждением втянул полной грудью свежий, слегка морозный, морской воздух. Западный бриз принес с собой вкус соли, освежающий холод и воспоминания о том, как они плавали на лодках в том самом парке, куда сейчас он…
        - Коста.
        Макдалов так и не сдвинулся с места. К нему, из-за поворота, ведущего на подземную парковку, вышла группа людей. Самому старшему из них - Михаилу, недавно исполнилось двадцать лет. Он закончил колледж по специальности “Механика Защитных Конструкций” и работал в несколько смен на Стене.
        Позади него шла его младшая сестра - Мария. Она училась классом старше в той же школе, что и Коста. Собственно - учитывая, что на весь микрорайон это была единственная школа, то так можно сказать про многих.
        И да она - тезка той женщины…
        Рядом обнаружилось еще несколько лиц с района. Всех их Макдалов где-то когда-то видел, но не очень спешил сталкиваться и знакомиться поближе. В руках гуляк покоились пакеты со спиртным, и, как подозревал парень, кое-что покрепче либо уже лежало на квартире Михаила, доставшейся ему от родителей, погибших в цветном инциденте, либо они только двигались к закладке.
        - Как дела, малой? - Михаил привычным жестом поправил густые, черные волосы и шмыгнул перебитым в нескольких местах носом.
        Он сплюнул между щербатых зубов и подпер плечом стену. Мария, его точная копия, только куда более милой внешности, нервно переводила взгляд с одной стороны площадки, на другую.
        - Собрался в поход? - Михаил кивнул на рюкзак Косты.
        - Да, - спокойно ответил парень, а сам при этом попятился в сторону парапета, поднятого над проезжей частью. - хочу провести некоторое время в парке.
        - Нашем, что ли?
        - Ага.
        - С “Outsiders” связался? - чуть нахмурился Михаил.
        Остальные ребята, разного возраста, но весьма недвусмысленной наружности, поставив пакеты на землю, уже обошли Косту с разных сторон, оставив позади лишь пять метров пространства, разделявшего асфальт дороги и искусственный первый этаж.
        - Ни с кем я не связался, - буркнул Коста. - слушай, Мих, я тебя уже поздравил. Даже подарок принес. Чего ты от меня еще хочешь?
        - Чего я хочу?! - возмутился Михаил. - И это так ты разговариваешь с другом, на которого забил плотного?
        Бывшим другом, хотел было добавить Макдалов, но сдержался.
        На площадке повисла неловкая тишина. Те несколько собачников, вышедших в раннее утро выгулять питомца, поспешили скрыться как можно дальше со сцены действий.
        - Слушай, Коста, - именинник отодвинулся от стены и сделал несколько шагов по направлению к Макдалову. - тут по району слушок прошел, что в вашей школе… более того - в вашем классе, есть некий фрукт, который скрывал ото всех, что он, оказывается, эспер. Слышал о таком?
        Черт…
        - Слышал.
        - Слышал, значит…
        Михаил всегда был быстрее, чем Коста. Не важно - были ли это уличные драки, тренировки в зале, пока последний не сожгла банда “Ирокезов”, или застолья, где Миша отрубался после первой же бутылки - он был быстрее. Сильнее. Старше. Когда-то давно Коста думал, что и умнее.
        Думал до тех самых пор, пока в руках Михаила не оказался нож. До того самого вечера, пока их дружба не закончилась.
        И, может, надеялся… но только до этого момента, пока кулак старшего не застыл у него в миллиметре перед носом.
        - Сука, - только и произнес Михаил. - еще раз на районе увижу, супер, - он произнес это с той ненавистью, на которую был способен только тот, чьи родители погибли в несчастном случае с участием эсперов. - ты знаешь, что будет.
        - Я…
        - Погнали, народ, - Миша поднял пакеты с земли и направился к следующему корпусу - такой же многоэтажке, где жил и сам Коста. - этот поц не с нами. Больше не с нами...
        И они направились своей дорогой. Маша ненадолго задержалась, после чего отправилась следом за братом. Макдалов не стал её окликать.
        Он потерял это право еще в прошлом году. В тот злополучный день… день его рождения. Лена Блиц… пирожное… Михаил… Маша… теперь уже сложно было сказать, где Коста ошибся больше.
        - Проклятье, - процедил парень. Он сжал кулаки, после чего развернулся и направился в противоположную сторону - к лестнице.
        Здесь, на окраине, около самой Стены, ты либо в банде, либо - в другой банде. Другого не дано.
        Это коснулось и Косты, росшего, пусть и не по документам, но - по факту, беспризорником. Миша взял его под свое крыло. Он тогда просто курировал секцию кик-бокса своего отца и оберегал тех, кто так же занимался в той же самой секции.
        Ровно до тех пор, пока все не пошло по… известному маршруту.
        Это был его друг. Некогда фанатеющий по эсперам- суперам.
        Единственный друг.
        А теперь…
        - Не важно, - Коста еще несколько раз сжал и разжал кулаки. - все это уже не важно.
        Глава 20
        ГЛАВА 20
        До парка Макдалов добрался буквально за несколько минут - всего-то требовалось перебежать через дорогу, пронестись по “богатой” малоэтажной части их комплекса и вот уже и сам парк.
        Раскинувшийся от шоссе и до самого залива и Стены, он занимал довольно приличную площадь. Если прогуливаться неторопливым шагом, до чтобы обойти все тропинки и дорожки, то потребуется не меньше, чем полдня. Чего уж там говорить, если в центре парка располагалось самое настоящее, пусть и небольшое, озеро с двумя островами в середине.
        Собственно, но одном из этих островов и находилась “база” банды “Outsiders”. Им принадлежала вся северная часть парка и несколько прилегающих улиц.
        Южная же сторона, вместе с частью шоссе, находилась в введении “Огненных Ирокезов”, обитавших в старом, каким-то чудом пережившем апокалипсис, байкерском бар-кафешке, выходящим на небольшую улочку, идущую параллельно шоссе.
        Собственно, именно по этой улице сейчас и двигался Коста. Фонарей здесь отродясь не бывало, так что учитывая утренний сумрак, он надеялся, что его никто не заметит.
        Понятное дело - учитывая новую комплекцию и цвет волос, надежда весьма спорная, но здесь присутствовал еще и здравый расчет. По слухам, которые распространяли в школе, портал открылся на территории бывших аттракционов - а она всегда считалась спорной для двух банд.
        Значит обе стороны сейчас будут стоять составами именно там. Стараясь делать вид, что между ними есть цивилизованное соглашение по порталу, но, чаще - просто бодаясь. Офицы на такое смотрели сквозь пальцы.
        Понятное дело - пока мелкие банды грызут друг другу глотки за крохи из белых и, максимум, зеленых (следующий класс) порталов, то никому из них не придет в голову попытаться объединиться во что-то более серьезное.
        Сам парк выглядел так же, как и любой другой. Несколько широких полян с ухоженным газоном, раскинулись вдоль широких асфальтовых прогулочных аллей и дорожек для велосипедистов и бегунов. Густой лес.
        В южной половине часто выгуливали собак - байкерам было плевать, а вот в северной части, если не уберешь за своим любимцем, то будет не очень… приятно.
        Членовредительство для банд - не то, из-за чего они будут дважды думать. Миссис Ташин говорила, что раньше за такое можно было легко угодить в тюрьму. Теперь же… апокалипсис, как бы общество не старалось вернутся к прежнему виду, сильно изменил мировой уклад.
        Миновав кафе, отметив про себя, что на парковке стоит не так уж и много стальных коней, Макдалов добрался до дальней части парка, где и раскинулись старые аттракционы.
        Их когда-то пытались привести в порядок, но, видимо, поняли тщетность попыток и забросили неблагодарный труд. Мамочки с колясками перебрались на другую сторону озера, где для них соорудили вполне сносные площадки и лужайки, а здесь…
        Сломанные карусели, поросшие травой. Ржавые Русские Горки, сломанные и обвалившиеся в нескольких местах. Места под шатры были расписаны граффити, бетон местами выкорчевана, чтобы сделать из него разделявшие парк на половины невысокие блоки. По ним банды определяли границы своих владений.
        Вдалеке высилось Чертово Колесо. Единственное, что здесь хоть немного уцелело. Штанберг рассказывал, что с него раньше открывался вид на целый район и залив, когда последний еще не разрезала на “до” и “после” - Стена. Вот только кабинки маленькие, неудобные.
        - Действительно маленькие, - кивнул собственным воспоминаниям Коста. Раньше он этого почему-то не понимал, хотя в парке занимался довольно часто… до прошлого года, разумеется. До того, как Миша…
        - Хватит, - сам себя одернул Макдалов. - ты тогда сделал все, что мог…
        В его памяти всплыли два человеческих глаза на волчьей морде. Огромный оборотень, принюхивающийся к повороту в сторону реанимации.
        А все ли?
        - Хватит!
        - Воу-воу! - прозвучало позади. Коста не сразу сообразил, что, разворачиваясь на пятках, он уже согнул колено для хай-кика. - Полегче, здоровяк…Прикольная краска, кстати. Где покупал? В татушке на углу Второй и Третьей?
        Позади Макдалова стоял невысокий парень. Метр семьдесят, не больше. Его ярко-салатовые волосы стягивала тканевая повязка с изображением белых черепов, прикладывающихся к бутылке.
        Эмблема “Outsiders”.
        Он был одет в толстовку, опускавшуюся ему ниже колен, и широкие трубы, в стиле старых рэп-исполнителей. Развязанные кеды на ногах и напульсник на запястьях лишь дополняли картину.
        Коста пару раз видел этого фрукта в ТЦ. Как, собственно.
        - О! А ты местный, да? - парнишка, лет девятнадцать, не старше, указал на Макдалова чипсиной. Их он, без использования рук, отправлял себе в рот и самозабвенно жевал. Эспер. Псионик-телекинетик. - Неплохой у тебя там набор, кстати.
        Он кивнул за спину Макдалову.
        - Я подготовился, - коротко ответил Коста.
        - Это еще слабо сказано, - хохотнул эспер, после чего завис на мгновение. - Блин! Это же ты!
        - В смысле? - Коста заозирался по сторонам.
        - Блин, как его, - парень защелкал пальцами, явно пытаясь что-то вспомнить. - Во! Из морга, который! Ирландец, Шотландец, пес разберет! Ну, который монстра какого-то завалил. Ты еще в 22ой школе учишься! У меня там бывшая заканчивала девятый, а потом в колледж ушла. Ух… девка была заводная. Эт да-а-а… Ей палец в рот не клади… а лучше вообще - ничего не клади. Зубы, как у кролика, но веселая, но не суть.
        - А… ну да. Я.
        - Скромняга, - он несильно стукнул Косту кулаком по плечу, после чего задул на костяшки. - Блин… ты там сковородку подложил или чего… Меня, кстати, Кени зовут. Будем знакомы.
        Коста пожал протянутую руку. Кени - странное имя. Но не страннее, чем “детектив Пуловер”. Апокалипсис и все такое.
        - Ты в портал пришел, да?
        - Да… есть такое.
        - А чего так не решительно? Монстра завалил, а портала стремаешься? Блин, ты вон какой здоровый, фанат Растишки. Ты, кстати, не в курсе, что это такое? У меня так батя выражался, пока от рака не двинул. А у него - бабушак. А что такое - растишка, никто не знает. Может лекарство какое до Стены было? Но не суть. Я бы на твоем месте только своего отражения боялся. Ха! Норм шутейка!
        Макдалов еще не успел ответить, как Кени, обойдя его, направился к аттракционам и продолжил тараторить.
        - Да ты не стремайся… да, туда, конечно, успела группа шокированных, это я так байкеров этих тупых называю… ну, короче, прыгнули они туда вперед нас. Черти еще те. Мы ведь с ними только прошлым летом обо всем договорились… костей им поломали… ну и они нам. Но не суть, - он хрустнул последней чипсиной, после чего расправил ладонь пакет взмыл над ней, само собой сложился в миниатюрный самолетик, после чего долетел до ближайшей урны. У “Outsiders” имелся странный бзик на чистоте окружающей среды. - Наши тоже уже там. Прыгнули вторыми, но вряд ли шокнутые большую фору взяли.
        - Фору?
        - Ну да… временные искажения. Сам же знаешь - в порталах четыре часа сорок семь минут за один наш час проходят.
        Макдалов едва не выругался. Он изучал все, что связано с проявлением порталов в мире Земли, но не особо зацикливал внимание на обратной стороне прорех в реальности.
        Так что попросту забыл про эти искажения.
        Может, поэтому, и выпускной тест не сдал?
        - Но не суть, - продолжил Кени. Видимо это было его любимым выражением. Интересно, что для парня тогда - суть. - в общем, мы вчера как раз ирокезов прогнали, так что портал сегодня на весь день наш. Ну, если, конечно, его не прикрыли вчера вечером, но тогда группы бы уже вернулись, но это…
        - Не суть, - Коста машинально закончил за Кени.
        - Сечешь! - козырнул парень, после чего свернул за покореженную временем и разбитую ржавчиной карусель. - Пришли.
        - Вижу, - только и смог сгенерировать Коста.
        Одно дело видеть порталы на фото и видео, другое дело… это было сродни тому, чтобы оказаться перед чем-то, метров двух диаметром, напоминающим окружность арки. Портал частично ушел под землю, так что идеально ровного круга не получалось.
        Он слегка пульсировал. Излучал белый свет, туманом стелющийся вокруг. И пульсировал. Словно живое существо. Выглядело все это одновременно завораживающе и пугающей.
        - Пошлина у нас небольшая, сто сорок баксов за два дня по местному времени. Если портал закроют раньше - разницу мы не возмещаем, но можем выдать скидку в десять процентов на следующее посещение. У нас место грибное, порталы почти каждую неделю открываются. В прошлом сезоне даже зеленый был, но это не суть… Только извини - чек не пробью. Кассовый аппарат на базе забыл.
        - Чек? Ты прикалываешься?
        Кени выглядел серьезно.
        - Не прикалываешься, - протянул Коста.
        - В общем, деньги на бочку, здоровяк, - Кени протянул раскрытую ладонь.
        Получается, встретились они не просто так. Скорее всего этот эспер следил за Костой еще с момента, когда тот только подошел к парку. Он ведь теперь действительно выглядел, как супер.
        - Если об этом…
        - Ложись! - выкрикнул Кени и прыгнул-полетел за обломки карусели.
        Туда, где уже пригнулся Макдалов. Он не знал, как это назвать - может, паучьим чутьем, но что-то буквально заставило его согнуть колени и сигануть на добрых четыре метра, прямо с места, чтобы спрятаться за укрытием.
        Сделали они это как раз вовремя, потому как в следующее мгновение в то место, где они стояли, врезался желтый огненный шар. Размером с футбольный меч, он расплескался жидким огнем и постепенно прожигал асфальт.
        - Бля, - выругался Кени и высунулся из-за укрытия. - О, здарова, Еж! А вы сюда какими судьбами?
        Вместо ответа прямо над головой парня пролетела еще одна огненная сфера. До того, как она врезалась в другие железные обломки, Кени вытянул в её сторону ладонь и сжал кулак. Сфера, на удивление, застыла в воздухе.
        - Лови обратно, мудила!
        Парень дернул рукой в сторону, откуда звучали двигатели байков. Огненная сфера, повинуясь движениям эспера, полетела в обратную сторону.
        Что там произошло, Коста не видел. Он лишь слышал. Слышал крик, полный буквально животной ярости.
        - Макдалов!
        Кени перевел взгляд с байкеров на вжавшегося в карусель Косту.
        - Ты их знаешь?
        Перед глазами Косты пролетали сцены прошлого года.
        Как горел их зал.
        Как тихо плакала на похоронах Маша.
        Нож в руках Михаила.
        - Макдалов, сука! Теперь тебе не жить!
        Окровавленный нож.
        - Я… я…
        Нож, который Михаил забрал из трясущихся ладоней Косты.
        - Я убил его брата.
        - Что?! Брата Ежа? Его же завалил какой-то простак из местной гопоты! Ты, блин, прикалываешься? Клево я твое словечко ввернул, да?
        - Макдалов!
        Коста смотрел на свои ладони. Они тряслись так же, как и в тот день.
        - Не прикалываешься… - выдохнул Кени, после чего одной ладонью схватил Косту за рюкзак, а другой взмахнул в сторону карусели. - Валим!
        Поток невидимой силы поднял их над землей и бросил в сторону портала.
        Глава 21
        ГЛАВА 21
        Коста, едва различая что-то из-под завесы собственной крови, подобрал с холодного, бетонного пола нож.
        Эспер выбил клинок из рук Михаила первым же ударом.
        - Сдохни!
        Кажется, он бил Мишу головой о стену. Тот подставлял между лбом и бетоном руки, уже стесанные едва ли не по самые кости.
        - Сраный простак! Да мне поебать на твоих предков! Скажи вообще спасибо, что мы решили вам помочь! Теперь еще денег будешь должен, мразь!
        Он все продолжил его бить.
        Удар.
        Еще удар.
        Опять удар.
        Коста подтянул нож к себе. Какая глупая была идея связывать с эсперами… но он никак не мог забыть слез Маши на похоронах и то, как менялся с каждым днем Миша. Куда исчезал тот веселый парень и кто приходил ему на смену?
        И еще жар. От горящего зала. Он, казалось, до сих пор обжигал кожу Косты.
        С трудом, со сломанной лодыжкой и выбитым плечом, он поднялся на ноги. Нож в его руках дрожал.
        Эспер повернулся к нему.
        - Серьезно? - засмеялся эспер. - Ты думаешь тебе это поможет, мелкий дегенерат? Да я вас обоих раком поставлю и выеб…
        - Коста! - закричал Михаил.
        Он оттолкнулся окровавленными, мало похожими на руки, окровавленными культями от стены.
        Следующее, что увидел Коста - поскользнувшегося в луже крови супера. И то, как широко раскрыв глаза, все еще держа Михаила на вытянутой руке, он упал горлом прямо на нож в руках Косты.
        Тот, по инерции, чисто инстинктивно, толкнул падающее на него тело и тем самым вогнал клинок по самую гарду. Прямо под кадык эсперу.
        Тело рухнуло на бетон заброшенного роддома. Дернулось несколько раз в конвульсиях и застыло.
        - Эй… - Коста опустился рядом на колени. Его руки дрожали. Он не мог отпустить теплой, окровавленной рукояти. - Эй… ты чего… эй… скорую… надо скорую…
        - Успокойся, малой, - Михаил забрал из рук Косты окровавленный нож. - это был несчастный случай.
        Несчастный случай? Нет… они пришлю сюда, устроив ловушку. Ловушку для брата Ежа - главаря “Огненных Ирокезов”. Супера, ответственного за то, что произошло с родителями Миши и Маши.
        Мария… миниатюрная брюнетка, у которой теперь в волосах появилась седая прядь.
        Коста не мог забыть её слез.
        Или это были его?
        Слезы…
        - Вставай… да вставай же ты, - окровавленные руки подняли его. - Слушай меня внимательно, малой. Мы скажем, что это был я, понял? Нож мой. И все с улицы знают, что именно я позвал сюда ирокеза на встречу.
        - Они закопают тебя, - не своим - механическим голосом произнес Коста. Он все никак не мог оторвать взгляда пот мертвого тела у его ног. - а потом и Машу…
        - Не закопают, - Михаил не с первого раза, но все же убрал нож за голенище военного сапога. Второй куда-то делся в пылу сражения. На что они надеялись, думая вдвоем “спросить” с эспера-физика. - “Глинтвейнам” нужен свой человек на Стене. Ну, ты знаешь - контрабанда.
        Коста повернулся к Михаилу. Тот уже год как работал на Стене и, будучи обитателем района, несколько раз сталкивался на вписках с человеком из “Глинтвейнов” - крупной бандой, контролирующей весь микрорайон. Именно им “Ирокезы”, “Outsiders” и еще несколько других платили дань за порталы.
        - Но…
        - Плевать, - перебил Михаил. - я уже по самые гланды в этом дерьме, малой. Еще одна лопата говна сверху меня не потопит. Тем более - Маша хочет в институт. Нужны деньги. А они предлагают неплохой процент… ну и стаф для себя всегда будет.
        Михаил, трясущейся рукой, достал сигарету из смятой, окровавленной пачки.
        - Зараза… где зажигалка-то…
        Несколько его пальцев изогнулись под углами, непредусмотренными природой, но бывшего чемпиона города среди юниоров по кик-боксу это, кажется, нисколько не заботило.
        Он хлопал себя по карманам, задевая переломы и черные гематомы, дергал за края разорванной косухи и тельняшки и пытался найти зажигалку.
        - У тебя ведь завтра днюха, да? - Михаил достал что-то и швырнул под ноги Косте. Это был самодельный блистер с одной единственной таблеткой. На ней была изображена корона на голове гоблина. Символ “Глинтвейнов”. - Закинься. На утро будешь как свеженький.
        Наркотик. Он не только действовал на простаков сродни ЛСД, но и еще обладал невероятным исцеляющим фактором. Ходили слухи, что его использовали даже военные. В более чистом, разумеется, виде и без таких побочек.
        - Сваливай, - все же отыскав зажигалку, Михаил затянулся и указал на выход с больницы. - дальше я сам разрулю.
        Подняв таблетку, Коста, будто марионетка, ломанным шагом двинулся в сторону заросшего поля, где и стояла заброшка. Только позднее он поймет, что все это Михаил спланировал заранее и что у “Глинтвейнов” имелся свой, очень своеобразный обряд инициации для вступления в банду простакам.
        - Там новая кондитерская у канала открылась! - донеслось ему в спину. - Ты же еще тот сладкоежка.
        Да… точно… кондитерская…
        
        ***
        
        - И ты думаешь я поверю, что брат Ежа поскользнулся и сам упал на нож?!
        Коста сидел на холодном полу. Только на этот раз - не бетонном. Это была земля. Немного рыхлая. Странного, ярко-коричневого цвета. А еще она светилась. Будто фосфоресцировала. Мелкие осколки тех самых ЕСП-кристаллов излучали энергию, дающую не только свет, но и еще какое-то своеобразное тепло.
        Необычное.
        Оно будто проникало под кожу и грело не тело, а нечто другое.
        А еще опять фигурировал нож.
        - Я все рассказал, - насколько можно было в такой ситуации, спокойно ответил Макдалов. - твое дело - верить мне или нет.
        Вместе с Кени, стоящим перед Макдалов, они находились в какой-то подземной кишке. И тут не нужно было знаменитого “Мы больше не в Канзасе!”, чтобы понять, что они не только не в Новом Санкт-Петербурге, а вовсе - в другом мире.
        Учитывая размеры белых порталов, способных вмещать в себя площадь, сравнимую с небольшим районом мегаполиса - очень маленьком кусочке другого мира.
        Свод, так же излучавший теплый свет-энергию, поднимался на высоту всех трех метров. Портал явно оказался не лучшим местом для клаустрофобов.
        - Черт, черт… черт! - несколько раз повторил Кени, после чего опустил ладонь с двумя вытянутыми пальцами. Одновременно с этим перед горлом Косты растворилось в воздухе лезвие, созданное… из того же самого воздуха. Чуть уплотненного - настолько, что Макдалов мог увидеть очертания десятисантиметрового лезвия. - Чтоб ты понимал, здоровяк, это звучит настолько неправдоподобно, что просто не может быть ложью.
        Коста потер шею и посмотрел на Кени. Тот переминался с ноги на ногу. Явно нервничал.
        - Да вставай ты уже, не грохну я тебя. Хотя, наверное, надо.
        Макдалов поднялся. И, так, чтобы не заметил Кени, убрал обратно в карман перцовый баллончик. Кто бы мог подумать, что выданный ему миссис Ташин балончик, впервые пригодится не на улице, а… в ино-мирной пещере.
        - Точно, - вдруг хлопнул себя по лбу Кени. - точно ведь! Тогда весь район судачил, что “Глинтвейны” порешили брательника Ежа… но только - почему он только сейчас за тобой увязался?
        Коста отвернулся к противоположной стене… если здесь вообще имелись привычные стороны света. Суть в том, что жизнь не готовила ни его самого, ни его нервную систему к таким переживаниям.
        Весь год он старательно избегал общества “Огненных Ирокезов” именно потому, что каждую секунду думал - а что, если узнают. А что, если Миша сдаст в нарко-угаре. А что если…
        Но правда заключалась в том, что…
        Кени засмеялся.
        Он смеялся так громко, что у Макдалова закрались предположения, что на них может обрушиться пещера.
        - Блиц его бросила из-за тебя?
        - Она и не встречалась с Ежом, - пожал плечами Коста. - Это он по ней сохнет, с того самого момента, как…
        Макдалов подумал - “с того момента, как у Лены выросла грудь и настолько же укоротилась юбка”, но воспитание не позволило закончить предложение. Все же какие-никакие отношения, но связывали их двоих. Пусть связь и ограничивалась исключительно горизонтальной плоскостью.
        - По Блиц? - Кени аж глаза вытирал от слез. - Это которая в гостях у половины района побывала? Блин, даже я её видел пару раз. А я не очень по всяким вечеринкам. Мне на студии прикольнее. Дебютный альбом записываю, знаешь ли, но это не суть.
        Коста промолчал.
        - А нафига ты мне тогда сказал про его брательника? - вдруг осекся эспер.
        Он подтянул свои мешковатые штаны и поправил толстовку. Все это время позади них пылал белым светом портал. Вот только если обычные двери работали в обе стороны, то этот…
        Если зайти внутрь, то до тех пор, пока портал не будет “зачищен” путь назад не откроется. Коста даже проверил - протянул руку, а та коснулась стены позади белоснежной прорехи в пространстве.
        - Перенервничал, - честно ответил Макдалов.
        Он не был каким-то сумасшедшим боевиком или супергероем. Просто обычным парнем с района, который любил заниматься в зале с приятелями и гулять под стеной вдоль залива.
        Во всяком случае - так все обстояло до прошлого года.
        Кени еще несколько раз гоготнул, после чего прокашлялся и огляделся.
        - Где же… - он явно что-то искал, после чего радостно воскликнул. - А вот и метка!
        - Метка?
        Вместо ответа эспер указал на стену. Макдалов, присмотревшись, обнаружил там стрелку.
        - Мы всегда оставляем подсказки в портале, - с гордостью объяснил Кени. - на случай, если надо будет найти основную группу зачистки. Так что нам с тобой нужно следовать по стрелкам, так и найдем остальных. И вообще - лучше поторопиться. Шокнутые появятся с минуты на минуту. И, не знаю чем ты досадил Блиц, раз она натравила на тебя Ежа, но выяснить мне не улыбается.
        Блиц… точно… еще одна ошибка - не надо было, наверное, так резко сбрасывать трубку. Обиделась. Видимо - сильно. Может быть по той же причине, что и Михаил? Думала, что Коста все это врем скрывал и от неё свои супервозможности.
        Ну что за неделя…
        - Погнали, - махнул рукой Кени, уже вышагивая в сторону ветвящихся коридоров подземного лабиринта. - Только не зевай и не нервничай, здоровяк! Основная группа по-любому здесь все зачистила, но может натолкнемся на пару слизней.
        - Слизней?
        - Ну да - в таких пещерах водятся либо слизни, либо Кроты-убийцы, либо Мега-змеи. Но следов последних двух я не вижу, так что - слизни.
        Коста, все же, выругался.
        Он с детства терпеть не мог все склизкое.
        Глава 22
        ГЛАВА 22
        - Не из мелких, однако…
        Коста, высунувшись из-за угла, навел на бродящего по развилке слизняка, камеру смартфона. Благо разборки между “Ирокезами” и “Outsiders” не помешали им протянуть кабель в портал. Так что связь здесь ловила вполне сносно.
        Когда полоса загрузки доползла до финиша, то на экране появилось сообщение:
        
        “КРУПНЫЙ СЛИЗЕНЬ”
        КЛАСС:
        F*
        СИЛА: ПОГЛОЩЕНИЕ ФИЗИЧЕСКОГО УРОНА.
        ВОЗМОЖНОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ: БЕЛЫЙ, ЗЕЛЕНЫЙ ПОРТАЛ.
        АРЕАЛ ОБИТАНИЯ: БОЛОТА, ПОДЗЕМНЫЕ ПЕЩЕРЫ, ПОДВАЛЫ ЗАМКОВ, ГОРОДСКИЕ КАНАЛИЗАЦИИ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ЭСПЕРА ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СИЛОЙ НИЖЕ “E” - 35%
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ГРУППЫ ЭСПЕРОВ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СОВОКУПНОЙ СИЛОЙ НИЖЕ “E” - 11%
        РЕКОМЕНДАЦИЯ: ГРУППА ЭСПЕРОВ СОВОКУПНОЙ СИЛЫ ~= “F” V ЭСПЕР СИЛЫ “F*”
        
        Само создание, метр в высоту, чем-то напоминало зеленое желе. С той лишь разницей, что имело костную структуру. Внутри желейной структуры различался скелет - его верхняя половина. Ребра, череп без нижней челюсти, трехпалые руки-лапы с острыми когтями.
        Часть позвоночника уходила вниз слизняка, а на его “спине” вытянулись пять шипов-костей.
        
        
        
        Тварь курсировала между двумя коридорами, в один из которых и вела стрелка товарищей Кени. Сам эспер, кстати, прислонившись к стене, что-то напевал себе под нос.
        - Ты не собираешься?
        - Собираюсь… что, здоровяк? Ты выражайся поточнее.
        Вместо ответа Макдалов указал за поворот. На слизняка.
        - Ну-у-у, - протянул Кени, отведя при этом взгляд в сторону. - знаешь, как бы это сказать…
        Макдалов вспомнил, как парень несколько раз использовал свои телекенетические силы. Он поймал огненную сферу Ирокезов. Левитировал себя в укрытие. Затем, точно так же - левитировал Макдалова и себя в портал, при этом уронив карусель на байкеров. А после всего этого еще и использовал какое-то умение, которое создало телекенетический нож, едва не добавив лишнюю дырку на теле Косты.
        - Ты высох?
        Высохнуть - термин у эсперов. Использовался для описания феномена, когда у последних заканчивались их поинты. После этого, обычно, им требовалось какое-то время на подзарядку. Почти как аккумуляторам. Энергия иссякла и все - перед вами уже не полезный девайс, а груда металла.
        - Слушай, здоровяк, я обычно просто регистрирую желающих попасть в портал, - чуть нахмурился Кени. - и даю по башке тем, кто спорит с ценником. В разборках и вылазках я предпочитаю не участвовать, мне на…
        - Студии прикольнее, - закончил за супера Коста. - я тебя понял.
        Только сейчас он осознаел, что так и не просканировал Кени. Но этого и не требовалось. Судя по всему, тот принадлежал рангу “F**”. Ну или “Е” - и это максимум.
        - Ну и что будем делать? - прошептал Коста.
        - Да можешь не шипеть, здоровяк, - отмахнулся Кени. - это ведь слизни. У них нет органов слуха. Ориентируются по вибрациям от твоих движений, но это не суть.
        - Речь - звуковые волны, которые тоже вибрация, но это не суть, - процедил Макдалов.
        - О, а ты из этих… из ботанов, что ли? Нет, ты не подумай, я не осуждаю, просто у меня это… ну… буквы сливаются, в общем. Долго читать не могу. Пытался аудио-учебниками пользоваться, но ты знаешь - не вышло что-то. Короче, девять классов - это мой потолок. Зато за вертушкой, я…
        Дальше Макдалов не слушал. Спустив рюкзак на землю и положив его так осторожно, чтобы не дернутся лишний раз, он достал изнутри свои старые, поношенные боксерские перчатки.
        Он понятия не имел, насколько его удар стал сильнее, так что не собирался проводить тестирование на собственных костяшках.
        - Ну ты продуман, - присвистнул Кени. - А балетной пачки у тебя там нет? Это я так - к слову. Не то, чтобы предметно интересовался. Ты не подумай всякого.
        Коста не мог понять - нравится ему этот супер или у него возникает желание испытать свои способности не на слизне, а на одном отдельно взятом бандите.
        Надев перчатки, он, не отрывая стоп от земли, стараясь совершать минимум резких движений (так учил курс “Молодого Выживальщика” при встрече со змеями), направился в сторону слизняка.
        И с каждым метром, когда он приближался к твари - по спине все активнее бегали мурашки. Одно дело, когда тебя загоняет в угол здоровенный оборотень и, либо дерись, либо умри, а совсем другой…
        Совсем другой случай, когда ты сам, по собственной воли, идешь на встречу монстру, способному тебя похоронить. Еще неделю назад Коста счел бы такое невероятной глупостью и, если бы кто-то, тот же мистер Охаров, предположил бы подобное о Макдалове - просто рассмеялся бы.
        А теперь…
        Теперь он прицелился и с силой пнул камешек в сторону слизня. Тот врезался в дальнюю стену и монстр, оставляя за собой скользкий, дурно пахнущий след, рванул к месту удара.
        Двигался тот быстро, но не быстрее, чем Коста. Так что самое главное Макдалов выяснил - скорость своего противника. При должном умении и удаче, силу он себе так и не испытает.
        Оставалось последнее - подумать, как пробить природную защиту твари в виде поглощения физической атаки. Понятное дело, Косте нужно было как-то дотянуться до скелета существа, под черепушкой которого, как заметил парень, покоился тот самый Камень Монстра.
        Он действительно походил на простую гальку, только с небольшими вкраплениями чего-то светящегося.
        Чтобы не затекли ноги, Макдалов, пока размышлял, опустился на корточки “по правильному” - не отрывая пяток от земли.
        - Здоровяк, - прозвучало чуть насмешливо из-за угла. - надеюсь у тебя есть какой-то план, и ты его придерживаешься… и лучше, чтобы этот план не включал в себя попыток спросить у монстра “по-пацански”. Гоп-стоп, мы подошли из-за угла…
        Макдалов, как делал это в школе на переменах, отключился от постороннего шума. Ему требовалось подумать. Если этот монстр мог поглощать физическую силу, то… Косте требовалось выяснить до какого предела, при этом не привлекая внимания раньше времени.
        - Проклятье…
        Выругавшись, Макадалов поднялся на ноги и, чуть присев, оттолкнулся от земли.
        - Твою мать! - воскликнул он, когда буквально взмыл в воздух.
        - Оно летает! - закричал Кени.
        Сиганув через добрых четыре метра, Коста не сразу успел среагировать и врезался в слизня не ударом ноги, как планировал, а плечом.
        И если бы он когда-нибудь прежде принимал грязевые ванны, то сходу бы сравнил эту ощущения, но так - ему просто показалось что он всем телом вляпался в дерьмо. Как в прямом, так и в переносном смысле.
        Одежда на нем начала постепенно шипеть, а кожу обожгло чем-то химическим. Дернувшись в сторону, Коста с громким чавканьем вырвался из плена, а в следующее мгновение, демонстрируя невероятную, для себя прежнего, ловкость, увернулся от удара.
        Слизняк принял форму… самого Косты. На миг его тело приняло более твердые черты и парню пришлось пригнуться, чтобы пропустить над головой прямой правый.
        Ведомый инстинктами, развитыми за годы посещения зала, Коста развернулся на пятках и попытался подсечь опорную ногу своего клона, но пятка вновь увязла в жиже потерявшего форму слизня.
        Часть сланца оплавилась, а кожа покраснела и покрылась волдырями.
        Макдалов, вновь разорвав дистанцию, принял низкую защитную стойку, а слизень уже мчался в его сторону.
        - Значит не можешь одновременно защищаться и атаковать…
        Буквально за мгновение до того, как слизень подобрался на расстояние выпада рукой, Коста снова пнул в сторону монстра камень. И, когда тварь приняла крепкую форму-копию, чтобы защититься от снаряда, Макдалов, на выдохе, как учили в зале - провел классический прямой.
        Всем весом, начиная от ноги, выставленной перед собой, докручивая корпусом и вкладывая взрывную энергию в кулак, он положил удар точно в подбородок монстра.
        Красная перчатка разбила глиняную оболочку монстра, а затем раскрошила череп.
        С глухим стуком на землю упал Камень Монстра размером с мизинец ребенка, а сама тварь словно испарилась. Остатки слизи, превращаясь в зеленоватую дымку, исчезали.
        Коста же, тяжело дыша, чувствовал знакомый жар в груди.
        Решив проверить интуицию, он мысленно активировал свою татуировку.
        
        ОЧКОВ ДУХА: 3
        ЭСП-ПОИНТОВ: 37
        
        Что же, теперь, хотя бы, понятно - откуда и как берутся эти Очки Духа. Но, черт возьми, всего две единицы за здоровенного, вонючего и склизкого засранца?!
        - А ты неплох, здоровяк, - хлопнул ему по плечу Кени. - Порхаешь как бабочка, жалишь как… блин, забыл, как там дальше, но не суть.
        Макдалов развернулся и едва было не сорвался. Ему большого труда стоило взять себя в руки и проигнорировать тот факт, что его рюкзак Кени тоже захватил с собой. Вон он - парил в воздухе в полуметре позади эспера.
        - Пойдем. Наши уже наверняка добрались до комнаты местного босса. Может мы и успеем на главную вечеринку.
        Кенни щелкнул пальцами и рюкзак грохнулся на землю, а сам парень уже двинулся в сторону одного из коридоров.
        - Босса? - проворчал Макдалов, подбирая оставленный слизнем камень. - Это для него что… игра какая-то?
        Глава 23
        ГЛАВА 23
        Вместе с Кени, на протяжении нескольких часов, они шли по длинным, ветвистым коридорам подземного лабиринта. Каждый раз, когда они встречали перед собой развилку, эспер в мешковатом прикиде находил нужные подсказки. Так что их путь скорее напоминал небольшую экскурсию, нежели что-то опасное и приключенистое.
        В общем - совсем не то себе представлял Коста, когда собирал рюкзак, отправляясь в свой первый портальный поход.
        - А почему мы встретили слизня только в самом начале? - решил поддержать разговор Макдалов.
        Тем более - от Кени, помимо информации о музыкальных “успехах” будущего известного рэпера, он мог выяснить что-то действительно полезное.
        - Ну как тебе сказать, - Кени почесал затылок и, засунув руки в карманы, шаркающим шагом поплелся дальше по коридорам. - есть разные теории… самая распространенная - мы находимся в ленте Ме… Мебус… Ме…
        - Мебиуса, - подсказал Коста.
        - Точняк. Да ты, кажется, не такой стереотипный, мистер качок! - Кени подмигнул ему и отвернулся. - Короче, мы находимся с одной стороны пространства чужого мира, а сам он - весь другой мир с другой стороны. И иногда эти стороны сливаются. То есть то, где мы находимся, это…
        - Не кусок другого мира, а его зацикленный повтор.
        - Именно! Лучше бы я и не сказал. Блин, да ты мозгарь! Я так называю умников. Ну, знаешь, чтобы “ботаником” не обижать, но не суть. Ну, кароч, мы монстров убиваем, а спустя какое-то время, когда лента сделает оборот, появляются то ли их копии, то ли родственники, но не суть.
        Признаться, Макдалова уже начинало немного раздражать это постоянно “но не суть”. Еще никогда прежде он не общался с человеком, чье мусорное, прилипчивое слово являлось бы - словосочетанием. Хотя, справедливости ради, он вообще не часто с кем-то общался в последний год.
        Трупы, Охаров и чаты университета не в счет.
        Кстати, о чатах.
        “Чат “Unseens’”. Непрочитанных сообщений - 492.
        Личных сообщений: 7”
        Эти странные персонажи “флудили” только в путь. А самое печальное, Коста никак не мог найти кнопку выхода из чата. Будто её и не было вовсе.
        - Поэтому, - продолжил Кени. - чтобы закрыть портал, на самом деле нужно убить местного босса.
        - А почему тогда всем рассказывают про полную зачистку.
        - Потому что, - эспер вздернул указательный палец. - пока не перебьешь всех обитателей, босс и не появится. И не спрашивай, с чем это связано - никто не знает. Просто действуют по инструкции. Зашел. Всех перебил. Открыл зону с ЕСП-кристаллами, убил босса, забрал кристаллы - и свалил.
        - А почему…
        - А потому, - перебил Кени. - что боссы обитают там, где больше всего кристаллов. Если что, они - кристаллы, и по-нашему с тобой маршруту росли, но их уже стесала группа. Ты ведь не один такой - с рюкзаком.
        Макдалов глянул себе за спину. Если честно, сейчас ему казалось, что он поторопился со столь скрупулезными сборами.
        - Но кристаллов, вне комнаты или зоны, если это открытая местность, растет не много. Они как грибы - концентрируются в каком-то одном месте. И монстр, захвативший такую зону, питается их энергией и вырастает какой-нибудь мутантской тварью. Очень злобной, сильной, хрен-убиваемой тварью. Ну, завалив её, кристаллы - твои.
        Со слов Кени получалось, что… Проклятье, да Коста даже не понимал, что у него там получалось. Вопросов у него добавилось куда как больше, чем после любой рядовой лекции в институте. Казалось, что им там рассказывали только общую теорию.
        Теорию, для простаков.
        Макдалов прикрыл глаза, глубоко задышал, но ничего не сказал. Несмотря на то, что все эти годы ему явно скармливали в лучшем случае треть от полной информации (потому как в словах Кени звучало не меньше пробелов, чем в мыслях Косты), он все еще кое-что, но знал.
        - Немного странно, что мы не встретили никого из других охотников, - протянул Кени, а затем развел руками. - но тут столько коридоров, что, если бы не метки, мы бы и сами заблудились.
        - А если заблудились бы?
        - Ну, бродили бы, били слизней. Надеялись, что не встретим группу из таких. Ты вот, когда-нибудь, дрался с пятью слизнями сразу? Даже если отделаешься небольшими ожогами, вонь там стоит такая, что неделю в ванной отмокать будешь.
        - Я про то, если бы закрылся портал.
        - А, - отмахнулся Кени. - байки - это городские. Про оставленных в портале. Когда портал закрывается, то тебя выбрасывает обратно на Землю. Так что - полная безопасность. Ну, если не зазеваешься и тебя не сожрут. Смертность в белых порталах низкая, но бывает такое, что раз в месяц появляется тело. У нас тогда сразу волокита с Офицами возникает. А то мало ли…
        Что Кени имел ввиду под “мало ли” - Коста так и не понял. Он знал из правового курса, что порталы не включаются в юрисдикцию Нового ООН. Иными словами - все, что происходило по ту сторону пространственных разрезов, оставалось “по ту сторону… “ и так далее.
        Изнасилования, грабежи, убийства, распространение наркотиков - чтобы не произошло внутри портала, сколько бы заявлений в органы правопорядка не было написано по возвращению на Землю, это не считается правонарушением.
        Некоторые, в основном из числа сторонников теорий заговора, утверждали что таким образом, главенствующее большинство простаков в Новой ООН пытается контролировать и держать в узде Эсперов, а другие… другие, такие как Михаил, верили, что у властей просто кишка тонка разбираться по каждой проблеме суперов.
        Причем разбираться-то действительно трудно. Особенно когда одни вооружены пистолетами и дробовиками, да пусть даже и штурмовыми винтовками, а другие:
        - Уже должно быть рядом, - Кени ненадолго остановился около метки, немного отличающейся от других. К простой стрелочке добавился крестик. - нам повезло. Я думал еще пол дня будем шлепать. Терпеть не могу подземные лабиринты - худший вид белых порталов, если честно. Еще хорошо, что этот горизонтальный, то, знаешь, один раз бродили полторы недели, по-местному, разумеется, времени в подвале какой-то огромной башни, заселенной крысами убийцами. С тех пор, собственно, я в порталы и не суюсь.
        Коста уже мысленно закончил за Кени фразу, добавив к ней “но не суть”, но… эспер так ничего и не сказал. Он застыл, как вкопанный, и даже не сразу отнял руки от марки.
        - Ладно, - он улыбнулся. Одними губами. Взгляд при этом, блуждающий по воспоминаниям и немного печальный, оставался затуманенным. - пойдем, здоровяк. Хорошо, что это не башня.
        Макдалов направился следом. Да, он оставался шестнадцатилетним подростком, но как говорила миссис Ташин - шестнадцать лет сейчас, это не те шестнадцать лет, что были до апокалипсиса.
        Коста уже видел, как люди реагируют на смерть близких. И ему не составило труда, чтобы понять, что причина, по которой Кени, несмотря на свои весьма впечатляющие способности, больше не суется в порталы, связана именно с этим - с чьей-то смертью.
        Ремесло охотников за монстрами только с кино и телеэкранов казалось таким роскошным и безоблачным, на деле же они регулярно рисковали своими жизнями, чтобы все остальные могли спать чуть спокойнее.
        Теперь, после всего одного боя со слизнем, Коста понимал это так ясно, как никогда прежде.
        - Кени! Ты что здесь забыл?! Почему не на входе? И что это за гора мяса у тебя за спиной?
        Глава 24
        ГЛАВА 24
        Коста, не приближаясь к группе странных людей, потянулся к перцовому баллончику. Хотя, какой, ко всем чертям, баллончик.
        - У меня есть для тебя две новости, Марк, - натянуто улыбнулся Кени. - И ни одна из них не благоухает розами.
        Перед ним стояло девять человек. Шесть парней возраста от восемнадцати до двадцати пяти (может чуть старше) лет и три девушки. Но дело даже не в количестве потенциальных противников, а в их, с позволения сказать, внешнем виде.
        Самый “нормально” выглядящий это, как раз-таки, тот, что и окликнул Кени. Невысокого роста, чуть тучноватый парень с битой, нашпигованной шипами. Он напялил старый армейский бронежилет, такие же армейские высокие берцы, полный комплект защиты суставов и строительную каску.
        - Тогда начинай с самой плохой, - нахмурился другой - который в очках.
        В «армейце», учитывая, что при подобной комплекции он не смотрелся тюфяком, угадывался физический эспер. И даже несмотря на мягкие черты лица и теплый взгляд крих глаз, выглядел устрашающе.
        Остальные же… будто бы сошли с экрана исторического байопика о каком-нибудь бравом генерале. Двое парней стояли в кожаном камзоле, не раз штопанном и латаном; одна девушка в запачканной, местами рваной робе, через которую проглядывалось её современное нижнее белье, чего та нисколько не стеснялась.
        Один, высоченный, долговязый лысый парень, тот, что в очках и с татуировкой на лбу в виде эмблемы “Outsiders’” и вовсе - носил кольчугу, латные ботинки, а вооружился старым, немного помятым, местами ржавым топором.
        - Для начала, - Кени указал за спину. - Вот этот крендель - тот тип, который завалил монстряку в морге. Рядом с больницей.
        Оставшиеся же пятеро находились на промежуточной стадии между облаченным в современную защиту и косплеем на фэнтезийной фильм. И они, в свою очередь, разглядывали синеволосого с не меньшим любопытством, чем он их самих.
        Коста сместил взгляд чуть в сторону.
        Они стояли в широкой пещере, напротив массивных дверей, украшенных явно рукотворными узорами. Макдалов и до этого подозревал, что Кени либо лукавит, либо и сам заблуждается. Даже сотня тех слизней, с одним из которых боролся Коста, не были бы способны создать подобного сооружения.
        Так что слизни появились уже здесь намного позже.
        Рядом со входом лежало несколько внушительных размеров походных, туристических рюкзаков. Большинство - под завязку забиты теми самыми ЕСП-кристаллами, остальные же пустовали. Свою повседневную одежду эсперы аккуратно сложили рядом.
        Ну да - “Outsiders’” и их страсть к охране окружающей среды от мусора.
        - Как зовут? - спросил лысый. Коста видел его несколько раз на районе и знал, что это глава банды. Марк Лысый. Не трудно догадаться, почему его все так звали.
        - Константин Макдалов. Он учится в той же школе, что и…
        - Он немой? - перебил Марк.
        - Коста, - коротко представился парень.
        - Значит говорящий, - кивнул Марк. - Мы банда “Outsiders’” и это наш портал и наш босс. Вопросы?
        Даже если бы Макдалов страдал шизофренией, то все равно не имел бы никаких вопросов по отношению к девяти… даже десяти, включая Кени, эсперам. И все это не принимая в расчет, что они были облачены в артефакты.
        То, что выглядело, как старый реквизит для не менее древнего кино - на самом деле изделия из других миров. Очень плохо качества, явно сломанные и поношенные, но только такие и можно было найти в белых порталах.
        Хотя, тот же Марк, явно носил нечто покруче и, видимо, добыл свое обмундирование в зеленых порталах, но туда не каждый “Е” ранг сунется - слишком опасно.
        - Вопросов нет, - хмыкнул Марк.
        - Шеф, - со все той же, натянутой улыбкой, сделал шаг вперед Кени. - на счет вопроса почему я не у портала. Там, ну… шокнутые подъехали.
        - Ирокезы? - удивилась одна из девушек. - мы с ними все решили. Их группа охотников заплутала сутки назад - мы встретились на одном из перекрестков.
        - Да, я видел следы.
        Надо же, а Коста ничего не заметил… еще один пункт в копилку его противоречивого мнения о Кени.
        - Тогда…
        - Ага, - кивнул эспер своему “боссу”. - вот этот крендель, - он снова ткнул пальцем в Косту. - крутит шашни с Блиц. Той девулей из двадцать второй школы.
        - Бли-и-ин, - протянул один из парней. - ты хоть пользуешься чем-нибудь? Мази, таблетки? Там же побывали…
        - Ты подумай, подумай, - девушка, та, что в робе, нависла над говорившем. - заканчивать эту похабную фразу или нет.
        - Да все знают, - на пальцах девушки заплясали белоснежные искорки электрических разрядов. - что Лена Блиц - первая красавица на районе. А мази и таблетки этому богатырю нужны, чтобы обрабатывать раны от многочисленных, ревнивых ухажеров.
        - Выкрутился, - прошипела девушка.
        Коста не знал их имен. Не знал, что они из себя представляют. Но почему-то ему захотелось улыбнуться. Все это выглядело как-то… по-доброму. Не зло.
        - Ну, в общем, он хотел в наш портал, - продолжил Кени. - а тут Еж подвалил со своими прихвостнями. И такой сразу - “Макдалов, я тебя порешу”. А мы уже сделку почти оформили. Получается, что Коста - под нашим крылом. Ну я и не смог оставить этого птенчика на растерзание шокнутым. Так что мы сюда и сиганули, но это не суть.
        Марк посмотрел сперва на Кени, а затем на Косту. Последний старательно делал вид, что странный рэппер ничего не упустил.
        - Когда это было? - ледяным тоном спросил Марк.
        Кени бросил быстрый взгляд на часы.
        - Три с половиной назад по местному, - ответил он.
        - Значит они могли вас выследить, - кивнул своим мыслям главарь банды, после чего повернулся к группе. - Времени на планирование нет. Действуем по обычной тактике. Толстый, ты отвлекаешь.
        - Так точно! - шутливо козырнул тот, что в бронике.
        - Лиза, Брея, Патриотка, вы знаете свои роли.
        Девушки промолчали.
        - Колено, Потный, Артур, постарайтесь вымотать тварь.
        Трое парней, двое из которых были вооружены меча, а один - двумя кинжалами, кивнули.
        - Лютый, будь другом, - Марк повернулся к самому молчаливому. Тот держал в руках здоровенный такой молот - местами раскрошившийся, но все еще увесистый. - делай что угодно, но не будь… собой. И целься в тварь. Очень тебя прошу.
        - А может ему на стреме постоять? - предложила одна из девушек - которая с молниями.
        - Ага, - кивнул ей тот, что острил про Блиц. - в прошлый раз он мне едва черепушку не проломил.
        - А не, - отмахнулась эспер-метафизик. - тогда пусть идет с нами. А давайте в пару к Толстому поставим?
        - Да ты с ума сошла?!
        - Хватит, - пресек Марк. - Кени, Коста - раз уж пришли, то идете с нами. Кени… - глава банды посмотрел на отведшего в сторону взгляд рэпера и промолчал. Промолчали и остальные. В пещере повисла не самая приятная тишина. - Коста. Попытайся не путаться под ногами. Если поймешь, что не можешь ничем помочь - лучше отойди. Патриотка, - девушка с увесистой книгой в руках помахала ему рукой. - позаботиться о тебе.
        - Хорошо, - только и ответил Макдалов. Ну а что еще ему было говорить в этой ситуации.
        - Тогда, раз все всё поняли, - Марк повернулся к дверям и с силой толкнул он их ногой. Те с грохотом распахнулись, открывая вид на то, что прежде могло явиться Косте лишь в кошмарах. - Погнали!
        Глава 25
        ГЛАВА 25
        Макдалов ожидал увидеть все, что угодно. Начиная каким-нибудь подвалом со старыми бочками или чем-то иным, но - складским, заканчивая… да черт его знает, чем заканчивая.
        Но точно он знал только одно - он никак не ожидал увидеть перед собой огромный склеп. Настолько большой, что больше походил на полноценное кладбище.
        Да здесь даже деревья росли!
        Высокие, похожие на искривленные лица страдающих от боли мертвецов, заставших в гримасах ужаса и отчаянья.
        Земля, рыхлая и влажная, едва чувствовалась под толстым слоем мха и паутины. Иногда, местами, из невысоких холмиков из комьев грязи, поднимались сломанные надгробия. Некогда высокая, чугунная ограда практически на половину ушла под культурный слой.
        То, где они оказались, не только выглядело огромным склепом, но еще и с первого взгляда выдавало в себе свидетеля сотен лет… если не веков.
        Коста не ощущал подобного даже от Египетских музейных экспонатов Зимнего Дворца.
        - Приготовились, - Марк принял низкую стойку и выставил перед собой ржавый, потрескавшийся топор. Тот куда гармоничнее смотрелся бы в руках какого-нибудь викинга, нежели довольно худощавого “мозгаря” в очках.
        Коста уже собирался спросить, а к чему, собственно, нужно подготовиться, как его отбросила в сторону знакомая невидимая сила.
        - Не зевай! - выкрикнул Кени, который сам уже спрятался за надгробием. Весь бледный, он жевал пальцы и немного трясся. Совсем не таким Коста запомнил рэпера, когда тот, смеясь, встречал банду “Огненных Ирокезов”.
        Высунувшись из-за укрытия в виде груды костей, укрытых слизью, мхом и грязью, Макдалов на мгновение потерял дар речи.
        Впереди, в метрах десяти от него, из массивной усыпальницы, позеленевшей от времени, выползла тварь. Метра три высотой, примерно втрое больше в ширину, она перекатывалась отвратными буграми слизи и гноя. Внутри неё застыли десятки гуманоидных скелетов и останков мелких грызунов.
        
