Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Каликин Константин: " Природный Талант " - читать онлайн

Сохранить .
Природный талант Константин Каликин
        Перейдя на другую сторону реальности, ты ждешь стандартного персонажа, навыки, набор опыта, примитивное развитие и линейный сюжет. Однако тебе открывается целый новый мир, в котором люди живут, воюют, торгуют, учатся, умирают, подчиняются и правят.Но как же быть, если застрял там на годы? Приспосабливаться или творить свою реальность? Каждый игрок решает сам, только тебе не слишком с этим повезло, ведь персонаж, в которого ты вселяешься, готов бороться за право обладать своим телом! Борьба с внешними обстоятельствами всегда лишь часть картины мира любого человека. Или эльфа. Или орка. Кто знает, что кроется в глубине сознания каждого.Как достигнуть следующего уровня, если уровней-то и нет вовсе?
        КОНСТАНТИН КАЛИКИН
        Природный талант
        Пролог
        По пути домой снова и снова ловите себя на том, что в жизни не хватает новизны ощущений? Серые будни наскучили, универсум не будоражит, все, что можно пожелать, у вас уже есть? Современные технологии аркаполисов предоставляют безграничные возможности, но где ваши уникальные ВОСПОМИНАНИЯ, ради которых наши предки усердно трудились и преодолевали трудности?

«Виртум» - технология для тех, кто жаждет ярких впечатлений, кто не видит выхода из монотонной современной жизни! Хотите прожить не одну жизнь, а две или даже три? В Игре это возможно - выбирайте героя! Серые и непримечательные воспоминания останутся в прошлом, как и муки выбора самых ярких эмоций! Система взаимодействия проанализирует вашу мозговую активность и удалит все, что вам не понравится в Игре. Самые лучшие воспоминания - десять процентов - останутся с вами навсегда. Реальность или виртуальность: так ли важна разница, если с вами остаются золотые воспоминания, которые согреют среди серых стен полиса?
        Я все чаще стал видеть упоминания Игры - объявления выплывали в большинстве отведенных под рекламу мест. Значит, мой мозг стал чаще реагировать на Игру и постоянно думал о ней. Видимо, все-таки придется разобраться, в чем ее суть. Говорят, нельзя игнорировать свои желания, они имеют свойство откладываться в памяти и вылезать наружу в самый неподходящий момент...
        Магазины в их устаревшем понимании давно перестали быть необходимы - для таких, как я, любителей «пощупать», формируется визуальная модель. В открытом доступе лежит полное описание характеристик и рекомендации по использованию.
        Я сделал заказ прямо на улице сразу после осмотра - мой лимит позволял такие серьезные финансовые траты. Тут же всплыло оповещение о доставке. Устройство «Виртум», необходимое для погружения в виртуальный мир, будет ждать меня у порога по прибытию. Еще одна удобная система современного мира...
        После ужина и опробую, впереди длинные выходные.
        Глава 1. Начало Игры.
        Борьба двух сознаний - чужеродное вытесняет хозяина тела и пытается поглотить его, ищет меню и настройки.
        - Кто здесь? Прочь из моей головы! - негодует хозяин тела. Впрочем, это бессмысленно, пришелец явно доминирует, и сделать с этим ничего нельзя.
        - Что значит - «кто здесь»? Что происходит, почему здесь кто-то еще? - я ничего не понимаю и вот-вот выйду из себя. - Это что, шутка? Что за чушь вместо Игры?
        - Я не понимаю, о чем ты! Не говори загадками! - в голосе слышны панические нотки.
        Глубоко вдыхаю. Телом управляю я - все-таки я. Открываю глаза и, как написано в руководстве, провожу правой рукой сверху вниз. Должна появиться функция отключения сущности AI-персонажа, но ее нет!
        - Да чтоб тебя! - раздосадовано чертыхаюсь. - Первый опыт - и... такой!
        - Какой еще опыт? - подозрительно интересуется хозяин тела. - О чем ты говоришь? Зачем ты пришел и как смог завладеть моим телом, демон?
        - Ладно, - обреченно цокаю языком. - Придется объяснить, иначе ты не заткнешься. Еще и мысли мои читаешь, так некстати! Я - Крис, человек, который теперь тобой управляет. Мы в виртуальной реальности, а ты - персонаж, подошедший мне по параметрам. Теперь доволен?
        - Бр-р! Вижу, что управляешь... Но остального не понимаю, - в голосе парня явно проступает недоумение. - Мы жили вдвоем с отцом, зачем я понадобился демону... человеку... зачем мной управлять?
        - Спокойно, я сейчас все решу, - вижу кнопку «Поддержка». - Нашел!
        После нажатия ничего не происходит. Вообще ничего. Да вы издеваетесь?
        - Как твое имя? Ты человек, верно?
        - Аркан, человек... - парень вздыхает. - После смерти отца все вокруг будто гонит меня куда-то. Значит, это и есть конец проклятых?
        - Не эльф, все-таки не эльф, значит, не успел нажать... - игнорируя хозяина тела, бормочу, судорожно пытаюсь вспомнить текст руководства. И почему я читал его через строчку? Да что ж тут все так сложно!
        Внезапно накатывает волна непонимания - не мое, чужое чувство.
        - Что, не понимаешь? Чувства я твои тоже ощущаю! - прерываю сам себя. - Стоп. Совмещение чувств. Слух, обоняние, осязание - все есть. Внутренние чувства тоже есть! Нужна срочная медитация! Аркан, ты умеешь медитировать?
        - Ты в своем уме? - переспрашивает парень. - Что значит «срочная»?
        - Конечно, я не в своем уме, придурок, я в твоем теле! - отвечаю с нарастающим раздражением. - Так умеешь или нет?
        - Умею, умею... это все должны уметь. Без медитации не получится сохранить дух - природа наша не даст, сожрет. Но с тобой в голове у меня не выйдет, не радуйся! Стой, я ощущаю твою... радость?
        - Да! - в моем голосе можно различить ликование. - Чтобы не сойти с ума, нам нужно объединиться. Медитация должна помочь... я думаю.
        - Объединиться? - парень помолчал несколько мгновений. - Сомневаюсь, что хочу этого. Но другого выхода нет, правда? - не дождавшись моего ответа, он решился. - Идем.
        Я перекинул управление телом Аркану и стал наблюдать, концентрируясь на ощущениях. Он встал с кровати и с опаской двинулся к выходу. На меня накатило ощущение свежего горя, яркие вспышки чужих воспоминаний.
        Мы прошли по тропе вверх и забрались на холм. Отовсюду был слышен щебет птиц и стрекотание насекомых. Что это такое? Какая может быть медитация в таких условиях? Слышал, для этого тишина нужна.
        - Не нужна, - ответил Аркан на мое возмущение. Спокойствие проходит по всему телу, шелест листьев похож на успокаивающий шепот, а плывущие по высокому небу облака словно издают тонкую мелодию.
        Мы сели в центре холма. Поза расслабленная и обычная, но такая знакомая, будто я каждый день этим занимаюсь. Расслабляюсь и чувствую, как Аркан отпускает тело, отделяя внутренние ощущения от шума окружающего мира. Его сознание тоже наблюдает.
        Как странно видеть со стороны! Знать, что вот он, их владелец, находится рядом и смотрит теми же глазами, слышит теми же ушами... но это другой человек.
        Мы проваливаемся внутрь сознания Аркана. Мимо проносятся прожитые им годы - сначала медленно, словно слабое дуновение ветра, но с каждым мгновением оно ускоряется, превращаясь в ураган. Мелькает смерть отца, горе... Счастливые минуты, разговоры по вечерам, работа до изнеможения, снова умиротворение. Одинаковые дни и ночи, охота, рыбалка, ножи, луки, постройки и детские игры, взросление и непонимание, тепло и любовь отца. Снова непонимание, детские слезы, падения и подъемы, высокие кроны деревьев и руки - мои руки, такие маленькие на фоне этих громадин. Пустота, черная стена боли - отворачиваюсь и не смотрю в нее, забываю и не смотрю...
        Сбивая мое собственное Я, ураган уничтожает то, что было мной... или им? Чувствую, как мои собственные мысли и чувства, воспоминания и жизненный опыт прорываются в чужое сознание. Я мог бы отфильтровать этот поток, ограничить его, но течение слишком быстрое и мощное, как природная стихия.
        Два сознания сливаются в одно. Это я прожил здесь двадцать лет. Это я потерял отца неделю назад и похоронил его, рыл могилу своими руками. Щекам становится влажно, глаза щиплет - мои тридцать лет превратились в пятьдесят и сжались в двадцать. Тело ощущается как настоящее! Только сейчас я в полной мере осознаю, что такое «виртуальная реальность».
        Мое умиротворение нарушает звук - дятел выстукивает ствол дерева. Шумы леса достигают моих ушей, солнечный свет вроде тот же, что и полчаса назад, но все же что-то отличается. Я помню желтоватое солнце на Земле, но здесь небо другого цвета. Оно не вычищено идеальной дополненной реальностью.
        Колючие травы развеваются под легким дуновением ветра, ароматы весеннего леса дразнят воспоминаниями о ежедневных походах. Это мир, в котором Я-Аркан прожил свои двадцать лет. И я готов к тому, что называют Игрой. Пора отправляться в путь.
        Взмах руки и мысль о меню вызывают консоль управления. Выбрав «Навыки», вижу две ветки, из которых активна только одна. В ней несколько пунктов: «Природный талант», «Медитация», «Слияние» - последний подсвечен золотым. Что это еще за навыки? Не Игра, а мучение!

«Надо было просмотреть какой-нибудь гайд» - настигает меня запоздалая мысль. Ладно, сейчас не время думать об этом. С местным опытом жизни и знаниями «оттуда» я смогу справиться с любой ситуацией.
        Значения experience нет, уровней нет, только навыки и таланты. Кстати, как их просмотреть? На этой кнопке стоит красный блок, через него не пройти. И навыков негусто... хотя, это ведь только начало. Да и не играл я раньше никогда, придётся махнуть рукой на эти игровые понятия.
        При необходимости можно было натренировать тело так, чтобы оно двигалось идеально или в заданном ритме. На практике это было довольно затруднительно, особенно без хорошего наставника. Но кто знает, какие персонажи мне еще встретятся? Поэтому я смело отбросил сомнения и двинулся вперед, не оглядываясь. Только куда мне двигаться-то? Нужно собрать припасы, определить цель и идти.
        Вспомнить бы про устройство объединенных миров Игры, о котором я успел прочитать. Да-а-а, только про это ведь и успел, а до самого важного так и не добрался.
        Как там было... Игра объединяет сеть искусственно созданных миров, которые отличаются по степени развития, скорости течения времени и другим признакам. Все они соединяются проходами, разумеется, охраняемыми и скрытыми от глаз обычных прохожих и путешественников внутреннего мира. Не было никакой системы порядка и закона - игроки сами решали, что им делать, свободу ничем не ограничивали.
        Развалиться системе не давала одна особенность: все миры были населены разумными существами. Пока не приходил игрок, существо управлялось искусственным интеллектом. Программно ограничивались разговоры про игроков и AI-персонажей, или, как их еще называли, имеющихся носителей. Если игрок затрагивал эту тему, его просто никто не слышал, при этом выглядел он естественно. Собеседнику даже могло показаться, что он просто поперхнулся или охрип. Движения вызова консоли тоже ограничивала система.
        Все для полного погружения в иную реальность. Ничто не должно напоминать игроку о различиях между ним и AI-персонажами, которые проживают здесь свои жизни.
        Глава 2. Первые шаги.
        Аркан вышел в пролесок, пересек знакомый ручей и направился прочь. Его путь пролегал сквозь густой лес, но беспокойства он не испытывал. Эти места вдоль и поперек были изучены им во время походов с отцом - здесь можно было поохотиться, запастись грибами или ягодами, набрать хвороста или лечебных трав. В лесу было всё.
        Воспоминания рвались из груди ностальгическим «Постой!», вызывали желание притормозить и погрузиться в прошлое, но Аркан понимал, что время не бесконечно, поэтому торопился вперед. Шел, не обращая внимания на пометки на деревьях, которые остались далеко позади. Тропа, по которой он шел, заросла - в последний раз с отцом они были здесь лет пять назад.
        С другой стороны горного хребта располагался проход, к которому стекалось большинство приключенцев. Шагая по еле заметной в траве тропинке, проходя через поросший мхом лес, он двигался навстречу неизвестности. Игрок понимал, что проход в виртуальный мир должен разбавить однообразие и серость Мира людей, где он очутился. Конечно, экзотики и здесь хватало, но хотелось чего-то большего.
        По дороге ему довелось пострелять из лука - навыки занятого им тела не подвели, убитого оленя он разделал с легкостью. «Следопыт», «Стрелок», «Мясник» - новые скиллы заполнили одну из веток таблицы Мира людей.

***
        Долгий путь выматывал: дважды приходилось останавливаться на ночь, один раз я перебирался через небольшую речку. Не было монстров, на которых можно было тренироваться. Как же тогда вообще прокачиваться? Вопросы о мироустройстве не покидали голову.
        Воспоминания из прошлого говорили, что никаких монстров здесь нет и быть не может. «Прокачка» происходит в процессе обучения, совсем как в реальной жизни, с трудом, упорством, постоянством тренировок. Сколько времени должно пройти, чтобы я смог обучиться чему-то действительно стоящему в этом мире? А если не встретится ни одного учителя, что тогда делать?
        Отец показывал мне эти места, с неохотой рассказав, что давным-давно из портала появились два крупных боевых отряда. Демоны и ангелы убивали друг друга долго и со вкусом, но никто так и не узнал, как они оказались здесь и почему воевали. Надо ли говорить, что их явление плохо сказалось на местном населении? Столько сожженных деревень, разрушенных мостов, погибших людей... Моя мать была одной из них - это я знал со слов отца. Воспоминаний о ней не осталось, потому что я был слишком мал.
        Люди до сих пор боялись снова селиться здесь. Только мы с отцом, как два отшельника, жили в хижине в горах неподалеку.

***
        Я дошел до выбранной цели и до сих пор не понял, как происходит переход между мирами. Придется действовать наугад.
        Передо мной возвышалась огромная арка врат. Портал, если он был где-то в ней, явно был неактивен и не собирался меня никуда переносить. По контуру арки вились замысловатые надписи на незнакомом языке. Сейчас бы сюда автоперевод, как в универсуме! Но, конечно, в этой ущербной версии жизни не было ничего, чтобы хоть немного облегчить мое существование.
        Я разглядел отверстия причудливой формы - очевидно, для ручного открытия. Только вот ни один ключ не мог иметь подобных очертаний! По крайней мере, из тех, которые я когда-либо видел. Что же необходимо для перехода? Не понимаю!
        Со злости я даже пнул эти ворота, целясь в разные места, но ничего не произошло. Не отражающая свет черная арка равнодушно взирала на меня. Черт, это ведь даже не дверь, которую можно сломать! Просто никудышный объект на карте. Где пункт взаимодействия? Хочу взять квест, но ничего даже отдаленно похожего не могу найти. Видимо, придется искать кого-то, кто знает об этом больше меня.
        Я разбил лагерь у подножья арки. Сдаваться так просто я не намерен, сейчас дождусь кого-нибудь и попробую разузнать, как задействовать этот механизм и распрощаться со скучным Миром людей.
        Прошло несколько часов. Спускались сумерки, потянул прохладный ветер, но никто к воротам так и не пришел. Я практически безотрывно наблюдал за тропами, которые выводили к широкой лужайке, так что не смог бы никого пропустить. Ночь опустилась на мир, а я все еще был в одиночестве.
        Надо же было выбрать человека, а не эльфа! В такое захолустье попал. У эльфов, наверное, сразу начались бы приключения, монстры и адреналин. Придется подождать подольше и устроиться здесь основательнее. Заодно обыщу ближайшие горы, может, найду хотя бы парочку опасных животных, чтобы обкатать боевые навыки. Странно, что «Стрелок» не относится к боевым. Кажется, отец упоминал какое-то устройство защиты от стрел, может, дело в этом?
        Никто уже и не помнил, кто изобрел эту защиту, как и откуда она бралась, но ей пользовались во всех Мирах. При любом уровне развития люди могли получить защиту «Экстремум», которая отражала любые твердые тела: камни, наконечники стрел, пули. Скорость полета или пробивная способность снарядов была не важна, но эффективность «Экстремума» сводилась к нулю, если человек брал в руки оружие. Куда бы путешественник ни отправился, использование стрел было малоэффективным средством против серьезных противников.
        Пришлось тренировать владение мечом - деревянной палкой, которой я сам придал вид клинка. Ветки навыков боя и ремесла сразу стали заполняться, так что список пополнился «Оружейником» и «Мечником». Здорово не хватало направления, я все еще не понимал, куда мне стремиться и как развиваться дальше - прогресс по-прежнему не отображался.
        - Может, надо прокачаться еще, чтобы появилась шкала уровней? Ладно, не начнешь - не станешь мастером! - произнес я вслух. В последнее время я все чаще стал разговаривать сам с собой, чтобы окончательно не рехнуться в одиночестве.
        Молодое физически здоровое тело было наполнено энергией и с благодарностью отзывалось на нагрузки - я стал замечать, как окрепли мои мускулы. Проще говоря, я стал сильнее, быстрее и выносливее.
        Я построил хижину из бревен. Вспоминая уроки отца, выстелил крышу еловыми ветками, чтобы защитить свое жилище от дождя. Мой топор не годился для охоты на крупного зверя, а с недавних пор я мечтал завалить хотя бы одного. Пришлось сделать копье, брать с собой крупный нож и полагаться на удачу. Вопреки ожиданиям, в лесу будто не водилось крупной дичи: ни волков, ни медведей, ни кабанов. Потренироваться в рукопашном бою мне тоже не удалось.
        Очередным утром я открыл глаза и увидел ставшую привычной картину. Просвечивающий навес хижины, по которому ползают насекомые, собирая утреннюю росу. Влаги, конечно, хватало и без нее - по поляне протекал ручей, неторопливый и освежающий.
        - Пора! - я поднялся резким рывком. - Решено, если и сегодня не найду ничего интересного, двинусь дальше. Не вечно же просиживать штаны в этой глуши.
        Портал все также был неактивен, сколько бы я ни ходил через него. По какой-то причине путники избегали посещать эти места - иногда мне казалось, что из-за каких-то конкретных причин, а не только из-за того, что дорога после врат переходила в узкую тропу и уходила в горы. Деревни по соседству были выжжены и безлюдны.
        Врата из черного камня стояли поперек тропы, случайный прохожий мог бы и не понять, что прошел через портал в другой мир. Но я-то понимал, и понимал прекрасно, что это не просто украшение посреди дороги! Я обыскал уже большую часть окрестностей, включая руины соседней деревушки. Кроме поросших травой разрушенных домов там не оказалось ничего. Ни нежити, ни артефактов.
        Я еще раз прошел сквозь арку врат и спустился по тропе в долину. Каменистая почва была покрыта мхом, приятно пружинившим под ногами. Привычным жестом я снял с плеча лук, достал стрелу и побежал. Утренняя охота началась.
        Несмотря на ранний час, воздух был вязким и тяжелым, полным влаги. Дышать полной грудью не получалось, водная взвесь оседала на одежде, а земля источала жар, не успев остыть за ночь. Где-то на краю сознания мелькнуло неприятное ощущение и тут же пропало. Я отмахнулся от предчувствия и начал красться по следу небольшого зверя, который ушел в лесную чащу.
        Вдох-выдох, задержка, выстрел. Стрела попала точно в цель, как всегда. Я подбежал к своей добыче и мысленно попросил у природы прощения за смерть животного. Пообещал, что и сегодня не растрачу зря энергию, полученную у дичи.
        Я всегда начинал с этого день - так приучил меня отец. Привычки человека, но я-игрок ничего против них не имел.
        - Приятный антураж, - заметил я в первый раз, но распорядку дня бывшего хозяина тела не препятствовал.
        Вернувшись в лагерь и уложив добычу, я осмотрел укрепленный берег ручья, который расширялся с каждым днем все больше и больше. Поток был настолько широк, что без моста переправиться было уже невозможно. Если потребуется, я мог отправиться на изучение той части леса, когда вода спадет, но, если честно, вовсе не горел желанием. Когда портал сработает, мне из этого мира ничего не понадобится. Серость и скука останутся позади, начнутся приключения!
        Мяса я насолил уже на месяц вперед, но что толку? Я продолжал развлекаться охотой: ставил капканы и мастерил ловушки, стрелял из лука. Забавная мишура, да и только. Пора отправиться в горы, наверняка там найдутся пещеры, которые можно будет исследовать.
        Факел есть, веревка всегда под рукой, копье и нож тоже. Жаль, что никакой защиты для себя соорудить я не смог, похоже, мой персонаж в этом абсолютно бездарен. Что ж, придется действовать по-другому - стремительно атаковать и уклоняться.
        - А теперь вертикально в гору, - я думал о том, что ждет меня впереди. Обучение, путешествия, сражения, множество сражений! Нельзя же прожить жизнь отшельника в виртуальной реальности, я здесь совсем не для этого.
        Ветер усиливался, то и дело пытаясь скинуть меня на каменные выступы, оставшиеся далеко внизу. Добравшись до уступа горы, я вложил все силы в последний рывок и рухнул на ровную поверхность.
        Холодно здесь! Не ожидал, что перепад температуры будет настолько резким. С отцом я-Аркан так высоко не забирался. В универсуме круглые сутки по умолчанию поддерживалась комфортная температура, а здесь то жара, то холод - какой неудобный мир!
        - Вот оно, мое подземелье-е-е! - крикнул я прямо в большую расщелину в скале.
        В ответ раздался грозный рык, предупреждающий об опасности. Усталость как рукой сняло, тело наполнилось адреналином и предвкушением предстоящей битвы.
        Из глубины расщелины доносились шаркающие звуки. Судя по силуэту во тьме, зверь был в несколько раз крупнее меня. Достав из-за спины лук и стрелы с каменными наконечниками, я без промедления атаковал. Колчан пришлось на ходу вставлять между камней, чтобы не снижать скорость стрельбы. Стрел было всего пятнадцать, и я планировать выпустить все.
        - Подходи, ну же! - я натянул тетиву и ждал, когда покажется морда зверя, и станет ясно, куда метить стрелой. Копье пригодится немного позже: я был уверен, что воспользуюсь всеми видами оружия, которые прихватил с собой. - Здоровенная зверюга!
        На свет вышел медведь. Первое, что привлекло мое внимание - это окровавленная пасть зверя и бурые следы, которые оставляли на камнях лапы. На задних частично отсутствовала шерсть, видимо, неизвестный противник выдирал ее клочьями.
        - Да тебя кто-то потрепал уже, - я прицелился и быстро выпустил стрелу, пытаясь попасть в глаз. Тут же взялся за следующую и выстрелил во второй раз, и в третий, не дожидаясь реакции медведя.
        Первая стрела оказалась неожиданностью и вошла в левый глаз, зверь взревел от боли и обнажил клыки. Вторая стрела прошила ухо - я промазал, хотел совсем лишить его зрения, так было бы проще с ним расправиться. Третью стрелу я направлял в шею, но она отскочила от шкуры. Нет, такую не пробить моими «спичками». А где его жизнь? Почему не отображается урон?
        Следующие три стрелы я отправил медведю в пасть, пытаясь попасть в глотку. Одна удачно вошла глубоко в медвежью гортань, отчего зверь окончательно пришел в бешенство. Опустившись на четыре лапы, он побежал на меня.
        Мир вокруг замедлился. Наверное, так действовал адреналин в моей крови. Я отчетливо видел каждую деталь. Под правой рукой лежало заранее приготовленное копье. Я схватил его и направил в заранее выбранное место. Черенок был хорошо мной продуман именно для таких случаев: во время охоты на крупного хищника, который может броситься на охотника, он никогда не сломается. При правильном использовании копье немного изгибается вдоль тела, пропарывая шкуру скользящим движением. В общем, оружие действует как нож с большим рычагом.
        - Что? Медведь остановился, увидев копье? Это как понимать? - я ощутил, как к горлу подступила тошнота. В голове возник образ медведя, который переламывает мне кости и отрывает куски плоти. Колени подкосились при виде умного зверя, вставшего на задние лапы перед острием копья. Я вцепился в прочный черенок, такой теперь бесполезный, пытаясь найти выход из ситуации.
        В этот момент медведь небрежным жестом выбил мое копье и двинулся вперед, чтобы отомстить за потерянный глаз и израненную пасть.
        Остается только бежать. Я быстро перекатываюсь направо под его огромную, больше моей головы, лапу. Смертоносные когти промелькнули в считанных сантиметрах от макушки. Но кувырок я выполнил идеально, медведь теперь стоял спиной ко мне на краю обрыва. Надо собрать последние крупицы смелость и хоть что-то сделать.
        При мне остался только нож. Я перехватил его левой рукой и резанул наотмашь по задним лапам там, где не было шерсти. Остро наточенное лезвие легко перерезало толстую шкуру зверя, мышцы и сухожилия. Два точных сильных движения к правой и левой лапе, и готово. Огромный зверь обезумел от боли, которую не ожидал получить от человека.
        - Так-то! Знай, каково быть жертвой! - я отчаянно толкал обеими ногами медведя в спину, сбрасывая в обрыв.
        Медведь завалился вперед и, падая, зацепил веревку, завязанную на моей талии. Этого оказалось достаточно, чтобы я рухнул вслед за ним в туманную низину с огромной высоты. Я преодолел ее за час упорного подъема! Хорошо, что зверюга пока что находилась на расстоянии размотанной веревки. Это не даст ему убить меня в полете, иначе конец игре!
        Мгновения спустя медведь приземлился на каменистый уступ где-то посередине скалы. Его череп раскололся с характерным хрустом, тело изогнулось под неестественным углом, а сверху приземлился я, схватывая каждую миллисекунду ощущений. Сознание мое погасло.

***
        Я очнулся от влаги на лице - пока я валялся в отключке, начал накрапывать мелкий дождик. Все тело болело, левую ногу я вовсе не чувствовал и не хотел даже смотреть на нее. Солнце уже заходило за знакомый силуэт медвежьей горы. Шея едва сгибалась, но я был жив, черт побери!
        От одного взгляда вниз меня бросило в дрожь. Что же теперь делать? Нужно хоть немного подкрепиться - медвежье мясо вполне подойдет. Эту ночь я пересижу, а потом решу, как выбираться отсюда.
        Хорошо, что нож я не выпустил даже во время полета - после моего падения он воткнулся в звериную тушу, уйдя по самую рукоять. Резать шкуру без адреналинового всплеска и хорошего размаха было сложно, слишком уж она прочная оказалась. Но я справился, кое-как сделал надрез, запустил руку внутрь и стал орудовать вслепую. В последнее время я стал просто мастером свежевания - раньше приходилось иметь дело максимум с оленями, да и моя помощь отцу сводилась в заготовке и засолке мяса. Конечно, интуитивно я разобрался со строением медведя и быстро добрался до его сердца. Здоровенное, как и сам зверь.
        - Съем-ка я его, в лучших традициях жанра! - какой-то хрип вместо смеха вырвался из моей груди. Так, там тоже не все кости целы.
        Я достал сердце и впился в него зубами. Мышцы были жесткими, а от вкуса свежего мяса вперемешку с кровью меня почти вывернуло наизнанку, но усилием воли я заставил себя продолжить трапезу. Секунд десять я провел в полном отвращении к себе, мясу и миру, а затем произошло нечто невероятное.
        Золотистое свечение окутало меня, и я почувствовал необычайную легкость в теле - боль растворилась, как будто ее и не было. Мне удалось без усилий сесть, а затем и встать на медвежью тушу. Только сейчас я оценил высоту, с которой упал, увидел, что моя левая нога была раздроблена о торчащий из скалы камень, но сейчас очень быстро приходила в норму. Пользуясь приливом сил, я столкнул убитого зверя ниже, чтобы подобрать его после. Вещи и оружие заберу потом, да и пещеру обыскать не помешает.
        Спуск не отнял много времени. Свечение исчезло, но силы остались, и я ощущал себя переродившимся. Похоже на какой-то вид исцеления, или я случайно нарвался на квестовый предмет со специальным эффектом, пока было не очень понятно. До темноты нужно добраться до хижины и дотащить эту громадину, чтобы охота не прошла даром.
        Уже дома, сидя над освежеванным медведем, я осознал, насколько близок был сегодня к смерти. Лишь удачное совпадение спасло меня. Об этом стоило подумать, но я провалился в сон, едва дойдя до кровати.

***
        Проснулся я в полдень и сразу подскочил. Быстро позавтракав, снова отправился в пещеру. Во второй раз карабкаться на гору было гораздо легче. С осторожностью я собрал разбросанные вчера вещи, радуясь их сохранности. Факел горел неярко. Я ожидал большего, но, видимо, мой навык осветителя пока хромает.
        Проход в пещере оказался узким, медведь здесь наверняка еле помещался. Из стен торчали камни - вот обо что здоровяк стер свою шерсть на задних лапах! В глубине не нашлось никаких проходов, обычная берлога. Я даже слегка разочаровался. Постойте...
        Что за черная штуковина? Отливает голубоватым светом, сверху дыра, как будто обвал случился. Как это раньше на земле называлось - метеорит? Камень, упавший из космоса. Значит, здесь и космос простроен! Высший балл создателям Игры за реализм.
        Больше ничего полезного в берлоге не было, надо было возвращаться. После спуска увидел обновление в навыках - «Альпинист». Даже забавно это, пару раз полазил по горе и на тебе - новое умение. Буду искать дальше что-то дельное, наверняка этот медведь был не один. Может, тут и респаун настроен, и в той же берлоге через какое-то время обнаружится такой же зверь... надо соблюдать осторожность.

***
        После встречи с медведем Аркан понял, что в Игре слабо применимы техники из его реальной жизни. Интеллект местных монстров явно был выше стандартного набора животных инстинктов. Поэтому нужно было готовиться к непредвиденным ситуациям и приготовить оружие, с которым он выйдет победителем из любой схватки.
        Он не был кузнецом, так что оставалось только выдолбить меч из камня. В пещере он увидел материал, который показался ему подходящим - тот самый черный камень, отливавший голубым. После тщательной подготовки он попытался достать его.
        На ощупь камень был теплым - необычно для минерала. При кажущейся хрупкости глыба не раскалывалась, была пластична и прочна, не поддавалась воздействию ножа или обычного молотка. Аркану удалось только сдвинуть камень - то ли вес оказался меньшим, чем он ожидал, то ли сам парень стал сильнее, но приподнять глыбу ему удалось безо всяких приспособлений. Сбрасывая камень с утеса, он задавался вопросом, не расколется ли он. Но странный материал прошел проверку на прочность, раздробив все на своем пути и оставшись целым.
        На обратном пути я почувствовал влияние охотничьего инстинкта и свернул с пути в чащу. Здесь недавно прошел крупный зверь! Мое тело наполнилось энергией. Это был большой кабан-секач, судя по следам. Я таких еще не встречал. В воспоминаниях всплыли наставления отца: он предупреждал, что сразить такого зверя нужно сразу, иначе он прикончит тебя.
        - Подойдет, съем и его сердце, проверю эффект, - воспоминания о медведе все еще вызывали во мне отвращение, но научный подход и любопытство пересилили.
        Набор оружия был тем же, как и тактика. Стандартный комплект одежды я дополнил наручами и наголенниками из прочной медвежьей шкуры, больше я ничего сотворить с трофеем не успел. Нужно было изучить следы, ветер и возможность быстрой атаки, чтобы остаться незамеченным. Затем нужно было аккуратно настичь зверя и обустроить позицию.
        Кусты, сквозь которые проходил вепрь, кололись и норовили оцарапать мне лицо, а следы утопали во мху, насосавшемся влаги. Не самое удобное окружение для охотника, что и говорить. Двадцать минут спустя мне надоело красться. Может, кабан и не думал тут останавливаться, а я так и буду плестись через лес весь день ради мифической встречи со зверем? Для чего вообще нужна эта детальная реалистичность? Достали эти кусты! Пробегусь немного, глядишь, нагоню добычу.
        Бежать было, конечно, лучше, но мох под ногами здорово замедлял скорость. От нашествия веток я прикрывался наручами, выставляя предплечья вперед. Вскоре мне стало ясно, что скоро я встречусь с вепрем - следы стали четче и глубже, мох не успевал подтягиваться вверх, а древесные соки еще текли по веткам, сломанным зверем. Это меня обрадовало, волнение снова завладело моими мыслями.
        - Меньше эмоций, четче мысли! - я прикрикнул сам на себя, пытаясь успокоиться.
        Я уже слышал грузные шаги, видел его очертания сквозь листву. Здоровенный, как надо! Лук перекочевал в руку, стрела легла на тетиву. Повинуясь не здравому смыслу, а инстинктам, я выстрелил ему в заднюю лапу чуть повыше колена, чтобы лишить зверя подвижности. Есть! Каменный наконечник стрелы вонзился точно туда, куда я и метил, но вместо жалобного крика и падения вепрь рассвирепел и развернулся в мою сторону, выискивая обидчика.
        Похоже, моя попытка выгадать преимущество для вепря показалась не более впечатляющей, чем комариный укус. Я направил пару стрел почти одновременно, целясь в глаза. Они были маленькими, но я хорошо владел луком и отчетливо понимал, что это мой единственный шанс лишить врага зрения и одержать победу. Но что-то в моем плане пошло не так, хоть стрелы и попали точно в цель.
        Разъяренный зверь не остановился, он начал мотать башкой и побежал еще быстрее. Видимо, запомнив, где я стоял, вепрь прыгнул в мою сторону, ломая кусты и деревья. Я попытался воспользоваться копьем, но не смог как следует упереть черенок. Налицо провал в подготовке! Зверь приземлился на копье, но черенок воткнулся в землю, отскочив от кости. Я не успел отойти, слепой кабан сломал мне левую руку и откинул в сторону, продолжив мотать башкой с опасными бивнями.
        Нюх! Вот его козырь! Он жадно втянул рылом воздух и нашел меня, даже не видя, и снова рванул в атаку. Этому зверю терять нечего, и он явно готов продать свою жизнь подороже. Нож я успел вытащить, но как его добивать? Неужели зверь может хотеть боя? Кому вообще пришло в голову наделить зверей интеллектом?
        Бежать от него бесполезно, а вот попробовать спрятаться точно стоит. Левая рука висела плетью и ужасно болела. Я подскочил и отбежал к ближайшему дереву, кабан прыгнул за мной и воткнулся клыком в ствол, вырвав солидный кусок древесины. Мне показалось, или я услышал стон боли? Раздумывать было некогда, вепрь размахивал клыками, и только наруч на правой руке спас меня от очередного перелома.
        Отмахиваясь, я очень удачно попал ножом по носу. Визг зверя дал мне понять, что я задел его слабое место. Отскочив в сторону, я размахнулся и воткнул лезвие в его рыло, проткнув верхнюю челюсть. Секач истекал кровью, но продолжал биться, хотел поймать меня, беспорядочно мотал мордой, из его глазниц все еще торчали древки стрел.
        В этот момент я вовсе не ощущал себя благородным охотником. Просто глупый мальчишка, который захотел убить могучего зверя ни за что, ради эксперимента. На секунду я завис, осмысливая картину перед собой и чувства, которые она во мне вызывала.
        Боль в левой руке вернула меня в реальность. Кабан уже не чувствовал моего запаха, зрение ему было недоступно, так что он вслепую метался между деревьями, оглашая лес диким визгом. Отвратительное издевательство. Я подхватил лук, отлетевший во время первой атаки, вытащил пару стрел и отошел на пригорок.
        Кабан ничего не слышал, отдавшись природной ярости. Надо предать его тело покою и завязывать с убийствами зверей, это чудовищно. Я видел то место, куда нужно было попасть, но в моем распоряжении была только одна рука - с луком мне не совладать. Придется рискнуть и воспользоваться стрелой вместо ножа, другого оружия не осталось.
        Намотав на руку со стрелами тетиву, я решился. Разбежался и прыгнул на вепря, а потом словно со стороны услышал хруст костей и ощутил резкую боль. Задумка удалась - кабан упал замертво, последним ударом торчащего клыка пробив мне грудину. Как же больно!
        Почему в этой чертовой Игре нет выбора сложности, где поглощение боли? Идиоты-создатели, их бы самих сюда запихнуть... Я сплюнул кровь и с усилием потянул на себя нож. Еле дополз до груди вепря и попытался разрезать ее, но рука не слушалась, слезы сами лились из глаз. Боль пронзала всё тело.
        ЭТО ЖЕ ВСЕГО ЛИШЬ ИГРА, ВЕРНО?
        Мне все же удалось собрать остатки сил и взрезать еще теплую тушу.
        ДОС...ТАТЬ...СЕРД...ЦЕ...
        Сознание погасло, оставляя боль где-то позади.
        Перед глазами появилась незнакомая картина, никогда еще я не видел подобного: ночь, огни и дикая боль, окутавшая меня и все вокруг. Я лежал где-то рядом с небольшим ручьем, совсем не ощущая своего тела, и был очень маленьким. Боль оказалась куда сильнее той, что я получил в схватке с диким кабаном. Как будто меня спустили в адское пламя и жгли без остановки! Но я не умирал, я впитывал этот огонь, купаясь в боли и страдании.
        Вода ласкала мои ноги, я чувствовал нечто родное и прекрасное среди сжигавшего меня огня. Душа природы пыталась что-то сказать мне, но я уже ничего не расслышал. Видение исчезло, а я снова провалился в темноту.
        Открыв глаза, я снова увидел легкое золотистое свечение. Приподняв голову, я не почувствовал боли, да и ран как будто не было. Я проверил грудь и левую руку - все целое. Одежда была порвана, а туша мертвого кабана давала понять, что все это произошло на самом деле. Правда, разрез на грудине секача был заметно расширен, а сердца не было.
        Что за чудеса?
        Теория подтвердилась. Исцеление было налицо, хотя детали словно стерли из моей памяти. Повторять эксперимент у меня не было никакого желания, с подобной охотой следовало покончить. Если уж затевать бой, то только с настоящими монстрами, которых будет не жалко убивать. Да и нападать они будут по-другому.
        Сейчас нужно сфокусироваться на тренировках и настоящем оружии. Тем более что у меня впереди целая жизнь.
        Глава 3. Врата.
        Аркан сидел у костра и думал о том, как ему победить принесённую из пещеры глыбу и сделать свой первый меч. Вдруг кусты у восточной стороны просеки раздвинулись, и он увидел неказистого седобородого старца, который вёл за собой навьюченного поклажей ишака. Тут же вскочив и не дожидаясь приветствия, Аркан бросился к нему:
        - Вы в портал? Могу я пройти с вами? Мне подойдет любой мир, в который вам требуется, только нужно начать, только перебраться на ту сторону, - тараторил без умолку парень.
        Ничуть не смутившись, старик, позабавленный поведением незнакомца, ответил на эмоциональный всплеск Аркана:
        - Я совсем не в другой мир направляюсь. Ключа у меня нет, да и не был я никогда путником-по-тем-мирам, - с усмешкой выговорил он.
        Огонь в глазах героя потускнел. Старец всё понял по одному только взгляду на обжитый лагерь.
        - Ты не переживай, парень. Придет время, попадёшь, куда нужно, уж я-то знаю. А сейчас... не напоишь старика теплым чаем? Я иду издалека, на горячее время не трачу, но если поделишься, буду рад!
        - Ах, да... простите, - опустив голову, пробормотал Аркан, - Я совершенно забыл о приличиях. Присаживайтесь, тут и поесть найдется. Все горячее, всего вдоволь, ешьте и пейте, сколько пожелаете.
        За чашкой травяного отвара старик рассказал, что шёл за горный хребет к давнему другу. Самое ценное в его рассказе было то, что раньше старец был первоклассным кузнецом. Правда, после закрытия врат нуждающихся в оружии становилось все меньше, постепенно поток клиентов и вовсе сошёл на нет. Никому больше не нужны были кузнецы. Жизнь, между тем, продолжалась, и ему пришлось стать обычным челноком-торговцем.
        Воодушевленный рассказом, Аркан показал старику каменную глыбу, которую добыл в пещере с медведем. Он никак не мог придумать, как сделать меч, о чем и сообщил своему собеседнику. На изрезанном морщинами лице не дрогнул ни один мускул. Старик, если и взволновался при виде необычного камня, ничего не сказал, только в глубине глаз промелькнуло странное выражение. Он тщательно изучал глыбу, осматривал со всех сторон и выстукивал узловатыми пальцами.
        - Везучий ты парень! Порода очень крепкая, обычное кайло его не возьмёт, молот не справится, и ни в одном горниле её не расплавить. Нужен особый инструмент. На твоё счастье, у меня он есть.
        - Вы согласитесь дать его мне? - Аркан чуть подался вперёд, вперив взгляд в старческое лицо. - Попользоваться?
        - Дам, - добродушно усмехнулся торговец. - Сам не знаю, зачем я до сих пор таскаю этот кусок металла с собой, все равно мне он никакой пользы не несёт. Но работа тебе предстоит серьезная, парень. Уверен, что справишься?
        - Времени у меня много, - Аркан пожал плечами. - Да и работы я не боюсь, для меня это не проблема.
        Старик запустил руку в потрёпанный рюкзак, извлек оттуда небольшую деревянную шкатулку и протянул ее Аркану. Парень откинул крышку и увидел молоточек, больше похожий на игрушку, чем на инструмент. Рядом лежали расплющенные кусачки и кривой плоский гвоздь.
        - Это и есть инструменты? - удивленно и немного разочарованно протянул Аркан, рассматривая предметы.
        - Это самые действенные и крепкие инструменты во всех мирах, - поправил его старик. - С их помощью можно отчеканить что угодно из любого материала. Если сырьё стоящее, чеканка оправдает затраты времени, а точность будет ювелирная. Конечно, тут необходим талант и выдержка, - торговец ухмыльнулся. - А ты, как я вижу, парень не особо терпеливый. Я все покажу тебе, за плату.
        - И во что мне обойдутся новые знания?
        - Это самое любопытное. Золото у тебя вряд ли найдется, поэтому в уплату я возьму у тебя один талант. Да, их можно передавать, - ответил старик на немой вопрос Аркана. - Я много лет собираю их. Свои я уже истратил, какие-то и вовсе растерял, а некоторые даже развил, насколько это было возможно. У тебя наверняка есть что-нибудь, что подойдет для моей коллекции.

***
        Старец прожил в лагере Аркана около двух недель. За это время парень пытался освоить непривычный для него инструмент под руководством наставника. Тот посвятил его во множество тонкостей, связанных с созданием оружия, на пальцах объяснил основы и развлекал историями из своей кочевой жизни.
        Приблизиться к нужной форме не получалось, несмотря на старания Аркана, его горячее желание и способность быстро учиться новому. Создавалось ощущение, что у каменной глыбы было свое, отличное от задуманного Арканом, мнение о том, как в итоге должен выглядеть клинок. Вот и получилось, что за две недели дело продвинулось хорошо, если на сотую долю.
        Старику пришло время уходить. Он по-отцовски улыбнулся Аркану, прищурился и произнес:
        - Задержался я у тебя, - морщинистое лицо торговца лучилось довольством. - Ты не забыл про оплату?
        - Не забыл, конечно! - Аркан даже возмутился, услышав такое предположение. - Вот только... как же мне быть без таланта, у меня их и так мало.
        - Расскажу тебе один секрет, юноша, - старик вытянул ноги и сложил руки на животе. - Слушай внимательно, этому тебя никто не научит. Таланты без навыков ничего не значат. Если боги одарили тебя талантом, но ты не уделяешь внимания тренировкам, навыки не появятся. С другой стороны, если усердно трудиться над каким-то делом, можно заметно продвинуться. Это и есть главный секрет, который работает во всех Мирах! - хитро улыбнулся он. - Смотри, таланта к кузнечному делу у тебя не было, а навык потихоньку нарабатываешь - с каждым днем все лучше управляешься с инструментами, вытачиваешь свой меч. Не знаю, может, в других мирах оно как-то иначе обстоит, но я уверен, что там есть свои способы достичь мастерства. Так что не печалься, ты еще молод и все успеешь.
        - Выбора у меня в любом случае нет, - Аркан пожал плечами и ухмыльнулся. - Без хорошего оружия на той стороне мне точно нечего делать. А где еще его взять, если карманы мои пусты? Остается только сделать самому, - парень улыбался, несмотря на то, что понимал: обмен совсем невыгодный.
        - Передача таланта дело необычное, так что не пугайся, если увидишь свечение или почувствуешь дурноту, - старик без перехода забормотал что-то невнятное, а потом Аркан почувствовал жар в области затылка, картинка перед ним сдвинулась и расплылась.
        - Эй, ты чего там наколдовал? - испуганно вскрикнул он. - Я не планировал умирать!
        Старик уже уходил прочь, и было непонятно, слышал он эти слова или нет.
        - С тобой все будет в порядке, юноша, не волнуйся, - бросил он напоследок. - Ожоги тебе теперь точно не грозят.
        Когда он обернулся, Аркану показалось, что глаза его временного наставника засияли молодостью, а на лице убавилось морщин. Через мгновение старик скрылся за густыми кустами, унося с собой часть молодого воина.

***
        Недели незаметно перетекали в месяцы, меч постепенно приобретал форму, становясь похожим на настоящее оружие. Аркан чувствовал, что портал ждет, когда он закончит свой первый меч, и оттого желание поскорее завершить работу становилось почти нестерпимым.
        По совету мастера-кузнеца для тренировок он соорудил деревянный меч, обтесав его под форму, которой пытался добиться от камня. Чтобы приблизиться к реальному весу будущего клинка, пришлось утяжелить тренировочный меч, навесив грузы.
        Он уже перестал спотыкаться во время тренировок, цепляя ногами торчащие из земли корни, его ловкость и сила увеличивались с каждым днем, но он знал, что этого недостаточно. Чтобы стать толковым мечником, нужно достичь мастерства и выработать свой стиль, одной силы удара мало.
        Поиски своего почерка ведения боя были схожи с вытачиванием меча из каменной глыбы: борьба крошечных инструментов против неподатливого материала. Работа над собой увлекала Аркана, захватывала его сознание на много часов подряд. Погруженный в себя, он углублялся в лес, тренируясь с раннего утра и до захода солнца, забывая о еде и отдыхе. Хорошо, что питья было в достатке.
        Времена года в этом мире не сменяли друг друга, как в универсуме. Аркан не заметил здесь ни зимы, ни осени - сплошная поздняя весна, полная буйства красок и сочной зелени. Может, еще и поэтому ему так легко удавалось придерживаться однообразного образа жизни в течение долгого времени.
        С момента встречи со старцем прошло много недель. Каменный клинок уже годился для тренировок, но до совершенства ему было еще далеко. Возле врат несколько раз появлялись другие люди, но никто из них не знал, как открыть портал. Однако надежда еще теплилась в груди Аркана.
        В одно замечательное утро он направлялся на тренировочную площадку, чтобы снова и снова отрабатывать боевые приемы в стиле, которому он дал название Грамкуд. Аркан уже занес меч над головой, как вдруг услышал позади себя необычный треск. В голове мелькнула мысль о том, что со скалы снова посыпались каменные осколки, как было во время недавнего большого ливня. Но что могло произойти сейчас?
        Каково было его удивление, когда он увидел ожившие врата! От арки исходили полосы голубоватого света, создавая плотное плетение, через которое нельзя было пройти, не задев лучей. Похоже, они могли нанести значительный урон. Проверять правдивость собственной теории не было никакого желания, но Аркан понимал, что это его единственный шанс - кто знает, когда еще портал активируется? Ему пришлось ждать целый год, медлить было нельзя.
        Аркан наотмашь ударил мечом по расходящейся в стороны световой паутине. Лучи тут же слились в один и стали притягиваться к лезвию - оказалось, именно этот ледяной свет препятствовал открытию врат. Световые молнии перекинулись на клинок, защита врат обрезала оставшиеся концы светового плетения и с резким хлопком вспыхнула ярко-алым.
        Аркан не выпустил из рук клинок и продолжил отмахиваться от лучей, с удивлением отмечая, что остался невредимым. Он наугад рубанул глыбу, из которой выточил свой меч, и молнии перекинулись на нее - материал словно притягивал их.
        Освободившись от опасности, он развернулся к порталу - как раз в тот момент, когда поляну озарила золотая вспышка. При свете дня перед ним предстала облаченная в доспехи фигура, в ярком свете было непонятно, кто именно вышел из портала, но полетел этот персонаж прямиком на Аркана и сбил его с ног. Переплетясь конечностями, они вместе свалились на траву, на их пути оказалось бревно, которым парень пользовался для обработки каменной глыбы. Валун разливался мертвенно-голубыми отсветами, постепенно уходящими в землю.
        Аркан так хотел пройти через портал, что почти не ощутил боли от удара, с легкостью скинул с себя навалившегося путешественника и ринулся к вратам. Дернувшись вперед, он почувствовал, как левую руку чуть повыше запястья сжимают тиски. Он попытался высвободиться из захвата, но сделать этого не смог - и это после долгих и упорных тренировок!
        Воин, появившийся из портала, держал его крепко, так что Аркану не удалось избавиться от его общества. Сила его поражала, хотя при более близком рассмотрении оказалось, что телосложение его скорее среднее, чем паладинское. Сквозь шлем донесся металлический голос:
        - Куда ты лезешь, дурень? Они покромсают тебя на кусочки, а вслед за тобой и мне достанется, - собеседник несильно дернул его на себя, но Аркан продолжил вырываться.
        - Пусти меня! - сдавленно произнес парень, жадно глядя на арку портала. - Это мой шанс наконец-то пройти через эту чертову дверь, и плевать, куда она ведет. Я столько ждал! Постой, о чем ты вообще говоришь?
        Не успел он договорить, как из портала появилось еще пять фигур, а через мгновение оттуда же материализовался командующий - его обмундирование явно было лучше, чем у остальных. Стоило ему ступить на землю Мира людей, как он начал раздавать команды.
        - Ты, - он ткнул латной перчаткой в одного из здоровяков, - и ты. Приготовить левое маневрирование, второй и четвертый в арьергарде, пятый идет со мной направо.
        Все это время первый рыцарь пытался оттащить в сторону Аркана, который будто впал в ступор от происходящего. Тренировки без участия в реальных боях давались ему непросто. Сражаться с воображаемыми противниками оказались совсем не тем же самым, что видеть их перед собой.
        Чувства парня обострились, но принять решение так быстро он не мог.

«Бежать? Или остаться здесь, защищаться вместе с этим загадочным рыцарем и показать, на что я способен? Или вообще уйти в безопасное место? Мое приключение началось не где-то за гранью портала, оно началось уже давно. Как узнать, кто из этих парней хороший, а кто - плохой? Может, вообще проскользнуть мимо них и нырнуть в портал, свалить подальше отсюда?»
        - Нам они не по зубам, - в голосе рыцаря сквозил неприкрытый страх. - Взгляни на их латы! Мой клинок даже поцарапать их не смог!
        - Пока не попробуешь, не узнаешь, - протянул Аркан. - Уж слишком долго я ждал этого дня.
        Настала его очередь удивлять окружающих. Он вышел в центр поляны, которую уже окружили здоровяки - на каждом были угольно-черные латы, каждый держал в руках по двуручнику. Аркан достал свой меч и указал острием в сторону командира.
        - Вы кто такие? Этот человек - мой гость, как вы смеете так просто вламываться сюда и творить, что вздумается?
        - Это не твое дело, щенок, - процедил главный. - Если тебе дорога жизнь, ты поможешь нам в его поимке. В противном случае, - Аркану показалось, или тот ухмылялся? - Нам придется поучить тебя хорошим манерам. Нельзя так высокомерно разговаривать с имперскими воинами.

«Имперские воины! Игра, наконец, начинает набирать обороты, тренировочная часть закончилась. Пора выполнить первый квест и спасти незнакомца. Проще было бы сдать его, но я пришел сюда, чтобы сражаться, а не трусить и пресмыкаться перед первым же встречным воином», - подумал Аркан.
        - Гостей с порога выгонять не принято, но вас я не звал, - парень мотнул головой в сторону четверых воинов. - Так что лучше объяснитесь, пока есть такая возможность.
        Произнеся эти слова, Аркан прокрутил меч и принял боевую стойку.
        - Хозяин, - «белый рыцарь» нервно хохотнул и последовал его примеру. - Чего тебе не занимать, так это наглости. Без доспехов выйти на воинов в полном обмундировании - чистое самоубийство. Прощай, герой!
        Боевая четвёрка двинулась на Аркана. Время и пространство вокруг парня замедлились, сознание стало вязким и в то же время максимально сосредоточенным - все, как на тренировках.

«Парня окружали потемневшие в сумерках деревья. Их ветви то тянулись за стволы, ввысь к небу, то стелились к земле. Аркан не знал - то ли кто-то решил таким образом помочь, то ли природа так отозвалась на его потребность в спарринг-партнере.
        Все было и впрямь как во время тренировочного боя с несколькими соперниками. Шесть деревьев надвигались на поляну, словно перебирая корнями, а, может, сама земля их выталкивала ближе к противнику. Ветки хлестали в разных направлениях и с разным ритмом.
        Аркан не стал дожидаться нападения и стремительно двинулся навстречу одному из противников. Его выбор пал на то дерево, что было справа: оно пустило две пары жёстких остовых веток в направлении груди и ног начинающего воина, что осложняло парирование.
        Аркан скользнул между нижними и верхними ветвями, налетев прямиком на ствол. Он сгруппировался и крутанулся вокруг своей оси, выставив меч вдоль ствола. Так ему удалось срубить нижние ветки.
        Теперь он мог не бояться ударов по ногам, в то время как верхние ветви уже направились к шее Аркана. Бой мог бы завершиться после этой атаки, но начинающий воин был быстрее. Приняв стойку вдоль ствола, он стал повторять движения дерева и его смертоносных отростков. Меч Аркана прошелся по стволу под острым углом, но перерубить его не смог - дерево было прочным. Разъяренный противник продолжал нападать и ускорил движение ветвей, которые резали руки и плечи Аркана. Парень все так же отчаянно скользил вдоль изгибающегося ствола и рубил нападающие отростки, стараясь избегать смертельных ударов.
        Вскоре израненный герой и потухшее дерево упали на мягкую землю. Под щекой у Аркана мягко пружинил мох, а в нос забился стойкий и свежий травяной запах. Короткая передышка перед продолжением боя - оставшиеся пять деревьев были готовы атаковать.
        Парень прыжком поднялся с земли и собрался с духом. Он влетел в окружение деревьев, пользуясь своим единственным преимуществом - противники не могли стоять слишком кучно, чтобы не сплестись ветвями. Аркан пошел в яростную атаку, не обращая внимания на раны, которые оставляли на его теле острые, как рапиры, ветви.
        Ему по-прежнему удавалось избегать смертельных ударов, двигаясь в такт нападающим. Аркан скользил вдоль деревьев, изгибаясь и используя энергию движений противников, то отталкиваясь от стволов, то прикрывая тыл, двигался параллельно основанию корней. Парень отражал многочисленные атаки и успевал наносить рубящие удары по ветвям и стволам. Он двигался все быстрее и быстрее, даже если ему казалось, что ресурсы его тела давно вышли за грань мыслимых пределов. Его меч столь же неотвратимо нес погибель бездушным смертоносным побегам.
        Когда последний противник был повержен, меч выпал из руки Аркана, а сам он рухнул в беспамятстве на мягкий травяной ковер. Потухшие деревья постепенно вбирали в себя часть жизненной силы земли. Они не погибли и, восстановившись, вернулись на свои места. Их корни мягко обхватили измотанного Аркана, вливая в него немного силы. Тренировка была завершена.
        По сравнению с теми деревьями четверо закованных в латы воинов не представляли особой опасности. Аркан понимал, что «контрольные» тренировки, проведенные в лесу, дали ему намного больше любого человеческого учителя.
        Словно дикий зверь, Аркан наскоком преодолел расстояние до ближайшего противника. Их клинки столкнулись, резко лязгнул металл, раздался треск - будто в стальную скалу ударила молния. Посыпавшиеся от оружия искры на миг ослепили обоих, но Аркан не медлил. Он знал здесь каждую кочку, каждый корешок и камень, торчащие из земли. Но самое главное, он знал, где находится его противник.
        Меч скользнул до гарды меча противника, плавно огибая ее. Звук перерезаемых сухожилий напомнил ему разделку звериных туш после удачной охоты. Он никогда еще не причинял вреда людям. Хотя, кто мог с уверенностью утверждать, что эти воины были людьми?
        Покончив с запястьем противника, он обогнул руку, плавно переместился к коленям, которые подкосились после быстрого движения мечом. Зрелище было ужасающим и одновременно прекрасным. Он не пытался пробить броню воина, не наносил удары в сердце, шею или голову. Он просто выводил соперников из строя, методично и быстро.
        Даже когда слаженная группа перестроилась, и противники, выстроившись в два ряда, направились к нему, он слету находил бреши в их обороне и атаковал слабые места. Один из командиров, прикрываясь своим подчиненным, размахивал искрящимся мечом и сумел достать до левой руки Аркана. Его движение оставило на коже неглубокий порез, но основной урон командир нанес не сталью. Он поразил героя разрядом расходящегося света.
        Левую руку молодого воина окутала белая паутина, тысячи игл пронзили его плоть и дошли до кости, частично срывая куски кожи. Дикая боль вывела Аркана из равновесия, и он завалился на правый бок. Привычная мягкость травяного ковра под щекой придала ему сил и воодушевила - он не остался лежать, а откатился в сторону. Оперев правую ногу о камень, он оттолкнулся и направил свой клинок в сторону командира оставшейся тройки воинов.
        Солдатские мечи не обладали световыми эффектами, но противники сумели достать обе ноги Аркана. Правую поразили выше колена, а левую - ниже. Но и эти раны не сумели остановить парня, все его тело выгнулось, стремясь достать цель как можно быстрее.
        И он достал. Правое основание руки попало под удар его меча - рука командира обмякла, и грозное оружие выскользнуло из хватки. Но это был еще не конец атаки: оказавшись за спиной главного бойца, Аркан нанес удар, опережая противника. Командир разворачивался, в тот момент, когда оба его глаза были разрезаны поперечным ударом острия лезвия, а двоим воинам, потянувшимся к своим мечам, были надрезаны запястья. Сражаться дальше было проблематично.
        Слева, метрах в десяти, продолжалась схватка белого бойца с черным. Было понятно, что сражение могло закончиться иначе, не вступи в него рыцарь, первым свалившийся из портала. И его дела сейчас обстояли не лучшим образом.
        Конечно, доспех защищал от действия световых полос, но меч второго командира был грозным оружием даже без дополнительного усиления. Удар за ударом он теснил противника к группе деревьев, где не было возможности отступить или укрыться.
        Аркан быстро оценил ситуацию и решил разобраться с командиром, кинув свой меч туда, где он сам должен был оказаться через мгновение. Клинок поразил уязвимые места позади колен. Обескураженный командующий согнулся, словно сломленное деревце. Белый рыцарь не стал добивать его, оставив это на усмотрение хозяина поляны.
        Однако когда Аркан кинул меч, чтобы спасти своего партнера по схватке, его ноги подкосились, силы покинули его вместе с оружием. Он рухнул на землю, потеряв сознание...

