Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Караюз Алина: " Волчья Погибель " - читать онлайн

Сохранить .
Волчья погибель Алина Караюз
        Говорят, волки любят только один раз в жизни. Их любовь - это звериная страсть, сводящая с ума одержимость, подчиняющая себе тело и разум. Они забывают обо всем, стоит лишь учуять запах своей самки. Их невозможно остановить. Все доводы рассудка остаются бессильны...
        И как быть, если объектом этой любви стала именно ты? Рассказ написан для сборника "В объятьях магии и страсти".
        Алина Караюз
        ВОЛЧЬЯ ПОГИБЕЛЬ
        Эта история началась так же банально, как и многие до нее. Я застала своего парня с другой.
        Нет, не просто парня - жениха, с которым мы встречались около двух лет и уже всерьез готовились к свадьбе. И не просто с другой, а со своей лучшей подругой.
        На этой неделе мы сняли с депозита деньги, отложенные на свадьбу, заказали ресторан; я собственноручно подписала и разослала приглашения всем родным и знакомым... а в шкафу висело, очаровывая и маня, подвенечное платье моей мечты.
        По традиции белоснежное; на бедрах - легкая драпировка, собранная в мелкие складки, шелковый корсаж украшен россыпью мелкого жемчуга, пусть речного, но зато натурального, а узкая юбка расходится книзу пышной волной. Мне всегда хотелось именно такое платье: никаких кринолинов, никаких балетных пачек - строгие линии, лаконичный силуэт. Я мечтала сделать высокий шиньон - мои волосы это позволяли - выпустить на затылке один локон-завлекалочку и приколоть под шиньоном традиционную фату, обязательно длинную, до самых пят, чтобы нести ее, перекинув через руку, будто шлейф.
        О таком подвенечном наряде я грезила полтора года, с тех самых пор, как услышала заветное: "Выходи за меня замуж!"
        Именно подвенечном.
        Игорь очень настаивал, что мы просто обязаны венчаться в церкви. Точнее, в храме - лучшем храме нашего города. Еще бы, это ведь так престижно и модно - обменяться обетами перед лицом бога!
        Правда, моей матери платье не понравилось, она вдруг вспомнила глупую примету, что жемчуг к слезам. Но кто будет верить в эти суеверия накануне собственной свадьбы?
        Как показала жизнь, зря я тогда не прислушалась. Нет, не жемчуг принес мне несчастья, но это был знак: судьба пыталась предупредить.
        ***
        В тот день я спешила домой с работы. Отпросилась пораньше, желая сделать любимому сюрприз. Хотелось устроить романтический ужин, ведь завтра уже мальчишник. Как банально, правда? Директор фирмы, в которой я работала - Раиса Васильевна - узнав о предстоящей свадьбе, дала мне отгул. В шутливой форме приказала потратить время на салон красоты и девичник с мужским стриптизом. Девчонки-коллеги поддержали идею аплодисментами и пошлыми шуточками. Впереди ждали пятница, суббота и воскресенье. Мне пожелали в понедельник притащиться ползком, в кружевных чулках и с ведром шампанского. Я в долгу не осталась, всегда была острой на язык.
        На улице светило солнце. Так удивительно! Еще с утра шел мелкий моросящий дождь, а теперь тучи разошлись, небо посветлело, и теплое осеннее солнце ласкало мокрую зелень своими лучами.
        Бегом в маршрутку! Две пересадки - и я почти дома. Наш городок довольно маленький, всего семь тысяч населения, правда, растянулся настолько, что и за день не перейдешь. Слишком много частных кварталов, а несколько массивов многоэтажных домов робко пристроились вдоль центрального шоссе. Единственного, на котором работали светофоры и ходили автобусы.
        Вот и моя остановка. Двери микроавтобуса беззвучно отъехали в сторону, выпуская меня. Я легко спрыгнула на подсыхающий асфальт. Эх, бедные мои каблуки, но бег на шпильках вслед уходящей маршрутке и прыжки в длину через лужи - мой любимый вид спорта.
        Еще пару метров пройти пешком - остановка почти у самого дома - и вот моя родная пятиэтажка! Все-таки удачно мы с Игорем подобрали квартиру: пусть далеко от работы, зато просторная, и автобусная остановка под боком. Иногда он жалел, говорил, что лучше бы купили машину, мол, сколько денег уходит на маршрутки. Но я плохо себе представляла, как бы мы жили в машине.
        Деньги на это гнездышко нам дали родители - его и мои. Они оформили ссуду, заложив свое жилье под залог: мои - частный дом на сто квадратов, а его - двухкомнатную квартиру в центре. Хотели подарить на свадьбу, но не выдержали и вручили ключи раньше времени.
        Я тут же, как одержимая, принялась вить гнездо. Радовалась этому даже больше, чем предстоящей свадьбе: кто прожил с родителями двадцать шесть лет подряд, тот меня поймет. И теперь, спустя полгода, в этом уютном гнездышке все носило отпечаток моей любви и заботы.
        Вот и мой подъезд, рядом яркие звезды фиолетовых хризантем, разросшихся вдоль бордюра. Взлетаю по ступенькам, как на крыльях. В глазах - огонь, на губах застыла счастливая улыбка. Вот моя дверь с бронзовыми цифрами "тридцать восемь". Достаю ключи, открываю замок. Пока любимый придет с работы, я успею накрыть на стол.
        Сначала я ничего не поняла. Наверное, не ожидала. Скинула пальто, повесила на крючок, нагнулась расстегнуть сапоги... и тут только заметила валявшийся под ногами чужой лакированный ботильон, отороченный пушистым мехом.
        В этот момент все мысли из моей головы упорхнули, будто их там никогда и не было. Я бездумно, как робот, взяла в руки чужую обувь, молча опустилась на банкетку и подняла взгляд. Вдоль коридора, на плитке под мрамор, вперемешку валялись разбросанные вещи. Женские и мужские. Бесстыдные свидетели предательства и боли. Они вели прямо к нашей спальне, где еще этой ночью я изгибалась от желания под любимым мужчиной...
        И в этот момент что-то щелкнуло в моей голове. Будто внезапно включился звук. Меня накрыло страстными стонами и вскриками, раздававшимися из-за чуть приоткрытой двери...
        Как во сне, я шагнула к этим дверям, все так же держа в руках злосчастный ботильон.
        Мой жених, мой любимый, на нашей кровати... и с моей лучшей подругой! Еще одна банальность.
        Сашка сидела на нем, абсолютно голая, изгибаясь в пароксизме страсти. Глаза у обоих были закрыты, хриплое дыхание срывалось с влажных губ.
        Мокрые, блестящие от пота тела с пошлым звуком шлепали друг о друга, наращивая темп, делая рваные толчки. Я видела руки Игоря - те самые руки, что ласкали меня этой ночью! Теперь они щипали за грудь мою подругу, скользили по ее спине, сжимали ее ягодицы.
        Вот он ухватил ее за плечи, заставляя пригнуться, поймал ртом твердый коричневый сосок. Сашка застонала громче, прерывисто дыша, задергалась на его члене в судорожных конвульсиях. Со стороны это выглядело именно так.
        Игорь издал такой знакомый горловой звук - то ли вздох, то ли выдох - вцепился в ее бедра, насаживая на себя с каким-то диким остервенением, и вдруг замер, с исказившимся от страсти лицом. Я застыла в дверях, наблюдая эту картину.
        Пальцы медленно разжались. Ботильон с громким стуком упал на ламинат. Бывший жених и бывшая подруга замерли, глядя на меня с таким ужасом, будто я была тенью отца Гамлета.
        Я громко и четко захлопала в ладоши.
        - Браво!- лицо исказила ядовитая усмешка.- Теперь я знаю, как это выглядит со стороны. Надо сказать, довольно отвратительное зрелище.
        Сашка с визгом вскочила на ноги, закутываясь в простыню. В ее глазах плескались вина и отчаяние. Кажется, до нее дошло, что случилось, но мне было уже плевать.
        - Оля?- хрипло выдавил Игорь, судорожно натягивая трусы. Те самые, что я ему покупала, с глупой надписью "лучшему лю...".- Ты как здесь?.. Ты же на работе?..
        - Хотела сюрприз тебе сделать.- я пнула ботильон так, что он улетел под кровать.- Вижу, сюрприз удался.
        С этими словами я развернулась и направилась вон из квартиры. Пусть делают, что хотят. Мне нужно побыть одной.
        Я была уже на втором этаже, когда сверху хлопнула дверь и такой родной голос прокричал:
        - Оля! Это была ошибка!
        - Три!- посчитала я вслух, загибая пальцы. Три банальности за один вечер. Не много ли для меня одной?
        ***
        Выйдя из подъезда, я замерла на крыльце, медленно, пытаясь взять себя в руки, вдохнула полной грудью осенний воздух. Затем подняла голову, отыскивая взглядом знакомое окно. Нежно-голубая тюль с модным тиснением под "ришелье", пара горшков с цветущей геранью. Ничего оригинального.
        Занавесь дернулась, будто кто-то хотел выглянуть из окна, но я быстро отвернулась и зашагала прочь. Не хотела никого видеть. Пусть наслаждаются друг другом.
        Как назло, начал моросить мелкий противный дождь. Я судорожно стянула у горла воротник офисной блузки. Пальто осталось висеть в прихожей.
        По моим щекам, вперемешку с дождем и тушью, текли соленые слезы. Через несколько минут я уже рыдала взахлеб.
        Я не думала, куда иду, ноги будто несли меня сами. Боль, обида и унижение разрывали мое сердце на части. "Как же так? Как же так?"- пульсировала в голове одна-единственная мысль. Я брела под дождем, который с каждой минутой становился все сильнее, но не замечала ни холода, ни прилипшей к телу одежды, ни потоков воды, стекавших с моих волос прямо за воротник.
        Октябрь, плюс десять, холодный дождь. Я без зонтика и плаща. Бреду вдоль дороги, словно во сне, спотыкаясь на каждом шагу. Редкие машины проносятся мимо, сомневаюсь, что сидящие в теплых салонах люди вообще замечают меня.
        Дождь постепенно перешел в ливень. Одинокие лужи слились в сплошной мутный поток, несшийся вдоль дороги. Я утонула в нем по щиколотку, чувствуя, как ноги заливает ледяная вода. В сапогах тут же захлюпало. Еще бы, я же так и бреду с расстегнутыми халявками.
        Впереди бетонный парапет над железнодорожной линией. Высокая, почти в два метра, железная сетка натянута вдоль него по обеим сторонам шоссе - сомнительная преграда для того, кто захочет свести счеты с жизнью, бросившись под идущий состав. Даже с расстояния десяти метров я вижу аккуратную дырку в сетке рядом с тем местом, где начинается непосредственно мост. За ней, по крутому склону, вьется узкая тропка для любителей экстремального восхождения или спуска. Но мне нужна не она.
        Если вылезти в эту дыру и проявить чудеса эквилибристики, то можно пройти вдоль наружной стороны парапета по узкому бетонному выступу. Но мне так много не надо.
        О чем я думала в тот момент? Сейчас я сама не могу ответить на этот вопрос. Наверное, ни о чем. Потому что если б подумала хоть чуть-чуть, то вспомнила бы о матери и отце, которые ни в чем не виноваты, о младшей сестренке, о родственниках и друзьях. О недописанных отчетах и обещанной премии, о модельных сапожках из мягкой итальянской кожи, которые я давно присмотрела в одном бутике... и о том, что измена любимого на кануне свадьбы не стоит такой жертвы, как моя жизнь.
        Но в ту минуту я действовала на автомате, как робот, подчиняющийся заложенной в него программе. Или как сомнамбула, ходящая во сне с открытыми глазами.
        Мой взгляд словно прирос к этой злосчастной дыре. С каждым шагом я становилась все ближе и ближе к ней...
        Холодные пальцы вцепились в ржавую сетку, не замечая, что она царапает кожу. Я просунула в дыру одну ногу, нащупала носком узкий бетонный карниз, потом другую. Старое железо резало скрюченные от холода пальцы.
        Почти не дыша, я выпрямилась и сделала шаг в сторону моста. Еще один и еще... Вот, теперь я стою прямо над железной дорогой, выходящей из-под бетонной арки моста и убегающей вдаль. Здесь довольно редко ходят поезда. Пассажирские - практически никогда, а вот товарные составы или цистерны - эти почти каждый день.
        - Если ты решила закончить свои дни под колесами локомотива, тебе придется набраться терпения и ждать до утра,- произнес над моей головой низкий мужской голос с саркастичными нотками.- Хотя, можешь спрыгнуть и так. Умереть - не умрешь, но ноги поломаешь. А может и спину. Тогда не только ты будешь себя жалеть, но и все остальные.
        Я вздрогнула. Этот голос разорвал наваждение. Я неожиданно поняла, что практически окоченела: пальцы впились в решетку за спиной да так и застыли.
        С трудом повернув голову, скосила глаза на говорившего. Мой взгляд уперся в широкое плечо, затянутое в черную кожу. Пришлось задрать голову! Этот человек был выше меня сантиметров на тридцать, таких высоченных я еще не встречала. Учитывая, что во мне росту метр семьдесят, то в нем сколько - все два?
        Он возвышался за моей спиной, как гора. Я не могла разглядеть его лицо, но мне вполне хватило той ауры, которую он излучал. Даже не видя, я ощущала его присутствие: тяжелое давление силы и власти. Мне стало не по себе.
        - Долго будешь думать? Я спешу!- раздался недовольный рык.
        Я поймала себя на том, что дрожу, а челюсть выбивает чечетку. Дождь лил, не переставая, мокрая одежда облепила меня, холод пробирал до костей. Кажется, прыгать на рельсы я уже не хотела. Перед глазами стояли чашка с горячим кофе и теплое одеяло.
        - Вот так всегда,- пробормотал мужчина, что-то делая моей спиной,- никакой ответственности!
        Я ощутила, как позади меня вновь воцарилась пустота, и к горлу опять подкатили рыдания. Даже случайный свидетель предпочел сбежать, вместо того, чтобы, как в фильмах, вести со мной душеспасительную беседу! Отчаяние и глухая обида накрыли меня новой волной.
        ***
        Я судорожно всхлипнула, собираясь разреветься от жалости к самой себе. Стою одна, за ограждением, на узеньком карнизе, а до земли метров двадцать! Как я сюда забралась? Как вернуться назад?!
        Дыра в сетке, через которую я так ловко залезла, находилась на расстоянии трех метров. Но я понимала, что ни за что на свете не смогу до нее добраться!
        Мне стало очень страшно. Желание жить оказалось намного сильнее сиюминутной слабости. Ноги задрожали, я вдруг поняла, что выбраться отсюда не смогу, если только мне не поможет чудо.
        - Давай руку!- недовольный мужской голос заставил меня вздрогнуть.
        Я с каким-то болезненным любопытством взглянула на говорившего.
        Мужчина стоял в паре шагов от меня, на узком карнизе, прижавшись спиной к ржавой сетке, и протягивал мне руку.
        В голове мелькнула глупая мысль: какой красивый у него джемпер, жаль только, не отстирается...
        - Ты больная?- участливо спросил он, сверля меня темными блестящими глазами.- Или действительно жить надоело? Так прыгай! Чего ждешь?
        Я с трудом разлепила губы:
        - Не... мог-гу...
        - Чего не можешь?- он нахмурился.
        - Ру... ки...
        Его взгляд скользнул по моему окоченевшему телу, которое было видно как на ладони под мокрой блузкой, но в глазах незнакомца не отразилось никаких чувств. Наоборот, он еще больше нахмурился, когда увидел мои скрюченные пальцы, намертво вцепившиеся в сетку.
        - Твою мать!- процедил сквозь зубы.
        Он начал понемногу двигаться в мою сторону. Я задрожала, как осиновый лист. От незнакомца исходили сильные волны непонятной энергии и тепла, словно это был не живой человек, а какой-то неведомый генератор. Сплошная стена дождя мешала рассмотреть его лицо, я лишь поняла, что он очень высок и мощно сложен.
        Наконец, он приблизился ко мне почти вплотную, ухватился одной рукой за железную сетку и вдруг, одним слаженным движением, развернулся, накрывая меня своим телом.
        Через мгновение он уже вжимался в меня своей твердой грудью, а его руки оказались по обе стороны от моей головы. Я не могла поверить своим глазам. Это какую же координацию движений нужно иметь и какое равновесие, чтобы вот так, ни секунды не сомневаясь, балансировать на такой высоте над бетонной насыпью?
        - Держишься?- выдохнул он мне в ухо, и мое многострадальное тело вздрогнуло, как от электрического разряда.
        Я молча сглотнула вставший в горле комок. Ни ответить, ни кивнуть уже не получалось. По лицу потекли молчаливые слезы.
        - Тише, глупышка,- раздалось бормотание над моей головой.- Сейчас я тебя вытащу.
        Таинственный незнакомец прижал меня к сетке всем своим телом. Я чувствовала каждую его выпуклость и впадинку. А еще запах. Еле заметный терпкий аромат дорогого парфюма, сигарет и чего-то еще, что я не могла определить. Какие-то дикие, звериные нотки.
        Его тело было таким горячим, что я ощущала этот жар даже через одежду. Мужчина буквально вдавил меня в сетку, и я почувствовала, как его рука обвила мою талию.
        - Я тебя держу,- раздался над головой низкий голос с бархатными нотками,- отпускай потихоньку и хватайся за меня.
        Я с усилием, один за другим, начала разгибать окоченевшие пальцы.
        Между тем, таинственный спаситель как-то странно засопел, словно принюхиваясь, и вдруг потерся носом о мою макушку. Мне стало не по себе. Маньяк?! Внутри все сжалось.
        - Не получается?- он по своему понял мою заминку.
        - В-все в-впорядке,- просипела я.
        Мужчина был слишком высок даже для меня. Я ухватила его за талию, сцепила руки за его спиной и уткнулась носом куда-то в район груди. Судорожно вдохнула исходящий от джемпера еле заметный древесный аромат, в котором чувствовались нотки мускуса и амбры. У этого незнакомца явно неплохой вкус.
        Он напрягся, точно я сделала что-то не то, и мое ухо опалил горячий шепот:
        - Полетаем, крошка?
        Не успела я пикнуть, как неимоверная сила сорвала меня с карниза и на одно бесконечно долгое мгновение задержала над бетонной насыпью - а в следующую секунду я уже оседала в крепких руках моего спасителя.
        - Ну, что же ты,- он подхватил меня на руки, не давая упасть, и легко перенес через ограждение,- что случилось? Почему такая красивая девочка хочет лишить себя жизни?
        Я не выдержала и позорно разревелась. Он, похоже, был озадачен таким поведением, но бросать меня не собирался.
        Сначала я почувствовала легкий поцелуй в макушку, хотя подумала, что мне показалось, потом меня с комфортом донесли до обочины и я сквозь слезы и дождь с изумлением разглядела огромный черный додж дюранго с представительскими номерами. Черт возьми, кто этот парень?!
        Пикнула сигнализация. Мой спаситель распахнул дверцу и усадил меня на заднее сиденье мягкого кожаного салона, накинул на мои дрожащие плечи теплый плед, а сам куда-то исчез.
        Я нервно огляделась. Какая огромная машина! Единственная, которую я узнаю с закрытыми глазами, хотя все остальные различаю исключительно по цвету. Ведь именно о таком монстре мечтал Игорь...
        Вспомнив о несостоявшемся женихе, я судорожно всхлипнула. Боль предательства жгла изнутри. Сколько времени мне понадобится, чтобы придти в себя? Месяц? Год? Десятилетие? Как забыть любимого человека, который так плюнул в душу? Мне хотелось забиться в нору и зализать раны, как больному животному. Даже странный незнакомец отошел на второй план.
        В тепле салона меня разморило, я закуталась в мягкий плед и понемногу начала согреваться. Скинула на пол испорченные сапоги, поджала под себя ноги. Спаситель не возвращался, а мне почему-то все больше и больше хотелось спать.
        Не выдержав, я растянулась на заднем сиденье, положив ладонь под щеку. Боковые стекла машины были затемнены, я не видела, что делается снаружи. В салоне царила абсолютная тишина, нарушаемая лишь мерным шумом дождя.
        Хотелось есть, пить и спать. Или все то же, только в другом порядке.
        Глаза закрылись, сознание медленно растворилось в густом тумане.
        ***
        Анджей сделал последнюю затяжку и отработанным щелчком послал окурок в сторону от машины. Пятая сигарета подряд. Еще чуть-чуть - и никотин повалит из ушей, но, странное дело, нервы это не успокаивало.
        Мужчина поднял лицо к небу, позволяя холодным струям омыть горящую кожу. Даже через плотно замкнутую дверцу джипа и поднятое стекло он чувствовал запах своей погибели.