        
        
        Куда более плотное и… “яркое”, нежели то создание, с коим смахнулся Коста, оно распахнуло провал жуткой, вонючей пасти и прогремело костяным эхо.
        “ЯДОВИТЫЙ КРУПНЫЙ СЛИЗЕНЬ” (МУТИРОВАВШИЙ)
        КЛАСС:
        E
        СИЛА: ПОГЛОЩЕНИЕ ФИЗИЧЕСКОГО УРОНА. ПОГЛОЩЕНИЕ МЕТАФИЗИЧЕСКОГО УРОНА - ВОДА.
        ВОЗМОЖНОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ: БЕЛЫЙ, ЗЕЛЕНЫЙ ПОРТАЛ.
        АРЕАЛ ОБИТАНИЯ: БОЛОТА, ПОДЗЕМНЫЕ ПЕЩЕРЫ, ПОДВАЛЫ ЗАМКОВ, ГОРОДСКИЕ КАНАЛИЗАЦИИ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ЭСПЕРА ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СИЛОЙ НИЖЕ “E” - 84%
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ГРУППЫ ЭСПЕРОВ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СОВОКУПНОЙ СИЛОЙ НИЖЕ “E” - 36%
        РЕКОМЕНДАЦИЯ: ГРУППА ЭСПЕРОВ СОВОКУПНОЙ СИЛЫ ~= “F**” V ЭСПЕР СИЛЫ “E*”
        
        - Здоровая тварь! - выкрикнул Толстый. - Откуда здесь монстряк уровня зеленого портала?
        - Уведи её подальше от кладки! - ответил на это Марк.
        Как нетрудно догадаться, кладкой он называл целую россыпь белоснежных ЕСП-кристаллов внутри той самой усыпальницы, откуда довольно резво выбралась гора слизи.
        У Косты закралось нехорошее подозрение. Как невысокий, довольно неповоротливый Толстый, мог вообще заинтересовать подобного…
        - Активирую умение! - произнес явно отработанную, сигнализирующая фразу Толстый, потому как в то же мгновение группа эсперов освободила для него пространство.
        Замахнувшись битой с шипами, он присел, а затем, с громким ревом, мало чем похожим на человеческий, побежал. Побежал с такой скоростью, что Коста невольно задумался, а так ли он быстро преодолел те двадцать этажей?
        Прямо на бегу Толстый успевал наносить мощные удары битой по надгробьям и комьям земли, отправляя их в полет. Своеобразные снаряды, врезаясь в тушу Слизня, застывали внутри и вскоре растворялись в кислотной дымке. Сперва Босс никак не реагировал на тщетные попытки Толстого привлечь внимание, но, когда очередной снаряд угодил в самый крупный, свернувшийся в позе эмбриона, скелет - тварь взревела и демонстрируя ничуть не менее шокирующие способности, заскользила следом за Толстым.
        - Я привлек! - с едва различимой ноткой паники в голосе, выкрикнул Толстый. Больше он не разменивался на удары битой и просто носился между надгробий, пытаясь не дать твари себя догнать.
        - Парни, Лиза!
        Трое юношей с мечами и парными кинжалами, разбежались в разные стороны и начали постепенно загонять монстра только в одну им известную сторону. Коста с удивлением обнаружил, что у тех, что с мечами, немного светились, едва заметным алым свечением, клинки. И каждый их удар оставлял на твари странные порезы.
        Макдалов отчетливо помнил, как сам бился со слизнем куда меньше калибра, нежели этот мутант. И каждый удар, оставленный им на теле монстра, мгновенно затягивался и слизь восстанавливала защитный, мягкий покров.
        Но от мечей парней она не могла так быстро регенировать и часть слизи проливалась на землю, оставляя на ней шипящие, кислотные лужи.
        Монстр взревел и попытался дотянуться до того, которого звали Коленом… ну или иначе - Макдалов так и не разобрался в именах и прозвищах. Парень тут же разорвал дистанцию, сделав весьма красивое, достойное цирка, обратно сальто.
        Причем сделал его невероятно легко и, приземлившись, словно кошка, на вершину надгробия, даже не надломил оного. Подобной ловкости и легкости Коста, завсегдатай залов, не видел ни разу в жизни. Человек… простак - на такое не был способен.
        - Активирую умение! - выкрикнула Лиза и, как и в случае с толстым, все мгновенно отошли от слизня.
        Девушка, вооруженная двумя простыми строительными молотками и облаченная в смесь кожаных доспехов и армейской защиты, вдруг запрокинула голову, а затем закричала.
        Коста инстинктивно приложил ладони к ушам, но даже так - на мгновение он оглох. Что же до слизня, то, Макдалов мог поклясться - он увидел, как в тварь врезалось несколько колец искаженного воздуха. Как если бы звуковая волна оказалась настолько сильна, что создала еще и ударные вибрации.
        - Оглушен! - прокричала девушка и, так же, как и остальные парни, отпрыгнула в сторону. Без той ловкости, но довольно быстро и легко, что так же выдавало в ней физического эспера.
        Физический эспер, способный криком создать ударную волну вибраций? Это сила умений?
        - Брея! - Марк, при этом, все еще так и не сдвинулся с места. Он не сводил взгляда с поля битвы, но так и не шевельнул ни единым мускулом. Спокойствие сохранял и Лютый, стоявший чуть в сторону. - Твой выход!
        - Мальчики, девочки, - Брея - та самая девушка, заткнувшая Толстого, взмахнула руками. Затрепыхались полы её рваной робы, обнажая стройные ноги и весьма откровенное белье. - Активирую умение.
        В её волосах вспыхнули синие искорки, глаза засветились светом энергии, а затем с ладоней сорвались две змеящиеся в воздухе электрические ленты. Длинными зигзагами изрезав пространство, они врезались в тушу Слизня.
        Запахло горелой химией. Вонь от заклубившегося черного дыма стояла такая, что у Косты заслезились глаза.
        - Лютый!
        Одного этого хватило, чтобы обладатель массивного молота и не менее тяжелого взгляда, одновременно с Марком, бросились внутрь черного дыма. Их оружие так же светилось алым сиянием, а скорость, с которой они двигались, буквально превратила их в две размазанные вспышки.
        Макдалов не видел, что произошло внутри, но спустя мгновение его вновь поразило то странное чувство. Сродни интуиции - как во время схватки, когда ты знаешь, что сделает твой противник. Подсознание обрабатывает малейшие движения мускул, изменение позы, мельчайшие детали поведения, куда быстрее, чем это делают твои “собственные мозги” - так объяснял тренер.
        Только сейчас это чувство, предчувствие, волчье чутье - можно называть как угодно, усилилось в несколько раз.
        Коста, сам не понимая, что творит, вскочил на ноги и бросился в сторону Патриотки - девушки, стоявшей позади всех и держащей в руках увесистый том, запечатанный ржавой цепью.
        Он успел вовремя.
        Распластавшись в прыжке, достойном лучших футбольных вратарей, он подхватил девушку на руки и отлетел с ней на добрый метр в сторону. А меньше, чем через удар сердца, на то место, где только что стояла Патриотка, рухнул окровавленный Лютый.
        Его молот был переломлен в нескольких местах и осколками вонзился в землю. Несколько попало в тело и без того дымящееся под кипящей кислотой.
        - Больно, - только и произнес эспер.
        - Лютый! - Патриотка, поднявшись на ноги, бросилась к раненному.
        Коста понимал её порыв, но… ему ничем уже не помочь и…
        - Все будет в порядке, - девушка провела ладонью над цепью и Макдалов был вынужден вновь ощутить себя ребенком, влезшим во взрослую игру.
        Спокойное, мерное, зеленое свечение сошло с ладоней Патриотке, влилось в книгу, а затем от неё оторвалась страница и легла на грудь Лютому. Сотни букв сползали с неё и, все тем же зеленым сиянием, застывали поверх ран и кислотных ожогов.
        Кровь остановилось. Кожа, прямо на глаза, восстанавливалась, а Лютый дышал все ровнее и спокойнее.
        - Спасибо, - коротко произнес он, после чего отрубился.
        Коста только молча открывал и закрывал рот. Все, что он знал о мире, где прожил шестнадцать лет, все, во что он верил, что понимал, что изучал, всего за несколько секунд боя с огромным слизнем было перечеркнуто и поставлено с ног на голову.
        - Переходим… - донеслось из рассеивавшегося тумана. - к плану Б… Кени!
        Там стоял Марк - звенья его кольчуги потрескались, часть доспехов, обугленная и кипящая, валялась на земле. И если бы не чешуя, покрывшая все тело лысого, то он явно бы расстался с жизнью.
        Макдалов выругался.
        Если маленький слизень умел принимать чужую форму, то почему не могла его мутированная версия? Правильно - могла. Да еще какую.
        Почему-то в этот момент перспектива оказаться в морге с раненным оборотнем, больше не казалась такой уж нелепой. Там он был, хотя бы, на роли невольной жертвы случая.
        Глава 26
        ГЛАВА 26
        
        - Кени, мать твою! - закричал Марк. - Хватит слюни пускать!
        - Не могу… не могу… не могу… - причитал репер. Он все так же прятался за холмом и с безумным взглядом грыз пальцы. Кровь текла по его губам и ладоням.
        А в это время Марк держал на древке своего топора весь вес слизня, принявшего форму некоего жуткого гомункула. Трудно было понять - гигантский ли это человекоподобный голем, химера из сотен мелких грызунов или бугрящейся мышцами демон из ночных кошмаров.
        Нечто прямоходящее, бесформенное, с острыми когтями и длинными клыками, расположенными в пасти… пастях так нелепо, что те даже не закрывались.
        - А ну за мной, ублюдок!
        Толстый, оторвавшись от надгробия, взмыл в высоком прыжке и, замахнувшись битвой, напоролся на непонятно откуда появившийся хвост у монстра. Тот вырос прямо по середине спины Слизня и, хлыстом протянувшись про бронику Толстого, втянулся внутрь.
        Тучный Эспер, оставляя за собой кровавую дорожку, отлетел на несколько метров в сторону и врезался в земляной холм, где и застыл, потеряв сознание.
        - Парни!
        Парни, вместе с Лизой, бросились на выручку боссу. Вот только сделать это было не так уж и легко. Они столкнулись с целым вихрем из тех самых хвостов кнутов. Они отмахивались от жутких отростков из плотной слизи, но каждый раз, когда клинки рассекали тело монстра, то эсперы оказывались под настоящим душем из ядовитой кислоты.
        Их доспехи шипели и едва выдерживали полученный урон, но чем дольше физики бились, тем меньше в них оставалось энергии. Их удары становились все слабее, а свечение вокруг оружия - все тусклее.
        - Черт! Свалите в сторону! - надрывалась Брея. На пальцах и в волосах девушки плясали разряды электричества, но так никак не могла использовать умение, чтобы не задеть при этом остальных.
        Монстр же, чувствуя свое превосходство, продолжал давить всем весом на Марка. Ноги последнего уже по икры погрузились в вязкую землю, а на защитной чешуе, укрывшей кожу, появились первые трещины. Из них мелкими фонтанчиками брызнула кровь, заливая кипящие в кислоте доспехи и одежду.
        Затрещал ржавый топор.
        Коста, еще раз взглянув на экран смартфона, вздохнул. Не так себе он представлял свой первый поход в портал. В его воображении содержалось куда меньше крови, криков, монстров и смертельной опасности.
        Теперь он прекрасно понимал, почему лишь десятая часть суперов занимались охотой на монстров, в то время как другие никогда не совались ни в порталы, ни в дикие земли за Стенами.
        - Патриотка, ты сможешь еще раз вылечить такие же раны? - он указал на лежавшего на земле Лютого.
        - Да, смогу, а почему ты…
        - Брея! - выкрикнул Макдалов. Он выскочил из-за укрытия и побежал в сторону твари. - Целься в мои перчатки!
        - Что?
        Коста надеялся лишь на то, что эспер сделает все, как надо.
        Как и другие эсперы физики, действуя буквально на пределе своих возможностей, чувствуя, как странная энергия разливается по всему телу, Макдалов размазался в пространстве. Он бежал так быстро, как еще никогда прежде в своей жизни.
        В голове при этом эхом звенела всего одна мысль.
        - ЭТО то, с чем боролись отец и его друзья?
        С диким криком, больше похожим на рев, Коста оттолкнулся от земли. В этот момент он почувствовал жгучую боль - как если бы его кулаки разом пронзили сотни тысяч мелких иголок. Иголок, вонзившихся в каждую нервную клеточку.
        Боксерские перчатки вспыхнули искрящимися разрядами, а затем запылали жарким огнем.
        Окутанный пламенем, левый кулак, одним ударом пробив несколько жгутов-хлыстов, освободил Косте путь, а второй удар - правый, впитав в себя всю мощь тела, скорости и энергии эспера, врезался в грудь громадной твари.
        Сила и скорость Косты оказалась настолько велика, что он буквально пролетел насквозь Слизня, оставляя на в последнем обугленную и постепенно затягивающуюся дыру.
        Будучи непривычным к такой силе и возможностям собственного тела, Макдалов, в прямом смысле - “не справился с управлением”. Поскользнувшись в луже то ли крови, то ли кислоты, он упал лицом в грязь и, пропахав носом добрых полметра, ведомый все теми же инстинктами, перекатился в сторону.
        И вновь от неминуемой драмы его отделила лишь маленькая песчинка времени. Туда, где он находился мгновением прежде, вонзился слизневый топор. Одна из рук монстра приняла форму точной копии оружия Марка - только размерами в несколько раз больше.
        - Вот ведь срань… - протянул Коста.
        Он, на собственном опыте, понял, что такое - высохнуть. Тело, еще недавно пышущее силой, внезапно стало тяжелым. Обожженные, по самый локоть, руки налились свинцом, а ноги, как ватные, отказывались подчиняться мысленным командам.
        - Промазал…
        Постепенно затягивающаяся дыра внутри монстра расположилась всего в нескольких сантиметрах от свернувшегося клубком скелета.
        Слизень же, воняя и рыча, уже повторно замахнулся топором. Ни увернуться, ни подняться на ноги, Коста никак не успевал.
        - Не так быстро, вонючка.
        Тварь застыла. Вернее - она двигалась. Но очень рвано и медленно. Как если бы её удерживали десятки невидимых рук.
        - Брея! Марк!
        - Еще бы дольше нюни пускал, Кени!
        Рэпер, поднявшийся из укрытия, стоял вытянув перед собой окровавленные ладони. С его лба падали крупные градины пота, а лицо стремительно бледнело.
        - Быстрее! - с натугой выкрикнул парень. - Долго не удержу!
        - Активирую умение! - синхронно выкрикнули двое эсперов.
        Марк замахнулся топором. Его правая рука вдруг стала вдвое шире, толще и мускулистее, чем прежде, а Брея буквально засветилась молниями. Единый грозовой поток, толщиной с яблоко, хлынул с её пальцев.
        Он врезался в брошенный Марком топор и, вместе, кружась шаровой молнией, они врезались в спину монстру. Лишенный возможности пошевелиться, он никак не мог защититься от мощного удара сразу двух умений.
        Топор рассек слизь, а затем вонзился в скелет. Молнии же, пройдя через него, как через проводник, растеклись жидким пламенем по всему телу монстра и тот, ревя в агонии, исчез в густом, черном, вонючем дыме.
        С глухим треском на том месте, где только что стояла трехметровая тварь, на землю упал камень. Только в отличии от того, что подобрал Коста, на поверхности этого находился маленький, едва заметный, светящийся зеленым кристалл.
        - А еще дольше прохлаждаться нельзя было? - Марк, усевшись прямо там, где стоял, зыркнул из-под очков в сторону шатающегося от слабости Кени.
        - Сори, шеф, - тот оттопырил большой палец, после чего едва не рухнул навзничь.
        Его вовремя подхватил очнувшийся Лютый. Громадный эспер, подняв на руки Кени, так и остался с ним молча стоять. Как бы грозно не выглядел этот парень - Коста чувствовал, что сердце у него было куда как мягче, чем общий антураж.
        - О, а мы уже все? - Толстый, резко вскочил, замахнулся битой, но так и не понял кого ему бить. - Блин, ну ё-мое, а я только во вкус вошел.
        - Ага, - фыркнула в его сторону Брея. Она подошла к камню монстра и убрала его в небольшую поясную сумку. - все мы знаем, как ты любишь покемарить, пока остальные работают.
        - Да это всего раз было, ну! И то - мясо не подгорело! Я вовремя снял с мангала!
        - Да-да, а понос у всех потом был вовсе не потому, что ты пролил на него…
        - Как твои руки?
        Рядом с Костой опустилась Патриотка. Она вновь сделала что-то, чего Макдалов не мог понять. На этот раз страница из её книги, разделившись на две половины, целиком опутала обожженные кисти.
        Коста ощутил нечто приятное и прохладное. А спустя несколько секунд, вместо чуть ли не черной кожи, покрытой волдырями и красными, мясными пятнами, появилась новая - розовая и нежная, как в рекламе про попы младенцев.
        Патриотка качнулась и, не заботясь о чистоте робы, уселась на землю. Такая же бледная, как и Кени, она явно находилась на грани возможностей.
        - Откуда знал?
        Марк, вернув себе свой человеческий, а не рептилоидный вид, навис над Макдаловым. И, кажется, лысого нисколько не заботило, что единственное, что прикрывало его естественный половой признак - смешные трусы с изображением мультяшных персонажей.
        Мультяшки, на фоне разбитого временем, покрытого слизью кладбище на территории другого мира.
        Сюр, да и только.
        - Просто догадался, - пожал плечами Коста. - если он стойкий к воде, значит должен быть слаб к огню. Логично ведь.
        Учитывая то, как него посмотрели ребята из банды, это, скорее всего, действительно было логично. Но только для эсперов, которые не первый десяток раз посетили порталы.
        - Талант прирожденного охотника, - махнул в его сторону Толстый. Тот уже успел сбегать за пределы кладбища и притащить рюкзаки. Из одного он вытащил пять кирок и, раздав их более-менее оправившимся эсперам, насвистывая веселый мотивчик, радостно помчался в сторону усыпальницы, полной кристаллов. - Вот это улов! Тут десятка баксов, не меньше! Гуляем, пацаны… ну и девчата.
        Коста, поразминав запястья, поблагодарил Патриотку и поднялся на ноги. Жаль, конечно, что не он завалил босса - тогда бы поднял очки ду…
        
        ОЧКОВ ДУХА: 49
        ЭСП-ПОИНТОВ: 38
        
        Что?!
        Коста перепроверил голографическое сообщение над татуировкой (которое, по непонятной ему причине, не видел никто, кроме него самого), но показания остались неизменными. Мало того, что у него выросли очки духа на сорок пунктов, так еще и, что куда удивительней - Эсп-поинты. Пусть и всего на один пункт.
        Что-то Коста ни где не слышал и не читал, чтобы суперы росли в силе при сражениях с монстрами.
        - Марк, - внезапно и, довольно строго, с нажимом, проговорила Брея.
        - Что?
        - Ты знаешь, что, - она взглядом указала на Косту. Тот, слишком занятый своим новым открытием, не замечал происходящего.
        - Но…
        - Никаких «но»! Или ты хочешь, чтобы про “Outsiders’” говорили на улице, что мы не соблюдаем порядки?
        Лысый вздохнул, выругался, а потом подошел к Макдалову и вложил тому в руки брошенный Бреей Камень Монстра.
        - Держи, - буквально скрепя зубами произнес он. - твой по праву. Выиграл нам время.
        - Я…
        - Если сейчас откажешься - заберу, - прогудел главарь банды.
        Коста промолчал. От подарков, как говориться, не отказывается.
        - Марк, - на этот раз позвал уже Лютый.
        - Ну что еще?! Мне его еще в банду может взять? Долю от добычи выделить? Нет, вы уж давайте, не сдерживайтесь. Я могу даже труселями своими поделиться. Последнее, так сказать, отдать, если вы теперь такие честные и правильные и…
        Лютый, вместо ответа, только указал в сторону входа на кладбище. Там стоял десяток парней в кожаных куртках и с высоким ирокезами.
        - Класс, - процедил Марк. - только этих нам не хватало.
        Глава 27
        ГЛАВА 27
        Еж выглядел так же, каким его запомнил Коста. Относительно высокий для своих двадцати восьми лет. Метр восемьдесят - может чуть выше. Он, как и всегда, носил свои бессменные берцы. В любую погоду. Будь то тридцатиградусный мороз или такая же жара.
        Мешковатые, маскировочные штаны со множеством карманов, тельняшка и кожаная куртка, где на спине застыл горящий череп с ирокезом в виде ввинченных в кость железных болтов.
        На голове начес, выкрашенный красной краской. У него отсутствовал зуб с правой стороны верхней челюсти и Еж постоянно сплевывал через дырку. Выглядело это одновременно неприятно и нервирующее.
        Еж, все те годы, что перенял бразды правления бандой от предыдущего лидера, не носил оружия. Даже сейчас, в портале, он вышел вперед с голыми руками. Так он пытался доказать, что его ранга “E*” достаточно, чтобы разобраться с любой угрозой.
        Самоуверенный гопник с огненным атрибутом.
        - Как все интересно, - протянул он, сплевывая через дырку в зубах. Мерзко. - С чего вдруг отбросы решили охотится в нашем портале?
        - Мы уже все выяснили, Еж, - Марка, казалось, вообще нисколько не заботил его внешний вид. Он встал перед группой во все тех же смешных трусах. Крупные, сухие мускулы чуть блестели каплями пота и крови. - Портал мы поделили. Твоя группа заплутала. Мы встретили босса первыми. Комната наша. Вы можете попытаться найти местные сокровища.
        А, ну да, точно. Бывало, что группы в порталах натыкались на тайники или потайные “ходы”, где можно было встретить опасность классом повыше, ну и что-нибудь полезное. Немного напоминало условный клад, оберегаемый стражами.
        Обычно в таких местах и добывались артефакты, так как последние очень редко когда можно обнаружить просто “под ногами”.
        - Ты хотел сказать, - Еж достал из нагрудного кармана куртки зубочистку и засунул во все ту же дырку. - что вы направили мою группу в неверном направлении, предварительно избив?
        - Мы поспорили за вход, - спокойно парировал Марк. В это время Толстый и ребята оставили свои изыскания по добыче кристаллизованной руды и, отложив кирки, встали чуть позади своего главаря. - Твои ребята… проиграли. Мы выбрали первыми, они вторыми. Ты прекрасно знаешь, что могло повезти им. Все порядки были соблюдены. У вас нет никакого права с нас что-то требовать.
        Уже второй раз подряд Косты слышал от эсперов про “порядки”. Вообще, раньше он полагал, что единственный порядок, соблюдаемый суперами - закон джунглей. Кто сильнее, быстрее и наглее, тот и прав.
        - Слышали, парни? - Еж кивнул в сторону Марка. - Очкарик-рептилоид нам про порядки задвигает.
        Стоявшие позади него байкеры, вместе с их боевыми подругами, одетые примерно так же, как и сам Еж, синхронно засмеялись. Гогочущие гиены - не иначе.
        - Эй! - вдруг воскликнул один из них. Коста, сидящий все это время на груде земли и костей, только устало провел ладонью по лицу. - Я знаю этого парня! Помните, я вам говорил, что в автобус какая-то невидимая дрянь врезалась? Так вот этот там был!
        Макдалов узнал долговязого.
        Даже несмотря на то, что рядом стояло еще с дюжину похожих представителей банды. Да чего уж там - даже их девушки, в количестве пяти дам, выглядели в чем-то одинаково. А может просто Макдалов за год так устал боятся простого упоминания названия “Огненные Ирокезы”, что уже не видел между теми особой разницы.
        - Константин Макдалов, - с широкой, плотоядной улыбкой, протянул Еж. - смотрю ты выбрал себе очень своеобразное хобби постоянно вставать у меня на пути.
        “Вставать у меня на пути”? Этот шокнутый серьезно сейчас это вслух произнес? Он, может, мультфильмом каких пересмотрел или комиксов перечитал?
        Проклятье, как Коста устал. Оборотни, которые хотят его сожрать, главари банд, пытающиеся его прикончить, порталы и монстры… еще совсем недавно он думал о том, как ему лучше полететь в Африканский союз - на лоукостере или подкопить на эконом класс в каком-нибудь нормальном “заведении”.
        - Чего ты хочешь, Еж? - нехотя, с нажимом, но все же - задал ключевой вопрос Марк.
        Даже Макдалов, новый для всего этого балагана, прекрасно понимал, что “Outsiders” в данный момент не в лучшем состоянии, чтобы бодаться с Ирокезами.
        Те, мало того, что привели подкрепление в виде Ежа и остальных, так и их основная боевая группа, пусть и не располагавшая таким количеством артефактов, как команда Марка, выглядела куда как более свежей. Тем более на их стороне имелось весомое количественное преимущество.
        Считая Макдалова, команда Марка насчитывала десять человек, в то время как Еж притащил с собой ровно в двое большее количество - двадцать Ирокезов разделяло банду “Outsiders” и путь к выходу.
        - Сколько времени до закрытия портала? - шепнул Марк стоявшей рядом Патриотке.
        Та украдкой глянула на часы.
        - Восемь минут по местному времени.
        Надо же, а Коста и не подозревал, что портал закрывается настолькобыстро после убийства босса. Что же - это вполне объясняло почему Толстый и остальные с такой прытью бросились на добычу кристаллов - у них попросту не оставалось времени чтобы прохлаждаться.
        - Нам надо еще немного протянуть, - процедил Марк. - Еж пусть и отморозок, но не рискнет оспаривать добычу на людях.
        Глава “Outsiders” незаметно кивнул Толстому и тот, пока все были сосредоточены на разборках двух главарей, взял рюкзак, явно хранящий внутри нечто тяжелое, и вернулся обратно в усыпальницу. Макдалову на секунду показалось, что он заметил газовый балон и шланг.
        Ну да - резак справится с задачей куда быстрее, нежели кирка, хоть и повысит себестоимость кристалла в разы. Черт, а бандиты совсем не такие тупоголовые, как Коста их представлял ранее.
        - Давай обсудим…
        - В жопу твое обсудим, Марк, - перебил Еж. Ладони эспера вспыхнули алым пламенем. - вы в меньшинстве. Босс вас крепко поимел.
        - Мы еще…
        - Марк, кого ты лечишь? - засмеялся Еж. - Если бы вы хоть что-то могли, то Лютый бы уже пытался мне глотку перегрызть.
        Тот самый Лютый сейчас стоял смирно. Он держал на руках потерявшего сознание Кени и не совершал ровно никаких попыток прорваться сквозь ряды противника. И, учитывая то, что успел понять Коста об этом супере - он долго не размышлял перед тем, как начать мордобой.
        Проклятье…
        Он действительно устал.
        Ему хотелось в душ. Почитать что-нибудь. Послушать новую подборку на Ютубе и, может, прогуляться до залива. А не вот это все…
        - Эй, Павлуша, - Ирокезы и банда Марка аж побледнели. - Ты ведь со мной разговор имеешь? Ну так давай пообщаемся раз на раз.
        Все на районе знали, что Ежа, пока тот был маленький, воспитывала бабушка. И та постоянно звала его с улицы крича в окно - “Павлуша”. Так прозвище и закрепилось за мелким шнырем. Шнырь вырос и, каждый раз, когда его - главу одной из самых крупных банд микрорайона, называли по детскому прозвищу, впадал в…
        - Сука! - Еж вытянул перед собой ладонь. - Макдалов, когда мне позвонила Блиц, то я думал просто тебя покалечить, но теперь - прибью! Никому не вмешиваться! Я лично похороню этого имбецила! Марк - с тобой мы порешаем после.
        Коста поднял с земли какие-то тряпки и намотал их на руки. Получилось так себе, но всяко лучше, чем голыми костяшками кидаться. И да, может он теперь не простак, но до сих пор не знал границ своей силы - не хотелось потом в гипсе щеголять.
        - Он убьет тебя, - тихо произнес Марк. - это не Земля, Коста. Здесь нет законов. И…
        - Восемь минут, да? - Макдалов размял плечи.
        Над его татуировкой высветилась голограмма:
        
        СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА” - “УДАР ЗВЕРЯ”. ПОТРЕБЛЕНИЕ ЭСП-ПОИНТОВ: 12/ИСП. ТРЕБУЕТСЯ ОЧКОВ ДУХА: 45. ОЧКОВ ДУХА В НАЛИЧИИ: 49.
        
        Он мысленно приказал изучить и, в ту же секунду, перед его глазами пронеслись сцены, похожие на фильм. Он увидел того самого лысого, синеглазого монаха, стоявшего перед здоровенным валуном. Но не просто увидел, а почувствовал.
        Будто это он сам стоял перед камнем.
        Он ощущал волны странной энергии, проходящей через все его тело. Представлял, как он сам ей управляет, как понимает, откуда её черпать и куда направить. И как его собственные руки, окутанные ярким, синим светом, врезаются удар за ударом в камень, пока и вовсе не стирают последний в пыль.
        Очнувшись от секундного наваждения, Коста понял, что стоит вовсе не на вершине туманной горы, а все на том же кладбище.
        Он поднял перед собой кулаки, едва заметно излучавшие легкий, почти неразличимый глазу, синий туман.
        - Давай сюд…
        Глава 28
        ГЛАВА 28
        
        Первым, что пришлось усвоить Косте - суперы, пусть и твари в большинстве своем, но не такие тупоголовые, как монстры в порталах. Никто из них не будет размениваться во время драки на пустые угрозы и оскорбления.
        Стоило только Макдалову принять боевую стойку, как Еж тут же вытянул перед собой ладонь и отправил в сторону противника маленькую, алую искру. Еще в полете она вытянулась длинной спицей, а затем едва не взорвалась прямо у Макдалова на лице.
        Год, проведенный им без бесконечных спаррингов, тренировок в зале и уличных драк, довольно сильно сказался на навыках Макдалова, но вновь, что-то заставило его пригнуться и броситься в сторону.
        Уже в третий раз он двигался быстрее, чем сам на то рассчитывал, так что его красивый и ловкий прыжок превратился в какую-то смесь полета курицы и неуклюжего падения.
        - Серьезно? - засмеялись Ирокезы. - И это он завалил какого-то там монстра в морге?!
        - Да, наверное, туда забрался Хомяк-мутант!
        - Не иначе!
        Еж же, сохраняя бдительность, щелкнул пальцами и уже вторая искра, вытягиваясь длинной спицей, полетела в сторону Макдалова. Но на этот раз тот был готов. Схватив с земли кость, он швырнул её в сторону снаряда пламени. Какими бы удивительными не были силы эсперов, но они все еще оставались “реальными” и подчинялись законам физики и принципам детерминизма.
        Огненный взрыв, столкнувшись с первым же физическим объектом, сделал то, что и должен был - взорвался. Вспышка пламени превратила толстенную берцовую кость в облако серой пыли. Коста, укрывшись за ним, как за завесой, вкладывая в следующее движение ту странную энергию, что ощутил во время своего очередного трипа на туманную гору, рванул в сторону противника.
        Многих, самонадеянных и самовлюбленных эсперов, это застало бы врасплох, но такие не становятся главарями банд. Еж был предельно серьезен.
        Стоило ему потерять противника из виду, как он тут же вытянул перед собой ладони. На этот раз никто не оповещал об активации умения, но когда светящийся синим туманом кулак Косты врезался в огненное полотно, щитом вставшее перед Ежом, то никакого сомнения в том, что это было именно умение - ни у кого не возникло.
        - Коста! - воскликнула Патриотка.
        Она даже дернулась было в сторону сражавшихся, но её остановили объятья Марка.
        - Если мы вмешаемся, начнется потасовка, - произнес он. - Макдалов выигрывает нам время.
        - Но его руки…
        - Присмотрись.
        Три десятка суперов, включая самих Косту и Ежа, с удивлением смотрели на то, что кулак физического эспера, врезавшись в огненную стенку, не загорелся, не оплавился и не превратился в черную головешку. Вместо этого, как и в случае со слизнем, он пробил в ней дыру диаметром с шар для бильярда.
        - Что за…
        Еж мгновенно разорвал дистанцию. Он точно знал, что Макдалов не активировал никакого умения - не было ни всплеска эсп-энергии в пространстве, ни каких-либо других свидетельств, кроме странного тумана вокруг кулаков парня. Но, тем не менее, какой-то сраный физический эспер оказался способен повредить его “Огненный Щит”? Умение “F*” ранга?!
        - Шеф, вы…
        - Отвали! - отмахнулся Еж.
        Коста же недоумевающе сжимал и разжимал кулак. Он не почувствовал ни боли, ни жара. Как если бы его удар и вовсе не встретил перед собой ни малейшего сопротивления.
        Как это было возм…
        
        ОЧКОВ ДУХА:4
        ЭСП-ПОИНТОВ: 38
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 26
        
        Вот оно что. Ну конечно! “Удар зверя”, или как там он назывался, использовал двенадцать поинтов за использование. И новая строка голограммы ясно давала понять, что именно только что произошло.
        Макдалов впервые использовал умение эспера.
        - Не знаю, какой трюк ты сейчас выкинул, - глава Ирокезов хрустнул костяшками, а затем развел руки в разные стороны. - Но посмотрим, что ты сможешь против умения “Е” ранга, сопляк!
        - Еж, ублюдок! - выкрикнул Марк, но было уже поздно.
        То странное чувство, что уже несколько раз сберегло Макдалова от опасности, взревело пожарной сиреной. И, учитывая, что перед Костой возникла целая гирлянда из десяти небольших, кружащихся с бешеной скоростью, огненных шаров - сравнение оказалось, как нельзя кстати.
        - Твою ж… - только и успел выговорить Коста, как в его сторону уже понеслись три из десяти снарядов.
        Парень отпрыгнул в сторону. На этот раз ему удалось куда лучше использовать свои новые возможности и двухметровый прыжок не выглядел таким уж нелепым, но даже так - на стороне Ежа оказалось не только преимущество в ранге, но и опыте.
        Только один из шаров летел прямо в цель, в то время как два других направились по обе стороны от жертвы. Так что Коста выбрал лишь то направление, где ему будет удобнее защититься.
        Сгруппировавшись, он принял удар на сведенные вместе руки. Огненный шар ударил по локтям с силой, достаточной, чтобы пробить боксерскую грушу. И, при всем при этом, он еще и взорвался жарким пламенем.
        Боль была такая, что на мгновение Косте показалось, что он вот-вот и потеряет сознание.
        Перед глазами вспыхнули картины из морга.
        Оборотень и синеволосый незнакомец.
        “Ты должен стать сильнее, Коротышка. Только так ты сможешь узнать правду об отце”.
        Нет… не сейчас.
        Пока Коста, с дымящимися, покрытыми жуткими волдырями и ожогами, руками, подброшенный взрывом и силой удара, находился в воздухе, Еж, с ухмылкой, отправил в его сторону еще два шара.
        Макдалов, сцепив зубы от боли и растущей в его сердце ярости - ярости на самого себя и свою, очередную, беспомощность, дернулся в сторону. Он не знал, на что надеялся, но, все же…
        Его стопы, болтаясь в воздухе, будто на что-то натолкнулись и, пусть и не сильно, но он смог изменить траекторию своего падения.
        Один из шаров пролетел мимо, превратив старое надгробие в кипящую лаву, а другой взорвался над плечом, опаляя спину и щеку Макдалова.
        От очередной горячей вспышки боли потемнело в глазах, а к горлу подкатил тошнотный ком, но Коста сдержался. Перекатившись по холодной земле и сбив огонь, он застыл за земляным валом.
        У Ежа оставалось еще пять зарядов.
        - У него есть второе умение?
        - Вы тоже это заметили?
        - Ага…
        - Будто Макдалов оттолкнулся от чего-то в воздухе.
        - Вот сука! Я уже третий год по порталам таскаюсь и у меня ни одного умения, а этот мажорчик сразу два себе прикупил!
        - Жизнь несправедлива.
        Коста, тяжело дыша, смотрел на свой счетчик. У него оставалось еще два использования “Удара Зверя”, после чего он вряд ли сможет хотя бы пальцем пошевелить.
        - Долго будешь прятаться, щенок?! - выкрикнул Еж. - Вставай и умри как мужчина, либо я сожгу тебя вместе со всем этим дерьмом!
        - Нет, точно… кино пересмотрел, - Коста сплюнул скопившейся во рту кровью.
        Схватив с земли камень, он, резко выдохнув, выпрыгнул из-за укрытия и бросился прямо в сторону противника. Еж, сверкнув все той же ухмылочкой, растянувшей пострадавшее от подросткового акне лицо, вытянул в его сторону правую руку.
        В ту же секунду еще два огненных шара сорвались в полет. Но Коста был к этому готов. Он пригнулся, пропуская один из них себе за спину, а затем, не дожидаясь, пока тот столкнется с поверхность и взорвется, подпрыгнул.
        Взрыв действительно прозвучал, но не задев парня и лишь обдав последнего волной горячего воздуха, подкинул еще выше в воздух.
        Второй шар, пролетев прямо под пятками Макдалова, улетел куда-то в молоко, а Коста, как и в битве со слизнем, уже падал на своего противника. Только на этот раз он знал, на что идет.
        Швырнув в Ежа камень и заставив того инстинктивно прикрыть лицо руками, Макдалов вложил в удар всю силу, скорость и странную энергию, пульсирующую у него в груди.
        Кулаки вспыхнули синим.
        Земля под ногами Ежа, от полученного удара, чуть вздрогнула и в разные стороны разлетелись земляные комья.
        - Что?!
        Возглас, что не удивительно, принадлежал - самому Косте. Он точно знал, что нанес удар точно в цель и попал в блок Ежа. Чувствуя силу в собственных руках, он понимал, что этот удар переломал бы не только кости рук, но и пробил грудину простаку, но…
        Он должен был быть внимательнее. Должен был заметить, что Еж и сам двигался куда быстрее, чем могли похвастаться атлеты простаков.
        Метафизический эспер - Е-ранга. Его тело, пусть не так ярко выражено, как у физического эспера, но тоже превзошло границы возможного для обычных смертных.
        - Идиот! - засмеялся Еж и поднял ладонь. Три оставшихся в его арсенале огненных шара вспыхнули и вчетверо увеличились в размерах.
        Эспер вложил в последний удар все свои силы и уже направил удар на полностью беззащитного Макдалова, как Марк неожиданно воскликнул:
        - Брея! Сфера!
        И, в ту же секунду, возникшая в руках Бреи белая сфера, чем-то похожая на стеклянную, оказалась расколота и все, что находилось в радиусе шестидесяти метров, покрыла корка льда.
        Она сковала и Марка с его людьми, и Ежа с Макдаловым, потушив огненные шары последнего, и Ирокезов, не успевших выйти из комнаты босса.
        - И не жаль тебе? - спокойно выдохнул Еж. Не в силах пошевелиться, застыв в нелепой позе, он, как и все остальные, мог лишь говорить - лед подобрался только им по шею. Было холодно. Пронизывающе холодно. Но терпимо. - Тратить одноразовый артефакт “D*” ранга на этого дебила?
        - Коста.
        - Да, Марк, - Макдалов понимал, к чему все шло.
        - Будешь должен банде, - он не видел главаря “Outsiders”, но подозревал, что тот довольно сверкает взглядом из-под очков. - Артефакт стоил шесть косых. Так что отработаешь. С процентами.
        Проклятье… его банально поставили на счетчик. Ну или спасли жизнь. Он пока не понимал мотивов Марка. Но, в любом случае, отработать он мог только одним способом - зачищать порталы вместе с бандой. Так что их интересы лежали в одной плоскости.
        Это понимал и Марк.
        - Мы с тобой еще не закончили, Макдалов, - процедил ему в лицо Еж.
        - Отвали, Павлуша, - Коста слишком устал, чтобы… чтобы… да для всего. Ему, впервые за очень долгое время, банально хотелось спать.
        - Сука… да я тебя…
        - Еж! - перебил Марк. - Ты меня, кажется, не правильно понял. Коста теперь с нами. Во всяком случае - пока не отработает долг. Так что, если у тебя есть к нему какие-то вопросы, ты решаешь их через меня. Либо подаешь прошение офицам и вызываешь мальца на дуэль. А это занимает… Патриотка, сколько там срок рассмотрения заявления?
        - Месяц.
        - Месяц? - фыркнул Еж и сверкнул зелеными глазами. - Макдалов - я бы посоветовал тебе хорошенько повеселиться за этот месяц, потому что как только я получу разрешение на официальную схватку - ты труп.
        Коста никак на это не ответил.
        Он понятия не имел, почему Марк решил так плотно за него вписаться и это - чужие, неясные мотивы, беспокоило его куда больше, нежели угроза от главаря “Ирокезов”.
        - Это ты сейчас моему новому приятелю угрожал, шокнутый?! Лютый, отпусти меня! Я сейчас порежу его на бантики, ну… ленточки, в смысле, но не суть!
        - Ой, смотрите, реппер недоделанный проснулся.
        - Ты кого недоделанным назвала, Кэт?! Тебе, кажется, понравилось как я…
        - Работаешь языком, но не в том смысле, чтобы за микрофоном!
        - Думаешь, такая классная, Кэт?
        - А ты вообще заткнись, Брея!
        - Да вы…
        Через семь минут нецензурной перебранки между членами банд, их всех, в составе тридцати человек и нескольких, наполненных под шумок рюкзаков, выбросило обратно на территорию заброшенного парка аттракционов.
        
        ЖАНР ДЛЯ МЕНЯ СОВСЕМ НОВЫЙ, ТАК ЧТО ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НРАВИТСЯ ВАМ ИЛИ НЕТ, ТАКАЯ ВЗАИМНАЯ ПОМОЩЬ:
        ЧЕМ БОЛЬШЕ КОМЕНТОВ, ЛАЙКОВ И НАГРАД - ТЕМ БОЛЬШЕ И ЧАЩЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ! ТАК Я БУДУ ПОНИМАТЬ, ЧТО ИСТОРИЯ ИНТЕРЕСНА.
        Глава 29
        ГЛАВА 29
        
        Коста стоял на балконе длинной лестничной клетки. Дом, где жил Марк, построили уже после апокалипсиса и, в целях возможной эвакуации, сделали все лестничные пролеты - выносными, расположенными на улице. И если в летнее или близкое к нему время, это приносило существенную пользу, то зимой все выглядело несколько иначе. Но, как бы сказал сам репер - не суть.
        Бетонные вереницы ступеней примыкали с двух сторон длинного здания, не имеющего столь привычных, даже Макдалову, парадных. Их здесь заменяли этажи. Всего - семь штук. И, разумеется, в целях все той же безопасности - никаких лифтов.
        Неудивительно, что в подобных бетонных коробках селились, в основном, молодые. Старикам попросту было бы не осилить сто сорок ступеней, а затем еще двадцать квартир. На каждом этаже их располагалась порядка сорока. Вот и стояли огромные, бетонные лайнеры, растягиваясь вдоль длинных улиц.
        В данном случае ей - улице, даже посчастливилось сохранить свое прежнее название, а не безликую нумерацию или принять фамилию какого-нибудь известного супера или иного деятеля.
        Улица Рихарда-Зорге. Она примыкала к парку. Логично, что глава “Outsiders” выбрал для съема жилье как можно ближе к вотчине. Тем более эта улица, вплоть до пересечения с улицей Первопроходцев (разумеется - в честь суперов) тоже принадлежала им.
        - Ты не очень любишь веселиться, да?
        Высокий, в очках, с расстёгнутой гавайской рубашкой, в бриджах и сланцах, Марк вышел на балкон и, прикурив, глубоко затянулся. Там, за дверью, внутри небольшой однокомнатной квартиры звучали крики и смех.
        Кени, кажется, проиграл в карты и теперь выполнял желание - бегал и изображал из себя курицу. Получалось у него не очень, но далеко не трезвым “бандитам” вполне нравилось. Они смеялись и что-то наперебой голосили.
        Один только Лютый, спокойно сидя на пуфике в дальнем углу, листал книгу “Старик и Море”.
        - Просто… - Коста сперва думал соврать, но потом понял, что смысла в этом нет никакого. - пытаюсь уложить все в голове. Понять… принять.
        - И как?
        Парень пожал плечами.
        - Пока никак, - так же честно, ответил он.
        Ему все еще сложно было привыкнуть к своим новым габаритам. Может, будучи маленькими, мальчишки мечтают стать такими гигантами, как Непробиваемый - знаменитый физический эспер “А*” ранга из Первой Волны. Гигант два двадцать ростом и весом в четверть тонны.
        Миша целую четверть носился с документальным видео, где Непробиваемый одним ударом разрушил старый небоскреб на Манхэттене. Тот, разумеется, был списан и выставлен под снос и пиар отдел гильдии, где состоял тогда Непробиваемый, решил использовать этот момент себе на пользу.
        - Вижу, - Марк выдохнул облачко дыма.
        Какое-то время они стояли молча. Коста не знал, о чем думал бандит, сам же он смотрел на проезжающих снизу машины. Вереницы фар и красных габаритных огней. Как две реки - белого и красного цвета.
        Люди спешили по своим делам. К своим любимым и родным. С работы и на работу. И понятия не имели, что творится у них под боком. Какие опасности и монстры обитают в уже ставшими обыденностью порталами. И что за ужасы поджидают их за Стеной.
        Огромную железно-бетонную конструкцию было видно даже отсюда. И где-то там сейчас отрабатывал смену его бывший лучший друг.
        Кто-то когда-то сказал, что лучшие друзья не становятся бывшими.
        Соврал.
        - Ты выглядишь потерянным, - внезапно произнес Марк. - я бы сказал - не переживай, но Еж, мало того, весьма неприятный тип, так он еще и достаточно умный. Не знаю, какое ты там умение против него использовал, да и не мое это дело, но этот трюк не прокатит через месяц. Еж будет готов.
        - Готов… - протянул Макдалов. Ему хотелось спать. И с этим чувством он боролся с того самого момента, как они покинули портал. А прошло уже часов шесть. - Если бы не та сфера-артефакт, он бы меня прикончил.
        - Прикончил, - согласился Марк.
        Коста повернулся к собеседнику. Они встретились взглядами. Странно, но почему-то лысому Марка шла татуировка в виде белого черепа, прикладывающегося к бутылке виски. Она дополняла его образ и делала завершенным.
        И нисколько не контрастировала с яркими, вишневыми радужками. У многих суперов, после посещения портала, менялась какая-нибудь черта внешности.
        В основном это касалось цвета волос или радужки глаз, но случались и совсем уж серьезные и весьма экстравагантные метаморфозы.
        - Почему ты решил мне помочь? - решил прямо спросить Коста.
        Марк отвернулся и снова затянулся.
        - Что ты имеешь ввиду, парень?
        - То, что мне шестнадцать лет, не делает меня идиотом, Марк.
        - Я заметил.
        В тоне бандита не прозвучало ни тени иронии или сарказма. Он был абсолютно серьезен.
        - Я всю жизнь прожил в этом районе, - Коста кивнул в сторону парка и расположившегося за ним огромного жилого комплекса. - И я прекрасно знаю, что, по большому счету, вы ничем не отличаетесь от “Огненных Ирокезов” и, будь они не в выгодном положении, то вы бы сами стояли около комнаты босса и поджидали их там.
        - Скорее всего так и было бы.
        Косту на мгновение поразила та легкость, с которой Марк принял на себя удар.
        - Тогда зачем? Почему ты решил так потратиться на меня? Эта сфера могла бы спасти вам жизнь в трудную минуту и…
        - Жизнь за жизнь, - перебил Марк. Он потушил бычок и щелчком пальцев отправил его в урну, стоявшую около двери. - Если бы Кени сразу не сказал, что ты тот самый, который в морге завалил монстра, то, будь уверен, я был бы первым, кто сразу отправил тебя на больничную койку. Кто знает, с какой бандой ты можешь быть в сговоре. Никто не будет рисковать, подставляя спину в битве с боссом под удар незнакомца. Ты мог бы легко всех нас перебить и забрать камень, кристаллы, а затем твои пришли бы и отняли территорию у тех, кто остался. Ну а в нашем случае - не осталось бы никого. Мы весьма маленькая банда… теперь… - бандит осекся, а затем продолжил прежним тоном. - И за исключением тех, с кем ты знаком, у нас есть еще всего двое человек.
        Марк замолчал, а Коста ненадолго выпал в осадок. Он не ожидал подобной тирады и, наверное, откровенности.
        - Ты сказал - жизнь за жизнь? Но я всегда избегал банд и…
        - Кени давно не ходит в порталы, - Марк оперся на парапет. Он смотрел на затянутое смогом небо, будто ожидая, что там появятся звезды. Стена вынудила перенести все производства внутрь города, так что даже луну увидеть - уже редкая удача. - Но до этого он первым бросался исследовать новые земли. Неугомонный парень. Все хотел стать сильнее. Попасть в Академию Эсперов.
        Макдалов снова повернулся к веселящимся суперам. Кени, уже раздевшийся по пояс, азартно кидал карты на стол. Он совсем не выглядел одержимым силой эспером, каким его описывал Марк.
        - А потом, в одном портале, откуда, собственно, и взялась эта сфера, мы натолкнулись на тайник. Никто не хотел туда соваться - все прекрасно понимали, что за жопа может нас там поджидать.
        Тайники - одновременно и большая удача, но, если группа окажется слишком слаба - весьма серьезная вероятность не вернуться обратно домой.
        - Мы согласились на уговоры Кени - он очень хотел второе умение. Ну а вдруг… а вдруг… - Марк вздохнул и провел ладонью по лысине, будто пытался избавиться таким образом от своих воспоминаний. - Там оказался босс с адами - так мы называем приспешников сильных монстров.
        - Ады, - повторил Макдалов, стараясь запомнить новый для себя термин.
        - Сраный “D” ранг, - продолжал рассказ Марк. - у нас было несколько артефактов, но… четверо не вернулись.
        Макдалов видел с какой болью давались эти слова Марку. В каждом звуке чувствовалась та ответственность, что нес лидер банды и по сей день. Быть главным, это значит не только раздавать приказы и пожинатьлавры, но и нести всю ответственность за поражения и промахи.
        - Мы завалили тварь. Артефактов в его логове не оказалось - только сфера. А все кристаллы ушли на поддержку семей наших друзей. Таковы порядки у всех, даже самых отбитых банд - мы всегда помогаем семьям тех, кто погиб.
        Можно было бы назвать это благородным, но Коста прекрасно понимал, что в противном случае банды лишаться притока самых горячих голов - подростков, почувствовавших свою силу и желавших подняться по социальной лестнице. А заодно найти приключений на свою задницу.
        - А все излишки, - Марк прикрыл глава. Предложение явно давалось ему с великим трудом. - Сестра Кени. Она очень сильно пострадала. Они оба псионики, а та тварь что-то делала с мозгами, и его сестра приняла удар на себя. И с тех пор не может очнуться.
        Косте не требовалось спрашивать, где сейчас находится сестра Кени. Он и так прекрасно понимал где - в реанимации в больнице на Авангардной. Той самой, в морге которой подрабатывает… подрабатывал Макдалов.
        - Я не знаю тебя, Макдалов, - Марк выпрямился и, потянувшись, хрустнул позвонками. - я не знаю, чего от тебя ожидать, но уверен в одном - тогда, в морге, у тебя было возможность спрятаться, но ты этого не сделал. Когда мы дрались с боссом, тебе следовало стоять в стороне - ты нам помог. И когда пришло время взять на себя ответственность за Ежа - ты не прятался за нашими спинами. Так что - ты не трус. Может пока наивный слабак, но не трус. Для меня этого достаточно, чтобы отдать тебе свой долг за нашего друга.
        Марк постоял какое-то время, а затем развернулся и направился к квартире.
        - Я хотел уехать в Африку, - сам не поняв почему, проговорил Коста.
        Бандит замер, затем развернулся и вернулся обратно к парапету.
        - Целый год, днями и ночами, по шестнадцать часов в сутки изучал проклятую вузовскую программу, - Макдалов сжал кулаки. - я хотел… хотел чем-то помочь. Хотел что-то узнать про эти порталы. Чтобы другим не пришлось… - он замолчал и вздохнул. Никогда бы не подумал, что открываться кому-то - так тяжело. - А теперь все пошло насмарку. Все усилия. Все это время.
        - Почему?
        - Детектив офицев.
        - Пуловер? Не смотри на меня так - он курирует наш район. Неприятный тип. У нас из-за него постоянно неприятности.
        - Неприятный… да, - Коста снова сжал и разжал кулак. Старая, дурацкая привычка. - Он раскрыл мою поддельную личность. Университет аннулировал мои документы. Я уже почти получил степень. А теперь… теперь я даже не могу покинуть страну без разрешения опекуна вплоть до совершеннолетия. Да и даже если бы мог - попал бы на раскоп в лучшем случае в качестве чернорабочего. Хотя и это было бы неплохо…
        - Другие документы? Прости, если лезу с дурацкими советами. Просто, как минимум месяц, мы будем работать в тесной связке и мне нужно понимать, кому я доверяю спину моих друзей и свою собственную тоже.
        Коста пожал плечами. В этом не было никакого секрета.
        - Никто, с черного рынка, не захочет теперь со мной работать, - ответил он. - Да и, думаю, Пуловер с меня глаз не спустит. Не говоря уже о мисс Лейте.
        - А это…
        - Мой новый классный руководитель.
        - Ну да, - кивнул Марк, а затем понимающе похлопал его по плечу. - Не знаю всех деталей, да и не очень хочу. Но, может, мы сможем что-то с этим сделать.
        - Как?
        - Черный рынок, - сверкнул белоснежной улыбкой Марк. - и, пока ты не задал дурацкий вопрос - наш, супер черный рынок. Думаю, пора тебе познакомиться с Тролличьим Пятачком.
        - Тролльичьим… чем?
        Улыбка Марка стала еще шире и Коста не мог сказать, что был этому так уж сильно рад.
        - Эй! Кени!
        - Д-да м-м-мой кап-п-питан? - заикаясь, едва стоявший на ногах репер, козырнул, но промазал и заехал ладонью себе в глаз.
        - Отвези новенького завтра на Тролличьий Пятачок!
        - О-о-о-о, - протянул Кени. - Это будет пр-р-росто су-у-у-уп…
        И, не договорив, под всеобщий смех, плюхнулся на пол.
        - Пойдем, - Марк потянул Косту в квартиру. - ты можешь не пить и не веселиться, но, вон - бери пример с Лютого, просто будь с ребятами. И не спорь. Так надо.
        Глава 30
        ГЛАВА 30
        Банда веселилась почти до самого рассвета. Коста же, высидев столько, сколько смог, внезапно осознал себя проснувшимся посреди груды тел. Большинство из ребят он еще не успел запомнить по именам, так что картина храпящего, пускающего слюни, что-то мычащего клубка тел выглядела для него абстрактной картиной.
        Выбравшись из-под ноги Бреи и отодвинув в сторону Лютого, он поднялся и, переступая через дрыхнувших эсперов, аккуратно приоткрыв дверь выбрался на свежий воздух.
        Наконец оставшись наедине с собственными мыслями, он поднял перед собой правую руку. Даже несмотря на отсутствие лечения, его ожоги уже не выглядели такими страшными, некоторые и вовсе зарубцевались. Тело почти не болело и не ломило.
        - Суперы, - протянул Макдалов. - И вот для таких мистер Кормак скорую вызывал? Может она к какому-нибудь простаку приехать не успеет и…
        Простак. Какое дурацкое слово. И как быстро оно прилипло к Макдалову.
        Но сейчас не об этом. Он мысленно активировал татуировку. Первым, что появилось, стали строки сообщений.
        