***
        Сонное оцепенение постепенно уходило. Тянущие ощущения проступали на ногах и левой руке с каждой секундой все ярче. Приоткрыв глаза, он увидел расплывающийся силуэт над собой. Из-за яркого света лица было не разглядеть, но явственно виднелись золотистые локоны - такие могли бы принадлежать ангелу. Аркан не поверил своим глазам, зажмурился и вслух поинтересовался:
        - Интересно, как ускорить регенерацию? Не годится вот так валяться после битвы, особенно рядом с такой незнакомкой.
        - Заканчивай бредить, герой, - отозвалась девушка. - Нам еще предстоит решить, что с ними делать.
        - С кем? А ты вообще кто и откуда здесь взялась? - он попытался подняться, опираясь на локоть здоровой руки. - И куда подевался этот, черный... а, вот как. Ты девушка? - спросил он и сразу же понял, насколько глупо прозвучал этот вопрос.
        Девушка ехидно воззрилась на него и припечатала:
        - А ты просто грубиян и невежа. У тебя проблемы со зрением? Еще и с мозгами, наверное. Как можно было бросаться в бой с таким перевесом сил? Ты чуть не умер от ран, лежи, говорю! - она ощутимо пихнула его ладошкой в грудь, вынуждая снова приземлиться на мох.
        Пока девушка говорила, Аркан рассматривал ее. Легкие кольчужные доспехи, отливающие белым, а сверху - кожаная накидка, высшего качества и очень чистая, белая, с молочным отливом. Волосы девушки были насыщенного золотистого цвета, и весь ее внешний вид выдавал в ней иноземку. Было в ней что-то притягательное, от чего невозможно было отмахнуться.
        - А как иначе? Они явно не поболтать сюда пришли, а по вашим различиям я понял, что битвы не избежать и мне, - он пожал плечами. - В одиночку-то шансов меньше. Другого выхода не было. К тому же мы выиграли, чего теперь рассуждать?
        - Да, - протянула девушка. - Повезло мне свалиться именно на тебя, должна сказать огромное спасибо.
        Настроение ее резко переменилось, словно она только что вспомнила, что здесь произошло. Красавица склонила голову набок и с любопытством взглянула на Аркана.
        - Так мы, вроде, квиты, - подмигнул он своей новой знакомой. - Ты ведь спасла меня после битвы. А теперь, может, познакомимся? Я Аркан.
        - Кариэн из Мира эльфов.
        Парня захлестнули новые, незнакомые ему ранее эмоции - грудь стискивала волна тепла и нежности. Пока Аркан пытался разобраться в природе этих чувств, его спутница уже подавала ему ужин. Тогда он понял, что желание продлить этот момент на все отведенное время переполняет его, стоит ему взглянуть на Кариэн. Но стоило им заговорить вновь, как мимолетное счастье испарилось, как дым.
        - Нам нельзя здесь оставаться, Аркан, они пришлют ещё отряды.
        - А с этими что стало? Что вообще произошло после схватки?
        - Всех нападавших я смогла обезоружить и надежно связать. Раны их были не смертельны, так что от потери крови они не умрут, - Кариэн невесело усмехнулась. - В ближайшей пещере я организовала что-то вроде тюрьмы, там и бросила их. А потом дотащила тебя до лагеря, который был частично разгромлен. Соорудила лежак, обработала твои раны, и вот мы здесь.
        - Расскажи мне, Кариэн, почему они преследуют тебя? - Аркан взглянул в глаза девушке. - Что нужно их императору? И что за мир ждет нас по другую сторону врат?
        - Он начал преследовать меня сразу после того, как узнал, что я наследница рода правящей династии. Но упустил одну деталь - власть мне никогда не была нужна. Гораздо ближе мне жизнь вдали от светского общества, путешествия по отдаленным мирам, - она оглянулась, словно подтверждая произнесенные слова своим присутствием здесь. - Тысячу раз я пыталась донести это до его подручных, но из последних сообщений императора стало ясно, что в живых меня оставлять он не намерен.
        Кариэн ненадолго замолчала, обхватив себя руками за плечи. Аркан не торопил ее, понимая, что девушке нужно собраться с мыслями - каково ей жить, зная, что на нее идет охота?
        - Тебе нужно знать, что наш некогда прекрасный Мир эльфов превратился в мир хаоса и жестоких технологий, которые уничтожают всякий природный баланс. И именно император привел в наш мир железную орду, хотя его внедрители еще не пробрались в отдаленные уголки нашего мира. Там все еще господствует природа, одаряя лесной народ своим благословлением. Я так люблю эти места! - ее глаза загорелись, выдавая искреннюю привязанность к родине. - Там все дышит природной магией, нежно-розовые солнечные лучи пробиваются сквозь облака, отдавая свое тепло всему живому. Это прекрасный, но умирающий край, - с горечью заметила Кариэн. - Вот какой мир ждет нас по ту сторону.
        Аркан был поражен услышанным. Судьба мира, в котором он никогда раньше не был, отчего-то задела его. Боль Кариэн, ее безграничная любовь к родной земле напитали его решимостью, которой он раньше никогда не испытывал, но он тут же одернул себя.

«Спокойнее, не надо так напрягаться. Это все лишь игра, помни об этом. Надо пойти с ней, посмотреть на этот Мир эльфов, - подумал Аркан. - Она не очень похожа на эльфийку, да и бои я себе представлял по-другому».
        - Так, значит, Железная Орда - это сборище орков? - он подпустил в голос предвкушения. - Всегда хотел поучаствовать в классическом противостоянии!
        - Ты говоришь, словно для тебя это игра, - оскорбленно заметила девушка. - Если так, то тебе лучше остаться здесь. Мой народ никогда не желал этой войны! И боремся мы не за территории или власть, решается судьба нашего народа. Если мы победим, красота Мира эльфов сохранится, и наш род продолжит жить в веках. Если же победу одержит Орда... технологии наполнят наш мир серостью и дымом, леса погибнут, а эльфийский народ выродится вместе с ними.

«Ну а я о чем, это же классика! Мне точно надо туда. Правильно я сделал, что вступился за белого рыцаря, теперь-то начнется самое интересное. Жаль, что не удалось сразу взять эльфа или переключить расу, не потерял бы столько времени. Ради красивых пейзажей и утонченных красоток я и полез в эту реальность. Разбавить будни серых масс!»
        - Хотя, чего я хочу от человека, - с нотой презрения проговорила Кариэн. - Конечно, для тебя никогда мой народ не станет родным. Даже сейчас ты мечтаешь о чем-то своем.
        - Прости, Кариэн, я не так выразился, - Аркан схватил девушку за руку, пытаясь удержать ее внимание. - Я готов сражаться на стороне эльфов. Мои мечты всегда были об этом, несмотря на мою принадлежность к человеческой расе. Я никогда не был в твоем мире, но моя душа тянется к порталу и к тому, что находится за ним.

«Выразить бы ей все свои ощущения! А вдруг это тоже игрок, что тогда? Она посмеется надо мной, - подумал Аркан. - Буду отыгрывать роль и дальше, может, получится показать себя перед эльфами и сойти за своего. Очистим от орков эльфийский мир, а дальше будет видно. Герой я или нет, в конце концов?»
        Лицо парня выражало всю гамму чувств, глаза горели, а взгляд был устремлен куда-то поверх пейзажа Мира людей. Он выглядел так, будто его душа стремилась к великим свершениям, вдохновленная высокой целью.
        - Ты снова ушел в свои мысли, - заметила Кариэн. - Но на этот раз у тебя такое лицо, будто ты и вправду хочешь помочь. Твои дела говорят, что ты хороший человек, но мой народ стал слишком подозрительным. Нас часто обманывали, поэтому нам сложно довериться незнакомцу.
        - Попробовать стоит, - улыбнулся Аркан. - Я согласен на любую проверку! Не могу сказать, что я хорошо тренирован, но кое-что могу. Оружие даже сам сделал, судя по бою, вполне рабочее. Его нужно немного улучшить и довести до идеала.
        - Убедил, - вздохнула девушка, но весь ее вид все еще выражал сомнение. - Пойдем вместе, я приведу тебя в одно место, где мы определим, насколько ты готов к борьбе за наш Мир.
        Глава 4. Мир эльфов.
        Проход в импровизированную тюрьму был наглухо завален. Едой поверженных воинов в черном они обеспечили в достатке, а вот оружия и доспехов предусмотрительно лишили. Словом, Аркан и его спутница сделали все, чтобы оттянуть момент возвращения орков к императору. Чем позже он узнает о случившемся у врат, тем лучше. Возможно, они выгадали неделю или две на подготовку к дальнейшим сражениям в Мире эльфов.
        - Кариэн, а что за лучи появились из портала незадолго до твоего появления? - Аркан вспомнил о необычном явлении и решил сразу спросить девушку о его природе.
        - Скорее всего, это была их магическая ловушка, - пожала плечами эльфийка. - Ты ведь заметил, как отсвечивал меч орочьего командира? Такие световые лучи или молнии они устанавливают на порталы, ловушка срабатывает при приближении. Лучи либо поджаривают того, кто сунется в портал, либо просто не пропустят его. Если лучи расходятся в разные стороны, значит, урон будет максимальным. Коснувшись одного луча, человек притягивает остальные. Но откуда ты узнал о них?
        - Услышал треск, а потом подошел ближе и сунулся к порталу, - сказал Аркан. - Я же не знал, как он должен открываться. Хорошо, что вообще догадался меч достать и смог хоть как-то защититься - лезвие притянуло световую паутину, и она перепрыгнула с портала на мой клинок.
        - Значит, он сделан из какого-то ценного магического материала, - кивнула девушка. - Я никогда не видела, чтобы кто-то смог обезвредить такую ловушку. Тебе повезло, Аркан, - она солнечно улыбнулась. - А мне повезло вдвойне, ведь если бы я прошла через этот портал, мое путешествие бы закончилось навсегда, - Кариэн побледнела, подумав о том, что кто-то мог лишиться жизни из-за ее необдуманных действий.
        Мысленно поблагодарив меч, Аркан вытащил его из ножен и направился к порталу. Эльфийка шла следом - зная, что меч избавит их от опасности, она не возражала против действий спутника.
        Настал миг, которого Аркан так ждал. Шаг в неизвестность - и вспышка радужного света, плавно переходящая от желтого к нежно-розовому. Вот окружение изменилось, герой ощутил, что находится в другом Мире. Ни с чем несравнимое ощущение, пронизывающее все тело, казалось, каждая клеточка его тела трепетала и ликовала.
        - Я в другом мире! - воскликнул он. - И этот мир приветствует меня благословением природы!
        - Это и есть прекрасный эльфийский мир, - прошептав несколько слов на незнакомом языке, Кариэн встала слева от Аркана и повернула лицо навстречу солнечным лучам, пронизывающим листву. - Мой мир, мир моих предков...
        Пораженный величием и красотой открывшегося ему вида, Аркан потерял дар речи. Повернувшись к эльфийке, он замер.
        - Что это с твоим лицом? Какие чудесные ушки! - удивленно произнес он. - Можно потрогать?
        - Ты чего? - удивилась Кариэн. - Эльфов никогда не видел? Перестань, - она захихикала, уворачиваясь от прикосновения. - Точно, ты же новичок в межмировых путешествиях. Давай, объясню тебе, что происходит во время перехода через врата. С помощью портала в другой мир переносится не тело, а айола - проще говоря, душа. Но она не может парить без оболочки, мировой баланс восстанавливается, выдавая ей новой тело, которое строится по канонам мира, куда она переходит. Поэтому у себя ты видел не мой настоящий облик, а оболочку моей айола. Ее создал твой мир. Погляди на себя!
        Всматриваясь в зеркальную поверхность водной глади, Аркан увидел лицо, отдаленно напоминающее его собственное. Заостренные уши, утонченные черты лица, большие глаза - теперь он был похож на эльфа. Неестественная красота собственного тела вызывала некоторое ощущение дискомфорта.
        - Так выглядит твоя душа, по мнению нашего мира, - словно почувствовав его неловкость, эльфийка подмигнула парню, пытаясь подбодрить. - Ничего не поделаешь.
        Аркану ее истинный облик показался верхом совершенства, что придало впечатлениям от перехода новую остроту.
        - Твои раны при переходе не затягиваются, так что не спеши радоваться, - деловито продолжила Кариэн. - Следы остаются на душе, поэтому они все еще с тобой.

***
        Мир эльфов был прекрасен. Устремленные ввысь исполинские деревья, густые заросли диких цветов, облепленные причудливой формы насекомыми - вот летит острокрылая бабочка, словно облитая разными красками, а вот огромный мохнатый шмель-носорог сердито жужжит в траве. Земля под ногами была устлана пышным мхом, хранившим прохладу - солнце в этих лесах редко доходило до земли, теряясь в кронах деревьев. Чистейшие ручьи, обраставшие буйной зеленью и влажный, напоенный запахами, воздух. Ветви деревьев настолько тесно переплелись между собой, что казалось, будто кто-то сверху проложил тоннели и наблюдает за путниками.
        Последнее оказалось почти правдой - в вышине были сооружены мостики для передвижения. Они никак не маскировались, потому что для жителей этого Мира пробежки в вышине были вполне обыденным делом.
        Добравшись до перелеска, они решили устроить привал. Время перевалило за полдень, когда они зашли в лес, а потом отслеживать время стало сложнее, ведь солнца не было видно. К этому моменту сумерки уже начали сгущаться, значит, пора было готовиться к наступлению темноты.
        Они шли скрытой от глаз тропой, которую, скорее всего, проложил какой-то зверь. Вокруг простиралась разнообразная зелень - вся с серебристо-розовым отливом. Лес, казалось, нашептывал путникам что-то ласковое и умиротворяющее, баюкая их в своих объятьях. Все это наполняло Аркана силой, энергия восстанавливалась так быстро, что вскоре он забыл о своих ранах.
        Пораженный, Аркан смотрел на волшебную сказку широко раскрытыми глазами. Кариэн вела его вперед, и ее золотистые волосы приобрели необычный оттенок, какого парень никогда раньше не видел.
        Пройдя по звериной тропе, они вошли в долину водопадов, где все вокруг искрилось звездными брызгами. Освежающая и бодрящая сила водной стихии смывала все тревоги, оглушительный грохот десятка водопадов не давал выразить эмоции вслух. Но Кариэн было достаточно выражения лица парня - восхищенного и потрясенного.
        Эльфийка указала в сторону большого водопада.
        - Нам сюда, смотри, не промокни, - сказала она, улыбаясь как-то по-особенному. Судя по всему, нахождение в этом чудесном мире помогло ей хоть на время забыть о печали.
        Свернув с проторенной тропы, они вплотную подошли к бушующему потоку воды, падающему с туманных вершин. Разглядеть их Аркан не смог, как ни старался, задирая голову к небу. Тихо произнеся какие-то слова, эльфийка грациозно прыгнула прямо в поток.

«Я должен прыгнуть за ней? - ужаснулся парень. - Понятно, что все это игра, но ощущения-то как настоящие. Умирать в водопаде мне что-то не хочется. А ведь прыгать придется, наверняка, это часть проверки. Прыгну - значит, готов. Что ж, вперед!»
        Как потом узнал Аркан, это был прыжок веры. Если бы он доверял Кариэн хотя бы вполовину меньше, поток воды не расступился бы перед ним, а унес с собой. Там ему было бы крайне сложно выжить. Радовало, что доверие обязательно должно быть взаимным - значит, девушка верила ему, иначе духи воды приняли бы его за самозванца. Вот такая защита, построенная эльфами с помощью магии природных духов.
        Поток воды принял вид желоба, уходящего вниз. Прыгнув в неизвестность, человек в обличии эльфа понесся вперед. Путешествие было недолгим, но волнительным. Поток бежал, огибая крутые скалы, ныряя под увесистые ветви гигантских деревьев, на короткий миг он даже вынырнул из тумана, словно хвастаясь перед пассажиром открывшимся видом. Надо ли говорить, что Аркан никогда не видел ничего прекраснее?
        Густой лес, простирающийся в бескрайнюю даль, зеленые холмы, извилистые реки, яркое нежно-розовое солнце, заходящее за горизонт - от вида, открывшегося ему, у Аркана перехватило дыхание. Поток вновь нырнул внутрь скалы и прочертил дугу. Парень вынырнул.
        Здесь был виден конец леса, точнее, его души. Да, деревья оставались на месте, но лесной массив упорядочивали, превращали в сады и парки, мостили камнем. Неподалеку виднелись каменоломни, а дальше начинались районы технологий - кажется, так называла их Кариэн. Они были обустроены для жизни и работы, обитали там испытатели-инженеры и обычные работяги. Картина казалась многообещающей, но в то же время какой-то... мертвой.
        Мир, казалось, терял свой дух. Аркана поразила разница между увиденным в потоке и после него - так он стал лучше понимать, почему этому миру нужен другой правитель.
        Прибытие вышло более плавным, чем начало пути. Сначала поток замедлился, а потом перешел в горизонтальную плоскость, окончательно погашая скорость. Кариэн уже ждала его в просторном зале прибытия. Кажется, она нервничала, переговариваясь с охраной и темноволосым эльфом, в волосах которого тускло поблескивал серебристый обруч. Увидев прибывающий поток и промокшего юношу, Кариэн воскликнула:
        - Я думала, ты уже не появишься! Никто не мог ответить, почему ты так задержался, даже наш маг не разобрался в работе водных духов.
        - Разве можно назвать коротким такой кружный путь? - отряхиваясь, спросил Аркан.
        - Что ты имеешь?.. - Кариэн осеклась, увидев, что темноволосый эльф поднял ладонь и заговорил.
        - Принцесса, духи всегда выполняют просьбу того, кто идет первым, но раз или два в истории тайного лагеря случалось такое, что они прислушивались и к тому, кто следует позади, - эльф слегка нахмурился. - Они видят наши сокровенные желания и могут выполнить их, если захотят и им будет это подвластно. Это редкое явление, и говорит оно о крайнем доверии духов воды. Странно, что это произошло с чужеземцем! Скажи, человек, что показали тебе духи? Какое желание исполнили?
        - Я не загадывал ничего в начале пути, - растерянно ответил Аркан. - Я ведь и не знал, что мне предстоит путешествовать в водяном желобе. Сначала я пронесся мимо крутых гор и густых лесов - неудивительно, что их называют истинным богатством вашего мира, они прекрасны. Дальше поток понес меня по краю склона и показал панораму живописного и бесконечного края. Потом я увидел районы технологий, способных убить любую душу и успешно справляющихся с этим делом, - парень покачал головой. - Картина печальная. За такое теперь и мне хочется что-нибудь эдакое сотворить с вашим императором.
        - Если тебе так угодно, чужеземец, - эльф ухмыльнулся. - Такая возможность ещё представится. Я удивлен тем, сколько тебе удалось понять, просто пройдя водным путём. Духи благосклонны к тебе.
        - Идём, Аркан, - Кариэн коснулась его локтя. - Прошу извинить нас, Вольвиен, нам нужно торопиться. Глава лагеря не любит ждать, а без него мы рискуем не получить комнаты и остаться ночевать прямо в лесу. Благодарю за рассказ и участие, - девушка склонила голову, мягко улыбаясь.
        - Конечно, - ответил эльф. - Удачи в пути.

***
        Попрощавшись с главным магом, Кариэн и Аркан продолжили свой путь. Они двигались вглубь огромной пещеры, освещённой загадочными огнями. Присмотревшись, парень различал то стайку светлячков в пенном пузыре, то мерцающую руду, то прозрачные плоды яснедрева. Увидев непонимание на его лице, Кариэн пояснила, что яснедрев - самое древнее растение в их лесу, его плоды впитывают солнечный свет. Будучи сорванными, они долгие месяцы служат вместо факелов.
        Наконец, то и дело раскланиваясь со старыми знакомыми эльфийки, они добрались до большого помещения, в котором обитал глава лагеря.
        - Кариэн! Я знал, ты вернёшься, чтобы помочь нам, - на первый взгляд этот эльф ничем не выделялся, мимо подобных они прошли вдоль всего лагеря, но чётко поставленный голос и открытое лишь на первый взгляд лицо, выдавали в нём жесткого и в то же время хитрого эльфа. Такие обычно добиваются победы не в открытых противостояниях, а действуя на скрытые мотивы. Глава, казалось, смотрел не внешность, а куда-то глубже, предугадывая чувства собеседников.
        - Приветствую тебя, Димелбор! Моё возвращение, к сожалению, вынужденное... Я хотела сбежать в первый попавшийся мир, но ищейки императора сначала заблокировали портал, а потом попытались меня убить. Если бы не этот юноша, - эльфийка показала на Аркана, - Меня бы здесь уже не было. Его зовут Аркан, и он смог в одиночку расправиться с отрядом тяжело бронированных воинов. Представь себе, один против пятерых, в то время как я еле сдерживала одного.
        - Удивительно талантливый молодой человек - ведь я не ошибся, чужеземец? Ты ведь принадлежишь к расе людей?
        - Да, милорд, - Аркан почтительно склонил голову. - Сейчас я выгляжу как эльф, но я человек, который хочет помочь, а потом продолжить путешествие между Мирами.
        Карен прервала их, не давая разговору зайти слишком далеко.
        - Обсудим это завтра, - произнесла девушка и перевела взгляд на эльфа. - Сейчас нам нужен ночлег и горячий ужин. Прошу, Димелбор, позволь нам как следует отдохнуть и заняться своими ранами.
        - Конечно! - спохватился начальник лагеря. - Разговоры подождут. Ты можешь расположиться там же, где и в прошлый раз, а твой друг пусть займёт соседнюю комнату.
        Глава 5. Решение.
        Обеденный зал располагался в гигантской пещере. Приглядевшись, Аркан различил множество лавок с разнообразной едой. Кариэн объяснила ему, что сюда приходят любители готовки - они варили, жарили, тушили и запекали в обмен на то, что предлагали им голодные сородичи. Взаимный обмен - эльфам была незнакома лень, они были открыты душой и полностью отдавались любимому делу, будь то кулинария или артефакторика.
        Ужин путников был простым - румяные булочки, свежий сыр и сочная оленина. Утолив голод, Кариэн и Аркан отправились отдыхать. Завтрашний день обещал быть нелегким.
        Последние сутки выдались настолько насыщенными, что Аркан никак не мог заснуть. Пришлось прибегнуть к проверенному способу и призвать духов земли, камня и льда. Самых статичных духов он просил поделиться с ним мудростью, забрать тревогу и подарить покой.
        В родном мире такой запрос уходил в пустоту. В лагере эльфов, в мире, наполненном магией, все было иначе - он услышал тихую, но отчетливую песнь льда, завораживающую, полную ледяного покоя. Его веки потяжелели, словно камень, скалы вокруг убаюкивающее покачивались в такт песне. Тело словно окутала земляная накидка. дарящая силу, покрытая теплым и мягким мхом. Аркан не знал, снится ему прекрасный сон, или духи и вправду ответили на его просьбу, ведь раньше он просто засыпал.
        Но это было уже неважно - мысли стали вязкими и неповоротливыми, он крепко уснул, как и его соседи, которые явно не понимали причину столь пристального внимания духов.
        С наступлением утра стихли все песни, жители левой части лагеря проснулись, наполненные энергией земли, каменная тяжесть сна ушла.
        Пробуждение эльфов сопровождалось тонким мелодичным звоном. После всех полагающихся утренних процедур посвежевшие путники отправились на общее собрание. Цель его была не ясна Аркану, хотя догадаться об особой роли Кариэн было нетрудно.
        Внушительных размеров зал главы лагеря ярко освещали отраженные лучи солнечного света. Внутри было шумно - гомонили десятки эльфов. Видимо, все они занимали важные места в иерархии этого мира, либо были важными персонами в лагере сопротивления.
        Лагерь сопротивления эльфы организовали, стремясь сохранить целостность своей родины. Представители других коалиций выделялись из общей массы, все они были в официальных одеяниях, которые отличались разными цветами. Присутствие такого количества эльфов означало, что собрание готовили задолго до их прибытия и наверняка ждали только Кариэн.
        От этой мысли Аркану немного полегчало. Находясь в центре внимания, он чувствовал себя неуютно, особенно если дело касалось совершенно незнакомой ему до вчерашнего дня расы. Хорошо, что внимание собравшихся будет обращено не только на них.
        Когда зал был забит до отказа, и эльфам приходилось протискиваться сквозь толпу, чтобы перейти в другой участок помещения, собрание началось. На небольшое возвышение взобрался Димелбор.
        - Приветствую всех вас, жители леса и верные друзья! - он замолчал на минуту, ожидая, когда стихнет гул множества голосов. В образовавшейся тишине Димелбор продолжил. - На сегодняшнем собрании мы планировали обсуждать заготовленные вопросы, но вчера в наш мир вернулась наша идейная вдохновительница, Кариэн! - глава лагеря снова взял паузу, чтобы дать сородичам обсудить это событие, а потом поднял вверх узкую ладонь, призывая аудиторию к тишине. - Давайте введем ее в курс дела, расскажем новости и снова попытаемся уговорить ее возглавить противостояние за наш Мир, за наш Лес!
        Из толпы послышались одобряющие выкрики, в голосах эльфов явно была слышна надежда. Димелбор явно привык к публичным выступлениям и отлично справлялся с ролью лидера, который ведет за собой единомышленников.
        Кариэн поднялась на импровизированную сцену и толпа стихла.
        - Все вы знаете, что я законная наследница правителей этого мира, - начала она, обводя взглядом огромный зал. - Леса и поля, реки и озера, даже высокие скалы и поднебесная высота - все это принадлежит мне по праву рождения, - эльфы одобрительно загомонили, но быстро успокоились: принцессе явно было, что еще сообщить своему народу. - Вы все так же знаете, что я далека от политики. Моего отца больше нет с нами, а я не похожа на него - я не настолько сильная, рассудительная и мудрая, как он. Править эльфами должен кто-то более подходящий. Это мое мнение, и я не собираюсь от него отказываться.
        Народ негодовал, некоторые обхватывали головы в отчаянии и заламывали руки. Представитель одного из лагерей, эльф с волосами цвета спелого баклажана, выкрикнул:
        - Кариэн, это редкий случай, но я с тобой согласен! - он ядовито ухмыльнулся. - У нас нет оснований полагаться на твою кровь. Мы должны придерживаться разработанного плана по возвращению к власти, нет смысла ставить на тебя. Ты как порхающая во тьме бабочка, которая слепо летит на свет других миров, забывая о своей родине, - эльф продолжал неприятно улыбаться. - Да и технически ты не подготовлена, у тебя нет воина, способного побеждать железночерных, нет того, кто был бы готов отдать жизнь за тебя в Турнире Десяти. Да-да, враги возродили Турнир, чтобы узаконить свою власть и перебить всех несогласных! - выкрикнул он.
        - Но это увеличивает наши шансы на победу, - возразил Димелбор. - Мы обязаны победить чемпиона Железной Орды. Кариэн Мелфуенс должна править нами! - громко воскликнул он. - Эльфы знают и любят ее, принцесса всегда жила в наших сердцах и была нашей надеждой. Даже ты, Букреаль, не можешь этого отрицать, - эльф, о котором шла речь, скривился. - Что же касается ее чемпиона... мне кажется, у нее есть подходящий кандидат.
        - Не пытайтесь решить за меня, старики! - негодующе заявила Кариэн. - Я не вещь, не символ и не идол, я живая! Дочь правителя этих земель - да. Потерявшая надежду на возвращение своего дома - да! Я ищу новый дом для всех нас, - с горечью продолжила она. - И дело не в попытках сбежать с Родины, я отчаялась вернуть его после смерти Лариэн... сестра, вот кто годился в правители. Она была способна встать во главе целого мира, но вы сами могли видеть, как железная цепь Орды разбила ее стремления, и свет жизни моей сестры угас, - Кариэн замолчала.
        Затихла и толпа. Кто-то вспоминал события прошлого, кто-то просто уважал чужое горе. Однако вскоре послышался робкий голос - заговорила эльфийка с крошечным малышом на руках.
        - Правительница Кариэн, ты все верно говоришь, - слова женщины становились тверже с каждым мгновением. - Но ты смотришь слишком общо! Твоя сестра была замечательным лидером, но сейчас нам скорее нужна любящая мать. Та, кто обогреет, придаст уверенности, будет теплотой и нежностью оберегать наш народ, как сама мать-природа, - окружающие подбадривали эльфийку согласными репликами. - Эльфийский мир откликнется на ее зов. Думаю, все тут понимают, кто стал новой матерью эльфов после падения великой династии правителей. Нити жизней, связывающие нашу айолу с миром природы, нельзя прерывать - такова основа нашего существования. И мы готовы рискнуть, если есть хоть малейший шанс на победу над Ордой, мы поддержим тебя любыми средствами.
        Присутствующие одобрительно загудели. Эльфы были на грани потери свободы, но в их душах зрела готовность сражаться за свой дом. Димелбор шагнул вперед, сжал руку растроганной Кариэн, и поднял ее вверх. По залу разнесся воинственный эльфийский клич.
        - Расскажи нам о своем друге, Кариэн, есть ли в нем потенциал Героя? - спросил глава лагеря напрямую, пользуясь моментов всеобщего воодушевления. Энергия толпы была настолько мощной, что даже Аркана проняло.
        И принцесса рассказала о своем спасении у врат соседнего мира. О том, как группа тяжело бронированных воинов императора была повержена одним-единственным мечником, на котором даже не было доспехов. О том, что она чувствует связь Аркана с духами природы, и как они откликаются на его зов.
        - И что? - спросил Букреаль. - Победа над группой низкоуровневых воинов еще ни о чем не говорит. Да и где он, ваш герой? Почему мы должны верить рассказам о нем? Пусть сразится с моим чемпионом и докажет, что достоин стоять рядом с верховными правителями Великого Леса Шолториэн!
        - Вечно ты встреваешь со своей гордыней непомерной, - раздраженно заговорил молчавший до этого представитель поднебесных эльфов.
        В воздухе повисло напряжение - эльфы громко заспорили, порой выходя за рамки конструктивного диалога. Тут раздался грохот, в центре зала появилась яркая вспышка, рассеяв сгущающиеся тени. Когда глаза присутствующих привыкли к яркому свету, они замолчали - на месте вспышки стоял человеческий воин, в его руках был меч, уходивший острием в скалу. Во все стороны от клинка расходились трещины, в которых гнездились угасающие искры света.
        Затем произошло невероятное: по мечу поднимались огни, от которых веяло мощной магией. Шесть огней, по числу духов природы - камня, земли, воды, воздуха, льда и дерева. Ошеломленные эльфы смотрели на незнакомца, который словно появился из ниоткуда. Сияние, окутавшее его фигуру, говорило о высокоуровневой защите и благословении природы. И только одна эльфийка среди собравшихся в зале знала, кто возвышается в центре зала, но поражена она была не меньше других.

«Как ему удалось вернуть свой истинный облик? - думала принцесса. - И отчего сама природа помогает этому человеку?»
        В наступившей тишине отчетливо прозвучал голос стоявшего посреди толпы эльфов Аркана:
        - Клянусь своей жизнью, что одержу победу и верну вашему народу родные земли! - Аркан окинул взглядом собравшихся. - Ваш прекрасный мир не заслуживает подобной участи, он не должен быть погребен под чужими законами и технологиями. Кто бы ни встал передо мной, я клянусь, что Кариэн останется невредимой и займет свое законное место на троне.
        - Друзья, - отреагировала Кариэн. - Это и есть наш новый чемпион, который преодолел межмировые чары, меняющие облик айолы. Мы встретились в его родном мире - и это его истинное лицо, истинная сила. Не знаю, как так вышло, но сама природа благословила его, - эльфийка взяла небольшую паузу, отыскав среди сородичей лицо Букреаля. - Если у кого-то остались еще сомнения, он может высказать их здесь и сейчас.
        По плотным рядам эльфов прошел гул одобрения, многие торопились поддержать человека, явно впечатленные его внешним видом. Обездоленные и уставшие от прозябания в пещерах, они были готовы поставить все на один-единственный шанс вернуть если не былое величие, то хотя бы свободу.
        Букреаль не мог оставить без ответа внимание принцессы к своей персоне, и выдавил:
        - Я, конечно, хочу верить в твоего чемпиона, Кариэн, - он бросил изучающий взгляд на Аркана. - Поэтому советую ему пройти ритуал посвящения, чтобы никто больше не сомневался в его могуществе. - Эльф едва сдерживал ноты злорадства в своём голосе.
        - Согласен, - кивнул Димелбор, не обращая внимания на надменный тон сородича. - Не помешает изучить главных противников, ведь на стороне Железной Орды выступают безжалостные убийцы. Не думаю, что в их скромном словарном запасе есть такое слово как «поражение», - невесело усмехнулся он. - Они используют технику боя Плангерт.
        Некоторые эльфы в зале ахнули, не сдержав удивления. Плангерт была запрещенной техникой и получила печальную известность в большей части миров. Ее использование привело к ужасным трагедиям - победитель поединка поглощал души побежденных, и со временем превращался в бездушного демона-убийцу, который обладал огромной силой. Однажды демоны появились сразу в трех мирах, и те были практически полностью уничтожены. Остановить убийц удалось только после того, как объединенная армия приложила все свои усилия, понеся при этом огромные потери.
        Какими же беспринципными оказались имперские советники, раз снова допустили появление угрозы, да еще и узаконили ее. Если и правда появились существа, использующие эту технику, то само существование миров становилось под угрозу.
        - Эти воины без промедления казнят всех неугодных императору, поглощая десятки душ, - продолжил Димелбор. - Мы обязаны их остановить, пока не дошло до беды. Проблема в том, что никто не знает, как это сделать - их сила абсолютна, и сама природа отступает, стоит им приблизиться. Сегодняшнее собрание должно было выбрать лучшего кандидата на бой с одним из монстров. Заодно обсудим, как ему противостоять, а старый Мельнор расскажет нам о своей встрече с демоном во время последней войны объединенных армий.
        Мельнором оказался эльф с потухшим взглядом, широкоплечий, но худощавый воин, длинные волосы которого доставали до пояса. Такие бы мешались во время тренировок, значит, эльф давно их забросил, потеряв интерес к развитию мастерства и посвятив себя изучению книг. Мельнор поднялся на возвышение и заговорил:
        - Схватка будет неравной, это очевидно, - голос эльфа был приглушенным, говорил он медленно, четко выговаривая каждое слово. - Один смертельный удар, нанесенный монстру, убивает одну поглощенную им душу. Обычно это души ни в чем не повинных существ - эльфов, людей, гнорров. Демоны всеядны и не различают рас, жизни других для них - источник силы. Отнятые души они превращают либо в оружие, либо в щит, - Мельнор бросил взгляд на Аркана из-под полуопущенных век. - Как нам удалось победить одного? Три сотни лучших магов из разных школ составили цепное заклинание. Сила его была способна ввести в оцепенение тысячи душ, а подготовка заняла столько времени, что поле боя к тому времени напоминало ад.
        Эльф замолчал, на несколько мгновений погружаясь в воспоминания. Когда он продолжил, голос его звучал тверже, но глаза так и остались закрытыми.
        - Тени порабощенных душ наносили огромный урон, мечась между воинами. Десять тысяч лучших эльфийских мечников стояли плечом к плечу с представителями других пяти рас, составляя объединенную армию. В начале нас было двести тысяч - кажется, немало, чтобы хоть как-то противостоять творящемуся безумию? Но самые прочные доспехи не выдерживали атак теней, редкий воин не получал смертельную рану после первого же удара.
        Лекари делали все, что могли, но этого было мало. Армия редела на глазах. Нам повезло, что маги успели завершить свое заклинание и поглотить или заморозить большую часть темных душ, с остальными пришлось расправиться другими методами.
        Мы накинулись на него. Каждый удар отнимал по одной душе, но каждый удар монстра отнимал жизни сотни наших соратников. Сражаясь в невероятном темпе, мы смогли победить, но потеряли больше половины войска.
        Победе принято радоваться, но мы чувствовали себя проигравшими. Всего одно существо смогло уничтожить сто тысяч прекрасных воинов, а нам пришлось жить дальше с этой мыслью, передавая знания о запрещенной технике другим поколениям. Многие из тех, кто выжил в той битве, уже ушли в иной мир, кто-то все еще живет в соседних мирах - я почти никого из них больше не встречал. Другие народы могли утратить страх перед демоном душ, потому что никто не живет так долго, как мы, и это знание могло быть утрачено, - старый эльф, наконец, открыл глаза, равнодушно рассматривая изумленных сородичей.
        - То есть, нужно всего лишь не дать ему использовать поглощенные души и убить его, пока он не превратился в демона, верно, старик? - голос Аркана казался совсем юным, но чувствовалось, что парень хранит секреты о своей силе, которыми не готов делиться напоказ.
        - Не только, - отозвался Мельнор. - Демоном может стать существо, поглотившее небольшое количество душ. Это не ступень развития, а максимальное усиление, поэтому остерегаться его стоит на любом этапе. Умело пользуясь душами, он становится слишком сильным для одного противника, и без большой команды магов я бы советовал избегать прямого столкновения с ним.
        - Другими словами, нужно дать ему завоевать этот мир для императора и отойти в сторону, пытаясь собрать армию? - иронично спросил Аркан. - Нет, старик, так не пойдет. Я видел этот мир, его душу, и знаю, до чего его доведет имперская колонизация. Позволить такому случиться - все равно, что отказаться от своих принципов, позволить своей душе умереть. Уж лучше я потеряю ее в бою с демоном, чем сдамся, даже не попробовав.
        - Тогда приступим к нашему плану, - Димелбор хлопнул в ладоши, привлекая к себе внимание. - Завтра ты, Аркан, сразишься с чемпионом равнинных эльфов и остальными кандидатами, если такие, конечно, будут. Отдохнуть между поединками не удастся, броню используешь ту, что имеется. Победитель и станет представителем эльфийского объединенного народа, - деловито и сухо подвел итог глава лагеря, явно пораженный беспечностью чемпиона принцессы.
        Мир эльфов был на грани разрушения, а народ вот-вот поработит император Железной Орды. Неспроста он решил прибегнуть к силе монстра-поглотителя душ, по его мнению, последние очаги сопротивления должны быть потушены.
        Фигура уходящего со сцены героя притягивала любопытные взгляды эльфов, расходившихся по домам.

***
        Кариэн шла рядом с Арканом так близко, что их руки слегка касались. Между ними была огромная пропасть - разные расы и происхождение, разные истории и прошлое, но их мысли и стремления сходились.
        - Аркан, - начала принцесса. - Я благодарна тебе за желание помочь, но не могу понять, зачем тебе это? Почему ты хочешь спасти наш мир? - она пытливо всмотрелась в его глаза.
        Парень смешался, не зная, что сказать. В груди защемило, чувства рвались наружу, неоформленные в слова - целый калейдоскоп переживаний, которым он не мог подобрать подходящую форму.
        - Разве всему обязательно должна быть причина? - попробовал отговориться он. - Раньше у меня никогда не было особенно сильных желаний, я жил по инерции, и ничто не нарушало мой покой. Я никуда не стремился и плыл по течению. Но когда умер мой отец, жизнь отшельника стала просто невыносима. Меня тянуло к приключениям, ведомый необъяснимым желанием, я оказался у портала, который с детства манил меня. Там я и обосновался, решив стать кем-то большим, чем просто человек с хижиной в глуши. А потом я встретил тебя, - Аркан улыбнулся.
        - И что было дальше? - ответила ему лукавой улыбкой девушка.
        - Я сразу понял, что ты прекрасная и чистая душа, которая способна изменить судьбу хотя бы одного отдельно взятого человека. Как драгоценный самородок, ты ждешь того, кто огранит тебя и поможет перевернуть мир. И я хочу стать тем, кто сделает это, - на секунду он замолчал, а потом продолжил совсем другим тоном. - Император должен исчезнуть из этого мира. Навсегда.
        - Спасибо, - тихо ответила Кариэн. - После того, как я осталась без семьи, мне не хватает поддержки.

***
        Перед боем Аркан решил не перегружать тело сложными тренировками. Лучше заняться медитацией и отдохнуть, чтобы набраться сил. Кариэн нашла для него лучший десерт в лагере. Фаньярюлма - такое название было у того, что принесла эльфийка. В большой миске подавали тёплую желеобразную смесь, которую Аркан пытался подцепить ложкой. Желе всё время соскальзывало, не желая быть съеденным, но от того лакомство было ещё желанней. С большим удовольствием чемпион Кариэн доел десерт, запив его разогретым древесным соком. Ничего подобного он ни разу не ел, ни в этой жизни, ни в той, что осталась в универсуме.
        Направляясь в свои комнаты, они прошли по аллее, усыпанной сверкающей рудой. Завораживающий блеск камней напоминал, что природа прекрасна во всех своих проявлениях. Иногда Аркану казалось, что здесь, в этом умирающем мире, он обрел давно потерянный дом, в поисках которого так долго блуждал. Он упивался болезненно-сладким чувством ностальгии, наслаждаясь каждой секундой, проведенной в Лесах Шолториэн, напитываясь энергией этого места.
        Вечер опускался на лагерь сопротивления. Прохожие улыбались ему, торговцы предлагали в дар новому чемпиону принцессы свои товары. Маги зажигали светильники, расцветившие скалистые стены мерцающими огнями. Волшебная атмосфера заиграла новыми красками, и Аркану подумалось, что эльфы - часть природы этого Мира, такая же уникальная и прекрасная, как горы, деревья, удивительный воздух.
        Он шел, погруженный в свои мысли, и не сразу заметил, как Кариэн привела его к комнатам. Принцесса взяла его за руку и серьезно проговорила:
        - Во время завтрашнего ритуала может произойти все, что угодно. Прошу тебя, Аркан, если почувствуешь, что можешь проиграть - сдайся. Я не хочу потерять верного друга.
        - О чем ты, принцесса, - произнес парень со смесью удивления и нежности. - О поражении не может быть и речи, ведь если я проиграю эльфийскому воину, что мне делать против демоноподобного? Не беспокойся обо мне. Лучше сочини победную речь и добудь того десерта, чтобы угостить меня после поединка, - он слегка сжал ее ладонь, заглянул в ярко-зеленые глаза и отправился в свою комнату.
        Уснул он быстро, и сон его был крепок. Наутро Аркан чувствовал себя свежим и отдохнувшим как никогда. Голова была ясной, впереди была цель, оставалось только сделать, что должно.
        Глава 6. Ритуал посвящения чемпиона.
        Ранним утром раздался сигнал, возвещавший о начале завтрака. Поединок между чемпионами был назначен через два часа, и сигнал должен был поднять всех эльфов, чтобы каждый имел возможность присутствовать.
        Противник Аркана был мастером клинка и опытным повелителем ветра. Чемпион Букреаля был хорошо известен среди эльфов. Его звали Лотреаль. Это был высокий, светловолосый статный воин, который лицом неуловимо напоминал лису - острый нос придавал ему хитрое выражение. Волосы он заплетал в косички и прятал на затылке, чтобы они не мешали управляться со скоростными атаками во время боя. В полах одежд он скрывал ловушки и небольшие сюрпризы для противников. Лотреаль был умелым магом воздуха, быстрым и точным.
        Оказалось, он был не единственным чемпионом, который готовился выступить против человеческого воина. Эльфы равнин Геолата тоже прислали своего мечника, который был готов побороться с Лотреалем за первенство. Суровый Эвергаль считался мастером боя на двуручных мечах и был силен физически, а также повелевал духами камня. Видимо, последнее и сказалось на его облике - Эвергаль не был похож на типичного эльфа, утонченного и хрупкого. Бугристые мускулы, широкие плечи, высокий рост - телосложением чемпион Геолата больше походил на человека, каким-то чудом одаренного эльфийской пронзительной красотой. Вместо просторных одежд, которые Аркан заметил на Лотреале, Эвергаль предпочел облачиться в простые штаны песочного цвета и надел длинный кожаный ремень, который крест-накрест перетягивал его грудь.
        Был еще один кандидат, мастер кинжала и повелитель духов земли и огня. Его фигура была овеяна мраком, о нем было известно очень мало. Следуя традиции, он победил предыдущего чемпиона горных эльфов, а после этого все время скрывался в лесах. Горные эльфы поддерживали нейтралитет с имперскими войсками, поэтому для его появления здесь не было веских причин. Но его правитель, Нулекурн, решил потешить свое самолюбие, позволив остальным сородичам наблюдать за боем загадочного чемпиона Глодиена Пещерного.
        Всего чемпионов было десять - по одному на каждого правителя разных групп эльфов. Поэтому ритуал посвящения в Верховные Правители был назван Турниром Десяти. Правда, эта традиция давно забылась, жизнь эльфов была долгой, и необходимость в переизбрании Верховного со временем отпала. Мирное время не убивает эльфов, поэтому уже пять веков народ не менял Правителя. Всех устраивал Дариэль, названный в народе Мудрым, отец Кариэн. Так и было, пока правящую династию не вырезали под корень, оставив в живых только младшую принцессу.