        Этим утром он пересек границу, всего час назад беспечно несся по шоссе, наматывая километры на спидометр, а сейчас стоит в метре от собственной машины и не может успокоить дрожь в руках. Если бы он только знал, кого встретит на этом мосту!
        Холодная капля стекла за воротник. Ливень не прекращался. Что ж, придется рискнуть.
        Анджей рывком стащил с себя джемпер из тонкого кашемира и небрежно бросил его в багажник. Вещь, конечно, испорчена, но не оставлять же на дороге.
        Мимо промчалась броская иномарка. Яркие фары мазнули по обочине, выхватывая из пелены дождя полуобнаженное мужское тело с золотисто-бронзовой кожей и четко очерченными мускулами. Прогремела доносящаяся из салона музыка. Анджей скривился, точно от зубной боли: громкие звуки его раздражали.
        Мужчина глубоко вдохнул, распрямляя широкие плечи, и задумчиво потер темную щетину, пробивавшуюся на подбородке. Тонкая звериная интуиция подсказала ему, что девушка, случайно оказавшаяся на его пути, уже мирно спит, разомлев на заднем сиденье.
        Или все-таки не случайно? Могут же быть в жизни роковые совпадения?
        Почему он, всегда предельно внимательный, пропустил поворот? Почему ушел с окружной и решил ехать через этот городок, который и не на всех-то картах отмечен? Трасса на областной центр осталась далеко позади, но какая-то неимоверная сила гнала сквозь дождь, пока он не заметил впереди предупреждающие знаки: ограничение скорости и тоннажа.
        И в этот момент он увидел женский силуэт, замерший за ненадежной оградой.
        Ноги сами нажали на педаль, сбрасывая скорость, руки автоматически вывернули руль, уводя монстроподобный джип на обочину.
        Накинув на плечи куртку, Анджей выскочил под проливной дождь. Он не погасил фар, да и дверцу захлопнул по инерции, потому что все его внимание было приковано к хрупкой фигурке, дрожавшей от холода в тонкой блузке, прилипшей к телу, и узкой юбке, с которой ручьем стекала вода.
        Девушка стояла спиной к нему, судорожно вцепившись в ржавую сетку, натянутую вдоль бетонного ограждения. И стояла она С ТОЙ стороны!
        Худенькие плечи, узкая спина - ему сначала показалось, что это подросток. Но одежда классического кроя выдавала в ней офисного работника.
        Еще не видя ее лица, он уже почувствовал ее запах, и этот запах ударил по ему, будто адская смесь афродизиаков и стимуляторов. Тело моментально отозвалось: каждая мышца напряглась, каждый нерв натянулся, будто струна. Горячее звериное возбуждение затопило его, огненной волной стекло вниз, и черные джинсы моментально стали узки в паху.
        Этого не могло быть, просто потому, что не могло быть! Но это было - и оставалось только принять неизбежное: здесь, в чужом государстве, в маленьком заштатном городишке он встретил ее.
        Нет, не так: Ее! Свою истинную пару и свою погибель.
        И, кажется, глупая девчонка собиралась покончить с собой!
        Впервые в жизни он испугался, причем настолько сильно, что едва сдержал инстинктивный оборот. Он - альфа одной из самых сильных стай, едва не обернулся, как какой-то щенок! Это его разозлило.
        - Если ты решила закончить свои дни под колесами локомотива, тебе придется набраться терпения и ждать до утра,- произнес он, пытаясь за злым сарказмом скрыть свое состояние.- Хотя, можешь спрыгнуть и так. Умереть - не умрешь, но ноги поломаешь. А может и спину. Тогда не только ты будешь себя жалеть, но и все остальные.
        Гнев на незнакомку был настолько силен, что даже возбуждение схлынуло, оставив небольшую тянущую боль в области паха. Анджей оценил свои возможности. Конечно же, он легко мог разорвать эту сетку голыми руками и вытащить девчонку, но ему строго-настрого было запрещено раскрывать свою сущность.
        Да и девушку пугать не хотелось, она и так тряслась, как заячий хвост. Смотрела на него с тихим ужасом и, как будто, не понимала, чего он от нее хочет.
        Пришлось лезть за ней и использовать свою звериную координацию и силу. Понятное дело, что простой человек, даже ловкий паркурщик, не смог бы совершить подобный кульбит без риска сорваться с ненадежной опоры, но Анджей надеялся, что девушка была слишком испугана, чтобы соображать.
        Хотя, теперь они связаны навеки. Как бы он не таился, ей все равно придется узнать. Да и зверь внутри него заворочался снова: аромат желанного женского тела дразнил его, будто запах крови голодного хищника. Теперь, когда девушка была в безопасности, возбуждение вернулось с новой силой. Внутренний волк скалил зубы, требуя, не мешкая, пометить свою самку, но человеческий разум понимал, что это невозможно: не здесь, не так, не сейчас.
        Против инстинктов невозможно бороться. Еще чуть-чуть, и зверь возьмет верх. Пока еще человек способен мыслить, нужно принять решение.
        В эту минуту дорога была абсолютно пуста. Никто не видел, как высокий, мощный мужчина встряхнулся, будто дикий зверь, открыл дверцу черного джипа и нырнул в теплый салон.
        ***
        Мерное, едва слышное гудение ворвалось в мой сон. Еще не открыв глаза, я поняла, что нахожусь в движущейся машине. Воспоминания о последних событиях нахлынули холодной волной, а вместе с ними вернулся и страх.
        Резкий поворот, визг тормозов.
        Водитель свернул на обочину, заглушил мотор и тихо выругался сквозь зубы на знакомом, но непонятном языке, кажется, польском.
        Я испуганно распахнула глаза. Взгляд уперся в бежевый потолок салона, затем, более осмысленно, скользнул влево и остановился на темноволосом затылке, видневшемся над спинкой водительского сиденья.
        Мужчина сидел неподвижно, странно сгорбившись, и молчал. По моей спине пробежала холодная поземка инстинктивного страха, поднимая дыбом все волоски. Незнакомец ударил по приборной доске, выругался еще раз и вдруг обернулся.
        Я вздрогнула: он был почти голый! Без рубашки! По смуглой, гладкой коже груди змеилась черная вязь татуировки, убегавшая за широкий ремень джинсов. Литые мускулы поигрывали в голубоватом свете приборной панели. Я, словно под гипнозом, уставилась на кулон в виде клыка, который висел у него на шее, и почувствовала, как на лбу выступает холодный пот.
        - Если ты будешь так трястись от страха, нам придется ночевать на дороге,- заявил незнакомец, глядя, почему-то, на мою грудь.
        Я опустила глаза и ахнула: плед, которым меня так любезно укрыли, сполз в район талии, тонкая влажная ткань блузки натянулась, обрисовывая кружево бюстгальтера и затвердевшие горошины сосков. Я судорожно натянула плед на плечи и стянула его под шеей. Мужчина наблюдал за мной со странным и пугающим выражением на лице. У него даже глаза, кажется, заблестели от расширившихся зрачков. В голове мелькнула мысль: "Наркоман? Маньяк?"
        Хотя, надо признать, довольно симпатичный маньяк, жгучий брюнет с трехдневной щетиной. Черты лица правильные, но немного резковаты: прямой нос, квадратный подбородок с ямочкой, чуть прищуренные глаза, окаймленные пушистыми ресницами, и чувственный рот, сжатый сейчас в узкую полоску. Про такие лица говорят, что они породистые, но особенно поразил цвет глаз: они были светло-карие, почти жёлтые, будто янтарь. Я никогда не встречала людей с такими глазами.
        - Насмотрелась?- буркнул незнакомец недовольным тоном.- Ты тоже ничего, когда перестаешь трястись от страха.
        Я словно очнулась.
        Боже мой! Сижу в чужой машине, неизвестно где, неизвестно с кем! И вместо того, чтобы узнать, куда меня завезли, любуюсь собственным похитителем... Или спасителем?
        Я неуверенно посмотрела на него еще раз. Мужчина прищурился, будто ждал от меня какой-нибудь гадости.
        - Ээээ...- начала я, с трудом подбирая слова,- большое вам спасибо... Не подскажете, где мы сейчас?
        - Где-то под Хмельницким,- он белозубо улыбнулся.
        - Что?!- я рванулась к дверце, подергала ручку и с остервенением заколотила по тонированному стеклу: - Выпустите меня отсюда! Куда вы меня завезли! Мне домой надо!
        - Успокойся,- рыкнул на меня незнакомец, и от раскатистых низких ноток в его голосе мне стало не по себе.- Теперь я буду решать, куда тебе надо.
        Я громко сглотнула и уставилась на него во все глаза.
        - Что происходит?- выдавила я из себя.- Зачем вы везете меня с собой?
        Мужчина чуть подался в мою сторону и сделал глубокий вдох. Мне на секунду показалось, что он пытался втянуть мой запах. Эта мысль почему-то настолько взволновала меня, что я невольно вжалась в угол, стискивая на груди плед.
        - Почему ты меня боишься?- произнес он с таким искренним недоумением, что у меня даже рот открылся от возмущения.- Я же ничего плохого тебе не сделал, наоборот, спас тебя от глупой ошибки. Кстати, ты действительно хотела покончить с собой?
        - Это не ваше дело!- буркнула я, сверля его подозрительным взглядом.- Говорите, что вам надо и дайте мне телефон. Мне срочно нужно позвонить.
        - О, так ты уже не боишься?- этот ненормальный сложил руки на спинке кресла, уложил на них подбородок и с видимым удовольствием начал рассматривать мое лицо.- Да, такой ты мне больше нравишься. А телефон я тебе не дам, у меня его нет.
        - Как нет?- Я растерялась. Такая крутая тачка, а мобилки нет? Этого просто не может быть!- Вы врете!- заявила, возмущенно поджав губы.- Не хотите - не надо, просто дайте мне выйти. Мне нужно домой!
        - И как ты собираешься возвращаться?- в янтарных глазах мелькнул насмешливый огонек.- Мы в чистом поле, до ближайшего жилья десять километров, а на улице ночь... И к тому же, ты там просто замерзнешь, или забыла, какая погода?
        - Все равно,- упрямо заявила я,- высадите в ближайшем селе - и дело с концом! Какого хрена вы вообще меня увезли?!
        Незнакомец мгновенно поменялся в лице. Прежняя добродушная насмешливость неожиданно испарилась, уступая место мрачной решимости. Он резко подался вперед, почти нависая надо мной так, что его обнаженная грудь оказалась прямо перед моим носом, и я услышала над своей головой низкий рык, от которого у меня душа ушла в пятки:
        - Не стоит так выражаться в моем присутствии, девочка, или мне придется вымыть твой сладкий ротик с мылом!
        Он был так близко, что его дыхание овевало волосы на моей макушке. Я замерла, как кролик перед удавом, взгляд уперся в дурацкий кулон, оказавшийся прямо перед моими глазами, а в голове осталась только одна мысль: это похищение!
        - Зачем?- выдавила я из себя.- Зачем вы меня похитили? Вам никто не заплатит выкуп...
        Он хрипло рассмеялся, откинув назад голову, и я увидела, как задвигалась вместе с мышцами его странная татуировка, похожая на стилизованный кельтский узор.
        - Зачем мне выкуп?- сказал он, сквозь смех.- Мне не нужны деньги.
        Это не был смех маньяка, наоборот, у меня возникла твердая уверенность в том, что этот тип точно знает, чего он хочет и просчитывает каждый шаг.
        - Тогда... чего вы хотите,- шепнула я, уже зная ответ.
        - Тебя,- просто ответил похититель,- мне нужна именно ты.
        ***
        Анджей разглядывал ее с придирчивым вниманием, отмечая каждую черточку, каждый недостаток. Все-таки не каждый день один из сильнейших лугару Европейского альянса узнает, что теперь навеки связан со слабой человечкой!
        Очень худенькая, даже щуплая, по сравнению с женщинами его расы, но грудь довольно аппетитная, особенно в этой полупрозрачной блузке. Мужчина с трудом сдержался, чтобы не облизнуться и не испугать девушку еще больше. Волосы иссиня-черные, с синеватым отливом, от них резко воняло химией - краска. Ну ничего, он заставит ее смыть эту гадость, как только появится возможность.
        Личико очень юное и живое, на нем, как на экране, отражаются все ее мысли и эмоции. Большие голубые глаза, тонкий профиль, пухлый, чувственный рот...
        Он почувствовал, как его плоть отозвалась на нескромные мысли, наливаясь кровью. Внутренний волк предвкушающе встрепенулся, обнажая зубы в довольном оскале. Он не чувствовал рядом с собой волчицы, но ее отсутствие его абсолютно не беспокоило, наоборот, все его звериные мысли занимала эта хрупкая человечка. Ему хотелось обернуться, положить голову ей на колени и заурчать, требуя прикосновений...
        Но стоит признать, девчонка довольно симпатична, особенно, когда злится, а вот страх ей совсем не идет. Анджей с удивлением обнаружил, что если раньше кисло-сладкий аромат ужаса подстегивал его охотничьи инстинкты, то теперь, наоборот, от испуга этой девочки стало как-то не по себе. Впервые в жизни мужчина испытал такое чувство, как неловкость. Следовало срочно перевести ее мысли в более приятное русло. Что там женщины любят?
        К сожалению, Анджей и понятия не имел о предпочтениях человеческих женщин - как-то не приходилось общаться с ними так близко. Да и вообще, лугару слишком редко вступали в контакт с людьми без особой причины. В основном, поддерживали деловые отношения с несколькими партнерами по бизнесу, которые даже не представляли, с кем имеют дело.
        Причина такой изоляции таилась не только в желании сохранить в секрете свое существование, была еще одна проблема: молодые лугару слишком остро реагировали на человеческий запах, особенно на аромат возбуждения и страха. Долго находиться в человеческом облике и не выдать себя могли лишь единицы, отметившие трехсотлетний рубеж - таких на всю Европу оставалось не больше двадцати, остальные давно уже перебрались в те места, где случайная встреча с человеком сводилась к минимуму, в основном, на частные острова.
        Анджей пока не мог позволить себе такой роскоши. Несколько лет назад его клан подвергся жестокому нападению. Кто, как и откуда узнал о том, что в небольшом котеджном поселке Малгожата проживают не простые люди? Имя предателя осталось за семью печатями, а вот поселок и большая часть его жителей пострадали при пожаре, который тоже не был случайностью. Кто-то тайно проник в ночи на огороженную территорию, перебил охрану и подпалил сразу несколько домов с разных концов поселка. Причем, сделано это было настолько профессионально, что даже опытные лугару с их звериным слухом и чутьем ничего не заметили, пока не стало слишком поздно.
        Анджей до сих пор не мог спать по ночам из-за кошмаров. Ему снилось ревущее пламя, звон битых стекол, лопающих от запредельных температур, крики детей, которых выбрасывали прямо в окна, в надежде спасти из пылающих домов... и трупы... трупы... трупы - обгорелые, обугленные, утратившие человеческий облик. Некоторые так и погибли, не успев завершить оборот, другие - в своей второй ипостаси. Таких пришлось хоронить тайно, пока не явились местные власти.
        История с пожаром в частном поселке получила широкую огласку. Только очень большие деньги и связи позволили оставшимся в живых замять эту историю. Никто не хотел впутывать сюда еще и людей, лугару начали собственное расследование, но неведомый враг слишком хорошо затаился.
        И вот теперь, спустя три года, Анджей получил анонимное письмо, в котором говорилось, что в поджоге замешан его старший брат Милош.
        Именно Милош должен был стать альфой и по крови, и по праву рождения, но если бы это произошло, Малгожату ждал бы упадок. Жестокий, беспринципный, не скрывающий склонности к садизму и разврату, он слишком часто бывал среди людей, перенимая их пороки и дурные привычки. А потом и вовсе ввязался в финансовую аферу: заложил имущество стаи и едва все не потерял. Точнее, потерял, потому что его партнеры просто сбежали, предварительно переведя огромные суммы на оффшорные счета где-то в Карибском море.
        И именно тогда стая вспомнила древний обычай, по которому любой мог бросить вызов действующему альфе и занять на его место. Претендент был только один - младший брат, и Анджей понял, что не смеет отказать тем, кто склонил перед ним головы.
        Он победил Милоша в честном бою, при свидетелях, но этого оказалось мало. Бывший альфа ушел, затаив злобу, а спустя несколько лет начал мстить.
        И вот теперь Анджей держал в руках неоспоримые доказательства его вины и жаждал только одного - привлечь виновных к ответу. Потому что невинно погибшие в том пожаре требовали справедливого возмездия. И Анджей знал, призраки не уйдут, пока его совесть не будет спокойна.
        Оставив все дела на своего бету, он отправился в эту рискованную поездку в центр Украины, даже не зная, а не ловушка ли это. Последние дни в клане он ощущал за собой слежку, но так и не смог вычислить наблюдателя. Хотя, сам факт сделал его предельно осторожным.
        И вот теперь он вынужден терять драгоценное время, договариваясь с внутренним зверем, вместо того, чтобы просто пометить свою самку. Если бы она была его расы, то сама бы уже обо всем догадалась: внутренняя волчица желала бы соединения со своей истинной парой так же неистово, как и его собственный волк. Его разозлила грубая фраза, сорвавшаяся в запале с ее нежных губок, которые он мысленно уже попробовал на вкус, а вот нелепая попытка предложить деньги - насмешила. Этого добра у него навалом. Нет, волк свою пару не отпустит, есть слишком много причин "за" и ни одной "против"... что ж, придется девочке смириться...
        ***
        Я была в тихом ужасе. Кто он такой, что ему нужно? Зачем он забрал меня с собой?
        И тут же возникла еще одна мысль: родители! Боже мой! Да у мамы инфаркт будет, если я сегодня не отзвонюсь!
        Моя мать гипертоник, всего неделя, как ее из больницы выписали. Я была настоящей дурой и эгоисткой, когда решила прыгнуть с моста, даже состояние аффекта не извиняет моих действий. Но теперь-то я в своем уме и не могу позволить, чтобы этот странный тип указывал мне, что делать!
        - Вы не имеете права удерживать меня силой!- заявила я, стараясь придать голосу как можно больше убедительности.
        - И кто же мне запретит?- хмыкнул он.
        - Вы сумасшедший? Маньяк? Террорист?- я участливо перечислила все возможные диагнозы.
        Он снова расхохотался, и я невольно залюбовалась его лицом, которое в эту минуту стало удивительно юным, даже каким-то мальчишеским. Янтарные глаза сверкали, как два драгоценных камня, белозубая улыбка ослепляла своим блеском и во всем его облике обнаружилось столько шарма, что я даже растерялась.
        - Неужели я так плохо выгляжу?- спросил он сквозь смех.
        - Н-нет,- растерялась я.- Тогда зачем я вам? Отпустите, меня дома ждут...
        Он резко оборвал смех и абсолютно серьезно глянул на меня.
        - Кто тебя ждет? Мужчина? Я чувствую на тебе только один запах. Ты с ним живешь?
        Мне показалось, что в его голосе мелькнули ревнивые нотки, но ведь это же невозможно! С какой стати незнакомый мужчина будет ревновать меня, да еще к кому - к моему несуществующему мужу! Теперь уже несуществующему.
        - Какая вам разница, кто меня ждет,- огрызнулась я.
        Воспоминания об отвратительной сцене в спальне накатили холодной волной. Перед глазами так и стояла голая, теперь уже бывшая, подруга, скачущая на, теперь уже бывшем, моем женихе. Сердце сжалось от обиды и боли, чем же я это заслужила?
        На глаза навернулись непрошенные слезы. Я нагнула голову, делая вид, что поправляю пуговку на груди, и украдкой вытерла глаза. Еще не хватало расплакаться перед этим странным типом! И так не ясно, чего от него ждать.
        - Что случилось?- Голос мужчины прозвучал неожиданно близко и очень озабоченно, будто его и в самом деле беспокоило, что со мной.- Это твой мужчина обидел тебя? Из-за него ты хотела покончить с собой?
        - Какое вам дело,- пробубнила я себе под нос, подняла голову и оказалась с этим странным типом лицом к лицу, так близко, что его удивительные глаза заслонили весь свет, а наше дыхание смешалось.
        Я замерла, словно кролик перед удавом. Странное, какое-то болезненное возбуждение зародилось в глубине моего тела и разлилось по венам сладкой, тягучей волной. По спине пробежали мурашки, дыхание перехватило, казалось, еще чуть-чуть - и наши губы соприкоснутся в поцелуе...
        Его глаза смотрели на меня открыто и испытывающе. Он несколько секунд молча изучал мое лицо, точно что-то искал, и его взгляд буквально заворожил меня, лишая воли. Я почувствовала необыкновенную слабость во всем теле. В голове мелькнула шальная мысль: всего одно случайное движение - и я окажусь прижатой к его груди!
        Он чуть подался вперед, наши губы встретились всего на сотую долю секунды, а в следующий миг он втянул носом мой запах, резко отпрянул и шумно задышал, будто только что бежал стометровку.