        ОЧКОВ ДУХА: 26
        ЭСП-ПОИНТОВ: 38
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 38
        
        - Опять выросли, да? - по старой привычке, сам себе под нос прогудел Коста. - И ладно бы кого-то завалил… Еж меня отделал, как котенка.
        Если после того, как он проделал огромную дырку внутри босса портала - прирост странных “очков духа” еще был понятен, то вот что касалось его поражения со стороны Ежа, здесь вообще ничего не было понятно.
        Бросив быстрый взгляд в сторону открывшейся выше таблицы “умений”, Коста облегченно выдохнул.
        - Зато теперь понятно, что значит активные эсп-поинты.
        Получалось, что он обладал определенным порогом энергии эспера и каждое применение умения потребляло имеющуюся у него “мощность”.
        К примеру, сейчас он мог использовать “Удар Зверя” - три раза, после чего ему придется какое-то время восстанавливаться. Жаль он не смог замерить скорость, с которой энергия восполнялась, но если примерно, то потраченные двенадцать поинтов вернулись примерно за час.
        Не так уж и весело…
        - Что там у нас дальше?
        Макдалов сосредоточился на двух иконках, к которым шли линии от синего кулака. Начал он с левой - той, где был изображен волк.
        
        
        
        
        СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. “СТИЛЬ ВОЛКА”. ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ: ЛОВКОСТЬ 3. ВЫНОСЛИВОСТЬ 2.
        
        Макдалов едва воздухом поперхнулся. Значит, кто бы не создал эту татуировку, он тоже решил внести понятие характеристик, но при этом не создал никакой таблицы для их хранения?!
        - Буквально ходячее определения для безалаберности, - процедил Коста. Если бы не его идея записывать данные в блокнотик, то он бы запутался уже через несколько месяцев. Хотя с чего он вообще взял, что через несколько месяцев его будет заботить вся эта суперовская чушь.
        Но не суть.
        Проклятье!
        Прилипчивое выражение.
        - Что у нас там дальше?
        Коста перевел взгляд на иконку с медведем и сообщение не заставило себя ждать.
        
        СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. “СТИЛЬ МЕДВЕДЯ”. ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ: ЗАЩИТА 3. ВЫНОСЛИВОСТЬ 3.
        
        Коста вздохнул и покачал головой.
        Иными словами, чтобы открыть следующие иконки, умения, или как они там назывались, ему нужно было сперва вложить очки духа в пассивные умения. И при этом - действовать вслепую, потому как он понятия не имел, чем отличался один стиль от другого.
        Единственное что его успокаивало - судя по схеме ему в любом случае требовалось полностью развить оба стиля, чтобы открыть последнюю, алую иконку с изображенным на ней львом.
        - Тогда пойдем по старинке.
        С этими словами Коста сосредоточился на пятой иконке - той, на которую в прошлый раз ему не хватило очков духа.
        
        - СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. ПОВЫШЕНИЕ ЛОВКОСТИ. ТРЕБУЕТСЯ ОЧКОВ ДУХА: 7. ОЧКОВ ДУХА В НАЛИЧИИ: 26.
        
        Макдалов сосредоточился и, вскоре, вновь ощутил то странное чувство, когда по всему телу разливается энергия. Он внезапно понял, что если захочет, то сможет без особого труда пройтись по узкому парапету, а затем, возможно, легко спрыгнуть на этаж ниже без всякой лестницы.
        Что же, стоило надеяться, что теперь его движения не будут выглядеть такими скованными и комичными.
        Достав блокнотик и записав туда обновленные данные, Макдалов начертил таблицу и, проведя нехитрые вычисления, понял, что быстрее всего для него будет открыть “Стиль Волка”.
        Так что, недолго думая, Коста потратил еще четырнадцать очков на очередное развитие ловкости. По личному опыту он узнал, что куда важнее нанести своевременный и четкий удар в нужную точку, нежели просто дубасить противника со всей силы и от балды.
        В итоге его обновленные характеристики в блокнотике выглядели следующим образом:
        
        СИЛА:1 (12 очков для развития)
        СКОРОСТЬ:1 (20 очков для развития)
        ВЫНОСЛИВОСТЬ:1 (18 очков для развития)
        ЗАЩИТА: 1 (22 очков для развития)
        ЛОВКОСТЬ: 2 (28 очков для развития)
        
        Благо писал он всегда карандашом и записи легко поддавались редактуре.
        - И что? Вот это все нельзя было внести в татуировку?
        Но вместо этого голограмма над его рукой лишь показала, что у него осталось пять очков духа, в то время как Эсп-поинты, как их максимальное количество, так и активное - никак не изменились.
        - А ты ранняя пташка, - Коста, только услышав чужой голос, машинально прикрыл татуировку ладонью и лишь потом вспомнил, что кроме него самого никто больше не видит голограммы. - Я вот, обычно, тоже рано встаю. Мне цветы надо помыть и в зале убраться. Ну, я, если что, живу над Китайским ресторанчиком чуть ниже по улице, но это не суть.
        Кени, встав рядом, облокотился спиной на парапет. Его чуть опухшее лицо выглядело умиротворенным, а сам парень чуть более спокойным, нежели прежде.
        - Марк тебе рассказал, - не спрашивал, а утверждал репер. - Это хорошо. Хотя я сам хотел. Ну, знаешь, поблагодарить тебя.
        Макдалов только покачал головой.
        - Я понятия не имел о твоей сестре, - сказал он. - да и вообще - не особо думал в тот момент.
        Кени только улыбнулся.
        - Знаешь, сколько я могу назвать эсперов, которые не отсиделись бы где-нибудь, а сделали то, что сделал ты? - выждав какое-то время, пока Макдалов молчал, Кени продемонстрировал ему сложенные в форме нуля пальцы. - Да и в портале ты показал себя как надо. Не знаю, почему у тебя так мало опыта, почему такой низкий ранг и откуда при этом одно или несколько умений - не мое дело, но я у тебя в долгу.
        - В долгу? Кени, ты мне, наверное, несколько раз уже жизнь спас. И это всего за несколько часов.
        Кени промолчал, а затем чуть надвинул бандану на лицо. Чтобы не было видно глаз.
        - Жизнь сестренки для меня в десять… в сто раз важнее, чем моя собственная. Такие долги так легко не оплачиваются, Ирландец.
        Они замолчали. Коста все еще не мог понять, как он относится к этому странному пареньку, но, с каждым новым часом, проведенным вместе, чаша весов все стремительнее опускалась к позитиву.
        И это пугало.
        Макдалов, в силу особенностей своего прошлого, всегда сложно сходился с людьми. Миша и Маша долгое время оставались его единственной связью со внешним миром.
        Лена Блиц не в счет.
        Они просто…
        Они “просто”.
        На этом все.
        - Черт возьми, да почему Ирландец-то?! - вдруг воскликнул Кени. - Макдалов - созвучно с шотландскими фамилиями.
        - А ты откуда знаешь?
        - Сеструха! Она обожала историю. Хорошая такая была. Тихая. Спокойная. Вместе с Лютым сидели за книгами. Не суть, конечно, но… - Кени шмыгнул носом, и сделал вид, что поправил бандану, хотя на деле вытер ею лицо. - Почему - Ирландец?
        - Понятия не имею. Так мистер Охаров назвал.
        - Трупный Мастер? Ну, мы так его зовем. Дядька он правильный. А дочка у него - бомба. Видел пару раз - отвал башки.
        - Она на скрипке играет, - сам не зная к чему, добавил Коста.
        - Срсли? - брови Кени взлетели почти по самую линию волос. - Не, ну тогда это по любому не наша лига, дружище. Ладно, это все…
        - Не суть, - чуть нахмурился Коста. Чаша весов, кажется, качнулась в обратном направлении.
        - Ага! - все с той же энергичностью и оптимизмом поддакнул Кени. - Собственно, давай двигать пока эти не проснулись. Ехать недалеко, но пару пересадок сделать придется.
        - На автобусе?
        - А у тебя с ними проблемы?
        Коста вспомнил, как в последний раз в транспорт врезалась невидимая тварь.
        - Пока не уверен.
        - Блин, ну и странный же ты тип… но мне нравится! Ты, главное, камни монстряков с собой возьми - пригодятся. А я, пожалуй, ибупрофена с анальгином. Блин, хорошо посидели так - башка сейчас лопнет.
        И, поправляя на ходу потертые труселя, Кени осторожно вернулся в квартиру. Коста постоял еще какое-то время на балконе, а затем отправился следом.
        
        ЖАНР ДЛЯ МЕНЯ СОВСЕМ НОВЫЙ, ТАК ЧТО ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НРАВИТСЯ ВАМ ИЛИ НЕТ, ТАКАЯ ВЗАИМНАЯ ПОМОЩЬ:
        ЧЕМ БОЛЬШЕ КОМЕНТОВ, ЛАЙКОВ И НАГРАД - ТЕМ БОЛЬШЕ И ЧАЩЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ! ТАК Я БУДУ ПОНИМАТЬ, ЧТО ИСТОРИЯ ИНТЕРЕСНА.
        Глава 31
        ГЛАВА 31
        Все те полчаса, пока они проехали на нескольких автобусах половину района, Кени не затыкался буквально ни на секунду. Он успел рассказать Косте про свои далеко идущие планы в музыкальной индустрии, что его не взяли в Академию Эсперов, а на колледж не хотел тратить время.
        Зачем, если в банде он будет поднимать денег куда больше, нежели на городских работах.
        Рассказывал что-то про остальных участников “Outsiders”, про их истории и мотивацию находится в банде.
        Нет, Макдалов сперва даже старался держаться на плаву потока сознания Кени, но вскоре понял, что это бесперспективная затея и просто смотрел на скользящие мимо пейзажи.
        Они все дальше уезжали от родной для Косты южной части района и двигались в сторону восточной. Там орудовали совсем другие банды и эсперы старались не соваться без лишней надобности на чужую землю.
        - А ты не переживаешь, что мы можем влипнуть в ситуацию?
        - Да не дрейфи… или не дрейфей… но не суть, - отмахнулся Кени. - Никакой ситуации. Тролличьий Пятачок - нейтральная территория. Сюда народ со всего города стекается.
        - Со всего города? - удивился Коста. - Сюда? Не в центр? И не к башням?
        - А чего им в башнях делать? - пожал плечами Кени. - Не, там модно, круто, молодежно. Клубешники всякие, фирмы богатеев, но… дела суперов лучше решать там, где никто не видит.
        - А как же аукцион?
        Кени снова отмахнулся.
        - Ширма, - и опять пожал плечами. - в каждом городе есть свой Пятачок. Везде, правда, по-разному называется. Но только в таких местах решаются настоящие вопросы, а не всякая липовая муть.
        В принципе - звучало логично. Слишком много вопросов возникало по доставке какого-нибудь дорогостоящего артефакта с того же аукциона. Кто понесет издержки в случае, если предмет украдут или он повредится в дороге?
        - Дачный пр, 31, - оповестил механический голос. - Конечная…
        - Подумать только, - Кени спрыгнул со ступеней и проводил взглядом развернувшийся автобус, набравший полный салон спешащих к метро работяг. - раньше у людей были дачи. Представляешь? Свой дом… за городом… за Стеной.
        - Её тогда не было.
        - Чего?
        Коста указал за жилой дом, где на первом этаже расположилась бессменная почта. Там, рассекая старые, давно уже обрушившейся пути эстакады кольцевой дороги, поднималась Стена. Огромная, метров семьдесят в высоту, толщиной в десять, бетонная конструкция, обшитая листами стали.
        Днем и ночью она напоминала кишащий людьми муравейник. Там всегда горели электрические огни, звучали крики и кипела работа. Ибо не стоило забывать, что за пределами относительно безопасного города обитали тысячи кровожадных монстров, явившихся сюда из других миров.
        Макдалов помнил, как в начальных классах их водили туда на экскурсии. Показывали здоровенные артиллерийские орудия, прожекторы, группы экстренного реагирования, но больше всего Косте запомнилось другое - трущобы рабочих, живущих прямо там.
        Они крепили свои переделанные контейнеры для морских перевозок прямо к стене и жили там семьями. Выглядело это настолько же пугающе и… неправильно, как и звучало.
        - А, ну да, точно, - хлопнул себя по лбу Кени. - ну, помечтать-то никто не мешает.
        Под аккомпанемент рассказов Кени о былых временах, когда люди могли выбраться на пикник не в парк, а нормальный, настоящий лес, они добрались до самого края гражданской зоны. Дальше узкого проспекта, идущего под огрызками кольцевой, шла заброшенная и поросшая травой железная дорога.
        А вот уже далее - земляные валы, колючая проволока и несколько пропускных пунктов. На стену так просто не попадешь, потому “Глинтвейнам” и требовался свой человек для контрабанды.
        - Чего залип?
        Коста очнулся, когда они стояли около земляной насыпи, когда-то давно служившей фундаментом для съезда с кольцевой. Высокая бетонная кладка укрепляли насыпь, давая возможность автомобилистам прошлого перемещаться по городу чуть быстрее.
        - Задумался, - пожал плечами Макдалов.
        - Ну, сейчас не зевай, - подмигнул Кени и повернулся к стене, после чего прокашлялся и, повернувшись обратно к Косте, внезапно серьезным тоном добавил. - А еще постарайся ни с кем не говорить, лишний раз ни на кого не смотри, поменьше болтай и… в общем, не отсвечивай.
        - Там так опасно? Ты же, вроде, сказал, что территория нейтральная.
        - Ну, для кого-то и не опасная, - проворчал Кени, вновь вернувшись к бетонке. - а вот для эсперов “F” и “Е” ранга… Коста, если ты еще не понял, то мы на дне пищевой цепочки.
        Он приложил ладонь к тому, что Макдалов сперва принял за граффити - во всяком случае так для него выглядел глаз Ра.
        - Хотя нет, - добавил Кени. - это я на дне пищевой цепочки, а ты из той шутки про “снизу постучали”. Только без обид. Пример исключительно для наглядности.
        - Да какие тут обиды, - развел руками Макдалов.
        Он прекрасно понимал, что со своими тридцать восьмью поинтами “F” ранга не шел ни в какое сравнение с Кени. Тот, пусть и стоял в самом низу “Е” ранга, но, если меряться циферками в ID, имел энергии в пять раз больше.
        И если уж он, зная некую гордыню эсперов, называл себя дном пищевой цепочки…
        - А сегодня быстро.
        - Быстро… что?
        Вместо ответа Кени, таинственно улыбнувшись, отошел в сторону. Через пару секунд тишины и непонимания Костой происходящего глаз Ра внезапно засветился мерным, алым свечением.
        - Эмм… - только и смог промычать Макдалов.
        Ничего подобного он в своей жизни не видел. Часть бетонной кладки попросту исчезла, обнажив проход в весьма просторный лифт.
        И нет, она не въехала в какой-нибудь хитро спрятанный паз, не сложилась каким-нибудь не менее замудренным порядком.
        Несколько тяжеленых, многотонных бетонных блоков, действительно взяли и… исчезли. Будто и не было их никогда.
        - Магия, да?
        - Как ты…
        - Нет, мысли я твои не читал! - замахал руками Кени. О псиониках разные слухи ходили. - Не то, чтобы это было невозможно, но я не “А” ранга и умения у меня такого не был.
        - Утешил.
        - А то, просто сам так же подумал, когда впервые здесь оказался. - подмигнул Кени и первым вошел в кабину лифта.
        Зачем-то стилизованного под старину, когда нужно было закрывать за собой стальную решетку, вращая при этом ручку реле, а кнопки за тебя жал швейцар.
        - Давай, не тормози, - поторопил Кени. - мне еще пару своих дел там решить надо, а терять весь день не хотелось бы.
        - А, да, - опомнился Макдалов.
        Нет, вряд ли репер хотел завести его в ловушку. Слишком уж все мудрено и сложно, чтобы так заморачиваться из-за супера “F” ранга.
        Ступив на жестяную площадку лифта, Коста повернулся к панели управления. Здесь имелось всего две кнопки. “Вверх” и “Вниз”.
        - Приготовься к погружению!
        Кени выкрутил реле, закрыл решетку, после чего нажал на вторую из кнопок. Коста даже за стены схватился - лифт действительно пополз вниз.
        Он редко бывал в этой части района, но, все же - бывал. И знать не знал, что у старой кольцевой есть подобный секрет.
        - И долго мы? - спросил Макдалов.
        - А что?
        - Лифты, - сглотнул парень, вспоминая недавнее происшествие в морге. - не нравятся они мне… теперь.
        - Да тоже не люблю, - скорбно вздохнул Кени. - но куда деваться. Минут десять придется потерпеть.
        - Десять?! Мы что, к центру земли погружаемся?
        - Да хрен его знает. Классная, кстати, книга, читал в детстве еще и…
        Макдалов так и не понял, что ему далось сложнее. Сохранять спокойствие в то время, пока скрежетал металл стилизованного лифта, опуская их сквозь земную твердь или треп Кени. Наверное, все же, первое, потому как репер немного успокаивал своим бесконечным оптимизмом и балобольством.
        А когда двери, наконец, открылись, Коста в очередной раз вспомнил присказку про Дороти и Канзас.
        - Добро пожаловать в Тролличьий Пятачок.
        - Твою ж мать…
        - Ого! А я крепче выругался, когда здесь в первый раз оказался.
        Глава 32
        ГЛАВА 32
        
        То, что увидел Коста и куда его буквально вывел из лифта Кени больше всего напоминало рынок… киберпанковский рынок… дешевый киберпанковский рынок.
        Киберпанковский, потому что многочисленные неоновые вывески чередовались с каким-то шипящими паром трубами, кабелями, проложенными прямо вдоль стен огромного, вытянутого на манер проспекта, атриума. А дешевый, потому что вывески не чередовались с голограммами, здесь не ощущалось чего-то низменного, не ходили киборги и… не летало машин над головами.
        Но, все же, будущее на Пятачке явно перемешивалось со стариной. Сам каменный зал, где раскинулись бары, лавки, несколько клубов и еще чего-то подобного, если абстрагироваться от бросающейся в глаза пестроты неона, не особо-то и нов.
        Макдалов разглядел несколько горгулий, надменно взирающих на снующих под их ногами эсперов. Свет в зал проникал через странные купола-витражи, давящие на плечи своей монументальностью - даже несмотря на то, что были сделаны из стекла.
        Создавалось впечатление, что эсперы вовсе не создали это место, а… захватили, что, разумеется, было невозможным. Зал выглядел слишком старым. И, что-то подсказывало Косте, куда старше, чем могли бы построить умельцы Петра I-го .
        Такое впечатление, что суперы просто наткнулись на это место, провели сюда вентиляцию, широкими трубами торчащую прямо над головами, кинули электричество и обосновались.
        
        
        
        - Клево, да? - с детским восхищением выдохнул Кени. - Каждый раз, когда здесь оказываюсь, всегда… всегда… ну, в общем, ты понял.
        - Ага, - только и смог ответить Макдалов.
        Он никогда не видел ничего подобного, так что попросту не мог определить, какие именно эмоции испытывает. Тем более, когда на фоне огромного киберпанковского рынка сновали не менее яркие эсперы. С разноцветными волосами, в броской одежде, они переходили из одного заведения в другое, жарко торговались у лавок, многие столпились в очередь около входа в клуб.
        Очень странного входа - стилизованного под растянутую в хищной улыбке, кошачью пасть.
        А еще здесь пахло. Сырым бетоном и чем-то еще, что Макдалов никак не мог уловить.
        - Так, не стоим на месте, внимания не привлекаем, - Кени потянул Макдалова сквозь толпу. - Здесь у нас лавки с артефактами. Можешь даже не смотреть, чтобы в депрессию не впасть - цены там стартую от десятки на “F” ранг. Дальше бар Бродячий Кот и салун - Два Ствола. Почему салун - даже не спрашивай. Мутная история. Но не суть. Тааак-с. Это все лишнее… Фруктами заморскими ты тоже питаться вряд ли будешь. Отрубленные головы монстров коллекционируешь? Нет? Ну я тоже так подумал. О! Новая партия ковров из пустынных Зеленых порталов! По двадцатке за штуку. Ага! Два артефакта можно прикупить, но не суть… и не надо на меня так смотреть, я знаю, что это многих раздражает. Во! Нашел! Здесь у нас можно купить или продать Камни Монстров.
        - Приветствую, Кени, - протянул руку хозяин уличной лавки. Коста даже сперва подумал, что это женщина, но по кадыку определил мужчину. Он не осуждал. Парень мог носить любые платья, какие хотел и краситься так сильно, как только пожелает. Его тело - его дело.
        - Здарова, Патрик! Ты сегодня в образе Роксаны?
        - Роксаны? - некто Патрик удивленно себя оглядел, затем выругался и… сменил внешность. Только что перед Макдаловым стоял “девушка”, а теперь это был негр метр-семидесяти ростом и столько же - в плечах. Одетый в фиолетовый костюм, он курил неизвестно откуда взявшуюся сигару. - Забыл календарь обновить. У меня же пятница - день Бартоломея. А этот, с вывихнутой челюстью, кто? Новенький?
        - Коста, ты зубы-то на место верни. Неловко, блин, как.
        - Да ладно, - отмахнулся своей лапищей Патрик. - я привык. Новенькие всегда так реагируют.
        - А…
        - Патрик метаморф, - пояснил Кени. - “D**” ранг. Он может менять свое тело и внешние атрибуты так, как захочет. В общем - каждый день у него новая личность.
        - Чтобы не скучно было, - добавил чернокожий, еще недавно выглядящий девушкой-азиаткой. - Так, ладненько, сегодня клиентов много, так что не задерживаемся. Вы сбыть или приобрести?
        - Сбыть, - Кени кивнул в сторону продавца и Коста выложил на прилавок два Камня Монстра. - все равно этот верзила еще не в курсе, какие камни ему нужны.
        - Пока оцениваю, - Патрик начал проводить с трофеями какие-то странные манипуляции. Взвешивал их, простукивал молоточком, засунул в какую-то звенящую, явно высокотехнологичную коробочку, а затем… банально попробовал на зуб. - могу провести ликбез.
        - Валяй, а я пока сгоняю по своим делам. Коста, как закончишь, найдешь меня около лавки умений. Она дальше по улице. Не заблудишься. Там такая огромная неоновая книга и написано “Лавка Умений”.
        И Кени, оставив Косту около лавки, исчез в толпе снующих эсперов.
        - Остряк, - фыркнул ему в след продавец. - но парень хороший. В общем, я так понимаю, несмотря на то что ты здоровенный лоб, с порталами раньше не связывался?
        - Нет, - коротко ответил Коста.
        - Ну, смотри, - Патрик положил на стол камень из мелкого слизня. - Это полная фигня. Баксов сто я отдам просто потому, что из неё можно сделать пыль и продать её кузнецам.
        Сто баксов? В принципе, не так уж и плохо. Макдалов рассчитывал на сумму вдвое меньшего калибра.
        - Вот это, - пришел через камня с босса. - уже лучше, но все так же - говно. Семь сотен баксов, не более того.
        Макдалов прищурился.
        - Восемь, - подмигнул ему Патрик. - только Кени не говори. Я ему всегда за семь отдаю.
        - А в чем ликбез?
        - А ты парень не промах, да? Смотрю тебе в рот руку не клади и… - Патрик, видя хмурое выражение лица Макдалова, осекся. - Ну, в общем, все дело в этом, - он постучал по маленькому кристаллику, выросшему на камне босса. - это что-то вроде квинтэссенции сил босса. У мелких монстярков из белых порталов таких не появляется. А вот в зеленых и выше… Вот такие, с кристаллами, как раз-таки, полезны для эспера.
        - Каким образом?
        - Самым прямым. Для начала - в них содержится свободная эсп-энергия, так что, если захочешь - сможешь её поглотить. Тут поинтов десять, наверное. Может дюжина. Если тебе повезет, то усвоишь из них, - Патрик задумался и постучал молоточком себе по подбородку. - два. Максимум.
        - Два поинта? Так мало?
        - А ты видишь, чтобы по городу ходили сплошные “А” ранги? Развитие, Синевласка, вопрос не из простых и, что куда важнее, не из дешевых.
        Звучало логично.
        - Меня Костой зовут.
        - Приятно познакомиться, меня Патриком, - они пожали руки. - Тебе куда перевести? На эспер ID или на карту?
        - На карту, - буркнул Макдалов. Его ID все еще находился в заложниках у классного руководителя. Не самого, при этом… классного. Такой вот каламбур.
        - Давай.
        Коста протянул свою ученическую карту, Патрик же провел над ней смартфоном и, через секунду, у Косты в кармане завибрировал его собственный телефон.
        Сперва он удивился наличию связи в подземном рынке, а затем вспомнил, что она и в порталах имелась, так что ничего поразительного.
        - Ну а теперь смотри сюда, - Патрик нажал на кнопку, и стальная крышка прилавка отъехала, демонстрируя лежащие на красном бархате разнообразные камни монстров. При этом на некоторых самого кристалла содержалось куда больше, чем каменной структуры. - Этот, - Патрик указал на последний, самый… “кристальный”. Косте даже показалось, что он увидел внутри небольшой огонек пламени. - моя гордость. Выменял у заезжего из Москвы. У них рынок поболее нашего будет, но не суть. Блин! Сраный Кени! Короче - это камень монстра “B*” ранга. По приборам эсп-энергии тут на три сотни поинтов. Еще и огненный атрибут. Любой огненный-метафизик удавится за такое.
        - И почем?
        - В баксах-то? - улыбнулся продавец. - за баксы такое не продают, новичок. Только бартер. Ну или за ЕСП-кристаллы синих порталов.
        Синие порталы. Коста даже сглотнул. Это уже серьезная угроза. Такие могли вмещать в себя территорию целого мегаполиса, они существовали на протяжении двух недель Земного времени, а выжить в нем могли лишь эсперы “B” ранга и выше.
        - И это даже не камень босса, - глаза Патрика буквально блестели от еле сдерживаемых эмоций. - Я уже кинул клич по Питерским гильдиям. Может и клюнет какая крупная рыбка. А то у меня партия мелких камней заканчивается.
        Гильдии… крупнейшие организации эсперов. Банды, на их фоне, это детские кружки по интересам. И вполне резонно, что именно гильдейские и занимались продажей и покупкой такого.
        - Как оно? На этом на сегодня все? - с небольшой надеждой на обратное спросил Патрик.
        - Все, - кивнул Коста.
        - Ну, тогда, дуй за Кени, а у меня клиенты.
        И действительно - за Макдаловым уже скопилась целая очередь.
        Коста, убрав карту обратно в карман, поплелся в сторону, куда указал ему репер. В голове у него вертелись все те же мысли. Он уже жалел, что продал оба камня и не провел эксперимент хотя бы с одним из них. И вообще - что значит “поглотить энергию”.
        Эсперы… почему-то они считали, что и все остальные должны знать то же, что и они сами.
        Но ладно с этими ЭСП-поинтами. Их, хотя бы, более-менее, понятно, как добывать. А вот очки духа… их прирост Коста никак не мог раскусить.
        - Эй! Здоровяк!
        Коста обернулся. К нему подошел мутного вида тип. Такой, обычно, стоит у входа в туалет на рейве и предлагает тебе купить “веселую таблеточку”.
        - Не хочешь попытать свое счастье?
        - Я не употребляю.
        - Правильно. Я тоже. Наркота - зло.
        Коста посмотрел на твердый, уверенный, пусть и мутный взгляд. Что же - может он поторопился с выводами.
        - Ты ведь “F” класс, да?
        - Все верно.
        - Отлично! Тогда, если есть деньги, то милости просим, - мутный отодвинулся и указал на неоновую вывеску, висящую над входом, куда весьма активно стягивался народ. Как и в случае с лавкой, название говорило само за себя.
        “Бойцовский клуб”
        Коста мысленно улыбнулся. Может удача сегодня на его стороне.
        - Какие условия?
        Глава 33
        ГЛАВА 33
        
        - У нас все официально, - мутный тип протянул Косте бланк заявление. - Мы - младшая лига “FIGHT NIGHTS”. Поставь здесь подпись, и я распечатаю тебе удостоверение.
        - А ID?
        - Не надо, - мутный уже уселся за компьютер. - мы стараемся свести любую бюрократию к минимуму. Наши бойцы должны драться, а не с бумажками возиться. У нас есть доступ к общей базе, оттуда и возьму все нужные данные.
        Макдалов мысленно только поблагодарил такой подход.
        Они сидели в небольшом офисе, расположенном сразу над смешанной раздевалкой, куда и выходили односторонние стекла, заменявшие кабинету окно.
        Эсперы не очень беспокоились о том, чтобы выделить разным полам - разные пространства. В порталах всякое происходило, так что суперов вообще почти не заботили такие тривиальные мелочи, что кто-то может увидеть их “в чем мать родила”.
        - Тебе вообще повезло, - мутный поднялся и протянул Косте удостоверение бойца. Простую, пластиковую карточку с его фоткой, взятой из базы (определил по синим волосам). С того же ресурса мутный выставил и количество ЭСП-поинтов, в количестве “37”.
        Чтобы данные обновились, Макдалову требовалось посетить больницу или вставить себе в плечо собственный смартфон, как бы глупо это ни звучало. Но датчики в телефоне и само приложение определяли данные весьма нечетко, да и самому Косту это не требовалось - прекрасно справлялась и татуировка.
        - Нам как раз нужна пара для разогрева. Боец застрял в портале, не смог приехать. А не так уж и просто найти “F” ранг, у которого кишка не тонка, - продолжал мутный. Макдалов так и не спросил его имени. - Сегодня главная пара утренней сетки - два бойца “D” ранга, но не выпускать же их на холодную толпу.
        Коста делал вид, что ему все понятно, хотя из всей речи Мутного понял в лучшем случае - пару слов.
        - В общем, смотри, с тебя две сотни баксов членского взноса, - эту фразу Коста понял целиком, и она ему очень не понравилась. Так же - целиком. И видимо это весьма красноречиво отразилось у него на лице. - Да все путем. Это разовая акция. Заплатил, а затем вся лига “FIGHT NIGHTS” для тебя открыта. С внутренним рейтингом, конечно. Сейчас, к примеру, у тебя тысяча. Можешь спокойно выходить на арену со всеми, кто на сотню выше-ниже.
        Обычная рейтинговая система бойцовских лиг - Коста к такому с самого детства привык.
        - Правила?
        Мутный даже опешил. И не сразу ответил. Видимо и подумать не мог, что кто-то, в современном мире, ни разу не видел “FIGHT NIGHTS” и не в курсе о правилах проведения боев.
        Что же - Коста и подумать не мог, что будет участвовать в подобном балагане.
        - До сдачи. Без смертельных исходов. Они наказываются по всей строгости конвенции о регулировании эсперов Новой О.О.Н..
        - А награда?
        - Рейтинг, - мутный произнес это так, будто какой-то там рейтинг все пояснил и очередные эфемерные циферки сами по себе служили ценнейшим призом. Хотя, скорее всего, Коста, как обычно, просто чего-то не знал. - Ладно, пойдем здоровяк. Бой и так задержался на пятнадцать минут.
        Вместе они спустились по лестнице, прошли через пустующую раздевалку и оказались в длинном коридоре. Немного пахнущим сыростью и увешанный плакатами с изображениями различных эсперов.
        - Все выпускники нашей младшей лиги, - с гордостью рассказывал Мутный. - Вон, даже леди Брайт начинала с простого Питерского Трольского Пятачка, а сейчас?
        Видимо это планировалось как риторический вопрос, но Макдалов действительноне следил за модой на суперов.
        - А сейчас она сражается на центральной арене Лондона, - процедил Мутный, будто принял это на личный счет. - Рейтинг двадцать семь сотен. Входит в сотню лучших бойцов Высшей Лиги!
        - Ага, - только и прокомментировал Макдалов.
        - Черт возьми, парень, ты как со Стены свалился.
        Этот неясный тип хотел сказать что-то еще, но они уже прошли через коридор и оказались на краю весьма масштабного амфитеатра. Во всяком случае - пару сотен человек он вмещал в себя вполне легко и был, несмотря на ранний час, забит под завязку.
        - Кажется Мутный Стив, - почему-то Макдалов не был удивлен. - спас положение и таки нашел нам бойца!
        Толпа заулюлюкала, приветствуя… нет, не Макдалова, а стоявшего в центре - в стеклянной клетке парнишку. Кажется, это был, плюс минус, ровесник самого Косты.
        - Тогда, начинаем!
        - Все, давай, шуруй, - шикнул ему на ухо Стив и подтолкнул в сторону арены.
        Коста, игнорируя свист и улюлюканье толпы, добежал до подиума, взлетел по лестнице и… понял, что вместо перчаток - у него все те же бинты, а сам он одет в растянутые, старые вещи Марка, которые те выдал полуголому новичку.
        Разумеется, просить сбегать за экипой было поздно, так что Коста вошел в шестиугольник и за ним опустилась стеклянная дверь.
        Видимо сделанная не из самого простого материала, клетка формировала многогранник, где и дрались состязающееся.
        - В левом углу наш постоянный участник, Дмии-и-и-и-и-итрий Паа-а-а-а-а-а-лин! Ученик десятого класса районной школы, - Коста выругался. Он узнал этого парня. Не мог не узнать. В конце концов - именно с ним постоянно шаталась его сестра. - Рейтинг одна тысяча, девяносто восемь! Ранг “Е”. Количество эсп-поинтов: двести двадцать два! Тип: физический! Поприветствуем!
        Дмитрий, одетый в простой спортивный костюм и кеды, прыгал перед толпой. Он все даже не думал повернуться к Косте лицом.
        - В правом углу, Константии-и-и-и-ин Макда-а-а-алов!
        Дмитрий, казалось, застыл прямо в воздухе, а затем резко развернулся.
        - Ты?!
        - Наш новичок! Еще ни одного боя в клетке! Ранг “F”. Количество эсп-поинтов… количество… ошибки точно нет? Ну ладно. Количество эсп-поинтов: тридцать семь! - толпа, а вместе с ней и Дмитрий, задрожали от смеха. - Тип: физический! Бой начинается на пять, четыре…
        - Я тебя похороню, Коста, - прошипел Дмитрий.
        Он, прыгая из стороны в сторону, огибал Косту, постоянно разворачивая корпус из одной стороны в другую. Не опускаясь на пятки, работая только мысками, размахивал руками и как-то странно дергался.
        - Один!
        Стоило только комментатору отдать команду, как Дмитрий тут же бросился в атаку. Он оттолкнулся от арены так сильно, что Коста почувствовал вибрацию в собственных ногах.
        Дмитрий двигался настолько быстро, насколько только позволял ему ранг “Е” физического типа. А значит - очень быстро. Но, при этом, Коста с удивлением обнаружил, что для него движения Дмитрия выглядят… как раньше выглядели движения Миши.
        Опасно, но не до паники.
        - И Макдалов уворачивается от прямого в голову! Он разрывает дистанцию и, кажется, выглядит удивленным! Разумеется - не каждый день выпадает шанс подняться на арену!
        Коста, словно копируя движения Дмитрия, и сам несколько раз подпрыгнул на мысках. Но не чтобы покрасоваться, а просто пытаясь привыкнуть к своему обновленному телу. Оно было легким. Поразительно легким.
        Дмитрий, что-то прокричав, снова бросился в атаку. Бесхитростно и безыдейно. Он, обладая минимальными знаниями о боксе, полностью полагался на свои супер-способности.
        - Макдалов снова разрывает дистанцию и это лоу-кик! Дмитрий получает первый удар в этом раунде! Парень, соберись! Это ведь простой новичок.
        - Ты покойник, Коста, - прорычал парнишка.
        - Для тебя Константин Олегович, - спокойно парировал Макдалов, чем еще сильнее разозлил Дмитрия.
        Но ему это только на руку. Он понятия не имел, почему при разнице в полторы сотни поинтов ему, пусть и с трудом, удается разрывать дистанцию, но не хотел провер…
        - И это первая активация умения от Дмитрия!
        На руках и ногах парня вдруг выросли костяные шипы длиной с ладонь, а скорость, с которой при этом двигался Дмитрий, возросла настолько, что Коста, все же, не успел разорвать дистанцию.
        Вражеский кулак буквально ввинтился ему в левый бок, а следом, уже с права, прилетел хук. Макдалов успел выставить блок, но не учел шипы.
        - Проливается первая кровь и Палин начинает теснить противника! Кажется, бой закончится куда быстрее, чем мы на то рассчитывали!
        Удары сыпались на Косту со всех сторон. Он лишь успевал гасить их силу, но с каждой секундой чувствовал, как на теле разливаются неприятные гематомы, а острые шипы буквально срезали слой за слоем плоть.
        Он и сам не заметил, как вдруг оказался зажатым в угол, стоя в луже собственной крови. Резкая боль “свистела” в его руках, но он все так же держал защиту.
        - Это больше напоминает мясорубку, чем схватку! Думаю, рефери стоит остан…
        - Сейчас! - мысленно отдал себе команду Макдалов.
        Увидев в граде быстрых, сильных, но беспорядочных ударов маленькое окно, Коста тут же разжег в груди ту странную энергию и пустил её сквозь все тело - прямо в руки. Он качнул корпусом в сторону, пропуская левую руку Дмитрия себе за спину и, игнорируя острые шипы, рассекавшие воздух, сделал полушаг вперед и выбросил правый кулак в простом, прямом ударе прямо в центр корпуса Дмитрия.
        Косте на мгновение показалось, что он все же надел перчатку. Перчатку из тела ухажера своей сестры.
        Дмитрия не просто оторвало от земли, но буквально согнуло и скрутило вокруг окутанного синим кулака. Парин, раскрыв рот в беззвучном крике, оставляя за собой зависшие в воздухе капли крови, вылетел как ядро из пушки.
        Но Коста уже летел следом. Еще до того, как Дмитрий коснулся спиной матов, Макдалов подпрыгнул и, выпрямив ногу, ударил пяткой в ту же точку. Парина вновь согнуло и так ударило о маты, что те сработали по принципу батута и подкинула парня в воздух.
        Коста был готов. Прижав кулак к груди, он, вновь используя странную энергию, в третий раз буквально вбил удар во все то же, небольшое, с теннисный мячик размером, место в центре массы Парина.
        Дмитрия, у которого на груди образовалась стремительно чернеющая впадина, отбросило к противоположной стене, где он застыл.
        Из его рта, носа и ушей текли струйки крови. Вмятина на груди, напоминавшая собой отпечаток кулака, выглядела не очень-то приятно, а черная гематома уже почти дотянулась до самых плеч.
        - Это… это… это феномена…
        Но слова комментатора заглушил рев приветствовавшей Косту толпы. Как мало нужно зрителям для счастья. Всего-лишь…
        - Сука, - не сдержался Коста.
        Он посмотрел на свою руку.
        Пальцы напоминали, скорее, переваренные спагетти, нежели пальцы. Изломанные, вывернутые под неестественными углами - некоторые фаланги и вовсе пронзили плоть и торчали наружу белой костью.
        Неужели всего одно очко, добавленное в ловкость, так сильно все изменило? Или, может, это потому, что он так и не смог нанести прямого удара по Ежу.
        Хотя нет - тот ведь закрылся блоком в последнюю секунду и…
        - Ну ты и отмочил! - Мутный Стив, обхватив Косту за плечи, уводил его с арены. В это время Дмитрия, уплывшего в страну Морфея, уносили на носилках два медбрата. - Вот это удача! Ставлю десяток косых - станешь нашей новой звездой! Чтобы “F” ранг, да еще с таким мизерным количеством поинтов вырубил “Е” ранг?! Да такое только в дурацких блокбастерах увидишь!
        - Ага…
        - Так, руки мы сейчас тебе поправим и…
        Что-то произошло. Коста не понял, что именно. Словно какая-то пелена накрыла их со Стивом, а в следующее мгновение Макдалов стоял уже не в коридоре “Бойцовского Клуба”, а где-то в тесных, душных от белого пара, переулках Пятачка.
        И стоял он там не один.
        Там был кто-то еще.
        В глаза бросилась яркая татуировка бабочки на левом предплечье.
        Проклятье…
        - Мог бы и ответить на сообщения, раз уж в чат не заходишь.
        
        
        ЖАНР ДЛЯ МЕНЯ СОВСЕМ НОВЫЙ, ТАК ЧТО ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НРАВИТСЯ ВАМ ИЛИ НЕТ, ТАКАЯ ВЗАИМНАЯ ПОМОЩЬ:
        ЧЕМ БОЛЬШЕ КОМЕНТОВ, ЛАЙКОВ И НАГРАД - ТЕМ БОЛЬШЕ И ЧАЩЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ! ТАК Я БУДУ ПОНИМАТЬ, ЧТО ИСТОРИЯ ИНТЕРЕСНА.
        Глава 34
        ГЛАВА 34
        Её нельзя было назвать красивой.
        Кого?
        Девушку лет шестнадцати, зажавшую Косту в тупичке.
        И это не потому, что Макдалов не видел в жизни красивых женщин. Довольно часто его сверстники, тайком “поглядывающие” на десятки раз обработанные фото и видео имеют весьма неправильные представления о красивых, в реальности, девушках и женщин.
        Нет, она не была красива.
        Скорее мила и приятна. Обворожительна. Очень сексуальна, но - не красива. И именно поэтому, скорее всего, не имела отбоя от поклонников.
        Слегка курносый нос, чуть пухловатые щеки, стройная фигура, чувственные формы, глаза цвета утреннего тумана и нежно розовые волосы.
        Она едва доставала Косте до груди, но при всем при этом в ней чувствовалась внутренняя сила и самодостаточность. Она не выглядела кокеткой, хоть и носила короткую юбку, облегающую майку и странное, кожаное пальто, стилизованное под движение Анархистов.
        Почему-то с закатанными рукавами.
        Так, собственно, Макдалов и различил татуировку.
        - Butterfly, - догадался он.
        - NewBlue, - кивнула ему в ответ девушка. - и, чтобы ты понимал, я тебя не искала. Абсолютно случайно оказалась в нужном месте и в нужное время.
        - Что бы ты понимала, такие фразы даже в кино звучат жутко неловко, а сейчас, - Коста обвел взглядом узкий тупичок, настолько плотно затянутый паром, что ему не всегда удавалось различить в нем лицо собеседницы. - в такой-то обстановке и подавно.
        Она чуть улыбнулась.
        - Подавно… Испугался, добрый молодец? Не бойся - бабушка тебя съест. Путь укажу, да травки целебные дам.
        - Туше, - попытался развести руками Макдалов, но скорчился от боли.
        Разбитая рука, если не двигать, ныла, а вот если пошевелить… интересно, насколько сильно ему нужно продвинуться в этой новой для себя стезе, чтобы, как и тот Синеволосый незнакомец - залечивать раны прямо на лету.
        - Чатом почему не пользуешься? - она даже не думала сводить с него взгляда своих странных глаз.
        - Я пытался, - слукавил Коста. Главная причина, по которой он его избегал - слова Синеволосого. Тот говорил не доверять “Unseens”. И, пока, причин поступать так же в отношении Синеволосого у него не появилось. Арифметика весьма простая. - Подумал, что это час косплееров. Несете какую-то чушь и флудите. Отключил уведомления. А личные сообщения я редко читаю.
        - Много пишут, да?
        - Постоянно, - Коста улыбнулся. Он даже поверил, что у него это вышло легко и естественно.
        - Поклонницы?
        - Если честно - то чаще это простой рекламный спам. Мне уже надоело читать о том, что мне следует увеличить член или зарабатывать по сто тысяч баксов при этом ничего не делая.
        - А что, есть надобность? - сверкнула глазами девушка.
        Коста уже слабо понимал к чему был весь этот диалог.
        - Ну, деньги никогда не бывают лишними.
        - Я про член, - она кивнула в сторону его паха.
        Макдалов ненадолго опешил. Он, конечно, на районе всяких встречал, но таких… странных еще никогда.
        - Не интересовался, - пожал плечами Коста.
        Бабочка вздохнула, немного закатила глаза и оперлась на противоположную стенку.
        - Все это попахивает наглым враньем, - вынесла она свой вердикт.
        - Но я действительно не интересовался, - возмутился Макдалов.
        Она сперва никак не отреагировала, а затем засмеялась. У неё был приятный смех. Не очень звонкий. Не громкий и не тихий. Не слишком заразительный, но и не захлебывающийся.
        У Косты имелся бзик на звуках. Такое бывает, когда ты по шестнадцать часов в сутки слушаешь музыку. Учишься под неё, ешь, работаешь, хотелось бы добавить - спишь, но это все еще оставалось для Макдалова хорошо забытым чувством и от того - абсолютно новым.
        Смех оборвался так же резко, как и зазвучал.
        - Я соврала тебе, что оказалась здесь случайно, а ты - что не заходишь в чат из-за флуда.
        В тупичке повисла гнетущая тишина. Инстинкт подсказывал Макдалову - бежать, а здравый смысл - совершать как можно меньше лишних движений.
        Тот же самый инстинкт, только куда более глубинный, почти звериный. Он подсказывал Косте, что бежать будет ошибкой - как бы странно девушка не выглядела, но она обладала куда большей силой, нежели те эсперы, коих уже встречал Макдалов.
        Бабочка вдруг резко выпрямилась и посмотрела ему в глаза.
        - Он сказал тебе не верить участникам, да?
        Коста не сразу нашелся что сказать.
        - Молчание - самый честный твой ответ, - чуть сковано улыбнулась девушка. - мне ты можешь доверять - мы с Синим работали вместе.
        Макдалов чуть не икнул.
        - Это то, что в первую очередь бы сказал человек, который хочет меня обмануть.
        - Резонно, - закивала девушка. - тогда так - я знаю, что твой отец работал над порталами и способом их закрыть раз и навсегда.
        По спине парня пробежали мурашки. Драться с оборотнем? Почему бы и нет. Смахнуться с вонючим слизнем? Коста бывал в передрягах и похуже. Какой-то эспер бандит хочет его прикончить? Не в первый раз.
        Но еще никогда Макдалов не оказывался в эпицентре шпионского боевика. Он попросту не знал, что ему делать и как себя вести.
        - Так думали и те, кто его убил, - едва выдавил из себя парень.
        - Убили? Проклятье, Синий и тебе эту чушь скормил… никто твоего отца не убивал. Это была простая авария.
        - Откуда ты знаешь? - спросил Макдалов быстрее, чем смог поймать себя самого за язык.
        Черт! Он не это должен был сказать! Он вообще не должен был задавать подобного вопроса! Зря, что ли, Гарднера читал?! Пери Мэйсон такого промаха бы не допустил!
        - Это тебя не касается.
        Она скрестила руки под весьма приятной на вид грудью и снова отстранилась.
        - Иными словами, - Макдалов попытался сохранить хорошую мину при плохой игре. - Ты явно знаешь больше, чем я. Так что имеешь все возможности скормить мне какую-нибудь утку…
        - Не люблю мясо птицы.
        - … и при всем при этом, ожидаешь, что я буду тебе доверять?
        - В целом, - задумчиво протянула Бабочка. - Да, ожидаю. Не сразу, конечно, но ты и я, - она указала на него, а потом и на себя пальцем со смешным маникюром, а затем, будто вспомнив, что нарисовано на ногте, спрятала руку в карман пальто. - У нас одна цель. Так же, как было и у меня с Синеволосым.
        - А откуда мне знать, что это не ты подослала оборотня в морг?
        - Оборотня? - девушка цепко ухватилась за оговорку. - Так это был оборотень? Черт! Это многое объясняет… но какому клану взбрело в голову нарушить Соглашение о Невидимых? Проклятье… я ведь говорила Синеволосому не лезть против кланов. Они так просто не оставят и…
        С каждым очередным словом Макдалов все отчетливее понимал, что его глубже и глубже затягивает в трясину. И чем больше он барахтается, тем опаснее становится ситуация.
        - Кто-то идет, - Бабочка сделала шаг внутрь завесы пара. Макдалов не понимал, что происходит, но девушка словно растворялась внутри белой пелены. - Я свяжусь с тобой через чат и личные сообщения. Кланы позаботились, чтобы их нельзя было отследить. Постарайся не умереть, пока я все не выясню.
        Макдалов уже собирался спросить: “Что за кланы?!”, но не успел. Он резко осознал, что находится в тупичке один, а Бабочка, каким-то странным образом, попросту исчезла.
        Что она там собиралась выяснить, о чем вела разговор - он понятия не имел, но чувствовал, что это важно. И, может быть, столь же опасно.
        - Да срань…
        Кое-как вытащив здоровой рукой телефон из кармана и зайдя в приложение, он обнаружил несколько непрочитанных сообщений от Бабочки.
        
        “Нам надо поговорить” @Butterfly
        “Это важно!”@Butterfly
        “Серьезно, новенький, от этого может зависеть не только твоя жизнь, но и моя”@Butterfly
        “Я же вижу, что сообщения тебе доходят!”@Butterfly
        “Ты представляешь, как это раздражает, когда у тебя важное дело, а другой человек тебя игнорирует?!”@Butterfly
        
        И еще с десяток примерно такого же содержания. Макдалов набрал текст и отправил.
        
        @Butterfly не в сети. Сообщение будет доставлено, как только аккаунт перейдет в статус онлайн.
        
        - Кажется, мы поменялись ролями…
        - Кто поменялся? С кем поменялся? - взъерошенный Кени выскочил в тупичок. - А-а-а. С пассией переписываешься, да? Или…
        Он скосил взгляд на переломанные пальцы правой руки.
        - У меня на языке вертится очень глупая, но очень смешная шутка, - буквально по слогам проговорил репер. - Но лучше я спрошу - ты где, что б тебя, здоровяк, успел так покалечиться?
        Глава 35
        ГЛАВА 35
        
        Пока они ехали в автобусе в обратном направлении, Кени успел вызнать у Косты все, что произошло в Бойцовском Клубе. Разумеется, о продолжении пришлось умолчать. Не то, чтобы Макадлов страдал какой-то паранойей, просто… просто все это было слишком сложнее.
        Сложнее, чем мог выразить в словах Коста.
        - Чертов Стив! - Кени хлопнул ладонью по стеклу, чем привлек внимание нескольких пенсионерок. Как говорила миссис Ташин - апокалипсис апокалипсисом, а бабушки в автобусе - по расписанию. - Забыл тебя предупредить. Он даже погоняло свое за это получил.
        - Мутный?
        - Ага, - кивнул репер. - постоянно тягает с улицы молодых и зеленых, - Кени бросил в сторону собеседника быстрый взгляд. - в твоем случае синих, разумеется, но не суть.
        - А в чем ему резон?
        - Процент со ставок. Он всегда ставит на фаворита таких вот мелких боев. Сам и со ставки поднимает и процент с тех, кто ставит на низкий коэфициент.
        - А это…
        - Не законно ниху… - Кенни осекся и, извиняясь улыбнувшись пенсионерке, продолжил. - Но за этим на Пятачке никто не следит. Всем, по большому счету, плевать, чем там и кто занимается. Лишь бы, как говорится… ну… это… в общем…
        - Я понял, - закончил за репера Макдалов.
        Он снова смотрел на пролетавшие мимо пейзажи. Правая рука, забинтованная и обработанная в аптеке на Пятачке, лежала у него на коленях.
        Казалось бы - прошло всего несколько дней, а он настолько по-другому смотрел на все эти жилые муравейники, полные людей, работающих, чтобы оплатить место, где будут спать, в надежде, что им не придется сталкиваться с опасностями этого мира.
        Что за них это сделают - сберегут, защитят, все решат, другие. Те другие, на которых они потом будут жаловаться и, походя, немного завидовать.
        Был ли и сам Макдалов таким же? Или в нем уже заговорила суперовская гордыня?
        Кени трещал без умолку. Рассказывал об умении, которое приглядел в лавке. Мол, для него ему нужно подкопить еще десять тысяч, оставшиеся тридцать он возьмет в кредит и тогда, со вторым умением, сможет попробовать себя в зеленых порталах.
        - Окупится за год! - все не унимался парень. - Я тебе отвечаю! А кредитная история у меня хорошая! Должны дать!
        Макдалов, вновь отключившись, активировал татуировку и вызвал окно голограммы.
        