***
        Утренние приготовления прошли без спешки. Умывшись и позавтракав, Аркан взял свой меч, обратился к духам с просьбой и направился за Кариэн - той, ради кого ему предстояло сегодня победить каждого, кто осмелится бросить вызов.
        В этот день принцесса оделась иначе - одежда для путешествий была удобна, если предполагалось надевать кольчугу и кожаные доспехи. Сегодня ее внешний вид был более официальным - ярко-зеленое платье, оттенявшее цвет глаз, в золотистых волосах сверкала диадема, дополняли образ ажурные украшения лучших эльфийских ювелиров. Аркан, увидев ее во всем великолепии, был поражен и постарался скрыть это за шутливым тоном.
        - Доброе утро, моя госпожа, - он слегка поклонился ей.
        - Утро! - бодро ответила Кариэн. - Рада видеть, что чувство юмора тебе не изменило, но прошу тебя, называй меня просто Кариэн, ведь мы друзья. И ничто на свете не способно изменить это.
        Мирно беседуя, они дошли до пещеры, в которой располагалась арена. Помещение было таким же огромным, как и зал собраний, но зрительские ряды уходили вниз. Аура этого места показалась Аркану странной, но вслух он ничего не сказал.
        - А этот зал будет побольше вчерашнего, - присвистнул он. - Почему собрание не стали проводить здесь?
        - Это особое место, - ответила Кариэн. - Скоро ты все поймешь сам.
        Напротив входа, у противоположной стены, были места для правителей, особенно выделявшиеся на фоне выдолбленных в камне уступов.
        - Оттуда я буду наблюдать за твоим боем, - указала туда Кариэн. - Со мной будут маги, они создадут общий барьер, чтобы мощь чемпионов не навредила зрителям. Мы будем все видеть, но никак не сможем повлиять на ход поединка.
        - Отлично, - улыбнулся Аркан. - Значит, можно будет оторваться на полную катушку.
        - Имей в виду, чемпионы будут нападать на тебя по очереди, без перерыва на отдых. Не расслабляйся после победы. И еще, - она внимательно посмотрела в глаза своему чемпиону. - Официально убийства не запрещены, но постарайся не наносить смертельных ран без особой необходимости.
        В центр арены вышел Димелбор, чтобы объявить о начале ритуала посвящения нового чемпиона. Зрителей было больше, чем на вчерашнем собрании, ведь сюда допускались все желающие, а не только официальные представители разных эльфийских фракций. Увидев главу лагеря, все разом стихли и обратили свои взгляды в центр арены.
        Хорошо поставленным голосом Димелбор пригласил чемпионов и Аркана, разъяснил им все детали предстоящего поединка. Вкратце, бой должен быть максимально приближен к реальной жизни, использовать можно было весь имеющийся арсенал, не делая скидок на присутствие не защищенных зрителей. Последних будет охранять барьер, а воины должны продемонстрировать всем свое мастерство.
        Аркан бросил оценивающий взгляд на первого бойца. Легкие доспехи на нем явно указывали на скоростную манеру ведения боя. Лучший чемпион был настолько же силен, насколько и быстр, он сохранял спокойствие и сосредоточенно изучал фигуру человека перед собой.
        Через некоторое время с формальностями было покончено, и начало поединка было объявлено. Димелбор сошел с арены, маги подняли защитный барьер. Первый противник Аркана шептал заклинания или общался со своим духом, прося поддержки - издалека было не разобрать слов обращения.
        Похоже, Лотреаль сумел договориться - он взмыл в воздух и в тот же момент вынул клинок из ножен. Меч описал дугу, траекторию которой Аркан не успел отследить, настолько стремительным было движение. Парень отреагировал мгновенно: выхватив меч, он приготовился отбить удар, но эльф не собирался приближаться к нему вплотную.
        Закончив движение метрах в пяти от Аркана, Лотреаль продолжил полет. Следующая точка была расположена диагонально по отношению к первой, затем еще одна, еще и еще. Всего пять точек на равном расстоянии.
        Аркан недоуменно смотрел на него, зрители на трибунах замерли в ожидании. Голос Лотреаля стал громче, он практически кричал что-то, взывая к поднявшемуся ветру. До Аркана стал доходить смысл происходящего, но было уже поздно. Потоки воздуха и повисшие в нем удары клинка, ринулись на человека - пять острых тяжелых лезвий. Все отбить было невозможно, но впадать в отчаяние парень не собирался. Он знал, что сможет дать бой эльфу даже будучи раненым.
        Время замедлилось настолько, что стало заметно движение лезвий. Они медленно парили в воздухе, словно осенние листья, осыпающиеся с ветвей. Теперь нужно было воспользоваться силой камня, чтобы преградить путь клинкам. С силой топнув правой ногой, Аркан попросил скалы защитить хотя бы его левую сторону, избавить от трех лезвий. От его меча отделился серое светящееся облако, а скала арены тут же двинулась за ним вверх. Скала, укрепленная тем же материалом, из которого был сделан меч человеческого чемпиона, закрыла Аркана ростовым щитом. Правую сторону он защищал сам, угловым ударом проведя дугу мечом вверх и резко ввернув его вниз и вправо. В этот же момент клинки столкнулись, один ему удалось отбить, а второй отправить по другой траектории.
        Ему уже казалось, что все удары блокированы, но два крайних клинка врезались в скалу и оставили в ней глубокие царапины. Будь скала чуть тоньше, она бы сломалась пополам. Третий клинок, разделившись на два, стал вращаться с огромной скоростью. Его левая половина тоже попала в скалу и отлетела в сторону зрителей, а правая отскочила и полетела в сторону Аркана. В последний момент он успел немного поднять руку, чтобы не лишиться конечности.
        Глубокая рана от вращающегося воздушного клинка появилась на его предплечье. Меч он удержал, но хватка заметно ослабла. С огромными усилиями Аркану удалось отбить атаку, которая с первой минуты явно была направлена на его уничтожение. Жестокость эльфа удивила Аркана, но спрашивать о причинах такой неприязни ему было некогда. Бой продолжался.
        Зрители не успели понять, что произошло после выкрика Лотреаля: вспышка, звук рассекаемого воздуха, свист ветра и треск крошащихся камней, лязг металла. Один клинок отлетел в сторону барьера, человек в центре арены слегка отклонился вправо, рядом с ним выросла каменная стена, щитом укрывающая его. На скале появились выщербленные полосы, а по правой руке человека потекла ярко-красная кровь. Рана выглядела серьезной, но претендент на звание чемпиона не шелохнулся.
        Аркан зашел за каменную стену и попросил защиты у скалы, протянув к ней правую руку. Стену из камня окутало легкое свечение. Покрывающий ее металл соскользнул со стены и перетек на раненую руку, образовав часть доспеха. Теперь рука ниже локтя была закрыта, необычный наруч не только защищал от новых ранений, но и остановил кровотечение.
        - Так-то лучше, - удовлетворенно хмыкнул Аркан.
        - А ты не так прост, - протянул Лотреаль. - Посмотрим, каков ты в прямом столкновении.
        Эльф приземлился на арену и снова ускорился, чтобы усилить атаку. Вложив в удар всю свою мощь, он попросил у ветра, чтобы тот нес его к цели, направляя клинок. Косой удар рассек скалу, будто брусок теплого сливочного масла, но Аркан был готов к атаке. Отступив на шаг влево, он поднял меч навстречу клинку, следуя той же траектории, что и его противник. Целый сноп искр обозначил столкновение.
        Сила удара эльфийского чемпиона была колоссальна, но человек оказался не слабее. Все-таки, главное в таких сражениях - это воля и поддержка природных духов. Дух Аркана был молод, но сила его была чистой и концентрированной. Человек обрушил свой меч на соперника, словно лавину. Защитный наруч слабо отсвечивал, и было заметно, что дух скалы пришел на помощь ему добровольно и усиливает удар человеческого воина.
        На секунду остановившись, клинки скрежетали и высекали одиночные искры. Мощный поток ветра подхватил черный клинок Аркана и добавил ему давления. Меч Лотреаля со звоном влетел в скалу далеко позади него. Одним движением такую дистанцию не преодолеть, поэтому человек немного расслабился, но меч прилетел обратно с той же скоростью. Лотреаль ловко перехватил рукоять, крутанулся вокруг своей оси и начал новую скоростную атаку.
        Дух ветра снова добровольно вмешался, добавляя ударам Аркана быстроты и точности. Противники двигались с такой скоростью, что со стороны казалось, будто их не двое, а, как минимум, десять.
        Напряжение росло. Противник Аркана словно не чувствовал усталости, раз за разом он атаковал - взмах, уклонение, снова взмах, невозмутимо парировал, будто на рядовой тренировке. Некоторые удары Лотреаля выходили запредельно мощными, иногда интуиция подводила Аркана, и он почти пропускал их, получая новые раны. Эльф работал со своим духом настолько слаженно, что ему не приходилось взывать к воздуху вслух. Эта мысль натолкнула Аркана на то, что он тоже может попробовать призывать помощь мысленно.
        Усилив эмоциональное напряжение, он ощутил силу скалы, протекающую под его ногами, почувствовал, как потоки воздуха сгущаются вокруг него перед атакой. Аркан прикрыл глаза и дал волю чувствам, которые кричали «Не сдаваться! Победить!». Ветер, готовый вырваться из клинка эльфа, приблизился к правому боку Аркана, но человек смог замедлить его силой желания, которое подкреплялось мощью воздушного духа. Духи противоборствовали, неся окутанные белой дымкой клинки навстречу друг другу. Мечи столкнулись, выпуская голубоватые искры, мир снова ускорился, донося до Аркана крики ликующей толпы.
        Отразив воздушную атаку, человек сосредоточился на силе скалы, протекавшей под его ногами. Он опустил свой меч на плечо эльфа, выпуская силу. Неожиданная контратака заставила эльфа понервничать - левой рукой он успел отвести меч от своей шеи, но рана в плече доставала до кости. Атаку снизу Лотреаль заблокировал, объединив свои силы с воздушным духом.
        Получив ранение, эльф приготовился отступать. Аркан, не открывая глаз, двинулся за духами, которые атаковали противника, повинуясь воле человека. Он ударял реже, но сильнее, дух скалы сбивал эльфа с намеченного пути, и удары Аркана били точно в цель. Через пару пропущенных атак Лотреаль догадался использовать дух ветра как защитника и стал биться самостоятельно.
        Лотреаль уже долгие годы считался мастером боя на мечах, опыт давал ему солидное преимущество - техника эльфа была более совершенной, и даже непрямые удары наносили противнику глубокие раны. Возникла временная передышка, оба израненных бойца разошлись в разные стороны, переводя дух.
        Эльф что-то шептал себе под нос, и дух воздуха, собрав энергию из окружающего пространства, стал залечивать его раны. Аркан, изумленный, стоял бы и смотрел на него, но вовремя вспомнил, как духи воды несли его в лагерь, окутывая любовью и заботой. Искренняя, чистая просьба вылечить его прошла волной по телу, каждая рана заныла, напоминая о себе. Каменный пол арены завибрировал, по скале прошла трещина, и оттуда заструилась вода. Окутанный слабым светом поток направился к Аркану - духи воды отозвались на просьбу человеческой души.
        Вода поднималась по телу Аркана, раны мгновенно затягивались, оставляя шрамы и легкое покалывание.
        Надо заметить, что исцеление человека было гораздо более эффективным, ведь назначение воды - питать и лечить все живое, в то время как воздух мог только на время стянуть нанесенную рану, подтолкнув естественный процесс заживления. Лотреаля, наблюдавшего за действиями противника, перекосило, когда он понял, что передышка сработала не в его пользу. В следующую секунду на его красивом лице появилось упрямое выражение. Очевидно, эльф понял, что новичок весьма талантлив, и звание чемпиона отстаивать придется, выкладываясь по полной.
        Мастерство духов предполагает градацию. Мастер первого уровня может призвать духа, чтобы создать естественные природные явления вроде ветра, выросшего выступа скалы или ледяной лужи. Второй уровень использует духов природы для усиления брони или оружия; это полезно в прямом столкновении, и в этих случаях духи сами проявляют инициативу, стоит только мастеру искренне этого пожелать. Третий уровень творит позитивные процессы: исцеляет раны, восстанавливает разрушенные предметы и призывает концентрированную регенерацию; при этом мастера третьего уровня не могут разрушать с помощью духов. Мастера четвертой ступени могут использовать несколько духов одного типа и влияют на противника с дальнего расстояния.
        Так, первый прием Лотреаля относился к четвертой ступени владения мастерством духов воздуха. Хорошее владение стихией показывало, что сила воли эльфа была на уровне - здесь прослеживалась прямая зависимость между духом мастера и силой воздействия.
        Пятый уровень был потолком для эльфов. Эта ступень считалась магией высшего порядка, которая влияла на физические предметы и душу противника. Приемы этого уровня занимали много времени и требовали колоссального расхода сил, ими можно было сражаться с большим количеством противников.
        Это были магические способности контроля и опустошения духовных энергий, среди них были и те, что предназначались для точечных ударов. Если на душу направить такое количество сил, она может не выдержать и надломиться, а восстановиться после такого невозможно. Потоки энергии пронзали душу, навсегда лишая ее связи с любыми природными духами, в результате чего объект сам становился духом. Обращенный в скалу превращался в дух камня, ставший дуновением ветра присоединялся к воздушным потокам навсегда. Ужасные последствия влекла за собой эта магия, ведь пострадавший не умирал, а превращался в бессознательного духа, лишенного прошлого и воспоминаний о нем.
        Среди эльфов магия пятого порядка не считалась чем-то страшным, поскольку в их родном мире так пополнялись ряды духов природы. Старики, лишенные стремлений и желаний, уставшие от долгой жизни, сами выбирали стихию и мага пятого уровня, чтобы перейти в мир равенства айолы, где существовали только духи.
        Лотреаль был единственным мастером воздушной стихии, достигшим пятой ступени. Этой силой он и решил воспользоваться как крайней мерой наказания нахального самозванца. Встав в стойку воздуха и покачиваясь на ветру, он стал произносить обращение для сотворения перехода души. При нехватке времени это заклинание можно было прервать, переключившись на магию отключения голоса души, но Аркан не знал, что для него готовит противник.
        Духи, с которыми был связан человек, изо всех сил пытались подсказать ему, что произойдет, когда Лотреаль закончит говорить, только дух воздуха спокойно парил вокруг его меча, никак не реагируя на происходящее. Скала вздыбилась перед Арканом, отталкивая его назад, вода пыталась расширить трещину, чтобы проложить возможный путь для отступления... но было уже поздно.
        Аркан понял, что противник готовит для него нечто крайне опасное и приготовился отразить атаку, какой бы она ни была. Незащищенного эльфа он атаковать не хотел - хотелось получить чистую победу, да и убивать Лотреаля он не собирался.
        Дочитав заклинание, Лотреаль направил вихри энергии воздуха в человека. Магические потоки неслись не к самому Аркану, а к его душе. Зрители на трибунах замерли, ожидая неминуемой развязки, большинство понимало, что сейчас произойдет, но никто не ожидал, что эльфийскому чемпиону понадобится настолько мощное оружие. Человек был и вправду силен.
        Дух скалы попытался защитить Аркана, выставив стену из камня и грамантита, но острый поток воздуха расколол ее. Стремительно приближавшийся ураган смел водную оболочку, которую возвел дух. Аркан попытался уклониться, прикрываясь мечом, но воздушное копье увеличилось в диаметре и рассыпалось множеством более мелким копий, и большая часть их прошила человека насквозь.
        Ощущение было ужасное. Тысяча игл пронзила защитный барьер, будто его и не было. Острая боль пронзила душу Аркана, тошнота поднялась из желудка к грудной клетке и прилила к голове. Больше всего это было похоже на ускоренное разложение тела. Воздушные копья, очутившись внутри человека, превратились в клубок змей, пожиравших сущность Аркана. Отчаяние захлестнуло парня, тело начало растворяться вслед за душой. Руки не слушались и разлетались в разные стороны, глаза начали превращаться в легкие потоки воздуха.
        Прояснившийся на мгновение взгляд Аркана упал на Кариэн. Луч солнца пробился сквозь затянувшие небо облака и подсветил ее силуэт, прекрасные золотистые волосы с нежно-розовым отливом. Зрители изумленно наблюдали за его борьбой с неизбежным, а она стояла с лицом, полным ярости, по щекам ее катились крупные слезы. Душа принцессы засияла, умоляя Аркана не оставлять ее. Эльфийка верила в него всем сердцем, верила, что только он сможет вернуть ее народу надежду на будущее.
        И душа Аркана отозвалась. Воздушные вихри, разрывающие его душу, впитались внутрь, тело стало приобретать прежнюю форму, а его дух ветра сорвался с места и закружил вокруг Аркана, обвивая нежно-розовым сиянием все его тело. Нити света образовали оболочку, которую новые ветряные копья не смогли пробить. Все затихло, и яркая вспышка осветила арену.
        Изумленные зрители с трудом понимали, что только что произошло. Эльфы увидели, как человек продемонстрировал мастерство шестого уровня, о существовании которого никто раньше даже не подозревал. Новая ступень позволяла возвращать души!
        Не медля ни секунды, Аркан бросился навстречу противнику, который был обескуражен мастерством чужака не меньше остальных. Защищавшие его духи отреагировали мгновенно: воздушная завеса пыталась задержать человека и отнести Лотреаля как можно дальше. Воздушный дух, помогавший Аркану, выпустил золотые нити, оплетающие помощников эльфа и подчиняющие их. Выглядело это так, будто один высший дух подчинил младших. Аркан приблизился на расстояние удара, пораженный эльф вытянул ладонь вперед и произнес:
        - Постой! - он перевел дух и продолжил. - Ты поразил всех нас, человек. Мне следует преклонить колено перед твоим правителем. Не вижу смысла продолжать бой, если кто и способен победить демона, так это мастер магии духа шестого уровня. Если твой талант распространяется и на другие стихии, то разница в наших силах несопоставима, - он покачал головой, раздосадованный своим поражением. - Вверяю тебе судьбу нашего народа.
        На этом бой с Лотреалем был окончен. Маги сняли с арены защитный барьер, Димелбор объявил перерыв. Победителя первого поединка встречала Кариэн, бледная и встревоженная.
        - Я ведь просила тебя! - проговорила она. - Просила не рисковать своей жизнью! Глупый человек... - напоследок она что-то сказала по-эльфийски.
        Аркан почувствовал, как на него легло ее заклинание - в нем смешались и грусть, и восхищение, и нежность, и забота. Он поднял взгляд на принцессу, всматриваясь вглубь ее ярко-зеленых глаз, в которых плескалось беспокойство.
        - Благодарю тебя, принцесса. Ты смогла зажечь во мне то, что не смог зажечь никто другой, - он помолчал и добавил. - Это ты спасла меня.
        После его слов заклинание Кариэн осветило его фигуру слабым золотистым сиянием. Она удивленно распахнула глаза, но ничего не сказала. Связь между ними крепла, и оба чувствовали это.
        Глава 7. Второй претендент.
        Второй бой обещал пройти для Аркана значительно тяжелее. Даже если Эвергаль слабее Лотреаля, человек уже сильно потратился во время поединка с мастером магии ветра.
        Эвергаль вышел в центр арены, всем своим видом демонстрируя, что предстоящая схватка для него будет рядовой. Разумеется, он тоже чувствовал волнение после увиденного, но делал ставку на свой опыт и усталость Аркана. Ему хотелось думать, что магические ресурсы человека уже на исходе, хотя тот совсем не был похож на аутсайдера.
        Зеленоватое свечение окутывало его фигуру - так проявилось благословение эльфийской принцессы. Применение магии высшего порядка придавало ему внушительности, на лице отражалась полная уверенность в своих силах, сосредоточенность и нацеленность на победу.
        Вот объявили начало поединка, и противники начали сближение. Эвергаль обнажил могучий двуручный меч, лезвие которого шириной напоминало ногу равнинного буйвола. Клинок был немного изогнут и испещрен рунными текстами, что добавляло ему магических свойств. Аркан не знал эльфийской письменности и не понимал, чего ожидать от такого оружия. Он двигался осторожно и был готов в любой момент напасть или уклониться от удара.
        Первым атаковал чемпион пустынных равнин. Эвергаль совершил мощный выпад слева, замах меча говорил о горизонтальном ударе, и Аркан решил уклониться, а не встречать удар. Небольшой камень взлетел и ударил по плоскости лезвия на середине пути клинка, что изменило траекторию удара. Уклонение поставило Аркана в опасное положение, он едва успел развернуться и наотмашь рубанул мечом, стараясь отбить искусно перенаправленный клинок.
        Мечи встретились, рассыпая искры. Из каменного пола перед человеком появился дух скалы, создавая чешуйчатую пластину. Не успев удивиться неожиданной помощи, Аркан увидел, как меч Эвергаля прошел сквозь черный клинок и вонзился в импровизированный доспех. Жгучая боль пронзила грудную клетку Аркана, каменная пластина раскололась надвое. Меч эльфа немного не дошел до внутренностей, лишь разрезав мышцы. Собравшись с силами, Аркан откатился в сторону, истекая кровью.
        В это время дух скалы самостоятельно отвлекал эльфа, выращивая камни под его ногами, выстраивая перед ним стены и заключая Эвергаля в лабиринт. Зрители были поражены тем, что дух наступает без участия человека. Эвергаля неприятно удивило, что его намерение быстро закончить бой встретило сопротивление у такого же духа, какой помогал ему самому. Мало того, дух вступил в поединок - случай беспрецедентный.
        Аркан сумел восстановиться с помощью благословения Кариэн и духа воды, который вновь оказался рядом в нужную минуту. Рана, хоть и затянулась, болела неимоверно, а кровопотеря заметно сказалась на его общем состоянии. Пошатываясь, он снова отправился в бой - дух скалы ослабевал, эльф сносил на своем пути все преграды. Лабиринт разлетался на куски, и вскоре арена снова опустела.
        Человек призвал на помощь духов воды и ветра, и те отозвались. Только потоки ветра были ослаблены после прошлой битвы, а вода ничего не могла сделать камням, которые преграждали путь ее атакам.
        Аркан нашел в себе силы идти вперед. Твердой рукой он направил меч на противника, Эвергаль злорадно ухмыльнулся и замахнулся своим огромным оружием, руны на его клинке едва заметно засветились. Человек понял, как, столкнувшись с его мечом, эльф смог пробиться сквозь защиту. Аркан решил воспользоваться уловкой Эвергаля и изменить траекторию движения своего меча и развернуться так, чтобы не попасть под удар противника. Духи словно прочли его мысли, скала резко начала расти вверх именно в том месте, где стоял человек.
        Этот неожиданный выпад привел к тому, что клинок Аркана устремился в плечо мускулистого эльфа, пронзив его справа. Двуручный меч Эвергаля рассек скалу, и опора ушла из-под ног человека. Ему пришлось остановиться на достигнутом. Плечо эльфа моментально обтянул каменный панцирь - защитная магия была заложена в духа, которым он управлял. Эвергаль смог продолжить бой так, словно и не было никакого ранения.
        Аркан не мог не восхищаться таким уровнем мастерства чемпиона, ведь сам он до конца не понимал, как работает связь между магом и духом природы. Мысленно попросив своего духа о такой же защите, он начал новую атаку. Без устали размахивая мечом, человек раз за разом высекал снопы искр из двуручника эльфа. Ему приходилось следить за рунами, чтобы не упустить усиленную атаку и не получить смертельное ранение.
        Скорость ветра была не такой высокой, как во время прошлого боя, но сила ударов была колоссальной - лязг металла порой заглушал гул зрителей. Магия скалы раз за разом усиливала удары Аркана, который был вынужден подстраиваться под мощь своего противника. После нескольких минут боя человек был уже на пределе и понимал, что для победы нужно было менять стратегию и добавлять что-то новое.
        В его голову пришла неожиданная мысль: что будет, если он объединит два типа магии? Поможет ли это усилить удары и добавить им скорости? Свист черного клинка, рассекающего воздух, стал раздаваться чаще. Эвергаль, явно удивленный, с трудом уворачивался от ударов, несколько раз он едва успевал в последний момент подставить свой меч, чтобы избежать ранения. Но не зря эльф был чемпионом - он подтвердил свой высокий статус и смог подстроиться под новый темп боя. Параллельно он стал готовить заклинание для контратаки.
        Как бы хорошо ни защищался Эвергаль, часть ударов все-таки доставала его, так что левая рука эльфа покрылась защитным панцирем, часть корпуса и нога тоже были закованы в камень. Так могло дойти до того, что Эвергаль весь покроется бронированным доспехом. Аркан впал в раж и увеличивал темп.
        Остановившись, эльф замолчал и произнес единственное слово, после которого арена просто взорвалась: отовсюду взлетели каменные пики, атакуя человека и выстраивая вокруг эльфа защитный купол. Многие зрители впервые увидели заклинание магии духа скалы четвертого уровня и вскочили на ноги. Одна пика насквозь проткнула ногу Аркана, вторая разорвала одежду на левой руке, зацепив кожу. Повинуясь интуиции, человек развернулся и смог уклониться от летевших в его голову пик. Правда, кожа на лице оказалась оцарапана, зато смертельных ран удалось избежать.
        Каменные чешуйки начали покрывать раненые места, дух воды усиленно работал на исцеление, но такой объем тяжело было покрыть за короткое время, поэтому дух скалы обломил все пики, оставил осколок в ноге и покрыл раны панцирем. Все повреждения оказались скрыты, а кровотечение остановилось.
        Аркан мысленно поблагодарил духов. Он был уже на пределе своих ресурсов, но сдаваться не собирался. Оставался последний маневр. Каменный пол арены выстрелил еще одним выступом, поднимая Аркана. Воин оттолкнулся и вознесся в воздух, ускоряясь в полете с помощью магии духа ветра. Поднявшись на двадцать метров, он сменил направление. Каменные пики Эвергаля пришли в движение, выстраиваясь плотной защитной стеной перед своим чемпионом. Зрители замерли, не зная, чего ожидать в следующую секунду.
        Призвав на помощь духа скалы, Аркан сотворил каменное копье, наконечником которого сделал свой черный клинок. Ветер сметал пики, расчищая путь грозному оружию человеческого воина. Копье летело, словно метеорит - неумолимый, быстрый, смертоносный. Удар страшной силы раздался в центре арены, осколки защитного купола Эвергаля разлетелись во все стороны, усеивая каменный пол мелким крошевом. Эльф был поражен не столько атакой высокого ранга, сколько духом соперника, который тратил последние силы на рывок чудовищно разрушительной мощи.
        Пропахав спиной пол арены, Эвергаль признал поражение и не стал продолжать бой. Он почуял превосходство человека и уважал его силу. Оба противника были изрядно потрепаны и почти полностью обтянуты защитными каменными панцирями.
        Битва двух магов скалы высокого ранга была по-настоящему захватывающей. Такого зрелища эльфы не видели очень давно, толпа ликовала, принимая нового человека. После увиденного ни у кого не возникало сомнений, что этот человек - нечто особенное, и никто больше не возражал против того, чтобы он представлял эльфов на Турнире Десяти.
        Третий чемпион, изъявивший желание стать претендентом на участие в Турнире вышел на арену, чтобы поприветствовать победителя.
        - Приветствую тебя, маг! - Глодиен широко улыбнулся, не скрывая расположения к человеку. - После того, как я увидел, что ты сотворил с нашими чемпионами, меня разрывает пополам. Мне хочется побороться с тобой, проверить на прочность твою волю, навыки и даже немного проучить тебя, - он продолжал улыбаться, демонстрируя дружелюбие. - С другой стороны, я восхищаюсь твоей силой и готов идти за тобой куда угодно и когда угодно. Но к делу это не относится. Я вышел сюда, чтобы сообщить тебе перед всем нашим народом, что не буду биться с тобой, не сейчас, в неравных условиях. Я готов уступить тебе место в Турнире Десяти, потому что вижу в тебе огромный потенциал, который свяжет тебя со всеми духами природы. Я так чувствую, - он заговорил громче, теперь обращаясь ко всему залу. - Демона не победить, владея одним или двумя духами. Не меньше пяти духов должно подпитывать мага, чтобы тот смог нейтрализовать наше общего врага. Я готов помочь тебе, человек, освоить связь с еще одним духом - ведь только его тебе недостает.
        Никто никогда не слышал, чтобы Глодиен был так многословен, поэтому его выступление в пользу Аркана еще больше склоняло их к поддержке человека. Конечно, повелитель горных эльфов был недоволен поведением своего чемпиона, тем более, что тот имел реальный шанс взять первенство, но сдержанно принял решение Глодиена. Маг был прав, в одиночку он вряд ли смог бы одолеть демона Орды.
        Маги сняли защитный барьер и отправились оказывать медицинскую помощь пострадавшим чемпионам, которые ради победы не жалели ни себя, ни противников. Все еще слегка оглушенный ударом Эвергаль сидел, прислонившись к скалистому выступу, который сам же вырастил из каменного пола арены. Аркан, хоть и стал героем дня, в одиночестве стоял в отдалении, глядя на Кариэн. Ради нее он старался победить. Конечно, были и другие причины, чтобы выложиться на полную, очень важные, но сейчас он был слишком истощен, чтобы мысленно фокусироваться на возвышенных материях.
        Кариэн спешила к нему с другого края арены. Пока она бежала, шум вокруг Аркана затихал, а земля вдруг ушла из под ног, и он рухнул лицом вперед. Стянутые магическим доспехом раны мучили непривычное к такому обращению тело. Эльфийка с неженской силой перевернула его на спину, крупные слезы стекали по ее щекам и падали Аркану на лицо.
        - Глупый, глупый человек... - у принцессы перехватило горло, так что фраза получилась слегка приглушенной. Она обнимала его на глазах у всех, наплевав на возможные пересуды и сплетни. Лишь бы он был жив, лишь бы можно было вылечить его.
        Дыхание Аркана стало таким легким, почти незаметным. Сердце Кариэн словно зажало в ледяные тиски, но она подавила нарастающую панику и решила действовать. Она должна была спасти его. Сосредоточившись, эльфийка запела сильнейшее восстанавливающее заклинание. Им владели только верховные правители Мира эльфов, это была крайняя мера, способная спасти того, кто одной ногой стоит на пороге смерти. Прошлый правитель эльфийских земель, Дариэль Мудрый, передал ей это знание, и теперь она взывала к духам, прося их о спасении жизни человека. Человека, который сегодня совершил нечто невозможное.
        Их окружили маги. Они не могли ни помочь, ни помешать - магия такого порядка была им не знакома. Духи являлись принцессе, окутывая разноцветной дымкой ладони Кариэн. Лазурное свечение духа воды. Зеленое - духа растений. Солнечный дух розовый, с золотым отливом. Ярко-белый дух ветра и даже сероватый каменный дух. Они сплетались и обвивали тело израненного чемпиона.
        - Госпожа, подождите, - опираясь на магов, Эвергаль поднялся на ноги и обратился к принцессе. - Вы не сможете исцелить его, пока раны затянуты камнем. Сначала нужно снять защиту. Человек применил слишком мощные заклинания, его уровень превышает мой собственный. Не знаю, как новичку такое может быть под силу, но если бы бой продолжился, вскоре он мог превратиться в каменного воина. Поразить его нельзя, но и исцелить тоже. Позвольте мне помочь вам, - он почтительно склонил голову.
        Когда Кариэн, закусив губу, кивнула, Эвергаль подошел ближе и направил последние силы на помощь тому, кто чуть не лишил его жизни пару минут назад. С резким щелчком каменные чешуйки осыпались с тела Аркана. Раны оголились, кровь еле сочилась из них: положение явно было критическим.
        Духи, которых направила Кариэн, продолжали виться вокруг героя. Дух воды наполнял его тело влагой и восстанавливал ткани, дух камня укреплял каждую исцеленную клетку. Ветер ускорял заживление, солнце действовало на айолу Аркана и восстанавливало духовную силу человека, почти полностью исчерпанную в бою. Зеленоватый дух растений выращивал связующие звенья между душой и новым телом. Каждый, кто присутствовал при излечении нового чемпиона, понимал, что наблюдает за самым необычным эльфийским заклинанием. На их глазах происходило рождение нового героя, новой надежды целого Мира.
        Человек провел два боя с сильнейшими магами и дошел до истощения. Он не только стал победителем, но и открыл новый уровень владения связью с духами, пусть это и привело его в крайне тяжелое состояние. Этот день точно войдет в историю эльфийского народа - день, когда у них снова появилась правительница.
        Маги поддерживали волшбу Кариэн и подхватывали магические потоки, вливая в Аркана жизненную энергию. Воины переложили его на носилки и отнесли в госпиталь. Правительница шла рядом и держала за руку своего друга, своего чемпиона.

«Все будет зря, если мы не сможем его спасти, - думала она. - Я стала верховной правительницей после его победы, и теперь я должна поставить его на ноги. И все же, почему он так безрассудно рвался в бой? Почему не сдался, даже получив столько ран? И почему мне так страшно потерять его?
        Может, оттого, что я еще не встречала никого настолько благородного, открытого и бескорыстного... И как легко он понял наши реалии, как открыта его душа, как ему хочется спасти увядающий мир. Все это просто поразительно. Невозможно найти эльфа, более способного к сопереживанию, чем Аркан. Его жизнь так скоротечна, наверное, он просто хочет успеть все, и потому природа одарила его такой чистой душой.
        Кого я обманываю? Моя собственная душа трепещет, стоит мне увидеть его. Он важен для меня!»
        Столь откровенной с собой Кариэн не была с момента смерти сестры. Неужели происходящее между нимии есть то самое родство душ, о котором рассказывал ей отец? Или это она цепляется за надежду, не желая покидать родину?
        Правительница шагала к госпиталю, погруженная в свои мысли. Проходы и коридоры заполонили эльфы, на лицах каждого было написано беспокойство за Кариэн и ее чемпиона-человека.

***
        Верховный маг долго осматривал Аркана, призвав на помощь духов воды. Нашёптывая небольшие заклинания, проникающие чуть глубже, чем физическая оболочка, он изучал духовные связи человека. Хмурив косматые брови и пристукивая тонкими и жёсткими пальцами, словно врачебным инструментом, он то и дело покачивал головой, убеждаясь в самых скверных предположениях.
        - Не знаю, как ему удалось выжить во время боя, госпожа, - озадаченно произнес Вольвиен. - Все его духовные связи были оборваны, а сам он полностью истощен. Если бы не твое заклинание, он бы точно погиб. Сейчас ему уже ничего не грозит, мы вылечим человека. Еще пару дней ему придется провести лежа, и я сомневаюсь, что он успеет восстановиться перед Турниром после таких повреждений. Мой вам совет, - эльф немного замялся, но все же продолжил. - Найдите другого чемпиона от эльфов для Турнира Десяти.
        Внутри у Кариэн словно что-то оборвалось.

«Бессмыслица! Не для того он завоевал для меня статус правительницы, он не может уйти в тень. Я не смогу просто править народом, я отказываюсь принимать эту мысль» - думала она.
        - Благодарю за работу, верховный маг. Я услышала тебя, - она выдавила из себя ободряющую улыбку.
        Ей не хотелось оставлять Аркана здесь. Чувство долга и вина смешивались с теплом, которое неизменно возникало рядом с ним. Кариэн присела на соседнюю кровать и потеряла сознание - силы окончательно покинули ее.
        Вольвиен спокойно подошел к ней и по-отечески заправил за ухо выбившийся локон.
        - Отдыхай, госпожа Кариэн, - тихо произнес он. - Силы тебе еще понадобятся, чтобы вернуть наш дом, - он выглянул в коридор, чтобы вызвать еще троих магов. Эльфы сообща приступили к оказанию помощи обоим пострадавшим.
        На следующий день вся верхушка власти разыскивала Кариэн, но Вольвиен не выдал ее местонахождения. Положение верховной правительницы эльфов было шатким, любая проявленная ею слабость могла привести к гражданской войне и перевороту. Простые эльфы любили Кариэн, но толпа непостоянна, а политики хорошо умеют влиять на умы.
        Всем сообщили, что чемпион восстановился, а правительница отправилась укреплять духовные связи в священные места. Никто не смог бы проверить, действительно ли Кариэн тренировалась обращению с духами, поэтому ее авторитет пока был в безопасности.
        Глава 8. Новый чемпион.
        Аркан очнулся в высоком белом шатре. По ткани расползались причудливые зеленые узоры, со всех сторон его пронизывал нежно-розовый солнечный свет. Запахи подсушенных трав и яркие пахучие листья отдаленно напоминали родной лес, который остался в человеческом мире. Ему захотелось снова закрыть глаза и провалиться в спасительную темноту, где нет ни боли, ни времени, ни воспоминаний, но он задушил этот порыв.
        Чтобы подняться, ему пришлось здорово напрячься. Тело слушалось неохотно, голова тоже не радовала - память о том, как он сюда попал, исчезла начисто. Повернувшись, Аркан увидел ее. Ту, благодаря которой он оказался здесь. Сон как рукой сняло, по телу прошла покалывающая волна, наполняя его энергией.
        Кариэн спала. Над ней был подвешен слабо светящийся фиолетовый бутон, прожилки на стебле и кучерявых лепестках пульсировали желтоватой энергией. Что с ней? Необходимо разобраться.
        Сконцентрировавшись, Аркан вспомнил, что давным-давно он сражался с неизвестными воинами, а потом попал в чудесный, сказочный мир, о котором так долго грезил. Воспоминания стали проявляться одно за другим, мелькая, как разноцветные стеклышки в калейдоскопе, и он увидел, как его попытались уничтожить. Как хотели отнять душу, превратить в бесплотный дух, но эта прекрасная эльфийка спасла его, придала решимости и исцелила раны. Мысли о ней отозвались теплом, Аркан с тревогой взглянул на Кариэн, беспокоясь о правительнице.
        Должно быть, она была истощена, раз лежала здесь, рядом с ним. Ему-то эльфийские маги вряд ли смогли бы помочь, не вмешайся она в ход событий. Аркан физически ощутил ее заботу, когда Кариэн одарила его своим благословением. Когда бой закончился, он снова почувствовал, как тепло и свет коснулись его души. Он знал, что так и было, что это Кариэн спасла его.
        С нежной улыбкой Аркан разглядывал идеальные черты лица и мысленно перебирал ее волосы. Вдруг Кариэн открыла глаза и прошептала:
        - Не благодари, чемпион, - она улыбнулась ему в ответ. - Служи так же самоотверженно, и мое благословение тебя не покинет. Не знаю только, как долго мы протянем на этом Турнире Смерти, - снова прикрыв глаза, Кариэн сладко потянулась, а потом со вздохом села на кровати.
        - Эй! - шутливо возмутился Аркан. - Ты что, мысли читать умеешь? Где мы вообще?
        - Я увидела твою ауру, и она сказала мне все, - ответила эльфийка. - Мы в секретном госпитале, поэтому моя чувствительность усилилась, и я смогла без особых усилий считать с тебя информацию. Пойдем наружу, нас уже наверняка обыскались, - она встала с кровати и двинулась к выходу. - Интересно, какую историю выдумал для них дядя.
        Идя по коридору рука об руку с Кариэн, Аркан понял, что она имела в виду, когда говорила о считывании ауры. Он чувствовал, как от эльфийки исходит предвкушение великих дел. Это было похоже на желание размяться после долгого застоя, но чувства Кариэн были гораздо чище.
        - О чем ты думаешь? - спросил он. - Тебя что-то беспокоит? Я чувствую твое напряжение, и это так удивительно! Это останется со мной навсегда?
        - Постой, ты тоже это чувствуешь? - Кариэн остановилась, пораженно разглядывая своего спутника. - Ты поистине удивительный человек, Аркан! Пока нас лечили, чувствительность к магии усилилась. Поэтому я уверена, что дядя никому не рассказал о нашем местонахождении - это бы увлекло нас на темную сторону. Скоро все станет как прежде, - успокоила она его. - А насчет беспокойства... я просто не знаю, что сказать своему народу, как вселить в них уверенность, как объединить их. Оттого и волнуюсь.
        - Мы справимся, Кариэн, - Аркан слегка сжал узкую ладошку эльфийки. - Вместе мы справимся.
        В следующем просторном холле они встретили Вольвиена, который немало удивился, увидев их. Сразу же устроил проверку, не навредит ли им столь скорый выход из лечебных палат?
        - Вы поражаете меня! - воскликнул он. - Словно сама природа подпитывает вас. После такого истощения еще никто не смог восстановиться так быстро. Вы встали на ноги всего за два дня! - в его глазах зажегся исследовательский интерес.
        Вольвиен еще что-то проверял, снова выстукивая что-то пальцами на груди человека. Аркан почувствовал, как тот обрадовался, поняв, что с его пациентами все в порядке.
        - Время не ждет, дядя, - заметила Кариэн. - Нам пора показаться народу. Какую легенду ты для нас сочинил?
        - Вы тренировались общаться с духами, - ответил Вольвиен. - И отправились в священные места сразу по окончании боев. Кстати, Аркан, - маг повернулся к человеку. - Твои соперники приготовили тебе сюрприз, не забудь отблагодарить их как следует! - эльф взмахнул рукой, усиливая ауру Аркана и Кариэн.
        Верховная правительница Леса Шолториен поспешила выйти к своему народу, чтобы объявить о готовности к участию в Турнире. Для собрания снова выбрали арену, которая в этот раз вместила еще больше эльфов, чем два дня назад. Всем хотелось посмотреть на нового чемпиона и послушать законную правительницу, которая все-таки приняла свое право стоять во главе эльфийской расы.
        Правители эльфийских фракций были готовы преклонить перед ней колено. Побежденные чемпионы были настроены решительно - им предстояло в короткие сроки передать человеку свои навыки и научить его полезным приемам.
        - Народ Шолториена и правители других народов! - начала Кариэн, - Совсем недавно моё мнение о безнадёжной потере нашего Мира чудесным образом обернулось в свет надежды! И больше всего меня поразило то, что уверенность в успехе мне даёт вовсе не эльф, а этот человек. Мой новый чемпион поразил нас всех своими талантами, своими стремлениями! Аркан показал, что значит надежда, что значит настоящая, искренняя вера в победу! Нам всем стоит учиться у молодого воина, который лишь силой духа сумел побить лучших мастеров эльфийской магии. Подобно этой победе моего чемпиона я прошу всех вас присоединиться ко мне! Ступить на путь противостояния вероломству и невежеству народов Орды. Объединим наши стремления! Объединим наши надежды! Переломим ход многолетней войны вместе, в едином порыве! И начать нужно с турнира, покажем нашу решимость!
        Лотреаль шагнул вперед и заговорил от лица всех чемпионов:
        - Правительница, мы готовы начать обучение твоего чемпиона. Мы поделимся с ним своим опытом, чтобы он смог победить демона Железной Орды. Мы проиграли в честной схватке и знаем, чем для человека обернулась победа, - он почтительно склонил голову, признавая силу духа противника. - Нужно укрепить его дух, чтобы во время решающего боя он не свалился от истощения.
        - Благодарю вас, чемпионы, - Кариэн внимательно осмотрела всех чемпионов. - Несмотря на то, что победу над вами одержал человек, вы демонстрируете свое благородство и преданность нашему народу.
        Официальная часть собрания закончилась, и каждый желающий мог пообщаться с любым чемпионом или правителем - такова была традиция. После был запланирован пир и коронация Кариэн. Гуляния затянулись, и по домам все расходились уже за полночь. Время отдыха и развлечений подошло к концу, уже назавтра их ждали напряженные тренировки.
        Легкий ветерок обдувал волосы Кариэн, ее прекрасный профиль то и дело притягивал взгляд Аркана. Он наслаждался ее обществом и с удовольствием принял на себя обязанности ее первого телохранителя и помощника. Он готов был пойти за ней куда угодно, сделать все, чтобы спасти ее мир.
        Сегодня они спали в комнатах правителей. Кариэн заняла законное место в лагере, как правитель, чей чемпион победил, на время она стала верховным правителем собравшихся. А он, как верный телохранитель, поселился по соседству. Просторные покои значительно отличались от их прежних жилищ. Горячая ванна и мягкие постели способствовали хорошему отдыху перед завтрашними нагрузками.
        Лежа в своей кровати, Аркан не мог не думать о Кариэн.
        - Спокойной ночи, - мысленно обратился он к ней. - Спасибо тебе, что спасла меня и привела в этот прекрасный мир.
        - Спокойной ночи, Аркан, безрассудная надежда всех эльфов, - с усмешкой мысленно ответила Кариэн. - Спасибо, что ты со мной.
        Глава 9. Амуниция.
        Наутро Аркан собрал всю свою амуницию, чтобы отнести ее на оценку к оружейнику. Статус главного чемпиона обязывал - в его распоряжении должны были быть только лучшие доспехи и лучшее оружие, которое только могли создать эльфийские мастера.
        Торовин, оружейник, долго рассматривал обмундирование Аркана. Выглядел он нетипично для эльфа - крепкий и низкорослый, с явно выдающимися силовыми навыками, кузнец не имел ничего общего с утонченными красавцами-сородичами.
        Разглядывая обмундирование Аркана, Торовин, оружейник, вслух удивился:
        - Человек, ты, правда, смог победить лучших эльфийских воинов вот с этим? - он с легким оттенком брезгливости указал на скромную горку, лежащую перед ним. - Сам я не видел твоего боя, но не удивлюсь, если ты с трудом справился. Кольчуга вообще никуда не годится! - он ткнул в нее пальцем и продолжил, обращаясь к Кариэн. - Не беспокойся, правительница, подберем ему новую. Все нужно проверить, чтобы понять, как новая броня повлияет на подвижность твоего чемпиона в бою.
        Облачившись в новое обмундирование, Аркан вышел на тренировочную арену при оружейной мастерской. Торовин вышел против него, Кариэн осталась наблюдать за ними.
        - Я тоже кое-что умею, - усмехнулся эльф и перекинул со спины громадную секиру. - Забудь о духах, сейчас мы проверяем твое тело!
        На эльфе был тренировочный комплект доспехов, простенький, но очень прочный. Он не стал долго ждать и нанес первый удар справа, вложив в него половину силы и скорости. Этого оказалось достаточно, чтобы Аркана откинуло в сторону. Приходилось признать, что противник ему попался достойный. Доспехи мешали человеку, сковывая движения, но продолжать бой все равно пришлось.
        Аркан поднялся, перехватил меч двумя руками и ринулся в ответную атаку. Звон металла обозначил столкновение клинков, и тут же все стихло - эльф ускользнул от удара, отбросил рукоять секиры и кинулся влево, под руку Аркана. Потеряв точку опоры, чемпион начал заваливаться вперед. Кузнец подставил правую ногу и без особых усилий толкнул противника. В тяжелых доспехах Аркан не смог смягчить удар и рухнул на каменный пол.
        Одно преимущество у него еще оставалось - секира оружейника сейчас лежала, придавленная его телом. Противник не смог бы его добить и закончить бой. Перевернувшись, чтобы оценить свое положение, Аркан понял, что сильно недооценил противника. Неповоротливый громила, каким Торовин казался на первый взгляд, исчез, уступив место искусному бойцу. Сейчас кузнец стоял в боевой стойке и заносил ногу, чтобы добить человека.

«Как он делает это в доспехах?» - успел подумать Аркан. Потом его дыхание сбилось - нога оружейника с силой опустилась на его корпус. Обмундирование Аркана не смогло смягчить удар, каким бы хорошим оно ни было. Следующий удар ногой пришелся в боковой стык между пластинами доспеха и откинул Аркана в сторону, освобождая Торовину доступ к потерянному оружию.
        Да, поблажек явно можно было не ждать. Оружейник двигался быстро и использовал свои знания о конструкции доспехов, чтобы нанести максимальный урон противнику. Чемпион решил не сдаваться и дать достойный отпор неутомимому эльфу. Он вскочил на ноги и перешел в оборону, едва успев восстановить дыхание. Ему нужно было понять, насколько он может доверять новым доспехам, и атаковать при первой возможности.
        Кузнец нападал, его удары становились все мощней, а скорость атаки росла с каждым новым выпадом. Доспехи выполняли защитную функцию и гасили часть атак, но основа обороны Аркана лежала в парировании. Он привык отражать удары клинком, таков был его стиль. Спустя некоторое время он приладился к тяжести доспехов и чувству скованности, стал двигаться более плавно и ритмично. Оружейник сразу заметил это и произнес:
        - А теперь начнем проверку, чемпион! - он злорадно ухмыльнулся. - Запомни, что доспехи могут выдержать большую часть ударов, но каждый удар по ним снижает твою концентрацию, оставляй это на крайний случай. Твоя техника идеально подходит для боя с противником, у которого серьезные намерения. Уклоняться ты должен чаще, чем принимать удары на доспехи. Вперед, Трининраэ Торовин! - эльф издал воинственный клич и бросился на Аркана.
        Течение времени для Аркана привычно замедлилось. Он двинулся влево, не уходя от удара, а словно подставляясь под него - это показалось самым верным решением, он знал, что траектория движения секиры изменится. Кариэн на мгновение показалось, что лезвие вот-вот опустится на шлем чемпиона. Правительница в волнении закусила губу, не отрывая взгляда от поединка.
        Дойдя до точки над шлемом Аркана, секира мгновенно устремилась вниз по диагонали. Все произошло очень быстро. Кузнец удивленно вскинул брови, когда оружие рассекло воздух - еще никому не удавалось разгадать его секретный прием. Пока Торовин приходил в себя и гасил энергию удара, Аркан зашел в нужную позицию и контратаковал. Почти одновременно он нанес два удара в бок и в плечо, задев оружейника.
        Торовин проворно, как кошка, перекатился, смягчая инерцию удара противника, и снова встал на ноги. Плечо эльфа заныло, как от удара тренировочным деревянным мечом по голой коже. Поединок начал выравниваться. Аркан проявлял волю каждый раз, сталкиваясь с трудностями, он закалялся с каждым ударом, будь то мастерски отбитый или пропущенный.
        Еще полчаса назад идеально блестевшие доспехи чемпиона приобрели более приземленный вид, обзаведясь несколькими царапинами и парой вмятин. Тренировка все больше напоминала бой древних мечников, которые не умели пользоваться магией, но искусно владели холодным оружием. Аркану явно не хватало чистой силы тела, да и выносливость подводила, но силой воли он удержал на месте духов, которые рвались ему на помощь. Важно было выполнить все условия мастера-оружейника, чтобы не обидеть его неуважением.
        Когда Аркан уже еле стоял на ногах и пропускал каждый первый удар, поединок был остановлен.
        - Ты не безнадежен, человек, - заметил Торовин, приближаясь к человеку. - Даже лучшие из наших чемпионов, бывало, не выдерживали моего темпа, так что пару раз меня впечатывали в арену с помощью духов. А ты удержался, - эльф широко улыбнулся, похлопал Аркана по спине и направился в мастерскую, чтобы подобрать для человеческого воина более подходящий комплект брони.
        Присев на залитый солнцем каменный выступ, Аркан позволил себе расслабиться после поединка. Он устал, но усталость была привычной и даже приятной. Кариэн подошла к нему, чтобы помочь снять доспехи и отнести их в оружейную.
        - Ты хорошо себя показал в бою с дядей Торовином, - заметила эльфийка. - Он не способен призывать духов, но его физическая подготовка гораздо лучше, чем у остальных воинов. Поэтому его считают лучшим кузнецом - пять веков подряд он оттачивал свои навыки, ведь ему остается полагаться только на собственные силы.
        - Да, он полон сюрпризов, - улыбнулся Аркан и поднялся на ноги.
        Вместе они вошли в мастерскую, где неутомимый Торовин уже готовил новые доспехи.
        - Эти подойдут тебе лучше, - эльф указал на металлический защитный комплект. - Хотя мне кажется, что любые мои латы будут тебе только мешать, как во время нашего поединка. Но это все, что я могу предложить.
        - Благодарю вас за помощь, господин Торовин, - искренне воскликнул Аркан, с восторгом разглядывая сияющие доспехи.
        - Никакой я не господин! - сердито запротестовал кузнец. - Называй меня дядей Торовином, как все остальные, и покончим с этим! Владей, - он пододвинул к Аркану броню. - И подай сюда свой походный меч, я посмотрю, что за дубину ты таскаешь в своих убогих ножнах. Разве можно так носить настоящее оружие? - продолжил ворчать эльф, но было видно, что ему приятно доброе обращение.
        Едва взяв меч Аркана в руки, Торовин озадаченно цокнул языком. Он достал из нагрудного кармана специальный прибор с круглым стеклышком в центре, от которого исходило слабое свечение, и поднес его к черному металлу.
        - Где ты достал этот меч, юноша? - сварливо поинтересовался он. - Материал, из которого он сделан, был давно утерян даже в нашем мире, не говоря о человеческом. Меч выполнен очень грубо, но чудо уже то, что кто-то смог вообще его выковать! Эту породу не взял бы ни один инструмент на твоей родине.
        - Я сделал его сам, - ответил Аркан. - Инструмент мне дал один торговец, которого я встретил, пока ждал открытия врат. Раньше он был кузнецом, и совершенно случайно при нем оказался этот инструмент. Он попросил кое-что взамен, и я вынужден был согласиться, другого-то выхода у меня не было.
        - Сомнительная история, хотя и любопытная, - нахмурился Торовин. - А ваш мир не так уж и зауряден, как я думал. Этот материал используют темные эльфы, мы с ним не работаем. Черный металл пробуждает у эльфов склонность к демоническим превращениям, а потом и к потере сущности. Его влияние полностью не доказано, но воздействие на наши поступки отслеживается очень хорошо. Кто-то считает, что он просто усиливает наши потаенные желания, поддерживает их и поглощает более мелкие. Не знаю, как он влияет на людей, но будь осторожен с ним, парень. Может, он приведет тебя к победе, а, может, оставит от твоей души горстку пепла.
        - Я готов рискнуть, - ответил Аркан, вцепившись в меч так сильно, что его пальцы побелели. - Он помогает мне уже очень долгое время, мы с ним в какой-то мере даже сроднились. Я не хочу отказываться от него. Прошу, дядя Торовин, помогите мне довести его до ума, - человек просительно взглянул на кузнеца.
        - Хорошо, чемпион, - криво ухмыльнулся эльф. - Я займусь им и сделаю из этой дубины меч, достойный эльфийского чемпиона, - кузнец улыбался, предвкушая долгие часы напряженной работы над клинком, какого не ковал еще ни один мастер светлых эльфов.
        - Доспехи мы для тебя подобрали, с мечом тоже разобрались, - заговорила Кариэн. - Не сомневайся, дядя Торовин сделает из него шедевр, как и всегда. Не зря его считают лучшим из лучших, - эльфийка улыбнулась. - Осталось подобрать для тебя ездовое животное. Как люди относятся к полетам?
        - Ни разу в жизни не летал, если не считать падений с деревьев, - шутливо отчитался Аркан.
        - Тогда испытаем эльфийского скакуна, дракогрифа и плавучего змея, митоплава, - продолжила королева. - Скакуны есть в вашем мире, но я не уверена насчет остальных. Чтобы научиться общаться с ними, тебе придется воспользоваться помощью духов. Не приказывать, а вести по нужной дороге, потому что все местные животные темпераментны и свободолюбивы, но если удастся с ними подружиться, то поездки по нашему миру станут еще одним достойным времяпрепровождением.
        Каждый эльф отдавал предпочтение какому-то отдельному способу передвижения. Кто-то любил летать на крылатых орланах, на величественных драконах или на чистокровных грифонах. Основная масса населения эльфийского мира обожала полеты на дракогрифах - летающих ящерах. Величиной они были не больше лошади, вместо ног - крылья и когтистые лапы, клюв и интеллект как у карликовых грифонов, а чешуя и шипы по всему телу, как у настоящих драконов. С полюбившимися эльфами дракогрифы вели себя миролюбиво: чешуйки становились теплыми, а шипы на боках и спине втягивались в кожу, чтобы наездник мог безболезненно наслаждаться полетом.
        Глава 10. Дракогриф.
        Дракогрифы раньше жили в тех пещерах, где сейчас располагался лагерь эльфов. Верховные маги и вожаки летающих ящеров смогли договориться, используя ментальную связь, и половину своих жилищ дракогрифы освободили, чтобы эльфы могли укрыться от нашествия захватчиков. Представители Железной Орды крайне негативно относились ко всему живому, на летающих ящеров они охотились и употребляли их мясо в пищу. Одно время они даже пытались разводить их на убой, но свободолюбивые дракогрифы в неволе быстро погибали.
        Далеко идти не пришлось, потому что начать обучение полетам Аркан и Кариэн решили именно с них. Те, кто не был связан с духами воздуха, ездили в прочных седлах, привязывали себя ремнями и держались за поводья. Мастера магии садились прямо на теплую и мягкую спину ящера, а духи воздуха придерживали их во время виражей, даря полное ощущение свободы и полета. В бою, если животное было ранено, наездник-маг мог спешиться и продолжить бой, подстраховав себя воздушной подушкой.
        Все это Аркан узнал от эльфийки, пока они шли до логова дракогрифов. Придя на место, герой увидел картину невероятных масштабов: огромная пещера с множеством проходов в купольной части. Повсюду располагались гнезда ящеров, которые чередовались с открытыми площадками и небольшими расщелинами. Все это напоминало гигантский муравейник, только не выстроенный на земле, а выдолбленный в скале.

«Клювы дракогрифов, наверное, очень мощные, раз они способны сотворить такое с камнем! Но как им удалось добиться такой гладкости? - подумал Аркан. - Неужели эти пещеры настолько древние?»
        В ответ на его немой вопрос Кариэн поспешила объяснить:
        - Дракогрифы умеют создавать магию! Чувствуешь потоки энергии? - дождавшись ответного кивка, она продолжила. - Это магия огня и воздуха, за это их и прозвали огнедышащими. Они плавят камни с помощью раскаленных воздушных потоков, откалывают огромные куски и снова плавят. Согласись, они удивительные? Пойдем, прогуляемся! - Кариэн потянула его за собой.
        Из поселения дракогрифов вылетел один ящер, шкура которого была необычной расцветки - лучи света, которые попадали на чешуйки, отражались теми же оттенками, что и волосы эльфийской королевы. Сходство было просто удивительное, и совпадений быть не могло - Аркан сразу понял, что ящер захотел поприветствовать свою эльфийскую подругу.
        Подлетев к гостям, дракогриф завис в воздухе над их головами, а затем плавно опустился перед Арканом.
        - Уру-ру-ру-руу, - горловым голосом удивительно красивое животное приветствовало человека.
        - П-привет, красотка, - ошеломленно ответил Аркан. - Кариэн, разве вы не знакомы? Я думал, это твоя подруга, - он слегка отшатнулся в сторону, в то время как дракогриф тщательно обнюхивал его с головы до ног и пытался клювом проверить его одежду на прочность.
        Королева звонко засмеялась, эхо разнеслось над пещерой.
        - Дракогрифы сами выбирают себе друзей, Аркан, - проговорила она. - Кто первым поприветствует гостя, тот и станет его другом. А ты думал, что сам выберешь питомца по душе? Они не домашние животные, запомни это.
        Ящер легонько толкнул Аркана клювом, затем перехватил его руку чуть пониже локтя и потянул за собой. Красавица-дракогриф прекрасно понимала, что люди не умеют летать, и не стала тянуть его силой. Наоборот, она была очень гостеприимна и обходительна, словно девушка, которая застенчиво строит глазки симпатичному незнакомцу. Отчего-то сомнений в том, что его выбрала именно самочка, у Аркана не возникало.
        Кариэн широко улыбалась, наблюдая за сценой первого знакомства Аркана с волшебной фауной эльфийского мира. Стоило им пройти ближе к центру, как на них обратили внимание и другие животные. Они подлетали и слегка касались перьями эльфийки, в их глазах сквозила преданность, а в некоторых можно было даже увидеть любовь. Угольно-черный дракогриф, крупный ящер с алыми глазами подлетел, и безо всяких приветствий подхватил эльфийку внушительными когтистыми лапами и понес ее прямо к куполу. И если бы не заливистый смех, разнесшийся по всему поселению ящеров, Аркан всерьез мог воспринять это как угрозу и поспешить на помощь своей госпоже.
        Дракогриф басом возвестил всю стаю о том, что их посетила королева, которая явно была всеобщей любимицей. Привыкшие к опасным трюкам, ящер и эльфийка кувыркнулись в воздухе, и Кариэн очутилась на спине у животного. Держась за выступающие шипы на загривке ящера, она смеялась и определенно наслаждалась полетом.
        Свет из множества небольших «окошек» сходился в центральной части пещеры, и дракогриф выпустил столб пламени вверх, пролетая через него. Фигурку Кариэн словно подсветили, она заряжала все вокруг. Аркан засмотрелся на нее, остолбенев от невероятной сцены. Вдоволь насмеявшись, эльфийка плавно приземлилась в центр «муравейника».
        К ней тут же слетелись другие ящеры. Они заметно отличались друг от друга, одни были маленькими и юркими, другие, напротив, массивными и медлительными. Каждый обладал индивидуальностью, но общее сходство явно прослеживалось. Это была община не животных, а существ с развитым интеллектом, который отличался от человеческого. Черный дракогриф возвышался над остальными, стоя на каменном выступе. Пока Аркан и его новая подруга дошли до общего собрания, вожак уже отбивал любопытных сородичей от своей наездницы.
        - Он что, ревнует? - недоуменно произнес человек.
        Дракогриф недовольно рыкнула и чуть дернула клювом. Аркан на всякий случай решил больше ничего не комментировать, чтобы не вызывать у нее недовольства.
        Чем ближе они подходили к центру, тем больше интереса к Аркану проявляли дракогрифы. Животные вели себя странно: через одного они прижимались брюхом к земле и исподлобья смотрели на них. Те, что были старше и крупнее, угрожающе приближались, словно хотели укусить человека, один даже хотел обвить хвостом его руку. Светлячок, как мысленно назвал ее Аркан, что-то грозно прорычала наглецу, не выпуская руку человека из своего клюва.
        Пятеро крошек-дракогрифов, совсем еще маленьких, налетели на его ноги и повисли, не давая ступить и шагу. С легкой, почти материнской, небрежностью Светлячок скинула их, махнув хвостом, так что они смогли продолжить движение. Выведя Аркана в центр, она представила своего гостя всем собравшимся сородичам, которые с интересом толпились вокруг. Больше никто не лез вперед и не пытался дотронуться до него, все внимательно слушали гортанную речь прекрасного ящера. Солнечный свет вызолотил чешуйки на спине Светлячка, ее голос походил на утробное горловое мурлыканье, и Аркан невольно залюбовался новой знакомой.
        - Кариэн, объясни мне, что здесь происходит? - тихонько спросил Аркан. - Я ничего не понимаю. Твой друг ничего не повредил тебе во время полета? Может, тебе не стоит лишний раз подвергать себя опасности? - обеспокоенно продолжил он.
        - Взгляни в его глаза, - ответила королева. - Этот черногриф слишком добрый, он не способен даже врага поранить без веской на то причины. Думаешь, он способен нанести вред своему лучшему другу?
        - Ваша связь настолько крепка? - удивился он. - Хотя, о чем это я спрашиваю. Наверное, так и должно быть. Это я новичок, который боится оказаться съеденным.
        - Черногрифы никого не едят, - Кариэн мелодично засмеялась. - Они травоядные, но иногда питаются еще и камнями. По цвету чешуи можно определить тип питания дракогрифа. Это удивительно, правда? Представь, если бы ты менял цвет в зависимости от предпочтений в еде?
        Аркан коротко хохотнул, но продолжил слушать объяснения.
        - Похоже, ты приглянулся Лайре, - Кариэн кивнула, указывая на золотистого дракогрифа. - Это их королева, и она привела тебя сюда. Она всегда встречает новых гостей, но я впервые вижу, чтобы Лайра вела кого-то за руку. В очередной раз я убеждаюсь в твоей необычности, Аркан! Поздравляю тебя.
        - Светлячок... ой, то есть, Лайра - королева? А кто же тогда этот здоровяк? - Аркан, потрясенный, ткнул пальцем в сторону черного гиганта, который по-прежнему возвышался над общим собранием. - Я думал, он - вожак.
        - Моего друга зовут Блайур, и это самый древний черногриф в мире. Его так называют, потому что его чешуя темнее ночи, грифоньим клювом он откалывает огромные глыбы от черных скал. Больше двадцати лет он не ест ничего, кроме них - так он держит траур по ушедшей из жизни любимой. Черногрифов очень мало, и все они миролюбивы и печальны, - Кариэн с любовью взглянула на огромного ящера. - Блайур выделяется своими размерами, потому что раньше он возглавлял охранный отряд и боролся с гигантскими големами, которые приходили из глубинных врат в пещерах.
        Големы состоят из склеенной магией каменной пыли, дракогрифы вынуждены есть их, чтобы те не возвращались. Правда, от этого ящеры становятся больше и безжалостней к врагам, хотя их миролюбивая натура никак не меняется. Трансформируется только внешность, а характер и отношение к миру остаются прежними, - пояснила Кариэн. - Когда Железная Орда пришла в наш мир, охранники подземных врат отражали атаки орков в первых рядах, защищая наш общий мир. Им тоже пришлось отступить, чтобы сохранить хотя бы часть популяции. Мы теперь не только соседи, но и единомышленники.
        Ящеры окружали их, молча ожидая, пока эльфийская королева договорит. Ни одно животное не попыталось улететь. Стоило Кариэн закончить речь, Лайра расправила крылья и взлетела, закружилась в воздухе, выкрикивая что-то своим гортанным голосом.
        - Улрааа-аа-аа-рраа! - сородичи поддержали ее клич. - УЛРААА-АА-АА-РРРАА!
        - А вот и их приветствие, немного запоздалое, но только для тебя, - Аркану показалось, или улыбка на лице эльфийки была грустной?
        Он вынул свой меч и рванул на возвышенность, которую облюбовал черногриф.
        - Ур-ра-а-а! - закричал он во весь голос, и маленький дух воздуха усилил его голос, сделал крик более пронзительным. Аркан салютовал черным мечом, а Лайра, чья чешуя цвета розового золота сверкала в солнечных лучах, кружилась в приветственном танце, ловя потоки воздуха на крылья.
        Никто не спешил прерывать момент. Эльфийка завороженно смотрела на возвышение, как и собравшиеся здесь ящеры. Ритуал знакомства состоялся. Каждый раз он выходил разным, и Кариэн видела большинство из них, но впервые столько энергии в него вкладывали не только сами ящеры, а тот, кто впервые увидел крылатых дракогрифов.
        Стая взвилась в воздух в общем порыве, из каждого клюва вырывался крик, все они сливались в одно приветствие, в один боевой клич. Купол был высок, стая собралась вместе и синхронно закружилась, словно единый механизм. Черногриф склонил голову, стоя рядом с человеком. Аркан все усиливал голос с помощью воздушного духа, рука с зажатым в ней мечом была вознесена вверх. Кариэн не могла поверить своим глазам - перед ней была картина из легенд, начертанная тысячи лет назад.
        Герой с мечом, указывающий вверх. Стая дракогрифов, копьем ввинчивающаяся в солнечный луч, стремящаяся ввысь. Свет озарял золотистую чешую Лайры, и она сама стала похожа на кружащееся солнышко, сородичи кружились вместе с ней, а человек стоял на каменном холме прямо под стаей.
        Звук, усиленный потоком воздуха, сгущался и превращался в материально осязаемое копье. Дождавшись определенного момента, Блайур выстрелил с места, пробиваясь сквозь стаю. От его могучего рева сородичи разлетались в разные стороны, увеличивая радиус вращения. Центральная ось проходила над возвышенностью и направлялась к Лайре. Набравший приличную скорость, усиленный кличем дракогрифов и голосом Аркана, Блайур словно стал острием копья и закрутился с Лайрой в спираль. Два потока энергии, огонь и свет завертелись, сплелись и пробили купол: тонкий, невероятно яркий луч света, огня и звука улетел в небо, объединенный общим намерением.
        Кариэн не знала, как реагировать на увиденное. Никто не был готов к такому развитию событий! Дракогрифы, вероятно, подчинились древнему инстинкту, а не голосу разума. Энергия, которая высвободилась несколько мгновений назад, была знаком, что время пришло. Народы мира должны объединиться, чтобы сохранить свой дом.
        - Вот что все это значит, - прошептала она, не замечая, как по щекам катятся слезы. В них была и радость, и разочарование, глубокая печаль от пережитых потерь, и надежда. - Теперь все точно будет не зря!
        Кариэн словно очнулась от оцепенения и побежала к Аркану. Она взяла его за руку, желая подключиться к этой энергии, и сознание ее тут же вплелось во взлетающий в небо поток. Она увидела Мир эльфов с большой высоты: исполинские деревья, зеленые вершины холмов, заснеженные скалы, уходящие вниз... и печальную, оскверненную, серую землю, которую заняла Железная Орда.
        Ее первым порывом было рвануть туда и испепелить ненавистных захватчиков, но он быстро прошел, сметенный чистой энергией, объединившей человека и животных. Мгновением позже все они вылетели за пределы голубого контура атмосферы и увидели бесконечные космические просторы, мириады звезд, терявшиеся в непроглядной черноте. Свет, который вел их мысли и чувства, развеялся, сознание медленно возвращалось. Очнувшись, Кариэн чувствовала, что буквально светится изнутри, надежда на светлое будущее и удачный исход этой войны освещала все вокруг.
        С лица Аркана не сходила изумленная улыбка. Не произнося ни слова, он подошел к Лайре, которая опустилась на каменный пол вместе с черногрифом. Человек ненадолго прислонился лбом к ее мощному и красивому телу. Лайра приподнялась на задних лапах, расправила крылья в стороны, Аркан ухватился за шип на ее шее и заскочил на спину дракогрифа одним слитным движением. Духи воздуха материализовались над его плечами, один над левым, второй над правым. Вся сцена заняла не больше секунды, и Лайра взмыла вверх. Духи надежно держали Аркана.
        Первый полет выдался удивительно динамичным, Аркану не нужно было управлять животным, он мог полностью довериться королеве дракогрифов и наслаждаться ощущениями. Он больше ничего не боялся, и чувствовал себя в воздухе вполне комфортно.
        Кариэн стояла в стороне вместе с Блайуром и наблюдала за первым полетом своего чемпиона. Зрелище завораживало, эльфийка была невероятно довольна сегодняшним посещением стаи. Черногриф довольно урчал - он тоже был рад встрече Аркана и Лайры.

***
        Возвращались в лагерь эльфов уже поздно вечером. В дороге Аркан и Кариэн не обменялись и парой слов - сегодня слова им были не нужны. Пропитавшись эмоциями и энергией дракогрифов, люди начинали мыслить иначе и старались общаться невербально, выражая свои внутренние намерения и эмоции. Чемпион ловил малейшие изменения во взгляде Кариэн, а та смущенно прятала глаза, избегая пристального внимания своего спутника.
        Они шли мимо ночных плантаций лунной сприданы - источника энергии духов. На листиках растений слабо отсвечивала фиолетовым ночная роса, и поле выглядело завораживающе. Для восстановления сил это было то, что нужно: фиолетовые полосы потоков живой энергии витали в воздухе. Аромат цветов обволакивал и придавал бодрости Аркану и эльфийской королеве, усталость отступала, и путники чувствовали умиротворение и покой.