        Не успела я и слова сказать, как он распахнул водительскую дверцу и вылетел в ночь, прямо так, как был - полуголый!
        Дверца с тихим щелчком захлопнулась. Я тут же перегнулась через переднее кресло и попыталась открыть замок. Чертова машина! Она была заперта насмерть!
        Выругавшись сквозь зубы, я откинулась на спинку сиденья и принялась размышлять. Итак, грубой силой мне с ним не справиться, придется хитрить. Но как? Давить на жалость? Рассказать про больную мать - авось проникнется. А если нет? Что если он действительно маньяк, и слезы жертвы его возбуждают? Не узнаю, пока не проверю опытным путем.
        Я огляделась. Машина стояла с выключенными фарами, на улице темнота, ничего не видно, но водитель не мог отойти далеко, значит, притаился где-то рядом. Какой смысл сидеть и ждать, пока этот маньяк начнет меня домогаться? Еще неизвестно, с какой целью он увез меня с собой!
        Я начала потихоньку осматривать салон, надеясь найти хоть что-то, что подойдет в качестве защиты. За спинкой заднего сиденья обнаружились какие-то вещи: влажная кожаная куртка, несколько смотанных в клубок футболок и фирменный блейзер черного цвета. Я хмыкнула: судя по всему, этот парень еще тот неряха, хоть и при деньгах.
        Но сейчас меня интересовало не это. Быстро обыскав куртку, я с радостным возгласом выудила из внутреннего кармана мобилку. Так, сеть есть, заряд тоже, на счету астрономическая сумма... Ничего себе, некоторые телефон пополняют! Моя зарплата за полгода!
        Лихорадочно набирая знакомый номер, я совсем забыла о маньяке, который ошивался где-то поблизости. Поднесла трубку к уху, нетерпеливо постукивая пальцами по дверце, замерла, услышав первый гудок.
        Ну же! Ну! Катька, возьми трубку!
        Я решила, что безопаснее всего звонить сестре. Родителей пугать я не собиралась, а Игорю или Сашке не позвоню теперь и под страхом смертной казни. У меня в душе остался такой горький осадок после их предательства, что мне хотелось только одного: больше никогда ничего не слышать о них. Но я понимала, это невозможно. Мне придется вернуться в ту квартиру, хотя бы за вещами. А потом появилась еще одна мстительная мысль: а квартира-то на нас двоих записана! И как распорядиться своей половиной я обязательно придумаю!
        Я больше не чувствовала себя жалкой и никчемной, наоборот, во мне неотвратимо зарождалась жажда мести.
        - Алло!- радостно заорала я в трубку, услышав знакомый голос.
        - Да, а кто это?- сестра меня не узнала.
        - Кать!..- больше я ничего сказать не успела: пикнул автоматический замок, дверь рывком распахнулась и в машину ворвался настоящий ураган! С каким-то звериным рычанием, незнакомец буквально вырвал телефон из моих рук, с размаха швырнул им об асфальт, и тот с жалобным треском разлетелся на запчасти. Тяжело дыша, этот псих наступил на остатки, превращая чудо техники в кучку пластмассы. Затем, схватил меня за плечи и так тряхнул, что я едва не прикусила себе язык.
        - Я же сказал, никуда не звонить!- прорычал он мне в лицо с такой яростью, что мне стало по-настоящему страшно.
        Но врожденное упрямство не давало спасовать.
        - Нет!- пискнула я.- Ты сказал, что у тебя нет телефона! Ты меня обманул! Неужели ты думал, что я буду спокойно сидеть и ждать, пока меня завезут подальше в лес и прикопают?!
        Он неожиданно выпустил меня и, нахмурившись, потер лоб.
        - Что ты сказала?
        - Ты меня обманул,- неуверенно повторила я.- Сказал, что мобилки нет...
        - Так у меня и нет,- хмыкнул он,- это не моя. Одолжил. И почему ты решила, что я собираюсь как-то навредить тебе?
        - Слушай,- я решила давить на жалость и сделала несчастные глаза,- у меня дома мама больная, отец, сестренка... Ну зачем я тебе? Отпусти, ты же, вроде, неплохой парень, при деньгах. Снимешь себе девочку, какую захочешь...
        Черные брови парня изумленно взлетели вверх.
        - Так ты решила, что я...- он грубо выругался и отвернулся.
        Я услышала, как повернулся ключ в замке зажигания, и поняла, что выпускать меня никто не собирается.
        - Часа через два будем в Хмельницком, там родителям и позвонишь,- бросил он хмуро,- и советую не пытаться бежать. Иначе мне придется наказать тебя.
        Меня охватила такая злость, что я не выдержала и треснула его по затылку. Кисть тут же заломило. Парень медленно повернулся, осмотрел меня с ног до головы и спокойно спросил:
        - Все? Пар выпустила? Сейчас доедем до жилья и там спокойно поговорим.
        ***
        Ехали мы в полном молчании, вернее, этот псих включил магнитолу и с довольным видом мурлыкал себе под нос "It's my life", а я, надувшись, как мышь на крупу, сверлила взглядом его затылок. Мне хотелось прожечь в нем дырку и вытряхнуть все мозги, но где-то в глубине души я понимала, что мое поведение мало напоминает жертву похищения. Не было ни паники, ни страха, только раздражение и злость. Я беспокоилась за родителей, за сестру, с глухой обидой вспоминала Игоря и предательницу Сашку. Копалась в себе, пытаясь понять, что я сделала не так? Почему мужчина, с которым я бок о бок прожила столько времени, предал меня перед самой свадьбой? А если нет? Если это продолжалось у них долгое время, а я, дура, ничего не замечала?
        От запоздавшей ярости мои пальцы так сжались в кулаки, что ногти впились в ладони, причиняя боль. Надо было не мне уходить из дома, а этих голубков выкинуть! Сейчас бы сидела у себя на кухне и пила чай с пирожными, а не ехала в машине с полуголым психом.
        - Когда ты так шипишь, то похожа на кошку,- заявил парень, разглядывая мое побагровевшее лицо в зеркало заднего вида.
        Я отвернулась.
        - Не хочешь разговаривать,- понятливо кивнул он,- я тебя понимаю. Но и ты меня пойми. Я очень спешу, возникли кой-какие проблемы. Оставаться и ухаживать за тобой у меня нет времени, а пока я закончу свои дела, то ты уже и замуж выскочишь. У вас это быстро.
        - А с чего ты решил, что я еще не замужем,- огрызнулась я.
        - У тебя кольца нет, хотя ты вся провоняла мужиком. Причем, я чувствую на тебе только один запах. Ты с ним живешь? Давно?
        Я сузила глаза и демонстративно уставилась на темное окно, за которым еле-еле можно было различить мелькавшие деревья. Отвечать на такие вопросы я не собиралась.
        - Хм... Значит, я угадал. Это ты из-за него хотела с моста прыгнуть? Почему? Он тебя обидел?
        Я продолжала его игнорировать, хотя в душе уже закипала злость. Что он себе позволяет? Кто дал ему право устраивать мне допрос?!
        - Что он сделал?- ворвался в мои размышления голос парня.- Не бил, это точно, я бы заметил. Но сильно обидел, иначе ты не совершила бы такую глупость... Он тебе изменил?
        И тут я сорвалась. Да сколько ж можно резать по живому? Неужели не ясно, что мне неприятна эта тема?
        - Тебе-то что?- заорала я.- Какого хрена ты задаешь эти долбаные вопросы?! Твое дело крутить баранку и за дорогой следить! А мою личную жизнь оставь в покое!
        Он резко вывернул руль и нажал на тормоза, да так, что раздался оглушительный визг, машину занесло, а меня хорошенько приложило об дверцу. Я взвыла, потирая ушибленный локоть, но все только начиналось.
        Этот псих вылетел из машины, как ошпаренный, распахнул заднюю дверцу и буквально выволок меня наружу. Я не успела возмутиться, как он обхватил меня за талию, поднял в воздух и распластал на капоте, прижимая своим телом. Его руки удерживали мои за запястья, прижимая их к лобовому стеклу, его обнаженная грудь давила на мою, а перекошенное яростью лицо оказалось так близко, что я завизжала во всю мощь своих легких и начала бешено вырываться.
        Но это было все равно, что пытаться сдвинуть гору.
        Он будто ненароком потерся об меня, задевая соски, затвердевшие на холоде. Я была в мокрой блузке, он - полуголый, но при этом я ощущала только жар его тела, а еще странное, тягучее возбуждение, которое начало концентрироваться внизу живота.
        Я громко сглотнула, глядя в его потемневшие глаза. Огромный зрачок поглотил радужку, придавая парню сходство с героями аниме. Сильные руки обхватили мои бедра, дернули вниз. Мой загадочный похититель уверенным движением развел мои ноги и вклинился между ними. Я вспыхнула от негодования, ощутив твердую мужскую плоть, упиравшуюся прямо в мое лоно.
        - Правило первое,- выдохнул он, склоняясь к моим губам,- ты больше никогда не используешь свой корявый лексикон ни при мне, ни в мое отсутствие. Мать моих детей должна быть идеальна во всем!
        - Псих!- пискнула я, уворачиваясь.
        Его бедра недвусмысленно толкнулись вперед, руки припечатали мои плечи к капоту. Он навалился всем весом, не давая мне шевельнуться, и бесстрастно произнес:
        - Повтори, что я сказал.
        - Нет!
        Он чуть сдвинулся, позволяя мне вдохнуть. Его рука нырнула за ворот моей блузки, безошибочно находя способ добраться до груди. Похоже, бюстгальтер не был для него проблемой.
        Я почувствовала, как мужские пальцы обхватили твердую вершинку, легонько сдавили и потянули, а потом начали поглаживать дразнящими движениями. Я заелозила, пытаясь вырваться, прерывисто задышала и вцепилась в его руку. Что со мной происходит, черт возьми! Он практически насилует меня, а я возбуждаюсь, как течная сучка!
        Его плоть упиралась мне в промежность, надавливая на какую-то точку, от которой по всему телу расходились горячие волны. Одна рука удерживала за плечи, другая - нахально ласкала грудь. Он снова склонился к моему лицу, втягивая исходящий от меня запах, и я почувствовала, как его полуоткрытые губы коснулись меня за ушком, а потом горячий, влажный язык скользнул вниз по шее.
        Я выгнулась и застонала.
        - Вот так, моя девочка,- пробормотал он, куда-то мне в ключицу,- будь умницей. Повтори, что я сказал.
        - Нет!
        - Маленькая упрямица! Придется тебя наказать...
        Его рука рванула блузку, обнажая мое тело. Пуговицы с веселым стуком упрыгали прочь по ночному асфальту. Я увидела, как он резко нагнулся, и ощутила его язык и зубы на своей груди.
        Он не был ласков, он не желал доставить удовольствие. Наоборот, это можно было бы назвать жестким, если бы меня всю не колотило от внезапно нахлынувшего желания.
        Я уже не сопротивлялась. Он сделал со мной что-то такое, что я забыла, где и с кем нахожусь, не ощущала холодного осеннего воздуха и горячего металла под спиной, а чувствовала и видела лишь его одного... И желала. Это было ужасно!
        Я услышала низкий рык, когда мужские губы сомкнулись вокруг моего соска, а горячий язык начал с ним играть, и выгнулась навстречу, издав мучительный стон.
        Уже не помню, как он задрал мою юбку и разорвал трусики, очнулась лишь когда он поставил мои ноги на капот и уткнулся лицом мне в промежность. Я дернулась, но он удержал меня на месте, и я всхлипнула, ощутив его язык там, где прежде меня так не касался ни один мужчина.
        Я услышала, как он зарычал, прямо в мои складочки, точно собака, у которой пытаются отнять кость. Мои руки рефлекторно впились ему в волосы, бедра подались вперед, а из горла вырвалось жалобное хныканье.
        То, что он творил своим языком, было просто невообразимо. Казалось, он знал все мои уязвимые места, и знал, что сейчас со мной происходит.
        Я дрожала от возбуждения, мне казалось, что весь жар из моего тела устремился вниз и сконцентрировался в том месте, которое сейчас изучал мой похититель. Уже не соображая, что делаю, я выгнулась под ним, и ответом мне был низкий утробный рык. Мужчина довольно заворчал, продолжая ласкать меня своим ртом. Я чувствовала на себе его язык, его губы и даже осторожные прикосновения зубов. Он смаковал мою плоть, словно сочный плод, а я стонала и извивалась под ним, чувствуя, как внутри закручивается тугая пружина.
        Когда его язык скользнул внутрь, меня сотрясла мелкая дрожь, а когда язык заменили пальцы, я захныкала в голос. Разум остался где-то в стороне, тело само отвечало, бедра двигались в заданном ритме. Я давно закрыла глаза и откинулась назад, упираясь руками в капот джипа. Даже если бы сейчас мимо нас пронеслась машина с криками и улюлюканьем, я бы вряд ли обратила на нее внимание. Я вообще ничего не замечала, кроме этого горячего рта между моих ног и твердых пальцев, стремительно ныряющих во влажную глубину.
        И когда моя внутренняя пружина лопнула, окатив меня вспышкой яркого удовольствия, я вцепилась ему в волосы, удерживая на месте, бедра рефлекторно сжались, и я закричала, не выдержав острых ощущений...
        Мое тело обмякло, стало слабым и безвольным, словно все кости растворились, а мышцы превратились в желе. Я медленно сползла вниз, пытаясь удержаться на подгибающихся ногах, но меня тут же подхватили.
        Мужчина прижал меня к своему твердому телу, я почувствовала, что он все еще возбужден, и словно очнулась. Ночной холод, о котором я забыла, заставил меня задрожать.
        - Мерзавец,- выдохнула я, пряча взгляд и поправляя юбку.
        Он наклонился к моему лицу, будто что-то выискивая в нем, и я отпрянула, увидев так близко его безумные глаза с расширенными зрачками.
        - Мне продолжить?- поинтересовался он с наглой ухмылкой и демонстративно облизнулся.- Ты очень вкусная, прямо как сладкий, сочный персик, детка!
        - Козззел!
        Ответом мне был самодовольный смешок. Парень запихнул меня на переднее сиденье, закутал в плед и сунул в руку увесистый термос литра на три. Затем, уселся сам и завел машину.
        - Там кофе,- кивнул он на термос,- с коньяком. Угощайся. И пристегнись.
        - Тебе надо, ты и пристегивай!- огрызнулась я, сверля термос ненавидящим взглядом. Вот гад! Сначала тр**нул меня своим языком, а теперь коньячку предлагает?!
        - Как хочешь.
        Он перегнулся через мои колени, будто нарочно, дыша мне в шею, и закрепил ремень безопасности, не забыв провести ладонью по моей груди. Я вздрогнула от терпкого мускусного запаха, исходившего он его кожи, и у меня внутри все сладко заныло. Перед глазами встал черный затылок, зарывшийся между моих бедер, и я почувствовала, как внизу все повлажнело.
        Этот псих втянул носом воздух, а потом с непробиваемым спокойствием заявил:
        - Через пятьдесят километров АЗС с отелем. Там и заночуем. Если хочешь, можем повторить,- и он игриво лизнул меня в шею.
        Я мрачно вытерлась и открыла термос. В нос ударил запах крепкого черного кофе.
        Что ж, заночуем, так заночуем. Вернее, спать будешь ты, а я искать способ вернуться домой. Надеюсь, мы будем не единственными постояльцами в этом отеле, и кто-нибудь сердобольный спасет девушку из рук маньяка, хотя...
        Не так-то просто забыть свой первый оргазм после стольких лет интимной жизни, но я решительно оборвала сладкие воспоминания. Твою мать! Да он только что отымел меня своим ртом прямо на капоте собственной машины! Посреди дороги! В собачий холод! А я вся теку, вспоминая об этом!
        Налив полную кружку ароматной жидкости, я залпом опрокинула ее в себя. Мой похититель не обращал на меня внимания. Включил музыку, насвистывал какой-то легкомысленный мотивчик, и смотрел на дорогу.
        Кофе с коньяком оказался убойной силой. Через десять минут меня начало клонить в сон, а еще через десять я окончательно вырубилась. Вот, а говорят, от кофе сон проходит!
        ***
        Анджей всегда подозревал, что человеческие женщины очень сильно отличаются от лугару, и не только внешне. Теперь он смог в этом убедиться, что называется, на собственной шкуре.
        Маленькая, хрупкая девушка, едва достающая ему до плеча, оказалась настоящей занозой! Ее умопомрачительный аромат сводил его с ума; от прикосновения к ее коже потряхивало, как от электрического разряда, а в паху невыносимо ныло, умоляя о разрядке. Анджей чувствовал себя вулканом, который вот-вот взорвется, и даже не представлял, на сколько у него хватит терпения выдерживать эту пытку.
        До сих пор он не встречал смешанные пары, хотя не раз слышал о таких. Ходили слухи, что тяга к человеческой женщине намного болезненнее, чем тяга к лугару. Ведь волчица сразу поймет, что к чему. Древний инстинкт проснется и в ней, стоит лишь учуять своего избранника. А как быть с человеком, который ни сном, ни духом не подозревает о том, что рядом с ним, бок о бок, живут такие странные существа - полулюди-полуволки? Как не испугать и объяснить, что нет смысла бежать и сопротивляться, ведь хищник, вышедший на охоту, все равно найдет свою цель.
        Он был опытным любовником и знал многих женщин своего племени, которые пошли бы на любой обман, лишь бы заполучить его в свою постель. Не заводя серьезных отношений, он просто брал то, что давали, и не испытывал ни малейшего сомнения, расставаясь с надоевшей игрушкой, как только она начинала его тяготить. Но с этой девушкой все было по-другому.
        Всю дорогу Анджей чувствовал на губах сладкий вкус ее тела, и он не давал ему расслабиться. Хотелось все бросить, схватить маленькую чертовку и просто перегнуть через сиденье, обнажая идеальную упругую попку. В мыслях он уже представлял, как поставит ее на колени, заставит выгнуть спинку и отдаться ему в этой позе, подтверждающей его право. Так отдавались волчицы, признавая его своим альфой. Но захочет ли человеческая женщина признать в нем доминанта? Люди так любят равноправие, которое кроме них никто не признает.
        Заметив, что девушка уснула, он вдруг с удивлением обнаружил, что не знает ее имени. "Какая ерунда, - подумал он, мысленно усмехаясь, - зато я знаю, какова она на вкус." И в паху вновь запульсировала, наливаясь кровью, возбужденная плоть.
        За десять километров до областного центра он свернул на ничем не примечательную грунтовую дорогу и примерно через полчаса затормозил возле небольшой частной СТО. Длинный ангар из серых шлакоблоков приветственно распахнул железные ворота, а над ними висела скромная вывеска "Шиномонтаж".
        Анджей взглянул на девушку. Она слегка посапывала во сне, лицо расслабилось и стало совсем детским, как у шестнадцатилетнего подростка. Он даже забеспокоился на минуту, а совершеннолетняя ли она? Но потом вспомнил, как она стонала и изгибалась под ним, и отбросил сомнения. Она его пара. И абсолютно не важно, сколько ей лет, какое у нее образование, социальный статус и прочая ерунда, которой так любят забивать свои головы люди.
        Он поправил сползший плед, прикрывая обнаженное плечико, и сделал себе мысленную пометку, достать ей одежду. Затем вышел из машины, бесшумно закрыл дверь и решительным шагом отправился в сторону ангара. Предстояла встреча со старым другом.
        ***
        - Кого я вижу! Анджей Лауш!
        - Здоров, брат.
        Борис Арсеньев - высокий мускулистый брюнет средних лет, одетый в потертые джинсы и клетчатую рубаху поверх черной футболки - отбросил в сторону тряпку, выпачканную соляркой, которой только что вытирал руки, и протянул гостю широкую ладонь. Мужчины обменялись крепким рукопожатием.
        - Какими судьбами?
        - Дело есть. Приютишь?
        Хмыкнув, хозяин ангара прошел к небольшой конторке, где над старым письменным столом висел железный ящик с облезшей краской. Открыл проржавевшую дверцу и бросил гостю ключ с латунным номерком.
        Анджей поймал, не глядя.
        - Надолго к нам?
        - Как получится.
        У выхода он оглянулся и, немного помолчав, добавил:
        - Я не один. Пусть парни близко не подходят, нервничаю.
        - Хорошенькая?- понимающе хмыкнул Арсеньев и получил в ответ странный немигающий взгляд, в котором читалась неприкрытая угроза.
        - Я же сказал, что нервничаю.
        - Да ладно, я пошутил. Есть будете? Маргоша сегодня таких булочек напекла, ммм!
        - Это дело. Загляну.