        
        ОЧКОВ ДУХА: 15
        ЭСП-ПОИНТОВ: 38
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 21
        
        Сначала с того, что он смог выяснить - он потратил двадцать четыре очка за небольшую схватку с Дмитрием. Значит у него оставалось их четырнадцать. Полтора часа они с Кени провели на Пятачке, плюс еще пять минут на разговор с Бабочкой и десять - добраться до автобуса и проехать две остановки.
        Получается, за час у него восстанавливалось примерно четыре поинта.
        Но, самое интересное заключалось в другом - Очки Духа. После того, как не смог убить Босса, те выросли на несколько десятков. Да даже после поражения Ежу - они тоже значительно увеличились в объемах. А теперь… за чистую и легкую победу он получил всего десять очков!
        Да, разумеется, этого хватило, чтобы увеличить силу на одну единицу, что не приближало его к “Стилю Волка”, хоть и выравнивало общую картину, впрочем Макдалов все еще не понимал по какому принципу прирастал этот Дух.
        Нет, некоторые идеи у него имелись, ради которых он и полез на ринг, но для их проверки требовалось провести еще несколько экспериментов - побывать в портале и, как бы странно это ни звучало, но еще раз посетить Мутного и его “Клуб”.
        А пока, потратив двенадцать очков и подняв силу на еще одно очко, Макдалов расслабился в привычном ощущении разливающегося по телу тепла и, откинувшись на спинку удобного кресла, прикрыл глаза.
        Интересно, ему приснится сон?
        Когда он вообще в последний раз видел сны?
        
        ***
        
        - Вставай, красавица, а то ты слюнями уже почти локальный потоп устроил.
        Макадлов нехотя открыл глаза. Сперва он подумал, что Кени его подкалывает, но нет - он действительно пускал слюни на обшивку кресла.
        Стыдно-то как.
        Вытерев рот здоровой рукой, Макдалов поднялся и направился к выходу - они как раз остановились около торгового центра. Удивительно, но в последний раз, когда он стоял под этим пластиковым навесом, то его жизнь кардинально изменилось.
        Это произошло только в понедельник, а казалось…
        - Будем на связи! - Кени помахал в открытое окно смартфоном. - Я забил свой номер тебе в трубу!
        Автобус поперхнулся облаком густого смога и поскользил дальше по дороге.
        Да… всего-то понедельник. А сейчас…
        - Пятница! - чуть ли не с ужасом воскликнул Макдалов.
        И стоило ему это сделать, как тут же в руке завибрировал телефон, а на экране высветилось: “Мегера”. Но не стоит судить строго, Коста всегда рос впечатлительным юношей.
        Нажав на зеленый кружочек, он аккуратно поднес динамик к уху.
        - Мисс Лейта, - максимально ровным тоном поздоровался Макдалов. - Добрый… - он огляделся. Вообще-то, еще даже полудня не стукнуло. - доброе утро.
        - Оно было добрым, мистер Макдалов, - в тон ему ответила учитель. - когда я с утра проснулась, а мне к третьему уроку - замечательное утро. Воду горячую дали - еще лучше. Мне принесли завтрак в постель - вообще замечательно. Но знаете что?
        - М-м-м… вас забыли предупредить, что сегодня выходной?
        - Хорошая попытка, Константин, но нет, - с каждым словом тон Лейты начал постепенно меняться. - Мне звонит мать Дмитрия Палина. Вся в слезах. В истерике. Уверяет, что ты отправил его сыночка на больничную койку.
        - Но…
        - Что поймал его где-то на районе вместе со своими дружками и всемером! Всемером, мистер Макдалов, обработали её ненаглядное сокровище до состояния хорошо отбитого бифштекса.
        - Эм…
        - Разумеется, я не поверила ни одному её слову, - Макдалов облегченно выдохнул в трубку. - Дмитрий и сам хорош - каждую пятницу придумывает сто и один способ как не пойти в школу, чтобы попасть на Пятачок. Но не спешите так облегченно дышать мне в ухо - это ведь даже не томно.
        Макдалов сглотнул. Ничуть не менее тише.
        - Вот - уже правильная эмоция, - донеслось из динамика. - Я что вам сказала, Константин? Сидеть тихо, не высовываться, учится, иногда смотреть порно! Если у вас нет доступа в интернет, могу на флешке принести! И не надо спрашивать откуда у меня - чего только у учеников не конфискуешь.
        - Но я…
        - Подумайте дважды, перед тем как мне соврать, - в который раз перебила Лейта. - потому что я стою около вашей двери и уже десять минут жму на кнопку дверного звонка.
        Макдалов выругался, затем спохватился и едва было не выругался еще раз.
        - Понимаю. Жду.
        Лейта повесила трубку, а Коста, взяв с места в карьер, побежал через шоссе прямо к жилому комплексу. И побежал он быстро. Очень быстро. Настолько, что перепрыгивал скамейки вместе с сидевшими на них парочками, перемахивал через детские коляски, оставляя под ногами молодых мамочек, буквально пролетал над машинами, сигналящими ему в след.
        Атрибут силы, выровнявшийся с ловкостью, проявлял себя в данный момент во всей красе.
        Макдалов буквально влетел в парадную, мимолетом заметил очередное отсутствие мисс Ташин и, ужаленным, взлетел по лестнице.
        Двадцать этажей пролетели буквально за…
        - В сумме - полторы минуты? - мисс Лейта, в обтягивающих кожаных штанах и белой блузке, иными словами - демонстрируя свою атлетичную фигуру с полноценным, третьим-плюс размером, оттягивающим одежду без всякого пушапа, щелкала пальцем по наручным часам. - Неплохо. Неплохо. Но еще не впечатляет.
        - Я… я…
        - Тут от меня должна последовать рифма, но я просто укажу на очевидное, - она кивнула на забинтованную руку.
        Макдалов посмотрел туда же и, печально вздохнув, подошел к двери.
        - Чай будете? - спросил он, вводя код на замке.
        - Добро пожаловать домой, мистер Макдалов, - прокряхтел металлический голос.
        - У тебя какой? - спросила учитель, заходя следом за ним.
        Он скинул сланцы Марка и, помыв руки, вернулся в коридор - мисс Лейта при этом не покидала прихожей.
        - Зеленый.
        - Я больше одно-солодовый люблю, - явно отшутилась учитель, но Коста юмора не понял. - Молодежь… а ведь смешно получилось.
        - Наверное, - пожал плечами Коста. - Пройдете?
        - Спокойный ты какой-то, - учитель даже, вроде, немного расстроилась и глянула за спину Макдалову - внутрь комнаты. - Чистенько у тебя как… прям даже не верится, что здесь подросток живет.
        Косте очень хотелось сказать, что видела бы Лейта, что здесь творилось после визита Пуловера, но решил оставить эту информацию при себе.
        - Сильно болит?
        - Заживет, спасибо.
        - Понятное дело, что заживет. Ты же физик. Диму зачем на койку отправил?
        - Я не знал, что там будет именно он.
        - А если бы знал?
        - Все равно бы отправил.
        - Почему?
        - Он мне не нравится.
        - Ну, хотя бы честно. Говорят, ты к банде примкнул?
        - Кто говорит?
        - Слух по школе пошел… но в основном - юная Блиц.
        - Она с Ежом в паре. Может что-то спутала.
        - С Ежом, да… а мне казалось - с тобой.
        - Почему казалось?
        - Тут слишком чисто. У меня не возникает ассоциаций с Блиц.
        - Она не выглядит неряшливой.
        - Считай это женским пунктиком. Мужчине долго объяснять.
        - Понятно.
        - О Пятачке как узнал?
        - Слух был.
        - Какой слух?
        - Да так - в школе говорили.
        - Понятно… а препираться так тоже в школе научили?
        - Нет, это папина заслуга.
        Весь этот диалог, куда больше похожий на допрос, нежели тот, что устроил Пуловер, прошел быстрее, чем Коста успел понять, что Лейта его и вовсе - допрашивает. Причем делает это очень быстро, легко и погодя. Их там в педагогическом и такому учат?
        С другой стороны - все же, с эсперами дело имеет. Не с обычными подростками.
        - Вообще, я хотела отдать тебе вот это, - Лейта, непонятно откуда, достала его пластиковую ID-карточку. - Но, видимо, не в этот раз - слишком плохо себя ведете, мистер Макдалов. Не выполняете, так сказать, предписаний руководства. Ну, на первый раз…
        Все произошло слишком быстро. Вот Макдалов стоял на ногах, а вот он уже врезался в противоположную стенку, порвав обои и оставив глубокую трещину. И, видимо, не только на здании, но и еще на собственных ребрах.
        Лейта же опустила ладонь, которую только что впечатала в грудь Макдалову.
        - Агх, - Коста сплюнул кровью и с трудом смог вздохнуть.
        - У меня в классе один за всех и все одного, - медленно проговорила мисс Лейта. - По первости - закрою глаза. Но в следующий раз сломаю тебе ноги. Будешь неделю на костылях ходить. А если решишь опять соврать или пытаться выставить меня дурой - проломлю грудину и, как и Дима, проведешь пол месяца в интенсивной терапии.
        Она развернулась и вышла за дверь.
        - Мисс… Лейта… - прохрипел ей в след, сплевывая кровью, Макдалов.
        - Скорую сам себе вызовешь, если надо. Проспишься - пройдет.
        - Я не про это…
        Она обернулась и во взгляде прочиталось некое удивление, легкая нотка уважения и кило заинтересованности.
        - Вы знаете… детектива… Пуловера?
        - Сильно головой приложился, да? С чего мне знать какого-то детектива. И чтобы из квартиры носа не показывал!
        И, закрыв за собой дверь, оставив Косту лежал на полу и плеваться кровью, она зацокала каблуками в сторону лифта.
        Макдалов, медленно перевернувшись на спину, пытался унять бешено колотящееся сердце. Мысли бились друг о друга бильярдными шарами.
        В кармане снова завибрировал телефон.
        - Кени, - с трудом произнес Макдалов и опять захрипел.
        - Ирландец? Ты там норм?
        - Относительно.
        - Относительно того, кого танк переехал?
        Коста попытался улыбнуться, но боль растеклась уже по всему телу. Даже языком шевелить получалось с трудом.
        - Ты… почти… угадал.
        Кени присвистнул.
        - Веселая у тебя жизнь.
        - И… не говори.
        - А будет еще веселее! - с извечным оптимизмом добавил парень. - Удача на нашей стороне! Ну, вернее, на стороне “Плайм” - это которые…
        - Я знаю… где… территория… Плайм.
        - Ну супер! - Кени буквально переполнял энтузиазм, а значит явно ничего хорошего не произошло. - Их босс как раз Марку должен остался с прошлого года, так что удалось договориться и… не суть. В общем! У них открылся зеленый портал! Вечером сбор у Марка! Обсуждаем детали и завтра утром выдвигаемся! Все! Отбил!
        Из динамика зазвучали гудки. Телефон выпал из рук Макдалова на пол. Сил держать смарфтон уже попросту не осталось.
        - Отбил… и вот смеяться мне… или… плакать?
        Ответом на риторический вопрос стал его собственный кровавый хрип.
        Глава 36
        ГЛАВА 36
        - Время закинуться. Время закинуться.
        Коста резко очнулся и вскочил на ноги, а затем так же резко пожалел о содеянном.
        Согнувшись в три погибели он схватился за грудь. Синяк, оставленный ударом мисс Лейты, уже почти полностью прошел, но мышцы оказались не готовы к такому стрессу
        - Время закинуться. Время закинуться, - повторил хриплый вампир.
        - Да знаю я, - Макдалов выключил будильник и, кинув быстрый взгляд на блистер с Вулекс, решил, что пока обойдется без него. - А может это все мой трип из-за того, что я не ем таблетки и на самом деле валяюсь где-нибудь в психушке?
        Коста уже бывал в заведениях с мягкими стенами и людьми в белых халатах, когда у него в детстве случился нервный срыв. С тех самых пор он и старался контролировать свое поведение и всегда следить за собой со стороны.
        Глянув на телефон, Коста обнаружил три пропущенных. И все от Кени.
        Кое-как добравшись до холодильника, Коста достал брикет со льдом для напитков и, приложив к груди, с облегчением выдохнул.
        Стало полегче.
        Отдышавшись и залпом выпив почти литр ледяной воды, Коста набрал нужный номер.
        - Але! Здоровяк! -судя по шуму ветра, Кени куда-то очень быстро ехал. - Ты куда пропал? Я тебе тут целый час трезвоню!
        - Отсыпался, - коротко ответил Макдалов.
        - Спускайся давай, засоня! Я через десять минут подъеду, заберу. К Марку опаздываем уже, а у него пунктик на… пунктуальности! Ха! Прикольный каламбур, но не суть! Отбил!
        И зазвучали гудки.
        - Отбил, - повторил Коста. - и что это должно значить?
        Выкинув пустую пластиковую бутылку в мусорку, он оглядел свою пустую квартиру. Почему-то сейчас она ему казалась чуть более тоскливой, чем раньше.
        Сжав и разжав правую руку, чуть опухшую, но уже не раздробленную и почти не болевшую, он взял из гардеробной свои старые боксерские перчатки, убрал одежду Марка в пакет, надел собственный спортивный костюм (маловат, зараза), вторую пару сланцев, ибо на кеды он даже не надеялся и в таком, весьма непрезентабельном виде, вышел за дверь.
        - Будьте аккуратны, мистер Макдалов.
        - Стараюсь, - только и ответил Коста.
        Посмотрев в сторону лестницы, впервые за долгое время Макдалов предпочел ступенькам - лифт. Дождавшись приезда кабины, он нехотя ступил внутрь и, нажав на кнопку первого этажа, действительно ощутил некое беспокойство.
        Интересно, он теперь всегда будет лифтов опасаться или со времен история с моргом уляжется в его памяти?
        В современном, перестроенном комплексе лифт спускался куда быстрее, чем на Пятачке, так что уже вскоре Коста вышел в холл, где, с удивлением, опять не обнаружил миссис Ташин.
        Подойдя к её “офису” и заглянув внутрь, он не обнаружил на стуле привычной шали. Хотя, пятница вечер - не её смена, так что…
        - Макдалов? Вы что-то хотели?
        Он обернулся. Там стояла другая консьержка, чьего имени Коста не знал. Весьма неприятная, дородная женщина с очень скверным характером.
        - А вы не видели миссис Ташин? - все же решил рискнуть Макдалов.
        - Я ей не сиделка, чтобы знать где она и что она. Дай пройти.
        И, беспардонно отодвинув парня в сторону плечом, она вошла внутрь каморки-кабинета и захлопнула дверь. Нажав на кнопку коммуникатора, она буквально прокричала в динамик:
        - Работать не мешаем!
        Коста только покачал головой и молча развернувшись, спустился по лестнице. Он бросил быстрый взгляд в сторону почтовых ящиков, но сегодня, как и всегда, за одним единственным исключением - ни одного входящего письмо.
        Выйдя на улицу, Макдалов с наслаждением вдохнул слегка холодный, вечерний воздух. Солнце уже исчезло за Стеной, окрасив небо золотым и розовым. Зажглись фонари. Из ресторанов и кафе струилась музыка и звучал смех отдыхающих пятничным вечером людей.
        Заслуженные несколько часов покоя в круговерти забот и обязанностей.
        Макдалову нравились такие вечера. Когда Белые Ночи еще не вступили в свои законные права, но уже подбирались настолько близко, чтобы ночь превратилась в сумерки. Теплые и немного соленые. Со вкусом залива.
        - Здоровяк!
        Кени помахал рукой, привлекая к себе внимание. Не имея пропуска на территорию комплекса, он стоял на дороге около шлагбаума.
        Коста аккуратно спустился по лестнице и пожал руку реперу.
        - А ты, смотрю, времени даром не теряешь, - кивнул он, закуривая, на то, как Макдалов, несознательно, держался за грудь.
        - Ты, вроде, сказал, что мы опаздываем.
        - Да опоздали уже, - отмахнулся запаленный сигаретой Кени. - минута, две - разницы не сделает. Кто тебя так? Ты скажи - съездим, спросим. Ты теперь с нами. А у нас…
        - Только не говори один за всех и все за одного, - перебил Макдалов.
        - А чего так?
        - Дурные ассоциации, - процедил Коста.
        - Ладно, ладно, не вопрос, - замахал сигаретой Кени. Коста даже закашлялся от едкого дыма. Он никогда не понимал этой дурацкой вредной привычки. - Но, серьезно, Ирландец - кто приложился.
        - Мисс Лейта.
        - Женщина? Чот не везет тебе на них. Ой, да ладно тебе! Я вежливо подождал за поворотом, пока ты там обжимался с той розововолосой.
        Коста сперва замер, а затем пришел к выводу, что если бы Кени слышал хотя бы часть разговора, то так бы себя не вел. Скорее просто заметил Бабочку, перед тем, как та исчезла.
        - Стопэ! - завопил Кени и даже выронил сигарету. - Лейта? Лейта Альва?! Это она тебя приложила?! Блин, нафига ты вообще в клетку поперся тогда?!
        Макдалов не мог ответить, что проверял свою теорию относительно прироста Очков Духа, так что просто ответил:
        - Ну да - она.
        Реппер заозирался по сторонам, а затем перекрестился.
        - Верующий? - поинтересовался Макдалов.
        - Нет, но говорят - демонов и чертей отгоняет. Так! Ты мне зубы не заговаривай! Ты вообще в своем уме?! Она ведь, блять, классный руководитель!
        Макдалов отчетливо видел в глазах Кени неприкрытый страх и тонну уважения.
        - С каких пор, классные руководители стали такими… опасными?
        - Не знаю за всех - а классные руководители эсперов… - Кени осекся и посмотрел в глаза Косте. - Так, вижу ты не догоняешь. Видимо из-за роста и комплекции долго доходит.
        - Вообще-то - обидно, - проворчал Макдалов.
        - Зато забавно, - подмигнул Кени. Он достал вторую сигарету и снова закурил. - Представь, Коста, школу в одном из самых неблагополучных микрорайонов города, где часть учеников - из трущоб со Стены.
        Представить не составило особого труда - Макдалов как раз в такой учился.
        - А теперь добавь, что среди этих ребят есть процент эсперов. Эсперов, которых сажают в один класс и говорят вести себя дружно и не создавать проблем. Вот скажи мне - что из этого выйдет?
        Макдалов ярко представил себе запертых в банке пауков.
        - Вот и я о том же, - Кени стряхнул пепел и выдохнул облачко дыма. - У города нет ни возможностей, ни сил обеспечить защиту от эсперов всем школам. Охранники, которые сидят на входе - чисто для галочки, но не суть. Короче! Классные руководители эспер классов - их обычно два, максимум три, следят за тем, чтобы их подопечные никого не прибили, не разнесли, нахрен, школу и были смирнее плюшевых мишек. Так что ставят на такие должности - армейцев.
        - В смысле? Лейта - солдат?!
        - Самый настоящий, - кивнул Кени. - и рангом она должна быть не ниже “D**” - это минимальное требование к классным руководителям эспер-классов. Но её обязанности и полномочия намного шире. Она следит за безопасностью всех учеников в школе. И в праве действовать согласно ситуации. Так что ты еще легко отделался. Знаешь, как Колено получил свою кличку?
        - Нет, но догадываюсь.
        - Ага, - фыркнул Кени. - он учился в тридцать восьмой и, не подумав, влез в драку на территории школы - ему классрук раздробил колено. В пыль. Колено месяц лежал в больнице. Зато знаешь сколько еще раз эсперы-школьники дрались в том году? Правильно - ноль целых, ноль десятых.
        Макдалов вздохнул, закашлялся, скривился от боли, но ничего не сказал. Он и сам прекрасно понимал, что простой человек с мягким характером станет брошенной к пираньям кровавой отбивной. Даже в простых классах случались неприятные ситуации, а тут - два десятка суперов пьяных от гормонов и своей неземной крутости.
        - Город поделен, Коста, - продолжил репер. - Школы следят за эсперами на своей территорией. Банды поддерживают порядок на улицах и парках. Но и мы - платим дань и входим в введение более крупных банд, которые держат весь район. В нашем их три. И уже те, в свою очередь, отвечают гильдиям. В Санкт-Петербурге их пять, но не суть. А суть в том, что механизм отлажен, не имеет никакого отношения к тем законам, по которым живут простакии удерживает эсперов от гражданской войны и второго апокалипсиса. Так что, серьезно, Здоровяк - я бы на твоем месте купил ей цветы, конфеты, надел чистый костюм и пришел с поклоном. Военные это… блин. Ну с Офицами еще можно что-то там, где-то тут - это просто гильдия, хоть и официальная. А вот военные… там одни маньяки, психи, да монстры всякие, которые за Стеной и в порталах буквально живут. И тот факт, что ты сейчас стоишь передо мной целый и относительно невредимый, говорит о том, что офицер Лейта еще с тобой мягко обошлась. Приглянулся ты ей, чем-то. Обычно в таких ситуациях сразу на койку отправляют.
        Макдалов вспомнил, что каждый раз, когда в школе случалась драка эсперов, вне зависимости от того, кто в ней выиграл, а кто пострадал - обе стороны не появлялись в заведении еще приблизительно с месяц. Так что дрались либо за пределами школы, либо это происходило так редко, что Коста, за все годы учебы, мог пересчитать такие случаи по пальцам.
        - Хотя, слышал, в хороших гимназиях и, тем более, Академии Эсперов - все иначе. Ну, оно и понятно - у богатеев свои порядки, но не суть, - Кени выкинул бычок в урну и, нацепив шлем, протянул второй Косте. - Погнали. А то Марк мне сейчас трубку начнет обрывать.
        Макдалов посмотрел на старенький спорт-байк, на бензобаке которого явно что-то очень старательно смыли пятно какой-то краски.
        - А ты…
        - Ну, все равно рано или поздно узнаешь, - пожал плечами Кени. - пару лет назад я был в составе шокнутых, но это долгая и мутная история. Запрыгивай! Зеленый портал, море приключений, куча бабла и шикарных дам - что может быть лучше жизни эспера-охотника!
        - Это же слоган какого-то бренда виски.
        - Зато как звучит!
        Кени крутанул ручку газа и байк сорвался вниз по улице.
        
        
        ****
        СЕГОДНЯ ТОЛЬКО ОДНА ГЛАВА - НЕМНОГО УСТАЛ ЗА НЕДЕЛЮ.
        
        ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ УЗНАТЬ О ПРИКЛЮЧЕНИЯХ КОСТЫ В ЗЕЛЕНОМ ПОРТАЛЕ РАНЬШЕ, ЧЕМ НАСТУПИТ ПОНЕДЕЛЬНИК, ТО ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ДЕЛАТЬ)
        Глава 37
        ГЛАВА 37
        - Ну почему именно я должен сидеть рядом со здоровяком?!
        - Потому что именно ты его и привел. И вообще - тише! Блин, что за козел тебе права выдавал, мудила!
        - Ирландец… эй, Ирландец! Ты чего! Только, черт возьми, не блевани тут на меня! Это худи - чистый фирмач!
        Коста, прикрыв рот ладонью, всеми силами сдерживая рвотный позыв, старался абстрагироваться от того, как Брея рулила старым мини-автобусом, переделанным под нечто среднее, между кемпинговой машиной и все тем же автобусом.
        Здесь, по обе стороны, расположилось несколько скамеек с ремнями, крест-накрест, крепящимся прямо к стенкам. Причем, насколько успел заметить Макадалов, скамейки легко трансформировались в стол и, даже, кровать, а из ремней и креплений получались всякие полочки и прочее.
        - Ну куда ты прешься!
        - Брея, нам вообще-то красный, - робко заметил Марк.
        - Ну он же прется! - выкрикнула девушка и надавила на газ, в очередной раз дергая машину.
        Коста вновь икнул и, увидев побледневшее от страха лицо Кени, пытавшегося прикрыться хоть чем-нибудь, все же сдержался. Он никогда не жаловался на вестибулярный аппарат. Ну а учитывая выносливость и стойкостью эсперов-физиков к подобным выкрутасам, то становилось понятно, почему члены банды сидели в автобусе с видом опытной десантуры, готовой сигануть из грузового самолета, находящего в зоне повышенной турбулентности… под плотным арт-обстрелом… без одного крыла… с горящим двигателем.
        И не потому, что Брея плохо водила. Нет, водила она отменно. Даже выиграла несколько чемпионатов по стрит-рэйсингу. Просто мини-автобус - пузатая буханка, к которой сверху привязали целую гору из рюкзаков, забитых разным снаряжением, не очень походил на спортивный кар.
        Кое-как выбравшись на улицу, Коста первым делом обнял столб.
        - Посмотрите, натурально Халк и палочка для скандинавской ходьбы.
        Макадлов показал Кени средний палец, а остальные попросту проигнорировали. Лютый, вместе с Марком, стягивали с крыши рюкзаки и снаряжение, а Брея, достав сигарету, закурила. Она, как и большинство, за исключением Кени и Толстого, была одета в простой спортивный костюм.
        - Езда, порой даже лучше, чем секс, - философски заметила она. - Хотя курить хочется так же сильно.
        - У тебя просто не было нормального се… - Толстый, попытавшись было пошутить, заметил искорки молний в волосах девушки и ретировался. - Парни, давайте с рюкзаками помогу.
        Остальные же просто сидели на поребрике и отдыхали.
        Коста, отдышавшись, посмотрел в сторону улицы, где до сих пор звучали сигналы клаксонов, а народ что-то кричал, поворачивая к новой кольцевой.
        Самое забавное - отсюда был виден дом Марка, где они всю ночь обсуждали предстоящий поход.
        - Всего три квартала… - протянул Коста.
        - Можно было и на автобусе, - поддакнул Кени.
        - Снарягу тогда тоже на горбу потащишь, - заметил Колено. Коста начал потихоньку определять эсперов из “Outsiders” по именам. Колено - среднего роста, средней комплекции, средним лицом и взглядом вечно задумчивого человека. Если бы не его выразительная кличка и татуировка в виде голой девушки на правой стороне шеи - он бы вообще ничем не запомнился случайному знакомому. - С бабками, студентами и прочими любителями посетовать на твой рюкзак.
        - Ну всё, всё, - поднял ладони Кени. - но у нас из банды у пятерых есть права! Может же кто-то кроме Бреи за баранку упасть.
        - Ей это и объясни, - хмыкнул Потный - лучший друг Колено. Коста пока понятия не имел, почему за парнем закрепилось такое странное прозвище. Да и выглядел тот примерно так же - странно и…
        - Все, отбываем, - Марк, вместе с Лютым, первыми надели рюкзак и направились к берегу.
        Они приехали на границу города. Последний проспект, отделявший каменные джунгли от бьющегося о берег прибоя залива, разделенного от моря тяжелыми, титаническими решетками в Стене.
        Уцелевшие постройки старого мира - две красных многоэтажки, построенных в форме паруса, взирали на все это с легкой тоской. Люди, порой, показывали фотографии видов на закат; на солнце, опускавшееся в соленые пучины. И все это - из окон простой многоэтажки.
        - Коста?
        Макдалов повернулся. Рядом с ним стояла Патриотка. Девушка лет девятнадцати. Миниатюрного роста. С белоснежной кожей и золотыми волосами. Она мало говорила, много и мило улыбалась, любила котят и часто звонила маме. Кажется, она была единственной из “Outsiders” кто звонил маме…
        У неё были странные метафизические способности, позволявшие ускорять регенерацию других людей. Вкупе с не менее странным артефактом, Патриотка считалась самым ценным участником банды и её оберегали от любых напастей.
        - Просто задумался, - ответил Макдалов и поднял два рюкзака - свой и Патриотки. Странно, но он даже имени её настоящего не знал.
        - Ты не бойся, - вдруг произнесла девушка. - я помогу, если понадобиться.
        Коста едва не споткнулся. Они шли по заросшему “полю” - некогда здесь предполагалось построить торговый центр, но грянул апокалипсис и планы так и остались где-то в далеком прошлом.
        - Это так заметно? - спросил парень.
        - То, что ты нервничаешь? - улыбнулась девушка. Но не с насмешкой или надменностью. А как-то тепло. Очень уютно. И по-доброму.
        Макдалов не помнил, когда в последний раз видел такие улыбки.
        - Да.
        Кроме самих “Outsiders” к огромным каменным глыбам, сразу за которыми расположились не менее огромные, бетонные “ежи” - как второй рубеж обороны, двигались десятки других эсперов. Мелких групп, одиночек, и участников банд.
        Зеленый портал - явление не частое, с богатой добычей и обширными территориями. Так что были даже ребята с других районов - их Коста узнавал по малознакомым эмблемам банд.
        - Ты хорошо держишься, - Патриотка коснулась его руки. Теплые, маленькие пальцы. Почему-то они его успокоили куда лучше, чем осознание, что в рюкзаке лежат боксерские перчатки, обмотанные железными цепями. - Особенно для того, кто сразу после белого портала, отправляется в зеленый.
        Макдалов промолчал. Он не был суперменом или маньяком. Может он не испытывал какого-то животного, лишающего контроля над собой страха, но, все же, он боялся. Но, несмотря на это, все же шел следом за Марком и Лютым.
        Те уже спустились к песчаному пляжу, где и находился зеленый портал. Выглядел он почти точно так же, как и белый.
        Прореха в пространстве, излучавшая мерный, зеленый свет, стелющийся вокруг краев прохода плотной дымкой. Только вот размерами он был чуть больше, и выглядел немного… плотнее. Реальнее, если так можно выразиться.
        - Аркадий! - Марк помахал рукой весьма колоритному персонажу.
        Одноглазый, с повязкой на левом, со старым, скрипучим и немного дергающимся, кибернетическим протезом вместо правой ноги, с кучей шрамов на теле, которые не скрывали ни футболка, ни рваные джинсы. Скорее наоборот - позволяли в полной мере насладиться боевыми украшениями Аркадия “Тополь-М”. Главы банды “Плайм”. Парня, всего двадцати пяти лет отроду…
        - Очкарик, - не очень-то и радостно процедил Аркадий. - Что б тебя… Мы с тобой договаривались на одно одолжение.
        - Ну так чем не одолжение, - Марк привычно поправил окуляры и вскинул рюкзак повыше на плечи.
        - Одолжение, упырь ты четырехглазый! - не сдержался Аркадий. Лютый сразу шагнул вперед. - И дворнягу свою придержи. У меня может и одна нога, но напихать смогу и ей.
        “Тополь-М” получил свое прозвище за весьма своеобразное умение. Будучи эспером-псиоником он пинком ноги мог создать область пониженного давления, в которую затягивало, как в воронку, все в радиусе трех метров.
        Один раз, в битве с боссом, чтобы спасти члена своей банды, он использовал допинг и, в результате, лишился ноги.
        Откуда все это знал Коста? Ну, ночь обсуждения похода не прошла даром.
        - Одиннадцать человек! - не унимался Аркадий. - Это почти пять тысяч косых! За простой вход! Вампир ты несчастный! Денежный кровопийца! А мне, между прочим, еще детей кормить!
        - У тебя нет детей, Аркадий.
        - Будущих, чтоб тебя, детей! Будущих! Они уже из-за тебя голодают!
        - Ну так все равно десять процентов тебе отдадим, крохобор.
        - Десять процентов, минус пять косых, это все еще - минус пять косых.
        Коста никак не мог понять, что за отношения между Аркадием и Марком. Казалось, что они оба получали удовольствие от перепалки.
        - Иди уже, шар для боулинга, - отмахнулся, наконец, Аркадий. А когда Марк уже протянул ладонь в портал, добавил. - Еж и со своими тебя опередил на полчаса.
        - По-местному?
        - По-местному.
        - Проклятье, - процедил Кени. - Кажется, Ирландец, у нас, помимо монстров, появится еще одна забота.
        И затем отряд, один за другим, потянулся внутрь зеленого портала.
        Глава 38
        МГЛАВА 38
        - Не дай ему себя проткнуть!
        - Обходи слева!
        - Следи за когтями, Коста! У него есть умение на среднюю дистанцию!
        - Ставки, господа! Добавляю еще полтора бакса на гнолла!
        - Толстый, имей совесть!
        - Ну ладно… тогда два бакса!
        Макдалов, кружась вокруг тварь, решившей посетить их временный лагерь, мысленно проклинал тот день, когда к нему в морг заявился проклятый оборотень. Кажется, избежать посттравматического синдрома у Макдалова не получилось и теперь к нелюбви к лифтам добавилась еще стойкая непереносимость к прямоходящим, собакообразным тварям.
        На небольшой поляне, где и встали на ночь “Outsiders”, прямо около ручья, куда Макдалов отправился по малой нужде во время своей смены дежурства, обнаружилась тварь. Каким-то образом она смогла пробраться настолько близко и бесшумно, что, если бы не нелепая случайность, её бы так и не обнаружили и кто знает, каких бы дел она смогла натворить.
        Полтора метра ростом, в разноцветных тканевых лоскутах, неумело сшитых в некое подобие доспехов, с самодельными топором и коротким копьем, сделанными из обломков стали, прямоходящая тварь с мордой гиены, скалилась и пыталась прикончить Макдалова.
        
        
        
        Тот не успел надеть перчатки и теперь кружил вокруг монстра, стараясь не давать тому дотянуться своим оружием.
        Он помнил сообщение, которое высветилось на телефоне еще три недели назад - по местному времени. Вот только раньше они с такими тварями бились всем отрядом, а не один на один.
        
        “МОЛОДОЙ ГНОЛЛ-РАЗВЕДЧИК”
        КЛАСС:
        F**
        СИЛА: ЛОВКОСТЬ, СКОРОСТЬ.
        ОСОБОЕ УМЕНИЕ: СКРЫТНОСТЬ
        ВОЗМОЖНОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ: ЗЕЛЕНЫЙ ПОРТАЛ.
        АРЕАЛ ОБИТАНИЯ: ЛИСТВЕННЫЕ ЛЕСА, ДОЛИНЫ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ЭСПЕРА ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СИЛОЙ НИЖЕ “E” - 47%
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ГРУППЫ ЭСПЕРОВ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СОВОКУПНОЙ СИЛОЙ НИЖЕ “E” - 14%
        РЕКОМЕНДАЦИЯ: ГРУППА ЭСПЕРОВ СОВОКУПНОЙ СИЛЫ ~= “F*” V ЭСПЕР СИЛЫ “Е”
        
        
        - Аурр! - взвыл гнолл и ткнул коротким копьем прямо в кадык Косте. Тот, зашуршав голыми пятками в колючей траве, разорвал дистанцию и чуть согнул корпус.
        Разница в их росте одновременно служила и серьезным преимуществом для Макдалова, но и, в то же время, ощутимым недостатком.
        Благодаря маленькой комплекции, высокой скорости и звериным инстинктам, гнолл был куда быстрее и резвее, чем Коста. И это несмотря на ловкость и силу, развитые парнишкой.
        - Марк, ты уверен, что это хорошая идея? - обеспокоенно спросила Патриотка.
        Банда, пока их новичок буквально танцевал кругами вокруг гнолла, выбралась из палаток и спокойно наблюдала за происходящим.
        - Ему нужно набираться опыта, - только и ответил Марк.
        Но, тем не менее, он, как и остальные, держали оружие наготове и были готовы в любой момент подстраховать новичка. Тем более за двадцать дней охоты Макдалов ни разу не показал себя как трус или дурак, который не будет слушать советов и не выполнять необходимых требований.
        - Бей его в член, Ирландец! - выкрикнул Толстый, жующий попкорн.
        - У тебя очень странный юмор, дружище, - скривился Кени. - и вкусовые предпочтения.
        - А кто сказал, что я шучу?
        В это время гнолл, низко пригнувшись, прыгнул в сторону Макдалова. Он скрестил топор и копье и нанес быстрый удар крест на крест. Единственной, что оставалось Косте - снова разорвать дистанцию, но на этот раз он не предусмотрел того, о чем его недавно предупредили.
        Клыки гнолла вспыхнули едва заметными свечением и в воздухе сформировалась едва различимая копия пасти гнолла. Алая, туманная, она впилась клыками в левое бедро парня и вырвала оттуда небольшой кусок плоти.
        Резкая вспышка боли заставила Макдалова сбиться с ритма. Немеющая нога подвела и парень, упав, едва успел уйти перекатом от рубящего удара топора, завязшего в высокой траве.
        - Ладно, на этом…
        - Я справлюсь! - выкрикнул Макадлов, перебивая Марка. - Справлюсь!
        Сцепив зубы, он ударил себя по бедру, возвращая тому чувствительность. Вскочив и снова разорвав дистанцию, он смотрел прямо в бешенные, лишенные разума, глаза твари. Та скалилась, а по её клыкам стекали капли крови. Крови Макдалова.
        - Ну ладно, - сплюнул парень хрустнул шейными позвонками. - Теперь моя очередь.
        Оттолкнувшись, он бросился в прямом выпаде. Гнолл уже замахнулся топором, но Макдалов резко остановился и удар просвистел перед его грудью, но так и не задел оголенной кожи (нормально одеться парень тоже не успел).
        Когда лапа твари оказались ниже пояса Макдалова, тот, развернувшись на пятках, подсек потерявшего равновесие гнолла по коленям.
        Тварь, почти “Е” ранга обладала необычайно крепким телом, поэтому на мгновение Косте показалось, будто он попытался ногой дерево срубить, но, все же, силы удара хватило, чтобы тварь упала и покатилась ниже по склону - прямо в ручей.
        Гнол вскочил и вновь бросился в атаку, а его клыки опять вспыхнули алым. Макдалов, зная, чего ожидать, отпрыгнул в сторону, и туманная пасть взрыхлила землю, а монстр сплюнул грязью.
        Коста, разгоняясь и спрыгивая с обрыв, выкрикнул уже ставшей привычную фразу.
        - Активирую умение!
        Его кулаки вспыхнули синим и правый, со всего размаху, врезался в скрещенные топор и копье гнолла. Силы удара не хватило, чтобы разбить сталь, но достаточно, чтобы оттолкнуть тварь в сторону.
        Поскользнувшись на скользкой гальке, гнолл покачнулся и вскинул руки-лапы, инстинктивно пытаясь удержать равновесие, чем тут же воспользовался Коста.
        Он снова использовал “Удар Зверя” и, выпрыгнув из воды, взмыв на добрых полтора метра в воздух - как раз по росту противника, нанес мощный удар кулаком прямо в темечко твари.
        От ударной волны, вызванной умением Макдалова на мгновение ручей разделился на две части, а галька на земле слегка вздрогнула.
        Гнолл взвыл и рухнул навзничь. Еще в падении он начал исчезать. Или растворяться. А может - сгорать. Внешне это походило на то, как чернеет горящая бумага и как её лоскуты исчезают в дыму.
        Когда все закончилось, то Коста, омывая кровь с раздробленных костяшек, поднял из ручья простой Камень Монстра, без ЕСП-эссенции внутри и…
        - Я же говорил - у парня прирожденный талант! - радостно завопил Кени.
        Он первым бросился к Косте вместе со складным контейнером и бережно упрятал туда короткое копье монстра.
        - Отнесем оценщикам, - с придыханием произнес он. - вдруг что-то ценное. Ну или хотя бы на косую баксов потянет.
        Коста, кинув Камень Марку, ответственному за общей схрон и подсчет личного вклада в общее дело, умыл лицо и активировал татуировку.
        
        
        ОЧКОВ ДУХА: 67
        ЭСП-ПОИНТОВ: 39
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 13
        
        Шел двадцать первый день его приключения в зеленом портале и за все это время он смог набрать всего шестьдесят четыре очка духа и один ЭСП-поинт. И это учитывая, что они…
        - Итак, - Марк поправил очки и вчитался в экран смартфона. - Если свести кредит с диабетом…
        - Дебитом, - поправила Брея.
        - Не важно… у нас за три недели по местному времени - Сорок два “Молодых Гнолла-Разведчика”, девять “Молодых Гноллов-Охотников” и три “Опытных Гнолла-Охотника”. Один артефакт, за что спасибо мочевому пузырю Ирландца, полсотни мусорных Камней Монстров, четыре камня с эссенцией и… все. Мы даже ни одной кладки ЕСП-кристаллов не нашли! Не густо, господа! Если бы нам пришлось платить за вход, то мы бы даже не окуп…
        - Парни! Марк! - из кустов выпрыгнул белый, запыхавшийся Потный. Вытирая, в буквально смысле, три ручья со лба, он указал на запад. - Там, в двадцати минутах, около замка, группа “Плайм”.
        - У нас с ними мирное соглашение, - отмахнулся Марк и продолжил свои расчеты.
        - Ты не понял, - Потный выпрямился и повернулся боком. Он тяжело дышал, а в правом его бедре торчала стрела с черным оперением. - Они попали в засаду.
        Лагерь погрузился в тишину. Попасть в засаду монстров в зеленом портале могло означать только одно…
        - Сколько? - тяжелым тоном спросил Марк.
        - Не знаю, - покачал головой Потный. - я был на разведке. Осматривал территорию. Увидел кровь и пошел по следу. Там мессилово. Два десятка плаймов, а гноллов… их больше. И среди них - вожак с шаманом.
        - Блять, - коротко выругался Марк.
        Он повернулся к отряду. Все, включая Косту, уже надевали амуницию и поднимали оружие. И один только Лютый, вооружившись пожарным топором, купленным в ближайшем на районе строительном, как был - в штанах и на босу ногу, молча побежал в сторону, откуда пришел Потный.
        - Блять, - повторил Марк. - а утро так спокойно начиналось.
        
        
        ***
        
        КАК ЛУЧШЕ ОСТАВИТЬ - ЕСП-КРИСТАЛЛЫ/ ЭСП-КРИСТАЛЛЫ?
        ЗАВТРА ПОСТАРАЮСЬ ВЫЛОЖИТЬ БОЛЬШЕ ПРОДЫ - КАК ПОМОЧЬ В ЭТОМ ДЕЛЕ, ВЫ ЗНАЕТЕ)
        Глава 39
        ГЛАВА 39
        Вместе с другими “Outsiders”, Коста бежал через пролесок с одной лишь мыслью - успеть. Да, там, где-то впереди, попали в передрягу совсем незнакомые ему люди. И большинство из них вряд ли являлись законопослушными образцами граждан Нового Санкт-Петербурга. Но, все же, они оставались людьми, а не монстрами.
        У эсперов имелся свой собственный, неписанный, но непреложный кодекс. Они сражались, чтобы не пустить иномирных тварей на родину. И, когда заходили в порталы, действительно опасные порталы, то редко позволяли себе такие вольности, как недавно - Еж.
        Да и то, поступи глава “Огненных Ирокезов” так, как он поступил, но находись при этом в Зеленом, а не Белом портале, твари которого, если подумать, не так уж-то и опасны даже для солдат простаков, то… Он бы так не поступил. Потому что узнай об этом на улице - через неделю бы уже никто и не вспомнил, что когда-то существовала такая банда, как “Огненные Ирокезы”.
        Какие бы отношения не были между бандами, но, внутри портала - они сражались не только за деньги но, и чтобы сберечь тех, кто был им дорог.
        - Пригнись! - невидимая сила прижала Косту к земле, а в следующее мгновение над ним пролетел огненный шар.
        Он сперва подумал, что его знания о эсперах и их кодексах не имеют отношения к реальности, а затем понял, что этот шар - не такой, как у метафизических эсперов и того же Ежа.
        Сгусток пламени выглядел не таким плотным, немного… рыхлым, неправильной формы и вообще скудно походил на сферу.
        - Что это за…
        Он не договорил. Вместе с членами банды, Макдалов вылетел на широкое поле, окружившее черный замок, возвышавшийся бесстрастным и немым судьей над полем битвы.
        То, что увидел Коста, меньше всего походило на… на что угодно. Он будто ощутил себя посреди не очень дешевого фэнтезийного эпика. Вот только для массовки сражающихся забыли сделать костюмы и броню.
        Два десятка “Плаймов”, облаченных в спортивное и, в лучшем случае, военное снаряжение - бронежилеты и каски, вооруженные самодельным оружием, рубились с почти втрое превосходящим их противником.
        Гноллы охотники, воины и разведчики окружили эсперов и рубились с ними всласть. Иногда глаз выхватывал короткие вспышки умений, но все чаще - уши слышали крики и стоны.
        А еще Макдалов никак не мог отвести взгляда от двух фигур. В отличии от обычных гноллов, эта парочка отличалась не только видом, но и ростом.
        Один из них - двухметровый гнолл, облаченный в разрозненные куски металлической брони, держа в руках-лапах два топора, бился сразу с четырьмя “Плаймами”, один из которых был вооружен артефактной палицей.
        
        “МОЛОДОЙ ГНОЛЛ-ВОЖАК”
        КЛАСС:
        E**
        СИЛА: СИЛА, СТОЙКОСТЬ, ВЫНОСЛИВОСТЬ.
        ОСОБОЕ УМЕНИЕ: КОМАНДИР СТАИ
        ВОЗМОЖНОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ: ЗЕЛЕНЫЙ ПОРТАЛ.
        АРЕАЛ ОБИТАНИЯ: ЛИСТВЕННЫЕ ЛЕСА, ДОЛИНЫ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ЭСПЕРА ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СИЛОЙ НИЖЕ “E” - 100%
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ГРУППЫ ЭСПЕРОВ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СОВОКУПНОЙ СИЛОЙ НИЖЕ “E” - 46%
        РЕКОМЕНДАЦИЯ: ГРУППА ЭСПЕРОВ СОВОКУПНОЙ СИЛЫ ~= “E**” V ЭСПЕР СИЛЫ “D*”
        
        А второй, стоящий позади сражавшихся, был обвешан каким-то черепками, опирался на палку, чем-то напоминающую посох и, одетый во всякое тряпье, что-то нараспев произносил. Каждый раз, когда заканчивалась его странная, рычаще-лающая речь, то с навершия палки срывались те самые сгустки пламени.
        
        “СТАРЫЙ ГНОЛЛ-ШАМАН”
        КЛАСС:
        D
        СИЛА: ЗНАНИЕ ПРОСТОЙ МАГИИ.
        ОСОБОЕ УМЕНИЕ: ПЕСНЯ СТАИ
        ВОЗМОЖНОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ: ЗЕЛЕНЫЙ ПОРТАЛ.
        АРЕАЛ ОБИТАНИЯ: ЛИСТВЕННЫЕ ЛЕСА, ДОЛИНЫ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ЭСПЕРА ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СИЛОЙ НИЖЕ “D” - 100%
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ГРУППЫ ЭСПЕРОВ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СОВОКУПНОЙ СИЛОЙ НИЖЕ “E*” - 42%
        РЕКОМЕНДАЦИЯ: ГРУППА ЭСПЕРОВ СОВОКУПНОЙ СИЛЫ ~= “D*” V ЭСПЕР СИЛЫ “B”
        
        Глядя на экран смартфона, Коста чувствовал, как начинают дрожать его колени, а ноги становятся ватными. Так вот, что значит - зеленый портал, куда не стоит соваться эспером ранга ниже, “E**”. И как они вообще собираются сражаться с такими твар…
        - Ломи! - закричал Марк и, на ходу обращаясь в трехметровое подобие человека-рептилии, размахивал топором, светящимся едва заметным, зеленым светом.
        Мелкие гноллы разлетались от физического эспера “Е*” ранга, как кегли от шара для боулинга.
        - Вот это я понимаю - махач!
        Кени развел руки в разные стороны и несколько призрачных кинжалов веером разлетелись по полю битвы, разом вскрывая горла нескольким тварям.
        Колено, Потный, Артур и Толстый, держась подальше от Лютого, буквально скашивающего противников простым пожарным топором, уже врубились в спины гноллов, прорубая себе путь к запертым в кольце “Плаймам”
        - Колдуем тут потихоньку, да?
        Брея вытянула перед собой ладонь и несколько электрических змеек, сорвавшись с её пальцев, полетели в сторону шамана. Тот сперва не обратил на них внимание, а когда молнии коснулись подола его одежд, то завыл раненным псом и обратил свой взор на холм, где стояла девушка.
        Он ударил посохом о землю и несколько огненных птиц, взмахнув крыльями, полетели в сторону эспера. Но Брея, кажется, не испытывая ни толики страха, снова взмахнула рукой и, взорвав одну из птиц разрядом молнии, отпрыгнула в сторону от другой.
        Патриотка в это время уже листала страницы книги, в буквально смысле - на ходу залечивая мелкие раны сражавшихся, а девушка по имени Лиза, вооруженная двумя строительными молотками, не отходила от неё ни на шаг. И, видимо, не зря, потому как Гнолл-вожак, даже не отвлекаясь от собственного сражения, что-то коротко рыкнул и несколько гноллов-солдат, отделившись от общего сражения, поползли на холм, где их уже ждала Лиза, облаченная в рваный, старый кожаный камзол.
        Макдалов внезапно понял, что то, что он недавно считал недостатком “Outsiders” - их малое количество, на самом деле - могло являться их основным преимуществом. Они могли заниматься развитием каждого из участников банды, не размазывая доходы от порталов и…
        - Новенький! - Брея, расколов в руке какой-то кристалл, на мгновение вспыхнув синим светом, вновь взмахнула рукой и еще несколько электрических змей спасли сражавшихся от обрушившихся на них огненных шаров. - Так и будешь стоять на месте?!
        Нормальный человек на месте Макдалова послал бы все к чертям. Куда ему - эсперу самого низкого, самого замшелого - “F” ранга до разборок уровня “D” и зеленых порталов.
        Но…
        Косту Макдалова сложно было назвать нормальным. Нормальный парень не будет пытаться при помощи аферы получить высшее образование, нормальный парень не станет выступать в роли наживки для оборотня. И, тем более, нормальный парень не полезет в зеленый портал, куда не каждый “D” ранг рискнет отправится.
        И кем тогда все это делало Косту?
        Тем, кто проверив, крепко ли завязаны узлы цепей вокруг его боксерских перчаток; в чужой армейской экипировке с чуть давящей на голову строительной каской; в берцах не на его ногу - со всей скорости ворвался плечом в спину гнолла-охотника и, не дожидаясь, пока тот обернется, использовав “Удар Зверя”, пробил насквозь грудную клетку монстра.
        Не заботясь о том, что на землю упал камень с кристаллом внутри, Макдалов увернулся от летящего ему в голову топора и, отпрыгнув назад, нанес мощный удар пяткой в грудь твари.
        Он не бывал в подобного рода сражениях, но участвовал в уличных разборках и знал, что нельзя сосредотачивать свое внимание на одном противнике, потому как в таком месиве удар мог прилететь с любой стороны. Вот только это знание не спасло его от протянувшегося по груди копья - спасли пластины брони в жилете.
        Макдалов ушел перекатом в сторону и, вскочив на ноги, перехватил следующий выпад копье. Он зажал древко между руками и спиной, а затем напряг мышцы и с наслаждением услышал хруст сломанного дерева, а затем, используя полученную инерцию, сделал шаг в сторону гнолла и со всей силы погрузил перчатку прямо в нос твари.
        На этот раз хрустнула уже шея монстра, а Макдалов, вновь не обращая внимания на упавший на траву камень, продолжил рубиться.
        Он крутился, как юла, избегая оружия тварей, а если не везло - старался принимать их на армейскую защиту. После каждого такого удара, Макдалов чувствовал, как немеет пострадавший участок, а на теле расплывается фиолетовая гематома.
        Но он продолжал биться.
        Заблокировав предплечьем руку гнолла и не дав тому вонзить в грудь острую саблю, Коста погрузил пятку в коленный сустав твари и когда нога противника выгнулась как у кузнечика, переместился за спину монстра и, пользуясь преимуществом в росте, ударил защитой на своем локте в темечко противника.
        - Ирландец! - едва смог различить пьяный от азарта и кипящей битвы, Коста.
        Он обернулся, но было уже поздно. Последнее, что он увидел перед тем, как услышать хруст собственных ребер - два ярко-оранжевых глаза гнолла-вожака, топор которого врезался прямо в жилет Макдалова.
        Сила удара была такова, что парня, весом куда больше сотни килограмм, оторвало от земли и, пронеся по воздуху несколько метров, с силой обрушило на спины сражавшимся.
        Глава 40
        ГЛАВА 40
        Лежа спиной на земле, теплой от крови сражавшихся, Коста судорожно пытался вдохнуть хоть немного воздуха. Словно выброшенная на берег рыба, он открывал и закрывал рот, но легкие никак не хотели ему подчиняться.
        Все вокруг поплыло.
        Он едва мог различить то, как раскидывая толпу эсперов-физиков, к нему пробирался Вожак гноллов. Двухметровая, мускулистая, прямоходящая гиена не сводила с него своих болезненно желтых глаз. Будто она что-то обнаружила в нем. Что-то такое, что манило монстра куда сильнее, чем наседавшие на него эсперы.
        - Ир…дец… - сквозь гулкое эхо, расслышал Коста.
        Другой монстр - в смешных трусах с мультяшными персонажами - почти трехметровая рептилия, размахивая топором, влетела плечом в грудь гнолла и отбросила того в сторону.
        Два гиганта начали свое сражение.
        Звенела сталь их артефактов, летели брызги крови, и изумрудная чешуя буквально градом осыпалась на землю. Коста подумал, что глупо было за все эти дни так и не просканировать “Outsiders”. Так бы он хотя бы знал, какие уровни у его новых тов…
        Ощущение прохлады разлилось по всему телу Косты. Оно омыло его раны, привело в порядок чувства и буквально заставило вскочить на ноги.
        Макдалов резко обернулся на холм, где осталась едва ли не половина банды. С десяток гноллов-охотников неустанно штурмовали высоту, но их отбрасывали Кени, выглядящий неестественно бледным и Лиза, чьи строительные молотки местами раскрошились и уже больше не светились мерным светом.
        Одна только Брея продолжала метать электрические разряды, но уже не в сторону гнолла-шамана, а по головам идущих на приступ холма.
        Патриотка…
        Она лежала на земле. Её глаза были закрыты. Из носа и глаз текла кровь, алыми нитями расписывая холст её мертвенно бледного лица. Макдалов понятия не имел как, но даже на таком расстоянии, он смог различить как мерно поднималась и опускалась её грудь.
        Эспер все еще дышала и…
        Над головой пролетела немного кривая стрела. Макдалов тут же плюхнулся обратно на спину и, прикрыв глаза, счел что в достаточной мере притворился мертвым.
        - Сука! - выкрикнул кто-то рядом и на лицо Косте брызнули горячие капли.
        Видимо стрела-таки нашла свою цель.
        Но это сейчас мало волновало Макдалова. Ему нужно было всего несколько секунд.
        Сосредоточившись на татуировке, он вспомнил то, как выглядела голограмма, а затем “посмотрел” на иконку с изображением волка. Коста не знал, сработает ли эта система если не иметь нормального визуального контакта с голограммой, так что впервые в жизни задумался над тем, чтобы помолится.
        Увы - в ту же секунду он понял, что не знает никаких молитв.
        А вокруг кипела битва. Люди что-то кричали. Звенел метал. Ноги топтались по земле и по телу самого Макдалова, но тот терпел.
        Гиены выли и рычали. А где-то впереди Марк в одиночку, ценой собственной крови, пытался сдержать натиск Вожака.
        Проклятье… это ведь даже не был Босс портала!
        