«Как удивителен этот мир! - думал Аркан, любуясь ночным пейзажем и просторными эльфийскими пещерами. - Именно его мне не хватало в лесу». - воспоминания о годах, проведенных в одиночестве, уступали место надежде сохранить этот мир и жить в сказке, пока не придет его время стать духом.
        Кариэн смотрела на него и чувствовала, как в груди растекается тепло. Она увидела, в чем источник сил ее чемпиона - это духовная связь с природой, деревьями и животными. Его интуиция, благодаря которой он неосознанно совершал правильные действия, и как окружающий мир охотно откликался. Это и было настоящее волшебство, недоступное ни одному эльфийскому магу.
        Глава 11. Тренировки.
        Наутро Аркан, отдохнувший и посвежевший, снова был полон сил и решимости творить великие дела. Он решил довериться дракогрифам и не пробовать искать контакта с другими животными. Полеты оказались для него настолько приятным и естественным делом, что другого ему больше не хотелось.
        К тренировкам приступили мастера магии духов. Первым тренером был Лотреаль, и магия воздуха заиграла над ареной. Какое-то время Аркан сомневался, что эльф примет его чемпионский статус, но Лотреаль приветствовал его с улыбкой на лице, давая понять, что признает силу человека.
        - Сегодня обойдемся без поединка, - начал эльф. - Я покажу тебе основные приемы, которыми можно комбинировать возможности духов воздуха. До Турнира Десяти остается мало времени, я не успею научить тебя всему.
        Аркан кивнул и сосредоточился, приготовившись слушать и запоминать все, что посчитает нужным показать ему бывший эльфийский чемпион.
        - Ты должен удерживать максимальную концентрацию, - продолжил Лотреаль. - Во время боя ты допускаешь много глупых ошибок, последствия которых будут весьма печальными. Но ты обладаешь силой, которая может подарить тебе победу, - говоря все это, эльф передвигался по арене, паря в воздухе. - Скажу тебе честно, я не верю, что орда смирится с возможным поражением. Наоборот, от них можно ждать любой подлости, особенно если ты все-таки выиграешь Турнир. Настраивайся на затяжную борьбу.
        Лотреаль вдохновенно вещал, разъясняя чемпиону свое видение ситуации. На мгновение его посетила самолюбивая мысль, что он кует меч, которым эльфийский народ сможет срубить голову любого захватчика.
        - Не думай, что твоим врагом будет только наемник-демон, это будет вся Железная Орда. И за вратами тоже! Я давно говорил об этом, - эльф скривился. - Ты заронил семя надежды в наши души, и теперь нам нужно взрастить его, сделав устойчивым, прочным деревом, на которое смогут опереться все, кто населяет наш мир. В этом ключ победы, - горько закончил Лотреаль, словно сам не верил в свои слова.
        - Великий чемпион, я верю, что даже самая незначительная деталь может решить исход боя, и даже самый незначительный бой может изменить исход всей битвы, - Аркан говорил спокойно, но чувствовалось, что откровенность перед лицом незнакомого эльфа дается ему нелегко. - Так учил меня единственный человек, которого я могу назвать отцом.
        - Верно замечено, человек! Ты должен быть готов к любому повороту. И не стой истуканом, пока противник разгуливает перед тобой, что за манера - ждать атаки, нападай сам, и будь сосредоточен! - Лотреаль заговорил жестче, словно сказанное задевало его до глубины души. - Двигайся с первой секунды боя, не позволяй ему нанести удар первым. Он может стать смертельным, а для нашего народа это слишком большая роскошь.
        Во время каждого боя ты стоял и ждал, пока кто-то начнет атаку. Будь у тебя чуть меньше удачи, и твой первый поединок закончился бы, не успев начаться. Запомни, пока ты двигаешься, ты получаешь возможность не принимать атаки на себя, а пропускать их, не получая урона, - эльф встал в боевую стойку, рассекая воздух мечом, - Нападай! Чемпион не может победить, просто отражая атаки или уклоняясь. Ты сможешь добиться цели, только нанеся ему значительный урон и проведя успешную атаку. Это правило всегда действует в одиночных боях. Но хватит теории, перейдем к практике, - Лотреаль призвал одновременно двух воздушных духов, которые моментально перешли в атаку.
        Ветер не ранит. Но опытный маг знает, что если добавить песка или горсть мелких камней, урон от воздушной атаки увеличится. Лотреаль мечом подбросил в воздух гальку, потоки воздуха подхватили ее и использовали как оружие.
        Чемпион был не готов к такому развитию событий, но как только песок и камни взлетели вверх, он сорвался с места. Воздушные стрелы с каменными наконечниками не могли ему навредить, защитный барьер работал исправно, но атака подтолкнула его, заставила двигаться. Лотреаль довольно ухмыльнулся, видя, что наставления сработали.
        Аркан создавал не воздушные стрелы, а каменные копья, которые вырастали из пола арены и с двух сторон стремились к противнику, подгоняемые воздушными потоками. Эльф с легкостью разрезал наконечники копий, и магия камней мгновенно рассеялась, прервав атаку.
        - Еще одна полезная способность - любую магию можно нейтрализовать. Этот прием лучше всего работает со смешанными атаками. Поэтому чистая магия духов так превозносится светлыми эльфами, - заметил Лотреаль. - Да, все восхищаются твоими способностями, тем, как ты совмещаешь силы разных стихий, но в твоем методе есть свои недостатки. Смешанная магия нестабильная, потребляет больше ресурсов и может обратиться против своего хозяина. С этим ты столкнешься в реальных сражениях еще не раз.
        - Лотреаль, разве мне не нужно будет смешать всю магию, если демон пробудится? Мельнор рассказывал об этом на общем собрании, - возразил Аркан. - Мне кажется, что это тоже нужно учитывать.
        - Нет, - отрицательно мотнул головой эльф. - Чтобы в одиночку одолеть демона, в твоем распоряжении должно быть больше тысячи духов, по двести каждого вида. У тебя просто нет столько верных друзей, и собрать их не получится даже на военном положении. Последователи не смогут отдать свои жизни ради такой возможности, духи не станут им повиноваться. По слухам, лучший эльфийский воин владел девятью сотнями духов, но через три дня сошел с ума. Имя Ториласа стало легендой, - Лотреаль прикрыл глаза, в его голосе сквозила горечь. - Он вобрал в себя силу целого отряда элитных воинов! Забудь об этом, Аркан. Удивительно уже то, что ты владеешь больше, чем двумя силами. Превзойти Ториласа в количестве невозможно, демона нужно уничтожить до того, как он пробудится.
        - Я понял, - помолчав, ответил Аркан. - Значит, нужно учиться быстрому бою.
        - Схватываешь на лету, - ободрил его Лотреаль, криво улыбаясь. - Начнем!

***
        За лекциями Лотреаля последовали изнурительные тренировки. Эльф замечал все: неустойчивую позу, рваные движения или упущенный контроль над второстепенными духами. Аркану все это было в новинку, он никогда раньше не занимался под чьим-то руководством, но все наставления запоминал и применял новые способности в деле. Учитель нашел своего ученика, и взаимопонимание между двумя воинами росло день ото дня.
        Кариэн в это время перенимала опыт старших магов, тренировала концентрацию и училась различным техникам поддержки.
        - Дядя, - обратилась она к наставнику. - Смогу ли я помочь своему чемпиону в бою против демона? Я не смогу спокойно смотреть со стороны, я хочу поддержать его.
        - Участие правителя не запрещено, - советовал Вольвиен, - Но выходить на арену слишком рискованно. Чемпионы обычно крепче своих правителей, и помочь в бою ты вряд ли чем-то сможешь. Не советую тебе вмешиваться, иначе Аркан будет отвлекаться, спасая твою жизнь, и наверняка проиграет. Смерть любого из вас будет означать поражение.
        На лице королевы появилось упрямое выражение, она опустила лицо, чтобы дядя не заметил ее недовольства.
        - Зная тебя, не удивлюсь, если ты выскочишь на арену, чтобы помочь ему, - с отеческой улыбкой продолжил эльф. - Ведь он будет рисковать собой ради спасения нашего мира. Поэтому за тобой присмотрят.
        - Я спасу его, если он проиграет бой, - настойчиво заявила она. - Аркан не сможет стать духом, но его тело гораздо выносливее, чем у любого эльфа! Наверное, жизнь в человеческом Мире гораздо суровее, чем в нашем, - из ее груди вырвался горестный вздох. - Как я хочу, чтобы наш Мир снова обрел душу, стал ярким, как прежде. У нас появилась надежда, и я сделаю все, что в моих силах. Мы должны победить!
        - Кариэн, не рискуй зря, - попросил ее Вольвиен. - Если с тобой что-то случится, все наши старания будут перечеркнуты, и надежда для эльфийского народа умрет навсегда. Все понимают, кто наш настоящий правитель, - он приобнял королеву за плечи и выразительно посмотрел в ее глаза.
        - Я знаю, - прошептала Кариэн, сдерживая слезы. - Но не могу иначе, для меня важен каждый эльф, каждый человек, который любит наш Мир.
        Глава 12. Лазутчики.
        Тилиэль следовала за своими соратниками.

«Проникая в стан врага, нужно соблюдать предельную осторожность. Их мобилизация нам сейчас ни к чему, мы должны лишить их основного снаряжения и разорить припасы. Первый бой случится позже, запомните это. Все! В бой не вступаем и отходим при первой же опасности!»
        Слова капитана до сих пор звучали в ее голове. Каждый из их отряда понимал, насколько важная им выпала миссия. Враг наступал на их дома, местонахождение секретного лагеря было раскрыто, так что столкновение неизбежно.
        Ночь, полная тишины, скрывала под лесным покровом тени отряда диверсантов. Эльфийки были самыми искусными в этом деле, они могли прокрасться сквозь чащу, не разбудив ни одного зверя, не потревожив ни одной птицы.
        Обойти караульных было нетрудно, сложнее оказалось поджечь передвижные склады орков, где они хранили снаряжение и провизию, а потом уйти незамеченными.
        Она мысленно воззвала к магии огня. Тилиэль всегда была лучшей в этом деле, духи любили ее и всегда приходили на помощь. Эльфийка дернулась. Чтобы скрыть свое присутствие, ее товарищи быстро сотворили водную преграду, которая отражала свет.
        Охранник-орк повернулся всем телом, услышав какой-то шорох. Каждый орк знал, что любой подозрительный шум может послужить началом конца для всего войска, поэтому от таких тревожных звоночков никто не отмахивался. Он взял с охранного столба лук и направил стрелу точно в тот куст, где пряталась группа эльфиек.
        Тилиэль отреагировала быстро, времени на раздумья не было: с помощью магии воды она сотворила ужа и придала ему вид настоящего. Подруги поддержали ее, подкрепив змейку магией растений. Уж получился как настоящий - выглядел как змея, двигался как змея, даже подобие крови походило на змеиную. Эльфийки понимали друг друга без слов и работали слаженно, так что сотворение ужа отняло не больше секунды. Осталось только подставить его под летящую стрелу.
        Злобно рыкнув, орк выпустил стрелу. Змею выстрелом задело по касательной, основной удар пришелся на плечо мастера огня. Тилиэль не издала ни звука - к боли ей было не привыкать, жестами она дала понять подругам, что справится. Духи воды и ветра приступили к ускоренному лечению. Покалывание магии почти не ощущалось на фоне обжигающей боли.
        Мастер камня хотела прийти на помощь и вытащить каменную стрелу, но Тилиэль жестом остановила ее. Стиснув зубы, она вырвала наконечник и еле слышно выдохнула. Подруги открыли рты в немом крике. На камне тускло поблескивала кровь, зазубрина зацепила кусок плоти. Тилиэль не дала обратить наконечник в песок, отходя от привычного хода событий.
        Она старалась дышать размеренно, на лбу эльфийки выступила испарина - красная повязка, которой Тилиэль собрала волосы, намокла, из раны на плече струилась кровь. Аромат цветов акации, в кустах которой пряталась диверсионная группа, разбавлял густой металлический запах. Тилиэль сглотнула вязкую слюну, отдававшую привкусом морской соли, и приступила к работе.
        Мастер камня занялась ее раной - духи поспешно стянули края, останавливая кровотечение. Из собственной плоти, оставшейся на каменном наконечнике стрелы, Тилиэль сотворила отросток для змеи, придав ей вид раздвоенной особи - такие иногда встречались в Мире эльфов. Она скрутила змею в клубок, для достоверности воткнув в него стрелу, и оставила получившуюся композицию лежать под кустом. Все должно было выглядеть так, будто змея упала от орочьего выстрела.
        Отвратительного вида охранник окликнул второго стражника, чтобы тот подстраховал его, и подошел к акации, взяв наизготовку меч. Орки действовали согласно инструкциям и здравому смыслу, что явно давало понять: намерения армии Железной Орды серьезны. Если императору удавалось поддерживать жесткую дисциплину, он не остановится перед уничтожением темных эльфов.
        Их лагерь был в дне перехода от этого места. Если бы не дружба с равнинными дракогрифами... народу пришлось бы смириться с тем, что в скором времени их истребят.
        Орк ногой раздвинул передние ветки и увидел змеиный клубок, из которого торчала выпущенная им стрела. Смачно сплюнув в ее сторону, он побрел назад, осыпая все живое ругательствами и сетуя на тревожную ночь.
        На миг сознание Тилиэль померкло, она стала заваливаться на сухие ветки и пожелтевшую листву. Подруги подхватили ее, не дав упасть на землю, и они почти успели, но под весом эльфийки предательски громко хрустнула ветка. Треск пронзил ночную тишину.
        - Гхра-а-а-а-А-А-А! - завопил орк и в три прыжка оказался у источника звука. Он молниеносно замахнулся мечом и опустил его на куст, нет, на змею. Разрубленная пополам плоть разлетелась во все стороны, разбрасывая брызги эльфийской крови. Под действием магии воды змея какое-то время извивалась, а затем «испустила дух».
        - Будь прокляты все ползучие твари этого мира! Скорее бы ночь закончилась, - орк раздраженно пнул останки змеи, посылая ее к ногам подоспевшего на шум дозорного. - В порядке все! Опять эти, - охранник снова сплюнул в сторону куста.
        Эльфийки обменялись взглядами. Пара жестов, и они сошлись на том, что миссию необходимо продолжить. Отошедших к посту охранников им удалось обойти без новых происшествий, и вскоре они увидели большой шатер. Скорее всего, там и был основной склад припасов орочьей армии.
        - Прикройте меня, - бросила Тилиэль. - Ауримэ справа, Сакамэ слева. Нам нужно выиграть время, я сосредоточусь на главной цели.
        Сестры, похожие друг на друга как близнецы, ответили в один голос:
        - Положись на нас, мы сделаем это даже ценой наших жизней! - эльфийки тут же приступили к возведению невидимого барьера. Магией одной только воды здесь было не обойтись, так что пришлось сооружать прикрытие из кустов и легкого тумана.
        Тилиэль действовала быстро. Права на ошибку у нее не было, поджог нужно было организовать изнутри, но о проникновении в стан врага никто даже не мечтал. Духу огня предстояло прожечь себе путь сквозь стену шатра и все, что стояло на его пути к центру. Только добравшись до середины, он должен был разойтись в полную силу и уничтожить все запасы орков. Чтобы не спровоцировать пожар и панику раньше времени, за ним следовал дух воды. Вслед за первым огненным духом Тилиэль отправила еще троих - лучше перестраховаться, да и поодиночке духи бывали капризными.
        - Можно уходить, - проговорила она. - Или можно напоследок немного отвлечь их. Что скажете?
        - Нет, Тилиэль, - нахмурилась Ауримэ. Обычно она поддерживала рискованные идеи подруги, но не в этот раз. - Другие отряды могли еще не закончить.
        - Ты права, огонь пригодится нам для защиты лагеря, - кивнула Сакамэ. - Сейчас мы точно не сможем перебить их всех, зато запросто попадемся одному из дозоров, - по лицу эльфийки было видно, что взвешенное решение далось ей непросто. Сакамэ с презрением смотрела в сторону больших палаток, раскиданных по орочьему лагерю. Судя по сжатым кулакам и закушенной губе, ей понравилась идея Тилиэль.
        - Тогда вперед, - разочарованно протянула мастер огня. - Оставим веселье на потом.
        Благополучно добравшись до места сбора, эльфийки затаились и стали ждать остальных. Два отряда вернулись, успешно выполнив задания, третий задерживался. Тилиэль была второй после Амориль, и именно ее, главы диверсионной группы, сейчас не было на месте.
        - Мы подождем главный отряд, - властным тоном проговорила Тилиэль. - Всем остальным нужно вернуться в лагерь и сообщить об успешно проведенной диверсии.
        Хорошо, что ночь была так темна, и никто не разглядел тревоги на ее лице. В глазах Сакамэ загорелся нехороший огонек, по губам скользнула усмешка. Ауримэ покусывала костяшки пальцев, охваченная плохим предчувствием.
        Стоило эльфийкам из второго отряда покинуть точку сбора, как в лагере орков раздались крики и грохот камней.
        - Камни? Откуда там?.. - Ауримэ осеклась, не договорив. Все было и без того понятно.
        Тилиэль очертя голову понеслась на источник шума. Некогда было тратить время на слова, в голове стучало только одно: Амориль, Амориль, Амориль! Эльфийка ускорилась, не обращая внимания на окружение. Пока Тилиэль бежала до лагеря, она, не сбавляя темпа, призвала пятерых духов огня и троих - ветра. Огонь внутри нее разгорался, готовясь к масштабной атаке, а ветер раскручивал и усиливал огненные шары, создаваемые магом.
        - Эй, кэйтокан! - ее подруги, напарницы, бежали позади. Сакамэ сияла, наполняясь радостным предвкушением битвы, она готовилась перекинуться берсерком. - Решила все лавры в одиночку заполучить?
        Ошарашенная Ауримэ смотрела на сестру во все глаза, поняв причину ее радости.
        - Сакамэ, не надо! - взмолилась она. - Никого уже не вернуть! Так ты ничего не изменишь!
        Она еще некоторое время пыталась привести сестру в чувство, уберечь ее от кровавой пелены. Ауримэ не сразу заметила, что по щекам покатились слезы, но поняла, что увещевания бесполезны. Момент был упущен, Тилиэль выдала их расположение. К ним направлялась крупная группа хорошо вооруженных врагов: сотрясая землю и расшвыривая мелких гоблинов, шагали тролли. Убийцы-гиганты, закованные в броню.
        Сакамэ моментально обернула себя каменной защитой и ринулась в бой, достав два изогнутых эльфийских клинка. Техника ближнего боя с двумя мечами была её излюбленным приёмом в моменты кровавой пелены.
        - Эльфийские маги не смогут сопротивляться бесконечно! Атакуйте их, отрррребье! - раздался крик командира орков.
        Тилиэль по-прежнему наращивала силу огненных шаров, которые в любую секунду могли сорваться с неба пылающей смертью. Враги бесстрашно наступали.
        Первые ряды отшатнулись от молниеносной атаки Сакамэ. Каменные чешуйки отслаивались и вытягивались в острые лезвия, которые наносили дополнительный урон. Те чешуйки, которые приходились на металлические доспехи, уже не возвращалась на её тело, оставляя в защите эльфийки бреши. Гоблины сновали между неповоротливыми орками и метили именно туда, стараясь вывести Сакамэ из строя первой.
        Ауримэ, все еще плача, подняла водных духов в поддержку сестры. Всё её внимание было приковано к Сакамэ, которая превращалась в демона. Её нужно было спасти, во что бы то ни стало. Магия воды бросилась ей на защиту, потоки воды покрывали ее.
        - Что ты делаешь? - закричала она. - Если ты умрешь в таком виде, то навсегда потеряешь свою душу! Вернись, Сакамэ!
        Гоблины пытались достать Тилиэль, но Сакамэ, окончательно впавшая в состояние берсерка, никого не подпускала. Облаченная в камень, смертоносная и прекрасная, она орудовала мечами, без колебаний отрубая головы, руки, ноги.
        - Амориль... Только дождись меня, - Тилиэль взлетела в воздух и направилась туда, где слышала затихающий грохот камней.
        Она обнаружила разгромленный отряд Амориль. Их зажали, вырваться было невозможно, но эльфийки продолжали сражаться. Они вкладывали все свое мастерство, хоть и не могли справиться с врагом.
        Из центра поднялась вверх каменная лавина - дело рук Амориль. Сотворив такое мощное заклинание, подруга наверняка была на исходе сил. Повсюду были тела погибших врагов, новые воины прибывали на их места, создавая постоянное давление. Из пяти эльфиек - лучших магов отряда - осталось только трое. Две подруги, мастерицы магии камня, превратились в бессловесных духов, чье сознание угасло. Они летали вокруг Амориль, усиливая и защищая её.
        Метеориты Тилиэль быстрым движением обрушила на войско противника. Магия огня отбросила ряды врагов на значительное расстояние, открывая проход к отступлению.
        - Бегите, Амориль! Мы прикроем! - закричала Тилиэль. Силы духа воздуха иссякли, и она опустилась на землю, обнажив оружие.
        Сакамэ добила тех врагов, которые находились поблизости, и встала рядом. Глаза обеих пылали, обе горели жаждой мести. Отряд Амориль не повернул назад, эльфийки бросились на врагов с новыми силами. Красивое лицо Сакамэ озарила злая усмешка, и девушка кинулась в атаку вместе с Амориль. Все эльфийки из главного отряда обрели демонический вид, помимо заостренных эльфийских ушек их теперь отличали изогнутые рога, а глаза горели красноватым блеском.
        - Спасибо, Тилиэль! Сочтемся на том свете. Сестры, в атаку! - крикнула Амориль искаженным голосом.
        Тилиэль мотнула головой, ее глаза были широко открыты, колени подкосились. Если бы Ауримэ не подхватила ее, эльфийка бы упала на землю. Глаза обеих повлажнели, они оплакивали своих подруг, их души, их посмертие.
        Над полем боя зарядил тропический ливень. Тилиэль вспомнила прошлый раз, когда Амориль пришлось принять демонический облик, чтобы повернуть исход боя в их пользу. Тогда она сказала: «Это последний раз, подруга, после следующего я уже не смогу вернуться к эльфийскому облику». Мастерица огня не сомневалась в серьезности тех слов, и это значило только то, что Амориль поставила свою жизнь на успешное выполнение миссии.
        - Возьми себя в руки, Тилиэль, - твердо заговорила Ауримэ. - Мы должны помочь им, иначе нас всех перебьют, - она встряхнула подругу за плечи. - Сегодня мы идем до конца. Ты подготовишь путь к отступлению, только ты можешь сотворить чудо и успокоить наши души. Я рассчитываю на тебя!
        Тилиэль превратила свои клинки в пылающие крылья и двинулась в бой, удлинив их магией огня. К ней, оставшейся стоять на земле, подступали размахивающие дубинами тролли, по двое с каждой стороны. Она бросилась вперёд, не дав зажать себя в тиски, скользнула по земле, мокрой от дождя вперемешку с кровью. Эльфийка расставила в стороны руки с огненными мечами, рубанула, стараясь попасть по ногам. Гиганты бешено взревели и упали как подкошенные.
        Ауримэ поддержала подругу. Вода была её основной стихией, дождь усилил ее. Превратив твёрдь земли под ногами у троллей в болото, дух воды закрутил его в воронку. Затянутые по пояс тролли ничего не могли сделать, тяжесть доспехов тянула их ко дну. Только погрузившись в болото на две трети, они смогли опереться на скалу под почвой.
        На помощь Ауримэ пришел дух ветра. Он высосал из болота всю влагу, которую магия воды собрала над головами троллей. Монстры завопили во всю мощь своих немаленьких легких, они бестолково размахивали дубинами и пытались проткнуть водяной пузырь, повисший над ними. Восходящий поток воздуха подхватил воду, земля, в которой застряли тролли, затвердела, так что они не могли выбраться наружу. Ауримэ отпустила духов, и вода погребла троллей под собой, лишая их возможности сделать вдох. Выжил только один, остальные захлебнулись, не причинив эльфийкам никакого вреда.
        На последнего монстра Ауримэ запрыгнула сзади и вонзила оба клинка в его шею, тролль дернулся и махнул дубиной, насадив на шипы левую руку эльфийки выше локтя. Раздался хруст костей, лицо девушки исказилось от боли. Уцелевшей рукой она вытащила один из клинков и добила монстра ударом в глаз. Ослабевшая, она не смогла встать и упала на его громадную голову. Ей оставалось только наблюдать за ходом боя и восстанавливать силы.
        Тилиэль осматривала лагерь орков. В центре - огромный шатер генерала Урфа, возле него полукругом располагались палатки капитанов. Классическая схема. Эльфийки направлялись к шатру, видимо, хотели напасть на генерала. Сам Урф, быкоподобный гигант, стоял посреди лагеря и раздавал команды подступающим отрядам.
        Эльфийки молча сносили оборону гоблинов и орков. После того, как прибыло подкрепление в лице отряда Тилиэль, биться им стало легче, отряд продвигался быстро и вскоре достиг вершины. Легендарного генерала темных магов охраняли гвардейцы императора Железной Орды - черные мечники. Их было немного, но каждый стоил как минимум десятка глуповатых орков или гоблинов.
        Амориль больше не сдерживала свою демоническую сущность, зная, что терять ей больше нечего. Она разбрасывала каменные пики, пронзая по два орка за раз, а демон внутри неё поглощал души убитых. Это давало темной эльфийке дополнительный резерв сил. Когда их стало слишком много, она ощутила, как, прорастая, кожу головы вспарывают острые изогнутые рога. Она пронзительно закричала - боль была нестерпимой. Сила рвалась наружу, и она бросалась на врагов, обнажив копьё, добивая тех, кому удалось пройти сквозь каменные копья магии.
        Сакамэ и Тилиэль сражались рядом с ней, но у них еще был шанс обрести прежний облик. Одна прикрывала тыл и пыталась пробиться в авангард по левому флангу, вторая обходила справа, поддерживая построение капитана.
        Наконец, орки перестали сопротивляться. Они поняли, что сражаться с демонами в ограниченном пространстве бесполезно, и разбежались в разные стороны. Гоблины следовали за ними, следуя простой логике: раз уж громилы убежали, им тем более нечего делать на поле боя.
        Генерал предвидел это, он хорошо изучил слабости орков и гоблинов. Измотав противника и изучив его, он приступил к следующему этапу.
        - Тролли, обступать эльфиек с флангов! Гвардейцы, достать мечи. Выстроить защиту!
        На этот раз троллей было восемь, четверо с каждой стороны, и шестеро гвардейцев - стандартный набор из капитана и пятёрки воинов в чёрном обмундировании.
        - Тилиэль, зря ты осталась, - проговорила Амориль. - Мы справились бы и сами! Твои магические знания незаменимы в обороне, ты могла бы еще послужить нашему народу.
        - Хватит болтать, глупая. Как я могла оставить тебя, Амориль? - возмутилась эльфийка. - Да у меня и без тебя руки чесались поддать огоньку этим железякам! - Тилиэль утерла с лица капли дождя и посмотрела на остальных. Они были готовы идти до конца, отрубить голову вражеской армии и выиграть важное сражение.
        - Последний рывок, подруги! Тилиэль, в центр справа! Сакамэ и Ларимэль, тролли остаются на вас! - Амориль, как всегда, вдохновляла свое маленькое войско, оставаясь сосредоточенной в любых обстоятельствах.
        Каждая из темных эльфиек знала, что нужно делать. Хотелось совершить больше, прыгнуть выше головы. Каждая уже совершила чудо! Тилиэль то и дело бросала взгляд на капитана, которая отдавала приказы искаженным голосом, на ее голове выросли рожки, она была похожа на демона как никогда. Эльфийка воспламенялась сама, желая всё исправить, взять этот груз на себя.
        Противники сошлись в битве на самой вершине холма. Позади эльфиек был грязный и скользкий от дождя склон. Позади гвардейцев и троллей - полчища орков и гоблинов.
        Гвардейцы атаковали первыми. Они использовали неизвестную магию, от которой все их двуручные мечи опоясались молниями, что позволяло наносить им больше урона. Ко всему прочему, дождь и не думал останавливаться. Кто мог сказать, как влага повлияет на молнии?
        Эльфийки были готовы встретить врага. Амориль сотворила заклинание четвертого уровня, создав под землёй столько копий, сколько позволяло пространство. Копья вылетели из-под земли и градом полетели на вражескую армию.
        - Р-р-р-а-а-а-А-А-А! - генерал Урф издал боевой клич и выхватил из-за спины огромную секиру. Он сумел защитить ближайших к нему гвардейцев, разрубив копья до того, как они достигли цели.
        Каменные осколки осыпали троих воинов, остальным повезло меньше. Смертельных ран им удалось избежать, но руки, плечи, колени - всё раздробили каменные наконечники. Вести бой дальше они явно не могли.
        Тилиэль улыбнулась краешками губ и ринулась в бой. Она хотела успеть забрать жизни троих гвардейцев, чтобы не дать эльфийкам, одержимым кровавой пеленой, захватить чёрные души. Имперские воины атаковали втроем, будто ждали от нее такой скорости, и целились в огненные крылья. Эльфийка слева от Амориль была магом воды, и сразу принялась читать заклинание тумана. Её союзники сохраняли зрение, а враги должны были растеряться.
        Генерал Урф, раздувая ноздри, сдул эльфийский туман одним взмахом секиры. В его присутствии рассеивалась любая магия!
        - Тилиэль, задержите черных, я займусь генералом, - отрывисто приказала Амориль.

«Нет, я сама!» - хотелось крикнуть Тилиэль, но сейчас она не смогла бы заменить командира в бою с генералом, ее атака еще не завершилась.
        Сакамэ уже добивала второго тролля, чудом избежав смертельных ран и истратив почти весь запас каменной брони. У Ларимэль всё складывалось немногим лучше, тролли ещё не нашли огрехов в ее защите. У них было еще немного времени.
        С помощью духа ветра Амориль перепрыгнула через исполинские фигуры гвардейцев, занятых боем с эльфийками. Генерал уже встречал её с секирой наперевес. Не дожидаясь атаки, он рубанул по тому месту, где, как он думал, приземлится эльфийка. Но её там не оказалось - дух воздуха сдвинул Амориль вперёд. Выставив копьё, она летела прямиком на генерала. Он был проницателен и предсказал это движение, поэтому увернулся, смещая корпус вправо.

«Он опасный противник, - Тилиэль наблюдала за боем урывками, отбиваясь от гвардейцев. - Страшно подумать, что он сделает с лагерем тёмных эльфов, если встанет во главе войска. Его нужно устранить!»
        Амориль снова призвала каменные копья и устремила их к генералу, окружив его со всех сторон. Урф избежал атаки, подпрыгнув с легкостью, которой от него никто не ожидал. На то эльфийка и рассчитывала, начав движение ещё до того, как он вылетел из круга каменных копий - один из наконечников вонзился генералу ниже ребер, черные доспехи не выдержали удара и смялись.
        Смертельно раненый генерал и Амориль упали на землю вместе. Напоследок Урф перевернул эльфийку в воздухе так, что при падении его рога пробили ее грудную клетку и треснули от удара о камень. Этого он уже не заметил, потому что к этому моменту был мертв. Как и Амориль.
        Тилиэль вспыхнула, слившись с духом огня, практически став огнем. Гвардейцы отшатнулись, она забрала их жизни одним движением. Не обращая внимания на падающие тела, Тилиэль метнулась к телу подруги, откинула в сторону Урфа.
        Амориль улыбалась - правда, одними глазами. По ее блаженному выражению лица было ясно, что она ни о чем не жалеет. Рога, принадлежавшие демонической части эльфийки, рассыпались при падении, и душа Амориль осталась на темной стороне. Ее уже было не вернуть.
        Тилиэль не чувствовала боли от полученных ран, огонь забрал все ее чувства. Она будто не замечала врагов, которые продолжали наступать. Крик отчаяния и боли вырвался из ее груди, гнев, превратившись в огонь, спалил не меньше десятка гоблинов.
        - Демон! Убить демона! Спасайся, кто может! - орки и гоблины снова обратились в бегство. Тролли были менее сообразительными и даже не подумали об отступлении. Души убитых поглощал демон огня, в которого превращалась Тилиэль.
        - Нет! Ты не можешь! - Ауримэ приблизилась к подруге и поняла, что произошло. - Сакамэ, очнись! Веди её ближе ко мне!
        Сестра всегда брала себя в руки, если дело касалось Тилиэль. Ауримэ воззвала ко всем духам воды, каких только смогла найти, и вдобавок собрала дождевую воду. Эльфийка готовила заклинание цунами, чтобы открыть путь к отступлению всей команды, но сейчас затушить огонь внутри Тилиэль было важнее. И она высвободила его.
        Огромная волна словно взялась из ниоткуда. Смывая всё на своём пути, она очищала землю и поглощала орочью армию. Эльфийки получили мощный прилив сил и светлой энергии, их демоническая сторона отступила, эмоции утихли под натиском стихии. Тилиэль противилась, но Сакамэ держала подругу, чтобы вода очистила и ее. Огненная демоница пропала. Тилиэль упала на колени, ее била крупная дрожь, а из груди вырывались рыдания.
        - Тилиэль, - тихо позвала Сакамэ, - теперь ты будешь нами командовать. Надо уходить, пока они не очухались и не атаковали еще раз.
        - Да, Сакамэ, - новый командир тёмных эльфов оперлась на руку подруги и встала. - Мы выполнили миссию. Сообщим о наших успехах в лагере, - жёстко произнесла Тилиэль.
        Не медля ни минуты, эльфийки скрылись в темноте леса. Ждать больше было некого.
        Глава 13. Начало похода.
        Тренировки Аркана продолжались еще несколько дней. Он быстро обучился тонкостям магии воздуха, работалось с Лотреалем хорошо - к концу учебы они неплохо поладили.
        Эвергаль вёл практику по обращению с духами камня, попытался увеличить силу человека и улучшить его показатели выносливости. Теории он не давал, зато «полевой работы» было предостаточно - всем было понятно, что сейчас практика для человеческого воина стоит на первом месте. Аркан стал лучше понимать структуру камня, мелкие детали в управлении стихией, узнал, как создавать эффективное оружие во время боя, и многое другое.
        Одним вечером Димелбор пришел понаблюдать за окончанием тренировки и вызвался проводить Аркана на ужин.
        - Как тебе вечерние практики по восстановлению и укреплению духа? - спросил он, проницательно вглядываясь в лицо человека. Эльф не спешил с прогнозами, хотя многие пытались узнать его мнение о предстоящем турнире.
        - Пока это мое слабое место, - Аркан покачал головой. - Стараюсь изо всех сил. Я уже перестал терять сознание после применения магии шестого уровня, но на восстановление мне по-прежнему требуется слишком много времени.
        - Как раз его у нас нет, - проговорил Димелбор. - Видимо, практики придётся продолжить в пути.
        - Вы хотите сказать?.. - Аркан остановился и взволнованно взглянул в лицо главы лагеря сопротивления.
        - Да, Аркан. До Турнира осталось совсем немного. Сроки проведения сократили, и начало перенесли на ближайшую дату. Мне жаль, - он опустил глаза. - Эльфы не могут диктовать свои условия. Нам не гарантируется даже обеспечение безопасности во время перехода. Перемирия на время проведения Турнира не будет.
        - Но ведь это явная уловка, чтоб выманить всех правителей из укрытий и расправиться с ними! - зачастил Аркан. - Надо отказаться от участия!
        - Ты забываешь, юноша, о народе, который до сих пор верит в древние традиции, - строго произнес Димелбор, вскинувшись. - Многовековая история эльфов наложила свой след - от нашего образа мышления невозможно отказаться даже за век, что для нас какие-то жалкие десять лет? Никто и никогда, слышишь это, никогда! не оспаривал священную традицию выбора правителя. Император умен, потому и организовал Турнир Десяти, - с горечью продолжил эльф.
        Аркан потупился и промолчал. Димелбор снова заговорил, словно почувствовав сомнения чемпиона:
        - Для нас это ничего не меняет! Эльфы поверили в тебя, и твой дух будет тем крепче, чем сильнее народ будет верить в тебя. Природа мудра, она поймет, на чьей мы стороне, и помощь обязательно придет к тебе в нужный момент. Не отчаивайся, Аркан, - его тон немного смягчился. - Ты успеешь раскрыть все свои таланты до начала турнира.
        - Мне бы вашу уверенность, - хмыкнул человек. - А лучше - опыт и знания. Устройство эльфийской души до сих пор остается для меня загадкой, я чужак в этом мире. Но, несмотря на это, на мне лежит ответственность за целый народ! Как тут не отчаяться?
        - Меня - эльфа - вдохновляет уже то, что Аркан-человек вообще задумывается о подобных вещах. Мы не ошиблись с выбором чемпиона, и каждый эльф ощутит невероятный душевный подъем, увидев, как ты сражаешься за нас!
        Аркан понимал лишь половину из сказанного эльфом, но зашагал уверенней. Непонятно, то ли слова Димелбора вдохновили его, или это был аромат ужина, доносившийся из столовой.

***
        Окончание тренировок было не за горами. Путь до горы Энвинаондо, высочайшей горы мира эльфов, занимал половину времени, которое осталось до начала Турнира. Правители предусмотрительно решили выступить заранее, чтобы иметь возможность обойти крупные точки на карте, занятые врагом. А еще никто не знал наверняка, сколько времени потребуется на самом деле, чтобы прибыть к назначенному времени.
        Торовин закончил чеканку меча Аркана и соорудил лучшие ножны, какие только смог. Кузнец позвал человека в свою оружейную и торжественно вручил его.
        - Спасибо, дядя Торовин! Так я и представлял этот меч, а руны! - Аркан восхищенно вздохнул. - Произведение искусства!
        - Гхм, - эльф неопределенно хмыкнул. - Тогда пойди и сруби башку демону этим «произведением искусства»! - видимо, определение понравилось вечно недовольному кузнецу, потому как он произнес его с видимым наслаждением, и попытка подпустить в тон брезгливых нот провалилась.
        Аркан широко улыбнулся и отсалютовал ему мечом. Торовин поднял кулак в ответном жесте и повторил его ухмылку.
        Их провожала большая толпа, Кариэн сопровождали воины, которые были готовы в любой момент дать отпор оркам. Маги присоединились к процессии, чтобы Аркан мог продолжать тренировки в пути.
        - Наш путь пройдет через равнины Исилкуна, вдоль горного хребта. По левую руку скоро появится река Менелсир, - рассказывала Кариэн. - Там водятся прыгучие рыбы, на которых можно прокатиться.
        Из каждого пригорка, на который натыкался взгляд королевы, рождалась новая история. Воины из сопровождения тоже не молчали и рассказывали необычные истории. Путешествие выходило совсем не мрачным и уж точно не скучным.
        - Справа горы, слева река, - перечислил Аркан. - Не будет ли там вражеской засады?
        - Исключено! - фыркнула Кариэн. - Разведчики уже прочесали ту местность и ничего не обнаружили. Большая группа имперских приспешников отправилась на запад, к каньону Хиаркарма. Скоро ты увидишь всё сам, - пообещала она. - В обязанности разведчиков входит ещё и зарисовка передвижений на карте. Сейчас мы следим за ними. Похоже, что целью орков является лагерь эльфов. У нас нет ни одной записи о сородичах, живущих в это местности, так что, скорее всего, это тёмные эльфы. С ними у нас нет никаких отношений.
        - И мы что, просто пройдем мимо? - с вызовом произнес Аркан.
        - А что мы можем сделать? - непонимающе воззрилась на него Кариэн. - Наших сил едва хватит, чтобы уйти от крупного отряда. Рисковать будущим всего мира будет слишком опрометчиво.
        - Будет ли он вообще, этот мир? - с горечью спросил человек. - Если каждый будет рассуждать в таком ключе, твой народ перебьют еще до того, как мы доберемся до Турнира. Если я смогу сделать хоть что-то, чтобы защитить их лагерь, я должен сделать это!
        Королева вспомнила свою сестру, которая когда-то произнесла те же слова, и что произошло после... как ее тело доставили в лагерь, свое неверие, жгучую, раздирающую боль. Она почувствовала отголосок той боли, вздрогнула и отстранилась от Аркана. Кариэн полетела вперед, ничего не ответив чемпиону.

«Почему она не хочет прислушаться ко мне? - думал Аркан, глядя ей вслед. - Хотя, с чего я взял, что мыслю в правильном направлении? Это чужой мир, со своими законами, традициями и устоями. И чего я вообще лезу в политику...»
        Мысли растревожили его сознание, избавиться от них было не под силу - чем еще занимать время полета, как не мыслями? Красавица-дракогриф летела в общем построении и не требовала указаний. Но как только Аркан погрузился в сомнение и приступил к самобичеванию, после резкого толчка он оказался на земле. Хорошо, что падать было невысоко. Удар, конечно, оказался ощутимым, а бессовестная Светлячок бросила на него озорной взгляд и полетела дальше.
        -Э-эй! Куда ты? - крикнул он. - Скинула меня, ещё и бросила посреди дороги! Что это вообще за отношение к другу?
        Как бы он ни старался привлечь её внимание, у него ничего не выходило. Лишь догнав строптивицу, он смог вновь взобраться в седло.
        - Значит, ты считаешь, что я нерешителен и не достоин седлать тебя, да? Ну и характерец! - возмутился Аркан.
        Дракогриф довольно прорычала что-то на своём языке и даже выпустила пару струек огня из ноздрей.
        - Тогда полетели, догоним её, Келванар! - Аркан намерено заговорил на эльфийском, чтобы точнее передать свое намерение. И дракогриф с радостью отозвалась, помчавшись вперёд.
        Быстро догоняя Кариэн, чемпион увидел, как она раздаёт приказы командирам боевых отрядов.
        - Все припасы и сопровождение необходимо отделить от воинов и найти просторное укрытие. Обеспечить между разделёнными группами связь.
        - Да, моя госпожа! - Отозвался Эхтиар, ответственный за движение группы.
        Размеренное движение было нарушено, но никто не остался на месте. Часть всадников отделилась от общего строя и медленно смещалась влево, остальные направились в лесную чащу. За ними двигались маги, скрывающие следы и укрывающие путников от лишних глаз - от этой группы слышались заклинания на эльфийском.
        - Что происходит, Кариэн? - удивлённо спросил Аркан.
        - Что тебе непонятно? - ровным тоном спросила она. - Мы выступаем в погоню за орочьей армией. Ты был прав, нельзя допустить, чтобы народ оставался наедине со своими проблемами. Они должны знать, что мы никого не оставим погибать. Будь это небольшой отряд светлых эльфов или лагерь тёмных эльфов, мы вступим в эту битву, даже если противников будет в три раза больше. Даже если будет казаться, что победа невозможна. Если не справимся с этой армией, как мы сможем и дальше называть себя лучшими воинами эльфов? С нами чемпион верховного правителя эльфов и лучшие войска нашего лагеря, поэтому я приняла решение вступить в бой!
        Каждый эльф, вошедший в большой отряд сопровождения, смотрел на правительницу с благоговением и счастьем. Решимость королевы и ее верность народу воодушевляла тех, кто отправился сражаться, все поддерживали Кариэн и были рады её решению.
        Склонив голову, Аркан с почтением сказал:
        - Госпожа, уверен, никто не пожалеет о таком решении! Я покажу всё, чему обучился за недолгое время тренировок в лагере.
        - Не сомневаюсь, - фыркнула она, словно рассерженная кошка. - В конце концов, это была твоя идея - напасть на превосходящие силы орков! - и она рассмеялась, снимая нервное напряжение.
        Разделив отряд и отъехав на значительное расстояние, они решили устроить военный совет и составить план нападения. Настроения эльфов разительно отличались от тех, которые царили в группе во время мирного похода на Турнир. Эльфы зажглись идеей сражения с орками. Видимо, сказывалось время бездействия, проведённое в секретном лагере в пещерах.
        Совет проходил под огромными деревьями, нависающими над поляной. Из земли выступали мощные корни, так что недостатка в местах для сидения не было. Маги скалы сотворили большой круглый стол из камня, мастера земли изобразили рельеф, по которому пройдёт маршрут, и обозначили возможные места битвы. Информации не хватало, но разведчики уже изучали местность и искали лагерь, на который шла армия железной орды.
        Один разведчик остался в лагере и теперь докладывал:
        - Прошлой ночью в районе этой возвышенности лагерь орков подвергся нападению. Мы не видели сражения, пришли лишь утром, - он потупился, словно чувствовал свою вину. - Следы рассказали, что небольшой отряд устроил диверсию. Это были тёмные эльфы, мастера маскировки. Вероятнее всего, их обнаружили и вынудили вступить в бой. Уйти удалось не всем, на поле боя мы обнаружили тела погибших пятерых эльфов, около полусотни тел орков и гоблинов, а также десяток троллей.
        При этих словах, некоторые взволнованно повскакивали с мест, но Кариэн успокоила их жестом:
        - Мне нужно от вас спокойствие и холодный расчёт, а не страх и волнение! Мы все знаем, кто выступает на стороне врага. Какая разница, на кого нападают орки? Освободим тёмных эльфов, они также любят наш мир и стараются бороться с нашим общим противником! Не будьте так брезгливы и надменны. Сегодня мы их бросим, а завтра уже некому будет сражаться с Железной Ордой! В нашей борьбе важен каждый эльф, - весомо подчеркнула она последнюю фразу.
        - А что мы будем делать, если они прям на поле боя начнут превращаться в демонов и убивать всех союзников, ответь, правительница? - какой-то смелый капитан высказал общую мысль, - Как тёмным вообще можно доверять?
        - С этим мы разберемся позже. С живыми тёмными, - Кариэн голосом выделила слово «живыми», давая понять, что не даст сородичам умереть, даже если потом придется разбираться еще и с проблемой темных эльфов. - Предлагаю не тратить больше время на разговоры. Я верховный правитель, здесь мой чемпион, решение я уже приняла. Обсудим стратегию.
        - Да, госпожа, - Эхтиар продолжил собрание и выдвинул три основных варианта нападения.
        - Первый и самый очевидный вариант: нападаем с тыла врага после того, как начнётся схватка основных сил противника с тёмными эльфами. Их лагерь предположительно находится здесь, - эльф указал на рельеф, отстроенный магией в центре шатра. - Это долина лунного света, Исилкалэ. С северной стороны она заканчивается высокими скалами, с востока ее перекрывает река. Враг планирует перебраться на другой берег ниже и нападёт на лагерь с юго-запада. Летучих войск у орков совсем немного, поэтому переправа займёт у них какое-то время, мы в это время сможем занять удобную позицию. Эффект неожиданности даст нам преимущество.
        - А как же тёмные эльфы? У нас есть информация по их численности и готовности сражаться? - осведомился эльф немалых габаритов, который командовал крупным отрядом эльфов-магов скалы.
        Ему ответил Эхтиар, как самый осведомлённый:
        - Нам известно, что тёмные эльфы - прекрасные шпионы, об их скрытности ходят легенды. Вряд ли нашим разведчикам удастся подобраться незамеченными к их лагерю, поэтому своим людям я не ставил такую задачу. Нам следует избегать лишних стычек перед боем, - пояснил он. - В бою у нас будет возможность продемонстировать свои добрые намерения. Это позволит избежать лишних вопросов, которые требуют дипломатического решения. Сейчас у нас нет времени на это.
        - Стойте, а не лучше ли нам договориться с темными эльфами о совместных действиях? Ведь, пока мы сражаемся поодиночке, нас проще победить. Нужно дать им знать о нашем нападении, в неразберихе они могут подумать, что мы заодно с орками, и все наши расчёты на совместное противостояние исчезнут, - Аркан высказал логичную, как ему казалось, мысль, озвучить которую эльфы по какой-то причине избегали.
        - Договориться? - возопил кто-то из собрания. - Человек, видимо, не понимает, о чём говорит! Договариваются с равными, а тут совершенно другой случай. Эльфы, не способные контролировать свою демоническую сущность, не могут встать рядом с теми, кто столетиями практикует контроль над собой! Между нами колоссальные различия, преодолеть которые невозможно!
        Собрание грозило перерасти в спор о восприятии мира. Аркан не слишком настаивал на своем мнении, но эльфы бурно восприняли его слова. Когда больше половины эльфов взволнованно вскочило на своих местах, возмущаясь словами чужака, Кариэн поняла, что без её вмешательства обсуждение зайдёт в тупик.
        Попросив воздушного духа незначительно усилить ее голос, она взяла дело в свои руки:
        - Я поняла, обсуждение тактик не приведёт ни к чему, кроме ссор! Как верховный правитель, я приму решение самостоятельно, без обсуждений! - проговорила она, окидывая взглядом сородичей. Выдержав паузу и дождавшись всеобщего внимания, она продолжила, - Мой чемпион в сопровождении двух представителей нашей группы направится в лагерь тёмных эльфов и организует поддержку нашей атаки. Наших сил не хватит, чтобы самостоятельно справиться с войском орды, но скоординированные действия двух армий светлых и тёмных эльфов смогут, как минимум, обратить орков в бегство, а то и истребить их. Мне нужен доброволец, маг огня. Как будет действовать в лагере наших давних сородичей Аркан - это его дело и обсуждению не подлежит, - закончила королева.
        - Госпожа, я сомневаюсь, что способен... - с удивлением и долей страха в глазах человек не мог поверить, что такую ответственность на него возлагают без каких-либо пояснений, вот так запросто.
        Кариэн жестом прервала его возражения и строго выговорила:
        - Разве не ты только что выдвинул идею о договорённостях с темными эльфами без единого сомнения? Ты видишь кого-то более уверенного в успешности договора? Я - нет. Действуй, Аркан, - к концу фразы ее тон немного смягчился, самую малость, но общее настроение Кариэн говорило, что своего решения она не изменит.
        Из общего собрания эльфов выступил один. Его капюшон был надвинут глубоко, красноватые отблески глаз выдавали в нём мага огня. Мрачным тоном он обратился к правительнице:
        - Госпожа, я готов поддержать план твоего чемпиона. Я владею огнем и смогу выполнить любой твой приказ, если это принесет нам победу.
        Это был Глодиен, чемпион, отказавшийся от отборочного поединка. Кариэн слегка приподняла брови, и это было единственным жестом, который выдал ее изумление.
        - Хорошо, Глодиен, ты поступаешь в подчинение Аркану, - проговорила она. - Найдите третьего добровольца из разведчиков, которые знают местность, чтобы ваше передвижение к лагерю темных эльфов было безопасным.
        Маг огня отсалютовал правительнице, демонстрируя готовность выполнять приказ. Остальные эльфы ждали дальнейших указаний. Все поняли, что решение о помощи тёмным эльфам правительница приняла самостоятельно, пока генералы обсуждали теорию равенства.
        - Эхтиар, нужно откорректировать нашу тактику с учётом участия тёмных эльфов. Об их возможностях нам доложит разведчик, который присоединится к команде Аркана, - заметила Кариэн.
        - Попробуем смоделировать бой, - эльф стал передвигать и добавлять новые фигурки на карту. - Лучшим вариантом станет обратить армию орков в бегство. Для этого нельзя запирать их в замкнутом пространстве, напротив, нужно выдавить их к очевидному выходу. Темные эльфы какое-то время смогут обороняться со стен лагеря и не вступать в открытый бой, в это время войска Орды будут стоять в полной боевой готовности. Так они окажутся способными в любой момент присоединиться к штурму, а для нас это плохое развитие событий. Панику таким отрядам не навяжешь, какой бы неожиданной ни была атака. Войска быстро включатся в схватку и не дадут нам достичь успеха, - Эхтиар поднял голову от карты и взглянул на королеву. - Да, наши войска на голову выше орочьего отребья, но наши силы не безграничны. Их больше, и это может решить исход боя.
        Надо убедить темных оставить их лагерь, выйти в лес или на скалы. Для приманки придётся оставить часть эльфов в лагере... Когда враги прорвут оборону стен, все войска рванут в атаку. В этот момент темные эльфы, прячущиеся в лесах, и наши силы атакуют с флангов. Если все пройдет как надо, мы сомнём их поддержку и стоящих позади генералов. Без управления армия впадёт в панику. Мы подожжём дома и стены лагеря тёмных, обрушим их на орков и гоблинов! - увлекшись рассказом, Эхтиар двигал фигурки и вырубал те, что по его плану выбывали из боя. - Войска Железной Орды поймут, что попали в ловушку, и сами побегут обратно. Мы не станем их сдерживать, но и в живых не оставим. Мы пройдем к переправе коротким путем и потопим остатки их войск, которые захотят перебраться через реку. Летучие войска наших соратников лишат их возможности перебраться по воздуху, а сухопутные загонят всех в реку, где в дело вступят маги воды.
        План казался идеальным. Ставка была на возможность заманить войска противника и оставить генералов позади, уничтожив их без особых личных потерь.
        - Но мы все знаем, как подобную тактику эльфов разбил генерал темных магов Урф. Сражаясь в первых рядах, он ломает подобные планы. Всегда на острие атаки, он очень искусный воин и опасный тёмный маг. Просчитывая ходы своих противников, он уничтожил сильнейшие отряды. Мы не сможем победить этой тактикой, если подобный генерал будет во главе войска орды, - командиры эльфов не зря занимали свои посты, каждый вносил в план что-то важное.
        - Это уже выясняют наши разведчики. Сначала мы думали дождаться, пока орки прорвут оборону тёмных эльфов и кинут в атаку все свои силы. Тогда мы бы самостоятельно атаковали генералов и сделали то же самое, - Эхтиар опережал всех на шаг, предусмотрительно просчитывая возможные варианты и применяя нужную информацию.
        - Предложение предварительно утверждаю, поэтому не тратим больше времени, пора заняться подготовкой! - Кариэн подвела черту. - Выступаем через час. Группа Аркана может выдвигаться немедленно. От вас потребуется оперативность, так что поторопитесь!
        Командиры поспешили к своим отрядам, чтобы подготовить их к предстоящему сражению. Аркан подошёл к правительнице, жестом показав, что догонит Глодиена.
        - Кариэн, будь осторожна, пожалуйста. Я не уверен, что всё получится. Но сделаю всё, чтобы договориться с темными эльфами, а если наша миссия провалится, я сам поведу в бой свой небольшой отряд, - произнес он.
        Обеспокоенно посмотрев ему в глаза, эльфийка ответила:
        - Только не нужно геройств! Если народ сам выберет борьбу в одиночку, это их выбор. Ты не обязан погибать за их ошибки. Присоединись к нам, если темные откажутся от сотрудничества, - взмолилась она.
        - Нет, - Аркан упрямо мотнул головой. - Я не стану смотреть со стороны, как других убивают, только чтобы сохранить свою шкуру.
        - Как же ты упрям! - Кариэн была на грани выхода из себя, потому что понимала: остановить безрассудного чемпиона не сможет даже она.
        - Ладно, ладно! - он коротко засмеялся и взял Кариэн за руку. - Спасу, кого смогу, и присоединюсь к нашему отряду. Думаю, это всех устроит.
        Еще какое-то время они стояли вот так, Аркан успокаивающе поглаживал ее ладонь, каждый погрузился в свои мысли о предстоящей опасности.

***
        Выйдя из шатра, Аркан сразу увидел двух эльфов, стоявших неподалёку: того самого Глодиена и невзрачного, в песочной одежде, разведчика, который согласился на опасную миссию.
        - Аркан, знакомься! Наш провожатый - Синдарин. Талантливый маг земли и камня, а также опытный лазутчик, - представил новичка Глодиен.
        - Рад каждому, кто сам выбирает путь!
        Они объединились в тройку - в таких случаях между всеми участниками устанавливалась прочная связь. Для Аркана эти ощущения были в новинку, обжигающее присутствие мага огня и стойкость мага камня ощущались всей душой. Ничего похожего в реальном мире не было.

«Это что-то удивительное! Не раскроют ли меня? - спохватился он. - Наверное, система сама скрывает истинную сущность, так что не буду переживать раньше времени».
        Эльфы смотрели на него своими огромными нечеловеческими глазами и наверняка чувствовали его неуверенность.
        - Неужели такой сильный чемпион как ты может быть не знаком с понятием группы? - поразился Глодиен. - Я думал, это работает во всех мирах.
        Что ответить этому хитрому огненному эльфу? Наверняка он был из игроков, из разряда опытных. Конечно, ответ был очевиден, Аркан должен играть выбранную роль до конца, не выдавая своих знаний и настоящего опыта.
        - Раньше я был всего лишь отшельником, который жил на краю мира людей. Группа - это для меня что-то новое, - объяснил он. - С кем мне было объединяться, с белками или зайцами?
        - А было бы забавно объединиться с муравьями! Они сильны для своего размерчика, - с широкой улыбкой проговорил здоровяк Синдарин. - Кстати, можно просто Син! - он протянул Аркану широкую ладонь.

«На первый взгляд, никаких скрытых мотивов. Но он разведчик, никто не может точно сказать, чего от него ждать, - Аркан крепко пожал его руку в ответ. Тренировки с использованием Слияний не прошли даром, сердце медведя стукнуло в груди, отзываясь во всем теле ярким приливом сил. - Он решил испытать мои силы рукопожатием, - догадался человек. - Вот же извращенцы-любители проверок эти эльфы. Надеюсь, второй не будет меня огнем жечь».
        Улыбка резко сползла с открытого лица Сина, когда он понял, что его магия бессильна перед природным талантом зверя, который использовал Аркан. В его взгляде появилось сначала удивление, а затем покорность и уважение.