        Анджей засунул ключ в задний карман джинсов и быстрым шагом вернулся к машине. Девушка еще спала. Он аккуратно отвел с ее лица растрепавшиеся волосы, поднес к носу темную шелковистую прядь и втянул едва уловимый мускусный аромат. В голове слегка помутилось, перед глазами все поплыло, а внутренний волк довольно оскалился и зарычал, делая стойку, как хорошая сторожевая.
        Подхватив на руки драгоценную ношу, он ногой захлопнул дверцу джипа и направился по узкой аллейке, выложенной тротуарной плиткой. Фонари на солнечных батареях вспыхивали перед ним и гасли за его спиной, но даже это слабое освещение было ни к чему. Лугару прекрасно ориентировались даже в абсолютной темноте, в этом им помогал идеальный звериный нюх.
        Не сдержавшись, он коснулся девичьей щечки легким поцелуем и почувствовал, как бешено заколотилось сердце в груди. Пульс будто сорвался с цепи, тело бросило в жар, а по позвоночнику пробежала легкая дрожь, обычно предвещающая оборот. Он почувствовал, как в паху все заныло, наливаясь вожделением. Отвердевшая плоть пульсировала, желая вырваться из тесного плена узких джинсов, внутренний волк тоскливо подвывал, требуя сейчас же пометить эту хрупкую самочку, а перед внутренним взором мужчины мелькали возбуждающие картинки, на которых обнаженное девичье тело представало в самых разных позах.
        Анджей недовольно передернул плечами и усилием воли заставил свое либидо немного поутихнуть. Пугать девушку в его планы не входило, но и долго держать себя в руках он тоже вряд ли сможет. Инстинкт такая штука, что с ним не поспоришь, а уж если это основной инстинкт, то не стоит и пытаться.
        - Что же ты делаешь со мною,- пробормотал мужчина, лаская губами нежную скулу.
        Длинные черные ресницы дрогнули и распахнулись. Янтарные глаза лугару утонули в небесно-синих, которые смотрели на него с легким недоумением. Недоумение сменилось раздражением и девушка попыталась вырваться.
        Его руки инстинктивно сжались, прижимая ее к себе еще крепче.
        - Ты такая соблазнительная, когда спишь,- выдохнул он ей в ушко.
        ***
        Мне снилось, будто я плыву по волнам в маленькой лодке. Лежу прямо на дне, сжатая со всех сторон узкими бортами, а надо мной веет теплый ветерок, шевеля мои волосы. Сон был настолько умиротворяющим, что я невольно потянулась к этому теплу, за что была вознаграждена мягким поцелуем.
        Чьи-то теплые губы прижались к моему виску, скользнули вниз, лаская скулу, и легко коснулись уголка моего рта. Это была мимолетная ласка, похожая на прикосновение солнечного луча, но вот прерывистое дыхание, опалившее мою щеку, отдавало вполне земными страстями.
        Я пошевелилась и почувствовала, как губы незнакомца запечатлели на моей шее еще один поцелуй.
        - Ты такая соблазнительная, когда спишь,- мурлыкнул надо мной знакомый низкий голос.
        Я тут же встрепенулась, сбрасывая с себя оковы сна, и поняла, что мой похититель несет меня на руках, крепко прижимая к своему торсу. Слава богу, он догадался натянуть одну из тех футболок и куртку.
        Я огляделась.
        - Где мы?- голос оказался охрипшим, в горле неприятно покалывало.
        - Здесь небольшой частный отель при дороге. Тебе нравятся гуцульские мотивы?- он скользил по моему виску приоткрытыми губами, лаская кожу теплым дыханием, будто дразнил.
        - Может, ты меня уже пустишь?- проворчала я и попыталась вывернуться, но этот маньяк только крепче сжал свои руки.
        - Какая ты нетерпеливая. В номере отпущу или ты хочешь прогуляться босиком?
        Я поджала губы, понимая, что он абсолютно прав. Парень нес меня через темну аллею, освещаемую солнечными фонарями, которые вспыхивали при нашем приближении, но тут же гасли, стоило нам их пройти. Впереди, на залитой электрическим светом площадке, возвышался декоративный плетень со смешными глиняными горшками, надетыми прямо на столбики, а за ним темнели домики-номера. Сама же я была закутана в уже набивший оскому плед и вполне комфортно чувствовала себя на руках у незнакомца.
        Внезапное воспоминание о том, что он недавно вытворял со мной, заставило меня покраснеть до корней волос. Мать моя! Да я даже имени его не знаю, а позволила ему сделать со мной все, что он хотел, и не слишком сопротивлялась.
        - Ты очень мило краснеешь,- сообщил мне этот невозможный тип.- Вот и наш номер. Надеюсь, ты понимаешь, что сбегать от меня бессмысленно?
        Он внес меня на резное крылечко и открыл дверь домика ключом с жестяным номерком вместо брелка. А затем, двигаясь в абсолютной темноте, безошибочно обходя препятствия, добрался до дивана и усадил меня на него.
        Я была в шоке. Он что, видит в темноте? Или был здесь раньше?
        Вспыхнул свет. Яркая электрическая лампочка зажглась под ажурным абажуром, осветив однокомнатный номер придорожного отеля. Здесь все было сделано под натуральное дерево: стены, пол и даже потолок. Напротив окна с самыми настоящими фиранками стояла широченная двуспальная кровать, по обеим сторонам от нее - небольшие тумбочки с одинаковыми торшерами. Здесь же находился комод и шкаф с раздвижными дверцами, а ближе к дверям стоял угловой диванчик, на котором сидела я, и стол со стеклянной столешницей. На стене, прямо перед моими глазами, висел экран телевизора.
        - Что это за место?- нахмурилась я. Как-то не так я представляла себе придорожные гостиницы для дальнобойщиков.
        - Тебе не о чем беспокоиться,- этот гад присел на корточки рядом со мной и коснулся пальцем моих губ. Я инстинктивно отпрянула. Мужчина усмехнулся и встал.- Это место принадлежит одному моему хорошему знакомому. К нему часто приезжают гости.
        - Так это не отель?- я нахмурилась еще больше, чувствуя всю глубину той ж***, в которую попала.
        - Ну почему нет? Номера-то сдаются, правда,- он сделал паузу и внимательно взглянул на меня,- только избранным.
        - И что это значит?
        - Многие знания - многие печали,- уклонился он от ответа.- Есть хочешь?
        Я демонстративно поджала губы и отвернулась.
        - Ясно,- глубокомысленно произнес этот гад,- я выйду минут на двадцать. Здесь круглосуточная кухня.
        - Делай что хочешь,- процедила я сквозь зубы. Интересно, за двадцать минут я далеко смогу убежать? В одеяле и босиком?
        Мужчина рывком поднял меня на ноги и его губы накрыли мой рот, не давая мне опомниться. Только теперь его поцелуй был жестким и требовательным. Он слегка прикусил мою нижнюю губу, вынуждая меня разжать зубы, и горячий язык нагло вторгся в мой рот.
        Волна возбуждения была такой сильной и такой внезапной, что у меня подкосились ноги, и я с тихим стоном обвисла на руках похитителя. Неужели это и есть Стокгольмский синдром?
        - Попробуешь сбежать - накажу,- раздался над моей головой хриплый шепот.
        Мужчина усадил меня на диван, поправил плед на моих плечах и вышел, ни разу не обернувшись. Я затаила дыхание, ожидая, когда в замке повернется ключ, но этого не произошло.
        Дверь к свободе была открыта, но я медлила, сама не зная почему. Подошла к выходу, выглянула наружу, кутаясь в плед от осенней прохлады. На улице царила абсолютная темнота, я не видела дальше своей руки, и ни одного огонька в ближайших номерах. Неужели мы здесь одни?
        Продрогнув, я закрыла дверь и вернулась на диван. Он стоял как раз рядом с батареей, от которой шло приятное тепло. Мысль о бегстве стала казаться сумасшедшей. Ну куда я побегу среди ночи в неизвестном месте, да еще почти голая?
        Я с сомнением взглянула на свои босые ноги и прижала ступни к батарее. В горле першило. Похоже, променад под дождем не прошел для меня бесследно. И зря от ужина отказалась: желудок не обманешь, ему плевать на обстоятельства, он есть хочет. Но, может быть, мой похититель будет столь заботлив, что принесет мне хотя бы горячего чаю?
        ***
        Анджей обогнул ангар, в котором располагалась местная СТО. Позади массивного строения находился мощеный дворик с торговым павильончиком, шашлычной и небольшим баром, откуда шел запах свежевыпеченного хлеба и жареного мяса. За прилавком стояла знакомая полноватая блондинка - жена Бориса.
        - Андрий!- воскликнула она, переиначивая имя гостя на украинский манер.- Каким ветром в наших краях?
        - Попутным,- он приветливо улыбнулся старой знакомой и придирчиво осмотрел витрину.- Дай чего-нибудь пожевать.
        - Биточки? Котлеты по-киевски? Еще есть мясо по-французски ну и копчености всякие, только ты ж такое не любишь.
        - Давай всего понемногу, и что там женщины предпочитают? Сладкое, шоколад...
        Марго изумленно выгнула бровь.
        - О! Так ты с подружкой?
        - С женой.
        - Когда успел? Ты ж на той неделе звонил, говорил, что расстался с Анелькой, мол, надоела своими капризами.
        - Это не она.
        - Познакомишь?
        - На обратном пути заскочу. Сейчас времени нет, да и ей привыкнуть надо, что она теперь замужем.
        - В смысле?- нахмурилась Марго.- Давай уже выкладывай. Кого ты привез?
        Анджей задумчиво поскреб подбородок, решая, стоит ли посвящать приятельницу в свою личную жизнь. Делать этого не хотелось, но посоветоваться все равно больше не с кем.
        - Человек она,- он произнес это таким тоном, что женщина сразу поняла, любые увещевания останутся бесполезны. Если этот мужчина что-то решил, то так оно и будет. И спорить с ним бесполезно.- Я ее только сегодня встретил.
        - И что, она согласилась ехать с тобой?
        Марго знала только одну категорию девушек, которые с легкостью сядут в машину к незнакомому человеку и поедут с ним хоть на край света, правда ненадолго и за определенную плату. Неужели пара Анджея из "этих"?!
        - Нет, я ее не спрашивал. Посадил в машину - и все. Эта дурочка хотела покончить с собой, я успел в последний момент. Ты же понимаешь, что я не мог бросить ее в таком состоянии?
        - Выходит- медленно проговорила Марго,- что ты ее похитил?
        - Выходит, что так,- он без всякого смущения пожал плечами.
        - Анджей, я всегда подозревала, что ты псих! Да она на тебя заяву накатает в ближайшем отделении. Чем ты думал?
        - Вот только не надо меня учить. Сам разберусь. Лучше посоветуй, что ей купить.
        - А она хоть молоденькая?
        - Выглядит лет на двадцать, а паспорт не проверял.
        Марго покачала головой, быстро сложила в бумажный пакет несколько свежих ватрушек, "цезарь" в пластиковой упаковке, пачку масла, колбасу, сыр, батон и пару плиток молочного шоколада. Что любят женщины в общем, она не знала, но сама предпочитала именно такой набор. Во второй пакет пошли упаковки с мясными блюдами, которые всегда брал Анджей.
        - Еще горячее,- довольно принюхался мужчина.
        - В номерах есть микроволновки,- заметила Марго,- если остынет, разогреешь.
        ***
        Сидя в одиночестве, я сама не заметила, как начала перебирать в памяти последние события. И пошлую сцену в спальне, будто вырезанную из дешевого порнофильма, и мое дурацкое бегство, и глупую попытку суицида, при воспоминании о которой становилось стыдно... Я же не собиралась делать это всерьез - ведь так? Ни один мужчина в мире не стоит того, чтобы ради него прыгать на рельсы.
        Тут же мысли перешли на того, кто только что покинул номер. Стоило подумать о нем, как внизу живота все сладко заныло. Такое забытое чувство легкого возбуждения... Когда-то оно посещало меня лишь при мысли об Игоре, правда, очень быстро сошло на нет, стоило нам начать жить вместе. А этот незнакомец сотворил со мной нечто невообразимое всего одним прикосновением.
        До этого случая, отношения с Игорем были единственными в моей жизни, не считая неудачного опыта на заре студенческой жизни. Тогда все произошло глупо и пошло: лучшая подруга решила сделать мне подарок на восемнадцатилетие и притащила своего брата, недавно вернувшегося из армии. Брату хотелось быстрого и необременяющего секса, мне - прогулок под луной и прочей романтики. В результате, он получил свой секс, а я неимоверную боль и стыд, ну и луну в придачу, потому как все дело происходило на веранде моего дома.
        Потом мой неудавшийся кавалер как-то очень быстро сбежал, сославшись на срочные дела, а я не сильно настаивала, потому что продолжения абсолютно не хотелось. Правда, мы еще пару раз с ним пересеклись, но я упорно делала вид, что с ним незнакома.
        Следующие несколько лет я полностью отдалась учебе и игнорировала все попытки завести отношения, а потом встретила Игоря, и он покорил меня тем, что не пытался в первый же вечер запустить руки мне под юбку. С ним я чувствовала себя в безопасности, точно зная, что он не сделает ничего такого, чего бы я не хотела. Мы провстречались почти полгода, прежде чем от поцелуев и объятий перешли к основному блюду. И тут меня ждало разочарование: Игорь мне очень нравился, я испытывала к нему душевное тепло, но он, почему-то, абсолютно не привлекал меня, как любовник.
        Вспомнились его спокойные, размеренные ласки. С ним я не возбуждалась вообще. Любила его, это да, но в постели просто отрабатывала повинность. Всегда доступная, всегда согласная, ни в чем не отказывающая. Слава богу, фантазия моего жениха не выходила за рамки приличий, а я очень быстро научилась притворяться. Живут же как-то женщины без всяких оргазмов и прочих страстей? Главное, хороший человек рядом, семья, стабильность. Все это мог дать мне Игорь, а потому я закрыла глаза на один маленький нюанс. Кто знает, а вдруг у меня организм такой? За все время нашей совместной жизни я так и не получила никаких феерических оргазмов, несмотря на то, что первое время мой парень ой как старался, пытаясь что-то доказать и мне, и себе. Потом мне это надоело, и я научилась притворяться. Постель превратилась в настоящую пытку: хотелось, чтобы он быстрее кончил и оставил меня в покое. Думаю, это и стало причиной его измены. Только почему так - накануне свадьбы? Неужели нельзя было спокойно все обсудить? Мы же взрослые люди!
        Обида засела в глубине души темным комком. Сейчас я даже не знала, чего хочу больше: сделать Игорю так же больно, как и он мне, или вернуться к прежней нормальной жизни. Где-то на задворках сознания мелькнула дикая мысль: или остаться с этим парнем. Мелькнула - и пропала, быстро отброшенная испуганным рассудком.
        Я развернулась к батарее спиной, сжалась в комок и уставилась в одну точку. Так меня и нашел мой похититель.
        ***
        - Думаю, нам стоит познакомиться,- сказал этот сумасшедший, присаживаясь на диван рядом со мной.
        Он принес с собой два больших бумажных пакета, из которых тянуло умопомрачительным ароматом свежей выпечки и копченой колбасы. Я рефлекторно потянула носом и сглотнула голодную слюну. Есть хотелось так сильно, что желудок сжал болезненный спазм.
        - Меня зовут Анджей.
        Я хмыкнула. Можно подумать, мне не все равно, как тебя зовут. Хотя теперь понятно, что это у него за акцент. Наверняка польский.
        Моя рука нагло нырнула в пакет, но парень тут же ухватил ее за запястье и мягко удержал.
        - Нет,- покачал он головой,- сначала ты скажешь, как тебя зовут. А потом я тебя покормлю.
        Я одарила его взглядом, полным холодного презрения, и демонстративно повернулась спиной.
        Он приблизился ко мне почти вплотную и мягко выдохнул мне в шею:
        - Ну зачем же ты так? Я же знаю, что ты голодна. Назови свое имя - и я накормлю тебя.
        Теплые руки обвили мои плечи. Я вздрогнула и напряглась.
        - Тебе не все равно, как меня зовут?- выдала со всем сарказмом, на который только была способна.- Кажется, прежде это тебя не слишком волновало.
        Он вздохнул и руки убрал. Но тут же появился перед моим лицом, присел на корточки возле дивана и попытался поймать мой взгляд.
        Теперь наши глаза были почти на одном уровне, но мне казалось, будто я вижу перед собой хищного зверя, который лишь притворяется цивилизованным. В изгибе его мускулистой спины, в небрежном наклоне головы, в развороте широких плеч таилось что-то дикое и необузданное. Странные желтые глаза мерцали в свете электрической лампы, и мне показалось, что я вижу мелькающие в них алые искры.
        - Извини, я не сдержался. Надо было сразу расставить все акценты, но мне не хотелось делать это посреди дороги. Да и нужно было спешить.
        - А теперь уже не спешишь ?- съязвила я.
        - Нет,- спокойно ответил он,- до рассвета у нас есть время поговорить. Я хочу знать твое имя, иначе мне придется придумать его самому. Кстати, как тебе больше нравится, чтобы я тебя называл: Персик или Конфетка?
        От изумления я растеряла половину своего сарказма.
        - Ты же это не всерьез?
        - Обычно я не шучу,- заявил мужчина, невозмутимо глядя на меня.- Ну так как?
        Жестом фокусника он извлек из пакета блестящую от глазури ватрушку с аппетитной горкой сыра посередине и провел у себя перед носом, демонстративно принюхиваясь.
        - Мммм... божественный аромат...
        - Дай сюда!- нахмурившись, я протянула руку.
        - Ну уж нет. Сначала имя. Или мне называть тебя Конфеткой?- в его глазах запрыгали смешинки.
        Вот гад! Издевается!
        - Ладно,- я решила пойти на компромисс. От меня же не убудет, если я назову ему свое имя? Зато смогу спокойно поесть, а это мне сейчас просто необходимо, если я хочу иметь силы избавиться от этого типа. В конце концов он когда-нибудь уснет. Нет ничего проще, чем вытащить у него ключи от джипа и сбежать на его же собственной тачке. И плевать, что я за рулем раз в жизни сидела, главное - завести двигатель и педали не перепутать.- Меня зовут Ольга.
        - Очень резкое имя,- Анджей протянул руку и коснулся моей щеки, отводя упавшую прядь волос,- оно тебе не идет.
        Я скептично хмыкнула:
        - Будешь звать меня Конфеткой?
        - Нет, но мне больше нравится уменьшительно-ласкательный вариант: Лёля.
        - А мне нет,- я холодно отстранилась,- это похоже на собачью кличку и подходит тупорылым блонди с силиконовыми губами.
        Он приподнял одну бровь, разглядывая меня с таким интересом, будто я была неизвестным науке существом.
        - Мдаа,- протянул он с задумчивым видом,- у тебя с губами все в порядке и без силикона. Да и со всем остальным тоже,- добавил, окидывая меня откровенно раздевающим взглядом,- хотя не помешало бы мяса наростить.
        Я фыркнула и нахохлилась под своим пледом.
        - Не нравится - не ешь! - брякнула первое, что пришло на ум, потому что слова этого типа задели за живое.
        Ну разве я виновата, что все вокруг худеют, а мне одной поправляться надо?! Кости у меня тонкие, фигура мальчишеская. Грудь еле-еле до второго размера дотягивает, а талию вообще можно обхватить двумя ладонями. И это при том, что я постоянно жую пироженные и шоколадки.
        Врачи еще в детстве сказали, что у меня очень быстрый метаболизм и нехватка какого-то гормона, отвечающего за увеличение веса, я ведь, стыдно сказать, еще в институте без бюстика ходила - надевать было не на что. А вот за последние два года появились вполне пикантные формы, я немного округлилась, стала часто ловить на себе заинтересованные мужские взгляды. Это очень приятно для любой женщины, а уж для той, которой без паспорта в магазине пиво не дают - тем более.
        И вот теперь этот наглый поляк заявляет, что я недостаточно хороша? Так какого черта тащит меня с собой!
        - А ты горячая, малышка,- произнес он со смешком, наклоняясь ко мне. - Мне действительно всегда нравились женщины поупитанней, но ты заставила пересмотреть свои взгляды.
        Он был так близко, что я невольно напряглась, ожидая провокации. Что он сделает в следующую секунду - прижмется в поцелуе к моим губам или со смехом отстранится? Я никак не могла понять, чего же он от меня хочет и зачем я ему вообще.
        - Отпусти меня,- выдавила я из себя, избегая его завораживающего взгляда.
        - Ну куда же я тебя отпущу?- произнес он таким тоном, будто разговаривал с неразумным ребенком.- Ты моя.
        - В каком смысле?- меня охватил озноб.
        - В самом прямом.
        Я отвела взгляд и откашлялась, а потом участливо поинтересовалась:
        - Ты действительно не в себе? Знаешь, под какую статью попадают твои действия? Похищение человека и удержание его силой. Сколько там дают? Лет десять?