        СВИТОК “КУЛАК ЗВЕРИНОГО ЦАРСТВА”. “СТИЛЬ ВОЛКА”. ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ: ЛОВКОСТЬ 3. ВЫНОСЛИВОСТЬ 2.
        
        Коста едва было не сдержался и не закричал от азарта, когда перед его внутренним взором появилась столь вожделенная строка сообщения.
        Немедля он потратил накопленные очки духа, чтобы довести нужные характеристики до необходимого порога и сосредоточился на том, чтобы “открыть” стиль.
        
        ***
        
        Макдалов вновь ощутил то странное раздвоение своего “я” на части. Одна из них в данный момент стояла на каком-то средневековом тренировочном плацу.
        Песчаная площадка, огороженная каменным забором, где лысый монах, частью которого парень себя и ощущал, бился с тем, что Коста сперва счел очень причудливой защитой для человека.
        И только спустя несколько мгновений он осознал, что это была деревянная кукла.
        Живая деревянная кукла.
        Она наносила удары, уворачивалась, ставила блоки и пыталась контратаковать.
        Вторая же часть сознания Макдалова словно парила над плацем и выступала в роли безучастного зрителя.
        - Стиль Волка, - вдруг произнес Монах-Коста. - Монахи …. Горы, - Коста не смог различить, как называлась эта гора. - Веками наблюдали за тем, как охотятся в предгорьях хищные звери. Сперва - наблюдение. Затем - обучение. И, наконец - мастерство. Волк один из самых слабых лесных хищников, но потому он, осознавая свою слабость, один из самых опасных. Ты должен быть быстрее своей добычи.
        Синее свечение, окутывавшее кулаки Монаха-Косты, внезапно перетекло на его ноги. И, когда удар деревянного манекена уже почти достиг подбородка цели, то монах внезапно переместился на добрые полметра в сторону.
        Все, что смог увидеть Коста-зритель - лишь размазанные в воздухе остаточные изображения синих полос. Движения ног Монаха-Косты были так быстры и легки, что человеческий глаз не был способен за ними уследить.
        - Волк охотится на добычу куда более крупную, чем он сам, - продолжил Монах-Коста. - С толстой шкурой и крепким скелетом. Выносливую добычу - готовую долго биться за свою жизнь. У волка нет времени на бесполезные удары и укусы. Он всегда бьет в самую цель.
        Свечение на ногах Монаха-Косты вдруг уплотнилось, стало более ярким и отчетливо видимым.
        - А затем, когда все пришло в баланс и готово к прыжку, Волк наносит свой самый быстрый, самый сильный и самый лучший удар в самую уязвимую точку на теле противника.
        Коста-зритель вновь не смог различить что произошло. Только что Монах-Коста стоял в стороне, а теперь он переместился чуть ли не вплотную к манекену и нанес тому настолько мощный удар пяткой в шейный отдел, что куклу не просто - отбросило на каменный забор.
        На том месте, где стояли сражавшиеся, по песку разошлись небольшие колебания от ударной волны.
        - Стиль Волка, - повторил Монах-Коста. - Скорость. Точность. Решительность.
        
        ***
        
        Макдалов вновь осознал себя лежащим на теплой земле. Вокруг все еще кипела битва, а в воздухе до сих пор звенел отголосок только что озвученного ругательства, раненного стрелой эспера.
        Перед мысленным взором Косты возникло дерево умений, созданной Синевласым. Теперь, помимо пассивных иконок, там появились еще три - к ним шли линии от иконки стиля волка, а те, объединяясь в свою очередь в одну линию, шли к еще одной - подсвеченной желтым.
        
        
        
        Макдалов, даже не желая того, получил сразу четыре сообщения.
        
        “СТИЛЬ ВОЛКА”. ВОЛЧЬЯ ПОСТУПЬ. ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ: “СТИЛЬ ВОЛКА”. СКОРОСТЬ: 2. СИЛА: 2
        “СТИЛЬ ВОЛКА”. ВОЛЧИЙ ОСКАЛ. ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ: “СТИЛЬ ВОЛКА”. СКОРОСТЬ: 3. СИЛА 4
        “СТИЛЬ ВОЛКА”. ВОЛЧИЙ РЫВОК. ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ: “СТИЛЬ ВОЛКА”. СКОРОСТЬ: 3 ЛОВКОСТЬ 4
        “СТИЛЬ ВОЛКА”. КОМПЛЕКСНЫЙ УДАР «ВОЛЧЬЯ ОХОТА». ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ: ПОЛНЫЙ “СТИЛЬ ВОЛКА”. СКОРОСТЬ: 5. ЛОВКОСТЬ: 5 СИЛА: 5
        
        Каждое из них присоединялось, по порядку, к нужным иконкам. Макдалов понятия не имел, как Синевласый смог все это сделать и заключить в простую татуировку. Он даже не слышал, чтобы такое показывали в фантастических фильмах про эсперов-псиоников.
        Но в данный момент ему было плевать. Потратив последние очки духа, оставшись с гордой единицей, он поднял параметр скорости доведя нужные показатели до порога.
        - Волчья поступь, да? - Макдалов открыл глаза и, перекатившись на плечи, одним рывком вскочил на ноги. - Посмотрим, что это такое.
        Глава 41
        ГЛАВА 41
        
        У Косты не было времени проверять, сколько раз он может активировать свое единственное умение, но чувствовал, что Патриотка не только буквально вытащила его с того света, но и умудрилась почти полностью восстановить энергию раненного.
        Макдалов, увернувшись от нашпигованной железными осколками палицы, вызвал то самое чувство, что сопровождало его удары во время использования “Удара Зверя”. Чувства, что нет такой преграды, что могла бы остановить его кулак.
        За те несколько мгновений, что Коста лежал на земле, для сражавшихся почти ничего не произошло - кроме, разве того, что погибло несколько эсперов, а Вожак уже теснил в сторону Марка, переломав при этом несколько “Плаймов”.
        Для Косты же… он успел не только ступить на тропу изучения нового стиля, но и поднять сразу три характеристики. Его удар был быстр. Куда быстрее, чем на то рассчитывал сам Макдалов. И если бы не перчатки, обмотанные цепями, то скорее всего он раздробил бы себе кисть вплоть до запястного сустава.
        Гнолл-солдат, отведя палицу в сторону, выставил перед собой простой, самодельный деревянный щит. Перчатка врезалась в него с такой скоростью и точностью, что даже не расколола дерево, а попросту пробила его насквозь и, дотянувшись до груди гнолла - завязла внутри.
        Косте даже показалось, что он почувствовал удары сердца твари. Когда же на землю упал камень, оставшийся после исчезновения удивленного гнолла, Макдалов словно вспомнил… осознал… призвал… сложно подобрать слова для описания чувства, которого у тебя не должно было быть, но, все же - вот оно. Бери и пользуйся.
        Макдалов не просто знал, а как если бы сотни и сотни раз тренировался на том странном плацу - буквально телом осознавал, что ему нужно делать. Он коротко выдохнул и свечение переместилось с его рук на ноги и все вокруг словно слегка замедлилось.
        Коста отчетливо видел, как с навершия посоха шамана слетает огненная вспышка. Как она врезается в землю под ногами эсперами. Как разлетаются в стороны сражавшиеся и как они кричат, когда тело обжигают раскаленные капли лавы.
        Он видел, как Марк замахивается топором и наносит удар по голове Вожака, но тот успевает уйти в сторону и уже сам, наотмашь, ударить своим коротким топором. Он двигался куда быстрее, чем Марк, но для Косты сейчас выглядел куда медленнее, чем тот же Миша.
        И, столь же отчетливо, как он мог видеть все движения всех участников битвы, так же он понимал, что при текущем количество энергии, ему удастся поддерживать Волчью Поступь всего двадцать секунд. А если он решит использовать Удар Зверя повторно - то и того меньше.
        Коста не медлил.
        Он перемещался по полю сражения так легко и быстро, словно все остальные и вовсе стояли на месте и лишь он один обладал возможностью двигаться.
        Макдалов перепрыгнул чье-то копье, увернулся от подобия самодельного меча, поймал на лету стрелу и, прямо в прыжке, вонзил её в шею гнолла, чтобы затем перекатиться через спину еще не исчезнувшей твари и, выхватив у той щит, буквально впрыгнуть между Марком и Вожаком.
        Удар топора пришелся точно в подставленную защиту и, как и в прошлый раз, отшвырнул Косту на несколько метров в сторону. Вот только теперь Макдалов, ужом изогнувшись в воздухе, ловко приземлился на мыски.
        - Блять! - не сдержался он.
        Едва подвела собственная экипировка. Тяжелые, негнущиеся берцы с железной пластиной в носу оказались совсем не тем, что могло бы помочь удержать баланс.
        Макдалов упал на спину и, если бы не эспер-псионик из “Плаймов”, взмахом руки отбросивший его в сторону - все же познакомился бы со стрелой гноллов.
        Переборов мимолетное желание сбросить берцы, Макдалов вскочил и бросился к Марку. Тот уже, буквально на глазах, сдувался в объемах и из мускулистой трехметровой рептилии превратился в свою куда более скромную копию - поравнявшись в габаритах с Вожаком.
        - Я его отвлеку! - на ходу выкрикнул Коста.
        - Мне нужно пару секунд! - Марк достал что-то из кармана и отошел назад, расчищая пространство для Косты.
        Макдалов буквально подлетел к Вожаку и пока тот находился в небольшой прострации из-за резкой смены противников, поднырнул гноллу под руку.
        Разницы в росте при сражении с простыми монстрами служила, в основном, на пользу последним, но теперь Макдалов бился с равным по габаритам противникам.
        Рыча, словно тот самый волк, Макдалов заломил руку гнолла. Тварь завыла и впилась клыками в плечо Косты. Она сминала армейскую защиту и уже почти прогрызла до плоти, как Коста, всем телом, начиная с ног и продолжая спиной, поднял на собственный горб Вожака и, с силой, бросил его через плечо.
        Лапа твари хрустнула и Вожак, упав на землю, завыл. Коста же, продолжая перемещаться вокруг цели, менял между собой светящиеся синим ноги. Он двигал корпусом и, то и дело, шмыгал носом. Из-за крови и пота вонь стояла невероятная и продышаться было довольно слабо, а самое важное для бойца - это его дыхание.
        Макдалов позволил монстру подняться на ноги. И не потому, что в нем проснулся рыцарский дух - просто в его положении драться с кусающейся и царапающейся тварью в партере было бы самоубийственной затеей. Это не уроки борьбы в зале - здесь нет правил. Нет честных и нечестных приемов.
        Только самый простой закон.
        Убей или будь убитым.
        И, почему-то, Коста не чувствовал особого страха. Нет, он, разумеется, боялся. Но азарт заглушал как это чувство, так и многие другие.
        Все, что видел Макдалов - противника. Все, о чем он могу думать - как похоронить этого противника.
        Вожак напряг вывихнутую руку-лапу и та, с жутким хрустом, встала на место. Монстр запрокинул морду и завыл. Тут же с десяток гноллов-охотников и разведчиков, забыв про своих противников, окружили Косту.
        - Хорошая попытка, - сплюнул Макдалов.
        Он чувствовал, как время утекает сквозь его пальцы. Волчья Поступь потребляла немного энергии, но потребляла постоянно. Макдалов не мог себе позволить бездействовать.
        Почти не оставляя на земле следов, он переместился к ближайшему противнику и, ударив того в живот, подкинул в воздух. Не дожидаясь, пока монстр исчезнет и оставить один лишь камень, Коста подпрыгнул и, разворачиваясь в воздухе, ударил тварь в бок.
        На этот раз берцы сослужили службу. Стальной мысок смял ребра и внутренности твари, а сила и скорость удара была такова, что отправила гнолл-снаряд в голову Вожаку.
        Тот инстинктивно пригнулся и это то, что и требовалось Косте. Едва коснувшись земли, он рванул вперед, сбивая по дороге двух гноллов. Те с визгом разлетелись под ноги своим собственным соратникам
        Оказавшись в полуметре от пригнувшегося Вожака, Макдалов оттолкнулся от земли и согнул колено в стремительном прыжке-рывке. Он обхватил затылок гнолла и врезал тому прямо между глаз.
        Вернее - парень планировал врезать твари между глаз. Но инстинкты, привитые ему в бесконечных спаррингах в зале, не работали в этом мире, где не было ни судьи, ни зрителей.
        Вожак попросту распахнул пасть и поймал коленный сустав между острых клыков. И если бы не пластина защиты, то, скорее всего, Коста попросту лишился бы своей ноги.
        Не поддаваясь паники, Макдалов призвал энергию и направил её в руки. Его изорванная перчатка и местами помятые цепи врезались в спину Вожака. Удар, который пробивал насквозь других гноллов, лишь помял доспехи Вожака и заставил того завыть от боли, но хватку не отпустить.
        - Отлично, Ирландец! - прозвучало со спины. - Держи его крепче!
        - Кто тут еще кого держит! - завопил в ответ Макдалов.
        Он понятия не имел, что там сделал Марк, но еще недавно “сдувшаяся” рептилия теперь выглядела даже крупнее прежнего. А еще Марк источал светящийся туман. Он весь им был окутан - включая и топор.
        Подпрыгнув на добрых три метра в воздух, Марк всем весом обрушился на вожака… но так и достиг цели топором. Что его, что самого Косту, отшвырнуло в сторону. Основной удар пришелся по Марку и именно он сейчас катался по земле и что-то неразборчиво кричал.
        Пламя буквально пожирало его чешую, обнажая плоть и заставляя кровь вскипать. Коста же тяжело дышал и пытался удержать остатки энергии, но те буквально “утекли”, а вместе с ними пропало и ощущение собственной скорости и легкости.
        Вожак, выпрямившись, повернулся к шаману и что-то коротко рыкнул. Будто благодарил своего колдуна за своевременную помощь.
        Гнолл качнул топорами и зашагал к Макдалову. По дороге он пинком ноги отшвырнул вернувшегося в человеческую форму Марка. Тот коротко вскрикнул и еще в полете потерял сознание.
        Коста же, с трудом, но поднялся на ногу. Удерживая защитную стойку - локти к животу, кулаки к подбородку, тело чуть согнуто - он слегка покачивался. Слабость накатывала на него волнами.
        Патриотка была без сил, “Плаймы” все теснее и теснее жались под натиском превосходящего числа гноллов. Холм с Кени и Бреей уже успел стать скользким от зеленоватой крови монстров, но с каждым новым приступом энергия у эсперов иссякала.
        - Ну давай, - Коста снова сплюнул и подманил Вожака неуклюжим жестом. - Не стесняйся, мра…
        Гнолл завыл и, скрестив топоры, прыгнул на противника. Макдалов попытался увернуться, но ноги его подвели, и парень потерял равновесие. Уже в падении он видел, как монстр обрушивался на него всей своей звериной яростью и массой.
        Наверное, это было глупо - пытаться пересилить не только численное превосходство, но и сразу двух монстров “D” категории.
        Проклятые зеленые порталы…
        Коста упал на спину. Он по-разному представлял себе смерть, но она, все же, никогда не выглядела высоким парнем в косухе поверх бронежилета, с красным Ирокезом и пирсингом везде, где его только можно было сделать.
        - Еж? - не то, чтобы Коста был удивлен. Он попросту ох…
        - Это ничего не меняет между нами, мальчишка, - спокойно произнес глава “Огненных Ирокезов”.
        Тех самых ирокезов, что с дикими воплями врубались в спины гноллам. А компанию им составляло еще несколько десятков эсперов из самых разных банд.
        Вожак с воем отпрянул от огненной пелены, окутавшей Ежа и Косту. Бандит что-то вытащил из кармана и бросил Косте.
        - Будешь должен мне косарь.
        Макдалов поднял странный кристалл. Он чем-то напоминал тот, что держали в руках Бреи и Марк, перед тем как продемонстрировать количество энергии, на которое не были способны еще совсем недавно.
        - Это допинг, - Еж взмахнул рукой и пелена превратилась в несколько огненных шаров, кружащих вокруг эспера. - Разломай его и помоги остальным с шаманом. С Вожаком я справлюсь.
        Макдалов перевел взгляд со спины Ежа на кристалл, а затем, без лишних промедлений, разломал «подарок» между пальцами и, ощутив невероятный прилив сил, вскочил на ноги.
        Используя Волчью Поступь, Коста, раздавая по дороге мощные удары по зажатым в тиски гноллам, побежал в сторону противоположного холма.
        Глава 42
        ГЛАВА 42
        
        Пока Коста добирался до холма, то успел приговорить еще несколько гноллов. Всего три дополнительных поинта по одному в скорость, ловкость и выносливость позволили ему длительное время поддерживать невероятный темп, при этом сохраняя четкость сознания и движений.
        Его удары не промахивались мимо цели, а каждое движение плавно перетекало в другое.
        Воспользовавшись тем, что левая перчатка превратилась в нелепые лохмотья, Макдалов зубами содрал её с руки и обмотал цепь вокруг запястья и пальцев. Получив возможность не только бить, но и хватать, Коста тут же этим воспользовался.
        Он перехватил выпад копьем и, вырвав оружие из лап гнолла-охотника, вонзил его в спину другому монстру. Бабочкой пришпилив того к земле, он, опираясь на древко копья, перескочил через исчезающий труп и с силой ударил шипованной пяткой берц в шею следующему противнику.
        Вновь, так и не касаясь земли, Макдалов взмыл в воздух и, крутанувшись юлой, обоими коленями рухнул на плечи гноллу, уже занесшему топор над упавшим на землю эспером-физиком. Девушка, вооруженная чем-то на подобии самодельной сабли, судя по белоснежному цвету лица - переоценила свои силы и растратила всю энергию.
        Сминая монстра, словно картонную коробку, Макдалов подхватил падающий и исчезающий в воздухе топор и швырнул его вперед. Он особо ни на что не надеялся, так что, когда оружие врезалось в шлем гнолла-солдата древком, а не острием, особо не расстроился.
        Этого хватило, чтобы отвлечь монстра от поединка и кулак другого эспера, покрытый ледяной коркой, снес голову твари. Кивнув друг другу, они какое-то время сражались вместе, а затем Косту и члена другой банды разделило потоком битвы.
        Все это напомнило Косте то, как он в детстве случайно упал в быстрый горный ручей. Его крутило и вертело - он пытался держаться прямо и остаться на плаву, но течение оказывалось сильнее.
        Здесь тоже самое - он крутился юлой, наносил удар за ударом, но поток битвы сносил его в сторону от холма. И только благодаря помощи незнакомого эспера, ненадолго расчистившего путь для Косты, тот смог вынырнуть из кровавой резни у подножия своеобразной “башни”.
        Шаман, не ограниченный, как другие эсперы-метафизики, всего одной стихией превратил свой холм в ледяную горку. Не остановившись на этом, монстр заставил прямо изнутри холма, сквозь камни и лед, прорасти острым, длинным шипам кустарника.
        Но не такого, где по неосторожности можно поцарапаться заблудившемуся человеку, а, скорее - проткнуть насквозь тиранозавра.
        Не говоря уже о том, что эти шипы каким-то образом оживали, когда к ним приближались штурмующие холм эсперы.
        Коста еле сдержал рвотный позыв, когда облаченный в спортивную экипировку, даже не армейскую, эспер-физик, размахивая строительной кувалдой и выбивая себе ступени в ледяной корке, напоролся на такой шип.
        Растение буквально вырвало эсперу ногу из сустава и тот, ревя раненным бизоном, скатился по краснеющему от крови льду и упал на головы своих соратников.
        Макдалов не узнал эмблему банды - видимо с другого района. Для суперов нижних рангов зеленый портал считался событием и на него могли съезжаться с половины города. Так что неудивительно, что здесь собралась такая толпа.
        Коста, в отличии от других эсперов, не рвался сломя голову на приступ укрепления. Воспользовавшись тем, что шаман смотрел в сторону трех метафизиков, пытающихся пробить некое подобие прозрачной, светящейся пелены, защищавшей гнолла, своими умениями - Коста спокойно оценивал ситуацию.
        Шанса на то, чтобы пробить своим умением пусть и незащищенную, но плоть монстра “D” ранга у него попросту не было. Как бы сильна не оказалась татуировка, переданная ему синеволосым, сам Макдалов все еще оставался эспером “F” ранга.
        Между ним и шаманом пролегала пропасть в два полноценных уровня. Это все равно, как если бы простак попытался голыми костяшками пробить дверь бронированного банковского хранилища.
        - Но мне и не нужно, - мысленно оборвал сам себя Коста и посмотрел на пелену перед шаманом.
        Трое метафизиков из разных банд поливали шамана своими умениями. Один из них оказался “стихийником” и бил на расстоянии сосульками длиной в руку ребенка. Другой отправлял в полет песчаные снаряды, похожие на звездочки ниндзя. А последний засылал с ладони, сверкающие черным светом сферы, величиной с теннисные мячики.
        Неудивительно, что фильмы действительно снимали преимущественно с эсперами. Тут никакие спецэффекты не нужны. Они сами - ходячие спецэффекты.
        - Только нужно чем прикрыться…
        Коста заозирался по сторонам и, вскоре, чуть глупо, но невероятно азартно улыбнулся. Он снова нырнул в поток сражения, разбивая чужие щиты, дробя оружие и ломая кости, пока не схватил за шкирку одного из гноллов. Облаченный в кольчугу, с какими-то боевыми латными перчатками на руках-лапах и в шлеме, он идеально подходил в качестве живого щита.
        Нисколько не терзаясь угрызениями совести, Макдалов, выставив перед собой визжащего монстра, неспособного ни укусить клыками из-за забрала, ни оцарапать когтями, из-за перчаток, начал штурм ледяной преграды.
        Берцы, на которых уже стерлись ткань, кожа и пластик, сослужили свою последнюю службу. Стальные пластины в мысках как нельзя лучше подходили для того, чтобы вбивать их в ледяную поверхность.
        Медленно, шаг за шагом, Коста поднимался на холм. Огромные шипы хлестали его с разных стороны. Они рассекали плоть на его руках, срезая небольшие пласты с тех мест, что не защищали нарукавники и пластины. Резали ноги. Покрывали бока глубокими порезами и оставляли жуткие ссадины, но серьезного вреда причинить не могли.
        Каждый раз, когда шип направлялся в живот, грудь или голову, Коста успевал подставить на его пути гнолла. Раны от шипов выглядели жутко, но смертельными не оказывались. И потому монстр кричал, дергался, извивался, пытаясь выбраться из хватки Косты, но все попытки были тщетны.
        В какой-то момент тварь и вовсе безвольно обвисла, превратившись в израненный мешок плоти и крови. Макадалов же, сделав последний рывок, оказался на противоположной части холма. Аккурат со спины шамана.
        Остальные эсперы увидев, что одному из них удалось пробраться в тыл к противнику, утроили натиск на фронтовую часть укрепления, полностью сосредотачивая внимание шамана на себе.
        Коста аккуратно положил гнолла на землю, а затем так же аккуратно вбил обмотанный цепью кулак тому в горло. Монстр дернулся в последний раз, а затем исчез, пылью растворяясь в пространстве.
        Макдалов уже собирался, используя всю оставшуюся энергию, напрыгнуть на шамана со спины, как его взгляд привлекла пара перчаток. Они лежали на земле и чуть блестели каплями красной и зеленой крови на солнце. Те самые перчатки, что еще недавно носил гнолл.
        Старые, поношенные, местами мятые, они выглядели как оружие. Об это ясно давали понять толстые, короткие пирамидальные шипы на костяшках и неполная защита пальцев - пластины покрывали только внешнюю сторону фаланг, оставляя подушечки открытыми - чтобы не лишать бойцы свободного хвата.
        Коста перевел взгляд со своих цепей и практически полностью убитой правой боксерской-перчатки на этот артефакт. Проклятье, да он даже понятия не имел, что вообще это означает - АРТЕФАКТ.
        - В любом случае, не убьет же он меня…
        С этими мыслями Коста аккуратно развязал цепи и стянул ошметки красной перчатки, после чего надел на руки артефакт, благо система креплений там оказалась совсем простенькая.
        На удивление он… ничего не почувствовал. Ни особого прилива сил, ни какого-то ощущения силы. Он лишь сжал и разжал пальцы, привыкая к весу перчаток, а затем аккуратно переставляя ноги, начал подбираться на минимальное для удара расстояние.
        У него имелся всего один шанс нанести свой лучший удар. Если он промахнется или окажется недостаточно быстр, силен, решителен или ловок, то… добыча уйдет.
        Странно, но Макдалов в этот момент понимал слова Монаха. У него не хватало сил на полноценное сражение с шаманом. И все же на стороне Косты оставался фактор неожиданности, скорости и точности. Он понимал, что для того, что увидеть точку для лучшего удара ему требовалось открыть “Волчий Оскал”, а для того, чтобы сделать рывок на несколько метров, не теряя при этом силы и скорости - “Волчий Рывок”, но…
        Но и без всего этого он оставался достаточно опытным бойцом и, как он надеялся, не самым глупым парнем на деревне.
        Чуть пригнувшись, он прицелился точно под затылок шаману - туда, где у любого прямоходящего находилась одна из самых уязвимых точек на теле. Крепление черепа к позвоночнику.
        Коста задышал ровнее и разделил поток внутренний энергии, направив одну половину в ноги, а другую - в руки.
        Коста был быстр.
        Настолько, что ему потребовалось едва ли не мгновение, чтобы осознать, насколько он оказался быстр.
        Его удар продемонстрировал удивительную точность, а энергия на этот раз прошла не только через руки, но и через те самые перчатки, в итоге окрепнув и приняв едва различимые очертания волчьей лапы.
        Макдалов лишь мысленно отметил про себя, что вероятно в этом и есть суть артефактов - дополнять умения и удары эсперов.
        Его кулак, закованный в железо и окутанный энергией, со свистом рассекая пространство, врезался в… пылающий огненным покровом посох шамана.
        Гнолл оскалился и зарычал Макдалову в лицо.
        - Хоть бы чистил… - скривился парень, после чего его отбросило назад.
        Шаман занес огненный посох над головой, но так и опустил его на голову лишенному сил Макдалову. Гнолл недоуменно перевел взгляд чуть ниже - на собственную грудь. Зеленая кровь падала на землю, а прямо из центра массы твари торчала ледяная игла.
        Тварь, шатаясь, обернулась. Светящаяся пелена магии, защищавшая шамана от эсперов, никуда не делась, вот только теперь в её центре зияло отверстие. Размером всего лишь с теннисный мячик. Но вполне достаточное, чтобы через него пролетело умение другого метафизика.
        Гнолл зарычал от ярости и боли, сделал шаг вперед и исчез, рассеиваясь в вихре сумрачной пыли. Коста, тяжело дыша, опустился на корточки. Он даже не обратил внимание на то, как со звоном упал камень с кристаллом внутри и как под холм покатился посох, за который началась настоящая свара между эсперами, выяснявшими чья банда внесла больший вклад в поражение банды гноллов.
        Собственно, смерть шамана стала жирной точкой в битве. Еж, Марк и остальные уже добили Вожака и учиняли настоящий локальный геноцид. Гноллы, потерявшие командиров и численное превосходство, представляли собой весьма жалкое зрелище.
        Скуля и хрипя, они пытались сбежать с поля, но им этого не позволили. Добили всех без исключения. А после… после началось то, что навсегда изменило мнение Косты о порталах, эсперах, монстрах, Стене и дне апокалипсиса.
        Одно дело, когда ты знаешь, что эсперы-охотники гибнут в осколках чужих миров, а другое дело, когда ты это видишь.
        Макдалов, сидя на холме, смотрел на то, как выжившие оттаскивали в стороны трупы и пытались помочь раненным. И это было куда страшнее любого оборотня в морге…
        Глава 43
        ГЛАВА 43
        Коста крутил между пальцами небольшая красный камешек. Похожий на гальку и янтарь одновременно. Красного цвета, он пленил внутри язычок пламени.
        Макдалов наткнулся на странное образование совершенно случайно. Когда закончилась битва и потянулась серая проза того, что обычно и происходит после масштабных сражений, Коста, перешагивая через испаряющееся останки шамана, увидел на земле этот камешек.
        Наверное - неправильный поступок, так как абсолютно всю добычу, включая даже посох, за который едва не устроили междоусобную драку, тащили в общую груду. Вернее - три груды.
        В первой куче складировали камни монстров, в другой - те же камни, но с кристаллами внутри, а в третьей, самой малочисленной, но из-за объема - кажущейся большой, лежали различные артефакты.
        В основном какие-то подобия самодельных топоров, копий, несколько мечей, нагрудные пластины, поножи и прочая мелочь. Посох был бережно положен рядом. Как самый ценный объект для предстоящего спора.
        Спора, который все откладывали…
        Как бы не выглядела битва - она была не так страшна, как её последствия. Всего, на сигнал бедствия от “Плаймов”, кроме “Outsiders” явилось еще три банды. Количество эсперов на поле превысило пятьдесят человек. Пятьдесят человек, каждый из которых носил в своем рюкзаке черный, пластиковый пакет.
        Потому что кто знает - может, в следующий раз, он тебе понадобиться, хотя ты об этом уже и не узнаешь.
        Шестеро.
        Шестеро лежали у подножия холма, где сидел Коста и смотрел на происходящее пустым взглядом. Аркадий “Тополь-М”, явившийся через час после битвы, стоял над шесть пакетами. Он чуть приобнимал девушку с зелеными волосами, а та все никак не могла унять плач. Макдалов не знал, но догадывался, что среди погибших находился близкий ей человек.
        Еж и Марк, как два главаря банд, стояли чуть поодаль - больше, как выражались на местном сленге, старших офицеров не присутствовало. Втроем они, согласно Новой О.О.Н. провожали в последний путь павших суперов.
        - Лекс “Стрелок”, “Плайм”, - читал Аркадий с экрана смартфона. - Кирилл “Донат”, “Плайм”. Евгений “Мотылек”, “Плайм”, - девушка на этом моменте рухнула на землю и сжала края пластикового пакета. Четыре десятка эсперов, стоявших рядом, опустили взгляд в землю. - Иванка “Больная”, “Огненный Ирокез”, - Еж сжал кулаки и отвернулся. Его банда прижали кулаки к груди. - Давид “Хачапури”, “Хромокей”. Олеся “Шило”, “Evergreen”. Мы провожаем вас в последний путь. Вы храбро сражались за человечество и навеки останетесь в числе героев, отдавших жизни ради того, чтобы наш мир мог встретить новый рассвет. Пусть ваши души найдут путь обратно. Мы всегда будем хранить ваш облик в нашей памяти, а ваши деяния - в наших сердцах. Покойтесь с миром.
        Аркадий, отказавшись от помощи, чуть не упав из-за своего протеза, наклонился, поднял горсть земли и кинул на пакеты, после чего развернулся и поковылял к расставленному поодаль шатру. Там собирались устроить сходку глав банд. Некое подобие военного совета.
        Потянулась рутина. Каждый из эсперов подходил, кидал горсть земли и удалялся по своим делам. Кто-то спешил к лекарям - пришедшей в чувства Патриотке и её коллегам. Те, не растрачивая зря энергию, под простым навесом, накладывали шины, на живую шили раны, щедро кололи обезболивающие и давали снотворное.
        Никто не знал почему, но сон для большинства эсперов служил самым лучшим и надежным лекарством. Тем более для физиков - тех, кто в основном и страдал в таких вот зарубах, находясь непосредственно на передовой.
        - Раньше хоронили.
        - Что?
        Коста дернулся. Рядом с ним на землю, предварительно подложив себе под пятую точку пенку, опустился Кени. Бледный, уставший, жующий пахучую жвачку, призванную явно не маскировать неприятный запах изо рта. Скорее даже наоборот.
        - Будешь? - он протянул блистер. Там лежало несколько пастилок неприятного, болотистого цвета. - Это водоросли специальные. Из синего портала. Помогают восстанавливать силы.
        Коста, заглушая внутреннюю оторопь и неприязнь, взял одну и засунул в рот. На вкус так же паршиво, как и на вид. Но, постепенно, он чувствовал себя все лучше и лучше.
        - А откуда?
        - Недорогие, - пожал плечами Кени. - продаются на Пятачке. Там много всякой полезной шняги можно найти, если знать у кого и что спрашивать. Но не суть.
        Макдалов промолчал. Он никак не мог отвести взгляда от плачущей девушки. Её пытались успокоить друзья и подруги, но безрезультатно.
        Слезы падали на её руки и стекали по тонкому кольцу на безымянном пальце.
        - Потом перестали.
        - Что… перестали? - переспросил Коста.
        - Хоронить, - Кени указал блистером на пластиковые пакеты. - Все равно, когда портал закроется, тела окажутся в нашей реальности. Так что и хоронить не зачем. Вот от первопроходцев и осталась только речь. Её, правда, тоже сократили. Если хочешь, могу потом скинуть целиком. Она красивая… Наверное… Насколько вообще эта срань может быть красивой.
        Они замолчали. Сидели на холодной земле и смотрели на чужое горе. Или свое горе. Потому что каждого из них отделял лишь случай от того, чтобы оказаться в таком же мешке.
        Коста теперь это видел. Чувствовал. Каждой клеточкой своего тела.
        Стал ли он любить эсперов и культуру поклонения суперам? Нет, разумеется. Но, может, теперь он чуть лучше понимал этих адреналиновых маньяков.
        Да, они были помешаны на своей силе и прогрессе. Некоторые мать родную бы продали за лишнюю дозу ЭСП-кристаллов, не говоря уже о высокоуровневом умении. Но, хотели они того или нет, каждый раз, оказываясь в портале, они рисковали своими жизнями ради тех, кто не мог постоять за себя в вот уже полувековой войне с монстрами.
        - Был на похоронах? - вдруг спросил Кени.
        Макдалов только кивнул.
        - Кто?
        Коста посмотрел на рэпера. Тот спокойно жевал свою травяную гадость и смотрел куда-то вперед. Смотрел никуда. И одновременно с этим - внутрь себя.
        Их всех, после адреналинового всплеска, ждал откат. Это как кататься на горках. Сперва ты поднимаешься наверх. Оказываешься на пике. Чувствуешь себя свободно. Легко. Всесильно. А затем стремительно катишься вниз, где обнаруживаешь себя в яме гормонального переключателя.
        Вырабатывается совсем другая химия. И ты чувствуешь себя не то, чтобы паршиво. Просто никак. Будто и нет тебя. И не было. Это не депрессия. Не PTSD. Не хуже и не лучше.
        Дерьмово. Но по-другому.
        - Отец, - произнес Макдалов и с удивлением обнаружил, что не говорил об этом с тех пор, как в последний раз посетил кабинет психотерапевта. Тогда, прочитав на кануне методичку по диагностированию, он, каким-то чудом, смог сойти за здорового. Чего только не сделаешь, чтобы покинуть ненавистные стены лечебницы. - И родители друзей.
        - М-м-м, - протянул Кени. - Я своих не помню. Они погибли в цветной, когда мелким был. Какой-то воздушный монстр или что-то такое… За мной сестра приглядывала. Хорошая она. Хоть и шабутная. Но это у нас от бабушки. Та, представляешь, была художницей. Странно, да?
        - Действительно, - только и ответил Макдалов.
        Они снова помолчали.
        - Знаешь, - Кени шмыгнул носом и улыбнулся. - говорят, что на западе, ну - в Северо-Американском Союзе, хоронят под веселую музыку. Чтобы души уходящих видели, что их близким и родным хорошо. Чтобы не было лишней тоски.
        - Мне кажется, такое только в кино.
        Кени поднял взгляд к небу. Оно ничем не отличалось от того, что застыло лазурью над весенним Новым Питером, но… все равно выглядело другим. Чужим и неприветливым.
        - Я, вот, на всякий случай себе выбрал уже. Ну, песню похоронную. Хочу, чтобы, когда… если - сыграю в ящик, то пусть играет GRAHAM - FUNERAL. Мне нравится. Её еще до всей этой фигни с порталами написали. Старая она, конечно. Но хорошая. Душевная.
        Коста посмотрел на Кени. Он вспомнил, насколько близко подобрались к их холму гноллы. И как Брея с Кени отбивались из последних сил. Коста толкнул приятеля плечом.
        - Не сыграешь.
        - Ага, - снова шмыгнул носом Кени. Затем хлопнул себя по коленям и вскочил на ноги. - Ты это - как оклемаешься малеха, подгребай к палатке. Банды совет держать будут, и Марк просит тебя.
        - Меня? - удивился Коста. - Зачем? Я о вашем ремесле знаю с…
        - Потому и зовет, - перебил Кени. - Ты у нас фартовый. Ну и, вроде как, свежим взглядом обстановку оценить можешь. Хотя, мне кажется, он просто Ежа позлить хочет. У “Ирокезов” сейчас все козыри. Они самый свежак из присутствующих. Если урвут себе все ништяки с этого портала - станут доминировать на районе. В общем - подгребай. А я пойду… поброжу немного. Музыку послушаю.
        Кени подмигнул, вдел наушники и побрел по окраине поля. Таких как он - бесцельно гуляющих, было достаточно.
        Макдалов остался сидеть на холме. Наверное, и он тоже - бродил. Только делал это внутри своей головы. И куда дольше, чем те несколько часов, что прошли после битвы.
        Куда дольше, чем несколько лет.
        Достав смартфон, Макдалов сфотографировал камешек и отправил фото в чат группы “Unseens”.
        
        “Здравствуйте. Не подскажите, на что я натолкнулся в зеленом портале. Буду очень признателен. С уважением” @NewBlue_photo
        
        Не дожидаясь, когда в чате продолжат флудить - решив посмотреть ответы позже, Коста уже собирался пойти к шатру, как вдруг, сам от себя того не ожидая, открыл переписку с Бабочкой. Он несколько минут смотрел на непрочитанные сообщение, оставленные им после короткой встречи, а затем напечатал:
        
        “Это очень странный вопрос. Ты только не подумай ничего такого. Просто, если честно, я и чатами не очень умею пользоваться. Никогда раньше не приходилось. В общем - тебе какая музыка нравится? Можешь скинуть пару треков?”
        @Butterfly не в сети. Сообщение будет доставлено, как только аккаунт перейдет в статус онлайн.
        
        Перечитав сообщение несколько, Коста так его и не удалил. Это было новое для него чувство - желание с кем-то поговорить. Впрочем, в последнее время, у него много чего нового в жизни произошло.
        Убрав камень в карман штанов, он поднялся и побрел к шатру, где уже собрались главы банд и их доверенные.
        Глава 44
        ГЛАВА 44
        
        Все сидели за простым, походным раскладным столом. С такими неудобными, вечно гнущимися и плохо ввинчиваемыми ножками. По центру стояла переносная газовая плита на четыре комфорки, работающая от увесистого баллона.
        Два чайника, нарушив напряженную тишину, протяжно засвистели. Кто-то из числа “Evergreen” - парень с длинной косой и немного восточными чертами лица, небрежным движениям руки поднял чайники в воздух и разлил каждому в пластиковый стаканчик немного кипятка. Затем, так же небрежно, бросил по дешевому заварочному пакетику.
        Как и Кени, этот некто обладал силой эспера-псионика.
        - Я бы хотел начать с простого, - не без помощи товарища, Аркадий поднялся на ноги и отсалютовал стаканчиком. - В первую очередь спасибо Марку и его “Outsiders”. Если бы не вы ребята… даже не знаю. Я и так был тебе должен, Марк, а теперь…
        - Никаких долгов, Тополь, - покачал головой Марк. - Каждый из здесь сидящих поступил бы так же. Мы - люди. Они - монстры.
        Эти простые слова “МЫ - ЛЮДИ. ОНИ - МОНСТРЫ” давно уже стали чем-то вроде кредо для эсперов-охотников. Чем-то таким, что помогало им не потерять себя в бесконечной веренице обрывков чужих миров.
        - Еж, Саир, Лида - спасибо, что пришли. Мы бы все…
        - Полегли, - перебил Еж, сверлящий взглядом Косту, сидевшего рядом с Марком. Тот, кстати, опять напялил гавайскую рубашку и плавательные шорты. Стиль одежды у лысого определенно сквозил своеобразность. - Если хочешь начать с простого, Аркадий - давай поделим хабар.
        Тополь немного нахмурился, но ничего не сказал. Он находился не в том положении, чтобы спорить с Ежом. “Ирокезы” притащили с собой полтора десятка человек, что автоматом делало их самой многочисленной группировкой. Не говоря уже о том, что “Хромокей” в лице полноватой Лиды, держащей на коленях артефактный палаш, смотрели “Ирокезам” в рот.
        Итого - двадцать три человека на стороне Ежа. Абсолютный численный перевес.
        - Погибшим по закону, - Аркадий произнес это с нажимом, а затем, не скрывая вызов в глазах, обвел всех присутствующим взглядом. Никто не стал спорить. Таков неписанный уклад. - Брея, если перевести все в баксы, по первой оценке, не считая артефакты - сколько?
        Брея, сидевшая рядом с Костом, затушила сигарету о так и недопитый чай и посмотрела на экран. Пару раз клацнув что-то пальцем, эспер озвучила сумму:
        - По текущим ценам Аукциона - камнями набирается девяносто четыре тысячи тридцать шесть баксов банка Новой О.О.Н.
        - А если мерить Пятачком? - уточнил Еж.
        - На пять процентов больше - ты и сам знаешь.
        - Знаю, - сверкнул чуть кривой улыбкой Еж. - значит, после уплаты налогов на портальный сбор, доли “Глинтвейнов” и доли погибших мы получаем…
        Все тут же бросились к калькуляторам.
        - Двадцать одну тысячу, - озвучил Коста, привлекая всеобщее внимание. - С мелочью.
        - О, а громила у нас с мозгами, оказывается, - хохотнула Лида. - если ты еще и своим хозяйством пользоваться умеешь, могу свой номер в личку кинуть. Люблю мясистых.
        Макдалов проигнорировал явный харасмент.
        - Руки на стол, подруга, - натурально прошипела Брея. - парню еще восемнадцати нет.
        - А ты мне не указывай, сучка фригидная.
        - Помойку свою прикрой, нимфоманка жирная.
        То, что между Лидой и Бреей явно присутствовала история было видно невооруженным взглядом. А подтверждением тому стал тот факт, что палаш Лида засветился мерным светом, а в волосах Бреи заплясали опасные искорки.
        - Дамы, дамы, - поднял руки Еж. - давайте не будем ссориться из-за мертвого куска мяса. Через три недели я все равно его прикончу и ваш спор станет неуместен.
        Коста опять стал центром всеобщего внимания. Видимо никто не ожидал такой суеты из-за простого эспера “F” ранга.
        - Артефакты еще предстоит оценить, - прокашлялся Тополь, явно пытавшийся увести разговор в сторону. - но посох шамана. Насколько я понял со слов моих эсперов-метафизиков, он усиливает ранг огненных умений на один “*”.
        Коста не особо понимал, что к чему, но судя по тому, как притихли все в шатре, это была стоящая палка. И видимо стоящая далеко не маленьких денег.
        - Нехило, - присвистнул тот, что из “Evergreen”. - Сколько такой девайс стоил на Пятачке в крайний раз? Двести штук?
        - Двести двадцать, - чуть хрипло поправила Брея. Её молнии относились к огненной стихии, так что посох мог бы сослужить службу и ей самой.
        - До того, как мы начнем грызть за него друг другу глотки, - Аркадий опять поднялся с места. - я хочу предложить вот что - шамана мы завалили преимущественно благодаря Ирландцу.
        - Которого я снабдил допингом, - добавил Еж.
        - Мои люди, - подняла руку подмигнувшая Косте Лида. - отвлекли шамана на себя и один даже ногу потерял.
        - Ты про своего брата? - чуть прищурился Марк. - кажется у него такое же умение, как у меня… отрастет за месяц.
        - И этот месяц он не сможет работать. “Хромокей” претендует на долю.
        - И “Evergreen” тоже, - поддакнул азиат. - если бы не мои метафизики, то шаман бы похоронил вашего здоровяка.
        - Не забываем про мой допинг, коллеги, - Еж продолжал сверлить Косту взглядом.
        Атмосфера вновь стала тяжелой, а напряжение можно было, при большой сноровке, пощупать пальцами.
        - Так вот, - с ощутимым нажимом произнес Аркадий. - до того, как мы начнем делить куш, которого еще пока и нет, - Тополь указал на возвышавшийся над рукотворным озером, черный замок. - я предлагаю следующее - посох мы используем. И использует его Брея, так как, надеюсь, никто не будет спорить, что она сильнейший огненный эспер из имеющихся у нас.
        Эсперы, может и были в массе своей жадными эгоистами, но собравшиеся в шатре явно не страдали нехваткой интеллекта. Они понимали, что портал еще не закрыт и если для них едва не закончилась трагедией схватка с группой патрулирующих замок гноллов - пусть и основным их костяком, то…
        - Нам нужно подкрепление, - первым сдался “Evergreen”. - Если шаман группы адов обладал силой “D” ранга, то босс может оказаться “D**” если вообще не…
        - Не черви! - перебила Лида. - И без тебя тошно, Саир. Всем и так понятно, что с боссом орков и его племенем нам не справится.
        - Орков? - Макдалов шепотом обратился к Брее.
        - Гноллы - обычно ады орков, - так же шепотом ответила девушка. - сами орки разные бывают. Эти из низших племен должны быть, но все равно - они крепкие, быстрые, ловкие и невероятно умелые бойцы. Даже будь нас в двое больше количеством, и мы бы были свежие и не покоцанные гноллами - все равно бы не справились.
        - Надо звонить “Глинтвейнам”, - Аркадий тяжело опустился на стол и скрестил пальцы домиком. - Других вариантов нет. Без их ударной группы - мы покойники. Ну либо мы отсидимся, и орки ворвутся в город. Благо портал у стены, но несколько улиц они покрошить точно успеют.
        - Сраные, блять, “Глинтвейны”, - процедил Еж.
        - Мы все знаем твою историю с Глин…
        - Да нихуя вы не знаете! - рявкнул Ирокез. - Хер я позвоню этим мудилам. Они брата моего завалили! А мне теперь им пятки целовать и по гланды пропихивать немытого? Да хер вам!
        - Еж, тут дамы.
        - Хуямы, блять. Глинтвейнам мы не звоним! Иначе можете вычитать мою банду, выписывать нам чеки, и мы сваливаем.
        За столом опять повисла тишина. Если уйдет “Ирокезы”, а вместе с ним и “Хромокей”, значит у “Глинтвейнов” придется просить куда более серьезную ударную группу. И на оплату их услуг, помимо непосредственной доли, уйдет, скорее всего, вся добыча.
        Так что едва-едва хватит покрыть расходы на сам портал, двадцать дней “местного проживания” и долю погибших. Работать в минус никто не хотел. Не потому, что жадность или глупость, просто это равносильно самоубийству. Или очередной долговой, кредитной спирали.
        Не все хотели лезть в петлю.
        - Если не “Глинтвейны”, то остаются…
        - Наемники, - выдохнул Марк. - мы можем обратиться в гильдию наемников. Да, это будет немногим дешевле “Глинтвейнов”, но мы, во всяком случае, избавимся от истерики Ежа.
        - Ты, лысый, за языком то своим следи, да. Я тебе сейчас бл…
        - Хватит! - Аркадий топнул ногой о землю, и ударная волна прокатилась по шатру, заставив всех застыть на местах. Да, Еж, в данный момент, в силу своей “свежести” мог говорить с позиции силы, но Тополь-М… если бы не увечье, он бы давно уже перешел в “С” ранг и не считаться с подобным было бы полной идиотией. - Значит будем договариваться с Наемниками. Но быстро! Портал закроется через три дня по местному времени. А значит снаружи каждая минута на счету.
        Внезапно Косту осенила идея. Безумная идея. Настолько безумная, что один персонаж из книги, которую он читал в детстве, оценил бы по достоинству.
        Макдалов поднял руку.
        - У меня есть предложение.
        - Ой, вот не до сопляков сейчас, - отмахнулся Саир.
        - Этот сопляк, морда ты плешивая, смахнулся с вожаком и шаманом и я, что-то, не видел от тебя такой прыти, когда ты ходил в “F” ранге. Если молокосос хочет что-то сказать - пусть говорит.
        Что неожиданно, эти слова принадлежали Ежу. Очень он был… странной личностью. Многогранной. Но, наверное, как и все обычные люди.
        - У меня есть знакомый… знакомая, - начал издалека Макдалов.
        - И? - поторопил его Марк. - Ирландец, мы тут не просто чаи гоняем. Дело серьезное.
        - Я понимаю, - Коста достал из кармана смартфон и положил на стол. - Подойдет эспер-метафизик, рангом “D**” и выше?
        - Один? - переспросил Аркадий. - Только в качестве укрепления. Как ключевой ударник не дотягивает. Была бы “С*” - еще куда ни шло.
        - Она солдат.
        После этих слов за столом повисла тишина. Все прекрасно понимали, что такое - быть эспером-солдатом. Любой такой стоил десятка простых суперов. Известные в народе маньяки. Они редко ходили по порталам, предпочитая охоту за Стеной. А там… неделя за Стеной приравнивалась к опасности Синего портала.
        Странно, что Макдалов не задумывался об этом раньше, учитывая, что они с отцом и его друзьями проводили там куда больше времени.
        - Много возьмет? - нарушил тишину Марк.
        Макдалову очень хотелось ответить, что, скорее всего - его, Косты, душу, но только пожал плечами.
        - Звони, - кивнул Аркадий.
        Коста, сделав несколько крупных глотков чая и, прокашлявшись, набрал номер.
        - Учитель Лейта? Да, здравствуйте. Да, это я, Макдалов. Что? А, нет-нет-нет, порно у меня есть, - Коста осекся, но никто не обратил внимания на оговорку. - Нет, лосьон мне тоже привезти не надо. Нет-нет. Я вам вообще по другому делу звоню. Куда мне пойти? А, понял… это просто срочно очень. В общем, если коротко, то…
        Следующие несколько минут Макдалов попросту держал телефон на столе. Подальше от уха. Но даже так - без громкой связи, все прекрасно слышали, что за витиеватый и очень красноречивый мат доносился из динамика.
        Глава 45
        ГЛАВА 45
        Встречать мисс Лейту отправили именно Косту. Мол - “ты пригласил, ты и выгребай”. Макдалов был не из робкого десятка. Нет, особой храбростью он не отличался, но в нужные моменты мог перебороть простые инстинкты и сделать то, что нужно.
        Так что тот факт, что он держал привязанным к ноге охотничий нож в самодельных ножнах, ни о чем не говорил. Точно так же, как не говорил и Марк, молча и с понимающим кивком этот самый нож и протянувший.
        И вот теперь Коста, на которого смотрели едва ли не как на приговоренного (Кени проболтался о том, что “солдат” - на деле классный руководитель Ирландца) стоял около лесной опушки.
        Они отправили координаты мисс Лейте часа четыре назад по местному времени, так что ожидали прибытия с минуты на минуту. Вообще, Коста до сих пор не понимал, как телефонная связь могла нормально работать, учитывая различное течении времени внутри портала и снаружи.
        Он пытался взять факультатив по этой теме, когда обучался в институте, но споткнулся уже на первой же лекции на тему триангуляции квантовой неопределенности в условиях предполагаемой запутанности.
        Макдалов запутался уже с одного только названия и решил принять простой факт на веру, оставив детали тем, кто имел в своей черепной коробке больше серого вещества, чем Коста.
        И, учитывая, что перед ним, резко затормозив, остановилась немного растрепанная, не накрашенная, хоть от того не менее сногсшибательная, облаченная в армейскую форму - Лейта Альва, верхом на горном велосипеде, то мозгов у него не было и вовсе.
        - Охотничий, да? - её волосы были стянуты в тугой пучок, комично качнувшийся, когда она кивнула головой на его ногу.
        Разумеется она обнаружила его даже несмотря на штаны…
        - Марк одолжил.
        - Хвалю, - кивнула Лейта.
        Наверное, еще две недели назад Коста точно поджарился бы, но сейчас… сейчас он стал не только быстрее, но и опытнее. Постоянные схватки с гноллами, не говоря уже о последней битве, не только развили тело и навыки Косты, но и улучшили его рефлексы.
        Он использовал “Волчью Поступь” даже быстрее, чем сработало его сознание. Энергия моментально перетекла в ноги и в следующее мгновение Коста уже стоял в стороне, а в его руке, зажатый обратным хватом, появился нож.
        На том месте, где он был всего мгновением прежде - обуглилась земля.
        - Хвалю дважды, - кивнула Лейта. Она, поправив завязки на рюкзаке, притороченном к багажному “отделению”, спокойно покатила велосипед в сторону поля. - Но не думай, что отделаешься так легко.
        Если честно, Макдалов и не думал. Во всяком случае - об этом. У него была простая цель - выжить и закрыть портал. И, желательно, по дороге еще и немного туже набить карман.
        Ему все еще требовалось просто невероятное количество ресурсов чтобы, банально, отправится на поиски лаборатории отца, не говоря уже о том, чтобы распутать весь плотный клубок…
        Плотный клубок.
        Макдалов был нормальным, семнадцатилетним парнем. Так что неудивительно, что его мысли несколько сбивались с ритма, когда он шел позади своего классного руководителя.
        Решив, что беспардонно пялиться на чью-то пятую точку, как бы та не выглядела - мало достойно джентльмена, Коста догнал Лейту и поравнялся с ней, зашагав едва ли не в ногу.
        - Звонила твоя мама, - внезапно произнесла мисс Лейта.
        До лагеря эсперов было еще минут десять, которые Коста предпочел бы провести в тишине, но, видимо, у его спутницы имелось свое мнение на этот счет.
        - Мария, - поправил Коста, а затем добавил. - Мария Кавернан.
        - Я знаю, - кивнула учитель. - я прочла твое личное дело. И оценку психиатров. Там было написано, что у тебя серьезная детская травма, связанная с материнским отчуждением.
        Коста шел молча. Он лишь жалел, что оставил наушники в рюкзаке.
        - Ты писался в кровать до девяти лет.
        - Бывает.
        - Ты замучил пса.
        - Он хотел на меня напасть.
        - И поджог занавески.
        - Это вышло случайно.
        Лейта посмотрела на Макдалова, а тот не спешил встречаться с ней взглядом.
        - Знаешь, что это все напоминает? - спросила, наконец, она.
        - Прекрасно, - пожал плечами Макдалов. - успел наслушаться в… учреждении, куда меня и отправила Мария. Задатки социопатического расстройства личности с психопатическим уклоном… или как там это будет звучать по-научному.
        - Примерно так и будет.
        Макдалов вздохнул. Лучше бы она пыталась отправить его на тот свет, чем высушивала то немного серое вещество, что удалось сохранить после всех этих мозгоправов, препаратов и процедур.
        - К чему вы клоните?
        - Просто пытаюсь понять, - теперь плечами пожала уже сама мисс Лейта. - не попал ли ко мне в класс социопат-эспер. Еще и…
        Она не договорила. У всех есть такой момент, когда на лицо может опустится забрало. Черта, после которой даже самый выдержанный и холодный человек потеряет самообладание. У кого-то эта черта лежит прямо на поверхности и дотянутся до неё не составляет труда.
        У большинства - спрятана в глубине. Убрана так далеко и заперта так надежно, что человек о ней даже не вспоминает. Не вспоминает о монстре, который живет у него внутри.
        Коста держал своих демонов на коротком поводке. Вот только последние события явно этот поводок ослабил.
        - Это был несчастный случай, - спокойно, как только мог, он же действительно - не социопат, произнес парень. - Отец не справился с управлением. Мы врезались. Я руль не трогал.
        - Запись с дорожной камеры показывает обратное.
        Камера… проклятая камера. Камера, которая стала причиной его мытарства по спец-лечебницам и то, что его ма… та женщина, что родила его - больше никогда к нему не прикасалась. Не обращалась по имени. Старалась даже не смотреть в его сторону. И, только выдалась возможность, выслала куда подальше.
        Причина, по которой на Косту в течении многих лет смотрели, как на бомбу замедленного действия.
        Отцеубийца.
        - Да не дрейфь, - Лейта хлопнула его по плечу и, не будь Коста эспером, этот жест явно отправил бы его в больницу с вывихнутым суставом и сломанной ключицей. - Я своего отчима зажарила, когда мне было лет… десять, или одиннадцать. Не помню. Сраный педофил думал, что может меня изнасиловать. Эспер-физик “E*” ранга. Он понятия не имел, что даже пальцем меня тронуть не способен.
        Коста почти врезался в дерево. Почти - значит, что ветка, все же, оцарапала то самое, злосчастное плечо. И его поразил даже не сам факт происшествия, потому как подонков среди суперов числилось ничуть не меньше, а, зачастую, даже больше, чем среди обычных людей.
        - Это многое объясняет, - едва слышно прошептал Коста.
        - Ты что-то сказал, мелочь пузатая? - стрельнула взглядом Лейта.
        Макадалов, поняв, что произнес это вслух, решительно замотал головой. Он, все же, исправил свою ошибку и навел экран смартфона на своего преподавателя.
        