«Он признал меня кэйтоканом без дальнейших претензий! Я вижу, как его аура смягчилась - вместо жёсткости камня, я теперь чувствую мягкую почву под ногами, она будто помогает идти. Теперь понятно, каково это - быть командующим в группе эльфов».
        Как будто не заметив испытания Синдарина, Глодиен похлопал соратников по плечам и сообщил, что пора выдвигаться.
        - Полагаю, ты не знаком с саламандрами, местными огненными рептилиями, которые жгут всех подряд, если попасться им на пути? - снисходительно спросил Глодиен. - Будь осторожен, кэйтокан, зови меня, если понадобится прикрыть тебе спину.
        - Конечно! - Аркан широко улыбнулся. - Мы же теперь одна команда, будем работать сообща.
        Аркану не понравился тон мага огня, но сейчас не было времени, чтобы выяснять отношения. Для начала ему хватит одного полностью подчиненного воина в группе. Со вторым он разберется позже.
        Глава 14. Лагерь тёмных эльфов.
        Разведчик вёл нас сквозь густой туман, направление было понятно только ему. Я трезво оценивал свои способности и понимал, что моих познаний в топографии не хватит даже на сотню метров. Шли в тишине, ночные звери ухали где-то слева. Значит, крупный лагерь был правее, и его жители отпугивали обитателей леса. Надеюсь, мы не зря туда идем.
        Маг жестами остановил нас и приказал лечь на землю. Син замаскировал нас магией земли и забросал сверху каменными листами. В итоге получилась обычная для этих мест скала, выступающая из земли. Всё-таки этот разведчик - настоящий мастер маскировки. Надо поучиться у него, перенять пару приёмов. Уверен, у меня все получится, в моем арсенале есть такая магия.
        Появились дозорные-орки, словно ниоткуда. Немного потрепанные, но энергичные и не утратившие своей мощи, поигрывая мышцами, они устроили какое-то соревнование.
        - Давай, кто первый раздавит трёх двоешеев? А то я ща усну прям под тем деревом! - один из орков нахмурился и продолжил. - После вчерашнего нападения новый генерал назначил Даругара проверять дозоры!
        - Чё, правда? - раздосадовано прогудел его собеседник. - Нет, этим лучше не попадаться спящими, мигом высосут, оставят только корм птицам из наших косточек. Ну че, давай схлестнёмся! Я слышал, эти твари любят прятаться по ночам в камнях.
        - Вчера ночью я одну такую с куста снял! - похвастался первый. - Нарвался прямо перед нападением, чуть не обделался, пока объяснял главному, из-за чего не заметил вражьих сук!
        - А трофей, как обычно, не оставил себе, жлоб? Хочу похрустеть, делись! - набычился орк. - Сам, поди, сожрать решил, в одно рыло?
        - Да щас! Самому мало, - огрызнулся тот. - Половину тролль растоптал, хорошо, что остатки я потом нашёл.
        Глодиен вырвался вперед, его гнев я чувствовал еще в середине нехитрого разговора. Я поддержал его и без колебаний побежал следом, освободившись от укрытия с помощью собственной магии. Маг огня достал кинжал, лезвие которого было покрыто отблесками красного огня. Он подбежал к оркам сзади и, схватив одного, рубанул в шею. В следующий момент я набросился на второго - не так быстро, но пасть ему зажать успел и быстро обезвредил, стукнув камнем по затылку, так что на помощь они не позвали.
        - Глодиен, что на тебя нашло? - разведчик, конечно, был против резких движений, которые могли раскрыть нас. - Зря вы это все затеяли!
        - Я понял из их разговора, что вчера вечером опытный маг огня создал иллюзию двоешея из своей плоти, - эльф помолчал и продолжил. - Это сложная магия, она не всем дается. Наверняка были разведчики из лагеря темных эльфов. Мы можем использовать часть двоешея, которая осталась у этого орка, чтобы незаметно прийти туда по их следам.
        - Аргумент, - кивнул Синдарин. - Но как ты догадался? Шанс на успех призрачный, а рассекретить нас могут запросто. Не хочешь объясниться?
        Я хотел спросить у товарища о том же, и потому спокойно вздохнул, поняв, что разведчик избавил меня от неудобных вопросов. Условности в общении между эльфами мне не нравились, к тому же большая часть оставалась для меня непонятной.
        - Двоешеи никогда не залезают на кусты, они на это не способны. Раз змея появилась в ту же ночь, что и нападение на орочий лагерь, значит, это точно был отвлекающий маневр, - пояснил Глодиен. - Только искусный огненный маг способен сделать такое.
        - Хорошо, - помедлив, согласился я. - Я чувствую, что ты искренен, и это важно для тебя. Давай обыщем орков?
        После того, как я поддержал Глодиена, отношения между членами группы обновились: Синдарин остался на том же уровне, но немного съехал в более жесткую позицию, а вот ощущения от огненного эльфа значительно улучшились. Всё-таки хорошо иногда действовать по ощущениям, а не только трепаться.
        Глодиен быстро нашел змейку, точнее, то, что от нее осталось - сморщенную и дурно пахнущую половину тушки. Что-то прошептав, он поджёг останки, после чего появился еле видимый след. Судя по всему, он должен был привести нас прямиком к тому разведчику.
        - Надеюсь, такой искусный маг не погиб во вчерашней вылазке, - задумчиво протянул эльф. - Пожарище, которое мы видели, указывает на взрыв - это может быть дело рук именно такого мага.
        - С тобой вечно какие-то трудности, - заворчал Синдарин. - Вот знал, что тебе доверять нельзя! Запудрил голову новому кэйтокану и думаешь, что все в порядке. Меня не проведешь!
        - Хватит, Син, - цыкнул Глодиен. - Сейчас все проверим. За мной, след не будет висеть вечно.
        Бежать пришлось довольно быстро, эльфы хорошо владели бесшумным бегом, я еле поспевал за ними. Линия вела вдаль от лагеря. Сначала влево, а затем и вперёд.
        - Синдарин, мы правильно бежим? - спросил я.
        - Ну, где-то так, я ещё до конца не ходил, - разведчик завертел головой. - И подходы к лагерю собирался изучить только сейчас.
        - Сэкономим время, да? - я ободряюще улыбнулся. Нужно было хоть немного снизить уровень агрессии, которая явно добавляла нам темпа.
        Вдруг след стал меркнуть. Глодиен ускорился, тропа резко повернула вправо, мы обогнули лагерь орков и вернулись немного назад. Из-за кустов послышались приглушённые голоса.
        - Тилиэль, держись, мне осталось немного восстановить силы, чтоб лечение подействовало.
        - Боюсь, Ауримэ, что слишком яркий взлёт приводит к самому тёмному падению...
        Эльфийка лежала на коленях у подруги. Обе были одеты в кожаные одежды. Чёрно-серые, с синеватыми вставками, обтягивающие костюмы лазутчиков. Надо сказать, что, помимо заостренных ушек, внешность тёмных эльфиек разительно отличались от своих светлых сородичей.
        Темные волосы отливали фиолетовым, похожим на цвет ночного неба. Чёрные колодцы глаз поражали глубиной, а чувственные губы и тёмная кожа придавали притягивающий, чарующий вид. Но одна деталь была явно чем-то аномальным: из головы раненной эльфийки торчали рога. Небольшие, ветвистые, загнутые назад и полыхающие алым. Такое ощущение, что именно они мучили девушку больше всего.
        Заметив нас, та, что держала подругу на своих коленях, дёрнула рукой за спину и еле заметным движением метнула в мою сторону кинжал - все это быстро, не меняя позы и не издавая резких звуков. Передо мной материализовался камень, о который кинжал ударился и упал на землю. Глодиен отреагировал мгновенно и через секунду уже держал в руках алый клинок.
        - Стойте! Мы не враги! - я заговорил первым. Конечно, по моему виду не скажешь однозначно, что я друг эльфов, но непонимание нужно было устранить как можно скорее.
        - А кто же тогда? И почему шли по нашему следу? - эльфийка явно понимала, что с тремя противниками в таком состоянии ей не справиться, поэтому тянула время.
        - Это моя команда, - я кивнул в сторону эльфов. - Глодиен, маг огня, Синдарин - разведчик, маг камня и земли. А я кэйтокан группы, иду с предложением помощи от светлых эльфов. Наши основные силы сейчас находятся позади войска орков. Вместе мы сможем победить их и сохранить ваш лагерь.
        - Довериться этим слепцам? Ты нас за дураков держишь? - Тилиэль тратила последние силы, чтобы продемонстрировать своё негодование.
        - Командир, не двигайся, береги силы! Я не успею... - отчаянно взмолилась эльфийка. - Если вы друзья, тогда помогите! Она слишком потратилась во вчерашней битве, и, сколько я её не уговаривала, не дала замедлиться всему отряду и унести её отсюда. Моё имя Ауримэ, я маг воды, только... я исчерпала все силы. Для спасения Тилиэль нужна магия воды, её духовные связи истончаются и скоро совсем исчезнут. В таком состоянии это равносильно смерти, - Ауримэ провела рукой по рожкам подруги, на ее нежных ручках оставались ожоги, но она как будто этого не замечала. - Надо скорее донести её до нашего лагеря!
        - Я тот, кто тебе нужен. Скажи, что можно сделать прямо сейчас, и я помогу, - мысленно я уже подзывал к себе всех духов воды, представляя, как они излечивают от недуга тёмную эльфийку. Моё воображение дорисовывало задачу духам, отсеивая тех, кто не мог её выполнить.

«Нет ничего невозможного» - снова и снова повторял я себе.
        - Ты что, маг воды? - поразилась Ауримэ. - Человек-духовный маг? Откуда ты такой взялся?
        - Мне кажется, сейчас не время для расспросов, - уклончиво ответил я. - Син, обеспечивайте нашу безопасность, чтобы ничто не помешало излечить кэйтокана тёмных эльфов.
        Я понимал, что это нам зачтется. Спасём этих эльфиек, и доверие в лагере будет у нас в кармане.
        Тилиэль уже потеряла сознание, её лихорадило. Ауримэ, поражённая, все же смогла переключиться на спасение подруги.
        - Нам нужно направить твоего духа так, чтобы он восстанавливал её раны, - начала объяснять она. - Не только физические, ее израненная душа на пороге смерти!
        - Погоди, разве душа может тут погибнуть? - не понял я. - Как это возможно? И как магия воды восстановит её связи? Разве мы можем влиять на души? - вопросы возникали один за другим.
        - При определённых обстоятельствах - да, можем. А сейчас именно такие, - вздохнула Ауримэ. - Сосредоточься! Знаю, ты впервые видишь её, но... постарайся увидеть её душу. Смотри на изгибы её тела, смотри на её волосы, смотри, но не разглядывай в этом всём физическую оболочку - заглядывай глубже! Проникай в её сознание, взгляни в её глаза! Тилиэль, помоги нам!
        Я делал всё, как говорила Ауримэ. Рожки почему-то не вписывались в оболочку её души, мне захотелось убрать их, растворить. Как только добрался до глаз, я мысленно слился с духами воды, которые были готовы отправиться вместе со мной на помощь эльфийке. Я сам стал духом, направился в центр бездонного ночного неба, к сиянию её души.
        Через глаза я подключился к ней, и мягкое золотистое мерцание окутало нас. Моё сознание было направлено только на одно: на исцеление незнакомки. Внутри её души бушевало пламя, и духи воды вступили в сражение с огнём. Затушить огонь не выходило. Из пламени проявился демон с уже знакомыми рогами, только большими и окрепшими. Я смог создать водяной меч, который воплотили мои духи. Демон стал отступать, я успел нагнать его прежде, чем он достиг сияния звезды души эльфийки. Лишь одного движения хватило, чтоб срубить оба рога, после чего демон вмиг рассеялся.
        Духи воды рассредоточились вокруг яркой звезды и протянулись вперед, нитями оплетая оболочку, успокаивая пожар. Дело было сделано, моё сознание вернулось в тело. Открыв глаза, я поймал на себе изумлённый взгляд Ауримэ. Рожки Тилиэль куда-то подевались, а лицо излучало умиротворение.
        - Я не знаю, откуда у тебя такие способности, маг, но спасибо тебе! Ты не просто спас мою подругу, ты излечил её от одержимости. Никому ещё не удавалось такое провернуть с незнакомцем! Для столь сильного воздействия нужно быть крепко связанным с тем, кого исцеляешь.
        - Давай переберёмся в ваш лагерь, - предложил я. - Время не ждёт, нам ещё многое предстоит обсудить.
        Подскочив, я хотел было позвать товарищей, но ноги мои подогнулись, и всё вокруг померкло.

***
        На вскрик Ауримэ поспешили оба светлых эльфа. У мага огня оружие было уже в руках, а разведчик был готов к любому повороту событий, держа духов неподалеку.
        - Что ты сделала с ним? - Глодиен начал с выяснения отношений. Кэйтокан темных эльфов лежала без сознания, Ауримэ оставалась в том же положении.
        - Погоди, не горячись, - примирительно выставив ладони, произнесла она. - Человек сам вызвался помочь Тилиэль. Я вообще не думала, что получится хоть что-то, но он сделал очень много. Видишь, у неё пропали рожки? Это значит, что демон, который пытался захватить душу нашей кэйтокан, повержен навсегда! Это удивительно, но я не представляю себе, сколько на это сил потребовалось от человека. Ему ничего не угрожает, очнётся через пару часов. Мы даже не успеем дойти до лагеря.
        - Ладно, - нехотя согласился Глодиен. - Я чувствую, что он жив, значит, всё в порядке. Но наша миссия важнее, чем спасение одной эльфийки. Нам стоит выдвигаться. Я понесу нашего командира, а твою подругу - Синдарин. Надеюсь, ты выдержишь пробежку до вашего лагеря?
        - Да, конечно, со мной всё в порядке, - заверила его Ауримэ. - Кто ваш командир, и почему так вышло, что вы подчиняетесь человеку?
        - Таков приказ верховной правительницы. Он доказал свою силу и право быть ее чемпионом, - пожав плечами, обыденным тоном проговорил эльф.
        - Про силу-то как раз вопросов нет, - усмехнулась эльфийка. - А вот как заносчивые властители светлых допустили в правление чужеземца?
        - Не будем переводить разговор в такое русло, - нахмурился Глодиен. - Ты всё узнаешь сама. Если мы, конечно, выживем.
        Решив не тратить время на разговоры, эльфы отправились в путь. Им приходилось подстраиваться под темп Ауримэ, которая вела группу, в то время как светлые несли на себе командиров. Эльфийка на ходу рассказывала им о вчерашней стычке: диверсия удалась. Разведка сообщила, что на целый день в лагере орков все остановилось в ожидании нового командующего, так что времени для подготовки у них достаточно. Синдарин даже успеет вернуться в лагерь светлых эльфов и сообщить командованию о договоре с темными, если встреча пройдет удачно.
        Они подходили к лагерю с тайной тропы, поэтому их появление стало неожиданностью.
        Часовые остановили группу на подходе.
        - Это ещё кто с тобой, Ауримэ? Светлые? С чего вообще мы станем их пускать в наш лагерь? Пусть уходят, откуда явились! И нечего им помогать!
        - Молчать, третий часовой! Сегодня сменился командующий и если бы не этот человек, то пришлось менять командующую второй раз за сутки... Поэтому берусь проводить их в наш лагерь под мою ответственность.
        - Он ещё и человек... Ауримэ, это на тебя не похоже, - второй охранник сплюнул, скорчив гримасу.
        - Постой, она правду говорит, командующую убили во время миссии, это Сакамэ ещё сказала. Пусть проходят, всё равно надолго они тут не задержатся.
        Если бы не Ауримэ, которая с независимым видом шла вперед их странной процессии, светлые вряд ли бы попали за ворота. С разных сторон слышались перешёптывания, хоть и была уже глубокая ночь, тёмные всегда встречали отряды, пришедшие с миссий. А сегодня вместе с частью их сородичей заявились нежеланные гости.
        - Да помогите лучше! Чего смотрите? - Ауримэ негодующе подозвала двоих эльфов, чтобы помогли светлым донести Тилиэль и Аркана до лазарета.
        Они перехватили Тилиэль, а человека оставили на светлых, явно давая понять, что в лагере им не рады.
        В первую очередь Ауримэ привела всех в лазарет, где могли оказать первую помощь Тилиэль и её спасителю. Аккуратно уложив пострадавших, тёмные эльфы встали возле командующей, с недоверием уставившись на светлых эльфов, которые замерли у головы кэйтокана.
        Тилиэль пришла в сознание, к ней уже торопились трое магов, но она отстранила их. На лице эльфийки застыло горе - потеря подруг тяжело доходила до ее сознания, признать их смерть было нелегко. Нахмурившись, она отправила лекарей к Ауримэ, которая уже пыталась оказать первую помощь человеку.
        Главный лекарь сразу оценил состояние эльфийки - полностью опустошенная, она выжимала из себя последние крупицы силы, чтобы помочь незнакомцу. В таком состоянии её ещё никто не видел, поэтому за Аркана взялись сразу двое. А третьего лекарь назначил в помощники самой Ауримэ.
        - Тебе самой помощь не повредит, - заметил он. - С чего ты вдруг так рвешься помогать чужаку?
        - Он спас нашу Тиль. Если бы не помощь этого человека, мы остались бы без главнокомандующего. Амориль... - Ауримэ запнулась, не желая заканчивать фразу.
        - Знаю, - резко перебил эльф, постаревший за одну ночь на много лет.
        - Прости, - выдохнула эльфийка. - Мы не смогли ничего сделать. Она убила вражеского генерала, а он убил её.
        - Не извиняйся, это война, тут у нас гибнут эльфы каждый день и не по одному. Это ещё не скоро прекратится.
        В этот момент рука мага дрогнула, и он потерял концентрацию, необходимую для лечения. Пришлось начать сначала. Молча. Без негодований или жалоб. В этот день отец потерял свою дочь, а тёмные эльфы - главнокомандующего их армии. Кто знает, что творилось в их душах, они все давно привыкли скрывать свои чувства, подавлять их. Гнев унимать, скорбь заменять безразличием. Таковы были тёмные эльфы, веками балансирующие на грани демонического безумства.
        Когда маги закончили, Ауримэ подошла проверить состояние человека. Он был ещё слаб, но время поджимало, да и выбора особо не было. Похлопав его по щекам, она приглушённо позвала, затем ещё раз. На третий раз он повернул голову в сторону её ладони, и она шлёпнула его прямо по носу.
        - Ау! Чего дерёшься?
        Немного смутившись, Ауримэ одёрнула руку.
        - Прости, ты не просыпался, но дело, как я понимаю, очень срочное. Твои товарищи не стали со мной разговаривать. Сказали, что миссия твоя, и они не имеют права вмешиваться.
        - Долго я провалялся? - Аркан приподнял голову и попытался осмотреться. - Это уже ваш лагерь? Здесь спокойно.
        - Да, это лагерь тёмных эльфов. Так что внимательнее выбирай слова. Я, конечно, рассказала, как всё было, но переломить вражду наших народов не так просто.
        - Обида сидит в ваших душах, как мне и говорили... Но я знал, на что шёл. Мне нужно переговорить с вашим главнокомандующим.
        - Она ушла к себе, и не хочет никого видеть. Да и не будет она сейчас ни с кем разговаривать, надо немного подождать, - проговорила Ауримэ. - Если будешь давить, сделаешь только хуже.
        - Нет у нас времени сидеть сложа руки! - воскликнул Аркан. - Покажи мне, где она, я попробую разговорить ее.
        Ауримэ молча повела человека сквозь лагерь, десятки глаз наблюдали за ним. Угнетённые, подозрительные, украдкой бегущие за чужаком, маленькие эльфы и озлобленные взрослые. В лагере не было грязи, только чистота природы, невысокая трава в пролеске, брёвнышки, по которым ходили босыми ногами, низко опущенные ветви деревьев, которые использовали как мостики. Бережно подвязанная, ветка, которую случайно обломили.
        Всё говорило о глубокой любви ко всему живому. Аркану стало стыдно за его варварское поведение в лесах Мира людей. С кошмаром он вспоминал первые бои с медведем и вепрем, ни за что отнятые жизни. Его двигало лишь желание поскорее прокачаться. Какой контраст! Что бы остроухие сказали про него в те моменты? Как бы осудили?
        Эльфийка подошла к небольшому шатру без броских украшений и наверняка без просторного зала.
        - Она здесь. Это та, которую ты спас. Её имя Тилиэль.
        - Серьёзно? Неожиданно, конечно, но так даже проще, - смутился Аркан.
        Ауримэ отстранилась, и я вошёл внутрь. Эльфийка лежала лицом вниз на звериных шкурах, сваленных у дальней стены. Она даже не переоделась, вернувшись с задания. Тилиэль дрожала и даже не сразу заметила, что кто-то вошёл. Некоторое время я не решался тревожить её, но время ожидания прошло.
        Я осторожно снял закопчённый чайник с очага в центре шатра, налил травяного чая в кружку и осторожно подошёл к эльфийке. Сейчас нельзя было набрасываться на неё с важной миссией или замечательными предложениями, которые были у меня заготовлены. Сейчас она была просто расстроенной девушкой, которой нужна поддержка и жилетка для слёз.
        Аккуратно присев возле кровати, я добавил в чай щепотку ароматной травы, которая, как говорила Кариэн, могла успокоить душу и тело. Держа горячую кружку обеими руками, я наклонился и слегка подул на чай, стараясь направить в сторону эльфийки волну теплого аромата.
        Ничуть не смутившись присутствию чужака в шатре, она села спиной ко мне.
        - Тебя никто не учил хорошим манерам? - сухо поинтересовалась Тилиэль. - Врываешься к девушке в дом, без спроса берешь чужие вещи, что за бестактность?
        - Сегодня я видел твою душу... Она прекрасна! - выпалил я, сам не ожидая от себя такой откровенности. - Наверное, нельзя считать совсем чужим того, кто настолько близко тебя узнал? Пусть мы раньше и не встречались. Хочешь чаю?
        - Давай сюда, - Тилиэль протянула руку и выставила ладонь, не оборачиваясь, так что мне пришлось изловчиться, чтобы подать ей стакан.
        Кружка была горячей, поэтому я придержал её, касаясь руки эльфийки. Она не отстранилась и даже немного задержала ладонь, прежде чем потянула кружку к себе и сделала первый глоток.
        - Отличную выбрал добавку, - хмыкнула Тилиэль. - Надо отдать должное твоему природному чутью. И... спасибо за то, что спас меня. Я потеряла подругу и была сама не своя, но тебе удалось усмирить демона во мне, который мог поглотить мою душу. А ведь я уже хотела приказать Ауримэ уходить. Просьбы бросить меня ей было недостаточно... - с горечью проговорила она. - И тут появились вы, светлые и их кэйтокан.
        Чай начинал своё действие, Тилиэль расслабилась, напряжение ушло из плеч, руки уже не подрагивали. Она не знала, что ещё мог узнать о ней человек, побывавший в глубине её сознания.
        - Тилиэль, ты же теперь тоже кэйтокан, но гораздо больший, - мягко начал я. - От тебя будет зависеть судьба вашего лагеря. Армия орков многочисленна, справиться с ней будет сложно.
        - Скажи мне, кто ты такой?
        Прямолинейность этой хрупкой девушки поразила меня. Не зная, что она хотела услышать, я не решался ответить. А может она такой же игрок, как и я? Тогда ответов гораздо больше и гораздо меньше одновременно. Нельзя выдавать себя ничем, система просто не даст этого сделать, но соблазн сыграть с кем-то сообща был велик, и в голове сами собой всплывали идеи по обмену информацией между игроками.
        - Я... просто человек, который хочет помочь Миру эльфов. Не знаю, что ты хочешь от меня услышать, какой ответ тебе дать, - пожал я плечами, тщательно скрывая волнение.
        - Как может один человек сделать что-то для целого мира? Ты не понимаешь масштаб оккупации, орки заполонили весь наш мир, победили все кланы. Самые сильные воины эльфов как светлых, так и тёмных отправились на ту войну. Всех победила Железная Орда, не осталось у народов нашего мира сил, чтоб сражаться! - выкрикнула эльфийка. - С каждым убитым эльфом они продвигаются всё дальше, уничтожая леса, уродуя поля. Своими технологиями уже заполонили полмира! И что ты хочешь сделать с этим? Как поможешь нашему вымирающему народу?
        - Тилиэль, я не смогу сотворить чуда, я это понимаю, - я склонил голову, признавая ее правоту. - Но хочу найти что-то общее между светлыми и тёмными. Объединить все народы Мира эльфов и дать бой орочьей армии.
        - И как ты собираешься это провернуть? - недоумевала она. - Мы враждуем сотни лет, у нас нет желания быть вместе, воевать, участвовать в жизни друг друга. Мы две противоположности, заносчивые светлые эльфы никогда не относились к нам как к равным. С чего ты взял, что сейчас будут?
        - Потому что отряд светлых эльфов стоит позади армии орков, готовый вступить в бой ради твоего народа! Я пришёл сюда, чтобы предложить вам не свою собственную помощь, а помощь светлых эльфов. Рыцарей на дракогрифах, наездников на таранах, пеших воинов и магов, - ответил я. Переведя дух, смог продолжить, - А главное, новая верховная правительница Мира эльфов готова вступить в бой сама со своим чемпионом.
        - Не смеши меня! - Тилиэль саркастично захохотала. - Чтобы верховный правитель светлых вступил в бой за мелкий лагерь тёмных эльфов? Никогда такого не было, и быть не может! Ещё и чемпиона своего в бой пускать, вместо того, чтобы беречь его до Турнира Десяти? Кто же должен быть её чемпионом, чтобы рисковать собой и правителем в такой незначительной для светлых эльфов битве?
        - Он перед тобой. Я и есть тот самый чемпион, - улыбнулся я. - И Кариэн, моя госпожа, готова присоединиться к этой битве со своим эскортом.
        Вытаращив глаза, Тилиэль смотрела на человека, сидящего перед ней. Вот это - чемпион? Да кто он такой? Каким образом получил такое высокое место?
        - Значит, ты победил лучших чемпионов светлых эльфов? - недоверчиво спросила она. - Мы-то давно не участвуем в отборе при определении верховного правителя.
        - Да, была проверка, в боях мне удалось одержать две победы. Уж не знаю, насколько мои противники были лучшими, но сражались они искусно, - поделился я. - Нет никаких «лучших», есть те, кому надо больше других, поэтому они и побеждают. А есть те, кто не способен в бою высказать свои желания и мечты. Это совсем не значит что я лучше тех, кого победил, значит, моё желание оказалось сильнее.
        Всё-таки сложно разделить отыгрыш роли от настоящих чувств. Захватывающая Игра! Надо во что бы то ни стало добиться сотрудничества с тёмными эльфами. Хотя, игра ли? Такие яркие эмоции!
        - Интересная позиция... - протянула Тилиэль. - Расскажи, откуда у тебя, человека, такой высокий уровень владения магией? В нашем мире много проходящих людей, но ни у кого даже близко не было такого.
        В реальной жизни Крис работал настройщиком универсумов. Человеком, к которому обращались, когда начинались проблемы связи между ментальной проекцией и прибором. Люди высказывали свои пожелания, показывали слайды, объясняли на словах, а он подключался к чужим приборам, своей ментальной проекцией менял картинку для других. С заказчиками обсуждали, что следовало подправить, дальше искусственный интеллект сам корректировал и генерировал остальной мир по аналогии. При необходимости его вызывали повторно, и он снова менял картинку. Силой воображения он зарабатывал на жизнь. Это, а еще понимание архитектуры и дизайна, детальное знание стилей и разных эпох.
        За время работы у него выработался навык управления окружающей действительностью силой мысли, пусть и через приборы. Это устойчивый навык, доведённый до автоматизма. Уверенность использования и постоянная подстройка в процессе взаимодействия с универсумом.
        Магия духов работает по аналогичному принципу, поэтому Аркану, персонажу Криса, легко давалось управление духами. Интуитивно уловив безусловное сходство с универсумами, он управлял духами с лёгкостью и уверенностью в результате.
        - Это и для меня загадка, - я беспечно пожал плечами. - Просто однажды я почувствовал, что духи обращаются ко мне, следуют за мной и предлагают свою помощь. Остается только соглашаться.
        Я не мог рассказать всей правды. Ни об универсумах, которые остались в реальном мире, ни о полученной силе медведя и скорости вепря. Возможно, мои охотничьи умения превратились в эльфийскую магию во время перехода через портал, сложно было сказать наверняка. Врать я тоже не мог, Тилиэль может почувствовать ложь, а я не хочу сеять сомнения в ее прекрасной головке.
        Глубокие глаза тёмно-багряного оттенка поражали красотой. Я понял, что не видел её глаз, когда взялся за спасение там, в лесу. Не время для сантиментов, но не обращать внимания на красоту кэйтокана тёмных эльфов было трудно.
        - Значит, духи природы самостоятельно отдают тебе свои силы? И сколькими духами ты уже владеешь? - уточнила эльфийка.
        - Нисколькими не владею. Они следуют за мной и помогают в нужный момент. До конца не понимаю, как они работают и сколько их. Если научишь меня считать, то я обещаю рассказать всё, - я улыбнулся.
        В мире магии, куда попадаешь по своей воле, очень легко чувствовать витающее вокруг волшебство, ощущать духов, направлять свою энергию. Мне кажется, что это не талант, это широко раскрытые глаза и душа совершают все те поступки, о которых потом слагают легенды. Ведь именно для того, чтоб стать кем-то особенным, мы здесь и находимся.
        В своем доме Тилиэль расставляла предметы в соответствии с течениями духов, с её духовным направлением. Разжигая огонь в душе и в своём шатре, она отводила ему центральное место, воды практически не было, а вот ветер гулял тут свободно, раздувая огонь в очаге и давая необходимую свежесть. Я замечал это всё лишь потому, что духи виделись везде, их энергия передавалась всем присутствующим. А если пообщаюсь с ними подольше, то наверняка сумею чувствовать эльфов и людей.
        Какого мастерства в этом деле уже достигла Тилиэль? Знала ли она, что творится у меня в душе, где говорю правду, а где утаиваю факты? Её социальный статус говорил о том, что её развитие велико, но до какой степени?
        - Чай и твои разговоры вывели меня из траурного смятения. Теперь нам пора отправиться в зал советов для обсуждения твоего предложения. Я понимаю, что орки уже скоро будут здесь, и лучше бы нам разобраться между собой, чтобы встретить их как подобает.
        Услышав эти слова, я подобрался и удивленно приподнял брови. Тилиэль верно прочитала мою реакцию и ответила на немой вопрос:
        - Конечно, ты был деликатен, но не думал же ты, что я настолько наивна, что не замечу делового интереса в твоих речах? Я не маленькая девочка, которая бросается в объятья первого попавшегося смазливого иномирца.
        Мне ничего не оставалось, кроме как молча подняться и подать ей руку, чуть склонив голову. Эльфийка вложила в нее кружку и деловито попросила:
        - Поставь туда, где она стояла. И выйди, мне надо переодеться. Снаружи стоит Ауримэ, не ждите меня, она знает, куда нужно идти, - Тилиэль выдохнула и продолжила. - Не думай, что тут как у светлых неженок, тёмные эльфы давно не подчиняются одному правителю. Мы решаем все глобальные вопросы на совете. Так что приготовь всю свою искренность для наших капитанов. Я присоединюсь к вам немного позже.
        - До встречи на совете, Тилиэль, - я поставил на место кружку и направился к выходу.
        Глава 15. Совет тёмных.
        Пока я шагал, в голове возникало слишком много беспорядочных мыслей, как справиться с такой стеной непонимания? Как спасти всех с наименьшими потерями? Что делать, если мой план не сработает? И как унять волнение от присутствия такой притягательной и сильной эльфийки? Единственная стихия, с которой мне до сих пор не удалось сродниться - это огонь. Ни один дух огня не желает помогать мне, они молчат на мои просьбы о помощи. Хоть я их чувствую, знаю, в каких местах они есть, но мне ни разу не удалось выйти с ними на контакт. Вокруг Тилиэль была аура огня, как и в тех духах, понять её так же сложно, как пытаться понять сам огонь. Остаётся надеяться, что другие представители тёмных эльфов окажутся более сговорчивыми.
        Выйдя из шатра, Аркан заметил Ауримэ, которая как-то неуловимо изменилась. Она осматривала его так удивленно, словно увидела что-то аномальное.
        - Что-то не так?
        - Не так? Ещё бы! Ты - первый, кто задержался у Тилиэль дольше минуты, - усмехнулась Ауримэ. - Наверное, в благодарность за спасение она терпела твоё общество так долго.
        - Может и так, - я пожал плечами и двинулся дальше, бросив Ауримэ через плечо, - так ты идёшь на совет? Мне вообще не рассказали, где его обычно проводят, так что буду благодарен, если покажешь дорогу.
        Эльфийка остолбенела.
        - Тебе удалось не только поговорить с ней, но и уговорить её взяться за дело? Это невероятно, Аркан! Шатёр советов совсем в другой стороне. Идём.
        Аркану пришлось развернуться и поспешить за эльфийкой, чтоб не затеряться в многочисленных переходах лагеря. Та тихонько посмеивалась над его чрезмерной горделивостью.
        Ауримэ стала ощущаться совсем по-другому, от нее уже не исходило такого тепла и доверия, как полчаса назад. Неужели, я чем-то разочаровал её? Моих познаний о мире женщин совсем не хватает для понимания этих эльфиек. Надеюсь, в совете будут мужчины.
        Добравшись до широкого луга, они остановились.
        - Вот мы и на месте, - удовлетворенно сообщила Ауримэ. - В совете участвовать может каждый тёмный эльф, поэтому не удивляйся количеству участников.
        - Что-то мне это напоминает. Не такие вы и разные все-таки со светлыми эльфами. У них всё так же, мне не привыкать.
        Ауримэ лишь хмыкнула и отвернулась, высматривая пришедших участников совета.
        К слову, собирались они совершенно необычным образом. Кто-то спускался неожиданным прыжком с верхушки дерева, кто-то прокрадывался сквозь густые кроны деревьев, оставаясь в тени одного из стволов, а некоторые вообще открывали потайные дверцы, прикрытые корой, и неожиданно усаживались на крайние места. Вид у совета тоже был совершенно далёк от понятия обычного.
        Головы некоторых мужчин венчали витые рога, торсы были оголены. Большинство было одето в балахоны и скрывало лица, многие прибывали вместе со своими духами и выглядели несколько подозрительно. Обнаженные донага эльфийки, прикрывшие самые откровенные части тела кожаными ремнями и увешанные оружием. Загадочные девушки, затянутые в черную военную форму, чем-то похожую на ту, что была на Тилиэль.
        Очень скоро тёмные эльфы были повсюду: вокруг поляны, на ветвях деревьев, даже в вышине крон. В центр поляны вышли десять представителей. Все соблюдали тишину, никто не брал слово, зрители не переговаривались. Такая обстановка нервировала. Я что-то должен сделать? Или мне, как и всем, нужно просто стоять и ждать, проявляя уважение к традициям чужого народа?
        Центра поляны все сторонились, видимо, предполагалось, что глава совета займёт центральное место и обозначит начало обсуждения. Что ж, это имеет смысл, значит, будем ждать.
        Вдруг, как по команде, эльфы начали отступать. Ауримэ резко отошла, повергнув меня тем самым в легкую панику. По земле прошла дрожь, под моими ногами земля вздыбилась, и я завалился на спину. Не зря я уделял внимание ловкости и падениям на тренировках с дракогрифами! Сделав несколько кувырков назад, я снова встал на ноги. Дёрн передо мной поднимался и расходился трещинами, рвался и раскидывал земляные комья. Из-под земли что-то вырывалось, а темные эльфы стояли спокойно, будто видели такое каждый день!
        Сердце перегоняло по венам адреналин, я даже немного завёлся и хотел выхватить меч, показать всем свои навыки. Откуда-то возникла Ауримэ и придержала мою руку, уже лежащую на эфесе.
        Кружась вокруг своей оси, из земли вырвалось существо. Оно расправило мощные лапы, от которых отростками отходили лезвия. Некое подобие земляного бура, изгибающегося, управляемого волей самого животного. Встав на задние лапы, существо постепенно остановилось. Оказалось, что в центре у него находится огромная прозрачная капсула. Капсула была неподвижна, как бы существо ни изгибалось. Складывалось впечатление, что существо добровольно оберегало то, что лежало внутри. Это была Тилиэль! Невероятно! Это «ездовые животные» тёмных эльфов? Не перестаю удивляться этому миру!
        Тилиэль спокойно спустилась по лапе животного, которое, казалось, целиком состояло из громадных лап. Лезвия были сложены ступенями, а капсула ушла в тело зверя. Видимо, она была частью этого удивительного существа.
        - Сегодня я вступаю в роль главнокомандующей нашего войска! Как все вы уже поняли, главным предметом обсуждения будет вот этот человек - представитель светлых эльфов. У него есть предложение, которое на первый взгляд выглядит очень заманчиво. А заманчивые предложения от светлых мы получали на протяжении всей нашей жизни. И все они вели к разочарованию. Стоит ли сейчас доверять им - главный вопрос совета.
        Её деловой, властный тон разительно отличался от той хрупкости, с какой она предстала перед Арканом раньше. Этот образ был совершенной противоположностью - сейчас Тилиэль выглядела как истинная глава войска. Сверкающие доспехи тёмно-зелёного цвета с огненно-алыми вставками подчёркивали принадлежность к силам тёмных эльфов и к духам огня. Лёгкий шлем воительницы и изящные клинки дополняли образ Тилиэль. А этот монстр, полностью подчинённый ей, поражал. Насколько же сильны могут быть тёмные эльфы в своём единении с природой! Даже дракогрифы светлых эльфов были не настолько удивительны.
        Действовать нужно решительно. Войско орков прямо сейчас движется на лагерь, каждая минута приближает нас к схватке и как все обернется, зависит от решения этого совета.
        Аркану пришлось взять инициативу в свои руки и посвятить темных эльфов в свой план. Дисциплина у этого народа была на уровне: несмотря на то, что эмоции захлестывали их, никто не сорвался и ни разу не перебил посла.
        - Основное преимущество нашего плана в том, что простые жители, дети, не должны рисковать своими жизнями. Мы скроем их в надёжном месте вдалеке от поля битвы, - пояснял я. - Да, ваш лагерь хорошо обустроен, но его местонахождение уже раскрыто. Убьём этих, придут другие орки. Лагерь нужно перенести. Вы сможете избежать больших потерь, если согласитесь устроить Орде одну большую ловушку.
        - Значит, ты и есть тот самый человек, который спас нашего главнокомандующего, рискуя своей жизнью? - спросил один из эльфов. Он выглядел как настоящий демон - красивую голову венчали большие изогнутые рога. - На первый взгляд, это внушает доверие, но где гарантии, что ты не лазутчик орков? И что ты хочешь от нас? Вызнать, где то самое укромное место, в котором мы спрячем наших детей?
        - Нет, это мне не нужно, - я покачал головой, понимая сомнения тёмных. - Я хочу понимать, на какие силы мы можем рассчитывать, чтобы спланировать совместное нападение в нужный момент. Состав войск, количество, направление магии - только то, что поможет победить войско орков. Тактик светлых предложил заманить врагов в ваш лагерь, чтобы потом с основными силами напасть на них с флангов и тыла. Наших войск тут явно не хватит. Если мы хотим одолеть их, нужно действовать сообща.
        - Ага! Значит, Орда хочет получить ценную военную информацию, перебить всех эльфов, способных сражаться, уничтожить наше жилище и таким образом оставить без шансов на выживание? И ты думаешь, тебе здесь хоть кто-то поверит? - гневно прорычал он.
        - Я же говорю - никому не справиться в одиночку! Геройская смерть вашего народа не принесёт счастья никому, кроме орков!
        Перепалка с эльфом продолжалась, и направление, которое приняли переговоры, мне совсем не нравилось.
        - Перестань, Рассэгон! Неужели ты думаешь, что такими силами может обладать приспешник технологической расы орков? - неожиданно для меня в наш разговор вклинилась Ауримэ. - Я видела своими глазами поддержку его духов воды. Это нечто невероятное! Я и близко не дотягиваю до такого уровня. Вы знаете духов не хуже меня. Если они кому-то помогают, то точно не врагам.
        - Если ты не врешь, - выплюнул рогатый эльф, подчеркнув значимость своих слов, - тогда это и правда не лишено смысла.
        Рассэгон отошёл к своим сородичам. Через мгновение он с силой топнул ногой, и каменное копьё полетело в меня. Дух камня отреагировал моментально и покрыл каменной бронёй место предполагаемого удара. Копьё ударилось о прочную броню и раскололось на множество осколков, от которых на моем плече и шее остались значительные царапины.
        - Стоять, Рассэгон! - строго проговорила Тилиэль. - Ты забыл о наших обычаях? Или уже заканчиваешь превращение? Дисциплина прежде всего!
        Эльфийка подожгла почву под его ногами. Согласно распорядку, он должен был остаться на месте и принять наказание. Древняя традиция говорила, что пойти против правил разговора может только верховный командующий. Нарушителей это правило ждал штраф. Степень вины и вид наказания определял сам главнокомандующий. Поэтому сейчас Рассэгон терпел боль, глядя, как его ноги медленно поджариваются. Лечение поможет ему, однако ощущения ещё долго будет напоминать о проступке.
        Взгляды эльфов, собравшихся на поляне советов, были направлены не на наказанного, а на меня, человека, который всё ещё стоял на ногах. И это произошло вовсе не благодаря экстремуму. Не технология спасла мою жизнь, а поддержка каменного духа, точно предугадавшего направление копья Рассэгона.
        Ауримэ стояла ближе всех и ясно видела, как главный дух камня распустил своих собратьев и потихоньку спрятался в подвороте моего сапога. Царапины на шее стали затягиваться, вокруг них зазмеилось голубоватое свечение духов воды - тех самых, которые помогали исцелить Тилиэль.
        Я, посол светлых эльфов, ничего не делая, доказал тёмным эльфам чистоту своих намерений. Природа самостоятельно указала на мои таланты. Оставалось только объяснить успешность составленного плана и заинтересовать всех присутствующих в его выполнении.
        - Надеюсь ни у кого больше нет сомнений по поводу моих мотивов? - поинтересовался я, невольно поморщившись.
        Я попытался сгладить конфликт, вылечив раны Рассэгона, но тот всё равно смотрел в мою сторону искоса. Эльфы, стоявшие в центре поляны, смотрели на Тилиэль, ожидая её решения.
        - Местоположение лагеря и вправду раскрыто, - начала она. - Да вспомните, сколько их было за последние годы? Нам приходится раз за разом менять свои дома, отстраивать их заново, терпеть лишения. И всё из-за врагов, готовых прийти в любой момент и уничтожить нас. Завтра их войско уже будет у ворот, без боя нам не скрыться, - эльфийка ненадолго замолчала, а потом продолжила. - Воспользуемся предложением светлых, не особенно надеясь на их помощь. Будем сражаться на нашей территории. Подготовим лагерь к сожжению и напоследок дадим оркам прикурить! Генерал Урф убит, кто ими руководит сейчас - неизвестно, но бояться его не стоит. Даже под началом нового генерала, что они могут против огня? Мы заберём столько жизней, сколько сможем, и уйдём в леса, разделившись с нашими детьми. Однажды мы сможем с ними встретиться, не приведя за собой орочьих войск.
        - Хэй!
        Дюжина эльфов подняла кулаки к небу, соглашаясь с решением Тилиэль. Непривычный способ голосования, но весьма лаконичный и действенный. Вслед за дюжиной капитанов, со всех сторон по поляне советов разнеслось дружное «Хэй»! Совет прошёл успешно. И мне удалось совершить очередное чудо. Пусть предложение о взаимодействии тёмные проигнорировали. Зато наш план будет исполнен.
        Приготовления в лагере эльфов были на стадии завершения, поэтому наше прибытие мало что изменило. Повсюду, как оказалось, оставались одни воины. А те немногие, кто был недостаточно обучен для сражения, уже выдвинулись в безопасное место. Подготовка проходила быстро, за час мы смогли оценить силы тёмных эльфов и их направления в магии. Моим спутникам пришлось возвращаться в лагерь Кариэн, чтобы сообщить новости, а мне придётся найти мага огня из числа местных. Он понадобится для координации действий со светлыми эльфами.
        Сразу после собрания Тилиэль подошла ко мне, чтоб объясниться:
        - Ты совсем не умеешь владеть своими эмоциями - это опасный путь для мага духов, будь осторожен, человек, - резко произнесла она. - Сегодня тебе крупно повезло. Рассэгон не прощает таких дерзостей в свой адрес. Так что будь осторожнее в следующий раз, среди тёмных эльфов ему нет равных в магии камня.
        - Спасибо, но в твоих предостережениях нет нужды. Сталь в печи закаляется! - поблагодарил я. - Чем больше неприятностей встретится мне на пути, тем большему я научусь.
        Мелкие искорки вырвались из глаз Тилиэль, она резко отвернулась от меня, переключившись на своего питомца.
        - Смотри, Аркан. Это наш главный козырь, Тень Смерти. Последние представители этих разумных животных подчинены тёмным эльфам. И лишь самые умелые маги огня могут с ними управляться, - в ее голосе послышались нотки затаенной гордости. - Они управляют магмой и добывают себе пищу в недрах нашего мира. Как и всё живое, они чувствуют, как Орда убивает наш мир, лишая всё живое души. Ты тоже чувствуешь это, я знаю. Твой талант неоспорим, поэтому не важно, насколько велик твой опыт, просто осознай, что все твои чувства реальны, - это звучало как вступление к чему-то большему, и я приготовился услышать нечто грандиозное. - И ещё, совершенно точно в тебе нет талантов к магии огня. Я смогла осмотреть твоих духов. Не знаю, откуда взялась такая преданность, но все стихии тянутся к тебе, кроме тёмной стороны эльфийского мира - демонов огня. Да-да, ты не ослышался, не духов, а демонов. Мы всё чаще обращаемся к темной стороне души. Огонь, лава, ураганные демоны, магма - есть множество путей духовной магии, о которых тебе ещё предстоит узнать. Берегись могущества, для слабых духом и не способных сдерживать свои
порывы это смертельно.
        - Спасибо, Тилиэль, - я пораженно переваривал услышанную информацию, а потом спохватился - о самом главном-то я ее не спросил! - Скажи, есть ли шанс, что твои воины будут сражаться вместе со светлыми? Или ты хочешь повести своих соратников по иному пути?
        - Как же вы наивны и прямы, люди... - Тилиэль покачала головой. - Вами всегда пользуются, наставляют на единственно верный путь, но эльфы не думают линейно. Никогда. Запомни и это, Аркан. Чем больше будешь настаивать на своей точке зрения, тем менее привлекательно она будет выглядеть для нас, и тем меньше шансов на исполнение твоего плана. Если ты понимаешь, о чем я, то попробуй представить, что на уме у светлых, раз они послали тебя на такие переговоры. Я уверена, что они далеко не глупцы.
        - Ты хочешь сказать, что они планировали послать меня в качестве посла и провалить переговоры? Исключить всякое сотрудничество? Это глупо, - настойчиво произнес я. - Уверен, что Кариэн, правитель светлых эльфов, не способна на такое. А это была именно её идея - отправить меня на переговоры. Нет никаких причин проводить такие хитрые маневры, ведь без вашей помощи наши шансы на победу гораздо ниже.
        - Аркан, эльфы живут долго, - эльфийка неожиданно рассмеялась - тихо и мелодично. - Слишком долго и слишком скучно. Чем нам, по-твоему, ещё развлекаться? Откуда брать эмоции, которые со временем притупляются? Вот и щекочут нервы некоторые эльфы, рискуя всем, поставив на карту даже будущее народа.
        - Вот оно как... Но как же легенды, что скучающих благородных эльфов уже перебили в первой войне? - невинно поинтересовался я.
        - Ты не слышишь меня, человек. Давай доверимся ходу событий и сделаем всё, что посчитаем нужным. Я не собираюсь отступаться от своих слов.
        - Я не собирался делать ничего, что противоречило бы моим принципам. Но я хорошо понимаю, как важно для этого мира прорвать невидимый барьер недоверия и неприязни эльфов друг к другу.
        - О, друг мой, тебе это точно не под силу! - она снова засмеялась.
        После этих слов в моей голове словно загорелся очень упрямый огонек. Мне захотелось доказать всем, и, в первую очередь, Тилиэль, что для человека нет ничего невозможного. Только не в этом мире! Не повиноваться обстоятельствам, идти вперёд, несмотря ни на что!
        Тилиэль заглянула в его горящие глаза, увидела лёгкую улыбку, которая играла на его губах. Человек, который одним своим присутствием спутывал все ее мысли. А ведь его речи не были лишены смысла, всё говорило о том, что лучшим выходом станет принять предложение светлых и объединить отряды. Вот весело будет нарушить планы продуманных и мудрых светлых эльфов, которые привыкли дергать за ниточки!
        Тот, кто устроил этот кавардак, наверняка был из древних. Подстраховавшись таким ярким, прямолинейным человеком, он готов был сократить численность темных эльфов и параллельно победить в битве, убив приличную часть орочьего войска. Ничего удивительного, что они провернули этот маневр так топорно, они же не надеялись на счастливый случай, который привёл этого юношу к спасению главнокомандующей лагеря. Или напротив? Может, всё было сделано ради той самой встречи. Тяжёлый выбор доверия. Как часто неверное решение одного приводит к краху весь народ!
        Сомнения задумавшейся Тилиэль придавали Аркану уверенности в том, что ему непременно стоит выполнить свои намерения. Радость от грандиозного дела, которое может повлиять на судьбу целого мира - при одной мысли об этом внутри у Аркана всё поднималось! Его душа наполнялась энергией, чистой и настолько сильной, что никакое препятствие не могло его остановить.
        - Посмотрим на твою решимость в настоящем бою. Тогда и решим, как поступить, - этими словами Тилиэль решила закончить разговор. - А сейчас есть много дел, которые нужно решить, прежде чем встречать непрошеных гостей.
        Новое дело не испугало Аркана, напротив, предвкушение зажгло его. Чуть склонив голову в лёгком почтительном движении, он попрощался с командующей темных эльфов и быстро удалился с поляны советов.
        Глава 16. И у демона есть душа.
        Шагая по лагерю, Аркан заметил много любопытных деталей. Пустующие дома эльфов, почти каждый из которых был связан с каким-то деревом. Необычный лагерь, совсем ничем не украшенный, много лестниц, уходящих в кроны деревьев. Интересно, что там, наверху? Наверняка открывается хороший вид на окрестности. До реки, может, и не хватит обзора, но долину и ближайшие скалы точно увидеть можно. Надо подняться и посмотреть.
        Аркану на глаза попался давно покинутый дом, стоящий у основания дерева. Массивный ствол и пышная крона выделяли его на фоне других. Бессознательно оглядевшись, он вошёл внутрь. Разросшиеся ветви мешали пройти. Проходом к лестнице давно не пользовались, так что Аркану пришлось пробираться сквозь беспорядочно висящие лианы тропического дерева. Не раздумывая, он полез вверх.
        Нужно было поскорее придумать хороший план действий на случай, если тёмные эльфы своим упрямством загонят себя в тупик. Неужели даже в этой вселенной не может быть простого взаимопонимания между жителями одного мира? Человеческие народы тоже погрязли в недопонимании, все выясняют, кто правее, кто сильнее, кто ведёт более праведную жизнь. Может, таково свойство разума, и с этим никак не справиться? Не должно быть такого, только не в этом прекрасном эльфийском мире. Однажды он найдет способ объединить народы и привести их к согласию.
        За размышлениями Аркан совсем не заметил, как оказался почти на вершине дерева. К сожалению, лагерь был в низине, поэтому вид на долину был не такой обширный. В основном было видно верхушки деревьев, окутанные буйной зеленью. Величавые и статные деревья вырывались из общей массы. Мощь дикого леса здесь ощущалась особенно сильно. Аркан мог лишь отдалённо прочувствовать все плюсы укрытия лагеря тёмных эльфов. Но это и вправду было лучшее место, которое только можно себе представить для жизни вне обзора врага.
        Пещеры светлых тоже впечатляли, но здесь! Дерзость граничила с гениальностью. Непроходимая чаща снижала темп наступления врагов. Хоть глазами их и было не увидеть, но можно ощутить их присутствие, значит, и враги их почувствовали. Сколько времени остаётся до начала битвы? Час? Или несколько? Или ещё день?
        Аркану не удавалось найти ответ с помощью разума, и он доверился интуиции. Не стал вглядываться вдаль, стал искать пути среди ветвей. Деревья в лагере обладали особенной энергетикой, ни разу в жизни, ни в одном лесу Аркан такого не испытывал. Они манили пройтись по ветвям, перешёптывались листвой, приветствовали всех существ, которые к ним прикасались. По-настоящему живой лес!
        Человек шёл, погрузившись в эту волшебную атмосферу, он даже не заметил, как вышел на окраину лагеря. В траве еле виднелась заросшая тропа, видно было, что эльфы не пользовались землей для передвижения. Аркан огляделся вокруг. Деревья сами выстраивали путь дальше, вглубь леса, как бы приглашая его пройтись. И он пошёл.
        Темп Аркан сразу взял ускоренный, нужно было узнать, что там дальше и вернуться к подготовке. Деревья кратчайшим путём приближали его к горному хребту. Отвесная скала подходила в этом месте к самому лесу. Высота её была значительно выше исполинских деревьев, камни нависали над крайними ветвями. Край горы, четко очерченный, зловеще тёмный и угрожающий, словно должен был вот-вот обрушиться на лесной массив, уходящий вниз по склону. Однако беспокойный шёпот листвы был направлен не вверх, а вниз, к основанию скалистого гиганта. Но сколько Аркан ни вглядывался, он так и не смог понять, что же так взволновало лес.
        Обнажённые исполины молчаливо приветствовали человека. Из глубин земли прошла дрожь, и энергия гор изменилась. На поверхность вырвалась раскалённая магма и потекла вниз, Аркан отреагировал моментально, призвав духов воды, он создал преграду перед деревьями, духом скалы попытался сдвинуть магму хотя бы немного, но безуспешно. Он явно ощущал зловещую энергию огня - необузданную, яростную. Скалы перед ним рушились, вскрывая всё большее количество текучей магмы, готовой поглотить лес и устроить огненный танец.
        Аркан отчаянно сопротивлялся стихии, пытался спасти деревья и не дать пожару поглотить его. За водой шёл земляной ров, но гигантские корни деревьев, вросшие в землю, были повсюду.
        Битва была неравной, лавы натекало всё больше, она переливалась через уже охлажденный край. Лес стонал и рвался уйти от губительной жары, укрыться за стихиями человека, но корни деревьев уже подгорали, гибель их казалась неизбежной. Яркой вспышкой откуда-то слева пронёсся какой-то объект. Аркан ослабил защиту от неожиданности, и лава выплеснулась под стволы деревьев, которые уже обильно изливали соки, только чтоб остановить разгорающийся пожар.
        Лишь взглянув на деревья, Аркан понял, какую ошибку совершил. Потерял концентрацию! Все об этом твердили ему, но он и не подозревал, что один момент может изменить так много. В отчаянии он пытался как-то помочь пострадавшим деревьям, но безуспешно: потоки магмы с новой силой вырвались из недр земли, словно почуяв пойманную добычу.

«Ничего уже не сделать, нужно отступать, пока я сам не попал в огненную ловушку. Надо предупредить других об извержении» - только эта мысль промелькнула в голове Аркана, как лава вмиг отступила от деревьев. Разлившаяся магма собралась в общий поток, отступающий обратно вглубь скального хребта. Оставалось лишь смотреть, как отступала внезапно начавшаяся атака огня.
        Только сейчас Аркан почувствовал чьё-то присутствие. Это был сильный маг огня. Невероятно! Праздновать победу было некогда, он принялся залечивать обгоревшие деревья, попытался восстановить кору, но это уже было не в его силах. У подобных деревьев был особый состав коры, который он не смог повторить, духи просто игнорировали его просьбы и команды. Изуродованные деревья опускали ветви, реагируя словно живые. Из-за тяжелых ран прежняя жизнь теперь была им недоступна.
        Долго выяснять личность спасителя леса не пришлось - на самой вершине Аркан увидел знакомую фигурку Тилиэль. Напротив неё собирались раскалённые камни и магма. Всё, что неожиданно изверглось из вулкана, сжималось, переполняясь огненной энергией, обретая демоническую форму. Вулканические породы были неестественным образом раскалены, новые потоки магмы не появлялись, а всё, что успело излиться, собралось в демона огня, с телом, сотворенным из расплавленной скалы.
        Чтоб лучше всё увидеть и по необходимости помочь эльфийке, Аркан применил магию воды вместе с магией воздуха. Водяные линзы дали возможность все как следует рассмотреть, а воздушный коридор передавал звуки. Демон в женском теле источал ненависть, но удерживался от порывов расплескать новые потоки расплавленной смерти неизвестной Аркану магией. Наверняка сила эльфийки не давала демону по-настоящему разбушеваться, и кто знает, что бы стало с лагерем тёмных, не появись здесь Тилиэль.
        - Зачем ты сделала это? Разве так мы выплёскиваем свою ярость? Деревья ни в чём не виноваты... - голос Тилиэль звучал слабо, с оттенком бесконечной скорби.
        Однако демонесса не могла вразумительно отвечать, она лишь выплевывала отдельные слова и фразы:
        - Ненавижу! Убить орков. Спалить... орков, - сильно искажённый демоническим естеством, голос звучал на эльфийский лад, в нём проглядывалось вековое смирение и благородство.
        Вне всяких сомнений, этот демон ещё не безнадёжен. Как и при первом знакомстве с темными эльфами, Аркан понял, что трагедию этой девушки ещё можно исправить. Но тут нет тела эльфийки, есть только её дух, захваченный демоном, превращающийся в демона. Не осознавая того, Аркан двинулся прямиком к стоящим на скале.