        Он иронично приподнял бровь.
        - И кого это я похитил, позволь спросить?
        - А я что, не считаюсь?
        - А разве я тебя похитил?
        - Нет, блин! На свидание пригласил!
        Его насмешливый тон так меня разозлил, что я лишь чудом не вцепилась ему в лицо.
        - Я не могу похитить собственную жену,- он одарил меня таким взглядом, что я невольно отпрянула.
        Боже! Да он действительно сумасшедший!
        - И когда это мы поженились?- с опаской спросила я.- Что-то не помню ничего подобного.
        - Завтра. Вернее, уже сегодня,- произнес он с такой непробиваемой уверенностью, что у меня внутри все похолодело от дурного предчувствия.- А начнем прямо сейчас.
        Я еще успела взвизгнуть и вскочить на диван, но сильные мужские руки мгновенно поймали меня за талию и подняли в воздух. Твердый рот накрыл мои губы, обрывая крик. Плед упал, оставляя меня практически голой: в мятой юбке и блузке без пуговиц. Я забилась, задрыгала ногами, пытаясь вырваться, заколотила кулаками по широкой спине, но мои удары не причиняли ему никакого вреда, скорее, это у меня начали болеть костяшки пальцев.
        Его поцелуй был настойчивым и уверенным, будто он клеймил меня прикосновением своих губ и языка. Теперь он не был нежным, наоборот, он словно брал свое, заявлял права, присваивал. Я чувствовала лихорадочный жар, исходящий от его тела, и твердую плоть, упершуюся мне в живот. Он чуть потерся об меня и издал странный звук, больше напоминающий скулеж дикого зверя, чем стон человека.
        Мое тело пронзила волна острого возбуждения, в то время как рассудок бился в истерике. Внизу все сжалось в сладкой истоме, я почувствовала, как между ног стало жарко и влажно, и в панике попыталась укусить насильника за губу. Ответом мне стало звериное рычание и горячий язык, нагло хозяйничающий в моем рту.
        Анджей раздвинул мои колени, подхватил меня под ягодицы и заставил обхватить его талию ногами. Я уперлась руками в его грудь, желая отстраниться, но он с легкостью сломил мое сопротивление. Придавил к стене своим телом, удерживая на весу, и начал покрывать обнаженную шею быстрыми мелкими поцелуями, больше похожими на укусы.
        - Я есть хочу! - заорала я, отталкивая его от себя.
        - Придется подождать,- прохрипел этот ублюдок, подцепляя зубами бретельку бюстгальтера.
        Я услышала, как жалобно треснула пластмассовая застежка, а в следующий момент алчущий мужской рот накрыл мой сосок.
        Меня словно прошила молния. Ударила прямо в позвоночник, заставляя выгнуться и застонать. Уже не понимая, что делаю, я запустила руки в роскошную мужскую шевелюру и прижала к себе его голову. Анджей вжал меня в стену, придерживая одной рукой, в то время как другая уже ползла вверх по бедру, задирая юбку на талию. Я почувствовала, как его затвердевшая плоть, стиснутая грубой тканью джинсов, прижалась к моему лону, царапая нежную кожу металлической застежкой. Мужские пальцы скользнули по внутренней стороне бедра, подбираясь к моему тайному местечку, а в следующий момент шершавая ладонь накрыла набухшие складочки.
        - O kurwa ja pierdole!- простонал он, когда его пальцы нырнули во влажную глубину.
        Я сама не поняла, когда успела так возбудиться, но мое либидо точно взбесилось. От терпкого запаха этого мужчины у меня буквально снесло крышу. Хотелось зарычать, впиться зубами в его крепкую загорелую шею, от которой так умопомрачительно пахло, опрокинуть его на пол, стащить эти дурацкие джинсы и почувствовать в себе его твердую плоть.
        Я словно сошла с ума, да и он вел себя как похотливый кобель при виде течной сучки. Мужской рот терзал мою грудь, влажный язык играл с чувствительной вершинкой, перекатывая и посасывая ее, точно леденец. Его движениям вторили пальцы, ласкавшие мое влажное лоно. Острые импульсы удовольствия растекались по всему телу горячими волнами, заставляя забыть обо всем на свете, кроме дикого возбуждения, захватившего меня с головой.
        Неожиданно, он оторвался от меня, заставляя издать неудовлетворенный стон. Я стояла на подгибающихся ногах, дрожащая от возбуждения, и зачарованно следила, как его рука метнулась к ширинке. Этот жест заставил меня вздрогнуть и придти в себя. Сквозь туман неестественной похоти, во мне возопил голос разума.
        - Что ты делаешь?- пискнула я, стягивая на груди остатки блузки.
        - Разве не ясно?- он дернул "молнию", высвобождая напряженный член с налитой кровью головкой, в центре которой блестела жемчужная капля.
        Я невольно вжалась в стену, ошарашено уставившись на это "орудие", больше напоминающее таран. Длинный, толстый, перевитый вздувшимися венами, он заставил меня усомниться в положительном исходе этой ситуации. Неужели такое может поместиться во мне? Да он же меня разорвет!
        Возбуждение быстро сходило на нет, зато его заменил страх, от которого моя кожа покрылась холодным потом. И в тот момент, когда мужчина вновь подхватил меня, разводя мои ноги, я не нашла ничего лучше, чем завизжать и начать брыкаться.
        - Любишь поиграть?- довольно ухмыльнулся он, стискивая меня еще сильнее.
        У меня в голове будто сирена заголосила: боже мой! Да меня сейчас банально изнасилуют! Ведь это уже не игра и не глупые эротические фантазии. Это реальность!
        Я не могла свести ноги, не могла вырваться. Но у меня еще оставались ногти и зубы - извечное женское оружие. Вжав меня в стену, он толкнулся бедрами вперед, толстая головка его члена раздвинула мои складочки, собираясь войти в лоно, и тут я вцепилась зубами в его ладонь, которая так неосмотрительно пыталась погладить меня по щеке.
        От неожиданности, Анджей отпрянул. Его лицо перекосило в диком оскале, а из глотки вырвался звериный рык, от которого меня кинуло в дрожь. Не долго думая, я толкнула мужчину ногой в живот, но его пальцы в мгновение ока сомкнулись на моей лодыжке, заставляя меня развернуться и упасть на руки. Тяжелое тело накрыло меня сверху.
        Он прижал меня к полу всем своим весом, но я успела сомкнуть ноги. Жалкий треск ткани - и я поняла, что моя юбка больше не существует.
        Этот гад уперся коленом мне в поясницу, схватил за запястья, выкручивая руки мне за спину, но так, словно не желал причинить боли, а делал это из необходимости. Я была совершенно обездвижена его телом и могла только дергаться, пока он связывал меня остатками юбки. Рывок за бедра - и вот я уже стою в самой откровенной позе, которую только могла себе представить, открытая его глазам и рукам... и не только им.
        Одной рукой он прижал мою голову к полу, в то время как другая по-хозяйски проникла в лоно. Крепкие мужские пальцы нагло хозяйничали там, играя с моей плотью, которая, вопреки моему отчаянию, истекала от желания. Между бедер все зудело от сумасшедшей похоти, игнорируя призывы рассудка. Инстинктивно, я прогнулась и застонала, оттопыривая попку, а в голове все буквально кричало: б**дь! Какого хрена я делаю?!
        - Мне нравится, что ты такая дикая!- прохрипел мужчина мне на ушко и резко дернул меня за волосы, заставляя вскинуть голову. Ударом колена он развел мои ноги, и в следующий момент его огромный член уже входил в меня, растягивая и наполняя.
        Я закричала.
        Он был слишком большим, а я - слишком тесная, хотя и текла так, как никогда в жизни. Мне казалось, что меня насаживают на толстый, раскаленный прут, но испытываемая боль приносила какое-то извращенное удовольствие. Он входил так медленно, что время словно застыло. Осталось лишь невообразимое желание почувствовать его внутри. Сжимая пальцами мои бедра, оставляя следы на кремовой коже, он удерживал меня в одном положении и продвигался маленькими толчками, точно желал свести с ума этой неизвестностью.
        Застонав сквозь стиснутые зубы, я невольно подалась назад, насаживаясь сама, желая прекратить эту невозможную чувственную пытку.
        - Не спеши,- он остановил меня, заставляя разочарованно захныкать.
        Затем поднял, ставя на колени, и его горячий рот прижался к моей шее, вызывая сладкие спазмы внизу живота.
        Одна рука ласкала мою грудь, пощипывала соски, вторая скользнула к моему лону, безошибочно находя средоточие моего желания, а влажный язык исследовал нежную впадинку горла, изгиб плеча, оставляя чувственный след. Меня уже не нужно было держать, я сама прижималась к нему, изнывая от желания, мечтая, чтобы он взял меня. Здесь и сейчас. Тяжелое, темное возбуждение нарастало во мне, готовясь снести все пределы одной огромной волной.
        Анджей вновь нагнул меня, но теперь я уже подчинилась с охотой. Он входил длинными, жесткими толчками, заполняя меня изнутри, задевая какую-то тайную точку, от чего мое тело потряхивало, как от электрического разряда. Но мне было этого мало. Прогнув спину, я нетерпеливо поерзала, и он понял меня с полуслова. Движения стали быстрыми, резкими, он входил почти до конца, в бешеном темпе, от которого мутился разум, а внутри разгорался огонь.
        И когда наслаждение достигло своего апогея, я забилась в его руках, задыхаясь и плача. И почувствовала, как мне в шею вонзаются острые зубы, разрывая кожу, входя прямо в плоть.
        Он зарычал, будто дикий зверь, глотая мою кровь и насаживая меня до упора. А потом содрогнулся в оргазме и замер, прижимая меня к себе с такой силой, что я услышала, как хрустят мои кости.
        ***
        Когда я пришла в себя и была способна соображать, то обнаружила, что Анджей перенес меня в кровать, избавил от остатков одежды и закутал в теплое одеяло. Сам же он стоял рядом, в одних расстегнутых джинсах, и растерянно потирал подбородок.
        - Сволочь!- буркнула я, накрываясь с головой одеялом.- Извращенец.
        - Я сделал тебе больно?- его голос звучал глухо, и я со злорадством различила в нем нотки беспокойства.
        - Ой, неужели тебя это беспокоит?
        - Не ерничай.
        Он схватил меня в охапку вместе с одеялом и попытался вытащить из теплого кокона, но фиг вам, я хорошо закуклилась и выползать не собиралась. Все тело болело, будто меня палками молотили, между ног саднило и щипало, на ребрах явно остались синяки, а шея пульсировала такой болью, что хотелось в голос завыть. Я дотронулась до горла и нащупала толстую повязку. Мне стало по-настоящему страшно: я попала в руки маньяка!
        - Я только посмотрю, где больно, давай же, не противься мне.
        Его голос неожиданно приобрел глубокие мурлычащие нотки, будто он снова пытался соблазнить меня. Я почувствовала, как теплые ладони проникают под одеяло, мягко обхватывают мои лодыжки, и раздраженно дрыгнула ногой.
        Шершавые пальцы пробежались по моим икрам, осторожно ощупывая, потом перешли на ягодицы, скользнули вверх по спине, погладили живот. Я невольно напряглась, но больше не сбрасывала его руки, поняла, что это бесполезно. Мое сопротивление только возбуждало его, словно он был хищником, вышедшим на охоту. И странное дело, как только я перестала раздраженно фыркать и дергаться, его прикосновения начали приносить мне обычное человеческое удовольствие. В них не было никакого сексуального подтекста, простая ласка, какой обмениваются с родственниками и друзьями.
        - Ты извини,- сказал он, немного посопев,- я слегка забылся. У меня с такой, как ты, первый раз...
        Я высунула голову из-под одеяла и недоуменно уставилась на него:
        - В смысле?- он что, до этого только с мужиками пробовал? Во, я попала!- Ты что, гей?
        - Что?- он отпрянул с таким возмущением, что я едва не рассмеялась. Породистое лицо перекосила гримаса отвращения, а в потемневших глазах вспыхнул такой праведный гнев, что мне даже неудобно стало за это предположение.- Я совсем не это имел ввиду!
        Этот гад забрался на кровать и нагло растянулся позади меня. По-хозяйски облапил за талию, прижался обнаженной грудью к моей спине и задышал мне в шею. А мне вдруг так жалко стало себя, что к глазам подступили слезы. В горле образовался тугой комок. Боль на месте укуса не давала расслабиться, я инстинктивно ждала, когда он вновь вцепится в меня зубами.
        - Слышь, отстань, а?- попросила я сдавленным тоном.
        - Я тебе сделал больно,- сокрушенно вздохнул мужчина. - Как я могу загладить свою вину?
        У него был такой проникновенный голос, что я не выдержала и всхлипнула, зажимая меж зубов уголок одеяла. Еще не хватало разреветься при этом уроде! Справившись со слезами, я тихо выдохнула:
        - Отпусти меня.
        Его горячий язык нарисовал на моем затылке замысловатый узор, заставляя меня сжаться.
        - Куда же я отпущу тебя, глупенькая,- проговорил он,- ты теперь только моя. Думаю, что ты уже беременна.
        - С чего ты взял?
        - У нас такая физиология.
        - У кого "нас"? У меня физиология нормальная и вряд ли я в этом месяце уже забеременею,- фыркнула я.
        - От меня - забеременеешь,- заявил он с пугающей уверенностью.- Моя слюна попала в твою кровь, теперь в тебе есть часть меня. Это ускорит все процессы в твоем организме, в том числе овуляцию. Конечно, ты не станешь, такой, как мы, но кое-какие изменения будут.
        У меня волосы на голове дыбом встали. Боже мой! Куда я попала! Он же действительно псих! Кем он себя считает? Эдвардом Калленом?!
        Так, Оля, дыши спокойно, вспоминай, как там с психопатами обращаться надо. Вроде, все врачи советуют не спорить и со всем соглашаться? Ладно, попробуем, в конце концов уснет же он когда-нибудь!
        Я глубоко вздохнула, пытаясь успокоить бешеное сердцебиение, а потом осторожно спросила:
        - А "мы" - это кто?
        Он перевернул меня на спину, приподнялся на локте и с сомнением произнес:
        - Ты действительно хочешь знать?
        Я молча кивнула.
        Мужчина встал, нервно ероша волосы на голове. Замер, уставившись в окно, словно не знал, что мне сказать. Я разглядывала его спину: мощная, мускулистая, покрытая ровным бронзовым загаром. Вдоль позвоночника спускалась узкая полоска густой растительности, темной и гладкой, будто шерсть. Такого я никогда не видела, да и не слышала о таком отклонении. Странная полоска начиналась от линии роста волос и исчезала за поясом джинсов. И это были не обычные жесткие волосы, растущие на теле у мужчин, нет, это действительно выглядело как шерсть!
        - Скажи,- хрипло произнес Анджей, не поворачивая головы,- ты веришь в существование оборотней?
        ***
        Наверное, никогда в жизни ему не было так тяжело подбирать слова, как сейчас. Даже в ту страшную ночь, когда погибли его сородичи, он смог найти слова поддержки и утешения для своей стаи, но не сейчас.
        Маленькая человеческая женщина, лежащая в его кровати, вызывала странные чувства. Он ловил себя на том, что после того, как пометил ее и взял, начинает испытывать к ней нечто вроде собачьей преданности. Но такого просто не может быть!
        Его кровь намного сильнее, его раса древнее человеческой в несколько раз! В то время, как безволосые обезьяны только-только учились ходить прямо, его предки уже шили одежду из шкур и умели разводить огонь. Сильная, бесстрашная раса хищников, умеющих менять свое обличие. Они могли бы завоевать господство над царством Природы и властвовать над своими более слабыми собратьями, но эволюция сделала "ход конем", лишив их возможности свободно размножаться.
        Лугару могли иметь детей только от истинной пары, а многие за всю трехсотпятидесятилетнюю жизнь так и не находили свою половинку. В то время, как человек семимильными шагами ассимилировал окружающий мир, рождаемость полуволков начала резко сокращаться, численность населения и количество стай таяло прямо на глазах. К тому моменту, как появились первые инквизиторы и гонения на ведьм, лугару научились сливаться с обществом, скрываться, прятать свою звериную сущность как самую страшную тайну. Но даже это спасало не всегда. По всей Европе пылали костры, на которых вместе с еретиками сжигали и представителей древней расы. Их называли оборотнями, клеймили, как дьявольских выродков; им отказывали в праве на жизнь и выжигали каленым железом само воспоминание о них.
        Но лугару не были бы хищниками, если бы не пробовали огрызаться. И именно тогда появились легенды о волках размером с теленка, которые нападают на мирных жителей и беззащитных путников. Если у тебя сожгли дом, если убили твоих детей, как не обернуться в свою звериную сущность и не начать мстить? Вот они и мстили. Изощренно, жестоко, не щадя никого. Надо ли упоминать, что сказка про Красную Шапочку возникла не на пустом месте и что в реальной истории все закончилось намного печальней?
        Оборотни превратились в стихийное бедствие, наводнившее леса Европы темным, удушающим страхом. Но это не вернуло им ни потерянных близких, ни радости бытия. Надо было учиться жить заново. И в какой-то момент они смирились. Приняли человеческое общество за эталон, подчинились закону человеческих стран, но все равно оставались со своими обычаями и моралью, и селиться предпочитали там, где людей было как можно меньше.
        Все это Анджею предстояло сейчас рассказать, но он не знал, как это сделать. Сцепив зубы и прикрыв глаза, он пытался усмирить своего волка, который скулил внутри него, требуя немедленно обернуться, залезть на кровать и свернуться клубочком у ног своей пары. Смелый вожак, сильный альфа и хищный зверь сейчас хотел быть простым щенком, с которым играет нежная женская ручка.
        Представив, как пальцы Ольги зарываются в его шерсть, как чешут живот, покрытый мягким подшерстком, как треплют по холке и гладят между ушей, он вымученно застонал и схватился за подоконник. Пальцы на мгновение изменились, выпуская острые волчьи когти. Хрупкий пластик жалобно треснул под звериной хваткой.
        - Так что там насчет оборотней?- раздался позади язвительный голос.- Ты раз в месяц обрастаешь шерстью и воешь на луну? Поэтому ты такой придурок?
        Мужчина недоуменно опустил взгляд: в его руках остался кусок подоконника.
        - Знаешь,- произнес он, усилием воли загоняя своего волка подальше внутрь себя,- если я тебе расскажу, ты не поверишь, а если покажу, то напугаю тебя.
        - Ты уже показал все, чем мог меня напугать,- ехидно заметила девушка за его спиной.- Можешь собой гордиться, большой парень!
        Он невольно усмехнулся. Да, она такая, его пара: дерзкая, язвительная, бесстрашная. Смущала только ситуация, в которой он нашел ее, но кто знает, что могло довести ее до такого? А вдруг действительно какое-то горе? Человеческие женщины такие впечатлительные: глотать таблетки, резать вены ради несчастной любви - лугару все это было чуждо. Они встречались и расходились легко, предпочитая не тяготиться угасшей страстью, а искать новые отношения.
        Только у истинных пар все было по-другому. Там мощный инстинкт бросал волчицу и волка в объятия друг друга, но вот если одним из партнеров оказывался человек, то второму приходилось туго. Люди не чувствовали животной тяги, им нужна была душевная привязанность и любовь. И сейчас Анджей осознавал это как никогда в жизни: если он хочет видеть свою пару рядом с собой довольной и счастливой, он должен добиться ее любви. Иного выхода нет.
        Повернувшись к девушке, он спрятал кусок пластика за спину и решительно проговорил:
        - Это долгий разговор, оставим его на потом, когда время будет. Сейчас тебе нужно поесть и отдохнуть.
        - Надо же!- она одарила его злой усмешкой.- А я думала, ты никогда об этом не вспомнишь.
        Он нахмурился, когда ее рука метнулась к горлу и потрогала повязку. Похоже, она все еще испытывала дискомфорт на месте укуса, но это было не страшно. Через несколько часов, когда кровь полностью обновится, у нее уже будет его ускоренная регенерация и такой же высокий болевой порог.
        - Я обработал место укуса, к утру останется только маленький шрам,- глухо произнес он.- Прости, что причинил боль, но без этого никак.
        - Можешь оставить извинения при себе. Я хочу есть и спать.
        Ольга решительно встала с кровати, кутаясь в одеяло, и направилась к столу, на котором сиротливо лежали забытые пакеты.
        - Ммммм, мяско,- довольно протянула она,- как ты узнал, что я мясо люблю?
        - Вообще-то, я тоже его люблю,- на мгновение растерялся Анджей. Эта девушка сводила его с ума своей непохожестью на других. Только он начинал думать, что уже все знает, как вдруг она открывалась с новой стороны, и казалось, что конца этому не будет.- Ты предпочитаешь жареное или вареное?