        
        ЛЕЙТА АЛЬВА.
        ГИЛЬДИЯ: НЕТ
        РАНГ: “D**”.
        МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ТИП.
        
        Большинство не заметили бы в такой формулировке ничего необычного или особенного. Но это если не вдаваться в подробности. А если начать разбираться, то…
        Лейта являлась солдатом и такой нюанс просто не мог не отразиться на её биографии - про того же Пуловера было написано куда больше.
        Не говоря уже о ранге.
        Да, еще этим утром Коста бы купился на надпись на экране смартфона. Поверил, что Лейта не дотягивает даже до “C” ранга, но теперь… теперь, когда он смахнулся с Шаманом и видел, на что способен гнолл, то сильно сомневался, что в таблице были приведены правильные данные.
        А о чем это все говорило?
        Для начала о том, что данные явно были подрихтованы, но об этом и так ходили городские байки - ничего удивительного. Но, что касательно ранга - это уже куда серьезней. Изменить ранг в базе данных при помощи нужных связей и достаточного количество купюр было попросту… нереально.
        Получается, что…
        Получается, что сведения о Лейте Альва находились под грифом секретности, а обычным любопытствующим выдали такую вот утку. Читайте, смотрите, но настоящую правду государство оставит при себе.
        И из всего этого появился еще один вопрос - кто, ко всем чертям, такая Лейта Альва и что она делает в замшелой школе на окраине далеко не самого крупного города Евразийского Союза?
        - А недурно вы тут нагуляли, - присвистнула Лейта, окинув оценивающим взглядом три кучки трофеев. - Гноллы, да?
        Макдалов кивнул.
        - Значит там, - она указала на замок. - Орки. Терпеть, блин, не могу орков. Дурно пахнут. Не носят набедренных повязок, а когда входят в боевой раж, то у них всегда…
        Она сделала весьма недвусмысленный жест руками. Коста уже давно не был девственником, но все равно почувствовал, как к лицу приливает кровь.
        - И вот представляешь, - продолжила Лейта. - дерешься ты с ними… трехметровыми засранцами, а прямо у тебя перед лицом маячит нехилый такой “слоняра”. Нет, кому-то может и нравится, но я не фанат подобного. Так что за орков - будешь должен мне вдвойне.
        Макдалов уже смирился с тем, что все вокруг стремились поставить его на счетчик. Начиная Марком, продолжая Ежом и заканчивая Лейтой.
        Но, увы, сделать с этим ничего не мог.
        Во всяком случае - пока.
        Лейта “припарковала” свой велосипед около шатра и вошла внутрь. Среди глав банд кипела напряженная работа. Народ проводил перепись трофеев, считал что-то на калькуляторах, заполнял таблицы и жарко спорил о проценте с добычи.
        - Приветствую, - достаточно громко поздоровалась Лейта.
        Все тут же притихли и отложили свои дела. Атмосфера слегка изменилась с приходом сильного эспера. Будто вокруг Лейты присутствовала некая доминирующая аура. А может так и было на самом деле - кто знает.
        - Альва, - кивнула Брея.
        - Брея, - ответила тем же Лейта.
        Почему-то Макдалова не удивило, что девушки знают друг друга. Хотя бы просто потому, что они обе являлись эсперами-метафизиками с уклоном в молнию - весьма и весьма редкий атрибут.
        Лейта пододвинула стул, уселась, закинула руки на стол и обвела присутствующих по-учительски строгим взглядом. Будто сидела не в окружении сразу трех главарей банд, а перед нашкодившими школьниками.
        - Я вас внимательно слушаю, господа охотники, - и тот факт, что в её голосе звучала неприкрытая насмешка, ситуацию нисколько не облегчало.
        Ох уж это вечное противостояние солдат за Стеной и охотников в порталах. Органами… теми самыми, что торчат у орков, померятся они любили вне зависимости от своего пола.
        Глава 46
        
        Прокашлявшись, Аркадий “Тополь-М”, как условный владелец портала (тот, все же, появился на земле “Плайм”) взял слово.
        - Мы предлагаем вам, учитель Лейта пятнадцать проц…
        - Тридцать, - тут же перебила Лейта. Она разглядывала маникюр на коротких ногтях и иногда на них дула. Всем видом демонстрировала, насколько сильно ей дорого происходящее. - И, в случае если с босса упадет камень с кристаллом - он тоже мой.
        - Да что ты о себе…
        - Яйца отрежу, - снова перебила Альва. Еж, уже поднимавшийся со стула, встретился взглядом с Лейтой и, так же медленно, опустился обратно. Бандит играл желваками, по костяшкам сжатых кулаков плясали искры, но он промолчал. - Вот и молодец. Умница. Кстати, слышала тут ты моего ученика на тот свет отправить хочешь.
        - Официальная заявка на дуэль уже подана, - сквозь зубы процедил Еж.
        - Да я и не против, - подняла ладони Лейта. - Мальчикам ведь нужно своими причиндалами померяться. В общем, братцы, тридцать процентов, камень с босса - такие мои условия. Как говорится, - она неопределенно помахала рукой в воздухе. - Так и говорится.
        После этого потянулось длительное обсуждение деталей предстоящей эскапады, но Коста особо не вникал. Мысленно активировав татуировку, он углубился в изучение произошедших изменений.
        
        ОЧКОВ ДУХА: 81
        ЭСП-ПОИНТОВ: 41
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 41
        
        Как и ожидалось, после весьма серьезной битвы, где Коста несколько раз оказывался на краю гибели, количество очков духа возросло довольно ощутимо. Он все еще не понимал, по какому принципу или по какой причине увеличивалось их число, но это сейчас волновало в меньшей степени.
        - “С одной стороны приятно, конечно”, - размышлял Коста, наблюдая за тем, как живо и активно торговалась Лейта за каждый лишний процент. Аркадий тоже не отставал. - “А вот с другой…”
        А с другой стороны, для того чтобы увеличить показатель ловкости Макдалову требовалось чуть больше полусотни очков, а скорости - четыре десятка. Так что сумма резко переставала выглядеть такой уж впечатляющей.
        Коста еще раз посмотрел на список требований для открытия различных навыков Стиля Волка. Кроме финального умения Стиля, везде требовались скорость и, в основном, ловкость и сила.
        Макдалов несколько мгновений испытывал искушение распорядится очками духа именно в таком порядке, но… здравый смысл перевесил.
        - “Я не смогу полностью оценить ситуацию, пока не разберусь со Стилем Медведя”, - мысленно сдержал порыв Коста.
        Для открытия второго стиля ему требовалось поднять защиту и выносливость. Тем более, как показало прошедшее сражение, где Коста дважды успел выдохнуться и приобрести весьма неприятные, кровавые украшение на теле - эти характеристики будут совсем не лишними.
        Макдалов сосредоточился на иконке с чешуей и почувствовал, как тепло разливается по телу. Подняв защиту сразу на два очка, он оставил всего пятнадцать очков духа. Ему еще требовалось чуть больше двух десятков, чтобы получить возможность открыть Стиль медведя, но уже сейчас Коста ощущал разительные изменения.
        Он был уверен, что если в него прямо сейчас выстрелить из пистолета, то, разумеется, пулю он не остановит и синяком не отделается, но вряд ли пострадают внутренние органы или раздробятся кости.
        Сжав и разжав кулак, он всеми фибрами ощущал невероятную уверенность в своих силах. Как если бы был облачен в лучшую броню.
        - Ирландец!
        Коста дернулся и отвлекся от собственных мыслей. Все за столом повернулись к нему и смотрели с легким неодобрением. Будто он единственный, кто относился к происходящему без должной серьезности.
        Черт возьми, если бы они сами относились серьезно, то не спорили бы из-за денег и ресурсов в момент, когда угроза прорыва орков в город высока, как никогда. Хотя, может, Коста чего-то не понимал, и эта угроза сохранялась каждый день. По статистике даже в таком не самом крупном городе, как Новый Санкт-Петербург зеленый портал открывался едва ли не через сутки, а синий - каждую декаду.
        Словно у них расписание какое-то имелось…
        - Прошу прощения, - Макдалов попытался искренне извинится, но, кажется, у него очень хорошо получилось.
        - Ты согласен с предложением мисс Лейты? - спросил Марк.
        Коста перевел взгляд на своего то ли нынешнего, то ли будущего - классного руководителя. В её глазах читалось нечто такое, что обещало все адские кары за простой ответ “нет”. Так что Макдалову пришлось проявить все мастерство риторики, на которое только способен шестнадцатилетний паренек.
        - А в чем суть предложения?
        - Ты вообще нас не слушал?! - мгновенно вскипела Лида, но её остановила Брея.
        - Лейта предлагает отправиться в замок малой группой, - пояснила эспер. - В составе пяти - семи человек. Остальные останутся на поле и если группа потерпит неудачу и портал схлопнется, то они смогут принять первый удар орков на себя и вызвать подкрепление от Офицев.
        Коста снова посмотрел на Лейту. Если честно он ожидал чего-нибудь вроде - “разоденемся как на карнавал в Рио, ворвемся с песнями и плясками и взорвем замок к такой-то матери”. Но план звучал действительно резонно.
        - А кто в составе группы?
        - Все здесь присутствующие, - ответил Марк. - Кроме Тополя.
        - Ты уж извини, - развела руками Лейта. - Не умоляю твоих достижений, но ты нас только замедлишь.
        Аркадий молча кивнул. Может, если бы у него было больше денег, он бы смог бы позволить себе хай-тековый протез и снова стать “полноценным” Охотником, но куда там местечковой банды до технологий столицы Евразийского Союза. В Лондоне, говорят, уже даже киборгов в тестовом режиме с конвейеров спускают.
        Макдалов считал, что брешут.
        - Саир, мисс Лейта, Брея, Марк, - Коста отгибал пальцы, подсчитывая количество участников. - Лида. Еж. Получается…
        - Ты еще себя забыл посчитать, - весьма и весьма кровожадно улыбнулась Лейта. При этом её глаза словно говорили “это твоя личная оплата моего испорченного выходного”. - Получается семеро.
        - Я все еще не очень понимаю, зачем нужен этот головастик, - Еж немного нервно стучал пальцами по столу, отчего звенели связанные цепочкой кольца на его выбритых фалангах. - Ты действительно собираешься позвать в логово “E**” и “D*” ранговых монстров парня “F” ранга?
        Теперь внимание всех сидящих было приковано именно к Лейте. То, что она предлагала действительно звучало по крайней мере - нелепо. А если вдуматься - то, как незатейливый способ избавиться от Константина Макдалова. “F” ранги, сами по себе, даже порталы сами почти не посещали.
        Если малолетнему суперу случалось выйти из портала “F” рангом, то родители из кожи лезли, лишь бы достать чаду камней с эсп-кристаллами. И вот то самое чадо, напичканное этими самыми кристаллами по самый “Е” ранг - лишь тогда посещало портал второй раз в жизни.
        А вообще, обычно, суперы сходу выходили “F*” или, что куда чаще - “F**”, но даже так - они все равно сперва поднимались на один ранг выше и уже потом путешествовали по порталам. Или не путешествовали, что случалось еще чаще.
        Не каждому дано не страдать пару лет от PTSD после первого же посещения иного мира.
        - Не слышу, чтобы Коста отказывался, - продолжала тянуть свою вампирскую улыбку мисс Лейта.
        Проклятье. Если в мире существовали оборотни, в чем Макдалов уже успел убедиться, то, может, и вампиры тоже?
        - А у меня есть выбор? - чуть обреченно спросил парень.
        - Выбор есть всегда, - пожала плечами Лейта. - Можешь оставаться тут и упустить свой единственный шанс на то, чтобы стать сильнее. Еще ни разу не видела Охотника, который спасовав один раз, не спасует и другой.
        - Еще ни разу не видела солдата, у которого крыша бы не потекла, - прошипела Лида.
        - О, ты из моей управляющей компании? - мгновенно среагировала Лейта. - После недавнего шторма у нас действительно чердак протекает. Может уже починишь, а? Я тебе даже молоток с гвоздями могу дать.
        - Мужу своему давать будешь, если он у тебя появится, конечно.
        - Ох уж эти отголоски патриархального прошлого, - закатила глаза Лейта. - может я жену хочу. Чтобы борщи варила и из-за Стены меня ждала. Ну, знаешь, это такая постройка - совсем незаметная. Вы, Охотники, вечно про неё забываете. Ни разу вас за ней не видела.
        Еще недавно мирный спор начинал постепенно перерастать во что-то совсем нелицеприятное. Лида, видимо забыв, что имеет дело с солдатом, потянулась к своему палашу, но её вновь остановил Саир и перевел взгляд на Макдалова.
        На самом деле, тот и сам бы согласился. Если бы учитель Лейта действительнохотела его смерти, то не промазала бы тем приветственным залпом электричества.
        Макдалов был уверен в своей скорости. Но не настолько, чтобы обогнать молнию.
        А значит учитель играла в какую-то свою игру. Какую? Макдалова не волновало. Он собирался стать сильнее и как можно быстрее. Время играло не на его половине поля.
        - Я пойду, - твердо сказал Коста.
        Некоторое время за столом молчали, а затем перешли к обсуждению непосредственно плана по штурму замка.
        Только подумать… еще недавно Макдалов штурмовал по утрам собственный туалет, куда заедал замок, который он все никак не мог починить, а теперь - замок. Настоящий, мать его, средневековый, фэнтезийный замок.
        Глава 47
        Коста сидел на границе лагеря и грелся около костра. Ночи в этом мире явно не слышали о наступлении лета и сквозили ветрами ранней осени. Над головой светили незнакомые звезды. Они отражались на экране смартфона.
        Орки являлись сумеречными охотниками. Как кошки. Они вели свою деятельность перед закатом и на самом рассвете, а в остальное время были заняты другими делами.
        Именно поэтому эсперы решили напасть на замок в полдень - самое неудобное время для орков. Вот суперы и встали лагерем, распалив костры и расставив дозорных. Каждая банда была ответственна за свой участок и, сейчас, почти в четыре часа ночи пришел черед Косты заступать в дозор.
        Он сменил Лютого, молча передавшего ему сигнальный пистолет с шумовой ракетой. Если честно, Косту это даже несколько обрадовало - ему с детства нравились ночи под открытым небом.
        Может из-за Стены, может из-за “социопатического расстройства личности”, но он чувствовал себя неуютно в городе. Каменные джунгли давили на него, заставляли ощущать себя запертым в какой-то цементной коробке, из которой нет пути к свободе.
        А тут…. Тут дышалось. Легко и свободно. И взгляд не упирался в очередную монолитную постройку. Просторы и свежий воздух.
        В наушниках играла очередная подборка электронной музыки, а сам Макдалов читал чат “Unseens”.
        
        “Сегодня сварил эликсир “Пять ступеней Максимы”. Если кому-то нужно пару унций, вы знаете мой адрес”@PotionMaster
        “В кредит можно?”@OldDog
        “Тебе? Ты и сам знаешь ответ”@PotionMaster
        “Это расизм!”@OldDog
        “Ты белый”@BlackMage
        “Расизм не зависит от цвета кожи”@Wingless
        “Мы сейчас это будем обсуждать? Или то, что я продаю несколько унций?”@PotionMaster
        “Парни, что делать? У меня карбюратор, кажется, сдох!”@Vandervolt
        “Сгоняй на сервис - вот, что делать”@OldDog
        “Как мне сгонять, если агрегат не заводится?”@ Vandervolt
        “Почему только парни? Теперь это уже сексизм! Чат становится токсичным!”@Barracuda
        
        По большей части чат выглядел так же, как и любой другой ему подобный. Куча флуда, каких-то междусобойных диалогов и прочего добра. Правда иногда в нем проскальзывало что-то необычное. К примеру, тот же эликсир “Пять ступеней Максимы”.
        Макдалов попытался загуглить это словосочетание, но интернет не выдал ничего путного. Но то, с какой обыденностью подобные вещи упоминались в чате, делало его несколько… пугающим.
        Коста читал в детстве “Пролетая над гнездом кукушки”. Он вообще - много читал. Это служило его единственным развлечением по ночам, когда народ отдыхал, а он не мог.
        Так вот - чат ему чем-то напоминал комнату отдыха из этой книги. И он не понимал - то ли он там единственный нормальный, либо наоборот - у него, как выразилась Лида, потекла крыша.
        Телефон в руках Косты внезапно завибрировал. Пришло уведомление о личном сообщении. Почему-то парень занервничал. Открывая вкладку, он ожидал увидеть там новости от Бабочки, так что следом за нервозностью пришло легкое разочарование, когда приложение выдало.
        
        Непрочитанных сообщений: 3. Отправитель@TrulyOldOne
        
        Интересно, почему он вдруг подумал о Бабочке? Может потому, что она знала что-то про тот несчастный случай и про Синеволосого? Да, определенно это именно так.
        
        “Здравствуй, @NewBlue. Сперва спешу принести тебе свои глубочайшие соболезнование по причине столь внезапного ухода твоего наставника - @BlueHair. Все сообщество Сокрытых в Тенях скорбит вместе с тобой. Каждый раз, когда один из Знающих уходит во тьму это всегда удар по нам”@TrulyOldOne
        
        Косте пришлось дважды перечитать сообщение, чтобы понять, о чем в нем идет речь. @TrulyOldOne, насколько Макдалов успел понять по чату, всегда выражался в такой вот странной, устаревшей манере. Когда большая часть чата писала на Е-слэнге, активно используя сокращения и прочую атрибутику, @TrulyOldOne выражался, как на светском рауте.
        Очень старом светском рауте.
        
        “В моем лице ты всегда смеешь найти верного союзника и, если будет на то воля нимф судьбы - стопы приведут тебя на земли Туманного Альбиона, ты сможешь рассчитывать на чашку горячего шоколада, теплую постель и, может, лишь немного скрипучую, но крышу над головой”@TrulyOldOne
        
        Синеволосый говорил не верить Невидимым, но этот странный тип вызывал у Косты только положительные эмоции. Он всегда был приветлив в чате. Старался помочь каждому по мере своих возможностей и игнорировал подколки на тему своих устаревших речевых оборотов.
        И именно поэтому Макдалов был настроен к нему максимально настороженно.
        
        “Я видел картину, которую ты прикрепил к своему недавнему посланию. Смею предположить, это драгоценный камень - волшебный Самоцвет. Если мои старые глаза меня не подводят, а они могут - он содержит в себе щепотки истинной энергии стихии огня. Пользуясь новомодными выражениями, я могу построить смелое и уверенное предположение, что этот Самоцвет ранга “D”. Весьма дорогая вещь и, возможно, тебе полезная. Не спеши его продавать и свяжись со мной, коль на то будет твоя воля и свободный час. Искренне твой”@TrulyOldOne
        
        Коста нажал на аватарку собеседника, выглядящую забавным маленьким магом, завернутым в плед.
        
        Пользователь@TrulyOldOne. Статус: в сети.
        
        Синеволосый говорил не доверять, но по возможности - использовать. Макдалов невольно дотронулся до кармана, где лежал Самоцвет. Если это действительно артефакт или нечто подобное - “D” ранга, то он может стоит огромных денег.
        Конечно, не как тот камень, показанный им Патриком. Тот вообще из категории “В” ранга, но все же…
        Решившись, Коста, убедившись, что в реальном мире на территории островов сейчас тоже ночь, застучал пальцами по экрану.
        
        “Добрый вечер, мистер @TrulyOldOne. Спасибо за ваши теплые слова. Прошу прощения, за столь позднее обращение, но если у вас есть свободная минута, не могли бы вы поподробнее рассказать мне про Самоцветы?”@NewBlue
        
        Нажав на отправку, Коста особо ничего не ожидал, так что был несколько удивлен, когда уже спустя несколько минут телефон в руке снова завибрировал.
        
        “И тебе доброго времени суток @NewBlue, где ты бы ты сейчас ни был. Отвечая на твой вопрос - странно, что твой мастер не поведал тебе тайн Самоцветов, но, видимо, на то у него были свои причины. Что же. Боюсь, у меня нет времени на длинную лекцию, как того заслуживает предмет нашего разговора, так что скажу как можно кратко. Самоцветы - суть есть запертые в драгоценных камнях осколки ожившей стихии. Если выражаться несколько проще и менее научно, да простит меня @PotionMaster - самоцветы - это сердца элементалей. Сейчас их не встретить в нашем мире, но, думаю, в окнах высоких рангов их все еще можно отыскать. Я не буду спрашивать, где ты отыскал этот Самоцвет, но если у тебя возникнет желание поделиться своей тайной, я своим именем клянусь её сохранить” @TrulyOldOne
        
        И снова Коста несколько раз прочитал сообщение. “Не встретить в нашем мире”? “В окнах высоких рангов”? Элементали?
        Благо на этот раз интернет сработал как надо и подсказал нужную информацию. Элементали это существа рожденные стихиями. Обитали они, в основном, начиная с синих порталов. Но даже там встречались только как боссы, а не как рядовые ады или монстры.
        Иными словами, в руках Макдалова оказалась вещь, добыть которую можно было лишь при большой удаче в синем портале, где смертельная опасность поджидала даже эсперов “B” ранга. А вот на регулярной основе такие Самоцветы встречались только в… фиолетовых порталах.
        Порталах, граничащих по угрозе с прорывом Стены. Появлялись они редко, а на их зачистку самолетами слетались суперы “А” ранга.
        Макдалов несколько минут размышлял стоит ли дальше делиться информацией с незнакомым собеседником, пока не пришел к выводу, что большой беды от этого не будет.
        
        “Спасибо за ответ, @TrulyOldOne. В этом нет никакой тайны. Я нахожусь в зеленом портале. Мы, с товарищами, бились с гноллами. И этот Самоцвет остался от их шамана” @NewBlue
        “Могу ли я узнать, являлся ли шаман - королем иномирного окна?” @TrulyOldOne
        “Нет, он не был боссом портала” @NewBlue
        
        Коста начинал понемногу понимать слова и выражения @TrulyOldOne, но не спешил использовать их в своих сообщениях.
        
        “Значит, это были слуги орков. Скорее всего - равнинных орков. У меня для тебя тяжелые новости, @NewBlue. Возможно, хотя я почти в этом уверен, тот шаман, что тебе удалось одолеть - являлся слугой и учеником шамана орков и, скорее всего, именно тот носит корону окна. Боюсь, тебе стоит обратиться в техподдержку нашего сообщества и выслать координаты этого окна, дабы наши воины и маги могли решить возникшую ситуацию. Либо, если у тебя есть такая возможность, позови на подмогу НовоЧеловека высокой ступени. Лучше - “B*”” @TrulyOldOne
        
        Коста еще раз прочитал сообщение. С одной стороны, @TrulyOldOne мог таким образом вызнавать местоположение Макдалова, но вот тон сообщения… Нет, он не мог доверять чату и его участникам. Достаточно, что его лицо видела Бабочка. Высылать свои координаты кому-либо, связанному с Невидимыми, он точно не собирался.
        
        “Спасибо за беспокойство, мистер @TrulyOldOne, но мы постараемся справиться самостоятельно. Может, если у вас осталось время, вы можете подсказать что ожидать от шамана орков?” @NewBlue
        “Уважаю твой выбор, юный @NewBlue. Когда я и сам был молод, то тоже встречал опасность с улыбкой на челе и пламенем в сердце… отвечая на твой вопрос, видя Самоцвет стихии огня, смею заверить, шаман будет сведущем в этой отросли Искусства. Орки мастера проклятий, так что вместо заклинаний он будет использовать чары огня. Остерегайтесь ловушек и избегай сражения с призванными им существами, ибо все они, после смерти, обернутся огненной чарой.” @TrulyOldOne
        
        Макдалов едва сдержался, чтобы не выругаться. Все этом сообщение, из того, что он понял, противоречило концепции современной науки о Порталах. Ученые уверяли, что у монстров нет магии и они, так же, как и суперы, пользовались энергией видоизменяя её в своих собственных умениях.
        Умениях, которые эсперы добывали непосредственно из порталов.
        Проклятье.
        Так и мигрень заработать можно.
        Внезапно телефон снова завибрировал
        
        “Я понимаю твою настороженность, @NewBlue. Поэтому, чтобы выразить свои искренние намерения, я помогу тебе двумя советами. Первый - не пытайся отыскать тайник шамана, ибо тот будет укреплен множеством чар и хорошо защищен. А второй совет - я пришлю его тебе лично. Однажды им со мной поделился @BlueHair, так что сочти это своим наследством, что не оставит тебя в долгу передо мной. Искренне твой и до новых встреч” @TrulyOldOne
        
        После этого статус @TrulyOldOne перешел в “не в сети”, а Макдалов получил на почту файл небольшого размера. Он некоторое время размышлял открывать его или нет - вдруг там вирус какой-нибудь или еще что-то, что откроет его местоположение, но затем любопытство взяло верх над здравым смыслом.
        Коста нажал на распаковку архива и тут же почувствовал нечто знакомое, тянущее его в другое измерение ощущение.
        Глава 48
        Макдалов вновь разделился сознанием на две части. Одна из них парила над каменной площадкой, где возвышались каменные столпы, исписанные иероглифами и рунами, а вторая находилась внутри лысого монаха со светящимися, синими глазами.
        Тот сидел в окружении нескольких камней. Один из них чем-то напоминал камень монстра с эсп-кристаллом внутри, другой выглядел, как Самоцвет, только не красного, а зеленого цвета, а последний… Последний поражал своей тьмой. Будто перед монахом лежал осколок бездонной вселенной, стремящейся поглотить даже малейшую частицу света и…
        Чужая речь действительна может быть заразительна. Макдалов не заметил, как его мысли стали звучать сродни тексту @TrulyOldOne.
        - Чтобы стать сильнее, ученик, одних тренировок тела недостаточно, - произнес Макдалов-Монах. Своим и, одновременно с этим, чужим голосом. - Вместе с телом ты должен тренировать и свою душу. Лишь союз крепкого тела и твердой души сможет привести тебя к просветлению. И если тренировки тела просты скоротечны, хоть и болезненны, то тренировка души сложна и утомительна и требует внешнего ресурса.
        Монах-Макдалов сделал несколько пассов руками, будто поглаживал невидимую сферу с разных сторон, а затем опустил эту сферу себе к животу и принял позу лотоса. Он прикрыл глаза и мерно задышал. Его грудь поднималась и опускалась, и, одновременно с этим от первого камня, того, что с эсп-кристаллом, словно отделилось несколько нитей.
        Туманные, едва различимые глазу, они потянулись внутрь невидимой сферы, и, закружившись там маленьким вихрем, начали по капле просачиваться в живот Монаха-Косты.
        - Старые пути еще живы, ученик. Они живут в тебе. Используя внешний ресурс, ты сможешь укрепить свою душу и сделать её сильнее. А она, в свою очередь, укрепит твое тело.
        Монах сделал еще несколько пассов руками и уже новые нити - от Самоцвета, закружились между его ладонями.
        - Любая энергия может быть поглощена тобой. И использована твоей душой. Главное - чтобы та была крепка. Но помни, - Монах-Коста сделал третье движение и, в следующее мгновение, черный кристалл раскололся, а по лицу Монаха потекли струйки крови. - Есть энергии, что сильнее твоей души и они могут причинить вред. Укрепляй тело и укрепляй дух - только таков истинный путь Кулака Трех Царств. В гармонии с миром и самим собой. Путь к просветлению.
        
        ***
        
        Коста, тяжело дыша, открыл глаза. Над головой все еще светили незнакомые звезды, а часы на телефоне показывали, что прошло всего семь минут. Семь минут, за которые Коста узнал нечто такое, что не смог бы описать словами.
        Потому что как он мог вообще описать то, что он теперь точно знал, что душа, это не просто красивое слово из песен и книг. Она действительно была. И, что удивительно - была и у него. Где-то внутри глубоко. Не в теле, нет-нет. А в ином месте. Может - в иной реальности.
        И, почему-то, Макдалов теперь точно знал, что именно Синеволосый имел ввиду, когда упоминал на видео о старых путях. И о том, что он теперь точно знал, что именно очки духа и эсп-поинты отображали в голограмме татуировке.
        - Их следовало бы назвать очками тела и души, - произнес бледный Коста.
        Знание, которым он теперь обладал, легло на плечи столь тяжелым грузом, что маячивший впереди силуэт монументального замка выглядел легче пушинки.
        А что, в таком случае, монстры? А суперы? А магия… Проклятье… Проклятье!
        Все что он изучал все эти годы, все, что с таким умным видом рассказывали говорящие головы с экранов, это все было… нет, не то, чтобы не верно, но не полноценно. Как попытка описать слона, видя при этом лишь один его хобот. В итоге описываться-то будет слон, но на поверку получится питон - и то, в лучшем случае.
        - Проклятье, - Коста с досады ударил кулаком о землю. Та дрогнула и несколько трещин разошлись на пару сантиметров вокруг места удара. - Возьми себя в руки. Возьми себя в руки…
        Он задышал. Так же ровно и мерно, как тот монах.
        Теперь Макдалов знал, что именно ему нужно делать. И начал он с самого простого - с Самоцвета. Положив его перед собой, Коста принял позу лотоса и сделал несколько пассов руками - словно поглаживал невидимую сферу. Так он помогал разуму проложить для энергии нужный путь.
        А затем он задышал. Задышал, словно первый раз в жизни. Но вместо воздуха вдыхал ту силу, что таил в себе самоцвет. Она сопротивлялась. Не давалась “в руки”. Постоянно норовила вырваться на волю - исчезнуть среди океана свободной энергии, кружащей водоворотом вокруг всего сущего.
        А Коста пытался не утонуть в этом водовороте. Удержаться на плаву. Не потерять самого себя. И, черт возьми, это было в десятки раз сложнее, чем просто “нажать на кнопку голограммы” и, что еще хуже - в сотни раз опаснее.
        В течении нескольких часов Коста вдыхал энергию Самоцвета. По капле за каплей, он поглощал её внутрь своей души. Но, не имея опыта и не имея силы этой самой души, большая часть энергии Самоцвета пролилась вовне. Так что, когда Макдалов открыл глаза и активировал татуировку, то нисколько не удивился увиденному.
        
        ОЧКОВ ДУХА: 15
        ЭСП-ПОИНТОВ: 52
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 52
        
        При этом около иконки с изображением кулака загорелась надпись:
        
        ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ АТРИБУТ: ПЛАМЯ. КОЛИЧЕСТВО ОСТАВШИХСЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЙ: 3
        
        - Осталось провести последний эксперимент, и я буду точно знать, как прирастают очки духа и эсп-поинты и…
        - Ты опять с той кралей на линии, да?
        Коста вздрогнул, убрал погасший и опустевший Самоцвет в карман штанов и обернулся. Позади стоял Кени. Он жевал “Сникерс” и смотрел куда-то вдаль.
        - Та розововолосая милашка, - продолжил Кени. - Блин, Коста, я даже тебе завидую. Такие девки вокруг тебя. Лена Блиц… Розововолосая. Лейта, вон, почти на свидание позвала. Правильно говорят, что женщинам все же, важен размер.
        - Я подкаст слушал, - Макдалов, успев переключить запись на подкаст о порталах, протянул наушники Кени.
        - Да ладно тебе, - отмахнулся репер, а затем указал батончиком на костер. - Можно?
        - В костер? Ты, вроде, не ведьма.
        - Посидеть рядом. Блин, здоровяк, я вот не могу никак вкурить, когда ты тупишь, а когда шутишь.
        Если честно, Коста и сам понять этого не мог. Так что он просто подвинулся и, выключив смартфон, убрал устройство в карман. Мыслями он, при этом, был где-то на Пятачке. Интересно, получится ли у него продать пустую оболочку Самоцвета?
        - Не понимаю.
        - М?
        - Не понимаю, говорю, как ты согласился на это, - Кени кивнул в сторону замка. - “F” ранг… в самое логово “D” орков. Это две ступени, здоровяк! Я не знаю, что у вас там с Блиц, но ни одна девушка, тем более такая… легкомысленная, как Лена, не заслуживает, чтобы из-за неё самоубивались.
        Коста некоторое время молча сидел и глупо, если так можно выразиться, моргал, пока не засмеялся. Смеялся он долго и с чувством. Так, как давно уже не смеялся.
        - Ты спятил, да? Я слышал о портальной лихорадке. Типо, когда у эспера крыша едет от стресса.
        - Все в порядке, Кени, - сквозь смех, с трудом, произнес Коста и продемонстрировал большой палец. - Нет, честно, спасибо. Все в порядке. И еще спасибо, что беспокоишься.
        - Да как тут не беспокоится, - возмутился репер. - Я тебе еще столько ништячных мест не показал на Пятачке, да и в городе, а ты уже лыжи намылил.
        - Чего намылил?
        - Да не суть, - Кени “яростно” откусил кусочек батончика и зачавкал. - Если помрешь - мне будет неприятно. Ты ведь это, ну, получается сеструху мою спас. Опоср… апрасар…
        - Опосредованно.
        - Да не суть… мозгарь, блин, двухметровый, нашелся. С орками он махаться пошел… сам пошел, а меня, своего братана, не позвал. Я, вот, может Сникерсом с тобой хотел поделиться, а теперь - хрен. Сам буду давиться. Терпеть, их, кстати, не могу, но не суть.
        - А зачем тогда ешь?
        - Потому что тут хрен время найдешь пообедать, а надо уровень сахара поддерживать, чтобы в обморок при махаче не грохнуться. Ты, блин, охотник или где? Базовых вещей не знаешь.
        Коста улыбнулся и толкнул Кени плечом. Тот, пусть и хмурый, ответил тем же.
        - Замолвишь словечко? - спросил репер. - Мне вот столечко для умения осталось, а у орков наверняка самый барыш пойдет. Ударная группа свой процент подымет полюбас. Мне бы только пару тысяч, и я уже в дамках. Может, даже, в FightNights запишусь. Ну, знаешь, слава, девки, бабки, Мерс куплю или Порше. Синий. Нет. Желтый. Чтобы все видели и знали - это Кени рассекает.
        Чтобы не говорил Кени, но Макдалов за эти дни успел хорошо понять эспера. В первую очередь, тот заботился не обо всех этих атрибутах жизни супера. А о своей сестре. Вылечить в Новом Питере её не могли. Требовалась частная клиника. И даже не в Москве, а минимум - в Берлине.
        А это такие деньги, что даже подумать страшно. Номер телефона и тот короче будет, чем конечная сумма в выставленном счете.
        - Думаю, никто не откажется от еще одного псионика в отряде.
        Кени улыбнулся и протянул сникерс.
        - Правильный ты, все же, пацан. Здоровя…
        Коста среагировал быстрее, чем Кени. Но все еще - слишком медленно. Он повалил парня на землю еще до того, как в траву упал, так и недоеденный шоколадный батончик, но этого все равно оказалось недостаточно.
        Длинная, с метр, если не больше, стрела торчала из груди Кени. Тот, булькая кровью, бледнея на глазах, только и смог что проговорить:
        - С-с-суки…
        Коста, выстреливая в небо сигнальной ракетой, вскочил на ноги и принял низкую боевую стойку. По всему лагерю в небо поднимались точно такие же сигналки.
        Из темноты на него смотрели десятки красных, нечеловеческих глаз.
        - Ну давай, - сплюнул Макдалов, заглушая первобытный инстинкт вопящий о необходимости бежать. - Оборотня завалил и вас порешу.
        А может мозгоправы были и правы…
        ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ПРОДОЛЖЕНИЕ ВЫШЛО ПОСКОРЕЕ И ПОБОЛЬШЕ ОБЪЕМОМ :)
        Глава 49
        ГЛАВА 49
        Орки выглядели примерно так же, как их описала Лейта. Только с той разницей, что из-за своего небольшого роста она сильно преувеличила габариты фэнтезийных тварей. Они действительно впечатляли. Но явно не дотягивали до трех метров в росте.
        Может два с половиной или чуть больше.
        Тени от костра плясали на их серой, почти каменной коже. Торс каждого из них был защищен металлическими и кожаными пластинами. На спинах лежали меховые накидки из шкур лесных хищников. Вот только ничего ниже пояса они не носили.
        Скалили клыки, не помещающиеся в их ртах и от того выпирающие из-под верхней губы. Что-то кричали, рычали и потрясали оружием.
        Коста ожидал, что они рванут всем скопом прямо на лагерь, но монстры выжидали. Словно… словно вызывали людское племя на поединок.
        Два десятка орков, вооруженных палицами и топорами. Лишь у одного из них - самого крупного, стоящего за спинами остальных, через весь торс протягивалась тетива из животных жил, а из-за плеча выглядывал огромный, роговой лук.
        Макдалов шмыгнул носом и…
        - Надень.
        Он поймал брошенные ему латные перчатки, которые, сразу после боя, Коста вернул в общую кучу добычи. Надев их на руки, парень молча смотрел на то, как из палаток выходили уставшие, не выспавшиеся, измотанные, но готовые к бою эсперы.
        В глазах у некоторых застыл страх. Холодный и липкий, он сковывал их души, туманил сознание, но, облаченные в помятые, армейские броники и простенькую защиту, они все равно поднимали оружие перед огромными орками. Мышцы последних бугрились валунами и, кажется, можно было даже услышать, как скрипели тугие волокна под крепкой кожей.
        - Кени…
        Раненного оттащили в палатку. Репер стонал, хрипел, на его губах пузырилась розовая пена. Патриотка, распахнув свою странную книгу, уже водила сияющими ладонями над раной, но что-то не позволяло вытянуть стрелу. Чем сильнее её тянули наружу, тем страшнее звучали стоны Кени.
        - Заговоренная, - произнес Марк, на ходу меняющий свой облик на рептилоидный. На этот раз его лапы сжимали не топор, а здоровенную секиру, недавно еще лежавшую в той самой куче.
        Артефакты из неё расхватывали буквально на лету. Никого не волновало, что те могут расколоться или сломаться - если орки сегодня победят, то это уже не будет иметь никакого значения. Уже вообще ничего не будет иметь никакого значения.
        - Проклятье, здоровяк, как ты их не заметил, - Брея, проведя ладонью по посоху, позволила искрам электричества соскользнуть на древесину и застыть на светящихся рунах и странных символах. Внешне, вроде, ничего не изменилось, но Макдалов нутром почувствовал, что молния Бреи стала… плотнее, сильнее, быстрее.
        - Новенькие, - процедил Лютый.
        Он единственный из всех, кто, казалось, не испытывал страха. Если странный эспер вообще умел испытывать эмоции.
        Просто стоял, полураздетый, в одних только армейских штанах, с голым торсом, покрытым десятками шрамов, и смотрел в алые глаза орков.
        Не прошло и тридцати секунд, как перед двумя десятками орков встало четыре десятка эсперов. В том числе и Лейта. Макдалов по-разному представлял себе солдат, но… точно не так, как выглядела сейчас его классная руководительница. Облаченная в какую-то робу-мантию, увешанная звенящими амулетами, она в левой руке держала белоснежный посох, а в правой - изогнутую, короткую саблю.
        - Я подстрах…
        Она не договорила. На крыше замка вспыхнуло что-то яркое. Настолько, что Коста на мгновение инстинктивно зажмурился. А когда он открыл глаза, то вокруг Лейты бушевало огненное торнадо. Самый настоящий смерч, поднимавшийся вплоть до самого неба.
        Настолько жаркий, что несколько эсперов, крича, катались по земле, стараясь сбить обуявшее их пламя. Не потому, что их задела огненная чара орка-шамана, а просто из-за того, что те оказались слишком близко.
        Здоровенный орк, который с луком, поднял над собой самый настоящий меч. Такой, который можно увидеть в кино или музее. С красивой гардой, стальным клинком, украшенным орнаментом в виде воющего волка. И два десятка орков одновременно то ли засмеялись, то ли вновь заголосили воинственным кличем.
        - Значит заговоренная, да?
        Коста не сводил взгляда с предводителя орков-воинов. У него не было времени доставать мобильник, ставший причиной того, что Кени теперь кричал в предсмертной агонии от жуткой боли. Он и так понимал, что перед ними не стояло ни одного создания ниже “Е**”, а сам вожак, скорее всего, обладал силой “D**”.
        Все, что чувствовал в этот момент Коста, это какую-то странную отрешенность, ярость и давящее к земле чувство вины. Если бы не он… если бы не его диалог с Невидимым… Кени сейчас бы не лежал на холодной земле.
        - Коста! Куда?!
        Но Макдалов уже не слышал выкрика Марка и не видел ничего, кроме своей цели - огромного орка, ухмыляющегося желтыми клыками и сжимавшего рукоять длинного клинка.
        Коста не стал быстрее, чем в битве с гноллами, но теперь движения давались ему проще. Он двигался плавнее, легче и, может, даже, изящнее. Его ноги вспыхнули отчетливо видимой во тьме энергией лазурного цвета и Макдалов, всего за несколько мгновений, преодолел разделявшее его с орками, десятиметровое расстояние.
        Его удар был быстр. Настолько, что легко бы пробил небольшое дерево. Вот только орк, вставший на его пути, не был деревом. Монстр, ранга “D” с серой, каменной кожей, даже не пошатнулся, когда ему в живот врезался светящийся кулак Косты.
        Наоборот - неприятно хрустнули фаланги пальцев Макдалова и заскрипело железо на латных перчатках. Если бы не они, то этим ударом Коста переломал бы себе пальцы и раздробил костяшки.
        На поле повисла тишина.
        Эсперы с ужасом смотрели на новичка “F” ранга, в одиночку ринувшегося в бой против двух десятков орков, каждый из которых превосходил его по силе на полноценную ступень, если не две.
        А орки… они загоготали. В том, что твари смеялись, не оставалось никаких сомнений. Они выли и топали ногами, а их мужские естества постепенно увеличивались в размерах и крепли - как если бы происходящее приносило им физическое наслаждение.
        Это выглядело омерзительно, подавляюще и ужасающе одновременно. Словно ты собирался драться не с живыми существами, а с какими-то духами, рожденными и выкованными в битве и ради битвы.
        - Гори-гори ясно, ублюдок, - глаза Макдалова вспыхнули оранжевым сиянием.
        Энергия хлынула из недр его души в грудь, а затем разлилась по рукам. На поляне, что еще недавно тонула в гоготе орков, протянулся едва слышимый волчий вой.
        Орк, стоявший перед Костой, непонимающе потянул своим смятым, перебитым носом. Он принюхивался, явно ощущая, что пахнет горелой плотью. И только затем посмотрел вниз. В месте удара, который он даже не почувствовал, теперь зияла страшная, обугленная дыра.
        Едва различимая взгляду, огненная волчья пасть оскалилась позади его спины. Орк, выронив короткое копье, хватая руками воздух, захлебываясь испаряющейся, серой кровью, завалился на спину.
        Перед девятнадцать орками во весь рост поднялся двухметровый эспер. Его синие волосы словно выросли и спустились ниже по спине, напоминая собой…
        Огненный покров распространялся все дальше и дальше по телу, пока не укрыл крепкие мышцы огненной шерстью. Кулаки эспера выглядели как две пламенные пасти, а голову прикрывал покров в виде воющего волка.
        Все это выглядело так, будто огненный дух зверя стал одним целым с новичком “F” ранга. Новичком, одним ударом, повалившим орка “D” ранга.
        Коста все так же не сводил взгляда с орка-вожака. Тот ответил коротким кивком и вытянул в его сторону меч. Жуткий рев заглушил едва слышный волчий вой, и орки бросились в атаку.
        Краем глазам увидев голографический таймер над татуировкой, Макдалов кинулся им на встречу.
        
        1:15… 1:14… 1:13…
        Глава 50
        ГЛАВА 50
        Когда огненный покров окутал Косту, то мир вокруг вдруг замедлился. Макдалов ощутил прилив силы, для которой не мог подобрать нужных слов. Он был уверен, что если бы на него летела на полной скорости машина, то ему не нужно было бы даже отбегать в сторону.
        Он встретил бы её с несокрушимостью горной высоты и железо попросту обмотало его стальным шарфом. А если бы сам Коста бежал за целью, выслеживая её по следам и запахом, и на его пути оказалась бетонная стена - он разбил бы её одним ударом.
        Макдалов видел все так отчетливо, будто светило яркое, полуденное солнце. Орки двигались быстро. Намного быстрее гноллов. Но они двигались так же. Либо так же - двигались гноллы, обученные своими хозяевами. Даже их состав в виде воина и шамана не отличался друг от друга ни в малейшей детали.
        Разве что орки были сильнее.
        Так думал Коста еще несколько мгновений назад. А теперь…
        Оттолкнувшись от земли, оставив за собой дымящуюся траву и оплавленную почву, он выстрелил кулаком в грудь ближайшему противнику. Да, орки были крупнее и мощнее, но Макдалов знал, все преимущества и недостатки разницы в росте и, теперь, мог использовать их себе на пользу.
        Когда орк встретил выпад Макдалова деревянным щитом, обмотанным кожей и мехами, то Коста затормозил на мгновение, а затем качнулся в сторону. Его обманный выпад правой так и не достиг цели, зато левая рука уже неслась прямо в печень орку.
        В момент удара кулак Косты вновь вспыхнул огненной волчьей пастью. Макдалов уже вновь ощутил зловонный привкус паленой орочьей плоти, как, внезапно, тело орка окутала серая энергия, а кожа твари стала еще сильнее напоминать камень.
        Удар Макдалова отбросил тварь на несколько шагов - прямо в гущу кипящего сражения, где крики, рев и вспышки умений смешивались в жутком хаосе битвы, но орк, уже через мгновение, вскочил на ноги. На его боку расплывалась черная, обугленная рана, но тварь даже не обратила на неё внимания.
        Оскалившись и зарычав, взмахнув стальным тесаком, она понеслась прямо на Макдалова, не успевшего поменять стойки. Выставив перед собой жесткий блок, он собирался встретить удар латными перчатками, но орк так и не смог дотянуться до цели.
        Его снесла в сторону огромная рептилия, и, пока орк не восстановил равновесие, обрушила тому на голову двуручную секиру. Удар, способный одним махом срубить вековой дуб, позволил Марку лишь немногим погрузить сталь в череп орка. На глубину в два пальца - не более.
        Благо, этого хватило, чтобы орк, падая на колени, начал исчезать в воздухе, а на землю уже падал камень монстра и стальной наплечник.
        - Очнись! - взревела рептилия. - Это “D” ранг!
        Коста посмотрел на свои кулаки. Как бы ни был силен огонь из Самоцвета, но сам Макдалов все еще оставался “F” рангом. Этот допинг не делал его сильнее орков - лишь поднимал на уровень, достаточный, чтобы сражаться почти на равных.
        - Знаю, - буркнул Макдалов.
        Увернувшись от чужого топора, он поднырнул под руку орка, а затем, обхватив её под локтем, с силой ударил себе о плечо. Раздался неприятный хруст, орк завыл от боли и выронил оружие. Коста же, с едва ли не более мощным ревом, чем недавно издал орк-вожак, напрягая все тело, от ног до спины, швырнул огромную тушу через плечо.
        Орк, упал на землю с грохотом обрушившегося здания, а Макдалов, с оттяжкой, врезал тому пяткой между глаз. Огненная волчья лапа погрузилась прямо в переносицу, и голова орка вспыхнула факелом, а затем взорвалась переспелым арбузом.
        Макдалов, подняв оброненный щит, швырнул его застывшему посреди битвы Марку и, найдя среди сражавшихся Вожака, направился в его сторону.
        Он уворачивался от ударов, щедро посыпая встречавшихся ему на пути орков огненными тумаками. Его пламенный волк неустанно выл и рычал, когда встречал сопротивление каменной кожи. Макдалов не мог нанести достаточно ущерба противникам, но он оттягивал на себя достаточно внимания, чтобы помочь куда более опытным и сильным эсперам.
        На орков сыпались умения эсперов-метафизиков, дождем поливая головы монстров тем, что простак назвал бы магией. Ледяные иглы, призрачные ножи, короткие вспышки пламени и молний.
        Брея, тяжело опираясь на посох, посылала один разряд за другим в сторону крыши замка.
        Макдалов, на мгновение увидев сгробленного, синекожего, покрытого белой шерстью орка, не сразу понял, что тот даже не пытается защититься от умений Бреи. Позади Шамана маячило нечто вроде знамени, сделанного из палок и шкур животных.
        
        
        
        Каждый раз, когда молнии Бреи уже почти дотягивались до шамана - знамя вспыхивало и создавало вокруг Шамана нечто вроде сферы пламени, тут же пожиравшей умения Бреи. А в это время сам старик не сводил глаз с огненного торнадо, реющего вокруг Лейты.
        - “Если бы та была мертва, то Шаман направил бы силы против эсперов”, - подумал Коста.
        Значит солдат еще сопротивлялась, и именно поэтому Шаман был вынужден направить силы и внимание на сдерживание самого опасного противника. Что же - это было им на польз…
        Коста пригнулся, пропустил над головой палицу, а затем ударил кулаком сбоку от коленной чашечки орка. Раздался хруст, нога выгнулась под незапланированным природой углом и тварь припала на одно колено. Макдалов, не теряя времени, выпрямился и, раскрыв ладони, хлопнул ими по ушам орка.
        Тот, лишившись на долю секунды способности ориентироваться в пространстве, начал заваливаться на спину, но Макдалов не позволил этого сделать.
        Схватив тварь за уши, он с силой притянул голову противника к земле, а сам, согнув колено, вонзил его прямо в подбородок монстра.
        Коста, так и не успевший надеть ни бронежилеты, ни защиты, был уверен, что если бы не его недавние манипуляции с очками духа вкупе с огненным покровом, то он бы не смог выбить челюсть монстра и раздробить тому гортань. Вместо этого - сломал бы себе ногу и это в лучшем случае.
        Монстра добил уже не он - два огненных пера вонзились прямо под черепушку твари, и та исчезла прямо в руках Макдалова. Рядом с Костой, буднично закуривая от плеча Косты сигарету, стоял Еж.
        - Вожака? - спросил главарь “Ирокезов”.
        Коста только кивнул.
        - Это ничего не меняет, - напомнил Еж. - Я тебя похороню.
        Макдалов показал эсперу неприличный жест.
        - Рад, что ты понимаешь, головастик, - ухмыльнулся Еж, после чего раздавил в обеих руках по нескольку кристаллов. - Активирую умение.
        Если сам Коста выглядел так, будто надел на себя огненную броню из шкуры волка, то Еж… он словно облачился в огненную рясу. Пламя стелилось по его рукам и груди, плащом укрывало спину, а ирокез, на голове Ежа, теперь напоминал собой искрящийся факел.
        Видя все это, Коста, как-то сам собой, понял почему банда носила именно такое название.
        - Погнали, - процедил Еж, во рту которого исчезла разом сгоревшая сигарета.
        Глава 51
        ГЛАВА 51
        Пока вокруг кипело сражение, два окутанных пламенем эспера кинулись в сторону самого здорового орка. В его ушах блестели черные, круглые серьги. На покрытой черной шерстью, широченной груди лежало ожерелье из столь длинных клыков, что те попросту не могли принадлежать ни одному простому хищнику.
        Яркая, черная борода немного дымилась от летящих от горящей земли и травы искр. Тугая коса стелилась вплоть до самой земли, а череп украшал почти такой же, как у Ежа, ирокез.
        Левое плечо Вожака прикрывал стальной наплечник и это единственное, что носил орк. Все его тело было полностью обнаженным. Покрытое шрамами, мускулистое, без двадцати сантиметров - те самые три метра ростом.
        