«Не знаю, смогу ли помочь, но я должен сделать хоть что-то, нельзя допустить падение души эльфийки. Нужно спасать её!»
        По лицу Тилиэль текли слёзы, а огонь в глазах передавал скорее любовь, чем вражду к стоящей перед ней демонессе. Приближение Аркана её совершенно не удивило. Встав рядом с ней, герой окончательно принял решение спасти душу, погрязшую во тьме.
        Духи воды впервые за всё время дрожали в нерешительности от просьбы человека, которому принялись помогать. Как могут обычные духи затушить ярость демона? Аркан никогда не был тираном и эгоистом, поэтому заставлять духов творить безумие не стал и придумал другой путь.
        Сконцентрировавшись на ощущениях в своей руке, он представил себе всепоглощающий, энергетический щит, в основу которого закладывал духов воды и камня. Его желание моментально начало формироваться, но как только процесс был запущен, Аркан тут же переключился с материализации щита на душевную оболочку, чтоб укрыть им душу тёмной эльфийки, заточённой в теле демона. По задумке, заклинание должно было сработать на душу не как лечение, а как временная мера для защиты от окончательного демонического превращения. Дальше нужно было победить демона магмы, который захватил мечущуюся душу, и высвободить свет, избавленный от тьмы. Про последний этап Аркан пока что решил не думать, чтобы не нагружать голову лишними переживаниями.
        Духи, формирующие щит, повели себя так, как он и предполагал. Весь поток защиты духов был направлен не на хозяина, а на того кому они были преданы. Ради сохранения его жизни духи готовы были сделать что угодно, отдать не только свои силы, но и пожертвовать своими жизнями. Это был признак высшей степени доверия. Если человек не оправдает его, то их отношения не просто могут ухудшиться, Аркан мог навсегда потерять поддержку духов.
        Тилиэль впервые видела подобное безрассудство, поэтому невольно вскрикнула. Либо этот человек совершенно не понимает, чем грозит такое обращение с духами, либо он настолько уверен в успехе, что это для него обычное дело. Или... нечто другое, о чем даже думать пока не стоит.
        Духовная оболочка, состоящая из духов камня и духов воды, не могла полностью оградить душу от прикосновения демона магмы. Духи страдали, огонь пожирал камень и испарял воду, но спустя некоторое время силы огненного демона прекратили попытки прорвать щит. Вместо этого они сконцентрировались в одной точке, готовясь нанести решающий удар.
        План Аркана сработал. Пока демон отвлекался на щит, душа излечивалась, а воин смог подготовить новое заклинание для атаки демона. Нужно было успеть в одно короткое мгновение взорвать сконцентрированную энергию демона, расщепить его сущность и рассеять одержимость души. Усиливать его огонь Аркан сразу решил с помощью воздушных духов, точнее, сильным порывом ветра. Оставалось надеяться, что этого хватит, иначе жертвы, принесённые духами воды и камня, будут напрасны.
        Демон нарастил энергию, свёл её к одной точке и сжал магму ещё сильнее. Душа, одержимая демоном, уже начала пробуждаться от слепого гнева, к ней вернулась способность воспринимать окружающий мир, но только на уровне рефлексов.
        Человек положился на свои ощущения, пытаясь уловить силу демона, как перед началом извержения. Хорошо, что этот момент был совсем свеж в его памяти. Когда энергия огня уже начала прорывать оболочку и рваться вперёд, Аркан выпустил стрелу воздуха прямиком в пламенеющее ядро.
        Время растягивалось, восприятие обострилось до невозможности. В какой-то момент он понял, что стрела не даст нужного эффекта, и справа появился огненный кинжал, сплетающийся в перья. Воздушный поток стал наконечником, усиленная огнем стрела смогла прорвать оболочку демона и взорвать скопившуюся энергию. Время вернулось к прежнему ритму: стрела попала в цель. Яркая вспышка взрыва откинула Аркана назад, впечатав в ствол огромного дерева.
        Тилиэль стояла в стороне от направления выхода энергии, поэтому магическим взрывом её не затронуло. Пытаясь помочь человеку, спасающему её подругу, она убрала все огненные эффекты, чтобы пламя не коснулось его.
        Когда облако взорвавшейся энергии рассеялось, демон всё так же стоял перед ними. Теперь его ярость была направлена не только на душу Амориль, он смотрел на Аркана и видел свое главное препятствие, которое непременно необходимо устранить. Тилиэль молнией рванулась к человеку, чтобы дать ему хоть небольшую передышку, но было уже поздно. Демон был очень силён - сильнее самых мощных духов огня Тилиэль, она не могла взять его под контроль, не могла причинить какой-либо вред, не могла противопоставить ничего, без своего демона.
        Пылающий демон мгновенно оказался перед моим лицом. Обхватив мою голову огненными ладонями, он заглянул в мои глаза. Взглядом он проникал вглубь моей души, раздирая её на части. Он не пытался подчинить или поработить, он просто хотел сжечь меня. Уничтожить, превратить в пепел само моё существование в этом мире. Духи воды распознали смертельную опасность и отдавали все свои силы на защиту и регенерацию. Но лучшие из них уже были заняты щитом Амориль, а те, что были свободны, не дотягивали до уровня демона. Он с лёгкостью пробивал защиту, прожигая все барьеры.
        К духам воды подключились духи камня, воздушные духи усиливали и ускоряли духов воды, помогали тушить атаки демона, а духи скалы выстраивали стены и защищали от магмы. Всё это бесполезно... видимо, здесь заканчивается история моей игры.
        Отчаяние овладело Арканом, и он сдался, решив больше не тратить силы на сопротивление. Возомнил же, что справится с демоном, которого в прошлом останавливали несколькими расами... Слишком самоуверен, слишком заносчив.
        Тилиэль присоединилась к сражению за душу Аркана. Свободный и разъяренный, демон был слишком сильным врагом, но опускать руки было нельзя! Не в её принципах было бросать соратников.
        Основная слабость огненного демона была в том, что он оказался слишком восприимчив к атакам других и переключал своё внимание при первой же прямой атаке. Бой огня с огнём выжигал поляну, окружающее подножие скал. Тилиэль не погибла в первые секунды поединка лишь за счёт боевого опыта, то уклоняясь, то блокируя смертельные атаки демона. Она хорошо знала его уловки и возможности, но силы были неравны. Эльфийка не могла долго противостоять демону. Им нужно было чудо.
        В пылу сражения все забыли про душу Амориль. Щит Аркана излечил её демоническую одержимость, и душа обрела былой свет. Ясное понимание, где друзья и где враги заставили чистый свет души содрогнуться и взмыть ввысь в попытке стряхнуть страдания - теперь она понимала, что натворила... И на что пошли её спасители ради неё. Душа лучом чистого света прочертила огненную молнию в небе, а затем спустилась в то же место.
        К Аркану вернулись духи, которые создавали щит Амориль, и теперь он готов был снова переключить внимание демона на себя. Создав прочную стену из камня, он как можно сильнее охладил ее водно-воздушными потоками. Духи воды направили ручей из-под скалы прямиком к месту битвы, получив постоянный приток ресурсов. Атакуя воздушными стрелами и перемежая их водяными змеями, человек отвлек демона.
        Огненный монстр кидался из стороны в сторону, ярость его росла. Тилиэль знала, что долго они не протянут - скоро разозленный демон начнет множиться, и победить его сможет только армия магов. Луч света, пронзив небеса, вновь вернулся на землю, и дух Амориль возник перед Тилиэль. Подруги знали, что должно было произойти. Тилиэль понимала, что пока подруга будет с ней, опасность снова оказаться во тьме не отступит, душа будет привязана к сражениям и продолжит свой путь в этом мире.
        - Сестра, не печалься о будущем, посмотри на настоящее. Кто нам помогает, как ты думаешь? - голос Амориль словно звучал в голове у Тилиэль.
        - Это посланник светлых эльфов, который пришёл с очередным предложением от них, - ответила эльфийка.
        - Эй, ты разве не видишь? Его душа чиста и стремительна. Она полна порывов, словно душа истинного тёмного эльфа. Не важно, что магии огня в нём нет совсем, он тот, кто сможет помочь нашему народу выжить. Его словам можно доверять, я это вижу, мне открылось многое после освобождения. И что же будет с ним, если ты не примешь меня в свои ряды? Что будет с вами обоими? Даже если каким-то образом вам удастся сбежать от разъярённого демона, что случится с нашим лесом?
        В это время Аркан отчаянно сражался с демоном, понимая, что эльфийки, возможно, разговаривают в последний раз. И третьего шанса им жизнь не предоставит. Демон огня и магмы уже значительно распалился, он плавил поверхность скалы и разбрызгивал смертоносные раскаленные потоки. Духи камня успевали вовремя защитить Аркана, выстраивали самые прочные породы и укрепляли их водой.
        Атаковал он ускоренными водяными стрелами, обрушивал лавины камней, но это всё лишь немного отвлекало демона, который с лёгкостью отмахивался от них.

«Сильны же эти тёмные эльфы, раз подчиняют и даже удерживают таких духов! Но это опасная тропа, как и говорила Тилиэль, если хоть немного отпустить концентрацию, получится такая вот ситуация, которая принесёт много бед. И как только ей удалось остановить демона от превращения скалы в магму?»
        В попытках хоть как-то задеть демона, Аркан выдумывал изощрённые сочетания стихий. Камень подбрасывал в воздух, ускорял его и под шквалом водяных стрел пытался пробить оборону монстра. Выяснилось, что камни демон отбивал по инерции, никакого вреда ему такие атаки не наносили. Провалившись в магматическую оболочку, камень вылетел с обратной стороны и оставил воронку, лишь слегка подкосив устойчивость ног.
        Затем Аркан стал оттеснять демона такими уловками в нужную точку, чтоб устроить там водяной гейзер. Духи воды своей энергией подсказывали нужное направление. Мелкими перебежками они передвигались, пока не оказались в намеченной точке. Это был небольшой овраг, поросший вьющимися растениями вперемешку с шипастыми кустами. Именно туда нужно было закинуть физическую оболочку демона, попробовать обвить его проявление духами камня и затем низвергнуть на него мощь воды ускоренным гейзером.
        А если и это не поможет, тогда он попробует заковать демона в сверхпрочную оболочку из редкой огнестойкой породы, которая лежала близко к поверхности в этом месте.
        Ему оставался последний шаг - направить демона в овраг. Для этого Аркан решил использовать своё физическое оружие, поглощающее магию - меч. Стоило ему вынуть меч из ножен, демон со злобной ухмылкой скосил глаза как раз на тот овраг, о котором думал герой. Но это было уже не важно, Аркан нанёс боковой удар, ведь сейчас он не мог отступить.
        Демон отреагировал совершенно неожиданным образом. Он рассыпался на тысячи мелких осколков, зависших в воздухе, словно мошкара. Часть этих осколков Аркан разрубил, и, похоже, небольшая часть демона лишилась жизненной энергии и умерла. Остальные облепили меч Аркана, стали нагревать его и тянуть в совершенно другую сторону от оврага. Духи воздуха пытались помочь хозяину, усиливали сопротивление. Духи скалы осыпали огненных насекомых градом из камней, но все усилия сводились лишь к небольшим подвижкам, демона это не останавливало.

«Ноги уже отказываются слушаться, руки скоро разожмут этот чёртов меч, за который меня тянут горячие шмели. Мне нужны силы! Где. Мои. Силы?» - с этими мыслями Аркан собрал всю духовную энергию где-то в груди. Он так хотел победить демоническое отродье, что духи сплелись в цепь, энергия вошла в меч, который отозвался на зов своего хозяина и вплёл неизвестного духа в общий поток.
        Отчаянный порыв героя перекрыл все возрастающее силовое преимущество демона. Скрежет металла о расплавленный камень доказывал, что усилия Аркана не прошли даром - демон остановился. Затем меч стал оттягиваться назад, в сторону оврага, неспешно и плавно увлекая за собой рой демонических насекомых. Демон отпустил меч, и горящие осколки вновь стали обретать очертания, не собираясь в одно целое.
        Думать было некогда, Аркан стал размахивать мечом, вливая в каждый взмах свою энергию. Он не старался задеть осколки и орудовал клинком вокруг них. Каждый взмах оставлял в воздухе поток силы, Аркан словно рисовал чёрную паутину. Мгновение спустя по ее нитям заструилась энергия воды, на нее наслоилась энергия воздуха, последней вплелась магия камня. Она закручивала чёрные нити.
        Ничего непонимающий демон решил не ждать новой паутины и атаковал уже созданную. От его атаки посыпались искры, а ударившие части демонической оболочки застряли в паутине и потухли. За это время вокруг демона свилась оболочка. Аркан всё быстрее махал мечом, обходя врага справа и ускоряясь, создавал ловушку-барьер. Демон попытался отступить назад, но задел барьер, частично оставив на энергетической паутине руку. Рванувшись вперед, энергия демона растянулась и не дала ему покинуть ловушку. Монстр яростно взревел и выпустил длинную струю пламени.
        Женский голос, искажённый чистой энергией света, произнёс:
        - Поумерь свой пыл, Гилерон, ты рискуешь остаться совсем без энергии. А духи без энергии, как известно, становятся лишь пустыми невидимками, ни на что не способными. Ты же видишь, противник тебе попался совсем непростой. Смирись и подчинись ему.
        Демон расхохотался, он явно не желал разговаривать и идти на уступки. Вокруг потоков магмы, истекающих из ран демона, проявился огненный шар. Монстр тратил всю энергию без остатка, желая унести с собой в небытие всех, до кого мог дотянуться.
        Огонь быстро разрастался. Аркан отчаянно пытался защититься, он призвал остатки сил и переключился на духов, чтобы материализовать щит. Но камень плавился, вода испарялась, а воздух ничего не мог сделать, кроме как раздуть пламя ещё сильнее. Руки и меч героя попали в огненный плен первыми, и эта боль оказалась страшнее удара меча или падения с высоты. Пожирающие плоть языки пламени плясали и веселились. Боль спутывала мысли, Аркан не мог ничего сделать, в меркнувшем мире он только услышал где-то далеко плавные распевы с резкими выкриками...

***
        Тилиэль в последний раз говорила с Амориль.
        - Пора, подружка, - дух Амориль начал растворяться в воздухе, жаром обдавая Тилиэль, по щекам которой текли слёзы. - Не печалься, ведь теперь мы всегда будем вместе!
        - Это нечестно! Ты сильнее меня. Умнее, талантливее. Почему всё сложилось так? - Тилиэль вытерла слезы и выдохнула. - Прощай, сестра.
        Теперь перед ней остался только яркий мерцающий след. Свет растягивался и стал все быстрее подниматься вверх, а затем взлетел вверх, в облака. Тогда эльфийка подняла руки к небу и стала просить небеса, чтобы те одарили её новым духом. Это был самый надёжный способ передать свой дух соратнику без затрат энергии.
        Так делали все эльфы, светлые и тёмные. Из-за облаков вниз пронёсся сверкающий луч, несколько мгновений назад вознёсшийся в небо. Передача духа состоялась, теперь нужно было скорее остановить демона.
        Обернувшись к месту сражения, Тилиэль впала в ступор. Такого она никак не могла предположить. Человек проигрывал в самом начале сражения и не имел ни одного шанса, а теперь он теснил демона, который уже принял облик фрэндэала - полудуха. Никому ещё не удавалось победить такого демона, не имея достаточно мастерства в магии огня. Но Аркан с этим как-то справлялся, хотя и было видно, что его силы на исходе. Тилиэль поспешила присоединиться, почувствовав ярость врага. На ходу она призывала огненных духов, чтобы те исполнили усмирение демонического духа. Конечно, дух Амориль был сильнее остальных и откликнулся первым.
        Усмирение требовало сильнейшей концентрации и даже вхождения в транс. В этом помогало зачитывание заклинаний нараспев, чем Тилиэль и занялась, пока направлялась к Аркану. Когда она могла вступить в бой, энергия переполняла её.
        Сражение приняло совсем невероятный поворот. Человек, который совершенно не имел опыта сражений ни с демонами, ни с обычными духами, побеждал сильнейшего демона магмы. Неизвестная Тилиэль магия помогала ему, он высасывал энергию демона подобием паутины. Высокая чувствительность помогала эльфийке чётко ощущать падение энергии демона, но вот куда эта энергия переходила, она понять не могла. Аркан тоже слабел, хоть и не так быстро.
        Демон Амориль когда-то давно был её возлюбленным. Трагическая история любви сделала из Амориль сильнейшего мага огня. Лишь в битвах она забывала о своей боли, сливалась со своим возлюбленным и уничтожала врагов. Отважная эльфийка рвалась помочь родной душе, увлекая за собой остальных духов огня. Голос Тилиэль исказился, будучи в трансе, она не замечала, как контроль над её телом частично захватила Амориль. Слова сами вырывались наружу.
        - Поумерь свой пыл, Гилерон, ты рискуешь остаться совсем без энергии. А духи без энергии, как известно, становятся лишь пустыми невидимками, ни на что не способными. Ты же видишь, противник тебе попался совсем непростой. Смирись и подчинись ему.
        Конечно, глупо было полагать, что искажённый демонический дух возлюбленного Амориль тотчас же преклонит колени и сдастся, но любящая душа никогда не начнёт с жёстких мер. Демон расхохотался, явно не желая разговаривать и идти на уступки. Вокруг потоков магмы, истекающих из ран демона, проявился огненный шар.
        Тилиэль под влиянием Амориль видела под обликом монстра величественного и благородного тёмного эльфа, который был готов потерять самый ценный дар, данный ему природой - свою душу, ради спасения своего народа. Все его дела откликались эхом памяти в Тилиэль, поэтому действовать нужно было очень быстро и решительно, чтобы не упустить момент. Она вошла в трансовое состояние, распевая песнь усмирения демона. Вслед за звуками песни текла энергия огня, подкреплённая стремлениями душ.
        Энергия перерождала пламя, забирала физическое его проявление и переводила в духовное. Огненный шар, который успел опалить руки Аркана, стал уменьшаться. Когда волна дошла до ядра демонической энергии, пламя угасло, а душа демона приобрела прозрачные очертания. Ярость сменилась спокойствием, Тилиэль поймала его в ментальную ловушку. Этот ритуал подчинения требовал больших затрат энергии мага и максимального слияния используемых духов.
        Дальше всё происходило под чётким контролем Тилиэль, нельзя было отдавать полную свободу Амориль, настолько сильная любовь освобождает духов от власти магов, а им нужно было подчинить демонический дух Гилерона. Помощники Тилиэль летали вокруг новой души, танцуя и успокаивая её. Стройный хор эльфийских голосов окутывал демона, превращал всю его ярость в чистый огонь, подвластный магу, призывая подчиниться, присоединиться к их круговороту.
        Душа демона словно никого не замечала, лишь к одной фигурке был прикован его взгляд, к возлюбленной. Не спеша устроить их воссоединение, Тилиэль провела духа Амориль к центру, приглашая на танец душ Гилерона. Он тут же отозвался на призыв, сначала с осторожностью, а затем со взрывной страстью закружил он свою возлюбленную, отказавшись от демонической ярости, от тёмной силы, переполняющей его.
        Из глаз эльфийки потекли слёзы счастья и боли одновременно. Радостно было наблюдать за воссоединением влюблённых. Жаль, что теперь они еще долго не смогут снова встретиться. Они больше не имели своего сознания, им придётся воевать вместе с хозяйкой-магом, пока век её не закончится. Всё внутри сжималось от осознания, что её жизнь будет препятствием к перерождению душ. Только бы они снова не преклонились перед тёмной силой, не превратились в демонов. Так они никогда больше по-настоящему не воссоединятся. Однако Амориль была права, другого выхода нет, только так можно было дать душам второй шанс.
        Сквозь пелену транса Тилиэль видела, как Аркан упал на опалённую землю, так и не выпустив меча. Духи огня выплясывали свой танец, объединяясь, словно истосковавшиеся возлюбленные. Нельзя было терять концентрацию, поэтому Тилиэль следила за вовлечённостью бывшего демона в общий танец огня. Нужный момент наступал, только когда Гилерон соприкасался с Амориль.
        Она ускользала от него, разрывала связь, опасаясь вновь попасть под его контроль. Пришлось высчитывать ритм движений, когда дух Гилерона мог дотронуться до Амориль. Поворот, перелёты вверх, затем вниз, обратный поворот, сближение и отдаление. В голове Тилиэль текла мелодия, шум листвы аккомпанировал стройному хору духов, далёкие раскаты грома добавляли глубину и вес мелодии, завывания ветра в скалистом ущелье вплетались в музыку. Вся природа играла в этом оркестре.
        Тилиэль выжидала. Свет прикосновения - и струны энергии затянулись на демоническом духе, поймав его. Танец не прекратился, лишь ритм ускорился, и сменились движения, теперь дух Амориль окутывал Гилерона, а остальные духи огня по-прежнему кружили на некотором отдалении. Подчинение было сделано точно и быстро, Тилиэль облегчённо выдохнула и немного снизила духовный контроль.
        Ни разу ей ещё не приходилось выполнять этот ритуал с такими ставками, где на кону были жизни других. А тут ещё и дипломат светлых эльфов. Они бы явно не обрадовались его смерти. Хотя, это только формальная сторона... скорее, человек, который рисковал своей жизнью ради спасения уже умершей души совершенно незнакомого эльфа.
        Понимал ли он вообще, что делает? И как оказался здесь, если духовная энергия огня совершенно ему неподвластна, и он её не чувствует? Загадок было много. Аркан смог удивить ее, нужно быстро перенести его в лагерь и передать на лечение. Бой с ордой совсем близко, поэтому нельзя терять ни минуты.
        Необычный человек волновал Тилиэль, мысли о нем вызывали трепет и неясную надежду. Загадочный образ придавал ему шарма, смешанную ауру было сложно прочитать. Какие еще сюрпризы он скрывает? Удивительно, что он был честен, открыт в разговорах и даже прямолинеен. Ни один эльфийский воин не вызывал у нее подобных чувств.
        Увидев состояние Аркана после столкновения с демоном, Тилиэль поёжилась и немедленно призвала Тень смерти, которая и отправила хозяйку броском кокона к горному хребту, где часом ранее появилась угроза. Призыв затрачивал большое количество энергии, и усталость навалилась на нее невыносимой тяжестью. Судя по всему, человек мог вовсе остаться без рук, так что помощь ему нужно было оказать срочно. Другого способа быстро добраться до лагеря не было.
        - Слишком уж много безвыходных ситуаций на сегодня, подружка, - вслух подумала Тилиэль.
        Через несколько минут, которые Тилиэль пыталась безуспешно определить степень ожога, из-под земли с двумя новыми коконами, расположенными один за другим, появилась тень смерти. От этого эльфийка была просто вне себя от удивления.
        -Как ты узнала, что со мной будет ещё один пассажир? - невольно вырвался у неё вопрос.
        Зверь не ответил, лишь ткнулся передними лапами-лезвиями в раненного, лежащего без сознания, человека и что-то произнес на своём.
        - Он тебе сообщил? Но как?
        Тень больше ничего не сказал. Видимо, зверь не хуже хозяйки понимал срочность ситуации, и поэтому обвил бессознательное тело Аркана и перенес его во второй кокон. Первый предназначался предводительнице тёмных эльфов. Тилиэль быстро забежала в прозрачный кокон и присмотрелась ко второму. Его тёмные очертания немного подсвечивались, Тень смерти что-то делала внутри, и эльфийке оставалось только полагаться на её многовековую мудрость.
        Зверь ушел под землю, вокруг заработали лезвия, пробуривая землю и ускоряясь. Впервые за всё время подобных передвижений, Тень смерти зашла глубже, найдя подземную реку, в которую без раздумий ринулась, теперь гребя лапами под водой. Кокон Аркана засветился ярче и приобрёл голубоватый оттенок, как от магии воды.
        Хорошее время, чтобы успокоить свой метущийся разум и предаться медитации, к чему Тилиэль и приступила. Очистив разум, эльфийка отправилась в путешествие по воспоминаниям. Вот она вместе с подружкой бежит к наставнику, им всего тринадцать-четырнадцать лет. Лёгкость от незнания, беззаботная жизнь маленьких эльфиек наполнена весельем и волшебством... это было их лучшее время.
        - Амориль, Амориль, а помнишь, что наставник рассказывал про это ужасное существо? Я так и не поняла, зачем им коконы, ведь их легко обнаружить и направить удар в конкретное место. Почему командующие ездят именно там? Разве не лучше было бы прятаться где-нибудь в теле монстра?
        Эльфийки опаздывали и бежали через листву по небесному пути к поляне обучений. Амориль была серьёзнее во всём и считала себя старшей, но год разницы у тёмных эльфов и разницей-то назвать нельзя было, ведь жили они гораздо дольше нескольких веков.
        - Тиль, ну ты как обычно! - не удержалась подружка. - Ведь кокон и есть самая прочная часть Тени смерти! Снова ты всё прошлое занятие в своих мечтах пробыла, - девочка захихикала. - Вот представь, ты идёшь по лесу, собираешь полезные травы, впитываешь энергию солнца, листья тебе что-то шепчут, и всё вокруг наполняет тебя энергией...
        - Эй, стоп, стоп! Это здесь причём? Я чувствую, что ты пытаешься рассказать важную деталь, но я... снова не помню, - растерянно отозвалась Тилиэль.
        - Я знала! Спящая красавица-а-а, проснись! Земля - один из мощнейших элементов магии! А представь, что в земле есть и камень, и вода, и корни деревьев!
        - Эм-м, ну да, а что дальше?
        - Просто обожаю рассказывать тебе что-нибудь! Тиль, тебе надо собраться, иначе ты так и не догонишь меня! А нам непременно надо вместе... Ну да ладно, так вот! Тень смерти собирает всю энергию по пути, может эту энергию преобразовывать, куда ему захочется.
        - Так вот почему ты такая грустная, Амориль! Просто слишком много уже знаешь, за-знай-ка! - Тилиэль задорно засмеялась.
        И маленькие эльфийки снова побежали по тропинке, догоняя друг друга и искрясь весельем.
        Глава 17. Орки в лагере!
        Лёгкое покалывание вернуло Тилиэль в реальность. Оказалось, это Тень смерти будила её энергетическими нитями, которые вытягивались от стенок кокона к центру. Да, это было то самое знание, которое Амориль когда-то объясняла ей.
        Теперь она часть духовной армии, венец огненных духов командира тёмных эльфов.
        Кокон открылся, и взволнованные капитаны и лечащие маги подбежали проверить всё ли в порядке. Ноги подкашивались, но подошедшие эльфы успели подхватить командующую.
        - С вами всё в порядке? Госпожа, вам никак нельзя было до прихода армии орков покидать лагерь. Это же тот самый дипломат увёл вас из лагеря? Как можно доверять такому лживому магу-показушнику? - гневно зачастил тот самый капитан, что успел поцапаться с Арканом во время совета. - Он навёл на нас войска орды, проведя их кратчайшим путём! Разведка доложила, что путь орков был прерван примерно в то же время, когда дипломаты прибыли к нам! Это ещё одна ловушка - они решили оставить нас без командира! Лживые светлые твари!
        Рука Тилиэль взлетела вверх, и от звонкой пощёчины, казалось, даже далёкий звук молота затих. Что говорить о животных и насекомых, почувствовавших яростный выпад. Лицо её при этом оставалось спокойным, лишь глаза выдавали внутреннюю злость, с которой главнокомандующая смотрела на подчинённого капитана. Каменная броня, которая автоматически создавалась на его теле во время атак, рассыпалась в прах и каплями стекла по щеке - гнев Тилиэль буквально плавил камни.
        - Этот человек был там, где больше всего нужна была помощь. И прибыл туда раньше всех, - отрезала она. - Аркан спасал лес и души наших погибших друзей, он чуть не распрощался с жизнью, сдерживая демона магмы. Но ты уже сделал выводы, Рассэгон, как будто знаешь его лучше всех. А между тем, его помощь может спасти не только наши жизни, но и наш дом! Не видя дальше своего носа, ты постоянно бросаешься на друзей, путая их с врагами. На сегодня твоим наказанием будет сдерживать врагов перед главными воротами. И лучше тебе справиться с этой задачей, маг камня.
        Сразу после этих слов Тилиэль прошла в лазарет, по пути раздавая распоряжения лекарям. На лечение Аркана нужно было бросить лучшие силы. Рассэгон так и остался стоять, обдумывая слова командующей, пока кто-то не взял его за плечо, намекнув, что распоряжения нужно выполнять незамедлительно.
        За лечение человека взялись сразу трое лучших магов воды. В их числе была Ауримэ, силы которой восстановились не до конца, но она владела высшим уровнем магии, поэтому без ее помощи было не обойтись. В вопросах лечения и восстановления энергетики её считали лучшей среди темных эльфов.
        Растраченная Арканом энергия не восстанавливалась, нити энергий были закрыты, магия духов отторгалась, выплёскиваясь и не попадая внутрь.
        - Никогда такого не видела. Его нити совсем ничего не пропускают... Как такое возможно? Он же не мертвец! - в отчаянии воскликнула Ауримэ.
        - Я встречала нечто подобное у пришедшего из другого мира гнома, он владел легендарными доспехами. Не думаю, что у этого человека было хоть что-то лучше обычной эльфийской амуниции. Кстати, гномьи доспехи в итоге оказались проклятыми, и лекари решили, что именно из-за них он лишился энергетических нитей, подпитывающих его душу.
        - Спасибо Квиримэ, думаю, нам это поможет! - Ауримэ сразу же побежала разыскивать Тилиэль - та могла заметить что-то необычное во время боя.
        Эльфийка сама не понимала, почему так беспокоилась о человеке, который появился словно из ниоткуда. Может, дело в его открытости? Без маски, честный, самоотверженный Аркан. Наверное, Ауримэ хотела отплатить ему за спасение своей подруги, но только ли в этом дело?
        Мысли в голове путались, сосредоточиться было сложно, поэтому она чуть не пробежала мимо палатки, где проводили совет капитанов и планировали оборону лагеря. Все знали, что бой неминуем и были на взводе. Шутка ли - враг уже почти стоит под воротами, а стратегия обороны ещё не обговорена. Волнение затмевало разум, немногие могли достойно справиться с наплывом эмоций.
        Войди в палатку, Ауримэ сразу встретилась глазами с Тилиэль. Командующая приостановила обсуждение основных стратегий. Выйдя из палатки, эльфийки, не договариваясь, отошли в сторону.
        - Ты не видела у Аркана какой-нибудь вещи легендарного уровня? - спросила Ауримэ, оглянувшись. - Мы ничего не можем сделать с его состоянием, руки подлечили, как смогли, но без собственной энергии в чувство его не привести. Полностью восстановить руки мы тоже не можем, в некоторых местах магма въелась до костей, такие серьёзные повреждения без участия раненого не лечатся.
        - Вещи? - Тилиэль задумалась. - Не видела у него ничего стоящего. Но вот его способности - это нечто! Абсолютно без магии огня он на равных сражался с демоном магмы. В конце он меня удивил, применил неизвестную мне магию, которая высасывала энергию из демона. Аркан и сам потратился, потоки сильно смешались, и куда уходила энергия, я не увидела.
        - Вот значит как... Версия с проклятыми вещами подтверждается. Как проходит совет? Есть прогноз на начало битвы?
        - Попробуют оттянуть еще на час. Сама знаешь, орки создания непредсказуемые, могут напасть и без переговоров. Прошу, сделай всё, чтоб спасти этого человека. В битве его связи со светлыми очень пригодятся, - проговорила Тилиэль. - И я не успела его отблагодарить.
        - Я найду причину исчезновения его нитей. И постараюсь вылечить.
        Быстро попрощавшись, Тилиэль вернулась к планированию обороны, а Ауримэ, поспешила в лазарет. Найдя там вещи Аркана, она тщательно изучила всё, но ничего проклятого не обнаружилось.
        Они вынули демонические осколки из рук Аркана. Ауримэ поочередно прикладывала разные предметы из его амуниции, пытаясь понять, что так на него подействовало. Как только дело дошло до меча, рука Аркана сама сжала рукоять, глаза его открылись. Он стал что-то бормотать, видимо, на своём родном языке, потому что эльфийка не разобрала ни слова. Значит, причина в мече. Но как теперь это исправить?
        - У каждого свой бой, Квиримэ, для общего дела нам сейчас нужно вылечить этого человека. Он может стать ключевым героем в бою с ордой. Поэтому давай покажем, что умеют лекари тёмных эльфов!
        - Всегда любила твои подбадривания. Конечно, Ауримэ, мы сделаем всё, что потребуется для победы.
        Они улыбнулись и приступили к делу. Разобраться, как влияет клинок на Аркана, было не так просто. Демонической силы в мече не было, собственный разум тоже не проявлялся. Оставалась версия с совершенно новой магией. Как же с ней бороться?
        Целительницы опробовали все ауры защиты, точечные отсечения энергетического паразита, даже изоляцию. Ничего не помогало. Тогда они снова вложили меч Аркану в руки, решив поговорить с ним на языке магии. Ауримэ создала иллюзию воды - духа, копирующего знакомую ему душу Тилиэль. Вкупе с духом света получился переливающийся оттенками разных цветов голубоватый силуэт, светящийся изнутри.
        Как ни странно, первым на иллюзию отреагировал не хозяин, а сам меч. По лезвию пробежали полоски чёрного дыма, вычерчивая барьер от чужеродной магии, словно пытаясь защитить душу Аркана от чего-то плохого. Не обнаружив агрессии, магия меча стала пропускать идущий изнутри человека свет. Зеленоватое свечение было еле заметным, но со временем его интенсивность начала возрастать.
        Наконец, барьер был сброшен, чёрный дым зазмеился вдоль лезвия и втянулся куда-то внутрь рукояти. Не осталось никаких следов магии. Сбрасывая забитые чёрной защитой оковы, энергетические нити Аркана начали проявляться. Эльфийки могли это видеть только с помощью магии Ауримэ. Можно было приступать к восстановлению энергии человека.
        Процесс занял у эльфиек длительное время, битва наверняка уже была в самом разгаре. Теперь нужно было деликатно рассказать обо всём Аркану, и уговорить его помочь темным эльфам. Ауримэ знала наверняка, что его не придётся долго уговаривать. Скорее напротив, нужно не дать ему вклиниться в центр битвы в таком состоянии.
        Открыв глаза, я увидел знакомую эльфийку. Откуда она здесь? Мысль сменилась следующей, более конкретной: где я вообще нахожусь? В просторном помещении с высокими потолками было сооружено множество мест для отдыха. Неподалёку эльфийка распевала какое-то заклинание, повсюду слышались сдержанные стоны боли, виднелось голубоватое свечение магии воды. Похоже это лазарет, но почему я здесь?
        Воспоминания нахлынули на Аркана, когда эльфийка заговорила. Её беспокоил отсутствующий взгляд того, кто только что пришел в сознание.
        - Аркан, ты в порядке? Как твои ощущения, силы вернулись к тебе?
        - Ау...римэ? - человек схватился за голову, вспоминая последние события. - Почему я здесь и где Тилиэль?
        - Не беспокойся, тебе надо для начала восстановить энергию, прежде чем вступать в бой.
        - Бой? - Аркан сдавленно застонал. - Опоздал! Скорее расскажи, где её найти! Думаю, никто не захочет без указаний командующей помочь мне связаться со светлыми!
        - Тебе помогут, не переживай, - успокоила Ауримэ. - Она дала распоряжение вылечить тебя для помощи в бою. Но сам не лезь, прошу тебя. Второго чуда мы совершить не сможем. Уже не выкарабкаешься.
        - Не обо мне сейчас речь... Пойдём, мне нужен маг огня, чтоб сообщить Кариэн о готовности войск тёмных эльфов.
        Снаружи раздались звуки битвы, выкрики капитанов об отступлении.
        - Опоздали, - Ауримэ стала печальнее обычного, но самообладание не потеряла. - Пора нам уходить отсюда. Не успеем вызвать твоих друзей, придётся просто отступить всем, кто ещё уцелел.
        Не сказав ни слова в ответ, Аркан ринулся прочь из лазарета. Ауримэ отреагировала не сразу, но побежала вслед за ним, представив, что там сейчас творится снаружи. Казалось, что механические аппараты орков летали повсюду, сверкали вспышки магии эльфов. Пламя уже разгоралось на жилищах тёмных эльфов, момент отступления пришлось ускорять. Темные оказались не готовы встретить врага.
        Первым делом Аркан решил найти Тилиэль, нужно было передать светлым эльфам просьбу о помощи. Войска тёмных эльфов несли большие потери, а воины орды продвигались слишком быстро, чтобы можно было составить какой-то план и остановить их. Он увидел истинную силу Орды, отточенная техника боя сочеталась с боевым безумием.
        Закованные в латы орки, сгруппировавшись по шестеро и выставив вперёд щиты, шли по узким проходам с копьями наперевес, берсерки, убивающие всё живое перед собой, оббегали все палатки лагеря, проходили по верхним проходам в кронах деревьев. Многие из них умирали, не успев нанести ни одного удара, но эльфов становилось всё меньше.
        Маги выкладывались, осыпая наступающих орков своими лучшими заклинаниями. Эльфийская пехота показывала лучшие умения, но их силы были не безграничны. Маги опустошали энергетические резервы и падали без сил, воины допускали мелкие ошибки, получали раны и умирали от банальной потери крови...
        Аркан чувствовал ход боя, хотя не видел всех деталей. Смерть такого количества тёмных эльфов причиняла ему почти физическую боль. Да, их перерождение в духов прибавляло сил оставшимся, но от переполняющей ненависти темные впадали в безумие и превращались в демонов. Демонам было все равно, кого убивать, под их удары попадали все. Соотношение сил было не в пользу эльфов, что катастрофически уменьшало надежду оборонительных войск на победу.
        Выкрикивая имя Тилиэль, Аркан бегал с мечом в руке по полыхающему лагерю, он старался избегать больших групп и берсерков, не желая зря отнимать чью-то жизнь. С мелкими отрядами он разбирался, выводя их из строя заморозкой, или легкими повреждениями.
        Внутри было неспокойно. Эльфы вокруг бились насмерть, а он просто защищался, трусливо оставляя врагов в живых. Но всё выглядело уж слишком реально, а убивать разумных существ ему было по-настоящему тяжело. Они бросались на Аркана, пытались перерезать ему горло или воткнуть копьё в сердце, убить одним ударом. Но в их глазах прочно поселились страх и боль. Получая раны, они кричали и просили пощады. Это было жалкое зрелище. Человеческие чувства были такими реальными, с каждой секундой ему было все сложнее убедить себя, что это всего лишь Игра. Убить кого-то из них было равнозначно настоящему убийству, как в реальной жизни.
        Аркан искал Тилиэль. Чувство тревоги не покидало его. Казалось, что она в беде, в окружении врагов, или вся израненная из последних сил сопротивляется орочьей армии. Яркие образы, возникающие в сознании, внушали ужас. Собственная беспомощность убивала. Он должен был убедиться, что Тилиэль в безопасности.
        По лагерю эльфов прошла волна землетрясения.

«Что это? Магия земли или нечто другое? Может, действие технологий орды?» - не раздумывая над ответом, Аркан побежал туда, откуда пришла дрожь.
        Пробегая по узким проходам, он отбивался от групп орков. Забежав за очередной поворот, Аркан очутился перед большой поляной, отдалённо напоминающей большую поляну советов. Деревья по периметру были охвачены огнём. Судя по всему, лучшие силы Орды находились именно здесь. Огромные тролли, закованные в металлические латы, бесновались, раскидывали обломанные ветви исполинских деревьев.
        Из-за деревьев появился эльфийский отряд, целенаправленно двигаясь, уходя от прямых столкновений. Вместо того чтобы напасть на ближайшего тролля, тёмные перепрыгнули со сломанной ветви на его плечо, потом на землю, и стремглав побежали в противоположную сторону поляны.
        Основные войска врагов разом обратили на них внимание. Элитные отряды императорских бойцов, вроде тех, которые встретились Аркану в мире людей, побежали вслед за тёмными эльфами. Чёрные доспехи поглощали свет, двуручные мечи выглядели игрушечными в мощных лапах: комплекция этих орков была значительно серьезней, чем у рядовых солдат. Аркан быстро сообразил, что верхушка командования эльфов находится где-то там. Но почему тогда не видно отсветов магии огня? Он ощутил неуёмное беспокойство, пришедшее неизвестно откуда. Аркан перешёл на бег, догоняя таинственный отряд тёмных эльфов.
        Чтобы пересечь открытое пространство, хорошо было бы укрыться среди деревьев, огибая поляну, но времени на маневры не было. Он нутром чуял, что может опоздать. Сразу две группы орков заметили его и с устрашающими и злорадствующими криками вышли на перехват.
        Внезапно из-под земли начали прорастать гигантские корни растений, острые, словно наточенные металлические копья. Грозные отростки нацелились на атакующих, но досталось всем. Аркан ощутил магическую природу корней. Предсказывая каждую вспышку магии, он обходил места, откуда из земли вот-вот должны были появиться смертоносные побеги.
        Поляна уже не казалась такой свободной - появились новые участники сражения. Командир орков выпустил воинов-берсерков, не знающих страха. Отвратительно крича и брызгая слюной, они ринулись в атаку, желая унести побольше чужих жизней. Но как бы ни были они ослеплены желанием убивать, чувство магии никуда не девалось. Они предугадывали появление из земли нового ростка, подпрыгивали и рубили, стоило ему только показаться. Скорость реакции выдавала в них хороших солдат. С такими сложно будет не только в открытом бою, их не поймать в примитивную ловушку и не одолеть с расстояния простой магией.
        Аркан не успевал одновременно уворачиваться от смертоносных корней и следить за передвижениями врагов. В какой-то момент он, неожиданно для себя, оказался лицом к лицу с разъярённым берсерком. Часть черепа безумного воина отсутствовала. Взгляд был полон холодной ярости и казался чуть более осмысленным, чем у дикого зверя. Он улавливал самые незначительные движения и на уровне рефлексов отвечал на них.
        Укомплектован он был легче элитных имперских воинов-орков: два изогнутых полуторных меча, нагрудная пластина из металла, подвязанная к стальному корсету, который проходил вдоль позвоночника. Голову венчал кривой шлем, повторяющий форму подрезанной головы. Хозяева позаботились лишь о том, чтобы их цепного пса нельзя было прикончить с одного удара. Любая атака могла стоить нападающему жизни, ведь не чувствующие боли берсерки жили одним желанием - убивать.
        Аркану стало не по себе от того, что придётся сражаться с этим... существом. Сначала он нанес несколько ударов и попытался пройти его оборону, зацепить уязвимые ноги, чтобы лишить бойца равновесия и бежать дальше. Но орк заблокировал первый удар своим клинком, а вторая нога оказалась защищена тонким, но очень прочным материалом. Похоже, и об этом тоже заранее позаботились. Ничего не должно было отвлекать берсерка от главной цели.
        Удерживая клинок Аркана, враг наносил удары вторым мечом с невероятной скоростью. От такого внушительного существа сложно было ожидать быстрой атаки. Только с помощью духа камня Аркану удавалось блокировать удары. Каменная броня появлялась на месте ран, не давая покромсать человека на лоскуты.
        Руки орка оказались вне досягаемости, перерезать сухожилия и обездвижить его было бы хорошим решением, но как Аркан ни пытался ускориться магией ветра, ему все равно не хватало скорости. Враг словно знал, куда будет нанесен следующий удар. Отводя одну руку в сторону, орк блокировал лезвие чёрного меча, другой сам наносил удары, которые с каждым разом становились всё ощутимее.
        Замахнувшись двумя клинками, орк рубанул справа, игнорируя удар Аркана в плечо. Защита сработала: там, куда должен был прийтись удар, появилась каменная броня. Враг развел клинки вверх и вниз, огибая камень. Берсерк прочитал намерение духов и смог молниеносно перестроиться, сконцентрировав всё усилия в этой атаке.
        Верхний удар пришёлся на кожаную броню, которую с Аркана не стали снимать в лазарете. Меч врага взрезал его грудную клетку и полоснул по рёбрам. Нижний клинок прошелся в области живота и натолкнулся на обитый металлом пояс, который Аркану подарил Торовин, кузнец светлых эльфов. Боль пронзила каждую клетку тела человека, а лицо орка исказила безумная ухмылка. Берсерк жадно пожирал глазами израненное тело Аркана и облизывал тонкие губы, будто боролся с желанием попробовать человечину на вкус.
        Аркан из последних сил собрался и снова атаковал, целясь в левую руку. Резкий удар выбил меч противника, враг гортанно зарычал и бросился в атаку, активно орудуя оставшимся мечом и пытаясь пробить защиту. На магию Аркану рассчитывать не приходилось, боль мешала сосредоточиться. Мечи вызванивали непрекращающуюся мелодию боевого танца, ему приходилось подстраиваться под темп противника, клацающего зубами в перерывах между атаками.
        Аркан попросил духов действовать самостоятельно и атаковать орка со стороны. Они успешно справлялись: дух скалы бросал камни, урона он не наносил, но отвлекал и снижал темп боя. Дух земли превратил пути отступления орка в трясину, что ограничивало передвижения берсерка, а дух ветра то и дело пытался поднять орка и сбросить на землю.
        От массированных атак орк окончательно обезумел и бросился на Аркана с утроенной силой. Игнорируя наносимые удары, он вогнал свой клинок в оголившееся плечо, проткнув врага повыше ключицы. С явным знанием дела он провернул клинок и рванул его вверх, остановив движение возле шеи. Дух скалы успел создать каменную броню, так что меч врага скользнул по камню. Духи воды созвали сородичей с просьбой о помощи: нужно было заживить страшные раны человека.
        Чёрный клинок Аркана тоже не бездельничал. Отвечая на орочью атаку, Аркан пронзил его нижнюю часть тела и с усилием протащил металл вперёд и вверх, чётко ощущая, как клинок скребётся о рёбра, пронзает лёгкие врага и упирается в позвоночник. Получив удар в ключицу, Аркан непроизвольно дёрнулся от нестерпимой боли и сжал меч. Хруст позвонков и обмякшее тело орка, скрежет его клинка о каменную броню на шее... всё это казалось далёким воспоминанием, как будто все это происходило не с ним.
        А ведь еще надо было найти в себе силы двигаться вперёд, к Тилиэль. Защитить её любой ценой.
        Орк стал заваливаться и падать вниз, увлекая Аркана за собой. Хрипы до сих пор рвались из горла поверженного врага, но уже не хищная слюна, а кровавая пена текла изо рта. Глаза орка в последние мгновения жизни вдруг прояснились, чтобы почти сразу потухнуть.
        Этот взгляд... С ужасом осознавая произошедшее, Аркан попятился, забыв о ранах. Содержимое желудка рвануло наружу, человек согнулся пополам, ощущая во рту горький привкус лечебных зелий и желчи.
        Всё слишком настоящее, чтобы быть игрой. Волшебный мир с отвратительной войной, жесткой реальностью, неоднозначными умениями и случайными событиями. Хотя, кто сказал, что они случайны? Кто знает, реальны ли ощущения от таких ран? И не игроки ли скрываются под масками безумных берсерков?
        Духи работали слаженно, оказывая Аркану первую помощь. Водные усиливали регенерацию, сгруппировавшись под каменной броней, которая стягивала края ран и останавливала кровотечение. Духи воды, вышедшие с поляны, присоединились к общему потоку, духи воздуха ускоряли действие магии воды. Впервые появились духи льда, подморозив жгучие раны и успокоив боль.
        Воин смог подняться, взять оружие и двигаться дальше, не ощущая своих ран. Осталось только лёгкое онемение и покалывание от ускоренного заживления. Создав вокруг себя песчаный вихрь, Аркан смог укрыться от глаз нападающих, поэтому дальше продвигаться стало проще, духи заранее предупреждали его о столкновении с врагами. Новых стычек удалось избежать.
        Между тем, битва на поляне советов разрасталась, Тень разбрасывала орков, действуя хаотично. Отблески магии огня стали чётче, Аркан чувствовал и другую магию. Вода беспрестанно работала на заживление ран. Скорее всего, если бы не водные духи, сопротивление бы давно уже было подавлено.
        То тут, то там из земли вырастали скалы, летали каменные копья, ожившие корни убивали врагов разными способами: протыкали насквозь, опоясывали их и сжимали. Орки, берсерки и тролли пробивались сквозь магические атаки, поляна была усеяна трупами. Добравшись до плотного кольца орков, Аркан на секунду опешил. Он не ожидал, что эльфы будут окружены так быстро. Решение пришло к нему быстро, бросаться в бой с неравными силами казалось привычным делом. Призвав духов на помощь, Аркан ощутил, как прекратилось действие охлаждающего эффекта на его ранах. Судя по всему, дух льда был из редких, и сейчас по просьбе Аркана присоединился к атаке.
        Каменные глыбы полетели в спины вражескому войску. Вдоль пути, который выбрал человек, земля покрылась льдом. Аркан ступал спокойно - под его стопами изморозь таяла, через мгновение вновь сходясь. Ветер снова ускорял движения, чтобы человек мог поскорее прорваться сквозь плотные ряды врагов.
        Под ногами орков ощущался какой-то новый дух. Аркан успел заметить, как каменные глыбы разбрасывают бойцов на его пути, заледеневшие орки падали, теряя по дороге конечности - промерзшие руки и ноги откалывались, словно фарфоровые.
        Ужасная картина убийства, смрад орочьих тел, окутанных страхом, но гонимых вперёд невидимой силой. Впереди - полные отчаяния и благородной ярости эльфы. Темп времени снова замедлился, словно оно сгустилось. Судя по всему, влияние адреналина или ускорение ветра сказалось на восприятии.
        Одним рывком прорвав окружение, Аркан добежал до эльфийских воинов, и только тогда увидел масштабы последствий боя. Вымотанные до предела, тёмные эльфы окружили командующую. Это была элита эльфийских войск, оттого было ещё тяжелее смотреть на них, растративших себя на тупоголовых орков. Прозвучала команда на эльфийском языке, и толпа перед человеком расступилась, пропуская его внутрь строя.
        Увидев Тилиэль, измученную боем, Аркану захотелось как-то её приободрить.
        - Привет, командующая! Какие будут указания? Может, разобьём это отребье? - указывая большим пальцем за спину, спросил Аркан, улыбаясь так непринужденно, как только мог.
        - Да ты с ума сошёл? Зачем пришёл сюда, человек? Тебе нужно было уходить с другими эльфами! - голос Тилиэль сорвался, ей хотелось звучать твёрдо, чтобы не выдать своих чувств, - Ты уже достаточно сделал для нас.
        - И бросить тебя здесь, оставить этим орочьим мутантам? - он отчаянно бравировал, продумывая следующий шаг. Он должен был привести эльфов к победе. - Говорят, я провалялся без сознания достаточно долго, а ваши маги вместо лечения сородичей, тратили на меня все свои силы. Как же мне теперь расплачиваться, по-твоему, если не делами?
        - Это и есть дело! Выжить и отомстить Орде за нас! - сорвалась на крик Тилиэль. - А теперь мало того, что нас всех поубивают, так ещё и светлые обвинят в смерти своего чемпиона и дипломата!
        - Не горячись, Тилиэль. Ваши разведчики наверняка знают, где стоят войска светлых эльфов, - примирительно поднял руки Аркан. - Давай пошлём им сигнал с просьбой о помощи, и уйдем в оборону. Думаю, магии нам хватит, чтобы замуроваться. Я вижу, твои рожки вновь стали появляться, - он перевел взгляд на тускло блестевшие рога. - Они другой формы. Не поддавайся демону внутри себя. Не зря к тебе прорвался целый отряд соратников, и не зря же я оказался рядом. Вместе мы справимся.
        - Посмотри на себя, Аркан, ты только что восстановился. Скольких врагов ты убил, пока добрался сюда? Троих? Пятерых? Или даже несколько отрядов орков? Я видела твою силу, но и она не бесконечна! Стать демоном и убить всех - вот единственный выход из положения, который я вижу. Пока вы отступаете, я смогу испепелить тех, кто добрался сюда.
        - А заодно и лагерь, лес, и черт знает, что ещё! - Аркан вспомнил битву с демоном у скалы. - Не поддавайся ненависти и отчаянию, всегда есть другой выбор!
        - Командующая Тилиэль, это не моё дело, конечно, - начал Эрентил, - Но прошу тебя, послушай этого человека. Ты нужна нам! И тем, кто скрывается в лесах, тоже. Без тебя мы не выживем. Кто-то может считать, что ты стала командующей случайно, - он окинул взглядом собравшихся сородичей. - Но большинство понимает, что ты на своем месте, - Эрентил преклонил колено, выказывая своему командиру преданность и доверие.
        Подоспевший эльф, был старше других, высокий и жилистый, словно сплетён из прутьев. От него исходила аура силы и превосходства над другими. Скорее всего, он был капитаном подоспевшего отряда.
        - Встань, Эрентил, не подобает знаменитому герою эльфов стоять на коленях перед обычной девчонкой. Обещаю, что прислушаюсь к твоему совету. Но убегать я не буду, об этом не просите, - самообладание не покинуло Тилиэль, хотя страх ледяной ладонью сжимал ее сердце, а пальцы дрожали.
        Эльфы с детства учились справляться со страхом, но справляться - не значит не иметь их вовсе. Тилиэль трясло от того, что с ними могут сделать разъярённые орки, их безумные берсерки и гигантские тролли. А еще прибавилась ответственность за дальнейшую судьбу сородичей. Аркан наблюдал за сменой эмоций на лице Тилиэль и с каждым мгновением все лучше понимал, почему она такая жесткая и ранимая одновременно.
        Аркан подал руку, приглашая эльфийку позвать на помощь светлых эльфов и мобилизовать всех, кто ещё был способен сражаться из тёмных. Она решительно вложила свою руку в его открытую ладонь.
        - Эрентил, сотвори каменную стену, чтобы ничто не отвлекло нас, - деловым тоном попросил Аркан. - Это очень важно, необходимо чётко указать направление атаки светлым эльфам. Я уверен, что разведка ошиблась в количестве атакующих орков. Об этом тоже нужно упомянуть в сообщении.
        - Стена будет вокруг через мгновение, начинайте приготовления, - эльф отдал приказ двум воинам выстроить стены с флангов, а сам принялся просить духов о создании защитной стены с фронта.
        - Эрентил не лучший маг камня, конечно, но на него можно положиться. Давай поскорее закончим с этим и приступим к обороне, - голос эльфийки ещё подрагивал, хотя дыхание выровнялось. Спокойствие Аркана словно передавалось ей через прикосновение.
        - Конечно, Тилиэль. Мне и самому не терпится сделать что-нибудь с этой Ордой.
        - Я не про битву сейчас говорю. Нам нужно будет отбиваться и отступать, а не бросаться на них без войска. В этой битве у нас нет преимущества, поэтому не стоит больше геройствовать. Никому не будет хорошо, если кто-то из нас умрёт.
        - Ну, этого мы наверняка не допустим! Потрепали они нас прилично, теперь настал наш черёд. Послушай, - он остановился и взглянул в глаза Тилиэль. - Тебе нужно создать огненную стрелу и направить её вертикально вверх. Затем запусти огненный круг и пронзи его множеством осколков, заодно направь камни так, чтоб они упали на врагов. Это и будет нашим прикрытием, что не знак, а лишь нападение. Для наших светлых друзей это будет сигналом. Так они поймут, что врагов в лагере слишком много, и уловят направление для наступления. Ещё нужно обозначить наше положение дел - для этого отправь в воздух огненного кролика, овитого змеем. Для орков нужна иллюзия, я сотворю воздушный вихрь и увеличу эффект - змея поглотит кролика, а затем отправится в строй врагов. Справишься?
        - Ты забыл, с кем разговариваешь? - гордая эльфийка вскинула подбородок, в её глазах сверкнули искры. - Никогда не сомневайся в лучших магах огня, человек. Мы бываем обжигающе опасны.
        Сразу после сказанного Тилиэль вскинула руки, взывая к своим духам, и те сразу же откликнулись. Следуя указаниям Аркана, высоко в небе она создавала огненные видения. Чтобы добавить раскаленных камней, Аркан подключил своего духа скалы. Вырвав кусок из защитной стены, он в мгновение ока раздробил его на мелкие осколки, которые подбросил вверх. Тилиэль огнём подкинула их еще выше, направляя их в огненный круг. Камни пробили его и, потеряв силу, тянувшую их к небу, полетели огненным дождём на войска орков.
        Расплавленная порода прошивала любые доспехи. Тролли, яростно крича от боли, разбегались, топча орков. Израненная толпа изуродованных воинов бесновалась и сбивала ряды. Маги камня отправляли в незащищённый строй каменные глыбы, ветряные стрелы и превращали землю под ногами орочьей армии в трясину. Магия убивала отряд за отрядом, над поляной раздавались боевые эльфийские кличи.
        Огненный дождь выглядел эффектно. Наверняка его было видно издалека в сгущающихся сумерках. За ним последовала ещё более необычная магия: громадный кролик, словно соскочивший с поля боя прямиком в небосвод, озарил поляну. Гигантский огненный змей броском настиг свою добычу, обвился вокруг шеи и тела угасающей жертвы. Свист заглушил все прочие звуки, воины отвлеклись от боя и опустили оружие, смотря на разворачивающуюся картину.
        Штормовой поток подхватил змея, закручивая его вокруг кролика, и тот поглотил жертву. Потолстевшая рептилия стала кружиться всё чаще, только теперь в нисходящем направлении. Под змеем находились как минимум шесть отрядов элитных бойцов орочьей армии и с десяток обычных. Все они рванули прочь с поляны, когда поняли, что их ожидает, но было уже слишком поздно.
        Голодный огненный змей опустил на орков адское пламя, превращая врагов в горстки пепла. Эффект от сигнальных знаков невозможно было предугадать заранее. На поляну стали стягиваться новые вражеские отряды. Берсерки шли в первых рядах.
        Эльфы, воодушевлённые магией таких масштабов, старались не отставать от командующей и щедро тратили свои магические силы на массовое уничтожение Орды.
        - Воодушевить-то наших бойцов удалось, но придут ли теперь твои спутники нам на помощь? Надеюсь, все это не напрасно, - выдохнула Тилиэль.
        - Кариэн точно придёт, - кивнул Аркан. - Можешь не сомневаться, армия светлых эльфов не оставит нас сражаться в одиночку. Надо что-нибудь придумать, чтобы запереть врагов, а самим прорваться из лагеря, - Аркан, как обычно, был полон надежд на лучший исход, и мысленно в деталях планировал, что можно было сделать. Для импульсивной и эмоциональной Тилиэль это было совсем незнакомо и удивительно, даже страх отошёл на второй план.
        - У нас не было возможности тщательно подготовиться, поэтому план в точности осуществить не удастся. Да и врагов, похоже, слишком много... Но думаю, есть ещё кое-что, - чуть прищурившись, эльфийка будто что-то искала в окружающем хаосе.
        Звонко свистнув, она подозвала свою любимицу, которая безостановочно танцевала в своём убийственном ритме. Даже этот монстроподобный зверь не остался невредим. По телу Тени струились ручейки чёрной крови, множество глубоких ран усеивали ее спину.
        Склонив голову, Тилиэль мысленно просила зверя о помощи. Позвав сразу двух магов, она высказала им идею о том, как задержать армию орков:
        - Создайте столько мелких древесных ловушек, сколько сможете. Остальное я возьму на себя.
        - Но, командующая, эти ловушки нужно расставлять вручную, как вы...
        Бросив резкий взгляд, она ответила с явным раздражением в голосе:
        - Видимо, вы забываетесь. У меня были лучшие учителя, и я прекрасно помню все особенности известных разновидностей заклинаний. Истратьте все свои силы, но выполните. Я прекрасно понимаю, что должно получиться не менее двух тысяч ловушек. Простейших, но непреодолимых для глупых созданий вроде орков и гоблинов. Мы с Тенью расставим ловушки и обеспечим разделение войск.
        - Но, госпожа... - по лицу эльфа было понятно, что нечто опасное таится за простым передвижением на этом животном.
        - У нас нет времени на пустые разговоры! - оборвала его Тилиэль. - Тебе нужен прямой приказ? Я не намерена объясняться перед каждым. Уже идёт бой, который нам не победить, если мы будем остерегаться смелых решений!
        Маги поклонились и отправились выполнять поручение. Да, заклинание относилось к простейшим, но задача была не из лёгких - каждому нужно было создать тысячу ловушек. А это значило - предельная концентрация по удержанию уже сделанных и созданию новых.
        Отойдя в сторону, Аркан спросил у Тилиэль:
        - Расскажи, что такого таит в себе эта твоя идея проехаться на Тени и расставить ловушки? Кажется, это выглядит безопаснее, чем сражаться с воинами Орды, но все так реагируют...
        - Аркан, я не буду тебя обманывать, - ответила Тилиэль. - Тень Смерти не зря носит свое имя. Ездить на этом звере могут только самые искусные маги и воины. В процессе затрачивается энергия, много энергии. А если она кончится посреди боя, тогда придется полагаться на Тень. Потеря контроля часто подразумевает потерю души, потому что неуправляемый зверь впадает в безумство и поглощает душу хозяина. Ни один командующий ещё не дожил до спокойного перехода в мир духов, все они умирали в сражении или были поглощены этим милым зверем, - Тилиэль нарочно состроила хищную гримасу, чтоб показать своё удовольствие от обладания таким опасным и грозным питомцем.
        - Какая же ты безрассудная! - искренне восхитился в ответ Аркан. - Можно мне присоединиться к твоей вылазке? Обещаю спасти тебя, если что-то пойдёт не так, - он подмигнул эльфийке, которая переменилась в лице.
        - Знаешь, человек, ты мне нравишься! Есть в тебе искра великой Айолы!
        - Хм, расскажешь после историю про эту великую Айолу.
        - Если выживем, - нервный смешок вырвался у Тилиэль.
        - Когда выживем, - поправил ее Аркан.
        Эльфийка уже видела, как собирали готовые магические ловушки маги растений. «Упакованные» в магические мешочки, они получились достаточно увесистыми. Но с Тенью Смерти всё получится, она была уверена.
        После недолгого ментального диалога, Тень смерти передвинула свои лезвия так, что получилось два места для сидения, расположенные друг за другом. Тилиэль села вперед. Она хорошо знала, как общаться со зверем и как его направлять. Два мешочка с ловушками они связали между собой и перекинули через импровизированные седла.
        На поляну с трех разных сторон начали выходить новые войска - темных эльфов и свежие силы Орды. Южное войско состояло из уже привычных глазу орков, гоблинов и небольшого отряда троллей-гигантов. С западной стороны выступали берсерки, элитные воины в черном и новые отряды в серо-алых доспехах. Они были ещё внушительнее императорских рыцарей. Но главное преимущество скрывалось в их мощной ауре чистого зла. Эти воины спокойно продвигались за основными войсками, которые сами по себе уже представляли серьёзную угрозу.
        - Тилиэль, что это за новые воины? Выглядят жутковато, - Аркан поежился, вглядываясь в стройные серо-алые ряды.
        - Это личная охрана генерала Урфа, - пояснила эльфийка. - Судя по раскраске их лиц, они не просто так идут за берсерками. Они готовы умереть, но отомстить за смерть Урфа и унести с собой вражеского генерала.
        - Значит, за тобой идут, - хмыкнул он. - Может, нам стоит начать с них? Разве это не главная угроза для нас?
        - Я не стану оскорблять тёмных эльфов недоверием и подрывать их уверенность в своих силах. Тебе стоит понять, насколько ответственны и горделивы наши бойцы, если хочешь заслужить их доверие.
        После этого Тень повернула на восток, пробивая брешь в рядах орков. Тилиэль жгла врагов, не давая им помешать продвижению вперёд. Аркан взял на себя защиту, и при первой же попытке ранить зверя, создавал броню, защищая место удара.
        Основным полем сражения стала все та же поляна советов. Сюда стекались войска орков и тёмных эльфов, но Тень Смерти уносила командующую и её спутника всё дальше от места битвы.
        Тилиэль чуть наклонилась, что-то шепча зверю, и она тут же стала выискивать требуемое. Лагерь тёмных эльфов был невелик, но в запутанной структуре имелись перекрёстки. Там сейчас шли сражения, троллям было, где развернуться, а эльфы могли применять более масштабные заклинания, но и они не всегда помогали против армии Орды.
        Туда и направлялись герои, вооруженные магическими ловушками. Надо сказать, что древесные силки были эффективны против одного противника, неспособного её обезвредить. Орки, которые не обладали способностями к магии, не могли самостоятельно выбраться из таких ловушек. Создание ловушек во время боя отнимало много времени, да и орки, попавшиеся в них, просто лишались возможности передвижения, но продолжали сражаться, стоя на месте. Поэтому популярностью эти заклинания не пользовались. Аркан же, не зная всех деталей, просто безоговорочно верил в Тилиэль, что придавало ей уверенности.