        - Да я и сырое ем,- она пожала плечами и выудила из пакета пластмассовый судок с остывшими котлетами, только посолю немного - и все.
        Поймав его изумленный взгляд, она добавила:
        - Чего уставился? Вот ты сало с прослойкой любишь? Любишь! А я - прослойку без сала, и вообще, отвернись, не порти аппетит.
        - Там есть микроволновка,- буркнул он, отводя взгляд.
        - Обойдусь.
        Несколько минут Анджей наблюдал, как она жадно поглощает котлеты одну за другой. Без хлеба! Да и на салат его пара даже не глянула. Похоже, Марго все-таки ошиблась.
        - Ты всегда так много ешь?- поинтересовался он, когда девушка отбросила пустую посудину и достала следующую, с биточками, политыми густым соусом.
        - Нет,- заявила маленькая нахалка с набитым ртом,- только когда меня поимеют.
        Мужчина возмущенно засопел, но промолчал. Аппетит у девушки действительно оказался зверский, но, вполне возможно, так и должно было быть, учитывая все случившееся. В стае Малгожаты не было смешанных пар, Анджей не удосужился узнать, как реагирует человеческий партнер на инициацию, но кто знает, вдруг такой аппетит компенсировал организму стресс, полученный при укусе и половом акте?
        - Мне что-нибудь оставишь?- мрачно поинтересовался он.
        - Обойдешься, ты и так толстый.
        Самодовольно ухмыльнувшись, Ольга засунула в рот последний кусочек, откинулась на спинку стула и похлопала себя по животу.
        - А теперь спать!- заявила она капризным тоном.
        У Анджея только бровь изогнулась. Он молча приблизился, подхватил свою пару на руки и через минуту уже укладывал ее на подушки. Девушка уснула мгновенно, словно кто-то нажал выключатель. Свернулась трогательным клубочком, такая маленькая, на широкой постели. Мужчина немного постоял над ней, подумал, потом быстро скинул джинсы и, полностью обнаженный, нырнул под одеяло. Прижался к нежному, хрупкому телу, заключил в объятия и удовлетворенно замер. Его волк учуял едва заметную пульсацию: в женском лоне происходили таинственные изменения, предшествующие настоящему чуду - появлению новой жизни.
        Теперь она никуда не денется.
        ***
        Открыв глаза, я уставилась в темноту и прислушалась к ровному дыханию спящего рядом мужчины. Потом удивленно потянула носом. Что-то в окружающем пространстве изменилось: в воздухе появились тысячи запахов, о которых я прежде даже не подозревала. Это было так ошеломительно, словно в мертвой тишине грянул оркестр.
        Мое тело больше не болело! Я чувствовала себя легко и свободно, каждая мышца была натянута и дрожала от переполнявшей меня энергии. Мне хотелось действовать, причем немедля, чтобы сбросить ее излишек.
        Осторожно сняв с себя тяжелую мужскую руку, я приподнялась на локте и заглянула Анджею в лицо. Во сне черты его расслабились, приняв какое-то беззащитное выражение, глубокая складка между бровями разгладилась, и он стал выглядеть более юным. И очень красивым.
        Я тяжело вздохнула: ну почему все красивые парни либо подонки, либо сумасшедшие? Эх, не везет...
        Медленно, практически не дыша, я сползла с постели. В нескольких шагах от кровати различила в слабом лунном свете небрежно брошенные мужские джинсы. Сразу вспомнилось, как порочно выглядели они на узких бедрах сумасшедшего поляка, и внизу моего живота образовался тугой комок. Сцепив зубы, я дрожащими руками обшарила карманы и выудила ключи.
        Одна проблема - надеть нечего, но это ерунда: в машине остались валяться футболки и блейзер. Мой похититель такого роста, что любая его футболка скроет меня до самых колен. Сверху накину блейзер. Где-то в номере и куртка есть, но не стоит испытывать судьбу и искать ее.
        Не обращая внимания на свою наготу, я приблизилась к кровати и замерла на несколько секунд, разглядывая спящего мужчину. Где-то в глубине души зародилось сомнение, но я тут же откинула его. Он псих, он опасен, он воображает себя непонятно кем и, скорее всего, сбежал из психушки. Оставаться рядом с ним - значит подвергнуть свою жизнь опасности, а жить мне хотелось как никогда. А еще, я должна была вернуться домой.
        Подчиняясь какой-то сиюминутной прихоти, я нагнулась и запечатлела на его виске легкий поцелуй. У него даже ресницы не дрогнули, хотя мне на мгновение показалось, что дыхание изменилось. Мысленно обзывая себя идиоткой, я поспешила к входным дверям, справилась с замком, выскочила на улицу и, в чем мать родила, помчалась босиком по покрытым изморозью тротуарным плиткам.
        И даже холод осенней ночи теперь мне не был помехой.
        ***
        Когда за девушкой захлопнулась дверь, Анджей открыл глаза и сел в постели. Хмуро потер висок, на котором до сих пор ощущалось прикосновение мягких губ, затем встал и подошел к окну. Озаряемая лунным светом, вдоль аллеи бежала обнаженная девушка. Ей уже был не страшен холод, в ее движениях сквозила сила и грация дикого зверя, и скорость ее превышала человеческую в несколько раз.
        Глупая! Ну вот куда ее понесло? И остановить нельзя.
        Он вздохнул, понимая, что не сможет всю жизнь удерживать ее силой, она должна захотеть остаться, а для этого ему придется дать ей выбор. И убедиться, что она примет правильное решение.
        В ее организме уже начались необратимые процессы. Сколько еще понадобится времени, чтобы она поняла, что уже не свободна? И кто будет с ней рядом в этот момент?
        Анджей зарычал, обнажая в остром оскале нечеловеческие клыки. Мысль о другом мужчине заставила содрогнуться все его тело. От кончиков темных волос до самых пяток пронеслась волна крупной дрожи, заставляя согнуться и упасть на колени. Рвались сухожилия, хрустели кости, вытягивались и сокращались мышцы... человеческая тень на стене медленно, но верно превращалась в силуэт крупного зверя.
        В тот момент, когда Ольга достигла машины, одиноко стоявшей на пустой стоянке, и ввалилась в теплый салон, в ночной тишине прозвучал тоскливый звериный вой. Девушка настороженно замерла, затем вставила ключ в замок зажигания и повернула, одновременно босой ногой выжимая сцепление. Ожил и заговорил мощный мотор, словно дикий зверь, проснувшийся под капотом. Дрожащие пальцы лихорадочно пытались включить заднюю передачу.
        Машина дрогнула, сдавая назад. Устремив на дорогу напряженный взгляд, Ольга уже не видела, как вдоль декоративных тисов мелькнула черная тень и два горящих звериных глаза уставились на нее, не мигая.
        ***
        Первой мыслью было удрать из этого места. Куда угодно, лишь бы подальше. Направление не имело никакого значения.
        Несколько минут я тряслась по грунтовой дороге, одержимая этой идеей, но вырулив на трассу, притормозила и растерянно огляделась. В какую сторону ехать? Асфальтовая лента убегала в оба конца и выглядела абсолютно одинаково. Видимость была настолько слабой, что деревья и кусты по обеим сторонам дороги казались сплошной серой массой, а включить фары я так и не решилась.
        Внутренний компас молчал, поскольку его никогда и не было. Ориентироваться по звездам я тоже не умела. А кто вообще умеет это делать в наше время? Разве что, какой-нибудь астроном! В общем, нужно было действовать наобум.
        Немного опустив стекло, я потянула носом, впитывая в себя ночные запахи. Зачем - сама не поняла, но что-то внутри заставило это сделать. Инстинкт?
        В холодном осеннем воздухе разливались тысячи ароматов: хорошо знакомых, едва узнаваемых и тех, что я ощутила впервые и не могла дать им определения. Я чувствовала запах приближающейся зимы, инея, пожухлой травы. Резкую, раздражающую вонь смолы, исходящую от дорожного покрытия, отвратительные выхлопные газы, от которых запершило в носу, запах кожаного салона, обработанного дерева, пластмассы. И едва уловимое тепло человеческого жилья.
        А еще я учуяла странный тяжелый аромат, вдохнув который, мне вдруг захотелось свернуться клубочком и заскулить. Мои обострившиеся инстинкты подсказали, что так пахнуть может только Зверь: дикий, необузданный и беспощадный. И он сейчас бродит где-то здесь, в этой темноте! Рядом со мной!
        С трудом сглотнув застрявший в горле комок, я приняла решение. Заблокировала все окна и двери чтобы обезопасить себя от неожиданного вторжения, а затем полезла на заднее сиденье, где валялась скомканная мужская одежда.
        Расчет оказался точным: футболка Анджея скрыла меня почти до колен, превратившись в оригинальное платье. Сверху я набросила клубный пиджак и застегнулась на все пуговицы. Рукава пришлось сильно закатать, потому что плечевые швы оказались на уровне моих локтей.
        В зеркале заднего вида отразилось мое лицо. В голубоватом свете приборной панели я выглядела, как призрак: бледное, осунувшееся лицо, темные круги под глазами, губы сжаты в узкую полоску... На шее - дурацкая марлевая повязка с тошнотворными пятнами засохшей крови. Я нетерпеливо сдернула ее с себя и облегченно выдохнула: на коже почти не осталось следов укуса, только отпечаток зубов, будто клеймо, и мне показалось, что я чувствую подергивание. Присмотревшись, я изумленно ахнула: сам отпечаток был белым, как старые шрамы, но кожа вокруг него оказалась горячей и покрасневшей, и действительно пульсировала, будто нарыв!
        Охвативший меня испуг моментально сменился яростью и жгучим желанием прикончить этого козла, сотворившего со мной такое. Почему-то сразу вспомнился фильм "Куджо". Кто знает, что за дрянь была на зубах у этого польского извращенца? А вдруг, он занес мне в кровь какую-нибудь инфекцию? Мне срочно нужно к врачу!
        Эта злость придала мне сил. Стараясь действовать спокойно и уверенно, я завела машину, включила ближний свет и повернула налево. Не знаю почему я выбрала это направление, но что-то во мне буквально кричало, что мне нужно именно туда.
        Мне повезло - дорога была пустынна и практически прямая, это позволило мне полностью сосредоточиться на том, что делаю. Притопив педаль газа, я намеренно сдерживала скорость. Даже шестьдесят для меня слишком много, ведь науку вождения я знала только в теории! Когда-то, еще студенткой, сдавала на права, надеясь однажды заработать на собственную машину, но кроме ученической "копейки" так и не успела нигде "порулить".
        Хорошо, что эта машина удивительно слушалась руля, который четко реагировал на малейшее движение моих пальцев. Глаза напряженно вглядывались в темноту, рассекаемую неоновым светом фар, в жилах бурлила горячая кровь, в голове шумело, как от выпитого вина. Я хорошо понимала, что на такой скорости далеко не уползу, но рассчитывала лишь на одно: добраться до ближайшего жилья, вызвать милицию и попросить врачей меня осмотреть. Это было все, чего я сейчас хотела.
        Мимо меня проплывали бетонные столбики, отмечающие километры, но я не заостряла на них внимания, хотя с нетерпением ждала, когда появится хоть какой-нибудь указатель. Время растянулось до бесконечности, минуты превратились в часы: мне казалось, что я уже несколько часов еду по незнакомой ночной трассе, но электронный циферблат показывал не более получаса.
        Меня начало лихорадить. Я чувствовала, как неприятная пульсация на шее увеличивается, расходясь по всему телу горячими волнами. В пальцах появилась мелкая дрожь, а кожа покрылась противным липким потом. Создавалось впечатление, что у меня подскочила температура.
        Потом резко заболели суставы и кости, словно обострился артрит. Застонав сквозь стиснутые зубы, я вцепилась в руль, почти ложась на него грудью. Боль была настолько сильной, что к глазам подступили слезы. Мне нужно было остановиться и отдышаться, но какой-то животный страх гнал меня вперед, не давая передохнуть.
        В какой-то момент я поняла, что теряю сознание: вокруг меня будто образовалась туманная дымка, в которой тонули очертания предметов, звуки и запахи. Словно со стороны, я увидела огни при дороге, но уже не могла сообразить, то ли это фары припаркованной машины, то ли светятся вдалеке окна домов. В последнем усилии, уже находясь в полуобморочном состоянии, я свернула к этим огням, заглушила мотор и отключилась, уронив голову на руль.
        ***
        Анджей сразу учуял неладное, как только его неугомонная пара выбрала не то направление, в котором ей следовало бы двигаться. Неужели она не чувствует опасности, исходящей с той стороны? Странного, будоражащего запаха пороха и металла. И крови. Так пахнут охотники, вышедшие пострелять мелкую дичь, только вот у этих охотников было еще кое-что, заставлявшее бесстрашного альфу припадать к земле и поскуливать. Он учуял кровь не лесной дичи, а своих сородичей.
        Скорость джипа была мучительно медленной для лугару, привыкшего бежать наперегонки с ветром. Ему даже не пришлось делать лишних усилий, просто неспешно трусить вслед за еле ползущей машиной.
        Мозг полуволка-получеловека отмечал каждое изменение в окружающем пространстве: падение температуры воздуха, перемену ветра, дерганые и вихляющие движения автомобиля. А главное, запах увеличивающейся паники, тонкой кисловатой струйкой сочившийся из салона.
        Он чувствовал, как увеличивается сердцебиение и зашкаливает пульс его женщины, как поднимается температура ее тела и как на ее коже выступает холодный пот. Он уже в сотый раз жалел о том, что дал ей уйти. Даже то, что он не представлял таких последствий, не было для него оправданием.
        Оставалось только одно средство: вырваться вперед и разведать обстановку. Нужно было срочно узнать, кто там, впереди. От кого это так тошнотворно воняет смертью? И что эти люди делают на дороге глубокой ночью?
        Мохнатый черный волк несся вдоль дороги огромными скачками, то появляясь, то исчезая, почти сливаясь в ночном полумраке с темными силуэтами кустов. Он обогнал медленно ползущий автомобиль, сошел с трассы и теперь легко бежал по опавшей листве, держась в тени густо переплетенных ветвей .
        Ночь давала ему защиту, ночь была его верной подругой и проводником. Обоняние, слух, зрение - все обострилось в сотни раз, стоило лишь скинуть с себя легкий налет цивилизации вместе с неповоротливым человеческим телом. Его сознание осталось прежним, но теперь оно было свободно от пут, налагаемых законами и моралью. Теперь огромный черный зверь руководствовался лишь своими инстинктами. И эти инстинкты помогали ему расставить приоритеты и отличить мнимую опасность от настоящей.
        Он знал, что в этой дурно пахнущей коробке из пластика и металла находится его пара, что внутри ее слабого тела зреет его семя. И единственное, что гнало его сквозь ночь, было сильнее инстинкта самосохранения, это был инстинкт защиты своей семьи - самки и ее потомства.
        Там, впереди, находилось что-то злое. Оно источало запах смерти и тлена. Запах каленого металла, пороха и страданий. Чуткий нос зверя улавливал тысячи нюансов, различая в этой какофонии неизвестные человеку нотки. Он чуял кровь своих сородичей и это заставляло его скалить зубы и поднимать на загривке шерсть. Кто бы не был там, впереди, ему придется встретиться с ним лицом к лицу...
        В облике зверя, лугару все еще оставался существом разумным, а потому хитрым и опасным вдвойне. Благородство было ему неведомо, и если предстояла схватка с заклятым врагом всей расы, то методы здесь не играли роли. Важен был сам результат.
        Когда он вышел из леса, обогнав джип на несколько километров, ему хватило пары секунд, чтобы понять, что происходит.
        Охотники на оборотней обустраивали засаду. По всей видимости, они ждали его одного и не сейчас, а утром.
        Кто-то добросовестно слил им информацию о его передвижениях и маршруте. Но кто? Кто знал, что он поедет этой дорогой? Ведь изначально предполагалось придерживаться основной трассы, ведущей на Киев. Никто не мог заранее предусмотреть, что в крошечном районном городишке альфа Малгожаты свернет на второстепенную дорогу и собьется с графика.
        Да и ночевать в отеле у Бориса он не собирался.
        Подозревать друзей не хотелось, слишком долго были знакомы, слишком много вместе пережили. Но тогда кто? Кто-то, кто следил за каждым его шагом, точно зная, где он свернул и где остановился... Только вот этот человек не учел, что Анджей покинет номер до рассвета. Значит, когда альфа с девушкой заселялись, некто отправился вперед, предупредить охотников или... это и есть охотник!
        Волк вытянул шею, внюхиваясь в морозный воздух. Незнакомцы пахли кровью его сородичей, а их черный микроавтобус тойота припаркованный в тени деревьев, буквально провонял порохом, оружейным маслом и освежеванными шкурами.
        Зверь нагнул голову к самой земле, накрыл лапой нос и едва слышно заскулил. Затем, бросив в сторону людей яростный взгляд, исчез в придорожных кустах и начал медленно двигаться, обходя охотников с тыла.
        К тому моменту, как черный джип съехал с трассы и заглох на обочине, лугару уже находился за спинами мужчин. Один из охотников сидел в раскрытых дверях тойоты и накручивал глушитель на винтовку военного образца. Американское производство, последняя модификация. Анджей знал такое оружие как свои пять пальцев. И знал, что охотятся с ним не на дичь, а на людей...
        Или на тех, кто похож на людей.
        Второй, насвистывая популярный мотивчик, спокойно поливал заднее колесо, повернувшись спиной к лесу.
        Тяжелый волчий взгляд уперся в тощий зад охотника, белевший над спущенными штанами. Мощные челюсти едва слышно щелкнули, жаждая вцепиться в эту слабую плоть. Но звук приближающегося внедорожника заставил зверя отступить.
        Он не надеялся, что джип пропустят. Охотники наверняка знали его автомобиль и ждали здесь именно додж. Но уж точно они не ожидали, что за рулем будет слабая женщина, а не волк в человеческом обличии.
        Из ночного тумана вынырнул свет приближающихся фар.
        Первый охотник вскочил на ноги, пряча винтовку под курткой от случайных свидетелей. Второй торопливо натянул штаны, не отрывая напряженного взгляда от трассы.
        Вихляющий по дороге джип свернул в сторону освещенной тойоты и замер. В салоне царил полумрак, разгоняемый лишь светом приборной панели, а вот фары остались включенными. Охотники тут же выхватили оружие, и, держа автомобиль на мушке, отпрянули в тень.
        У первого была винтовка. У второго в руках мелькнул пистолет. Это плохо.
        Человек внутри волка усмехнулся: лугару живут долго, но они не бессмертны. А сказки про серебряные пули - это всего лишь сказки. Любое существо из плоти и крови можно убить из простого оружия. Надо лишь знать, куда целиться.
        Несколько минут мужчины наблюдали за машиной, но в салоне никто не шевелился.
        Черный волк потянул носом, улавливая знакомый сладкий запах. Его пара была в безопасности в этой крепости на колесах. Он лишь надеялся, что ей хватит ума заблокировать двери.
        Не хватило...
        Убедившись, что с водителем что-то случилось и из машины никто не собирается выходить, охотники натянули на лица платки и осторожно приблизились к джипу, не опуская оружия. Один из них махнул рукой, показывая второму, что нужно обойти с другой стороны. Он направил ствол винтовки на тонированное стекло со стороны водителя и плавно нажал на ручку.
        Дверь с готовностью распахнулась.
        Волк зарычал.
        ***
        Я очнулась от того, что кто-то брызнул мне в лицо холодной водой.
        С трудом разлепила веки и попыталась сфокусировать зрение. Голова кружилась, перед глазами стоял туман, но я смогла понять, что надо мной склонился незнакомый человек. По всей видимости мужчина.
        Его голова, по самые брови, была затянута темной банданой, а лицо скрывал платок, повязанный на манер американских ковбоев. Я видела лишь глаза: слишком светлые, слишком колючие, похожие на два осколка зеркала, в которых отражалось беспомощное выражение моего лица.
        От неожиданности я громко икнула и попыталась отстраниться, но незнакомец прижал меня за плечи к сиденью и наклонился так низко, что я почувствовала его дыхание, пропахшее табаком. Острый взгляд буквально пригвоздил меня к месту, и я почувствовала, как внутри все леденеет от страха.
        Одной рукой удерживая меня на месте, мужчина сжал мой подбородок, повернул мою голову на бок, обнажая шею, и присвистнул.
        - Чех! Иди глянь, какая цыпа.
        В машину тут же влезло еще одно действующее лицо, маскирующееся точно так же, как и его напарник.
        - Ого!- теперь уже оба внимательно разглядывали мою шею. Причем, именно с той стороны, где остался след от укуса.- Процесс пошел?
        - Да,- первый произнес это с видимым удовольствием и слегка погладил пальцами место укуса.- Ну что, крошка, где твой большой и страшный серый волк?