        
        
        Коста, оказавшись перед подобным монстром, внезапно понял, что Лейта, скорее всего, рассказывая про орков, имела ввиду другую породу. Куда более крупную и могущественную.
        Проклятье, кем на самом деле была Лейта Альва?
        - Чего застыл?! - Еж вытянул в сторону ладонь и в ней появился меч, чем-то напоминающий тот, что лежал в руках у орка, только намного легче и изрядно короче. - Или у тебя уже комплексы появились?!
        Коста не обратил внимания ни на естество орка, ни на сальные шутки Ежа. Только на то, что орк обрушил на эспера удар такой силы, что земля вокруг ног Ежа не только покрылась трещинами, но и слегка осела. Эспер же, сверкая ничуть не мене безумным оскалом, чем Вожак, принял удар стального клинка на плоскость огненного меча.
        - Ты… помогать… будешь?! - прокряхтел он, держа на себе не только все тело и мощь орка, но и еще и выдерживая серую энергию, постепенно окутывавшую орка.
        Коста, чуть пригнувшись к земле, задышал ровнее. Этот прием у него получился все раз. Да и то - в гимнастическом зале при поддержке прыжкового трамплина. Он не был уверен…
        - К черту, - сам себя оборвал Коста.
        Он оттолкнулся от земли и, взмыв в воздух, крутанул всем телом. Земля на мгновение поменялась местами с небом, а пылающая пятка-лапа Косты, описав огненный круг, гильотиной обрушилась прямо на затылок орка.
        На мгновение удивившись тому, как легко и просто получился невероятно сложный прием, Коста ожидал чего угодно. Но точно не того, что от него отмахнуться, как от назойливой мухи.
        Орк-Вожак, разжав ладонь и ослабив давление на Ежа, лениво отмахнулся от Косты и отшвырнул того на несколько метров в сторону. Нога, по которой пришелся тыльный удар ладони, на секунду онемела, что едва не стало роковой ошибкой для Косты.
        Не будучи способным восстановить равновесие, он едва не стал жертвой копья одного из орков, но того вовремя отбросило в сторону знакомое, ледяное копье.
        Макдалов не тратя времени на поиски в гуще сражения своего спасителя, шагнул вперед. Он сперва подумал, что это его снова подвела нога, но потом понял, что попросту поскользнулся.
        Поскользнулся в луже крови. Красная, густая, она постепенно покрывала землю, заставляя ту шипеть и дымиться. Вокруг лежали эсперы. Шестеро или семеро - в этом месиве из внутренностей и частей тела сложно было понять сколько именно Охотников успел порубить Вожак.
        Живот Макдалова скрутило и, не сдержавшись, прямо посреди сражения, он упал на четвереньки. Его буквально вывернуло наизнанку, освободив желудок от всего, что та находилось.
        Зрение помутилось. Стало сложнее дышать.
        - “Страх - он только в твоей голове, сын”.
        Макдалов поднял голову. Там Еж, одетый в пламя, в одиночку бился с Вожаком. Просто потому, что эсперам требовались усилия двоих, если не троих, чтобы одолеть хотя бы одного орка-воина.
        Теперь Коста знал.
        Знал, что отец был не прав.
        Страх он вот здесь. Прямо здесь. Его можно было унюхать. Можно было пощупать рукой. Страх был мокрым. На вкус отдавал медью. Он был красного цвета. И он щедро проливался на земли чужого мира.
        Коста, вскочив на ноги, развернулся и, описав пяткой очередную дугу, погрузил её в шею замахнувшегося на него орка. Тот захрипел, потерял возможность нормально дышать и почти мгновенно пал под ударом топора Лютого.
        Эспер, покрытый серой и алой кровью, мало чем похожий на человека, всласть рубился сразу с тремя орками. Его глаза светились ненормальным огнем и, когда топор полетел в сторону Макдалова, тот предпочел убраться подальше от Лютого.
        Кажется, он только что воочию увидел нечто, что раньше простаки называли “Берсерком”…
        Вытерев губы, кинув быстрый взгляд на таймер татуировки:
        
        0:38… 0:39…
        
        Коста ринулся в сторону Вожака и Ежа. Сражение между Орком и главой “Ирокезов” выглядело сродни тому, что можно увидеть лишь в кино.
        Еж, разорвав дистанцию, вытянул перед собой левую ладонь. Огненные перья, десятком стрел сорвавшись в полет, вонзились в тело взревевшего Вожака. Тот запрокинул пасть и зарычал от гнева и боли. Покров серой энергии засиял ярче и перья потухли в шипении и черном дыму.
        Орк согнул колени и сиганул куда-то в небо. От его прыжка затряслась земля и, когда огромная, мощная тварь упала в ястребином выпаде, то его меч буквально раздробил землю. В месте удара, где еще недавно стоял Еж, теперь красовалась воронка размером со сковородку. Облако песка на мгновение укрыло эсперов от нюха и взгляда орка.
        - Это ничего не меняет, - тяжело дыша, произнес Коста.
        За мгновение до удара, он успел оттянуть в сторону бандита. Того самого бандита, который грозился похоронить Макдалова и, что самое смешное - он это сделает. Но, все же - Еж человек, а орк - монстр.
        Эта фраза, с каждым днем, проведенным в портале, обретала для Макдалова все новыми и новыми смыслами.
        - Разумеется, - Еж вскочил с земли и взмахнул мечом.
        Коста, видя, что сотворил эспер, забыл про фильмы - там такое если и показывали, то только в блокбастерах и с огромными бюджетами.
        От огненного клинка Ежа отделилась длинная полоска огня. Тонкая - словно волос, но высотой с самого орка, она рассекла пространство и оставила на груди ослепленного Вожака дымящийся порез.
        Еж, каким-то образом, не только призвал огненный покров и меч, но и нанес последним удар на расстоянии в три метра. Макдалов еще недавно считал, что подобное можно увидеть только в кино или коротких рекламных выпусках “FIGHT NIGHTS”.
        -Активирую умение, - внезапно еще раз раз произнес Еж.
        Коста, доверяя инстинктам, отскочил в сторону. Сам же эспер, перевернув меч острием себе в грудь, внезапно резко вонзил его прямо в собственное солнечное сплетение. И, что самое удивительное, меч исчез внутри тела Ежа. А затем в него втянулся и весь огненный покров.
        Еж, крича едва ли не страшнее и громче, чем Кени, выставил перед собой ладони. Он будто пытался ими что-то сдержать. Или удержать. Нечто, напоминающее по форме сферу.
        Сперва Макдалов не видел, что именно держит Еж - тот стоял к нему спиной. Но с каждым ударом сердца Макдалов все отчетливее ощущал дикий жар. Настолько сильный, что он проникал даже под покров огненного волка.
        Еж, поднимая ладони над головой, бледнел и дрожал. Будто не мог выдержать той силы, что сам и призвал. Между его ладонями разгоралась искра. Маленькая, меньше точки, оставленной остро наточенным карандашом на листе бумаги, но невероятно горячая.
        Настолько, что её цвет стал белоснежным, а сама она теперь напоминала снежинку. Маленькую снежинку, которую Еж, с жутким криком, опуская обугленные руки и падая на землю, швырнул прямо в Вожака.
        Орк поднял перед собой меч. Серый покров энергии стал настолько плотным, что выглядел теперь каменной стеной, но… снежника прошла сквозь камень так легко, будто того и не было вовсе.
        Вожак коснулся груди - в том месте, где его коснулась белая снежинка, постепенно занималось яркое, белоснежное пламя. Всего мгновение, как столп белоснежного огня окутал Вожака, а затем исчез и огонь, и жуткий монстр.
        Меч вонзился в землю, а рядом с ним, с грубым чавканьем, в застывающую лаву погрузился камень с кристаллом внутри.
        - Шаман… - с трудом, не имея сил даже чтобы перевернуться на спину, произнес Еж. - Как… с гноллами… Шаман… одна… стратегия…
        После этого эспер закрыл глаза. Его почерневшие руки дымились, но тот все еще дышал.
        Коста посмотрел на крышу замка, где стоял Босс. Старый Шаман, в руках которого появился костяной жезл, увенчанный черепом странного животного.
        
        0:32… 0:31…
        Глава 52
        ГЛАВА 52
        Коста никогда особо не увлекался ни паркуром, ни фрираном, ни, тем более, руфингом. Учитывая, что последним в Новом Санкт-Петербурге заниматься можно было только на севере города, на Высотной улице, то… И ведь это замок. Самый настоящий, чтоб его, средневековый замок.
        Здоровенная каменная махина, специально сделанная так, чтобы его как можно сложнее было взять приступом. Отрицательные перепады высот между парапетом и стеной. Покатые, сотни раз омытые дождями камни кладки, между которыми и лезвия перочинного ножика не просунешь.
        Да, Орки, обучив гноллов собственной тактике ведения боя, оказали себе медвежью услугу, дав возможность эспером “потренироваться” перед главным сражением, но, тем не менее, замок - это не холм, а гноллский-шаман даже и близко не стоял к Боссу зеленого портала.
        На экране одного из эсперов, чьи глаза уже остекленели, а сам он напоминал лишившуюся нитей кукловода - сломанную куклу, застыла информация из “MONSTERHUNTER”.
        
        “СТАРЫЙ ОРК-ШАМАН”
        КЛАСС:
        С
        СИЛА: ЗНАНИЕ НАЧАЛЬНОЙ МАГИИ.
        ОСОБОЕ УМЕНИЕ: ЗАЧАРОВАНИЕ
        ВОЗМОЖНОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ: ЗЕЛЕНЫЙ ПОРТАЛ, СИНИЙ ПОРТАЛ.
        АРЕАЛ ОБИТАНИЯ: ЛИСТВЕННЫЕ ЛЕСА, ДОЛИНЫ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ЭСПЕРА ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СИЛОЙ НИЖЕ “С” - 84%
        ВЕРОЯТНОСТЬ ГИБЕЛИ ГРУППЫ ЭСПЕРОВ ПРИ СТОЛКНОВЕНИИ СОВОКУПНОЙ СИЛОЙ НИЖЕ “D*” - 54%
        РЕКОМЕНДАЦИЯ: ГРУППА ЭСПЕРОВ СОВОКУПНОЙ СИЛЫ ~= “D**” V ЭСПЕР СИЛЫ “B*”
        
        
        Тварь “С” ранга - эсперы, достигавшие такого уровня силы, приравнивались к целому подразделению простых военных. Коста видел в рекламе, как сражались подобные ребята на арене “FIGHT NIGHTS” и иначе, кроме как сюрреализм и фантасмагория, увиденного им описать нельзя.
        И теперь такая тварь стояла на крыше замка и, вытянув перед собой жезл, постепенно поднимала ворота. Перекинутые через глубокий ров, лишенные цепей, постепенно возвращавшиеся к замку, силой шамана, они были единственным путем внутрь замка.
        Мысли неслись в голове Макдалова с бешенной скоростью. На поле брани вышли только орки самцы. Ни молодых, ни самок, ни стариков не было - а значит, все они находились в замке, либо, что куда вероятнее, осколок чужого мира их и вовсе не захватил.
        Но даже если так. Даже если в замке больше никого нет, то нельзя забывать слов Невидимого. Коридоры замка, и без того напоминающие собой лабиринт, были напичканы огненными ловушками орка. Не говоря уже о том, что пока Макадалов рыщет по ним, эсперов либо перебьют, либо те окажутся в столь малом числе, что Шаман, не отвлекаясь от клетки Лейты, перебьет их по одиночке.
        Проклятье…
        Он ведь даже высоту никогда не любил!
        - Толстый! - выкрикнул Макдалов.
        Эспер из “Outsiders”, подхвативший с орка артефактную палицу и щит, кружился в жутком танце вместе с еще несколькими эсперами. Втроем они пытались завалить крупного орка, вооруженного двумя топорами.
        Его покореженная броня, заплывший лев глаз и отсеченное левое ухо ясно давали понять, что эта битва не обойдется малой кровью ни для одной из банд.
        Толстый уже собирался было ответить, как его закружил вихрь сражений.
        - Срань, - выругался Макдалов. Без нужного трамплина он не сможет…
        - Я… помогу…
        
        0:27… 0:26…
        
        Коста обернулся. Позади него стоял Аркадий. Вернее - качался. Из стороны в сторону. Вместо правой руки у него висела, в прямом смысле - обгрызенная культя. Вся прилегающая часть торса превратилась в жуткое месиво. Стальной протез, превратившийся в груду металлолома и искрящихся проводов, тащился позади опирающегося на дубину эспера.
        Макдалов работал в морге. Там либо живые, либо трупы. Но он бывал и около реанимации и видел там тех, кто застыл посередине. Кто был уже не жив, но еще не мертв. И, обычно, такие чаще переходили во второе состояние, чем возвращались к первому.
        Аркадий умирал.
        Прямо на глазах Косты.
        Жизнь покидала его. Жизнь, но не решимость. Глаза Тополя все так же прямо смотрели перед собой. Со жгучей ненавистью и несгибаемой волей.
        Может для некоторых суперов, даже - для большинства, Охота это просто способ стать сильнее и заработать на жизнь, но не для Тополя. Он был из идейных. Из тех, кто жизнь отдаст, но не позволит иномирным тварям топтать родную землю. Хотя бы не те её пяди, что еще остались у людей.
        Коста не стал спорить. Он, кивнув, подхватил Аркадия на руки и, в несколько мгновений, добежал до границы рва.
        - Без креста, - вдруг произнес Аркадий.
        - Что?
        - Бога, - Тополь, все так же опираясь на дубину, поднял свою здоровую ногу. - его точно нет в этом блядском мире.
        С этими словами эспер ударил ногой о землю, и дикая взрывная волна сферой раскрылась на земле. Макдалов, позволил энергии свободно течь по телу и, направляя её в ноги, буквально оседлал чужую вспышку силы. Пером подброшенный в небо, он видел, как стекленеют глаза падающего на спину Тополя.
        Без креста…
        У Макдалова не было времени предаваться сантиментам. Взмыв в небо, он вбил огненный кулак прямо в доски моста. А затем, когда тот коснулся каменного лона и застыл, отрезав Макдалова от поля сражения, повис прямо так - вбив себя в мост.
        Над головой что-то вспыхнуло и мимо пронесся огненный шар. Не чета тем, которыми швырялся гнолл. Этот скорее напоминал сгусток плазмы и имел размеры баскетбольного мяча.
        Оставляя за собой черный, дымящийся след, огненный шар упал в воду и, то ли испарил сотню другую литров, то ли потух в огромном столпе дыма и пара.
        Разумеется, Босс заметил одинокую фигуру, пытавшуюся взять штурмом целый замок. Замок, а не какой-то там холм.
        Макдалов, понимая, что одним только огненным шаром дело не ограничится, вытащил руку из деревянного плена и, одновременно с этим, оттолкнулся ногами в сторону.
        Он успел как раз вовремя.
        Мгновением позже огненная пелена накрыла мост и тот загорелся титанической спичкой. Жар опалил Косту и оплавил кожу на левом боку, но парень не обращал внимания на жуткую боль. Он ухватился пальцами за выступ под разбитым витражом - понятия не имел, как он правильно назывался.
        Подтянувшись, Коста сиганул в сторону и вновь успел увернуться от странного символа, загоревшегося прямо на камнях. Как если бы оплавились сами камни и потекли жгучей лавой прямо в ров.
        Макдалов, все жарче распаляя энергию внутри тела, ускоряя её ток по жилам и венам, прыгал среди выступов замка. Он отталкивался от малейших неровностей, подтягивался на самых тонких брешах и поднимался все и выше к крыше. Орк, вынужденный держать в плену Лейту, мог позволить себе лишь простейшие чары.
        С его жезла порой срывался очередной огненный шар и, иногда, камни замковой стены превращались в кипящую лаву. И, может со стороны казалось, что Макдалов, пробудив внутреннюю обезьяну или скалолаза, с легкостью преодолевает один метр за другим, но на деле…
        Когда он оказался на крыше, прямо перед лицом сгорбленного старика орка, то его руки выглядели более, чем жалко. Левая - обожженная, покрывшаяся красными волдырями, увенчалась пальцами с вырванными ногтями. Опухшими, покрытыми сиреневой, местами лопнувшей кожей.
        На правой мизинец и безымянный палец и вовсе выгнулись под нелепыми углами.
        Латные перчатки, смявшись, местами вонзились сталью в плоть, где-то срезав её вплоть до костей и сухожилий.
        Макдалов шмыгнул носом и принял некое подобие стойки.
        
        0:3… 0:2…
        Глава 53
        ГЛАВА 53
        Коста понятия не имел, что ему нужно делать и поэтому принял единственное, как ему казалось, верное решение. Он решил повторить прием Ежа.
        Настолько, насколько это вообще было возможно. Активных эсп-поинтов у него оставалось ровно на два использования. И, ровно столько же, у него осталось зарядов огненного атрибута.
        Погрузившись куда-то внутрь своего сознания, он нашел внутри догорающий огонек заемной силы и, потянувшись к нему, вычерпал эту силу до дна.
        Волчий покров на его теле вспыхнув с удвоенной силой и, став плотнее, приобрел четкие очертания волчьего силуэта, окутавшего Макдалова.
        Как в замедленной съемке Коста смотрел на то, как медленно, рвано, дергано, Босс-Шаман поднимает в его сторону свой жезл. Как разгораются символы на знамени за спиной старика.
        Все это происходило какие-то считанные доли мгновения. Быстрее, чем требуется чтобы отдать команду телу что-то сделать.
        Макдалов собрал всю эту энергию - свою и заемную, слил воедино, сплавил в нечто однородное, бурлящее и направил в правую руку, а затем, так и не сдвинувшись с места, ударил в сторону Шамана.
        Волчий вой разлетелся над крышей старого замка и распахнутая, огненная пасть, пролетев десяток метров, ударила в жезл Орка. Ударила, а затем рассеялась в фейерверке синих и алых искр. Орк целый и невредимый, даже не пошатнувшись, с горделивой ухмылкой смотрел на упавшего на колени, обессилевшего Макдалова.
        Он уже поднял свой жезл, чтобы прикончить зарвавшегося новичка, как небо рассекла белая вспышка, а затем земля дрогнула от яростного грома.
        - Тут я должна сказать нечто классное и пафосное, - Лейта выглядела так, как, наверное, должна выглядеть богиня бури и молнии. - Но мне лень придумывать.
        Окутанная молниями, подняв над головой белоснежный посох, она парила в нескольких метрах над землей. Проклятье… проклятье! Она действительно летала! Летала на своих молниях. Те били из подола её мантии, обжигая землю и выглядя корнями какого-то мистического дерева.
        Черные волосы Альва побелели и превратились в сотни разрядов молнии.
        Макдалов вернул орку ухмылку и, предчувствуя неладное, накрывая голову руками, свернулся в позе эмбриона. Из-под собственных локтей он видел, как Лейта направила посох на ошарашенного Босса, лишь на мгновение потерявшего контроль над огненным торнадо.
        Но этого оказалось достаточно, чтобы их главный козырь, наконец, вступил в игру. Молнии втянулись внутрь белоснежного посоха Лейты, а затем яркая вспышка, обернувшись горизонтальным столпом десятка слившихся воедино молний, пронзила небо и обрушилась на крышу.
        Знамя, накрывая владельца огненной сферой, вспыхнуло за спиной орка, но куда там сфере огня до нескончаемого потока молний, ливнем проливавшихся с неба.
        Коста постарался прижаться как можно ближе к камням замковой башни, но, увы, опасность быть заживо запеченным не пришла в одиночестве.
        Орк не выдержал первым и исчез внутри белоснежного столпа, а следом за ним сдалась и черепица, а следом за ней и перекрытия крыши и Коста, вместе с испаряющимися останками шамана и грудой камня и горящей древесины полетел куда-то вниз.
        
        ***
        
        Коста открыл глаза. Он лежал на заднем сидении их старенького внедорожника. Укрытый пледом и на подушке в вязаной наволочке. Отец говорил, что её сшила бабушка. Очень давно. Еще когда в мире не было ни Стен, ни порталов.
        Мальчик потянулся и посмотрел в окно. Вокруг поднимались высокие стволы деревьев, пели птицы, светило солнце. Вместе с друзьями отца они остановились около заброшенной (как, впрочем, и все по ту сторону стены) бензоколонки. Кажется, прошлой ночью у них закончился, из-за какого происшествия, бензин. И теперь они искали, где можно добыть горючего, чтобы добраться до Стены.
        - Ну попытаться-то стоило, - развел руками какой-то странный, синеволосый мужчина. Он несколько раз пнул обвитую плющом бензоколонку и опустился на корточки. - Олег, твой ребятенок очнулся.
        Коста посмотрел на отца. Он всегда ему казался огромным, неприступным - как скала. Но на деле… на деле это был жилистый, сухой мужчина средних лет, среднего возраста и средней внешности.
        Коста часто слышал подтрунивание друзей отца, что мама была с папой вовсе не из-за внешних данных последнего, а из-за большого кошелька. Мальчик не понимал этих шуток, потому что кошелька у отца и вовсе не было. Тот всегда расплачивался телефоном, прикладывая его к таким заумным устройствам, название которых мальчик никак не мог запомнить.
        Папа подошел к машине. Вперед стояло еще несколько таких же стареньких, громоздких гигантских машин. Отец всегда говорил, что они - “обшиты броней”, но мальчик никак не мог взять в толк, как можно сшить металл.
        Глупости взрослых, не иначе.
        - Выспался?
        Коста почуял запах отца. Он всегда хорошо различал запахи. Отец пах маслом. Машинным маслом. И металлом. А еще дешевым одеколоном, который покупал себе на уличном рынке у одного и того же продавца. Они еще что-то всегда обсуждали. Что-то, связанное с погодой.
        - Ага, - счастливо улыбнулся мальчик. Он всегда хорошо спал в этих поездках. Стоило только взрослым отправить его в палатку, как он мгновенно забывался до самого утра. Словно по волшебству.
        - И какие тебе снились сны?
        Отец протянул руку и растрепал его волосы.
        Теплая.
        Ладонь.
        - Не знаю, - пожал плечами мальчик. - Мне снилась собака.
        - Собака? - удивился папа.
        - Ага, - снова улыбнулся мальчик. - Большая такая. Пушистая очень. Смешная. Похожая на тигра. Но собака. Она со мной разговаривала.
        - И что она тебе сказала?
        - Что я должен…
        В этот момент что-то прогремело со стороны леса.
        - Олег! - обеспокоенно выкрикнул тот, что с синими волосами. Остальные взрослые тоже выглядели нервозно.
        Один только отец сохранял спокойствие. Он всегда был таким. Как гора.
        - Ну хорошо, - улыбнулся он. - Поспи еще немного. Папа скоро вернется.
        И мальчик заснул.
        
        ***
        
        - Рынок.
        Коста резко открыл глаза. В его голове ютилась всего одна мысль - он должен посетить уличный рынок, организованный обитателями трущоб на Стене.
        Почему?
        Он понятия не имел. Просто должен и все тут.
        - Сука, - снова не сдержался Коста.
        Тело болело. Ну или ныло. Или вообще у него его не было. Сложно сказать, когда жгучей болью горит буквально каждая клеточка организма.
        Коста, с трудом повернувшись на бок, умудрился подмять под себя знамя орка. Единственное, что осталось от Босса уже постепенно закрывавшегося портала.
        - Иронично.
        Макдалов лежал среди груды серебряных и золотых монет. Они ковром устилали пол, сквозь который прорастали длинные, острые, зеленые эсп-кристаллы. Удивительно, что при падении Коста вообще выжил, а не превратился в хорошо поджаренный шашлык.
        - Разумеется, я упаду прямо в сокровищницу шамана.
        Вот только сил у него не было даже на то, чтобы подняться на ноги, не говоря уже о том, чтобы отломить с собой хоть один кристалл. Он понятия не имел, сколько времени провалялся без сознания, но учитывав, что в замке стояла тишина - никто не собирался идти внутрь за законной добычей.
        У Охотников попросту не было на это сил.
        Все, что мог Коста - просто лежать посреди огромного богатства и думать о тех, кто сегодня не вернется домой. Не вернется домой, потому что он слушал музыку. Посреди зеленого портала. Посреди леса, полного монстров. И при этом не испытывал ни толики волнения. Волнения, которое застыло в глазах даже той же Лейты.
        Ведь какой разумный человек будет стоять в дозоре на пороге родного дома…
        Дом…
        Коста, с трудом, принял сидячее положение и облокотился на кристалл. Он крепко, насколько позволяло состояние, сжимал знамя орка.
        При закрытии портала все, чего не касается эспер, чем он не завладел, что не лежит в его рюкзаке - исчезнет вместе с порталом.
        Именно поэтому Охотники всегда так спешили, когда вопрос заходил о добыче кристаллов.
        У Макдалова не было сил даже на то, чтобы активировать татуировку. Он просто сидел и смотрел перед собой. Смотрел на валяющиеся среди груды монет, каких-то кристаллов и прочего добра, стальные браслеты.
        Старые, почерневшие от времени, с нескольким гнездами - будто в них требовалось что-то вставить.
        - Все, что меня касается, да? - вслух спросил Макдалов.
        Может у него и не осталось сил, но он все еще был должен. Должен тем, кто не вернется.
        Сжав зубы, со стоном и криком, Макдалов бросился грудью на осколки кристаллов, монеты и два браслета. И, когда портал схлопнулся, он лежал на горе из сокровищ, надеясь, что хоть такой малой долей сможет успокоить свою совесть.
        Хоть и знал, что эта ночь будет преследовать его до самого конца.
        Глава 54
        ГЛАВА 54
        Не узнать это помещение было невозможно. Высокий потолок, освещенный длинными лампами, чем-то напоминающими световые мечи. Белые стены с…
        Коста даже глаза пошире открыл. Здесь, вместо мониторов, немного рябили многочисленные голограммы. На них Макдалов увидел свое тело в таких ракурсах, что ему даже стало не по себе. Огромное количество показателей, кажется, могли перевести в цифровой вид все его данные. Пожалуй, даже, скорость мысли.
        - Блин, и не думал, что здесь так круто.
        И, разумеется, в огромной палате, больше похожей на номер недорогой гостиницы, рядом с высокотехнологичной кроватью, в данный момент массирующей Косту, сидел не самый приятный и долгожданный посетитель.
        - Детектив Пуловер, - поздоровался Макдалов.
        - Малец, - помахал ему ложкой Офиц.
        Он выглядел так же, как и в прошлый раз. В потрепанном плаще не по погоде - слишком плотным и через чур… кожаным. Как из старых детективов про ищеек эпохи расцвета нуара. Лет сорока, с сединой в волосах. Ранг “D**” и, вкупе с полным отсутствием чувства стиля, еще и крайняя степень бестактности.
        - Как дела, мистер Макдалов?
        Офиц сидел на краю кресла и тягал ложкой из пластмассового стаканчика тягучее содержимое. Коста, при виде оного, сморщился.
        Детектив перевел взгляд с него, на стаканчик, а затем обратно.
        - Это брауни. Вишневый. Очень вкусно.
        - Ну да, конечно, - буркнул Коста. - а то я больничных пудингов не ел никогда.
        - Нет, серьезно, брауни.
        Пуловер протянул ладонь и кинул Макдалову на колени этикету от стаканчика. Весьма красочную и из переработанных материалов. Брауни от новой компании, производящей всякий джанк-фуд. Косте всегда нравились сладости. А у этой компании они были лучшими.
        - Я бы хотел сказать, что VIP отделение больнички для суперов теперь располагает средствами на закупку брауни по пять баксов за штуку, но, - Пуловер развел руками и зачерпнул еще одну ложечку. - Отсюда выбежала немного всклоченная девушка…
        Блиц?
        - … с черными волосами и большими глазами. Именно глазами. Вы не подумайте, мистер Макдалов, я, может, и подонок, но не педофил.
        Мария…
        - И почему она убежала? - спросил Коста спокойным, меланхоличным тоном.
        - Ну, я спросил у неё как она, такая миниатюрная, может спать с таким… выдающимся членом нашего обществом, - Пуловер кивнул на голограмму.
        Макдалов прикрыл глаза и задышал ровнее.
        - Вы действительно подонок.
        - Я бы даже справку оформил, - подмигнул Пуловер. - но, почему-то, не выдают.
        Повисла тишина, а спустя минуту нелепого облизывания детективом ложки стало понятно, что пауза затянулась.
        - Вы сюда пришли поднять мне настроение или…
        - Мистер Макдалов, - возмутился Пуловер. - век, конечно, толерантный, но настроение вам пусть поднимают молодые девушки. Кстати, у меня тут есть заявление на вас. Очень специфичного характера, - детектив достал смартфон и продемонстрировал экран. Макдалов полжизни просидел с Блиц за одной партой и легко узнал её почерк. - Говорит, силой взяли. В подробностях описывает. А вы затейливы, мистер Макдалов. Лет на пятнадцать затейливы.
        - Можем приступить к экспертизе и вызвать эспера-псионика для сверки показаний, - тут же среагировал Коста.
        - Вот те на… это вас теперь в школе такому учат?
        - Мы повторяемся, детектив Пуловер - этому меня научил отец.
        - Научил, как петлять от полиции? Очень интересно, зачем он вас такому учил, когда вы еще пешком под стол ходили. Хотя, если и в детстве таким немаленьким были, то возникает вопрос - где, чтоб вас, вы заказывали столы?!
        Коста сперва потонул в потоке гнусных речей детектива, что являлось весьма низкопробной тактикой запутывания, а затем его осенило - отец действительно научил его достаточно многим вещам, которые не нужны детям. Более того - они и большинству взрослых вряд ли пригодятся по жизни.
        Но вот он - Константин Макдалов. Живой, не очень невредимый, но все еще дышащий и все это, в большей степени, благодаря урокам отца.
        Рынок!
        Точно!
        Ему нужно на рынок на Стене!
        - О! Мысль пошла! - детектив заерзал на кресле. - Слышу скрип несмазанных подростковых шестеренок! Может поделитесь осинением?
        - Мне еще нельзя.
        - Что? - опешил детектив.
        - Синячить, - все тем же ровным, меланхоличным тоном ответил Коста. В большинстве случаев он разговаривал именно так - ровно и спокойно. Отец говорил, что он просто слишком крупный и ленится на эмоции. - И правильно говорить - озарением.
        Психотерапевты обвиняли в социопатии.
        Коста предпочитал верить отцу.
        - Правильно говорить… - передразнил Пуловер. - Ладно, юное дарование. Как бы я не хотел вытянуть из твоей здоровенной башки все, что мне интересно, но, в данном случае, я по официальномумотиву.
        С этими словами Пуловер достал из кармана ламинированный ордер и положил его на край кровати.
        - Ознакомься. Поставь подпись. И приступим.
        Коста поднял документ. Между строк, заполненных всяким официозом, мало понятным неподготовленному человеку, значилось простое - Официальная Гильдия Эсперов, являясь уполномоченным представителем Новой О.О.Н. в Евразийском Союзе просила предоставить Константина Макдалова данные о недавнем рейде в зеленый портал, где тот продемонстрировал несвойственные “F” рангу показатели.
        Длинная формулировка, от которой начинала побаливать голова - но это самое простое из всего, что Офицы нашкрябали на листе А4. Восьмым шрифтом. С нулевыми отступами. Маньяки.
        Говорят, что армагеддон переживут тараканы.
        Коста добавил бы, что еще и бюрократы.
        - Для этого нужно…
        - Глазки вниз и смотрим внимательно. У меня сегодня куча дел, мистер школьник. И трепаться с недорослями это не апогей моего жизненного кредо.
        - Жизненной парадигмы, - машинально поправил Коста и сместил взгляд вниз документа. Там красовался отпечаток и фамилия Лейты Альвы, являвшейся его законным представителем до тех пор, пока Коста учился в своей школе и ему не стукнуло восемнадцать.
        - Мальчик, тебе кто-нибудь, когда-нибудь, говорил, что умным деткам часто ломают ноги?
        - Даже пытались, - Коста опустил большой палец и почувствовал, как хитрый документ-гаджет сканирует его отпечаток и оставляет в графе фамилию. - Не получилось.
        - Какие мы грозные… ну да ладно. Давай по этапам, - Пуловер нажал кнопку на пульте и одна из голограмм, перестав демонстрировать Косту “в чем мать родила” превратилась в экран с дерганым, но отчетливо видным видеорядом. Видеорядом, на котором был зафиксирован бой с орками и шаманом.
        - Алгоритмы проанализировали, что вот этот твой трюк с огненным волком, выглядит красочно, кстати, но не суть… Блять! Проклятый реперок - приклеилось ведь…
        - Кени жив?!
        - Ой, неужели наш мистер ледяное спокойствие не чужд эмоциям? Жив Кени, жив, сволочи его не убили.
        Пуловер, видимо, ожидал какой-то реакции, но Макдалов не уловил юмора.
        - Малолетки… - устало протянул Офиц. - В общем! Эсп-поинтов в этом финте больше трех сотен, а это близко к “D” рангу. Вопрос - откуда такие способности у новичка “F” ранга? Не говоря уже о том, что еще недавно у тебя поинтов кастрированный кот наплакал, а теперь - вон, близок к первому балу.
        Коста, стараясь сделать это как можно незаметнее, активировал татуировку. Он, конечно, ожидал весомого прироста после такого смертельного аттракциона в зеленом портале, но данные голограммы удивили даже его.
        
        
        ОЧКОВ ДУХА: 68
        ЭСП-ПОИНТОВ: 76
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 76
        
        В принципе, данные отразили именно то, что уже подозревал Коста. Зеленый портал стал последним его экспериментом и теперь он точно мог сказать, как именно приростали эти клятые очки.
        Дух - когда его тело преодолевало собственные границы и Макдалов сражался не просто на пределе своих возможностей, а за их пределом. И чем дальше он выходил, тем сильнее они приростали.
        А эсп-поинты - когда тоже самое делала его… душа, энергетическое ядро, хранилище суперсилы, называть можно как угодно.
        - Учтите, мистер Макдалов, - весьма официальным тоном, произнес детектив. Видимо старался продемонстрировать, что в данный момент их личная неприязнь не особо имеет отношение к делу. - Ваши показания будут зафиксированы и, в любой момент времени, их может взять для анализа штатный псионик. Ну а там вы знаете - за сокрытие информации касательно порталов или за дачу ложных может грозить вплоть до ссылки за Стену сроком на несколько лет.
        Именно так - ссылка за Стену.
        Строить тюрьмы для суперов было сложно и дорого, так что государства нашли куда более легкий и изящный способ - просто выселять провинившихся за Стену. Выживет - классно. Срок отмотал и домой. Не выживет - ну, зачем рисковать, содержа внутри Стен какого-то отморозка с суперсилами.
        - Во время столкновения с адами - гноллами, - Коста тщательно выбирал слова, чтобы не сказать лжи, но и не раскрыть всей правды. - Я обнаружил странный камень, который, как мне показалось, обладал особыми свойствами. Мое умение - “Удар Зверя”, доставшееся мне от отца, исследователя мира за Стеной, способно поглощать различные энергии. Использовав его, я получил доступ к силе, заключенной в камне.
        - Вы имеет доступ к ней сейчас?
        - Нет.
        - Почему?
        - Я смог использовать её всего трижды. После этого энергия иссякла.
        - Почему вы не сдали добычу в общак, как того требует устав Охотника?
        - Я не знал, что это за энергия и что это за камень и боялся, что он может повредить артефакты или, что еще хуже - навредить другим эсперам. Поэтому я оставил его у себя, чтобы выяснить свойства и уже потом вернуть рейду, рассказав о том, что это за находка.
        И это было чистая правда. Коста лишь умолчал, что под конец поддался искушению и поглотил энергию Самоцвета.
        - Откуда вы узнали, как использовать энергию?
        - Это свойства моего умения, - полуправда куда лучше любой лжи, потому что она, все же - правда.
        Детектив какое-то время сверлил его взглядом, после чего вздохнул и вытащил из внутреннего кармана потертого пиджака небольшой кристалл мутно-фиолетового цвета.
        Макдалов мгновенно опознал в нем артефакт, заменявший офицам детектор лжи. Он, конечно, не дотягивал до уровня псиоников, но функцию свою выполнял.
        - А я надеялся, что смогу что-нибудь вытянуть… но не думай, парень, что я с тебя слезу.
        - Толерантность, детектив, толерантность…
        Пуловер прищурился.
        - Посылать нахер маленьких детишек не очень педагогично, но и я не твой учитель. Ладно, мистер Макдалов, ваши показания приняты и зафиксированы. Отдыхайте и набирайтесь сил. Вы еще пригодитесь человечеству.
        Закончив с официальной частью, Пуловер небрежно швырнул стаканчик себе за спину. Тот не долетел до урны несколько сантиметров и упал на пол. В том, что “D” ранг специально намусорил в палате - сомневался бы только умалишенный.
        Пуловер действительно был подонком.
        - Привет той милашке. Эх, будь она на пару годков постарше, я бы её в таких бы позах… и без всякой смазки…
        Коста никак не отреагировал очередную попытку вывести его из себя. Даже если подобные высказывания относились к человеку, к которому он испытывал куда больше братских чувств, чем к почти родной сестре.
        Порой Макдалов вообще забывал, что она у него была - сестра.
        Пуловер еще немного подождал, а потом поднялся и зашагал к выходу. У самых дверей его окликнул Коста.
        - Сколько?
        Офиц застыл. Да, может он был подонком, но не законченным. Во всяком случае - пока не законченным.
        - Двадцать два пережили эту ночь. Трое из них остались инвалидами и не смогут продолжить Охоту.
        Коста сжал кулаки. Так сильно, что заскрипели костяшки и порвалось несколько бинтов, опутавших его предплечья.
        Проклятые монстры…
        - Стоить отдать тебе должное, школяр, - Пуловер достал сигарету и закурил. - если бы не то, что ты умудрился, каким-то образом, утащить добрую половину сокровищницы шамана, то семьи умерших не получили бы должной компенсации. А так… теперь они и их дети смогут прожить безбедную жизнь. Может не шикарную, но безбедную. Ты сделал хорошее дело.
        Коста сжал простыни еще крепче. Настолько, что открылось несколько ран.
        - Я сделал ужас…
        - Ужасную ошибку, - перебил Пуловер. - у гильдии есть полная запись рейда, малец. Но, - детектив выдохнул облачко дыма, а затем, не дав тому добраться до сенсоров, втянул обратно. - ты не один был в дозоре. Это командная работа, парень. И проебалась вся команда, а не только школьник-шалопай, который в портале то второй раз в жизни побывал. Так что ты можешь либо уйти в монастырь и замаливать грехи, либо извлечь из этого урок и идти дальше. Решать тебе.
        Пуловер уже шагнул в коридор. Затем остановился. Посмотрел куда-то в потолок и что-то нечленораздельно произнес.
        - Держи.
        Он швырнул что-то Косте на кровать, и парень с удивлением обнаружил, что у него в ногах лежат те самые два браслета, которые он увидел в сокровищнице шамана.
        - Судя по видео, тебе пригодится. И не благодари. Просто не забывай, что детектив Пуловер - последний подонок и он плотно сидит на твоем хвосте. Один малейший прое… промах и вжу-у-у-ух - полетишь за Стену.
        Детектив неопределенно помахал рукой и вышел в коридор, а за ним в стену въехала автоматическая, стальная дверь.
        У Косты, почему-то, закрались подозрения о том, почему детектив носит поношенную одежду не по погоде… и еще, что, может, первое впечатление не всегда правдиво…
        Он повернулся к окну. Сквозь кроны высоких деревьев проглядывалась Стена.
        Никто ведь не заметить, если супер “F” ранг сбежит из столь хорошо знакомой ему больницы?
        Глава 55
        ГЛАВА 55
        Коста застегнул спортивную куртку, размял пальцы в сланцах и, тихонько отодвинув дверь из прачечной, выглянул в коридор.
        Свободно.
        В такое время, да еще и в VIP-крыле больницы никто и не думал направлять санитаров, чтобы больные не набедокурили. Это ведь не общее отделение. Да, хотя, и там тоже, особого надзора за пациентами не держали. Разве что кто-то специально попросит и так далее.
        Макдалов, стараясь быть незаметным (двухметровый, сто десятикилограммовый детина)подобрался к окну, тихонько, опасаясь скрипа, повернул ручку рамы и, нисколько не сомневаясь в своих следующих действиях, сиганул прямо с пятого этажа.
        Пролетев сквозь плотную крону растущего под окнами дерева, Коста оттолкнулся от ствола и, погасив инерцию ловким перекатом через плечо, поднялся на ноги чтобы натолкнуться прямо на:
        - Ирландец? Ты? Не узнать. Дорвался до лекарственной секции? Гормоном роста, смотрю, обкололся. А волосы на хрена покрасил?
        - Мистер Охаров? - удивленно выдохнул Коста.
        Он был одновременно рад увидеть своего бывшего (де-юре и настоящего) начальника, а с другой… в голове тут же поднялся ворох воспоминаний и мыслей, на тему “а что, если?”.
        А что, если бы оборотень не оказался именно той ночью в морге?
        А что, если бы Коста предпочел спрятаться.
        А что если…
        - А ты кого-то другого ожидал увидеть? - изогнул бровь Охаров.
        Сменив костюм на привычный прикид, он выглядел намного будничней. Немного растерянный и нервный, с растрепанными серыми волосами и бегающим взглядом. Разве что белый халат сменился на ничем непримечательную одежду.
        Джинсы, рубашка и легкая ветровка.
        - А вы…
        - Хотел тебя навестить, - Охаров достал из внутреннего кармана пачку сигарет, выбил щелчком пальцев папироску и, поймав зубами, закурил. - Еще тогда собирался. Ну, после всей этой карусели портальной ерунды, но не смог.
        - Не пустили?
        Охаров поперхнулся дымом и чуть покраснел.
        - Не успел, - отвел он взгляд в сторону. - утром проспал, а там уже ты куда-то свалить успел.
        Коста вспомнил, что начальник собирался на концерт своей дочери, где, разумеется, присутствовала и его жена. Бывшая жена. Ну и судя по тому, что от Охарова пахло дорогими и хорошими мужскими духами, то картинка сложилась сама собой.
        Макдалов добродушно улыбнулся и показал большой палец.
        - Орел.
        - Ну-ка мне тут! - Охаров замахнулся дать подзатыльник. Коста едва было не подчинился инстинктам и не ударил на опережение, но, благо, успел себя остановить. Учитывая, что Охаров являлся простаком, то Коста попросту раздробил бы руку последнего. - Тоже мне… нашелся… Сам знаю… что орел.
        Охаров поправил куртку и стряхнул пепел в стоявшую рядом урну.
        - А как же ваша дочь? - спросил Коста. - Или вы с женой…
        - Мы с женой - это мы с женой, - оборвал его Охаров. Он, наверное, хотел сказать что-то резкое, но передумал и уже спокойнее продолжил. - У меня они останутся. С работой потом разберемся. Сейчас просто хотим быть вместе.
        Коста вздохнул и тоже улыбнулся. Тепло.
        - Это хорошо, - кивнул он. - когда родители вместе.
        Охаров бросил в его сторону быстрый взгляд и добавил:
        - Дочь моя в твою школу пойдет… и чтобы мыслей никаких в своей покрашенной дурной башке не держал! Не для такого охламона растил!
        - Как скажете, - поднял ладони Коста. - буду держаться на расстоянии пушечного выстрела или снайперской винтовки.
        - Лучше наоборот, - буркнул Охаров.
        - В смысле?
        - В коромысле, Ирландец. У тебя краска в мозги впиталась или ты там сильно головой бьешься в порталах своих?
        В том, что Охаров, имея достаточно связей в больнице, знал о новом хобби Макдалова, сомневаться не приходилось. Тем более, когда речь касалась его дочери.
        - Она…
        - Эспер, - подтвердил догадки Охаров. Докурив, он потушил бычок о подошву кроссовок и выкинул в урну. - Так что после лета будет учиться в твоем классе. Ты присмотри за ней, ладно?
        - Девочка скрипачка, дочь вашей жены… неужели и с такими случаются проблемы?
        - Вот чтобы не случилось. Я может не из вашей братии суперов, но в курсе, что на районе по ночам творится. Не хочу, чтобы она имела отношения к…
        Охаров смерил Косту очередным взглядом.
        - К охотникам, - закончил за него Макдалов.
        - Я хотел сказать - бандитам, но пусть будет по-твоему. К охотникам, так к охотникам.
        - Познакомите?
        Охаров повернулся и как-то так сверкнул глазами, что у Косты мгновенно возникло ощущение, что несмотря на всю неряшливость, рассеянность и внешнюю скупость конституции, Охаров не являлся стереотипным интеллигентом.
        - Ну мне же надо знать кого от плохих ребят оберегать! - в свою защиту добавил Коста.
        - А… ну да… Ладно. Адрес мой помнишь?
        - Балтийский бульв…
        - Значит помнишь. Приходи… скажем - на следующей пятнице. На чай. С родными познакомлю и это… поешь нормально.
        - А с чего вы взяли, что я не питаюсь нормально?
        - Да на тебя взглянешь, станет понятно, что стероиды вместо супа жрешь! Да и как будто мне самому шестнадцать лет не было. Фаст-фуд с пивом на завтрак, обед и ужин.
        - Вообще-то мне почти семнадцать, - буркнул Коста.
        - Ой, да иди ты лесом, - отмахнулся Охаров. - Ладно, Ирландец, мне там пару бумаг подмахнуть надо. Увидимся.
        - А вы…
        - Переводят меня, - снова перебил Охаров. - буду, теперь, в колледже медицинском будущих патологоанатомов уму разуму учить… с дебилами, короче, работать. Вот честно - лучше бы с трупами физическими, чем интеллектуальными.
        Хлопнув парня по плечу, Охаров, сетуя на свою нелегкую судьбу, направился в сторону больницы, а сам Макдалов, пожав плечами, перебежал к ограде и, одним прыжком, перепрыгнул через неё. Приземлившись на асфальте, он, посмотрев на бетонные блоки и присвистнул.
        Раньше он с места. Без разбега, на метр двадцать в высоту мог сигануть. Но никак не на два с половиной. Интересно, что будет дальше? Он слышал про видео, где эспер-физик “B” ранга, накрутив на сплавленные друг с другом рельсы, поднимал на бицепс два вне-дорожника.
        Суперы, при своем развитии, действительно оставляли позади границы разумных пределов человеческих способностей. Именно поэтому радикальные группы и отказывались называть таких представителей Охотников - людьми.
        Размышляя на тему довольно размытого будущего, поправляя на руках железные браслеты, он шагнул на первую ступень автобуса.
        - Деньги есть? - недовольно буркнул кондуктор.
        Коста посмотрел в зеркало. Он сейчас, в лучшем случае, выглядел как обнищавший студент физического факультета. А в худшем - как беспризорник.
        Похлопав себя по карманам, Макдалов выругался. У него ведь действительно не было денег.
        - Да мне семь остановок всего.
        - Пробежишься.
        - Ну серьезно! Вы же меня знаете! Я на вашем маршруте почти каждый день ездил!
        - Ничего-ничего, - отмахнулась от него кондуктор. - Вон, разжирел как. Тебе полезно будет. Давай. Не задерживай. Шуруй.
        Косте ничего не оставалось кроме как развести руками и, провожая автобус печальным взглядом, действительно побежать за ним следом.
        Глава 56
        ГЛАВА 56
        Странно, но добежав до Стены, а это не меньше двадцати километров, Коста даже не запыхался. Он был уверен, что в таком темпе смог бы бежать еще, как минимум, отсюда и до следующего обеда.
        Он еще раз вызвал голограмму своей татуировки.
        
        ОЧКОВ ДУХА: 68
        ЭСП-ПОИНТОВ: 76
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 76
        
        После чего открыл блокнотик и заглянул на последнюю страницу своих записей.
        
        Сила: 2 (24 для апа)
        Скорость: 2 (40 для апа)
        Выносливость: 2 (36 для апа)
        Защита:3 (88 для апа)
        Ловкость: 3 (56 для апа)
        
        Нет, все равно все эти цифры нельзя было воспринимать в отрыве друг от друга. Даже на голограмме “Удара Зверя” связанные с показателями иконки имели связи друг с другом. Но, все же после того, как он поднимет выносливость до нижнего предела изучения “Стиля Медведя” у него останется еще достаточно очков духа, чтобы поднять какой-нибудь другой показатель.
        Над этим определенно стоит хорошенько подум…
        - Ну ты бы еще посередине дороги встал!
        Коста очнулся от своих мыслей и обнаружил себя стоящим около контрольно-пропускного пункта. На самом деле на стену мог попасть любой желающий - надо было только ID предъявить. Сюда водили экскурсии - разумеется не к трущобам, а на видовые площадки.
        Огромное, бетонное сооружение высотой почти в две сотни метров, укрытое листами прокатной стали, увенчанное множеством артиллерийских орудий, с несколькими вертолетными площадками и парапетом, где могло встать плечом к плечу человек тридцать.
        - Прошу прощения, - Коста протянул охраннику паспорт и, когда документы сверили, не задерживая очереди пошел по тротуару в сторону пассажирского лифта.
        Рядом,м метрах в двадцати, десятки груженых машин поднимались по спиралям все выше и выше. Они отвозили рабочих, инструменты, материалы и продукты для трущоб.
        Городские стены являлись самыми внушительными постройками современности. И, разумеется, на первом месте среди таких оказывались постройки вокруг столиц Союзов.
        Так, например, Евразийский Союз со столицей в Лондоне около каждой висел плакат с тем, к чему должен стремится каждый город. Разумеется - стремится он должен был к внешнему виды Лондона и его Стены.
        - Вот и как мы такое построим, - сплюнул один из мелких рабочих, занявших место в лифте. Он смотрел на плакат с плохо скрываемой ненавистью. - У них же бабла, сука, жопами жуй.
        - Ага, - поддакнул второй. Их нисколько не заботило присутствие здесь обычных гражданских, в том числе и женщин с маленькими детьми. - Вот мамка рассказывала - раньше все бабки в Москву стекались. Так хоть страна одна была. А теперь англосаксам, вон, все барыши достаются. Просрали страну… еще и дальний восток Китайцам отдали.
        - И не говори, Коля. И ведь все на нас держится. Кто Стену буду латать? Вряд ли эти гомики слабожопые. За компом очко протирающие.
        Коста посмотрел на плакат. Ничего особенного он на нем не увидел. Джунгли из бетона, железа и стекла. Огромные здания, поднимающиеся до самого неба. И белоснежная Стена, которая стремилась еще дальше. Настолько большая, что на ней самой выросли целые районы из небоскребов.
        
        
        
        Столицы Союзов действительно выглядели соответственно самым смелым мечтам фантастов. Города, которые росли не вширь, в высоту. Вот только…
        Коста пожал плечами.
        - Слышь, смотри какой, - один из работников процедил позади Косты. - Волосы выкрасил, накачался. Пидр, бля.
        Макдалов медленно повернулся к работнику. Ему, наверное, следовало врезать тому в зубы. Ну или просто намекнуть, что, помимо опасностей за Стеной, существовали и порталы. И такие вот “Коли”, сидя вечером на диване и за пивом подрачивая на порнуху и упиваясь “FightNights” могли прожигать свою жизнь только потому, что кто-то, каждый день, умирал и…
        Макдалов сжал кулаки и отвернулся. Открылась дверь, и он вышел первым.
        Кто он? Простак, ставший эсперов охотником или эспер охотник, все еще причислявший себя к простакам?
        - Достоевский мне помоги, - выдохнул Макдалов.
        Оказавшись на вершине, он не смог отказать себе в удовольствие и подошел к противоположному краю парапета. По обе стороны от него возвышались стойки с артиллерийскими установками. Рядом с ними постоянно несли дозор военные и, как знал Макдалов, рядом дежурил отряд эсперов, чтобы среагировать на возможное появление порталов.
        Но это не мешало сотням простым граждан приезжать сюда, чтобы насладиться видами.
        А посмотреть было на что.
        Там, у подножия, поднимался бескрайний лес. Он укрыл лиственными и хвойными кронами старые дороги и постройки, превратившиеся в декорации пост-апокалиптического фильма. Хотя, почему “декорациями” … разбитые дороги, покореженные дома и бескрайние просторы холмов и домой.
        Порой слышались крики каких-то животных и, если повезет, в небе можно было увидеть мифическое создание. Люди уже давно перестали боятся обитателей за Стеной. И только тот факт, что стоило в небе вспыхнуть неопознанной точке, как десятки орудий ту же наводили в указанную область.
        Но даже это не пугало людей.
        Пройдя чуть дальше по стене, они могли насладится видом моря. Бескрайняя синяя гладь, волнами бьющая о камень и бетон. Крики людей, что-то сваривающих и латающих на Стене. На длинных стропах они опускались по ту сторону барьера и проводили весь день, в несколько смен, за укреплением самого главного защитного сооружения нового мира.
        Макдалов шел в сторону рынка, а в это время из-за Стены, по тоннелю, поднятому над землей и спрятанному в бетоне, ехал поезд с добытыми в дикой природе новыми, для Земли, ресурсами. Правда заключалась в том, что ЕСП-кристаллы обнаруживались не только в порталах, но и за Стенами. Просто в порталах добыть их оказывалось, зачастую, куда проще.
        Ну и в чем-то работники были правы - кристаллы затем, по сети тоннелей и поездов, под усиленной охраной, отправляли по остальным городам. Где-то, где обитало больше сильных суперов, кристаллов и иных ресурсов, оседало больше, где-то, соответственно, меньше.
        Новый Санкт-Петербург оставался маленьким городом, так что неудивительно, что местная Стена выглядела весьма… аппокалиптично. От неё пахло мазутом. По обе стороны некоторые листы металла отваливались, а орудия выглядели хорошо восстановленными, но явно не первой свежести.
        И все это сопровождалось вечным грохотом от едущих по Стене машин, от криков людей, сварочных аппаратов и, разумеется, запах.
        Может именно поэтому Косте никогда не нравился местный рынок.
        Глава 57
        ГЛАВА 57
        Рынок занимал почти всю ширину парапета. Тридцать метров пространства выглядели просторными только когда на них не нагромождали коробки, тенты, контейнеры, сложенные из досок небольшие лавки и прочие, формирующие тесный лабиринт, сооружения.
        - Продам траву с содержанием ЭСП из зеленого портала! - кричали с одной стороны.
        - Дикорастущий папоротник с кровью монстра из-за Стены! - раздавалось с другой.
        - Только у нас - коллекция фильмов с Джеки Чаном!
        - Ткань из Индийского Союза!
        - Мы делаем копии ключей! Вы боитесь потерять свой? Мы сделаем вам такой же!
        Рынок на стене чем-то напоминал Пятачок, только для простаков. Впрочем, это не мешало посещать его и эсперам. Бродя по рядам, сам не зная, что именно ищет, Макдалов несколько раз натолкнулся на других суперов. Теперь он их не то, что мог отличить по резко выделяющемуся внешнему виду и цвету волос или глаз, но и…
        Он их словно чувствовал, ощущал. Ощущал энергию, текущую по их жилам - как бы пафосно это ни звучало. Словно у суперов имелся свой, отдельный запах.
        Запах, который Коста узнал.
        Он стоял около одного из развалов. Укрытый тентом из красного брезента, здесь, вокруг бетонной колонны, увешанной полками с разнообразной ерундой, сидело несколько людей. Кто-то торговал флешками с различной информацией, которую не найдешь в открытом доступе в сети.
        