***
        Перекрёстков было всего пять. На первом мы увидели сцену кровавого побоища: восемь троллей терзали остатки двух отрядов эльфов. Тёмные успели одолеть еще двоих троллей и кучку мелких гоблинов и орков. Двое здоровяков держали эльфов за руки и ноги, растягивая в их разные стороны. Видимо, пытались лишить их конечностей: хруст костей заглушали крики боли и ужаса.
        Тень Смерти ворвалась в расположение врагов, пытаясь отрезать лапами-лезвиями ноги сразу трёх троллей, закованных в броню. Зверю удалось оцарапать и смять в некоторых частях крепкие латы, которые, судя по всему, были укреплены особенно прочным металлом. Гиганты сразу переключились на новых персонажей, пытаясь атаковать сразу дубинами и огромными топорами, угрожающе лязгая ими совсем близко от зверя.
        Тилиэль без раздумий выскочила из седла навстречу надвигающейся опасности. Из-за спины она достала крупные кинжалы и запустила в тролля, целясь в глаза. Ослеплённый и вопящий от боли тролль стал беспорядочно размахивать своими дубинами. Он попадал по сородичам, деревьям и каменным постройкам эльфов. Тролли стали лупить его в ответ, раскидывать камни и обломки деревьев во все стороны.
        В окружающей суматохе Тилиэль сохраняла предельное спокойствие и концентрацию. Выключив из сражения первого тролля, она сразу же переключилась на следующего. Она не убивала их, только лишала зрения. Мне это показалось несколько странным - ведь её товарищей только что пытались четвертовать, а она так спокойна и милосердна?! Что-то здесь не сходится.
        Второму и третьему она выжгла глазные яблоки, а когда я вступил в сражение с одним и попытался его убить, Тилиэль остановила меня и мягко отвела оружие «случайной» огненной вспышкой. Оказалось, у эльфийки был запас кинжалов, она доставала их из-за спины и из скрытых карманов формы разведчика. Всего во врагов попало пять пар кинжалов, еще троих она лишила зрения магией.
        Тилиэль достала мешочек с магическими ловушками и стала их расставлять по периметру площади перекрёстка. Восемь были выставлены так, что попавшие туда тролли не смогут убить друг друга, зато пройти мимо них будет проблематично, учитывая, как яростно они размахивают ручищами и превращают окружающее пространство в хаос. Да, задумка теперь вырисовывается! И хорошо, что я доверился ей и поддержал!
        Уклоняться от беснующихся троллей было тяжело, несмотря на слепоту, они ускорились и громили каждый сантиметр вокруг себя, чтобы не дать врагам уйти. Первый тролль взревел - сильнее, чем когда его глаза пронзили кинжалы. Вскинув голову, он застыл, по его ногам поползли корни, подсвеченные зеленоватым светом. Они не давали троллю двигаться с места, но его корпус оставался свободным, тролль мог и дальше клацать зубами и размахивать оружием.
        С остальными троллями было сложнее: они не попадались в приготовленные ловушки. План Тилиэль явно состоял не в убийстве троллей. Ей нужно было выставить ослеплённых монстров по периметру. Ловко уворачиваясь от смертельных ударов, эльфийка приманивала каждого тролля на задуманное место. Зафиксированные, они не могли сдвинуться, зато мы оказались в окружении разъярённых троллей.
        - Как мы теперь выберемся? - у меня на лице было написано наивное непонимание. - Наши войска остались без прямого пути отступления. Расскажи, какая от них польза? Одни трудности...
        - Да, трудно быть человеком! - ухмыльнулась Тилиэль. - Аркан, это ещё не всё. Нужно раскидать где-то пятую часть запаса наших ловушек как можно ближе к троллям. Дальше объясню по пути к следующему перекрёстку.
        - Хорошо, Тилиэль, я доверяю тебе.
        Обрадованная моей готовностью идти на риск, эльфийка кинула, убегая:
        - Смотри, не отставай, Аркан! У нас ещё впереди четыре перекрёстка! Надо поспешить до прихода твоих друзей!
        Я побежал в противоположную сторону, доставая из сумки ловушки и активируя их своей энергией. Горстями рассыпать их было не сложно, еще бы не приходилось постоянно уворачиваться от шипастых дубин троллей и летающих осколков зданий и деревьев. Поле боя превращалось в бесформенную гору, но магия работала вне зависимости от того, что было насыпано поверх.
        Скоро мы уже были далеко от неуёмных монстров, вокруг которых повсюду были разбросаны магические ловушки. Лицо Тилиэль сияло, ей нравилось подвергать себя опасности. Меня это повергло в страх и лёгкое возбуждение одновременно. Никогда я ещё не встречал живого существа, которое бы так откровенно наслаждалось смертельным риском.
        Мой родной мир был не таким. Все настолько привыкли к комфорту и безопасности, что даже мыслей о чём-то негативном не возникало. Идеальный, пресный мир - теперь-то я понимал, чего мне там не хватало!
        - Тебя что-то беспокоит, Аркан? - Тилиэль взволнованно смотрела мне прямо в глаза, настроение её несколько изменилось, а во взгляде появилось странное нечитаемое выражение.
        - Да нет, подумал про то, насколько наши миры не похожи. Мне не довелось встретить многих людей, и я никогда даже похожего не встречал. Чтоб вот так упиваться опасностью - это шокирует!
        - Ну что ж, значит, всё хорошо! - Тилиэль загадочно улыбнулась и не стала развивать тему дальше. - Вот и наш друг. По пути расскажу, зачем мы это делаем. Забирайся! - с этими словами она подала мне руку, уже сидя на том месте, которое для неё приготовила Тень Смерти. Интересно, сколько энергии нужно для поддержания его покорности?
        На пути к следующему перекрёстку Тилиэль пересказала мне свой план.
        - Наш призыв о помощи для светлых эльфов был виден всем. И я решила использовать это для сбора всех войск внутри лагеря. Сейчас враги и друзья стекаются на поляну советов. Пока они будут сражаться, привлекая новые силы, мы заблокируем все прямые выходы из лагеря. Тролли не имеют магических сил для обезвреживания таких ловушек, а среди орков этим владеют лишь генералы, поэтому шанс на то, что мы сможем заблокировать проход для большинства воинов Орды, очень велик. Воины тёмных эльфов смогут покинуть лагерь по проходам в деревьях, светлым эльфам мы сообщим пути отхода.
        - Но как тролли заблокируют проходы для своих? Разве некому будет их остановить?
        - Тролли - глупые монстры, которые подчиняются только своим командирам и, в исключительных случаях, генералам Орды. У них многое зависит от зрения, если их лишить глаз, как это сделали мы, то они теряют способность различать врагов от союзников. А уж как они себя ведут, ты и сам видел. Сомнений нет, любые подходящие к ним орки будут убиты. Ловушки, раскиданные вокруг, будут останавливать воинов, и те не смогут убить троллей.
        - Это немного, - заметил я. - Всего четыреста орков, которые не обязательно будут убиты.
        - И снова тебе не хватает знаний. Магические ловушки действуют примитивно, но сильно. Действуют на любое живое существо, которое попадётся в ловушку. Если убить одного, в западню попадётся другой. И так будет продолжаться, пока не выдохнется магия, подпитывающая ловушку.
        - Кто тратит свою энергию на поддержание ловушек? Я не ощущаю, чтоб они вытягивали из меня силы, хоть и расставлял их наравне с тобой.
        - А вот на этот вопрос у тёмных эльфов обычно есть два ответа. Но сегодня мы использовали третий, нежелательный, но необходимый способ поддержания магии. В нашем лагере хранится древний артефакт, который заключает в себе энергию, накопленную жителями за последний год. Ежедневно каждый эльф передает часть своей силы кристаллу Нэнсил. Его хранили на случай крупной битвы, планировали скопить огромное количество энергии для создания великого заклинания уничтожения. Мы могли пожертвовать лучшими магами, но уничтожить основной лагерь Орды. Ещё и все эти Турниры! Как будто никто не понимает, что это ловушка! - она с досадой махнула рукой, но спохватилась и продолжила. - Так вот... Артефакт подключили ко всем магам тёмных эльфов перед началом сражения. Недостатка в энергии у них нет. Поэтому те двое, которые создавали магические ловушки, их поддерживают, черпая энергию из кристалла. На это уходят их собственные силы и концентрация, но теперь нет вероятности, что они упадут без сил, исчерпав всю энергию.
        - Прости моё невежество, Тилиэль, тебе пришлось объяснять очевидное, - я склонил голову.
        Ухватившись покрепче за выступы на шкуре Тени, я еле удержался на очередном крутом повороте. Перед нами показался следующий перекрёсток. Как и в прошлый раз, мы увидели скопление троллей, видимо, открытые пространства подходят им больше непроходимой чащи.
        Орочьи воины добивали раненых эльфов и связывали эльфиек, видимо, чтобы забрать их в рабство. Девушки не сопротивлялись и не кричали о помощи, разорванные одежды говорили о том, что над ними надругались прямо на поле боя. Животные инстинкты орки не сдерживали, они были захватчиками без доблести и чести, без военных принципов. Увидев наше приближение, воины Орды побросали все свои дела, снова достали оружие и уверенно бросились в битву.
        Я мог только догадываться, что творилось на душе у Тилиэль, но явно никаких светлых чувств там не было.
        - Аркан, занимайся ловушками, здесь я сама разберусь.
        - Постой, Тилиэль! Такими темпами твоя энергия быстро подойдёт к концу. Нам стоит помогать друг другу.
        - Человек не понимает, что они сделали с эльфийками? - она резко развернулась ко мне и сузила взгляд. - Месть - это наше дело. Сколько бы мне ни потребовалось сил, они пожалеют, что посмели дотронуться до тёмных эльфов. Эти твари недостойны быстрой смерти.
        - Будь осторожна, Тилиэль! Я неподалёку, зови, если будут проблемы.
        Я спрыгнул со спины Тени. Удержаться на ногах было тяжело, я завалился вперёд и сгруппировался, сделав вид, будто планировал кувырок. Раны под каменной бронёй заныли. Не без труда взяв под контроль координацию, я подскочил и двинулся к периметру перекрёстка, чтоб поскорее расставить магические ловушки и поймать в них троллей.
        Пересчитав монстров, я засомневался в успехе моей миссии. Двенадцать троллей, по шесть с двух сторон от основных сил Орды, надвигались на Тилиэль. Сначала нужно было отвлечь их, не привлекая внимания остальных врагов. Дальше придется по одному выключать монстров из строя и заманивать их на определённые места, обязательно оставляя без зрения. Задачка не из простых...
        Хрупкая, но в то же время сильная фигурка Тилиэль слева отвлекала просто своим присутствием, не давала полностью сосредоточиться.
        Тилиэль без колебаний подожгла основной отряд орков, мастерски применив массовое заклинание пламени. Огонь затронул ноги воинов, причиняя страдания и выводя из строя. По флангам дюжина орков и гоблины, которых было раза в два больше, бросились в атаку. Ловко уворачиваясь и раскручиваясь волчком, эльфийка резала всех, до кого могла дотянуться, не убивая, но запуская в рану огненных змеек. Двух её мечей было не углядеть, так быстро они мелькали. Только огненные круги вокруг её тела петляли и подсвечивали ладони.
        Враги истошно кричали, тщетно пытаясь затушить магический огонь. Вперёд вышли чёрные рыцари, оружие их поблёскивало молниями, а построение говорило о слаженной структуре боя и богатом опыте в подобных сражениях.
        Всё это я урывками выцеплял в суматохе сражений с троллями, уворачиваясь и блокируя удары их дубин. Без помощи Тени Смерти, который отвлекал на себя внимание монстров, выманивал их и часто подводил к нужным мне местам, я бы не справился. Удивительно, как может такое разумное существо выйти из-под контроля и напасть на хозяина? Меч спасал меня, выдерживая удары огромного металлического оружия троллей, прорезая их доспехи. Из десятка врагов мне удалось справиться пока только с двумя. Я боялся, что сил не хватит на остальных. Ослеплённые тролли, как и в предыдущий раз, впали в безумство и начали размахивать обеими дубинами, разрушая всё вокруг и убивая союзников.
        Эльфийки, которые уже, казалось, смирились со своей судьбой, увидели командующую и вырвались из плена, собрав последние силы. Разорвав цепи заклинанием, одна эльфийка смогла добыть оружие. Ее примеру последовали остальные. Вооружившись копьями, девушки пошли в атаку, поддерживая свою кэйтокан.
        Увидев, как эльфийки бросились на подмогу Тилиэль, я смог расслабиться и сосредоточиться на своих врагах. Сразу двое атаковали меня, а третий, ослеплённый, размахивал своими дубинами. Пока что мне везло, и никто по мне так и не попал. Духи сильно помогали, самостоятельно в таком бою я бы после первой же атаки погиб. Вот и сейчас дух ветра, просчитав траекторию ударов двух троллей, приподнял меня восходящим потоком на нужную высоту. Я уже привык к подобным манёврам и полностью доверял духам, расслабляясь, как ребёнок в надёжных руках родителей.
        Но в этот раз всё пошло не так. Ослеплённый тролль двигался непредсказуемо, мог резко сменить траекторию ударов и даже швырнуть своё оружие. Как раз под такой отчаянный бросок я и попал. Подлетев над шипами обитых металлом деревянных дубин, я уже мысленно поблагодарил духа ветра, как вдруг резкий удар в спину снёс меня вперёд, в окружение врагов-гигантов. Перед застланными болью глазами медленно проплыли силуэты четырёх троллей.
        Мысли в голове путались. Я не могу найти решения, что же делать с острым шипом в спине. Уже приготовившись к удару, я закрыл глаза и провалился во что-то мягкое и вязкое. Я пытался открыть глаза, но у меня ничего не вышло, давление в спину ушло, оставив только боль. Влага наполнила всё вокруг, я не мог больше дышать, двигаться, вообще ничего не мог. Остатки магии духов шептали всё дальше вверху, я чувствовал, что проваливаюсь в эту вязкую жидкость и совсем не знал, как выбираться из этого положения.
        Сожалений не было, лишь образ Тилиэль, такой ранимой и хрупкой, отчего-то особенно чётко всплыл перед глазами, раздвигая темноту. Сдаваться было ещё рано, я не все здесь закончил. Меня дёрнуло вверх и потянуло, воздуха критически не хватало. Я попытался призвать дух воздуха, чтобы он принёс с собой хотя бы немного, и я бы не отключился, но тот не реагировал. С резким булькающим звуком чёрная вязкость надо мной расступилась, и я смог жадно глотнуть воздух.
        Тело моё болело, каменной брони на мне почему-то не было, духи воды тоже пропали, обычный тяжёлый, но жизненно необходимый воздух не отзывался на мои призывы сдуть с меня чёрную дурно пахнущую жижу. Да что же это такое? Неужели это игровая смерть? Нет, боли бы не было.
        Перевернувшись на спину и оглядевшись, я понял, что меня выкинуло из окружения троллей, и я оказался немного в стороне от поля боя. Я видел, как Тилиэль отчаянно сражается своими огненными клинками, неся смерть чёрным рыцарям. Голубоватые холодные вспышки молний сверкали и отлетали от места сражения. Четверо троллей что-то искали немного в стороне, молотили дубинами по земле и бесились, словно их ослепили. Остальные уже переключились на нового противника, обходя с разных сторон воинственную эльфийку.
        Я попытался встать, но нестерпимая боль пронзала меня, похоже, кости были переломаны, а внутренние органы отбиты. Хрипы на каждом вдохе не предвещали ничего хорошего. Но гораздо больше меня беспокоило молчание духов - они никак не реагировали на мои просьбы и даже приказы. Ползком добравшись до большого камня, я смог присесть, оперевшись на него плечом. Меч остался со мной, и это уже было хорошо.
        Группа мелких гоблинов заметила меня и направилась, чтобы добить. Трусливые монстры доставали короткие мечи, под стать им самим, мелким и неотёсанным. Но даже такие невзрачные противники мне сейчас были не по силам. Я еле смог присесть, как противостоять группе врагов?
        Едва заметная красная линия тянулась от рукояти моего меча к выбежавшему вперёд гоблину. Уже не способный чему-то удивляться, я просто поднял меч в направлении этой линии. Гоблин с разбегу напоролся на остриё меча, мягко и без сопротивления вошедшего ему в живот. Тут-то и начались чудеса! Линия красного света стала ярче, усиливаясь с каждым мгновением. Я буквально почувствовал, как жизненные силы гоблина перетекают по красной линии в мою руку, а затем разливаются по всему телу. Стало не по себе. В то же время это необычное чувство опьянило меня, немного заглушило боль, придало сил для движения.
        Следующий гоблин уже не был так неосмотрителен. Подойдя ближе, он начал аккуратно продвигаться вперёд, пытаясь ударить по моему мечу. Красная линия на мече стала гореть ярче и указала направо. Не имея сил что-то выдумывать, я повиновался подсказкам меча. Сделал кое-как замах вправо, и гоблин дёрнулся. Меч попал на его ладонь. Заверещав, он инстинктивно попытался отстраниться, но красная нить уже ухватила его жизнь, унося энергию ко мне. Лёгкое ощущение эйфории прокатилось по телу, я ощутил, как раны начали затягиваться. Я уже смог встать, и вовремя - гоблины обступили меня, старший скомандовал нападение, но было уже поздно.
        Красная линия вела мой меч, я лишь следовал за ней, отнимая жизни нападающих. Все их жизненные силы, какими бы они ни были, перетекали ко мне. Я и сам не заметил, как гоблины обратились в бегство. Меня это не смутило, вслед за ускользающей красной линией я догонял их и убивал, одного за другим. Мелкие раны, нанесённые их небольшими мечами, быстро затягивались, словно я каким-то образом получил свойство бесконечной регенерации или бессмертия. Очень странное ощущение, похожее на эйфорию от наркотика.
        Больше, быстрее, убить, выпить всю их энергию!

***
        Убив последнего гоблина, Аркан посмотрел на свой меч. Эльфийские руны смотрелись на чёрном клинке чужеродно. Символы засветились красным, словно ожили, стали перемещаться и выстроились в совершенно иные слова. Что они значили, Аркан не понимал, но меч стал притягивать к себе еще сильнее, а жажда убийства тянула человека в гущу сражения. Одержимый чемпион не стал сдерживаться и побежал туда, где яркие вспышки озаряли деревья, а огненные змейки поедали раненных врагов заживо.
        Забирая жизни более крупных орков, Аркан чувствовал, как тело переполняется энергией, жаждой убийства, жаждой захватить, отнять, разграбить, превратить в пепел! Он сумел вспомнить, как слияние действовало на него в первый день Игры. Это было примерно то же ощущение, но менее яркое, приглушённое. Из груди рвался рёв, совсем не похожий на человеческий. Голова гудела, сознание погружалось в транс.
        Боль пронзила Аркана чуть выше лба, одновременно с двух сторон, словно что-то вышло из головы, выросло очень быстро и внезапно. От нестерпимой боли он взвыл ещё сильнее, вскинув голову к небу. Тёмная аура окружала его, забирая жизни подходящих врагов. Аркан не мог остановиться, прорубаясь к Тилиэль, он действовал машинально, без оглядки на эмоции и обдумывание своих поступков. Она была уже измотана, усталость читалась на её лице, это чувствовалась в потоке энергии, лившимся из неё при каждом сотворении заклинаний.
        Вспомнив про их миссию, Аркан попытался переключиться на троллей, чтоб осуществить задуманное, пока не настал момент критической усталости. Подойдя к врагу, он увидел оттенок страха на морде монстра. Тролли всегда смотрели на людей и эльфов как на надоедливых насекомых, которых нужно истребить. Грозное оружие тролля быстро опускалось и поднималось вновь, какое-то время Аркан уворачивался, а затем выставил клинок в блоке, не успев вовремя откатиться. Не ожидая особого эффекта, не строя иллюзий на счёт силы тролля, он ожидал снова получить мощный удар, но всё пошло иначе. Дубина в месте блока была охвачена чёрной плетью, словно кислотой прожигающей себе путь к руке монстра. Рука вместе с разрезанной пополам дубиной полетела на землю. Тролль даже не сразу понял что произошло.
        Красная линия продолжала указывать наилучший путь для убийства. Описав полукруг, она рисовала в воздухе рядом с громадным телом замысловатый узор, не предвещавший лёгкого и быстрого сражения. Пытаясь изменить ход событий, Аркан сразу нацелился троллю в глаза, но мощный удар откинул его в сторону. Действовать нужно было без прыжков, чтобы хоть как-то противостоять таким неожиданностям.
        Сзади заревел тролль, что означало рывок и попытку размозжить голову врага сразу обеими дубинами. Подобный приём Аркан уже неоднократно встречал, поэтому уклониться не составило труда. Подскочив, он направил меч лишённому руки троллю прямиком в заднюю часть колен - там было уязвимое место. Ноги тролля подогнулись, он взвыл ещё громче. Отбросив дубину подальше, монстр попытался ухватиться за колено, но тщетно. Аркан уже прыгнул и вонзил меч ему в шею.
        Красное свечение охватило фигуру человека, энергия переполняла его, но вместе с силой пришла и ярость. Слепая и безграничная, она не давала сдвинуться с места без указания полоски красного света. Ухватив её, Аркан выполнял все нужные движения и убивал всё больше. Ощущение от потери сородичей сбило Аркана с толку.
        Он отозвался на чужие эмоции и инстинктивно бросил взгляд на изумлённую Тилиэль. Глаза обожгло. Он не останавливался, пока не был убит последний орк, пока все гоблины не скрылись из обозримого пространства. Бросившись к ослеплённым жертвам, Аркан попытался убить и тех шестерых, которые уже стояли в нужных позициях и как-никак закрывали проходы. Тилиэль пыталась отрезвить союзника магией воздуха, останавливала его, сколько могла, но чужая сила переполняла человека, ярость выходила за рамки мыслимых пределов. Ей пришлось резким ударом приложиться к его затылку, а затем выбить из рук сияющий красными рунами меч.
        Аркан потерял равновесие, пошатнулся и упал на землю, выставив руки вперед. Вода выступила из земли, бережно нашёптывая, потянулась к рукам чемпиона, струйками потекла выше, опоясывая его и смывая чёрную вязкость с его тела. Знакомая прохлада отрезвляла и успокаивала. Дух камня укреплял душу Аркана, действуя твёрдо и настойчиво. Ветер разгонял ярость. Из земли протянулись зелёные ростки, восстанавливая гибкость ума и тела.
        Не обращая внимания на вновь пришедших духов, Аркан обернулся и увидел кровавую баню, которую сотворил. Вечер уже давно перетёк в ночь, так что в лунном свете и в отсветах догорающих огней всё выглядело не просто мрачно, а отвратительно и ужасающе. Взгляд на окровавленные ладони не давал ни малейшей возможности сомневаться в верности воспоминаний. Изуродованные тела врагов, отрубленные руки, ноги, раненые тела и морды монстров.

«Что же я наделал?»
        - Не кори себя, Аркан - голос Тилиэль звучал по-особенному мягко и понимающе. - Взгляни сюда.
        Эльфийка достала небольшое кольцо и создала тонкую плёнку воды на сероватой пластине. Получилось вполне сносное зеркало. Она повернула его в сторону человека, демонстрируя отражение.
        - Что-о?! Это... рога? - трогая руками пульсирующие отростки, он догадался, что с ним произошло. - Но разве они бывают такого цвета?
        - Не переживай, Аркан, после боя постепенно они будут отступать. Если только ты не будешь себя распалять снова. А цвет... я не видела ни разу таких чёрных, - Тилиэль немного наклонилась, трогая рукой фактуру рога. - Мне кажется, очень похожи на твой меч. Надо тебе с ним аккуратнее...
        Глава 18. Цена победы.
        - Руны наносил лучший кузнец светлых эльфов, Торовин. Но во время боя с мечом что-то произошло. Мне показалось, что руны ожили и изменились. Я почти погиб и уже приготовился к смерти от дубин этих громадин, но каким-то чудом меня перекинуло за пределы поля боя, а энергия поверженных монстров стала перетекать в меня, - Аркан прерывисто вздохнул. - Дальше... ты видела, до чего это меня довело.
        - Снова светлые эльфы! - гневно вскрикнула Тилиэль. - Всегда знала, что им нельзя доверять! Сделают всё ради победы, пожертвуют любым чемпионом! А между тем, духи природы отвернутся от тебя, если будешь использовать эту технику. Навсегда!
        - Вот почему я не чувствовал присутствия и поддержку духов в этот момент! Теперь всё сходится. Но я не понимаю, какой прок ему от такого изощренного метода ковки? Меч, похоже, теперь обладает чем-то вроде собственного разума. Но ведь это не поможет светлым эльфам сплотиться и победить врага, скорее, наоборот, - Аркан недоумевал. Как такой добрый и открытый эльф мог сотворить подобное? - Не верю, чтобы он сделал это умышленно.
        - Что ж, придётся мне придержать твой меч у себя. Думаю, когда мы встретимся с тем самым кузнецом, я задам ему парочку щекотливых вопросов! Нам пора двигаться дальше, - Тилиэль начала наспех раскидывать вокруг троллей ловушки, и Аркан последовал ее примеру.
        Третий и четвёртый перекрёстки были похожи на первый. Орков и гоблинов там было мало, но на каждом присутствовала хотя бы одна группа троллей. Видимо, враг знал о структуре лагеря тёмных эльфов и расставил в дозоры лучших воинов, чтобы перекрыть противнику пути отхода. Ничего хорошего это не предвещало. Значит, новый генерал орков проницателен и имеет опыт борьбы против тёмных эльфов.
        Аркан не видел в этом ничего страшного. Тролли оказывались в нужных местах, Тень Смерти могла беспрепятственно передвигаться внутри центральной части лагеря. Тилиэль было неспокойно, плохое предчувствие не давало ей расслабиться и спокойно следовать плану.
        Оставался последний, пятый перекрёсток, который носил название Ауторта - «поднятый проход» на языке эльфов. Все из-за того, что перекресток располагался на вершине необычного для этих мест крутого холма. Никто уже и не помнил, для чего такой важный пункт устроили в столь странном месте. Некоторые считали, что раньше здесь была точка наблюдения за лагерем, более романтично настроенные особы думали о перекрестке как о тайном месте для встречи влюбленных парочек.
        На самом деле, здесь были подземные переходы, которые переходили в цепь глубоких пещер. Сюда старейшины лагеря уводили детей и тех, кто не мог сражаться наравне с сородичами-воинами и магами.
        На Ауторта расположился генерал и его личный отряд. Стяги орков - черные с серыми узорами, прошитые грязно-желтым по контуру, виднелись издалека. Большие костры освещали лагерь, бойцы действовали четко - дисциплина в орочьих войсках была на высоте. То и дело из центрального шатра выбегали гонцы, стремясь оповестить соратников о новых приказах. Шансов на быстрый прорыв не было, генеральское расположение окружали тролли, чьи огромные тени простирались далеко за пределы лагеря.
        - Мы не справимся вдвоём. Да и этот перекрёсток гораздо больше остальных. Тилиэль, посмотри на эти войска? - в голосе Аркана послышались ноты отчаяния. - Как мы сможем расставить здесь ловушки и тем более заманить в них троллей?
        - Да, бойцов здесь и вправду много больше, чем я рассчитывала. Придётся раскрывать козыри раньше срока. Хотя их генерал этого стоит, - Тилиэль хищно улыбнулась и изящно крутанула рукой, зажигая огненную змейку. - Смотри не обожгись, Аркан! Советую тебе занять позицию поудобнее и наслаждаться зрелищем! Троллей, конечно, больше, чем я думала, поэтому в этот раз сдерживаться не придётся. Лови! - Эльфийка кинула человеку меч в узорных ножнах. - Используй его в только в крайнем случае, и возьми один мой. Он не такой увесистый, и, скорее всего, будет непривычен в обращении. Но все лучше, чем тот, который может лишить тебя жизни раньше времени.
        Аркан поймал и второй меч. Чёрный закинул за спину, алый клинок Тилиэль повесил на бедро, где раньше был его собственный. Достав его из ножен, покрутил и примерился.
        - Что ж, весьма неплохо, - он оценивающе присмотрелся к лезвию. - Думаю, я справлюсь с ним. Спасибо, Тилиэль! Наблюдать в стороне не в моих правилах, пойду за тобой.
        - Нет, - вмиг посерьёзнев, эльфийка выставила руку, останавливая его. - Со мной тебе нельзя.
        - Это ещё почему? Ты, значит, будешь рисковать, а мне нельзя? Так не пойдёт! Я тоже иду.
        - Что за детские выходки... - разочарованно пробормотала Тилиэль. - Когда я вернусь, повеселимся вместе. Там, куда я иду, ты будешь только мешать.
        Насупившись, Аркан отстранился.
        - Я буду добивать беженцев. Ждать не буду, предупреждаю сразу. Я правильно понял, раз ты не говоришь, куда идешь и не рассказываешь, что будешь делать, я всё увижу сам?
        - Именно! Всё ещё глупый, но делаешь успехи, - с лёгкой улыбкой Тилиэль развернулась и скрылась в густых зарослях. Тень тоже внезапно исчезла, будто ее и не было.
        Оставалось ждать, найдя удобное место для наблюдения, как и советовала Тилиэль. В окружении орков суматошно бегали гоблины-гонцы, новые отряды выстраивались для отправки подкрепления. Аркан увидел большеногого генерала и его козлиную свиту. У всех одинаково выгнуты назад колени, все в серо-чёрных одеждах, с длинными копьями и щитами в руках. На головах у орков были шлемы с прорезями, куда просовывались загнутые назад рога.

«Похожи на демонов.. Наверное, я буду выглядеть так же, если продолжу использовать черный меч» - сделал неутешительный вывод Аркан.
        Остроту зрения усиливали духи воды, а с маскировкой помог дух скалы. Человек попросил духа ветра помочь: как можно скорее отнести его к вражеским войскам, когда начнётся бой. Правда, это не предвещало ему ничего хорошего. Но ведь нельзя было оставить Тилиэль сражаться в одиночку! Аркан не мог пойти на такой риск и потерять командующую тёмных эльфов, а самому выжить и окончательно расколоть светлых и тёмных.
        Собираясь с силами, чемпион вспоминал, чему учили его на тренировках светлые эльфы. Томительное наблюдение за мобилизацией врага уже успело ему наскучить. Всматриваясь в темноту леса там, где исчезла Тилиэль, он мысленно пожелал эльфийке удачи и попросил высшие силы Игры помочь ей поскорее справиться с задуманным и не попасть в западню.
        Медитация должна помогать в такие моменты, но как раз в такие моменты обострялись ощущения самого Криса. В голову приходили мысли о смерти - что будет, если душу поглотит демон? Или влияет ли смерть в этом мире на реальность? Вообще, все эти манипуляции с душами и духовным миром вызывали внутреннюю тревогу. Привычка к близости смерти наверное так и не выработается, хотя это и удаётся тщательно скрывать за геройствами, но когда страх прорвётся наружу, может случиться непоправимое.
        По контуру возвышенности что-то загрохотало, и Аркан увидел, как Тень Смерти взрыла землю и скрылась за изгибом холма, а из получившейся расщелины вырывались столбы огня! Орочьи войска отреагировали на нападение быстро и сжали строй ближе к центру. Земля взрывалась, войска, стоявшие на перепутье, разлетались в разные стороны, как игрушечные кегли.
        Землетрясение вышло разрушительным, и сложно было предугадать, куда придётся следующий удар. Языки пламени и фонтаны магмы уверенно приближались к центру. Войско Орды получило приказ расширять позиции, в лагере царила паника и хаос. Никто не понимал, что происходит и где, собственно, враг. Кого атаковать? Никто, кроме генерала, который координировал передвижения воинов.
        Холм начал рушиться и уходить из-под ног орков. Тролли разбегались в стороны, пятерым удалось перескочить ров, сделанный Тенью. Из-за доспехов им удалось уцелеть, только опалили босые ступни, а больше огонь ничего не затронул. Они разбрасывали деревья, разрывали землю, ища проход в потайные пещеры, где была Тилиэль. Дальше ждать я не стал.
        Дух ветра подхватил меня в прыжке и направил к ближайшему монстру. На лету я выхватил меч, приготовился нанести один точный удар и двинуться дальше. Заметив моё движение, тролль поднял обе ручищи и принял атаку на наручи. Я врезался в него с громким лязгом и по инерции крутанулся, а потом полетел кубарем на землю. Жар из расщелины обдал мое лицо. Пришлось откатиться и звать на помощь духа воды.
        Тролль перешёл в наступление. Одной дубиной он уже замахнулся, а вторую вытаскивал из-за спины. Мне удалось кое-как отпрыгнуть в сторону, но шип оцарапал мою ногу. Пришлось сбежать. Монстр зарычал, привлекая внимание своих сородичей, и ближайший тролль побежал мне навстречу, чтобы перехватить. Когда это у глупых монстров появилась тактика?
        Первый тролль, орудуя двумя шипастыми дубинами, ревел где-то за моей спиной. Кинув призыв о помощи всем духам сразу, я рванул ко второму монстру, который казался мне поменьше и попроще. Дух камня уже принялся выстраивать стену сзади меня, выдвигал из земли уступы, чтобы сбить темп атаки монстра. Едва ли это могло надолго остановить его. Тролль продолжал преследовать меня, расшвыривая выстраивающиеся стенки железными дубинами.
        Я слышал крики врагов - гоблины вопили, незнакомые мне носогорловые звуки, схожие с криками горных козлов, резали слух. Тилиэль продолжала обрушивать холм, поджигая вражеских воинов, выживших при обвале.
        Нога атакующего меня тролля застряла в густых кустах. Не удержав равновесия, он завалился вперёд и пропахал мордой землю. Тени поднялись и обвили его лапы, привязали к земле. Монстр пытался вырваться, поднять торс, но очередная лиана вытянулась и стянула его шею. Растение оказалось сильнее тролля - огромное тело распласталось по земле.
        Добежав до него, я решил, что сейчас его убивать необязательно, поэтому только полоснул лезвием меча по глазам монстра, лишив его зрения. Троллю удалось порвать несколько ростков, с диким криком он пытался выбраться из западни, но лианы по-прежнему крепко держали его. Активировав одну магическую ловушку, я бросил её в монстра, и лианы сразу же отступили. Освобождённый тролль вскочил на ноги, но с места уйти не смог, поэтому стал яростно орудовать обеими дубинами сразу.
        Отступив на безопасное расстояние, я приготовился к бою со следующим противником. Духу камня удалось задержать его, поэтому я успел приготовиться. Призвав на помощь ветер, я ускорился, а дух воды размыл почву на подступах, так что тролль должен был потерять равновесие либо хотя бы шагать не так быстро. Конечно, мои надежды можно было назвать наивными, но так хотелось верить в лучшее!
        Внимательнее рассмотрев монстра, я заметил, что броня на нем получше, да и сам он выше сородичей. Взгляд тролля был более разумным... Увидев размокшую землю, тролль не стал замедляться или осторожничать, он увеличил темп и одним прыжком перемахнул мою западню.
        Бросив взгляд поверх моей головы, он взревел и ударил дубиной о дубину, высекая искры, и перешел в наступление. Я ждал этого. Опустив дубины на то место, где я стоял мгновение назад, тролль не увидел, как я выпрыгнул в противоположном направлении, метя в его плечо. Я ударил, прочертив за счёт ускорения хорошую царапину в броне монстра, меч все-таки врезался в его плечо, как я и планировал.
        Сделав сальто, я встал на массивное плечо тролля и с большим усилием вырвал меч из его брони. Всё это мне удалось провернуть, пока монстр совершал первый удар обеими дубинами. Но вместо испуга или удивления я увидел на его морде улыбку хищника, загнавшего дичь в западню. Свист летящего сзади орудия, напомнил мне старинные фильмы, которые я смотрел в прошлой жизни. Ядро летит, не иначе! Неужели у этих монстров имеется подобное орудие?
        Резкий хлопок и последовавший за ним грохот возвестили о моём спасении - ядро врезалось в дерево. Только это оказалась еще одна дубина, поменьше размером и без шипов. Значит, этот командир троллей способен управлять бойцами на расстоянии и придумывать изощрённые комбинации? До меня долетело несколько больших щепок, а тролль уже смахнул меня небрежным движением плеча и замахнулся дубиной, чтобы отбить моё летящее тело, как мяч. Но его оружие было остановлено вылезшими из земли лианами. Второй рукой он достал из-за спины огромный топор и рубанул сцепившиеся на дубине отростки, которые поспешили втянуться обратно в землю.
        Падение было жёстким, но я всё же смог быстро подняться, хоть дыхание и сбилось. Мысли привычно ускорились в поисках решения. Левая рука потянулась к чёрному мечу за спиной. Наверное, это и вправду единственный путь, который приведет к быстрой победе.
        Топор тролля был сделан из незнакомого мне металла и отсвечивал жёлтым. На моем чёрном мече засверкали красные руны, опьяняя меня и указывая клинку направление. С мечами в обеих руках сражаться было в новинку, левую я обычно никак не задействовал. Летящий топор я попытался отвести рукой с красным мечом, а правой шёл по указанной световой дорожке, видимой мне одному, вдоль мощной руки, прямиком в локтевой сгиб доспехов тролля.
        Монстр отозвался на укол, с диким криком отдёрнув лапу. Топор он сжимал по-прежнему крепко, несмотря на показавшуюся кровь. Поочерёдно размахивая дубиной и топором, гигант перешел в наступление. Мне приходилось только уворачиваться, я не успевал реагировать на красные отсветы моего меча, чтобы пройтись по нужной траектории. Духи, как и в прошлый раз, отошли в сторону. Они не исчезли, просто их присутствие ощущалось как сквозь толщу воды.
        Чёрный меч давал преимущество, хоть и не разрубал дубину этого гиганта, но с ним Аркан чувствовал такую силу, что мог заблокировать прямой удар, не теряя устойчивости. Они бились практически на равных, но у человека всё же было преимущество - подсказки красного света.
        Более-менее привыкнув к новому стилю боя, Аркан смог улучить момент и нырнул под летящий в него топор, затем сместился вправо от гиганта, выставил вверх свой меч и полоснул по тролльей лапище, углубляя рану. Не останавливаясь, он забежал за спину тролля, который не успел отреагировать на манёвр.
        Аркан наносил удар за ударом. Росчерками красного клинка он помечал уязвимые места, а черным усиливал урон. Бедро, колено, ступня - тролль не устоял и завалился вбок. Нанеся решающий удар в глаз монстра, Аркан в полной мере прочувствовал, какая энергия переполняла этого гиганта. Вопреки ожиданиям, ярости в нём не было. Ощутив слияние энергий, герой понял, что двигало монстром. Страх перед генералом, который подчинил троллей и использовал их силу в своих грязных делах, любовь к тем, кто остался без его защиты. Злости, ярости или жажды крови не было. Это отрезвило Аркана, он сморгнул кровавую пелену, застелившую глаза.
        Что же я наделал... Они всего лишь пешки, разменные войска, пушечное мясо, которое без сожаления бросают в первых рядах на противника. Генералы - истинное зло. И император, который стоит во главе армии. И что же мне делать, если и дальше придётся убивать?
        Пока Аркан бился с капитаном троллей, большая часть орков погибла под обвалами древнего сооружения эльфов. Только отряд генерала и шесть элитных воинов императора смогли выжить в этом грандиозном по масштабам разрушения нападении Тилиэль. После убийства капитана тролли стали сбегаться к генералу, повинуясь инстинкту защищать старшего. Эльфийка верхом на Тени Смерти быстро нашла Аркана, который стоял с противоположной стороны от расположения остатков войск орды.
        - Живой? Зачем было лезть на рожон? Еще и чёрный меч достал! - взволнованная, растрёпанная и злая Тилиэль готова была накинуться на Аркана. Выражение лица эльфийки выражало не то гнев на его безрассудство, не то радость от того, что он все-таки выжил.
        - Прости, ты права, не стоило экспериментировать сейчас... Что дальше? Тролль у нас пойман всего один. И тот стоит, где не нужен, - опустив голову, человек понуро пытался понять, что спланировала эта девушка, способная наслаждаться смертельной опасностью.
        - Не переживай на этот счёт. Прямой путь мы уже перекрыли, остаётся лишь избавиться от генерала, который может обезвредить все наши ловушки.
        - То есть наша цель на этом перекрёстке вовсе не выставление преград? Надо было сказать мне раньше!
        - И что бы ты сделал? Ты и так, смотрю, постарался и убил проблему номер три в нашем списке. Капитан тоже способен управлять троллями, поэтому нельзя было оставлять его в живых. Твои рога подросли, - заметила Тилиэль. - Но победа стала ещё на шаг ближе. Тень Смерти избавит нас от императорских рыцарей и их магического оружия, а нам останется лишь убить генерала и его личную охрану. Пока неизвестно, что они умеют, но с такими рогами... подозреваю, что владеют какими-то своими демонами со схожими атаками, - озабоченно проговорила она. - Генерал очень умён и не станет ввязываться в бой с нами, если не будет уверен в победе. Поэтому Тень подключим только в разгар битвы.
        - Понятно. Значит, надо показать, какие мы слабые, но при этом продержаться какое-то время против рыцарей и генеральской охраны одновременно. А нет ли у нас подкреплений? Боюсь, моих сил не хватит на эту битву. К мечу я ещё не привык, а духи могут не вытянуть такую нагрузку.
        - Все сражаются на своих местах. Ты можешь не идти в бой вместе со мной. Подстрахуешь нас, дождавшись светлых эльфов, - голос Тилиэль дрогнул, хотя она и старалась скрыть эмоции, - Если у меня не выйдет, ты со своими друзьями закончишь начатое.
        - Кто сказал, что я не готов отдать жизнь ради твоего спасения? Нет уж, я не стану стоять в стороне и дожидаться, пока тебя убьют.
        Отчего-то внутри всё сжималось при мысли о том, что она может умереть. Эта девушка волновала меня больше, чем победа в битве. Придя в Игру за впечатлениями, ради создания ярких воспоминаний, я и не предполагал, что придётся вынести столько боли и побороть столько страхов. Самые яркие эмоции я испытываю, когда сражаюсь ради кого-то, когда после всего вижу эту благодарную улыбку, слышу ободряющие или даже непонимающие слова. Это важнее демонов, эльфов, людей или орков. Это и есть то настоящее, что хочется забрать с собой в реальный мир...
        Собравшись с мыслями, Тилиэль продолжила обсуждение тактики. Аркану она отвела место приманки. Срубив клык тролля и подвесив его как талисман, они как бы говорили: «Вот кто победил капитана троллей! Это самый опасный враг». Тилиэль в это время заготовит заклинание метеоров, как то, что они создавали вместе с Арканом. Только сейчас ей придётся использовать заранее заготовленные камни и самой творить магию воздуха.
        - На это уйдёт много сил, ты точно справишься, Тилиэль? Тень Смерти, духи огня и воздуха... уверена, что стоит так рисковать? - в голосе Аркана слышалась искренняя забота.
        Я-то Игрок, вместо меня умрёт никому не известный человек-отшельник. Я вернусь в реальный мир. Надо занять её место и рисковать жизнью вместо нее. Растрачу энергию, но сберегу Тилиэль.
        - Это ко мне в дом они пришли, это моих воинов они убивают, это моя подруга отдала жизнь за смерть предыдущего генерала. Конечно, я уверена!
        - Ладно. Но ты уже вымоталась, если почувствуешь нехватку сил, пообещай, что скомандуешь отступать, - нахмурившись, Аркан выдал истинную причину своего беспокойства - Я не хочу потерять тебя в этом бою.
        - И почему ты так переживаешь из-за одной тёмной эльфийки?
        Об этом я бы предпочёл поговорить позже, но раз она спрашивает... Нет, не стану сейчас ничего говорить о своих чувствах. Перед боем это лишнее.
        Слишком задумчивое лицо Аркана ответило Тилиэль без слов, но она отмахнулась.
        - Ну и ладно, можешь не отвечать. Сталь в печи закаляется!
        Тень Смерти вынырнула из-под земли, предоставляя оба седла. Тилиэль, не глядя на изумлённое лицо человека, запрыгнула на своего питомца.

«СТАЛЬ...»?Она это серьёзно? Так говорят только в одном маленьком районе на севере. Откуда эльфийке знать... вариантов немного. Она тоже игрок!
        Аркан с небольшим опозданием перекинул ногу и устроился верхом на грозном звере. Не медля, Тень отправилась прямиком через обрушенный холм. Телом компенсируя неровности, она не тревожила всадников и шла кратчайшим путём. Пересекая гору обломков, они наблюдали за умирающими орками, извергающими бранные слова. Хотя большая часть уже была погребена под слоем камней и земли, ещё оставались самые выносливые, ещё не распрощавшиеся с жизнью.
        - Надо будет приказать Тени собрать их силы. Всё равно они не жильцы, а энергия нам не помешает, - задумчиво глядя на умирающих, высказалась Тилиэль.
        - Ты же говорила, что кристалл с энергией питает всех эльфов. Разве ты сама не пользуешься им же, Тилиэль? - обеспокоенно спросил Аркан.
        - Есть менее способные маги, не способные рассчитать количество своей энергии. А я уж обойдусь своими силами.
        Ничего не ответив, Аркан лишь кивнул, запомнив услышанное - на всякий случай.
        Они подъехали к остаткам орочьих войск, никак не маскируясь. Эффект внезапной атаки уже сработал во время разрушения холма. Пришло время хитростей. Вперёд вышел Аркан, Тень смерти предусмотрительно скрыли под землёй, а Тилиэль стояла на значительном расстоянии, готовясь к крупномасштабной атаке - дождю из расплавленных камней.
        - Я предлагаю вам сдаться. Основные войска повержены, на территории нашего лагеря Орда не победит. Генерал, дорога ли вам ваша жизнь, или вы решите пойти до конца и погибнуть? Решайте, - Аркан намеренно исказил факты, чтоб распалить генерала и его воинов. Нельзя было давать им возможность уйти, нужно обязательно вовлечь их в бой и разбить. Всех до единого. Тогда планы осуществятся, и эльфы точно победят врагов без командующего.
        - Кто ты такой, человек? С каких пор в лагерях эльфов ошиваются люди? Да ещё смеют выражать столь дерзкие мысли. Я не уничтожил тебя и твою подстилку сразу же только ради любопытства. Разведчики и сеть гонцов сообщили мне, что победы добились уже больше половины моих отрядов, остатки армии эльфов загнаны на поле, где с ними вскоре будет покончено. Неужели ты думаешь, что мне есть дело до твоих слов?
        Блеф не сработал, и Аркану пришлось на ходу придумывать, как распалить воина.
        - Значит, разведка и у вас работает. Видимо, недостаточно хорошо, - насмешливо хмыкнул он. - Пути к отступлению перекрыты, мы кое-что приготовили для вас. Лагерь будет обрушен. Будут сожжены все орки, гоблины, тролли, берсерки. Даже элитным бойцам вроде вас не выжить. Собственно, о чём это я? Можем проверить прямо сейчас, кто здесь победитель! Я могу сразиться с лучшим бойцом, да хоть со всеми одновременно! Победить жалкую горстку воинов Орды уже не составит труда. Бежать вам всё равно некуда. Не сдадитесь, здесь же и сдохнете.
        Тилиэль приходилось маскировать видимые магические эффекты, что здорово снижало скорость. Пока Аркан отвлекал генерала разговорами, она торопливо плела заклинание.
        - Ведь ты не хочешь умирать, человек, - генерал скривился и сплюнул на землю. - Будь у тебя силы для драки, ты бы столько не трепался! Твои речи фальшивы. Наверняка ты просто отвлекаешь нас своими глупыми разговорами. Рагат, архоты! - на орочьем прорычал он, приказывая убить человека.
        Этого Аркан и добивался. Приманка сработала.
        Достав оба меча, человек приготовился к схватке. Капюшон слетел с его головы, и враги увидели на голове рога демона. Тролли и императорские воины не спешили вступать в сражение, ожидая быстрой победы лучших бойцов генерала.
        - Архот, уклоняться! Не попадите под чёрный меч! - генерал, судя по всему, знал о природе одержимых демонами, и о том, насколько они бывают страшны. А ещё он знал, как действует чёрный меч.
        Вот бы вызнать у него всё про этот меч и про рога! Может, тот орочий демон, про которого говорят, имеет то же происхождение? Это бы многое объяснило. И если меня ждёт подобная судьба, надо распрощаться с этим мечом как можно скорее.
        Пока Аркан пользовался подсказками красной линии и начал движение, плавно идя за отсветом рун. Влево, поднырнул вниз, сделал выпад вперёд и вверх сразу двумя клинками. Красный оцарапал морду стражника генерала, а чёрный вонзился чуть ниже левого плеча. Охранник словно не обратил внимания на полученные раны и продолжил движение: полоснул человека по шее, стараясь отнять его жизнь. Не ожидавший такого напора Аркан уже приготовился получить смертельное ранение, услышал только скрежет металла о каменный ворот. Дух камня, несмотря на чужеродное колдовство чёрного меча, встал на сторону человека. Не мешкая, Аркан вынул меч из умирающего тела монстра, приготовившись к атаке следующего охранника.
        Сразу четверо оставшихся воинов обступили человека с разных сторон, уклоняясь от его ударов либо блокируя их своими мечами. Слаженные атаки невозможно было бы отразить без помощи духа, который пришёл как нельзя кстати. Человек мог не переживать о тыле, надёжно прикрытом каменной бронёй.
        Красные отсветы стали раздваиваться, появилось несколько вариантов движений, чем Аркан и воспользовался. Он выбирал одну линию и следовал за ней чёрным мечом, а красным старался отражать атаки. Не каждый раз получалось удачно отвести клинок врага, поэтому вскоре он был в порезах и колотых ранах. Зато ему удалось отрубить одному противнику часть левой руки, другому проткнуть бедро и лишить его подвижности.
        Раненые воины из боя не выбывали. Однорукий орк не замечал своего увечья, а второй перетянул ногу металлическим хомутом, видимо, специально разработанным для таких случаев, и продолжил бой. Словом, это были воины, готовые нести любые потери ради выполнения приказа.
        Что ж, значит, нужно срубить головы, чтобы не сопротивлялись, - подумал Аркан и на этот раз пошёл не по траектории красного отсвета.
        Налетая телом на вражьи клинки, он спутал боевое построение орков, смог достать двух стоящих перед ним орков и рубануть по шее обоих. Обильно пролилась чёрная кровь, а хрипы врагов завершили их воинский путь. Энергия одного орка плавно перетекла к Аркану, увеличив подвижность и выносливость человека.
        Со спины разом осыпались каменные чешуйки - защита духа камня исчезла. Связь оборвалась, дальше придётся действовать самостоятельно. Красная полоска света протянулась за спину Аркана, и он без промедления выполнил круговое движение. Меч попал точно в шею орка. Второй удар ему отразить не удалось, однорукий вонзил свой меч ему в бок. Уже три клинка торчало из тела Аркана. Опьянённый силой убитых бойцов, он вытащил мечи и отбросил их, будто те были жалкими занозами. Врага это не поколебало - видимо, насмотрелся на такое во время тренировок.
        Генерал не показывал ни малейшего беспокойства из-за потери личной охраны, только отдал приказ троллям и императорским воинам вступить в бой. Сам же отстранился, чтобы взять своё оружие из мини-арсенала, выставленного вблизи их расположения. Генерал выбрал длинное копьё, заострённое с обеих сторон. Один конец представлял классический вариант, дополненный множеством шипов, второй обладал чуть изогнутым краем и расплющенным зазубренным лезвием. Древко было украшено изящной кожаной оплёткой.
        Тилиэль было пора применять магическую атаку, но генерал стоял поодаль и мог не попасть в зону поражения. С другой стороны, сколько ещё продержится Аркан? Соберутся ли враги еще раз в кучку? Раскинув руки в стороны, Тилиэль запустила готовое заклинание. За счёт выигранного времени, она смогла подготовить максимально эффективное заклинание, огонь был жарким, а камни были готовы выпрыгивать из-под её ног.
        Дух воздуха подхватил их и быстро закрутил их, словно каменный диск. Огонь вмиг расплавил каменные глыбы и сжал их в пламенеющей оболочке. Сведя руки, Тилиэль направила смертоносные шары на врагов. Императорские воины пытались спрятаться за гигантов, но метеориты прошили тела троллей, прожигая и тех, кто стоял за ними. Троим удалось скрыться от огненного дождя, равно как и генералу, который раскрутил копьё, защищаясь от магии эльфийки.
        Трупы врагов воспламенились, превращаясь в пепел. Двоих воинов, стоявших по краям, огненные метеориты задели по касательной. Теперь они корчились от боли и пожирающего их изнутри огня. Тилиэль добавила этот эффект, чтобы добить раненых противников. Императорские рыцари отступили за спину генерала, который владел магией и мог защитить их в случае повторной атаки. Выругав их за трусость, он выжидал. Понимая, что целью является он сам, не убегал и не пытался скрыться. Просто стоял, оценивая силы эльфийки и её воина.
        Успев отпрыгнуть в сторону Тилиэль, Аркан отошёл ещё на несколько шагов для перегруппировки. Его раны уже затянулись за счёт энергии убитых орков, которую перекачал меч.
        - Он нас не боится даже после потери почти всех своих воинов. Что будем делать дальше? - человек не мог принимать на себя командование этим боем, у него не было тактического опыта и боевых навыков, которыми владела эльфийка.
        - Попробуем убить их, не подпуская к себе. Оплётка его копья мне совсем не нравится. Похоже, оружие отравлено и усилено какой-то магией. С ним будет сложно совладать, придётся выложить всё, что у нас есть.
        Позвав Тень Смерти, Тилиэль мысленно попросила помощи в убийстве генерала, и зверь сразу откликнулся на её просьбу. Вынырнув из земли слева от Аркана, она встала между эльфийкой и генералом. Впервые Аркан услышал её грозный рык! Голос зверя, готового растерзать врага, вызывал природный ужас у всего живого. Хотя генералу, похоже, было плевать. Перекинув своё копьё другой стороной, он принял стойку и скомандовал бойцам прикрывать фланги.
        Зверь расправил лезвия на своих огромных лапах и принялся размахивать ими, кроша камни на своём пути в мелкую пыль. Орки даже не пытались что-то противопоставить Тени, а вот генерал сразу стал читать какое-то заклинание, выплёвывая слова. Серая дымка окутала пространство перед группой вражеских воинов, зверь, не останавливаясь, шёл вперёд, но там уже никого не было. Сверху и с флангов на Тень Смерти набросилась четверка воинов, применяя все свои умения, чтобы нанести как можно больше урона.
        Орки поражали зверя молниями, рубили клинками и посылали в раны разрушительную магию. Венцом атаки врагов стал сам генерал. Подпрыгнув над зверем, он раскрутился и разрезал копьем тело Тени. Из раны стал сочиться желтоватый дым. Если другие раны затягивались почти сразу, то эта мучила зверя и вытягивала энергию из Тилиэль.
        Решив не ждать, когда враги прикончат её питомца, эльфийка ринулась в бой. В правой руке она держала красный клинок, в левой - кинжал, способный менять длину и стрелять огнем. Аркан, следуя за командующей их миссии, присоединился к атаке. Рассыпая огненные стрелы и пытаясь защитить Тень Смерти, эльфийка бежала всё быстрее. Своего питомца она обожала, поэтому энергии для неё не жалела.
        Извернувшись, Тень выставила лапы-лезвия навстречу двум воинам. Защититься от такой атаки они не смогли и погибли на месте. Генерал продолжал орудовать своим копьём, делая новые порезы на теле зверя. Отмахиваясь от него, Тень поворачивалась и извивалась, пытаясь достать врага, но ему каждый раз удавалось уйти от удара и атаковать самому. Движения его были еле уловимы, Тилиэль не могла попасть по нему магией, а Тень - поймать в поле зрения.
        Подоспевший Аркан вступил в схватку с оставшимся в живых солдатом. Все, с кем ему доводилось биться до этого, не были выдающимися воинами и сильно полагались на высокий уровень своей амуниции и магическое оружие. Этот воин имел свой стиль ведения боя, движения были непредсказуемы и точны, казалось, он предугадывает движения Аркана.
        Атаки на Тень Смерти прекратились, и она переключилась на воина, обеими лапами со множеством лезвий ударила со спины, пока человек отвлекал его. Осталось победить генерала орков, и миссию можно было считать успешно завершённой.
        Огромный зверь не смог навредить быстрому и ловкому врагу, поэтому Тень применила трансформацию тела, превратившись в человекоподобного монстра со множеством рук. Часть её мечей превратилась в огненные плети. Ростом она по-прежнему выделялась, в два раза превосходя противника размерами.
        Слаженные атаки Тилиэль и Тени Смерти заставили генерала отступить, Аркан в это время заходил за его спину. Всё болело, силы были на исходе, несмотря на вытянутую черным мечом энергию. Красная линия вела человека к смертельному удару, желая отнять жизнь последнего врага. Выполняя её указания, Аркан закручивался в боевом танце, пытаясь ухватить ускоряющийся луч света.
        Вот его клинок со звоном столкнулся с оружием орка. Красный меч разрубил древко копья, генерал снова отступил. Лишившись своего лучшего оружия, вторую половину копья он метнул в Тень Смерти. С пронзённой грудью и жёлтой паутиной, расходящейся от раны, она упала на одно колено, не в силах продолжить бой.
        Довольный собой, орк побежал к переносному арсеналу за новым оружием. Ошеломлённая Тилиэль не преследовала его. Пытаясь хоть как-то помочь своему питомцу, она вырвала копьё из груди Тени. Огнём было не помочь, регенерация зверя остановилась под действием яда, расходящегося по всему телу. Вливая в зверя свою энергию, Тилиэль удалось остановить распространение проклятия, и оно стало отступать. С каждым мгновением эльфийка чувствовала себя всё слабее, последние силы растрачивая на восстановление Тени Смерти.
        Увлекаясь зову меча, Аркан нагонял генерала. Но даже в боевом трансе, в который он погрузился, ему не хватало скорости. Орк одним движением выхватил клинок и небольшой щит, вытянутый в длину. Выставив его перед собой, он заблокировал первый удар Аркана, откинул человека и атаковал сам. Вторым мечом Аркан едва успел отвести атаку, но уже начал заваливаться назад, в яму, образовавшуюся после обрушения холма. Аркан провалился на большую глубину, еле удержавшись от падения в самый низ обвала.
        Сообразив, что какое-то время человек его не сможет потревожить, генерал поспешил добить монстра и эльфийку. Разбежавшись, он вложил всю силу в горизонтальный удар, желая срубить голову зверя. Тилиэль пыталась его остановить и выставила свой клинок, но лишилась своего оружия. Меч отлетел далеко в сторону. Тень выставила два лезвия, остановив удар у самого горла, огненными плетями она обвила плечи орка, не давая ему отступить или замахнуться для нового удара.
        Эльфийка побежала за своим клинком, экономя энергию и воздерживаясь от магической атаки. Силы покинули ее, назад она уже вернуться не смогла. Теряя сознание, она молилась, чтобы Аркан оказался в безопасности и не попался в лапы бесконтрольной Тени Смерти.