        Я испуганно вытаращила глаза, абсолютно не понимая, чего от меня хотят.
        - Мне плохо,- с трудом выдавила из себя,- вызовите скорую... пожалуйста...
        У меня было такое ощущение, что в моих жилах течет не кровь, а раскаленная лава. Каждая мышца, каждая косточка, каждое нервное окончание - все ломило с неимоверной силой, едва удерживая меня на грани сознания. Я почувствовала, как вновь уплываю в спасительный обморок, но грубые руки резко встряхнули меня, а злой голос процедил сквозь зубы в самое ухо:
        - Ну уж нет, волчья подстилка, так просто ты не отделаешься!
        И вслед за этим я услышала тихое, утробное рычание, от которого у меня на голове зашевелились волосы.
        - Шмель, брось ее! - тот, второй, которого назвали Чехом, толкнул моего мучителя и выскочил из машины, выхватывая из-под полы винтовку с обрезанным прикладом.
        Я чуть не заорала с перепугу, увидев боевое оружие с глушителем на стволе. Это точно было не охотничье ружье! Кто эти двое? Террористы?!
        Шмель тут же заткнул мне рот широкой ладонью, затянутой в черную кожу.
        Я судорожно всхлипнула, пытаясь осмыслить увиденное. В голове крутилось только одно: на меня напали исламские экстремисты! Или это Алькайда?!
        Незнакомец нагнулся к моему лицу и угрожающе шепнул:
        - Хочешь жить?- я поспешно закивала, глядя на него глазами, полными слез.- Тогда тихо! Иначе сдохнешь, как твой самец.
        И он повернул мое лицо так, чтобы я увидела через лобовое стекло освещенную луной дорогу и огромного черного волка, стоявшего прямо перед машиной.
        Слегка припав на передние лапы, великолепный дикий зверь вздыбил шерсть на загривке и угрожающе рычал, обнажая в оскале крепкие зубы. Взгляд его желтых глаз, не отрываясь, смотрел прямо на меня, словно не замечая охотника с винтовкой в руках, который целился в него, встав на одно колено за дверцей джипа.
        Мое сердце ёкнуло, пропуская один удар. Мне на миг показалось, что в волчьих глазах мелькнул человеческий разум.
        - Не правда ли, он великолепен,- раздался рядом с ухом горячий шепот, и я поняла, что незнакомец прижался щекой к моей щеке, до боли стискивая подбородок и не давая увернуться.- Мы выслеживаем таких, как он, много лет. Скоро его шкура украсит мою прихожую, а голова станет отличным пополнением трофеев. Прекрасное завершение карьеры!
        Господи! Так это охотники?! С таким оружием? Они обкурились?!
        Я поняла, что попала в руки маньяков.
        Сердце в груди колотилось испуганной птицей, словно мечтало вырваться и улететь. Инстинктивный страх сжал мое горло так, что дыхание перехватило.
        Молча, огромный зверь взвился в воздух, точно камень, выпущенный из пращи, одним махом покрывая расстояние в несколько метров.
        Прогремел выстрел.
        Тело волка ударило о дверцу джипа, срывая ее своим весом. Раздался крик, потом яростное рычание и звуки борьбы.
        Надо мной взметнулась рука, держа пистолет за дуло.
        Я успела схватить ее за запястье, останавливая, и, действуя на одних инстинктах, извернулась, уходя из-под удара. Драться с этим маньяком было бессмысленно, ведь он по-любому сильнее. Но у меня оставалось одно проверенное средство.
        В тот момент, когда рукоять пистолета опустилась на мой висок, я успела со всей силы вцепиться зубами в другую руку незнакомца...
        Он заорал. Ударил меня по лицу наотмашь.
        Рот наполнился соленой кровью. Я не знала, моей или его.
        Сквозь пелену отчаяния и боли, я заметила тень, выросшую за его спиной. Окровавленная волчья морда показалась рядом с головой незнакомца и я замерла, увидев, как на плечи мужчины обманчиво мягко легли волчьи лапы с антрацитовыми когтями.
        Человек замер, сверля меня полубезумным взглядом. Его напарник больше не кричал.
        Мне в висок с силой упиралось дуло пистолета, а щека горела от удара. Я прямо чувствовала, как по скуле разливается гематома, как немеют ткани.
        Волк тихо зарычал, поднимая черную губу. Он тоже смотрел на меня, и от его осмысленного взгляда хотелось упасть в обморок больше, чем от прикосновения холодного металла. Казалось, он понимает, что делает.
        - Дернешься - и я ее убью,- произнес мужчина так тихо, что я еле расслышала.
        Волк открыл пасть, обнажая красные от крови клыки. Мой мучитель сдвинулся вбок, демонстрируя мое лицо с пистолетом у виска. И снова рычание.
        Либо меня пристрелят, либо порвут на части. Первое предпочтительнее: не так долго мучиться. Хотелось закрыть глаза, спрятать голову в песок и не видеть этого безумия. Но неизвестность пугала еще больше.
        - Обращайся!- кинул охотник, не сводя с меня глаз. Но я сразу поняла, что говорил он не мне.
        Волк исчез за его спиной. Я судорожно вздохнула. Не верилось, что зверь уйдет просто так, особенно, если уже загрыз человека. Но почему он послушался? И что значит "обращайся"?
        Буквально через пару секунд я услышала холодный знакомый голос:
        - Поговорим?
        ***
        Лугару никогда не были сверхъестественными существами. Созданные из плоти и крови, они обладали сверхчеловеческой силой и ловкостью, умели менять облик, жили на много дольше, чем люди, но при этом оставались смертными и уязвимыми.
        Нет, они не были подвержены человеческим болезням, тут уж природа постаралась, дав вместо многочисленного потомства отменное здоровье и стойкий иммунитет. Но никто из них не был застрахован от ран, несчастных случаев и насильственной смерти.
        И все это было хорошо известно, как и Анджею, так и его врагу.
        Обратившись в человека, лугару оказался обнаженным, как в момент рождения. Его всклокоченные волосы слиплись от крови, часть кожи над ухом была сорвана пулей, чиркнувшей по касательной. Кровь текла по его лицу и груди, придавая мужчине жуткий и опасный вид.
        Анджея не смущала его нагота. Даже в таком виде он был способен голыми руками переломить хребет своему противнику. И тот это прекрасно знал.
        Шмель не мог скрыть инстинктивный страх. Его напарник был мертв. Валялся с перегрызенным горлом. Голова Чеха осталась держаться на тонкой полоске кожи, а под телом расплылась тошнотворная лужа. Крови было так много, что казалось, столько не может поместиться в человеке! Сначала она вырывалась толчками из разорванной артерии, но потом, когда давление спало, а сердце замолкло, продолжала сочиться тонким ручейком.
        Пистолет прыгал в дрожащей руке, но охотник, сцепив зубы, продолжал вжимать дуло в висок девушки. Она сидела, ни жива, ни мертва, тараща на него глаза, полные ужаса. Но стоило лишь раздаться голосу лугару, как она тут же замерла, вытянувшись в струнку, будто борзая, учуявшая дичь.
        - Поговорим?
        Охотник облизал пересохшие губы. Платок скрывал выражение его лица, но вот запах страха скрыть было невозможно, и он это знал. Знал и нервничал, и от этого злился еще больше. Сейчас он был буквально за мгновение от той точки, которая превращает человека в животное.
        И Анджей тоже об этом знал.
        - Я оставлю твою сучку в живых,- раздался из-под платка осипший голос. Шмель в упор смотрел на свою жертву, читая в ее расширенных зрачках каждое движение лугару за своим плечом.- Если ты пойдешь со мной. Сам. Добровольно.
        - Не боишься, что я обману?- Анджей позволил себе усмехнуться, лихорадочно просчитывая варианты.
        По любому выходило, что охотника придется убить, только как это сделать на глазах у девушки? Он и так достаточно ее напугал.
        - Я сделаю так, что не обманешь.
        И Шмель бросил ему наручники. Анджей легко поймал и уважительно присвистнул: титановый сплав, такие не сможет разорвать даже лугару.
        - Хорошо подготовились,- сказал он.
        - Надевай!- рявкнул охотник, теряя терпение.
        Палец на курке нервно подрагивал, ладони и лоб вспотели, по спине полз неприятный холодок, но он все еще не собирался отступать. Деньги, а точнее, много денег заставили его ввязаться в это грязное дело, где ставкой всегда была чья-то жизнь: либо волка, либо охотника. И сейчас он прекрасно осознавал, шансы выиграть минимальны. Единственный козырь - девушка, и он собирался использовать его до конца.
        Анджей медленно повертел наручники в руках, затем защелкнул их на одном запястье.
        - Нет!- остановил охотник.- За спиной.
        Мужчина подчинился, не меняя выражения лица.
        - Теперь иди к машине!
        - А девушка?
        - Нихрена твоей сучке не будет. Оставлю здесь.
        Анджей пристально взглянул в глаза своей пары. Ему столько всего нужно было ей сказать! Но он промолчал. Охотник слишком нервничал и в любой момент мог сорваться и нажать на курок.
        Анджей решил подчиниться. Это было единственным выходом. Милош слишком хитер и непредсказуем. Если уж он опустился до найма охотников, значит его жажда мести перешла все границы. Хотя, он уже их перешел, когда приказал спалить Малгожату.
        Все, что требовалось, это заставить глупого человечка связаться со своим хозяином, а потом он будет уже не нужен. Даже титановые наручники не спасут того, кто угрожал женщине альфы!
        ***
        Я едва не потеряла сознание, когда поняла, что этот жуткий голый тип - Анджей! Что он здесь делает? Да еще в таком виде? Неужели это одна банда? И куда делся волк?
        Второй маньяк больно давил пистолетом мне в висок, царапая кожу. Из-за его плеча я видела только лицо Анджея и часть его груди. Он стоял весь в крови и смотрел на меня таким взглядом, будто собирался убить голыми руками.
        Я сама не заметила, как начала мысленно молиться. Вот никогда не была верующей, а тут меня как знамение осенило! Я вдруг поняла, что если кто и поможет вырваться из этого ада, то только сам господь бог!
        Когда Анджей сковал себе руки за спиной, мне захотелось рассмеяться. От нервов. Второй маньяк сверлил меня сумасшедшим взглядом, и я каждое мгновение ждала, что сейчас его палец дрогнет - и моя голова взорвется, разлетаясь на куски.
        Но вышло все совсем по другому.
        Едва мой любовник-эксбиционист исчез в салоне микроавтобуса, как этот псих нажал мне на шею, лишая дыхания, и я отключилась, не успев даже пикнуть.
        Очнулась я уже на рассвете. Одна. В закрытой машине. О пережитом ужасе напоминал пульсирующий синяк на скуле да саднящий висок. Я протянула руку, повернула к себе зеркало заднего вида и пораженно ахнула: на лице не было никаких следов!
        Распахнув дверь, с трудом выглянула наружу. По обе стороны простирались голые поля, отделенные от дороги деревьями. Темно-серое низкое небо на востоке порозовело, и я, наверное, впервые в жизни, увидела, как поднимается солнце.
        Но любоваться было некогда. Нужно было решить, что делать дальше.
        Я могла бы все бросить и рвануть домой на этой крутой тачке, тем более, ее хозяин сам ночью оставил меня в ней. Но какое-то странное чувство не давало мне это сделать.
        Что-то внутри меня требовало вернуться в отель. Бесплотный голос в моей голове настойчиво звал меня, не давая сосредоточиться ни на чем другом. Ведомая этим зовом, я прислушалась к своим ощущениям. Все тело покалывало от нетерпения. Даже кончики пальцев! И меня вдруг наполнило понимание.
        Рассмеявшись, я села за руль и завела мотор. Мне предстояло вернуться назад, туда, где этот сумасшедший поляк взял меня со звериной страстью.
        ***
        Асфальт сменился обычной грунтовкой. Я лишь надеялась, что повернула в правильном месте, потому что сейчас, при свете солнца, местность казалась абсолютно незнакомой.
        Впереди замаячили высокие стены ангара, широкая площадка, залитая серым бетоном, и несколько джипов, припаркованных у автозаправки.
        Остановив машину, я выскочила прямо на холодный бетон. Босая, в Анджеевой футболке и блейзере. Со взлохмаченными волосами и совершенно безумным взглядом. Мне казалось, что я схожу с ума, но это было какое-то правильное сумасшествие, желанное. Босые ноги ступали по холодному бетону, но я не ощущала дискомфорта. Мне казалось, будто температура моего тела возросла настолько, что я сама согреваю окружающее пространство.
        Несколько мужчин у ворот СТО с удивлением посмотрели в мою сторону. Плевать! Пусть думают, что хотят. Задрав нос, я прошла мимо них, отмечая краем глаза, как они прервали разговор на полуслове и медленно повернули головы мне во след. Впереди виднелась стеклянная витрина придорожного кафе, вот туда я и спешила. Наверняка, там найдется хоть один телефон и я смогу позвонить!
        - Девушка! Вам помочь?- один из них, высокий, мощно сложенный и бритый налысо тип заступил мне дорогу.
        Да и остальные как-то странно подались в мою сторону и повели носами, словно принюхиваясь. Я задрожала и машинально потерла шею с той стороны, где запульсировал след от укуса.
        - Где Анджей?- у говорившего неожиданно сел голос.
        - Почему вы спрашиваете меня?
        Я невольно отшатнулась, когда мужчины сделали шаг ко мне.
        - Потому что на тебе его запах. И его одежда. И приехала ты в его машине,- он кивнул на додж.- Так где альфа?
        - Кто?!- мне показалось, что я ослышалась.- Какой альфа?
        - Анджей! Что ты с ним сделала, с...
        Он протянул руку, пытаясь схватить меня за плечо, но его успел остановить другой мужчина.
        - Подожди, Янош! Чувствуешь?.. Щенки...
        Я и не заметила, как один из незнакомцев оказался у меня за спиной и мягко обхватил ладонями мою талию. Большая мужская рука легла мне на живот. Я покачнулась, почти теряя сознание, но меня удержали, не давая упасть.
        - Так ты и есть та самая малышка,- понимающе улыбнулся лысый Янош.- Дааа, Борис уже рассказал, что Анджей нашел свою пару. Так где ты дела этого Казанову?
        - Его забрали,- еле выдавила я побелевшими губами.
        Наконец-то до меня дошло, что эти люди не враги, а друзья Анджея и что они могут помочь. Да, он псих, он меня похитил и практически изнасиловал, но... я не хотела, чтобы он пострадал. Каждый раз, когда я думала о нем, меня кидало в жар и тяжелая, тягучая истома скручивалась тугой пружиной внизу живота.
        - Кто забрал? Где он? - вопросы сыпались на меня один за другим.- Почему ты в таком виде? Что произошло?
        - Так! А-ну разойдитесь! - зычный женский голос перекрыл голоса мужчин и сквозь толпу протиснулась дородная дама в цветастом переднике, повязанном поверх шерстяных брюк и вязанного свитера. В руках она держала внушительную поварешку, которой слишком резво размахивала, расчищая себе дорогу. - Девочка в таком состоянии! Разве вы не видите, что ей нужен покой? Идем, милая, я знаю, что тебе нужно.
        Незнакомка улыбалась так открыто и добродушно, что я невольно поддалась ее обаянию. Протянула руку, и тут же была крепко схвачена за ладонь.
        - Подожди, Марго,- нахмурился тот, что упоминал каких-то щенков.- Тут такое дело... с Анджеем что-то случилось. Девушка его пара. И уже повязана. Думаю, он попал в беду, если она бродит в таком виде и без присмотра.
        Я только глупо хлопала глазами, абсолютно не понимая, о чем говорят и чего от меня хотят эти странные люди. Щенки какие-то, альфы, пары... они тут что, все с ума сошли?!
        - Не спеши, Вацлав,- ответила женщина, крепко сжимая мою руку,- Анджей не щенок на первом обороте и не будет сломя голову лезть на рожон. А девочке нужна помощь. Идем, милая,- она ласково похлопала меня по руке,- скажи старой доброй Маргоше, как тебя зовут?
        - Оля...
        У меня был такой несчастный голос, что я чуть не всхлипнула от жалости к самой себе. Машинально переставляя ноги, я шла за незнакомкой, как овца на веревочке, даже не вспоминая, что хотела вызвать милицию и что где-то ждут родители и сестра.
        В теплом помещении кафетерия вкусно пахло свежей сдобой, копченостями и жареной арабикой. Я потянула носом, присаживаясь на предложенный стул. Вокруг витали такие запахи, о которых я прежде и не догадывалась.
        - Ты голодная, Олечка?- Марго участливо заглянула мне в глаза и я только сейчас поняла, что действительно безумно хочу есть.- Борис! - крикнула она в сторону кухни, видневшейся из открытой двери за стойкой. Потом повернулась ко мне и добавила: - Ты наших мальчиков не бойся, они смирные, просто за Анджея переживают. Он же у них вроде как босс,- и она подмигнула.
        Из кухни выглянул мужчина лет сорока, клетчатой рубашке и застиранных джинсах. Его хмурый взгляд скользнул по мне, потом перешел на Марго и всю остальную компанию, ввалившуюся в кафе вслед за нами.
        - Что...
        - Это та самая девочка, о которой говорил Анджей,- женщина перебила его, не дав сказать и слова.
        Мужчина изменился в лице, оглядывая меня с немым изумлением.
        - Ну! Что встал, как истукан! Где там этот лентяй Владек? Пни его, пусть девочке поесть принесет!
        Борис, повинуясь окрику Марго, развернулся и исчез в глубине прохода, из которого тянуло аппетитными запахами. Я проглотила голодную слюну и преданно уставилась на стаканчик с хлебными палочками, стоявший на столе рядом с перечницей и соломкой.
        - Бедная деточка!- женщина поймала мой взгляд.- Сейчас мы тебя покормим.
        Мужчины молча расселись за соседними столиками, причем часть из них наблюдала за улицей, а часть не сводила с меня тяжелого взгляда. Я невольно поежилась и спрятала босые ноги под стул. Марго заметила этот жест и покачала головой.
        - На вот, - сказала она, скидывая с себя резиновые галоши на теплой подкладке.- Надень, а то простудишься. Кто вас, людей, знает...
        Я молча всунула ноги в предложенную обувь, решив не обращать внимания на местные странности. Из кухни показался молодой человек в длинном переднике и нарукавниках, видимо, одновременно и повар, и официант. Обойдя стойку, он молча поставил передо мной поднос и так же молча ушел, хотя мне показалось, что его взгляд был не слишком дружелюбным.
        Я ошарашено уставилась на принесенные тарелки. В одной лежала гора едва прожаренных стейков, а в другой - немного гарнира с зеленью.
        - Это мне?- выдохнула, почти теряя сознание от умопомрачительного мясного аромата. Дрожащими руками взялась за вилку и нож, но мне ужасно хотелось вцепиться в стейк зубами, прокусить поджаристую корочку и ощутить на языке сочный, теплый, чуть солоноватый вкус мяса.
        - Ешь, милая, ешь,- Марго смотрела на меня с материнской заботой.
        Я едва не подавилась, запихивая в себя куски и глотая их, почти не жуя. Во мне словно проснулось какое-то дикое, ненасытное животное, которое никак не могло утолить свой голод, требуя все больше и больше. Тарелка опустела слишком быстро, я с трудом удержалась от желания вылизать ее, а вот гарнир остался нетронутым. Почему-то гречневая каша и капустный салат вызывали у меня тошноту.
        - На вот, выпей,- женщина пододвинула мне стакан с соком.
        Я проводила несчастным взглядом пустую тарелку, которую уже забрал вернувшийся Владек.
        - Тебе пока больше нельзя,- Марго покачала головой.- Ты еще не полностью изменилась, но щенкам нужны протеины, особенно сейчас, когда они только формируются.
        - Каким щенкам?- я непонимающе уставилась на нее.- У меня нет собак.
        Она открыто рассмеялась, а со стороны мужчин донеслись странные звуки, как будто они одновременно поперхнулись и закашлялись.
        - Так Анджей ничего не сказал? Вот гаденыш! Ну не переживай, все будет хорошо, вот только найдем твоего альфу.
        - Нам еще долго ждать?- буркнул один из мужчин.- Говори уже, что с вами случилось?
        Я подняла взгляд и поняла, что пока я ела, эти люди терпеливо ждали меня, но теперь нужно ответить на их вопросы. Вот только у меня тоже была парочка.
        - Я могу позвонить?
        - Куда, деточка?- женщина улыбнулась.
        - Родителям. Ваш Анджей увез меня вчера. Моя мама будет беспокоиться.
        - Ну конечно! Сейчас принесу телефон. Только расскажи мальчикам что они хотят знать.
        - Я ничего не знаю... какие-то люди напали ночью,- я невольно всхлипнула, вспоминая весь тот ужас,- там еще был волк... такой огромный!