        
        Другие продавали мясо диких животных, купленное у военных. Но, в основном, продавали всякое барахло.
        И, среди всего этого барахла, сидел мужчина. Седой, с изрядно прожженным солнцем лицом - бугрящимися и морщинистым. Ему, на самом деле, было не больше сорока, но выглядел он из-за своего образа жизни на все восемьдесят.
        Закутанный в многочисленные одежды (на стене, на самом деле, даже летом было прохладно) он дул на пальцы, выглядывающие из-за обрезанных перчаток, и скучающе провожал прохожих взглядом.
        Макдалов не узнал его. Но он узнал этот запах. Очень неприятный. Похожий, одновременно, на какие-то поддельные духи и на мазут. Да, теперь он точно знал, почему ему, стоило только подняться на стену, постоянно мерещился мазут.
        - Здравствуйте, - Коста протянул руку.
        Продавец, бросив на Макдалова быстрый взгляд через множество явно поддельных упаковок для духов, отвернулся. На жест он так и не ответил.
        - Спасибо, - голосом, похожим на несмазанный скрежет шестеренок, ответил он.
        - Спасибо? - удивился Коста.
        Продавец только фыркнул.
        - Ты пожелал мне здоровья. Я поблагодарил. На этом, думаю, наш разговор окончен.
        - Я бы хотел куп…
        - Не продается, - отрезал мужчина. - а теперь проваливай отсюда. И без тебя тесно, а ты один за четверых сойдешь.
        Остальные продавцы, стоило только начаться разговору, превратились в само внимание. Время еще раннее, на рынке пока не собралась толпа туристов, решивших приобщиться к местному колориту.
        Жившие на границе со Стеной редко на неё поднимались без надобности. Обычно сюда приезжали жители центральных районов. Там и парков-то нет, одни только каменные джунгли. Так что они приезжали сюда, на окраину, подышать воздухом, погулять и, разумеется, полюбоваться видами за стеной.
        Большинство, при этом, не могли отказать себе в удовольствии приобрести какую-нибудь безделушку на память. Казалось бы - чего такого. Сел за руль, да доехал. Ну или на общественном транспорте. Но, как показывала практика, приезжали люди не так часто.
        То есть масса туристов всегда присутствовала, но редко показывались одни и те же лица.
        Макдалов, поняв, что просто так разговаривать с ним не станут, прикрыл глаза. Он втянул воздух полной грудью. Воспоминания острыми осколками вонзились в его сознание. Даже спустя столько лет, он все еще помнил запах отца. Дурацкий, дешевый, не самый приятный запах.
        Но отец всегда использовал именно его, перед тем как выехать за Стену. Как если бы… если бы хотел оставить после себя первый след из хлебных крошек. След, который смог бы различить только его собственный сын.
        Коста, открыв глаза, протянул ладонь и взял одну из крышечек, покоившуюся около одного из десятка флаконов с духами. Такие крышки стояли рядом с каждым - что-то вроде пробника.
        Он протянул находку продавцу с простыми словами.
        - Я бы хотел с вами поговорить.
        На этот раз взгляд мужчины выглядел чуть более живым и заинтересованным.
        - Странный выбор для молодого человека, - тихо, куда тише, чем прежде, произнес он и украдкой
        - Один мой знакомый постоянно его покупал.
        Теперь взгляд серых глаз и заинтересованного превратился в цепкий. Как у коршуна. Он будто когтями вонзился в облик Косты и медленно его перебирал, пытаясь отыскать что-то знакомое.
        - И что случилось с этим знакомым? - вкрадчиво спросил продавец.
        - Он умер, - не сразу ответил Макдалов. Ему все еще сложно было это говорить. - Много лет назад. Я его с…
        - Альфредо! - перебил продавец и повернулся к своему соседу. Худощавый парень лет двадцати пяти-тридцати. Он постоянно накручивал на палец длинные усы, смачивал бронзовую кожу в какой-то пахучей жиже и пытался продать журналы весьма откровенного содержания. - Посмотришь за моим прилавком? Я пойду покупателю покажу нормальный товар.
        - Не вопрос. С тебя процент.
        - Два.
        - Четыре, иначе я раздам эту вонючую дрянь как бесплатное приложение к своим журналам.
        - Дрочер, блять, - процедил продавец духов и нехотя поднялся на ноги.
        Деревянные протезы стукнули о бетонный пол и Коста с удивлением обнаружил, что духи продавал калека. Причем травмы он получил явно не на производстве.
        - Чего сказал?!
        - Поблагодарил тебя, засранец.
        - Вот и славно, - кивнул Альфредо.
        Калека прошел мимо Макдалова.
        - Чего встал? - кинул он через плечо. - Пойдем. Двум говорящим третьи уши не нужны.
        Продавец явно направился в сторону трущоб. Идти следом за тем, кто потерял ноги в пасти монстра, прямиком в самое злачное место города - трущобы на стене, да еще и при этом на территорию “Глинтвейнов”… Проще было сразу за Стену сигануть - тоже верный способ самоубийства, но куда более интересный.
        Вот только у Косты не оставалось выбора. Помимо чата “Unseens”, которому он не собирался доверять ни при каких условиях, мутный продавец поддельных духов оставался его единственной ниточкой, ведущей к отцу.
        Вместе они шли около получаса - то поднимаясь по внешним лестницам, то спускаясь внутренним мостам. Стена постоянно росла ввысь - на ней появлялись новые уровни, какие-то посты и сооружения.
        А вместе со стеной росли и место, куда Косту привел странный калека.
        Трущобы.
        Нагромождение контейнеров для морской грузоперевозки. Старые, порыжевшие от ржавчины. Там, где метал проиграл и прохудился насквозь, вешали брезентовые заплатки, приклеивая их обычны скотчем.
        Между самодельными жилищами тянули веревки, где сушили белье и одежду. У тех, кому повезло чуть больше, имелись свои солнечные панели и спутниковые антенны.
        
        
        
        Макдалов заметил даже несколько кондиционеров и нечто вроде печи. Даже представить сложно, насколько здесь холодно зимой и как трудно дышать.
        - Проходи, - калека отодвинул дверь в один из контейнеров.
        Макдалов, только переступив через порог, тут же ощутил неладное. Контейнер, куда его привели, был практически пуст. Здесь стоял стул, стол и кроме них - ничего. Ни единого окна или лампочки.
        Дверь с хрустом захлопнулась, погрузив помещение во тьму. Макдалов, благодаря своим показателям, вполне сносно видел в ночи, но сейчас, когда света вообще не было, но ощутил себя слепым котенком.
        Котенком, к горлу которого приложили холодную сталь.
        - И даже дернутся не вздумай, сраный супер. Порежу быстрее, чем ты до меня дотянешься.
        Проклятье.
        Он ведь знал, что это плохая идея.
        Глава 58
        ГЛАВА 58
        Коста медленно поднял ладони. Он не испытывал особого страха, как, наверное, должен испытывать нормальный человек. Не потому, что он был уверен, что калека не сможет вскрыть ему артерию (скорее наоборот, почему-то Макдалов знал, что продавец справится с этим), а просто… Просто - зачем?
        Если бы Макдалова хотели убить, то уже сделали бы это, как только тот повернулся спиной. Если же он все еще дышал, значит это было для чего-то нужно.
        - Меня зовут…
        - А ты думаешь мне не похер, как тебя там зовут? - одновременно с тем, как Косту перебили, лезвие ножа еще сильнее уперлось ему прямо под пульс.
        Он буквально чувствовал, как сердце одновременно толкает кровь, а вместе с ней вверх-вниз скользило по коже и лезвие.
        - На какую семью ты работаешь, м? - неожиданно спросил голос. - На какой клан?
        - Клан? Вы хотели сказать - гильдию?
        - Я, блять, что хотел сказать, то и сказал! Не строй тут из себя дурочка! Ты из двойников, да? Хорошо так мальчонку скопировал. Только вот с цветом волос сильно напутал. Синеволосый ни за что мальцу бы технику “Зверя” не передал. Так что давай - облегчим наши души. Ты мне скажешь, на кого работаешь, а я убью тебя быстро и без страданий.
        Из всего речевого потока, Коста понял только то, что в планы Синеволосого и его отца, скорее всего, не входило посвящать Макдалова-младшего ни в какие детали.
        - Моего отца звали Олег и…
        Лезвие, без всякого сопротивления, надрезало кожу. Иными словами, оно справилось с тем, что не могли осилить некоторые из монстров в порталах. Так что либо калека обладал силой супера (чего за ним Макдалов не заметил), либо вооружился каким-то хитрым артефактом.
        - Как его звали знала половина Невидимых. Но ты сузил мой круг подозреваемых. Работаешь на Альказар, да? Эти проклятые староверы постоянно совали свой нос в наши дела. Все пытались отыскать карту. Идиоты. Решили, что я знаю где она? Смешно!
        Макдалов вздохнул и попытался успокоить бешено стучащее сердце. За эти несколько обмолвок он узнал информации больше, чем за все прошедшее время. Какие-то “Альказар”, карта и, что самое важное, калека действительно имел отношение к отцу.
        - Флешки с сериалами времен до апокалипсиса.
        - Ч-чего? - заикнулся калека.
        - Когда мы пришли к вам в последний раз, сразу перед поездкой, где умер отец, вы спорили про флешки. Он говорил, что лучше смотреть на дисках, а вы уверяли, что и на флешках можно.
        Ненадолго к гробовой тьме присоединилась и могильная тишина.
        - Нас могли подслушать, - чуть менее уверенно добавил калека, но ножа так и не убрал. Струйка крови щекотала кожу Косты.
        - И помнить об этой мелкой детали столько лет? Звучит не очень правдоподобно.
        - Не очень правдоподобно звучит то, что Синий передал тебе технику! Мы обсуждали это, и он отказал Олегу обучать тебя.
        Нож опасно надавил на шею и Коста вспомнил еще одну деталь.
        - Хорошо, хорошо! - поднял он ладони.
        - А, паскуда! Решил заговорить?! Ну теперь о быстрой смерти можешь даже не молиться… кому бы ты там не молился, рожа староверская!
        - Вообще, я и так с вами разговариваю.
        - Не умничай тут мне! - рявкнул калека.
        Макдалов не видел эмоций на лице собеседника, так что ему довольно сложно было определить в какую сторону склоняется чаша весов. Но что-то подсказывало - явно не в его пользу.
        - Я помню, отец сказал мне, что если я когда-нибудь захочу купить у вас духи, то мне стоит напомнить вам о сделке.
        - Какой еще сделке?
        - Два флакона по цене одного, с условием, что он привозит вам из поездок шишки.
        - Какие еще шишки, что ты несешь?
        - У вас белка должна быть или еще какой-то зверек, - пожал плечами Коста и только потом понял, что этого все равно не увидят. - Он постоянно их собирал, чтобы вам отвезти. А я их перебирал и складывал в пакет.
        Сперва было тихо, а затем зажегся свет. Макдалов на мгновение зажмурился, а когда открыл глаза, то не сразу понял, что именно он видит.
        Калека, покрытый морщинами, с обвисшей, “мятой” кожей, держал перед собой вытянутую ладонь. На этой самой ладони горел маленький огонек. Шар света, закружившись юлой, поднялся под жестяной потолок и осветил все помещение.
        - Макс?
        - Константин, - поправил парень и “кивнул” глазами в сторону лезвия, все еще приставленного к его шее. - и не могли бы вы, пожалуйста, убрать это? Становиться не очень приятно.
        - А… да… - опомнился калека и отодвинул лезвие внушительного мачете, спрятав его под своими хламидами. - рад видеть тебя малец… ты уж прости, не сразу признал. Помниться, у тебя в детстве были светлые волосы.
        - Темные, - снова поправил Коста.
        Только после этого калека кивнул и, отодвинув единственный стул в помещении, уселся на него. После этого Коста вообще потерял какую-либо связь с реальность. Продавец попросту взмахнул рукой и как из воздуха на столе появился чайник и две пиалы.
        Пузатый, железный чайник, без всякого огня, вдруг задышал паром, а затем воспарил на добрых десять сантиметров и разлил по пиалам душистый, ароматный чай.
        Он пах куда лучше любых духов, выставленных калекой на продажу. Не говоря уже о том, что пахло от него теми самыми - лесными шишками.
        - Белка, - калека вытер руки об одежду и, подняв пиалу, с наслаждением втянул носом ароматный пар. - Это мой позывной еще со времен работы на…
        Он осекся, посмотрел на Косту, и замолчал.
        - Мы же, вроде выяснили, что я действительно сын Олега и…
        - И я не понимаю, как ты во все это ввязался! - рявкнул Белка. - О чем вообще думал Синеволосый, когда выходил на тебя! Олег должен был спрятать тебя от них. Чтобы ни одна крыса не пронюхала. А что Синеволосый… Тупой еврей. Вечно лез вперед батьки в пекло. Сало еще не любил. Какой нормальный человек не любит сало? Правильно мне бабка говорила - не верить евреям.
        - Но мой отец…
        - А я и ему никогда не верил! - хлопнул по столу калека. - Потому, наверное, и жив остался. А вся команда… ну, видимо, и Синеволосый скрылся. Почему без него пришел, кстати? Или он решил послать паренька на амбразуру? В его, гниды, стиле.
        - А вы не знаете? - удивился Коста.
        - Чего я не знаю? - опешил Белка.
        - Синеволосый, он…
        После этого потянулся длинный рассказ, который занял неизвестно сколько времени, но чайник кипел дважды. Макдалов, сам не понимая почему, рассказал странному калеке все. Абсолютно все. С той самой минуты, как оборотень оказался в морге и вплоть до побега из больницы.
        Белка слушал его с широко раскрытыми глазами. Иногда он ругался на незнакомом, но кажущемся понятным языке. Порой что-то переспрашивал, но больше - слушал.
        - Не супер ты, - под конец он вздохнул и схватил рукой воздух, а затем налил себе из воздуха, вернее - из появившейся в нем бутылки, чего-то горячительного себе в пиалу. Выпил залпом, подумал немного и налил еще. - Тупой еврюга… это, получается, я теперь один остался? Блять… блять! Говорил же ему! Говорил оставить все в прошлом. Не лезть. Оборотень Белого Тумана, говоришь? Наемник из Восточной Европы. У них это заклинание популярно.
        Из всего этого, Коста услышал только то, что он не супер.
        - В смысле - я не супер.
        - Ну я не по мальчикам, - начал было шутить Белка, но вовремя понял, что время для юмора не самое подходящее. Он вздохнул, что-то прошептал и щелкнул пальцами. - Как думаешь, что это было?
        Коста, все это время стоявший, прислонившись к прохладному металлу, внезапно осознал себя сидящем на стуле.
        - Ма…
        - Ну-ну, - подбодрил его Белка.
        - Магия, - закончил Коста.
        - Браво! - калека зааплодировал. - супером, Костя…
        - Предпочитаю - Коста.
        - Коста, - кивнул Белка. - супером можно стать только при первом посещении портала. Ты им не стал. Так что поезд, как говорится, ушел…
        - Но татуировка…
        - Покажи, - снова перебил калека.
        Макдалов протянул руку и Белка дернул её на себя. Он принюхался к его предплечью, провел пальцем по коже, а затем оттолкнул от себя.
        - Узнаю работу… это самодельная татуировка-инструктор. Не самого высокого, причем, качества. Такие за пять шесть лямов можно у сведущих магов в Неведимых заказать.
        - Пять миллионов новых долларов? - икнул Коста.
        Это были сумасшедшие деньги. Настолько сумасшедшие, что одна мысль о подобной сумме вводила его в состояние шока.
        - Интересно, где Синеволосый достал такие деньги… - Белка подул на пиалу, а затем, вспомнив, что там был вовсе не чай, выругался и опрокинул содержимое. - Магия… древние воины, которых сам хрен отличишь от магов. Все это, Коста, не вымыслы. Они были, есть и, возможно, даже будут. Кто-то пытался их извести, но вышел - пшик. И теперь мы имеем дело с порталами.
        - Так получается.
        - Порталы - это следствие магии, а не её причина, - кивнул Белка. - твой отец пытался расследовать произошедшее пятьдесят лет назад, когда кто-то из Невидимых явно сильно напортачил, но не успел. Его убили. И убили всю команду. Так что знаешь, что я тебе посоветую, - калека показательно выставил под свет кружащего шарика свои протезы. - Забудь. Забудь все это - как страшный сон. Забей на порталы. Забей на Невидимых. На все. Просто постарайся жить в свое удовольствие. Ибо…
        Белка, вдруг осекся, а затем смахнул со стола пиалы и чайник.
        - Проклятый сопляк! Ты привел за собой хвост!
        Не успел Макдалов сообразить, что к чему, как Белка сделал несколько пассов руками и произнес пару странных слов. Их обоих накрыл мерцающий купол, сотканный из светящихся нитей. И накрыл как раз вовремя, потому как в следующее мгновение на них обрушился столп яркого, золотого света. Такой горячий, что не просто расплавил железный контейнер - он, в буквально смысле, испарил добрую его половину.
        Глава 59
        ГЛАВА 59
        
        Коста, придя в себя, увидел нечто, что раньше причислял исключительно к фантазии писателей или режиссеров. Белка стоял во весь свой рост и держал перед собой раскрытые ладони. На них светились какие-то символы, граничащие по своей абстрактности с голограммой татуировки.
        Их обоих накрыл мерцающий щит, чем-то напоминающий клубок нитей. Будто бы нечто обвило их, пытаясь сберечь от луча плазмы.
        - Кто ты такой?! На кого работаешь?! Отвечай, паскуда, иначе превращу в лягушку!
        Когда смотришь фильм, и знакомый тебе герой появляется в маске, ты всегда недоумеваешь, почему остальные его не могут узнать. Примерно тоже самое происходит и в реальной жизни. Маскарад - это скорее шоу для одного человека - того, кто непосредственно носит маску.
        Именно поэтому, когда сквозь луч пролетело обгоревшее тело, Макдалов едва ли не сходу узнал этого человека. Высокий, в кожаной куртке и камуфляжных штанах, он отряхивал с плеч пепел. Лицо прикрывала балаклава. Но, Коста был уверен, не будь на знакомом ему эспере этой черной фигни, он бы точно увидел красный ирокез.
        - Еж?
        Эспер дернулся и отошел назад - под уцелевшую крышу контейнера.
        - Сопляк?
        - Вопросы здесь задаю я! - Белка взмахнул рукой и щит из нитей вытянулся пеленой, после чего все с тем же мерцанием, заплаткой накрыл дыру в крыше контейнера. Луч, еще недавно почти их спаливший, иссяк и все пространство вокруг трущоб накрыло облако едкого дыма. - Кто ты такой?! На какой клан работаешь?! Как нас выследил?!
        Калека вплотную подошел к Ежу. Он щелкнул пальцами и десятки нитей связали было эспера, но тот только дернул плечами и нити сгорели в огне.
        - Это что за болезный, сопляк? Вы здесь чо… закинулись, да? Травой воняет.
        - Шишки, - буднично поправил Макдалов.
        - Ну, главное, не хмурый, - кивнул Еж и уже собирался пройти мимо, как произошло то, чего Коста не мог ожидать. Хотя он вообще уже практически потерял связь с реальностью.
        Белка сделал шаг назад, взмахнул рукой и в его ладони появился меч. Классический такой. Средневековый бастард. Он уткнулся прямо в живот Ежу. Сказать, что последний, даже сквозь балаклаву выглядел удивленным - и вовсе не попытаться описать ситуацию.
        - Фокусник, типо, да? Ты свою зубочистку-то убери. Не посмотрю, что ветеран - спалю к херам собачим!
        Ветеран… ну разумеется. Все произошедшее Еж принял за способности эспера и определенные умения. А протезы на ногах Белки явно свидетельствовали о его бравом прошлом Охотника.
        Коста бы и сам пришел к таким же выводам.
        - Наемник?! - прошипел калека. - Выследили меня, твари?! Ну ничего! Белка не сдастся без боя! Всех порешу!
        Еж посмотрел через голову калеки на Косту.
        - Ты его перекурил, малой, - бандит, кажется, откровенно не понимал всей опасности ситуации. Иначе бы он не стал отодвигать меч в сторону и проходить вперед, открывая спину для удара. Удара, который не заставил себя ждать.
        С каким-то малопонятным криком Белка обрушился в рубящем ударе прямо на спину Ежу. Тот уже обернулся и его ладони вспыхнули горячим пламенем.
        Макдалов, направляя энергию в ноги, едва успел встать между ними. Оба замерли, как вкопанные.
        - Малой?
        - Коста?
        - Белка, это Еж - он мой знакомый.
        - Еж - это Белка, он немного… нервный.
        Какое-то время висела тишина, а затем все трое синхронно рухнули на пол. Где-то в трущобах прогремел взрыв, закричали люди, затрещала канонада. Коста никогда не оказывался в перестрелке, но, оказывается, блокбастеры довольно неплохо передавали акустический хаос, когда пули бьют о метал, а пороховые газы пытаются разорвать ушные перепонки.
        - Война?! - прокричал парень.
        - Глинтвейны! - ответил ему тем же ором Еж.
        Все трое, лежа на холодном железе, прикрывали уши ладонями. Грохот стоял такой, будто вся стена медленно падала на землю, сминая листы металла и кроша бетон.
        - Ты скомпрометирован! - выкрикнул, неожиданно калека. - Не ищи меня! Попытаешься - убью!
        А затем Белка, внезапно, обернулся белкой. Маленькой такой. И очень юркой. Упав на все четыре конечности, пушной зверек скользнул по половинке обгоревшего стола и исчез в небольшой дырочке, которую Коста сперва принял за вентиляционное отверстие.
        На деле это оказался тайный эвакуационный лаз для мага… или кем был этот сумасшедший параноик на самом деле.
        Макадалов, проводив взглядом исчезнувший из вида пушистый, коричневый хвост, мысленно выругался. Еще одна ниточка, связывающая его с отцом, со звоном оборвалась.
        Получается теперь все было завязано на Бабочку.
        - Что за нахер! - Еж вскочил на ноги и отшатнулся в сторону. - Это что, блять, было? Слышь, малой… нам что-то в больничке подкололи, да?
        У эсперов существовало множество способов удивить противника. И среди физиков довольно часто использовали морфические умения. Но никто и никогда не слышал о том, что эспер, будь он физиком, метафизиком или псиоником, мог сделать то, что продемонстрировал Белка-белка.
        - Артефакт из синего портала, - ответил Коста и тоже поднялся на ноги. Он рассчитывал на то, что синие порталы являлись для большинства чем-то вроде слухов, а сам Ирокез никогда в них не бывал. Звуки постепенно отдалялись. - Черт возьми, Еж! Ну почему так невовремя…
        - Невовремя? В жопу себе свое “невовремя” засунь! У меня на хвосте два Глинтвейна “D*” уровня с десятком верзил из простаков! И вооружены они совсем не травой, растаман ты хренов!
        Коста посмотрел на прожжённую крышу контейнера. Он не верил в судьбу, но чем, если не судьбой или, на крайний случай, невероятным совпадением можно назвать то, что именно в эту минуту и именно здесь Косту и Белку затронули разборки Ирокезов с Глинтвейнами.
        Не говоря уже о том, что паранойя калеки достигла такого уровня, что шпионов и наемных убийц он видел в каждом встречном. Интересно было бы посмотреть, как он свой товар продавал… небось полный пакет документов у покупателя спрашивал.
        - Постой, - внезапно осенило Макдалова. - когда бы ты успел из больницы…
        Шестеренки закрутились в его голове, и он понял, почему Огненные Ирокезы так спешили попасть в зеленый портал. Их интересовала вовсе невозможная добыча. Тем более, что при таком количестве членов бадны, они не могли себе позволить развивать каждого, как это делали “Outsiders”.
        Какой резон может заставить группу эсперов бросится в зеленый портал, где их может ждать смерть? Только бегство от чего-то, что эту смерть точно гарантирует.
        Ну или от кого-то.
        - Ты что сделал? - выдохнул Коста. - Ты чего, блять, учинил?!
        - Учинил? Ты с урока литературы сбежал, школяр? - сплюнул Еж и стянул балаклаву. Его левая щека представляла из собой жуткое месиво из кожи, засохшей крови и нескольких неловко пришпиленных скреп из медицинского степлера. - Я немного потрепал Глинтвейнов… они выследили меня в больнице. Пришлось делать ноги.
        Пуловер… ублюдок! Он ведь точно не просто так оказался в больнице! И явно просто “заодно” заскочил к знакомому пациенту. Скорее всего, он прибыл туда на вызов в составе группы.
        И, зачем-то, спугнул Макдалова.
        Словно знал… знал, что это Коста, а не Глинтвейны, убил брата Ежа, чем начал вражду двух группировок.
        Нет, это все заразное влияние Белки.
        Не стоило плодить сущности.
        - Перед порталом мы взорвали их лабораторию по переработки слюны диких Гипножаб, - продолжил Еж. Подняв с пола осколок стекла, он посмотрел в него, присвистнул, а затем приложил горящую ладонь к щеке. Запахло паленым мясом. Человеческим мясом.
        - Ты, блять, ненормальный.
        - Слушай, малой, тебе маты не идут. Давай, сбавляй темпы. Оставь ругань профессионалам этого дела.
        Именно из слюны Гипножаб делали один из видов современной наркоты. И именно для контрабанды с поездов именно этого ресурса Михаил продал свою шкуру Глинтвейнов.
        Кто же поставлял слюну изначально?
        Примерно те же ребята, к которым имела отношения Альва.
        Хочешь жить в мире постапокалипсиса?
        Продолжения выражения Коста не знал, но догадывался, что ничего хорошего там не следовало.
        - Кто-то сдал, - процедил Еж и выкинул осколок в отверстие на крыше. - кто-то из своих. Пришлось делать ноги в портал всей банде, чтобы выиграть время и выяснить кто… но не успели. Гноллы, орки, вся хуйня. Надеюсь, крыса сдохла в этой заварухе. Только Глинтвейны в край оборзели. В палату ко мне залезли. С пытками своими. Уебки, сука. Я без боя не сдался. Завалил нескольких. У одного, самого говорливого, вызнал, где они основной контрабандный мост держат. Ну и вспылил малек. Решил - расхуярю здесь все. Они ведь брата моего порешили! Гниды! Не дам им воздухом дышать, пока сам не сыграл с костлявой!
        У Косты дрогнуло сердце. Но сегодня был нечетный день - смены Михаила нет.
        - А у них там бойцов- и суперов и простаков до зубов вооруженных. И еще артефакт этот, - Ежа явно понесло. Либо адреналин заканчивался, либо еще какой другой… препарат. - Палка какая-то с виду простая. А как жахнуло - пизде-е-е-ец. Я чуть не вкурил по полной. Благо у вас с этим калекой сховался.
        - Ты поперся из больницы, после пыток и схватки с бойцами Глинтвейнов к ним в логово? Это я просто уточняю для полноты картины.
        - Бля, малой, не грузи! Во мне сейчас столько химии, что по мне медикам-студентикам экзамен можно сдавать! И вообще - с хера ли мы тут в зубы с тобой общаемся? Место свое забыл?! Я могу и тебя, за компанию, порешить и…
        Никто так и не узнал, что там за компанию мог сделать обдолбанный, явно шокированный и не очень трезво мыслящий Эспер-метафизик “E**” ранга.
        Стекло, которое он только что швырнул на крышу, бликануло. В его отражении Коста увидел нечто, что очень сильно походило на прицел снайперской винтовки.
        Он вообще понятия не имел, как смог разглядеть стрелка в маленьком осколке, да еще и на таком расстоянии. Инстинкт, привитый ему в портале, сработал быстрее, чем мозги Макдалова.
        И не важно, что, там находился не монстр, а Еж, вполне реально, мог отправить Косту на рандеву к отцу. Макдалов просто сделал, что должно.
        Он, вытянув ладонь вперед, рефлекторно попытался поймать пулю. Будто это была стрела. Ведь ему так легко было их ловить. Стрелы. Не пули.
        - Ты, типо, тоже - фокусник? - протянул Еж, глядя на дымящийся кулак Косты.
        Ладонь Макдалова блестела тонкой металлической пеленой. Словно вторая кожа она облепила руки парня, протянувшись вплоть до самых запястий.
        Сперва Коста не понял, что это такое, в затем вспомнил о браслетах. Видимо артефакт являлся какой-то разновидностью боевых перчаток.
        Причем артефакт настолько хорошего качества, что Макдалов действительно смог поймать пулю. Вон она - лежала, сплющенной, на его ладони. Слегка дымилась. И совсем не обжигала. Коста лишь чувствовал небольшое тепло.
        - Рояль в кустах?- вспомнил старую присказку Коста, а вслух сказал: - Это ничего между нами не меня...
        - Ховайся! - внезапно выкрикнул Еж.
        Он плечом врезался в грудь парня, а сам, будто в лучших традициях футбола, кувырнулся через себя и мыском стопы выбил что-то упавшее через отверстие в крыше обратно наружу.
        Что-то, очень сильно похожее на гранату.
        Когда же над головой прозвучал взрыв, то Коста понял, что это действительно была она - “лимонка”.
        Блин!
        Раньше только в кино видел.
        - Ой.
        - В смысле - ой? - переспросил Макдалов.
        - Ой-ой.
        - Еж, блять!
        - Ой-ой-ой.
        Переспрашивать еще раз Коста не стал. Он и сам почувствовал неладное. Их контейнер, внезапно, ожил. Сперва он лишь немного качался, будто висел на грани, а затем, все ускоряя, поскользил куда-то вниз.
        Они падали.
        Падали прямо с двухсотметровой Стены.
        Глава 60
        ГЛАВА 60
        
        Какие ощущения могли возникнуть у человека, который на полной скорости съезжал вниз по бетонной стене невероятных размеров, при этом находясь внутри практически полностью раздолбанного контейнера? Учитывая, что пол железной банки постепенно раскалялся из-за трения, стены дрожали, грозя в любой момент лопнуть, а раскаленные искры гейзером били прямо под ноги.
        Макдалов не знал.
        Он, вжавшись в стену, просто орал. Наверное, закончился лимит нервной системы, предоставленный ему на эту неделю. Слишком много всего произошло. И слишком стремительно.
        Нет, ему казалось, что со момент, как сраный оборотень решил отужинать в его больнице уже минуло несколько лет, но на самом деле не прошло и десяти дн…
        - Хорош орать! - перекрикивая лязг и грохот, Еж протянул руку Косте.
        Тот, мгновение мешкая, схватил запястье эспера. Он понятия не имел, что хотел сделать Еж, а тот, судя по всему, ничего и не хотел. Неужели он из этих…
        - Чего стоишь?!
        - А?!
        - Ты тут физик! Нам на крышу!
        Коста опомнился, кивнул, а затем рывком подбросил Ежа сквозь отверстие. Выругавшись, очень грязно и очень громко, Макдалов напряг ноги, направил энергию в них, а затем сиганул и сам.
        Из-за нервов и, чего таить, испуга, но сильно переборщил, так что едва не вылетел мимо их яхты, бороздящей просторы металла и бетона.
        Едва не упав за борт “корабля”, Макдалов вновь схватился за протянутую руку. Еж, пыхтя и весь краснея, тянул его обратно наверх. Даже несмотря на то, что Стена не была отвесной - к тому моменту, как Коста скатился бы вниз, да еще и на такой скорости, то до земли дотянулись бы разве что несколько его косточек.
        - Боров, блять, откормленный!
        Еж рванул на себя, и они вместе упали на горячий металл, бешено мчащийся куда-то вниз.
        - Четыре два.
        - Чего?
        - В очо! Через плечо! У меня преимущество уже в двое!
        Видимо Еж имел ввиду сколько раз они, за эти несколько дней, успели спасти друг другу жизнь. И это при том, что уже меньше, чем через три недели, должен был состояться их бой насмерть.
        Макдалов, аккуратно балансируя, поднялся на ноги. Контейнер, оставляя позади след из оранжевых искр, все быстрее и быстрее мчался к земле. Удивительно, что он еще вообще не развалился и не разорвал на части своих пассажиров.
        - И чего теп…
        Коста не успел договорить. Он пригнулся. Как раз вовремя, так как рядом с ним пролетела пуля. Он не слышал выстрела из-за лязга металла.
        - Есть идея! - Еж, аккуратно балансируя, обошел дыру в крыше и встал почти на самом краю контейнера. Расправив ладони, он вытянул их вниз. В следующее мгновение с них сорвался поток жидкого пламени. Эспер направил его перед контейнером, словно хотел посадить последний на раскаленный клей. - Прикрой меня, малой!
        - Прикрой?
        Речь, если что, шла о пулях. Да, Коста был быстр, но он был не настолько быстр, чтобы отбивать пули! А их начало сыпать все больше и больше. Вскоре искры уже вылетали не только из-под раскаленного, постепенно стесываемого днища контейнера, но и прямо у них под ногами.
        И если “яхта” не расплавится из-за банального трения, то превращенная в дуршлаг, она попросту развалится на части.
        Выругавшись несколько раз, Коста принял единственное, как ему казалось, верное решение. Он вызвал голограммы татуировки и прочел все молитвы, чтобы и на этот раз обучение прошло так же стремительно, как и в прошлый.
        Коста потратил все очки духа, чтобы поднять силу и защиту до трех единиц, а затем мысленно сосредоточился на иконке с изображением медведя.
        
        ***
        
        Коста вновь разделился сознанием на Косту-духа и Косту-Монаха. Первый витал где-то в воздухе. Стих рев встречного ветра, пропали свистящие вокруг пули. Контейнер сменился на просторный, круглый, укрытый песком плац, где, в окружении каменных столпов, стоял монах.
        Стену заменили очертания горного храма. Вокруг скалы, словно белый океан, плыли облака.
        - Волк сражается в стае, - произнес монах. - Он полагается на скорость и ловкость.
        Коста-монах нанес несколько настолько быстрых ударов, что, если бы не звуки от столкновения плоти и камня, Коста-дух даже не увидел бы удара.
        - Он рассчитывает на точность, - Коста-монах совершил еще несколько движений, но ни одно из них не смогло оставить ни единого следа на камне. - Но, когда волк один, а враг крепок и силен, волк отступает, ибо его клыки остры и крепки, но недостаточно сильны. Его шкуры плотная и гибкая, но недостаточно защищенная. В бою один на один волк скорее убежит, чем продолжит сражение.
        Коста-монах отступил назад и, опустив ладони к земле, выдохнул. Он словно очищал себя от чего-то. И энергия, похожая очертания на волчьи лапы и когти, сошла на нет. Ей не смену. Пришла другая - бурого цвета. Она была похожа на ауру громадных, тяжелых лап.
        - В бою медведь медлителен, - произнес Коста-монах. - но его дух неприступен, его плоть - скала, его сила - сам лес.
        Монах сжал кулак и, медленно, будто преодолевал сопротивление ставшего металлом воздуха, нанес удар по скале. От простого соприкосновения камня и плоти разошлась ударная волна такой силы, будто прогремел самый настоящий взрыв.
        Осколки разлетелись в разные стороны, а монах продолжил свои движения.
        - Когда медведь сталкивается с группой врагов, он не разменивается на лишние удары. Когда надо - он всем весом, пользуясь защитой плоти и шкуры, обрушится на врага и, подмяв его под себя, раздавит своей мощью.
        Монах подошел к следующему камню и, обхватив многотонный монолит обеими руками, вырвал из земли, после чего с такой силой швырнул его об землю через плечо, что не просто разбил камень, но и создал на земле воронку диаметром в несколько метров.
        - Медведь может показаться медлительным. Но его скорость высока. Он один из быстрейших существ в лесу. И когда он бежит - деревья падают, враги оказывается растоптанными. Медведь не сражается с препятствиями. Он проходит сквозь них.
        Энергия окутала монаха целиком и, выставив перед собой скрещенные локти, он попросту шагнул сквозь третий камень. Он не прошел насквозь, не рассек его на части, нет, всем телом, будто оберегаемым чем-то невидимым, но от того не менее крепки и сокрушительным, он разбил своим телом камень на части.
        После этого Коста-монах оказался в центре между семью каменными столпами.
        - Пробуди в себе медведя, последний ученик. Объедини его дух, его захват и его проход. И тогда ты сможешь биться как медведь.
        Коста-монах сделал несколько движений, после чего одним единственным ударом кулака пробил два стоявших рядом с ним камня, он обхватил следующий и швырнул его в противоположный, а оставшиеся попросту разбросал, проходя сквозь одни и нанося жуткие по мощи удары другим.
        Спустя всего несколько секунд весь плац был усыпан каменными осколками.
        - А когда придет время, - Коста-монах задышал ровнее и энергия, покрывшая его тело, изменилось. Верхняя его половина стала напоминать медвежью лапы - они были руками монаха. Нижняя же выглядела лапами волка - они предстали как ноги монаха. - Объедини в себе волка и медведя и пробудишь в себе путь к Царю Зверей. Познав Царя Зверей, ты станешь Королем Царства Зверя и будешь удостоен чести пройти испытания Врат Второго Царства.
        Коста-монах сделал какое-то движение и энергия, сойдя с его ладони, предстала в образе распахнутой львиной пасти.
        
        ***
        
        Коста открыл глаза. Энергия бурлила в нем, и он знал, что нужно делать. Знал так хорошо, будто уже использовал все это. Использовал так много раз и в таких опасных ситуациях, что знание стало неотъемлемой частью его сознания, тела и души.
        Он погнал энергию по телу и дважды использовал умение “Удар Зверя”. Не обращая внимания на значения татуировки, он направил первый поток в ноги, а второй поток в руки.
        Синяя энергия, едва-едва напоминающая собой не простой покров, а нечто осмысленное, накрыла его стопы, не дотянувшись и до голеней. Второй поток предстал в образе бурой энергии, едва покрывшей ладони.
        Это не походило и на десятую часть того, что продемонстрировал Коста-монах, но…
        Пуля двигалась быстро, но недостаточно быстро, чтобы Коста не уследил за её движениями во время “Волчьей Поступи”. Она несла в себе огромную силу, но не такую, чтобы сокрушить “Медвежий Дух”.
        Коста встал на её пути и нанес один единственный удар кулаком. Он знал, что если бы не металлические перчатки, то та попросту раздробила бы его пальцы, но…
        Прозвучал громкий хлопок и мелкая, раскаленная металлическая пыль разлетелась в разные стороны.
        - Твою мать… - выругался Коста, шокированный такой силой.
        Он повернулся в сторону, откуда летели смертоносные снаряды и уже собрался продолжить сражение, как почувствовал нечто неладное.
        Энергия вокруг его ноги и рук забурлила и потеряла даже предыдущие призрачные очертания. Сам же Макдалов почувствовал, что если не подпустит одну из борющихся друг с другом энергий, то его тело попросту не выдержит.
        Он, пока, не мог примирить внутри себя волка и медведя, что абсолютно не волновало летящие в него сразу четыре пули.
        - Прыгай! - выкрикнул Еж.
        Коста, убрав сияние с рук, оттолкнулся от контейнера. Раскаленные жгуты полоснули по его плечу и левому боку, а чья-та рука уже схватила его за пояс и притянула вниз.
        Они продолжили падение, но вместо того, чтобы скользить на контейнере, теперь летели верхом на металлическом щите.
        - Не получилось, - произнес пригнувшийся Еж.
        Контейнер, пролетев еще десяток метров по расплавленной поверхности, вдруг перекувырнулся через самого себя закружился, все ускоряясь, в их сторону.
        - Ну, во всяком случае, теперь в нас не попадут пу…
        - Подруливай огнем в сторону речки! - выкрикнул Коста и аккуратно поднялся на ноги.
        - Чего?!
        - Школьная, блять, физика!
        - Хорош ругаться!
        Еж, видимо сообразив о чем идет речь, выстрелил огнем в сторону и их стальной “серф” начало постепенно отклонять в сторону, но недостаточно быстро, чтобы их не расплющило в следующие несколько секунд.
        Коста задышал ровнее. Если Белка был прав, то он не являлся супером, а значит… значит был не ограничен тем, чтобы использовать в умении только ровно отведенное количество ЭСП-поинтов.
        Если Белка был прав…
        Коста, с каждым выдохом, все жарче разжигал пламя внутри своей души - там, где маячила маленькая искра его силы.
        Если бы он мог посмотреть в данный момент на голограмму, то увидел бы, как стремительно падают на неё значения:
        
        ОЧКОВ ДУХА: 8
        ЭСП-ПОИНТОВ: 76
        АКТИВНЫХ ЭСП-ПОИНТОВ: 32..30…27…22…19…
        
        Но у Макдалова не было на это времени.
        Дождавшись пока искра, пусть всего на краткий миг, превратится в пламя, он с ревом, чем-то похожим на медвежий, ударил железной ладонью, окутанной бурой энергией, в стенку падающего на них контейнера.
        Сила удара была такова, что Ежа с Макдаловым оттолкнуло в сторону и, потеряв равновесие, они ласточками раскинули руки в разные стороны и полетели прямо в сторону городской речки.
        Контейнер же разорвало на две половины. Обугленные, раскаленные до красна, они разлетелись в разные стороны, а затем с грохотом врезались в землю.
        Макдалов, оставшись практически без энергии, нырнул поглубже. Пули, оставляя позади белесый след, падали в воду, а Коста, подхватив явно не умеющего плавать Ежа за шкирку, погреб в сторону противоположного берега.
        Вынырнув и оказавшись на траве, Ирокез некоторое время пытался отдышаться. От них пахло гарью, грязной водой и жженым металлом.
        Пули все еще летели со стены, но с таким разбросом, что скорее бы попали бы в случайно пролетавшую мимо них муху, чем в самих беглецов.
        - Сколько… там… уже… - с трудом проговорил Коста.
        - Похер, - сплюнул Еж и поднялся на ноги. - Погнали… у меня тут байк… надо сваливать.
        - Но мы же уже…
        Еж, вместе ответа, указал пальцем себе за спину. Там, внутри лифта, спускались вниз несколько явно недружелюбно настроенных личностей. И среди них по внешнему виду легко угадывалась пара эсперов.
        От Ежа с Костой их отделяли лишь несколько десятков метра спусков по лифту, приведенный в боевую готовность КПП, раскаленные куски металла, врезавшиеся в землю и небольшая городская речка.
        Ерунда для “D” ранга.
        - Сука, - обреченно выдохнул Коста и, прихрамывая, на ходу затягивая жгут из порванной майки на кровоточащем бедре, побежал за Ежом.
        День еще явно только начинался.
        Глава 61
        ГЛАВА 61
        Доковыляв до хромированного коня Ежа, Коста собирался было спросить какой дальнейший план, но вместо этого бандит попросту отстегнул что-то от заднего сидения, затем снял чехол и, передернув затвор (или как называется эта делать) протянул Макдалову штурмовую винтовку последнего образца.
        Такие рекламировали иногда в интернете. Огнестрельное оружие, по лицензиям, разумеется, находилось в свободной продаже практически по всему миру. Ведь надо же было дать простакам иллюзию того, что в случае чего они могут защитить себя от монстров.
        Ну и ограничивать продажу огнестрела до крайней меры запрета, после апокалипсиса не имело никакого смысла.
        - Садись спиной к спине, - Еж запрыгнул в “седло” и, подняв подножку, крутанул ручку газа. Простой, с виду, чоппер известного бренда Северо-Американского Союза исторг из широких выхлопных труб, больше похожих на сопла, несколько языков пламени. - Будешь отстреливаться.
        - Ладн… чего?!
        Коста, уже собиравшийся было сесть на байк, замер. Ладно хотя бы то, что Еж явно модернизировал своего тяжеленного коня, но вот отстреливаться.
        - Отстреливаться, блять, - процедил бандит. - Прицелился, на выдохе нажал на спусковой крючок и так до тех, пока они там все не подохнут. Ну или хотя бы постарайся в гражданских не попасть.
        - Ты нормальный вообщ…
        В этот самый момент рядом с ногой Макдалова в асфальт впилась свинцовая оса.
        - Гони! Гони! - закричал парень, разом запрыгивая на байк и сжимая колени так сильно, что заскрипел металл.
        - Помнешь мне байк, горилла малолетняя - я тебя похороню!
        - Да слышал уже! Гони, твою мать!
        - Ты мою маму не трогай!
        Следом за пулей полетел уже сгусток белого пламени. Ну почему, черт возьми, это каждый раз именно огненные-метафизики. Куда подевались всякие там управляющие цветами, или насылающие приятный осенний бриз…
        Мысли Макдалова о том, что неделя явно не задалась, прервалась натуральным ревом двигателя мотоцикла. Еж, подняв его на заднее колесо (отчего Коста едва не превратился в человеческий плуг), сорвался с места в карьер, все набирая и набирая скорость.
        Дорога от Стены была прямой, просторной и, обычно, практически пустой. Сюда ездили лишь рейсовые автобуса станции, привозившие на работу тех, кому повезло чуть больше, и они не ютились в трущобах. Иногда присоединялись маршрутки для туристов.
        Так что вид трех внедорожников, разукрашенных в цвета Глинтвейнов, несущихся следом за тяжелым и от того не самым скоростным байком, выбивался из общей канвы.
        Ветер реактивным ревом бил по ушам Макдалова. Удерживая равновесие лишь благодаря своим особенностям супера, сжимая колени так, что местами металл действительно помялся, он вскинул винтовку перед собой и прижал приклад к плечу.
        Пули бесшумно летели вокруг. В кино обычно слышны выстрелы, свист, но на деле, когда несешься на такой скорости, без шлема и крыши, то кроме шума ветра и стука собственного сердца не слышно вообще ничего.
        Коста лишь мысленно посетовал, что предпочел бы не знать таких тонкостей вооруженной погони.
        - Стреляй же, - едва слышно донесся сквозь грохот голос Ежа.
        Тот выкрутил ручку и, заложив резкий вираж, едва ли не касаясь их коленями асфальта, резко сменил направление и ушел с дороги, ведущей в центр города в сторону их родного района.
        Три внедорожника, так же не сбавляя ходу, с визгами тормозов и дымом от шин, вошли в поворот. Из окон каждого выглядывало по неприятной морде, спрятанной за кевларовыми масками. Они без тени сомнений жали на курки или спусковые крючки - Коста не разбирался.
        Откуда он вообще знал, что морды неприятные?
        Просто предполагал.
        - Да стреляй же!
        И парень вдавил палец в железо. По плечу что-то тихонько захлопало, но настолько легко, что Коста вообще не сразу понял, что он действительно стреляет.
        Пули довольно кучно улетели… в никуда. Одну машину дернуло и едва не выкинуло на поребрик, но водитель вовремя подхватил руль и вернулся обратно в строй, немного отстав от своих союзников.
        - Целься, шкед! - все надрывался Еж. Едва ли не вжавшись подбородком в бензобак, он летел вперед. Коста же, в отражении фар успел заметить, что они летят прямо в центр оживленного перекрестка, ведущего в торговый центр. И они явно летели на красный.
        - Тормози!
        Еще несколько пуль пролетело в опасной близости от них. Одна даже чиркнула по стальному корпусу и их ощутимо качнуло в сторону, но Еж выпрямил байк, и они снова ускорились.
        - Завали и стреляй!
        Макдалов, что-то неразборчиво крича, снова нажал на спусковой крючок. Очередная очередь улетела между машинами и лишь одна пуля, по очевидной случайности, попала в фару ближайшего преследователя. Водитель даже не обратил внимания на разбитые осколки.
        Его стрелок, видимо потратив все патроны, вернулся в салон, но Коста недолго ликовал. Тут же, с задних рядов, высунулся его кевларовый близнец и продолжил вести огонь.
        Еж начал петлять по дороге, буквально на ходу уворачиваясь от пуль. Коста же, поняв, что винтовка больше не стреляет, а как-то хрипло щелкает, закричал еще громче.
        - Ну давайте, суки! Давайте! А-а-а-а!
        Закричал и Еж. И если он хотя бы видел, куда они летят, то все, что мог Макдалов, это размахнуться и, позволяя багровой энергии окутать его ладони, швырнул винтовку в преследователя.
        Своеобразный снаряд, вылетев словно из пушки, пробил лобовое стекло и вошел по самый приклад в грудь водителя.
        В этот самый момент Еж уже летел по перекрестку. Они едва успели проскочить между двумя потоками и спокойно тянущийся на кольцо, пустой троллейбус почти чиркнул по ноге Макдалова. Сердце стучало так быстро, что на миг вообще заглушило все остальные звуки.
        И только грохот внедорожника, врезавшейся на полной ходу в представителя общественного транспорта, вернул способность слышать.
        - Хорош! - засвистел Еж. - Вали их! Стреляй!
        Коста посмотрел на свои пустые руки. Две машины преследователей мчались за ними по все уплотняющемуся потоку. С перекрестка они выскочили на Петергофское шоссе, разделявшее парк и жилую зону на две части. И, по неприятному стечению обстоятельств, обычно свободная дорога именно в это время суток являлась самой оживленной артерией района.
        И если Еж еще умудрялся ехать между рядами, порой ныряя то в один, то в другой, то преследователей такие мелочи не волновали. Они даже не сигналили. Просто ехали по середине, ведя при этом непрерывный огонь. Пули звенели по корпусам других машин и те, пытаясь сбежать, улетели в кювет или на разделительную полосу.
        Зазвучали взрывы. Послышались крики.
        - Надо уйти с шоссе! - закричал Коста. - Тут же люди!
        - Надо стрелять!
        - Мне нечем!
        Макдалов, словно в замедленной съемке увидел, как мимо пролетает пуля. Пуля, летящая прямо в заднее стекло семейного рандавана с большой наклейкой “Гордая мать-гусыня”. Глупая такая и немного смешная наклейка.
        На заднем сидении показалась белобрысая голова любопытной малышки, решившей посмотреть почему её мама пытается съехать с дороги.
        - Есть запасные! - как сквозь вату, услышал Коста.
        Байк рычал и летел. Вокруг летали пули и то и дело вспыхивали огни загорающихся авто. Позади неслись внедорожники. Их стальные кенгурятники буквально отшвыривали тех, кому не повезло оказаться на пути бандитов.
        Макдалов, зарычав диким зверем, буквально чувствуя, как рвутся мышцы в его правой руке, как скрипят сухожилия, не готовые к таким усилиям. Всем телом ощущая сопротивления воздуха, внезапно ставшего плотнее бетонной стены, потянул руку в сторону пули.
        На стекло брызнула кровь.
        Малышка, явно закричала и нырнула вниз, а простреленная рука Макдалова безвольной плетью рухнула вниз.
        Из-за адреналина он почти не почувствовал боли, только недоуменно смотрел на дырку в предплечье. Проклятье! Чем таким стреляли Глинтвейны, что пуля смогла пробить насквозь его тело?!
        - Где винтовка?! - внезапно услышал он.
        - Я её уже использовал!
        - Использовал?! Ты больной долб…
        Оставшуюся часть реплики Ежа заглушил грохот от упавшей перед ними огромной сосульки. Больше похожая на ледяной столп, она вонзилась в центре дороги. Макдалов даже понять ничего не успел, как Еж уже объехал препятствие и закричал:
        - Развернись и держи руль!
        - Но я…
        - Мы сейчас сдохнем!
        Подыхать не хотелось, так что Макдалова, на полном ходу, кое-как развернулся и, высматривая дорогу из-под руки Ежа, взялся целой рукой за руль. Ощутив всю тяжесть мотоцикла, парень удивился, как Еж вообще умудрился гоняться с бандитами на такой-то махине.
        Сам же эспер, поднеся ладони ко рту, задышал на них. С его губ сорвалась маленькая искра. Становясь все больше и жарче, вскоре она превратилась в огненный шар размером с футбольный мяч. Мяч, который Еж швырнул через голову.
        Раздался взрыв, затем визг тормозов и очередные крики людей и… детей. В зеркале бокового вида пролетевшей мимо машины, Макдалов увидел жуткую картину.
        Преследовавший их водитель не успел увернуться от снаряда, угодившего им прямо на капот. Взорванная машина на полной скорости, потеряв управление, врезалась в автобус и вместе с ним вылетела в кювет.
        Коста выругался. За ними ехал последний внедорожник, вот только вместо стрелков оттуда высунулись двое эсперов. Если погоня продолжился, то количество жертв…
        - Ты чо творишь, шкет?!
        Макдалов, сцепив зубы, направил байк в сторону отбойника и, в самый последний момент, перенаправив всю энергию в ноги, ударил об асфальт.
        От удара дорога треснула, полетела серая крошка, а их обоих, выкинув из седла, швырнуло в небо. Макдалов не очень хорошо разбирался в физике, но на такой скорости импульс оказался достаточным, чтобы они вылетели на добрых шесть метров и свалились в кусты.
        Вот только в отличии от Макдалова - Еж не был физиком и, пусть его тело и обладало куда больше крепостью, нежели у простака, но…
        Бандит явно потерял сознание, а его левая рука выгнулась под неестественным углом. Макдалова, не теряя времени и не обращая внимания на горящий байк и резко тормозящих преследователей, взвалил тело на плечо и побежал по знакомым тропам родного парка.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к