***
        Увидев ускользающий силуэт, я понял - генерал пошёл добивать Тень Смерти и Тилиэль. Нужно быстрее выбираться. Выступ за выступом, я пробирался выше. На последнем уступе я почувствовал, как край ямы осыпается под моими ногами. Подлый орк не просто оставил меня здесь, он позаботился о том, чтобы я не успел выбраться.
        Выхватив оба меча, я с силой вонзил их в стены и смог удержаться от повторного падения. Мне хватило бы сил, чтобы выпрыгнуть на поверхность, но чем тогда сражаться? Я решил не медлить, а оружие присмотреть во вражеском арсенале, возможно, что-то получится использовать. Резко подтянувшись и выбросив ноги вверх, я долетел до устойчивого края. Перекатившись, встал на ноги и уже собрался бежать, но увидел, как Тилиэль падает позади своего питомца. Наверняка её энергия истощилась, и тело не выдержало.
        На пробежку за оружием времени не осталось. Генерал орков ликовал, предвкушал свою победу победным криком. Но к его удивлению, монстр не умирал, потеряв источник энергии. Тень Смерти стала превращаться в дух. Она была абсолютно черной, ни одного блика не мелькало. Когда тело испарилось, а Тень словно впиталась в землю, из-под обломков стали доноситься крики о помощи уже умирающих орков, но что могло их напугать больше смерти? Радиус криков расширялся и шел цепочкой, стало понятно, от чего орки поддались панике в предсмертный час.
        Генерал орков оглянулся на крики, доносящиеся из подземной глубины. Собрав силу, он выжидал, когда зверь появится прямо под ним. В нужный момент он вонзил острый край щита и меч в землю, яркая голубая вспышка прошила землю. Раздался устрашающий гул, и Тень вырвалась на поверхность в своём истинном обличии.
        Ее фигура поглощала свет, размытые очертания излучали черную ауру абсолютного зла. Орк успел отпрыгнуть, поэтому Тень не сожрала его сразу после своего появления. Похоже, она питалась душами воинов, раз они так отчаянно кричали. Никто не желал расставаться с душой.
        Битва генерала Орды с Тенью Смерти началась. Зверюга атаковала длинными отростками, но орк предугадывал ее движения и старался бить по щупальцам. На месте отрубленных вырастали новые, казалось, бессмертное существо победить невозможно.
        Аркан застыл на несколько мгновений, засмотревшись на битву, но почти сразу очнулся и побежал к Тилиэль. Нужно было скорее спасти её, унести как можно дальше, пока была такая возможность. Но не успел он пробежать и половины пути, как Тень после очередной контратаки орка отступила и стала искать источник энергии, чтобы восстановить силы. Обратив свой взгляд в сторону бывшей хозяйки, Тень метнула щупальца и схватила эльфийку.
        Словно что-то вспоминая, она присматривалась к Тилиэль, но генерал не дал опомниться чудищу: почувствовав слабость врага, орк применил весь имеющийся арсенал. Атака, приправленная молниями, кромсала тело монстра, не обращая внимания на щупальца. Орк отрубал их мечом, отбивал щитом, а затем снова атаковал и вонзал в тело зверюги свой щит, подпитывая удары магией. Окончательно обезумев, Тень стала разбрасывать камни, пытаясь попасть по орку, из щупальцев вытянулись копья, которыми она атаковала его.
        Эльфийка полетела на землю, копьё вонзилось ей в ногу выше колена. Аркан не мог больше ни о чём думать, предчувствуя большую беду, он думал только о спасении Тилиэль. Как и в прошлый раз, он почувствовал, как к нему подступает вязкая чернота. Воздух тяжелел и сгущался, последнее расстояние до Тилиэль Аркан преодолел одним прыжком, завалившись на неё, прикрыл собой.
        Когда Аркан приземлился, чернота поглотила их обоих. Сначала он даже не видел, что происходило снаружи. Воздух разредился, вокруг них оказалась полупрозрачная защитная оболочка. Из головы росли, причиняя невыносимую боль, его собственные угольно-чёрные рога.
        Человек, больше походивший на демона, отстраненно наблюдал за происходящим на поле боя. Теперь он понимал, почему Тень Смерти назвали именно так. Победить не мог никто - зверюга черпала силы в воинах, заваленных под обломками, а мощный орк не знал усталости. Размахивая мечом и щитом, он показывал чудеса боевого искусства. Несколько раз он даже попытался попробовать на прочность оболочку, защищающую человека и эльфийку, но после четвёртой неудачи бросил эту затею и бил по монстру. Тень не унималась и пожирала души бойцов Орды, направляя чёрную энергию в атаки.
        Она так и не приходит в себя. Жива ли она вообще? Нет, нельзя так думать, она здесь, я душой чувствую её энергию, телом чувствую биение сердца. Она жива! И это всё, что нужно знать...
        Высоко в небе, над деревьями и дымом от многочисленных пожаров, сверкнул свет, потом ещё и ещё. В небе появилось четыре силуэта, несколько вспышек означали, что бой шёл и в небе. Как было бы хорошо подняться ввысь, над лагерем, увидеть спокойствие леса и мирную жизнь эльфов вместо пылающего поля боя. Возможно, однажды эта мечта сбудется, но точно не сегодня.
        Быстро приближаясь, наездники на дракогрифах атаковали генерала орды, который сражался с монстром. И орк поспешил отступить в глубину леса, продираясь сквозь кустарник. Как только он скрылся из обзора, Тень Смерти принялась искать новую жертву. Ощущая в нашем коконе большую энергию, она тщетно пыталась пробить защиту. Магия дракогрифов отпугнула зверя, Тень уползла куда-то под землю и больше не показывалась.
        - Это, должно быть, Аркан, держи его, Лайра!
        Светлый дракогриф с радостью выполнила команду и, ухватив лианы, обвитые вокруг оболочки, понесла нас с Тилиэль. Чтобы эльфийка ничего не повредила себе в полёте, я нежно приобнял ее, слыша ее мирное дыхание, чувствуя, как спокойно восстанавливается энергия. Битва была позади. И уже неважно, чем она закончилась, мы сделали всё, что от нас зависело, теперь дело за остальными. Красные эльфийские мечи были здесь, а вот чёрного я нигде не видел. Неужели мой меч остался где-то там, на поле сражения? Было бы неприятно остаться без такого полезного клинка, но если это плата за спасение Тилиэль, то я ничего не имел против.
        Всё болело, а ощущение близкой смерти еще дышало в затылок. Тилиэль успокаивала одним своим видом и отвлекала от тревожных мыслей. Вылетев за пределы лагеря тёмных эльфов, мы стали снижаться, в небе не было летающих механизмов Орды - их уничтожили отряды наездников на дракогрифах.
        С высоты было видно поле советов. Пылающее и усеянное трупами орков и эльфов. Защитники покинули лагерь, очаги пожаров разгорались всё шире, увлекая за собой врагов, оставшихся в живых. Битва вышла сумбурной, непредсказуемой, все пошло наперекосяк, и только благодаря усилиям отдельных героев, нам удалось переломить ход кровавой бойни, которую устроила Орда. Плавное покачивание увлекло меня в забытье, и впервые за долгую ночь я позволил себе расслабиться и отключился.
        Я проснулся сразу после приземления. Защитная оболочка куда-то исчезла, а вокруг стояли изумлённые светлые эльфы. Поодаль я увидел бойцов тёмных эльфов. Они вместе, это уже хорошо! Поднявшись, я обнаружил свой меч, лежащий рядом с красными. Что? Откуда он тут взялся? Тилиэль уже обступили маги, оказывая помощь. Ко мне тоже направились сразу несколько лекарей во главе с Кариэн.
        - Аркан, что с тобой произошло? Почему на голове появилось... это? - испуганный голос Кариэн выдавал её смешанные чувства, она хотела помочь своему чемпиону и надёжному другу, к которому так привязалась.
        - Это... Из-за применения магии, связанной с моим чёрным мечом. Я и сам не понимаю, откуда точно это берётся и почему растут рога, - Аркан выдохнул, собираясь с силами. - Тёмные эльфы знают больше, у них это, как я понял, дело обычное.
        - Обычное? Человек заблуждается. Если тебе встречались лишь эльфы, склонные во время войны к демонической одержимости, это не значит, что для нас это норма, - из толпы вышел высокий худощавый тёмный эльф. Рогов на его голове не было, а взгляд выдавал умудренного жизнью воина, который через многое прошёл. Аркан вспомнил, что уже встречался с ним - это был Эрентил. - В твоем мече заключена демоническая сущность, которая проснулась во время боя. Она постепенно делает тебя одержимым. Возможно, ты заметил другие побочные эффекты превращения, кроме рогов. Отношение духов могло измениться, или потоки энергии стали вести себя иначе. Как сильный боец и талантливый маг ты должен был это уловить.
        - Это и без таланта было бы очевидно, - Аркан не стал скрывать правду и решил выложить все. - Сложно не заметить странностей, когда энергия убитых воинов перетекает к тебе через меч.
        - Это ускоряет процесс одержимости, будь осторожен с этим навыком, человек, - Эрентил отошёл назад, сказать ему больше было нечего.
        Изумлённые светлые эльфы молча смотрели на свою правительницу. Они предоставляли слово ей, не решаясь вслух высказать свои страхи и сомнения в доверии одержимому чемпиону.
        - Мы найдём замену твоему мечу, Аркан. И придумаем, как излечить твою одержимость после победы в сражении, - Кариэн будто не заметила настроения сородичей, общим решением дав понять, что чемпиона менять не будет. - Сейчас нужно остановить Орду, перекрыть переход через реку. Стратегия остается прежней, поэтому после окончания эвакуации оставшихся в живых тёмных эльфов войска присоединятся к засадному отряду и разгромят остатки орочьей армии. Предоставим огню и стараниям тёмных эльфов сделать своё дело и уменьшить ряды врагов. А потом добьём их водными заклинаниями. Остальных мы дождёмся на том берегу. Не дадим им уйти живыми. Пора выступать!
        Услышав жесткий тон Кариэн и слова о том, что врага нужно уничтожить, Аркан вспомнил капитана троллей и его ощущения.
        Что если и орки в большинстве своём простые вояки без права выбора? Может, нужно предоставить им решить свою судьбу самим? Без давления генералов, императора и прочих диктаторов, которые указывают, что делать и куда смотреть. Может, тогда мы узнаем, нужна ли эта война?
        Вслух Аркан ничего не сказал, только молча кивнул.
        После нападения Орды выжило меньше половины воинов тёмных - светлые пришли поздно, хотя обвинить их в этом было нельзя. Аркан винил в смертях себя, ведь он отсутствовал на поле боя в первые минуты. Он должен был научиться контролировать себя, концентрироваться и тратить энергию дозированно! Конечно, он знал, что ему не хватило навыков, чтобы после боя с демоном огня не потерять сознание. Да еще Тилиэль выбилась из сил и до сих пор не пришла в сознание, и все из-за того, что Аркан не сумел вовремя остановить генерала орков. Какой же из него герой, если он не может сделать самое главное? Чувство вины принялось грызть его с новой силой.
        Пошатываясь, он подошёл к тёмной эльфийке, чтобы удостовериться, что она в порядке. Маги посторонились, проявляя уважение к тому, кто спас их главнокомандующую. Слегка коснувшись её щеки, Аркан вспомнил, как Тилиэль пьянила опасность, и как она рвалась в битву. Она не растрачивала свои силы без остатка, не теряла контроль. Сильная, безрассудная и безумно красивая!
        - Не слишком ли ты залюбовался, Аркан? Может, хватит пялиться на неё? Нам пора приниматься за дело, - Кариэн подошла так близко, а он и не заметил.
        Обжигающая ревность стала для эльфийской правительницы чем-то новым. Нельзя, нельзя предаваться сиюминутным порывам! Для светлых эльфов это не типично.
        Резко развернувшись на месте, она чеканной походкой ушла прочь, не дожидаясь ответа своего чемпиона. Аркан понимал, как всё это выглядело со стороны, но ведь он ничего плохого не сделал, верно? И другим быть ему никак не получится. Неужели прекрасная Кариэн рисковала жизнями своих воинов не ради тёмных эльфов, а ради него? И их воссоединение прошло совсем не по ожидаемому сценарию. Никто не бросался в объятья, никто не плакал от счастья. И это ранило ее...
        План Кариэн сработал без сбоев. Генерал орков бежал с поля боя, не позаботившись о своём войске, поэтому мечущиеся отряды Орды попали в искусно расставленные магические потоки водной магии при переправе. Половина орочьего войска была уничтожена на реке, вторая половина разбежалась по лесам. Объединенные войска решили не тратить время на их поиски и зачистку - эльфийские леса не самое гостеприимное место для чужаков, через пару дней в живых останутся единицы. Битва за лагерь тёмных эльфов была окончена.
        Глава 19. Наш выбор!
        В полдень все собрались на большой поляне под горным хребтом, проходящим вдоль пути к месту турнира до горы Энвинаондо. Место было выбрано не случайно, это было идеальное место для отправной точки дальнейшего похода. Семьи воинов тёмных эльфов находились неподалёку, чтобы после того, как две армии разойдутся, все могли продолжить путь, не делая лишних остановок. Солнце ярко освещало место сбора, ясная погода приветствовала победителей и отгоняла скорбь по погибшим товарищам.
        Кариэн стояла в окружении эльфов, обступивших её на почтительном расстоянии. Она открывала совет по решению дальнейших действий в качестве правителя светлых эльфов.
        - Всем нам в прошедшую ночь довелось потерять товарищей! Их смерти не останутся бессмысленными. Это первая победа эльфов за последние пятнадцать лет оккупации нашего мира. Я вижу совместное будущее светлых и тёмных эльфов в спасённом Мире - нашем общем доме! Этот лес, горы и реки - всё будет помогать нашим народам в битве против вероломства Орды. Первый шаг сделан, каким бы ни был итог, как бы тяжело ни далась победа, мы сделали это вместе! - сделав паузу, Кариэн услышала возгласы тёмных эльфов и сдержанные выкрики светлых. Широкой улыбкой она приветствовала всех представителей Мира эльфов.
        - Теперь нужно делать следующий шаг, решительный и смелый. Предлагаю объединить наши армии и вместе добраться до Турнира Десяти. Ни одна армия Орды после нашей совместной победы не осмелится бросить нам вызов, поэтому шансы на успех велики как никогда. Мы покажем Орде, что начало объединению эльфов положено, что с нами надо считаться! Победа на Турнире даст нам ещё один аргумент против орков. Уверена, совместное появление покажет другим народам и фракциям нашего Мира, что надежда жива! Нельзя отдавать наш дом чужакам. Мы заручимся поддержкой всех эльфов, тёмных или светлых.
        В голосе Кариэн звенела надежда, воодушевление лилось на окружающих её эльфов рекой. Поляна в отблесках гор и прямых лучах полуденного солнца озарилась волшебным светом. Эльфы казались удивленными и не понимали, к чему клонит верховная правительница светлых. Кто-то ликовал и был готов заручиться поддержкой союзников, идти вперёд, разбивая планы врагов, поддавшись порыву. Но большая часть качала головой и недоверчиво отводила взгляд.
        Аркан встал рядом с Кариэн. Она сдержала недовольство, но не стала препятствовать, хотя простить его так быстро тоже не могла. Чемпион откинул капюшон, демонстрируя всем свои увесистые широкие рога, выросшие за одну ночь. Пришло время делиться сомнениями и продемонстрировать светлым, что рогатыми бывают не только демоны. Иногда такими становятся те, кто отчаянно пытается победить, жертвуя душой ради успеха.
        - Я чемпион светлых эльфов. Кариэн - моя правительница, и человеческая душа не дала мне никакого иммунитета от превращения в демоноподобного. Как оказалось, это не прихоть, не желание большей силы. Это неминуемые последствия применения оружия, которое даёт преимущество над Ордой. Как бы это ни выглядело со стороны, я не по своей воле решил стать таким! Я хотел победы эльфов, и уплатил за нее высокую цену. Каждый из присутствующих должен спросить себя, готов ли он отказаться от части своей души ради свободы и сохранения этого Мира? - Аркан обвел взглядом эльфов. - Не отступитесь ли вы в момент выбора? Станете снова прятаться по лесам? Это ваш выбор. Станете сражаться без надежды на победу? Снова. Ваш. Выбор. Идти вместе, добиваться победы вместе, собирать всех эльфов вместе! Вот НАШ ВЫБОР! - крик Аркана разнёсся по поляне, и сотни голосов поддержали его, в едином порыве вторя его призыву.
        - Наш выбор! - кричали светлые эльфы, соглашаясь с Кариэн.
        - Наш выбор! - кричали тёмные эльфы, отдаваясь нахлынувшему чувству единства после долгих скитаний по закоулкам Мира.
        Видя себе подобного, они понимали, о чём говорит человек - в каждом сражении они отдавали свои души, чтобы лагерь продолжал жить. Талантливые воины постепенно превращались в демонов, не давая Орде уничтожить их семьи, убить их детей и друзей.
        Все хотели присоединиться к общему потоку энергии. Вливаясь в реку, ручеёк перестаёт обтекать скалы и прятаться в мшистых расщелинах, ручеёк становится частью течения, способного подточить гору, сравнять с землей овраг, проложить свой путь. Ручьи надежд сливались в общий поток, желающий смыть грязь со всего Мира.
        Из толпы тёмных эльфов вышел низкий, невзрачный и худощавый эльф. Взглянув в его глаза, Аркан увидел мудрость прожитых этим эльфом сотен лет.
        - Вы все видите отклик народов на речи человеческого дитя! Удивительно, что ты сражаешься за этот Мир, твои мотивы не ясны, но действия говорят о преданности большей, чем у многих из наших народов. Твоя душа чиста, порывы стремительны, в них вложено столько же, сколько вкладывают лучшие из тех, кто может перебороть гордыню или обиду. Я видел раскол между нашими народами. Я знаю, отчего Орда смогла победить лучших из древних эльфов. Обломить сухую ветку не сложно, - он с громким хрустом сломал засохшую палку, которую сжимал в ладонях, а обломки сжёг магией и ссыпал пепел под ноги.
        - Дерево, наполненное жизнью, убить сложнее, но это зависит от силы, - эльф ринулся к краю поляны и рубанул ладонью стоящее поблизости дерево. Оно подкосилось, и маг поджёг его на лету, не дав стволу упасть на столпившихся эльфов. Возмущённые светлые хотели было выразить своё несогласие, но он жестом остановил их, показывая на целое дерево, которое стояло на месте.
        - Или возьмём куст, состоящий из множества ростков. Каждый из них крепок, гибок и умеет выживать. Они могут расти отдельно, сплестись в единое целое, заслонить солнце или пасть к земле, пережидая ливень, а затем выпрямить свои стебли. Могут пустить ветви в соседние кусты и стать непроходимой стеной, - свои слова эльф подкреплял магией, выращивая сначала один куст, затем еще и еще, вытянув их, сплёл вместе, затем расплёл и устелил ими землю, а затем выстроил в ряд, создавая сплошную зелёную стену. - Такую стену не уничтожить и за десять ударов, - он продемонстрировал тот же удар, что и с деревом, срубив несколько стройных ветвей, которые не получилось вырвать одним махом. Ветви остались крепко сцепленными с другими кустами. - Понимаете, что я хочу сказать? - добродушно улыбаясь, спросил эльф. - Стоит наладить связи между соседями, и мы становимся непроходимой стеной. Мы стоим, даже подкошенные ударом врага. Мы живём дальше.
        К сожалению, раньше у меня не было возможности показать это на деле, хотя такие мысли зрели в моей голове с самого великого разлома домов. Когда ещё зарождалась система верховных правителей и тёмный Ануриэль не поставил кровавую точку в отношениях добрых соседей...
        - Аркан, ты не знаешь нашего правителя и старейшего из оставшихся тёмных эльфов. Его имя Хекилсар, оно известно нашим сородичам и, как минимум, половине светлых эльфов. Он очень мудрый и надёжный правитель, правда, на время боевых действий слишком многое оставляет на молодых командующих, - вклинилась в разговор Сакамэ.
        - Сакамэ, но это всегда даёт свои результаты! Моё вмешательство в этот раз точно бы помешало победе! Зато моя магия скрыла от глаз врага уход половины лагеря. Никогда не помешает подстраховаться.
        - Хекилсар, неоднозначная фигура Мира эльфов. Всякие разговоры ходят о вас, и я буду рада скрепить наш союз и объединить силы. Приводите детей и ремесленников из укрытия, давайте устроим весёлую прогулку? - Кариэн блистала обаянием и красотой, невозможно было остаться равнодушным после проникновенных речей и природной красоты эльфийки. Сегодня она демонстрировала себя во всей красе - откровенные вырезы на длинном и тонком платье, глубокое декольте, кричащий образ. Кому он был предназначен?
        - Да, правительница, тебя выбрали светлые собратья, и я с уважением принимаю тебя как равную. Если светлые не против, объединим наши силы и двинемся на Турнир Десяти Смертей... - Хекилсар всегда скрывал свои амбиции, пока дело не дошло до разговоров со светлыми эльфами. Но и в этом деликатном разговоре он подчеркнул желаемый статус, не переводя беседу правителей в открытую перепалку.
        - Весьма справедливо, почтенный Хекилсар! В путь мы будем готовы выдвинуться завтра на восходе солнца. Нет смысла ждать, времени осталось не так много, мы должны успеть добраться до Энвинаондо, - Кариэн взяла решение на себя, формально согласившись с положением тёмного эльфа.
        До настоящего воссоединения народов Мира эльфов было еще далеко.
        Глава 20. Лагерь в горах.
        Прошло ещё два напряжённых дня. Беспричинные смены настроения Кариэн - от весёлой и задорной до холодной и отталкивающей - беспокоили Аркана. Он никак не мог подобрать слова и время для разговора с ней. Новость про улучшение состояния Тилиэль Ауримэ принесла с самого утра, и именно сегодня Аркану было совсем не до разбирательств с Кариэн. Он просто хотел поскорее увидеть Тилиэль, взять её за руку, удостовериться, что она в порядке. И, конечно, обрадовать её новостями про их новый поход и новые опасности, которые, как он предполагал, порадуют её больше всего.
        Заварив того самого чая, который делал при первой встрече, Аркан быстрым шагом направился к палатке лекарей тёмных эльфов, где располагали раненых. По пути чуть не налетел на Кариэн, которая в это утро была чем-то обрадована и улыбалась той особенной улыбкой, которая врезалась в память Аркану и напоминала о тёплом родном доме, оставшемся в далёкой реальной жизни. Пройти мимо такой Кариэн он попросту не мог.
        - Привет, Кариэн! Сегодня особенный день? Ты сияешь ярче обычного, мне всё чаще не хватает твоей улыбки, надо это исправлять! - Аркан слегка ущипнул её за талию, рискуя получить пощёчину. На его счастье, в этот раз добродушие правительницы победило, громко смеясь, она легко отвела руку от себя, невзначай задержав ладонь Аркана в своей.
        - Конечно, особенный! Пришли новости от разведчиков про одно место на подходах к горе Энвинаондо. Когда-то давно это был замок нашей семьи. Мне только что сообщили, что его территория пустует. А линия дипломатического мира, благодаря Турниру, пролегает далеко за пределами этого замка. Мы все сможем хорошо отдохнуть в его окрестностях, там есть источники энергии, способные восполнять жизненную силу. Наши воины и мы сами перед Турниром точно сможем восстановиться. Неподалёку живут горные эльфы, которые изъявили желание присоединиться к нам. Их правитель - очень жёсткий эльф, но его дочь моя хорошая подружка. Мы давно не виделись с ней, и я жду не дождусь нашей встречи! - Кариэн разоткровенничалась и, поняв это, смутилась и осеклась, немного раскрасневшись.
        - Это здорово! Я знаю, что ты давно не отдыхала, тебе это пойдёт только на пользу! И одной эльфийке точно стоит воспользоваться источником, про который ты говоришь, - вдохновлённый новостями, Аркан проговорился, выдавая личность той, что занимала его мысли.
        - Вот значит как... Ты всё о ней... - хорошее настроение Кариэн улетучилось, она холодно продолжила. - Очнулась, значит? Несёшься, как на свидание. А я-то подумала, что ты мне так обрадовался! Глупость какая...
        - Тебе и обрадовался! - поспешно заговорил Аркан. - И вовсе не глупости, ты важна для меня. Именно ты привела меня в этот мир! Я всегда буду благодарен тебе, и сделаю всё ради исполнения твоей мечты. Я не забираю свои обещания, не бросаю наш путь, просто... Пойми, есть другие эльфы, к которым я не могу оставаться равнодушным. Для меня нет различий между светлыми и тёмными, слабыми и сильными, правителями или воинами. Эльфы прекрасны! Почему я должен выбирать? Разве нельзя просто радоваться каждому счастливому моменту?
        - Ты прав, Аркан... Скорее всего, прав, - Кариэн отвернулась и закусила губу. - Я вижу, как ты ухаживаешь за другой эльфийкой и отдаляешься от меня. Мне становится страшно, словно я снова маленькая девочка, а мои родные люди идут за своими чувствами, оставляя меня позади, отдаваясь непонятным мне эмоциям, и больше не возвращаются... - глаза эльфийки предательски заблестели, взгляд непроизвольно задержался на рогах, венчающих голову Аркана. Он крепко обнял Кариэн, успокаивающе поглаживая по светлым волосам, которые опьяняюще пахли цветами.
        - Я никуда не уйду. Мы вместе освободим этот мир от императора и обязательно выживем.
        Слов было достаточно, она прижалась к Аркану, сдерживая нахлынувшие эмоции. Отчего-то ни с одним эльфом она не чувствовала такого спокойствия, как рядом с этим человеком. Постояв так немного, Кариэн первая решилась прервать момент.
        - Иди к ней, наверняка твоя поддержка сможет придать сил той, что выложилась в том сражении больше других, - без раздражения и ревности сказала Кариэн. - Я постараюсь понять тебя и поддержать в любых твоих порывах. Ведь именно благодаря тебе мы здесь.
        - Спасибо, Кариэн, мне нужен был этот разговор! - Аркан ярко улыбнулся. - Давай позже соберёмся вместе, устроим полноценное знакомство, без официальных церемоний?
        - Ты прав, нужно дружить с теми, кого называем собратьями, а не сторониться друг друга. Кто это начнёт, если не правители? - как показалось Аркану, Кариэн улыбнулась немного грустнее, чем при их встрече.
        Чайник успел остыть, но заваривать чай заново было некогда, поэтому Аркан побежал с тем, что было, надеясь встретить какого-нибудь мага, который сможет подогреть напиток.
        Вбежав в шатёр, он увидел, что Тилиэль уже сидела на кровати и о чём-то весело переговаривалась с Ауримэ. Рассчитывать на уединение точно не стоило, ведь общая палатка лекарей вмещала в себя не меньше пяти эльфов. Сбавив темп, он подошёл к ней. Взъерошенный, с горящим взглядом, Аркан так смотрел на неё, что эльфийка невольно засмущалась, отвела взгляд и игриво засмеялась.
        - Снова врываешься в мою жизнь? - с долей ехидства поинтересовалась она. - Как живется с рогами? Светлые, наверное, по-новому теперь смотрят на своего чемпиона.
        - Знаешь, а Тень тогда смогла выжить! Правда, разгуливает без присмотра теперь, животина неблагодарная... - Аркан не знал, что говорить в такой момент. Почему-то на ум пришли последние события, которые повергли Тилиэль в бессознательное состояние.
        - Не понимаю, как в таком случае нам удалось выжить, Аркан, - с искренним удивлением произнесла Тилиэль.
        - Меч выручил, - пояснил он. - В критический момент вокруг нас возникла защитная оболочка. Как потом объяснила мне Кариэн, она обратно превратилась в меч, как только мы оказались в безопасности. Так что, демонический он или нет, меч надо держать при себе.
        Скривившись, Тилиэль посмотрела на рога Аркана. Они выглядели неотъемлемой частью воина, завершая его образ. Как будто он родился с демоном внутри, только разбудил его поздно. Переведя взгляд на его фигуру, эльфийка увидела чайник, который Аркан, смущаясь, пытался спрятать за спину.
        - Ты принёс мне что-то кроме новостей? Хватит прятать, давай сюда свой чайник! Хочу попробовать, что ты там заварил, - Тилиэль решила отвлечься от мрачных мыслей, и лучшим средством было порадовать себя чем-то, не привязанным к духовным вещам, внутренним демонам или идеальному балансу.
        - Это чай, но я слишком долго шёл, он успел остыть, - извиняющимся тоном добавил Аркан.
        - Ты как будто забыл, к кому пришёл! - огонёк в глазах Тилиэль сверкнул особенно ярко, бросая вызов.
        Перехватив у Аркана его гостинец, она призвала духов огня и немного подогрела металл, аромат чая усилился. Но это оказалось не таким пустячным делом, как раньше. На лбу эльфийки выступили капельки пота, а руки дрогнули, так что она чуть не выронила чайник. Аркан подхватил его с двух сторон, положив свои ладони поверх узких ладошек Тилиэль. Он мягко улыбнулся, ничуть не испугавшись её реакции на духовную нагрузку.
        - Думаю, этого будет достаточно, ты замечательно постаралась!
        Ауримэ как раз принесла кружки и чайный столик. Втроём они пили чай и вели отвлечённые беседы, стараясь не нагружать лишними мыслями Тилиэль. Чай хорошо помогал успокоить тревогу и облегчал мысли. Недолгая передышка, и момент встречи подошел к концу. Лагерь уже собирался после ночлега, пора было двигаться в путь.
        - Тилиэль, я сегодня узнал, что скоро мы придём в место, где можно будет восстановить силы в магическом источнике. Нужно немного подождать, скоро всё снова будет, как раньше.
        - Как раньше уже ничего не будет, - тихо и грустно ответила эльфийка. - Ну, идите уже, пора нам всем шагать дальше.
        - Да, вы правы, друзья, Аркан, тебе стоит поспешить. Твои вещи совсем в другом конце лагеря, - Ауримэ, как всегда, была рассудительна и холодна, но хорошее настроение передалось и ей.
        Поездка объединённых лагерей эльфов до горной долины заняла трое суток. В последний день им пришлось ехать без перерыва на ночлег, чтобы успеть к намеченному сроку и хорошо отдохнуть перед турниром.
        Кариэн, встретив подругу детства, позабыла о грусти и просто сияла от счастья. Правитель Нулекурн сразу отыскал своего чемпиона и долго с ним выяснял, смогут ли они участвовать в турнире. Глодиен, пройдя весь поход с лагерем правительницы, не хотел ввязываться в такое рискованное мероприятие, но в итоге всё равно согласился участвовать. Ведь там был шанс показать всё, на что он способен, мастерство, накопленное за три века в уединении.
        Аркан с Тилиэль проводили всё свободное время вместе. Гуляли по горным склонам и посещали многочисленные источники жизненной силы, которые вмещали в себя запасы энергии. Чтобы полностью восстановиться, Тилиэль потребовалось обойти дюжину источников и прошагать немало троп. Скучать им не приходилось, поиск нужных мест был делом увлекательным, а виды, которые открывались в окрестностях замка, были по-настоящему великолепны.
        Эльфам не хватило места в замке, и они разбили большой лагерь в долине перед замковыми стенами. Все наслаждались временной передышкой в границах зоны перемирия, когда ещё выдастся такой шанс - не бояться внезапных нападений Орды и спокойно восстанавливать силы. С наступлением ночи долина наполнилась огнями, шумными и весёлыми разговорами. Казалось, эльфы праздновали что-то, такой эффект произвело на них это безопасное место.
        Каково же им было всё это долгое время жить в постоянном напряжении? - думал Аркан.
        Этим вечером они с Тилиэль прошли мимо палаток, решив прогуляться в последний раз по ночным склонам перед последним походом к горе, которая выделялась из всего хребта острыми скалистыми уступами и невероятной высотой.
        - Мы так и не устроили общей встречи с Кариэн. Я думаю, это нужно будет сделать до отправления на турнир... - Аркан задумчиво бормотал о волнующих его отношениях, ведь после Турнира могло случиться так, что не будет возможности сблизить эльфов. - Очень уж хочется мне сдвинуть с места вражду ваших народов. Даже сейчас, после того сражения, тёмные и светлые разделяют лагеря, обособленно ставят палатки и игнорируют соседство...
        - Не надейся на скорое воссоединение. Один случай не объединит нас после многих веков вражды, чуда не произойдёт, - Тилиэль шла по пояс в траве, её изящную фигурку освещала крупная луна с сиреневым отливом.
        - Мы не сможем больше ходить по ночным горам, если не победим в Турнире. Я уже не увижу этого прекрасного Мира! Не смогу прикоснуться к прекрасным деревьям, к ярким цветам, не зачерпну и не выпью этой кристально чистой воды. Я не увижу твоих прекрасных волос, искристых глаз, обжигающей улыбки... Но я хочу, чтобы даже в этом случае ты жила в лучшем мире, в равенстве со светлыми эльфами, с возможностью жить так, как тебе захочется.
        - Говоришь, будто уже проиграл! И помнишь ведь, я тоже чемпион, заявленный на турнир! - глаза Тилиэль сверкнули то ли яростным огнем, то ли горечью.
        - Вот об этом я и хочу поговорить, чтобы все остальные выжили! Ты должна меня понять. Объединение даст шанс эльфийскому миру на победу над Ордой. Я верю, что это основной ключ к победе. Пока каждый сражается отдельно, никто не способен противостоять такой армии. Только объединив силы, стороны сравняются, и победа станет возможна.
        - Но только не с помощью твоей жертвы! Уверена, мы найдём возможность победить в Турнире. Пусть это всего лишь приманка для глупых правителей, но мы все сможем выжить! Зона дипломатического перемирия не даст осквернить столицу эльфов кровью. Мы созовём свои войска и вместе сможем уйти. Куда делся твой победный настрой?
        - Я знаю, что не всесилен. Новые силы меча не смогут помочь мне, если противник будет всего один. Из него не получится выпить энергию, не убив. Так что преимуществ у меня нет.
        - Тебе не нужен меч в битве с демоном. Тебе понадобятся только духи! В наших легендах основным орудием против демонов служит духовная магия шести стихий. Воздух, скала, земля, вода, растения и огонь. Вот что тебе потребуется.
        - Огня у меня нет... Но я понял направление, значит, придётся придумывать тактику по ходу дела. Подстраховка всё равно не повредит. Так что завтра с утра идём на общий завтрак с Кариэн, и я не отпущу никого, пока мы не договоримся!
        - Вот же упрямый человек! - Тилиэль улыбалась словам Аркана. Вот кого не хватало народам эльфов в затянувшейся борьбе. Она задумалась и отвлеклась, смотря в ночное небо.
        - Тилиэль, смотри, что это за суматоха внизу? - обеспокоенный Аркан вернул эльфийку к реальности.
        Лагерь в долине частично охватил огонь, криков не было, никто не шумел, лишь дракогрифы беспорядочно летали, всадников на них не было. Из замка выдвинулся отряд, а Тилиэль уже мчалась по склону вниз. Не понимая до конца, что происходит, Аркан побежал следом.
        Глава 21. Демон.
        Тилиэль вырвалась далеко вперёд, куда мне за ней успеть! Но я бежал, напрягая каждую мышцу, вкладывая в каждый шаг столько силы, сколько мог. Ещё немного - и я бы полетел с горы кубарем, потеряв равновесие. Когда рельеф перешёл в ровную плоскость, накатила усталость, и я потерял всякую надежду нагнать эльфийку. Вдруг она застыла, будто пойманная в ловушку. Это было похоже на то, что Тилиэль заморозили магией, настолько неестественно выглядела ее поза. Я встал рядом, не в силах отличить реальность от собственных домыслов. Я игрок, и понимаю, что вокруг мир магии, где случиться может что угодно, но это было слишком даже для виртуальной реальности...
        Поле перед лагерем было усыпано трупами эльфов. Буквально. Отрезанные куски плоти, разбросанные и перепутанные. Было непонятно, что за зверь мог такое совершить и не поднять при этом шума. Наше внимание случайно привлёк пожар, который был виден с вершины горы. Помимо прочего, я, как игрок понимал, что зона дипломатического перемирия так называется неспроста. Скорее всего, это игровая зона, в которой правило ненападения подкреплялось системой. Уж как это было реализовано, я пока не знал, но был отчего-то в этом убеждён, и, как все в лагере, поддался чувству безопасности и был беспечен. Но такое!
        Тилиэль двинулась вперёд, не обращая внимания на части тел, на автомате переступая через них и не глядя под ноги. Направление её движения я угадал сразу же - она шла к лазарету тёмных эльфов, туда, где была её лучшая подруга, Ауримэ. Я знал, что в последнее время они невероятно сблизились. И ещё Сакамэ часто бывала там, сёстры-близняшки отчего-то больше других радовали Тилиэль. Может, их присутствие напоминало ей о старых временах, или давала о себе знать схожесть душ.
        Я шагал за Тилиэль, стараясь не отставать. То и дело натыкался на чью-то отрубленную руку или ногу... неопознаваемые части тела или чьи-то внутренности. Ощущение нереальности происходящего захлестнуло меня. Такого не то, что быть не могло, такого даже вообразить было невозможно...
        Часть поляны, где было наибольше количество останков, мы прошли, дальше они встречались намного реже. Наверное, здесь эльфы вышли на совместную прогулку или что-то в этом роде, строить предположения было сложно.
        Внутри лагеря дела обстояли ещё хуже. Повсюду валялись останки: изрубленные, раскиданные, оросившие кровью палатки, тела. На поляне это смотрелось не так ужасающе, всё было на земле, а здесь... Сверху, снизу, на выстроенных шатрах. Похоже, уничтожены были все без исключения. И это мы привели всех сюда, в эту долину смерти...
        Чувство вины скрутило меня до размеров мелкого червя, а затем вывернуло наизнанку. Нет, я не вывалил содержимое желудка на останки эльфов, осквернив их этим. Просто все чувства в этот момент стали настолько отвратительно-яркими и уничтожающими любую попытку осмыслить происходящее, что даже просто шагать вперёд стало сложно. Одно меня толкало вперёд - я должен был защитить ту, что шла впереди. Кто бы ни сотворил это, Тилиэль не должна стать следующей жертвой.
        Дойдя до лазарета, Тилиэль обошла его. На красивом лице не было ни единой эмоции. Я шёл слева, стараясь не отставать и не опережать, готовый в любой момент начать сражение. Не обнаружив ни одну из сестёр, она пошла дальше. Я не понимал, куда мы направляемся, пока мы не пришли к середине лагеря тёмных эльфов, где палатки составляли широкую площадь.
        Глава тёмных эльфов, Хекилсар, точнее то, что от него осталось, стоял в центре. Голова держалась на теле, нанизанном на два копья, которые скрещивались посередине спины. Ног и рук не было, судя по всему, они лежали где-то неподалёку. Даже такой сильный маг иллюзий не выстоял против атакующих. Наверняка их было много. И наверняка это были разумные существа. Не стали бы звери аккуратно калечить тела и тем более нанизывать их на копья.
        Некоторое время Тилиэль стояла перед Хекилсаром, невидящим взглядом изучая чудовищную композицию. На мгновение в ее глазах зажглись опасные огоньки, а потом пламя возникло на ладонях эльфийки. Нужно было предать тела эльфов огню. Убедившись, что глава тёмных мертв, она решила не проверять, живы ли другие, чтобы не терзать душу новыми картинами этого зверства. Я молча шёл рядом, не зная, чем утешить её.
        Тилиэль повернула к замку. Днём я слышал, что лекарей и нуждающихся в помощи пригласили за стены замка. Видимо, она тоже знала об этом, поэтому отправилась на поиски подруг. К тому же, оставалась надежда, что эльфы смогли укрыться от нападения. В голове сразу всплыл образ Кариэн, но я смог сдержаться и не побежать вперёд. Я уважал потерю Тилиэль и должен был хотя бы так поддержать её в этот момент.
        Сквозь лагерь светлых эльфов идти оказалось немного проще. Все они тоже были убиты, но тела не расчленяли, обошлось без разбрасываний конечностей. Просто гора трупов в разных позах. Складывалось ощущение, что они не оказали сопротивления. Не было следов магии, не было оружия в руках эльфов, только изумление застыло на некоторых лицах.
        Подходя к замку, мы услышали какие-то хлюпающие звуки, что вывело нас из оцепенения. Первой рванула Тилиэль, я не отставал, вкладывая силу духа ветра в свои движения. Я старался держаться впереди, чтобы заслонить эльфийку собой в случае опасности.
        Ворота замка были распахнуты, в небе летали дракогрифы, потерявшие двух своих сородичей. На бортике каменного моста сидел незнакомец, беззаботно свесив ноги в ров и болтая ими. Между нами и мостом распластались два дракогрифа. Изорванные в клочья крылья указывали на то, что убили их не сразу. Рваные раны в боках этих величественных животных указывали на невероятную мощь убийцы.
        Один дракогриф, тот, что побольше, был ещё жив. Хлюпая собственной кровью, он пытался доползти до незнакомца, в глазах зверя ярость мешалась с болью. Видимо, он хотел хоть как-то достать своего врага, пытаясь унести его с собой в могилу в час смерти.
        Незнакомец небрежно оттолкнулся от бортика и махнул одной ногой сверху вниз. Что-то неуловимо блеснуло, оторвавшись от его ступни, прочертило дугу и ровной полосой срезало голову раненого ящера. Такое легкое движение, словно это была не прочная чешуя и сверхпрочные кости дракона, а лоскуток материи, обрезанный лезвием бритвы.
        - О, вот и ты, мой мальчик! - незнакомец обращался ко мне, не обращая внимания на Тилиэль.
        Нам нужно было выиграть немного времени и получить хоть какую-то информацию о противнике. Броситься в бой против такого врага будет равно самоубийству. Я остановил рукой движение Тилиэль и с усилием удержал ее на месте, чтобы она не рвалась вперед раньше срока.
        - Кто ты такой? И сколько в твоём отряде, что напал на это плато? - понятно, что правды он не скажет, но этот вопрос сгодится, чтобы потянуть время.
        - Отряд? - незнакомец рассмеялся откровенно издевательским смехом. - Ну, если формально, то мой отряд состоит из сотен тысяч воинов. Но факт в том, что сюда пожаловал лишь я. Наслышан про ваши подвиги, детишки. Похвально, похвально! Хотя эти идиоты-генералы никогда не выполняли приказы беспрекословно. Каждый норовил внести свой творческий вклад в каждое сражение. И что ж они с тупым упрямством летели навстречу смерти? Лучше бы мне своих воинов отдали - больше пользы вышло! - он снова рассмеялся так, будто говорил о жизнях игрушечных солдатиков на нарисованном поле боя.
        Вместо незнакомца заговорила Тилиэль:
        - Аркан, это тот самый демон, с которым ты хотел сразиться на Турнире. В его распоряжении тысячи убитых душ, он пользуется ими как оружием или щитом. У него наверняка есть физическое воплощение, то, через которое он впитывает души. Это он убил всех, - тон её был сух и холоден, словно все эмоции остались позади, там, где разгорался магический огонь. Она добавила, обращаясь к демону. - И это не эльф, это всего лишь человек, зашедший сюда по несчастливой случайности.
        Меня обожгло холодом. Как это возможно? Один демон - и столько ужасных смертей?
        - Похвально, похвально, девочка! Ты помнишь уроки старших. Демоны могут многое в этом прекрасном мире! Но я знаю больше твоего. Это не случайный человек, точнее, он вообще не человек! И как тебе удаётся до сих пор водить всех за нос? - насмешливо заговорил демон. - Разве не очевидно, девочка? Взгляни на его рога. Разве ты не знаешь, что у людей таких не бывает? - он расхохотался.
        Нашу беседу прервали. Кариэн закричала, паря в небе верхом на черногрифе:
        - Уходите отсюда, Аркан, умоляю, бегите! Лайра подхватит вас, как только отдалитесь от него! - эльфийка срывала голос в безнадёжной истерике.
        - Стой! - Тилиэль остановила мой порыв бежать, что было сил. - Глянь вперед, он уже не даст нам уйти. И никакие звери нам не помогут, мы только унесём с собой ещё одну жизнь.
        Я мучительно быстро перебирал в голове варианты развития событий в поиске самого успешного. Но мой мозг не хотел работать. Тупики и стены, о которые можно разбиться, не пройдя на нужную сторону. Неожиданно в моей памяти возник образ Тилиэль, стоящей по пояс в траве. Свет луны и её слова: «Чтобы победить демона, нужны шесть духов стихий...».
        Шесть! Всех у меня нет, но пять из шести должны его хотя бы задержать! Я должен дать Тилиэль сбежать даже ценой собственной жизни.

«Лайра, хватай Тилиэль, как только появится такая возможность!» - отправил я мысленный приказ своему Светлячку.
        Надеюсь, она меня услышала, в отличие от демона. Резко развернувшись, я толкнул Тилиэль обеими руками, приложив максимум усилий. Магией ветра увеличил скорость полёта, а силу толчка - духом скалы. Пока она летела сторону эльфийских лагерей, я бежал навстречу демону.
        Выставив впереди каменную защиту, я молился всем своим духам, просил о помощи. Желание создать непроходимый барьер из магии пяти стихий обвивалось вокруг обезглавленного дракогрифа, вокруг меня и демона, превращаясь в осязаемую оболочку из сплетенных воедино нитей духовной магии. Вода, воздух, камень, земля, растения молниеносно строили шарообразный барьер, который, по моим ощущениям, охватывал подземное и воздушное пространство.
        Через несколько мгновений барьер был готов, а я попытался выхватить свои мечи - один с пояса, а второй из-за спины. Только я благополучно забыл, что мечи я перед прогулкой по ночным хребтам оставил в замке. Сражаться было нечем, кроме магии духов, которые были заняты поддержанием барьера.
        Демон шёл в мою сторону, хлопая в ладоши.
        - Молодец, маленький трусливый эльф! Спасти девчонку, стать героем ПОСМЕРТНО. Быть воспетым менестрелями - что может быть печальнее? Только тот факт, что некому будет воспевать тебя! - демон закатился жутким смехом.
        - Снова ты назвал меня эльфом? - я отчаянно пытался потянуть время. - Но почему? Я человек, можешь удостовериться в этом.
        Торопиться теперь было некуда. Моей энергии хватит, чтобы долгое время подпитывать духов, которые сплели защитный барьер. Может, смогу отвлечь демона, пока снаружи не придумают, как его уничтожить или не уйдут на безопасное расстояние. Исход сражения теперь уже был не важен, важно лишь время. Энергию я отдавал духам щедро, надеясь, что защита выстоит даже после моей смерти и сможет удержать это невероятное существо.
        - Мне не нужно смотреть на твоё лживое тело. Я вижу твою душу. И, скажу больше, я знаю тебя!
        -Что? Как ты можешь знать меня, если мы даже ни разу не встречались, - подойдя ближе, я разглядывал чудовище. Он носил чёрную маску, рога были на месте. Угольного цвета, без малейшего отблеска, опускающиеся шлейфом по мощной спине. Глаза не сверкали, видны были только впадины на месте глазниц. Такой образ я бы точно запомнил.
        - Нет-нет! Не пытайся отыскать нашу предыдущую встречу в своей коротенькой памяти, - демон издевательски оскалился. - Помнить меня ты не должен! Я знал твоего настоящего отца, не то убожество, что тебя воспитывало. - От таких слов ещё одна игла вонзилась в моё сердце. Мало ему убийств, так он и погибшего отца сюда приплёл! - Твой отец - тёмный эльф. Твоя мать - светлая эльфийка. У нас, я смотрю, времени много... - демон переместился к барьеру и проверил его на прочность, упираясь ладонью. - Неплохая работа. Барьер нешуточный! Никто не потревожит, даже мараться не придётся больше. А то смотри, плащ кровью забрызгал, - сказал он, одёргивая развевающуюся ткань у своих ног.
        Стараясь сдерживать раздражение и гнев, я удержал себя от глупых поступков и продолжил беседу.
        - Это как же полукровка оказался аж в Мире людей? - язвительно поинтересовался я.
        - О-о-о! Это чудесная история, одна из самых любимых, - растянул он губы в улыбке. - Слушай, глупый эльфийский мальчик.
        В ночное небо поднимались языки пламени. Пожар огромных масштабов полыхал неподалеку от портала, видно было, что там творился настоящий кошмар.

«Какие безжалостные твари! Мало они несчастий причинили нашему миру, так ещё и здесь устроили... такое!» - думал командир отряда перехватчиков.
        Мысли его метались от жалости к обитателям мира «обрезанных ушей» до беспокойства за наследника верховного правителя. Ториласа переполнял гнев, обычно не свойственный светлым эльфам. Он готов был лично расправиться с темными похитителями, превратив их в подчинённых духов низшего порядка. Желание отомстить рвалось наружу, прорывалось сквозь облик великого капитана эльфийских элитных войск.
        Он бежал сквозь незнакомый лес, не различая дороги, ветки хлестали его по лицу, одежда цеплялась за сучья и рвалась, обнажая кольчугу. Вслед за ним бежали остатки его отряда. После встречи с многочисленным войском похитителей от отряда Валдлейт осталось меньше половины. Количественные потери качественно усиливали духов тех, кто остался в живых. Сила отряда в целом не менялась даже после значительных смертей воинов. Магия становилась концентрированной и более эффективной. Это и обеспечило славу элитному отряду эльфов. В родном мире им не было равных по силе противников, или так считалось до сегодняшнего дня.
        Неизведанный мир накладывал некоторые ограничения. Сложнее было применять магические способности, которые давали огромную силу каждому члену элитного отряда. Бессмертные эльфы привыкли сражаться в любых условиях, лишь бы была природная поддержка, но в этом мире... незнакомое окружение совершенно не отзывалось на привычные магические команды, эффект был только от магии высшего порядка. К сожалению, это было очень энергозатратно, поэтому бездумно пользоваться ей было нельзя.
        Тонкости владения помощью духов в смежных мирах элитные воины, конечно, знали и были готовы взяться за оружие, чтобы прорубить путь к победе вручную. Без магии. Без преимуществ. Только мастерство клинка. Ведь даже в этом светлые эльфийские воины были безупречны. Но сколько бы велико ни было то мастерство, количество тоже что-то значило. Попадая в засады и идеально выстроенные ловушки, отряд терял своих героев. Они вновь и вновь отдавали свои жизни, превращаясь в новое смертельное орудие - духов природы. Одни становились самостоятельными, иные были полностью подконтрольны выжившим товарищам. Никто не пропадал без следа, эльфы продолжали нести службу даже после смерти.
        Демонический лес, так его прозвали после той страшной ночи. Огонь перекидывался глубже. Все новые трудности встречали эльфы, но продолжали упорно двигаться к своей цели.
        Чёрные отряды, по-видимому, прибывшие раньше, нападали на преследователей. Они тоже отдавали свои жизни, их кровь и энергия душ впитывалась в чужую землю, оставляя их без права на возвращение в родной мир, без права передать свой опыт и силы кому-то ещё. Но они были готовы к этому, решительно шли в бой, пытались сломить дух безупречного отряда. Желание доказать, что их род тоже чего-то стоит, вело их по пути разрушения и хаоса.
        Это был их выбор. Представители тёмной расы с каждым днем все чаще теряли контроль над своими пороками, поэтому отряд Валдлейт сталкивался с искажёнными, обезумевшими демонами. Будь это обычные воины, потери бы не были так велики. Но, находясь на пороге поражения, отряды похитителей превращались в чистое зло, выпуская ярость, веками копившуюся в их душах.
        Демоническая форма была ужасающа, они уничтожали всё вокруг: деревья, животных, эльфов и невинных людей. Жажда убийства оскверняла их души и навсегда лишала света. За эту способность их называли тёмными эльфами и не давали возможности бороться за эльфийский трон. Только однажды верховным правителем стал Ануриэль Кровавый - тёмный эльф, который в порыве гнева разжёг войну между фракциями.
        В той войне было уничтожено больше половины населения Мира эльфов. Колоссальными усилиями объединенных войск полного уничтожения народов удалось избежать. Превратившись в демона, Ануриэль впитал сотни жизней, прежде чем эльфы осознали, в кого превратился их правитель. С тех пор они опасались попасть под гнёт безумного тёмного и ввели запрет на правление любых эльфов, кроме светлых. Это и привело к кровной вражде. Тёмные считали, что нужно бороться за право занимать престол, светлые всеми силами старались этого не допустить.
        Темные превращались в демонов, уничтожали светлых сородичей. Светлые, отдавая свои жизни, превращались в духов природы и продолжали бороться на стороне соратников. Пока был хотя бы один светлый воин, решимость Валдлейт оставалась непоколебима. Сила их была неоспорима, мастерство абсолютно.
        Бойня продолжалась до тех пор, пока в живых не осталось пятеро. Во главе отряда стоял неукротимый Торилас, с болью в сердце он смотрел на тех, кто умудрился выжить. Каждый третий умирающий передавал ему свою силу, желая вечно служить командиру. Аура силы окутала Ториласа, в его подчинении сейчас было более трёх сотен духов. Силой он превосходил каждого в своем отряде, всех их, вместе взятых.
        Перед ними стояло столько же демоноподобных эльфов, уже навсегда утерявших свой идеальный облик. Битва шла на окраине леса. Деревня за спинами тёмных эльфов пылала.
        Одним из тёмных, если ты до сих пор не понимаешь, был я! А твой трусливый отец пытался бежать, оставив нас вчетвером. Нет-нет! Его можно было понять - герой светлых со столькими душами своих лучших бойцов из элитного отряда - кто бы не испугался? Но трусливо бежать с поля боя ради мелкого ублюдка, которого следовало просто бросить светлым? Это слишком эгоистично для простого труса. Мы должны были уходить впятером!
        Светлые отдали свои души главному и ещё больше подпитали его. А мы не нашли ничего лучше, кроме как сжечь твоего папашу вместе с тобой. Правда, пока светлый убивал моих товарищей, я успел углядеть, как ты валяешься в пруду, пожирая огонь своим тощим младенческим задом! Да что отец... твоя мать - лживая эльфийка, как и все светлые эльфы без исключения. Она так и не сказала никому, от кого зачала тебя. Признайся она, может что-то бы и изменилось... Но нет!
        Слушая рассказ демона, я чувствовал, как во мне поднимались возмущение и гнев, а после очередных словесных испражнений в сторону матери, которой я пусть никогда и не видел, но где-то в глубине души всегда любил, я не выдержал. Ослабив барьер, я создал воздушный клинок, вложив его в левую руку. Размахивая им, пытался разрубить демона на куски, уничтожить, стереть!
        Луч света прошил защитную оболочку ровно в том месте, где была моя левая рука. Подхватив поток магии, пришедшей мне на помощь, я вплёл её в воздушный клинок и с новой силой атаковал демона.
        Но сколько я ни пытался совладать с ним, он лишь смеялся и даже не пытался уклониться. Мои удары выбивали из него поглощённые души. Я чувствовал, как каждая атака уничтожает ни в чём не повинных существ. Вплетая свет, попробовал нащупать уязвимое место. Я вкладывал в удары свою энергию и был уверен, что сейчас, следующим ударом я достану его, и враг будет побеждён.
        Демон схватил мою руку и сам стал творить магию. От его ладони начал расти огненный шар, сначала слегка обжигая, а затем разрастаясь всё больше, огонь поглощал мою левую руку. Пламя пожирало кожу, мышцы и, дойдя до кости, превращало в пепел мою руку вместе с надеждами на победу.
        Из глубины сознания всплыл образ: я плыву ко дну, выставив левую ладонь к дереву, которое горит неестественным, неправильным огнем. Ладошка маленькая, а сам я ещё слишком неразумен, чтобы внятно выражать мысли, но уже очень хочу помочь бедному деревцу, беру на себя его боль, тушу пламя, поглощаю его и забираю себе страшные последствия лесного пожара.
        Родичи покинули меня. Мать, как две капли воды похожая на Кариэн из воспоминаний меня-взрослого, бросила меня на руки отцу. Отец, как две капли воды похожий на меня самого, бросил меня в воду посреди горящего леса... Дикое одиночество и пустота внутри, заполняю ее болью физической, запираю ее в себе и забываю с детской наивной простотой. Не помню, значит, не было. Не чувствую, значит, не болит! И становится хорошо...
        Открыв глаза в реальности, я чувствую адскую боль. Левой руки больше нет, но теперь я точно знаю, кто я.
        - Зачем ты оставил меня в живых? - в моем вопросе нет гнева, боли или слабости, только скорбь.
        - Ты должен однажды победить этот Мир либо уничтожить его! - пустые глазницы демона вспыхнули красным и тут же погасли.
        - Звучит, как глупое пророчество!
        - Твои рога говорят, что не такое оно и глупое, - радостно воскликнул демон. - До встречи, Аркан, - он впервые назвал меня по имени.
        Бросив покалеченного врага, демон переместился к защитному барьеру и достал два чёрных кинжала. Он легко распорол оболочку и растворился в беспросветной темноте ночи.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к