        - Волк?- все обменялись недоуменными взглядами и от меня не ускользнуло их удивление, хотя я и не поняла, чем оно вызвано.
        - Да! Огромный черный волк выпрыгнул прямо на дорогу! А потом напал на этих... я не знаю кто они! Их было двое, с оружием!
        Задыхаясь и всхлипывая, я с трудом поведала историю своих ночных приключений. Мужчины не перебивали, лишь иногда вставляли наводящие вопросы, но и без этого слова лились из меня нескончаемым потоком, будто сознание выплескивало весь накопившийся стресс, стремясь очиститься от ужасов этой ночи.
        - Думаю, это были охотники,- проговорил Янош, когда я, наконец, замолчала, и обвел всех мрачным взглядом.- Кто-то навел их на след альфы. Я просто уверен, что они ждали его, а девчонка спутала все карты.
        - Вот только зачем он полез один? Настолько уверен в своих силах?- хмуро ответил Вацлав. Повернувшись ко мне, он как-то странно посмотрел на меня и вдруг спросил: - Так он тебе ничего не сказал? Очень глупо с его стороны. Как мы будем его искать?
        - Или умно,- перебила Марго,- девочка сбежала бы без оглядки.
        - Думаю, связь с альфой должна была настроиться. Скажи, что ты чувствуешь?
        Я машинально прислушалась к себе. Теперь, когда я была относительно сыта, странный голос в моей голове уже не был так навязчив, скорее, ощущался как некая тень на задворках сознания. И что-то еще тревожило меня. Как будто я забыла что-то жизненно важное и теперь отчаянно пыталась вспомнить.
        - Ну! - все нетерпеливо уставились на меня.
        - Мне кажется, что я что-то чувствую,- я обвела их смущенным взглядом,- только не подумайте, что я сошла с ума...
        - Что ты чувствуешь?- Марго ласково погладила меня по голове, как маленького ребенка.
        - Меня будто кто-то зовет... какой-то шепот... меня словно тянет куда-то... я схожу с ума?- и я уставилась на нее преданным взглядом.
        - Нет, милая, ты вполне здорова, вот увидишь.
        - Ты можешь сказать, в каком направлении тебя тянет?
        Я задумалась, а потом неуверенно показала в сторону окна.
        - Туда.
        - На запад? Что у нас там?
        Мужчины переглянулись.
        - В этом направлении на несколько километров ни одного села нет, разве что заброшенный хутор в поле...
        Они замолчали и уставились на меня.
        - Думаю, это ловушка!- сказал один.
        - Девочку берем с собой,- тот, который Вацлав, протянул ко мне руку.
        Я отпрянула, вжимаясь в Марго.
        - Нет! Я никуда не пойду! Дайте мне телефон!
        - Не переживай, тебя никто не обидит. Но ты сейчас очень нужна нам. И Анджею. Без тебя мы его не найдем. Понимаешь?
        Они все смотрели на меня с таким ожиданием и такой тревогой в глазах, что я невольно поддалась. Я не могла бросить этого сумасшедшего поляка в руках убийцы и не желала ему зла.
        - Дайте мне позвонить родителям, и я сделаю все, что вам нужно,- тихо произнесла я.
        - Отлично!- Вацлав снял с себя кожаную куртку, накинул мне на плечи и отступил, открывая дорогу.- Позвонишь у меня в машине.
        Я молча подчинилась.
        ***
        Кавалькада из десяти монстроподобных джипов неслась на такой безумной скорости, что мне постоянно казалось, что кто-то из водителей не справится с управлением и одна из машин вылетит с дороги. Радовало лишь одно: вокруг простирались убранные поля, поэтому вряд ли возможна катастрофа со смертельным исходом.
        Вацлав усадил меня на переднее сиденье, собственноручно пристегнул и сунул в руку навороченный ай-фон.
        - Звони! - сухо бросил и надавил на газ.
        Я трясущимися пальцами набрала знакомый номер. Несколько безумно длинных гудков - и я замерла, услышав голос бывшего жениха.
        - Алло? Кто это? Говорите!
        - Игорь?- я откашлялась, удивляясь, какой хриплый у меня голос.- Откуда у тебя телефон моей мамы?
        Краем глаза я заметила, как Вацлав кинул на меня недовольный взгляд.
        - Оля? Олечка! Прости меня!- голос бывшего жениха сорвался, будто он пытался подавить волнение.- Знаю, я настоящий козел! Но тебе же было плохо со мной, я это постоянно видел...
        - Почему не сказал?- произнесла я помертвевшими губами, и перед внутренним взглядом вновь предстали обнаженные тела, блестевшие от пота, слившиеся в едином порыве.
        - Ну трус я, трус! Испугался! Ты же так хотела этой свадьбы, так готовилась... я не смог... прости... возвращайся, нам надо поговорить...
        - Где моя мама?- ровно произнесла я, давая понять, что не желаю обсуждать этот вопрос.
        - Она с отцом у нас. На кухне. Я не сказал им, что произошло.
        - Хоть на это ума хватило. Я сама скажу, что свадьбы не будет.
        Он немного помолчал.
        - Может, ты передумаешь?- спросил очень тихо.
        - Нет. Передай маме, что я звонила. И готовь документы на раздел квартиры.
        - Оля!
        - Удачи тебе с Сашкой.
        Я нажала "отбой" и молча протянула ай-фон мужчине. Тот, не глядя, кинул его в бардачок.
        - Проблемы?
        - Никаких проблем.
        Два джипа вырвались вперед, обогнав нас, и исчезли за поворотом. Следом за ними и остальные пронеслись мимо. Наша машина осталась в хвосте.
        Я с тревогой глянула на стрелку спидометра. Она застыла на отметке сто восемьдесят. Мне стало страшновато. Это на какой же скорости несутся те, что нас обогнали? Двести? Двести двадцать? По спине пополз холодок.
        - Не бойся, я отлично вожу машину,- усмехнулся Вацлав краем губ.
        Я невольно перевела взгляд на его руки, уверенно лежавшие на руле, и тут же вспомнила смуглые, крепкие ладони Анджея, как они скользили по моему телу, как ласкали, даря сумасшедшее удовольствие...
        В горле пересохло от горячих воспоминаний, между ног повлажнело...
        - Гм...- мужчина смущенно откашлялся,- ты не могла бы думать о чем-то другом...
        Я залилась пунцовым румянцем и отвернулась.
        Сработала рация.
        - Подъезжаем,- услышала я голос Яноша сквозь треск и помехи.- Уже вижу дома. Машин нет, людей тоже. Если только они действительно здесь.
        Вацлав бросил в мою сторону быстрый взгляд.
        - Что чувствуешь?
        Я прислушалась к своим ощущениям. Невероятно, но странное притяжение возросло, будто прежде оно было лишь тоненькой нитью, а теперь превратилось в крепкий канат. И канат этот тянул меня влево, напрямик, через поле и редкий подлесок, темным пятном выделявшийся на фоне серого неба.
        - Впереди поворот?- спросила я.
        - Перекресток с грунтовкой.
        - Нам налево.
        Он поднес рацию к губам:
        - Хутор слева от трассы?
        - Да.
        - Значит альфа точно там. Будьте осторожны.
        - Вы тоже. Присмотри за девочкой. Сюда не суйтесь.
        - Ок!
        Он вернул рацию на подставку и чуть сбросил скорость.
        - Спешить не будем,- пояснил свои действия, хотя я ни о чем не спрашивала.- На данный момент я твой защитник.
        ***
        Мы подъехали к хутору со стороны огородов. Вацлав сделал огромный крюк по замерзшему полю, стараясь, чтобы нас постоянно скрывал ряд кустов и деревьев, отделявший поля от дворов. Я насчитала около пятнадцати дворов с покосившимися мазанками под серыми шиферными крышами. В некоторых не было окон, у других осыпалась штукатурка, открывая рыжие пятна глины, которой мазали стены. Кое-где сохранились доски полусгнившего забора, развалины сараев и погребов. Было похоже, что здесь очень давно никто не бывал.
        Но именно туда меня так навязчиво тянуло, и эта тяга увеличивалась с каждым пройденным метром, с каждой секундой пути.
        - Он там!- теперь я не сомневалась, к кому меня так тянет. Анджей был в одном из этих домов.
        Вацлав остановил машину у крайнего дома и снова взял рацию.
        - Мы на месте.
        - Обошли часть домов. Глухо. Никаких запахов, никаких следов.
        - Ищите. Девочка уверена, что он здесь.
        Я видела, что мужчине трудно усидеть на месте, слишком явно было его нетерпение. Он то и дело бросал на меня косые, хмурые взгляды, отбивал пальцами нервную дробь и тоскливо вздыхал, устремив глаза в сторону домов. Роль моего охранника (или сторожа!) явно была ему в тягость.
        Неожиданно он напрягся, вглядываясь в одну точку. Я тоже невольно подалась вперед, пытаясь понять, что же привлекло его внимание. Во мне будто струна натянулась, готовая вот-вот лопнуть!
        Не движение, всего лишь намек, но именно он приковал наш взгляд к ближайшему дому. Мне показалось, будто за грязным стеклом мелькнула какая-то тень, и я поняла, что Вацлав тоже это заметил.
        - Сиди здесь!- коротко бросил он, открывая дверь.- Заблокируй замки и никуда не выходи. Я гляну, что там.
        Я послушно кивнула. Внутри меня все буквально кричало, что мы на верном пути. В доме действительно кто-то был и он явно не желал, чтобы его нашли. Вот только вряд ли этот кто-то был другом!
        Я затаила дыхание, наблюдая, как Вацлав осторожно крадется вдоль разросшегося ивняка, стараясь оставаться невидимым для возможного наблюдателя.
        Затрещала рация, заставляя меня подпрыгнуть. Я истерично выругалась и схватила аппарат в руку.
        - Вацлав! Здесь никого нет.
        - Есть! - закричала я, прямо в микрофон.- Здесь, с нашей стороны!
        - Оля?- Янош даже не скрывал удивления.- Где вы? Ты одна?
        - Мы заехали со стороны полей, через огороды! Вацлав заметил что-то и пошел проверить. Но я боюсь, что это опять ловушка.
        - Ты что-то чувствуешь? - в голосе мужчины появились тревожные нотки.
        - Да! Я чувствую, что Анджей совсем рядом, и что здесь очень опасно!
        - Ты в машине?
        - Да!
        - Сиди и не высовывайся! Сейчас будем.
        Я перебралась на водительское сиденье, не отрывая напряженного взгляда от мужчины, мелькавшего среди голых ветвей.
        Вот он достиг угла дома, прижался к нему спиной и начал осторожно двигаться вдоль стены, то и дело замирая и прислушиваясь. Мне даже показалось, что он принюхивался! Поднимал голову, вытягивал шею и ловил запахи в морозном воздухе, почти как собака. Это было и странно, и непривычно, но я поймала себя на том, что и сама невольно внюхиваюсь в окружающее пространство!
        Вацлав миновал покосившийся проем и исчез за углом дома. Мне стало страшно.
        Я сидела в заблокированной машине с поднятыми стеклами и не слышала почти ничего, что происходит снаружи. Зато хорошо видела, как разбилось окно, и из заброшенного дома пулей вылетел огромный серый волк!
        Я ахнула, едва не подпрыгивая на кожаном сиденьи.
        Второй волк, черный, тот самый, которого я видела прежде, выскочил из дверей. Его морда была в крови, а у серого торчал на загривке вырванный клок шерсти. Сцепившись, хищники покатились по примерзшей траве, рыча и щелкая челюстями, в попытке вцепиться друг другу в горло.
        И в этот момент из-за угла дома на полной скорости показались несколько джипов. Они резко затормозили, практически снося деревянный забор и часть полурассыпавшейся глиняной стены. Из машин высыпали знакомые парни, а дальше началось сплошное безумие!
        Вместо того, чтобы хватать какие-нибудь палки и отгонять волков, они просто образовали круг, внутри которого звери продолжали рвать друг друга. Но пара человек отправились проверять дом. Вот один из них показался на крыльце и махнул рукой: чисто!
        Чисто? Как "чисто"? Я же точно знаю, что Анджей там!
        Разблокировав машину, я выскочила на улицу, не замечая ни холодного воздуха, ни порывистого ветра. Меня вела интуиция, которая подсказывала, что здесь что-то не так. Анджей находился в этом доме, я была уверена, но его почему-то не обнаружили. Как можно спрятать взрослого мужчину в заброшенной мазанке так, чтобы его не смогли отыскать несколько человек?! Только убить и закопать труп в пол!
        От этой мысли я едва не задохнулась. Острая боль скрутила мой живот, заставляя согнуться и упасть на колени. И только тут я увидела как мужчины расступились, открывая мне волков. Серый лежал, не подавая жизни. Над ним стоял, тяжело дыша, черный.
        Но не это было самое страшное! Волков внезапно начало корежить, буквально выгибая суставы и кости. Я застыла с открытым ртом, пытаясь справиться с собственным организмом, и с ужасом поняла, что прямо на моих глазах свирепые хищники превращаются в обнаженных мужчин. Грязных, залитых кровью, но мужчин! И в одном из них я узнала Анджея!
        А второй, тот, что лежал с разорванным горлом, тоже был мне знаком. Тот самый официант из кафе, который так неприятно взглянул на меня, когда подавал на стол!
        - А вот и наш шпион,- кто-то из мужчин небрежно сплюнул на мертвое тело.- Что он здесь делал?
        - Ждал хозяина,- бросил Анджей, не сводя с меня пристального взгляда.- Охотника я убрал сразу, как только он вызвонил Милоша. Но вместо него появился этот. Как раз перед вами. Видимо, решил выслужиться и предупредить.
        Его рот дернулся в жесткой усмешке, больше похожей на оскал.
        Я смотрела в его глаза и понимала, что схожу с ума. Это просто кошмарный сон! Так не бывает!
        Машинально, будто робот, я поднялась с колен и бездумно направилась вперед, переставляя отяжелевшие ноги. Мой мозг отказывался верить тому, что видели глаза. Оборотни существуют? Сказочные монстры, превращающиеся в волков и людей, живут среди нас? И я переспала с одним из них!
        Внезапное понимание ударило по мне с силой девятого вала. Щенки! Во всех книгах пишут, что оборотни называют детей щенками! Боже мой, неужели...
        Я замерла на полушаге, не отрывая от Анджея безумного взгляда. Он стоял, опустив руки и с немой покорностью глядя на меня, будто ждал моего решения. У его ног валялся голый человек с практически оторванной головой. Жуткое и гадкое зрелище, от которого меня затошнило. Остальные участники этого действа так же молча смотрели на меня.
        Я дрожащей рукой коснулась своего живота. Лицо Анджея посветлело, словно он собирался улыбнуться, но вместо этого вдруг рванул в мою сторону с жутким оскалом, глядя на что-то за моей спиной.
        И тут на мою шею жестко легла чья-то ладонь, сдавила, лишая дыхания. Я почувствовала за спиной твердое тело, и хриплый мужской голос произнес рядом с моим ухом:
        - Не дергайся, сука!
        Ноги подкосились, отказывая меня держать, и я начала медленно оседать в руках незнакомца.
        Анджей застыл с каменным лицом в паре метров от нас.
        - Милош! Отпусти девушку,- произнес он ровным голосом, но на его скулах заходили желваки.
        - Даже не подумаю,- прозвучал над моей головой насмешливый ответ.- Это же твоя маленькая человеческая сучка, братец. Как интересно!
        Меня ухватили под мышки и резко дернули вверх. Чужой нос прижался к моей шее, шумно втягивая запах.
        - Мммм, какая сладкая девочка. Ты неплохо с ней развлекся, да, альфа? Я чувствую на ней твой запах. И твоих щенков. Интересно, ты ей сразу сказал, кто ты... или после того, как трахнул? Как думаешь, она согласится раздвинуть свои ножки и для меня?
        Анджей зарычал, стискивая кулаки.
        - Но-но, не дергайся,- к моему горлу приставили холодное лезвие.
        Я гулко сглотнула и скосила глаза, но смогла рассмотреть только черный рукав кашемирового пальто, белоснежный манжет и смуглое запястье.
        - Чего ты хочешь?
        - Сделать тебе так же больно, как и ты мне.
        - Я никогда не обижал тебя, брат... ты сам ушел.
        - Конечно! Сам! После того, как ты трахнул мою женщину, забрал мою стаю и уничтожил мой бизнес!
        - Милош, не делай этого,- Андженй поднял руку в успокаивающем жесте,- ты прекрасно знаешь, что я победил тебя в честном бою. И Анелька никогда не была твоей женщиной. Она спала бы с любым, если бы он был альфой. И бизнес я твой не трогал. Ты сам лишил себя всего, когда решил срубить легких денег.
        - Сейчас ты можешь говорить что угодно, альфа,- голос за спиной стал откровенно издевательским,- ты уничтожил мою жизнь. Теперь я сделаю это с тобой! И начну с твоей сучки!
        Прижимая нож к моему горлу, он другой рукой цепко схватил меня за локоть, выкручивая сустав. Я заорала от резкой боли, дернулась, чувствуя, как холодная сталь входит в мягкие ткани. Что-то теплое и липкое потекло по моей шее. В нос ударил металлический запах крови, наполняя меня диким ужасом.
        Мимо меня словно торпеда пронеслась! Нет, это уже был не Анджей, а огромный черный зверь, с оскаленной пастью, полной острых зубов. Я лишь почувствовала, как хватка ослабла и того, кто держал меня, буквально снесло разъяренным волком.
        Мне не дали упасть. Кто-то успел подхватить под руки, кто-то сорвал с себя футболку и прижал к моей ране, кто-то осторожно осматривал вывихнутый локоть.
        А у наших ног, в грязи и остатках травы, боролись два волка. И один из них был Анджей, а второй - его брат.
        Последний рывок - и черный зверь валит своего соперника навзнич, а сам бросается сверху, не давая ему вывернуться и встать. Клацнули челюсти, впиваясь в незащищенное горло. Черный волк зарычал, поднимая шерсть на загривке. Его враг яростно вырывался, но сделать уже ничего не мог. Чем сильнее сжимались клыки на его шее, тем быстрее жизнь покидала его тело.
        Наконец, все было кончено. Поверженный соперник несколько раз конвульсивно дернулся и затих. Из раскрытой пасти вывалился язык, веки сомкнулись и тело начало медленно меняться, принимая человеческие черты. Это было невероятно: и страшно, и странно одновременно.
        Черный волк заскулил, опуская голову, и медленно двинулся в мою сторону. Я замерла, затаив дыхание, не зная, то ли бежать без оглядки, то ли остаться на месте. Мое существо будто разделилось на две части, одна из которых билась в истерике, а вторая с возбуждением и азартом смотрела на приближающегося зверя.
        Вот он подошел почти вплотную. Ткнулся носом мне в ладонь, лизнул и шумно задышал. А потом вдруг уселся у моих ног. Я растерянно огляделась. Мужчины не сводили с меня пристальных взглядов, все чего-то ждали, но чего - я не могла понять.
        А потом меня что-то толкнуло, и я очень осторожно положила руку на лобастую голову хищника.
        Вся толпа облегченно выдохнула. Я опустила взгляд и смущенно покраснела. Передо мной, на корточках, сидел совершенно голый Анджей и смотрел на меня таким теплым взглядом, что я невольно разревелась.
        Он легко поднялся, абсолютно не стесняясь своей наготы. На его широкой, гладкой груди темнела затейливая татуировка, спускавшаяся к паху, а оттуда продолжавшая виться вдоль левой ноги до самой лодыжки. На тонкой цепочке поблескивал кулон в виде клыка. Наверное, это был волчий клык - теперь я это поняла.
        С природной грацией дикого зверя, он расправил плечи и огляделся. А потом притянул меня к себе, и я с готовностью обвила руками его талию и уткнулась носом в крепкую грудь.
        Мой любовник - оборотень! В это невозможно было поверить! Но глаза не могли лгать. И чувства тоже. Сейчас я ощущала себя как часть одного целого, и этим целым был именно он - дерзкий и страстный поляк, оказавшийся полуволком.
        Он очень мягко взял меня за подбородок, поднял мое лицо и склонился, накрывая губы теплым поцелуем.
        И тогда все остальные присутствующие опустились перед ним на одно колено и опустили головы, точно он был каким-то древним богом войны - прекрасным, обнаженным и залитым кровью своих врагов.
        - Смотри, - Анджей развернул меня лицом к своим людям Вот моя стая. Моя семья и моя жизнь. Примешь ли ты ее так, как приняла меня?
        Я молча кивнула, а потом, размазывая слезы по лицу, прошептала:
        - Ты же меня укусил? Теперь я тоже стану оборотнем?
        - Нет, малышка, ты человек - им и останешься. Но отменное здоровье и долголетие я тебе обещаю!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к